Арина Алисон: другие произведения.

Глава 5. И из похищения можно извлечь пользу.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Глава 5. И из похищения можно извлечь пользу.
  
  Вечером после занятий по искусству преображению Кристина возвращалась в интернат в сопровождении двух старших учеников. Парни весело смеялись, пересказывая последние мини-постановки. Она тоже со смехом вспоминала игру соучеников. Настроение зашкаливало за отметку прекрасно. У поворота на нужную улицу Кристина махнула сопровождавшим на прощанье рукой и вприпрыжку побежала к проходной интерната. Парни пожелали спокойной ночи, развернулись и отправились по своим делам.
  Метров через двадцать бега, нога неожиданно соскочила с бровки, и Кристина кувыркнулась через голову. Сев на тротуаре, прощупала ноги, ребра. Вроде ничего не повредила. Уже собралась вставать, как послышались шаги, и над нею наклонился мужчина.
   - Не ушиблась? Нигде не болит?
  Посмотрев на говорившего, она восхищенно замерла. Парень являл собой ее личный идеал. Каждая черточка его лица отступала от канонов и стандартов совсем чуть-чуть, но все неправильности в совокупности составляли особенную неповторимость, некоторый шарм, притягательность. Таким она хотела бы видеть спутника по жизни. И только сейчас Кристина по-настоящему прочувствовала, что находится в детском теле и имеет некрасивую внешность. Слезы сами собой наполнили глаза.
  Не дождавшись ответа, парень поднял ее на руки и с участием переспросил:
   - С тобой все в порядке?
  Расстроено шмыгнув носом, она усилием воли отогнала провокационные мысли.
   - Тебя как зовут? - исподтишка разглядывая парня, спросила Кристина.
   - Вик, - улыбнулся тот.
   - А меня Мэгуми. Проводишь меня до интерната? - ей не хотелось так быстро расставаться со своей мечтой.
  Посмотрев задумчиво на часы, он согласился.
   - Купи, пожалуйста, мне вишневое мороженное, - скорчив умильную мордочку, попросила она.
  Вик доброжелательно улыбнулся:
   - Одну минутку. Только возьму кое-что из машины и закрою ее.
  Продолжая держать девочку на руках, он развернулся к глайдеру. Не успел сделать несколько шагов, как их накрыла плотная ткань, и Кристина почувствовала странный запах. В руках она держала влажную салфетку, которой собиралась вытереть грязные от падения руки. Прижав ее к носу, она попыталась дышать через раз. Салфетка если и помогла, то слабо. Кристина заснула.
  
  Пришла в себя от разговора. Говорили мужчины. Кристина сначала удивилась наличию рядом с собой посторонних. Но буквально сразу вспомнила и то, как упала, и Вика, и как их паковали. Выровняла дыхание и прислушалась к разговору.
   - Нам с трудом, буквально на секунду, удалось пробить защиту узконаправленным лучом, - бубнил голос неподалеку. - Сработала аварийная защита и глайдер сел в тихом районе. Не смотря на блокировку, сигнал аварийной посадки прошел в центр слежения. До появления охраны мы имели максимум минут пять. Приготовились к захвату, как рядом с машиной упал пробегающий мимо ребенок. Мариони-младший вышел наружу и взял мальчишку на руки. О том, чтобы выманить объект из машины мы и мечтать не могли. Поэтому и повязали двоих, - в голосе говорившего звучали подобострастные нотки.
   - Как скоро проснется объект? - недовольно процедил второй голос.
   - Через час будет как огурчик, - залебезил подчиненный.
   - Ладно. Этот пусть здесь пока полежит. Что с ним делать, решу позже. В случае чего, убирать ребенка будешь сам. Я ужинать, а потом потолкую с Мариони, - рявкнул собеседник.
  Хлопнула дверь. Провинившийся исполнитель потоптался на месте, несколько раз вздохнул и ушел, тихо прикрыв за собой дверь.
  
  Кристина осторожно приоткрыла сначала один глаз, осмотрелась из под опущенных ресниц. Никого. Встала и обошла комнату. Коммуникационный браслет с руки исчез. Позвонить не удастся. Оставаться в комнате опасно. Как они будут решать дела с Виком, неизвестно, но она явно лишний свидетель. Надо срочно выбираться, но как?
  Аккуратно подергала ручку дверей. Закрыто на замок. Впрочем, сбежать через дверь вряд ли стоит и пытаться. Расстроенно огляделась. Вышла на балкон, в надежде докричаться до кого-нибудь или перелезть к соседям, а там по обстановке. Этаж запредельный. Кричи - не кричи, толку никакого. Да и балкон оказался зарешеченный снизу до верху декоративным узором из прута в палец толщиной. Соседей подключить так же не получится, поскольку балконы отстоят друг от друга на три этажа. Тем не менее, внимание людей, а лучше полиции, жизненно необходимо привлечь.
  Прошлась взглядом по окнам дома напротив. Разглядела, что в окне напротив кто-то стоит. Прикинула, что до дома метров за двадцать. Вернулась в комнату, и осмотрелась, ища, чем бы можно пошвырять. Больше всего подходили фрукты в вазе и небольшие, живописной расцветки, агатовые голыши, размером с ее кулак, устилавшие дно небольшого фонтана в углу комнаты. Взяла для первого раза крупное яблоко и вышла на балкон. Сняла пояс, сделала петлю на конце и одела на руку. Вложила фрукт в центр пояса, раскрутила, и запустила его из этой самодельной пращи в окно. Яблоко расквасилось о решетку. Недовольно скривилась. Однако ничего другого не остается. Придется развивать точность броска. И чем скорее, тем лучше.
  Буду швырять, пока не получится, решила Кристина и сходила за следующим. В этот раз яблоко пролетело между прутьев и попало в окно. Мужик отшатнулся, и, судя по открывающемуся рту, выругался. Стрельнула еще раз. На это раз попала ниже. Посмотрела по сторонам и расстроено вздохнула:
   - Я так могу долго бросать. К детям здесь слишком терпимое отношение. А времени у меня не так много, как хотелось. Надо придумать что-то более впечатляющее и сногсшибательное, чтобы зрители возжелали натравить на меня полицию.
  Оценивающе посмотрела на решетку. Взрослому не пролезть. Да и ей не просто будет. Однако, если подняться выше, то ближе к потолку узор реже и выбраться наружу будет намного легче. Кристина прошлась с проверкой по карманам тренировочного комбинезона. Рейнис, как только объявил о переменах в тренировках, уже через месяц обеспечил всех учеников некоторыми, как он считал, важными вещами, и требовал носить их на каждое занятие. В походах они действительно не раз выручали.
   - Жизнь - штука непредсказуемая. Никогда не знаешь, что может случиться с вами через минуту. Будет лучше, если и в повседневной жизни вы будете носить их с собой, - утверждал Рейнис, - мне они дважды спасали жизнь.
  В одном из карманов Кристина наткнулась на связку небольших карабинов. Из другого достала моток очень тонкой, но невероятно крепкой веревки. Задумчиво посмотрев на веревку, решила, что тонковата она для задуманного, висеть на ней может быть больно. Ободрала с окна штору. Отстегнула специальный многофункциональный складной набор инструментов. Рейнис заказал каждому ученику по набору. У Кристины он походил на игрушку, в виде стилизованной кошки. Внутри имел нож, ножницы, лупу для зажигания огня, небольшую отвертку.
  Нажала кнопку на бантике, выскочили ножницы. Кристина разрезала штору на ленты. Связав полосы вместе, получила длинную ленту. Для крепости оплела ее веревкой. Используя карабины, один конец ленты обмотала вокруг себя особым способом, которому научил Рейнис. Получила почти классический вариант горной страховки (страховочная привязь). Другой конец полосы перебросила через наиболее широкую дырку в узоре, пропустила по внешней стороне и привязала к решетке внизу, за креслом, чтобы те, кто будут ее искать, не сразу заметили. Разложила имеющиеся в вазе яблоки и голыши из фонтана по карманам. Взобравшись по решетке, вылезла наружу. Посмотрела в вниз и испуганно замерла.
   - Все равно шансов, что оставят в живых, немного, - пробурчала она, судорожно сглотнув.
  Перебирая руками по веревке, опустилась на всю длину и повисла ниже балкона метра на четыре. Зритель в окне напротив замер с открытым ртом.
   - Ну, сейчас я тебя впечатлять буду, - сквозь зубы прошипела Кристина.
  Снова сняла пояс, вложила камень, раскрутила над головой и бросила. Попала в окно, в котором маячил возбужденно дергающийся зритель.
  От рывка она начала раскачиваться. Сделалось неимоверно страшно, но ничего другого, чтобы привлечь внимание в голову не приходило. Мужик же приобрел ярко-красный нездоровый оттенок и начал махать руками, открывая и закрывая рот. Буквально через минуту откуда-то снизу и из-за дома появилась полицейская машина на антиграве.
   - Йе-е-ес! Теперь вам меня не взять! - радостно воскликнула Кристина и сделала неприличный жест в сторону балкона.
  Не забыла и зрителя осчастливить еще одним камнем. Пока она раздавала комплименты, подлетела машина и зависла неподалеку. Откинулся верхний колпак. В кабине сидел молодой парень в форме полиции.
   - Нас похитили. Спасите Вика, - прокричала Кристина, размахивая руками.
  Но полицейский, не обращая внимания на ее слова, попытался ухватить девочку и обрезать веревку. Кристина рассердилась. Позволять снимать себя никак нельзя. Она ни номер дома, ни квартиры, ни даже какой этаж не знала. А пока будут разбираться, с Виком может произойти большая беда.
  Извернувшись, она со всей силы оттолкнула обеими ногами полицейского. От резкого движения пассажира, глайдер качнулся, и мужчина, не ожидавший от маленького ребенка неприятностей, не удержался и выпал из машины.
  Девушка с ужасом посмотрела вслед падающему парню. В ее планы гробить мужика не входило. Машина сорвавшись в вираж подхватила полицейского и взмыв вверх, остановилась напротив. Наблюдатель из соседнего дома одной рукой схватился за сердце, а второй яростно жестикулируя, активно запрыгал, изображая то ли счастливого, то ли возмущенного бабуина.
   Кристина облегченно вздохнула, порадовавшись спасению парня. Слишком уж молод. Рано ему еще на тот свет. Рассмотрев его выражение лица, нервно перехватила веревку. Полицейский приобрел приятный зеленый цвет, и в сочетании с выпученными глазами и широко раскрытым ртом он стал походить на лягушку. Несколько минут парень неподвижно сидел в зависшей неподалеку, машине, не меняя ни выражение лица, ни его расцветки. Сколько он еще мог бы приходить в себя, Кристина выяснять опытным путем не собиралась. Пришлось запустить ему в лоб одним из яблок, запасливо разложенным ею по карманам. Как ни странно, но попала. Полицейский нервно дернулся и пошел пятнами.
   - Ну, хоть какая-то реакция, - облегченно вздохнула она и крикнула оживившемуся мужику, - в руки не дамся, а забрать меня можно только из квартиры!
  Он попробовал спорить, но она, достав из кармана еще одно яблоко, прищурила глаза, делая вид, что прицеливается. Колпак быстро захлопнулся и машина, вильнув, отлетела на безопасное расстояние. Судя по нервной жестикуляции, он с кем-то беседовал по коммуникатору.
  Провисев еще несколько минут, Кристина начала орать и бросаться по окнам соседнего дома и машине яблоками и камнями, но к сожалению они быстро кончились. Не смотря на показную храбрость ей было страшно... О-О-ОЧЕНЬ страшно, но зрителям ее смертельного аттракциона было еще страшнее. Чтобы не доставали мысли о ненадежности самодельной веревки и немерянном расстоянии до земли, Кристина переключила внимание на соседний дом. В окнах напротив, группами и по одному, стояли бледные мужчины и женщины. Судя по открывающимся и закрывающимся ртам, они вели эмоциональную беседу. Наверное, звонили по инстанциям. При этом некоторые держались свободной рукой за сердце, а кто-то отчаянно жестикулировал...
  
  В прутья решетки просунулась голова. Разглядев ребенка лет десяти, висящего на связанных занавесках, голова громко охнула.
   - Деточка, не бойся, мы тебя сейчас достанем, - запричитал пожилой мужчина в полицейской форме.
  При этом мужчина старательно скалил зубы, видимо пытался изобразить улыбку.
   - Вика освободили? - решительно уточнила Кристина.
   - Какого Вика? - опешил дядька.
   - Нас с Виком Мариони похитили подозрительной наружности парни, и притащили сюда. Вылезу, только, если Вика освободите. Силой вытащить не выйдет, я буду сопротивляться, да и узлы развязаться могут. Так что, поторопитесь, а то эта конструкция уже трещит, - припугнула она, желая ускорить действие полиции. - Если я упаду вниз, - она судорожно сглотнула, на миг представив, свой полет, - вы лишитесь своего места, - с трудом продолжила она мысль.
  Рядом с пожилым полицейским появилось еще одно лицо.
   - Почему не вытаскиваешь ребенка?! - заорал он, побледнев.
  Появившийся первым что-то быстро забубнил, объясняя ситуацию. Новоприбывший достал телефон, набрал номер трясущимися руками и закричал трубку:
   - Срочно найти и доставить сюда Виктора Мариони. Он находится где-то в этом доме... Их похитили... А то ребенок категорически не желает спасаться. Если вы еще помедлите, то жители соседнего дома грозятся разнести участок, подать в суд на полицию... м-м-м... э-э... много чего грозятся сделать, если мы немедленно не уберем с балкона ребенка.
  На минуту он замер.
   - Мариони?! К-к-как-кой Маар-риони? - заикаясь спросил он, скосив глаза на висящего ребенка.
   - Что значит какой?! - возмутилась Кристина. - Иду в интернат. Упала. Очаровательный парень поднял. Представился Виком. Машина такая классная, серебристая. Налетели дядьки, повязали. Бандит говорит Мариони-младший. Если договоримся со старшим...
  По мере того, как она кратко описывала ситуацию, глаза полицейского округлялись. И вскоре он стал похож на окуня, вытащенного из воды и судорожно хватающего воздух. Пересказывать ее объяснение он не стал, но видимо те, с кем он говорил, и сами расслышали, что говорила девочка. Поскольку буквально через несколько минут на крышу здания с неба стремительно опустилось несколько гравилетов военного образца. Со всех сторон к девочке полетели небольшие машинки. Судя по надписям на бортах - журналисты.
   Кристине уже надоело висеть между небом и землей. Надеясь ускорить процесс спасения, она начала скандировать:
   - Свободу Виктору Мариони, Спасите, помогите мне. Умираю от страха! Веревка трещит! Сейчас разобьюсь! Ой, па-а-адаю-ю!
  Вокруг ребенка зароились, чуть не сталкиваясь минигравилеты.
   - Не хватай! Кому сказала, не хватай! Где Вик? Ты покажи мне Вика, тогда и распускай руки! - Орала Кристина, отбиваясь руками, ногами и поясом от нервничающих журналистов, желающих лично поучаствовать в спасении.
   - Вот, Виктор! - заорал пожилой полицейский, проталкивая голову парня между прутьями решетки.
  Облегченно вздохнув, Кристина с трудом вскарабкалась по веревке, руки от пережитого дрожали. Пролезла сквозь прутья и обессилено упала на руки полицейского. Происходившее дальше она помнила смутно. Ее куда-то несли, что-то спрашивали, поили лекарством...
  
  Пришла в себя в медицинском центре. Проснулась отдохнувшей. На прикроватном столике увидела стакан сока и бутерброды. В животе заурчало. Ухватив бутерброд, она жадно впилась зубами. Съев все, что лежало на тарелке, она удовлетворенно откинулась на подушку.
  Зашел доктор. Чуть ли не шепотом спросил разрешения проверить параметры тела.
  Недоуменно пожав плечами, она кивнула. Только через пару минут до нее дошло, что доктор опасался, что она устроит истерику, подобную той, что произошла с нею в интернате. С удивлением прислушалась к себе и не обнаружила страха и желания истерить. Довольно вздохнула, значит, занятия не прошли даром.
  Просмотрев на приборах показатели ее состояния, доктор попросил разрешения впустить гостя.
  Кристина удивилась, кому она могла понадобиться, но возражать не стала.
  В комнату вошел мужчина лет... Ему могло быть и сорок, и все сто сорок. Властное, породистое лицо, цепкий взгляд.
  'Ох, и опасен' - поежилась она, - 'Что ему от меня надо? Наверное, из безопасников'
  Присев на стул мужчина улыбнулся, но глаза так и остались холодными.
   - Меня зовут Мариони-старший. Я знаю во всех подробностях, что с вами произошло и каким образом был спасен мой сын. Можешь рассчитывать на мою благодарность. Проси, чего хочешь.
  Кристина оценивающе посмотрела на посетителя. Изображать гордую, мол, мы не за деньги, а от широты души, она не собиралась. Стоит только вспомнить, как корежило полицейского, когда он понял, кто еще похищен. Значит, папаша Вика либо о-о-очень большая шишка в местной табели о рангах, либо неимоверно богат, что, впрочем, вполне сочетаемо. У нее же на данный момент имеется всего одна, но очень серьезная проблема. Вот и стоит попробовать ее решить.
   - Понимаете, я имею единственное и сильное желание, - Кристина постаралась выглядеть смущенной. - Как вы можете заметить, я обладаю м-м-м... несколько нестандартной внешностью. Это уже сейчас приносит мне некоторые неудобства. Думаю, с возрастом они только усилятся. Я бы попросила генетическую коррекцию, - по мере того, как девочка говорила, лицо мужчины заметно мрачнело.
  Мысли Кристины заметались. Судя по хмурому взгляду, степень благодарности за спасение сына у Мариони-старшего исчисляется в меньшей сумме, чем процедура. Вспомнила сказку о золотой рыбке. Похоже, она сейчас запросила стать Владычицей морскою. Так можно, как старухе из известной сказки, у разбитого корыта остаться. Следует срочно сбавить обороты. Лучше остановиться на дворянке столбовой. В крайнем случае, и крестьянка с новым домом сойдет.
   - Я не прошу полной коррекции. Достаточно убрать самые бросающиеся в глаза отклонения, - поспешила уточнить девочка.
  Мужчина скупо улыбнулся. Кристине показалось, что его глаза потеплели.
   - С тобой свяжутся, - поднимаясь, произнес он и, попрощавшись, вышел.
  Девушка облегченно выдохнула. Вот что значит вовремя сдать назад. Еще немного и прости, прощай возможность бесплатно поправить внешность.
  
  Кристине позвонили через неделю, и договорились о встрече. В выходной день к интернату подъехала шикарная машина. Перед девочкой открыли дверцу. Забравшись внутрь, Кристина с непередаваемой смесью зависти и восторга, принялась разглядывать салон. Вряд ли ей удастся еще раз покататься в подобной роскоши.
  Привезли ее в одну из центральных клиник, при Институте Красоты. Изумительной красоты медсестра проводила девочку к профессору, одному из светил планеты в этой области. Кристина наконец-то поняла, почему отец Вика помрачнел, услышав ее просьбу. Богатые люди не пользуются дешевыми услугами, где качество исполнения заведомо ниже желаемого. Это понятно и логично. Однако Кристину удивило и восхитило то, что Мариони не отослал девочку в дешевую клинику где-нибудь на окраине, а направил в одну из лучших. Пусть объем проведенных работ будет меньше, но результат изменений получится гарантированно выше и надежнее. Полная коррекция в данной клинике без сомнения стоит запредельных сумм.
  Профессор долго беседовал с девочкой, уточнял, что не нравится в собственной внешности, выспрашивал ее пожелания. После беседы Кристину завели в большой зал, забитый аппаратурой и часа два обследовали, замеряли, брали анализы. На следующий день за нею опять приехала машина. Снова ее принял профессор и ознакомил с расписанием процедур. На весь курс отводилось полтора года. Кристина должна провести в клинике неделю в начале курса лечения, а затем, неделю в конце. Кроме этого, два раза в месяц придется посещать клинику и проводить сутки в лечебном саркофаге.
   - А почему так долго? - удивилась Кристина.
   - Чем медленнее производится коррекция, тем надежнее изменения. Тебе еще расти и расти, а это тоже изменение организма, но заложенное природой. Если поторопиться, то к моменту, когда ты станешь взрослой, часть улучшений уйдет, - улыбнулся профессор.
   - Торопиться не будем, - решительно вскинулась Кристина.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"