Арко Юлия: другие произведения.

Catастрофа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    ЧЕРНОВИК!!! ЗАВЕРШЕН: Они бы так и были просто соседями,если б не вмешался ОН... нет,не случай. КОТ. Присутствует не нормативная лексика!

Обложка min [Ксенья]
  
Catастрофа
  
  Черт! Черт! Черт бы побрал эту соседскую вежливость. Да у меня теперь моральная травма. И все из-за чего? Моя неугомонная общительная персона решила познакомиться с соседями по лестничной клетке. Испекла дынный пирог, по бабушкиному рецепту, и, давясь слюной, направилась в соседнюю квартиру.
  Наверное, меня сразу должно было насторожить приветливое: "Входи, зайчонок, дверь открыта!", но не в моих правилах думать головой. Я потопталась немного у двери, и ведь чуяло мое сердце, что бежать от туда надо, но не тут-то было, нетерпеливое "Ну что ты мнешься, я на кухне" предало мне сил. И, сияя как начищенный самовар, я гордо вышагивала, с подносом в руках, к арочному проему, ведущему на кухню. Дружелюбная улыбка не сползла с моего лица и тогда, когда я переступила порог обеденной комнатки, просто потому что я не могла пошевелить не одним мускулом на лице. ТАК соседи меня еще не встречали. И нутром чую, не меня сейчас ждали в одном то полотенце. На дивный, а главное актуальный вопрос "Ты кто?" я опустила руки, причем в самом прямом смысле этого слова, мой любимый пирог покатился по блюду и шлепнулся на паркет. Пальцы начали теребить край длинной футболки, а глаза как то сами наткнулись на кубики шикарного пресса, на лбу появилась испарина. "Надо тикать!" орали тараканы, что в принципе я и сделала под насмешливое "Эй, погоди!"
  -Бееел, что мне теперь делать?- простонала я и уткнулась в подушку, лежащую на моих коленях.
  Единственный мужчина в моей квартирке ревниво фыркнул и направился на кухню, всем своим видом давая понять, что он от меня хочет. Вообще то, настырное животное появилось у меня совсем недавно, буквально полтора месяц назад я нашла на улице маленький черненький комочек и ярко зелеными глазами и сразу же забрать домой. Решила, не задумываясь, назову Бельфегором, просто так из вредности к людям.
  Принесла это чудо домой, но там мне поставили ультиматум или я "выкидываю эту зверюгу" или живу вместе с ней, но где-нибудь за пределами родительской квартиры. Зеленые глазки жалобно на меня посмотрели, и я решила переместить наше тельца в давно пустующую бабушкину квартиру, сама она переехала загород, ближе к деревьям и чистому воздуху, а жилплощадь оставила внучке, то бишь мне. И вот я счастливая обладательница собственного жилья, и это в свои неполные девятнадцать.
  Ну, если судить по сегодняшнему вечеру, на счастливицу я не претендую. И что теперь делать если столкнусь с ним в подъезде? И тут- то меня и осенила. Я совершенно не помню лица своего соседа, ни на граммуличку... помню шикарный торс, сильные руки и подкачанную грудь. А вот лицо, хоть убейте, не вспомню под самыми страшными пытками. Такое своеобразное расплывчатое пятно на фоне всего великолепия. Черт!
  На автомате насыпала корма Белу и сомнамбулой направилась спать, чем раньше лягу, тем быстрее забуду все, что сегодня было. На том и порешила!
  
  Утро наступило как то неожиданно. Мягкие лапки прошлись по моему лиц, шершавый язычок лизнул подбородок, чья то наглая задница расположилась на моем лбу. Будильник не звенел.
  -Бел, паршивец, не мешай спать,- хмуро буркнула я и попыталась согнать непослушного котяру с моего лица, но не тут- то было. Получив один раз по носу, меня самым наглым образом укусили за ухо и, порывшись лапками в волосах, вновь замурлыкали.
  Солнце нещадно светило в глаза. Повернувшись на другой бок, я попыталась уткнуться в подушку, за что получила царапину на носу и злобное "мяф" в ответ. Взлохмаченный Бел выполз из-под меня, сверкнул глазющими и, гордо задрав хвост, спрыгнул с кравати, похоже, направился на кухню.
  -Ну и катись, противное создание,- только и оставалось обиженно буркнуть мне.
  Глаза вновь начали закрываться.
  Напоследок бросив сонный взгляд на будильник, накрылась с головой одеялом. Всего-то пятнадцать минут до начала пары... ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ.
  -Черт бы побрал этот будильник,- взревела я словно укушенная в жо... просто взревела, и поскакала в ванну, по пути набирая номер одногруппницы и по совместительству подруги Дашки.
  -Ты где шляешься,- зашипела та. А где привет любимая подруга, как дела и так далее по списку.
  -Даф,- я уже стояла с щеткой в зубах и рассматривала себя в зеркале,- тфау маф...
  -Что ты там мямлишь,- грозно вопрошала девушка.
  Сполоснув рот, быстро ответила.
  -Проспала я Даш, прикрой перед Санычем. Скоро буду,- и бросила трубку, не дожидаясь нравоучительной тирады.
  Завтрак я пропустила, лишь бросила в миску Белу сосиску, при этом промахнувшись и попав в самого пушистика. И, похоже, сегодня меня окончательно покинула удача, так как дверь подъезда заклинило, а нужный автобус даже и не думал прийти во время. Поэтому взмыленная и злая облагодетельствовала институт своим ликом точно к концу первой пары.
  Моему взору предстали замученные студенты, решившие проверить дверной проем на эластичность и, всеем скопом, пытавшиеся вывалиться из аудитории, напоминая копошащихся букашек. Михаил Александрович или по-простому Саныч был самым нудным преподом. На лекцию приходил точно к звонку монотонно зачитывал материал, при этом следя, чтобы не одна душонка не шепталась или, еще хуже, не спала на его драгоценных лекциях. Поэтому студенты от него выходили с серыми лицами, красными глазами и выжатые как лимон.
  В конце всего этого "букашника" нервно топала ножкой изящная брюнетка, сощурив свои пронзительные черные глаза, буравила меня взглядом. Руки сложены на груди, а пальчики с аккуратным маникюром, выбивали ритм на сгибе локтя.
   Дождавшись пока рассосется пробка, девушка еще раз попрощалась с преподавателем и направила свои изящные стопы в мою сторону, выбивая ритм каблучками, я тут же почувствовала себя ущербной в кедах и огромной футболке. Обернувшись и заметив себя в отражение стекла, чуть не разрыдалась в голос. Встрепанные светлые волосы, собранные в небрежные пучок, опухшие и красные глаза, сквозь эти щелки можно было разглядеть их редкий янтарный цвет, которым я очень гордилась, скрывались за линзами пусть и модных очков, на носу царапина, футболка с пацификой, драные джинсы и тряпичные кеды, картину завершал черно-зеленый рюкзак, небрежно закинутый на плечо. Этакая пацанка, по сравнению с Душкой, вышагивающей в узком платежке и с аккуратно уложенными волосами до лопаток.
   -Ну и что ты скажешь в свое оправдание,- процедила подруга. Она всегда очень ревностно относилась к учебе, сама была умницей и отличницей и меня заодно учиться заставляла, поэтому очень злилась на мои вот такие опоздания.
  -Я проспала,- опустив глаза в пол, произнесла, оставалось лишь ножкой пошаркать,- но ты просто не представляешь, что вчера со мной произошло,- сразу пошла в наступление.
  -Ну и что ты вновь натворила,- устало спросила она, зарывшись пятерней в волосы, но в глазах читалось любопытство.
  Это еще одна особенность моей дорожайшей подруги. Любопытство, особенно остро она реагирует на мои выходки, а потом долго ругается и неизменно повторяет: "ребенок".
  -Отойдем,- одними губами произнесла я и направилась к столовой, все же пропущенный завтрак говорил сам за себя, а если быть точно мой желудок издавал невыразимые трели. А что, двенадцать, а я не ела, не порядок.
   По-быстрому набрала на поднос всяких вкусняшек: булочки, пироженки, стакан вишневого сока - направилась в сторону нашего любимого столика около окна. Вид отсюда открывался шикарный, особенно когда сходила грязь, и все не от того, что я обожала весеннюю природу и нежные зеленые листочки. Нет, все намного прозаичнее, в это время на поле выходили наши спортсмены погонять мячик... эх, лепота.
  Вот и сейчас не отказала себе в удовольствие полюбоваться на этакие произведения искусства. Все как на подбор и на любой вкус, темненькие, светленькие, рыженькие, лысенькие, да-да и такие тоже имелись.
  -Ну, что у тебя случилась,- Дашка откинулась на стул и пила сок, одновременно переглядываясь с парнишкой за соседним столиком, принялась выслушивать мои душеизливания.
  Следующие полчаса говорила только я, подруга лишь изредка качала головой, выражая свое недовольство. Пару минут после моего монолога мы провели в гнетущей тишине, Даша сидела, всматриваясь в одну точку, а я ждала ее вердикта. Зря!
  -Ну ты, Янка, и дура,- высказала моя подруга, а следующим ее слова размазала меня по стулу,- перед тобой стоял полуголый парень, а ты не придумала ничего лучше чем зазвездить в него пирогом, ничему тебя жизнь не учит.
  -Но я ни разу в жизни...- что "я ни разу в жизни" Дашуля так и не дослушала, схватила меня под локоть, чуть ли не бегом, направилась к выходу из столовой, по дороге сбивая столы, стулья и зазевавшихся студентов.
  Напоследок окинула заинтересованным взглядом обеденный корпус, и сразу же наткнулась на насмешливые голубые глазки, следящие за метанием Дашки. Ну, теперь понятно, что она сорвалась, мысленно я гаденько усмехнулась и подмигнула стаявшему около виновника парню. Вообще, Орлова Илью, с первого года аспирантуры, подруга боялась, как огня. А все почему? Потому что этот "Ушлепок", как ласково окрестила его Дашута, посягнул на самое святое - ее дневник, с личными тараканами и пока девушка бегала по институту, заглядывая в самые пыльные шкафы и углы, в поисках своей пропажи, парень преспокойненько "разведывала обстановку" углубившись в чтение так заинтересовавшей его вещицы.
  Отделался Илья легким испугом, и парой шишек от страстного соприкосновения Дашиного дневника с его черепушкой. С этого момента, завидев на горизонте своего обидчика, подруга густо краснела и пыталась спрятаться и не привлекать внимания. Что, как вы уже заметили, у нее получалось из рук вон плохо.
  Залетев в ближайший туалет девушка, наконец, облегченно вздохнула, а мне не оставалось ничего другого, как согнуться, пополам, и тихо похрюкивать от приступа неконтролируемого смеха.
   -Что ты ржешь,- обиженно надула губки подруга, облокотившись о край раковины.
  Я подавилась уже зарождающимся смешком, так и до икоты не долго, когда в этот разнесчастный туалет открылась дверь и, не подозревая о готовящейся подставе, в нашем с Дашкой лице, в уголок задумчивости зашел дружок Ильи, с которым я активно перемигивалась, пока мы позорно сбегали из столовой. Бедняжка нервно икнул, тряхнул головой, зажмурил глаза, пару раз себя ущипнул (для верности видимо), а потом расплылся в гаденькой улыбочке и заговорил, боже этот невменяемый еще и разговаривает, таким сахарным голоском:
  -А что это вы, красавицы, тут делаете?
  -Инспекцию проводим, по просьбе ректора,- буркнула подруга и, сморщив носик, отдернула руку от раковины,- антисанитария.
  Расправив плечики, Дашка, гордо вздернув подбородок, прошла мимо ошарашенного парня, я поплелась следом, сдерживая новые порывы уже истерического смеха. Надо было видеть, а лучше сфотографировать, лицо бедного паренька: чуть вздернутая светлая бровь, искривленный ухмылкой рот и, в тоже время, перекошенное от непонимания всего происходящего лицо. Такого и в кошмарах не увидишь, а тут живой экземпляр. Когда Дашка скрылась за дверью, я снисходительно похлопала парня по плечу и сказала так противно ласково, как душевнобольному:
  -Что скуксился, блаженный, живой остался и ладно,- подмигнула ему и убежала вслед за подругой.
   Следующие четыре часа прошли в скуке. Преподаватели пытались вбить в наши непокорные голов всякие разные знания, пригодившиеся в дальнейшем для сдачи сессии. Мы же, нерадивые студенту, всячески отнекивались. Поэтому домой я вернулась ближе к пяти часам измученная и голодная, ненавижу учебу. Единственная мысль била в моей голове - по-быстрому перекусить и лечь спать, или это две мысли. Но не суть важна, так как ни того ни другого в ближайшее время мне не святило.
  -Я дома,- по привычке выкрикнула в пустоту квартиры, ожидая, что вот-вот навстречу выбежит Бель, но дома, как не странно, было тихо.
  Нахмурившись, прошлепала на кухню, но и там не обнаружила ничего интересного, кошачья миска была полна, как и оставляла ее с утра.
  -Бельфегор,- вновь заголосила я и прислушалась. Тишина. О боже, где этот маленький засранец, жила я на шестом этаже, поэтому из окна он бы не выбрался, дверь тоже заперта, но есть вероятность. Что неугомонный зверек выбежал в подъезд сегодня утром, а я и не заметила. Тогда это очень-очень плохо. С бабушками в этом подъезде познакомиться я успела, могу с уверенностью сказать, что бродячих кошек они на дух не переносят.
  В надежде, что котенок уснул где-нибудь под кроватью и просто не слышал меня, я обыскала всю квартиру, заглянула в каждый угол, но не обнаружила никаких следов сегодняшней деятельности моего безобразника, а именно: книги и тетради с конспектами, как и положено, лежали на столе, обувь аккуратно сложена, а не разбросана по всей прихожей, как обычно это бывает, и все конфеты лежат в вазочке, а не разбросаны по полу.
  Метаться по квартире было бессмысленно. Сил хватило только добраться до пуфика возле входной двери. Плюхнувшись на жесткое сиденье, зарылась пятерней в волосах, рядом постанывал мобильник, выроненный в спешке около обувной полки, оповещая о входящем вызове. Как и ожидалось, на экране высветилась улыбающаяся мордашка подруги. Честно говоря, трубку брать совершенно не хотелось, но Даша упорно названивала, и вот уже 15 минут телефон подпрыгивал на полу от вибраций. Наконец не выдержав пытки, все же соизволила ответить.
  -Янка, ты что телефон не берешь,- взревела трубка голосом подруги на мое стандартное "Ало",- я до тебя час дозвониться не могу. Ты что молчишь? Что-то случилось?
  Я всхлипнула, вспомнив зеленые глазюки, как то по-детски, вытерла нос рукавом и проблеяла что-то не членораздельное.
  -Так, успокойся. Я сейчас приеду,- в трубке послышались отрывистые гудки.
  Слезы с удвоенной силой потекли по щекам к подбородку.
  Не прошло и получаса, как в дверь моей квартирки забарабанили, скорей всего ее бесстыдно пинали, но сейчас мне было не до этого. Даже не взглянув в глазок, щелкнула замком и вновь уселась на пуфик. Дверь открыли с такой силой, что от удара о стену, в подъезде, как не странно, с потолка, осыпалась штукатурка. Взъерошенная Дашута ураганом влетела в квартиру, да так и остановилась напротив меня. Представляю, ЧТО она увидела: опухшие глаза и красный нос, дрожащая нижняя губа,- да, я никогда не могла плакать красиво, как киношные героини, мои слезопускание проходили феерично, под завывания и всхлипывания, сопровождались хлюпаньем носа. Не айс, я вам скажу.
  -Эй,- присев на корточки около пуфика, подруга потрепала меня по плечу,- Ян, что произошло. Кто тебя обидел,- на ее глазах навернулись слезы. Вот она женская солидарность. Стекла на пол рядом со своей утешительницей, уткнулась носом в плечо и вновь не сдержала всхлип,- Тише, тише... все хорошо. Объясни, что произошло.
  -Бель, сбежааааааал,- провыла я и вновь уткнулась в плечо Дашки.
  Какое-то время, подруга сидела неподвижно, минуты две не больше, а потом она взорвалась, долго высказывала мне какая я дура и как она за меня испугалась, думая, что случилось, что-то серьезное, раз я так рыдала.
  -Ты потеряла кошку!- чуть ли не вопила она,- кошку, черт ее побери. Это мелкое всюду гадящее существо.
  -Бель мальчик,- от негодование я даже слезоточить перестала.
  -Да какая мне разница,- вскипала она все больше,- я несусь к тебе чуть ли не через весь город, что бы услышать, что у тебя пропала кошка. Твою мать! Ты рыдала так, что я грешным делом подумала, не умер ли кто, а это кошка... кошка! Дура!- Дашка замолчала.
  Облокотившись о стену, напротив входной двери, она прикрыла глаза, тяжело вздохнула. И я готова была поклясться, что сейчас она считает до десяти и мысленно дает себе подзатыльники, за то, что сорвалась.
  -Ладно,- подруга открыла глаза и покаянно посмотрела не меня,- Прости меня, я так перепугалась.
  Мне ничего не оставалось, как кивнуть и вымученно улыбнуться, ничего уже не вернешь. Был маленький шанс, что Бель вернется домой, но надо надеяться на худшее. А ведь я так привыкла к маленькому пушистику.
  -Хочешь, выпьем?- неожиданно спросила Дашута.
   Идея была заманчивая, но завтра нам к первой паре, а учиться на мутную голову не есть хорошо.
  -Давай лучше чай. У меня есть на ромашках,- подруга кивнула и поплелась следом, на кухню.
  
  Всю следующую неделю я только и делала, что учила и учила, чему несказанно радовала моя подругу. Часто допоздна заседала в библиотеке и приходила домой ближе к полуночи, сил оставалось только на то, чтобы принять душ и лечь спать, а все от того, что дома было пусто и одиноко. Ни кто не ласкался и не выпрашивал свежих сосисок, не будил по утрам и не носился по квартире, от чего в жизни стало как-то пасмурно.
  Сегодняшний субботний вечер обещал быть таким же скучным, как и пять прошедших его собратьев. На часах было полдвенадцатого, когда уставшая я поднималась на шестой этаж, какая-то дрянь опять сломала лифт и мне пришлось перебирать своими двумя. На лестничной площадке свет не горел, но приоткрытая дверь в соседскую квартиру все же давала скудное освящение
  Уже перебирая сумку в четвертый раз, в поисках ключей, услышала гневное бурчание из-за приоткрытой двери.
   -Изя, сиди дома,- шипел сосед, а это был именно он. За дверью послышался скрежет, как будто кто-то стучал коготками по паркету, а потом и жалобный "мяф", такой знакомый и родной.
  -Малыш, посиди дома, мне же тоже надо отдыхать,- вновь послышался приятный баритон из-за двери,- я скоро вернусь,- вновь жалобное мяуканье.
  -Вредная зверюга,- больше слушать я не стала, распахнув дверь, влетела в чужую квартиру, даже не задумываясь, что это, в общем-то, частная собственность, а я как не как без приглашения.
  Гневным взглядом окинула чужую прихожую, обнаружила только соседа. Скрестив руки на груди, он подпирал косяк плечом. На этот раз, слава тебе господи, он был одет, я бы даже сказала, совсем не плохо одет: темно синие, чуть узковатые, джинсы, белая футболка, совсем не скрывала отличный пресс и накаченную грудь, и пиджак, этакий мальчик - мажорик.
  -Что, Дынька, прошлого раза тебе было мало и ты вновь решила застать меня врасплох,- ехидная усмешка просто светилась на его нахальной мордашке. А кстати ничего так парень на личико вышел, я бы даже сказала, что его родителям нужно было сильно постараться, что бы такого красавца сделать. Наконец-то ничего не мешало мне разглядеть его в подробностях, так сказать. Немного, резковатые черты лица, волевой подбородок, прямой нос, чуть припухлые губы и пронзительно черные глаза, в которых сейчас чертята отплясывали румбу, волосы цвета шоколада были немного растрепаны, но это делало его таким... черт, о чем я думаю!
  -Как ты меня назвал?- решила отвлечься от созерцания и завелась с пол оборота, совсем позабыв, что вообще-то нахожусь на его территории и, в крайнем случае, должна молчать в тряпочку. Тут в глубине комнаты, косяк которой он собственно и подпирал, сверкнули большие глазенки, недолго думая, я рванула на "свет".
  -Эй, не так быстро,- этот... этот, даже не знаю, как его обозвать то, перехватил меня за талию, не давая проходу,- Дынька, ты хоть бы имя свое назвала, прежде чем так безалаберно врываться в мою спальню.
  Последнюю фразу этот чертяга промурлыкал прямо в мое бедненькое ушко, от чего по спине пробежался табун мурашек. О боже, как от него приятно пахнет цитрусы и, скорей всего, корица. Аааа, таю! Ну же, Янка, возьми себя в руки.
  -Бель,- завопила я прямо парню в ухо, тот как то нервно дернулся, но хватку, почему то, не ослабил. В глубине его спальни, что-то загремело и, быстро перебирая лапками, спешило в нашу сторону. Окончательно осмелев, я дернулась в железобетонных объятьях, не помогло.
  -Уйди с дороги, смертник,- прозвучало предупреждение, которому он не внял, за что и поплатился, получив от меня пинок по голени. В этот же момент на свободу выбежало мое пушистое чудо, радостно запрыгало возле ног и замяукало.
  Суровый взгляд черных глаз не помешал мне, усеется прямо на пол.
  Мой красавчик радостно мурлыкал и терся об руки, щеки и вообще обо все до чего дотягивался, запускал лапки в волосы, не отказывая себе в удовольствие. Паршивец!
  -Боже, как я перепугалась, когда ты сбежал,- причитала я щекота котенка, тот извивался, радостно мяукал и, играясь, чуть прикусывал кожу на руках, когда доставал,- Совсем ребенок!
  Улыбка не сходила с моих губ, да и потом у меня радость, мой малыш нашелся! Маленький засранец решил, что я наигралась и пришла его очередь выражать свою любовь и радость, начал использовать меня в качестве батута.
  -Кхм-кхм,- чье-то покашливание вернула нас с Белфегором с небес на землю.
  Покрутив головой, обнаружила в паре шагов от нас с котом соседа. Он сидел на корточках и, если судить по его лицу, не раз пытался до нас "докашляться".
  Краска смущения начала заливать мое и без того раскрасневшиеся лицо. Даже представила, КАК я выгляжу: лежу в прихожей на полу, а это уже не мало. Щеки пылают, глаза горят, на губах до сих пор счастливо-сумасшедшая улыбка, волосы растрепаны, футболка задралась выше некуда, а сверху победно восседает мой зеленоглазый друг. Красавица одним словом.
  -Не могу отрицать того, что зрелище мне по душе, но я как бы спешу,- начал этот нахал и как-то очень подозрительно сощурился,- давай подметайся и топай-ка домой.
  А потом забрал котенка, между прочим, МОЕГО котенка, и даже дверь, зараза, открыл, словно говоря: "Тебе туда". Я уже решила начать возмущаться, но его фраза, сказанная громким шепотом чёрному пушистику, выбила меня из коли:
  -Ну вот, Из, и ты себе киску по душе нашел. Правда я думал, что она будет с хвостом и на четвереньках, ну для первого раза и эта сойдет.
  И вот стою я как обухом по голове ударенная и перевожу взгляд с ухмыляющегося парня на котенка. И могу поклясться, этот мохнатый предатель ему согласно кивал. Куда катиться этот мир?
  -Я без Бел, никуда не пойду,- наконец сумела выдавить из себя.
  -Так я здесь не причем,- хмыкнул этот придурок,- ищи свою Бель где-нибудь за пределами моей берлоги.
  Развернув мою, еще не отошедшую от шока, тушка лицом к выходу, начал подталкивать в сторону двери. Сообразив, что сейчас окажусь за пределами квартиры и без кота уперлась руками и ногами в дверной косяк. Услышала тяжелый вздох и невнятное "Зараза" я приободрилась и начала сопротивляться в два раза сильнее. Минуты две парень пытался оторвать меня от косяка и выпроводить восвояси, при этом активно пополнял мой словарный запас матерно - русским.
  -Черт с тобой,- наконец не выдержал он,- что ты от меня хочешь?
  -От тебя мне ничего не надо,- сложив руки на груди и задрав носик, заявила я.
  Бедняжка вымученно простонал и заскользил по стене, сел на корточки, теперь смотрел на меня взглядом великомученика снизу вверх.
  -Тогда, что ты делаешь в моей квартире,- парень потирал виски и, видимо, пытался найти логическое объяснение моим действиям.
  -Я пришла за Бель,- решила донести до него столь простую истину я.
  -Нет здесь ее,- рявкнул парень. А потом умоляюще так посмотрел мне в глаза и прошептал, да-да именно прошептал,- Иди домой, пожалуйста.
  Последнюю фразу я благополучно проигнорировала, не желая отступать от намеченной цели.
  -Как нет, мой котенок бегает по твоей квартире. А ты говоришь что нет?- начала возмущаться я.
  Парень как то странно на меня посмотрел, что-то для себя решил, а потом согнулся пополам и странно забулькал, плечи его начали вздрагивать.
   Я довела парня до слез, вдруг дошло до моего недалекого подсознания. У него истерик, подкинул еще одну здравую мысль мозг. Присев на корточки я попыталась одобряюще похлопать его по плечу.
  -Эй, ты что, расстроился от того, что животинку у тебя забираю,- начала поглаживать успокаивающе по плечу,- ну хочешь, я тебе его приносить буду, на выходных...
  Сосед на мгновение успокоился, как будто внял моим словам, а потом вновь плечи его затряслись. И вот сейчас я отчетливо услышала, как эта сволочь давится и постанывает от смеха.
  -Вот урод,- со злости толкнула эту... гадость.
  Парень не удержался и повалился на бок, а у меня вдруг появилось стоическое желание пнуть его пару раз да посильней. Сосед смеялся все громче и заливистее, хватал ртом воздух и в коротенькие перерывы, где пытался перевести дух и успокоится, что-то вспоминал, повторяя: "Бель, ой не могу, Бель"- и все начиналось по новому кругу. Чем его насмешило имя котенка, я так и не поняла.
  -Бель,- мое терпение сошло на нет,- собирайся домой, мы уже прилично погостили, пора и честь знать.
  Соседушка тут же перестал ржать, но было видно, что давалось ему это с большим трудом. Сев по-турецки и облокотившись спиной о стену, схватил котенка и, положив его на колени, стал почесывать за ухом.
  -Из, останется здесь,- сказал он и для убедительности еще и головой качнул,- но не расстраивайся я могу приносить его тебе на выходные...- повторил парень мои же слова.
  -Да что ты себе позволяешь,- от переполнявшей меня злости и, наверное, даже обидой я топнула ножкой,- Это мой котенок, и он пойдет домой со мной.
  -Не дам животное на истязание,- сказал, как отрезал парень.
  Руки жили своей жизнь, кулаки сжимались и разжимались, как будто хотели добраться до чьей-то шеи. А этот изверг в то время продолжил:
  -Теперь я понимаю, почему он от тебя сбежал. Это же надо Бель,- произнеся имя пушистика, парень хихикнул, но сдержавшись, продолжил,- ты ему хоть под хвост заглянула, прежде чем бабским именем называть?
  Румянец начал свое наступление на мои щеки, вот значит, от чего он ржал, ими водители "бабское". Да что он понимает! Я что виновата в том, что оно сокращается именно так.
  -Бель не женское имя,- промямлила я вслух, совсем не соответствуя своему внутреннему боевому настрою.
  -А какое, позвольте узнать,- эта тварь еще и издевается.
  -Моего кота зовут Бельфегором.
  Парень странно на меня посмотрел, только у виска не покрутил, покосился на мурлыку, и покачал головой, словно говоря тем самым: "Твою мать". Минут пять мы стояли, точнее я стояло, а сосед сидел, пока парень наконец не соизволил подняться и потом произнести роковую фразу:
  -Слушай, я нашел кота в подъезде, теперь это мое Исчадье,- и, самым наглым образом, вытолкнул, еще не успевшую сообразить меня, за дверь. Щелкнул замок, и приглушенный преградой голос пожаловался, скорей всего, МОЕМУ коту: "Радуйся, Из, я никуда не иду"- и камень явно в мой огород: "Дурдом".
  
  Весь свой законный выходной я потратила на составлении глобального плана с кодовым названием "Мстя соседская", он включал в себя всяческие издевательства над бедным парнем. Итогом всего этого должно было стать полное раскаянье и последующее возращением кота.
  Ближе к двенадцати я со спокойной душой направилась спать, как говориться утро вечера мудренее, но (я давно заметила, что в моей размеренной жизни, с недавнего времени, появилось слишком много этого противоречивого "но") не тут-то и было. Только моя неспокойная голова коснулась подушки, на улице что-то зверски зарычало, до окна долетал не яркий свет, скорей всего излучаемый фарами.
   Мое любопытство всегда жило своей жизнью и сейчас не могло отказать себе в удовольствие подслушать, подглядеть, а в идеале и потрогать. Подойдя к окну и приоткрыв шторку, высунула свой нос наружу. А посмотреть было на что, возле моего подъезда припарковался красавчик, и это я сейчас не о водителе (он то, как раз был в шлеме, а за ним как известно многого не углядишь), а о средстве передвижения. Шикарный мотоцикл красовался своими черными боками, собирая звездные блики. Владелец этого чуда тоже долго наблюдал за своей красоткой и поглаживал по рулю, счастливчик.
  Я всегда хотела иметь байк, но в тоже время ужасно боялась, да и родители - консерваторы были против такого увлечения дочери, и вот сейчас МОЯ мечта стоит в МОЕМ дворе. Интересно кому тук повезло.
  Словно слыша мой внутренний вопрос, хозяин красавицы снял шлем. И меня вновь накрыло. В ступоре я наблюдала, как мой сосед вновь полюбовно погладил мою, мою черт побери, мечту и направился к подъезду.
  Быстро выбежав в коридор, и приоткрыла дверь, свет решила не включать, дабы не выдать свое присутствие. Дверки лифта разъехались, неужели починили(?), и из его нутра, весело насвистывая веселую песенку, в двенадцать то ночи, вышел сосед. В такт своим странным песнопеньям щелкал пальцами. Пока открывал дверь, пару раз пытался отбить ритм на дверном косяке. Он что курил! Наконец замок подался и щелкнул, дверь отворилась.
  -Спокойной ночи, Дынька,- выдал парень и скрылся в своей квартирке.
  -И тебе сладких снов, соседушка,- выкрикнула уже закрывшейся двери. Еще безумно хотелось добавить, что-нибудь про завтрашнее утро, но решив не портить сюрприз, счастливая отправилась спать.
  
  Как любой начинающий злодей решила не играть по крупному и сделать маленькую пакость. Не пожалев сил своих и здоровья встала рано. Солнышко только-только завладело небом и нормальные люди должны были спать, но кто сказал, что я одна из этих чудаков.
  Весна совсем недавно вступила в свои права, а на улице было сухо и умеренно тепло. Поэтому решила, что сегодня именно тот день, когда я хочу начать утрени пробежки. Первое число, понедельник- все как положено.
   Как, вы спросите, это навредит моему соседу? Очень просто. Я всегда была забывчивым ребенком, поэтому проигрыватель, включенный во всю мощь моих колонок, можно было списать на легкую рассеянность и забывчивость, что я в принципе и проделала в спешке, сбегая из собственной квартиры.
  О, этот час блаженства, когда в волосах играет легкий ветерок, а мышцы гудят с непривычки, когда еще можно услышать чириканье воробьев и курлыканье голубей, а не завывание на все мыслимые и немыслимые лады двигателей автомобилей.
  Но все хорошее имеет дурную привычку заканчиваться. Вот и сейчас, счастливая и немного уставшая поднималась на свой этаж, предвкушая предстоящую забаву. Как и положено, солист моей любимой группы позитивно орал про бессмертных ангелов, но сквозь знакомые аккорды пробивался неритмичный гул и эхо слов, на первый взгляд, русско-матерного содержания.
  Злой и растрепанный сосед, с красными от недосыпа глазами, очень гармонично смотрелся в подъезде в штанах и тапочках (этакая домашняя рука правосудия, незыблемый надзиратель, я бы даже сказала), пиная мою дверь и пытаясь перекрыть профессиональный гроулинг солиста, обещал этому несчастному все блага преисподние, о которых он завывал в прошлом куплете. Посылал по давно всем известному интимному маршруту "хозяйку этого порождение психоделии" (так обласкал паренек меня и мою квартирку) и вообще приоткрыл завесу таен моей семейки, и, похоже, перед этим он очень тщательно изучал мою родословную и рылся в грязном бельишка, потому что знал кто, кого и когда (ммм, я даже заслушалась).
  -Доброе утречко,- задорно улыбнулась я опешившему соседу, но близко подходить пока не решалась, мало ли. Парень пару минут переводил взгляд с двери на меня, а сообразив о масштабах моей подставы направил свои тапочки в мою, разнесчастную, сторону.
  -А сейчас, Дынька,- сосед оскалился и предатели - мурашки побежали по спине, стараясь перегнать липкий холодный пот,- мы поиграем в гестапо.
  Я лишь безразлично пожала плечами, стараясь не выдать свой страх, а парень все приближался.
  -А потом,- задумался мой мучитель, а в это время в его глазах заиграли язычки пламени, делая их хозяина похожим на хищника,- а потом, я тебя убью. И будь уверенна, я не только получу от этого процесса массу удовольствия, так меня еще оправдают, а в идеале к награде представят.
  -Если ты меня убьешь, я тебя ударю,- сообщила собеседнику, доставая ключи из кармана, страх прошел сам по себе, когда я поняла, что бить меня не собираются, а злость на лице соседа сменилась вселенской усталостью.
  Поковыряв в замочной скважине, наконец-то открыла дверь, парень все еще стоял, прислонившись спиной в стене и, похоже, пытался дремать, сложив руки на груди.
  -Зайдешь,- спросила я, рассчитывая на мрачный взгляд и отрицательный ответ, и как всегда ошиблась, не совсем конечно, взглядом меня все же "обласкали". Кивнув в знак согласия с моим предложением, сосед, шаркая ногами, побрел в мою обитель, морщась от шума.
  Мне не оставалось ничего другого как идти следом. Парень быстро сообразил, в какой части квартиры находится моя кухня и обосновался там. Только сейчас я поняла, каким разным может быть этот человек, а ведь видела его пару раз, но всегда он представал передо мной в новом образе, если можно так выразиться. То клубный мачо, то парень с байком и вот сейчас простой, побитый жизнью студент у которого отобрали единственную радость - сон.
  Почему то мне стало ужасно стыдно за свое поведение, на часах было только семь утра, а ведь он вчера пришел за полночь, захотелось сделать что-то приятное этому человеку.
  -Что-нибудь будешь,- выкрикнула я, направляясь в свою комнату.
  -Выруби эти завывания,- попросил парень... ну что же на сегодня с тебя хватит, да и мне не сложно.
  -Может еще что,- предположила я, чисто из вежливости, лимит добрых дел на сегодня, похоже подошел к концу.
  -Что-нибудь от головы.
  -От головы только топор,- старый добрый черный юмор всем поднимает настроение,- лежит за раковиной,- все же решила подсказать я.
  -Спасибо,- почти искренне ответил парень, вступая в мою маленькую игру,- а можно еще кофе?
  -Сахар, молоко, цианистый калий?- ни того, ни другого, ни третьего в моей квартирке не наблюдалось еще с момента переезда.
  -Просто кофе, без излишеств,- сообщил парень и сладко зевнул.
  -Возьми в верхнем ящичке у стены,- подсказала гостю и, довольная собой, отправилась в душ.
  Когда промывочные процедуры были окончены, я, с чистой совестью и спокойной душой, направилась на кухню, наивно полагаю, что в парне проснется джентльмен, и он сообразит сделать кофе и мне, но на этом, опять же, прогорела.
  Откинувшись на спинку кухонного дивана, сосед мирно посапывал.
  
  Мысли разделились на два лагеря. Одни уговаривали поставить будильник под ухо соседу и дать деру, другие же уверяли, что второй такой побудки я не переживу, поэтому не стоит даже рисковать, ради сомнительного удовольствия. Душу пакостника, мою то - бишь, рвало на части: неутолимая жажда приключений просто требовало собрать неприятности на мою филейную часть, но в тоже время в противовес ей стоял инстинкт самосохранения.
  Эх, доброта моя не знает границ!
  Посетовав немного на такое странное и незнакомое чувство, как забота о ближнем, решила все же оставить паренька в покое.
  Движимая каким то неведомым мне порывом накрапала записку примерно следующего содержания:
  "И вновь доброе утро, соседушка! Чайник на плите, кофе стоит по правую руку от тебя. Будешь уходить, просто захлопни дверь.
  P.S. Благодарность принимается в котофейном эквиваленте."
  Сложив тетрадный лист вдвое, положила его под будильник, который тоже принесла на кухню и завела на 9:00, и пошла по этапу, то есть до дорогого и любимого учебного заведения.
  
  До института я доползла! Хотелось станцевать на входе румбу или просто потрясти телесами, на худой конец, но не суждено, а может и к счастью, у меня просто не было на это сил. Оказывается, разгоряченным мышцам было плевать на то, что после душа они должны быть как новенькие, а я, в свою очередь, забыла, как это ползти по коридорам держась за стенку и мечтать только об одном - лечь и не вставать. Но впереди меня ждала кафедра и нудный препод в придачу, так что, некуда мне деться с подводной лодки.
  Одногруппники как-то странно провожали меня взглядами, щуря глаза, как будто я увела у них из под носа единственную сосиску в столовой, и я могла поклясться, что эти черти, что-то не то да напридумывали себе.
  За последней партой, как и полагалось, сидела Дашута. Девушка явно злилась: ноготков отбивали непонятный ритм по деревянной поверхности, задумчивый взгляд скользил по зеленой доске с разводами от мела. Все это был как знак, некая красная лампочка: "Не подходи! Опасно для жизни!" В такие моменты нужно молчать в тряпочку, а лучше схорониться где-нибудь под кустиком в темном непроходимом лесу, там хоть есть шанс остаться в живых.
  Было ужасно скучно, даже не так... БЫЛО УЖАС КАК СКУЧНО, все эти молчанки и косые взгляды, гудящие мышцы, требующие разрядки, до чертиков надоели и, бросив подруге, на ходу "Если захочешь поделиться, приходи", свалила с предпоследней пары.
  До квартиры добиралась перебежками: остановка, троллейбус, дом. В мечтах уже давно завалилась спать, позабыв о сегодняшней шутке и везите соседа, как в принципе и о том, что оставила этого ненормального в своей обители. В голове билась единственная мысль, которая была сейчас моим девизом и спасением - спать!
  
  На часах было полдвенадцатого, когда я услышала скрежет в прихожей. Было, по крайней мере, странно, ведь гостей как таковых я не ждала. Гость переместились в сторону кухни, постучав шкафами, а затем направились в сторону моей комнаты, на душе заскреблись кошки. Аккуратно слезла с кровати и на четвереньках прокралась к двери спальни, ее я по дурацкой детской привычки всегда запирала, а сейчас это реально помогало выиграть время.
  "Воры" закралась в голову единственная мысль, а тараканы - помощники дружно скандировали "Обезвредить". Трясущимися руками пошарила по полу в надежде, что в моем вечном беспорядке найдется хоть одна полезная вещь. Эврика! В углу, скромно прислоненный к стене стоял старенький скейт, колес он лишился давно и сейчас служил излюбленным спальным местом для Бел, но предателя в квартире не наблюдалось, а для самообороны все средства хороши.
  Прижав к себе снаряд, как утопающий спасительный круг, по стеночки поднялась на ноги, попыталась занять более-менее выгодную позицию. Нежданный гость как будто только и ждал, пока я приготовлюсь. Дверь противно скрипнула.
  "Боже куда я попала. Может это сон?" неожиданно пришла здравая мысль, но ущипнуть себя для верности я не успела. Дверь распахнулась и знакомая темная тень, скрючившаяся и на цыпочках (э, как его перекособочило то), крадучись шмыгнула в мою комнату.
  Тело мое начало действовать раньше, чем сигнал дошел до мозга. Замахнувшись, я со всей своей женской силы припечатала доску к лицу нахала. Послышался характерный хруст, невнятное ругательство, звон бьющегося стекла (а это еще откуда) и тень схватилась за пострадавшую часть тела, осела на пол.
  Молнией шмыгнула к выключателю, нажала заветную кнопочку. И о чудо, посреди моей комнаты среди битого стекла подозрительно похожего на мою любимую кружку, в луже воды сидел мой сосед и громко ругался. По его рукам шли алые дорожки, идентифицированные мной как кровь.
  -Черт,- проговорил сосед через нос,- моли бога, что бы нос был просто разбит.
  Позабыв о недавнем страхе за себя, кинулась к горе-грабителю. Все тем же скейтом разгребла стекло напротив парня и присела на корточки.
  -Дурак,- попыталась оторвать руки несчастного от лица,- а если бы убила. Что бы я тогда делала? Где бы я твой труп потом закапывала? А ты, между прочем, не былинка, а я хрупкая и маленькая.
  -Тебя правда только это сейчас волнует?- просипел парень, лицо его как-то странно посерело.
  -Чеееерт,- зарылась пальцами в волосы, простонала я,- ты, что забыл в моей квартире, в полночь?- не оставалось ничего как сорваться на крик.
  -Какая разница,- не уступал мне сосед в децибелах,- ты сломала мне нос!
  -Сам виноват, убогий!- приласкала парня кулаком я, тот охнул и схватился за пострадавшее плечо, открыв часть лица.
  Теперь пришла моя очередь бледнеет и зеленеет. От носа и до подбородка все было в красных подтеках, под глазами уже расплывались синяки, на серую футболку тоже упали пару капель и растеклись уродливыми кляксами.
  -Маменька родная, роди меня обратно, я залезу аккуратно,- просипела я.
  Парень, заметив мою реакцию, вернул ладонь на место, но теперь мой взгляд переместился на плечо, где красовался красный след от ладони, от чего я позеленела еще больше. Сосед сверкнул глазенками, устало покачал головой и попытался подняться.
  -Ты куда?- просипела я, следя за передвижениями парня.
  -В травмпункт,- последовал ответ.
  Почему именно сегодня я влипаю в подобные ситуации.
  - Подожди, я с тобой.
  -Зачем?- похоже, парень искренне удивлялся
  -Ты дурак,- скорее утверждала, чем спрашивала,- Я тебя провожу.
   Не слушая больше возражений парня, я по-быстрому собралась, и даже успела вызвать такси, которая домчало нас до места назначения. Водитель подозрительно косился в зеркало заднего вида, но ничего не сказал, чему мы были искренне благодарны.
  
  -Фамилия имя отчество, год рождения, место прописки,- устало вопрошал дежурный врач, невежливо косясь на меня.
  Соседа полчаса назад как отправили в процедурную, и все это время меня мучил этот недодоктор. И если на последний вопрос я с горе пополам, но ответила, то имя, а тем более год рождения парня я не знала.
  -Девушка,- мужик в белом халате потер глаза,- вы кем пострадавшему приходитесь?- еще и смачно зевнул, такое ощущение, что это я сама себе нос сломала, а сейчас сижу тут в непонятках перед дежурным отчитываюсь.
  -Соседкой,- честно отвечала, что уж скрывать.
  -Тогда скажите, соседка, имя пострадавшего.
  -Да не...- договорит мне не дали.
  -Архипов Матвей Анатольевич, двадцать три года,- послышался знакомый голос за спиной.
  Дежурный согласно кивнул и даже облегченно выдохнул, записал, что то, в своей тетради. А из все той же процедурной выплыла медсестра, и как крейсер Аврора (то есть приблизительно тех же габаритов) бороздя коридор травмпункта, двинулась в нашу сторону. За спиной кто-то нервно сглотнул и придвинулся ближе ко мне. Медсестричка игриво подмигнула, а несчастный, схватив меня за руку, чуть ли не зашипел в мое бедное ушко:
  -Эта дракониха со мной заигрывала.
  Вновь прошлась оценивающим взглядом по "драконихе", повернула голову в сторону соседа и лишь кивнула головой, соглашаясь с какими-то своими мыслями.
  -Все в порядке, переломов нет,- пробасила женщина и вновь стрельнула глазками-пуговками в сторону моего соседа, но наткнулась на мою маленькую беззащитную фигурку.
  Я могла поклясться, что именно сейчас она обдумывала под каким соусом меня подавать к столу, а ее оппонент дежурный-врач, уже мысленно выложил столовые приборы.
  -Валим,- одними губами произнесла я, а парень, будто того и ждал, все за туже разнесчастную руку потащил меня к выходу.
  В спину нам неслись непонятные реплики, про какие-то снимки, но чем черт не шутит, правильно, психическим здоровьем, пусть оставят эти самые снимки себе на память.
  В кратчайшие сроки мы добрались до дома, сосед оживился, лицо из мертвенно серого стало просто бледным, глаза вновь заблестели, и я немного успокоилась, и вспомнила, с чего это все начиналось, уже у самого подъезда.
  -Как ты попал в мою квартиру?
  Почему то именно это интересовало меня больше всего. Парень с недоверием посмотрел на меня, покачал головой.
  -Светает,- зачем то сообщил он, а пока я раздумывала над его странным ответом, шмыгнул в подъезд, на ходу выкрикнув,- спокойной ночи, Дынька.
  -Яна,- сказала я этому оболтусу.
   Сосед зачем-то вновь открыл подъездную дверь, высунув наружу голову. Теперь, при свете еще не потухшего фонаря, я отчетливо разглядела его опухший нос и два расцветших синяка под глазами, растрепанные волосы падали на лоб, отбрасывая тень. Не выдержав, я прыснула со смеху.
  -Что?- не понял парень причину моего резко поднявшегося настроения.
  -Милашка-енот,- вновь рассмеялась я и легонько потрепала парня по щеке.
  Сосед закатил глаза и вновь вышел на встречу прохладного утреннего ветерка, облокотился о стену.
  -Ты собираешься идти домой, или так и останешься здесь?
  Голос парня показался мне таким уставшим и замученным, что захотелось вновь сделать какую-нибудь пакость.
  -Нет, Мотя,- нахально подмигнула парню,- лавочки у подъезда не моя стихия.
  -Как ты меня назвала,- как то резко приосанился сосед.
  -Мотя.
  Парень прикрыл глаза, глубоко вздохнул.
  -Никогда, слышишь, никогда не называй меня так, поняла, Дынька!
  -А ты перестань звать меня овощем, у меня есть имя. Яна. Меня зовут, Яна. Запомни это, Матвей,- почему то именно сейчас захотелось назвать парня по имени,- и впредь не давай мне глупых кличек. Иначе...
  -Иначе что?- перебил меня парень.
  -Иначе, навсегда останешься Мотей,- ткнула пальцем ему в грудь, да это мне тоже захотелось сделать прямо сейчас.
  Оттолкнув парня, зашла в подъезд. Как я устала за эти пару часов метаний по городу. Кто бы мог подумать?
  Дойдя до своей квартиры, прислушалась к тишине. Ни гула шагов, ни скрипа лифта, похоже, парень решил, что посетить собственную обитель он еще успеет.
  
  Следующий день прошел под девизом "Коси и забивай"
  В институт я само собой не пошла, нет не от того что лень (хотя это тоже была бы весьма и весьма весомая причина), а просто от того, что не смогла подняться даже для того, что бы заглянуть в кабинку задумчивости, что уж говорить об учебе. Набросав сообщение Дашуте, гласящее о том, что я заболела и, конечно же, отлеживаюсь дома, со спокойной душой продолжила кутаться в одеяло.
  Ближе к шести вечера все же соизволила подняться и наконец-то позавтракать. Сил ни на что не хватало. Мне совершенно ничего не хотелось, что случалось крайне редко. И, даже, обнаружив на своей кухне наскальную или будет правильнее сказать настольную, живопись, выполненную моим кофе, лишь сама себе пообещала напоить художника тем, что стало с, вполне себе приемлемым напитком.
  Вообще после вчерашнего представления я была крайне озлобленна на своего соседа, и если бы увидела его, обязательно одела что-нибудь ему на голову, наверное, это тоже можно было назвать еще одной причиной моего самозаточения в квартире. Единственное что мне сейчас хотелось, так это выговориться, но и любимого молчаливого слушателя меня лишил вездесущий Матвей, черт бы его побрал.
  Как же я соскучилась по Бель. Кто бы знал, как мне не хватает вечного шебуршания по углам, утреней побудки под аккомпанемент его мурлыканья, и даже царапин, которые за прошедшую неделю успели зажить. Как бы мне хотелось увидеть сейчас моего малыша!
  Хм, а что, в принципе, мешает моему желанию осуществиться. Сволочь - сосед? Плевать, на него! Все равно встречи с человеком, живущим с тобой на одной лестничной площадке, не избежать, так почему же я должна трепать свои нервы и отказывать в желаемом? Да-да, я вас спрашиваю вездесущие гордость и обида?
  Ответить мне не соизволили, да и не ждала я его, этого самого ответа. Приняв единственное правильное, на тот момент, решение, я поковыляла к соседу.
  Минут пятнадцать колотила в дверь и ждала, пока мне хоть кто-нибудь ответит. После подобной экзекуции у меня болели не только мышцы ног, попы и, по каким-то непонятным причинам, спины, но и ладони, которыми я отбивала непонятные ритмы по двери. Но, к моему огромнейшему, злораднейшему счастью, и соседская дверь пострадала, пыльные следы от моих кроссовок, которые я натянула, когда выбегала из дома, замысловатыми узорами ветвились у самого порога.
  Еще пару-раз пнув несчастную дверь, я для верности постучала еще и об косяк... головой, поняла, что начинать надо было именно с этого незамысловатого маневра. В щели между косяком и дверью был зажат клочок бумаги.
  А уже говорила про свое любопытство? Так вот руководствовалась я сейчас только им. Воровато оглядевшись по сторонам и убедившись, что никто меня не видел, двумя пальчиками (чем меньше отпечаток, тем лучше) вытащила бумажку. Прикрыла глаза, глубоко вздохнула и, решив не лезть в чужие тайны, положила послание на место.
  Последующие десять минут я металась между совестью и любопытством. Первое пыталось напомнить мне о конфиденциальности и неприкосновенности личных писем, второе же утверждало, что важную вещь в косяк не воткнут, а посему можно и глянуть, ну хоть одним глазком. Наверное, сейчас я выглядела очень странно: растрепанная, в одной пижаме и кроссовках, рука живет своей собственной жизнью, то подбираясь к клочку бумаги, то прячась, как запуганный зверек за спину и с сосредоточенным лицом переводила взгляд с правого плеча на левое.
  Разозлившись сама на себя, выдернула раздражавшую бумажку и впилась взглядов в написанные аккуратным почерком строчки:
  "Ты меня ни капельки не удивила, Дынька. Всегда знал, что моя соседка до ужаса любопытная особа. Похоже, Из перенял это именно от тебя. Кстати о нем, я уехал. Заботу о животном оставляю на тебя. Надеюсь, ты не проворонишь кота вновь.
  P.S. Я, конечно же, мог сказать тебе все лично, но ведь как замечательно убедиться в своей полной и бесспорной правоте. Да и ты вчера сбежала, какая то, нервная, не знаю что случилось, но похожа была на кошку, которой на хвост наступили, такая же нахохлившаяся, глаза горят адским пламенем, да я прям испугался. Мало ли, что бы ты мне сделала, а ведь я и так ближайший месяц прохожу в черных очках. Кстати, в качестве извинений можешь убраться в квартире. Я всеми конечностями за.
  P.P.S. Ключи в твоем почтовом ящике. И не обольщайся, приеду, заберу животное"
  
  -На кошку, значит, я была похожа!- бормотала я, поднимаясь с первого этажа с добытыми ключами. Местный алконавт, завидев меня, отпрянул как от прокаженной, юркнул за мусоропровод и уже оттуда покрутил пальцем у виска,- Да что он вообще знает обо мне,- сообщила я бедолаге и, не дождавшись ответа, поковыляла дальше,- индюк, самовлюбленный эгоист. К бабе к своей, небось, уехал, а мне за квартирой следи. Тварь.
  От осознания сказанного только что резко остановилась посреди лестничного проема, огляделась, прислушалась, тишина. Убедив саму себя в том, что фразу "про баб" никто не слышал, а значит, я ничего не говорила, направилась дальше, решив пока помолчать, мало ли что еще в порыве злости послышаться, потом убеждай себя в обратном.
  Дальнейший путь я преодолела без последствий. Уже на последнем издыхание, добралась до квартиры соседа, и очень сильно пожалела о том, что не воспользовалась таким благом цивилизации как лифт. Но в подъеме на своих двоих был и плюс, мышцы получили свою суточную норму нагрузок и болели не так сильно, что очень и очень радовало.
  С минуту поковырявшись в замке, наконец-то открыла двери в чертоги этого дьявола. Да-да, теперь только так я буду звать его квартирку.
  На звук щелкнувшего замка выбежал мой пушистик, запрыгнул на обувную тумбочку, блаженно прикрыл свои зеленые глазенки и громко мурлыча подставил головку для почесулек. Потрепав проказника за ушком, чмокнула в розвенький мокрый носик. Бель непонятливо мотнул головкой и приоткрыл один глазик, неужели забыл наше приветствие (?!), потом открыл второй, пристально посмотрел и с громким "мяф" прыгнул на плечо, зарывшись в волосы.
  -Мой красавчик,- стащила котенка с плеча, чуть подбросила в воздух, а он стал тяжелее,- на убой тебя, что ли кормят,- Бель лишь фыркнул и вновь потянулся лапками к волосам,- Не сейчас, у нас еще будет время.
  Поставив котофейку на место, я решила осмотреться дом, пока хозяина не, а то другой возможности может и не быть.
  Как я и ожидала, планировки его берлоги была практически идентична моей. Из прихожей вели две двери, на кухню и в спальню, и лишь одно отличие, узкий коридорчик, ведущий вглубь квартиры.
  В письме ничего о запретной комнате не говорилось, а вот моему неуемному любопытству уделялось много внимания. Поэтому я без зазрения совести, руководствуясь лишь моей природной любознательностью и тягой к приключениям, направилась именно туда, Бель, задрав хвост, семенил следом.
  Как и ожидалось, дверь в конце коридора не поддалась на мои уговоры и не открывалась. Разобидевшись, задумалась о том, что бы оставить эту дурацкую идею с проникновением на чужую территорию, и направить свою бурлящую энергию в мирное русло, но упорно таранящий дверь котенок подкинул мне идею.
  Видимо, именно, для таких как я, на дверях магазинов, вешают таблички "От себя!" И объясняется это очень просто: тупость и неспособность самостоятельно сделать выводы. Короче, самопровозгласив себя "Дурындой, каких свет не видывал", толкнула дверь, подавшуюся на удивление легко, и зашла в святая святых этой квартиры.
  Как я это поняла? Да очень просто. По всему периметру комнаты были прибиты полочки и все, я повторяю, абсолютно все было уставлено наградами: маленькие и большие медали, кубки, дипломами - все призовые места. Посреди комнаты валялся полу разобранный велосипед, по полу разбросаны какие-то детали и инструменты, в углу прикорнули роликовые коньки, а где то под потолком болтался скейт (зачем он там, я так и не поняла), защита и остальные прибомбасы, и не в единственном экземпляре. Черт, и это было круто!
  Находясь в этой комнате, насквозь пропитанной запахом смазки, железом и еще чем то... похоже, это адреналин. Здесь дышать, становилось тяжелее, а сердце в бешеном ритме скакало в груди, хотелось попробовать все и сразу.
  Даже не думала, что сосед окажется такой разносторонней личностью, хотя, что я вообще о нем знала, вот именно, ровным счетом ничего. Прикрыв глаза, глубоко вздохнула, сосчитала до десяти. Пора уходить.
  Приятный осадок, оставшийся после посещения экстрим - комнаты, как мысленно я назвала место обитания соседских наград и средств их добывания, перекрыл весь негатив, скопившийся за то короткое время знакомства с обладателем этой квартиры. Решив впредь быть предусмотрительной и отказаться от некоторых средств наказания, как например побудка в шесть утра, по средством рока, мало ли, может ему на соревнования, а он не выспался, как то неохота, что бы Матвей травму по моей вине получил. Ну вот, теперь я еще и волнуюсь за него, докатились.
  -Пора делать отсюда ноги,- сказала коту я и решительно направилась к двери.
  Пушистик дошел вместе со мной до двери и вновь уселся на обувную полку. Провожает?
  -Эй, чертяга, пошли домой,- попыталась схватить кота, но тот умудрился вывернуться и ускакать на кухню
  Не поняла. Он решил меня бросить? Мой малыш, из-за которого мне пришлось пережить столько скандалов с родителями и в итоге переселиться в эту квартиру, из-за которого я столько натерпелась от соседа. И что теперь, меня предали и перешли на сторону врага. На душе сразу стало как то холодно, я ведь решила, что стоит только прийти и Бель вместе со мной уйдет домой, а оказалось, что ему и здесь хорошо.
  -Предатель,- с каким-то отчаяньем произнесла я, с место нынешнее дислокации кота послышалось жалобное "мяу"
  Может он просто есть захотел, ведь с утра, наверное, голодный. Но нет, заглянув на кухню, увидела аж три полные миски, видимо парень все же не был уверен в моем хваленом любопытстве и подстраховался.
  -Окей,- мне осталось лишь пожать плечами, и направилась к выходу, сообщив скорей всего самой себе,- Ну, я тогда пошла.
  Бельфегор (или лучше начать называть его Из) что-то пискнул, но если честно мне сейчас просто хотелось вернуться домой. Все недавнее хорошее настроение как ветром сдула, жди меня мой друг-диван, я почти дошла до тебя.
  От невеселых мыслей меня оторвала несильная, но неприятная боль в области щиколотки, наглый предатель покусывал мою бедную конечность, пытаясь привлечь внимание.
  -Что тебе мой пушистый друг,- присела на корточки, ожидая последующих действий кота.
  Тот лишь фыркнул, где только понабрался, и направился в хозяйскую спальню, бросая многозначительные взгляды в мою сторону. Поняв, что со своего места я не сдвинулась, кот недовольно зафырчал и уселся на пол, вновь посмотрел на меня. Так мы и стояли, ну то есть я стояла, а Бель сидел, смотря друг на друга.
  -Ну хорошо,- сдалась наконец таки я,- веди.
  Я могла поклясться, что котяра закатил глаза. Пошевелив усами, пушистик вновь взял курс на спальню, а мне ничего не оставалось, как идти следом, бормоча себе под нос, что-то типа: "И что я тут забыла? Ах, да! Маленького предателя!"
  Первым делом, зайдя в комнату, включила свет и тут же пожалела об этом. В свинарнике и то чище будет, чем ту. Джинсы, рубашки, футболки и, я даже заметила, чей-то кружевной лифчик - все это равномерно покрывало всю горизонтальную поверхность комнаты, даже галстук и тот висел на люстре (намек я тут же уловила), ну и, конечно же, апофеозом всего этого стали боксеры на торшере. Такое ощущение, что по комнате пронеся ураган, за ним стадо слонов, ну и Бель в конце процессии.
  К слову о котах. Посреди всего этого кошмара, на кровати восседал зеленоглазый мурлыка, всем своим видом выражая вселенскую скорбь и отчаянье. А о кровати надо бы сказать отдельно. ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ТУТ ЧТО, САМОЛЕТЫ ПРИЗЕМЛЯЮТСЬ... да, именно так. Эта непонятная махина на резных ножках занимала треть комнаты, на ней могли бы спать трое и не встретиться за ночь ни разу.
  От подсчетов площади этой мечты великана меня отвлек недовольный "мяф" Бельфегора.
  -Ты позвал меня для того, что бы я почистила твое новое место проживание?- возмутилась я.
  Пушистик недобро на меня посмотрел и принялся точить когти о шелковые покрывала, словно говоря мне тем самым "Думай, Яна, у тебя это иногда неплохо выходит" (ну это лично моя интерпретация его взглядов и пофыркиваний).
  -Со мной идти домой не хочешь, отпускать тоже не отпускаешь,- и тут до меня дошел весь смысл происходящего.
  -Ты думал, я буду спать здесь, вместе с тобой,- выделила интонацией "здесь",- в этом свинарнике,- кот довольно заурчал и поднырнул под покрывало.
  Еще раз окинув презрительным взглядом комнату, для себя решила, что кот очень сильно заблуждается, решив что мне настолько одиноко одной в квартире.
  -Нет, мой хороший,- попыталась сделать шаг по направлению мурлыки, но наступила на хозяйский пиджак. С отвращением на лице, двумя пальцами, подняла вещицу, покрутила у самых глаз, принюхавшись.
  Странно. Пиджак едва уловимо пахло сиренью, ткань была жестковата на ощупь, как будто ее недавно стирали и еще ни разу не успели надеть. Со странным предчувствием обошла комнату, принюхиваясь к вещам (как же странно бы это выглядело, если бы хозяин квартиры решил неожиданно нагрянуть в этот момент домой). Как я и думала, все вещи были стираными, а некоторые даже с этикетками.
  -Решил сделать из меня домработницу,- сделала я неутешительные выводы,- не дождется.
  Квартиру соседа я покидала с гордо поднятой головой.
  
  Последующие три дня в соседнюю квартиру ходила как на работу. После пробежки, после института и вечером перед сном. Бель все так же ластился и игрался, таскал сосиски и рыбу на хозяйскую кровать, чем несказанно меня радовал, а от этого старался еще сильнее. Кстати, все же пришлось убраться в спальне. Пройдя пару раз мимо этого свинарника, во мне "взыграла Женщина", как выразилась бы моя мама, и руки сами потянулись к разбросанным вещам. Но и тут я подгадила Матвею, кинув в белые вещи бордовую рубашку. И того пострадало: футболки белые в количестве двух штук, носки того же цвета три штуки (пару у одного бедняжки я так и не нашла), чей то лифчик, примеченный мною еще в прошлое посещение и голубые джинсы, пробредшие нежно фиалковый оттенок. Своей работой я была довольна.
  Вечер пятницы обещал пройти в том же ритме, но неожиданно в игру вмешалась Дашка. Зареванная и растрепанная она пришла ко мне с бутылкой хенеси, и с порога заявила, что "все мужики козлы, а бабы дурры", в чем я с ней была полностью согласна.
  Бутылки коньяка нам, обычно в меру тихим и в меру приличным девушкам, оказалось мало, и в ритме танго, то есть, попеременно поддерживая друг друга, мы собрались в клуб.
  Наверное, не стоит говорить, что дальнейшие события были напрочь удалены из моей памяти.
  
  Утро! Что ты со мной делаешь! Нет, прекрати!
  Проснулась я от того, что кто-то разлюбивший свою жизнь, а по-другому этого смертника и не назвать, водил у меня возле носа пушистым хвостом и бодренько мурлыкал. Пару раз, не открывая глаз своих, попыталась отогнать это вредное животное, но не тут-то было, кровать моя взбунтовалась, а за ней и весь мой похмельный организм, и я оказалась на боку, чуть ли не с головой укутанная одеялом. Кот сонно пробормотал: "Уйди, скотина"- и тут я поняла, что меня накрыло. Наверное, именно это люди и прозвали белочкой.
  
  Матвей.
  Честно говоря, я очень удивился, когда мне прилетело по носу. Я-то надеялся, по-тихому пробраться в ее квартиру и свершить свою маленькую месть. А что из этого вышло? Вот почему эта оторва не спала? Я, конечно, давно понял, что Дынька не такая как все, и, в принципе, не ошибся. Но понадеялся на авось, за что и поплатился.
  Долго церемониться в травме со мной не стали, но и этого "недолго" мне хватило с лихвой, а уж когда этот ледокол "Арктика" вышел из процедурной, решение сделать ноги пришло мгновенно. А вот, моя сопроводительница, была совершенно другого мнения. По-моему, так она решила сыграть в "Найди десять отличий между медсестрой и бегемотом", а если судить по внимательно-заинтересованному взгляду из отличий, тут же бросающихся в глаза, был лишь халат.
  Короткое "Валим" тут же выдернуло из накативших размышлений, и решила все проблемы. Несмотря на все сегодняшние приключения, мне было весело. Правда. Может я скрытый мазохист?
  Но эта несчастная в мгновение ока растворила весь мой позитив в кислоте своего любопытства. "Как ты попал в мою квартиру?". Разве мой нос, принесенный в жертву, не стоил того, что бы Дынька все забыла. И смотрит на меня как энтомолог на не ядовитого, но крайне подозрительного жучка. Ну вот, что мне ей отвечать? Правду о том, что ее любимая бабулька, за неделю до переезда внучки посетила давно оставленную жилплощадь и передала ключи от квартиры мне, человеку, к которому всегда относилась с великим подозрением, и чует мое сердце, неспроста меня обходили местные старушки. А ее слова: "Следи за домом. И смотри мне, цветочек не попорть"? - меня вообще сложно удивить, но старушке-одуванчику, с ужасной аллергией на все цветковые растения, это удалось.
  Конечно же, в голову мне не пришло ничего лучше, как сбежать от сей щекотливой темы, в прямом смысле этого слова. Как обычно пожелал девушке спокойной ночи, скоро это войдет в привычку, и скрылся за подъездной дверью. Но, возмущенные реплики, несшиеся мне вслед, поумерили пыл. А потом началась истерика, по-другому и не назовешь. Истерический смех, резко переходил в упреки и обиженное шипение, все это шлифовалось маленькими и незначительными угрозами. А это ее "Мотя" просто выбило меня из колеи, насколько я помню, так, нелестно для меня, сокращалось имя кошки - Матильды домомучительницы из мультфильма про Карлесона.
  Ну вот почему ей не нравится, как я ее называю?! Дынька. По мне так очень миленько, любая другая на ее месте млела бы, а эта ненормальная чуть ли не драться лезет. Ну и что с ней делать?
  Обиделась, ушла домой. А я еще минут десять простоял около подъезда, тупо пялясь в небо. Хм, никогда еще такого не было, чтобы девушка от меня сбегала. Теряю форму, обидно.
  Утренний ветерок пробрал до костей. Пора и домой, не хватало перед соревнованиями с каким-нибудь насморком слечь.
  Черт! Соревнования!
  Словно соглашаясь с моими мыслями, телефон надрывно заголосил стандартно мелодией.
  -Доброе утро, у аппарата майор Зелепупкин, - бодренько поприветствовал звонящего я. Собеседник, похоже, был другого мнения.
  -Архипов, ты куда пропал!- послышался из трубки искаженный, но все же легко узнаваемы голос Сереги,- Завтра первый заезд, тебя где носит, ты сегодня утром выехать должен был.
  -Спокойно, друг! Просто непредвиденные обстоятельства,- успокоил я приятеля, сам костеря себя за забывчивость, я ведь мог подвести ребят,- Кава готова, через полчаса выезжаю.
  И не услышав последней гневной реплики Сереги, отключил телефон. У меня уже возникла замечательная идея.
  
  Четыре часа до соседнего города прошли в раздумьях. Почему то на все сто процентов был уверен, что Дынька вновь будет брать штурмом мою квартиру, и только поэтому оставил небольшой подарочек. И вот сейчас перебирал варианты, как эта охломонка отреагирует на мою маленькую шутку.
  Вспомнилось, как под удивленным взглядом кота целенаправленно превращал свою спальню в помойку. Представил, как эта нахалка будет убираться в моем доме, медленно наклоняясь за очередной футболкой, кружево чулок выглядывает из-под коротенькой черной юбочки... так, мля, куда это меня понесло.
   Остановившись в одном из придорожных кафе, решил позавтракать, заодно и отвлекусь. Ну ничего, скоро начнутся заезды и все ненужные шальные мыслишки покинут мою голову, а потом можно и развлечься с какой-нибудь барби. Честно говоря, последнее время даже в голову не приходило привести какую-нибудь шалаву клубешную домой, секс на одну ночь, ни больше, ни меньше, ради такого сомнительного удовольствия можно и на приват комнату раскошелиться, с меня не убудет.
  Таким образом, расписав план на оставшуюся неделю, решил больше не заморачиваться и посвятить себя гонки.
   Парни, конечно же, были недовольны. Больше всех мое опоздание задело Серегу, у него, видите ли, дома жена беременная, а он, между прочим, самый первый на трассу прибыл. Но весь негатив ушел в ту минуту, когда я снял солнечные очки. Даже не хочу представлять, что там так рассмешило моих друзей (перед отъездом я так и не удосужился глянуть на себя в зеркало), но их мнение подозрительно точно совпало с мнением Дыньки. Ну нос опух немного, ну расплылся синяк под глазом, но что бы Енот. Неужели все так плохо?
  -Оу, Брат,- Артур, еще один член нашей команды, несильно ударил в плечо,- вот значит что за непредвиденные обстоятельства. И что за тигрица на этот раз тебе попалась?
  Вспомнив мой личный кошмар, решил промолчать и не распространяться по этому поводу. Все равно это явление временное и у меня оставалось два выхода из сложившейся ситуации:
  1. Дынька съедет (что в принципе невозможно)
  2. Она покалечит меня или убьет (довольно кровожадно, но скорей всего так и будет)
  -Окей,- прервал мои размышления голос Ильи, еще одного представителя нашей небольшой компании. Наверное, он самый обезбашенный среди нас, может подбить на любую авантюру. Именно за это, в узких кругах, его и зовут Смерчем, он тоже безжалостно и беспощадно сносит все на своем пути. И эти мотогонки не затронули бы нас, если бы не его вечное "А на спор!".
   - Предлагаю отметить "воссоединение" бутылочкой пива,- из закромов его палатки показались три ящика живительной влаги.
  Ну что же, по одной так по одной, тем более на костре уже подрумянивалась рыбка, да под гитарные аккорды, чувствую, до четверга живем.
  Наверное, нет ничего лучше, чем отдых на природе с друзьями, завтра проверим трассу, и все будет просто отлично. Признаться, я даже забыл про вездесущую Дыньку, может и зря. За душевными разговорами даже не заметили, как солнце вновь начало подниматься над горизонтом. Единогласно решив, что завтра надо быть хотя бы в относительной форме, мы разошлись по палаткам.
  Утро, ну или день, началось с ледяного душа. Ну как душа, какие-то умники решил наказать меня за небольшое опоздание и дружной компанией вынесли мой спальник из палатки, окунули в еще холодную весеннюю воду реки, возле которой мы и остановились. Честно говоря, я даже не определился, чего мне хотелось больше: спать дальше или же поубивать всех нахрен.
  В ту же минуту все мысли вытеснил завтрашний заезд, в венах забилась кровь, может мне все же не все равно. Наверное истинному экстремалу это покажется бредом, ведь большинство из собравшихся здесь приехали развеяться, покататься для себя, независимо от того станешь ты победителем или же нет. Но для меня это всегда было только способом доказать всем, что я чего-то стою. Все эти награды, призовые места ничто для меня, я бы спокойно жил и без спорта. Странно как с такими мыслями я дожил до своих двадцати двух.
  Трасса оказалась на удивление податливая, крутые повороты, пару небольших трамплинов, надеюсь Кава справится, зря что ли я таскал свою старушку по салонам.
  
  Перед заездом решили лечь спать пораньше, парни в предвкушении несравненных впечатлений, а я еще и жаждал победы.
  Утро прошло в сборах: защита обязательна, исправность тормозов проверена, в голове мысли только о предстоящем спуске.
  Сейчас проверим, на что способна эта япошечка.
  Мотор агрессивно рычит и мой двухколесный зверь уже готов порвать всех.
  Подъезжаем к стартовой площадке, внутри уже все горит, нервы натянуты как струна, вот-вот готовы порваться. Сигнал и... поехали!
  Резкий старт и уши закладывает. Пару крутых поворотов, когда байк чуть ли не сносит в кусты. А вот и первое препятствие, небольшой трамплин. На нем-то я и оторвусь! Напряжение потихоньку спадает, сердце уже не колотится так быстро на виражах. Пролетел еще пару трамплинов. Еще пару поворотов и можно будет разглядеть полосу финиша. Выжимаю газ по - полной. Да! Вновь соперники глотают пыль.
  Зрители ликуют, комментатор слез со своей трибуны, похоже, хотел пожать руку, как-никак лучший результат, а мне все равно, миссию на сегодня я выполнил. И одна мысль - ужасно хочется домой.
  
  Вечер пятницы должен был быть просто великолепным. Во-первых, я, наконец-то, добрался до дома, ну как до дома, до города уж точно, во-вторых, мы так и не отметили победу, а решение посетить клуб одобрили все, и, в-третьих, сегодня, приведу в действие вторую часть своего незамысловатого плана, наконец-то расслаблюсь, ведь поблизости не будет ни кота, который как-то подозрительно смотрел на девушек, а через полчаса эти особы в спешке собирались домой, ни шумной соседки.
  Ну, какой же я был наивный, купаясь в предвкушении и фантазиях. Когда это, в последнее время мне удавалось воплотить в жизнь все, что я задумал.
  Пару блондинок кидали плотоядные взгляды на наш столик, немного пьяны, чересчур развязны, вроде бы то, что надо, но как-то не идет. На танцполе извивались такие же барби, пришедшие развлечься и забыть, все не то, "эй, а что тебе вообще надо?"- но мысленный вопрос так и остался без ответа.
  -Карамелька,- как-то недоверчиво-обреченно сказал Илья, глядя куда-то мне за спину, потер виски, прикрыл глаза, словно раздумывая, что делать дальше, а потом поднялся с дивана и направился к барной стойке.
  Через пару минут мы лицезрели перед собой двух, не совсем трезвых девиц. Одну поддерживал под локоть Илюха, а вторая гордо задрав нос, пыталась идти самостоятельно. То-то и оно, что только пыталась. Ножки, обутые в босоножки на шпильках, кстати, ничего так, ножки, выписывали необъяснимые па. И без того короткое платье еле прикрывало аппетитную округлую попку, волосы немного растрепались, яркий макияж подчеркивал изумительные янтарные глаза. Черта с два!
  Рядом присвистнул Артур, рассматривая девушку с ног до головы:
  -Ни че так куколка,- ткнул меня в бок этот придурок.
  А смерть моя была уже близка. Вот Илья подходит к столу, силой усаживая сопротивляющуюся девушку, та кидает грозные реплики и обещает все кары небесные на его голову, при этом добавляет, немаловажное, когда протрезвеет. Ее подружка от процессии не отставала, пришвартовавшись прямо на столик, потянулась к моим очкам с явным намереньем снять, где то в стороне послышалось "А девочку то ждет большой сюрприз". Но как сильно они ошибались...
  -Милашка-енот!!!- заголосила она и захлопала в ладоши, но настроение ее резко сменилось, глаза сфокусировались на мне, между бровок залегла морщинка, а потом в меня полетели мои же очки,- Тварь!- сообщила она и попыталась слезть со стола, но запуталась в собственных ногах и плюхнулась на диван между мной и все тем же Артуром.
  Тот время зря не терял, парень знает свое дело, но и знает когда надо отвалить, например, сейчас, когда Дынька поливала его из кружки пивом, приговаривая "Плохой мальчик, плохой", а потом повернулась в мою сторону, гаденько так улыбнулась и замахнулась все той же самой кружкой.
  -С меня хватит,- сообщил я скорей всего самому себе, перехватив ее руку со стаканом в опасной близости от моего и без того покалеченного носа.
  -А кукла то с характером,- хохотнул Серега, наблюдавший за всем этим балаганом со стороны.
  -Больная,- шипел с другого бока Артур.
  Дынька перевела свой мутный взгляд с меня на языкастого парня, потом обратно, состроила задумчивую мордашку, потерла подбородок и тяжело вздохнув, сообщила:
  -Бывает,- вновь попыталась подняться, показывая чудеса ловкости и мастер - класс по эквилибристике, она все же выбралась из за стола и в мгновение ока скрылась в толпе танцующих.
  -Вот это номер,- присвистнул Серега.
  Я лишь покачал головой и поднялся вслед за этой егозой. Илюха тоже решил больше не рассиживаться, подхватив на руки неожиданную "гостью", мирно посапывающую под долбящую клубную музыку (ну вот почему все нормальные девушки если уж и выпьют, то спят, а эту на приключения потянуло), одолжив машину Сереги, направился домой. Счастливчик.
  Найти Дыньку не составляло труда, ну да кто еще додумается забраться на сцену к ди-джею. Девушка извивалась змеей возле обалдевшего парня, тот быстро сориентировавшись, подхватил ее за талию и что-то нашептывал разомлевшей спутнице. Оставить ее здесь что ли? Промелькнула здравая мысль, но тут же была задавлена не вовремя проснувшейся совестью. Как говорится, и хочется, и колется, и мама не дает. Полез следом.
  Оторвавшись, на мгновение, от Дыньки парень приметил мою нервную надвигающуюся фигуру, попытался отстраниться. Видимо этой засранке не понравился такой поворот событий, и она решила высказать нарушителю ее идиллии все, что думает. Но завидев меня, расплылась в широкой лучезарной улыбке, чмокнула прибалдевшего паренька в щеку и, видимо, решила нас познакомить. Иначе для чего мы сейчас жмем друг другу руки под ее грозным взглядом.
  -Вот и славненько,- эта ненормальная хлопнула в ладоши и вновь скрылась в толпе.
  -Твоя?- ди-джей кивнул в сторону барной стойки, на которую уже пыталась залезть эта ненормальная,- сочувствую.
  Мля. За что мне такое наказание? Боже, почему именно я? Мысленно задавал себе вопросы, пытаясь стащить резвящуюся девушку с места ее новой дислокации. Та лишь бегала по барной стойке, на потеху собравшимся зевакам, и звонко смеялась.
  -Слезай немедленно,- прорычал я, стоявшая рядом девчушка, икнула и попятилась куда-то мне за спину, а моя заноза в заднице, лишь еще громче рассмеялась,- я тебя выпорю, если мне придется лезть и снимать тебя,- "зрители" дружно заулюлюкали, ожидая продолжения представления.
   -Яна, я последний раз повторяю, спускайся,- девушка как то встрепенулась и перестала бегать по стойке.
  Поправив платье и, гордо, выпятив вперед грудь, бестия направилась в мою сторону, в душу закралось нехорошее предчувствие. Бармен облегченно вздохнул, этот наивный надеется, что представление окончено. В целях собственной безопасности решил сделать шаг назад, но возбужденная толпа проделала в точности противоположное, окончательно прижав меня к стойке. А беда все приближалась!
  Остановившись напротив меня, попыталась аккуратно присесть на корточки, сей маневр Дыньке не удался, и она решила просто сесть на стойку. Толпа замерла в ожидании, кто-то включил камеры. Как-то обреченно вздохнув, девушка поерзала, пытаясь принять удобную позу, но неожиданно в ее неспокойную голову пришла новая идея. Обвив ногами меня за талию, кто-то в толпе одобрительно свистнул, уперлась ручками в грудь, и выдала поистине удивительную фразу:
  -Ты, наконец-то, запомнил, как меня зовут,- за спиной раздались нервные смешки,- Матвейка,- взлохматив одной рукой волосы мне на затылке, второй приобняла за шею, и вновь выдала,- А, давай поженимся.
  Толпа взорвалась аплодисментами, а я готов был прибить это маленькое позорище прямо здесь, в клубе.
  -Пошли домой,- ну а что я еще могу сказать.
  -Нет,- упрямица стояла на своем,- обещай, что женишься.
  -Я пообещаю, и ты пойдешь домой?- Дынька энергично закивала,- Хорошо, женюсь на тебе. А теперь быстро домой.
  После моего обещания моя заноза не упиралась и, даже, довольно улыбалась, закинув ее на плечо, направился к выходу. Расслабился, называется, отпраздновал победу, мать ее.
  Открыв дверь в первое попавшееся такси, закинул туда уже задремавшее тело, усаживаясь следом и сам. Таксист подозрительно посмотрел на меня, но наткнувшись на уставший злой взгляд, отчего - то приободрился.
  Новый этап моих приключений начался уже дома. Эта оторва наотрез отказалась идти к себе в квартиру, с головой зарывшись в мой шкаф, достала мою любимую футболку (почему-то мне кажется, что раньше она не была розоватого оттенка). Долго бегала за котом, называя его мелким предателем, а меня обласкала нелицеприятным "кобель". Когда в моей комнате затихли военные действия, я расслабился. Оказывается зря.
  Эти два ненормальных, боже она договорилась с котом, набросились на меня когда я зашел в спальню, и увалили на кровать. И немного покопошившись, замурлыкали каждый на свой лад. Уснули.
  Боже, она успокоилась!!!
  С этой замечательной мыслью и я окунулся в царство морфея.
  
  Яна.
  -Тварь!
  -Дынька.
  -Мяу-у...
  -Кобель!
  -Успокойся.
  -Урод!
  -Да послушай ты!
  -Кобель!
  -Повторяешься...
  -А ты дважды, нет трижды кобель!
  -Хватит истерить!
  -Да как ты мог!
  -Да ничего я не мог!
  -Ты еще и не мог!
  Звонкая пощечина, как гром среди ясного неба, прозвучала в тишине. Хлопнула входная дверь. Вот так вот "мило и душевно" мы поговорили с Матвеем сегодня утром. А с чего все началось...
  
  Приоткрыв один глаз, закрыла его к чертовой матери, поняла, что лучше бы вообще не дергалась. Комната ходила кругом, зигзагом и вообще, всем, чем можно и нельзя, в ушах гудело, по черепушке кто-то настойчиво долбил изнутри молоточком: тук-тук-ТРАХ-тук-тук... невероятно громкое мурлыканье и сопение, под самым ухом, причиняло еще больший дискомфорт моему бедному, временно нездоровому, организму. Во рту царила мини пустыня, и язык давно прилип к небу, губы пересохли и отказывались шевелиться, и вообще, мне сейчас было очень-очень плохо.
  Вновь решила попытать счастье и свой бренный организм заодно, открыла правый глаз в попытке сфокусировать взор на более яркой и выделяющейся точке. Красное пятно на бежевом фоне... что это? Открыла второй глаз, его правый собрат решил, что свое отработал и поспешил закрыться (э, нет, дружок, так не пойдет!). Расплывчатая картинка стала принимать какие-то очертания, но мозг всячески пытался меня уговорить поспать еще чуть-чуть, и поэтому работать напрочь отказывался. Пятнадцать минут военных действий: на моей стороне упрямство, жажда неизведанного и неумолимая тяга к путешествиям, ну хоть бы до уборной, например (все же потребности организма не резиновые, и в общем-то, ему, организму то есть, только и надо что поесть, поспать и... подумать, разумеется) на стороне моего всемогущего органа, в принципе, все остальное от кончиков волос до пальцев мизинчиков на моих ногах, - и, о чудо, мои зерцала вновь заработали, и мне все же удалось разглядеть то яркое пятно раздора.
  Черт! Распознать вещицу не составляло труда, ну конечно, сколько на это платье ушло слез и пота (ну или смекалки и фантазии, кто ж сейчас вспомнит), но факт есть факт, на бежевом пушистом ковре, непонятной кучкой лежала именно эта срамота, и на что я вообще надеялась(?).
  Сея незатейливая вещица была подарком Дашки на мое восемнадцатилетние. Платье, несомненно, дорогущее, но одевать его я не собиралась, ну не мой фасончик. Помню, когда бабулька моя, несомненно, женщина в семье уважаемая, осмотрев подарок, выдала: "В таком только приключения на срам и искать",- я поняла, что если раньше у меня и были какие-то сомнения, то сейчас я это точно не одену.
  В чем, вы спросите, подвох?
  Когда я впервые увидела в подарочной коробочке это произведение, доселе неизвестного автора, то мою неразумную голову посетил тот же вопрос. На первый, да и на второй взгляд, платье выглядело вполне себе приемлемо (обычно подарки подруги были более экстравагантны, чего стоил золотой купальник, от которого только название и осталось, так три ленточки, предназначенные больше для привлечения внимания, чем для прикрытия, и тут нет ни капли сарказма). Да, может длина платья не позволяла делать широкий, более привычный для меня шаг, да кричащая расцветка жука-пожарника, но рукав три четверти и полностью закрытый верх вызывал хоть какое-то доверие. Оказывается зря!
  Уже готовая примерить, на радость Дашульке (очень уж полюбилась ей эта тряпица), развернула платье, так сказать, спиной к себе, вернее ее отсутствием, лишь кромка подола, предназначенная прикрыть хоть что-то. После праздника я долго думала, куда бы засунуть это "великолепие". Выход нашелся не сразу, но надежно припрятанная вещица глаз не мозолила и под руку, впоследствии, не попадалась. До сегодняшнего дня.
  Сейчас это безобразие лежало на полу, всем своим видом говоря, что его одевали и, какой ужас, снимали, скорей всего второпях, так как валялось оно непонятной кучкой, вывернутой наизнанку.
  -Мм, - только и смогла простонать я, немного поворочалась в кровати, пытаясь скинуть одеяло, то упорно не хотело покидать пригретого места, укутывало еще сильнее и (может быть мне и показалось) все плотнее прижимало к стене, странной такой, неровной и вздымающейся.
  Отбив, наконец-то, себе свободу, попыталась сесть в кровати. Голова-а! Боже, именно сейчас я было согласна даже на плаху, главное, чтобы все перестало трястись, гудеть и двоиться. За что же мне такое наказание, никогда ведь не пила ничего крепче шампанского, что же на этот раз подтолкнуло к столь резким изменениям. Вопрос!
  Помню, приходила Даша, говорила что-то о козлах и прочих парнокопытных, я ее активно поддерживала и даже пребывала наставить на путь истинный любимым маминым выражением: "Да бить их надо!", меня поддерживали рьяно и, вроде, даже пытались исполнить незамысловатый приговор.
  Прикрыв глаза, глубоко вздохнула, попыталась подняться и сделать пару шагов. Хм, а в самом деле легче передвигаться, немного травмоопасно, конечно, (пару раз на меня покушался косяк, причем одного и того же прохода, углы тумбочек) но я стоически перенесла столь мелкие неприятности, добралась до кухни с комфортом.
  Когда я уже перевела дух и решилась открыть глаза, под ноги с радостным "мяф" что-то бросилось. Не ожидав столь подлого нападения, постаралась за что-то ухватиться, но лишь запуталась в своих же ногах, начала падать назад, уже и не надеясь на благоприятный исход. Но у меня появился неожиданный союзник, стоявший в непосредственной близости, что-то жесткое и изумительно холодное, по нему-то, я аккуратненько и сползла на пол, прислонив к чудо - изобретению разгоряченную голову. Кайф!
  Пушистик, сбивший меня с ног, ластился, мурлыкал и шершавым язычком облизывал пальчики, пытался извиниться.
  -Щекотно,- простонала я, на губах появилось подобие улыбки. Мой мальчик всегда готов поднять мне настроение, вот и сейчас пушистик ерзал около меня, словно пытаясь забрать столь неприятный недуг, и скажу вам честно, у него это отлично получилось. По крайней мере, в голове немного, да прояснилось.
  Уже более бодро я поднялась на ноги и открыла дверцу холодильного друга. Да-да, именно он "подхватил" меня во время падения. Хороший мой. На боковой полке стояла живительная влага (открытая банка огурцов), честно не знаю, откуда она взялась, но ужасно благодарна тому замечательному человеку, который додумался ее здесь оставить. Жадными глотками я поглощала сей целебный раствор и прохладная кисловато-соленая жидкость бодрила организм, стекала по подбородку, но увлекшись самолечением, я этого не замечала, до поры до времени. Холодные капли затекли под одежду, и неприятно холодили кожу, проделали дорожку вплоть до пупка, где и была коварно остановлены мной. На знакомой розовой футболке, чистой, между прочим, расплывались два пятна.
  В больную головушку закрались неожиданные подозрения, и я начала перебирать факты. Я, в футболке соседа, стою с банкой солений, которой в моем холодильнике отродясь не было, кот-предатель, оставивший меня одну, крутится у моих ног и радостно мурлычет. Из этого всего я сделала неутешительные выводы: вчера в плену горячительных напитков, перепутала квартиры. И как дома добралась, в таком то состоянии?
  Взбодренный организм соображал немного быстрее, решил, что особой беды тут нет, ну ошиблась дверкой, хозяин то в отъезде, ну надела его футболку, опять же, кто об этом узнает. Я кормила кота, убиралась в его квартире (сама не знаю зачем), а вчера немного заблудилась, ну ничего, сейчас выпью кофе и пойду домой, досыпать.
  Все разложив по полочкам и уверив саму себе в том, что это вполне нормально, что я нахожусь в квартире, за которой временно приглядываю, поставила турку на огонь. Решив, что пятнадцать минут контрастного душа мне не повредят (гулять так до конца!), а кофе за это время не успеет вскипеть, пошлепала в ванну.
  Упругие холодные капельки падали на разгоряченную кожу, бодрили и тонизировали уставшие мышцы. Настроение с каждой минутой становилось все выше, голова болела все меньше, улыбаться хотелось все больше.
  Насухо обтерлась и по-быстрому застирала футболку и обернулась пушистым полотенцем, даже после стирки сохранившим чуть уловимый запах своего хозяина, решила, что сначала попью кофе, а уж потом оденусь, надеюсь хозяину не жалко еще одной футболочки бедненькой, маленькой соседке, тем более он об этом не узнает.
  Квартиру наполнял божественный запах свежесваренного кофе. Окрыленная и совершенно расслабленная, я запорхнула на кухню, да так и осталась "порхать" в арочном проеме. За столом вольготно расположился сосед, попивая МОЙ кофе. Я не знаю, что меня больше расстроило: то, что Матвей в одних домашних штанах, сонный и растрепанный или же то, что он спокойно попивает мною сваренный кофе. В минуту моего замешательства этот нахал времени зря не терял, отсалютовал мне кружкой и, позевывая, сказал:
  -Доброе утро, Дынька, - и видимо подумав, добавил,- великолепный кофе.
  А я так и стояла, хлопая ресницами, а в голове долбилось две мысли: "Что. Он. Тут. Делает?!" и...
  -Ты спал в моей кровати?- как же я надеялась, что он посмеется и скажет, что только что приехал, но он лишь посмотрел на меня как на маленькое, несмышленое дитё, сморозившее несусветную глупость.
  -Нет, конечно,- глоток кофе, а у меня, между прочим, камень с души упал, но впрочем, ненадолго,- это ты спала в моей кровати. Кстати, как тебе?
  Мои глаза полезли на лоб, а в голове что-то щелкнуло. И это что-то совсем не понимало, что оно творит.
  Ну а дальше вы знаете.
  И вот сейчас стою я в подъезде, в одном полотенце, без телефона, без ключей, а самое главное без обуви. Ну и что мне делать?
  Представив, как будет ухмыляться соседушка, позвони я сейчас к нему в дверь. Для себя решила, что просто так в сея обитель я не вернусь и, вообще, для такого как минимум нужна весомая мотивация, как максимум пинок под зад (что, в принципе, я мысленно и проделывала, но безуспешно).
  Минут пять я топталась на коврике около двери (все лучше, чем подъездный грязный пол) и пыталась сама себя уговорить нажать на кнопочку звонка. Ну что я теряла? Но неожиданно проснувшаяся гордость не давала мне даже шанса.
  А ноги к тому времени уже замерзли, волосы мокрыми сосульками касались спины и каждый раз мурашки бегали от копчика до шеи, вся я покрылась гусиной кожей, зуб на зуб не попадает. Наверное, сейчас я больше всего напоминала мокрую кошку, такая же встрепанная, замерзшая и злая.
  А, была, не была!
  Пару отрывистых звонков и по ту сторону от двери послушалось шуршание (он что там, баррикадируется!) и удаляющиеся шаги (и прячется - ехидно подсказал оживший мозг). Любопытство вновь высунуло свой носик наружу, и решило все разузнать. Препятствовать своим прихотям я не стала, а для удобства (так мне подсказывала интуиция) присела на корточки и прислонилась ухо к двери.
  Но после тех нехитрых манипуляций по ту сторону затихли и, похоже, тоже прислушивались. Наконец-то замок щелкнул, и дверь начала открываться (и как я раньше не замечала, что дверь то в соседнюю квартиру открывалась "от себя"). Вот теперь и расплачиваюсь, стоя на корячках перед ошарашенным Матвеем, ну это я так решила, потому что была просто уверена в неповторимости своей позы. На самом же деле, сосед лишь хмыкнул и, сложив руки на груди, с каким - то гастрономическим интересом осматривал меня:
  -Вау, ролевые игры?
  До меня не сразу дошел смысл сказанной фразы, а уж то, что при этом сосед и вовсе молчал, (а голос то был знакомый) повергала меня в глубокий шок. Подскочив на ноги, попыталась сохранить перед непонятным свидетелем моего безобразия хоть какое-то достоинство. Но оно упорно сохраняться не хотело и вообще пыталось опозорить и без того раскрасневшуюся и перепуганную меня еще сильнее. Как в доказательство моего предположения, сосед негромко выругался и одним молниеносным движением прижал мое уже на все забившее и поэтому не упирающееся тельце к своей накаченной груди, попытался посильнее укутать меня в полотенце. А эта предательская тряпочка мало того, что продолжала свой путь вниз, так еще запуталась где-то на уровне коленок.
  Интересно, что ему от меня нужно? Ну не будет же человек, получивший недавно от меня по смазливой мордашке, помогать. Или будет?
  Но, похоже, мой вопрос так и останется без ответа, потому что я схожу с ума и, черт возьми, мне это нравится.
  Мм, как оказывается, приятно ощущать обнаженным бедром мягкую ткань домашних штанов. В какой-то момент сердце забилось как бешеное, и словно пыталось проделать путь наружу, невзирая на такие незначительные преграды, как, например, мои ребра. Дыхание участилось, а мурашки вновь побежали по спине, но, думается мне, холод здесь вовсе не причем, скорей уж наоборот, кожа горела огнем в тех местах, где хоть на мгновение коснулась Матвея или же там, где мимолетно прошли его руки, пытаясь меня прикрыть. Почему-то, так захотелось прижаться к нему покрепче...
  -Это вы что, плюшками балуетесь?- прервал мою личную идиллию подавший голос незнакомец, от которого, собственно, меня и укрывали.
  Черт, а я ведь и забыла про него.
  Мозг начал усердно крутить шестеренками, и пока сосед не успел опомниться и выдать что-нибудь язвительно-унизительное, выпалила то, что на тот момент казалось самым благоразумным и невероятно правильным. Ну а если на чистоту, то это было первое, что пришло в мою трезвеющую голову.
  -Я, это, сережку потеряла,- брякнула, прежде чем поняла всю тупость и наивность этого оправдания.
  Дурацкое предположение подтвердил Матвей, я каждой клеточкой своего чересчур напряженного организма почувствовала, как он закатил глаза, а потом, приблизившись к моему уху, зашипел: "Раз дура, лучше бы молчала"- сразу же захотелось вырваться из его теплых объятий и схорониться где-нибудь под плинтусом, где меня никто бы не нашел. А через какое-то мгновение не было ни сил, ни желания отстраниться. И когда это у меня последнее время получалось то, что я планировала?
  Горячее дыхание обожгло нежную кожу на шее, и его губы аккуратно обхватили мочку моего уха, немного посасывая, язык очертил ее по контуру. Дышать стало в разы тяжелее, коленки как-то опасливо подрагивали, и, наверное, если бы меня не поддерживали, я бы уже веселой лужицей растеклась по коврику у двери. Нервно сглотнув, все же попыталась отстраниться, не знаю, что нашло на соседа, а я, в общем-то, не железная. Например, сейчас во мне зарождался странный первобытный инстинкт, дубинкой по голове и в пещеру. Но в какой-то момент все прекратилось, внутри тут же поднялась волна неистового недовольства, захотелось громко и, желательно, неприлично возмутиться, как можно лишать меня удовольствия. Вздернув подбородок, посмотрела Матвею прямо в глаза и тут же забыла, о чем вообще хотела сказать. Лицо парня находилось в опасной близости от моего, а черные глаза с какими-то непонятными задорными искорками смотрели прямо в мои горящие глазищи. И все началось по новой.
  Его губы накрыли мои и мысли враз покинули черепную коробку. Как то нетерпеливо прикусил нижнюю губу, давая понять, что останавливаться на детсадовских лобзаниях он не собирается. Непонятный сдавленный всхлип вырвался сам по себе, и я все же поддалась. И, похоже, зря. Его язык мимолетно коснулся моего и тут же все прекратилось.
  Это что вообще было? Приоткрыв глаза, попыталась сфокусировать взгляд на Матвее, стоит и о чем - то переговаривается со стоящим позади гостем, при этом ухмыляется так гаденько и самоуверенно, дыхание ровное, хотя что ему, у него таких вот мимолетных поцелуев сотни были, а то и больше, в отличие от меня, девочки скромной и вообще до этого момента с мальчиками только за ручку и державшейся. За спиной послышался чей-то гомерический хохот, который я сразу приняла на свой счет, ну конечно стою такая посреди прихожей (кстати, когда мы успели сюда переместиться?) в одном полотенце, которое, между прочим, до сих пор держал сосед, у самой в ушах звенит, дыхание сбилось и вообще напоминало предсмертные хрипы. До чего же обидно!
  Злые слезы обожгли глаза, а во рту появился непонятный металлический привкус, попыталась сглотнуть, но, чуть не подавившись, зашлась в судорожном кашле. "Чучело", вновь зашипели где-то около уха и похлопали по спине (он меня что, за грушу боксерскую принял?), в отместку ущипнула этого гада за бок, никакого ответа.
  Только сейчас поняла, что что-то не так у меня во рту. Покатала странный предмет языком, попробовала на зуб, и тут до меня начал доходить весь смысл устроенного пару минут назад балагана. Сережка! Он умудрился снять мою золотую сережку, с застежкой, с которой иногда даже я справиться не могу, а он... ноги подкосились от осознания того, что этот парень может вытворять, если языком сережки расстегивает, по спине вновь прошелся табун мурашек. Очнись, Янка, очнись! Не время и не место растекаться, тем более ты здесь не одна.
  
   Стояла на холоде и в прострации я недолго. Пока неожиданный гость (а как мне еще называть его, раз я даже лица не видела) копошился около двери, меня бесцеремонно затолкнули в спальню, и, закрывая дверь, как-то нервно бросили: "Оденься что ли".
  Козел! Как он вообще мог так поступить со мной? На мгновение, прикрыв глаза, вспомнила горячее дыхание на шее, и сквозь меня вновь будто пропустили разряд в 220. Щеки запылали, а коленки опять стали подгибаться. Ну и хороша же я, развезло с одного поцелуйчика, и что обо мне теперь подумает этот поганец?
  Черт! Надо подумать о чем-нибудь отвлеченном, ну например сессия. Дурацкие экзамены и злющие преподаватели, все это великолепие шло за мной, нерадивой студенткой, чуть ли не попятам. Зубрежка и дни заточения в четырех стенах, на улице светит солнце, а я с зеленым лицом и опухшими глазами все сижу, и сижу, и сижу... Даже грустно как - то стало. Но все лучше чем...
  Упорно зарываясь в шкаф с футболками, я искала что-нибудь подходящее. Вообще-то, можно было хватать любую и выглядеть даже прилично, благо все они были мне почти по колено, и напоминали если уж не платье, то домашнюю ночнушку точно. Но я все оттягивала момент встречи с гостем, заставшим меня врасплох, и чего греха таить, хозяина этого дома.
  Взгляд как-то сам по себе наткнулся на электронные часы, я ужаснулась, оказывается, медитирую тут уже полчаса, а меня даже никто не ищет и не волнуется. Вот сволочь! Не глядя, вытащила первую попавшуюся футболку (у меня сегодня прям день "напяль чужую шмотку") и натянула на уже порядком продрогшее тельце. Ну что, на выход.
  Решив, что тянуть больше некуда, тяжело вздохнула и... еще разок, а потом еще... на счет пятьдесят один, я все же вышла из своего временного убежища и побрела на кухню.
  -А я думал, ты там уснула,- откуда-то из холодильника послышался голос Матвея.
  -Бедненький, и не больно тебе с непривычки?- ну не могла я промолчать, это же просто невыносимо, стоит такой, в холодильник залез, а из-за дверки только... черт, черт, черт!!!
  На мои пыхтения внимания не обратили и назидательно продолжили:
  -Что стоишь? Иди за стол, - там стояло кофе и пара бутербродов.
  -Хорошо, мамочка,- прошипела себе под нос, и упорно не поднимая взгляда выше своих колен, плюхнулась на свободное место.
  Чей-то внимательный взгляд упорно пытался прожечь в моей макушке хорошую такую дыру, но я все продолжала разглядывать пол и оценивать свои шансы на побег из этого сумасшедшего дома.
  Кофе как назло остыло и вообще напоминало пойло с непонятным привкусом жженого сахара. Покрутив кружку в пальцах, я все же поставила ее на место, еще и отодвинуть бы, но как-то не хотелось обижать соседа, он, наверное, старался. При упоминании Матвея щеки вновь начали попеременно то заливаться краской, то бледнеть. Ну не могу я находиться с ним в одной комнате, почему-то все чаще вспоминается его взгляд перед... передачей сережки. Черт! Сердце вновь пропустило пару ударов, голова сама по себе опустилась еще ниже. И самый актуальный вопрос на сегодня: Что я вообще тут делаю?
  -Ты тут сидишь,- с каким-то непонятным для меня задором проговорил гость.
  Резко встрепенувшись, я, задев рукой злополучную кружку с кофе, которая опасливо накренилась, но устояла, в отличие от меня, совсем забывшей, что сижу на сомнительного вида табурете, и вновь полетела обниматься с паркетом. Неужели нельзя хоть раз прикусить свой острый язычок, чтобы не болтал много лишнего.
  Черт бы всех их побрал, похоже, я отбила себе копчик.
  Поднявшись на ноги и одергивая футболку, я услышала нервное похрюкивание и чей - то "хмык" непонятного назначения. Вот хамло! Значит, девушка тут немножко растерялась, а они сразу ржать.
  Гордо вздернув подбородок, я уже хотела высказать, смеющемуся над моей неуклюжестью гостю все, что я о нем думаю, глядя в бесстыжие глаза, и уже набрала в легкие побольше воздуха, но тут же сдулась, узнав в неожиданном посетителе Илью - того самого аспиранта первокурсника, так мастерски нагоняющего страх на Дашку.
  -А ты... это,- попытался что-то сказать Илья, но вновь забился в конвульсивном смехе (честно говоря, мне немного страшно), периодически тыкая Матвея в бок.
  Сосед лишь качал головой и делал вид, что его безумно увлекло поедание бутерброда с сыром, а поведение приятеля это так, само собой разумеющееся. Но в глазах (недаром говорят, что они зеркала души) маленькие бесенята отплясывали канкан, а некоторые даже пытались вырваться наружу. В какие-то моменты, когда ему казалось что я не вижу, уголки губ расплывались в неком подобие улыбки.
  -Слушай,- наконец-то перестав ржать, обратился ко мне Илья,- а ты давно работаешь?- тут уже не выдержал и Матвей. Плечи дрожали от уже не сдерживаемого смеха, немного хрипловатого и такого сексуального. Так, стоп, я вроде как зла на него!
  А я так и стояла возле перевернутой табуретки и, не понимая, что вообще этот сумасшедший имеет в виду. Работать я конечно пробовала, но все это мне быстро надоело, ну не нашла я еще призвание по душе. И что интересно из этого он хочет услышать?
  -Ну, я уже достаточно долго не работала,- решила начать с более-менее нейтральной фразы, но и эта вызвала небывалый ажиотаж и новый взрыв смеха.
  -А,- простонал Илья, хватаясь за живот,- типа под собственным началом,- я лишь неопределенно пожала плечами.
  Ну вот, не понимаю я их, почему каждая моя фраза обязательно вызывает бурю эмоций. Что они опять ржут?
  -Мат, я-то думал ты у нас профи, а выходит без инструктора никуда,- сосед чуть не подавился кофе, который только что отпил и с самым серьезным видом сообщил:
  -Практика - это святое,- и, покосившись на меня, вновь залился заразительным смехом.
  А что, в общем-то, происходит? Я пошлепала босыми ногами по полу, потеребила край черной длинной футболки. Ничего не понимаю.
  -Слушай, а у тебя все вещи с логотипом?- не выдержал Илья и ткнул куда-то в область моей груди.
  В голову тут же закрались подозрения, срочно требующие опровержения. Заметив мои поползновения в сторону двери, немного хрипловатым от смеха голосом Матвей оповестил приятеля: "Это еще не все!". И вот тут я рванула к зеркалу. Сзади меня нагоняла новая волна, уже истерического смеха. Да и вообще, я могла поклясться, что оба этих бабуина сейчас катаются по полу и корчатся в припадке.
  Не сбавляя темпа, я попыталась вывернуть к арочному проему, но запуталась в ногах (ну что ж за день-то такой) и вновь полетела на встречу с полом. Наверное, не надо описывать, как я пузом "протирала" пыль в прихожей и как на корячках (что уж говорить, я просто не доверяла своим двоим) ползла к большому зеркалу в спальне Матвея.
  То, что я увидела меня совсем не обрадовало: встрепанные волосы, напоминающие по своей структуре воронье гнездо (оно и то аккуратнее выглядит), на коленке наливается здоровенный синяк, но, черт возьми, футболка была на высоте: помятая и с двумя пыльными пятнами (да, матушка природа не обделила меня верхними 90, а уж при моем росте, в метр шестьдесят семь, четвертый размер, вообще, выше всех похвал, по сути "ехала" то я до зеркала на груди и коленках), большими белыми буквами, на этом черном безобразии, выделялись два единственных слова "Секс-инструктор". Ну конечно, по мне же сразу видно, что я просто профи и гигант в этой сфере деятельности. Вот же олухи озабоченные.
  - Придурки! - ноль внимания, фунт презрения, и лишь ненадолго притихший смех вновь разлетелся по всей квартире.
  В голове тут же всплыла недавняя фраза Матвея "это еще не все". И что там еще такого замечательного?
  Покрутившись возле зеркала, я все же умудрилась разглядеть свою спину. Опа! А вот, в общем-то, и сам инструктаж, довольно таки подробно обрисован в картинках. Идиоты! Оборжаться прям, какая я!
  Не буду скрывать, было немного обидно, но с другой стороны, их тоже можно понять, если бы я увидела подобное чучело, тоже бы ржала. Так что с накатившими ненужными чувствами я справилась быстро, ну не время раскисать, пора приступить к активным действиям. Я все-таки домой сегодня попасть хочу, мне еще к семинару готовиться.
  Давай, Янка, соберись! Подбородок поднять, грудь колесом, смотреть только вперед, ногами перебирать аккуратно... аккуратно я сказала!!!
  -С этого дня ни капли в рот!- пообещала самой себе, потирая ушибленный об косяк лоб, блин, наверное, шишка выйдет.
  Но если не считать мелких неурядиц, три метра до кухни я преодолела вполне успешно. Там меня встретили лучезарной улыбкой, на что я показала язык и уселась на свое место (надо же, у меня в этом доме уже свое место появилось), положив ногу на ногу, и уставилась на немного ошарашенных парней. Они что думали, я буду закатывать истерики? Наивные, глупые создания.
  -Ну что господа начнем наше заседание?- они чуть ли не у виска покрутили, не хотят, значит, говорить,- Ну ладно начну я. Когда меня отпустят домой?
  -Точно,- неожиданно для всех взревел Илья,- я думаю, что я забыл. Карамелька же ключи просила передать, этой... блин, как же звать то... Ну, которая вчера с ней была! Слушай, Мат, твоя соседка, похоже, передашь, а?- парень порылся в карманах и вытащил связку МОИХ ключей и МОЙ телефон.
  От только что услышанной фразы, я готова была прыгать по квартире и визжать. Даже не думала, что своего мне добиться удастся так быстро. Матвей же согласно покивал головой и уже потянулся к моему спасению.
  -Куда!- взвизгнула я и грудью кинулась на амбразуры, на стол то бишь, и, подгребая под себя все свое добро,- на чужой каравай, рот не разевай!
  Проворненько сползла с табурета и кинулась к входной двери. Боже мой, это и есть счастье?
  
  Как я добралась до дома, не помню. В душе плескалась радость, хотелось петь и плясать, а не думать о таких пустяках как треснувший косяк соседа. Хлопнув входной дверью, закрылась на все шесть имеющихся замков и наконец-то вздохнула спокойно.
  
  Понедельник. Сколько раз я обещала себе, что лягу пораньше, и не буду походить на китайца по утрам. Но нет, все зря, и вновь душераздирающая мелодия прорывается сквозь сон. Игривые лучики пытаются проскользнуть под одеяла. Фиг вам!
  Эх, как бы мне хотелось поспать подольше, понежиться в кроватке, не обращая внимания на предсмертные хрипы со стороны будильника. Но как завещал нам дедушка Ленин: "Учиться, учиться и еще раз учиться, Товарищи", ничего не поделаешь, приходиться вставать и на пробежку.
  Хотя, если уж быть честной с самой собой, сегодняшний день начался лучше, чем семь его предшественников. Я не слышала ни звука из-за стены смежной с соседской квартирой. А ведь целую неделю эта ненасытная зверюга водит своих баб к себе домой. Целую неделю я пью снотворное и вставляю в уши беруши, лишь бы лишний раз не услышать, как стонет очередная курица. Боже мой, целую неделю, по утрам хлопает дверь в соседскую квартиру, будя весь подъезд. А сегодня тишина. Однозначно хороший день! Где-то должен быть подвох...
  Первая пара, как обычно, прошла в напряжении. Саныч всячески пытался вдолбить нам безусловно нужную информацию, студиозусы же, в предвкушении предстоящей сессии, пытались запомнить все что он бормотал, усердно записывали и преданно смотрели в глаза. И уже под конец сдвоенной пары бедолаги под видом зомби прокладывали себе путь в столовую.
  -Какая-то ты последняя время злая,- сообщила мне Дашка, помешивая кофе,- Хочешь ириску?
  Я лишь кивнула в знак согласия и вновь принялась за суп. Я вообще последнюю неделю хожу голодная, весь мой рацион составляет обед в столовой и перекус по дороге в библиотеку (да-да, я вновь срываю все свое негодование на учебе). Дома пытаюсь появляться ближе к вечеру и тут же ложиться спать, но с последним у меня возникли небольшие проблемки.
  -Ну давай, рассказывай.
  -Что?- честно, Даша давно поняла, что что-то не так, да я скажу надо быть слепым, что бы этого не увидеть. Лицо серое, под глазами синяки, боже в кого я превратилась.
  -Даже не вздумай мне сказать, что у тебя все отлично,- взревела подруга и для пущего эффекта бросила чайную ложечку на стол,- Последнее время ты сама не своя. Учиться начала. Неужели все еще переживаешь из-за своего кота?
  Я лишь слушала разглагольствования подруги и усердно живала ириску, конфетка попалась свежая, невероятно тягучая и прилипающая к зубам. Мм.... Хрусть!
  Черт! Нет, только не это, я не переживу!
  -Мм,- выдала что-то не членораздельное, что бы привлечь внимание подруги.
  Дашута перевела свой гневный взгляд на мою испуганную мордашку, а посмотреть было на что. Глаза выпучены, обе ладони прижаты к правой щеке и непонятные мычащие звуки...
  -Что с тобой,- тут же переполошилась она и еще парочку студентов, прислушивавшихся к нашему разговору.
  -Мм,- снова выдала я, указывая на щеку,- Жуп...
  -Зуб? Сломала?- я лишь покачала головой, непонимание в глазах сменилось облегчением, а потом и насмешкой,- Неужели опять.
  Что-то еле уловимое, но, несомненно, опасное для меня промелькнула в неожиданной смене поведения девушки.
  -У меня все хорошо,- тут же выпалила я и широко улыбнулась, но тут же всхлипнула от неприятной, тянущей боли.
  Не сказав не слова, подружка схватила меня за руку и повела на выход из столовой, одновременно набирая кому-то SMS-ку. А ведь все так хорошо начиналось!
  Моим молитвам и уверениям, что все отлично и не надо так тревожиться, не поверили. А настроение с отметки "сойдет" стремилось куда-то вниз.
  Никогда не любила стоматологов, их жужжащие бормашинки и прочая атрибутика сводила меня сума. Даже на плановые осмотры я ходила с опаской, а тут, почти по своей воле.
  Прибывая немного в растрепанных чувствах, я даже не заметила, когда меня успели запихнуть в теплое нутро чьей-то машины, но зато отчетливо услышала щелчок, оповестивший всех о том, что двери заблокированы, а меня везут на экзекуцию.
  -Ну и куда едем?- приятный мужской голос не придал мне уверенности, а вот Дашка, по-моему, чувствовала себя просто отлично.
  Назвав нужный адрес, она вновь уткнулась в свой телефон и всю дорогу глупо улыбалась, печатая сообщения. Честно говоря, последнее время подруга ходила подозрительно счастливая, да и до сегодняшнего дня на мое подавленное состояние не обращала ни малейшего внимание, что меня несказанно радовало. Рассказывать кому-нибудь о соседе я не собиралась.
  Через пятнадцать минут машина остановилась около небольшой клиники. Внимание тут же привлек огромный зуб, шныряющий между прохожими и раздающий флаеры-рекламки. Один глаз этого, некогда белого, чудовища, с огромным интересом разглядывал ноги прохожих, второй же был мечтательно устремлен в небо. Чисто ради эксперимента попыталась повторить сей маневр, но видимо что-то я делала не так, потому что проходящая мимо пожилая женщина перекрестилась и трижды плюнула через левое плечо.
  Ну и ладно. Хуже мне от этого не стало, а вот подругу я изрядно повеселила.
  -Ты бы видела свое лицо,- сообщила мне Дашка, открывая двери клиника,- словно по голове чем-то огрели.
  На ехидные реплики подруги я просто не реагировала, а тем временем мы прошли приемную и направились прямиком в пыточную. Ну что я могу сказать, обычная частная зубодробильня, так сказать сам записал, сам полечил, сам отдохнул, короче говоря, идти мне туда совершенно не хотелось, недоверие нашей медицине и боязнь всего колюще-режуще-жужжащего не прибавляло мне хорошего настроения.
  Постучавшись в дверку с табличкой "Денто Лидер" и услышав приглашающее "входите" мы прошли в небольшое помещение. Пара стульев, вешалка-рога и чахлая диффенбахия на полу - ничего интересного. И вот к нам уже спешит сам доктор, небольшого роста, полненький мужичок лет пятидесяти с лысым темечком и маленькими блестящими глазками, а непропорционально большие уши делали из простого мужичка Чебурашку.
  -Дашенька,- сахарным голоском просюсюкал зубодер,- какими судьбами,- сам пошутил - сам посмеялся. Боже куда я попала!
  -Леопольд Богомирович,- на моем, перекошенном от тянущей боли, лице появилась противная ухмылочка, мне тут же наступили на ногу и пихнули в бок. Вот так всегда, природа на ком то отыгралось, а мне попало.
  А Дашута тем временем продолжала:
  -Вот, у моей подруги пломба вылетала, не посмотрите?- девушка для убедительности попыталась открыть мне рот и потыкать в пострадавший зуб.
  -Ой не знай, Дашенька, у меня через пол часа прием...
  -Вы же профессионал,- начала подлизываться моя подруга... или как теперь называть эту предательницу, после такой подставы,- что вам стоит поставить одну маленькую пломбочку.
  Мужичок раскраснелся, разулыбался и все же махнул приглашающее рукой, мол "заходите, раз пришли".
  Нацепив, протянутые "заботливой" подружкой, бахилы, протопала по указанному маршруту. Специфический запах всех стоматологических клиник ударил в нос, как только я переступила порог. Тут же пробежалась взглядом по кабинету. Все в желтых тонах, большое окно, на одной из стен висят фото улыбающихся детей, кто-то с брекетами и белыми зубами, а кто-то без... зубов, вторая же стена была увешена грамотами и сертификатами. Честно говоря, все эти бумажки ничуть не уменьшили моего страха, а даже наоборот, руки начали трястись как у последнего алкоголика, а сам организм уже был готов продемонстрировать белому свету недавний, еще не успевший перевариться, обед.
  -Не стой, присаживайся,- послышалось откуда-то из-за приоткрытой двери.
  Шум воды прекратился и Леопольд Богомирович, боже мой, как не повезло ему в детстве, и в юности, и... все забыли. Так вот, доктор вышел из своего небольшого кабинетика в полной экипировке: халат, перчатки, респиратор и шапочка, что ему прикрывать я так и не поняла, ну раз хочется, то, пожалуйста.
  Аккуратно, по стеночке, я добралась до кушетки:
  -Как тебя зовут, деточка,- мурлыкающем голосом сбил весь мой настрой стоматолог, а у меня появилась еще одна причина не приближаться ко всему жужжащему и одетое в шапочки.
  -Яна,- все же проблеяла я.
  -Яночка, деточка, не бойся,- продолжал гнуть свое старикашка,- я лишь посмотрю.
  Словам человека, протирающего бормашинку, верить не очень то и хотелось, но в какой то момент зуб вновь дал о себе знать и я пулей взлетела на кушетку и открыла рот.
  -Вот и славненько,- проговорил стоматолог, потирая руки, вообще он должен был являть собой образ доброго Айболита, но вот по мне он больше напоминал маньяка, глаза так же горят, а в рот жертвы, мой то бишь, пытался засунуть непонятную штуковину.
  В самый последний момент рот сам по себе закрылся, глаза, между прочим, тоже, в кулачке я сжимала край кофты и молилась всем существующим богам, чтобы это оказалось лишь сном. Но, увы!
  -Яночка, открой ротик,- проворковал Леопольд Богомирович, черт, мне срочно нужно съесть лимон, или накормить этим чудесным цитрусовым сюсюкающего стоматолога, иначе от его приторного голоса меня стошнит.
  -Ну давай же. Я лишь немножко подлатаю твой зубик,- для наглядности перед моим носом покрутили той самой железной штуковиной с загнутым концом.
  -А может, наркозику,- умоляюще посмотрела на своего мучителя, но он лишь улыбнулся.
  -Будет совсем не больно. Вот увидишь.
  Следующие пять минут меня пытались уговорить открыть рот, потом уговаривали не дергаться при виде бормашинки, но, в конце концов, мужичок сдался и вколол мне двойную дозу обезболивающего.
  Буквально через пятнадцать минут я замученная, но невероятно счастливая расплачивалась за лечение (по секрету сказать, совсем не дешевое лечение).
  -До шидания,- еле шевеля онемевшими губами, попрощалась со стоматологом, тот даже вздохнул с облегчением, надо же какой нервный попался.
  
  К моему большущему удивлению Дашки в поле зрения не оказалось, зато в углу стоял высокий рыжеволосый парень с подозрительно знакомым рюкзаком.
  При виде моей скромной персоны, он отлепился от стены и лучезарно улыбаясь, направился в мою сторону. А ничего так, симпатичный: огненные волосы торчали в разные стороны, создавая творческий беспорядок, зеленые глаза задорно прищурены и обрамлены невероятно пышными ресницами, а в уголках глаз морщинки-лучики, видно парень идет с улыбкой по жизни. Довольно-таки высокого роста (я ему еле доставала макушкой до плеч), он не отличался шикарными бицепсами-трицепсами, скорее наоборот, проскальзывало в его движениях что-то легкое, такие обычно ходят по подиумам и изображают элитные вешалки.
  -Привет,- парень, продолжая улыбаться, протянул мне рюкзак.
  -Угу,- говорить было тяжело, поэтому пришлось выдавить пару невразумительных жестов.
  Расценив мое невнятное блеянье как неуверенность, парень все же решил представиться.
  -Леха,- хохотнул он, и мне самой захотелось улыбнуться,- меня не успели представить. Я сегодня для вас с Карамелькой экспресс доставкой работал.
  -А-а,- со знанием дела протянула я,- Яна.
  -Знаю,- парень, назвавшийся Лехой, задорно подмигнул и, схватив меня за руку, повел на выход.
  Честно даже не представляю, что делать вроде бы и поблагодарить за оказанную услугу следует, а вроде и в задорно щурящийся глаз дать хочется. А из всех мыслей получается только невразумительное мычание и попытки выдернуть свою руку их железной хватки.
  -Куда мы?- наконец-то удалось выдавить из себя два слова, парень тут же остановился и смерил меня задумчивым взглядом.
  -Даша,- минуту спустя сообщил мне Леха, и тут же пояснил,- она попросила довести тебя до дома.
  Тяжело вздохнув, я покивала головой, давая понять, что согласна с таким условием и готова идти за пареньком куда угодно, лишь бы меня отвезли подальше от этого ада.
  
  На парковке нас ждал BMWx6, ловя до блеска вычищенными синими боками блики от солнца и мои восторженные взгляды. Пару раз пройдя вокруг машины, провела рукой по нагревшейся крыше, чувствуя приток сил. Да, и нечего удивляться такой страной реакции на все железное и урчащее. Просто мой отец всю жизнь капался в гараже со совей машиной, а нас со старшей сестрой брал с собой, дабы оставить нас вдвоем в одной квартире без надсмотрщика означало лишиться дома.
  По началу, мы с Ариной угрюмо сидели в разных углах гаража и исподлобья наблюдали за копошениями отца, постепенно стали втягиваться и сами. И вот теперь я не могу пройти мимо железных красавиц.
  -Нравиться,- голос недавнего знакомого, прозвучавший где-то над ухом, вывел меня из неожиданно транса.
  -Да, красивая машина,- покивала я, а в мечтах уже села за руль и вдавила педаль газа.
  Большего парню и не надо было, счастливо улыбнувшись, он даже галантно открыл мне дверь и, отвесив шутливый поклон, сел за руль и завел приятно урчащего зверя.
  
  До дома меня довезли с ветерком. Всю дорогу Леха рассказывал смешные истории из своей жизни, анекдоты, в общем, как мог пытался меня растормошить. Подъезжая к подъезду, я и сама втянулась в непринужденный разговор, размахивала руками и пыталась что-то доказать. Парень на мои возвышенные речи фыркал и пытался настоять на своем.
  -Ну что, пока,- заразившись позитивом этого парня, я и сама улыбалась как дурочка.
  -Подожди,- как-то чересчур порывисто сообщил парень и первым выбрался из машины, открыл мне дверь,- Дашка сказала, доведи до квартиры, "иначе эта растяпа с собой еще что-нибудь сотворит",- писклявым голоском передразнил он мою подружку.
  Оценив расстояние в два шага до подъезда, я уже хотела отказаться, но видимо парню было все равно на мою неловкость и он, подхватив меня под руку, второй рукой схватил мой рюкзак и направился прямиком к подъезду.
  Как по заказу прямо перед нашими носами заскрипела подъездная дверь, являя белому свету новое действующее лицо.
  Со шлемом наперевес на встречу шел Матвей. Глаза горят, вечно растрепанные волосы, сейчас напоминали гнездо. Как-то нервно кивнув в знак приветствия, сосед смерил презрительным взглядом моего спутника, вновь перевел взгляд на меня. И не сказав ни слова, направился к своему байку.
  Сердце предательски екнуло, и заныло, словно в него вкрутили пару шурупчиков. Что же за день то такой!
  Заверив Леху, что провожать меня до квартиры не следует, я рванула домой, перепрыгивая через ступеньки. Трясущимися руками еле открыла замок и ввалилась в квартиру, скинув куртку и затолкав, куда-то в угол рюкзак прошлепала к себе в комнату и без сил повалилась на кровать. Непрошеные слезы навернулись на глаза. Что это вообще сейчас было?
  Ну и что теперь мне делать?
  
  Поплакать вдоволь мне так и не удалось, буквально через пятнадцать минут чертовски захотелось с кем-нибудь поговорить, а подруга как назло не брала трубку. Вообще то, эта немного ненормальная тяга к общению в стрессовые или критические ситуации появилась еще в детстве. Сначала моим слушателем была мама, повзрослев немного, свои маленькие тайны и переживания начала доверять старшей сестре, ну а потом появилась Дашута.
  И что теперь? Сижу я злая на весь мир, сверкаю глазками, и крошу уже третью по счету печеньку. Вновь навалилась необъяснимая апатия. А ведь утро началось так замечательно, и дернуло меня сжевать эту ириску. Все из-за нее проклятой. Ведь говорила мне мама, все беды от сладкого и мужиков, так оно и вышло.
  Сделав для себя неутешительные выводы, решила - хватит мариноваться. Что это я нюни распустила, сама ведь виновата, в какой то степени. Сижу как барышня кисейная, платочка вышитого не хватает.
  Бросив недомученную печеньку на стол, решила поступать как умный, взрослый и, самое главное - самостоятельный человек.
  
  -Рина,- захлебываясь слезами и размазывая сопли по лицу, провыла в трубку.
  -Что-то случилось?- на другом конце провода явно суетились и волновались.
  Это только на первый взгляд сестра была невероятной язвой и эгоисткой, на самом же деле за меня глотки готова была перегрызть, при этом ее не интересует, что в некоторых вопросах я сама в состоянии разобраться. Папа часто говорит, что это комплекс "старшей сестры". И если уж быть честной во всем, я этим часто злоупотребляла, да и сейчас не гнушаюсь.
  -Это ужа-асно,- завывала я, как могла,- Рина, что мне дела-ать?
  В трубке послышался звон бьющейся посуды, невнятное шипение, схожее чем-то со старорусским матерным. Надеюсь, это не чашечка из подаренного ей мамой на день рождения фарфорового чайного сервиза.
  -Яночка,- залепетала сестра не своим голосом, но услышав мой жалобный всхлип, проорала прямо в трубку, и это явно было предназначено не мне,- Игорь, собирай вещи!- а потом уже спокойно и приторно - ласково мне,- Скоро будем.
  Послышались короткие гудки, и я наконец-то расслабилась.
  Знаю, конечно, обманывать не хорошо, а вызывать сестру из другого города еще хуже, но есть и плюсы, я их еще конечно не обнаружила, но... всегда ведь есть положительные стороны, так ведь?
  Первая часть миссии была выполнена, а вот выговориться мне все же хотелось. Хорошие идеи всегда ведь появляются спонтанно. Ну и где же мой гейзер фонтанирующий предложениями?
  Единственное живое существо, всегда готовое выслушать меня и поддержать морально при этом, не произнеся не единого слова, сейчас находилось за стеной, в соседней квартире.
  Вообще-то, Матвей сам виноват, что не забрал у меня ключей и пустил все на самотек. И сейчас, я лишь с умным лицом, словно так и должно быть в этой жизни, открывала дверь в соседскую квартиру. В полной тишине подъезда раздался противный скрип, и дверь вскоре поддалась.
  Прямо с порога в глаза бросилась цепочка следов, ведущая на кухню, и кроссовок, почему-то только один, оставивший это безобразие, балансировал на пятке, упираясь в косяк.
  -Как был свиньей, так и остался,- прокричала во весь голос и тут же притихла, вдруг я не заметила и хозяин квартиры уже дома. Но нет...
  Пройдя на кухню, включила свет и удивилась. Такое ощущение, что это сумрачная зона, куда не ступала нога мужчины, стерильная чистота, кухню если не полировали, то драили точно. И ведь не скажешь, что в квартире живет холостяк. Возле раковины, нахохлившись и сверкая огоньками, сидел мой котенок, ну если эту зверюгу можно так назвать. Бель вымахал почти в два раза, шерстка блестит, усы подергиваются, такое ощущение, что он сейчас кинется на меня и покромсает на маленьких Янчиков.
  -Бельфегор,- на мой возмущенный возглас, котенок встрепенулся и неуверенное "миу" прозвучало так трепетно и жалобно, и на мгновение я позабыла, что передо мной сидит уже не то маленькое создание, умещавшееся в ладошках, а упитанный кот-кабанчик.
  Сиганув со стола, пушистик с опаской подошел ко мне и принюхался. Еще пару неуверенных шажков в мою сторону и узнавание в зеленых глазах. А спустя мгновение, с диким воплем и выпущенными когтями, кинулся на меня. Пользуясь моей временной дезориентацией, воодушевленно мяукая, молнией вскарабкался, как заправский скалолаз, ко мне на плечо и, зарывшись лапками в волосы, начал ябедничать.
  Как бы мне сейчас хотелось знать, что он там лопочет с таким придыханием. По мне, так жалуется на своего непутевого хозяина, но, с таким же вдохновением, кот кляузничал мне на подпрыгивающую стиральную машинку, мешавшую ему спокойно спать.
  -Бедняжка мой,- на всякий случай пожалела питомца и почесала за ушком, пушистик тут же взбодрился и замурлыкал в разы громче, поерзал на плече.
  Не скажу, что прибавка в весе пошла ему во вред, но плечо у меня уже отваливалось. Решив немного побаловать малыша, ссадила его на стол, я уже почти села рядышком, не на стол, конечно же, а рядышком на стульчик, но мой привереда фыркнул и спрыгнул на пол. Демонстративно обтер лапки об упавшее следом за ним махровое полотенце, а оно что на кухне делает (?), и, задрав хвост, прошествовал к холодильнику, примостился около своей миски.
  Что это с ним? С каких пор Бель самолично отказывается посидеть на столе?
  С опаской посмотрела на абсолютно чистую столешницу. Может Матвею удалось сделать хоть что-то хорошее, и он отучил маленького вредителя от вредной привычки. Если честно, то верится с трудом. Но каковы бы не были его методы, кот явно смотреть не хочет в сторону стола.
  -Хочешь кушать?- кот зафырчал, покрутился, короче всеми способами давал мне понять, что я на верном пути.
  Без зазрения совести распахнула чужой холодильник. Да уж, вот теперь видно - здесь жилище холостяка. Знаете как в анекдоте, на вопрос умеет ли готовить невестка, девушка отвечала "Да, самое эротическое блюдо. Два яйца и сосиску". Вот и тут, все точно по рецепту, как только сосед с голоду не помер при таком то разнообразии продуктов. Но ладно он, чем кормит кота этот недотепа?
  Бель нетерпеливо мявкнул, а я что, живодер что ли, зверенка голодом морить, вот и кинула самую мясную часть будущего завтрака соседа.
  Удовлетворено мурлыча, кот приник к полу, зашевелил усами, прижал уши, и по - пластунски направился в сторону добычи, не сводя с будущего ужина глаз, а потом резко прыгнул и перекатился на спину, уже удерживая сосиску всеми четырьмя конечностями, да еще и хвостом помогал, пытался сцапать непокорную колбаску зубами.
  Какой же он все-таки еще маленький!
  Присела на корточки возле резвящегося кота и умиленно смотрела на своего охотника, почему-то тут же вспомнился взгляд Матвея, которым он одарил меня и моего нового знакомого, и на душе вновь стало пасмурно. Знаете такое ощущение, что тебя одним взглядом опустили до уровня плинтуса, и это не есть хорошо. Мне-то хочется, что бы он вновь назвал Дынькой. Хочется, что бы так же доводил меня до белого каления своими дибильными шутками. Да, хочется! И не надо на меня так смотреть, все я понимаю. Давно пора было признаться, хотя бы себе, что за этот месяц даже несколько встреч привязали меня к этому человеку, при условии, что о нем я совершенно ничего не знаю. Да, пора смириться и признать свое маленькое поражение.
  -Знаешь, похоже, я все-таки...- с улицы, через открытое окно, долетело знакомое урчание мотора.
  Черт! Даже душу коту спокойно раскрыть не дадут!
  -Мне пора.
  Напоследок потрепав немного озадаченного кота за ушком, сбежала с места преступления. Не хватало еще, чтобы Матвей узнал, что я была в его квартире.
  Бесшумно прокравшись в свою квартиру, добрела да кровати. Сил хватило только на то, чтобы переодеться в "пижаму" - большую мужскую футболку (да, я закупаюсь такими специально) и почистить зубы.
  Только моя голова коснулась подушки, дядюшка морфей унес меня в свою страну.
  
  Фиолетовые облака и зеленое небо, звучит бредово, зато выглядит великолепно. Неведомые мне птицы летают над головой и напевают Highway to Hell. Всю эту картину портит Матвей, обнимающийся с енотом и умоляющий пустить его в свою пещерку.
  Осознание того, что это просто сон пришло на третий припев. Разлепив один глаз, осмотрела расплывающуюся комнату, рука сама по себе потянулась к тренькающему телефону и нажала сброс вызова. Но это утро решило порадовать меня как никогда, и после трех сброшенных звонков и пару попыток вновь увидеть зеленое небо, начали ломиться в дверь.
  Какой-то умник усердно пинал мою дверь, а в этом как раз я и не сомневалась, в попытке достучаться до моей совести. Наивные. Ни за что не пойду открывать, пусть там хоть Путин, меня нет. Я в нирване.
  На какое-то мгновение квартира вновь наполнилась тишиной, и я уже решила вздохнуть спокойно и зарылась в одеяло по самый нос, но не тут то было, под подушкой вновь послышались первые аккорды АС/DС.
  Наверное, нужно было совместить два утренних события: "стук" в дверь и с десяток звонков - сделать соответствующие выводы и делать ноги до ближайшей границы, но как любой злой и разбуженный, добропорядочный гражданин, решила просветить хулиганье по поводу хороших манер.
  -Слышь ты, утырок...- мою обличительную реплику тут же прервали.
  -Нет, это ты послушай,- верещал смутно знакомый голос,- Какого хрена, я сломя голову несусь к тебе? Чтобы сейчас битый час топтаться у порога!
  В какой-то момент на меня снизошло озарение. Мамочка родненькая, роди меня обратно, я залезу аккуратно! Арина, черт!
  Бросив трубку, не дослушав гневную тираду сестры, вскочила с кровати, по крайней мере, я всячески убеждала себя в том, что эти непонятные брыкания - тщетные попытки выпутаться из-под одеяла и отыскать хоть один тапок, называется "вскочить".
  Уже понятно, что перед гостями я появилась не в лучшем из своих образов. В мятой футболке, с бардаком на голове и левой тапочкой на правой ноге (я старалась).
  Запыхавшаяся и не менее растрепанная сестра стояла перед открытой дверью и все еще продолжала высказывать все, что обо мне думает в телефонную трубку. Глаза горят, волосы дыбом, нога до сих пор пинает воздух.
  Да уж, я достойна своей сестры. А вообще, непросвещенный в нашем родстве человек ни за что не различил бы нас с сестрой, а уж как реагируют люди, узнав, что разница в возрасте у нас четыре года, вообще бесценное зрелище.
  Сзади, нагруженный сумками, стоял молодой мужчина. Высокий рост, шикарный разворот плеч, идеальная мужская фигура - "треугольник", и какая-то неуловимая, особенная мужская красота, вечная легкая щетина. Голубые глаза, с легким прищуром, коротко стриженые волосы, цвета пшеницы, острые скулы. Эх, красавчик! И можно было сказать, что этот образчик мужской красоты совершенно спокоен и не заинтересован в происходящих действиях, если бы не пылающие негодованием глаза и кулаки, так сжимающие ручки чемоданов, что побелели костяшки пальцев.
  -Привет,- как-то неуверенно пискнула я, и уже приготовила кучу оправданий.
  Но, к моему огромнейшему удивлению, Арина порывисто обняла меня и разрыдалась.
  Я довела человека до нервного срыва. Мо-ло-дец! Возьми с полки пирожок, идиотка!
  -Арин, ну ты чего?- честно говоря, я даже растерялась, а сестра все продолжала сжимать меня в объятьях, до хруста в ребрах, и вытирать слезы вперемешку с тушью о белую, хоть и мятую, но все равно любимую, футболку.
  -Может, мы все же зайдем,- сквозь звон в ушах расслышала я мужской голос.
  Сестра словно очнулась ото сна, украдкой вытерла мокрую черную дорожку со щеки и переступила через порог моей небольшой квартирки.
  -Что с ней?- уловив момент, пока Рина отвлеклась, поинтересовалась шепотом у ее мужа, тот лишь закатил глаза и продолжил затаскивать сумки.
  
  Через полчаса всей дружной компанией мы сидели на кухне и уплетали гречку с молоком, на скорую руку приготовленную сестренкой, ну то есть мы с Игорем ели, а Рина с умилением наблюдала (здесь точно что-то не чисто, попой чую). Вот мне, например, очень интересно, как давно моя сестра из независимой и дерзкой превратилась в заботливую курочку-наседку? А ведь раньше хлебом не корми, дай в какой-нибудь сомнительной авантюре поучаствовать. То проберется на бои без правил (да и такое было однажды), то сбежит из дома с очередным ухажером на уличные гонки, то пропадет на неделю в каком-нибудь походе, жуть. А сейчас мой фартучек, умиленные взгляды и единственное напоминание о прошлом - уверенно сжатый половник, зачем она его взяла я не знаю, но раз так себя Рина чувствует увереннее, пусть.
  -Ну и что у тебя случилось?- все же подняла неприятную тему сестра, а я поняла, что рассказать ей все сейчас просто не могу.
  Нет, не из-за того, что рядом сидит Игорь и, хоть и делает вид, что ему не интересны наши девичьи "сплетни", все равно прислушивается. Просто если Рина узнает, что я вызвала ее только из-за того, что сосед, с которым нас, в общем-то, ничего не связывает, водит баб и мешает мне спать, мне голову открутят и на полочку поставят. А если я сейчас сошлюсь на важную пару и свалю из дома, выиграю хотя бы чуть-чуть времени, чтобы выдумать что-нибудь жалостливое и желательно правдоподобное.
   На том и порешили, я и моя хитрожопая логика.
  Схватив кружку с чаем, я ускакала в свою комнату, а потом уже и в институт, так сказать отложила разговор до лучших времен.
  
  Надежда на то, что вот я сейчас ступлю за порог квартиры, и на меня тут же снизойдет вдохновение, таяла с каждым новым шагом. А перспектива рассориться с сестрой по мелочам не прельщала. А все обязательно будет так: сначала я скажу, что терпеть не могу своего соседа, а потом она скажет, что я избалованная эгоистка, непонимающая людей и придирающаяся по всяким мелочам, слово за слово, и вот мы уже неделю не разговариваем. Знаю, плавали. Эх!
  Но одна банально-гениальная мысль все же посетила мою голову.
  -Не хочу никуда идти,- сообщила сама себе, и сменила курс.
  Институт всегда может подождать, его я посещаю каждый день, а вот сейчас хочется тишины и покоя. Да, бывают у меня иногда такие закидоны, когда жизнь несется в бешеном ритме и, на мгновение остановившись, хочется спокойствия и уюта. Вот так и сейчас, чертовски захотелось тепла, хотя бы в количестве одной кружечки Латте и ежевичного пирога.
  Замечтавшись, я и не заметила, как ноги сами привели меня к Paradise, небольшому, но уютному заведению. Раньше я частенько заходила сюда на выходных, когда приезжала погостить к бабушке. И вновь внутри затеплился светлый комочек приятных воспоминаний. Уже и забыла особый запах кофе и выпечки, небольшие столики и удобные диванчики и ласкающая слух мелодия. За это время тут все кардинально поменялось: нежно-голубые стены получили в свое распоряжение пушистые облачка, а ярко-желтая мебель добавляла особую искорку. Тут невозможно грустить, персонал улыбается, посетители тоже, самой хочется расцеловать весь мир.
  Сев за свободный столик, сделала заказ. Девушка-официантка пообещала, что все сделает в лучшем виде и убежала к барной стойке. Моего терпения и ангельского настроения хватило не больше чем на минуту, дальше мне стало скучно одной.
  -Алло,- откинувшись на спинку диванчика, проговорила в трубку,- Не отвлекаю?
  -Нет,- раздался в трубке немного удивленный мужской голос.
  -Вот и хорошо,- задорно улыбнулась собеседнику, хоть он и не мог этого видеть,- я в Paradise! Жду тебя через десять минут!
  И не дожидаясь ответа, положила трубку, зная, что он придет.
  Так и есть - ровно через десять минут (сама пунктуальность) звякнул колокольчик на входной двери. Победно улыбнувшись, я продолжала сидеть спиной к выходу, чувствуя сверлящий взгляд нового посетителя. Приглушенные музыкой шаги затихли, а я, все также не поворачиваясь, поинтересовалась:
  -Несся ко мне со всех ног?
  -Мечтал надрать кое-кому задницу,- в тон мне отозвался мужчина.
  -И что же тебя остановило?- все еще играла свою роль я.
  -Пока что ничего,- ухмыльнулся собеседник, все еще продолжая стоять за моей спиной.
  -Как тебя только терпят?- уже через силу скрывала улыбку я.
  -Могу задать тот же вопрос.
  -Хам.
  -Избалованная эгоистка,- вторили мне.
  -И что ты ей соврал?- решила сменить тему разговора, не хватало еще поругаться с единственным человеком, который может мне помочь.
  -Утаил.- Поправили меня,- Сказал, что позвонил давний друг, захотел встретиться.
  -И она поверила,- хмыкнула я.
  -Нет,- односложный ответ со стороны оппонента.
  -Нехорошо обманывать жену,- ласковым голоском пожурила мужчину.
  -Нехорошо обманывать родных сестер,- он отбил мою подачу, и наконец-то вышел из укрытия.
  В этот момент занимательную беседу пришлось приостановить, потому что пришел мой заказ. Официантка, заметившая симпатичного молодого мужчину, немного оттянула блузку, предоставляя нам возможность в полной мере "насладиться" своим бюстом. Приятель наиграно зевнул, прикрывая рот рукой с обручальным кольцом. Девушка тут же сникла и удалилась.
  Так же как и я, пытаясь скрыть улыбку и казаться грозным дядечкой, мужчина сел напротив и вытащил сигарету.
  -Здесь не курят,- автоматически укорила его.
  -Потерпишь,- незамедлительно ответил он, затянувшись,- Я думал, ты как прилежная студентка грызешь гранит науки.
  -Кто тебе так жестоко соврал?- наиграно возмутилась я, и мы оба рассмеялись в голос.
  Хорошо иметь лучшего друга. А вы о чем подумали?
  С Игорем мы знакомы достаточно давно, и такая манера общения выработалась с годами, как вспомню, как на нас смотрят люди, приписывая к коварным изменникам, смех сам вырывается наружу. Стыдно признаться, но сестре я звонила в надежде на то, что она приедет именно с мужем.
  Когда Рина познакомила нас со своим приятелем, мне было пятнадцать, великолепные годы, Игорю двадцать два, вроде бы ничего общего, но мы тут же нашли точки соприкосновения. Он прикрывал меня перед родителями, если я решала последовать примеру сестры и смыться на какой-нибудь концерт, я же помогала ему достучаться до сестрички. Короче говоря, команда из нас получилась отличная. Взаимовыгодные отношения превратились в крепкую дружбу. А гот назад Рина наконец-то согласилась выйти замуж, как же он был счастлив, а я вместе с ним. Помнится, в тот день он сказал: "Я в вечном долгу перед тобой, Янчик",- кстати, называл меня так только он, я и не сопротивлялась и давно принимаю его как старшего брата и наставника. А когда сестричка узнала, что всепонимающий рыцарь в лице Игоря - грамотно спланированная подстава, еще долго дулась и даже в шутку запретила нам близко друг к другу подходить, отсюда и подобное наше приветствие.
  -Ну и что случилось такого неотложного, что меня надо было срывать с места?- докурив наконец-то, перешел к самому главному Игорь, оторвав меня от приятных воспоминаний.
  -Почему ты решил, что что-то должно было обязательно случиться?- наиграно возмутилась я, а сама прятала улыбку за кружкой.
  На меня посмотрели как на последнюю обманщицу. Мужчина закатил глаза и потянулся к моему пирогу, конечно же, тут же получил по загребущим ручищам и гневный голодный взгляд.
  -Голодающее Поволжье,- буркнул он, но тут же сменил тему,- ну я слушаю.
  Какой же проницательный у меня друг-то. Ну, вот и что ему сказать, я же и сама еще не разобралась. Или все же разобралась и боюсь признаться, чертовски боюсь.
  Заметив мое замешательство, Игорь решил немножко подтолкнуть, но было такое ощущение, что меня хорошенько пнули, для разгону-то.
  -Это как то связано с твоим вчерашним завыванием?
  Осталось лишь кивнуть и уткнуться взглядом в столешницу.
  Минуту мы просидели в щемящей тишине, а потом друг заразительно расхохотался, распластавшись по столешнице и чуть ли не стуча по ней кулаками. Мне не оставалось ничего другого как ждать, пока он успокоится - заводится он с пол оборота, но и остывает быстро. Вот и сейчас, прикольные похрюкивания прекратились, и Игорь вновь стал в меру серьезным.
  -Ты влюбилась,- уверенно сообщил мне мужчина, а я даже подавилась.
  -Охамел, да?!- раздувая ноздри, прошипела я, позабыв о том, что и сама недавно хотела признаться коту.
  -Однозначно,- ответил парень не то мне, не то самому себе,- Ну и кто этот несчастный?
  -Я не влюбилась,- отчего-то покраснев, пробормотала я.
  -Как знаешь,- пожал плечами друг и хитро улыбнулся,- Так кто он?
  -Сосед,- все так же сквозь зубы проговорила я.
  -Ну и в чем он так согрешил?- продолжал ухмыляться мужчина.
  -Он родился, это уже минус.
  Игорь лишь качал головой и наблюдал за мной из-под пышных девичьих ресниц.
  -А еще...,- не выдержала и рассказала абсолютно все. И про первую встречу, и про кота, и про ранние побудки с последующим травмированием, рассказала, как почти неделю жила в его квартире, как потом в одно утро проснулась с ним в одной кровати (на этом моменте друг насупился, и мне еще минут десять пришлось уверять его что ничего не было), как он снимал сережку (на этом моменте краснели-бледнели уже мы вместе) и как потом он начал беспрестанно водить к себе баб, апофеозом всего стала вчерашняя встреча. Закончив свой небольшой рассказ, замолчала и пристально посмотрела на Игоря. Тот, вновь закурив, окунулся в свои мысли, потирая виски.
  Минут пять мы сидели в тишине, а потом мужчина все же решил подать голос.
  -Ты жаждешь мести?- уверенности в голосе было столько, что я сама поверила, что да, ужасно хочу реванша.
  Кивнула головой в знак согласия, а Игорь как то предвкушающе улыбнулся.
  -Есть у меня идейка,- сообщил он мне, крутя в пальцах зажигалку,- Помнишь, я рассказывал про первое апреля?
  -Ты о...
  -Да...
  Дьявольски довольные улыбки появились на наших лицах. Если бы нас сейчас кто-нибудь увидел, скорей всего принял за сумасшедших.
  
  В тот же вечер все рассказали Рине, ну точнее Игорь отвел сестру в сторонку и поведал животрепещущую историю о моей безответной любви. Сестра тут же наполнилась решимостью нагадить нахалу, и еще долго пыталась внушить мне, что все мужики козлы, а в доказательство своей правоты Аринка припомнила, на что пошел ее муженек и в честь старых обид выгнала его спать на кухню.
  Миссия была назначена на вечер пятницы.
  К этому моменту я выяснила, что Матвей уходит рано утром и возвращается ближе к полуночи, выяснила, где учится и, о боже, где работает. В это время Игорь с женой тоже готовился капитально, мне они ничего не говорили, утверждая, что лучше пусть с моей стороны все будет спонтанно, так легче вжиться в образ.
  Но самое "замечательное" в наших приготовлениях - это мой поход за накладным животиком. Честно говоря, мне было жутко смешно и в тоже время неудобно, а вот сестра убеждала, что это одна из основных деталей и с умным видом таскала меня по магазинам для будущих мам. Наверное, не надо рассказывать какими глазами на нее смотрели продавщицы, когда Рина пыталась выкупить животик пятого месяца. И ей это удалось! Когда мы уходили, сестра радостно улыбалась, а девушки-консультантки, с жалостью посматривая на нас, перешептывались. Не знаю, что им наплела моя сестренка, но явно ничего хорошего.
  День X приближался со скоростью света.
  И вот я уже открываю своим собственным ключом дверь в соседскую квартиру. Позади меня Игорь с чемоданом и сумкой с продуктами, за его спиной Арина в предвкушении потирала руки.
  Как только злостное проникновение было совершено, мы тут же разошлись по своим делам: Арина - на кухню, Игорь расположился в комнате Матвея, расставляя "доказательства", я же подхватила кота и ушла в экстрим-комнату, это было самое спокойное место в доме на этот момент.
  Вновь пошла вдоль полок с призами. На глаза попался новый кубок, блестящий покрытый позолотой, на вершине этого великолепия примостился человечек в шлеме и на своем железном коне, вставшем на дыбы. Значит, он тогда ездил на гонки. Улыбка сама по себе расползлась по моему лицу.
  Примерно часа через два ко мне заглянул немного уставший Игорь, сообщил, что все закончил. Выйдя из своего укрытия, сразу же потянула воздух носом, по квартире разносился великолепный запах свежих щей и жареного мяса с картошечкой. Да и сама квартира изменилась. В ванной на полочке стояли "мои" крема и тоники, зубных щеток в стакане стало на одну больше. Дальше лучше: в шкафах вещи Матвея потеснили мои, на полочках и стенах висели наши совместные фото: вот мы счастливые выходим из дверей ЗАГСа, на другой гуляем по улочкам Греции, а вот тут сидим в парке и все в том же ритме.
  -Ничего себе,- как-то обреченно вырвалось у меня, сестра похлопала меня по плечу, наверное, это должно быть жестом поддержки, но мне казалось, что надо мной как-то изощренно издеваются.
  -Не куксись,- тоже решил подбодрить меня друг,- все пройдет отлично.
  -А если друзьям своим позвонит?- уже хныкала от безысходности я, сейчас наша идея не казалась мне столь гениальной, как например час назад.
  -А ты сделай так, чтобы не позвонил,- подмигнул мне Игорь,- и вообще, у тебя всегда есть путь к отступлению,- обрадовал меня мужчина, и, подхватив ноутбук, который по видимому принадлежал моему соседу, скрылся за дверью, на прощанье пожелав удачи.
  Через час домой ушла и Арина. Сказала, что болеет за меня и отдала последнюю, немало важную деталь.
  -Не потеряй,- шепнула она мне на ушко и оставила меня куковать в одиночестве.
  
  Время приближалось к полуночи, когда в замочной скважине что-то зашуршало. Я аккуратно поднялась, придерживая тяжелое пузико, и в раскоряку поковыляла встречать "мужа" (боже как странно звучит-то). Немного помятая и ужасно уставшая, в домашнем халате и пушистых тапочках выплыла в коридор и обомлела. Сосед зажимал какую-то курицу около двери, рядом со всем этим безобразием грозно шипя и прерывисто мяукая, бегал Бель, стараясь цапнуть незваную гостью за ногу, но в какой-то момент получил сумкой по носу и протяжно взвыл. Тут уже не выдержала я.
  -Что это все значит?!- рявкнула я на обнаглевших "голубков".
  Те тут же оторвались друг от друга и два не совсем трезвых пытливых взгляда уставились на меня, всю такую злую и потихоньку вошедшую в роль.
  -Кто это, котик,- прокаркала эта мымра, осматривая меня с ног до головы.
  -Котик!- взвизгнула я,- Котик значит! Вот оно как, да! Только я значит за порог, так сразу Котик?
  На какой-то момент взгляд соседа прояснился, и он выдал поистине гениальную фразу:
  -Ты что тут делаешь?- внутренне усмехнувшись, я продолжила разыгрывать концерт.
  -Что я тут делаю? Я решила приехать пораньше, дура, думала "сюрприз устрою", ужин приготовила, а он вваливается с какой-то шалавой, а еще спрашивает, что я тут делаю?!
  Прислонившись поудобнее к косяку, закрыла лицо руками и довольно-таки громко всхлипнула, по-тихому пытаясь натереть глаза до красноты и желательно слез:
  -Ладно, на меня наплевать, о ребенке бы подумал!- заревела в голос и, правдоподобно охнув, схватилась за пузико, два удивленных взгляда скрестились на неожиданной выпуклости.
  -Ян, это что такое?- немного охрипшим голосом решил докопаться до истины Матвей.
  -Это я должна у тебя спрашивать, что это такое?- с возмущением показала пальцем на потерявшую дар речи курицу.
  -Ян, я ее даже не знаю,- начал оправдываться "муж", а я от такого неожиданного поворота чуть по стеночке вниз не сползла.
  Я-то думала, сейчас будет бурный скандал, а он взял и поверил. Просто так, без каких либо доказательств, мне на слово. Чудеса!
  -Яночка,- проворковало это чудовище, аккуратно подбираясь ко мне, обдало перегаром,- прости. Я ее по дороге домой встретил...
  -И что,- огрызнулась я,- помочь решил, пьянь?!
  -Да,- промурлыкал парень, подхватывая меня под локоть,- ее обокрали. Кошелек, телефон - все унесли. Вот я и решил помочь.
  Вот ведь врет и не краснеет, еще и мордочку такую виноватую-виноватую состроил, что тут же поверить во все захотелось. Но я не я, если не дойду до конца.
  -А в углу ее зажал тоже ради помощи?- сузив глаза, почти прошипела я.
  -Ну, солнце мое,- проворковал сосед, приобняв в том месте, где не будь накладного живота, была бы талия,- ты же знаешь, что я не виноват,- чмокнул меня в макушку.
  Эх, поверить что ли ему. Ну а что, у нас всего один день в запасе, можно ведь поиграть в доверчивую дурочку, ну хоть разок. Ну, давай, Янка, решайся или ты сейчас "прощаешь" неверного, или собираешь вещи и уходишь. Подумай о ребенке! Так стоп, это меня уже не туда занесло.
  -Ну и что она здесь стоит,- наконец-таки приняла я решение, и поймала хитрющий взгляд Матвея, поняла, зря я ему верю, ох зря.
  Вновь чмокнув, но уже в щеку, парень все же выпустил меня из объятий и в ускоренном режиме вытолкнул мымру из квартиры. Откуда-то с лестницы слышались "Кобель", "Тварь" и "Ненавижу", но Матвей, словно ничего не замечал, закрыл дверь и вновь подошел ко мне.
  -Прости,- одно единственное слово и я вновь растаяла в его объятьях, сама не понимая почему,- Ты что-то говорила про ужин,- проворковали над ухом.
  И я поняла, сосед не исправим.
  -Прожорливая скотина,- прошипела себе под нос, но парень все же услышал и тихо, но невероятно заразительно, рассмеялся.
  -Такой уж я,- усмехнулся Матвей и вновь прижал меня к своей мощной груди.
  Вы когда-нибудь пробовали обниматься с человеком, если между вами засунули мяч? Вот и для меня это было в новинку, пытаясь поудобнее встать, я чуть не выдала себя, когда пузико перекрутилось на бок. Славу богу, он этого не заметил.
  Отстранившись, я грозно посмотрела на "мужа". Тот словно погрузившись в свои мысли глупо улыбался.
  -Ну и что встал,- уже спокойно произнесла я, Матвей встрепенулся, посмотрел на меня не верящими глазами и вновь расцвел в улыбке,- в душ. А я пойду, суп подогрею.
  И не дожидаясь ответа, пошлепала на кухню. А ведь только сейчас, стоя возле микроволновки и слушая ее мерное жужжание, поняла, как я чертовски устала. Ноги подкашивались, а спина болела под тяжестью накладного живота.
  В ванной перестала течь вода, и на пороге кухни появился посвежевший Матвей. (Значит, я с ног валюсь, а он тут бодренький в одном полотенце разгуливает). Осмотрев меня - красавицу с ног до головы: злую, растрепанную, недовольную,- сосед прошлепал босыми ногами по паркету, аккуратно перехватил под локоть и усадил на стул, САМ достал суп из микроволновки и, усевшись напротив меня, начал свой поздний ужин, ну или ранний завтрак.
  Минут пятнадцать просидев в полной тишине, я поняла, что не могу без движения. Вот как эти бедные женщины девять месяцев вынашивают свое чадо, я проходила в роле будущей мамочки полдня, а это не так то и просто, а теперь еще и это гнетущее молчание, и чего он так медленно ест!
  Ложка перестала стучать по тарелке, выгребая остатки щей (голодный пришел, пьянь!), и я тут же выплыла из мира своих мыслей. Матвей сидел напротив, сложив пальцы в замок и положив на них подбородок, пристально смотрел на меня.
  -Ну и что ты пытаешься во мне разглядеть,- голос мой был хрипловат и вообще отображал вселенскую тоску.
  -Просто не могу поверить.- "муж" устало потер виски,- Дынь, скажи,- черные глаза попытались просверлить у меня во лбу дыру, и вновь опустились куда то в область талии,- это все сон, да?
  Именно в этот момент, внутри что-то кольнуло, заставив меня улыбнуться.
  -Нет,- честно призналась ему.
  -Тогда я ничего не понимаю,- тяжело вздохнул парень,- еще только сегодня днем я был...- он замолчал, вновь подняв на меня взгляд.
  -Был кем?
  -Неважно,- тяжело вздохнув, Матвей поднялся со своего места, прихватив тарелку, и пошел к раковине, зажурчала вода и на пару минут мы вновь погрузились в мучительное молчание.
  -Ян,- уже задорно улыбаясь, повернулся ко мне и задал странный вопрос,- А кто там?
  Я покрутила головой, пытаясь понять, кого он имеет в виду. Но за спиной сидел только наш кот...наш...смешно. Бельфегор - Исчадье, Бел - Из...
  -Это, Белиз,- невозмутимо сообщила я, а Матвей рассмеялся звонко и заливисто.
  -Нет, я не про это,- парень глубоко вздохнул и выпалил на одном дыхании то, что его сейчас беспокоило.
  -Кто у нас родится,- у нас, странное сочетание звуков вновь ударило по совести.
  -А кого ты хочешь,- решила поиграть я.
  -Знаешь, солнце,- Матвей пересек комнату и, встав за моей спиной, обнял за плечи прошептал уже на ушко,- мне кажется, мое мнение уже не имеет значения.
  -Ну а все же,- мне и самой стало интересно.
  -Любой мужчина хочет наследника,- как то неуверенно начал сосед.
  -Ну значит будет сын,- теперь смеялась уже я.- пошли спать, скоро светает.
   И мы пошли...
  Матвей.
  Черт! Как хреново-то! Башка раскалывается, чтоб ей с плахой познакомиться, бесполезная часть тела, и рядом кто-то совсем не мелодично похрапывает, прижимаясь к моей спине.
  Отцепив длинные пальчики, обвившие меня за талию, решил взглянуть на свою спутницу. Пышногрудая блондинка, доверчиво пыталась вновь прижаться ко мне. Вот это трансформер! Ничего своего, ресницы и те накладные, прилипли одна к ее щеке, другая к моей подушке. Черт!
  Растолкав похрапывающее чудовище, решил, что пить все-таки надо меньше, иначе в следующий раз, не дай боже, можно и с мужиком проснуться. Мне-то с затуманенным мозгом все равно, а вот на утро...
  -Котенок, дай поспать,- прохныкала девица и зарылась с головой в подушки.
  -Да чтоб тебя,- тут же вышел из себя, сдернул одеяло с посапывающего тельца,- быстро встала, оделась и свалила нахрен с моей квартиры.
  Девушка посмотрела с каким-то недоверием, будто ждет, что я улыбнусь и скажу что пошутил, а мне все равно. Надо немного остыть.
  -Я не понятно выразился?- бросил через плечо,- чтобы, когда я вышел из душа, тебя здесь не было.- Скрылся за дверью в ванной.
  Вода бодрила и успокаивала головную боль.
  Последнее время я просто не могу спокойно уснуть. Только закрываю глаза, как сразу возникают два знакомых янтарных огонька, с некой укоризною взирающих на меня. И это еще не самое страшное, первые два дня после происшествия в клубе вообще не мог уснуть, то слишком жарко, то холодно, а главное, чертовски много места на кровати для меня одного. А даже в те моменты, когда удавалось провалиться в такой долгожданный сон, меня не оставлял образ этой белокурой оторвы.
  -Черт,- выругался, ударив кулаком по стенке душевой кабинки,- Сука!
  Вновь прокрутил в голове утро неделю назад, когда она так доверчиво прижималась ко мне, хотелось наплевать на все и всех, схватить ее и отнести к себе в комнату и не выпускать недельки, так, две. Черт! Поэтому и не удержался, пытался действовать по обстоятельствам, но все равно, похоже, напугал ее.
  Громко хлопнула дверь, вырывая меня из воспоминаний, сопровождаясь нелицеприятным "Скот". Ушла. Наконец-то.
  Терпеть не могу продажных "красоток", однако всю неделю просыпаюсь в компании очередной блондинки из категории "с пивком потянет". Ни рожи, ни кожи, все перекачено и намалевано. Черт!
  -Идиот,- простонал и приложился лбом о прохладную стену, а в голове всплыли совсем свежие воспоминания.
  Дынька, в компании какого-то хмыря. Улыбается ему, аж злость берет, идет домой. Тут же захотелось начистить уроду харю, а она... Черт!
  И что со мной творится? Сбежал же, как мальчишка, а сегодня вновь все по новой. Голова, кукла, душ...
  Вышел из ванной хоть немного, но посвежевший.
  -И ведь опять себя накрутил,- черт бы побрал этих баб.
  Прошелся по пустой квартире, бардак, в углу до сих пор валяется ее платье. В холодильнике два яйца, вчера вроде как сосиска еще была, но по наглой морде кота стало понятно, куда все делось.
  Белиз (да решил совместить два имени), вновь сидел возле раковины, воротя от меня усатую мордочку. Обиделся на что-то, ходит возле меня, задрав хвост, зажравшаяся скотина, недавно нагадил в туфлю одной кукле. Ревнует, наверное, а может - скучает, а может...
  -Мля, забудь, успокойся наконец-то,- докатился, разговариваю сам с собой.
  Тупо не хватает общения, тупо на всех забил, дерьмо.
  Побродив по пустой квартире еще минут пять, вспомнил что забыл свою ласточку около клуба.
  -Илюх,- в трубке сонно сопели,- не разбудил? А черт! Я вчера Каву возле Pangolin оставил,- в трубку вновь одобрительно буркнули,- позвони своим, пусть пригонят.
  На том конце сладко зевнули:
  -Я передам,- сообщил мне приятный женский голос и короткие гудки.
  Ахренеть! С каких пор Илюха разрешает своим пассиям отвечать на звонки.
  Сука! Как же я всех ненавижу!
  
  Следующая неделя прошла как в тумане. На работе завал, в универе завал, приходил домой в полночь и мечтал лишь об одном - спать.
  Но и тут не все было так гладко. Вырубался сразу же, постоянно видел один и тот же сон. Янтарные глаза, в которых плескалась страсть (никогда не видел ее такой, но это мой сон, тут все возможно), учащенное дыхание, волосы, шелковой пеленой разметавшиеся по черным простыням, пухлые, чуть приоткрытые губы чертовски манили. Она извивалась подо мной, звала по имени и просила не останавливаться.
  Нетрудно догадаться, что в четыре утра я уже вскакивал в холодном поту, пытаясь унять воображение. А в пятницу вновь послал все в преисподнею, пошел успокаивать расшалившиеся нервишки.
  Клуб Pangolin встретил меня радостно сверкающей ящеркой на вывеске. Знакомые лица, дежурные улыбки, и излюбленное барменом "Как обычно", даже не спрашивающий, а утверждающий. Скучно и совсем не цепляет.
  -Опять один, опять суров...- послышался знакомый голос, продекламировавший или скорей прооравший строчку из излюбленного Некрасова,- опять расслабляешься.
  И что тут ответишь, Илья как всегда прав, со своими дурацкими шуточками или вечными высказываниями полностью показал мое истинное настроение.
  -Ромка, плесни мне чего-нибудь,- кинул бармену приятель и без приглашения устроился рядом.
  Парень шустрой пташкой метнулся под барную стойку и извлек оттуда два тумблера и непочатую бутылочку Jim Beam. С каким-то благоговением рассматривая, как его непосредственный начальник разливает дорогущий напиток.
  -Сегодня я смотрю самообслуживание,- поддел приятеля и махом осушил свой тумблер.
  -А ты доверил бы произведение искусства этому криворукому,- мельком бросив взгляд на "криворукого" бармена, умело жонглирующего шейкером, и хмыкнул, Илюха в своем репертуаре.
  Попивая янтарный напиток, скользнул взглядом по танцполу и ни за что не зацепился. Попытал счастья вновь... и вновь, и вновь... нулевой результат. Рядом следил за моими манипуляциями приятель, почему-то качал головой.
  -И долго ты еще будешь наливаться в уголке,- все же не выдержал он.
  -Не парься, парень,- дружелюбно похлопав Илюху по плечу, оставил недопитый виски на барной стойке,- пошли лучше поищем девочек, разбавим нашу мужскую компанию.
  Друг поднялся следом и одарил меня насмешливо-брезгливым взглядом.
  -Знаешь что,- ну вот, вновь начал свою проповедь,- завязывай-ка ты разбавляться. Что вообще происходит? Да ты еще месяц назад лишнего грамма в рот не брал, а сейчас каждую субботу мои парни пригоняют твой байк.
  -Ты не думаешь, что это не твое дело,- чуть ли не выплюнул фразу, да что он вообще понимает, даже я ничего не понимаю, а этот придурок лезет со своими нравоучениями,- Я пошел. Не скучай...
  Позади что-то вдребезги разбилось, сопровождаясь русско-матерным. Сам разберусь, нечего лезть в мою жизнь со своей помощью. Ненавижу.
  Прошелся до ближайшего столика с "разбавителями", ничего так одна, сойдет. С такими мыслями и выловил одну из кукол, хватит пора домой.
  Всю дорогу в такси эта ненормальная хлопала глазками и что-то лепетала, не знаю что именно, не интересно, не захватывающе... нет искры. Пустышка.
  Под мерное жужжание ее голоса дошли до квартиры, мельком бросил взгляд на соседскую дверь, там как обычно тихо и ничего не происходит. А как же тот рыжий хмырь, неужели так и не добрался до квартирки. Почему-то на сердце заскреблись кошки, да, прям так же, как обычно Белиз по паркету.
  Чуть ли не раздеваясь на ходу влетел в квартиру, уже и позабыв о сопровождающей меня особе, а вот она похоже не забыла, решив что раздеваться будем вместе.
  Каково же было мое удивление, когда дома меня встретили, да еще и не радостно так, а возмущенным и даже обиженным возгласом: "Что это все значит?"
  Сначала не поверил своим глазам. Злая, потрепанная - в проеме комнаты стояла Яна. Вот она белочка, собственной персоны. Допился?!
  Что-то грозно высказывая, соседка облокотилась о косяк, а потом добила меня одной единственной фразой:
  -На меня наплевать,- была на гране срыва Дынька,- о ребенке бы подумал,- она болезненно охнула и схватилась за живот.
  И тут я заметил то, что ну никак не могло быть, округлившееся пузико. Яна беременна? Эта маленькая девчушка с невинным взглядом носила чьего-то ребенка... или... До меня начало доходить!
  Нет! Такого просто не может быть. Дома чисто, пахнет чем-то съестным, Дынька с... ну Дынька, вообще-то, в моей квартире, в одном халате и тапочках - уже повод усомниться в своем психическом здоровье. Сон! Глупый сон. Наверное, задремал где-нибудь за барной стойкой.
  Зашибись!
  Хотя, и в этом есть свои плюсы, наверное. Поиграем в семьянина и лучшего мужа, если конечно можно назвать так человека, притащившего домой какую-то мерзость.
  Отвечая на автомате, решил попробовать одну теорию. Надо просто ее поцеловать, именно из-за этого, обычно, я и просыпался, вот такая маленькая несправедливость. Но сейчас это могло помочь. Но, все напрасно, она даже пахнет, также как и наяву, шоколадом. Теплая, черт, о чем я думаю!
  Обласкав меня "Пьянью", Дынька все же расслабилась, а нежное прикосновение к виску никак не подействовало, если только на меня самого.
  А дальше пошло все как по накатанной, словно каждый раз, приходя домой, меня встречает соседка. Душ, ужин и немного странный разговор, подтвердивший мои подозрения насчет того, что тело мое сейчас спокойно похрапывает в клубе: назвала кота "Белиз"- точно сон, ведь не могла она знать, что я решил совместить два имени.
  Чудненько! Не день, а сплошное недоразумение, да и ночь не лучше.
  Дынька, такая уставшая, чуть ли не носом клевавшая, решила, что пора спать. А я, я просто не мог ей сейчас отказать, хотя хотел о многом еще расспросить.
  А черт, это же мой сон!
  В комнате было темно, но мне все равно удалось разглядеть пару снимков, висевших на стене. В который раз убеждаюсь, что фантазия моя не знает границ. Свадьба! Ха! Да я под страхом смерти не подойду к ЗАГСу, и Греция... ненавижу Грецию, не самые приятные воспоминания скажу я вам. Похоже, мне снится кошмар.
  От созерцания фотографий меня отвлек сердитый голос Дыньки:
  -Ты так и будешь медитировать над снимками, или пойдешь уже спать, пьянчушка,- да, полностью с тобой согласен, докатился, мне снятся последствия прошедших ночей.
  А Яна тем временем умудрилась расстелить кровать и забраться под одеяло. Да, все-таки даже сейчас, чем-то расстроенная и полностью вымотанная, она умудрялась создавать вокруг себя ауру святой невинности. С носом укуталась, легла на край кровати, свернулась клубочком и положила ладошку под щеку.
  Помню, с утра она была точно такая же. Хрупкая, маленькая, прижималась ко мне и проклинала какую-то белочку и сетовала на говорящего кота.
  Присев на корточки в изголовье, положил подбородок на край кровати, все это слишком странно, даже для сна.
  "Первая женщина, которую я хочу до безумия. А женщина ли?",- усмехнулся своим мыслям, продолжил следить за личиком новоиспеченной жены. Вот между бровок залегла неглубокая морщинка, одна ладошка сжалась в кулачок, такой маленький, как у ребенка. Сравнивая свою огромную лапищу, а по-другому и не назовешь, и ее маленькую ручку, пропустил тот момент, когда Дынька, приоткрыв один глаз, соня, следила за мной:
  -И долго ты меня будешь разглядывать,- наконец-то пробурчало солнце, да, почему-то так захотелось назвать ее Солнышком, скорей всего тоже издержки сна.
  -Злишься,- скорей для самого себя сказал я,- зря. Было значит что-то в тебе, раз я рядом с тобой.
  -Было?- возмущения в голосе столько, что можно сцеживать и разливать по бутылочкам. Приподнявшись на одной руке, она грозно посмотрела на меня и повернулась на другой бок, но сверкающее колечко на безымянном пальчике я, все же, заметил.
  Даже сейчас, во сне, она была сущим ребенком и вела себя так, словно ей было... а сколько ей вообще лет? Что я вообще знаю о своей соседке кроме имени, вот черт...
  Обошел кровать и лег на свою половину. Ха! На СВОЮ половину, только с утра она целиком и полностью принадлежала мне.
  Заметив мои манипуляции, Дынька что-то обиженно буркнула и, кряхтя, вновь повернулась ко мне спиной.
  -И часто я такой прихожу?- полежав минут пять в тишине, почему-то решил спросить, честно не ждал ответа, но получил.
  Откуда-то из-под одеяла послышался раздраженный голос:
  -Это было впервые.
  Перевернулся на бок и придвинулся немного к Дыньке, обнял, прижал к себе покрепче, да, так намного лучше, тепло и спокойно. А вот солнцу похоже что-то не понравилось, лежит и грозно сопит из своего кокона, сущий ребенок.
  -Спи,- только и сказал я, уткнувшись носом куда-то ей в макушку. Дынька еще немного поерзала, а потом успокоилась.
  Уже на грани сна услышал одну единственную фразу:
  -Да, он спит.
  
  Утро, как, в общем-то, и вся прошедшая неделя, началось со стойким ощущением, что чего-то не хватает. Рядом никто не посапывал, не пытался прижаться и что-то одобрительно промурлыкать, для большей уверенности зачем-то похлопал по другой половине кровати, пусто.
  Сон, глупый, ничего не значащий сон. Надо же, прямо как в анекдоте: муж вернулся из командировки, то есть жена - а тут я, такой весь уставший и "с работы", еще и документики на дом взял. Ха! Только с какой стати все это снилось мне, непонятно.
  Честно говоря, только сейчас задумавшись над сложившейся ситуацией, заметил одну закономерность: все барби, побывавшие так или иначе в моей, будем откровенны, постели (Бог с вами, не чаи же нам после клуба гонять) были невысокого роста, миловидные светловолосые девушки, с большими... глазами. И все это наводило на определенные мысли, а протрезвевший мозг, сопоставляя факты, не переставал намекать на поразительные сходства девиц-однодневок и, вполне определенной, соседки.
  Похоже, я серьезно влип, и следовало бы уделить хоть чуть-чуть времени на разъяснения ситуации, хотя бы с самим собой, вместо этого я блуждал взглядом по комнате и не мог понять, чего не хватает.
  Да уж, на первый взгляд все как надо, стандартная холостяцкая берлога, нет ни фотографий, ни Дыньки, а все равно что-то не так.
  Еще минут пять я тупо пялился на кота, сидевшего у меня в ногах и явно чего-то замышляющего. У него так всегда, полная копия своей владелицы - хитрая, расчетливая зверюга знает, что при любой оплошности можно подойти и приласкаться. И тогда в то, что шерсть на глаженной только что футболке - чистая случайность, погрызанная ножка стола вообще не имеет к нему никакое отношение, веришь безоговорочно, лишь посмотрев в совершенно невинные зеленые глазки. Так же и Дынька, чуть не сломав мне нос, могла лишь похлопать пушистыми ресничками, чтобы я про все забыл и тут же простил. Эта незамысловатая истина только что пришла ко мне в голову и никак не давала покоя.
  Решив, что на сегодняшнее утро с меня хватит осуждающих взглядов кота, вновь принялся осматривать комнату - чисто... Не сказал бы, что я невыносимый свин, по дому, конечно, могли валяться пару футболок, может носков, но никакой пыли - это некое маленькое условие, поставленное самому себе где-то в далеком детстве. Но сейчас, даже нет того маленького мужского счастья, как поставленная кружка с кофе рядом с ноутбуком или же заныканная куда-нибудь под стол тапочка (обязательно одна, по другому не интересно), нет ничего. А еще "ничего" означало отсутствие красного платья, до которого у меня руки не доходят. Точно помню, что вчера перед уходом пообещал вернуть вещь законной владелице (да я каждый день это себе обещаю).
  Вот маленькая тварь! Значит сон - счастливое семейство, долгожданный наследник?! Вот черт! Так и знал, что здесь что-то не чисто.
  Убил бы заразу!
  -Ты все знал,- возмущенно уставился на кота, тот лишь с еще большей хитринкой прищурил глаза, коротко мяфкнул и, гордо задрав хвост, скрылся с поля брани,- Предатель! Я зря тебя кормлю, зажравшаяся скотина,- оповестил кота, но тот, я не ослышался, передразнил меня уже с кухни своим "мяу - мур - мур".
  Было такое чувство, как будто меня только что носом во что-то потыкали, и если кто-то скажет, что мне это чертовски не понравилось, пусть откусит себе язык, потому что я был в ярости.
  Настроен был серьезно, не знаю, что меня так задело: глупая шутка или то, что глупо пошутили надо мной. Но все это было не важно, потому что в голове крутилась одна единственная мысль: поймать и отшлепать, а потом можно и поговорить, если время будет.
  На мой настойчивый звонок дверь открывали с неохотой, я бы даже сказал, видеть меня в такую рань никто не желал, это уж точно. Может поэтому в дверном проходе стояла и зверски на меня смотрела заспанная, растрепанная соседка, переминаясь босыми ногами на холодном полу и почесывая живот, в чьей-то растянутой футболке, еле доходившей до середины бедра, сейчас она выглядела совершенно не так как "во сне". Вновь такая же маленькая, хрупкая злючка.
  -Че приперся?- совсем не по-девичьи хриплым и поломанным голосом прошипела соседка.
  -Да так, скучно стало, решил заглянуть,- вот гадство, чуть ли не скрипя зубами, нарисовал на лице приветливую улыбку, облокотившись плечом о косяк.
  А в это время на меня посмотрели столь возмущенно, что на мгновение я даже подумал, что погорячился, когда в субботу в восемь утра ввалился в чужую квартиру, но червячок вины тут же самоуничтожился, заприметив знакомое блестящее колечко. Как же я сейчас хотел отыграться.
  -Ты хоть на часы смотрел, болезный?- вновь прохрипела Дынька.
  Да у нее еще и силы язвить есть, значит не все в этой жизни потеряно.
  -Знаешь,- проигнорировав ее вопрос, решил идти в наступление,- а я уже привык к статусу молодого папаши,- "отлепившись" от косяка направился к шутнице.
  -Ты все еще пьян,- попыталась уверенно сказать Яна, но под моим пристальным взглядом начала оглядываться по сторонам и сделала шаг назад.
  -Все еще пьян,- в насмешку девчушки повторил я, глупышка, можно сказать, сдалась без боя,- нет, что ты. Просто хочу исправить сие недоразумение
  Вновь сделал шаг к своей маленькой жертве и попытался улыбнуться покровожаднее. А это забавно, глазки вытаращила, как будто я ее съем сейчас. Сделав еще шаг в противоположную от меня сторону, наткнулась на стену, начала ощупывать неожиданное препятствие.
  -Еще одного раза мой нос не выдержит,- решил предупредить Дыньку, в какой-то момент я почувствовал себя отомщенным, злость потихоньку отступала, а на ее место приходило осознание того, что я только что напугал свое Солнышко... Кого?
  В янтарных глазах проскользнули искорки смеха, а через мгновение девчушка уже хрипловато смеялась, соскальзывала по стеночке и хваталась за живот.
  -Ми-милашка енот,- простонала она, наконец-таки нашла, на что можно облокотиться.
  Хрупкая полочка, жалобно скрипнула под напором, треснув надвое, рухнула на пол вместе с хозяйкой.
  -Янчик,- на кухне послышалось шебуршание, и в прихожую выбежал какой-то левый мужик.
  Не понял!
  Пока я пытался сообразить, что только что произошло, новое действующее лицо нашего домашнего спектакля подхватил Дыньку под мышки и поставил на ноги, начал отчитывать, как провинившегося ребенка:
  -Мало того, что хрипишь, так еще и по холодному полу с босыми ногами шлепаешь,- соседка буркнула что-то про то, что во всех ее бедах виноваты мужики и метнула в меня грозный взгляд, могу поклясться, что в этой маленькой головке уже созрела какая-нибудь пакость.
  -Да мне все равно, что ты думала,- продолжал он.
  Честно говоря, мне в какой-то момент даже стало стыдно (совсем чуть-чуть), а ведь правда держу ее в одной футболке на пороге, перед открытой дверью, а ведь можно было догадаться, что человек заболел и не просто так сопит и хрипит.
  -Быстро пошла оделась. Что ты тыквой своей мотаешь! Что значит не мое дело?- Тем временем надрывался мужчина (или все же парень, не сказать, что б уж намного меня старше, может лишь немного посолиднее... бывает когда-то, когда не в растянутых штанах),- Маленькая засранка, а ну пошла в комнату.- Без лишних слов он развернул надувшуюся девчонку к двери комнаты, еще и подтолкнул в правильном направлении.
  Да, однозначно сойдемся во мнениях, в одном уж точно. Минут пять, разглядывая друг друга, мы просто стояли с умным видом, думая каждый о своем.
  -Ну и что ты встал,- наконец-то прервал нашу затянувшуюся игру в гляделки.
  -Я могу лечь,- как можно более спокойно ответил я. Приподняв одну бровь, мой оппонент лишь ухмыльнулся, а вот я напрягся еще сильнее, непонятный комок застрял в горле как раз в тот момент, когда в поле моего зрения попало до боли знакомое кольцо на безымянном пальце.
  -Решил последовать примеру этой бацильной,- короткий кивок на дверь, за которой только что скрылась Яна.
  Мне оставалось лишь пожать плечами. В голове метались совсем другие мысли, верить не хотелось совершенно, но факты на лицо, или может это еще одна дурацкая шутка, хотя с чего бы это. Дынька совершенно не подозревала, что я так быстро опомнюсь и прискачу разбираться... и разбираться ли? Хотя кто знает этих коварных тварей, женская логика никогда не будет понята мужчиной. И они этим частенько пользуются, сметая все на своем пути и не замечая последствий.
  А мой собеседник, смерив меня задумчивым взглядом, выдал поистине замечательную фразу:
  -Врезать что ль тебе хорошенько,- да желательно прямо сейчас и посильней.
  Оценив комплекцию соперника, решил, что помахаться мы сможем если уж не на равных, то хотя бы не дойдет до концепции "избиение младенца". А вот пришла и моя очередь ухмыляться:
  -Замечательная идея, можно выйти поговорить,- да нет, не муж он ей... наверное.
  И тут мы были полностью друг с другом солидарны. Насмеявшись вдоволь, все же решил представиться. А то как, вроде бы уже и помахаться друг другу пообещали. А все никак не познакомимся:
  -Матвей
  -Наслышан,- как-то по-хитрому улыбнулся новый знакомый.- Игорь.
  Крепким рукопожатием, скрепив наше знакомство, мы наконец-таки добрались до кухни. Хм. Ничего не изменилось, лишь разобранный диван, говорящий о том, что сегодня кого-то просто выгнали, на что я и поспешил не тонко намекнуть:
  -А, женщины,- многозначительно закатил глаза Игорь, лишь подтвердив мою маленькую догадку,- Янчик, свари нам кофе.
  Краткое "да пошли вы" и шлепающие шаги, отдаляющиеся от двери. Подслушивала? Волновалась?..
  -Обидишь ее, глаза на задницу натяну, понял,- негромко, но вполне убедительно пообещал мне знакомый.
  -С чего бы мне ее обижать,- а правда, с чего,- Мы лишь соседи, делящие одного кота на двоих.
  -Ну конечно. Я тоже всегда по субботам врываюсь к своей соседке с угрозами сделать из нее молодую мамашу,- смешно ему, а в принципе мне тоже. Нужно лишь вспомнить растерянную Дыньку, хлопающую глазками и пытающуюся быть как можно дальше от меня. Наивная, если бы я хотел, я свое бы получил.
  В прихожей послышались нарочито громкие шаги, и свой лик явила сама виновница балагана. Сверкая глазками и теребя край длинной вязаной кофты. Это она так оделась? Раздолье для фантазий, а вот Игорю, похоже, все равно, уткнувшись в телефон, он активно с кем-то переписывается, не обращая внимания на девчушку.
  -Еще бы ты так делал,- пробурчала она, подойдя к плите,- Рина бы тебя к потолку, потом, за что-нибудь подвесила,- и как-то нервно хихикнула, видимо представила эту примечательную картину.
  Рина? Кто это? Как говорила Алиса в стране чудес: "Все чудесатее и чудесатее".
  
  Минут через пятнадцать мы уже сидели и дружно пили кофе, оно у Дыньки и правду получается великолепное, это я заметил еще тогда, две недели назад. Сама же "хозяюшка" переводила задумчивый взгляд с меня на Игоря. Не хотелось бы мне сейчас знать, о чем она сейчас думает, между бровок залегла недовольная складочка, глазюки сверкают, а руки теребят ни в чем не повинную кофту.
  И все же мне удалось узнать, кто же такая Рина и с чем ее едят (не в прямом, конечно же, смысле). Честно говоря, тут же захотелось познакомиться с этим уникальным человеком, жить с Яной в одном доме и остаться в здравом уме и светлой памяти, это сколько надо выдержки, но с другой стороны с кого-то же брала пример эта оторва.
  -Ну и чего ты припер...- начала девчушка, но мельком глянув на Игоря, надула губки и попыталась натянуть кофту не коленки,- пришел, говорю, чего?
  -Да ничего особенного,- сделал еще глоток изумительного напитка, похоже, я придумал наказание маленькой засранке,- Всего-то в глаза твои бесстыжие посмотреть решил.
  Немножко помявшись, Дынька сделала лицо кирпичом, "ничего не знаю, ничего не скажу", ну ничего я тоже не дурак, понял уже давно, что эта немощь не сдастся.
  -О чем ты?- но все же от меня не скрылось, как ее пальчики еще сильнее затеребили кофту, а новый знакомый лишь хмыкнул, словно говоря "ребенок".
  -Я?- главное сейчас не начать смеяться, иначе испорчу все, а вот, похоже, Игорь решил побыть простым зрителем, и уже старательно прятал улыбку.- О чем я? А, сон, говорю, на днях приснился.
  -А я тут причем,- а сколько незаинтересованности в голосе, словно и вправду ни причем и это я тут, идиот, просто так распинаюсь.
  -Да поделиться хотел просто...
  -Со мной,- глазенки прищурила, точно с таким же выражением на меня сегодня смотрел Белиз, стоят друг друга.
  -Ну да, ты же у нас вроде как женщина, в этих штучках разбираешься,- откуда-то сбоку послышалось побулькивание, похоже на сдерживаемый смех.
  -Вроде как,- насупилась Дынька, и это все что она услышала!
  -Пока лично не увижу, ничего сказать не могу,- сжав маленькие кулачки, красная, как маков цвет, Дынька вскочила со своего места, стреляя в меня молниями, ха, если бы взглядом можно было убить, ветер бы уже давно разносил пепелище, оставшееся от меня. Неужели попал в десятку, и этот пышущий злобой дракончик все еще... ха-ха-ха!
  -Сядь,- еле сдерживая хохот, Игорь дернул Яну за край кофты, от неожиданности, не удержавшись на ногах, девчушка плюхнулась попой на стул и пыхтеть продолжала уже из положения сидя.
  -Помолчи, Янчик, не видишь что ль парень выговориться пришел,- и, скрыв вырвавшийся смех за кашлем, обратился уже ко мне,- Глаголь истину, сын мой.
  -Да кошмары замучили,- а парень не так прост, я-то думал он опора и поддержка для Дыньки, хотя не один я так думал.
  -Женился, как будто, на стерве. Прихожу с работы, уставший, делами заваленный. А эта, ведьма, на меня чуть ли...
  -Делами!- вновь подскочила Дынька со своего места, ну наконец-то,- да бабами ты завален! Я тебе, между прочим, слова не сказа...- заткнувшись на полу слове, девчушка вновь покраснела, куда уж, казалось бы сильнее, так нет же. Я, между прочим, даже не знал, что шея тоже может покрыться малиновыми пятнами, а кончики ушей пылать, словно их подогрели.
  -И что дальше,- промямлила Яна и уткнулась взглядом в кружку.
  Решил больше не мучить девчонку, а перейти сразу к финалу. Отодвинув от себя кружку посмотрел на одобрительно кивающего Игоря, потом на елозившую на стуле Дыньку. Доигралась стрекоза, а ведь я простил ей и выходки в клубе, и разбитый нос, и побудку в шесть утра, и даже свою любимую, теперь уже розовую, футболку, а ей все мало. Хотя, какая теперь разница, я тоже хочу немного поиграть.
  -Неделька у меня тяжелая выдалась, а еще тварь какая-то будильник мой разбила. И следующая неделя ничем не лучше...
  На мгновение замолчал. Конечно же ничего такого даже в планах не было. Вообще всю следующую неделю я планировал спать, есть и тренироваться. Но чем не пожертвуешь ради перспективы помучить это красное, но чрезвычайно любопытное чудо.
  -Перейдем к сути вопроса. Всю следующую неделю будешь подрабатывать моим личным будильником,- поднялся я со своего места и нахально подмигнул растерявшейся в какой-то момент девчонке,- ровно в пять.
  -С чего это?!- сколько возмущения в голосе, сколько недовольства и ненависти.
  -Просто я так захотел. Тебе этого мало?- решил полностью положиться на свое "хочу", и поддержку рядом сидящего скалящегося приятеля (да, помощь с его стороны просто неисчислимая),- Тем более, ты же мне слова не сказала, а по носу я все же получил. Несправедливо.
  Похоже, пора уходить, пока мне не выцарапали глаза. Не иначе меня ждет смертная казнь, вон как глазенки горят и ноздри смешно раздуваются, а кулачки - отдельная история, кажется, что она решила от доброты душевной пожать кому-то горло. Не сегодня.
  -Охамел!- хватая ртом воздух, вновь завилась с пол оборота Дынька.- Игорь, скажи хоть слово!
  -В понедельник, ровно в пять, она будет у тебя,- уверил меня, невозмутимо наблюдая за метающийся девчонкой и допивая кофе, Игорь,- с чашечкой кофе,- добавил подмигнув.
  -Вот и договорились. Можете не провожать.
  Решив, что делать мне тут больше нечего, да и не безопасно как-то стало, вырулил из кухни и успел закрыть за собой в дверь, как раз в тот момент, когда Дынька с дикими глазами понеслась следом.
  Вот это экстрим с утра пораньше.
  И чего я этим добился? Сам же себе проблем нажил, чую, ох, как чую, аукнется мне еще сегодняшнее представление.
  -Да как ты можешь!- послышался голос соседки из-за стены, и тут же что-то вдребезги разбилось, надеюсь не об голову,- Сам же придумал, а мне отдуваться!
  Вот оно как, значит, вчерашняя подстава рассчитана не только на меня. И чего интересно он этим добьется?
  -Спасибо еще скажешь,- гаркнул Игорь.
  -Ненавижу,- хлопнула дверь, скорей всего в комнату.
  Точно не обойдется без проблем.
  
  Яна.
  Лучик солнца пугливо пробрался сквозь щель в шторах, настойчиво пытаясь меня разбудить. Наивный, когда же я поднималась с первого раза, тем более, сегодня ТАКОЙ день. Вы спросите какой? Ну что же, я сама не знаю, но чувствую, что должно случиться что-то такое, что может навсегда изменить мою и без того не скучную жизнь.
  Мельком глянув на часы, отметила, что сейчас лишь без пяти четыре, раньше я так рано даже носа из-под одеяла не показывала, а сейчас, поворочавшись на ставшей ужасно неудобно подушке, все же поднялась.
  Вчера проводив Арину с Игорем на вокзал, я еще долго не могла уснуть, обдумывая странную, отчего-то бесившую меня фразу: "Хочешь жить, умей вертеться, Янчик",- наверное, не нужно объяснять, кто у нас такой умный. Я понимала, что он просто нашел еще одну возможность подкалывать меня по поводу и без, но что-то не давало мне спокойно окунуться в мир морфея. А вот сегодня вскочила ни свет ни заря.
  Побродив немного по квартире, я попереставляла книжки, попинала тапочки (почему-то левая лежала на кухне, а правая в туалете), умылась, пытаясь придать себе божеский вид, но все бесполезно.
  Как говориться, что бы выспаться нужно ложиться не в тот день, в который тебе вставать, на столь простую истину я, откровенно говоря, забила, за что сейчас и поплатилась. Вскипятив себе большую кружку молока, я, маленькими глоточками попивая обжигающую жидкость, вновь направилась спать. Как не странно бы это звучало, но в отличие от других детей, молоко я любила всегда, с удовольствием пила в любом виде, а со временем для меня это стало просто действенным способом успокоиться и уснуть. А волновалась я сильно, не знаю причину, но это неприятно почти паническое чувство, колючим комочком свернувшееся где-то в груди. Наваждение... предчувствие.
  Вскоре я уже вновь видела цветные сны.
  Будильник, поставленный, на пять утра, еще с вечера заботливой сестрой, я просто проигнорировала. Внутренний голос, который до этого не вылезал, сейчас забавно верещала что-то про "тощую ленивую задныцу", но гордость и внутренний стержень не дали мне и шанс. И с блаженной улыбкой я вновь зарылась носом в подушку.
  
  Дождь.
  Ненавижу его. Такой холодный, противный. Маленькие колючие капельки, образуя мокрые дорожки, скатываются по щекам и самым наглым образом забираются за шиворот, заставляя пижаму прилипать к разгоряченному телу. Стоп!
  Резко подскочив на кровати пытаясь стереть влажные разводы со щек и избавиться от разноцветных кругов пляшущих вокруг меня, я не сразу заметила алюминиевый ковш целеустремленно приближающийся ко мне и конечно же не успела остановиться. Четкий "ДЗИНЬ" раздался в моей голове набатом. И с предсмертными как мне казалось стонами, я рухнула обратно на подушку.
  -Упс,- сквозь звон в ушах послышался голос.
  А претворюсь ка я мертвой, может меня пронесет и взбесившийся говорящий ковш уйдет восвояси. Да и вообще - это все сон, с чего мирной кухонной утвари нападать на свою хозяйку.
  Кровать прогнулась под чьей-то тяжестью, скрипнули недовольные пружинки, а на мой пылающий лоб легла холодная рука.
  -Похоже, будет шишка,- раздался над ухом знакомый голос, и из груди вырвался стон разочарования, ах лучше бы я сошла с ума, и меня на самом деле атаковал ковш.
  Недовольно приоткрыв один глаз, я уже готова была высказать все, что думаю о столь ранних посещениях моей квартиры, но два черных, утягивающих куда-то глубь, омута с такой тревогой вглядывались в мое лицо, такие виноватые и даже немного напуганные они были, что все слова просто застряли в горле, вырвавшись наружу лишь хриплым, все еще не прошедшим, кашлем.
  -Умираю.- Простонала я, тратя те немногие остатки силы воли на то, что бы оторваться от горящих глаз,- Свет. Я вижу свет, о Боже...
  Рядом раздался чей-то смех, неумело скрываемый покашливанием.
  -Мне очень приятно, что меня ты приняла за всевышнего,- с какой-то напускной ленцой проговорил парень,- но, увы.
  -И где же я так нагрешила,- прикрыв глаза от назойливого солнца и завораживающих омутов, попыталась пожалобнее вздохнуть, пусть знает как мне плохо, как я страдаю. Но вместо этого во всей красе вновь показал себя кашель, с ненормальными хрипами и вечными чихами. Эх, как же было глупо полагать, что если мы откроем окно и проветрим квартиру Матвея, то он еще не скоро догадается, что это всего лишь шутка. И к чему это привело? Я заболела, это раз, сосед все равно прочухал, это два, всю последующую неделю мне предстояло изображать святую невинность и будить Матвея чашечкой кофе в постель (хотя в каком виде попадет, это самое кофе в постель мужчины не обговорили, что давало раздолье для фантазии), это три. Как видите, мне здесь досталось больше всего.
  -Болеешь?- мне показалось или в его голосе промелькнула тревога.
  -Нет, умник, кайф ловлю,- пробурчала, пытаясь скрыться от назойливого солнца, теперь умудрившегося пробраться и сквозь пальчики и гостя под одеялом, между прочим мокрым, липким и холодным.
  -Вот и славненоко,- с этими словами назойливый гад стянул с меня последнее укрытие.
  Немного поморщившись и не отказав себе в удовольствии немного поворчать, я перевернулась на живот, уткнулась носом в подушку. Лепота! Пусть хоть небо рухнет на землю, я не встану со своей кровати. Но как же я ошибалась.
  Со словами "Неплохой вид", меня бесцеремонно похлопали по ж... жизненно важной точке, сверкающей, о Боже как я могла забыть, моими любимыми розовыми кроликами, да по-детски, зато мне всегда нравилось.
  Вновь заскрипели пружинки, видимо возмущаясь такой несправедливостью, как лишний вес, и вот уже у меня под боком кто-то безмятежно посапывает.
  -После того, что ты сделал,- кусаю подушку, и, пытаясь не выдать рвущийся наружу смех (это вообще я, ау, Яночка, где же бродит твоя всепоглощающая гордость, неужели я засунула ее ТАК далеко),- просто обязан на мне жениться.
  Рядом послышался приглушенный смех, перерастающий в наваждение или, нет, цунами! ураган! Заразительный немного хрипловатый... невероятный.
  -У тебя что, пунктик на этом?- все еще посмеиваясь, парень прощупывал почву, наивный.
  -Ха-ха,- знаете, вот сейчас мне ни капельки не смешно,- о чем ты вообще?
  -О твоей навязчивой идеи,- прикрыв глаза, сосед улыбнулся каким-то своим мыслям,- третий раз пытаешься женить меня на себе.
  -Третий,- решила уточнить я. Нет я совершенно точно это расслышала, но теперь осталось понять что же он имеет ввиду... третий.
  Рядом со мной как-то сразу стало так тихо. Вот теперь я точно заинтересована в том, что бы вытянуть из парня не так уж и сильно интересовавшую меня информацию. Но раз ему есть что скрывать, должна хотя бы попытаться узнать.
  Повернув голову в сторону соседа, я узрела великолепную картину. Матвей, развалившийся на моей кровати, одной рукой прикрывал глаза, вторую положил под голову и нервно покусывал нижнюю губу. Никогда раньше не замечала у него этой дурацкой привычки (нет, ну ведь невозможно спокойно на все это смотреть).
  -Так что за третий раз,- решила я подтолкнуть парня к откровениям, но не тут-то было. В ту же минуту мне была продемонстрирована железная мужская логика "А что сразу я".
  -Ты знаешь сколько времени,- недовольно начал Матвей, но я самым наглым образом его перебила.
  -Да. Ты проспал,- и довольно улыбаясь, зевнула.
  -Возможно,- не стал отрицать сосед моей правоты, но гаденькая ухмылочка, на долю секунды промелькнувшая на его лице, испортила все впечатление,- но не я единственный сплю до полудня.
  -До полудня, неплохо ты подремал.
  Внутренне позлорадствовала я и уже хотела перевернуться на другой бок, и сладко зевнуть, как до меня, еще не совсем проснувшийся, постепенно начал доходить смысл фразы "не я один".
  Подскочив на кровати как ошпаренная, я уставилась на будильник. Без пяти час. Он что, опять сломался? Потом перевела взгляд на довольно улыбающегося парня.
  -Нет,- простонала я, усаживаясь на кровать и хватаясь за голову руками.
  -Да,- да послышался, злорадны голос Матвея откуда-то сбоку.
  Паршивец. Прикрыв глаза, я обхватила себя за плечи и начала раскачиваться, монотонно повторяя: "Все хорошо. Это просто дурной сон. Все хорошо", самовнушение не помогало, и безграничная злость просто разливалась по всему телу. Вот тебе и неприятности. Вот и плохое предчувствие.
  -Тебя это успокаивает,- да нет, он откровенно ржал над моими попытками успокоиться. Злобно сверкнув глазами (о да, я чувствовала, как искры летят), я ради профилактики пнула паршивца. Ну что ему от этого станется, словно перышком прошлась, он даже не дернулся.
  -А знаешь, что самое интересное,- продолжил измываться надомной сосед,- ведь я мог бы тебя разбудить. Но, увы, по сценарию все должно быть наоборот,- и он вновь рассмеялся. Вот же гад.
  Все так же показушно покачиваясь, я нащупала подушку у себя под боком и со всей своей девичьей силы приложила ее по ухмыляющейся морде развалившегося на моей кровати Матвея.
  Злобно пофыркивая, Белиз, помниться, делал так же, сосед откинул подушку и как-то странно уставился на меня, отплясывающую победный танец. Как сладка месят.
  -Маленькая засранка,- единственное, что я услышала перед тем, как меня схватил за лодыжку, и повалили обратно на кровать и начали... нет, что вы, не бить, щекотать.
  Пытаясь вырваться я, только еще большее провоцировала парня, не нарочно, но так выходило, все, на что я была способна это смеяться до слез, до звездочек в глазах и икоты, я лишь металась по кровати пытаясь хоть как-то достать до этого нахала.
  -П- прекрати... ик,- все что могла я сказать,- слышишь! Не могу больше... хватит!
  Щекотка неожиданно прекратилась и мне, наконец, удалось перевести дух.
  Щеки горят, по спине до сих пор бегают мурашки. А прямо мне в глаза вновь смотрели два омута, но сейчас было что-то не так, зрачки расширены и почти перекрывали и без того черную радужку, дыхание сбилось, словно это его только что чуть не защекотали до полусмерти.
  -Дынька,- хрипло и надрывно начал Матвей,- я потом попрошу у тебя прощения, хорошо?
  И не дожидаясь ответа, накрыл мои губы своими. Это было не так как в прошлый раз, в прихожей его квартиры, не торопливый и мимолетный поцелуй, а дерзкий, рваный, сметающий все мысли срывающий крышу, беспощадный и, наверное, даже, пугающий. Но именно сейчас я не осознавала, что делаю, и к чему это приведет. Просто мне хотелось прижаться к этому человеку, почувствовать его каждой клеточкой своего тела.
  Пальчики сами по себе пробежались по шикарному прессу, все ближе и ближе подбираясь к ремню (и где это его футболка?)... Черт возьми, что происходит?!
  Реальность накрыла с головой как-то совсем неожиданно, не предупредив и не дав ни секунды на подготовку. Мысли, до этого просто сбежавшие от меня, сейчас метались в голове, и первое что они хором скандировали было: "Дыши! Ты это умеешь!". А вот Матвею, похоже, было уже все равно, да и мне вновь захотелось забыться и продолжить, но...
  -Матвей,- пальцы его прошлись по моему бедру, и вместе с этим из груди вырвался протяжный стон,- стой,- не знаю, кому я это говорила, но вот сосед останавливаться на достигнутом явно не собирался, продолжив дорожку поцелуев от пульсирующей вены на шее до плеча, прикусывая нежную кожу и уставляя яркие отметины. Мгновение, и он вновь вернулся к губам.
  Руки пробрались под футболку, сейчас медленно, томительно, словно запоминая каждый миллиметр моего тела, скользнули вверх. Непонятный туман вновь прокрался в сознание. Внизу живота, словно комочек нервов, отзывался на каждое прикосновение приятной истомой.
  И вот я уже сама, позабыв о недавних сомнениях, пытаюсь прижаться к пылающему телу сильнее.
  -Моя,- хриплое, в перерывах между невыносимо длительными поцелуями, повторяет он.
  МОЯ... единственное слово красной нитью прошло сквозь пелену, вновь возвращая в реальность. Черт возьми, что я творю!
  Дыхание прерывистое и горячие дорожки располосовали все мое лицо. Слезы. Я плачу? Что это... страх!
  В какой-то момент затуманенный взгляд черных омутов прояснился. Дыхание все также сбито, рваное и хриплое, но теперь в его глазах зажегся страх и недоверие.
  -Ян,- попытавшись меня обнять, получил лишь яркую отметину на своей щеке,- Прости... ты плачешь...- словно говорил самому себе, растерянно, неуверенно. Дурачок.
  Этот испуганный, нет, словно зашуганный взгляд, как у загнанных в угол животных, не надеявшихся уже на спасение. Сразу захотелось прижаться к нему и сказать, что все хорошо.
  Стоп! Нельзя!
  Ничего не хорошо, пусть поймет. "Осознает",- бьется одна из мыслей, но ее тут же перебивает другая: "Сама же его хочешь! Не дразни! Разреши!".
  Черт! Черт! Черт бы меня побрал и его тоже. Все испортил. А я так надеялась пообжаться еще немного, а он. Ненавижу!
  -Вон,- прозвучало как-то безысходно, без каких либо эмоций. А это унижает не хуже пощечины.
  Ну что он сидит и смотрит на меня как побитая жизнью дворняжка, я же не железная, нет ведь...
  -Вон... уходи. Видеть тебя не хочу,- отвернувшись к окну, тайком стерла соленую дорожку, не хочу, что бы он видел, и его видеть... не хочу.
  Легкий шорох, недовольный скрип пружинок и легкие шаги. Что он делает?
  Хлопнула дверь! Все: злость, безысходность,- все здесь.
  А ведь не сказал ни слова. Просто встал и ушел. Просто так... вот я дурра!
  -Вот и вали,- слова вырвались с прерывистым всхлипом, откуда-то изнутри разрывая на мелкие кусочки. Жалобно, противно... от самой себя противно.
  А он - урод! Ушел...
  ***
  -Дашут,- в трубке послышалось стандартное приветствие,- можно я приеду к тебе?
  -Только после того, как ты скажешь, почему не была на парах.
  -Я проспала,- попытавшись сдержать вновь вырывающийся всхлип,- Так я приеду?
  -Конечно,- даже не видя своей подруги, я могла точно сказать, что она улыбнулась. Ну хоть кому-то из нас хорошо.
  
  Вот уже как два часа я заливаюсь слезами, под орущую на всю квартиру музыку. Матвей... что это вообще значит? Почему я так реагирую на этого человека? Наглый, упрямый, самовлюбленный тип, ничего не видящий дальше своего носа, безответственный нахал, но именно сейчас я понимаю, что мне этот нахал нужен, не знаю зачем и как долго продлится это "хочу", сейчас я уверена лишь в одном: я самая настоящая непроходимая дура.
  А с другой стороны, что этот идиот хотел сделать? Он вроде бы должен был обижаться и сидеть себе дома, что же тогда он забыл у меня. Что он вообще наделал?!
  Все эти совсем не веселые и однозначно противоречивые мыслишки роились в моей голове всю дорогу до подружки. Жила Даша в противоположном от меня конце города. Хотелось бы заметить, что сам городишко наш небольшой и не прошло и часа, как я уже стучала в дверь ее квартиры.
  Открыли мне достаточно скоро. Сияющая девушка просто выпорхнула из квартиры, но, завидев меня, улыбаться почему-то перестала, скорей всего по той же причине, почему от меня шарахались дети в автобусе, а старые бабки плевали через левое плечо, суеверные.
  -Что, так плохо выгляжу?- решила отшутиться я, но, похоже, Даша ничего не услышала, или же не захотела слышать.
  Затащив мое неубирающееся тельце к себе домой, усадила меня на диван и потребовала объяснений.
  А что мне еще оставалось делать? Выложила все как на духу, не поскупившись на эпитеты в адрес всяким разным. Просто хотелось выговориться или может быть пожаловаться, не имеет значения. Главное то, что с каждой моей грозной репликой лицо Дашки вытягивалась все сильнее, и видно было, что она за что-то внутренне себя корит, сжимая кулаки и чуть ли не скрипя зубами. Хотелось сказать, что все хорошо и не забивать этим голову своему близкому человечку, но я не могла, просто не могла.
  И с каждым словом мне становилось все легче, словно ту тяжесть переживаний вместе с вырывающимися хриплыми всхлипами снимали с моих плеч. Словно Дашута забирала все отчаянье и уже последнее, что я сказала, было осознано уже давно, но истиной стало только сейчас:
  -Я похоже влюбилась,- злые слезы стекали по щекам, словно укоряя,- такая дура. Ему ведь одно только надо было. А я уши развесила.
  Новый нервный всхлип разнесся по квартире, заставляя подругу как-то сжаться. Она уже давно прижала меня к себе, жертвуя белой футболкой, залитой моими слезами.
  -Что мне делать?- умоляюще посмотрела я на нее, почему-то уверенная в том, что подруга скажет сейчас что-то безумно правильное, то, что поможет выкарабкаться хоть на время из сложившейся ситуации.
  И похоже я не ошиблась.
  -Тебе нужно расслабиться,- поглаживая меня по голове, словно сама себе говорила Дашка,- Илья предложил съездить на природу в эти выходные,- словно рассуждала она, перебирая прядки моих волос,- солнышко, речка, палатки, шашлычок. Должно быть здорово.
  Перестав всхлипывать, я прислушалась к словам подруги, нет не насчет речки, солнца и так далее, а те моменты, когда она вспоминала Илью, немного задумчивый взгляд, полуулыбка на расстроенном лице. Что это значит? Буквально два месяца назад она бегала от него по всему институту, и пряталась в темных углах в те моменты, когда он находился поблизости. И тут, ни с того ни с сего, они активно переглядываются (это я заметила совсем недавно), и в то утро Илья принес мне ключи от дома, находившиеся у любимой подружки. Сейчас он зовет на природу, и я не вижу ни капли злых и ненавистных взглядов, которые она бросала при малейшем упоминании этого парня. Можно ли считать, что...
  -Даш, что у вас с Орловым?- вклинилась я в поток ее убеждений, она до сих пор перечисляла мне прелести загородного отдыха.
  -Он хороший,- невпопад ответила Дашка, словно и не заметив вопроса, продолжила дальше.
  -И давно вы встречаетесь?- решила я попытать удачу и Бинго!
  -Да,- с улыбкой ответила она,- так, а пока поживешь у меня. Родители все равно уехали, а мне чертовски скучно.
  Неужели не заметила подвоха? Все пытается меня уговорить, хотя я уже давно была на все согласна и мои переживания давно отошли на второй план, выпустив вперед коварное любопытство.
  Вообще, это маленькая Дашкина особенность, всегда меня умиляла. И не раз я ей говорила, что это ее когда-нибудь да погубит. Дело в том, что стоит лишь на мгновение завладеть ситуацией в момент яркого порыва ее чувств (именно сейчас это была жалость ко мне, как бы противно это не звучало), и на любой твой вопрос она отвечала машинально чистую правду.
   Неужели она сдалась урагану, имя которому Орлов Илья, хм, приятная пища для размышлений.
  Безумно интересно. Ни так ли?
  
  А потом началось самое интересное. Так как подбадривать меня больше не надо было, а весь негатив я выплеснула в свой рассказ, то, как и ожидалось, пришла Дашина очередь поведать мне свою историю.
  Ну, это я так для остроты ощущения. Но как же раньше я ничего не замечала, даже неуютно как-то стало, ведь Дашута для меня всегда была беззаботной и уверенной в себе девчонкой с небольшим комплексом отличницы, и, может, поэтому за немного холодной и отрешенной маской и нельзя было разглядеть истинных чувств.
  
  Все началось зимой.
  Когда еще не отошедшие от Новогодних праздников студенты с большой неохотой посещали первые в этом году лекции. Именно сейчас первые морозы отступили, дав небольшую передышку, и серое небо вновь прорезали неясные и совсем не греющие солнечные лучики. Но все равно отражались от белых сугробов, покрытых тоненькой корочкой и слепили глаза, вызывая у всех радостные, но по-детски милые улыбки.
  Именно в один из таких совершенно обычных дней и было потеряно самое сокровенное, что только было у Даши - ее ежедневник. Совершенно простой, без каких либо вычурностей: темно зеленая обложка, сделанная под кожу, хрустящие странички, исписанные немного мелковатым, но зато аккуратным подчерком. И вправду, ничего особенного.
  Даже внутри, словно выводя каждую буковку, был написан всего лишь распорядок дня: куда сходить, что забрать, кому позвонить. Все это было совсем ненужным, но до такой степени привычным, что отказаться от когда-то просто детской забавы оказалось совершенно невозможно. Привычка - вторая натура.
  И все бы хорошо, нет никаких проблем. Если бы в один прекрасный день ее не потянуло на маленькие шалости, то, что иногда они вытворяли с Яной, составляя топ чего-нибудь (ну там самая красивая попа, например, ха). А тут мимолетным порывом не менее двадцати пунктов "Настоящий мужчина", просто так ради шутки, тем же аккуратным подчерком, для большей достоверности украсив милыми сердечками. Все это непременно выделялось среди серых листов распорядка дня.
  И конечно же она ни разу не мечтала о "пк3. Настоящий принц" или же "пк18. вежлив и романтичен", все это сказки, детский лепет. Девушке всегда нравились настойчивые и уверенные в себе, а не те мямли, про которых она писала в своем ежедневнике.
  Как же корила потом себя Даша за несдержанность и неаккуратность. Ведь потеряв свое маленькое сокровище, она самолично выставила все свои глупые мысли на показ. Была лишь одна надежда, что заглянув мельком и не обнаружив ничего интересного, какой-нибудь очень порядочный человек вернет ей любимую вещицу.
  Но время шло, а благородных на горизонте не наблюдалось. И девушка совсем уже опустила руки, уверяя себя в том, что оставила ежедневник где-нибудь в такси, ну с кем не бывает.
  "С тобой не бывает",- твердил внутренний голос, но тут уже ничего не поделаешь.
  Буквально через неделю, удача повернулась к девушки лицом. Нет, свою пропажу она так и не нашла, зато впервые поверила в судьбу.
  Бродя по институту и, уже по непонятно как выработавшейся привычке, заглядывая во все углы, в надежде, теплившейся еще где-то внутри, хоть что-нибудь найти, нашла на свою голову, а точнее столкнулась на лестнице с местной знаменитостью. Высок, красив, белокур - чем не принц, да и манеры поистине королевские, и движения плавные или даже немного заторможенные. Чего стоит эта улыбка, не натянутая, но все равно немного неестественная. Но все равно было в нем что-то такое, что притягивало Дарью.
  Слово за слово, и вот они уже сидят в кафе и нашли немало общих тем, а потом кино, банально, но приятно, неожиданно откуда-то взялся букет. Потом ее любимое фисташковое мороженое и совсем наивный поцелуй у подъезда.
  На третьем свидании в голову закрались подозрения. Слишком все гладко, не может быть такого. Этот человек словно знал ее, изучил все ее вкусы, угадывал любое пожелание. Да и сейчас катаясь на лошадях по заснеженному полю уже не ощущаешь такой радости, Дашу словно преследовал эффект дежавю. Она с легкостью могла предугадать, что следующее предпримет ее новый знакомый. И иногда этот непонятный блеск в его глазах совсем не вязался с тем человеком, которого она узнала.
  Все его манеры с каждым разом казались ей все ненатуральнее и наигранные что ли. И в скором времени он ей просто наскучил, как любой другой, до зубовного скрежета обходительный и правильный. Что-то не то было в этом парне. Ну не вязался его возвышенный образ в ее присутствии с тем, кто он есть в институте. Такой искрений, с тем самым огоньком, прятавшимся где-то в глубине его голубых глаз.
  Ей очень хотелось увидеть именно этого парня, именно с ним она хотела бы провести хоть один вечер, не то притворное благодушие ей хотелось бы ощутить, находясь рядом с Ильей. Хотелось бы узнать о нем хоть чуть-чуть, ведь ни разу он ей не рассказал, чем увлекается или, на худой конец, какие фильмы ему нравятся, всегда с какой-то особой легкостью отшучивался и просто сбегал от разговоров.
  В сердце закрадывалось непонятное, ничем не объяснимое чувство обмана, с каждым днем оно подкреплялось новым жестом или неаккуратно сказанным словом, совсем не вязавшимся с тем милым и улыбчивым, в чем-то даже медлительным, пареньком. Резкость, блеск, сарказм - откуда все это бралось непонятно, но это однозначно привлекало бы Дашу гораздо больше.
  В один прекрасный день все просто стало вставать на свои места.
  В институте было особенно шумно, вновь что-то обсуждали. Сплетни девушка не любила, сама старалась не попадать в неприятные ситуации, а все свои мысли привыкла высказывать в лицо, не размениваясь по мелочам, перемывая косточки за чьей-то спиной.
  Но как обычно, пробежавшись взглядом по серой массе, девушка выделила одну лишь знакомую фигуру. Облокотившись о стену, посреди холла стоял Орлов и разговаривал по телефону. Рядом, как ни странно, никого не оказалось, что и подтолкнуло Дашу к тому, чтобы подойти, хотя девушка давно заключила сама с собой негласное соглашение, что в стенах института знать не знает этого парня. Илья был не против. Вообще, было такое ощущение, что он готов соглашаться со всем, что взбредет девушке в голову.
  На цыпочках, что особенно смешно смотрелось, если учесть громогласную толпу из студентов, девушка подкралась к молодому человеку. Видимо зря, ведь то, что она услышала, так расходилось с тем, что ей показывали все это время, и даже с тем, что ежедневно видели студенты. Совершенно незнакомый и до противного чужой человек.
  -Хе, чувак,- с какой-то неуловимой хитрецой в голосе говорил Илья,- неужели слабо! Что может быть круче? Да расслабься ты, я же не настаиваю...- на том конце провода похоже очень искусно ломались,- Просто знай, сборы в апреле... Ну и что? Я же видел тебя в деле!.. Хорошо. Я подумаю. Сам как?.. Карамелька?..- на какое-то мгновение парень замолчал, словно обдумывая слова оппонента.
  Карамелька. Слово резануло слух, а если быть точнее прозвище. Да, последнее время именно так ее и называл Орлов, а обосновывал это тем, что она такая же сладкая и маленькая. Даша была не против, ей это даже нравилось. Но вот сейчас он с кем-то ее обсуждал. Что происходит?
  -Как обычно ломается.- С какой-то грустной усмешкой, наконец, сказал он, а у девушки ком к горлу подкатил,- Да ничего она не подозревает. Ведь хотела малышка принца, чем я хуже,- прикрыв глаза, парень потер переносицу, Дашка давно заметила эту его привычку, проявлялась она обычно в те моменты, когда он пытался увильнуть от какой-то темы, касающейся его.
  -Даже не думай,- на какой-то момент взгляд парня потемнел, и глаза стали, словно грозовые тучи, такими же тяжелыми и чужими, а кулаки сжались до такой степени, что побелели костяшки пальцев. Интересно, что ему такого сказал его собеседник,- Не смей к ней подходить... я сам....
  Больше Даша слушать не стала, и так все было ясно.
  Поиграть, значит, захотел. А она такая дурочка поверила ему, решила, что в жизни бывает сказка. Наивная. Как же ей сейчас хотелось вновь стать такой же холодной и отрешенной, как и раньше, а вот сердце не давало. Разрывалось на части, скулило, о чем-то молило, несчастное. Бесполезно.
  Следующий удар, нанесенный Дашиному самолюбию, была находка утерянного "сокровища", ровно через два дня после подслушанного разговора.
  Теперь стало понятно и то, почему все действия Ильи девушка могла предугадать наперед. Просто именно про это она и писала в своем ежедневнике пункт за пунктом. И вот сейчас она увидела их на лавочке, белокурый парень и ее любимая книжица. Он делал пометки карандашом и чему-то улыбался, так же светло и знакомо.
  -Так это ты,- не смогла все же удержать все негодование, сорвалась. Шипела, рычала и, в конце концов, не удержавшись, дала звонкую пощечину своему обидчику.
  Ежедневник, который она вырвала из рук растерявшегося на мгновение парня, прямой наводкой полетел в урну, стоявшую неподалеку возле скамейки.
  -Врал все это время,- дурацкая слеза скатилась по щеке,- играл со мной, как... как с дурой.
  От последних слов парень дернулся как от очередной пощечины, подскочив со скамейки, как-то с недоверием посмотрел на бушующую девушку.
  -Карамелька...
  -Не смей,- прошипела она,- Не смей, слышишь, так меня называть,- удар маленьким кулачком в такую широкую грудь, совсем не ощутим, но надо было хоть как-то выплеснуть свои эмоции,- Как же я тебя ненавижу!
  Тут уже не выдержал Илья. Схватив злющую, вырывающуюся и старающуюся пнуть побольнее девушку за плечи и пару раз хорошенько встряхнув, посмотрел ей прямо в глаза.
  -А что мне было делать?- его голос становился все громче и громче, и наружу пробивался непонятный рокот, похожий на рык раненого зверя,- Ты, черт возьми, придумала себе принца на белом коне, отгородилась со всех сторон иллюзиями.
  -Лучше правда,- не уступала ему девушка,- Ты настоящий совсем не такой. Дурил мне голову красивыми словами, а сам...- договорить ей, как полагается, не дали.
  -Что сам. Да вот так все весело. Вот такой я настоящий: тварь и сволочь, так ты хотела. Да?!- и больше не говоря ни слова, впился в ее дрожащие губки поцелуем. Совсем не те легкие касания, что он дарил ей у подъезда. Нет, это был огонь, ураган, обида и даже унижение - все в одном и соленый привкус с мокрыми дорожками по щекам.
  Отстранившись от девушки, Илья с каким-то утробным рычанием прижал ее к себе, словно боялся отпустить. Наверное, не зря, потому что, дождавшись момента, Даша со всей своей девичьей силы ударила его маленьким кулачком, а следом добавила и звонкую пощечину.
  -Не смей ко мне подходить!- выкрикнула она,- Слышишь, никогда! Ненавижу!
  
  Попивая чай, я слушала неторопливый рассказ своей подруги, лучшей, между прочим, и только и могла, что удивляться. Как я не замечала всего этого разочарования в жизни близкого для меня человека. Чувствую себя ужасно, я же видела перемены в Дашуте, но списала их... а на что я их, в принципе, списала?
  -Ну, вот так все и было,- беззаботно улыбаясь воспоминаниям, закончила рассказ подруга,- А уж потом что было, ты знаешь. Он ходил за мной по пятам, чтобы поговорить. Я бегала от него, в общем-то, для того чтобы избежать этого разговора.
  -И как он после этого добился твоей благосклонности?- мне ведь жутко интересно, как это у нормальных людей лЯбовь то происходит.
  Дашулька немного смутилась, опустила глаза, пытаясь скрыть нежную улыбку. Кто это? И что он сделал с моей подругой, с вечной недовольной ухмылкой и холодным взглядом.
  -После клуба,- начала она,- я, когда проснулась, в незнакомой комнате, жутко перепугалась. Мало ли что, все же мы тогда немало выпили,- девушка вновь немного замялась, но я нетерпеливо закусила губу и все же выдавила:
  -Ну и дальше...
  -А дальше вошло это чудовище. Злой как черт,- девушка хихикнула, видимо вспомнив то самое "чудовище",- но зато с кофе. Сказал, что я дура и что он зря мучился, ну уж если так сложилось, то меня больше никуда не отпустят.- Кончики ушей у подружки заполыхали,- Сказал, что если я еще раз что-нибудь подобное выкину или же, не дай бог, опять на уродов всяких вешаться буду, он меня под домашний арест посадит, и...- Дашка запнулась и прикусила нижнюю губу, залилась краской уже полностью.
  В памяти же у меня всплыло мое пробуждение после клуба. Вот у всех все нормально, а у меня Матвей. И вот не знаю плакать мне или смеяться.
  -Ян,- прервал мои рассуждения голос подруги,- а что мы в клубе делали? Ничего не помню.
  Мне оставалось лишь пожать плечами. Не знаю, что можно ответить в такой момент. Лично мои воспоминания оборвались на том моменте, когда мы отплясывали с подругой Кан-Кан на моем кухонном столе (не знаю, как бедняжка это выдержал, но его после такого можно по праву считать героем), а уж то, что мы были в клубе я и вовсе не помню, да в принципе и все то что происходило после ликера.
  -Слушай,- встрепенулась Дашка, видимо тоже вспоминая тот забавный денек, а если быть точнее, вечерок,- А ты за вещами своими съездить не хочешь?
  -Было бы неплохо,- на часах стрелки показывали четыре, в принципе не так уж и поздно.
  -Тогда я позвоню Лехе,- она достала телефон,- он нас встретит.
  
   Дозвониться до Лехи удалось не сразу, но Дашута упорно жала на зелененькую кнопочку вызова. И чудо, наконец, свершилось, на том конце провода раздалось недовольное бурчание, совсем не вязавшееся у меня с образом того рыжеволосого, всю дорогу улыбающегося и рассказывающего дурацкие истории, паренька. Наоборот, до меня доносились обрывки фраз недовольного чем-то молодого мужчины, уставшего и не видящего смысла в звонке моей подруги.
  -Я сейчас не в городе,- наконец-таки сдался он на милость врагу, сквозь динамики прорвался мучительный вздох,- подъеду часа через два, если я все еще буду вам нужен, подъеду.
  Переведя дух, Даша уверила своего знакомого, что дойдем мы и пешочком, и все же назвала адрес моей жилплощади. Леха вновь пробурчал что-то нелицеприятное, отдававшее истинным мужским шовинизмом, но пообещал быть на месте и изображать из себя водителя.
  
  На своих двоих, нетвердой походкой (все же истерика взяла свое), мы добрались до остановки, тихо хихикая каждая над своими мыслями. Понятно, что представляли мы из себя парочку не совсем адекватную, люди пытались обойти нас по дуге. Отчего эти несчастные так сторонились, для нас осталось тайной, сокрытой за семью печатями. Да и, в общем-то, несильно это и волновало двух немного расстроенных девушек (нас то бишь) мнение окружающих.
  Автобус ждать долго не пришлось. Пыхтящее и перемигивающееся разбитыми фарами железное чудовище остановилось возле невозмутимых ждущих и дыхнуло в лица выхлопными газами, окутав нас сизым дымком.
  Копошась и расталкивая зевак локтями, мы наконец-таки забрались внутрь и упали на единственные свободные задние сиденья, решившие, что приложенные усилия должны быть вознаграждены, и, лишь поэтому, свое честно вырванное место покидать отказывались аж до своей остановки. Чему в принципе добрые люди не препятствовали. Эх, наивные, уставшие маленькие студентки!
  На первой же кочке я поняла, почему места были свободны, Дашка же испытала это на собственной шкуре. Подругу подкинуло на добрые тридцать сантиметров, вместе с сиденьем (кем-то очень добрым открученным) и перебросило через поручень. Хрипя и болтая ногами, она кое-как сползла со своего насеста и по стеночке отошла от неблагополучного места. Мне лишь оставалось позлорадствовать и дожидаться своей кочки.
  Вторую проскочили без потерь, лишь немного дернувшись в бок, а вот третья колдобина устроила полюбовную встречу моего носа с боковым стеклом. И даже не спрашивайте, как я так изловчилась, самой бы понять. Лишь Дашутино хихиканье да укоризненные взгляды пассажиров давали понять, что кульбит был примечательный, а пульсирующий кончик носа это подтвердил.
  Недовольное шипение кондуктора более или менее привело нас в чувства, и под страхом вылететь из теплого автобуса мы, потупив взгляд, оставшийся путь бесшумно отбивали себе то место, на которое, в общем-то, следовало искать приключения.
  Короче говоря, доехали мы мирно и без особых потерь в нашем немногочисленном стане. И позабыв о недавних слезопусканиях, весело переговаривались. Добрались до моего подъезда, целенаправленно поскакали на любимый четвертый этаж, проигнорировав вечно сломанный лифт.
  
  Еще на подходе к квартире я заподозрила неладное, странное шебуршание на лестничной клетке тоже не придало оптимизма. Неужели сосед вновь принялся за старое и притащил домой очередную шалаву?
  От подобных мыслей все настроение улетело в трубу и неумолимо подбиралось к той планке, в порыве которой обычно и планировалось что-то мерзопакастное. Конечно же, сейчас просто хотелось прикопаться где-нибудь под плинтусом и не оттенять. Да что же это такое!
  Резкий скачок настроения не прошел незамеченным для всегда наблюдательной Даши (а шум тем временем становился все отчетливее). Подружка тоже поддалась всеобщей панике и насторожилась.
  -Что-то не так?- переводила взгляд с меня на лестничный пролет, на который я нервно косилась, и не понимала, почему я остановилась на полпути.
  Помотав головой, вновь прислушалась. Пролетом выше вновь раздался мощный удар, идентифицированный мной как взаимодействие "стена-дверь". Через пару минут гневного бурчания до нас долетел неприятный сизый дымок и режущий глаза запах.
  -Дрянь,- послышалось в этот момент сверху и дверь вновь хлопнула.
  Переглянувшись с Дашкой, мы, не сговариваясь, спустились на пару ступенек ниже и для верности прижались к стене.
  -Илья?- не то вопросительно, не то утвердительно сказала девушка и сама себе кивнув, полезла в сумочку.
  Как много нового и, несомненно, интересного можно найти в своей сумочке, пока пытаешься добраться до телефона. Например, старая, изрядно помятая конфетка Love Story еще долго радовала глаза, или же давно потерянная заколка, оказавшаяся заваленной прочим ненужным хламом. И вот наконец-то из недр этой волшебной вещицы был извлечен сотовый. Тоже не в лучшем виде, он порадовал подругу 13 пропущенными и гневными SMS-ками.
  Заглянув через плечо недовольной Дашуты, я лишь хмыкнула, какой настойчивый мальчик.
  Жестом показав мне на лестницу, подруга уже набирала чей-то (хотя почему это чей-то, как раз там все вполне предсказуемо), невозмутимо спускалась вниз. Длинные гудки разорвали тишину, а сверху вновь раздался БОМ, и уже можно было не прислушиваться, потому что "Где ты шлялась?" веселым эхом разнеслось по всему подъезду. Теперь же мне стало ясно, по какой причине пришлось сменить место дислокации, как и любая другая девушка, Дашка не терпела упреков в свой адрес.
  -Не смей на меня орать,- прошипела она, а сверху раздались приглушенные шаги.
  Черт! Он нас услышал!
  -Я спрашиваю, чем ты была занята, что не могла ответить на мой звонок?!- раздалось грозно над головой.
  -Разгребала дерьмо за твоим дружком!- гаркнула подруга и заходила взад-вперед по подъезду,- А ты эту тварь еще и поддерживаешь, а виновата опять я?
  -Какого друга?- немного поумерил пыл Илья, но парень все еще не остыл и мог вновь завестись с пол оборота.
  -Не заговаривай мне зубы,- вспылила Даша,- Я прекрасно знаю, что ты сейчас у этого Матвея.
  На том конце (или же этаже) замолчали и похоже вновь закурили, уже спокойно и как-то невесело начали говорить.
  -Сладенькая моя, не лезь в это, пожалуйста,- и немного помолчав, добавил,- Они взрослые люди, разберутся как-нибудь.
  -Козел твой Матвей,- пробурчала подруга, и теперь чтобы слышать разговор мне уже приходилось прижиматься ухом к телефону и дышать через раз.
  -Как раз таки и не мой,- расхохотались наверху,- но в чем-то ты права, малыш. А сейчас пусть твоя подружка пойдет чайку попьет, а мы с тобой поговорим.
  Вот урод!
  Я отступила на пару шагов и уставилась в окно, а в голове уже крутился план мести.
  Все мужики козлы. Это я уяснила уже давно, но эти парнокопытные еще и в стадо собираются, и что после этого делать нам, бедным, обманутым женщинам?
  Ну, а вообще, в какой-то степени я и сама, наверное, виновата. Влюбилась даже, поверила и решила, что раз терпит мои выходки, может что-то да получится. А оно вот как обернулось. Даже не знаю: огорчаться мне своей неудачливости или радоваться опыту. Ни того, ни другого как-то не хотелось, да и вообще, прочь депрессия, слезами сегодня я уже умывалась!
  
  Илья
  Бесполезная документация, все чисто не подкопаешься, но все равно что-то не так. Я же вижу. Два месяца уже прошло, а никак не могу войти в эту колею. Кто-то из подчиненных ведет двойную бухгалтерию в объезд меня, понимаю это, а вот поймать нахала не получается. Бармены и официанты ходят до ужаса счастливые, а если учесть то, что я уже неделю как объявил о сокращении кадров, это выглядит немного странно. Ни один из подчиненных не воспринимает меня как начальника, все надеются, что папка дал ребятенку проиграться.
  Да черт бы их всех побрал, даром мне не нужна эта забегаловка со всеми ее закидонами. А вот отец решил, что я должен приобщаться к семейному бизнесу. Ха, надеется на меня и, похоже, гордится. И вот как мне после этого прийти и сказать: "Извини, что-то у меня не заладилось. Пойду-ка я дальше получать свое высшее образование, подальше от вашего бизнеса, батенька".
  Черт, да бросил бы все, но это чувство независимости от родительского кошелька как наркотик. Получив однажды свободу, как-то не хочется возвращаться обратно.
  Дверь без стука открылась, и передо мной предстал наш "счетовод" Арнольд Викторович, как и обычно, без приглашения уселся в кресло и закурил.
  Мужик этот всегда бесил меня, слишком напыщен, беспринципен, в общем, личность не из приятных, но отец презентовал его как профессионала своего дела. В чем я ни капельки не сомневаюсь, обворовывают меня знатно, и даже нет сомнения, что этот слизняк здесь хоть как-то замешан.
  -Счета за месяц уже отправлены Дмитрию Анатольевичу,- с какой-то насмешкой оповестили меня, чем окончательно вывели из себя. Что за...
  -Какого хрена,- завести меня просто, поэтому в том, что я сейчас как раненый зверь метался от окна к столу нет ничего удивительного,- Это мой клуб, придурок. Причем тут мой отец, мать твою!
  В долгу "придурок" не остался и вскочил следом.
  -Что ты позволяешь себе, щенок!
  -Во-первых, не Ты, а Вы, Арнольд Викторович, во-вторых, многое себе позволяете здесь Вы,- гнев почему-то сразу сошел на "нет", и в голову пришла замечательная идея, решение всех моих проблем,- А, в-третьих, соберите-ка всех в большом зале.
  Мужик хотел возмутиться, но сейчас, когда я был уже настроен, гневные реплики я просто пропускал мимо ушей, зачем засорять свою светлую голову.
  -Я сказал быстро, и чтобы до последней поломойки.
  Уже через пятнадцать минут перепуганная и шушукающаяся толпа копошилась на танцполе в большом зале, недовольный Арнольд что-то кому-то грозно вещал по телефону.
  Спускаться к ним я был не намерен. Все же стоит хоть напоследок показать себя.
  -Прошу внимания.- Как, оказывается, занимательно наблюдать за тем как по одному твоему слову замолкают полсотни человек,- вы все уволены, господа.
  И с довольной улыбкой удалился к себе, уже предвкушая скорый набор нового и преданного персонала.
  Ну, кто же мне даст помечтать, вновь, похоже с пинка, распахнулась дверь в мой кабинет. И кто бы вы думали, решил облагодетельствовать меня своим присутствием?
  -Что значит "все уволены"?- чуть ли не визжал наш бывший бухгалтер.
  -То и значит, мой дорогой, то и...- договорить мне не дал завывший телефон,- Можешь идти и освобождать свое рабочее место,- уже не обращая внимания на посетителя, бросил я через плечо и наконец-таки ответил на звонок.
  -День добрый, сынок,- послышался знакомый бас, и больше не теряя время на ненужные слова отец, а это, конечно же, был он, перешел к сути дела,- Слышал, ты решил обновить персонал.
  Переведя убийственный взгляд на до жути довольного "счетовода", который, между прочим, все еще стоял в дверях. Понятно откуда ноги растут.
  -Да отец,- выпалил я и уже хотел начать (нет, не оправдываться, не в моих правилах оправдываться в действиях, которые лично я считаю правильными) отстаивать свою точку зрения, как меня тут же перебили.
  -Ну, наконец-то дошло,- в голосе отца проскользнула улыбка, а это явление редкое,- Честно сказать, я думал, ты сразу всех крыс вышвырнешь. Особенно этого, как же его... а Арнольда, та еще мразь.
  Теперь пришла моя очередь довольно улыбаться и доводить "счетовода" до аристократической прозелени.
  -Так ты все знал,- узнай я это еще час назад, наверное, жутко обозлился бы, но сейчас ничего кроме удивления я не испытывал.
  -Конечно, я все знал,- отмахнулся старший родич,- иначе было бы не интересно. Но не об этом разговор. Есть кто-нибудь на примете?
  -Да,- не раздумывая, заявил я,- На место твоего "любимчика" у меня уже есть кандидатура.
  -Хорошо,- похоже, отец решил, что он все сказал,- Завтра наберешь новых подчиненных, анкеты отошлешь мне.
  -Это лишнее,- на том конце только хмыкнули и положили трубку.
  Кабинет был пуст, что не удивительно, одно дело перечить мне, а другое моему отцу. Рисковых парней здесь никогда не было.
  На счет кандидатуры я не соврал. Честно говоря, уже давно хотел переманить Матвея, да все не было возможности, а сейчас все так удачно сложилось.
  Но перед тем как обрадовать друга, я не поленился и опубликовал на сайте клуба объявление о найме на работу с намеком на немаленькую зарплату. Должно сработать.
  
  Архипов трубку брать отказывался, упорно игнорируя, а то и сбрасывая уже какой по счету звонок. И что все это значит? Мало мне сегодняшних проблем, так еще и с этим что-то случилось.
  Ошибался я редко, вот и сейчас, поднявшись на четвертый этаж, пару раз нажал на звонок и нетерпеливо подергал за ручку двери, и как ни странно, зловеще скрипя, она поддалась. Что за черт?
  Но все оказалось не так плохо. Приятель всего лишь квасил в одно рыло. На полу уже стояла бутылочка Хенесси, на столе - ополовиненная Jim Beam (хм, что бы напиться, по мне так можно было взять что-нибудь и попроще, ну и ладно, дело не наше).
  Выдрав стакан у друга (ладно хоть не из горла хлещет), хорошенько встряхнул его за плечи. Ну что вообще происходит?! И это тот человек, который лишней капли в рот не возьмет. Матвей, для которого здоровье - залог успеха.
  -Какой же я дурак,- простонал он и вновь потянулся к бутылке.
  -Несомненно, дурак.
  Бутылочка дорогущего виски полетела прямиком в раковину. Хм, а во мне умер великий баскетболист. Вновь встряхнул Матвея, я уже решил для себя, что это была последняя его бутылка, нехер моим подчиненным спиваться в одиночку.
  -Сам все испортил,- неожиданно бодро начал он, откинувшись на спинку стула и прикрыв глаза,- Если бы подождал еще чуть-чуть, уже никуда бы от меня не делась.
  Ну, понятно, все проблемы от женщин.
  Стоп! Когда последний раз Матвей заливал в одно горло. Последние пару месяцев уж точно, но и один он после своих попоек не возвращался. Ну и кто из его ш... шикарных женщин та единственная и неповторимая.
  -Знаешь,- прекратил изливать душу в пустоту парень,- сказала, что ненавидит меня, а потом уехала.
  А вот это уже интересно, значит или она была у него или же она живет где-то поблизости, предположительно в соседней квартире. Например, Яна, если я не ошибаюсь, с Карамелькой ходила, да и в клубе они тогда... Вот черт!
  С час я обрывал телефон своей девочки и никакого ответа. Все сговорились, что ли сегодня! Что вообще может произойти с двумя адекватными девушками. Да все что угодно.
  И вообще может все совсем не так, левая баба, левые проблемы, а Даша просто забыла дома телефон. Но с каждой минутой Матвей уверял меня в обратном. Конечно, не слабо он накуролесил, но если девочка умная, подумает и простит. Это сейчас он не осознает, что с ним происходит, хотя по его нетрезвому блеянью можно предположить, что все он понимает, скотина.
  
  Часам к четырем приятель улегся, отсыпаться после бурно проведенного дня, а мне не оставалось ничего другого как ждать. Кто же потом напомнит этому придурку, что ему еще извиняться нужно.
  
  Сидеть на одном месте не давали накрученные на кулак нервы и храп элитного алкаша. Все мысли обязательно возвращались к моей малышке, заставляя мерить квартиру шагами и по новой тянуться к пачке сигарет. А ведь я почти бросил (никакого здоровья с этой егозой не напасешься).
  От количества выкуренного уже подташнивало, а все равно остановиться не могу. По-хорошему, бросить бы этого придурка здесь, ничего бы не случилось, а с другой стороны, окажись я в подобной ситуации... Да черта с два, я оказался бы в подобной ситуации.
  И вообще, Матвей как-то сдулся, поддался на дурацкие провокации своего организма, думая исключительно задницей. Пока не знаю, что он натворил (непременно что-то серьезное), но на месте его ненаглядной я бы еще и пнул хорошенько этого барана, а не только выгнал. Не уж-то потерпеть не мог, как будто не знает как с девочками себя вести надо.
  Раздумья прервал телефонный звонок. Кому я там еще понадобился, линию занимают!
  Но к моему огромнейшему удивлению на экране телефона засветилась задорно улыбающаяся Карамелька и я уже не смог сдержать эмоции. Все беспокойство тут же переросло в неконтролируемую ярость, и вылилось гневным: "Где ты шляешься?!"
  Что бы ненароком не разбудить угомонившегося друга, вновь вышел в подъезд, продираясь сквозь сизую дымку. Да, однозначно нужно бросать курить.
  Недовольное Дашкино шипение понемногу отрезвило, но не настолько, чтобы я сложил перед ней лапки. Просто сейчас на место злости пришла обида, немного раздражения, но все перекрывало облегчение. С ней все в порядке, раз так рьяно защищает свою подружку, она не ищет приключений на свою аппетитную попку и вообще мне бы давно следовало расслабиться.
  Не было сомнений в том, что Яна сейчас находилась где-то поблизости. Небось уже перемыли нам с Матвеем все косточки, ну лучше уж так, дома, в тишине и безопасности (поревут немного, поябедничают и успокоятся). Как говорится: "И волки сыты и овцы целы".
  Послав, а по другому и не скажешь, Яну прямиком за чаем, вновь решил взяться за воспитание своей девушки, но не успел и слова вставить, как она чуть приглушенным голосом задала очередной вопрос.
  -Где сейчас этот придурок?- не стоило даже спрашивать о ком идет речь, однозначно не из великого любопытства моя красавица затеяла этот разговор. Значит можно сделать выводы, что месть придумана, продумана до мелочей и просто ждет подходящего момента.
  -Залечивает душевные раны неразделенной любви,- на той стороне подозрительно замолчали,- Да нажрался и храпит зубами к стенке,- с каким-то неописуемым злорадством сдал друга, хотя с другой стороны оказал неоценимую услугу, и скорей всего подтолкнул свою малышку на решительный шаг. Только вот на какой?
  Прикинув что-то в уме, она, наконец, ответила.
  -Хорошо,- и подумав еще немного, добавила,- Не выпускай его из дома, и к Янке это хамло не подпускай. Мы сейчас вещи быстренько соберем и уедем.
  -Договорились,- спорить сейчас с ней было бесполезно, хотят поиграть в недотрог и сбежать, пожалуйста. Только вот противное чувство, что я предаю Матвея, свербило где-то внутри (ну а может это просто изжога, кто его знает).
  -Неужели все так плохо?- все же не выдержал и решил разведать обстановку.
  Если Матвей что-нибудь и расскажет, то только сухие безэмоциональные факты. А вот выслушав версию в подробностях, размусоленную до самых мельчайших деталей, и с комментариями относительно сего инцидента можно было прямо сейчас.
  Чем достовернее будет рассказ, тем легче будет помочь. А в том, что идея сводничества (как бы противно не звучало) овладела моей неспокойной натурой, я не сомневался.
  -Я ничего против твоего друга не имею,- как-то издалека начала девушка,- но он и в правду козел. Все же было так хорошо, Яна ходила вся в предвкушении, светилась, как самовар начищенный,- с тяжелым вздохом сообщила мне малышка, и я понял, что ничего вразумительного, к сожалению, не добьюсь,- а тут он со своими животными заморочками, потерпел бы немного, она бы сама все поняла. А сейчас он может только в самых розовых мечтах рассчитывать на Happy end.
  И на что я рассчитывал? В этом все женщины, эмоций куча, комментарии в избытке, а ничего существенного не сказала. Что-что, а за свою подружку Карамелька как за собственное дитя волнуется, но сейчас готова была поддержать Матвея в его начинаниях. Не уж то все так серьезно?
  -Ты все-таки хочешь ей помочь?
  -Сами разберутся, если не совсем дураки,- и, подумав, добавила,- но добрые друзья могут и подтолкнуть немного.
  Моя девочка! Даже сейчас, не видя ее, мог с уверенностью сказать, что она хитро улыбается и уже выстроила в своей светлой головке определенную схему дальнейших действий.
  -Ты из меня веревки вьешь,- решил, что напомнить об этом будет не лишним.
  -Что ты, солнце мое,- передразнила меня же эта маленькая нахалка, и немного повысив голос,- я всего лишь хочу предупредить тебя, что позвала Яночку с нами в поход.
  Ну что же, неплохо. Интриганка моя.
  Распрощавшись с Дашей, вернулся на свое место. Ну что же буду изображать и дальше почетный караул.
  Яна
  Собиралась я быстро.
  На это было несколько причин. Во-первых, я чертовски боялась, что Матвей решит заглянуть в мою квартирку, на тот момент я даже не задумывалась о том, что сама же, в принципе, и выгнала соседа из квартиры, во-вторых, многозначительные Дашкины взгляды, доводившие меня до состояния психоза.
  Подперев косяк, она наблюдала за моими метаниями и даже в какой-то момент подруга решила помочь мне со сборами, но вся ее деятельность сошла на "нет" в тот момент, когда я третий раз наступила ей на ногу. После этого она лишь молча наблюдала, стараясь не попасться мне под руку-ногу и другую часть тела.
  В заботах время пролетело незаметно, но итог сборов мне все равно не нравился. То, что не поместилось в дорожную сумку, было распихано по пакетам, но ощущение того, что что-то да забыла, все равно меня преследовало.
  От тяжелых дум отвлек звонок Дашиного телефона. А мы и забыли об еще одном действующем лице нашего домашнего представления. А вот Леха не забыл и даже высказал свое неблагосклонное мнение о всех женщинах в общем и о двух копушах в частности и приказал немедленно открыть ему "эту чертову дверь".
  Шипя себе что-то под нос, подруга все-таки впустила его в квартиру, нагрузила сумками и отправила обратно немного прифигевшего от такой "гостеприимности" молодого человека и, взяв свою сумочку, последовала за ним. А мне лишь осталось напоследок оглядеть свою обитель и, схватив рюкзак с конспектами, закрыть дверь. Сюда я не вернусь как минимум еще неделю.
  Загрузились мы быстро, Леха смирился со своей ролью извозчика-носильщика и даже помог Дашуте забраться на заднее сиденье. Успел этот рыжий ей, немного, и подгадить, намекнув на необъятные нижние девяносто, которые она не смогла сама затащить в машину и, отомщенный, уселся за руль. Сама же я в это время уже удобно устроилась рядом с водителем, а подруга, буркнув что-то на счет бездарности юмора сего индивида, обиженно уткнулась в телефон и головы не поднимала до самого конца поездки, что всех вполне устраивало.
  Машина легко тронулась, и под какую-то веселую песенку выехала со двора. Я же в это время, молчала, пытаясь сопоставить в голове два образа Лехи: веселого рыжего парня, который привез меня из поликлиники и этого серьезного молодого мужчину, устало щурившего свои зеленые глаза. Все же, какие разные эти люди, для каждого случая у них своя маска: улыбки, мимика, жесты, одежда - каждый день новые, и не понятно, когда с тобой были искренни, а когда играли одну из ролей.
  Перед глазами пощелкали пальцами, привлекая мое внимание. Только сейчас я поняла, что Леха что-то спрашивал и, похоже, не один раз. Извинившись, я немного смутилась, ну а что? Пялюсь тут на него сижу, отвлекаю от дороги, так еще и не слушаю.
  -Я говорю, бежишь от кого-то?- правильно растолковав мои наивные похлопывания ресничками, серьезно переспросил парень.
  Проницательность его, честно говоря, меня немного напугала. Почему, спрашивается, он решил, что я убегаю, неужели у меня на лице написано?
  -Что?.. Да нет,- немного помявшись, все же добавила,- просто Дашкины родители уехали, а ей скучно одной, вот, она и предложила мне пожить у нее.
  Леха бросил в мою сторону скептический взгляд, словно говоря "Кому ты врешь, деточка?" и вновь уставился на дорогу. Промолчал. Не поверил. Ну и ладно, я еще перед незнакомыми мне личностями за свои поступки не отчитывалась, пусть думает что хочет.
  В машине вновь воцарилась тишина, только мерно гудящий мотор прерывал идиллию. За окном медленно проплывали дома, а солнце опускалось к горизонту, на какое-то мгновение придавало безжизненно серым бетонным стенам свою какую-то необычную привлекательность, отражалось от окон, заглядывало под козырьки подъездов.
  Плохое настроение уступало место дурацким блаженным улыбкам, пальцы сами по себе вырисовывали на окошке незамысловатые узоры и, в какой-то момент, мне ужасно захотелось с кем-то поговорить, ну или же просто что-нибудь кому-нибудь рассказать. На этот случай было два варианта: уткнувшаяся в свой телефон и глупо улыбающаяся Даша или же сидящий рядом и следящий за дорогой Леха. Первый вариант не вариант, а второй вариант и вариантом то назвать страшно... А чем черт не шутит!
  -А вы давно знакомы? - решила я погнаться за двумя зайцами, еще и руками помахала, для большего эффекта.
  Дашка моих потугов не заметила.
  А вот Леха на "провокации" поддался и ответил.
  -Да как она,- кивок в сторону подруги,- со Смерчем сошлась, так я и начал ездовой лошадкой работать,- усмехнулся парень, выворачивая руль и, наконец, заезжая во двор дома подруги.
  -Смерч?- с кем это она еще сошлась и главное когда?!
  Заметив мой недовольный взгляд, бросаемый через зеркало заднего вида на Дашуту, Леха лишь рассмеялся, пояснил.
  -Смерч - это Илья.
  А я почему-то вздохнула с облегчением, чем вызвала еще одну улыбку у парня. Я и сама поддалась на его обаяние и разулыбалась в ответ. Вот сейчас вновь увидела того рыжего паренька, который рассказывал пошлые анекдоты и веселил рассказами из своей жизни, пока вез меня до дома. Все те же морщинки-лучики, все тот же блеск в глазах.
  -Мы приехали,- оповестил парень мою подругу, а сам пошел за сумками.
  Даша демонстративно открыла дверь перед Лехой и выплыла из машины, задрав свой носик, направилась к подъездной двери. Да уж, сильно он ее задел за живое, думаю, я еще долго сегодня буду выслушивать заунывное бурчание подруги о том, что все мужики одинаковые, но этот кОзел все же смог отличиться.
  Замечу, что до квартиры подруги мы добрались достаточно быстро, то ли от того, что приноровились к тяжести сумок, то ли от того, что ехали на лифте. Но суть от этого не поменялась, Леха все равно выдохся.
  Затащив три баула в квартиру, мы уже хотели распрощаться с бесплатным помощником, ну то есть я хотела распрощаться. Дашка, разобиженная, зыркнув напоследок скрылась в своей комнате, предоставив мне право самой разобраться с "рабочей силой".
  Ну и что мне ему сказать? Просто поблагодарить и выставить за дверь совесть не позволяла, все же он сорвался с места, если судить по его деловому костюму, а пригласить в дом было бы неприлично, все же квартира не моя, а Дашута сегодня немного не в духе, еще, не дай бог, покалечит парня.
  Вот и стоим, как два придурка, мнемся (хотя он то что топчется?).
  -Ян,- парень выдал свою самую лучезарную улыбку (их у парня была куча, это я заметила еще давно), а я от чего-то смутилась, неспроста все это, ох неспроста, помяните мое слово,- Ты завтра что делаешь?
  Вот черт! Он что решил меня на свидание позвать? Хотя с чего это я взяла? Такой как он, наверняка, просто утопает в женском внимании, с чего это ему меня куда-то приглашать? Но, черт, эта улыбка и глаза горят! Лучше бы он все-таки молчал.
  Не успела я и слова вставить, как из соседней комнаты раздался недовольный Дашкин голос:
  -Учится она завтра!
  Леха улыбнулась, а я почему-то разозлилась. Хотя, что значит почему-то, подруга хорошо знает, что я ненавижу, когда за меня принимают решения, даже если это решение пойдет мне на пользу.
  Да! Я не знала что ответить, но это не значит, что можно влезть посреди разговора со своими недовольными репликами!
  -А после универа?- решил он попытать счастье снова.
  -А после, она разбирает вещи,- вновь умудрилась обставить меня подруга.
  И что ей неймется?! Неужели Лехе удалось задеть подругу, что она ждет не дождется, когда он закроет рот и свалит из ее квартиры.
  -Но, думаю, это может и подождать,- зачем-то ляпнула я.
  Честное слово, не собиралась я соглашаться, просто потому, что в какой-то степени этот рыжий меня пугал своими частыми переменами в настроении. Но природа взяла свое, а во мне, между прочим, наравне с любопытством и любимыми тараканами, не скрываясь, жило такое чудное существо, как "Назло".
  -А ты что-то хотел?- для большей убедительности я еще и ресничками похлопала, знаю, Дашка этого не увидит, но все равно приятно осознавать, что последнее слово за мной.
  -Да вот, хотел позвать тебя погулять,- шкодливая улыбка парня, вызвала табун мурашек, и вовсе они не от великого счастья взялись, скорее неприятно, липкое предчувствие того, что что-то в ближайшее время должно произойти, и я сомневаюсь, что это что-то мне понравится.
  -Если "мамочка" разрешит,- немного повысив голос, добавил он, хотя в том, что Даша и так неплохо нас слышала, я не сомневалась.
  "Мамочка" пробурчала что-то нечленораздельное и демонстративно хлопнула дверью.
  -Так что на счет прогулки?
  -Не вижу смысла отказываться.
  Конечно же, смысла не было, иначе зачем я так рьяно спорила с подругой, но было желание... непреодолимое желание выпихнуть парня за дверь и так же как Дашута хлопнуть дверью.
  -Вот и отлично. Я заеду за тобой,- мне подмигнули и поспешили скрыться за дверью, даже не попрощавшись. На радостях что ли?
  Закрыв дверь на замок, я пару раз приложилась к ней лбом, чисто для профилактики. Может быть, дурные мысли на время приутихнут да и перестанут посещать мою не менее дурную голову и искать приключения на мои полупопия.
  Еще раз, хорошенько, выругавшись, я схватила свой чемодан. Сейчас надо было найти рыльно-мыльные принадлежности и откопать среди всей кучи то, что мне предстоит завтра одеть, а главное попытаться не вступать в открытую конфронтацию с Дашутой. И спать, да это, наверное, самые лучшие мысли посещавшие сегодня мою голову. Однозначно!
  ***
  Нет, я не была взволнована. И в четвертый раз выпавшая из рук расческа вовсе не была тому подтверждением. Просто с самого утра Дашка коршуном нависает надо мной, жуть берет от ее недовольных взглядов. При этом она умудрялась молчать и распространить вокруг себя гнетущую ауру.
   А все это началось еще вечером после ухода рыжего.
  Перекинувшись с Дашутой парой ничего не значащих фраз, мы разошлись по разным углам. Я разбирала вещи, а подруга вновь уткнулась в телефон, недовольно пыхтя и сверля меня своими гляделками, усердно что-то печатала. А после и вовсе ушла в свою комнату, буркнув на прощание что-то типа "Я спать!"
   Я, правда, пыталась не заострять на этом внимание, но напряженное утро переросло в не менее напряженный день, и вот теперь меня в очередной раз пытаются испепелить взглядом.
   Очередная выпавшая из рук шпилька, была последней каплей моего терпения. Понимаю, что в моей криворукости Дашка была не виновата, но сейчас ее недовольный вид действовал на меня как красная тряпка на быка. Мне и так сейчас было не сладко. Кляня себя за вчерашнюю дурость, я все же пыталась не показывать вида подруге, еще решит, что я назло ей иду на это чертово свидание! Хотя если посудить, то так оно и есть... ну вот, я окончательно запуталась.
  -Что не так?
   Словно крик души, вырвалось из меня недовольное шипение. Подруга лишь поджала губы и отвернулась с видом обиженной невинности, а я, наконец, вздохнула полной грудью. Все же взгляд у девушки был тяжелым. И уже хотела вновь отвернуться к зеркалу и закончить наконец-таки эту дурацкую прическу, как Дашка все же не выдержала и решила заговорить.
   -Не стоит тебе связываться с Лехой, он совсем не так прост, каким хочет казаться.
  Ну вот, и что она этим хотела сказать? Я и сама прекрасно понимала, что скромные мальчики на джипах не ездят и что оскал, который я при первой встрече приняла за лучезарную улыбку (не иначе как наркоз свинью подсунул) не что иное, как одна из его масок. "Не так прост" - это не те слова, которые могли бы описать рыжего мужчину, вся очаровательность которого заключалась лишь в глазах, которые не умели врать... Хотя откуда мне знать. Однажды ошпарившись в темном омуте, мне было не дано зайти в ясно-зеленые болотца.
   -Это всего лишь прогулка,- решила свести на "нет" зарождающийся скандал,- Он же не в ЗАГС меня тащит и даже не предлагал встречаться. Я всего лишь приятный собеседник.
  Не знаю, кого я хотела обмануть Дашуту или же саму себя, но могла с уверенностью сказать, что ничегошеньки у меня не получилось. На душе стало еще гаже, а подруга решила надавить на другие рычаги.
   -А как же Матвей?- одной единственной фразой убила она все мое оставшееся настроение. Словно мешком по голове огрели, неприятно, даже больно.
   Ведь, похоже, я по-настоящему влюбилась в этого козла, хотя... нет, никогда в этом не признаюсь. Он-то меня уж точно теперь знать не знает, такой-то удар по его мужскому самолюбию.
   -Причем здесь он?- огрызнулась я и, отвернувшись, часто заморгала, пытаясь остановить выступившие слезы. Это того не стоит. Дашка тоже поняла, что сморозила глупость, и уже хотела подойти, я видела ее телодвижения в зеркале, как раздался протяжный звонок домофона.
  -Леха пришел,- выдавила я из себя и постаралась улыбнуться, чем окончательно довела подругу.
   -Хоть бы один меня послушал,- громко хлопнула дверь, пошел волнами навесной потолок - это Дашута ушла в свою комнату, оставив меня лицом к лицу с молодым человеком.
  
  Открывать почему-то сразу расхотелось, что-то внутри меня просто верещало о том, что это ужасно плохая идея, а я своим родным тараканам привыкла доверять.
   Покрутившись еще минутку около зеркала под протяжное завывание звонка, делая вид, что поправляю платье-прическу. Но в какой-то момент поняла, что уже просто неприлично держать человека на пороге.
   Вдох-выдох! Все хорошо, Яна, ты сама во всем этом балагане виновата. Подбородок подняла, грудь вперед, попу назад и пошла, открывать дверь своему счастью, ну или как повезет.
   Натянув на лицо приветливую улыбку, я без лишних слов открыла дверь и тут же от нее отшатнулась, зафырчала как кошка, которой умудрились наступить на хвост. Нос засвербело, глаза заслезились, и ужасно захотелось чихнуть, а потом умыться и еще раз чихнуть. Еще чуть-чуть и я буду готова лезть на стену.
  Похоже, Леха решил не брать оригинальностью, а надавить количеством. Поэтому на пороге меня встречал огромный букет алых роз. Во-первых, это до ужаса пошло и больше бы подошло бы какой-нибудь великовозрастной мадам, чем юной особе девятнадцати лет. Во-вторых, это бессмысленно, потому что все это все равно останется дома, а в лучшем случае Дашка догадается отнести его на мусорку, подальше от бедной меня. И, в-третьих, но самых главных (!), у меня ужасная аллергия на все, что цветет и сладко пахнет. Это передалось мне от моей бабушки, что часто огорчало мою, по сути, романтическую натуру. Ведь любой девушке хочется букетов и свиданий под луной, а я от первого шарахалась как черт от ладана, поэтому до второго дело уже не доходило.
   Выдавив из себя благодарную улыбку (по крайней мере, я попыталась это сделать в перерывах между смешными чихами) я приняла это детище больной фантазии флориста и на вытянутых руках понесла на кухню.
   Переборов желание затолкать букетище в мусорный ящик (и это не от того, что я безумно ценила сей щедрый жест Лехи, просто, если его начнешь заталкивать в чудное ведерко, обязательно что-то повредится и запах станет совсем не выносимым) положила его в раковину и, переведя дух, направилась к парню.
   Рыжий стоял в дверном проеме, подпирая косяк плечом, и наблюдал за моими передвижениями глазами побитой собаки.
   -Тебе не понравилось?- наконец спросил он, а я почувствовала себя ужасно глупо.
   А ведь парень старался. И, наверное, даже сам выбирал букет.
   Представив, как выглядело мое поведение со стороны, я немного смутилась. А на месте Лехи вообще бы обиделась.
   -Нет, что ты,- решила сгладить я ситуацию,- Очень красивые... цветы,- плохо, Яна. Плохо обманывать людей,- Ты не виноват, что у меня аллергия на цветущие растения.
   Парень тяжело вздохнул и прикрыл глаза. Похоже, я его все-таки обидела.
   -Черт,- расслышала я сквозь невнятное шипение,- нужно было думать...
   -Ничего страшного,- подхватив парня под локоть, и повела к лифту,- Мы же шли гулять?
   Рыжий тут же расслабился, словно, в мгновение, забыв о неприятном инциденте, и вновь превратился в беззаботного паренька.
  
   Следующие пару часов мы просто гуляли. Конечно же, Леха пытался затащить меня в кино или какое-нибудь кафе, но наталкивался на мое отчужденное лицо и сразу же терял интерес к своей новой идее. А мне было достаточно того, что он просто идет рядом. Да, с парнем было легко общаться, но это не значило, что в мгновение ока я расслабилась и растеклась доверчивой лужицей возле его ног. А его мимолетные касания и слащавые улыбки вообще меня пугали.
   Одно я знала точно, что наедине с ним я больше в жизни не останусь. Не сказать, конечно, что бы меня коварно соблазняли всю дорогу (даже не пытались), но все равно после Дашутиных слов в душу закралось недоверие к этому человеку.
   Наш разговор "ни о чем" прервала стандартная мелодия. "Не мой" - сразу же отметила я, а вот Леха напрягся, долго смотрел на экран своего телефона и, видимо, думал отвечать или нет.
   -Я отойду,- наконец решился он, а я молила всех богов, чтобы случилось что-нибудь серьезное и меня, наконец-таки, отпустили домой.
   Не дожидаясь моего ответа, парень уже шагал к стоящей недалеко скамейке, грозно шипя в трубку:
   -Что значит "всех уволил", мать твою...- дальше я просто не слышала.
   Черт! Похоже у него и вправду проблемы. Бедный Рыжий.
   Заприметив недалеко ларек с мороженым, я решила не отсвечивать, и пошла на зов холодной вкуснятины.
   Так-так-так. Пломбир... шоколад... все не то...
   -Мне с дынькой, пожалуйста,- наконец решилась я с выбором, меланхоличная особа, стоявшая за прилавком лишь мазнула по мне равнодушным взглядом и выдала требуемое, не бесплатно, конечно же. Если учесть, что это третье мороженное, которое мы покупали в этом ларечке, тетка поистине была непробиваема.
   Возвращалась я уже с приподнятым настроением и жаждой к приключениям, а вот мой спутник не разделял столь приподнятого настроения, был чем-то очень не доволен и, похоже, хотел нагло меня здесь бросить одну.
  -Яночка,- да почему-то называл меня Леха только так, что мне категорически не нравилось,- у меня возникли маленькие неприятности. Ты не против, если я сейчас отвезу тебя домой?
   По виду парня было понятно, что ему все равно: "против" я или нет, у меня все равно было только два выхода:
   -Леш,- легонько коснулась плеча парня, такой невинный жест понимания,- Езжай, я сама до дома дойду. Тем более погода такая хорошая.
  Меня смерили недоверчивым взглядом, а потом, по-моему, парень вздохнул с облегчением. Наскоро попрощался, чмокнув в щечку, и поспешил к своей машине, оставив ошарашенную меня посреди парка.
  
   Следующую неделю я просто старалась выжить. Атаковали со всех сторон. В спешке покинувший меня Леха пытался всеми силами загладить свою вину и просто не давал проходу, начиная забрасывать дурацкими SMS-ками с самого утра и, с каким-то маниакальным упорством, зазывал на вечерние "дружеские" посиделки. Я старательно отбрыкивалась от столь "заманчивых" предложений и старалась не покидать дом без сопровождения. Но и моральной поддержкой мое сопровождение меня не баловало, а наоборот, Дашута с зубодробительным упорством пыталась добиться от меня каких-то признаний.
   Я и призналась. Например, что это я разбила ее любимую кружку с полгода назад, и что вовсе не терялись ее замечательные подарки, а были похоронены под грудой коробок заботливой мной, и еще много чего интересного. Но увы, мои душевные излияния подругу не воодушевили, и после этого она еще сутки ходила до ужаса обиженная.
   А я еще иногда к нам заглядывал Илья, и тогда они с Дашкой как два шпиона закрывались на кухне и о чем-то шушукались. После подобных визитов подруга еще долго ходила хмурая и посматривала на меня почему-то с жалостью. Честно говоря, меня это не сильно волновало, хотя, возможно, где-то глубоко в душе мое неугомонное любопытство желало знать, в чем дело. Но гордость брала верх и я все ждала, когда же Дашка расскажет все сама, увы и ах, подруга молчала.
   Подготовка к сессии шла полным ходом, неумолимо приближалась зачетная неделя, и именно в такие моменты ужасно хотелось уткнуться в шелковистую черную шерстку, услышать недовольное "мяф". Но вместо этого я упорно делала вид, что читаю конспекты под мерное Дашкино жужжание и непрерывный гул сообщений от Лехи и ни одного от... хотя не важно.
   Все же за эту неделю я многое обдумала и, наверное, все же решила кое-что для себя.
  Во-первых, я непроходимая влюбленная дура. Да! Это, наверное, самое главное. Тема эта была популярна и занимала почти все мое свободное время, мысли и прочее, прочее, прочее... так, что-то я отошла от темы. Во-вторых, Матвею я нужна, как корове седло, вроде и прикольно, но уже не оригинально. И, в-третьих, я подумывала и вовсе съехать с квартиры. Ну а что, кот пристроен и родителям на глаза не попадется, а жить с парнем в соседних квартирах слишком изысканная пытка.
   Но почему-то все равно каждое утро вставала с красными глазами и опухшим носом. Снится мне этот козел, а я... я, конечно же, дура.
  
   Утро субботы началось с осознания того, что наконец-то выходной и можно спокойно заняться своими делами. Сладко позевывая, я как обычно побрела на кухню за порцией обалденного жасминового чая, которым каждое утро отпаивала меня Дашута.
   В квартире было не в пример тихо, и я уже грешным делом подумывала, что подруга слиняла с утра пораньше, даже не предупредив. Мысль эта грела душу, все же за последнюю неделю я изрядно намучилась и хотела отдохнуть в тишине и покое.
   Но моим мечтам не суждено было сбыться.
   На кухне меня уже ждали.
   -Наконец-то!
   Илья, а это был именно он, недовольно отбивал дробь по подоконнику и сверлил меня взглядом. Дашута, наивная, думая, что я не вижу, толкнула своего возлюбленного в бок и грозно сверкнула глазками. Забавное я вам скажу зрелище.
   -Что это ты тут делаешь с утра пораньше?- сложив руки на груди, в тон парню ответила я, чем вызвала какой-то обреченный вздох со стороны подруги.
   Не сказать, что бы мы с Ильей не ладили, нет, он был парнем хорошим, и иногда нам удавалось даже мирно побеседовать. Но я все еще помнила то представление на утро после ночи в клубе, да и то, что он был другом Матвея, наводило на подозрения. В этом мы с ним были солидарны. Понимаю, что это достаточно глупо и что ЭТОТ парень моей подруги, но иногда ничего не могу с собой поделать.
   -Ладно,- проигнорировав мой маленький выпад, Илья чмокнул подругу в макушку и направился к выходу,- жду вас в машине.
  Ну и что это было?
  Дашка, как ни в чем не бывало, уже наливала мне горячий чай и распиналась на счет незабываемо проведенных выходных. А я... я просто поняла, что уже успела во что-то вляпаться.
  Как оказалось, Дашута специально встала сегодня пораньше, что бы собрать и докупить то про что мальчики благополучно забыли: хлеб, фрукты, овощи и воду (много воды, от чего-то ее всегда не хватает). О мясе и прочем горячительном парни позаботились еще вчера, что не удивительно, потому что организаторами этого "турпохода" оказались Илья со своими друзьями, а как намекнула мне подруга подобные вылазки у них в порядке вещей.
   Не спрашивая моего мнения, меня одели, умыли и усадили в машину, сказав, что это для моего же блага. Спорить я не стала, смерившись со своей ролью, единственное, что мне не нравилось, это хитрющие взгляды этих двоих. Но и с этим мне пришлось смириться.
  
  Ехали мы не долго, поэтому времени на разглядывание пейзажа просто не было. Город. Поле-поле. Лес. Теперь во мне хотя бы теплилась надежда, что модно будет избежать ночевки на голой земле и уговорить подружку слинять отсюда ближе к вечеру. Хм, ночевка... а я не упоминала? Да, эти умники решили провести на природе целые выходные, развести костерок, горланить песенки и спать в палатках, под мерное жужжание комаров. Увы, меня это не устраивало, но пока никто не соблаговолил спросит меня, чего же сегодня хотела я.
  Было еще утро, но солнце уже жарило на столько, что к машине и притронуться было невозможно, а какого было в ней ехать знает наверное каждый.. Именно поэтому, как только мы остановились я полей вылетела из салона.
  Вот с этого и начались мои самые лучшие выходные. Увы, на этом же они и закончились.
  -Яночка, что ты здесь делаешь?- послышалось откуда-то из-за спины, а меня аж всю перекосило.
  Сомнений не было, Леха. Вот только у меня был к нему тот же вопрос. Бросив вопросительный взгляд на подругу, я поймала такой же в ответ. И лишь Илья, широко улыбаясь, целенаправленно шагал к приятелю. Вот козел!
  Состряпав улыбающуюся мордашку и повернулась в ту сторону, где, по моему мнению, был рыжий. Парень стоял у кромки леса и оживленно что-то обсуждал с Ильей. Встрепанные волосы, обворожительная улыбка, расстегнутая рубашка, по-летнему аляпестые шорты и охапка веток, видимо для костра, сейчас он выглядел точно так же как в нашу первую встречу. Черт! Что происходит с этим человеком? Или это я начинаю придираться ко всем, кто напоминает мне Матвея.
  Ну что же, то, что Леха не плод моего больного воображения, а вполне реальный персонаж стало понятно в тот момент, когда Дашка в недоумение чесала затылок и щурила глазки. И уже не скажешь, что тебе некогда, и ты с головой погрязла в учебе, а следовательно, нужно пережить (или же точнее сказать выжить) в эти выходные. Рыжий он конечно странный... иногда, но с другой стороны отдохнуть приехала куча народу и мое дурацкое предчувствие полной и неминуемой жопы было вовсе не обосновано. Поэтому решив, что лучшая защита это нападение, я двинулась к разговаривающим парням, следом за мной, сложив руки на груди и грозно сопя, следовала подруга.
  -Леша,- попыталась искренне улыбнуться я,- рада видеть. Хоть одно знакомое лицо.
  Парни мои потуги оценили, переглянулись и более чем серьезно ответили:
  -Поверь, сегодня скучать тебе не придется.
  А пока Илья отвлекал меня дурацким трепом, рыжий уже успел положить свои шаловливые ручонки на мою талию. Безусловно, если все продолжится в том же русле, в конце он останется без своих хапалок.
  -Пошли, я познакомлю тебя с ребятами,- отвлек меня от таких замечательных мыслей Леха, чмокнул в макушку и потянул за собой в толпу.
  Да! Теперь точно живым он из этого леса не выйдет!
  Пока меня целенаправленно пытались оттащить от друзей, я все же успела услышать недовольное Дашкино шипение: "Это и есть твой гениальный план?"
  Ну и что тут скажешь? Мир вокруг меня сто процентов сходит с ума.
  -И чем ты занималась всю неделю?- с каким-то возмущением в голосе начал Леха свой допрос.
  -Готовилась к зачетной недели,- даже не поморщившись, соврала я, все, что я сделала за всю неделю, это сложила в стопочку конспекты.
  Ответ рыжему, явно, пришелся не по вкусу. Это промелькнула, на мгновение, в его зеленых глазах и тут же затухло, словно ничего и не было.
  -А на следующей недели, что будешь делать?- закинул удочку этот рыболов-неудачник, и вновь осечка.
  -А на следующей недели я сдаю те самые зачеты.- На этот раз, я не врала, но и теперь Леха был совсем не доволен столь резким ответом.
  Хотя, именно сейчас возникал вопрос: А что, в общем-то, нужно от меня этому парню?
  Подумать над ответом я так и не успела, мы как раз подобрались к группе разговаривающих ребят.
  Больше мы к этой теме не возвращались, да и не было времени и возможности у рыжего утянуть меня в дебри романтизма.
  
  Ребята оказались довольно забавными. Было их совсем немного (семеро, если быть точнее и не считать Ильи и Лехи) и, как я поняла, дружили они еще со времен счастливого детства. Как оказалось, Леха попал в компанию совсем недавно, но уже вписался в общую атмосферу.
  Артур, высокий парень обворожительной наружности. Может быть если бы была немного другая ситуация я и пала бы под чарами его обаяния, но сейчас что-то не сложилось. Я была погружена в свои проблемы, а он с каким-то подозрением рассматривал меня.
  Лиза, высокая вполне обычная девушка. Каштановые волосы, карие глаза, но все равно было в ней что-то такое притягательное, к чему тянулись и люди и она этим безбожно пользовалась.
  Сергей и Леся, пара женатиков, как представили мне их ребята. Довольно-таки высокий парень сжимал в своих объятьях хрупкую, светловолосую и светлоглазую девчушку, с милыми ямочками на щечках. Сущий ангелок. По тому, как немножко округлый животик поглаживала большая рука парня, можно было сделать вывод, что вовсе не книжки эти двое по ночам читают в супружеском ложе.
  Вадим, невысокий немного пухлый паренек, был чем-то вроде медвежонка, девочки в этой компании его любили и периодически баловали. От парня просто веяло теплом и легкостью, необычный все же человек.
  Аня и Маша две сестры близняшки, как две капли воды похожие друг на друга. Черноглазые красавицы, с необычным азиатским разрезом глаз. Точеные фигурки и идеальные черты лица, что еще надо для счастья. Девочки так, в общем-то, и решили.
  Отличные ребята, легкие на подъем и приятные в общении. Что еще нужно для хорошего время провождения.
  Но как оказалось это не все, в скором времени должен был подъехать еще один "довольно-таки любопытный экземпляр"- как сообщила мне Маша или Аня (увы, их я пока не различаю).
  Решив не ждать опаздывающих, ребята принялись за дело. Кто-то разжигал костер, кто-то чистил картошечку, мы с Лесей вызвались нарезать фрукты и овощи. Как-то незаметно для нас рядышком подсел Андрей с бочонками мяса и пару шампуров.
  -Мы тут частенько отдыхаем,- рассказывал Сергей, нанизывая мясо,- еще со студенческих лет. Забавное, я скажу, время было: пиво, девочки.
  Картинно прикрыв глаза, парень блаженно вздохнул, но тут же получил ощутимый подзатыльник от жены.
  -Лесенька,- мурлыкнул парень и одним молниеносным движением усадил девушку себе на колени и запечатал на ее губах легкий поцелуй.
  -Фу,- наигранно надув губки, Леся поморщилась,- ты этими руками мясо сырое мацал, а теперь меня трогаешь.
  Еще один мимолетный поцелуй и девушку отпустили.
  Внутри у меня в тот момент что-то защипало, засвербело, заклокотало. Неужели зависть? Зависть к счастью этой милой пары? Бред!
  -Ян, а ты как умудрилась с этими,- легкий кивок в сторону разговаривающих Ильи и Лехи,- связаться?
  -Подруга втянула,- шутливо отмахнулась я, вроде бы и не соврала (ведь правда Дашка меня сюда притащила, и с Лехой она меня познакомила, и ключи с Ильей посылала), а внутри все равно какой-то неприятный осадок.
  Словно в ответ на мои мысли где-то вдалеке послышалось мерное жужжание двигателя, а сердце забилось в разы чаще.
  -Ооо,- протянул Сергей и обратился ко мне,- теперь, похоже, все в сборе. Сейчас кое с кем тебя еще познакомим.
  Загадочная улыбка расползлась по лицу парня. И как это понимать?
  И правда откуда-то из-за кустов вывернула так хорошо знакомая мне черная красавица, собирая на себе заинтересованные взгляды, остановилась на крою поляны.
  "Пусть это будет не он! Пусть не он!"- вопило все внутри меня, но, увы, напрасно. Как в замедленной съемки, я наблюдала за тем как новоприбывший снимает шлем, взъерошивает волосы и так находящиеся в вечном беспорядке, здоровается с кем-то из подошедших. А сердце словно отбивает ритм, стучит в ушах. Вот зачем? Зачем он так? Я ведь только-только начала забывать, только определилась с решением. И тут снова он!
  Сосредоточившись на своих мыслях, я не сразу заметила миниатюрную брюнетку, стоявшую возле мотоцикла и державшую шлем.
  -Кто это?- не своим хрипловатым голосом ответила я.
  -Матвей, он...
  -Нет, рядом с ним.
  -А,- понимающе протянула его жена и хихикнула,- это Наташа - любовь всей его жизни.
  
  Матвей.
  Сон отступал с большой неохотой, голова трещала, конечности совершенно не хотели слушаться и безвольно свисали с кровати, во рту, словно маленькая Сахара, а в глаза насыпали песка и для надежности закапали Моментом.
  Что б я еще раз так набрался.
  В какой-то момент боль отступила, а от виска по щеке скатилась капелька. Легкое покалывание подсказало, что это что-то чрезвычайно холодное, а чуткий слух - что это что-то зазывно булькает. Холодненькая бутылка с живительной влагой оказалась у меня в руках. А этот святой человек, прошипев до боли знакомое - "Пьянь" и, топая своими копытами, ушел из моей комнаты.
  -Яночка,- все же сумел приподняться на локтях и приоткрыть глаза. Узкие щелочки реагировали на свет, но совершенно отказывались воспринимать реальность.
  -Тамбовский волк тебе Яночка,- послышался до боли знакомый голос и я вновь рухнул на кровать.
  Черт! А он что здесь делает?
  На кухне что-то падало, кто-то матерился, а я лишь пытался вспомнить, что же вчера натворил. И, честно говоря, воспоминания меня совсем не радовали.
  Ну что ж, вдох-выдох. Ааа, черта с два, башка сейчас раскалится, бесполезная штуковина. По-хорошему, оторвать бы ее к чертовой матери, все равно никакого прока.
  Перевернувшись на живот, уткнулся носом в подушку. Боль немного отступила, дав на мгновение перевести дух, и накатила с новой силой.
  Боже дай мне сил, и ума, и терпения побольше, и уж если на то пошло, пивка бы холодненького, а то, которое вручил мне Илья уже нагрелось и не приносило никакого удовольствия.
  Сквозь подушку были слышны приглушенные шаги, и недовольный голос прорвался сквозь пелену боли.
  -Лежит безжизненное тело на нашем жизненном пути.
  Ну, вот и чего хотел добиться этот стихоплет?
  -Слушай ты умник, тебе в рифму или так отвалишь,- огрызнулся я и на этом запал иссяк.
  -Для начала я бы хотел услыхать "Спасибо",- в ответ я что-то умудрился промычать, на том и порешили.
  "Больше ни капли в рот",- в унисон с моими мыслями пробурчал друг, а я вновь провалился в такой долгожданный сон.
  
  Следующие дни прошли в отупении. Голова не соображала, в мыслях крутилось лишь одно или, если быть точным - Одна, а к этой одной куча разных предположений. Куда она могла уехать? К родителям? К подруге? А может у нее есть... нет, как раз об этом-то думать и не хотелось, но навязчивая идея того, что моя малышка сейчас зажигает с каким-то имбицилом не оставляла в покое.
  Илья пытался ввести в курс дела. Сейчас, пока из меня можно было вылепить все что угодно, дружище приспособил к своему делу и, в общем-то, вил веревки в свое удовольствие, пообещав уладить все с той фирмой, на которую раньше работал. А мне было плевать, механически отвечал на вопросы, и занимался делом, в то время, когда мысли летали где-то далеко от дебетов и кредитов.
  Идти домой было совершенно не охота, и лишь оголодавший за время моего отсутствия кот рад был видеть своего непутевого хозяина.
  Встречал как обычно у двери, подлизывался и, преданно смотря в глаза, мурлыкал что-то всю дорогу на кухню, похоже рассказывает, как провел день. С воем набрасывался на миску с едой, жевал с таким рыком и причмокиванием, словно я его неделями не кормлю. А вечерами глазастый слушал меня.
  Как ни странно, за неимением нормального собеседника, я начал общаться с Белизом. Чувствую себя иногда идиотом, но это пушистое недоразумение так преданно заглядывает в глаза, что, кажется, он все понимает, мурлыкает в нужный момент, примостившись в изголовье кровати, и зарывшись мягкими лапками в волосы (детская привычка никуда не делась), идеальный слушатель. Да и ходить поутру по мне он не перестал, хотя зеленоглазое чудовище за последнее время отъелось и подросло, стало наконец-таки похоже на настоящего кота, а не на блохастого заморыша. Видела бы его сейчас Дынька, наверно бы накинулась с кулачками (на меня, конечно же) утверждая, что кормлю кота на убой.
  Вот и этот вечер я проводил в уединении вместе с котом возле разобранного велосипеда. Давно уже хотел покопаться, а все руки не доходили. Вокруг разбросаны инструменты, разные детали, яркий свет помогает разглядеть все в мельчайших деталях, а старую футболку, надетую на меня, не спасет ни какой отбеливатель. Все как в старые добрые времена.
  Столь сказочное уединение прервал звонок в дверь. Гул разносился по всей квартире, видимо звонили уже давно.
  Нехотя поднявшись, я обтер руки об многострадальческую футболку и пошел встречать нежданных гостей. Белиз уже сидел на полочке и недовольно щурясь, шевелил усами, сделал стойку на дверь.
  -Что животное,- потрепал кота по черному загривку,- сторожишь холостяцкую берлогу?
  В ответ мне было недовольное фырканье и, демонстративно отвернувшись, это чудовище в нетерпении навострило ушки.
  Не смотря в глазок (я был уверен, что это вновь Илья) открыл дверь и нервно икнул. Внутри накатывало желание закрыть эту проклятую штуковину и бежать, бежать, бежать...
  Увы, это был не Илья и даже не воплощение всех моих теперешних грез. Эта скорей уж была из кошмаров. Идеально уложенные черные как смоль локоны, не яркий, но чертовски выразительный макияж, черное платье обтягивает стройную фигурку не оставляя простора фантазии (ну и славу богу), ножка облаченная в лаковые туфельки выстукивает непонятный ритм. В руках девушка из кошмаров держала бутылку дорогущего вина, о боже, за что ты меня так наказываешь?
  -Таша?- глазам я своим почему-то не верил, ведь не может же на человека свалиться столько бед разом.
  -Нет, милый, Дед Мороз!- скривившись сообщила брюнетка и, вручив мне бутыль вина, зашла в комнату, проигнорировав мой шальной взгляд.
  Скинув туфельки, это недоразумение просканировала взглядом прихожею, заглянула в спальню и направилась на кухню, оттуда же я и услышал:
  -Ничего не меняется,- Таша уже забралась на стул с ногами и сложила ручки на груди,- все тот же бардак, а еще и животное завел. Ты хоть кормишь бедняжку?
  Коту реплика про еду понравилась, и маленький предатель, гордо задрав хвост, прошествовал до стула с гостьей и чинно уселся у ее ног. Теперь две пары глаз сверлили меня с кухни.
  -Когда я съезжала,- опустив ногу и играясь с вконец обнаглевшей животиной, продолжила читать нотации девушка,- тут был хоть какой-то порядок.
  -Когда ты съезжала, я молил Бога, о том что бы тебя здесь больше не видеть. Как видишь, оба мы разочарованы,- огрызнулся я, но это было нормально, сейчас я это понимаю.
  Но, черт возьми, как бы я сейчас не брыкался, все равно ужасно скучал без этой стервы. И больше не хочу выслушивать ее подколов. В два шага пересек комнату и заключил это чудо в объятья. Что ни говорите, а это самый лучший жест, ведь все понятно без слов.
  -Хоть ты и дрянь редкостная, я ужасно по тебе скучал,- прошептал куда-то в макушку моему маленькому чудовищу.
  Понежившись немножко, в Таше все же взыграла ее природное "Я":
  -Ладно,- уже не столь грозно начала брюнетка,- хватит своих телячьих нежностей. Я к тебе по делу, между прочим.
  А вот это уже было серьезное заявление, проигнорировать надутые губки этой бестии было невозможно.
  -Ладно, что за дело?- усадив девушку обратно на стул, я сел на соседний и приготовился слушать.
  -Это я у тебя хотела спросить.
  Нахмурила бровки Ташка и, соскочив со своего места, направилась к холодильнику.
  -Мне звонит этот белобрысый,- ха, все еще не может простить Илье отказа, интересно-интересно,- и вырывает с важной встречи,- смерив девушку взглядом, я тут же понял насколько эта "встреча" важна,- сказал, что ты здесь страдаешь. И что я вижу? Кот, бардак, а от тебя несет этими железками.
  Брюнетка наконец-таки вылезла из холодильника, уже что-то жуя, уперла руки в боки, чисто женская привычка, сил что ли она им придает, и вновь продолжила:
  -Из всего этого, солнце мое, я делаю вывод, что ты что-то натворил.
  Ну конечно, что мог сделать Илья, только подослать эту маразматичку ко мне с допросом. Друг еще называется.
  Отвечать Таше я не собирался, как пришла, так и уйдет, это в ее стиле.
  -Кто она, Матвей?- грозно сведя бровки, девушка выглядила, по меньшей мере, смешно.
  А вот то, что она не знает "Кто Она" меня несказанно радует.
  -Ну золотце, кто эта стерва, что тебя обижает?- промурлыкало это недоразумение, видимо решила перейти к плану "Б" и взять меня измором,- Ну поделись со старшей сестренкой.
  Вот черт, по самому больному бьет. Ну Натусик, что еще ты мне приготовишь?
  
  Безусловно, Таша ничего от меня не добилась. Ушла обозленная на весь мир и пообещала, что рано или поздно все равно все узнает и тогда мне точно не отделаться. Кота, который на удивление спокойно реагировал на появление в доме "чужой", бестия пообещала забрать себе, на что получила вполне ожидаемый ответ: "Закатай губу".
  Следующего визита сестренки я уже ждал с нетерпением. Что бы вы не навыдумали, увидев это дьявольское создание в первый раз, все равно ошиблись. Вообще эта стервозина очень милая и домашняя девочка - бывает иногда - а строить из себя снежную королеву ее обязывает совсем не девичья профессия. В свои тридцать лет Наташа майор МВД, довольно успешная и перспективная особа. Я бы на таких маньяков ловил идеальная жертва, главное, чтобы рот не открывала. Но увы малышка у нас пошла другим путем, сидит в кабинетике, разбирает бумажную волокиту и следит за мигрантами. Как только звание получила.
  Понятно, что на следующий вечер я ничего серьезного не планировал. И мои ожидания были оправданы. Ровно в 21:00 в дверь вновь позвонили. На пороге стояла уже всем знакомая Таша, но сегодня она была человеком. Ну в смысле не было той вычурности в одежде, идеальной укладки, лишь встрепанная девчушка в рваных джинсах и растянутой футболке с порога мне заявила:
  -Штерн Яна Леонидовна. Восемнадцать лет. Прописана у родителей, есть старшая сестра. Не замужем. Не привлекалась.
  -Стоп! СТОП!- глаза мои полезли на лоб, это что еще такое. Не прошло и суток, а заноза души моей уже наскребла полное досье на Дыньку.- Что это?
  Ткнув пальцем в объемную папку, я принялся ждать внятного разъяснения. Откуда она все это накопала, если даже я знаю о малышке только имя и нынешний адрес, и то благодаря тому, что мы соседи.
  -Это то, о чем ты мне категорически не хочешь рассказывать,- надулась старшенькая и вновь без зазрения совести оттолкнула меня и прошла в квартиру. Скинула стоптанные кроссовки, почесала за ухом кота-предателя и уже беспрепятственно направилась в спальню, где и развалилась на не разобранной кровати.
  Зеленоглазый недовольно пофырчал, но все же устроился под боком Таши. Как бы ему не приглянулась моя сестра, она все же потеряла очки, решив лечь на кровать. Как не странно жутко обаятельное животное с огромным подозрением относилось ко всем особям женского пола и не терпела чужих на своей территории.
  -Откуда ты вообще узнала про нее?- не выдержал и рявкнул на сестру. Та не обратила на это никакого внимания, лишь перелистывала свою пухленькую папочку и поглаживала нервно бьющего хвостом кота.
  -Ты молчал, я пошла другим путем.
  Обессилено плюхнувшись на рядом стоявшее кресло, прикрыл глаза.
  -Я спрашиваю тебя,- спокойно, не повышая голоса, начал я,- ты четко отвечаешь.
  Не хочет по-семейному, будем разговаривать с ней так, как она привыкла. Самое смешное, что именно это может уколоть ее побольнее.
  -Выбирай слова, мальчишка,- взбеленилась сестрица, подскочив на кровати. Сейчас она выглядела не на много старше Дыньки. Да и умнее ли?
  -Иначе что?- решил позлить эту бестию я. Ну а правда, что она мне сделает?
  Таша немного поутихла, сложила руки на груди, сузила глазки и рассерженной змейкой зашипела:
  -Иначе, я расскажу отцу!- с видом победительницы уставилась на меня.
  Ха-ха... ХАХАХА!!! Вот учудила-то, отцу она расскажет. Да старику уже давно не до детей. Сейчас у него новая женушка, вот за ней-то нужен глаз да глаз. Он меня к своему дому и на пушечный выстрел не подпустит. Боится! Стережет новое сокровище. И Наташа хорошо об этом знает.
  -Я так понимаю это все твои тузы,- Таша оскалилась и вновь улеглась возле кота, разложила документы.
  Все понятно. Сейчас у нас новый маневр, как назвала бы это сама майор "уйти в несознанку". Но при этом она не собрала свои манатки и не свалила на радость мне, значит все же любопытство и уверенность в безнаказанности перевесили здравый смысл.
  -Ну так кто рассказал тебе о Яне.
  -Дружок твой белобрысый,- промурлыкала сестренка и посмотрела на меня так внимательно, словно ждала, что я сейчас сорвусь и побегу бить морду болтливому приятелю.
  Ошибочка вышла, распускать руки я не собирался. Тем более, сейчас у меня совершенно другие планы.
  Ничего не дождавшись от меня, Таша приуныла. И уже как-то монотонно продолжила.
  -Он сказал, что девка - твоя соседка, но во всем подъезде не нашлось не одной моложе пятидесяти. Я конечно грешным делом подумала, что тебя потянула на зрелых и опытных,- поймав мой зверский взгляд, сестра расхохоталась,- ладно не дуйся. Короче, я решила пройтись по родственникам, обычное дело прописан один живет другой. Вот и наткнулась на твою Штерн.
  -Ну и что ты от меня хочешь?- не выдержал я.
  -От тебя я хочу милых маленьких племянничков,- подмигнула мне сестренка.- Ну а для начала обойдусь твоим рассказом о несчастном влюбленном дурачке и коварной соблазнительнице.
  Не выдержав столь очевидного оскорбления своей хозяйки, кот укусил обнаглевшую гостью за руку. Чем вызвал бурю всевозможных эмоций.
  -Что это с ним?- когда сошла первая волна визга, гневно сдвинув бровки на переносице, вопросила девушка.
  -Мальчик обиделся,- как можно более равнодушно сообщил я. Хотя смех уже рвался наружу.
  Замечательная картина: всклоченная девчушка зажимает ранку на руке и иногда слизывает кровь, а наглое животное, виновник всего этого, скрутился калачиком на подушке и удовлетворенно мурлыкает. Маленький засренец, отомстил все-таки.
  -На что,- обиженно надув губки Таша исподтишка пнула котика, тот не ожидавший подставы не успел зацепиться коготками за покрывало и с глухим "шмяк" приземлился на пол. С видом победителя девушка посмотрела на Белиза обиженно сверкавшего глазами и показала ему язык.
  Эх, ну и кто из нас старший?
  -Ты обидела его хозяйку,- вообще не уверен, что кот что-то понял из речи сестрицы, скорей всего он просто цапнул за конечность, мешающую ему спать. Вполне удачно так цапнул!
  -В смысле?
  -Это Янин кот.
  -Так все проблемы не из-за девчонки, а из-за кота,- возмутилась Таша. Тут же забыв про пострадавшую ручку.
  -Не совсем,- нехотя признался я.
  Вся же вывела меня на откровенный разговор. Эх, ладно я все равно уже настроился. Таша хоть и вреднючая до жути, но все же она моя сестра и я с раннего детства привык с ней всем делиться, матери-то как таковой мы и не видели, то в разъездах, то в разводах. Поэтому я уже свыкся с той мыслью, что мне придется все рассказать.
   После окончания рассказа, меня обозвали влюбленным идиотом и искренне пожалели бедного ребенка, которому пришлось терпеть такого как я. К моему огромному удивлению "ребенком" оказался зеленоглазый кабан, безвольной тушкой висевший теперь у Таши на руках.
  А чего я ожидал? И главное от кого? От Наташи? Да она за свое бабье племя глотку любому перегрызет!
  -Балван ты, Архипов,- сказала мне перед уходом сестрица, окончательно расставив приоритеты,- в субботу у нас культурный отдых.
  На сей раз меня оставили без объяснений, а в пятницу вечером сестрица с самым наглым видом усадила кота в ящик для перевозки и назвала адрес, по которому я смогу забрать бедную животинку после внепланового отдыха.
  
  Суббота бы прошла отлично, если бы она не была понедельником. И если честно, я бы предпочел работу предстоящей вылазке. Предчувствие всемирного заговора не отпускало меня ни на минуту, да еще и Таша вознамерилась сделать мою жизнь "проще".
  "Хочу повидаться с ребятами, почему тогда должна оставаться дома",- обиженно надула губки сестра, на мои деликатные намеки. Ну и ладно, свежий воздух и старые друзья вот что наверное мне было нужно.
  На какое-то мгновение я даже поверил, что навязанный мне культпоход, был сугубо моим выбором. Но увы, мое блаженное неведенье длилось не долго. На такой знакомой полянке людей было немного больше чем обычно.
  Почти сразу я заметил смутно знакомую темноволосую девчонку, надувшись, она старательно уворачивалась от Ильи, который пытался приобнять свою спутницу. Знакомая рыжая морда промелькнула между кустов. Что ЭТОТ здесь делает! Сам не понимая зачем, стал искать знакомую, светлую макушку, словно чувствуя присутствие непокорной девицы в радиусе ста метров. И... Бинго, мое личное недоразумение мило болтало с нашими женатиками.
  -А она ничего,- прошептала мне на ухо сестренка и громко рассмеявшись, побежала здороваться с приятелями.
  КАК! Как она с ходу определила и потопталась на больной мозоли?
  Так, успокойся! Ты мужик? Ааа... черт, что за вопросы? Пора кончать с этим. Я не знаю эту егозу и все. Она, по-видимому, тоже решила делать вид, что ни сном, ни духом об Архипове Матвее. Вот и чудненько... Вот и славненько! ВОТ И ПОЖАЛУЙСТА! Опять взбесила меня блондинистая бестия!!
  Гадать не надо, кто виноват в моих спешно погибающих нервных клетках. По довольной голубоглазой моське все прекрасно видно.
  -Смерч, братан, давно не виделись!- с до ужаса наигранной улыбкой, я направился в сторону друга.
  Тот, предвкушая серьезный разговор, отослал свою ненаглядную помогать подружке. Зря конечно, там сейчас назреет бунт против сильного пола, и ох как я сомневаюсь, что другу перепадет что-нибудь этой ночкой в холодной палатке.
  -Что все это значит,- бросив мимолетный, но от этого не менее многозначительный взгляд в сторону нахохлившихся девиц.
  -Дашка сказала, что ей будет неудобно в незнакомой компании. А я что идиот с ней ссориться.
  -Ты не идиот, ты подкаблучник,- прошипел я.
  -Зато меня не выпинывали из кровати,- впервые на моей памяти обозлено огрызнулся Илья.
  Запал у обоих мгновенно иссяк. А вот вопросы нет.
  -Рыжий?
  -Напросился.
  И мы друг друга поняли.
  -Думаю тебе пора бы уже...- начал было Илья, но я просек его маневр и прервал на полуслове.
  -Думаю тебе тоже.
  Немного озадаченный я отошел от друга, пытаясь сложить в уме все пазлы этой мудреной мозаики. Значит, Илья и Даша решили, что они знают, что будет лучше для двух взрослых людей и решили заняться сводничеством. А для пущего эффекта к делу подключили Ташу. Рыжий не хотел выпускать смазливую добычу из рук и, почуяв подвох, решил тоже наведаться на пирушку. Довольно не оригинально со стороны заигравшихся друзей, но посмотрим, что из этого выйдет.
  
  Как обычно это бывает в веселой компании, день пролетел быстро. Забыв про дурацкий заговор и внимательные взгляды, я пытался вести себя как обычно. Но взгляд все равно возвращался к белокурой макушке. Смотреть мне в глаза Дынька категорически отказывалась и все энергия уходила, так сказать, в землю. Но моя (а она уже точно моя! Черт возьми, да, увидев ее, вновь хочется или дать подзатыльник или обнять покрепче) малышка усердно флиртовала с рыжим оглоедом, представленным мне как Леха.
  Короче говоря, жизнь сегодня проходила мимо кого угодно, только не мимо нас. Волейбол перерос в групповую фотосессию, это же переросло в конкурс "Мокрые майки" по результатам которого победительницей, или лучше сказать победителем, стал Вадим, визг писк, и как апофеоз всего этого - купание еще в не согревшейся речке.
  Во время всего этого мною было замечено пару поползновений Рыжего к неприкосновенному телу, и ненавязчивый отворот-поворот, порадовавший меня до глубины души.
  Дело неумолимо летело к вечеру.
  
  Дразнящий запах шашлыка разлетелся по всей поляне и вызывал всеобщее слюноотделение. Девушки уже расселись возле костра и по-дурацки улыбаясь, взирали на сильную половину нашей компании. В душе, или где еще, катастрофически не хватало романтики, все это понимали. В бой пошли гитары.
  С самым серьезным видом в разгар веселья ко мне подсела Таша.
  -Не нравится мне этот Рыжий,- доверительным голосом начала она, сразу видно одной мы крови, но показать сестре, что я полностью с ней согласен, значит выдать себя.
  -Почему же?
  -Да ты посмотри, он же укуренный,- с недовольством прошептала она.
  -С чего ты взяла?
  -Да я что, по-твоему, нариков в своей жизни мало видела,- зашипела моя змеюка,- я давно уже заметила. Смотри, как глазки блестят, и двигается он заторможено, говорит не по делу, хотя белобрысый его как адекватного презентовал.
  Сестре я верил, да и сам видел. Зрачки расширились, глупая улыбка, немного испуганный взгляд Дыньки.
  Черт, вот так поворот.
  
   Яна.
  И так не самое лучшее настроение грозилось помахать ручкой и скрыться в неизвестном направлении. Похоже, это какая-то санкционированная акция "Доведи Яну до нервного тика", потому что по-другому это издевательство объяснить нельзя.
  Словно ребенок возле новогодней елки, возле меня крутился Леха, чем немного отвлекал от неприятных мыслей. Но зато он здорово раздражал Матвея, который бросал убийственные взгляды на Рыжего. И вообще чего изображать из себя Отелло, если сам приперся с "любовью всей своей жизни". И как только она его терпит.
  К слову Наташа оказалась очень приятной в общении девушкой, но ее лукавые улыбки не давали мне покоя. И то, как она смотрела на моего бывшего соседа, задевало за живое. Наверное, я полная дура, но смотря на их милые переглядывания, хотелось плакать. Ситуацию как обычно спасал Леха своими глупыми шуточками, за что в отдельных случаях я ему была искренне благодарна, во все остальное время хотелось сбежать от все более навязчивого парня.
  Дашка за что-то дулась на своего Илью, тот лишь недовольно морщился, но никаких попыток помириться с девушкой не предпринимал, что еще больше раздражало подругу. Словно дикий зверь в клетке, она металась от палаток к костру, спотыкаясь об ветки и невесть откуда взявшиеся корешки. В какой-то момент дерганая Дашута чуть не сбила торопившегося куда-то Артура, с того самого момента он и стал одной из ступенек в плане девушки. Теперь нервничал уже Илья, так как его ненаглядная перестав суетиться, переключила свое внимание на симпатичного приятеля.
  Но, в общем-то, день прошел не так плохо как я думала. Под конец измученная и даже капельку счастливая я угнездилась у костра, рядом тут же примостился Рыжий, предложив теплое одеяло. Да все же как бы не было жарко днем, вечера все еще по-весеннему холодные.
  Шашлык ушел на ура, оголодавшие и уставшие, мы смели его под чистую. Травили веселые байки, все как обычно бывает в походах. В какой-то момент кто-то из парней достал гитару, и в душе сразу стало чуточку светлей.
  Веселые мелодии и немного пошловатые песенки веселили народ. Вся компания подпевала на разный манер, не стесняясь ни отсутствия голоса, ни слуха.
  Во время небольшой передышки, Наташа неожиданно подскочила на месте и захлопала в ладошки, состроив умиленную мордашку, радовалась неожиданно пришедшей ей идее:
  -Моть,- похлопав ресничками девушка уставилась на Архипова,- а спойте с белобрысым ту песенку... ну эта,- Таша пощелкала пальцами и решила напеть,- Жизнь без тебя не покажется раем, я знаю, мы знаем...
  Вся женская половина возбужденно зашепталась и чуть ли не умоляюще стреляла глазками на двух прифигевших от такой перспективы парней. Лишь мы с Дашкой переглядывались, не понимая возникшего ажиотажа.
  Вознамерившихся возразить парней тут же заткнули, всунув в руки по гитаре. И тут же притихли, как только послышались первые аккорды.
  Такое ощущение, что передо мной сидит совершенно другой человек. Длинные пальцы скользят по грифу, бьют по струнам, глаза прикрыты и длинные ресницы подрагивают как крылья бабочки, улыбка тронула губы, и милые ямочки на щеках завораживали.
  Немного хрипловатый голос выбил весь воздух из легких, а сердце сделало необычный кульбит и как сумасшедшее забилось в груди.
  От случая к случаю
   Я себя мучаю
   Памятью, письмами,
   Грустными мыслями.
  Тут же вступает Илья, мягкий немного бархатистый голос, полная противоположность Матвею, обволакивает. Рядом сидящая подруга как завороженная следит за своим голубоглазым чудом, нервно комкая в кулачках одеяло.
  И до краев наполняя бокал,
   Я выливаю осадок на стол.
   Кто-то поранил, а кто-то пропал,
   Кто-то остался, но главный ушел.
  Легкая дрожь проходит по телу, словно на электрический стул посадили, когда два таких непохожих голоса сливаются в один, в унисон разносится по все поляне.
   Жизнь без тебя не покажется раем.
   Я знаю, мы знаем...
   Ливнем прольемся, снегом растаем -
   Но это то, что мы выбираем.
  Неожиданно встречаюсь с такими родными черными глазами и все вокруг становится таким мелким и незначительным. И дурацкий переезд не кажется таким уж умным решением, и Наташа уже не такая уж большая помеха. Ведь мой! Мой же!!!
  Все так же смотря мне в глаза вновь начинает петь, а легкая радость тут же превращается в жгучую невыносимую боль, а слезы сами по себе катятся по щекам.
  Ты выбираешь...
   Дни расставляешь.
   Ты меня будто бы
   Книгу листаешь.
   А следующие слова резанули по сердцу словно тупым тесаком, выкорчевывая наружу душу.
   И ненавидя вчерашний свой сон,
   Ты засыпаешь спокойно опять.
   Завтра ты вновь меня выставишь вон,
   Но я сегодня успею обнять.
  И уже не вижу родных глаз, когда он повторяет последнюю строчку.
  Зачем все это устроили, черта-с два. Чья-то рука легла на плечо, перебой струн на мгновение сбился с ритма. А мне не оставалось ничего другого как, как дуре подскочить со своего места и скрыться где-нибудь между деревьями.
  Не разбираясь с направлением, шла и глотала непрошенные слезы, пиная попадавшие по дороге камушки. Голоса уже почти затерялись в шорохе листвы, в любой бы другой ситуации я бы десять раз подумала идти ли в этот лес без сопровождения или хотя бы без фонарика, но сейчас по своей глупости так хотелось остаться одной. Никогда не была слабой, но бывший сосед просто выбивает почву из-под ног.
  -Яна!- послышалось где-то недалеко и ветки захрустели под чужими кроссовками, рыжая макушка мелькнула между листвой.
  Убегать я не собиралась, может зря конечно, но почему-то сейчас так захотелось услышать слова поддержки и не просто глотать слезы, а от души пореветь не чьем-то плече.
  Остановившись, утерла все еще катившиеся по щекам слезы, нос распух, я это чувствовала, и противно хлюпал. Руки тряслись, губы горели, похоже, я сильно их покусала, да и вообще мне было ужасно холодно.
  -Яночка,- меня резко развернули и прижали к груди.
  Тепло. Слезы вновь брызнули из глаз, всхлипывания приглушала ткань футболки, об которую я безжалостно вытирала нос. В ушах заложило и хотелось выть от разрывающегося внутрии сердца.
  Теплая ладонь поглаживала по голове, что-то говоря в утешение. Я не слышала. Полностью погрузилась в себя, не обращая внимания на внешние раздражители. В какой-то момент меня вновь оторвали от теплой груди, подставив мокрые щеки под колючий обжигающий ветер.
  -Малышка, успокойся,- теплые пальцы стирали слезинки со щек. Боже как же хочется поднять глаза и увидеть перед собой совсем не зеленые глаза.
  Странное предчувствие неожиданно закралось в душу. Что-то было не так и все шло совсем не по плану. Горячие пальцы коснулись припухшей губы, и захотелось тут же вырваться из этих теплых объятий и убежать.
  Поздно.
  Легкий поцелуй пришелся в краешек губ, но видимо этого было мало. Чужие губы накрыли мои, вроде бы и нежный успокаивающий поцелуй подавлял, и хотелось забиться в истерике. Хриплый стон вырвался у Рыжего и вот меня уже прижимают к дереву.
  -Стой,- злые слезы собрались в уголках глаз,- прекрати немедленно.
  Но меня словно не слышали. Руки Лехи ужа пробрались под футболку, шарили по спине, губы переместились на шею, в нос ударил непонятный запах. Внутри что-то похолодело. От лагеря далеко и мы с ним одни и если что-то взбрело в голову этого ненормального мне не отбиться. Пусть он и хлипкий на вид, прижимал меня к дереву все же взрослый парень, и шансов выбраться не было. Забрыкавшись в чужих руках, пару раз умудрилась пнуть дурака. Ему это не понравилось и уже в следующее мгновение обе мои руки зажали над головой.
  -Не строй из себя недотрогу,- противно засмеялся Рыжий,- тебе понравится. Обещаю.
  У парня руки немного дрожали, но это совсем не помешало ему расстегнуть пуговицу на шортах. Страх заклокотал в груди и вырвался вместе с противным визгливым криком, а звонкая пощечина тут же отдалась эхом, ударяясь о стволы деревьев и теряясь в свисте веток и шуме листвы.
  Новый крик огласил округу.
  -Да замолчи ты, идиотка, тебя все равно никто не услышит.
  Резко встряхнул меня за плечи, из-за чего я не сосредоточилась и ударилась затылком об шершавую кору. Не сильно, но обидно. А еще жутко, неужели все вот так вот и закончится.
  Неожиданно вокруг меня появилось слишком много свободного места, а я кулем рухнула на землю. Рядом послышался хруст и дикий вой перемеженный с матом.
  Сильные руки приподняли мое бедное тельце с холодной земли и прижали к теплой, широкой и до боли родной груди. Матвей! Теплые пальцы провели по горящей от боли щеке, по растерзанным губам и злобный, клокочущий рык вырвался из груди моего спасителя.
  -Сукин сын!
  Меня подхватили на руки и я не увидела, а скорей почувствовала, как Архипов пнул все еще стонущего придурка.
  Где-то недалеко послышались голоса. Разговаривали на повышенных тонах, не стесняясь в выражениях. В закрытые глаза бил брошенный где-то фонарь, и как я его раньше не заметила. Такие родные руки укачивали и шептали что-то совершенно непонятное. Голова перестала ясно соображать, похоже тараканы решили что на сегодня им хватит и разошлись спать, оставив свою хозяйку с киселем вместо мыслей. Но все же я поняла, что из леса мы выбрались с другой стороны поляны, ближе к припаркованным машинам. До меня все еще доносился треск костра и взволнованные голоса.
  -Поедем на мотоцикле,- голосом не терпящим возражений заявил Матвей, посадил меня сразу на железного коня и натянул на голову шлем.
  А я и не собиралась сопротивляться. Сейчас мне было абсолютно все равно, как меня транспортируют до дома, да хоть по воздуху, главное, чтобы сейчас оказаться подальше от этого злополучного леса.
  -Держись крепче,- мотор мерно зажужжал, и мы рванули с места.
  И я держалась, не от того, что боялась упасть, страшно было отпустить Матвея и понять, что все это показалось и его весь этот хрупкий мир лишь мое бурное воображение.
  Минут через двадцать мы уже заезжали в наш двор. Темно, холодно и лишь один чахлый фонарь освещает чьи-то старенькие жигуленки.
  Сняв с мотоцикла мою безвольную тушку, пересадил на скамейку около подъезда.
  -Посиди немного, солнышко,- как сквозь туман продрался родной голос.
  -А, да... я подожду... пойду... да,- пролепетала я.
  Странно... нет, уже все равно, словно не со мной все происходит, словно те последние пару часов выбили все силы и перетасовали эмоции.
  -Все хорошо,- прошептали где-то над ухом, и легкое прикосновение его губ на мгновение привело в чувства. Но всего лишь на мгновение, потом он ушел, забрав все тепло с собой.
  Наверное, я и сама не заметила, как улеглась клубочком на скамейке и задремала.
  
  Честь и хвала тому, кто сейчас тащит меня на четвертый этаж. Если быть совсем честной, проснулась я в тот же момент, когда меня аккуратно взяли на руки. Но виду не подала. Разнежившись и расслабившись в сильных руках, готова была мурлыкать, но что-то внутри просто верещало о том, чтобы я лежала и ждала. Чего ждать это что-то мне не поведало.
  Что-то обреченно пробурчав и усмехнувшись, Матвей потоптался на месте пытаясь перехватить меня поудобнее, а потом щелкнул замок и сердце ухнуло куда-то вниз, затрепыхалось на уровне пяток. В глаза ударил яркий электрический свет, а ресницы сами по себе затрепетали, пытаясь избавиться от неприятного зуда.
  Изобразив, несчастный стон, я повозилась на руках парня, уткнулась носом куда-то в область подмышки. Над ухом хмыкнули, и мы вновь двинулись с места. Сон ушел окончательно, и если раньше под мерное укачивание еще подумывала над тем чтобы подремать, то сейчас затаив дыхание, я ждала продолжения.
  Меня уложили на кровать, аккуратно (видимо, чтобы не разбудить) освободили от обуви и накрыли легким покрывалом. Скрипнули половицы и удаляющиеся шаги, в унисон с бешено колотящимся сердцем.
  Вот черт! Решил сыграть в благородного! Как с пьяной девкой спать, так мы первые, а как рядышком полежать, как невесть что из себя строим.
  Стон отчаянья и злые горячие слезы вырвались сами по себе. Перевернувшись на бок, я со всей своей злости и даже с каким-то отчаяньем вцепилась зубами в подушку, взвыла в негодовании.
  А на что я еще надеялась? Он бросил там одну свою курицу, но ничего это не значит, просто помог. Лучше бы я там осталась! Козел!
  Кровать неожиданно прогнулась под весом чужого тела. Знакомые руки прижали ближе, легким, еле заметным движением стерли непрошенные слезы, и он лег рядом, прижав к теплому боку, нежно поглаживая по голове.
  -Малышка моя,- кулачок сам по себе сжался, скомкав футболку на груди парня,- что же тебе снится?
  Голос его был уставший и немного взволнованный, тем не менее, я расслабилась, прижавшись поближе, уже точно зная, чего я хочу. Немножко побарахтавшись в его объятиях, я самым наглым образом перебралась к Матвею на живот, устроилась поудобнее и вновь принялась ждать.
  Приглушенно засмеявшись, тем самым вызвав подо мной небольшое землетрясение, меня вновь погладили по встрепанной макушке.
  -Бегемотик мой,- чуть хрипловато произнес парень,- что ж ты возишься-то.
  От умиления и нежных поглаживаний я не сразу сообразила, что меня только что назвали жирной ленивой зверюгой.
  -Сам ты бегемот, придурок,- не удержавшись все же сказала я, гневно сопя в две дырки.
  Каков нахал! Я значит его здесь соблазняю, а он меня "бегемотиком", скотина неблагодарная, назвал.
  Чуть хрипловатый смех вернул меня на эту грешную землю обратно к соседу и его дурацким шуточкам. В не менее дурацком положении сейчас находилась и я сама: оседлав (а по другому и не скажешь) парня, уперлась ему в грудь руками и злобно сверкала глазенками.
  -Солнышко мое,- резко перестав смеяться, самым что ни на есть серьезным голосом начал Матвей,- может ты, все же, слезешь с меня?
  -Ну ты и тварь, Архипов,- с какой-то маниакальной упертостью я пару раз попрыгала на животе у парня, тот не издал ни звука, лишь как-то странно блеснули на миг его глаза. А может мне просто показалось.
  -Неужели так сложно называть меня по имени, а не придумывать идиотские клички?- не сильный, но достаточно ощутимый удар (по крайней мере ладонь моя начала зудеть и неприятно покалывать) по плечу,- ну вот какой из меня бегемот?
  -Самый лучший.- Даже бровью, зараза, не повел,- Маленький, неуклюжий, в меру упитанный бегемотик.
  Поймав мой злобный многообещающий взгляд, он все же сдался.
  -Хорошо, Ян, на сегодня никаких прозвищ,- и уже более серьезно,- теперь-то ты слезешь?
  -Не дождешься,- в отместку еще раз прыгнула,- я пока тебе все не выскажу не уйду.
  Матвей помрачнел и решил пойти на попятную.
  -Девочка моя,- еще один мой недовольный взгляд был полностью проигнорирован,- давай ты мне завтра с утра настроение подпортишь, а сейчас просто поспишь.
  Ну вот в этом все они мужики. Я значит, собираюсь о возвышенном говорить, через свою гордость ради него переступаю, а ему значит настроение порчу.
  -Вот ты во всем такой,- сев поудобнее, я скрестила руки на груди,- с самой первой нашей встречи ведешь себя как... как...
  -Как кто?- поняв, что разговора не избежать решил мне в душу нагадить своими репликами и недовольным взглядом.
  -Да не знаю я, как кто!- взвыла я,- Во всем только ты и виноват,- удивленно приподнятая бровь, дала понять что я иду в правильном направлении,- да если бы ты мне сразу кота отдал, я тебе и слова не сказала бы. И этот дурацкий спектакль с дурацким пузом,- рука, которая раньше покоилась на моей талии, а впоследствии спустилась куда-то под колено(!), напряглась, но все в тот же момент все прошло в норму, и я смогла продолжить. Не так уверенно, как раньше, но все же.
  -Но тебе же было мало, сам решил поиграть. И что из этого вышло?- натолкнувшись на заинтересованный взгляд, я отвернулась от парня, ну не могу так, лучше со шторами вон пообщаюсь,- Ничего хорошего. Самовлюбленный кабель,- почему-то решила добить этим Матвея, но видимо просчиталась.
  -А ты трусиха,- усмехнулся Архипов.
  В какой-то момент, задыхающуюся от возмущения меня, а поэтому потерявшую бдительность, легким движением, опрокинули обратно на кровать. И теперь уже я маленькая и беспомощная смотрела на склонившегося надо мной парня.
  -Идеальная пара.
  Легкое касание скулы и горячее, немного прерывистое дыхание, обжигало нежную кожу, остановилось около бешено бьющейся артерии не шее.
  Зажмурив глаза, уперлась ладошками ему в грудь. Но, похоже, парень и не думал продолжать. Отстранившись, он аккуратно взял меня за подбородок и повернул к себе лицом.
  -Открой глаза,- шумно выдохнув, я помотала головой,- открой, я ничего тебе не сделаю.
  С недоверием приоткрыла один глаз зыркнула на соседа и поймала насмешливую ухмылку.
  -Ну хоть что-то,- поцеловал в кончик носа. Легко, играючи и так невесомо, по-детски, что в изумлении я и второй открыла, вперив недоверчивый взгляд в Матвея. А он улыбнулся беззаботно, ласково... чертовски подозрительно.
  Легкий поцелуй обжег губы, заставляя поддаться немного на встречу и вновь прикрыть глаза. Так и вправду лучше, когда не видишь, чувства обостряются и от легкого прикосновения готова рассыпаться на атомы. Словно холодные снежинки касаются разгоряченной кожи, на мгновение, предоставляя столь требуемую прохладу, дразня еще больше. И лишь от этого тело превращается в одну натянутую струну, готово отозваться на любую ласку.
  Дезориентированная и потерявшаяся в пространстве, я не сразу поняла, что происходит. Футболка парня, которую я так неуверенно мяла в начале нашего разговора, была уже не в зоне досягаемости, а чья-то (хотя почему чья-то?)... рука Матвея, скользнув по бедру, методично подбиралась к пуговке на моих шортах.
  -Что ты делаешь?- боже, это мой голос? Ни капли возмущения, столь сексуальная хрипотца и томящие, тянущие нотки. Любопытство и не капли сопротивления.
  -А что я делаю?- заискивающий, и от того еще более будоражащий воображение, голос.
  А и правду, что он такого делает? Легкие касания, словно невесомые, и дыхание от них перехватывает, словно в какой-то момент забываешь как это - дышать.
  Сладкие и такие дразнящие поцелуи влажной дорожкой прошли от уха и до груди, останавливаясь, словно думая, а стоит ли дальше? И все начинается снова. Сейчас дыхание участилось, хриплые стоны и хочется большего. Нет того звериного напора, пугающего, подавляющего, а лишь дразнящие, мимолетные прикосновения, которых мало, которыми хочется насладиться, окунувшись во все это с головой.
  Одежда давно уже перестала быть препятствием, ненужные мешающиеся тряпки. И касание его кожи, перекатывающиеся мышцы и бисеринки пота, скатывающиеся по щеке, понимание того, что не я одна готова умолять его хоть что что-нибудь сделать. Напряжение во всем теле и нежный уверенный взгляд, обещающий, что все будет хорошо.
  Выгибаясь до боли в мышцах под уверенными мужскими руками и понимание того, что больше невозможно терпеть.
  -Матвей,- губы горят и пересохли, и без того хриплый голос срывается на стон и прерывается нежным поцелуем. Не могу больше.
  -Матвей,- черные затуманенные глаза смотрят с вопросом и, только сейчас замечаю, с неуверенностью, в голове пусто и все что могу произнести это его имя и...- пожалуйста...
  Нежное мимолетное касание от плеча до ладони, переплетаются пальцы, взгляды, тела...
  -Потерпи немножко.
  И болезненный полу-крик полу-стон тонет в нежном и словно извиняющемся поцелуе. И неописуемее удовольствие, накатывающее, словно волны в шторм.
  Да, это, наверное, была самая лучшая ночь в моей жизни.
  
  Утро настало невероятно быстро. Мне кажется, я так и не смогла уснуть, хотя чувствовала себя невероятно бодрой и счастливой. Рядом лежал на спине Матвей, умиротворенно сопя и даже во сне пытался прижать меня покрепче, морщась каждый раз, когда я пыталась лечь поудобнее.
  Тело немного ломило и если честно, то делать совершенно ничего не хотелось, а перед глазами то и дело проплывали моменты прошедшей ночи. Заставляя то нервно хихикать, то заливаться краской необъяснимого стыда.
  И сейчас мне совершенно не хотелось думать о том, что, в принципе, Матвей добился того что хотел, а ведь я немало слушала по утрам его "благодарных" подружек желавших бедному парню всех "радостей" импотенции, и в какой-то момент даже проскользнула мысль быстренько собраться и уйти.
  -Прекрати себя накручивать,- шикнула сама на себя и тут же нервно оглянулась, не разбудила ли.
  Нет, все тоже расслабленное выражение лица, растрепанные волосы разметались по подушке. Какой же он все-таки дурак, но зато МОЙ. Ведь так?
  Решив для себя, что да, именно так, я немного успокоилась.
  Часы показывали семь утра, рань несусветная и что мне делать? Спать я все еще не хочу, и ноющие мышцы просто требуют, чтобы их размяли.
  Еле выбравшись из крепких объятий, сразу же почувствовала себя одинокой и никому не нужной. Доползла до края кровати, прикрывая все стратегически важные места, краем простыни, и уже опустила одну ногу, ощутив прохладу пола, как...
  -И куда это ты собралась?- застали меня врасплох.
  Матвей все еще лежал с закрытыми глазами, но теперь умиротворенность сменила задумчивая складка между бровей.
  -Я только...- хотела уже оправдываться, но резко открывший глаза парень с такой обидой на меня посмотрел, столько боли и неверия было в этих черных омутах.
  -Знаешь что,- его голос был твердым и, честно говоря, до жути меня пугал, неужели началось,- Если ты думаешь, что я вот так просто тебя отпущу, то глубоко ошибаешься.
  Это был мой вздох облегчения? Только сейчас я поняла, что нервно комкаю простынь, ожидая, что же скажет Матвей.
  -Я всего лишь собиралась сварить кофе,- обижено сказала, стараясь скрыть страх и липкое отчаянье, за маской обиды и недовольства.
  Где-то над ухом удовлетворено хмыкнули, заставляя чуть ли не вскрикнуть от неожиданности, и тут же повалил обратно на кровать, избавив от так трепетно сжимаемой мной простынки.
  -И ты хочешь сказать, что моя маленькая дынька даже и не думала о том как бы удрать, пока я сплю.
  -Да я первым же делом все пути к отступлению продумала,- хмыкнув, я сложила руки на груди, тем самым преследуя две цели; во-первых, я страшно обиделась, а, во-вторых, прикрыла хоть что-то.
  Архипов только улыбнулся и чмокнул в надутые губки, вновь перекатился на свою сторону. Что? Это все? Вот так просто взял и отвернулся? И сижу я как идиотка хлопаю глазками и не могу понять, то ли меня так профессионально продинамили, то ли не профессионально.
  -Малыш, ты вроде хотела кофейка сварить,- подал голос нахал.
  -Скотина,- процедила сквозь зубы и скатилась с кровати, схватила первую попавшуюся футболку, выскочила из комнаты, кляня этого гада последними словами.
  Вслед мне донесся заразительный смех, бесспорно сволочной мужик. Вот пожалуюсь Игорю, будет знать, как меня в качестве лично горничной использовать.
  Бурча себе под нос, я следила за поднимающейся пенкой в турке, сейчас главное не упустить момента и... Когда же он успокоится!!!
  Подкравшись со спины, Матвей перехватил меня поперек талии, прижал к себе. Как давно я об этом мечтала, а сейчас, как на зло, должна строить из себя обиженную невинность (хотя какая та...эх), и не поддаваться на провокационные реплики этого извращенца.
  -Моя футболка, как флаг на завоеванной крепости, не находишь?- шепнул этот подлый соблазнитель, прикусив мочку уха.
  -Не нахожу,- пробурчала себе под нос и попыталась высвободиться из таких желанных объятий. Ну и когда у меня получалось то, что я хотела?
  -Дынька,- чуть ли не мурлыкнул парень, зарывшись носом в мои волосы,- ну ты что, обиделась?
  Вот нахальство из этого человека так и прет! Разумеется, я обиделась! Развернувшись в кольце его рук, ткнула пальцем ему в живот (дальше просто рука не поднялась).
  -Я обиделась?- процедила сквозь зубы,- Неет, я совсем не обиделась... я просто с тобой не разговариваю и...
  Договорить мне не удалось, потому что за спиной что-то зашипело, зафырчало. Кофе! Ароматный напиток расплескался по плите, стекал с турки. А ведь день так хорошо начинался.
  -Солнышко, не переживай,- теплая рука вновь пробралась под футболку и легла на живот,- сваришь еще.
  Вот кабель! Попыталась вновь вырваться и уж в этот раз я точно кому-то дам пинка.
  -Тш-ш-ш,- шикнул Матвей и вновь прикусил за ушко, подул на "пострадавшую" часть тела,- Ян, перестань дуться. Все будет хорошо, а сейчас,- меня подхватили на руки и вынесли из кухни,- мы сходим в душ. А прибраться я тебе помогу.
  Душ? Вместе? Куда я попала?
   К моему великому облегчению до ванной мы так и не дошли. Настойчивый посетитель застал нас как раз на полпути. Нехотя, как мне показалось, Матвей поставил меня на ноги и, недовольно бурча, пошел открывать дверь, я, конечно же, шлепала следом. Интересно же кому это он так рано понадобился.
  -А ногами шевелить быстрее не можешь?- послышался недовольный, но такой знакомый голос, а потом...
  -Яна?
  -Бабушка?
  
  Несмотря на то, что за окном жизнерадостно светило солнышко, в небольшой кухоньке бушевала стихия: гремел гром, дрожала земля и трещали по швам нервы (скорей всего мои).
  Раздраженный Матвей и злобно сверкающая глазами моя бабушка, Антонина Сергеевна, взяли тайм аут и разошлись по разным углам кухни. А бедная запуганная я, сидела на стуле ошарашено хлопала ресничками, стараясь думать о чем-нибудь отвлеченном. Например, куда сосед (или уже не просто сосед?) дел бедного Белиза. Но как бы я не старалась, мысли все равно перескакивали на недавние разборки.
  
  Увидеть на пороге бабушку, я совсем не ожидала, а вот она похоже была ко всему готова. Но яростно раздувающиеся крылья носа сразу дали понять, что сейчас кто-то превзошел ее ожидания.
  -Ах ты, несносный мальчишка,- разъяренной коброй зашипела старшая родственница и, схватив меня за запястье, выволокла из-за спины Матвея, где я старательно пряталась, на тот момент она казалась мне весьма надежным убежищем.
  Бабуля моя была женщиной старой закалки, с суровым нравом и строгими лишь ей ведомыми правилами. Упрямый подбородок и цепкий взгляд выдавали в ней даму склочную и нетерпеливую. В свои почти семьдесят ей не дают и пятидесяти пяти. Всегда прямая осанка, пышная фигура и вечные каблуки, с которыми она не рассталась, даже переехав в деревню.
  Поэтому мой страх перед родительницей был весьма оправдан. Но не успела я и пикнуть, как меня прижали к необхватной груди и похлопали по голове.
  -Бедное дитя,- убаюкивающее покачивая меня начала бабушка,- это худшее что могло случиться.
  Я, конечно, могла поспорить на этот счет, но решила держаться в этом споре более сильной стороны и, желательно, помалкивать в тряпочку.
  -Да неужели,- скрестив руки на груди (я успела углядеть) самодовольно начал этот смертник,- по мне, так Яна вполне себе довольна.
  Ой-ей-ей! Что же ты творишь-то!
  Бабуля почти натурально ахнула и даже выпустила меня из своих крепких объятий.
  -Да ты совратил бедную девочку. Испортил ей жизнь!- с пол оборота завелась старушка, если эту статную женщину вообще можно было так назвать.
  Решив, что с меня достаточно, я решила отступить с поля боя, но тут же была перехвачена и прижата к теплому боку.
  -Жизнь она и сама, кому хотите, испортит,- самодовольно заявил Матвей и показательно чмокнул меня в макушку.
  Тут уже не выдержала я:
  -Так я тебе жизнь порчу!- острый локоток пришелся точнехонько нахалу под ребра, но невыносимое создание даже глазом не повел, лишь еще сильнее прижав к своему напряженному телу.
  Я, как уже понятно, была нагло проигнорирована:
  -А вам бы Антонина Сергеевна пойти и найти какого-нибудь интеллигентного старичка и жить спокойно, а не мешать внучке, налаживать личную жизнь.
  "Вот дурак!"- мысленно простонала я. А тараканы в моей буйной голове почему-то дружно аплодировали стоя.
  Бабуля же не выдержала столь очевидного оскорбления своей возвышенной персоны, отвесила парню знатную оплеуху, Архипов, хвала богам, выдержал и это.
  И после этого понеслось. Пафосные речи пожилой дамы перемежались с саркастичными ответами Матвея, при этом тона никто не повышал. В какой-то момент спорщики перебазировались на кухню и уже там опиравшись по разные стороны от стола продолжая осыпать друг друга ехидными репликами. И только недавно наконец-то замолчали.
  -Как чувствовала, что что-то плохое случиться,- прервала молчание бабушка, и тяжело осела на подвернувшийся стул,- поиграется и...
  Матвей взревел со всей дури саданул кулаком по стене, заставил старшую родственницу и меня, конечно же, подпрыгнуть на своих местах.
  -А никому в голову не пришло, что я могу и любить вашу внучку!!!
  Разъяренной фурией Архипов выскочил из кухни, и через пару мгновений громко хлопнув дверью, скрылся в неизвестном направлении. И это в одних то джинсах!
  Но почему-то сейчас меня больше волновали его последние слова. Я не ошиблась? Там правда что-то про "люблю" было?
  Бабуля в этот момент бодренько подскочила со своего места и подсела поближе ко мне.
  -Молодец, так с ними, мужиками, и надо,- доверительно заглядывая мне в глаза и похлопав по руке, выдала она.
  И тут я окончательно выпала в осадок.
  -Мальчик-то он хороший,- продолжила рассуждать бабуля,- умный, нагловатый конечно, но ничего, я давно уже его приметила,- и словно что-то вспомнив, совсем по-старчески всплеснула руками.- Вот ты ко мне редко захаживаешь, у остальных-то все переходили.
  Ступор начал понемногу проходить. И слова своевольной старушки начали достигать моего размякшего мозга и потихоньку впитываться.
  -Ба, а если он хороший такой, что это ты только что устроила?
  -А чтоб не расслаблялся,- лучезарно улыбнулась Антонина Сергеевна и, бодренько подскочив со своего места, направилась к выходу. Недолго думая, я зашагала следом.
  Осмотрев перекособоченую вешалку с болтающейся на крючочке цепочкой от кофты, Ба довольно улыбнулась.
  -Ух, темпераментный какой, прям как дед твой по-молодости,- восхищенно по-детски хлопнула в ладоши бабуля, и тут же выдала,- Ну ладно, пойду я.
  -А как же...
  -А как же, а как же,- передразнила меня родительница,- не маленькая, сама уж знаешь как дальше. Оставлю вас голубков, но чтобы на выходных оба у родителей. Знакомить вас буду.
  И уже переступив порог, бабуля обернулась.
  -И с правнуками аккуратней там, рано еще,- задорно подмигнув, она унеслась вниз по лестнице, проигнорировав лифт, оставив меня в недоумении открывать и закрывать рот.
  Вот и кто бы подумал, что любимая бабушка решит сплавить свою младшую внучку совершенно незнакомому ей человеку. Уж точно не я! Скорей всего что-то подобное я ожидала от любимого папочки, считавшего, что после совершеннолетия его девочки вольны сами решать, что им делать, а не просиживать молодые годы в родительской квартире.
  Эх, а я-то еще думала, почему Ба не сказала ни слова против моего отдельного проживания. А она оказывается, все уже за всех решила. Вот гадство!
  Хлопнув дверью, я состроила зверскую рожу зеркалу, висящему на стене прихожей, и решила все же принять душ. Если Матвей ушел без ключей это его проблемы. Бросить меня одну на растерзание старшей родственницы, как он вообще до этого додумался! Наглый, самоуверенный тип!
  Прохладные капли немного поумерили пыл, все же стоило встать на место Матвея. Кто-кто, а он-то уж точно не ожидал увидеть на пороге своей квартиры бывшую соседку, тем более в такой момент. Буду честна хотя бы с собой, больше всего в этой ситуации меня расстраивало отсутствие теплого бока Архипова.
  В какой-то момент злость переросла в обиду, а та, почему-то, в дикую панику. Я одна в чужой, по сути, квартире без ключей и с разряженным телефоном. Единственная моя надежда и опора сейчас тусуется за городом в большой компании и даже не подозревает о том, что со мной случилось. Виновник всего этого черт знает где шляется уже второй час кряду, а единственное что есть в холодильнике это банка с соленьями, подозрительно побелевшие огурцы меня, честно говоря, пугали, и початый пакет молока. Как вообще здесь может кто-то жить.
  От всех этих мыслей голова пухла и, в конце концов, чертовски разболелась. Упав на все еще не заправленную кровать, я моментально провалилась в столь спасительный сон.
  
  Пробуждение было бурным. Мягкие лапки прошлись по моему лиц, шершавый язычок лизнул подбородок, чья то наглая, тяжелая задница расположилась на моем лбу... так, где-то это уже было.
  -Белиз, жирная скотина,- попыталась я стряхнуть котяру со своего бренного тельца и перевернуться на бок. Безуспешно.
  Радостно урчащее животное разлеглось на моем лице, частично на груди, наглые черные лапки периодически пытались ухватиться за край футболки.
  -Бесстыжее животное,- рассмеялись где-то недалеко и наконец-то освободили от столь тяжелого мохнатого дополнения,- лапы прочь от моей законной добычи.
  Матрас рядышком прогнулся, и меня потрепали по лохматой макушке, поцеловали в нос.
  -Эй, соня,- прошептали на ушко, и такие родные руки прижали к теплому боку,- пора вставать.
  Вновь легкий поцелуй уже в висок и заразительный смех. Обиженный на Матвея, за самоуправство, кот все же пробрался на кровать и улегся клубочком у меня на животе, недовольно махая хвостом.
  -Если меня и дальше продолжите будить подобным образом,- через зевок наконец-то сказала я,- то еще не скоро увидите мое тельце в вертикальном положении.
  -Заманчивое предложение,- промурлыкали мне на ухо, и вот уже возмущенно орущий кот пытается выбраться из-под обнаглевшего хозяина.
  Получив пару боевых ранений, мои мужчины перекочевали на пол, и уже оттуда раздавалось недовольное шипение и приглушенный мат.
  Спать после такого представления мне уже не хотелось. Недовольный Матвей сидел на полу скрестив ноги и потирал укушенный нос, кот, вышедший победителем в этом маленьком поединке, недовольно фырчал и остервенело бил себя хвостом по бокам.
  Схватив возмущенного Белиза на руки, почесала зеленоглазого красавца за ухом. Тот довольно замурлыкал и расслабился, свесив все еще подрагивающий хвост и с подозрением косясь на надувшегося парня. Первый раз его таким вижу: морщится и периодически собирает глаза в кучку, пытаясь разглядеть припухшие царапины.
  -Там в мастерской, аптечка лежит,- не отрываясь от столь занимательного разглядывания и ощупывания собственного носа, наконец, выдал Матвей.
  А я что? Я рассмеялась, заливисто, по-детски, утирая выступившие слезы не то радости, не то облегчения. Сосед словно очнувшись, еще пару раз дотронулся до красной нюхолки и с самым серьезным видом сообщил черномордой зверюги, что мстя его, будет страшна, не сдержал хитрой ухмылочки. Как бы патетично это не звучало, но именно с того момента началось наше более близкое знакомство с Архиповым Матвеем Анатольевичем.
  
  Следующая неделя началась с исполнения обещания. Пять утра, кофе в постель печальные завывания и стенания на живой будильник. Матвей спал крепко, кофе было горячим, а мое терпение не безграничным, поэтому после третьего дня мучения меня отпустили с миром и запретили приближаться к квартире соседа до обеда, что несказанно радовало.
  И если вы думаете, что что-то в наших отношениях изменилось с того памятного вечера/утра, то глубоко ошибаетесь. После шумного дележа территории (кот отвоевал угол около раковины и часть кровати) все вновь пошло своим чередом: я ходила в институт, Матвей неизвестно куда уезжал с утра пораньше и возвращался лишь за полночь. Следовательно, виделись мы не часто, что меня ничуть не огорчало. Сейчас главное было вовремя показаться родителям, и можно вообще вздохнуть спокойно. Но именно с этим возникло больше всего проблем. И когда это с Матвеем у меня получалось то, что я задумывала. Почему-то это маленькое путешествие все откладывалось, и откладывалось, и... в общем, еще целый месяц мы ходили вокруг да около, пока терпение старшего поколения не лопнуло.
  В один прекрасный летний(!) день нам дали добро на воскресные посиделки. С утра парень кинул краткое сообщение, что подъедет сам к месту действий, поэтому я уже давно мешалась под ногами родителей. Все шло к тому, что обед пройдет тихо-мирно. В нашей семье лишь бабушка изредка выкидывала что-то необычное, родители же мои были среднестатистические. Мама, Людмила Аристарховна, была преподавателем химии в гимназии недалеко от нашего дома, папа, Леонид Максимович, держал сеть небольших магазинчиков. Но сейчас в доме царила суматоха: грендмамА наставляла свою дочь, сейчас больше мечущуюся по дому в "выходном" халатике, мягких тапочках и забавном фартуке, чем следящую за пытающимся повидать белый свет супом. Папа делал вид, что ему и вовсе все равно, сидел и читал утреннюю газетку (увы, это ему тоже не удавалось, хотя бы потому, что бедное типографическое издание было перевернуто верх ногами).
  Но часы отбили четыре, а его все еще не было. Обед стыл, действующие лица волновались (лично я злилась), а гвоздя предстоящей программы все не было. Минуты текли невероятно медленно, но даже с таким преимуществом Матвей не объявился и к вечеру. Совсем! Боже как можно быть таким безответственным, а ведь Ба чуть ли не каждый день звонила и напоминала.
  Когда стрелка лениво подкралась к девяти, я засобиралась домой. Ну что ж, это было его решение и, увы, оно было принято не в мою пользу. Мама говорила что-то ободряющее, папа нервно курил на балконе (а ведь последний раз он брал в руки сигарету, когда Арину замуж выдавал), бабуля недовольно поджимала губы, а я... а что я... Я молча оделась и побрела домой, всем сердцем надеясь, что не столкнусь на лестничной площадке со своим соседом. Эх, все-таки я самая настоящая дура!
  Уснуть я так и не смогла, поэтому утро встретила не в лучшем своем виде: мешки под опухшими, потухшими глазами (все же добравшись до дома, я позорно разревелась), такое же опухшее, помятое, немного сероватое лицо, бледные искусанные губы, гнездо на голове.
  Даже Саныч, увидев опоздавшую меня, поперхнулся заранее заготовленной гадостью и просто предложил занять свое место. Студенты с любопытством оглядывались и перешептывались, но раз поймав злобный Дашкин взгляд, тут же замолкали и больше не отсвечивали в этом и так сером мирке.
  Подруга не пыталась выяснить, что произошло, сегодня она и сама выглядела не лучшим образом: джинсы, футболка, босоножки на плоской подошве, высокий хвост и полное отсутствие косметики - для кого-то обычная повседневная одежды, но я-то знала, что если Дашута слезла с каблучка, то что-то обязательно произошло. Но сочувствовать ей сейчас у меня не было не сил не настроения, обе мы это понимали и были благодарны молчаливой поддержке друг друга.
  Противная стандартная мелодия застала меня врасплох во время окна перед третьей парой. И почему-то даже не глядя на экран, могла точно сказать, кто звонит. А этого кого-то мне слышать совершенно не хотелось. После пятого звонка звонивший успокоился, а я немного перевела дух. Но буквально через минуту вновь заиграл телефон, но к счастью на этот раз не мой. Даша вмиг побледнела и дрожащими руками начала копаться в своей бездонной сумке в поисках не унимающейся трубки.
  -Слушаю,- дрожащий хрипловатый голос срывался, чуть ли не на всхлипы, когда подруга наконец-то отыскала телефон и ответила.
  Звонивший что-то торопливо говорил, а Даша прислонившись к стене и прикрыв глаза глубоко дышала. Морщинки между бровок разгладилась, на щеках появился легкий румянец, зубы уже не отбивали непонятную дробь, дыхание выровнялось, и девушка вновь стала похожа на человека, а не на свеже поднятый трупик (короче говоря, полная мне противоположность).
  -Очнулся... Да, рядом... Не знает?.. Но... хорошо, сейчас дам...
  Ободряюще улыбнувшись, Дашута передала мне свой телефон. На экране мигала запись "Любимый". Ха, значит, сам не дозвонился, решил подослать своего дружка, и что он мне скажет, хотя нет, не интересно. Уже хотела нажать на отбой, как трубка взорвалась совсем не мужским криком:
  -Да возьми же ты трубку, идиотка!!!
  От столь любезного эпитета в мою сторону я даже забыла, что хотела сказать и лишь пискнула что-то в динамик.
  -Наконец,- раздался знакомый женский голос,- где он тебя только такую нашел.
  Сейчас я не реагировала на оскорбления и лишь пыталась понять, почему Таша, а это была именно она, звонит с телефона Ильи. Наверное, глупо, но это была защитная реакция, потому что в голову полезла не нужная, жуткая ересь.
  -Сядь,- услышала я и тут же подчинилась, усевшись возле стены на свой рюкзак,- а теперь будь хорошей девочкой и слушай.
  В ответ кивнула головой, хотя собеседница и не могла увидеть этого, просто в горле пересохло, а вместо слов вырывался непонятный хрип.
  -Мат попал в аварию, безмозглый мальчишка,- выругались на том конце провода, явно адресуя эту любезность Архипову,- он в реанимации, только что от наркоза отошел.
  Перед глазами почему-то запрыгали веселые разноцветные блики и слова размазывались в зудящее непонятное шипение.
  -Эй, ты меня слышишь,- как сквозь вату услышала я и отключилась.
  
  Вязкая темнота отпускала с большой неохотой, но резкий запах вырвал сознание из липкого спасительного обморока. Локоть неприятно зудел, а отголоски боли стреляли в плечо. Перед глазами маячило взволнованное Дашино личико, а маленькая ручка была занесена для нового удара. Пришлось выдавить из себя непонятное мычание, чтобы вновь не получить отрезвляющую пощечину. Где-то не далеко послышались шебуршание и чьи-то приглушенные голоса.
  -Ян,- встревоженный голос подруги окончательно привел в себя,- с тобой все нормально?
  Покивала отяжелевшей головой, все же поднялась по стеночке, отказавшись от помощи Дашуты. Никогда не думала, что я настолько слабая. Грохнуться в обморок посреди коридора, а во всем виноват этот несносный Архипов.
  -Ты ведь знала,- даже не спрашивала, утверждала я, подруга растерянно кивнула, а мне оставалось лишь молча пробираться к выходу.
  Сердце бешено отбивало ритм где-то в горле. Сейчас я совершенно не хотела думать о том, что и когда могло случиться с этим непутевым, ведь такими темпами можно прийти к выводу, что в аварии косвенно виновата я. А больше чем чувствовать себя слабой я не любила только чувствовать себя виноватой. Не думать. Не думать! НЕ ДУМАТЬ, МАТЬ ТВОЮ...
  Матвей был жив и даже недавно пришел в сознание, это уже хорошо, но его пребывание в реанимации пугало. Ведь будь это обычным ДТП, парня бы обмазали зеленкой и отправили бы домой. Но не в нашем случае.
  Дашка успела вызвать такси и желтая карета с шашечками уже припарковалась около ворот института, когда мы вышли на свежий воздух.
   Уже в машине я решилась спросить:
  -Что у него,- Даша отвела глаза, словно была в чем-то виновата.
  На место слабости и страха пришло раздражение. Что же она молчит!
  -Ну же,- не выдержав, тряхнула подругу за плечи.- Руки? Ноги? Что?
  Дашута набрала в легкие побольше воздуха, словно готовясь к прыжку в воду:
  -Ребра, правая рука сломана,- выпалила девушка и замолчала, проглотив последние слова.
  -И,- не выдержала я,- Говори!
  -Черепно-мозговая,- Дарья тяжело сглотнула,- подозрение на перелом позвоночника...
  
  В приемном покое все было спокойно. Больные не спеша гуляли по коридорам, медсестры отстраненно наблюдали за более резвыми и в нужный момент грозно сверкали глазами, и лишь я, нарушив всю дисциплину, металась из угла в угол.
  Высокая худощавая медсестра выглянула из-за стойки, поджав недовольно губы и смерив меня убийственным взглядом. К ней-то я и направилась, что бы выяснить, что же вообще произошло.
  -Архипов здесь находится,- выжидающе посмотрела на медсестру, думала, что женщина все же догадается просмотреть свою тетрадочку и выдаст мне нужную информацию.
  Вредная бабенция даже не пошевелилась и лишь смерив меня взглядом выдала:
  -Это конфиденциальная информация,- нахальная улыбка была посвящена мне, да что это вообще такое эта ведьма давно должна была все мне сказать, а еще бы валерьяночки для храбрости накапать, но вместо этого лишь неприятно скалилась.
  Черт! Черт! Черт! Как же ТАКИЕ людей-то лечат! Боже, за что мне это?!
  Руки предательски задрожали предвещая истерику. Оценив мое состояние, медсестра недовольно закатила глаза и все же открыла журнал приема.
  -Матвей Анатольевич здесь,- выдала она, довольно улыбнувшись и резко захлопнув журнал,- но к нему нельзя, он после операции и в стационар его еще не перевели.
  -Мне сказали, он отошел от наркоза,- решила я хоть как-то прояснить ситуацию.
  -Милочка,- взбеленилась медсестра,- вы вообще кто?
  -Невеста она его,- пришла на помощь уже отошедшая от недавнего шока Дашка.
  Дамочка поморщилась (ух, сразу видно, вредная старая дева) но тон немного поубавила. Может на нее подействовала метающая позади меня молнии подруга, либо мужчина, в белом халате спускающийся по лестнице.
  -Вон,- кивнула она в сторону мужчины и томно вздохнула, решив, что все наше внимание переключилось на белохолатника,- Филипп Дмитриевич Мирзоев, лечащий врач Архипова.
  В это время Мирзоев уже подошел к стойке и, лучезарно улыбнувшись медсестре, передал пару папочек с историями болезней своих пациентов.
  -Катерина, рентген Романовского у вас?- женщина глупо улыбнулась и интенсивно закивала,- Так принесите мне его.
  Катерина похлопала глазками и, наконец-то поняв, что от нее хотят, молнией метнулась куда-то вглубь сестринской.
  -А вы у нас...- обратил он внимание на переминающихся с ноги на ногу нас с Дашутой.
  -К Архипову,- не задумываясь, выпалила я.
  -О,- широко улыбнулся врач,- парень после аварии.
  И что тут смешного? Матвей в реанимации после операции, а он лыбится!
  Словно прочитав мои мысли, Филипп Дмитриевич все же решил объяснить причину своего веселья:
  -Ваш жених,- некультурно, но, в общем-то, безошибочно ткнув в меня пальцем начал он,- когда в сознание приходил все повторял "дынька, дынька", думали последствие сотрясения. Но когда он приятеля своего увидел и за ворот сломанной рукой схватив, сообщил, что если хоть слово дыни скажет, то первый кто вернется на больничную койку, будет именно он. Мы совсем перепугались.
  Врач рассмеялся уже в голос.
  -Это нам потом уже его сестра сообщили про вас.
  Сестра? А, сейчас это не важно. ЖЕНИХ уже серьезнее, но тоже не очень страшно, вон Дашута тоже самое выдала в критической ситуации. Но если Матвей умудрился выкинуть какую-то гадость даже на питии к операционной, то не все так страшно... наверное.
  И вновь уловив перемены в моем настроении, мужчина решил кое-что разъяснить.
  -Вовремя его привезли, гематомы мы тут же убрали, даже шрамов видно не будет. Парень молодой, быстро поправится, но вот с сотрясением придется ему под присмотром полежать, а через пару дней и в обычную палату можно будет перевести. Можно сказать, он легко отделался, подозрение на перелом позвоночника не подтвердилось, а состояние сейчас у него стабильное, так что все будет хорошо.
  Боже, что он говорит? Вроде бы по-русски, а ни слова не понятно лишь "бззз-ла-ла-ла-бззз". Перед глазами вновь появились разноцветные круги и черные назойливые мушки. В нос вновь ударил противный запах нашатыря.
  -Слабые какие все,- тяжело вздохнул Филипп Дмитриевич, и пощелкал пальцами у меня перед глазами.- Вы меня слышите?
  Я лишь кивнула. Думаю, Мирзоев и так все понял.
  -А можно нам к больному,- подала голос подруга, но мужчина лишь укоризненно на нее посмотрел и покачал головой.
  -Архипов только что отошел от операции, его не стоит тревожить.
  Увидев наши растеряно-растроенные лица, Филипп Дмитриевич тяжело вздохнул и на мгновение закатил глаза.
  -Хорошо. Но исключение сделаю только для невесты,- подмигнув мне, мужчина по-доброму улыбнулся,- ну что, Дынька, пойдем.
  Ну, Матвей! Теперь даже уважаемые доктора и противные медсестры будут называть меня овощем!
  Подруга подбадривающее похлопала меня по плечу и немного подтолкнула к врачу, который уже шел по направлению к лестнице.
  Как я добралась до шестого этажа даже и не помню. Голова была занята совсем другими мыслями. Например, как бы так извернуться и не добить и так покалеченного Матвея. И вообще, что я ему скажу? А сейчас он в сознании? А может быть он вообще не хочет меня видеть? Эта самая въедливая мысль крутилась в голове и в тот момент, когда мы остановились около палаты с очень символичным номером 6 и даже в тот момент, когда я, зажмурившись, переступила через порожек и...
  -Что опять?- простонали с кровати,- Хватит дырявить мою и так потрепанную шкуру.
  Тихий стон заставил открыть глаза. Черт возьми!!!
  -Спокойно, Архипов,- одобряюще улыбнулся Мирзоев,- к тебе посетитель.
  Как в замедленной съемке перебинтованная голова повернулась в нашу сторону, и по палате разнесся натуральный рык.
  -Он что, вообще, ахренел,- прошипел Матвей так, что я даже отшатнулась,- говорил же держать язык за зубами.
  -У вас пятнадцать минут,- сообщил Филипп Дмитриевич, и ретировался с поля боя.
  А я не слышала никого, лишь смотрела на помятого, бледного парня. Белая повязка немного сбилась на лбу, по правой щеке тянулась тонкая царапина. Правая рука в гипсе покоилась на подложке, из левой торчали многочисленные иголочки, от которым уходят трубочки к капельнице, сам сгиб превратился в синее пятно, видимо долго не могли найти вену. Гематома растекся по плечу, все остальное было прикрыто одеялом, но я была уверена, и остальное тело представляло собой один большой синяк.
  -Малыш, только не плачь,- донесся до меня тихий голос Матвея.
  И только сейчас я заметила, что горячие ручейки текут по щекам, попадая за ворот. Быстро стерла капельки-предатели подошла к кровати парня, а вблизи он выглядит еще страшнее.
  -Я тебя подвел, да,- тихий голос ворвался в мои дурацки терзания.
  Непонимающе уставилась на лежащего искалеченного парня, глаза его были прикрыты, но на лбу пролегла глубокая морщинка не то от боли, не то от неприятных мыслей. Здоровая рука сжала бедную простынь до побелевших костяшек пальцев.
  О чем он вообще говорит...
  -Я обещал провести это воскресенье с будущими родственниками,- вовсе не веселая улыбка коснулась губ Архипова.
  -Ты дурак,- решила, что эту великолепную мысль я должна озвучить и в сердцах ударила ладошкой по изголовью кровати.
  Матвей приглушенно зашипел, сильнее стиснув зубы, а я только сейчас поняла что натворила. Его же нельзя тревожить!
  -О боже, прости,- проигнорировав стул, я плюхнулась на колени, прямо на пол, аккуратно прикоснулась к его руке.- Больно?
  -Конечно, больно,- хмыкнул он и легонько стиснул мои пальцы,- но тебе можно даже добить меня.
  Сразу захотелось последовать замечательному совету, но вовремя опомнилась. Он все же ехал ко мне... черт, ко мне!
  -Дынь, поднимись, замерзнешь,- холодные пальцы прошлись по моей щеке,- заболеешь, не дай бог. А тебе еще моих детей рожать.
  Наслаждаясь его мимолетными прикосновениями, я не сразу поняла, что за глупость на этот раз сморозил Матвей. А когда хотела сказать свое веское "WHOT!" было уже поздно, ушибленный на голову балван пытался что-то тихо напевать. Понятный только ему одиному напев вызвал улыбку на бледном лице и уже беззвучно шевелились его губы. Устал. Я это понимала, но хотелось побыть здесь хотя бы еще чуть-чуть. А еще хотелось извиниться за вчерашнее, ведь я и правда решила, что он меня предал.
  -Никакого белого, малышка,- невпопад прошептал он и, кивнув своим мыслям, тут же скривился.
  -Матвей...
  -После всего, что я сделал, я просто обязан на тебе жениться, так ведь?- прервал мои еще не начавшиеся душеизливания парень.
  -Ну и шутки у тебя,- вот всегда он так, прерывает недослушав, выдвигает дурацкие версии и постоянно, ну просто ПОСТОЯННО заставляет меня краснеть и реветь, что из этого больше всего меня бесило я не знала, но настрой извиняться тут же пропал.
  -Дурашка,- легонько коснувшись моих волос, прошептал парень,- какая же это шутка. Это самое настоящее предложение. Не находишь?
  Я ничего не находила и находить не собиралась. Поэтому на столь кощунственное заявление лишь недовольно зашипела, подражая Белизу и вскочив с колен, отбежала от этого сумасшедшего на пару шагов. Похоже, сотрясение дало свои плоды и Матвей не осознает, что тут лопочет. Но я-то все понимаю, и от этого становится еще и обидно за себя.
  Дверь аккуратно скрипнула, словно нас предупреждали, а потом резко распахнулась. На пороге стоял чем-то жутко довольный Филипп Дмитриевич, но поймав мой растерянный, зашуганный взгляд тут же растерял всю веселость подскочил к аппаратам своего пациента.
  -Черт,- совсем не профессионально выругался Мирзоев,- это теперь так значит мирятся,- прошептал себе под нос он, подсчитывая пульс своего подопечного и сверяясь с данными на мониторе, чем вызвав довольную улыбку Архипова.
  Удовлетворившись результатом, мужчина вновь стал походить на довольного жизнью кота. Укоризненно посмотрел на парня, потом кинул сочувствующий взгляд на меня, покачал головой, записал быстро что-то в карточке, сверился с пейджером, ну или как у них эта штуковина называется. Все это время мы с Матвеем играли в гляделки и ждали вердикта.
  -Что ж, Матвей Анатольевич принимайте витамины, от антибиотиков не отказывайтесь, если станет хуже, попросите медсестру вколоть обезболивающее. А мы с вашей Дыней пойдем.
  Усмехнулся мужчина и поманил меня пальцем.
  Хриплый болезненный смех раздался за спиной и крик переходящий в хрип и стон (если можно это так назвать).
  -Вот видишь, солнышко. Все равно все будет по-моему...
  Конец фразы я не услышала, да и без этого все было понятно. Но я не я, если не сделаю все так, как хочу!
  ***
  "Все что не делается, все к лучшему"- часто любила говорить моя мама. Вот и сейчас, гордо вздернув подбородок, повторяя это как мантру, я скрылась за поворотом панельной многоэтажки, и только там дала выход эмоциям.
  Как так-то! Уже вторую неделю я безуспешно околачиваюсь около больницы, но так и не смогла добраться до смертника-Архипова. Цербер, до этого успешно притворяющийся карманной собачкой, доходчиво пояснил, что видеть меня побитый жизнью парень не намерен, так как его вовсе не прельщает, дословно: "жалость в ее глазах и вздохи самобичевания не возбуждают".
  Конечно же на многозначительные взгляды я не обратила никакого внимания, и все так же безуспешно пыталась пробраться в медицинский центр.
  Попытки отвлечь навязанную на мою голову проблему в лице Ильи успехом не увенчалась. Подруга яро поддержала своего любимого, и уже в два голоса стали капать мне на мозги. Предательница!
  Новости, увы, до меня тоже доходили с трудом и, нутром чувствую, что и доли правды не было в этих их: "Мы ищем, но пока безрезультатно". Ну не могу я поверить, что за две недели нельзя вычислить номер подрезавшей Матвея машины.
  Терпение потихоньку раздувалось, грозясь лопнуть в любой момент. Неугомонная жо... натура, почему-то именно сейчас потребовала приключений и адреналина. Но, похоже, моя жажда активных действий просто сочилась из всех щелей и дыр, так как Дашуте все время удавалось предупредить своего ненаглядного о долго планируемых набегах. А может парень просто денно и нощно караулил меня около входа, вредина белобрысая!
  Вот и сегодня я решила не сдавать позиции. Не знаю чего мне хотелось больше: увидеть Матвея (да-да, не стоит закатывать глаза) или же доказать свою неудержимость и тягу к великому. Дурацкий план созрел мгновенно и, закрывшись в туалете между второй и третьей парой, довольно долго убеждала одну хорошую знакомую. Та на мольбы не обращала никакого внимания, уверенная, что мои брыкания бессмысленны и успехом не увенчаются. Но я была бы не я, если бы не попробовала.
  Уверенность в выигрышности моего плана била ключом, и сейчас я понимала, что гаечным и по голове.
  Маргаритка, та самая знакомая, одноклассница и по совместительству лучшая подруга Рины, а ныне интерн того самого мед центра, успешно проходившая практику уже второй год, со скрипом, но все же согласилась мне помочь.
  
  В этот же день, в назначенное время, невысокая, пухленькая темноволосая докторша распахнула главные двери центра, уверенно направилась к караулящему предателю, завела нудный монолог. Самого разговора я, к огромному сожалению, не слышала, но озадаченная и ничего не понимающая моська Ильи говорила о многом.
  Полностью уверившись в своей безнаказанности, мышкой проскочила за здоровенным санитаром в просторный холл.
  "Ну вот и все",- решила я сама для себя и, напевая приставшую еще с утра мелодию, бодренько пошлепала к лифту, где меня и сграбастал за шкирку добрый доктор Мирзоев, заявив, что кого-кого, а вот Дынь ему в отделение пускать было не велено, и напоив чаем, в сестринской, вывел через черный ход и отправил гулять дальше.
  Гады! Даже Филиппа Дмитриевича подговорили!
  Очередную идею пустили по миру, а я как-то неожиданно сама для себя решила, что с этого момента мне совершенно наплевать на всяких там Матвеев, и пора уже взяться за ум. Вроде как сессия началась!
  Уже по давно спланированному маршруту я добралась до дома, после очередного проваленного плана, закинула вещи и пошла навестить единственное существо, которое понимало меня.
  Так же встретил меня у двери, запрыгнул на руки (на плече он больше не помещался) и потерся мохнатой мордочкой о мою щеку, преданно заглянул в глаза, и вопросительно, как мне показалось, мяукнул.
  -Нет, пушистик, сегодня я вновь с плохими новостями.
  Обреченный вздох (!) кота вызвал улыбку, а маленький подлиза на последок лизнув меня в нос шершавым язычком, спрыгнул с рук и скрылся в комнате.
  Вновь, наверное, в ящик забрался. Да! За последние пару недель кот, оголодав по мужскому вниманию, каким-то образом ухитрялся выдвигать ящик шкафа и, окопавшись, спать там. Что за кайф испытывала черная морда, поселившись среди носков своего хозяина, я не знала, но протестовать не стала, сделав сам собой напрашивающийся вывод: Животное скучает по Архипову!
  Находясь в полном одиночестве и упиваясь своей обидой, вредная зверюга все равно отказывалась покидать пределы квартиры. И, смастерив себе гнездо в шкафу, обиженно фырчало на любые попытки выманить его из укрытия.
   Окончательно смирившись со странностями кота, я лишь приходила кормить его утром и вечером, иногда жаловалась, при этом Белиз доверительно терся о бок и подавал голос при каждом упоминании имени своего хозяина.
  Так и жили. Все свое свободное время я посвящала подготовке к экзамену и делами, многим выше обозначенной персоны не интересовалась, активных действий не предпринимала, чем немало озадачила подругу и насторожила личного Цербера.
  Несмотря ни на что следующая неделя прошла плодотворно, порадовав парочкой неожиданных автоматов и заслуженной четверкой по английскому (способностями к обучению языкам я не обладала, да и в русском уподоблялась Екатерине 2, делая четыре ошибки в слове "еще", поэтому оценке была искренне рада). Внутри все еще таилось беспокойство, носик свой оно показывало, чуть ли не каждый час, вызывая неприятное чувство тревоги и, почему-то, одиночества.
  Вот и сегодня узнав из первых уст, что предэкзаменационная консультация переносится злые, а злые и сонные студенты прискакавшие в понедельник к первой паре могут идти домой, я в ритме вальса собрала разложенные на подоконнике конспекты. Помчалась домой.
  Но мои розовые мечты о горячей ванне и крепком сне были тут же беспощадно разбиты.
  -Что ты задумала?- каким-то заговорческим тоном начала Дашка нагнавшая меня у выхода.
  Отвечать на провокационные вопросы я никогда не любила, и сейчас неоднозначно пожав плечами, направилась дальше. Погода была на удивление пасмурной, солнце загородили серые, безобразные тучи, поэтому отложив прогулку до лучших времен, я пошла прямиком к остановке.
  -Неделя прошла,- настаивала на своем Дашута, и неожиданно сбилась с шага, тень растерянности промелькнула на ее лице, но через мгновение рядом со мной шагала все та же уверенная в себе девушка,- Признайся, ты замышляешь что-то глобальное!
  Вновь невнятное покачивание головой. Подруга взвыла, а я пакостно улыбнулась, пока она не видит, и вновь надев маску непонимания, следовала заданному курсу.
  -Матвей скоро с ума сойдет,- как бы между прочим бросила нахалка и выжидающе уставилась на меня, сейчас главное не рассмеяться и не выдать свою заинтересованность ни одним дрогнувшим мускулом.
  Упорство девушки изрядно веселило, и я даже была готова простить ей маленькое предательство в лице Илюши, но с условием, что она все расскажет.
  Конечно же, ничего подобного вслух я не сказала, но ведь мы обе умные девочки, да и любопытство, я вам скажу, страшная вещь, испытано на собственном опыте.
  -Черт!- негромко выругалась она,- несносная девица!- И уже более миролюбиво,- Вся в меня.
  Непроизвольно улыбнувшись подруге, но мгновенно взяла себя в руки, сделав моську кирпичом. Все же за неделю по ней я очень соскучилась, и удержать на себе маску безразличия вселенского масштаба было ужасно трудно.
  Уже возле самой остановки Дашута перехватила меня чуть выше локтя и развернула к себе лицом. Откуда в столь хрупкой девушке столько силы, оставалось только гадать. И уже хотела сказать что-нибудь едкое и отправиться покорять автобусы в час пик, как увидела растерянность, неуверенность и, боже, страх(!) в глазах вечно бойкой подружки.
  Мой изучающий взгляд не остался не замеченным, а девушка уже и сама была не рада, что решила настоять на своем. Словно в оцепенение она по одному отцепила тонкие пальчики и сделала пару шагов назад. А потом и вовсе развернулась, больше не сказав ни слова, рванула прочь от меня, не учтя одного небольшого "но", я была в кедах, а она цокала на высокой шпильке.
  -Дашка!- гаркнула я на всю улицу, еле удержав при себе пару нелицеприятных эпитетов, от чего подруга вздрогнула и прибавила скорости.
  Самой первой моей мыслью было "Что-то случилось с Матвеем, а подруга боится мне говорить", но припомнив довольно бодрого парня после тяжелой операции, тут же обругала себя за мнительность. Верить в то, что это очередной финт ушами, в исполнении любимой подружки тоже не хотелось.
  -А ну стой!- по всей улице разнесся мой вопль.
  Нагнала подругу я довольно быстро и, больше не вдаваясь, в подробности, схватила под белы рученьки и повела за собой. Все же я достаточно хорошо знаю ее, что бы понять, что в Дашкином что-то изменилось. Да и недавняя заинтересованность моими планами на Мата уже не выглядела как форменный шпионаж, а являлось ничем иным, как попыткой издали (я бы сказала очень издали) подобраться к волнующей ее теме.
  Долгожданная маршрутка была самым наглым образом проигнорирована и, чтобы не терять времени, вызвано такси. Дашулька всю дорогу до дома пыталась не смотреть мне в глаза, для этого с преувеличенным любопытством разглядывала налившиеся тучи. Но все же взволнованные темные глазки, подозрительно блестели.
  До дома мы тоже добрались в полной тишине, и лишь переступив порог квартиры, Дашку прорвало. Нет, она не билась в истерике, не нарезала круги по всему периметру жилплощади, не рвала на себе волосы, а лишь беззвучно глотала одинокие слезинки. Что же такого могло произойти? Честно говоря, я терялась в догадках. И все что мне оставалось, сесть рядом и оказать молчаливую поддержку.
  Ровно через полчаса, Дашка подорвалась с места, остервенело оттерла мокрые дорожки с раскрасневшихся щек, пару раз глубоко вздохнула, улыбнулась своей самой обворожительной улыбкой и села обратно совершенно другим человеком.
  -Ну, давай, рассказывай,- сама улыбается, а в глазах неуверенность и боль в ней плещется, словно не в человеческие глаза смотришь, а черные омуты побитой жизнью дворняги.
  -Что именно?
  -Какую гадость ожидать нашему инвалидику,- словно муха, девушка потерла свои ручки и предвкушающее улыбнулась.
  -Да ничего с ним не будет,- отмахнулась от назойливого вопроса и тут же поймала на себе недоверчивый взгляд.
  -Даже малюсенькой гадости?- как-то возмущенно-разочарованно откликнулась подруга.
  А я все же решила сыграть нечестно. Сейчас в душевном раздрае главное было отвлечь подругу, и она сама выдаст все, что ее волнует.
  -А хотя...- так сейчас главное не переиграть, нарисовать загадочное выражение на мордочке, предвкушающе закатить глаза, и вот рыбка уже на крючке,- Это блондинистая рожа виновата?
  -Да... то есть невиноват,- подруга затравленно посмотрела на меня,- не совсем...
  -Ну и что на этот раз твой виноват/невиноват учудил?
  -Я беременна...
  Мой мир рушился на глазах...
  
  Матвей
  Очнувшись на больничной койке, побитый, поломанный, с трубочками, торчащими отовсюду, откуда можно и нельзя, но однозначно живой, я был искренне рад, что воспоминания мои составляли лишь незначительные обрывки от общей картины всего происходящего.
   Безумно болела голова, и при малейшем движении стреляло по вискам, отдавалось в макушке и лишь на мгновение затихало, чтобы вновь повторить свой ход. Сломанная рука жутко чесалась под гипсом, а тело ныло, словно меня кто-то основательно пожевал, и даже для того чтобы пошевелить пальцами нужно было приложить массу усилий. Медсестры, как назойливые мухи, мельтешили где-то на периферии, а Янин приход и вовсе выбил из колеи.
   Моя маленькая, нежная девочка плакала... плакала из-за меня, и почему-то это было страшней, чем все, что я недавно пережил, а уж насчет "больней" и говорить нечего. Тяжело... безумно тяжело, и, наверное, именно тогда я понял, что не хочу, чтобы моя малышка винила себя в том, в чем виноват лишь я один, не хочу, чтобы она страдала, особенно, если причиной тому буду я.
   "Не хочу ее потерять!"- осознал и немного успокоился.
  А уж обещание Ильи, не пропускать это маленькое чудовище в палату, и вовсе позволило на какое-то мгновение расслабиться и получать "удовольствие" от интенсивного лечения. Но как говорится, паршивая овца все стадо портит, и озлобившаяся на весь мир Таша была еще той, не побоюсь этого слова, Овцой. Мало того, что она подняла все свои многочисленные связи и направила на устранение глобальной, по ее мнению, проблемы, поиску виновника аварии, так еще и поставила на уши всю больницу, выводила из себя и без того недолюбливающий крикливую девицу медперсонал. А уж когда, во время очередного приступа нежности к пострадавшему братцу, она все же разбила какой-то бутылек (если судить по запаху, то спиртовой раствор, а если по зверским взглядам медсестер, то чей-то личный неприкосновенный запас), сестру под белы рученьки вывели из палаты и ближе чем на метр к мед центру не подпускали.
  С каждым днем становилось все скучнее, работать мне строго настрого запретили и даже без надобности подниматься с кровати не велели. Слишком яркий свет вреден, слишком тусклый тоже, глаза напрягать нельзя, поворачиваться только по команде и то, для того чтобы вновь безжалостно всадили в меня иглу, единственным моим развлечением были рассказы друга о Таше и Дыньке. Но и это не могло продолжаться вечно. Нату мать забрала к себе, да и Яна в скором времени успокоилась и оставила свои попытки добраться до вожделенной цели, то бишь меня.
   И даже Орлов с каждым днем становился мрачнее черной тучи. Всегда рассудительный парень последнее время стал нервным и дерганым, больше курил, под глазами появились синяки, а сам он все чаще срывался на медперсонале.
  -Что у тебя происходит?- в какой-то момент не выдержал я, выловил Илью в курилке (знаю, что за самоуправство мне все же сегодня попадет, но эта кислая рожа вконец меня достала).
   Нервно покрутив в пальцах очередную сигарету, Смерч невидящим взглядом уставился куда-то мне за спину, продолжал молчать, тем самым жутко раздражая. Понимаю, не пацаны уже, но все же я как друг всегда готов был выслушать и помочь, а сил смотреть на терявшего с каждым днем себя парня уже не было.
   Выбросив разорванную в клочья сигарету и, стряхнув с пальцев табак, Илья достал новую, вновь закурил, выпуская сизые колечки дыма.
   -Будешь?- не глядя сунул мне под нос пачку, и тут же убрал, заметив мою приподнятую бровь,- Ах, да! Ты же у нас правильный мальчик.
   Сделав еще затяжку, парень на мгновение посмотрел мне в глаза и как-то обреченно улыбнулся, вновь принялся разглядывать стену.
   -Интересно, что у меня происходит?- словно сам с собой говорил друг,- Мне тоже очень интересно...
   Выбросив окурок, парень уселся на скамью, зарывшись всей пятерней в волосах, и тут же вскочил, потянулся к пустеющей пачке.
  -Я скоро отцом стану,- совсем нерадостно сообщил мне этот... Черт, даже не знаю, как назвать его.
  Вот теперь я бы от сигаретки не отказался.
  Но, черт возьми, я не понимал поведения друга! На его месте я бы бегал по стенам от счастья. В памяти, почему-то, всплыла моя девочка с пузиком наперевес, а на губах сразу заиграла дибильная улыбочка.
  -Ты придурок!- решил, что именно это Орлову сейчас знать необходимо, и если бы не ужасная слабость, подкрепил бы свое внушение еще бы и точным в челюсть.- Ты сейчас должен как козел горный тут скакать! Твоя любимая женщина носит твоего ребенка!
  -Да я бы и скакал!- взревел друг и саданул кулаком в стену, по пожелтевшему от смога потолку поползла сеточка трещинок, и кусок штукатурки спланировал на пол.- Точнее первые пару дней скакал, но она молчит! Три недели! Ты понимаешь, три недели прошло!
  Вот теперь я точно чего-то не понял.
  Илья замолчал, переводя дух. А я собирался с мыслями, непроизвольно представляя на месте друга себя, чувствуя, как внутри закипает злость и зреет отчаянье. Чтобы было, если бы Яна оказалась беременна? Ведь она еще совсем девочка, сама дите, а ребенок - это ответственность, да и я еще не стою крепко на ногах. Но в какой-то момент, представив маленький комочек счастья, понял, что готов пойти на все ради этого. Да и Смерч, думаю, это понял и уже все решил для себя.
  -Это ведь и мой ребенок,- как-то отчаянно прошептал приятель и скатился по стенке, прикрыв глаза,- А она все решила за двоих.
   Обдумав еще раз все хорошенько, понял, что меня волновало.
   -А с чего ты взял, что она вообще беременна?
   Туман отчаянья в мгновение выветрился из глаз Ильи, легкий прищур и такое выражение лица, словно я сказал невыносимую глупость.
   -По-твоему я слепой?
   "Конечно!"- хотелось крикнуть, но где-то я слушал, что с душевно больными нужно говорить как с детьми, а то напугаешь и он загрызет тебя на... что-то не туда меня понесло.
   -И на руках у тебя есть лист обследования с подтверждением?
   Вся бравада парня куда-то вмиг улетучилась. А сам он скривился, словно вместо сладкого персика ему подсунули лимон.
   -Нет,- нехотя ответил Смерч, и скрипнул зубами.
   -Так с чего ты взял?
   -Она изменилась,- ушел от вопроса друг.
   -Да ты что!- почему-то сейчас я расслабился, да и Илья немного посветлел, недовольная морщина на лбу разгладилась, в глазах появился огонек,- Что-то я не заметил пуза до подбородка.
   Смерч невольно улыбнулся, видимо представив подобную картину, но в тот же миг, вновь стал серьезным.
   -При чем тут это! Она спит на ходу, свой любимый имбирь видеть не может, ходит вечно хмурая. Я сначала думал сессия, ты же знаешь там не понос так золотуха, чего только на нервной почве не случится,- Орлов на мгновение запнулся, задумался.- А на прошлой неделе вскочила с утра пораньше, закрылась в ванной, сказала, что отравилась и после этого как будто ее подменили. Ходит хмурая, меня начала избегать, это что-то да значит.
   Что ответить на такое заявление я не знал. Но на месте Ильи не был бы так уверен, мало ли что в жизни девочки случиться могло, может и правду траванулась, столовская еде еще не до такого студентов доводит.
  Молчание прервал назойливый звонок. Чертыхнувшись, Смерч все же поднялся со своего насиженного места и выловил из кармана надрывающийся аппарат. Но ответить что-нибудь ехидно-колкое не успел, на том конце провода кто-то что-то быстро затараторил, и с каждым сказанным собеседником словом друг все мрачнел.
   Нажал на отбой уже не Смерч, а Илья Дмитриевич, серьезный и собранный, готовый ко всему.
   -Ната звонила,- покрутив трубку в руках, он все же положил ее в карман,- нашли машину, виноватую в твоем, якобы, несчастном случае.
  
  Яна
  К вечеру Дашута успокоилась и, похоже, приняла для себя решение, а вот правильное оно или нет, судить уже не мне. Вспомнился, почему-то, недавний разговор с Игорем и Риной (ну если быть точной, говорила только сестра, а парень сидел где-то в сторонке). Но перед этим он раз двести сказал, что скоро станет отцом и уже видно, как бьется сердечко, и вообще он самый счастливый на свете. После вновь впадал в ступор, и Аринка лишь пожимала плечами и говорила, что это уже не в первый раз и что она боится, что ее муж сойдет с ума, и у нее будет не один ребенок, а два.
  Правильно говорят, когда женщине становится скучно, она начинает рожать детей. И, похоже, все окружающие меня люди последнее время только и делали, что помирали со скуки.
  Уговорить подругу остаться и не идти на ночь глядя по улицам города мне не удалось, зато перед уходом с меня стрясли обещание, что завтра я иду сдаваться вместе с ней.
  Но как ни странно, после Дашкиного ухода совершенно не хотелось думать о завтрашнем дне. Обида на Матвея еще тлела внутри меня, и ее не умаляло даже состояние соседа. Конечно, трудно было сказать, почему я так рвалась попасть к нему в палату. Ведь виноватой себя я не чувствовала, а вот он своим поведением четко дал понять, кого считает причастным ко всем своим неудачам. И это не получается списать даже на неслабый сотряс его пустой черепушки.
  Но, усталость все же взяла верх, и как только моя голова коснулась подушки, все мысли тут же выветрились, и я погрузилась в долгожданный сон.
  ***
  Утро хоть и было ясным и теплым, но назвать его добрым не поворачивался язык. Спала я ночью хоть и крепко и без сновидений, но очень тревожно, поэтому уже в полшестого я бесцельно бродила по квартире, переделав все дела и не находя себе места.
  Шестому чувству я привыкла доверять, и сейчас оно просто любыми способами пыталось намекнуть мне на готовящуюся подставу.
  Прозанимавшись до десяти часов ничегонеделаньем, я все же решила позвонить подруге. Но трубку брать не собирались, что было неудивительно. Дашута меняла свои решения, как знатная дама перчатки, и я не удивлюсь, если она опять нашла сто и одну вескую причину, почему не стоит сегодня выходить из дома, приближаться к больницам, а уж про серьезные разговоры и говорить нечего.
  Не скрывая своего разочарования, я по-быстрому оделась, решив, что убедиться в трусливости подруги лучше лично, чем сидеть и гадать так это, или же случилось что-то на самом деле страшное, при этом не переставала звонить ей и отправлять SMS.
  Все же волноваться Дашка начала рано, лучше уж Илья узнает все от нее лично, чем кто-то донесет, что его благоверная льет слезы возле витрин с детскими колясками. Почему-то я была уверена, что Орлов будет безумно счастлив узнать об изменении своего статуса. Все же эта блондинистая морда очень напоминала мне Игоря.
  Невольно вспомнилась реакция Матвея на мою маленькую шутку, и на душе стало чуть теплее. Пусть он и жук, но те горящие неверием, а потом и счастьем глаза, я, наверное, никогда не забуду. Хотя и не представляю я Архипова отцом семейства, слишком уж он свободолюбив. Может быть, лет через десять он и решит остепениться, но, увы, меня рядом уже не будет.
  
  До дома подруги добралась я на удивление быстро. Поглощенная своими мыслями, совсем не замечала ни времени, ни расстояния.
  Дверь открывать мне не собирались, и от участи кричать под Дашкиными окнами меня спасла лишь соседка, именно в этот момент решившая выгулять своего спаниеля. Перескакивая через ступеньки, добралась до заветной квартиры, пару раз нажала на звонок и, не дождавшись ответа (может мы разминулись?), для полной уверенности подергала за ручку, ни на что, в общем-то, и, не надеясь, а лишь подчиняясь древним как мир инстинктам "доверяй, но проверяй". А вот зря! Неожиданно дверь поддалась...
  
  В квартире было тихо, лишь тиканье часов и недовольное жужжание комара прерывало идиллию. Странно.
  Ирина Владимировна и Николай Сергеевич, родители подруги, всегда были людьми осторожными, и оставить квартиру не запертой не могли. Даша тоже дурочкой не считалась, следовательно, что-то случилось...
  -Даш!- позвала я подругу в надежде на то, что она все же дома, но, не услышав и шороха в ответ, напряглась еще больше.
  Только наткнуться на вора мне в жизни больше всего и не хватало. Ведь моя пятая точка последнее время так скучала!
  Добравшись до просторной гостиной (хотя самым первым моим порывом было бежать и не оглядываться), я перевела дух, и все же не сдержала истерического смешка.
  -Ломай систему,- чуть громче, чем нужно начала я,- сядь на телик, смотри диван.
  И я, в принципе, была не далека от истины.
  Дашка сидела на полу под телевизором, уткнувшись подбородком в согнутые колени, и не отрываясь смотрела в одну точку, где-то между диванными подушками. На какой-то миг пустой взгляд переместился на меня.
  -А ну вставай с пола,- пытаясь не поддаваться общей апатии, подскочила к подруге, помогая ей подняться,- дура что ли на холодном сидеть, в твоем-то положении!
  Даша безразлично повела плечами и тяжело вздохнула:
  -Все понятно,- почему-то тут же накатила неконтролируемая злость,- Что он сказал?!
  Неужели я ошиблась, а Илья оказался очередной свиньей?
  Но подруга лишь покачала головой. Ну вот что ты качаешь? Что?!
  -Он не знает,- словно прочитав мои мысли, вымолвила она через силу, чем окончательно повергла меня в ступор.
  Если не Орлов стал причиной столь странной депрессии подруги, то кто?
  -Мама,- вновь выдавила Дашута, а я сев на корточки возле девушки в недоумении заглянула ей прямо в глаза, задала наиглупейший вопрос.
  -Так она ничего не знает?- и получила в ответ лишь легкое покачивание головой.
  Приплыли!
  Вот тебе и вечная рассудительность! Вот тебе и готовность ко всем каверзам жизни! А как сама застряла по уши в проблемах, так тут же растерялась и раскисла.
  Но с другой стороны Ирина Владимировна не та женщина, чтобы упрекать свою дочь. Она скорей положит все свои силы на то, чтобы Даша не упала духом, но никак не будет выражать свое веское "фи".
  -Она уже что-то решила?
  Вновь отрицательный ответ и вновь тяжелый вздох.
  -Она промолчала и ушла на работу,- а вот это вполне естественно, неожиданное известие может неслабо огорошить и на время выбить из колеи. В такие моменты и правда лучше сменить на время обстановку и сначала хорошенько подумать, чем в запале сказать то, о чем даже никогда и не думал.
  -И ты тут же решила, что Илья испугается и сбежит?- глаза подруги заблестели, зрачки расширились, в них застыло столько боли и отчаянья, что я тут же пожалела о том, что сказала, потому что, похоже, так она и думала.
  Черт! Язык мой - враг мой! Никогда не знаешь, что именно может стать катализатором к активным действиям, поэтому лучше молчи, идиотка. Сколько раз я себе это говорила и не припомнить уже.
  -Ты дура? - сообщила подруге, и та кивнула, подтверждая мои слова,- Я не спрашивала твоего ответа!- отрезала, что немало оживило подругу, одна бровь которой в изумлении поползла вверх.- Вчера мы все обсудили и если ты решила, что Орлов не достоин узнать о том, что скоро станет отцом, то это сугубо твой закидон.
  Вскочив на ноги и сдув упавшую на лоб прядку, я уже собиралась уходить, когда позади меня послышались твердые Дашкины шаги и уверенный оклик:
  -Это нечестно с твоей стороны бросить меня!- сложив руки на груди и посверкивая глазами, сообщила подруга.
  -Вовсе и не собиралась тебя бросать,- сказала я,- наоборот, аккуратненько бы прислонила к стеночке, чтобы не упала.
  -Смеешься?
  -Конечно,- не раздумывая,- так мы идем?
  И получив неуверенный кивок, наконец, перевела дух.
  
  Все же давать советы гораздо легче, чем перебороть собственный страх.
  Решив, что терять собственно уже нечего, Дашута успокоилась и даже перестала вести себя как свежеподнятый труп. Зато, чем ближе мы подходили к медцентру, тем больше находилось у меня очень важных и не терпящих отлагательств дел. Это было смешно и совершенно по-детски, но заставить себя переступить порог, было делом очень и очень трудоемким.
  Заметив мои манипуляции, подруга воспряла духом и уже поглядывала на меня, как наставница на неразумное дите. Это и понятно, после всех моих брыканий было просто смешно идти на попятную.
  -Давно я вас здесь не видел,- как только за нами закрылась дверь, мы тут же привлекли внимание Филиппа Дмитриевича. - Это родственники моего любимого пациента,- эта фраза предназначалась уже стоявшему рядом с хирургом мужчине: лет пятидесяти, с мягким взглядом серых глаз в выглаженном белоснежном халате,- как раз по вашей части, Геннадий Михайлович.
  И рассмеявшись, подмигнул немного растерявшимся нам и похлопал по плечу улыбающегося коллегу. И больше не говоря ни слова, приглашающим жестом указал на лифт.
  Тонкий медицинский юмор удалось распознать, лишь пройдя мимо самого Геннадия Михайловича. На прикрепленном к халату бейджике было черным по белому написано: "Стрекотов Г.М. Заведующий психиатрическим отделением".
  
  -Решили вновь попытать счастье?- спросил Мирзоев, когда створки лифта с шипением разошлись в разные стороны.
  Потупив взгляд и, похоже, покраснев до самых кончиков ушей, я неуверенно кивнула.
  -Не переживай,- тепло улыбнулся мне этот замечательный человек, как-то незаметно переходя на "ты",- Все они такие. А ты упертая, месяц почти нас штурмовала.
  Пятнами покрываться начала уже шея. А Дашута как-то подозрительно покашливала в кулачек. Ууу, предательница!
  Дойдя до нужной двери палаты, хирург пару раз стукнул костяшками пальцев по двери, и, приоткрыв, предварительно огляделся.
  -О, так вы не один,- Дашута тут же как-то сникла и попыталась скрыться у меня за спиной,- Архипов, вы сегодня как никогда популярны.
  И усмехнувшись, Филипп Дмитриевич пропустил нас вперед, наказав (а по другому и не скажешь), чтобы безобразием тут не занимались и долго не мучали больного, выскользнул в коридор, аккуратно прикрыв за собой дверь.
  
  В палате повисла гнетущая тишина. А воздух словно искрил от напряжения.
  Матвей сидел на больничной койке, облокотившись спиной о стену, рядом на стуле Илья. Видимо до нашего прихода разговор шел о чем-то серьезном, так как лица их были напряженными. Орлов в нетерпении постукивал по столу пальцами, недовольно скользя взглядом по стенам палаты. Архипов же недовольно кривил губы, словно перебирая что-то в уме, и это что-то ему однозначно не нравилось.
  Наше же появление принесло резонанс в данную обстановку. И эти горящие глаза, и побледневшие в какой-то момент впалые щеки, сказали мне многим больше, чем ненужные слова. Ясно же, что зря я сюда пришла.
  Непроизвольно сделав шаг назад, наткнулась на замешкавшуюся подругу. Она, увидев виновника всех своих проблем, окончательно растеряла весь свой пыл. Глаза наполнились слезами, а нижняя губа предательски подрагивала.
  -Яна?
  Тихий голос Матвея произвел эффект разорвавшейся бомбы, все тут же пришло в движение.
  Илья метнулся к подруге и сжал ее в своих медвежьих объятьях с такой силой, что мне показалось, у Дашуты глаза выпадут. Матвей беспомощно рычал, резкие движения ему еще были не по силе, а свою беспомощность, как я поняла, он не любил показывать никому. А мне не оставалось ничего другого, как самой подойти к парню.
  Вообще, выглядел он очень комично, как черепашка, перевернутая на спину, одна рука все еще покоилась в гипсе и, похоже, еще тревожила своего хозяина. Подбираясь к краю кровати, он мужественно терпел, лишь иногда шепча себе под нос что-то интерпретированное мною как проклятья.
  Как говорится, можно вечно смотреть: как горит огонь, течет вода и пыхтит Матвей,- и я бы с удовольствием продолжила любование этой полу-немой картиной, если бы возле меня не развивалась настоящая драма.
  Даша, уткнувшись носом в плечо Орлова, тихо поскуливала, а тот лишь гладил ее по голове и шептал что-то в попытке успокоить свою ненаглядную. Знал бы он, сколько дурных мыслей сейчас крутилось в этой, на первый взгляд, умненькой головке, говорил бы с ней совсем по-другому.
  -Ну, девочка моя...- донеслось до меня и, на миг, я даже пожалела, что не могу сейчас оказаться где-нибудь подальше отсюда, все же, этим двоим, сейчас предстоит серьезный разговор.
  
  -Дынь,- холодные пальцы коснулись моего локтя, но тут же, наткнувшись на мой растерянный взгляд, Матвей отстранился.
  Оказывается, парень уже успел встать и даже сделать пару шагов в моем направлении (чисто инстинктивно, я все дальше двигалась от Дашки и Ильи).
  -Ян, прости меня,- тихо прошептал он где-то над ухом и, не дождавшись ответа, уткнулся носом в мою макушку, обняв здоровой рукой. Сердце сделало кульбит и, упав куда-то в пятки, затрепыхалось, как пойманная за крыло бабочка, в горле пересохло, в глазах защипало.
  Черт! Не хватало еще и мне сейчас разреветься! Не буду к нему поворачиваться. Не буду спрашивать, за что извиняется. Лишь кивну. Он все поймет.
  И, правда.
  Объятья стали крепче, и легкое прикосновение его губ к моим волосам. И вновь шаткое равновесие восстановлено, до следующей безумной ссоры. Да, дорогой, до следующей ссоры...
  
  В этот момент Даша от завываний перешла к всхлипам. И вот тут, у любого мужчины, у Ильи, сдали нервы. Отстранив от себя подругу, встряхнул за плечи, и, глядя ей прямо в глаза, твердо спросил:
  -Что у тебя произошло?
  Часто заморгав, девушка шмыгнула носом и, закусив губу, опустила голову, не в силах посмотреть в глаза своему любимому.
  В тот же момент краска словно сошла с лица Орлова, а пальцы чуть сильнее, чем это было нужно, стиснули узкие девичьи плечики, но услышав болезненный всхлип, тут же ослабили хватку. Осмотрел Дашку с ног до головы и, наконец, произнес то, что его сейчас волновало больше всего.
  -С ним все в порядке?- взгляд его остановился где-то на уровне талии подруги, словно пытаясь понять, все ли там на месте, но при всей его невозмутимости... хотя какая там невозмутимость, парень был подавлен, растерян и, похоже, ждал самого болезненного удара в своей жизни.
  Не отдавая отчет своим действиям, Дашута положила руку на еще плоский животик, словно защищая своего, не родившегося, малыша. Лицо ее посветлело, а скользнувшая по губам улыбка становилась ярче с каждым мгновением.
  Но, увы, Илья всего этого не замечал, повисшая тишина его жутко напрягала и, что уж там, пугала.
  -Все хорошо!- наконец произнесла она, привлекая к себе внимание,- все хорошо...
  И в тот же момент вновь попала в объятья своего любимого. По палате разнесся счастливый Дашутин смех.
  -Я так волновался, боже, ты даже не представляешь! Три недели я ждал, когда ты все расскажешь...
  Смех тут же прекратился, а подруга чуть смущенно призналась:
  -Я не знала...
  -Не знала, что я не нахожу себе места из-за твоего молчания?- не переставая улыбаться спросил Орлов.
  -Три недели назад я еще не знала, что беременна,- промямлила девушка, вызвав нервный смешок Ильи.
  А через мгновение мы уже не сдерживая себя хохотали над столь необычным поворотом судьбы.
  ***
  Полчаса спустя, вдоволь насмеявшись и наплакавшись, мы наконец-то успокоились.
  Дашка и Илья ни на секунду не отпускали друг друга, я тоже в кои-то веки расслабилась. Все же будь что будет, но именно сейчас я понимала, что Матвей нужен мне здесь и сейчас, нужен как воздух. Сейчас я не представляла свою жизнь без этого человека, может быть пройдет время и я пойму, что все это ошибка и мной самой придуманная сказка, но это будет потом. Потом я буду жалеть себя, а сейчас хочется почувствовать его рядом, его тепло, нежные объятья и горячее дыхание, чуть щекочущее шею. И Архипов это понимал и активно пользовался, а я не слишком сопротивлялась.
  -Ну а ты когда обрадуешь меня сыном?- прижав покрепче (похоже, чтобы не сбежала), чуть громче, чем надо сказал Матвей, сверля меня своими черными глазюками.
  -Еще неизвестно кто будет у Орловых,- решила интерпретировать по-своему его немного двусмысленную фразу.
  -Не важно. Ты обещала мне сына,- безапелляционно заявил этот нахал.
  -Ты перегибаешь палку,- зашипела я, но, похоже, Архипов уже и не слушал меня.
  -Хотя не важно. Когда мы поженимся, тебе просто некуда будет деться.
  -С чего ты взял?!
  Что я там говорила про взаимопонимание? Забудьте! Сейчас я буду убивать!
  -Ну, это вполне логично,- пожал плечами еще ничего не подозревающий смертник,- здоровый мужчина с вполне определенными потребностями, рядом с красивой женщиной. Когда я выпишусь, пойдем в ЗАГС и оповестим государство, что мы спим вместе.
  -Не ломай комедию, Архипов!- вскочив с насиженного места, я приняла уже полюбившуюся мне позу "руки в боки".
  -Разве мое предложение похоже на комедию?!- начал повышать голос Матвей.
  -А разве нет?! Я не пойду за тебя замуж!- топнув ногой, заявила я, полностью противоречив своим утренним мыслям и желаниям.
  -Это не обсуждается!- бодрым козликом подскочил со своего места парень, смотри-ка и не болит у него ничего!
  -Самовлюбленный индюк!
  -Идиотка!
  Ах так!
  -Не смей ко мне больше приближаться, Архипов!
  Выкрикнула я и понеслась к двери. Услышав лишь непонятную фразу Даши: "вообще на ошибках не учатся...",- и разъяренное рычание и скрежет зубов.
  Думаю, теперь точно всему конец! Баста! Определенно! Я не собираюсь больше этого терпеть!!!
  
  Матвей
  Осень в этом году пришла рано. Уже пожелтевшие листья колышутся на облезлых ветках. Довольно обыденное зрелище.
  Сегодня наконец-то решился сделать хоть что-то, хотя как решился? Сдался дурацкому щемящему чувству, оставшемуся после Дынькиного ухода.
  Думаете, я идиот? Возможно... даже, наверное, так оно и есть. Глупая девчонка, чего ей стоило остаться и превратить все в шутку? Я бы согласился, ждал бы столько, сколько ей бы понадобилось, чтобы принять верное решение.
  Сглупил. Не отрицаю. Туманное очертание мира и понимания, образовавшегося тогда, развеялось из-за нетерпеливости и неосторожности.
   А ведь чувствовал, что так оно и будет, но поделать с собой все равно ничего не смог. Увидеть эти горящие, чуть прищуренные глазки, пылающие щеки стало смыслом жизни. Садист... ха.
  Ждал? Конечно же я ждал, что она вновь придет ко мне, ведь она всегда приходила. Наивный идиот.
  А когда меня выписали, было уже поздно. Соседняя квартира обрела своих новых жильцов. В тот момент и правда решил, что это конец. Как обычно это бывает, на место отчаянья пришла злость... злость на себя... конечно же на себя! Моя девочка ведь понимает, какой я придурок... понимала... но все равно сбежала.
  Адрес ее родителей все еще лежал в бумажнике, но идти не было сил.
  Трус? А как же без этого? Конечно же, я боялся, хотя чего именно и не знал. Того огня в глазах? Наврядли. Его-то и хотелось больше всего увидеть вновь. Нового отказа? Наверное, к этому я был готов. Равнодушия? Да, я долго искал это в себе, ведь равнодушие лечит, успокаивает. Сам был готов, но она... она не я, ураган эмоций, буря страстей. Равнодушие с ее стороны - это конец... конец всему, что я уже успел себе напридумывать.
  Так и тянул. День, неделя, месяц, вот уже и лето кончилось. Пора было решать, что же делать дальше. Отпустить или бежать следом.
  ***
  День выдался не из лучших. Слякоть, холод, накрапывающий дождь, а я бреду по улице с букетом желтых подсолнухов. Ей должно понравиться. Мое солнышко. Хотя, это всего лишь самовнушение.
  Время приближалось к пяти. У нормальных людей уже должны были закончиться пары, хотя пятница, вечер, есть вероятность, что Дынька решит отметить начало учебного года со своими.
  Черт! Не о том думаю!
  Нужная дверь оказалась на четвертом этаже простого панельного дома, времен лихой молодости наших дедов и бабушек.
  Легко надавив на кнопочку звонка у новенькой железной двери, затаил дыхание. Еще немного и все решится... еще чуть-чуть.
  По ту сторону послышались торопливые шаги, заскрипел замок, похоже, кого-то ждали, потому что спросить "кто же там?" так и не удосужились. Легкий щелчок и дверь распахнулась прямо перед моим носом. Но долгожданного чуда не произошло. В дверном проходе стояла немолодая женщина в забавном розовом переднике, вытирая руки кухонным полотенцем. Копна белокурых коротких кудряшек все еще подпрыгивала, карие глаза распахнуты в удивлении, а с губ все еще не сошла счастливая улыбка:
  -Вы к кому, молодой человек?- оценивающе пройдя по мне взглядом и остановившись на ярких цветах, с легким любопытством спросила она.
  Вот черт! Как-то этого я уж точно не предполагал. Не так я представлял встречу с будущей тещей.
  -Людмила Аристарховна?- женщина легко кивнула, а я набрал в легкие побольше воздуха,- Я Матвей.
  Решил начать немного издалека, но женщина ойкнула, прикрыв маленькой ладошкой рот, и с какой-то жалостью посмотрела на меня.
  -Яночка сейчас не дома,- словно извиняясь, начала она, но закончить не успела.
  -Кто там, Людочка?
  -Не сейчас, Лень. Я занята,- осадила женщина мужа, а я почувствовал , что конец мой почти близок, ну не любят отцы, когда их малышек обижают.
  -И как скоро она вернется?- решил я подтолкнуть эту милую женщину к нужной мне теме.
  -Хотела сегодня,- смущенно улыбнулась она,- но что-то не заладилось.
  -В смысле?- вылетело прежде, чем я мог подумать.
  -В том смысле, что Яночка забрала документы из института и уехала к сестре.
  -Черт!
  -Простите,- легкий румянец покрыл щеки этой милой женщины.
  -За что?
  -Люда,- подал голос Леонид Максимович,- ты закончила? Когда мы уже есть будем?
  Женщина закатила глаза и сдула упавшую на лоб белокурую прядь, закинула полотенце себе на плечо.
  -Думаю, мне пора,- ну что ж это вполне в ее духе, сбежать от меня.
  Ловить мне здесь больше нечего, и не только здесь...
  -Это вам,- вручил букет женщине, улыбнулся, насколько мог, искренне,- Спасибо.
  -За что?- удивленно приподняла бровь она, прям как дочь, машинально приняла букет, прижала к груди.
  -За дочь,- а что мне еще оставалось сказать?- До свидания.
  Развернувшись, я пошел к лестнице, вот так заканчиваются сказки в нашем мире.
  -Подождите,- шаркая тапочками, ко мне спешила Людмила Аристарховна,- Матвей.
  Что еще? Думал, на сегодня с меня хватит.
  -Матвей, постойте,- раскрасневшаяся женщина, нагнала через пролет, остановилась вплотную около меня, заглядывая в глаза,- Яна она такая, сделает что-то, а потом места себе не находит,- зачем-то начала оправдывать дочь женщина, почему же она решила, что во всем виновата ее девочка, а не стоявший около нее парень?- Вот, подумала, может понадобится,- похлопав меня по руке на прощание женщина поспешила обратно в квартиру.
  Постояв еще минут пятнадцать в теплом подъезде, я пошел домой. В кулаке сжимал наспех вырванный из тетради лист с адресом. Воспользуюсь я им вряд ли, но выкинуть рука не поднималась. Пусть остается хоть крошечная надежда все исправить.
  
  Илья
  Если проблема решается очень просто, значит, ты что-то делаешь не так. Эту простую истину пришлось запомнить еще со школьной скамьи.
  Если на первый взгляд, якобы несчастный случай представлял собой череду случайностей, приведших к довольно-таки плачевным последствиям, то покопавшись в нем с завидным упорством (что в принципе и проделала Таша) можно было бы наткнуться на парочку не состыковок. Будь в этой истории меньше женского упрямства, все бы закончилось намного прозаичнее. Но где наша не пропадала...
  Проблемы итак сводили с ума, а известие о том, что нашли виновных аварии, не приписывало плюсов к душевному равновесию. Что может быть интереснее нетрезвых подростков, решивших позаимствовать на время родительскую тачку (и, в общем-то, сарказм здесь не уместен, и при любых других бы обстоятельствах штрафа родителям непутевых чад было бы не избежать), но хоть все и было достаточно просто, дельце казалось шито белыми нитями.
  Как Матвей, победитель не одной уличной гонки, не смог увернуться от вывернувшей на дорогу машины, оставалось до определенного момента загадкой, не настолько сложной, чтобы ломать над ней голову, но достаточно трудоемкой и проблематичной, чтобы моментально дойти до истины.
  Машина, главная зацепка, давно была определена, как металлолом и добиться экспертизы по закрытому делу было не то чтобы тяжело, скорей достаточно затратно.
  Тормоза обрезаны, наклевывалось логичное объяснение, сын одного из продвинутых предпринимателей, в свое время шедшего к своей цели по чужим головам, да и у друга предостаточно неприятелей, все же он всегда на виду, и многим за свою, не сказать, чтобы длинную, жизнь перешел/переехал дорогу. И все бы ничего, если бы в этот день Матвей неожиданно не одолжил бы МОЮ машинку.
  Даже ребенок смог бы сделать нужные выводы, покушение было, но не на Архипова, а на меня.
  Конкуренты. Кто же еще, только вот теперь вопрос: чьи? Отцовские старые дружки решили так передать привет, или же кому-то не понравились новые порядки Pangolin? Был и третий вариант: что-то среднее между личной неприязнью и бизнесом. От последнего, почему-то, и начали отталкиваться.
  Перерыв кучу ненужной макулатуры, ничего вразумительного мы так и не нашли и лишь случайно брошенная фраза натолкнула на верный путь
  Тут же вспомнились мелкие предприятия, которые подгреб под свое крыло отец. Тем же занимались и конкуренты, например Остров, со своими риэлтерскими фирмами, недавно приобрел довольно-таки прибыльный клуб "Мята", уступающий Pangolin лишь по той причине, что не имел за своей спиной покровителя. Его он передал своему сыну, и на этом активные действия прекратились, зато появились небольшие проблемы с нашей стороны, очень просто решившиеся массовым увольнением. Неприятным известием стало то, что бывший наш счетовод, сейчас числится в штате "Мяты". Ключом к разгадке стала недавняя потасовка на природе. Ничего общего между этими двумя не очень приятными событиями, на первый взгляд, быть не могло, если, конечно же, не считать, что Леха и Остров-младший один и тот же человек.
  Но обвинения, основанные лишь на домыслах, выдвинуть мы не могли. Никаких записей с парковки, подтверждающих, что кто-то из людей Острова (смешно бы было, если бы он сам пошел) подрезал тормоза, не было. Совершать самосуд было не в моих правилах (хотя очень хотелось). Отец, прознавший о творившемся за его спиной "расследовании", приставил охрану, и запретил даже близко приближаться к этому делу.
  Призвать к ответственности мы Леху не смогли бы, если бы даже были засыпаны с головой неопровержимыми доказательствами, это понимали все: и мы, и виновники торжества. Поэтому дело взяло в свои руки старшее поколение. Конечно же, досадно, но если после отцовских манипуляций Островы останутся на плаву, в чем, увы, я не уверен, никто уже не запретит мне раздавить этого Рыжего таракана. Радовало лишь то, что друг был со мной солидарен.
  
  Яна
  -Да у меня все отлично... нет... а почему ты спрашиваешь?.. Я тоже скучаю. Ага, и Арина скучает, Игорь привет передавал... думаю она бы позвонила... да куда же я денусь... ага, Люблю тебя, мам.
  Положив трубку, я перевела дух. Врать родителям, конечно же, не хорошо, но что поделаешь, перед любимыми приходится улыбаться. Они же даже не знают, почему я уехала, хотя сложно не догадаться.
  Все бросила и сбежала, по-другому и не скажешь. Глупо конечно размусоливать прошлое, ничего не вернуть. Но, наверное, так оно и должно быть. Мы слишком разные, чтобы у нас хоть что-то получилось и слишком похожи, чтобы терпеть друг друга. Надеюсь, я достаточно убедительно вру сама себе? Вот и славненько!
  Новый институт повлек за собой горы новых проблем. Но лучше уж так, чем погрузиться в свои мысли и думать, что же я сделала не так. Должно все наладиться! Должно, но пока я так же вымученно скалю зубы в подобие дружелюбной улыбки.
  
  Голоса студентов перемежались с мелодией улиц. Машины мчатся по дорогам, поднимая пыль и брызги, разноцветными пятнами расплываясь перед глазами. Но взгляд, как обычно, цепляется лишь за блики на блестящих боках двухколесных коней, ища в толпе знакомую фигуру. Вот и сейчас, остановившаяся в относительной близости Кава бередила душу.
  -Штерн,- вывел меня из ступора знакомый окрик.
  Алена, новая одногруппница, единственная, кто не испугалась моего уставшего, а от того злого, взгляда, синяков под глазами и впалых щек.
  -Что?
  -Ты что застыла-то? Подбежала высокая коротко стриженая девчонка и подергала меня за рукав.
  -Да задумалась немного,- сказала я почти правду, мимолетом бросив взгляд на черную красавицу, но на том месте уже припарковалась чья - то новенькая иномарка.
  Черт! Все еще жду... Как дура, ей богу! После того, что я натворила, он меня, наверное, видеть не может, уже не говорю о том, что бы простить.
  -Ой, к кому это? Я раньше здесь таких не видела,- ухватив за руку, кивнула Алена мне за плечо,- Везет же кому-то на красавчиков!- немного завистливо прикусила она нижнюю губу,- Хотя, мог бы и роз подарить,- нахмурила она бровки,- ромашки, тоже мне романтик. Извиняется, поди, за что-то.
  -А у меня аллергия на розы,- зачем-то сказала я, и все же повернулась в сторону обсуждаемого объекта.
  Сердце предательски екнуло, на мгновение словно остановилось, а потом затрепыхалось в груди как птичка в клетке. Как же так!
  В метрах десяти от меня стоял ОН. Волосы растрепаны, взгляд скользит по толпе, черный шлем подмышкой и огромный букет из ромашек наперевес. А в голове крутится: Нашел! Но меня ли?
  -Пошли уже,- резче, чем следовало, сказала я и, развернувшись на пятках, пошла в противоположную сторону от моего личного несчастья.
  Но далеко уйти мне не дали.
  
  -Яна!- разнесся знакомый крик по территории института, и на какое-то мгновение все разом затихли, повернув головы к источнику шума.
  Я непроизвольно втянула голову в плечи и посеменила быстрее, таща словно на буксире любопытную знакомую, которая, как и все наблюдала за разворачивающейся картиной.
  -Штерн,- игриво подмигнув, ткнула меня в бок девушка,- а не по твою ли душу, сей импозантный молодой человек.
  Непроизвольно обернувшись, я с головой выдала себя перед не к месту любопытной, Аленой. И чертыхнувшись, вновь зашагала по заданному маршруту.
  -Че правда!- с таким ошарашенным видом сказала она, что я даже обиделась немного, это по ее мнению ко мне не может приехать букет? То есть молодой человек.
  Вновь обернувшись, знакомая уже как-то по-новому посмотрела на обсуждаемый объект. Словно луч рентгена, сканировала, оценивала и изучала.
  -И что натворил этот Красавчик, что ты сбежала от него в другой город?
  Уже не скрывая своего интереса к моей и ЕГО персоне, девушка шла, сложив руки на груди, прищурив карие глаза и кривя губы в довольной ухмылке.
  -С чего ты взяла, что я сбежала от него?- попыталась я сказать это как можно равнодушнее, но, увы, предательский румянец выдал меня с головой.
  -Ну да конечно,- и скептически приподняла бровь Алена и звонко рассмеялась, покрутилась вокруг своей оси и зашагала уже спиной к дороге и лицом к... эээ... букету из ромашек, широко улыбнулась, кокетливо похлопала ресничками и забавно сложила губки в трубочку.
  -Если ты сейчас же не повернешься, я тебя ударю,- прошипела я сквозь зубы, а эта нахалка вновь засмеялась, слишком громко, слишком наигранно, слишком...
  -Ревность не лучшее из чувств, если, конечно же, ты не хочешь окончательно все испортить. Запомни.- Подмигнула мне девушка и моментально растворилась в толпе зевак.
  Подозрительно? Не сказала бы. Столь очевидную подставу сложно было не заметить, а расступившийся вокруг меня народ одно большое тому подтверждение. Как-то извиняющееся улыбаясь в конце живого коридора стоял виновник всех мои бед.
  Красив зараза! Черные зауженные джинсы, невысокие берцы, сырая футболка, подчеркивающая выдающийся рельеф мужского тела, сверху кожаная куртка, а в руках сжимает букет белых крупных ромашек. Черные глаза тепло светятся, а на губах играет знакомая улыбка, волосы цвета шоколада за то время, пока я его не видела, отросли и сейчас забавно завивались на концах. Такой родной и в тоже время совсем незнакомый.
  -Дынь,- скорей прочитала по губам, чем услышала сквозь нарастающий гул.
  Пойду-ка я отсюда, приняла я стратегически важное, как мне тогда казалось, решение. Но как только сделала шаг назад, толпа сомкнулась за моей спиной и сделала два вперед. Кто-то шибко умный толкнул меня в спину, дав, как ему казалось разумный совет: "Иди вперед". А вот мне эта идея умной не казалась. Не для того я сбежала из родного города, от родителей и друзей, чтобы вот сейчас просто так взять и пойти навстречу ЕМУ.
  Не дождавшись от меня решительных действий, мой личный кошмар сам пошел навстречу, поддерживаемый гулом со всех сторон. Что за цирк!
  -Ян,- как только до цели осталось не больше метра, люди сделали пару шагов назад, дав нам простор к активным действиям.
  -Если ты думаешь, что толпа народу помешает мне дать тебе по морде, то глубоко ошибаешься,- сказала совершенно не то, что хотела я, вот дура-то, но парень лишь улыбнувшись, протянул мне букет.
  -Я даже не буду сопротивляться,- подмигнул мне этот нахал, вызвав тем мимолетную улыбку и на моем лице.
  -Жаль,- вырвалось само по себе, но букет я все же приняла, в носу тут же засвербило и захотелось пару раз чихнуть, ну вот опять началось.
  С огромной обидой в глазах я посмотрела на цветы, ну вот почему у меня не все как у людей, жалко будет его выкидывать.
  -Дынь, прости меня,- покаянно опустив ресницы, начал парень.
  И что мне ему сказать, опять он извиняется. А ведь в этой ситуации целиком и полностью моя вина. Хотя, с чего это, я на себя наговариваю. Не я делала из него безмолвную куклу и принимала решения за двоих. Не я изображала барана и уж точно не я ждала до последнего, чтобы встретиться.
  "Конечно не ты,- недовольно бурчали тараканы в моей голове.- Ты сбежала и пряталась все это время у сестры. Ты трепла нервы бедному парню и делала из него дурака"
  А ну ша! Еще мои же тараканы в моей же голове меня не обвиняли!
  -Малыш,- такие родные пальцы мимолетным движением стерли мокрую дорожку. Что? Слезы? Опять? И приподняв за подбородок, заставили посмотреть в черные глаза,- Я люблю тебя...
  Шепот, легкий, на грани слышимости, но для меня как гром средь ясного неба, перебивает гул любопытной толпы.
  Первый раз...
  Три слова, которые я хотела бы услышать больше всего. Сердце бьется где-то в горле не позволяя сделать и вздоха. Любит? Меня?
  -Возвращайся,- разрывающие на части душу слова,- Я больше не могу без тебя...
  -И я не могу,- выдавливаю через силу, через слезы,- Люблю, но не могу вернуться.
  Легкий шелест оберточной бумаги. Белые цветы под ногами. Судорожный вздох позади.
  А я... а что я? Я иду вперед с одинокой ромашкой в руке, с грустной улыбкой и невыплаканными слезами...
  
  Пару лет спустя.
  Матвей.
  Время поджимало.
  Полчаса, как я должен был быть на вокзале, но пробку в час пик еще никто не отменял. Черепашечьим шагом я пробирался по загруженной машинами улице. И что меня, спрашивается, дернуло сегодня променять своего двухколесного друга на это еле тащущееся, урчащее чудовище? Только глупость или же самоуверенность, что в принципе сейчас было одно и то же.
  Клаксон истошно визжал, а я потихоньку зверел.
  Мобильный издал жалобный писк, оповестив о приходе нового сообщения, девятого или же десятого. Это, в принципе, было уже и не важно, каким по счету будет оповещение о моей будущей казни.
  Впереди показался просвет. Машина постепенно набирала ход, пробка начала рассасываться, расстояние до вокзала - сокращаться. Сейчас главное не упустить нужный поворот, и, может быть, гроза пройдет мимо.
  
  Через десять минут я уже парковался в неположенном месте. Лучше уж штраф... да, определенно лучше.
  Погода была солнечная, дул легкий ветерок, шелестели зеленые листочки, а посаженные у стены цветы издавали приторное благоухание. День определенно должен был быть удачным.
  Шумный ручеек приезжих вытекал с вокзала, возбуждено переговариваясь, делясь впечатлениями. И лишь одна одинокая фигурка, сложив руки на груди, недовольно топала ножкой, изредка поворачиваясь к большим вокзальным часам.
  -Прости,- сходу выдал я, недовольно распахнутый ротик тут же закрылся, за что его обладательница и получила легкий поцелуй.
  -Это совсем не смешно, Архипов,- недовольно поджав губки, она развернулась к входу, всматриваясь в толпу,- Между прочим, я устала.
  Тяжелый вздох должен был воззвать к совести, а заблестевшие глазки намекнуть на черствость моей души.
  -Ты настоящая скотина,- шмыгнула она носом и стерла скатившуюся слезинку.
  -Но ведь пробка,- как можно мягче начал я, приобняв свою малышку.
  Действовать сейчас следовало аккуратнее, в подобной ситуации можно и сумочкой промеж лопаток получить, вывод был сделан из личного опыта.
  -Мог бы хоть раз подумать не только о себе,- скинув мою руку, она сделала пару шагов вперед.
  Ну вот опять. Когда же это закончится! Я не выдержу этого месяца!
  -Ну, маленькая моя,- попытался сгладить углы я, но наткнулся лишь на недовольно прищуренные глазки.
  -Ты издеваешься надо мной, Архипов,- прошипела эта змейка,- я похожа на бегемота!
  Ну вот и что с ней делать?
  Все же умудрившись извернуться, перехватил свое солнышко, прижал спиной к груди. Недовольное сопение было мне ответом.
  -Ты довольно аккуратный бегемотик,- легкий поцелуй в макушку вызвал недовольное фырканье, но стоит она смирно, расслабилась, и возмущается лишь для вида.
  -Нахал! Я беременна!
  -Это ненадолго,- мурлыкнул я ей в ушко, легонько прикусив мочку.
  -Дурак,- хихикнула моя девочка, разворачиваясь в кольце рук,- тут же люди...
  Вот черт!
  Долгие месяцы воздержания все же дают о себе знать. Об этом я не забыл предупредить и жену, чем вызвал наигранное "ой" и невинно потупившийся взгляд.
  -Прости меня,- чуть слышно прошептала она, уткнувшись носом в мою рубашку,- я опять не сдержалась.
  -Все хорошо, Дынь, все хорошо.
  
  Чтобы сегодня вот так просто прижимать свою девочку к груди пришлось через многое пройти. Маленькая упрямица целый год трепала мне нервы. А когда я уже окончательно потерял надежду на Happy End, Дынька заявила, что не намерена больше ждать, пока я соизволю сделать ей предложение и, поэтому, собирается через неделю замуж, и, самым наглым образом, вручив мне приглашение на свадьбу, ушла.
  Семь дней прошли как в аду. Яна словно провалилась сквозь землю, Арина упрямо молчала, Игорь сочувственно улыбался, а я потихоньку зверел.
  В назначенный день готов был убивать, жестоко и беспощадно. Переступив порог ЗАГСа, я был уверен, живым тот урод, что решил отнять у меня мою девочку, не уйдет.
  Наверное, я выглядел глупо, когда сжимая кулаки, влетел в зал регистрации. На удивленные глаза матери и недовольный прищур отца я не обратил ровным счетом никакого внимания. И даже их здесь присутствие не вызвало на тот момент никакого подозрения.
  Переминаясь с ноги на ногу и покусывая пухлую губку, в центре комнаты стояла моя девочка. Платье цвета шампанского струилось по тонкой фигурке, оголенная спинка приковывает взгляд, плечики опущены и янтарные глазки светятся надеждой. И все это для кого-то другого.
  Убью!!!
  Голос Яны вывел из ступора.
  -Я уже и не надеялась тебя тут увидеть,- рядом с ней смертников не наблюдалось, или этот хмырь почуяв неладное, смылся под общий шумок, либо я чего-то не понимаю,- Мог бы и поприличнее одеться.
  Послышался глухой стук, кто-то слишком слабонервный шлепнулся в обморок. А что она от меня хотела? Чтоб я морду бить во фраке прибежал?
  Закатив глаза, Дынька тяжело вздохнула и, повернувшись к пожилой даме, стоявшей за столиком и прикрывавшейся папочкой, кивнула:
  -Можете начинать.
  Выходил оттуда я уже женатым человеком...
  
  ***
  -Эй, голубки,- прервал мои воспоминания знакомый голос,- нас кто-нибудь будет встречать?
  Нагруженный чемоданами впереди семейства шел Илья, немного помятый, как и любой человек проведший ночь в вагоне поезда, но довольно улыбающийся. Следом шагала Дашка, таща на буксире белобрысого сорванца с ободранными коленками. Увидавший что-то ребенок совсем не хотел идти за матерью, поэтому периодически цеплялся за все, что попадалось на его пути.
  -... если ты не перестанешь, дядя Матвей не даст тебе поиграть в приставку,- донес до нас ветер.
  Малыш тут же встрепенулся, услышав столь кощунственное заявление, и обиженно засопел. Но и это длилось недолго. Не успела чета Орловых перевести дух, как мальчишка сорвался со своего места и, с радостным криком "Дядя Мотей" (из его уст звучало сродни "на абордаж"), помчался прямо на меня, но растянулся, не пробежав и двух метров. Шмыгнув носиком, он уже хотел подняться и продолжить свой путь, но, увидев спешившую к нему маму, разревелся. Благо из всех повреждений оказался лишь оторванный карман, каким образом Тема умудрился это провернуть, оставалось загадкой.
  Поймав мой не в меру счастливый взгляд (ведь скоро и у меня будет маленькое солнышко, улыбчивый мальчишка), Илья искренне сказал:
  -Я уже не могу дождаться, когда и ты ощутишь все прелести отцовства.- Как же, подколоть друга - это святое,- Кстати, кто там у вас?
  Три пристальных взгляда скрестились на довольно сильно выпирающем животике, смутив тем самым Дыньку.
  -Не знай,- поглаживая пузико, сказала, наконец, она,- ни за что не хочет поворачиваться на УЗИ.
  -Какой стеснительный,- умилилась Даша.
  -С чего ты взяла?- не переставая улыбаться, Яна подошла к подруге и крепко, насколько это вообще было возможно в нашем положении, обняла,- может это девочка.
  -Эй, женщина,- наигранно возмутился,- ты обещала мне сына!
  Дружный смех разнесся по площади перед вокзалом
  
  -Почему именно поезд,- оказавшись вдали от женских разговоров и обсуждений, какая присыпка лучше, спросил у друга я.
  Как человек занятой, Смерч предпочитал транспорт быстрый и удобный, увы, наши междугородки такими назвать было нельзя.
  -Карамелька даже близко отказалась подходить к аэропорту,- наябедничал он, стараясь получше утрамбовать чемоданы в машину, парочка самых необходимых вещей были предусмотрительно оставлены на заднем сиденье, с маленьким ребенком нужно держать ухо востро,- пришлось лезть в эту живодерню.
  Да, вот она женская логика в действии: лучше я буду терпеть неудобства, но ближе к земле, чем за пару часов доберусь с комфортом по воздуху.
  -Вот и я о том же,- словно прочитав мои мысли, закатил глаза друг, он все же умудрился закрыть багажник и теперь перевел дух, похлопал машинку по боку,- хорошая девочка.
  -Хочу поменять, скоро появится малыш,- на губах сама по себе заиграла улыбка,- места нужно будет больше.
  Орлов со знанием дела покивал головой.
  -Знаешь,- подмигнул он,- скоро начнутся заезды, не хочешь испытать свою старушку.
  -Да без проблем,- лукавый прищур,- тебя-то хоть жена отпустит.
  Безболезненный удар под ребра был мне ответом.
  Разговоров о работе оба сознательно избегали. После скорого переезда, пару раз Илья пытался уговорить меня вернуться, но оставлять свою девочку мне не хотелось и далеко идущие планы другу пришлось засунуть в... подальше короче.
  -Матвей,- словно зная, что говорят о них, окликнула меня моя малышка, немного хрипловатый и прерывистый голос, в момент заставил обернуться,- я... я кажется... О черт!- взвыла она вцепившись мертвой хваткой в побледневшую подругу.
  
  Нехорошее предчувствие закралось в душу. Да нет... быть не может, еще же целый месяц. Но испуганные глаза жены уверяли в обратном.
  -Милый,- сквозь зубы прошипела Дынька,- солнышко моя ясное... похоже, мы скоро узнаем кто у нас появится.
  -Ты уверена?- ничего умнее не смог придумать я, сердце бешено колотилось в груди, голова мыслить связно отказывалась.
  -Нет, черт возьми, я решила пошутииить!!!- взвыла моя девочка хватая ртом воздух.
  -Но как же...
  -Архипов, не тупи, я рожаю!
  -Воды отошли,- со знанием дела сказала Дашка.
  Рядом послышались приглушенные проклятья и искренний крик души: "Боже, за что мне это опять".
  Что делать? Что, черт побери, делать?! Вертелась в голове дурацкая мысль. Моя малышка, моя маленькая девочка... ей больно и страшно. Кто бы еще знал, как страшно было сейчас мне!
  -Илья,- донеслось до меня как сквозь вату,- затолкай же ты его в машину и садись за руль, если самолично не хочешь принять роды!
  Словно ушат ледяной воды вылили. Моя маленькая девочка сидела уже на заднем сиденье, тяжело дыша и судорожно цепляясь за сиденье.
  Повторять дважды мне было не нужно, как только я запрыгнул в машину, мы тронулись с места, тут же набирая скорость.
  
  Лавируя между машинами, Илья еще и старался объезжать кочки. Даша пыталась дозвониться хоть до одной больницы.
  -Ян ты как?- притронулся к ее бледной щечке, глаза горят, на лбу пролегла морщинка, сердце отбивает чечетку, а она молчит,- Солнышко...
  -Заткнись, Архипов,- взвыла она, вцепившись мне в руку, будет синяк, не страшно,- это ты во всем виновааат! О боже, чтоб я еще раз с тобой в одну кровать легла...ААА!
  Машина дернулась в сторону, Илья выворачивал руль, пытаясь втиснуться в проезд между спешно открывающимися воротами ближайшей клиники. От главного входа уже спешили белохалатные, везя за собой носилки.
  Как только малышку выгрузили, Илья рванул домой за документами. А я шел за своей девочкой... правда не долго и не далеко, в приемном покое мне вежливо намекнули, что дальше буду только мешать, а пока я не успел сообразить что к чему, Яну уже затолкали в лифт.
  
  Минуты, часы... время тянулось словно резиновое. Солнце давно уже зашло, пустая пачка из-под сигарет сиротливо лежала на мягкой кушетке в приемном покое. Вестей не было.
  Глотнувший за компанию валерьянки Илья спал, прислонившись спиной к холодной больничной стене, на коленях у него свернувшись калачиком сопел Тема. Даша крутила в руках телефон, попеременно принимая звонки от родственников.
  -Что же они так долго,- плюхнувшись обратно на кушетку потер уставшие глаза, спать правда не хотелось, адреналин и страх за Дыньку до сих пор клокотали внутри заставляя вскакивать с места из-за каждого шороха.
  -А ты что думал, Архипов,- тяжело вздохнув, Дашка, придвинулась поближе к мужу,- она за пять минут разродится?... мужчины...
  И вновь тишина, прерываемая лишь гулом шагов и размеренным дыханием. Свет в приемном покое приглушили, медперсонал потихоньку разбредался по домам, уступая коллегам ночную смену.
  Легкий скрип и коридор залил яркий электрический свет, выпустив наружу женщину лет сорока.
  -Уже все?- подлетев к не ожидавшей от меня такой прыти женщине, вцепился ей в руку, вот пока она мне все не скажет, отсюда не уйдет.
  -Матвей,- подала голос Орлова,- отпусти пожалуйста доктора...
  Что это она со мной как с психом разговаривает?! Только я хотел высказать ей все, что о ней думаю, женщина до этого хранившая молчание тихо засмеялась.
  -Я так понимаю это ваш первенец,- я лишь удивленно кивнул, не понимая, к чему она ведет,- не волнуйтесь с мамой все хорошо...
  -А малыш?- ловя каждое слово этой святой женщины затаив дыхание, спросил я.
  -И с малышом все в порядке. Две ручки, две ножки, по пять пальчиков.
  -А...
  -Поздравляю,- не дала даже слово мне сказать она,- у вас сын.
  Сын... СЫН!
  -Сын!- в порыве чувств бедная женщина была заключена в объятья,- Сын! Илюх, у меня Сын!
  Друг подскочил на месте, не понимая, где он находится и что здесь делает, за озирался по сторонам.
  -А можно...
  -Конечно,- освободившись от меня, врач на всякий случай отошла,- только не долго, и...
  Дальше я уже не слышал врываясь в светлую палату.
  
  Яна полулежала на больничной кровати, для удобства положив под спину подушку, растрепанная и уставшая, но даже сейчас она была прекрасна. Самая любимая, а в руках держала маленький сверточек, откуда торчал розовенький носик.
  -Он такой маленький,- чуть хрипловатый голос прорезался сквозь тишину.
  Пара неуверенных шагов... Я так этого ждал, а сейчас боюсь даже близко подойти.
  -Хочешь подержать?- ком застрял в горле.
  -Я?
  Тихий мелодичный смех пролетел по палате.
  -Конечно ты,- сверток завозился, почмокал и затих, вновь вызвав улыбку на Янином лице,- уже сейчас он весь в тебя.
  Любопытство взяло верх над глупым страхом и, стараясь не шуметь, я приблизился к своим любимым.
  Большие янтарные глазки, не мигая смотрели на меня, а темные завитушки волос обрамляли совсем маленькое личико, малюсинькие кулачки сжаты, моська сосредоточена.
  -Вот ты точно такая же была когда от меня бегала,- улыбнувшись, сказал я.
  -Дурак,- моя малышка надула губки, но тут же улыбнулась,- подержи Кирюшу, пожалуйста, я лягу.
  Кирюша, а ведь она только раз спросила меня, как бы я хотел назвать сына, и больше не поднимала этот вопрос. Доверилась... малышка.
  Шустрая медсестра, появившаяся из ниоткуда аккуратно передала мне сына, попутно объясняя как следует его правильно держать.
  Боже. Что я там раньше говорил... счастье? Нет, я не знал, что это такое, но сейчас когда маленький комочек, который при желании может поместиться у меня на одной руке, забавно посапывая, хлопал глазками и причмокивал - это было нечто. Страшно было ни то, что пошевелиться, лишний раз вздохнуть.
  -Матвей,- оторвав взгляд от нашего маленького счастья, посмотрел на свою ненаглядную,- Я люблю тебя.
  -А я люблю вас...
  
  Конец
  
  
  
  
  Январь 2013 - Ноябрь 2013
  
  
  От Автора!
  Вот и закончилась история Матвея и Яны.
  Невероятно, но прошел почти год с того времени, когда студентка первокурсница решила познакомиться с соседями. Целая история благодаря маленькому зеленоглазому чудовищу развивалась на ваших глазах.
  Сказка? Вполне возможно. По-другому просто неинтересно! Хотя, жизнь и есть одна большая сказка, с невероятными приключениями и неожиданными поворотами.
  Вместе с вами я сопереживала нашим героям, вместе с вашей поддержкой писала. И уж, конечно же, не могла оставить нас без счастливого конца.
  Скажу по секрету, этот эпилог я планировала, чуть ли не с самого начала самой книги. Но в самый ответственный момент все идеи, казавшиеся до сего дня идеальными, просто напросто забраковались. Три раза переписанная концовка не приносила удовлетворения. Но к моему большому счастью вредный муз сжалился, подарив нам замечательное окончание этой истории.
  Огромное Спасибо всем, кто несмотря ни на что дошел со мной до победного конца. Без вас, дорогие читательницы, Catастрофа не была бы дописана и до половины.
  Ну что ж, до новых встреч!
  С любовью,
  Юлия Арко!
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"