Арясов Владислав Владимирович: другие произведения.

Замок шипов.(3 Ученик волшебника)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава третья. Ученик волшебника.
  Дом с видом на королевский замок покупают не для удобства, а как символ власти. Власть короля абсолютна. Приблизится к Абсолюту это мечта, которой за свою жизнь достигают не многие. Арон Фалкар достиг этого, пусть и разменяв сотню лет, выходя на одинадцатый десяток. Но достиг же...
  Сейчас он сидел в мягком кресле с резными подлокотниками, смотря на возвышающийся семиступенный замок, оплот королевской власти. Это был именно замок, не дворец. Мощное укрепление, хоть и не лишенное вкуса снаружи и тем более внутри. Арон сидел спокойно, почти не моргая, однако не потому, что хотел насладиться видом. Просто старик давно перестал делать лишние движения. Он мог часами сидеть, не шевеля ни единым мускулом. Лишь тяжелое дыхание и слабый блеск глаз позволяли понять, что великий маг скорее жив, чем мертв.
  Жизнь в его теле держалась на упрямстве. Он достиг, добился, должен наслаждаться нектаром победы, пусть даже вкус его не так пьяник как в молодости.
  И почему достичь успеха в академических кругах Совета можно только в весьма преклонном возрасте. Столько приходится ждать, пока освободятся должности на кафедрах, пока тебя признают классиком, и твои изобретения станут повсеместно используемыми. А, между тем, твоя жизнь уже подошла к концу и даже слава не греет старые кости. Холод смерти не перебьёт ничто.
  Поэтому мэтр Арон Фалкар часто прибывал в задумчиво-грустном настроении. Таков он был и сегодня. Из транса его вывел визит секретаря, который коротко поклонившись, ожидал разрешения говорить. Старик медленно кивнул, давая согласие.
  - Мастер Фалкар, Кайл вышел на связь. Ему удалось обнаружить сына Чарльза Ламберта. Объект жив, но серьезно ранен. Однако Кайл рапортовал, что помощь в лечении не потребуется. Есть в наличии широкий набор лекарств.
  - Хорошо... В лечение пусть не вмешивается... Риск нам не нужен... - Медленно проговорил старик, прерываясь на тяжелые вдохи. - Сообщи Чарльзу... Пусть выполнит свою часть... Любезность за любезность... Так и передай...
  - Слушаюсь! - Отрапортовал секретарь и зашагал прочь. Дверь закрылась, и мастер Фалкар снова мог погрузиться в раздумья.
  "Моя смерть многих расстроит" меланхолично подумал Арон "Ведь столько интересов, амбиций и планов завязано на моей должности, столько связей я скрепляю авторитетом"
  В своих мыслях маг был гораздо свободнее, так как не отвлекался на дыхание, дававшееся из года в год все тяжелее. Вот и сейчас он старался контролировать вдохи и выдохи, чтобы не разразиться болезненным кашлем. Взгляд старика по-прежнему был устремлен на замок. Он тоже чувствовал себя повелителем вершины, которую изо дня в день штурмует непобедимый враг и однажды ворота падут.
  
  
  
  Из глубокого сна выходят постепенно. Сначала Уилл ощутил свои веки и попытался их разомкнуть. Это почти получилось, но тут в дело вмешались чьи то пальцы, бесцеремонно открывшие глаза Уила. Перед ним возникло лицо молодого парня. Незнакомец несколько секунд разглядывал Уилла с серьезным видом, после чего резко вскочил и скрылся из вида.
  - Он пришел в себя! Он пришел в себя! - Донесся взволнованный голос.
  Уилл снова ощутил свое тело, которое, впрочем, двигаться совсем не желало. С большим трудом он пошевелил руками и отметил, что не испытал и капли боли.
  Встать все же не получилось, удалось только повернуться на кровати в сторону двери, в которой показался тот же юноша. Теперь Уилл смог разглядеть его как следует. Особое внимание привлекла одежда - черная, мешковатая ряса или роба. Поверх одеяния висела бывалого вида сумка. На ее желтой коже виднелись странные разводы красного и зеленого оттенков. Дополнял образ парня амулет, на котором была выгравирована звезда примерно с двадцать лучами и странной руной заключённой в центре.
  - Вы целитель? - Спросил Уилл, видя, как парень садится на стул, рядом с его кроватью.
  - Нет ваша светлость. - Не очень уверенно ответил паренек.
  - Но ты маг?
  - Пока только ученик, ваша светлость.
  "Почему он так нервничает?" Подумал Уилл, глядя на позу парня. Сжатые колени, сутулая спина. Лицо, на котором только пробивались жиденькие усики, выражало волнение и желание поскорее убраться подальше.
  "Боится что я отправлюсь к предкам в его дежурство и строгий учитель оставит на второй год? Но маг... это очень хорошо"
  - Как вы меня отыскали? При помощи колдовства?
  - Да... - Протянул ученик. - Поиск по образцу крови.
  - По образцу крови?
  - Даааа... - Протянул он дольше и неуверенней, как будто ляпнул лишнее. - Нам дали ваш образец крови, вот. И там стандартное заклинание есть, но у нас оно очень качественно выполнено, ваша светлость.
  - Я знаю, что у отца есть мой образец на всякий случай.- Успокоил его Уилл.
  "Интересно, образцы чего еще там хранятся?"
  - А ты значит специалист по поиску?
  - Не совсем, ваша светлость. Я писал защиту по истории альвов, а вот сейчас перешел на свойства "Блейхера" известного также как подорожник обыкновенный.
  - А кто проводил поиск? - Уилл в тайне надеялся что здесь есть маги опытнее, специалиста по подорожнику.
  - Я и проводил, но само заклинание составлял глава кафедры, мастер волшебства Арон Фалкар.
  "Фалкар... Кажется я даже с ним виделся в столице, но мне казалось он еле ходит, не то что колдует"
  - А лечил меня тоже ты?
  - Нет, ваша светлость, я бы не рискнул... Мы уже хотели связываться с мастером, чтобы прислали специалиста, но у вас в замке нашлись отличные лекарства. Ауреус, причем выдержанный и заряженный. Вам стало лучше уже через день.
  "Когда я был в сознании последний раз, то думал что вот-вот предстану перед ликом богов, но за день мне вылечили две загнившие раны с намеком на заражение крови. Надо купить себе бочонок заряженного и прочее Ауреуса."
  - Это редкое лекарство?
  - Очень даже, ваша светлость. Его делают из смеси шести порошков драгоценных камней, но дело не только в цене. Эти камни нужно зарядить и потом обратить в порошок без потери заряда. Когда у нас какой алхимик в Академии Ауреус готовит, то набивается полный зал зрителей, да еще и ставки делают
  "На бочонок может не хватить..."
  - С лечением ясно... А надолго ли ты в замке?
  - Не знаю, это зависит от нужд господина Делгарди.
  "Значит отец послал на мои поиски Делгарди..." Уилл надеялся что расследование затянется или он сможет пустить его по ложному следу и заставить Делгарди расследовать убийство Мари, найти ведьму. Хотя сделать это будет очень трудно. Делгарди один из лучших агентов отца.
   А еще в Оукхолле теперь будет маг, хоть и ученик... И пусть он остается здесь как можно дольше.
  - Ты ученик, так. Чем это отличается от мага.
  - Ну... Маги это те кто закончили Академию и входят в Совет. Я пока ученик, недавно пытался отстоять степень адепта, но на защите провалился.
  - Строгие учителя?
  -Почти... - Вздохнул ученик. - Я писал защиту по ритуальной альвской керамике. Около года готовился. Но кое-что упустил. Оказалось для исследования альвской керамики нужна, эта самая альвская керамика. Зарисовок из книг недостаточно.
  -И теперь ты занимаешься подорожником?
  -Да, ваша светлость, его в любой канаве набрать можно.
  -А эта керамика... - Произнес Уилл, пытая сделать хитрое выражение на измученном лице. - Сколько обычно стоит?
  -Нууу... От пятнадцати золотых, если без значимых символов и сильно расколотое, ну то есть черепки.
  -А скажем за тридцать золотых, можно купить стоящий экземпляр?
  -Дааа... - Голос ученика дрогнул, видно он начал понимать намек.
  -Если я как следует встану на ноги, то можешь возвращаться к исследованию альвской истории. И кстати, в замке есть отличная библиотека, поможешь в ней кое-что отыскать?
  -Дааа.
  -Ну и наконец давай представимся. Уильям Ламберт.
  -Очень приятно, ваша светлость. Кайл Эриксон.
  -Взаимно Кайл. - Устало выдохнул Уилл. - Но знакомство мы продолжим позже, меня сильно клонит в сон.
  - Так и должно быть сэр. Один из эффектов Ауреуса.
  - Ясно... Ну тогда до встречи... Сквозь зевоту попрощался Уилл. С этими словами он повернулся на другой бок и погрузился в крепкий сон.
  
  
  
  Кайл сидел на жестком стуле, обдумывая разговор с Ламбертом. Волнение переполняло ученика. Еще утром он думал, что новое задание не принесет ничего кроме проблем. И пусть учитель Аркис прочел ему получасовую лекцию о том, какой чести он удостоился. Но в чем собственно состояла роль Кайла? От имени великого Арона Фалкара использовать артефакт подготовленный Аркисом или кем-то еще из учителей - вот и вся великая миссия. Но Кайлу это не понравилось с самого начала и причины на то имелись. Его учителя и мастер Фалкар были из тех магов, кто не хотел вмешиваться в интриги. Нет, конечно существовала и в Академии своя закулиса, но она не шла ни в какое сравнение с остальным Советом, особенно секцией гильдий где вращались огромные деньги. Вот и сейчас никто из академических магов не хотел сам лезть в чужие проблемы. И был послан с заданием никому неизвестный ученик с проваленной защитой. Три проваленные защиты и ты на улице. Свободное место застолбят для учащихся за плату. Самое неприятное, что в Академии есть негласная норма отчисленных. С каждого курса должны выгонять определенное количество учеников. Дело в том, что у верхушки Совета, да и обычных магов вполне себе бывают дети. Разумеется, отправлять своих отпрысков в подмастерья к ремесленникам, никто не собирался, хоть бы из престижа. Однако количество поступающих на первый курс ограничено и всех впихнуть редко удается. Поэтому и придумана была система с платным поступлением на старшие курсы, для детей магов, получивших начальные навыки дома. Кайл с его заваленной защитой, становился заложником этого принципа и был вынужден отправиться на это опасное задание, которое сулило только неприятности. Если все пройдет успешно, то учителя обогатятся, а неудачу свалят на исполнителя. Но может случиться кое-что похуже проваленного задания... Вдруг Кайл, прогуливаясь по древнему Оукхоллу, откроет не тот шкаф и увидит мертвый оскал какого-нибудь скелета. В тайны дворян лучше не соваться.
  Но таки опасения закрались в мысли Кайла слишком поздно, когда он уже вошел в открытый Аркисом портал. И сейчас, нервно перебирая холодными пальцами, Эриксон думал:
  "Нет Кайл, ты скоро уедешь, совсем скоро и не во что не будешь вмешиваться, какие бы деньги они не предлагали, просто уедешь и ничего не будешь выяснять... Пусть даже тебе до скончания века придется собирать в канавах чертов подорожник..."
  Но любопытство, смешанное со страхом снова взяло верх и Кайл решил повторить то, что он сделал, войдя в Оукхолл первый раз.
  "Здесь ведь нет других магов, никто не должен заметить"
  Кайл закрыл глаза и начал представлять, как он растворяется в окружающем пространстве, как его чувства расширяются, выходя за пределы тела.
  Это была стандартный прием поиска активных аномалий, энергоемких объектов создающих сильный фон - артефактов, чар, а так же мест, наполненных яркими эмоциями.
  И сейчас внутренний взор Кайла обагрился, красные всполохи, зловеще переливаясь, заполняли большую часть Оукхолла. Ученик продолжил открывать свой разум пространству и теперь в него хлынули не только образы, но и чувства. Смятение, отчаянье, страх, боль...
  В памяти вспышками возникали разрозненные картины. Какие-то люди, удары, крики и снова все окрашивается красным.
  Кайл потерял контроль, увлеченный этим мощным потоком страданий. С трудом прекратив эту пытку, ученик пытался сдержать нарастающую панику.
  "Нет, я не буду выяснять, что здесь произошло, я скоро уеду..."
  
  
  Уилл проснулся на следующее утро. Кайла на посту у кровати сменил Ангус, внимательно изучавший какой-то потрепанный фолиант. Выслушав радостные причитания старика и выпив несколько порций лекарств Уилл отправил его за слугами, так как успел серьезно проголодаться.
  Не дожидаясь возвращения учителя, рыцарь поднялся с постели, но ходить пока удавалось с трудом. Пытаясь сделать шаг, он не удержался и упал обратно на жалобно заскрипевшую кровать. Дверь комнаты открылась и в ней показался мужчина, с мечом на поясе. Он не был одним из стражников Оукхолла. Серая, без опознавательных знаков форма поверх кольчуги, меч и шестопер на пояс, военная стрижка, сосредоточенно-исполнительное лицо солдата. Уилл уже видел таких людей. Элита наемников, в основном ветераны войн, завербованные в отдаленных странах. Чаще всего не имели в здешних землях знакомых или родственников, ни каких лишних связей, даже язык редко знали. Иногда им даже не сообщали о нанимателе, а любопытству мешали военная дисциплина и хорошая оплата. Услугами именно таких наемников пользовались Ламберты. Но зачем же такие сложности, спросите вы?
  Такие наемники имели очень весомое преимущество. Оторванные от дома чужестранцы, в случае чего могли бесследно исчезнуть и никто не стал бы поднимать шум. Просто появился бы в какой-нибудь канаве труп. Местные хладное тело не опознали, и дело было бы закрыто.
  Наемник окинул комнату беглым взглядом и снова скрылся за дверью. Уилл полусидел, опираясь на подушку и ожидая обеда.
  В дверь коротко постучали. Не дожидаясь ответа Уилла створки заскрипели. Вошедший был одет в туже серую форму, поверх кольчуги. Однако сразу бросалось в глаза, то что форма была идеально чистой и плотно прилегала к броне, стянутая специальными креплениями. К черному поясу с начищенной бляхой были пристегнуты ножны длинного меча.
  Вошедший, держал правую руку на рукояти клинка, левую плотно прижимал к корпусу и казалось, стоял идеально ровно. Коротко поклонившись он занял стул на против кровати Уилла.
  
   Делгарди не изменился с их последней встречи. Морщины на лице были глубокими, но редкими, делая его, как будто высеченным из чего-то тверже чем плоть. Седые короткие волосы казались частью формы. Уилл иногда жалел, что глаза у Делгарди были светло-карие. Серо-стальные лучше вписались бы в образ. Но о цвете обычно забывали, когда встречались с ним взглядом. Даже не твердость, даже не холод, какую-то непобедимую уверенность и ясность выражали эти глаза. Как будто они могут без тени сомнения, отвращения или страха смотреть на все ужасы войн и кровавых интриг.
  Уилл постоянно забывал официальную должность Делгарди. Тем более место его работы и специфика очень быстро меняли. То он был особым порученцем его величества, то заместителем капитана столичной стражи или совмещал три-четыре поста. На все эти должности, Чарльз Ламберт продвигал своего агента для предоставления ему различных полномочий. Чтобы Делгарди мог без проблем обыскивать, задерживать, запугивать не взирая на титулы и чины.
  
  Впрочем, Уилл был почти уверен что у деятельности Делгарди есть и теневая сторона. Возможно, агент Ламбертов даже "расследовал" самолично совершенные преступления. Но чем бы он не занимался, его преданность роду никогда не ставилась под сомнение.
  - Сэр, ваше здоровье позволяет уделит некоторое время разговору, важному для текущего расследования? - Поинтересовался агент.
  Конечно, Делгарди уже был осведомлен о здоровье Уилла, но он не мог без формальных мелочей. Например, вопросов ответ на которые заранее известен.
  - Вполне господин Делгарди, вы уже что-нибудь выяснили по поводу нападения?
  - К сожалению информации очень мало. - Уклончиво ответил Делгарди. Но Уилла не покидало опасение, что расследование уже проведено, виновные схвачены, а его сейчас будут ловить на лжи.
  - Тогда я готов ответить на ваши вопросы. Надеюсь, вам удастся найти виновных.
  - Мы приложим все усилия. Как вы считаете, с какой целью на вас напали?
  - Возможно грабеж. Все мое имущество пропало. - Выдвинул ложную версию Уилл. Месть Хоггарта за стенами замка ему не страшна, и сразу сдавать старика он не собирался. Гнев отца, потерявшего единственную дочь Уилл понимал, как и то, что под подозрением оказался не случайно. Но еще оставалась надежда уладить все мирным путем.
  - По донесениям стражи, разбойников здесь давно не замечали.
  - Может, пришли сюда не так давно и сразу решили играть по крупному.
  - Но они взяли вас в плен и где-то держали. Значит, у них есть подготовленная база. Зачем простым разбойникам брать в плен человека, в котором можно легко опознать дворянина. Неоправданный риск. Делгарди говорил еще очень долго, выявляя не состыковки в версии о разбойниках. Уилл вслушивался в уверенный голос следователя и понимал, что совершил ошибку. Вообще не нужно было ложных версий. "Не знаю" вот самая крепкая позиция в обороне. Но он даже стал свою версию защищать. А это подозрительно...
  Допрос длился еще с полчаса и коснулся всех последних моментов жизни Уилла, в том числе и злополучной охоты, что особенно держало рыцаря в напряжении. Делгарди мог легко проверить и перечеркнуть алиби для свидания. Это даже вилвордскому капитану удалось, а тут специалист высшего класса и широкого профиля. Теперь Уилл не говорил лишнего, старался давать ответы без зацепок и слабых мест, но Делгарди с его чудовищной мелочностью выуживал из рыцаря деталь за деталью, каждую подробность... Затем началась сущая преисподняя. Делгарди приступил к использованию своего излюбленного приема - спрашивать одно и то же разными словами, через некоторые временные промежутки. Суть метода в том, что ложь, сочиняемая на ходу, может легко вылететь из головы через пару минут. Особенно когда ее приходятся сочинять много.
  Может эта пытка длилась бы еще долго, но в комнату с криками и руганью ворвался Ангус. Он заявил, что охранники не желают пускать слуг с едой, что его подопечный еще слаб для показаний, что нужно срочно принимать лекарство... и все это громко, уверенно и в красочных эпитетах.
  Эти заклинания помогли изгнать Делгарди, и довольный эффектом Ангус занял место у кровати, пытаясь откупорить увесистый пузырек. Это была не обычная аптекарская дребедень из дешёвой глины, а качественный сосуд с интересным знаком в центре. Месяц, три звезды вокруг, все в кольце из двух извивающихся линий. Содержимое пузырька, которым Ангус теперь наполнял ложку так же было примечательным. Густая жижа исходилась разводами всех цветов радуги и немного искрилась.
  - Ауреус? Спросил Уилл.
  - Да, самый настоящий, эффективнейшее лекарство. - С гордостью ответил Ангус, передавая наполненную ложку Уиллу. - Если только вы попробуете его, даже самые экзотические блюда будут казаться постными. Не то, чтобы состав был невероятно вкусным, но ощущения по истине уникальны...
  Уилл с любопытством сделал первый глоток. Ощущения и правда были странными, но вкус лекарства почти не чувствовался, его перекрывало ощущение жара, разливавшегося по гортани. Необычности придавало впечатление того, что Ауреус не пассивная масса, которую поглощают организм, а нечто двигающееся само собой и мелко подрагивающее. Эффект наступил быстро. Теплота и тяжесть разливались по телу.
  - Сейчас вам захочется спать. Не нужно сопротивляться этому чувству. Вы отдохнете несколько часов и проснетесь бодрым, но голодным как волк, тогда слуги пода...
  Последних слов Уилл уже не слышал. Закрыв глаза, он расслабился, и сознание тут же заполнили разрозненные образы самых ярких цветов, таких что даже не увидишь в реальной жизни. Крошечный Оукхолл, стоя посреди чащи алых кленов с невероятно пышными кронами. Клены быстро колыхались из стороны в сторону и издавали мелодичный перезвон. Затем все внимание привлекло невероятно лазурное небо, на котором висел огромный, больше замка и кленов, месяц. Он казался не далеким явлением небосвода, а некой громадиной, зависшей над Оукхоллом. Лунный серп тоже издавал мелодичный перезвон, который вливался в общий хор нереального пения. Образы стали быстро меняться, не оставаясь в памяти и унося сознание в небытие.
  
  
  
  Закрыв за собой дверь комнаты, Делгарди остановился у письменного стола, на котором была разложена подробная карта окрестностей с установленными пометками. Специальной линейкой он по нескольку раз мерял длину дорог и тропинок от Оукхолла до Владений де Булонна, Хоггартов, де Ордвиков, разных деревень и Вилдворда. Затем Делгарди взял чистый лист и стал рассчитывать время, для преодоления этих отрезков верхом.
  Отложив карту, он начал мерить комнату неспешным шагом, заложив руки за спину.
  "Вариант первый - грабеж. Тогда зачем плен. Есть база, значит из местных. В Данре была шайка, которая состояла из обычных крестьян, оружие прятали в лесу, схрон устроили в погребе заброшенной хаты. Но случаев ограбления здесь давно не наблюдалось. Нападать на дворянина рискованно. Для разбойников слишком хорошо вооружены. Приманка. Пьянь из Страда. Исчез. Вероятно, мертв. Внешность нападавших сверить в ближайших деревнях и версию с грабежом можно отбросить"
  Делгарди остановился и бросил взгляд на карту.
  "Были еще дейские убийцы. Банда, которая тайно путешествовала от города к городу, совершала рискованные грабежи и больше не возвращалась на место преступления. Но главным их расчетом были скорость и секретность. Никаких свидетелей. Здесь же взяли заложника. Заранее оборудовали базу. Но проверить нужно все."
  Оторвав взгляд от карты он снова продолжил свой неспешный марш.
  "Следующий вариант - целенаправленное похищение. Вопрос - агрессия направленная против Уилла или против Ламбертов в целом. Идет из столицы или местный интерес. Похищение выполнено на уровне, но если раненный пленник бежит, значит, допущена глупая ошибка..."
  Раздался стук в дверь, которая через мгновение была открыта парнем в серой форме. Звали его Нешвуд , кратко Неш и выполнял он при Делгарди роль адъютанта. Быстро поклонившись, вошедший начал отчет.
  - Стража Оукхола получила новые инструкции. Группа для поездки в Страд готова. Группа из Вилдворда вернулась.
  - Подготовь письменный отчет к вечеру. Сейчас я назову тебе список, который ты отправишь в столицу. Румперу лично.
  Неш кивнул и сделал внимательный вид.
  - Анри де Булон, Ханс де Ордвик, Маркус Дилграм, Сэм из Файдера, Рей Хоггарт. Пусть найдут всю возможную информацию, особенно важны долги, которые мы можем перекупить и другие рычаги давления. Также необходимы сведенья по убийству Марии Хоггарт, когда вилдвордский капитан сможет приехать?
  - С этим будут сложности... - Неш сделал легкую паузу. - Он сгорел вместе с домом три дня назад. Нового еще не назначали.
  - Пусть приедет следующий по званию. Причины пожара известны?
  - Пьяное помешательство. Он закупил огромную партию дорого вина и распивал его несколько дней. Устроил дебош, пытался поджечь трактир. Капитана увели домой и положили спать, а через пару часов пожар полыхал во всю.
  - Это осложняет ситуацию. Нужно надавить на слуг Хоггарта. Я запрошу расширение полномочий, но все это только через неделю - две. Пока займись распределением постов по дорогам. Установите слежку в трактирах. На этом все. Жду вечернего отчета.
  - Есть! - Выдохнул Неш и снова поклонившись, скрылся за дверью.
  Делгарди подошел к столу и выудил из кипы бумаг утренний отчет, затем листок со своими планами.
  
  "Проверить в ближайшее время" Гласил подзаголовок.
  "Убийство Марии Хоггарт
  Два трупа в лесу за этот месяц(регулярные обнаружения!)
  Охота у де Булона
  Долги де Ордвика(возможный мотив)"
  Макнув перо в чуть загустевшие чернила, Делгарди аккуратно вывел:
  "Смерть капитана вилдвордской стражи. Пожар?"
  
  Перечитав последние строки утреннего отчета, Делгарди добавил еще одну запись.
  "Деревня Зиповка. Земли Хоггартов. Убийство четырех человек. Мотивы не ясны. Общая картина преступления имеет явное сходство с первым пунктом."
  Отложив перо Делгарди опять начал маршировать по комнате с утренним отчетом в руке, раз за разом бегло читая уже выученные наизусть строки.
  
  "...тела обнаружили на третий день... заметили открытую дверь... дом на отшибе... Жертвы: Дуз Кромье - лесоруб... жена... дочь... сын... колотые и резанные раны, колотые глубиной до 16 сантиметров, до 5 в диаметре... два пальца отрезаны, один предположительно, обгрызен. Возможно мыши... из вещей ничего не пропало, похищена левая кисть Дуза Кромье."
  
  Связь с убийством Марии Хоггарт заключалось не только в способе убийства. От одного места преступления до другого было всего полтора километра.
  "Устранение свидетелей или сообщников? Возможно... Но зачем столько лишних движений? Имитация помешательства или же не имитация..."
  Делгарди остановился и снова посмотрел на свой список подозрительных событий. Когда он собирался в Оукхолл, то ожидал столкнуться с недостатком, а не с переизбытком фактов, требующих проверки. Но оказалось, что Вилдворд с окрестностями набиты сюрпризами под завязку.
  
  
  
   Коридоры в Оукхолле достигали до сорока метров в длину. Узкие, освещенные редкими факелами или во все пребывающие во тьме, они шли вдоль мощных крепостных стен. Хозяева замка редко бывали в них, предпочитая более просторные и светлые залы. Однако до комнаты, выделенной Кайлу, другим способом было не добраться. Когда он искал свой временный приют второй раз, ему даже не повезло заблудиться и получить мясницким ножом в бок. Это, впрочем, не было смертельным ранением. Неприятность произошла, когда у Кайла погас огарок свечи прямо посреди темного коридора. Не обнаружив в сумке других средств освещения, Эриксон стал формировать магический фонарь. Не имея опыта в подобных заклинаниях, Кайл сначала пытался создать структуру, которая повинуясь его воле, будет парить над землей. Однако, он забыл об отвратительной привычке мыслей путаться, сбиваться и вообще размышлять черт знает о чем вместо дела. Поэтому первые фонари, быстро гасли, на секунду забытые создателем, а один даже взорвался. Но это было не самым неприятным проишествием. Кайл мог удерживать фонарь только вплотную к себе, а фонарь был сгустком огня, довольно горячего и нестабильного. Подводило отсутствие тренировок манипуляции энергией и узость зоны контроля. Зоной контроля называли пространство, в котором маг может своей волей воздействовать на окружающий мир. Четких границ у этой зоны нет, но чем дальше от себя некто пытается создать заклинание, тем труднее выходит. Опытные мастера легко манипулировали силой на десятки метров. Кайл же мог похвастать куда более коротким отрезком. И не то чтобы он плохо учился. Таковы особенности кафедры ритуальных манипуляций. Ее выпускник с необходимыми артефактами способен замок до основания разнести за минуту. Но заблудившись в темном коридоре без должного оснащения, мастер ритуала может легко переломать ноги или подорваться на собственном фонаре. Что поделаешь... Специализация есть специализация.
   В итоге Кайл все же нашел решение. Светильник был создан из малоактивной стихийной энергии. В магии, такая бесполезна, но в концентрированном виде она светиться и не жжется. Фонарю Кайл приказал парить перед ним, на уровни груди. Коридор немного осветило бледно-голубое сияние.
   Всю опасность этой ситуации ученик понял не сразу. А ведь была первая ласточка. Служанка, вынырнувшая из-за поворота, сразу же уступила дорогу и как-то через-чур старательно вжалась в стену.
  "Похоже, магов они никогда не видели" отметил Кайл и даже почувствовал некую гордость, когда ему уступили путь. Однако следующий встречный повел себя иначе. Грузный мужчина в поварском фартуке замер на полушаге, когда перед ним из-за поворота вышла темная фигура, озаренная бледно-голубым мерцанием. На уровне груди, у призрака находилось нечто из светящейся дымки, которая то закручивалась, то расползалась огромным пятном. Рефлексы сработали быстрее мозга и тяжелый мясницкий нож полетел в призрака. Фигура чуть пошатнулась, издав нечленораздельный звук, отдаленно напоминавший ругательство. Затем мозг все же включился и принял решение, что обычное железо нечисть не берет, а вот огонь...
  Следующим в призрака полетел уже факел, но тот успел среагировать и закрылся руками. Поняв, что зло слишком сильно, мужик бросился на утек, ежесекундно спотыкаясь в темноте и вспоминая всех святых.
  Кайл, наконец, понял причину странного поведения слуг. Ученик отряхнулся и поднял факел мужика. Воспламенив его, Кайл развеял злополучный фонарь. Нож, к счастью, лишь распорол ткань и слегка поцарапал кожу.
  "Робу придется менять" с разочарованием подумал Кайл, разглядывая на черной ткани другие следы боевой славы. Ожоги, пятна, дыры - вечные спутники экспериментатора.
  Зайдя в комнату, ученик первым делом достал из сумки принадлежности для письма и невзрачную книжку в обложке из потрепанной кожи. Сев за грубый стол, Кайл с трудом отвинтил крышку походной чернильницы и поводил в ней мятым пером. Перо уже было в плачевном состоянии. Находясь в академии, Кайл как раз хотел присоединиться к следующему набегу. "Набегами" ученики называли методы добычи бесплатных перьев для письма. Можно просто купить, скажет кто-то. Но перья шли по 4 медяка за штуку и то самые паршивые. Это целый кусок хлеба. А писать приходилось чертовски много и за год бы вышло не меньше золотого. Проблема решалась таким образом. Набиралась группа из 8-14 парней, которые искали подходящую ферму. Критериев всего два - мало соседей и много гусей. Нападавшие делились на три группы. Прикрытие, захватчики и щипачи. И часов в шесть вечера ферма оглашается заливистым собачьим лаем. Хозяин и слуги, коих обычно до десяти человек, бегут выяснять обстоятельства и тут встречаются с прикрытием. Оно состоит из самых подготовленных старшекурсников с кафедр, где преподаются основы боевой магии. Чаще всего, поняв с чем столкнулись, фермеры просто запираются в доме, но всегда находятся исключения. В то время пока прикрытие занимает хозяев, захватчики вылавливают гусей из стаи при помощи телекинеза. Хотя иногда, среди учеников оказываются бывшие крестьяне, не брезгующие брать птицу руками. Затем за дело принимаются щипачи, которые должны выполнить две задачи: нащипать перьев, не получить много щипков от гусей. Набрав мешок перьев и продуктов попавшихся под руку отряд отступает за стены академии.
  А затем два варианта событий: фермер жалуется или не жалуется. Если украли много и не только перьев, а может что и сломали то гневный хозяин идет к страже или в муниципалитет где ему говорят, что преступлениями магов занимаются только церковь или Совет. Причем церковь занимается преступлениями нарушениями священных догм о магии. Слава богам, в священных книгах нет ни слова о гусиных перьях, и тогда фермеры идут в саму академию, подавать жалобу в Совет. Ему предлагают написать письмо в центральный отделе контроля и пресечения недопустимых магических действий, который в другом королевстве. И если оно все же дойдет, то маги-охотники, посмотрев что жертв, разрушений, призванных демонов или воскрешенных мертвецов - нет, пойдут дальше ловить одержимых или военных преступников. Конец истории. Храните боги феодальную раздробленность и лазейки в законах.
  С улыбкой вспомнив последний набег, Кайл мокнул в чернила мятое перо и открыв книжку в кожаном переплете на чистой странице аккуратно вывел.
  
  "Дневник Кайла Эриксона 89 запись."
  Затем почесал пером в районе уха и продолжил писать.
  
  "Пятый день торчу у Ламбертов в замке. Все идет пока неплохо, так как выяснилось что:
  Во-первых, здешняя повариха злая только на первый взгляд. Она из той породы женщин, что жутко любят всех кормить и это здорово. За пять дней я сожрал больше чем за весь предыдущий месяц. А что я здесь жру? Куры, бараньи ребра, рыба озерная, грибы - белошляпники, даже каша такая что хоть миску вылизывай.
  Да... Снова привыкать к тому, что дают в столовой придется долго. Надо пользоваться ситуацией и набрать себе побольше чего-нибудь сушёного про запас, а может по возвращении накрыть поляну для ребят или хрен с ними. Надо подумать. Про еду все.
  Во-вторых, библиотека. Сэр Уильям говорил, что она отличная. По началу не верилось, думал что наткнусь на собрание романов, генеалогических справочников и прочей геральдической муры. Ну а в итоге 40 шкафов и море книг. По магии почти ничего нет, но вот трудов по географии, медицине, даже алхимии полно, про историю не заикаюсь. Надо будет там засесть и сделать конспекты по особо редким. Потом козырну перед учителями.
  Одна только проблема. Кошмары. Поначалу шли какие-то обрывки картинок. Трупы, трупы, трупы. И так каждую долбаную ночь. А теперь все оформляется в длинные такие сны с сюжетом. Вчера снилось что вроде меня убивают, но при этом я не я, а какой-то другой мужик. Этого мужика изрезали всего, кишки наружу и закапывают в лесу, а он еще живой, но было не страшно, а только обидно и отчаянье жуткое.
   Не знаю что здесь эти дворяне делали. Врагов убивали или крестьян мучили. А главное с виду ничего зловещего, но все замок фонит болью. Надо вспомнить тот защитный круг. И чего я Легементон не взял.
  И еще новость. Уильям как очнулся сулил кучу золота, вроде как за помощь в библиотеке. Это конечно хорошо, но подозрительно. Библиотекарь у них вроде есть."
  
   Поставив точку, Кайл с удовольствие представил, как он через пару лет сядет и перечитает свои впечатления от поездки. Возможно, его уже будут звать не учеником, а на пример адептом. Беспокоить будет не отсутствие еды, а сложный вопрос: потратить первые гонорары на обновление оборудования или посетить ту потрясающую кондитерскую, запахи из которой мучают Кайла каждый отгул в город.
   Затем в Эриксоне развернулась нешуточная борьба между желаниями спать, есть и пойти в библиотеку. Сон проиграл сразу. Его можно наверстать и в общежитии. Желудок заманчиво твердил о уникальной возможности объесть дворян, но был успокоен обещанием большого мешка солений и десертов. А вот библиотека здесь правда был отличной, и всего в сотне шагов.
   Заранее воспламенив трофейный факел, Кайл снова скрылся в потемках крепостных коридоров, от тишины которых по ночам становилось не по себе.
  
  
   Библиотека находилась в западной башне и представляла из себя несколько этажей из круглых залов. Среди множества книжных шкафов было лишь несколько столов для чтения, около массивных светильников. Стены библиотеки были украшены пейзажами дальних стран, изображениями драконов и виверн, а так же панорамами конных сражений или осад. Роскошь, удобство, уютная обстановка - все было непривычным. Еще бы, в академии Кайл мог посетить две библиотеки, кафедры и общую. Библиотека кафедры - жалкое зрелище. Тесная комната, заставленная старыми столам, скрипучими стульями и всего пять шкафов. Книги отдельная история. Дурацких рисунков и чужих записей в них больше чем целых страниц.
   Есть конечно академическая библиотека, с множеством фолиантов в идеальном состоянии, но добраться до этих сокровищ почти нереально. В ответ на твой стук, из маленького окошка появится недовольно лицом смотрителя. Старый хрыч будет говорить с тобой таким тоном, будто ты лично лепил каждую бородавку ему на лысину. Спросит сначала твой уровень доступа, узнав, что имеет дело с учеником - усмехнется, не скрывая презрения и поинтересуется целью визита. Вариант "просто почитать" не подходит, только выполняя важно задание для короля, при провале которого откроются врата в преисподнюю, у тебя есть шанс на часок поседеть среди громадных шкафов. А здесь... Бери что хочешь и сиди хоть всю ночь, пока не выгорит последняя свеча.
   Кайл подошел к массивному шкафу и начал искать интересующие его тома. Но первая попытка разочаровала. На полках красовались только поучения святых, основы веры, семенные предания и военные мемуары Ламбертов. Кайл перешел к следующему, но и здесь корешки не радовали глаз. А вот четвертый третий оказался настоящим кладом. На его огромных полках обычная книга смотрелась бы жалко, их занимали массивные тома атласов. Карты королевства, других стран, континента, даже был том с претенциозным названием "Мировая картография". Кайл с трудом снял его с полки и расположил гиганта на столе. Открыв кованый переплет, ученик с восхищением смотрел на красиво оформленную карту континента и прилегающих островов. Затем он начал искать, обещанную атласом карту мира. Она обнаружилась посередине и представляла собой огромный холст, сложенный в восемью раз. Стола едва хватило, чтобы уместить попытку человека описать весь мировой простор.
   Кайл был удивлен самим принципом составления этой карты. Во-первых, автор явно был всеми руками за проверенные данные и предпочитал оставить белое пятно, а не придумать что-нибудь от себя. Здесь не было красивых рисунков морских чудовищ и легендарных островов, сулящих сокровища.
  Центром карты был Мэйнленд и окружающие его острова. Узкая полоска моря отделяла его от Та-Кема. Оба населенных людьми континента были описаны очень подробно. Реки, горы, равнины, города, даже крупнейшие села и деревни были отмечены. Только на востоке континента было несколько белых пятен в районе диких степей, где из городов отмечена только Гавань Ветров на юго-восточном побережье.
   А вот за известными землями, начиналось самое интересное. Автор или сам когда-то был в экспедиции, или убил кучу времени, изучая отчеты. Здесь были отмечены все острова, которые когда-либо видели и фиксировали моряки. Рядом с каждым стояла дата открытия и количество посещений. Чем дальше от континента, тем чаще в этом пункте встречались единицы. Многие острова здесь носили странные названия или вовсе были безымянными. А затем начинались воды, неизвестные и только далеко на западе красовался архипелаг Великого Похода. От него шли выстроенные в ряд красные стрелки с примечанием "экспедиция Петерса", рядом зеленые - "экспедиция Дейсовера". Стрелки вели к огромному континенту, очертания которого были смутными, напоминали скорее примерный набросок. Лишь небольшой отрезок побережья зарисован подробно, так как экспедиции подошли здесь вплотную. Внутренняя часть континента просто заштрихована белым и только почти в углу карты рисунок и запись. Здесь была изображена черная скрюченная фигура, с массивными ручищами до колен. Существо стояло боком и с зловеще смотрела на читателя красным глазом. Одна из лап сжимала кривой клинок. Надпись ниже гласила.
  "Аркентрейк, земля бессмертных"
  "..слишком другие чтобы говорить с людьми. Они не есть воплощение зла в нашем понимании, но нечто чуждое и абсолютно враждебное всему человеческому..."
  Кайл еще несколько минут восхищенно разглядывал карту мира, но с большим сожалением отметил, что знания географии в учебе ему не пригодятся. Закрыв атлас, он продолжил обзор библиотеки. Следующий шкаф оказался менее интересным. Гигант из красного дерева хранил на полках множество трудов по медицине, однако большую часть здесь занимали устаревшие и сильно тяготевшие к пустой философии труды четырехсот летней давности.
  Кайл перешел к следующему шкафу. Но чертежи известных крепостей, монастырей и замков его мало интересовали. Тогда он прошелся мимо трех шкафов с поэзией и захватив давно приглянувшуюся книгу, решил подняться на этаж библиотеки, который еще не осматривал.
  Верхний этаж был меньше и уютнее. Мягкие ковры на полу, даже жалко было пачкать обовью. В углу, подальше от шкафов, чернел зев камина. Здесь было три столика с парчовой обивкой и лакированной резьбой. За одним из них, обложившись книгами, сидел Уильям Ламберт. Кроме книг, на столе была кипа чистых листов, чернильница и железное перо. Хитра, чертовски удобная и столь же дорогая конструкция для письма.
  Уильям приветственно помахал Кайлу и приглашая подойти. Эриксон заложил за спину руку с выбранной книгой.
  "Лучше ее не показывать..."
  и незамедлительно подошел к столу.
  - Добрый день, сэр. Как ваше самочувствие? - Кайл уже немного привык общаться с Уильямом. Молодой Ламберт старался держаться со всеми ну если не на равных, то в рамках приличий. Это приятно удивляло. Обычно благородное сословие позволяло себе грязную ругань и постоянно бравировало знатностью. Впрочем, до этого Кайлу доводилось общаться только с Дрейками, семейство которых владело землей рядом с Академией. Их ненависть к ученикам и магам, можно объяснить тем, что к ним иногда залетали огненные шары, небольшие торнадо и прочие плоды тренировок. Часто весной на полях Дрейков всходило нечто слабо напоминавшее рожь и с очень непредсказуемыми свойствами, а все потому что многие начинающие алхимики считали что "утилизировать зелье" и "вылить где подальше" это действия равнозначные.
  - Добрый день, Кайл. Как тебе библиотека?
  - Замечательно. - Ответил ученик, но понял что это прозвучало неуверенно и решил дополнить. - Есть очень редкие книги, вот атлас мира например.
  - Не думал что карты редкость. Я в детстве любил разглядывать атласы, пытаясь вообразить дальние страны. Жаль, что мы мало о них знаем. А вы не хотели бы в будущем возглавить экспедицию? Именно маги организовывали их.
  - Вряд ли, сэр. У меня немного другая специализация.
  - Ах да, ритуалы! Например поиск?
  - Поиск, защита, атакующие чары, телепортация - все что угодно, сэр. Ритуал это просто, ну как бы тип заклинания.
  - Ясно... - Протянул Уильям, хотя выражение лица говорило об обратном. Кайл напряг все свое красноречие, чтобы придумать нормальное объяснение.
  - Вот допустим у вас копье. Если вы им просто бьете, то тратите только свою силу. А если вы на коне, то еще скорость и масса коня вкладываются в удар.
  - И на коне, это как раз про ритуал?
  - Дааа.
  - Но что играет роль коня, что дает дополнительную силу?
  - Ооо сэр, об этом можно рассказывать несколько дней. Даже целую книгу написать. - Ушел от подробного ответа Кайл. Перечислять все типы источников сил было просто лень. Да и некоторые из них могли здорово удивить рыцаря. Вообще у магов было такое негласное правило: "Говори мало, говори понятно". Дело в том, что представления большинства населения о догмах и запретах волшебства сильно отличались от реальности. Так например не возбранялось вызывать демонов, если маг использовал надежные методы защиты. Более того, существовала кафедра прикладной демонологии. Сказать правду, очень забавное заведение. Ходила по академии такая шутка. Зачет по демонологии. Ученик заявляет: "Вот чертеж пентакля, который я разрабатывал". "Активируйте" - отвечает учитель и затем с сожалением добавляет. "Неплохая идея, но вот в третьем круге ошибка. Жаль. До скорой встречи". "На пересдаче?" - переспрашивает ученик. "На костре!" - улыбнувшись, отвечает учитель.
   Одна ошибка в защите и голодное энергетическое чудовище уже вцепилось в тебя мертвой хваткой. И может ты даже отобьешься, не станешь одержимым, а затем факелом на площади. Но есть одно "но". Близкое знакомство с демоном, говорят, впечатление незабываемое. И все кто это пережил сразу выделяются из толпы. Например, учитель Майкл Фрост. С виду нормальный мужчина средних лет, подумаешь некрофил, ну да, спит в шкафу, постоянно рисует на стенках что-то козлиной кровью. Зато зачеты принимает без придирок и варит потрясающий пунш.
  Поэтому Кайл не хотел разрушать обыденные представления Уильяма о магии. Еще начнет чураться или выгонит. Себе дороже, как говориться. Но тут произошло непредвиденное. Кайл увлекся рассказам и выудил из-за спины руку с книгой.
  - Нашли что-то интересное? - Уильям указывая на тонкую книжку в невзрачном темно-зеленом переплете.
  - Нет, сэр. Просто поэзия. - Но Уильям заинтересовался только сильнее.
  - Поэзия?.. Позвольте взглянуть. - Кайл не стал сопротивляться и обреченно протянул книгу. Уильям осмотрел переплет, но не обнаружил и намека на название. Первая страница так же была пуста. На следующей красовалось изображение крепостной башни, которую обвивала шипастая лоза. Рисунок был явно сделан от руки, причем весьма искусно, но самое удивительное, что и надпись под ним тоже была выведена пером.
  "Замок роз" - гласила она.
  Интерес в глазах Уильяма сошел на нет. "Замок роз" - довольна известная поэма. Сюжет оригинальностью не блещет. Любовный треугольник: Смертельно больная графиня, бедный, но благородный рыцарь, маг-ренегат, сулящий ей бессмертие. А дальше обычная эпическая трагедия со всеми этими "На все готово и согласен, лишь желаю улыбку твою", "Волшебное пламя иссушить может душу, но любовь не подвластна ему". Долго ли, коротко, но колдун там всех убивает, колдуна - храмовники, на этом конец.
   Единственный оригинальный приме автора - он пытался все выдать за реальные события. И действительно, была некая графиня де Морел, которую сморила чахотка. Но невезение ее не закончилось болезнью. На ее землях отряд храмовников нагнал мага-ренегата, который уже до этого успел повеселиться, нарушив все возможные запреты. Бой был жутким. Крупнейшая деревня графства стала братской могилой. Но любовная линия скорее всего была выдумкой поэта.
   Кайл надеялся что Уильям отложит книгу и снова станет расспрашивать о магии. Но рыцарь, как назло, перелистнул страницу. Через секунду его глаза выражали непонимание и любопытство.
  
  Жизнь что нам дана богами
  Словно треснувший алмаз
  Может он сверкать веками
  Иль рассыпаться за час
  
  Человек силен, но смертен
  Так уж создан этот мир
  И алмазу не поможет
  Даже лучший ювелир
  
  Прочитав вслух первые две строфы, Уильям вопросительно посмотрел на Кайла.
  - Мне казалось "Замок" начинается иначе. И там разве не белый стих?
  Кайл пытался скрыть свое волнение, но поза "натянут как струна" выдавала ученика.
  - Ваше благородие, это просто ранняя версия. Я лишь хотел взглянуть...
  - Не волнуйся. Понимаю, что пользоваться правом хозяина забирая книгу - подло и низко. Но я ценитель стихотворной формы. Казалось, уже знаю все поэмы королевства почти наизусть, а тут новинка... Обещаю, что закончу с ней за один вечер. Потом она в вашем распоряжении, если понравится можете забрать.
  - Да нет, сэр... Не думаю что у меня есть нужные полномочия...
  - Полномочия? Эта книга запрещена?
  - Не совсем... В черный перечень она не входит, но доступ к ограничен...
  - ммм... - Задумчиво протянул Уильям. - А читать ее тоже запрещено?
  - Не запрещено, если есть доступ в библиотеку, где она храниться.
  - Кайл... А ты случайно не знаешь, чем версии отличаются? Зачем было ставить ограничение?
  - Не особенно, сэр. Вроде бы, в ранней версии больше подробностей магического плана.
  - Интересно... Не буду больше отвлекать. Постараюсь осилить "замок" с максимальной скоростью. Увидимся завтра в библиотеке. Как раз заберешь книгу.
  - Как пожелаете, сэр. - Кайл легко поклонился и, чувствуя огромное облегчение, направился к ближайшему шкафу. Злополучная книга осталась на столе Уильяма. А ведь она могла легко обеспечить Кайлу позорный вылет из академии, что для него равносильно смерти, отвратительной и голодной.
  "Хорошо что он правил не знает, но пришлось врать... Все чертово любопытство..."
  
  
  
   Тяжелое солнце позднего лета медленно опускалось в алом мареве заката. В его лучах все в комнате Уилла казалось если не красным, то багровым. Сам рыцарь сидел на краю постели, держа в руках запрещенную книгу. Последние строки "Замка роз" уже были прочитаны и сейчас Уиллу было немного грустно. Он всегда чувствовал легкую печаль, когда из бурлящей страстями и манящей книжной реальности, его снова бросало в обыденную жизнь. Тишина вечернего Оукхолла казалась противоестественной, ведь только секунду назад в ушах гремели клятвы, мольбы и заветные слова далеких героев.
  А строки "Замка роз" еще звучали в мыслях Уилла и палитра чужих, странных чувств будоражила сознание. Эта книга была оригинальной до неправильности. И Уилл, уставший от повторяющихся и до боли знакомых сюжетов, испытывал восхищение от смелости неизвестного автора. На старых страницах, чья-то рука так легко и лаконично изложила ужасно преступную идею. Будто маг-ренегат, чернокнижник, убийца и соблазнитель может быть положительным героем...
  И проделано это было столь ловко, что читатель действительно начинал понимать, сопереживать действиям и мыслям "героя". Но больше всего терзал сознание чудовищный реализм написанного. Бедный рыцарь, влюбленный в больную графиню, здесь был совсем другим. Пользуясь смертью отца и брата героини, он берет ее в заложники. Все идет к свадьбе, после которой титул и земли достанутся подлецу. Но графине не до этого... она умирает. Даже подняться с кровати уже не возможно. "Суженный" не пускает к ней знакомы, уверяя что она безумна, а организуя свадьбу он выполняет ее последнюю волю. К ней допущен только старый лакей, которого она просит вынести ее на веранду. С высоты графиня видят, как ворота стерегут друзья жениха, слуги изгнаны или мертвы и только садовник, каким-то чудом остался. Он сажает розы во дворе пустого замка. Каждый день она смотрит на это и наконец подзывает незнакомца. И он слушает, просьбы, и мольбы тайно покинуть замок, обратиться к ее родственникам, рассказать правду. Но затем незнакомец спрашивает...
  
  "К чему эти попытки
  Прошу тебя ответь
  Позор отвратной свадьбы
  Страшит сильней чем смерть?"
  
  Дальше разговоры, о чести и любви, о судьбе и неизбежности. Он уходит, обещая вернуться, но подкупленный жрец уже прибыл. И кажется все кончено, но в подлый спектакль вмешивается чуждая сила. Садовник, как можно уже догадаться, оказывается изгнанником Совета. Отвратительный реализм рассыпается карточным домиком, погребая тех, кто отравлял и мешал с грязью и так несчастную жизнь. Смерть здесь ужасающе прекрасна, на фоне мерзких жизней. Не убийство, а расплата. Но этого мало. Болезнь все еще истребляет графиню. Целители не могут помочь, даже магия бессильна. Бессильна разрешённая магия... И снова чудовищному преступление автор пытается подыскать оправдание. Астор не похож на злого мага из других поэм. Это не безумец помешанный на силе. Нет. Он мечтает о другом...
  
  Любовь горит как пламя
  Но гаснет как свеча
  Порывом оскорбленья
  Что пущен с горяча.
  
  Ах если б вечной сделать
  Сердец горячих страсть
  Над чувствами имя
  Божественную власть
  
   Могут ли благие намерения быть оправданием преступлений? Сложный вопрос... Но за ошибки нужно платить. А маг ошибается непоправимо. Контроль над темными чарами потерян. Они обращаются в голодное чудовище. Демоны наводняют замок и окрестности. Смерть собирает свой урожай. Обезумевшие люди рвут друг друга на части. Отцы поедают детей, слабый сильного. Астору приходится убить одержимую графиню, которой он хотел дать бессмертие и вечную любовь. Маг обессилил, разочаровался. Может бежать, но выходит на неравный бой.
  
  "Необычно..." Подвел итоги Уилл. Причина, по которой запретили книгу, теперь была очевидна. Лет сорок назад, некий анонимный поэт написал балладу о благородных разбойниках. И так получилось, что автор то ли пылал нестерпимым желанием приукрасить неприглядную реальность, то ли был не знающим меры идиотом... Но разбойники получились слишком уж благородными. Собственно за всю книгу так никого и не ограбили. Просто жили в лесу, развлекали скучающих девиц, воевали с "плохими" разбойниками. Книга сначала показалась безобидной, но вскоре участились интересные случаи. Представим, какого-нибудь лесного головореза, случайно забредшего в город. Гонится за ним, как и положено, стража. Он ныряет в ближайший дом, где оказывается наедине с девицей. Мужик ожидает, что вот сейчас поднимется крик, но выясняется, что его тут давно ждали... И если бы только это. Случалось, что девицы сами устраивали побеги в лес после ссор с родителями. И хорошо если поклонницам романтической литературы там удавалось встретить именно разбойников, а не волков. Теперь представим, что "Замок роз" в своем первозданном виде пойдет в массы. Согласитесь, одержимый колдун не лучшая компания для вашей дочери. Но слава богам, в хорошо охраняемых городах такого сброда не наблюдается. Зато полно всяких предсказателей, фокусников и прочих магов-недоучек, которые не прочь за чужой счет пожрать. Однако храм ударил на опережение, книгу запретили, да еще выпустили разрешенную с тем же названием и сюжетом, но с правильной расстановкой акцентов.
   Поразмыслив над судьбой переиздания "Замка роз" Уилл, наконец отложил книгу на столик рядом с кроватью, поставив на нее бутыль с ауреусом. В какую бы интересную книжную реальность вы не отлучались, возвращаясь вы обнаружите все тот же мир и тоже положение вещей. Впрочем, эта формула не универсальна. Помещая старый том на столик рядом с кроватью, Уилл понял, что один из знакомых предметов, обрел для него новый смысл. Взяв бутыль с ауресом, он несколько секунд задумчиво смотрел на гравировку и произнес.
  - Месяц и три звезды кругом, в кольце из двух извивающихся линий.
  Еще несколько секунд созерцания и Уилл, отложив бутыль, бросился к шкафу. Наскоро одевшись, он выбежал из комнаты и понесся в библиотеку, по памяти ориентируясь в полутьме закатного замка. Достигнув цели, Уилл зажег свечи на втором этаже читального зала и среди стопок отобранных книг выбрал нужную.
  "Толкование символов и знаков причастных к колдовству. Люций Нарвел"
  Судорожно шелестя страницами у колыхавшегося пламени свечи, он нашел описание гравировки. Уилл почувствовал, что его сердце бешено заколотилось в груди, когда глаза пробежались по первым строкам заветной страницы.
  
  "Серебренное новолуние. Сие есть символ тайной мощи берущей рождение от того, что принадлежит ночи. Выполняется он белой или серебренной краской, или гравируется на металле так же светлой глине. Растущий месяц. Три звезды правильным кругом, который так же иногда оформляют, как и треугольник образуемый звездами, но сие роли весомой не играет. Важность имеет порядок начертания линий окружения..."
  
  Пропуская остаток раздела о геометрии символа Уилл с нетерпением перевел взгляд на описание его использования. Текст превзошёл все ожидания, и стук сердца усилился.
  
  "Сей символ имеет многие применение в колдовских ритуалах, особенности вызовах владык третьего периода оборота небесной сферы, таких как Атарил и Имокрас. Этот символ служит основой многих пентаклей, защитных и сохраняющих. Особенно часто чертят его на сосудах для хранения жертвенной крови и внутренностей, дабы те не теряли своей свежести после долгого пребывания вне тел."
  
  Перечитав это несколько раз, Уилл поборол желание немедленно отправиться на поиск ответов. Его действия показались бы слишком подозрительными. Но ответы... Уилл снова вцепился в, казалось, упущенную нить, которая возможно вела к разгадке
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Змеиная невеста"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"