Архангельская Мария Владимировна: другие произведения.

Глава 11. В бегах

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   11. В БЕГАХ
  
   - Должно быть, у вас бывает мало постояльцев, - сказала я девушке, подававшей на стол.
   - Да, мадмуазель, сейчас не сезон. Летом и осенью многие едут через наше селение на юг, а в остальное время гостиница почти всегда пустует. Только иногда в ней останавливаются проезжие или туристы. Как вы, мадмуазель.
   Я кивнула, не став уточнять, к какой категории она причислила меня. Что я иностранка, слышно по акценту, так что, скорее всего, к туристам. Туристка без багажа...
   - Пожалуйста, мадмуазель, - передо мной на скатерть опустилась тарелка с залитой соусом куриной ногой.
   - Спасибо. Довольно печальное зрелище - гостиница без постояльцев. Это должно быть дорого - содержать её, когда она не приносит дохода.
   - Почему же не приносит? Наш ресторан открыт круглый год, и в нём далеко не всегда так пусто, как сейчас. Ближе к вечеру приходят наши односельчане, и почти каждый день тут обедают туристы. Эта дорога, - она махнула рукой в сторону улицы, - ведёт к Луаре и дальше, в Турень. У нас договор с туристкой компанией, и её автобусы останавливаются здесь по пути к Шамбору и другим замкам. Что-нибудь ещё, мадмуазель?
   - Нет, спасибо, пока всё, - значит, это всё-таки Франция. Ну хоть что-то.
   - Приятного аппетита, мадмуазель, - пожелала девушка и ушла на кухню. Я вздохнула и принялась за еду.
   Делать всё равно было нечего, и ближе к вечеру я решила выйти прогуляться. Я не сомневалась, что Кристиан будет меня искать, а значит, мне лучше оставаться на месте, чтобы не разминуться с ним ненароком. И надеяться, что светлые маги не найдут меня раньше, чем он. Я поймала себя на том, что уже думаю о Светлых как о врагах, но что поделаешь. Все, кто признают законы светлой магии и главенство Ассамблеи, мне, быть может, и не враги, но уже и не друзья. Я вспомнила Катю, Наталью, Джованни и других своих приятелей, с кем свела знакомство в Штернштадте. Знают ли они, что со мной случилось, и что они обо мне теперь думают? Мне почему-то казалось, что руководство Школы не захочет предавать происшедшее огласке, и моему внезапному исчезновению придумают какое-нибудь сравнительно невинное объяснение. Исключена из Школы. Точка.
   Уже стемнело, на нескольких улицах селения (как оно называется, кстати?) зажглись фонари, осветились и окна домов. Мне попалось несколько прохожих, вечером здесь было оживлённей, чем днём. Я прошла мимо закрытого магазинчика, который так и тянуло назвать лавочкой. Почему-то в Европе дух средневековья в провинции сохраняется куда лучше, чем в России. Впрочем, не так уж много России я видала. Смогу ли я туда вернуться? Я тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли. Позже, всё позже. Вот объявится Кристиан, тогда вместе и решим, что нам делать. Он знает магический мир куда лучше меня и может присоветовать что-нибудь дельное.
   Дойдя до околицы, или как это тут называется, я прочла на дорожном указателе надпись "Сен-Виктор" и повернула обратно. Сказывалась усталость, и мне уже хотелось спать. Говорят, что перед сном нет ничего лучше прогулки на свежем воздухе. А он действительно свежий, за всё время, проведённое здесь, я слышала гул мотора только раз или два. Обратная дорога, как это часто бывает, показалась короче. На крыльце "Голубого кота" я встретила хозяина, который с улыбкой пожелал мне приятного отдыха. Я тоже улыбнулась в ответ, испытав укол совести - ведь мне, скорее всего, придётся уйти, не расплатившись. Разве что у Кристиана при себе найдутся деньги. Но мои угрызения всё же была не настолько сильны, чтобы выгнать меня из-под гостеприимной крыши на ночь глядя.
   Ночь прошла без происшествий. Я несколько раз просыпалась, переворачивалась на другой бок и снова засыпала. В результате мне удалось неплохо выспаться. Утром где-то поблизости завопил петух, ему в отдалении ответили голоса его товарищей. Я лениво подумала, что пора вставать, но дрёма всё ещё наполняла моё тело. Я опять перевернулась на другой бок и свернулась калачиком, решив подремать ещё минуточку. Когда я в следующий раз открыла глаза, мои часы показывали половину одиннадцатого.
   Небо за окном по-прежнему было пасмурным. Я спустилась вниз, в ресторан, и обнаружила, что на одном из столов стоит чашка и тарелка с двумя булочками. На краю тарелки пристроились порции масла и сливового джема, обе в пластиковых упаковочках. Выглянувшая из кухни девушка пожелала мне доброго утра и спросила, подать ли мне чай, кофе или шоколад. Из любопытства я выбрала шоколад, но он меня разочаровал - оказался просто коричневой сладковатой жидкостью со слабым шоколадным запахом и вкусом.
   После завтрака я снова вышла из гостиницы, решив наведаться в магазин в поисках чего-нибудь полезного. Магазин, несмотря на внешне старинный вид, оказался чем-то вроде минимаркета - всего понемножку. А я-то ожидала увидеть что-то вроде интерьера из исторического фильма. Я тут же с интересом присмотрелась к выставленной здесь одежде и обуви. Из верхней одежды мне не подошло ничего, вывешенные куртки и плащи показались слишком лёгкими, а висевший в углу пуховик был мне безнадёжно велик. Зато я приобрела вязаный свитер и высокие ботинки, и сразу почувствовала себя уверенней. Всё же магия магией, а разгуливать по зимней улице в одной блузке я не привыкла. Ткани, посуда, садовые инструменты, электроприборы меня не заинтересовали, а вот в отделе канцелярских принадлежностей продавались сумки и рюкзаки. Я выбрала небольшой рюкзак и сложила туда зубную щётку, тюбик пасты, шампунь, кусок мыла и расчёску. Подумав, добавила пилочку для ногтей и пару колготок. Можно было взять что-нибудь ещё, но я решила, что пора и честь знать. Всё, что может понадобиться, можно купить (читай украсть) где-нибудь ещё. Места, слава богу, цивилизованные, уж магазин-то везде найдётся.
   Расплатившись иллюзорными деньгами и от души надеясь, что у продавцов не будет очень уж крупных неприятностей из-за солидной недостачи, я неторопливо направилась обратно к "Голубому коту". Было около полудня, когда я поднялась на второй этаж гостиницы, вставила ключ в замочную скважину, распахнула дверь и вошла. И тут же запнулась и остановилась, едва не выронив рюкзак.
   - Добрый день! - приветливо улыбнулся мне Евгений Михайлович. - Дверь прикройте, пожалуйста.
   Я закрыла рот и сглотнула.
   - Как вы тут оказались?
   Мой бывший преподаватель практической магии терпеливо вздохнул:
   - Я приехал сюда, чтобы поговорить с вами. Дверь всё же закройте, будьте добры. И сядьте, думаю, разговор будет долгим.
   Не сводя с него глаз, я захлопнула дверную створку и села на краешек стоящего напротив стула, пристроив рюкзак на кровати.
   - Не бойтесь, - Евгений Михайлович снова дружелюбно улыбнулся, - я действительно хочу с вами поговорить.
   - Как вы меня нашли?
   - Помилуйте, Александра! Тот выброс Силы, что сопровождал ваше прибытие в эти места, не заметил бы только слепой и глухой. Магов здесь, к их и вашему счастью, живёт немного, иначе вы встретились бы с ними гораздо раньше. Но к нам ещё вчера поступила информация, в каком районе вы находитесь. Правда, район этот был весьма велик, поэтому на поиски ушли почти сутки.
   - К вам поступила информация? А я думала, что отныне буду иметь дело только с сотрудниками Службы по борьбе с тёмной магией.
   - Так и есть. Я сотрудник этой Службы.
   - Но... Ведь вы же... учитель.
   - На охоту ходят не каждый день. В свободное от основных обязанностей время я действительно работаю преподавателем.
   Я нервно переплела пальцы.
   - А сейчас вы, значит, исполняете свои основные обязанности.
   - Да, это так. Но поверьте, Александра, я искренне желаю кончить дело миром.
   - Это возможно? - недоверчиво, но с пробудившейся надеждой спросила я.
   - Вполне. Конечно, вы, молодые люди, натворили дел. Вдребезги разнесли конференц-зал всеми нами любимой и уважаемой Высшей Школы Светлой магии, покалечили несколько человек... Но, по счастью, никого всё же не убили. И потому для вас всё не так уж и безнадёжно. Совсем избежать наказания вы не сможете, я буду лжецом, если пообещаю вам подобное. Но оно будет максимально мягким, и после него вы сможете продолжить работу по специальности. Вы и впрямь можете принести немало пользы... если, конечно, воздержитесь от использования чёрной магии.
   - А потом ко мне опять доставят умирающего ребёнка и запретят его спасать. И, кстати, зал разнесли не мы.
   - Александра, - Евгений Михайлович вновь терпеливо вздохнул, - вы ведь не маленькая девочка. Так давайте рассуждать как взрослые, разумные люди. Подумайте сами, неужели участь преступницы в розыске лучше того, что я вам предлагаю? В одиночку вы не выживете, и даже вдвоём с вашим оборотнем вы обречены. Рано или поздно вас схватят, и уж тогда никакого снисхождения к вам не будет. Конечно, вы можете попытаться найти своих собратьев. Я думаю, что на первых порах они охотно вам помогут - их мало, и они приветствуют любое пополнение. Но, учитывая нравы, царящие среди этой публики... Вы молоды и неопытны, вас легко будет использовать, а если вы откажетесь быть послушным орудием, вас попросту уничтожат. Или найдут способ подчинить, и, скажу вам откровенно, ещё неизвестно, что хуже.
   - Постойте... О каких собратьях вы говорите?
   Евгений Михайлович удивлённо приподнял брови:
   - О Тёмных магах, разумеется.
   - Если я один раз прибегла к чёрной магии, это ещё не делает меня Тёмной.
   - К сожалению, речь идёт не об одном разе, - вздохнул мой бывший учитель. - Речь идёт о вашей сущности. Такой уж вы на свет родились.
   Опаньки!
   - Я - Тёмный маг?!
   - Да. Причём прирождённый, а не просто использующий тёмную магию от случая к случаю. Такова природа вашего Дара.
   Вот это новость! Я, невидящими глазами уставилась сквозь Евгения Михайловича, лихорадочно перебирая в памяти события прошлого, ища подтверждения или опровержения его словам. Но ведь действительно... Вся моя хвалёная чувствительность распространялась только на явления, которые можно отнести к тёмной Силе. Смертные тени... Броллахан, одержимость которым я безошибочно отличила от порчи... Призрачные существа, парящие над телом сбитого машиной человека... Проклятие... А вот на светлую, по-настоящему светлую магию я не реагировала. Впрочем, нет, реагировала. Резким ухудшением самочувствия.
   - И как давно вы это знаете?
   - С самого первого занятия с вами. С того мгновения, когда вы вместо того, чтобы зачерпнуть от собранной мной для вас Силы, чуть было не забрали мою жизнь.
   Снова нахлынули воспоминания. Пляшущий в глубине жёлтых глаз огонёк, такой тёплый, такой манящий... И точно такой же огонёк в моих руках, когда я сидела у постели Кристиана, только слабый и едва заметный...
   Не в силах больше сдерживаться, я вскочила со стула.
   - Так вот почему вы все уговаривали меня бросить учёбу! Вот почему убеждали меня в моей бездарности!
   - Именно поэтому. И почему убеждали? В светлой магии вы действительно бездарны. А тёмная... Вы уже попробовали её, Александра. Хотите продолжить? Особенно зная, чем вам это грозит?
   Не отвечая, я принялась ходить взад-вперёд по комнате, не в силах справиться с охватившим меня возбуждением.
   - Пожалуйста, Александра, - мягко, даже умоляюще, сказал Евгений Михайлович. - Предрасположенность не есть предначертание. Ещё можно всё исправить. И ваш Дар можно обратить на пользу, ведь вы способны видеть и воспринимать многое, недоступное нам, Светлым. Собственно, поэтому вам и посоветовали выбрать медицину. К тому же ваши наставники надеялись, что в этой области у вас будет меньше искушения применить вашу Силу во зло. Получилось, к сожалению, наоборот, но сами по себе ваши побуждения были благими. Так что ещё не всё потеряно.
   Я, не отвечая, продолжала мерить шагами комнату. Потом резко остановилась.
   - А Кристиану де Лилю вы предлагали то же самое?
   - Нет, его мы пока не нашли. Он опытнее вас в колдовстве, так что пока он прячется от нас куда успешнее, чем вы. Кстати, вы не знаете, где он?
   - Нет. При переносе нас выбросило в разных местах. Евгений Михайлович, прежде чем дать вам ответ, я должна узнать две вещи. Первое - какое именно наказание меня ждёт, и второе - что ждёт Кристиана. В случае как моего согласия, так и отказа.
   - Его судьба не изменится ни в первом случае, ни во втором. К сожалению, на де Лиля сделанное вам предложение не распространяется. Его будут судить по всей строгости закона за целый букет преступлений. На которые он, в отличие от вас, пошёл с открытыми глазами.
   - Я тоже пошла на них с открытыми глазами.
   - Но при этом вы куда хуже представляли себе возможные последствия. И даже вашему сопротивлению при аресте можно найти смягчающие обстоятельства - вы были испуганы, а, кроме того, ваши действия не были нападением. Де Лиль же... Ну, с ним всё ясно.
   - Тогда я вынуждена отказаться. Мне не нужна даже полная амнистия отдельно от Кристиана.
   - Александра, подумайте ещё раз. Вы сейчас не представляете, на что себя обрекаете. Если вы не согласитесь добром, я буду вынужден действовать силой.
   - Нет, Евгений Михайлович, - с уверенностью, которой не испытывала, сказала я. - Это окончательное решение. Или мы оба, или ни один из нас.
   - Жаль, - после небольшой паузы сказал Евгений Михайлович. - Мне действительно очень жаль, Александра.
   На этот раз нападение не стало для меня неожиданностью, но помогло это мало. Не зря за мной отрядили именно этого человека. Мне показалось, что меня скручивает в узел, одновременно придавливая такой страшной тяжестью, что не то что вздохнуть, а даже думать стало невозможно. На какое-то мгновение я решила, что это конец, и не плен даже, а просто смерть. Никогда не предполагала, что настолько хочу жить. И именно эта неистовая жажда жизни, густо замешанная на страхе, меня и спасла. Я сама толком не поняла, что я сделала, но вокруг моего тела вспыхнул невыносимо жаркий огонь, который сжёг заклинание Евгения Михайловича без следа, едва не спалив заодно и меня. Я лишь в последний момент сумела повернуть выжигающий магию жар на моего противника, вот только ему он вреда не причинил. Между нами с шипением вырос столб серого не то дыма, не то пара, в котором моё пламя и погасло. Первый раунд этой схватки кончился вничью.
   Ни единый мускул не дрогнул на лице моего бывшего учителя, однако мне показалось, что он потрясён. Евгений Михайлович, не вставая, наклонился вперёд, одна его рука вцепилась в сиденье, вторая сжалась в кулак на колене. Не знаю, в какой позе в тот момент находилась я, у меня почти не осталось сил, чтобы анализировать происходящее. Давление снова вернулось, и мне показалось, что меня со всех сторон стискивают неумолимо сходящиеся каменные плиты. Попытка вновь вызвать магический огонь успехом не увенчалась, он как-то сумел разъять моё не слишком умелое плетение в самом начале, дёрнув за какую-то из многочисленных ниточек-потоков. О подобном способе борьбы с чужой магией я даже не слышала, привыкнув считать, что поединок магов - это противоборство готовых заклинаний. В отчаянии я зачерпнула Силы, сколько могла и, не трудясь, да и не успевая сформировать из неё какие-то заклятья, ударила, как кувалдой. Часть "плит" и в самом деле разлетелись вдребезги, но на их место тут же встали новые. Я ударила ещё раз, но, казалось, что чем больше я била, тем сильнее меня стискивало. Перед глазами поплыли круги, потом начало темнеть, как во время приснопамятного обморока, и я, окончательно потеряв контроль над собой, отчаянно рванулась и выскользнула - только не из чужого заклинания, а из собственного тела.
   Теперь я смотрела на комнату сверху, видя и себя, корчащуюся посреди неё с искажённым, ставшим очень некрасивым лицом, и напряжённого Евгения Михайловича, который приподнялся со своего стула. Он был близок к победе, но и ему эти последние усилия давались с изрядным трудом. Однако окончание схватки было вопросом лишь нескольких секунд. А во все стороны от него, пронизывая пространство, тянулось больше десятка серебристых нитей, по которым, как кровь по венам, к нему текла Сила. Не знаю как, но я поняла, что на другом конце каждой из этих нитей сейчас находится по сильному магу, и они щедро делятся с ним магической энергией. Глупо, конечно, было думать, будто он явится ко мне безо всякой страховки. Я сумела заставить уважать если не себя, то свой Дар.
   В следующую секунду меня дёрнуло назад, обратно в моё тело, и навалившаяся тяжесть вновь стала невыносимой, но теперь я знала, куда бить. Евгений Михайлович, фокусировавший в себе Силу своих помощников, в тот момент казался мне пауком, сидящим в центре паутины. Не пытаясь больше отбивать давящие меня заклинания, я собрала последние крохи своей Силы и нацелила удар в фокус сходящихся нитей. Я знала, что на вторую попытку у меня уже не останется ни сил, ни времени, и потому, представив себе острое копьё, послала его в цель, вложив в него всё, что у меня ещё оставалось.
   "Паутина" с неслышимым обычному слуху звоном лопнула. Тяжесть исчезла, словно и не было, я пошатнулась, жадно хватая ртом воздух. Мягкий удар упавшего на пол тела прошёл мимо моего сознания, и лишь взглянув на противника, я увидела, что он лежит на полу и его жёлтые глаза слепо смотрят сквозь меня. Забыв на миг о боли и одышке, я рванулась к нему, и тут же остановилась, поняв, что ничего уже не исправишь. На теле Евгения Михайловича не было никаких повреждений, но моё "копьё" пробило слишком большую брешь в его ауре и в том, что называют душой. Жизнь вытекла из него стремительно и неотвратимо.
   - О господи! - прошептала я. Я знала, что передо мной труп, я чувствовала это, но разум отказывался верить. Я убила человека. Боже мой, я его действительно убила!
   Воздух над телом моего бывшего учителя начал медленно темнеть, свиваясь в смертную тень. Я попятилась, меня затрясло. Лихорадочно оглядевшись по сторонам, я схватила рюкзак, кинулась к двери, рывком распахнула её и выскочила в коридор. Ключ так и торчал в замочной скважине снаружи, я повернула его, пробежала по коридору, скатилась вниз по лестнице, бросила ключ на пустую стойку и выскочила на улицу. Меня гнал прочь страх, но не перед тем, что меня схватят, хотя смерть Евгения Михайлович не могла пройти незамеченной. Куда больше меня напугало содеянное мной. И лишь промчавшись до конца улицы и вновь начав задыхаться, я наконец обрела способность соображать. Ясно как день, что мне нужно убираться из Сен-Виктора, и как можно скорее. Уж теперь-то мне точно пощады не будет.
   Бежать я уже не могла, поэтому быстро пошла по шоссе, прикидывая, не свернуть ли мне и не пойти ли напрямик через поля. Или попробовать остановить попутку? Вдали послышался гул мотора, и на дороге показался небольшой грузовичок. Решив, что на грузовике мои преследователи ездить точно не будут, я кинулась ему навстречу, размахивая руками. Грузовичок остановился, стекло дверцы опустилось, и водитель высунулся из кабины.
   - Скажите пожалуйста, куда вы едете?
   - В Амбуаз, мадмуазель, - с любопытством глядя на меня, сказал водитель.
   - Пожалуйста, месье, возьмите меня с собой! - мне было всё равно, в какую сторону ехать, но просьба отвезти меня хоть куда-нибудь выглядела бы по меньшей мере странно.
   Водитель ещё раз оглядел меня, потом кивнул и открыл дверцу:
   - Садитесь.
   - Спасибо! - я обежала машину, влезла на подножку и устроилась на сиденье. Грузовик тронулся.
   - Случилось чего? - полюбопытствовал водитель. Я кивнула. - Болеет кто-то, или пожар?
   - Нет, просто я отстала от своей группы, - я взглянула водителю в глаза, сожалея, что не владею как должно искусством внушения. Но, быть может, попробовать? Что я теряю? - Я иностранка, туристка.
   - А откуда?
   - Из Словакии, - вряд ли рядовой француз это запомнит. Насколько я успела понять этих симпатичных шовинистов, им всё одно, что Словакия, что Аргентина.
   - И что вы теперь будете делать? - водитель поморщился и потёр лоб рукой. Нет, не действует. Ладно, тогда упростим задачу. Пусть ему просто будет неинтересно меня расспрашивать.
   - Попробую их догнать, - я настойчиво пыталась внедрить в его сознание безразличие к выбранной теме. Удалось мне это или нет, но водитель и впрямь сменил пластинку:
   - И не холодно вам в одном свитере, мадмуазель?
   - Нет, - я посмотрела на себя. Иллюзия куртки во время поединка сгинула бесследно, а о новой я не подумала.
   - Смотрите, у меня племянница так ходила, и простудилась. Теперь лежит с ангиной.
   Водитель оказался человеком разговорчивым. К счастью, как многие болтливые люди, он обладал способностью говорить за двоих, так что мне оставалось лишь поддакивать. Я не знала, досадовать ли мне на его бесконечную болтовню, или радоваться ей. С одной стороны выслушивать скучнейшие истории о бытовых неурядицах его родни и соседей было довольно утомительно, с другой - они всё же немного отвлекали.
   Дорога заняла часа два. Амбуаз оказался небольшим городком, стоявшим прямо на берегу Луары, через которую вёл высокий мост. Я с удивлением смотрела на прославленную реку. Когда-то, если верить историкам, она была судоходной, но сейчас всё ещё широкая Луара так обмелела, что, казалось, её можно перейти вброд. Тот тут, то там из воды высовывались островки незатопленного грунта, и вообще она производила впечатление, да простят мне французы такие слова, грандиозной лужи.
   Зато сам городок выглядел весьма романтично, немного напомнив мне Штернштадт. Каменные дома с высокими крышами, над которыми торчали каминные трубы, узкие улочки, стены, увитые плющом... А над всем этим на холме царила серовато-белая громада великолепного замка. И, залюбовавшись им, я на несколько мгновений выпала из реальности.
   Так уж случилось, что я, при всей своей любви к истории вообще и французскому Средневековью в частности, не видела ни одного изображения замка Амбуаз. Я знала только, что он был одной из королевских резиденций, и что в его часовне похоронен Леонардо да Винчи. И к тому, что я увидела сейчас, я оказалась совершенно не готова.
   Амбуаз разительно отличался и от надменного, застывшего в сознании собственного величия Шамбора, и от женственно-изящного Шенонсо, двух самых знаменитых замков в долине Луары. Он не собирался производить впечатление, он просто был тем, чем был - воином, постаревшим, но всё ещё грозным. При всей разнородности слагавших его частей замок выглядел поразительно гармоничным, и казалось, что он не был построен, а вырос сам собой на своём холме, над этим городом, которому служил защитой. Мощные стены и круглые башни выдавали романское происхождение, но поверху они были оторочены каменным кружевом готики. Нарядные стрельчатые фронтоны казались плюмажем на шлеме, а большие окна на месте прежних амбразур напоминали поднятое забрало. Но, думаю, он был ещё вполне способен выдержать осаду, если бы Средневековье вдруг вернулось, и кому-то захотелось бы завладеть всем этим великолепием.
   - Ну, где вас высадить? - спросил водитель.
   - Где-нибудь... Здесь есть отель?
   - Разумеется.
   - Тогда около него, если вам не трудно.
   Водителю было нетрудно. Грузовик свернул в одну из улочек и вскоре встал перед домом, на котором висела вертикальная вывеска "Hotel". Я ещё раз поблагодарила и вылезла из кабины. Ноги коснулись земли, колени тут же подогнулись, и я едва не упала, чувствуя себя так, словно отмахала весь путь пешком. Усталость от магического боя догнала меня только сейчас, когда вызванные им возбуждение и шок от невольного убийства схлынули. К тому же я поняла, что очень хочу есть. Водитель помахал мне на прощание, я помахала в ответ и вошла в холл отеля.
   Назывался он, без большой фантазии, "Амбуазом", и получить в нём номер было делом нескольких минут. Не тратя времени на осмотр доставшейся мне комнаты, я тут же отправилась на поиски какого-нибудь кафе или ресторана. Таковых под стенами замка оказалось в избытке. Сидя за столиком в ожидании заказа, я сквозь большое окно наблюдала, как к ведущим в замок ступеням подъезжают автобусы, и из них выгружаются группы туристов. В тот момент я от души завидовала им. Они были среди себе подобных, они приехали сюда поразвлечься или узнать что-то новое, а дома их ждала насквозь привычная и понятная жизнь. За ними никто не гнался, их не пытались убить, и сами они тоже никого не убивали и ни от кого не скрывались. Всё как у всех, и чего бы я только не отдала, чтобы оказаться на их месте! Дома я лишилась, будущее было в лучшем случае неопределённым, и к тому же я оказалась в полном одиночестве. Я с тоской вспоминала свой, изрядно мне когда-то надоевший магазин, подруг-сослуживиц, маму, даже Алика... Я отказалась от всего этого уже давно и думала, что не пожалею, но всё, пришедшее на смену моей прежней жизни, теперь тоже было потеряно. Я продолжала надеяться на Кристиана, но когда он меня найдёт, и найдёт ли... Его вполне могут схватить, а я об этом даже не узнаю. И меня саму могут схватить, Евгений Михайлович был совершенно прав, прятаться я не умею. Ни от магического поиска, ни от обычного. У меня не было никакой уверенности в том, что я убралась достаточно далеко от Сен-Виктора, но бежать куда-то ещё сейчас было выше моих сил.
   И зачем я только полезла спорить с этими самодовольными блюстителями чистоты Света? Разве не ясно было, что их никакими доводами не прошибёшь? Они просто не слышали того, чего не хотели слышать. Сколько раз я уже обжигалась на неумении вовремя уступить, но никогда ещё - так сильно. Всё хотела доказать свою правоту. Вот, доказала. Ну что мне стоило смиренно покаяться, попросить прощения и уверить, что я никогда так больше не буду?!
   Заказ наконец-то принесли, и я набросилась на еду. После сытного обеда жизнь стала казаться чуть светлее. Опасность никуда не делась, но я решила, что разбираться с проблемами надо по мере их возникновения. Сейчас мне лучше всего вернуться в отель и прилечь. Меня неудержимо клонило в сон, что, должно быть, тоже было следствием переутомления. Чуть не засыпая прямо на ходу, я добралась до "Амбуаза", поднялась в комнату, сняла ботинки и, не раздеваясь, забралась под лежавшее на кровати лёгкое покрывало.
   Проспала я не больше часа, и проснулась от того, что кто-то упорно дул мне в ухо. Поморщившись, я попыталась перевернуться на другой бок, но тут меня взяли за нос. Я отмахнулась и открыла глаза. Около постели сидел Кристиан в своей кожаной куртке, ничуть не изменившийся с тех пор, как я в последний раз видела его в человеческом обличье. Разве что не такой бледный, как тогда.
   - Привет, спящая красавица, - широко улыбнувшись, сказал он.
   - Кристиан!
   Жалко всхлипнув, я бросилась ему на шею и, уткнувшись носом в плечо, разревелась.
  
   - Я его убила... Я не... не хотела...
   - Я знаю.
   - Но я правда не хотела! Так получилось...
   - Ш-ш-ш. Получилось, так получилось.
   Кристиан не мешал мне выплакаться, только обнимал, тихонько поглаживая по спине и бормоча что-то успокаивающее. Когда я затихла, он выпустил меня и улыбнулся:
   - Ну ты и сильна! Рвануть через пол-Европы - это не каждому удаётся.
   - Сама не ожидала, - я достала платок и высморкалась. - Пойду умоюсь.
   Когда я вернулась, он стоял у окна, словно прислушиваясь к чему-то. Я видела его стройный силуэт на фоне ещё довольно светлого прямоугольника. Нет, одна значительная перемена в нём всё же произошла - его Сила сменила цвет, и теперь я могла видеть, насколько он на самом деле силён. Это было то, о чём мне говорила Катя - возможность оценить способности другого мага. Способности Кристиана впечатляли, Сила клубилась вокруг него, как грозовая туча. Сейчас она была спокойна, но я знала, что из её недр в любой момент готовы вырваться всесокрушающая молния и оглушительный гром.
   - Пока всё чисто, - не оборачиваясь, сказал Кристиан. - Похоже, мы сбили их со следа.
   - Не знаю, надолго ли, - пессимистично заметила я.
   - Так кого же ты всё-таки убила? - деловито спросил он, повернувшись ко мне. - Я, признаться, этого так и не понял. Это было сегодня около полудня, верно? На тебя кто-то напал?
   - Да. Это был сотрудник Службы, и по совместительству - мой первый учитель. Ещё там, дома.
   - Оперативно работают, - одобрил Кристиан. - Он был один?
   - Пришёл один, но его подстраховывали. Много, больше десятка. Они подпитывали его, но я не знаю, откуда. А теперь они, наверное, меня ищут...
   - Конечно, ищут, но не они. Тех ты вывела из строя, и, надеюсь, надолго. Посуди сама, - добавил он в ответ на мой удивлённый взгляд, - насильственный разрыв подобной связи всегда очень болезненная штука, а на это ещё наложилась смерть фокуса... в смысле, того, кто фокусировал их силу в себе. В самом неудачном для них случае дело могло кончиться и летальным исходом.
   Я представила себе ещё десяток смертей и содрогнулась.
   - Надеюсь, что нет.
   Мы замолчали. Кристиан присел на подоконник, и, наклонив голову, пристально рассматривал меня. Мне стало неловко, и я поспешила прервать это молчание:
   - Он сказал, что я - Тёмная, Кристиан. По рождению.
   - Я знаю.
   - Откуда?
   - Вижу. После того, как... В общем, теперь я могу чувствовать твою Силу. Правда, смог я это не сразу, а то, пожалуй, - он усмехнулся, - не рискнул бы злить тебя в больнице. Твоё счастье, что Светлые не способны видеть Тьму, иначе... Правда, Александра, с тобой в одной комнате находиться страшно. Я почувствовал тебя ещё на подходе к Штернштадту, только не сразу понял, что это ты.
   Я хмыкнула и неопределённо пожала плечами, не зная, что сказать.
   - Да ты сама разве не чувствуешь, какие силы тебе подвластны?
   - Ещё как чувствую! Теперь я понимаю, почему Светлые так боятся тёмных Сил. Взбесившийся табун удержать и то легче.
   - Да? Странно, у меня такого впечатления не возникло. Ладно, чего он от тебя хотел, этот твой бывший учитель?
   - Уговаривал вернуться, обещал, что накажут по минимуму.
   - За что? Опять вылечила не того, кого надо? Я, стоя за дверью, слышал о каком-то ребёнке...
   - Ага. Там мальчишку привезли, одержимого. Экзорцизм не помог, и тогда я сама провела обряд. На крови. Разумеется, тайно, но за мной проследили... Ну, остальное ты знаешь.
   - Тёмный обряд? А кто тебя научил?
   - А я в библиотеке нашла ещё и "Полуночный сбор".
   - Богатая в Штернштадте библиотека...
   - Наверно, я ведь работала только в открытом фонде.
   - Естественно. Но что-то мне трудно представить, что ты зарезала кошку, или кого там следовало зарезать.
   - Никого я не зарезала. Кровь была моя.
   - Но смягчающим обстоятельством это не сочли?
   - Нет, конечно. Им было достаточно того, что я прибегла к тёмной Силе. И что ребёнок остался жив, их тоже не обрадовало - он де теперь непременно предастся злу. Параноики!
   - Насколько я понял, возвращаться ты не захотела?
   - Нет. Я спросила, что будет с тобой, он сказал, что ты ответишь по закону. Тогда я сказала, что или оба, или никто, и он попробовал меня скрутить. Ну и...
   - Понятно. Спасибо, Александра.
   - Не за что, Крис. А как ты меня нашёл?
   - Верхним чутьём, - он снова усмехнулся. - Я просто знал, где ты, вот и пришёл. А разве ты меня не чувствуешь?
   - Только иногда. Я не умею управлять этим. Потому и не пыталась тебя искать. Как-то думала, что лучше дождаться, пока ты сам меня найдёшь.
   - Так попытайся как-нибудь. Я думаю, что нашу связь вполне можно упрочить.
   - А она тебя не тяготит?
   - Ты знаешь, скорее наоборот. Мне уже трудно представить, что всего несколько месяцев назад её не было.
   Мы немного помолчали.
   - Я боялась, что ты ранен, - сказала я. - На тебе была кровь...
   - А, это... После того, как я перекинулся, и следа не осталось. Меня выбросило около Везле, я переночевал в лесу, а утром взял напрокат машину и рванул за тобой. Правда, ты таки заставила меня поколесить по дорогам, ведь поначалу я чувствовал только общее направление, а ты ещё и переехала.
   - Взял машину? Так ты при деньгах?
   - А ты нет? Хотя ты же не готовилась к побегу.
   - Угу. Ушла, в чём стояла. Вот это, - я провела рукой по груди, - ворованное.
   - Боже, с кем я связался! - Кристиан закатил глаза в комическом ужасе. - Прикончить кого-то - это ещё ладно, но воровать! Куда катится этот мир!
   Я невольно рассмеялась.
   - Подозреваю, что мир это переживёт. Он и не такое видывал.
   - Верно. Скажем, мой визит в чей-то крольчатник, - с улыбкой отозвался Кристиан.- Но я тогда слишком устал, чтобы охотиться. Что будем делать?
   - А у тебя есть какие-нибудь идеи?
   - Есть. Я думаю, что проще всего нам будет затеряться в большом городе. К тому же, когда вокруг много людей, маги всегда вынуждены действовать осторожнее. Мы сейчас находимся в нескольких часах езды от Парижа. Нет желания туда прокатиться?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"