Шайкевич Ирина: другие произведения.

Мой личный Топ-30

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Мой личный ТОП-30 авторов конкурса "Поэтическая Галерея-13"
  
  
         Впервые в жизни пишу обзор стихов. Уже судьи обнародовали свои впечатления о работах конкурса, и я вижу, что судейские мнения о некоторых произведениях почти полярно отличаются друг от друга. Решила и я обнародовать свой взгляд: какие авторы пришлись по душе, чьи и какие именно работы понравились среди того огромного количества стихов, которое представлено на конкурсе.
         Итак:
  
  
   Арманд Александр
  
   Всенепрощающая
  
   Всенепрощающая мою страсть строптивица
   Ночами пишет ледяные эпиграммы,
   Как только может чувству едкому противится,
   Предпочитая гордый нрав прикрасам драмы.
  
   Очертит тушью новой строчки изначалие,
   С пера смахнет небрежно каплю черной влаги.
   Она умна. На взгляд, неведомы печали ей,
   Но тщетность маски отразится на бумаге.
  
   Свою хозяйку, своенравную, надменную,
   Ничем не выдаст колкий смысл каждой фразы,
   Но трепет сердца лучезарного, смиренного
   В дрожаньи почерка, в изгибах тонкой вязи.
  
   Во всех веках, прошедших, нынешних и будущих,
   Она появится, скрывающая чувства.
   И в Сеть заманит перепиской интригующей,
   Как воплощением нездешнего искусства.
  
   Интересное своим тонким психологическим юмором стихотворение. Некоторые "неологизмы", несомненно, спорны - но по-своему симпатичны.
   Понравилось - может быть, потому, что сама люблю "виртуальные стихотворные беседы".
  
  
   Беляева Светлана
  
   Не спрашивай - кто я
  
   Не спрашивай - кто я, не спрашивай - где я.
   Я где-то не здесь, я давно не со всеми.
   Я, может быть, песня, а может быть - ветер.
   Я даже сказать о любви не умею.
  
   Ты только не плачь - все равно не отвечу.
   Я где-то не здесь. Где-то там, с облаками.
   Я, может быть, утро. Я, может быть - вечер.
   Я просто слова, что не стали стихами.
  
   Я - плачущий дождь, пробежавший по крышам.
   Я ветер. Я эхо от хлопнувшей двери.
   Я даже отвечу, да ты не услышишь.
   Не спрашивай - кто я. Не спрашивай - где я.
  
   Очень понравилось "Я просто слова, что не стали стихами".
   Кто-то скажет, что стихотворение "непонятно, о чём"... но не я. Эфемерность чувства, нежного, как дуновение ветерка, нежелание причинить беспокойство любимому - такой мне увиделась суть этого очень образного стихотворения, которое воспринялось, как тающая улыбка сквозь слёзы печали...
  
   Мне нравится мой городок
  
   Мне нравится мой городок.
   И ты, мой немаленький мальчик.
   И чешского пива стаканчик
   И воздуха свежий глоток.
   Вдруг поезда дальний гудок
   Поманит, как старый обманщик
   И я, словно солнечный зайчик,
   Сорвусь. И пущусь наутёк.
   Поплачет мой плюшевый заяц
   Над розой увядшей. И пусть
   А ты ещё просто не знаешь-
   Я больше к тебе не вернусь.
   А ты ещё просто не знаешь-
   Всё это у нас не всерьёз.
   И розы нелепые даришь
   И бродишь за мною до звезд.
   Не слышишь, как с дальних окраин
   Гудит и гудит тепловоз
   А в поезде - тот, кто обманет,
   Приехал. Позвал и увёз.
  
   Начало практически не зацепило. Но концовка... !!! Какие мы, женщины, всё-таки глупые...
  
   Путь к вершинам
  
   Я знаю, что мой путь не будет длинным.
   Но, нарушая правила игры,
   Я только начинаю путь к вершинам,
   Когда другие вниз идут с горы.
   Я тороплюсь, я в кровь сбиваю ноги.
   Я так спешу дожить, доплыть, допеть
   И я ещё не знаю, что в дороге
   Сегодня суждено мне умереть.
  
   Наверное, "каждому овощу - своё время"... Близко и знакомо: сколько раз приходилось всё начинать сначала. И потому "спешу дожить, доплыть, допеть" - очень знакомое стремление. И чем позже пускаемся в новый "путь к вершинам" - тем вероятнее такой финал. Но - уж лучше - "в дороге"...
  
  
   Боруд Галина
  
   Внутренним голосом
  
   Вслух не могу позвать, не имею права,
   ведь не жена, не милая, не подруга.
   Больше ли? Меньше? - Дикая страсть, отрава,
   пропасть, обрыв - от радости до испуга...
   Шёпотом можно, но ты не услышишь: слишком
   плотно уложены месяцы междувстречий.
   Медленно время о нас сочиняет книжку,
   да и сюжет, похоже, не безупречен.
   Вычесть из буден ярые крохи счастья -
   и не поймёшь, на чём наш дуэт основан.
  
   Внутренним голосом силилась докричаться -
   до немоты сорван...
  
   Ощущение невыразимой нежности, затаённой сильной страсти... Масса находок, неизбитых, своеобразных решений в выражении чувств: "Вслух не могу позвать...", "Больше ли? Меньше? - Дикая страсть, отрава, пропасть, обрыв - от радости до испуга...", "Внутренним голосом силилась докричаться..."... Невыразимое - автор сумела выразить так, что перехватывает дыхание...
  
   слов дремучесть
  
                       с сарказмом...
  
                       ...Вы, бокал роняя на пол, и отламывая ветку, глядя в зеркало, как в небо,
                       вдруг решившее сгореть, злые нити разорвете,
                       дверь в кладовку отопрете,
                       чтоб на детскую картинку отстраненно посмотреть...
                                           Мирра Лукенглас
  
   Расплетая слов дремучесть, перекраивая ритмы,
   извлекая каждый образ из обилия деталей,
   на стихи взгляните глубже: там следы упрямой битвы
   лиргероя и поэта - в дымке образной вуали.
   Заключите впечатленья - диких птиц - в грудную клетку
   (где могущественно сердце - там беспомощны ладони):
   не роняя вещи на пол, не отламывая ветку,
   вы получите в награду ощущение погони...
   Разрывая паутину, усмиряя любопытство,
   отыщите дверь в кладовку (или пряник в шоколаде)
   и войдите в чуждый образ, посочувствовав артистам,
   что всегда играют роли (не себя), искусства ради.
  
   Что-то смысл порою тёмен? Значит, в нём большая сила:
   кто из вас кого догонит в этой призрачной картинке?
   Что сказать о ней? Не знаю, кроме пресного "красива!",
   да подвесить ключ от двери на остатки паутинки...
  
   Мне ж пора к иным заботам:
   заглянуть - в сюжета русло,
   досмотреть, дослушать - что там?
  
   Отчего-то стало грустно...
  
   "где могущественно сердце - там беспомощны ладони" - афористично и мудро.
   А суть стихотворения: нагромождение образов не всегда является улучшением сути стиха - и грустно констатировать, читая красивое стихотворение - что оно "ни о чём"... Очень мне понравилось когда-то откровение Андрея Калинина о том, что он каждое своё стихотворение обрабатывает, как скульптор - отсекая всё лишнее, оставляя только необходимое для прорисовки сути высказанной мысли...
  
   исконная смежность
  
   Откроешь тетрадь на заветной странице,
   где главный мотив до сих пор не опознан...
   И выпорхнет вечер диковинной птицей -
   у неба с ладоней расклёвывать звёзды.
   И в сумерках мягких, свободою тешась,
   смешается тьма с угасающим светом,
   рождая на миг ту исконную смежность,
   что есть в мире том - и сомнительна в этом...
   И комната словно очнётся от бездны
   дневного коктейля движений и шума.
   "А может и я - не такая уж бездарь?!" -
   подумаешь ты, сочинитель угрюмый,
   одаренный чудом на каждой странице,
   что сердцем читал, засидевшись так поздно...
  
   А кто виноват? Чернокрылая птица,
   у неба с ладоней клюющая звёзды...
  
   Колдовской свободный слог, дивные зримые образы...
   Автор, а можно я рядышком с Вами над Вашей тетрадочкой тихонечко посижу? Очень хочется прикоснуться к чуду...
  
  
   Ведех Дарья
  
   Вечерний кофе
  
   Дымок над чашкой. Полная луна
   кусочком сахара утонет в темной гуще,
   мешаясь с терпкой горечью грядущих
   Ночей и дней, где пустота окна
   Задрапирована вуалью всемогущей
   Красивой лжи. Холодная стена,
   Дотлевшая до фильтра сигарета
   И одиночество - абсурдная цена
   За право не ложиться до рассвета.
  
   Давно, ещё до конкурса, обратила внимание на это чудесное стихотворение.
   "Ночей и дней, где пустота окна задрапирована вуалью всемогущей красивой лжи", "одиночество - абсурдная цена за право не ложиться до рассвета" - убили наповал с первого прочтения. Не прячущаяся за иносказания горькая правда обманутого сердца.
  
   Вечные странники
  
   Ухожу не прощаясь, наверно, давно пора.
   Хлопать дверью не стану, не стоит оно того...
   Я не буду скандалить - считай, тебе повезло.
   Ты ведь все понимаешь, ты знаешь, молчание - зло.
  
   Ты такой же как я, тебе тоже земля - мала.
   Ты уверен и горд тем, что рано встал на крыло.
   И взлететь удалось, пусть не сразу, но - высоко
   И в запасе есть порох и до потолка далеко.
  
   Мы смотрелись друг в друга, как смотрятся в зеркала:
   Повторяли ошибки, смеялись и шли на дно.
   Жизнь крутила проектор, мелькала немым кино -
   день за днем, кадр за кадром, по принципу домино.
  
   Мы неслись, одурев, закусив до крови удила,
   По чужим головам - мы зверели и нас несло.
   Мы поставили души на призрачное зеро,
   Мы играли ва-банк, но сорвало банк казино.
   ...
  
   Я не помню, с какого рожна вдруг открылись глаза,
   И до нас с отвратительной ясностью все же дошло -
   Мы убили друг в друге надежду и веру в добро,
   Мы пустышки, мы два близнеца: ты - никто, я - ничто...
  
   Страшная вещь. Красивая, откровенная, образная. ЛГ можно только посочувствовать - хоть на минуту примерив на себя отношения такой пары...
  
  
   Воронина Татьяна
  
   Стекает сон
  
   И нет ответа на простой вопрос...
   Состав толкая стрелкою минутной,
   По поволоке ивовых желез
   Стекает сон мучительный и мутный,
  
   Где света - только жалкий медный грош,
   Где я - забава, выдумка, игрушка...
   Зачем ты, ночь, меня в тот мир влечешь?
   Брось, дверцу отомкни ключом-кукушкой!
  
   Но время - конвоир и поводырь,
   Ведет-бредет, куражится к тому же,
   И свет лоскутный свит из рваных дыр,
   И острый гвоздь луны зачем-то нужен...
  
   Забей! - О, как ты прав, незваный гость! -
   А на горбатых крышах фосфор стынет,
   Да над рекой кривится лунный гвоздь,
   Да в лапы ночи впал цветок жасмина...
  
   "Где света - только жалкий медный грош, Где я - забава, выдумка, игрушка...", "И острый гвоздь луны зачем-то нужен", "в лапы ночи впал цветок жасмина"... головокружительные образы! Настроение стихотворения очень точно иллюстрируется ими, и возникает ощущение со-причастности, со-присутствия в этой ночи рядом с ЛГ...
  
   Опрокинулась гладь и укрыла глубин забытье...
  
   Опрокинулась гладь и укрыла глубин забытье,
   И рассыпались горы вдали, словно темные бусы.
   Я давно за буйками, теперь это море мое
   Да еще теплохода, торящего воды по курсу.
  
   Я давно за чертой среди сине-зеленых полей,
   Надо мною полуденный месяц подвешен за донце,
   Белых рыб караван под водою, как клин журавлей,
   Проплывает, дробя плавниками прохладное солнце.
  
   А под сердцем - морскою звездой нестерпимая грусть,
   И охранники-скаты раскинули сети-антенны...
   Я когда-нибудь, - слышишь? - вернусь, непременно вернусь...
   Ты дождешься... узнаешь... Ты вспомнишь меня непременно...
  
   За кольцом горизонта качнется седой океан,
   И покатятся громы по ясной, сияющей крыше...
   Возвращаются все теплоходы к своим берегам,
   Только память все дальше, все тоньше, все глуше, все тише...
  
   Охохонюшки... нет, увы, не все теплоходы возвращаются. А если и возвращаются - не факт, что их встретят на берегу те, встреча с кем так желанна и необходима...
   Море потрясающих образов - и океан красивой благородной грусти.
  
  
   Габдулганиева Марзия
  
   Шиповник
  
   Перебираю шиповник. Ягодку к ягоде - в них
   память, незримый паломник, счет продолжает иных
   дней, ароматом дурманных, горных ущелий весной,
   розовых склонов обманных - это кустарник лихой
   нежной прикинулся розой, но он и смел, и колюч,
   и, от любви полупьяный, вьется средь каменных круч.
  
   Люблю это стихотворение, давно и прочно. Очень хочется пожелать ЛГ виться вслед за шиповником смело и жизнестойко!
  
   И музыкою сфер
  
   Когда-нибудь и я земною пылью стану,
   Запомнив перед тем последний свой рассвет,
   Но знаю, что всегда старалась без обмана
   В делах, что на земле, Небес увидеть свет.
  
   Отрезок жизни мал. Песчинками стекая,
   дни юности ушли. Но озаряет путь
   мне радугой закат, все также восхищая.
   Я музыкою сфер вернусь... когда-нибудь.
  
   "Я однажды вернусь... Чёрта с два: я вернусь не однажды!" ©
  
  
   Гаврильченко Алиса
  
   В четырех стенах
  
   Богатая книгами только
   Унылая келья моя,
   В окошко заглянет с востока
   Лишь утренний солнца маяк,
   Заглянет на миг и погаснет -
   Останется память о нем
   И будет единственной басней
   Подкармливать после тайком.
   Я ей не поверю, конечно.
   Ей сказки одни сочинять.
   Есть келья и вечера вечность,
   Но нет здесь ни утра, ни дня.
   Есть тени, как ворона крылья,
   И книжные мудрости - есть,
   Покрытые мертвенной пылью.
   А жизни давно уже здесь
   Нет.
  
   Зримая картинка одинокости ЛГ, прорисованная до деталей...
  
  
   Ехидинка
  
   Чёрный вальс
  
   Зима танцует с ветром. Снег, клубясь,
   Летит за ними, безмятежно-белый.
   Зима танцует с ветром белый вальс,
   Она смела. И я могу быть смелой.
  
   И я б могла, нисколько не таясь,
   Шагнуть, к тебе протягивая руки.
   И пригласить тебя на белый вальс...
   Но ты сейчас в объятиях разлуки.
  
   Ты кружишь в танце с ней и день, и век,
   В такт танцу потихоньку напевая.
   А память сердца заметает снег,
   Тебя я потихоньку забываю.
  
   Ещё немного, и не станет нас.
   А станем ты и я, не те, что прежде.
   Не приглашай меня на чёрный вальс,
   Прощальный вальс утраченной надежды.
  
   Красиво и печально. Пусть ЛГ "разобьёт пару" и пригласит избранника на нескончаемый белый вальс!
  
   Сказка о Спящей красавице
  
   Не скоро сказка скажется, когда глаза слипаются,
   А рассказать придётся мне, альтернативы нет,
   Заезженную сказку о неведомой красавице,
   Что продремала без помех почти что сотню лет.
  
   Конечно, дело тёмное, но к ней на день рождения
   Явились феи-крёстные поесть, попить, попеть.
   И с ними фея старая, дрожа от нетерпения,
   Хоть всем известно: на ухо ей наступил медведь.
  
   Она сперва вполголоса бубнила околесицу,
   Потом взялась за пение, нет взяться бы за ум.
   Ей все кричат: почтенная, уймитесь ради крестницы...
   Короче, слово за слово, поднялся страшный шум.
  
   Она в сердцах: " Ах, крестница! Вот подарю ей прялку я.
   Вот будет вам подарочек: В шестнадцать лет умрёт".
   Тут королева в обморок, и в слёзы феи. Жалко им,
   Что попадёт принцессочка в подобный переплёт.
  
   Не скоро сказка скажется, когда глаза слипаются,
   Когда дела с заботами пришпорили коня...
   Я сериал состряпаю о сказочной красавице,
   Конечно, если сможете вы разбудить меня.
  
   Прелестная задорная песенка, которую хочется растащить на цитаты: "Потом взялась за пение - нет взяться бы за ум", "Когда дела с заботами пришпорили коня", ну и, конечно же - финальная строка!
  
  
   Калинин Андрей
  
   бумагомаратель
  
   Он девственно чист, мой упрямый противник, но только на первый лишь взгляд.
   Меня как садист поднимает будильник: вставай на последний парад!
   Когда спозаранку мозги наизнанку и мутен рассеянный взгляд, мне светят как солнце пять капель на донце, и даже окурку я рад.
   Смочив для порядка наливочкой сладкой горящее жаждой нутро, в остатки наливки на донце бутылки тупое макаю перо и, кляксами капая, как курица лапой царапаю, чтоб не забыть, на рифмы бедовые мыслей бредовых вконец оборзевшую нить.
   О том и об этом куплет за куплетом чернушно выводит рука, и в буквах, не скрою, пары алкоголя присутствуют наверняка...
   От сладкой истомы мне отдых неведом. Сначала курну, а потом... Есть повод весомый отметить победу над белым бумажным листом!
  
   Во! Знакомая картинка: "как курица лапой царапаю, чтоб не забыть, на рифмы бедовые мыслей бредовых вконец оборзевшую нить"! Шикарная сатира!!
   Про алкоголь - как у кого, иным (не буду показывать пальцем) - и без алкоголя этот фокус удаётся!
  
   Пернатая соната
  
   Значение возгласов птичьих
   Природе понятнее слов:
   "Тинь-тинь" шаловливых синичек,
   "Чив-чив" удалых воробьёв.
  
   Щегольствует свист соловьиный
   В пронзительной майской тиши,
   Мурашечно окрик совиный
   Знобит откровеньем души...
  
   Капризно писклявые нотки
   Нестройно привнёс детский хор
   Голодных дроздят желторотых
   В июльских дуэтов узор,
   Где точно отводится место
   Артисту на каждом суку,
   А эхо разносит по лесу:
   "Фьюить" и "тук-тук", и "ку-ку"...
  
   Картавым контральто вороньим
   И цвирканьем сиплым сорок
   На галок галдёж обречённый -
   Зимы предвещается срок...
  
   Услышать осталось призывный -
   Мятежному сердцу так люб -
   Журливистый клич журавлиный
   И ... прянуть в небесную глубь.
  
         Как будто в лесу побывала,
         Послушала птичий фольклор!
         ...Журливистой песней финала
         Я тоже больна с неких пор...
  
  
   Клеандрова Ирина
  
   Дыхание осени
  
   Трепещет лист. Паучьих кружев нить
   не сдержит бег - и время сказок новых.
   Игра теней рождает миражи;
   дрожит рука, дерзнувшая сложить
   узор зимы из стеклышек медовых.
  
   Цепочка рун. В тиши - неслышный вальс,
   на Леты плеск, на лунный блеск похожий;
   осколок витража, упавший в грязь,
   вплетается в раскинутый пасьянс,
   земную твердь касаньем потревожив.
  
   Шуршанье, треск. Хрустальных слез роса.
   Тягучий миг, где нет ни "до", ни "после".
   В ладонях ветра - листьев паруса;
   то вечность, расплескавшись в небесах,
   на темный мех травы бросает отсвет.
  
   Кленовый пепел. Птиц унылый клин -
   секира палача в потоке света.
   Так осень подкрадется, не спросив,
   расплавив неживую, злую синь
   теплом костра сгорающего лета.
  
   Корица и полынь. Дома в огне.
   Закатных крон изысканный стеклярус.
   Штрихи и льдинки в солнечном вине -
   морозными цветами на окне...
   Опять зима. Сквозь ломкий, пряный август.
  
   Непостижимая фантазия в образах... "Игра теней рождает миражи", "В ладонях ветра - листьев паруса", "вечность, расплескавшись в небесах, на темный мех травы бросает отсвет", "Кленовый пепел", "Птиц унылый клин - секира палача в потоке света", "Закатных крон изысканный стеклярус"... нет, такие стихи невозможно комментировать - ими надо просто молча и благоговейно наслаждаться!
  
   Last summer day
  
   Когда отзвенят последние такты лета -
   нет силы подняться, но медлить уже нельзя -
   мы вслед за солистами в небо шагнем с рассветом:
   еще не чужие, уже не вполне друзья.
  
   Мы все, что должны, до конца не сказали ночью.
   "Пора!" - хмыкнет осень. - "Граница. Финал. Межа".
   А сердце болит и никак остывать не хочет,
   и клочья его на ветру на ветвях дрожат.
  
   Я знаю прекрасно: уже отвыкать пора бы
   от голоса таять, за дверью ловить шаги.
   А мы все бок о бок стоим по-солдатски храбро:
   уже не родные, еще не совсем враги.
  
   Разыграна партия. Разного цвета масти.
   У каждого свой - не один на двоих - пасьянс...
   ...А лето вернется, и, может, согреет счастьем,
   и все еще будет - но больше не будет нас.
  
   Щемяще-печальное... очень красивое и... мужественное.
   "уже не родные, еще не совсем враги" - потрясающе сказано...
   Ну - и финал, конечно... То невыразимое, что удалось - и как удалось! - высказать обычными словами...
  
   Цветы Зимы
  
   Тоскливо в храме Снежной Королевы. Не грянет трель, не колыхнется лист:
   Усталой вьюги гулкие напевы, мороза треск да ветра злобный свист.
   Покой дворца ничто не потревожит. Лебяжий пух летит с небес, шурша;
   Борей промчится - иглами по коже; задушенная льдом, вздохнет душа.
  
   Постыла стынь. Вернуть бы лета буйство, задорный смех, тепло и красоту -
   Да все бело, и спят под снегом чувства. Но иногда, ответом на мечту,
   Не на рассвете - ночью млечно-ранней, календарю и холоду назло -
   колючей чешуей алмазных граней побеги прорастают сквозь стекло.
  
   Изящный стебель, стрелы листьев острых, морозный шелк роскошных лепестков...
   И пусть в бутонах спят не эльфы - монстры, пусть до весны безумно далеко -
   змеей скользит сквозь заросли тропинка, звенит хрусталь, искрятся миражи.
   Секунды оплывают, как снежинки, рассудок в колдовском саду блажит.
  
   В извивах жилок - словно в лабиринте. И каждый шаг - восторг, тревога, сон...
   Хозяева. Хотите - душу выньте, но не спешите гнать из сказки вон!
  
   Слепящий блеск игрой контрастов манит. Ранимость. Злость. Чарующая жуть...
   Танцует светом, застывает камнем цветов зимы изменчивая суть.
  
   Это я комментировать совершенно не в состоянии! Стащу у Блика фразу: "Чудо комментировать невозможно!" ©
  
  
   Ковалевская Александра
  
   Земля и Небо
  
   Это заговор зрелых и мудрых антоновских яблок,
   Не пропасть бы в разгар предпоследнего жаркого полдня.
   Мне не нужно назад, что вчера предлагала, не помня,
   Не считая, не меряя - всё отдавала в подарок:
  
   Тело в самом цвету, и румяные яркие утра;
   Я стонала от счастья, рожала тебе без оглядки...
   Ты целуешь ладони, пропахшие крепко и сладко
   Духом яблочной правды... Уже отгорела. Разута.
  
   Обнажаюсь. Так надо. Так было и будет извечно.
   Остываю, старею, а, может, в обратном порядке...
   Мой укутаешь стыд серым саваном мглистым и мягким
   И забудешься сном, честно выплакав дождь бесконечный.
  
   И припомнится смех, как кормила я с пальцев, не тратясь,
   Спелой ягодой; ты изливал свою страсть звездопадом...
   Приглашаю на пир: я готовилась, сядем же рядом,
   Плат летит с головы - густо шитая золотом скатерть.
  
   Напевают ветра песнь хрустально звенящей печали.
   Хризантемы взбиваю с листвою, склонись к изголовью.
   Холодеет твой глаз, согревавший великой любовью.
   Отдыхай. Отдохну я. Весна снова нас повенчает.
  
         Это зрелая мудрость талантливой авторской сути -
         описать отношения Неба-Урана и Геи-Земли
         так, что всякий, читая в спокойном и тёплом уюте,
         ощутит, как мурашки толпой по спине поползли!
  
   Обожаю стихи Александры! В них всегда и глубина, и образность, и свободное владение пером и... мощная стихия!
  
   Между сном и явью
  
   Знойный воздух терпко-сладок. Душно, ночь, и я одна.
   И среди неспелых яблок ходит полная луна.
   Ищет в листьях, в тенях зыбких, ту развилку, где вчера
   С лучезарною улыбкой умостилась и спала.
  
   Окна, двери в сад открыты. Встану я, от простыней
   Разогретых, смятых, сбитых, в темноту уйду скорей.
   Там без кривд, без словоблудий, без печалей, без греха,
   Без воскресных дней и будней скачет жаба в лопухах,
  
   И растит себя черешня, и цветёт себе вьюнок,
   Помидоры чешут нежно друг о друга тёплый бок.
   Здесь нашепчут мне: как будто за Днепром есть огород,
   Где в капусте мама Утро детку Солнышко найдёт...
  
   ...Переехав сновиденья, надавив на тормоза,
   В дом ворвётся понедельник - у него твои глаза.
  
   Три строфы - прелестное шуточное пасторальное повествование...
   "в капусте мама Утро детку Солнышко найдёт" - просто маленькое чудо!
   ...И - с разгона об стенку - финал... То ли трагический, то ли просто намекающий на понедельничные заботы - но очень контрастирующий с солнечным "запевом". Насколько я понимаю - нарочно не прорисованный автором, чтобы каждый читатель мог увидеть в нём своё...
  
  
   Кошевая Тамара
  
   Проникающее Ранение
  
   Все покровы и маски сорваны
   Без сомненья, без подозрения,
   Но задеты важные органы -
   Обоняния, слуха, зрения...
  
   Там, где мёд источают пасеки,
   Позабыли пчёлы об отдыхе...
   Как горьки и призывны запахи
   В этом вкрадчиво-тёплом воздухе!
  
   И всё то, что досель написано,
   Золотят листопады ранние,
   А над ухом витает призрачно
   То ли шёпот, то ли шуршание ...
  
   Ветер рвёт струну паутинную...
   Дождь роняет капли-жемчужины...
   Две души парят над рутиною,
   Невпопад любовью разбужены.
  
   И стоим с тобой мы на росстани,
   Ноет сердце, но тем не менее,
   Что поделаешь? Это осени
   Проникающее ранение...
  
   Стихи Тамары - для меня открытие на этом конкурсе, за что я ему несказанно благодарна.
   "Невпопад любовью разбужены" - как сказано! Точнее не придумаешь! А уж если разбужены в осеннюю пору - то здесь без ранения почти не обойтись...
  
  
   Кривчиков Константин
  
   Перечитывая Данте
  
                   "Вот пуля пролетела, и товарищ мой упал".
                       Из песни времен Гражданской войны
  
   Вспышка справа, вспышка слева...
   Жизнь, как пуля, пролетела.
   Шрам на сердце: умер друг...
  
   Ночь. Бессонница-отрава.
   Книга. Данте. Переправа.
   Лодка. Волны... Память... Круг.
  
   ...Ждешь звонка, как похоронки:
   От друзей - одни воронки.
  
   Может, осерчал Всевышний.
   Может, просто время вышло?
   И пора монетку в рот?*
  
   Мерно лодочник гребет...
  
   КрОшит слезы норд колючий,
   Хруст лопат, как скрип уключин.
   Хрип кладбищенских ворон.
   Хвоя. Холод...
   Стикс. Харон...
  
   Горькая, неизбежная жизненная правда... "Ждешь звонка, как похоронки: От друзей - одни воронки" - увы, это так. И ещё страшнее - что в мирное время... "Хруст лопат, как скрип уключин" - одна короткая строчка - а сколько в ней сказано!
  
   Музе.ru
  
                 Как мало пройдено дорог,
                 Как много сделано ошибок.
                       С. Есенин
  
   Я жизнь испытывал сполна
   И жадно. Не судите строго.
   Как много выпито вина
   Любовного. Теперь изжога.
  
   Кокетство глаз, игривый смех
   И поцелуи на пороге...
   Развратницы вводили в грех,
   Интриговали недотроги.
  
   Я верил - выпадет зеро.
   Но где они?? Скажи на милость!
   Как много мимо их прошло;
   Как мало их - остановилось.
  
   Извел я тысячи страниц.
   Не раз слезу ронял украдкой.
   Но образы молчат, как Сфинкс
   Томя коварною загадкой.
  
   Ни слова с губ... Какой пассаж!
   Неужто поиск мой - ошибка?
   Обман? Иллюзия? Мираж?
   Джоконды зыбкая улыбка?
  
   Тщета разлук и боль потерь
   Горбом нависли над плечами.
   Но... кто-то постучался в дверь...
   И вновь я окрылен мечтами.
  
   Когда утихнет бес в ребре,
   И обретет душа смиренье, -
   Последнее стихотворенье
   Я все же посвящу ТЕБЕ.
  
   Для меня стихи Константина - также "конкурсное" открытие. Прошлась по его страничке - очень понравились многие работы.
   Здесь, как мне показалось - ёрничанье ЛГ, желающего казаться записным бабником, этаким разухабистым донжуаном... а на самом деле - тонкого и ранимого человека. Есть интересные находки в строках: "Как много выпито вина Любовного. Теперь изжога", "Как много мимо их прошло; Как мало их - остановилось".
   А финал стихотворения раскрывает суть чувства к той, единственной, которую любил всю жизнь...
  
  
   Крофтс Наталья
  
   Нельзя. Хочу
  
   Мир исчез.
   Мгновения скользят.
   В телефон я глупости шепчу.
  
   Ум твердит: "Оставь его. Нельзя".
   Сердце властно требует: "Хочу".
  
   Через стык континентальных плит
   я за сотни вёрст к тебе лечу,
   сквозь "нельзя", которое болит,
   к одному желанному "хочу".
  
   И сомкнувшись так, что не разнять,
   не унять и не остановить,
   не понять запретов, не принять -
   пьём одно кипучее "любить".
  
   ...Но уводит прочь моя стезя
   от тебя. Ты куришь. Я молчу.
   Глотку жмёт суровое "нельзя"
   веру потерявшему "хочу".
  
   Всё. Рука пуста. Реванш не взят.
   По закону чести я плачу:
   падаю на остриё "нельзя"
   с выси недоступного "хочу".
  
   Страстно. Мятежно. Больно.
   Иногда обстоятельства сильнее любого самого жгучего "хочу"...
   "сквозь "нельзя", которое болит", "Глотку жмёт суровое "нельзя" веру потерявшему "хочу"", "падаю на остриё "нельзя" с выси недоступного "хочу"" - режут без ножа... думаю, что в таких ситуациях бывали многие, и каждый может на себя примерить...
   Исполнено - замечательно.
  
   На развалинах Трои
  
                       На развалинах Трои лежу, недвижим,
                       в ожиданье последней ахейской атаки
                                 Ю. Левитанский
  
   На развалинах Трои лежу в ожиданье последней атаки.
   Закурю папироску. Опять за душой ни гроша.
   Боже правый, как тихо. И только завыли собаки
   да газетный листок на просохшем ветру прошуршал.
   Может - "Таймс", может - "Правда". Уже разбирать неохота.
   На развалинах Трои лежу. Ожиданье. Пехота.
   Где-то там Пенелопа. А может, Кассандра... А может...
   Может, кто-нибудь мудрый однажды за нас подытожит,
   всё запишет, поймёт - и потреплет меня по плечу.
   А пока я плачу. За себя. За атаку на Трою.
   За потомков моих - тех, что Трою когда-то отстроят,
   и за тех, что опять её с грязью смешают, и тех,
   что возьмут на себя этот страшный, чудовищный грех -
   и пошлют умирать - нас. И вас... Как курёнка - на вертел.
  
   А пока я лежу... Только воют собаки и ветер.
   И молюсь - я не знаю кому - о конце этих бредней.
   Чтоб атака однажды, действительно, стала последней.
  
   Бесподобно. Обожаю Юрия Левитанского, его мудрую спокойную философичность. Обыгрыш Натальей его строк - очень своеобразен, глубок и красив...
  
  
   Лапердин Евгений
  
   Внутренний голос
  
   Давит непогода с утРА.
   РАно облетели леСА.
   САмая грибная поРА.
   РАзные вокруг чудеСА.
   САм с собой веду диаЛОГ,
   ЛОГику совсем отключИВ,
   И В ленивый мыслей потОК
   ОКунаю Ваши ключи.
  
   Вы ушли. Притихла струНА,
   НАвалилась камнем тосКА -
   КАжется на все времеНА:
   НА часы, года, на веКА.
   КАрих глаз безмолвный уКОР.
   КОРоток и мал мой миРОК.
   РОКовая женщина - взДОР.
   ДОРог нам свободы глоток.
  
   Все сейчас открыты пуТИ.
   ТИкает будильник, старИК.
   И Куда теперь-то идТИ?
   ТИшина вокруг, будто крИК.
   И Какое там обо МНЕ
   МНЕние составит наРОД...
   РОДинку твою на спиНЕ
   НЕ забыть, хоть время идёт.
  
   Респектище автору. Задача поставлена своеобразная и сложная - и с блеском выполнена! Браво!
  
  
   Ледащёв Александр
  
   "Просто скучаю..."
  
   Я скучаю по тебе -
   Тихо, молча, безопасно,
   Не страдая громогласно
   О загубленной судьбе.
   Я скучаю по тебе...
  
   Я скучаю по тебе -
   Просто знай, что я скучаю,
   Не прощен и не прощаю,
   И покой ищу в борьбе.
   Я скучаю по тебе...
  
   Я скучаю по тебе -
   И летят осколки неба
   Нашего, как крошки хлеба,
   Глупых птиц маня к себе.
   Я скучаю по тебе...
  
   Просто... и режуще-остро. Без искусственного надрыва - а сердце заходится. Рефрен затягивает в воронку сопричастности к переживанию...
   "летят осколки неба нашего, как крошки хлеба, глупых птиц маня к себе" - великолепная находка... очень неоднозначно читающаяся - но в этом её особая прелесть.
  
  
   Лернер Зиновий
  
   Иври
  
   Я родился - завязка сюжета -
   Гражданином советской страны,
   И узнал, что я вовсе не с этой,
   А с какой-то другой стороны.
  
   Но в любой стороне - плоше, краше -
   С ощущеньем извечной вины
   Слышал я: "Ты не с этой, не с нашей,
   Ты с чужой, ты с другой стороны".
  
   В мире нету страны ближе этой:
   Вечный город у древней стены,
   Тени предков под сенью Завета...
   Но и там я - с другой стороны.
  
   И привычно шагая по свету,
   Знаю я, все мосты сожжены,
   Хоть на той стороне, хоть на этой
   Мне судьба - быть с другой стороны.
  
   О, да. Это не избыть и не исправить - на это ощущение надо либо научиться не обращать внимания, либо принять его как данность...
   Очень точные мазки, горькая судьба "вечных изгоев"...
  
  
   Манаков Кирилл
  
   Перевозчик
  
   Не надо умножать печали,
   Постыдный страх переборов,
   Я вспомнил, как меня встречали
   На входе в лучший из миров.
  
   И первый крик, и миг тот самый,
   Когда я понял наконец,
   Что это чудо - руки мамы,
   А этот великан - отец.
  
   Я вспомнил, как у тихой рощи
   Гитара пела у костра...
   Но ожидает Перевозчик,
   Ну вот и все, уже пора.
  
   Успеть бы только оглянуться,
   Себя прочесть в одной строке...
   Луны серебряное блюдце
   Не отражается в реке.
  
   Я понял, что на самом деле
   Так мало истинных начал:
   Есть лодка из смолистой ели
   И покосившийся причал.
  
   Туман холодный над рекою,
   На берег тянется вода,
   Мы ждали света и покоя,
   И справедливого суда.
  
   Но вышло все страшней и проще:
   Уход - лишь перемена мест,
   А жизнь - угрюмый Перевозчик -
   Берет в оплату за проезд.
  
   Пронзительное. Действительно, "страшней и проще"...
  
   Романтически-цветастое
  
   Я тебя нарисую акварелью рассвета
   Соболиною кистью на небесном холсте,
   Белый цвет - от зимы, а зеленый - от лета,
   Ты сегодня узнаешь о своей красоте.
  
   Я тебя нарисую разноцветной пастелью,
   О любви рассмеется менестрель-соловей,
   Нам июнь разнотравье на ложе постелет,
   И взлетит стрекозою наблюдать из ветвей.
  
   Я тебя нарисую черной графикой ночи,
   Что-то скажет о чуде чародейка-сова,
   Я тебя нарисую, ну, а если захочешь,
   Будет меньше одежды и короче слова.
  
   Забывая реальность, мы рисуем узоры,
   Нам нашепчет о страсти звездопад-Водолей,
   Задрожит, зарыдает земля, на которой
   Расцветут переливы земляничных полей.
  
   Чудесная лирика. Красочное, образное, "вкусное", сдержанно-страстное, очень красивое...
  
  
   Мора Анна
  
   узелки
  
   То ли любовь, а может быть, чувство долга... сад раскопать и высадить древо жизни,
   Ворохи слов, которым не будет толку, в сердце - печать, и минус на плюс сложить бы...
   Сорок ворон - злых черных сестер - кружатся, вольным лети, здесь клетке не быть сокольей.
   Нет обороны, и не с кем уже сражаться... сможешь, прости, когда тебе станет больно.
   Линий руки не вытянуть до порога... память слаба, ведь сны без тебя - проказа.
   Нам в узелки завязаны все дороги, в четных - Судьба, в нечетных - ее проказы.
  
   Сразу признаюсь: к стихам Анны я прочно неравнодушна. Её интонации и образный ряд не спутать ни с чьим другим - это уникальное явление в жизни СИ. Не скрываю: обожаю "длинные" сочные строки с внутренними рифмами - есть вещи, которые в иной раскладке просто не воспринимаются. Анна такие стихи пишет мастерски - широкой кистью, щедрыми, богатыми мазками...
   Я не в состоянии анализировать огрехи, даже если они здесь есть... такие стихи воспринимаю не глазами - а кожей, сердцем, нервами, опытом собственных "узелков"...
  
   "отпустить"
  
   как и всякой Еве, нашедшей свет - слушать в своем чреве парад планет,
   их баюкать клекотом синих птиц... и осталось - только-то! - отпустить,
   не держать на привязи - улетай, нас кривая вывезет, так и знай,
   ангела упрашивать: ...сохрани..., и дождем раскрашивать в серый дни.
  
   колыбель укачивать: ай-люли, что б тебе ни значила... не боли.
  
   Молитва... "не боли!"... "сколько можно?!"... твои дети - повторения тебя, и, не "сумев отпустить" - всю жизнь придётся мучиться, глядя в их ("в твои!") лица... "Я справлюсь - улетай, не мучай..."
  
  
   Осторожнер Тихон
  
   Смерть-21
  
   Когда я уйду насовсем-насовсем навсегда -
   то только туда, где отсюда мой голос не слышен,
   и где не осталось от времени даже следа,
   и нет ничего, что даровано снизу и свыше.
   Никто не споёт, в бестелесную дверь постучав,
   и мне не напомнит, что я наконец-то свободен,
   конвойный не звякнет замочным железом ключа,
   и суд не причислит к какой-нибудь грешной породе.
   Уйду, не заметив, что выиграл чью-то игру,
   и что мне за это положен подарочный бонус,
   мой ум наконец-то поймёт, как он мелок и груб,
   а я никогда уже больше последним не тронусь,
   решая задачи с примерами разных проблем,
   не сдамся константам с ответами и неизвестным.
   Ни вечный концлагерь, ни простенький разовый плен
   не примут меня абсолютной прозрачности вместо,
   всемерности силы нуля нулевой пустоты,
   отсутствия сроков, причинности и направлений.
   Я думаю - сложные выводы слишком просты,
   и думать о сложности как-то не в кайф, да и лень мне.
   Я быстро уйду, не заметив оценочный лист,
   в котором колы за прогул и награды с местами,
   я вверх не взметнусь и не рухну подстреленно вниз -
   меня, я уверен конечно же, просто не станет,
  
   а было б не так - обязательно кто-то пришёл
   и вырвал бы душу за то, что нетрезвым паяцем
   себе я не вру и за то, что мне так хорошо -
   не знать, не хотеть,
                не завидовать
                             и не бояться.
  
   Обожаю стихи Тихона. Ручеёк-змейка-скороговорочка, ввинчивающийся в сознание пересверком образов, оригинальными поворотами - и, как правило, неожиданным и мощным финалом.
   Здесь, в этом стихотворении, финал такой, что автору можно только позавидовать по жизни...
  
   Страшно?
  
   Ничего у вас нет, кроме грубо наполненных тел.
   У меня есть отсутствие грубости, воля и мощь,
   и пустующий список желаний - чего бы хотел,
   он совсем без пайка и поэтому мертвенно тощ.
   А из ваших усилий рождается мелкая страсть,
   неспособная жить без обмана придуманной лжи,
   ваш полёт - для того, чтобы глупо и больно упасть,
   а потом идеалам и лидерам честно служить,
   не забыв про себя в нарисованном кем-то раю,
   где как будто легко исполняется всякая блажь.
   И предсмертную песню поёте совсем не свою.
  
   Но ни здесь и ни там я, ничей и уж точно не ваш.
   Назовите хоть кем - я действительно тот, кто я есть,
   но во мне в то же время реальности мелочной нет,
   или может быть - да, я частичен, не цел и не весь,
   и добро излучаю, съедая несчастья и вред.
   Может быть, я ни враг и ни друг, а нейтральность сама.
   Очень может не быть - но тогда я одна из отрав,
   и любой, кто не в теме, сойдёт потихоньку с ума,
   а тем более тот, кто решил, что уверен и прав.
   Я ничтожно огромен и в чём-то по-крупному мал,
   у меня нет имён, расстояний и просто часов,
   Я - ни мыслью пронзённая мудрость, ни мутный туман,
   я ни образ, ни слово, и даже совсем ни число.
  
   Если злиться и ждать - очень скоро загрузится груз
   в бесконечный от малой объёмности вакуум мой.
   Не пытайтесь понять, а не то я внезапно взорвусь -
   и исчезнет ваш мир
                с предрассудками
                             светом и тьмой.
  
   Эдакое предостережение Унивёрсума... угрозой Апокалипсиса... ☺
   А что тут понимать? Сам же сказал: "добро излучаю, съедая несчастья и вред"... так что не знаю, как кому - а мне не страшно...
   А стихотворение - чудо.
  
  
   Ровная Мария
  
   Листок на ветке сирени к мундштуку в подарок
  
   Всего и дел - профильтровать
   Табачный дым через мундштук,
   Или усталость - сквозь кровать,
   Иль через лекаря - недуг,
   Сквозь лес - зелёную тоску,
   Всю эту грязь - через уют,
   И мир - сквозь книжную строку,
   И жизнь - через любовь мою.
  
   Эххх... профильтровать бы... замечательные, но, увы - неисполнимые мечты...
   Роскошный подарок...
  
   Каштан
  
   Хорал ветвей возносит в синеву,
   Под тёплый свет, морозу вопреки,
   Новорождённых листьев кулачки,
   Открыв пути живому колдовству.
  
   В фиалах почек будущее ждёт.
   Свернувшись туго, эмбрион соцветий
   Свечой взметнуться из зелёных нетей
   Готов, едва весна дозволит взлёт.
  
   На каждой ветке из чешуек чинных
   Над гардой листьев возгорится пламя,
   Летя в зенит льняными лепестками,
   Мерцая мириадами тычинок.
  
   Свет радости горит лишь восемь дней -
   И целый год дорога мне видней.
  
   Фейерверк образов, картина маслом... такое ощущение, что стою в Киеве на Владимирской горке, где в начале лета на склонах - белая кипень каштанов... нигде больше такого зрелища не видела...
   И - да... реально весь год греет и освещает душу.
  
  
   Татарников Алексей
  
   Встреча
  
   Каким проулком разминусь с тобой?
   В осеннем маскараде не узнаю?
   Из века в век на раз переступая,
   Сворачивая царства за спиной.
   Нет, я все там же, в скверике стою,
   Где строй гусиный выше восклицанья,
   Где мы с тобой назначили свиданье.
   В гранитном сне, в редеющем раю.
  
   Ещё одно "конкурсное" открытие для меня - стихи Алексея...
   Очень глубокая вещь. Чем-то жутковато-запредельным веет... памятник, ждущий встречи...
   Красивая горькая фантазия.
  
  
   Филатова Светлана
  
   Связаны
  
   Я знаю... Все знаю
   За годы с тобой.
   Глаза исступленно закрою...
   С тобою мы связаны долгой молвой,
   Мы ей разлучались порою.
   Дорога увязнет в весенней грязи,
   Ни солнца, ни доброго знака.
   И только копною сидит посреди
   И скалит улыбку собака.
   С другими скитайся, безумствуй, мечтай.
   Пусть все им - безвкусно и дико.
   Ведь суженым лишь непорочно-чиста
   Растертая в пальцах клубника.
   Ты вновь засмеешься над лесом преград:
   "До встречи! Я все еще еду..."
   И сердце поет от утра до утра
   И счастливо каждому следу.
  
   Люблю стихи Светланы - светлые даже в грусти, изящные, очень женственные...
   Любящая ощущает такую внутреннюю связь с любимым... и, даже если знает, что тот "за лесом преград" - всё равно в глубине души ждёт и верит, что дождётся, несмотря ни на что, такого "До встречи!" - до скорой встречи... и, несмотря на отсутствие "добрых знаков", хранит в сердце, как талисман на счастье, воспоминания и "следы"...
  
  
   Чваков Димыч
  
   На этих тихих полустанках
  
   На этих тихих полустанках
   Вовек тебя никто не ждёт.
   Там жизнь особая идёт,
   Иначе птица там поёт,
   Иначе в небо спозаранку
   Она снимается в полёт.
  
   Тихонько пчёлы над травою
   Взимают свой нектар тягучий,
   Иначе разодеты тучи,
   И солнце светит здесь не жгуче.
   И волчий хор на месяц воет
   Не страшно, а, скорей, - певуче.
  
   А жизнь твоя тебя не ждёт,
   Всё мимо гонит неустанно,
   В душе обшарив все карманы,
   И чем-то суетливо странным
   В свой непутёвый хоровод
   Пытается вовлечь обманом.
  
   Обожаемый мною давно и преданно Димыч почти ежедневно фонтанирует замечательными стихами... за полтора года своего пребывания на СИ я не в состоянии была перечитать и десятой доли его стихов - так огромно их количество. Больше всего люблю его лирику... Красочность образов, фантастическое умение придать знакомым словам иной колорит - практически неподражаемы. Такое свободное владение пером нечасто встретишь...
   И это стихотворение - одно из лучших образцов лирики с фирменным знаком "Димыч".
  
  
   Черсков Сергей
  
   Лотерея
  
   Льдом окован, снегом занесен,
   Две недели мир не видел солнца.
   Мир и солнце это незнакомцы -
   Разошлись, забыли обо всем.
  
   Начинает розыгрыш призов
   Колесо задумчивой метели.
   Мир не видел солнца две недели,
   И сегодня вновь не повезет.
  
   Все живое - мертвое почти.
   На дорогах, крышах и деревьях
   Снег - билет несчастной лотереи,
   Порванный на мелкие клочки.
  
   Очень интересное стихотворение. Оригинальный финальный образ придаёт ему особый шарм, выделяя в ряду многих стихов. Очень прочувствованная, красивая вещь.
  
   Журавль
  
   Испуганное сердце в кулаке
   Стучит все реже, тише, глуше... Стало.
   Сорвав ливрею, жаждет пьедестала
   Вчерашний дрессированный лакей.
  
   Круглогодичных весен мишура
   Беспечна. Но мешает веселиться
   Стряхнувший небо с крыльев мой журавль,
   Рыдая над задушенной синицей.
  
   Думаю, что это стихотворение вряд ли кого-то оставило равнодушным... Уж, казалось бы: сколько раз и кем бы ни обыгрывались образы журавля и синицы - а Сергей сумел представить их в таком ракурсе, что просто комок встаёт в горле при прочтении этого коротенького - но такого запоминающегося стихотворения...
  
   Карамель
  
   На последние деньги купил килограмм карамели,
   Вот когда-то родная "хрущоба", подъезд и этаж.
   Мы такой дребедени ни разу с тобою не ели,
   Предрекаю: откроешь на стук и по морде мне дашь.
  
   Так и есть! Дорогая, прекрасно гостей мы встречаем!
   Заявился зачем? Просто так - джентльменский каприз.
   Забирай этот куль и на кухню шагай ставить чайник!
   Ай, молчу... Ты ругайся, но больше, прошу, не дерись.
  
   Не нашла себе "спутника жизни"? Узнаю - дам в ухо,
   Не тебе, а ему... Я шучу, будет все хорошо.
   Где же кружка, которую ты подарила на днюху?
   Раздолбала? Да бог с ней! Мне - чай, не люблю порошок.
  
   Почему ты молчишь и вздыхаешь, как бедная Лиза,
   И глядишь на часы, мол, кому-то на хаус пора?
   Потому что кому-то пора? Жаль, не вышло сюрприза.
   Нет, не надо взаймы. Нет, не пью - не велят доктора...
  
   Бесполезное зимнее солнце уселось на крышу.
   Я спустился во двор. Закурил. Снег, похожий на мел,
   Заскрипел под ногами. Мне долго казалось, что слышу
   То, как мерзко хрустит на любимых зубах карамель.
  
   Нарочитая грубоватость, тщетно пытающаяся скрыть застарелую боль... Очень "мужское" лирическое стихотворение... ёрничанье сквозь еле сдерживаемые слёзы, со сжатыми до судороги челюстями...
  
  
   Эзрас Эли
  
   Мне чудится давно
  
   Мне чудится давно, что я почти ничей,
   Похож на листопад, красивый, но ушедший.
   Ищу себя в словах и становлюсь добрей,
   Пусть и кажусь другим немножко сумасшедшим.
  
   В окно мне виден клён, он гол и всё же жив -
   Зима нам всем дана для пониманья лета
   И, белую судьбу слегка заворожив,
   Я постигаю суть подаренной кометы.
  
   Стихи Эли - это особый пласт, особая поэтика... Возвышенно-философская отстранённость, скрупулёзная точность в подборе слов, своеобразный образный ряд...
   "Зима нам всем дана для пониманья лета" - потрясающая строка...
  
  
   Granovsky Irene
  
   "Может быть"
  
   Суббота. Вечер. Беспредметный спор -
   сценарий черно-белой мелодрамы.
   Наш диалог, шлифованный годами,
   с пальбой по собеседнику в упор
   упреками, занудный словно гаммы,
   угас, оставив тягостный минор.
  
   А, может быть, и правда, наигрались,
   нападались телами на росу?
   Сценарий жизни близится к концу -
   в массовке плотоядно рыщет старость.
   Уже не больно хлещет по лицу
   очередное "мене, текел, фарес".
  
   Но верю я, что мы еще годны
   сыграть на бис одну из лучших партий...
  
   А помнишь, как с тобой в том самом марте
   столкнулись, и как были влюблены,
   беспечны, словно яркое dell'arte?
   Нужна скорее сцена из весны!
  
   Кому из нас начать достанет силы?
   Ну что ж, мой друг, еще один повтор...
   Так, мизансцена, виноватый взор,
   чуть-чуть Джульетты, капельку Далилы,
   Дубль триста пятый, камера, мотор...
   - Пожалуйста, прости меня, мой милый!
  
   Вроде бы - шутка. Истинная женская сущность: уметь актёрствовать, чтобы сохранить отношения...
   А что остаётся делать? ☺ И пусть массовка пополняется новыми персонажами, однако: "Но верю я, что мы еще годны сыграть на бис одну из лучших партий..."... ведь если в это не верить - то и жить не сто́ит...
   Очень понравилось стихотворение.
  
   Пейзажное
  
   Невзрачней прошлогоднего костра,
   Закат осел над крышами и кронами,
   Чуть пахнущий отрыжкой ацетоновой
   Соседа, отставного маляра.
  
   День спекся каплей крови на ноже.
   Дождь, обмочившись, умотал на сторону.
   В окне напротив внука делят поровну
   Две толстые матроны неглиже.
  
   Сосед с утра бортует колесо -
   Весь двор уже икает на две четверти.
   А наверху друг друга любят четверо,
   Не наблюдая внаглую часов.
  
   Их вздохами измученный подъезд
   На взводе, словно выпил тонну кофия,
   А я лежу и брежу философией,
   Что всякий люпус больше, чем он ест.
  
   Матрац роняет хлопьями ватин,
   Под ванной моль дожевывает валенки,
   У потолка моей унылой спаленки
   Порхает вяло комариный клин.
  
   Под штукатуркой жизнь берет свое:
   Пробился мох, пустило корни деревце;
   А под хребтом соломкой время стелется -
   Так быль преобразуется в быльё.
  
   Калейдоскоп шикарных образов. Особенно пришлись по душе: "моль, дожёвывающая валенки", "матроны", "едящий люпус" и "икающий на две четверти двор".
  
  
   Gregberk
  
   Пей За Ж!
  
   Мой взгляд поймало ветреное солнце,
   флиртуя, проблеснуло между крон,
   казалось, что вот-вот руки коснётся;
   во мне художник смят и покорён.
  
   Танцующие ёлочки на склонах
   двух йодистых загадочных озёр,
   наивности ложбинок затенённых,
   а линии холмов тушуют взор!
  
   И, поражённый прежним незнакомством,
   (наверное, в тот миг я был смешон)
   протягиваю девственный свой холст Вам.
   Но солнце заглянуло: "Хорошо!"
  
   _______________________________________
  
   Мне сухо в дождь и в лютый холод знойно,
   я - бледный фон неприхотливый Ваш.
   Цветущий год от года без сезона,
   Вы - мною ненаписанный пейзаж.
  
   Неординарный взгляд влюблённого художника. Живописное полотно! Заглавие - в фирменном стиле Грега - читается, как песня: так же многозначно и своеобразно, как его замечательные стихи! ☺
  
   Серенада
  
   Вооружившись телескопом Цейса,
   сканирую пространство - невтерпёж
   любовь открыть! Ты сверху мне шепнёшь:
   "Возьми меня, ведь я - твоя принцесса"...
  
   Прибор - он глуп, возможно ль распознать мне
   чудесное обличие твоё,
   где голос, этот голос потаён!
   Какая ты? В каком ты будешь платье?
  
   Из множества отмеченных короной
   как чувствовать: мой ангел под которой?
   Пускай молчит завистливая Высь.
  
   Пойми; негоже будущей царице
   в прекрасной - но фантазии - ютиться.
   И где бы ни была Ты, отзовись!
  
   "негоже будущей царице в прекрасной - но фантазии - ютиться"!!!!! Это - класс, высший пилотаж!
  
  
   Key Koree
  
   блюз жемчужин зимней ночи
  
   Вечер сапфирен, пронизан топазами - льдистый и огненный свет фонарей, мысли стекаются странными пазлами, грустно и холодно жить в январе, жить без тебя - что в Москве, что на острове, зимнею ночью ли, поздней весной... горе моё, горе горькое, острое, где бы ты ни был - ты там не со мной...
  
   вот и новый год, играя,
   снег рассыпал у обочин,
   что осталось мне от рая? -
   блюз жемчужин зимней ночи...
  
   Помнишь, плутали какими-то дебрями, и целовались под лодкой расколотой.
   -- Мёрзнет ли жемчуг в оправе серебряной?
   Ты улыбался:
   -- Тебя - только в золото! - и называл меня чёрной жемчужиной, музой своей таитянскою тайною, первой-единственной, ряженой-суженой...
   Через полгода - ошибкой случайною.
  
   ах, тоска моя без края,
   жизнь - страница многоточий,
   что осталось мне от рая? -
   блюз жемчужин зимней ночи...
  
   "Через полгода - ошибкой случайною"... эххх....
   Песня-плач, тоска-печаль... невозможно красивая.........
  
   L++
  
   Танец золотого леопарда
  
   Танцевал ли тебе золотой леопард? -
   Так чтоб искры
                - и вверх! -
                             стаями.
   Так чтоб в солнечном воздухе,
                             - как олеандры
   разноцветные! -
                бабочки таяли?
  
   И сплетались -
                под звон воздушных плетей,
   И валялись в траве вверх тормашками!
   Чтоб разнежились в предпоследнем тепле
   На озябшей коже мурашки.
  
   Чтобы выцвело в мусор заката стекло
   И осыпалось звездопадом,
   Чтоб оправдывать больше тебе не пришлось
   То, с чем вечно - ни ладу, ни сладу.
  
   А когда завершит выпрядать гобелен
   экзотическая эскапада,
   Замурлычет тихонько у самых колен
   золотой
                леопард
                             листопада.
  
  
   Этот золотой леопард покорил моё сердце ещё осенью... Совершенно невообразимые ощущения будит стихотворение... всё вокруг становится золотым и мурлычащим... и бабочки вокруг...
  
  
   Дорогие мои, я ни в коей мере не претендую на признание моего мнения истиной в последней инстанции... просто захотелось поделиться с "одноконкурсниками" своими предпочтениями. ☺
   Спасибо всем за интересный, красивый конкурс!
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"