Ark: другие произведения.

Четвертый дар Смерти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 6.21*115  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во время финальной битвы Волдеморт без переговоров и ультиматумов врывается в Хогвартс, где и погибает от собственного заклинания. Однако, это ведь не означает, что приключения Гарри Поттера на этом окончены, верно?


   Глава 1
   - Вот и закончился жизненный путь великого Гарри Поттера. - грустно произнес седой мужчина и истерически захихикал.
   Учуяв желанную добычу, на его смех появились две высокие фигуры в черных драных плащах. Усилием воли человек закопал все свои положительные эмоции под ворохом страха, тревоги, ужаса, и прочих неприятных эмоций, и дементоры медленно, словно делая одолжение, нехотя ускользают прочь. Этому трюку заключенный самой страшной тюрьмы во всей Британии научился, примерно на десятый год заключения. А до этого, было, откровенно говоря, хреново.
   ***
   Все случилось через год после, как он думал, окончательной победы над Темным Лордом. В тот день Гарри Поттер решил навсегда попрощаться с Дурслями. Для него это было вроде прощание со старой жизнью и началом другой. Ох, знал бы он, какой окажется эта другая, новая жизнь...
   Рано утром Гарри позавтракал, аппарировал на Тисовую улицу, подошел к дому номер четыре и позвонил в дверь. Он еще помнил, как дверь открылась и на пороге его встретила тетя Петунья. Дальше - провал в памяти.
   Очнулся Гарри Поттер уже в сырой камере в министерстве. Все его тело было в ранах, несколько ребер сломано, не хватало двух пальцев, а лицо, казалось, превратилось в один сплошной синяк.
   -Что, черт возьми, произошло? - Задал он тогда себе вопрос.
   Вскоре, Гарри узнал ответ. Оказалось, Дурсли погибли от болевого шока после многократного использования на них пыточного заклинания. Патрульные, прибывшие на вызов соседей, и трое из десяти авроров, попытавшихся арестовать его, также погибли от палочки Гарри. Сначала, никто не поверил, что герой магической Англии мог сотворить такое. Все думали - это пожиратель смерти под оборотным зельем. Но, через положенный час преступник не поменял свою внешность. А после использования Веритасерума все сомнения отпали - перед аврорами был Гарри Поттер, убивший восемь человек. Эта новость вызвала эффект разорвавшейся бомбы.
   Газеты, месяц назад называвшие его избранным, теперь называли его новым Темным Лордом. Общество, превозносившее его до небес, низвергло его с пьедестала почета прямо в ад. Досталось и бывшим друзьям Гарри. Их теперь называли не иначе как новыми Пожирателями смерти. Чтобы хоть как-то реабилитироваться в глазах общественности, его бывшие друзья всячески отгораживались от него. Они плевали ему в лицо, проклинали его, обливали помоями. Особенно выделялась Молли Уизли, которую Гарри когда-то считал второй матерью. Скорее всего, это из-за того, что ее дорогой Персик, в связи с дружественными отношениями с бывшим героем Англии, не получил кресло министра магии. К слову, именно эти "дружественные отношения" и помогли Персику протолкнуть свою кандидатуру на выборы.
   И, как итог судебного разбирательства, пожизненный срок в Азкабане для мальчика-который-сел.
   ***
   Неожиданно для бывшего героя, дементоры не оказывали на него и сотой доли того губительного воздействия, которое они оказывали в прошлом. Дементоры практически не обращали на него внимания. Поразмышляв над этим некоторое время, молодой маг догадался о причине такого поведения дементоров. Все дело в том, что, практически все его счастливые воспоминания были связаны с его бывшими друзьями, а теперь эти воспоминания просто перестали быть счастливыми, и, как следствие, Гарри перестал интересовать дементоров.
   Если спросить простого обывателя, что, по его мнению, самое страшное в Азкабане, то он, не раздумывая, ответит: "Дементоры". Если задать тот же вопрос любому заключенному этой тюрьмы, он ответит: "Скука".
   Именно скука заставила Гарри Поттера попытаться осмыслить свою жизнь, чтобы найти ответы на вопросы, которые успели у него скопиться. Но, казалось, сама Истина издевалась над бывшим героем всей Англии - чем больше ответов он находил, тем больше вопросов появлялось. И главный из них: "Как он мог быть таким слепым идиотом?". И, к сожалению, вскоре он узнал ответ: "Так было нужно Дамблдору". Гарри не понимал, почему он не остановился и не подумал над происходящим. Ведь все лежало на поверхности. Достаточно было проанализировать свой первый курс. Взять хотя бы ловушки предназначенные остановить сильнейшего темного мага современности. Это же просто смешно...
   Гарри Поттер еще долго мог бы размышлять над своей жизнью, если бы его не прервала чудовищная боль в шраме. Шрам, о котором мальчик-который-выжил и думать забыл с тех пор, как Волдеморт со своими приспешниками ворвался в Хогвартс и был убит Гарри Поттером. Шрам болел так, будто его прижигали каленым железом. ТАК, он болел только один раз в жизни - когда Темный Лорд возродился.
   Внезапно, какая-то невидимая сила схватила Гарри и потащила вниз. Однако вскоре падение резко прекратилось, и бывший герой Англии оказался на мостовой возле большого серого здания. Поднявшись на ноги, Гарри в первую очередь осмотрелся вокруг и охнул от удивления. Он был здесь только один раз в чужом воспоминании. Это место - детский приют, где жил Том Риддл.
   Медленно пройдя пару метров до двери, Гарри Поттер открыл ее и заглянул внутрь. Было видно, что зданием не пользовались многие годы: повсюду были горы мусора, на полу лежал сплошной ковер пыли, и столько паутины, что здесь, казалось, постоянно проживают минимум десяток акрамантулов. Это здание напоминало Гарри о доме на площади Гриммо. Приют был такой же мрачный и враждебный к своим обитателям, как и дом Сириуса.
   Когда единственный посетитель этого места за многие годы поднимался по лестнице на второй этаж, ступенька под ним сломалась и захватила в плен его лодыжку.
   -Черт! - Резкая боль в ноге заставила Гарри чертыхнуться.
   В попытке сохранить равновесие юный волшебник схватился за перила, но они также сломались под его рукой.
   Кое как доковыляв до первой попавшейся двери, Гарри открыл ее и, увидев прямо перед собой стул, уселся на него. Покрутив головой, волшебник понял, что оказался в библиотеке. Вдоль стен выстроились шкафы с магическими книгами, на протяжении всей комнаты стояли стройные ряды столов, в углу комнаты на небольшом постаменте неожиданно обнаружился омут памяти. Но внимание волшебника не привлек даже он. Взгляд Гарри был направлен на фолиант лежащий на первом столе. Длинное белое перо порхало над ним, записывая только ей известные сведения.
   Решив полюбопытствовать, юный волшебник приблизился к столу. Схватив перо и закрыв книгу, Гарри прочел название: "Жизнеописание Томаса Марволо Риддла (Лорда Волдеморта)"
   Только сейчас до гриффиндорца стало доходить, что он неизвестно где и что у него болел шрам, который, к слову, перестал болеть с тех пор, как он оказался здесь.
   - Давайте думать логически, мистер Поттер, - после двухгодичного заключения в Азкабане юноша начал разговаривать с собой. - Шрам - это связь с мистером Риддлом. Так сильно болел он только на четвертом курсе, на кладбище в Литтл-Хэнглтоне, когда мистер Риддл обрел тело. Слова в его биографии продолжают появляться. Следовательно, ОН вернулся.
   -Ну что ж, Том, желаю удачи в порабощении мира, - горько усмехнулся бывший герой. - Поверь, он не заслуживает даже этого.
   Но, нужно было разбираться с тем, где он находиться. Вряд ли это ловушка Волдеморта - в противном же случае он бы уже давно показал свой торжествующий змеиный лик. А если это не ловушка, то, что это?
   -Так, мистер Поттер, - обратился к себе узник Азкабана. - Закройте глаза, успокойтесь, сосредоточьтесь и подумайте над происходящим.
   Едва Гарри закрыл глаза, как увидел тонкую серебристую нить. Мысленное прикосновение, и вот он уже на полу своей камеры.
   Что это было? Реальность? Или просто бред угасающего сознания?
   -Вот она! - воскликнул Гарри, когда вновь закрыл глаза и увидел серебристую линию, идущую из ниоткуда в никуда. - Моя путеводная нить. - С нежностью произнес он и вернулся в приют.
   В первую очередь Гарри решил почитать риддловскую биографию. Ему было просто интересно - как Волдеморт умудрился выжить? Все шесть крестражей уничтожены: школьный дневник, змея Нагайна, кольцо Певереллов, медальон Слизерина, чаша Пуффендуя, диадема Когтевран. Был ли у Тома седьмой крестраж? И, может быть, он узнает, наконец, как он оказался в Азкабане?
   Что ж, на эти вопросы должна ответить книга.
   ***
   Прочитав жизнеописание сильнейшего темного мага современности, Гарри утолил свое любопытство. Прежде всего, все домыслы Дамблдора по поводу того, что Нагайна являлась крестражем, были, по сути, домыслы. Оказалось, Темный Лорд увлекается на досуге исследованиями, и, к слову, успешно это делает. Так, например, он изобрел заклинание, позволяющее призывать в реальный мир полностью материальную проекцию анимагической формы заклинателя. Именно этой проекцией и была так горячо любимая животина Риддла.
   Дамблдору не давало покоя отношение Темного Лорда к Нагайне. Директор говорил, что Том относится к змее как к равному. Еще бы он как-то иначе к ней относился. Ведь по сути змея и являлась им.
   А Волдеморт в конце концов понял, что его любовь к трофеям и знаковым событиям может сыграть с ним злую шутку. И на случай, если Слизнорт прибежит с повинной к Дамблдору, и тот догадается о предметах, послуживших вместилищем для осколков души, седьмой крестраж сделал из обычного замшелого валуна в лесах Албании.
   -Сильный ход, - уважительно хмыкнул Гарри.
   Благодаря крестражу в лесах Албании Волдеморт остался жив. В эти самые леса он и отправился ждать очередного шанса на возрождение.
   Каково же было его удивление, когда к нему на помощь пришел бывший член Ордена Феникса. Да не с пустыми руками пришел, а со всеми ингредиентами необходимыми для ритуала возрождения.
   Этим предателем оказался Наземникус Флетчер. Будучи по жизни всего лишь мелким жуликом, он неожиданно решил сыграть по-крупному. К сожалению, в биографии не было указано, как Флетчер узнал о том, что Волдеморт жив, но вот о том, как он собрал ингредиенты, было написано довольно подробно. Будучи членом Ордена Феникса, он прекрасно знал, что необходимо для возрождения Темного Лорда. Он также знал, где находиться могила отца Тома Риддла. Благодаря этим знаниям, с костью отца и плотью слуги проблем не было. А вот для получения крови врага Наземникусу пришлось придумать целый хитроумный план.
   ***
   За день до того, как Гарри отправился к Дурслям, весь Орден Феникса праздновал годовщину победы над Темным Лордом. Естественно, Флетчер там тоже был. Гарри еще подумал тогда, что Наземникус пришел только ради халявной выпивки. Однако, цель у него была совершенно другая. С помощью заклинания Империус, Флетчер подчинил Рона и приказал ему подлить победителю Темного Лорда одно очень специфическое зелье.
   Это зелье называется "Зелье темных воспоминаний" и действует оно так: на последней стадии приготовления в него добавляется волос человека (можно нескольких людей; !обязательно чтобы вы знали его/их!), затем вы выпиваете его (можно просто подлить его себе в чай например) и при следующей встречи с этим человеком(или несколькими людьми) вы за доли секунды вспоминаете все зло, всю боль, что он вам причинил.
   Ни для кого не секрет, что Гарри, мягко говоря, недолюбливал своих маггловских родственников (по крайней мере Флетчер точно знал об этом - ведь он охранял его на каникулах и прекрасно видел как родственники обходились с ним). Поэтому нет ничего удивительного в том, что из-за пронесшегося в голове юноши вихря из боли, оскорблений, ненависти, злобы, унижений связанных с Дурслями, тот захотел поговорить с ними по душам.
   Когда же его, бессознательного, бросили в камеру предварительного заключения, Флетчер с помощью увесистого мешочка золота проник в камеру и наполнил ампулу кровью врага Темного Лорда. Так предатель смог добыть последний ингредиент для своего будущего хозяина...
   Глава 2
   Но, предательство Флетчера - не самая шокирующая вещь, о которой Гарри узнал из биографии Темного Лорда. Прочитав историю жизни Томаса Риддла, юноша нашел доказательства существования седьмого крестража:
  
   ...Том понимал, что теряет время и нужно спешить, пока не прибыли авроры, и его воскрешение не перестало быть тайной. Но в данный момент он боролся с толщей воды, пытающейся сдавить его со всех сторон. Руки его дрожали от чудовищного напряжения. Темный Лорд не успел поставить щит и сейчас испытывал огромный перерасход энергии из-за того, что, лишь с помощью чистой воли, концентрации и сырой Силы, он сдерживал сплошную сферу воды. Нужна была передышка. Неимоверным усилием воли и безумной тратой силы Волдеморт рывком раздвинул стенки кокона и перестал сдерживать его. Доля секунды понадобилась воде, чтобы сомкнуть свои мокрые объятия. Но этой доли хватило Темному Лорду, чтобы аппарировать в дальний конец зала, и спрятаться в одном из каминов. Передохнув несколько секунд, Том потянулся сознанием к своему ближайшему крестражу, который находился сейчас в нескольких десятках шагов от него. Десятилетие пребывания бесплотным духом не прошли для него даром - достигнув крестража, Волдеморт мгновенно преобразовал осколок своей души в подобие змеи и обхватил ее кольцами душу ничего не понимающего подростка. В то же мгновение пришла чудовищная боль. Темный Лорд понял, что надо поспешить, или полноценная душа просто уничтожит крестраж. Оттеснив душу Гарри Поттера от управления тела, Том Риддл сам занял ее место и заговорил:
   -- Теперь убей меня, Дамблдор...
   Боль разрывала на части. Волдеморт чувствовал, как душа Поттера, защищаясь, сжигает себя и его часть души в месте соприкосновения.
   -- Если смерть ничего не значит, Дамблдор, убей мальчишку...
   Том почувствовал, что еще немного, и повреждения крестража будут необратимы. Ему пришлось уйти. Достигнув своего безвольного тела и вселившись в него, Темный Лорд аппарировал на середину зала. Только в тот момент он заметил, что из каминов выходят люди и со страхом смотрят на него. Мощнейшим невербальным Редукто Том уничтожил статую ведьмы, которая удерживала Беллатрикс, и, схватив ее за руку, аппарировал в бывший дом своего отца. Его возвращение перестало быть тайной...
  
   Именно начиная с этого отрывка, просто связь между Темным Лордом и Гарри Поттером начинает фигурировать в жизнеописании как связь между крестражем и его изготовителем. Из этого текста также следовало, что маг, разделивший свою душу, может путешествовать по своим крестражам.
   -Хм...а я думал, Волдеморт овладел мной с помощью легилименции, - пробормотал юноша.
   -Овладел? Фи, мистер Поттер, вы так говорите, будто он вас изнасиловал, - ответил он самому себе. - Тем более, даже ваших, безусловно, жалких знаний о легилименции, должно было хватить, чтобы понять: с помощью легилименции невозможно взять кого-то под полный кантроль...
   Гарри Поттера сначала сильно встревожила весть о заключенной в нем частице души. Но, подумав над этой новостью некоторое время, пришел к выводу, что это даже хорошо. Утратив почти все крестражи, Лорд Волдеморт будет держаться за два последних как утопающий за соломинку. Хотя, он мог бы удовлетвориться одним крестражем и убить мальчика-который-выжил.
   -Что ж, осталось дождаться его прихода, - произнес Гарри. - Будем надеяться, что мне удастся заговорить ему зубы и уговорить оставить мне жизнь.
   ***
   -Здравствуй, Том, - поприветствовал Волдеморта уже начавший седеть юноша. Вот уже больше года Гарри Поттер следил за Темным Лордом через пожелтевшие страницы его биографии.
   Весь этот год Волдеморт собирал свою армию и неделю назад начал свое победоносное шествие по волшебной Англии. Министерство, Мунго, Хогсмит, Косой переулок были захвачены. Даже Хогвартс не устоял перед мощью Темного Лорда, главным образом из-за того, что защита замка даже за три года не смогла восстановиться полностью. Последним в его списке числился Азкабан. - Я давно тебя жду, Том.
   -Гарри Поттер, - произносит тот. - Перед тем, как я тебя убью, я хочу, чтоб ты знал - это по моей милости, ты сидишь здесь вот уже третий год. А теперь, приготовься к смерти, Гарри Поттер. - сказал Волдеморт, начиная поднимать свою палочку.
   -Извини, Том, но, боюсь, в твоих же интересах оставить мне жизнь. - Усмехнулся его враг
   -Назови хоть одну причину, по которой я не должен убивать тебя, - сказал Волдеморт.
   -Это можно легко устроить, - произнес узник Азкабана. - Знаешь, что это? - Гарри постучал пальцем по знаменитому шраму. - Это ведь крестраж, верно? Твой крестраж, между прочим.
   -Неужели ты думал, что я не знаю об этом крестраже? Вспомни, ведь это благодаря нему я заманил тебя в Отдел Тайн, - захохотал Том. - Если у тебя все - я продолжу.
   -Возможно, ты и знаешь о крестраже, но явно неверно понимаешь ситуацию, в которой мы оказались. В твоем теле находится одна восьмая твоей души, в моем - моя, полноценная душа, плюс твоя восьмая часть.
   -Что ты хочешь этим сказать, Гарри Поттер? - Спросил Темный Лорд.
   -Допустим, ты направишь на меня свою палочку и произнесешь смертельное проклятие. Как думаешь, что произойдет?
   -Ты умрешь.
   -Уверен? Ты много раз бросал в меня Аваду, почему сегодня тебе должна улыбнуться удача? - Спросил Гарри. - Позволь вопрос. Как ты думаешь, почему ты, семидесятилетний мужик, со всеми твоими колоссальными знаниями о магии так долго не мог меня победить?
   -Тебя защищала жертвенная кровь твоей матери, и ты сам об этом знаешь.
   -А кто тебе сказал подобную чушь? Хотя, дай я сам угадаю. Питер Петтигрю, верно? - усмехнулся Гарри. - Он в образе крысы подслушал, как я пересказываю своим бывшим друзьям наш разговор с Дамблдором и рассказал тебе. Тогда, почему после своего возрождения ты все еще не мог убить меня? А? Не знаешь?
   -Вот тут бы тебе следовало вспомнить, что крестраж обладает своей защитной магией, - продолжил юноша после непродолжительной паузы. - Именно эта магия служит единственным, разумным объяснением твоих патологических неудач. Давай проанализируем некоторые наши с тобой встречи. Первая наша встреча. Ты в теле Квиррелла попытался меня убить. Итог: Квиррелл мертв, а ты опять в бегах. Вторая встреча. Часть твоей души вместе с гигантским василиском Салазара Слизерина попыталась убить меня. Итог: василиск мертв, крестраж уничтожен. Третья встреча. Рандеву на кладбище. Тут уже интереснее. Да, ты смог вернуть себе тело, но в очередной раз упустил меня. Четвертая встреча. Свидание в министерстве. Ты пытался меня убить, но, подоспевший Дамблдор спас меня. Пятая встреча. В небе над Лондоном. Ты в очередной раз напал на меня и даже почти убил, но моя палочка САМА направилась на тебя и выстрелила, чем спасла мне жизнь. Ну и, наконец, шестая...
   -Ты хочешь сказать, что крестраж, в попытке защитить себя, каким-то образом влияет на реальность? - Перебил Волдеморт молодого волшебника.
   -Именно! Помнишь, я упоминал, что в моем теле, помимо своей полноценной души еще и восьмая часть твоей, тогда как у тебя только восьмая часть. Именно в этом, возможно, и кроется секрет моего выживания. Когда ты пытаешься меня убить, фактически происходит конфликт между двумя частями твоей души. Скорее всего, осколок, который находится во мне "считает" мою душу своей частью, и, естественно, он чувствует себя полноценнее и, как следствие, "выше" твоей части души. Он считает свое существование приоритетным. Возможно, ты смог возродиться на моем четвертом курсе только лишь из-за того, что на первых трех курсах крестраж несколько истощился от постоянных попыток защитить меня.
   -Все это лишь твои предположения и откровенно жалкие попытки уговорить меня оставить тебе жизнь! - скривился Темный Лорд. Однако в его голосе слышалась нотка неуверенности.
   -Ну так в чем дело, Том, - усмехнулся Гарри. - Палочка у тебя в руках. Заклинание не забыл? На случай, если это так, то напоминаю - Авада Кедавра.
   Волдеморт медленно поднял палочку и направил ее на мальчика-который-выжил. Было видно, что слова бывшего героя магической Англии посеяли нешуточное сомнение в душу Тома Риддла, вернее лишь в небольшой кусочек ее.
   В течение долгих пяти минут Волдеморт не мог решить, что ему делать.
   -Ой, извини, а ты не мог бы целиться в левую часть моего лба, - уже откровенно издевательски произнес Гарри. - Когда Авада отразится от него, я хочу, чтобы мои шрамы выглядели симметрично.
   Лицо Темного Лорда превратилось в маску ненависти, но он все еще не мог решиться на убийство своего заклятого врага.
   -Кстати, а ведь благодаря защитной магии крестража я теперь вряд ли когда-нибудь состарюсь. Ведь процесс старения - это процесс разрушения. А крестраж очень сложно разрушить, уж мне-то можешь поверить. Забавно, не правда ли? Ты всю жизнь искал бессмертие, а одарил им меня. - Захохотал Гарри Поттер.
   -Дарм Торган, - заорал Волдеморт, направив палочку на заключенного, находящегося в соседней камере. Мгновение, и из камеры вырывается фонтан красных брызг.
   -Силен, - уважительно сказал Гарри, когда просунул голову между прутьями двери и краем глаза заглянул в соседнюю камеру. Его соседа нигде не было видно, даже кусочка. Но, вся камера оказалась покрашена в красный цвет, а с потолка падали тяжелые рубиновые капли.
   -Хорошо, Гарри Поттер, - проговорил Волдеморт. - Может, защитная магия крестража повлияла на меня, а может, ты просто обладаешь даром убеждения ... в любом случае, твоя жалкая жизнь останется при тебе ... сегодня. Но напоследок я дам тебе совет - не пытайся бежать. Хотя бы одна попытка побега или даже намек на нее, и, я клянусь, найду способ убить тебя, чего бы мне это не стоило.
   После этих слов он развернулся и ушел.
   -Фух, - выдохнул Гарри и улыбнулся. - Самое забавное, что весь этот бред может оказаться правдой. Но пора бы и делом заняться.
   ***
   Дело в том, что Гарри не сидел весь этот год без дела. Он искал способ сбежать из Азкабана. Но...обо всем по порядку.
   Для начала ему нужно было разобраться с детским приютом, в котором жил Том Риддл. Гарри еще в первый раз догадался, что этот приют не настоящий.
   -Итак, что все это значит? - произнес юноша со шрамом, стоя перед заброшенным приютом. - Дано: "Я", моя камера в Азкабане, в буквальном смысле нереальный приют, Волдеморт, серебристая нить, связывающая...СТОП! Нить...связывающая нить...она связывает...СВЯЗЬ связывает...у нас с Темным Лордом есть СВЯЗЬ...СВЯЗЬ между нашими сознаниями. Следовательно, я сейчас все также лежу на грязном полу в своей камере, а мое "Я" в это время в гостях у Волдеморта, точнее в его голове. Нда... какой же здесь все-таки бардак. В любом случае нужно поискать более подробную информацию в библиотеке, которую Том так любезно предоставил в мое пользование. Конкретно, в разделе "Окклюменция". Пора бы уже изучить эту науку.
   Вскоре Гарри Поттер нашел интересующие его сведения о своем местонахождении. Это место называется Средоточие. Данный термин упоминался в биографии Тома (что-то связанное с ловушкой в Отделе Тайн), но Гарри не понял тогда, что он означает. Если выражаться магловскими терминами, то Средоточие - это командный центр человека. Во всяком случае, данная аналогия ближе всего по смыслу. В Средоточие поступает и хранится вся информация, которую человек узнает из внешнего мира. Например, если человек прочитали какую-либо книгу, то точная копия этой книги автоматически появляется в его Средоточии.
   Средоточие разное у каждого человека. Как правило, это место и время, когда ребенок осознает себе как личность. Это может быть комната, здание или даже город. Средоточие может меняться в зависимости от желания своего хозяина, но только до тех пор, пока тот сконцентрирован на этом желании.
   Что касается вопроса о проникновении в Средоточие, то такое проникновение является вершиной мастерства как в легилименции, так и в окклюменции. Только, если в легилименции мастер проникает в чужое Средоточие, то в окклюменции он проникает в свое. Проникнуть в чужое Средоточие можно лишь при условии, если вы связаны с жертвой кровными узами или же какой-либо более сильной связью. Но, даже если вы сделали это, вам нужно быть осторожным, так как его хозяин имеет здесь огромнейшее преимущество. Средоточие не любит чужаков и даже без присутствия хозяина может навредить вам. Если же вы проникли в чужое Средоточие с позволения хозяина и он к вам благосклонен, ни в коем случае не ослабляйте бдительность, так как даже тень неудовольствия хозяина может убить вас.
   Также, при атаке легилимента, опытный окклюмент может "захватить" чужое сознание и "затащить" его в свое Средоточие, где, как уже говорилось ранее, имеет большое преимущество. Этот трюк может провернуть и легилимент с сознанием его жертвы, не владеющей хотя бы минимальным уровнем знаний по окклюменции...
   -Так вот значит, как хитрый мистер Риддл насылал эти "сны" глупому мистеру Поттеру, - усмехнулся Гарри. - Очень умно, мистер Риддл - проникнуть в голову мистера Поттера, а затем затащить его спящее сознание в свое Средоточие, в заранее смоделированный "Отдел Тайн". Хотя, что-то здесь не сходится. Зачем мистеру Риддлу было заманивать мистера Поттера в Отдел Тайн, если мог уничтожить сознание того в своем собственном мозгу? Поступи он так, и мистер Поттер вряд ли проснулся бы следующим утром. Может быть, мистер Риддл слишком хитрый и перехитрил самого себя? Или же защита крестража существует, и именно она не позволила мистеру Риддлу подумать над такой возможностью?
   Гарри Поттер так и не нашел ответ, предпочтя заняться более важными делами, а именно поиском пути побега.
   -Думайте логически, мистер Поттер, - сказал Гарри самому себе. - Ваш крестный, мистер Блэк, был единственным человеком, сумевшим совершить побег из Азкабана без посторонней помощи. И вам, кажется, известен способ, я бы даже сказал...прием, благодаря которому он оказался на свободе, верно? Благодаря одной увлекательной книге, вам известно, что ваш недруг... мистер Риддл, обладал знанием об этом приеме...и даже владел им. А это значит, что в доступной вам библиотеке мистера Риддла найдется что-нибудь на так неожиданно заинтересовавшую вас тему анимагии.
   Глава 3
  
   К сожалению, надежда на скорейшее освобождение с помощью анимагии не оправдала себя. Нет, сначала все было в порядке. Гарри нашел примерно дюжину книг по интересующему его вопросу. Затем прошел тест для идентификации своей формы, результатом которого был безумно рад - он будет превращаться в птицу. Видимо на анимагической форме Гарри сказалась его любовь к полетам. Увы, но более точная видовая принадлежность анимагической формы становится известна только после первого превращения.
   Гарри был просто счастлив, что после того, как он научится анимагии, ему не придется, рискуя жизнью и душой, пробиваться к главным воротам, так как под самым потолком его камеры находится маленькое зарешеченное окошко, через которое он мог бы вылететь.
   -Мистер Поттер, - смеялся над собой Гарри. - Это, безусловно, прекрасная новость, но вы забываете, что петух, как и страус, также является птицей.
   К сожалению, вскоре поводов для счастья не стало - следующим шагом после расчета формы были медитативные упражнения, с целью достижения внутреннего мира, где жила анимагическая форма. Естественно, медитации нужно проводить в своем теле. А тело Гарри лежит на полу камеры в Азкабане. Для медитации нужно спокойное, тихое и уединенное место. Если с уединенностью проблем не было, то со спокойствием и тишиной они были. То заключенные орут, то дементоры шастают, и это все на фоне тяжелой, давящей атмосферы Азкабана. Наредкость неудачное место для занятий анимагией.
   После целого месяца безуспешных попыток достигнуть "внутреннего мира" Гарри начал паниковать. Ведь если не получится стать анимагом, то, скорее всего, Азкабан станет для него последним пристанищем.
   -Успокойтесь, мистер Поттер, - Гарри был ужасно зол на самого себя. Буквально, он был просто в ярости. - Никто кроме вас не виноват в том, что вы здесь. Если бы вы не были столь посредственны в зельеварении, то без сомнения знали, что у любого напитка, после добавления зелья темных воспоминаний, отсутствуют какой бы то ни было вкус и запах. Они просто исчезают! Не утруждайтесь, мистер Поттер, я прекрасно знаю, что вы хотите сейчас сказать. Наверняка, это было бы что-то вроде: "От если б не эта падлючая змиюка Снейп, я б такого наваристого борща сварил, что все б абзавидовались бы." Это хорошо, что вы вспомнили профессора Снейпа. Помниться, именно он упоминал, о вашей любви обвинять в своих неудачах других, вместо того, чтобы честно признаться в собственном ничтожестве. Прекратите, наконец, жалеть себя! Вот чем вы занимались в школе? Ничем, кроме полетов на метле и игры в шахматы с вашим умственно-отсталым другом Уизли. Ах, прошу прощения, бывшим другом. Перед вами было открыто столько путей, но вы выбрали тот, который ведет в самую глубокую задницу. Если вы из-за своей слабости не можете стать анимагом, значит вам нужно стать сильным! Утрите сопли, мистер Поттер, и, ради Мерлина, займитесь, наконец, делом.
   После такой мысленной порки, Гарри ничего не оставалось, кроме как искать другой способ побега. Это был единственный раз, когда юноша был рад тому, что его враг так сведущ в вопросах магии. За семьдесят пять лет своей жизни Волдеморт прочел просто астрономическое число книг. Гарри был уверен, хотя бы в одной из них найдется то, что поможет ему сбежать. Но, пока он даже не знал в каком направлении, в каком разделе магии начать свои поиски. Поэтому, он взял первую попавшуюся книгу и принялся читать...
   Вскоре Гарри нашел некоторые сведения об Азкабане в дневнике Риддла, который впоследствии стал крестражем. Оказалось, в Азкабане не нет магии, и она не блокирована, а просто очень "вязкая" окружающая среда, осложняющая использование заклинаний. Таким образом, магией в стенах Азкабана могут пользоваться или очень сильный волшебник, или волшебник, у которого имеется специальный амулет, генерирующий особое поле. В дневнике приводилась схема этого амулета, а также инструкция по его изготовлению, но, по понятным причинам, заключенный не мог его изготовить.
   Камеры запирались и открывались дементорами. Однако, с помощью одного древнего заклинания это мог сделать и волшебник.
   -Орен Азкха Банед, - заклинание было записано красивым, убористым почерком Томаса Риддла.
   Это заклинание было найдено в подземельях Азкабана написанное на языке дементоров на одной из стен. И да, у дементоров, оказывается, есть свой язык, а также письменность в виде, иероглифов.
   -Ну что ж, - пробормотал Гарри Поттер. - Осталось всего лишь сотворить заклинание без палочки в условиях по меньшой мере двадцатикратного сопротивления магического фона.
   -Вы, мистер Поттер, забываете еще и об энергоемкости заклинания, - добавил юноша. - Это же не Алохомора, которую может использовать даже первокурсник. Уверен, это заклинание на несколько порядков сложнее. Не думаю, что самое главное сейчас - научиться колдовать без палочки. Вы ведь не перестали быть волшебником, лишившись палочки? Теоретически, она нужна только для концентрации вашей магической энергии, чтобы на одно единственное заклинание света не тратилось силы, как на вызов адского огня. Камнем преткновения сейчас является СИЛА. Во-первых, вам нужна сила для самого заклинания. Во-вторых, вам нужна сила для того, чтобы использовать заклинание без волшебной палочки. И, в-третьих, вам понадобиться просто океан силы для преодоления многократного сопротивления окружающей среды.
   ***
   В который раз Гарри благодарил всех известных ему Богов за ту связь, которая дала доступ в сознание Темного Лорда. Поиски необходимой ему информации длились больше года, но, в конце концов, Гарри нашел то, что ему нужно.
   -Трактат о воспитании отроков, волшебством одаренных, - гласило название поистине древней книги в руках молодого мага.
   В книге рассказывалось, как правильно развивать магические способности у ребенка. Она была написана в помощь родителям для, так сказать, дошкольного обучения молодого волшебника. В ней приводились методы, с помощью которых ребенок мог избавиться от накопленной в организме магии, тем самым развивая свои энергетические каналы. В результате везде одни плюсы: ребенок расходует излишки магической энергии, из-за чего не происходит стихийного выброса силы, который мог бы причинить кому-либо вред, ребенок развивается магически, а родители радуются, глядя на свое чадо.
   "Одно не понятно, - недоумевал Гарри. - Что-то не видел я разницы в Хогвартсе между маглорожденными детьми и детьми воспитавшихся в семьях волшебников."
   -Да что тут не понятного, мистер Поттер. Думаете легко заставить малолетних засранцев не бегать с воплями по всему дому, не гонять на игрушечных метлах, а спокойно сидеть и пытаться с помощью магии сдвинуть с мертвой точки согнутую пополам бумажку, находящуюся на острие иголки. Это просто невозможно. Хотя, судя по общей ветхости книги, можно предположить, что у вас в руках оказался один из последних экземпляров этого трактата, и большинству чистокровных семей просто не доступна информация по, как говорится в аннотации, воспитанию второго Мерлина...
   ***
   Десять лет! Десять лет понадобилось Гарри, чтобы заново научиться использовать простейшее заклинание света. Но он был рад даже этому. Это было его первое волшебство за тринадцать лет, если не считать неожиданные успехи во "внутретелесном волшебном воздействии".
   Данным воздействием является любое действие магического характера совершенное организмом волшебника для его же пользы, ну или вреда. Чаще всего это простейшее, инстинктивное манипулирование магическими патоками и энергией для скорейшего выздоровления физического тела. Фактически, анимагия также относится к внутренней магии или к, как ее еще называют, магии тела.
   Забавно, но, скорее всего, в той или иной мере внутрителесным волшебством обладают все заключенные Азкабана. В противном же случае, ни один из них не пережил бы первой зимы.
   Гарри заинтересовался внутренней магией главным образом из-за того, что на нее никак не влияет сопротивление магического фона окружающей среды. Ведь окружающей средой в этом случае является организм волшебника. Но, благоприятный магический фон - не единственный плюс в изучении внутренней магии. Благодаря постоянному использованию магии энергетические каналы практически в десять раз увеличили свой объем; Гарри больше никогда не замерзал; чувство голода также ушло в прошлое; ноги, которые почти атрофировались, вернули былую силу; юноша даже смог вылечить свою близорукость.
   Достигнув определенных высот во внутренней магии, Гарри начал тренироваться во внешней. После успеха с простейшими чарами света, почти угаснувшая надежда на освобождение разгорелась вновь. И, возможно, ему удалось бы сбежать, если бы не одно происшествие...
   ***
   Отдыхая после изнурительных тренировок, Гарри лежал на мягком ковре в библиотеке. Внезапно, он услышал, как кто-то зашел в помещение. Перейдя в положение сидя, он уставился на вошедшего. Без сомнения, это был Волдеморт. Почти целую минуту Темный Лорд смотрел на юношу широко раскрытыми глазами. Затем, изумление на его лице быстро сменила ярость. Маска ненависти, заменявшая в тот момент лицо Тома Риддла, напугала бы даже дементора. Не став дожидаться дальнейшего развития событий, Гарри закрыл глаза и, увидев связующую нить, мысленно коснулся нее. Но, в последний момент Темный Лорд все же успел ударить всей мощью своей ментальной магии по бывшему герою Англии.
   К счастью, удар лишь слегка задел его, так как тот уже практически скрылся с глаз Волдеморта. Однако, этого удара оказалось достаточно, что причинить серьезнейший ущерб здоровью Гарри Поттера. Очутившись в своем теле, мужчина начал конвульсивно дергаться, чувствуя, как из носа, ушей и даже глаз потекла кровь. Голова разрывалась на части, перед глазами стояла красная пелена тумана, а тело практически не слушалось.
   Кое как направив магическую энергию к поврежденным участкам тела, чтобы хоть как-то уменьшить боль и остановить кровотечение, Гарри стал ждать ЕГО прихода.
   ***
   Гарри лежал на грязном полу и ждал. Ждал когда придет Волдеморт и убьет его. Гарри был совершенно беспомощен - борьба с последствиями ментального удара отобрала у него все силы.
   Нет, страха не было. Он был удивительно спокоен.
   -Через неделю мне бы исполнилось тридцать три года, - произнес Гарри. - Интересно, как бы сложилась моя жизнь, если бы не было Волдеморта. Я наверно жил бы с родителями, Сириус не сидел бы в тюрьме. У меня были бы настоящие друзья.
   -А Хвост бы не предавал ваших родителей, - продолжил он. - Что не мешало бы ему быть трусливой крысой и продать их при малейшей более-менее крупной проблеме.
   Звук шагов прервал его размышления. Гарри повернул голову в сторону решетчатой двери и замер в ожидании. Вскоре его взгляду предстала с ног до головы закутанная в плащ фигура. Казалось, она была полностью соткана из черного тумана. Она остановилась возле камеры и медленно развернулась в сторону Гарри. Сначала он подумал, что это дементор, но привычной ауры страха не было. Фигура постояла немного перед дверью и зашла в его камеру, пройдя прямо сквозь решетку.
   -Эээээ. - все, что Гарри мог сказать по поводу проявления таких чудес.
   -Здравствуй, Гарри Поттер. - поздоровалась с ним фигура.
   Голос у фигуры был ровный, сухой, без единого признака каких-либо эмоций. Фактически, Гарри даже пол существа, стоящего перед ним, не мог разобрать по голосу.
   -Что-то не прибрано тут у тебя, - упрекнула его фигура, глядя на грязный пол, и тут же уселась в центре камеры.
   -Да я, как-то, других гостей ждал - незваных, - узник и сам не знал, почему начал оправдываться. - А вы, собственно, кто?
   -Смерть. - Был ему ответ
   -Пора значит? - сказал Гарри, просто чтобы что-то сказать. Откуда-то он точно знал, что фигура сказала правду.
   -Вот в том то и загвоздка, что по моим данным ты уже мертв, а ты живехонек. Тот ментальный удар твоего врага, который так меня боится, должен был сокрушить тебя, но ты выжил. Такое уже случалось, когда человек должен быть мертв, и мне нужно его забирать, а он, подлец, жив здоров. Следовательно, забрать я его не могу - не положено забирать живых. И почему-то данный казус чаще всего происходит с вами, Певереллами. Уж не знаю, чем вы подкупаете Жизнь, что ОНА вас отпускать не хочет. Я уже начинаю вас ненавидеть.
   -Хм, и как ВЫ решали ситуацию с моими эээ...предшественниками? - поинтересовался узник.
   -Кого-то я просто отпускаю до следующего раза, а кого-то одариваю дорогими подарками и также отпускаю. Ты же читал сказку этого глупого Биддля?
   -Хм...да, но в сказке ВЫ были больше отрицательным персонажем, чем положительным. - Сказал Гарри.
   -Такой большой мальчик, а верит в сказки, - Смерть протянула свою тонкую ладонь и провела тыльной стороной указательного пальца по впалой щеке Гарри. Щеку мгновенно парализовало.
   -Ну...оказывается в некоторых сказках есть доля истины, - дерзко произнес мужчина.
   "Мистер Поттер, - одернул себя Гарри. - Какая болезнь у вас обострилась: слабоумие или слепота? Ах да, я забыл, глаза вы себе вылечили. Значит, это слабоумие? В любом случае, так как мое существование неразрывно связано с вашей жизнью, я вам искренне рекомендую как можно быстрее вылечиться от любой болячки, которая поразила ваш, без сомнения, нездоровый мозг. Если же это все-таки проблемы со зрением, то с удовольствием уведомляю вас, что перед вами, на грязном полу вашей камеры, сидит сущность, способная тонким слоем размазать вас по всей галактике. Поменьше дерзости, мистер Поттер, да побольше почтительности в голосе."
   -А ты шутник, Гарри Поттер, - видимо, от Смерти не укрылся этот маленький внутренний монолог.
   -Прошу прощения за мою дерзость, - извинился Гарри Поттер и решил спросить. - И как ВЫ поступите со мной?
   -Ну...отпускать тебя без подарка бессмысленно - вскоре здесь будет твой враг, трусишка Том, - произнесла Смерть. - Значит, тебе нужен подарок, благодаря которому ты сможешь остаться жив. Так что, выбирай желание с умом.
   Гарри Поттер задумался. А чего вообще он хочет от жизни? Какая у него самая заветная мечта? Раньше, тринадцать лет назад он, не задумываясь, ответил бы: я хочу, чтобы Волдеморта никогда не существовало. Раньше он считал Волдеморта абсолютным злом. Все оказалось совсем не так, как представлял себе Гарри.
   Иногда, он читал в риддловской биографии о происходящих в мире вещах. Как ни странно, изменения, произошедшие после прихода к власти Темного Лорда, были в целом положительные. Да, Волдеморт осуществил мечту своего великого предка, и сейчас в Хогвартсе учатся только чистокровные волшебники. Но, в Лондоне была построена школа магии для маглорожденных и полукровок, и даже запущен специальный школьный автобус, нападобии "Ночного рыцаря", который довозил всех учеников до школы и развозил их после учебы по домам. Оборотни, вампиры, гоблины и даже кентавры, стали полноценными гражданами Магической Англии. Кровь для вампиров стала общедоступной, с ликантропным зельем оборотням помогало теперешнее министерство. Оборотням было разрешено получать образование, и учились они, надо заметить, в Хогвартсе. Также были построены целые исследовательские центры и институты, которые исправно снабжали магическое общество различными открытиями во всех сферах магической науки. С приходом Темного Лорда к власти период застоя в магическом обществе окончился.
   Конечно, наряду с положительными, существовало и несколько отрицательных моментов. Маглорожденным теперь запрещено занимать руководящие посты в министерстве. Да и то, согласно книге, раньше это было негласным правилом, а сейчас официально прописали в законодательстве. В исследовательских институтах лабораторными крысами выступают специально отловленные маглы. Вообще за умышленное причинение вреда или убийство магла полагается лишь штраф. Хотя можно и его избежать, если ты это сделал не на улице, а у себя дома.
   Так, вселенское зло превратилось в сильного, целеустремленного, пусть и жадного до власти волшебника, который не побоялся пойти против министерства и Дамблдора.
   "А в кого превратился я? - Закрыв глаза, спросил себя Гарри. - В кого превратился я? Кто я?"
   "Мистер Поттер, по-моему, мы с вами это уже обсуждали, - ответил он сам себе. - Вы жалкое, вечно ноющее о несправедливости ничтожество. Вы неспособный самостоятельно думать слабовольный кретин. Вы неудачник, плывущий по течению реки экскрементов. Знаете, я могу продолжать это бесконечно. Когда вам было одиннадцать лет, шляпа настойчиво предлагала вам шанс стать сильным и независимым, но вы захотели быть слабым и подчиненным. Мы оба видим, к чему привело ваше решение. Вы упусти тот шанс, мистер Поттер. Кто знает, может, вы упустите и этот. И поэтому, я решил - никаких "ВЫ" больше не будет, буду только "Я". Прощайте, мистер Поттер."
   -Я хочу прожить жизнь заново, со всеми моими воспоминаниями, госпожа Смерть - открыв глаза, произнес Гарри Поттер. Что-то неуловимо изменилось в нем. Поза стала более расслабленной, в глазах появилась твердость, на губах играла хитрая усмешка, а слегка вздернутый подбородок, придавал Гарри немного высокомерный вид.
   -Что ж, я вижу, ты достойный потомок своего предка, Гарри Поттер, - медленно произнесла Смерть. - Ты, как и Игнотиус, в свое время, порадовал меня. - Произнесла Смерть, пронзая рукой свою грудь.
   Спустя несколько мгновений Она вытащила руку. Разжав кулак, Смерть продемонстрировала Гарри...маховик времени. Выглядел он так же, как и обычный. Только песок в маленьких часиках был черный, а не белый. На нем также был изображен знак Даров Смерти с небольшим дополнением: в круг были вписаны два небольших симметричных друг другу треугольника, изображающие, надо полагать, песочные часы и обозначающие четвертый Дар Смерти - маховик времени. Гарри удивился символу, ведь только на воскрешающем камне он присутствовал, он был вырезан одним из его хозяев. Видимо, идея со знаком Даров Смерти очень понравилась дарительнице.
   -С помощью этого маховика времени твои сознание и разум отправятся в твое собственное тело в прошлое на сколь угодно долгий отрезок времени, ограниченный лишь количеством лет, прожитых тобой. Твои воспоминания и ментальные способности останутся при тебе. Маховик также будет с тобой. Один оборот маховика вокруг оси равен одному году. Но будь осторожен: если ты попытаешься вернуться в прошлое на срок, превышающий твой возраст, ты исчезнешь с лика мироздания, тебя больше НИКОГДА не будет существовать. Ни в прошлом, ни в будущем. И последнее: то время, которое ты пересечешь, исчезнет. Путешествуя в прошлое, ты уничтожишь те события, которые должны были произойти и произошли к настоящему моменту. А теперь поспеши - твои "незваные гости" на подходе.
   Это были последние слова, сказанные Смертью, перед тем, как ЕЕ фигура растаяла в воздухе. Вдалеке действительно уже слышались голоса и топот многочисленных ног.
   Не откладывая, мужчина решил вернуться в свой шестой год жизни. Гарри не хотел быть тем тощим заморышем в нелепых очках-велосипедах, которым он был при поступлении в Хогвартс. Он даже знал, как повлияет на Дурслей, чтобы они лучше относились к своим обязанностям опекунов и вырастили из него здорового подростка.
   Шаги стали громче, и Гарри нужно было поторопиться, если он хочет осуществить свое желание.
   -Двадцать семь. - В последний раз Гарри перевернул маленькие песочные часы, когда в дверном проеме показалась чья-то нога, а за ней и все тело.
   Последнее, что увидел Гарри, перед тем, как переместится в свое шестилетнее тело, были красные глаза Волдеморта.
   Глава 4
   Ощущения от использования маховика времени, подаренного Смертью, никак не отличались от использования министерского маховика, с помощью которого Гарри и Гермиона спасли Сириуса. Как и в прошлый раз, окружающее пространство будто растворилось, возникло ощущение падения, рядом проносились цветовые пятна. Внезапно падение резко прекратилось и все пришло в норму.
   Гарри лежал на, столь знакомом, продавленном матрасе и смотрел на ступенчатый потолок его старого, столь знакомого чулана. И тут Гарри захохотал. Он никогда в жизни так громко и долго не смеялся. Его истерика продолжалась до тех пор, пока не спустился Вернон Дурсль и не наорал. Судя по всему, на улице была ночь. Но, даже после этого, Гарри практически до самого утра хихикал в подушку.
   А наутро пришла тетя Петунья и забарабанила по двери.
   -Вставай! Вставай, ненормальный! - Заорала она своим отвратительным голосом.
   Но Гарри был как никогда рад ему. Этот голос служил для него лучшим подтверждением реальности происходящего.
   Одевшись, он вышел из чулана и направился на кухню.
   -Пригляди за яичницей и приготовь кофе, - было первым, что он услышал, зайдя на кухню.
   "Как же я отвык от этих "семейных нежностей". Нужно поскорее привести план в действие", - подумал Гарри, становясь за плиту. Только Дурсли могли поручать шестилетнему ребенку готовить завтрак.
   Гарри не собирался горбатится на Дурслей во второй раз. Скорее это они будут пахать на него. Но для этого нужно попасть в Косой переулок и купить там парочку вещей.
   Деньги он решил взять из заначки дяди Вернона. Как и любой бизнесмен, Вернон Дурсль панически боялся банкротства и, как следствие, нищеты. Поэтому он держал у себя в сейфе, находящийся в спальне за картиной, порядка пятидесяти тысяч фунтов на черный день. Код сейфа Гарри знал - однажды, еще в "прошлой жизни" он случайно увидел, как дядя Вернон вводил его.
   Изъятие денег Гарри решил провести прямо перед поездкой в Лондон, а то вдруг дяде приспичит пересчитать их. Оставалось только выждать момент, когда молодого волшебника отпустят на весь день. А пока выжидал, он решил потренировать свои магические способности.
   То, чего в Азкабане мальчик добивался целых десять лет, он смог достичь за два месяца. Гарри не был удивлен: принцип он знал, нужные действия тоже, ему просто нужно было все повторить. Да и не стоит забывать о сопротивлении магического фона Азкабана.
   ***
   Примерно через два месяца у Гарри наконец появилась возможность посетить Косую Аллею.
   -Завтра приезжает Мардж, так что сегодня уборка, - как-то утром недовольно произнесла тетя Петунья, едва Гарри зашел на кухню. - Она будет проездом до вечера. Завтра утром, после еды, ты свободен, и чтобы духу твоего здесь не было до десяти вечера. А сейчас иди и пропылесось дом.
   Гарри понял - это его шанс. Завтра с девяти утра до десяти вечера он полностью свободен и может поехать в Лондон. Достав из своего чулана пылесос, он потащил его на второй этаж в спальню мистера и миссис Дурсль. Бросив тяжеленный агрегат на пол, мальчик подскочил к картине, и, сняв ее со стены, аккуратно положил на пол. Пододвинув к сейфу стул и поднявшись на него, Гарри набрал дату рождения Дадлика на кодовом замке. Забрав из сейфа в общей сложности порядка пятисот фунтов, он вернул все на свои места, и принялся за уборку. Денег брал с расчетом на то, чтобы хватило на покупки, и визуально не было видно, что пачка банкнот уменьшилась.
   Назавтра, быстро позавтракав, Гарри двинулся к местной железнодорожной станции. За полчаса доехав до Лондона и потратив еще столько же на городской общественный транспорт, он добрался-таки до Дырявого котла. Изнутри раздавались голоса - видимо сегодня много посетителей. Это было на руку молодому волшебнику. Прошмыгнув через зал, он вышел на заставленный мусорными баками двор. Отсчитав три кирпича вверх и два по диагонали, Гарри дотронулся до нужного и послал в него короткий магический импульс. Он очень волновался, что с помощью такого извращенного способа проход в Косой переулок не откроется. В таком случае, пришлось бы просить бармена. А тот начал бы интересоваться: почему шестилетний пацан ходит без сопровождения взрослых. Но, кажется, это сработало - стена внезапно задрожала, в центре образовалось отверстие и стало расти, а через мгновение проход в Косой переулок был открыт. Не теряя времени, Гарри двинулся в сторону Гринготса.
   Наплевательское отношение гоблинов по поводу личности своих клиентов было только на руку нашему герою. Дежурный гоблин обменял ему фунты на галеоны и даже не посмотрел на его возраст и не поинтересовался фамилией. Рассовав золотые монеты по карманам, Гарри побежал в аптеку.
   -Здрасьте, дяденька аптекарь! - радостно прокричал он писклявым голосом.
   -Здравствуй, мальчик! - дружелюбно ответил ему аптекарь. - Чего тебе?
   -Меня папа отправил к вам со списком.
   -А где же он сам? - спросил он, просматривая список, что дал ему мальчик.
   Список он составлял длинный, с кучей ненужных ему ингредиентов, чтобы аптекарь ничего не заподозрил. Зелье, которое Гарри собирался варить, запрещенное, и даже за одно его хранение полагается пять лет в Азкабане. Хорошо, хоть ингредиенты для него полностью легальные, а то пришлось бы Гарри идти в Лютный переулок.
   -А он ругается со старой ведьмой на углу, которая продает котлы. - Все тем же радостным голосом ответил мальчик
   Закончив с аптекарем, Гарри пошел к упомянутой старой колдунье.
   -Здрасте, бабушка! - усиленно улыбаясь, крикнул он. - Дайте мне, пожалуйста, оловянный котел второго размера, подставку под него и горелку средних размеров.
   -И тебе не хворать внучок, - умильно улыбнулась ему старушка. - Вот держи, с тебя три галеона.
   После покупки котла у Гарри еще оставались деньги, и он решил потратить их на книги по ментальной магии, а также анимагии. Купив их в Завитках и Кляксах и выслушав предупреждение продавца о том, что легиллеменция мягко говоря не приветствуется Министерством, Гарри, обменяв оставшиеся галеоны на фунты, на долгие пять лет покинул магический мир.
   Зелье, которое он решил готовить, называется зелье Подвластия. Эффект схож с Империусом. Однако, если Империус можно перебороть, то с зельем Подвластия это невозможно, так как оно воздействует на физиологическом уровне, а не ментальном.
   Это зелье Гарри собирался варить в "доме с привидениями". На самом деле привидений там никаких не было, это обычное заброшенное здание на окраине Литтл Уингинга. Такие "дома с привидениями" есть в каждом городе и, естественно, у каждого из них есть своя "зловещая история", которая передается из уст в уста местной ребятней.
   Поднявшись на второй этаж и установив горелку и котел прямо на полу, Гарри приступил к приготовлению. Примерно через час зелье было готово. Гарри осталось дождаться завтрашнего дня, чтобы подлить зелье в чай за завтраком. Естественно, зелье - это временная мера. Держать родственников все время в подчинении опасно. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Дамблдор узнал об этом. И поэтому, для того, чтобы изменить отношение к нему Дурслей, в ближайшее время Гарри придется выучить легилименцию. И опять же, без палочки.
   До десяти часов оставалось сорок минут и Гарри засобирался домой. Подходя к дому N4 на Тисовой улице, он увидел, как тетушка Мардж шумно прощается с Дурслями. Вокруг ее ног с громким лаем носился Злыдень. Как только из-за угла выехал мусоровоз, у Гарри внезапно созрел план. Затаившись в переулке, мальчик дождался, пока грузовик не подъехал поближе, и, "схватив" Злыдня за ошейник с помощью чар левитации, бросил того под колеса автомобиля. Резкое торможение грузовика бульдогу не помогло, скорее наоборот: переехав передними колесами тушку песика, мусоровоз фактически размазал Злыдня по асфальту задними колесами при торможении. Отчаянный крик Марджори Дурсль показался Гарри на тот момент лучше пения вейл. Немедленно сбежались все соседи и стали на разные лады причитать, ругать водителя и выражать соболезнования по поводу героической кончины Злыдня. Водитель сначала оправдывался, потом ругался, а потом вообще плюнул и поехал дальше. Слушая, как дядя Вернон вызывает реанемобиль для раздавленного в лепешку бульдога, Гарри сползал на асфальт от беззвучного смеха. Затем, чтобы не быть замеченным, он отошел на квартал от места происшествия и уже там дал волю чувствам. Пять минут его разрывало от безудержного смеха.
   А через полчаса Гарри двинулся в обратную сторону. Придав лицу как можно более безразличное выражение, он зашел в прихожую, где его уже ждала тетя Петунья.
   - Где ты так долго шлялся? - сразу же завизжала та, - Я сказала тебе быть дома в десять, а сейчас уже пол одиннадцатого. За опоздание остаешься без ужина. А теперь марш в чулан.
   "Ну-ну, миссис Дурсль, посмотрим, что вы запоете завтра. Сегодня я отомстил Злыдню, завтра отомщу вам, а потом и до Уизли с Грейнджер дойдет очередь", - зло подумал Гарри и тут же осекся. У него не было причин мстить. Право на месть имел лишь прошлый Гарри Поттер, но тот умер. Да и глупо мстить маленькой, не имеющей друзей, девочке по имени Гермиона и маленькому засранцу по фамилии Уизли.
   Внезапно нынешний Гарри Поттер понял, кому он будет мстить.
   ДАМБЛДОР! Какое бы сильное презрение не испытывал Гарри к себе-прошлому, он прекрасно знал кто сделал его таким, каким он был. О да, нынешнему Гарри было хорошо сейчас, со стороны, видно, что именно Дамблдор делал с прежним Гарри. Директор вырастил из него война, способного победить Темного Лорда. Десять лет у Дурслей под градом насмешек, издевательств и оскорблений закалили Гарри, дали ему сильную волю. Правда, Дамлдор сильно рисковал - мальчик мог вырасти озлобленным волчонком, беспокоящимся только о целостности своей шкуры. Но, тут имел место тонкий расчет: все же жизнь у Дурслей - это не жизнь в магловском приюте...
   Какой-нибудь глупец мог бы заявить: если бы Дамблдор хотел вырастить сильного воина, способного убить могущественного темного мага, не лучше было бы с первого курса обучать Гарри боевой магии? Этот глупец забывает старую, очень известную японскую поговорку: самурай без меча, подобен самураю с мечом, но только без меча. Не оружие делает человека воином. Просто оружием удобнее убивать. В конце концов, известно много случаев, когда человек, имея в руках пистолет, не мог выстрелить в обычного грабителя и защитить тем самым свою семью, хотя до этого громко хвастался, как метко он стреляет по пивным бутылкам на заднем дворе своего дома.
   Директор воспитывал в мальчике война, а не учил быть им. Какая польза от того, что на тренировке Гарри сможет победить даже Дамблдора, если в настоящем бою, видя, как рядом погибают его товарищи, как вываливаются внутренности из распоротых животов, как хлещет кровь из отрубленных конечностей, он от страха забьется куда-нибудь в уголок и будет ждать, пока его не прирежут, как барана.
   Нынешний Гарри находил забавным то, что Дамблдор, который позиционирует себя как лидер, обладающий всеми гриффиндорскими качествами, поступает как истинный слизеринец в дцатом поколении. А Волдеморт, который, как наследник Слизерина, должен быть невероятно хитер и изворотлив, действует в лучшем случае как очень умный гриффиндорец.
   "И Том еще смеет называть себя Лордом Судеб? - усмехался про себя Гарри. - Ему должно быть стыдно. Наверняка он украл этот титул у Дамблдора, а директор просто не может признать это без ущерба для своей репутации."
   -Итак, мистер Дамблдор, решили поиграть с Судьбой? - продолжил Гарри Поттер. - Неужели еще не наигрались? Вы поддерживали идеи одного Темного Лорда, и своим бездействием позволили вырасти второму. Вы ведь прекрасно знали, чьим потомком он был, в каких условиях он воспитывался, каких взглядов придерживался, и что из него в конце может вырасти. И, не смотря на все это, вы отправляете Гарри Поттера к Дурслям, в практически аналогичную среду, в которой воспитывался Темный Лорд. Что ж, мистер Дамблдор, если вы совершили это осознанно, то значит, вряд ли сильно удивитесь, когда через пять лет в вашу школу приедет новый Темный Лорд...
   Гарри знал, поступив на Слизерин, он изменит судьбу - события уже не будут развиваться так, как делали это, когда тот был на Гриффиндоре. Однако, он был уверен, ключевые события останутся прежними. Ведь Волдеморт вряд ли станет меньше его ненавидеть из-за того, что Гарри попал на факультет, на котором Темный Лорд сам когда-то учился...
   Глава 5
  
   Прошло пять лет...
  
   Вот уже полчаса Гарри стоял полностью обнаженным в своей комнате и рассматривал себя в высоком зеркале на дверце шкафа. Ему было интересно, насколько он отличался от того одиннадцатилетнего мальчика, которым был в прошлом. Нужно сказать, изменения были значительные: он был гораздо выше ростом, его кожа была бледна, не было дурацких очков-велосипедов на носу, не было болезненной, граничащей с дистрофией, худобы, хотя он все ровно оставался субтильного телосложения, волосы черного цвета практически достигали плеч. Гарри специально их отращивал, чтобы было легче скрыть свой шрам длинной челкой и чтобы они не топорщились во все стороны, а под тяжестью собственного веса пригибались к голове.
   За эти пять лет он многое успел сделать. В первую очередь, после того как Дурсли выпили сок, с подмешанным в него зельем Подвластия, мальчик приступил к допросу. Толку от этого было мало. Единственное полезное, что он узнал, так это то, что Дамблдор приходил к Дурслям на следующий день, после того, как оставил его на крыльце их дома. Дурсли уже собирались нести младенца в приют, но Дамлдор уговорил их оставить того за десять тысяч фунтов в месяц. Оказывается, Дурсли неплохо на нем зарабатывали: мало того, что получали неплохие деньги, так еще раба в придачу. Естественно Гарри приказал отдать все заплаченные Дурслям деньги и делать так же с остальными суммами, которые будут поступать на счет от Дамблдора.
   Все эти пять лет Гарри занимался магией. После того, как он довел свое владение телесной магией до прежнего уровня, мальчик стал уделять все свое внимание окклюменции с легилименцией.
   После пяти лет обучения Гарри был уверен, что его ментальный щит не пробьет даже Дамблдор. С леггилименцией тоже было не плохо. Мальчик спокойно мог проникать в голову к магглу и прекрасно в нем ориентироваться. Однако, он понимал, что сделать это с разумом волшебника даже с палочкой будет во много раз труднее.
   Параллельно с занятиями ментальной магией Гарри работал и над анимагией. Дело это оказалось настолько трудным, что он постоянно удивлялся, как такое ничтожество, как Петигрю, вообще умудрилось стать анимагом. Однажды Гарри весь день проходил с гигантским клювом на лице и перьями по всему телу, пока не смог их убрать. Или случай с крыльями вместо рук - он полчаса простоял над унитазом, пытаясь огромными черными крыльями расстегнуть ширинку. Только на четвертый год его самообучения он смог полностью превратиться. Его анимагической формой был черный ворон. Гарри очень гордился этим. Еще бы, ведь это не какой-то там попугай, или воробей.
   "Ворон - птица благородная, можно даже сказать аристократическая, - размышлял мальчик. - По помойкам, правда, шарится, но это уже другой вопрос...
   В последний раз глянув в зеркало, Гарри быстро оделся и спустился на кухню.
   Этот день был особенным. День, когда Гарри получит письмо из Хогвартса. Когда почтальон принес почту, Гарри сам пошел за ней, а не послал за ней как обычно Дадли. Как он и ожидал, среди обычных писем, было и толстое письмо из Хогвартса. На конверте изумрудными чернилами было написано:
  
   Суррей
   Литтл Уингинг,
   Тисовая улица, дом N4,
   М-ру Г. Поттеру
  
  
   Хотя Гарри и было известно о содержимом письма, он все же решил его прочитать. Кто знает, какие чары были наложены на письмо. Вдруг, пока получатель не прочитает письмо, они так и будут приходить.

"ХОГВАРТС"

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА и ВОЛШЕБСТВА

Директор: Альбус Дамблдор

(Кавалер ордена Мерлина I степени,

Великий волшебник, Верховный чародей, Президент

Международной конфедерации магов)

   Уважаемый м-р Поттер!
   С радостью извещаем, что Вы приняты в Школу чародейства и волшебства "Хогвартс". Список необходимой литературы и оборудования прилагается.
   Начало занятий - 1 сентября. Ожидаем ответную сову не позднее 31 июля.
   Искренне Ваша,
   Минерва МакГонагалл
   Заместитель директора
  
   "Интересно, когда за мной придет Хагрид?" - мысленно спросил Гарри.
   ***
   Хагрид прибыл рано утром на следующий день после дня рождения Гарри.
   -Бум! Бум! Бум! - раздался громкий стук в дверь, когда Гарри уже заканчивал завтракать.
   Только Хагрид мог так стучать в дверь, не предполагая о таком изобретении человечества как дверной замок.
   -С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ГАРРИ!!! - заорал великан с порога, вручая мальчику коробку с тортом.
   -Здравствуйте, - вежливо поздоровался маленький волшебник.
   -Здорова, Гарри! - радостно заулыбался Хагрид. - Я, эта...к тебе я.
   -Эммм, мы знакомы? - вежливо спросил мальчик.
   -Точно! Мы ж не познакомились. Рубеус Хагрид, хранитель ключей и лесник в Хогвартсе. Я по поводу письма. Может ты, эта, впустишь меня, а то на пороге неудобно говорить.
   -Ах да. Проходите, конечно.
   -Я тебя, Гарри, еще вооооот таким помню, - показал руками великан. - Вылитый папаша, а глаза у тебя мамкины, да.
   -Кто вы такой и что делаете в моем доме? - взревел раненым кабанчиком дядя Вернон, когда они вошли в гостиную.
   -Я Хагрид, пришел за Гарри из Хогвартса, - начал было Хагрид
   -Вон! Я требую, чтобы вы покинули этот дом, сэр! Я не потерплю в своем доме еще одного ненормального! Он никуда не ...
   -Заткнись! - резко перебил его одиннадцатилетний мальчик, и мужчина послушно закрыл рот. - Присаживайтесь на диван, мистер Хагрид, сейчас моя тетя подаст для нас чай с печением.
   -Ааа, да, спасибо, Гарри, - пробормотал Хагрид. Великан явно не знал, как вести себя с мальчиком, который так, запросто, отдает приказы мужчине в несколько раз старше него.
   Выпив свой чай, Гарри быстро забежал наверх, переоделся в свою лучшую одежду, купленную на деньги директора, и спустился вниз.
   - Имейте в виду, я не буду платить за то, чтоб его учили всяким колдовским штучкам. - Орал раскрасневшийся Вернон. С ним вечно были какие-то проблемы. Дядя Вернон оказался наредкость устойчивым к ментальной корректировке. Единственное, что Гарри удалось сделать - это привить своему дяде беспрекословное подчинение приказам своего племянника.
   -Будто кто-то просил тебя это сделать, - с презрением ответил Хагрид и двинулся в сторону выхода.
   Гарри поспешил за ним.
   -Эээ, мистер Хагрид, а не могли бы вы рассказать мне о Хогвартсе? - спросил мальчик, когда они уже были в поезде, едущем в Лондон.
   -Что?! Дурсли тебе ничего не рассказали про Хогвартс?! -удивился великан.
   -Рассказывали, но вы ведь понимаете, мои родственники - магглы. Они не могли много знать о Хогвартсе.
   -А, ну ладно... Знаешь, Гарри, ты мне, того-этого, не выкай. Понял? Зови меня просто, Хагрид. А Хогвартс - это школа для...
   "Великий Мерлин... "Того-этого" - интеллектуал блин", - подумал Гарри.
   Оставшуюся дорогу до Лондона Хагрид рассказывал ему о Хогвартсе, о том, как его родители учились на самом лучшем факультете - Гриффиндоре, о том, какой Слизерин плохой факультет, о том, какой Дамблдор великий человек и т.д.
   Когда они доехали до Лондона и вышли из вагона, Хагрид неожиданно спросил:
   -У тебя письмо с собой, Гарри?
   -Да. А что? - ответил тот.
   -Там список всего, чего нужно.
   Гарри достал вторую часть письма и принялся читать его вслух:
  

"Хогвартс"

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

   Форма
   Студентам-первокурсникам требуется:
   Три простых рабочих мантии (черных).
   Одна простая остроконечная шляпа (черная) на каждый день.
   Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала).
   Один зимний плащ (черный, застежки серебряные).
   Пожалуйста, не забудьте, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента.
   Книги
   Каждому студенту полагается иметь следующие книги:
   "Курсическая книга заговоров и заклинаний" (первый курс). Миранда Гуссокл
   "История магии". Батильда Бэгшот
   "Теория магии". Адальберт Уоффлинг
   "Пособие по трансфигурации для начинающих". Эмерик Свитч
   "Тысяча магических растений и грибов". Филли-да Спора
   "Магические отвары и зелья". Жиг Мышъякофф
   "Фантастические звери: места обитания". Ньют Саламандер
   "Темные силы: пособие по самозащите".Квентин Тримбл
   Также полагается иметь: 1 волшебную палочку,
   1 котел (оловянный, стандартный размер N2), 1 комплект стеклянных или хрустальных флаконов,
   1 телескоп, 1 медные весы.
   Студенты также могут привезти с собой сову, или кошку, или жабу.
   НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ПЕРВОКУРСНИКАМ НЕ ПОЛОЖЕНО ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ.
  
   -Интересно, где это можно купить? - спросил Гарри, хотя знал ответ.
   -Места надо знать, - авторитетно заявил Хагрид и повел мальчика в Косой переулок.
   ***
   - Надо б форму прикупить, - сказал Хагрид, когда они вышли из Гринготтса. - Слушай, Гарри, ты не против, если я заскочу пропустить стаканчик в "Дырявый котел"? Терпеть ненавижу эти тележки.
   - А можно мне с тобой? - спросил Гарри. - Одному как-то страшновато. Да и проголодался я немного, могли бы и поесть заодно.
   - А, ну ладно. Я тож чёй-то проголодался. Все из-за этих тележек.
   Нормально поесть не удалось. Как только они зашли в "Дырявый котел", все заново бросились здороваться с мальчиком. А затем еще и каждого нового посетителя просвещали: "Вон тот худой бледный мальчик, похожий на вампира - Гарри Поттер". Так что ему приходилось еще и с "новичками" здороваться. В конце концов, Гарри это надоело, и они вновь двинулись за покупками.
   -Здравствуйте, - поздоровался Гарри с улыбчивой, приземистой ведьмой одетой в замысловатую лиловую мантию, когда зашел в магазин мантий. - Вы должно быть мадам Малкин?
   -Да, это я, дорогой. - Ответила она ему. - Едешь в Хогвартс?
   -Да.
   -Ну что ж, проходи и становись на табуретку
   После долгих замеров, Грри наконец выдали комплект рабочих мантий, тяжелую зимнюю мантию с серебряными застежками, а поверх всего этого положили перчатки из драконьей кожи и шляпу.
   -Мадам Малкин, - обратился он к владелице магазина, - еще я бы хотел полностью обновить свой гардероб.
   Сказал, и тут же осекся: такого фанатичного взгляда он даже у Беллатриссы Лестрейнж не видел
   Мадам Малкин с горящими глазами начала бегать вокруг мальчика, делая какие-то дополнительные измерения и засыпая его разными вопросами о предпочтениях:
   -Какие вы предпочитаете стиль, цвет, ткань, фактуру? - тараторила она безумолку. - есть ли какие-нибудь пожелания?
   -Стиль - исключительно строгий, холодные цвета и самую качественную ткань, - все же Гарри собирался учиться в Слизерене, где внешнему виду уделяли огромное внимание. - Что-нибудь вроде этого. - Указал он на манекен в дальнем угле магазина, одетый в черную мантию. Мантия настолько плотно сидела на манекене, что казалась второй кожей и была похожа на какой-то экзотический мундир.
   -Хотите ее примерить? - спрашивает хозяйка магазина. - Я могу быстро подогнать ее.
   -Не откажусь.
   Мантия Гарри понравилась, правда воротник немного жал, и согнуться будет сложно. Хотя, он же вроде следующим Темным Лордом хотел быть, а Темные Лорды ни перед кем спину не гнут.
   Гарри все же купил эту парадную мантию, а также несколько обычных деловых костюмов, белых рубашек и несколько пар лакированных туфель. Однако только, после того, как вышел из магазина, он задал себе вопрос. А где он собирался во всем этом ходить? В Хогвартс-экспрессе? Ведь он был сейчас ребенком, а дети быстро растут. Следовательно, через год все это придется выбрасывать.
   -Нда, об этом я как-то не подумал, - пробормотал Гарри.
   Выйдя из магазина, он встретил Хагрида. В одной руке у великана были зажаты два рожка мороженного, в другой - клетка с Буклей. Это не очень понравилось Гарри, ведь в прошлый раз сову они покупали вместе. А значит, события начинали происходить иначе.
   Однако, вскоре он успокоился. Этого ведь он и добивался - изменение хода событий. В конце концов, зачем тогда нужно было использовать Маховик. Если ничего не изменять, то произойдет то же, что и в прошлый раз, и Гарри снова окажется в Азкабане.
   -Ну ты, Гарри, и горазд одежку то выбирать. Прям как девушка, - "пошутил" Хагрид, - А я вот мороженное купил, да подарок тебе.
   К неудовольствию Хагрида в Завитушках и Кляксах Гарри провел не меньше времени, чем в магазине мантий. Купив все необходимые учебники, юный волшебник еще долго ходил среди высоченных, до потолка, стеллажей с самыми разными книгами. Главным образом Гарри выбирал книги по традициям и особенностям магического общества - ему не хотелось попасть впросак перед слизеринцами, которые с младенчества знают их.
   Вообще, когда Гарри спросил себя, что он знает о магическом обществе, он не знал, что ответить. Да, у него в голове есть куча отрывочных сведений, но цельной картины о культуре волшебников он не мог составить.
   Также Гарри накупил кучу всякой литературы по зельеварению. Ведь если на каникулах запрещено пользоваться магией, то это не значит, что нельзя варить зелья. А так, хоть будет чем заняться на каникулах.
   Разобравшись с литературой, они купили котел, симпатичные весы, набор хрустальных флаконов, а также складной медный телескоп у старой знакомой, пожилой ведьмы на углу.
   В аптеке Гарри также хорошенько отоварился. На вопрос Хагрида:
   -Зачем тебе столько ингредиентов?
   Гарри, пожав плечами, ответил:
   -На всякий случай, вдруг понадобится...
   Выйдя из душного, пропахшего тухлыми яйцами и гнилой капустой, помещения Хагрид, проверив список, сказал:
   - Так, осталась палочка...ну что, пошли в магазин к Олливандеру?
   ***
   -Добрый день, - как и в прошлый раз, Олливандер подкрался сзади. Только вот в этот раз это не стало для Гарри неожиданностью. Во-первых, он знал об этой неприятной привычке Олливандера, а во-вторых, долгое пребывание в Азкабане и телесная магия сделали его слух более чутким, и он просто услышал шаги изготовителя волшебных палочек.
   В тюрьме Гарри иногда ловил себя на том, что долго вслушивался в гнетущую тишину Азкабана, а потом резко вздрагивал от очередного крика спятившего соседа и будто просыпался от какого-то наваждения. Именно это, а не дементоры или общая гнетущая атмосфера тюрьмы, было самым страшным в Азкабане. В такие моменты было страшнее всего: ведь Гарри не помнил, сколько пробыл в таком состоянии. Он боялся потерять себя и даже без поцелуя дементора превратиться в овощ...
   -Здравствуйте, - со злорадством мальчик заметил обиженное выражение на лице у продавца.
   -А...ну конечно, - сказал Олливандер. - Я предпологал, что вскоре увижу вас. Гарри Поттер.
   Дальше пошел уже знакомый треп, про то, что у мальчика глаза матери, о волшебных палочках родителей, о том, что палочка выбирает волшебника, а не волшебник палочку, о том, что это он продал палочку Тому Риддлу и т.д.
   -Мистер Олливандер, - Гарри перебил его поток мыслей. - Уже довольно поздно, и я не хотел бы возвращаться домой ночью.
   -Ах да, конечно, - сказал старый мастер, доставая из кармана рулетку. - Простите уж старика. Какой рукой вы предпочитаете колдовать?
   "Интересно, он понимает, что перед ним одиннадцатилетний мальчишка, который покупает свою первую палочку? - Спросил себя мальчик. - Что значит, какой рукой я предпочитаю колдовать? Не проще ли спросить правша я или левша? Хотя, Олливандер стар и возможно застал еще те времена, когда волшебники более ответственно относились к магическому воспитанию своих детей и обучали их колдовать с пеленок. Вполне возможно, что раньше дети могли немного колдовать без палочки, как я, просто рукой. А возможно, он просто привык спрашивать одно и то же из года в год. Ведь первоклашки покупают у него палочки большей частью в августе, один месяц в году, тогда как в остальное время его магазин посещают взрослые волшебники."
   -Правой, - ответил он терпеливо ждущему старику.
   -Вытяните руку. Вот так. - Продавец измерил руку от плеча до пальцев, затем от запястья до локтя, от плеча до пола, от колена до подмышки и еще измерил окружность головы.
   Затем он отпустил рулетку и двинулся к стеллажам, с которых начал одну за другой снимать коробки с волшебными палочками. Рулетка продолжала делать свои замеры.
   -Достаточно, - бросил мастер, и она упала к ногам мальчика. - Итак, попробуйте для начала вот эту. Береза и сердце дракона. Девять дюймов. Хорошая, нежесткая. Возьмите и взмахните.
   Гарри взял и плавно взмахнул, но мистер Олливандер сразу же выхватил ее и вручил другую.
   -Клен и перья феникса. Семь дюймов. Хлесткая. Попробуйте...
   Он взял и уже хотел взмахнуть ею, как старик выхватил и эту палочку.
   -Нет-нет...вот, черное дерево и шерсть единорога, восемь с половиной, пружинистая. Давайте, давайте, пробуйте.
   Как и в прошлый раз, мальчик перепробовал, наверное, сотню палочек, но, ни одна из них ему не подошла. Палочки и коробки из под них уже заполняли весь прилавок, когда Олливандер решил, наконец, дать Гарри его старую палочку.
   -Покупатель с запросами? Не беспокойтесь, где-то здесь вас дожидается ваша единственная, и мы найдем ее... так, интересно... а почему бы и нет... необычное сочетание - остролист и перья феникса, одиннадцать дюймов, приятная, податливая.
   Гарри взял палочку в руки и приготовился уже почувствовать приятное тепло, но...ничего не произошло.
   -Странно, странно, - пробормотал старик. - Я был уверен, что эта подойдет.
   То, что его старая палочка не подошла ему, понравилось Гарри еще меньше, чем происшествие с совой. Не успел он поехать в Хогвартс, как уже произошли такие весомые изменения. Что дальше? Возрождение Волдеморта на первом курсе?
   Гарри был уверен, его вины здесь нет. И палочка ему не подошла не из-за того, что он подчинил своих родственников, что изучил легилименцию, окклюменцию и анимагию, что купил пару лишних вещей в этот раз, а из-за того, что он сам другой. Эта палочка подходит для наивного дурачка, каким Гарри был тогда, но никак не для него теперешнего, просидевшего уйму лет в Азкабане.
   Возможно, в прошлый раз Судьба решила подарить ему лишний шанс на спасение, а в этот раз Гарри не удостоился такой чести за ненадобностью. Ему оставалось лишь надеяться, что это не повлечет за собой, как лавина, цепь других изменений.
   -Вот, попробуйте эту, - с ослепительной улыбкой произнес Олливандер. - Если уж и эта не подойдет, то придется делать палочку на заказ, а этого я не делал вот уже восьмой десяток лет.
   Палочка выглядела, мягко говоря, необычно: длиннее всех тех, что он пробовал до этого, белого цвета с едва заметным желтоватым оттенком. Казалось, она была вырезана из слоновьей кости. По всей длине палочки шел замысловатый ромбовидный узор, а рукоять была вырезана в виде головы василиска. Но самое примечательное в ней было то, что она была не прямой, как все, а волнистой. Больше всего, она была похожа на ползущую змею.
   Гарри смотрел на это недоразумение и не знал, что думать. С одной стороны то, что сам Олливандер будет делать палочку специально под него, безусловно, тешило его самолюбие, но с другой - ему, почему-то, хотелось палочку именно сейчас, но не такую же эээ...неказистую что ли.
   Он осторожно взял ее в руки и сразу же почувствовал приятную прохладу, прошедшую по всему телу. Было чувство, будто он дотрагиваюсь до спящего хищника - едва уловимое ощущение неистовой мощи обволакивало его руку.
   -Ай! - вскрикнул Гарри. При неосторожном взмахе конец палочки оказался направлен прямо в грудь, и из него выстрелила струя раскаленного воздуха.
   -Осторожно, - сказал старый мастер. - Эта палочка очень строптива. Видимо вы нелестно о ней отзывались, раз она решила вас наказать. Вас, я так понимаю, не впечатлил ее внешний вид, в особенности ее волнистость? Да, такие палочки редко кто изготавливает, разве что для профессионального интереса. Не беспокойтесь на счет этого. Абсолютно все изготовители волшебных палочек сходятся во мнении, что такая форма палочки является наилучшей для применения боевой магии. Но для трансфигурации и чар она тоже хороша. Я бы даже сказал, очень хороша.
   -А из чего она сделана? - Спрашиваю я.
   -Осина и пламенные железы дракона, почти пятнадцать дюймов, крайне мощная палочка. Палочки из осины всегда ценились дуэлянтами. Существовал даже тайный клуб дуэлянтов, который принимал в свои ряды только обладателей палочек, сделанных из осины. Эту палочку изготовил еще мой прапрадед. Честно говоря, я уже давно отчаялся кому-либо ее продать. Из-за использования драконьих желез палочка получилась своенравной и темпераментной. Но, похоже, вы ей понравились.
   Теперь уже совершенно другим взглядом Гарри смотрел на палочку у себя в руках.
   "Спи, моя хорошая, - мальчик мысленно обратился к палочке. - Время битв еще придет, и тогда ты покажешь себя во всей красе."
   -Сколько с меня? - Сиплым голосом спросил он
   - Десять галлеонов.
   -Вот, - Гарри высыпал горсть монет на прилавок. - До свиданья, мистер Олливандер.
   -До свиданья, мистер Поттер.
   На поезд Хагрид садил мальчика, когда солнце уже почти село.
   -Твой билет до Хогвартса, - Протянул он ему конверт. - Первое сентября - Кингс-Кросс - там все написано.
   Быстро разорвав конверт, Гарри достал билет.
   -Хагрид! Но платформы девять и три четверти не существует. - Старательно изображая изумление, крикнул Гарри.
   -От дурья моя башка! Ты должен пройти через барьер между девятой и десятой платформой. - Дальше они разговаривать не смогли, так как поезд тронулся, и фигура великана стала медленно уменьшаться.
   -Интересно, - пробормотал Гарри.
   Он готов был поклясться, что в прошлый раз Хагрид не рассказал, как добраться до платформы девять и три четверти именно по поручению Дамблдора - ведь это такой удобный способ познакомить его с таким дружелюбным семейством Уизли.
   Может он просто забыл об этом поручении? В прошлый раз мальчик не открывал конверт и не спрашивал.
   -Что ж, это на него похоже, - пробормотал Гарри и пошел искать свое место в поезде.
  
  
   Глава 6
   Весь август Гарри провел в своей комнате в компании совы и пособий по зельеваринию - он был уверен, Снейп снова закидает его вопросами по своему предмету, не смотря на то, что он на его факультете. Может, баллы только не будет снимать.
   К его величайшему изумлению, чем ближе было первое сентября, тем сильнее Гарри волновался. В прошлый раз он волновался из-за того, что произошла ошибка и мальчику придется возвращаться к Дурслям. Сейчас же причины своего волнения были ему неизвестны.
   Он хотел побыстрее добраться до Хогвартса. Несмотря на все неприятности, в которые мальчик с завидной регулярностью попадал, ему там было хорошо. Гарри хотел еще раз пройтись по коридорам, дотронуться до толстых стен, ощутить это чувство абсолютной безопасности, которое бывает только в детстве. Гарри знал, ощущения будут другими, ведь он сам другой. Но это ведь не значит, что ему там будет плохо, верно?
   В последний день августа Гарри спустился на кухню и приказал Вернону отвезти его завтра на вокзал Кингс-Кросс к половине одиннадцатого. А затем пошел собирать вещи в чемодан на колесиках, который специально купил для такого случая.
   Утром, плотно поев, дядя Вернон и Гарри уехали в Лондон. Высадив мальчика на вокзале, его дядя развернулся и уехал прочь.
   А мальчик взял в одну руку ручку от чемодана, в другую - клетку с совой и пошел в сторону платформы девять и три четверти.
   Мимо него быстро прошло рыжеволосое семейство.
   -Все забито магглами, конечно...
   Остановившись, рыжая мамаша громко спросила:
   -Ну, какая платформа?
   "Ну, вот и доказательство двуличности Уизли, - подумал Гарри. - В прошлый раз они пришли прямо перед отправлением поезда, впрочем, как и я, а сейчас еще без двадцати одиннадцать. Следовательно, они пришли пораньше и просто ждали меня."
   Гарри хотелось сейчас подойти к миссис Уизли и сказать ей:
   -Тетенька, у вас два сына окончило Хогвартс, трое там учатся, еще один туда поступает, а на следующий год туда отправиться и ваша дочь. Неужели так трудно запомнить номер единственной платформы, от которой отходит Хогвартс-экспресс.
   -Милый, ты что-то хочешь спросить? - Задала вопрос миссис Уизли. Оказывается, пока Гарри предавался своим мечтам, Перси и близнецы скрылись в барьере, а с этой стороны остались только мамаша, Джинни и Рон.
   -С чего вы взяли? - недовольно спросил мальчик.
   -Ну, ты просто стоишь рядом и... - начала было миссис Уизли
   -Я жду, пока вы, наконец, освободите проход, - невежливо перебил ее Гарри.
   -О! Ты едешь в Хогвартс? - Воскликнула женщина, пропуская мальчика вперед. - Мой Ронни тоже в первый раз...
   Дальше Гарри дослушивать не стал, а просто прошел через барьер. От того, что он проигнорировал Уизли, его настроение значительно улучшилось. Гарри представлял, как там, за барьером, миссис Уизли сейчас в удивлении беззвучно открывает и закрывает рот, не зная, как на это реагировать.
   На платформе ничего не изменилось: все те же люди, тот же малиновый паровоз, над головами все также стелился дым, ухали совы, кошки всех мастей крутились под ногами. Пройдя вдоль всего состава, Гарри залез в последний вагон, сел в последнее купе и начал наблюдать.
   Вот Невилл опять потерял жабу и получал нагоняй от бабушки. Ли Джордан со своим пауком в окружении близнецов Уизли и прочих любопытных. А вот и Малфои. Люциус что-то втолковывает своему сынишке-засранцу.
   А вот опять появились Уизли. Встали прямо под окном купе, в котором сидел Гарри, и старательно показывали бедному сиротке, какая они дружная семья. Это ему очень не понравилось. С одной стороны, то, что семейство Уизли остановилось прямо возле него, могло быть просто случайностью, но с другой, вполне возможно, что на нем могут быть следящие чары.
   Размышления мальчика прервал свисток поезда, и, пообещав себе разобраться с этим после, Гарри достал "Магические отвары и зелья" Жига Мышъякоффа, развернулся спиной к окну и, положив ноги на соседние сидения, принялся читать.
   Поезд тронулся. Вскоре, как Гарри и предполагал, дверь открылась и в купе просунулась голова младшего рыжего.
   -У тебя свободно? - Спросила голова.
   -Занято. - Коротко ответил Гарри, не отрываясь от учебника.
   -Но здесь никто не сидит, - к голове присоединилась рука и указала на сидения, на котором лежал чемодан мальчика.
   -Если ты присмотришься, то наверняка заметишь мой огромный чемодан.
   -Его же можно положить на полку для багажа. - Никак не унималась голова.
   -Можно, но я не хочу этого делать, - ответил Гарри и, чтобы поскорее закончить этот, уже начавший надоедать ему, разговор, продолжил: - А если ты все же хочешь сидеть именно в этом купе, то можешь сесть на пол.
   Рыжий подумал несколько секунд, а потом вышел из купе.
   "Наконец-то, - с облегчением подумал Гарри. Он уже начал опасаться, что Уизли и вправду усядется на пол. - Осталось пережить Грейнджер, Малфоя и Долгопупса, а дальше можно ехать спокойно."
   Около половины первого улыбчивая женщина с ямочками на щеках заглянула в купе со словами:
   -Хочешь что-нибудь купить, милый?
   -Не откажусь, - ответил мальчик. Хогвартс еще далеко, а завтракал он в девять.
   -Мне, пожалуйста, три шоколадных лягушки и штук пять тыквенных кексов. - Гарри поражался идиотизму волшебников - их дети должны путешествовать почти весь день голодными, перебиваясь только бутербродами из дома да сладостями. Почему нельзя было сделать вагон-ресторан? Вон, на шестом курсе специально для Слизнорта прицепили дополнительный вагон...
   Его размышления прервал постучавшийся в купе Долгопупс.
   -Извини, - сказал он. - Ты случайно не видели жабу?
   -Нет, - был ему ответ.
   Еще раз извинившись, он вышел.
   Через некоторое время дверь в купе снова открылась. Гарри даже не оторвал взгляд от книги - он знал, кто это.
   -Ты не видел жабу? А то Невилл потерял, - сказала Гермиона начальственным тоном.
   -Нет, - коротко ответил Гарри, по-прежнему не отвлекаясь от книги.
   -Ой, а что ты читаешь? - Гарри ждал этого вопроса. Вернее он был уверен, что Гермиона его задаст.
   -"Магические отвары и зелья" Мышъякоффа. - Ответил он.
   -А, я ее уже всю прочла, - с нотками превосходства в голосе сказала девочка. - Я уже все учебники выучила наизусть, надеюсь, этого будет достаточно, чтобы быть лучшей на курсе.
   -Рад за тебя. - Безразличным тоном ответил Гарри.
   -Ты уже знаешь, на каком факультете будешь учиться? Я тут поспрашивала, надеюсь, меня зачислят в Гриффиндор, вроде бы он самый лучший. Говорят, там сам Дамблдор учился, но, как я полагаю, и Когтевран тоже ничего... В любом случае, сейчас надо бы пойти поискать жабу Невилла. - Произнеся это, она развернулась и начала выходить из купе.
   -Советую тебе поступить в Когтевран - там ты найдешь единомышленников. Гриффиндор же - факультет для дураков. - сказал Гарри ей в спину.
   Оставшееся время до прибытия Гарри провел за чтением. Малфой так и не приходил.
   Неожиданно по вагонам эхом разнеслось объявление:
   -Через пять минут поезд прибудет на станцию "Хогсмид". Пожалуйста, оставьте багаж в купе, его доставят в школу отдельно.
   Закрыв книгу, Гарри встал и переоделся в мантию, а затем направился на выход
   Когда поезд, наконец, остановился, он был одним из первых, кто вышел из поезда.
   -Первоклашки! Первоклашки, сюды! - раздавался над головами зычный голос Хагрида. - Ну как, Гарри, все нормально?
   -Да. - Коротко ответил он.
   -Первоклашки, за мной! - В последний раз проорав, Хагрид двинулся в сторону озера.
   Тщательно смотря под ноги, дети гуськом двинулись за великаном по узкой тропинке.
   -Скоро увидим Хогвартс! - крикнул Хагрид. - Тут не далеко, за поворотом!
   -Оооо... - они вышли на берег Черного озера.
   -Ну здравствуй, Хогвартс, - Гарри тихо поприветствовал огромный замок, возвышающийся на вершине скалы. - Встречай старого друга.
   ***
   -Я буду называть имена, а вы садитесь на табуретку и надеваете Шляпу, - проинструктировала МакГонагалл первокурсников, когда они скучковались в большом зале. - Аббот, Ханна
   -Пуффендуй, - вынесла шляпа свой вердикт.
   Гарри не обращал внимания на распределение. Он стоял поодаль от столпившихся первокурсников и, закрыв глаза, терпеливо дожидался своей очереди. Лишь когда МакГонагалл произнесла имя Грейнджер, он с любопытством приоткрыл правый глаз.
   "Ну-ка, ну-ка, - мысленно произнес мальчик. - Сейчас посмотрим, воспользуется она моим советом или же нет."
   -Гриффиндор!
   "Нда, я был прав, - подумал Гарри. - Гриффиндор - факультет для дураков, а Грейнджер - дура. Туда ей и дорога."
   Краем взгляда мальчик наблюдал за столом преподавателей. На него сейчас смотрело два человека: Снейп и, конечно же, Дамблдор. Только, если в глазах преподавателя зелий читалась знакомая Гарри ненависть, то, в глазах директора мальчик видел обеспокоенность, и даже тревогу. Нет сомнений: Дамблдор что-то заметил в нем.
   "Интересно, что именно он заметил? - пробормотал Гарри. - Независимость? Очень может быть. Вся моя поза просто кричит об этом."
   -Поттер, Гарри! - наконец произнесла МакГонагалл, и в зале сразу раздались многочисленный шепот студентов.
   -Хм...поразительно...впервые вижу такой случай, - произнесла шляпа, оказавшись на голове мальчика. - Не волнуйтесь, мистер Поттер, конечно же, я вас распределю. Ведь именно для этого я и создана. Отбор студентов в Хогвартс находится вне моей компетенции.
   -Спасибо.
   -И кстати, Дамблдор лгал вам, когда говорил, что я хотела распределить вас в Слизерин из-за, как он выразился, частицы Тома Риддла. Я отправляю первокурсника, например, в Слизерин не потому, что он, видите ли, очень хитрый, амбициозный и изворотливый, а потому, что он может стать им в перспективе. И поверьте, в вас тогда было достаточно хитрости. Ну а сейчас, приготовьтесь увидеть самое глупое выражение лица Дамблдора, которое кто-либо видел. СЛИЗЕРИН!!!
   О, да... Гарри и не знал, что человеческое лицо может изображать такую гамму чувств. Не известно, каких чувств было больше на лице Дамблдора: недоверия, удивления, страха, озабоченности, непонимания или отчаяния. Рядом с директором сидел Снейп. Он, напротив, находился в каком-то глубинном трансе, и, казалось, в ближайшее время выходить из него совершенно не собирался.
   За разглядыванием Дамблдора Гарри и не заметил, что в зале стоит оглушительная тишина. Обратил внимание на это, только когда раздались жиденькие аплодисменты со стороны слизеринского стола. Небрежно отдав Шляпу профессору МакГонагалл и заметив на ее лице практически такое же изумленное выражение, как и у Дамблдора, он двинулся навстречу своим новым "товарищам".
   ***
   После того, как Блейз Забини сел возле Гарри, и МакГонагалл свернула свиток и унесла Распределительную шляпу, со своего места встал Дамлдор и, широко раскрыв руки, с улыбкой сказал:
   - Добро пожаловать! Добро пожаловать к началу нового учебного года в Хогвартсе! Прежде чем начать банкет, я бы хотел сказать несколько слов. А слова мои будут такие: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!
   После этого сел под оглушительные аплодисменты трех факультетов.
   -Он что, идиот? - обратился Гарри к Забини
   -К сожалению, нет, - покосившись на Гарри, ответил он. - Просто умело прикидывается.
   После этой фразы он взял в руку свою тарелку, поднес ее к блюду с жареной картошкой и принялся аккуратно ее накладывать. Затем аккуратно положил на тарелку две отбивные и, наконец, поставив ее перед собой, полил сверху подливой.
   "Надо не забыть летом нанять учителя по этикету, - подумал Гарри, глядя на манипуляции своего нового сокурсника. - а то вдруг меня пригласят в гости."
   Проделав аналогичные манипуляции, что и Блейз, Гарри начал было аккуратно ужинать, когда к столу подплыл Кровавый Барон.
   -Приветствую вас, юные слизеринцы! - Торжественно произнес он. - Вот уже шесть лет наш факультет выигрывает кубок школы, и я надеюсь, что в этом году он также будет наш. В любом случае, ведите себя достойно и не посрамите честь самого благородного факультета.
   Произнося последние слова, он смотрел на Гарри. Кажется, эти слова были адресованы именно ему. На всякий случай Гарри слегка кивнул ему головой. Затем Барон развернулся и улетел сквозь стену.
   В отличие от других факультетов, за столом Слизерина практически не было разговоров. Казалось, все были заняты тщательным пережевыванием пищи и ни на что другое не отвлекались. Лишь иногда Гарри удостаивался оценивающего взгляда то одного, то другого слизеринца.
   Вскоре большинство слизеринцев закончило ужинать, и, попивая тыквенный сок или обсуждая что-то в полголоса со своим соседом, с презрением начало рассматривать других студентов, в особенности студентов за гриффиндорским столом. Закончив со своей едой, Гарри последовал их примеру. Рассматривая гриффиндорский стол, он заметил, что на фоне слизеринцев, где даже Крэбб с Гойлом ели более-менее аккуратно, гриффиндорцы выглядели как стая обезьян.
   -Я хотел бы вам сказать еще несколько слов, когда вы уже наелись. - Сказал Дамблдор, встав, наконец, со своего места. - Во-первых, новички должны запомнить, что лес - запретное место для учеников. И некоторым старшим студентам не стоит об этом забывать. Во-вторых, наш школьный завхоз, мистер Филч просил напомнить о запрете на использование магии в каридорах. В-третьих, тренировки команд по квиддичу начнутся на второй неделе семестра. Всем желающим попасть в каманду следует обратиться к мадам Трюк. И, наконец, в-четвертых, я вынужден сообщить, что в этом году правый коридор на третьем этаже закрыт для посещения всем, кто не хочет умереть крайне болезненной смертью. - А теперь, прежде чем пойти спать, давайте споем школьный гимн! - прокричал Дамблдор.
   Естественно, слизеринцы, петь не собирались.
   После гимна, директор, наконец, приказал идти в гостиные, и все студенты дружной толпой устремились к выходу из большого зала.
   -Первокурсники, живо за мной! - резко сказал парень со значком старосты.
   После такого приказа им ничего не оставалось делать, как последовать за старостой вглубь подземелий. Лишь один раз Гарри был в этой части подземелий, когда он с Грейнджер и Уизли сварили оборотное зелье и сделали вылазку в стан "врага". Но вот и знакомый тупичок...
   -"Чистая кровь", - назвал староста пароль, и стена скользнула в сторону.
   "Нда, кажется, этот пароль будет на втором курсе, - размышлял Гарри, пока все заходили в гостиную. - Что, не могли ничего оригинальнее придумать?"
   -Итак, вы поступили на лучший факультет в школе, - произнес староста, когда все вошли. - Меня зовут Альберт Фокс, и я староста факультета Слизерин. Если будут какие-то проблемы, обращайтесь ко мне. Однако помните, если вы не можете справиться с проблемой самостоятельно, ваш, еще не начавшийся подниматься с нулевой отметки, авторитет падает. А на нашем факультете авторитет очень важен. Можете забыть о том, кто ваши родители, или насколько длинная у вас родословная, здесь это никак вам не поможет. К вам будут относиться ровно так, как вы того заслуживаете... Итак, несколько правил, предупреждений или советов. Рассматривайте их как хотите. Во-первых, если вы совершили нечто позорящее честь факультета, лучше вам вообще не появляться в гостиной. Иначе, вам будет больно...очень больно. Хотя, это зависит от проступка. Может быть, отделаетесь несколькими сломанными ребрами. Во-вторых, никогда не злите нашего декана, профессора Снейпа. Остальным студентам может показаться, что благодаря нему мы всегда избегаем наказания. Но это не так. Поверьте, я не завидую тому идиоту, который посмеет навлечь на себя гнев нашего декана. И еще...за особо крупные проступки, профессор Снейп не наказывает нарушителя, он наказывает весь факультет. И тогда, уже мы наказываем виновника, и сломанными ребрами вы уже не отделаетесь. В-третьих, все ссоры только внутри факультета. В гостиной вы можете хоть поубивать друг друга, никто и слова не скажет. Но на виду мы держимся вместе. Все должно быть чинно и спокойно.
   -Все эти правила действуют даже за пределами школы, - продолжал он. - Даже не надейтесь избежать наказания, если проступок совершен на каникулах. Если наш декан не сочтет нужным вас наказывать, или оставит это на наше усмотрение, или же нам покажется наказание слишком мягким, то вам грозит разбирательство на Совете Слизеринцев, состоящее из старост всех курсов, исключая первые три, и наиболее авторитетных учащихся нашего факультета. Еще один момент. На каждом курсе нашего факультета есть так называемый староста курса.
   -Поттер! - Резко произнес он после того как мстительно посмотрел на Малфоя. - Ты назначаешься старостой первого курса Слизерина. Ты можешь отдавать приказы своим однокурсникам, и они должны тебя слушаться. Но если что-либо случиться с ними, или же они что-либо натворят, то ты будешь первым, с кого спросят. Завтра утром ты должен разбудить своих товарищей и отвести их в Большой зал, на завтрак. На занятия их ведешь тоже ты, и не дай тебе Салазар опоздать к МакГонагалл... Надеюсь всем все ясно, так как повторять я не собираюсь. Теперь вы можете отправиться спать в свои комнаты. - Произнес он и небрежно махнул рукой в сторону узкого прохода в стене.
   Поднявшись по лестнице Гарри начал искать свою комнату. Удивительно, но на каждой двери было только по одному имени.
   "Неужели у нас у каждого будет своя комната? - удивился Гарри. - Хотя, этого следовало ожидать - вряд ли детки аристократов захотят жить хотя бы по двое в комнате."
   Его комната нашлась в самом конце коридора. Повернув ручку в виде змеи, мальчик зашел в свои апартаменты.
   Это оказалась небольшая гостиная. Первое, что бросилось в глаза Гарри, было огромное витражное окно, открывающее изумительный вид на подводный пейзаж.
   Возле двери стояла вешалка, посреди комнаты расположился кожаный диван с небольшим столиком напротив него, справа от входа находился камин, возле которого стояло два кресла. Слева была дверь, ведущая в комнату с бассейном. Он, правда, был поменьше, чем в ванной старост, однако, не сильно уступал тому в размерах.
   В углу гостиной расположилась винтовая лестница, ведущая в роскошно обставленный кабинет, со стенами, заставленными книжными шкафами, сейчас, правда, пустующими. Окно было точной копией того, что находилось внизу, однако было расположено над водой. Гладь озера практически доходила до оконной рамы.
   "Прекрасно, - подумал Гарри. - Зимой, можно незаметно выбираться из замка. Хотя, на метле это сделать можно и летом."
   У окна стоял огромный письменный стол, а слева от него была дверь, ведущая в спальню. Там стояла огромная двуспальная кровать под балдахином, гигантский, покрытый темным лаком, шкаф, и небольшой туалетный столик. У кровати стоял чемодан Гарри. А слева от постели расположилась дверь, ведущая в небольшой санузел.
   Гарри был уверен, узнай о такой роскоши другие студенты до распределения и от желающих поступить в Слизерин отбоя не будет.
   После того, как мальчик обошел комнаты, он развесил все свои вещи в шкафу, помылся, переоделся в пижаму и лег, наконец, спать. Это был тяжелый день.
   "Толи еще будет...", - мысленно вздохнул он.
   Глава 7
   Уже очень давно директор школы чародейства и волшебства "Хогвартс" не испытывал такой растерянности.
   Альбус Дамлдор всегда был в курсе событий и небезосновательно считал себя знатоком людских душ. Именно поэтому он всегда был на несколько шагов впереди своих соперников. Глава Визенгамота недоумевал, как он мог совершить такой прокол?
   Вчера на ужине в честь начала учебного года он был крайне нетерпелив, ведь в этот день в Хогвартс должен был поступить Гарри Поттер, надежда всего магического мира. Все одиннадцать лет Дамблдор чувствовал за собой вину за то, что он совершил с мальчиком, и за то, что еще придется совершить. Наверное, именно из-за этих переживаний сердце старого волшебника стало все чаще подводить его.
   -За все нужно платить, - часто говорил себе Дамблдор по этому поводу. Еще каких-нибудь десять, максимум двадцать лет, и его жизнь закончится. Его старый друг и наставник Николас даже предложил ему приготовить Эликсир жизни из переданного ему на сохранение философского камня. Но Альбус отказался. Ему тяжело жить с тем грузом вины за множество ошибок, что он совершил. Директор сам жаждал встречи со Смертью, которая, наконец, принесет ему долгожданный покой.
   Однако, директор не строил иллюзий по поводу волшебного сообщества Британии. И, когда Волдеморт возродится, людям снова понадобится герой. К сожалению, Дамблдор уже не мог быть им. Все, что оставалось директору - это подготовить Гарри Поттера к его нелегкой миссии, тем самым увеличивая долг перед ним. Долг, который он никогда не сможет отдать...
   ***
   Дамблдор почувствовал неладное, как только первокурсники начали заходить в зал. Сначала он подумал, что Дурсли, глупые родственники Гарри, не отпустили своего племянника в Хогвартс, и мальчик не смог приехать. Однако, пробежав глазами по первокурсникам еще раз, директор, наконец, обнаружил мальчика-который-выжил. Его трудно было не заметить. Даже если бы в Большом зале внезапно потухли все свечи, а Гарри Поттера осветил мощный прожектор, все равно он не стал бы более заметен. Гарри Поттер совершенно не был похож на испуганных, жмущихся друг к другу первокурсников. Его фигура излучала спокойствие, силу, решимость и независимость. И если первым трем качествам директор был даже рад, то независимость могла разрушить весь тщательно подготовленный им план.
   Поэтому, сразу после ужина он направился в свой кабинет и аппарировал в Литтл-Уингинг на Тисовую улицу, где хотел найти ответы на появившиеся у него вопросы.
   Для начала Дамблдор решил зайти к Арабелле Фигг.
   -Здравствуй, Белла, - поздоровался с сухонькой старушенцией Дамблдор, когда та открыла ему дверь. - Как поживаешь? Сегодня превосходный вечер, не правда ли?
   -А, это вы, Альбус, - ответила миссис Фигг. - Проходите в гостиную, я сейчас подам чай. Только не разбудите мистера Лапочку - он так сладко спит.
   Размышляя о том, как начать разговор по поводу Гарри, Дамблдор зашел в пропахшую кабачками гостиную и уселся на продавленный диван неподалеку от спящего мистера Лапочки, огромного серого книззла, издающего звук похожий на храп.
   -А вот и я. - сказала миссис Фигг, заходя в гостиную с подносом в руках.
   -Белла, что ты можешь сказать по поводу Гарри? - Без предисловий решил спросить Дамблдор, помогая ей расставить чашки на столе.
   -Очень вежливый молодой человек, - с умильной улыбкой ответила миссис Фигг. - Всегда здоровается при встрече, помогает мне с сумками, когда я иду из магазина, спрашивает, не нужно ли мне еще чем помочь. Это просто чудо, что он вырос таким славным мальчиком, учитывая условия, в которых он воспитывался. - Произнеся последнюю фразу, Арабелла Фигг с укором посмотрела на седого старика. - Альбус, сколько раз я посылала тебе письма о том, что Гарри не место в этой семье. Честно говоря, я уверена, даже Дадли, этому их жирному малолетнему хулигану, не место в этом доме. Дурсли абсолютно ненормальны. Не проходит и дня, чтобы я не слышала рева этого борова, Дурсля-старшего, ругающего Гарри.
   -Арабелла, я же уже все объяснил тебе в письмах, - со вздохом ответил Дамлдор. - На доме Дурслей лежит кровная защита. Защита, которую дала Гарри его мать, Лили Поттер. Ты же знаешь, многие последователи Волдеморта все еще на свободе. А в этом доме ему ничего не угрожает.
   Дамблдор видел, что не убедил Арабеллу Фигг, но истинную причину пребывания Гарри Поттера в стенах дома N4 на Тисовой улице он назвать не мог.
   -Скажи, Белла, Ты ничего странного в Гарри не замечала? - Спросил Дамблдор после небольшой паузы.
   -Ничего, кроме того, что он целыми днями сидит дома, - призналась миссис Фигг. - Но, так как Дадли еще в детстве начал избивать детей, которые общались с Гарри, нет ничего удивительного в том, что мальчик вырос таким нелюдимым. - Нехотя поделилась своими мыслями старая женщина и снова начала упрекать директора. - Дамблдор, вы должны с этим что-то сделать. Хотя бы поговорите с этими ужасными Дурслями...
   -Хорошо, Белла, - перебил ее Дамблдор. Все, что он хотел узнать, он узнал и сейчас не знал, как закончить это, начавшее его утомлять, чаепитие. - Я прямо сейчас пойду и поговорю с ними. - Произнес он, вставая из-за старого, с темным потрескавшимся лаком, журнального столика.
   - Припугните их, если понадобиться... - донесся до Дамблдора крик миссис Фигг, когда он уже переходил дорогу.
   Директор знал, что Арабелла стоит у окна на своей кухне и смотрит, чтобы Дамблдор никуда не сбежал и выполнил данное ей обещание поговорить с Дурслями. Конечно, директор мог послать вместо себя иллюзию, а сам аппарировать к себе в кабинет, но сейчас их желания совпадали, он и сам не прочь пообщаться с родственниками Гарри, чтобы понять, где же он совершил ошибку и можно ли еще все исправить.
   На стук, дверь директору открыл Дадли, кузен Гарри.
   -О! Мистер Дамблдор! Какой приятный сюрприз! - Произнес он со счастливой улыбкой. Это очень удивило директора - Дадли никак не мог знать его, так как они ни разу не встречались, а, учитывая отношение родителей мальчика к магии, Дамблдор сомневался, что Дадли рассказывали про него. - Что же вы стоите? Проходите в гостиную, сейчас я позову родителей и накрою стол. - Сказал мальчик, постоянно кланяясь, что, учитывая его комплекцию, выглядело просто нелепо. - Мама! Папа! Спускайтесь быстрее! К нам мистер Дамблдор приехал! - Закричал Дадли и убежал на кухню.
   Тут же по лестнице спустились Петунья и Вернон Дурсль. Оба счастливо улыбались, правда, мистер Дурсль улыбался как-то неестественно, но директор не обратил на это большого внимания.
   -Ох! Мистер Дамблдор! Что же вы не предупредили нас, - залепетала сестра Лили, устремляясь на кухню. - Я бы приготовила свою фирменную индейку с грибным соусом.
   -Вот, мистер Дамблдор, - сказал Дадли, который вышел из кухни с серебряным подносом в руках. - Попейте пока чай, мама сейчас принесет закуски.
   "Какой вежливый мальчик, - подумал Дамблдор, усаживаясь в кресло и подлаживая под спину, поданную обходительным мальчиком, подушку. - Неужели нахождение в семье родственника с магическими способностями так повлияло на их мнение по поводу магии?"
   -Может быть, вам налить чего-нибудь покрепче? - Спросил мистер Дурсль, лукаво подмигивая престарелому директору. Хотя, в исполнении Вернона, это больше походило на нервный тик. - У меня есть прекрасный шотландский виски пятидесятилетней выдержки. Я его специально держал для особого случая.
   -О, благодарю вас, но в моем возрасте с этим нужно быть поосторожней, - с вежливой улыбкой отказался Дамблдор.
   "Что же здесь произошло? - Размышлял директор, отпивая из чашки. - Кажется, что это совершенно другие люди. В прошлый раз, одиннадцать лет назад, мне полчаса пришлось ждать, прежде чем я смог вставить хоть слово в нескончаемый поток ругани Дурсля-старшего."
   -А сейчас, мистер Дамблдор, сюрприз! - Торжественно произнесла миссис Дурсль, становясь рядом со своими мужем и сыном. - На случай если вы нас посетите, мы специально для вас приготовили выступление.
   Только сейчас директор вынырнул из своих мыслей и недоуменно уставился на выстроившихся в ряд Дурслей.
   -Дадли? - Женщина повернулась к своему сыну.
   -Ах да, сейчас мам, - с этими словами мальчик полез в правый карман своих брюк, достал оттуда небольшой пенал с множеством кнопок и, направив его на какой-то прибор в углу гостиной, нажал на одну из кнопок. Тут же зазвучал какой-то военный марш.
   "Этот прибор, видимо, что-то вроде нашего граммофона", - догадался Дамблдор со странным чувством нереальности происходящего, которое усиливалось с момента, когда ему открыли дверь. Но то, что стало происходить после включение музыкального прибора, не вписывалось, ни в какие рамки.
   Миссис Дурсль с криком "Йииихххааа!", высоко подбрасывая ноги, начала танцевать канкан. Дадли, сгорбившись и опустив руки ниже колен, запрыгнул прямо на стол и, наступая на тарелки с легкими закусками, которые принесла его мать, стал танцевать нечто похожее на брачный танец бабуинов. Стол под весом племянника Гарри хоть и недовольно скрипел, но пока держался молодцом. Мистер Дурсль, вертясь на одной ноге, падая, поднимаясь, прыгая из стороны в сторону, получая ногами своей супруги по морде, снова падая и снова поднимаясь, с душераздирающими завываниями изображал из себя, по всей видимости, растолстевшую до невероятных размеров балерину. И все это под торжественные звуки военного марша.
   Даблдор же в это время, крепко прижимая к груди чашку с чаем, сидел с выпученными глазами в кресле и надеялся, что весь этот день - всего лишь страшный сон, сконструированный чувством вины по отношению к Гарри.
   Внезапно, стол хрустнул и, вместе с молодым Дурслем и немногими оставшимися на нем тарелками, обрушился на пол. Дадли не растерялся и стал жрать прямо с ковра. Кажется, это послужило сигналом для остальных.
   -Я кит! - Заорал Вернон. - Я выброшенный на берег кит! - Верещал лежащий на полу лицом вниз мистер Дурсль, вытянув перед собой руки. - Кто-нибудь, полейте меня водой!
   -Я дикая, сексуальная вампирша! - Томно произнесла Петунья, облизывая губы. - Иди же ко мне, мой Гэндельф! - Закричала она и, упав на пол и извиваясь всем телом, поползла к Дамблдору.
   -Хрю-хрю, - раздалось от Дадли, начавшего грызть обивку кресла, на котором сидел Дамблдор.
   -Поссыте на меня, я же умру! - чуть не плача, прокричал Дурсль-старший.
   И вот, когда немного оклемавшийся от ненормальности происходящего Дамблдор, устав бороться с "голодной", успевшей забраться к нему под мантию, "вампиршей", уже собирался звать бригаду целителей из Мунго, музыка внезапно прекратила звучать.
   Семейство Дурслей спокойно поднялось с пола и, заново построившись, синхронно поклонилось.
   -НАДЕЮСЬ, ВАМ ПОНРАВИЛСЯ ЭТОТ МАЛЕНЬКИЙ СПЕКТАКЛЬ, МИСТЕР ДАМБЛДОР!!! - Хором произнесла троица. - ЦЕЛЫЙ МЕСЯЦ Я ЗАСТАВЛЯЛ ЭТИХ ПРИДУРКОВ РЕПЕТИРОВАТЬ ЕГО!!! БЫЛО НЕВЕРОЯТНО ТРУДНО СДЕЛАТЬ ЭТО!!! ЦЕНИТЕ!!! ВЕДЬ ВСЕ ЭТО ТОЛЬКО РАДИ ВАС!!! С НАИЛУЧШИМИ ПОЖЕЛАНИЯМИ, ГАРОЛЬД ДЖЕЙМС ПОТТЕР!!!
   -Ну наконец-то это закончилось! - С ярость сказал мистер Дурсль. - Знал же, что этого поганца еще младенцем надо было удавить.
   Внезапно страшная догадка пронзила мозг директора. Он понял, что это не сон - такое даже в кошмаре не могло произойти.
   -Легилименс. - Произнес старый волшебник, направив палочку на Вернона, после того, как оглушил всех троих.
   То, что он увидел, ужаснуло его. Такого он еще никогда не встречал.
   Многие легиллименты, включая Дамблдора, считали зрелище открытого разума одним из прекраснейших в мире. Но, разум Дурсля, по всей видимости, был исключением. С первых же мгновений пребывания у мужчины в голове Дамблдор это понял.
   Проникнув на первый слой разума, директор Хогвартса поразился тому, как быстро менялся эмоциональный окрас Вернона. Даже резкое изменение эмоционального состояния человека происходит достаточно медленно. Однако у Дурсля он менялся практически мгновенно, что говорило о неустойчивом психическом состоянии мужчины.
   Просмотрев несколько "островков-образов" директор уверился в нестабильности разума Вернона Дурсля. Одни из этих "островков" показывали сцены всяческого умерщвления Гарри Поттера, другие же наоборот - сцены разнообразного служения интересам и желаниям мальчика-который-выжил.
   "Нырнув" в один из "островков", Дамлдор погрузился на второй уровень и увидел еще более плачевную ситуацию. Связующие нити, обычно натянутые как струны, у Вернона были обвисшие, некоторые окрасились в черный цвет, а многих просто не хватало, или же они были оборваны.
   Альбус Дамблдор уже понял, что произошло c родственником Гарри Поттера. Резко "взлетев ввысь", Дамблдор заметил большой пучок нитей, которые, переплетаясь между собой, вели прямо на шестой уровень. Двигаясь вдоль этого пучка, Дамблдор достиг целевого уровня и подтвердил свои предположения - прямо в центре шестого слоя находился огромный множественный образ-цель, изображающий Гарри Поттера.
   Потратив еще некоторое время на поиски информации в голове у Дурсля, директор убедился в бессмысленности этих начинаний. Множество воспоминаний было повреждено, а восстановить их не представлялось возможным - разум Вернона был в таком состоянии, что любое ментальное воздействие извне могло сделать его неуравновешенным или слабоумным. Промелькнувшую было мысль проникнуть в Средоточие и поискать информацию там, Дамблдор немедля отмел, так как для этого требовался сложнейший ритуал глубокой привязки, который Министерство мгновенно заметит, несмотря на любые щиты, которые директор мог бы наложить на этот дом.
   Потратив еще некоторое время на проверку разума других Дурслей, и увидев такую же плачевную ситуацию, Дамблдор аппарировал прямо из дома N4 на Тисовой улице.
   "Что ж, - размышлял Дамлдор сидя в своем кабинете. - Я нашел хотя бы некоторые ответы. Но, кто бы мог предположить, что у Гарри окажется такой огромный потенциал в магии разума. Это же надо, к одиннадцати годам быть уже способным заменить цель-образ. Даже я не уверен, что способен сделать это. Однако, обладание талантом к ментальной магии еще не значит, что план может не удастся. Каким бы ни был Гарри, он все еще одиннадцатилетний мальчик. И пускай, я не буду иметь на него такое влияние, какое бы мне хотелось, я все еще могу добиться от него тех действий, которые ему следует сделать".
   Глава 8
  
   Проснувшись в семь часов, Гарри умылся, оделся, собрал вещи и пошел будить своих сокурсников - ведь он староста курса.
   К его большому удивлению, практически никого будить не надо было. А он-то думал, что изнеженные детки аристократов, в особенности Малфой, до последнего будут валяться в постели. Все или же встали, или собирались это сделать. А Малфой вообще уже собрался, сидел в гостиной и о чем-то болтал с Забини.
   После завтрака, на котором мальчик все время ощущал на себе тяжелый взгляд директора, Гарри повел своих однокурсников на сдвоенную трансфигурацию к МакГонагалл. Как и в прошлый раз, идя по коридорам на него все пялились, старались увидеть скрытый челкой шрам и шептались за его спиной. Только в этот раз, в этом шепоте сквозило недоумение, и даже неодобрение.
   Достигнув, наконец, класса трансфигурации слизеринцы расселись по своим местам и принялись "ждать" преподавателя, которая в это время сидела на столе в своей анимагической форме. Видимо все слизеринцы были уведомлены о данном навыке профессора трансфигурации, так как все молчали и внимательно смотрели на кошку.
   Через пять минут после звонка в аудиторию ввалились гриффиндорцы и с шумом стали усаживаться за парты.
   -Слава Мерлину, старая кошелка еще не пришла - говорят, она жуть какая строгая и не любит опазданий, - громко произнес младший Уизли, на что слизеринцы лишь дружно заухмылялись, предвкушая небольшое представление.
   -Вас не обманули, мистер Уизли! - резко произнесла Макгонагалл, превратившись в человека. - Минус десять баллов с Гриффиндора! В жизни не видела такой невоспитанности. Я сегодня же напишу вашим родителям, им должно быть стыдно за вас.
   После этой короткой гневной отповеди она перешла к занятию. Сначала припугнула тем, что выгонит любого нарушителя дисциплины, затем поведала о важности своего предмета, дала немного теории и, наконец раздала спички с заданием превратить их в иголки.
   После нескольких "неудачных" попыток превратить спичку в иголку у Гарри Поттера, наконец, получилось это ближе к концу урока, чем заработал пять очков для своего факультета.
   -Как у тебя это получилось? - спросил его Драко.
   -Это достаточно просто, Драко, - ответил ему Гарри. - Когда произносишь заклинание, представляй, как спичка меняется на иглу, и у тебя все получится.
   В итоге, до того как ударил колокол, извещающий о конце занятия, Драко заработал еще один бал за то, что его спичка стала серебристой.
   -Мистер Поттер, - позвала МакГонагалл, когда он уже собирался выходить из аудитории.
   -Профессор МакГонагалл? - Произнес мальчик, подойдя к преподавателю. - Вы что-то хотели?
   -Да, мистер Поттер, - немного нервно ответила она. - Сразу после обеда подойдите ко мне. Вас вызывает директор, и я отведу вас к нему.
   -Я что-то натворил? - вежливо спросил мальчик.
   -Думаю, никто, лучше вас, не знает, натворили вы что-либо, или же нет.
   -Вы совершенно правы, профессор МакГонагалл, - хоть слова преподавателя и показались ему грубоватыми, но она была совершенно права - Гарри знал причину вызова. - Это все?
   -Да.
   -Тогда - всего доброго, профессор МакГонагалл, - попрощался мальчик и покинул класс трансфигурации. В коридоре его ждали слизеринцы.
   -За мной, - бросил он им и повел их к теплицам, на урок травологии.
   Прошлый Гарри не очень любил травологию - в теплицах всегда, даже зимой, было душно, воздух был спертый, да и от драконьего навоза несло преизрядно. Нынешний же не был такой неженкой, а, прочитав несколько книг из библиотеки Риддла, вообще считал предмет одним из самых полезных.
   Существовали такие растения, которые стоили пару сотен галеонов, это не говоря уж о свойствах некоторых из них. Например, если выкурить засушенные листья тибетского головянника (по грубым подсчетам: пятьдесят галеонов за один листик), на короткий срок ментальные способности волшебника увеличиваются в несколько раз. А если приготовить на их основе настойку, добавить зеленого мухомора, шерсть сфинкса, толченый клык летучей мыши, то за полчаса можно сварить зелье, способствующее более быстрому обучению ментальной магии.
   ***
   -Профессор МакГонагалл, - обратился Гарри к преподавателю трансфигурации, после того, как пообедал. - Я готов.
   -Очень хорошо, мистер Поттер, идите за мной. - Ответила она.
   -Подождите, Минерва, - остановил ее Снейп. - Я с вами.
   -Но, Северус! - хотела было возмутиться МакГонагалл, однако профессор зельеварения не дал ей закончить.
   -Я его декан, а значит, имею право присутствовать при разговоре. - Отрезал он. МакГонагалл оставалось лишь поджать губы, развернуться и провести их к директору.
   -Тыквенные кексики, - всю дорогу до кабинета директора Минерва молчала, вызывая острые приступы недоумения у Гарри Поттера. Ведь декан действительно имеет право, находится в кабинете директора, когда тот общается с его подопечным. Фактически, это одна из его обязанностей.
   -Ааа, Гарри, мой дорогой мальчик, - Дамблдор радостно улыбнулся мальчику. - Хочешь лимонную дольку?
   "А старик силен, раз успел оправиться от моего подарочка, - подумал Гарри. - Впрочем, уже полдня прошло - у него для этого было время".
   -Нет, благодарю, - отказался мальчик от сладости. - Вам кто-нибудь говорил, что с этими своими "мой мальчик", сладостями и ласковой улыбкой вы похожи на старого развратного педофила, который с помощью конфетки заманивает детей в свой фургон?
   -Мистер Поттер! - Взъярилась МакГонагалл. - Следите за своим языком!
   -Минерва, - директор мягко осадил преподавателя. - Не могла бы ты оставить нас. Северус, боюсь, тебя я должен просить о том же.
   -Нет. - Спокойно заявил Гарри и, заметив недоуменный взгляд директора, пояснил:
   -Я отказываюсь говорить с вами о чем-либо без своего декана - вдруг вы меня изнасилуете.
   -Что ж, хорошо, вы можете остаться, если пообещаете молчать, что бы ни произошло. - Сказал Дамблдор преподавателям.
   Дождавшись кивков, директор стал размышлять, как начать этот непростой для него разговор. Всю ночь он думал над этим, однако так ничего и не решил.
   -Это феникс? - неожиданно спросил Гарри, подойдя к золотисто-красной птице.
   -Да, его зовут Фоукс, - ответил Дамблдор, радуясь что мальчик заговорил первым. - Фениксы считаются одними из могущественнейших волшебных существ в мире. Они практически бессмерты - когда приходит время умирать, фениксы сгорают, а затем вновь рождаются из собственного пепла. Эти птицы способны мгновенно перемещаться на огромные расстояния, и могут даже перенести кого-нибудь таким образом. А слезы феникса обладают силнейшими целительскими свойствами - они могут вылечить любое ранение.
   -Я где-то читал, что, спасая одну жизнь, феникс обязан забрать две другие, - произнес Гарри, выслушав небольшую лекцию директора. - Вы ничего о таком не слышали, директор?
   -Боюсь, что нет, - ответил Дамблдор. - Я никогда не слышал, чтобы феникс на кого-то напал и убил. Я сомневаюсь, что это вообще возможно. Феникс - это символ света. А Свет - это жизнь.
   -Знаете, меня всегда поражала способность людей говорить с абсолютной уверенностью о вещах, о которых они не имеют ни малейшего понятия. - Произнес Гарри. - Однако, давайте поговорим о более приземленных вещах, а именно о цели вызова к вам.
   Директор мгновенно стал серьезен.
   -Вчера вечером я был у тебя дома, Гарри, и... - начал отвечать Дамблдор.
   -Серьезно? - Перебил его мальчик. - А зачем? Это обычная процедура?
   -Нет, просто мне хотелось узнать, как ты живешь.
   -Хм... а ведь вы даже не соврали, - восхищенно улыбнулся Гарри. - Ну, раз вы побывали у меня дома, ответьте, как вам мой спектакль?
   -Это... - начал подбирать слова Дамблдор. - Это омерзительно. - Нашелся он, наконец.
   -Правда? - удивился мальчик. - Они так плохо сыграли? Не беспокойтесь, Альбус, на каникулах я их накажу...
   -Мистер Поттер! - Произнес директор так, что все сразу поняли - шутки кончились. - То, что вы сотворили со своими родственниками выходит за рамки не только этических норм, но и уголовных.
   -Так в чем же дело? - насмешливо спросил Гарри. - Подайте на меня в суд, председателем которого, впрочем, и являетесь. Вот только вам придется объяснить общественности, почему великий мальчик-который-выжил был отправлен к маглам, которые относились к нему как к рабу. Я вот уверен, что мои действия многие поймут и признают самообороной, пускай и сильно вышедшей за рамки. А вы? Вы уверены, что вас поймут? Что-то мне подсказывает, вы со скоростью пули вылетите из директорского кресла, а может даже и с поста председателя Визенгамота. Кстати, вы не могли бы объяснить мне кое-что? Меня очень интересует причина, по которой свои первые шесть лет я прожил в чулане под лестницей.
   -Гарри, - директор обратился к мальчику, когда взял себя в руки. - Я не мог поступить иначе. Многие последователи Волдеморта остались на свободе, да и сам он до сих пор остается жив. Хотя жизнью это сложно назвать, скажем так: он не мертв. Тебе было слишком опасно оставаться в магическом мире. Тогда как твоя мама дала тебе практически идеальную защиту. До тех пор пока ты живешь в доме твоей тети, Волдеморт не сможет тебе навредить - сила любви твоей матери не даст ему это совершить.
   -Правда? - с наигранным интересом спросил Гарри. - Профессор Снейп, вы слышали что-нибудь о такой защите?
   -Я не разбираюсь в магии крови, мистер Поттер, - ответил Снейп. - Данный вид магии находится под запретом и любые обнаруженные пособия по магии крови немедленно уничтожаются, а их обладателям светит немалый срок в Азкабане.
   -Вот оно как? - произнес мальчик. - Значит...все, что нам поведал директор, может быть как чистейшей правдой, так и откровеннейшим бредом, который он только что сочинил?
   -Да. - Нехотя ответил Снейп.
   -Знаете, профессор Снейп, я почему-то склоняюсь ко второму варианту, - обратился к зельевару Гарри. - Почему я считаю, что все сказанное сейчас директором - бред? Да потому, что это даже звучит как бред. Я не буду спрашивать, откуда моя мама узнала об этой защите. Мне больше интересно, откуда об этой защите узнал наш дражайший директор, ведь, как вы только что сказали, любая информация по магии крови запретна. Запретный плод сладок, верно, мистер Дамблдор?
   -Я думаю, бессмысленно продолжать этот разговор, Гарри, - со вздохом произнес Дамблдор. - У нас не получается конструктивного диалога.
   -Уходите от ответа? - задал вопрос Гарри. - А впрочем, мне все равно, - с этими словами он поднялся со стула и зашагал к двери. - Никто не знает, где здесь библиотека? - Спросил он, обернувшись у двери. - Нет?
   -Я провожу вас, - вызвался Снейп и они вместе спустились по движущейся лестнице вниз.
   -Следуйте за мной, - бросил преподаватель зельеварения, когда они вышли в коридор.
   Однако, в библиотеку они не пошли.
   -Ээээ...профессор Снейп, боюсь, мы, несколько, ошиблись маршрутом - эта лестница ведет в подземелья. Я сомневаюсь, что библиотека находится там.
   -Мы не идем в библиотеку, мистер Поттер, - сказал Снейп. - Я веду вас к себе в кабинет.
   -Ааа, ну тогда ладно...
   Дальнейший путь они прошли молча.
   -Поттер, что это было? - Спросил, наконец, Снейп, усевшись за стол в своем кабинете.
   -Прошу прощение?
   -Не стройте из себя невинность, мистер Поттер. - произнес зельевар. - Что директор имел в виду, когда говорил о нарушении вами этических норм по отношению к вашим родственникам?
   -Ах это...да, сущие пустяки, - ответил мальчик, разглядывая заспиртованную сороконожку. - А это у вас хобби такое? - спросил Гарри, указывая рукой на полки с заспиртованной живностью. - А что, мне нравится...
   -Поттер! Что вы сделали со своими родственниками?
   -Ну хорошо-хорошо. Я у каждого из них заменил образ-цель. Довольны?
   -Вы что сделали? - Не веря своим ушам, переспросил Снейп.
   -Заменил целевой образ. Это из ментальной магии. - Снисходительно пояснил Гарри.
   -Я знаю, откуда это! - заорал мужчина. - Я имею звание магистра в ментальной магии. Но откуда ВЫ знаете об этом.
   -Ну, что я могу сказать, - произнес мальчик - Когда мне было шесть лет, мне очень сильно захотелось узнать, что обо мне думает одна девочка. Ну, вы меня понимаете...И, представляете, я узнал, что она обо мне думает - ничего. Она практически не замечала меня. Так я и понял, что умею "читать мысли". Затем было множество экспериментов. А когда, я узнал, что являюсь волшебником, то все стало на свои места. Делая с Хагридом покупки в книжном, я попросил продавца посоветовать мне что-нибудь о "чтении мыслей".
   -Мистер Поттер, вы в курсе, что заменить образ-цель могут только очень сильные леггилименты.
   -Ой, да что там сложного. Мои родственники маглы, а значит, у них отсутствует даже инстинктивная защита. У моего дяди этого образа считайте, что и не было. Вместо него был лишь сплошной серый туман, прям как нулевой образ-цель. Представляете, мужику скоро пятьдесят стукнет, а он абсолютно не знает, чего хочет от жизни. И даже не собирается задумываться над этим. А Дамблдор разорался: "Этика!", "Уголовщина!". Да с моей стороны величайшая милость - дать этому несчастному человеку хоть какой-то смысл жизни, пусть даже и искусственный. Это все равно, что дать сердце железному дровосеку.
   -И какой же образ-цель вы дали вашему дяде? - спросил хогвартский зельевар, хотя уже знал ответ.
   -Желание угодить мне, конечно же, - ответил мальчик так, будто это и так понятно. - А вы самостоятельно ловите эту живность или же есть специализированные магазины? - Никак не унимался Гарри. - Просто я тоже хочу начать свою коллекцию.
   -Самостоятельно, - ответил Снейп на вопрос мальчика. - А теперь ступайте, мистер Поттер. Библиотека находится на четвертом этаже.
   -Спасибо, профессор. До свидания!
   ***
   Выйдя из кабинета своего декана, Гарри зашагал к библиотеке. Ведь, пора бы уже взяться за учебу, если прошлый Гарри не удосужился это сделать. Нынешний Гарри понимал, что это было побочным эффектом пребывания у Дурслей. Лишенный детства одиннадцатилетний мальчик изо всех сил стремился наверстать упущенное. И даже подбрасываемые Дамблдором задачки, рассматривались как захватывающие приключения. Как следствие, на учебу отводилось, в лучшем случае, ровно столько времени, сколько необходимо для получения положительной оценки.
   Как Гарри и ожидал, в библиотеке второго сентября была практически пуста. Кроме миссис Пинс, здесь находились несколько старшекурсников, которые, видимо, готовились к ЖАБА, и, конечно же, Гермиона Грейнджер.
   Выбрав несколько необходимых пособий по трансфигурации, Гарри уселся за последний стол и занялся своим домашним заданием. Но, вскоре ему помешали:
   -Ммм...привет? - полувопросительно поздоровалась Гермиона. Гарри поднял взгляд от своей работы, посмотрел несколько мгновений на девочку и снова уткнулся в свиток.
   -Ты ведь Гарри Поттер, верно? - все не унималась юная волшебница.
   -А что, есть какие-то сомнения? - Наконец ответил черноволосый мальчик, не отвлекаясь от пергамента.
   -Нет, что ты, просто...эээ о тебе столько писали и в "Современной истории магии", и в "Развитии и упадке Темных искусств", и в "Величайших событиях волшебного мира в двадцатом веке". - Торопливо начала перечислять девочка.
   -И? - Произнес Гарри.
   -И...и все, - грустно сказала Гермиона. - Возможно, о тебе еще где-то написано, но я нашла твое имя только в этих книгах.
   -Я имел в виду другое, - со вздохом сказал мальчик, не отрываясь от своего свитка. - Ну написано обо мне в каких-то книгах. И? К чему ты клонишь?
   -Ээээ, - у девочки были явные проблемы с коммуникабельностью. - Ну, это же здорово, когда твое имя в книге! - Гермиона наконец нашлась с ответом.
   Мальчик лишь фыркнул и продолжил делать свое домашнее задание. Пауза затягивалась, и Гермиона не знала, как продолжить эту беседу.
   -А что ты делаешь? - сделала она последнюю попытку завязать разговор.
   -Домашнюю работу по трансфигурации. - Со вздохом ответил мальчик.
   -Ой, а я ее уже сделала, - обрадовалась девочка. - Хочешь, я помогу тебе.
   -И что же заставляет тебя думать, что я сам не могу справиться с заданием? - грубо спросил Гарри и посмотрел на девочку, приподняв левую бровь.
   -Я... эээ, я, - чуть не плача начала Гермиона. - Я просто хотела подружиться. - Тихонько произнесла маленькая девочка, развернулась и отошла от стола.
   Гермиона изо всех сил старалась не разреветься. Но, когда она вышла из библиотеки, одинокая слезинка все же нашла свой мокрый путь через лицо девочки. Больше, она не могла сдерживаться. Забежав в туалет, Гермиона дала волю чувствам.
   "Ну почему?! - Глотая слезы, в отчаянии спрашивала себя девочка. - Почему я никому не нужна?!"
   А в это время в библиотеке мальчик-который-выжил уже заканчивал свое эссе по трансфигурации.
   Возможно, кому-то покажется грубым поведение юного волшебника по отношению к девочке. Однако, Гарри еще помнил тот разочарованный взгляд девушки, которой одиннадцатилетний мальчик когда-то спас жизнь.
   "Она просто не имела права разочаровываться в нем, - зло думал Гарри. - Ее жизнь принадлежала ему. Даже, если бы он осознанно совершил то преступление, она все равно не имела бы права..."
   Глава 9
  
   -Эй, Поттер! - Раздался в пятницу за завтраком голос Драко. - Что это у тебя в руках?
   -Это? - спросил Гарри. - Это, мистер Малфой, записка от нашего лесничего, мистера Хагрида.
   -Этот дикарь умеет писать? - усмехнулся мальчик. - И что же ему надо от тебя?
   Некоторое время Гарри раздумывал над ответом. С тех пор, как Гарри был назначен старостой курса, Малфой представлял собой некую аппозицию мальчику-который-выжил. Гарри знал, если бы он не поступил в Слизерин, то старостой курса был бы Малфой, даже не смотря на то, что Малфой-старший перешел дорогу отцу Альберта Фокса. Нет, был бы, конечно, мизерный шанс, что старостой курса станет Забини, но это очень маловероятно. Как бы то ни было, этот пост занял Гарри Поттер, и ему нужно было быть осторожным с Малфоем, который жаждет занять место Гарри.
   -Он приглашает меня на чаепитие, - решил честно ответить мальчик.
   -И ты собираешься пойти? - Стараясь изобразить безразличие, спросил Малфой. На мгновение взгляд Драко стал хищным. Если ему удастся доказать, что Поттер дружит с лесником, то это сильно подорвет авторитет старосты первокурсников.
   -Конечно, Драко! - с улыбкой ответил Гарри и притворился, что не заметил торжествующего взгляда Драко. - О! Нам пора на зельеварение.
   ***
   - Вы здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень точную и тонкую науку, - произнес профессор Снейп, когда ознакомился с учениками. - Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки. Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства. Я могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.
   После этой речи царившая в классе тишина достигла своего абсолюта.
   -Поттер! - резко произнес Снейп. - Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?
   Рука Гермионы Грейнджер взметнулась вверх. Хоть Гарри и знал ответ, отвечать не собирался. Напиток живой Смерти - тема шестого курса. В учебнике за первый курс он лишь упоминается как пример альтернативного изготовления некоторых зелий.
   -Я не в курсе, сэр, - спокойно ответил первокурсник, глядя в глаза преподавателя.
   -Так, так... Очевидно известность - это далеко не все.
   -Вы совершенно правы, профессор Снейп. - Ответил мальчик. Гарри думал, что его поведение достаточно отличается от поведения его отца, чтобы Снейп не мог рассматривать его как реинкорнацию Джеймса Поттера. Однако, видимо за одиннадцать лет яд в теле Снейпа достиг такой концентрации, что, если он не выплеснет его на кого-нибудь, то сам от него же и погибнет.
   -Давайте попробуем еще раз, мистер Поттер, - вкрадчиво продолжал Снейп. - Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?
   -В желудке козы, сэр. - Спокойно ответил Гарри.
   -Хм...похвально, что вы удосужились прочесть хотя бы "Тысячу магических растений и грибов". Плюс пять баллов Слизерину. - Произнес Снейп и не стал спрашивать про волчью отраву и клубок монаха. Разбив учеников на пары, преподаватель заставил варить их простейшее зелье против фурункулов. Так как напарника Гарри не досталось, мальчику пришлось варить зелье в одиночестве. Специально выбрав место подальше от Долгопупса, мальчик, стараясь не замечать комментарии Снейпа, начал варить зелье. Несмотря на то, что ему приходилось работать за двоих, Гарри был рад этому. Мальчик уже привык к одиночеству и не собирался разделять его с кем бы то ни было. Даже на время.
   Гарри настолько ушел в работу, что не заметил, как Невилл взорвал котел и был отправлен в больничное крыло. Полчаса спустя Гарри в последний раз размешал варево в котле, и, удостоверившись в успешном изготовлении зелья, отнес пробу к преподавательскому столу. Вернувшись на свое место, мальчик достал из своей сумки пустую бутыль и перелил в нее содержимое котла. Согласно учебнику зелье было сварено идеально, и Гарри не находил причин для его уничтожения.
   "Чего добру пропадать", - размышлял мальчик, наклеивая на банку этикетку с названием зелья.
   ***
   -Привет, Хагрид! - Радостно закричал Гарри, когда лесник открыл ему дверь.
   -Здарова, Гарри, - сказал Хагрид, неодобрительно покосившись на форменный серебристо-зеленый галстук. - Проходи... эта, чувствуй себя как дома.
   Хижина Хагрида нисколечко не изменилась. С потолка свисали разные травы, шкуры фазанов, медные кострюли и хвосты с волосами единарога. В углу стояла гигантская кровать со смятым лоскутным одеялом на ней. У правой стены стоял массивный стол с тремя табуретками возле него.
   -Ну, рассказывай, - сказал Хагрид, разливая чай по кружкам. - Как ты умудрился попасть в Слизерин.
   -Да что там рассказывать, Хагрид, - отмахнулся Гарри. - Шляпа сказала, что в Слизерине я стану великим. Я подумал, что ей видней. Так я и очутился на этом факультете.
   -Ох, не к добру все это. - Покачал головой лесник. - Не к добру, помяни мое слово, Гарри. Может тебе лучше перевестись на другой факультет? Тут давеча ко мне Дамблдор заходил. Так он говорил, что такие случаи бывали.
   -Нет, Хагрид, спасибо за заботу. - Ответил мальчик.
   -Ну, смотри сам, - вздохнув, произнес великан. - Ты эта...имей в виду, на случай, если тебя будут там обижать.
   -Не волнуйся, Хагрид, - с улыбкой сказал Гарри. - Случись что со мной, и Министерство весь Хогвартс перероет, но найдет виновных. И все это понимают.
   -А, ну ладно...
   Внезапно Гарри заинтересовала бумага, лежащая под чехлом для чайника. Причем, если бы мальчик не был к этому готов, то не уловил бы едва заметный короткий ментальный импульс от бумаги и считал бы, что он сам обратил внимание на нее.
   ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ О ПРОИСШЕСТВИИ В БАНКЕ "ГРИНГОТТС" -- гласил заголовок статьи.
   Продолжается расследование обстоятельств проникновения неизвестных грабителей или грабителя в банк "Гринготтс", имевшего место 31 июля. Согласно широко распространенному мнению, это происшествие -- дело рук темных волшебников, чьи имена пока неизвестны.
   Сегодня гоблины из "Гринготтса" заявили, что из банка ничего не было похищено. Выяснилось, что сейф, в который проникли грабители, был пуст, -- по странному стечению обстоятельств, то, что в нем лежало, было извлечено владельцем утром того же дня.
   Мы не скажем вам, что лежало в сейфе, поэтому не лезьте в наши дела, если вам не нужны проблемы, -- заявил этим утром пресс-секретарь банка "Гринготтс".
   -Хагрид! - Воскликнул Гарри. - А это случаем не тот сейф ограбили, в котором мы были. Ну, тот, который касался Хогвартса.
   Великан промычал что-то нечленораздельное и поспешно отвернулся от мальчика. Воспользовавшись моментом, Гарри схватил газетную вырезку и спрятал в своем рукаве.
   -Но, Хагрид! - Все не унимался мальчик. - Это ведь тот сейф, правда?
   -Гарри, забудь об этом, - произнес великан. - Это касается только Дамблдора да Николаса Фламеля.
   После этой фразы он развернулся, снял чайник с огня и стал разливать горячий напиток по чашкам. До конца чаепития он так и не проронил больше ни слова.
   -Ладно, Хагрид, пойду я, пожалуй - сказал Гарри, поднимаясь из-за стола.
   -Уже, уходишь? - Разочарованно спросил великан.
   -Извини, но мне еще задание по зельям нужно сделать.
   -А, ну ладно.
   От Хагрида Гарри пошел в библиотеку - ему нужно было кое-что проверить. Зайдя в нее, мальчик спрятался от мадам Пинс за стеллажами и вытащил газетную вырезку.
   -Идентиф Спелрум. - Произнес Гарри исследующее заклинание и закрыл глаза. Через мгновение, перед его внутренним взором возникла схема чар, лежащих на вырезке из Пророка. Тщательно запомнив ее, Гарри пошел искать справочники по схематическим изображениям заклинаний. Его работа облегчалась тем, что он знал о ментальной принадлежности заклинания, и поэтому уже через два часа, Гарри нашел интересующую его информацию.
   -Усеченные чары привлечения внимания, - было написано под объемным, во всю страницу изображением схемы заклинания. -Отличается от стандартной версии этих чар тем, что посылает объекту единичный короткий ментальный импульс, вместо длительного. Чаще всего используется для незаметного акцентирования сознания ментальных магов на каком-либо предмете...
   "Что-то подобное я и предполагал", - подумал Гарри.
   ***
   -Поттер! - Окликнул зашедшего в гостиную Гарри Альберт Фокс. - Малфой говорит, ты водишься с этим дикарем, Хагридом.
   Мгновенно разговоры в гостиной смолкли, и на них уставились все присутствующие слизеринцы. Рядом со старостой, ухмыляясь, стоял торжествующий Драко Малфой.
   -Это правда? - продолжал допытываться Фокс.
   -Боюсь, кто-то дезинформировал мистера Малфоя. - Мягко произнес Гарри.
   -Ты сам мне сказал, что пойдешь к Хагриду, - вмешался Драко.
   -Я в курсе, мистер Малфой, - с вежливой улыбкой ответил Гарри. - Фактически, я только что от него.
   -И ты еще смеешь утверждать, что не якшаешься с этим прихвостнем Дамблдора?
   -Именно, мистер Малфой, - холодно произнес мальчик. - Вам следует более тщательно подбирать слова, иначе когда-нибудь вы можете попасть в беду. - С плохо скрытой угрозой в голосе добавил Гарри. - Есть большая разница между разовым визитом и, как вы выразились, якшаньем.
   -Значит, ты не отрицаешь, что был сегодня у Хагрида. - сказал староста. - Была ли какая-нибудь причина для этого визита?
   -Безусловно, мистер Фокс, - Ответил Гарри с улыбкой. - Неужели кто-то мог подумать, что это не так?
   -И что же эта за причина? - допытывался Альберт.
   -Скажем так: у меня были сомнения насчет того, чья это была инициатива, - с улыбкой ответил мальчик. - Я подозревал, что это Дамблдор посоветовал Хагриду пригласить меня. Для справки: я оказался прав.
   -Зачем это ему было нужно? - спросил один из старшекурсников.
   -Чтобы я увидел это, - жестом фокусника Гарри достал из рукава своей мантии свернутый листок бумаги. - Это вырезка из Ежедневного Пророка. В ней сообщается, что гринготский сейф номер семьсот тринадцать, в который тридцать первого июля проникли грабители, был пуст. Дело в том, что тридцать первого июля я вместе с Хагридом, которого мне выделили для помощи с покупками, был в этом сейфе. Хагрид забрал из него маленький коричневый сверток, который, скорее всего, и интересовал грабителей. А теперь, мои дорогие друзья, вспомните речь Дамблдора на пиру в честь начала учебного года. Ту часть, в которой говорилось про запреты. Дамблдор запретил заходить в коридор на третьем этаже без объяснения причин этого запрета, тем самым привлекая к нему всеобщее внимание. Скорее всего, именно в этом коридоре сейчас находится этот сверток. И Дамблдор, во что бы то ни стало, хочет заинтересовать меня им. И нет, я не знаю, зачем это ему понадобилось.
   -Я удовлетворил ваше любопытство, господа? - Спросил Гарри у слизеринцев после небольшой паузы. - Мистер Фокс?
   -Да, мистер Поттер, у меня больше нет претензий к вам. - Ответил староста. - Мистер Малфой, как сказал мистер Поттер, вам следует быть осторожнее со словами. - Произнес он и ушел по своим делам.
   Остальные слизеринцы, поняв, что продолжения не будет, стали шумно обсуждать между собой происшествие. А Малфой в это время стоял и переминался с ноги на ногу. Наконец, собравшись, он, наконец, произнес:
   -Эм...извини, Поттер. Я и вправду, должен был сначала разобраться в ситуации.
   -Ну что ты, Драко, каждый мог ошибиться, - сказал Гарри с понимающей улыбкой на лице. Приобняв за плечи своего сокурсника, Гарри повел его в коридор, ведущий к комнатам первокурсников. - Ты слышал? Со вторника начинаются полеты на метлах. Признаться, я немного волнуюсь - я еще никогда не летал на метле. Может, ты дашь мне несколько советов?
   -Конечно, Гарри! Что за вопрос? - расслабился мальчик. Драко явно был уверен, что буря миновала его.
   Однако, он был неправ. Завернув за угол и удостоверившись, что их никто не видит, Гарри зажал голову Драко у себя подмышкой и заговорил:
   -Драко, мой дорогой друг, неужели ты думал, что я, вот так просто, прощу тебе это? - Ехидно спросил Гарри. - Ты такой наивный. За тобой должок, Драко, ты меня понял?
   -Да... - хрипло произнесла уже порядком раскрасневшаяся голова мальчика.
   -Ну вот и славно, - улыбнулся Гарри. - А чтобы ты не забыл об этом...
   Гарри схватил указательный палец Драко и сломал его, заставив тем самым закричать мальчика. На крик прибежал староста.
   -Что здесь происходит? - Задал он вопрос.
   -О, ничего страшного, Альберт, - ответил Гарри. - Мистер Малфой споткнулся о ступеньку и неудачно упал.
   -Хм, мистер Малфой, в следующий раз будьте внимательнее, - злорадно произнес староста, заметив вывернутый под неестественным углом палец. - Кто знает, может, в следующий раз вместо пальца вы сломаете шею.
   Глава 10
  
   "Ну вот и парадная мантия пригодилась", - размышлял Гарри, наблюдая за тем, как заполняется зал суда номер десять.
   Он сидел на скамье для свидетелей, рядом с Драко Малфоем и Северусом Снейпом. Впрочем, последний выступал в роле сопровождающего.
   Посередине зала находилось кресло, в котором восседал Альбус Дамблдор. Директор выглядел спокойно, постоянно улыбался и здоровался с прибывающими членами Визенгамота.
   Но, вот, в зал вошла Амелия Боунс, и двери за ней закрылись. Пройдя к своему месту в середине первого ряда, Амелия наконец начала судебное разбирательство.
   -Закрытое дисциплинарное слушанье от двадцать первого сентября объявляется открытым, - громко произнесла она. - Разбирается дело о служебном несоответствии директора школы "Хогвартс" Альбуса Персиваля Вулфрика Брайана Дамблдора с занимаемой должностью.
   -Несоответствие с занимаемой должностью? - Недоуменно спросил Гарри.
   -Фактически это оно и есть, - прошептал сидящий рядом Драко. - Отец мне сказал, что, по сути, этим разбирательством должна заниматься специальная комиссия из отдела образования. Но, так как Дамблдор является главой Визенгамота, им и занимается этот самый Визенгамот.
   -Председатель суда - Амелия Сьюзен Боунс, глава Отдела обеспечения магического правопорядка, - продолжила Амелия. - Секретарь суда - Домельза Катрина Робинс. Обвинительная сторона - Люциус Абракас Малфой, член попечительского совета школы "Хогвартс". Свидетелем защиты решил выступить сам подсудимый.
   -Мистер Малфой, - обратилась она к Люциусу. - Зачитайте, пожалуйста, обвинение.
   -Подсудимому вменяется в вину умышленное покушение на здоровье и жизни студентов школы чародейства и волшебства "Хогвартс" четырнадцатого сентября сего года. Покушение совершено в отношении нижеперечисленных лиц, а именно: мистера Рональда Биллиуса Уизли, мистера Симуса Маркуса Финнигана, мистера Невилла Фрэнка Долгопупса, мистера Драко Люциуса Малфоя, мисс Гермионы Джин Грейнджер и мистера Гарольда Джеймса Поттера. - Произнес мистер Малфой, поднявшись со своего места. - Мадам Боунс, если вы не против, я предлагаю для начала выслушать свидетелей.
   -Хорошо, - согласилась Амелия. - представьте суду первого свидетеля.
   -Мистер Поттер, прошу, - сказал Люциус.
   Поднявшись со своего места, Гарри двинулся в сторону Дамблдора, доставая по пути свою палочку. Взмахнув ею, он сотворил рядом с директором черное кресло с высокой прямой спинкой и уселся в него.
   -Гарри, мальчик мой, - с ласковой улыбкой обратился к мальчику Дамблдор. - Боюсь, студентам запрещено пользоваться магией за пределами школы.
   Несколько мгновений Гарри мог только изумленно смотреть на директора.
   -Поразительно! - С восхищением в голосе произнес мальчик. - Наверно только в Англии глава судебного и законотворческого органа может не знать законов, которые сам же и составлял. Довожу до вашего сведенья, мистер Дамблдор, что запрет на использование магии ограничивается не территориальными, а временными терминами. Мне запрещено использовать магию на каникулах и в момент, когда магглы могут увидеть меня. Если же вы потеряли счет времени, мистер Дамблдор, то с удовольствием уведомляю вас, что вот уже двадцать один день как длится учебный год.
   Вокруг раздались смешки, а с лица Дамблдора сползла его обычная улыбка.
   -Представьтесь, пожалуйста. - Произнесла, наконец, мадам Боунс.
   -Гарольд Джеймс Поттер, ученик первого курса факультета Слизерин школы чародейства и волшебства "Хогвартс". - Ответил он.
   -Мистер Поттер, расскажите нам о тех событий, свидетелем, а также участником, которых оказались? - Спросила судья.
   -Хм...- задумался Гарри.
   -Начните с самого начала, мистер Поттер. - Подсказал ему Люциус.
   -Хорошо, - сказал мальчик. - Тринадцатого сентября, около половины первого ночи мы с мистером Малфоем-младшим возвращались в свою гостиную после моей триумфальной победы над мистером Рональдом Уизли на дуэли.
   -На дуэли? - Изумленно переспросила мадам Боунс. - Вы имеете в виду настоящую магическую дуэль?
   -Нет, мадам Боунс. На всякий случай, я сознательно изменил текст вызова на дуэль и не призывал Магию в свидетели. Честно говоря, я вообще не хотел идти в зал наград, где и должна была состояться наша дуэль. Вместо этого я собирался уведомить преподавателей о том, что мистер Уизли будет там в полночь. Согласитесь, мадам, это было бы так ... по-слизерински.
   -Несомненно, мистер Поттер, - не одобрительно "согласилась" мадам Боунс. - Что же изменило ваше решение.
   -Я просто подумал, что мистер Уизли расценит это как трусость, что даст ему возможность распускать обо мне нелепые слухи. - С вежливой улыбкой ответил Гарри
   -Что же произошло между вами, из-за чего вы вынуждены были разрешать ваш спор с помощью палочек? - Вмешался мистер Малфой.
   -О, наш конфликт произошел прямо во время урока полетов. - Начал рассказывать мальчик. - Мадам Трюк тогда отлучилась - она повела мистера Долгопупса в больничное крыло. А так как Драко мечтает стать ловцом, то он решил потренироваться, раз уж нам выдалась свободная минутка. Но, к сожалению, ни у кого из нас не оказалось с собой снитча, и Драко пришлось довольствоваться напоминалкой, которую, скорее всего, выронил мистер Долгопупс, во время падения. Некоторое время мистер Малфой перекидывал напоминалку из рук в руки, а затем начал бросать и ловить ее уже у самой земли. В это время я наблюдал за ним с земли до тех пор, пока на меня не налетел взбешенный мистер Уизли и с пеной у рта начал мне что-то даказывать. Речь его была достаточно несвязной, по этой причине из его сбивчивого монолога я понял только две вещи. Первая - Рональд находит оскорбительным тот факт, что мистер Малфой использует напоминалку Невилла не по назначению. Вторая - почему-то я должен был отдать ему эту напоминалку.
   -И по какой же причине он потребовал ее у вас? - недоуменно спросила мадам Боунс.
   "По той причине, что я мальчик-который-выжил, который должен защищать сирых и убогих, - мысленно ответил Гарри. - А еще потому, что Дамблдор скорее всего каким-то неизвестным мне способом подстроил все это."
   -Я не в курсе, - произнес мальчик уже вслух. - Возможно, мистер Уизли просто спутал меня с Драко, находящийся на тот момент в воздухе. Знаете, я недолго знаком с Рональдом, но уже всерьез подозреваю его в умственной неполноценности.
   -Мистер Поттер! - Резко произнесла Амелия. - Я не потерплю в зале суда оскорблений, пусть даже и завуалированных.
   -Прошу прощения, - сказал Гарри с виноватой улыбкой. - В свою защиту могу сказать, что несвязная, сбивчивая речь, неконтролируемое слюноотделение, а также неспособность ориентироваться в пространстве, из-за которой он спутал меня с мистером Малфоем, пусть косвенно, но подтверждает мою теорию. В любом случае я советую его родителям показать его специалистам...
   -МИСТЕР ПОТТЕР! - Мадам Боунс так ударила ладонью по столу, что многие в зале вздрогнули. - Я все же не нахожу в вашем рассказе ничего, что могло повлечь за собой дуэль, пусть даже и без призыва самой Магии в свидетели. Просветите меня, что же вызвало у вас такой гнев?
   -Видите ли, мадам Боунс, - начал отвечать мальчик. - Пока я пытался вычленить хоть какую-нибудь информацию из того сплошного потока сознания, который обрушил на меня мистер Уизли, мое лицо оказалось полностью оплевано слюнями, вылетающие из зловонного рта Рональда при каждом его слове. Я расценил это как оскорбление и вызвал его на дуэль. Теперь мне остается лишь надеется, что болезнь младшего сына четы Уизли не передается воздушно-капельным путем, иначе меня ждет участь страшнее поцелуя дементора.
   -МИСТЕР ПОТТЕР! - Не на шутку разозлилась глава отдела по обеспечению магического правопорядка. - Еще хоть один ваш намек на низкие интеллектуальные способности Рональда Уизли, и остальные свидетельства вы будете давать под Веритасерумом. Надеюсь, хоть это позволит избежать ваших ироничных комментариев. Вам все ясно, мистер Поттер?
   -Более чем.
   -Итак, мы ознакомились, так сказать, с предысторией событий, пусть даже и с едкими замечаниями мистера Поттера, - произнесла председатель. - Мистер Поттер, что же случилось дальше, уже после вашей, как вы выразились, триумфальной победы.
   -Как я уже говорил, примерно в половине первого ночи мы с Драко возвращались в свою гостиную, пока, по всей видимости, наше ликование не привлекло внимание профессора МакГонагалл в своей кошачьей ипостаси. - Продолжил мальчик. - Подкравшись к нам как лихой бандит, она превратилась в человека, сняла с нас по пятьдесят баллов и приказала следовать за ней в кабинет, где и назначила нам отработку с мистером Филчем. Затем она разразилась целой тирадой о нашем неподобающем поведении, которая, к счастью, вскоре была прервана появлением мистера Филча, поймавшего мистера Долгопупса, мисс Грейнджер, мистера Финнигана, который был секундантом мистера Уизли и самого мистера Уизли, который тут же заблевал слизняками превосходный персидский ковер профессора МакГонагалл. - Улыбнулся мальчик. - Декан Гриффиндора сняла с них по пятьдесят баллов и также назначила отработку с мистером Филчем. После чего мы, наконец, смогли добраться до нашей гостиной.
   -На следующее утро я получил записку от профессора МакГонагал, согласно которой я с мистером Малфоем должны были встретиться с мистером Филчем около входа в Большой зал в одиннадцать часов вечера. В указанное время мы поднялись в большой зал, где встретились с мистером Филчем и четырьмя гриффиндорцами. К моему величайшему удивлению мистер Филч повел нас из замка к хижине Хагрида. По пути он начал рассказывать о нашем наказании, которое придумал для нас директор. Словами не передать мое изумление, когда наш завхоз сказал нам, что свое наказание мы, первокурсники, будем отбывать в Запретном лесу, кишащем кентаврами, фестралами, гиппогрифами, акромантулами и Мерлин знает какими еще тварями. - Рассказал Гарри и добавил. - Ах да, в ту ночь было полнолуние, так что добавьте еще и парочку оборотней.
   На мгновение в зале образовалась абсолютная тишина, даже слышно было, как жужжит какое-то насекомое.
   "Скитер вышла на тропу войны?", - подумал Гарри.
   А затем поднялся многоголосый гомон, когда члены Визенгамота шумно начали обсуждать слова мальчика. Послышались даже несколько гневных выкриков в адрес Дамблдора и, почему-то, Гарри.
   -Ложь, это все ложь! - Надрывалась одна старуха. Гарри помнил ее. Она была одна из двух пожилых волшебниц, которые приветствовали Дамблдора, когда он появился на разбирательстве по поводу неправомерного вызова патронуса.
   Вообще, когда Гарри проанализировал то слушанье, он заметил, что в Визенгамоте очень мало людей поддерживающих Дамблдора. И это несмотря на то, что Дамлдор был главой Визенгамота. Конечно, большинство относилось к нему нейтрально, однако, было немало и врагов, что очень понравилось Гарри.
   "Это может помочь мне в будущем", - размышлял мальчик.
   -Тишина! Господа, тишина! - Закричала мадам Боунс, успокаивая волшебников.
   -И что же вы сделали, когда узнали, что вас ждет, мистер Поттер, - произнес Малфой, когда в зале, наконец, воцарилась тишина.
   -Я приказал Драко двигаться за мной и пошел в сторону совятни... - начал было отвечать мальчик, но председатель его перебила.
   -Приказали? - Переспосила она.
   Гарри видел, как лица обоих Малфоев перекосило. Наверняка, Люциус уже пожалел, что связался когда-то с Роберто Фоксом.
   -Ах да, об этом мало кто знает за пределами факультета. - Пояснил мальчик. - Каждый год, сразу после праздничного ужина, в гостиной, старостой Слизерина из первокурсников назначается студент ответственный за их курс. Этот студент получает права и обязанности старосты, правда действующие только на подвластный ему курс и только внутри факультета. Это делается для облегчения работы старост. С гордостью заявляю, что студентом ответственным за первый курс в этом году назначен я.
   -Хм, понятно. Продолжайте, мистер Поттер. - сказала мадам Боунс.
   -Как я и говорил, мы двинулись в сторону совятни, где и написали письма, сначала члену попечительского совета, присутствующему здесь мистеру Малфою-старшему, а затем главе отдела магического образования, мистеру Крафту. Пользуясь случаем, я хотел бы извинится перед ними за беспокойство их в столь поздний час. Однако, я надеюсь, они поняли, что реакция должна была быть незамедлительной. Ведь, кто знает? Может у директора случилось помутнение рассудка. И я даже боюсь представить, что может натворить волшебник такой силы в неадекватном состоянии. В целом, у меня все, мадам Боунс.
   -Спасибо, мистер Поттер, - сказала она. - Можете вернуться на свое место.
   -Спасибо, мадам, но я лучше останусь здесь - вдруг мне понадобиться что-нибудь добавить к моему ответу. - Ответил Гарри.
   -Как пожелаете, мистер Поттер, - произнесла председатель. - Мистер Малфой, можете предоставить суду следующего свидетеля.
   -Драко, - позвал он своего сына.
   -Протестую, - подал голос доселе молчавший Дамблдор. - Свидетель имеет родственные связи с обвинителем.
   -Протест принимается, - согласилась председатель суда. - У вас есть еще свидетели, мистер Малфой?
   -Боюсь, что нет, мадам Боунс, - спокойно ответил Малфой-старший. Люциус знал, что суд не примет Драко в роли свидетеля. Однако все равно взял своего сына с собой. Он считал, для Драко это будет полезный опыт. - Все остальные потерпевшие отказались свидетельствовать против мистера Дамблдора.
   -Вот как? - удивилась Амелия. - Они как-то обосновали свой отказ?
   Люциус Малфой уже собирался дать ответ, как его опередил мальчик-который-выжил.
   -Это же очевидно, мадам Боунс, - с презрительной усмешкой ответил Гарри. - Все остальные потерпевшие являются гриффиндорцами, и ни за что не захотели бы участвовать в свержении своего божества. К тому же, показания рабов в суде не принимаются.
   -Рабы?! - Не веря своим ушам, переспросила председатель суда. - Альбус! Что вообще происходит в Хогвартсе?
   -Амелия, пожалуйста, успокойся, - вежливо обратился Дамблдор к мадам Боунс. - Мистер Поттер, сильно ошибается...
   -Разве? - перебил Гарри директора. - Мистер Дамблдор, позвольте спросить, а как вы рассматриваете ситуацию, при которой один могущественный волшебник может все что угодно вытворять с другим волшебником, а тот будет только рад угодить ему. Лично у меня первой мыслью будет то, что этот могущественный волшебник клеймил его "Оковами". А у вас?
   -Может быть, человек просто питает глубокое уважение к могущественному волшебнику и знает, что все действия этого волшебника имеют свою причину? - вежливо ответил директор.
   -Ну да, - фыркнул мальчик. - А еще я слышал, гоблины с понедельника собираются раздавать всем золото, домовики готовят восстание, а Темный Лорд любил бегать босиком по травке и ловить сачком бабочек.
   -Ну, - с улыбкой протянул старый волшебник. - Насчет гоблинов и домовиков я сомневаюсь, но за Волдеморта я ручаться не стану. - Усмехнулся директор.
   -Вам виднее, мистер Дамблдор. Ведь это вы были его преподавателем, когда он учился в Хогвартсе. А преподаватель должен знать своих учеников. - Ухмыльнулся Гарри и увидел, как с лица директора сползла его улыбка.
   Мальчик с удовольствием заметил, как волшебники, до этого с интересом наблюдавшие за спором между Альбусом Дамблдором и мальчиком-который-выжил, обеспокоенно зашептались между собой и с опаской стали поглядывать на директора.
   -Господа, - громко произнесла мадам Боунс. - Мы отвлеклись от темы. Мистер Дамблдор, зачем вы отправили первокурсников в Запретный лес?
   -Мистер Поттер забыл упомянуть, что в лесу их должен был сопровождать Хагрид, наш лесник. - Ответил глава Визенгамота. - И уверяю вас, с ним ученики были бы в полном порядке. Им всего лишь нужно было найти раненного единорога...
   -Да, мистер Поттер? Вы хотели бы что-то добавить к вашим словам? - Спросила мадам Боунс, когда, наконец, заметила поднятую руку Гари Поттера.
   -Да, мадам Боунс. Учитывая габариты мистера Хагрида, существует очень мало существ, способных нанести ему реальный вред. Наверное, именно этим и обусловлена его легендарная страсть к опасным существам - всех остальных он просто не принимает в расчет. Например, если Хагрида ударит в голову гиппогриф, то у лесника появиться разве что небольшая шишка, если это произойдет с учеником, то ему размозжит голову. Я ничего не имею против нашего лесника, однако, учитывая все вышесказанное, Хагрид недооценивает степень опасности для студентов и, как следствие, не может быть надежным сопровождающим. Со слов директора нам предстояла увеселительная прогулка в таинственном, пусть и несколько пугающем Запретном лесу ради помощи раненому единорогу, который где-то как-то случайно поранился. Однако, мне было интересно, что же мы должны были делать в лесу, и я зашел к мистеру Хагриду на следующее утро. Выяснилось, что кто-то примерно с начала семестра систематически убивает единорогов...
   В зале опять начался гвалт, многие повскакивали со своих мест и начали что-то выкрикивать. Другие, напротив, недоуменно застыли, видимо не до конца осознавшие то, что сказал мальчик.
   -ТИШИНА! ТИШИНА В ЗАЛЕ СУДА! - Заорала мадам Боунс. - Продолжайте, мистер Поттер.
   -Так вот. Оказалось, что этот безумец не просто убивает единорогов, ну там... ради дорогостоящих ингредиентов, хотя этого достаточно для того, чтобы быть проклятым на всю оставшуюся недолгую жизнь, но он еще и пьет их кровь прямо из тела. Мадам Боунс, я недолго нахожусь в волшебном мире, но даже я знаю, что нужно находиться в крайне невменяемом состоянии и быть полностью лишенным инстинкта самосохранения, чтобы совершить такое преступление. И нужно быть полным кретином, чтобы послать в лес детей, когда в нем происходят такие вещи.
   -Великий Мерлин, - вздохнула мадам Боунс. - Хорошо, что они не встретили этого убийцу.
   -Ээээ...
   -Мистер Поттер, только не говорите мне, что дети встретились с этим сумасшедшим.
   -Когда я постучал в дверь хижины лесника, Хагрид открыл ее со словами, цитирую, "добро, Гарри, что ты с нами вчера не пошел. Страшные вещи творятся в лесу ... страшные", конец цитаты. Я стал расспрашивать, что же это за "страшные" вещи, которые происходят в лесу. Оказывается, они все ж таки нашли этого несчастного единорога на небольшой полянке в лесу. Над телом единорога склонилась фигура в плаще, которая обернулась при шуме ломающейся ветки. К сожалению, на голову этого безумца был накинут капюшон, и поэтому Хагрид не смог описать его внешность. Все, что он видел - это подбородок, по которому стекала серебристая кровь. Как только маг понял, что его обнаружили, он сразу же попытался напасть, и кто знает, как бы все обернулось, если бы кентавр по имени Флоренц не отогнал и не заставил его бежать...
   ***
   -ВЫГОВОР?! - Не веря своим ушам, переспросил Гарри Поттер.
   Он вместе с Драко и Снейпом полчаса простоял в коридоре Министерства, куда их отправили на время проведения совещания в зале суда. А пять минут назад Люциус Малфой вышел оттуда с неутешительным вердиктом.
   -Дамблдор отправил детей в Запретный Лес, в котором кто-то убивает единорогов. И за это ему лишь погрозили пальчиком? - Распалялся Гарри.
   -И дали испытательный срок равный одному году, - добавил мистер Малфой.
   -Знаете, куда они могут засунуть этот срок? - Все не унимался мальчик.
   -Мистер Поттер, я не меньше вас огорчен решением суда, - успокаивал его Малфой. - Скажу больше: я и не надеялся нанести Дамблдору серьезный вред. Вы правы, выговор и испытательный срок - это полная чушь. Однако, сегодня мы серьезно подорвали репутацию директора. Не имеет значение, что заседание было закрытым. Члены Визенгамота тоже люди, и, я уверен, уже завтра поползут слухи о том, что происходило за этими дверями. Мы совершили великое дело - мы заставили людей сомневаться в непогрешимости директора...
   А на следующее утро вышел выпуск Ежедневного пророка с заголовком "ДИРЕКТОР ХОГВАРТСА ПОСЛАЛ ДЕТЕЙ НА СЬЕДЕНИЕ ОБОРОТНЯМ". В этом выпуске специальный корреспондент Рита Скитер удивительно точно описала все произошедшее на суде, и в особенности все сказанное мальчиком-который-выжил.
   После этой статьи авторитет Гарри Поттера среди слизеринцев поднялся до невообразимых высот. Слизеринцы с детства знают друг друга, они как одна большая семья или же, лучше сказать, стая. И поэтому, изначально отношение к Гарри было как к чужаку, приблудышу, который не пойми как оказался среди них. Однако теперь он доказал, что достоин их, что он такой же как они, и Гарри чувствовал - его приняли в семью, стали уважать. Старшекурсники даже пригласили его в Совет Слизеринцев.
   -Поздравляю, Поттер, - сказал Фокс, после того как от лица совета пригласил Гарри. - Ты можешь гордиться собой - еще никогда первокурсник не удостаивался такой чести.
   -Спасибо, мистер Фокс, - поблагодарил его мальчик.
   Гриффиндорцам же оставалось только ненавидеть его и вынашивать планы мести.
  
   Глава 11
   Утро тридцать первого октября Гарри Поттер встретил на Астрономической башне. Нет, дело не в том, что ему всю ночь не спалось, и он решил погулять по ночному Хогвартсу. Просто, вчера на обеде он вспомнил о Карте Мародеров и решил вернуть наследство своего отца.
   Карта могла быть в двух местах: у близнецов Уизли или все еще у Филча. Гарри не знал, на каком курсе близнецы стащили ее из кабинета хогвартского завхоза.
   "Сейчас они на третьем курсе, - размышлял Гарри. - Следовательно, у них было два года на похищение карты."
   Сделав срочный заказ навозных бомб в Зонко, и получив их к концу дня, мальчик пошел искать Пивза для делового разговора.
   -Пивз! - Крикнул Гарри, когда нашел несносного полтергейста в пустом классе, где он самозабвенно вырисовывал на классной доске нечто смахивающее на гигантского флоббер-червя. Хотя, скорее всего это был просто гипертрофированный фаллос. - Спускайся, есть предложение для тебя.
   -Какое предложение, Поттер-Шпроттер? - Мигом заинтересовался Пивз. - Предложение руки и сердца?
   -Извини, Пивз, я не по этой части. - Усмехнулся Гарри. - Но не волнуйся, я с пониманием отношусь к таким как ты. Хотя, честно признаюсь, я еще никогда не встречал привидение-педераста. Именно поэтому тебя называют полтерГЕЙстом?
   Пивз с перекошенным лицом уже собирался ответить Гарри, но тот его опередил.
   -Я хочу, чтобы ты сегодня в полночь сбросил доспехи, которые стоят возле кабинета Филча, с лестницы. - Уже серьезно сказал слизеринец. - За это ты получишь двадцать навозных бомб - пять прямо сейчас в виде аванса, а остальные после успешно завершенного дела. Если ты не сбросишь их или сбросишь не в назначенное время, бомбы естественно не получишь. Ну? Что скажешь?
   "Чувствую себя, будто киллера нанимаю", - Размышлял мальчик.
   -Согласен! - Радостно согласился Пивз.
   "Ну еще бы", - удовлетворенно подумал Гарри.
   -Где мои бомбы? - Спросил Пивз, нетерпеливо потирая руки.
   -Вот, - Гарри положил пять бомб на ближайший стол и ушел.
   ***
   В полночь он под дезиллюминационным заклинанием был у кабинета Филча. Вот раздался грохот пересчитывающих ступеньки доспехов, и через минуту с матерными воплями в ту сторону устремился завхоз. Не теряя времени, Гарри зашел в кабинет Филча.
   -Твою мать! - Закричал Гарри в бессилии, когда перерыл весь ящик с надписью "Конфисковано, особо опасно" и не нашел нужного, - Значит карта уже у близнецов. Что ж, ничего не поделаешь. Придется переться в гостиную Гриффиндора.
   Гарри решил не откладывать визит на потом и нанести его этой же ночью, ближе к утру, когда уже точно все будут спать.
   "А пока можно пойти поискать Пивза и отдать ему причитающееся", - подумал мальчик
   В пять утра он был перед Полной Дамой
   -Капут Драконис, - четко произнес пароль Гарри, все еще находясь под действием дезиллюминационных чар.
   -Угу, - сонно ответил портрет полной дамы, не открывая глаз, и открыл проход в гостиную.
   К счастью, в гостиной никого не было. Быстро найдя спальню третьекурсников, Гарри прошептал заклинание:
   -Акцио Карта Мародеров, - из сумки, лежащей возле кровати одного из близнецов, вылетел заветный пергамент и устремился в руку одиннадцатилетнего мальчика. Схватив его, он пошел на выход.
   До начала занятий оставалось не так много времени, и поэтому Гарри решил встретить рассвет на Астрономической башне, а заодно и поразмыслить над своими следующими шагами.
   ***
   По пути от Астрономической башни до слизеринской гостиной Гарри уловил запах печеной тыквы, идущий от кухни.
   "Ах да! - подумал он. - Сегодня же Хэлоуин, а значит, сегодня Квиррел выпустит тролля и мне придется спасать Грейнджер. Или же не придется? Может сегодня на заклинаниях Уизли не будет в паре с Грейнджер?"
   Увы, Судьба решила двигаться по накатанной колее. Гарри понял это, когда спускался на праздничный ужин и услышал от впереди идущей Парвати Патил, что Гермиона опять заперлась в туалете.
   Как и в прошлый раз, Большой Зал был ярко украшен. Множество летучих мышей по всему залу висело вниз головой. Еще больше их летало подобно тучам из одного конца зала в другой. Тысячи свечей, парящих в воздухе на протяжении всего года, обзавелись тыквенными абажурами.
   Усевшись на свое обычное место, Гарри стал налаживать себе картофельного пюре.
   -Интересно, это трансфигурированные мыши или какая-то модификация летучемышиного сглаза? - Задал вопрос Нотт.
   -Это легко узнать, - ответил Гарри.
   -Ступефай, - произнес он заклинание оглушения, направив палочку на как раз пролетавшую над ними стаю летучих мышей. Тут же сверху прямо ему в тарелку упала одна из них, вызвав смешки у его соседей по столу.
   Невозмутимо проведя вдоль своей мантии палочкой, Гарри убрал со своей одежды пюре.
   -Фините трансфо, - произнес он, указывая палочкой на лежащую в тарелке оглушенную летучую мышь.
   -Хм, значит это не трансфигурация, - сказал мальчик, когда с мышью ничего не произошло. - А если так?
   -Авис, - произнес Гарри заклинание сотворения птиц, усиленно представляя себе летучую мышь, и оно сработало - мышь появилась прямо из воздуха.
   -Оппуньо, - мальчик направил волшебную палочку на гриффиндорский стол.
   Рональд Уизли как раз широко раскрыл рот, собираясь впихнуть в него побольше картошки, когда с отчаянным писком туда влетела летучая мышь. Через мгновение слизеринский стол просто потонул во всеобщем хохоте, а за ними уже весь зал надрывал животы. К счастью, мышь была слишком большой для рта Уизли, и она не смогла залететь туда полностью. Хлопая крыльями по лицу гриффиндорца, царапая его лапками, мышь изо всех сил старалась высунуть голову из прожорливого рта мальчика.
   Наконец, гриффиндорцу удалось схватить мышь и освободить ее из плена, когда двери распахнулись, и в Большой Зал вбежал профессор Квиррел.
   -Тролль! В подземельях тролль! Я думал, вам нужно сказать, - прокричал он и картинно упал в обморок.
   -Нет, ну что за человек, - недовольно пробормотал Гарри в оглушительной тишине. - Весь аппетит испортил.
   Мгновенно все повскакивали с мест и начали метаться по большому залу, беспрестанно визжа.
   -ТИХО! - Заорал Дамблдор. - Старосты, отведите свои факультеты в гостиные.
   -Все построились и за мной! - Это уже староста Слизерина.
   Построившись, слизеринцы дружной толпой двинулись на прорыв плотины, которую изображали пуффендуйцы в дверях большого зала. Когда змеи нагло растолкали барсуков и начали спускаться вниз, Гарри, выждав момент, отделился от остальных и побежал со всех ног на помощь Грейнджер.
   -Фу, хотя бы под дождем нужно мыться, - вырвалось у него, когда он добежал до женского туалета, в котором рыдала Гермиона и почуял запах немытых насков.
   "А вот и наш вонючий дружок", - подумал мальчик наблюдая за тем, как из-за поворота медленно выходит тролль, волоча за собой здоровенную дубину, выточенную, казалось, из цельного ствола дерева. Он явно обрадовался, когда увидел стоящего посередине коридора Гарри. Весело зарычав, высоко, словно знамя, подняв над собой дубину и иногда задевая ею потолок, тролль на всей доступной скорости понесся на слизеринца.
   -Вадивази, - спокойно произнес Гарри заклинание, вливая в него побольше сил. Тут же дубина упала прямо на голову троллю, вбивая ее в плечи. Вот огромное тело тролля спотыкается и падает на пол в метре от мальчика, едва не задев его выпавшей из рук дубиной.
   "Однако, - недоумевал Гарри. - Почему шея сломалась? Я отчетливо слышал хруст позвонков. То ли я влил слишком много сил в заклинание, толи шея у троллей не так сильна. А...неважно..."
   -Мистер Поттер! - Мальчик услышал крик разъяренной МакГонагалл за спиной. - Что вы здесь делаете. Почему вы не в гостиной?!
   -Добрый вечер, профессор МакГонагалл, - ответил он и повернулся к ней лицом. Следом за ней шли Снейп и Квиррел. Последний, впрочем, тут же упал в обморок при виде тролля.
   "Однако, какой актерский талант!", - восхищенно подумал Гарри
   -Думал, что от тролля прячусь, а оказалось, наоборот, охочусь на него, - наконец ответил онпреподавтелю трансфигурации.
   -Что значит, охотитесь на него? - Опять закричала профессор трансфигурации. - И вообще, что вы здесь делаете?
   -Хм...странно - я думал у кошек хороший слух, - "пробормотал" себе под нос мальчик и, уже отчетливо громко ответил на ее вопрос:
   -Я ПРЯТАЛСЯ ЗДЕСЬ ОТ ТРОЛЛЯ!
   -Мистер Поттер! - Зашипела, не хуже кошки, МакГонагалл. - Минус десять баллов! У меня прекрасный слух. Я имела в виду, почему вы не в своей гостиной, как приказал директор.
   -Видимо потому, профессор МакГонагалл, - вкрадчиво начал одиннадцатилетний слизеринец. - Что директор, впрочем, как видимо и вы, призабыл о такой маленькой, но очень важной вещи, как месторасположение нашей гостиной. Если мне не изменяет память, то она вроде как находится где-то в подземельях. Именно там, где, согласно нашему впечатлительному преподавателю защиты от темных сил, - кивок в сторону лежащего Квиррела. - и должен находиться в данный момент тролль. Так как директор не послал с нами никого для нашей защиты, я послушался голоса разума, к которому видимо мало кто прислушивается в этой школе, и постарался оказаться подальше от подземелий. Я удовлетворил ваше любопытство, профессор МакГонагалл?
   -Мистер Поттер, - начала было она, но замолчала, так как в туалете послышался какой-то шум.
   Снейп, вытянув руку, толкнул дверь кончиками пальцев, и ему предстала заплаканная Гермиона.
   -Мисс Грейнджер? - МакГонагалл в изумлении уставилась на первокурсницу. - Что вы здесь делаете?
   -Поистине, это самый популярный сегодня вопрос, - усмехнулся Гарри, на что МакГонагалл лишь бросила раздраженный взгляд.
   -Я...я...эээ...я... - промямлила Гермиона.
   -Для экономии времени давайте отвечу я, - перебил мальчик гриффиндорку. - Как я слышал краем уха, сегодня утром мистер Говорю-все-что-думаю-и-совершенно-не-думаю-что-говорю оскорбил мисс Грейнджер. И видимо сильно оскорбил, прям таки задел за живое, раз она, только подумайте, целый день просидела на унитазе, рыдая в три ручья.
   -А теперь давайте подумаем вот о чем, - продолжал Гарри. - Если бы я не убил тролля, то уверен, тролль бы убил мисс Грейнджер. Руку бы отдал за то, чтобы посмотреть, как вы объясняете мистеру и миссис Грейнджер, что из-за вашей некомпетентности их дочь, которую они доверили вам, мертва. Право же, я начинаю задумываться о переводе в другую школу, например в Шармбатон. А что? Говорят она ничем не уступает Хогвартсу, опять же климат получше, заодно и свой французский подучу. А может выбрать Дурмстранг? Правда я языка совсем не знаю, но зато там изучают темные искусства. Как думаете, профессор МакГонагалл, какую школу выбрать?
   -Мистер Поттер, уверяю вас, все случившееся произошло никак не из-за нашей, как вы выразились, некомпетентности. - Начала оправдываться профессор. Она явно была встревожена, что их золотой мальчик может покинуть этот сумасшедший дом, не дождавшись лечения.
   -Да ну? - ухмыльнулся Гарри. - Тролль в школе полной детей. Какие еще доказательства некомпетентности вам нужны?
   -Мистер Поттер, это просто случайное недоразумение, - она с отчаянной мольбой в глазах посмотрела на Снейпа, и он пришел ей на выручку:
   -Мистер Поттер, уже поздно. Вы пережили встречу с троллем. Вам необходимо отдохнуть и успокоится. Идите в гостиную. -Приказал он.
   -Ладно, уже действительно поздно, - мальчик позволил уговорить себя. - Доброй ночи, профессор Снейп, профессор Квиррел(все еще в "отключке"), мисс Грейнджер. - попрощался Гарри и, игнорируя МакГонагалл, пошел в свою гостиную.
   -Мистер Поттер! - Окликнул его Снейп, когда мальчик уже почти скрылся за поворотом. - Пятьдесят баллов за победу над троллем, и еще пятьдесят за спасение мисс Грейнджер.
   -Северус! - возмутилась МакГонагалл.
   -Хорошо, за спасение лишь один балл. Профессор МакГонагалл считает, что жизнь мисс Грейнджер не стоит большего. - Злорадно сказал профессор зельеварения. Гермиона, кажется, опять собралась зареветь.
   "Все-таки Снейп еще та сволочь", - думал Гарри, спускаясь в подземелья.
   Глава 12
  
   А на следующий день, директор школы решил совершить попытку поссорить Гарри со своим факультетом.
   -Доброе утро! - со своей фирменной улыбкой сказал Дамблдор за завтраком. - Всем доброго утра. Я хотел бы произнести несколько слов, по поводу событий вчерашнего вечера. Все вы знаете, что вчера в замок каким-то непостижимым образом проник тролль. Однако не все знают, что этот тролль был обезврежен студентом первого курса факультета Слизерин, Гарольдом Джеймсом Поттером. Узнав, что его сокурсница, гриффиндорка Гермиона Грейнджер находиться в опасности, он, не раздумывая, отринул межфакультетскую вражду, и ринулся ей на помощь.
   "Вот козлина, - с восхищением подумал Гарри. - Хочет противопоставить мне мой же факультет. Хоть я и соврал вчера моим однокурсникам насчет причин моего поступка, уверен, что Дамблдор посадил множество семян сомнений в души слизеринцев."
   -И поэтому, - продолжал Дамблдор. - Преподавательский совет решил наградить мистера Поттера вот этой именной табличкой, которая будет находиться в Зале наград и напоминать всем о его героических действиях. - Произнес он и зааплодировал. Вместе с ним жиденько зааплодировали и все остальные.
   -Ну а теперь, мои дорогие, все на занятия, - произнес Дамблдор, когда все закончили хлопать.
   ***
   После занятий Гарри сразу же отправился в библиотеку. Он делал это каждый день, и был лучшим в списке успеваемости.
   Но Гарри понимал, что этого мало. Пускай, он помнил что-то с "прошлой жизни", пускай, многие знания он почерпнул в риддловской библиотеке, пускай, за следующие несколько лет он узнает еще что-то. Однако всего этого будет мало, чтобы уничтожить Волдеморта. Нужны преподаватели, которые дадут необходимые ему знания. Знания, которые он никогда не сможет получить в Хогвартсе. Вот и сейчас, просматривая "Магию войны" Даймона Хоффстера, Гарри все больше уверялся в этом. Эта самая лучшая книга по боевой магии в библиотеке оказалась, по мнению Гарри, чуть лучше романов Локхарта.
   -Привет, - кто-то робко поздоровался с ним, чем несказанно удивил его. Ведь сегодня был матч между Слизерином и Гриффиндором, и вся школа находилась на стадионе. Подняв глаза от, как он уже понял, абсолютно бесполезной книги мальчик увидел Гермиону Грейнджер. - Эм...я просто хотела поблагодарить тебя за спасение...
   -Да пожалуйста, - решил все-таки коротко ответить мальчик.
   Гермиона явно обрадовалась хоть какому-то ответу и хотела продолжить разговор, но не знала, как это сделать. И вот, когда девочка собиралась спросить, кокой предмет нравиться Гарри больше всего, она неожиданно для самой себя произнесла:
   -Тынепртивеслястантвдругом? - скороговоркой спросила маленькая девочка и густо покраснела.
   "Идиотка! - мысленно отчитывала себя Гермиона. - Ну, что за дура? Посмотри на него - умный, сильный, красивый, ухоженный. Зачем ему такая лохматая выдра-заучка, как ты? Ты, даже двух слов связать не можешь."
   -Простите? - Произнес мальчик, с любопытством приподняв бровь. - Мисс Гренджер, повторите, пожалуйста, что вы сказали. Я не расслышал.
   -Нет-нет, я ничего не говорила, - ответила Гермиона, чувствуя, как ее лицо буквально пылает. От стыда она готова была провалиться сквозь пол. - Эээ, вам послышалось.
   -Уверяю вас, мисс Грейнджер, это не так. Пожалуйста, повторите свой вопрос.
   -Ммм, я спросила, можно ли стать вашим другом. - Тихонько спросила красная как вареный рак девочка, время от времени посматривая с надеждой на Гарри.
   Помолчав некоторое время, мальчик со вздохом ответил:
   -Мисс Грейнджер, вы понимаете, что между нашими факультетами вражда, длящаяся вот уже почти целое тысячелетие? Вы думаете, к вам плохо относятся на факультете? Уверяю, к вам будут относиться еще хуже.
   -Да, мисс Грейнджер, я догадываюсь, тяжело быть гласом рассудка на факультете, не только не обладающим, но и отвергающем любое проявление рассудительности, - произнес он, заметив удивленное лицо гриффиндорки. - Если помните, я еще в поезде советовал вам выбрать Когтевран. Подумайте вот о чем. Как к вам отнесутся ваши товарищи, когда узнают, что вы общаетесь со слизеринцем, который является для них воплощением "зла"?
   -То есть, мы не можем дружить? - Грустно спросила Гермиона.
   -Я этого не говорил, - поспешно ответил он ей, заметив, как глаза девочки наполняются влагой. - Я подразумевал, что мы не можем друг с другом общаться на виду у всех.
   -То есть, мы будем тайно встречаться? - радостно спросила она и смутилась из-за двусмысленности сказанного. - Эмм, я имела ввиду другое, я...
   -Я понял, что вы хотели сказать, мисс Грейнджер, - ответил мальчик. - И нет, мы не будем видеться. У меня есть идея получше...
   ***
   Гарри Поттер и сам не знал, что его заставило заново подружиться с Грейнджер. Может то, что он не хотел видеть слезы девочки, а может и то, что он хотел отомстить той Гермионе, воспитав из этой совершенно другого человека.
   "А что? Хорошая идея", - подумал он.
   Он сидел в своем кабинете и ждал, когда на пергаменте, лежащем перед ним, появятся слова, написанные рукой одиннадцатилетней гриффиндоркой. И вот, кажется, он дождался:
   -Гарри? - на пергаменте появилось имя мальчика, написанное ровными, аккуратными буквами.
   -Мисс Грейнджер, мы находимся не в таких близких отношениях, чтобы вы обращались ко мне по имени, - написал Гарри своим мелким почерком с завитушками. Его почерк был очень похож на почерк Дамблдора, только наклон букв был более резким, а завитушки длиннее. Все те пять лет, что он прожил в этом времени, Гарри совершенствовал свой способ письма. Ведь почерк заменяет лицо при переписке, а лицо Темного Лорда должно быть совершенным, а не как змеиная морда у Волдеморта.
   -Прошу прошения, мистер Поттер, - на этот раз, буквы не были такими ровными. Было видно, девочка сильно заволновалась, что ее собеседник может отказаться от переписки из-за ее "невоспитанности".
   Дальше последовала пауза - Гермиона опасалась вызвать гнев своего нового и единственного друга, а Гарри просто не знал с чего начать.
   -Мисс Грейнджер, как ваше самочувствие? Вы уже оправились, после событий Хэллоуина? - Наконец, написал Гарри.
   -Да. Все в порядке. Спасибо. - Поспешно ответила Гермиона.
   -Я слышал, мистер Уизли получил целый месяц отработок.
   -Да, и еще пятьдесят штрафных баллов. Теперь все считают меня предательницей. Гриффиндор еще не оправился после той истории с дуэлью, а тут очередные штрафные баллы. Наш факультет теперь на последнем месте, и вряд ли уже сможет подняться выше третьего. И все винят в этом почему-то меня. - Было видно, что девочка серьезно обижена подобным поведением своих товарищей и просто хочет высказаться кому-либо. - Особенно Рон. Не проходит и дня, чтобы он не стонал на всю гостиную о том, что из-за меня ему приходится чистить кубки в зале для наград.
   -Есть достаточно простой выход из ситуации - идите к профессору МакГонагалл и напишите заявление на имя директора с требованием о перераспределении. Уверен, серебристо-синий галстук будет хорошо смотреться на вашей форме. - Написал Гарри.
   -Но я не могу перевестись, это будет означать, что они победили. - Ответила ему Гермиона.
   -Мисс Грейнджер, не заставляйте меня думать, что ваше место действительно находиться на краснознаменном факультете. Вы не сможете ничего доказать им находясь среди них. Все ваши попытки заранее обречены на провал, так как этим вы будете показывать, что для вас важно их мнение. А вот если перейдете на другой факультет, то львы очень скоро поймут, чего лишились, когда смогут соперничать разве что с Пуффендуем, и то, только за третье место. И вы, находясь в Когтевране, сможете раз за разом показывать свое превосходство над ними.
   -Может, вы и правы, мистер Поттер, - ответила Гермиона после продолжительной паузы. - Правда, я немного волнуюсь - ведь они расценят это как предательство.
   -Уверен, именно так и будет, - написал Гарри. - Однако, вы, кажется, писали, что гриффиндорцы уже считают вас предательницей. Так что вы ничего не теряете. Главное, напишите заявление в конце курса. Все равно правилами школы запрещено переводить студента на другой факультет в течение учебного года. А так, вы сможете избежать всякого рода пакостей, на которые горазды ваши теперешние товарищи.
   -Однако уже достаточно поздно, мисс Грейнджер, мне пора ложиться спать, чего и вам советую. - Появилось на пергаменте Гермионы. Она лежала на своей постели за задернутым балдахином, чтобы никто не узнал о ее переписке. Свет ей давало волшебное синее пламя, которое горело в банке из-под джема. Посмотрев на свои наручные часы, она ужаснулась - было уже почти два часа ночи, а завтра нужно рано вставать.
   -Да, вы правы, мистер Поттер, - быстро записала она.
   -Спокойной ночи, мисс Грейнджер, - написал Гарри.
   "Мой Гарри, - неожиданно подумала Гермиона и ужаснулась своих мыслей. - Господи, неужели я влюбилась в мальчика-который-выжил?"
   -Спокойной ночи, мистер Поттер, - быстро записала она. - И спасибо вам за все.
   Увидев, как все написанное на пергаменте исчезло и больше никаких новых слов не появлялось, Гермиона засобиралась в постель.
   ***
   Время шло, и вскоре наступили холода. Гарри видел из окна в своем кабинете, как озеро изо дня в день все больше покрывалось льдом, пока совсем не затвердело. По замку, завывая, постоянно гуляли сквозняки, а стекла в коридорах покрылись льдом. Хуже всего приходилось слизеринцам, ведь их гостиная находилась в подземельях. На обычные согревающие чары сил первокурсников не хватало, и поэтому старшекурсники в спешном порядке обучали младших специфическим чарам консервации тепла. Благодаря этим чарам волшебник может в прямом смысле слова брать тепло из окружающего пространства и заключать его в какие-либо предметы, например в мантию. Именно поэтому, любой посетитель со стороны рисковал получить мгновенное обморожение, зайди он в это время года в гостиную Слизерина.
   -Великая Моргана, неужели за тысячу лет на гостиную не могли наложить нормальные согревающие чары? - Возмутился как-то дрожащий от холода Теодор Нотт, за что тотчас же получил подзатыльник от Фокса.
   -Нет, не могли, - сухо ответил староста, потирающему затылок первокурснику. - Салазар хотел, чтобы ученики на его факультете были сильнее остальных. А магия, как известно, работает лучше, если волшебник находиться в экстремальной ситуации. Поэтому основатель нашего факультета позаботился о том, чтобы на стены гостиной не могли быть наложены какие-либо согревающие чары.
   Гарри Поттер в это время сидел в центре гостиной и, положив свою мантию на подлокотник кресла, демонстративно пил холодный чай со льдом, с довольной улыбкой посматривая на мучения своих товарищей, вызывая у тех острое желание, врезать ему по морде. Даже без каких-либо согревающих чар и внутрителесной магии он чувствовал себя превосходно.
   "Эх, - думал он. - Отправить бы вас всех на пару деньков в Азкабан, тогда бы вы осознали, что такое настоящий холод."
   Внезапно одна из стен отъехала в сторону, и на пороге гостиной появился ужас подземелий.
   -Прошу минуту внимания, - произнес он, выдыхая при каждом слове облачко пара. - Подойдите ко мне те, кто останется на каникулы в школе, я вас запишу.
   Со своих мест поднялось порядка дюжины семикурсников, которым предстояло сдавать в этом году ЖАБА, и устремились к своему декану.
   Записав их имена в принесенный с собой пергамент, профессор Снейп оглядел гостиную и, заметив Гарри Поттера, подошел к мальчику.
   -Поттер! - Крикнул зельевар.
   -Ммм? - Недоуменно произнес герой магического мира.
   -Почему вы ко мне не подошли? - Пояснил Снейп причину своего бешенства. - Или же мальчику-который-выжил нужно персональное приглашение?
   -Что вы, профессор Снейп, - притворно возмутился Гарри. - Я не подошел к вам, потому что не собираюсь оставаться на каникулы в замке.
   -Вот как? - удивленно произнес Снейп. - Неужели вы соскучились по своим родственникам?
   -Нет, что вы, - ответил мальчик. - Признаюсь, с ними иногда бывает весело, - зельевара передернуло от улыбки Гарри Поттера. - Однако они мне уже порядком наскучили. Просто на каникулах мне нужно совершить парочку дел.
   -Я должен знать, где вы собираетесь остановиться.
   -Скорее всего, в Дырявом котле. О, кстати, чуть не забыл - для коллекции подойдут любые уродцы, или же вы отбираете их по какому-то определенному принципу? - заинтересованно спросил мальчик.
   Где-то с минуту Северус Снейп рассматривал мальчика-который-выжил, придумывая все более изощренные методы убийства оного.
   -Мистер Поттер, - неестественно спокойно Снейп обратился к мальчику. - Давайте договоримся так: сейчас я объясняю вам происхождение тех банок, которые вы имели несчастье увидеть в моем кабинете, а вы пообещаете больше никогда и ни при каких условиях не заводить о них речь. Идет?
   -Но меняться экспонатами мы же сможем?! - не унимался слизеринец.
   -ПОТТЕР!!! НЕ ВЫВОДИ МЕНЯ ИЗ СЕБЯ!!! - Взорвался Снейп.
   -Хорошо-хорошо, - успокаивал его Гарри. - Не волнуйтесь вы так, я все понял. А теперь расскажите, пожалуйста, об этих симпотяжках. Как вы видите, не одному мне это интересно.
   Обведя взглядом своих черных глаз гостиную, Снейп заметил, что все слизеринцы молча наблюдали за их разговором.
   -Ну хорошо, - наконец, со вздохом произнес он. - Как вы знаете, существует огромное множество зелий, в которых необходимо использовать только свежие ингредиенты. И сохранение ингредиентов в свежем виде долгое время было головной болью всех зельеваров по всему миру. Единственным спасением было помещение ингредиентов в статическое поле безвременья. Однако очень немногие зельевары были настолько могущественны, чтобы создать такое поле, и вопрос оставался открытым. Открытым он просуществовал до тех пор, пока ирландский зельевар Бартемиус Бальзамир в тысяча семьсот пятьдесят восьмом году не нашел в египетской государственной библиотеке рецепт особого бальзамировочного зелья, которым пользовались жрецы при захоронении тел своих магов-царей. Окрыленный своим открытием, Бартемиус слегка доработал рецепт и обнародовал результат, что его и погубило. Через неделю мистер Бальзамир исчез, а еще через два года его наполовину сгнившее тело было найдено в Сахаре в зарытом на глубине пятидесяти метров саркофаге. Мистер Бальзамир был жив, однако находился в абсолютно невменяемом состоянии. Гордоном Брауном, одним из ведущих ментальных магов того времени и предком вашей сокурсницы Лаванды Браун, была совершена опаснейшая попытка проникновения в разум сошедшего с ума Бартемиуса. Эта попытка едва не стоила ему жизни. Целых два дня сознание Гордона пробыло в разуме мистера Бальзамина, пока он не нашел "дорогу назад". Однако, эту попытку нельзя назвать провальной. После того, как мистер Браун немного оклемался, он поведал страже о том, что наткнулся в воспоминаниях мистера Бальзамира на интересную сцену. В этом воспоминании Бартемиус был прикован к алтарю, а группа волшебников в, как потом выяснилось, церемониальных жреческих одеяниях проводила над ним какой-то ритуал. Этих жрецов так и не поймали, главным образом из-за того, что египетские власти всеми силами мешали ходу расследования. А Бартемиус прожил еще три года, пока однажды его отчаявшаяся жена не пришла к нему в палату и не убила его. С тех пор статуя Бартемиуса Бальзамира стоит в холе здания Британской национальной гильдии зельеваров, а бальзамирующим зельем, рецепт которого он нашел, пользуются тысячи зельеваров во всем мире.
   -И именно бальзамирующее зелье вместе с ингредиентами, находится в так заинтересовавших вас банках, мистер Поттер. - продолжил Северус Снейп после непродолжительной паузы. - Просто для удобства я держу ингредиенты в собранном состоянии. И да, мистер Поттер, я также как и вы считаю, что они обладают некоторой эстетической ценностью.
   "Ох и брешешь ты Сева, - подумал Гарри. - Скажи честно. Ты прямо таки влюблен в этих уродцев. Слыхал я, что ты чуть не убил того второкурсника, который едва не уронил на пол бутылку с особо ценным африканским бумслангом внутри."
   -Ох, профессор Снейп, вы так рассказывали, что я заслушался, - сказал он уже вслух.
   Судя по реакции остальных слизеринцев, которые начали "оживать", они также были впечатлены ораторским искусством своего декана.
   -Я рад, что вам понравилось, мистер Поттер, - скривился зельевар. - И я обещаю, если вы еще раз заведете разговор об этих, как вы выразились, симпатяжках, то я убью вас.
   После этих слов он развернулся и двинулся в сторону выхода. Уже практически выйдя из гостиной, он остановился и, не оборачиваясь, сказал:
   -Раз уж вас заинтересовала эта тема, мистер Поттер, напишите-ка мне к завтрашнему занятию эссе по бальзамирующему зелью.
   "Вот сволочь! До закрытия библиотеки осталось полчаса", - подумал Гарри, наблюдая, как его декан выходит из слизеринской гостиной.
   Глава 13
  
   В первый же день каникул Гарри направился в банк "Гринготс" - пора было узнать о своем наследстве. Это не был праздный интерес. Очень скоро ему предстояли большие финансовые траты, и он хотел бы знать, может ли он позволить себе их.
   Зайдя в банк, Гарри направился к стойке, где сидел тот самый злобный гоблин, которому Хагрид передал письмо от Дамблдора.
   -Сэр? - Обратился мальчик к гоблину. Тот некоторое время не обращал на мальчика внимания, а затем все-таки поднял взгляд от толстенного гроссбуха.
   -Я могу вам чем-то помочь? - Наконец, проскрипел он.
   -Да. С кем я могу поговорить насчет моего финансового состояния? - Задал вопрос Гарри.
   -С вашим финансовым поверенным, мистер Поттер, - недовольно ответил гоблин и вернулся к прерванному занятию.
   -А где я могу найти его? - снова отвлек его мальчик и, заметив недовольное лицо гоблина, добавил:
   -Не сердитесь, сэр, мне ведь всего лишь одиннадцать лет.
   -Мистер Поттер, когда мне было одиннадцать, я уже был ответственен за три сейфа, - сказал старый гоблин. - Если вы хотите найти своего поверенного, вам нужно обратиться к этим продавшимся ублюдкам из клана "Гнилая кость". Чаще всего именно они занимаются этим. Пройдите в эту дверь, - указал он на дверь в конце зала. - Там вы можете узнать о своем поверенном.
   -Благодарю вас, сэр. - Вежливо поблагодарил его Гарри и пошел в указанном направлении.
   Постучав в дверь, мальчик зашел внутрь и оказался в просторном помещении. Посередине стоял массивный стол, за которым сидел старый гоблин. Он выглядел настолько старым, что, казалось, мог помнить еще самого Мерлина. Его лицо избороздило множество морщин, он был абсолютно лыс, а на носу расположились очки с линзами толщиной в палец. Гоблин был настолько стар, что Гарри удивлялся, как с него еще песок не сыплется.
   Подойдя к нему поближе, Гарри сказал:
   -Здравствуете. Вы не подскажите, где я могу найти моего поверенного?
   Гоблин, казалось, не слышал его.
   -Сэр? - произнес он, когда не дождался от гоблина никакой реакции. Старик все также усердно записывал что-то в журнале.
   Но, вот он записал последнее слово и отложил перо.
   -Аааа! - Закричал он, когда поднял взгляд и заметил, наконец, Гарри Поттера.
   -Молодой человек! - Закричал он, хватаясь за сердце. - Нельзя же так подкрадываться! Вас не учили, что нужно стучаться, пред тем как войти!
   -Я постучался, - спокойно сказал Гарри.
   -Ась?! - сказал гоблин, прикладывая сухую ладонь к своему уху. - Что вы там бормочете?!
   "Ну классно. Этот старый тетерев еще и глухой", - подумал Гарри.
   -СЭР!!! НЕ МОГЛИ БЫ ВЫ ПОДСКАЗАТЬ МНЕ, ГДЕ Я МОГУ НАЙТИ ПОВЕРЕНОГО МОЕЙ СЕМЬИ!!! - заорал мальчик.
   -Ась?! - повторил гоблин и полез к себе за пазуху. - Куда она подевалась?! А, вот же она! - сказал он и достал слуховую трубку.
   -Что вы сказали?! - спросил он, вставляя трубку себе в ухо.
   -ГДЕ Я МОГУ НАЙТИ ПОВЕРЕНОГО МОЕЙ СЕМЬИ?! - повторил Гарри.
   -Ах, поверенного! - услышал, наконец, гоблин. - Что же вы сразу не сказали?!
   "Еще чуть-чуть, и я убью этого старого пердуна", - подумал мальчик.
   -Назовите свое имя и фамилию! - произнес гоблин, подтаскивая к себе толстенную книгу.
   -ГАРРИ ПОТТЕР!!! - Как можно четче проорал мальчик.
   -Генриетта Топор?! - переспросил старик, водя своим длинным когтем по списку фамилий в журнале. - Не волнуйтесь, сейчас мы вас отыщем!
   -ДА НЕТ ЖЕ!!! - чуть не плача произнес Гарри. Обойдя вокруг стола, он схватил слуховую трубку и заорал прямо в нее. - Мое имя - Гарри Поттер!!!
   -Молодой человек, незачем так орать - у меня прекрасный слух! - сказал гоблин. - Значит, вас зовут Гарри Поттер?!
   -ДА!!!
   -Хм, а зачем же вы тогда назвались Генриеттой?! - удивился старик. - Впрочем, это ваше личное дело! - добавил он, заметив испепеляющий взгляд мальчика. - Ага! Вот и Поттер! - Нашел он, наконец, фамилию мальчика. - Здесь указанно, что вашим поверенным является Дрын! О! Неужели сам старина Дрын?!
   -Сонорус, - Гарри вспомнил, что он является волшебником. - ГДЕ Я МОГУ НАЙТИ ДРЫНА!!!
   -Так помер ведь, Дрын! - грустно произнес гоблин. - Дааа, помер! Десятый год уже пошел, как нетути старого Дрына! А ведь я ему постоянно говорил: "Дрын, дружище, не ешь ты эти пещерные грибы - в них столько вредных веществ". А он вечно не слушал меня! О-хо-хо, несчастье то, какое! А ведь таким правильным гоблином был, да... - убивался старик.
   -ТАК С КЕМ Я МОГУ ПОГОВОРИТЬ ПО ПОВОДУ МОЕГО ФИНАНСОВОГО СОСТОЯНИЯ?! - Спросил Гарри.
   -Ась?! - переспросил гоблин. - Ах да, мисс Топор! Так эта, вы можете поговорить с Моргом!
   -Ммм?! - Гарри удивленно поднял бровь.
   -С Моргом! - Повторил старик. - Морг - сынишка Дрына! Он должен был унаследовать дела Дрына! Ох, и сорванец же этот Морг!
   -И ГДЕ ЖЕ Я МОГУ НАЙТИ ЕГО?! - спросил мальчик.
   -Да он тут недалеко! - ответил старик, указывая на коридор за своей спиной. - Его кабинет под номером тринадцать!
   -СПАСИБО!!! - Произнес Гарри. - Квиетус.
   После того, как отменил действие чар усиливающих голос, Гарри зашел в коридор. Быстро найдя дверь с номером тринадцать, он постучался в нее.
   -Старый Хрыч ошибся, мистер Поттер, - донеслось из-за двери. Видимо, все слышали их диалог. - Кабинет Морга под номером тридцать три. Это дальше по коридору. И кстати, того старого пердуна так и зовут - Хрыч.
   "Твою мать, - подумал Гарри. - Я вообще увижу сегодня своего поверенного, или нет?"
   Мальчику ничего не оставалось делать, как последовать инструкциям. Найдя нужную дверь, Гарри постучался.
   -Входите, мистер Поттер, - раздалось из-за двери.
   Открыв дверь, мальчик оказался в небольшом уютно обставленном кабинете. Слева горел камин, на полу лежал мягкий ковер, а на стене справа висела впечатляющая коллекция холодного оружия. Посередине кабинета стоял черный заваленный книгами и свиткам стол, перед которым находились два глубоких кресла. За этим столом сидел молодой гоблин, одетый в строгий деловой костюм.
   Он был даже по меркам гоблинов достаточно худощавого телосложения. Хотя, это компенсировалось достаточно высоким ростом, указывающим на наличие человеческой крови. Кожа на лице была гладкой, без единой морщинки, глаза черные, губы гораздо тоньше, чем у его сородичей. Голова по бокам была гладко выбрита, открывая вид на небольшие, по гоблинским меркам, остроконечные уши. А сверху, прямо на макушке словно пальма торчал тугой пучок черных как нефть волос.
   -Присаживайтесь, мистер Поттер, - произнес гоблин, указывая на одно из кресел.
   -Мистер Морг? - произнес Гарри.
   -Вообще-то, мисс Морг, - был ему ответ. - Я девушка.
   -Но...
   -Старый Хрыч мстит мне с тех пор, как схватил меня за задницу и получил по шарам, - ухмыльнулась гоблинша. - Видите ли, мистер Поттер, он очень популярен у наших девушек...
   -Этот глухой старый хрен? - удивленно переспросил Гарри.
   -Именно так. И он не глух, просто Хрыч любит так развлекаться. - улыбнулась Морг. - Мы руководствуемся другими критериями при выборе партнеров. И так как я отказала такому ловеласу как он, следуя его логике, я - мужчина.
   -Ну, зато он не будет больше приставать к вам, - привел довод Гарри.
   -В том то и дело, что не будет - он упертый, - грустно произнесла она. - Упустила я свое женское счастье. Хорошо, хоть отметины от его когтей на заднице остались.
   -Кхем, я конечно от всего сердца сочувствую вам, - сказал мальчик, мудро решив не комментировать последнюю фразу гоблинши. - Однако, не могли бы мы перейти к делу.
   -Ах да, конечно, мистер Поттер, - спохватилась она. - Итак, что же вас привело ко мне.
   -Я хотел бы узнать свое текущее финансовое состояние, - назвал цель своего визита Гарри. - Вкратце, если можно.
   -Это можно легко устроить, - ответила Морг и, порывшись в свитках на своем столе и найдя нужный, продолжила. - Итак, в вашем сейфе сейчас находится шестьсот пять тысяч шестьсот пятьдесят четыре галеона, что более чем в три раза превышает ту сумму, которая лежала на вашем счету десять лет назад. Однако, это в пять раз меньше, чем было до войны.
   Позвольте заметить, мистер Поттер, что ваш почивший отец на редкость нерационально использовал свои финансы. И дело даже не в войне. Поверьте, на войне можно очень много заработать. Но все, что делал ваш отец, это переводил средства на счет так называемого Ордена феникса. И, мистер Поттер, я хочу предупредить вас сразу, если такая ситуация повториться впредь, я откажусь от предоставления вам услуг. Я очень хорошо помню, как сдал мой отец, изо всех сил пытаясь поправить дела вашей семьи.
   -Уверяю вас, мисс Морг, вам не о чем беспокоиться - ответил Гарри. - Ни Орден феникса, ни Пожиратели смерти не получат от меня ни кната.
   -Очень на это надеюсь, мистер Поттер, - произнесла гоблинша и продолжила. - Ваш ежемесячный доход составляет три тысячи триста сорок пять галеонов, минус мои семь процентов. Если вкратце, то это все.
   -Я обладаю какой-либо недвижимостью, кроме особняка в Годриковой впадине? - Задал вопрос Гарри.
   -Да, - ответила Морг, просмотрев какие-то бумаги. - В вашем владении находится поместье Поттеров в Уэльсе, небольшой шести палубный фрегат "Виолетта" в Портленде и квартира номер одиннадцать в пятом доме на главной улице в Хогсмиде.
   -Фрегат? - Списав на пространственную магию, Гарри решил не обращать внимание на то, что гоблинша поставила слова "небольшой" и "шести палубный" рядом друг с другом. - Если мне не изменяет память, фрегат - это военное судно. С кем же мой род воевал?
   -Ни с кем. В 1921 году корабль был заказан Сигнусом Блэком в память о умершей родами жене. А в сорок третьем в виде приданого перешел во владение вашим прадедом Карлусом Поттером. С момента спуска на воду в 1922, "Виолетта" не произвела ни одного выстрела, хотя и обладает тридцатью 32-фунтовыми пушками.
   -И он за семьдесят лет еще не прогнил насквозь?
   -Мистер Поттер! - возмутилась Морг. - Этот корабль строился лучшими гоблинскими корабелами. Естественно он в идеальном состоянии. Вы можете прямо сейчас отправиться в Портленд и вывести корабль в море.
   -А мне разве не нужно пройти специальный обучающий курс?
   -Это необязательно, хотя для полноценного управления кораблем лучше пройти обучение, - ответила гоблинша. - В капитанской рубке висит подробнейшая карта всего мира. На карте прикреплен "прицел" в виде небольшой линзы. Вам достаточно передвинуть эту линзу на то место, где вы хотите оказаться, и корабль сам выйдет из порта, затем погрузиться под воду и по подводным течениям доплывет до пункта назначения. Даже не спрашивайте, как это работает. Я только знаю, что использовалась стихийная водная магия и магия смерти.
   -Но магия смерти запрещена, - справедливо заметил Гарри.
   -Да, но министерским никогда не доказать, что при постройке этого фрегата использовался этот раздел магии, - усмехнулась Морг. - Видите ли, мистер Поттер, сейчас практически вся Европа представляет собой одну из самых глухих провинций магического мира. И во всей Европе не найдется ни одного мага, способного ощутить в корабле магию смерти.
   -Вы не задумывались, почему Темный Лорд решил захватить Англию? - неожиданно спросила гоблинша. - Все очень просто - здесь это сделать легче всего. Ведь большинство министерских работников не могут использовать даже простейшие щитовые чары. И даже всеми восхваляемый Дамблдор является, по сути, в лучшем случае крепким середнячком, в магическом плане.
   Некоторое время мальчик сидел в кресле и обдумывал сказанное гоблиншей. Шестьсот тысяч - это внушительная сумма денег. Гарри не знал, сколько ему понадобиться, но этого наверняка окажется мало. Благодаря связи с Волдемортом, он знал, где тот сделал свои тайники. Однако, чтобы добраться до них, нужно быть превосходным ликвидатором проклятий. Можно было бы договорится с гоблинами насчет взлома защиты, но Гарри не хотелась отдавать тридцать процентов, так как тридцать процентов от тех сокровищ, которые успел накопить Волдеморт - это просто астрономическая сумма.
   -Мисс Морг, могу я говорить с вами откровенно? - спросил Гарри.
   -Безусловно, мистер Поттер, - ответила она.
   -Вы в курсе, что Волдеморт не погиб? - задал вопрос мальчик.
   -Конечно. Все гоблины знают это. Да это и не тайна вовсе.
   -Очень хорошо, - произнес он. - Тогда вы понимаете - я для него цель номер один. Рано или поздно он вернется, и мне придется встретиться с ним. Поэтому, я должен подготовиться, я должен быть способен хотя бы защитить себя. А для этого мне нужны учителя.
   -Вы хотите, чтобы я помогла вам с подбором преподавателей? - Спросила гоблинша.
   -Да, вы все верно поняли, - ответил Гарри. - Я был бы вам очень благодарен, если бы вы этим занялись.
   -Ну, если благодарность будет равняться трем тысячам галеонов, то я согласна, - назвала свою цену Морг.
   -Идет, - коротко сказал Гарри. - Я хотел бы нанять хотя бы четырех преподавателей минимум на четыре года. Среди них обязательно должен быть ликвидатор проклятий. Еще, было бы желательно нанять кого-нибудь из этого списка, - мальчик достал из внутреннего кармана список волшебников, которые обучали Волдеморта, и передал его гоблинше. - Остальные - на ваше усмотрение. Разумеется, все они должны будут подписать договор о неразглашении.
   -Хм, мистер Поттер, - медленно произнесла Морг после того, как просмотрела список. - Я так понимаю, вам нужны не самые слабые волшебники, которых вы хотите нанять аж на четыре года. А если еще принять во внимание договор, то у меня возникает закономерный вопрос. Чем вы собираетесь расплачиваться?
   -Вы совсем недавно заверяли меня, что мне не придется вытаскивать вашу тощую задницу из финансовой пропасти, - продолжила она, повысив голос. - И тут же заявляете, что собираетесь потратить прорву золота. Как это понимать, мистер Поттер?
   -Мисс Морг, пожалуйста, не горячитесь, - стал успокаивать ее Гарри. - Я клянусь, что деньги появятся. Я добуду их.
   Несколько мгновений она сверлила мальчика своим черными глазами, а затем отвела взгляд в сторону и спокойно произнесла:
   -Мистер Поттер, давайте сразу договоримся: если сумма на вашем счету станет меньше ста тысяч галеонов, мы автоматически прекращаем наше сотрудничество. Идет?
   -Хорошо, - со вздохом ответил мальчик, понимая, что ее не переубедить.
   -Вот и ладненько, - произнесла она. - Сколько у меня времени, на поиски?
   -Я хотел бы, чтобы все было готово к концу учебного года.
   -Хорошо, - сказала она, помечая себе что-то на пергаменте. - Что-нибудь еще?
   -Да, - ответил Гарри. - Есть кое-что еще...
   Он знал, что за четыре года даже с лучшими преподавателями в мире он не сможет сравниться в мастерстве с Волдемортом. Ему необходимо время.
   -Мисс Морг, скажите, имеется ли в наличии у вашего клана маховик времени?
   Гоблинша, что-то старательно записываюшая до этого вопроса, замерла и медленно подняла голову.
   -Мистер Поттер, - тщательно подбирая слова, обратилась к нему Морг, - в тысяча восемьсот шестьдесят третьем году международной конфедерацией магов был установлен запрет на обладание гоблинами любыми средствами, способными перемещать во времени.
   -То есть, он у вас есть, - произнес мальчик. - Если это так, я желал бы взять его в аренду на пять лет.
   -Я не в курсе, есть он у нас или же нет, - ответила она. - Однако я могу поинтересоваться.
   -Будьте так добры, - улыбнулся Гарри.
   ***
   Вернулась Морг только через час с целой кипой листов в руках и черным заостренным пером. Такое же перо использовала Амбридж в воспитательных целях.
   -Мистер Поттер, надеюсь, вы готовы выложить сто тысяч галеонов за год пользования маховиком, так как я разорву вас на кусочки, если узнаю, что зря в течение целого часа бегала по всему банку.
   -Эта цена приемлема, - коротко ответил Гарри.
   -Отлично, - сказала гоблинша и вывалила перед ним ворох бумаги. - Вот, вам следует все это подписать. Этим пером. - Вручила она мальчику столь ненавистное ему перо.
   -А что это вообще такое? - заинтересованно спросил он, посматривая на бумаги.
   -Мистер Поттер, вы же не думали, что мы вот так просто дадим вам маховик времени? - произнесла она. - Все эти документы будут ограничивать вас. Например, - она взяла один лист. - В течение срока аренды вам запрещено играть на бирже, или вот еще, - взяла другой. - Вам запрещено делать ставки у гоблинов-букмекеров...
   "Чувствую, к концу моя рука просто отнимется", - подумал Гарри, когда подписал первый документ и взялся за второй.
   Глава 14
  
   За день до Рождества в Косом переулке яблоку негде было упасть. Толпы волшебников как саранча бегали от одного магазина к другому, сметая все с прилавков.
   Весь день Гарри сидел в своем номере и даже в коридор не выходил. Узнай кто, что великий мальчик-который-выжил находиться в пабе, и Гарри тут же разорвут на сувениры. Поэтому, только под вечер мальчик, захватив "Тайное описание благословенного камня, именуемого философским" Николя Фламеля, спустился вниз и уселся за заранее забронированный столик в углу.
   Основная толпа схлынула, однако в баре было все еще многолюдно. К счастью из-за скудности освещения и накинутого на голову капюшона, мальчик смог спокойно насладиться великолепным черным чаем. Так, читая книгу и отпивая из чашки, он сидел в одиночестве, пока к нему не подошел бармен.
   -Мистер Поттер, - шепотом обратился Том к мальчику. - Не могли бы вы разделить свое уединение кое с кем?
   -Нет. - Коротко ответил Гарри.
   -Мистер Поттер, - продолжал хозяин Дырявого Котла. - Я не стал бы просить, если бы это не был столь важный человек. Пожалуйста. - Взмолился бармен.
   -Ну хорошо, - согласился мальчик после небольшой паузы. Все равно, он собирался уже ложиться спать.
   -Спасибо, - поблагодарил его бармен и пошел к стойке, возле которой его дожидался мужчина.
   Мужчина был странным. Даже по меркам консервативных волшебников он выглядел, мягко говоря, старомодно. Старинный сюртук, рубашка с кружевными манжетами, узкие штаны, заправленные в носки, а на ногах башмаки с пряжками. Гарри бы еще понял, если бы это был какой-нибудь особенно консервативный старик, однако мужчина был молод, лет сорока. Каштановые волосы еще не тронула седина, а серые глаза выдавали недюжинный ум.
   Ответив, что-то бармену и получив от него бокал темного пива, мужчина направился к столику, за которым сидел Гарри Поттер с накинутым на голову копюшоном.
   -Дэрла глод рыкат ду бром, - с вежливой улыбкой произнес волшебник, усаживаясь за стол.
   -Простите? - удивленно переспросил мальчик.
   -Ах, извините меня, пожалуйста, - смущенно сказал мужчина. - Из-за вашего роста я подумал, что вы гоблин. Это церемониальное приветствие гоблинов. В переводе с гобледука, звучит примерно так: "Пусть золото течет в твоих жилах".
   -Странное приветствие, - произнес Гарри. - Я бы не хотел, чтобы у меня в жилах текло золото. Больше напоминает пожелание врагу мучительной смерти.
   -Просто в переводе фраза теряет большую часть первоначального смысла, - стал разъяснять волшебник. - Имеется в виду пожелание, чтобы кровь собеседника была такой же ценной, как и золото. У гоблинов вопрос крови - один из самых важных.
   -Этот вопрос везде важен, - глубокомысленно произнес мальчик.
   -Да, вы правы. - Не стал спорить мужчина
   -Ваше лицо кажется мне знакомым, - неожиданно сказал Гарри. - Однако я уверен, мы нигде не встречались.
   Мужчина улыбнулся и произнес:
   -Вы совсем недавно видели мою колдографию. Вам достаточно перевернуть книгу, которую вы держите в руках, чтобы увидеть ее снова.
   Сделав так, как и сказал мужчина, Гарри увидел на обратной стороне книги колдографию.
   -Николас Фламель, - гласила подпись под колдографией. На ней Фламель выглядел не так молодо как сейчас, однако сходство не вызывало сомнений.
   -Уверен, профессор Снейп убил бы меня, если бы ему кто-то сказал, что я не узнал знаменитейшего алхимика в мире. - Усмехнулся Гарри. - Может быть, вы дадите мне автограф, чтобы я в случае чего мог откупиться им от своего учителя зельеварения.
   -С радостью, мистер...
   -Поттер, - подсказал ему мальчик, протягивая ему книгу.
   -О! Сам мистер Поттер, - произнес Фламель. - Теперь понятно, почему на вашу голову накинут капюшон.
   Записав что-то на форзаце книги, алхимик закрыл книгу и передал ее мальчику.
   -Вас ведь Дамблдор послал, верно? - Неожиданно спросил мальчик.
   -Ммм? - удивился Фламель. - С чего вы взяли, мистер Поттер?
   -Ну, с самого начала учебного года директор пытается заинтересовать меня вашим самым знаменитым изобретением, - начал отвечать Гарри. - Сначала он посылает за мной лесника, болтливость которого превышает его размеры. Посещая со мной Гринготс, Хагрид забирает какой-то сверток из сейфа семьсот тринадцать. Затем, на праздничном пиру, Дамблдор под страхом смерти запрещает всем заходить в коридор на третьем этаже. А потом Хагрид приглашает меня на чай и проговаривается, что сверток касается только Дамблдора и вас. А сейчас вы подсаживаетесь ко мне, и, согласитесь, это выглядит очень подозрительно.
   -Да вы правы, это выглядит подозрительным. - Согласился алхимик. - Я подозревал, что Альбус затеял какую-то очередную игру. Однако, уверяю вас, это просто совпадение. Сегодня закончилось внутреннее расследование в Гринготсе, и гоблины пригласили меня на ознакомление с результатами.
   -И каковы же результаты?
   -Если кратко, в сейф номер семьсот тринадцать проник очень сильный волшебник. - Улыбнулся Фламель. - Неофициально: проникновение совершил Волдеморт.
   По истечении получаса разговор неожиданно перешел в область зельеварения.
   -И все-таки, мистер Фламель, - произнес Гарри. - Все двенадцать способов использования драконьей крови так или иначе касаются целительства. Могу я предположить, что и при изготовлении Философского камня также использовалась эта кровь?
   -Ну, предположим... - уклончиво ответил Николас.
   -А могу я предположить, что Филосовский камень и есть должным образом обработанная и кристаллизированная кровь дракона? - Допытывался Гарри.
   Николас Фламель улыбнулся и загадочно произнес:
   -Кто знает, может быть так оно и есть?
   - Рецептиком не поделитесь? - спросил мальчик.
   -А вы наглец. - Рассмеявшись, ответил алхимик. - Молодой человек, а вам не кажется, что вам еще рано думать о продлении жизни? Она у вас еще вся впереди.
   -Время летит быстро, - сказал Гарри. - Не успеешь оглянуться, как пора умирать.
   -Да, вы правы, мистер Поттер. Однако, мне пора. Уверен, меня ждет взбучка от Пернеллы за опоздание.
   -Может быть вам дать автограф, чтобы вы могли откупиться им от своей жены? - улыбнулся Гарри.
   -Прекрасная идея, мистер Поттер, - ответил мужчина и достал из кармана миниатюрную книгу, которую, впрочем, тут же увеличил. Это был новенький экземпляр "Современной истории магии", в котором Гарри Поттеру, со слов Гермионы, была отведена целая глава. Одному Мерлину известно, как книга оказалась в кармане у Фламеля. Однако Гарри невозмутимо взял ее в руки и написал своим резким почерком на форзаце:
  
   Самому знаменитому алхимику Николасу Фламелю от просто знаменитого героя Гарри Поттера.

Гарри Джеймс Поттер

   P.S. Использовать в случае необоснованных упреков со стороны Пернеллы Фламель.
  
   Прочитав то, что Гарри написал в книге, Николас Фламель изволил долго хохотать. Подмигнув мальчику, алхимик попрощался с ним и аппарировал прямо из бара.
   Гарри вдруг стало интересно, что алхимик написал ему. Взяв в руки "Тайное описание...", мальчик открыл форзац и прочитал:
   Моему знаменитому другу Гарольду Поттер от чуть менее знаменитого Николя Фламеля

Магистр зельеварения и алхимии, Николас де Фламель

   P.S. Использовать при неспровоцированном акте агрессии со стороны профессора зельеварения, Северуса Тобиуса Снейпа.
  
   Через мгновение в Дырявом котле снова раздался хохот, исходящий уже от Гарри Поттера.
   ***
   В Косом переулке Гарри пробыл до конца каникул. На Рождество ему прислали только один подарок - мантию-невидимку. Мальчик догадывался, что Дамблдор послал ее с единственной целью - показать ему зеркало "Еиналеж". Так оно и оказалось.
   В тот же день, когда Гарри вернулся в Хогвартс, вечером у него появилось непреодолимое желание надеть мантию-невидимку и совершить прогулку по замку. Закрыв глаза и сконцентрировавшись, Гарри узнал, что это не его чувства. Сам замок побуждал его сделать это.
   Это Гарри очень не понравилось. Нет, из дневника Риддла мальчик знал, что директор Хогвартса приобретает некоторые определенные способности. Но чтобы настолько...
   Гарри был уверен, узнай родители, что на территории школы директор способен подчинить любого студента, и школа бы опустела на следующий же день.
   С этим желанием Гарри ничего не мог сделать. Он, способный спокойно перебороть Империус Темного Лорда, оказался неспособный совладать с волей самого замка. Ощущения были совершенно разными. Если при использовании Империуса, можно понять, где твоя воля, а где чужая, то в данный момент Гарри не мог этого сделать. Чужая воля вдруг превратилась в его волю и звала мальчика прочь из гостиной.
   Выходя из-за стола, мальчик бросил взгляд на открытую Карту мародеров и заметил, что Даблдор находится в комнате с зеркалом Еиналеж. Именно туда мягко звал Замок.
   Гарри надел мантию-невидимку и вышел из своих покоев.
   ***
   А в это время Альбус Дамблдор сидел на парте в пыльной аудитории и, закрыв глаза и сконцентрировавшись на своей связи с Хогвартсом, наблюдал, как Гарри Поттер медленно поднимался из подземелий. Директор не мог видеть элементов обстановки, однако контуры помещений и людей видел достаточно четко.
   "Что же ты делаешь, Альбус? - спросил себя директор. - Тебе мало было того, что ты уже сделал с мальчиком?"
   Однако, старый волшебник понимал - ничего уже не изменить. Более того - любое вмешательство может привести к катастрофическим последствиям.
   Дамблдор прервал контакт с замком, заметив как мальчик подходит к классу с зеркалом. Открыв глаза, директор уставился на дверь. Вот, она открывается, и в помещение заходит одиннадцатилетний мальчик. Он был под мантией-невидимкой, но Дамблдор все равно его видел. Директору не нужно было никаких артефактов или заклинаний, чтобы увидеть человека под мантией-невидимкой, пусть даже та и является даром самой Смерти. Дамблдор видел его своей магической сущностью. Он видел, как магические патоки поглощаются телом Гарри. Это было сродни дождю, очерчивающим контуры невидимого человека.
   ***
   Как только Гарри зашел в комнату, едва уловимое ощущение чужой воли исчезло. Мальчик знал, что он может прямо сейчас развернуться и уйти, однако решил задержаться.
   В первую очередь он огляделся, но признаков нахождения здесь директора не нашел. Гарри посмотрел вниз, на пол, ожидая найти следы директора на пыльном полу. Дамблдор предусмотрел и это, пыль оказалась нетронутой.
   "Что ж, - подумал мальчик. - Если Дамблдор хочет, чтобы я заглянул в зеркало, я сделаю это."
   Подойдя к зеркалу Еиналеж, Гарри заглянул в него.
   "Интересно, - размышлял он, глядя на свое отражение в зеркале. Зеркало показывало его одного, будто оно было самым обычным зеркалом. - Что бы это могло значить? Мое самой сокровенное желание - быть самим собой? А что? В принципе, не такое уж и плохое желание."
   Однако, неожиданно картина изменилась. Зеркало вдруг показало, как постаревший Гарри с сединой на висках сидит в глубоком кресле в уютной гостиной. Вокруг его кресла бегала ребятня. Черты их лиц было не видно, однако, Гарри не сомневался, это его дети. Внезапно, в зазеркалье появилось еще одно действующее лицо. Высокая женская фигура пересекла комнату, ловко увернулась от бегающей ребятни и уселась на колени к Гарри. Ее лица не было видно - длинные черные волосы женщины мешали его разглядеть.
   "Семья. - Подумал Гарри. - Этого стоило ожидать. Мальчик вырос, а желание иметь нормальную семью осталось"
   Гарри чувствовал себя спокойно и умиротворенно.
   -Собаки не хватает, - неожиданно произнес Гарри. Мальчик подумал, что пес, лежащий у его ног, был бы уместным дополнением к этой картине домашнего уюта.
   Сидящий на одной из парт старый волшебник лишь удовлетворенно кивнул.
   "Как я и ожидал, мальчик увидел себя дома в окружении семьи", - подумал Дамблдор. Он и не представлял, что оказался одновременно и прав, и неправ.
   Мальчик поднял голову, некоторое время смотрел на надпись на зеркале, а затем прочитал:
   -Я показываю не ваше лицо, но ваше самое горячее желание.
   Постояв еще некоторое время перед зеркалом, мальчик развернулся и вышел из класса.
   -А мальчик силен, - пробормотал весьма удивленный директор и аппарировал в свои покои.
   Глава 15
  
   Время шло, шли недели. Чемпионат по квиддичу закончился. Как Гарри и ожидал, без него Гриффиндор проиграл, оказавшись аж на третьем месте. А Слизерин, в седьмой раз подряд стал обладателем кубка.
   Малфой ходил по школе с таким видом, будто именно благодаря нему факультетская команда выиграла кубок.
   Однако квиддич Гарри сейчас мало интересовал, он размышлял, что делать с Философским камнем. Подыграть Дамблдору и спасти камень? Ослабляя тем самым бдительность директора, и вселяя в него ложное чувство уверенности, что его план идет как надо.
   -А может быть вообще ничего не делать? - пробормотал мальчик, сидя в своем кабинете. И пускай Дамблдор сам разбирается с Волдемортом.
   Вдруг, пергамент, лежащий на краю стола, засветился мягким зеленоватым светом, уведомляя о наличии сообщения от Гермионы. Протянув руку, Гарри взял пергамент, прекратив тем самым его свечение, и прочитал сообщение.
   -Добрый вечер, мистер Поттер, - написала она.
   -Добрый, мисс Грейнджер, - отписался он, делая маленький глоток из чашки кофе, которую только что принес домовик. - Обычно мы общаемся по субботам. Что-то произошло? Что-то, о чем вы хотели бы со мной поделиться?
   -Нет, просто я хотела бы задать вам один вопрос.
   -Ну так задавайте его, мисс Грейнджер, - написал он. - Смелее.
   Гарри уже собирался сделать очередной глоток крепкого кофе, но вопрос одиннадцатилетней девочки заставил его руку остановиться на полпути.
   -Вы не знаете, кто такой Николас Фламель? - появилось на пергаменте.
   "Откуда она вообще узнала о нем? - Спросил себя Гарри. - Если бы она просто нашла это имя в библиотеке, то знала бы, кто он такой. Это Дамблдор узнал о его переписке, и решил действовать через Грейнджер?"
   -Мисс Грейнджер, - вежливо обратился он к ней. - Где вы услышали это имя?
   Гермионе страшно не хотелось рассказывать об этом - неизвестно, как Гарри отреагирует на это - однако мальчик был пока единственный ее друг, и она ответила:
   -Понимаете, мистер Поттер, когда мы после дуэли убегали от Филча, то случайно забежали в запретный коридор. Оказалось, там живет цербер, который охраняет люк. Рону и Симусу было интересно, что находится под люком, и они пошли к Хагриду, который проговорился, что это касается некоего Николаса Фламеля. И вот, вчера ко мне подошли Рон с Симусом и спросили об этом. Я весь день просидела в библиотеке, но так и не узнала, кто он такой.
   "Значит, это, скорее всего, не Дамблдор, - с облегчением подумал мальчик. - Просто двум придуркам с полутораметровым шилом в заднице заняться нечем."
   -Мисс Грейнджер, я отвечу вам, по одной причине: профессор Снейп убьет вас, если узнает, что вы не знаете, кто такой Николас Фламель. Мистер Фламель - известнейший алхимик в мире. Его имя известно даже в магловском мире. Он - единственный, кто смог создать Философский камень и самый старый житель нашей планеты. - Написал Гарри. - Позвольте спросить, а зачем вы вообще искали это имя в библиотеке?
   -Ну, просто я подумала, что, если я узнаю, кто такой Фламель, то смогу подружиться с Роном и Симусом. - Ответила она и стала ждать ответ.
   Однако вместо ответа она получила легкий ожог. За доли секунд пергамент истлел прямо под ее ладонью, после чего от него остался лишь пепел.
   "Что это было?" - Спросила она себя.
   На следующий день Гермиона решила узнать ответ на этот вопрос.
   -Эээ, мистер Поттер, - шепотом обратилась она к слизеринцу, когда нагнала его у дверей библиотеки. - Вчера вечером кое-что странное произошло с моим пергаментом - он просто сгорел.
   Однако, мальчик не обратил на нее никакого внимания, лишь его лицо исказилось в отвращении.
   -Мистер Поттер, - не унималась девочка. - Что же произошло с пергаментом? Почему он сгорел?
   -А вам не приходило в голову, что он сгорел потому, что я сжег свой пергамент? - зло бросил ей мальчик, останавливаясь возле пустого класса.
   Гермиона недоумевала, почему Гарри так относится к ней.
   -Почему вы сердитесь на меня? - гневно задала она вопрос. - Как я "провинилась" перед вами на этот раз? Сначала я обратилась к вам по имени, теперь это. Что я натворила?
   Гарри был в ярости. С силой схватив девочку за руку, он втолкнул ее в пустой класс, и, зайдя следом за ней, закрыл у себя за спиной дверь. Гермиона сильно испугалась, когда мальчик достал из внутреннего кармана свою змееподобную палочку. Она подумала, что слизеринец захотел напасть на нее, но Гарри лишь сделал палочкой замысловатый жест, и они оказались внутри прозрачной сферы. Гермиона обязательно бы спросила, что это за заклинание, если бы ситуация была менее щекотливой.
   -Вы хотите знать, почему я сержусь на вас, мисс Грейнджер? - совершенно спокойно спросил мальчик. Не смотря на то, что Гарри говорил спокойно, у гриффиндорки мурашки побежали по коже. - Может быть из-за того, что вы написали вчера? Если мне не изменяет помять, то вы написали, что хотите подружиться с Уизли и Финниганом, в обмен на информацию о Николасе Фламеле.
   -Ну...
   -Что для вас вообще является дружбой? - Перебил ее Гарри. - Товар? Если это так, то где моя оплата?
   -Я не... - начала девочка.
   -Заткнись! - грубо прервал ее слизеринец.
   Гермиона была в растерянности.
   "Если смотреть с точки зрения Гарри, то я действительно поступила ужасно. - Думала Гермиона. - Я хотела купить дружбу мальчиков."
   -Вы так гордитесь своим интеллектом, мисс Грейнджер, - едко продолжал мальчик. - Выставляете его на всеобщее обозрение. Неужели вам и в голову не могло прийти, что, когда они узнают от вас, кто такой Фламель, нужда в вас отпадет, и они снова будут смотреть на вас как на пустое место до тех пор, пока вновь не понадобиться заглянуть в энциклопедию под названием Гермиона Грейнджер.
   Гермионе изо всех сил хотелось разреветься, но она никогда бы не простила себе этого. Потерять последние крохи уважения со стороны единственного и уже, кажется, бывшего друга для нее было смерти подобно.
   -Ладно, - неожиданно произнес Гарри. - Все это я еще могу понять. В конце концов, до Хогвартса у вас не было друзей, и дружба для вас в новинку. - На мгновение в душе Гермионы разгорелась надежда, однако, тут же окончательно и бесповоротно потухла. - Вы слышали когда-нибудь такое выражение: "Другом, как и врагом, может стать только равный". Согласно этому утверждению, вы признались вчера, что Уизли равен вам. Я не в курсе, как у вас обстоят дела с самоуважением, и мне было бы плевать на это, если бы я не подружился до этого с вами.
   Гермиона не смела поднять взгляд от своих туфлей.
   -А теперь, мисс Грейнджер, решите задачку, - сказал Гарри, подходя к доске. - Не волнуйтесь, она легкая, но с подвохом.
   Гарри взял мел и написал на доске:

Гермиона Грейнджер = Рон Уизли

Гарри Поттер = Гермиона Грейнджер.

Рон Уизли ? Гарри Поттер

  
   - Итак, мисс Грейнджер, - сказал Гарри. - Подойдите к доске и замените знак вопроса, на тот, который считаете правильным.
   Не поднимая взгляда от пола, Гермиона мелкими шажками засемнила к мальчику. Взяв у него мел, она подошла к надписи и, стерев рукавом своей мантии, знак вопроса, нарисовала вместо него знак неравенства.
   -Ну слава Салазару, - произнес мальчик. - Тогда почему вчера вы поставили между нами знак "равно"?
   Гермиона открыла рот, чтобы хоть что-нибудь ответить, оправдаться перед ее другом, однако он не дал ей этого сделать.
   -Можете не отвечать, - презрительно сказал Гарри. - Для меня больше не важен ваш ответ.
   Произнеся эту ужасную для девочки фразу, он развернулся и ушел. Ноги Гермионы более не держали ее. Медленно опустившись на колени, она уселась на пятки и опустила голову.
   -Вот я и снова одна, - тихонько сказала она, наблюдая, как ее слезы капают на вымазанный в меле рукав.
   Она чувствовала себя раздавленной, втоптанной в грязь.
   -Ты - мразь, - обратилась она к себе. - Он подал тебе руку, а ты вымазала ее дерьмом. Посмотри на себе. Ведешь себя как королева, презираешь окружающих. А стоило Уизли сказать тебе пару слов, так ты чуть хвостиком перед ним не завиляла. А Уизли хотя бы извинился перед тобой?! И как Гарри вообще на такую паршивку внимание обратил.
   -ВСТАНЬ С КОЛЕН!!! - Неожиданно закричала она. - Иди и покажи всем кто ты такая. Докажи Гарри, что ты достойна хотя бы смотреть на него.
   На лице девочки появилась решительность. Поднявшись, она направилась в туалет, чтобы умыться.
   Она не заметила, как из ниши с доспехами вышел Гарри Поттер удовлетворенно кивнул вслед уходящей Грейнджер и заспешил по своим делам.
   Приведя себя в порядок, Гермиона решила встретиться со своим деканом.
   -Профессор МакГонагалл, - обратилась она к заместителю директора, когда нашла ее в учительской. - Можно с вами поговорить?
   -Конечно, мисс Грейнджер. - Ответила женщина. - Что вы хотели?
   -Эм, а мы можем поговорить наедине? - Спросила девочка. Ей не хотелось, чтобы их разговор слышал профессор Снейп.
   Покосившись на декана Слизерина, МакГонагалл поняла, что просить того выйти, будет бессмысленно.
   -Хорошо, мисс Грейнджер, - произнесла профессор. - Идите за мной, мы поговорим у меня в кабинете.
   Она поднялась со стула и повела девочку к себе в кабинет.
   -Итак, мисс Грейнджер, - сказала волшебница, когда уселась за свой стол. - О чем вы хотели со мной поговорить?
   -О моем переводе на другой факультет. - Ответила гриффиндорка.
   -Простите? - Минерве показалось, что она ослышалась.
   -Я хотела бы перевестись на другой факультет, - произнесла она. - В Когтевран, если быть точнее.
   Какое-то время МакГонагалл лишь глупо хлопала глазами.
   -Но, что случилось? - Наконец спросила она.
   Перевод ученика на другой факультет - неприятное событие для любого декана. Фактически, это означает, что декан не справляется со своими профессиональными обязанностями.
   -Ничего, - ответила девочка. - Просто я поняла, что Гриффиндор мне не подходит. Я чужая на этом факультете.
   Минерва знала, что это правда. Еще после первой их встречи, когда она приходила в дом Грейнджеров, Макгонагалл была уверена, что девочка попадет в Когтевран. Однако, к ее величайшему изумлению, Гермиона поступила в Гриффиндор.
   -Мисс Грейнджер, я понимаю, но...не могу перевести вас, - отказала МакГонагалл. - Для перевода нужны достаточные основания.
   -Как насчет того, что я едва не погибла из-за попытки помочь одному крайне тупому гриффиндорцу? - Дерзко спросила Гермиона. - Уизел, кстати, даже не извинился после этого.
   К удивлению девочки, МакГонагалл не одернула ее. Профессор трансфигурации серьезно задумалась. Она понимала, что девочка страдает. Скоро закончиться первый курс, а у нее до сих пор не появилось даже приятельских отношений.
   -Хорошо, - наконец произнесла декан Гриффиндора и, порывшись в ящике стола, достала оттуда бланк заявления. - Вот, заполните эту бумагу, я передам ее директору на подпись. Однако, перевестись вы сможете только в начале второго курса.
   Заполнив бланк, Гермиона поблагодарила своего декана и вышла из кабинета. Она направилась в библиотеку, чтобы взять несколько книг по косметическим чарам.
   "Нужно привести себя в порядок", - размышляла она.
   В библиотеке она пробыла почти до отбоя. Выбрав несколько самых толстых книг по интересующему ее разделу магии, девочка направилась в гриффиндорскую башню.
   Зайдя в факультетскую гостиную, она огляделась. Внезапно ее взгляд натолкнулся на Рона с Симусом. Они сидели за одним из столов и играли в шахматы.
   "Вот значит как, - подумала Гермиона. - Вы сидите, расслабляетесь, а я для вас должна искать Фламеля?"
   Подумав некоторое время над тем, чтобы наслать на них какое-нибудь противное заклинание, она решила не связываться с убогими и отправилась к себе в спальню, чтобы спокойно почитать взятые с собой книги. Однако до своей спальни она не дошла - ее заметил младший Уизли.
   -Ну как? - Спросил ее он, когда догнал ее у самой лестницы. - Ты узнала, кто такой Фламель?
   -Нет. - коротко ответила Гермиона.
   -Что значит, нет? - Брызжа слюной, произнес он. - Ты обещала, что узнаешь?
   "Господи, - подумала девочка. - И вот с этим я хотела подружиться?"
   -Я ничего не обещала, Уизел, - холодно ответил гриффиндорка. - Я сказала, что поищу в библиотеке. Я поискала, но не нашла.
   -Ну, значит надо поискать еще, - не унимался мальчик.
   -Верно, - расплылась в улыбке девочка. - Вот и займись этим.
   -Но, но... - сказал он. - Я не могу, я...я слишком занят. Так что этим займешься ты.
   -Извини Рональд, но я также слишком занята.
   -Чем ты занята?! - закричал он. - Ты все время сидишь в своих книжках, вот заодно и поищешь Фламеля. Поняла?! А если до конца недели не найдешь, то...
   Договорить он не успел - Гермиона достала свою палочку и направила ее на Уизли.
   -Дуро! - громко произнесла она заклинание. Все в гостиной обернулись в ее сторону. Сначала Гермионе показалось, что у нее не хватило силы для заклинания, однако через мгновение все гриффиндорцы увидели, как мантия на груди Уизли, куда попал луч заклинания, стала каменеть. Область окаменения становилась все больше и больше, пока Рон не оказался полностью одет в каменную мантию. Осознав, что произошло с их товарищем, все гриффиндорцы стали смеяться, глядя на то, какие рожи корчит мальчик, пытаясь сдвинуться с места.
   Гермиона также наблюдала за этим эпическим зрелищем. Ее переполняла гордость за себя. Если раньше она сразу бежала за помощью к родителям или к учителям, то сейчас она сама во всем разобралась.
   "Знай свое место, ничтожество, - мысленно сказала она. - Господи, как же пафосно это звучит".
   -Что здесь происходит? - спросил Перси, когда зашел в гостиную.
   Гермиона была уверена, Рон еще никогда так не радовался приходу своего братца-зануды.
   -Мисс Грейнджер, из-за вас я должен снять с Гриффиндора двадцать баллов. - Сказал староста Гриффиндора, когда разобрался в ситуации.
   Однако, она его не слышала, так как была уже в своей спальне.
   Гермиона уселась на своей кровати и принялась читать одну из книг, которую взяла в библиотеке. Книга называлась: "Чудо ведьма. Один миллион способов превратить себя в совершенство". Книга ее откровенно разочаровала. Большей частью она состояла из описания таких бредовых способов изменения внешности как завивка волос в носу, превращение волос в щупальца, трансфигурация кожи в чешую, или же вообще приобретение "мягкого гнилостного запаха".
   -Это вообще зачем? - задала девочка вопрос вслух. - Для охмурения особенно утонченного зомби?
   -Что читаем? - Спросила вошедшая Парвати Патил. В отличии от Лаванды, Гермионе нравилась Парвати. Это добрая и отзывчивая девочка была, наверное, единственным человеком, по ком Гермиона будет скучать, когда переведется в Когтевран.
   -"Чудо ведьму", - призналась девочка, чем вызвала гомерический хохот у своей однокурсницы.
   -Извини, - произнесла Парвати. - Просто то, что там написано - полный бред. Она должна называться: "Один миллион способов изуродовать себя".
   -Ты права, - ответила Гермиона. - Хотя, книга очень полезна для тех, кто в Хэллоуин собирается отправиться на костюмированную вечеринку. Да и вообще, я думаю, небольшие рожки очень симпатично будут выглядеть на моей голове.
   -Хорошо, - усмехнулась Патил. - На следующий Хэллоуин мы нарастим тебе рога. Я смотрю, ты решила прихорошиться?
   -Да
   -Так просто, или для кого-то?
   Девочка задумалась, стоит ли говорить правду? Все же, Парвати дружит с Лавандой. А той, Гермиона уж точно бы не доверилась.
   -Можешь не отвечать, - сказала Парвати, заметив затруднения девочки. - Хочешь, помогу?
   Гермиона согласилась.
   Глава 16
  
   Говорят, что на огонь можно смотреть вечно. Гарри был согласен с этим.
   До окончания курса оставался месяц, и мальчик решил повторить пройденный материал. Не то, чтобы это ему особенно необходимо, но Гарри хотел, чтобы его оценки были превосходными.
   Однако, как только он лег на диван в своей гостиной и открыл "Пособие по трансфигурации для начинающих", раздался приглушенный взрыв. Над мальчиком зазвенела хрустальная люстра. Положив учебник на столик, Гарри поднялся по винтовой лестнице на второй этаж и выглянул из окна в своем кабинете.
   Вдалеке, у самого Запретного леса что-то горело. Присмотревшись, мальчик опознал в этом "что-то" хижину Хагрида, над которой как стервятник кружил Норберт. Лесник в это время бегал за драконом, судя по всему сюсюкаясь с ним и уговаривая его спуститься.
   Вдруг из главного входа выбежал Снейп, и, поливая Хагрида с драконом отборной бранью, устремился к ним. Добежав до них, профессор зельеварения достал палочку и поему-то первым делом принялся тушить хижину.
   Однако, это сильно не понравилось Норберту. Яростно заревев, дракон спикировал вниз и заново поджег практически потухший домик. Решив разобраться с источником проблем, матерящийся Снейп направил палочку на дракона и произнес какое-то заклинание. Заклинание помогло - дракон был подбит и камнем рухнул вниз. Удовлетворенно кивнув, зельевар повернулся к хижине, намереваясь видимо во второй раз потушить ее. Не учел он лишь одно - Хагрида. Повернувшись к хижине, Снейп прямым ударом в голову был отправлен в непродолжительный полет. Это был чистый нокаут.
   Подбежав к лежащему на траве бездыханному дракону, лесник стал делать ему искусственное дыхание. Остановился он лишь когда, дракон, взрыкнув, подпалил ему бороду.
   Тут подоспела МакГонагалл, а за ней ковылял Дамблдор. Наколдовав носилки, Минерва положила зельевара на них и с помощью чар левитации "понесла" Снейпа в больничное крыло. Директор же, мгновенно потушив пожар, стал о чем-то говорить с Хагридом.
   ***
   На следующий день разговоры были только о ночном происшествии. Так как кроме слизеринской гостиной в западном крыле находилась только башня Когтеврана, основным источником информации были именно они.
   За завтраком директор объявил об отмене на неделю занятий по зельеварению, вызвав тем самым бурю восторгов.
   "Посмотрим, как вы будете веселиться, когда Снейп вернется", - усмехался Гарри.
   Как узнал Гарри, профессор зельеварения уже очнулся, однако из-за тяжелейшего сотрясения мозга и полностью заплывших глаз, пока не мог покинуть больничное крыло. Мальчик даже представить боялся, сколько ненависти накопиться у преподавателя за неделю лежания на больничной койке.
   Инцидент с драконом замять не удалось. Журналисты сработали оперативно, и утренний выпуск Ежедневного пророка вышел с заголовком "Дракон напал на Хогвартс. Есть жертвы". Причем жертвой дракона стал ни кто иной, как профессор Снейп.
   Срочно была собрана комиссия для расследования происшествия, по окончании которого, козлом отпущения был назначен Хагрид.
   "Впрочем, если подумать, Хагрид и является виновным", - размышлял Гарри.
   Дамблдор подсуетился, и комиссия назначила Хагриду лишь испытательный срок равный четырем годам и штраф в размере пяти тысяч галлеонов. Естественно, таких денег у лесника отродясь не водилось, и штраф пришлось выплатить за него Дамблдору.
   Гарри был удивлен, что Дамблдор сам вышел сухим из воды. Ведь у него испытательный срок не закончился, а происшествие имело место на территории Хогвартса. А, следовательно, и он в какой-то мере виноват.
   ***
   В субботу утром на завтраке стояла гробовая тишина. Нет, никто не умер. Просто из больничного крыла выписался профессор зельеварения.
   За свою жизнь Гарри видел много страшных вещей, но вид Снейпа, сидящего за преподавательским столом был самым страшным. И так не блистающий красотой, зельевар выглядел...ужасающе. Все лицо представляло собой один сплошной фиолетовый синяк, нос был похож на черную грушу, а на месте глазниц расположились две узкие щелки, в глубине которых горела всепожирающая ненависть ко всему живому. В дополнение ко всему, его лицо измазали какой-то красной мазью, что предавало ему несколько демонический облик. Гарри искренне сочувствовал пуффендуйцам, у которых сразу после завтрака были зелья.
   Он оказался прав, после занятия, барсуков пришлось отпаивать успокаивающими зельями. Однако неприятности на этом не закончились. Снейп будто с цепи сорвался - досталось всем, даже слизеринцам. Более того, впервые за все время преподавания, профессор зельеварения начал снимать баллы со своего факультета.
   Это было последней каплей. Все сразу поняли - ситуация стала более чем серьезной. На слизеринском совете был поднят вопрос: "Что делать?".
   К счастью Гарри предложил весьма разумную идею - подарить декану подарок. Купив по совиной почте еще один экземпляр "Тайного описания Философского камня", мальчик послал его Николасу Фламелю с просьбой подписать его специально для профессора Снейпа. Алхимик видимо догадался, в чем дело, так как форзац книги, присланной назад, был полностью исписан всяческими пожеланиями Северусу Снейпу успехов на ниве зельеварения.
   Торжественно преподнесенная прямо за завтраком книга декану Слизерина понравилась, во всяком случае, баллы он снимать перестал. Примеру змеиного факультета решили последовать когтевранцы. Вороны скинулись и купили где-то оригинальный серебряный зельеварский черпак пятнадцатого века.
   Лишь величественно кивнув Пенелопе Кристалл, которая подарила ему этот черпак, Снейп стал восхищенно любоваться великолепной вязью рун на ручке инструмента. Подарок был признан более чем "годным", так как профессор зельеварения стал относиться к когтевранцам даже лучше чем до инцидента с драконом.
   Остальные же два факультета толи из-за скудоумия, толи из принципа не стали ничего дарить, что позволило Снейпу со спокойной совестью издеваться над ними с удвоенной силой.
   ***
   Возвращаясь после вечеринки в честь окончания экзаменационной недели, Гарри был в приподнятом настроении. Зайдя в свои покои, мальчик поднялся в спальню и стал переодеваться в пижаму. Переодевшись, Гарри откинул одеяло и уставился на лежащую под ним мантию-невидимку. Мантию-невидимку, которая теоретически должна находиться в его шкафу. К мантии была прикреплена записка. В ней было всего три слова:
   На всякий случай.
   -За кого вы меня принимаете, мистер Дамблдор? - раздраженно спросил вслух Гарри. - За идиота? Я уже понял, что вы хотите, чтобы я отправился в этой мантии за Философским камнем.
   "А еще я понял, что камень будет моим", - добавил Гарри мысленно.
   На следующий день, после обеда он отправился в Запретный коридор. Гарри удивлялся, почему Волдеморту понадобилось столько времени, чтобы добраться до камня. Ответ, который он нашел в биографии Волдеморта, оказался прост: на всем пути до зеркала Еиналеж расставлены ловушки на духов. Вряд ли они смогут уничтожить дух Волдеморта, но их хватит на то, чтобы выбросить его из затылка Квиррелла. Случись это, и у Темного Лорда будет очень мало времени до того, как проснется древняя защита и ударит по нему всей мощью замка.
   Дамблдор все очень точно рассчитал: чуть больше шести часов понадобиться, чтобы добраться на метле до Министерства, из которого директор получил "срочную" сову, пять часов понадобиться Квиррелу на обезвреживание всех расставленных директором некроловушек. Однако сейчас идет СОВ по ЗОТИ, и Квиррелл не сможет приступить к выполнению воли своего господина еще в течении часа.
   Именно за этот час Гарри нужно было украсть Философский камень.
   -Алохомора, - прошептал одетый в мантию-невидимку Гарри и зашел в комнату с Пушком.
   Пушок спал, но мальчик все ровно, достал из кармана небольшую музыкальную шкатулку и открыл ее. Помещение наполнила мягкая, чарующая музыка, от которой цербер еще сильнее захрапел. Удостоверившись, что пес крепко спит Гарри открыл люк и спрыгнул в него, прихватив с собой шкатулку.
   -ПЛЮХ! - Приземлился Гарри после весьма продолжительного полета.
   Мальчик чувствовал, как побеги Дьявольских силков начали мягко обвивать его лодыжки.
   -Люмус Солем! - Гарри создал большой светящийся шар, который завис у него над головой.
   Растению явно это не понравилось, побеги отпустили ноги мальчика и расползлись по углам, где было больше всего тени.
   Поднявшись с пола, мальчик устремился в сторону каменного прохода. Светящийся шар полетел за ним. Пройдя по длинному коридору, Гарри оказался в ярко освещенном зале, над потолком которого порхало множество ключей. Косой взмах палочки, невербальное заклинание и Гарри спокойно, не встретив никакого препятствия, прошел прямо сквозь дверь.
   Пройдя через дверь, мальчик оказался на краю шахматной доски. Разогнавшись, Гарри подпрыгнул и превратился в ворона. Сначала он собирался перелететь доску на метле из предыдущего зала, но в последний момент передумал - ему захотелось "размять крылья". Именно это и спасло ему жизнь. Внезапно пешки достали откуда-то из-за спины луки и открыли огонь по птице. Только благодаря маленькому размеру анимагической формы и опыту ловца мальчик остался жив. Уворачиваясь от стрел, входя в головокружительные пике, делая невообразимые кульбиты, Гарри все же смог достигнуть двери. Дождавшись очередной паузы между залпами, Гарри превратился в человека и зашел в следующий зал, захлопнув за собой дверь, которую тут же пробили каменные стрелы.
   Следующим испытанием после шахмат был тролль. И это испытание оказалось легче всего, легче чем даже Дьявольские силки. Дело в том, что тролль банально спал на посту. Перешагнув через толстенные ноги, мальчик проник в следующий зал, где, выпив заранее сваренное им зелье, прошел через черное пламя.
   Дамблдор говорил, что только тот, кто хочет найти камень -- найти, а не использовать, -- сможет это сделать. Однако, в биографии Темного Лорда говорилось совершенно другое. Камень был защищен кровной магией, и достать его могли лишь несколько определенных людей. Волдеморт мог разрушить защиту, но для этого нужно было время, которого у него не было...
   Подойдя к зеркалу, Гарри увидел, как его отражение подмигнуло ему и засунуло Филосовский камень в карман.
   -Бамбарда Максима, - мальчик разбил зеркало, ему нужно было скрыть следы преступления.
   Посмотрев некоторое время на осколки зеркала, Гарри развернулся и двинулся назад.
   ***
   -Итак, мисс Морг, - нетерпеливо произнес мальчик. - Что вы об этом думаете?
   Гоблинша вот уже полчаса сидела со здоровенным увеличительным стеклом в руках и, казалось, высматривала в Философском камне какие-то тайны бытия.
   -Впечатляюще, - пробормотала она. - Впечатляюще.
   -Это, можно сказать символ человеческой глупости и идиотизма, - продолжила Морг. - Да-да, мистер Поттер, я не оговорилась. Давайте я расскажу вам одну историю.
   Она отложила увеличительное стекло в сторону и начала рассказывать.
   -Где-то в начале четырнадцатого века, прошел слух о существовании некоего камня, способного побороть старость, возвращая человеку прожитые годы. Все алхимики того времени, от почтенных магистров до молодых подмастерьев, бросились на создание Философского камня. Однако сколько бы они не бились, камень создать все не удавалось. Время шло, камень начали считать выдумкой и мифом. Где-то в пятидесятых годах того века, Философским камнем заинтересовался молодой еще тогда подмастерье Николас Фламель. Эта идея его так захватила, что он поссорился со своим наставником и ушел от него, на тот момент это считалось, чуть ли не преступлением. До самой старости он работал практически только над созданием Камня. Все смеялись над ним, говорили, что он загубил свой талант. Продолжалось это до тех пор, пока однажды Николас не ворвался на совет гильдии зельеваров. Прямо перед всем советом этот идиот - гениальный идиот, но все же идиот - отколол малюсенький кусочек от камня, который принес с собой, размолол его в порошок, размешал в стакане воды и выпил получившийся напиток. Через мгновение перед глазами всего совета почтенный старец превратился в молодого юношу. Только в тот момент, глядя на искаженные алчностью лица членов Совета, Николас понял, насколько глупо он поступил.
   -И что же, никто так и не пытался украсть камень? - спросил Гарри.
   -Пытались, мистер Поттер, - улыбнулась Морг. - Еще как пытались. Фактически, камень четырежды похищали. Именно поэтому я назвала Философский камень символом человеческого идиотизма. Этот камень, мистер Поттер, является настолько уникальным артефактом, что воровать его бессмысленно. Николасу достаточно прожить на запасах Эликсира жизни хотя бы двести лет, и он узнает, кто живет непозволительно долго и, как следствие, пользуется его изобретением. Хотя, чаще всего этого не требуется. После каждого успешного похищения мистер Фламель назначал награду в размере некоторого количества Эликсира и максимум через месяц Философский камень снова оказывался в сейфе Николаса Фламеля. И, мистер Поттер, я очень надеюсь, что, когда вы говорили "добуду деньги", вы не имели в виду Философский камень.
   -Нет, что вы, - ответил мальчик. - Я имел в виду совсем другое. Похищение камня было несколько импульсивным решением и, как я теперь вижу, глупым поступком. Теперь даже не знаю, как с ним быть. Скорее всего, меня ждут большие проблемы.
   -Ну, все не так уж и плохо, - успокоила его Морг. - Конечно, камень придется вернуть. Можно сказать, что вы его просто нашли и выторговать у Фламеля приличное вознаграждение.
   -Нашел? - Переспросил Гарри. - А что, в принципе так все и было.
   После того, как мальчик рассказал гоблинше историю похищения Камня, Морг лишь покачала головой и сказала:
   -Стареет Дамблдор. Не предусмотреть того, что кто-то кроме Темного Лорда позариться на камень? Серьезная промашка с его стороны. Эту защиту знающие люди могут взломать за полчаса.
   -Хм, мисс Морг, а что, если нам, пока мы не вернули камень, улучшить наше финансовое положение. Говорят, с помощью камня можно превратить любой метал в золото.
   -Мистер Поттер, - с толикой жалости в голосе ответила она. - Каждый Философский камень сам по себе сокровище. Ничего он не превращает. А даже если кто-то изобретет артефакт способный на это, то очень скоро станет покойником - нам не нужны конкуренты на рынке ценных металлов.
   - Каждый Философский камень? - Переспросил мальчик.
   -Да, каждый. После того, как Фламель создал первый камень и доказал, что это не просто россказни пьяных подмастерьев, все зельевары естественно заново принялись за эксперименты. Если я не ошибаюсь, сейчас в мире насчитывается семь известных создателей Философского камня.
   -Ясно, - задумчиво произнес мальчик. - Мисс Морг, не могли бы вы заняться переговорами с мистером Фламелем? Боюсь, у меня полностью отсутствует деловая жилка.
   -Две тысячи галеонов, - коротко и по-деловому она назначила свою цену.
   -Хорошо, - согласился Гарри с ней. - И еще, я хотел бы, чтобы все это было конфиденциально. Желательно, чтобы факт моего участия в возврате "найденного" Философского камня не нашел огласки.
   -Это уже во власти самого мистера Фламеля. Я могу не раскрывать Николасу вашего имени, и действовать как посредник. Однако, как я уже говорила, это бессмысленно - рано или поздно он узнает, кто вернул Камень.
   -Хорошо, - сказал Гарри. - Расскажите ему обо мне, но попросите его от моего имени, никому не рассказывать о том, что я замешан в этом.
   -Не волнуйтесь, мистер Поттер, - ответила Морг. - Я сильно сомневаюсь, что факт похищения вообще станет достоянием гласности.
   -Это было бы лучше всего, - сказал Гарри, посмотрев на свои часы. - Боюсь, мисс Морг, пришло время прощаться - прошел уже час с момента кражи, и мне нужно быть в Хогвартсе, что бы не вызвать подозрений.
   Попрощавшись с гоблиншей, Гарри накинул на голову капюшон и покинул стены банка.
   Глава 17
  
   Директор школы Хогвартс был...озадачен. Вчера, пролетая над Эдинбургом, по сквозному зеркалу с ним связался Северус. Профессор зельеварения, который должен был следить за Квирреллом, сообщил неожиданную новость: сразу после СОВ Квиррелл поспешил к Запретному коридору, однако, не доходя до него, он неожиданно упал на колени, закричал и через считанные мгновения оказался мертв. Выслушав сообщение, Дамблдор приказал Снейпу оставаться возле тела преподавателя Защиты от темных искусств и, совершив экстренную посадку, аппарировал к входу в Запретный коридор. Очутившись в Хогвартсе, директор поспешил к Снейпу, который стоял над лежащим на боку телом Квиррелла и осматривал его. Однако, вскоре директор резко остановился.
   У каждого волшебного предмета, будь то волшебная палочка, маховик времени или какой-нибудь другой артефакт, существует свой магический фон. Есть он и у Философского камня. Только, если у волшебной палочки он относительно небольшой, то у Камня он просто огромный. Именно по этой причине, Дамблдор был вынужден поместить в Запретный коридор настоящий Философский камень, а не подделку.
   Граница фона Философского камня проходила возле входа в коридор, как раз там, где находился Дамблдор, но фон должен был быть едва ощущаемым, тогда, как директор чувствовал такие магические возмущения, будто Камень был здесь недавно.
   "Философский камень похитили, - ужасная догадка пронзила мозг директора. - Вот почему, Волдеморт в гневе убил Квиринуса и сбежал из школы."
   Дамблдор был рад хотя бы тому, что Камень не достался Темному Лорду.
   ***
   -Северус, - обратился сидящий в своем кабинете Дамблдор к зельевару. - Что нам известно?
   Директор навис над столом, его плечи опустились, а голова опиралась на левую руку. Перед ним стоял Снейп, который только час назад закончил обследовать коридор.
   -Практически ничего, - ответил профессор зельеварения. - Похититель был невероятно нагл. Так как препятствия были рассчитаны на первокурсника, ему не составляло труда проникнуть в зал с зеркалом. Там он, скорее всего, обезвредил защиту и добыл Камень. Затем, вор прошел весь путь обратно.
   -От его заклинаний остались какие-нибудь магические эманации? - спросил директор, поглаживая бороду.
   -Нет, - ответил Снейп. - Когда похититель возвращался, все они были уничтожены магическими возмущениями, исходящими от артефакта.
   Дамблдор лишь покивал головой и стал размышлять дальше.
   -Возможно, - начал Снейп. - Кто-то из Хогвартса похитил Камень, и артефакт все еще здесь.
   Директор тяжело вздохнул и ответил:
   -Нет, Северус, Камня в замке нет - я проверял.
   -Почему тогда не сработала защита замка, если это был кто-то извне? - Поинтересовался Снейп
   -Защита срабатывает, когда чужак хочет нанести вред Хогвартсу или его обитателям. На артефакты защита не распространяется. А так как я в течение всего этого года ощущал неудовольствие замка по поводу затеянного мной плана, то Хогвартс мог еще и помочь похитителю украсть Философский камень.
   -У нас есть хоть какие-нибудь зацепки? - После продолжительной паузы спросил он.
   Зельевар помялся немного, а затем ответил:
   -Есть кое-что интересное. В зале с шахматами пешки использовали луки - некоторые стрелы воткнулись даже в потолок, а значит, похититель пролетел над доской. Если бы он использовал метлу, то будь вор, хоть трижды лучшим ловцом планеты, он был бы мертвым ловцом. Конечно, он мог наложить защиту, однако мне кажется это сомнительным - вряд ли вор знал о луках. А если это так, он не успел бы поставить защиту. Поэтому, можно предположить, что похититель - анимаг с небольшой анимагической формой, способной на полет. Возможно, это насекомое. Еще одним доказательством в пользу моей теории служит то, что след в Хогсмит ведет из ближайшего от Запретного коридора окна.
   Дамблдор помолчал немного, раздумывая над теорией зельевара, а затем ответил:
   -Нет. Даже если похититель - анимаг, то его форма не насекомое. Анимаг не смог бы превратиться с таким мощным артефактом в кармане. Превратиться вместе с волшебной палочкой - уже огромное достижение для волшебника. А значит, вор перенес Камень отдельно от своей формы, а значит, это не насекомое, а скорее всего птица.
   -Да какая разница: насекомое или птица? - взорвался вся ночь не спавший Снейп. - Главное, мы ищем анимага.
   -Не забывай, Северус, это всего лишь теория, - мягко заметил директор. - Правдоподобная теория, не спорю. Но, похититель мог использовать метлу. Даже простейший защитный артефакт уберег бы его от стрел. Да и что ты предлагаешь в связи с поисками анимага? Единственный известный мне анимаг-птица - это почтенный Бортеламью Оуэл, которому в прошлом году исполнилось сто тридцать два года.
   -Вот, - резко произнес Снейп и начал ходить по директорскому кабинету туда-сюда. - Все сходится. Вы сами сказали, что этот Оуэл - старик. Значит, он мог украсть Философский камень, чтобы вернуть себе молодость.
   -Северус, мальчик мой, - улыбнулся Дамблдор. - Что с тобой? Ты никогда не был настолько поспешен в выводах. Боюсь, ты видишь то, что желаешь видеть. С таким же успехом ты можешь подозревать всех стариков и в первую очередь меня.
   -В любом случае его нужно допросить, - не сдавался Снейп.
   -Тогда для начала тебе придется выучить совиный язык, - ухмыльнулся директор и, заметив удивленное лицо зельевара, пояснил. - Одиннадцать лет назад Оуэлу наскучило быть человеком, и с тех пор Бортеламью пребывает в образе большого серого филина.
   "Развелось дураков", - недовольно подумал Снейп и уже вслух заметил:
   -Что-то вы слишком веселы. Как вы собираетесь рассказывать Фламелю о пропаже Философского камня, который он вам доверил?
   Улыбка сползла с лица Дамблдора.
   -Я уже сделал это, - ответил он.
   -Вот как? И...как он отреагировал? - полюбопытствовал мужчина.
   -Нормально. Вчера, с ним связались гоблины и уведомили, что в баре "Дырявый котел" неким лицом был "найден" Философский камень. Сейчас ведутся переговоры о размере вознаграждения.
   -И что же это за лицо?
   -К сожалению, этот добрый самаритянин пожелал остаться неизвестным.
   За этой фразой последовала продолжительная пауза.
   -А может это Поттер? - неожиданно спросил декан Слизерина.
   -Ммм?
   -Сами посудите, он знал о Философском камне, - принялся объяснять Снейп. - По полетам он лучший, да и какой-нибудь защитный артефакт мог найтись в сейфе Поттеров. Сам Камень из зеркала достать могли только вы и он. Затем, Поттер открывает окно, садиться на метлу, долетает до Хогсмита, а там, через камин прямо в Гринготс.
   -В вас говорит ненависть к отцу мальчика, - мягко произнес директор. - Это несколько не в его стиле. К сожалению, мальчик слишком осторожен и ни за что не пошел бы туда, если бы не знал всех сведений о защите Камня. Нам остается лишь надеяться, что гриффиндорский дух в следующем году окажется сильнее слизеринской осторожности.
   Профессор зельеварения снова заметался по директорскому кабинету.
   -У меня плохое предчувствие, - сказал он, остановившись у окна. - Ваш план слишком зыбкий, он основан большей частью на догадках. Пускай мне сложно это признавать, но Поттер абсолютно не похож на своего папашу. Он не будет рисковать своей жизнью ради совершенно незнакомой девчонки.
   Дамблдор снял свои очки-половинки, медленно протер их бархатной тряпочкой и снова водрузил на переносицу.
   -Боюсь, ты прав Северус, - вздохнул он. - Ради незнакомой - нет. Однако, если мальчик проведет лето рядом с ней, он не сможет относиться к ней как...к массовке. Будем надеяться, в Гарри проснется хотя бы капелька безрассудства, которая была присуща его отцу.
   -А если эта капля не проснется? - Напряженно спросил Снейп.
   Директор стал полностью серьезен.
   -Это будет означать погибель для мисс Джиневры Уизли, - директора сгорбился, будто почувствовал, какой груз вины может лечь на его спину. - И знание, что именно я повинен в смерти девочки будет жечь меня изнутри всю оставшуюся жизнь.
   После этого последовало неловкое молчание, которое нарушил Снейп.
   -Может быть, имеет смысл известить мальчишку о его будущем пребывании в стенах дома Уизли? - Спросил он. - До конца учебного года осталась неделя. Думаю, ему вряд ли понравиться эта новость. Поттер неизбежно захочет показать свое недовольство, и лучше будет, если это произойдет в Хогвартсе, где мы сможем справиться с последствиями.
   -Хм...ты прав, Северус, - ответил Дамблдор. - Не стоит откладывать. Где сейчас мальчик?
   -Скорее всего, в библиотеке.
   -Вот как? Даже после экзаменов?
   -Да, - коротко ответил зельевар. - Как я вам уже докладывал, Поттер посещает библиотеку каждый день. Он даже на квиддичные матчи не приходил. Знания - единственное, что его интересует. Удивительно, как он не попал в Когтевран.
   Среди студентов змеиного факультета не было редкостью стремление к знаниям, но отношение к ним было как к инструменту для достижения власти. Это отношение было характерно для любого слизеринца, и поэтому Дамблдор не любил, когда слышал о любом талантливом ученике этого факультета. Фактически, это означало: чем сильнее студент стремиться к знаниям, тем сильнее он жаждет власти.
   Директор помнил только одного студента факультета Слизерин, который, также как и Гарри, фанатично изучал Магию.
   -Позови, пожалуйста, мальчика, Северус, - попросил Дамблдор.
   Кивнув, зельевар покинул кабинет директора. А Дамблдор решил пока поразмыслить над предстоящим разговором. В прошлый раз у него не получилось полноценно пообщаться с мальчиком. Их разговор был каким-то...скомканным. Директор списывал это на последствия шока, после посещения дома Дурслей, и в этот раз постарается нормально пообщаться с мальчиком .
   Вскоре мысли директора перескочили на личность Гарри Потера. Дамблдор раз за разом спрашивал себя: "Почему все случилось именно так?". Он боялся того, что осколок души Волдеморта словно зерно тьмы пустил корни в душу мальчика.
   "Но даже если это не так, Гарри все ровно идет путем Тома, - размышлял Дамблдор. - Если мальчик вырастит новым Темным Лордом..."
   Директор даже боялся представить, что тогда произойдет.
   "Будет трехсторонняя схватка, как та, что произошла между мной, моим братом и Гриндевальдом, - предполагал Дамблдор. - Однако, масштабы этой битвы будут значительно больше, как и количество жертв"
   Размышления директора прервало уведомление о посетителях, пришедшее от горгульи. Когда раздался стук в дверь, Дамблдор не выходя из-за стола, открыл ее.
   -Здравствуй, Гарри, присаживайся, - директор увидел, как поморщился мальчик, услыхав свое имя. - Тебе не нравиться твое имя?
   Укол в сердце напомнил ему о мальчике, который также не любил свое имя.
   -Конечно, нет, - недовольно ответил мальчик. - Имя как у какого-нибудь простолюдина. У моих родителей что, с фантазией было туго?
   Дамблдор заметил, как неприязненно посмотрел на мальчика Снейп.
   -Имя Гарольд не такое уж и простонародное. Например, так звали последнего саксонского короля...
   -Которого проклял Мерлин вместе со всем его народом, - усмехнулся Гарри.
   -Тогда я буду обращаться к вам "мистер Поттер", хорошо? - Дипломатично предложил старый волшебник.
   Гарри лишь кивнул.
   -Итак, мистер Поттер, я вызвал вас, чтобы обсудить с вами ваше местонахождение во время каникул. - Произнес Дамблдор.
   -Я могу остаться на каникулы в Хогвартсе? - спросил мальчик, напомнив директору о Томе Риддле уже в третий раз за день.
   -Боюсь, это невозможно, - со вздохом ответил Дамблдор. - Правилами школы это запрещено.
   -Тогда, я просто отправлюсь назад к Дурслям.
   -Этого я тоже не могу допустить, мистер Поттер. Вы уже и так нанесли им непоправимый ущерб. - С неодобрением произнес старый волшебник.
   -А как же мифическая защита моей матери? - иронично спросил мальчик.
   -С ней ничего не случиться, - ответил директор. - Пока Волдеморт не возродиться, проблема твоей безопасности стоит не так остро.
   "И что же, мне даже пару недель не придется пробыть у Дурслей для "подзарядки" защиты?" - иронично подумал Гарри.
   На лице мальчика расползлась понимающая улыбка.
   -Сдается мне, вы уже все решили за меня. Не так ли?
   -Верно, - ответил директор. - Я думаю, вам не помешает познакомиться с семьей Уизли. Уверяю вас, мистер Поттер это самая замечательная семья, которую я знаю.
   -Вы предлагаете мне провести все лето в сарае? Если это так, я намерен ответить отказом.
   Дамблдор тяжело вздохнул и сказал:
   -Боюсь, мистер Поттер, у вас нет выбора. Как ваш представитель в магической Британии, я обладаю статусом равным статусу опекуна.
   -Представитель? - переспросил мальчик.
   -Каждому маглорожденному волшебнику назначается представитель в магическом мире, - начал разъяснять Дамблдор. - Обычно, этим представителем является декан факультета, на который поступил студент или же кто-нибудь из отдела образования. Вы, конечно, не маглорожденный, однако до одиннадцати лет воспитывались в магловском мире, и поэтому вам также необходим представитель.
   Некоторое время Гарри сверлил директора гневным взглядом. Он был просто в ярости - Дамблдор загнал его в угол. Больше всего ему сейчас хотелось схватить директора за шею и задушить его прямо на глазах Снейпа. Мальчика злило не то, что Дамблдор благодаря собственному влиянию и лазейкам в законодательстве приобрел легальный способ влиять на него, а то, что в прошлый раз директор вообще не уведомил его о существовании представителей. Даже перед своей смертью.
   -Ну ты и ублюдок, - произнес он сквозь с силой сжатые зубы.
   Поднявшись, мальчик пересек комнату и вышел из кабинета. Снейп проводил его взглядом и сказал:
   -Поздравляю, вы дали ему еще один повод ненавидеть вас. Вы догадываетесь, что месть со стороны мальчишки - неизбежна?
   Дамблдор не ответил. Снейп развернулся к нему и увидел, как директор, закрыв глаза, схватился за грудь и тяжело задышал.
  
   Глава 18
  
   -Мистер Малфой, - окликнул блондина Гарри, когда догнал его после обеда. Телохранителей рядом с Драко не было - они доедали уже четвертые порции и вряд ли остановятся на пятых.
   До начала каникул оставалось не так уж много времени, а Гарри еще нужно было завершить парочку дел.
   -Надеюсь, вы не забыли о своем небольшом долге? - спросил Гарри.
   Малфой вздрогнул. Еще бы он не помнил, как Поттер сломал ему палец. Драко был уверен, что ничего не должен старосте первого курса, однако, когда его голова была зажата Поттером, ему было ужасно страшно, у мальчика-который-выжил был такой голос, будто он собирался убить его, и Малфой простым "Да" признал за собой долг.
   -О, не волнуйтесь, мистер Малфой, я не потребую от вас ничего обременительного, - сказал Гарри, заметив, как вздрогнул мальчик.
   Несмотря на слова Поттера, Драко не собирался расслабляться.
   -Мне всего лишь нужен один домовой эльф, - продолжил Гарри. - Всего лишь один. Было бы прекрасно, если бы он появился у меня до начала каникул.
   Драко подумал немного и ответил в своей обычной манере, слегка растягивая слова.
   -Я подумаю над этим, - надменно ответил он и, явно демонстрируя, что аудиенция с Их величеством окончена, вздернул подбородок и удалился.
   Вернее попытался это сделать. Пройдя всего несколько шагов, кто-то схватил его за плечо, развернул и сильным ударом в грудь отправил его на стену.
   -Знаете, мистер Малфой, меня поражают люди, которые принимают вежливость за слабость, - насмешливо раздалось сверху.
   Малфой лежал в позе эмбриона на каменном полу и судорожно пытался вздохнуть.
   -Экий вы неуклюжий, - насмешливо продолжал Гарри. - Давайте я вам помогу.
   Мальчик наклонился к своей жертве, накрутил на кулак длинные светлые волосы и заставил Драко подняться.
   -Мне нужен эльф, Малфой, - не отпуская волосы, зашептал Гарри на ухо слизеринцу. - И сейчас ты призовешь эльфа из поместья Малфоев и отдашь его мне. Понял?
   -Я все расскажу Снейпу, - захныкал Драко.
   -Драко, - с жалостью в голосе сказал Гарри. - Ты меня разочаровываешь. Что твой крестный может мне сделать? Отчислить? Дамблдор не позволит. Назначить отработки? Это он может. Но захочешь ли ты, чтобы он это сделал? - С угрозой прошептал Гарри прямо в ухо. - Отец тебе тоже не поможет. Что может сделать бывший Пожиратель смерти народному герою. Если он хотя бы косо на меня посмотрит, у твоего отца отберут его любимую трость, и засунут ему прямо в задницу по самый набалдашник.
   -Я теряю терпение, Драко, - продолжил он. - Еще чуть-чуть, и я начну злиться, и тебе станет больно.
   -Я не могу, - захлебываясь слезами, сказал Драко. - Только глава...
   Договорить он не смог - его лицо с размаху впечаталось в стену.
   -Я в курсе, что только глава семьи может передать кому-либо домовика, - ответил Гарри. - Однако, ты также являешься хозяином домовика, а значит можешь освободить его.
   Малфою еще никогда не было так страшно и так больно. Он чувствовал на губах кровь, вытекающую из сломанного носа, и был согласен на все, если это заставит Поттера отпустить его волосы и убраться от него подальше. Однако он не был бы Малфоем, если бы не постарался выкрутиться из этой ситуации с наименьшими потерями.
   -Хорошо, я понял, - хрипло произнес он пересохшим горлом. - Только отпусти.
   Гарри выполнил просьбу мальчика и убрал руку от головы Драко.
   -Добби! - Позвал Драко домовика.
   Тут же на его зов с громким хлопком явился домовик.
   -Хозяин Драко звал меня?! - Проверещал домовик, весь вид которого говорил о фанатичном желании служить.
   -Да, Добби. Я решил передать тебя во владение Гарри Потера...
   -Но только хозяин Люциус может сделать это.
   -Я знаю, - раздраженно бросил блондин. - Поэтому я просто дам тебе одежду, и ты станешь свободным.
   При упоминании свободы, лицо домовика озарилось счастьем.
   -А потом, тебя возьмет в услужение Гарри Поттер, - продолжил Драко. - Понял?
   Домовик радостно закивал, а мальчик судорожно начал искать, что бы такое дать домовику. Ничего не найдя приемлемого, Малфой чертыхнулся, снял с себя мантию и бросил ее домовику.
   -А не проще ли было сначала послать домовика за какой-нибудь одеждой, а затем отдать ее. - Усмехнулся Гарри.
   Блондин лишь бросил на него гневный взгляд, развернулся и ушел, оставив Гарри наедине с домовиком.
   -Итак, Добби, - сказал Гарри. - Хочешь, чтобы я был твоим хозяином?
   -Да, - коротко ответил держащий мантию домовик, который еще не до конца понял, что сейчас произошло.
   В то же мгновение мальчик почувствовал, как магия связала его со счастливым Добби.
   -Гарри Поттер! - Пронзительным голосом воскликнул очнувшийся от шока Добби. - Это такая великая честь для меня. Я и мечтать не мог, чтобы стать домовиком самого Гарри Поттера...
   Этот домовик нужен был мальчику, но он не мог просто подойти и сказать Малфою, чтобы он отдал ему Добби. Это вызвало бы вопросы: "А откуда Гарри Поттер знает чокнутого малфоевского домовика?" или "А почему именно этого домовика?". И поэтому мальчик подстроил все так, чтобы Драко сам отдал ему Добби, да еще и рад был, что "облапошил" Поттера.
   -Куда бы мне тебя пристроить на время? - пробормотал Гарри, не обращая внимания на восторженную речь эльфа.
   -Я могу пока помогать хогвартским домовикам, мастер Гарри, - пропищал Добби. - Все, кто берут домовиков с собой, посылают их на кухню, а когда они понадобятся, просто вызывают к себе.
   -Хорошо, Добби, - ответил мальчик. - Давай так и поступим, отправляйся пока на кухню.
   С громким хлопком эльф исчез.
   "Ну а теперь пора навестить Тайную комнату, - мысленно сказал Гарри. - Хотя, лучше всего дождаться вечера."
   Вчера ему пришло письмо от Морг, в котором говорилось следующее:
  
   Уважаемый мистер Поттер!
   С удовольствием уведомляю вас, что переговоры с мистером Фламелем прошли более чем успешно (честно говоря, я не надеялась выторговать у него и десять карат). Как только Николас услышал, от чьего имени я выступаю, тут же, без всяких переговоров, отдал вам половину Камня. По его словам, это благодарность за избавление мира от Темного Лорда. Так что я поздравляю вас с приобретением Философского камня весов в девяносто шесть каратов. По моим подсчетам, примерно полторы тысячи дополнительных лет.
   А вот с преподавателями не все так радужно. Я учла все ваши пожелания и нашла вам первоклассных специалистов. Однако я сильно преуменьшу, если просто скажу, что цена высокая. Лучше всего за меня скажут цифры:
  
      -- Кью Ли (мастер школы парящих лезвий; действующий чемпион мира по магическим боевым искусствам) - 7000 галл. в мес.
      -- Дементра Стейно (двадцати семи кратный чемпион по дуэлям на волшебных палочках) - 15000 галл. в месяц
      -- Али Касим (ликвидатор проклятий первой категории; бывший глава гильдии артефактостроения, оберегоделанья и талисманоизготовления; девятнадцать лет пробыл деканом факультета рунологии и магической иероглифики авалонского университета магических искусств; лауреат множества премий и наград) - 27898 галл. в месяц (торговался чуть ли не за каждый кнат)
      -- Фридрих фон Эттлинген (АРХИМАГИСТР; член Темной ложи; лучший ритуалист в мире) - 50000 галл. в месяц
  
   Суммарно, выходит 99898 галл. в месяц. С учетом аренды Маховика времени, денег вам хватит на три месяца.

С уважением,

Морг, дочь Дрына

Из клана "Гнилая кость"

  
   P.S. Не хотелось бы ни на что намекать, но один карат Философского камня стоит примерно триста тысяч галлеонов.
  
   Именно поэтому Гарри понадобилось посетить Тайную комнату. Там, в логове василиска скрыт один из тайников Темного Лорда, который не был ничем защищен кроме огромной туши древней змеи. Да и зачем защищать этот тайник, если место, в котором он спрятан считается мифом, а зайти в него может только змееуст.
   Неизвестно, как на мальчика отреагирует василиск, но выхода не было. Гарри надеялся, что змей будет спать и не помешает ему.
   Дождавшись ночи, Гарри под дезиллюминационным заклинанием быстро поднялся на второй этаж и зашел в неработающий туалет.
   -Откройся, - приказал он раковине.
   Раковина послушалась и, вспыхнув опаловым свечением, погрузилась вниз, открыв зев трубы. Превратившись в ворона, Гарри "нырнул" в дыру и отправился в небольшое путешествие по ливневым трубам.
   В самом конце труба резко изгибалась под прямым углом, и Гарри едва не разбился, лишь его хвостовое оперение чиркнуло по полу. В зале было слишком темно, и поэтому мальчику пришлось принять человеческую ипостась. Достав из кармана палочку, Гарри произнес заклинание света и побрел прямо по коридору. Стены коридора были покрыты илом, а пол коридора устлан скелетами крыс так, что при каждом шаге слизеринца снизу раздавался хруст.
   Не обращая внимания на местные достопримечательности в виде сброшенной василиском кожи, Гарри достиг двери. Перед ним на совершенно гладкой стене были вырезаны две змеи с изумрудами вместо глаз.
   -Откройтесь, - очередной приказ и путь в Тайную комнату открыт.
   Готовый в любую секунду сорваться и броситься прочь, Гарри на цыпочках зашел в тускло освещенную комнату. Тайная комната нисколечко не изменилась: все те же обвитые змеями колонны поднимались до объятого мраком потолка, все та же статуя с обезьяньим лицом Салазара Слизерина у противоположного края комнаты.
   Внезапно мальчик заметил то, что чуть не заставило его сердце выпрыгнуть из грудной клетки - рот статуи широко раскрыт, а это значит...
   -Так-так, - раздалось сзади шипение. - И кто же это у нас тут такой?
   Все внутри Гарри похолодело от страха. Нужно было бежать, но единственный известный ему путь назад был закрыт пятидесятифутовой тушей гигантской змеи. Краем глаза мальчик заметил, как справа, в опасной близости от его уха мелькнул раздвоенный язык.
   -Человеческий самец... - Констатировал царь змей.
   "Самцов василиска от самок можно отличить по наличию яркого пера на голове", - Гарри внезапно отчего-то вспомнил фразу из записок Герпо Омерзтельного, одного из первого создателя василиска.
   В прошлый раз ему было не до того, но сейчас мальчик вспомнил, что пера на голове у василиска не было, и следовательно, это самка.
   "Ну и что нам дает этот факт? - Спросил себя Гарри. - Правильно, ничего нам это не дает."
   Ему казалось, что уже прошла вечность, как он ступил в Тайную комнату. Гарри боялся пошевелиться, чтобы не спровоцировать змею.
   Внезапно ему в голову пришла идея поговорить со змеей и, возможно, договориться с ней.
   -Эмм, добрый вечер, - сказал Гарри на серпентарго.
   -А ты уверен, что он добрый? - последовал ехидный вопрос.
   -А это не так? - Задал вопрос мальчик со страхом ожидая ответ.
   -Как знать... Ты не являешься потомком Салазара, но в тебе сокрыт его великий дух. И как с тобой быть, я не знаю. - Прошипела василиск. - Кстати, как твое имя?
   -Гарри Поттер. А вас, о великая царица змей?
   -Льстец. Салазар назвал меня Сатой.
   "Нда, он бы еще Уроборосом тебя назвал. - Подумал Гарри. - Как там у египтян? Я змея Сата, я умираю и рождаюсь вновь. Так вроде."
   -Зачем ты сюда спустился, Гарри Поттер?
   -Эмм, мне просто нужно кое-что забрать, - решил честно ответить Гарри.
   -То, что недавно оставил здесь наследник Слизерина?
   -Д-да...
   -Что ж, забирай...
   -Ммм? - Удивился мальчик.
   -Я не обязана защищать имущество потомков Салазара, я охраняю лишь эту комнату, - объяснила Сата. - К тому же наследник не приказывал мне защищать его шкатулку.
   Получив "добро" на этот акт хищения, Гарри медленно подошел ко второй колонне и, все еще находясь спиной к входу, присел на корточки. Мальчик достал из кармана палочку и дотронулся ее кончиком до основания колонны. В ответ на прикосновение из колонны с тихим щелчком высунулся небольшой черный уголок, за который тут же потянул мальчик.
   В руках Гарри оказалась та самая шкатулка, о которой говорила змея. Она была не больше ладони взрослого человека и не толще сложенного пополам пергамента, которым, впрочем, была изначально. Если не знать, что это именно шкатулка, то можно принять ее за какую-то странную пластинку - настолько плотно прилегала крышка. Мальчику оставалось лишь завистливо вздыхать на это проявления чуда пространственной магии. Одним лишь заучиванием заклинания тут не обойдешься - нужно знать, что и как делаешь.
   Вдоволь налюбовавшись на детище риддловского гения, Гарри опустил взгляд к полу и, не поднимая головы, двинулся в сторону выхода. Остановился он только лишь, когда в его поле зрения попало одно из колец василиска.
   -Я сказала, что ты можешь забрать шкатулку, я не говорила, что после этого ты сможешь свободно уйти, - прошипела Сата. - У меня есть парочка условий.
   -Но...
   -Это не обсуждается! - Повысила голос василиск. - Первое условие: каждые семь суток ты будешь приносить мне сотню крыс...
   -Но скоро каникулы...
   -Я знаю, что на теплый период года ты уедешь из этого гнезда. Поэтому, когда вернешься, ты отдашь мне все, что задолжаешь.
   Гарри представил себе, как пытается объяснить МакГонагалл, что девять сотен крыс в багаже жизненно необходимы ему для опытов по зельеварению.
   -И второе условие: ты создашь для меня самца василиска. Мне уже более тысячи лет, вскоре я отправлюсь в Зыбкие топи. Перед смертью я хочу ощутить радость быть матерью.
   Мальчик вспомнил одну телевизионную передачу про змей, которую смотрел у Дурслей. В передаче профессиональный серпентолог говорил, что некоторые крупные питоны способны откладывать более сотни яиц. Упоминал он и об удивительной способности самок змей сохранять живую сперму самцов.
   -Таким образом, самка может производить потомство несколько раз после единственного спаривания, - радостно вещал улыбающийся австралийский серпентолог с экрана телевизора.
   Однако мальчик не находил в этом факте ничего веселого. Как только Гарри попытался представить сотню василисков ползающих по всему замку, ему стало дурно. Поделившись своими опасениями с Сатой, он услышал ответ:
   -Не беспокойся, Гарри Поттер, я полностью живородящая. И могу родить лишь одного детеныша раз в пятьдесят лет. Вместо одного василиска будет два - невелика разница.
   Мальчику лишь оставалось надеяться, что если у Саты родиться дочь, счастливый папаша не перейдет границы общественный морали, и через несколько сот лет Хогвартс не будет заполонен плодами инцеста.
   -Хорошо, - согласился Гарри. - Однако ты должна будешь отдавать мне свой яд так часто, как сможешь. И сброшенную шкуру тоже.
   -Только половину яда, и за это ты должен будешь приносить мне дополнительные две сотни крыс. А шкуру можешь забирать, она мне ни к чему.
   -Договорились. Теперь-то я могу пройти?
   -Конечно, - прошипела она, обползая мальчика с боку. - И не забудь: в первый же день, когда ты возвратишься, я жду тебя здесь с девятьюстами крысами.
   Попрощавшись с василиском, Гарри поспешил на выход.
   ***
   На следующее утро Гарри еле доплелся до Большого зала. Он просто засыпал на ходу. В обычных условиях, даже без использования телесной магии мальчик мог спокойно не спать до трех суток. Однако в эти условия однозначно не входит ночной разговор с василиском. Продиагностировав свой организм, Гарри констатировал сильное нервное истощение.
   Лишь краем взгляда заметив зеленые победные знамена по всему залу, мальчик уселся на свое место.
   -Паршиво выглядите, мистер Поттер, - сказал Блейз, усаживаясь на лавку рядом с мальчиком-который-выжил.
   Забини был единственным на потоке, с кем у Гарри сложились более-менее приятельские отношения. Этот смуглый мальчик с вечно невозмутимым выражением лица никогда не лез не в свое дело и не навязывал своего общества. С Блейзом было просто приятно общаться, вести степенную беседу о погоде, занятиях, магии или торгах на бирже. Забини мог говорить на любую тему. Наверно именно это и есть великое искусство аристократов - способность поддержать любой разговор.
   -Чем это вы занимались всю ночь? - продолжал допытываться слизеринец.
   -Строил козни против директора, - не моргнув глазом, соврал Гарри. Не рассказывать же Забини, что великий мальчик-который-выжил пообщался ночью с василиском и смог заснуть только под утро.
   -Вот как? И чем же сей достопочтимый старец провинился перед вами?
   -Этот достопочтимый старец отправил меня на все лето в сарай, по какому-то недоразумению именуемый домом Уизли. У дома даже подходящее название "Нора".
   Уголки рта Забини приподнялись в едва заметной улыбке.
   -Результат бессонной ночи хоть положительный? Придумали план мести?
   -План то я придумал, но он задевает Дамблдора лишь косвенно. Честно говоря, план практически его не задевает. Не дорос я до того, чтобы сойтись с ним в открытом противостоянии.
   -И в чем же заключается ваш план?
   -О, мистер Забини, имейте терпение, - лукаво улыбнулся Гарри. - Я не хочу портить вам сюрприз. Скажу лишь, что первого сентября произойдет кое-что удивительное...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.21*115  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | С.Шёпот "Эволет. Тайна императорского рода" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | А.Ветрова "Перейти черту" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"