Архипова Наталья Сергеевна: другие произведения.

Темно-синяя куртка.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...В определенных обстоятельствах самые обычные люди могут творить самые настоящие чудеса... "Какой русский не любит быстрой езды?" Катерина любила... до тех пор, пока она не встретила эту безумную девочку. Лучше бы она не видела ее лица... Аврора, Катерина, Иван, Афродита - это не только имена героев, но и названия глав повести.


ТЕМНО-СИНЯЯ КУРТКА (Повесть)

Предисловие

  
   Ее зовут Аврора. Красивое, редкое имя. А если учесть зрелый возраст этой обаятельной женщины, можно смело предположить, что названа она была скорее в честь легендарного крейсера, чем древнегреческой богини утренней зари. Но это обстоятельство лишь усиливает мощь этого прекрасного имени.
   Впрочем, если Аврора Константиновна Небесная звучит подобно прекрасной романтической песне, то Аврора Константиновна Тазикова полностью меняет ситуацию. Тут уже трудно сдержать улыбку.
   - Глупышка, зачем ты взяла фамилию мужа? - частенько удивлялись многочисленные сочувствующие Ивановы, Петровы и Сидоровы.
   - Потому что так надо! - отшучивалась наша героиня и немедленно отворачивалась: багровый оттенок не шел даже ее очаровательному личику.
   Чтобы уберечь свою дочку от каких-либо неблагозвучностей Аврора назвала ее просто и универсально: Екатерина. Все было бы просто идеально, но и тут судьба показала, что не лишена чувства юмора и ниспослала Кате суженого-ряженого - Ивана Петровича Катюшкина. И потому, держа на руках крохотную, несколько дней назад родившуюся девчонку, Катерина Катюшкина очень боялась совершить роковую ошибку... Но тут на помощь пришел старший сын.
   Подойдя к колыбельке, он радостно воскликнул:
   - Какая красивая у меня Афра!
   - Что? - недоумевали родители. - О чем ты?
   - Какая красивая у меня сестренка, Афродита! - с гордостью повторил пятилетний Владимир.
   И в это мгновение все вдруг подумали, что "устами младенца глаголет истина". Еще одна греческая богиня в семье не помешает. А что касается негармоничности с фамилией, так тут, как уже неоднократно показал жизненный опыт, "загад не бывает богат".
  

Глава I

АВРОРА

   В тот вечер ничто не предвещало бури: в течение всего дня горожане не без удовольствия наблюдали ясное, солнечное небо. С приходом темноты оно стало еще прекраснее, осветившись многочисленными звездами и звездочками. На улицах как обычно галдели дети, лаяли собаки и ревели бесцеремонно стоящие под самыми окнами автомобили.
   Аврора Константиновна была у себя дома, в своей скромной, но уютной квартире, со стенами, пропитанными ароматом свежих булочек и клубничного варенья. Изредка кто-то из соседей чрезмерно повышал голос на любимую кошку или проверял максимальные возможности своего музыкального центра. В общем, город жил своей обычной жизнью: шумной, веселой, интенсивной и размеренной одновременно.
   Оторвав измученный взгляд от телеэкрана, пожилая женщина тяжело вздохнула: все-таки три сериала подряд - это нелегкое испытание для ума!
   - И что, я, интеллигентная женщина, все это смотрю? - бушевала пенсионерка. - У меня же такая библиотека! Столько книг!
   Она оглянулась на книжный шкаф, но взор остановился на откуда-то взявшейся на журнальному столике стопке глянцевых журналов. Тут ей стало стыдно.
   - Докатилась! До чего я докатилась? Нет, с этим надо заканчивать! Уйти на пенсию, чтобы стать полной дурой? Зомби! - она гневно выключила телевизор. - Тьфу!
   Сознание женщины штормило как огромное взбесившееся море. Она никак не могла успокоиться. Ей вдруг показалось, что вся ее настоящая жизнь - это всего лишь бесполезное, бестолковое существование.
   - Когда-то я была "спортсменкой, комсомолкой и просто красавицей", потом золотая медаль, институт, аспирантура и, наконец, мой родимый НИИ (все-таки двадцать лет там отработала). Что происходило потом, особо трепетных чувств у меня не вызывает. Когда в зрелом возрасте приходится полностью менять свою профессию и переучиваться из геолога в страховые агенты, радости особо не испытываешь. Так что, выходит, самое лучшее в моей жизни что было? - размышляла Аврора. - Правильно, замужество и материнство. А теперь вот еще и..., как это там называется, "бабушничество"?
   Старушка улыбнулась. Действительно, ведь всю жизнь она мечтала о чем-то необычном, о свершении чуда. Много читала, тайно увлекалась астрологией, доставала и переводила книги по развитию скрытых возможностей. Но все это так и осталось на уровне мечты: скромные профессиональные достижения частенько не давали ей покоя. Но Аврора всегда винила во всем тяжелые времена и понимала, что итак самая счастливая и любимая женщина на свете.
   - Боже, я ведь уже бабушка... У меня чудесная внучка. Ее мама вкалывает как папа Карло, а я с ней. Афрочка, ты спишь уже?
   Тишина в детской наводила на подобные мысли, но Аврора решила подойти. Она встала с безобразно огромного кресла, как вдруг...
   - Что это? Все кружится. Остановитесь!
   Но мебельный гарнитур, напоминающий о стиле модерн, медленно, а затем все быстрее и быстрее поплыл по кругу.
   - Прекратите!
   У Авроры Константиновны было отменное здоровье, она, в отличие от своих сверстниц, понятия не имела, как пройти в районную поликлинику. За свою долгую жизнь счастливица ни разу не испытывала даже легкого головокружения.
   - Я ничего не вижу!
   На секунду все остановилось и потемнело. Но очень скоро женщина полностью пришла в себя. Она так и сидела все в том же кресле.
   - Я теряла сознание, - догадалась она.
   И тут ей стало страшно: и за свой преклонный возраст, и за ушедшие в бездну мечты, и за потерянное в одночасье здоровье, и за спящую в соседней комнате внучку.
   Через мгновение не на шутку напуганная бабушка решила позвонить дочери.
   Вцепившись в телефонную трубку, она принялась набирать знакомый как свои пять пальцев номер. Но кто-то попытался ей помешать...
  
   - Бабушка, не делай этого! Ты не должна звонить!
   Старушка обомлела. Внучка продолжала настаивать на своем. Кажется, она только что сладко спала в своей маленькой кроватке: замятая ночная рубашка, растрепанные темно-русые волосы, но, вместе с тем, ясные (совсем, не похожие на очи только что проснувшегося человека), уверенно смотрящие на Аврору ярко-синие глаза.
   - Бабушка, ты должна положить трубку! - продолжала пятилетняя Афродита.
   Очень красивые глаза цвета засыпающего неба... Необыкновенные, проникающие в самую душу глаза...
   Но Аврора не сдавалась.
  
  
  
  

Глава II

КАТЕРИНА

   Катя неслась на огромной скорости за рулем своего новенького спортивного авто.
   Она почти не видела летящего ей навстречу вечернего города. Бесконечные улицы, за редким исключением, заканчивались в самом своем начале, а так похожие друг на друга дома даже не успевали разглядеть ее сияющего от счастья лица.
   Женщине казалось, что этот вечно спешащий город сам открывает ей дорогу, дает зеленый коридор, пропускает и подталкивает вперед, вперед, быстрее, быстрее... Ветер закладывает уши и запускает ее дальше, все дальше... Быстрее...
   Вот это машина, вот это адреналин! Вот это экстаз!
   Ваня, Катин супруг, не разделял этой гоночной страсти, и всячески отговаривал свою ненаглядную от подобной покупки.
   - Деловые леди не ездят на таких машинах, давай купим автомобиль представительского класса, - уговаривал он. - Ты можешь его себе позволить.
   Но у Кати была мечта. Это было не просто заветное желание, это была цель, стимул и, возможно, благодаря такому безудержному стремлению, она и достигла всего того, что имела сейчас. Муж тоже не был неудачником, но, как говорится, каждому свое. Иван Катюшкин не водил машину и, сидя на пассажирском сидении, рядом с любимой, обычно чувствовал себя приговоренным.
   В этот вечер Катерина не просто решила насладиться скоростью, но и мечтала ускорить встречу со своей маленькой доченькой. Задержавшись на переговорах, она снова рисковала застать малышку сладко спящей. А ведь они так мало времени проводят вместе!
   - Совсем немного осталось! - заметила экстремальная водительница после въезда на проспект.
   Но вдруг раздался неожиданный звон мобильного.
   - Как не кстати! Подождите!
   Телефон, на этот раз вместе с отключенной перед переговорами гарнитурой беспроводной связи, спокойно отлеживался на самом дне миниатюрной сумки известной дизайнерской марки. Это была роковая ошибка нашей амбициозной, но пока так и не победившей человеческую забывчивость героини.
   Трубка продолжала надрываться - так долго обычно не звонят. Это настораживало.
   - Кто это может быть?
   Музыка не смолкала.
   - Что случилось?
   Закаченная всего пару дней назад и еще не успевшая поднадоесть мелодия дребезжала все громче по нарастающей.
   - Что-то с Афрой?
   Катя начала сбрасывать скорость. В то же время она попыталась достать телефон, но потерпела неудачу.
   Впереди, на дороге, кто-то медленно двигался вперед.
   Мобильный уже не звонил, он ревел, трещал и содрогал содержимое маленькой дамской сумочки.
   Некто впереди принял очертания маленького человечка. Женщина успела заметить яркую темно-синюю куртку и растрепанные волосы до плеч...
   - Это девочка, - разглядела она. - Что она делает?
   Ребенок медленно шел вперед. Дорога впереди была пуста, но Катя успела прикинуть, что объехать будет непросто: встречная полоса отделена разделительным барьером, а вся обочина занята припаркованными автомобилями. А девочка все шла и шла навстречу ничего не понимающей Катерине. Теперь она уже четко видела это безумное дитя.
   Не мог остаться незамеченным странный фасон синей куртки. Невольно в памяти женщины всплыл эпизод семейной поездки в небольшой южный городок. Это было около года назад. Погода тогда оказалась неожиданно мрачной, а теплых вещей настроенная на отдых на море Катя не взяла. Тогда они зашли в небольшой магазин, торгующий товарами местного производства: Афродите нужно было купить теплую куртку. Там был один единственный причудливый фасон, но цветов предлагалось множество.
   - Я возьму эту, - не раздумывая, сказала малышка.
   - Индиго? - раздался голос за спиной.
   А за спиной стояла миловидная местная девушка.
   Она смотрела на Афру, застывшую перед атласной курткой темно-синего цвета.
   - Да, кажется, так называется этот цвет, - заметила не сразу понявшая смысл данной реплики мама.
   Продавщица улыбнулась, и уже через пару минут понравившаяся куртка нашла свою маленькую хозяйку и стала для нее верной защитницей от навязчивой непогоды.
   - Боже, это та самая куртка! Это такая же куртка!
   Лицо Кати сделалась мертвенно-бледным: ужас наполнил все ее сознание. Девочка на проспекте не собиралась отступать: она все шла и шла навстречу спортивному автомобилю. С каждой секундой, длящейся вечность, она подходила все ближе.
   - Это та самая куртка!!!
   Синие глаза блеснули прямо перед взором водительницы. Женщина попыталась повернуть руль - она почти не чувствовала рук. Время остановилось. В одно мгновение Катя поняла, что все кончено.
   - Афра! Афра! Уходи!!!! - она издала такой крик, на какой была только способна.
   Кажется, она все же повернула. Раздался оглушительный удар...
   Катерина перестала что-либо чувствовать.
  

Глава III

ИВАН

  

I

  
   Первое, что увидела Катя, был яркий белый свет. Он застилал все вокруг, не давая возможности разглядеть окружающую действительность. Потом свет стал бледнее, начал рассеиваться и обнажать некоторые предметы. Сначала большое светлое пятно превратилось в окно, потом огромное пятно перед глазами оказалось потолком, а смутные прямоугольные пятна сделались тумбочкой и стульями.
   - С возвращением!
   Лицо и голос казались знакомыми, но Катя никак не могла разглядеть, кто же перед ней. Она пыталась сосредоточиться, но тут же закутывалась в белую пелену бессвязных сновидений.
   - Катенька, ты вернулась?
   Теперь она отлично понимала, что рядом с ней все это время неизменно находился ее любимый.
   - Ваня, - белого света больше не было, а по лицу мужа пробегал игривый солнечный лучик, - где Афра?
   Воспоминание о случившемся заставило содрогнуться весь только что возродившейся мир.
   - Что с Афрой?
   Полные печали синие глаза, растрепанные русые волосы и куртка под цвет глаз - и все это так четко, что невозможно выбить из памяти, так ясно, что очень трудно ошибиться.
   - Она здорова?
   - С ней все в порядке, только она очень скучает по маме, - улыбнулся мужчина.
   - Я хочу ее увидеть! Я должна убедиться, что с ней действительно все в порядке.
   - А почему с ней должно быть что-то не так? - Ваня выразил искреннее удивление, хотя прекрасно понимал, что в своем нынешнем состоянии жена имеет право на абсолютно беспочвенные тревоги.
   Но ответ Кати оказался более чем неожиданным:
   - Я видела ее - она была там.
   - Наша дочь? Где?- должно быть, травма оставила некоторый отпечаток в сознании.
   - Она была на проспекте - тут не может быть ошибки. Афродита шла в своей любимой куртке цвета индиго прямо навстречу моей машине. Она - последнее, что я видела... Ее глаза... Это были ее глаза. Они хотели мне что-то сказать, но не успели...
   - О чем ты, любимая? Девочка не могла там быть: Аврора сидела с ней все это время. Ты не помнишь?
   Иван пригладил растрепанные волосы любимой. Ладонь оказалась холодной, движение - резким и неуклюжим.
   - Ты можешь считать меня сумасшедшей. Я не знаю, что тогда произошло. Я чувствую, как гудит моя голова, - Катя вздохнула, - но я точно помню эту девочку. Может быть, это была и не Афра - в конце концов, не одна она на свете имеет синюю куртку и глаза цвета индиго. Да и мало ли что мне могло показаться: все произошло слишком быстро - речь идет о секундах.
   - Я уверяю тебя, с ней все прекрасно: она здорова и живет своей обычной жизнью: ходит в садик, читает книжки, рисует, гуляет и играет с подружками. Я не стану тебя обманывать, ты же знаешь.
   - Ванечка, я рада, что все так, как ты говоришь. Прости за весь этот бред. Но дочку я должна увидеть. А ту ненормальную девчонку, которая стала причиной катастрофы очень нужно найти. Я хочу посмотреть ей в глаза. Если, конечно, она осталась жива....
   - Причиной катастрофы?
   - Ну да: я пыталась затормозить. Кто-то сзади не успел...
   - Катюш, у этой катастрофы были совсем другие причины! Ты действительно готова? - неуверенно осведомился муж.
   - Иначе точно не выживу!
   И Ваня начал свой рассказ...
  

II

   Никогда еще штатный дизайнер авторитетной полиграфической компании, Иван Катюшкин, не завершал свой трудовой день с таким безрадостным выражением лица как в тот злополучный вечер. На лице его ярко и экспрессивно рисовалась не только безмятежная, ничем непоколебимая печаль, но и глубокая тревога, смешанная с тусклой болью, плавно переходящей в заключенное в черную рамку отчаяние.
   - Вам придется немножко подождать, - голос стоматолога звучал дерзко и чрезвычайно самоуверенно.
   - Конечно, с огромным удовольствием, - улыбаясь сквозь ноющие зубы, пошутил обреченный.
   На самом деле он бы предпочел испытать эти адские муки как можно скорее, так как терпеть настоящее состояние было не особенно легче. Но порядок есть порядок. Видимо, у предыдущего пациента все оказалось еще хуже, и он не уложился в отведенный на него час.
   Наш герой прыгнул в пушистое кресло и очутился в транслируемом по телевизионному ящику сериале. Выбирать не приходилось!
   Но заветный час приема очень долго не наступал, и очень скоро на мерцающем экране пугающе запестрел выпуск последних известей.
   - Ужасная катастрофа на ... проспекте унесла жизни уже одиннадцати человек. В восемь вечера на трассе произошел пролом дорожного полотна. На асфальте образовались глубокие трещины, что и привело к масштабному дорожно-транспортному происшествию. В настоящее время причины происшествия устанавливаются...
   Взору случайного зрителя предстала ужасающая картина: искореженная дорога, огромные ямы, смятые как из кусков пластилина машины. Один автомобиль, который был только основательно помят спереди, показался ему знаком... Белый дым, исходящий из салона пострадавшей машины, зарождал некоторые надежды на лучшее - у этого водителя сработала подушка безопасности. По всему было видно, что испуганный хозяин врезался в припаркованную на обочине "Газель". И самое странное, что это и стало, если так можно выразиться, спасением - авто осталось на островке уцелевшей дороги, обрамленное безобразными дырами. Зрелище было престранное. Видимо, оператор и сам не мог оторвать глаз...
   - Иван Катюшкин, Ваша жена находится у нас в больнице...
   Ваня не заметил, как нажал на самую протертую клавишу своего мобильного телефона.
   Через минуту он уже не помнил о будоражившем все его существо в течение последних трех суток зубе. Новая, гораздо более сильная боль, терзала его так, что мужчина уже не думал ни о какой осторожности и деликатности.
   - Быстрее, мать твою! - сокрушался он на неторопливого таксиста.
   Вместо ответа взволнованный пассажир услышал лишь раскатистый, исходящий из самого поднебесья грохот. Через миг по небу пробежала ослепительная молния. В городе начиналась гроза...
  

III

  
   Ваня закончил свой рассказ и осторожно заглянул в спокойные, заметно потускневшие глаза любимой. Подумать только, еще утром в них сияли задорные, озорные и необыкновенно яркие искорки счастья. Сейчас перед ним была совсем другая женщина: бледная, потерянная, несчастная. Всклокоченные сальные волосы - ни следа от изысканной прически, размазанный макияж, трудно отличимый от всевозможных синяков и ссадин, нервные тревожные движения - неужели все это случилось с его женой, неугомонной оптимисткой, уверенной в себе и своих силах красавицей?
   - Ванечка, - она сказала это так нежно и любовно, что ему показалось, что никакого несчастного случая не было никогда, - так, выходит, что мне повезло?
   - Конечно, повезло, Катюш. Ты жива и здорова, и очень скоро вернешься домой. Как ты себя чувствуешь?
   - Сейчас уже лучше. Но у меня к тебе есть две просьбы. Обещай, что выполнишь.
   - Все, что угодно!
   - Привези мне Афру как можно скорее, а потом найди ту девочку, которая спасла мою жизнь.
   Итак, девочка в синей куртке, которую Иван счел чем-то вроде посттравматической галлюцинации, снова появилась на сцене.
   - Спасла жизнь?
   - Ну да. Ведь из-за нее я врезалась в "Газель", а не ушла под землю. Ты же сам сказал, что впереди и сзади были глубокие ямы. Значит, она меня спасла.
   - Ну, выходит, что так, - неубедительно кивнул заботливый муж.
   - Обещаешь мне ее найти?
   - Обещаю.
   - А теперь обними меня покрепче и начинай выполнять свои обещания! - улыбнулась пострадавшая.
   И Ваня осторожно и нежно, боясь ослабить и без того хрупкое и измученное тело любимой, обхватил ее плечи и тихонько поцеловал бледно-розовые губы.
   Он прекрасно понимал, что сделает абсолютно все, для того, чтобы Катенька была счастлива.
   - Обещаю... - ещё раз, еле-слышно прошептал мужчина.
   На этот раз он давал клятву самому себе.
  

VI

  
   - Постойте, доктор! Доктор!
   Ваня бежал за солидным человеком в белом халате по всему коридору. Имя лечащего врача Катерины вертелось в голове, но никак не приходило на ум.
   - Подождите!
   Наконец, цель была достигнута. Запыхавшийся бегун едва сумел заговорить:
   - Доктор, мне нужно... с Вами... поговорить...
   На лице специалиста по человеческому здоровью не выразилось никакого отношения к происходящему. Он только вопросительно смотрел на испуганного оратора.
   - Я муж Кати... Катюшкиной...
   В глазах медицинского работника блеснула искра, дающая надежды на возможность дальнейшего разговора.
   - Пойдемте в ординаторскую, - спокойно предложил он.
   И Иван поспешил последовать за доктором.
   В ординаторской стоял резкий запах какого-то отвратительного лекарства, отчего гостю сделалась как-то не по себе. Но благодушное расположение врача быстро настроило его на нужное русло. К тому же, ему удалось, наконец, рассмотреть надпись на бейджике.
   - Я очень рад, что Вы пришли, - неожиданно выпалил он. - Я хотел с Вами поговорить.
   Прочитав в глазах собеседника искреннее удивление, доктор продолжал:
   - Ваша жена, что, в рубашке родилась? Ей ведь крупно повезло!
   - Да, Петр Сергеевич, многие не выжили.
   - Не выжили! А знаете ли Вы, молодой человек, что в нашу больницу поступили все взрослые, пострадавшие во время обвала на проспекте? Потому что мы недалеко от места событий. И сколько, по-вашему мнению, здоровых?
   - Понятия не имею, - честно признался Иван.
   - Так вот из двадцати прибывших десять человек уже скончались от полученных травм. Состояние пяти можно назвать критическим: они на гране жизни и смерти. Еще трое получили серьезные увечья: они, скорее всего, навсегда останутся инвалидами. Вы понимаете к чему я?
   Молодой человек внимательно и испугано смотрел в глаза рассказчику.
   - Да вот к тому, что остается всего двое: мужчина и женщина. Мужчину я выпишу в ближайшее время: он полностью здоров - отделался легким испугом, так как в зону обвала почти не попал. А женщина...
   - Что с ней??? - не выдержал резко возросшего напряжения Ваня. - Что с моей женой?! - занервничал он.
   - Да все в порядке с вашей женой! Не волнуйтесь Вы так! Я же сказал, что она в рубашке родилась.
   - Она же только пришла в себя!
   - Конечно, сотрясение мозга у нее было - все-таки влететь в машину, пусть и стоящую, пусть и с подушкой безопасности, и не набить шишку надо еще постараться. Сами же видели, наверняка, уже сто раз по телевизору, как там все было. Жуть! Она пока слаба, несколько часов лежала без сознания, но сейчас состояние стабилизировалось. Мы сделаем все необходимое, и очень скоро заберете Вы свою жену домой и забудете, что с ней что-то вообще приключилось.
   - Ну, Петр Сергеевич, забыть-то такое непросто.
   - Уверяю Вас, ей очень повезло. Я сам видел: вокруг ямы, а ее красненькая машинка стоит себе почти целенькая. Так, чуть-чуть "Газель" задела. А если бы она в яму попала, знаете, что бы было тогда?
   - Догадываюсь...
   - Так что собирайтесь духом, набирайтесь терпения - стрессов ей сейчас нужно остерегаться! Будете выполнять предписания - получите Катю здоровой и счастливой. Пока постельный режим и минимум контактов.
   - А дочку-то ей можно пригласить? Она очень скучает...
   - Ну, если только встреча не будет слишком эмоциональной - приводите хоть завтра. Еще вопросы есть?
   Кажется, доктор выразил все то, что хотел сообщить, и собрался приступить к своим многочисленным обязанностям.
   - Да, постойте! - Ваня чуть не забыл задать этот вопрос, но вовремя спохватился: - А есть ли в вашей больнице пострадавшие дети?
   - А это Вам в детское отделение. Спросите у сестер, как туда пройти.
   И не дождавшись реакции, Петр Сергеевич выскочил из кабинета, оставив растерянного и усталого посетителя. Впервые в своей жизни Ваня столкнулся с доктором, который дает оптимистические прогнозы: не пугает, не приукрашает, не накручивает.
   - Странный какой-то, - тоскливо подумал он, - но, должно быть, все на самом деле хорошо. Только вот эта девочка...
   Но о загадочном ребенке Иван предпочел промолчать...
  

V

   Детское отделение находилось буквально в двух шагах от главного корпуса городской больницы, где лежала Катерина. Найти его было несложно, а вот чтобы оказаться внутри пришлось приложить некоторые усилия. Полусонный охранник, оберегающий стены медицинского заведения от прихода посторонних, никак не желал внять убедительным просьбам и мольбам о помощи. В конце концов, незапланированному посетителю пришлось растопить его ледяное сердце видом нескольких новеньких банкнот. Они, как это обычно бывает, и стали полноценным пропуском. Наверно, только лишь достоинство этих купюр позволило нашему герою сохранить свое достоинство и добиться результата.
   Оказавшись на нужном этаже, мужчина быстро разобрался, что к чему. К тому же, медицинские сестры охотно разговаривали с обаятельным светловолосым Иваном. В результате, он почти сразу же узнал, что в детском отделении находилось пятеро пострадавших в ходе провала детей. И только одна девочка, сверстница его дочери, некая Дарья, могла бы быть той самой девочкой.
   - Рассказывают, что в тот вечер они были с няней: переходили дорогу по пешеходному переходу. Вдруг земля начала уходить из-под ног. Няня провалилась прямо на глазах у бедной Дашеньки. Она испугалась: бросилась за няней, потом побежала прочь - попыталась спастись. И это ей удалось. Правда, скорая застала ее в ужасном шоке, всю трясущуюся, смертельно напуганную увиденным. До приезда бригады она не знала, куда податься и бегала по шоссе, увиливая от машин, - поделилось ценными знаниями юное создание в белоснежном халате.
   - Кстати, а вот и она! - радостно воскликнула девушка.
   - Это и есть та самая Даша? - не верил своему счастью Ваня.
   - Да, она ходила сдавать анализы в соседнее здание. Конечно, в сопровождении дежурной сестры.
   Мужчина остолбенел. В самом конце коридора, прямо ему навстречу неспешно шла русоволосая девочка в темно-синей куртке...
  
   Объект его поисков уверенно двигался вперед, должно быть, направляясь к своей палате. Однако, приблизившись почти вплотную к тому самому месту, где находился пост медицинского персонала, девочка вдруг остановилась.
   - Когда меня выпишут? - резко спросила она у медсестры. На ней уже не читалось следов пережитого стресса.
   - Если доктору понравятся твои анализы, - с улыбкой произнесла молодая женщина, - послезавтра.
   Несколько минут они еще беседовали на тему самочувствия и выписки из больницы. За это время Ваня успел рассмотреть Дашу во всех мельчайших подробностях. Выглядела она чуть старше его дочери, была примерно такого же худощавого телосложения. Во всяком случае, при вечернем свете, тем более, в экстренной ситуации, ее вполне можно было принять за Афродиту. Куртка напоминала ту самую куртку и цветом и фасоном, с таким же бледно-розовым капюшоном, только этому ребенку она была куплена на вырост: Даша в ней почти утопала. Странным нашему наблюдателю показался явно изношенный вид этой верхней одежды. Наверно, малышка была неаккуратной, либо же ей приходилось донашивать вещи за кем-то из старших.
   - Самое главное, что я ее нашел, - размышлял про себя довольный Иван. - Тут не может быть ошибки! Это ее, в панике убегающую от стихии, видела Катя. Спасительница существует!

VI

  
   Ласковое утро украдкой заглядывало в огромное больничное окно, и в лучах золотого весеннего солнца комната переставала казаться унылой.
   - С добрым утром! - на пороге появился золотоволосый мужчина с огромным букетом алых роз. Настроение у него было радостное, под стать погоде.
   - Ванечка! Наконец-то! - Катерина уже поджидала желанного гостя. Вид у нее был бодрый и сияющий, заметно отличающийся от прежнего. - Какая прелесть! - воскликнула она при виде цветов.
   - Катюш, у меня есть две новости, и обе - хорошие, - провозгласил он. - Во-первых, сегодня вечером я привезу тебе Афру. А во-вторых...
   И тут выздоравливающая узнала о том, что девочка-призрак, мысли о которой не давали ей покоя с тех пор, как она очнулась в наполненной белом светом палате, жива и здорова, и к тому же находится где-то очень близко отсюда.
   - Вань, я хочу пойти к ней прямо сейчас! - бескомпромиссно заявила она.
   - Только если доктор отпустит, - твердо заключил дисциплинированный супруг.
   Возражать против небольшой экскурсии в соседнее здание Петр Сергеевич не стал, но еще раз напомнил Ивану, что любое, даже незначительное эмоциональное потрясение может стать губительным для Катерины.
   - Надеюсь, Вы понимаете, молодой человек, что абсолютно вся ответственность ложится на Ваши плечи, - сурово пояснил лечащий врач в конце беседы.
   Но разве можно удержать рвущийся на волю ветер?
  
   В гости к детям принято приходить с подарками, поэтому наши герои немного изменили свой маршрут, заглянув по дороге в расположенный неподалеку детский магазин. И очень скоро, нагруженные большими тюками с игрушками, словно изрядно задержавшиеся в пути и успевшие только к весне Дед Мороз и Снегурочка, Катя и Ваня вошли в здание больницы.
   Приняли их хорошо. Подарки положили в большой ящик и поставили его в вестибюле. Порадовать решили абсолютно всех малышей, независимо от причины пребывания в больнице. Каждый ребенок мог подойти и взять себе что-то из того, что ему понравится. Плюс ко всему, медицинский персонал даже разрешил гостям пройтись по палатам и передать некоторые игрушки лично в руки.
   - А вот это палата Даши, - объявил Ваня, когда они подходили к самой последней по коридору комнате.
   Катя заволновалась.
   Девочка оказалась на месте, более того, она принимала посетителя. Милая русоволосая женщина примерно Катиного возраста неторопливо причесывала Дашины длинные волосы. Видимо, это была ее мама.
   Иван заметил, что с самой первой секунды знакомства Катя внимательно и настороженно разглядывала малышку. Должно быть, она была для нее действительно очень важна. Однако женщина не бросилась на шею своей спасительнице и вела себя с ней точно так же, как и с другими пострадавшими детьми. Зная импульсивный характер своей жены, Ване показалось это странным. Он подумал о влиянии перенесенной травмы.
   - Как же ты похожа на мою дочку! - наконец, сказала девочке гостья. - Вы бы, наверно, могли бы стать подружками. Надо вас как-нибудь познакомить..
   Но развивать эту тему благотворительница не стала. Да и что бы она могла бы им сказать? Заключить в объятия, расцеловать?
   - Я тоже была там, - тихо и грустно объяснила Катерина. - Там было очень страшно...
   В какой-то момент в комнате повисла неловкая пауза: все уже сказано и сделано - нужно уходить. Посетители мешкали.
   - Дашенька, совсем забыла - я тебе курточку новую привезла! - вдруг зазвенела малышкина мама. - Тебе же только завтра на выписку, а вдруг сегодня опять на улицу пойдешь, так ведь твое пальтишко все мокрое. В тот вечер был ливень.
   И она протянула красивую ярко-малиновую куртку, судя по висящим картонным этикеткам, только что из того же самого детского магазина.
   - Твое пальто я заберу, - с этими словами русоволосая женщина потянулась за висящим около входа в палату куском насквозь промокшей розовой ткани, - а в чем же ты выходила? - растеряно произнесла она.
   Катя и Ваня удивленно ждали развязки.
   - Я одевала Марину куртку, - эти слова Даша произнесла как-то по-особенному грустно.
   Посетители чуть не упали со стульев.
   - А кто такая Мара??? - неожиданно громко для себя самой спросила Катерина.
   Кажется, разочарование поджидало их там, где они менее всего ожидали...
  

VII

   Катя и Ваня снова шли по коридору детского отделения. Она - впереди, полная решимости и уверенности в своих силах, он - следом за ней, поникший, усталый, виноватый...
   - Катюш, ну все ведь из-за меня получилось! - не удержался он.
   Катерина замедлила шаг и дала возможность продолжить исповедь:
   - Ведь это я должен был все основательно проверить, и понять, что это не Дашина куртка. Кстати, теперь я понимаю, почему куртка на Даше выглядела как с чужого плеча. Да и старенькая она, эта куртка, выношенная - сама видела - не в их статусе такое носить... А я, художник, тоже мне, "слона-то я и не приметил".
   Женщина окончательно остановилась:
   - Вань, перестань себя терзать! Откуда ты мог знать, что это не ее куртка, а нянькиной дочки? - в голосе Кати звучало понимание и полное принятие ситуации.
   - Да я вообще не знал, что с няней была дочка! Мне дежурная медсестра о ней ни слова не сказала, хотя девочек вместе привезли и положили в одну палату, и только потом сильно пострадавшую Мару перевезли в реанимацию. Видно, не в смену той медсестры все это произошло. Как еще объяснить? Ведь я вроде бы всех пятерых проверил...
   - Перестань! Ванька, нам теперь главное успеть к Маре! - относительно спокойно продолжила Катя. - Но вот что меня удивило, так это то, что ты не заметил еще одну вещь... Я сразу, как вошли, посмотрела Даше в глаза и поняла - не она! - речь становилась все громче и импульсивнее. - Не она шла мне под колеса, не из-за нее я снизила скорость и долбанулась в "Газель"! Нет - не она спасла мою жизнь... Ты видел ее глаза?
   - Кать, ну глаза как глаза. Не помню...
   На лице женщины засияла насмешливая улыбка:
   - Художник ты мой! Они - карие! Цвета крепкого черного кофе. Я же тебе говорила, что у той девочки были синие-пресиние глаза...
   Ненаблюдательный дизайнер был сражен наповал. Теперь он, наконец, посмотрел в другие, небесно-голубые глаза своей любимой спутницы, горящие, тревожные, суетливые, и понял, что он снова ошибся: в эти минуты Катерина явно испытывала то, что у специалистов называется стрессом. И тогда ему вспомнилось предостережение доктора.
   - Кать, может, Бог с ней, с Марой? Будем считать, что уж это точно она, - сделал осторожную попытку муж.
   - Нет уж, Ванечка, я пойду к ней! Это должна быть она, и она сейчас при смерти!!!
   Жена подошла к лифту и яростно нажала кнопку вызова.
  

VIII

  
   "Реанимация. Посторонним вход воспрещен".
   Несколько секунд супруги стояли возле справедливо закрытых дверей реанимационного отделения, не проронив ни слова.
   Наконец, Ваня решил нарушить гробовое молчание и взял инициативу в свои руки:
   - Посиди здесь, - указал он на стоящую в холле кушетку, - никуда не уходи, ни с кем не разговаривай, - иначе Мару вовек не увидишь! - строго пригрозил он.
   Внезапно проснувшаяся решительность была вполне обоснована - нужно было действовать, не теряя ни минуты.
   Катерина хотела было что-то возразить, но мужчина уже растаял во мраке призрачного коридора, и ей оставалось лишь послушно сидеть и дожидаться его возвращения...
   Минуты тянулись мучительно долго, и несчастная даже успела задремать, облокотившись на неудобно согнутые колени. Но очень скоро поверхностный сон был прерван громкими шагами: Иван Катюшкин двигался в ее сторону в сопровождении маленького старичка в белом халате.
   - Пойдемте, Катерина Владимировна! - скомандовал седовласый доктор.
   Женщина медленно приподнялась с кушетки.
   - У Вас болит голова? - заботливо спросил наблюдательный реаниматор.
   - Все в порядке, - промычала она сквозь зубы, хотя, складывалось впечатление, что специалист был прав.
   - Ну, тогда пойдемте. Предупреждаю, Мара очень плоха, - обратился он к Ване.
   Иван безнадежно покачал головой:
   - Пойдемте!
  
   Зрелище, представшее перед их взором, оказалось, и, правда, не для слабонервных. Девочка была без сознания, утыканная многочисленными проводами. Без всей этой электроники тоненький волосок, на котором сейчас держалась ее хрупкая жизнь, давно бы разорвался на части. Тело уродовали всевозможные синяки и ссадины, голова почти полностью скрывалась под бинтовой повязкой.
   - Она сильно пострадала, так же, как и ее мать. Они обе глубоко под землю провалились, а потом на них чего только не свалилось, - шепотом разъяснил доктор.
   Катя стояла, держась за голову. К ее прекрасным голубым глазам потихоньку подкатывались слезы. Никогда прежде ей не доводилось бывать в таком страшном месте.
   - Она выживет? - чуть не плача, спросила посетительница.
   - Мы делаем все, что в наших силах. Никаких гарантий быть не может, - грустно сказал врач.
   Женщина подошла к Маре и попыталась разглядеть ее лицо. Попытка не увенчалась успехом.
   - Бедная моя девочка, - тихо и ласково произнесла Катерина и погладила Марину руку. - Бедная моя... - повторяла она уже почти про себя.
   Затем прикоснулась к забинтованной голове - доктор неодобрительно махнул рукой.
   - Ванечка, - ее рука дрожала, - пойди-ка сюда!
   Муж боязливо приблизился к несчастному ребенку.
   - Смотри-ка!
   Из-под плотной повязки выбивался иссиня-черный локон Мариных волос.
   - Это тоже не она... - обреченно сказала Катя. - Все кончено...
   И тогда Катюшкин понял, что совершил досадную ошибку.
   Обратно в свою унылую палату наша героиня вернулась в состоянии, приближенном к нервному срыву. Видимо, эмоции, испытанные за последний день, оказались для нее чрезвычайно сильны. Выходит так, что опасение Петра Сергеевича были небеспочвенными, не случайно перед тем, как доверить свою пациентку законному супругу, лечащий врач подстраховался его письменным согласием принять на себя ответственность за самочувствие Катерины. Но этот незначительный факт так и остался между ними. Афродиту вновь ослабевшей и проспавшей всю оставшуюся часть дня матери в этот вечер так и не привезли. Встречу решили перенести хотя бы на сутки, в зависимости от состояния горе-пациентки.
  

Глава IV

АФРОДИТА

I

  
   Катя неслась на огромной скорости за рулем своего новенького спортивного авто.... Перед ее взором представали все новые и новые картины, и наша отчаянная гонщица никак не могла понять, почему даже в таком энергичном темпе удается рассмотреть каждую деталь, каждый мазок, каждое одиноко стоящее деревце, каждую неуместно припаркованную на краю дороги машину. Катерине казалось, что все происходящее - это всего лишь фильм, динамичный экшен, видео, прокрученное в замедленном режиме воспроизведения. Но она гнала все бесцеремонно вторгающиеся в ее волшебный полет мысли: вперед, быстрее, быстрее, быстрее...
   Весеннее утро только начинало просыпаться и дарило молодой женщине свои самые первые, самые нежные и трепетные солнечные лучики. Темно-синее небо становилось лазурным и озарялось прекрасным рассветом цвета бледно-красных роз. И Катерина ощущала себя парящим в небесной выси жаворонком, птицей, пробудившейся рано и успевшей увидеть то, что обычно ускользает от нашего взора.
   - Афра, доченька, я спешу к тебе! - Катя ни на секунды не забывала свою цель: она слишком долго не видела дочери, и уже начала забывать, как чудесны ее полные недетской серьезности глаза. - Я скоро буду!
   Дорога в столь ранний час оказалась абсолютно пуста - как же приятно быть ну хоть немножечко прозорливее других!
   Новый рывок на газ - водительница сознательно не посмотрела на спидометр. Ярко-красная машина заревела и понеслась на новый, недавно возведенный над самой главной речкой города мост. Мост представлял собой смелое архитектурное воплощение и смотрелся дерзко, авангардно и довольно интересно. Наверху, под самым куполом, красовался гигантский серебряный шар, и наша водительница знала, что там, в скором времени, должен открыться ресторан, и подумала, что интересно было бы отметить в нем годовщину их семейной жизни...
   - Афра!!!
   Прямо перед ней, на третьей полосе дороги, молниеносно возникла маленькая девочка в темно-синей куртке.
   - Не-е-е-ет!!!! - Катя крикнула так громко, что собственный голос показался чужим.
   Скорость движения была настолько высокой, а расстояние от бампера до из воздуха возникшего ребенка настолько невелико, что шанса на спасение практически не оставалось.
   - У-хо-ди!!!! - отчаянно испытывала она предельные возможности своего голоса.
   Девочка остановилась. Теперь она стояла как вкопанная и спокойно взирала вперед. И тут Катя заметила, что зрение на этот раз сыграло с ней злую шутку: нет - на дочери не было ее обожаемой темно-синей куртки, малышка оказалась в одной белоснежной ночной сорочке, а вокруг ее бледного тельца сиял яркий темно-синий свет. С каждой секундой светящееся облако становилось все больше и насыщеннее. Оно было любимого Афродитиного цвета - индиго.
   Катерина вцепилась в руль и резко дернула его в сторону. Но ничего не произошло: руль так и остался неподвижен, он словно застыл в заледеневших от ужаса руках. Девочка была уже совсем близко - мать приготовилась закрыть глаза, как вдруг стоящее пред ней дитя подпрыгнуло вверх и буквально повисло в воздухе. У Афры не было крыльев, но она парила прямо перед ничего не понимающей матерью. И тут Катя посмотрела вниз, и узнала, что и она тоже сейчас высоко над землей. Ее гоночный автомобиль висел как наполненный гелием дирижабль.
   С высоты птичьего полета открывалась изумительная панорама, в которой серебряный купол ресторана превратился в миниатюрный шарик, а река казалась аккуратно выглаженной узкой лентой. И тут начало происходит то, что Катя никак не могла предугадать: мост по которому она только что летела со скоростью ветра, вдруг начал расходиться на две части. При этом ошарашенная зрительница отлично помнила, что этот мост никогда не разводится! У него совсем не такая конструкция - это просто невозможно! К тому же, так неожиданно и в такой неподходящий час... А если бы она оставалась там?
   - Афра! - снова воскликнула сидящая в машинолете женщина. - Это ведь была ты? - кажется, ответ на этот вопрос был итак ей отлично известен.
   Но девочка молчала. Она распласталась прямо на глянцевой поверхности капота и загадочно улыбалась через еле заметное лобовое стекло. Буйствующий на такой высоте ветер распустил и запутал ее длинные темно-русые волосы, а прямо на Катерину смотрели счастливые ослепительно-синие глаза. Все вокруг утопало в насыщенном, ласкающем взор, завораживающем сине-фиолетовом свете.
   - Афрочка... - тихо простонала летящая...
  

II

  
   - Никакая не Афрочка, меня зовут Тазикова Аврора Константиновна! - прозвенел чей-то насмешливый и до боли знакомый голос.
   Катя подняла ресницы - прямо на нее уставились тусклые бледно-голубые глаза.
   - Мама? - удивленно вопросила она.
   - Конечно, мама! Спасибо, что узнала! С добрым утром, дорогая!
   - Мамочка, так это был сон?
   - А ты что думала?
   И она снова ощутила себя маленькой девочкой, только что проснувшейся и едва отличающей прекрасную явь от только что увиденного кошмара, и ей захотелось прижаться, крепко обнять и никуда не отпускать от себя свою единственную защитницу.
   Как же так? Все, что она видела - это лишь сон? Значит, не было никаких полетов, никаких расходящихся мостов и индиго-облаков... Что и Мары, и Даши, и провала шоссе тоже не было? Где же грань между сном и реальностью? Катерина посмотрела вокруг: Аврора трепетно поглаживала ее взглядом, Иван вместе с сыном Володей стоял в углу и терпеливо ожидал ее внимания. В комнате было тускло, и трудно было не почувствовать отвратительный больничный запах...
   - Вот она грань! - с досадой подумала пробудившаяся. - Вот она настоящая действительность! - безмолвно сокрушалась она. - Все это было на самом деле...
   Но теперь что-то основательно изменилось в сознании Катерины - сейчас ей уже не было страшно.
   - Вовочка, Ванечка! Как я рада вас видеть! - ласково затарахтела она.
   Затем она снова огляделась вокруг, будто неуверенная в правоте своего зрения, и спокойно спросила присутствующих:
   - А где же доченька? Где...
   Видимо, все посетители только и ожидали этого вопроса. Аврора прореагировала, не давши закончить фразу:
   - Да все в порядке! За дверью твоя Афра, с медсестрой беседует - жива и здорова. Просто мы хотели убедиться, что ты уже готова к встрече, - честно призналась старушка.
   - Конечно, готова! - радостно воскликнула поправляющаяся.
   - Но в начале, ребята, оставьте нас одних! Я хочу побыть с дочерью наедине! - грозно объявила она близким.
   И уже через минуту никто не нарушал их душевного покоя.
  

III

  
   - Ну, как ты себя чувствуешь? - осторожно спросила Аврора Константиновна.
   Катя с улыбкой посмотрела на мать:
   - Лучше, - сонно произнесла она. - Голова не болит. Первый день не болит!
   - Вот и прекрасно! Доктор говорит, что ты поправляешься очень быстро, а у нас нет оснований ему не верить.
   Пациентка и вправду выглядела вполне здоровой.
   - А знаешь, доченька, - загадочно начала немолодая, но бодрая и полная задорного оптимизма женщина, - ведь это благодаря мне ты оказалась на том островке спасения, не попала под страшный провал.
   Катерина удивленно покачала головой.
   - Да, да! Это все мой дар предчувствия! - и она достала откуда-то заранее заготовленный листок бумаги. Текст переливался всеми цветами радуги и, похоже, был распечатан на недорогом цветном принтере.- Знаешь что это?
   - Откуда мне знать? - учитывая авантюрный характер матери, ожидать следовало чего угодно, но только ни какой-либо банальности...
   В глазах бабули блеснули огоньки радости:
   - Это сертификат, говорящий об успешном прохождении первого однодневного семинара на курсах будущих экстрасенсов, - блеклое лицо рассказчицы порозовело и засияло от гордости. - Ваня рассказывал тебе, что перед самым провалом я почувствовала сильное головокружение - впервые в жизни? - собеседница утвердительно кивнула. - Тогда я испугалась, конечно, не за себя, а за Афру - мало ли что могло случиться, и решила тебе позвонить. Так вот, - Катерина внимательно слушала воодушевленную старушку, - это было самое настоящее предчувствие! Ведь из-за того, что я позвонила, ты сбавила скорость и не доехала до места разрушения. Вот я и решила, что пара браться за дело и развивать способности, которые у меня все-таки имеются...
   - Замечательно! - уголки уже не таких бледных губ пострадавшей просто не могли не разойтись в противоположные друг другу стороны. - А, может, ты себя плохо почувствовала из-за сериалов? Ты же телевизор целый день не выключаешь!
   - Это исключено! В начале я так и решила, а потом узнала, что с тобой беда. В нашей жизни не бывает случайностей - и на курсах то же самое сказали.
   - Головокружения больше не повторялись? - заботливо осведомилась спасенная.
   - Конечно, нет! Это еще раз доказывает исключительность ситуации.
   - А что ты уже умеешь? Чему тебя научили за такой "внушительный срок"? - Катерина поднесла к лицу картонный прямоугольник - особой серьезности этот кустарный документишко не вызывал.
   - Первый семинар - вводный, практика начинается дальше. Зато я теперь твердо знаю, что способности у меня есть!
   - Мамочка, ты опять попалась в ловушку! - дочь искренне расстроилась услышанным.
   Чудачества Авроры были неотъемлемой частью ее жизни, и, возможно, возникли как результат нереализованности в профессиональной сфере, или же это были просто пришедшие с возрастом и никуда не уходящие изменения характера. Во всяком случае, когда Катя была маленькой, мама вела себя более традиционно.
   - Послушай, - Катерина говорила твердо, но при этом, опасаясь невольно обидеть задурманенную ложными ценностями женщину, - ты можешь заниматься дальше - проходить еще сто ступеней совершенствования, развивать никому ненужные навыки, которых у тебя никогда не было и не будет, тратить огромные деньги. Можешь продать квартиру, дачу... - дело хозяйское. Возможно, это лучше, чем праздно смотреть твои дурацкие сериалы - от них не больше толку. Только сериалы можно выключить, а то, чем ты собираешься заниматься - увы, никогда...
   Слушательница уже собиралась возмутиться, но Катя продолжала:
   - И вот еще что: ты и твое душевное здоровье нам совсем не безразлично! И мы никогда не будем поддерживать твое безумное обучение! Никогда! Так что, если мы тебе дороги - десять раз подумай. Кстати говоря, если бы ты тогда не начала мне названивать, я бы благополучненько пролетела бы провал и не попала бы не под какое разрушение - скорость позволяла. А вот если бы я сняла трубку, я бы услышала твой встревоженный голос, сильно замедлила ход, и попала бы в глубокую яму аккурат до островка спасения!
   Веселое и вдохновленное своей земной миссией лицо Авроры побелело, пылающие светло-голубым огнем очи, померкли.
   - Мам, что-то ты, конечно, почувствовала, - резко сменила тон слегка переборщившая Катерина. - Но, поверь мне, это не то. Поверь мне, это еще ничего не значит. Я в это мало что понимаю, но это точно не то, ради чего стоит отдавать свою единственную душу первым попавшимся проходимцам. Кстати, откуда ты узнала про эту школу?
   - Из объявления... по телевизору, - обреченно произнесла просветленная.
   - Из объявления по телевизору? - собеседница усмехнулась. - Вот то-то и оно. Подумай об этом!
   И Катя заключила ее в свои горячие, полные жизненной силы объятия. Конечно, она не позволит своей любимой богине совершить такую нелепую ошибку - никогда. Просто - никогда. Как и прежде...
   - Мамочка, позови же мне, пожалуйста, Афру, - жалобным голоском прозвенела растроганная гонщица.
  

IV

   - Мамочка!
   Она вошла почти бесшумно, и это была своеобразная, присущая только этой маленькой девочке походка. На Афре был чистенький, выданный при входе в клинику, белый халат, который отчего-то казался намного светлее, чем у всех остальных посетителей. Может быть, он стал таким, оказавшись в лучах только что прорвавшегося в больничную комнату солнышка. Темно-русые волосы, такие же, как наблюдались у матери до того, как она придала им малоестественный лимонно-апельсиновый оттенок, были аккуратно собраны сзади. Несмотря на кажущуюся на первый взгляд простоту, весь ее образ виделся целостным, гармоничным и неповторимо прекрасным.
   - Мамочка, как же я соскучилась! - ласково призналась маленькая богиня красоты.
   - Доченька!
   Но несколько секунд они просто молча смотрели друг на друга, наслаждаясь долгожданной встречей. Ведь бывает иногда такое ощущение, будто не виделся с человеком целую вечность, хотя постоянно чувствовал его незримое присутствие.
   - Доченька, со мной ведь могла приключиться беда, - тихо заговорила женщина.
   - Знаю, - не колеблясь, произнесло синеглазое дитя. - Я хотела остановить бабушку, когда та звонила, но не смогла. Прости меня - мне пришлось идти спать... - Афра виновато опустила маленькую головку.
   - Что ты, солнышко, все же хорошо вышло. Беда могла случиться, но кто-то этого очень сильно не хотел, - миловидная блондинка загадочно улыбнулась, - сбавил мою скорость до минимальной, и заставил взрезаться в "Газель". Потому я и осталась на островке спасения. Туда ведь надо было еще умудриться попасть - островок-то небольшой совсем был... - Катя всегда говорила со своей пятилетней дочерью как с взрослой и находила понимание.
   - Знаю мамочка, знаю, - уверенно произнесла Афродита.
   - Конечно, знаешь, - с такой же верой в голосе откликнулась мать. - Это ведь была ты? - и как недавно, в только что увиденном сновидении, она утонула в бездонных темно-синих глазах своей маленькой спасительницы.
   Афра молчала, но ей вовсе не обязательно было что-то говорить: иногда слова только искажают истинный смысл драгоценного знания.
   - Как тебе это удалось? - зачем-то спросила Катерина.
   - Не знаю, - честно озвучила свои мысли малышка, - я просто очень хотела, чтобы с тобой все было хорошо. Наверно, это предчувствие? - шепотом произнесла она.
   - Конечно, предчувствие! - нежная улыбка озарила ее румяное молодое лицо. - Спасибо, Афрочка! Афрочка...
   И она, наконец, прижала свою крошечную, но уже такую мудрую доченьку к самому сердцу. В какую-то минуту ей показалось, что угрюмая, даже в золотых лучах майского солнышка палата, превратилась в волшебное, плывущее по бескрайней небесной глади облако. Облако самого любимого их цвета, который в наше время многие почему-то называют индиго.
   И они не переставали признаваться друг другу в любви, так и не проронив ни единого слова...
  

Эпилог

   К счастью для всех наших героев, Аврора Константиновна Тазикова так и не продолжила свое магическое образование, так как уж очень прониклась идеей телепередачи об опасности тоталитарных сект, которую совершенно случайно (!) увидела накануне. Более того, она даже наведалась в близлежащую церковь, где совершенно случайно (?) встретила давно потерянную из виду подругу, ставшую убежденной верующей. С тех пор неугомонная бабушка стала истинной прихожанкой и посещает Храм Божий практически каждый Божий день.
   Катерина Катюшкина быстро оправилась от перенесенных страданий - никаких проблем со здоровьем на фоне полученной травмы головы по благополучному стечению обстоятельств она не испытала. Правда, происшествие заметно повлияло на ее внутренний мир: Катя починила и продала свою скороходную спортивную машину. Скорость перестала завораживать ее дух, теперь отрастившая свой натуральный цвет волос женщина предпочитает тихую, неспешную езду на скромном автомобиле с малолитражным двигателем. Плюс ко всему бывшая гонщица закрыла свой бизнес по пошиву и продаже штор и создала частный детский садик. С недавних пор в сферу ее особых интересов входит изучение малышей с неординарными способностями. К тому же, она с удовольствием помогает сиротам и собирается организовать благотворительный фонд для детишек, попавших в беду.
   Иван Катюшкин вылечил, наконец, все свои больные зубы, и записался на курсы автовождения.
   Феномен Афродиты так и остался загадкой. Некоторые из осмотревших ее специалистов утверждают, что очаровательная синеглазка - это будущая супергероиня, другие не находят в маленькой смышленой красавице ровным счетом ничего выдающегося. Кем же она станет на самом деле - покажет время. Во всяком случае, до настоящего момента девочка не продемонстрировала каких-либо сверхъестественных возможностей. Но семью Катюшкиных мало волнует, отличается ли их ненаглядная Афра от своих талантливых сверстников или нет - как говорится, "главное - чтобы человек был хороший". Тем более что скоро в их доме появится еще один крошечный малыш. Предчувствия и результаты ультразвуковых исследований свидетельствуют о том, что это будет девочка. Какое же имя получит это нежное существо, держится в строжайшем секрете.
   Может быть, им стоит назвать ее Артемидой?
   Отличное имя, не правда ли?

Москва, 2008 г.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) NataliaSamartzis "Стелларатор"(Научная фантастика) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"