Арямнова Вера: другие произведения.

Заглавные вещи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    11 апреля - день рождения мыслителя-гуманиста, числимого по ведомству литературной критики Игоря Александровича Дедкова. Совпадение даты с Международным днем освобождения узников фашистских концлагерей, думается, достаточное основание для обращения к его статье "Как это случилось". Речь в ней о заглавных вещах: на что полагаться в век могущественных средств пропаганды и неизжитых иллюзий, государственной мощи и ПРЕДУСМОТРЕННЫХ людских реакций, о коричневом зле, о преодолении человеком страха смерти, о человеке "настоящих принципов", над которым циники посмеиваются... Итак, - читая Дедкова... Опубликовано в газете "Северная правда"

  Человек идет по улице, рядом тормозит автомобиль, выскакивают люди в штатском, деловито измеряют рост, нос, уши человека и забирают его с собой. Это 1942 год. Проводятся "мероприятия оп обеспечению чистоты расы". Так начинается пьеса Артура Миллера "Это случилось в Виши" и дедковская статья о ней. Он придал ей расширительное толкование. "Возможно, пьеса Артура Миллера принята мною слишком близко к сердцу", - объясняется критик...
  Свидетель сожжения людей в Освенциме рассказывает: всё происходило так быстро, что паники не было. Люди раздевались и шли "в баню".
  - Не было случая, чтобы кто-то из обреченных бросился на охрану? - спрашивает судья.
  - Нет. Только однажды я слышал, как кто-то закричал: "Они же нас всех уничтожат!" Но тут же другой его урезонил: это, мол, невозможно, ты паникёр и трус, кто допустит, возьми себя в руки!
  ...Ситуация, схожая с миллеровской драмой, пусть это пока не предбанник крематория, а коридор полицейского участка.
  Актёр Монсо тоже не верит в реальность человеческого зверства. "Как это на нас похоже: мы находимся в свободной зоне, никто нам не сказал еще ни слова, а мы уже едем в концлагерь!" Монсо не верит, вернее, боится поверить, что убийство для фашистов элементарный акт санитарии. Они же люди!..
  Еще арестованные - художник Лебо и коммунист Байяр. Их спор - столкновение идеологически организованной, "готовой" мысли и мысли вольной. Лебо, как и тысячи других художников, привык отстаивать свое понимание жизни в одиночку. Но разве мог он, нищий художник, встать на пути Гитлера? Сопротивление замаскированному под высшую мудрость компромиссу с фашизмом тоже было вне возможностей Лебо, пишет Дедков.
  Лебо отчаивается, что не уехал в Америку: мать решила, они не могут бросить имущество. "И вот я сижу здесь из-за какой-то никелированной кровати и дерьмовых кастрюлек. И упрямой невежественной женщины".
  Объяснение событий, не освещенное теорией, не устраивает Байяра, он втолковывает, что дело не в мамаше. "Монополии захватили власть в Германии, они хотят поработить весь мир, вот почему мы здесь".
  Да, человек должен понимать, почему ему плохо, говорит Дедков. Да, фашизм породил монополии при участии их апостола и делопроизводителя Гитлера. Но не обязательно же миллионам людей выполнять их волю! Экономические факторы - это еще НЕ ВЕСЬ МЕХАНИЗМ порождения фашизма. Наш страх за свое благополучие, за свою жизнь, диктующий не видеть правды, доколе ее только можно не видеть - необходимое условие.
  На это намекает Миллер, на этом настаивает Дедков. Он, настоящий критик настоящей литературы, как всегда шире распахивает открытые автором недра, договаривает за автора общественно значимое.
  "Присядем на скамью в том коридоре рядом с героями Миллера. Сейчас, вот-вот в кого-нибудь из нас ткнут пальцем: следующий, ты!.. Перед лицом смерти нам не до экономических факторов, нас мучительно волнует - правда ли, что этот человек, названный профессором антропологии, стал палачом, выбраковывающим людей? В такие мгновения в человеке за пустым столом сосредоточено для нас все международное и региональное право, всё правосудие мира, все заповеди и кодексы, вся возможная в человеке человечность. Мы продолжаем надеяться на человеческое в человеке. На что, на кого нам еще надеяться в том кабинете?.."
  - Надо верить в будущее, а будущее - это социализм, вот с этой верой я и пойду на допрос, говорит Байяр.
  Теоретическая основа героического поведения не годится на миг испытания. На допросе Байяр использует практическую возможность спастись.
  - Я старший электромонтер на железной дороге. У меня броня первой категории...
  Миллер написал Байяра с уважением и симпатией, но его благорасположенность не простирается до согласия с персонажем. Миллер показывает разрыв между словами Байяра и его реальным бытием, как и бытием вообще...
  Но каков выход из тупика, преодолевающий политическую байяровскую и прочие житейские философии, испытываемые в пьесе? Не практический выход из коридора полицейского участка, (попал-пропал), а нравственный - из столкновения фашизма и личности?
  Выхода из коридора для арестованных евреев не будет. Их реакции на происходящее ПРЕДУСМОТРЕНЫ устроителями новой жизни: человек, надеющийся миновать конфликт с официальной действительностью, будет отступать и пятиться до самого порога газовой камеры.
  Отношение к правде действительности, пишет Дедков, остается острой проблемой. Разглядев ее, человек рискует своим благополучием! И потому проще знать часть правды, или всю правду, но делать вид, что ничего не знаешь. Спокойней жить в доме, выстроенном из оправданий самого себя, своего времени и государства...
  Не тешит себя иллюзиями офицер, бывший психиатр Ледюк. Он готов к действию: где достать инструмент, чтобы бежать из поезда? Он резкий и прямой, он готов защищать себя, он хочет иметь дело только с правдой, какой бы она ни была. Пытается организовать нападение на часового, вступает в яростный, опасный спор с немецким Майором. Тот принадлежит иному социальному механизму, но воспитанный когда-то на примерах гуманизма, еще способен разглядеть в еврее, предназначенном к уничтожению, человека, и потому спорит с ним до истерики, пытаясь оправдать себя. По какому праву жить должны вы, а не я, спрашивает Ледюка Майор.
  Действительно, почему он, а не другие, должен приносить себя в жертву садистским наклонностям вождей?:)
  - Потому что я не способен делать то, что делаете Вы. Для людей будет лучше, чтобы жил я, а не Вы, - отвечает Ледюк. Как тот человек в Освенциме, он называет вещи своими именами. Но реакция прямого протеста тоже предусмотрена. Такие, как Ледюк, могут, конечно протестовать и сражаться, а конец тот же.
  Предусмотрена и реакция австрийского аристократа Берга, которого выпустят из полицейского участка, потому что он арестован вместе с евреями по ошибке. Заталкивая дрожащими руками документы в карман, он будет счастлив, что ОЧЕРЕДЬ ДО НЕГО ЕЩЕ НЕ ДОШЛА, и сможет издали наблюдать ландшафты концлагерей...
  Однако Берг в пьесе ПОСТУПАЕТ НЕПРЕДУСМОТРЕНО. Он уступает свой талон на жизнь Ледюку. Тот принимает жертву, понимая, что поступок князя - вызов своре экзекуторов, разрушающий их КОНЦЕПЦИЮ ЧЕЛОВЕКА КАК ДРОЖАЩЕГО ЗА СВОЮ ШКУРУ СКОТА. Ведь, если так - все позволено! - считал Майор. А теперь он чувствует, что есть деяния, которые НЕ ОПРАВДАТЬ. Есть идеалы сиюминутные, а есть вечные, и его безупречно пригнанная принадлежность к фашистскому государству - НИЗОСТЬ.
  Сколько продумано-страстных мыслей Дедкова посвящено поступку Берга! Невозможно, в итоге, не согласиться с Игорем Александровичем: "Единственной реальной силой в мире, по Бергу, личность. Ей нельзя одурманить голову, она способна преодолевать иллюзии, действовать самостоятельно, ей присущ историзм мышления. Уже одним своим существованием она бросает вызов большинству, способствуя разрушению "временных укреплений" на долгом и тяжком пути к правде". Личность наперекор всему существует, хотя кажется упраздненной. Личность существует, потому что совершает непредусмотренное.
  Говоря о том, что Миллер сам выставил против себя и Берга сильнейший из аргументов вопросом Байяра "Неужели вы верите, что пять, десять, тысяча, десять тысяч честных и мужественных людей стоит между нами и всеобщей гибелью?" Дедков приводит слова Антона Чехова: "Я верю в отдельных людей, я вижу спасение в отдельных личностях, разбросанных по России там и сям, интеллигенты они или мужики, в них сила, хотя их и мало".
  Безмерно дорогая, предельно конкретная правда о том, как досталась советскому народу победа над фашизмом, прослежена и проанализирована Дедковым на произведениях русской военной прозы. Пьеса "Это случилось в Виши" важна тем, что это могло происходить везде, где человек отворачивался от правды. И случалось, и происходило - везде похоже. Тогда появлялись Профессора и Майоры и орали: "Следующий!"...
  Механика покорности, пишет критик, теория и практика массового производства иллюзий, предупреждающих всякую открытую человеческую реакцию на факты действительности, педагогика страха - это все разделы популярной фашистской науки. Принимать воспроизведенные Миллером картины прошлого как СУГУБО ИСТОРИЧЕСКИЕ НЕТ ОСНОВАНИЙ.
  Не имеет большого значения, что перед нами: предбанник крематория, полицейский участок или парализованное страхом собрание.
  Такая же трагедия может разыграться на любых "подмостках".
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"