Леданика: другие произведения.

Мойдодыров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Задумывала НФ, а получился чистой воды реализм. Бывает...

  Мойдодыров не просто человек был - явление. Кто не знает Мойдодырова? Все знают. В журналах научных? Знают. На телевидении? Давно знают. Отмахиваются, как от мухи назойливой. В научных институтах, которые еще не полностью вымерли с приходом капиталистически-ледникового периода - даже отмахиваться устали. Делают вид, что не замечают.
  А раньше - замечали. Звонили ноль-три, вызывали санитаров. Мол, подлечите человека. Что ж он мучается-то и нас мучает. Работать мешает, науку двигать вперед, в светлое будущее. "Ноль-три" приезжали, Мойдодырова забирать не хотели - мол, угрозы для общества не представляет, а что надоел он вам - так это ваши проблемы. Приходилось выводить за проходную своими силами (даже жребий бросали - кто на этот раз), а через недельку-другую тощая, костлявая фигура в мешковатом, всегда одном и том же костюме снова появлялась в институтских коридорах.
  И охрану не раз предупреждали, и даже фото в дежурке оставляли. Вот этого, худого и настырного - не пропускать. Но почему-то все равно пропускали. Уговаривал? Просил? А может, знал какие-то тайные пути проникнуть на территорию не слишком-то и засекреченных, но все равно охраняемых объектов.
  
  Объекты, хоть как-нибудь связанные с космосом... хоть краешком, хоть в славном прошлом - вот чем интересовался Мойдодыров. Помешан человек был на этом деле. Все же психика - дело тонкое. Кому-то кажется, что за ним зеленые человечки наблюдают, эксперименты проводят. Другой голоса слышит. Третий - в голом виде на улицу выходит и песни поет, буянит. Или просто холодной водой голяком обливается, молится матушке-природе. А Мойдодыров - он вообще-то тихий был. Спокойный. На людей не бросался, матом никого не крыл. Просто хотел улететь на Марс.
  Да, почему-то именно на Марс. Никакая другая планета (а мы спрашивали, и не раз - пока не надоело) ему категорически не нужна была. Перечитал космической фантастики в юности? Приснилось что-то этакое или просто название нравилось? Сложно сказать.
  Кстати, мы тоже знали, как полететь на Марс. В теории. В теории вообще все просто. Выбиваешь где-то много денег (очень много, если конкретнее), находишь конструкторов, подрядчиков, подбираешь попутчиков по вкусу - и летишь. Полгода туда, годик по планете гуляешь, полгода обратно. Никаких проблем. Только денег таких даже у американцев нет. Или есть, но они скрывают. Потому что иначе американское население на улицы выйдет с транспарантами. Мол, долой Марс - давай увеличение социального пособия.
  И правда, зачем простому, обычному человеку этот Марс? Кому сильно хочется - можно и в телескоп посмотреть. С хорошим увеличением. Можно даже в аттракцион сходить. Говорят, в Америке такой есть. И невесомость, и песок красный, холмы там всякие... все как настоящее.
  
  - Слушай, Мойдодыров, - я лично с ним пару раз беседовал, все хотел понять, что же за штука такая с человеком приключилась, что он кроме Марса ни о чем больше думать не может, - А может, ну его, этот Марс? Ну что ты там не видел? Чего там хорошего? Пыль, радиация и всякое такое. И марсианок никаких на самом деле не существует, это все выдумки такие. Художественные.
  Молчит. Смотрит на меня своими карими навыкате глазами и молчит. Мелко подрагивают плечи под вытертым до блеска пиджаком. Нервный тик. От несбыточной мечты и хронического непонимания окружающими.
  - А хочешь, мы тебя дворником устроим? Нам, Мойдодыров, дворник нужен. Чтобы чисто было. А то смотреть на тебя прямо больно, честное слово. Ты вообще чем питаешься?
  Молчит. И по скулам, обтянутым желтоватой пергаментной кожей, и по костлявым запястьям видно, что - ничем.
  Честно скажу, водил его пару-тройку раз в кафешку. Не в нашу, нет. Не то чтобы боялся кого-то... так, зачем лишний раз коллег нервировать? Тем более что бывший НИИ уже давным-давно распродали на офисы, пару человек всего нас осталось. Сторожим нераспроданное (громоздкое, непрактичное, без цветных металлов) оборудование. Иногда получаем зарплату. Халтурим на стороне - кто курсовые пишет студентам-бездельникам, а кто и дипломные. Время от времени на гранты какие-нибудь подаемся - так, из спортивного интереса. Венька, Сашка и Максим Максимыч... и Мойдодыров. Сколько себя помню, он всегда был.
  А в кафешку мы ходили с Мойдодыровым в соседний квартал. Не кафешка даже - "разливайка". Водочка, пиво... все, как положено. Но сосиски и пельмени подавали горячими, и Мойдодырова, в его истрепанном, лет тридцать тому назад приличном костюме - не гнушались.
  Брал я обычно две порции сосисок (обе - поклоннику Красной планеты) и порцию пельменей. Себе - жидкий кофе. Мойдодыров ел без спешки, культурно - хоть и понятно было, что голоден. После трапезы закуривали, говорили. Марс, космические корабли, невесомость... с ним интересно было пообщаться. Немало знал, быстро зажигался мыслями, пусть даже рано или поздно все равно возвращался к полетам на Марс. Иногда мне казалось, что вместе с Мойдодыровым я возвращался лет на двадцать назад, когда институт занимал большое солидное здание целиком, мы много говорили, спорили и тоже верили, что Марс - будет. Обязательно. Потому что как же иначе?
  - Да что ты с ним возишься? - говорил Венька, недавно ставший в третий раз дедушкой. - Привадишь, потом не выгонишь. Охота с дураком дело иметь.
  - А если деньги лишние, - вступал молодой еще (в этом году полтинник стукнул) Сашка, - то лучше мне отдай. Тоже мне, отец Терез нашелся, - и разражался крякающим смехом.
  Одинокий и вечно хмурый Максим Максимыч только качал головой - неодобрительно или так, своим каким-то мыслям.
  
  А потом Мойдодыров пропал. Нет, он и раньше мог не появляться в нашем, заставленном "неликвидом" коридоре, месяцами. Может, тяга к Марсу носила у него сезонный характер... или, кроме нас, остались у него и другие друзья по космосу. В общем, как-то раз вместо Мойдодырова пришел молодой веснушчатый старлей. Видно, только летом выпустился из Школы Милиции... или где их сейчас учат? Не знаю.
  Родственники (да, мы тоже удивились - у Мойдодырова нашлись какие-то родственники: то ли сестра, то ли племянница с мужем и детьми) подняли тревогу. Оказывается, раз в месяц они приходили к брату (или все же дяде?) принести кое-какие продукты, смахнуть пыль с книжных полок, да и так, повидаться.
  Но в этот раз ключ заело в замке, а на звонок открыли незнакомые люди, культурно пригласили пройти на кухню и честь по чести показали купчую на вполне приличную "двушку" Мойдодырова, оформленную по всем правилам, с печатями и подписями.
  - Так он же ненормальный! - кричала то ли сестра, то ли племянница и пыталась ухватить бумагу с явно нехорошими намерениями, на что ее вежливо, но твердо выставили за дверь вместе с двумя клетчатыми базарными сумками (вот, мол, все его вещи, забирайте, нам чужого не нужно, за книгами приезжайте на машине). И пригрозили милицией, куда возмущенная дама сразу же и направилась - подавать заявление о пропаже то ли брата, то ли дяди. Видно, еще и "барашка в бумажке" приложила (из жалости к брату-дяде? из жадности к утраченной квартире?) потому что Мойдодырова и правда начали искать.
  
  Адресок института у Мойдодырова в записной книжке обнаружился - вот нас и решили проверить. Может, мы поклонника Марса где-то держим насильно... для опытов? Примерно так нам объяснил смущенный и потный старлей, на что Венька с Сашкой поцокали языками, Максим Максимыч покачал головой и привычно вздохнул. Никто Мойдодырова уже месяца два не видел. Я тоже и поцокал, и головой покачал. А когда старлей ушел - задумался.
  Месяца два назад я добрался в институт только к обеду. Нужно было выстоять очередь в поликлинике и сделать наконец-то кардиограмму. Справившись с задачей, подъехал пару остановок на автобусе, подошел к проходной - а Мойдодыров мне навстречу из здания выходит. Да где там - выбегает прямо. И... улыбается. Немного растерянной, но радостной, не заискивающей, как обычно, улыбкой. Честно - первый раз такое выражение у него на лице увидел. Остановился, удивляюсь. А Мойдодыров ко мне, за рукав схватил, наклонился и бормочет что-то вроде: "Полечу, полечу". Я не успел ничего сказать, как он рукав отпустил и побежал прочь. Помню, подумал тогда что-то вроде "совсем плохой стал". А потом оказалось, что (невиданное чудо) сотрудникам института зарплату обещают выдать, задолженную за полгода, и встречу с Мойдодыровым ни с кем в том день я обсудить не успел. Потом закрутился, забыл.
  А еще у нас недавно макет из коридора пропал. Под крылом института когда-то, в славный век торжества науки и техники, была подшефная школа. Детишки приходили с экскурсиями, чтобы мы "про космос" рассказали. Вот кто-то и придумал макет кабины космического корабля сделать. С рычажками, лампочками и слайдами звездного неба. За два субботника справились. Макет получился - загляденье. Ребята просто визжали от восторга, про наш институт в газете написали, ставили в пример другим "шефам". А потом как-то шефство сошло на нет, вместе с институтом, макет пылился в широком институтском коридоре вместе с другими такими же "ветеранами", и вот - пропал.
  Я бы и не заметил пропажу, если бы не собрался показать внуку диковинку "из прежних времен". Даже тряпку влажную подготовил, чтобы хоть немного макет почистить - а его нет. И похоже, что остальные "раритеты" с места на место немного передвинули, чтобы недостача не так сильно в глаза бросалась.
  И пусть государство наше суверенное нас уже давно вместе с институтом сдало в утиль, не нужны мы ему стали, но, как говорится, "идейки-то куда девать прикажете"? Вот и у меня в голове странные слова Мойдодырова, пропавший макет и проданная на сторону "двушка" начали в какую-то картинку складываться... нехорошую, нужно сказать, картинку.
  
  Первым делом я напросился в гости к Максим Максимычу. Это было проще всего. Старик увлекается моделированием и всегда рад кому-нибудь похвалиться, даже моему пятилетнему внуку.
  Пришли, посмотрели кораблики, выпили на холостяцкой ободранной кухне жидкого чаю из щербатых чашек, поговорили о моделях и о том, как все дорого, а качество такое - нигде нормального клея не найти, чтобы как раньше. Получили в подарок старенький, потрепанный жизнью деревянный парусник. Ничего подозрительного не заметили.
  Следующим подвернулся случай заглянуть к Сашке. Наш молодой коллега забыл на столе мобильный телефон - кстати, не самой дешевой модели. Я телефон в карман - и к Сашке домой. Скажу, мол, что все равно в тот район собирался по делам, заодно решил отнести, а то коллега подумает, что в автобусе вытащили, переживать начнет.
  У Сашки меня (даже с телефоном) не очень рады были видеть. Паковали вещи, на днях собирались переезжать в новую квартиру.
  - Ты понимаешь, старик, какая удача! - кричал Сашка, забросив принесенный телефон куда-то на полку шкафа, и размахивал руками, задевая стены микроскопического коридора своей однокомнатной "хрущевки". - Жене от завода квартиру дали! Теперь мы здесь молодых оставим (в смысле, дочку, зятя и внучку), а сами туда переберемся! Далековато ездить будет, ну да ладно, справимся. Главное - перестанем друг у друга на голове жить. Нет, ну ты представляешь, какая красота!
  - Даже не представляю, - еле вклинился я в радостный монолог. - Думал, что уже давно никто никому квартиры не выдает.
  - Так всем подряд и не дают! Только кто на заводе двадцать лет отработал! Завод свой дом построил и заслуженных работников заселяет. Вот квартира одна освободилась, и нам от нее уже и ключи выдали! - Сашка выудил из кармана связку, потряс у меня перед глазами, а потом приложился к ним губами, изображая поцелуй и снова спрятал в карман.
  Я вышел из подъезда, присел на лавочку и закурил. Красивая история... но - правдивая ли?
  
  К Веньке попасть в гости никак не получалось. И повода не было, и он не очень-то приглашал. Ходил в последнее время смурной, сидел за своим столом, чертил что-то на листках бумаги, изредка выходил в коридор поговорить по телефону. Даже в собственный день рождения не стал никого домой приглашать, как обычно - принес бутылку и нехитрую закуску прямо в институт.
  Пришлось идти кружным путем. Благо, по старым временам, когда еще нас было много, мы были молоды и часто собирались компаниями по поводу и без оного, я хорошо знал Венькину жену.
  В общем, отправившись "по делам", о чем громко сообщил коллегам, недалеко от Венькиного дома я нашел подходящую лужу и тщательно вымазал брюки и пиджак в грязи. Венькина жена в легенду поверила, запричитала над испорченным костюмом, провела меня в ванную и даже выдала какие-то старые брюки - переодеться и обсушиться.
  Пока пили чай, я перевел разговор на Веньку. Мол, что-то он смурной в последнее время. Может, болеет? Знаю хорошего врача, могу посоветовать.
  - Да нет, не болеет он... другое горе у нас...
  Я изобразил на лице полнейшее сочувствие, понимание и готовность выслушать.
  - Внучка болеет... очень...
  - Неужели новорожденная?
  - Нет... старшенькая...
  - А что врачи говорят? Что нужно-то?
  - Плохо все, очень плохо...
  Тут Венькина жена заплакала, потянулась за полотенцем, я бросился налить воды... в общем, больше ничего не расспрашивал.
  
  На следующий день художественно покашлял в телефонную трубку знакомому доктору и получил больничный. Кое-где побывал, кое-что разузнал. Как только вернулся в институт - вызвал из кабинета Веньку. Завел коллегу в дальний угол коридора. А ему, казалось, было все равно - куда идти и зачем.
  - Ну, говори. Ты что с Мойдодыровым сделал?
  - Разнюхал-таки... домой приходил...
  - Приходил. Разнюхал. У Сашки - квартира новая. У тебя - внучка болеет. Но Сашкиной жене и правда квартиру на заводе выделили, я проверял. А вот откуда ты денег взял, чтобы внучку за границей лечить? Так что давай, выкладывай. Или сразу в милицию?
  - Зачем в милицию? Поехали, покажу тебе... твоего Мойдодырова.
  Я взвесил "за" и "против". С одной стороны, я моложе и явно сильнее. И я настороже. Вряд ли Венька со мной что-то сделает плохое. С другой - не очень хочется в компании вероятного убийцы куда-то ехать на ночь глядя. Лучше бы в милицию. Но Венька не выглядел нервным или испуганным. Скорее - подавленным, уставшим и... спокойным. Это его спокойствие и стало решающим фактором.
  - Поехали. Только если что - у меня вот! - и я показал купленный давно и по случаю электрошокер. Он давно не работал, но выглядел внушительно.
  Венька пожал плечами и ничего не сказал.
  За всю дорогу (а ехать пришлось с тремя пересадками городским транспортом, а потом еще электричкой) мы общались только по необходимости. Куда свернуть и "нужно билет взять".
  
  Добрались мы уже в сумерках в какое-то село, в двух километрах от станции. На краю села стоял небольшой дом, окруженный покосившимся забором. Венька уверенно направился к калитке.
  В доме обнаружилась пожилая женщина в платке и заношенном теплом платье, чем-то похожая на Веньку.
  - Сестра, - буркнул тот.
  Женщина налетела на Веньку с бытовыми вопросами и делами. Я подождал минут десять и напомнил о Мойдодырове.
  - Пошли, - кивнул Венька.
  Мы вышли из дома, обошли его, с трудом переставляя ноги между каким-то хозяйственно-необходимым мусором. С тыльной стороны к домику лепилась небольшая пристройка, а возле нее красовался... наш макет. С лампочками и рычажками. Чистый и даже подкрашенный.
  - Здесь он живет.
  - Мойдодыров?
  - Он.
  - Зачем?
  - Тренируется.
  - То есть ты ему сказал...
  - Да. Что его выбрали для участия в секретной космической программе. Полет на Марс. Берут только проверенных людей, членов партии. Но это стоит денег.
  - И он продал квартиру.
  - За неделю. С радостью. "Спасибо" говорил через каждую минуту.
  - И теперь...
  - Живет здесь на всем готовом. Сестра подает завтрак, обед и ужин. Чистый воздух. Программа посильной физической нагрузки. Легкие упражнения, пробежка. Каждый день нужно два часа сидеть в кабине звездолета, привыкать к ограниченному пространству и виду звездного неба. Ну, еще сестре иногда что-то по хозяйству помогает - в целях конспирации.
  - И долго так...
  - Пять лет.
  - И он... согласился?
  - С радостью. "Спасибо" говорил.
  - А через пять лет...
  - Там видно будет. Конструкторы проект задержат. Другие члены команды подведут. Что-нибудь.
  Я молча смотрел на сверкающий новенькими красками макет. На пристройку и деревенскую идиллию.
  Скрипнула калитка. Через несколько минут из-за угла появился Мойдодыров. Голый по пояс, в тренировочных штанах, он вытирал мокрую голову не очень чистым полотенцем. Его глаза светились настоящим счастьем.
  Я поздоровался с будущим космонавтом за руку, наказал тщательно готовиться и хорошо питаться. Мойдодыров радостно заверил, что все понимает и не подведет.
  Венька стоял и молча смотрел на меня.
  - Лечи... внучку... и дай ей здоровья... тот, кто там, наверху.
  - На Марсе? - криво ухмыльнулся Венька. - Спасибо. А ты и правда подумал, что я...
  Я молча повернулся, перешел двор и осторожно прикрыл за собой калитку.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"