Аркадная Диана: другие произведения.

Ловец снов. Глава 2.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

  Глава вторая.
  
  Время будто сжалось, сомкнулось в рваных контурах границами, стремясь обратиться из просто слова в материю, нечто, к чему можно прикоснуться. Сквозь дымку, застелившую глаза, я чувствовала замершее присутствие зверя, слышала небиение своего сердца и тишину выдоха. Все во мне и вне меня остановилось на это мгновение, которого, наверное, и не было. Я его придумала. Потому что секунды вновь забежали, когда позади раздались чьи-то поспешные шаги. Некто шел словно с оттяжкой, чуть приволакивая одну ногу - левую, прошептала память, которая походку эту знала очень хорошо. Непроизвольно обернувшись на звук, я почувствовала, как напряжение отпустило мое тело, а зрение снова обрело четкость. Посмотрев обратно, подтвердила свою догадку - зверя рядом уже не было.
  - Ты еще здесь, Сонечка, - обрадовался завхоз, притворяя за собой дверь. - Хорошо, а то ты ушла, и тут пиликает что-то на полу. Гляжу - телефон твой, выронила, наверное. На, держи.
  - Спасибо, Борис Михайлович, - с трудом разлепила я потерявшие чувствительность губы. Голос охрип и пришлось откашляться, прежде чем продолжить. - Я пойду.
  - Иди, иди. Николаю привет от меня передавай. Пусть ко мне домой заглядывает, не забывает старого друга, - старик расплылся в добродушной улыбке. Зубы у него были крупные, желтоватые от постоянного курения табака. Отчего-то вид этот сейчас навевал воспоминания о другом, давнем.
  Завхоз же неожиданно посерьезнел:
  - И, Сонечка...
  - Да?
  - Будь осторожней. В последнее время неладное что-то творится в городе.
  Запах страха, разлитый в коридорах. След нездорового азарта.
  Только я успела остаться одной, как телефон в руке завибрировал, посылая ритмичную дрожь по ладони. Заиграла незамысловатая мелодия, и на экране высветилось имя звонившего. Я немного помедлила, прежде чем ответить на звонок, приходя в себя и собираясь с мыслями.
  - Дядя.
  - Соня! - закричал Николай сквозь динамики. Я крепко сжала пальцами корпус телефона - когда рядом повышали голос, меня всегда охватывала какая-то растерянность. - Ты в порядке?! Где ты?
  
  
  - Я еще на учебе, - ответить получилось спокойно и собранно, но голову наводнили мысли, мечущиеся словно потревоженные летучие мыши - бестолково и хаотично. Неужели опять? - И да, я в порядке.
  - Слава богу. Тогда скоро за тобой заедет патрульный и отвезет домой. Мы не можем обсуждать это по телефону, - дядя, всегда такой сдержанный, непривычно открыто демонстрировал свои эмоции. Сквозь далекий шум блеклых кабинетов и офисов до меня доносились его облегчение, взвинченность и...страх. Теперь, когда я вспомнила это чувство, мне все легче было узнавать его среди других. В страхе Николая отражались сжатые кулаки и бледное лицо. Это уже было когда-то.
  В ушах загудело, а стена неожиданно оказалась слишком близко. Я прижалась к прохладной поверхности щекой и прикрыла глаза.
  "Думай о сейчас, не о тогда", - все сосредоточилось на этой мысли, и постепенно мне полегчало.
  А через час я уже была дома.
  
  Николай был важной частью моей жизни, лучшей частью, наверное. С тех пор, как взял меня под опеку, он посвятил всего себя тому, чтобы я смогла жить как нормальные люди. Сколько ему пришлось вынести, перетерпеть, сложно представить. Думаю, он и не думал о том, что столкнется с трудностями гораздо больше, чем просто подростковые проблемы. То время помнится мною смутно, уже со слов дяди знаю, что отказывалась принимать пищу, не говорила, только кричала по ночам из-за кошмаров. Первым, что четко запечатлелось в памяти, было осознание жертвы. Десять лет назад я, опустошенная и потерянная в собственных злых видениях, увидела, как дядя отказывается ради меня от всего, что что раньше составляло его жизнь - любимый город, жена, старые друзья... Отчего печаль всегда столь красива? Оттого ли, что исходит из человечного естества, из самой сути бытия кем-то, так и не нашедшего или потерявшего? Именно такая печаль пробудила что-то внутри меня-прошлой, пробудила что-то от человека и для человека - для Николая. Но иногда мне кажется, что это оказалось всего лишь еще одним сном, от которого мне уже никогда не проснуться.
  - Милая, - руки дяди крепко сжали мои плечи и не отпускали. - Как я рад, что с тобой все в порядке.
  - Что случилось? - мягко высвободившись, прошла к креслу-качалке около окна и устало опустилась на чуть дрожащих ногах. Тело немного расслабилось, было ощущение, что голова прикипела к подголовнику, сил повернуть ее не осталось. Я легко оттолкнулась ногами, и кресло закачалось. - Он...
  - Нет, - резко оборвал дядя. - Нет, не он. Хотя, может и было бы лучше... Неважно, - он глубоко вдохнул, прежде чем продолжить. - Соня, хочу, чтобы ты правильно восприняла то, что сейчас расскажу. В другой раз это было бы последним, что я сделал, но сейчас незнание может скорее навредить, чем помочь, поэтому...
  Белый пух мягко опускался сгребенные в кучи прелые листья, словно торопясь скрыть следы уходящей осени. Первый снег в этом году. Рано. Скоро все застынет, останется только чистейшая, негрешимая белизна холода, сковавшего природу. Говорят, зимой природа засыпает. Видит ли она сны? Внутри искаженной спиралью закручивалось алогичное сожаление. Может, и было бы лучше...
  Речь Николая сплетала слова в пугающую суть, урывками их смысл доходил до моего сознания.
  - Полтора месяца назад, в начале сентября, в городе начались жестокие убийства. Сначала их не связывали, но затем пришли к выводу, что действует серийный убийца - жертвы подходили под один типаж, способ убийства также совпадал... Ты не читаешь газет, но ему даже успели дать кличку. Больше половины жертв учились с тобой. Это не показатель, в городе один университете, но, возможно, убийца орудует на учебной территории, - я резко остановила движение кресла и обернулась на него. Вспомнились те девушки с фотографий. Неужели? - Когда выяснилось, как все серьезно, я... приставил к тебе на время одного из подчиненных, присматривать. Знаю, что тебе это не по душе, но от водителя ты отказалась, поэтому я решил не рисковать. И сегодня, сегодня этот человек не связался, как обычно, со мной, чтобы доложить, что ты благополучно доехала до учебы. Я сначала не придал этому особого значения, но дозвониться не смог и попросил дежурного заехать, проверить. Тот вернулся ни с чем - на месте оказалась только незапертая машина и внутри брошенные табельное оружие, рация... Понимаешь, Игорь никогда бы не оставил все вот так и не ушел, он... не знаю, слишком правильный для этого. Я поэтому его и выбрал - он с усердием подходит к работе. Теперь уже подходил, точнее... - Николай потер ладонями лицо. - Его мать нашла. Кто-то в дверь позвонил, она вышла, а там никого, только тело лежит. Будто крючьями исполосовали... Прости, - он сбился.
  - Как? - пусть обычно сопровождавшая меня апатия сейчас отступила, дыхание оставалось ровным, руки неприятной тяжестью лежали на коленях. - Как...отца?
  Я снова отвернула голову к окну. Там, снаружи, должно быть холодно. Можно представить, как ложусь прямо на заметенную снегом землю и подставляю губы под снежинки. Интересно, как быстро они погибнут, заключенные в мое дыхание? Ведь им не изменить хода своего падения, оно неизбежно ведет их к смерти. Как люди. Похожие друг на друга, но каждый уникален, их жизнь рождается где-то в небесах, чтобы быть низвергнутой на землю. Только снежинки не убивают друг друга.
  - Нет! Нет, - звуки шагов, и теплые большие ладони, чуть подрагивая, легли на мои плечи. - Совершенно иной почерк. Сейчас мы столкнулись с серийником, у него свой ритуал, свой типаж.
  Конечно.
  - Дядя, - мой голос упал до полушепота. - Почему ты приставил ко мне своего человека?
  - Я уже сказал.
  - А я тебя знаю. И ты не склонен к паранойе на пустом месте. Ты все-таки думаешь, что это...
  - Нет.
  Мы помолчали.
  - Тогда почему ты боишься за меня? В городе несколько десятков тысяч жителей, любой может стать жертвой. Так почему сейчас? Ты сказал, многие из убитых были из моего университета. Значит, жертвами становились молодые... девушки, я угадала? Как они выглядели? - меня охватило какая-то неестественное спокойствие. Вопросы тягуче переливались один в другой, создавая последовательность, смысл которой все никак не достигал той точки, после которой рождался страх.
  Николай медленно покачал головой и шумно выдохнул:
  - Ты бываешь на диво упертой. Вся в... Неважно, - от его слов горло сжало. Вся в отца - это он хотел сказать. Потому что не знал, иначе не сравнивал бы. - Ладно, ты права, сейчас глупо недоговаривать. Я беспокоюсь, потому что ты полностью подходишь под типаж этого мерзавца. Все жертвы были твоими ровесницами, светловолосые, сероглазые, все в городе недавно, - черные ленточки на фотографиях. - А теперь еще и убийство Игоря... Не знаю, что думать. Может, это совпадение, но, знаешь, я в них не верю. Так что не ходи никуда одна, кто бы ни позвал, даже если это будет знакомый, ну, сама знаешь. Этим ненормальным может оказаться кто угодно - рабочий, преподаватель, студент, просто прохожий. Может, возьмешь академ?
  - Нет. Не заставляй меня взять обратно слова про отсутствие у тебя паранойи, - моя речь сбилась на негромкое бормотание.
  Долгими днями сидеть в пустом доме, вздрагивать от каждого шороха. Ни за что. Это все уже было.
  - Речь о твоей безопасности, Соня, - я исподлобья посмотрела на него. Мужчина, сдаваясь, поднял руки ладонями вверх. - Так и думал. Тогда ты не будешь возражать против сопровождения.
  - Кто? - не то, чтобы мне действительно было это интересно. Да и есть ли разница?
  - Старший лейтенант Кувайкова, ты с ней, кажется, уже встречалась. И не надо так смотреть. Не обсуждается. Ты единственный родной мне человек, Соня. Я не могу потерять еще и тебя, - Николай прижал к своей груди мою голову и поцеловал в макушку.
  - Дядя..., - я зажмурилась. Как после такого сказать, что собираюсь его оставить?
  В другой раз.
  - Да, детка?
  - Мм... Забыла сообщить, что Борис Михайлович передавал привет, - постаралась произнести это как можно оживленнее, но, по-моему, не получилось. На ум пришел улыбчивый утренний знакомый. Вот для кого бы не составило труда отвлечь другого от неприятностей.
  - Как там этот старый проходимец? - судя по голосу, все же улыбается.
  Атмосфера в комнате немного разрядилась, напряжение отпустило. Николай, кажется, испытал облегчение, что разговор свернул с темы убийств в мирное русло. Вообще он не был любителем говорить о смерти, даже когда это касалось работы. Не могу сказать, лежали ли в основании тому тяжелые воспоминания, или же сами доказательства проявления смертности человека, зыбкости существования ввергали его в страх. И то, и другое встречается повсеместно и ничем не хуже других причин избегать мыслей о неизбежной для всего живого кончине.
  - Хорошо, только с внучкой проблемы. Просил зайти как-нибудь.
  - Обязательно, только на работе немного прояснится, сейчас просто некогда, - дядя выпустил меня и пригладил мне встрепанные волосы.
  - Тебе нравится на новом месте? - мне важно было это знать.
  - Хм, - он задумался, облокотившись на поверхность рядом стоящего стола. - Не ожидал, что спросишь. Знаешь, здесь замечательно. Давно не чувствовал себя так хорошо. Словно домой вернулся, - его глаза на мгновение прикрылись.
  В этот момент Николай показался очень печальным, несмотря на свои слова. Он никогда не делился со мной, но я знала причину, по которой мы переезжали уже пять раз за последние десять лет. И также знала, что больше не позволю портить себе жизнь дорогому для меня человеку.
  Сомнение, мелькнувшее было, растаяло. Как те снежинки на моих губах, которых не было. Может, я все еще сплю?
   - Пойду, пожалуй, спать. День... долгий, - пришлось сделать усилие, чтобы заставить одеревеневшее тело подняться.
  - Конечно, иди, - дядя тоже выпрямился. - Понимаю, после всего рассказанного это трудно, но спокойных снов.
  Спокойными они не были.
  
  "Музыка терзала слух неестественными, рваными кусками. Фрагменты никак не складывались в цельную мелодию, подступая к крещендо и пропадая, не позволяя развязке наступить. Я бежала, но не понимала, куда бегу.
  Тусклый свет не достигал влажного лога сквозь чернильные пятна вековых сосен. Незримая черта отделила несоединимые части, неровной, ломаной линией спрятала тень, а тень спрятала меня. Но не от него. Никогда не от него.
  Припавший к земле охотник. Прыжок в пустоту".
  Сон закончился на ощущении падения, и я проснулась. Как только мое сознание стряхнуло последние остатки кошмара, его сковала другая неизбежность.
  В моей спальне кто-то был.
  Присутствие неизвестного жгло, было очевидным для меня словно солнечный луч на тонкой коже. Вытянувшись словно струна и замерев, я медленно подняла тяжелые ото сна веки. Глаза пронзила боль, темнота вокруг будто вспыхнула. Движение мое было медленным и осторожным, время остановилось, а затем вновь начало свой бег.
  Он стоял рядом с кроватью, всего в паре шагов.
  Звериный взгляд тлел во тьме двумя углями, от этого кружилась голова и немели руки. Но страха, леденящего душу и кровь ужаса, должного быть единственным следствием такого смертельно опасного зрелища, он не приносил. Нет, я не была напугана этими немигающими, неотрывно следящими за мной глазами. Напротив, внутри росло всеобъемлющее чувство связи, которое охватывало каждую часть всего моего существа.
  Непередаваемая фантомность этого мгновения вызвала к жизни давно забытые картины прошлого. Словно в калейдоскопе преломлялись они в причудливых сочетаниях перед внутренним взором, не отпуская в реальность, увлекая за собой в глубину разума, в самые темные его части, где звучала музыка из сна.
  Ветки скребли по оконному стеклу, но мне казалось, что это когти, раздирающие живую плоть. Лихорадочный жар сковал голову раскаленным обручем, невыразимая сила толкала все мое естество прочь из тела, словно в коже стало тесно и остается только одно желание - выбраться на свободу.
  Не сейчас.
  Неожиданно все закончилось. Грудь смогла сделать полный вдох, воздух с шумом прорвался сквозь сдавленное до того горло. Закашлялась, беспорядочно водя по сбившимся простыням руками, пытаясь до конца очнуться. Наконец спазм отпустил, но подбородок слегка дрожал от постепенно сошедшего на нет напряжения.
  Я с трудом изогнула шею, пытаясь совладать с дыханием, но не имелось нужды смотреть, чтобы понять - в комнате никого, кроме меня, не было.
  Обычно сновидения мне не запоминаются, но сейчас все детали отпустившего кошмара сохраняли четкий, не отпускающий волю образ.
  В глаза отсвечивало что-то сбоку, еще больше раздражая чувствительное после сна зрение. Я, покачиваясь и опираясь руками на спинку кровати, кое-как поднялась и только тут поняла, что это в распахнутой створке окна отражается свет уличного фонаря, бликуя. Прозрачные занавески неслышно колыхались, скользя по стеклу.
  По спине прокатилась волна озноба, моментально остужая пребывавшее в остаточной горячке тело. На ночь я всегда запираю окно.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | | Natiz "Сделка" (Современный любовный роман) | | К.Воронцова "Найти себя" (Фэнтези) | | Г.Ульяна "Новый год для двух колючек" (Короткий любовный роман) | | К.Огинская "Касимора. Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая игрушка" (Любовное фэнтези) | | С.Шёпот "Ведьма Вильхельма" (Приключенческое фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"