Леданика: другие произведения.

Пятьдесят ничтожных причин убить ту, под зонтиком

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пускай будет нереальная новелла

   Скучный провинциальный город. Облезлые хрущевки. Несколько новостроек. Центральная площадь. Голуби. Старые автобусы. Скучные лица. Некуда ходить, нечего смотреть. А ночью, в дождь, тем более лучше оставаться дома. Особенно - девушкам, женщинам. Потому что - зонтики.
   Три года назад мы переехали в этот город. Про зонтики мне рассказали позже, потом, когда моя жена стала четвертой по счету жертвой.
   Я никогда себе не прощу, что в тот день не пошел ее встречать. Курсы итальянского (итальянский... здесь... зачем?) - до десяти часов вечера. Ноябрь, темнеет рано. Фонари - через один. И тусклые, как весь этот город.
   У меня - температура. И горло. Простуда. За окном - дождь. Вот и не вышел. Остался дома, под одеялом. А он - вышел. Тот, который подкрался к моей жене. Дождь - и шаги за спиной не слышны. Успела обернуться, когда он толкнул ее в спину? Вскрикнула, когда он запрыгнул сверху и одним движением... нет, не могу.
  
   Потом, после всего, после полиции, допросов, похорон, моей попытки выйти в окно и двух месяцев больницы, ко мне пришел бывший муж жертвы номер три. Невысокий, но мощный. Бицепсы, бритый череп, все такое.
   - Простите, как я могу к вам обращаться? - уточняю на правах хозяина.
   - Толик. А ты?
   - Денис Андреевич.
   - Андреич. Ага. Ладно.
   И этот бритый Толик мне все рассказал. Четыре года, четыре жертвы. Дождь, ночь, женщина спешит домой. Муж не хочет вылезать из-под теплого одеяла (как я) или заночевал у любовницы (как Толик). Темная пустая улица. Шаги за спиной. Мужчина толкает. Женщина падает. Мужчина прыгает сверху и душит. Или ломает шею. Почему-то по-разному. И обязательно - зонтик. Он забирает у женщин зонтики. Четыре жертвы - четыре зонтика. Математика. Что он с ними делает? Прячет под кровать? Развешивает по стенам, как охотники развешивают свои трофеи?
   Полиция знает. Якобы ищет.
   - А как его найдешь? - спрашивает Толик.
   И правда - как? Ни следов, ни отпечатков, ничего. Все отмыто дочиста. Дождь. Наверное, выходит на охоту в перчатках. Свидетелей нет. Осторожный. Правда, один раз попал на камеру. Толик говорит, что видел запись. Женщина под зонтиком, темная фигура след в след. Толкнул. Упала. Дальше - понятно что. Качество съемки никудышное. Никаких особых примет. Любой обитатель этого городка, среднего роста, в темной неброской одежде - любой подойдет. А сколько их таких...
   - Он правда забрал зонтик?
   - Да, - я видел в записи. - Поднял, стряхнул, закрыл. Аккуратный...
   Мы вместе с бывшим мужем жертвы номер три молча допили водку и разошлись. Мне казалось - он хотел сказать что-то еще. Не сказал.
  
   Сегодня я жду человека, который позвонил два дня назад. Новая информация? Через год? Смешно. Я не хотел встречаться. Он настоял.
   Звонок в дверь. Щуплый, метр с кепкой, белобрысый, в руках - большая сумка.
   - Можно?
   - Заходите, раз пришли. Водка? Пиво?
   - Чай, если можно.
   Непрошеный гость назвался ученым. Приехал из Москвы. Узнал про наши... зонтики. Говорит, у них там, в Москве, новейшие разработки. Секретные технологии. Внушение мыслей на расстоянии.
   - Вот здесь у меня приборчик, - блондин извлекает из сумки небольшую пластиковую коробочку, похожую на пульт от детской машинки, - который поможет поймать вашего маньяка.
   "В психушке день открытых дверей?" - прикидываю, как ловчее выставить этого "ученого" из квартиры.
   - Я сейчас покажу, вы все поймете, - блондин нажимает на "пульте" большую зеленую кнопку.
   - И?..
   - Подождите, сейчас все будет.
   Зонтики. Почему-то я вдруг начинаю думать про зонтики. У жены он был красный. Полуавтомат. А у других? Черные зонтики? Яркие зонтики? Зонтики в дорогих гостиницах, в специальной стойке возле двери. Зонтики на витринах магазинов. Старый сломанный зонтик возле мусорного бака...
   - Теперь понимаете? - блондин нажимает красную кнопку.
   - Пока не очень.
   - Ваш маньяк. Он зациклен на зонтиках. А в этот прибор мы...
   - Кто это - "мы"?
   - Наша команда... не важно. В этом приборе - микро-чип, на который записаны тысячи фото с зонтиками. Фото преобразуются... специальная технология... в образы, которые транслируются потоковым методом прямо в мозг. Дистанционно. То есть, на расстоянии.
   Сломанный зонтик возле мусорного бака...
   - Допустим. И что? - я по-прежнему не понимаю.
   - Он зациклен на зонтиках, ваш маньяк. Прибор окончательно сведет его с ума. Он себя выдаст. Побежит, закричит. А вы его поймаете и сдадите в полицию.
   - Я?
   - А кто? Разве вы не хотите поймать убийцу вашей жены?
   - Хочу. Могу отнести ваш прибор в полицию. Пускай займутся.
   - Я пробовал. Им все равно. Я думал, вам не все равно. Но если нет... я пойду. Спасибо... за чай.
   Курсы итальянского. Температура. Простуда. Одеяло. Дождь за окном. Я заснул. Не дождался. Ранее утро. Телефонный звонок.
   - Не уходите. Что я должен сделать?
  
   Сижу за столом в кухне. За окном - темнота и барабанит дождь. Прогноз обещает - до утра. На столе - "пульт" с двумя кнопками. На мне - неброская темная одежда. На соседнем стуле - рюкзак. В рюкзаке удобно будет носить с собой "пульт". В кармане - нож, "выкидуха". На всякий случай. Зонтик? Никаких зонтиков. Просто капюшон.
   Чувствую себя - глупее некуда. Остаться дома, вернуть блондину прибор, мол, ничего не вышло?
   Курсы итальянского. Простуда. Теплое одеяло... Я должен. Нажимаю зеленую кнопку. Прячу "пульт" в рюкзак. Выхожу на улицу.
   Бреду, куда глаза глядят. Пустые мокрые улицы. Одинокие мокрые прохожие. Все спешат добраться домой. Никто не шатается праздно, не высматривает женщин под зонтиками.
   Зонтики. Черные. Красные (как у моей жены)! Голубые. Сломанный зонтик возле мусорного бака. Кто его сломал? Может, какая-нибудь женщина (полная, с бледным лицом?) пришла домой, поздно. Худой бледный парнишка. Выглядывает в окно. Ждет, когда вернется мама. Боится? Из окна видит мокрую улицу, машины, трамваи... и зонтики (черные, красные, голубые).
   Стоп. Не думать про зонтики. Я - нормальный человек. Я могу не думать про зонтики. Этот прибор, он для психа, который зациклен на зонтиках. Я - нет. Я - нормальный. Я буду думать... про мандарины. Ноябрь подходит к концу. Скоро декабрь. Новый Год. Елки. Хлопушки. Мандарины. Оранжевые ароматные шарики. Полный зонтик мандарин... что за черт? Не думать про зонтики.
   Вот навстречу идет мужчина. Тоже без зонтика. Не очень торопится. Кого-то высматривает? Как будто случайно, за несколько шагов, смещаюсь так, чтобы мы едва разминулись. Может, это он? Сейчас начнет кричать про зонтики, прыгнет на меня... ну, давай! Я готов. Давно уже готов. Еще с той ночи, когда курсы итальянского... и теплое одеяло.
   "Только вы с ним осторожнее, не убивайте так сразу", - вспоминаю напутственные слова блондина. "Его нужно сдать в полицию живым, а то судить будут вас, а не его".
   Я подумаю. Можно и в полицию. А можно и так... как он - с ними. Оставить лежать на темной улице, под холодным дождем. Потом пускай ищут. А блондин? А что - блондин. Подумаешь. Кто ему поверит, этому блондину? Прибор этот разбить и выбросить по частям. Как будто ничего и не было. Пускай доказывают.
   Рука сжимает в кармане нож. Но нет, мужчина ускоряет шаг и молча проходит мимо. Не он. Не тот, кто высматривает (черные, красные, голубые) зонтики.
   Из двери круглосуточного магазина-стекляшки выходит женщина. Не молодая. Не симпатичная. Старый потрепанный зонтик. Наверное, ей ничего не угрожает. Прохожу мимо. Иду дальше. Такое чувство, как будто за мной следят. Резко оборачиваюсь - никого.
   Зонтик. Впереди - фигура под зонтиком. Походка неуверенная. Женщина? Каблуки? А та, которую ждет мальчик, у нее - тоже каблуки? Она приходит домой. Иногда - радостная. Чаще - сердитая. Когда радостная - раскрывает зонтик, оставляет сушиться на полу. Сердитая - оставляет зонтик сложенным, чтобы удобнее было... стоп. При чем тут мальчик?
   Догоняю женщину, которая спешит под зонтиком впереди меня. Некоторое время иду с ней след в след. Женщина не оборачивается, не слышит мои шаги... так же, как моя жена не услышала шаги того, который... Дождь. Идеальный сообщник.
   Поправляю капюшон. Прислушиваюсь. Как будто капли падают реже. Обманул прогноз? Можно поворачивать к дому? Но нет. Налетает ветер и бросает мне в лицо мокрый холодный заряд. Нужно идти дальше.
   Две женщины, под зонтиками. Для них опасности нет. Маньяк нападает на одиночек. С двумя - будет крик, набегут свидетели. Зачем ему? Прохожу мимо.
   Что там такое впереди? Темно, плохо видно. Зонтик? На тротуаре, раскрытый, грязный, ручка тревожно торчит вверх. Вырвался из рук, улетел? Старый поломанный зонтик возле мусорного бака... маленький мальчик... зонтик... мама придет домой, раскроет свой зонтик (черный, да, черный зонтик), поставит сушиться, или... сложенный зонтик взмывает вверх, опускается, нападает... закрыться руками... больно... не надо!
   Стоп. Отставить. Это картинки, образы, которые транслирует прибор. Это для маньяка, а я - нормальный. Нельзя терять бдительность. Какой-то мужчина на другой стороне улицы. Перейти, догнать? Нет, зашел в подъезд.
   Из магазина выходит женщина. По виду - молодая. Раскрывает свой зонтик. Темно-синий. Массивный. Мужской? Такая мода сейчас? Чуть пережидаю, чтобы не испугать. Иду следом, не слишком близко. Женщина торопится, почти бежит. Наверное, ее кто-то ждет. А мальчик? Худой бледный мальчик, кого он ждет на своем подоконнике? Тяжелый зонтик - больно. Синяки. По самым нежным местам на теле... нет, не она. Другая женщина. Ведь правда - другая? Очень похожа. Очень. И зонтик. Тяжелый зонтик. Больно. Догнать, убедиться. Остановить! Больно! Зонтик!
   - Андреич! Брейк! Отпусти! Отпусти, слышишь? - знакомый голос, чьи-то руки, я лежу, что-то мягкое (кто-то?) лежит подо мной.
   Громкий женский визг переходит в ультразвук, взрывает мозг. Меня рывком поднимают на ноги, куда-то толкают.
   - Быстрее, быстрее, черт, сейчас толпа набежит! Быстрее!
   - Нету... никакой... толпы... дождь... зонтики...
   - Беги я сказал! Потом поговорим... если не догонят!
   И я бегу. Спотыкаюсь, чуть не падаю, бегу от женского визга, от...
   - Зонтик! Я забыл забрать зонтик!
   - Я тебе сейчас вмажу... зонтик он забыл... давай, шевели ходулями!
  
   Опять сижу за собственным кухонным столом. Напротив - бывший муж третьей жертвы. Толик. Он говорил, что его зовут Толик. Я помню.
   Рюкзак валяется на полу. На столе лежит "пульт".
   - Какого?.. - трясу головой.
   - Такого. Ты зачем по улицам шатался? Маньяка ловил?
   - Откуда ты...
   - От верблюда. Тощего белобрысого верблюда. Он меня на эту дрянь тоже развел, - мой собеседник брезгливо отталкивает "пульт" подальше от себя.
   - Этот... ученый? Из Москвы?
   - Не знаю, откуда. Я его упустил, когда он к тебе приходил. Зашел, гнида, в магазин и слинял через служебный выход. Нужно было мне за ним идти. Решил, что никуда не денется. Ушлепок белобрысый.
   - Подожди. Можно помедленнее? Ты следил за блондином?.. - у меня гудит голова, я плохо соображаю. "Зонтик! Я забыл забрать зонтик!"
   - Так, Андреич. Тебе хреново. Понимаю. Сейчас будет еще хреновее. Это я убил твою жену. А ты только что пытался убить какую-то тетку на улице. Потому что вот это, - Толик брезгливо еще двигает "пульт", - жуткая дрянь. На себе испытал.
   - То есть ты... - моя рука тянется в карман.
   - Сиди смирно. Нет там ничего, в кармане. Думаешь, я тебе ножик оставил?
   - Так это ты! - тянусь через стол, ухватить эту сволочь хоть за что-нибудь.
   - Смирно сиди, я сказал. Да, это я. Еще пару минут - и мы бы с тобой побеседовали как коллега с коллегой. Я тебя от той тетки в последний момент оттащил, а меня от твоей жены - некому было оттащить.
   - Убийца... полиция...
   - Да, убийца. И сам пойду в полицию. Сдаваться. Думаешь, мне как вообще?
   - Думаю... хреново...
   - Правильно думаешь. И я тоже прикинул, как прихожу в полицию и рассказываю вот это все - про блондина, про "пульт". Ржака на все отделение, и больше ничего.
   - А показать? "Пульт"?
   - Черта с два. Когда я очнулся, "пульта" не было. Ты зачем хотел у тетки зонтик забрать?
   - Я... не помню... забрать... отнести... отдать?
   - Точно. Похоже, я так и сделал. Забрал... у твоей... зонтик, куда-то отнес и отдал. И "пульт", наверное, тоже отдал. Пришел в себя на улице.
   - И выследил меня... чтобы выследить блондина?
   - Сечешь, Андреич. Когда в первый раз упустил - за тобой следил. Ждал, что ты... заберешь зонтик и приведешь меня к нему.
   - И тогда...
   - И тогда я бы сгреб в охапку и тебя, и его - и в полицию.
   - Но ты...
   - Но я не смог... подождать, пока ты... в общем, ты понял.
   - И что теперь делать?
   - Снимать штаны и бегать.
   - "Пульт" у нас остался. Пускай разбираются... ищут.
   - Не будут они никого искать. Как только подпишу показания - меня под суд, дело в архив. Ты, если везучий, выкрутишься и как свидетель пройдешь. Или тоже что-нибудь впаяют. Ты тетку с ног сбил, душить пытался... может, у нее травмы какие-то. Но живая - точно. Визжала зачетно. У меня этот визг до сих пор в ушах стоит.
   - То есть...
   - То есть я - в тюрьму, а эта гнида сделает новый приборчик? И будет другим лохам по ушам ездить? Так не пойдет.
   - Согласен. Не пойдет.
   Я сижу и смотрю через стол на Толика. Абсурд ситуации понемногу доходит до моих, измочаленных "пультом", серых клеточек. Я, без пяти минут убийца неизвестной мне женщины, сижу с убийцей своей жены и обсуждаю, как найти человека, о котором точно известно только что он худощавый и невысокий.
   Блондин? Про краску для волос не слышали? Москва? А почему не Париж? Ученый? Я тоже могу представиться, например, футболистом.
   - Без шансов, - говорю я Толику. - Ты сам все понимаешь. Он может быть где угодно и кем угодно.
   - Есть один вариант, - уверенно отвечает Толик и тянется к "пульту". - Эта штука работает в радиусе метров пяти. Я, когда за тобой следил, проверял. Если стоять от нее за пять метров - никакой шняги про гребаные зонтики.
   - И... что?
   - Ты включаешь эту дрянь, закидываешь в рюкзак и повторяешь свой поход. До утра еще есть время.
   - Нет!
   - Предложи другой вариант, - Толик внимательно смотрит на меня, разминая пальцы.
   - Не знаю... просто поискать... поспрашивать, там где ты очнулся, когда... в общем, тогда... - сам понимаю, что вариант не очень убедительный.
   Толик не отвечает.
   - Хорошо. Ладно. Я включаю... это... иду на улицу...
   - Точно. А я - за тобой. Не ближе чем на пять метров. Когда увижу, что ты доходишь до кондиции, подкину тебе зонтик.
   - У тебя есть?
   - Пока нет. Достану. Куплю. Отберу у кого-нибудь. Забей.
   - Ладно. Подкинешь. И - что?
   - Вот и посмотрим - что. По моему... опыту... ты должен зонтик и "пульт" куда-то отнести.
   - Блондину?
   - Надеюсь.
   - А если ты... не успеешь?
   - Один раз успел.
   - А если - нет?
   - Не дрейфь, Андреич. Другие варианты есть?
   Я молча качаю головой.
   - Тогда молись, чтобы я успел.
  
   На улице темно и дождь. Изо всех сил сопротивляюсь "пульту" и настырным "зонтикам". Бормочу стихи, которые помню еще со школы. Повторяю таблицу умножения, вспоминаю какие-то формулы.
   - Ты, зубрилка придурошная! До утра собрался дотянуть? Завтра ночью по новой пойдешь... с переломом руки, обещаю, - Толик вылетает из-за угла, дергает меня за руку - и ретируется обратно, на безопасное расстояние.
   Я сдаюсь на милость "пульта" и дальше мало что помню. Снова мальчик, который сидит на подоконнике и ждет маму. Какая-то женщина спешит домой. И зонтики, много зонтиков. Помню, как один из них оказался у меня в руках. Вспышка! Экстаз! Нужно бежать - и я бегу...
  
   Прихожу в себя в незнакомой комнате. Старая мебель, щербатый паркет, засаленные обои. Я сижу в перекошенном скрипучем кресле. В комнате - никого. Из коридора слышны голоса. Один из них - знакомый... Толик!
   С трудом поднимаюсь, держусь за стенку, выхожу в коридор. Дальше - кухня. За столом - двое. Толик и... щуплый блондин. Толик с комфортом восседает на кухонном диване, а блондин как-то слишком ровно сидит на стуле.
   - Очнулся! Привет. А мы тут... беседы беседуем. С этой гнидой.
   Блондин странно дергается. Навожу резкость, моргаю, присматриваюсь - примотан скотчем к высокой спинке кухонного стула... и не только примотан. Блондин мычит.
   - Круто беседуете. Только у него рот... скотчем заклеен.
   - Матерился много. Я маты не уважаю. Иногда бывает, не без этого... но чтобы как он, в три этажа... пускай так посидит. Лучше смотри, Андреич, что я здесь нашел, - Толик кивает на стол. - Трудовая книжка. В Москве работал. Не очень разборчиво, но что-то по науке.
   Блондин мычит.
   - По-моему, он хочет что-то сказать.
   Толик машет рукой.
   - Он мне про свою науку уже что-то трындел. А вот смотри - интересная штука.
   Смотрю. Цветное фото. На фото - смутно знакомая мне женщина... которая спешит домой... к мальчику... зонтик...
   - Але, Андреич! - Толик щелкает пальцами у меня перед носом. - Прием!
   - Это... та самая... женщина...
   - Да я уже понял. Муттер этой гниды.
   - Она его... зонтиком... я видел... когда "пульт"...
   - Знаю. Может, было за что. Это пускай с ним в полиции разбираются. Главное - вот. В углу сложил.
   Зонтики. Четыре зонтика... нет, пять. Один - красный... соринка в глаз попала... отворачиваюсь, моргаю.
   Блондин мычит. Толик молчит.
   - Что делать будем? - вытираю лицо рукавом.
   - Да ничего пока. Я ментов уже вызвал. Едут.
   Блондин дергается и снова мычит.
   - Сиди, гнида, - Толик пинает блондина ногой под столом. - Прикинь, сказал, что у него есть машина времени и он нас может туда отправить... где еще... где ничего не было. Нашел дураков.
   Я на миг закрываю глаза. А вдруг - правда? Знаю, что невозможно. Но... ученый из Москвы... "пульт"... он существует... передача мыслей... а вдруг и машина времени - тоже? Небольшая. Портативная. Чтобы всего на год - назад. Когда все еще... было... хорошо...
   - Врет он все, Андреич, - Толик смотрит на меня и криво усмехается. - Если бы у него такая штука была, он бы сам... туда, в детство. Сечешь?
   - Угу.
   Сидим, молчим. Блондин мычит.
   - Пока менты едут... один вопрос... - я запинаюсь, не знаю, как сформулировать.
   - Я успел, Андреич, - Толик смотрит в угол, на зонтики. - Ты когда начал тетке какой-то прямо в затылок дышать, я - к ней, зонтик выхватил, она обернулась, разоралась, я рожу скорчил, она убежала, я зонтик - тебе в руки, и ты как припустил - прямо сюда... как-то так... Светает. Из приоткрытого окна слышится звук полицейской сирены.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"