Аретинский Сергей Валентинович: другие произведения.

Глава 2 "Коды доступа к Тайне"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ..., ведь все тайны мироздания до сих пор неподвластны нам.


   Ключи к Смерти -2
   Суть Неизвестности
   Глава 2
   Коды доступа к Тайне
   ..., ведь все тайны мироздания до сих
   пор неподвластны нам.
  
   Анжела Нолан
  
   14
  
   Фрагмент стены высотою в два метра и шириной около полутора плавно отошёл от целостности конструкции.
   - Вас долго ждать, Крейг? - в проёме показалась длинноволосая девушка. - Ну, же скорее.
   Да, сегодняшний день, не переставая, удивлял меня. Я двинулся навстречу провиденью. Потайной вход тут же закрылся таинственным образом, каким и открылся.
   - Осторожно, здесь темно, - девушка включила электрический фонарь. - Здесь крутые ступени.
   Не скрою, пышные формы незнакомки приводили в мои мысли дополнительные влияния, выплёскивая в кровь свежие порции тестостерона, волнуя чуть затуманенный организм. Я следовал за ней. Мы спустились по железной лестнице. Минуя тёмное пространство, прошло около двух трёх минут. Я старался всё это время не наступать прелестному созданию на пятки, мы оба молчали.... Наконец забрезжил другой свет отличный от испускаемого фонарём милой незнакомки. Фонарь висел над бронированной дверью, такими дверьми оснащают бункера для межконтинентальных баллистических ракет, или потайные убежища для высокопоставленных особ на случай ядерной заварушки.
   - Где мы? - спросил я у совершенного творенья.
   - Скоро всё узнаете, - коротко отозвалась она. Теперь при свете фонаря я мог разглядеть эту красавицу с длинными каштановыми волосами. Девушке на вид было около 25-27 лет, её голубые чуть выпуклые глаза, мягко покоились на безупречном лице, снабжённым лёгким макияжем, ну, про женские формы я уже упоминал, они были до боли обтянуты чёрным, плотным комбинезоном из чуть блестящего, гладкого материала с зеленоватым отливом. Незнакомка остановилась, колдуя над электронным замком, я насчитал 22 символа. Должно быть, здравость рассудка ко мне понемногу возвращалась.
   За тяжеленной дверью было настоящее светопредставление из голливудских декораций к фантастическим фильмам. Помещение было более чем просторное, лунное свечение струилось из замысловатых компьютерных терминалов, во всяком случае, я таких ещё не видел. Интерфейсы были тоже более чем фантастические: от сенсорных до нейронных. Скользнув взглядом по обстановке, я закрыл глаза, проверяя встряхнутую последними событиями память. Да, всё было точно, в помещении располагалось до 22 терминалов и 30-ти людей, одетых в такие же комбинезоны, как на моей новой знакомой. Правда врезалась в мои широко открытые глаза и разинутую от удивлёния челюсть, цепляясь за неверие в происходящее, я констатировал: в помещении находилось 18 женщин, и лишь остальная часть подземных призраков принадлежала к мужской доле народонаселения. "К чему бы такая дискриминация по половому признаку"? - подумал я.
   - Что-то вы сегодня слишком нерасторопны для капитана спецподразделения армии её величества, к тому же нерешительны и иррациональны, - ко мне обернулась женщина лет 37-ми. - Спасибо, Энисса, - коротко бросила она моей недавней спутнице, какая тут же удалилась, оставив нас наедине. Казалось, остальному персоналу компьютерных терминалов совершенно не было дела до происходящего здесь.
   - Вы тоже заметили? - решил не падать лицом в грязь мой профессиональный статус офицера, пусть даже и бывшего.
   - Я надеюсь это от полученных травм и нервного истощения, мистер Крейг, - женщина скрестила на груди руки. Итак, на вид ей было около 37-ми, крашенные в белый цвет волосы спадали на её плечи аккуратно расчесанными локонами. Украшенные тонко подчёркнутыми бровями глаза прятались за ярко-зелёными линзами, упрямо изучавшими меня своим прознающим взглядом, от которого меня слегка било нервным током. Небольшой сгорбленный нос не только не портил её миловидного, но волевого лица, но и придавал общему образу дополнительный, неповторимый шарм. Плотно сжатые тонкие губы, увлажненные бордовой губной помадой, мягко врезались между воинственно сжатых скул. Спортивное тело было облачено в чёрный обволакивающий комбинезон с зеленоватым отливом.
   - Вы и есть та самая мистическая и загадочная Анжела Нолан? - попытался встряхнуть диалог мой навящивый тон.
   - Не упражняйтесь в сообразительности, мистер Крейг, у вас это довольно плохо получается, - оборвала меня воинствующая особа.
   - Может быть, объясните здесь моё пребывание?
   - Неохотно, мистер Крейг.
   - Почему так? - не унималось моё любопытство, подозревая, что сюрпризы ещё только начинаются.
   - Впрочем, простите, гостей так не принимают. Добро пожаловать на терминал N6, - у Нолан приветствие вышло несколько жестко и неподдельно сухо. - Вы теперь работаете в команде, поэтому я должна ввести вас в курс дела, идёмте.
   Её движения были быстры и точны, отчасти даже резки, что было крайне несвойственно для женской натуры. Она пошла вдоль работающих терминалов, источающих импульсы электронных биений процессоров, какие мне были довольно хорошо знакомы.
   - Превосходно здесь у вас всё устроено, - следуя за ней, я попытался поддержать диалог.
   - Этот бункер был построен военными после ядерных ударов на Хиросиму и Нагасаки, - по ходу движения объясняла она, во что мне не очень-то и верилось. - Теперь здесь работаем мы, бункер достаточно просторен на радиусе в тринадцать километров, и приспособлен для работы и проживания сотрудников спецучреждения. Здесь есть всё, что нужно для относительно комфортной жизни биологической формы вроде человека.
   - Вот как?
   - Мистер Крейг, это военная организация, проектом руковожу я, считайте, что вы приняты на службу, так что соблюдайте субординацию, - Анжела, остановившись, повернулась ко мне лицом и повелительно заглянула мне в глаза.
   - Но я не знаю вашего звания, мэм?
   - Полковник Нолан, - кратко по-военному представилась она, и мы продолжили наш путь.
   - Куда мы идём, мэм? - не унималось во мне человеческое любопытство.
   - Не задавайте лишних вопросов, капитан, всё, что вам нужно знать и видеть я представлю в полном объёме, и не называйте меня "мэм", обращайтесь ко мне либо по званию, либо мисс Нолан, вам ясно, капитан?
   - Так точно, полковник. - "Да, зверь-баба, типичная стерва, но красивая, прав был старик", - подумал я про себя. Наконец мы остановились в помещении, где располагался странный агрегат, похожий на портативный коллайдер, но тоже довольно внушительных размеров.
   - Экспериментальный прототип ИИД, модель устаревшая, но ещё пригодная для демонстрации и различных тестов, а также опытов.
   - Простите, мисс Нолан, что такое ИИД? - изумлённо сформировал я свой вопрос.
   - Интеллектуально-информационный деконструктор. Вы же знакомы с Тёмными полями, мистер Крейг.
   - Достаточно поверхностно, полковник, - я чувствовал, что соблюдение армейской дисциплины возвращалось ко мне под давящим командным выражением сущности этой особы. И хотя голос её был глубоким и совсем не походил на мужской, он высекал из гортани своей хозяйки довольно острые углы металлической речи.
   - Хорошо, продемонстрирую вам, некоторые возможности ИИД, вы же, мистер Крейг, никогда не тяготели к точным наукам, не так ли?
   - Полагаю, отпираться не имеет смысла.
   ИИД имел вид двух совмещённых усечённых конуса, направленных концами наименьших площадей друг к другу, основания конусов были полыми, оснащёнными внутренними спиралевидными электронными (не знаю, как назвать) цепями и были обращены к двум прямоугольным предметам, имеющим внешние винтообразные выступы, чем-то напоминающие мне гауссовскую винтовку. Всё сооружение было длиной около 12- 13 метров, а высотой около 126 дюймов, диаметр основания конусов около 8-ми футов. Вся конструкция была опутана всевозможными проводными магистралями, также к аппарату подходило три силовых кабеля.
   Коммандер подошла к операторскому стулу, стоящему возле компьютерного терминала и, взяв его в руку, переместила его в экспериментальную камеру, какая находилась в центре ИИД за еле заметным люком.
   - Наблюдайте внимательно, - проговорила она, встав за мануал компьютерной клавиатуры.
   Мне ничего не оставалось делать, как повиноваться. Я наблюдал за стулом, совершенно не понимая, что за этим всем последует. Прошло несколько мгновений и гауссовские пушки стали излучать едва заметное зеленоватое свечение, какое потоками неизвестных мне волн разбивалось об испытуемый предмет. И вдруг стул стал медленно подниматься, затем завис в центре экспериментальной камеры. Я всегда старался скрывать в себе изумление, но сейчас....
   - Что за чертовщина, это какой-то фокус, - невольно вырвалось у меня из груди.
   - Вы полагаете, мистер Крейг, вся военная машина и эта техника направлена лишь на создание подобных фокусов?
   - Но куда же подевалась гравитация?
   - Итак, мистер Крейг, вернёмся к основам физики и метафизики. Вспомним, что современная квантовая теория поля не способна решить вопросы микромира. Обратимся к физике элементарных частиц, в которую в своё время математики привнесли для систематизации группу SU (n) из которой следует, что все адроны должны иметь дробные кулоновский и барионный заряды, эти гипотетические частицы были названы Гелл-Маном - кварками, и на базе этого было создано целое научное направление - квантовая хромодинамика, - Нолан подошла к терминалу и выключила установку, стул вернулся из объятий антигравитации на пол экспериментальной камеры.
   - Мисс Нолан, нельзя ли попроще, - молящим голосом произнёс я, но, похоже, сейчас моя собеседница меня совершенно не слышала.
   - Физика сама по себе консервативная наука, что нельзя сказать о математике. Фундаментом для физики является эксперимент, в то время как математика базируется лишь на аксиомах, какие не всегда оказываются верными. Вероятно, по этой причине Нобель эту область познания не ввел в номинации для своей премии. Впрочем, есть и другое предположение, с каким связана некая любовная история Альфреда Нобеля, но это лирика, которая не имеет сейчас никакого значения.
   - Учёные хватали за свои работы всевозможные награды, премии, однако их гипотезы оказывались непростительно ложными, - попытался я сойти за образованного человека.
   - Наконец-то ваш мозг начинает воспринимать хоть что-то происходящее здесь. Вера в полноту и окончательность квантовой механики явилась одной из основных причин кризиса в современной физике. Теперь вспомним опыты Майкельсона-Морли.
   - Эфирный ветер?
   - Да, при более точном измерении формы планеты со спутников было установлено, что Земля деформирована по направлению движения к своему апексу, где очевиден эффект наличия поля - "эфира".
   - В таком случае как исчезла гравитация, в экспериментальной камере?
   - Теперь обратимся к основным положениям представленной нами науки информационных взаимодействий, базирующихся на связи всего Сущего в единое информационное пространство. Мистер Крейг, вы наглядно видели возможность взаимодействия с ротационным потоком информационного поля на программы процессов, определяющие свойства вещества.
   - Проще сказать, вы заменили носителей информации - кейзоны на подобные, но только, если бы они были в невесомости.
   - Звучит крайне упрощённо, но можно сказать и так. Любая материя, как одушевлённая, так и нет, в вашем понятии, представляет собой сфазированный пакет волновых импульсов, имеющих не только электромагнитную природу, обладающую энергией. В нашем случае применимой к стулу - энергией покоя относительно экспериментальной камеры, но любая энергия - это специфическое состояние материи и информации. А информация - это то, что может служить производной для таких понятий, как пространство, время, потенциал, то, что способно аннигилировать, переходить в совершенно иные качества и характеристики.
   Современная физика загнана в вольеры, ограничивающие познание истинной природы мироздания, обусловленная математическими домыслами, она тонет в физическом вакууме между искривлённым пространством и временем, торсионным полем и эфиром Максвелла. Однако в ходе продолжительных исследований наши учёные обнаружили ротационные потоки, определяющие энергетический потенциал структуры межатомных связей, также были определены период и скорость ротации этих потоков. Поскольку прикладной точкой зрения современной науки считается неперспективным исследование промежутка вещества между ядром и электроном, пришлось всё брать всё в свои руки военным.
   - И что может ещё эта штука, мисс Нолан?
   - ИИД способен полностью менять структуру вещества, расположение атомов, кристаллических и энергетических связей.
   - Вы хотите сказать, что этот стул способен стать, например: водой, или даже газом.
   - Именно, но только соответственно своей массе в этой точке пространства и времени, однако для подобной реконструкции ИИД понадобиться не менее, сорока суток.
   - Почему так?
   - Это период реверсивного свойства поля.
   - Понятно, что ничего не понятно, - промычал я сквозь зубы, но не доверять этой особе после увиденного было бы, по крайней мере, легкомысленно. Странно, что в такой симпатичной головке блуждали такие знания. - И как же устроен этот аппарат?
   - Вы задаёте преждевременные вопросы, капитан.
   - Вы сказали, что это всего лишь прототип, следовательно, есть и готовый, более способный образец.
   - Разумеется, мистер Крейг.
   - Значит, вы можете генерировать информативно-волновые потоки в информационном поле.
   - Реконструировать, но информационное поле достаточно многогранно. Вы в своём романе дали этому феномену своё понятие - Тёмные поля - невидимые, не изученные. К сожалению, пока у нас нет доступа к нулевому полю, и это одна из причин по которой вы здесь.
   - Но, мисс Нолан, я не учёный, я так, несостоявшийся писатель.
   - Но ведь не только писатель, кстати, мне ваши романы понравились, - она сверкнула линзами глаз, растянув губы в некое подобие улыбки.
   - Хм..., и поэтому я здесь?
   - Не самообманывайтесь, Крейг.
   - Постойте, постойте, если..., - я запнулся. - Тогда вы способны влиять на сознание живых существ, на активность мозга и всё такое.
   - Не только живых существ, а что вы раньше считали, что человек сам делает выбор и принимает решения?
   - Не знаю, как вам ответить, может Бог..., - я совершенно растерялся, чувствуя себя жалким, бездомным щенком на фоне безудержного мира.
   - Наши исследования не отвергают существования Бога, скорее наоборот, доказывают Его вездесущность..., ведь все тайны мироздания до сих пор неподвластны нам.
   - Теперь я понимаю очевидность моего сегодняшнего везения.
   - И не только, - она стояла передо мной, расставив свои идеальные ноги на ширину плеч, снова сложив на груди руки.
   - В таком случае беспорядки в Тоттенхэме тоже ваших рук дело? - пытался докопаться я до истины.
   - Упаси Бог, неужели мы здесь все, по-вашему, злодеи?
   - В таком случае чьих?
   - Мистер Крейг, вы сегодня действительно не в себе, задаёте слишком много необдуманных и преждевременных вопросов, я понимаю устали.... Ваш блок для отдыха N4, я провожу, - коротко бросила она и направилась по бесконечным, как мне тогда показалось, лабиринтам секретного бункера подземных призраков под кодовым названием терминал N6. Мы лавировали между аппаратных средств, всевозможных магистралей, силовых кабелей, замысловатых электронных устройств, камер видеонаблюдения, лестничных маршей, молчаливых сотрудников и прочих конструкций, назначение которых мне было более чем непонятно. Наконец мы добрались до 4-го блока. Она повернулась ко мне лицом и всё в такой же манере произнесла:
   - Примите душ, капитан, а от вас несёт, словно от того чудака, который указала вам сюда путь. Ваша койка последняя N 5, принадлежности в шкафу с аналогичным номером. Приведите себя в порядок. Для вас, как для вновь прибывшего, даю пять часов. Привыкайте к режиму капитан, здесь отдыхают не более 3-4-х часов, работы будет много, - как полотенце голому бросила она мне и тотчас скрылась за дверьми 4-го блока. Я не знал, как вести себя в подобной ситуации, мои мысли путались бессвязными фантасмагориями, я был шокирован от увиденного, но это была полная ерунда перед тем, что мне ещё предстояло.
  
   15
  
   В помещении я остался один. Блок напоминал мне чем-то офицерскую казарменную постройку, за исключением некоторых деталей: здесь не было ни телевизора, ни того, что способствовало бы релаксации. Офицеры, да и солдаты всегда что-то тащили в своё жилище, заводили рыбок, животных, цветы, наконец, прятали спиртное под матрацами или что-то в этом роде, но здесь.... Было только пять одноместных кроватей, правда, достаточно удобных, и пять небольших шкафчиков, всё имело свой номер, а мой номер был пятым. Воспользовавшись советом мисс Нолан, я пошёл в душевую, какая располагалась здесь же, совместно с туалетом и ванной. Всё было достаточно аскетично, компактно, ничего лишнего, что могло бы отвлекать от направленной деятельности. Тёплые потоки воды ласкались к моему измученному, избитому телу, смывая мыльные разводы геля. Усталость понемногу отпускала меня, и я всё размышлял: "Старик сказал, что я найду ответы на все свои вопросы здесь, однако, я пока не только не нашёл ответы, а напротив, дополнительную содержательность этих неуемных зудящих процессов, которые мучили меня ещё больше".
   Закончив процедуру омовенья, я вернулся в жилое помещение блока обвешанным вокруг торса махровым полотенцем, где увидел сидящего на койке N3 худощавого человека лет 35-ти. У парня был довольно усталый вид, редкая борода и усы делали из его внешности доброжелательные пассы, во всём остальном образ был до боли не запоминаем, про таких говорят: увидел один раз мельком на улице и через пять минут не вспомнишь, кого видел. Парень начал сразу:
   - Ты новенький?
   - Да, а как ты узнал?
   - Я - инженер по системам безопасности объекта.
   - Значит, будем жить вместе, Джайлс Крейг, - протянул я ему руку.
   - Кеннет Моррис, - ответил он на рукопожатие.
   - Следи за речью, старик, здесь не всё так просто, как кажется на первый взгляд.
   - Да уж куда проще, - ухмыльнулся я.
   - Здесь всёслышащее ухо и всевидящий глаз, да и не только.
   - Я это уже понял.
   - Нам разрешено общаться друг с другом на разные темы, кроме рабочих моментов.
   - А как тебе полковник?
   - Какой полковник?
   - Полковник Нолан?
   - Слушай, дружище, тебе как новичку ещё не засадили в башку нейронный чип "контроля", видимо для какой-то определённой цели. Подчёркиваю, никогда не называй фамилии своих командиров. Нас всех разместили по отдельным жилым блокам, учитывая психологическую совместимость, правда, не знаю за каким чёртом, мы и видимся то друг с другом не более одного, двух раз в месяц. Работаем в разных службах, и никто из нас даже понятия не имеет о масштабах этого предприятия. Всё сделано для наивысшей степени секретности. Я не знаю никакого Нолан, но если я только попытаюсь назвать имена своих командиров, или какую другую информацию, связанную со своим родом деятельности здесь, то....
   - То что?
   - Меня так перекосит боль, что позавидуешь мертвецу.
   - Я всё понял.
   - Да ты оденься, твои вещи в шкафу. Судя по всему, ты офицер спецгруппы.
   - Почему ты так решил?
   - Следы на теле от ранений, развитая мускулатура.
   - Может я упал с крыши?
   - Послушай, старик, я хоть и инженер, но осколочные ранения и пулевые могу отличить сразу от мальчишеских.
   - Но ты, же сказал, молчать о своём роде деятельности.
   - О своей прошлой жизни говорить можно, в этом нет никакой военной тайны, - Кеннет, потягиваясь, развалился на кровати. - Оденься же, наконец, не свети срамом.
   - По тебе тоже не скажешь, что ты недоразвитый бойскаут.
   - Нас здесь всех гоняют, как сраных боевиков, независимо от вида деятельности, впрочем, сам всё увидишь, если бывший спецназовец, то втянешься быстро, а мне поначалу было..., хоть в петлю лезь, а потом ничего втянулся.
   В шкафу я нашёл чёрный комбинезон с зелёноватым отливом, точно такой я видел на Нолан.
   - Похоже, здесь нет градаций в одежде.
   - Ты имеешь в виду мужская и женская...? Да, здесь поставлено всё на поток удобства, мода унисекса. Странно..., - завершением мысли вымолвил мой новый знакомый.
   - Что странно?
   - Ты будешь работать в секторе информационного кодирования.
   - Откуда ты знаешь?
   - Комбинезон..., - протянул он.
   - Что комбинезон?
   - Чёрный с зелёным отливом.
   - И что? - только теперь я заметил, что на Моррисе был оранжевый с тёмно-синими вставками, значит.... "Старею, старею", - подумал я про себя.
   - А я-то поначалу подумал, что ты будешь силовиком, или что-то в этом роде.
   - Откуда ты знаешь об этом, если у вас здесь всё засекречено? - решил я взять инициативу в свои руки.
   - Этот сектор входит в сферу моего обслуживания, поговаривают, что там творятся жуткие вещи, - в ту же секунду Кеннета перекосила гримаса боли, он скатился на пол, схватившись обеими руками за голову. Я не знал, что мне делать, корчась от боли, упавший закатался по полу, дикими воплями он пересекал густую безмолвность блока N4. Это продолжалось не более 30-ти секунд, наконец, он затих, жадно хватая воздух широко открытым ртом, словно рыба, выброшенная на берег.
   - Всё, всё, слезай с меня, - видимо рефлекс сработал раньше, чем моё сознание. Я сидел верхом на груди у Морриса, плотно прижав его руки к полу. Спустя несколько минут мы оба сидели на моей кровати, молча отсчитывая мгновенья. - Пойду-ка я в душ, - разрезал наступившую снова тишину мой новоявленный сосед.
   Я ещё какое-то время сидел на кровати, размышляя об увиденном: "Кеннет, пусть и невольно, но продемонстрировал мне довольно отчётливо действие чипа "контроля". Чёрт, вообще, куда я попал? Несмотря на то, что я увидел, мне было ясно одно: не всё под контролем у этой забегаловки. Человек, всегда останется человеком, со свойственной ему натурой, хотя может быть я и ошибаюсь. По крайне мере никогда не слыл болтливым, и держать язык за зубами, думаю, для меня не составит особого труда. С возрастом всегда гораздо труднее привыкать ко всему новому, да ещё к такому. В дальнейшем я стал гнать из своей головы всяческие мысли о терминале N6, и решил не торопить события, ибо события сами поторопятся. Заглянув в свой шкафчик, я обнаружил там только предметы личной гигиены, ботинки похожие на армейские, но из какого-то достаточно прочного, но лёгкого материала, прекрасно вентилируемого, наручные часы с электронным и цифровым циферблатом и виртуально-сенсорным управлением с кучей всяких функций, назначение каких мне было пока не понятным. Микротелефонная гарнитура, тоже отличалась своей необычностью из всех тех, какие мне доводилось видеть. С ней я пока решил тоже повременить. Усталость давала о себе знать, да и голод тоже, и я решил немного поспать. Комбинезон пришёлся мне точно впору, я чувствовал себя в нём достаточно комфортно и безопасно. Сон накатил на меня быстро и внезапно, подобно вспышке яркой, ломаной молнии, но в этот раз сон не принёс в мою память никаких мыслей, или видений, я просто отключился от реальности....
  
   16
  
   - Слышь, Джайлс, Джайлс, ты спишь? - голос Кеннета оборвал всю приятность отдохновения. Ещё с армии я не разучился спать быстро и чутко.
   - Чего тебе? - сразу оценив ситуацию, спросил я. Тело тут же пришло в норму, однако голова гудела, и признаки отдохнувшего организма там не присутствовали.
   - А у тебя там наверху остался кто-то?
   - Ты о чём?
   - Ну, семья там, женщина?
   - Нет.
   - Мы здесь все, как в долбаном наутилусе: ни семьи, ни личной жизни, так и сдохнем тут, - Моррис тяжело вздохнул.
   - Ты давно здесь?
   - Три с половиной года и конца, и края этому нет.
   - А отсюда вообще-то кто-то выходит? - я взглянул на часы, минуло четыре часа с тремя четвертями, с тех пор как ушла Нолан.
   - Не знаю, я не слышал о таком.
   - А ты как сюда попал?
   - А..., - отмахнувшись, протянул он. - Лучше не спрашивай, мы в этом гробе все чем-то помеченные. А ты, порешил кого-то?
   - Вроде того....
   - Вот-вот.
   - Слушай, Кеннет, куда девать старую одежду?
   - Брось где-нибудь.... Сколько здесь живу, ни разу не видел того, кто здесь прибирается.
   - Да уж, организация серьёзная, дальше некуда.
   - Слушай, Джайлс, я слышал, что тут тоже мутятся любовные страсти, да ещё и какие..., вот послушай, - мой сосед заметно оживился.
   - Стой, стой, стой, осади коней, мало тебе недавней шоковой терапии, и что ты как баба... Кто с кем, да почему, да для чего....
   - Пошёл к чёрту, - Моррис отвернулся к стенке.
   - Ладно, не обижайся, - попытался я сгладить углы, ещё не хватало мне наживать с первого дня здесь врагов, ответа не последовало, и я уставился в потолок, стараясь ни о чем не думать, времени оставалось совсем мало....
   Моё оцепенение прервал нестерпимый то ли свист, то ли вой моей микротелефонной гарнитуры, я вскочил, как ужаленный.
   - Мистер Крейг?
   - Да, - дуплексная связь была просто превосходной. - Тише, здесь люди спят.
   - Не беспокойтесь, капитан, ваш сосед не слышит этого сигнала, он воздействует только на вас, жду вас, мистер Крейг, через шесть минут в секторе N3. Дорогу найдёте? - это была Нолан.
   - Постараюсь.
   - Джайлс, вы не на гражданке.
   - Простите, мисс Нолан, - похоже, эта воинственная особа в первый раз назвала меня по имени.
   - Никаких имён в жилых блоках, вам уже объясняли.
   - Иду, - коротко и сухо бросил я.
   Ровно через шесть минут я был в секторе N3, в том самом, в который меня привела Энисса. Часы отмеряли 2-50 ночи. Нолан была в глубокой задумчивости, скрестив по своему обыкновению на груди руки, правда, сейчас она подпирала голову правой ладонью, нахмурив брови, подобно маятнику часового механизма она чуть раскачивалась вокруг своей оси.
   - Итак, к делу, мистер Крейг, - едва завидев меня, деловито начала Нолан. - Вас уже немного ввели в курс дела. Научный комплекс разделён на сектора, наш сектор N3 - сектор информационного кодирования. Информацией о других секторах мы располагаем лишь частично и только по мере надобности. Позвольте сейчас представить наших специалистов, с которыми вам предстоит работать в ближайшее время, остальная информация в процессе продвижения вашей деятельности.
   Второй лейтенант Энисса Рейнолдс - вы уже знакомы, уорент-офицеры 1-го класса - Элла Кук и Джесмин Кэрролл и наконец, наш техник, лейтенант - Пол Росс. Позвольте теперь представить вам дамы и господа. - Обратилась Нолан к названным лицам. - Бывший капитан спецподразделения гурков армии её величества Елизаветы 2 - Джайлс Крейг, специалист в области боевых искусств, диверсионных операций, стрелкового и холодного оружия, ветеран боевых действий на Ближнем востоке.
   От такого представления у меня запершило в горле. Я увидел, как стали украдкой переговариваться между собой все сотрудники сектора N3, что и говорить, какие бы технологии не стояли на вооружении людей..., человек всегда останется человеком с его слабостями и пороками, несовершенством и желаньями, заблужденьями и своей ментальной натурой. С названными лицами мы обменялись рукопожатиями, я чувствовал себя крайне неловко, может от того я задал такой бестактный и нелепый вопрос:
   - Простите, полковник Нолан, но меня ещё по-прежнему беспокоят проблемы с полицией.
   - Второй лейтенант Рейнолдс.
   - Слушаюсь, мисс Нолан, - экран терминала чуть дрогнул:
   - В районе Тоттенхэм прошли массовые беспорядки - толпа забросала камнями и бутылками с зажигательной смесью полицейские машины, сожжены два патрульных автомобиля и автобус. Как сообщает наш корреспондент Би-би-си, в одной из патрульных машин находился обвиняемый в убийстве главного редактора издательства "S" Эдвина Бёрка - Джайлс Крейг. Полиция сообщает, что в результате массовых беспорядков Крейг был убит, его тело найдено неподалёку от машины, в которой он находился на момент..., - чеканный отработанный голос диктора смолк под пальцами Эниссы Рейнолдс.
   - Вы довольны, мистер Крейг?
   - Боюсь, полковник вы не всё знаете об этой истории.
   - Знаю достаточно, даже больше чем вы, уж поверьте. К тому же вас ведь интересовал вопрос о ваших взаимоотношениях с полицией, теперь он разрешился, для них вы официально мертвы, а что касается других, не задавайте преждевременных вопросов, и никогда не торопите события, они и без вас достаточно стремительны, - привычным тоном отчеканила она, мне нечем было парировать. - Итак, лирические отступления закончены, теперь к делу. Пройдёмте, капитан.
   Она как-то неестественно для своей натуры взяла меня под руку и отвела от терминала Рейнолдс, от подобного прикосновения по моей коже пробежал нервный озноб, а она продолжала:
   - Нас интересует ваша операция в северной Африке под кодовым названием "Чёрный скорпион".
   - Так и знал.
   - Что именно?
   - То, что вас заинтересует именно это, - я тут же замолчал.
   - Бросьте, капитан, вы же не на службе её величества, и акт вашей доброй воли не будет расценен как измена своей родине и воинской присяге. К тому же мы посвящены даже в мельчайшие детали этой операции, или вы забыли, где находитесь, - мне снова нечего было ответить.
   - Присядьте, вам так будет легче, - предложила Нолан, пододвинув ко мне операторское кресло. Я опрокинулся в мягкие удобные изгибы компьютерного седла. Мне ничего не оставалось, как выложить всё как на духу. Было очевидно, что их интересует не цель операции "Чёрный скорпион", а то куда привела всех нас эта миссия.
  
   17
  
   - Не знаю, как начать, мисс Нолан? - на меня нескончаемым ураганным потоком нахлынули воспоминания тех дней.
   - Начните с того, что целью операции было ликвидировать Одхиамбо Кирабо - наркоторговца, продавца оружия и живым товаром, напрямую работающего с "Аль-Каида".... И вас, и ещё двоих: Вернона Робертсона и Даррелла Уотсса направили в Северную Африку под видом поставщиков оружия залпового огня WM -126.
   - Да, именно так всё и было. Операция "Чёрный скорпион" была разработана под эгидой служб безопасности. Кирабо был осторожный сукин сын. Первоначально для встреч он присылал своих представителей, затем двойников, к несчастью мы не знали его в лицо, наш информатор располагал довольно скудными установочными данными, у нас же не было такой техники, какая у вас здесь.
   - Не отвлекайтесь, мистер Крейг.
   - Так прошёл месяц, но мы никак не могли выйти на этого подонка, какой выстроил у себя на родине целую империю зла. Всякий из нас понимал, что это билет в один конец, но в тоже время каждый надеялся на чудо, и считал венцом своей диверсионной карьеры - смерть этой сволочи.
   - Кто являлся старшим в вашей группе?
   - Даррелл Уотсс, он для этой операции готовился около двух лет: изучал язык, способы дипломатии, специфический курс психологии и всё такое, и по всей вероятности преуспел, что ему было предоставлено право выбора помощников, в числе которых оказался и я. С Дарреллом мы были вместе в Кувейте, так случилось, что я спас его задницу, а теперь он спасал мою. Я обвинялся в смерти 27 человек - почти всего своего взвода, затем в халатности, измене родине, учитывая, что смертная казнь была отменена в 1998 году, мне грозило пожизненное заключение. Военная прокуратура по неизвестным мне причинам затягивала дело.... Не знаю, какие рычаги надавил Уотсс, но я вышел на свободу и в случае удачного завершения операции меня должны были полностью реабилитировать и восстановить в звании, даже деньги обещали, но все знали, что вернуться оттуда живым будет невозможно, впрочем, выбор был невелик. Вот так я оказался в северной Африке.
   - И что дальше? - с неподдельной заинтересованностью спросила Рейнолдс. Только сейчас я заметил, что вокруг меня начинают собираться сотрудники сектора N3. Что ж, несмотря на то, что они учёные с ушибленной психикой и взглядами на жизнь, они всё равно остаются людьми.
   - Дальше.... Дальше, после всевозможных проверок, нам удалось установить контакт с самим Одхиамбо, уж очень ему хотелось заполучить эти WM -126. Он ждал нас для переговоров на своей вилле в Пуэрто-Рико в районе Эль Юнке, места довольно живописные, если бывали. Уотсс разработал план по устранению Одхиамбо.
   - И что? - не унималась Рейнолдс.
   - Яд..., Робертсон был мастер на подобные штуки. В ходе переговоров, после того, как Уотсс убедился, что перед нами сам Кирабо, план был приведён в действие, но что-то пошло не так.... Возможно этот паук, что-то заподозрил, может просто захотел избавиться от посредников и напрямую выйти на поставщиков, не знаю....
   Вообщем началась перестрелка. Уотсс и Робертсон были тяжело ранены. В последний момент Даррелл неистово кричал мне, чтоб я уходил, - воспоминания тех дней нахлынули на меня с новой силой, раздражая нервными окончаниями слёзные железы. - Они находились вместе, Уотсс дёрнул чеку оборонительной гранаты. Меня зацепила контузия, друзьям я уже помочь ничем не мог и стал пробираться сквозь эти джунгли. Довольно плохо помню события этих часов. Сознание оборвалось на падении, не знаю куда, и не знаю для чего.
   Я очнулся в какой-то просторной пещере....
   - Вы помните, что с вами было там, капитан, - врезалась в моё повествование Нолан.
   - Достаточно смутно.... Со мной говорили какие-то существа, очень умные, но я всё это относил к бессознательному бреду.
   - Что-то помните?
   - Пожалуй, нет..., странные конструкции, всевозможные устройства, - я изо всех сил потирал сморщенный от напряжения лоб, но кроме бессвязной дискретности непонятных мне картинок не мог вспомнить ничего, даже если бы дознание производилось под пытками. - Я начал приходить в себя в аэропорту Каролина, и это уже было спустя два месяца.... Для меня до сих пор загадка, за каким чудом я там оказался. Впоследствии мне удалось добраться до своей страны....
   - Вам заплатили? - вновь проявила своё любопытство Рейнолдс.
   - Они сказали, что операция завершена частично.
   - То есть как, ведь объект был ликвидирован? - опять не унималась Рейнолдс.
   - Ликвидирован, но ушли сроки и в награду они сняли с меня лишь обвинения. Так я оказался гражданским, в квартире умершей матери, без выходного пособия, но по крайне мере меня больше никто не беспокоил на протяжении полутора лет. Вот собственно и вся история, мисс Нолан.
   - Н..., да, - протянула железная женщина. - История поучительная.
   - Слушайте, не вознаградите за откровенность? - обратился я ко всем, кто собрался вокруг меня, слушая эту историю, а собрался уже почти весь сектор. - Нельзя ли что-нибудь перехватить, а то....
   - Завтрак будет в 07-20.... Всем по местам! - решительно раскатилось из уст полковника. - А вам, мистер Крейг, советую впредь..., - она осеклась. - Пойдёмте со мной....
  
   18
  
   Помещение, в какое меня привела начальница, было небольшим, но до полного безобразного безумия напичканное всяческими диковинными штуками, от каких у меня начинался нервный тик.
   - Вы считаете, что у меня в голове есть необходимая вам информация?
   - Да, - кратко отозвалась Нолан. - Садитесь в кресло.
   - Те, кто подставил меня со смертью несчастного Бёрка, тоже так считали.
   - Мистер Крейг, бессознательные видения в Эль Юнке не были плодом вашей встряхнутой фантазии.
   - Да, но у меня в голове нет никаких чипов.
   - Вы считаете, что мнемоника может базироваться исключительно на электронных чипах?
   - Вовсе нет, увеличение объема памяти может быть и ассоциативным, визуальным, аудиальным, кинестетическим.
   - Вот-вот и продолжайте в том же духе, мне не нужны плаксивые истории, какие расхолаживают коллектив, учитесь и запоминайте всё, с чем здесь соприкоснётесь, и очень вас прошу, соблюдайте правила, иначе....
   - А иначе что...?
   - Ваша излишняя любознательность может плохо кончится для вас. Садитесь в кресло.
   Мне ничего не оставалось, как покорно приземлиться в это на вид космическое полуложе.
   - Не знаю, во что вы втягиваете меня, полковник, впрочем, выбора снова нет....
   - Приступайте, - скомандовала Нолан вошедшим: Полу Россу и Джесмин Кэролл и удалилась.
   - Выпейте это, - сходу предложила Джесмин. В одной руке она держала стакан с водой, в другой продолговатую белую пилюлю.
   - Что это? - недоверчиво поинтересовался я.
   - Не беспокойтесь, капитан, это - не яд, - улыбнулась Джесмин.
   - Не бойся, старик, не стоило тебя вытаскивать из полицейского дерьма только для того, чтобы через семь часов отравить, - вступил в разговор Пол.
   - И всё-таки.
   - Это стабилизирует синапсы, и аксоны, что позволит создать устойчивую связь с ядрами нейронов, а также повысит активность дендрита, - эти люди или существа, не знаю, как правильно, удивляли меня всё с большей и большей способностью к непредвиденному развёртыванию событий.
   - И что дальше? - спрашивал мой рассудок, после поглощения телом волшебной пилюли.
   - А дальше..., дальше мы немного подождём действия препарата, а затем попытаемся взломать защиту инопланетного разума и извлечь из твоего мозга закодированную информацию, а затем расшифровать её, вот и всё, - Пол, произнося эти слова, был достаточно экономичен в движениях, располагая у моих висков два портативных выступа "гауссовской винтовки", какие я видел в действии портативного ИИД.
   На вид Полу было около 34-35 лет, его тело совсем иначе смотрелось в известном комбинезоне с зеленоватым отливом, чем на Джесмин. "Моррис был прав, их здесь всех гоняют, как сидоровых овец, тела поджарые, ни грамма лишнего сложного углевода", - подумал я. На лице Росса красовалась чёрная редкая борода, напоминающая мне капитанскую, какая была в моде во время Жюль Верна. Карие глаза и густые брови выражали некую хакерскую целеустремлённость. Джесмин была молодой женщиной около 30 лет, стрижка каре и лёгкий макияж что-то напоминали мне, но я сейчас никак не мог определить что.
   - Это будет больно, уорент-офицер 1-го класса, - попытался я справиться у Джесмин, какая сейчас находилась за клавиатурой терминала, от которого тянулись всевозможные магистрали к установке, над какой сейчас колдовал Росс.
   - Нет, это совсем безболезненная процедура, через семь минут вы уснёте, и ничего не будете чувствовать, - не отрываясь от терминала, пояснила Джесмин.
   - Не переживай, старик, тебе даже понравится, - подбадривал меня техник, меня совершенно не смущала его субординационная бестактность.
   - Ты сказал, инопланетный разум, - я начинал чувствовать, как веки заметно тяжелели с каждым вдохом терпкого кислорода, привнося во вкусовые рецепторы металлический привкус.
   - Да, а что тебя в этом смущает? - техник ни на секунду не отрывался от своего оборудования.
   - Ну, не знаю, - протянул я, ощущая, как предметы помещения завальсировали перед моими глазами.
   - Уже сейчас мы насчитываем около 39 миллионов внеземных форм жизни.
   - А, т...ы не...бо...ишь...ся, чт...о...те...бя...сей...час...нак...ро...ет...чи...п кон...тро...ля...?
   - Началось, - слова Пола я уже слышал вдалеке, кто бы ещё верил в Небеса, кто бы верил....
  
   19
  
   Мне чудилось.... Мне чудился голос, идущий откуда-то изнутри, видения были призрачны и туманны, казалось, что неясный мне поток пронизывает каждую клетку моего измученного организма.
   - Провидение привело тебя к нам с больной душой и израненным телом, - голос был спокойным и глубоким, мне не удавалось идентифицировать его, ибо ничего подобного я раньше не слышал. Кто говорил со мной мужчина или женщина было более чем не понятно. - Ты не ученый, поэтому мы будем говорить с тобой на понятном тебе наречии.
   - Кто вы? - я не слышал собственного голоса, он звучал в моей голове невыраженной дымкой моего естества.
   - Мы те, кого вы боитесь и отвергаете, - призрачность тумана стала рассеиваться, образуя очертания человеческих контуров, облачённых в белоснежные, отдающие лёгкой синевой, чешуйчатые одежды. Голос принял три вполне чётко различимые фигуры. Завораживающий консонанс звука, да и идеальные крылатые очертания этих существ напоминали мне херувимов из библейских пророчеств, бряцавших на своих лирах в Эдемском саду. Трёхметровые тела их были самим совершенством, лики полным воплощением волшебства Божественного проявления, от какого мощными потоками исходило тепло мудрости, чистоты и истины. С ними я не чувствовал ни страха, ни боли, ни всего того, что переполняло мой мир, от чего всегда хотелось бежать, бежать в любом направлении, даже в направлении смерти....
   - Я умер? - неожиданно спросил я.
   - Ты всё ещё принадлежишь своему миру, где иррациональность науки стоит на страже страха и похоти, где знания о Мироздании примитивны и однобоки, а понятие о красоте уродливо. Гордыня лишила вас общего сознания. Ваша временная структура поля "информационного воздействия" зыбкая и кратковременная, информативные блоки эгрегоров нестабильны, что позволяет легко управлять вами, но мы здесь не за этим, и не виним вас. Первобытному обществу свойственно подобное поведение.
   - Если это не мой предсмертный бред, то ответьте, для чего вы здесь и почему вступились за меня - первобытного?
   - Многие световые тысячелетия мы стоим на страже гармонии Мироздания, поддерживая Его баланс и устойчивость - хранящие волю Создателя.
   - Откуда же вы?
   - Мы не принадлежим ни одному из проявлений.
   - Не рождённые и бессмертные...?
   - То, что называете вы душой не бессмертно, ведь время линейно только на ничтожном промежутке пространственных величин и радиально на малых.
   - Так всё же откуда вы?
   - Ваша наука отвергает существование информационных полей, и этот раздел человеческого познания относится к разряду метафизики и философии, поэтому человек не способен понять нашу природу.
   - И всё-таки.
   - Нулевое поле - мир непредсказуемого потенциала и безграничных возможностей, мир энергий, какие вы не способны понять и осмыслить, где нет определённостей и ограничений.
   - Всё более чем гипотетически и непонятно.
   - Уже сейчас цикличность вновь вывела некие индивидуумы на реальные методы перехода пространственно-временных точек материи в антиматерию, траверсы диффузного интегрирования информационных полей и сублимация информационных фракталов должны проходить через ротационные потоки фильтров. Но некоторые диалектические формы эгрегоров пытаются обойти эти системы. Глупцы..., считающие себя умниками, наивно полагают, что взломав коды доступа врат Богов, способны сами стать Богами. Незримая грань между умственной способностью понимать суть вещей и мудростью всегда играла с такими в жестокие игры. А посему твоё тело исцелено от смертельной раны.
   Здесь завершил свой путь капитан Джайлс Крейг, теперь ты новый человек для своего общества, ибо теперь информативно-волновые потоки твоей биологической структуры изменены, двигайся дальше, как подскажет тебе твой новый статус, может статься, ты выйдешь из своей цикличности и достигнешь Абсолюта, тогда-то мы и поговорим с тобой на равных.
   Видение вихрем эфирных ветров и космических сопряжений вырвалось из моей груди сонмом невиданных звёзд и полчищами злобных бесов. Мне хотелось кричать, грызть сырую плоть земли, выть от боли отчаянья и безысходности, но я не мог пошевелить, ни одним из своих членов, мне казалось, что тело выворачивается наизнанку. Страх и нестерпимая боль участия ужаса в этой процедуре доводила меня до пика безумия. Биполярность моего естества и ощущений мира меняла восприятие временных переменных в моём сознании, мне казалось, что все муки Ада пронеслись перед моими глазами, сопровождая отчётливыми стенаниями страждущих нейронными импульсами безудержных молитв о спасении. Тёмный фронт событий двигался на меня апокалипсисом армагеддонного шествия, от какого не было спасения..., никакого спасения, и душа возопила: "Господи! Господи! Спаси меня! Нет сил, терпеть это более"!!!
  
   20
  
   - Все с чего-то начинают, полковник Нолан. Пока информация недоступна. И вообще вы уверены, что она есть у него в голове? Сканер вывернул его мозг наизнанку, но ничего..., лишь информация о его воинственных странствиях, да сексуальных фантазиях.
   - Возможно это фрагмент волнового потока, какой нам неизвестен, связывающий его с нулевым полем, он должен быть, ищите, ведь как-то он написал роман о Тёмных полях.
   - Не знаю, может код доступа находится в его литературных творениях? Этот сумасшедший вдобавок ко всему ещё писал и музыку.
   - Да весьма странное сочетание художника и воина, совершенно нетипичное сопряжение для этого мира. Ищите....
   - Простите, мисс Нолан, установить в кору его головного мозга чип "контроля"? Скоро анестезия закончит своё действие, и он придёт в себя.
   - Пожалуй, придётся с этим повременить. Чип может существенно повлиять на работу нейронных импульсов, которые сейчас достаточно девственны для наших изысканий, к тому же возможно он что-то вспомнил.
   - Но, полковник, это претит правилам, вы должны заручиться поддержкой сената секторов....
   - Мне нужна эта информация, лейтенант, и я получу её любыми способами, а ты, если хоть слово вякнешь..., - сквозь нервный сбой я услышал однозначные звуки падающего стула и хрипящего в удушье горла. - Вообщем ты меня понял, понял...!?
   - Можно и без подобных методов, полковник.
   - Ладно, для первой процедуры достаточно, систематизируй полученную информацию по квотируемым сегментам, затем доложишь, лично мне, будем думать, может, что-то мы и упустили.
   - Так точно, мисс Нолан.
   Я услышал звук удаляющихся шагов, решив, что мне пока не стоит обнаруживать своё сознание в действительности.
   - Проклятая стерва, чтоб тебя трахнули все бесы из преисподней, - это был Росс, очевидность проявления его чувств была налицо.... И ещё одно, радовало меня в эти мгновения: не всё здесь под контролем, не всё.... "Так вот какие страсти кипят в этом учреждении, а это был козырь в моей игре, вернее не в моей, а в той, которую мне навязывают. Я ведь кое-что вспомнил, мисс Нолан", - в недвижимом состоянии размышлял я.
   - Сука! - вновь услышал я выражение эмоций техника на многострадальном операторском кресле.
   "Не всё под контролем", - снова озарило меня торжество ситуации.
   Так за разными размышлениями прошло ещё по моим подсчётам минут двадцать, прежде чем я решил обнаружить себя свободным от препарата.
   - А..., - протянул Пол. - С возвращением, Крейг.
   - Ну, как? - непонимающим вопросом напряг я нежданную тишину помещения.
   - Да, пока не совсем всё удачно, - я ждал ложь в словах техника, но её не последовало ни в интонации, ни в манипуляции тела до такой степени, что это привело меня в разумную степень растерянности. - Процедуру придётся повторить.
   - Ты знаешь, Пол, это несколько изматывает как морально, так и физически, да ещё и "жрать" охота, как медведю бороться, - скривился я в простодушной ухмылке.
   - Я понял, - Росс отчётливо выжал большой палец правой руки до полной доброжелательности, слегка причмокнув угловатой улыбкой. - Хочешь коньяку, армянский, пять звёздочек, и закусить есть чем?
   - Ты, Пол, прямо демон-искуситель. Не боишься, что мадам Нолан включит чип "контроля"?
   - Ты знаешь, Джайлс, плавающий алгоритм этого чипа мной написан лично, а я всегда оставляю прорехи в подобных программах для себя, так что никто ничего не узнает, - Пол извлёк, словно из рукава Копперфилда бутылку настоящего армянского коньяка.
   - Прямо как по волшебству, и где же ты достаёшь такое богатство. Я слышал, что здесь всех гоняют как "сраных" псов войны, ну а о выпивке и речи быть не может.
   - Скажу тебе по секрету, Джайлс, я наладил удалённый доступ к портативному ИИД, так, что теперь могу синтезировать хороший коньяк из крысиного помёта, так, что пей, это придаст тебе силы, а запах, мы отбивать умеем, как никто, - Пол подмигнул мне, отхлебнув терпкую жидкость из самонаводящегося стакана, выполненного из фрагментов силового кабеля.
   - Всё пил, но коньяк из крысиного помёта ещё не приходилось.
   - Всё под контролем, - я замахнул внушительную порцию крысиного коньяка, который, как ни странно ничем не отличался от обыкновенного, хорошего пойла для доверительных переговоров между двумя сторонами.
   - Ах..., хорошо.
   - Возьми шоколад.
   - Тоже из крысиного помёта?
   - Да не.... Это из старых электронных магистралей.
   - Да, уж герои фантастических кино-проектов просто дети, играющие в песочнице по сравнению с вами, не перестаю удивляться, - начал я издалека, решив воспользоваться советом Нолан относительно стремительности событий. - А собственно где все?
   - Да..., сейчас завтрак.
   - А мы что с тобой здесь делаем?
   - Не волнуйся, придём позже, я скажу, что ты долго не выходил из анестезии и всё такое, а что касается Нолан, то она зверь относительно того, что касается работы и простит многое, а у меня есть всегда пара козырей для начальства. Подыграешь мне? - Пол доверительно подставил мне правую ладонь.
   - Ну, конечно, - я не мог ответить неблагодарностью на столь широкий жест. - А что дальше?
   - А..., затем после биологически-информационной процедуры всех погонят в тренажёрный зал, ты знаешь, я так ненавижу это.
   - Какой такой процедуры.
   - Ах, да ты же новенький. Ну, это регенерирует ткани, сжигает ненужные вещества, способствует улучшенному восстановлению энергетического потенциала организма, стабилизирует межнуклиотидную связь и всё такое. Ты думаешь, сколько мне лет?
   - Ну, лет 35-37, - неуверенно вымолвил я.
   - Ха, ха, ха..., - залился смехом техник.
   - А что больше?
   - Гораздо больше, здесь всякий выбирает возраст, в каком видит себя, также определяет внешность, пол и всё что за этим следует. Тут волшебная реальность, мой друг, переросшая чудеса. Скажу тебе по секрету, часть мужиков решили даже поменять пол. А мне если честно, так воротит от этого бабья, что я был рад, как никто встретить тебя здесь. Ну, давай на посошок, и тронемся в столовую, - терпкая коньячная консистенция вновь тронула своей приятственной будущностью мою слизистую.
   - Я смотрю, ты не очень-то почитаешь нашего командира.
   - А..., плевал я на неё, мне интересно здесь работать. Здесь я нужен, чего-то стою, а там наверху средь этого невежественного быдла.... Ну уж нет, лучше здесь, человек такая скотина, которая привыкает ко всему, а когда привыкнет, то и будет считать своё стойло домом, до самой смерти.
   - Так вы всё же смогли победить смерть?
   - Нет, органические связи нестабильны по отношению к информационным фракталам, даже блокируя ген старости, неумолимость смерти остаётся, мы на данном этапе способны лишь увеличить продолжительность жизни биологической оболочки до 600 лет, всего лишь, а по космическим масштабам это даже меньше чем мгновенье.
   - Ого..., - присвистнул я.
   - Да плюнь ты на всё это, на вот пилюлю.
   - Что это?
   - Что ты всё время думаешь, что тебя хотят здесь отравить, эта штуковина мгновенно отобьёт запах изо рта, а через 15 минут будешь как новенький, как я, рад, что ты с нами, а то я так устал от этого бабья, ты даже представить себе не можешь.
   Мы вышли из помещения, как старые добрые друзья, я чувствовал, что начинаю привыкать к местным обычаям и правилам, хотя, ничего другого мне и не оставалось. Человек везде остаётся человеком. Воздух пах спёртым воздухом работающих терминалов, гоняющих на просторах терминала N6 кейзоны, несущие на своих крыльях свежие инновации и вдохновения к небывалым открытиям и свершениям, какие ждали и меня, вашего покорного слугу, мой дорогой читатель, бывшего капитана спецподразделения армии её величества Джайлса Крейга.
  
   21
  
   Завтрак..., завтрак, как и само помещение столовой, был самым обыкновенным. Я ждал, что это будет что-то вроде космической похлёбки, где все ингредиенты будут в полном соотношении с калориями, но это было более чем прагматично: два жареных куриных крыла с рисовым гарниром, два куска чёрного хлеба, да стакан крепкого сладкого, цейлонского чая. Было очевидным, что препарат, данный мне Полом, действовал безупречно, когда я вышел из столовой, то вероятно в моей крови следы алкоголя не мог бы определить ни один наркологический тест. Я старался скрыть своё удивление от увиденного, ибо чудеса не прекращались ни на мгновенье - чудесное соотношение простого и сложного. За завтраком мы по обыкновению старых приятелей болтали с Полом, он совсем был не похож на моего соседа из жилого блока, озабоченного давлением клаустрофобии и нехваткой женского присутствия. Хакерские повадки Пола мне были более по сердцу, чем причитания неудовлетворённого Морриса.
   После завтрака мы с Полом прошли в лабораторию биологически-информационной диагностики, где и встретились с мисс Нолан. Она буквально накинулась на моего нового приятеля, но спустя минуту сменила гневный тон на милость. Я не слышал их разговора, но по всей вероятности у техника действительно было пара весомых джокеров в рукаве, мне всё больше и больше нравился этот парень.
   - Ну, как вам здесь, капитан? - приблизилась ко мне Нолан.
   - Осваиваюсь, - озираясь по сторонам, ответил я.
   - Вот и славно. Физическое состояние вашего организма, мистер Крейг, оставляет желать лучшего, да и убрать пару лишних килограммов не помешает, - она известным жестом прикоснулась к моему животу. - Ну, это не беда, через 40 суток будете как новенький.
   - Простите, полковник, что это за магическая цифра? Прямо как 40 дней после смерти.
   - Я уже объясняла вам, капитан, это период реверсивного свойства поля. Здесь вас подлатают наши специалисты. Ваш организм избавится от всех болезней, наши методики теперь позволяют это.
   - Ну да, болезнь ведь тоже информация.
   - Вот именно.
   - В таком случае при таких технологиях, зачем нужны физические тренировки?
   - Для закрепления мышечной памяти, перцептуальной и ментальной реакции организма на нестандартные ситуации. Мы не всегда сидим здесь под землёй, - мраморность её лица, как мне показалось, окрасила лёгкая улыбка. - Не беспокойтесь, эта процедура вам понравится, за пятнадцать минут ваш организм отдохнёт как за восемь часов глубокого, спокойного сна, и не только
   - Вы не перестаёте удивлять меня.
   - А вы меня пока нет, мистер Крейг, через двадцать минут жду вас в спортзале, - она удалилась, а я погрузился в полупрозрачную капсулу, похожую на контейнер для анабиоза, от какой тянулись электронные магистрали к компьютерному терминалу.
   - В первый раз? - поинтересовался техник - молодая особа лет 30-ти, обслуживающая пять таких устройств. В руках она держала электронный планшет, я почему-то сразу решил, что это что-то вроде моей медицинской карты, или истории болезни.
   - Да.
   - Расслабьтесь и закройте глаза, почувствовав лёгкое покалывание, не обращайте внимание.
   - Понял.
   - Хотя подождите, - запнулась она, взглянув в электронный планшет. - Нужно сделать укол.
   - Зачем это ещё?
   - Физическое состояние неважнецкое, ещё лучевая болезнь, - я тяжело вздохнул, покоряясь судьбе. После внутривенного укола полупрозрачная крышка капсулы закрылась. Спустя минуту я действительно почувствовал лёгкое покалывание, ну, совсем как на электрофорезе, если кто знает. Меня не беспокоило это. Странно, что мысли совершенно покинули мою беспокойную голову, я слышал только волшебную музыку, какая приводила мозг в бессознательное и умиротворённое состояние, и я кажется, задремал. Мне показалось, что прошло всего лишь пара минут.
   - Всё, - крышка капсулы открылась. - Как ощущения?
   - Что-то разнежило меня очень сильно.
   - Ничего страшного, это с непривычки, - улыбнулась техник.
   Встав, и потянувшись, я действительно обнаружил себя хорошо отдохнувшим. Бодрость тела, словно била через край моей биологической структуры. Казалось, организм ликовал, словно получил внушительную порцию адреналина.
   - Ну как, старик? - подошедший сзади Росс похлопал меня по плечу.
   - Просто потрясающе, - присвистнул я. - Одного не пойму, почему вы не внедряете в жизнь свои инновации? Это такие деньги.
   - Почему не внедряем? Впрочем, это отдельная история, потом как-нибудь расскажу, не всё позволительно в этой теме. Ну, а у нас с тобой более высокие цели, чем деньги.
   - Хотелось бы знать ещё эти цели.
   - Не всё сразу, Джайлс, ладно пошли в спортзал, а то госпожа Нолан опять рассердится.
   Я хотел спросить у Пола о предмете его разговора с Нолан здесь в лаборатории биологически-информационной диагностики, но вместо этого, неожиданно для себя извлёк, словно из кармана нелепость более чем странного вопроса:
   - А что, мисс Нолан, тоже бывший мужик?
   - Ха..., ха..., ха, - залился заразительным смехом Росс. - С чего ты взял?
   - Ну, поведение её не совсем женское, вернее всего сказать совсем не женское.
   - Нет, старик, Нолан как раз относится к разряду представительниц прекрасного пола и классифицируется, как стерва обыкновенная.... Впрочем, не знаю, я как-то не задумывался над этим, - Пол внезапно нахмурился. - Это как-то не приходило мне в голову. Я здесь уже семь лет, и когда попал сюда и стал работать в секторе N3, то здесь уже всем заправляла она.
   Так за странностью разговора мы оказались в спортзале, а я, не переставая, думал об увиденном и услышанном здесь, ну, также и о своей воинственной начальнице.
  
   22
  
   Спортзал был довольно большим, здесь было всё от детских скакалок до серьёзных тренажёров, напичканных различной электроникой.
   - Ну, что, капитан, ещё не совсем загустела кровь на гражданке, - в голосе Нолан чувствовались нотки ехидной надменности, честно говоря, меня это заводило не на шутку, может даже и сексуально.
   - Постараюсь не уронить в грязь военный флаг, - огрызнулся я.
   - Ладно, ладно, Джайлс, не обижайтесь, - Нолан дружески хлопнула меня по плечу. - Что скажите относительно тяжёлой атлетики?
   - Что скажу, ну, наверное, так по стариковски: жим с груди 150 кг., присед 210 килограмм, становая тяга 170 кг., это из-за травмы спины, французский жим 75 килограмм. Что вас ещё интересует?
   - На слуху звучит очень даже неплохо, продемонстрируйте, - снова съязвила Нолан. Названные мной цифры были несколько занижены, так что продемонстрировать эти скромные достижения для меня не составило никакого труда. - Впечатляет, а что теперь относительно рукопашного боя и стрельбы?
   - Предлагаете спарринг? - я что-то почувствовал в этот момент, что-то гораздо большее, чем драйв, что необъяснимым образом зацепило полковника.
   - Почему бы и нет, - Нолан с быстротой легкости кошки перемахнула через канаты ринга, я проследовал за ней, мне хотелось сейчас преподать заносчивой особе пару уроков на вполне легальных условиях.
   - Вы знаете, мисс Нолан, мне уже приходилось спарринговаться с женщинами, к тому же женское общество порядком мне задолжало, так, что делайте выводы, - вырвалось у меня из груди глубоко затаённой обидой.
   - Мне не нужны поблажки, связанные с половой принадлежностью, работаем без варежек, фулл-контакт, - похоже я не на шутку разозлил Нолан.
   - Что ж вы сами выбрали, - полковник заняла фронтальную позицию в стойке правши. - Что ж бокс, значит бокс.
   В туже секунду мгновенный удар левой ноги "маваши" разрезал воздух, удар был достаточно точный и быстрый, но только не для меня, после парирования правая нога противника описала круг большого радиуса, намереваясь закончить кинетическую энергию у меня в виске, но контрудар моего короткого "йоко гири" в тоже мгновенье опрокинул Нолан на спину, она схватилась за солнечное сплетение, пытаясь восстановить сбитое дыхание.
   - Может достаточно, полковник, - невзначай поинтересовался я, техника, какую пыталась продемонстрировать Нолан не была боевой, поэтому мне стало её даже немного жаль.
   - Нет, мы ещё не закончили, - не унималась моя соперница. Восстановив дыхание, она заняла боевую позицию скрытой "киба-дачи".
   На сей раз Нолан с поразительной быстротой попыталась атаковать мою голову левым подшаговым хуком и правым кроссом, но снова в тот же момент оказалась на спине со сбитым дыханием от моей серии ударов руками.
   - Вы только и умеете, Крейг, сбивать дыхание, - задыхаясь, произнесла она.
   - Конечно, мисс Нолан, я же не хочу ломать вам кости, или же подпортить ваше милое личико. На самом деле я нанёс вам пять ударов, которые вы все пропустили. Простите, полковник, при всей красоте вашей техники, она к моему глубочайшему сожалению не является боевой, да и ваши: ментальная быстрота реакции, и быстрота изменений оставляют желать лучшего, - теперь я обратил внимание, что сектор N3 снова превратился в толпу зевак. Я протянул Нолан руку, чтобы помочь ей встать, но стервозность характера этой особы не давала ей никакого покоя, полковник исподтишка попыталась подъёмом ноги ударить меня в пах, но попала в тут же сформированный угол согнутого правого колена. Невзирая на боль, она предприняла попытку вцепиться большими пальцами в мои глазницы, но в то же мгновение была остановлена болевым контрприёмом, для большей убедительности я прижал её шею удушающим коленом левой ноги. Услышав стук поверженного, я отпустил захват. В ту же секунду в мой адрес посыпались бурные и продолжительные аплодисменты.
   - Спасибо за урок, капитан, - я помог Нолан подняться. - Чувствуется, что чему-то вас обучали в спецназе. Будете у нас внештатным инструктором по рукопашному бою.
   - Мисс Нолан, я сочувствую, но в инструктора к вам не нанимался, - я вновь что-то ощутил в интонациях голоса Нолан, что-то такое чего раньше не было, и это давало мне дополнительную фору в предстоящей игре.
   - Ладно, с этим определимся чуть позже, а пока на огневой рубеж, посмотрим, также вы хорошо стреляете, как дерётесь, - я видел как больно ей сейчас, но мне нравилось в этой женщине то, как она мужественно преодолевает боль, в наше время не все мужики способны на такое.
   На огневом рубеже было тоже всё просто: две beretta-92F, израильский desert eagle, пистолет-пулемёт - Ingram M-11 и русская штурмовая винтовка АК-74. Несколько упражнений на меткость и скорострельность с выполнением несложных акробатических этюдов, по окончании которых я также услышал рукоплескание воодушевлённой толпы.
   - Н...да, - протянула Нолан. - Вам довольно быстро для новичка удалось меня удивить, мистер Крейг.
   - Ваши задачи не слишком сложны, мисс.
   - Что ж есть и посложнее.
   - А именно?
   - Идёмте, - коротко бросила она. Я воодушевился, будучи уверенный, что это пока последнее испытание для меня.
   - Этот тренажёр мы называем "Коридор Смерти". Всё довольно просто в понимании, но чертовски сложно в исполнении, - поясняла Нолан, нажав соответствующие кнопки на терминале управления тренажёром. - Сейчас мы стоим над ним. Вы видите, появляющиеся манекены монстров и злодеев чередуются с мирными обитателями лабиринта, какие подчас мало чем отличаются друг от друга. Случайный выстрел в невиновного приносит от трёх до пяти штрафных баллов, что ведёт к не сдаче норматива, разумеется, холостыми патронами, но это только для новичков, для более опытных бойцов задача осложнена каждым третьим или даже каждым вторым боевым. Форма лабиринта меняется каждые двое суток, поэтому здесь выход всегда не там где вход. "Коридор Смерти" изобилует всевозможными предметами и разнообразными ловушками в виде растяжек и прочего, имитирующего реальную обстановку боя, их можно использовать по своему усмотрению, но к сведению, предметы тоже находятся в постоянном движении. Хочу сказать, что представители нашего сектора избегают подобных развлечений, ну, а среди силовых структур нашей организации здесь были весьма ощутимые потери.
   - Я полагаю сейчас наше спортивное время, предназначенное для сектора N3. Какова площадь лабиринта?
   - 1, 4 квадратных километра.
   - Прекрасно, а какое лучшее время?
   - 19-52, а вы что надумали?
   - Надо же испытать это ноу-хау, только мы усложним задачу.
   - Что вы имеете в виду?
   - Каждый патрон будет боевой.
   - Да вы что, с ума сошли, - Нолан совершенно неестественно надула свои накрашенные губки.
   - Тряхнём стариной, - я почувствовал огромный прилив сил и дерзновений, он вихревым ураганом врезался в мою обезумевшую кровь убийственными порциями адреналина.
   - Вы не боитесь смерти?
   - Нет, благодаря вам я понял, что смерть - это только начало, начало нового пути, а вы надеялись, что я спасую, ну, уж нет, расставим же, наконец, все точки над "I".
   - Да вы понимаете, что мне будет за это?
   - Да ладно, Анжела, никто не узнает, - имя полковника непроизвольно вырвалось из моего сердца, переполненного азартно-авантюрным волнением. Нолан упёрлась взглядом в мои немигающие глаза, о чём-то лихорадочно размышляя, и через несколько секунд произнесла:
   - Каждый патрон боевой, говоришь...? - пауза не длилась более четырёх тактов. - Что ж..., быть посему. Лейтенант Росс!
   Нолан спустилась к стартовой точке лабиринта. Здесь наверху я остался один, изучая возможные слабости почти полутора километрового врага. Все остальные зеваки сектора N3 остались внизу, уверенные, что я не пойду на подобное безумство.
   - Мисс Нолан, да вы понимаете..., - доносилось до моего слуха возбужденное повышение голоса Росса.... - Я не пойду на это.... А если....
   Задача была не из лёгких, а побить рекорд..., просто не выполнима, но обратной дороги уже не было. Я закрыл глаза, зрительные образы скользнули по моей памяти смертельными опасностями, но сейчас..., сейчас меня не сковывал страх. Я спустился вниз на огневой рубеж "Коридора Смерти", пытаясь освободиться от всяческих мыслей, чтоб дать волю чувствам, интуиции и предчувствиям спонтанных и нелинейных решений, я должен был победить, победить не только свой страх и дьявольский тренажёр, но и напыщенность самодовольства этих стен, ибо чувствовал, что, несмотря на все свои технически революционные технологии, всякий из этих людей боится Смерти, боится неизвестности после Смерти, всего того, что связано с этим пугающим именем, и я должен был выжить, победить этих людей.
  
   23
  
   - Ну, как, мисс Нолан, всё уже готово? - твёрдой решимостью поинтересовался я.
   - Вы в самом деле безумен, Крейг.
   - Дайте отмашку, чтоб я убедился, что патроны боевые.
   - Росс, - коротко бросила она с нарастающей решимостью. Пули врезались в пулеотбойник, срикошетив в противоположном направлении. Боевой выстрел от холостого я отличал на слух, для этого были не нужны дополнительные приспособления. Я был более чем готов:
   - Ну, что же. У меня есть право выбора оружия?
   - Да, кроме тяжёлого, - Нолан нервно поджала губы.
   - Тогда двойной desert eagle с полными обоймами, люблю тяжёлые вещи, как и внушающие машины.
   - Модуль N5, - заметила Анжела.
   - Не пригодится, бронежилет сковывает движенья.
   - Да вы в своём уме, я не пущу вас туда без брони, - сверкнула глазами Нолан.
   - К бою!!! - скомандовал я сам себе, нырнув в перекрестье лазеров, укрывшись за первым небольшим бруствером дьявольского творенья, и пляска смерти стала вальсировать и кружиться перед моими глазами.
   - Отключите...! Лейтенант Росс, отключите это безумие! - донёсся до меня приглушённый крик Нолан.
   - Не могу полковник, он запустил автономную программу, теперь только Господь Бог способен вытащить его оттуда, - голос Пола показался мне сейчас даже чем-то визгливым, напоминающим последний вздох поросёнка, какой к обеду пойдёт на свежину.
   - Проклятье, будь ты проклят, Крейг!!! - слышал я вдогонку себе неистовство брани своей начальницы.
   Закрыв на мгновение глаза, я представил перед собой лабиринт. Ласкающей липкой ладонью я перехватил рукояти пустынных орлов так, чтобы они полностью сливались с телом и являлись неделимым продолжением руки. "Вектор направления на два часа 8 метров до ближайшего укрытия", - мелькнуло у меня в голове. Я рванул в намеренном направлении. "Минус восемь, минус семь, минус шесть, выстрел, минус пять, кувырок, перекатись, минус 1", - командовал я мысленно сам себе. Пули от второй огневой точки скользнули совсем рядом, первая цель была поражена. Несколько мгновений боя, и мандраж забился куда-то глубоко в подсознание, больше не препятствуя интуитивному ориентированию. "Коридор...." сухо без воодушевления воспринял моё перемещение, отозвавшись тихим скрипом, сопровождаемым запахом изысканного металла, сверхплотных пластмасс и въедливых пороховых газов. Мысли больше не путались в моей голове, всё встало на свои привычные места, лишь каждое мгновенье потянулось той самой тягучестью, присущей, наверное, лишь только смоле, какую усердный плотник выковыривает из деревянного короба. "Движение на одиннадцать часов семь метров, цель на шесть часов - выстрел, цель на три часа - выстрел", - чеканил я, отсчитывая такты в хроматическом звукоряде боя.... Я прижался к шероховатой стене, блокируя попадание пуль с трёх направлений, тактически это было верным решением, но осознание этого пришло ко мне чуть позже.
   - Чёрт, граната, - я сгруппировался, закрыв уши руками, резко выдохнув ртом, чтоб максимально исключить контузию, какая мне сейчас была совсем ни к чему. "Ещё один подводный камень, про гранаты никто ничего не говорил, хотя, надо полагать, цели поражены, если уж с первых метров "Коридор Смерти" так озлобился на меня.... Магазины - 75 процентов боезапаса", - молнией мысленных аберраций скользнуло по мозгу сознание. Интуитивно я пока не чувствовал опасности. Северо-восток..., я двинулся в полный рост, отчётливо понимая смертельную опасность подобного перемещения, но азарт, драйв, впрыснутый в кровь адреналином, делали из меня супермена, пусть и с большим камнем криптонита на шее.
   "Минус семь, минус шесть, минус пять, минус один", - я мгновенно выстрелил в голову мнимого противника, до того, как тот смог открыть огонь по мне. Манекен скрылся, уронив АКСУ-74, в магазине, судя по подавателю патронов, было не более пятнадцати процентов боезапаса. "А патроны-то действительно боевые", - заключил я. Положив пустынные орлы в наплечные кобуры, я перевёл предохранитель автомата в режим одиночного огня и продолжил путь, но уже с большей осторожностью, ещё три цели были поражены, двумя другими оказались манекены, имитирующие мирных жителей этого дьявольского места. По направлению к юго-востоку на пять часов через 28 ярдов я почувствовал резкий запах тротила, смешанного с гексогеном - ловушка - противопехотная мина M18A2 "Клеймор" была замаскирована довольно грамотно, дистанционный взрыватель, прикреплённый к тыльной стороне перил, реагировал на малейшее прикосновение, посылая смертельный импульс детонатору, а пройти по искусственно вымощенному настилу, не касаясь перил, было практически невозможно. "Дальность поражения этой штуковины сто метров на два метра высоты.... Тактически я бы расположил где-нибудь неподалёку снайпера. Дёрнешься разминировать мину, натолкнёшься на снайпера", - завертелось у меня в голове. Находясь в укрытии, я выставил АКСУ и выпалил в сторону, где, по моему мнению, могло находиться..., это чудо военного искусства. Направление отозвалось гулким хлёстким выстрелом, снайпер был начеку. "Что делать? Вытянуть снайпера, потом обезвредить мину"? - в раздумье на пару мгновений я переместился за кучу металлолома, какая защищала меня сейчас только от двух направлений возможного огня, снайпер снова дал о себе знать. Времени на размышление не было, я выстрелил оставшиеся патроны в каждое из двух голых направлений, а затем с силой швырнул опустевший автомат в перила, в ту же секунду прозвучал взрыв. Несмотря на мои противодействия взрыву, меня всё же оглушило, пара осколков железа из металлолома, легко пробив комбинезон, вонзились ржавыми лезвиями в левый бок и правое бедро, немного сковывая привычные движения. Я бросился по настилу, не помня собственных движений. Вновь хлёсткость выстрела снайперской винтовки врезалась в мозг подобно металлическим экскрементам, отрезвляя голову от контузии.
   Новое укрытие, выполненное из бетонных блоков, закрывало меня полностью от снайпера, теперь я был в полной недосягаемости для него. С других направлений меня сейчас закрывали другие мини фортификационные сооружения, расположенные на радиусе шести метров.
   - Ы, Ы, Ы..., - сквозь зубы вырвалось у меня из груди, когда я дрожащей рукой выдёргивал из тела вместе с фрагментами плоти металлические иглы. Времени на причитания и фокусирование на боли не было, секундомер был неумолим.
   Двигаться дальше было легче, осколки металла больше не сковывали работу мышц. Левый бок меня не волновал, но вот бедро довольно сильно кровоточило. Липкое тёмное пятно заметно расползалось на фоне чёрно-зелёной ткани комбинезона. Я на секунду закрыл глаза, определяя направление движения. "Теперь на 9 часов - 30 метров", - дернула меня за руку память. Я лавировал между укрытиями, поразив ещё четыре цели, остальные две были ложными. Патроны были на исходе, а трофеев манекенные враги, что-то не оставляли, это настораживало меня и пугало все больше и больше, так, что я чуть не угодил в две ловушки: одна из них была выполнена в форме самозакрывающейся клетки, другая в виде ямы. "Прямо какая-то зона Стругацких", - мысленно выругался я. Пока удача была у меня на стороне, я преодолел ещё около девяноста ярдов. "Быстрее, быстрее"! - неслось в моей голове, ещё двенадцать метров, два противника упали, один из них всё же расщедрился на настоящий подарок - штурмовая винтовка LR-300 с боекомплектом в семьдесят пять процентов, била безотказно. Ещё три цели, затем две архаичных растяжки с русскими гранатами РГО, оснащёнными запалами УДЗ-1. "Ещё двенадцать метров..., за укрытие, противник на три часа - пять метров, огонь", - командовала интуиция. Мне казалось, что система, управляющая тренажёром, была интуитивного типа, она словно чувствовала испытуемого, особенно того, кому способствовала удача. "Вот чёрт, возмездие за гордыню не заставило себя долго ждать", - в ту же секунду правое плечо окатила жгучая боль, я перекатился за груду железных швеллеров, выстрел был с юго-запада на восемь часов, опрокинувшись, как учили, на спину я врезал двумя пулями одиночного огня из штурмовой винтовки по обидчику. Манекен вывалился из имитационного окна, выронив оружие, но времени на то, чтобы забрать трофей у меня не оставалось. Ритмика сердца билась в унисон мыслей, я рванул по направлению к выходу: "Угол огня влево шестьдесят градусов - один есть". LR-300 дала сбой, боезапас на нуле, я отшвырнул винтовку в сторону, на ходу доставая полупустые пистолеты, падение, кувырок, перекат: "Цель вправо на сто восемьдесят градусов - пулемётный расчёт, выстрел, ещё".... Я буквально ввалился в финишный коридор, оставалось шагов двадцать, я уже лицезрел заветную дверь. Но сейчас боковым зрением увидел последнего манекенного противника, скрывшегося за деревянным хламом. Выстрелив прежде, чем механические псевдо приводы изготовились для стрельбы, я в несколько секунд преодолел победное расстояние. Широко расставив ноги на жирной надписи "EXIT", я дёрнул затворные рамы обеих пустынных орлов, один пистолет встал на затворную задержку, единственно оставшийся патрон шлёпнулся на бетонный пол дьявольского аттракциона, всё было кончено, победа была за мной. Цифры на электронном табло остановились на отметке 17:44:32. Внезапная усталость от кровопотери мощным потоком накатила на меня, я стал ощущать жгучую, ноющую боль во всём теле. Но это ли было сейчас важно...?
  
   24
  
   Вбежавшие в коридор возбуждённые зрители сектора N3 подхватили меня под руки. Среди них была Нолан, прыжком гибкой пантеры она вцепилась в мою грудь ударами женских кулачков:
   - Будь ты проклят, Джайлс, будь ты проклят, - совсем неестественно для своей воинственной натуры она совершенно по-девичьи колотила и колотила мне по груди. - Жив, жив, ты - подонок, Джайлс, слышишь, ты - подонок.
   Мне показалось, что её глаза тронули слёзы, я не знал как вести себя в данной ситуации, вот и пойми после всего этого, что творится в женской голове: иррациональность логики, эмоциональный порыв, чувственное восприятие, или ещё что? Интегрированные ангельская и дьявольская сущности, руководят её мыслями, поступками, ощущеньями плоти, подогреваемой сексуальными фантазиями и расчётливостью реалий жизни.
   Впрочем, таким поведением полковника был удивлён не только я.... Что же делать....
   - В лазарет его быстро! - мгновенно взяв себя в руки, скомандовала Нолан. - Капитан Паттерсон, восстановите работоспособность тренажёра, он разнёс тут всю добрую половину действующих механизмов. Возьмите себе в помощь людей....
   В лазарете было свежо и чисто, как в любой другой уважающей себя больнице. Всё здесь было обыкновенно за исключением трёх агрегатов, один в один напоминающих те, какие я видел в лаборатории биологически-информационной диагностики. Рядом всё это время со мной находился Пол Росс, более того он прогнал по рабочим местам остальных сочувствующих.
   - Слушай, Джайлс, я даже не знаю, что и сказать. Ты.... Ты просто герой дня, да ещё и побил рекорд.... У..., - протянул он напоследок. - А как на тебя смотрела Нолан, поверь, старик, за все семь лет, которые я здесь она никогда и никого не удостаивала подобного взгляда. Да и ещё, такое поведение совершенно не свойственное для неё, ты просто гений дня, Джайлс, уверен, что в ближайшем будущем ты обрастёшь легендами.
   - Пол, кончай молоть чепуху, нет ли чего у тебя, снять нервное напряжение, ну, после того, как меня подлатают ваши врачи?
   - Наши, наши врачи, теперь Нолан тебя ни за что не отпустит в другие сектора, ты просто ценный кадр в квадрате, или даже в кубе. Сегодня же упрошу полковника, чтобы тебя перевели в наш жилой блок, - Росс прямо приплясывал вокруг меня, пока мной всерьёз не занялись врачи.
   - Ты так и не ответил, Пол, - бросил я ему вдогонку.
   - Всё будет нормально, буду ждать тебя здесь через двадцать минут.
   Да, уж, сколько бы они не жили, какими бы высокими технологиями не владели, люди всегда останутся людьми.
   Ранение в левый бок по своему очевидному разумению не задел никаких органов, в бедре ещё оставались фрагменты металлических влияний, а вот с плечом дела обстояли гораздо хуже, пуля повредила кость, но врачи заверили меня, что в течение десяти дней организм будет, как новенький, оставалось только ждать. Процедуры, какие назначили мне местные доктора, были пятьдесят на пятьдесят: одни был идентичны обыкновенным, другие имели информационную платформу.
   Оставшийся день я провёл довольно однообразно и скучно, не хватало колдовского магнетизма Тёмных полей: меня снова пытал Росс на своей дьявольской машине, я понемногу привыкал к окружающим, а они привыкали ко мне. Всякий встречающий меня в секторе N 3 украдкой прятал глаза, словно боялся, но вот чего...? Пока для меня оставалось абсолютной загадкой, да чуть не забыл: Пол действительно пробил разрешение Нолан поселиться мне в жилом блоке N 8, какой находился в совершенно другом крыле терминала N 6. По всей вероятности Пол не лгал, у него действительно в рукаве было всегда что-то, что могло обезоружить любое начальство. Моя суть находилась в прекрасном расположении духа, мне здесь очень нравилось, умные и талантливые люди окружали меня, что я не мог сказать о поверхности. Я как мог, старался вникать в происходящее своим слабым умишком, но чем больше узнавал, тем больше тайн открывалось моему взору. Теперь я понимал, откуда взялся мой последний роман, но сейчас он представлялся для меня таким глупым и наивным, словно детская книжка про Бобика на фоне титанических трудов Гёте, Толстого, Достоевского, Пушкина, да всех и не перечислишь. Я словно попал в другой мир, измерение, называй, как хочешь, мой дорогой читатель, что-то прояснялось в моей голове, будто сама суть неизвестности приоткрывала для меня коды доступа к своим Тайнам. Жаль или, наоборот, к лучшему, что к раскрытиям этих тайн добавлялись всё новые и новые.
   Пол повсюду сопутствовал мне, объясняя работу всевозможных конструкций и агрегатов подземной цивилизации, к тому же он также интересовался и моими творческими проектами.... Я был просто счастлив, словно попал в свою эгрегорную квоту. Уж не знаю, какую роль во всём этом сыграла моя утренняя безрассудность, но меня никто не попрекал, ни куском хлеба, ни невежеством. Все относились к моей скромной персоне просто, с пониманием и с великой терпеливостью. А Нолан...? Она делала вид, что это ей всё безразлично, но я знал твёрдо: всё то, что здесь происходит, с её и только с её воинственного согласия. Может сейчас судьба смилостивилась надо мной, не давая понять всей грандиозности тайны, какую скрывали эти стены, и то, что ещё ждало меня впереди.... Но к делу..., в двенадцать ночи мы получили с Полом свои четыре часа отдыха, и на этом, пожалуй, мой дорогой читатель, нужно, наверное, остановиться подробнее....
  
   25
  
   Жилой блок N8 ничем не отличался от четвёртого, правда моя койка и шкаф, теперь бравируя над прошлым, носили номер 3. Я не знал, что это - повышение по службе или же, просто ментальное стечение обстоятельств. В блоке мы были одни, и наступил подходящий момент поразмяться в измышлениях.
   - Ну, что, старик, теперь можно и расслабиться, - прервал мои только начатые размышления Пол, извлекая из-под матраца бутылку известного пойла.
   - Странно.
   - Что?
   - В блоке 4 было всё тоже самое, но всё совсем по-другому.
   - А..., не бери в голову, там живут одни педики-импотенты. Я же тебе говорил, Джайлс, всё хорошо, но только в меру.
   - А как госпожа Нолан отнеслась к нашей с тобой внезапно возникнувшей дружбе?
   - Нолан...? Да Нолан нормальная тётка, она поощряет любую дружбу, лишь бы она способствовала продуктивной работе или любой другой деятельности, какая бы никоим образом не вредила общему делу.
   - Да...? А я думал, что она тут вроде злого гения.
   - Да, брось, старик, даже если это и так, то над ней сидят такие влиятельные "перцы", что даже если бы она затеяла какую-то игру за их спинами, то..., - Пол, разведя руками, осёкся.
   - И кто стоит над ней?
   - Давай-ка лучше выпьем, - я понял полную нелепость и преждевременность своего вопроса только после того как его озвучил.
   - Давай, - охотно согласился я. Снова терпкость прекрасного коньяка окропила мою кровь горячей порцией отдохновенья.
   - Послушай, Пол, - начал было я после очередного удара по голове коньячной эссенции техника. - Я что-то никак не возьму в толк, что это за такие, чёрт, нулевые поля?
   - Что-то я не припомню, старик, когда упоминал тебе о них.
   - Да, госпожа Нолан оговорилась об этом у портативного ИИД в первую нашу встречу.
   - А..., - отмахнулся Росс.
   - И всё же, - не унимался я. - Или ты боишься чипа "контроля"?
   - Да..., - протянул Пол. - Уж если сама Нолан....
   - Расскажи, брат....
   - Я даже не знаю как тебе попроще объяснить?
   - Да не тяни ты кота за хвост. Давай-ка лучше замахнём....
   - Давай, - после новых алкогольных излияний мой новоявленный друг, как мне показалось, был готов приоткрыть завесу тайны.
   - Ты знаешь, Джайлс, вот например атом водорода: состоит из положительно заряженного протона, который является ядром и одного единственного отрицательно заряженного электрона - двухчастичная матрица плотности и волновой функции в релятивисткой квантовой механике, где уравнения допускают приближённые аналитические решения, так? Поедем дальше.... В 1913 году Нильс Бор получил спектральные частоты в собственной модели атома водорода, имеющей множество предположений и упрощений. В 2008 году учёные США и Австрии на примере ионизированных атомов калия показали планетарную модель атома Бора, якобы движение электрона осуществляется по круговым орбитам, переход между которыми осуществляется скачкообразно. А в уравнении Шрёдингера все связи и пространство между ядром и атомом ваши учёные заменили изотропным кулоновским потенциалом, зависящим от направления в пространстве.... Давай ещё выпьем, старик, - я отчётливо видел, что хмель и усталость делали своё дело над Россом. И вновь врезавшаяся внушительным объёмом порция ИИД-эшного алкоголя вцепилась своими зелёными щупальцами в наши ссохшиеся мозги.
   - И что дальше?
   - А что дальше.... Конечно волновые функции сферически не симметричны в зависимости от угловой координаты....
   - И?
   - Как ты утомил меня, Крейг.
   - Ну,
   - Что, ну, не понимаешь что ли?
   - Не совсем.
   - Кулоновский потенциал, планетарная форма атома. Какая сила заставляет двигаться электрон вокруг ядра, да ещё и по несимметричным орбитам? В атомах они заменили всё пространство кулоновским потенциалом, а чудовищные расстояния между солнцем и планетами вакуумом.... Что до сих пор непонятно?
   - Так вот где обитают наши кейзоны.
   - Ну, слава Богу, Давай ещё..., - что-то действительно стало пробиваться сквозь завесу невежества в мою усталую голову.
   - Это же целые поля..., - опрокинул я снова в себя очередную порцию алкоголя.
   - Слушай, старик, как ты вообще написал свой роман, если не понимаешь таких элементарных вещей?
   - Да чёрт его знает.
   - Здесь дело не чисто, - мой собеседник явно захмелел, да и я тоже.
   - Я вижу, ваши открытия дают ощутимые плоды.
   - Какие открытия, Джайлс, мы лишь маленькие ничтожные существа, собирающие маленькие камушки на берегу океана познания истины. Так, кажется, поговаривал великий Ньютон.
   - А люди?
   - Какие люди?
   - Ну, там наверху, - я закатил голову к потолку. - Они так не считают.
   - Не напоминай о них, старик, глупые, невежественные и в большинстве своём бесполезные.
   - А как же верность, дружба, любовь, наконец?
   - Ты полагаешь, что всеми этими качествами наделены человечки, живущие над нами, кому как не тебе должны быть в полной мере известны их сущности. Человек более всего проецирует жизнь со своей точки воззрения, не слушая доводы других, считая себя царём природы. И к чему это приводит? Войны и катаклизмы, перенаселение, болезни и несостоятельность личностей, потому что дураков, говорящих правильные слова и считающих себя умниками уже давно перевалило через край, они доминирующее большинство на планете.
   - Но если не вы руководите сознанием этих людей, то кто? - вопрос, как мне казалось, был весьма разумен и своевременен.
   - Эх, Джайлс, если б я знал, хотя....
   - Что?
   - Любовь, говоришь ты.... Любовь - всего лишь вектор информационного безрассудства между двумя противоположно заряженными точками. Люди уже давно забыли, что это такое. Жажда похоти: спать как можно лучше, трахаться как можно слаще, жрать, как можно вкуснее, вот и вся любовь, а для этого нужны деньги. Многие работают сутками, и для чего? Только лишь для того, чтобы обладать всем этим в полном объёме. Большинство из вас приспосабливаются, как звери к среде обитания: завоевать доминирующую самку, или самца, наплодить себе подобных, урвать как можно больше средств для превосходства над другими сородичами, более того почувствовать перевес над ними, вот и вся диалектика жизни. Мелочи, вот важная часть существования людей.
   - О чём это ты, Пол?
   - Мелочи, к каким привязывается человек, дают ему иллюзию жизни, собственной значимости в диалектической системе, ощущения той же любви, наконец. Ребёнок привязывается к игрушкам, которые подарили ему родители, он чувствует в них родительскую привязанность к нему, любовь. Женщина чтит золотые безделушки, и прочие мелочи, какие подарил ей муж или любовник не только из-за их привлекательности и стоимости, ей подсознательно хочется ощущать себя желанной, значимой в этом мире. Мужчина привязывается к плодам своего труда - дом, машина, эти мелочи дают ему особый ощутимый статус в обществе, но, дорогой Крейг, утрата этих мелочей обязательный этап взросления, она даёт для человека новый импульс к свежему восприятию действительности. А большинство из людей так и не взрослеют на протяжении всей своей жизни, даже нескольких жизней, и всё потому, что сильно привязаны к мелочам, концентрируясь на мелочах, они упускают главное.
   - Это как палец, обращённый к луне, сконцентрируешься на пальце, упустишь из вида всё величие. Но ведь не все такие?
   - Ты имеешь в виду тех, кто сразу с рождения уже постиг утрату? Уверяю тебя большинство из них, окунувшись в систему материальных ценностей, через короткое время также заболевают вирусом иллюзии мира. Выстроенная паразитирующая система общества за многие годы своего существования превратила людей в хорошо управляемую толпу, всякая идеология несёт информационный след в сознании людей, и лишь немногие, изгои этой системы двигают прогресс, и если б не они, человечество до сих пор жило бы в каменном веке.
   - Но ведь системе нужны не только гении, но и дворники, слесари, учителя, музыканты, писатели.
   - Вот и прекрасно; говорят композитор - титан, талантливый учёный, но никто не говорит - гениальный дворник, а почему? Да потому, что далеко не всякий занимает свою нишу в этом обществе, круговая порука и родственные чувства, любовь, как ты её называешь, делают своё дело по нарушению гармонии системы. Население планеты растёт, особенно в слаборазвитых странах, но информационный голод для оборванных ребятишек оборачивается всемирной пропагандой о лучшей жизни. И тотчас эта армия голодных встаёт на путь преступления, потому что не способна заплатить за обучение, и даже если, получая образование, подросток всё же не может занять своё место в обществе, ибо его уже занял кто-то другой, который чей-то сын, брат, сват, любовник, любовница, и вовсе неважно то, кто из них менее талантлив. И что в таком случае делать этому полуголодному парню, если судьба не даёт ему ни единого шанса...?
   Да, чуть не забыл о первобытных особях женского пола, они прямо-таки упиваются своей значимостью в этом мире. Их скудных мозгов только и хватает на шопинги, да на различные сплетни: кто с кем, да для чего, да кто от кого, причём считают себя высокообразованными и культурными личностями этой системы, какую уже давным-давно взломали.
   - О чем это ты, кто взломал?
   - Да это у меня так, вырвалось, - смутился Пол.
   - Теперь я знаю, - пытался перевести диалог я в другое русло. - Теперь я знаю тебя, дружище. Семь лет назад тебе наставила рога жена.
   - Да дело не в этом.
   - А в чём же?
   - В большинстве своём.
   - А именно?
   - Ты знаешь, Джайлс, я прекрасно понимаю, что не все такие, но это как вирус, правда, я тебе сейчас говорю, как программист.
   - Суровая правда жизни.
   - Вот-вот.
   - Следовательно, кейзоны, образуя сетевые цепи, выстраиваются в эгрегоры, какие в свою очередь создают более сложные структурные информационные образования, объединяющиеся в целые поля - Тёмные поля.
   - Ты знаешь, Джайлс, прости меня, невежествен, словно моя бывшая жена, естественно всё в мире имеет информативную инфраструктуру, нельзя абстрагироваться только электромагнитными и гравитационными полями....
   - Согласен, но ведь что-то начинает проясняться в моей голове..., - сделал я замысловатый пасс указательными пальцами возле своих висков. - Или это не так...?
   - Ну..., что-то действительно закрепилось в твоей голове, но это прояснение всего лишь мгновенье проявления Истины, - мы оба захмелели не на шутку. Да, если ты пьёшь, мой дорогой читатель, то очень тебя прошу, знай меру, всегда выполняй поставленные перед собой цели и обязательства, иначе дело кончится плохо, ибо информационные цепи разорвать очень трудно, или даже практически невозможно, поверь мне, я знаю - вот совокупность диаметральных противоположностей.
   - Ты знаешь, Пол, меня в жизни учили совсем другому.
   - Тебя учили люди, которые ни черта не смыслят в жизни.
   - И что теперь...?
   - Теперь твоей головы коснулось знание, чти его, доверяй ему, оно вознаградит тебя за это, ответит взаимностью. Только так можно приблизиться к истине, во всяком случае, других путей я не знаю, - Пол опрокинулся на своей койке, каменным изваяньем соприкоснувшись к подушке известным информационным монолитом между набравшимся и отдохновеньем. Но я-то знал твёрдо: сон алкоголика непродолжителен. Сумбур вразумительных изысканий приводил меня в бешенство, какие бы доводы не приводил страждущий, это не более чем оправдание.... "По мне хоть пей, но дело разумей", - врезались в мои ощущенья слова великого русского баснописца Крылова. Я не оправдывал себя, более того ничем не отличался от алкогольной зависимости Росса. "Жизнь - дерьмо, друг Геральд", - говаривал Анджей Сапковский. Там за гранью жизни волновались Тёмные поля, пытаясь переместить границы: кровь, насилие, несостоятельность жизни, мёртвость поддельной тишины существования в иную иллюзорную реальность, отчасти алкогольную, где забывалось то, что вершилось в этом мире. "Извольте уважать то, чего не понимаете!", - рвалось из моей груди, но врата Богов, как нулевые поля были недоступны сейчас для моего пользования. Ничего не оставалось, как ждать, ждать перемен в моём сознании, но вектор движения цивилизации был уже давно определён, и ничего положительного он не привносил сейчас для жизни на своих чёрных крыльях. Движенье обратная сторона застоя, но верно ли то, что вектор движенья правильно определён нашей наукой, политикой, социологией, политэкономией. Мы не умеем жить!!!..., сложность такой простой истины сейчас для меня была более чем очевидной, верил ли ещё кто-то в Небеса, кто бы ещё верили в Небеса...?

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"