Архангельская Мария Владимировна: другие произведения.

Глава 16. Хозяйка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   16. ХОЗЯЙКА
  
   Обед, больше похожий на ужин, прошёл в дружеской, почти семейной атмосфере, и, хотя был подан с опозданием, удался на славу. Застольная беседа ушла от серьёзных тем, гости шутили, смеялись, вспоминали занимательные случаи из своей жизни. Франсуа Шевалье, сидевший рядом со мной, расспрашивал обо мне и немного рассказывал о себе. Он оказался младшим, между ним и Жераром было три года разницы. Воспользовавшись моментом, я спросила, каково ему было расти в семье тёмного мага. Кристиан кое-что рассказывал мне о своей семье, и я уже знала, что обычно магический Дар проявляется в ранней юности, где-то лет в шестнадцать, изредка - на пару лет раньше или позже. До тех пор же ребёнок из семьи магов ведёт обычную жизнь, порою даже не подозревая, что его родные чем-то отличаются от окружающих людей.
   - Мне не с чем сравнивать, - пожал плечами младший Шевалье, - но, по-моему, хорошо. Я знал, конечно, что мои родители особенные, не такие, как все, хотя до школьного возраста не мог точно сказать, в чём это выражается. Иногда мы оказывались свидетелями странных происшествий, но воспринимали их как должное, а если нам случалось рассказать о них кому-то из посторонних, это сходило за обычные детские фантазии.
   - Вообще, в магических семьях это проблема, - подхватил сидевший напротив нас Жерар. - С одной стороны, дети - великие болтуны, и раскрывать им много опасно. С другой - случалось, что подростки, узнав, что родители столько лет скрывали от них правду, воспринимали это как предательство.
   Я посмотрела на Криса, негромко беседовавшего с Эви Кэлем. Он рассказывал мне, что с нетерпением ждал инициации, и когда это произошло, его родители устроили праздник.
   - И как же эту проблему решили в вашей семье?
   - Лет в восемь-десять, когда мы уже достигли достаточно сознательного возраста, чтобы понимать, что такое тайна, но ещё не утратили полного доверия к родителям, нам понемногу начали рассказывать о магах и магии. В результате, когда наш Дар пробудился, мы уже были подготовлены.
   - А кто вас учил?
   - Отец, - Франсуа взглянул на сидевшего во главе стола родителя.
   - У нас нет Школ, наподобие той, что есть у Светлых, - заметил тот.
   - Я знаю. И единой системы преподавания, программы тоже нет?
   - Насколько мне известно, у Светлых тоже существует индивидуальный подход в обучении. Во всяком случае, так было в мои времена.
   - В нынешние тоже, но всё-таки есть учебники, учебные планы... А у Тёмных?
   - Учебники есть, но таких, как "Полуночный сбор", мало, а остальные - это скорее трактаты, чем обучающие пособия. Как правило, знания передаются напрямую от учителя к ученику.
   - Но ведь это рискованно. Всегда есть опасность, что часть знаний утеряется, не говоря уж о том, что ученик может оказаться сильнее учителя, и тогда тот при всём желании не сможет развить его способности в полную силу.
   - Ну, почему же? - возразил Симон. - Хороший учитель не обязательно гений в той области, которой учит. Но в целом вы правы. К сожалению, создать что-то наподобие Школы Светлой магии нам мешает отчасти то, что мы находимся на нелегальном положении, отчасти - наши пресловутые индивидуализм и иерархичность, отчасти - постоянная конкуренция между Хозяевами. Мало кто из них согласится отдать своего вассала в обучение другому магу, или же сам пойдёт учиться у того, кто уступает ему по Силе.
   - Да? А я не вижу в этом ничего зазорного.
   - Вы и в этом исключение, Сандрин.
   Перейдя после ужина в гостиную, куда мадам Клэр подала кофе и коньяк, я устроилась в кресле у камина. Рядом со мной, на диване у кофейного столика, сели госпожа Кэлем и Кристиан, мужчины собрались в кружок в другом конце просторной комнаты.
   - Вы можете стать выдающимся Хозяином, - говорила Эви, видимо, продолжая застольный разговор. Теперь, когда они с Кристианом находились рядом, я смогла определить, что она если и уступает ему по Силе, то ненамного. Из наших гостей она была, безусловно, самой сильной.
   - Конечно, - продолжала она, - то, что вы оборотень, несколько усложняет ситуацию, но в то же время даёт новые возможности. Пожалуй, стоит связаться кое с кем из волчьих кланов.
   - А разве у волков нет Хозяина? - спросил Кристиан.
   - Есть, конечно. Я даже с ним знакома, его зовут Дитрих Бергман, он один из немногих оборотней-магов. Однако он заметно уступает вам по Силе и потому может согласиться стать вашим вассалом. А если он не захочет, то есть и волки-одиночки.
   - Право, не знаю, мадам, - сказал Крис после паузы. - До сих пор меня вполне устраивала роль вассала. А как это скажется на Сандрин?
   - Разумеется, положительно. Это лишь среди людей действовало правило "Вассал моего вассала - не мой вассал", а для нас не имеет значения, прямой это вассалитет, или, скажем так, опосредованный. Главное - количество вассалов и их совокупная сила. Даже когда придёт Повелитель и все оборотни автоматически станут его вассалами, те из них, кто присягнут Хозяину, будут иметь двойное подданство.
   - И выполнять приказы их обоих?
   - А вот тут, в полном соответствии со средневековым правилом, Хозяин имеет преимущество даже перед Повелителем.
   - Но Хозяин сам подчиняется Повелителю, мадам. Разве это не значит, что Повелитель властен и над его вассалами?
   - До известного передела. Повелитель может просить чужого вассала исполнить то или иное поручение, но лишь с ведома Хозяина и при условии, что оно не пойдёт тому во вред. Хозяин же вправе контролировать контакты своих вассалов и вмешиваться, если сочтёт, что его интересы нарушены.
   - И это правило всегда соблюдается? - в голосе Криса прозвучала нотка иронии.
   Кэлем улыбнулась.
   - Как вам сказать... Пожалуй, оно нарушается ничуть не реже, чем любые другие законы. Правда, волки, в силу известных причин, делали это очень редко, куда реже, чем оборотни из других кланов. А если считать в целом... Ну, политика есть политика. Последний Повелитель не брезговал даже натравливать вассалов на их Хозяев. Рассчитывая тем самым укрепить свою власть, а на деле ослабляя её.
   - Понимаю, - отозвался Кристиан. - Число обиженных Хозяев росло, и хотя до прямой измены дело не доходило, но нелояльные вассалы способны основательно испортить жизнь своему сюзерену.
   - Да, так оно и было. Тихий саботаж, якобы неверно понятые приказы, тысяча и одна отговорка и тому подобное, вплоть до прямого неповиновения.
   - Выходит, мадам, - вмешалась я, - что Светлые победили Повелителя не без помощи Тёмных?
   - Именно так, мадмуазель Александрин, - во взгляде Кэлем появилось явное одобрение, - и, я бы сказала, весьма активной помощи. Но, видит бог, он это заслужил. Что поделать, Сила не всегда достаётся достойному.
   - Будем надеяться, что новый Повелитель окажется разумнее, - сказал Кристиан.
   - Будем надеяться, - эхом откликнулась Кэлем.
  
   Вечер прошёл, настала ночь, но мне не хотелось спать. Кристиан тоже не торопился на боковую, устроившись с книгой в нашей общей комнате перед спальнями. Услышав, что я вышла, он опустил книгу и вопросительно посмотрел на меня. Похоже, что и сам был не прочь поговорить.
   - Ну и как тебе наши гости? - спросила я.
   Он пожал плечами:
   - Занятные.
   - Ты им веришь?
   - Как сказала бы мадам Кэлем, до известного предела. Что-то Симон темнит. Он не врёт напрямую, но и всей правды тоже не говорит.
   - Ты тоже это чувствуешь?
   - Я не чувствую, я знаю. Понимаешь, Сандрин, запах... По нему очень легко понять, в каком состоянии находится человек. И когда он пытается врать, то запах резко меняется. А здесь откровенным враньём не пахло, но и полностью правдивы они не были. А потому были напряжены.
   - Ну, спасибо. Теперь я трижды подумаю, прежде чем попытаться тебе соврать.
   - Всегда пожалуйста, - усмехнулся он.
   - И как ты думаешь, что нам теперь делать?
   - Выбор невелик. Либо закрыть глаза на их недомолвки, в надежде, что со временем всё выяснится, либо послать их куда подальше.
   - Боюсь, что придётся остановиться на первом варианте, - вздохнула я. - Вассалы мне действительно нужны, а других взять неоткуда. Остаётся утешаться тем, что Симон, по крайней мере, нам зла не желает.
   - Несомненно, - Кристиан бросил книгу на сиденье и одним движением перетёк (я не нашла другого слова) ко мне на диван. Оказавшись рядом, он мягко развернул меня так, что моя голова легла ему на грудь. - Мэтр очень заботится о твоей безопасности, да и все остальные не испытывают к тебе ни малейшей враждебности. Поначалу была некоторая насторожённость, но не более того.
   Я свернулась клубочком в его объятиях и прикрыла глаза, едва удерживаясь, чтобы не замурлыкать. Некоторое время мы молчали, его пальцы перебирали мои волосы. Мне не хотелось ни двигаться, ни говорить.
   - Всё идёт как надо, девочка моя, - тихо сказал Кристиан. - Скоро ты займёшь место, которого достойна. И я ещё буду гордиться, что стал твоим первым вассалом, - по его голосу я поняла, что он улыбается. - Мадам Александрин...
   Он так произнёс эти последние слова, что я ни на минуту не усомнилась - это не просто вежливое обращение, это титул. Во времена французской монархии так обращались к сестре и дочери короля.
   - Что-о?! Ты бы ещё сказал "ваше высочество"! - Я попыталась отстраниться, но он мягко удержал меня. - Крис, я же не принцесса крови!
   - Ну хорошо, "ваша светлость" тебя устроит?
   - Крис!
   - А что? Ты посмотри, тут вырисовывается самая настоящая феодальная лестница. И коль скоро у твоих вассалов могут быть свои вассалы, то ты, как минимум, графиня.
   - Герцогиня! - фыркнула я.
   - А я о чём, ваша светлость?
   Ему всё-таки удалось меня рассмешить.
   - Вот погоди, - пригрозила я, отсмеявшись, - я тебе такой титул придумаю, волком взвоешь!
   - Я и есть волк, так что придумывай, не напугаешь. А ты хоть раз слышала, как воют волки?
   - Вживую - ни разу. А что?
   - Вот как-нибудь лунной ночью возьму тебя в лес... Не струсишь?
  
   Гости отбыли ещё вечером, за исключением Эви Кэлем, оставшейся ночевать в комнате для гостей. Но и она уехала рано утром, так что, проснувшись, я её уже не застала. Зато все Шевалье были дома и, придя на кухню, я увидела там Жерара, тут же вставшего при моём появлении.
   - Доброе утро, мадмуазель Александрин.
   - Доброе утро, - отозвалась я. - Кофе ещё остался?
   - Я сделаю вам свежий, если позволите.
   - Спасибо, - я села за стол. На столе стояла тарелка со вчерашним пирогом и блюдо с ещё тёплыми булочками. Я рассеянно взяла одну из них, глядя, как второй из Шевалье колдует над плитой.
   - Скажите, месье Жерар, а чем вы занимаетесь? В смысле, вы где-то работаете?
   - Да, мадмуазель, я детектив в сыскном бюро, вроде того, что держит мой отец. Его бюро связано ещё с несколькими по всей Европе, мы все работаем в них. Это помогает нам собирать информацию и обмениваться ею.
   - А какого рода информацию вы собираете?
   - Самую разную. О событиях в мире, о собратьях-Тёмных, ну и о Светлых, разумеется. Врага, как говорится, надо знать в лицо.
   - Знаете, - сказала я, - ваш отец как-то упомянул о том, что у Ассамблеи есть свои средства массовой информации. А я даже не знаю, какие именно.
   - Что ж, - Жерар на секунду отвлёкся от плиты, но тут же вновь сосредоточился на закипающем кофе, - если хотите, после завтрака я покажу вам, что он имел в виду.
   - Конечно, хочу.
   - Договорились, мадмуазель.
   Кофе у него получился отменным, о чём я ему и сказала. Жерар вежливо поблагодарил, после чего мы с ним замолчали. Я задумчиво смотрела в окно, а Шевалье - то на меня, то тоже в окно.
   - Ну, закончили? - спросил он, когда я отставила чашку. - Пойдёмте?
   - Пошли, - согласилась я.
   Он сам составил всю грязную посуду в раковину, после чего мы поднялись на второй этаж.
   - Способов передавать сообщения довольно много, - сообщил Жерар, подводя меня к столу в личном кабинете своего отца, где я до того ни разу не была. Я сразу выделила взглядом замысловатую композицию из кристаллов, любимого материала заклинателей, укреплённую на мраморной подставке, под которой лежала стопка чистых бумажных листов. Выглядело это как обычное настольное украшение.
   - И это - один из них?
   - Именно. Как правило, он настроен на тот передатчик, что находится в здании Ассамблеи и используется в качестве газеты. Но, в принципе, его можно перенастроить на любой приёмник или передатчик, и сам он способен работать и в том, и в другом режиме. Текст появляется на этой бумаге. Если угодно, можете отправить кому-нибудь сообщение.
   - Да вроде бы некому. А какие ещё есть способы?
   - В основном - телепатия. Для облегчения телепатического контакта частенько применяют артефакты, ведь далеко не все могут переговариваться на больших расстояниях безо всякой помощи. Ещё используют разнообразные отражающие поверхности, с помощью которых можно передавать и изображение - зеркала, те же кристаллы... В принципе, зачаровать можно хоть миску с водой. Также большой популярностью пользуются специально созданные для передачи писем посланцы - обычно в виде каких-нибудь животных или птиц. Иногда изобретают что-ни-будь более экзотичное, но это уже - на любителя.
   - Ясно... - протянула я, глядя на передатчик. - А вы с Франсуа надолго приехали?
   - На то время, пока будем нужны. Но если мы вам мешаем...
   - Нет, разумеется! Я просто спросила. Но мы заняли ваши комнаты...
   - Мы с братом сочли это за честь. А нам вполне удобно в спальне и будуаре нашей матери.
   Предупредительность моих вассалов иногда начинала если не пугать меня, то, во всяком случае, заставляла чувствовать себя достаточно неловко. Казалось, они готовы выполнить любое моё желание, а если оно не высказано, то предугадать его. В последующие дни мне было представлено несколько десятков человек, я не успевала запоминать их, и все они обращались ко мне с подчеркнутым уважением. Которое я, если подумать, не заслужила ничем, кроме своей выдающейся Силы, обладание которой тоже не было моей заслугой. Все эти люди были старше меня, опытнее, вероятно, достойнее, а вели себя со мной так, словно я была коронованной особой. Слава богу, хоть поведение Кристиана не изменилось ни на йоту, я не перенесла бы, если бы и он заразился этим всеобщим почтением.
   Все представленные мне маги не торопились после знакомства со мной ехать обратно, предпочитая остановиться где-нибудь в городе. Париж потихоньку заполнялся тёмными магами, так что я порой удивлялась, как Светлые, которых, по словам Шевалье, здесь достаточно, ухитряются не замечать окутавшей город магической ауры. Пусть они и не способны оценить степень Силы тёмных магов, но что перед ними именно маг, большинство из них определить в состоянии.
   - Просто мы острее чувствуем друг друга, чем Светлые, - объяснил мэтр Симон, когда я спросила его об этом.
   Прошла уже неделя со дня моего знакомства с "коллегами". Я и в самом деле перестала ходить на службу, так же как и Кристиан. В любой момент мог пожаловать очередной гость, а приглашать их в бюро было, разумеется, невозможно. Чтобы не сидеть в четырёх стенах, я иногда отправлялась в долгие прогулки по городу, не сомневаясь, что за мной в это время потихоньку присматривают. Однажды, когда я возвращалась домой, меня неожиданно окликнула мадам Дарденн. Она шла по другой стороне улицы вместе с каким-то мужчиной, должно быть, её мужем, а Софи весело прыгала, держась за руку матери. Похоже, что похищение, как я и надеялась, не оставило глубокого следа в душе девочки. Увидев меня, мадам Дарденн оставила их и перешла узкую улочку.
   - Добрый день, мадмуазель... Вазова? - полувопросительно сказала она.
   - Да, - кивнула я. - Добрый день, мадам Дарденн.
   - Я хотела поблагодарить вас за участие, которое вы приняли в судьбе моей дочери.
   - Я же ничего не сделала... - отводя глаза, пробормотала я.
   - Но вы попытались, и, поверьте, мы благодарны вам за это.
   - Я рада вам помочь... Была бы. Как она, в порядке?
   - Да, слава богу, - мадам Дарденн с нежностью улыбнулась. - Непонятная какая-то история. Её привезла в больницу некая мадам Бенуа, сказала, что нашла её спящей на скамейке, а сама Софи ничего не помнит. Но, может, оно и к лучшему.
   Я согласно кивнула.
   - Я рада за всех вас, мадам. До свидания.
   - До свиданья, мадмуазель Вазова.
   Я посмотрела ей вслед. А приятно всё-таки сделать доброе дело.
  
   Кристиан тоже использовал любую возможность, чтобы исчезнуть из дома. Однажды он признался мне, что начинает чувствовать себя лишним - я оказалась в центре событий, а его отнесло на периферию, где он никому не был интересен. Естественно, это его задевало, хоть он и старался держать своё недовольство в узде.
   - Давай как-нибудь побудем вместе, а? - спросил он. - Я тебя куда-нибудь свожу.
   Я ничего не имела против, наоборот, устав от бесконечного потока чужих людей, я была рада провести целый день со своим другом. Перебрав несколько вариантов, мы решили сходить в Лувр, куда я давно собиралась наведаться, да всё никак не могла выбрать время.
   Домой мы вернулись только к вечеру.
   - Уф! - Крис плюхнулся в кресло в гостиной и вытянул ноги.
   - Устали? - с улыбкой спросил мэтр Симон.
   - Ещё бы! Шесть часов на ногах...
   - Пять, - уточнила я. - Плюс два перерыва по полчаса.
   - Один чёрт. И почему это человеческие ноги устают куда быстрее, чем звериные лапы?
   - Потому что ног две, а лап - четыре, - предположил Шевалье.
   - Да, наверное.
   - Завтра у нас гости будут? - спросила я.
   - Да нет, гостей не будет...
   - Тогда, может, завтра снова туда сходим?
   - Да чего мы там ещё не видели?! - возопил Кристиан.
   - Очень многое! Мы едва треть осмотрели.
   Крис с видом невинной жертвы закатил глаза:
   - Неужели в тебе нет ни капли жалости?
- Ну почему же, есть, и даже не одна. Если не хочешь в Лувр, можно сходить куда-нибудь ещё. Или съездить, раз уж тебе не нравится ходить.
   - Вы, разумеется, можете пойти в музей, или ещё куда-нибудь, если захотите, - вмешался Симон. - Но я прошу вас, Сандрин, завтра остаться дома. Возможно, мне понадобится ваша помощь.
   - Что случилось?
   - Мне стало известно, что в самое ближайшее время мы можем ждать гостя иного рода.
   - От кого? - спросил мгновенно посерьёзневший Кристиан.
   - От Барра. Я хочу попробовать найти его и, если получится, перехватить. Было бы неплохо задать ему несколько вопросов...
   - Вы полагаете, он вам ответит? - заинтересовалась я.
   - Смотря как спрашивать. Не беспокойтесь, - добавил Шевалье, правильно истолковав мой взгляд, - помимо грубой силы, есть и другие методы убеждения. Но для начала его нужно хотя бы найти, и в этом-то мне и может понадобиться ваша помощь. Он должен быть неплохо защищён, моей Силы может не хватить.
   - Это опасно? - спросил Кристиан.
   - Сам поиск - нет.
   - Ладно, - я пожала плечами. - Скажите мне, что нужно делать.
   - Для начала - выспаться. Магией лучше заниматься на свежую голову.
   На том и порешили. Утром я проснулась против обыкновения рано, опередив и Кристиана, и мадам Клэр, но Шевалье поднялся ещё раньше. Спустившись на кухню, я застала его там.
   - Доброе утро, - сказал он.
   - Доброе, - согласилась я. Утро и в самом деле обещало быть добрым - в небе не было ни облачка, и ни одно дуновение ветерка не шевелило зазеленевшие ветви деревьев.
   - Надеюсь, вы выспались. То, что нам предстоит, будет довольно сложным.
   - А вы уверены, что я с этим справлюсь? - спросила я. - Силы у меня, может, и много, а вот умения...
   - Умение есть у меня, - Симон поставил передо мной чашку кофе. - От вас потребуется только дать Силу, всё остальное я сделаю сам. Мне уже приходилось так поступать, правда, раньше я работал в сетке, то есть с Силой нескольких магов одновременно.
   - Как тот Светлый, который пытался меня убить?
   - Именно, - Шевалье сел за стол напротив меня. - Признаться, Силой Хозяйки я таким образом распоряжусь впервые. Но принципы те же, так что справимся. Заодно и вы научитесь. Вообще, это наилучший способ обучения - когда незнакомую операцию производит кто-то опытный, а в то же время - и вроде бы вы сами.
   - Почему же вы раньше так меня не учили?
   - Потому что раньше это было слишком рискованно. Удержать вашу Силу в узде могли только вы сами, я бы с этим не справился. А сейчас, когда у вас уже есть шестьдесят семь вассалов, Сила должна стать спокойнее.
   - Ясно...
   - Только мы не можем колдовать в городе, - добавил Шевалье. - Здесь мы, чего доброго, устроим техногенную катастрофу, да и люди могут пострадать, если, паче чаяния, что-то пойдёт не так.
   - Мы поедем за город?
   - Да. И уйдём в Тирфо Туинн.
   Я с любопытством посмотрела на него:
   - А он близко?
   - Он везде. Просто в Школе доступ в него облегчили в границах долины, чтобы в Штернштадт могли попасть и посредственные маги. А нам с вами нет нужды пользоваться чужими проходами.
   - Хм-м, - протянула я, будучи отнюдь не уверена, что сумею пересечь границу между обычным миром и Подпространством. Ведь до сих пор я пользовалась только чужими проходами.
   - В общем, закончим завтрак, и поедем, - заключил Симон. - Если вы, разумеется, не против.
   - Я согласилась ещё вчера, мэтр.
   С кофе было покончено быстро, и пока я убирала со стола, Шевалье вывел из гаража свой "Ситроен".
   Я ожидала, что мы, как обычно, поедем на ферму, но Симон остановил машину возле невспаханного поля. Мы вышли из неё, и Шевалье уверенно двинулся прочь от дороги, прямо через целину. Я оглянулась на "Ситроен", но на нём было поставлено Отвращающее заклятье, предназначенное для того, чтобы отваживать возможных воров и угонщиков.
   - Ну вот, - сказал Шевалье, неожиданно останавливаясь, когда до полосы деревьев, отделявшей наше поле от соседнего, осталось примерно сотня метров. - Почти пришли. Теперь ваша очередь. Постарайтесь вспомнить, что вы чувствовали, пересекая границу Тирфо Туинн. И смело идите вперёд.
   Я с трудом удержалась, чтобы не пожать плечами. Да ничего я особо не чувствовала. Разве что... Тогда, во время экзамена, когда я сумела увидеть границу между ним и обычным миром. Я зажмурилась, пытаясь как можно точнее восстановить свои тогдашние впечатления. Что-то неуловимое, что нельзя объяснить словами, только ощутить. Я попыталась почувствовать то же самое, и кажется, это мне удалось, или, быть может, я убедила себя в этом. Но я всё равно пошла вперёд, к деревьям, не отрывая сосредоточенного взгляда от земли. Между деревьев вилась тропинка, я решительно ступила на неё, чувствуя, что Шевалье следует за мной. Мы шли и шли, пока я без особого удивления не осознала, что деревья уже давно должны были кончиться, но никакого поля за ними не было и в помине. Подняв голову и оглядевшись по сторонам, я увидела, что нас окружает самый настоящий лес.
   - Замечательно, - сказал Шевалье. - Теперь позвольте...
   Он обогнал меня, и решительно зашагал по тропинке. Она вывела на нас на обширную поляну, центром которой был выложенный из серых каменных плит круг, диаметром метров десять. Аура тёмной магии окутывала поляну, и линии многолучевой звезды, вырезанной на плитах, светились бледным призрачным светом, не терявшимся даже в лучах солнца.
   - Это место было обустроено лет двести назад, - объяснил Симон. - Мощнейший источник Силы... Точнее, место схождения множества потоков. О нём мало кто знает, хотя и особой тайны из него никогда не делалось. Но оно годится только для тёмной магии - видите Знак Тьмы? Вот мы им сегодня и воспользуемся.
   Я кивнула, с интересом разглядывая сложный узор из пересекающихся линий и символы множества разнообразных Сил, щедро рассыпанные внутри лучей и между ними. Знак Тьмы красовался в самом центре, а кроме него, я увидела знаки Стихий, Жизни и Смерти и ещё несколько, которых я не знала. Надо будет повнимательнее посмотреть книги Шевалье, а также расспросить его самого - раз он собрался здесь колдовать, должен, как минимум, понимать, с чем ему придётся иметь дело. А то нехорошо получается, если Хозяйка настолько невежественнее своих вассалов.
   - Начинаем? - полувопросительно сказал Симон и, дождавшись моего кивка, распорядился: - Встаньте вот туда, рядом со Знаком.
   Я послушно шагнула на плиты и остановилась рядом со Знаком Тьмы. Шевалье встал напротив меня, по другую его сторону. Силы здесь и в самом деле было очень много, и она находилась отнюдь не в покое. Я почувствовала, что потоки пришли в движение от одного лишь нашего присутствия в фокусе магической фигуры. Они текли вдоль лучей, пронизывая моё тело сразу во всех направлениях, и я даже с некоторым содроганием подумала о том, что вот сейчас этот плавный ток превратится в хорошо знакомое мне буйство. Потоки волновались всё сильнее, и я даже не сразу поняла, что это Шевалье уже начал выплетать заклинание. Он прикрыл глаза, его лицо напряглось, и я почувствовала, с какой тщательностью он сейчас строит своё плетение. Очень сложное, со многими компонентами, стягивающее в единый узел все присутствующие здесь стихии. Он обращался к ним, призывая их одну за другой, произнося - не вслух, а разумом - их истинные имена, не передаваемые в звуках человеческой речи. Не дрогнула земля в ответ, не дунул ветер, огня и воды вокруг и вовсе видно не было, но Симон был услышан. Соответствующие знаки вспыхнули ярче, и потоки Силы взметнулись и переплелись по-новому, обретая новые связи и скрепы.
   Мне стало жарко, несмотря на то, что я была одета довольно легко. Вслед за Стихиями пришёл черёд и других Сил, и все они включались в завязавшийся над звездой узел. Шевалье и в самом деле руководил моей Силой, всё, что он делал, шло через меня. Вслед за жаром пришёл озноб. Это было жутко - и в тоже время это было прекрасно, ощущение собственной мощи захватило меня. Наверное, то же самое чувствует серфингист, оседлавший волну, или экстремальщик, сплавляющийся на плоту по горной реке - восторг и страх одновременно. Лес вокруг нас оживал, качались и потрескивали ветви, пульсировали соки в стволах, журчал невидимый отсюда ручеёк, шуршали в траве, пробившей прошлогоднюю листву, какие-то мелкие зверьки. Симон сотворил Круг Жизни, поняла я, и теперь я - мы - можем увидеть и почувствовать всё живое вокруг, а при необходимости и воспользоваться их Силой, ведь даже крошечные травинки, даже мелкие насекомые вбирают в себя магические токи, и могут отдать их обратно... пусть и не по своей воле. А ещё природные духи, с которыми я до сих пор ни разу не сталкивалась, но они тоже были здесь, и тоже могли послужить источниками Силы. К счастью, нам не было необходимости забирать Силу из живых существ, вполне хватало и того, что было на поляне.
   А заклятие растекалось в разные стороны, охватывая всё большую и большую область. Я чувствовала ток чар, уходящих вдоль лучей звезды, и всё больше и больше живых созданий включалось в Круг. А потом что-то едва заметно изменилось, и я поняла, что Симон не просто растягивает заклинание, он зовёт. Этот зов заполнял Тирфо Туинн, катясь всё дальше и дальше, через Подпространство просачиваясь в обычный мир. Он отдавался эхом от горных склонов, его слышали волны морей, едва заметной дрожью воды передавая зов даже вековым льдам севера и юга. По всему миру словно прошла короткая судорога, и мир дрогнул, откликаясь. Зачем, подумала я, зачем нужен такой размах, если тот, кого мы ищем, должен находиться где-то рядом? Или он ещё не успел добраться до Франции? Или, может статься, Шевалье ищет вовсе не человека Луиса Барра?
   Это было удивительное чувство - видеть весь наш мир, всю Землю от края до края, и обычный мир, и Подпространство одновременно. Моря и материки, горы и равнины, пустыни и джунгли, острова в океане и пустоты пещер в теле земли. Города, посёлки, деревни, отдельные дома. Людей, живущих в них. Светлыми огоньками выделялись выбравшие Свет маги, обычно незаметные для меня, но куда чётче я видела Тёмных. И в тоже время я сознавала, что по-прежнему стою на серых плитах, на безымянной поляне в сердце леса, видела напряжённое, с закушенной нижней губой, лицо Симона. По его лицу текли капли пота, кожа посерела, но он продолжал творить заклинание за заклинанием, сплетая их в единую цепь, чётко и не сбиваясь. Его умение куда как превосходило его силы, и я невольно задалась вопросом, так чем же он занимался, кем был при покойном Повелителе. Но эти мысли тут же упорхнули, потому что что-то изменилось в его колдовстве. На плитах под нашими ногами Знак Смерти не зря красовался рядом со знаком Жизни. Теперь зов Симона был направлен не только к живым, но и к тем, кто не мог назваться таковым, хотя и мёртвым в полном смысле слова тоже не был.
   И те отозвались. Тысячи неживых отвечали сейчас нам. У меня закружилась голова, так что понадобилось некоторое усилие, чтобы устоять на ногах. Кажется, все тёмные создания пролетали сейчас перед моими глазами. Всё это заняло не более нескольких минут, а потом мой взгляд устремился куда-то... Собственно, после всего я даже не могла точно сказать, куда именно я смотрю, в голове всё мешалось и путалось, хотя конечная цель находилась не так уж и далеко. И этой целью было живое существо... Или неживое... Шевалье что-то выкрикнул, вскинув руки, и зов, ставший непреодолимым, сконцентрировался в один луч и устремился к человеческой фигуре, окружённой, как ореолом, полотнищами огромных крыльев. Несмотря на то, что она заняла всё поле моего зрения, каких-либо деталей в ней я разглядеть не могла. Но она вдруг оказалась настолько близко, что я чуть не отшатнулась.
   - Стойте на месте! - хрипло приказал Шевалье.
   Не было сомнений, что мы нашли того, кого искали, но поток Силы, проходящий сквозь меня, не иссякал, а напротив, увеличился. Заклятье наползало на заклятье, я едва успевала различать их. Работа была виртуозная, и я невольно восхитилась своим учителем. Не зря Каспер Кролл говорил, что предпочёл бы видеть своим Хозяином Симона. Если бы звания у Тёмных магов раздавались не за голую Силу, а за мастерство, то, пожалуй, у Симона Шевалье были бы все шансы стать Повелителем.
   - Стойте! - снова выдохнул Симон.
   Не успела я удивиться, - ведь я и так больше не шевелилась, - как вдруг словно снаряд пробил переплетение древесных ветвей над нами, и на плиты рухнул человек. Человек с крыльями наподобие тех полупрозрачных, словно сотканных из тумана полотнищ, которые я когда-то видела в самом начале своего пути. С нечленораздельным полукриком-полурычанием он забился на покрытых магическими узорами плитах, в то время как заклинания Шевалье обматывали его в несколько слоёв, словно и в самом деле стали цепью, предназначенной удержать пленника. А потом Симон уронил руки, без слов давая понять, что дело сделано, и вот тут-то накопленная Сила и повела себя давно ожидаемым образом. Словно вода, лишившаяся стока, неуправляемая мощь хлынула во все стороны. Трава рядом с плитами, ветви ближайших кустов и деревьев вспыхнули холодным бездымным пламенем, и мне понадобилось почти нечеловеческое усилие, чтобы не дать этому огню выжечь всё, включая нас. Шевалье безучастно наблюдал, как я сражаюсь с Силой, впрочем, помочь мне он всё равно не смог бы. Однако я вполне справлялась и сама - поволновавшись ещё немного, Сила на удивление быстро начала успокаиваться, растекаясь в пространстве безобидными струями, какими и была до нашего появления здесь.
   Я вздохнула, облизнула пересохшие губы, и с удивлением почувствовала на языке солёный вкус. Оказывается, из ноздри у меня опять текла слабенькая струйка крови. Унять её было секундным делом, после чего я смогла, наконец, рассмотреть, кого же приманил посланный нами зов, благо пленник уже перестал биться и корчиться, и его можно было разглядеть в подробностях. По виду это был обычный человек, если не считать полупрозрачных крыльев и неестественной бледности. А ещё он был тёмным магом, пожалуй, самым сильным из всех, кого я видела до сих пор. Лет тридцати на вид, наш пленник не уступал Кристиану красотой. И длиной клыков в оскаленном рту - тоже. Только если на волчьей морде они выглядели вполне уместно, то на человеческом лице...
   - Это вампир? - спросила я, зачарованно глядя него.
   - Да, - кивнул Симон, - высший.
   Я тоже кивнула. Высшие вампиры, помимо всего прочего, не боялись дневного света, даже прямых солнечных лучей, хоть и не любили их. Высшими становились либо самые старые из этого малосимпатичного племени, прожившие не меньше тысячи лет, либо те из них, кто владел магией, что было такой же редкостью, как маг-оборотень из числа волков. Тем не менее перед нами явно был именно второй случай. Я взглянула на Симона, собираясь проверить правильность сделанных мной выводов, и увидела, что Шевалье, больше ничего не говоря, медленно оседает наземь. Я кинулась к нему. Меня саму немного пошатывало, но падать в обморок я пока не собиралась.
   - Спасибо, - пробормотал Симон, когда я поделилась с ним энергией. Провёл рукой по лбу, стирая пот, и с усилием поднялся на ноги. - Ну, а теперь давайте посмотрим на нашу добычу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"