Ардмир Мари: другие произведения.

Профессорская дружка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.83*34  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вышла в издательстве Эксмо 10.08.2015 года
    Вторая книга цикла
    Он посмотрел на меня холодно и решительно спросил:
    - То есть целовать, вы себя просили ради опыта? - и, нахмурившись, припомнил последние наши контакты. - И за руку взять, и по щеке погладить, и... обнять? Поднять по лестнице наверх... поймать падающую с дерева.
    - Вообще-то, в парке вы действовали по своей собственной инициативе.
    - Неужели? - ехидный хмык: - А кто истошно звал девятого?
    - Н-да, выходит и тогда и сейчас, следовало обратиться к Ршайгу, - и глядя в злющие глаза профессора поблагодарила: - Спасибо за подсказку...

  
  
Профессорская дружка
  
   1.
  
   Академия МагФорм разительно отличалась от Академии Воздушных Потоков, и не столько величественностью зданий и путаностью темных коридоров, сколько кровожадностью атмосферы, давно взращенной в стенах. И дело не в преподавателях, нет, в студиозах. Стая шакалов!
   В большинстве своем все они из богатых семей или знатного рода, с вовремя вспыхнувшим даром и отчетливым маг-отпечатком в ауре. И я для них что-то среднее между пустым местом и столбом, который нужно обойти с видом 'понаставили!', ведь искорки мои почти не ощущаются. Не буду врать, в Девенсии поначалу приходилось так же несладко, пока я не обогнала группу в теории и практике. Здесь же... мне слова не давали сказать. А все потому, что имя ответчика крупными буквами высвечивалось на доске оповещений; и как сказал Дениэ Гову, случись подобное, мое имя станет последним, что я услышу. Вот даже преподаватели, проверяя присутствующих по журналу, зовут меня исключительно Ирэн, редко кто вспомнит фамилию Адаллиер. И так пять дней подряд, пока в одно прекрасное утро в аудитории с 301 группой не раздалось через эхо-порт громкое:
   - Ирэна Лесски, ваш муж ожидает вас в своем кабинете.
   Вот и все, подумала я, отметив, как перья моих одногруппников прекратили шуршать по бумаге и слаженное восклицание: 'Что?!' огласило пространство. Вот теперь меня ждет грязная травля студенток, а демоницу Найшу окончательное увольнение. И извинения тут не помогут.
   - Ой! Простите... - фальшь в каждом слове, искреннее ехидство и треск очередного сломанного карандаша. - Студиоз Ирэна Адаллиер, профессор Дейр Лесски, вызывает вас в деканат. Срочно.
   Да, теперь сомнений нет в том, кто 'муж', и тишина в аудитории стала от напряжения не просто гробовой, звенящей. Всевышний, почему ректорского секретаря не перевели в другое отделение сразу после 'нечаянной ошибки' в моих документах, без двухнедельной отработки?
   - Ирэна, поторопитесь, - а это уже наш куратор Гарива Нокбо, с сочувствующей улыбкой отпустила меня.
   Под тяжелыми взглядами притихших студиозов медленно начала собирать свои тетради и письменные принадлежности в сумку, и прихватив ее, вышла. На полпути в деканат шаги мои стали более медленными и маленькими, пока совсем не прекратились. Всего на мгновение представила, как увижу сейчас стихийника, и в отчаянии прикусила губу. Не хочу идти к нему, совсем. Уж лучше пусть меня Найша на всю академию ославит, главное не встретиться с осуждающим взглядом девя...
   Додумать не успела, вдруг в коридоре по эхо-порту прогремело:
   - Ирэна! Профессор Лесски ожидает вас! - это демоница. А следом сердитый голос самого профессора:
   - Рэш, прояви супружеское благоразумие и явись, наконец.
   Вот теперь все, как заказывала! Получите, распишитесь... И словно бы по сигналу двери аудиторий начали открываться. Хотелось бы сказать, что любопытство не порок, но моя куратор честно предупредила, что в гонке за ЛесДе участвуют не только девушки-студиозы.
   Накинув на голову капюшон мантии, я устремилась в деканат. Хорошо, что форма здесь одинаковая для всех независимо от курсов, серое платье, белая рубашка, темно-серая мантия и лишь шарфик на шее, определяет стихийное направление. Мой был белым - воздушник, и снимать я его не стала, потому что более чем уверена, мы с ним явно сейчас сливаемся.
   Две недели девятый со мной не разговаривал, старался не сталкиваться и всячески обходил ситуации, где бы потребовалось его присутствие возле меня. Поэтому я сама встретила Ливи и Эсмиру, переместившихся, чтобы поздравить меня, в одиночестве принимала родителей Дейра на выходных и лично отваживала от двери мрачных посланцев Гадарта Великого. Последние, судя по взглядам, отчаянно желали лишить огневика не только энергии, украденной у Эви, но и жизни. Как простолюдин без дара сумел забрать резерв металлистки, они знать не знают, но козла отпущения в его лице уже нашли, теперь охотятся за его шкурой. И гложет неприятное ощущение, что сейчас и я буду в роли такой же козочки.
   Я ворвалась в деканат и попала прямиком в объятия спешащего профессора.
   - Наконец-то... - выдохнул он, отстранившись, и сбросил с моей головы капюшон. - Почему так долго?
   - А... что-что случилось?!
   - Ничего особенного, - и, подхватив меня под локоток, развернул и потянул за собой по коридору мимо резных дверей декана, его зама и прочих представителей управления, к пересечению коридоров...
   - Ничего? Всевышний... Вы же на всю академии заявили о моем супружеском благоразумии! Вы же сами... сами... Вы! - слов попросту не находилось. - Вы же ругали меня на чем свет стоит за маленькую оплошность, а сами... И Найша, вы хоть слышали, что сказала она?!
   - Ну, Ирэна, ваша маленькая оплошность, как вы ее назвали, магически отпечаталась на всех бланках академии, документах студиоза и дипломе, - ехидно произнес Дейр и повел меня по правому коридору. - И о чем вы только думали?
   - В тот момент я радовалась, замерзала, пребывала в состоянии шока и не видела, что у моего имени ваша фамилия, - холодно ответила я.
   - Ладно, - оборвал он, - давайте забудем об этом инциденте и оставим его позади.
   - А раньше не могли? - возмутилась тихо.
   - Раньше духа не хватало, - девятый как раз подвел меня к своему кабинету с тонкой деревянной резьбой и табличкой с золотой гравировкой. Взялся за дверную ручку, чтобы открыть, и чуть-чуть скривился.
   Странно, но вот сейчас в душе моей поселилось ощущение, что в кабинете профессора меня ожидает новый судьбоносный поворот и такой же неожиданный, как перед дверью в его дом.
   - Погодите! - я ладошкой накрыла его руку, спросила с опаской. - А что изменилось теперь?
   И неожиданно в пространстве рядом с нами раздалось:
   'Ненавижу! Ненавижу их всех... Подонки, подлецы...! - грохот чего-то массивного и протяжный стон, - где его черти носят?'
   - Эвения?! - я с удивлением узнала металлистку по голосу и посмотрела на наши с Дейром руки. Неужели он до сих пор не снял маячок и прослушку?
   - Да, она, - кивнул девятый. - И опять в истерике...
   Не успела я его остановить, как он открыл и ввел меня внутрь за ручку.
   - Эви, смотри, кого я привел! Свою неве... о ужас! - на последнем слове скривился, как от лимона, и потер затылок, за что получил от меня легкий тычок. Нашел время для сожалений. Подумаешь, вся мебель в кабинете превратилась в щепу, окна лишились стекол и обломки неизвестной статуэтки лежат повсюду, зато книги не тронула.
   - Лучше бы служку привел, - фыркнула рыжая красавица, обернувшись от окна, и застыла, а затем и села на подоконник с удивлением глядя на нас. - Ирэна, вы? И в невестах...?
   - Д-да, - я опасливо посмотрела на нее, а затем на стихийника. - А что-то не так?
   - За него я могу порадоваться, а за вас... - она с трудом улыбнулась мне и отчеканила сухо. - Извини, Дейр, но ты ее не достоин.
   - Ну, спасибо, - ответил со всей невозмутимостью, а руку мою сильнее сжал.
   Леди Ритшао отмахнулась и добавила слезливо:
   - Всегда пожалуйста. В отличие от тебя она мне помогала, поддерживала, а ты...
   - А я привел Ирэн в подмогу и в поддержку.
   - Так, погодите! - воздушным потоком, сдвигая в сторону осколки и щепу, прошла к Эвении и села рядом с ней: - Что случилось?
   - Гадарт отказывается провести обряд моего отречения.
   Хорошо, что я сидела, иначе, несомненно, упала бы на пол от столь неожиданной новости. Глава рода леди Ритшао передумал - неслыханная наглость.
   - Всевышний, я не просто согласилась со всеми их условиями, я отказалась от всего, что успела собрать за годы, проведенные во дворце. Подарки, украшения, платья, артефакты, даже книги, которые покупала на свои собственные средства.
   Голос металлистки дрогнул, и я прикоснулась к ее руке, аккуратно сжала пальчики и отпустила.
   - А распоряжение об отречении подписано?
   - Мною да, а дедом... - на последнем слове тихо просипела, - оказывается, старый индюк перестраховался. Решил, что мне резерв вскоре вернут и не захотел отпускать. Я... я даже с Уордом повздорила по этому вопросу, хотела отдать и резервы, но он не согласился...
   Значит, Ганс не стал скрывать отъема энергии у металлистки и веско его обосновал. И, несомненно, огневик обязался ей все вернуть по первой же просьбе. И теперь получается, что просьба была озвучена, но причина его не порадовала. Еще бы! Мне самой было бы жалко отдать главе рода сто пятьдесят резервов. И огневик наверняка уже давно просчитал их стоимость на рынке, представил сумму в золоте и понял, что Гадарт Великий обойдется без нее. Пусть ищет иные возможности для пополнения казны. Теперь понятно, почему Его Величество Дворецкого искали. Но неизвестным остается одно, зачем она пришла к девятому? Чтобы повлиял на огневика или причина в другом?
   Но не успела я сказать и слова, как рыжая красавица произнесла, чуть ли не рыча:
   - А тут еще и женишок мой объявился! Отбегался, сволочь...
   - Правда? - я с удивлением посмотрела на профессора, но он лишь поджал губы.
   - Да... правда. Ршайг узнал через своих агентов о том, что семья эль Гаерд решила пересмотреть ранее расторгнутый брачный договор.
   - Не может быть! Какая радо..., - столкнулась взглядом с колючим взором расстроенной Эверинии и тут же исправилась, - какая досада. А вы, наверное, уже и монастырь присмотрели, с красивым садом и приличной формой для верующих?
   Моей шутке она не улыбнулась.
   - Мне не позволили покинуть столицу и направили сюда, в Академию МагФорм, преподавателем.
   Неслыханная наглость! Столько лет удерживали в золотой клетке, а вот теперь вместо свободы предложили пожить на цепи.
   - Его решение можно опровергнуть и потребовать вашего отречения от рода, - воинственно заметила я. - На всю страну лишь два металлиста, вы и ваша троюродная сестра королева. К тому же для преподавательской деятельности у вас должна быть степень.
   - Мною окончен профессорат в Аркаде, - кривая улыбка и пояснение, - там три факультета металлистов. Я училась и искала беглеца.
   Теперь понятно, почему Ганс все это время прятался в нашем государстве на должности дворецкого. Однако умно. Но...
   - Чтобы нанять вас, необходимы как минимум группа одаренных из военизированных организаций, как максимум целый факультет металлистов, - нашла я еще одну отговорку.
   - Ирэн, чтобы удержать меня в столице Гадарт собственноручно выпишет и переместит сюда сотню металлистов, а может и две. - Она с мягкой улыбкой похлопала меня по руке. - Я не представляю, как можно избежать его решения, но знаю, кто может достучаться до семьи эль Гаерд.
   - Кто?
   - Друг Дейра, - наши взгляды обратились к стихийнику, и Эвения напряженно продолжила: - Точно знаю, что у него в Аркаде есть человек, которому он всецело доверяет. Поэтому и прошу, связаться с ним.
   Дейр в раздумье погладил корешки книг.
   - И зачем?
   - Хочу напрямую переслать письмо трусливому беглецу, который меня бросил. Я намерена избавиться от него самого, от рода, и от девичьей фамилии. В моей жизни уже появился достойный человек и мне его более чем достаточно.
   Мы с девятым молча, сверлили взглядами друг друга. Да, если брать в расчет, что тот самый жених, друг и достойный человек - одно и то же лицо, ситуация становится весьма интригующей и в то же время непредсказуемой. Ведь неизвестно, что может сделать отчаянная металлистка, решившая бороться за себя.
   - Я передам... - мои слова прозвучали, как гром среди ясного неба. Дейр нахмурился, словно туча, а Эви наоборот будто бы молнией-улыбкой просияла.
   - И Уорду передашь пару строк? - прошептала рыжая красавица. - Он обещал вернуться через неделю, но я бы хотела знать...
   В ответ лишь кивнула и постаралась взгляда на девятого не поднимать и помалкивать. Поблагодарив меня за помощь и в очередной раз поддев Дейра за черствость, королевская сестра ушла, и молчание между нами стало гнетущим. Решив, что мне здесь более делать нечего, я тихонько направилась к двери, но была остановлена. И не самим мужчиной, а его воздушными потоками.
   Неужели, настолько зол, что может порвать меня собственными руками?
   С замиранием сердца посмотрела на стихийника.
   - Ирэн, - начал он грозно, - вы хоть представляете, что произойдет, если...
   - Дейр, - не менее грозно оборвала его на полуслове. - Я боюсь представить, что сделает Эви, когда Ганс признается во всем... Но до тех пор, пока он не раскрыл своего инкогнито, вам следует молчать.
   - Почему мне? - нахмурился девятый и уверенно произнес: - Нам.
   Улыбка коснулась моих губ, но в голос я добавила ехидцы.
   - Потому, что я в этом деле от силы второй месяц, а вы уже двенадцать лет. И знаете, своим согласием на просьбу я выиграла неделю затишья, а может быть и две. А сейчас прошу простить меня... - оправив мантию, накинула на голову капюшон.
   - Вы куда?
   - На лекцию, видите ли, с некоторых пор я поняла, что пощады мне уже не будет, - улыбнулась. - Не желаете заблаговременно сказать, от каких преподавательниц мне ждать подставы?
   - Я... - он удивленно застыл, не зная, что ответить.
   - Не вели список? - убрала растрепавшиеся локоны за уши и лукаво взглянула на него.
   - Нет, я...
   - Даже представить не можете, сколько юных леди желало стать миссис Лесски?
   - Ну... - девятый неожиданно замялся. Из чего я сделала: вывод.
   - Или в их рядах были и совсем не юные? А может еще и замужние?
   - Ирэн, помолчите секунду, - он раздраженно потер затылок и шумно вдохнув, признался, - я же предупреждал вас, помните?
   - Да, - произнесла с некоторой опаской.
   - Так вот... я насолил многим. Если не успешностью, так своей профессиональной деятельностью; если не родством с ректором, так своей стихийностью; если не отказом, так непродолжительностью встреч с леди, - он, словно бы извиняясь, развел руками. - И вся проблема в том, что меня они тронуть не посмели, а вот вы...
   - Вот тебе и коза отпущения, - пробормотала я тихо. - Что ж, спасибо за пояснения... милый.
   Криво улыбнувшись оторопевшему стихийнику, вышла из его кабинета. Я никогда не боялась сложностей и зыбкой неизвестности, но, несмотря на это, порадовалась, что леди Ритшао также оказалась в академии. Верные союзники мне не помешают.
   Возвращение в аудиторию прошло без эксцессов, всего лишь дорогу заступил темноволосый оборотень рысь со старшего курса. Он решил со мной познакомиться, несомненно, обнюхав. Отказалась и обошла его по дуге - другим коридором. А там три вампирши предложили немного поговорить. Заикаясь от их оскалившегося вида, сослалась на срочные дела, настолько срочные, что я не шла уже, бежала. Добравшись до заветной двери, скрылась за нею. И только хотела спокойно вздохнуть и занять свое место, как столкнулась с ледяным взглядом огневички Данаи, сидящей за столом преподавателя.
   Всевышний, пусть она меня не вспомнит!
   - Что же вы стали в дверях? - спросила она злобно. - Проходите Ирэна Лесски, присаживайтесь.
   Помнит. Неприятная новость. Стараясь не споткнуться под пристальным взглядом преподавателя, прошла к своему столу. Села, с радостью отметив, что парта не горячая и стул тоже нормальной температуры. Быть может, я могу надеяться на честную месть Данаи без нанесения травм и ожогов, хотя... попасть в столь же унизительное положение, как и она, мне отчаянно не хотелось. Более двух месяцев прошло, но до сих пор стыдно за ту проделку.
   - Простите.
   - За опоздание, - последнее слово магиана выделила и вздернула подбородок, - конечно прощу.
   Из-за ее голоса, в котором было столь много презрения и металла, я на мгновение потупилась и прикусила губу. Мне жаль, что с ней в ту встречу я обошлась столь грубо, а увидев, в каком виде выставила ее из дома, к сожалению, помочь не помогла. Но в то же время, если подумать. Она явилась в дом любовника, который устал от отношений, обвинила меня в разврате и попыталась уничтожить девятого. И ведь тот огненный шар сжег бы Дейра дотла, оставив лишь кучку серого пепла. Так что, да! Своим смелым и рискованным поступком я уберегла Данаю от каторги и магического опустошения. Пусть это было достаточно грубо, но все же спасла.
   Подумав об этом, перестала терзаться чувством вины и, расправив плечи, посмотрела на профессора с улыбкой. И что-то подсказывало мне, что управа на бывшую подругу стихийника будет найдена.
   - Чему вы так улыбаетесь? - мгновенно отреагировала огневичка, и перья в руках студиозов 301 группы во второй раз за день остановили свое движение, дабы не мешать страждущим насладиться скандалом.
   - Радуюсь, что вы у нас преподаете, - ответила я с самым невинным взглядом. Она не нашла, что сказать, я же подавила улыбку.
   В целом день вселенского разоблачения прошел тихо.
   Всего лишь споткнулась из-за какого-то мага земляника в коридоре и на выходе из здания чуть не угодила во вьюн первого порядка. Он прошел по косой, едва меня задев, юбку вокруг ног закрутил, взлохматил волосы и заставил потерять не только ориентацию в пространстве, но и сумку. В целом сильно не навредил, но задуматься заставил.
   Решено: по коридорам и свободным пространствам я более не хожу, перемещаться между аудиториями буду по кладовым, из двери в дверь. Осталось лишь у Радоса Лесски добыть разрешение на несанкционированное проникновение в учебные корпуса, ведь здесь везде защитная охрана.
   В душе теплилась надежда, что масштабные гонения и нападки на меня начнутся только завтра, но оказалось, что студиозы Академии МагФорм предпочитают наносить удар сегодня. Взбрык - медленнорастущее вечнозеленое растение из низинных болот, большую часть жизни мирно пребывает в анабиозе и умирает, не выходя из него. Но стоит растению попасть на свет, как оно выпускает ядовитые побеги и разрастается с немыслимой скоростью. Стремительно создает кокон и листами залепляет просветы, чтобы скрыть от солнца свою сердцевину и опять впасть в анабиоз.
   Я заметила его с огромным опозданием, ночью, когда мельком посмотрела в зеркало ванной комнаты и с удивлением обнаружила странное плетение на шее. Странное, потому что шевелящееся. Всевышний! Не знаю, как ума хватило не закричать и не забиться в истерике, но я даже не прикоснулась к взбрыку, на мгновение предположив, что он истощен и попросту греется. А что еще думать, если зеленый монстр, лишь тихим шелестом отреагировал на вспышку яркого света в ванной? Дрожа от страха, вернулась в спальню и замерла на ее пороге, потому что абсолютно все плоскости были покрыты ярко-зелеными стеблями, и самые толстые из них ползли из моей сумки. Всевышний! Так это мне в академии подкинули зеленую зверюгу...
   Медленно осела на пол. Какое счастье, что я читать ушла в библиотеку и не видела, как взбрык оплел окно ядовитыми побегами, как спальня засветилась символами, и раздраженный боец потянулся их закрывать. И, слава Всевышнему, умаялся, едва завершил стены и потолок. Через минуту, стряхнув оцепенение, огляделась.
   Да вечнозеленый сделал запоминающимся интерьер моей спальни, но вряд ли это его от иссушения убережет, Дейр все-таки стихийник... Стихийник!
   И вот тут я вспомнила, кто спасет меня от оккупанта.
  
   2.
  
   - Дейр... - мой шепот едва слышен, потому что стоит поднять голос, как взбрык начинает шелестеть. - Дейр, проснитесь...
   В ответ молчание чуть посапывающее.
   - Девя-я-я-я-тый?
   А он, шумно выдохнув, перевернулся на другой бок.
   - Профессор Лесски... - я села на кровать, чтобы шепот мой был ему слышен, - Стихийник? - взялась за одеяло и потянула на себя, - ЛесДе?
   В ответ сонный вздох, и шорох одеяла, скользящего по белеющей в темноте спине. Вот открылись его лопатки, крепкие мышцы спины, поясница... отстраненно подумала, что он спать может без пижамы и перестала тянуть. На мгновение задумалась, как же его разбудить. Ведь магией действовать нельзя, свет включать опасно, звать громче страшно, подушку сверху уронить некрасиво и водой побрызгать нельзя: из-за запаха проснется взбрык. Вдохнула-выдохнула и...
   - Дейр, милый? - ладошка нежно скользит по его плечу, достигает шеи и забирается в светлые локоны мужчины. - Проснись, дорогой, нам нужно поговорить...
   В это мгновение я была уверена, что он от прикосновения проснется, или как и днем отреагирует на слово 'милый', но все оказалось куда более прозаично, он на кровати от другого подскочил.
   - Поговорить?! - сонный хрип и мужские ладони сходятся, чтобы сделать хлопок. Вовремя поймала его руки и не позволила зажечь свет, от чего он удивленно вскинулся: - Ирэна?!
   - Я, - не удержала вздох облегчения, поняв, что девятый проснулся, а вечнозеленый оккупант все еще спит.
   - Что случилось? Почему вы здесь? - профессор пересел ближе ко мне, взял за плечи. - Что-то плохое приснилось?
   - Скорее стряслось. Скажите, вы с растениями хорошо ладите?
   - Ну... - видимо такого вопроса он не ожидал и замешкался с ответом. - Я не сильно развивал этот дар.
   - Но подчинить их своей воле можете, так?
   - Могу, - и по плечам моим руками провел, спрашивая с иронией в голосе: - Так вы ко мне средь ночи явились из интереса?
   - Не только, - и попросила сбивчиво: - Активируйте ваши маг-потоки древяниста и прощупайте основание шеи.
   - Чьей?
   - Моей.
   Хмыкнул, сверкнув улыбкой в темноте и не убрав рук с моих плеч, подключил к прощупыванию потоки. Видимо со сна он не сразу понял, где у меня основание шеи, вначале взялся за мочки ушей, затем ласково скользнул вдоль скул к подбородку, провел потоками по горлу и у самых ключиц наткнулся на взбрыка.
   - Что за...?!
   - Подарочек от обитателей Академии Магформ, он всю мою комнату оплел, выдохся и почему-то ко мне полез... погреться.
   Девятый напряженно молчал и, погрузившись в тяжелые раздумья, ладонями несколько раз провел по моим рукам.
   - Погреться? Если бы, - протяжный выдох и признание, явно давшееся тяжелее вздоха, - он искал источник.
   - Шутите? В паре метров от кровати была ванная, вот там уж водных источников неограниченное количество.
   - Он к вашим искрам потянулся и, кажется, пригрелся...
   - Как? Я же... - с ужасом осознала, что он ко мне прицепился надолго, и во мне шевельнулась паника. - Нет-нет и нет! Снимите его с меня. Позовите, пожалуйста, пусть греется на ком-то другом.
   - Я его уже минуту зову, не откликается, - признался Дейр виновато. - И сдается мне, императорский взбрык ощутил мощь вашего резерва, поэтому и...
   Внутренне похолодела и сжалась вся от ужаса.
   - Вы смерти моей хотите? - чуть ли не прорычала я. - Императорский, он же..., он же... Он не просто жуткую аллергию вызывает, а травит и отправляет в мир иной восемь человек из десяти!
   - И все-таки, он именно императорский и весьма почтенного возраста. Наверняка совсем недавно был выброшен, как мусор, из оранжереи. - Стихийник задумался на мгновение и сказал: - А знаете, Ирэна, может быть откликнется и подчинится вам, если действовать с лаской...
   - Что-о-о-о?
   - Ну, меня вы именно так и пробудили, - он вновь потер затылок.
   - Но откликнулись вы с совсем другими словами, - упрекнула я.
   - Хорошо, в следующий раз я скажу то, что думаю, - он просиял очаровательной улыбкой. - И с удовольствием посмотрю, как вы отреагируете на фразу: 'Дорогая, замолчи и продолжай. Мне все нравится'.
   И мой страх перед взбрыком ушел на второй план, перед искренним негодованием. Да как он смеет подобное мне говорить, пусть я и служка, и маг-опекаемая криба и псевдо невеста в одном лице, но никак не одна из этих его... не леди.
   - Да как вы...
   - Тихо! - профессор оборвал меня на полуслове и резко притянул к себе. Сжал, так, что мои ребра затрещали, а для слов попросту не хватило воздуха.
   - Вы возбуждены и опасны.
   От такого заявления я дернулась в его руках, но не была отпущена.
   - То есть ваше возмущение может вызвать агрессию зеленого питомца, - заявил девятый серьезным тоном и кажется, меня в висок поцеловал. - Ложитесь спать и не спорьте. Лучше всего ложитесь здесь, я как раз за вами понаблюдаю. - И опрокинув безмолвную меня поверх одеяла, второй половиной накрыл, с самым честным видом сообщая: - Вдруг достучусь до спящего, пока вы здесь...
   - А... но и...
   - Утром, - заявил стихийник и, обхватив меня рукой, прижал к себе. - Спи.
   Проснулась ранним утром от того, что меня словно бы раскачивает на волнах, под звуки тяжелого хрипа девятого:
   - Ирэн! Проснитесь...
   Просыпаться не хотелось, я в кои-то веки ощущала себя абсолютно защищенной, невесомой и словно бы парящей.
   - Рэш... - совсем тихо позвал стихийник. - Хватит грезить о светлом будущем, очнись! Быстрее, он же меня сейча-а-а-а...
   Что и кто сейчас сделает с Дейром, я не поняла, но очнулась, едва различив раздраженный шелест взбрыка, который готовился к нападению. Распахнув глаза, некоторое время с удивлением взирала на нелепую картину. Я, укутанная в одеяло, вместе с подушкой лежу в люльке из стеблей, девятый распят растением на кровати, и пятипалый зеленый изверг с листиком над сердцевиной тянет к нему простыню.
   - Это что такое? - возмутилась я тихо.
   Взбрык, дрогнув, повернул листик на меня и нетерпеливо переступил стеблями, как кот лапами, еще и 'хвостом' вильнул.
   - По ходу дела, это кляп, - со вздохом облегчения сообщил стихийник и, криво улыбаясь, попытался пошутить. - Уже и не сосчитать, в который раз за последние месяцы я радуюсь вашему пробуждению... - и увереннее, - Ирэн, отзовите его от меня, будьте так добры.
   - Как? - поднялась в раскачивающейся люльке и аккуратно ступила на кровать. - Это же, это же растение! Агрессивное и ядовитое, и...
   - Обычный домашний питомец, - оборвал меня девятый, скосив взгляд на вечнозеленый ужас природы, чей листик напряженно дрожит, - ревнивый немного, но не ядовит, абсолютно.
   Листик кивнул и приподнялся над сердцевиной пятилапа, выжидая.
   - А теперь похвалите его за расторопность, креативность и внимательность к деталям, - он хмыкнул, указав на свои ноги, плотно обмотанные темным халатом. - Я вздохнуть не успел, и оказался распятым. За такое надо похвалить, - произнес он веско и еще более жестко добавил, - но в отношении других.
   - К себе, а так же людям, работающим в доме и изредка его навещающим, попрошу более не проявлять подобную агрессию. Понял?
   Это он высказывал не мне, а вечнозеленому, лист которого недоверчиво наклонился, а лапки опять переступили, словно бы он не знает тянуть дальше простынь или не надо. Накажу я его или нет?
   - Ирэн...- напряженно позвал девятый, - ваше слово.
   - Взбрык отставить. Не послушаешься, прикопаю в саду на самом болотистом месте.
   - Это не похоже на ультиматум, скорее на поощрение, - заметил Дейр скептически, и обрадованный пятилап продолжил свою деятельность.
   Коварно улыбнувшись, я поставила стихийника в известность:
   - А просто очень хочется знать, что вы сделали, раз он за меня заступился?
   - Погладил по плечу... - сглотнул мужчина.
   - Врете, - определила я по защитнику, который листиком помотал из стороны в сторону.
   - К волосам прикоснулся. Не буду врать, они у вас красивые.
   - Несомненно, - скосила взгляд на вечнозеленого, - но вы все-таки утаиваете кое-что.
   - Ирэна... - профессор со стоном мученика откинул голову на подушку, к слову распятым он на святого очень даже походил. И молчал он минуту, пока мой новоявленный питомец упорно 'кляп' к нему подтягивал. - Ладно, признаюсь. Я вас в шею поцеловал, а попал на взбрыка.
   С удивлением посмотрела на деятельное растение, улыбнулась:
   - И что тебе не понравилось? То что Дейр сходу определил твою неядовитость, то что разбудил и позарился на честь твою зеленую? Или все вместе?
   Вечнозеленый остановился, расстроено дернул листиком и бросил простынь, не забыв пнуть ее напоследок. Обиделся, растопырив мелкие листики на лапах и хвосте, нахохлился и пошел обниматься к девятому, вернее сказать обвился вокруг его шеи и что-то тихое прошелестел.
   - Ну, что ты... словно не сто лет назад родился. Конечно, не оценила, она ж из непонятливых и долго думающих. - Осуждающий взгляд в мою сторону и веское: - А еще на ласку жадная, да-да... слишком сдержанная и стеснительная. Не то, что я.
   Надо ли удивляться, что растительные путы со стихийника тут же опали, а сам он ласково погладил взбрыка со словами:
   - Ты только представь себе, как-то с дуру попросил сделать массаж шеи или пяток, так она мне чуть голову не открутила.
   Листик питомца-перебежчика, непонимающего шуток, повернулся в мою сторону и сморщился. Обвиняет.
   - Какую дуру вы попросили? - переспросила я у девятого.
   - Никакую, это присказка, - ответил мужчина и, выпутавшись из халата, сел на кровати: - А с вампирами наша Ирэна флиртует, соловьем заливается. И встречи назначает таким нежным голосом, что слушать тошно.
   - Что?!
   Дейр на мой возмущенный вопрос не отреагировал, а пятилап раздраженно зашелестел, чтоб не прерывала.
   - Ирэна, это не вам, - и стихийник продолжил говорить так, словно бы меня здесь вообще нету. - И ты из кожи вон лезешь, чтобы заслужить похвалу, а она ее либо высмеять пытается, либо принижает ценность твоих усилий. Так что да, я хорошо знаю горький привкус ее неблагодарности.
   Напряженное молчание в комнате, заполнил возмущенный шелест взбрыка, который на меня несколько раз листиком кивнул.
   - Да-да, именно такая, но мы все равно ее очень любим, - ответил девятый. Он стянул с шеи питомца и подмигнул ему. - Так что заканчивай обижаться, и пошли, поедим. Я зверски голоден, а ты, наверное, еще больше.
   И в ответ на это утверждение вечнозеленый охотно кивнул, спрыгнул на пол и, смешно перебирая лапами, помчался за двери.
   - Вот и договорились, - просиял Дейр, он неожиданно близко подошел ко мне и обнял. - Рэш, ты умница. Может и поступила по наитию, но именно так, как надо было. Теперь и я у него в союзниках первого круга, это хорошо.
   Первоначально возникшая оторопь, отступила под натиском гнева и обиды за неприятные характеристики девятого. Но последующие его слова, остановили мой поток возмущения:
   - Теперь он постоянно будет в твоей сумке. Ответственный, энергичный, незаметный и со скромным аппетитом. Для охранника самое то, - отступил и пригрозил пальцем со словами: - Только хвалить не забывай, для него она как болотная прохлада высшего качества. К слову, меня тоже можешь... хвалить и перейти уже на 'ты', хотя бы дома.
   Я судорожно сглотнула, глядя в его светлые глаза, которые в серости зимнего утра казались чуть зелеными. Или это у меня галлюцинации от близости раздетого мужского тела.
   - Спа-си-и-и-бо, милый, т-т-ты-ы умница.
   Прищурился.
   - Слова хорошо, но над интонацией и выражением лица еще надо поработать. Потом потренируешься, - и, накинув на себя халат, он потянул меня за руку к двери. - Кстати, спросить хотел, ты в курсе, что у тебя на шее затемнение?
  
   ***
  
   - Ирэна Лесски, это что, засос?
   Сухопарая древянистка, преподающая у нас основы растительной механики, вопросительно вскинула бровь и растянула губы в ехидной улыбке.
   Н-да, субботнее утро началось 'прекрасно', просто лучше не бывает. Вначале Дейр и вечнозеленый долго спорили о том, что питомец с моей шеи съезжает не в мой корсет, а в сумку. А затем уже я долго ругалась с взбрыком из-за земли, которую он хотел взять с собой. Убедить я его убедила, но на лекции явилась с опозданием, вследствие чего стала предметом пристального внимания со стороны Эфки Нэфки Трумс.
   Вначале меня отчитали за несерьезное отношение к учебе, затем за неподобающий вид, шарфик сбился в сторону, а после за то, что я села на задней парте, подтверждая свою умственную отсталость. Впору было обрадоваться тому, что я еще и кладовой ошиблась, и профессор не видела моего перехода из дома в академию.
   Тихо вздохнув, я прекратила зачитывать свой доклад и повернулась к преподавателю. И с каких пор затемнения на моей шее, стали темой лекции:
   - Я Адаллиер, Лесски фамилия моего жениха.
   - Как же, наслышаны... - фыркнула она и вновь указала на шею пальцем. - И раз Лесски жених, то это определенно засос.
   Так-так, кажется это намек на несдержанность девятого. И откуда этой мадам известно о бушующих в нем страстях? Я нахмурилась.
   - Его темперамент здесь ни причем, это подарок от императорского взбрыка.
   - Не похоже чтобы вы были отравлены, - хмыкнула профессор и отбросила за плечо темный локон, распущенных волос. - Он что вас, укусил, ущипнул, треснул прутиком?
   - Поцеловал, - ответила тихо тоже самое, в чем меня Декйр с утра убеждал с самым честным видом. Я ему не поверила, и об этом студиозам моей группы знать не надо. - Но это к лекции не относится.
   - Хм, какое наглое заявление. Растение и поцеловало, - повторила она мои слова на всю аудиторию. - Вы еще скажите, что оно поклялось вам в верности и как пес сопровождает!
   С улыбкой вспомнила Алтаю Турмалинскую из приемной комиссии, и ее такой же нездоровый скептицизм. Быть может, для магов древянистов эта черта характера обязательна. И ведь не отстанет, пока не осадишь.
   Я повела плечом:
   - Могу сказать и так, но разве вы поверите?
   - Предпочту увидеть собственными глазами, - ее голос с резкими нотками облетел всю аудиторию.
   - Всенепременно после лекции, - тут же согласилась я и указала на свой доклад, - мне продолжать?
   - Нет, - холодная учтивость и прищуренный взгляд, - садитесь.
   Я вернулась к своему месту и, заняв его, с удивлением обнаружила пять записок. Потянулась открыть послания, но вовремя себя остановила и, потерев основу чернильницы, вызвала из ее шесть ажурных мотыльков. Дейр мне их вручил перед самым моим отбытием из дома, строго настрого велев проверять все: письма, записки, открытки, журналы, книги и тетради, а так же рисунки и методички с которыми я соприкасаюсь. И даже свои канцелярские предметы на случай, если кто-то совсем бессовестный позволит себе пакость на лекции.
   Когда мотыльки стали вспыхивать один за другим, я поняла что совести у студиозов Академии МагФорм чрезвычайно мало. Сгорели две записки от мага воздушника, одна от земляника, и одна от водника. Затем вспыхнула моя тетрадь, что лежала раскрытой на столе - в нее какой-то огневик успел подсунуть свой подарок, а следом за тетрадью во вспышке моего доклада пал смертью храбрых деревянный мотылек. Вот это пакость!
   Я не обратила внимания на притихшую группу, на мой стол, покрытый тонким слоем пепла, на единственную не сгоревшую записку от металлиста, я смотрела на профессора Нэфку Трумс, выражающую всем своим видом брезгливое презрение. Высокая дама с пепельным водопадом длинных волос, кривила в злости губы и морщила нос, но как, ни в чем не бывало, продолжала вести лекцию.
   Что ж последую ее примеру, решила я и воздушным потоком смахнула пепел со стола. Затем открыла записку от Эви и с улыбкой прочитала предостережение: 'Осторожно, завистница'.
   Не бывшая Дейровская лю... уже хорошо.
   По окончанию лекции я как примерный студиоз осталась в аудитории, дабы развеять сомнениия профессора на свой счет. И каково же было мое удивление, когда она, собрав вещи,и полностью одевшись решительно направилась к двери.
   - Простите, профессор! - я заступила ей дорогу и с невинным взглядом спросила. - Вы разве не хотите посмотреть на взбрыка.
   - Не имею желания, - процедила она сквозь зубы.
   - В таком случае назначьте дату и время встречи, мы придем.
   - Несомненно, ведь вы и ваша шизофрения не разлей вода!
   - А это уже оскорбление, нарушение профессиональной этики и простая зависть, - констатировала я сухо и обогнула ее по дуге. С такими дамами говорить бессмысленно, вот и я на ее глупость времени тратить не собиралась
   - Уж простите, но если вам не удалось заполучить в друзья взбрыка, это еще не значит, что остальные такие же...
   Слово 'неумехи' было подходящим, но очень грубым, и я не позволила ему сорваться с губ и просто тихо закрыла за собой двери. Раздражение на профессора Трумс вспыхнуло и погасло, хорошо, что по ее предмету меня ожидает простой зачет, а не серия лабораторных и пара-тройка экзаменов. Справлюсь.
   - Взбрык, - тихо обратилась к странно молчавшему пятилапу, - представляешь какая неприятная и заносчивая особа, в тебя не верит, а познакомиться боится. Если вдуматься, то шизофрения развилась явно не у меня.
   - Может направить к ней доктора, как думаешь, ему она обрадуется?
   Но в ответ я не услышала знакомого шелеста, он даже лапку к моему плечу не протянул, как делал это на лекции, чтобы утешительно погладить.
   - Взбрык? - позвала я и потянулась открыть сумку: - Вечнозеленый, ты где?
   Но ответом мне было молчание, а затем мычание до странности громко раздающееся из аудитории, в которой я только что была. Всевышний, только не это! Я стремительно преодолела пройденное расстояние назад, рывком распахнула двери и обомлела.
   - Отставить!
   Мой возмущенный голос разнесся по аудитории, и остановил маленького рецидивиста и его произвол. Магиана с повязкой на глазах, кляпом во рту и выкрученными назад руками, громко замычала, услышав меня. Закованная в люстре вверх тормашками, она не могла определиться с местоположением нападающего и попросту зря растрачивала силы, на переворачивание парт и прощупывание стульев, коих в аудитории было множество.
   - Ты что творишь?!
   Вечнозеленый монстр, сидящий на плече профессора, развел лапками, как руками, словно бы спрашивая: 'А что, не видно?' Видно конечно, и оттого страшно. Взбрык был разумен, он зашторил окна, лишил древянистку ориентации в пространстве и в борьбе с магом использовал не подвластный ей материал - железо.
   - Немедленно спускайся!
   А этот неслух быстро помотал листиком из стороны в сторону, указал на не прекращающую мычать, Эфку Нэфку Трумс, затем на себя и изобразил дрожь. Выдохся, просто прекрасное сообщение, и как мы магиану теперь освободим?
   - Очень рада слышать, а ты хоть путы снять можешь? У нас пять минут до лекции.
   И еще один отрицательный ответ. Нахмурилась. Кажется, я поспешила с оценкой его разумности, питомцу сто лет, а он собственные силы рассчитать не может.
   - Ясно, - я закрыла двери на защелку и направилась к кладовой со словами: - Жди здесь, сейчас буду. А вы, профессор, лучше не двигайтесь.
   На построение перехода в кабинет Эвении, разъяснения небольшой загвоздки и возврат обратно вместе с ней, от силы ушла пара минут, за которые аудитория превратилась в поле побоища, а путы Нэфки в металлический саркофаг, свернутый из прутьев люстры.
   Я оторопело остановилась. Всевышний!
   - Действительно креативист, - усмехнулась металлистка, - и надо заметить весьма талантливый
   - Взбрык! - на мой окрик вечнозеленый враль не зашелестел, а помахал дрожащей лапкой вытянув ее из-за осколков парт. - Ах, ты ж...! Вот теперь выдохся, да?! И, кажется, окончательно. Что ты за мстительное чудо вечнозеленое... - ругалась я сквозь зубы, добиралась до него через завалы разломанных парт, половых досок и стульев.
   - Не ругай сильно, - шепнула Эви и потирая руки произнесла, - сколько лет мечтала утереть нос этой, да никак не получалось, а он ее одной левой. Или правой... В общем, молодец.
   Она с легкостью раскрыла створки саркофага, неприлично присвистнула и спустила на землю, красную древянистку, замотанную в одну из штор, словно мумия.
   - Снимаю шляпу... он гений.
   - Да-да, - выудив неразумное создание, осмотрела пятилапа и протяжно вздохнула, - гений и явно признанный посмертно.
   - Что?! - не то вопль, не то крик, и я удивленно оглянулась на профессора, которая виновата в его таком состоянии.
   Путаясь в лентах шторы, в которую она была забинтована, Эфка Нэфка чуть ли не со слезами бросилась ко мне. Осколки парт и стульев разлетались в стороны, расчищая ей дорогу. Будь моя воля я бы и сама сбежала от древянистки, потому что выражение ее лицо меня напугало: боль, недоверие, ужас и вместе с ним смятение. Она не пожалела сил на то, чтобы сдвинуть последнее препятствие между нами и, рухнув на колени, попросила тихо:
   - Дай...
   С опаской, покосившись на профессора, а затем на кивнувшую мне металлистку, я аккуратно передала взбрыка Нэфке.
   - Действительно императорский, - прошептала она восторженно, - ему около ста лет, проснулся совсем недавно. - Нахмурилась и удивленно заметила: - Но обратно засыпать не захотел... Фу-у-у-ух, не сильно задела...
   Я, закусив губу, следила за тем, как она мягкими, даже ласковыми движениями переворачивает вечнозеленого, осматривает его побеги и листики, скользит по ним пальчиками в перчатках, и вдруг замирает, недоверчиво глядя в сердцевину.
   - Адаллиер, чем вы его кормили?
   - Ничем, - ответила с улыбкой. Ну, наконец-то мою фамилию признали и Ирэной Лесски больше не назовут.
   - Вы врете, - сходу заявила магиана и поднялась с колен.
   - Нет, но если хотите, можете мне не верить.
   - Вот уж с этим поостерегусь, - она ответила, с усмешкой указав на вечнозеленого, прошлую причину ее недоверия. - Тогда откуда у него столько энергии?
   Неловко встала и повела плечом:
   - Мне подкинули взбрыка в академии вчера. А нашла я его ночью уснувшим на моей шее.
   Древянистка судорожно сглотнула и странно посмотрела на меня, затем на пятилапа и опять на меня.
   - Я понять не могу... как вам удалось его доверие завоевать?
   - Сама не знаю, - ответила я твердо.
   Не рассказывать же ей, что у меня дефектный уровень резерва - шестой, и взбрык прицепившись ко мне, то ли грелся, то ли питался. Тут же возникнут ненужные вопросы на тему: как определили резерв, что для этого сделал Дейр, как посмел экспериментировать, почему я согласилась и т.д. А затем в дом прибудет служба НВН и следователи. Нет, спасибо.
   Наверное, мы бы еще долго смотрели друг на дружку, она недоверчиво и с прищуром, я открыто и, стараясь, не моргать, если бы Эви не сообщила о приближении следующей пары.
   - Ладно... - фыркнула древянистка. Она перевела взгляд на питомца и подула на его сердцевину. - Просыпайся, симулянт.
   Лапки его тут же пришли в движение, над сердцевиной поднялся главный лист и взбрык приветственно зашелестел. Посмотрел на меня, затем на магиану и, определив, у кого на руках сидит вначале попятился, а затем и вовсе на меня прыгнул. По руке забрался на плечо и одной лапкой обвил шею.
   - Даже так? - удивилась Эфка Нэфка, качая головой.
   Я лишь пожала плечами, а что тут сказать.
   - Жаль, - профессор расстроилась, но постаралась этого не показать. - Что ж, если он согласен вам служить, не жалея сердцевины, то хоть назовите его иначе, чем взбрык. Это унизительное имя для воина.
   Я покосилась на питомца, он на меня и мы слаженно кивнули.
  
   3.
  
   Воскресенье прошло без происшествий, даже родители Лесски не пожелали нас тревожить: сами не приехали и не позвали к себе. День получился не свободным, а учебным: я готовилась к следующей неделе. Готовилась хорошо, а потому понедельник прошел замечательно, вторник прекрасно, а среда стала взрывоопасной.
   Как и полагается, началось все с утра, в моем случае - с ранней побудки, потому что Взбрык, он же вечнозеленый, он же Кишмиш, хотел воды, но не хотел вставать. После боя с профессором он нуждался в заботе и отчаянно ее требовал, то оплетая мою шею, то взбираясь венцом на голову. Шелестел непрерывно и время от времени, как кот, пытался главным листом ткнуться в мое ухо. Капризил, но я и Ксил это быстро уловили и пресекли, пообещав дать ему имя, не свойственное воинам. Некоторое время питомец держался, а потом вновь, требуя внимания, полез за лаской. В наказание из вариаций имени: Горец, Страж, Адаш, Жрец, Буй, Хран, Дрын мы назвали его виноградом - Кишмиш, уверенно заявив, что в вечнозеленом взбрыке изюминок больше чем надо.
   Раздраженно шелестел пятилап ровно до тех пор, пока не увидел куст в сборнике, а затем и запись с кристалла о том, где произрастает и как плодоносит этот растительный вид. Осознал, загордился и оставил все как есть.
   Итак, утренняя побудка, тяжелые сборы на учебу и, как следствие, небольшая путаница в мыслях. Надевая мантию и шнуруя обувь, я очень надеялась, что наша куратор простит мое чуть невнимательное состояние. Все-таки Гарива Нокбо - не просто великолепный преподаватель, но и замечательный человек. Она первая в академии после Дейра, Радоса и Эви, кому я могу доверять, если не во всем, то во многом. Стремясь к ней на первую пару, я не сразу заметила, что прижала переходник к двери не той стороной, назвала адрес академии, число корпуса, этаж, номер кладовой и вместо того, чтобы из нее войти в аудиторию, я из аудитории вошла в пространство подсобной. Надо заметить, пространство, где должно быть темно и пусто, а не светло и людно. В тусклом свете ламп я не сразу поняла, кто есть кто, а узнав, неожиданно громко возопила:
   - Вы с ума сошли?! Норбит Нокбо, отпустите ее!
   Ноль эмоций.
   - Секретарь! Профессор...
   Но занятые поцелуем, они мне не ответили. Борясь за брак своего куратора, я маг потоками отпихнула демоницу от огневика и немного встряхнула обоих.
   - Вы в своем уме? Вы хоть соображаете, что творите?
   Найша, а это именно она только что висла на шее женатого мужчины, затуманенным взглядом посмотрела в мою сторону и скривила губы. Это был ее последний рабочий день в Академии МагФорм, и я видимо только что прервала его празднование.
   - Лесски, а вы здесь какого ляда?
   Я не посчитала нужным, ей ответить. Возмущенно посмотрела на, стоящего ко мне спиной, преподавателя. Пусть простит меня Всевышний, но этот мужчина явно стукнулся головой, раз изменяет воздушнице. И не слегка стукнулся, а крепко так и раза три-четыре, если проделывает это в кладовой аудитории, в которую вот-вот войдет его супруга.
   Самоубийца!
   - Ирэна? - удивленный огневик резко обернулся.
   - Она самая, - ответила я хмуро: - И не Лесски, а Адаллиер.
   Мужчина расстроено поморщился и от накатившей досады впечатал кулак в ближайшую стену, затем второй. Понятное дело разбил костяшки, а может быть и кость, но рассердился совсем по другому поводу: - Проклятье! И куда она пошла...?
   Кажется, речь шла о Гариве и, кажется, я все поняла... Поняла, но все же решила уточнить:
   - Вы о своей жене?
   - Да! - огрызнулся огневик.
   - Идиот... - констатировала я, нисколько не смущаясь своей грубой оценки.
   - Что вы сказали? - потирая наиболее ушибленный кулак, он удивленно обернулся ко мне.
   - Ничего особенного, - пожала я плечами и рукой указала на демоницу, - то, что она недалекая, я знала, но чтобы еще и вы умом не отличались, вот этого никак не могла предполагать.
   -Я недалекая?! - вскинулась Найша, и сделала резкий шаг ко мне.
   - Именно. Вами пользуются, а вы и рады. Неужели думаете, что он заигрывает с вами из любви к искусству флирта? Очнитесь, огневик женат, и все это, - я указала на них рукой, - лишь метод достижения одной определенной цели. Жаль расстраивать, но целью являетесь не вы.
   Мужчина поджал губы, но не ответил. А вот она...
   - Ах ты, тварь!
   - Кишмиш, - позвала я, и подскочившая ко мне, демоница в мгновение ока была скручена лианой, заткнута обрывком собственного платья и выдворена за дверь. Все это пятилап сделал, не выглядывая из сумки, быстро, тихо и легко.
   - Слухи не лгут? - удивился Нокбо.
   - Не всегда, - приложив переходник к двери кладовой, назвала адрес девятого и, услышав едва различимый щелчок, распахнула дверь в родном холле профессорского дома. - Следуйте за мной.
   - Куда, - не понял он, - то есть зачем?
   - В кабинет, хочу сделать вам предложение.
   Я провела его в глубь дома, указала на кресло и начала доставать свои маг-заготовки для праздников. Мысленно продумывая, что может понравиться Гариве Нокбо и хоть частично восстановить гармонию в их семье. Последнее просчитать было невозможно, а потому я решилась прямо спросить:
   - Итак, как давно ваша супруга с вами не разговаривает?
   Едва присевший в кресло маг, тут же вскочил.
   - С чего вы взяли, что я..., что мы...?
   - Ваш флирт и поцелуй, которому я только что стала свидетелем, - пояснила спокойно и продолжила осматривать заготовки. - Они прямо указывают на то, что вы с Гаривой в ссоре. И ваши попытки призвать ее к диалогу не увенчались успехом.
   - Интересное заключение, - он вновь потер костяшки кулака и достаточно жестко ответил. - Но я не обязан перед вами отчитываться и рассказывать о своей семейной жизни.
   - Слава Всевышнему, не обязаны, - отмахнулась с усмешкой, - но все что я хотела, так это помочь вам загладить вашу вину.
   - Почему мою?!
   - Потому вами движет отнюдь не обида.
   Уперся руками в стол, навис надо мной и весьма громко прорычал:
   - Ирэна, да как вы...
   Я поморщилась и оборвала его на полуслове:
   - Не кричите и лучше сядьте. Кишмиш не всегда учтиво обходится с теми, кто позволяет повышать на меня голос.
   Мужчина сглотнул, вспомнив, о ком идет речь, и раздраженно опустился в кресло. Я же миролюбиво продолжила:
   - Потому что именно вы тянетесь к урегулированию вопроса, используете приемы огненной стихии и упускаете из вида, что она воздушник. Она, чтоб вы знали, увидев вас в объятиях другой, не устроит скандала с воссоединением, от которого искры летят, а соберет чемоданы и уедет.
   - Это еще почему?
   - Воздушницы сами по себе легки и ранимы, ценят верность, постоянство и достоинство, а не способность завлечь или же зажечь любую встречную деву, что, несомненно, оценила бы огневичка.
   - Не может быть, - он зло сощурился, я же продолжила тихим успокаивающим голосом, говорить то, что он вряд ли желал услышать.
   - Поэтому возшудницам более подходят земляники, они ищут легкости, мы тяжеловесности.
   - Спасибо за разъяснение, пожалуй, этого достаточно, - Норбит Нокбо вновь попытался встать.
   - Не спешите. Я не хотела обидеть, мне просто нужно знать, как давно вы с ней не говорите.
   - Три недели, - нехотя признался маг и хмуро спросил: - И зачем вам это знать?
   - Чтобы устроить представление.
   - Какое представление? - удивился мужчина.
   - По всей видимости, праздничное, - пояснила я с улыбкой и, найдя пузырек с подходящим к случаю составом, заметила: - Ведь три недели назад у вас была пятая годовщина, и она не состоялась по вашей вине.
   Он все-таки вскочил и, забывшись, вновь повысил голос:
   - А это вам откуда известно?!
   - Из первых уст, видите ли, пока я научилась правильно называть адрес академии для перехода, я посетила много мест... - а про себя добавила, туалет в деканате, мужские душевые в спортзале. О посещении последних хочу забыть, но как-то не получается. - В том числе и кладовую при кабинете вашей супруги.
   - Вы там сидели и подслушивали?! - обличительно заявил профессор, явно надеясь приструнить меня и заставить молчать о недавнем инциденте.
   И я ответила не менее громко:
   - Вообще-то попыталась сразу уйти, но назревающая истерика вашей супруги, мне этого попросту не позволила.
   Вот теперь огневик смотрел на меня без злости, ошеломленно, с капелькой отчаяния:
   - Гарива плакала?
   - Навзрыд, - честно призналась я и, написав рецепт действий на карточке, вручила ее оторопевшему огневику вместе с баночкой. - Не нарушайте инструкций, и все пройдет, как по маслу. - Подведя его к двери и назвав путь к его кабинету, шепнула напоследок: - Кстати, ваша супруга прекрасно бинтует ссадины. Так что, обратившись за помощью к ней, вы легко сможете назначить свидание.
   - А это вы откуда...? - он остановился на пороге собственного кабинета и обернулся. - Откуда вам известно о ее способностях к лекарству?
   - Не важно. И надеюсь, следующая наша встреча будет более запланированной. - Невинным голосом отмахнулась я и закрыла дверь.
   Тихий щелчок возвестил о завершении работы пространственного перехода, а громкий хмык, о том, что в кабинете я уже не одна.
   - И кто это был?
   Мое сердце екнуло, когда я обернулась к Дейру. Подтянутый и сдержанный в черной мантии и черном костюме с идеально отутюженным шейным платком, он смотрелся высокомерно. И чуточку заинтересовано, быть может, этому способствовала вздернутая правая бровь.
   - А я думала, вы... - он кривит уголок губ, и в памяти всплывает, что мы с недавних пор перешли к фамильярному обращению, - ты уже ушел.
   - Я так и понял, - кривая усмешка исчезла, губы превратились в тонкую линию. - Так кто почтил тебя своим присутствием?
   - Норбит Нокбо, - ответила честно, потому что не собиралась утаивать факта помощи этому магу, - хотя правильнее сказать, что это не он сюда пришел, а я его сюда...
   - Ясно, - отчеканил девятый.
   В самую пору обидеть, но я решительно отогнала это чувство прочь и прищурилась, глядя на него.
   - Дейр, милый, - позвала нежно, - если ты в курсе, что он взял мой праздничный состав на годовщину, то зачем спрашиваешь?
   Профессор шумно выдохнул, а я сверилась с часами и, прибрав свои баночки в шкаф, поспешила на лекцию. В этот раз не забыла правильной стороной приложить переходник к двери, назвать адрес и услышать тихий щелчок, прежде чем открывать. Нажав на ручку, я потянула ее на себя и уже собиралась ступить за порог, как стихийник хмуро заметил:
   - Их годовщина была три недели назад.
   Обернулась с улыбкой:
   - О ней профессор Нокбо забыл, а теперь пытается реабилитироваться.
   - Ясно, - вновь отчеканил он.
   Что, ж раз ему и так все понятно, задерживаться бессмысленно, и оправив сумку на плече, я шагнула за дверь.
   - Хорошего дня.
   Видимо пожелав ему всего хорошего, я сама себя лишила удачи. А, может быть, этот день должен был пройти именно так, как он проходил: с множеством недомолвок и несуразиц.
   Гарива смотрела на меня тревожно, время от времени кусая губы и стараясь потереть глаза. Опять чуть не плачет. Всевышний! Разъясняя некоторые моменты для ее мужа, я упустила из виду демоницу, которую взбрык повязал. И ведь не спросишь прямо, что недалекая Найша успела ей наговорить? А ведь она не постеснялась бы все иначе преподнести, и даже меня водворить в объятия пылкого Норбита Нокбо. Подумав об этом, я вздрогнула, чем привлекла всеобщее внимание, но к счастью, в это самое мгновение прозвенел звонок. Наша куратор расстроенной покинула аудиторию, и студиозы 301 группы слаженно потянулись за ней. Мне осталось лишь надеяться, что супруг воздушницы все-таки мужчина умный: и праздник устроит грандиозный, и объяснения даст дотошные, и ни меня, ни себя не подведет.
   Следующую лекцию вел профессор Дениэ Гову. Земляник рассказывал о классификациях почвы, ее тяжести, плотности и структуре. Мои одногруппники исступленно вносили данные в тетради, а я старалась не зевнуть. Общие предметы хороши лишь на первых курсах, на третьем и четвертом, по-моему убеждению, у студиозов должна быть хоть какая-то практика с неизвестной стихией. Для закрепления, как сказала бы моя тетушка Рус, в противном случае, зачем они нужны?
   Поймав мой скучающий взгляд, профессор неожиданно развеселился:
   - Я вижу, не всем интересен мой предмет.
   Он смотрел исключительно на меня и не обращал внимания на оторопевшую группу, так что я позволила себе обойти правила поведения студиозов на лекции и ответить не поднимаясь.
   - Вы ошибаетесь.
   - В чем именно? - мужчина оперся о преподавательский стол и руками взялся за крышку, разъясняя: - Я ошибаюсь в том, что предмет не интересен, или в том, что интересен, но не всем?
   В аудитории раздался неприятный шепоток, и будоражащие своей злостью восклицания: 'Сейчас договорится!'.
   Вместо того, чтобы поежиться от атмосферы ненависти и зависти, а в последнем не сомневаюсь даже, позволила себе улыбку и ответила:
   - Все предметы интересны, многое зависит от того, как их преподают.
   - Хотите заменить некомпетентного профессора? - усмехнулся Гову в бороду, но руки на груди не сложил, а значит, примет мои слова спокойно, без отрицания. В это время группа затихла, выжидая, когда же выскочку и ставленницу ректора спихнут с ее пьедестала и укажут на место у подножия, предположительно, в луже с затхлой водой.
   Но зря они ждут моего падения, как себя вести я знаю.
   - Как можно... - развела руками и сообщила истинную правду, - вы один из лучших преподавателей нашей страны.
   Он кивнул, принимая мои слова, и вновь одарил насмешливым взглядом, спрашивая: 'Что еще расскажешь?'. И я не стала ходить вокруг да около, сказав то, что в глубине души признавал каждый из находящихся здесь:
   - И должны знать, что материал усвоится лучше на практике.
   И тишина перестала быть выжидающей, стала настороженной и удивленной, словно бы студиозы не знали о возможности говорить с преподавателем по душам и выдвигать свои предложения вот в таком простом разговоре. Думаю, профессор это так же заметил.
   - Хотите размяться? - теперь он смотрел не только на меня, но и на всю группу и отчего-то еще больше улыбался.
   Странно, но они не вели себя как моя прошлая группа, не было: ни энтузиазма во взглядах, ни румянца на щеках, ни довольных улыбок. Как окаменевшие застыли на своих стульях, не зная, куда спрятаться или к кому податься.
   - Эй! - я позволила себе явную глупость и весело спросила: - А где ваше рвение к экспериментам?
   В настороженно молчащей массе студиозов послышалось шевеление, а затем и ехидный бас:
   - Спроси у Норго.
   Одногруппники тут же на него зашипели, Всевышний, словно бы этот самый Норго - проклятый, имя которого не должно произноситься вслух.
   - Договорились, у него и спрошу, - ответила я неизвестному обладателю баса. - А кто он?
   - Староста, - это уже ответила девушка с тонким диагональным шрамом через все лицо, она сидела справа от меня, так что волосы ее увечья не скрывали.
   - Просто прекрасно, - улыбнулась. - И он здесь есть?
   - Нет... - ответило уже трое студиозов.
   - Тогда почему сидим?! Вставайте...
   Молчание менее зыбкое, но все же, тяжелое и студиозы между собою переглядываются робко, но не решаются встать. И я продолжила агитацию за практическое занятие:
   - Ясно же, что ним вы себе эксперименты не позволяете. Так давайте, хоть без него... пошалим.
   Краем глаз взглянула на продолжающего улыбаться профессора и поняла, что партия, разыгранная мною, была верна. Он именно этого и добивался в отсутствие старосты. Интересно, чем же так отличился мистер неизвестный?
   - Студиозы, решайтесь скорее, пока преподаватель согласен.
   И вот тут все обернулись в сторону здоровяка, сидящего пятью рядами ниже, обладателя баса и, вполне возможно, звания - неформального лидера. И еще одна странность: лидера, который не желает брать ответственность на себя. Парень, увидев устремленные на него взгляды, еще сильнее сгорбился.
   Он попросту думает, решается, приободрила я себя и мысленно удивилась: 'Но что ж так долго?'
   - Простите, - обратилась к блондинке со шрамом, кажется, ее зовут Таггри, и кивнула в сторону тяжеловесного студиоза, - как его зовут?
   - Клифорд Дит Мато, - ответила она с усмешкой.
   - Тот самый, у которого отец владеет медными приисками в Аркаде?
   - Нет. Его двоюродный брат.
   Получается, что с нами не прямой потомок герцога - самой желчной персоны страны, а родственник. Я выдохнула, родственники богатейших людей не так страшны, с ними договориться хоть можно.
   - Прекрасно! - просияла я и, выбравшись из-за стола, направилась в сторону Клифа.
   - Это еще почему? - полетело мне в спину от белокурой девушки.
   - Не придется танцевать вокруг титула, - ответила я. Приблизившись к обладателю баса на расстояние вытянутой руки, пальчиком мягко постучала по его плечу, фамильярно сообщая:
   - Клиф, решайся скорее. А том мы сейчас корни тут пустим на радость Эфки Нэфки Трумс. И на следующей паре она из нас парковую скамейку сделает. - Подумала и добавила: - Страшную скамейку.
   - А ты уже знаешь, чем ее можно порадовать? - спросил он, не поворачивая ко мне головы.
   - Предполагаю. Ну что пошли?
   - Конечно, если ты рисковая? - спросил он с холодной усмешкой, столь же горькой, как и у блондинки.
   - Рисковая.
   - Тогда пошли, - парень встал, повернулся ко мне и криво улыбнулся, ожидая реакции.
   От удивления я чуть не взвизгнула, сжав кулаки, едва сдержалась и судорожно выдохнула. На его лице было пять тонких шрамов, два из которых совсем свежие.
   - То есть вот так, да?
   - Да, - ответил он на незаданный вопрос и вышел из-за парты, предложив мне руку, и я, конечно же, за нее взялась.
   - Наказание за неповиновение приходит на следующий день, - подсказал он.
   - Буду ждать.
  
   4.
  
   Впрочем, о так называемой мести я забыла, как только профессор вывел нас на полигон. Он указал на разметку свободной площадки и приказал делиться на шесть групп, то есть по четыре человека в каждой. В моей их оказалось всего трое: блондинка со шрамом, Клиф со шрамами и я, будущая обладательница такого же изысканного следа от наказания. Прикусив губу, подумала о том, что в следующий раз в нашу группу добавится отсутствующий, а вот хорошо это или плохо, еще не решила.
   Улыбающийся Дениэ Гову вкратце повторил материал об особенностях разных почв и предложил ею друг в дружку кидаться. Вернее сказать, выстроив нас в два ряда по три группы, он приказал противника закопать.
   - Победителей первого тура разделим на две группы, а оставшиеся в живых после второго будут биться со мной.
   И группа, взглянув на довольного земляника, пусть и выгоревшего, но многоопытного, мгновенно приуныла.
   - Простите, профессор, - тихо позвала я, - а вы не могли бы дать нам стимул?
   - Например?
   - Выстоявшим в первом туре - зачет автоматом. Во втором - допуск на экзамен без лабораторных. А закопавшим вас... - с улыбкой прищурилась, - трехмесячная работа внештатным помощником-лаборантом.
   В группе 301 по ходу моих размышлений зажигалось все больше глаз. Я оказалась права, в лаборатории тянет не только меня и это достойный приз студиозам третьего курса.
   - Так-так, - Гову тихо хмыкнул в бороду и потер большие руки, - надеетесь все-таки выиграть?
   - В противном случае игра не стоит свеч! - ответила Таггри и подмигнула мне.
   - Что ж ладно...становитесь на исходные, через минуту начинаем, - все разошлись по меткам. А профессор неожиданно нагнал меня. - Ирэна, держите.
   В широкой ладони Гову блестел простенький артефакт от гриппа, но держал он его так бережно, словно бы в амулете на цепочке спрятана великая тайна.
   - Спасибо.
   - Не за что, это ваш, но уже проверенный, - намекнул он на мое творчество в бессознательном состоянии.
   - Да? А на что он рассчитан?
   - Сейчас поймете, - усмехнулся мужчина и, развернувшись, направился к каменной трибуне на краю площадки. - Итак, повторюсь правил нет, только законы почвы. Приготовились...
   Нарастающее напряжение всего на несколько мгновений стерло кровожадные улыбки с лиц участников, а затем над площадкой раздалось:
   - Раз, два, пли!
   И не успела я ничего предпринять, как вдруг огромный сгусток вспененной грязи приблизился к моему лицу, но не долетел. С удивлением проследила, как жижа сползает передо мной словно бы по стеклу и открывает совершенно ошарашенные взгляды четверки парней, что стоят напротив.
   - Вот это да! - я посмотрела вначале на амулет, а затем на преподавателя, который поднял большой палец вверх. Присев, как подобает благородной леди, беззвучно пролепетала: 'Спасибо!'. Он кивнул и более на меня не отвлекался, потому что на площадке началось настоящее грязное побоище. Комья земли, песчаные бури и жидкие оползни срывались на противоборствующие группы. Одни пытались противника закопать, другие - замуровать, а третьи - закидать.
   А в это мгновение предводитель нашей вражеской группы зычно скомандовал своим парням:
   - Не тратьте зря силы на новенькую! Валите двух других!
   Я только сейчас обернулась и с нескрываемым ужасом увидела, что мои напарники, пошатываясь, поднимаются с колен в пяти метрах от первоначальной позиции. Клиф получил удар в голову и сейчас усиленно ею тряс, а Таггри - в живот, за который держалась, постанывая от боли. Их наспех сделанные щиты не уцелели и подвели хозяев, а я - единственная, кто осталась стоять.
   - Ирэна?
   - Не поняла, а она почему...?!
   Обратив внимание на мою беспечную невозмутимость, они удивленно застыли, за что чуть ли вновь не получили по новой порции цементирующего состава. Но на этот раз потомок Дит Мато отреагировал быстрее, схватив блондинку за шкирку, он преодолел разделяющее нас расстояние в два прыжка и спрятался за мной, как за стеной.
   - Что происходит? - сердито спросил здоровяк.
   - Ничего особенного, мне дали защитный артефакт... поносить, - сообщила я. Щит, образуемый кулоном, оказался настолько вместительным, что мы втроем без проблем за ним уместились, даже Клиф, несмотря на рост под два метра и весьма широкие плечи.
   Потрогав силовую растяжку моего изобретения, парень присвистнул, а девушка вздохнула:
   - Везет же некоторым...
   - Вам тоже везет, - поспешила я заверить и, поймав их взгляды, пояснила: - Вы же со мной.
   - Да, - пробасил Клиф скептически, - и закопают нас тоже с тобой. Вон как стараются, - бросив тяжелый взгляд на нападающих, он проскрежетал зубами. - Была бы тут моя сумка...
   - Но ее нет, - мирным тоном напомнила Таггри и мягко спросила у нас обоих: - Так что делать будем?
   И единственный мужчина в нашей группе взял командование на себя:
   - Для начала не дрейфить и провести ревизию возможностей. Я - потомственный земляник.
   - Насколько потомственный? - прищурилась я.
   - Четвертое поколение, - пробасил одногруппник и возмутился моему недовольному виду: - А что такого, нормальные крепкие браки и...
   - Ты не понимаешь. По генетическим исследованиям в Глазго в таких семьях все чаще рождается тройка. В этом случае любое перенапряжение опасно, ты можешь выгореть, так и не достигнув двадцатипятилетнего возраста.
   - С чего ты взяла? - возмутился Клиф Дит Мато и выпрямился, разведя плечи, но подумав, опять согнулся, потому что удар по самолюбию он вынести сможет, а вот повторный по голове - нет. Вспененная жижа из клинкера и черного гипса продолжала лететь в нас нескончаемым потоком. И только Всевышний знает, откуда здесь гипс, потому что под нашими ногами была только глина.
   - Все разъяснения после, - я обратила взгляд на Таггри, спросила: - А ты с какими возможностями?
   - Водница, в моей семье никогда не рождались водники с уровнем выше первого.
   - Всевышний, мы самая слабая команда, - тихо резюмировала я, внутренним чутьем ощущая, как со все возрастающим ожесточением команда противника запускает в мою спину вспененную быстро застывающую грязь. Вот-вот она превратится в наклонную стену и погребет под собою нас.
   - Это еще почему? - опять возмутился Клиф.
   - Потому что у меня стихия воздух, а в резерве только искры.
   - Паршиво, - согласился он.
   - Да, но благодаря малому резерву я вечно ищу нестандартный подход. Скажи мне, они там уже глубокую яму вырыли?
   - Метр на полтора.
   - А в глубину? - судя по тому весу, что едва удерживал мой артефакт, колодец у противника должен быть приличных размеров.
   - Два с половиной метра. И она до середины наполнена цементирующим составом.
   - Какое приятное обстоятельство, - судя по лицам, они моего мнения не разделяли. - Разыгрываем эту партию так: Пока я отвлекаю всех, ты, Клиф, загоняешь парней в яму, а Таггри по-быстрому их там замешивает.
   - Но нам сказано их закопать! - возмутились они в голос.
   - Да, а еще сказали, что игра без правил, - я оценила объем наклонной стены за моими плечами и, присев на корточки, потянула своих напарников вниз. - Ну, что начнем?
   - Когда? - земляник аккуратно присел, а водница тихо опустилась на землю. - А счет будет?
   - Да, - я хлопнула в ладоши, отключая артефакт, врезала воздушным потоком по стене, как раз над нашими головами, и скомандовала: - Начали!
   Обрушение окаменевшего раствора отвлекло внимание всех, в том числе и профессора Гову, который с криком: 'Студиозы, мать вашу!' бросился нас спасать. Грохот, шуршание разлетевшихся по площадке осколков, плотный столб пыли и ругань земляника отвлекли всех от драки. И никто не заметил, как обвалились стенки колодца противостоящей нам группы, и как закрутилась в нем вспененная жижа.
   - Ирэна! - орал профессор, пробираясь к нам через огромные осколки. - Если вы остались живы, я сам вас сейчас у...!
   - Мы выиграли! - с воплем подскочила я и осадила поднятую в воздух пыль. - Первый тур за нами!
   - Что? - земляник, едва взобравшийся на ближайший к нам камень, не сразу понял, что произошло, а я уже поднимала с колен Клифа и Таггри, чтобы, обняв их, громко заявить:
   - С первым заданием справились, давайте второе.
   - Живы? - недоверчиво переспросил он, спрыгнув рядом, и даже руками над нами поводил.
   - Даже не поранились, - сообщила я гордо и оглянулась назад, - в отличие от противоборствующих.
   И в это мгновение из ямы противника раздалось приглушенное и отчего-то хриплое:
   - Спасите!
   - Кто-нибудь?!
   - Профессор...
   - Кажется, вас зовут, - улыбнулся отпрыск Дит Мато.
   Преподаватель оказался там быстрее прочих и, рухнув на колени, изумленно выдохнул:
   - Проклятый Всенижний, как вы это сделали?
   - Секрет фирмы, - ответила я, точно зная, что на следующем занятии мы обязательно проведем работу над ошибками и с профессором придется объясняться.
   Дениэ Гову, не прекращающий внимательно на нас поглядывать, вызвал по эхо-порту помощников. И попросил их высвободить четверку парней, замурованных в камень по самые шеи. Отдав все распоряжения, он оглядел заваленную почвой площадку и потер ладони.
   - Что ж, здесь убираться будут долго, давайте, на другую перейдем.
   Одиннадцать испачканных, но довольных собой победителей первого тура перешли на новую зону боевых действий и вновь поделились между собой. Удивительно, но моя группа опять оказалась в меньшинстве и опять меченная. Двое парней, примкнувших к нам, между собою поровну делили четыре тонких шрама.
   - Это воздушники Тисьян и Гатору, - Клиф представил в чем-то схожих брюнета и шатена, таким голосом словно бы к нему самому обращаться стоит по полному имени. А может быть все дело в шрамах и уважении, которые вызывают борцы за свободу?
   - Тис и Гат, - кивнула я, сократив их имена до удобного минимума, - приятно познакомиться.
   - И нам, - ухмыльнулись парни, - приятно познакомиться с главной новостью этого семестра.
   - Отрадно знать,- я шла вместе с ними на новую площадку для боя и думала над странностью поведения в группе. Почему отпрыски из высокородных семейств носят шрамы, и на их родные, ни профессора ничего не предпринимают? Спросить, не спросить? А когда собственно я еще узнаю.
   - Слушайте, - остановила их на подходе к площадке и требовательно спросила: - я что, одна вижу шрамы на ваших лицах или остальные тоже?
   Мне ответил самый меченный - Клифорд Дит Мато:
   - Никто кроме нас их не видит. На Норго мы уже неоднократно подавали в суд и обращались в нужные органы, но... сынок учредителя службы НВН из всех скандалов выходит кристально чистым.
   - А вы четверо - единственные, кто был наказан столь специфическим способом?
   - Еще трое, но они перевелись.
   Значит не все так просто, как я предполагала. Шрамы, несомненно, болезненные и чувствительные, стоит лишь глянуть на Клифа, который морщится и попеременно потирает то один свежий след, то другой. Еще особенность, что их видят лишь участники группы и никто другой. Получается, что при оформлении иска и судебных разбирательств всех ошрамованных тщательно обследовали и ничего не нашли. Что ж, разгадать заклинание огневика, а такое мог проделать только он, будет непросто.
   Ступив на площадку, я в задумчивости включила защиту артефакта и не сразу влилась в борьбу, где мою команду уверенно засыпали песком, а они, то есть мы, не нападали вообще и не слишком сильно отбивались.
   - Ирэн?! - бас Клифа, вывел меня из оцепенения. - Я понимаю, что тебе песок не помеха, но мы как так просто не справимся. Идеи есть?
   Посмотрела на наших, затем на группу противников, состоящую из трех девушек и трех парней, после на почву, что у них под ногами и ответила:
   - Есть.
   Под нами была глина, под ними базальт, как по мне, разделение территорий прошло не в нашу пользу, но это еще не значит, что мы не сможем победить.
   - Делаем следующее, - обратилась я здоровяку и улыбнулась, - пусть Таггри заморозит почву под нами, а ты ее вспучь.
   - Зачем? - не понял он. - Она все равно будет тяжеловесной и липкой, потратим больше энергии и сил на ее метание в противника.
   - А мы не будем кидаться, мы их вкрутим.
   - В базальт? - не понял земляник.
   - Зачем в него, у нас на это никаких сил не хватит? Мы же добрые, так и быть свою площадку им уступим.
   - Понял, - просиял он шальной улыбкой, - иду готовить место.
   Я пошла к воюющим ребятам. Водницу отправила к Клифу, а сама предупредила Тиса и Гата об изменениях внесенных в программу. Моя активация и вспыхнувший в группе энтузиазм не обрадовали противников, а чрезмерно насторожили, и не зря. Не прошло минуты, как земляник дал сигнал и я скомандовала:
   - Начали!
   Мы отскочили от площадки одновременно, и с моих рук, как и с рук воздушников сорвалось по два вьюна в высоту не выше метра. Наши противники ожидали кучи песка и комья грязи, парни активировали щиты, девушки в испуге отвернулись, и все они в этот самый момент были схвачены. Щиты разлетелись в разные стороны, послышался испуганный визг и крики о помощи. В строю наблюдающих одногруппников послышались заявления о бесчестности такого приема.
   - Это не правильно!
   - Вне правил!
   - Нарушение задания...
   - Профессор, почему не остановите?!
   Однако несколько секунд спустя когда вьюны исчезли, оставив после себя шесть студиозов, вкрученных в площадку до самых локтей, полигон наполнился свистом и аплодисментами, правда исходили они исключительно от Дениэ Гову.
   - Великолепно! - он подошел к нам и, отдав приказ помощникам по освобождению проигравших, обратился с вопросом. - И как вы сладите со мной?
   Не знаю, как остальным, но мне в данный момент больше всего хотелось спать. Вьюны без амулета усиления, выпотрошили все искры, и я теперь едва держалась на ногах. Прильнув к плечу Клифа, медленно произнесла:
   - Да-а-а-а... Только скажите, сколько времени осталось до конца лекции, и я тут же решу, какой из способов избрать.
   - Три минуты, - ответил земляник и лукаво прищурился, - успеете?
   Осмотрев осоловевшим взглядом площадку, я решительно сказала: 'Да', чем вызвала немалое удивление, как у участников сражения, так и у самого профессора.
   - Очень интересно, - произнес мужчина, потирая ладони: - И как?
   - Элементарно, - с огромным трудом призвала воздушный поток, зачерпнула им жижу и переместила ее в руку, чтобы на глазах изумленной публики, обрызгать Дениэ Гову со словами: - Вот я вас и закапала.
   На полигоне стало тихо настолько, что стало слышно, как капли грязи срываются с бороды земляника и падают на площадку из базальта.
   - Что?! - выдохнул он со смешком. - Но я дал задание закОпать противника, а не закАпать!
   - Ну... - я кривовато улыбнулась и крепче вцепилась в руку бледного потомка Дит Мато, - договор между нами подписан не был, задание на бумаге не фиксировалось, а значит, ваши претензии более чем голословны. Вы проиграли, профессор. Смиритесь...
   Все, что было дальше, помню смутно. Взирая на всех пустым взглядом, я упрямо отсидела одну из запланированных на сегодня лекций Эфки Нэфки Трумс, продолжая жаться к напряженному плечу басовитого одногруппника. К слову не напряженным он быть не мог, потому что из моей сумки то и дело высовывалась лапка напуганного Кишмиша, который наличие меня проверял на ощупь, нередко прощупывая и ноги рядом сидящего. Я пыталась сказать землянику, что взбрык не опасен, но язык мой заплетался, так что произнести что-либо внятное попросту не вышло.
   В какой-то момент Клиф плюнул на все, в том числе и на приличия, и молча вынес меня в коридор, не забыв прихватить мою сумку. Путь в кабинет Лесски, как и разговор земляника со стихийником, запечатались в моей памяти до отвратительного плохо, а вот шипение девятого - очень даже хорошо, он опять вспомнил отборную матросскую ругать.
  
   ***
  
   Проснулась я в своей спальне в доме девятого от яркого света, странного шипящего звука и запаха гари. Собственно, после того, как я обнулила выданные мне Всевышним силы, желания вставать и разбираться с необычным явлением световой активности не было. И я бы продолжала спать, крепко обнимая подушку и закинув ногу на одеяло, если бы Кишмиш меня не потревожил.
   Шелест вечнозеленого у самого уха был просительным, а потому я приступила к обычной для последних дней практике - игре 'Угадай чего хочет взбрык!'
   - Опять... воды? - спросила сонно и ощутила, как он лапкой скользнул по моему плечу. Ответ отрицательный.
   - Есть хочешь? - и вновь скольжение.
   - Замерз? - тоже нет, и в этот раз он шелестит куда раздраженнее.
   - А, свет... - поняла я, за что тут же получила легкий укол: угадала правильно. - Так возьми и выключи...
   И он опять лапкой скользит по моему плечу.
   Со вздохом перевернулась на спину, произнесла устало:
   - Кишмиш, не капризничай. Я после опытных работ, знаешь, как устала...
   Но меня он не слушал, покинул люльку из собственных плетений и прошмыгнул мне за шиворот. Неожиданный поворот: мы же договорились, что на шее и в моем корсете вечнозеленый жить не будет.
   Оттянув ворот ночной рубашки, укоризненно посмотрела на оккупанта моей груди.
   - Ты что творишь? - дрожащий листик над его сердцевиной чуть сморщившись повернулся на мой голос: - Мне неудобно, это неприлично и... ладно, так и быть свет я сама выключу. Выползай оттуда!
   А он в ответ вырастил еще четыре лапки и, молчаливо протестуя, оплел ими меня.
   - Взбрык! Вылазь, я сказала...
   Судорожное мотание листиком из стороны в сторону, а только я попыталась его отодрать, так он до хруста сжал меня в шелестящих объятиях.
   На мгновение зажмурилась от безысходности и постаралась не думать, где он у меня сидит и что оплетает, поддерживая форму. После кратковременных раздумий, смилостивилась над шелестящим.
   - Хорошо, оставайся, - он расслабился, а я, поморщившись от боли в ребрах, прошептала: - Но будь другом, хоть объясни, что тебя так напугало.
   Лапка Кишмиша медленно, а главное, очень плавно выбралась из-за пазухи и указала направление вверх.
   - Люстра? - я заглянула за шиворот и укоризненно покачала головой. - Но ты ее уже видел...
   От отрицательно помотал листом, и побег вечнозеленого удлинился еще чуть-чуть, все так же указывая вверх. Я покорно проследила за его движением и нахмурилась.
   - Плафон? Тебя плафон испугал?
   Листики на побеге раздраженно зашелестели, и я со вздохом попросила:
   - Не ерепенься и нормально покажи.
   И вот тут он удлинился настолько, что достиг ближайшего плафона люстры и указал в него.
   - Просто прекрасно, - прокомментировала я, - императорского взбрыка средь ночи напугал светящийся кристалл...
   Вот тут он качнул тяжелую люстру, и из нее с шипением метнулось на потолок нечто огненное. Яркое и быстрое оно хвостом ударило моего питомца по лапке, противно зашипев.
   Кишмиш вздрогнул и, тут же уменьшив побег, спрятал его на моей груди.
   - Да-а-а-а, здесь было чему испугаться, это же редкий вид, - протянула я, глядя на огненную бестию, которая только сейчас заметила меня. - Саламандра с островов ХефФор, вид огненная, подвид...
   Я задумалась, не зная, к кому причислить создание, которое, спрыгнув с потолка, еще в воздухе перешло в боевую форму. И на мою кровать мягко приземлилась огромная огненная ящерица, обросшая рогами и плавниковыми наростами. И пусть по размерам она не превосходила Ксила, но выглядела куда более устрашающе. Чего стоил один лишь ее хвост, тонкий, как кнут, раскаленный и раздраженно подрагивающий.
   - Вид огненная, подвид кнутохвост! - возликовала я, как первооткрыватель, и продолжила анализ: - Самочка, и если судить по хвосту, живет она на этом свете от силы пару лет. А значит... - с прищуром посмотрела на притихшее существо, - боевой трансформации не имеет.
   То, как вздрогнула визитерша, подтвердило мои слова, и я принялась за агитацию пятилапа вечнозеленого:
   - Кишмиш, это всего лишь иллюзия!
   Листик, выглянувшего наружу, взбрыка удивленно приподнялся, будто бы спрашивая: 'Правда?'
   - Честно говорю! - я указала на ящерицу пальчиком, чуть ли не ткнув ее в сплющенный нос. - Она по размерам меньше тебя. По возрасту так совсем младенец, и еще... у нее горит только хвост, вернее кончик, и то, лишь минуту после того, как она в живом огне два часа просидит.
   Я была уверена, что он сразу же кинется на незваную гостью, но мой растительный питомец не торопился. Совсем не торопился, так что пришлось его подстегнуть:
   - Кишмиш, туши ее и давай спать!
   Услышав команду, он мгновенно отлип от меня и перешел в наступление. Как Саламандра убегала от императорского взбрыка я не видела по причине сна. В ярко освещенной комнате еще минуту слышался шум погони и короткой схватки, раздраженное шипение и воинственный шелест, а затем все неожиданно погасло и умолкло. А еще через несколько секунд вечнозеленый опять полез ко мне за шиворот. Так сказать, в поддержку моей груди, но быстро получил по лапам и ретировался на соседнюю подушку.
  
   5.
  
   На следующее утро я собиралась быстро, а главное - радостно. Зимний день был необычно солнечным, ярким и морозным; самое время пройтись хотя бы часть пути, а быть может и весь путь до академии, чтобы надышаться, напитаться энергией и вновь почувствовать, что живу. Во-первых, с сегодняшнего дня демоница Найша официально переводится в отделение Академии МагФорм на востоке страны, а во-вторых, после вчерашних боев с грязью я была уверена, что легко вольюсь в 301 группу. Обязательно займу уверенные позиции среди активистов и сдвину неизвестного Норго с поста старосты.
   Собрав сумку и надев в серое платье студиоза, я с удивлением обнаружила пропажу отличительного шарфика факультета. Осмотрев спальню и гардеробную, я задумчиво спросила взбрыка, не видел ли он мой аксессуар. В ответ вечнозеленый с неохотой выбрался из сумки и полез на стену к люльке из собственных плетений. Раздраженно шелестя, выудил оттуда белый сверток и протянул мне.
   С трудом представляя, что питомец мог в нем прятать, удивленно спросила:
   - А что в нем?
   И вот тут из свертка появился тонкий хвостик ярко-огненного цвета, ткнулся в мой ноготок, обвил пальчик и тут же спрятался назад.
   - Мне не приснилось? Эт-о-о-то саламандра, да? Огненная, с острова...
   Кишмиш кивнул, и я с ужасом и удивлением вспомнила подробности сна, который таковым никогда не был. Огромная ящерица в боевой трансформации, хвост в виде кнута, перепуганный вечнозеленый и раздраженное шипение гостьи. Поправочка, малолетней гостьи.
   Всевышний!
   Пораженно посмотрела на взбрыка, глухо произнесла:
   - И ты ее скрутил моим шарфиком воздушника?
   Наклонив лист в сторону свертка, затем на меня, пятилап немного помедлил и настороженно кивнул.
   - Умница!
   Поцеловав чуть покрасневший листик, я развернула спящую саламандру и внимательно осмотрела ошейник подчинения, что был закреплен на ней. Это оказался артефакт валлийского производства, не самый простой, но и не самый сложный, особенно для профессора-гения ЛесДе.
   Спустя минуту я ворвалась в спальню девятого и, тяжело дыша, присела на его кровать.
   - Дейр?! Проснись...
   Он отреагировал, но по-своему: повернулся на другой бок и потянул на голову одеяло. Но я уверенно отдернула его назад и хлопнула стихийника по ищущей прикрытие руке.
   - Девятый... мне нужно с тобой поговорить. Это важно.
   Ноль эмоций, он голову засунул под подушку, протяжно вздохнув, а я отважилась на решительные действия и, отдав вечнозеленому ящерицу, руками несколько раз скользнула по мужской спине от плеч до поясницы.
   - Милый! Ты нужен мне бодрствующим. - Если поначалу его мышцы были расслабленными, то в конце они напряглись, окаменели. И слова, произнесенные певуче и призывно в начале, прозвучали растеряно в конце. - Вставай...
   - Да я уже, - мужчина резко развернулся и схватил меня за руки, чтобы в следующее мгновение опрокинуть на себя. От подобной неожиданности я не успела ничего сказать, лишь сдавленно охнула, ощутив его руки на моей тазовой области. Он ее поглаживал! И довольная улыбка стихийтика погасла так же стремительно, как и мое желание просить о помощи.
   - Ирэна, а почему?.. - он дернул головой, сбив в сторону подушку, которой до этого прикрывался, и зажмурился, повторяя: - Почему ты?..
   - Что? - спросила я, уперевшись ладошками в его часто вздымающуюся грудь, чтобы хоть чуть-чуть уменьшить ее соприкосновение с моей.
   - Почему ты одета? - спросил он сущую глупость и, сощурившись, посмотрел на меня.
   - Потому что сейчас утро, я спешу на лекции и...
   - И ради этого сообщения ты меня возбу... кхм, разбудила?
   Всевышний, какая вопиющая наглость! Договорить мне не дал, но уже обвинил в смертном грехе. И зачем, спрашивается, я помчалась к нему? Следовало дождаться Ганса и с вопросом о саламандре обратиться к нему, а не к этому... Впрочем, у меня еще есть возможность отступить и переиграть.
   Посмотрев в насмешливые глаза Дейра, я гневно сообщила:
   - То, из-за чего я тебя разбудила, смысла уже не имеет.
   - Да, неужели?
   - Да, - прошептала сдавленно, потому что его руки в это мгновение весьма крепко, нагло и неприлично прижали меня к девятому. - Отпусти меня.
   - И с чего бы это? - брови мужчины скептически изогнулись. - Ты же сама пришла в мою спальню, предположительно поцеловать перед уходом на лекции, я прав?
   - Что?! - от такого заявления меня затопило волной негодования. - Нет!
   - Тогда зачем?
   - Не скажу! - и, заявив это, я решительно дернулась в мужских 'объятиях', да простит меня Всевышний.
   - Противоречивое заявление, - резюмировал он. Не согласиться со стихийником было сложно, но я ведь уже решила показать ящерку огневику, а значит, смысла рассказывать нет.
   - Зато актуально.
   - В таком случае, не отпущу, - ухмыльнулся Дейр. И его руки сместились с моей тазовой области на линию талии, полноценно пристегнув меня к обладателю потемневших голубых глаз.
   На мгновение показалось, что это внеочередной кошмарный сон, где я не имею возможности поколотить обидчика. И вот теперь новое видение с ЛесДе в главной роли, которому я также ничего вредного сделать не могу, потому что мои руки застряли меж нашими телами.
   И Кишмиш не поможет, ведь он у нас общий питомец. Обидно и досадно! Попытка вызвать мои маг-потоки успехом не увенчалась, они даже на зов не откликнулись от полной истощенности резерва. И мне осталось лишь одно - удивленно воззриться на профессора и спросить:
   - То есть как это, не отпустишь?! У меня лекции.
   - У меня тоже, - парировал он с ехидцей и подмигнул, - и я не хочу на них умирать от любопытства.
   - С ума сойти, - а других слов и не было, потому что мужчина с улыбкой ждал, когда сдамся. И я просто поняла: не отпустит. Давить на совесть или вырываться бесполезно, а слезами такого не умилостивить. Потому что профессор обязательно над ситуацией посмеется и скажет что-нибудь из разряда: 'В моих руках обычно не плачут' или 'Был бы тут Ганс, он бы вспомнил про нестиранное белье'.
   Мы минуту играли в гляделки, пока у меня шея не заболела и я не ткнулась лбом в его плечо. Дейр усмехнулся и, кажется, поцеловал меня в волосы.
   - Ну, что решила?
   - Сейчас расскажу... - произнесла это, нечаянно коснувшись губами его плеча.
   Вздрогнул, произнес изменившимся голосом:
   - Давай.
   - Только отпусти меня для начала...
   - И ты сбежишь, - оборвал он на полуслове, опять недослушав.
   - Не сбегу, - я оторвала голову от его плеча, вздохнула: - Просто в этом положении с тобой очень тяжело разговаривать.
   Честное признание далось на удивление трудно и вызвало странную реакцию у мужчины. Подумав - а думал он еще минуту, бесстрастно глядя на меня - Дейр медленно ослабил хватку, сел на кровати сам и помог рядом устроиться мне. Профессор неуверенно потер затылок:
   - Ну... рассказывай.
   Вот таким он мне был более привычен, а потому я начала именно с того, с чего и собиралась:
   - Доброе утро!
   - Да уж, - откликнулся девятый, - доброе.
   - Для начала у меня вопрос: помимо вампиров, какие еще существа могут проникнуть в дом, не потревожив охранок?
   - Никакие, - уверенно заявил стихийник. - В самый первый раз Ршайга я сам пустил, а явление членов правящей династии я предвидел, поэтому усадьбу не закрыл. Чутье не подвело, и в тот же вечер она нас навестили.
   - А как же взбрык?
   - Так ты его из академии принесла почти мертвым, - вспомнив свои одеревеневшие апартаменты, я хотела возразить, но он не позволил, продолжил назидательным тоном: - И, кстати, именно благодаря нему к тебе ничего, помимо грязи, не цепляется.
   - После вчерашних боев на полигоне этого можно было ожидать, - ответила я спокойно, в мыслях отчаянно надеясь, что в ночнушку меня переодели горничные.
   - Я говорю о двуногой.
   - Грязи?
   - О землянике, - процедил мужчина и встал с кровати, - как его... Клифорд Дит Мато. Он тебя на руках принес грязной и абсолютно бессознательной.
   Из созерцания пижамных штанов профессора и его голого торса, меня вывел хмурый голос девятого:
   - ...Ирэна, ты меня слышишь?
   - Ой, точно, что-то я совсем... - глаза перевела на свои сцепленные руки, а затем на Кишмиша, который крепко держит в лапках все еще спящую пленницу.
   - Рэш, - стихийник подошел ближе, сел на корточки и взял мои руки в свои ладони, - все в порядке?
   - Да, и я потом его поблагодарю и... тебя. И спасибо за то, что напомнил! - освободив одну из рук, стянула со спинки кровати халат и протянула его Дейру. Пусть прикроется и не вгоняет меня в краску.
   Он хмыкнул, но одеяние взял. Правда, не совсем одел, а на плечи накинул, но даже так мне дышать стало легче.
   - Перейдем к сути моего визита, - похлопала по матрасу рядом с собой, предлагая ему на кровать перебраться. - Ты знаешь, что Клиф, Таггри, Тис и Гат ошрамованы? А помимо них и еще трое, но они из группы перевелись? Это так называемое 'наказание' от старосты Норго за провинность. - Брезгливо сморщилась: аморальный урод, а не староста. - Он сын основателя службы НВН и постоянно остается безнаказанным, потому что шрамы видят лишь одногруппники...
   - А может, это групповой психоз? - недоверчиво протянул мужчина, оставаясь сидеть предо мной. - Или артефакт иллюзии, наведенный на определенную группу. Например, закрепленный на ваших отличительных шарфах.
   - Я тоже так думала. Но количество шрамов у всех активистов разное, их свежесть варьируется по старости и свежести, а еще они чешутся и пекут...
   В следующее мгновение стихийник изменился в лице, вскочил, схватил за плечи и, подняв меня на ноги, требовательно спросил:
   - Рэш, у тебя шрам? Где?.. Сильно болит? Кто его нанес, ты видела? Может, слышала? Странный звук или запах... Хоть что-нибудь?
   Я оторопело помотала головой, а Дейр тяжело выдохнув, прижал меня к своей груди и так сильно, что в первые секунды я ничего не смогла произнести.
   - Дейр? - позвала несмело, погладив по голым плечам куда смогла дотянуться, чтобы не касаться спины. Она у него как оказалось, весьма чувствительная.
   - Что? Что-то вспомнила? Рэш, мне нужна хоть какая-то зацепка, свежий след. - Он так же резко оторвал меня от себя и, глядя в глаза, заверил: - И обещаю, я найду эту пакость, и накажу малолетнего выродка!
   - Верю.
   Он кивнул, посмотрел обеспокоенно и повторно спросил:
   - Сильно болит?
   И я рассказала все от начала и до конца: о предупреждении Клифа, ночной побудке, сне, который оказался явью, и пленнице, завернутой Кишмишем в мой платок. Глаза девятого по мере моего повествования, вначале округлились, затем прищурились, а после заблестели.
   - Саламандра огненная кнутохвост!
   - Я думала, что тебя больше всего ее ошейник привлечет. Он же валлийского производства.
   - Он так же хорош! - заявил мужчина и, сняв артефакт с огненной бестии, легонько подул на нее. Золотые веки хищницы дрогнули, чешуя заискрилась, как на солнце, а хвост дернулся в поисках опоры. - Два прекрасных творения: природы и мага, - резюмировал стихийник и, отложив артефакт на тумбу, потянулся погладить саламандру. - Оставлю обоих себе...
   - Так, стоп! - я решительно забрала из загребущих рук мужчины едва очнувшуюся гостью и передала ее взбрыку: - Дейр, тебе в подарок перейдет только ее ошейник.
   - Это еще почему?
   - Потому что одна ящерица у тебя уже есть, - и на недоумевающее выражение его лица пояснила: - Твой камердинер и мой наставник.
   - Но Ксил - василиск!
   - Огромный золотой ящер, - поправила я. - К тому же, ученый.
   Наши взгляды схлестнулись, и теперь уже стихийник осознал, что я от своего решения не отступлюсь.
   - Ладно, - досадливо поморщился он, - но мне интересно, что ты с ней хочешь сделать?
   - Для начала, позволить ей отомстить, а затем передать в руки ревностного ценителя живых экзотов.
   - Мне?! - на мгновение обрадовался девятый и даже халат обратно на плечи натянул, завязал его пояс.
   Но я не стала зря обнадеживать, прямо сказала правду:
   - Эфке Нэфке Трумс, но не напрямую, а через земляника Дениэ Гову.
   - Что? - подобное, заявление, по-видимому, совершенно не укладывалось в его голове. - А смысл у этой схемы есть?
   - Сблизить преподавателей, - охотно ответила я.
   - То есть... - он прошелся из стороны в сторону, остановился возле меня и скептически заломил бровь, - таким образом, ты увеличиваешь покупателей своей праздничной маг-продукции?
   - Это, конечно, идея хорошая, но я не настолько меркантильна, как некоторые, - улыбнулась. - Я всего лишь решила им помочь...
   - Правду, - припечатал девятый и, сложив руки на груди, строго посмотрел на меня.
   - Я... - как оправдать свое решение придумать не успела, а он опять меня перебил.
   - Всю правду, - и нахмурился так, будто бы я собиралась лгать от начала и до конца.
   - И что, ничего утаить не позволишь?
   - Не в этот раз. По твоей прихоти я только что лишился редкой саламандры с великолепной боевой трансформацией. Итак, я внимательно слушаю правду, которую ты хотела мне сказать.
   От столь обвинительного тона и взгляда девятого я невольно потупилась и смутилась. Право слово, можно подумать, будто бы я своим отказом лишила его смысла жизни. Он до этого прекрасно жил без огненной бестии. В чем же дело сейчас?
   - Просто, пока я научилась правильно называть адрес академии для перехода, я посетила не только мужские душевые в спортзале и кладовую своего куратора, но и туалет в деканате.
   Удивительно, но профессор, как и Норбит Нокбо, услышал лишь то, что захотел и ошеломленно воскликнул:
   - Ты застукала их в туалете? Когда Гову и Трумс занимались там...
   Вот уж нет! И даже если бы все было так, не дай Всевышний, я бы молчала об этом в тряпочку. На веки вечные выкинула из памяти это мгновение, минуту, час, а может быть, и весь день. А потому решительно оборвала стихийника на полуслове, чтобы не слышать гадостей про преподавателей:
   - Вообще-то, я увидела там Гариву Нокбо и Дениэ Гову, которому она руки бинтовала.
   Глаза Дейра стали в два раза больше, а губы изогнулись в нахальной улыбке.
   Без лишних слов стало понятно, что сейчас он снова что-то непристойное скажет. И я во избежание громких восклицаний и поспешных выводов девятого, ладошкой закрыла его рот.
   - Все что я узнала из того разговора: земляник неравнодушен к древянистке, но у нее всякий раз есть повод, чтобы отклонить встречу.
   Сверкнув глазами, он вырвался из моего захвата, спросив обиженно:
   - Ну и что! Это еще не повод дарить саламандру. Пусть он вручит ей цветок.
   - Это не лучшая идея, - ответила скептически. На самом деле Гову уже пытался подойти с цветами, за что и получил ранение рук от воинственно настроенной древянистки. Но посвятить Дейра в эти детали я не решилась, строго сказав:
   - Зато, услышав о саламандре, у Трумс причины для отказа не будет.
  
   ***
  
   Из дома я на лекции не ушла, а сбежала. Дейр отпускать не хотел; не меня, конечно, а саламандру. С маниакальным блеском в глазах, как заядлый коллекционер редкостей, он доказывал, что ящерка ко мне попала уникальная. Во-первых, маленькая, но с огромным потенциалом, девятый просчитал, что ящерку в дом направили прямиком через световой кристалл в моей лампе. Во-вторых, добренькая забыл, что она явилась отнюдь не с миром, ну да ничего. В-третьих, единственная на все приграничье, а это три страны и четыре тысячи изнывающих коллекционеров. В-четвертых, она относится к малоизученному подвиду. Так что за ней сейчас нужно наблюдать и наблюдать, фиксировать изменения, повадки, постепенный рост и увеличение энергии, а не отдавать заразе Трумс в ее зверинец.
   Слушая его, я собралась, закинула в рюкзак огненную бестию и Кишмиша, создала переход в один из коридоров академии и, открыв дверь, сделала то единственное, что могло стихийника остановить...
   Красавец Лесски с всклокоченными волосами, блестящим взглядом и колючей щетиной застыл, как вкопанный. Поцелуй получился нежный, мягкий и как всегда обезоруживающий.
   - Спасибо, милый, я рада, что ты принял мое решение и не чинишь препятствий. Хорошего дня!
   Отступая в объятия Академии МагФорм, я чувствовала, как взгляд псевдо-жениха опаляет мою спину и боялась повернуться, вдруг его оцепенение пройдет. И что тогда? На ум пришли слова профессора: 'Я перестану себя сдерживать', и по спине от предупреждения поползли мурашки. Если это будет хоть немного походить на его утреннее пробуждение, я пас! До сих пор чувствую прикосновение горячих рук к моей тазовой области и хриплый голос, чуть не выбивший почву из-под ног.
   Уже в академии, стараясь не стучать каблуками, чтобы меня не заметили и не напакостили, пробралась в туалет и раскрыла сумку. Выудила освобожденную от рабства ящерку и вручила ей оранжевый кристалл, что прихватила из дома профессора.
   Ночная гостья, бывшая пленница, а теперь почти свободная особь огненных бестий посмотрела на меня удивленно, не забыв язычком прочистить глаза.
   - Значит так, сейчас ты можешь отправиться к бывшему хозяину, отомстить за пленение и всю жизнь скрываться от таких коллекционеров, как Дейр, - саламандра, вспомнив алчный взгляд девятого, тут же замотала головой, и я уверенно продолжила, - или вернуться ко мне.
   Прищурилась, а затем скосила черные глазищи в сторону моей сумки; оттуда, к слову, ей весьма дружелюбно махал взбрык, явно предлагая войти в мою охрану.
   - У себя не оставлю, - предупредила сразу и увидела, как растение и ящерка сникли, - но и в плохие руки не отдам.
   Они не вняли.
   - И нечего расстраиваться: уверена, вы будете видеться. Вряд ли наша Эфка Нэфка держит питомник дома, он наверняка где-то здесь в академии, так же, как и лаборатория Дейра.
   Переглянулись, приободрились и кивнули, кто головой, а кто лапкой с листиками. И под веселый шелест вечнозеленого, саламандра исчезла в кристалле. Неприятный звук и едкий запах гари сопроводили ее перемещение, и, развеяв клубы черного дыма, я вздохнула. Одним вопросом меньше, осталось решить, как вручить живой 'сувенир' землянику. Профессор Гову не обрадуется моей осведомленности, а тем более - помощи. Придется действовать не от своего лица.
   Мое появление из двери кладовой никто в группе не заметил, все были взбудоражены, и, собравшись вокруг стола Клифа, они громко переговаривались, не редко перебивая друг друга звонкими восклицаниями: 'Не может быть!', 'Не верю...', 'Как это вышло?', 'Хоть кто-нибудь может объяснить?' Приготовившись к лекции и сев за свою парту, я решила примкнуть к дискуссии и спросила одногруппников:
   - Что объяснить? У вас вчера что-то еще произошло?
   Они все слаженно повернулись ко мне и так же слаженно моргнули.
   - Ирэна? - спросила улыбчивая Таггри.
   - Она самая.
   - Ты как вошла? - а вот это уже Тис и Гат в один голос.
   - Через дверь.
   - Через какую?
   - Деревянную, - ответила я, совершенно не собираясь рассказывать о своих перемещениях. - А разве это имеет значение? Вопрос был другой... - я с удивлением посмотрела на 301 группу, отметив, что они все улыбаются: смущенно, нервно, заразительно, но все. - Ребят, что-то случилось?
   Сердце тревожно забилось и дрогнуло, чтобы забиться еще сильнее, когда они слаженно кивнули головой и двинулись в мою сторону. Я поднялась со своего места, не зная, что делать. Бежать к кладовой? Звать на помощь? Или молча ждать, когда взбрык соизволит помочь? Всевышний, почему я так невовремя истощила свои искры? И, кажется, девятый не зря говорил, чтобы я сюда поступать не смела. У них здесь явно секта поклонников Норго, которые меня сейчас в жертву принесут!
   - Клиф, - позвала я самого доверенного из всех, - что происходит?
   - А ты не видишь? - спросил он с загадочной улыбкой, и я помотала головой, судорожно сжимая руки. Идея с кладовой была самой правильной, но поздно, здоровяк уже стоит напротив и тянет руки ко мне со словами: - Эх, слепондя, дай хоть обниму...
   Это было не объятие, это были тиски чрезвычайно крепкие и долгие, а потом меня относительно придушенной передали для объятий остальным членам группы, которая боролась со мной в грязи и победила.
   - Спасибо! - произнес каждый из них и всем скопом добавили: - Хоть мы и знать не знаем, как ты это сделала, но спасибо.
   И на мой недоумевающий взгляд Клиф со смешком ответил:
   - Шрамы прошли.
   - Всевышний... - я чуть не села мимо стула, когда увидела насколько изменились члены моей команды.
   У Таггри в роду были эльфы, об этом говорили ее чуть мерцающая кожа и удлиненные миндалевидные глаза. Тисьян и Гатору - оборотни, а Клиф - не просто благородный здоровяк, он благородный титан с обезоруживающим прищуром карих глаз и ошеломляющей улыбкой. Был бы старше, я бы влюбилась.
   - Ничего себе... так это все-таки была иллюзия!
   - Мы тоже приятно удивлены, - кивнула водница. - Теперь ждем, когда появится Норго.
   - Не появится, - смущенно улыбнулась я. - И вряд ли захочет продолжить с нами учиться.
   В группе возникло странное и напряженное молчание. К счастью, его прервал звонок, но, даже расходясь по местам, они почему-то косили в мою сторону взглядом.
   - Тагги, - я позвала водницу и удивленно спросила: - что за странная реакция? Почему они так смотрят на меня?
   - Потому что Норго именно с этих слов начал свое восхождение на пост старосты, - сухо ответила она и отвернулась.
   - Да уж запугал он вас...
  
   6.
  
   Первую пару сегодня вел Ердан Кеслер. Худой водник с необычными синими глазами и белой кожей двигался медленно, улыбался, но выглядел при этом, как поднятый из могилы покойник. Да простит меня Всевышний, но казалось, что профессор спит на ходу.
   Когда он на середине лекции неподвижно застыл перед доской, а затем странно дернулся и продолжил говорить и писать водные символы, я удивленно спросила у Таггри:
   - Что с ним?
   - Спит на ходу, - пожала она плечами.
   - А не, знаешь, по какой причине? - может быть болеет или же это какой-то странный приступ. Учитывая спокойствие группы, я была уверена, что они ответ знают.
   - Потому что ранее его силы уходили на жену. Она огневик и весьма сильный... - девушка протяжно вздохнула. - А вот теперь уже шесть месяцев как в их семье появились близнецы, двое мальчиков и девочка.
   - И что с того? - не поняла я очевидной по своей сути вещи. Потом смекнула: - С зубками мучаются?
   Таггри хмыкнула:
   - Если бы с зубками! С постоянно возникающими пожарами. Дети явно огневиками будут. Они доводят маму до белого каления, а в этом ее состоянии не редко что-нибудь да вспыхнет невзначай.
   Удивленно посмотрела на Кеслера и искренне пожалела мужчину. Четыре огневика на одного водника - это сила, даже несмотря на то, что трем из них сейчас и года нет.
   - Какой же он уставший...
   - Это еще ничего, - беззлобно усмехнулась она, - он дома от силы шесть часов в день. Видела бы ты их горничных, няню и дворецкого... Вот там беда, постоянное паническое состояние.
   - А ты их видела?
   - Конечно, и в доме была и малышню катала на фонтане, - по мере ее слов мое удивление росло вс геометрической прогрессии, пока блондинистая водница не сжалилась, в очередной раз удивив меня. - Я его племянница и тоже Кеслер.
   - А мама эльф?
   - Мама - нет, но как-то моя прабабушка в путешествии встретила...
   Кажется, схожую историю я уже где-то слышала, понятливо кивнула и, послав воднице понимающую улыбку, решила внимать лектору. А он молчит, стоит у доски, сжимая в руке кристалл, и не движется. И группа молчит, наблюдая за ним настороженно.
   - Профессор? - позвала я. - Профессор Кеслер?
   - Что? - он опять вздрогнул и резко обернулся.
   Засыпает стоя, плохой признак. Отпустить бы его домой... Вспомнила, что ожидает мужчину у родных и мысленно исправилась: отпустить поспать.
   - Я могу записать все, что вы покажете... - неловкое предложение с его стороны не встретило препятствий. А рядом со мной тут же поднялась Таггри.
   - А я могу зачитать, - предложила она.
   - С радостью проведу практическое, - отозвался парень, которого мы в первой грязной схватке замесили в цементирующий состав. Высокий светленький с голубыми прядями в волосах, кажется, Риг или Риггер, именно так его звали соратники по команде. Серый ученический костюм и мантия смотрелись на нем органично, и носил он ее, как носят преподаватели - гордо. Хорош собой, уверен в своих силах. Видимо, об этом думала не одна я, иначе бы рядом не послышался протяжный вздох.
   - Говорят, что он - четверка, - пояснила свою печаль водница, но взор эльфийских глаз сказал намного больше.
   Обведя аудиторию уставшим взглядом и, немного подумав, Кеслер согласился. Уступил нам преподавательское место и уже через минуту спал сидя за самой дальней партой, то есть за моей. Чтобы не тревожить профессора, я предложила группе спуститься и занять свободные места внизу, а затем приступила к начертанию заклинаний и схем, которые Таггри тихим голоском объясняла. Время от времени она кидала испуганный взгляд то на спящего дядю, то на пишущих одногруппников или на меня, но никак не на Рига, который устроился на преподавательском столе и сейчас с любопытством ее созерцал. Я с трудом подавила улыбку, представляя, как он сейчас думает про себя: 'Ах, как это замечательно, что она - единица'.
   Нашу безмятежную идиллию длинною в две лекции без перерыва, а она была именно таковой, прервал неприятный звук, донесшийся с задней парты и стойкий запах гари, которую непонятно каким образом разнесло по всей аудитории. Ердан Кеслер мгновенно проснулся, и, потерев глаза, тряхнул явно посвежевшей головой.
   - Все записали?
   - Из схем все, - ответила смущенная Таггри. - Мне осталось зачитать вывод, а Риггеру произвести последний практический прием...
   - Зови меня Риг, - предложил ей безмолвствовавший до сих пор наблюдатель, чем вогнал водницу в краску.
   Я сделала вид, что не слышала, а профессор, одобряя доклад, кивнул:
   - Зачитывайте, показывайте, - отдал он указания, - а вы, Ирэна, подойдите ко мне.
   И я пошла, ощущая странное смятение, потому что преподаватель был напряжен так, что на худощавом лице непрестанно ходят желваки. Подошла, стала напротив и сцепила пред собой руки:
   - Я вас слушаю.
   - Минуту назад в вашу сумку что-то переместилось, - произнес так, чтобы никто не смог нас услышать.
   - Все возможно, - я кивнула.
   - Опасное создание.
   - Не совсем верно, но можно и так сказать, - не стала отрицать я, даже не представляя, как он догадался.
   - Огненное, - решил уточнить мужчина и прищурился.
   - Допустим, вы правы и в моей сумке действительно находится огненное существо. Но что вас не устраивает?
   - Бездействие вашего питомца и ваша невозмутимость, - ответил он и подался вперед. - Взбрык, вполне возможно, уже мертв. Поэтому, ради вашей безопасности, предлагаю сумку уничтожить.
   Он поднял ее за ремешок и снял со стула. Я ухватилась с другой стороны, не позволяя сумку забрать.
   - Не стоит идти на столь крайние меры. Видите ли, с недавних пор некое огненное создание временно находится под моей защитой и ожидает передачи в надежные руки.
   Водник, поднял голову, словно бы к чему-то прислушиваясь, и прямо спросил:
   - Когда передадите?
   - На следующей лекции, - у нас как раз Дениэ Гову будет подменять заболевшего лектора.
   - А документы на бестию есть? - неожиданно спросил профессор, сверкнув глазами.
   - Нет. Она ко мне попала так же, как и взбрык.
   - Понятно, - кивнул он и сказал, - готовьтесь к тотальной оборо...
   Слова его потонули в грохоте распахнувшихся дверей, что ударили о стены и значительно их повредили. Глиняная крошка и кусочки камней посыпались вниз, покрывая грозных визитеров толстым слоем пыли. В аудиторию с притихшими студиозами влетело нечто худое и невысокое, с всклокоченной рыжей шевелюрой и глазами, пылающими, как горящие угли. Сзади неизвестного возникло шесть вампиров в черных одеждах стражей. Замершие с оружием на изготовке, они представляли собой, куда меньшую опасность, чем взвинченный огневик, не желающий утихомирить бушующую в нем бурю.
   - Где?! Где эта тварь! - орал он, дергая головой и глядя на всех бешеным взглядом.
   И моя новая группа словно бы окаменела при виде него, затихла, насторожилась, сжалась. Лишь те, кто носил до сих пор шрамы, сидели спокойно, им явно было не впервой слышать истошные вопли.
   - Студиоз Норго, - подал голос Ердан Кеслер, - что-то потеряли?
   Он не ответил, будто не услышал, и цепким взглядом стал осматривать аудиторию со словами: 'К черту тварь! Где эта, стерва, новенькая?'
   И в наступившей тишине я громко усмехнулась:
   - Видимо, помимо совести, он потерял и главного таракана.
   - Какого? - не понял водник.
   - Таракана из головы. Такого с усиками, большого и вероятнее всего рыжего, как хозяин.
   Это была язвительная грубость, но помня о шрамах на лицах одногруппников и возможности получить идентичный, я простила себя за подобную несдержанность. К слову, в этот самый момент разъяренный взгляд мстителя уцепился за меня, и Норго с презрением выплюнул мое имя.
   - Ты - Ирэна... Лесски!? - он отбросил волосы, открывая лицо, исполосованное горизонтальными красными линиями.
   Группа охнула и профессор в том числе.
   - Адаллиер, - бесстрастно поправила я и улыбнулась: кажется, эти шрамы с него лишь лет через десять сойдут. Саламандры за свое пленение мстят достойно. - Можно на вы. И я очень рада познакомиться с невидимкой-старостой.
   - Тварь! - ругнулся он. - Тупоголовая, ублюдочная...
   - А вы о себе очень лестного мнения. Жаль, мы не настолько хорошо знакомы, иначе бы я помогла продолжить список.
   - Ты мне ответишь! - рявкнул он и взметнулся по проходу вверх.
   - С радостью! А на какой вопрос?
   И пока он в считанные секунды преодолевал расстояние, разделяющее нас, я аккуратно положила сумку на пол сзади себя, пряча. И с нескрываемой гордостью за академию и преподавателей проследила за тем, как Ердан Кеслер вышел вперед и прикрыл меня плечом, и рукой подал жест, чтобы не вмешивалась. И вот тут перед профессорм появился взбрык и под гул восторженных вздохов группы нарастил себя до размеров человека, превосходящего водника на две головы, и уже его огородил рукой, повторив в точности жест 'не вмешивайся'.
   И вот Норго добегает до нас с громким, разделенным паузами восклицанием:
   - Я хочу знать... где... моя... - добежал, увидел огромного вечнозеленого и просипел, - мама!
   Ну и как на это не ответить, он же сам просил, вот и добежал, чтобы услышать мои разъяснения.
   - Вероятнее всего дома, ждет вас.
   Он хотел ответить гадость, я это по глазам видела, но так и не услышала, потому что на разъяренного старосту при виде вечнозеленого снизошло страшное заикание.
   - Взб..., взб..., взб... - произнес он несколько раз, с ужасом глядя на деревянного гиганта, который грозно шелестел нависая над бледным парнем.
   Конечно же, я поняла его без слов, по жесту, но разве это воспрещает немного пошутить?
   - Взбучка от мамы, - предположила первое пришедшее в голову и поспешила успокоить: - вряд ли возможна, а вот от папы вполне. - Я кивнула на все еще воинственно застывших вампиров внизу: - Если не ошибаюсь, это - королевская охрана, и для собственных нужд вызывать ее вы не имеете права.
   И различив среди них знакомые лица, я окликнула серокожих, которые всего пару недель назад помогали мне в организации зимнего пикника:
   - Деван, Горф! Это ложная тревога.
   Двое из шести стражей подняли головы вверх, узнав меня, перевели взгляд на Норго и одновременно выплюнули пару слов на шипяще-рычащем. Эпитет был явно не лестным и многообещающим, и коротко кивнув мне все они развернулись и бесшумно вышли.
   - К-ку-у-да?! - очнулся заикающийся мститель.
   - Докладывать, - подсказала я. - И мой вам совет, поспешите домой.
   - А-а-ах т-ты!.. - начал было он и даже вскинул руки, но больше ничего сказать не смог: пятилап поднял исполосованного Норго за шкирку, развернул на сто восемьдесят градусов и, многократно удлинив побег, почти мягко спустил парня вниз и выдворил из аудитории. Двери за ошеломленным и униженным старостой мягко закрылись. Звонок об окончании лекции заглушили дружные аплодисменты ликующей 301 группы, и я с удивлением услышала, как профессор восторженно произнес:
   - Всевышний, Ирэна, вы изменили все!
   - Я?! Да я ничего... совсем ничего не сделала. - Заявила протестующее и указала на довольного собой Кишмиша. - А вот взбрык, да, молодец. Меня защитил, Норго выставил, а сейчас он быстро уменьшится и спрячется в сумку. И мы пойдем на следующую лекцию, потому что нам давно пора!
   Последнее пришлось сказать громче, чтобы перебить звук не стихающих аплодисментов и напомнить студиозам о лекции с Гову.
   - Разве пора? - удивился Кеслер: - Сейчас же перемена вдвое больше прошлой.
   - Да, но мы с ним еще не обсудили время посещения лаборатории! - последнее опять сказала громче, обращаясь ко все еще ликующим студиозам, и уже воднику пояснила: - Если вы еще не слышали, то вчера наша группа выиграла пять мест внештатного помощника-лаборанта сроком на три месяца.
   - Слышал, - кивнул мужчина, - но это был нечестный ход.
   - Нечестным было оставить нас без спецформы, отталкивающей грязь, - возразила я, наблюдая за тем, как довольный Кишмиш закрывается в моей сумке, - а все остальные вопросы мы сейчас решим.
   Аудиторию наша группа покинула в полном составе, за исключением старосты. Своим отсутствием он подавал плохой пример, а потому я уже продумывала, как сместить его с поста 'командующего' и поставить там проверенного человека. Например, Клифа или одного из оборотней: что-то подсказывало, что такое решение будет наиболее верным.
   Мы шли ровным строем: впереди костяк активистов - моя команда, а сзади остальные. Вьюнов в дороге мне не встретилось, никто путь не заступал и поговорить со мной не стремился. Любители каверз либо не успели приготовиться, либо наоборот, рассчитывают от мелких пакостей перейти к большим. А впрочем, думаю, я и с ними справлюсь, главное - место в лаборатории получить. Войдя в аудиторию одной из первых, я удивленно остановилась, наш безмерно сдержанный профессор - земляник предстоящей паре был явно не рад и что-то крушил в кладовой. Делал он это долго и старательно, а заметив нас, ни слова не сказал и дверь изнутри прикрыл ногой.
   - Будет лучше, если мы отложим вопрос о выигрыше до лучших времен, - предложил Клифорд, и остальные поспешили его поддержать.
   - Да, - согласилась я, - до следующей перемены.
   Откладывать разговор нельзя: во-первых, по прошествии двух-трех дней от наших условий можно будет отмахнуться, а во-вторых, в моей сумке сидит перепуганная саламандра, которую в срочном порядке нужно в надежные руки передать. Но не объяснишь же это всем заинтересованным, и я, избегая взглядов, прошла наверх.
   Профессор из кладовой не выходил долго, вот уже двадцать минут прошло от начала лекции, а он все еще внутри, ругается с кем-то и сыплет заклятьями. Несомненно, мы могли бы и дальше смиренно ждать его появления, занимаясь кто чем, но я была твердо убеждена, что в академии нужно учиться, а не просто сидеть.
   - Клиф,- позвала я земляника, - может, поможешь?
   - Чем я могу помочь тебе? - в мгновение ока он оказался возле моего стола, улыбнулся очаровательно и даже подмигнул.
   - Не мне, а профессору.
   - Зачем? Он помощи не просил.
   - И не попросит, - тихо призналась я. - Выгоревшие маги редко просят о подмоге, чтобы гордость не топтать.
   Студиоз хмыкнул, мол знает, и пояснил для меня:
   - А такие, как Гову, не поймут, если им помогут.
   Меткое замечание, но шум из подсобного помещения меня уже порядком насторожил. Прежде чем преподавателей звать, надо хоть выяснить, что там происходит.
   - Значит, мы его заставим, - ответила шепотом и поднялась: - Пошли!
   - Ты куда?
   Он не успел ничего сделать, а я уже перемахнула через перила и мягко спустилась возле кладовой, дверь которой оказалась закрыта.
   - А это уже ни в какие ворота... - отошла в сторону и дала Клифорду указание: - Ломай.
   - А может не стоит... - произнес он.
   - Ломай, Дит Мато, у меня предчувствие плохое.
   Он рванул дверь за ручку с такой силой, что я была уверена - вырвет с петлями, но не вышло, тогда парень отодвинул меня и с размаха ударил ногой. Глухой удар, дрожь заклинания вдоль косяка, затем треск и щепки летят в стороны. Группа, спокойно сидевшая до сих пор, с удивлением на нас оглянулась, а Клиф добил простенькое заклинание словом: 'Нунто' и распахнул наконец-то дверь, загородил ее собой. Я на силу протиснулась вперед.
   Увидев ярко освещенное пространство кладовой, мы с земляником замерли, а сцепившиеся профессор и каменный голем продолжили отчаянную борьбу. Мужчина, сжимая монстра в захвате рук, сыпал заклинаниями, а каменный, не задумываясь, рушил их, размахиваясь рукой или ногой и пытался выйти из породившей его стены.
   - Вот это ослиное упрямство, - прошептал Клиф, присвистнув, и привлек к нам внимание обоих.
   Заметив свидетелей, голем сказал: 'Бре-е...', а Дениэ Гову ругнувшись, на матросский манер, прошипел:
   - Вы этого не видели!
   - Мы этого не видели, - тут же согласился с ним Клиф и, рванув меня к себе, захлопнул дверь. Он успел до того, как каменный монстр замахнулся в нашу сторону. Звук камня, грохнувшего о дерево, вывел меня из молчаливого оцепенения:
   - Всевышний...
   - Скорее, Всенижний, - пробасил отпрыск Дит Мато и стряхнул с себя щепки.
   - Что делать будем? - прошептала я растеряно и оглянулась в поисках дополнительной помощи.
   - Ничего особенного, - ответил наш титан, - Ирэна, ты стоишь на стреме, а я иду туда... - кивнул на дверь и, покосившись в сторону заинтересованно поднявшейся группы, пояснил уже для них: - Помогу профессору с мусором.
   - А если не справишься? - взгляд на студиозов и пояснение: - Мусора много, Гову сам разбирает его давно...
   - Справлюсь.
   - Клиф, если ты... если тебя... - не смогла найти подходящих слов чтобы не насторожить остальных и спросила в лоб: - Сколько времени тебе дать? Полчаса хватит?
   Он хмыкнул, пришлось припугнуть:
   - Учти, я не просто в помощь Кишмиша отправлю, я декана в помощь позову...
   - Мусор вывезти? - удивились одногруппники, собравшиеся уже внизу.
   - И его тоже! - посмотрела на земляника тревожно, спросила: - По времени... тебе сколько дать?
   - Минут десять, может быть и пять, - и предостерег шепотом: - Не надо декана звать... это все усложнит
   - Хорошо.
   Он кивнул:
   - Теперь посторонись.
   Дверь за ним захлопнулось, и в аудитории, погрузившейся в удивленную тишину, стали слышны отчетливые удары в стену и упертое големовское: 'Бре-е'. Мне навстречу шагнули обеспокоенные Тис и Гат, а вслед за ними и Риггер c вопросом:
   - Что там происходит?
   - Зачисление на летнюю практику.
   - Врешь, - прищурился он.
   - Немного привираю, - ответила я и обратилась к группе: - предлагаю устроить скоростное голосование и выбрать старосту! Кандидатов с наибольшим количеством голосов призовем к ответу и заставим биться за место ведущего нашей группы.
   Сказать, что они были удивлены, не сказать ничего. Студиозы пребывали в озадаченном ступоре и уже не обращали внимания на шум в кладовой. А я только на это и рассчитывала, не смея уходить с поста, решительно взялась за проведение выборов.
   - Кто за Рига поднимите руки, - подняли, я посчитала - десять!
   - Кто за Тиса? Восемь.
   - За Гата? Пять... - и с улыбкой обратилась к воздушнику, - не отчаивайся, ты свою популярность повысишь в следующем году.
   - За Таггри? Четырнадцать.
   - За меня? Не стесняемся под... - зря я их подначивала руки подняли восемнадцать человек. - Ммм, приятно знать, что вы приняли меня в коллектив как родную, спасибо!
   Посмотрела на не участвующих в отбое ребят и спросила прямо:
   - А вы почему?..
   - Так Норго с поста еще не снят, - ответил Риг за всех троих.
   - Это дело техники, - отмахнулась я. - Пара дней и снимем. Ну, и последний кандидат в старосты 301 групы, Клифорд Дит Мато!
   На этот раз проголосовали все, в том числе и я. Торжественным тоном и с самой счастливой улыбкой на лице, я провозгласила:
   - Единогласно! Поздравляю всех с прекрасным выбором. Осталось дождаться нашего избранника и выслушать его пламенную речь.
   Долго ждать не пришлось. Дверь кладовой распахнулась с треском и запыленный земляник, сверкая грозным взглядом, потребовал меня к себе:
   - Ирэна, иди сюда!
   Обернувшись к группе, которая ожидала совсем других его слов и действий, я клятвенно заверила:
   - Он забыл слова. Сейчас напом...ним! - окончание произнесла уже будучи в кладовой, потому что Клиф ждать меня не стал за руку втянул в разгромленное пространство.
   - Что я там забыл? - спросил гигант, уводя меня через обрушенную стену в огромный подземный коридор с маг-освещением.
   - Что оставил меня на стреме... - я оглянулась, неужели за те несколько минут земляники вырыли пологую шахту, дабы увести голема. Идеально скругленный потолок, выровненный пол и облицованные плитами стены... Что-то тут не так. - Говори быстрее, зачем я здесь, иначе они ворвутся сюда с поздравлениями.
   - По какому поводу? - не понял он и остановился.
   - Мы выбрали нового старосту.
   - А-а-а, поздравляю, - студиоз приобнял меня за плечи.
   - Ты не понял, - решительно прошептала я, - поздравлять нужно тебя.
   Он озадаченно сдвинул брови к переносице, и вот тут из глубины коридора до нас долетело:
   - Клифорд Дит Мато, где ты там?! Поторо... - и жуткое 'Бре-е', перебило профессора на полуслове. Земляник больше за руку меня не вел, схватил поперек туловища и побежал вперед.
   В крайне сжатые сроки мы преодолели двухкилометровый коридор, в конце которого меня спустили на пол перед повязанным големом и избитым профессором и попросили выпростать руки вперед. Выпрастывать их не хотелось, потому что каменный монстр находился от меня как раз на расстоянии вытянутой руки.
   - А может?..
   - Ирэна, - тяжело дышащий Гову, стер с лица грязь и пот и, забыв о всяком официозе, попросил, - вытяни руку и просто скажи: 'Ко мне'.
   - Зачем? - я имела право на подозрительность, потому что монстр превосходил самого земляника в пять раз и выглядел устрашающе. Особенно сейчас связанный по рукам и ногам магическими линиями, он все время вздрагивал и порывался встать, проверяя путы на прочность.
   - Чтобы он уменьшился и переместился на руку к тебе, - ответил профессор со вздохом, - не бойся, это стандартная процедура.
   'Что ж, проверим', - решила я и, несмело вытянув руки вперед, сказала:
   - Ко мне.
   Гигант покрылся золотыми рунами, дрогнул и исчез, путы опали на пол, а на моей ладошке появился маленький круглый камешек с узором золотой спиральки на боку.
   - Ух, ты! - прошептала я и погладила черный камешек.
   Моей радости земляники не разделяли, переглянулись между собой и заявили в один голос:
   - Ты этого не видела.
   - Нет, конечно, но можно я оставлю его себе? - и взгляд сделала такой просительный. Мне же Дейра нужно умаслить, в счет потери огненной бестии.
   - Это был подарок... - покачнувшись, Дениэ Гову забрал из моих ладошек камень и скомандовал, - а теперь быстро на лекцию.
   Быстро не получилось: сам профессор хромал и кривился, а я отказалась преодолевать путь в руках Клифорда, сказав прямо, что он как новый староста, просто обязан предотвратить появление студиозов в кладовой, а значит должен мчаться вперед сам.
   - Но наш староста еще пост не сдал, - резонно заметил отпрыск древнего рода Дит Мато.
   - Это вопрос времени, к тому же, пока его не было ты явно исполнял роль заместителя. Так что, - улыбнулась, - вперед.
   Он хотел еще что-то сказать, но увидев мой прищуренный взгляд, кивнул и ушел. Я отсчитала двадцать шагов и задумчиво произнесла:
   - А знаете, профессор, ваш подарок очень похож на вас.
   - И чем же? - усмехнулся он кривовато.
   - Голем большой, сильный, неотвратимо упрямый и связан с землей. Видит цель идет к ней, - отчеканила я, скосив глаза в сторону земляника. - И вот такое ощущение, словно бы вас в собственное отражение посмотреть заставили... и 'Бре-е' его, наверное, это что-то да значит.
   - Что-что? - он остановился. - Ирэна, повторите.
   - Я имею в виду, что возможно отправитель хотел показать вас со стороны. И звук Бре-е... - повторила я, поежившись, - это определено послание или пожелание.
   - Да, отстань...
   Вот теперь пришлось удивиться мне:
   - Простите?
   - Вы правы, послание было, и гласит оно: 'Отстань!'
   На размышления и ему и себе я дала еще сто метров, а затем со вздохом призналась:
   - Знаете, в таком случае нужно ситуацию кардинально менять, чтобы уже вы могли повторить это невероятно дерзкое 'Бре-е'. Как думаете, вашего дарителя огненная саламандра кнутохвост впечатлит или нет?
   - Ирэна, не бередите мне душу, разве у вас это создание есть?
   - Да, и Гарива Нокбо сказала, что вы будете заинтересованы в его приобретении, - посмотрела на его ошарашенное лицо и добавила: - или равнозначном обмене.
   - Например? - спросил он с усмешкой.
   - Голем и те из моих поделок, что вы уже проверили.
   - Не могу, ваш маг-опекун дал запрет на передачу артефактов кому-либо, помимо гения ИрАд. И как вы знаете, такого мастера в реестре на данный момент нет. - Он с улыбкой развел руками. - Другие предложения?
   Получается, тот артефакт от гриппа он забрал. Жаль, а впрочем, он только что дал мне бесценную подсказку, как вернуть весь набор моих 'поделок' без ведома Дейра.
   Я улыбнулась:
   - В таком случае, голем и место вашего помощника.
   - К сожалению, ректор нашей академии... - начал мужчина и я понятливо кивнула. Мне личную лабораторию не дадут, жаль, но отчаиваться не имеет смысла. Что ж обойдемся малой кровью.
   Грустно вздохнув, с нотками разочарования произнесла:
   - Так и быть я согласна только на голема и тот самый приз моей команде.
   Земляник моим вздохам не внял, нахмурился:
   - Вы выиграли нечестно, а правила нужно соблюдать.
   - Вы правы, - протянула расстроено и лукаво прищурилась на него. - Но я уверена, огненная саламандра кнутохвост, что сидит сейчас в моей сумке, кардинально изменит ваше решение.
   И будто бы не замечая его оцепенения, пошла дальше. Лишь через десять шагов его восклицание заставило меня обернуться.
   - Она в академии? - увидев мою улыбку, земляник воскликнул: - Что же вы молчали до сих пор?!
  
   ***
  
   Он уже не шел, хромая, а подлетел ко мне, схватил, как Клиф несколько минут назад, и понесся в кладовую. Лекцию профессор провел превосходно, мой учебный день прошел замечательно, и я, счастливая обладательница голема, собиралась хоть сейчас немного прогуляться, прежде чем вернуться домой к книгам. Но не успела ступить из академии и шага, как попала в крепкие объятия Дениеэ Гову, получила поцелуй в лоб и счастливое:
   - Спасибо, солнышко, Дейр даже не знает, как ему повезло. Счастливчик!
   И стоило лишь вспомнить о стихийнике, а он тут как тут. Стоит в двадцати шагах, взглядом прожигает.
   - Пожалуйста, - ответила я уходящему профессору, в смятении наблюдая за тем, с каким видом в мою сторону идет отнюдь не самый счастливый в мине жених.
   Подойдя ближе девятый забрал сумку из моих рук и сухо спросил:
   - Что это только что было?
   - Заключение обоюдовыгодной сделки, - без заминки ответила я и оправила рукава мантии. И в десятый раз порадовалась тому, что форма студиоза укомплектована терморегулирующей подкладкой. В этот солнечный безветренный день мороз был знатный и пробирал до костей. Один лишь Дейр расстегнут и все равно румян, а может быть - возмущен из-за моего ответа.
   Долго гадать не пришлось, он простонал протяжно:
   - Ты все-таки ее отдала?..
   - Да, и получила камешек! - радостно заявила я.
   - Камень... - девятый потер шею и, не выпуская моей сумки из рук, побрел прочь от академии с таким видом, будто бы я ему всю жизнь искалечила. - Всенижний, и о какой выгоде может идти речь... Саламандру на... проклятье!
   - Дейр, - я нагнала его и дернула за рукав, - вначале посмотрите какой...
   - Что какой? - спросил он раздраженно и обернулся.
   - Какой подарок я для тебя приобрела, - с этими словами выудила спящего голема из кармана платья и протянула ему. - Он с золотой руной спирали на боку, и, если память мне не изменяет, является также весьма редким маг-созданием.
   Мгновение мужчина смотрел на мою руку с изумлением, а затем чуть дрожащими пальцами потянулся к каменному и притронулся к спирали. Она отозвалась желтой искрой и погасла, а профессор громко сглотнул и голос снизил до пробирающего душу шепота.
   - Ирэна, откуда он у тебя?
   - Обменяла на саламандру, в противном случае Гову бы ее не взял.
   - То есть... наш Дениэ сам вручил тебе в руки одно из древнейших созданий нашего мира? - и произнес он это таким настороженным голосом, и так заозирался по сторонам, что я сама начала шептать.
   - Да.
   - Всего лишь за огневую? - спросил он скептически. Странное поведение: сам же утром заявлял, что саламандра бесценна. Пожав плечами, я положила голема обратно в карман.
   - Не совсем, - на прищур стихийника, я просияла счастливой улыбкой дельца, - несмотря на его сопротивление, мне удалось выбить у профессора пять мест внештатных помощников-лаборантов. И как ты только что видел, - махнула рукой в сторону удалившегося земляника, - результатом сделки мы оба довольны.
   - Ирэна... - Дейр взял меня за руку и быстро повел вон из парка, прошептав едва слышно, - ты фактически обокрала профессора. Завтра же придется голема вернуть.
   - Не придется, каменный для него такой же нежданный подарок, как и саламандра для меня.
   - С трудом верится, - мужчина хмыкнул.
   - А придется поверить.
   - В любом случае, это не умаляет ценности голема.
   - Как раз таки наоборот, - прошептала я, - особенно если он был 'бре-екающим' подарком от любимого человека.
   Девятый не ответил, продолжая и вести меня через парк академии в неизвестном направлении и таким темпом, что ни о какой прогулке речи быть не могло.
   - Дейр, а куда мы идем?
   - В беседку, - он указал на заснеженное строение справа и повел меня туда.
   - Зачем?
   - Чтобы найти артефакт, который тебе Дениэ Гову вчера вручил и не забрал обратно, - мужчина открыл передо мною кованую дверь и пропустил вперед.
   - Но его у меня нет.
   - А на тебе? - спросил девятый, понизив голос до волнительных нот, и посмотрел с прищуром. - Утром не было, а сейчас?
   - Тоже, - отрубила с досадой.
   - Ладно-ладно, верю, не злись.
   Не злиться не получалось. Как я будила Дейра, хотелось забыть и не вспоминать, потому что от этого воспоминания я краснела. Вот и сейчас, чтобы не показать предательского румянца отвернулась и огляделась вокруг. Удивительно, но внутри беседки не было снега, не выл ветер и обстановка напоминала западную башенку в доме профессора. А может это она и есть? Плотно закрывшаяся сзади дверь и едва уловимый щелчок, подтвердила досадную догадку - Лесски без спроса меня переместил.
   И, пройдя к столу, с невинным голосом сообщил:
   - У земляника Дит Мато его тоже нет, в твоей комнате нет и на полигоне так же. Единственное, что мне осталось проверить, так это... - он положил мою сумку на стол, улыбнулся. - Сама ее освободишь или лучше, если я?
   - Наслаждайся, - ответила я и, гордо вскинув голову, вышла.
   Настроение медленно скатывалось к нулю, причина обыска понятна и в то же время оскорбительна. Артефакт мой, сделала его я, на полигоне проверила тоже я, и почему-то его вдруг забирают у меня. Несправедливо, и не радует даже то, что Кишмиш любителю обысков предварительно надает по рукам, а потом уж признает. Хотя, даже это - малая плата за испорченную прогулку.
   Расстроено вздохнув, открыла дверь в свои апартаменты и бросила мантию на спинку стула. И вспомнила, что голем все еще на моей стороне, Дейр его еще не забрал.
   Но стоило подумать о девятом, и он тут как тут стоит в двери. Улыбается одной из самых очаровательных своих улыбок.
   - И что? - не выдержала я его молчания и лукавого светло-голубого взгляда.
   - Пусто, - положив сумку на столик у двери, он шагнул ко мне: - Я рад, что ты все поняла и не обиделась.
   - Обиделась, - прямо ответила на его неслыханное замечание.
   - Рад, что обиделась не сильно, - еще один шаг, и наши лица слишком близко, но я не отвожу злого взгляда.
   - На самом деле сильно, - вскинула подбородок. - И что ты на это ответишь?
   - Ну, извини...
   - И это все?
   - Ах да, забыл...
   Он ухмыльнулся так, что стало понятно - пора бежать, но я и шага сделать не успела. И в следующее мгновение оказалась бесстыдно прижатой к его груди и целуемой самым наглым образом. Так, что все тело пронизывает дрожь... омерзения, от которой совсем не хочется избавляться. И это притом, что он, едва касаясь маг-потоками, обыскивает меня!
   Протестуя против произвола, дернулась в его руках, но лишь усугубила ситуацию: он усилил напор. Вследствие чего вначале связь со мной потеряло пространство, а затем и реальность, в которой Дейр с улыбкой повторил мои утренние слова:
   - Спасибо, милая, я рад, что ты приняла мое решение и не чинишь препятствий. Хорошего дня!
   Дверь открылась и закрылась, затем открылась еще раз, и профессор без совести и чести, сказал:
   - И спасибо за камешек с золотой руной, он мне пригодится...
   Ушел и голема забрал. А в моей голове еще долго звенела отборная матросская ругань в сторону стихийника-прохвоста.
   Всевышний, меня только что обставили в моей собственной манере: ввели в ступор поцелуем и щелкнули по носу. Обидно и, что таить, приятно, и от этого вдвойне досадно, а может быть, и втройне. Появилось безумное желание утереть аристократический нос Дейру и оставить его без голема, я даже успела прикинуть несколько вариантов мщения, пока мысли мои не вернулись к возможной расплате. По телу пробежала мелкая дрожь, губы начало покалывать и едва возникшее спокойствие исчезло, растворилось в шквале нахлынувших ощущений: легкости, беспомощности, обиды, злости и... нет, даже про себя говорить не буду!
   Лучше держаться от девятого подальше, не приближаться к нему и не злить, потому что мне только что явно продемонстрировали суть его обещания: 'Перестану сдерживаться'. Нет уж, пусть продолжает держать себя в руках, иначе я на нем совершенно случайно испытаю воронку Кервея. В результате мир лишится стихийника, профессора практика, изобретателя гения, я останусь без псевдожениха и маг-опекуна, а барон Кервас получит брачную свободу. Вспомнив о толстом франте Томасе Норвилле, словно бы с головой окунулась в запах его парфюма и болото исходящей от него неприязни. Вздрогнула и поежилась, обхватив себя руками, а затем окончательно отмела планы возмездия.
  
   7.
  
   В тот же вечер на прогулку я не пошла, но позволила себе сбежать к сестрам.
   Не в дом, где можно было бы столкнуться со все еще обиженным на меня папенькой, а в магазин. В нем уже вставили новые витражи, убрали обломки сломанных перегородок из дерева и кирпича, сменили двери, оборудовали рабочий кабинет и привезли стеллажи, которые я заказала по каталогу. Последнее я заметила лишь когда шагнула за дверь кладовой в доме Лесски и попала в заполненную стойками комнату.
   - Девочки?
   Стук и пиление, раздающиеся в глубине будущего магазина, временно прекратились, и из коридора в комнату заглянул один из рабочих:
   - Как вы попали туда, мисс? - вихрастый рыжий парень в потертых брюках и серой рубашке, перехваченной красным поясом, удивленно воззрился на меня.
   - Случайно, - улыбнулась ему. Портал за спиной вот-вот прекратит работать и нужно скорее решить: я вхожу или выхожу. - А где я могу найти хозяек?
   - В кафе напротив, - ответил он, с заинтересованным прищуром оглядывая меня с головы до ног. - Давайте, я сдвину стеллажи, и вы пройдете...
   - Не стоит, - на мгновение представила, сколько сил он на это потратит, и отмахнулась: - Сама к ним дойду. Спасибо.
   Дверь захлопнулась вовремя, я не застряла в сером подпространстве, а вернулась в дом профессора. Для кафе я была одета не совсем подобающе, поэтому сменила платье и взяла с собой не только плащ, но и сумочку, в которую переложила взбрыка. Затем приложила кратковременный портальный переходник к двери, назвала адрес кафе и наконец-то увидела своих старших.
   - А вот и наш мастер!
   Ливи обняла меня, Эсмира поцеловала и обе они быстро устроили меня за столом. Быстрый заказ чашечки чая и пары пирожных - и две пары родных глаз устремились на меня с самым умильным выражением:
   - Рассказывай!
   - О чем?
   - О Дейре, конечно! - поторопила с ответом самая старшая. - Как продвигается ваш роман?
   - Какой роман? - я удивленно перевела взгляд с одной на другую и уверенно заявила: - Мы с ним ничего совместно не пишем.
   - А София Лесски говорила, что от вас искры так и летят, - протянула Ливи.
   - И этих фейерверков уже должно хватить на любовный роман с невероятной завязкой, - подмигнула Эсмира.
   Кто и должен был стать героинями невероятной любовной истории, так это они. Темноволосая Ливи, миниатюрная и нежная, как ее персиковый наряд, прекрасно подошла бы для истории с мастеровым из дворца. А шатенка Эсмира, облаченная в темно-синий бархат, легко вписалась бы в приключенческий детектив с вампиром-графом в главной роли. Ее аппетитная фигура, несомненно, привлекла бы изголодавшегося кровопийцу.
   Я улыбнулась и покачала головой:
   - У меня за последние два дня историй накопилось на внушительный трехтомник отнюдь не романтического содержания: с фейерверками, преследованием, опасностями и детективной линией.
   - Ты нас уже заинтриговала, - откликнулись они, - рассказывай.
   - С радостью, но для начала вам придется тайно зарегистрировать меня в реестре мастеров артефакторов.
   - Почему тайно?
   - Потому что я хочу использовать имя, под которым уже изготовила тридцать маг-предметов, а Дейр явно будет против этого.
   Они заговорщически переглянулись между собой, выждали несколько долгих мгновений и наконец-то кивнули, заверив:
   - Сделаем!
   В ходе повествования я показала им взбрыка, рассказала о саламандре и перешла к истории с каменным големом, краем сознания отметив, что вечнозеленый из моей сумки перебрался на стол. И теперь радостно шелестит листиками и ластится к сестричкам, лишь бы они его погладили, и все это под прямым солнечным светом! Вспомнила, что он сегодня уже выбирался на свет при всей 301 группе, когда Норго в аудиторию явился, и коварно прищурилась.
   - Кишмиш! - я поманила его пальчиком, - а ну-ка иди сюда...
   А он не сдвинулся с места, руки Эсмиры обвил для надежности, и сморщил лист над сердцевиной, чтобы в следующее мгновение отрицательно им помотать.
   - Иди ко мне, - я коварно прищурилась, - иначе сдам девятому на эксперименты.
   Нехотя он начал расплетаться и на прощание гладить пальчики сестер.
   - Рэш, - удивилась самая старшая, - разве так можно? Он у тебя хороший.
   - Нужно, - ответила я и протянула к нему руку. - Мы уходим.
   - Но ты еще не рассказала о големе... - воспротивилась Ливи, пощекотав пятилапа. - Как ты вручила его Дейру?
   - Лесски его сам забрал, оставив меня стоять истуканом посредине комнаты, - голос досадно сел, когда я вспомнила о своей обиде.
   - И как же у него это получилось? - Эсмира подмигнула мне, спрашивая: - Связал?
   - Нет.
   - Использовал заклинание? - это уже очаровательно улыбающаяся Ливи.
   - Тоже нет, - взбрык наконец-то изволил забраться в сумку и даже самостоятельно ее застегнул.
   - Дейр повел себя нагло, дерзко, губы до сих пор болят... - сказала, лишнее, смутилась от их загоревшихся взглядов и решительно пресекла дальнейшие расспросы на эту тему: - И я не хочу вспоминать об этом.
   Признавшись в подобном, ожидать можно было сочувствия, поддержки, в крайнем случае, мягкого подтрунивания, но никак не смеха, которым они разразились.
   - А говорила, что в романе нет и пары строчек!
   - Я рада, что повеселила вас.
   Я поцеловала обеих смеющихся и уверенно направилась к ближайшей двери, чтобы создать переход. Сзади все это время слышались их судорожные вздохи и едва сдерживаемые смешки.
   Вернувшись домой, я первым делом переоделась, умылась и досчитала до пятидесяти, успокаивая сердца стук, и только после этого призвала взбрыка к ответу. Выудила его из сумки и поставила на подоконник, еще раз убедившись, что солнечный свет ему не вредит:
   - Итак, куда ты спрятал талисман?
   Он ожидаемо развел в стороны лапки-побеги и покачал листом, говоря о том, что он знать, не знает ни о каком артефакте.
   - Кишмиш, не ври мне.
   Лапки сложил над сердцевиной точь-в-точь как человек, пнул перо, лежащее на моем столе, и сердито зашелестел, потом затрясся, сморщил главный лист и зашелестел, явно что-то обидное, а затем и обвинительное зеленое выговаривая мне.
   С трудом удержала смех, когда он закончил двухминутную речь и встряхнулся, явно показывая, что разговор завершен, и он ни слова более не скажет.
   - И ты думаешь, что я хоть что-то поняла?
   Кишмиш возмущенно подпрыгнул, дернул главным листом и, кажется, скуксился: а как еще назвать состояние, в котором он свернулся в плотный деревянный шар и спрятал все листики.
   - Не обижайся, - взяла в руки шарик и погладила его. - Вот такая непонятливая я, признаю, и хочу напомнить, что тебя об этом предупреждали. Помнишь?
   Подпрыгнул в моих руках, сердито и попытался сбежать, но уже через минуту уговоров сдался и начал объяснять. Нет, не пером по бумаге, а собственными побегами изобразил на столе рисованную историю. И началась она с появления профессора Гову и моего исчезновения из аудитории, к слову, чтобы понятно было кто здесь я: к тонкому человечку, он листиком добавил юбочку. Итак, человечек с юбочкой исчез, кроха пятилап мучился неизвестностью в моей сумке и, если я правильно поняла, он несколько раз облез и даже листву сбросил. А когда подопечная наконец-то появилась, он с ужасом понял, что она, то есть я, энергетически пуста. Изобразил это дрожью, в процессе один из крохотных листиков с него упал и именно его Кишмиш использовал как артефакт, который скатился с человечка в юбочке и был незаметно подобран моим верным защитником.
   Далее он побегами изобразил крупного человечка, который подобрал меня и сумку с вечнозеленым и передал нас более худому. Судя по дерганым движениям последнего, Дейр, а это был именно он, весьма за меня волновался и не успокоился пока меня не раздел, не уложил на кровать и не...
   Всевышний!
   Судорожно сглотнула, твердо пообещав себе, что с этого дня я в его присутствии без сознания больше не останусь, чтобы девятый более не смел меня раздевать и целовать. Бесстыдник! За возмущением упустила появление саламандры в моей комнате и решение Кишмиша присвоить артефакт. Очнулась, когда пятилап изобразил, как выдворяет из аудитории Норго.
   - И куда ты его спрятал? - спросила со вздохом.
   Вечнозеленый отодвинул главный листик и продемонстрировал мне свою сердцевину, где в голубоватой кристаллизовавшейся влаге застыл простой оберег с непростыми свойствами.
   - А знаешь, - я улыбнулась, - будет лучше, если этот артефакт ты оставишь себе, на солнечный свет выбираться будешь исключительно в моем присутствии. В противном случае девятый обо всем догадается и его заберет. Договорились?
   Кишмиш вскинул листик, оценил мой прищур и тут же согласился.
   - Вот и славно.
   Я позволила себе радоваться такому стечению обстоятельств, а потому непрестанно улыбалась, вернее, давила лукавую улыбку и в прищуре прятала довольный взгляд. За ужином девятый на меня не смотрел, пока в столовой не объявился довольный жизнью Ганс...
   - А вот и голуби, - просиял он своей улыбкой-молнией и скинул промокший плащ: - Ирэн довольна жизнью, Дейр удручен... Сдается мне она опять пробралась в твою лабораторию, устроила ловушку, - шкодливо ухмыльнулся и просушил свою одежду, - или заставила дать брачный обет.
   - Еще нет, - пропела я, уводя взгляд от вскинувшегося девятого.
   - А что тогда? - спросил профессор строго.
   - Настроение хорошее.
   - А взгляд говорит о другом, - сдал меня огневик и галантно поцеловал руку.
   - Может о том, что тебе пора навестить небезызвестную нам металлистку? - коварно предположила я, рассчитывая как можно скорее перевести тему.
   - Вообще-то я только что от нее, - заняв свое любимое место, Его Величество Дворецкий стянул с шеи платок и повернулся так, чтобы от наши взглядов не укрылись ни багряные пятна на могучей шее, ни отпечаток руки на щеке.
   - Вижу, встретила она тебя страстно, - усмехнулся девятый. - А пощечину влепила за что?
   - За встречу. Видишь ли, в проявлении своей радости она не разменивалась по мелочам ни для Уорда, ни для ненавистного ей жениха.
   - Да, повезло тебе с женщиной! - постановил девятый.
   - Тебе тоже, - улыбнулся Ганс и кивком указал на меня. - Твоя верная служка-невеста определенно в чем-то обставила тебя.
   И два выжидающих взгляда сосредоточились на мне, заставив подавиться булочкой:
   - Откуда такие выводы? - просипела я, откашлявшись.
   - Твоя лукавая улыбка об этом прямо говорит, - ухмыльнулся огневик, подав мне бокал с водой. В это мгновение я кожей ощутила прямой и слишком пристальный взгляд стихийника.
   - Ирэн... - протянул он вопросительно, - ты ничего не хочешь нам сказать?
   И как, спрашивается, извернуться и не выдать истины? Потупилась, просчитывая ходы отступления, и уже через мгновение вскинула невинный взгляд и призналась совсем в ином деле.
   - Я с позором выставила Норго за двери и теперь не знаю, чего ожидать от смертельно обиженного огневика, - мужчины перестали улыбаться и нахмурились, я же беззаботно спросила: - Ганс, а почему ты предстал перед Эви в образе ее жениха?
   Тот несколько секунд смотрел оторопело и все же ответил:
   - Потому что меня уполномочили доставить в Ридмейру группу металлистов, которые будут учиться у нее. Пришлось их друг другу представить, ну а затем и представиться.
   - Понятно, - улыбнулась ему, краем глаз отмечая игру эмоций на лице девятого. Кажется, стихийник был не рад моему сообщению, и, судя по его бледному виду, вот-вот к Всевышнему отправится. - Дейр, все хорошо?
   - Превосходно... - процедил он сквозь зубы и встал. - Просто превосходно. В каком часу это произошло?
   - В конце второй лекции.
   Девятый скрипнул зубами:
   - То есть этот выродок пренебрег моим предупреждением! - Я не поверила собственным ушам, ошеломленно выдохнула: 'Что?', и Лесски тут же извинился: - Прости, не хотел ругаться, но... - замолчал на несколько мгновений, застыл, и от этого его следующая тирада прозвучала грозно, - уму непостижимо! Я же ясно дал понять: служба НВН не получит новые разработки, если...
   Произнося это, он оглянулся на наши с Гансом заинтересованные лица и смущенно замолк.
   - Да-да-да? - протянул огневик, - мы внимательно слушаем, правда Ирэна?
   Кивнула. Правда.
   - А-а-а... - девятый потер затылок и раздраженно дернул рукава рубашки, - впрочем, уже не важно, договор просто не будет подписан...
   - И Норго младший получит по голове, - понимающе хмыкнул огневик.
   - Именно, - процедил стихийник.
   Несомненно, мужчины друг друга понимали с полуслова, а мне приходилось лишь догадываться о сути их переговоров, и результаты догадок меня не радовали.
   - Дейр, не стоит бить наотмашь. Молодой человек свое уже получил.
   - С чего ты взяла? Как по мне, если он явился в академию разбираться, значит, ничего не уяснил.
   - Во-первых, Норго получил более восьми горизонтальных шрамов, которые не являются болезненной иллюзией. Они настоящие. Во-вторых, он вломился в аудиторию, сопровождаемый вампирами, - по мере моих слов лица у мужчин вытягивались, а брови поднимались выше, и я спешила рассказать все до того, как меня прервут очередным ругательством. А в том, что это будет матросская брань, я уже не сомневалась. - В-третьих, мстить он явился в присутствии преподавателя, и в-четвертых, со ступенек его спустил Кишмиш.
   На вопрос Его Величества Дворецкого: 'А это кто такой?' я не ответила, стремясь обозначить и без того многочисленные бедствия, которые обрушатся на студиоза.
   - Я хочу сказать, что у него отныне будут проблемы с девушками, королевской охраной, обучением в академии и группой, - мило улыбнулась прежде чем сообщить: - Мы сегодня единодушно выбрали нового старосту...
   Он не дослушал, ушел. Будь на его пути дверь, наверняка хлопнул бы ею, а так я лишь с удивлением слышала, как он стремительно поднимается по лестнице.
   - Что это только что было?
   - Просьба не оспаривать его решение, - улыбнулся Ганс и добавил: - Это совет на будущее.
   - Учту, - я хотела встать и удалиться, но огневик меня остановил.
   - Что произошло между вами в мое отсутствие?
   - Между нами - ничего.
   - Ты уверена? - прищурился.
   - Более чем. И я понять не могу, почему его задели мои слова.
   - Потому что прозвучали как заступничество.
   Огневик быстро соорудил себе бутерброд, прилично откусил от него и, смакуя, прикрыл глаза.
   - Какая глупость, - я раздраженно фыркнула. - Поверь, будь в аудитории на тот момент пусто, я бы попросила Кишмиша отшлепать Норго. - на этом мужчина закашлялся, а я, протянув ему воды, завершила свою тираду: - Но это было тогда, а сейчас, после всего произошедшего... это глупо.
   - Ясно, - он с трудом отпил от бокала и, отдышавшись, предупредил. - Ирэн, впредь, говоря о молодых людях, не используй это слово, даже если ты не имела в виду его прямое значение.
   - Какое?.. Отшлепать?
   - Да, - кашлянув, он обернулся на двери, а затем вновь сосредоточил внимание на мне.
   - И почему?
   - Потому что его можно превратно истолковать, - огневик подмигнул мне и спросил второй раз за вечер: - Так ты познакомишь меня с твоим защитником виноградом?
   - Конечно, и чтобы не вышло недоразумений, скажу сразу - Кишмиш это взбрык.
   Зря я поспешила с объяснениями, Ганс опять откусил кусок от своего внушительного бутерброда и опять подавился.
   - Ка-ка-кой взбрык? - прохрипел он в перерывах между кашлем.
   - Императорский.
   Сказала и поняла, что я окончательно огорошила Его Величество Дворецкого. Такими глазами он на меня еще не смотрел. А может быть, все дело в том, что ему опять кусок поперек горла стал.
   Знакомство огневика с вечнозеленым прошло быстро, приятие их друг другом - еще быстрее, отчего я на радостях сообщила, что Кишмиш не только преобразил мою комнату, покрыв ее деревянными узорами, но и защитил меня уже много раз, а еще он силен и крайне сообразителен, быстро восстанавливается и абсолютно не ядовит.
   - Уверена? - высоко вздернутая бровь Ганса меня весьма насторожила, а последовавшая за моими уверениями улыбка ввела в смятение и заставила насторожиться.
   - Хочешь сказать, что я не права?
   - Да.
   - И он ядовит?
   - Очень, - улыбнулся, почесывая разомлевшего от ласки взбрыка, - сама посуди, ведь иначе бы никто от твоего охранника в сторону не шарахался.
   - Но Дейр сказал...
   - Знаешь, Ирэн, - огневик прищурился, глядя на меня, - если он видел то же выражение твоего лица, что я вижу сейчас, то смысл его молчания на эту тему становится понятен. Ты бледная.
   А я вспомнила то свое пробуждение и поведение стихийника и поняла, что мне не стоило этого знать.
   - На-а-аврал?
   - Утаил, - ответил встревоженный мужчина. - Ирэн, что с тобой?
   - Все хорошо, - ответила сипло и почувствовала, как по щекам катятся слезы, как мелкая дрожь пробивает тело, как холод скапливается в кончиках пальцев, и повинующаяся призыву стихия начинает завывать и срывать с мест предметы.
   - Ирэн, успокойся.
   Попыталась, отчаянно попыталась взять себя в руки, но внутренний протест вылился в еще более стремительное движение стихии. И я в бессилии всхлипнула:
   - Не могу...
   - Вот черт! - Ганс пропал вместе с испугавшимся взбрыком, а в следующее мгновение появился без вечнозеленого, зато с всклокоченным девятым, которого явно только что выдернули из ванной. - Ты тут разберись, а у меня стирка...
   Огневик исчез, а мокрый и без того злой Дейр нахмурился и, что-то прикинув, молча пошел ко мне. Уверенно и неотвратимо. Его не остановили ни простынь, укутавшая голый торс стихийника, ни тумбочка, отдавившая ноги, ни даже статуэтка, звучно треснувшая мужчину по голове. Он ругнулся и потер макушку, но не упустил меня из виду и пригнувшись продолжил идти.
   Шаг, еще шаг, очередная заковыристая матросская брань, потому что статуэтка облетела комнату по кругу и вновь ударила его, на этот раз по плечу, рывок и вот я в его плену. Тепло, под ладонями мирно бьется мощное сердце мужчины, я слышу успокаивающий шепот, чувствую, как сильные руки скользят по спине и холод отступает. Ветер прекращает выть, он все еще треплет волосы, но я уже знаю: затихает.
   - Ну, и по какому поводу истерика? - спросил вновь начинающий сердиться Дейр. - Устала, расстроилась, обиделась? Хочешь отстоять подлеца Норго?
   - Всего лишь узнала, что была на волосок от смерти... - просипела я, уткнувшись носом в его шею.
   И мой маг-опекун и псевдо-жених по совместительству вместо того, чтобы крепче меня обнять и заверить в обратном, неожиданно расхохотался!
   Будь я в другом состоянии, возможно, посмеялась бы вместе с ним, но сейчас...
   - Девятый! - возопила возмущенно: - В этом нет ничего смешного.
   - Ошибаешься, - мужчина протяжно выдохнул, стараясь прийти в себя. - Не знаю как ты, а я давно сбился со счета. За время нашего знакомства ты не единожды была на волосок от смерти и один раз за гранью. Ты в неприятности влипаешь по самые свои ушки, а выбираешься из них как самый везучий в мире человек!
   Дейр хотел еще что-то сказать, но я вопросом сбила его с мысли.
   - Не поняла, поясни, пожалуйста.
   - А что тут объяснять?! - он криво усмехнулся. - Ты даже с взбрыком познакомилась поближе, когда он к тебе присосался... - увидел мое недоумение и поспешил исправиться, - кхм, я хотел сказать, привык.
   - Нет, не это. Поясни, что ты имел в виду, говоря: 'И один раз за гранью'? Я что умерла?
   - Ну...
   Прищурилась и насторожилась одновременно, а он молчит.
   - Я умерла? Я умирала? Я отправилась к Всевышнему и ты меня вернул?
   - Ирэн, я... - а сам рукой тянется к затылку, чтобы потереть и от действия этого придумать достойное объяснение оговорке.
   - Что?! - шлепнула его по руке и возопила догадавшись: - Ты что, во время тех опытов меня на тот свет отправил?!
   - Ну...
   - Дейр! - я позволила себе поднять голос, чтобы не поднять руку, хотя и то и то не достойно истинной леди, но совсем сдержать себя я не смогла. Да вот теперь становится понятна причина его переживаний, нежелания оставить меня без присмотра, и последующая забота обо мне после пробуждения.
   - Не совсем... отправил. Успокойся, - он выпростал руки вперед и серьезным тоном сообщил: - Просто на одну минуту мы потеряли тебя в этом мире, но очень быстро нашли.
   И вместе с правдой он обрушил на меня абсолютно невинный светло-голубой взгляд из-под ресниц. Не знаю, чего он добивался, но из всех желаний во мне проснулось лишь кровожадное, а вслед за ним возник серьезный вопрос: 'Где сейчас лежит статуэтка - идеальное орудие мести?'
   - И вот сейчас, узнав об этом, я должна радоваться? - отступила на шаг. - Или вспомнить твое: 'Все, что ни происходит, происходит к лучшему'?!
   - Не должна, - он помотал головой, - и не узнала бы, не произнеси я оговорки.
   - Вот именно, - вскинулась я и с укором вопросила, - и после этих... вынужденных признаний ты еще надеешься на доверие?
   - И на искренность, - сообщил стихийник с обезоруживающей улыбкой и вновь приблизился ко мне. Так, словно мы говорим на отнюдь не серьезную тему, которая медленно, но верно переходит во флирт!
   И загоняет он меня в угол не только словесно, но и физически и даже руки ко мне протянул.
   - И что ты мне не это скажешь? - подмигнув, спросил он.
   - А вот... - я отступила еще на шаг, стараясь сохранить самообладание и не улыбнуться, - а вот... фигушки! - В следующий момент упала в неожиданно оказавшееся сзади кресло, но обнаружив рядом статуэтку и схватив ее, быстро пришла в себя: - Не подходи ко мне и убери руки!
   Девятый весело прищурился.
   - Все руки, - мгновенно уточнила я, чтобы он не смел, использовать свои маг-потоки.
   - Что ж, - он спрятал руки за спину и наклонившись, чтобы нависнуть надо мной, ласково заметил: - Видимо, теперь у тебя есть причина не возвращать мне проверенный артефакт.
   - Есть! - охотно согласилась я.
   - И не рассказывать о нем...
   - В точку!
   - Даже когда он тебе навредит, - завершил девятый и беззастенчиво подался вперед, заставив меня вжаться в спинку кресла.
   Стихийник смотрел столь же пристально, как и я всего лишь минуту назад, и, казалось, подмечал все мельчайшие движения, глубину вздоха, дрожь ресниц. И мог соотнести оттенок кожи с чувствами, одолевающими меня. Зыбкость растянувшегося момента он же сам и разорвал хитрющим взглядом и улыбкой.
   - Слава Всевышнему, артефакт не на тебе.
   Я расслабленно выдохнула и перестала судорожно сжимать статуэтку, а он уверенно постановил:
   - Значит, все-таки на взбрыке.
   - Дейр, ты неправильно понял... - я не смогла удержать позорного порыва его переубедить и сдала себя с потрохами.
   Он все понял и улыбнулся ерничая:
   - Да неужели? А по-моему, такой вывод превосходно объясняет неожиданную светолюбивость Кишмиша и подтверждает вменяемость Ердана Кеслера. - И со смешком: - А то, знаешь ли, я уже начал опасаться за старого друга.
   Далее он сообщил о том, что галлюцинации такого рода чрезвычайно опасны для магов, но я уже не слушала, окончательно погрузилась в свои тяжелые раздумья. Выходит, что теперь нормальной защиты не будет ни у меня, ни у вечнозеленого. Обидно, и даже злорадная мысль, что взбрык свою находку просто так не отдаст, не поднимает моего настроения.
   - Ирэн, - девятый позвал меня тихо, - ты хорошо себя чувствуешь?
   - Плохо, - я погладила изящное изделие из металла, что все это время согревала в своих руках, и нахмурилась.
   - Почему? - чтобы не стоять согнувшись, он сел на подлокотник моего кресла, спросил шутя: - Пытаешься просчитать, сколько раз приближалась к смерти?
   - Нет. Просчитываю, как скоро ты заберешь артефакт у Кишмиша. Вернее, что тебе придется сделать, чтобы он его отдал.
   - Всего лишь попросить, он же доверяет и мне, - просиял девятый и добавил серьезно: - Но я этого делать не буду.
   - А как же заявление, что артефакт мне способен навредить? - прищурилась, глядя на него снизу вверх.
   - Так ведь он не у тебя, а у взрослого, вменяемого императорского взбрыка, - и вот с этим наглым заявлением он щелкнул меня по носу и усмехнулся: - Вот так-то!
   - Что?! - возмущенно вскочив из кресла, я грозно выставила вперед статуэтку, так словно бы в моих руках клинок.
   - А что такого? - он легко поднялся с подлокотника и вальяжно растянулся в кресле. И свет лампы теперь выгодно подчеркивал литые мышцы его давно знакомого мне торса. Отчего последующие его слова подделись в моем сознании туманом: - Он, как давно окрепший и устоявшийся член ботанического общества, способен не только контролировать свой гнев, но и дозировать яд в стеблях. Единственная его слабость - это родные, которыми с недавних пор стали ты и я. Но... даже защищая, взбрык не выходит за пределы разумного и до сих пор никого не отравил.
   Я смогла лишь кивнуть, Кишмиш действительно предпочитает аккуратно обезвредить, а не убить.
   Дейр обвел взглядом перевернутую в комнате обстановку и опять лучезарно ухмыльнулся:
   - Думаю, пример с тобой приводить не стоит, - он забрал из моих пальцев тяжелую статуэтку и заявил: - А теперь спать, нам обоим завтра на лекции.
   Следующие два учебных дня, а затем и вся неделя прошли на удивление тихо: что в академии, что в доме Лесски. Быть может, для других эти дни спокойствия показались бы затишьем перед бурей, но я впервые наслаждалась своим существованием и с детской непосредственностью погружалась в пучину познавательного веселья. Часть сложностей позади. Приходящая ко мне маг-почта уже намного реже сгорала вместе с мотыльками, группа постепенно оттаивала и втягивалась в споры с преподавателями, Клифорд легко вел дела вместо вновь исчезнувшего старосты, а Риг усилил свои ухаживания за Таггри, отчего последняя цвела точь-в-точь, как Гарива Нокбо. Но если водница-студиоз позволяла себе лишь пунцовость щек, то наша куратор могла замереть посредине лекции и со счастливой улыбкой взирать вдаль до тех пор, пока ее кто-нибудь не окликнет. И так как Эфка Нэфка Трумс вышла из образа язвительной злыдни и теперь вела себя рассеяно, я пришла к выводу, что мои подарки профессорам-преподавателям пришлись как нельзя кстати и теперь работают на благо. Ведь если все хорошо, то все счастливы, или почти все...
  
   8.
  
   Данаю, профессора-огневичку и бывшую лю... Дейра, я не видела две недели и уже порядком подзабыла, что своим довольным видом могу вызывать неприятные ассоциации у преподавателя. Когда мы всей группой вошли в аудиторию, выражение холодной учтивости на ее лице подернулось едва скрываемым раздражением и, в конечном счете, перешло в ехидный скепсис.
   - Ходят слухи, что 301 группа с кафедры стихийных бедствий более не отказываются от практических заданий и с радостью принимает участие в соревнованиях. Так ли это?
   - Слухам можно верить, профессор Нифь, - авторитетно заявил избранный нами староста и поклонился ей. Она в ответ грациозно поправила локоны и улыбнулась, чуть склонив голову на бок.
   - Я рада это знать.
   Выводы: они с Клифордом Дит Мато знакомы, и она леди. Всевышний! Она меня за тот позор лишь посмертно простит после того, как самолично сожжет и в земле закопает. К слову о сожжении, Даная, словно бы прочитала мои мысли и, не дав нам рассесться по своим местам, движением руки потушила кристаллы освещения и зажгла на двенадцати столах по одному огненному фаерболу.
   - Раз так, то предлагаю вам поиграть... разделитесь на пары.
   Студиозы обрадовались, а я ощутила, как по спине ползет неприятный холодок.
   - Простите, профессор, - Риг взял водницу Таггри за руку и с улыбкой заметил, - но нас сегодня двадцать три. Желаете поиграть вместе с нами?
   - Вас двадцать четыре, - ответила она и указала в угол, где стоит не кто иной, как Норго с кривой усмешкой на полосатом лице. - Сказать по правде, это была идея вашего старосты.
   - Бывшего старосты, - поправил ее Клиф. - С недавних пор его место занимаю я.
   - Рада за вас, - бесстрастно ответила профессор, она продолжила искать заклинания в своем учебнике и не обратила никакого внимания на рык Норго.
   - Мы это еще посмотрим...
   Он готовился. Это стало понятно, как только профессор сообщила, что сумки мы обязаны оставить в кладовой и пользоваться лишь собственными силами, а скалящийся в предвкушении огневик раздал всем участникам защитные накидки. Надо ли удивляться, что моя оказалась повреждена и Даная с раздражением дала мне свой собственный комплект. Я взяла его молча, боясь хоть словом разозлить преподавателя, а полосатый и ухом не повел, словно бы смена моей защиты его не расстроила, даже наоборот, обрадовала. И это свое ликование он с трудом сдерживает внутри себя, лишь глаза горят плотоядно.
   И мне это хорошо видно, потому что за мой стол сел именно он, предварительно растолкав идущих ко мне воздушников и пришикнув на Клифа. Тот изогнул вопросительно бровь и с места не сдвинулся, так и не выпустив из руки спинку стула, на который уселся Норго.
   - Все в порядке, - ответила я с улыбкой и посмотрела на кровожадного огневика. - Справлюсь.
   - Это вряд ли, - ухмыльнулся полосатый.
   - Я в этом даже не сомневаюсь, - откликнулся наш титан-земляник, продолжая нависать над моим столом, - но первоначально хотел бы сам с ним пого... поиграть. Если ты позволишь?
   Стул с дрогнувшим на нем мстителем медленно поднялся над уровнем пола, а на лице отпрыска Дит Мато ни один мускул не дрогнул. А ведь поднял в одной руке и легко.
   - Оставь, - ответила я.
   Стул грохнулся, но огневик и вида не подал, что испугался. Ухмыльнулся и мне и Клифу. Уверен в своей победе и том, что разобравшись со мной, он вновь вгонит группу под свое 'королевское' вето. А не дождется!
   Интуитивно поняла, что от защиты мне лучше всего отказаться или хотя бы на себе не застегивать, что и сделала к неудовольствию бывшего ведущего группы. Осталось надеяться, что в Академии МагФорм, как и в Академии Воздушных Потоков, мне будет предоставлен маг-состав усиления: Тамис или Дош, или что-то менее сильное. В противном случае меня просто спалят. Но профессор зачитала задание и более ничего не произнесла, устроилась за кафедрой, сказав лишь: 'приступайте'.
   Что ж, я не гордая, но и не глупая, чтобы смолчать, попросила сама.
   Огневичка подняла к небу взгляд и простонала:
   - Лесски, да сколько можно?! Все вам не так...
   - Я Адаллиер, - произнесла уперто, - и в моем распоряжении лишь искры резерва, без усиления мне никак нельзя.
   - В таком случае, что же ты делаешь в академии? - хмыкнул Норго.
   - Учусь.
   - Пользоваться маг-составами? - с издевкой подсказала Даная.
   Очередной колкий выпад, но я не отвожу взгляда и продолжаю уверенно на нее взирать:
   - И ими тоже.
   Послышался протяжный вздох с кафедры, и в наш диалог вступил бывший тюремщик группы:
   - Простите, профессор Нифь, можно я помогу многоуважаемой Ирэне Адаллиер? - улыбнулся, так, как, наверное, умеет только Ганс. А затем, как самоотверженный герой, сообщил во всеуслышание: - У меня есть артефакт валлийского производства, могу я ей его предложить?
   - Предлагайте, - отмахнулась она.
   - Ирэна? - взгляд полосатого сосредоточился на мне.
   И судя по тому, как резко развернулись к нам Клифорд и Риггер, помощь от Норго - это еще одна подножка. Но я не пожелала спасовать и уйти, улыбнулась одногруппникам и посмотрела на самоуверенного противника.
   - Благодарю, - протянула руку, чтобы взять.
   Норго мне его не дал, а лично решил застегнуть на запястье со словами:
   - Поиграем, дрянь?
   - Всевышний! Может, хватит себя так называть? - всплеснула руками, не дав ему полностью замкнуть опасный артефакт. - Ты - человек, к тому же, хороший, - и тише добавила, - ведь не зря же тебя украшают эти красивые полосы.
   Но мое 'тихо' было достаточно громким в замолкшей и выжидательно замершей аудитории, которая тут же разразилась веселым смехом.
   Исполосованный разозлился и оглянулся на остальных, так что не заметил, как я на скорую руку создала защитную тряпицу и растянула ее на поднятых вверх маг-потоках. На удержание такой защиты моих искорок вполне хватит хоть на две лекции, а что до задания я справлюсь с ним при помощи искаженного артефакта усиления. Как такие работают, знаю со времен подстав в прошлой академии, знаю их плюсы и минусы.
   - Итак, приступайте, - скомандовала профессор и все внимание обратила к экрану, на котором отражались результаты наших действий.
   Одногруппники слаженно начали задание, одни лишь мы с Норго замерли друг напротив друга: я - выжидая, он - предвкушая.
   - Что ж, начнем... - губы растянуты в хищной улыбке, нос заострился, а желваки непрестанно ходят на щеках. Он подпитал наш фаербол, многократно увеличив его мощь, и метнул в мою сторону.
   Я его не остановила, а просто активировала дисфункцию артефакта, позволив валлийскому чуду забрать излишки так, что к моим рукам прикатился небольшой огненный шарик. Я раскрутила его на столе и с интересом подалась ближе к настороженному огневику, прищурилась, подмечая чуть-чуть иные черты, проступающие под лицом Норго-негодяя:
   - Ты что, из лисьих?
   Его ноздри дрогнули, а уши заалели. Взгляда на меня парень поднять не смел, боялся, что я поведу себя так же гадко и без предупреждения отпущу фаербол.
   - Честно, я поначалу думала, что ты барсук, потом решила, что шакал. Глупый шакал...
   - Что? - он не вынес ожидания и нагло потянул шар к себе.
   - У вас повадки схожие, - улыбнулась я, чуть-чуть сопротивляясь его маг-потоку. - А вот теперь точно вижу, лис... вернее, лисенок.
   Всего на мгновенье вскинул ошеломленный взгляд на меня и покраснел теперь уже шеей.
   - Ты что, чернь, городишь!
   Кончики его ушей заострились и покрылись шерстью, а руки скрючило, но не столько от призыва фаербола, сколько от трансформации.
   - Действительно лис, - подвела я итог.
   В следующее мгновение шар из моих рук огневик рванул с силой. Несомненно, он поймал бы его просто и легко, но отвлекся на тихое замечание: 'И какой-то странный'.
   - Что?
   Парень едва успел поймать шар у самого своего носа, который стал черным на кончике и немного более вытянутым.
   - Странный или недоразвитый.
   И Норго, забыв об осторожности сжал шар в трансформирующихся лапах, тот заискрил, ускорив оборот.
   А шерсть ему к лицу, то есть к морде, резюмировала я про себя и широко улыбнулась, заявляя:
   - Словно бы тебя в детстве за оборот били по морде и лапам и банки привязывали на хвост.
   И только что названный предмет тут же вильнул за спиной студиоза. Пушистый, красивый и привлекший не одну пару заинтересованных девичьих глаз. Кажется, в эти мгновения все внимание группы сосредоточилось на нас, но Норго не замечал этого. Вновь увеличившийся фаербол полетел в мою сторону с немыслимой скоростью, но был мягко перехвачен тряпичным щитом, а затем опустошен артефактом. И я вновь раскрутила маленький шарик на нашем столе.
   - Меня били?!
   - Били и не добили.
   - С-су-у-чка... - зарычал, оскалился и обозначил быстро растущие клыки: - Тва-а-а-ар-р-р-р-рь!
   - Не путай... ты не сучка, да простит меня Всевышний, а кобель. К слову, очень даже рыжий, - подмигнула игриво: - Знаешь, тебе бы оборот вернуть, глядишь, и человеком станешь.
   - Ах ты...!
   - Да-да-да, я внимательно слушаю.
   Он был настолько зол, что не видел ни своей трансформации, ни студиозов, прекративших игру и собравшихся сзади, для моей защиты, ни посетителей, явившихся в аудиторию по вызову профессора. У них, к слову, лица вытянулись при виде огромного огненного лиса, который завис надо мной, размышляя, куда бы вцепиться.
   - Если кинется, - произнес ректор академии, - я его засужу.
   - Только если я не убью его к чертовой матери, - прогремел взрослый мужчина со знаком верховного главнокомандующего НВН на лацкане сюртука.
   Новоявленный оборотень только сейчас оглянулся на них. Узнав, кто явился, он тут же сник и присел. Мужчины, в которых угадывались родственные черты, слаженно кивнули, а я опустив тканный щит, с улыбкой потянулась к застывшему лису и погладила его.
   - Не кинется, - заглянула в злющие желтые глаза: - Он же должен помнить с первого курса, чем запечатанному оборотню грозит его первый откат. А там приятного мало: придется учиться не только ходить, говорить, но и...
   Не договорила, умолчав о других сложностях младенца, и лис зарычал, открыв огромную пасть.
   - И не надо грубостей, - сняв с себя артефакт, повязала его на лапу заново родившемуся Норго. - Я не виновата в том, что от тебя вторую ипостась скрывали. Да и сам мог бы догадаться, когда саламандру поймал - их же ловят только двуликие.
   - На самом деле, саламандру поймал я, - раздалось снизу.
   Кажется, это был старший брат огневика. Если он сейчас заявит, что соскучился по своей огненной кнутохвост, то я не знаю, что буду делать. А потому решила вести себя, как глупышка, и во всеуслышание заявила:
   - Значит, вас также можно поздравить со второй ипостасью! Мужчина удивленно вскинул брови, а главнокомандующий нахмурился.
   От меня последовала еще одна широкая улыбка и наивное:
   - А хотите ее проявить?
   - Спасибо, не надо, - отчеканил за него глава семейства и приказным тоном на аркадском позвал к себе Норго.
   В это мгновение я почувствовала чужую потребность в поддержке и незаметно погладила новоявленного оборотня, одними губами сказав:
   - Держись.
   Он фыркнул и с огромной неохотой на рыжей лисьей морде начал спускаться вниз.
   Вначале из аудитории исчезли лис и его старший брат, а затем - ректор и отец парней. Я медленно осела на стул и только сейчас заметила, как устала. Мне не было дела до слов встревоженной Данаи и напряженного Клифорда, придерживающего меня за плечо, но очень хотелось домой. И почему-то не к девочкам, ведь они, услышав об опасности, привяжут меня к кровати и запрут в комнате, а к Дейру, который без лишних слов обнимет, а затем рассмешит или, даже отругав, не будет запрещать, навязывать, сковывать.
   Стоило подумать о девятом, как он появился в дверях аудитории: холодный, сдержанный, злой... На бледную профессора Нифь он не смотрел, без лишних слов забрал сумку из кладовой, вывел меня в коридор, подвел к подоконнику со словами: 'Жди здесь' и вернулся в аудиторию.
   Зря он это сделал... Видимо, мне суждено было провести этот день в общении с оборотнями: а как еще объяснить, что через несколько мгновений рядом со мной оказался парень-рысь со старших курсов. Тот самый, что ранее дорогу заступал с предложением ближе познакомиться. Увидев меня, он якобы приветственно оскалился, подошел ближе и промурлыкал:
   - Неужели мне посчастливилось встретить неуловимую птичку профессора?
   - Кого?
   - Птичку, - повторил он, и теплое дыхание коснулось моего ушка, - юркую птичку, что так легко порхает меж аудиториями и не застревает в стенах.
   - Какая досада, - протянула я, не чувствуя ни смущения, ни раздражения, ни радости, - ты один из тех, кто хочет меня замуровать.
   Мягкое прикосновение к щеке и вкрадчивое:
   - Скорее, зацеловать.
   - Заманчивое предложение, - прокомментировала я, - и оно разительно отличается от всего того, что мне было предложено ранее.
   - ...освободить твое тело от оков, покрыть всю тебя влажными поцелуями, - продолжил неизвестный старшекурсник, обдавая мое ушко теплым дыханием.
   К сожалению, я так устала, что ни отстраниться, ни даже мысленно представить процесс не смогла, но заметила задумчиво:
   - Да, таких водных процедур у меня еще не было.
   - Конечно, не было, - он носом зарылся в мои волосы, продолжая нашептывать сущие непристойности: - ведь я проложу сотни горячих дорожек от самых пальчиков на твоих ножках до очаровательно краснеющих ушек.
   Зевнула и прикрыла рот ладошкой:
   - Что, правда?
   - Да, - одна его рука коснулась моего запястья. Вторая притронулась к шее и провела по ней когтем, - я сожму твои холмики и оглажу взгорья, оцарапаю вершины гор.
   - Жаль, я не землевладелица...
   - Припаду губами к твоим истокам, - самозабвенно продолжил он.
   Кивнула сообщая:
   - Ради этого тебе придется уехать из Ридмейры, я родилась далеко за пределами столицы.
   Но он не внял и продолжил в том же духе:
   - Потревожу шелковые складочки языком, - и что-то горячее коснулось мочки моего уха.
   - А вот это уже лишнее, - я отмахнулась все еще действующим воздушным потоком, и, кажется, дала оборотню по уху.
   - Почему? - возмутился, схватившись за щеку.
   - Потому что я свое платье облизывать не дам.
   Несколько продолжительных мгновений мы стояли друг напротив друга: я - вытирая ухо, он - потирая скулу. У меня возникло стойкое желание избавиться от внимания оборотня, а у двуликого, судя по взгляду, твердое решение его навязать. Трудно сказать, чем бы закончилось наше вялое противостояние: еще одной оплеухой оборотню, явлением Дейра или нападением взбрыка, не раздайся сзади нас веселый девичий смех. Кишмиш, который уже из сумки выбрался на подоконник, неожиданно юркнул обратно, а оборотень подобрался весь.
   - Всевышний! Это надо записать... - прошептала со всхлипом неизвестно как объявившаяся рядом мисс Генрос. - Я-то думала, девушку спасать надо, а она сама кому угодно нос утрет!
   - Только тем, кто сует его куда не просят, - протянула ей руку, улыбнулась: - Нас в прошлый раз не представили друг другу. Я - Ирэна Адаллиер.
   - Изоли Генрос, - рысь пожала мою ладошку и представила парня стоящего рядом: - Мой брат - Байро Генрос, не знающий поражений ловелас.
   Я прищурилась на все еще неподвижного оборотня и бесстрастно спросила:
   - А с победами у него так же туго, да?
   Ответом мне был новый приступ смеха, который тут же попытался пресечь очнувшийся от тяжелых дум рысь.
   - Почему Адаллиер? - спросил он самым серьезным тоном и указал на стоящую в его объятиях меня: - Разве она не Лесски?
   - Еще нет, - девушка, сощурив кошачьи глаза, ехидно заметила, - а даже если и станет, то твои сородичи за нее с тебя шкуру снимут.
   - Не понял...
   - И я тоже, - поддержала недоумевающего парня и подалась вперед, чтобы услышать:
   - Ирэна - это та самая воздушница, которую Тис и Гат пророчат в хранители клана.
   - Она?!
   - Я?!
   Мы одновременно переспросили это у довольной Изоли, и та медленно кивнула, наслаждаясь произведенным эффектом. В следующее мгновение оборотень оказался в метре от меня, а затем и вовсе растворился в темном коридоре, бросив напоследок: 'Увидимся'.
   - Как хранительница? Что это значит?
   - Пока ничего особенного, - мягко усмехнулась она, - ты лишь в числе претендентов.
   - И чем мне это грозит?
   - Стопроцентной свободой от оборотней, - она указала на ту мою руку, которую пожала и виновато улыбнулась, - я тебя пометила.
   И белая татуировка расползлась по запястью, браслетом овивая мою кисть.
   - Спасибо.
   - Не за что, - замолчала, выжидательно глядя на меня, а затем со вздохом попросила, - и прости за императорского взбрыка... я тогда не думала.
   Кивнула:
   - Бывает.
   Иного сказать не смогла, ведь Дейр и саму меня до воронки Кервея доводит за считанные секунды. И взбрык в сравнении с ней - пустячок незначительный, но очень полезный. Так что... нет, за Кишмиша я ругать ее не буду, скорее поблагодарю, но исключительно про себя.
   Раздался звонок, коридор тут же заполнили спешащие по делам студиозы и преподаватели, и настороженную оборотницу рысь сменил хмурый девятый.
   - Домой? - спросил он.
   Еще минуту назад я бы охотно приняла его предложение, но сейчас лишь покачала головой. Настроение вернулось, а вместе с ним и силы.
   - Я бы осталась.
   - Хорошо, пошли, - он закинул мою сумку на плечо, а мою руку поддел под локоть и уверенно повел в потоке студиозов, которые расступались при виде него и на меня старались не смотреть.
   Странное поведение. Обернувшись, я заметила и свою группу, медленно идущую за нами. Все как на подбор хмурые и серьезные, Даная, вышедшая из кабинета, чуть не плачет, а Клифорд сжимает зубы так, что даже сквозь гул коридора слышен их скрежет.
   - Дейр, а что случилось? - он нахмурился и крепче прижал мою ладошку к локтю.
   - Ничего.
   - Но ты так стремительно вывел меня из аудитории, а затем оставил одну... - начала я с последних событий.
   - Ты была с Кишмишем, - напомнил девятый сухо.
   - И все-таки объясни, потому что я не понимаю, почему ты злишься.
   Хмыкнул и молчит, продолжая вести меня в сторону аудитории, где должна походить следующая лекция для 301 группы с кафедры Стихийных бедствий. Что ж, глянув на его сосредоточенный профиль еще раз, я решилась зайти с другой стороны.
   - Ну, если ничего не стряслось, тогда может быть, ты меня отпустишь?
   Хотела освободить руку, но он перехватил меня крепче.
   - Ирэна, - почти прорычал и завернул меня не в сторону нужной двери, а в пустую нишу коридора. Здесь не было амура, как в доме профессора, но скамеечка имелась, и, сгрузив меня на нее, мужчина навис сверху. - Дорогая моя, а тебя не удивило, что Норго не был одет подобающе?
   По сути, на тот момент я не смотрела на его одежду, само присутствие полосатого мстителя нервировало. Но вот сейчас вспомнила. Точно, он был без мантии и отнюдь не в сером костюме студиоза.
   - Запачкался и переоделся?- предположила я первое пришедшее в голову.
   - Нет, - отрубил профессор, продолжая допрос в ироничном тоне. - А не удивило ли тебя то, что вместе с ректором в аудиторию нагрянули его отец и брат?
   - Оказались поблизости, когда профессор Нифь отослала сигнал тревоги?
   - Она не отсылала сигнала.
   - Почему? - невольно возмутилась я.
   - Потому что дура набитая, - он вновь начал рычать.
   - Но она профессор и...
   - Проклятый Всенижний! - выдохнул Дейр и тихо рассмеялся. - Рэш, нельзя быть настолько наивной...
   - Я не наивная, это ты изъясняешься не пойми как. Сложно сказать прямо, да?
   - Сложно, - кивнул он и со вздохом присел рядом со мной. - Вдруг опять начнешь выгораживать Норго, скажешь, что отчисление из академии парню навредит...
   - Его отчисляют?
   - Либо отчисление, либо мой договор с НВН, - потер шею Дейр и откинулся на спинку, - Лорд Тэдор выбрал второе, но хотел красиво обставить первое. В то время как его сын решил мило с тобой попрощаться.
   - Поэтому они были здесь... - догадалась я. - Договорились о веской причине его перевода в другую академию, а в аудиторию зашли, чтобы Норго забрать?
   Кивнул.
   - Однако... они подоспели очень даже вовремя.
   - Да. И знаешь, что удивительно? - я покачала головой, а стихийник с усмешкой продолжил: - Несмотря на то, что Даная нарушила все правила безопасности и клятву преподавателя, а мальчишка оборотом 'сжег' свое место в правительстве, ты осталась в живых.
   Я некоторое время молчала, прежде чем совсем тихо признаться:
   - Ответ прост: это не первая моя травля.
   - Шутишь? - Дейр подался вперед, заглянул в мои глаза.
   - Нет, - я погладила его по руке и прошептала: - В Академии Воздушных Потоков меня так же, не воспринимали всерьез.
   - Сложно приходилось? - мягко улыбнувшись, он обнял меня и притянул к себе.
   - Нет, - прошептала я, глядя на медленно приближающиеся губы мужчины, - к тому же всеобщая нелюбовь великолепно организует и...
   По эхо-порту над нами неожиданно громко раздалось: 'Профессор Лесски, вас вызывают в ректорат'.
   Он несколько раз моргнул, словно бы возвращаясь на землю, выдохнул в мои губы: 'Проклятье' - и резко поднялся.
   - Вызывают.
   - Слышу.
   - Чтобы засвидетельствовать исключение одного... лиса, - холодно сообщил Дейр.
   - Понимаю.
   Стараясь не смотреть на меня, он оправил манжеты и шейный платок, который и так был идеально повязан и закреплен.
   - Что ж... - он замешкался.
   Несомненно, ему хотелось оставить меня вот так, немного растерянной и удивленной, уйти, бросив одну в нише. Но поймав мой осуждающий взгляд, стихийник не ударился в бегство, а, подав мне руку, сопроводил к аудитории и только под ее дверьми отдал сумку.
   - На переменах от Клифорда Дит Мато ни шагу.
   - Хорошо.
  
   9.
  
   Однако пообещать было проще, чем сделать, особенно когда тебя средь лекции вызывают по эхо-порту в кабинет огневика Норбита Нокбо. Дело было в субботу в середине дня.
   - Разве у вас с ним есть лекции? - удивилась профессор Трумс. Прекратив зачитывать заклинание подчинения, она посмотрела на меня с прищуром.
   - Нет.
   Древянистка прищурилась, окинула меня оценивающим взглядом и едко процедила:
   - Понятно.
   Вот опять у нее отвратительное настроение, которое заставляет магиану думать всякие гадости, невзирая на лица. Вернее на прилежное поведение одного лица, точнее персоны - меня. Собрав вещи в сумку, я уверенно спустилась к кафедре и тихо лишь для Эфки Нэфки произнесла:
   - Несомненно, профессор Нокбо заслужил определенную репутацию в кругах академии, он над нею долго работал. - Стоит лишь вспомнить его флирт с отбывшей на юг демоницей Найшей, подумала я и улыбнулась. - Но я надеюсь, вы не станете забывать о наличии моей - абсолютно противоположной.
   Я хотела гордо пройти мимо и удалиться, но Трумс остановила меня жестом и, вскинув брови, ехидно заметила:
   - И это мне говорит вечная обладательница засосов?
   - Простите...
   - Вас опять кто-то зацеловал, - тихо усмехнулась она, - а вы даже не в курсе.
   - Зацеловал... - мое удивление росло в геометрической прогрессии. - Где?
   - На шее, милочка. И не пытайтесь указать на взбрыка.
   - Почему?
   - Потому что это метка оборотня, предположительно рыси.
   - Что?! - неужели Байро Генрос поставил? Я этому кошаку!..
   - Если не верите, в кладовой зеркало, - подсказала Эфка Нэфка. - Можете посмотреться.
   Я не успела сделать и шага в указанном направлении, как рядом с нами оказался смущенный Тисьян. При виде его пунцовости профессор, разведя руки в сторону и, встряхнув ими, исполнила жест - чего и следовало ожидать, я удивленно застыла, а он активировал черную монетку глухого полога.
   - Прошу прощения, профессор, услышал... нечаянно ваш разговор со студиозом Ирэн Адаллиер и решил прояснить, что...
   - Что это ваших рук, простите, губ дело, - подсказала она с самым невинным видом.
   - Что?.. - кажется, наш воздушник рысь покраснел вдвое больше прежнего. - Нет, не я, это... - Он попытался объяснить все преподавателю, но натолкнулся на ее скептический прищур и обратился ко мне. - Мы с братом предложили твою кандидатуру в хранители клана.
   Трумс присвистнула, а я недоверчиво посмотрела на Тиса, который продолжил говорить более твердо и уверено:
   - По нашим обычаям, дабы более ни один клан на чужого хранителя не позарился, жрица дает ему метку, видимую лишь двуликим. - Он указал на мое запястье.
   - Вообще-то, - хмыкнула древянистка, - меток куда больше одной и я, простой человек, их вижу.
   - Вы не простой человек, - учтиво поправил ее Тис, - вы сильный маг. Но видите отнюдь не метку, а аллергическую реакцию на нее.
   - Что?! - я отмерла.
   - Аллергическую реакцию, - повторил он медленнее. - Сойдет через день, но до тех пор, дабы не объяснять всем и каждому, - этим он явно намекал на стоящую здесь же профессора, - тебе не стоит ни перед кем... эммм...
   - Что не стоит?
   Оборотень опять покраснел, но быстро взял себя в руки и сообщил:
   - Такие пятна у тебя по всему телу, - и совсем расстроено, - только не обижайся на Изоли. Это действительно всего лишь реакция твоего...
   Из десятка вопросов я могла задать лишь один:
   - Повтори еще раз, когда пятна исчезнут?
   - Завтра, - ответил оборотень, отключил полог и вернулся на свое место. Сделал он это вовремя, в аудитории вновь раздалось: 'Ирэна Адаллиер, пройдите в кабинет профессора Нокбо. Вас ждут'.
   Я поспешила вон из аудитории, но древянистка вновь высказалась негативно и едко.
   - Ну, хранительницу клана рысей они могут и подождать...
   На этом мое терпение кончилось, я решительно обернулась вокруг своей оси и вернулась к столу Эфки Нэфки. Движение пальцев и я маг-потоком забираю у догадливого Тиса монетку с пологом тишины, щелчок, жужжание и я холодно спрашиваю в лоб:
   - За что вы меня недолюбливаете?
   Несколько мгновений она взирала на меня удивленно, затем попыталась улыбнуться и сказать, что дело отнюдь не во мне.
   - Не врите, - я использовала интонацию Дейра и прищурилась точь-в-точь, как он.
   - Студиоз Адаллиер... - Эфка решила меня приструнить профессорским тоном и даже выпрямилась во весь свой рост, но я не отступила.
   - Вы беспричинно нарушаете профессиональную этику в отношении меня. Что бы я ни сказала или ни сделала, вы все воспринимаете в штыки. Переворачиваете с ног на голову и ищите проблему во мне.
   - А это не так? - сыронизировала она в надежде сбить меня с верного пути.
   - Нет. И вы это знаете. А теперь соблаговолите признаться, в чем причина, дабы я ее устранила раз и навсегда. - И, не давая ей найти выхода из положения, начала выдвигать свои варианты: - Это Дейр в качестве моего жениха? Императорский взбрык в качестве охранника? Леди Эвения Ритшао среди моих друзей? Профессор Даная Нифь среди врагов?
   - Лесски можешь оставить себе, взбрыка я сама найду, - усмешка, - Эви и Дани лучше живется без меня...
   - Тогда что?
   - Саламандра, - ответила древянистка и вперила в меня тяжелый взгляд.
   - И что? - не поняла я.
   - Ты отдала ее Дениэ Гову, - что не слово, то упрек.
   - Не отдала, а обменяла, - улыбнулась я, предвкушая уже реакцию этой любительницы экзотов. Она, реакция, не поспешила себя ждать, проявилась тут же.
   Глаза древянистки стали большими, лицо удлинилось, руки сжались в кулаки и голос стал подстать удивлению, граничащему с ужасом:
   - На что можно было поменять огненную саламандру кнутохвост?
   - На каменного голема, - похвасталась я. - Как вы понимаете, обмен был более чем выгодный с моей стороны.
   - Более чем... - в следующее мгновение профессор Трумс со вздохом шмякнулась на стул и схватилась за голову. - Он отдал древнего за малолетку кнутохвост.
   Ее отчаяние можно было понять, обмен между мною и земляником был неравноценный, но я не спешила ей сочувствовать:
   - Да понимаете ли, голем был настроен весьма агрессивно, к тому же брекал непередаваемо громко и... Но вы не отчаивайтесь, сейчас каменный в надежных руках.
   - В каких? - не поняла расстроенная профессор.
   - В руках Дейра.
   На этом я отключила полог, вернула его оборотню и направилась в кабинет Нокбо, чуть ли не напевая. Отмщена. А сверху опять гудел эхо-порт: 'Адаллиер вас все еще ждут. Поспешите'.
   Я и поспешила. Решившись сократить долгий путь по галереям, ступила на каменную плитку ближайшего коридора, который вел в деканат к преподавательским кабинетам. Он назывался Пятым Скоротечным в силу того, что имел пять постоянно функционирующих переходов, которые, как черные дыры, глотали пространство и время на его преодоление и сокращали путь в десятки раз. Академия располагала по крайней мере десятью такими коридорами, и каждый из них отличался не только отделкой, формой, степенью освещенности, но и температурой. Этот был самым холодным, низким, темным, гулким и, к сожалению, самым коротким - в противном случае я бы воспользовалась другим. Чтобы не оглохнуть от стука собственных каблуков, я активировала свои искры и, постелив под ноги один из маг-потоков, заскользила в деканат.
   Поворот, еще поворот... То, что за моей спиной начали тухнуть маг-светильники, я заметила, лишь завернув за третий поворот, в котором уже было темно. С удивлением оглянулась назад и поняла, что стою на единственном островке света во всем коридоре.
   Мелькнула мысль паническая: 'Очередная засада', за ней появилась дрожащая вторая: 'Страшно представить, кому я своим существованием на этот раз дорогу перешла', а третья была вовсе с горчинкой: 'Дейр предупреждал'.
   И в подтверждение моих внутренних бичеваний, последний маг-светильник тревожно мигнул и погас.
   - Всевышний! - прошептала я и ощутила чьи-то когтистые пальцы на шее: - Кишмиш, выручи! - взмолилась я совсем уж сипло, как и подобает последнему желанию.
   Издевательское шипение в ухо и женский голос произносит:
   - Никакой изюм тебе не поможет...
   'Женщина', - поняла я и протяжно вздохнула, опять ко мне пристают по вине девятого. И стараясь не икать от страха, потому что мои руки так же кто-то взял когтистыми лапами, я уверенно произнесла:
   - Изюм - нет, а взбрык - вполне!
   Как по команде темень коридора озарил голубоватый свет исходящий из сердцевины вечнозеленого, а затем по гулкому пространству пролетел пробирающий ужасом тройной вопль. Не знай я, что питомец у меня хороший, сама бы визжала от страха. Три вампирки были пришпилены к стене огромным черным пауком, в брюхе которого горел голубой кристалл. Однако, к схватке с нападающими он подошел творчески и использовал страх всех серокожих.
   Я улыбнулась и вздохнула:
   - Кишмиш, отпусти их.
   Паук повиновался, но только лишь после того, как полностью замуровал, застывших от ужаса девушек. Поэтому Пятый Скоротечный вначале наполнился еще одним душераздирающим визгом, а уже потом шорохом трех упавших на пол вампирок. Растирая конечности и ушибленные места, девушки с оторопью смотрели на то, как мой личный охранник расплелся и уменьшился, чтобы уже пятилапом забраться мне на плечо.
   - Молодец! - прошептала, легко погладив его побеги: - Прекрасное решение вопроса.
   Лист вечнозеленого кивнул, и оба мы сосредоточили все свое внимание на вампирках, поднявшихся с пола. Магические светильники вновь заработали в полную силу, а потому я отчетливо видела гримасы обиды и презрения, проявившиеся на их лицах.
   - Итак, в счет каких заслуг я удостоилась чести познакомиться с худшей из ваших сторон?
   При других обстоятельствах я вряд ли добилась бы ответа, но сейчас выбитые из колеи и все еще не избавившиеся от ужаса, они не успели взять себя в руки, а потому я услышала неоднозначно гневное:
   - Ты - Лесски! Невеста профессора... - возопила первая.
   - Адаллиер, - поправила мягко, - и являюсь его маг-опекаемой.
   - Значит у тебя большой резерв... - начала вторая.
   И вот сейчас, наверное, впервые признание, которое давалось мне не всегда нелегко, было произнесено торжественно и с улыбкой:
   - Я с искорками.
   - Так значит... - вскинулась третья самая светленькая из них и миниатюрная, - он... это искренне?!
   - Значит, - кивнула я и нахмурилась: - Правда, не понимаю сути данного разговора. Вас трое, он один, причем тут наши с ним отношения? У вас один кумир на троих или культ поклонения Дейру? Или вы через меня хотите что-то получить?
   Не сдержала иронии в голосе, но попала в точку, чем несказанно обидела вампирш и чуть не оглохла от рыка:
   - Допуск в его лабораторию!
   Я очень старалась не рассмеяться, кулаки сжала, прикусила губу и все равно хохотнула выговаривая:
   - Он меня саму туда не пускает, - всхлипнула сквозь смех, - более того запретил посещать лаборатории академии и отобрал место временного лаборанта ассистирующего профессору Гову...
   - Врешь! - они единым смазанным движением ринулись ко мне, но расслышав сердитый шелест Кишмиша, остановились.
   - Можете спросить у Риггера, я ему свое место передала.
   На самом деле еще неделю назад сие решение меня крайне возмутило, но ради сохранения мест остальной команды я стойко перенесла отказ в пользу водника. А в минуты отчаяния напоминала себе о том, что Дейр не забрал артефакт у взбрыка.
   От осознания никчемности обуревавшей из агрессии лица у серокожих девушек вытянулись, кровожадный огонек в красных глазах потух. Я и сама протяжно вздохнула и уже собиралась продолжить свой путь, как вдруг из подпространства рядом со мной вышел Ршайг.
   - Ирэна, где вас Всенижний носит?! - возмутился вампир в черном. - Вас вызывали пять раз подряд.
   - Не кричите. Два последних вызова здесь слышно не было. К тому же, меня задержали.
   - Кто? - он с прищуром посмотрел туда, где уже никого не было, и заломил бровь, выговаривая: - В разговорах с пустотой хорошего мало. Пойдемте.
   Переместил он меня как раз под самые двери личного кабинета огневика, поцеловал мои пальчики и, пожелав удачи, исчез. Я с тоской посмотрела на воздух, в котором он растворился, и в который раз подумала, что хочу такой же перемещатель для себя. С ним мне бы стольких нежелательных встреч избежать удалось - не сосчитать.
   Постучавшись, я с позволения войти, проникла в личное пространство профессора и удивленно застыла в дверях. Независимо от моих предположений, в кабинете огневика меня дожидались не только лишь Нокбо и Эви, а еще Кеслер, Гову и неизвестный молодой профессор земляник, который при виде меня расплылся в весьма привлекательной улыбке.
   - Это и есть та самая Ирэна?
   В другое время я была бы польщена интересом статного черноглазого, смуглого и на удивление светловолосого мужчины в возрасте тридцати лет, на котором профессорская мантия смотрелась, как королевская, а черный костюм подчеркивал мощь физически развитого тела. В другое, но не сейчас, когда мне несколько раз подряд напомнили, что в академии учатся и работают не сплошь хорошие маги.
   Не ответив улыбкой на улыбку, я с учтивой холодностью произнесла:
   - Если вам нужна Ирэна Адаллиер, невеста профессора Лесски и маг-опекаемая искорка, то - да, это я.
   Он несколько удивился подобному выпаду и попытался отшутиться:
   - Позвольте, а разве есть другие?
   - Все зависит от того, что вы уже услышали и как намерены это воспринять, - попытка произнести это мягким тоном, не увенчалась успехом.
   Компания присутствующих здесь профессоров удивленно вскинула брови, а Эвения участливо спросила:
   - Тяжелый день?
   - И да, и нет, - а про себя добавила, ничего определенного сказать невозможно, ведь день еще не закончился. Обведя взглядом профессоров, я удивилась: - А разве у всех вас нет сейчас лекций?
   - Есть, - ответил Нокбо, - именно поэтому мы и попросили вас поторопиться.
   - И в чем тогда причина скрытности? - села за стол и повесила сумку на спинку стула.
   - В заказе, - со мной все так же продолжал говорить огневик: - Вы же специализируетесь на сюрпризах.
   Стоило ему заговорить о страсти всей моей жизни, и я забыла о невзгодах с лабораториями, агрессивных вспышках Трумс, засаде вампирок и даже том, что земляника мне не представили.
   - Кого поздравлять будем и с чем?!
   Оказалось, что состав преподавателей нашего факультета желает поздравить замдекана с пятидесяти пятилетием, им оказалась Алтая Турмалинская, та самая древянистка, что была во вступительной комиссии и не верила мне на слово. К счастью, мне не пришлось долго думать о том, чем можно даму впечатлить, а потому я быстро набросала план маг-представления, обозначила стоимость и собиралась уйти, как вдруг выяснилось, что это не единственный заказ.
   Ердан Кеслер попросил придумать для тещи что-то интересное, но с нюансом, так как она простой человек и в возрасте, сюрприз должен быть запоминающимся, но не импульсивным. Покивав, я записала все необходимые сведения и взяла адрес заказчика. В это мгновение рыжая красавица тайком передала мне записку, сопроводив ее шепотом:
   - Другу из аркады, пожалуйста...
   - Хорошо, - ответила одними губами и встала, но Норбит Нокбо не дал мне далеко уйти от стола.
   - Ирэн, не спешите, - он поравнялся со мной, улыбнулся открыто, - я бы хотел повторить... тот заказ. Гарива до сих пор под впечатлением.
   - Возможно, потому, что тот вечер наконец-то помирил вас, - заметила тихо и смущенно. - Поймите, сложно оправдать чужие ожидания, особенно, если ключ к восторгам заключался отнюдь не в маг-представлении...
   - И все же, я хочу ее порадовать, - произнес мужчина.
   - Думаю, в таком случае вы согласитесь со мной, что повторяющиеся чудеса также могут набить оскомину.
   - Соглашусь, - он улыбнулся, вспомнив о чем-то хорошем.
   - Прекрасно, в таком случае, я обязательно найду что-то не менее впечатляющее и отправлю вам сегодня.
   - Благодарю.
   Он, как и Ердан с Эви, тут же направился на лекции, а я, взглянув на молчаливых земляников, с удивлением заметила, что смотрят они на меня и поговорить хотят со мной, но явно наедине. И если подобное желание я могла ожидать от хмурого Дэние Гову, то от второго мага никак нет. Я даже имени его не знаю.
   - Кажется, нас не представили друг другу...
   - Я не успел, - просиял мужчина.
   - Что же вас остановило? - это было легкое дружеское подтрунивание, к которому он всеми фибрами души пытался меня расположить. И я ожидала ответного хода, но улыбка земляника неожиданно поблекла, и я почти сразу оказалась в кольце достаточно знакомых рук.
   - Действительно, что могло остановить такого ловеласа, как наш Уиград Лесски? - подошедший сзади, Дейр не стеснялся в проявлении нежности на людях и позволил себе даже поцелуй в висок.
   - Твой брат? - тихо прошептала я. А иначе объяснить его поведение было невозможно.
   - Кузен по отцовской линии, - ответил девятый и отступил, обращаясь к нему. - Я ожидал увидеть тебя после лекций.
   - Так сложилось, что я прибыл ранее, узнал, где ты появишься в первую очередь... - и вот я здесь...
   - Что ж, - стихийник виновато посмотрел на меня и твердо сказал не столько Уиграду, сколько мне: - Не более получаса.
   Я кивнула, земляник хмыкнул.
   - Мне хватит, - многозначительный взгляд на меня и очередная улыбка.
   - Идем, - Дейр развернувшись ко мне всем корпусом и заградив собой, наклонился, но вместо ожидаемого поцелуя, который следовало разыграть, мужчина произнес у самых моих губ: - Жди здесь.
   Под его пристальным взглядом смогла лишь кивнуть и посторониться, когда мужчины прошли мимо меня к двери. Девятый стал крайне напряженным, а вот его кузен наоборот расслабленным и вальяжным как кот. В кабинете остались лишь я и Гову, который продолжал хмуриться и молчать, не решаясь начать необходимый ему разговор.
   - Профессор, - я вернулась к столу и присела напротив мужчины. - Я могу вам чем-нибудь помочь?
   - Трудно сказать, - произнес он, не отрывая взгляда от стола, - ведь она хочет знак... - тяжело выдохнул, спросил, ни к кому не обращаясь, констатируя факт: - И к чему знаки, если каждый из них может быть истолкован превратно? Неделя затишья и опять. Всевышний, разве мы через это уже не проходили? - И сам же ответил тихо: - Проходили...
   Я предположила, что речь идет об Эфке Нэфке, и улыбнулась, садясь напротив земляника. Видимо она своим желанием загнала мага в тупик, и он теперь не знает в какую сторону вышибать проем. В том, что он его пробьет в любой из стен, можно было не сомневаться, но здесь главное знать, куда пробиваться, чтобы путь был короче.
   - Да, этот ход не менее безнадежен, чем издевка с бреканьем голема. - Вспомнила тот день и поежилась: - Определенно она умеет делать неожиданные подарки.
   - Что? - он не сразу выплыл из своих тяжелых дум, но увидев мой наивно-невинный взгляд и легкое пожимание плеч, в купе с улыбкой, спросил: - А вы, Ирэна, разве знаете, о ком я говорю?
   - Скажем так, догадываюсь.
   - Ах да... - мужчина потер руки и кивнул своим мыслям: - Ведь женщины хорошо разбираются в чувствах.
   - Только если они в них не замешаны и судят со стороны, - парировала я.
   - Хм...
   Мы задумались каждый о своем, но уже через минуту я прервала наступившее молчание.
   - Кажется, у меня появилась неплохая идея относительно знаков, - внутренне заликовала, отметив, как мужчина воспрял духом и каким светом заискрились его глаза. - Единственным условием для их появления станет ваше близкое нахождение рядом с дамой.
   Едва зародившаяся на его лице улыбка медленно погасла.
   - Она отказывается от встреч даже по самым незначительным предлогам.
   - От романтических - да, но вы же можете привлечь ее к общей научной работе. Взять тайм-аут в наступлениях и окаменеть, пообещав более романтическими пустяками не тревожить.
   - Надолго?
   - Три недели, пока я создаю заготовки, - с удовлетворением заметила, как он опять преобразился, и мысли профессора стали более позитивными.
   - Только научный интерес к общему делу, - задумчиво произнес он и тут же ухмыльнулся, помолодев на десять лет. Встал и прошелся по комнате, заложив руки за спину. Кажется, древянистку ждут грандиозные потрясения.
   Зная характер земляников, я посмешила предупредить:
   - Только не предпринимайте кардинальных решений, вам необходимо постоянно и косвенно напоминать ей об упущенных возможностях. - Он скептически взглянул на меня, так что пришлось здесь же, не сходя с места придумать и этот нюанс. - По всем рабочим вопросам направляйте к ней саламандру. А через три недели, я обещаю, вы получите полный набор знаков.
   - Ирэна, вы чудо!
   В следующее мгновение двери в кабинет Норбита Нокбо открылись, и вошедшие Лесски лицезрели, как Дениэ Гову крепко обняв, целует меня в лоб.
   - Спасибо! - поблагодарил он и вылетел вон на крыльях воспарившей надежды.
   Девятый, проводив земляника тяжелым взглядом, нахмурился, а вот его кузен радостно заявил:
   - Да, дружище, повезло тебе с невестой. Вылитая София: так же умна, красива, задорна...
   Кажется, сравнение меня с матерью Дейра менее всего понравилась стихийнику, поэтому свой прожигающий взор он перевел на ничего не замечающего Уиграда. А тот с улыбкой продолжил восхваление меня.
   - Мила, добра, помогает окружающим, а главное талантлива и в постоянном тонусе держит не только тебя...
   - Завидуй молча, - жестко оборвал его девятый.
   - Не могу молча, ведь она тебе еще не жена...
   Глаза стихийника заледенели, а земляник, продолжил улыбаться и, не отрывая восхищенного взгляда от меня, он с грустью произнес:
   - Хотя о чем я говорю, по вам сразу видно страсть так и пылает, - и это чудовище, а не человек с магическим даром, кивнув на меня, многозначительно указал на собственную шею.
   Взгляд Дейра сосредоточился на обозначенной области, я покраснела, а довольный собой и ситуацией Уиград Лесски, хлопнув девятого по плечу, возвестил о своем отбытии:
   - Что ж, мне пора. А вам удачи... голубки! - и подмигнув мне, он наконец-то скрылся за дверью.
   На тот момент я от маг-опекуна и псевдо-жениха ожидала чего угодно: от злых колкостей на тему засосов до пренебрежительных замечаний по поводу ветрености воздушниц. Но он повел себя совершенно невероятным образом: выждал минуту, а затем счастливо рассмеялся и рухнул на ближайший стул.
   - Ирэна, я тебя обожаю!
   Приятное замечание, однако, учитывая его любовь к иносказаниям и иронии, я не спешила радоваться, спросила только, хорошо ли он себя чувствует.
   - Замечательно! - отрапортовал стихийник, - и немало поражен твоей выдержкой.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Что я премного удивлен отсутствием возмущений твоей обиженной добродетели.
   - В смысле? - вздернула бровь и поправила сумку на плече.
   - Ну как же... Где те вопли поруганной чести? Где воронка Кервея? Где прицельное метание мебели в отъявленного негодяя?
   - С упоением ожидает твоих издевок, - отчеканила я и хмуро заметила. - К тому же, кто как не ты, первым делом должен был заступиться за мою добродетель.
   - Туше, - прокомментировал стихийник. - Но, если честно, мне приятны его подозрения...
   - Ты хотел сказать - заявления.
   - Можно и так. В любом случае, они мне чрезвычайно льстят и поднимают настроение. - С этими словами он приблизился вплотную ко мне и, указав на шею, спросил: - Можно?
   Ответить что-либо я не успела, потому что Дейр с деловым видом и чуть ли ни насвистывая, откинул концы белого шарфика и начал расстегивать ворот моего платья.
   - Девятый, - голос прозвучал неожиданно сипло и тихо, а руки, которыми я начала стягивать ворот, неожиданно ослабли, - что ты делаешь?
   - Удостоверяюсь в сказанном, - хмыкнул он и, оторвав взгляд от оголенного участка моей шеи и, что таить, груди, с самым серьезным видом заявил: - На оставшиеся лекции ты сегодня не идешь, и к моим родителям мы не поедем.
   Хотелось заявить, что он не имеет права ограничивать мою свободу и требовать повиновения, но он вдруг со смешком щелкнул меня по носу и объяснил:
   - У тебя аллергия на метку оборотня, к вечеру должна появиться температура, а затем - озноб, который вполне может вылиться в бедствие районного масштаба и снести мой дом.
   Вот так всего парой слов он заботу обо мне и моем здоровье превратил в опасения за жителей города и свое имущество. И возникшая во мне признательность растворилась в глухом раздражении.
   - А скажи, пожалуйста, откуда подобные сведения?!
   - Ну, моя дорогая, - он не менее деловито оторвал мои руки от платья и начал застегивать маленькие пуговички, - во-первых, я знаком с тобой не первый день, а во вторых, ты не единственный кандидат в хранители стаи оборотней, в-третьих, меня заблаговременно предупредил Тисьян.
   - То есть... ты тоже получил метку?
   - И метку тоже, - получила я пространный ответ.
   - И у тебя так же появилась аллергия, которая похожа на укусы оборотня?
   - Скорее, засосы с отметками клыков, но да, я через это тоже прошел, - он забрал мою сумку и, подтолкнув к ближайшей двери, построил портал домой. - Леди вперед.
   Оказавшись в холле, задала еще один вопрос:
   - А твою кандидатуру кто предложил?
   - Изоли Генрос.
   Как то совсем не к месту вспомнилось его определение оборотницы: 'маленькая кошечка', а затем и месть рыси, которая наградила меня взбрыком, и в голове тут же возник новый немаловажный вопрос:
   - Она же ставила метку?
   - Да.
   - Прикосновением? - решилась я уточнить.
   - Можно и так сказать... - загадочно улыбнувшись, он закрыл за нами двери кладовой и потянулся, чтобы снять с меня мантию. Но я в последний момент увернулась от его рук.
   - А если честно?
   - Для совсем уж честного ответа могу показать, как... она... это сделала, - шаг ко мне и тихий вопрос: - Хочешь?
   Оценив его взгляд и паузы, нервно ответила:
   - Как-нибудь сама догадаюсь.
   - Тогда к чему допрос? - девятый прищурился и я не нашла ничего другого как произнести в свое оправдание:
   - Простое женское любопытство.
   Хмыкнул.
   - Интересная формулировка, нужно будет запомнить.
   - Запоминай, - милостиво разрешила я и, забрав сумку, направилась к себе.
  
   10.
  
   Состав для Нокбо и инструкцию по использованию я отправила сразу же, с заказом Кеслера пришлось повозиться, слишком громкими получались хлопки воздушных пузырей, однако, через два часа я справилась и с этим. Отправив посылку воднику, я проверила те из моих составов, что хранились в кабинете Дейра и, найдя нужные баночки, еще раз утвердилась в своем решении: сюрприз для замдекана нашего факультета будет сказочным и неповторимым!
   Рассчитывая поэтапное развитие маг-представления, не сразу заметила вошедшего в кабинет огневика, и на вопрос его отреагировала со значительным опозданием, когда Ганс уже закрыл за собой дверь.
   - Ужинать? Нет, не хочу... спасибо.
   Не успела договорить уже никому ненужный ответ, как ко мне ворвалась матушка Агафья. Ее чепчик сбился набок, а белый передник был заляпан чем-то красным, но самым удивительным в облике оборотницы были ее глаза, огромные от удивления.
   - Ирэна, деточка, что ж за изменения нас ждут!
   - А что не так?
   - Ганс то наш, то есть Его Величество... на человека стал похож!
   Первая моя мысль: с него маску сняли, вторая: случилось нечто непоправимое и расположение Эфи он потерял. Я успела испугаться за них обоих, но слава Всевышнему, волчица тут же объяснила свое смятение.
   - Он всю неделю нет-нет, да улыбается! Прямо не увидеть, только в отражениях окон, зеркал и тех же кастрюль, что на кухне. А сегодня так вообще мне подмигнул! И похвалил готовку.
   - А это плохо?
   - Неожиданно! Двенадцать лет скала скалой и на тебе, очнулся. Ой, что будет-то, что будет?.. - запричитала она, качая головой.
   - Свадьба будет, - улыбнулась я, - явно влюбилось Наше Величество и очень даже удачно.
   - Да? - она тут же подошла ближе и едва различимым шепотом спросила:- А в кого? Красивая хоть? Молодая? Добрая, готовить умеет? Ганс - он же гурман большой... такому угодить сложно. Уж я сама чему только не научилась, чтобы он в доме ел и Дейра к столу из лаборатории выуживал...
   Вот это забота! Я улыбнулась и ответила честно:
   - Не волнуйтесь, девушка ему подстать, очень красивая и добрая, насчет готовки не знаю, но то, что умная и из хорошей семьи, это точно.
   - Как так?! - оборотница всплеснула руками, произнесла с иронией: - Неужто такая умная, что до сих пор ничем его не угощала? Это что ж за девицы пошли!
   - Она из знатного рода, - сообщила я, и Матушка Агафья застыла посредине кабинета с самой шальной улыбкой.
   - Что, правда?
   - Правда-правда. Помните, я несколько дней подряд от порога назойливых господ отправляла, - она кивнула, - так вот это по его душу приходили.
   - Поздравить с выбором? - предположила она.
   - Нет. Скорее уж, чтобы он от нее отрекся и 'подарки' все вернул... - иначе назвать сто пятьдесят резервов металлистки я не смогла. В принципе, энергия такого объема - это вполне приличный 'подарок' от любимой и очень щедрой женщины.
   - Что?! - женщина с трудом угомонила рвущуюся наружу ипостась, но с голосом совладать не успела, рыкнула: - Вот же сволота! Ганс впервые счастлив, а они...
   Возмущенно засопев, она сжала и разжала кулаки, а я развела руками, произнесла примирительно:
   - Что поделаешь, не повезло девушке с родственниками.
   - Это завсегда можно исправить, - отмахнулась она и улыбнулась, оскалив клыки и удлинив когти на руках.
   - Так не убивать же из-за этого! - я невольно подошла к волчице, за руку взяла: - Матушка, слышите?
   - Слышу, - взор ее стал осмысленнее, а клыки все не исчезают, - убивать не буду, а потрепать имею полное право. Ганс только-только на человека стал похож, а они его обратно в камень. Не позволю!
   Я не успела ничего сказать, как она, принюхавшись, всплеснула руками и со словами: 'Ой, мои пирожные' улетела на кухню. В этот вечер я бы благополучно пропустила ужин, не ворвись Дейр в свой кабинет и не отвлеки от работы.
   - Ирэна, ужинать, - крепкие руки вначале обвились вокруг меня, а затем выдернули со стула.
   - Но мне не хочется...
   - А придется, - приобняв он подтолкнул меня к двери.
   - Это еще почему? - тихо возмутилась я и попыталась вывернуться из его захвата, но в борьбе за свободу добилась лишь его отдавленной ноги и соприкосновения моей головы с его подбородком.
   Девятый, сжав меня крепче, шумно выдохнул:
   - Ирэна, ты смерти моей хочешь...
   - Нет! - замотала головой, а он уже добавляет с язвительными нотками в голосе:
   - Под завалами моего же дома.
   Очередное напоминание моей бедственности больно кольнуло в груди, а потому я охотно закивала:
   - Да!
   - Я против, - отрубил стихийник. - Идем, тебе нужно поесть выпить состав и отбыть...
   - В мир иной? - и на возмущенный взгляд голубых глаз я лишь пожала плечами, напомнив: - Ты сам сознался в том, что прошлый состав с этой задачей справился. Почти...
   - И не напоминай, - горестно вздохнул девятый и открыл предо мною дверь, - такой шанс был упущен...
   Наши взгляды встретились: мой возмущенный, его насмешливый, который он очень быстро сделал просительным и в чем-то милым.
   - Рэш, не упрямься и составь мне за ужином компанию.
   - А как же Ганс? - я прошла вперед и обернулась.
   - Огневик со своей ролью не справляется.
   Когда мы вошли, я поняла, о чем говорил девятый и что так напугало оборотницу. Вечно хмурый огневик беспрестанно подавлял мелькающую на губах улыбку, водил вилкой по скатерти и ничего не ел. Подняв взгляд на нас, он расплылся в шальной улыбке и вибрирующим голосом произнес:
   - Вот теперь и ты, Дейр, поймешь, как тяжело оторвать от опытов азартного научного работника.
   - Ешь молча, - ответил профессор, усаживая меня за стол.
   - Я не голоден, - ничуть не обиделся Ганс.
   - Может, чай? - предложила я.
   - Нет, спасибо.
   - Тогда сиди молча, - проворчал девятый, принимаясь за еду.
   - С радостью, вот только спрошу у Ирэны, есть ли у нее для меня сообщение... - мужчина вопросительно улыбнулся, повторяя: - Есть?
   - Трудно сказать, - я позволила себе дружеское подтрунивание, - а ты сейчас в каком из обличий?
   - Во всех, - заверил огневик и выжидательно закусил губу.
   Письмо я ему отдала тут же и на несколько долгих мгновений оторопела от того очарования, что испускал наш дворецкий. Дышать стало трудно, ладошки вспотели, а по телу прокатилась волна легкого возбуждения, которое со звоном разлетелось в опустевшей голове.
   - Всевышний, когда же ты женишься? - прошептала я, приводя себя в сознание. Потерла руки, а затем и мочки ушей, а легкий озноб все еще скользит вдоль шеи.
   - А что не так? - огневик расплылся в совсем уж соблазнительной улыбке и подмигнул: - Проблемы?
   - Да, - улыбнулась так же открыто и со всей серьезностью заявила, - теряю свою дефектность. Так что... сдерживай эмоции хоть чуть-чуть.
   - Зачем? - спросил он задумчиво.
   - В противном случае у тебя появится отчаянная поклонница.
   - Под кодовым именем 'Стихийное бедствие', - ухмыльнулся огневик.
   - Именно!
   - Что?! - следящий за нашим диалогом, Дейр неожиданно закашлялся и захрипел.
   - Воды? - я схватилась за стакан и графин с водой.
   - Постучать? - с другой стороны к стихийнику подскочил Ганс.
   Не добившись от него ответа, мы сделали все только что озвученное, а неблагодарный девятый, откашлявшись, вдруг резко нам заявил.
   - Ты проваливай, куда хотел, а ты - есть! - злой взгляд пригвоздил меня к месту и отбил всякое желание ужинать.
   - В такой компании? Нет, спасибо! - я решительно встала.
   - Ир-р-рэна... - произнес стихийник, темнея в лице.
   - Не надо, - Ганс заставил меня сесть обратно и со словами: 'Кажется, у меня газон не стрижен' растворился в воздухе.
   Минуту он молчал, глядя на меня, а я не отрывала взгляда от скатерти. Красивая она с ручной вышивкой желтых азалий и тигровых лилий, кружевная и идеально отутюженная. Посуда из тонкого белого фарфора, так же украшена нежным рисунком цветов азалии, столовые приборы из серебра тонкие с гравировкой, бокалы хрустальные... Вид за окном сумрачный, отражение девятого в стекле мутное, а настроение у него...
   Я отвела глаза, как только он посмотрел на меня через отражение, тяжело вздохнула.
   - Ирэн, прости, мне не следовало кричать. Просто я... - он замялся, не зная, что ответить.
   - Подавился, испугался, что вот-вот умрешь, да?
   - Нет.
   - Тогда что? - спросила, наблюдая за ним через отражение.
   Нахмурился, поджал губы:
   - Не скажу.
   - В таком случае, не прощу, - я поднялась и развернулась, чтобы уйти, как неожиданно бала схвачена им за руку. - Пусти.
   - Нет. Тебе нужно поесть, - заявил он профессорским тоном.
   Ах, вот так, да? Прищурилась, посмотрев на него, и вскинула голову. Я тоже могу быть жесткой.
   - Благодарю. Ваша забота мне чрезвычайно льстит. Но хочу заметить, что я прекрасно могу поесть и на кухне. А теперь уберите руки, вы моей компании не заслужили.
   Скорбный вздох и девятый сдался:
   - Хорошо, что ты просишь взамен? - он выдал свое состояние, потерев затылок и взглянул на меня из-под бровей.
   Так-так-так, мысленно я коварно потерла ручки, а внешне решилась их только лишь перед собой соединить.
   - Когда выдвигают требования - не просят, - ехидно подчеркнула я.
   - Ладно. Твои условия?
   - Откроешь мне секрет привязки заклинания к прикосновению наших рук, и... может быть, прощу.
   - Всенижний! - он задрал голову вверх, и вот в таком положении простоял с минуту.
   Хотелось сообщить, что там никого нет, даже горничных вампирок, но я стоически промолчала. Дейр исполнил еще один вздох полный скорби и наконец-то озвучил долгожданное согласие.
   - Хорошо. Но учти, расскажу все завтра, - я медленно и словно бы нехотя кивнула под его выжидательным взглядом, и он едва удерживая вздох облегчения, отодвинул мой стул и помог сесть. А затем со словами: 'Эх, остыло!' быстро подогрел чай и блюда.
  
   ***
  
   Проснувшись поутру первым делом отыскала Кишмиша и устроила допрос с пристрастием. И все потому, что я не помнила окончание вечера, начиная с того момента, как девятый протянул мне стакан с прозрачной, чуть вязкой жидкостью и настоятельно 'попросил' выпить. При этом он не забыл с улыбкой добавить: 'Рэш, пожалей окружающих и выпей до дна'.
   Я и выпила залпом, глядя в его удивленные глаза, а дальше...
   Кажется, опять была матросская ругань, мое падение в его объятия, его тяжелые вздохи, пока он поднимал меня в спальню, и мой лепет относительно того, чтобы он не смел меня раздевать и целовать. С первым Дейр не спорил, а насчет второго хитро улыбнулся и произнес у самых моих губ.
   - Что ж, подожду, пока сама не попросишь.
   А мне придется просить, потому что заказ Дениэ Гову предполагает опыты с близким человеком. И на ком еще мне их ставить, как не на псевдо-женихе? Услышав отчет взбрыка, подтверждающий джентльменское поведение девятого горестно вздохнула. Поймать его на невыполнении требований, не получится.
   - Всевышний, как невовремя я вспомнила о скромности! - простонала я, а взбрык лишь развел лапками, как бы говоря: 'Бывает'.
   Однако долго расстраиваться я себе не позволила. Во-первых, еще не завершен заказ для замдекана, во-вторых, это вопрос решаемый, в-третьих, у меня еще три недели впереди и, в-четвертых, если хорошо все просчитать, то девятого об опытах можно не информировать. Заклинания Ирибитонаш и Карагуз с эффектом преломления, которые были мной подмечены еще на выступлении в театре, я по книгам стихийника соединила с формулой Людонии, заклинанием древянистов и теперь золотистый дождь, огненные капли которого зависают над зрителями представления, завершится не кругами на воде, а формированием невидимого пшеничного поля. То есть сотни капелек, будут разбиваться над поверхностью площадки о невидимые листья и, стекая, проявлять их форму. Потирая руки, я уже приступила к записи второго этапа для сюрприза Алтаи Турмалинской, как вдруг в кабинет влетел девятый. Пышущий возмущением и праведным гневом, он в очередной раз менее чем за сутки, без спроса выдернул меня из пучины идей и увлек собой в столовую.
   - Дейр, что происходит? - хотела было остановиться и его затормозить, но он идет дальше и рычит что-то о глухости, крайней увлеченности в работу и глупости. Последнее было крайне обидно, а потому я дернула руку на себя и заставила его остановиться. - Что ты сказал? - В голосе не то чтобы холод металл, потому как я себя глупой не считаю.
   - Я сказал, что поведение одной особы крайне глупо и непосредственно для ее возраста. Тебе двадцать, а ты ведешь себя... - он искал подходящее сравнения, но я перебила его, чтобы от темы увести.
   - Мне двадцать один.
   - Что?
   - Мне двадцать один исполнится на этой неделе, - повторила медленно, разделяя каждый слог.
   - Когда?
   Он перестал хмуриться, и я, радуясь результату своей уловки, с улыбкой сообщила:
   - В эту среду.
   - Прекрасно, я запомню, - и продолжил тем же назидательным тоном: - Значит, ты в свои двадцать с лишним лет уже должна понимать, что голодание сказывается не только на тебе, но и на твоем окружении. Я же четко сказал, не пропускать прием пищи и за ужином выпить еще один состав.
   - Да, говорил совсем недавно, когда мы столкнулись у кабинета, - И запальчиво заявила: - Но я еще ничего не пропустила!
   - Да неужели? - он развернул меня к окнам, с ехидцей вопрошая: - С каким временем суток у тебя ассоциируется звездное небо? А словосочетание 'воскресный ужин' ни о чем не говорит? А выражение: 'Если нас не навестите вы, то к вам приедем мы' что-нибудь напоминает?
   Отойдя от первого удивления, я сопоставила все вышесказанное и тихо произнесла:
   - Ты хочешь сказать, что родители приехали к тебе...
   - К нам, дорогая. К нам! И не только родители, но еще и кузен с дядей и тетей. И ты должна присутствовать на вечере.
   - Я не одета и не причесана, - оглянулась на ближайшее зеркало и с ужасом отметила, в каком неприглядном виде он тянул меня в столовую. - Всевышний! Дейр... неужели тебе будет приятно, если я в таком виде предстану перед семьей?
   - Более чем, - охотно заявил он и прошипел, - и Уиград не позарится...
   Услышав имя земляника, который встретился мне день назад, я решительно вырвала руку из цепких пальцев стихийника, но он не дал мне уйти.
   - На переодевание нет времени... - от него последовал тихий хмык и легкий поцелуй в висок, после чего оторопевшей мне заявили: - Но так и быть, я тебе помогу.
   Дейр не обманул - помог, и в столовую я вошла с великолепно уложенной прической в вычищенном и идеально отутюженном платье, румяная от смущения, с искусанными губами и подкашивающимися ногами, потому что он опять меня облапал! И, судя по довольству на его лице, процесс девятого порадовал не меньше, чем результат. Бесстыдник!
   А навстречу нам уже встает из-за стола причина ненормального поведения стихийника. Его кузен в темном костюме, украшенном серебристой вязью, просто, но со вкусом. На губах играет полуулыбка, глаза радостно искрятся:
   - Ирэна, вы ли это?
   Захотелось сказать: 'Нет, не я' и скрыться, но девятый держал меня крепко и одними губами прошептал:
   - Веди себя хорошо.
   Наверное, нам следовало обсудить служившуюся ситуацию наедине, чтобы он мог пояснить свою тягу к приказам, а я - свое неприятие к поползновениям. Но так как времени у нас не было, а поведение Дейра пошатнуло мое спокойствие, я предпочла чуть-чуть повредничать.
   Расцеловав родителей профессора, чем весьма их порадовала, я познакомилась со второй парой Лесски и обернулась к улыбающемуся землянику.
   - Уигард! Как я рада, что вы посетили наш дом...
   Рука девятого, только что обнявшего меня, сжалась сильнее, он глухо произнес:
   - И поэтому ты заставила его ожидать себя целых полчаса?
   - Я была уверена, что ты встретишь их достойно, - парировала я.
   - Голубки воркуют, - усмехнулся кузен и сел на место, с улыбкой произнося, - я столько всего слышал об Ирэне... - театральная пауза и взгляд на нас, - но так и не узнал, как вы познакомились.
   Старшее поколение углубилось в обсуждение, темы прерванной моим появлением в сопровождении девятого, а потому не проявили интереса к поднятому вопросу. Мужчина смотрел на меня, я на него, а девятый, кажется, сверлил взглядами нас обоих. Учитывая его молчание, видимо ответ ожидался от меня.
   - Для начала стоит узнать, кто вам обо мне рассказывал, - наконец-то ответила я.
   И Дейр с тихим хмыком отодвинул стул и помог мне сесть.
   - Найша, - подсказал Уиград, - очаровательная демоница, которая осталась под неизгладимым впечатлением от встречи с вами.
   Я вспомнила, что последним сказала этой любительнице красных платьев и с улыбкой поинтересовалась, как она устроилась на новом месте.
   - Прекрасно.
   - Ему можно верить на слово, - тут же подключился к диалогу стихийник, - и это значит, что благоустройством демоницы он занимался лично.
   Последующая за этим улыбка, земляника заставила меня смущенно опустить глаза. Видимо, в роду Лесски с правилами приличия знакомы лишь взрослые мужчины.
   - Как заместитель начальника отдела кадров... - земляник вознамерился реабилитироваться в моих глазах и тут же вспомнил о профессиональных обязанностях, но девятый его не слушал и с ехидцей для меня пояснил.
   - Всего лишь зам.
   - А?.. - хотела спросить о профессорской мантии, что была на кузене Лесски в первую нашу встречу, и с удивлением услышала в ответ:
   - Дядя дал поносить, - мой псевдо-жених кивнул на главу второй семьи, - правда? - И дородный мужчина улыбнулся в ответ, даже не представляя, как нечаянно подставил сына. И девятый продолжил с самым невинным видом вводить меня в шутливое заблуждение: - Ирэн, дорогая, смотрите на этого щеголя не иначе, как... - театральная пауза и легкая издевка, - на недоразумение, коему не суждено вырасти из мальчика на побегушках.
   Улыбка мужчины, сидящего напротив, стала чрезвычайно опасной. И я поняла, что нахожусь меж двух огней, которые борются за каждую пядь сухого леса, уже ощутила вспыхивающие в глазах мужчин искры и даже жар, исходящий от тела стихийника, и не ждала что, они остановятся лишь на словесной пикировке. В попытке вразумить хоть одного из них, накрыла руку девятого и тихо позвала:
   - Дейр...
   - Да, дорогая? - он мгновенно переплел наши пальцы, и, притянув мою руку к себе, поцеловал ладонь.
   От взгляда, которым он меня обжег, стало неуютно и в то же время жарко, но я все же произнесла:
   - Не стоит недооценивать...
   Договорить мне не дали, земляник завершил за меня с усмешкой:
   - ...реагенты, с которыми ты работаешь. Они ядовиты, неизбежно вызывают галлюцинации и ослабление памяти. - Пронзительный взгляд на меня и Уиград сокрушенно качает головой: - Да-да, подумать только: такой молодой, а уже забыл, как пил за мою профессуру.
   - Если не помню, значит, праздновать было нечего, - произнес мой маг-опекун и легко подул на мои пальчики.
   - Или выпито было слишком много, - тут же взял слово второй. - Ирэна, - он обратился с улыбкой, - как ни прискорбно это говорить: но в будущем наш дорогой друг и жених, вполне возможно сопьется.
   - Только после тебя, братец. Ибо я подожду достойного примера для подражания.
   - Да? - он прищурился: - Тогда, может быть, и женишься после меня.
   Мою руку, которую стхийник нежно целовал, а затем и поглаживал, неожиданно крепко сжали. И я, вызвав маг-поток, кольнула его в поясницу, хватка ослабла, но не интонация в его голосе.
   - Боюсь, что Ирэна отсрочки в десять лет не переживет.
   Я кожей ощутила пульсирующую вибрацию, исходящую от тела стихийника, и поняла, что дружеская пикировка перешла в нечто совершенно серьезное. Тревожно посмотрела на родителей двух оппозиционеров, которые продолжили тепло общаться, не ощущая витавшего в воздухе раздражения. Посчитав ситуацию опасной, я кольнула Радоса маг потоком, и он мгновенно оборвал речь, все замолчали и именно поэтому в столовой достаточно громко прозвучали слова земляника.
   - Чтобы не тратить времени зря, она может выйти за меня.
   - Нет, - отрезал девятый и раздражено произнес: - Тебе еще долго возвращать свою криб-задолженность.
   Тягостная тишина повисла над столом, родители с удивлением и осуждением смотрели на разозленных сыновей, а я не знала куда спрятаться. Как наяву ощутила, что сейчас будет укол, а может быть и удар от кузена Лесски, который уж слишком жестко смотрит на девятого. А предчувствие подсказывает: бить он намеревается по мне.
   - А я думаю, что Ирэн к криб-срокам не привыкать...
   Всевышний! Он сейчас расскажет обо мне... что я при Дейре отбываю криб-срок... и тогда София, а затем еще и дядя с тетей Лесски... Какой ужас! Какой позор, а ведь я еще и псевдо-невеста...
   С неизвестно откуда взявшимися силами, я выдернула руку из пальцев девятого и уже хотела встать, как вдруг меня придавило сверху воздухом. И Радос Лесски буднично спросил у добросердечно усмехающегося племянника, о каком именно сроке он говорит. Тот нервно перевел взгляд на дядю, а глава семьи девятого миролюбиво продолжил:
   - Вы говорите о криб-сроке нашего Дейра, который он отработал еще в свои восемнадцать лет? Или...
   Кажется, в этой семье любят брать театральные паузы все мужчины, мелькнула у меня мысль, но от следующих слов псевдо-свекра она растаяла.
   - Или о шуточном криб-сроке Ирэн, который, благодаря чаяниям моей супруги, смог сблизить молодых?
   Вот так оборот! Атмосфера раздражения лопнула как мыльный пузырь, приглашенная пара тут же начала выспрашивать Софию о ее методах, а она чуть ли не в деталях начала пояснять свой коварный план. План, которого у нее никогда не было! Я удивленно посмотрела на своего временно застывшего псевдо-жениха и его оппозиционера, затем на Радоса. А он, поцеловав меня в лобик, обратился к обескураженному Уиграду и произнес совершенно спокойным и уверенным голосом:
   - Ирэн в нашей семье давно и надолго. И чем быстрее ты признаешь это, тем лучше будет для тебя.
   Сказав это, Радос потерял к нам всякий интерес, и перенес все свое внимание на радостно щебечущую супругу. Которая уже в красках рассказывала, как в первый раз встретила меня в доме сына. И с трудом сыграла собственную роль удивленной матери, которой свойственно проявлять жгучий интерес.
   - Потоп! Настоящий потоп!
   - Все залито водой... - подтвердил ее супруг.
   - И они стоят посреди луж в холле такие... молодые и такие, - София стрельнула взглядом на меня и радостно возвестила, - влюбленные!
   А в это время девятый настоятельно советовал Уиграду повнимательнее подойти к выбору горячего:
   - Тебе, кузен, стоит попробовать перепелов, они куда вкуснее так любимых тобою павлинов... и полезнее.
   Земляник отбросил салфетку и поднялся из-за стола:
   - Благодарю, - презрительный взгляд на Дейра и жесткое, - я сыт.
   - По горло, - подсказал ему стихийник и с улыбкой указал на дверь.
   Уиград уже коснулся двери, когда Радос его окликнул:
   - И да, дорогой племянник, забыл сообщить, - очередная пауза и земляник нехотя оборачивается.
   - Слушаю...
   - В ваше отделение Академии МагФорм на следующей неделе поступит новый преподаватель. Огневик четверного уровня из знатного рода леди Даная Нифь.
   - Да? - удивился Адам Лески и хлопнул руками по столу. - Вот так удача! Мы же из-за демоницы как раз на днях лишились своего. Ивен Кросби подал в отставку. - Покачал головой и улыбнулся. - Хотя ему давно следовало на покой.
   - Это точно, - согласился Радос, и оба они рассмеялись.
   Глава второй семьи, весьма сильный маг земляник, обнял супругу, которую нежно называет 'мой человек' и махнул рукой сыну:
   - Когда докуришь, возвращайся.
   - Хорошо, отец.
   Дверь за Уиградом захлопнулась, и за столом стало удивительно мирно: вновь поднялась интересная тема, горничные Лилид и Дивир продолжили обслуживать гостей, а Дейр поглаживать мои пальчики, глядя исключительно на наши руки.
   - У тебя замечательные родители, - прошептала я, сдерживая подступившие слезы. - Такая забота - это совершенная неожиданность.
   - Конечно, - кивнул девятый, - ты же все время забываешь, что они не просто мои, а наши.
   Протяжно вздохнула, стараясь унять волнение.
   - А еще у меня прекрасный псевдо-жених, - голос прозвучал сдавленно. - Добрый, чуткий, понимающий...
   - Я знаю, - брякнул он и изменил список тех качеств, которые я хотела озвучить.
   Подобную самоуверенность мимо ушей пропустить сложно, ощетинилась.
   - Пока вредничать не начинает и проявлять в отношении меня либо забывчивость, либо жесткость.
   - С тобой, дорогая, иначе нельзя, - заверил он и, отпустив руку, щелкнул меня по носу. - К слову, попробуй картошку, тушеная, Агафья гордится этим блюдом.
   - Опять закрываешь мне рот?
   - С радостью сделал бы это иначе, - просиял мужчина и напомнил, - но ты же о поцелуе не попросишь.
   В другое время - дабы сохранить дистанцию между нами - ни за что не согласилась бы. Но сейчас я подумала о предстоящих опытах и улыбнулась:
   - Попрошу, как только расскажешь о нюансе привязки заклинания к прикосновению. И ты обещал!..
   - Помню, но сегодня уже не успею.
   - А ночью?
   - А ночью кое-кому нужно спать, - отрезал он и самостоятельно наложил на мою тарелку тушеную картошку Агафьи. А затем в стакан с водой бросил маленький синий кристаллик, и, дождавшись полного его растворения, заявил. - Вот это съешь, и вот этим запей.
   - Еще скажи, чтобы я была хорошей девочкой, и поцелуй в лобик, - наколов на вилку небольшой кусочек, подула на него, остужая, - в этом случае твоя роль заботливого вредины будет сыграна полностью.
   Картошка была действительно бесподобной и таяла на языке, отчего захотелось зажмуриться и не слушать следующие слова Дейра.
   - Зачем? Во-первых, ты не послушаешься, а во-вторых, кое-кто... - это слово он подчеркнул особенно, - очень настаивает на том, чтобы я нарушил условие, которое ты выдвинула сама.
   От подобной проницательности, я чуть было не подавилась, а он хлопнул ресницами и лукаво посмотрел на меня.
   - Интересно, с чего бы это, - он подал стакан воды, который я благодарно приняла, но зря глотнула. Потому что чуть не захлебнулась, от следующего вопроса: - Ирэна, не хочешь прямо сказать, что ты задумала?
   Кашляя и утирая проступившие от кашля слезы, я бросила на девятого, пожалуй, один из самых злых своих взглядов.
   - Всевышний, ты невыносим!
   - До сих пор выносила, - протянул он игриво, от чего я так и замерла с чуть приоткрытым ртом.
   - Н-да, - произнес Адам Лесски, разрывая наступившее молчание, - из вас получилась замечательная пара... спорщиков.
   На это ни он, ни я не обратили внимания, продолжая, смотреть друг на друга.
   - Прямо как мы поначалу, - с улыбкой произнесла Агата Лесски, и они с мужем слаженно вздохнув, не менее слаженно поднялись из-за стола.
   - Спасибо за прекрасный вечер, Радос, София... - слово взял земляник, он же тепло обратился ко мне: - Ирэна, мы были очень рады с вами познакомиться.
   Я наконец-то оторвала взгляд от девятого и посмотрела на гостей:
   - Мне тоже очень приятно.
   - Дейр?.. - взгляд мужчины стал тяжелее. И стихийник покаянно опустил голову.
   - Понял, - произнес он и со вздохом неудовольствия поднялся, - я вас проведу.
   Радос ушел вместе с ними, и, как назло, горничные-вампирки скрылись на кухне, а я осталась наедине с мягко улыбающейся Софией. Она молчала, легко и медленно помешивая ложечкой чай и смотрела исключительно в чашку, а не на меня. Словно бы ничего не произошло, ни упоминания о моем криб-сроке, ни чуть не разразившегося скандала.
   В такой ситуации тему можно было бы закрыть, но я не привыкла оставлять неясности и, сжав кулачки, чтобы не выдать волнения несмело спросила:
   - А как... давно?.. Вы...
   - Что? - она подняла на меня взгляд и улыбнулась: - Спрашивай, не бойся.
   - Как давно вы знаете, что я криба?
   - Как только твой поверенный, мистер Донели сообщил о запросе, поступившем к нему на твое имя.
   - А?..
   - Ровно день, - ответила она на незаданный мною вопрос и улыбнулась. - Между мной и мужем почти нет секретов. Но, даже не зная истины, я бы все равно его поддержала.
   Что же это получается, Уиград едва встретив меня, решил навести справки? - подумала я, но спросила совсем иное:
   - А вы?..
   - Ничего не имею против крибы, - она пригубила чай и, наслаждаясь им, прикрыла глаза. - Видишь ли, я кардинально пересмотрела свой взгляд на криб-заключенных, как только таковым стал мой сын.
   - А как это?..
   Мама девятого опять не дала мне спросить, кивнула, поняв с полуслова:
   - Из-за глупости, причем, моей, - помолчав немного, она начала рассказывать, глядя на меня. - Когда ему было пятнадцать, он влюбился в дочь моей подруги, и она ему отвечала тем же. На тот момент мы не знали, как далеко зашли их отношения, но через три месяца прежде, чем уехать в Девенсию на учебу Дейр решился на помолвку. И мы с Радосом согласились, вернее... - она смущенно сморщила нос, - мужа заставила согласиться я. Ведь Мириам хорошая девочка, из хорошей семьи, у молодых сильное чувство и ему не помеха ни расстояние, ни время...
   Она замолчала, но я была не в силах оставаться в неведении.
   - И вы заключили брачный договор?
   - Да, а через полгода я поняла, какую допустила ошибку.
   - Он влюбился в другую? - спросила, поспешно решив, что девятый с ранних лет был не в силах хранить верность.
   - Если бы... - София улыбнулась с грустью, - он застал ее с другим. В итоге оказалось: девочка из расчетливой семьи, чувство ее поверхностно, а беременность перевалила за первый триместр. И моя лучшая подруга отказалась аннулировать договор полюбовно, потому что отцом ребенка мог быть Дейр.
   - А он?..
   - Утверждал, что нет. И тест это подтвердил, но Мириам оказалась девушкой мстительной, и перекупить сына нам удалось лишь через четыре месяца у ее двоюродного дяди, когда криб-срок превысил три года. Мой мальчик тогда очень изменился, стал абсолютно замкнутым и попросился отбыть к старшему брату Радоса. Ты с ним знакома, Давид Лесски.
   - Да, знакома, - я постаралась шуткой разрядить обстановку, - он не был рад крибе и чуть дверью не прихлопнул мистера Донели. Будь его воля, испепелил бы взглядом обоих.
   Мама девятого рассмеялась.
   - Еще бы радоваться! В его доме Дейр открыл свою стихийность. И масштаб его разрушений многократно превзошел твой потоп!
   Она мне подмигнула, дверь щелкнула, и в комнату вошли мужчины...
   - Нам пора, - возвестил Радос Лесски, подойдя к столу, он обнял вставшую меня и помог подняться супруге. - Все было великолепно.
   - Да уж, - хмыкнул девятый и потер шею, - просто потрясающе.
   - И я думаю так же, - София поцеловала меня, и родители стихийника со словами: 'В проводах необходимости нет' скрылись в кратковременном портале за ближайшей дверью.
   Медленно опустившись на свое место, поняла, что ни голода, ни жажды не чувствую, хочу скрыться из столовой, а главное - не поднимать взгляда на псевдо-жениха. Почему-то смотреть на него сейчас мне было крайне неловко. Оказывается, я его совсем не знаю, большинство моих представлений о девятом были ложными, и хотя он каждый раз их опровергал, я все равно думала, что он...
   Всего на мгновение подняла глаза на мужчину и тут же потупилась.
   Нет, для начала мне нужно обо всем тщательно подумать, взвесить и уже потом, отшлифовав свое поведение, я смогу общаться с ним без смущения. Главное сейчас встать и незаметно уйти. А он, как назло, совершенно не представляя тягость моих мыслей, подошел и сел рядом.
   - Ты не ела, - констатация факта и вздох, - да компания до сих пор была не из лучших, но поесть тебе надо.
   - Дейр, - несмело позвала я, желая скрыться за дверью столовой. А он, взяв мою руку в свою, голосом настоятеля монастыря продолжил давить на долг.
   - И допить надо, и даже гневно не смотри, дочь моя
   - Лесски...
   - Твоя аллергия на метку оборотня еще не прошла, так что будь хорошей девочкой и слушайся.
   - Девятый!
   - И так и быть, может быть, поцелую твой нахмуренный лобик, - улыбнулся, спрашивая, как у душевнобольной все тем же голосом настоятеля: - К слову, дочь моя, Ирэна, а почему вид твой смурной?
   Всевышний! Да какой к Всенижнему ' я его не знаю'. Знаю! И улыбку эту наглую и ехидный хмык, и взгляд из-под ресниц, от которого сердце екает, тоже знаю. И даже последующие его слова могу предугадать. Несомненно, скажет что-нибудь об Уиграде, которого от меня отвадили.
   - Только не говори, что ты хотела принять его предложение, - тут же откликнулся стихийник, и довольная улыбка шутника заиграла на его губах.
   Начинается... Очень захотелось закатить глаза и посмотреть на потолок, но я сдержала порыв, продолжая бесстрастно смотреть на мужчину.
   - Понимаю, за последние двадцать четыре часа вас многое сблизило, а сообщение о криб-сроке совсем породнило, - он подмигнул, точь-в-точь как София всего лишь пару минут назад. - Но это еще не значит, что ты уйдешь без спроса маг-опекуна.
   Удачное подтрунивание завершается шальной улыбкой и одна из бровей приподнимается, как бы спрашивая: 'ну, как тебе?!' Наблюдая за его мимикой, уверилась в том, что девятого я все-таки знаю. Что ж, пока он выжидательно смотрит на меня, самое время спросить об истории, из которой оба кузена вышли проигравшими.
   - Чаю? - и пока он думал, я уже потянулась за чашкой и чайником, налила, добавила сахар.
   Дейр был несколько озадачен моим поведением, но предложенный напиток взял, подогрел и даже сделал первый глоток, до того, как я спросила:
   - В криб-сроке Уиграда виноват ты?
   Несколько мгновений замешательства и он дернулся, чуть не разлив чай.
   - Откуда?! - прищур, и он протяжно произносит: - Мама сдала. Так? Проклятый Всенижний, я же просил не рассказывать!
   Его реакция меня позабавила, а выражение лица заставило рассмеяться. Он был такой недовольный, возмущенный и смущенный одновременно, что я, позабыв об осторожности, весело произнесла.
   - Почему ты так удивлен? В сравнении с маг-татуировкой на тазовой области, это абсолютно невинная информация. К тому же, я сама догадалась.
   - Что ты сказала? - чашка со звоном стукнула о стол.
   - Ой...
   - Ирэна? - глаза девятого стали отливать сталью.
   Нет-нет и нет! Ни за что не расскажу ему о том, что пока я училась правильно называть адрес академии для перехода, успела посетила не только туалет в деканате и кладовую при кабинете куратора, но и мужские душевые в спортзале. Где, наверное, тридцать секунд любовалась знакомым затылком, спиной и татуировкой пониже спины. Последней больше всего, потому что... Потому что она изображала феникса, а такие накалывались лишь тем, кто спас монаршую особу!
   Я веско оправдала саму себя и попыталась сбежать. Но девятый был начеку, схватил за талию.
   - Так-так, рассказывай... - он заставил меня сесть, рукой потянулся, чтобы взять за подбородок, но я увернулась. И, чувствуя смущение и подступившую к щекам красноту, мысленно прокляла свою несдержанность.
   - Что рассказывать?
   - Где, а главное когда, - вкрадчиво начал он, - ты видела маг-татуировку на моей... кхм, на моем теле?
   - А она у тебя есть? - попыталась сыграть абсолютную глупышку, но просчиталась.
   - Ир-р-рэна!
   - Просто я...
   И как говорила моя тетя Рус: 'Если уйти или сбежать от ответа не удается, ищите альтернативное решение', и я его нашла, Сглотнула и покосилась в сторону стакана с водой, а благородный девятый мне его протянул.
   - Благодарю, ты читаешь мои мысли, - прошептала и залпом осушила состав до того, как Дейр очнулся.
   - Ирэна, ты что творишь? Ты же не ела!
   Улыбнулась, уплывая в темноту, и произнесла:
   - Какой ты заботливый ...
  
  
Оценка: 6.83*34  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"