Шкондини-Дуюновский Аристах Владиленович: другие произведения.

Ксива для бегемота

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  Ксива для бегемота
  Алла Кучеренко • 16 августа 2006 года
  Многие слова проникли из иврита через идиш в русское воровское арго. Возьмем, к примеру, слово «мусор»: казалось бы, ассоциация с отбросами очевидна, однако на самом деле слово это пришло из идиша и означает «доносчик».
  
   культурные контакты мифы / фольклор
  
  3
  
  Влияние древнееврейского языка и его потомка, современного иврита, на русский язык – обширная тема, интересующая многих авторов. Еще древнерусская учительная литература, как указывает Б. М. Успенский, называла русскую матерную брань «жидовским словом», что можно истолковать как приписывание ей еврейского происхождения, хотя возможно, что «жидовское» в данном контексте является просто синонимом слова «языческое».
  
  Хасидская традиция тоже иногда вчитывала ивритские слова в русские. Примером может служить песня «Катерина молодица», которую исполняет Псой Короленко: в ней слова «Катерина молодица» истолковываются как kat rina mole dica – «секта ликования преисполненная радости», то есть хасиды.
  
  В последние десятилетия появилось множество дилетантских статей, написанных русскими израильскими авторами, в которых «еврейское происхождение» приписывается массе русских слов, притом с самыми невероятными обоснованиями. Схожее звучание слов манит доморощенных лингвистов, и на свет появляются такие перлы, как «автор» = av tora («отец Торы»), «дорога» = derex («дорога»), «шалаш» = shalosh («три»). Но простейший этимологический анализ развенчивает большинство так называемых «заимствований». Непонятно только, что именно толкает этих авторов возводить к ивриту такое количество русских слов: отголоски ли мифа об иврите как родоначальнике всех языков мира, или извечное стремление «всюду искать евреев».
  Что касается возможного родства русского языка и иврита, то оно должно уходить корнями в такую глубочайшую древность, что к таким выводам мог бы привести лишь серьезный этимологический анализ на материале огромного количества языков. Ведь иврит и русский относятся к различным языковым семьям – афразийской и индоевропейской соответственно, общий предок которых – ностратический праязык – предположительно распался около 15 тысяч лет назад.
  
  Но кроме родства существует и влияние. На протяжении всей истории русского языка иврит оказывал на него как опосредованное влияние – через греческий, хазарский, идиш и т.п. – так и непосредственное.
  Начнем с непосредственного влияния. Евреи пришли из Хазарского каганата в Южную Россию не позднее 8-9 вв. н. э. Одна из гипотез даже приписывает им основание города Киева. Однако иврит к тому времени уже лет четыреста не функционировал в качестве разговорного языка. Те, хазарские евреи, говорили на хазарском языке. Так мог ли иврит повлиять на русский язык непосредственно?
  Оказывается, мог. Не через устное общение, а через наиболее авторитетный текст того времени – Библию. Благодаря Библии влияние иврита на русский язык началось с влияния на кириллический алфавит. Кирилл и Мефодий для большинства букв кириллицы использовали греческие прототипы (многие из которых восходят, в свою очередь, к финикийско-еврейскому письму), но несколько букв заимствовали напрямую из иврита: Ш и Щ из «шин» ש, Ц из «цади» צ.
  
  Но буквами дело не ограничилось. Еще одним каналом, через который в русский язык могли проникнуть ивритские слова, был перевод священных текстов – Ветхого Завета и апокрифов – с оригинала. Такие переводы в массовом порядке выполнялись с конца 15 века, в период ереси жидовствующих. Переводы отдельных книг существовали и раньше: книга Есфирь, книга пророка Даниила, апокрифические произведения (книги Еноха, сказания о Моисее, Давиде, Соломоне и т. п.). И хотя древние переводчики не имели привычки указывать, с какого языка они переводили, обычно это можно вычислить – по калькам, транслитерации имен собственных и специфическим ошибкам в переводе.
  
  В настоящее время русский язык тоже испытывает прямое влияние иврита, и каналом его является, с одной стороны, контакт с реалиями государства Израиль, а с другой – опять же перевод. Правда, на сей раз речь идет не о священных текстах, а о литературных произведениях израильских авторов. Так, благодаря писательским стараниям, в русский язык попали слова "киббуц", "Ханука", "менора", "алия" и др.
  
  В русской литературе иногда встречаются окказиональные гебраизмы – слова и выражения, транслитерированные с иврита русскими буквами. Репутация иврита как священного языка при этом полностью сохраняется: как правило, такие вставки маркируют выход за пределы обыденного мира, в область сакрального или некую иную реальность. Хорошим примером может служить роман Пелевина "Generation П". Окказиональные гебраизмы, употребляемые Пелевиным, имеют разные источники: "Од мелафефон бва кха ша" - «еще огурец, пожалуйста» - абсолютно «профанная» фраза из современного иврита, из учебника начального уровня, «тофет» - библейское слово, означающее преисподнюю, а «сирруф» - несуществующая форма единственного числа от слова «серафим».
  
  Напомню, что все эти слова встречаются в одной и той же главе, где главный герой романа Вавилен Татарский, приняв пятикратную дозу ЛСД, выходит за пределы обыденного человеческого мира и вступает в контакт с высшими силами - т.е. с сирруфом, а затем погружается в низший мир - т.е. в тофет. Побывав в тофете, герой чувствует себя так плохо, что обращается к своему другу за помощью. Друг по телефону предлагает ему некий суррогат мантры – то, что можно дать «без передачи». Псевдомантра звучит как «Ом мелафефон бва кха ша», и действует соответственно: в результате ее произнесения в воздухе возникает неопалимая купина, из нее высовывается рука и протягивает Татарскому «маленький мокрый огурец в пупырышках».
  
  На иврите беседует с виртуальными агрессорами неизвестной природы и лирический герой Бориса Гребенщикова в песне "Навигатор": он говорит им "шалом летрайот" (искаженное shalom lehitraot - «здрасьте - до свидания»), вероятно имея в виду, что ему удастся с ними счастливо разминуться. У обоих авторов вторжение иврита маркирует «иную реальность»: у Пелевина все вышеозначенные гебраизмы появляются в bad trip'е Вавилена Татарского, а у БГ – в мире ангельском, где его герой тихонько парит «светлой татью в ночи, среди черных и белых небес».
  
  Ангелы, как известно из Талмуда, говорят исключительно на иврите и не знают арамейского языка. Посему обойдем арамейский стороной и мы, оставив многочисленные «мене текел фарес», «талифа куми» и «лама савахвани» русской литературы для другой статьи.
  
  
  Языки-посредники
  
  Основной корпус гебраизмов и калькированной фразеологии проник в русский язык не напрямую, а через языки-посредники. Наиболее важным посредником был древнегреческий.
  
  В древнегреческом языке имеется ряд семитских заимствований. Почему мы говорим обобщенно «семитских», а не «древнееврейских»? Причина в том, что древние евреи были не единственным семитским народом, с которым контактировали греки. Например, греки имели налаженные торговые связи с Финикией, а финикийский язык был чрезвычайно близок к древнееврейскому, так что трудно указать наверняка, из какого именно – ивритского или финикийского языка было заимствовано то или иное слово.
  
  Вот несколько примеров таких заимствований:
  Ивритское (мы все-таки будем говорить «ивритское», потому что финикийских слов до наших дней дошло очень и очень мало) слово sak («мешок») в греческом языке превратилось в sakkos, а в русском – в «сачок», «рюкзак» (через немецкий Rücksack: Rücken -«спина» + Sack - «мешок»), «саквояж» и «саше» (через французский sac - «мешок» + voyage - «путешествие», sachet - «мешочек, пакетик, саше»).
  От ивритского kad – «кувшин» пошло греческое kados - «сосуд, бочонок», откуда русское «кадка», «кадушка».
  
  Названия некоторых благовоний и драгоценных камней пришли прямо из иврита (или посредством иврита) в греческий или арабский, а оттуда - в русский язык:
  «Яшма» – ивр. jashpe, от аккадского jaspu. «Сапфир» – из ивр. sappir, через греческий sapfeiros, в иврит заимствовано из санскрита. Название такой известной специи, как тмин, тоже семитского происхождения. Аналогичный путь из иврита через греческий проделали "бальзам" и "миро". Сам обряд миропомазания заимствован христианами у иудеев. Мессия (от ивр. mashiax «помазанный») – это помазанный на царствие. Отсюда и титул «помазанник Божий» для царя, и выражение «одним миром мазаны».
  
  В русском языке имеется целая группа гебраизмов, связанных с церковными обрядами и вообще сферой священного. Например: «аллилуйя» (halleluja, «славьте Господа»), «аминь» (amen, «истинно»), «Пасха» (Рesax, арамейск. Рasxa), "серафим" и "херувим" (serafim и keruvim, ангельские чины).
  
  "Геенна" – это транслитерация ивритского топонима Ge (ben) Нinnom - «долина (сына) Хиннома». Именно так называлась долина к югу от Старого Города в Иерусалиме, где во времена царствования царя Ахаза и Манассии совершались языческие обряды, в том числе «проведение детей через огонь» в жертву Молоху. Во времена царя Осии долина превратилась в городскую свалку, куда среди прочего бросали трупы преступников. Чтобы долина не стала рассадником заразы, мусор сжигали, и огонь в Геенне горел непрерывно. Значение преисподней это слово приобрело уже позже, в Новом Завете и Талмуде.
  
  Иисус в Евангелии от Матфея предрекает геенну книжникам и фарисеям (23:33). «Книжники» – это буквальный перевод ивритского термина sofrim. Слово «фарисей» прочно ассоциируется у нас с Новым Заветом и в русский язык пришло из греческого. Но фарисеи были одним из течений иудаизма (собственно, тем, которое позже легло в основу раввинистического иудаизма), и название это происходит от древнееврейского parush – «отделившийся».
  
  Слово "юбилей", в русском языке не имеющее сакрального смысла, пришло к нам из латинского (annus) jubilaeus, а в латынь – из древнееврейского (shnat ha-) jovel – «год трубления в бараний рог». Каждый 50-й год был священным праздником, годом полного освобождения всех еврейских рабов и возвращения исконным владельцам всей земельной собственности, заложенной или проданной в течение этих пятидесяти лет. Также в этот год запрещено было обрабатывать землю. Наступление юбилейного года отмечалось трублением в бараний рог. Собственно, слово jovel вначале означало «баран», а затем, по ассоциации, стало значить «бараний рог» и «год трубления в бараний рог».
  
  Тростник, в изобилии росший в Египте, породил такие разные и, на первый взгляд, далекие друг от друга слова, как «канон», «канал» и «канонада». Как же это произошло?
  Ивритское слово kane ("тростник, тростинка") употреблялось также в значении меры длины; выражение kne mida (букв. "мерная тростинка") означает "масштаб, критерий". Отсюда возникло слова «канон», «канонический» в значении - “соответствующий определённому стандарту”. То же самое слово kane породило в латыни слова «канал» (первоначально "тростниковый водопровод") и «канон» в значении "ствол, пушка", сохранившееся в английском cannon и французском canon; отсюда русское «канонада». Развитие семантического значения: «тростинка – ствол оружия – пушка» аналогично русскому «ствол (дерева) – ствол (оружия)».
  
  Бегемот означает в русском языке то же, что «гиппопотам». А древнееврейский behemoth, наряду с Левиафаном (livjathan) – это легендарные библейские чудовища, соответственно сухопутное и морское, над которыми не дано властвовать человеку, смирить которых может один лишь Бог (Иов 40:10-27).
  
  Лондонский Бедлам
  Ивритские топонимы Бет Лехем (Вифлеем) и Назарет нашли неожиданное отражение в таких словах, как «бедлам» и «лазарет». «Бедлам» – это искажённое в лондонском просторечье название Bethlehem. Так называлась в XIX веке лечебница для душевнобольных (сегодня в этом здании размещен Имперский Военный музей). В слове «лазарет» сплелись воедино название города Nacereth (Назарет) и имя человека Eleazar (или Лазарь).
  
  В XV веке в Венеции при церкви Св. Девы Марии из Назарета была построена больница имени Лазаря, которого, согласно Евангелию, Христос воскресил из мертвых. В устах простонародья Лазарь и Назарет соединились в одно слово: «лазарет».
  
  
  Библейские фразеологизмы
  
  В русский язык вошло множество библейских пословиц и поговорок, которые являются кальками с древнееврейских устойчивых словосочетаний. Не имея возможности остановиться на этой теме с той подробностью, которой требует обилие и разнообразие материала, назовем лишь некоторые из них: «во главу угла» (lerosh pina) и «краеугольный камень» (even pina), «в поте лица» (beze’at appexa), «по образу и подобию» (becalmo uvedmuto), «на свою голову» (berosho), «возвысить голос» (nasa et kolo). Кстати, к вопросу о полемическом противопоставлении иудейской мстительности христианской любви к ближнему: предписание "возлюби ближнего своего как самого себя" тоже древнееврейского происхождения - ve’ahavta lir’axa kamoxa.
  
  А выражение «глас вопиющего в пустыне» (Ис. 40:3) пришло к нам из неправильного перевода древнееврейского текста. Правильный перевод этого стиха звучит так: «Глас вопиет: в пустыне приготовьте путь Господу, ровняйте в степи стезю Богу нашему. Всякий дол пусть подымется, а всякая гора и холм пусть понизятся». Знаки препинания в переводе расставлены неверно. Это неудивительно: в древнееврейском тексте знаки препинания отсутствовали полностью, отмечался только конец стиха, как в известной фразе «казнить нельзя помиловать». Однако не только древняя еврейская традиция чтения, но и простая логика построения стиха укажут нам на ошибку. В тексте явно используется широко распространенный поэтический прием, называемый параллелизмом: слова пустыня и степь, дол и гора параллельны друг другу.
  
  
  Ивритские имена собственные в русском языке
  
  Не только знакомые нам с детства фразеологические обороты, но и многие «типично русские имена» имеют ивритское происхождение. Взять хотя бы Ивана: «русские Иваны» пошли от еврейских Йохананов, в греческом – Иоаннов. Имя это означает «Господь помиловал». К тому же корню – ХНН (быть милостивым) – возводится и имя Анна, библейская Ханна (1 Цар. 1:2).
  
  Семен (Симеон) происходит от библейского имени Шимон, которое в самом тексте (Быт. 29:33) объясняется как «услышанный», Яков же – это библейский Яаков/Иаков (от глагола «следовать за кем-л.»), который вышел из утробы матери вторым, держась за пятку – «акев» – брата Исава. Михаил – тоже древнееврейское имя, Михаэль, означающее «кто подобен Богу». Михаэль – ангел народа Израилева (Дан. 10:21, 12:1).
  
  
  Идиш как посредник и блатная феня
  
  После того как польские территории со своим многочисленным еврейским населением были присоединены к Российской Империи, в русский язык через идиш стали проникать гебраизмы – как через разговорную речь, так и посредством перевода книг «на еврейские темы». Это были, прежде всего, слова-термины, связанные с еврейским бытом: Тора, кагал (еврейская община), талес (молитвенное покрывало), пейсы, хедер (школа), гой (нееврей), маца, трефной (некошерный), мишурис (коридорный, половой), хала («плетеный хлеб») и др. Некоторые слова - например, балагола (извозчик) или бахур (парень, любовник) - вошли только в западные говоры русского языка, близкие к черте оседлости. Слово "фанаберия", если верить этимологическому словарю Фасмера, происходит из выражения на идиш, в свою очередь содержащего гебраизм: faine (идиш, «тонкий, изящный» + berje (иврит/идиш, «человек»). Внимательный читатель уже догадался, что и фамилия Берия имеет ивритское происхождение.
  
  Слова, знакомые нам из современного иврита, в идише зачастую звучат по-другому, непривычно. Причина в том, что существует несколько традиционных произношений иврита: в современном Израиле принято сефардское, а в идише использовалось исключительно ашкеназское. В ашкеназской традиции, например, буква «тав» без дагеша читается как «сав», а ударение обычно перемещается на предпоследний слог. Ашкеназское произношение тоже имеет несколько вариаций. В одной из них, украинской, изначальное "у" меняется на "и", например праздник Пурим произносится как "пирэм".
  
  Многие слова проникли из иврита через идиш в русское воровское арго. Не все они звучат чужеродно для русского уха. Возьмем, к примеру, слово "мусор": казалось бы, ассоциация с отбросами очевидна, однако на самом деле слово это пришло из идиша и происходит от mo(j)ser, «доносчик». Та же история со словом «малина»: ассоциация со сладкой жизнью - «не жизнь, а малина» - вторична, а происходит это слово от ивритского melina («бункер, убежище, укрытие») или meluna («конура») через идиш. Так что временами блатной мир, не подозревая об этом, «ботает» по-древнееврейски, и даже блатная компания называется ивритским словом "хевра".
  
  Вот еще известные примеры ивритских элементов русской фени:
  ксива («документ») - от ивр. ktuba / идиш. ksiba, "брачный контракт";
  хипеш, хипес ("шум, суматоха") - от ивр. xipus / идиш. xipes, "обыск";
  параша («слух») - от ивр. parasha, «история»;
  хохма («анекдот, шутка») - от xoxma, «мудрость».
  
  Уже упомянутый Фасмер утверждает, что слово лемезень ("тайный язык бродяг") происходит от идишского leimaden - «учение», восходящего, в свою очередь, к ивритскому leimed - «учение, знание». Не знаете такого слова? Неудивительно – язык-то тайный.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Северная, "Ворожея королевского отбора"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"