Арина Алисон: другие произведения.

Глава 23. Легкость исполнения достигается потом и синяками.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    25/6/2011 - добавлен солидный кусок, поправлен старый текст.


   Глава 23. Легкость исполнения достигается потом и синяками.
  
   Отмечать удачу парни зашли в трактир. Ликургу предложил закатить пир, но друг убедил не расслабляться. Да и опасно набивать едой отвыкший желудок. Взяли лишь по миске наваристого супа, да по бокалу пива. После пары недель полуголодного существования и это прошло за праздничный ужин.
   Следующую неделю кандидат в нищие закреплял полученный результат, стремясь довести его до автоматизма. Старательно воспроизводил то чувство и состояние, благодаря которому удалось достичь нужного эффекта, и безостановочно завывал: "Подайте...". Когда это стало получаться в больше, чем в половине попыток, парни задумались над подходящими для попрошайничества позами. Ведь необходимо, чтобы уже сама поза притягивала внимание и сочувствие, но и чтобы ноги не сводило судоргой от долгого сидения на одном месте. Сидеть-то придется не менее половины светового дня. Пока Ликург вырабатывал усидчивость, пробуя разные варианты, Миртил вырезал несколько костылей.
   - Вот твой инструмент. Опробуешь и выберешь наиболее удобный, - разложив на траве плохо оструганные палки, провозгласил он.
   Ликург с недовольным видом примерил один, чуть ровнее, чем остальные, костыль, и, скривившись, пробурчал:
   - Какие-то они корявые.
   - Не забывай, что ты должен всем своим видом вызывать жалость. Чуть позже мы еще и одежду соответствующую подберем, - пообещал Миртил.
   Кандидат в нищие совсем с лица спал. Его все чаще стали посещать сомнения, настолько ли женитьба на Даяне хуже свалившегося на него ученичества.
   - Дальше тебе предстоит научиться пользоваться костылями. Их применение в твоем исполнении должно выглядеть реалистично до виртуозности. Для наработки навыка будешь бегать на километровую дистанцию, по очереди поджимая то одну, то другую ногу, - "осчастливил" его Миртил новой идеей.
   Ликург возмущенно вскинулся:
   - Я же не на забег инвалидов готовлюсь. Мне ведь нужно допрыгать до площади перед храмом и в конце дня ускакать обратно. Так зачем эти бега?
   - Подумай сам, - Миртил невозмутимо пожал плечами, - ты ведь не на пустое место прийти собираешься. Там уже сформировавшееся общество с поделенными местами и ролями, а тут ты заявляешься, весь из себя такой талантливый и красивый. Как ты думаешь, тебя с распростертыми объятиями примут? Ты когда-либо слышал о таком деле, в котором конкурентов холят и лееют?
   Будущий нищий озадачено почесал голову. Друг говорил здравые мысли, но именно это и раздражало, поскольку подразумевало дополнительные тренировки.
   - В любом деле существует соперничество, так почему бы ему не быть и среди нищих? - усмехнулся Миртил. - И сомневаюсь, что в данной среде в борьбе используется тонкая интрига. Более вероятно, что для убеждения конкурента, что он здесь не стоял или не сидел, в ход идут аргументы потяжелее, в виде костыля, палки, а то и кирпича по голове.
   Фантазией Ликург обладал богатой, поэтому картинка перед глазами возникла красочная и подробная. Лицо парня вытянулось и побледнело.
   - Мне только сражений с бедолагами не хватало, - растерянно пробормотал он.
   - А откуда ты знаешь, где и как они приобрели увечья? - фыркнул Миртил. - Может, кто-то из этих хм... несчастных на лесных дорогах народ грабил, но в какой-то момент нарвался на кого-то более решительного и сильного? Получил по сусалам, лишился кое-чего важного, а теперь милостыню просит.
   - Э-э-э-о-о... - потеряно замычал будущий нищий.
   Как-то раньше ему не приходило в голову задуматься, откуда берутся калеки. Описанная возможность выглядела вполне жизненно.
   - Думаю, ветераны военных конфликтов тоже обретаются среди данного слоя общества, как и жертвы пьяных драк. А подобная публика к излишней сентиментальности не склонна, - "обрадовал" новым предположением Миртил. - Наверняка, среди нищих имеются и инвалиды детства, и просто несчастные и невезучие люди, которые вряд ли ринутся силовым методом избавляться от конкурента. Однако, как и в любом другом деле, следует надеяться на лучшее, но быть готовым к худшему. Вот исходя из этого и будем строить твои тренировки.
   Подняв серьезный такой булыжник, Миртил взвесил его на руке и оценивающе посмотрел на Ликурга.
   - Эй-ей-ей! Ты чего собираешься делать?! - отскакивая, возмущенно воскликнул тот.
   - Пока тебе объяснял, пришла новая идея, как усовершенствовать процесс обучения. Сейчас ты, пользуясь только одной ногой и костылем, будешь уворачиваться от моих бросков, - наставительно произнес Миртил и, размахнувшись, бросил булыжник.
   На автомате отбив костылем камень, Ликург бросился бежать, да не по прямой, а зигзагами и постоянно оглядываясь.
   - И-иди-ио-о-от, - заорал он, отскакивая с траектории следующего камня.
   - Ты ногу-то подожми. Инвалид, все же, - подбирая камень, крикнул Миртил, - обещаю со всей силы не бросать.
   - Я категорически возражаю. Таким методом ты из меня если не взаправдашнего инвалида сделаешь, то синяков наставишь, - стараясь не подпускать совершенно оборзевшего помощника близко, рявкнул Ликург.
   - Ничего нового я не придумываю. Данный метод обучения стар, как мир. Вспомни, как не раз твердил наш учитель фехтования, легкость исполнения достигается потом и синяками, - развел руками Миртил и наклонился за новым камнем. - А ножку все-таки поджимать не забывай.
  
   Два часа они носились по лесу с криками и матюками. Вернее, кричал и ругался в основном Ликург, а Миртил только время от времени советовал ноги подгибать. Умотавшись по самое немогу, Ликург рухнул на траву и простонал:
   - Все, изверг, загонял ты меня. Хоть убивай, а я больше не двинусь.
   Миртил упал рядом и, разбросав руки в стороны, сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, восстанавливая дыхание. Затем, перевернулся на живот, сорвал травинку и задумчиво ее пожевал. Ликург недовольно на него покосился, подножного корма он уже напробовался так, что больше не хотелось не только жевать, но даже смотреть, как это делают другие. Миртил насмешливо фыркнул, отбросил травинку и хитро взглянул на друга:
   - А ты заметил, чем дольше мы бегали, тем чаще ты подгибал ногу?
   - Не может такого быть! - Ликург от возмущения даже подпрыгнул на месте.
   - Зачем мне врать? - пожал плечами тот. - Я тебе даже больше скажу, мне показалось... Да, да! Именно показалось, поскольку это было настолько невероятно, что сложно поверить. Так вот! Мне показалось, что парочка камней, летевших тебе в голову, изменила направление буквально за пол метра от тебя.
   Ликург сел и выразительно, как на свихнувшегося, посмотрел на Миртила:
   - Ты, случаем не переутомился? То, что ногу, пусть и изредка, я все же подгибал, еще можно допустить, но чтобы отбрасывать ка-а-амни... Ведь отец говорил...
   Миртил перекатился на спину и, заложив руки за голову, принялся рассматривать плывущие по небу облака.
   Минут пять Ликург молча, искоса поглядывал на того, потом не выдержал:
   - Ну что молчишь? Ты уверен, что все же... так и было?
   Миртил рассмеялся:
   - А чего ты ждешь? Я хорошо помню, что об Обретении говорил твой отец. Так что не жди, что брошусь убеждать, что мы смогли без помощи магов разбудить в тебе магию. Я потому сразу и сказал - по-ка-за-лось, поскольку ни сам поверить, ни другим доказать этого не могу.
   - У-у-у-у... - растроенно взвыл кандидат в нищие. - Зачем тогда рассказал? Чтобы поиздеваться?
   Миртил снова сорвал травинку, но, заметив, как друга перекосило, усмехнулся и выбросил. Сев, он задумчиво почесал в затылке:
   - Говоря об Обретении, твой отец часто употреблял слово "обычно". Опираясь на данное утверждение, мы можем сделать вывод, что процесс обретения может протекать и необычно, не так как всегда... как принято утверждать... Под воздействием сильных эмоций или потрясений человек способен сделать нечто, выходящее за рамки его возможностей, - он вскочил и сделал пару кругов по поляне, - Хм... А у тебя в последнее время сплошные потрясения, вызывающие сильные эмоции. Значит! - он ткнул пальцем в сидевшего с открытым ртом Ликурга, - мы вполне могли запустить процесс Обретения.
   - А почему, нет?! Почему нет? - восторженно зашептал Ликург, нервно лохматя волосы.
   - Э-эге-ей! - Миртил постучал подобранным костылем по плечу впавшего в нирвану товарища, - предлагаю на достигнутом не останавливаться. Хватай костыль, а я камней поищу.
   Ликург несколько раз тряхнул головой, стараясь прийти в себя, поднялся и на автомате взял протянутую палку.
   - Да, да... Почему бы не попробовать? А-а-о-о... Ну, по поводу применения камней я понимаю, хоть и не испытываю большой радости, но костыль-то зачем? - крутя палку в руках, он вопросительно поднял бровь.
   - Напоминаю, - всплеснув картинно руками, Миртил поднял глаза к небу, - есть в тебе магия или нет, ты по-прежнему являешься учеником. Никакое наличие магии не освобождает тебя от задания, данного учителем. Пробуждение магии является побочным продуктом наших тренировок. Поэтому ты продолжишь совершенствоваться в свободном передвижении на костылях. Но! В дальнейшем мы постараемся отслеживать все необычное и непонятное, что будет происходить вокруг тебя.
   Еще с час они носились по лесу, оглашая лес криками. Получив второй раз по лбу камнем, Ликург затормозил:
   - Мы так не магию во мне активируем, а последние мозги выбьем. А там этого добра и так не в избытке.
   Миртил озадаченно поскреб щеку:
   - Могу предположить, что до того, как я сообщил тебе о магии, ты ни о чем, кроме как уцелеть, не думал. Все вышло случайно. Сейчас же ты просто жаждешь отбить камень магией, но не представляешь, как и почему это получалось раньше. Поэтому пыжишься и надуваешь щеки, как если бы сидел на унитазе.
   Ликург сердито фыркнул, но лезть с комментариями не стал.
   Миртил с задумчивым видом прошелся вдоль тропинки, внимательно глядя под ноги. Остановился под деревом и осторожно оглянулся.
   - А если так? - пробормотал он, резко поднял крупный булыжник, лежащий у корней дерева и бросил в стоявшего с отрешенным видом Ликурга.
   Тот краем глаза заметил летящий в него предмет и дернулся, отскакивая. Камень на долю секунды замер в воздухе за пару метров от головы будущего мага и упал на траву. Ликург проводил восторженным взглядом булыжник. Он уже собрался заорать и запрыгать от радости, как увидел медленно оседающего Миртила.
   - О, Великий Астрей! Что случилось? - падая на колени рядом с бессознательным телом, с ужасом выдохнул Ликург.
   Только через пару минут Миртил пришел в себя и собрав глаза в кучку, еле слышно прошептал:
   - Теперь я понима-а-аю, почему и зачем нужны маги при активации Дара. Простые люди могут просто не выжить, попав под случайный удар невыдержанного недоучки.
   - Извини, - покаянно выдохнул друг. - Я не хотел... Это вышло случайно.
   - Угу... Возможно... Но чтобы больше никакой магии, иначе я отказываюсь помогать. Это плохо сказывается на моем здоровье, - ощупывая голову обеими руками, простонал Миртил.
   - Конечно, конечно... м-м-м... по крайней мере, я постараюсь, - с виноватым видом пробормотал недоделанный маг, помогая товарищу сесть.
   Невнятно пробурчав что-то явно нелицеприятное, Миртил с трудом сел:
   - На сегодня тренировки закончены. Возвращаемся в город. Мне надо прийти в себя от полученных впечатлений. Пока буду очухиваться, принесешь мне пару кружек пива, за вредность и опасность работы, - заметив, как у друга зажглись глазки, сунул тому кулак под нос. - А тебе не положено. Тоже за вредность, но уже твою.
  
   Следующую неделю было решено посвятить совершенствованию навыка передвижения на костылях. Чтобы обучение шло быстрее, Миртил тоже встал на костыли. Одному заниматься всегда сложнее, а когда занимающихся несколько, то в занятия можно привнести элементы игры и обучение пойдет гораздо быстрее. С раннего утра до позднего вечера, подогнув то одну, то другую ногу, парни на костылях носились друг за другом в догонялки, сражались на палках как на шпагах, танцевали.
   Когда стало получаться не менее часа скакать на одной ноге, не опуская вторую на землю, Миртил с утра привел Ликурга к храму.
   - Передвижение ты уже освоил, а теперь нам необходимо подобрать подходящую для твоей роли одежду, - задумчиво почесал нос Миртил. - Чтобы выглядеть настоящим нищим одежда на тебе должна быть сильно потрепанной и драной.
   Он оценивающе посмотрел на кандидата в нищие. Затем перевел озабоченный взгляд на группы оборванцев, расположившихся на углах улиц, выходящих на площадь перед храмом, и расстроено цокнул языком:
   - Для доведения твоего костюма до надлежащего вида потребуется ни один год, значит, придется искать уже готовое. Присмотрим кого победнее и предложим серебро. Пошли на рынок, там народа больше.
   - Что-о-о? Ты хочешь сказать, что я должен буду надеть чужие обноски?! - возмущенно дернулся Ликург.
   - Я не настаиваю, - стараясь удержать на лице равнодушное выражение лица, пожал плечами Миртил. - Если уверен, что подадут и в твоей нынешней одежде, хватай костыль и вперед на работу, - неопределенно хмыкнув, он махнул рукой в сторону стратегически рассредоточенных вдоль аллей нищих.
   Ликург на автомате проследил за рукой. Чем дольше он разглядывал калек, принявших экзотические позы и выставивших на всеобщее обозрение всевозможные язвы, тем тоскливее становился его взгляд. Миртил с сочувствием потрепал друга по плечу:
   - Нас никто не торопит. Мы вполне можем поискать человека... м-м-м... не слишком отталкивающей наружности... Сам выберешь кого разденем. Тряпки постираем и кипяточком обдадим, чтобы не так противно одевать. Пылью и грязью уже сам покроешь.
   Поникнув головой, Ликург только невнятно помычал. Миртил не стал уточнять, согласен ли тот с его предложением или нет. Иного варианта они все равно не имели.
  
   Два дня они кругами бродили по базару, постоянно крутя головами по сторонам. Как только замечали какого-то оборванца, принимались внимательно рассматривать его со всех сторон. Жертва столь пристального внимания испугано отступала и, резво нырнув в толпу, исчезала с базара. Вскоре на парней уже стали коситься торговцы и покупатели, завидев странную парочку, придерживали руками кошельки и старались отойти подальше.
   К концу второго дня Миртил не выдержал и тихо, но так, чтобы услышал Ликург, пробормотал:
   - Еще немного побродим и ни одного оборванца на базаре не останется. Попрячутся. Придется идти к старьевщику, а там тряпки неизвестно с кого. Вполне может оказаться, что и с трупа сняты.
   Ликурга от подобной перспективы передернуло. Помявшись он тяжело вздохнул и попросил Миртила подыскать достойный вариант.
   - Не могу... Даже подумать страшно... Единственное желание все бросить и сбежать, но ведь побег не избавит ни от задания ни от ученичества.
   Миртил понимающе кивнул и, заскочив в продуктовую лавку, купил каравай и кольцо колбасы. Вручил другу по куску и того, и другого, и себя не обделив, он пошел по новой обходить базар. Не пройдя и трети маршрута, он остановился и изучающее посмотрел на мужичка, растерянно топтавшегося у лотка с булками, к которому испуганно прижималась девочка-подросток, не старше двенадцати лет. Одежда на этой парочке ветхая, украшенная аккуратными многочисленными заплатками, благодаря которым та еще как-то сохраняла свою форму. Подойдя, Миртил отломал большой кусок каравая и колбасы, и протянул бедняку. Тот недоверчиво посмотрел на еду, с трудом перевел взгляд на высокородного. Этих хоть во что наряди, не спутаешь с простолюдином. Мужик испуганно отступил на пару шагов. Он понимал, что даром продуктами никто разбрасываться не будет, значит, что-то от него хотят, но что запросят неизвестно.
   Миртил молча стоял с протянутой рукой с интересом глядя на мужичка. Стоявшая за спиной мужчины девочка судорожно сглотнула. Поколебавшись, тот степенно взял предложенное. По глазам видно было, что сдерживается он с трудом от того, чтобы не вцепиться в хлеб зубами. Разделив на три части, одну он протянул дочери, а большую часть спрятал в котомку. И лишь после этого вгрызся в еще горячий хлеб, с опаской поглядывая на дарителя. Миртил подождал пока мужик насытится, сытый желудок настраивает на благодушный лад, а значит, услышав странное предложение, тот не сбежит.
   - У меня к вам деловое предложение. Вот этот молодой человек жаждет приобрести вашу одежду. Он готов доплатить, сколько скажете.
   Чуть не подавившись, мужик проглотил не жуя солидный кусок хлеб и настороженно пробормотал:
   - Вы так шутите?
   Миртил долго пытался убедить его, что это не издевательство праздно шатающихся аристократов, однако бедняк никак не мог уразуметь, чего надо двум господам. Поначалу мужик решил, что богатые лоботрясы просто издеваются. Но, когда светловолосый парень показал две серебряных монеты, он впал в прострацию и перестал реагировать на слова. Миртил не сразу заметил отключенное состояние бедняка и несколько минут вдохновенно распинался о сложной доле учеников и богатой фантазии учителей. Наткнувшись на пустой взгляд, он замолк на полуслове и обеспокоено помахал рукой перед глазами стоявшего столбом бедняка. Сбоку подошел темноволосый мужчина лет пятидесяти, судя по одежде и манере держаться, из торгашей.
   - У меня тут неподалеку лавка, если вас интересует одежда, - уважительно поклонившись, предложил он. - За ваши деньги я подберу ему парочку не слишком заношенных рубах и штаны. Там же он может переодеться.
   Миртил оценивающе посмотрел на влезшего в разговор мужчину и задумался, а не слишком ли много он предложил за рванье. Лавочник не рискнул прерывать размышления высокородного, повернулся к бедняку и потрепал того по плечу:
   - Что за дело привело в город и как долго собираешься тут находиться?
   Мужичок встрепенулся и расстроено забубнил, как бы оправдываясь за свой вид:
   - Дом сгорел... И жена... Болела, не успела выскочить. Скотина тоже сгорела... и инструменты... Вон с дочкой остались. Думал, в городе работу найду. Да вот, все никак... Это уже третий город.
   - Что умеешь? - тут же деловито поинтересовался лавочник.
   - По плотницкому делу. Дочка шитью да вышивке обучена. Жена мастерицей... была... дочку обучила, - ободренный вниманием, ожил мужик.
   Торгаш окинул девочку расчетливым взглядом и предложил:
   - Давайте пройдем ко мне в лавку, пусть твоя дочь покажет, чего умеет. Если понравится ее работа, возьму помощницей жене. Она у меня шьет на заказ. А тебя... Сарай давно поправить собирался... Да и пристройку возвести... Раз из деревни, значит за лошадьми можешь ходить? - он вопросительно посмотрел на погорельца и дождавшись кивка, продолжил, - для кухни дрова колоть, воды принести... Мои еда, жилье и за три декады будет вам серебрушка за двоих. Согласен?
   Мужичок интенсивно закивал головой. Миртил услышав предложение лавочника, понял, что если сейчас не вмешается, подходящий костюмчик уйдет, и придется поиски начинать с начала.
   - Эгей, вы случаем не забыли о моем предложении? - всем своим видом выражая недовольство, произнес негромко Миртил.
   Лавочник очнулся от подсчета прибыли и испуганно посмотрел на стоящего перед ним парня. Буквально секунды ему хватило, чтобы понять, где и что он сделал не так: мало того, что влез к высокородному со своим предложением, так еще отвлекся и чуть не увел у него клиента. Испуганно икнув, торговец засуетился и, не переставая кланяться, затарахтел, что он никогда и ни за что... просто, не хотел мешать размышлениям господина.
   - Как я понимаю, вам для каких-то своих дел нужны эти... это... сей наряд? Так мы сейчас и быстро! И даже денег не возьмем. Правильно я говорю? - повернулся он к селянину и принялся усиленно подмаргивать и косить глазами в сторону. Владелец эксклюзивных лохмотьев испуганно попятился, но, будучи ухвачен за руку, замер и интенсивно закивал головой.
   - И если господа пожелают, моя дочка собственными руками это выстирает, - тут лавочник запнулся на секунду и с сомнением посмотрел на рубище, но, решил, что если понадобится, всех домашних подключит. Затем, вздохнул и, совсем уж нерешительно добавил, - и погладит, а если чего и отвалится, жена подошьет.
   Миртил повернулся к Ликургу и подмигнул многозначительно, проблема с постирушками решилась сама собою. На что тот лишь несчастно улыбнулся.
  
   Через три часа парни вышли из дома купца сытые, со свертком, в котором лежала несколько раз выстиранная и починенная одежда, в которой только на паперети и сидеть. Как только они вернулись в домик вдовы, Миртил закопался в сумки с вещами. Перетряхнув их до основания он выставил на стол небольшую баночку синего стекла и довольно потер руки:
   - Речь отрепетировал, свободно двигаться на костылях научился, даже наряд подходящий нашли. Осталось придать твоей внешности соответствующий вид, и на этом подготовительная работа будет закончена.
   - Что значит придать соответствующий вид? - опасливо покосился Ликург. - Я, конечно, понимаю, что моя гладкая и ухоженная рожа вряд ли вызовет жалость и желание подать, но, надеюсь, ты не собираешься наносить реальных шрамов?
   Миртил холодно посмотрел него и недовольно поджал губы.
   - Возможно, моя помощь не отличается особой деликатностью, но неужели ты считаешь, что я способен нанести тебе реальный вред?
   - Извини, - удручено вздохнул Ликург, - но я не представляю, каким еще образом можно придать мне жалкий вид. Даже если грязью заляпать, большой жалости это не вызовет.
   - Помнишь мадам Горэ? - хмыкнул, оттаивая, Миртил.
   - Прима Солемского театра? - скривился Ликург, всем своим видом демонстрируя, что ему сейчас не до артисток и прочих дам.
   Миртил не обратил внимания на его ужимки и, усмехнувшись, продолжил:
   - Пока ты развлекался нею, я провел немало времени, под пиво с рыбой, в подсобных помещениях театра. Помнится, как-то сидели мы с папашей Роканом и обсуждали премьеру спектакля на героическую тему. Там в последней сцене главгерой появляется весь в шрамах. Меня заинтересовало, как они смогли так натурально их изобразить. Старик долго отнекивался, утверждая, что это профессиональная тайна, пришлось заказать вина. В итоге я узнал, что изготовлением нужных мазей, красок и даже лекарств у них занимается тетушка Кори, которая в труппе и за гримера, и за доктора работала. Причины, зачем мне это понадобилось, не помню, но путем многоходовой интриги и некоторой суммы денег я приобрел баночку той мази. Вот она, - он пододвинул к Ликургу банку.
   Уловив сомнение в голосе Миртила, тот открыл, осторожно понюхал, поковырял пальцем и вопросительно посмотрел на друга.
   - Как я потом узнал, тетушка нигде не училась и все рецепты сама придумывала, - неопределенно развел он руками. - Насколько данное средство безопасно, я не знаю. Так что применять его или нет, решать тебе.
   После короткой дискуссии парни решили опробовать сомнительную мазь. С утра следующего дня, дождавшись, когда вдова отправиться по делам, они нанесли несколько тонких полос на ноги и принялись ждать результата. Высохнув, мазь стянула кожу, и полосы приобрели вид старых шрамов. Экспериментаторы подождали какое-то время, не появиться ли зуд или раздражение кожи, затем с увлечением занялись росписью. Руки и ноги Ликурга украсились страшными уродливыми "шрамами". Даже на лице парочку нарисовали.
   - До чего же реалистично, - восхищенно вздыхал кандидат в нищие, крутясь перед зеркалом.
   Неожиданно открылась дверь и на пороге нарисовалась вдова с корзиной в руках. Увидев разрисованного Ликурга, она испуганно вскрикнула и уронила покупки. Миртил бросился собирать рассыпавшиеся овощи, приговаривая что-то успокаивающее, но женщина шарахнулась в сторону и, взвизгнув, вылетела на улицу.
   - Мда-а-а... Некрасиво получилось, - взлохматив волосы, огорченно произнес Миртил. - Надо бы извиниться, да где ее искать.
   Искать ее не пришлось. Не успели парни решить, что делать дальше, как громыхнуло в сенях, и в дом ввалился жрец с четверкой храмовых воинов. За их спинами маячила перепуганная вдова. Парни застыли, с храмовниками шутить опасно. Дождавшись, пока один из воинов осмотрит дом, жрец потребовал объяснений, чем они здесь занимаются и зачем испугали несчастную женщину. Стараясь не делать резких движений, Миртил поведал об ученичестве Ликурга и необычном задании учителя.
   - Мы даже представить не могли, сколько времени сил и фантазии потребует такое, с виду несложное, задание, - вздохнул парень. - В данный момент испытываем средство, приобретенное у артистов. Увлеклись и не заметили прихода уважаемой хозяйки. Готовы приплатить за нервное потрясение, - покаянно произнес он.
   Жрец закатил глаза и, перебирая четки, что-то неразборчиво зашептал. Буквально через несколько минут он широко раскрыл глаза и восторженно выдохнул:
   - О-о-о, Великий Астрей! О-о-а-а-а... Он со мной заговорил! Да, да... Понял! - в экстазе прошептал он.
   Развернувшись, попытался выйти, но врезался в косяк двери. Воин, невозмутимо стоявший у дверей, осторожно подхватил под локоть находящегося почти в нирване жреца и направил в нужную сторону. Уже шагнув за порог, жрец оглянулся.
   - Можете продолжать. ОН знает о вашем задании и не возражает. Но женщину успокойте, - почти нормальным голосом произнес он.
   Когда за ними закрылась дверь, парни облегченно выдохнули.
   - Ты в комнате спрячься, а я пойду с вдовой договариваться, - вытирая пот со лба, произнес Мирил.
   На следующее утро среди группы нищих, сидящих у входа на базар, появился новенький.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"