Архипов Андрей Владимирович: другие произведения.

Удача сталкера

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Метро 2033. Леса рядом с городом Псковом.Один из рассказов про сталкера Глушака.

  Серые, моросящие мелким дождем тучи 2033 года ничем не отличалось от свинцовых туч 2013 года, как и помидоры в миске на столе из грубых досок. Дождь как дождь и помидоры, как помидоры, выращенные заботливыми женскими руками в теплице из сотового поликарбоната. И ничего тут не поделать - не позволял суровый Псковский климат выращивать теплолюбивые овощи в открытом грунте, вот только в 2013 году теплица располагалась на земле, а в 2033 ее собрали на крыше большого склада, в восьми метрах от земли.
  Высоких, с плоскими крышами строений в промзоне восточной части Пскова имелось предостаточно и теплицы располагались кучно, рядышком, напротив вишневой рощи - сада. Пять лет назад, при основании высотной фермы, плодовые саженцы высаживали в бывшие клумбы и поросшие бурьяном газоны. Деревья прижились, и вырос радующий глаз вишневый садик, который и дал название высотной ферме "Форпост Вишневый". Командовал в Вишневом списаный в запас сталкер - инвалид Сашка Помоз, который вместе со своим лучшим другом Вовкой Глушаком распечатывали вторую бутылку самогона.
  - Триста! Нет, ты прикинь, Глушачило - триста штук патронов для СВД и из них пятьдесят специальных - снайперских. Это все, что мы с девчонками за год заработали! - Вот уже третий раз подряд пересказывал свою историю пьяный в дрова Помоз. Вовка глубину постигшего Сашку горя осознал уже давно, но не перебивал, давая другу выговориться. Он сам возглавлял похожую на "Вишневый" ферму и отлично понимал, что значит лишиться за один вечер годового заработка. И как после этого смотреть в глаза пахавшим, словно лошади - девчонкам?
  Ну, насчет "всего" заработка, приятели душей кривили. Обогреваемые и освещаемые солнечными батареями теплицы работали, исправно давали урожай и ежемесячный план по поставке овощей в центральный полис выполнялся. Главу полиса - добродушного агронома Леонидыча, выход продукции вполне устраивал, и он закрывал глаза на "левый" приработок фермеров. Сверхплановый продукт исправно поступал с дополнительных теплиц и неучтенных поросят, радостно повизгивающих в тщательно оберегаемых от посторонних глаз сараях - хлевах. А еще, учитывая женский контингент автономных ферм, устраивались выходы за клюквой и черникой, Помоз успешно ловил рыбку в близлежащих незараженных водоемах и весь "левак" продукции уходил военным. Той самой десантуре со знаменитой Псковской семьдесят шестой дивизии.
  Постаревшие за двадцать лет, но не растратившие боевых навыков бойцы помогали фермерам отбивать наезды мародеров, массовые атаки мутировавших тварей и, без разговоров - забирали все предложенные им продукты. Рассчитывались за еду солдатики патронами, что Помоза с Глушаком вполне устраивало. Патроны в новом мире заменили деньги, и народ быстро привык рассчитывать все товары и услуги в боеприпасах. Например, за два дробовых патрона можно вдвоем плотно отужинать и в меру выпить, патрон от "Калаша" тянул на довоенный армейский сухпаек, а за 7,62х54 для СВД "Драгунова" военные просили не менее двух мешков картошки. И вот триста штук таких патронов Помоз вчера самым досадным образом лишился.
  - Помоз! Хорош скулить и сопли на кулак наматывать, хоть что-то вспомни, что за сталкер, как выглядел?
  - Да как он выглядел.... Обычно. Высокий крепкий. За спиной Сайга нарезная 7,62 с прицелом и арбалет. Арбалет крутой, мощный. В длинном плаще и голова под капюшоном.
  - Да ты вообще нюх потерял тут с бабами и самогонкой! С какого перепугу честный сталк рожу под капюшоном будет прятать?
  - Да не гони, Глушак.... Сам знаю, что виноват. Но дождь моросил довольно сильно и он из леса вышел. Свистнул снизу как положено и поздоровался. Спросил Верку - смотрю, та его узнала. Ну я и расслабился.... А че, у нас личная жизнь не запрещена! - Затравленно огрызнулся Сашка и потянул руки к самогонке.
  - Блин, че еще за Верка? Давай, рассказывай все по порядку, ты не на допросе у ментов! - Ужом взвился на табуретке Вовка и красноречиво задвинул бутылку на противоположный от Помоза угол стола. Накачать друга до отключки входило в его планы, но он намеревался сделать это позже. Пусть тот сначала все расскажет.
  - Верка? Простой вопрос неожиданно поставил пьяного Помоза в тупик, рот от удивления открылся, и зажженная сигарета упала на пол, рассыпая искры. - Верка к нам год назад приблудилась с пацаном малым. Баба молчаливая и скрытная, но работала нормально, а как вчера увидала того сталкера, так сразу взвизгнула и на шею ему бросилась. Ну, я проникся и дал им ключи от одного из довоенных офисов, там два дивана еще крепких. А сегодня утром встали - ни сталкера, ни Верки, ни патронов.
  - Ясно все с тобой. Пацан где?
  - Как где? - Сашка вытаращился, не поспевая за мыслями более трезвого товарища.
  - Так, где? Она ребенка своего что, тебе оставила, вместо патронов? Ни в жисть в такое не поверю!
  - Пацан там, где ему находиться и положено - у Леонидыча в центральном полисе. В школе - интернате с другими пацанами. А Верка к нему раз в неделю бегала с гостинцами и сюда забрать хотела. Но там сам знаешь - Леонидыч детям школу организовал, уроки. Иначе, говорит - нельзя. Дети войны и одичают без учебы быстро.
  - Сашка, ты что, совсем тормоз? Где у тебя рация?
  - Остынь, Глушак. Я сразу с Леонидычем связался, ситуацию обрисовал и Верка в центре не появлялась. Ее ребенок там - на месте. Вот кукушка, родного сына бросила..... Не, сдохну, но найду стерву и хахаля ее пришибу лично... - Помоз заскрипел зубами и пустил пьяную слезу. Нельзя, нельзя допускать, чтоб Сашка раньше времени раскис.
  - Саня, успокойся, Саня. На, накати лучше. - Вовка щедро навалил другу полный стакан самогона. А что? Информация получена - теперь Помозу пить можно и, даже - нужно. В планы Глушака входило оставить друга в полном отрубоне и, желательно, чтоб тот побыл в таком состоянии подольше. Но тот, перед тем как выпить, хлопнул, неожиданно себя ладонью по лбу и возвопил:
  - Вспомнил, Вовка - вспомнил! У того козла на ногах берцы разные!
  - В смысле разные? Ты чо, Помоз, совсем с катушек съехал?
  - Я тебе точно говорю - разные! Один черный, другой коричневый, шнуровка отличается и высота голяшки. Я подколол его - сказал, что так удобно правую ногу отличать от левой, так он, скотина - показал на мои ноги и заявил, что у меня такой проблемы точно нету.
  Сашка снова грохнул кулаком по столу и решительно опрокинул полный, до краев стакан. Глушак только покачал головой сочувствуя. Шутка незнакомого сталкера прозвучала жестко. Дело в том, что у его друга в наличии имелась всего одна нога и тот передвигался медленно, опираясь коленом на выстроганную деревяшку. Ступню ему откусил кабан - мутант, а с протезами в их новом мире обстояло очень сложно. Вернее - совсем никак не обстояло.
  Дождавшись, когда его друг уронит буйную голову на стол, Глушак тихо вышел и сразу уперся носом в высокую грудь его заместителя, и заодно сожительницы Галки. Гвардейских статей женщина своего Сашку любила, всячески оберегала, но по слухам, временами - поколачивала. Ладно, нам такой подход сейчас только на руку.....
  - Галя, я тебя прошу - Сашку никуда не выпускай. - Вовка смущенно прятал глаза от обтянутых тонкой водолазкой титек, крутых бедер и крупных, но красивых ног. Да, его Марго по сравнению с этой гренадершей просто Дюймовочка.....
  - Не выпущу. Я у него деревяшку спрячу, а на одной ноге он не ускачет далеко.
  - Как спрячешь? А в туалет захочет?
  - В ведро пусть ходит. Если что уберу - не в первый раз. Но Помоз отсюда не выйдет и я плевала на патроны, ясно?
  - Тихо, тихо, Галя - успокойся. Не нужен мне твой Помоз - я один пойду. Но ты поможешь?
  - Что надо, говори. - Вопрос неформального лидера форпоста "Вишневый" прозвучал лаконично и по-деловому.
  - Во первых - помочь Нине, моему заму. Они там без мужика останутся.
  - За свой "Опытный" не бойся - Нину не оставим. Надо - своих девчонок отправлю помогать и в случае опасности военных привлечем. Я свяжусь с ними - не откажут.
  "Ага, даст вам Нина привлекать военных, щас.... В любом случае своими силами отбиваться будет." - Подумал Вовка, но вслух сказал совсем другое. Он тут появился налегке, а возвращаться в "Опытный" очень не хотелось. Имелись там такие, которые постараются не пустить и на руках повиснуть.
  - Оружие мне нужно, Галя. И снаряжение. Ну и пожрать чего в дорогу, полегче и покалорийней.....
  Шоколад, сало, довоенное печенье - крекеры, галеты с сухпаев. Пойманный Помозом в силок из проволоки и закопченный на ольховых ветках заяц. Зайца Вовка после душевных колебаний решительно отверг. Густой копченый запах мог его выдать за пару километров даже если мясо плотно упаковать и уложить в рюкзак, а хищников в лесу хватало. А вот вяленых окуней с плотвой прихватил целую связку. Продукт легкий по весу и сушеное мясо можно сосать на ходу, восстанавливая солевой баланс, что немаловажно. Завершали продуктовую раскладку дефицитные бульонные кубики, баночка гусиного жира и объемистый пакет с сушеной картошкой и топинамбуром местного, фермерского производства. Продуктовую тему закрыли большой пачкой листового чая и Галя распахнула перед Глушаком двери персональной оружейки Помоза, где хранилось много чего как гладкоствольного так и нарезного.
  В небольшой комнате глаза разбегались от разнообразного оружия, но Вовка проявил сдержанность и выбрал почти новый АК-74 с "нераздолбанным" стволом и откидным прикладом. Оружие имело удобную тактическую рукоять и позволяющий работать в сумерках коллиматорный прицел.
  Автомат, десять снаряженных магазинов, пистолет с патронами, а еще продукты, спальник... Вес непозволительно большой и Глушак не без сожаления оставил в оружейке четыре магазина к "Калашу" и поменял мощный, но тяжелый Стечкин на более компактный пистолет "Макарова". После болезненной корректировки вес рюкзака упал до приемлемых двадцати двух килограммов и Вовка решил, наконец, что готов к выходу. Переносимый груз не превратит его в тупое вьючное животное, все мысли которого заняты исключительно предстоящим отдыхом и возможностью упасть на землю и задрать вверх натруженные ноги.
  И на прощанье, неожиданно Галка протянула Глушаку блок сигарет "Винстон", чем растрогала и удивила. Пачка любых сигарет в их новом мире тянула на автоматный патрон минимум, правда не все патроны являлись заводскими. Заводы не работали уже двадцать лет, и умельцы наловчились изготовлять боеприпасы сами - на охотничьих капсулях и порохе. Тут, как говориться - были бы в наличии гильза с пулей, а остальное дело техники. Сигареты Вовка принял с благодарностью, посмотрел на ручные часы, потом с отвращением на моросящие дождем тучи и, надвинув на глаза капюшон камуфлированной плащ - накидки - решительно пошагал в сторону пропитанного водой леса.
  Переправа через маленькую лесную речку Полта представляла из себя деревянный мост, через который могли осторожно переползти Газель, УАЗик или другая мелко грузовая техника. Но то было двадцать лет назад и за столь большой отрезок времени в этих лесах произошло множество событий. Сейчас середина некогда аккуратного моста зияла провалом черных вывороченных бревен. Через провал люди набросали длинных досок, скрепили их гвоздями и осторожно переходили через речку, стараясь сильно не раскачивать хлипкое сооружение. И почему Вовка пришел именно сюда?
  Он просто поставил себя на место того сталкера и постарался смоделировать логику развития событий. А логика подсказывала, что отчаянная Верка кражей патронов обрезала себе все пути назад и не могла покинуть их места, не забрав сына, или, по крайней мере - уйти, с ним не попрощавшись. Патроны они сперли ночью, ушли чисто и забрать из центрального полиса пацана воришкам не мешало ничего. Но дальнейшие умозаключения Глушака упирались в стену. С Центром Помоз связывался по радиосвязи и у Леонидыча сладкая парочка так и не появилась. И что из этого следует? А ничего не следует - надо в любом случае пройти самым коротким путем от Вишневого до Полиса, который проходит через разрушенный мостик. В то, что Верка бросила ради любовника маленького сына - он отказывался верить категорически.
  Перед мостиком имелась полянка, на полянке дощатый навес, а под навесом грубо сколоченный столик и скамейка. Дождь сюда не доставал, и Вова уложил на стол рюкзак, с наслаждением разминая натруженные плечи. Автомат с закрывающим канал ствола от влаги презервативом оставил висеть на шее, и с поясной разгрузкой тоже расставаться не спешил. Обзор из под навеса был хороший, Глушак присел на скамейку, закурил и принялся внимательно изучать каждый метр поляны и сразу стало интересно.
  Мимолетный, даже самый беглый взгляд сразу цеплялся за яркое желтое пятно в сплошной стене кустов метрах в тридцати от его скамейки. Но сидящий с сигаретой в зубах Вовка смотрел не мимолетно и потому не бросился, сломя голову выяснять, что такое там желтеет. Он внимательно, очень внимательно осматривал всю переправу, прилегающую к ней местность и особенно - аккуратно уложенную многодневным дождем траву.
  А что трава? Трава под влагой легла, как и положено - ровно и завалом в одну сторону, но это что за чуть заметный гребень перед мостиком? Словно пробор на фирменной мужской прическе, где волосы раскладываются ровно на две стороны. И нет щита из досок, который соединял две стороны пролома. Кто-то сбросил его в воду, а потом уложил траву в малопонятный гребень. А, впрочем - почему малопонятный? Если его предположения верны, то гребень на своем месте и вполне логичен. И мы, сейчас это проверим....
  Моток тонкого капронового шнура таскает с собой каждый опытный сталкер и он входит в комплект не обсуждаемого снаряжения. Входит наравне с ножом, спичками и китайскими петардами, неплохо отпугивающими всякую мутировавшую нечисть, вроде похожих на пантер собак и огромных кабанов. Сталкером Вовка считался опытным и свой шнур он достал, размотал и сделал на конце петлю, закрепив ее на вырезанной из молодой осинки палке. Затем осторожно подошел к желтому пятну, которое при ближайшем рассмотрении оказалось резиновым сапогом тридцать шестого размера, и аккуратно завел палкой на обутую в сапог женскую ногу петлю - удавку. Отошел на всю длину шнура, лег на сырую землю и только тогда потянул на себя конец. Долбануло прилично - шнур из руки выскочил. Труп подбросило взрывом, и он завис на растущей рядом молодой березе в трех метрах от земли. Веревка на ноге, как ни странно сохранилась, и Глушак потянул за конец, стаскивая тело на землю.
  Верка. Женщина, примерно тридцати лет, убитая ударом ножа сзади, под лопатку. И окончательно добил Вовку лежащий рядом маленький тинейджерский рюкзак. В рюкзаке оказались небольшого размера сапоги, костюм - "горка", размером на ребенка и набор теплого подросткового белья. Мама шла забирать сына, но, как оказалось - не суждено....
  Гребень травы перед переправой, вполне ожидаемо оказался замаскированной растяжкой, и Вовка растерянно чесал репу, не зная, что делать со здоровенным куском тола, нафаршированного гвоздями и шурупами, из которого торчал грубый, кустарно изготовленный взрыватель. Тащить с собой лишнюю тяжесть не хотелось и он, после недолгих колебаний запустил самодельной бомбой в реку и решил, на прощание осмотреть на всякий случай мост.
  Осматривал не зря, на мосту его ждал сюрприз и, на этот раз - сюрприз приятный. Он заключался в зацепившейся за гвоздь на свае моста куртке, которую весело трепал речной поток. При мимолетном взгляде на нее у Вовки заколотилось сердце и он ни секунды не колеблясь снял разгрузку, пистолет, расстался с автоматом и полез в воду за бесполезной на посторонний взгляд выброшенной тряпкой.
  Куртку, без сомнения - выбросили за ненадобностью. Потертая, несколько заплат, рукав сильно прожжен и спереди вся выпачкана свежей кровью. Чья может быть кровь? Разрезов или пулевых отверстий не заметно, да что гадать - кровь, несомненно - Веркина. Но интересны даже не повреждения, интересна сама куртка. Глушак держал в руках настоящее, фирменное "камуфло" британской армии, редкого - пустынного окраса. Настолько редкого, что подобный костюм он видел всего второй раз в своей богатой на всевозможные знакомства и контакты жизни...
  Он хорошо помнил - те ребята были поголовно упакованы в светло - желтый камуфляж британской армии. Они год назад жестко наехали на их мирный, деревенский полис и попытались обложить регулярной данью. Непонятно, откуда взявшиеся братки действовали нагло, напролом и переговоры быстро переросли в несколько кровавых стычек со стрельбой. Колхозники сумели дать отпор и ряды нападавших серьезно проредили, а когда их поддержали и военные, то налетчики исчезли так же быстро, как и появились. Та история Вовке стоила здоровья - на одной из "стрелок", быстро переросшей в стычку ему сломали ногу бампером машины, и нога срослась не правильно. Бегать он теперь не мог, а мог ходить хромая и то не слишком быстро. Впрочем, на других боевых качествах его хромота не отразилась, и с хозяином английской куртки захотелось встретиться еще сильнее.
  Дождь в лесу неплохо прячет тех, кто не желает быть увиденным или услышанным. Он хорошо скрадывает звуки, впитывает в себя запахи и загоняет природных сторожей - птичью мелюзгу искать убежище поближе у стволов деревьев. Но взрыв закладки под трупом безжалостно убитой Верки пробился сквозь шелест капель и достиг ушей ненасытных хищников. Стая диких, вечно голодных псов сорвалась с места и устремилась к переправе. Собаки знали точно - взрывы и стрельба обычно заканчиваются кровью и добычей. Не ошиблись они и в этот раз....
  Глушак лежал на берегу Полты как за бруствером и водил в направлении визжащей и рычащей в кустах стае стволом поставленного на одиночный огонь автомата. Переводить патроны на собак очень не хотелось, а за свою жизнь Вовка не боялся. Его ноги спускались в воду, и в случае прямой угрозы скатиться в речку он мог одним движением. А то, что бегает по лесу и жрет трупы - открытой воды, обычно - избегает. В воде есть твари гораздо опаснее собак, но для них нужны водоемы покрупнее и гораздо глубже Полты. Он тут все что хотел, выяснил и ничего не имел против варианта покинуть переправу по воде, но под навесом остался его рюкзак, терять который очень не хотелось.
  Глушак решился. Он в смутно шевелящуюся кучу псов метнул петарду, и та разорвалась со вспышкой, грохотом и дымом. Держа оружие наизготовку, он как мог быстро захромал в сторону навеса и .... О, нет! На сцене появился новый персонаж, вернее персонажи. Два огромных, не менее чем полтора метра в холке кабана вышли на поляну, один бросился к волкам, а другой, словно огромная торпеда рванул прямо на него. В мутную речную воду Вовка входил "щучкой", держа автомат в вытянутых вперед руках.
  Вот повезло, так повезло! Из всех так тщательно побранных продуктов, по карманам осталось две сушеных рыбины и три галеты. Возвращаться за рюкзаком нечего и думать - его наверняка разорвали и сожрали содержимое. Сало с рыбой имеют свойство вкусно пахнуть. Кроме того твари будут крутиться возле переправы не менее двух дней и делать ему там точно нечего. Да, нет продуктов, спальника, палатки, но все оружие при нем, а карманы поясной разгрузки наполнены снаряженными магазинами. Нет, он не сойдет со следа, а ситуации бывали и похуже.
  На первый взгляд может показаться, что у хромого и лишенного продуктов Глушака нет ни одного шанса настигнуть крепкого и обладающего боевыми навыками незнакомца. У того был широкий выбор из множества тропинок в безбрежном лесном море разросшегося после войны леса и шикарная "фора" времени, размером в сутки. Кроме того Вовка не имел ни малейшего понятия откуда тот выскочил и куда именно уходит. Да тому достаточно просто уходить ровным шагом по прямой, но..... Но этот мир устроен несколько сложнее.
  Дождь прекратился, на улице темнело, и в разбитом коровнике заброшенной еще до войны деревни отсвечивал углями жаркий костер. Вокруг костровища скакал абсолютно голый Глушак, который пытался одновременно просушить развешанную на палках мокрую одежду и пожарить на углях подбитую с автомата днем ворону. Ворону он ощипал, выпотрошил и тщательно натер соленой вяленой плотвичкой. От густого запаха жареного мяса кружилась голова, и Вовка не расставался с автоматом. Он боялся, что на запах жаркого из воронятины припожалуют не прошенные ночные гости.
  Но повезло, гости не пожаловали и облаченный в сухую одежду Глушак с удовольствием поужинал, ни сколько не смущаясь не привычным запахом. А что? Мясо как мясо, вот только жаль, что соли маловато. Пара галет тоже не помешала бы, или, на худой конец - пюре из сухой картошки с топинамбуром. Вовка горестно вздохнул и уже пятый за сегодня, раз достал закатанную в пластик карту - километровку. Этими картами барыжили вояки, бойко их толкая по патрону штука. Причем патроны шли любые - хоть охотничьи, хоть автоматные кустарного изготовления.
  Тогда, у переправы, кабан за ним в воду не пошел, но Вовка решив не испытывать судьбу вылез на другой берег Полты сильно ниже по течению. Там нашел разлапистую ель, лязгая зубами выжал мокрую одежду и, собравшись с духом - выскочил назад, под нудно моросящий дождь. Там, сжав зубы и смирившись со своей судьбой, дал огромный полукруг, в поисках следов - и речку пришлось переходить вброд еще раз.
  Вовка знал, что именно искать - четкий след злодея он заметил и запомнил еще на песочке, под навесом. Оставалось включить логику и понять, где именно искать его дорогу, исключив те направления, куда он не пойдет точно. Закатанная в пластик карта легла на Вовкино колено за сегодня в первый раз.
  Первым делом следует исключить все ближайшие населенные пункты и узловые точки, вроде переправы через Полту. В таких местах можно повстречать людей, что для вора нежелательно. Радиосвязь работала исправно, и то, что "Вишневый" выставили на триста патронов - уже знала вся округа. Следовательно, куда бы тот не шел - он пойдет лесом, избегая опасных и не нужных встреч. Вовка водил по карте горелой спичкой, мысленно сужая для себя район поиска.
  Теперь дождь. Нудный моросящий многодневный дождь и кто он Глушаку, враг или союзник? Союзник, однозначно. На влажной земле следы видны отлично, а след от берца даже ливень смоет не так быстро. Кроме того, по сырому лесу особо не побегаешь и как бы уходящий не был развит физически и не торопился - их скорость с хромым Вовкой окажется примерно одинаковой. А еще, разумеется - дороги. По лесным тропинкам в дождь можно двигаться не долго, или в случае прямой угрозы. В лесной чаще вода льется за шиворот, ветки хлещут по глазам, а еще сверху может прыгнуть нечто кровожадное с когтями и зубами. Послевоенные Псковские леса совсем не безопасны. Нет, этот парень будет уходить дорогой, осталось выяснить какой....
  Он, наконец - то отыскал эту грунтовку! Убил часа четыре, весь изломался и устал, был момент отчаяния, но - получите! Грунтовая дорога шириной метра четыре и по самой середине четкая линия следов. Глушак припал к земле и сразу выяснил, что его противник весом под сто килограммов, идет не торопясь и пытается охотиться. Вовка обрадовался и воспрял духом, но опускался вечер, он устал и дрожал от сырости, по ногам била висящая на поясе ворона и он направился в сторону разбитых коровников, которые были обозначены на карте в километре от дороги.
  Ночь прошла тихо, сухо и безопасно. Перед тем как завалиться спать, Вовка нашел большой ржавый лист кровельного железа и установил его над костром. Получилось нечто похожее на классическую таежную "нодью" под косым навесом и он здорово выспался, сладко потягиваясь во сне под мягкой волной тепла. В четыре утра проснулся, позавтракал разогретыми на углях остатками вчерашней вороны, выкурил одну из десятка оставшихся сигарет и экономно припрятал окурок в пластмассовый портсигар. Выходил спешно, бдительно посматривая по сторонам и держа оружие в боевой готовности.
  День прошел без особых приключений. Вовка как мог быстро шел по следу, на ходу поймал ужа, содрал с него кожу и сварил на маленьком костерке в консервной банке. Блюдо на любителя, но несчастный ужик голод утолил, и он двинул дальше, волком посматривая по сторонам в поисках живого и съедобного. Впереди идущий и преследуемый незнакомец время даром тоже не терял и охотился даже более удачно, чем Глушак. Он подстрелил большого глухаря, сразу остановился на ночевку и Вовка, изучив внимательно покинутое лежбище получил массу полезной и приятной информации.
  Во первых, расстояние между ними серьезно сократилось. Незнакомец слишком рано остановился на ночевку и слишком поздно вышел, на что, впрочем - у того имелись веские причины. Он так увлекся ужином из глухаря, что прозевал нападение пантеры, а именно так в их местности называли серьезно измененную собаку, которые избегали больших стай и предпочитали охотиться поодиночке. Пантеру он остановил длинной очередью из пулемета и та, сейчас лежала в пяти метрах от костра оскалив в небо морду. Но на когтях зверя, внимательный Глушак заметил следы крови, а рядом с костровищем лежал использованный перевязочный тампон.
  Костер тоже впечатления не произвел ни размерами, ни количеством углей. За таким костром можно приготовить пищу, но согреться ночью и просушить одежду? Вовка не сомневался, что тот провертелся всю ночь в сыром спальнике, толком не отдохнув и мучаясь от боли в ране. И когти зверя, прошлись, похоже - по ноге. Ширина шага на выходе стала короче, и рядом появилось углубление от палки, на которую тот опирался. И поужинал он так себе. Остатки мяса на костях от глухаря оказались сырыми и не прожаренными.
  Так, пантера.... После минутных колебаний, Вовка нарезал с ее бедер узких полос мяса, завернул их в листья лопуха и распихал по свободным карманам на разгрузке. А что делать? При таком темпе ходьбы организм потребует калорий, а от охоты со стрельбой придется воздержаться. Между ними расстояние сильно сократилось, идущий впереди может услышать за спиной выстрелы и залечь в засаду.
  Дорога петляла, обходя болота и затопленные низины, выдерживая общее направление в сторону Балтики, на запад. Вскоре, она должна упереться в длинное озеро - старицу, расположенное параллельно руслу реки Великой. Озеро считалось рыбным, на него с городских поселений Пскова выходили бригады рыбаков и маловероятно, что раненый бандит горит желанием с ними повстречаться. Хотя кто знает? От их поселения они отошли весьма прилично и у него был хороший шанс прикинуться раненым сталкером - бродягой.
  Бандит явно уставал, часто останавливался и Вовка резко сменил тактику. Он не шел больше по дороге, а переместился на ее обочину, в кусты, и выходил с оглядкой, осторожно. Торопиться теперь некуда и то, что их встреча состоится этой ночью, Глушак уже не сомневался. Богатое воображение рисовало живописную картинку, как он подкрадется ночью, прострелит гаду ноги, потом допросит по всей форме и со спокойным сердцем грохнет. Убьет не за патроны - тот заслужил смерть безжалостным убийством Верки, и гонка по лесам подходила к закономерному финалу. Но фортуна сталкера - дама такая переменчивая....
  Они с лесным котом заметили друг друга слишком поздно, и разойтись миром уже не получалось. Компактная, мутировавшая из обычного кота зверюга грызла на дороге брошенные раненым бандитом кости глухаря, как на нее из кустов выскочил Глушак. Навыки не подвели сталкера. Он успел дернуть предохранительную скобу вниз, поднять дуло автомата и вдавить на спуск. Сухо треснул одиночный выстрел, игольчатая пуля прошила наискосок грудь летящей кошки и вышла с ее левого бока, разбив лопатку.
  Не повезло. Одной пулей калибра "пять, сорок пять" остановить полет сильного, сорокакилограммового тела почти невозможно и через секунду Глушак летел на землю, защищаясь от оскаленной пасти ствольной коробкой автомата. Он выкручивал оружие, пихал его глубже в пасть зверя и чувствовал, как левое плечо взорвалось болью под ударом когтистой лапой. Пистолет, на правом бедре пистолет!
  Кот вцепился зубами в металл оружия, правая лапа рвала мясо и сдирала кожу с плеча Глушака, а вот лапа левая... Левую надежно вывела из строя пуля автомата. И хоть болевой порог хищника гораздо выше, чем у человека, сталкеру ничто не помешало выхватить с набедренной кобуры Макаров и всадить все восемь пуль в бок озверевшей кошки. Он потом плохо помнил, как вскочил на ноги, переставил предохранитель Калашникова на автоматический огонь и всадил в бьющееся на земле тело целый рожок одной длинной очередью.
  Сфагнум. Белый мох семейства сфагновых считается хорошим антисептиком и Вовка прижимал большой его кусок к ране на плече. У него не было бинта, тампонов, лейкопластыря - у него вообще ничего не было, а рвать рубаху с тельником он считал бессмысленным. Из них повязка не получиться - она слетит через километр пути, но у него имелось очень много мха. Он рвал его большими щедрыми кусками, прижимал к ране, на которую не мог даже посмотреть и выкидывал, когда куски напитывались кровью.
  Да, у него еще была бечевка. Тот самый шнур, при помощи которого он сорвал труп Верки с закладки - мины. Он крепко перевязал себя шнуром подмышками и сверху получился один большой карман. Потом Вовка взял в руки камень. Он камнем измельчал листья подорожника, они пускали сок и приятно холодили рану. Сначала много размочаленного подорожника, а поверх зеленых листьев очень много мха. Столько, сколько влезет в большой карман на верхней части тела через воротник. Он надулся и стал похож на шар, а повернуть налево голову теперь стало затруднительно и скоро станет невозможно, когда рана от когтей распухнет. Но ничего - ему требуются сутки. Всего сутки, а там он, скорей всего - свалиться с температурой.
  Если уходящий в сторону Балтики бандит услышал сзади очередь из автомата, то вариантов всего два. Или он падает в засаду, или уходит, но осторожно и интересно, осталось у него взрывчатка на растяжки? Если осталась, то установит обязательно. Он у нас такой - большой любитель и специалист взрывного дела и различных пакостей. Хотя засада маловероятна. Он ранен, у него, как и у Вовки дефицит продуктов и лежать, непонятно чего ждать в подобной ситуации? Нет - он пойдет. Воткнет растяжку и пойдет. Останавливаясь и выглядывая из-за деревьев.
  Глушак снова сменил тактику. Он четко определил свое местоположение по карте, заметил, что дорога огибает большой холм и рванул через него, срезая петлю. Ну как рванул? Поковылял, но прямо и не оглядываясь, со скоростью, примерно - четыре километра в час. И получилось - холм преодолел. К дороге вывалился взмыленный, плечо огнем горело, но в пределах нормы - все, пока - терпимо. След бандита увидел сразу и проходил он тут недавно, о чем ему поведало свежее дерьмо на самом видном месте.
  Вовка, с омерзением - сплюнул, затем нашел камень и заменил в кармане возле раны подорожник с мхом. На подорожнике кровь была, но мало - в основном сукровица. Плечо огнем горело, и к нему уже было невозможно прикоснуться, что не удивительно. Вообще, такие раны - зашивать положено под уколами с новокаина. Так, скоро ему станет еще хуже. Он достал с разгрузки куски мяса с бедра пантеры, мелко их порезал, разбил камнем и заставил себя съесть. Он серьезно опасался, что может отрубиться, что с пустым желудком произойдет быстрее точно.
  Следующую петлю дороги Вовка резал через заболоченную низину. Вода местами доходила до колен, иногда приходилось перелезать через поваленные стволы гнилых деревьев, но он продрался. Продрался, выбрался на бугорок и обессилено упал на твердую сухую землю. Дорога кончилась. Точнее - она не совсем кончилась, а уперлась в длинное большое озеро, проскочила между двух больших домов и пошла вдоль берега, уходя по-прежнему - на запад.
  Озеро, а на самом деле разделенная сетью дамб река Мирожа после войны хорошо зарыбилось и на нем часто можно было встретить рыбаков с различных поселений Пскова. Вот и сейчас рядом с берегом, на привязи - болталась весельная лодка, а на берегу сушились сети. А под сетями.... Под сетями лежали четыре мертвых тела и одно из них, без сомнений - тот самый бандит, за которым он гонялся.
  Вовка, разумеется - не вскочил и не побежал выяснять, что там случилось. Он осторожно, скрываясь за кустами подполз ближе, и нашел место, откуда можно было рассмотреть все гораздо лучше. Картина ясная и оттого печальная.... На песке, лицом вниз лежал крепкий мужик и по его спине расползались капли крови. На бедре мужика белела грязная повязка, рядом валялась палка - посох, большой анатомический рюкзак и пулемет с коробчатым, на сто патронов магазином. Напротив него, у стены дома сидел мертвый парень, с коротким АКСУ на коленях. С уголка рта парня стекала струйка крови, а на груди виднелось несколько пулевых отверстий. Рядом валялись еще два тела - у одного была пробита голова, с другим непонятно - он весь был залит кровью.
  И тишина. И только ветер раскачивает коричневую сеть с кусками сухих водорослей.
  Все тут ясно. Бандит убил рыбаков длинной очередью в упор из пулемета, но один, перед смертью - отправил прощальный гостинец с автомата. Больше у озера никого не было, и прятаться в кустах не имело смысла. Глушак поднялся и захромал в сторону дома с открытыми дверями. Он крепко надеялся, что там есть рация и можно вызвать помощь. Расплачиваться у него теперь есть чем - в рюкзаке мертвого гада целых триста винтовочных патронов.
  Нет, его никто не бил по голове или по ногам, но как только он пересек порог дома, неведомая сила вырвала из рук боеготовый автомат, схватила за больное плечо - и Глушак громко взвыл от боли. На пол, к стенке, он летел уже без пистолета в кобуре и без ножа в ножнах. В стену ударился, разумеется - вспыхнувшей огнем раной и тихо взвыл от боли, унижения и предчувствия скорого конца.
  - Ну что - догнал, доволен?
  Здоровый, крепкий, в грубом свитере и светлых штанах от желтой британской униформы. На бедре толстая повязка, но чистая со слабыми следами крови.
  "Штаны!" - Глушак чуть не заплакал от отчаяния. Как он мог так опростоволоситься - штаны! Штаны, на обманувшем его трупе были темные. Ну как он сразу не врубился и не понял? Мужик, тем временем взял стул, поставил его напротив Вовки и сел, скрестив на спинке руки, поигрывая бицепсами размером с Вовкино бедро.
  - Да ты мужик не бойся - я убивать тебя не буду. Ты мне живой нужен. Я тебя, придурка - еще у коровников заметил и решил, что ты сам должен прибежать туда, куда мне надо. Вот ты и прибежал. Гы...
  Бриться в лесу некогда и незачем и теперь гад в открытую смеялся над Глушаком, скалясь в черную аккуратную бородку. Вовка еще раз всхлипнул от обиды и с трудом выдавливая из себя слова спросил:
  - Ты, сволочь, нафига Верку зарезал? Она ради тебя ферму бросила, у своих подруг патроны утащила, а ты ее зарезал?
  - Да плевать я хотел на Верку и на вашу ферму. Мы Армада - нас триста человек и все договорились, что пока себе место под солнцем не отобьем - никаких семей и баб, понятно? А шалаву эту, Верку я еще до Армады знал и ребенок у нее не от меня. Но она к вам прибилась, в нужное нам место и грех было не воспользоваться.
  Ну что сказать? Мужик красивый, видный и то, что женщина в него влюбилась - не удивительно. Неизвестно, что он ей там наобещал, но результат, как говориться - на лицо. В виде растерзанного псами трупа. Хорошо, что не успели пацана забрать. А интересно, почему он его не убивает?
  - Слышь, дятел... А я тебе зачем понадобился? Больной я, раненый. В вашу Армаду вступать не буду, хоть на куски порежь. И убивать людей гораздо лучше получается у таких как ты.
  - Дурак ты дядя. Но уговаривать тебя не я - другие будут. И смотри, понтов там сильно не погоняешь. А нужен ты нам совсем для другого. Мы к вам давно присматриваемся и нравиться, как у вас, колхозников все по уму устроено. Теплицы там с солнечными панелями - помидорчики, огурчики, сельское хозяйство. Мы тоже так хотим, а потом можно и семьи заводить. Тут на побережье есть место, где целый танкер нефти на мели лежит, прикинь? А как ее перегнать в бензин - ума дать никто не может. Так что вашему колхозу в любом случае кранты и вояки не помогут. Или с нами или под нами, понял? Чего ты лыбишся и бородой трясешь?
  Фортуна сталкера - дама переменчивая. Может долго игнорировать, избегать, но может неожиданно - спасти и осчастливить. Сейчас Фортуна улыбалась и смотрела на Глушака из бесшумно распахнувшейся двери двустворчатого шкафа.
  Гарпун с подводного ружья прошибает с десяти метров дюймовую сосновую доску, но ружье должно быть именно хорошим, мощным. У пацана, что прятался в старинном довоенном шифоньере ружье было именно такое и зазубренный гарпун, подрагивая - смотрел в широкую спину увлеченного рассказом гада. Вовка напрягал всю свою мимику, чтоб задержать выстрел - к разговорившемуся бандиту вопросов еще было много. Но подросток, с лицом залитом слезами нажал на спуск, и бандит растерянно уставился на выглянувшее из его груди зазубренное лезвие.
  - Второй поселок вызывает Монастырь! Второй поселок вызывает Монастырь!
  - Монастырь на связи. Привет Молекула!
  - Здорово, Лансер, тут такая тема... Бандосы наших рыбаков перестреляли на первом озере. В живых остался Петька - сын Мишки Грохота и с ним приблудный сталкер, раненый. Он сильно раненый и сам идти не может. За помощь обещает рассчитаться патронами винтовочными. Не поможете ребятам? Вы от них совсем там рядом.
  - Ну нифига себе дела. А инфа точная? И что за сталкер, с ним все чисто?
  - Нормальный сталкер. Колхозник от Леонидыча - мы пробивали, есть такой. Он рацию на нашу волну настроил и вывел на связь Петьку. Так как, поможете?
  - Не переживай Молекула, сейчас их мигом выдернем. И сталкер пусть патроны себе оставит - мы что, не люди?
  - Спасибо, Лансер! Я знал, братишка, что ты все правильно поймешь! Действуй, конец связи.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"