Архангельская Мария Владимировна: другие произведения.

Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   5.
  
   - Есть множество свидетельств того, что люди, обладающие паранормальными способностями, ходят среди нас, - Эбенейзер Гилмур поправил очки на длинном носу. - Мы их собираем, эти свидетельства и, поверьте, количество уже переходит в качество. В смысле, их уже нельзя объяснить совпадениями, галлюцинациями и мистификациями.
   - Да, да, - кивнул Роберт. - А если к ним присовокупить свидетельства об НЛО, полтергейстах и явлениях призраков, можно смело открывать новый институт. На базе вашего сообщества.
   - Собственно, наши власти уже что-то в этом роде и проделали, - сарказма Гилмур то ли не понимал, то ли игнорировал. - Конечно, об открытии нового института они не объявляли, и не объявят, пока их не прижмут к стенке. Но полномасштабные исследования уже ведутся, и ведутся давно.
   - И кто их прижмёт к стенке? Вы?
   - Возможно, что и мы. Мы работаем над раскрытием их деятельности уже несколько лет.
   - Ясно. Значит, в скором времени мы будем изучать в школах астральное влияние Сатурна на инопланетные чакры, снисходящие на людей и дарующие им способность не гореть в огне и вызывать молнии с потолка.
   - Ну что вы, - Гилмур улыбнулся мягко, и даже как-то снисходительно. - Никто не будет заставлять вас изучать астрологию, чакры и тому подобную ерунду.
   - Вы не верите в чакры? Странно.
   - Не верю, - подтвердил модератор сообщества "Неизведанное рядом". - Ни в чакры, ни в переселение душ, ни в инопланетян, ни даже в Бога. Всё, что мы называем паранормальным - всё находится здесь, в самом человеке, и, так же как и всё в этом мире, подчиняется законам природы. Да, пока мы мало знаем о действии именно этих законов, но время идёт, и наука не стоит на месте. Кое-кто уже занялся их изучением, и я... мы ничего не имели бы против, если бы исследования проводились открыто, как и положено. Но их пытаются засекретить, чтобы снять сливки, не подпуская к кормушке больше никого.
   - И кто же это делает?
   - Ну, кто-кто... Спецслужбы, военные. У этих всегда мозги набекрень, и мышление очень специфическое. Собственно, я их почти и не виню - профдеформация есть профдеформация. Они любую информацию всегда оценивают с точки зрения получения преимущества над потенциальным противником. Кем бы он ни был.
   Гилмур замолчал и сделал глоток чая из пластикового стаканчика. Они втроём стояли у уличного ларька за круглым пластмассовым столиком. Эбенейзер Гилмур оказался щуплым, рыжеватым, плохо выбритым мужчиной вида "слегка опустившийся интеллектуал". Заношенный, хотя и чистый, спортивный костюм, рюкзак за плечами, глаза подслеповато щурятся из-за толстых стёкол очков. Эмма рядом с ним выглядела не уместнее райской птицы рядом с пощипанным гусем. Увидев сестру, Роберт ничего не сказал, лишь ограничился очень выразительным взглядом. Та в ответ с независимым видом пожала плечами.
   - Ладно, я вас понял. Что вы хотите от меня?
   - Объединить усилия. Раз вы интересуетесь тем, что произошло в Ист-Оранж...
   - Простите, но я этим не интересуюсь. Там уже всё ясно.
   - Ясно? - впервые с начала встречи подала голос Эмма. - Но мы так и не знаем, что там случилось!
   - А меня это и не интересовало никогда. Мы знаем главное - Уильяма никто не убивал, мстить некому. А с остальным пусть разбираются те, кому это положено.
   - Простите, - мягко произнёс Гилмур, - но у нас есть основания полагать, что мистера Гордона именно что убили.
   - Чем? Электрическим ружьём?
   - Нет. Одно из способностей, которую изучали или даже развивали в лаборатории в Ист-Оранж, являлась способность извлекать электроэнергию из собственного тела.
   Он снова невозмутимо сделал глоток из стаканчика. Даже слишком невозмутимо, словно говоря: да, я знаю, ваша первая реакция - счесть меня сумасшедшим. Но это - сугубо ваши проблемы.
   - И из чего же вы сделали такие замечательные выводы? - обречённо спросил Роберт. И угораздило же Эмму связаться с этими психами, принявшимися радостно потакать её одержимости.
   - Со слов человека, там работавшего.
   - Дайте я догадаюсь. Его оттуда выгнали.
   - Да, он был уволен несколько месяцев назад.
   - И теперь начал плести невесть что о своих бывших работодателях. Вы ему заплатили, не так ли? Полагаю, если б ему заплатили за рассказ о том, как в Ист-Оранж ели жареных младенцев, он бы и это рассказал.
   - Я бы и сам, возможно, так подумал, - кивнул Гилмур, - если бы выслушал его без подготовки. Но его рассказ - лишь одно звено в длинной цепочке. Я взял с собой кое-какие материалы, возможно, вам будет интересно с ними ознакомиться.
   - Не нужно, - сказал Роберт, но Гилмур уже скинул свой рюкзак и вытащил из него толстую папку.
   - Вас это абсолютно ни к чему не обяжет. Просто полистайте как-нибудь на досуге. Что же до нашего информатора... Вы можете расспросить его сами.
   - И что это даст? - хмуро поинтересовался Роберт.
   - Ну, у вас же есть опыт допросов? Наверняка врать вам пытались многие. Так что... можете попытаться вывести его на чистую воду.
   - Не вижу, с какой стати я должен терять на это время.
   - А давай я тебе и за это заплачу? - тактично вмешалась Эмма. - Ну, ты же тратишь на это дело время, которое отрываешь от работы? Вот я тебе и компенсирую.
   Эбенейзер одарил её укоризненным взглядом и снова повернулся к Роберту.
   - Это не займёт много времени, мистер Николс. И, клянусь, если вас эта встреча не убедит, мы от вас отстанем.
   - Мы? - Роберт выразительно поглядел на Эмму. Та заколебалась, но потом решительно кивнула:
   - Да. Клянусь.
   Информатор "Неизведанного рядом", как оказалось, жил на окраине. В ещё приличном, но уже начавшем ветшать районе.
   - Ещё немного, и мы бы опоздали, - сказал Гилмур, когда они поднимались по лестнице трёхэтажного дома к одной из верхних квартир. - Он как раз собирается куда-то переехать, но не говорит, куда.
   - Я не удивлён, - проворчал Роберт. - Длинный язык до добра не доводит.
   Гилмур не ответил. Он просто молча позвонил дверь, и они довольно долго простояли на площадке. Роберт уже начал надеяться, что обитатель квартиры таки успел смыться, когда внутри послышались шаги, и дверь приоткрылась.
   - Ну, что вам ещё? - недружелюбно спросил человек внутри. - Я уже всё рассказал.
   - Да, я понимаю, сэр, - вежливо сказал Эбенейзер. - Но, быть может, вы согласитесь повторить рассказ ещё раз? Просто повторить.
   - У вас же всё записано. И вообще, вы обещали мне анонимность!
   - Так и будет. Мы с коллегой просто хотим уточнить некоторые детали, вот и всё. Помните, мы договаривались?
   Пауза, во время которой Роберт прямо-таки ощутил идущую в душе человека борьбу. Но в конце концов честность победила.
   - Заходите, - дверь квартиры распахнулась полностью.
   Хозяин оказался невысоким, коренастым человеком, с обширной лысиной, обрамлённой остатками чёрных волос, зато с бородкой. Судя по всему, Гилмур не соврал насчёт переезда - в коридоре стояли многочисленные коробки, явно с упакованными вещами, в приоткрытой двери комнаты виднелись сиротливо жмущиеся к голым стенам остатки мебели, слишком громоздкой, чтобы брать её с собой: стол, шкаф, диван. На кухне, куда их привёл хозяин, тоже ничего не осталось, кроме стола с табуретками, плиты и раковины. На столе, правда, стоял чайник, но чая хозяин гостям не предложил.
   - Так что вы хотите уточнить? - спросил он, когда все расселись по табуреткам. Роберт вытащил блокнот.
   - Давайте так: вы расскажете всё с самого начала по порядку. А я буду уточнять по ходу дела.
   Видно было, что повторять с самого начала человеку неохота. Однако он, видимо, снова напомнил себе о данном обещании и начал говорить.
   Оказалось, что да, он работал в Ист-Оранж - простым рабочим, что само по себе его уже обижало, потому что у него было неплохое инженерное образование, и не его вина, что в условиях накатившего кризиса найти работу по специальности оказалось не так-то просто. Но он терпел - платили очень хорошо, лаборанты иногда привлекали его к настройке оборудования, и он надеялся, что со временем, показав лояльность и трудолюбие, сможет подняться на должность повыше: не по научной части, конечно, по технической. Рабочий был вхож в лаборатории, и, хотя в подробности экспериментов его никто не посвящал, но глаза и уши у него имелись, он слышал обсуждения учёных, а иногда и видел кое-что своими глазами. Но молчал, как рыба об лёд - и из-за подписки о неразглашении, и из-за понимания - его рассказам всё равно никто не поверит...
   - А вот с этого момента поподробнее, - Роберт занёс ручку над страницей блокнота. - Какие эксперименты там проводились? Отдельно - что вы слышали, и отдельно - то, что видели сами.
   Как и говорил Эбенейзер Гилмур, в лаборатории изучали паранормальные способности человека. Чего только рабочий за всё это время не наслушался!.. Об управлении погодой, о ясновидении, о пирокинезе, телекинезе и чтении мыслей. Причём учёные говорили не просто о констатации факта, они называли конкретные имена (повторять их он не будет, не обессудьте), обсуждали методы улучшения показателей, обучения и развития способностей, составление обучающих программ и выявление новых возможностей. Они гордились своими подопечными, как учителя гордятся успехами своих учеников, хвастаясь друг перед другом, что вот такой-то сумел силой мысли прочесть данные с чужого компьютера, а вот такой-то сумел поднять в воздух целую тонну, а вот такой-то пока ещё контролю не обучился, и рядом с ним горят все приборы, но зато какой потенциал! Самих подопечных рабочий тоже встречал неоднократно, они здоровались, иногда перебрасывались какими-то замечаниями, обсуждали футбольные матчи, вместе пили кофе... На вид - люди как люди.
   - Так, а что видели вы сами? Какие проявления у них... необычных дарований?
   Видел свидетель, как оказалось, немного. С одной девушкой, например, он просто боялся здороваться за руку и вообще приближаться, потому что она явно при физическом контакте читала мысли. И ладно бы просто читала, так ещё и очень живо на них реагировала. Ну, думает мужчина, чтобы он сделал с это женщиной, когда б была возможность - что в этом такого? Все ж всё понимают. Чего так обижаться-то? У ещё одной девушки, когда она была не в духе, взрывались вещи. Не какие-нибудь так взрывчатые вещества, а самые обыкновенные, для этого не предназначенные. Бах - и стакан разлетелся на куски. Хотя видел это свидетель только один раз, потом та девушка исчезла, он только слышал озабоченные разговоры, что придётся её изолировать, пока она не научится контролировать себя. А вот ещё один парень себя отлично контролировал, но любил подшутить. Он умел... как бы это сказать... притягивать к себе другие предметы. Или себя к другим предметам.
   - Телекинез? - подсказал Роберт.
   Нет, не совсем. Телекинетик может крутить вещи в воздухе как угодно, это свидетель тоже разок видел, приезжал однажды какой-то хмырь из другой лаборатории, показывал. А этот просто притягивал вещи к себе, как магнит железку - вытянет руку, и у тебя из кармана выскакивает бумажник, пролетает метра два и к его ладони прилипает. Или тебя самого к нему тащит, как на резинке. А ещё он умел по стенам и потолку бегать на четвереньках, что твой жук - прилипал, и всё. Не сваливался.
   Больше всего впечатлил бывшего рабочего толстый дядька уже в годах, умевший становиться невидимым. Правда, своими способностями он не злоупотреблял, делал это только в лаборатории во время процедур - свидетель видел, когда его позвали что-то там убрать. А ведь из него идеальный вор мог бы получиться...
   - А все эти подопытные жили там же, при лаборатории?
   Кое-кто там же. Кое-кто приезжал и уезжал - с ещё одной девицей он даже регулярно встречался в автобусе, когда ездил на работу. Она ещё вечно перчатки носила, даже в сильную жару. А хорошенькая такая, рыженькая, совсем молоденькая, только вот одна прядь уже седая... Тут свидетель, видно сообразив, что говорит лишнего, крякнул и замолчал.
   - О пожаре в лаборатории можете что-нибудь рассказать?
   Увы, как раз тут свидетель ничего толком сказать не мог. Когда всё случилось, он был в другой части здания, и бежать на звуки стрельбы отнюдь не рвался. Инструкциями безопасности было предписано в случае ЧП, если нет непосредственной угрозы, запереться в том помещении, в котором оказался, вот он инструкции и следовал. Ну а когда грохнуло и запахло дымом, побежал к ближайшему выходу. Так что знал он лишь то, что слышал от других.
   - И что говорили другие?
   Ну, охранники твердили, что их в этой ситуации ругать не за что - они ничего не нарушили, честно несли службу, а если яйцеголовые до сих пор не придумали эффективного противодействия телепортации, тут не их вина. Кто-то удивлялся, что нападающие тут забыли - обычно атакам подвергались те центры, в которых проводятся эксперименты стратегического значения, а в Ист-Оранж сплавляли всякую мелочёвку в надежде, что ей всё-таки найдётся применение.
   - Кто были нападающие, не говорили?
   - Нет, - свидетель покачал головой. И добавил после небольшого колебания. - Кажется, и сами толком не знали.
   В любом случае, для рабочего нападение имело самые катастрофические последствия. Лабораторию прикрыли - не то до лучших времён, не то насовсем. Учёных и подопытных куда-то перевели, а вот обслуживающий персонал просто выставили на улицу. С неплохим выходным пособием, но теперь ему опять придётся начинать всё с начала, в его-то годы... Вот его бес и попутал - натыкался он в сети на сайты, вроде этого "Неизведанного рядом", и захотелось ему если уж не отомстить бывшим работодателям, то хоть душу излить.
   Рассказ был окончен, и свидетель замолчал. Молчал и Роберт, не зная, что сказать. Тишину прервал Гилмур:
   - Ну, что скажете?
  
   - Ну, что скажешь? - спросила Эмма.
   Роберт помолчал, пытаясь подобрать слова. Впечатления от встречи у него остались самые противоречивые.
   - Он, конечно, не похож на лжеца, - наконец произнёс детектив. - Но, Эмма... Я не могу вот так просто взять и отринуть здравый смысл.
   - А может, - предложила Эмма, - тебе просто стоит пересмотреть критерии здравого смысла?
   - "Просто"? - Роберт хмыкнул. - Эмма, скажи мне честно: ты сама-то в эту белиберду веришь?
   Теперь помолчала Эмма.
   - Я, как и ты, не знаю, - со вздохом призналась она после короткой паузы. - Колеблюсь, верить или нет. Но у нас больше нет никакой другой зацепки, Бобби!
   - У нас?
   - Ну, ладно, не у нас. У меня, если ты захочешь умыть руки.
   Роберт хмыкнул. Как сейчас легко было бы отмахнуться от всего и наконец с чистой совестью всё забыть, окажись рабочий лаборатории простым мошенником. Но в том-то и дело, что чутьё, которому Роберт привык доверять, не выявляло обмана. Придуманные рассказы, как правило, бывают куда более гладкими. Их долго крутят в голове, шлифуют, стараются убрать шероховатости и внутренние противоречия. Рассказ же, прозвучавший на вчерашней встрече, конечно, не выглядел экспромтом, всё-таки, тот человек повторял всё уже не в первый раз, но был каким-то... непричёсанным, что ли. Таким свидетельствам Роберт привык верить. Конечно, если отбросить в сторону содержание.
   Не походил свидетель Гилмура и на обиженного на весь свет мстителя, которого Роберт успел уже себе вообразить. Нет, обида в нём чувствовалась, и сильная, и всё же видно было, что собеседник Роберта успел пожалеть о том, что пошёл на поводу у эмоций. И не потому, что испугался возможных неприятностей. Человеком долга его назвать будет преувеличением, но вот добросовестным работником, лояльным к своим работодателям - вполне.
   Роберт опустил глаза на ворох лежащих перед ним фотографий. Папка, полученная от Эбенейзера, была действительно вместительной.
   - Смотри, тут человек и правда висит в воздухе, - Эмма подцепила за уголок верхний снимок.
   - Комбинированная съёмка, - буркнул Роберт. - Или ретушь. Учитывая качество... А вот тут просто авария. То, что этот тип в левом углу вытянул руку, никак не доказывает, что стал её причиной.
   - Зануда ты, - вздохнула Эмма.
   - Ты это повторяешь каждый раз, когда я говорю то, что тебе не хочется слышать.
   - Ну и ладно, - Эмма вздёрнула носик, слезла со стола и гордо промаршировала к выходу.
   Роберт задумчиво поглядел ей вслед и сгрёб фотографии со стола. Положил их в раскрытую папку. Там было ещё много бумаг - в основном рассказы очевидцев всяких странных происшествий. Ещё одна пачка бумаги содержала теоретические рассуждения, обосновывающие возможность всяких там телепатий, теле-, пиро- и прочих -кинезов с точки зрения науки, но в ней Роберт мало что понял. Были и попытки исследований, проведённые самим Гилмуром и его единомышленниками, всякие там замеры энергетического фона и тому подобное, но их Роберт просмотрел совсем уж бегло.
   Надо всё-таки собраться, вернуть всю эту макулатуру Гилмуру и перестать забивать ею себе голову. Тревожило лишь, что Эмма явно не собиралась останавливаться... но какой может быть вред от её нового увлечения? Пока её не затягивают в тоталитарную секту и не тянут с неё деньги, всё вполне безобидно. Надо будет просто приглядывать за ней, и всё.
   Взгляд Роберта невольно упал на верхний снимок. Изображённое на нём действительно производило впечатление - несколько камней, столбиком уложенных друг на друга, и верхний выглядит оплавленным, как кусок шоколада на неумело испечённом пирожном. Каменные потёки спускаются на нижние камни, застыли сосульками, на конце одного видна округлая капелька. Похожие Роберт видел на настоящих, ледяных сосульках, когда вода натекает и застывает раньше, чем успевает сорваться вниз. Они с Эммой в детстве очень ценили такие, когда при любой возможности тянули сосульки в рот - можно было отломить капельку и рассосать, как настоящий леденец. И ведь казалось вкусно...
   В пояснительной справке, напечатанной на отдельном листе, говорилось, что этот камень, как и ещё несколько странных образований, были найдены на территории заброшенного военного полигона. Есть подозрение, что именно на нём подопечные из Ист-Оранж и им подобных заведений отрабатывали свои навыки. На следующей фотографии оплавленный камень стоял в стороне, почти за краем кадра, а в центре оказался другой. Этот выглядел так, словно у него отрубили половину, в кадр попал гладкий, точно отполированный срез. Земля вокруг камня была усыпана серо-чёрным песком, мелким, как порошок. Справка уточняла, что больше нигде в том районе такого песка нет. И ещё один кадр, крупнее прочих, с хорошим разрешением. На этот раз в нём оказался крупный план потёкшего камня. Почти весь снимок занимала бугристая каменная поверхность, в которой имелась небольшая вмятина. Ни дать, ни взять кто-то надавил на мягкую массу пальцем. Можно было даже различить рисунок кожных линий.
   Рука сама собой потянулась к смартфону, содержащему навигатор. Этот полигон не так уж далеко от Пауэрсберга, часах в двух езды... Так, стоп. Он же решил, что хватит. Не нужно гоняться за миражом, он сегодня же отнесёт эту папку на почту и отправит хозяину. И всё, финита ля комедия.
   Роберт решительно поднялся, подбил снимки и бумаги в аккуратную стопку и сунул их в папку окончательно. Жаль, что у Барбары сегодня её законный выходной, можно было бы её послать на почту. А так придётся идти самому.
   Солнце уже садилось, прячась между домами. Длинные тени ложились на порыжевший асфальт, обещая прохладу - сегодня в Пауэрсберг наконец пришла летняя погода, ещё не такая, как будет в июле, но столбик термометра перевалил за отметку, которую Роберт для себя определял как жару. Пожалуй, в ближайшие выходные можно будет съездить на побережье искупаться. Арендовать домик на сутки, собрать компанию друзей...
   Отправка посылки не заняла много времени. Пришлось, правда, отстоять короткую очередь в душном помещении - кондиционер там явно не тянул, так что рубашка Роберта, хоть и с короткими рукавами, успела неприятно прилипнуть к телу. Выйдя на улицу, он вздохнул с облегчением и направился к автобусной остановке. Здесь, в городе, было куда проще пользоваться общественным транспортом: узкие улочки практически не давали выигрыша во времени, мест для парковки было мало, кое-где вообще не предусмотрено, особенно в исторической части города, а цены на платных не просто кусались, а прямо-таки загрызали насмерть. Так что Роберт дождался автобуса, с некоторым трудом влез в него - уже начался час пик - и пять остановок спустя начал протискиваться к выходу.
   - Извините, я выхожу...
   На поручне прямо перед ним лежала девичья рука. В перчатке, отметил Роберт, тонкой, кружевной, но всё равно перчатке. Он поднял голову, чтобы взглянуть на оригиналку, и в жару не расстающуюся с этим не самым уже модным дамским аксессуаром. И рыжеволосая девушка улыбнулась ему слегка рассеянной улыбкой, одновременно делая шаг в сторону.
   Одинокая белая прядь резко контрастировала с рыжей гривой, связанной в небрежный хвост.
   Двери автобуса распахнулись, кто-то ещё вышел, толкнув Роберта в спину, и детектив тоже сделал шаг в сторону. Девушка больше не смотрела на него, её рассеянный взгляд был устремлён вперёд, сквозь дверь. Сперва открывшуюся, потом закрывшуюся. Автобус ехал, отходя всё дальше от нужной Роберту остановки, а Роберт ехал вместе с ним, и чувствовал себя изрядно глупо.
   Это судьба, возможно сказал бы Эбенейзер Гилмур. Вот совпадение, думал Роберт. Но не спросишь же прямо - извините, это не вы были подопытной в Ист-Оранж? Даже если это действительно она, даже если она поймёт, о чём её спрашивают - уж если у рабочих требовали соблюдения секретности, то участники экспериментов и вовсе должны быть связаны страшными клятвами, подписками и всем прочим, чем только можно. Девушка просто откажется говорить. И её молчание абсолютно ничего не докажет - ни за, ни против.
   И разве Роберт не решил, что он со всем этим покончил?
   Дверь автобуса в очередной раз открылась, и рыжая девушка выпорхнула на асфальт тротуара. Роберт мысленно чертыхнулся и вылез следом. Ну, признайся себе наконец, что тебе стало до смерти любопытно - зудел внутренний голос. Безумие Гилмура оказалось заразительным. Пусть там всякая паранормальщина - это слишком, но почему она носит перчатки летом и почему поседела? Может, познакомиться с ней и расспросить потихоньку? Ты так делал тысячу раз в интересах своих клиентов - так сделай однажды из собственной прихоти...
   Девушка шагала впереди, Роберт шёл за ней, не спуская глаз с подпрыгивающего в такт шагам рыжего хвоста. За одним из домов девушка свернула в проулок, и пришлось чуть отстать, чтобы не привлечь к себе внимания. И потому Роберт чуть не упустил её, когда она, свернув ещё раз, нырнула под полукруглый козырёк, прикрывающий наружную лестницу в подвал. Роберт чуть задержался у вывески. Клуб, всего-навсего. Девчонка просто шла развлекаться.
   Никакого фэйс-контроля внутри не было и в помине. Простой зал, барная стойка, десяток столиков, танцпол. Музыка била по ушам, в глазах рябило от скачущих по стенам и лицам разноцветных бликов. Никаких иных источников освещения, кроме нескольких прожекторов под потолком, не было, и потому различить в деталях собравшихся было довольно сложно. Проталкиваясь к стойке и внимательно оглядываясь по сторонам, Роберт успел убедиться, что едва ли тут найдётся кто-то старше двадцати пяти. Это было странно - вдруг почувствовать себя стариком.
   Когда-то он и сам любил такие клубы - небогатые, с нарочито минималистичной отделкой: стены - голый кирпич, столы и лавки сбиты из досок, в качестве украшений только старые плакаты и фонари. Тут можно было как следует оторваться, никто не следил за тем, сколько и что ты пьёшь... или куришь, или нюхаешь. Опасаться приходилось только внезапных рейдов полиции, да и та особо не лютовала. Позже, сам став полицейским, Роберт узнал, что в таких молодёжных заведениях, что бы там ни кричали ревнители нравственности про растление молодёжи, криминала куда меньше, чем в притонах, где собирается публика постарше. Здесь же можно было отловить разве что пушера, да и те нередко оказывались любителями, толкающими наркоту от случая к случаю. Да ещё изнасилования были не так уж редки - в пьяном угаре или те, что в среде юристов именуются "дружескими", то есть, когда парень искренне уверен, что девчонка на самом деле не против, а кочевряжится только для фасона. И очень удивляется, когда его потом тащат в полицию и суд.
   Кстати, о насилии...
   Опытный глаз полицейского выделил устроившуюся в тёмном углу компанию. Пока она вела себя пристойно, но опыт и нюх мгновенно подсказали, что от неё вполне могут быть проблемы. Уж слишком целенаправленно, судя по количеству бутылок на столе, эти парни накачивались местным пойлом, при этом не принимая участия в общем веселье. На язык так и запросилось определение "стая". Явно местная банда... или её зачаток, мальчики, которым скучно просто пить и плясать, они ищут острых ощущений - и находят, на свою и чужую голову.
   "Вечер перестаёт быть томным", - говаривал в таких случаях Пит Грегори, подхвативший эту фразу неизвестно где ещё в годы их обучения. Ощущение, что он здесь лишний сразу же пропало. Попросив пива - приходилось кричать, чтобы перекрыть грохот музыки - Роберт присел на высокой табурет у стойки, с рассеянным видом оглядывая зал. Среди танцующих мелькнул знакомый хвост, но внимание Роберта уже было сосредоточенно на компании в углу. Он мелкими глотками отхлёбывал из переданной ему барменом бутылки в ожидании того момента, когда компания дойдёт до нужной кондиции, и тогда может срочно понадобиться вмешательство. Заодно проверил телефон - тот был заряжен, так что в случае чего вызвать подмогу труда не составит.
   Долго ждать не пришлось. От компании отделились сразу двое и тут же нырнули в гущу танцующих. Видно было, как по танцполу катится волна лёгкого переполоха - парни вели себя бесцеремонно, отодвигали находящихся на пути, на ходу прижимались к девчонкам, заставляя тех либо отшатываться, либо пытаться оттолкнуть непрошенные лапы. Но повода для решительного вмешательства пока ещё не было - охальники не задерживались, быстро двигаясь дальше.
   Ди-джей сменил трек, зазвучала быстрая и зажигательная мелодия, толпа заплясала ещё усердней, и месиво прыгающих тел на время скрыло от Роберта происходящее. Когда он снова сумел разглядеть, что там происходит, стало видно, что конфликт уже начался. Двое его "клиентов", ухмыляясь, стояли против хмурого парня и девушки. Видно было, как парень резко толкнул одного из них, в ответ толкнули его. На них уже начали оглядываться, но вмешиваться пока никто не спешил. Вернее нет, поспешили. Оставшаяся за столом часть стаи в количестве двух человек поднялась и быстро двинулась сквозь толпу на подмогу своим, хотя те явно в помощи не нуждались. В скользящем свете прожекторов сверкнул логотип известной спортивной фирмы на куртке одного из них. Спустя минуту пытавшийся отогнать чужаков от своей девушки парень осознал, что противников у него уже не двое, а четверо. Он затравлено оглянулся, но отступать было уже некуда - их взяли в кольцо, и один из подошедших, ухмыляясь пуще прежнего, облапил попытавшуюся вырваться девчонку.
   Роберт соскользнул со стула. Вмешаются остальные или нет, драки не избежать, если прямо сейчас кто-нибудь не окоротит хамов. Но детектива опередили. Снова мелькнул знакомый хвост, и в круг, образованный хулиганами протиснулась та самая рыженькая в перчатках. Она что-то заговорила, активно жестикулируя и тыча в нос одному из них телефон - видимо, объясняя, что позвонит куда надо, или уже позвонила. Смелая... Роберт остановился, снова охваченный любопытством. Удастся, не удастся? Как ни странно, удалось. Ухмылки погасли, шакалы ещё несколько раз огрызнулись, но начали потихоньку отползать в сторону своего стола. Интересно, кем это она им пригрозила - неужели всего лишь полицией?
   Роберт снова влез на свой табурет. Рыжая с независимым видом отвернулась и направилась к столику, где сидели ещё две девицы; спасённые парень с девушкой быстро протолкались к выходу, а вот шакалья компания уселась на прежнее место. Время шло, но вели они себя тихо, хотя Роберту очень не нравились взгляды, которые они бросали в сторону рыжей. Так прошёл примерно час, Роберт заказал вторую бутылку и солёных орешков к ней, а в клубе ничего не менялось.
   Наконец рыжая девушка явно собралась уходить. Она встала из-за столика, прощаясь с соседками, видно было, как она качает головой в ответ на какие-то их слова. Роберт бросил взгляд на компанию в углу. Так и есть, там уже были только трое, а один как раз в это время шмыгнул к выходу. Когда девушка пошла к двери пару минут спустя, оставшаяся за столом тройка поднялась и двинулась следом. Роберт сделал последний глоток и, не выпуская бутылки из рук, обошёл танцпол мимо столиков, чтобы не протискиваться сквозь танцующих.
   Он слегка отстал, и на лестнице наружу уже никого не было. На улице было темно, и хотя под козырьком светила лампочка, она освещала лишь ступеньки. Единственный фонарь был на другом конце двора, и его света как раз хватило, чтобы разглядеть возню у поворота. На этот раз телефон рыжую не спас - его отобрали и отбросили в первую очередь, и теперь волокли пытавшуюся брыкаться девушку в противоположную от улицы сторону. Четвёртый в это время наверняка подгоняет машину в переулке, сейчас рыжую сунут туда - и поминай как звали.
   Похитители с жертвой исчезли за углом, Роберт перешёл на бег, на ходу нажимая кнопку быстрой связи с полицией на своём телефоне. Там, слава богу, ответили сразу. Роберт на ходу проговорил адрес... и тут за углом раздался крик. Отнюдь не девичий.
   Детектив рванул вперёд, едва не столкнувшись с выскочившей ему навстречу девушкой. Она была одна, даже в слабом свете было видно, что её лицо перекошено гримасой ужаса. Едва ли она заметила Роберта, просто обогнула его, как ещё одно препятствие. А из-за угла раздался новый топот бегущих ног. Но не приближающийся, а удаляющийся.
   Роберт вылетел за угол и остановился, оглядываясь. В узком промежутке между домами было пусто. Только у стены, в густой тени, куда не достигал свет фонаря, лежала какая-то тёмная масса. Роберт шагнул к ней и наклонился, подсвечивая телефоном.
   Перед ним было тело. Такие Роберт уже видел - когда труп надолго оказывается в условиях, препятствующих разложению, и просто высыхает и мумифицируется. Сморщенная кожа обтягивала кости, из-под раздвинувшихся подобий губ выглядывали неожиданно белые зубы. Кисть отброшенной в сторону руки больше напоминала голую ветку - казалось, от неё остались только тонкие скрюченные пальцы. Но эти пальцы торчали из рукава совершенно целой щегольской спортивной куртки. В свете смартфона блеснул знакомый логотип.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"