Аретинский Сергей Валентинович: другие произведения.

Синопсис для "Ключей к Смерти"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто как не художник способен уравнять Истину для физиков и метафизиков,обывателей и талантов?

   Синопсис к роману-трилогии
   "Ключи к Смерти".
   "Эфир существует, существует, господин Эйнштейн", - писал выдающемуся теоретику гений человечества, хорват - Никола Тесла. Однажды я спросил доктора физико-математических наук, создателя математической модели ядра, которого по счастливой случайности знаю лично: отчего в атоме водорода электрон не падает на положительно заряженное ядро, да и вообще..., отчего электрон двигается вокруг ядра не по орбитальной составляющей? Профессор сообщил мне, что на этот вопрос никто из людей не даст ответа. Предположительно между ядром и электроном есть что-то ещё, а равно и в межатомных связях. Представьте, какие возможности откроются тому, кто обуздает эти гипотетические частицы, ведь духовное творение не где-то там за блокпостами материальной вселенной, оно рядом с нами, ведь главное для нас уравнять веру и знание. Современная физика загнана в вольеры, ограничивающие познание истинной природы мироздания, обусловленная математическими домыслами, она тонет в физическом вакууме между искривлённым временем и пространством, торсионным полем Эли Картана и эфиром Максвелла, а прикладной точкой зрения современной науки считается неперспективным исследование промежутка вещества между ядром и электроном. Ну, вот вам и фундаментальность романа....
  Немного оттолкнёмся от научных изысканий, о них можно говорить долго. Одной из основных целей повествования являлось сопряжение науки с обывателем, простым масштабным зрителем, да и описанные в романе технологии относятся к творениям Богов. Итак, мы с вами чуть коснулись некоторых концепций романа и его тяжеловесности. Теперь поспешим к нашим героям....
  Роман "Ключи к Смерти" представлен в виде трёх частей, каждая из которых вполне самостоятельна, но в то же время все они тесно взаимосвязаны друг с другом.
  
   1-я часть: Обычное дело. Декабрь 2014 г. г. Нойс, Германия. Некий программист Роберт Венц покончил с собой через повешение. Обычное дело на первый взгляд, но что-то смущает в нём начальника криминальной полиции Йохана Мессера, и он поручает расследование своему другу и однокашнику Отто Вернеру, какой в мысленно уже в отпуске. Оказывается, что Венц вёл электронный дневник, из которого становится ясно, что последний запустил в сеть какую-то совершенно новую программу, отличную от привычных нам. После этого, спустя пару дней, с ним связывается некто, который указывает на предстоящие неотвратимые события, называет точные причины и время смертей близких для Венца людей. Странной фигурой все предсказания сбываются, да ещё и с математической точностью. Таким образом, обычное дело принимает совершенно необычный поворот. Все сомнения о паранойи погибшего у главного героя постепенно рассеиваются. В процессе расследования он сталкивается с неизвестным; Доктор - так назвал своего вестника смерти покойный программист, какой в свою очередь посредством неработающей уже 70 лет АТС информирует о следующих смертях, непрекращающихся ни на день. Доктор в свою очередь сообщает детективу об информационном пространстве и Тёмных полях, указывая на то, что именно Венц открыл ящик Пандоры, и тот, кто не должен был родиться, по вселенскому замыслу будет уничтожен. Выборы уже не за горами, таинственные смерти первых людей города будоражат общественность. Что или кто стоит за изоморфными фантомами: тёмные силы или же чья-то тонкая игра? Именно это и нужно выяснить Вернеру, однако, он тут же сам попадает под прицел - Лотта Кехлер после интимной связи с ним оказывается в его постели с перерезанным горлом, и вот теперь кто охотник, а кто добыча...?
  
   2-я часть: Суть неизвестности: лето 2011 г. Лондон, способы повествования изменены. Бывший офицер спецподразделения "гурки", кавалер креста Виктории - Джайлс Крейг после несправедливого увольнения из армии её величества выброшен на мостовую безысходности без пенсии и выходного пособия. Это именно он написал роман "Ключи к Смерти", точнее его первую часть и пытается работать над второй, но безуспешно. Выйдя на балкон, он становится очевидцем эскорта НЛО (исторический факт). Вечером того же дня Крейг встречается с довольно примечательным редактором издательства "S..." Эдвином Бёрком с целью дальнейшей перспективы своей рукописи. Диалог проходит в несколько нервозной и таинственной обстановке, где обсуждаются основные концепции романа, и идея создания второй части, повествующей об андрогинных существах (с ними читатель ещё встретится). Следующим утром в квартиру Крейга прибывает полиция и нашего новоявленного героя обвиняют в убийстве Бёрка, какой, как выяснилось, ночью был отравлен. Так Джайлс оказывается в полицейском участке, где странный бродяга рассказывает ему о подземных призраках и о таинственной Анжеле Нолан и о том, что в районе Тоттенхэма через два дня начнутся беспорядки, и у него появится возможность бежать (также исторический факт). Так и случилось. Джайлс прибывает в указанную стариком точку метро: терминал Хитроу 5, где достраивается терминал Љ6. Таким образом, Крейг попадает на базу подземных призраков. Зарекомендовав себя с исключительной стороны, как стойкий и бесстрашный офицер спецназа, он становится участником самого удивительного приключения. Теперь, одна за другой перед ним отрываются неизведанные потаённые уголки истины. Тут на сцену выходят нео-науки: информационные составляющие системы Тёмных полей, эфиродинамика, нулевые энергии и прочая метафизическая ересь, какая так пугает современных учёных, однако, если вспомнить опыты Майкельсона - Морли, работы Альберта Вейника и многих других, то вся эта фантасмагория перестаёт быть так называемой фантастикой. Секретная военная база с технологиями будущего, как представлялось ранее, перестаёт быть таковой. Что это, инопланетный заговор, или попытки изучения эволюции биологических видов, дабы узнать квинтэссенции смерти? Ведь не секрет, что все и всё в мироздание смертно от простых одноклеточных до целых галактик. Что же всё-таки стоит за рубежами смерти...? Призрачная реальность, какую долгое время Крейг считал сном, делает из него проводника между тёмными полями, маяками вселенной (пульсарами). На базе зреет заговор, и вот наши герои: Анжела Нолан, техник Росс и Крейг вынуждены бежать на исследовательском челноке. Первый портал в долину смерти замаскирован там, за скованными волнами Северно-ледовитого океана, где уже виднеется северный полюс, ну как быть тут без погонь и стрельбы, без дружбы и предательства, без знаний и кодов доступа к тайне....
  
   3-я часть: Концерт сумасшедшей литературы со Смертью. Следует обратить внимание на нумерологию подглав, а равно и на построение повествования - концерт значит партитура. 3-я часть, как и предыдущие начинается со смерти и эта смерть написавшего представленную рукопись, именно он становится свидетелем этих сумасшедших событий. Действие разворачивается в новой эре, и временной отсчёт ведётся уже не от рождества Христова, а от той точки отсчёта, когда человечество было вынуждено покинуть Землю. Как и всегда сильные материки были разделены океаном, но теперь уже океаном космоса. Одни жили на Марсе, другие на Титане. Хелен Макдауэлл - дочь президента Марсограда Виктора Лармор. Теперь она в реанимации на Титан-Сити, в неё стреляли неизвестные. Она перешла порог клинической смерти - 120 минут. Оказавшись на перекрёстке миров, куда её вывела девочка-Херувим, небезызвестная нам по первой части Агнесса Маркель (святая Агнесса) проводит в её эгрегорной структуре ряд информативных инсталляций, дающей своей новой хозяйке уникальные способности, с какими она и возвращается в мир живых. Её память заблокирована, единственное, что она помнит так это цель, ради которой Всевышний вернул её в прежнее тело, и эта цель - шестой мир. Но что это? Её новые способности тут же дают о себе знать, она превосходит по интеллекту всех окружающих, более того.... Снова, вновь тайны и политические заговоры, какие открываются перед ней и нами с каждой страницей. Хелен узнаёт, что у неё была сестра-близнец - Хелена, а их отец, когда ещё не был президентом.... Одним словом были тёмные пятна в его биографии, но кто из нас без греха. Разгадка одной тайны тут же тянет за собой другие, не менее головоломные секреты. Так всё же, что такое шестой мир? И вновь не обходится без предательства и открытия самых потаенных уголков души человеческой, ведь если Бог мёртв, то всё и позволено. Оказывается, что все инсталляции тесно связаны между собой какой-то магической тайной, и где же Хелена, жива ли? В поисках ответов на все эти вопросы наша красавица оказывается на Марсе. Долина Маринера, самая высокая точка солнечной системы, какую люди теперь окрестили как олимп Дьявола.... Почему Дьявола? Жернов потухшего вулкана, где велась добыча полезных ископаемых, не радужно встретил новых исследователей, они столкнулись с таинственными изысканиями древней цивилизации, когда-то населявшей красную планету. Невиданные доселе энергии, незнакомый, самый активный элемент вселенной - джахшатий, давно забытая лингвистика, уходящая в корни санскрита и енохианского языков, сногсшибательные перспективы, нулевые фильтры, риманова геометрия, свежие представления об устройстве всего сущего и вновь новые тайны. Разгадает ли их наша Хелен, в какую невозможно не влюбиться особи противоположного пола, узнает ли, наконец, что такое Смерть и шестой мир? Впрочем..., судить Вам....
  Я старался, чтобы роман охватил по возможности всё: здесь будет философия и наука, притчи и афоризмы, предательство и любовь, мир с войной и без, удивительные приключения и фантастические путешествия в иные царственные сферы, поэтические формы, ну и многое другое. Кто знает, может сегодняшняя метафизика завтра станет новой реальностью, может следующий читатель станет новым покорителем вершин знаний, и в помощь Бог!!!
   И в завершении обязательное условие для синопсиса - две-три страницы рукописи, пусть будут эти.... Да ещё и с "Перекрёстка Миров":
   1
  Она была модифицирована, хотя, кто знает, может, и нет, ведь она вовсе не принцесса нашего мира и уже теперь не могла помнить почти ничего из своей прошлой жизни кроме имени, всё остальное было нереально и в высшей степени призрачно, но кто знает, что есть реальность, стоит ли теперь повторяться...?
  Всё прошлое кануло в лета, будто давно забытый и тревожный сон. Она значительно отличалась от своих сверстниц, знавших счастливое, соразмеренное детство с куклами, нарядными платьицами, любовью родителей и близких. Она всегда очень сильно отличалась от девушек, имеющих школьных подруг и заботливых воспитателей. Но, что делать, если судьба распорядилась иначе....? Итак, ей двадцать восемь с небольшим, может чуть больше.... Сколько ей лет она в точности не знала и сама, ибо временная координата здесь определялась совершенно иным образом. Время, согласись со мной, дорогой читатель, субъективное расстояние пространственной материи между событиями. Извлеки события из своей жизни, и время исчезнет для тебя условностью векторной величины, словно утренний призрачный туман, какой растает подобно миражу над утренней рекой с восходом солнца. Но теперь....
  Теперь не уставшие силы пульсировали в каждой клетке её организма, наполняя его космическим дыханием биологической структуры. Разные мысли приходили ей в голову сейчас между реальностью и сном, какой так и не приходил долгожданным отдохновением. Мозг мыслительным процессом вальсировал между волнением и предвкушением какого-то водоворота в её жизни, неизведанного и манящего. Тусклый мерцающий свет неслышно чуть пробивался сквозь стеллажи книг по биомеханике, теологии, трактаты по астрономии, физике, химии, высшей математике. Похоже, что труды по неонаукам не очень мирно сосуществовали на одной полке с древними открытиями, но она сейчас не думала об этом, чувствуя дыхание надвигающейся ночи, спёртый воздух пыльного помещения, да всю эту научную ересь, разносящейся тягучим, как смола воздухом по нейронно-аксонным связям её черепной коробки. Стянутый кислород лоснился от пыли, простирая повсюду свои потные лапы, непреодолимой тяжестью давил на грудь.
  Тело изнывало и требовало отдыха, упоительности сна, но мозг упрямо не желал сдаваться уставшему телу. "Что ждёт меня завтра"? - думала она. Но сейчас, именно в это мгновение, она словила себя на мысли, что это её мало заботит. Сейчас она хотела лишь одного: чувство не востребованности терзало противостоянием буйствующих гормонов с одной стороны и неумолимой ситуационности с другой. Ей хотелось чувствовать себя женщиной, быть желанной и желать самой. Внезапно нахлынувшие воспоминания от прочитанных когда-то романов влекли к неизведанной тайне, бьющиеся в теле желанья рождали дрожь, низ живота тянул своей неподдельной истомой, уносящей в мир фантазий и грёз, сладостность мгновений поддавалась всей горячей плотью к твёрдым пальцам рук. Это было незабываемо, оно преодолевало всё на своём пути: робость движений, стыдливость несдержанности; природа вот всё то, что руководило ей в этот момент. Удивительность ощущений будила в каждой клетке существа радость, к чему кривить душой, из всех зол каждая бы женщина выбрала радость, всё то, что преобладает в её сути бытия. Всё остальное по сравнению с этим меркнет: пошлость, нелепые поиски смысла жизни, иные состояния души, стремление доказать что-либо себе или окружающим, способность добиться чего-либо больше чем другие - всего лишь на всего блеф - пути получения этой радости, ведь она, - женщина и ей дано многое, более того, что дал Господь мужчине.
   Она ощущала в себе какой-то неподдельный подвох Создателя, что-то не хватало в ней, тянуло от прекрасного к животным инстинктам, овладевающим помыслам, словно что-то она недополучила, и вот теперь от Высокого она вновь и вновь возвращалась к низменному, ища то, что потеряла: некую силу забвения. То, что в мучительной степени не хватает именно сейчас....
  Страстный вздох помутил размышления, она ощутила под пальцами свою стонущую, источающую любовный сок плоть, рвущуюся наружу к неописуемым ласкам, к пространствам любовных лабиринтов.
  Мои пальцы в точности сейчас заплясали по чёрно-белым, глухим клавишам фортепьяно, пытаясь сопроводить всё увиденное в минорное упражнение, но тщетно.... Запредельные фантазии блуждали меж галактических миров, освобождая тайные желанья, всецело отдаваясь им, она уже не стыдилась продвижениям своих рук, трепетное тело ласкалось к их томным прикосновениям. Нахлынувшее состояние нарастало с неистовой силой, она ощущала изнывающую плоть подобно распускающимся бутонам роз, раскрывающих свои возможности пред неизведанной тайной бытия. Хотелось лететь, пошлость фантазий переполняла её всецело, пальцы все глубже и глубже продвигались к заветной цели. Тело трепетно отзывалось на каждое прикосновение, вращение твёрдых упругих пальцев, тишина и покой укрывали от внешнего мира, освобождая всё новые и новые интерпретации давно забытых фантазий.
  Это было удивительно, всё, то чего она лишилась здесь, нарастало всё с новой и новой силой, истома разливалась по возбуждению клеток тела, доставляя в каждый уголок сознания неудержимость пика наслаждения, и.... Тело взорвалось эмоциональным потоком конвульсивного сладострастия. Она задыхалась от ощущений наполнивших плоть.... Это было самое удивительное, что когда-либо источало её тело. Наконец она замерла от чувств расслабленности и умиротворения. Вслед за этим пришёл долгожданный сон, востребованность отдыха взяла вверх над напряженностью страхов. Она не видела снов, но отдых был рваным, нестабильным, истерзанным кратковременными пробуждениями, он не давал организму нежную истому полного восстановления сил и мозговой активности.
  - Майя, Майя, проснись, мне страшно, - голос этого ангелоподобного существа заставил её мгновенно очнуться от сна.
  - Что, что случилось, маленькая? - неизвестной информативностью материнский инстинкт надавил на страх этого ребёнка.
  - Майя, мне страшно, - снова повторило крошечное существо.
  - Успокойся, малыш, всё хорошо, - и объект наших с тобой наблюдений, мой дорогой читатель, крепко прижал к себе девочку лет шести.
   Воспользуемся небольшой заминкой в повествовании; девочка была действительно ангелоподобной. Мягкие черты лица, длинные недостаточно чистые, но расчёсанные волосы, да замызганное мешковидное серое платьице не могли скрыть невинности черт этого удивительного существа, которое крепко прижалось сейчас к своей спасительнице, оградившей её теперь от ночных кошмаров. Крепко прижавшись своим маленьким дрожащим тельцем к тёплому материнскому организму.... Хм..., материнскому ли...? Впрочем, не будем забегать вперёд.
  - Всё хорошо, - мягкое прикосновение губ к маленькой головке оказало на девочку своё магическое воздействие.
  - Майя, расскажи мне ещё о Нолан и Крейге, - маленькое существо, уткнулось носом в изящную женскую грудь, завуалированную серым свитером, некогда связанным должно быть какой-нибудь пенсионеркой, однако теперь потерявшим уже давно свой товарный вид: часть петель распустилось так, что в некоторых местах в целостности шерстяной конструкции образовались довольно внушительные дырки.
  - Эми, я уже тебе рассказывала эту историю несколько раз, - Майя чуть сдвинула брови.
  - Ну, и что, расскажи ещё, - попросил ребёнок.
  - Никто не знает, было ли это всё на самом деле, - вздохнула Майя.
  - Было, это было на самом деле, я точно знаю, - девочка подняла на свою защитницу голубые широко открытые глаза, из которых покатились сдавленные, совершенно бесполезные сейчас слёзы.
  - Ну, хорошо, слушай, - Майя стала раскачивать ангелоподобное существо, крепко прижавшееся к её голодному телу, в такт своего повествования. - Однажды, в далёкой-далёкой стране жил мальчик, он рос без родителей.
  - Также как и я, - Эми потёрла грязным кулачком заплаканные глазки и снова крепко обняла рассказчицу.
  - Да, - чуть запнулась наша героиня, но вскоре взяла себя в руки и продолжила. - Мальчик рос и стал крепким и сильным....
  - Не...е...т, - протянул ребёнок. - Начни с того, как он попал на инопланетную базу.
  - Эми, ты же сама лучше меня знаешь эту историю, - чуть негодуя, произнесла Майя.
  - Ну..., - потянул за передние лапы дальнейшее повествование неугомонный ребёнок, словно проделывал эту операцию не раз с домашним и ласковым котом, какой мужественно терпел все выходки своей маленькой хозяйки. - Расскажи, как он встретился с Нолан, и как вместе они отправились к звёздам. - Маленькое существо томно вздохнуло, подняв свою головку кверху, упершись подбородком в грудь Майи, словно там наверху были долгожданные и призрачные миры - цель их затянувшегося путешествия, и теперь их холодный и призрачный свет пробивался сквозь мириады пылинок их временного убежища, но об этом чуть позже....
  - Ну, ладно, только дай слово, что закроешь глазки и попытаешься заснуть, - несколько строже потребовала Майя.
  - Обещаю.
  Дальше из уст заботливой женщины полилась странно-складная, но довольно фантастическая история о Джайлсе Крейге, Анжеле Нолан и технике Россе, об их удивительном, опасном, но необыкновенном путешествии по таинственным мирам и магическим сферам информационных цепей, образующих таинственные Тёмные поля.....
  - Майя, ты меня не бросишь? - чуть прервала повествование засыпающая девочка.
  - Нет, засыпай, малышка, - бархатно-тёплым голосом отозвалась наша героиня.
  - Никогда?
  - Никогда.
  - Обещаешь?
  - Обещаю.... - Эми ещё плотнее прижалась к своей взрослой спутнице, плотно уткнувшись в её засаленный дырявый свитер, томно зевнув и, потерев маленькими кулачками закрывающиеся веки, стала мерно посапывать.
  Майя ещё какое-то время убаюкивала свою маленькую подружку, а затем уложила её на прежнее место, вымощенное из когда-то жёлтой крутки, напоминающей пуховик. Ребёнок уснул самым безмятежным сном, приносящим силы, и отдохновение. Она укрыла Эми своей вовсе неновой курткой, и легла сама рядом с успокоившимся тельцем, крепко обняв его в своих уставших объятьях, какие сулили в завтрашнем дне свежесть решений и чего-то ещё, впрочем, не будем торопиться, не всякая прозорливость оборачивается реальностью событий...
   2
   А утро наступило на хребет затёкшей во сне мышечной усталостью. Голод тоже давал знать о себе неприятными, истощёнными позывами прилипшего к позвоночнику желудка. Майя освободила затёкшую левую руку из-под головы своей маленькой спутницы, дабы не разбудить раньше времени спящего ребёнка. Стараясь не шуметь, она чуть шаркающим движением придвинула к себе походный мешок, какой уже плотно заблудился в серо-зелёном цвете путём длительного скитания вместе со своей хозяйкой, которая не помнила даже своей фамилии, да и имя, возможно, было не её собственностью, чего уж говорить о ребёнке. Смятение чувств мощными толчками взявшейся невесть откуда амнезии всякую тревожную минуту напоминало о себе. Странно было то, что она помнила мир лишь на уровне мышечной памяти, какие-то умственные процессы в виде сознания или мозговой активности были словно заблокированы в её черепной коробке. Вялой, затёкшей рукой она освободила путы походного мешка, какой словно старый, замызганный кот расположился на коленях своей хозяйки, разинув пасть в умирающем зевке. Картина действительно была более чем ужасающая. У них совсем не оставалось припасов. В следующее мгновение банка сардин предательски стукнулась о куриную тушёнку, звук прошёлся по слуховым рецепторам Эми. Она невольно повернулась к Майе, чуть приоткрыв сомкнутые сонной негой веки.
  - Спи, маленькая, спи, - тихой внимательностью прошептала наша забывчивая красавица, её чувственные губы заботливо прислонились ко лбу девочки. - Спи, ещё рано.
  Наша героиня отчётливо понимала, что с таким провиантом они протянут не более двух дней, а цель представлялась сейчас для неё слишком далёкой - эфемерной химерой, живущей за блокпостами вселенной, но об этом тоже чуть позже.
  - У нас заканчивается еда? - неожиданно проснувшись, поинтересовалась Эми.
  - Ничего, малышка, мы обязательно что-нибудь придумаем, - как можно увереннее заявила Майя.
  - Конечно, - охотно согласилась Эми. - Нас спасёт Крейг с Нолан.
  - Можешь не сомневаться, - амнезия ни на мгновение не оставляла её в покое, но она по-прежнему не могла никак понять откуда этот ребёнок знает эту сумасшедшую историю, к тому же слепо верит в неё. Лично она слышала вышеназванное повествование из уст маленькой спутницы по крайне мере раз шесть. Причём ребёнок на удивление добавлял в историю алгебраические вычисления, какие с детской радостью чертил на любой отзывчивой к рисованию поверхности, после чего снабжал чертежи и формулы научной обоснованностью, апеллируя словами, значение которых, она - Майя не знала, более того даже не подозревала об их существовании. Затем ребёнок отдыхал, вёл себя как обыкновенная девочка, а вечером перед сном Эми просила рассказать ей эту историю всё снова и снова. Такое поведение ребёнка всякий раз шокировало предмет нашего повествования, но за всё время их знакомства Майя настолько привязалась к этой непоседе, что в дальнейшем не представляла свою жизнь без заумной болтовни и детской непосредственности своей недавно, как ей казалось, обретённой спутнице.
  - Ну, что..., пора подкрепиться, - как можно бодрее предложила Майя. В ответ на это Эми лишь кивнула головой, но в ту же неугомонность следующего мгновения добавила:
  - Нам надо экономить. До следующей возможности пополнить съестные припасы уже близко, но пригодных для употребления....
  Майю всегда ставили в тупик совсем, иногда недетские умозаключения Эми, впрочем, в прозорливости этой девочки ей усомнится, пока ещё не доводилось.
  - Откуда ты это знаешь? - слегка ворчливо заметила Майя.
  - Не знают толк во всём не те, ну, и не эти,
  - Не редко взрослые глупее, чем их дети. - На одном дыхании выпалила Эми.
  - Да, Эми, иной раз ты меня просто пугаешь, - Майя нахмурила брови.
  - Не всякая решимость даёт ожидаемые результаты, равно как не всякое геройство обращается подвигом, - снова слова шестилетней девочки вошли мыслительным тесаком в восприятие действительности Майи, будто раскалённый нож в топлёное масло. Она хотела что-то ответить этой неординарной девчонке, но не нашла в своей потухшей памяти каких-либо равных сказанному слов, поэтому лишь...:
  - Ну, что, вечно шокирующая меня подружка, позавтракаем? - как можно веселее предложила Майя, зная, что после таких слов двойственная натура маленького создания снова превратится в обычного ребёнка. Эффект не заставил себя долго ждать, и во мне не оставалось ни тени малейшего сомнения, что наши девчонки прекрасно ладят между собой.
  Старый армейский нож с зазубренным лезвием и едва заметными следами ржавчины в основании рукояти плотно утонул под давлением женской руки в мякоть консервной жести. Масло выступило на поверхность металла. "Слава Богу", - подумала Майя. Консервы пахнули в обоняние исправностью провианта. У неё были все предпосылки опасаться противоположного результата, ибо банка была настолько старая, что полностью взялась коррозией, в связи с чем, невозможно было прочитать ни дату изготовления, ни названия продукта, а бумажная этикетка истлела ещё раньше. Единственное, что можно было разобрать так это в коде букву "Р" - рыбные. Ещё мгновение, и оба предмета нашей истории принялись за упоительную процедуру завтрака. Куски сардин пряностью ложились на зачерствевший хлеб, смачивая его окаменевшую структуру маслом и перечным рассолом. Эми управлялась с бутербродом несколько медленнее, чем её взрослая подруга, но всё же заметила, что самые жирные и лакомые куски ей подкладывает Майя как бы невзначай.
  - Ну, хватит, - возмутилась девочка.
  - Что хватит?
  - Давай напополам, поровну, - Эми заметно обиделась.
  - Ты ещё растёшь, и твой организм требует больше витамин, чем мой, - учтиво заметила Майя.
  - Ничего не больше, не ври.
  - Да я больше не хочу, не выкидывать же, - превозмогая голодные позывы желудка, заметила Мая, сытно облизывая масло с известного ножа. Эми на какое-то время замолкла, однако, всё-таки поддалась на обман молодой женщины:
  - Ну, как хочешь.
  Вода бросала в рот крайне неприятные ощущения, оставляя на вкусовых рецепторах привкус хлора и ещё каких-то характерных примесей, но альтернативы не было, поэтому.... Покончив с пищевой трапезой, наши красавицы занялись своим внешним видом.
  Удивительно было видеть то, что женщину не остановит ничто, она в любой ситуации будет стремиться быть женщиной, и эта особенность, как видно, ускользнула от амнезии нашей героини. Однако трудно следить за собой, имея под рукой чересчур скудный, к тому же давно умерший гардероб, о каком я уже упоминал, мой друг. Время затягивалось, на мой взгляд, бессмысленным рассказом, пока наши девчонки приводили себя в порядок, не имея ни элементарных средств гигиены и прочего, но кто знает, может быть, сейчас там за выходом из этого убежища их ждёт судьба....
   3
   Но..., к сожалению, за выходом из убежища судьба не поджидала их. Пробираясь сквозь разрушенность здания, огибая растерзанные пролёты и расстрелянные в мелкое крошево стены, Майя ловила себя на мыслях о своей амнезии и силилась понять, что стоит за всем этим. Она решительно не помнила, как очутилась в этом растерзанном мире, без людей, птиц, животных, тут не было даже вездесущих крыс и тараканов. "Что же, в конце концов, тут произошло"? - всякий раз думала она. Невидимая рука непобедимой забывчивостью неистово стирала все фрагменты памяти, даже такие, какие ей были близки шесть часов назад. Единственное, что она помнила, так это язык, потребности организма да эту маленькую девчушку, какая сейчас прыгала по обломкам заплесневелого знания, напоминающего бывшую библиотеку, и о чём-то безудержно разговаривала:
  - Смотри, Майя, как у меня получается, - ребёнок с восторженным криком перепрыгнул с куска прогнившей доски на разбитые ступени, из которых предательски торчали ржавые отростки арматуры.
  - Эми, Эми, осторожней, сломаешь голову, - строго, по-матерински предупредила женщина.
  - Ничего, Майя, я осторожно, смотри, - и ребёнок проделал процедуру в обратном порядке.
  - Ох, кто-то сейчас получит по заднице, - ещё строже отозвалась наша героиня.
  - Ну, хорошо, - чуть обиженно согласилась Эми и, подскочив к спутнице, взяла её за руку. Молчание длилось недолго, его утомительность прервала Майя, чувствуя, что недавние события бесследно ускользают из её памяти подобно разбросанным пазлам, не давая воссоединиться в единую логическую цепочку, чтобы получить хотя бы небольшой фрагмент картинки.
  - Эми, а где твои родители? - девочка тут же нахмурилась:
  - Не знаю, ты уже спрашивала меня об этом.
  - Да, наверное..., - женщина тут же, прикусив язык, почувствовала, как маленькой ручонки коснулся её холодный липкий пот, исторгнутый совсем неожиданно чуть дрогнувшим телом. А страх..., страх никогда не покидал закрытых лабиринтов её памяти, блокированных узлов нейронных магистралей. Порой казалось, что этот страх и есть всему виной, что происходит с ней сейчас, но она чувствовала, что-то ещё, и это ангелоподобное существо какой-то незримый подарок судьбы, как и бесконечная история о Крейге и Нолан, какую она опять чуть стала забывать.
  Ну, что, мой добрый читатель, ты, верно, уже стал уставать, а, тем не менее, наши девчонки уже выбрались из своего убежища на свет и теперь, прогнав со страниц затхлую тьму, я смогу чуть заострить на них твоё внимание.
  Майе на вид было не более двадцати пяти лет, стройное уже давно сложившееся по-женски тело излучало из-под грязных лохмотьев чувственное восприятие всего происходящего. Вышеназванный свитер не скрывал собой великолепие женской груди (ах, нет сейчас рулетки), наверное, третьего размера. Я скользнул взглядом по всякой части представленного организма и сделал для себя неожиданный вывод - эта женщина ещё не рожала; в ней не было ярко выраженных особенностей таза и чуть обвисшей груди, движения её также способствовали утвердиться в представленном умозаключении, что ведёт за собой другое - Майя не может быть матерью своей спутницы. Впрочем, я уже пытался обратить твоё внимание, мой дорогой читатель, на это обстоятельство. Её стройные ноги удлинялись и подчёркивались некогда синими, хоть теперь и замызганными джинсами, ну а если так, то поехали дальше.
  Тёмно-каштановые, довольно длинные волосы были собраны в пучок чёрной резинкой, чуть обнажая лоб, какой закрывали только вольно выбравшиеся из-под захвата, переливающиеся на солнце локоны. Брови женщины были достаточно широкие, что подчёркивали её серо..., не знаю, как назвать, пусть будут серо-синие, узкие глаза. Влажные чуть пухлые губы, да и небольшой с маленькой горбинкой нос придавали общему виду весьма..., приглядный, миловидный шарм и женскую привлекательность, даже в общем смысле сексуальность, не побоюсь этого слова. Голос её журчал, будто горный родник, набирая в своих обертонах всю полноту женского обольщения. Теперь к нашей прозорливой обитательнице этого странного угрюмого, даже пугающего места.
  Итак, девочке было на вид пять - шесть лет. Лохмотья, изображающие собой неприглядность одежды, я упущу. Эми являлась обладательницей природных, роскошно-белых волос, вьющихся по своим неизвестным законам. Было очевидно, что по девочке будут плакать, по мере взросления, все конкурсы красоты и всевозможные подиумы, да и теперь её ангельская внешность могла бы украшать пестрые глянцевые журналы или этикетки из-под детского питания, но где их здесь найдёшь, ведь город, да город....
  Заказать роман возможно по адресу:
  
  https://www.ljubljuknigi.ru с уважением Сергей Аретинский
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"