Аретинский Сергей Валентинович: другие произведения.

Пока дремлют Боги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что происходит с грешниками, пока дремлют Боги? Всё реально: чувства, мысли, ощущения, все возникающее в сознание – реальность. Иллюзия и реальность – это всего лишь уравнение математического синтеза квинтэссенции бытия.


   ПОКА ДРЕМЛЮТ БОГИ
   Не знаю с чего начать.... Мой друг, разносторонне талантлив: он поэт
   художник, музыкант, в отличие от меня, ну а я вообще далёк от всего этого. Он как-то поинтересовался о моей внезапной седине, мне всего тридцать пять, но, несмотря на свой незначительный возраст, я седой подобно восьмидесятилетнему старцу. Никому не хотел я рассказывать эту историю, но произошедшее настолько потрясло, что друг убедил меня рассказать эту леденящую кровь историю, от которой у меня до сих пор мурашки по коже. Он объяснил, что не берётся обсуждать правдивость сказанного, поэтому всю тяжесть возможного вымысла возлагает, целиком на меня. Не буду называть своего имени, фамилии очевидцев, а также место нашей необъятной России, где происходили эти зловещие события.
   Итак.... Началось, наверное, с того, что я купил машину - дешёвенькую, старенькую иномарку, ездить старался так от случая к случаю; она частенько ломалась, сами знаете, как это бывает со старыми машинами: то одно полетит, то другое сломается. Ну, так вот, чтобы машина не подводила в дороге, да и страх остался у меня после второй аварии, каждое утро перед выездом я подходил к иконам, стоящим на кухне квартиры и молился, молился как, мог, одним словом просил Господа уберечь меня от приключений в дороге. Наверно надо сказать, что мало кто из нас, живущих в этом безумном, несовершенном мире являются истинными христианами, в большей степени, на мой взгляд, это веяние моды и нашей греховности. Но поедем дальше.
   Чего греха таить, мы в своём большинстве садились за руль, будучи в непотребном состоянии. Случилось это в прошлом году 9-го мая - великий праздник победы, даже для тех, кто вовсе не причастен к этому знаменательному дню. Мы собрались с друзьями на квартире Сергея - он отличный парень, к тому же ещё и холост, был когда-то женат, но как-то не сложилось, теперь платит детский кредит (как он сам выражается). Серёга прекрасно разбирается в технике, электроника его муза. Со временем к нам присоединился и бесшабашный Сашка - наш автомобильный дока, ну, естественно навеселе. Вслед за ним явился ещё один Серёга, ну этот вообще компьютерный маньяк, не знаю какой он программист, но хакер первоклассный. Ну, и самым последним прибыл Колька, он у нас гаер (это сленг, гаер - это человек, работающий в ГАИ). Колька как раз был с ночной смены - повезло, вы же знаете: как праздник, у всей "ментовки" усиления, рейды и не продохнуть. Собрались мы спонтанно. Ну, ладно мы все не женаты, а Колька поссорился со своей пассией, а Санька живёт с женщиной, прекрасная женщина (повезло), но видимо решил отдохнуть от семейной идиллии. Но не в этом дело. Мы со вторым Серегой в Чечне были; общая тема для разговора понятна, но только нам. Ну, слово за слово, фильмы военные, стол холостяцкий, водка холодная. Я чувствовал, как хмель ударил мне в голову, моим друзьям тоже. Ну, разумеется, нам не хватало женского общества, компания становилась, всё скучнее и скучнее, невзирая на количество потреблённого алкоголя. Заводилой оказался Сашка.
   - Сейчас всё организуем, - с этими словами он достал непослушными руками с пояса мобильник и стал названивать знакомым девушкам, объясняя невнятным голосом о том, как здесь хорошо и весело.
   Я не очень верил в Сашкины способности, однако, спустя час, к нам присоединились две женщины, примерно в таком же состоянии, как и мы. Говорить о внешних данных и уровне образованности этих дам не пришлось, я даже не помню, как их зовут. Правда, лучше вовсе умолчать об этом факте, дабы никого не обидеть. Но делать нечего. Хозяин квартиры вовсе омрачился, лицезрев столь удивительных особ. Со вторым Серёгой мы продолжили прерванную беседу о злободневности военных будней. Так продолжалось ещё несколько часов, может больше, похоже, что наша изменённая биохимия мозга начала играть с нами в "Машину Времени".
   Сейчас я уже не вспомню, кто предложил ехать на "чёртовую протоку". Наша река небольшая, но за городом она разливается за счёт двух небольших озёр, разлитый рукав могучим водным движением обнимает великолепные стройные сосны, словно сёстер на выданье. Сильно разливаясь в этом месте весной, она образует крутые обрывы с великолепными пляжами, тая в своём чёрном омуте водные тайны. Слышал я байки про это место; будто бы люди там пропадали, кто-то видел там нечисть всякую, или инопланетян. Будто бы ночью в определённые дни красота природного образования исчезает, меняясь на гримасу адской агонии. Ходили слухи о том, будто бы там уфологии что-то искали, уж не знаю, нашли или нет. Ну, а мы люди малосведущие в этом, да и скептичны ко всей этой чертовщине. Но дальше....
   Вся наша весёлая компания лихо поддержала идею. Долго ли коротко собирались, я плохо помню. Поехали на двух машинах: на моей и Колькиной, он предстал вроде нашего дорожного заступника. Ну как водится, взяли с собой зелёного змея, закуску и двинулись.
   Дорога вела за город. Я слушал, как весело гудит движок моего четвероного коня, недавно объезженного, правда он по-прежнему брыкался разбитой подвеской, недовольно фыркая акселератором. Светофоры недобро подмигивали нам своими разноцветными глазами. Но в тот момент я отчётливо видел всё, что происходит на дороге: от дорожных знаков до полураздетых незнакомок, кокетливо порхающих по тротуарам, под светом искусственных огней городских улиц. Дорога сворачивала в лесную зону, выложенная разбитыми бетонными плитами она не предвещала ничего хорошего. Петляя между дачными участками и щитовыми домиками, всё глубже и глубже уходила в лес тёмным, сгущающимся лабиринтом. Дорога чем дальше, тем более становилась всё отвратительней, я уже успел схватить четыре довольно серьёзных ухаба. Правда, на тот момент меня, ну а тем более моих спутников, это ничуть не волновало. В салоне гремел "Rammstein", подзадоривая всех нас своей неизвестной музыкальной силой. Путь становился всё монотонней, порой я мог различать только тускнеющие в ночи габариты Колькиного Фольксвагена. Ближний свет наших автомобилей всё меньше и меньше бравировал сквозь наполняющую лес тьму. Стрелки часов нацеливались своими прицелами на четверть двенадцатого. Монотонность происходящего нагнетала, я то и дело увиливал от ухабов и выбоин на бетонке, постоянно маневрируя, что необычайно трезвило меня, то же самое делал и Колян, полагаю, также приходил в состояние адекватности от происходящего. Машина чувствовала меня, я чувствовал машину, осознавая в случившемся истину - вот-вот мы приедем.
   Наконец долгожданная отворотка, подобно душевному бальзаму, облегчила моё состояние. Я вышел из машины, ноги ватным ощущением созерцали мягкость чуть примятой травы, луна кровавым диском пульсировала в такт тягучему неподвижному воздуху, давящему на сердечнососудистую систему, но в тот же миг освобождала таинственность духовных чакр, раскрепощая сокровенное, зажатое в наших душах клещами злободневности бытия. Это было удивительно. Я вдруг словил себя на мысли, что мои спутники испытывали аналогию ощущений. Наши души слились, словно упоительная гармония природы коснулась всех нас своим таинственным естеством, наполняя все внутренности Божественной экзистенцией. Ну, и как водится: девочки налево, мальчики направо.... Делать нечего; ещё несколько усилий, и костёр зашелестел набирающими оборотами своей жизни. Мучительность ожидания волшебства томила всех нас, вы же знаете, как тает во рту лакомый кусочек восхитительного свежего куска мяса, как тянет он дымкой костра, упоительно фокусируя свои неподражаемые качества извечного, будоража вкусовые рецепторы своей неподдельной направленностью. Мы недолго мучились с маринадом, и вот по желобу уже давно испытанных шампуров потёк слащавый сок нежного мяса. Нам было весело, ибо всё это подогревалось изнутри наших организмов давно испытанным способом. Водка пьянила наши ощущения и умы, казалось, что ночь вальсировала вместе с нами в опьяняющем шабаше. Летели шутки, брань, мы смеялись, прыгали от радости, водили хоровод вокруг костра, купались в пока ещё прохладной майской воде. Мясо тоже не подвело, его неповторимый аромат, изысканная сытность, тянущая дымкой, путём вкусовых рецепторов и упоительности сладкого ощущения тяжести в желудке приводили нас в состояние терпкой эйфории. Я не знаю как остальные, но я уже не различал всё происходящее вокруг, куда-то унеслись все тягости и проблемы нашей жизни, словно кудесница-ночь своим необъяснимым волшебством натянула на наши глаза пелену другого мира, мира грёз и исполнения желаний.
   Не помню, сколько это всё продолжалось.... Сейчас только в памяти всплывает Сашкина фраза: "Смотрите, "братва" тоже отдыхает". В метрах двадцати от себя мы увидели чёрную Нексию. Там были две пары, они также отдыхали, как и мы, правда, шашлыки явно не входили в их меню. Костра мы не видели, но постепенно нарастающие децибелы парочек доносили до наших ушей их действительное празднество. Мы не были настроены агрессивно, поэтому не вмешивались в их веселье, они тоже игнорировали наше общество. Наше взаимоисключающее естество положения вещей продолжалось до тех пор, пока вконец охмелевший Колька, не говоря ни слова, направился к ним. Я тогда и не заметил, как наши соседи влились в ночной праздник, подогреваемый горячительным.
   У меня перед глазами до сих пор стоят их захмелевшие радостные лица.... Ольга с Андреем собирались пожениться, а вот Олег со Светой познакомились лишь несколько часов назад, но в их отуманивших взглядах читалось то, что они нравились друг другу. "Прекрасные пары", - подумал я, в тот момент, в глубине своей захмелевшей души я порадовался за них, единственное - зависть омрачило моё сознание. Я каждое мгновение ощущал это, холодные пальцы разума душили это пагубное чувство, вспыхивающее во мне всё с новой и новой силой. Но как бы там, ни было, полагаю, никто не заметил тогда мою внутреннюю борьбу. Правда, по себе я чувствовал, что немного раскис, словно молоко с размножающими бактериями брожения. Одно порадовало меня тогда: ощущение того, что водка уже не берёт, а организм встаёт на путь отрезвления. Отчасти погрузившись в свои размышления, я не сразу услышал, о чём говорили присутствующие....
   "Слушай, а как он там оказался"? - Сашка указывал рукой вглубь темноводья, переливающего отблеском кровавой луны. Очнувшись от дум, я обнаружил, что все уже стоят на берегу реки, вглядываясь в тёмную неспокойную гладь чёртовой протоки. То ли дурная слава этого места будоражила наше воображение, то ли хмель, изрядно пульсировавший в наших сосудах, рисовал эту действительность, но дело было так....
   Я долго вглядывался в трёхмерность пространства, прислушиваясь к дыханью леса и странному всплеску воды, пока не стал различать на воде темнеющий силуэт. Он передвигался по волнам, словно под его ногами трепеталась твердь, но мы то.... Мы, же точно знали, что никакого островка, отмели там нет. Я не часто посещал эти места, но слышал от других, что это чуть ли не самое глубокое место реки, где утонуло очень много народа. Я даже читал в нашей местной газетёнке про то, как в позапрошлом году там затонула яхта какого-то нового русского, который вероятно также как и мы отдыхал от трудовых будней. Уповать на то, что это всего лишь плод моего воображения не приходилось, ведь все присутствующие видели то же самое. Силуэт неизвестного ходил по воде кругами, словно выискивая что-то в зловещей глубине темноводья. Так продолжалось около десяти минут, пока тень на воде не исчезла в кровавом свечении луны. Я ощутил значительное отрезвление, бьюсь об заклад, что мои спутники чувствовали аналогичные изменения своего организма. Мы еще какое-то время вглядывались вдаль, в надежде на повторение увиденного, но ничего более не происходило. Вернувшись к затухающему костру, мы стали выдвигать различные версии, объяснения случившемуся.... Костер получил дополнительную порцию деревянного топлива, ворчливо потрескивая, он будто вторя нашим измышлениям, выдвигал свою версию видения. Компьютерный Серёга стал рассказывать нам страшные истории, вычитанные им якобы в интернете об этом месте, будто бы здесь что-то нашли уфологи, какую-то паранормальность..... Не знаю..... Я всегда скептически относился к подобным бредням, поэтому не придавал этим историям остроту правдивости, и не хочу здесь на них останавливаться.
   Очередная Серёгина байка была прервана странным всплеском воды. Звук был совсем рядом, в следующее мгновение мы поняли, что движение шло от кустов, растущих у берега прямо в воде. Как по команде мы все повернули в ту сторону головы. Плотность кустарника выдавала нашему зрению лишь движущую черноту бесформенной тени. Всплески внезапно сменились характерным хрустом твёрдого тела, ударившегося о грунт реки. Я почувствовал неприятный холодок страха, пробежавший по моей спине. Холодный липкий пот, выступивший на моих ладонях, рождал в моей голове справедливо пришедшую мысль: "Сейчас мы всё узнаем и найдём достойное объяснение увиденному". Довольно робко мужская половина нашей компании двинулась к кустарнику, прятавшему от нашего взора источник странных звуков....
   Перед нами открылось следующее: нос необычной лодки упёрся в берег, раскачиваясь, она была похожа на необычное животное, чешуйчатая поверхность, чем-то походила на кожу крокодила, однако, чешуя была довольно внушительных размеров по сравнению с этой рептилией. Я ещё подумал тогда, что лодка действительно была сделана из шкуры доисторического земноводного.... Но как? Мы все окаменели от открывшегося нашему взору, недоумевая, и, переглядываясь друг с другом. Лодка колыхалась от шагов своего седока. Он был одет в длинный чёрный плащ, его голову покрывал большой капюшон. Он вышел из лодки и направился к нам, из-за капюшона я не мог разглядеть его лицо. Ощущая наступивший в сердце неприятный холодок, я вдруг попятился к костру, будто он был на тот момент моим единственным спасением. Чуть сошедшее оцепенение, охватившее меня, отпустило с моих жил внезапно возникнувший страх. Я увидел, что все мы жмёмся к костру, страх вновь стал нарастать, сердце заколотилось в бешеном биении, не смотря на все усилия с ним совладать. Дыхание ветра и зловещий шум листвы удваивали силу нахлынувшего на меня чувства, мне показалось на секунду, что спустившаяся к воде луна источает свою кровь в чёртову протоку, волны, набегающие на брег, имеют её багровый оттенок. Незнакомец медленно подходил к нам, жавшимся друг к другу от охватившего нас ужаса. Мне хотелось бежать, но члены были скованы нахлынувшими ощущениями, доселе неизвестными моему организму. Тёмный человек приблизился к костру. Он поднял опущенную голову, и я теперь мог рассмотреть его лицо. Оно было мертвенно-бледное, белки глаз кроваво-ужасающим взором пронизывали всех нас чем-то неизбежно, зловещим. Я весь трясся, словно лицом к лицу встретился со своей смертью, и бесполезны были всякие действия, попытки избежать беды, надвигающейся на всех нас. Сейчас я вспоминаю, как на лице в районе бороды у демона я разглядел бугристую, выступающую чешую. Он протянул руку, указывающим по очереди на всех нас когтистым перстом, и в тот же миг с его глазниц брызнула буро-алая кровь.... На своем лице я ощутил дыхание холодного тлетворного ужаса могилы, словно шагнул в бездну послесмертной неизвестности. Всё пронеслось передо мной в одно мгновенье, вся жизнь моя была разбита на рваные файлы значительных событий.... Я понял это конец, шёпот непонятных в моей голове фраз придавал происходящему все большую зловещую действительность. Ужас своим холодным шершавым языком облизывал меня, словно пытался укусить душу, я чувствовал на своей коже его липкую вонючую слизь, клыки смертельным прикусом давили на моё сердце. Сущность происходящего менялась на видения с чёрными холодными стенами лабиринта, источающего агонию замурованных в эти стены тел мучеников. Их стенания всё прочнее врезались в сознание, осознание того, что меня ожидает, приводило мою смятённую душу в неописуемый ужас. Я не мог двинуться. Какие-то мгновения в голове промелькнула мысль, что это всё кошмар, я силился открыть глаза, но с каждым новым усилием осознавал, что веки открыты до предела зловещими тисками адской действительности. Кроме тлена пепла, источающих зловоние, тягучий кровавый зной давил на лёгкие тяжестью совершённых грехов, которые подобно огромному камню тянули душу ко дну адского бытия. Руки мучеников тянулись к моей плоти, цепляясь за мои члены, они пытались вырваться из заточивших их на вечное страдание стен лабиринта. Их мольбы и стенания до сих пор режут мою память неподдельным состоянием ужаса. Тогда сквозь зловещий ветер, непрекращающийся гул я слышал пугающие звуки капеллы - хор полностью гармонировал диссонансу органного дыхания, я не мог различать слова, но что-то внутри меня подсказывало, что хор перепевал Псалмы сзади наперёд - это было ужасающе. Вдруг я почувствовал, что какая-то неведомая сила подхватила меня и понесла вверх, тщетно я пытался хвататься за воздух адского зноя. Через несколько мгновений я увидел окраину лабиринта. Вспышки кроваво-солнечной плазмы слепили глаза, зной, идущий от трёх красных звёзд, подобных нашему солнцу понемногу стал плавить мою кожу, она стала пузыриться, лопаться, чередуя собой различные степени ожога, и наконец, обуглившись, воспламенилась. Я издал истошный крик, исполненный болью и отчаяньем. Та же сила понесла меня вниз, ветер рвал меня на отслаивающиеся продукты тлеющей плоти, я ощутил, как грех, наполнявший меня всю сознательную жизнь, сейчас воспламенился подобно факелу. Боль обернулась в вечность, вечность ужаса и страдания "Потуши моё пламя, потуши моё пламя, Господи"! - истошно вопил я....
   Вдруг эти ощущения исчезли, будто демон подобно гончему псу пустился в погоню за уходящей от него добычей. Очнувшись, я всё понял. Наши новые знакомые со всех ног побежали к своей машине, водный демон проследовал за ними, его не пугал рёв двигателя, дальний свет фар. Машина пыталась сдвинуться с места, но передние колёса только безнадёжно рыли землю, машина тонула, словно в сыпучем песке. Демон встал напротив автомобиля и, протянув руку, сделал небрежное круговое движение кистью. В тот же миг брег медленно стал осыпаться в воду, увлекая за собой автомобиль с нашими новыми друзьями. Бог мой, я видел их лица; Ольга била в отчаянье руками по боковому стеклу. Стенаний и криков я не слышал, её лицо выражало ужас, который я никогда не видел, это было лицо агонии, оно до сих пор стоит в моей памяти, я даже не могу передать этого.... Машина медленно сползала в реку, красноватая вода заполняла салон. Я видел, как тонули люди, они умирали, но даже до сих пор я не могу с полной ответственностью сказать: утонули ли они, или умерли от ужаса агонии, надвигающейся на них неизбежной смертью. Машина вскоре скрылась в чернеющей глубине. Демон повернулся в нашу сторону, погрозив перстом, шагнул на воду и направился к середине реки, его лодка, подобно послушному животному проследовала за ним. Лес замолк, не было слышно даже шепота листвы, туман мертвенной пеленой спускался на воду, демон исчез в мягком тумане. Я впал в забытьё, сколько провёл в этом состоянии, не помню. Очнувшись, я обнаружил, что рядом никого нет, костер тлел умирающим безмолвием, всё тело ныло нестерпимой болью. Тяжело поднявшись, я направился на поиски своих друзей. Двери моей машины были распахнуты, из салона доносилась "АриЯ" - композиция "Дьявольский зной" отражала мою состоятельную действительность. Колькин Фольксваген стоял на прежнем месте без движения. Во рту пересохло, единственное желание было о глотке холодной влаге - всё равно какой. Блуждая вокруг машин, я услышал странные звуки, поспешив на звук, я увидел, как Серёга (компьютерщик), привязав к тяжелому берёзовому суку свой брючный ремень, пытается накинуть себе на шею петлю. Я завопил в отчаянье, мы какое-то время барахтались в траве, пока мне удалось отобрать у него ремень.... У него была истерика. Что-то стало подсказывать мне, что случившееся этой ночью не было плодом нашего нетрезвого состояния. Всхлипывая, Сергей стал успокаиваться, я проводил его до машины и усадил друга в салон, а сам отправился на поиски остальных своих спутников. Сашку я нашёл неподалёку; он лежал без движенья, крепко обняв могучий сосновый ствол, глаза его были полны пустынным безразличием. Я с трудом расцепил его руки и дотащил до машины безжизненное тело. Колька был неподалёку, он стоял на коленях и бормотал что-то бессвязное, но вовсе не походило на молитву. Второй Серёга мало чем отличался от остальных, он бессмысленно ходил вокруг трёх сосен, его лицо выражало полное безразличие ко всему происходящему, похоже, какой-то зомбический транс парализовал его волю. Оставалось найти наших девчонок, я нашёл их без особого труда, они тоже были неподалёку, крепко обнявшись, они напропалую рыдали, успокаивая себя по очереди. Наконец все были в сборе. К счастью осталось ещё две трети бутылки водки, после употребления, которой мои друзья понемногу стали приходить в себя.
   Я плохо помню, как мы добрались до дома, никто из очевидцев происходящего не вымолвил ни слова. Оставшись дома один, я долго думал о случившемся, и память возвращала в моё сознание всё новые и новые обрывки воспоминаний. Мы встретились только спустя две недели. К тому времени я узнал, что на чёртовой протоке в праздники пропали две пары молодых людей, статья вещала о приметах, схожих точь-в-точь с нашими ночными знакомцами. Каждый из моих друзей не вымолвил ни слова о случившемся в ту злополучную ночь, мы договорились молчать и впредь, в противном случае, как бы мы могли объяснить своё свидетельство исчезновения вышеупомянутых людей - мистикой, - глупо.
   Меня до сих пор мучают кошмары, я всякий раз задаю себе вопрос: что случилось бы со мной, если бы не они, помогли ли мне в этом молитвы? Одно я знаю наверняка: что-то есть по ту сторону нашего понимания, хотим мы этого или нет. Я не прошу верить мне, ужас, который испытал я - не пожелаю никому. Под пеленой материальной иллюзии как много мы забыли, наполняем здесь свои души грехом, вспоминаем Высшие силы лишь в критические моменты своей жизни, когда кризис отступает, сразу забываем о Них. Но кто-нибудь задумается.... А что, если ваш кризис наступит тогда, когда Высшие силы будут дремать?
   Стоп, что-то случилось с моим компьютером.... Я чувствую чьё-то присутствие, и это наполняет вновь мою душу страхом - брандмауэром греха.... Курсор самостоятельно набирает текст:
  
   Всё реально: чувства, мысли, ощущения, все возникающее в сознание - реальность. Иллюзия и реальность - это всего лишь уравнение математического синтеза квинтэссенции бытия. Пришло время узнать это, что стоит по ту сторону твоей реальности.... Пришло время....

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"