Арина Алисон: другие произведения.

Глава 17. Каждый понимает под семьей свое.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    15/12/2010 - ПРАВКА

  Глава 17. Каждый понимает под семьей свое.
  
  Заметив, что обстановка резко изменилась, Наталья удивленно осмотрелась. Глаза ее расширились.
   - Мы где? - прошептала сестра.
   - На корабле, - улыбнулся я. - Я же рассказывал о нем. Управляет всеми системами Мерк.
  Она какое-то время недоуменно хлопала глазами. Столь резкий переход ввел ее в ступор.
   - А как же мальчики? - повернулась она.
  Кивнув, чтобы следовала за мной, подошел к комнате, где находились братья. Открылась дверь, и мы увидели спящих парней. Только она открыла рот, чтобы что-то спросить, я приложил палец к губам и попросил Мерка закрыть.
   - Сами легли или ты усыпил? - уточнил я, направляясь в медблок.
   - Ссориться начали, пришлось нагнать сонливость, - вслух произнес ИскИн.
  Наталья удивленно вскинула брови.
   - В том, что мною заинтересовались, есть доля вины Виктора. Из-за интереса ко мне захватили тебя, чтобы шантажировать, - я виновато развел руками. - Только инопланетные возможности и помогли нам избежать переселения в соседнюю с тобой камеру. Вот Кирилл и взъелся на брата. На самом же деле в происшедшем моя вина.
  Она потрепала меня по волосам.
   - Не кори себя. Случилось то, что случилось. Зато мы побываем на настоящем космическом корабле.
  Я расстроено вздохнул:
   - Если бы побываете. Вам теперь возвращаться нельзя. Не эти, так другие захватят. Поэтому вам придется несколько лет пожить на другой планете. Да и потом... то ли квартиру менять, то ли в другой стране поселиться... Извини...
  Выслушав, Наталья задумчиво села в кресло, любезно предоставленное Мерком.
   - Если посмотреть на ситуацию с другой стороны, то возможность посмотреть на планету, более продвинутую в техническом плане, вряд ли стоит считать неудачей, - улыбнулась она.
   - Ну-у-у... Насчет технически продвинутой... Э-э-э... Это уж на месте посмотрите и определитесь. Да, к слову, Артему сообщать о том, что вас не будет некоторое время в городе? - вспомнил я о зяте.
   - Нет нужды. Пять лет назад он положил всем нам на книжку по пятьдесят тысяч и с тех пор не звонил и не появлялся. Отступные, наверное, - сестра неопределенно пожала плечами. - Слышала он женился на молоденькой. Ребенок родился. Девочке уже около двух лет, - усмехнулась она иронично. - Я знала, что этим закончится. Если долго жить раздельно, теряется ощущение родства. Спасибо хоть до окончания мальчишками университета, нас не оставил. Тянуть двоих студентов мне было бы тяжело.
   - Ну, что ж, одной заботой меньше, - вздохнул я. - А сейчас сестрица, видишь ящик? Я его лечебным саркофагом называю. Когда меня монстрик покусал, в подобном аппарате лечили. Так что опробовал лично, потому смело предлагаю тебе пройти процедуру очистки. Шлаки уберет, все, что повреждено, подлечит, - бодрым голосом скомандовал я.
  Она с сомнением покосилась на саркофаг.
   - Не затягивай. Мне еще возвращаться. Надо бы прибраться в квартире, отключить приборы. Ключи вручу тете Кате. Пока вас не будет, она присмотрит, - поторопил я.
  В таких делах время на размышление лучше не оставлять, а то потом не загоню.
  Уложив сестру, выставил самую серьезную очистку, и вернулся в квартиру.
  Позвонил в компанию по ремонту и установке дверей. Услыхав сумму, пообещал заплатить вдвойне, если сделают сегодня. Парни примчались через пол часа.
  Пока вставляли новую дверь и замки, включил телевизор, посмотрел минут десять. С момента моего отлета с Земли мало что изменилось. На экранах и в газетах все та же муть, проплаченная теми, кто захватил власть, загреб под себя все самое ценное и скупил все СМИ. С начала разгула демократии, телевидение и газеты заполонили репортажи высокооплачиваемых 'свободных' журналистов о свободе слова. О каком еще приобретении можно говорить населению, 90% которого, после перемены власти потеряло работу, пенсию, чьи деньги на счетах превратились в пыль? А время на телевидении, как и полосы в газетах, свободное от воспевания несуществующих 'свобод', забито отупляющей рекламой. Все, как в забугорье. Ведь там также, под флагом мифической свободы протекает воровство и элементарная грызня конкурентов, пытающихся утопить друг друга. Живой пример: министр здравоохранения провинции спустил налево восемьсот миллионов. Ну, напечатали об этом в газете. Свобода, как-никак, слова! И что теперь? А ничего!!! Предприимчивый мужик перешел в другое министерство, а его зама отправили в отставку... А через пару лет, растратчик, к тому же, официальный наркоман с пятилетним стажем и гей, спокойненько баллотируется в мэры города. Так что единственное различие России и забугорья, в том, что в России 'свобода' более опасна для жизни. Если сантехник дядя Вася сдуру поверит, да пойдет свободно высказывать претензии проворовавшемуся губернатору, новоявленному бизнесмену или крупному чиновнику, в лучшем случае его просто пошлют. А если начнет настаивать, то с большой долей вероятности этот доверчивый дядя окажется в канаве с простреленной головой. Чтобы знал, что это вам здесь, а не тогда.
  Я попереключал каналы телевизора, пытаясь найти что-то более-менее нейтральное, и разочарованно выключил. Пока ставили двери, вспомнил, что собирался поискать воспитателя детишкам. Расплатился с работягами, вернул свою внешность и телепортировался в парк. Вскоре уже подходил к дому моей первой учительницы. Узнал у старушек, сидящих на лавочке у подъезда, что она еще жива. Смотался в гастроном и с полным пакетом вкусностей предстал перед дверью. Позвонил. Послышались шаркающие шаги, и старческий голос спросил:
   - Кто там?
   - Здравствуйте, Мария Петровна. Лет сорок назад я учился у вас, а еще через двадцать и мои племянники. Я вчера приехал в гости к своим. Вот зашел вас проведать, - немного волнуясь, произнес я.
  Открыла дверь седая старушка в строгом, аккуратно заштопанном, синем платье, долго жмурила близорукие, выцветшие глаза. За те пятнадцать лет, что я ее не видел, она изменилась до неузнаваемости.
   - Сережа? - неуверенно произнесла она.
  Я оторопело кивнул, не веря, что она смогла меня узнать.
   - Как Кирюша и Витюша? - улыбнулась старая учительница, пропуская меня в квартиру.
  Все сомнения мигом исчезли.
  Мы долго сидели за чашкой чая, беседуя о жизни и судьбах ее учеников. На улице уже совсем стемнело, и я решился предложить ей работу.
   - Стара я, Сереженька, - грустно улыбнулась она.
   - Я имею возможность подлечить вас. Будете чувствовать себя, как лет двадцать назад.
   - Ты не понял, мой мальчик. Старость это не только количество прожитых лет, - это психологическая усталость, отсутствие интереса к жизни. Так что извини, - она развела руками.
   - Ка-а-ак жа-аль. Может, кого посоветуете? А то я просто не знаю, что с моими малышами делать, - огорченно пробурчал я.
   - Поговори-ка с Коленькой. Я его хорошо знаю, дружила с его мамой. Закончил на отлично педагогический университет. Добрый и умный мальчик. Любит детей. Тяжело ему сейчас. Когда проходил практику в подмосковной школе, влюбился в старшеклассницу. Мать девочки, как услышала, что он живет в Москве в двухкомнатной квартире вдвоем с больной мамой, всячески поддерживала их связь. Как только Люсе исполнилось восемнадцать, поженила их. Через год родился ребенок. Коленька был просто счастлив. Однако через год умерла его мать. Теща перебралась к ним и мальчишку совсем затравила, мол, семью не ценит, не бережет, денег приносит мало... По поводу денег не спорю, это правда. Ты же знаешь, сколько получают учителя, - Мария Петровна грустно вздохнула. - Но ведь она еще до свадьбы знала, что он преподаватель и какая зарплата в школе.
   - А что же жена? Молчит? - я подлил ей чаю и положил на тарелочку бутерброд с сыром.
   - Не хочу говорить плохо, но поспешила девочка с замужеством. Ребенком мало интересуется, домашнюю работу за нее выполняет мать. Подружек завела. Вместо того, чтобы ребенком и мужем заниматься, в гости к подружкам бегает или по телефону с ними болтает. Коленьку жаль. Все свободное от уроков время занят подработкой. Пишет для студентов курсовые, дипломные работы. Денег старается в дом принести. Похудел. Под глазами синяки. Сынишку любит, но заниматься с ним времени нет, - она расстроено отставила чашку с чаем.
  Помолчав, тихо добавила:
   - Мальчик талантлив. После университета собирался поработать пару лет, а затем, поступать на аспирантуру... Если бы не женитьба... - старушка расстроено вздохнула.
  Поблагодарив за совет, я выложил на стол пачку денег. Около десяти тысяч, в пересчете на доллары.
   - Проше не обижаться и принять эту скромную помощь. Там, где я живу, эти деньги не... используются. Сюда наведываюсь редко. Вам они нужнее. Порадуете себя вкусненьким, - смущенно пробормотал я, отступая к двери.
  Она грустно улыбнулась и тихо поблагодарила.
  Не откладывая надолго, я позвонил Николаю, сразу же, как вышел из подъезда. Через десять минут уже сидел у него на кухне, попивая чаек, и слушал о замечательных, умных, талантливых детях его класса. Глядя на воодушевленного парня, все больше убеждался, что Мария Петровна права. Если уж он смог найти общий язык с оравой в сорок человек, в смысле детей, и за несколько лет работы не потерял веру в их неповторимость и ум, то и с моими малышами сумеет поладить. Осталось только уговорить.
  Я с вдохновением принялся живописать природу, климат Драконьего острова, чистоту воздуха и отсутствие шума большого города. Посетовал, что мы нуждаемся в хорошем воспитателе для малышни... Вот если бы он согласился, то уж мы бы ему и жилье, и транспорт, и программы, какие пожелает...
   - Понимаете... у меня семья... сын маленький... я им нужен, - запинаясь, пробормотал он.
  В это время стукнула входная дверь и в коридоре возникла девица в драных джинсах и неопределенного цвета обвислой короткой футболке. Николай поднялся со стула и неуверенно улыбнулся вошедшей. Пробурчав, 'здрасть', она прошмыгнула в комнату. Улыбка исчезла с лица Николая. Поникнув головой, он принялся с таким остервенением мешать ложечкой чай, что по квартире разнесся звон, как от десятка колокольчиков. Я молчал, не зная, как отвлечь парня от столь увлекательного занятия. Снова хлопнула дверь и к нам, громко стуча ботиночками, побежал малыш лет трех.
   - Стоять! - рявкнул женский голос.
  Малыш испугано замер, на глазки набежали слезы. В коридоре зажегся свет, и я рассмотрел женщину лет сорока пяти. Высокая крашенная блондинка, макияж на грани приличия, в обтягивающих джинсах и полупрозрачной яркой рубашке. Окинув меня оценивающим взглядом, она пренебрежительно фыркнула и обратилась к мальчику:
   - Сколько можно повторять, сначала нужно разуться, - раздраженно передернула дама плечами.
  Мальчишка захлопал глазами, собираясь заплакать. Николай подскочил к ребенку и принялся расшнуровывать обувку, что-то тихо нашептывая на ухо. Малыш нерешительно улыбнулся. Из комнаты вышла девица и, не взглянув на сына, направилась на выход.
   - Ты куда? - недовольно скривилась мать.
   - К Маринке. У нее сегодня день рождения. Праздновать будем, - глядя в сторону, пробурчала дочурка.
  Мамашу зацепил тон... дочка потребовала не указывать, как ей жить...
  Пока дамы переругивались, мне в голову пришла одна идея.
   - Погодите. У меня есть деловое предложение, - решительно влез я. - Уверен, оно вас заинтересует.
  Дамы развернулись ко мне. У младшей на лице раздражение из-за задержки, а вот старшая даже подалась вперед, как гончая, учуявшая дичь. Мне эта парочка решительно не нравилась. Парня было жаль.
   - Подписываете развод и отказ от малыша, а за это Николай переписывает на вас квартиру, вручает деньги в эквиваленте двадцати тысяч долларов, и исчезает из вашей жизни, - тоном Деда Мороза, вручающего подарки, сообщил я.
  Я ничем не рисковал, в крайнем случае, скажу, что пошутил. Если всерьез разобидятся, телепортируюсь. Однако я был почти уверен, что мое предложение не отвергнут. В таком случае, и парня вытащу из цепких ручек тещи, избавлю от безответственной жены, и своих деток пристрою в надежные руки.
  Откинувшись на спинку стула, я с любопытством посмотрел на присутствующих. Все замерли, переваривая заявление. Лишь через минуту Николай очнулся, подхватил сынишку на руки и с негодованием посмотрел на меня. Только он собрался открыть рот, как прозвучал ответ жены и матери его ребенка:
   - Я согласна.
  Парень подавился воздухом, заготовленным для гневной отповеди, и медленно развернулся к жене. На его лице отразилась такая смесь растерянности, обиды, возмущения, что я почувствовал себя скотиной. Надеюсь, у Николая хватит мозгов не сделать из меня крайнего. Не я создал проблему, я лишь показал ее.
   - Судя по сумме откупного, вы предлагали Коле высокооплачиваемую работу где-то далеко от Москвы? - подала голос дама.
  Восхитившись ее догадливостью, я кивнул. Николай молча прижимал к груди сына и с тоской смотрел на жену. Та, опустив глаза, упорно избегала его взгляда.
   - С жильем? - уточнила теща.
  Как ни странно, но, в отличие от дочери, у этой практичной дамы хоть крупица порядочности присутствовала. Хотя бы дальнейшей судьбой зятя и внука заинтересовалась. Я снова кивнул.
   - Думаю, это нас устроит, - с некоторой задумчивостью произнесла теща Николая. - Как ни прискорбно, но моя дочь не готова исполнять семейные обязанности. Признаю, это моя вина, но данный брак не имеет будущего. Возможно, с годами Люся остепенится, заведет новую семью, - женщина расстроенно вздохнула.
  Мне показалось, что она не очень-то на дочкино благоразумие надеется, поэтому и захотела взять от ситуации все, что возможно.
   - Мерк, - мысленно позвал я. - Надо срочно все оформить, пока парень под впечатлением, а дама не решила, что может потребовать больше. Разыщи в базах данных ближайшего к нам нотариуса и попроси Мрию позвонить, договориться об услуге и привезти его сюда. Вот только с деньгами проблема... Я бы сам в банк сходил, но боюсь оставить эту компанию без присмотра. Парень до сих пор в шоке, как бы с ним не случилась истерика.
   - Не переживай. Сейчас все уладим. Часть денег с твоего счета перекину на книжку Кристины. Мрия с девочкой сходят и снимут. Если не произойдет ничего непредвиденного, через часик будут у вас, - отозвался ИскИн.
  И действительно, через час позвонили в дверь, и на пороге возникла Мрия с нотариусом. Старичок лет за шестьдесят, в темном костюме и портфелем в руках прошел в зал. С невозмутимым видом в течении часа оформил все необходимые бумаги. По моей просьбе, пока заполнялись бланки, теща Николая собрала книги и вещи зятя и внука. Получив папку с документами, мы вручили пакет с деньгами. Затем, подхватили находящегося в прострации парня. Он так и не выпустил с рук задремавшего сына. Одну сумку я вручил Мрие, вторую повесил себе на плечо. Аккуратно подталкивая Николая, мы вышли в коридор подъезда. Нотариус остался договариваться с клиентками о встрече. За дополнительную сумму старичок обещал помочь переоформить нужные документы в нужных организациях.
  Поддерживая Николая с двух сторон, спустились на пару этажей, и Мерк телепортировал нас в квартиру Натальи.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"