Арясов Владислав Владимирович: другие произведения.

Замок шипов.(1 Романтик при клинке)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:

  ЗАМОК ШИПОВ.
  
  Глава первая. Романтик при клинке.
  
  - Кажется, вы засмотрелись в окно, молодой господин?
  Ульям понял, что и правда, уже пару минут разглядывает, как со стороны полей, к зеленой полосе леса едет телега. Это маленькая точка была еле видна с западной башни Оукхолла, в библиотеке которой проходили уроки.
  - Кажется, да. Извините, мэтр Ангус.
  - Не удивительно, юноша. Оукхолл находится в одном из живописнейших мест запада. Вот там, за полями начинается Редвуд, который...
  "...носит это название из-за красных кленов. Их листва осенью становится цвета алого пламени."
  ... так назван из-за кленов. Кленов там сотни и сотни сотен. Осенью их листва становится ярко-алой и весь лес как будто пылает. Невероятное зрелище!
  Уильям в такие моменты не понимал Ангуса. Учитель, конечно, стар и может забыть, повториться. Но про эти красные клены, черт их подери, он рассказывал уже раз двадцать.
  "Неужели и я в старости стану таким. Буду донимать своих детей пыльными историями?"
  А ведь когда-то Уилл, затаив дыхание, слушал рассказы их домашнего учителя. Еще мальчишкой, он представлял все эти сражения и подвиги. Дети читают историю не как быль. Они переживают за любимых героев, даже если знают, чем все кончится.
   Но Уилл еще ребенком перечитал или прослушал все легенды, баллады и сказания, которые только были в библиотеке Оукхолла и памяти Ангуса Фердса. А под такой горой книг вполне можно заживо похоронить пару человек. Теперь новые истории в библиотеке и голове учителя иссякли, а слушать одно и то же по второму, третьему или десятому разу было до тошноты скучно.
  - ... и вот когда обе семьи сошлись в этом невероятном сражении... - Старик опять с восторженным видом и выразительной жестикуляции рассказывал про какую-то битву между Тальбатами и Ангегардами. Манера повествования Ангуса тоже надоела выросшему ученику. "Невероятно! Потрясающе" резали слух.
  
  Уилл старался делать внимательный вид, чтобы не обидеть старика. Ангус с неколебимой его верой в невероятность и красоту мира казался очень искренним. Эта святая вера сохранялась во многом потому, что о мире учитель знал в основном из библиотечных книг. Но Уилл еще помнил то состояние юношеского восторга и ожидания чуда, которое накрывало с головой после пламенных речей учителя. Тогда казалось, стоит выехать из знакомых земель, как мир преобразится. В каждой пещере будут ждать своего героя дракон и мантикора, среди темных лесов поднимет гордо могущественный колдун свой волшебный жезл, призывая орды демонов. А им на встречу уже будет идти паладин со сверкающим мечом, готовый вступить в битву со злом во имя веры, короля, возлюбленной или всех сразу.
   Сказочная картина мира рухнула после всего трех месяцев в столице. Из нее Уилл вернулся подавленным и пропахшим алкоголем. А ведь поначалу столица только усилила ощущение скорого чуда. Уилл впервые был в таком огромном городе, где есть столько разного и "потрясающе-невероятного". Королевский замок, окруженный парками и аллеями. Там всегда порхали птички всех цветов радуги. Почти каждый день турниры, а еще арена с самими лучшими скачками, выступление факиров, балы, пиры, тысячи новых, интересных людей. Уилл опьянел, вначале от восторга, потом буквально. Новые знакомые были щедры и доброжелательны, а главное держались на равных и все подливали вина...
   Веселье продолжалось неделю, конец которой Уилл почти не помнил. Впрочем, пробелы в памяти ему быстро восполнил отец. Уилл признавался в любви, кажется, около пяти раз. Даже пытался сделать предложение, используя кольцо, утопленное в бутыли рома. Правда, когда бутыль высохла до дна, кольцо и предложение были благополучно забыты. А еще был танец на улице и гимн в честь короля. Гимн королю, далеко не худшее, что можно петь на улице в нетрезвом виде, тут сказалось воспитание. Но гимн исполнялся хоть и хвалебный, но с сильным уклоном в тему межполовых отношений. Было там что-то про "всех девок королевства". И это устраивает сын придворного министра, хранителя ключей.
   Отец не кричал, не краснел от злости - просто сидел за столом напротив и смотрел на своего сына, как на проштрафившегося рабочего. Он объяснял Уиллу, как следовало себя вести, а как не следовало, советовал запомнить, что друзей здесь нет, что взвешивать нужно каждое слово. Уилл соглашался, говорил, что все понимает и ошибаться больше не будет. Тогда отец отпускал фразу вроде.
  "А почему же ты тогда..." И снова шло перечисление всех промашек с добавкой из новой порции советов. Он повторял это раз за разом, почти слово в слово.
  После седьмого наверно повторения Уилл был готов провалиться в преисподнюю лишь бы не слышать всех этих тонн житейской мудрости. Старший брат поступал проще, делая на балах и приемах выражение лица "я не знаком с этим дураком". За все присутствие в столице Уилл поговорил с Эриком всего пару раз, но его презрительный взгляд видел гораздо чаще.
   К нему были приставлены специальные люди, которые следили за тем, чтобы сын хранителя ключей сохранял здравый рассудок. Уилл, конечно, был не восторге от такого эскорта, но, оказалось, это не единственные глаза, наблюдающие за его спиной. Любой поступок, неосторожное слово, тут же становились достоянием местных сплетников. Уилл не привык к такому давлению, в каждом попрошайке он видел шпиона и может не сильно ошибался.
   На второй месяц пребывания Уилла в столице, отец подошел к нему и сказал примерно следующие.
  "У нас проблемы с магами, будь осторожен".
  Эти слова рисовали в воображении мрачные образы. Вот колдун стоит под полной луной, готовя проклятье, мертвецы встают из могил и безмолвным маршем идут на штурм дворца. Уилл был очень осторожен. Закупился ворохом оберегов. Молился и отрабатывал удары каждый день. Но все было зря. Проблемы с магами оказались спором между дворянами и колдовской гильдией по поводу прав на покупку земель вокруг столицы. Слова "будь осторожен" означали, что Уиллу не следует опять напиваться, особенно в присутствии магов, не трахаться с магами женского пола и вообще с представителями этой профессии не общаться. Да, магия оказалась всего лишь профессией, а не загадкой невероятного мира.
   Уильям был сильно подавлен после возвращения в Оукхолл из столицы. Под тяжестью тоски утраченного чуда он впервые обидел старика. Не прочитал и строчки из заданного, а главное поставил под сомнения идеалы учителя.
   Произошло все на лекции, которую сам же Уилл и попросил зачитать. Тогда он просил рассказать о магах, но учитель не понял его. Уилла после вояжа в столицу интересовали вполне конкретные вопросы, структура магического Совета, его возможности и как храм контролирует все это. Но Ангус все с тем же упоением стал рассказывать о невероятном даре богов людям, о великих магах и их потрясающий мудрости, то есть о вещах, которые не были применимы в жизни. Уилл пытался вывести учителя на нужное русло, но старик сводил их к истории, легендам и воодушевляющим речам. Это продолжалось около часа, а затем Уилл не выдержал.
  "Я уже видел магов" Сказал он. "Это просто обычные люди, иногда делающие необычные вещи. В них нет ни капли той мудрости и того величия, о котором говорили".
  Старик помрачнел, но, сдвинув густые брови, стал защищать свое виденье мира.
  "Не каждый маг мудр. Не все рыцари благородны, но легенды сложат о лучших. Это будет образец для подражания. Все это..."
  "Ложь!"
   Перебил его Уильям, которого наполняла обида, что вырастает из несбывшихся надежд.
  "Легенды бесполезно учить наизусть, но можно жить так, чтобы одну сложили о тебе. И тут не обязательно быть благородным, благородство потом все равно припишут, главное делом доказать, что легенды своей достоин."
  Лицо Ангуса изменилось, из уверенного стало печальным. Наверно, такие слова можно сказать парню лет двадцати и даже чуть старше. Но это нельзя говорить старику, который всю жизнь читал и пересказывал легенды. Уильям больше и не говорил. Пусть старый учитель спокойно проведет остаток дней в укрепленной башне Окухолла, где этот мир не помешает любить его и восхищаться невероятными вещами, описанными в книгах.
   Поэтому Уилл старика почти не слушал и больше смотрел в окно. Там виднелась зеленая полоса Редвуда откуда с часу на час должно было прибыть спасение. Спасение именовалось Хансом де Ордвиком, проживало в соседнем владении. Вместе с ним Уилл собирался на охоту к Анри де Булону. Ангуса ученик о своем намеренье оповестил, а, значит, почва для побега готова.
  Оставалось только ждать. Изредка делая вид, что каждое слово старого учителя бережно переносится в память и еще сыграет роль в жизни Уилла.
  - Ты понимаешь, каким Игнассио был человеком, человеком с ужасающе холодным рассудком!
  - Должно быть, отменный негодяй был этот Игнассио. - С вовлеченным видом прокомментировал Уилл, на секунду вернувшись от размышлений к лекции.
  - Не нам его судить. Он родился в жестокое время. Это были годы кровавого...
  Уилл снова перевел взгляд на пейзаж, раскинувшийся за окном. Рожь на полях уже вызревала, чувствуя приближение осени. Лето только перевалило за середину, но, казалось, природа чувствует преодоление этого рубежа.
  "Золото, рожденное небом и землей, вот, что нужно каждому человеку"
  Вспомнил Уилл любимую присказку Роджера Кравского, их соседа. Это была единственная красивая и небранная фраза, которую знал этот твердолобый старик. Ее он произносил, пресекая попытки управляющего Ламбертов перекупить часть владений Роджера. Продолжение у фразы обычно было такое: "Вот что нам нужно, а не ваше сраное золотишко, Ламберты, так что хер вам, а не моя земля".
  "Интересно, а хватило бы у Роджера смелости сказать это моему отцу?" Но это рассуждение Уилл не стал как следует разворачивать. Из зеленой полосы Редвуда появилась темная точка и она приближалась.
   Ханс ли на том коне или другой гость - главное приближающийся всадник это удобный повод закончить урок. Уилл осторожно прервал рассказ учителя и, выслушав заключение, занявшее минут десять, твердо заверил в намеренье что-нибудь почитать по теме лекции, подготовить какие-нибудь вопросы и когда-нибудь найти еще время, для новых занятий.
   Утешив Ангуса этой порцией неопределенных обещаний, Уилл отправился в главный зал, где слуги уже собрали его вещи.
  Главный зал Оукхолла это огромная галерея с длинным столом, во главе которого стояло подобие трона для патриарха семьи. Вниз от стола спускались ступеньки, что вели на широкую площадку предназначенную музыкантам или желающим потанцевать. Стены зала были украшены десятками щитов с изображением ладони и весов, герба Ламбертов. Портреты великих предков, наборы доспехов, скрещенные клинки, отлитые из железа и серебра - все символы достатка, власти и гордости благородной кровью. Особое место занимала стена, противоположная главному входу. На ней располагалась огромная, метров пять в высоту, гравировка по камню. Большую часть панно занимал огромный дуб, раскинувший свои ветви над всем залом. Каждый его лист был безупречно и ровно выбит в камне. Над кроной дуба располагался витраж желто-красного стекла, изображавший солнце. Но у ветвей дуба клубились тучи и бушевала буря. В грозовых облаках летали каменные драконы, орлы, виверны. У корней могучего дерева стояли крошечные люди - копьеносцы, всадники, лучники. Взгляды солдат были обращены к дереву и туда же смотрело оружие, летели копья, стрелы, молнии. Но в дубе не было и трещины, ни один лист не сгорел, не опал. Великое, нерушимое дерево - красивый символ неприступности Оукхолла и могущества его владельцев. Точнее бывших владельцев, Редсвордов ...
  "У них на гербе был дуб или только ветвь?"
  Попытался вспомнить Уильям, смотря на каменного исполина.
  Оукхолл не брали сталью и огнем. Замок, окрестные земли и серебряная шахта в придачу перешли к Ламбертам после одного росчерка королевского пера "За особые заслуги". А прежние владельцы попали в немилость и окончили жизнь на эшафоте. В чем была вина Редсвордов, Уилл не помнил. Может, не умели держать язык за зубами или рискнули всем в каком-то заговоре. Но это уже неважно. Все, что от них осталось - гравировка с дубом и, конечно, история, которой домашние учителя будут донимать молодых дворян.
  Уилл снова осмотрел картины и гербовые щиты на стенах зала, размышляя о том, что его портрет появится разве что после достижения звания великого Магистра. Попытка подсчитать шансы на получение этого звания была прервана звуком распахнувшейся двери. Ханс де Ордвик наконец прибыл в Оукхолл. dd>  Земли рода де Ордвик раскинулись на юге от владений Ламбертов. Хотя раскинулись тут слово не подходящее. Всего Ордвики владели двадцатью одним домам с сотней крестьян. Все более менее приносящее доход включая сады и мельницу давно продали или заложили. Это было заслугой Ордвика старшего, любившего хорошенько кутнут. Долги покойного отца стали для Ханса тяжелым бременем. Перспективы открывающиеся перед молодым рыцарем были не очень то приятными. Сидеть на жалких грошах, питаясь выращенным или ехать в город, осваивать профессию, стать служащим при дворе. Еще можно было женится на вдове и ждать пока супруга скончается. Но Ханс выбрал другой путь. Звон стали и ратное дело. В родное имение он вернулся пять месяцев назад,после кровопролитного похода к границам степи. Сейчас войны на континенте немного приутихли. Ханс мог немного передохнуть и развлечься. Хотя охоту с де Булоном вряд ли можно назвать веселым мероприятием.
  
  
  Когда палящее солнце покинуло зенит, два всадника выехали из центральных ворот замка и направились на восток. Путь их лежал мимо Редвуда, через бескрайние поля вызревающей ржи. Ветер, набиравший силу к вечеру, создавал на этих золотых океанах настоящие волны, с шелестом прокатывавшиеся мимо дороги. Путь предстоял не близкий. Если повезет, до владений Анри де Булона можно добраться часов за семь. Главное, чтобы Анри был хоть сколько-то трезв и не уехал с назначенного места встречи. Обычно Уилл избегал подобных мероприятий, но на это у него были особые планы.
  - Охота требует выдержки. - Изрек Ханс с притворной серьезностью. - Нужно сжимать свой дротик крепкой рукой, целить куда нужно. Не торопиться, но и не давать дичи передышки... А главное, не кинуть дротик раньше времени. - Сквозь серьезную мину Ханса постепенно проступала широкая улыбка
  - Не волнуйся. Выдержки мне хватит. Так что прибереги чувство юмора, в общении с Анри оно понадобится.
  - Де Булон? По слухам бесхребетный идиот.
  - Не совсем так. Анри особенно тупым не назовёшь, по местным меркам, разумеется. Но он во всем слушается старших товарищей, Сэма из Файдера, Маркуса Дилграма и прочей полубандитской швали. Однако стоит Анри выпить и его твердолобию позавидует любой баран, здравомыслие тоже опускается до скотского уровня.
  - И с такими отбросами мы едем охотиться!? - Отчаянно воскликнул Ханс. - Ладно, ты оправдывал свидания со своей подружкой поездками на ярмарку, ладно посещением святых мест, что, наверняка, богохульство, но ехать к де Булону! Да и если отец за тобой следит, то охота паршивое прикрытие. Там ведь толпа народу. - Закончил Ханс, выражая явное желание заменить охоту другим поводом.
  - За то, что вынуждаю тебя общаться с бесчестнейшими представителями благородного сословья - прими искренние извинения. Но мне скоро на орденские сборы, нужно ловить каждый момент. А что до толпы, то ты преувеличиваешь, вряд ли наберется больше двадцати человек. Слуг там не будет. Разбегутся, как только поднимется крышка первого бочонка.
  - Они сразу пить будут? - Вздохнул обреченно Ханс.
  - Ты плохо знаешь Анри и Сэма, если задаешь это вопрос.
  - И хорошо, что плохо знаю этот сброд.
  - Так вот, они надерутся и будут кутить дней пять, охотясь разве что на селянок. Затем приеду я. Как только вино кончится, скажу Анри, что проигрался ему в карты или уговор не сдержал, короче дам ему золотых двадцать якобы долга. Он на радостях спустит их в ближайшей таверне, а это еще дня три. После всего Анри запомнит только то, что обыграл Уилла Ламберта, о чем будет хвастаться на каждом углу. В общем, охота с де Булоном - отличное прикрытие. - Попытался защитить свою идею Уилл.
  - Не считая пяти дней общения с этими недоделками. - Презрительно сказал Ханс. Ныне покойный де Ордвик старший был отменным кутилой и сыну оставил долгов больше, чем на двадцать золотых, так что к пропойцам Ханс испытывал особую ненависть.
  - Ты можешь уйти, когда все как следует надерутся. Только обязательно скажи, что я подъеду. Спасибо и удачи, думаю, на следующем перекрестке разъедимся. Кстати ты через Нейрвуд поедешь? - Заинтересовано спросил Уилл, вглядываясь в чащу леса.
  - Ага. - Безразлично ответил Ханс.
  - А про трупы в лесу слышал?
  - Да все слышали.
  - Ну и? - Спросил Ламберт с нетерпением.
  - Ну и че. - Спокойно ответил Ханс, но по взгляду Уилла решил, что высказанную мысль стоит развернуть. Он сделал уверенное лицо и положил руку на эфес меча.
  - Среди этих трупов нет ни одного вооружённого рыцаря. Да и с убийствами все не просто. Расследование-то не проводят? -
  - С десяток трупов и нет расследования?
  - Ага. Все, кого в лесу нашли как на подбор бродяги, многие с дрекольем или топорами. Бьюсь об заклад, это работа местной милиции или кого из лордов. Помню, еще года три назад разбойников здесь было... Только по нужде присядешь, а в тебя уже из арбалета целят. - В голосе де Ордвика чувствовалось нотка сожаления, по слухам, перед своей первой военной компанией, Ханс рыскал по лесам в поисках лихого народа, чтобы опробовать настоящий бой.
  - А если милиция, то почему без суда и виселицы? Деревенские вроде любят публичные казни.
  - Брать разбойников живьем трудно. - Со знающим видом пояснил Ханс. - Знают про виселицу и дерутся как черти или драпают, пока ноги не переломаешь. Проще из-засады наброситься и перерубить. А тут ведь слухи про чудище расползлись.
  - Чудище?
  - Конечно, чудище. Когда у крестьян что странное случается, они тут же все на ведьму или вурдалака валят. Такие слухи разбойников отлично отпугивают. Видно бароны и ополченцы это просекли и странные убийства бродяг стали приключаться не только в Нейрвуде, а где попало.
  "Забавные все же принципы у народа. Просто повешенье не страшно, а вот чудище это в самый раз для испуга" Подумал Уилл, прощаясь с Хансом и поворачивая на север, к владениям Хоггартов. Впрочем, из всех представителей этого славного рода ему была нужна только Мария Хоггарт. Встреча же с остальными более чем не желательна. Но прежде ему нужно было где-то оставить лишние вещи и переждать время, остававшееся до вечернего свидания.
  
  
  Таверна, в которой остановился Уилл, находилась у перекрестка дорог и пользовалась популярностью. Это двухэтажное заведение с забавным названием "Бойкий жаворонок" открыл два месяца назад приезжий с севера. Местных дворян он в лицо еще не различал и язык не особо освоил. Чтобы совсем уж гарантировать себе анонимность на оставшуюся часть дороги, Уилл скрывался под широким шерстяным плащом, смахивая со лба капли пота и проклиная ежесекундно всех известных богов, связанных с погодой.
  По плану, в таверне он должен был выждать часа свидания, оставить лишние вещи и оружие. Так же к этому списку был добавлен пункт омовение. Прийти на третье свидание и перебить ароматы сада своим собственным не лучшее, согласитесь, начало для романа.
  В снятой за пол-золотого на неделю комнате Уилл начал процесс перевоплощения. Охотничий костюм из крепкой кожи, усеянный декоративными бляшками, был заменен на невзрачную рубаху серого сукна и многопроклятый днем плащ, хотя ночью он вполне пригодится.
  "Мы скроем благородный лоск, что бы любви отдаться тайне"
  Уилл мысленно процитировал строчку из баллады, представляя как он тихо пробирается сквозь сад Хоггартов, скрываясь от стражи в густой сирени. Возбуждающее предвкушение лилось через край. Уилл больше не читает роман, теперь он - главный герой.
  Затем он пристегнул пояс и закрепил под плащом трехгранный стилет, для колющих ударов. На этом сборы были закончены и "сокрывший благородный лоск" удалился из комнаты, чтобы за ужином скоротать время, оставшееся до назначенного часа.
  Просторный зал "Жаворонка" был полон разных гостей: купцов, паломников, крестьян идущих в город, а так же разношерстного сброда, подозрительной наружности.
  "Таким лучше держаться подальше от Нейрвуда" Подумал Улилл, ожидая заказанного мяса.
  Может зря рыцарь обратил внимания на подозрительный сброд, как будто уловив его мысль из дальнего угла к его столу подошла старуха лет пятидесяти. На годами немытой голове был повязан грязный платок, с пришитыми кусочками ракушек. Мешковатая накидка так же была украшена какой-то дребеденью.
  "Гадалка?" Предположил Уилл.
  Старуха села напротив, улыбнулась редкими зубами и, сделав серьёзный вид, подтвердила догадку Уилла.
  - Я вижу за вами опасность и великое будущее. - Начала она загробным голосом. - Судьба ваша трудна...
  "Я вижу за вами опасность... На оригинальность вступления она не претендует"
  - ...мне ведомо многое, и я могу открыть вам будущее. - Наконец закончила речь гадалка.
  - Сколько сегодня стоит открытие будущего?
  - Нам, ведающим людям тоже нужны деньги на пропитание, но не все измеряется златом. А вы видно не верите в предсказания? - Сделав гордую мину, сказала старуха.
  - Вы правы. Заметно это по лицу или обнаружилось благодаря особому дару? А в чем интересно секрет ваших способностей? Я так предполагаю какой-нибудь несчастный случай или с рождения, вряд ли дело в долгом обучении в Академии при Совете магов.
  "Надеюсь, после таких наглых выпадов она пригрозит проклятием и отвяжется".
  Старуха действительно сделала еще более гордое лицо и, зло поджав губы, собиралась вставать, но из-за стола встал мужик под два метра, одетый в грязную рубаху.
  - Ты чего святую женщину обижаешь? - Угрожающе спросил детина. - Она Чуму пережила, боги ее уберегли. - Важно добавил он подсаживаясь.
  "Работает с напарником или он просто местный любитель мордобития?"
  -Чуму много кто пережил, особенно здесь, куда эпидемия не дошла.
  "Интересно, он слово "эпидемия" за оскорбление не примет" запоздало подумал Уилл.
  - Она с юга, из города, откуда болезнь пришла, там все померли, а она святая! - Не унимался мужик. - Ты в Верхний Ардек зайди, там все ее знают.
  - Зайду на досуге. - Устало вздохнул Уилл. - Вот золотой, святой на богоугодные дела. А мне дайте спокойно придаваться чревоугодию.
  Мужик взял монету и принялся крутить ее у света с дебильно-радостным лицом, затем отправился на свое место, но старуха осталась, все смотря на Уилла укоряющим взглядом.
  - Так мало лет, а такое неверие. Гордыню всегда носят дворяне. Но чума преподала мне один урок. Смерть приходит ко всем, и золотым тогда не отмахнешься. Закончив эту речь, старуха наконец удалилась.
  Уилл прибывал теперь в раздраженном настроении и хотел скорее приступить к трапезе. Но за его стол, широко улыбаясь, сел новый гость, только после этого Уилл понял, какую ошибку совершил, дав предсказательнице золотой. Подсевший назвался алхимиком, открывшим секрет приумножения драгоценных металлов, и остро нуждавшийся в этих самых металлах для совершения ритуала. Отвязался он только после минут пяти уверений, что золота больше никому не перепадет. Вслед за алхимиком пришли: Принц в изгнании, старик знающий секрет клада и последний хранитель рецепта эликсира бессмертия, обещающий его открыть за кусок мяса. И только после того, как случайно попавший сюда гость из другого мира, собирающийся научить нас достижениям своей родины, получил в нос, поток удивительных личностей закончился.
  Уилла порядком достали, а остывшее мясо казалось жестче дубовой коры. Но как только он вышел на улицу, ночной воздух вернул ему азарт скорого приключения. Уилл оседлал коня и понесся во тьму. Назначенный час приближался. Теплая летняя ночь опустилась на мир.
  
  
  Сад Хоггартов больше напоминал негустую рощу. Только у самой усадьбы цветы и кустарник сменял яблони и другие деревца. Уилл старался держаться подальше от аллей и дорожек, пробираясь в тени зарослей. Ночью нельзя доверять глазам. Только слух, на который льются из темноты бесчисленные шорохи, может уловить шелест шагов. Но в саду было пусто. Ни звука громче колыханий листвы или пения сверчков. Уилл легко подобрался почти к самой усадьбе, где стояла летняя беседка, оплетенная диким виноградом. Лозы смыкались вкруг колон в плотную завесу, создавая внутри недосягаемый мрак. Именно у этой беседки должна произойти встреча. Укрывший в ней, Уилл должен ожидать Мари. Рыцарь шагнул в мрак под зеленым покровом. Тихо устроившись на скамье, он замер в ожидании. В его сознании сейчас нарастало предвкушение встречи, один за другим вспыхивали вопросы.
  "С чего начать беседу?" "Придумать темы заранее или предоставить себе свободу?". Уилл пытался вспомнить, что знает о Мари, какие вещи ее интересуют. Но память молчала. Хоть Хоггарты и жили здесь с незапамятных времен, Марию он видел всего четыре раза. Ощущение под названием "не знаю с чего начать" незримыми путами охватывало изнутри. После недолгой борьбы с ним, Уилл решил не составлять плана. В конце концов, он на тайном свидании посреди ночного сада. Это не урок или военная компания, можно обойтись без плана и жить только чувствами. Приняв решения дать ощущениям свободу, сознание Уилла опустело, безмолвно ожидая прихода Мари. Но всякое человеческое чувство, как известно, не может длиться вечно. Через полчаса ожидание стало утомлять. Не то чтобы Уилл спорил с правом дам опаздывать на свидание, но все же пользоваться им или нет, каждая девушка решает для себя сама...
  Уилл покинул свое укрытие и вышел на порог беседки. Грандиозная панорама ночного неба сияла мириадами звезд. От самых ярких до еле заметных точек, сливающихся в мерцающую звездную дымку.
  "Такого неба нет в столице, там видны только самые броские и известные из звезд"
  Уилл не стал дальше рассуждать о блеске и нищете крупных городов. Небо полное звезд завораживало. Хотелось просто смотреть в эту полную света и тени бесконечность, кажется такую близкую к нам, но доступную только взору. Кто-то говорил, что звезды это явление богов в понятном нам виде, другие рассказывали о праведниках, что вознеслась на небо. Так много слов, но еще не один смертный не прикоснулся к этому вечному сиянию. Уилл отвел взгляд, смотреть в небо слишком долго не очень полезно, тебя накрывает тихая грусть и ощущение ничтожности творящегося на земле. Но вовсе не смотреть на небо - еще хуже, тогда самые глупые в мире иллюзии начинают казаться правдой.
  Луна медленно маршировала перед бездной звезд, отсчитывая ночные часы, а Мари все не было. Объяснения одно за другим возникали в голове Уилла.
  "Может, ей сейчас нельзя покинуть дом, или Рей Хоггарт устроил какой-нибудь званый ужин и присутствие дочери обязательно". Версий было много, но все они сводились к одному выводу. "Что-то пошло не так".
  Уилл еще пробыл у беседки с полчаса, раздумывая стоит ли пробираться к усадьбе ближе. Он знал, где находится веранда с задним входом, за ней коридор и первая дверь слева ведет в комнату Мари. Уилл как-то посещал усадьбу Хоггартов со "случайным" визитом, через неделю после бала, на котором он встретил Мари впервые. Потом были поездка на ярмарку и паломничество, с посещением сада Хоггартов.
  Приняв, наконец, решение, выждав все "Ну, еще хоть пять минут и тогда..." Уилл покинул свое укрытие и снова скрылся в зарослях.
  Пробираться приходилось медленно, с большей осторожностью. В некоторых окнах усадьбы по-прежнему мерцал слабый свет, а густые заросли сменял низкий кустарник. Но цель была близка, покрытые белой краской перила веранды виднелись впереди.
  Осторожный переход по скрипучим ступенькам и вот Уилл уже у двери, которая оказалась не запертой. Он не понимал Хоггартов, ну, ладно, они переехали из замка в усадьбу, стремясь к удобству, но оставлять открытые двери это уже слишком. Охрана не настолько надежна, ведь сумел Уилл беспрепятственно проникнуть сюда уже в третий раз.
  Впрочем, Хоггарты и Ламберты живут по соседству, но в разных мирах. Первые давно отстранились от политики и войны, занявшись, в основном, заботами о поместье. А мир Ламбертов далек от золотых полей, там есть слежка, интриги, кровь. Даже если родился в нем, то не сразу привыкаешь.
  В коридоре царила тишина. Уилл медленно подошел к нужной двери и прислушался, но из комнаты не шло ни звука. Он осторожно приоткрыл створку. Комната была пуста. Столики, зеркало, шкафчики, занавеси - все безжизненными декорациями стояло в бледных лучах ночного светила. Уилл тихонько вошел, успокаивая мысли. Раз Мари здесь нет, то ей пришлось учувствовать в каком-то семейном сборе, и в сад она прийти не смогла. Предупредить Уилла возможности тоже не было. Рыцарь с грустью вздохнул, ощутив аромат смеси духов и еще какой-то знакомый запах. Теперь он не увидит Мари еще долго, а единственной встречей в ближайшие ночи будет "охота" с Анри де Булоном.
  Уилл сел на край резного стула, около зеркала, оснащенного ящичками для дамского набора. Запах духов в комнате был столь резок, что уже через минуту вызывал отвращение. Источником терпких ароматов были склянки, рассыпанные в беспорядке на полу. Это показалось Уиллу странным, и он постарался приглядеться, но тени скрывали детали. Тогда на помощь был призван небольшой металлический светильник. Запалив фитиль от огнива, Уилл смог оглядеться. Склянки, куски ткани, швейные принадлежности в беспорядке валялись на полу. Стул, рядом с кроватью был опрокинут, а занавесь перед кроватью измята.
  "Что за чертовщина! Воры?"
  Уилл продолжил осмотр комнаты, заглядывая в шкафчики и ящички, но вещи там лежали на своих местах. Все происходящее казалось странным, на полу среди всякой дребедени лежали золотые украшения.
  "Если не воры, то, что искали?"
  Уилл подошел к кровати и отодвинул занавесь. Мысли тут же исчезли, зрелище за шёлковой занавесью впечаталось в сознание.
  Мари лежала на тонком покрывале. Бледная кожа застывшего лица казалась мраморной маской. Бледная кожа... а ниже груди начинались темно-багровые полосы резаных ран. Отвратительные борозды сетью опутывали ее, веревками впиваясь в тело. Полосы сходилось на животе, погружаясь в огромную рану с рваными краями. Когда-то белое покрывало стало темно-багровым. Аромат духов здесь почти уступал запаху крови.
  Уилл замер на несколько мгновений, отказываясь верить своим глазам. В сознании пронеслась буря мыслей и чувств. Шок, уступил отчаянью, отчаянье гневу, но победителем осталось ощущение панического беспокойства.
  Уилл не знал что делать.
  
  Несколько минут он просто стоял в этой проклятой комнате, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце.
  "Спокойно... Сейчас нужно успокоиться..."
  Но сердце отказывалось подчиняться приказу. Ему хотелось вырваться из тесной груди, сгореть в импульсе боли и отчаянья.
  "Успокойся...Если меня застанут в таком положении..."
  Из особняка нужно было немедленно уходить.
  Уилл рванул к двери, но жуткая мысль остановила его.
  "Убийцы могут быть еще здесь?"
  Затем она получила развитие.
  "А что если убили не только Мари?!"
  Во времена смуты враждующие семьи вырезали друг друга под корень, что если история повторяется.
  Если убийцы еще здесь, что он должен делать? Принять бой или тихо уйти? Холодок нерешительности пробежал по спине, но Уилл сжал зубы и сделал шаг вперед. Бросив последний взгляд на Мари, он направился вглубь усадьбы. Уилл шел боком, готовый сразу пустить в ход стилет, зажатый в левой руке. Ладонь правой лежала на эфесе меча. Медленно проходя от двери к двери, он напряженно вслушивался
  За дверью в конце коридора раздались глухие шаги. Уилл замер, слушая их приближение. Он тихо отступил в тесный чулан, забитый метлами, и притворил за собой дверь. Неизвестный был уже в коридоре, шаги становились громче, слышалось неясное бормотание. Уилл ожидал, пока незнакомец пройдет мимо, чтобы незаметно рассмотреть его со спины. И если понадобиться - сократить дистанцию и нанести удар.
  Но исполнить план не удалось. Шаги смолкли, поравнявшись с Уиллом. Затем открылась дверь чулана.
  На вид неизвестному было лет двадцать, может, чуть меньше. Каштановые волосы, черные глаза, белый фартук. Особой приметой так же была принадлежность к женскому полу. Кухарка или просто уборщица замерла, широко раскрыв глаза. Уилл занимал в боевою стойку, с трехгранным клинком на перевес. Молчание длилось с полсекунды, затем раздался визг. Не умолкая и на секунду, девушка бросилась бежать. Уилл, чертыхаясь, рванул к выходу из поместья, с досадой понимая - он только что стал главным, подозреваемым в убийстве Марии Хоггарт.
  
  
  Рей Арон Хоггарт спал крепко и долго. Будило старика обычно светило, поднявшееся в зенит. Хотя и солнцу ему требовалось около двух часов, чтобы поднять почтенного мужа с кровати. Но сегодня привычный распорядок дней и ночей был нарушен.
  - Сэр, поднимайтесь, к нам пробрался чужой. - Тихо прошептал десятник, теребя лорда за плечо.
  - А Сэм... - Произнес Хоггарт, зевая. - Пошлите погоню за вором, утром расскажите, что пропало. - С этими словами старик повернулся на другой бок, демонстрируя намеренье спать дальше. Но десятник сторожей усадьбы не думал уходить.
  - Сэр, я должен вам кое-что сказать... - Тихо произнес он серьезным тоном.
  - Если взяли что-то ценное, спустите собак. - Снова отмахнулся Хоггарт.
  - Сэр... Прошу вас. Это важно.
  - Ладно, встаю. Только не буди Хелен. - Укрыв жену, лорд Хоггарт последовал за десятником.
  - Что же такое украли, если нужно меня будить, неужели до хранилища добрались...
  - Это был не вор. Сэр, ваша дочь... мне очень жаль.
  Что?! - Растерянно воскликнул старик. Признаки недавнего сна мгновенно исчезли, и лицо Хоггарта приобрело потрясенный вид. - Она ранена? Что с ней? Почему ты молчишь?..
  - Сэр... Мне правда очень жаль... Старик несколько секунд смотрел куда-то сквозь стену. Казалось, он постарел на лет на десять. Не отрывая взгляда, Хоггарт спросил дрожащим голосом.
  - К-как это случилось?
  - Сэр, мы пока не знаем, но в усадьбу пробрался чужой. Служанка видела, что он был вооружен. - Хоггарт снова замер на несколько секунд, словно он не до конца осознавал происходящее или просто отказывался верить. Страшно понимать, что размеренная и счастливая жизнь кончилась вместе с жизнью человека, которого любишь.
  - Отведи меня к ней...
  - Сэр... - Протянул десятник, опуская взгляд. - Мы даже не накрыли ее, нельзя там что-то трогать до приезда стражи.
  - Я должен увидеть свою дочь! - Хоггарт схватил Сэма за плечи и тяжело дыша повторил. - Отведи меня к ней!
  Сэм подчинился приказу хозяина. Лорд Хоггарт пробыл в комнате дочери десять минут, затем чуть пошатываясь, отправился на веранду, где молча стоял около часа, ожидая вестей от погони. Это была теплая летняя ночь, когда ясное небо усеяно звездами и так тяжело бывает заснуть. С тех пор пройдет много лет, солнце взойдет и сядет тысячи раз. И лорд Хоггарт проведет не одну ночь на веранде, мучаясь бессонницей.
Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Лебэл "Имплант"(Научная фантастика) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Лили. Сезон первый. Анна ОрловаМалышка. Варвара Федченко��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваОфисные записки. КьязаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОсвободительный поход. Александр МихайловскийВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси��Как снег на голову�� II. Ирис Ленская��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь Вакина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"