Аретинский Сергей Валентинович: другие произведения.

Глава 3 "Врата Богов"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы не умеем жить..., а посему извольте же, наконец, уважать то, чего не понимаете....


   Ключи к Смерти - II
   Суть Неизвестности
   Глава 3
   Врата Богов
   Мы не умеем жить..., а посему извольте же, наконец, уважать то, чего не понимаете....
   Джайлс Крейг
  
   26
  
   Меня разбудил известный визг микротелефонной гарнитуры. Ничего не поделаешь, нужно было двигаться соотносительно линейности временного измерения на ничтожно малом соотношении пространственных величин. Полковник Нолан предлагала явиться на командный пункт сектора N 3. Пола разбудила такая же штуковина, оптимизированная и настроенная на его информационные альфа ритмы.
   Биология изменения химических процессов в организме посредством принятого алкоголя, давала о себе знать, известной сухостью во рту и неблагоприятными ощущеньями всё той же направленности. Мы с Полом приняли уже известный тебе, мой дорогой читатель, волшебный препарат, и спустя восемь минут были в своём секторе. Нолан выглядела угрюмо, задумчивость была ангельской применимостью к её идеально выстроенному лицу и телу.
   - Итак, лейтенант Росс, - деловито начала она. - Я вижу, вы уже подружились с капитаном Крейгом должным образом, поэтому потрудитесь взять на себя обязательства в обучении новичка, пока это позволяет ситуация, однако, следует делать это не в ущерб ваших основных обязанностей, возложенных на вас. Вы меня поняли?
   - Разумеется, мисс Нолан. - "Прямо кремень, а не баба", - снова пронеслось у меня в голове....
   (Конечно, читатель уже верно ждёт от меня: когда же Крейгу удастся взломать логины и пароли, чтобы получить доступ к сердцу привлекательной, недоступной особы, но я предлагаю пока не торопить события, ибо они сами поторопятся без моего на то желания и вмешательства).
  
   Так потекли дни моего пребывания в терминале N6. Я почти целыми сутками изучал свежие дисциплины, новые науки, альтернативные взгляды на математику, физику, астрономию, химию, биологию. Самым нелогичным образом выяснилось, что у меня довольно весомая тяга к новым знаниям, ведь они так сильно отличались от тех, какими мне забивали голову всю предыдущую жизнь. Например: периодическая система химических элементов рухнула для меня уже после 186 элемента, оказалось, что современная химия знает не более четырёх процентов химических составляющих вселенной. Физика с Астрономией дали сбой на шестом дне моего пребывания в неонауках. Я понял, что те знания, которые привносят нам со школьной скамьи, словно догму, верны лишь как евклидовая геометрия только на малых промежутках пространственно-временных величин. Гипотезы и аксиомы, когда-то плотно засевшие в моём мозгу, рушились прямо на глазах одна за другой
  
   Сомнение поставил я фундаментом науки,
   Но доберёшься ль так до недр, до самой сути?
  
   Иль брошен свет мерцающей звездой
   В ту бездну праха Истины вселенной,
   Как жар ланит, омытый вновь слезой,
   Скатится в темень плоти вожделенной?
   Я сласть познанья рад бы выпить сам,
   Но чашу вечности здесь бесы отравили,
   Прильнув волнением к упавшим небесам,
   И вместо знанья нам лишь веру предложили.
   Но в вере той не всё правдиво вдруг,
   Не всё ложится в догму изваянья,
   Влачу в ошейнике пред ложью свой испуг,
   Не слыша в мраморе Божественность дыханья.
  
   О, гости жизни, знайте точно срок,
   Пока ваш грех не зачеркнул итог!
  
   После долгих размышлений, я решил тебя, мой дорогой читатель, не утомлять ни научными постулатами, ни поэтическими фантасмагориями, а посему, возвращаясь к небрежно брошенным страницами, позволю себе снова окунуться в своё повествование.... Так проходили дни, я впитывал необычную революционность знаний с невероятным усердием, какое мне далеко не всегда было присуще. Пол охотно помогал мне понять истинную суть неизвестности, по-прежнему копаясь в моей информативности и моих мозгах посредством дьявольских механизмов сектора N3. Что-то у него всё не клеилось, но я кроме тех обрывков воспоминаний, связанных с божественными существами из нулевого поля ничего вспомнить не мог. Оскар дальше тоже не являлся мне в сонном сознании. Всё встало на свои рельсы, и я катился по ним, совершенно не видя конечного пункта назначения. Таким образом, я не приблизился к разгадкам тайн, какие открывались для меня с каждым часом. Распорядок также пока ничем не отличался: трёхразовое питание, спортивные тренировки. Да, я был вынужден подчиниться убеждениям и доводам полковника и всё-таки стал внештатным инструктором по боевым дисциплинам для сотрудников своего сектора, правда больше я не испытывал судьбу в "Коридоре Смерти". Пол так и не объяснил мне, что такое нулевые поля, он уклонялся от этой темы и как только разговор касался её, тут же всё переводил на радиоастрономию нейтронных звёзд и пульсаров. Я сам пытался домыслить это, но структура нулевых полей, также как и нулевых энергий, для меня была по-прежнему более чем недоступна. Пол ещё обучал меня программированию, способам взлома и обхода современных компьютерных систем защиты, однако эти методы совершенно не работали, как он говорил сам, с криптографией шифра, который по разумению сотрудников сектора N3 находился в моей голове. Программные деконструкторы Росса не могли обойти волшебный мир алгоритмов, какие он вытащил из моей встряхнутой в Пуэрто-Рико памяти. Да, чуть не забыл, сразу после извлечения послания инопланетной формы жизни из моего мозга, мне сразу же установили чип "контроля", но поскольку эту процедуру проделал сам Росс, то.... Ну, вы сами понимаете.... Скажу честно, мы иной раз расслаблялись с Полом в своём жилом блоке при помощи крысиного коньяка, и госпожа Нолан не замечала этого, или делала вид, что не замечает, а в остальном работы действительно хватало. Раны, полученные мной во время моего последнего безрассудства, полностью затянулись, не оставив на теле даже тени кожных повреждений. Организм мой полностью пришёл в норму, стал более вынослив и подвижен. Мозги стали более вместительны и пытливей, их быстродействие также возросло в несколько десятков раз, что совершенным образом влияло на мою учёбу. Казалось, я напрочь забыл о полиции и о тех, кто меня подставил со смертью Бёрка. Скажу больше, мне здесь было так хорошо, как никогда. В свободные часы, когда не было рядом Пола, я мог тешить свой творческий потенциал, играя на рояли, сочинять небольшие фуги, и писать. Мне хотелось описать в романе то, что я здесь узнал и увидел, но об этом не могло быть и речи, поэтому я довольствовался созданием небольших стихотворных форм. Теперь, спустя две недели я знал всех сотрудников сектора и даже с некоторыми из них успел достаточно тесно сойтись.... Нет, нет, это вовсе не то, о чём может подумать не очень далёкая женская половина человечества. Например, Энисса Рейнолдс, с ней мы проводили время за душещипательными беседами о будущем человечества, в которое она без ложного экстремизма верила всем своим существом. Однако в большинстве своём золотой век для человечества не представлялся для меня светлым и безоблачным, но мне нравилось в Рейнолдс то, что она воспринимала охотно другую точку зрения, соглашаясь с некоторыми неумолимыми доводами, какие далеко не всегда сопутствовали её мировоззрению. Джесмин Кэролл с удовольствием восстанавливала мои значительные пробелы в области химии, микробиологии и информационно-генной инженерии. Так прошли три недели, пока события не предприняли уклонно-угловой вираж, пытаясь уйти от очередной атаки неумолимой судьбы.
  
   27
  
   День не предвещал ничего необычного. После завтрака и обязательной биологически-информационной процедуры, мы с Полом по своему обыкновению направились в спортзал, где уже ждала меня часть моих верных учеников. Сегодня я планировал продемонстрировать секреты техники "леопарда", вернее как не попадать в такие условия, когда бы возникала необходимость этих приёмов, какие так ярко и по киношному изображал наш незабвенный гуру - Брюс Ли. Помните, когда он вставал в круг и выбивал из этого круга своих многочисленных противников один за другим. Впрочем, Брюс сам признавался, что в реальной обстановке боя это не работает. Вот то главное, что мне нужно было объяснить своим ученикам, научить их избегать подобных ситуаций. Далее по плану шло "правило левой руки" в тактике ведения боя в составе спецгруппы в городских условиях. Вот так своей неумолимой линейностью потянулось время, как вдруг....
   - Капитану Крейгу и технику Россу срочно прибыть на командный пункт сектора N3, - вмешалась в происходящее спортивное действие неумолимая микротелефонная гарнитура.
   Спустя шесть минут мы уже наблюдали по большому монитору экстренный выпуск Би-Би-Си:
   - Сегодня власти просят население не выходить из своих домов, - вещала диктор. - Беспорядки вышли за пределы нашего города, погромы прокатились также по Бримингему, от действий вандалов пострадал Ливерпуль. Далеко не везде полиция справляется с ситуацией. Из отпуска в срочном порядке вернулся премьер-министр страны и мэр нашего города. Толпа подростков буквально пронеслась по центру, снося всё на своём пути. Стражам порядка пришлось задействовать усиленные наряды полиции. В настоящее время погромы не стихают. Районы Тоттенхэм, Энфилд, Брикстон и Фулхэм сейчас похожи на поле боя. Уже арестованы 215 человек, 27-ми из них предъявлены обвинения. Министр внутренних дел - Тереза Мэй заявила, что аресты на этом не закончатся. Уже сегодня Дэвид Кэмерон проведёт экстренное совещание с комитетом по чрезвычайным ситуациям - "Кобра"
   - Что скажите? - Нолан скрестила на груди руки.
   - Новая волна экстремизма..., - я сейчас подумал о том парне из конвойной полиции, которого спас в результате своего побега из-под стражи во время таких же беспорядков, хотя, наверное, эти беспорядки более масштабны, и о них уже вероятно узнает весь мир. Где этот полицейский? Должно быть, снова в строю по одну из сторон баррикад.
   - Я всегда говорил, что люди никогда не будут жить мирно, нужно с быстротой молнии ограничивать их рождаемость и блокировать информационность враждебных потоков, и игры с атомной энергетикой, иначе дело кончится плохо для всего на Земле, - похоже на Пола это не произвело никакого впечатления, он словно хотел ещё более масштабных боестолкновений.
   - Постойте, постойте, дамы и господа, вы сказали, что способны воздействовать на сознание людей, так остановите это сумасшествие! - вступило в диалог моё негодование по поводу происходящего своей дискуссионной предрасположенностью.
   - Мы не можем себе позволить и малую долю сепаратизма, мистер Крейг, - сухо отозвалась Нолан.
   - Что...? О каком сепаратизме вы говорите, полковник?
   - А вы не знаете значение этого слова, или плохо слышите? - раздражённо бросила безжалостная Анжела.
   - Какой выход из-под контроля? Там гибнут невинные. Пол, ты тоже согласен с такой постановкой дела? - не отступал я.
   - Мистер Крейг, предлагаю вам взять себя в руки, я понимаю ваши чувства, но мы не можем вмешаться в происходящее как социально, так и технически, - полковник предстала передо мной в форме монолитного изваянья олицетворяющего собой чёрствость и безразличие. Пол же только отвёл глаза в сторону и пожал плечами.
   - Для чего тогда, мисс Нолан, вы пригласили нас сюда? - вопрос, как мне казалось, был весьма своевременен и логичен, но вдруг....
   - Полковник, сюда, скорее!!! - будто в один голос завопил весь персонал сектора.
   Мы все бросились на крик.... На полу лежала Анна Блэнк - оператор девятого терминала, она жадно хватала воздух ещё пару мгновений, прежде чем застыла с мёртво-бледной маской смерти на лице, я видел, как слезная влага мгновенно стекленела на радужной оболочке её глаз.
   - Что здесь произошло? - прервала молчаливое оцепенение сотрудников сектора Нолан.
   - Она работала с потоком волновых импульсов в нейроскопическом режиме, полковник, - сообщила оператор восьмого терминала Рэйчел Майлс. - Потом упала с операторского кресла и вот....
   - Всё кончено, - вынесла свой вердикт Нолан, закрыв несчастной веки. После этой фразы молчание сектора не дрогнуло над телом молодой, привлекательной женщины с красивым именем - Анна, так, что я мог слышать привычный шум работающих терминалов и сочувственное дыхание присутствующих здесь людей.
   - Так, все по местам. Оператора ситуационного прогнозирования ко мне, и вас Росс тоже, - привычным тоном изложила свои требования Нолан. - А вас, Джайлс, я попрошу заняться телом, для вас подобное мероприятие не будет новым.
   Нолан снова назвала меня по имени, но я не знал, что в таком учреждении люди также скоропостижно умирают, поэтому предыдущий свой вопрос заменил на боле менее приемлемый:
   - Я не знаю, полковник, где у вас морг?
   - Для начала в лабораторию биологически-информационной диагностики, вам поможет Кристина Стюарт, - кратко ответила Нолан и проследовала на командный пункт.
   Делать было нечего, я взвалил себе на плечо тело погибшей и в сопровождении Стюарт тяжёлой поступью направился в означенное место. Что поделать, смерть неизбежна, как и конец света, только вот у каждого он свой. Неумолимость прекращения жизнедеятельности биологической субстанции висит над каждым индивидуумом, но умереть вот так всегда лучше и легче, чем страдать в агонии месяцами, или даже годами, мучить родственников и близких. Вы согласны...?
  
   28
  
   Кристина Стюарт - длинноволосая белокурая женщина лет 37-ми сопровождала меня на протяжении всего пути следования в лабораторию биологически-информационной диагностики. Стюарт выглядела растерянно и отчасти подавлено, верно, из-за случившегося. Её роскошные волосы были собраны в косы и замысловато уложены на голове двумя кольцами. Ухоженная талия чуть подрагивала под мягкими прикосновениями комбинезона, а по пушистым ресницам уже скатывались крупные капли испуганных слёз.
   - На её месте могла быть и я, - с дрожью в голосе вымолвила она.
   - О чём вы, штат-сержант Стюарт? - вопрос, словно выпорхнувшая из клетки птица, сорвался с моих уст.
   - Я тоже работала в нейроскопическом режиме вместе с Анной.
   - И что, вы полагаете, что массовые беспорядки в городе могли спровоцировать с ней подобное? - мы незаметно для себя замедлили шаг.
   - Нет, здесь что-то другое. Я думаю, это связано с ситуационным прогнозированием.
   - С чем, с чем...?
   - А вы что, не знаете?
   - Ты хочешь сказать, что вы способны заглядывать в будущее.
   - Конечно, но пока только не более семи - восьми суток. Нулевые фильтры блокируют дальнейшее видение событий и некоторые позиционные части информационно-интуитивного потока. Мы пока не способны преодолеть системы защиты этих фильтров, - Кристина с недоумением вытаращила на меня заплаканные глаза.
   - Вот так новость.... А ты не боишься, что у тебя в голове сейчас сработает чип "контроля"?
   - Почему он должен сработать? Эта информация в пределах сектора не секретна. Странно, что вы, мистер Крейг, не владеете ею. Может очень сильно заняты боевой подготовкой наших сотрудников?
   - Слушай, Кристина, я довольно простой парень, давай без званий и регалий, - просто предложил я ей.
   - Давай, - она заметно улыбнулась, вытирая заплаканные глаза.
   - Слушай, Кристи, - сразу же взяв инициативу в свои руки, предложил я. - Может после выполнения этой миссии, немного поболтаем?
   Она охотно кивнула головой:
   - Я знаю одно местечко, мы там с девчонками часто прячемся от мисс Нолан.
   - И что не боитесь её возмездия?
   - Нет, она прекрасно знает об этом. В конечном итоге она хороший начальник и умеет прощать мелкие шалости и слабости, одним словом знает, когда нужно натянут руководящие вожжи, а когда их отпустить. Она прекрасно информирована о том, что мы с Анной подруги, вернее были..., - она запнулась.... - И как женщина чувствует то, что мне нужна сейчас небольшая разрядка после всего этого.
   - Ну, тогда командуй, штат-сержант Кристина, - было заметно, что Стюарт даже как-то воодушевленно рассеялась от пугающих её мыслей.
   После передачи тела Анны Блэнк местным патологоанатомам, наступило трогательное, но к счастью непродолжительное прощание Кристи с погибшей. Я никогда не любил подобную процедуру, ибо к ней нельзя привыкнуть, даже прощаясь с погибшими товарищами.... Я старался всегда избегать подобного неутешения....
   Спустя минут десять мы с Кристи оказались в небольшом, но довольно уютном закутке автономного генератора. Надо сказать, что принцип его действия в корне отличался, от всех известных нам. Основываясь на энергии эфирного ветра планеты и информационно-деконструкторного позиционирования, устройство генерировало около 500 мегаватт, имея КПД до 87 процентов. Ну, я немного отвлёкся, а тем временем Кристи уже приготовила добротный, цейлонский чай, приставив к нему шоколадные конфеты, наверное, изготовленные из обрывков силовых кабелей по методике Пола Росса. "Как ни муштруй, людей, человек всегда останется человеком", - снова пронеслось у меня в голове.
   - Мы с Анной были очень дружны, - начала Стюарт, запивая обжигательным напитком сладость шоколадного лакомства.
   - И как ты думаешь, что случилось?
   - Не знаю.
   - Ты же говорила о ситуационном прогнозировании.
   - Это так, домыслы.
   - Ну, так поделись, - я сделал небольшой глоток из фарфоровой кружки, которая вовсе не проводила тепло и была холодной, несмотря на почти стоградусную температуру изысканного напитка. - Ты говорила, что вы способны прогнозировать будущее.
   - Да, с девяносто процентной долей вероятности. Более того, если ты не знаешь, мы можем информационно-эфирную субстанцию ментальной проекции сознания любого биологического существа переместить в линейности временной координаты в любую точку пространственных величин относительно этой координаты.
   - Как в будущее, так и в прошлое?
   - Ну, конечно.
   - Но только не более недели, ты сказала.
   - Да, ведь будущее имеет, как правило, иррациональную многогранность развития.
   - Это как? - теперь я уже не видел смысла скрывать своё невежество перед этими людьми, хотя бы потому что оно было и без того очевидным, и как правило это срабатывало благотворно для моей теперь уже пытливой натуры.
   - Всё гораздо прагматичней, - охотно отозвалась Стюарт. - Представь, некая информативная структура получает биологическое тело в этой точке времени и пространства. Ментальная проекция сознания - эгрегорность начинает развиваться в той или иной диалектической системе: точка пространства и времени, окружающая среда, информативные связи - родители, друзья и так далее. Происходит становление этой сути на данном этапе жизненного пути, но вот возникает нулевой фильтр - распутье, когда у этого индивида появляется выбор: поступить, так, или иначе, и этот выбор может быть более чем многогранен. Дальше всё повторяется, но судьба остаётся линейной лишь до следующей точки нулевого фильтра, какая может возникнуть как сразу после предыдущего, уже сделанного выбора, так и спустя долгие годы.
   - Одним словом до нового перепутья.
   - Да, и так далее. Для этого и существует служба информационной диагностики и кодирования. Мы изучаем характер одного представленного индивидуума, так и всей диалектической системы в целом, структуры эгрегорности и выводим новые способы информационного прогнозирования. Но наши компьютеры иногда ошибаются с координатами, и не знаешь, кого винить в этом: несовершенство алгоритмов программного обеспечения или брандмауэры нулевых фильтров, - Кристи явно зажевывала скверное настроение шоколадом, как делают это многие женщины, ну, а мужчины.... Ну, вы меня понимаете.
   - Таким образом, достаточно развитый индивид в детстве способен утонуть и деградировать в своём познании, равно как и невежда может стремительно развиться.
   - Ну, конечно, ведь для этого мы и здесь, - Стюарт оборвалась с полуслова.
   - Слушай, Кристи, а что это за таинственность связанная с нулевыми полями, что это вообще такое? - попыталась приоткрыть завесу тайны моя неугомонная пытливость.
   - Да здесь особо и нет никакой тайны.
   - Вот как?
   - Дело в том, что всё это на гипотетическом уровне, а толком об этом никто ничего и не знает, во всяком случае, в нашем секторе.
   - А Нолан? - моя интуиция просто ходуном ходила вокруг этой загадочной особы, но я решил не делиться своими подозрениями с собеседницей.
   - А, что Нолан? Может она и владеет большей информацией по этому вопросу, но мне об этом ничего неизвестно.
   - Довольно странно.
   - Что странно?
   Я осёкся:
   - Ну, а как ты представляешь себе эти чёртовы поля? - попытался я избавить диалог от Нолан.
   - Ну, что же, в этом тоже нет никакой тайны, - Кристи легким движением руки вытащила из ниши небольшого стола, на котором красовались наши кружки и шоколад, лист чистой бумаги и, вооружившись авторучкой, стала старательно выводить схему евклидовой изометрической проекции. - Так, трёхмерность объёмного мира - оси OX, OY, OZ.
   - Так это вполне понятно.
   - По каждой из плоскостей XY, XZ и ZY репер - исходная точка способна двигаться от нулевой координаты до бесконечности.
   - Ну да, но также репер движется и во времени, даже если находится в состоянии покоя относительно этой модели мира.
   - Разумеется, ведь пространство этих плоскостей двигается относительно абсолюта с постоянно меняющейся скоростью. Не забывай, что координаты по осям могут иметь и отрицательные значения.
   - Да, оси минус OX, - OY и -OZ.
   - Теперь представим репер, двигающийся в пределах трёх плоскостей, где одна или две из координат будут отрицательны.
   - А одна или две положительны.
   - Молодец, быстро врубаешься.
   - Стараюсь..., но в таком случае возможен гипотетический проход репера из отрицательного пространства в положительное через нулевую координату, - Стюарт сделала вид, что не заметила моего замечания.
   - Так вот, теперь обратимся к римановой геометрии, нет времени на то, чтобы мучить тебя полным курсом изгибаемости тангенциального пространства, буду проще, - Кристи заключила евклидовые проекции в орбитальные окружности, сопроводив их десятком замысловатых формул, и вынесла вердикт. - Таким образом, геометрическая сингулярность относительно любой из плоскостей, в конце концов, будет равна нулю.
   - Прямо какой-то парадокс времени и пространства, как материи, так и анти материи, - выдохнул я.
   - Да, этот парадокс ставит многих учёных в тупик, но это вовсе не парадокс. Парадокс заключается совсем в другом.
   - В чем же?
   - В том, что любой технический прогресс приводит цивилизацию к коллапсу. С тех пор как Боги подарили людям огонь, человечество было уже обречено.
   - Но если не будет технического прогресса, общество останется на уровне каменного сознания.
   - Вот именно.
   - Хм.... - "Наверное, она права, действительно парадокс: прогресс всегда приводит к катастрофе, а бездвижимость к невежеству и деградации", - промелькнуло у меня в голове.
   - Ну, а теперь объедини виртуальные точки воображаемых апексов в уравнение, - Стюарт небрежной учёностью бросила авторучку на лист бумаги, истерзанный формулами и своими художествами и вновь убедительно потребовала. - Ну, заверши уравнение.
   Мысленностью своего невежества я обогнул все представленные передо мной выводы и обречённо произнёс:
   - Что получается..., ноль равен нулю.... - "Жизнь неизбежно приводит к смерти, смерть к жизни, вот круг и замкнулся", - очевидность простого решения молнией сверкнула в моём сознании.
   - Конечно, вот только ты упустил информационные связи апексов.... Вот тебе и нулевое поле, - Кристи самодовольно облизнулась.
   - Да..., - протянул я, - и вот ещё время из линейного стало радиальным.
   - Именно.
   - Но это всё гипотетически.
   - It is more than hypothetically.
   - У меня есть ещё вопрос к тебе Кристи.
   - Давай.
   - Откуда вы все такие берётесь?
   - Какие?
   - Ты знаешь, там наверху, люди совсем другие, они завистливы и невежественны, наивны и безрассудны, и все в своём большинстве инертны, двигаются по намеченному алгоритму: дом, работа, семья, деньги. И эти критерии далеко не всегда являются составляющими счастья.
   - Информативный застой, отсутствие пытливости заменено на инстинктивную направленность.
   - НО КЕМ?
   - А вот это уже секретная информация....
   Я видел, как сверлил меня её пронзительный взгляд немигающих зелёных глаз, как бил моё тело информационный поток, исходящий от неё. Развёртывание лекции о геометрическом многообразии переходило в явно животную инверсионность. Что-то толкало меня на активность мужских действий, внутренние позывы организма вырывались из моего эго, но я чувствовал: что-то не так. Незримо, подобно объятьям Морфея захлестнула нас страсть. Губы слились в длительном поцелуе. Кристи прижалась ко мне всей трепетностью женского тела. Мощные потоки тестостерона бешено заколотились о комбинезонную оболочку моего организма. Желание обоих билось через край, оно клокотало подобно амурной птице, готовой вырваться наружу из клетки своих тайных, сексуальных фантазий. Как грязное животное я дёрнул замок молнии на комбинезоне Стюарт, освобождая из плена тесного одеянья её упругие груди, облачённые в чёрный кружевной бюстгальтер. Руки с трепетом ласкающего вдохновенья мягко скользнули по женским прелестям и вдруг.... Кристи скривилась.
   - Что случилось? - осаживая свою пылкость, спросил я, стараясь как можно глубже сокрыть в себе неудовлетворение.
   - Это Нолан, она срочно зовёт на командный пункт, - с томным преддыханьем сообщила мне Кристи. Я не мог слышать голоса её микротелефонной гарнитуры....
   Кристи быстро привела себя в порядок и выпорхнула из многообещающего уютного закоулка автономного генератора.
   "Может и к лучшему", - подумал я.
  
   29
  
   Может и к лучшему. Меня не смущал факт всевидящего ока на территории подземного бункера, ставило в тупик другое: почему Нолан отозвала Кристи, напрочь побрезговав моей скромной персоной? Вдруг я обратил внимание на то, что терминал управления генератором в бесхозном состоянии. Надо сказать, что здесь всем заправлял Артур Букер, думаю, он обслуживал все силовые установки бункера, и, наверно, намеренно пускал сюда девчонок из сектора N3, а может быть и пользовался их услугами, впрочем, скверно так думать, я же не из полиции нравов.
   Итак, терминал был пуст. Какая-то неведомая сила потянула меня к нему. Доступ системы к жёстким дискам был открыт, я почувствовал удачу. Любопытство играло со мной в непонятную мне игру. Скользнув пальцами по мануалу клавиатуры, я быстро обнаружил, что одна из областей жесткого диска закрыта. Недальновидность, или может рассеянность Букера любезно предоставила мне посредством поисковой системы доступ к программному деконструктору, с которым я уже обращался достаточно умело.
   Криптография пароля была несложная, я начал взлом.... Ещё пара минут и.... Файлы были датированы, их было всего одиннадцать, я открыл первый.... Это был видео отчёт Букера обо всём, что он слышал и видел в секторе N3.... "В нашем доме завелась крыса", - промелькнуло у меня в голове. Абсолютно не случайно он пускал сюда болтушек, превращая научно-исследовательский комплекс в шпионское болото. Куда же смотрел чип "контроля"? Ранее мне и в голову не могло прийти такое. Но к делу, время поджимало. Заинтересовавший меня файл был четвёртым.
   Я увидел Нолан стоящей напротив пяти неизвестных мне людей, они сидели за большим волнообразным столом. Из них две были женщины, всем было на вид не более 38 лет, только один, более статный с гладковыбритой головой и худощаво-вытянутым лицом, сидевший в центре стола казался старше остальных лет на десять. Женщины располагались по сторонам обеих краёв.... Я понял, что диалог записан не сначала.
   - Вы ставите под угрозу весь наш проект, полковник Нолан, - скрестив пальцы рук, и опершись локтями на стол, произнёс человек с белой короткой бородой и усами. Его волосы, аналогичного цвета были плотно уложены в добротную ухоженную причёску. Весь его вид выдавал в нём человека уравновешенного и степенного.
   - В самом деле, мы прибыли сюда с известной миссией, спасти нашу цивилизацию, а вы..., - это сказала женщина с волосами пожухлого снега, её причёска была для меня более чем вычурной, вся длина её волос невообразимыми волнами располагалась на всей площади головы, её лица я не видел из-за некорректности угла обзора.
   - Вы же знаете не хуже нас, что информационные аномалии привели нашу цивилизацию к краю гибели. В связи с этим наше правительство решилось на этот проект. Земля и её обитатели, хотя и находятся в антиматерии, но здешние условия достаточно схожи с нашими. Биологическая форма этих существ также приемлема для нас, в каждом из этих индивидуумов присутствуют андрогинные признаки, но в силу эволюционной направленности они утратили способность к гармоничному развитию и теперь в каждом из них доминирует только один половой ген, - изрекла из своих плотно накрашенных губ другая дама. Эту я мог рассмотреть детально. Её волнистые каштановые волосы были собраны в пучок, открыто освобождая место на лбу. Готические формы её лица были достаточно ярко украшены аналогичным макияжем.
   - Нами ведутся немногочисленные информационно-андрогинные эксперименты над рядом особей, но пока они не дают ожидаемых результатов, - в диалог вступил мужчина с внешностью латиноамериканца, какая сразу же бросалась в глаза.
   - Мы дали людям часть наших технологий, - наконец-то вступил в разговор главенствующий, как я его определил. - Но они тут же поставили наши знания на платформу плотских утех и достижения господства, отвергая науку и культуру. Мы взяли на себя обязательства изъясняться на их речевой форме общения, приняли псевдонимы их имён, и здешнюю, несовершенную биологическую форму, внедрили своих агентов в различные слои их социальной инфраструктуры, но всё приходит на цикличность, проект заходит в тупик и не без вашего участия, полковник.
   - Но, сэр..., - оправдательно произнесла Нолан.
   - Многие из ваших сотрудников начинают себя вести как подопытные, эволюцию которых мы изучаем.
   - Я всегда была против привлечения людей к нашему проекту, - словно плетью ударила диалог женщина, лица которой я не мог видеть. - К чему вы, например, устроили этот эксперимент с этим.... Джайлсом Крейгом?
   - Я вам докладывала, мисс Саммерс, в этом человеке заложена скрытая от нас информация, нашим техникам уже удалось её извлечь и частично расшифровать, к тому же Крейг обладает ещё рядом эксклюзивных особенностей.
   - Мы знаем, что вы сейчас скажите. Легенда о нулевых полях, всего лишь красивая сказка, Нолан.
   - Но, мистер Ричардс, я убеждена, что Крейг - ключ к разгадке этой тайны, которая поможет спасти нашу цивилизацию, я уверена, что Крейг действительно общался с существами из нулевого поля. Вся вселенная покрыта сетью радиомаяков, назначение которых нам до сих пор непонятно. Мы подрываем человечество на свой путь развития, пытаясь установить причины своей будущей гибели. Вскоре вся их история, культура всё их существо превратятся в электронные устройства, духовность - в программные алгоритмы. Информационная революция приведёт их к неизбежному коллапсу.
   - Но для этого и был создан этот проект, нам необходимо узнать на каких стадиях эволюционного развития мы допустили просчёты, чтобы впоследствии наши потомки могли всё исправить.
   - А гуманно ли это? - Нолан вовсе не выглядела бледно на фоне этих с позволения сказать людей.
   - О какой гуманности вы говорите. Разве эти примитивные существа не ставят свои опыты на более примитивных, чем сами.
   - Вы считаете, что мы должны уподобиться им?
   - Вы забываетесь, полковник.
   - Похоже, вы забыли цель миссии, генерал Этан, межгалактический союз придерживается политики невмешательства в развитие первобытных цивилизаций, - парировала Нолан, она вызывала во мне всё больше и больше уваженья.
   - Но развитые общества также как и все подвержены цикличности. Мы подарим вселенной бессмертие, неужели вы этого не понимаете? - врезался в разговор главный совета.
   - Разумеется, но не такими методами, вы умышленно ускоряете прогресс людей, к большинству технологий они просто не готовы. Возможно, на каком-то этапе нашего существования кто-то также ускорял наше развитие и вот к чему это всё привело....
   Вдруг....
   - Сука, что ты тут делаешь? - в ту же секунду я почувствовал сзади захват, нападавший явно пытался меня задушить. Медлить было нельзя, я опустил, как мог, подбородок и повис всей массой тела на руке противника. Ещё мгновение и мы оба упали на пол. Враг явно противостоял всем моим усилиям отделаться от нападения с невероятной силой, в конце концов, мне удалось сделать перекат и высвободиться из захвата. Перекатившись ещё раз, я вскочил на ноги, жадно глотая подземный воздух. Как я и подозревал, нападавшим был Артур Букер, он также мгновенно вскочил на ноги и провёл серию ударов руками в область моей головы, один из них достиг цели, но полной кинетической энергии от этого действия мне всё же удалось избежать.
   - Говорят, ты здесь самый крутой, сейчас мы это проверим, наверное, с девчонками и педиками у тебя получается, но вот для нормального мужика ты ещё сосунок. А может снять с тебя штаны и там окажется, что ты девочка.... А..., Крейг, - губа от действий кулака этой крысы неудачно попала на неровность зубов, пущенная моим организмом кровь, очевидно, очень воодушевляла Букера.
   - Ну, что же ты остановился, или боишься? Уж если я девочка, может, испробуешь меня на вкус, обещаю, множество сладострастных минут.... А...? - эти мгновенья давали мне возможность восстановить дыхание и подачу крови к мозгу и к остальным тканям тела, а восстанавливаться быстро я умел.
   - Не знаю, что будет для меня приятнее: избить или трахнуть тебя, Крейг, - я уже восстановился, но персонально для Букера играл роль поверженного, задыхающегося, слабовольного человека.
   Он сделал в мою сторону рывок, его кулак описал пируэт, но вместо торжества Бурк захрипел, недоумённо вытаращив на меня глаза. Мой короткий справа врезался раньше в его горло....
   - Девочка говоришь, - приступ невероятной агрессии накатил на меня, оскорблённое самолюбие требовало завершение боевого па. Я с подскоком нанёс Букеру забивающий боковой удар правой ноги в грудь "йоко-гири". Букер повалился в противоположную сторону коридора, увлекая за собой всевозможные предметы, какие ему встречались на пути. Я нашёл эту сволочь метра за три, скрюченного в четыре погибели и корчащегося от боли. Связав поверженного фрагментами силовых кабелей, я затащил его на один из стульев, на котором несколько минут назад сидела Кристи.
   - У меня достаточно вопросов к тебе, - я заглянул в глаза Букера, он усиленно мотал головой, может, от того, что не хотел смотреть в мои, а может этот способ ему помогал унять боль.
   - Джайлс, я всё скажу, - задыхаясь, в трусливой форме выразила свои эмоции эта мразь.
   - Остановитесь, капитан, у вас удивительная способность притягивать к себе всякий негатив, до вас ничего подобного здесь не происходило, - это была Нолан.
  
   30
  
   Это была Нолан.... Я видимо слишком увлёкся и пропустил запах её женского, цветущего тела, какое содрогало всякую малую информационную частицу сектора N3. Полковник стояла по своему обыкновению: широко расставив ноги и скрестив на груди руки.
   - Вы не можете без эксцессов, Джайлс, - снова заявила она, но вы заметили, она опять назвала меня по имени, что оставалось мне, твоему покорному слуге, мой дорогой читатель...?
   - Я полагаю, вам это нужно спросить у этого человека, - начал я сразу с плохого.
   - Что же здесь произошло? - обратилась Нолан к Букеру. За её спиной нарисовались любопытствующие: Росс, Энисса Рейнолдс и Джесмин Кэрролл. - Все вон отсюда!
   Нолан повернулась к случайным зрителям представления, её, как бы это сказать: крикливую форму убедительности приказа я не принял на свой счёт.
   После того, как сочувствующие удалились, Нолан снова повторила свой вопрос:
   - Что же здесь, в конце концов, произошло? - нотки раздражительности чувствовались в каждом её вздохе, в каждом жесте, во всяком движении взгляда и решительности.
   - Здесь ходят крысы с железными зубами, - сквозь терпкость уст, омытых кровью, процедил я. - Пусть сам мистер Букер объяснить вам ситуацию.
   Миновав полковника, чуть задев её плечом, я вышел из аппаратной и направился в сторону своего жилого блока. "Верно ли поступил я сейчас"? - вопрос стучал в моих висках своей нетерпимостью. Мне хотелось бежать отсюда, но я не знал, куда и зачем, ведь там наверху меня никто не ждал, кроме тех врагов, какие хотели моей смерти. Забвение...? Наверно я хотел забвенья, мне было жаль этих несчастных, какие жили там, наверху. Не видя очевидности простых истин, они пролагали свой путь сквозь дремучие чащи обречённых мегаполисов, запираясь в своих душных квартирках, они лицезрели мир с экранов своих пыльных телевизоров, с листов электронных страниц мониторов, наивно полагая, что покорили природу и владеют всеми секретами жизни, впрочем....
   Видели ли они жизнь с её неумолимостью, движением к Смерти, воодушевлённым взлётом после тяжёлого паденья...? Нет.... Всё их существование было лишь клеткой, тюрьмой для собственных душ и сознанья. Безвольные, невежественные, инертные, нуждаются ли они в свободе, и что станет с ними, если им дать свободу? Кто бы ещё верил в Небеса...?
  
   31
  
   Я буквально врезался лбом в дверь жилого блока N8. Как ни странно, за всё время своего пребывания здесь я не видел никого из других проживающих тут кроме Пола. Вот и сейчас....
   Техник сидел на своей кровати, тупо уставившись в пол. Наверное, наступило время для детального разговора, но я совершенно не понимал, как его начать. Мы оба молчали как на панихиде, скорбя неизвестно по кому и самое главное зачем. Я пригвоздился к своему ложе, тоже уставившись, подобно Россу в пол. Меня не волновало ничего из происходящего. Все желания одним разом покинули мою грешную душу.
   - Что ты ещё натворил, Джайлс? - обречённой задумчивостью произнёс техник. Я не знал, что ответить, чувствуя, что моё тело невероятным образом покидает сила, не знаю, как вы, но я вынес из своей груди:
   - Ты тоже не человек, Пол?
   - Ах, вот ты о чём?
   - А почему бы и нет?
   - Значит, ты всё знаешь....
   - Не скрою, хотел бы знать больше, - я тяжело поднял глаза, упершись во взгляд собеседника с невыразимым укором и последующим разочарованием.
   - Знать больше, - Пол отчаянно потупил взор, изучая более детально миры грязевых частиц, размножающихся на полу. - А нужно ли это, знать больше, а..., Джайлс?
   - Хороший вопрос, и что теперь делать?
   - Теперь ты знаешь, что мы не совсем люди, вернее сказать совершенно не люди, и что? - не могу описать, что я чувствовал в этот момент.
   - Ты знаешь, Пол, я интуитивно вгрызался в информационную особенность безумия, что под землёй живёт целая колония биологических форм, но воспринимал это, как блеф, сочувственность уфологам, но теперь....
   - И что теперь? - Пол поднял на меня глаза, сопровождая свой взгляд безудержностью мирского восприятия.
   - Не знаю?
   - Значит, наша с тобой дружба не имеет под собой никакого фундаментального естества? - Росс блеснул потухшими глазами, словно прощался с тем, во что верил всю свою жизнь. - Ты знаешь, Крейг, что я прибыл сюда семь лет назад..., этот проект "Возрождение". Для экспедиции набирали волонтёров. По своей природе мы андрогинны в отличие от вас, вследствие этого наш технический процесс гораздо выше вашего.... Собственно, своему развитию вы обязаны именно нам.
   - Да, но какой ценой? Вы создали на земле колонии только для того, чтобы решить свои проблемы прогресса, какой привёл вас на край бездны, но если бы не было вас, мы бы могли идти своим путём. Считаете себя Богами, не слишком ли самонадеянно?
   - Пойми, Джайлс, это не моя прихоть, и проект "Возрождение" тоже придумал не я.... У меня не было иного выхода, - Пол в растерянности развёл руками. - Ты тоже убивал.... И убивал много раз, Джайлс, лишал жизни себе подобных не по желанию, а по приказу. В отличие от тебя на моих руках нет крови.
   - Да потому что вы убиваете не отдельных особей, а уничтожаете целую цивилизацию, поэтому и только поэтому на ваших ладонях нет крови, но отдавать приказы на убийство вовсе не значить оставаться чистым перед законом и Богом.
   - Всегда более развитые формы жизни доминируют над низшими, и здесь совершенно не важна духовность в этом процессе. Люди, освоившие передовые технологии, размножаются, для них нужны новые территории. Вашу планету населяют различные расы, одни продвинулись дальше в своём развитии, другие меньше, прогресс благосклонен к одним, становясь слепым и глухим для других.... Вот так доминирующая раса колонизирует земли других регионов, привнося в их жизнь вместе с войной свои технические, социальные или экономические идеи.... И абсолютно неважно как распространяется прогресс: посредством огня или же информационных технологий.
   - Трудно возразить подобной логике, но если ваша цивилизация гибнет, то, как вы можете знать об этом, путешествуя во времени, лишь на семь-восемь суток.
   - Наши временные параметры значительно отличаются от ваших.
   - А именно?
   - Наша планета обращается вокруг своей звезды не за 365, как ваша, вернее обращалась, - с неподдельной горечью произнёс техник, но затем сухо продолжил. - Следовательно, временная координата нашей цивилизации несколько иная, добавь к этому андрогинность биологических устройств. Мы не ищем себе пары, ибо уже с рождения, сформировавшиеся органические структуры не ставят себе задач, какие присущи вашему обществу: найти себе в пару подобного самца, или самку.
   - А как же любовь, всё то, что побуждает быть чище, лучше?
   - Казаться лучше, чище, чем есть на самом деле - самообман, взошедший до пределов нелепой лжи.... И что важнее испытывать кратковременный всплеск изменения химических процессов в организме в присутствии вожделенной пассии, или же находиться в полной гармонии на протяжении всей жизни? - Мне снова было нечего возразить на это, да хотя бы потому, что я сам никогда не знал любви.
   - Видимо всё же результаты вашего технического прогресса также зашли в тупик, - всё же не сдаваясь в дискуссии, выпалил я.
   - Именно..., цикличность ещё никто не отменял. Почему и был создан этот проект "Возрождение".
   - Пол, ты так и не ответил на вопрос, - я снова вперил свой взгляд в собеседника.
   - Мы способны перемещать ментальную проекцию сознания в линейности временной координаты, но прогнозировать будущее не способны от нулевой точки до бесконечности, какая не линейна...?
   - Если бы я сам не видел всё это своими глазами, то никогда бы не поверил.
   - Есть лишь суть неизвестности.
   - Там в своём мире, в антиматерии ты программист?
   - Нет..., - самодовольно протянул Пол. - Я хороший программист.
   - И давно вы здесь?
   - Мы прибыли в ваш мир за 2000 лет до рождества Христова.
   - Со времён написания Махабхараты.
   - Да, тогда была страшная война.
   - На поле битвы Курукшетра. И вы стали развивать нашу цивилизацию?
   - Земля стала объектом для другого инопланетного вторжения, нам нужно было бороться.... А после победы.... Для человечества было сложно понять Мироздание, поэтому мы придумали для вас такой вектор движенья, как вера.
   - Но Бог...?
   - Мы до сих пор не знаем языка Богов. Сингулярная информационность здесь даёт сбой, срабатывает защита нулевых полей. Трагедия стала апогеем нашего технического прогресса. Межгалактический союз признал за Землёй независимость, на протяжении всего вашего развития именно мы двигали вперёд вашу науку и искусство. Шесть предыдущих цивилизаций, населявших вашу планету, постигла та же участь, какая ждёт и вас.
   - Вымирание?
   - К сожалению, на данном этапе развития всех биологический форм любой технический прогресс приводит цивилизацию к коллапсу. Во вселенной множество форм существования схожих с вашей.
   - Так получается, что мы всего лишь ваш эксперимент, а земля полигон для ваших испытаний.
   - Мы всегда старались держаться на расстоянии, лишь наблюдая за вашим развитием.
   - Но ваши люди внедрены в политику, экономику стран.
   - Этот факт имеет место.
   - А гуманно ли это? - сейчас я вторил словам Нолан.
   - Повторюсь, всегда более высшие формы жизни ставили свои опыты над низшими, и вы тоже в этом не исключение. Познание Бога - Абсолюта всегда требует жертв. Материальный мир многогранен, нам было непонятно назначение радиомаяков, какими пестрит вселенная. Всё то, что вы называете духовной жизнью тоже подчинено законам мироздания.
   - Жизнь и Смерть?
   - Мы знаем, что происходит с биологической субстанцией после смерти, но знание Абсолюта до сих пор недоступно для нас. Среди всякой биологической твари есть проводники к этому Абсолюту.
   - То есть к нулевому полю.
   - Всему есть название. Векторность мы назвали пространством, движение относительно этого пространства временем, и так далее, продолжать можно сколько угодно, но не достичь истинности вселенского движения.....
   - Вы хотите познать вечность?
   - Лично я...?
   - Ну, хотя бы лично ты.
   - Ты знаешь, Джайлс, я не учёный и не политик, я лишь техник-программист. Я практически не вникаю в не свои отрасли познания.
   - Да, всякое существо не свободно от контроля, но всё равно может попробовать дать свободу эксперименту?
   - После гибели последней цивилизации, мы модифицировали человека, разделив информационность на две составляющие. Наши историки считали, цикличность процессов связано..., - Росс обеими руками резко схватился за голову, опрокинувшись на пол. В конвульсиях боли он что-то хотел сказать мне, что-то очень важное, но.... Но я совершенно забыл о чипе "контроля", далеко не всё было предусмотрено программистом для этого. Я упал на Росса, удерживая действительность от возможных действий с его стороны, способных причинить вред себе или окружающим. Спустя тридцать - сорок секунд Пол затих, постепенно приходя в себя. Трудно было сейчас винить его во всех смертных грехах. Кто знает, может быть нам и не нужна свобода, пусть она и многогранна. Демократия для общества также несёт в себе ряд подводных камней, какие связаны с некоторыми формами рабства. Я окончательно запутался....
  
   32
  
   - Запрет на разглашение информации всегда обращается болью, ведь это действительно и в вашем мире, капитан, - это была Нолан, её удивительная способность появляться в ненужный момент неожиданно делала её могущественней всех обитателей сектора N3.
   - Меня пугают ваши эффектные появления всё больше и больше, - Пол уже почти пришёл в себя. - В силу своей профессии я уже давно не жду от появления начальства ничего благоприятного, но может быть вы, мисс Нолан, объясните своё появление здесь, в нашем скромном жилом блоке.
   - Благодаря своей натуре и человеческой любознательности, свойственной военному вы, Крейг, обнаружили крота в нашем секторе.
   - Интересно, чем это всё обернётся для меня? - Я посмотрел на полковника снизу вверх, как в субординационном плане, так и в физическом. - Если мисс Нолан пришла сюда одна, следовательно, вопрос о моей ликвидации откладывается до лучших времён.
   - Никто не собирается ликвидировать вас, Крейг. К тому же вы для человека уже достаточным образом проявили себя, - Нолан неуютно дёрнула плечами, соединёнными по своему обыкновению крестом сложенных на груди рук.
   - В таком случае, что послужило причиной вашего появления?
   - Я пришла поговорить с вами лично, поскольку завеса тайны приоткрылась для вашего восприятия действительности.
   - О чём же мы будем говорить?
   - Может, начнём с истории вашей планеты?
   - Не сомневаюсь, что наши историки и учёные и в этой области далеки от истины.
   - Наверное так, Земля существует не 4, 8 миллиарда лет, как принято у вас считать, а 6, 2 миллиарда, впрочем, временную величину мы исчисляем по-другому, но сейчас речь не об этом. Много поколений, религий и мнений сменилось за этот период, трансформировались и цивилизации. С тех пор как наш мир осознал радиальность времени и с помощью информационных технологий научился прогнозировать будущее, нам стал очевиден результат. Скажу больше, миллионы миров, космических систем, вселенных подвержены смерти. Невозможно изменить процесс жизни, пути от рождения к смерти для любой формы материи, будь это биологическое существо, или галактика, или обыкновенная металлическая скрепка, покоящаяся на вашем столе.
   - Может быть, в таком случае и не нужно менять порядок вещей, установленных Богом. Нужно лишь только осознать это.
   - На ранних стадиях своего развития, - продолжала Нолан. - Мы считали точно также. Но дальнейшие исследования волновых потоков и информативных связей позволили нам прикоснуться к нулевым составляющим, какие не меняют свои свойства и знания на протяжении всего, для них не существует, ни времени, ни пространства, они не рождаются и не умирают.
   - Это уже не из разряда материального творенья.
   - Для биологических индивидуумов трудно осознать многообразие духовно-информационных форм, поэтому межгалактическим советом было принято решение об утверждении религиозной направленности этих теологических зон. То, что не способна объяснить наука, должна довести до сознания религия на метафизическом уровне. Разумеется, религия не способна дать ряд полных ответов на интересующие всех нас вопросы, поэтому в процессе нашего развития, раздвигая пространство научного познания мироздания, мы пришли к выводу, что те факты какие недоступны для нашего понимания в той или иной точке развития, облачённые в обёртку религиозности, рано или поздно встают на платформы объяснимых процессов. Именно так возникли понятия связанные с нулём: энергия, элемент, пространство, поле, время.
   - Ну, да..., мы говорим: нулевое поле, нулевой элемент, нулевая энергия, совершенно не понимая смысл какой вкладываем в эти понятия.
   - Я уже определила сразу, Крейг, что вы, не смотря на свою тупость, сообразительнее остальных своих сородичей, имеющих учёные степени, но.... Видимо научная образованность ставит их во всевозможные лабиринтные тупики. И нелогичное умозаключение: "Такого не может быть", препятствует их дальнейшему познанию. Для экспериментов мы брали на работу в свои сектора учёных, наблюдая за ними.
   - Как за подопытными крысами?
   - Согласитесь, что находящиеся здесь люди живут, общаются и работают наравне с нами, а это гуманнее чем держать изучаемый материал, имеющий одушевлённую интеллектуально-информационную основу в вольерах, как делают это ваши сородичи.
   - Трудно что бы то ни было возразить на это, но наши подопытные нередко агрессивны и не обладают таким интеллектом, как люди, впрочем, блаженнее давать, нежели принимать, - тяжело вздохнув, извлёк я из своих лёгких библейскую истину, Росс за всё это время дискуссионного напора не проронил ни слова.
   - Как вам должно быть хорошо известно, люди тоже далеко не всегда дружелюбны, и их акты агрессии многогранны: от физического противодействия, до зависти и жажды власти, но в сторону дискуссии по этому поводу, мы ограничены во времени.
   - Пол говорил мне о....
   - Я знаю, о чём вам говорил Пол, и знаю, что вы сейчас хотите спросить у меня, - на полуслове оборвала меня полковник. - Случай с Букером.... Это не было экспериментальной частью нашего проекта или спектаклем, проведённым специально для вашей скромной персоны.
   - Значит, это было действительностью?
   - Да, и меня в любой момент могут отстранить от управления сектором, или ещё того хуже..., - уныло протянула она.
   - А что может быть хуже?
   - Вы снова задаёте преждевременные вопросы, Крейг.
   - Прошу простить меня, полковник, я прервал ваше повествование, - хмуро ответил я, предвкушая в рассказе Нолан новые веяния.
   - Ваша цивилизация далеко не единственная на этой планете, не первая и не последняя.
   - Пол сказал, что вы прибыли сюда за 2000 лет до нашей эры.
   - Уже много тысячелетий назад, если абстрагироваться от ваших понятий о времени, наши разведывательные команды стали осваивать безграничные просторы космоса. Открытые нами формы жизни не совсем походили на нас, либо своими биологическими составляющими, либо информационной сутью, так продолжалось семь длительных циклов....
   Затем наши учёные открыли антиматерию, чуть позже способы перехода ментально-информационной проекции сознания через точки нулевых биений. Мы построили ретрансляторы, с помощью которых могли перемещаться в сокрытые от нас ранее уголки материального творения. В каждом существе заложена информационная программа к самосохранению. Даже простейшая молекула имеет способность к регенерации. Этим свойством обладают звёзды, планеты, и все космические тела но, несмотря на это, в каждой, даже самой ничтожно-малой единице материального проявления заложена информационная направленность к самоуничтожению. Этот парадокс мы и хотим разрешить....
   - И причём здесь я...?
   - Вселенная снабжена множеством информационных маяков, назначение которых нам до конца непонятно.
   - Я слышал эту легенду о пульсарах.
   - Не только, подобные маяки есть в любом многоклеточном организме, а вселенная тоже организм. Не всегда легенда бывает таковой, нередко вставая на гипотетический уровень, она становится фундаментальностью научной теории.
   - Какая далеко не всегда оказывается верной.
   - Вот это и предстоит нам выяснить.
   - Вы хотите сказать, что я тоже вроде маяка? - моему изумлению не было границ, оно рвалось наружу каскадом совсем запутанных в моей голове мыслей. Не всякий раз услышишь о себе такое.
   - Не обольщайтесь зря, Крейг, вы - не маяк. Не знаю, по какой причине Боги выбрали вас в качестве проводника между маяками, и дали своеобразные коды доступа к вратам....
   - Каким вратам?
   - Вратам к высшим формам жизни, к Абсолюту, истинной природе вещей, к бессмертию.
   - Но ваши руководители, как я понял, считают всё это лишь красивой легендой.
   - Но ведь всегда должен быть кто-то, который докажет истинность или ложность легенды.
   - И вы полагаете, что этим кто-то должен быть я.
   - Мы. Я уже говорила о том, что вас выбрали Боги в качестве проводника, следовательно, в вас есть то, чего нет ни в одном из нас.
   - Звучит более чем сложно....
   - Ну же, Джайлс, решайтесь, времени почти нет.
   - Вы о чём?
   - Они могут нагрянуть с минуты на минуту. Пол, вы сможете заблокировать чип контроля? - резко повернула она голову к технику.
   - Это невозможно, мисс Нолан, - наконец-то наш разговор посетил Росс. Если честно, то я вообще не понимал ровным счётом ничего из того что сказала Нолан, но какая-то внутренняя сила указывала на то, что мне необходимо довериться ей.
   - Перестаньте, я прекрасно знаю о ваших программных деконструкторах, закрывая глаза на ваши выходки, я отчётливо понимала, что ваш приобретённый здесь на Земле сепаратизм мне в дальнейшем очень пригодится.
   - Да, но для этого необходимо соответствующее оборудование.
   - Всё необходимое есть на борту научно-исследовательского модуля. Время не ждёт, - полковник была холодна и требовательна, её жесткая убедительность была лучше любого шантажа или даже оружия. - Ну же, Крейг....
   - Трудно отказать подобной даме, да и ещё такому неуёмному стремлению к Истине, - коротко бросил я. - Идём.
  
   33
  
   - Вы хотите убраться с базы? - на ходу поинтересовался Росс.
   - А ты хочешь оказаться в камере, или в исследовательских лагерях Enayo? - по ходу движения коротко отозвалась Нолан.
   - Нет, этого я не хочу.
   - Тогда к чему медлительность твоей активности мозга?
   Мы миновали свой сектор без приключений. Очевидно, Нолан рассчитала всё верно, даже нашу беседу. Скользя между силовых кабелей, электронных магистралей, работающих сотрудников и терминалов мы продвигались по неизвестному направлению сквозь тяжёлые бункерные двери, какие Нолан вскрывала двадцати двухзначными парольными символами. Мне ничего не оставалось делать, как в полном недоумении влачиться за своими внезапными покровителями, ибо я чувствовал, что опасность была нешуточной и не только для этих лиц, но и для меня могла оказаться вполне ощутимой или даже трагической. Пока я подобно несмышленому щенку тащился за своими хозяевами, прошло минут десять.... И мы наконец-то оказались..., не знаю, как назвать..., Нолан сделала это за меня быстро и точно:
   - Стартовая шахта N3.
   Помещение было похоже на всё те же бункера, в каких мировые державы прятали свой могучий, ядерный потенциал. Посреди стартовой шахты стоял аппарат, какие я видел лишь в фантастических фильмах. "А вот вам и НЛО", - промелькнуло у меня в голове. Дискообразная форма аппарата также походила и на форму яйца с небольшими тройными выступами, напоминающими крылья. НЛО имел странный для моего глаза цвет: что-то схожее с тёмно-синим, или тёмно-лиловым, или вовсе зелёным оттенком. Снабжённый стальным отливом он плавно висел в воздухе, никаких стартовых станин, приспособлений, или чего-то ещё в этом роде, впрочем, после всего увиденного здесь удивляться было нечему. Размеры аппарата были не так уж велики: в длину около 23 ярдов, в ширину около 15 метров и в высоту около 48 футов.
   Нолан подошла к объекту и прислонила к его корпусу правую ладонь, сказав какую-то фразу на неизвестном мне языке, даже не на санскрите. Объект чуть дрогнул, невидимый люк открылся, словно объятья тайны, приглашая всех нас внутрь.
   А внутри было просторно и свободно, чем это представлялось снаружи. Для трёх человек здесь было более чем комфортно. Как я понял, НЛО был разбит на отсеки, палубы, сектора, называйте, как хотите. На второй палубе располагался отсек управления кораблём, третья оснащена устройствами ИИД, какие мне были уже хорошо знакомы по лаборатории биологически-информационной диагностики. Я озирался вокруг, но символы и надписи внутри корабля не привносили в моё сознание, ни малейшей толики понимания, как и китайская грамота.
   - Приступайте, Росс, - как обычно коротко обронила приказ Нолан в известном повелительном наклонении, устраиваясь в кресле полупрозрачной капсулы.
   Я совершенно растерялся, не зная, что делать. Техник привычными движениями принялся за работу. Более того, мне на пару минут показалось, что процедура полностью автономна и напоминает инсталляцию операционной системы, Пол лишь изредка делал небольшие корректировки в деинсталляции процесса "контроля". Операция заняла не более семи-восьми минут. Всё это время я, не дыша, озирался по сторонам, пытаясь тут хоть что-то понять.
   - Теперь твоя очередь, Джайлс, - хмуро вымолвил Пол, после того, как Нолан покинула капсулу ИИД.
   Я ощутил до боли знакомое лёгкое электрофорезное покалывание. Информационные потоки ИИД врезались в тело, вызывая в голове сумасшедшие видения, галлюцинации и яркие вспышки, сопровождаемые приступами тошноты и резкой боли, какая была кратковременной, но достаточно острой и ноющей, это походило на удаление зубного нерва после мышьяка, если кто знает....
   - Чёрт, заканчивайте, Росс, они уже здесь, - сквозь свои неприятные ощущения я услышал тревожный возглас Нолан. Ещё пара минут, и я был освобождён из цепких объятий ИИД.
   - Что-то случилось? - выбираясь из капсулы, спросил я техника.
   - Ничего особенного, наши информативности - души, говоря вашим языком, пришли взять под стражу. И так как Нолан не пойдёт на это, нас ждёт головокружительный побег с базы, какой вряд ли нам удастся. Меня минут через пять разобьёт чип "контроля", и я по всей вероятности буду всячески, помимо своей воли препятствовать вам во всём, - обречённо и коротко пояснил мне ситуацию Росс.
   - Так, все на командирский мостик, взлетаем, - приказала возбуждённая Нолан.
   - Мы не сможем. Управление модулем при несанкционированном использовании будет блокировано, равно, как и жалюзи стартовой шахты, - ещё более удручённо заметил техник.
   - Ну, уж нет, - оказавшись на командном мостике, Нолан скользнула пальцами по внушительному мануалу компьютерной клавиатуры, какая пестрила неизвестными мне символами. Я пребывал в полной растерянности. Вдруг корпус модуля заметно вздрогнул, и послышался лёгкий, чуть слышимый шум работающих двигателей. Дисплей терминала замигал всё теми же непонятными мне символами, изредка сообщая что-то моим покровителям в звуковом режиме. Металлический голос мне напоминал отдалённый: древнееврейский, перемешанный с латынью, отдающий арабским акцентом. Сквозь прозрачность командной рубки я увидел, как жалюзи стартовой шахты медленно поползли в разные стороны, освобождая нам путь в просторы голубого неба.
   - Не суетись, Крейг, сядь в кресло, только ничего не трогай! - почти сорвавшись на крик, приказала мне полковник. У меня снова не было выбора, кроме повиновения. Вдруг....
   - А чёрт!!! - вырвалось у меня. Росс, исказившись в гримасе боли, накинулся на Нолан. Я резко бросился к нему и одним рывком движения отбросил техника в сторону. Терпкость ситуации и драйва на грани фола нарастала. Пол с невероятной силой накинулся на меня.
   - Не давай ему приблизится ко мне, слышишь, Джайлс, не дай ему помешать!!! - уже кричала полковник.
   Конечно же, я слышал Нолан, со стороны, наверное, это всё выглядело более чем неправдоподобно и нелепо. Сквозь шум работающих двигателей и лязганье голоса интеллектуального разума исследовательского корабля в мой мозг врывалось только одно: "Не дай ему помешать"!!! Мне удалось уклониться от бойцовского напора обезумевшего техника и опрокинуть его в нокдаун правым "кроссом".
   - А-А-А!!! - словно от бурного оргазма завопила Нолан, и модуль резко рванул вверх сквозь полуоткрытую стартовую шахту. Я упал, гравитация неистово прижала меня к полу, так что мне показалось, будто эта ньютоновская сила хочет размазать все мои внутренности по палубе, на самом неприглядном молекулярном уровне. Спустя мгновенье я мог дышать.
   - Нельзя ли полегче, полковник? - прохрипел я.
   - Сейчас ещё пару секунд, стабилизирую скорость, - как-то даже добродушно отозвалась она.
   Росс, мотая головой, стал приподниматься всё с теми же намерениями, мне пришлось снова обрушить на его голову пару ударов.
   - Всё ещё не угомонился, - заметила Нолан.
   - Нет, активность явно замедлилась, но не ломать же ему кости....
   - Кости ломать ему, конечно, не стоит. Вот вколи ему это, - Нолан бросила мне одноразовый портативный шприц, в тюбике которого мутнела красноватая жидкость.
   - Что это, снотворное? - полюбопытствовал я.
   - Что-то вроде этого.
   - Хорошо, как колоть?
   - Можешь внутримышечно, - вколов несчастному инъекцию, и убедившись, что тот затих, я перетащил бездвижимое тело на одно из вычурных кресел, пристегнув его ремнями безопасности, а затем сам перебрался на аналогичное седалище рядом с Нолан.
   - Вырвались? - спросил я её.
   - Думаю, нет....
   - Всё равно впечатляет, - она обернулась ко мне, её лицо украсила лёгкая, изящная улыбка. Я тоже улыбнулся ей в ответ, правда, не знаю, хорошо ли у меня это получилось.
   Мы мягко плыли по воздушной глади, подобно лодке на тихой, спокойной воде. Солнечные световые аберрации, искрясь, пробивались через перистость лёгких облаков. Преломляясь сквозь прозрачный купол модуля, солнечные зайчики, как мне казалось, играли со мной, радуя душу, своими причудливыми формами. Лазурность неба вступала в сопряжение с моей больной, осквернённой душой, высекая из сердца мощными точками величайшее блаженство. "Поближе к Небесам", - стучала мысль в моём мозгу, какая всё снова и снова выбрасывала в кровь новое обилие эндорфинов. - "Поближе к Небесам"!
   - На какой скорости мы летим? - спросил я у Нолан, уже больше не скрывая своего восторга.
   - 2255 километров в час, высота 17 км 800 м.
   - Что?
   - А что так тебя удивляет...?
   - Мне приходилось летать на самолётах, но здесь я совсем не чувствую скорости.
   - И не дай Бог, почувствовать её, - Нолан нахмурилась. Вдруг.... Интеллект модуля отозвался своим до сих пор непривычным металлическим басом, какой тут же сменился на более привычный для моего слуха:
   - "База 2", "база 2", я "акула" четыре один, вижу НЛО, квадрат 12, по улитке три на угол 15 градусов двигается к северо-востоку, как понял, я "акула" четыре один, - внезапно отозвался центральный терминал нашего корабля.
   - О, чёрт, вас ещё здесь не хватало, вот, что значит несанкционированный вылет, - выругалась Нолан.
   - "Рыцарь" восемь ноль, "рыцарь" восемь ноль, я "акула" четыре один, видишь его, слева от тебя на девять часов, - снова протрещал своим несовершенством рации первый пилот.
   - Да, вижу, вижу его "четыре один", - отозвался с таким же характерным хрипом второй пилот.
   - "Акула" четыре один, я "база 2", что у вас?
   - Вижу НЛО.
   - НЛО, здесь НЛО, скорость не прибавляет, - отозвался ведомый.
   - Какой НЛО, русские что ли?
   - Какие "нахрен" русские, говорю тебе НЛО, чёрт его знает, откуда взялся в секторе полётов, - было совсем забавно слышать разговоры пилотов с базой отсюда из того самого НЛО. Интеллект нашего модуля снова коротко отозвался непонятностью металлического отзвука.
   - Вот посмотри на людей, Джайлс, теперь ещё решат атаковать, - ухмыльнулась Нолан.
   - Да уж, чего-чего, а это они могут, - только теперь я увидел оба истребителя. Не берусь утверждать точно, но, по-моему, это были американские F-22 Raptor. Я слышал, что наши закупили парочку у США, но воочию их видел впервые, кое-кто поговаривал, что уж больно они дорогие и..., бесполезные, что ли....
   - "База 2", "база 2", я "акула" четыре один, могу атаковать, - снова отозвался первый пилот, прервав мои мгновенные размышления. Нолан уже давала какие-то речевые команды ИИ корабля.
   - Что проявляет враждебную активность, "акула" четыре один? - треснуло с другой стороны радиообмена.
   - Нет, но....
   - Что будем делать, полковник? - спросил я своего командира.
   - Мне иногда жаль, что действует мораторий межгалактического союза на атаку, таких придурков, - зло отозвалась Нолан. Я почувствовал, что модуль стал снижаться, в корпусе послышался, как будто, лёгкий механический скрежет, или кваканье.
   - Что это? - забеспокоился я.
   - Всё нормально, модуль меняет структуру своего корпуса, будем отрываться от нахальных преследователей.
   - "База 2", "база 2", я "акула" четыре один, объект снижается, замедлил скорость, чёрт, меняет свою форму, других признаков изменения поведения не наблюдаю, пока сопровождаем. Что делать, как слышишь "база 2", я "акула" четыре один!? - Но база молчала, я уже отчётливо представлял, себе переполох в диспетчерской, меня это даже как-то веселило.
   Только теперь я увидел море, с его завораживающе-спокойным, суровым нравом. Я не знал, что задумала Нолан, но кое о чём уже можно было догадываться.
   - Где мы? - вынес я из своей груди заурядный вопрос.
   - Над Норвежским морем, - гулко отозвалась Анжела, и снова:
   - "База 2", "База 2", я "акула" четыре один, объект принял форму веретена, значительно ускорил снижение, как понял меня, я "акула" четыре один, - но база по-прежнему молчала.
   - Ну, как, капитан, готов? - усмехнулась Нолан, повернув голову в мою сторону.
   - К чему...?
   Прежде чем я мог завершить вопрос, всё та же ньютоновская сила подбросила меня вверх, от состояния внезапной невесомости меня удержали только ремни безопасности. Все мои внутренности подпрыгнули, сердце проглотило сильное волнующее состояние, и готово было вот-вот разорваться, организм отозвался невероятным приступом тошноты, какой я с великим трудом мог сдерживать. Ещё мгновенье, и, как мне показалось, время замедлилось. Сквозь прозрачность капитанской рубки, я увидел, как мы врезались в воду сквозь толщу тёмного Норвежского моря. Я рефлекторно закрыл лицо руками, пытаясь защититься от воды, какая вот-вот должна была захлестнуть мои лёгкие, но ничего подобного за всем этим не последовало. Меня отрезвил от перенесённого голос первого пилота:
   - "База 2", "база 2", я "акула" четыре один, объект нырнул в море, квадрат 13 по улитке 9, как понял, я "акула" четыре один, - второй пилот по-прежнему молчал.
   - Возвращайтесь на исходную. Как понял "четыре один"? - мне показалось, что диспетчер облегчённо вздохнул.
   - Принял, "база 2", возвращаемся домой.... "Рыцарь" восемь ноль, я "акула" четыре один, идём на базу.
   - Принял "четыре один", идём домой, - сквозь лёгкое скрежетание раций пилотов я уловил ускорение на вираже мощных двигателей F-22.
   - Уходят, - выдавил не без усилий из себя я.
   - А что им остаётся...? Ну, как ощущения, Джайлс...? - весело отозвалась Нолан.
   - Ну, ты даёшь, надо предупреждать, чуть сердце не оборвалось. Думал всё....
   - Ничего.... А ты неплох для человека, - вдруг Анжела совершенно неестественно для своей воинственной натуры залилась заразительным, звонким смехом.... Я тут же последовал её примеру. Мы смеялись и смеялись, я лично до колких ёжиков в животе.... Говорят, это снимает стресс, не хуже стакана водки....
   А тем временем свои могучие объятья мне раскрывал океан. Мне приходилось пару раз нырять с аквалангом, но это было совсем не то. Я будто бы попал на другую планету. Здесь всё двигалось и жило по своим правилам и законам. Какая-то замкнутость движения чувствовалась здесь. Мне хотелось узнать, о чём думают эти обитатели водной вселенной, знают ли о нас, птицах, испытывают ли угрызения совести, чувствуют ли страсть, обиду, боль, гнев усталость, верят ли в Бога? Впрочем, я всё ещё слышал характерный небольшой скрежет обшивки. По всей вероятности модуль всё ещё подстраивался под новую среду движения. Мы скользили в подводной стихии легко и непринуждённо, подобно здешним обитателям. Нолан снова повернулась ко мне, и вероятно видя мою глубокую задумчивость, решила меня немного подбодрить:
   - Норвежское море расположено в зоне материкового склона Евразии и граничит на востоке со Скандинавским полуостровом и Баренцевым морем, на западе через хребты Мона, Книповича с Гренладским морем, на юге с Исландией и Атлантическим океаном через Форереско-исландский порог и наконец, с Северным морем, на севере с архипелагом Шпицберген. Площадь, занимаемая акваторией Норвежского моря - 1383 тысяч квадратных километра, максимальная глубина - 3734 метров, средняя глубина - 1700 метров. Норвежское море выгодно отличается от других арктических морей тем, что через него проходит тёплое течение из Атлантики, являющееся ответвлением североатлантического продолжения Гольфстрим, благодаря чему море не замерзает круглый год. Этот климатический фактор наложил весомый отпечаток на развитие флоры и фауны, какая куда богаче, чем в других морях бассейна Северного Ледовитого океана, - Нолан говорила спокойно, уподобившись заправскому гиду. У меня всегда было неважно с географией, мне хотелось врезать полковнику избитым вопросом: "Откуда вы все такие берётесь"...? Но я, ошарашенный увиденным, чуть подзабыл, где я и с кем. Поэтому ничего лучше не нашёл, как положительно кивнуть головой.
   Мы двигались не более 33 узлов - это около 60 км в час. Реконструкция корпуса, как я заключил, завершилась, ибо я больше не слышал лёгкого скрежета обшивки корабля. Я был убеждён, что модуль способен развивать и большую скорость, но Нолан по всей вероятности видимо умышленно двигалась именно так. Возможно, увидев моё изумление, она сжалилась над моим любопытством, ведь дыхание океана всё больше и больше удивляло меня, предвосхищая волшебство, оно умиротворяло своим Божественным проявлением, и я не мог думать больше ни о чём другом. Меня сейчас не волновали ни вопросы, ни ответы, ни даже возможные самые печальные последствия побега. Я благодарен был Нолан, за всю свою сумасшедшую жизнь я не видел ничего более прекрасного, и ещё.... Я был очень признателен ей за то, что она не держала меня за подопытную крысу и в общении мы уже были почти на равных.... Но что ждало нас троих ещё впереди? Наверное, этого не знала и сама Нолан....
  
   34
  
   Вдруг наш ИИ вновь что-то сообщил на непонятном, металлическом языке.
   - Что случилось? - я больше не ждал хороших новостей.
   - Пока ничего страшного, - отозвалась Нолан. - Субмарина класса Type-214.
   - Этого нам ещё не хватало, - центральный терминал вновь отозвался привычной мне речью:
   - Дифферент на ноль, вахтенный офицер, так держать.... Горизонтальные рули.... Убрать перископ, право 15, курс два, два пять. Пост управления...
   - Пост управления слушает.
   - Запустить главные двигатели.
   - Пеленг.... Дистанция.... Нахожусь от цели справа по носу.... Курсовой 10 градусов.... Что за чёрт...?
   - Вот тебе и несанкционированный вылет, - снова выругалась Нолан.
   Лично я ни черта не смыслил в морской абракадабре и понимал в ней не больше ежа в коллекциях французских Кутюрье.
   - Свечение, это НПО, капитан...!!!
   - Чёрт бы их всех побрал, - Нолан откинувшись в кресле, что-то приказала ИИ корабля. Модуль тут же увеличил скорость до 120-140 узлов - это к сведению 240-260 километров в час, и стал стремительно погружаться. Теперь я тоже мог различать голубоватое свечение, идущее от корабля на фоне тёмной толщи воды. Я не испытывал какого либо дискомфорта, да и скорости-то по сравнению с тем, что этот аппарат выделывал в воздухе были просто смешными. Хотя, чему было удивляться.
   - Почему мы не переместились опять в воздушное пространство? - робко поинтересовался я.
   - Сейчас мы как зайцы, петляем и путаем следы, сделаем вид, что направляемся к нашей подводной базе Акс-7, затем я перепрограммирую маяк модуля, - коротко объяснила Нолан.
   - А что есть ещё и другие базы, которые не ваши?
   - Разумеется.
   - Да уж, откровение за откровением.
   - Что поделаешь, - вставила Нолан, а затем добавила на своём языке. - Цодакаре ода цодамерану.
   - Что-что...?
   - А..., - протянула она. - Я сказала: "Двигайтесь и проявитесь"!
   - Да.... язык..., - Нолан лишь искоса посмотрела на меня, но больше ничего не ответила.
   Дальше всё было как в фантастической сказке....
   - На какой мы глубине? - снова поинтересовался я.
   - Две тысячи шестьсот тридцать семь метров.
   - Ого! - присвистнул я. - Кто бы мог подумать, а я не чувствую никакого давления, надеюсь при всплытии нам не нужно будет проходить процедуру декомпрессии.
   - Заткнитесь, Крейг.
   То, что ждало меня впереди, было более чем фантастическим. Моему взору открылись мириады голубовато-призрачных огней, подобно сонмам святящихся звёзд они словно древние тайны мироздания открывали мне свои врата, как архангелы на пути к Истине, небу. База была достаточно внушительной и походила на научно-исследовательский городок с населением около 15 тысяч человек. Причудливые формы и асимметрические геометрии восхищали и завораживали так, что захватывало дух. Купол базы переливался в кромешной черни морского дна тысячами бледно-лунных огней. Готические колонны, словно исполинские церберы, охраняли вход в царство Богов. Нолан снизила скорость. ИИ модуля снова разродился металлической непонятностью информации. Своим слабеньким умишком я вряд ли когда-нибудь смогу хоть что-то понять из того, что было сказано, но сейчас из общения Нолан и ИИ, мне почудилось, что я стал различать интонации инопланетного диалекта, и невольно высказался:
   - Запрашивают позывной?
   - Да, и код следования, - я чувствовал тревогу полковника и был уже готов ко всему. По манёвру я понял, что Нолан решила швартоваться, но в тоже время чувствовал: здесь что-то не так, совсем не так. Мандраж пробежал по всем тканям моего тела, ведь неизвестность всегда пугает. Я мысленно, как учили, пробежался по всем мышцам своего тела.... Страх ушёл куда-то в пол, но смотрел оттуда на меня немигающим взглядом, словно затаившийся в засаде хищный охотник.
   Мы медленно приближались к швартовому шлюзу инопланетного творения. Диалог Нолан (как я заключил) с диспетчером подводной станции не прекращался ни на секунду. Напряжение нарастало. Вдруг....
   - Пошёл к чёрту! - Нолан резко дёрнула управление на себя. Модуль сделал мгновенный крен вправо и, описав молниеносную дугу, стал вырываться из морского плена. Я снова не чувствовал никакого дискомфорта, или признаков декомпрессии, но пируэты Нолан, меня по-прежнему не переставали шокировать. Мы неслись сквозь тёмную толщу воды наверх, к свету, который уже брезжил над нашими головами расплывчатыми пробоинами мутно-жёлтых пятен. Росс по-прежнему недвижимо покоился в кресле. Я вновь услышал знакомый лёгкий звук работающего модульного реконструктора. Ещё пара минут, и мы взмыли над морской зыбью. Меня снова вдавила в кресло непобедимая ньютоновская сила, но эффект от её воздействия уже был не так ощутим, как раньше, наверно я стал привыкать, либо скорости уже были не такие как в первый раз....
   Очевидностью было то, что мы двигались к одной из нулевых точек земли, через Северный Ледовитый океан к полюсу. Что мне оставалось делать, только повиноваться. Безумие Нолан зашкаливало, моё безрассудство по сравнению с ней выглядело ангельско-детской невинностью новорождённого. ИИ вновь отозвался неприятной новостью, хотя..., в нашем положении разве могли быть хорошие?
   - Ну, вот и случилось, - коротко пояснила ситуацию Анжела. - На хвосте два перехватчика.
   - Как я понял не из земных ВВС.
   - Если бы....
   - Нас собьют?
   - Вероятно.
   - Хорошая перспектива, даже если мы останемся в живых, то довольно скоро умрём в холодных объятиях Арктики, - Нолан покосилась на меня, но ничего не сказала.
   - У них большое вооружение?
   - На каждый перехватчик по два волновых комплекса и одному плазменному излучателю.
   - Не знаю, что это, но подозреваю - это серьезно.
   - Более чем.
   - А мы не можем уйти от них там, в гиперпространство или ещё куда?
   - Может, ты помолчишь....
   - А какое-нибудь защитное поле, или что там..., - не унимался я.
   - Крейк, ты заткнёшься, наконец, или нет...?
   - Да это я так со страху.... - "Отчаянная девушка", - подумал я.
   Голос из терминала не прекращающим потоком струился своим требовательным настроением. В боковую прозрачность рубки я уже видел этих двух перехватчиков. Они расположились по бокам нашего модуля. Их чёрно-стальной цвет переливался на солнце, меняя свою цветность. Преследователи были в форме треугольных стелсов, но с более обтекаемой формой и сопряжёнными углами. "Наверно эти штуки тоже могли менять свою форму", - мелькнуло в моей голове. Я прекрасно понимал ситуацию: нам от них не оторваться. Да и пилоты там верно посерьёзнее нашей команды, а что касается меня, то тут вообще разговоров быть не может, а Пол, он вообще не полезнее трупа.
   - А может быть, мы их атакуем? - я был в полной растерянности, и совершенно не понимал свою полезность в столь рискованном предприятии.
   - Пошёл вон, - зло обронила Нолан, и резко бросила джойстиковые рули вправо. Машина нырнула под брюхо одного из перехватчиков, и мы камнем упали вниз метров на тысячу. Уже испытанные ощущения не заставили себя долго ждать. Я не успел опомниться, как один из преследователей оказался у нас на хвосте, о чем мне нервно и холодно сообщила Нолан:
   - Будут атаковать, нужно протянуть ещё немного.
   Я уже видел сквозь слёзность взгляда арктический континент. Корабль резко ускорился. Меня сжало в кресле как консервную банку под тяжёлым рукопожатием циркового тяжеловеса. Модуль, сделав "бочку", пошёл на левый вираж.
   - Чёрт, чёрт, чёрт...! Будь ты проклята, Нолан. Я же тебе не лётчик, угробить меня хочешь? - рвалось у меня со всех щелей, но....
   Но эта стерва и слушать ничего не хотела, новый сумасшедший манёвр только прибавил во мне дополнительную вестибулярную неустойчивость. Машина с чудовищной скоростью маневрировала в воздушном пространстве, словно живая рыба на раскалённой сковородке.... Вдруг.... Рация модуля замолкла.... Я понял, это конец....
   "Чёртова баба, все мои беды в жизни были из-за них, и вот теперь, даже нет мгновенья, чтобы помолиться Господу перед смертью о своей грешной душе", - вспыхнуло в моей голове. Я ощутил предвкушение страшного удара.... Вот и всё.... Сознание оборвалось призрачной дымкой тёмного неясного забвения.
  
   35
  
   Я очнулся.... Я очнулся на боку в луже собственной крови и рвоты. Модуль был перевёрнут на правый бок. Ремни безопасности душили меня с невероятной силой так, что было тяжело дышать. Рёбра, конечно же, были сломаны. Я попытался позвать на помощь, но вместо крика услышал лишь хрип. "Нельзя..., нельзя терять сознание", - пульсировало в моей голове, какая ходила ходуном восприятием действительности. Впрочем, привычная ситуация.... Но всякой выносливости организма рано или поздно приходит предел, особенно с возрастом.... Замок ремней, сдавивших меня, не поддавался.... Я мысленно проклинал Нолан.... Ждать было нечего..., слабеющая рука не могла справиться с окаменевшим захватом страховочных ремней на какие давила большая часть веса моего тела. "Где эта чёртова Нолан"? - нецензурная брань поносилась из утробы моей обиды. - "Всё из-за этих треклятых баб". Я пытался снова и снова, но всё было безрезультатно.... Наконец я упёрся обессиленной правой рукой изо всех сил в конструкцию модуля и, выдохнув, задержал дыхание, чтобы ослабить захват страховочных ремней, тем самым ослабив замок, и.... "Ура, ура.... Проклятый поддался", - вдохнул я арктический воздух полной грудью.... Теперь.... Теперь меня сковывали только боль, дикая нервозная усталость, да сломанные кости, с какими я ещё не определился.
   По крайне мере никаких оторванных конечностей я у себя не обнаружил. С грехом пополам организм подчинялся командам мозга, или стряхнутой душе, называйте как хотите. Я обнаружил Нолан в перевёрнутом кресле, она была без сознания. Её тело чуть вывалилось из ремней безопасности, каким образом, для меня было полной загадкой. На правой части лба запёкшиеся следы крови были не утешительны, её тело потеряло, по меньшей мере, грамм восемьсот - тысячу этой липкой сумасшедшей смеси, какая и привела нас троих к соответствующему результату. Невероятными усилиями организма, который с каждым вздохом грозился отключиться, я вытащил Нолан из ременного плена и перенёс её в более безопасное место перевёрнутого и разбитого модуля. Дело было за Полом, который странным образом всё также покоился в крепких станинах своего космического кресла. Вытащив его, я с удивлением заметил, что его тело вообще не подверглось, каким бы то ни было механическим повреждениям. Дальше больше.... Я стал приводить своих соратников в чувство. Сумасшедшие идеи одна за другой расшибались своей бессвязностью действий о здравость рассудка, подобно волнам Северного Ледовитого океана, находящим смерть во льдах Арктики. С Нолан дела обстояли гораздо сложнее, она не приходила в себя, но я чувствовал её волю, и то, что она должна жить, жить, для того чтоб завершить начатое.... Первые признаки жизни она подала только лишь по завершению нескольких реанимационных процедур с моей стороны. В конце концов, я не хотел, что бы пророчество моего погибшего друга Оскара сбывалось буквально. "Смерти продолжатся", - говорил он, но сейчас, как никогда я хотел противостоять этому. Многие рождают детей, исходя из своих инстинктивных наклонностей, не понимая простую истину, что сами обрекают своё чадо на смерть и страдание. Большая часть из этих людей абсолютно ничего не может дать этим новорождённым, вступившим в этот суровый беспрецедентный мир, в каком может быть даже то, чего в принципе быть не может. Вновь круг для меня замкнулся: инстинкт преобладал над разумом, причём преобладал самым неприглядным и примитивным образом. Я сейчас, как никогда понимал остроту слов Стюарт: "Информативный застой, отсутствие пытливости заменено на инстинктивную направленность". Что ждало всех нас впереди...?
   - Проклятье, где мы? - снова точной краткостью изложения очнулась Нолан. Она тут же попыталась встать и сделала это, хоть и не без моей помощи. Чёрт, мне нравится, как держится эта девчонка.
   - Во льдах Арктики. Как ты думаешь, сколько у человека жизней? - я тоже не падал духом, но всё же, что-то дьявольское было в этой женщине, а это всегда привлекает, даже священнослужителей и преданных Господу, как бы там они не отрицали этого. Дьявол - великий преданный Абсолюта.
   - Что с Россом?
   - Я осмотрел его тело. Похоже, он цел, но вероятно по причине действия данного ему препарата, до сих пор не приходит в себя.
   - А.... - протянула Нолан, опершись о боковую стенку кресла. - Джайлс, открой нишу под центральным терминалом, там есть антидот, он отмечен синей полосой на тюбике.
   До центрального терминала было добраться не так-то легко: с перевёрнутым состоянием модуля, да и ещё с моими переломанными костями. Но деваться было некуда, собрав остатки сил, я полез. Теперь я уже знал точно, что ничего страшного у меня нет: перелом левой ключицы и левой локтевой кости, нескольких рёбер справа и слева, правой лодыжки, сотрясение головного мозга, две ушибленные раны правой части головы и сплошной сильный ушиб всего тела, который ещё даст о себе знать. Главное позвоночник был в порядке и голова, а одним переломом больше, другим меньше, какая собственно разница.... Посредством известных только мне и Богу усилий, я смог добраться до заветного антидота, и уже спустя пять минут Росс вернулся в нашу компанию. Он тряс непонимающей головой, отплёвываясь от мелких частиц, попавших к нему в рот во время вынужденной аварийной посадки.
   - Как ты, Пол? - поинтересовалась его состоянием Нолан.
   - Всё нормально, мэм, кости вроде целы.
   - Не называй меня мэм, - вспылила полковник.... - Ладно, учитывая создавшуюся ситуацию, отменяю все воинские уставные отношения, но не потерплю в группе никаких, даже самых малых оскорблений, унижений и так далее. Всем ясно.... Пока я жива, я командую группой.
   "Железная баба", - снова пронеслось у меня в голове. - "Я ещё таких не встречал, впрочем"....
   - Всё нормально, Анжела, победа пока за нами, - вставил я свою ремарку в разговор.
   - О чем это ты?
   - Мы всё ещё живы, нужно выработать диспозицию дальнейших совместных действий. Для начала необходимо осмотреть модуль, затем привести себя в порядок, подкрепиться и выбрать цель следования, - заговорил во мне капитан гурков. Мне не раз приходилось бывать в подобных передрягах, в таких примерно как сейчас, одним словом, в полной "ж..."
   - Кто, в конце концов, командует здесь? - гневно набросилась на меня Нолан, уверен, если бы она могла, то сделала бы это сейчас и физически.
   - Послушай, Анжела, или как там тебя, - я с силой схватил её правой рукой за запястье, резко сверкнув глазами в её сторону. - Для полной ясности положения в критической ситуации, каждый имеет права голоса, для пользы дела, если у тебя есть идеи получше, то мы с Полом во всём внимании. И ещё, полковник, не терплю тёмных игр, со своими по крайне мере, здесь вам не сектор N3. Лично я хочу, наконец, знать правду.
   - Хорошо, - уже тихо и уравновешенно отозвалась Нолан. - Что ты хочешь знать?
   - Ладно, все успокоились, ещё не хватало смятения в наших рядах из-за собственных передряг. Поверьте, за нас это сделают наши враги. Начнём с того, что ни черта не смыслю в вашей научной фантасмагории, я солдат, а не учёный. Для начала хотелось бы знать цель нашего предприятия, ну, и все то, что я способен, хоть мало-мальски понять.
   - Наше исследовательское освоение Земли поначалу было лишь на небольших площадях, потом был океан, - начала своё повествование Нолан. - О программе "Возрождение" ты уже немного знаешь.
   - Дальше, - моё нетерпение рвалось на волю.
   - Дальше наши исследования переместились к Арктике. Во времена, какие описаны в Махабхарате была война между Кауравами и Пандавами. Борьба за Землю, за её полезные ископаемые продолжалась бы неизвестно сколько времени, если бы всё в свои руки не взял Межгалактический союз. Жители планетарных систем Адхи-,амы - антиматерии, для вашего разумения, были как и мы - на грани катастрофы. Наши цивилизации искали способы сохранить свою культуру, научные достижения и жизнь, наконец!!! Всякое уравнение стремится к своему решению: если что-то отнимается, то в той же мере что-то прибавляется где-то там.... Сколько цивилизаций умирает, столько же присовокупляется к антиматерии и наоборот, теперь уже для нашего восприятия. Я понятно изъясняюсь? - Нолан по-прежнему была очень плоха, но мне нравилось, как она держится, повторюсь, не всякий мужик теперь способен на такое.
   - Наши враги были также обитателями Адхи-,амы, порабощённые ими цивилизации называли их уайхиши, если говорить в вашей транскрипции, мы называли их сиоладайереси.
   - Ваш язык енохианский? - чуть вставил свой вопрос сейчас я.
   - Да, ваши лингвисты окрестили его именно так, однако дали ему совершенно неприглядное направление.
   - Язык Сатаны?
   - Да, но нас это не беспокоило.
   - А санскрит?
   - Ваша лингвистика полностью утратила наш язык. Земные учёные до сих пор считают, что в нашем алфавите двадцать один символ, но это не так, поэтому переводы с енохианского языка наших ключей в большинстве своём не верны. А санскрит появился позже, после завершения войны, он стал производным слиянием нашего языка и языка уайхиши. Межгалактический союз дал возможность изучать Землю обеим враждующим сторонам. Так наступил мир. Человечество стало развиваться.... Но....
   - Что, но?
   - В тайне от Союза мы стали чуть направлять прогресс человечества в нужное нам русло, тоже самое стали делать и уайхиши. Мы не могли здесь проводить полномасштабные военные операции, не могли снова враждовать со своим противником, но наша цивилизация гибла. Мы вынуждены были переместиться на станции дрейфующего флота. Как и во все миры к нам снизошёл пророк - the Saviour, великий Сиуварре, именно он указал нам шанс спасения.
   - Нулевые поля?
   - Наш сенат считает это всего лишь легендой, но лично я верю, религия - это ключ к бесконечности, там нет цикличности координат, там Истина - Бог. Также как в вашем мире не всякий верит в Бога, Христа, не верит в будущность бессмертия, так и в нашем мире есть ограниченность познания пространства. Но к счастью я не одинока в своих суждениях. Я поняла очевидность истины - все мы невежественны пред волшебством Силы, какая способна снова вернуть нас в лоно гармонии бытия, всех нас - миллиарды форм жизни, где исчезнут неизвестность и войны, голод и эпидемии, невежество и злоба.
   - Великая цель, но, на мой взгляд, более чем утопическая, - взорвал я диалог.
   - На гипотетическом уровне наши учёные доказали существование вселенских маяков, нулевых пространств и проводников к этим пространствам. Ну, ты же солдат, Джайлс, и игрок, игрок со смертью. Сколько раз тебе приходилось смотреть ей в глаза?
   - Всё так сложно.... Ты считаешь меня проводником, но я не он.
   - Религия лишь часть метафизики, но она более многогранна, это то, что мы пока не способны объяснить с научной точки зрения. Поверь мне, ранее, как и люди, мы считали, что земля плоская, евклидовую геометрию принимали за истину. Конечно это истина, но лишь на малых плоскостях пространства, как и время.... Мы шли всё дальше и дальше, и всё новые и новые тайны открывались нашему пытливому взору, мы достигли невероятных вершин научного мастерства, но всегда с нами был Бог, Он есть и теперь. И что..., сейчас ты предлагаешь остановиться, не будет ли это выглядеть безрассудно с нашей стороны?
   - Но я не проводник, Анжела?
   - В таком случае тебе просто необходимо узнать это наверняка, - я посмотрел в глаза Нолан.... Что там было, бездна искренности или лжи? Мог ли доверять я ей сейчас, после обмана, с военными и так далее? Но теперь я знал точно, в чём она действительно была права: я игрок и должен был доиграть начатую партию. Впрочем, что мне ещё оставалось, другой альтернативы всё равно не было.
   - Что ж, я полагаю, сказано далеко не всё. Но в этом ли сейчас дело...? Нужно уметь в жизни не задавать преждевременных вопросов. Необходимо двигаться, а жизнь - это движение. А посему нужно подумать, как нам вместе выбраться из этого дерьма.... Если, перехватчики ушли, значит, они не хотели нашей смерти, или плена, почему?
   - Думать..., - протянула Нолан. - Весьма полезное занятие.
   - Ну, вот и хорошо, займёмся им, - я видел, как устало выглядела Нолан, и почти не сомневался в том, что нужно было сейчас брать всё в свои руки, по крайне мере, на данном этапе сумасшедшего приключения.
   - Пол, братишка, посмотри, что там с кораблём, - я дружественным приземлил свою ладонь на плечо техника, какой теперь был самый здоровый из нас.
   - Добро, Джайлс, я посмотрю.
   - Слушай, на всякий случай надо бы избавиться от твоего чипа "контроля". Что замыслили ещё эти существа из совета секторов? - я почувствовал, что начинаю невольно излагать свои мысли на информативном уровне как они, эти инопланетные создания. Впрочем, для них мы тоже были инопланетными. Уравнение снова набирало свою силу.
   - Это ли сейчас важно, Джайлс? - коротко бросил Пол и стал карабкаться к выходу из командирской палубы.... Мы с Нолан, тяжело дыша, смотрели друг на друга, и это было общение, какое намного больше всех тех фраз, брошенных нами сейчас и когда-то, там под землёй в терминале N6....
  
   36
  
   Кровь на моём лбу уже совсем запеклась. Я чуть подвигал мышцами лица и, ощутив неприятное стягивание, понял, что всё моё лицо ещё полчаса назад было полностью залито кровью, Нолан выглядела не лучше.
   - Что будем делать, полковник? Полагаю, корабль починить нам не удастся.
   - Да..., - тяжело дыша, протянула Нолан. - Я это чувствую по падению температуры в модуле, следовательно, центральные генераторы повреждены волновыми импульсами.
   - Да, но ты говорила, что у перехватчиков были и плазменные излучатели, значит, они могли просто поджарить нас как на адской сковородке?
   - Несомненно.
   - Почему в таком случае они этого не сделали?
   - Хотела бы я сейчас знать ответ на этот вопрос. Видимо получили приказ.
   - Чей приказ?
   - Пошёл к чёрту, Джайлс, если бы я знала! - Из последних сил закричала Нолан, она действительно была очень плоха. Я замолчал и, приблизившись к ней, ощупал её кожу и пульс. Признаки внутреннего кровотечения и анемии были налицо. Снижено давление, пульс нарастает, бледность кожи и холодный пот. Конечно, это можно было отнести и к кровопотере, ведь я не видел кашля Нолан. Впрочем, лёгкие могли быть и целыми, но нужно было готовиться и к худшему из сценариев. "Смогу ли я понести её в таком состоянии"? - стучало в моём мозгу. - "Конечно, смогу, я справлюсь, вот только чуть отлежусь. Без неё всё абсолютно бессмысленно".
   - Ты скверно выглядишь, командир, - начал я издалека.
   - Да..., наверное, - она дышала всё чаще и чаще.
   - Внутреннее кровотечение?
   - Да, разрыв селезёнки и ещё поджелудочная, повреждение печени.
   - Откуда такая уверенность?
   - Слышь, Крейг, поверь мне, я лучше любого вашего врача разбираюсь в анатомии.
   - Верю, конечно, но может быть, в этом свете у тебя есть пара чудо-медицинских джокеров в рукаве.
   - Да, наверное..., время ещё есть..., подождём Росса. Может ИИД ещё функционирует.... Хотя.... Наверное, нет..., - Нолан уже стала задыхаться.
   - Постой, постой, девушка, не вздумай мне здесь умереть, иначе всё рухнет, ну же..., - я пытался ободрить её как мог, щёлкая её по щекам. - Скажи, что мне для тебя сделать.
   - Даже и не думай о сексе..., - с закатывающимися глазами произнесла она. Чёрт, мне нравилось, как она держится. - Там..., там, где ты.... Где ты взял антидот, есть биостимулятор, введи его внутривенно.... Сможешь?
   - Конечно, конечно, Анжела, только.... Только не смей у меня умирать, - я снова стал карабкаться к заветной нише центрального терминала. Тело уже вовсю черпало резервные силы организма, получалось всё более быстро и ловчее чем в прошлый раз. - Я на месте. Как мне определить биостимулятор?
   - Это шприц с тюбиком.... На нём зелёная полоса, - уже почти беззвучно отозвалась Нолан.
   - Есть, есть..., - я кубарем, совершенно не чувствуя боли, скатился к Нолан. Она уже почти закатила глаза. Вены почти не прослеживались. Нужно было не промахнуться. Я мял и тёр её руку, но.... Ничего. Выхода не было.... Я точно знал болевую точку сонной артерии. Сейчас, именно сейчас наступил момент истины. Медлить было нельзя, на чашах моего невежества и полученных знаний стояли жизнь и смерть, я искренне не хотел воплощения в реальность пророчеств Оскара. Так.... Ветви наружной сонной артерии являются артериальными разветвлениями и питают органы, возникающие из жаберных дуг. Они идут числом 9 по радиусам круга, соответствующего голове.... Пульсация артерии падала прямо на глазах. "Господи, укрепи меня и дай силы", - мысленно возопил я и нанёс укол Нолан прямо в шею....
   Правильно ли я всё сделал, не знал никто, кроме Бога.... Оставалось только молиться, и я молился, молился, как никогда и как умел. Слёзы накатили на меня с невероятной силой. Нолан не подавала никаких признаков жизни.... Всё кончено.... Я разрыдался как обиженный ребёнок.... "Утрата - обязательный признак взросления"?! - неслось слезливым потоком в моей голове....
   В тот миг я презирал себя и всё, что меня когда-то окружало, своих родителей, каких совершенно не знал, хоть и вырос под их присмотром, но не воспитанием. Своих учителей, командиров. Я потерял всех своих друзей, каких не смог спасти. Много раз я просил у жизни смерти, но эта хитрая бестия забирала у меня всегда самых близких, брезгуя мной....
   - Почему...!!!? - изо всех сил закричал я.
   - Что с тобой, Джайлс? - это был Росс, взявшийся невесть откуда.
   - Нолан умерла....
   - Ты что, с ума сошёл?
   - У неё внутренне кровотечение. Она попросила сделать ей укол биостимулятора.
   - Как давно ты это сделал?
   - Ну, пару минут назад. Вены не прощупывались, я сделал укол в сонную артерию, но возможно не попал.
   - Фу, чёрт, Крейг, ты меня так до инфаркта доведёшь, - Росс опустился пятой точкой рядом со мной, сидящим возле Нолан.
   - А что? - я почувствовал какое-то облегчение, вытирая предательские слёзы с лица.
   - Сентиментальность, Джайлс, сентиментальность отличительная черта всех героев.
   - Может, объяснишь....
   - Биостимулятор сформирован на основе интеграции камбиальных клеток и нанитов. После попадания в кровь живого организма наниты сканируют всё тело, находя повреждённые там ткани, затем определяют структуру ДНК, чтобы не было отторжения, ну и потом, используя материал камбиальных клеток для регенерации, восстанавливают повреждённые участки. Также препарат содержит различные адаптогены и прочие биохимические привязки, какие благотворно влияют на восстановление организма, и ускоряют процессы заживления, правда..., - Пол запнулся.
   - Что?
   - В зависимости от повреждений одного биостимулятора может быть недостаточно. Сколько у нас их? - я раскрыл ладонь, в которой сжимал драгоценный препарат.
   - Осталось только четыре.
   - Да не густо, тебе бы тоже не повредила эта процедура.
   - Да, ладно, я обойдусь.... Впрочем, сейчас была бы, кстати, твоя анестезия.
   - Да, Крейг, ты неисправимый человек.
   - А ты...?
   - Я не человек, правда, эту привычку перенял от Энтони Гудмена, года четыре назад. Он работал у нас в секторе, кстати, это его идея использовать для получения высокосортного коньяка ИИД....
   - И что с ним стало?
   - Не знаю.... Он исчез таинственным образом.... Талантливый учёный, добрый весельчак, но большой любитель этого дела. Совет секторов не очень жаловал людей в комплексе, считая их опасными. Может, это как то связано, - я вспомнил видео материал Букера, но решил промолчать о своих удручающих соображениях по этому поводу, и снова повторил своё предложение:
   - Ну, так что...?
   - Энтони нет сейчас с нами, но его опыт остался, - Пол, словно опытный иллюзионист извлёк из-за спины блестящую фляжку. - Я знал, что допинг нам понадобиться.
   - Уж и не знаю, кто ты больше, Пол, человек или инопланетянин, - я ощутил, как горячая терпкость первоклассного коньяка разливается по моему измученному телу, остужая нестерпимые болевые ощущения. - Значит, препарат подействовал даже и в том случае если бы я его ввёл внутримышечно?
   - Разумеется, но эффект правда уже бы был не тот, но если ты сделал это в артерию, то минут через пятнадцать - двадцать она придёт в себя, всё зависит от масштабов тканевых повреждений. Не переживай, Джайлс, эта штука способна реанимировать биологическое существо, пребывающее в состоянии клинической смерти на протяжении семи минут, может и больше, я точно не знаю, ведь я - техник, а не врач. Вон смотри, дыхание восстанавливается.
   Действительно, я видел, как стала ровно вздыматься идеально женская грудь Нолан. Приблизившись к ней, я ощупал её кожу, она розовела прямо на глазах, пульс стал ровнее и уже прослеживался не только на шее, но и на обоих запястьях.
   - Пол, может, ей ещё впрыснуть один тюбик препарата?
   - Не торопи события. Как говорят у вас на земле: "Успей попасть на небеса, пока Дьявол не узнал о твоей смерти"?
   - Ха..., ха..., - чуть рассмеялся я. - Говорят, но к счастью это не тот случай.
   - Или к удаче, - мы с Россом снова опрокинули по глотку живительного напитка.
   - Слушай, Пол, а ведь Нолан права. Температура модуля действительно падает. Я поначалу отнёс всё это к её состоянию, но теперь, - опасливо заметил я.
   - Конечно, падает, отчего ей не падать. Генераторы, да что генераторы, вся электроника выведена из строя выстрелом из волновой пушки, - отозвался техник с полным безразличием в голосе.
   - И что, ничего нельзя сделать?
   - Почему нельзя, можно, но для этого нужны двенадцати километровые магистрали, затем пару десятков квантовых зиптопроцессоров, и логических устройств и наконец, капитальный ремонт одного из двигателей и мы можем лететь дальше.
   - Да, впечатляет. И что в таком случае будем делать?
   - А ничего.... Дождёмся, когда очнётся Нолан, возьмём скафандры, поскольку надвигается снежная буря, подкрепимся, и двинем на север.
   - Почему на север?
   - Потому, что там и есть конечный пункт нашего следования.
   - Даже так, и как он будет называться?
   - На вашем языке он будет звучать как "Врата Богов".
   - Звучит отрезвляюще.... И что...? - моя пытливость снова взыграла в охмелевшей крови, поскольку боль немного отступила под анальгетическими свойствами алкоголя.
   - Не торопи события, Джайлс, со временем ты всё увидишь своими глазами....
   - Да.... Мужики, наверное, во всей галактике одинаковы, - это была Нолан. Сейчас я чертовски рад был слышать её ворчание. Она, опершись на правую руку, привстала без посторонней помощи, и уселась напротив нас, прислонившись спиной к стенке модуля. - Стоит их оставить на пару минут, как они уже упражняются в излюбленных привычках. Кто-то бежит смотреть футбол, а кто-то в рюмочную. Так сколько жизней у человека, капитан?
   - Я рад, что ты снова с нами, Анжела, - я по-прежнему не уставал удивляться увиденному за тот короткий период общения с инопланетной формой жизни.
   - Пол, что с кораблём?
   - Полностью глухо, нам при всём желании его не реанимировать.
   - Проклятье, почему они не взяли нас, или не раздавили как блох, - Нолан зашлась надрывным кашлем. - Наверное, нужна ещё порция биостимулятора.
   - Давай, я сделаю инъекцию, - попытался проявить я снова своё участие.
   - Ну, уж нет. Я сама, - взяв у меня укол биостимулятора, Нолан достаточно ловко и умело загнала его содержимое себе в вену. - А вообще-то ты молодец, Джайлс, для человека. Теперь мы квиты: когда-то я спасла твою задницу и стала ответственна за тебя, теперь ты спас мою, теперь никто никому ничего не должен.
   - Пол, портативные устройства тоже вышли из строя?
   - Похоже так.
   - Отлично, значит, у нас нет ни оружия, ни сканера, ни полнодействующих скафандров, - Нолан явно приходила в себя.
   - По крайне мере скафандры защитят нас от холода и ветра в снежной пустыне.
   - Может быть, пойдём к базам землян? Ведь есть же здесь исследовательские комплексы, - предложил я.
   - Это исключено, - отрезала Нолан. - Во-первых, они дальше нашего пункта назначения, во-вторых, это претит уставу Межгалактического союза.
   - Мы не имеем право, вступать, в какие бы то ни было несанкционированные контакты с твоими собратьями, Крейг, - довершил мысль Нолан техник.
   - По-моему мы уже за сегодняшний день неоднократно нарушили все директивы вашего устава.
   - Вот-вот, и этого уже достаточно, - снова оказалась на своём месте в диалоге Нолан.
   - Мы же замёрзнем на хрен, - не унимал я спор.
   - Значит, придётся выжить, - с краткой убедительностью вынесла приговор полковник.
   - Ну, что, Пол, ты из нас самый здоровый.... Пора бы подкрепиться перед дорогой, - завершила неоконченный разговор Нолан своей изысканной требовательностью....
  
   37
  
   Спустя минут пять мы поглощали разогретый ИРП (индивидуальный рацион питания), какой достаточным образом походил на армейский, за некоторыми изменениями. Здесь не было сухого спирта. Каша и суп разогревались целиком почти за пять-десять секунд после вскрытия банки. Кубик концентрата чая превращался буквально на глазах в горячий терпкий, сладковатый напиток с привкусом витаминов и детского сиропа. И теперь я мог только догадываться о том, как это всё работает.
   - Что ж..., - начала Нолан, после того как трапеза была закончена. - У нас нет даже карты.
   - Карта есть, полковник, также схемы криптографии кодов, ну и всё что нам там понадобиться, правда, если рассчитывать на то, что источники питания портала всё ещё функционируют, - отозвался Росс всё с теми же нотками безразличия. Анжела даже как-то недобро покосилась на него:
   - Как же тебе это удалось?
   - Я сделал копии материалов по старинке, на бумаге.
   - Ты незаменимый техник, Пол.
   - Я всегда говорил вам об этом, мисс Нолан.
   - Да..., вот почему я всегда закрывала глаза на твои выходки, Пол. Твоя прозорливость, возможно, спасает нам жизни.
   - Жизни...? - Росс поднял на Нолан изумлённые глаза. - Совет легко узнает о нашей смерти по реверсу наших информационно-волновых потоков.
   - Да, я уже подумала об этом. Как ты думаешь, почему не работает твой чип "контроля", и почему совет решил продолжить предложенный мной эксперимент?
   - Не знаю, полковник, вероятно, это всё как-то взаимосвязано, нутром чувствую, что что-то стряслось, что-то ужасное.
   - Ладно, деактивировать чип нам не удастся без соответствующего оборудования. Отдохнули...? Будем выдвигаться понемногу, а то скоро здесь будет минус, - Нолан взяла у Росса карту, мысленно прикидывая маршрут. - Так через пятнадцать вёрст будет расщелина с тёплым источником вулканического образования, там сделаем привал на ночлег, должны успеть до наступления бурана. Пол, приготовь всё рабочее и необходимое для перехода. Двигаться придётся медленно, учитывая суровый климат и наше физическое состояние. Как ты, Джайлс?
   - Думаю, справлюсь, - как можно бодрее ответил я. - С тобой, Анжела, дела обстоят куда сложнее.
   - Вот и будешь мне помогать.
   - Слушаюсь моя повелительница....
   Мы собирались в дорогу, наверное, с полчаса. Поскольку устройства минимизаторов портативных поисково-исследовательских рюкзаков вышли из строя, как мне пояснили, Росс забил их под завязку всяческой требухой, какая, по его мнению, нам могла понадобиться в дороге. Я не мог спорить с ним хотя бы, потому что никогда не бывал в этих краях и не знал конечной точки нашего приключения, которое выбилось из-под нашего контроля. И хотя всё моё тело неистово ныло, голова кружилась, виски стучали отбойными молотками в стряхнутом мозгу, мне всё равно было морально легче, чем в маленькой квартирке умершей матери, среди недалёких и невежественных людей.
   Скафандр пришёлся мне невероятным образом в пору, он совершенно отличался от тех, какие использовали в НАСА. Выполненный из сверхплотного и прочного материала снабжённого крепкими, на вид, металлическими пластинами, по всей площади скафандр плотно прилегал к моему телу и совершенно не сковывал движения, скорее наоборот. Правда, непонятно как в нём можно было выходить в открытый космос, но я очень надеялся, что этого и не потребуется.
   - Интегрированные устройства шлема, как и всего скафандра не интерактивны, - пояснил Пол. - Поэтому придётся открыть створки и укутаться вот этим.
   Росс протянул мне кусок материи, схожий с шарфом, его ткань не блокировала дыхание, и я по примеру Росса обмотался ею. Собравшись окончательно, мы выбрались наружу через аварийный люк модуля. Я тут подумал, что технический прогресс человечества очень схож с инопланетным, хотя и отставал от него по крайне мере на несколько столетий. Чему было удивляться, если вся наша цивилизация была под их контролем.... Поскольку у нас совсем не было оружия, я захватил небольшую стойку, выполненную из прочного и лёгкого сплава, которую смог извлечь из шпангоутного корпуса повреждённого корабля, и теперь, полностью походил на пикадора. И хотя Пол взвалил на мои плечи один из поисково-исследовательских рюкзаков, и мне приходилось способствовать движению Нолан, а стойка совершенно не прибавляла ходу, так как провалилась сквозь чуть разогретый снежный настил арктической пустыни, я всё же решил не бросать это портативное оружие. Быть может, статься она будет крайней необходимостью в будущем.
   - Что ты возишься с этой стойкой? - тяжело дыша, спросила Нолан, опираясь на моё здоровое плечо.
   - Как говориться на всякий пожарный случай.
   - У..., - промычала она в ответ. Полу тоже было нелегко. Он взвалил на себя ещё три рюкзака, в каких сейчас и хранилось всё наше богатство на сегодняшний день.
   Арктика - край незаходящего солнца летом и затяжной зимней ночи. Мир морозов, снежных метелей, дрейфующих льдов, обширных ледников и белых, пустынных земель. Ветер крепчал. Буран уже заметно волновал холодный арктический воздух, и как бы там ни было, мороз тоже постепенно набирал обороты - весьма гремучая смесь обрушивалась на наши истерзанные, измученные тела.
   - Послушай, Анжела, а нельзя ли было приземлиться где-нибудь в другом месте. В Тибете, например, или хотя бы на Таймыре. Там живут ненцы, долгане - отличные ребята. Я знал двоих - превосходные парни, остановились бы сейчас у них, наелись оленины, окрепли бы. Да там и теплее сейчас, - попытался я подбодрить себя и Нолан, задыхающимся разговором.
   - Я рада..., что ты не падаешь духом, Джайлс, впрочем, скажи спасибо, что сейчас день летнего солнцестояния, и то, что мы.... Мы не на южном полюсе, - часть фраз своей раненой спутницы я не слышал из-за усиливающегося ветра и её затруднённого дыхания. - Здесь практически напрочь отсутствует временная координата в том представлении, какую вы привыкли видеть на других своих континентах независимо от часовых поясов. В этих местах всё может мгновенно меняться. Температура с нуля по Цельсию может резко упасть до минус сорока и наоборот, даже в летний период времени. Метели и бураны тоже, как правило, наступают внезапно и также неожиданно исчезают. Сейчас буран нас обходит стороной, если верить климатической карте Росса, но эта губительная суть местных условий обязательно догонит нас, если мы не поспешим.
   Нолан явно задыхалась, впрочем, как все мы.
   - Я так и понял по своей физиономии, что мороз вовсе не намерен сдаваться.
   - Лучше молчи, экономь силы, бери пример с Росса.
   Конечно..., но следовать примеру техника было для меня сейчас затруднительно. Я понимал, что ветер крепчает, не смотря на ослабевающий мороз, и арктический ураган нас обязательно догонит. Сознание уже начинало давать сбой, под мощными усиливающимися нейронными потоками нарастающей боли и усталости. Сломанную лодыжку спасала тугая перевязка и скафандр, но хромота не добавляла скорости движения, остальные переломы моего скелета для меня уже было давным-давно пройденным этапом. К тому же я чувствовал, что моя органическая ноша в виде мисс Нолан с каждым пройденным десятком метров всё более и более ослабевает. Она всё значительнее опиралась на моё затёкшее плечо. "Хорошо, что мороз", - подумал я. - "По крайне мере снежный настил арктической пустыни достаточно крепок для того, чтобы в него не проваливаться, а от холода превосходно спасает чудодейственный скафандр". Мне, конечно же хотелось поменяться местами с Полом, но Нолан выразила своё желание двигаться в моём сопровождение, поэтому я не мог разочаровать единственную среди нас даму. Чтоб не отключиться в упоительный, но вещающий смерть отрадный сон я стал мурлыкать себе под нос бодрящие слова песни Кипелова, какие были сейчас как нельзя кстати:
   - Пусть пророчит мне ветер северный беду, я пройду и через это, но себе не изменю. Ветер бей сильней, раздувай огонь в крови, дух мятежный непокорный дай мне знать, что впереди, чтобы жить вопреки.
   - Ты что там скулишь? - тяжело спросила Нолан.
   - Я не скулю, это песня.
   - Песня?
   - Да, русской группы "Ария", вернее бывшего солиста этой группы Валеры Кипелова "Жить вопреки".
   - Хорошее название особенно для нашей ситуации.
   - Ну, да, бодрит.
   - Ты знаешь, русский?
   - Немного. Меня приучили к этой музыке русские спецназовцы, хорошие ребята, да и бойцы превосходные, у них есть чему поучиться.
   - Ну, да, у тебя все хорошие, - Нолан зашлась надрывным тяжёлым кашлем.
   - А что? Я всегда пытался называть все вещи своими именами. Если человек - человек, то он и есть таковой, а если выжига и плут, то я и называю его так, и стараюсь держаться от него подальше. Хотя, в нашем мире сплошь и рядом..., и все такие в своём большинстве.
   - Наверное, поэтому у тебя и нет друзей?
   - Все мои друзья погибли.
   - Ну..., да, - я чувствовал, каких невероятных усилий стоит всё это для неё.
   - Держись, Анжела, - пытался я поддержать свою спутницу. - Может, передохнём?
   - Нет..., нет времени, нужно добраться до расщелины, иначе мы все умрём.
   Я перехватил руку Нолан, и мы снова двинулись в путь. Буран действительно обходил нас стороной, но я верил командиру, он ещё нас догонит. Мы шли молча, я потерял ощущение времени, какое здесь в действительности не чувствовалось. Печатая на снегу шаги, я стал вести их счёт, то и дело постоянно сбиваясь. Белая дымка из поднятого ветром снега застила всю видимость, я видел лишь темнеющим пятном на этом фоне расплывчатый силуэт Росса и ориентировался исключительно по нему. Нолан окончательно ослабела и уже почти повисла на моём плече, еле-еле волоча ноги. "Странная девчонка", - думал я. - "Да, с такой я бы мог пройти в жизни всё, жаль, что она встретилась мне в столь необычной ситуации". Я не мог, не имел права раскисать. Тело уже совершенно не слушалось, я тоже еле волочил ноги, чувствуя, что способен упасть в любую секунду. Не помогало уже ничего, ни песни, ни вдохновенность цели. В глазах уже плясали чёрные тени. Усилия готовы были вот-вот отключить сознание действительности. А ветер не только не стихал, а напротив, набирал всё новые и новые обороты, каким было мне всё сложнее и сложнее противостоять. Силуэт Росса расплывался в моём взгляде. "Ещё шаг, ещё шаг", - командовал я сам себе, больше не слыша: не своих ощущений, ни чувств, ни эмоций, постепенно засыпая на ходу. Вдруг.... Я наткнулся на что-то твёрдое и тёмное.
   - Джайлс, полегче, прёшь как исследовательский модуль, ты меня чуть в снег не уронил, - это был Пол. Я остановился, переводя дыхание. Сверкающие искры и тёмные пятна скакали перед моими глазами. - Судя по карте, расщелина должна быть где-то здесь в радиусе десяти шагов. Отдохни чуть, а я осмотрюсь, только не теряй сознание и не засыпай.
   Я положительно кивнул Россу, обессилено упав на колени. Нолан была в ещё более трагическом состоянии.
   - Анжела, Анжела! - я сорвал с её лица материю и стал растирать её щёки снегом, совершенно не чувствуя собственных пальцев под перчатками скафандра.
   - А..., - тихо со стоном отозвалась она. - Всё нормально, девочка, дошли. - Выдохнул скрип моих лёгких. Обернувшись назад, я увидел следы волочения, какие, как мне тогда показалось, тянулись к горизонту, сквозь непроглядность снежной мглы. Ещё не скрытые снегом они говорили мне о том, что я уже длительное время просто тащил бессознательное тело Нолан. Опрокинув к шее шарф Росса, я стал вдыхать морозный клубящийся предстоящим ураганом арктический воздух, ловя его мысленно между частыми ударами сердца.
   - Джайлс, Джайлс!!! Это здесь, - встряхнув головой, я увидел чуть различимый тёмный силуэт Росса и, схватив наши пожитки, непотерянную пику, и обмякшее тело Нолан за шиворот скафандра и пополз в спасительную сторону, где ждал нас бывший техник сектора N3 терминала N6 "Underground phantoms".
  
   38
  
   Нам с Полом пришлось немного поработать, прежде чем мы смогли освободить путь к спасительному убежищу. Внутри расщелины было тепло. Я почувствовал, как отогреваются мои заиндевевшие щёки. Темень ослепляла и без того уставшие глаза. Я услышал впереди возню Росса, он копошился со своими рюкзаками.... Щелчок..., и яркая вспышка горячего красного света беспощадно врезалась в моё притуплённое зрение.
   - Сейчас, сейчас, - отозвался Пол. - Убавлю мощность.
   Это была пещера не очень большая, но в тоже время весьма просторная и уютная. Техник в руках держал продолговатую штуковину, напоминающую мне фальшфейер, из горловины которой струился неиссякаемый тёплый огонь. Росс вертел его по всем сторонам, осматривая местность. Да, это была пещера, теперь, когда мои зрачки сфокусировались на контрасте полумрака и мерцающего огня, я мог видеть это. Пещера была неглубокой, не более восьми - девяти метров вглубь от расщелины и не больше восьмидесяти пяти футов по диаметру. Наше убежище чуть отличалось от тех пещер, какие мне приходилось видеть за свою бурную жизнь. Ледяные изваяния, словно исполинские атланты, поддерживали свод нашего спасенья. Они гармонично сосуществовали с каменными стенами и полом временного пристанища арктических пилигримов. Отовсюду в пещере струилось ровным потоком тепло, как сказала Нолан, вулканического происхождения. Сталактиты со сталагмитами, будто часовые стояли на страже покоя этого застывшего безмолвного созвучия стихий, лишь изредка прерываемого падающими каплями арктической влаги. Мы расположились в центре и чуть слева пещеры, приготовив там площадку для отдыха. Нолан была совсем плоха, так, что мне пришлось снова ей ввести дозу биостимулятора. Я с ужасом лицезрел, что препарата осталось всего лишь на два укола, и если наниты не поспешат, то дело может кончиться совсем плохо. Девушке нужно было отдохнуть. Мы с Полом выложили спартанское ложе из исследовательских рюкзаков и камней, куда положили Нолан, и решили дежурить по двое. Я тёр ушибленное и измождённое со всех сторон своё тело, голова чудовищно гудела от сотрясения. Меня тошнило, и развозило в тепле характерно для закрытой черепно-мозговой травмы, а биостимулятор было тратить нельзя. Моё тело буквально мотало из стороны в сторону, и я не знал, от чего это происходит больше....
   - Не мучай себя, Джайлс, отойди в сторону и..., - соучастно посоветовал Росс. Я последовал его совету, рвотный рефлекс не заставил себя долго ждать....
   - Ну, как полегчало? - поинтересовался техник, с его редкой чёрной бороды уже катились вниз капли оттаявшего, искрящегося голубой дымкой инея. - Вот и славно, а теперь не грех и подкрепиться. Нолан уснула, её пока лучше не беспокоить.
   - Как ты думаешь, Пол, это всё не рухнет на нас до утра? - заметил я, слыша как уже с новыми силами наверху забесновался ураганный ветер.
   - Утра?
   - Ну, да....
   - Видимо здорово ты треснулся головой при падении модуля. Утро здесь уже наступило в последний день февраля.
   - Ну, да..., - почувствовали неловкость невежества мои встряхнутые мозги.
   - Ладно, не бери в голову ерунду. На вот держи, - Пол протянул мне холодную банку с горячим супом и портативным шанцевым инструментом столового содержания. - Да, чуть не забыл. Вот, это придаст тебе силы.
   Уже знакомая мне фляжка опрокинулась в мою иссохшую глотку. Суп был обжигающим и до боли вкусным, какой бывает только самым обыкновенным, но безумно сытным после трёхдневной голодовки. Я выловил небольшой кусок мяса, плавающий в инопланетной похлёбке, и протянул банку Полу, который с жадностью оголодавшего зверя накинулся на неё, но лишь на несколько мгновений. Так чередуясь в употреблении пищи, мы поглотили не только суп, но и второе блюдо, какое по вкусу напоминало армейскую перловку с мясом.
   - Чёрт, как в старые добрые времена, - облизнулся я, откинувшись к теплоте рядом покоящегося камня. Боль немного притупилась, но полностью отключиться от её зудящего, ноющего воздействия у меня не получалось.
   - Да, хорошо..., - умиротворённо вздохнул мой напарник.
   - Слушай, Пол, как тебе удалось?
   - Что именно?
   - Ну, не получил никаких серьёзных травм при падении модуля?
   - В расслабленном состоянии биологическая форма получает меньше повреждений, чем та, которая находится в сознании. Срабатывают информационно-защитные механизмы организма, также имеет вес во всём этом положение объекта в момент столкновения, направление удара, ну и ещё ряд факторов..., да что ты привязался ко мне, словно я всё знаю на свете. Давай-ка, лучше замахнём, - боль притуплялась в своём развитии, но не отступала.
   - Пожалуй, - заметил я. - Давай сменим тему.
   - Вот это верно.... А ты молодец, капитан.
   - О чём ты?
   - Ты же более полутора километров просто тащил нашего командира, а в ней не много ни мало шестьдесят один килограмм, для её роста идеальный вес, но чертовски тяжело, особенно в твоём состоянии и переломленных костях, да ещё при такой суровости ветра. Я всё думал, что ты попросишь подменить себя.... Что это, приступ джентльменства?
   - Ты знаешь, Пол? - опрокинул я снова живительный глоток терпкого напитка в свою разгоняющуюся кровь.
   - Что...?
   - Я всю дорогу думал: "Слава Богу, что не пришлось тащить ещё и тебя".
   - Ха..., ха..., - разродился заразительным смехом техник.
   - Тише, тише, тут люди спят, - Пол захмелевшим жестом замкнул свои губы указательным пальцем, и продолжил бессмысленность начатой беседы. Но это ли сейчас было важно, важнее всего было не спать.
   - По праву, Джайлс, ты настоящий солдат.... Нет честно.
   - Я делал лишь то, чему меня учили.
   - Значит, тебя хорошо учили, - после очередных взаимных глотков из волшебной фляжки Росса нас обоих стало чуть развозить.
   - Но сейчас, я ещё бы хотел быть не только солдатом.
   - О, да, ты же у нас ко всему сказанному и композитор, и художник, и поэт, и писатель, и не только, - гремучая смесь, не правда ли...? Идеальный проводник для нулевых полей.
   - Смеёшься? О проводнике я уже слышал.
   - Ну, что ты, Джайлс.... А ты знаешь, что пока ты был у нас, к тебе на электронную почту поступило несколько положительных рецензий и предложений от издательств, даже одно предложение из-за рубежа.
   - Вот как...? Обязательно воспользуюсь им, если выберусь из этой передряги, - как можно веселее в создавшейся ситуации отозвался я.
   - Да..., - протянул Росс. - Передряга только начинается, если это всё можно так назвать.
   Техник нахмурил брови, я чувствовал, что он не говорит то, что знает. Финтуя между бесполезными фразами, он удерживал информационную инициативу внутри себя, делая её недоступной для слушателя, а может быть даже и для Нолан. Разговорить его мне вряд ли удастся, даже под направленностью алкоголя, но попытаться всё же стоило, тем более, что за нашим разговором там, наверху уже вовсю взял свою кратковременную власть арктический ураган, заметая снежным покровом наш выход из этой замкнутости пространства, а усилие не стоило жизни:
   - Слушай, Пол..., - начал я попытку интеллектуального взлома кодов доступа к Тайне. - А какие вы?
   - О чём это ты?
   - Ну, какие вы, настоящие, без человеческой оболочки..., какие вы, как выглядите, что думаете, что чувствуете, верите ли в Бога, в каком мире живёте, что у вас вместо любви, есть ли дружба, закон, порядок, наконец? - я почувствовал, как похолодели мои конечности: ноги под вуалью скафандра, руки под жаром огня инопланетного фальшфейера, какой внезапно показался мне холоднее арктического воздуха.... Техник поднял на меня отсутствующие глаза, искрящие то ли недовольством, то ли недоумением, но всё же....
   - Какие мы...? Вопрошает меня человек.... А ты уверен, капитан, что действительно хочешь это знать? - содрогнув свой вопрос нервным возмущением души, ответил именно так техник.
   - Конечно....
   - Что ж..., - вздохнул Росс и снова опрокинул в себя будоражащий воспалённые мозги глоток неиссякаемого пока коньяка. Поверю ли я в его рассказ..., смогу ли понять ту трагедию, какая постигла их цивилизацию и которая в ближайшем будущем способна захлестнуть мой мир...?
   Волшебство Истины и состоит в действии, пусть оно будет мысленным, или же бессмысленным, физическим, или же нереальным, пусть оно будет непродолжительным, но действенным. Может в том и состоит смысл нашей жизни, бытия? Лишь бы вектор движения был правильным для всякого индивидуума и помысла информационного потока.
  
   39
  
   - Ветер перемен принёс на своих крыльях нам этот информационный поток, - начал своё повествование Росс. - Тьма невежества сгущалась над нами, пока в наш мир не пришёл великий Сиуварре.
   - Звучит как легенда.
   - Это и есть легенда, - опрокинул в повествование свою мучительность Истины Пол. - Мы стали стремительно развиваться. Никто уже сейчас из нас и не ответит, что это было....
   Я снова с трудом врезался в информативный поток романа, мой дорогой читатель. Пытаясь уравнять, быть может, в бессмысленной перспективе все дисциплины нашего мира..., я упал словно птица с подбитыми крыльями на мостовые безжалостных городов. Но в этом ли сейчас была прерогатива художника...? Нужно встать если упал, даже если все стволы направлены в твою сторону, и пусть все силы тела пожирает демон плоти..., нужно встать. Встать, чтобы продолжить..., продолжить движение, пусть в никуда, пусть в неизвестность, но сохранив верность вектору своей направленности.... Только так можно достичь совершенства, - ощутив свободу выбора, и остаться ему верным на протяжении всего пути.... Выбор это ещё не всё, важнее этого действие: знать свой путь и пройти его - не одно и тоже....
  
   Не смея все твои сомненья множить,
   Я упивался взбалмошным стихом.
   Для чести может быть итожить
   Мне стоит мысли нераскрытым ртом?
  
   Не жаль сомненья.... Может быть...,
   Они жестокостью откроют тень познанья,
   Свернув в кольцо, призванье: время - жить,
   Не оттолкнув весь мир в продукт нечарованья.
  
   Не повредится ль вновь сумбуром вдохновенья
   Секрет нечётких, чем-то нервных лет?
   Всю ложность слов и лепет причитанья
   Чрез призму света в не решенье.... Нет!!!
  
   Сомненья - вздор, но чувственность верша,
   Они ведут туда, где теплиться душа....
  
   Пол продолжал.... Мог ли я что-то понять из сказанного, но.... Может, это сделаешь ты за меня, мой дорогой читатель. Итак, Пол продолжал:
   - Трудно за короткий промежуток времени объять необъятное, но я попытаюсь. Мы стали развиваться, за одним преодолённым препятствием вставало другое. Мир метафизики и вектор религиозной направленности упал под пятой технического движенья. Общество разбивалось прямо на глазах, ослеплённые иллюзией прогресса мы обрушили на планету небеса.... И чтобы спастись, мой народ вынужден был покинуть среду обитания, к которой привык за многие тысячелетия, благо это уже позволяло наше совершенство. Мы поняли цикличность жизни и радиальность времени. В попытках этого преодоления мы забыли связь с Богом, возгордившись своим превосходством над силами природы, мы стали злы и завистливы, зависимы от собственной значимости в обществе. Чтобы удовлетворить голод этих порочных качеств мы начали постепенно невольно порабощать друг друга, повергнув в забвение скрижали Сиуварре, приняв всю духовность за неперспективный путь развития.
   - И что в вашем обществе зрела революционная ситуация?
   - Неверное определение. Наше общество делилось на касты.
   - То есть на брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр?
   - Эта терминология прибыла в Индию после окончания войны от нас и наших врагов. С самого рождения, когда информационная составляющая души вселенной проникала в нового гражданина нашей цивилизации, его сразу же старейшины ставили в направление развития своей касты. Если он правитель, то и развивали его как правителя, учёного, брахмана, если новорождённый пребывал в кругу кшатриев - воинов, то он и воспитывался как воин, если как работник, то...,
   - Ну, это понятно, - с новой волной любопытства врезался я в повествование техника. - Слушай, Пол, а как вообще вы размножаетесь, вы - андрогинные существа, олицетворяющие собой единство противоположностей: мужского и женского начала? Прямо божество Ардханаришвару.
   - Я надеюсь, что ты сейчас понимаешь, кто принёс в ваш мир эти легенды религиозной направленности? Твои далёкие предки воспринимали наши разведывательно-поисковые группы за богов.
   - Ну, а всё-таки? - не унимался я.
   - Как размножаемся..., - Пол тяжело вздохнул. - Мы способны размножаться всеми известными вами способами и не только. Например, путём синтеза дочерней молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты на матрице родительской - репликации ДНК, или же фрагментарное размножение, ну и так далее, остальное ты можешь домыслить сам. А вообще-то для меня это запретная тема.
   - Если размножение для вас столь многослойно, то до каких же масштабов могла вырасти ваша популяция?
   - Именно для этого нами была создана целая сеть служб, контролирующих рождаемость. Производился расчёт популяций всех каст. Наши учёные скрупулёзно отслеживали демографическую ситуацию в обществе, точно просчитывая, сколько нам нужно воинов, торговцев, работников и так далее. Это несколько сбавляло темпы наших постоянно растущих потребностей, но не могло полностью искоренить ротационную направленность кадров. Ведь каждый работник, пусть в тайне, хотел прикоснуться к высшей касте: так шудры стремились стать вайшьями, вайшьи кшатриями, ну а кшатрии соответственно брахманами.
   - И что вы делали, чтобы обуздать страсти?
   - Слушай, Джайлс, как ты меня уже утомил, дай тебе волю, ты меня до смерти замучаешь своими расспросами: почему, да отчего, а почему именно так, а не иначе? Пожалей меня хоть чуть-чуть после всего, что с нами случилось. Нолан спит, когда она проснётся, ты сможешь попытать её, она явно к тебе не равнодушна. Мы уже чуть меньше суток не принимали процедуры биологически- информационной лаборатории, поэтому усталость, да и прочие факторы человеческого организма дают о себя знать, - техник сделал очередной глоток из фляги и, облизнувшись, добавил. - Ну, ты меня понимаешь...
   - Да..., меня тоже порядком разморило, - что же.... Похоже..., не знаю как у тебя мой дорогой читатель, а у меня всё понемногу вставало на свои места. Впрочем, вопросов не становилось меньше: за разрёшёнными вставали всё новые и новые, с невероятной силой.
   Пола видимо расщедрило нынешнее состояние в размолвии души и тела, поэтому он стал забываться в полудрёме информационного образования, какое не считалось с его желаньями и стремлениями этих противоборствующих сил. Техник осел в подобие кресла пещерных камней и, опрокинув голову на грудь своим бородатым подбородком, засопел в сонных конвульсиях уставшего тела. Что же оставалось мне...? Тело неистово ныло под воздействием нестерпимых болевых ощущений, я очень хотел спать, но боль не позволяла мне хоть каплю почувствовать те ощущения, какие испытывал сейчас техник. Буран уже разошёлся не на шутку, он почти напрочь забаррикадировал наш выход из убежища снежными платформами, заметая наши следы и верность к спасенью. Меня мало волновало это сейчас, болевые ощущенья заходили за пределы выносимости..., но..., но верить в происходящее я не хотел. Сон не наступал, и как бы я не развернулся в угловатых камнях, боль тела тут же отзывалась своим безумным напоминанием. Завывание арктического ветра разрывалось гулким эхом в нашем пристанище, что значительным образом не снижало болевой порок, делая страдания всё более сумасшедшими. Разговор отвлекал меня от подобных мыслей, но сейчас в полном одиночестве, безумие мыслей переполняло мою неустойчивость мозга, какой и испытывал только одно вожделение - биостимулятор.... Осталось два.... Несомненно, он снимет нестерпимость боли.... "Треклятая жизнь", - неслось в моей безумной голове. - "Она всегда даёт тебе паскудность пошлого выбора. Что же делать"? Я выкатил на свободную ладонь скафандрной перчатки два небольших тюбика чудодейственного препарата. Его иглы переливались сквозь защитный пластмассовый экран на фоне огня инопланетного фальшфейера, который шептал мне очевидную истину: "Никто не узнает".... "Нет"!!! - вопила моя совестливость сознания. Я убрал биостимуляторы обратно в рюкзак скафандра, переместившись к живительной фляжке Росса, и обнаружил её предательски пустой. Тело каменело от усталости, а боль всё усиливалась..., здесь не было спасительного ИИД, казалось, я был готов на всё, как наркоман с многолетним стажем в период сумасшедшей ломки, шансов на спасение не было. Ощущенья организма выворачивали всю мою суть наизнанку, мгновенья превращались в часы мук, а часы в века адского пламени, от какого не было ни единого маломальского отдохновенья....
   И вновь я очевидностью происходящего уже созерцал на своей защищённой ладони заветность цели, боль уже вырывалась наружу сквозь призму моей стойкости, какая всё больше и больше давала слабину под натиском нестерпимой безысходности. Я всё перекатывал и перекатывал тюбики биостимуляторов по своей ладони, не смея приблизиться к выбору. Время сейчас потеряло для меня свою координату, ибо все мои ощущенья заняла лишь БОЛЬ!!! Она колыхалась в моём нейронном сбое подобно сонмам ноющих игл, сковывающим любое движение.... Силы иссякли.... "Господи, как мне больно"!!! - стучало в моей голове. - "Как мне больно"!!! НЕт.... Я не мог, не смел, пойти на это. Уверенностью обезумевших движений я сжал две дозы магического препарата в кулак и направил их в должное место скафандра, стараясь не думать о последствиях. Буран бесновался под толщами ледяных образований, какие содрогались под его неистовостью натиска, что добавляло в моих информационных связях дополнительные мученья.... Вдруг....
  
   40
  
   Вдруг.... Я уже не в силах был отличить действительность от мысленных образов.... Что-то тяжёлое ввалилось через расщелину сквозь завывание неудержимого урагана.... Чёрт, чёрт, чёрт..., это был белый медведь.... Я мало знал что-либо об этих животных, но этот показался мне более чем огромным. Он встал на дыбы и в злобном рыке обнаружил свои пожелтевшие, сбитые клыки, какие мне не казались сейчас безобидной шалостью. Я представил себе, что эти пятисантиметровые чуть потухшие лезвия разрывают мою плоть подобно тёплому ножу, вонзённому в холодное сало, мне сделалось не по себе.... Конечно, скафандр защитит меня на каком-то этапе, но....
   Это был самец: дышло в его паху выпирало своей многозначительностью над самкой, да и размеры не прошеного гостя никоим образом не гармонировали с моей весовой категорией. Он опустился на передние лапы и, потянув тёплый воздух нашего убежища, стал медленно вращать вокруг головой, втягивая в свои пытливые ноздри чужеродность людского присутствия. Теперь можно было предположить, что мы невольно заняли его логово и будем смертельно наказаны. Хозяин убежища вновь издал воинствующий клич и поднялся на дыбы. Бывалая, опытная особь была в длину не менее двух с половиной метров, да и весила, судя по своим объемам никак не меньше восьмисот килограмм. Шансов на благополучный исход поединка для себя я не видел абсолютно никаких. Мозг сфокусировался на внезапно возникшем страхе, я интуитивно попятился назад. Арктический хозяин пустынных земель снова издал воинствующий рык, дребезжа чёрными верхними губами о тепло непривычного воздуха, пахнущего лёгкой добычей. Слюна стекала с его пытливой пасти, я всё пятился назад, боль притупилась под активностью смертельного страха. Рефлекторно я стал ощупывать поверхности в поисках хоть чего-нибудь, что могло сейчас стать хоть каким-нибудь оружием.... Лишь редкие камни мне попадались под руку:
   - Тише..., тише..., - словно заклинание шептал я, пятясь назад, и вдруг.... Медведь опустился на все четыре лапы и отвёл морду от меня в правую сторону. Сейчас, именно сейчас я нащупал ту самую металлическую стойку, извлечённую мной из корпуса упавшего модуля. Взяв её словно копьё наперевес, я нацелился на зверя, тот, словно поморщившись, снова издал протяжный рык и, поднявшись на дыбы, вновь напрягся своим арктическим чутьём, в какое врезался издаваемый нами запах.
   - Тише, тише..., - снова прошептал я.
   Медведь, издав протяжный победный рёв, одним рывком двинулся в мою сторону. Я вскочил быстрым движением на ноги, нацелившись на не прошеного гостя своим примитивным оружием.... Наши взгляды пересеклись, словно в перёкрёстном огне ночных трассеров, я должен был встать ему на пути своих раненых товарищей, так меня учили.... Я уперся в металлическую стойку, словно в приклад винтовки с надеждой, что та по волшебству, или же по мановению волновых потоков информационного деконструктора вот-вот выстрелит.... Зажмурив на мгновенье глаза, я открыл их, заключив остатки сил в не мигание взгляда, какой вперил в своего нового врага.... Зверь остановился, как вкопанный.... "Ещё, ещё, чуть-чуть", - командовала интуиция....
   - Тише..., тише..., здесь люди спят.... Ты здесь хозяин, я понимаю..., - шептал я, чувствуя, что агрессия зверя приняла новый поток информативного восприятия. - Ну, что же мы гости, разве можно так обращаться с гостями...? Скоро мы уйдём, ты, брат, потерпи чуть.... Вот буран закончится, и мы двинемся.
   Зверь потупил взор и, отвернувшись в сторону, о чём-то раздражённо проурчал....
   - Вот и хорошо..., умница..., хороший..., никто не хочет здесь причинить тебе вред, - я опустил вниз своё оружие и приземлился на выгодно расположившийся камень. - Вот и хорошо.... Мы не причиним тебе никакого вреда.... Прости.... Заняли твоё убежище, там наверху сейчас неспокойно, но ты ведь радушный хозяин и не выгонишь в такую непогоду трёх странников.... Не так ли...?
   Я всё убалтывал и убалтывал этого грозного охотника арктической пустыни, какой вероятно что-то повидал в своей жизни, как и я, ваш покорный слуга. Мне казалось, что мы понимаем, друг друга.... Медведь исключил в своих движеньях все признаки агрессии, он мотал головой, вкрадывая наши запахи в свой мозг посредством звериного обоняния....
   - Ну, вот и хорошо, вот и славно, - я медленно положил своё оружие рядом с собой, сменив воинственный взгляд на дружелюбность, на какую был только способен в эту минуту. - Вот и хорошо, что договорились..., а теперь позволь угостить тебя, охотник северных земель, раз уж так получилось.
   Я чувствовал медведя усталым, он прилёг в метре от меня, но, всё ещё озираясь по сторонам, оценивал ситуацию. Я медленно передвинулся к волшебным рюкзакам Росса, всё ещё разговаривая с потревоженным обитателем тёплого убежища.
   - Ну, что же выпивки у нас не осталось, зато угостить кашей хозяина, я думаю, сумеем, - арктический монстр тяжело дышал, только сейчас я увидел на его правом боку пробивающую сквозь шерсть ещё не совсем свернувшуюся кровь. Говорят, что раненые звери агрессивны, может быть и так, но я больше не чувствовал в нём никакой опасности. Каша выглядела аппетитной из инопланетной банки. Медведь словно знал, что нужно подождать, пока еда немного остынет, будто все время, что и делал, что общался с такими гостями, как мы. Он опрокинул уставшую голову на вытянутые вперёд лапы и тяжело по-звериному вздохнул. Я пугливо водрузил свою ладонь ему на голову и чуть ласково провёл ею по его теплеющей шерсти, затем ещё.... Медведь чуть закрыл глаза, уж не знаю от чего: то ли от предвкушения нашего угощения, то ли от моих медвежьих прикосновений - не знаю....
   - Поешь, бродяга, - тихо прошептал я ему. - Поешь, силы понадобятся....
   Вы не поверите..., но это арктическое чудовище, подобно собаке, стало с жадностью поглощать слегка остывшую кашу из банки с такой привычной силой, будто всю жизнь воспитывалось в зоопарке.... И теперь я уже не боялся его, я гладил это свирепое снежное животное, не боясь внезапного нападения, или ещё чего.... Медведь поглощал пищу из банки с невероятными усилиями голодного. А я трепал его в это время за ухом, не боясь быть укушенным за этой процедурой, приговаривая:
   - Вот и молодец, хороший мальчик, молодец. Но может, ты остепенишься...? Нам ведь тоже нужно двигаться, а ты..., - вообщем, не знаю, как всё случилось, я скормил своему новому снежному другу ещё две банки.... Кажется, боль чуть отпустила меня, говорят, животные умеют это делать, и теперь мне пришло время убедиться в этом наглядно. Мишка довольно облизнулся, вероятно, ему понравилось моё угощение. Он опрокинулся на правый бок и, потянувшись, удовлетворённо вздохнул, его желудок отозвался тем же умиротворённым сытым состоянием своего хозяина. "Чёрт", - подумал я. - "Ведь никто не поверит". Я прильнул головой к могучему оттаявшему медвежьему телу. Усталость брала своё. Думаю, что с таким сторожем нам больше ничего не угрожало. Стоп.... Я совершенно забыл о своих спутниках.... Наши взгляды с Нолан мгновенно пересеклись. Она уставилась на меня своими немигающими зелёными глазами, не смея даже двинуться, полковник чуть приоткрыла рот. Техник находился в таком же оцепенении. Воцарилась пауза в несколько десятков тактов безмолвия, сбиваемого лишь сопением спящего гостя....
   - Ты, Джайлс, действительно сумасшедший, - оборвала тишину Нолан. Она явно выглядела лучше, чем пару часов назад, видимо биостимулятор и сон пошли ей на пользу.
   - И что дальше? - сквозь стиснутые болью зубы процедил я.
   - Он действительно проводник, - вставил своё слово полушёпотом Росс.
   - Ну, хорошо, что делать будем? - снова заметил я.
   - Как тебе это удалось, Крейг? - этот вопрос уже исходил от Нолан.
   - Не знаю, Анжела, зверь был довольно измучен, к тому же ранен, я договорился с ним и угостил его нашими консервами. Мишка оказался покладистым малым, и мы довольно быстро исчерпали все наши недоразумения. Теперь он спит. А поскольку вы уже бодрствуете. Позвольте и мне чуть вздремнуть, пока буран не стих, - я чувствовал, как заплетается мой язык, мысленность путалась в моей голове, но я всё-таки полагал, что смысловая нагрузка доходит в полном объёме до моих слушателей.
   - Да, да, конечно, - отозвалась Нолан.
   Я уже чувствовал, как туманные ладони Морфея тяжелили мои веки, мозг отключался подобно умирающему генератору. Голоса Росса и Нолан уже звучали всё дальше и дальше от меня:
   - Пол, он очень плох....
   - Ну, ещё бы.... Такое.... Вообще.... Не под силу....
   - Как мы мало знаем о.... Изучаем их лидеров..., а они..., просто непостижимы....
   Ещё мгновение и....
  
   41
  
   - Джайлс, Джайлс, - звала меня неизвестность, кто бы ещё указал направленный вектор движенья, но сейчас.... Я не видел и не чувствовал правдивость смысла своего бытия....
  
   Фальшивые стихи...:
   Должно быть, смысл их снова бред итожит,
   Иль может чтец лишь фальшь их приумножит?
   И снова в лжи тот трепет оправданья:
   Не высший свет - предметов очертанья,
   Не тот триумф, иль пламенный оскал,
   Что в сфере жизни воин начертал...?
   Затяготись сомненьем, призрачный герой,
   Пока не знаешь, что есть - просто бой,
   Что угнетёт бессмысленность страницы,
   Прильнув к цевью недрогнувшей десницей.
  
   Подвинься в суетность, возможно там портал,
   Когда ты суть и смысл не испытал....
  
   Быть может там для истин женихи
   Опять вновь примут все твои стихи...?
  
   Боль тела и сумбурность мысли не оставляли меня ни на мгновенье, отдохновение не шло ни в образы, ни в кости, ни в ткани организма, лишь мозг.... Лишь он что-то видел, но безмолвствовал по непонятным мне причинам, какие мне сейчас и не хотелось знать. Пусть всё идёт, как идёт, ведь обратной дороги у меня нет....
   - Джайлс, Джайлс, - снова кто-то издалека позвал меня. - Джайлс....
   Вот опять тот же голос, может это.... Да, да, несомненно, это был он, мой ангел-хранитель - Оскар Хэролд....
   - Оскар, - я протянул на голос руку. Туманность образов постепенно, неторопливо рассеивалась. - Оскар, - вновь пробудилось моё сознание. Я звал его из мира мертвых - не проявленной информационной сутью интегрированных эгрегоров тайны, доступы к которой я уже имел.
   - Всю жизнь тратить на зарабатывание денег - весьма примитивное занятие, - я увидел Оскара чрезмерно озабоченным, более чем всегда. Впрочем, он в нашем мире - мире живых был всегда жизнерадостным, полным идей и оптимизма, но сейчас выглядел устало и отрешённо....
   - Давно я не видел тебя, Оскар, - начал я диалог.
   - Деньги ещё никому не приносили счастья, Джайлс.
   - О чём это ты?
   - Трудно избавиться от прошлых информационных связей, Крейг.
   - Держат незавершённые дела?
   - Да, форма восприятия привязывается к привычному, цепляется за ассоциативные составляющие.... Душа порабощается мирским и уже не может выйти на другой информативный уровень. Подавляющее большинство видов связаны узами: дом, работа, семья, деньги, стремления.... Не стоит привязываться ни к чему в материальном творенье, Джайлс, - теперь я мог видеть Оскара. Он сидел на операторском кресле, окутанный туманными образами земной жизни. Его чёрные роскошные усы подрагивали в такт сказанным им слов. Он смотрел на меня устало и даже чуть отрешённо.
   - К чему ты всё это, Оскар, тебя потянуло на философический разбор бытия?
   - Нерешённые дела и привязанности приводят всякого на грань, в которой сейчас нахожусь и я, не досягаемый для дальнейшего движенья, - Оскар скрестил на груди пальцы, погрузившись в ментальность фрагментарного непонимания происходящего.
   - Да..., - протянул я. - Я говорил тебе об этом, не стоит привязываться к плодам своего труда, или к тому, что даровали тебе удача и стечение обстоятельств.
   - Говорил, но Истина всегда далека от нас, как бы мы не хотели её догнать. Шествуя к ней, всякий становит для себя её очевидность, но приблизившись вплотную к её неуловимой недоступности, понимает, что это лишь иллюзия, а Истина ещё очень далека....
   - Но что же в таком случае ближе?
   - Движение.... Движение к Истине - вот основная квинтэссенция бытия, а не сама цель.... И вовсе не важно, какие пути к ней избрала твоя душа. На всём продолжении пути ты собираешь неизмеримо больше, чем сама суть, суть неизвестности - Истина. Если бы я понимал, хоть малую толику того, что понимаю сейчас, если бы видел хоть мимолётность того, что вижу ныне, то жизнь моя сложилась бы иначе.
   - Да, что-то ты сегодня уж совсем, упавший, Оскар, - я видел, как дрожат его неясные пальцы, как содрогается тело подобно речной зыби в туманных образах мирской жизни.
   - Мудрость никогда не наступает нам на пятки, мы всегда гонимся за ней, и нередко становясь за спиной опыта, мы лишь ловим чуть слышимое её дыхание, и всякий раз обманываемся. Под плотностью покрывала опыта, мы считаем, что верная супруга нашего жизненного эксперимента покорилась нам, но это лишь самообман, в котором мы начинаем учить других, моложе себя, наивно полагая, что наш дом уже посетила эта постоянно совершенствующаяся леди. В порывах иллюзорного обмана мы учим своих детей, внуков тому, что претит Истине, тому, что ложно, и эту ложь наши потомки принимают за аксиому, какую проносят до следующих поколений и погружают свои информативные потоки в невежественное болото заблуждений и страха....
   - Что-то я раньше не замечал за тобой, Оскар, такой тяги к философии.
   - Ты не обременён ни семьёй, ни деньгами в своём мире, Джайлс, поэтому тебе нечего терять.
   - Свобода выбора столь же иллюзорна, как понятия о добре и зле, а тебя послушать, то самые счастливые люди на земле - это бомжи. Вот уж кто действительно ничем не связан с материальным миром, впрочем, как и с духовным.
   - Не уподобляйся им, в большинстве своём они более чем глупы и невежественны, инертны и безвольны, но ты ведь не такой, как и твои нынешние и будущие читатели.
   - Мои читатели...? Что-то я таких не видел.
   - А ты и не увидишь их.
   - Даже так?
   - Не привязываясь к плодам своего труда, ты творил..., и вовсе неважно, что это было: музыка, поэтические формы, или же война.... Скажу честно, я всегда завидовал тебе, Крейг, нет, нет, не чёрной завистью....
   Это чувство трудно объяснить, - Оскар нахмурился ещё больше и, тяжело вздохнув, продолжал. - Любим Богами, в тебе есть нечто, чего нет ни в ком из нас, вы единицы, избранные, но сейчас не время для обольщения, хотя ты никогда не страдал звёздной болезнью, но.... Но, кто из смертных без греха...? Используй свой потенциал на должном уровне.
   - Мне говорили о нулевых полях.... Вообще, это возможно, Оскар?
   - Нулевые поля существуют, но это не для нас и не для твоих спутников, это удел Богов, каких мы вряд ли когда-нибудь узрим. В постоянстве движенья жизни и смерти, проявленного и не проявленного блуждают наши души между материальными твореньями, чтоб навсегда раствориться в них.... Но ты был прав, душа не бессмертна, инверсия информационного многообразия с каждой смертью материального начала способна начать реверс, реконструкцию эгрегорного образования.... Правда не знаю, как ты понял, или же почувствовал это ещё при жизни, верно, что ты проводник, избранный Богами, так иди и верши своё предназначение, может там, за пределами всех творений замолвишь и обо мне словечко.
   - Как ты изменился с последней нашей встречи, Оскар.
   - Нет, изменился ты, причём сильно изменился.... До каких же высот способна дойти душа...? Найдя путь к нулевым полям, ты получишь то, чего не могут достигнуть другие души, ни мёртвые, ни живые, ты получишь ключи к бесконечности, приблизишься к Истине, к Богу, узнаешь, как и почему рождаются и умирают миры, ощутишь настоящее движение и свободу. Сам сможешь больше не рождаться и не умирать, лишь только там уравняются все алгоритмы твоих сомнений, объединяться волшебство и наука, искусство и знание, триумфы взлётов и удары падений, любовь и ненависть, добро и зло. Там и только там откуда пришли все мы можно постичь....
   - А..., а..., - прервался мой краткий сон и невероятно реалистичный диалог с погибшим Хэролдом....
  
   42
  
   - А..., А..., А!!! - снова разорвалось в моей голове подобно взрыву оборонительной гранаты. Я довольно внушительно треснулся головой о краеугольные камни и вероятно вновь повредил свою черепную коробку. Ещё не понимая, что случилось, я рефлекторно вскочил на ноги. Не проснувшееся сознание, перебиваемое сгустками ноющей боли во всем теле, не особенно включалось в создавшуюся обстановку. Я тряхнул головой, чувствуя как внутри её, булькают мои разжиженные мозги. Фокус зрительных образов восстанавливался. Это кричала Нолан. Мой плюшевый друг стоял между мной и моими спутниками с явным намерением напасть на них.... "Чёрт, он посчитал их за врагов и теперь пытался защитить меня. Кто бы мог подумать"? - сыграло в моей встряхнутой голове. Мохнатый блюститель арктических законов угрожающе рычал и готов был, вот-вот бросится на Нолан и Росса, это приводило моих спутников в весьма щекотливую ситуацию. Медлить было нельзя.
   - Тише, тише, тише..., - как в прошлый раз обратился я к зверю, пытаясь выразить всю содержательность просьбы в интонации.
   - Убери его! - закричала Нолан. Медведь тут же отозвался нервным рыком и угрожающе поднялся на дыбы.
   - Тише, - чуть было не выкрикнул я. - Не нервируйте его. Бедняга ранен, имейте хотя бы маломальский такт и чуточку терпения. Да..., и не двигайтесь....
   Мои спутники замерли в ожидании грядущего....
   - Тише, тише, славный Миша, или ты меня не слышишь? - как в магическом ритуале шептал я, поглаживая обеими ладонями высохшую жёсткую шкуру белого монстра. С виду, наверное, это выглядело не совсем эротично, да в принципе и не являлось каким-то актом скрытой зоофилии. - Это же наши друзья, они тоже угостят тебя вкуснятиной, помнишь кашу.... Вкусная, правда.... А совсем не вкусная, а я думал, тебе понравилось.
   Я всё нёс и нёс откровенную чушь, но в доверительной интонации её-то наверняка и воспринимал зверь, и наконец.... Медведь окончательно успокоился, даже прекратил порыкивать на Росса и Нолан, и лишь, изредка, искоса поглядывая на них, поднимал кверху свою голову, втягивая своими чувствительными ноздрями запах издаваемый моими спутниками. Видимо, не найдя в нём признаки угрозы для своей персоны, зверь улёгся как в прошлый раз набок, положив голову на передние лапы.
   Итак, дружественное знакомство с хозяином арктических пустынь закончилось совместной пищевой трапезой. Медведю явно понравилось наше угощение, он даже позволил Нолан осмотреть свою рану, к счастью она была не очень глубокой, Анжела предположила, что это след от моржового клыка, видимо попавшего нашему другу по касательной. Что ж..., никто не стал с ней спорить, даже сам мишка, ибо это было вполне вероятно. Буран окончательно затих, и нужно было выбираться из уютной, гостеприимной медвежьей берлоги. Нолан обработала зверю рану медикаментами из волшебных рюкзаков Росса. Я даже мысленно порывался предложить сделать зверю инъекцию биостимулятора, но вскоре отказался от этой идеи, так как после нашей утренней трапезы у меня остался только один укол, Нолан хоть и восстанавливалась, но медленно, а нам нужно было ещё двигаться и двигаться к пункту своего назначения. Лично я, как ни странно чувствовал себя значительно лучше, общение с животным и сон пусть и кратковременный сделали своё дело, а может я просто уже привык к постоянной боли....
   Благо копать снег, которым завалило расщелину, долго не пришлось, большую часть этой работы сделал накануне за нас наш косолапый друг. Солнце стояло высоко, лаская своими тёплыми руками арктические просторы неизведанных земель. Кое-где сквозь толщу снежных покровов пробивалась редкая зелень. Температура воздуха была около нуля градусов по Цельсию. Я сорвал с шеи матерчатую маску Росса, северный воздух блаженно наполнил мои лёгкие, радуя замученную кровь, а с ней и всё тело. Странно, что я почти не наблюдал следы недавнего бурана, лишь редкие белые барханы напоминали мне о нём, да и те готовы были вот-вот растаять. Права была Нолан - аномальный суровый климат царил здесь, местами был способен меняться до неузнаваемости. Кстати, Анжела уже могла передвигаться самостоятельно. Она шла в середине, Росс соответственно впереди, а я замыкал колонну, вернее не я, замыкал медведь, который по непонятным мне причинам увязался за нами, хотя мы уже несколько раз простились с ним. Я неоднократно хлопал в ладоши, пытаясь отогнать назойливого спутника но, ни уговоры, ни какие другие мои действия на него не действовали, и я решил больше не обращать на него внимания, полагая, что это подействует. Солнце искрилось ярчайшим светом на лазури небосклона, который сегодня был чист и свеж подобно послегрозовому утру, наполненным пьянящим озоном, какой вместе с лёгким ветром дурманил голову и будоражил дух. Идти было легко. Нолан тоже держалась молодцом. Не знаю, что там у неё повреждено внутри, но о чудодейственности инопланетных препаратов уже можно было складывать легенды. Мысли врывались в мою голову одна за другой, путаясь бессвязными цепями всегда беспокойного мозга. По пути движения я украдкой поглядывал назад. Мохнатый друг неотступно следовал за нами, но сейчас он всё чаще и чаще останавливался, поглядывая назад, а вскоре и вовсе встал, пригвоздив свой тяжёлый зад к тающему арктическому снегу. Я обернулся к медведю, когда мы удалились от него на значительное расстояние, и помахал этому хозяину сурового ледяного мира в знак человеческой признательности, ведь, по сути дела, он спас наши жизни, мог с лёгкостью убить нас, но не сделал этого. Почему...? После моего прощания я увидел, как медведь встал на задние лапы.
   - Пол, Анжела! - крикнул я впереди идущим. Мы ещё все вместе помахали нашему новому другу, и мне показалось, что он в ответ поднял передние лапы, пытаясь что-то выразить нам. Одним словом прощание было не менее трогательным, чем встреча.
   "Противоборствующие силы - зверь и человек, они враждуют тысячелетиями, и человек почти всегда побеждает, пользуясь движением технического прогресса. А если вдуматься, то добрая часть человечества мало чем отличается от животных...
   Почему это самое не делают с нами они - инопланетные формы жизни"? - рассуждал я. - "Ведь мы для них тоже не более чем для нас все эти звери. Они могли бы с лёгкостью в считанные часы низвергнуть все мировые державы в каменный век, да что армии, всё человечество, а они наравне со мной хлебают боль и суровый арктический климат. А ведь так просто договориться со зверем. Уж если он понимает это, то, что ослепляет людей...? Невежество этому имя, и даже если священнослужители становятся миллионерами то, что говорить о простых гражданах.... Наверное, интересно заработать миллионы и в дальнейшем полностью зависеть от них, даже после смерти. У меня никогда не было таких денег, да, наверное, и не будет, и даже если я выберусь из всей этой передряги, и если мне удастся что-то заработать на своём творчестве, то я, вероятно, отдам эти деньги, нет оставлю себе конечно немного. А остальные куда-нибудь: на борьбу со СПИДом, или в детские дома, на худой конец той женщине, которая одна воспитывает малолетнюю дочь и смертельно больна, но отдам ей только лично в руки, после того как останусь в полной уверенности, что это не блеф. Не очень-то я верю тем искателям правды, политиканам и прочим собирающим пожертвования для инвалидов, бездомных ветеранов или псевдо строителям храмов и памятников культуры".
   Такие мысли проносились у меня в голове сейчас, путаясь бессвязными образами моих благородных начинаний, от каких мне становилось легко на душе и тепло на сердце.
   - Так, всё....
  
   43
  
   - Так, всё, - прервал мои мысли Росс. - Здесь меняем направление, - он показал рукой на одиннадцать часов.
   - Как ты, Анжела? - приблизившись, спросил я у Нолан.
   - Нормально, - тяжело дыша, сообщила она.
   - Наверно нужен привал, Пол.... Остановимся?
   - Пожалуй, - отозвался техник.
   Мы с Нолан плюхнулись на снег, благо скафандр не только не пропускал влагу, но и благодатно удерживал тепло тела, и не было прямой необходимости привязывать к заднице мобильное сидение из поролона и плащёвой ткани, как мы это делали по ту сторону мирной жизни. Броня военной техники имела удивительное свойство быстро нагреваться на солнце и столь же стремительно остывать на холоде, что крайне пагубно влияло на простату, ну и на весь организм в целом, надеюсь, вы меня понимаете....
   - Сколько прошло времени, Пол? - спросил я, откинув шлем скафандра назад. Солнце начинало припекать, это чувствовалось, благо инопланетные материалы скафандра удерживали постоянную температуру тела, невзирая на внешние условия, будь это плюс, или минус сорок, думаю, скафандр был способен ещё и не на такое.
   - Три часа двадцать семь минут, - Росс тоже примостился рядом с нами.
   - Как ты, Анжела? - снова поинтересовался я состоянием полковника. - Может, время для очередной дозы стимулятора?
   - Сколько у нас осталось...?
   - Один, - ответил я удручённо.
   - Значит, придётся потерпеть, чуть отдышусь....
   Нет, мне определённо нравилось, как держится эта девчонка, что я никак не мог сказать о своих..., предыдущих пассиях, так скажем.... Они были через чур заносчивы и истеричны, более чем завистливы и невежественны, ненадёжны и наконец, без меры эгоистичны. Мажорные девушки..., что уж тут поделаешь.
   - Сколько нам ещё? - коротко по-свойски бросила Нолан.
   - Ещё двадцать шесть вёрст, - ответил техник.
   - Как с погодой?
   - Думаю, времени предостаточно до климатического изменения. Пойдём с комфортом.
   - Слушай, Анжела, - обратился я к полковнику. - Давно хочу спросить, почему женский организм?
   - А почему нет? - она тут же уловила суть вопроса.
   - Ну, почему например Росс избрал мужской?
   - Это ты спроси у него, а для меня, очевидно, что женский организм более выносливый.
   - Но менее слабый в физическом отношении.
   - Мне нужна была выносливость организма, а не грубая физическая сила, я ведь не планировала участвовать в кулачных расправах, как некоторые, - Нолан покосилась на меня.
   - А кем ты была там, у себя на родине?
   - Я - учёный..., и прибыла сюда с научно-исследовательской миссией после восьмого среднего цикла вашего развития.
   - Ага, понятно и с какой же миссией?
   - Изучение информационных связей в сфере научно-технического прогресса.
   - Вот-вот, - врезался в наш диалог Росс. - Он сейчас замучает тебя своими расспросами, как недавно донимал меня.
   - Ну, со мной этот номер у него не пройдёт, - Нолан обняла себя за плечи, дрожа от холода.
   - Что так и не проходит? - участливо заметил я.
   - Тело регенерируются достаточно быстро, однако, слишком много повреждений тканей внутренних органов, для нанитов не хватает камбиальных клеток, - как всегда кратко пояснила ситуацию Нолан, - Да тебе и самому бы, не помешал стимулятор.
   Бог мой, впервые в жизни я встретил женщину, которая не думала только о себе и своих детях, и я бы даже сказал, проявляла заботу, обращённую ко мне. Разумеется, мужчины нашего мира тоже не отличаются благосклонностью к своим женским половинкам, но такой эгоистичности и самовлюблённости как у женщин у них определённо нет.... Возможно, я не прав, мой дорогой читатель, но пока жизнь не переубедила меня в обратном. К сожаленью лишь несчастье способно объединить эти две противоположности, уравнять ментальность восприятия жизни, логику поступков и стремлений.... Но в сторону дискуссии....
   - Может, всё-таки сделаем укол? - сочувственно выдохнул я в сторону Нолан.
   - Нет..., я дойду..., с одним биостимулятором всё равно не регенерировать все повреждённые органы.... Нужно получить новое тело, это всё равно не реанимировать в подобных условиях. Нужно спешить, иначе реверс волновых потоков моей информативно-ментальной проекции сознания сделает своё дело.
   - И ты умрёшь...?
   - Вы называете это так, но ты уже не такой тупица, я надеюсь, и должен понимать инверсию информативных протоколов.
   - Да, уже понимаю..., - выдохнул я, невольно вспомнив об Оскаре Хэролде, которые ещё несколько часов назад разговаривал со мной во сне, какой сейчас показался мне реальнее, чем вся эта действительность. - Ну, что же тогда пошли?
   - Да пора, - не без труда поднялась Нолан.
   Мы снова двинулись по означенному техником направлению. Разумеется, мой дорогой читатель ты далёк от мысли, что единственная женщина в нашей немногочисленной команде что-то несла на своих плечах, кроме скафандра. Всю поклажу мы с Россом по-мужски поделили между собой....
   Итак, мы двигались дальше. Нолан держась молодцом. "Нет, жаль, что это не женщина, вернее, совсем не женщина", - рассуждал я, упрямо двигаясь за отчётливой фигурой полковника. Мужские потуги не тревожили меня, ибо их заменяла тупая ноющая боль, какая усиливалась с каждым шагом, я чувствовал, что теряю силы, но упасть я не мог, как бы там ни было. Нолан привносила в мою сущность вдохновение женской натуры, я не мог позволить себе жалобность к своей персоне. А посему всё двигался и двигался навстречу неизвестности, какая уже была недалеко, но что ждало меня там, я лишь терялся в догадках и сомнениях, какие проносились перед моим сознанием посредством бессвязных фантасмагорий и нейронных сбоев. Так продолжал я чеканить свой незадачливый шаг по арктическому безмолвию, какое уже не было со мной столь сурово, как в первое наше знакомство. Не ощущая ни времени, ни пространства, я всё двигался и двигался вперёд навстречу неизвестности....
   - Всё, кажется, пришли, - устало выдохнул Росс арктический воздух.
   Нолан завалилась набок, жадными глотками хватая атмосферу. Я тоже чувствовал себя прескверно. Я снял с руки Анжелы перчатку. Ощупывая её пульс и кожу, я понял, что дела плохи, ну ещё бы, вояж по арктической земле утомил и нас, а уж её с повреждёнными внутренними органами и вовсе....
   - Ну, что, Джайлс?
   - Думаю, пора колоть последний биостимулятор, она ещё держится, но....
   - Давай, а потом присоединяйся ко мне, нужно освободить проход.
   - Я понял....
   Вены ещё можно было проследить на загадочном женском теле, но руки мои тряслись, словно с дикого похмелья.... Только на третий раз я почувствовал, что игла попала в вену. Стимулятор растёкся по жилам, верша своё предназначение, а я уже скоро должен был выполнить своё, хотя и не понимал, в чём оно заключается. Убедившись, что Нолан задышала ровнее, и розовость кожи к ней возвращается, я переместился к Россу. Тот уже вовсю трудился, откапывая вход в неизвестность, какая для меня сейчас представлялась туманным образованием, рассеивающимся чуть различимым призраком над гладью утренней просыпающейся реки.
   - Давай, лопата одна, будем чередоваться, - не прекращая работу, бросил Росс. - Это тебе не медвежья берлога, снег спрессовался, помогай руками.
   Мы копали и копали, снег поддавался под сапёрной лопаткой инопланетного производства, однако, казалось, ему нет конца и края но, похоже, техник знал точно, что делает, оставив мне лишь один шанс - повиновение командиру....
   Ощущение времени окончательно спуталось в моей голове, какая не внимала всю ситуационность. Но вот лопата под моим движением ударилась в пустоту, я чуть не выронил инструмент из рук. Дальше было легче. Пространство под нами открывало доступ к невидимым информативным протоколам, какие недоступны обычным пользователям в сети.... Вот она потайная дверь в неизвестность - Врата Богов....
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"