Арно Андрей: другие произведения.

Записки охранника. Часть 2 гл 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Где то в глубине Мироздания, под толщей гравитационных волн, в пятнадцати парсеках от массивного хребта Вселенной, плыла чудесная планета с удивительным разнообразием форм жизни. Одна из таких форм, мнящая себя квинтэссенцией совершенства, устроила мелкую баталию на крохотном участке той планеты.
  -Пацаны, я сейчас за ведром воды схожу и буду вас поливать пока не подымитесь.
  -Щас-щас.. встаем уже... Дрон.. иди.. я щас.. тоже подойду...
  -Ты мне своё щас-щас уже пять минут говоришь... Эй, Дрон, ты живой?. Слышишь меня, Дрон?.. Ну как хотите, я за водой пошел.
   Я продолжал лететь сквозь пурпурные облака, продолжал видеть столкновение сверхтяжелых метеоритов; пронзая сознанием искрящуюся пыль я огибал незнакомые миры и врываясь в розовые туманности поднимал вихри невиданной величины, я летел сквозь трескучие молнии над бездонными океанами. И в этом полете я ощущал себя странником. Я был искателем. Я был всемогущим...
   Ведро звонко опустилось на пол, расплескивая воду.
  -Короче. У вас пять секунд на размышление.
   Костыль парняга серьезный, коли принес ведро с водой то за малым дело не станет.
   Покинув безвоздушное пространство я открыл глаза вернувшись в своего аватара. Тело казалось чужим, так будто его подменили за время моего недолгого отсутствия. Могучим усилием воли я заставил тело принять вертикальное положение. Ужасно хотелось пить. Ночные бутеры оказались малость солеными.
   Добравшись до комнаты с мониторами я почти полностью вернул себе контроль над двигательными функциями организма. Вода из чайника еще чутка освежила меня.
   Санек плескался в раковине, фыркая как верблюд на водопое. Костыль убрался восвояси, не удосужившись убрать ведро туда откуда его взял. Оставил его нам как напоминание о своей подлой победе.
   Весь оставшийся день прошел в муторных попытках обрести ясность мысли. Немного радовало, что я был не одинок в своих мучениях.
   Всё и вся выглядели заторможенными. Ереван обратился в безликую мумию, способную только нечленораздельно мычать. Его по-прежнему мучили колики в животе, а на мои вопросы, сколько он все-таки стащил бутербродов ночью, досадливо кривил физиономию не желая отвечать. Работников, кроме Костыля, я в этот день так и не увидел, а обе поварихи то и дело клевали носом, когда я забирал обед и относил после ужина грязные тарелки. Им тоже досталось - два дня они не отходили от плиты готовя закуски и блюда для всей той оравы что целый день убывала из поместья.
   Лица большинства гостей выглядели так будто их постигла кара небесная. Похмельные страдания в этот день правили балом. Кислые, помятые, скукоженые лица покидали пределы усадьбы, запихивая свои неповоротливые тела в автомобили которые длинной растянутой кавалькадой убывали в направлении города.
   Вечером прошел сильный ливень, а поднявшиеся испарения, сразу после дождя, заставили даже мозг потеть изнутри.
   Так этот бесславный день и завершился, не оставив после себя сколь-нибудь внятных воспоминаний.
   ***
   Утро следующего дня внесло интересные коррективы в устоявшийся распорядок. Машина Шефа не прибыла, а сам Шеф не отправился на работу. Вместо Шефа с пластиковым ведром и шваброй наперевес показалась Милана. Мягкой походкой она проплыла от Улья к дому охраны и пришвартовалась у открытой настежь двери. Синяя униформа, манящие линии тела, и теплый взгляд искрящихся задором глаз. Как можно не обрадоваться приходу такого ангела? Моя физиономия засветилась дружелюбием.
  -Привет Милана, ты чего сегодня такая красивая?
  -Привет Андрей, - принцесса вернула мне улыбку показав ровные белые зубки. - Только сегодня красивая?
  -Конечно не только - еще чего! Ну проходи раз пришла. Ты же обычно после обеда к нам заглядывала, в смену Санька, вот я и удивился.
  -Да.. мне еще гостевой дом убирать. И у вас по графику нужно порядок навести. И еще дел сегодня много... Поэтому пока есть свободное время я и пришла.
   Как много информации разом. По лицу Миланы пробежала неясная тень и снова вернулась улыбка.
  -Все такие уставшие ходят. А Мира на ходу засыпает. Я над ней смеюсь: Мира, ты в старушку превращаешься, еще не много и начнешь забывать сколько раз солила обед. А она злиться начинает, говорит, что от моих шуток у нее на голове седых волос прибавилось.
  -Ну да, ну да. Если такие празднества станут чаще устраивать, мы тут все раньше времени поседеем. Из-за нехватки сна.
  -Не часто так празднуют?
  -Очень редко. Но с размахом.
   За разговором Милана переместилась в коридорчик и отставив орудия труда в сторону разместилась в дверном проеме.
  -А какой салют красивый был. Я такой красивый салют только однажды видела. Дома. Когда ночной клуб открывали.
  -Большой клуб?
  -Очень большой. Туда столько людей на открытие приехало, как будто половина жителей города в одном месте собралась. Толпа. Мы в тот вечер так и не смогли внутрь попасть. Я с подругами была.
  -Ну, хотя бы салют увидели.
  -Да. А одна из подруг, потом, устроилась в этот клуб работать. Танцовщицей. Она и сейчас в нем работает.
   Грусть, промелькнувшая в голосе Миланы, навела меня мысль, что за этой историей скрывается некое более глубокое переживание.
  -Красиво танцует?
  -Очень красиво. Я ей даже немного завидую. Она в школе танцев училась, и меня все время звала с собой. Но мне не разрешали. А потом она в клуб устроилась работать и мне общаться с ней запретили. У нас многие считают, что если девочка танцует в клубе, то она почти проститутка.
  -Жесть. Это что за нравы? И как можно запретить общаться с человеком. Тем более с другом.
  -У нас так заведено. Если старшие что-то скажут, то ты должен слушаться... Э-м... Я, пойду уборкой заниматься, а то время бежит.
  -Да. Хорошо.
   Пока Милана наводила влажную уборку, в коридоре и душевой, прилетела сорока по имени Ирокез и принесла на своей белой гриве весть о том, что Семейство собирается в продолжительное турне.
  -Ты с чего взял, что они уезжают?
  -Альбертовна велела чумаданы осмотреть. С которыми они по заграницам ездят.
  -Осмотрел?
  -Осмотрел. Все целы и готовы к использованию.
  -Банкноты заморские внутри не находил?
  -Так если бы и нашел то сразу вернул бы. На кой мне чужие деньги? Чай не побираюсь.
  -Да ладно, я же шучу. Когда домой-то, на отдых?
  -Через две недели. Аккурат с вами на одной неделе поедем. Мне правда такой отдых предстоит, что я и ехать не хочу. Но и не ехать никак нельзя.
   Очень плавно, с соответствующими подробностями, Ирокез погрузил меня в бразильский сериал сложных взаимоотношений своих родственников.
   Так время и пролетело до обеда, а потом пришло и мое время, идти искать счастья в долине грез.
  
   В шесть вечера я был на ногах и заправляя постель слушал веселый посвист соловья, засевшего где то за окном в кронах берез. Мелкий пакостник поднял меня на полчаса раньше положенного, прервав на самом интересном месте сладкую встречу с неземной красоты дриадой. С горяча я на желал соловью никогда не повстречать свою любовь, но потом сжалился над ним, ибо нет тяжелее бремени чем прожить жизнь в одиночестве и без любви.
   Ереван сидел в тихом уединении и разглядывал висящие на стене мониторы.
  -Ты чего один. Куда кореша подевал?
  -Бари? С Афганцем в сад ушел. Как спалось?
  -Нормально, - ответил я нацеживая себе в чашку воды из чайника. - Чего нового?
  -Альбертовну уволили.
   Будничный тон, но совсем не будничная информация. Чашка едва не вывалилась из моей ладони.
  -Чего?
  -Да, уволили. - Санек отодвинулся от стола и сложил руки на животе. - Два часа назад Святой приехал на такси. Он зашел, а машина стоит. Через десять минут Альбертовна с сумочкой появилась. Села в машину и уехала. Я так понял, ей даже вещи собрать как следует не дали, она так в своем спортивном костюме и вышла за забор. А мне Святой и говорит - уволена.
   Поставив чашку обратно на комод я присел на стул.
  -Охренеть.
  -Я сам офигел от таких движений. Ничего не предвещало и тут на тебе.
  -Так Святой здесь?
  -Да, здесь. По территории наверное шныряет. А может в комнате Альбертовны сидит. Бумажки ее проверяет.
  -А что, почему уволили, сказал?
  -Не-а. Я с ним парой слов только перекинулся. Он как индюк надулся, важный такой ходит. Короче такие дела Дрон. Будет у нас новый управляющий. Как думаешь, кого поставят?
  -Не знаю. У меня в голове увольнение Альбертовны никак не уложится, а ты уже спрашиваешь кто ей на замену придет.
  -Ну, так-то да. Надо свыкнуться. Я тут пока сидел, размышлял, на Костыля подумал - может его? А потом вспомнил, что Святой с ним не очень, и всякую байду за него наговорит Хозяйке с Шефом, только бы его на должность не назначили. Поэтому думаю Ирокеза поставят. А что? Он мужик умный, работает давно, все знает, все умеет.
  -Охренеть. Альбертовну уволили.
  -Да-да. Я тоже как заевшая пластинка по кругу эти слова повторял, и все поверить в них не мог. Но, что случилось то случилось. А ты прикинь, если кого-нибудь из охраны на ее место поставят? Круто же будет.
  -Из охраны не поставят.
  -Да почему нет? Взять хотя бы тебя, или нет, лучше меня - ты-то на Черное море сваливаешь. А я остаюсь. А мне на должности управляющего будет очень хорошо.
   Я посмотрел на мечтательную физиономию напротив, припомнил все грехи и слабые места падавана, и покачал головой.
  -Это ты планы такие строил? Что тебя на ее должность возьмут? Совсем кукухой поехал, Санек?
  -Никуда не поехал. Я здесь сижу. Костыля-то в свое время подняли из охраны. Так может и нас подымут. Чем мы хуже?
  -Охренеть. Сразу после юбилея уволили. Недостача что ли?
  -Я вот тоже об этом подумал. Ты прикинь, сколько бабла сюда вбухали, на это торжество. Да там лямы и лямы сто пудов потрачены. Одних цветов сколько навезли. Может Альбертовна не сдержалась, и в карман себе положила? Думала не заметят.
  -Альбертовна столько лет на них работает - резон ей воровать? Она уже давно как член семьи.
  -Вот именно, Дрон, сколько лет работает, сколько денег мимо нее проходит. А у нее всего одна неделя выходных на месяц. Вот и решила, себе подарок за верность сообразить. Думала, в общей массе не разглядят. А оно вон как вышло.
  -Санек, ты так говоришь, как будто сам помогал ей пачки денег таскать.
  -Ну а по какой еще причине могли уволить? Мне эта самой очевидной кажется.
  -А мне кажется, наша Мадонна честной бабой была. Не стала бы она мараться. Здесь что-то другое.
  -Думаешь, на Шефа глаз положила?
  -Думаю, что мы хрен когда узнаем причину.
   После ужина, когда время на часах еще и не приблизилось к семи, Санек сообщил мне, что не мылся с того момента как покинул Астрахань, и убыл в направлении душа. В эту секунду я понял, что прошлым утром мне нужно было выкидывать из комнаты не вонючие ботинки, а вонючего скунса спавшего на соседней кровати.
   Мое одиночество, вопреки обыкновению, никто не скрасил, а потому я, под лирические напевы Джо Дассена, тянувшего свою тянучку по радио, размышлял над оврагами судьбы в один из которых и угодила Альбертовна. В моей голове по прежнему не могла прижиться мысль о том, что нашу интеллигентную, строгую, но в тоже время и справедливую управляющую уволили со службы, и отправили обратно, в изъеденный комарами и мошкой солнечный регион Прикаспия. Такая крупная отставка стала первой на моей памяти, до этого, при мне, увольняли лишь охранников любивших поспать в свою смену, все остальные уходили сами без принуждения со стороны.
   Неожиданно, плавное течение моих мыслей прервал внедорожник, съехавший на подъездную дорогу к усадьбе, а затем лихо затормозивший у ворот. Задняя дверь Range Rovera распахнулась и под заходящими лучами солнца появилась колоритная фигура с ног до головы облаченная в черные одеяния. Щелкнув кнопочку на ресивере, я переключил изображение с камеры у ворот на весь монитор и стал наблюдать за дальнейшими действиями визитера.
   Потоптавшись на месте, бородатый мужчина потянулся, задрав руки над головой, что-то сказал водителю, а затем чинно прошествовал к входной калитке. Здесь он остановился и встав в позу замер, глядя в глазок камеры расположенный над кнопочкой звонка и решеткой переговорного устройства.
   Не знаю на что рассчитывал визитер, но телепатического таланта ему явно не хватало. В конце концов терпения у меня всяко больше, а восьмая заповедь охранника и вовсе гласит: не отрывай задницу от стула пока не убедишься что прибывший имеет право войти на охраняемую территорию.
   Прошла минута, внешнее спокойствие стало медленно исчезать с ширококостной физиономии, и рука потянулась к кнопочке звонка. Короткая трель пропевшая из домофона известила меня, что клиент готов к переговорам и я взяв трубку произнес:
  -Слушаю вас.
  -Сообщите, что прибыл Иннокентий.
   Бас Иннокентия чуть не лишил меня слуха на левое ухо. Повесив трубку на место я воткнул палец в слуховое отверстие и начал шурудить им попутно разминая челюстные мускулы. Звон постепенно отступал, а я сделал зарубку на будущее - впредь не прижимать трубку к своим ушам.
   Набрав на радиотелефоне номер управляющего, я стал ждать ответа. Долгое время никто не отвечал, затем в трубке щелкнуло и послышался хриплый голос.
  -Да.
  -Здорово Слав.
  -Здорово Дрон. Чё случилось?
  -Дьякон приехал.
  -...Какой еще дьякон?
  -Не знаю. Дьякон. У калитки стоит. Просит чтобы руководству сообщили, что прибыл Иннокентий.
  -...А с чего ты решил, что это дьякон?
  -Черная ряса до пят, борода по грудь, пузо висит, и здоровенный крест на пузе том. Дьякон.
  -...Щас разберусь.
   Впускать дьякона Святой примчался сам. Столько любезностей за раз наш начальник наверное в жизни не говорил - по крайней мере я от него не слышал подобного изобилия. Иннокентий принимал оправдания вальяжно вышагивая по тропинке и кажется, мало обращал внимания на долговязую шпалу рассыпавшуюся перед ним красноречием.
   Через несколько минут Святой примчался обратно. С претензиями.
  -Ну ты чего Дрон?. Ты зачем его ждать заставил? Видишь, стоит человек у калитки - спроси его чего ему надо.
  -А кто ему мешал кнопку звонка нажать? Дело вроде не трудное. Я этого типа прежде в глаза не видел. Может он мимо проходил и решил у нашей калитки постоять. Я же не знаю, чего им движет.
  -На машине мимо проходил, да?
  -Да. Увидел съезд и решил красоту забора оценить. За что Альбертовну уволили?
   Мой вопрос не по теме сбил Святого с мысли. От неожиданности он хватанул лишнего воздуха, поперхнулся им, закашлялся, завращал глазами не веря в произошедшее, и лишь потом ответил, подергивая левым веком в нервном тике.
  -Много.. себе позволять стала. И это, звоните пока что на мой номер. Я телефон управляющего с собой не ношу.
   Сказал и убыл в направлении Улья. Правильно заметил Санек, что-то наш Святой слишком важным стал. Наверное соленый морской воздух черноморского побережья так повлиял.
   Зазвонил телефон.
  -Охрана слушает.
  -Это я Дрон, - захрипел в трубку Святой. - Забыл сказать, этот мужик - владыка. Он иногда приезжает, навещает Семью. Там Еревану тоже передай, чтобы в следующий раз не заставляли его ждать под калиткой. Человек он уважаемый, и ценный.
  -Ага. Понятно.
   Час потянулся за часом. Санек после душа отправился прямиком на боковую. Ирокез не пришел, дав моим ушам передышку. Алиса была занята. Я сидел слушая радио и придумывал себе отговорки лишь бы не учить английский.
   В полночь, на тропинке идущей от усадьбы, появился бородатый мужик - тот что не дьякон.
  -Всего доброго. - Бросил он на прощание.
  -До свидания. - Ответил я не менее вежливо и закрыл калитку.
   Пронаблюдав по камерам за убытием престижного автомобиля, я потянулся к радиотелефону. Вообще то звонить в ночные часы начальству и говорить о убытии гостей было не принято. Но я не мог отказать себе в удовольствии вновь пообщаться со Святым.
   Сонный голос зашипел в трубку.
  -Да?..
  -Дьякон уехал.
   Тишина змеиного логова. И только один единственный аспид натужно дышит пропуская воздух через свое жало.
  -Дрон, сука, это, владыка. Дьякон, это тот кто вон там, под плинтусом живет. Это две разные вещи.
  -Слав, мне пофиг кто он. Я позвонил тебе сказать, что гостей на территории нет. Чтобы ты спал спокойнее.
  -Э-р-рр...
  -Спокойной ночи.
   Иногда человеку нужно совсем немного чтобы почувствовать себя счастливым. Иногда достаточно просто позвонить ближнему, в первом часу ночи, и пожелать ему спокойных снов.
   ***
   Утром Шеф снова не поехал на работу. Мужик видимо отказывался принимать всерьез всю непростую ситуацию в экономической сфере страны. А может Ирокез был прав, и семейство собралось на отдых за границу? А возможно и на пмж? Может Хозяйка мыслит в том же ключе что и мама юной девы, и решила перевезти подрастающее поколение в более стабильные и комфортные для жизни регионы планеты?
   Так или иначе, но я вновь бездельничал на посту, отбывая утреннюю смену.
   Я услышал ее прежде чем увидел. Дверь была раскрыта настежь, птички пели, солнышко светило, ветер гнал редкие облака за горизонт, а рокот приближающегося V-твина на прямотоках оглашал округу низким басовитым ревом. Как пить дать - Есения.
   Голубой перламутр байка сверкал на солнце, сливаясь с золотистыми блесками на изгибах крыльев. Мотоцикл притормозил у ворот, а наездница, в черной косухе, джинсах, и глухом шлеме-интеграле похожем на голову Всадника Апокалипсиса, наставила рокерскую козу на камеру. Как есть - Есения.
   Нажав на кнопку, я запустил механизм по открытию сдвижных ворот. Байк нетерпеливо рыкнул, дожидаясь когда ворота раскроются настолько, чтобы он смог протиснуть свою тушу, а затем, почуяв простор, на низком старте, сорвался с места выжигая резину заднего колеса.
   Я снова нажал на кнопку - на этот раз закрывая ворота. Байк и наездница умчались по тропинке к усадьбе, оставив после себя запах женой резины, выхлопных газов и томящего чувства далекой мечты.
   Есения дочь Шефа от первого брака. Почему ей так не повезло расти без матери, пожалуй никто кроме узкого круга лиц приближенных к семье не знал. Повзрослев девушка окончательно отдалилась от прочих родственников, и если верить все тем же слухам, сохранила теплые отношения только с Альбертовной, ставшей для нее в одночасье и наставницей и подругой и, возможно, самым близким человеком на всем белом свете.
   Мотоцикл не успел умолкнуть в лесу, а я не успел и протянуть руку к телефону, чтобы отзвониться начальству, как из Улья выскочил Святой и побежал к воротам играя красками спелого помидора на роже лица.
  -Дрон! Ты на кой хер запустил ее без звонка?
  -В смысле, без звонка? - опешил я. - Она член семьи, ее сначала пропускаем, а потом уже и звоним. Так в указаниях написано. Ты сам эти правила туда записывал.
   Святой ринулся перебирать тетрадки, а я остался стоять на улице. Байк наконец то затих, птички вновь защебетали, а ветер продолжил безразлично трепать мои волосы.
   Какой то гребанный пердошмыг. Мало того что экономику кошмарят, так еще и на работе доставать начали. Святой с тетрадкой выскочил наружу.
  -Всё - эти указания больше не действительны. Я сейчас всё перепишу. Теперь любой кто прибывает должен ожидать за воротами, пока не получит разрешения от управляющего на въезд. Отныне это касается всех. Кроме Семьи.
   На своих ходулях он резво развернулся и припустил к Улью.
  -Постой, а Есения не в семье что ли? - окликнул я удаляющуюся каланчу.
   Святой остановился.
  -Если она на постоянной основе здесь не живет, значит не в семье.
   Двадцать минут. Ровно столько времени понадобилось Есении чтобы вновь взгромоздиться на своего зверя и отправиться в обратном направлении. Рявкнувшие прямотоки послужили мне сигналом. Я вновь нажал на кнопку, запуская механизм открытия ворот.
   Когда байк вынырнул из-за поворота, пространства для выезда с поместья было достаточно чтобы пропустить широкий внедорожник, и все-таки она чутка притормозила. Есения кивнула мне, стоящему у поста охраннику, видимо благодаря за проявленную смекалку, и умчалась, навстречу дороге, ветру, и яркому ощущению свободы.
   Появиться после столь долгого отсутствия аккурат на следующий день после увольнения Альбертовны. Здесь попахивало чем-то большим, нежели простым совпадением. Страшно даже предположить, насколько пламенной могла быть беседа между любящими родственниками в эти двадцать минут.
   Мой звонок, с уведомлением, что Есения покинула поместье, Святой сбросил. Наверное на что-то обиделся. Надеюсь не на ночную шутку с дьяконом. А может он слышал, как мотоцикл промчался по дорожкам покидая поместье? Не услышать дыхание коня Валькирии мог только человек напрочь лишенный слуха.
   Стул скорбно вздохнул принимая мое тело. Я записал время убытия в журнал и посмотрел в окно, на верхушки туек и сосен, на синее небо, на фрагменты из прошлого.
   Довольно забавно, но я уже и не помню черты лица Есении. В памяти сохранился лишь неясный образ привлекательной девушки, с короткой стрижкой темных вьющихся волос на голове. В тот вечер, больше года назад, она прогуливалась в компании Альбертовны, совершая променад после званого ужина. Куст алых роз ненадолго привлек внимание пары своим ароматом и цветом, и они недолго постояли рядом с ним, обсуждая наболевшее или же восхищаясь красотой весенних бутонов. Это был тот единственный раз когда я видел Есению без мотоциклетного шлема. После она появлялась лишь верхом на байках - которых у нее было должно быть с дюжину, - и в глухих тонированных шлемах. В связи с тем, что стягивать шлем с головы перед камерой девушка не желала, был придуман условный пароль - рокерская коза направленная на камеру слева от ворот. Визитная карточка молодой байкерши и повод для бесконечных шуток охранников.
   Забавно и то, что появившись впервые перед воротами, на своей двухколесной колеснице, она заставила меня вспомнить давно забытое. Это произошло так неожиданно как будто кто-то подошел ко мне со спины и хлопнув по плечу сказал:
  -Эй, Дрон, помнишь меня?
   Я повернулся и увидел десятилетнего пацана, стоящего в компании еще двоих таких же загорелых чувачков со своими велосипедами в обнимку. Увидел как мимо них захлебываясь мотором проезжает ржаво-красный драндулет под названием Иж Юпитер-5, и как две шестнадцати летние персоны гордо восседают на нем. И пусть их поездка длилась всего двадцать метров, а для того чтобы оживить свой аппарат им приходилось толкать его пятьдесят, я, опираясь на свой велик, смотрел на них и думал о том, что когда подрасту непременно приобрету себе нечто подобное, и буду гонять на нем с утра до ночи. Круглый год. А потом забыл. Забыл чтобы вспомнить спустя двадцать лет, увидев девчонку на крутом драндулете известной американской фирмы.
  
   Санек выполз к обеду, без уведомлений с моей стороны, и выглядел свежим как огурчик только что сорванный с грядки. Поставив в известность напарника о последних событиях произошедших на базе, и подкрепив силы борщом с гречей, я отправился бороться со сном, который посмеиваясь над моими потугами ускользал, заставляя меня ворочаться с боку на бок. Чуть позже прилетел соловей. Да не один. С друзьями. Тут-то я и задумался о гендерной принадлежности крылатого. Распахнув окно я заорал глядя в зелень над головой:
  -А ну валите отсюда на хрен пи.. птички!
   Птичкам это не понравилось, и они в четыре горла рассыпались мелодичными упреками посылая меня в ответ.
   Вернувшись на кровать я положил подушку на голову. Только бы не задохнуться в этой жаре.
  
   Мне кажется я и не спал вовсе. Едва проваливаясь в блаженную пучину дремы я снова и снова открывал глаза, не в силах уцепиться за ускользающую мантию Морфея. Всякий раз, перед окончательным переходом в спящий режим, меня выпинывали обратно, словно наказывая за какие-то грехи. Уж не чревоугодие ли? Я совершенно не отдохнул. Голова раскалывалась. Собрав постель, я убыл в душевую и поливал голову из лейки пока боль немного не отступила. Пять часов вечера. Мне бы еще спать и спать.
   Санек сидел разглядывая мониторы.
  -Ты сегодня совсем рано.
  -Уснуть не могу, - сказал я и взял в руки чашку, собираясь нацедить воды из чайника.
  -Костыля уволили, - произнес голос за спиной.
   Чайник в моей руке замер. Вздохнув, я все же налил воды, ополовинил чашку и сел за стол.
  -Час назад вышел, - отрапортовал Санек. - В такси сел и уехал. Святой сказал - уволен.
  -Охренеть. Причина?
  -Не способен приносить пользу в изменившейся структуре разделения полномочий.
  -Чего?
  -Святой так и сказал. Смотри, я даже записал, чтобы не забыть.
   И вправду, на большом тетрадном листке, средь других художеств начинающего Пикассо, красовалась обведенная завитками и цветочками фраза. Я снова вздохнул.
  -Если они будут каждый день по человеку увольнять, то к концу нашей смены здесь никого не останется.
  -Такими темпами здесь и нас не останется, - усмехнулся Санек.
  -Жалко Костяна. Нормальный мужик. Значит вдогонку за Альбертовной пошел. Интересно. Сначала управляющего, затем помощника. Совпадение? Не думаю.
  -Конечно не совпадение. Это Святой может думать, что он у нас один такой умный. Здесь и дураку понятно - уволили Костыля из-за его связи с Альбертовной.
  -Ты это на любовную связь намекаешь?
  -А какая у них еще могла связь быть? Мобильная была, любовная тоже, может и духовная связь имелась. Ты не думай Дрон, я слухам так запросто не поверю, мне подтверждение нужно. И подтверждения эти я видел. Пару раз, на утренних обходах, замечал, как из окошка Альбертовны кто-то сигаретный дым пускает. Она не курит, значит Костыль. Слухи просто так из ниоткуда не берутся.
  -Ага. Хочешь я тебе расскажу как по моей деревне слухи распространяться умеют? Закачаешься. Курила Альбертовна. Иногда. Сам видел.
  -А чё мне не сказал?
  -А чего там говорить? Подумаешь не видаль.
   Смартфон на столе затренькал прибывшими сообщениями и Санек подхватив пластиковый брусок уставился в экран расплываясь в улыбке от уха до уха.
  -Ты, это, Дрон, давай, потом про свою деревню расскажешь. Мне некогда пока что.
   Выскочив из комнаты Санек умчался к калитке, подальше от меня, как будто испугался что я полезу выяснять с кем он общается. Очень странное поведение.
  
   После ужина пришел Святой, с толстой тетрадью в руках. Синим фломастером на желтом фоне была выведена надпись, печатными буквами: Правила поведения охранника на посту, и в режиме ожидания.
   Вопрос напрашивался сам собой:
  -Это что еще, за режим ожидания?
   Святой осторожно положил тетрадку в стопку других тетрадей лежавших на подоконнике и пододвинув к стене свободный стул присел на него.
  -Когда один охранник на посту, другой находится в режиме ожидания. Режим ожидания подразумевает подготовку к новой смене. Я даже страницы пронумеровал, чтобы ни у кого соблазна не возникло вырывать листы для своих художеств.
   Мы синхронно посмотрели на Еревана но тот лишь хмыкнул:
  -Я страницы из журналов не выдираю. Не пойман не вор. Ты нам расскажи лучше, Слав, за что Костыля уволили с Альбертовной?
   Театрально вздохнув, Святой посмотрел на стену напротив и покачал головой.
  -Решение наверху приняли. Я только исполнитель. Если кого-то интересуют подробности, пожалуйста - номер телефона Шефа в самом верху списка экстренных служб. Звоните, спрашивайте. Только перед звонком как следует подумайте. Последствия взвесьте.
   Посмотрев на нас с высоты своего роста и увидев, что мы ожидаем продолжения он снова покачал головой и будто через силу поделился новым кусочком информации.
  -Между нами - в кассе серьезная недостача была. Основная причина в этом. Просто мне не хочется распространяться об этом. Понимаете? Не хочу чтобы люди думали о Альбертовне плохо. Ну, ошиблась, с кем не бывает?
  -На много ошиблась то? - Интерес Александра к финансовой стороне любого вопроса порою вызывает неподдельное умиление.
  -Нормальная сумма. Думаю, с такими деньгами у нее теперь все хорошо будет.
   Почесав голову я посмотрел в окно. Мутная история. И это словосочетание "между нами", уверен, будет сказано Святым еще не раз, но только в окружении других слушателей.
  -А Костыль в довесок ушел?
  -Вы как дети малые, - поморщился Святой. - Известно же: Костыль и Альбертовна любовники. А раз пару разлучили, то оставшийся обязательно начнет вокруг себя токсичность распространять. Зачем нам обиженный человек в коллективе нужен?
  -Ну да... Кого на должность поставят?
  -Поставят кого-нибудь. Не беспокойся Санек, найдется человек.
   На окно наползали тени деревьев. Очередной день близился к завершению. Радиоволна передавала погоду. Нас ждали жаркие солнечные деньки.
  -Значит, больше увольнять никого не будут?
   Святой даже удивился, посмотрев на меня, потом усмехнулся и ответил.
  -Никого. С увольнениями закончили.
  -Ясно. Как у гостиницы дела?
  -У какой гостиницы?
  -У той, что в Туапсе строят.
  -...А-а.. да, нормально. Уже фундамент подготовили. Жалко что его залили до того, как я фотки Даместоса в сети обнаружил. Я ему так и сказал: узнай я пораньше, то попросил бы строителей тебя вместе с бетоном в фундамент уложить.
   Санек покосился на смартфон в своей руке.
  -Гостиница с привидениями. Вам призрак Даместоса всю клиентуру бы распугал.
  -Ничего, мы бы экзорциста вызвали. Кащея. Известно же: одна сущность может другую изгнать. Хе-хе.
   Санек снова успешно дематериализовался скрывшись из глаз. Некоторым людям и плащ невидимка ни к чему, они и без него успешно справляются. Заметив, что в комнате мы остались одни, Святой сбавил обороты, завершив эпопею о том как его кореш взял кредит в банке под пять процентов, а потом неожиданно выяснил, что на самом деле процентов почти двадцать пять.
   Пошмыгав носом, разогревая турбины, он начал.
  -Подругу встретил на море.
  -Знакомую?
  -Какую на хрен знакомую, Дрон? Молодую, красивую, ядреную подругу. У меня таких знакомых никогда в жизни не было. На старости лет вот повезло. Теперь все свободное от работы время у нее провожу. Квартиру снял ей, неподалеку, от объекта в смысле, для уединений. Ну, сам понимаешь.
   Взяв паузу Святой покосился на монитор, затем подвинул стул поближе к столу и продолжил.
  -А тут значит, домой время подошло ехать, в Астрахань. Меня, кстати, из дома сюда и выдернули. И веришь нет, приехал, а для жены сил уже не осталось. Пытаюсь, а никак. Прикинь? Позор блин. Жена сразу сообразила. Кто, говорит, эта тварь? А я ей: ну ты чего родная, совсем что ли с ума сошла? На работе стресс сплошной, идиоты кругом. Блин, еле отбрехался.
  -Хм.
  -Да. Думал будет стыдно ей в глаза смотреть, за вранье свое, - нет, не стыдно. Наверное потому что уже не люблю ее. Да, вот так, кончилась любовь, а я даже и не заметил когда. Помню, несколько лет назад три месяца в разъездах был, то на один объект направят то на другой, и везде неделями торчишь. Так скучал, что ревновать начал. Вернулся домой сыщика нанял, частного детектива, чтобы он недельку после моего отъезда последил за ней.
  -И как?
  -Ничего. Дом, работа, дети. Я потом и сыщика начал подозревать. А вдруг? Я уехал, а он к ней. Совсем крыша поехала. А теперь знаешь, вообще пустота, никаких чувств не осталось. Есть у нее кто, нет - все равно.
  -Кризис среднего возраста?
  -Я тоже так думал, поначалу. Копался в себе - что не так? И дети вон, подрастают, и она вполне ничего, следит за собой. И понимаешь, мысль такая в голову пришла. Вот допустим, есть у тебя друг, ты в силу разных причин с ним общаться не успеваешь, и вы потихоньку отдаляетесь друг от друга. Сначала друзья каких поискать, а потом - да так приятели. Вот и подумал, может я мало времени дома проводил, отвык от нее, перестал видеть в ней любимую женщину? Возможно же такое?
  -Но с приятелями ты детей не растил, правильно?
  -Это я образно, пример привел. Понятно что жена дело другое... Эх-х... У тебя-то есть кто?
  -Есть. Прелесть глаз не отвести.
  -Вот и правильно. У мужика должна быть баба. Только воли им давать много нельзя, иначе весь мозг вынесут.
  -Нормальному мужику - нормальную женщину. Нормальную настолько насколько нормален ее мужчина.
   Святой призадумался. Время позднее, за день мозг устает и активная область сжимается до размеров грецкого ореха. В ночной час не всякий умник может познать смысл услышанного, также как и не всякий умник может понять смысл сказанного.
   Шумно вздохнув Святой осклабился.
  -А Милана, какая девочка, да? Хорошо что с мужем приехала. А то бы вся охрана около Улья паслась.
  -Или же Афганец не успевал бы компост в землю зарывать.
  -Как вариант.
   Ночь. Самое подходящее время для темных делишек. Если на страже не стоит бдительный охранник. Постояв под звездным небом мы разошлись: я обратно на пост за мониторы; Святой в Улей, в комнату, на боковую.
  -Дрон, чуть не забыл, - сказал он мне перед уходом, - звонить по ночам управляющему не нужно. Сообщить о убытии гостя можно и утром. Я это в журнале подробно расписал.
  -Ага. Надо почитать.
  -Обязательно прочти.
   ***
   Утром нового дня я сидел за столом перед мониторами, широко зевал, слушая попсовые мотивы англоязычных исполнителей по радио, и щедро намазывал на бутерброд вишневый джем. Мой завтрак длился неприлично долго, и плевать я хотел на приличия. Шефа на работу провожать не требуется - наш Шеф похоже забил на свою работу, - ворота у озера не нуждаются в открытии - благо дело наши работники своими силами разбирают стальную конструкцию шатра, - а напарник спит в укромном уголке, и не может обвинить меня в том, что я уничтожаю его любимый джем. Превосходное стечение обстоятельств.
   Когда завтрак все-таки подошел, к логическому финалу, появилась Милана, для уборки помещений, и своею улыбкой приподняла моё настроение. Через полчаса после ее ухода на камерах показался седан Емели - нашего заштатного таксиста. Авто остановилось у ворот, пассажирская дверь распахнулась и наружу выползла фигура человека.
   Святой проявил невиданную прыть оказавшись у ворот раньше чем у меня возникла мысль позвонить ему и сообщить о приехавшем таксисте. Отворив калитку Святой выскочил на мощеную плиткой площадку, обнялся с фигурой, расплатился с Емелей и взяв сумку из багажника завел неизвестного на территорию поместья.
   Мужчина выглядел ребенком в контрасте с двухметровым Святым, невысокий - даже скорее низкий, - худощавый, на вид лет около сорока но уже изрядно поседевший, в зеленой рубашке в полоску, салатовых шортах и сандалиях с лейблом Аллигатор на волосатых ногах. Глядя на его ступни мне сразу вспомнился хоббит из известной фэнтезийной саги, раньше я и предположить не мог, что на самом деле существуют люди у которых на ногах имеется столько шерсти.
  -Знакомься Дрон, - сказал Святой гордо возвышаясь над своим спутником. - Наш новый управляющий - Геннадий.
   Мужчина неожиданно улыбнулся, теплой радушной улыбкой, в мгновение ока преобразившись из унылого хоббита во вполне обычного человека.
  -Приятно познакомиться. Можно просто - Гена.
  -Да, мне тоже приятно, - ответил я пожимая костлявую ладонь. - Андрей. Можно просто - Дрон.
   Парочка направилась к Улью, а я вернулся к созерцанию мониторов на стене. Вот и нашли замену Альбертовне. И почему меня не удивляет то, что Святой хорошо знает Гену?
  
   Еревану не очень понравилось известие о прибытии нового управляющего. Похоже в глубине души он продолжал лелеять надежду на собственное продвижение по службе.
   За обедом Санек постоянно хватался за смартфон и что-то кому-то писал, досадуя на не слишком скорые ответы собеседника. Я не лез с расспросами, просто вытягивал шею и старался заглянуть в экран устройства, под неодобрительное ворчание напарника.
   Перед ужином, когда я после качественного отдыха вернулся из опочивальни, Санек сообщил мне, что Святой убыл в Туапсе. Перед отъездом тот якобы хотел зайти ко мне, и попрощаться лично, но потом отказался от своей гнусной затеи и решил не тревожить мой сон. И все благодаря Саше, вставшего на пути подлости и коварства. Я сделал вид, что поверил этой брехне. Самопожертвованием от Саши никогда не пахло.
  -А почему тебя больше Бари не навещает?
   Санек ненадолго задумался, переключая рубильники в голове.
  -Я сказал, что по инструкции, на посту кроме охраны никого быть не должно. Вот он и шифровался от Святого. Теперь от Лепрекона будет.
  -От кого?
  -Лепрекона. Управляющего. Гены. Ты видал какие у него лапы? Ему зимой без обуви можно ходить - не замерзнет. А еще эта зеленая футболка и шорты. Ему только цилиндра на башке не хватает. Вылитый лепрекон. Мы с ним пообщались немного, после отъезда Святого. Чудной он какой-то.
  -В чем проявляется, чудаковатость?
  -Спрашивал, вижу ли я, как по ночам звезды меняют свое местоположение. Я ему говорю: это планета местоположение меняет - звезды на месте висят. А он мне: нет, в космосе нет ни единой статичной точки, все всегда находится в движении. Короче наш парень - настоящий астраханец.
  -А мне он вроде нормальным показался.
  -Конечно нормальным - да. С таким нормальным пару часов пообщаешься и совсем ку-ку станешь. Я хотел вначале спросить, чем он закидывается, но постеснялся, может не так понять.
  -Правильно. Нечего новое руководство против охраны настраивать. Слушай, Санек. Я вот о чем подумал. Им же кто-то на должность Костыля потребуется, без заместителя тут не обойтись. Как считаешь?
   Видимо столь очевидная мысль до сей поры умело избегала светлые мозги Александра. Он озадаченно уставился на меня, анализируя полученную информацию, немногочисленные нейроны пришли в движение налаживая связи внутри толстостенной скорлупы и вот в глазах вспыхнул свет озарения.
  -Блин. Как я раньше не сообразил?
  -Просто ты совершил очевидную ошибку: начал сразу засматриваться на кресло генерала, позабыв, что войску нужны и крепкие лейтенанты. Побалакай с Геной, глядишь к общему знаменателю и придете. Станешь для него опорой, защитой тылов, спутником, на которого можно положиться, близким другом, оплотом в бурю, зонтиком от дождя.
   Санек покосился на меня.
  -Ты это на что намекаешь?
  -Не намекаю, просто мысли вслух. Для тебя стараюсь.
  -На хрен мне такие старания не сдались. Мне что, ради этого места через постель нужно пройти? Я не согласен.
   Есть мнение, что если вечером много веселиться, то утром это обязательно аукнется. Тому кто придумал это правило нужно обязательно подложить репей под задницу. Вечером мы с Ереваном повеселились на славу. Если честно я давно так не смеялся - взахлеб. Шутки летели как сходящая с гор лавина - настоящий камнепад. Ирокез, заглянувший к нам, быстро прочухал чем это грозит и сразу ретировался. Вот только и ему не удалось избежать наказания.
   Ранним утром кара небес настигла меня. Какое-то время я не мог понять: чего от меня хотят? Похоже, фаза глубокого сна накрыла мое сознание целиком. Потом Санек догадался включить свет в комнате и возвращение к реальности пошло быстрее.
   Семейство в полном составе покидало усадьбу. Схватив рацию и ключи Ереван умчался отворять ворота за особняком. У этих же ворот но с другой стороны поджидал черный микроавтобус, рядом с которым прохаживались Итальянец с Сибиряком. Время на часах приближалось к пяти.
   Упав на стул я обнял лицо ладонями и уперся локтями о стол. Санек проявил изрядную прыть - он уже распахивал ворота попадая в объективы двух видеокамер. Личная охрана Шефа запрыгнула в микроавтобус и тот, шеститонной махиной, плавно заехал на территорию скрывшись с прицелов камер. Ворота закрылись. Мне оставалось только ждать.
   Прошло чуть больше часа и ворота вновь раскрылись. Черный автомобиль, переливаясь в лучах восходящего солнца полированной поверхностью кузова, быстро набрал скорость и сгинул за поворотом на холмы.
   Не дожидаясь возвращения напарника я отправился обратно в постель.
   В утреннюю смену меня посетил Гена, оказавшийся весьма разносторонней личностью. Мы горячо пообсуждали политику, разнесли в щепки позицию министра экономики и финансов, сошлись во мнении о неплохих перспективах роста золота в условиях биржевого спекулятизма, поразмышляли на тему покорения космоса, и задумались над вечным противостоянием власти и простого народа. Затем к нам присоединился Ирокез, и послушав наши речи поделился своею болью. Утром, когда его дернули таскать нагруженные барахлом чемоданы, из особняка в машину, он одел ботинки на босу ногу и вследствие этого натер на пятке мозоль. Геннадий и тут проявил себя человеком крайне широких взглядов, и посоветовал Ирокезу полить пятку спиртом, а сверху положить капустный лист. Идея со спиртом Ирокезу пришлась по душе, и все же, он последовал совету Миры и заклеил мозоль пластырем.
   Перед ужином мой организм отказывался просыпаться. Будильник я благополучно проспал, потуги напарника проигнорировал; то чудовищное количество переживаний навалившихся на мои плечи за последнее время, наконец нащупало слабое место в обороне и расплющило меня по матрасу.
   Только когда из рабочего помещения донеслось бряцанье посуды и ложек, я сумел обуздать свой организм. Без ужина этот звереныш оставаться не хотел. Обретя контроль над приборами я, добрался до душевой и облившись холодной водой, водрузил свое тело за стол. На ужин были макароны с котлетками.
   Санек уже вовсю орудовал ложкой, энергично зачерпывая мелкие завитушки и отправляя их в пищеизмельчитель.
  -А ты в курсе, - спросил он наблюдая за моими вялыми движениями, - что охрана в Туапсе набрана?
  -Ум?
  -Ко мне Леприкон после обеда заходил. Ты знал, что он женат на двоюродной тетке Святого? Ну теперь знаешь. Короче - со слов Святого - в Туапсе полный штат охраны, то есть никого больше туда брать не будут. К Даместосу трех человек прибавили и хватат.
   Макароны уже успели остыть, зато котлетки были горячими.
  -И что? - ответил я кромсая котлетку ложкой на две половинки. - Мы еще на базе были, а Святой мне уже место пообещал. Недавно подтвердил: приедешь после Саратова, отдохнешь и потом на новый объект, на море.
  -Да? Ну, наверное Лепрекон не в курсе вашей темы. Два часа он у меня сидел, рассказывал про свое житие бытие. Я с девчонкой толком пообщаться не сумел.
  -Что за девчонка?
   Санек ухмыльнулся но ничего не ответил.
  -О.. понимаю. Подруга друга лучшая подруга.
  -Жена не друга лучшая подруга. Хе-хе.
  -Ваше коварство, Александр, не знает границ.
   Ответом мне стал радостный оскал желтых как цыганское золото зубов. Сашина физиономия цвела от счастья и плохо пахла.
   ***
   По уже устоявшемуся утреннему ритуалу, - о котором до увольнения Альбертовны я слыхом не слыхивал, - Санек прогуливался под окном отлавливая на антенны смартфона капризные волны вай-фая. Данные маневры - по его же собственным словам - помогали ему ментально подготовиться к продолжительному отдыху и поднять качество сна на более высокий уровень, сделав его крепким и глубоким. Понятия не имею где он нахватался этих знаний, но судя по лощеной физиономии данная методика приносила результат.
   Ветерок задувал в открытую дверь, занося в помещение душистые запахи роз и набравших цвет одуванчиков, солнце ласкало верхушки туек, местами обгоревших от каждодневного зноя, я похлебывал чаек постепенно просыпаясь, радио дышало энтузиазмом и Милен Фармер, поющей как ни странно не о любви... В общем ничего не предвещало грозы.
   Пришедший от Улья Бари показал Еревану что-то в своем смартфоне и они весело посмеялись, Санек тоже чем то похвастал. Постояв еще пару минут они разошлись.
   Довольно потягиваясь и предвкушая хороший отдых Санек зашел в помещение и протянул мне смартфон.
  -Посмотри.
   Изображение напомнило мне ковер, висящий в спальне у меня дома: яркие краски и полутона, четкие линии по краям оплетены пышными букетами цветов, ромбические фигурки плавают рядом с золотистыми бутонами невиданных растений, папоротники распускают во все стороны свои стрелы диковенного окраса, а в центре, вместо соединения овальных фигур, как на моем домашнем ковре, раскидистое дерево переходящее в нижней части в свое зеркальное отображение.
  -Прикольно. Это фотография рисунка?
  -Угу, девчонка одна прислала.
  -Та самая, девчонка?
  -Хе-хе. Спокойной смены.
  -Ага, и тебе.
   В конце коридора хлопнула дверь; прибавив звук на радио я откинулся на спинку стула погружаясь в ненавязчивое песнопение группы Roxette. Может и меня, когда нибудь, постигнет кара сия, и на пару с блондинкой я уеду в ночь, и там она разденет меня на заднем сиденье своего авто, и задаст такого жару, что я забуду о обо всем на свете, и воспарю к небесам со своею ненаглядной синеглазой царевной.
   Sleeping in My Car не успела доиграть до финала, как на одной из ячеек верхнего монитора я увидел приближение бури. Нацеленная на тропинку от Улья камера, зафиксировала наступление Миланы. Вместо стандартной синей униформы на ней были спортивные бриджи и рубашка, волосы развевались за спиной черными парусами Мести Королевы Анны, стремительная поступь вселяла ужас готовящейся к абордажу команды, а сжатые в гневе кулачки не оставляли никакой надежды на переговоры.
  -Где он?!
   Искаженное яростью лицо Миланы заставило меня задуматься о собственной безопасности, поэтому я, не уточняя кто ей нужен, ткнул пальцем в сторону коридора.
  -Спать ушел.
   Что я наверняка знаю о женщинах, так это то, что не стоит стоять у них на пути в моменты их яростного безумия. Создания они конечно безмерно интересные и забавные, но в страданиях своих и в безумствах доходят до таких крайностей, что не способны остановиться доколе маховик внутренних переживаний не выжмет их до основания.
   Я не разобрал какие именно слова прозвучали когда Милана открыв дверь комнаты отдыха излила на моего напарника поток брани. Может оно и к лучшему, что не разобрал, лексикон всяких заковыристых словечек у меня и без того широк. Раздавшийся следом хлопок дверью, закрытой с размаху, поставил жирную точку в
  в этом бенефисе страстей.
   Милана вылетела из коридора сверкая глазами, готовая испепелить любое живое существо на своем пути.
  -Он настоящий подонок! - бросила она пробегая мимо и умчалась в сторону Улья.
   Я продолжил сидеть на стуле, пребывая в замешательстве.
   Миланы уже давно и след простыл, когда в коридоре послышались шаркающие шаги. Взъерошенный Александр, в трусах и футболке, заглянул в помещение, и увидев, что кроме меня там никого нет расправил плечи.
  -Правильно говорят: все бабы дуры! - И развернувшись ушел обратно. Снова хлопнула дверь, на этот раз заметно тише, по радио заиграла I Feel Good Джеймса Брауна.
  
   До самого обеда я предавался размышлениям и терялся в догадках, какую именно мне довелось увидеть пьесу: комедийно-драматическую или реально трагическую? Однако в одном я был уверен, навряд ли, после такого то концерта, ментальная подготовка поможет Еревану хорошенько отдохнуть перед сменой. Я как всегда оказался прав.
   Напарник пришел раньше обычного и, судя по недовольной физиономии, проспал меньше обычного. Не откладывая объяснений в долгий ящик он сразу обозначил свою позицию.
  -Нет, ну ты посмотри чего наворотила, а? Сама напортачила, и теперь ищет на кого вину свалить.
   Я молчал, сложив руки на груди, и смотрел то на мониторы то на Еревана, и ждал продолжения.
  -Добавила меня в друзья, на своем втором аккаунте, а потом выяснилось, что Бари не в курсе ее тайного профиля. И что, я теперь виноватый?
  -У Миланы есть тайный аккаунт в сети?
  -Да. Шифруется там неизвестно от кого. Да может и не два, а больше. Выложила на нем картинку с деревом, я ее Бари показываю а он меня спрашивает: а чей это ник, что за человек ее выложил? И тут я понимаю, что он не знает о ее втором профиле. Говорю ему: девчонка одна прислала, художница. Ну и все, и разошлись. А потом она прибегает, орет как чокнутая. Подставил я ее - сама подставилась.
   За обедом, на кухню, я пришел немного раньше обычного. Поднос на котором мы забираем еду был еще не готов, поэтому пока Далиб гремела кастрюльками и тарелками, накладывая первое и второе, у меня было время оценить атмосферу за столом. Обычно шутливая и говорливая компания работников, собиравшаяся всякий раз вместе на обеды и ужины, молчаливо поглощала пищу не отрывая глаз от своих тарелок. Угрюмее всех выглядел Бари. Миланы за столом не было. Далиб почему то виновато улыбнулась мне и тихо, будто опасаясь что ее услышат, пожелала приятного аппетита. Спасибо, - ответил я и забрав поднос покинул стены Улья, внезапно ставшего таким неприветливым.
   Ирокез, вечером, вопреки обыкновению, не заглянул.
   ***
   На следующий день, история получила продолжение. Да иначе наверное и быть не могло.
   В десять часов утра Афганец заглянул ко мне на пост, спросить, не видел ли я Ирокеза. Не успел я подумать о странности такого маневра, как почти сразу за убывшим отцом пожаловала дочка. Милана выглядела почти как обычно: синяя униформа, зачесанные в хвост волосы, орудия труда в руках, и легкая невесомая походка. Почему почти как обычно? Потому что жизнелюбие и открытость, присущее всем обладателям доброго и отзывчивого сердца, пропало с ее лица, на нем поселилось выражение печали и глубоких переживаний. Мы скромно поприветствовали друг друга, и я вышел из помещения, дабы лишний раз не смущать девушку.
   Афганец дежурил у Улья и смотрел на меня. Я прогуливаясь у двери слушал бряцанье швабры, заглядывал в окно проверяя не объявился ли на мониторах какой нибудь нарушитель, и время от времени поглядывал на заботливого папаню.
   Забегая вперед скажу. Начиная со дня размолвки Еревана с Миланой и Бари, Афганец всегда находился поблизости и не покидал свой пост покуда дочурка не закончив уборку не уходила от нас.
   Когда мне надоело пересекаться взглядами с Афганцем, я зашел в помещение и вытянув ноги уселся на стул. Милана сегодня не торопилась. Не успел я расположиться перед мониторами и напустить на себя рабочий вид, как опальная принцесса выглянула из коридора.
  -Он рядом? - тихонько спросила она.
  -Э-м.. около Улья, - с задержкой сообразил я.
  -С меня теперь глаз не спускают, - вздохнула Милана. - Только Мира и Далиб считают, что я ни в чем не виновата.
   Что тут скажешь в ответ?
  -Женская солидарность, - сказал я и улыбнулся.
   Личико Миланы просветлело.
  -Наверное. А знаешь, что самое обидное? Я просила его никому не показывать тот профиль, с которого общалась с ним. А он вот как поступил.
  -Санек?
  -Да. Я теперь его имя даже произнести не могу, настолько он мне противен стал. Я тот рисунок, с которого все началось, при Бари рисовала, и он сразу его узнал, а увидев ник человека выложившего фото все понял. У меня в детстве прозвище было, не обидное, мы тогда вымышленные имена друг друга давали, а Бари со мной вырос, он его хорошо помнит. Он пришел и сказал: я знаю, у тебя есть секретный профиль, я хочу посмотреть на него.
   Вздохнув Милана прижалась к дверному косяку и тоскливо посмотрела в окно.
  -Зачем ты вообще Саньку этот профиль раскрыла?
  -Да он меня достал. - Едва не вспылила Милана, но тут же успокоилась. - Он мне писал постоянно, да еще такие вещи... Я ему говорила: не пиши мне, зачем ты это делаешь? А он твердит одно: поехали со мной в Астрахань. Дурак. Я этот профиль ему и назвала, потому что реже захожу на него. Мы в комнате бывало сидим с Бари, телевизор смотрим, а этот.. мне пишет свои сообщения. А Бари интересуется зачем мне этот столько пишет. Если бы я сказала ему, он бы разбираться пришел - он такой человек, молчать не станет. И нас бы уволили... Хотела сделать как лучше.
  -Да уж, ситуация...
  -Да.. мне теперь запретили общаться в интернете. Заставили все профили удалить.
  -Офигеть.
  -Помнишь, я про девочку рассказывала, про танцовщицу из клуба? Она у меня в друзьях была на том профиле, который я этому дала.. - внезапно Милана засмеялась, звонко и весело, но тут же испугавшись что ее могут услышать замолчала прикрыв рот ладошкой. Уже тише она продолжила. - Я себе такой умной казалась - всех перехитрила. А получилось саму себя обманула. Теперь всем известно, что я не перестала с нею общаться, а раз не перестала общаться значит не послушалась родню, значит пошла против воли мужа и родителей, значит поступила как ребенок, а за ребенком нужно присматривать... Бари теперь меня не понятно за кого считает. Мы почти не общаемся.
  -Блин, - мне отчего-то стало очень не уютно, так словно по всему телу распространился подкожный зуд. - Не нормальная ситуация. Не правильная, так быть не должно. Блин, если бы Альбертовну не уволили, и если бы до нее дошли слухи, о таких делах, а до нее бы они обязательно дошли, Саньку бы не поздоровилось.
   Дверное косяк определенно был самым счастливым косяком на свете, девушка не отлипала от него.
  -Я сама виновата. Нужно было сразу его на место поставить... Но теперь мне все равно, если честно, как будет так будет.
  -Да все образуется. Я думаю. - Ну как не приободрить девчонку в такой сложный для нее период? Тем более что я ощущал часть вины за произошедшее - не смотрел как следует за своим падаваном. - Смартфон то у тебя не отобрали?
   Милана улыбнулась.
  -Нет. До этого пока не дошло. У меня много музыки в нем, я его как плеер слушаю, теперь. Симку вот - отняли.
  -Засада. Но для нашего вай-фая симка не нужна. Можно скачать прогу которая шифрует приложения. И никто не узнает, чем ты там занимаешься.
   Потянувшись Милана напомнила мне кошечку другой масти, с которой я регулярно общаюсь по вечерам. Принцесса Персии возрождалась в девчонке, проблемы отодвигались куда то очень далеко, тучки над головой разбегались и она вновь начинала блистать пленительным светом молодости, красоты, и жизнелюбия.
  -Я знаю, Андрей. Но все равно спасибо. Просто не хочу рисковать.
   Движение на мониторе привлекло мое внимание.
  -О-о.. твой папаня кажись заволновался, вроде сюда идет.
   Милана как по волшебству исчезла из дверного проема и загремела лентяйкой, куная ее в ведро с водой. Афганец действительно направлялся к нам, с метлой в руках. Услышав звуки продолжающейся уборки, долетевшие до него сквозь распахнутые настежь дверь и окно, он сделал вид что пришел подметать площадку перед гаражами.
   Через минуту к нему присоединился и Ирокез - работы там было не много, а заниматься хоть чем-то девиз жильцов Улья.
   Милана ушла, оставив после себя ароматы чистящих средств. Я снова побродил по площадке, размышляя о том о сем. В голову пришла мысль: раз уж дружба между Ереваном и Бари порушена, то никто не будет оставлять заварку в моей чашке. Пожалуй, это был единственный плюс в сложившейся ситуации.
   Когда подошло время, я отправился за обедом и встретил на кухне обоих поварих, Милану, и Геннадия, самозабвенно хлебавшего гороховый суп. Вернувшись на пост я поставил тарелки на стол, убрал поднос в сторону и посмотрел на напарника.
  -Меня такая мысль посетила, неожиданно.
   Гороховый суп любимое блюдо Александра, он уже вовсю наяривал ложкой поглощая жидкую субстанцию и закусывал свежеиспеченным хлебом.
  -Угу, что за мысль, - пробубнил он не проявляя интереса.
  -Мысль заключается вот в чем: если тебя захотят отравить, за то что ты рассорил Милану и Бари, то могу и я пострадать. Они ведь не знают из какой тарелки ты ешь.
   Ереван остановил жевательные рефлексы и облизнув ложку изрек.
  -Так в том и фишка, пока они не знают из какой тарелки Ты ешь, попыток отравления не будет. Конечно если ты не закосячишь перед ними.
  -Нормально. Выходит я для тебя вроде как щит от внешней угрозы.
  -Ну, выходит что так. Мы же напарники, должны помогать друг другу.
  -Ага, должны. Только подыхать я из-за тебя не хочу. Вдруг они передумают?.. А если ночью придет Афганец с ножом, и Бари с лопатой? Ты знай Санек - я им мешать не стану. Так что спи чутко.
  -Ну ты вааще...
  -Но навещать буду. Обещаю. Правда без цветов. Ты уж не обессудь. Да и то, если узнаю, где они тебя закопают. Хе-хе.
   Спал я хорошо. Без сновидений. Глубоким богатырским сном.
  
   По радио предупреждали о штормовом усилении ветра и проливных дождях. Я сидел перед мониторами за столом при включенном свете, разглядывая фотографию Алисы в планшете. Не смотря на довольно таки раннее время - начало восьмого, - за окном опустилась настоящая ночь. Застившие все небо тучи бежали с востока на запад, подгоняемые хлыстами ревущего ветра - обрывая листву, этот проныра, бросал ее в закрытое окно, безуспешно стараясь привлечь мое внимание своими выходками; деревья устроив пляску размахивали ветвями кто во что горазд.
   После ужина Санек отправился справлять свои потребности в душевую, и скорее всего, в данный момент, намывался шампунем оставшимся после прошлой смены, а может и позапрошлой. Пока он сидел рядом и попивал чаек, разглядывая котиков-обормотиков в смартфоне, я как бы случайно задал ему вопрос.
  -Слушай, Санек, а когда Милана дала тебе свой тайный профиль, она просила никому не говорить о нем?
   Ответ прозвучал категорично:
  -Ничего она не говорила.
   Глаз от смартфона он так и не оторвал. И для меня это уже кое что значило.
   В восемь вечера первые слезы небес упали на грешную землю. Все грешники тут же побежали прятаться под крышами своих домов. Самые прошареные уже давно притаились в укрытии. Словно в унисон застучавшему по крыше и окну дождю зазвонил рабочий телефон, оглашая помещения визгом взбесившегося порося.
  -Охрана слушает.
  -Здорово Дрон.
  -Здорово Слав...
   Исполинский молот расплющил первую молнию на небесной наковальне. Звенящая ударная волна гулким эхом обрушилась наземь заставляя притихнуть всякую живую тварь.
  -Эт что такое было?. - донесся испуганный голос из телефона.
  -Гром, - ответил я выключая в помещении свет: может если боги сойдут с небес, на поиски грешников, меня не сразу отыщут в темноте? - Перун ударил по своей наковальне.
  -Кто ударил?
  -Перун. Громовержец.
  -Кхэ.. ты это, Дрон.. Ереван с тобою своими колесами поделился что ли?
  -А он с собою возит?
  -Хе-хе. Если у него мозги есть, то ничего не возит. Как Гена работает, нормально?
  -Ну, кажись нормально, мы его почти и не видим. Значит все хорошо. Было бы плохо, пришел, пожаловался бы. Вроде никто его не обижает.
  -Угу, ну это хорошо... Слушай, Дрон, тут такая тема пошла.. в общем, не смогу я тебя на новый объект забрать. Извиняй.
  -В смысле не сможешь? У нас же все обговорено.
  -Эта ерунда из-за Альбертовны началась. Шеф разозлился, и сказал мне со стороны охранников нанять. Что я могу сделать? Я попытался ему объяснить, что вот есть человек, Андрей, он давно работает.. он и слушать не захотел. Мне самому неудобно Дрон, что так получилось. Но ты не расстраивайся. Здесь по любому расширяться будем, и тогда я тебя заберу. Работай пока, не вникай особо.
  -Ох-ренеть...
  -..Да забей ты, Дрон, у нас тут никаких удобств. Подожди, придет время сам будешь радоваться, что сразу не приехал. Ну.. давай Дрон, ко мне тут люди зашли.. до связи.
   Положив телефон на подоконник я уставился на сбегающие по стеклу волны. Где то вдалеке вновь громыхнуло, но не так сильно как прежде - я даже не пригнулся, - видимо громовержец удалялся, привлеченный какими-то важными для него событиями на западе. Ветер цепляясь за крышу пытался вырвать кусок черепицы, но пока безуспешно. Стонали ворота, лязгая запорами, заборы жалобно вторили им, металлическим скрипом.
   Хватило нескольких секунд и пары фраз, чтобы мир вокруг меня изменился. Возможно он уже никогда не станет прежним. Не будет никогда двадцать пять рублей за один бакс, не будет бензина за двадцатку литр, не будет Харлеев за полляма из салона. Не будет Дрона, доверчиво растопыривающего уши для очередной порции лапши.
   Удивительное, не вполне обычное ощущение накрыло меня с головой, я как будто раскрыл все свои чакры и увидел себя настоящего, прошлого и будущего. Огромный цветной шар состоящий из эпизодов моей жизни закружил водоворотом не позволяя подняться над ним пока я не увижу нечто важное, особое, - зерно истины. Почему я позволил ситуации встать над собой? Почему я здесь? Почему мои действия приводят меня совсем в иное место, не то на которое я рассчитываю? Перед глазами мелькали события, поступки, надежды, упущенные возможности... В них не было никакой логики. В них не было цели, в них не было стремления. Кто я? Кем я хочу стать? Где и с кем мне хочется быть?
   Планшет лежал передо мною на столе, до краев заполненный массивами различных знаний. Протяни руку и возьми, если сумеешь преодолеть леность, сомнения, страхи. Привычки, обстановка, работа. Кажется, я впервые нащупал свою первую ментальную стену. И кажется, по этой стене уже побежали трещинки.
  
   Ни о какой видеосвязи в такую погоду не могло быть и речи. На экране планшета, в правом углу, едва-едва трепыхалась единственная антенка вай-фая, неведомым образом просочившаяся сквозь стихию. В десять вечера, включив на планшете громкую связь, я прислушивался к мелодичному голосу Алисы, стараясь не обращать внимания на ад за окном. Я слушал историю о схватке двух красавиц с коварным металлическим змеем в ванной и улыбался до ушей. Даже совсем не глупые девчонки могут сотворить настоящее приключение, стоит им взяться за замену душевого шланга. История только-только пережила кульминационный момент, как голос на другом конце соединения затих. А потом раздался неожиданный вопрос.
  -...У тебя все в порядке?.
  -Э-м.. да...
   Ответил и сразу подумал, что на самом-то деле это не так. Маленькая неправда, дабы не отягощать своего партнера. Незаметная, почти невесомая ложь. За такую ложь не стыдно и не совестно, ее даже можно назвать благом, ведь она исходит из высоких побуждений... А затем Милана стоит в дверях, и прижимаясь к косяку говорит, что хотела сделать как лучше. А может на хрен эти как лучше? Может стоит говорить как есть - не нужно трястись лишний раз над внутренним покоем своей прелести? Быть может она достаточно сильна, быть может только она и способна понять причину твоих переживаний. Потому что если нет...
  -На самом деле, не совсем в порядке. Если в двух словах, мне пообещали продвижение по службе, а два часа назад я узнаю, что о продвижении можно забыть. Вот и пребываю в некотором раздрае.
  -Я так и поняла, - раздался нежный голос из планшета. - С самого начала нашей беседы почувствовала: что-то не так. Обычно ты болтаешь не переставая, а тут молчишь и молчишь.
  -Ну, не такой уж я и говорун.
  -Но и не молчун. А почему отказали?
  -Мутная история. У нас управляющую на объекте недавно уволили, и вроде как это последствия ее увольнения сказываются. Мне так наш начальник объяснил. Ему дали приказ и он набрал других молодцов, а меня по боку.
  -На твоем месте любой бы расстроился. Очень обидно, когда люди не выполняют свои обещания.
  -Да не особо я и расстроен, подумаешь.
  -Расстроен, я по голосу слышу.
  -Нет, не расстроен.
  -Расстроен. И грустишь. Это нормально.
  -Расстроюсь я Алис, если ты продолжишь утверждать что я расстроен. Вот тогда я по настоящему расстроюсь.
  -Это угроза?
  -Постой, мне показалось, или я услышал зарождающиеся нотки раздражения в твоем голосе?
   Вздох преодолел тысячи километров - уж что-что, а вздыхать эти милые сердцу создания умеют.
  -Ну хорошо, ты не расстроен, а я не раздражена. Итак, мой милый похотливый зайчик, у меня к тебе вопрос.
  -Весь во внимании, курочка ты моя златогривая.
  -Ха-ха - как смешно. Вот мой вопрос: какая у тебя в жизни цель?
  -Ох, мне сейчас только психоанализа не хватает.
  -Я настаиваю.
  -Эх, надо было притвориться расстроенным. Ну да ладно. Думаю обобщенные фразы вроде: хочу прожить счастливую жизнь - тебя не устроят?
  -В верном направлении мыслишь. Прожить счастливую жизнь желает каждый адекватный человек. В этом нет ничего нового. Но за общими словами всегда должна стоять конкретика. Ее я и хочу услышать от тебя.
  -Хм, по странному стечению обстоятельств, я, недавно, очень плотно задумался над этим вопросом. И пришел вот к какому результату. Но прежде чем раскрыть стоящую передо мной цель, я поделюсь местом, в котором хочу ее осуществить. Это место, точка на карте нашей чудесной планеты, и климат в этой точке обалденный. Сразу отмечу: я пока что не знаю, где это место находится. То есть я примерно знаю, но не наверняка. Там, в этой точке, должны быть высокие горы, леса, зеленые луга, море или иное водохранилище - ну, знаешь, чтобы воздух слишком сухим не был. И в этом месте однозначно выборная система власти - один человек не может править по двадцать лет кряду. Из этого выходит, что моя Шангри-Ла находится где то за рубежами нашей Отчизны. Да, я не хочу чтобы в один распрекрасный момент ко мне пришли и отняли все нажитое честным трудом, или, посадив в грузовик, отвезли подыхать в окопах на потеху их темной душе. Меня не пронять псевдо-патриотическими лозунгами. Я могу видеть очевидные вещи: клановая система не несет пользы нашему государству... Так, что-то меня понесло не в ту степь. А ты молчишь. А ведь я еще не добрался до своей цели.
  -Продолжай. Ужасно интересно.
  -Угу. Ладно. Значит цель... Кто-то говорит, что цель оправдывает средства. Чтож, все мы отличаемся наличием морали либо ее отсутствием. Мои средства не несут в себе боли и страданий, а цель проста и обыкновенна как свежевыпавший снег в начале июля. Цель, это любимое дело - работа которая не только приносит реальный доход, но и позволяет видеть пользу для окружающих от моего труда. Это первое. Второе - дом, любимая женщина в нем, пара ребятишек которым я читаю книжки о приключениях охотников за алмазами, и собака, которая не предаст и всегда будет радостно встречать меня, когда у любимой случится какой нибудь заскок и она будет дуться в подушку на втором этаже нашего особняка. Ну как?
  -Не плохо.
  -Рад, что тебе понравилось. А я упомянул, что любимую женщину будут звать на букву А и у нее будут сумасшедшей глубины васильковые глазки.. да и вообще она будет просто потрясной!
  -А как часто у твоей любимой на букву А, будут случаться заскоки?
  -Надеюсь не чаще чем раз в тысячу лет. Такая вот, немного упрощенная, немного обобщенная цель.
  -А на ближайшее время, на несколько лет вперед?
  -Достичь финансовой стабильности. И эта цель, по нашим временам - всем целям цель. Ну а ты?
  -Хочу реализовать свою мечту и стать дизайнером интерьеров.
  -О как. Выходит цель и мечту можно было объединить? Тогда так, я хочу себе еще и байк прикупить, в довесок ко всему остальному, и еще я хочу на Памир сгонять на нем. Вот теперь, кажется, ничего не забыл.
  -А зачем он тебе вообще сдался, этот байк? Машина удобнее.
  -Это мечта, Алиса. Разве от нее можно отказаться? Отказаться от мечты это все равно что предать самого себя. Все равно что воткнуть себе нож в спину и провернуть два раза. Так поступать нельзя. Начнешь самого себя кидать на обещания, и каждый тебя постарается кинуть.
  -Очень глубокая мысль, кстати. Но ты про любимое дело упомянул, что за работа с пользой для окружающих?
  -Ох, Алис, это может быть все что угодно. Простой водитель грузовика, выполняя свою работу приносит пользу людям, возит ли он продукты в магазин или вывозит мусор на переработку. Я к тому, что есть масса профессий которым можно научиться, если есть цель и руки растут оттуда. У меня они - оттуда растут.
  -Жаль, тебя не было когда мы с Агатой в ванной шланг меняли. Было бы любопытно посмотреть, на растущие оттуда руки.
  -Я бы справился с закрытыми глазами. В темноте. Ночью. Без лишнего шума. Как настоящий разведчик подкрался бы и уничтожил врага.
  -М-м.. мы и сами много чего уничтожили, пока прикрутили этот треклятый шланг.
  -Ты вроде говорила, что у Агаты новый парень объявился. Мог бы и помочь.
  -Теперь нет. Отправлен в отставку.
  -Хм, недолго же он продержался. Вообще Агата при знакомстве показалась мне такой милой и сердешной. Я тогда еще подумал: вот привалит счастья какому нибудь парняге. А оказывается не все спокойно в рыжем королевстве. Слушай, Алис, а может познакомить ее с моим лучшим другом? С Мангустом?
  -О, господи. Я тебя все время забываю спросить, что это за прозвища у твоих друзей? Такое чувство, что все они из психиатрического отделения сбежали.
  -Хе-хе. Шуточки у вас мадам - закачаешься. Хотя, отрицать не стану, некоторым из них не мешало бы и подлечиться. А если серьезно: кликухи производные от имен, реже от наклонностей. Так вот, на счет Мангуста, парень он спортивный, да и как человек отличный. Ах да, ни машины ни квартиры у него нет. Живет с родителями в деревне. Летом на полях вкалывает.. работящий парняга.
  -Андрюш, у Агаты и без твоего Мангуста хватает ухажеров. Наша помощь в данном вопросе ей не требуется.
  -О.. ну, наверное. Как ни крути, а девчонка она колоритная, в толпе не затеряется.
  -Не затеряется. А какие у тебя еще в деревне друзья, или родные?. Я тут заметила, случайно, что ты ни разу не упоминал о своих родственниках. Почему? Плохие отношения?
   Я понимал, что рано или поздно услышу этот вопрос, хотелось бы конечно услышать его не по интернет соединению или телефонной связи, но.. что имеем то имеем.
  -Нет, дело не в плохих отношениях. Просто у меня никого не осталось... Два года назад, в автокатастрофе, погибли отец с мамой... И все, больше никакой родни. Никого.
   Паузу заполнила вода, продолжавшая бесконечным потоком стекать по крыше, по желобам она перемещалась в ливневки, и уже по этим каналам отводилась за территорию поместья. Ветер тоже не переставал напоминать о себе, его настырное завывание уже порядком поднадоело, а попытки распахнуть дверь вызывали острое желание надавать ему за такие дела по рукам.
  -Кошмар... Я тебе очень сочувствую..
  -Да.. поэтому я и не говорю о родне. Вроде два года прошло, но... Эта трагедия пробила во мне дыру размером с кафедральный собор, и иногда мне кажется, она не зарастет никогда.
  -Ужасно.. - снова потрясенно вздохнула девушка, своим необычайно нежным голосом. - Мне так жаль, что я завела этот разговор...
  -Ничего страшного Алис, так или иначе, я бы сам все рассказал. Жизнь продолжается. Никто не заставит остановиться Вселенную. А по поводу друзей... Хм, из друзей там только Мангуст и остался, все прочие разъехались кто куда. Деревня это вообще вымирающее место на карте страны. Что там делать? Только в земле возиться, да скотину выращивать. Затраты большие, а доходы маленькие. Развлечений ноль. В моей и населения-то осталось меньше двух тысяч человек. Маленькая, вымирающая, родина.
  -Как-то у нас, сегодня, совсем все печально. Да, Алис? И погода, по крайней мере у меня, ливень с грозой. Тут Перун недавно проходил, он по своей наковальне так жахнул, я чуть не оглох... Ты еще здесь.. Алиса?.
  -Здесь...
   Через полчаса ветер сошел на нет, дождь малость поутих, и я, распахнув дверь настежь, сидел наблюдая летящие вниз капли в свете фонарей освещения. Кружка с чайком медленно остывала в моих руках, я, нет-нет да прикладывался к ней, смакуя терпкую горечь чайного листа, и смотрел на тень у заборов, за туйками и соснами, смотрел вперед и в никуда, вперед и в прошлое. Вечер воспоминаний.
   Мы с Алисой поболтали еще чутка, на отвлеченные темы, а потом тепло простились до следующего вечера. Оставшись наедине с дождем я вскипятил чайник, настроил радио на спокойный бит, и присев обратно на стул подумал о времени. Может оно и лечит, но даже самый башковитый мудрец не сумеет сказать сколько этого времени потребуется конкретно вам.
   Теперь я знаю наверняка, некоторые раны не зарастают никогда. Стоит коснуться воспоминаний и ты снова там, в сырой яме с кровавыми подтеками, трясущимися руками подсоединяешь магазин патронов к РПК, взамен расстрелянному, и вжимая голову в плечи слушаешь свист пуль, визг рикошетов, взрывы от РПГ, и мат взводного, сидящего за стеной полуразрушенного дома и требующего по связи минометной поддержки. Или стоишь в дверях поликлиники и смотришь как мимо тебя прокатывают едва живых близких людей - последние мгновения когда ты видишь их еще живыми. Яркие, полные эмоций воспоминания, тщательно записанные на видеопленку сознания и бережно спрятанную где то глубоко в подкорке, в черном ящике.
   Осень в тот год радовала теплом, что ни день то ясное чистое небо и солнышко до самого вечера, птички весело снующие по веткам, добирающие жирок перед долгой зимой, рыжая листва все никак не опадающая с деревьев и сирень, собравшаяся распуститься свежими почками.
   Прошла уже неделя, но я по-прежнему не мог спать. Закрывая глаза и проваливаясь в дрему я видел родителей, готовых к отъезду, и тут же просыпался, торопясь отговорить их от поездки, и снова понимал, что опять не успел. В одну из ночей я вышел из дома имея в голове только одну четкую цель: убраться куда нибудь подальше от этих стен.
   Я шел по наезженным грунтовкам и тропинкам до тех пор, пока деревенские огни не остались далеко позади. Темная безлунная ночь не мешала мне в этом походе. Скорее наоборот, чем дальше я удалялся от света тем отчетливее передо мною вырисовывалось окружение: степь, низкие кривые вязы, верблюжьи колючки, и шорохи мелких зверьков. Не доходя до очередного песчаника я остановился, не в силах понять за каким дьяволом приперся в эту глушь.
   Зарычав от злости на себя, на весь мир, я в бешенстве посмотрел в небо.. и увидел россыпь мириадов солнц, крохотные алмазы Вселенной, до которых кажется можно было дотянуться рукой, я словно погружался в их свет, растворяясь в бесконечности пространства. Сердце защемило тоской, хотелось что-то сделать, сейчас же, бежать ли кричать - все равно.
   Вой раздался в отдалении, в паре сотен метров на юг. Глубокий, протяжный звук словно пришел мне на помощь, и я, набрав полные легкие воздуха, вторил ему, выплескивая свое отчаяние, боль, неприятие, скорбь. Из меня как будто вырвалась глухая пробка перекрывавшая поток эмоций. Я опустился на колени и задохнулся в рыданиях, сжимая пальцами высохшую почву с остатками выжженной за лето травы.
   Кто-то наблюдал за мной. Бродячий пес или шакал, а может волк пришел посмотреть на того кто посмел подражать властителю степей. Он стоял в стороне, на невысоком холме песчаника, четко вырисовываясь на фоне звездного неба. Стоял и смотрел на меня.
   Отряхнув ладони, я повернулся и пошел назад, к своему дому, к своей, теперь уже другой, жизни.
   ***
   Ничего не обычного. До конца вахты оставалось отработать меньше недели, и нас по-прежнему игнорировали все, за исключением Гены. Говоря нас, я само собой подразумеваю охрану, но и здесь нужно сделать поправку, ибо ко мне игнор относился поскольку постольку, и когда я отворачивался никто не плевал мне в спину бормоча проклятия на языке вуду.
   Санек продолжал делать вид, что ничего особенного и не произошло и, по крайней мере, он виноват в случившемся не больше остальных. Распушив павлиний хвост, с гордо поднятой головой он прогуливался по утрам и вечерам перед домом охраны полностью поглощенный беседами в соцсетях. С таким актерским талантом ему бы не в охране выступать, а в Табакерке, поражая чувства истинных поклонников театральных постановок.
   Гена, как человек новый, не замечал царивших внутри общины настроений и, видимо, предавался фантазиям что при жизни попал в рай. Дни напролет он гулял по базе, сидел в интернете, в телевизоре, и даже пробовал рыбачить с пирса на озере. Ничего, когда вернется Хозяйка она покажет, кто здесь настоящий властелин, а кто мышь подзаборная.
   Ирокез заскакивал ко мне поздороваться но не более, тут же убегая по неотложным делам. А еще мне повезло увидеть Невидимку, чувак сподобился утром подмести тропинки. Невидимка вообще странный мужик. Числится он рабочим, как и Ирокез, и живет в Улье, но как спросишь про него, никто не может понять о ком идет речь. Мало того, никто не знает как чувака на самом деле зовут и где он скрывается от работы. Такая вот таинственная фигура.
   Бари я теперь видел только издали - он забыл дорогу к нам на пост. А вот Милана еще пару раз заглядывала, для уборки, - хотя признаюсь, убирать там было и не чего, мы с напарником и сами способны убрать если намусорим. Должно быть, ей просто не хватало общения с человеком которому не нужно объяснять, что у взрослой девочки должны быть секретики, и что ко всему прочему, у нее могут быть друзья от одного упоминания о которых у всей родни случается припадок.
   Каждое утро, отныне, стало для меня начинаться с физзарядки. И получасового урока английского - ну должен же я приблизить момент когда смогу посмотреть любимую франшизу о пиратах на исходном языке. К тому же я снова начал помногу читать - всякого разного. Отговорки о усталости, плохом самочувствии, и неподходящем времени суток для занятий, я собрал в мешок для мусора и закопал в самой глухой чаще поместья, водрузив сверху каменную глыбу на которой оставил надпись: здесь покоятся пороки мешавшие человеку воплотить свои мечты.
   Дня за три до отбытия в благословенные астраханские земли, мне снова позвонил Святой. И как ни в чем ни бывало, завел разговор про своего кота. Лео - это тот мелкий хмырь, что живет вдали от своего хозяина на рыболовной базе, и в свободное время промышляет воровством носков.
  -Лео куда-то пропал. Мне пацаны сказали. Обычно рядом трется, в жару к ним забегает в прохладе посидеть, под кондиционером, ночью от комаров спрятаться, а сейчас нет его. Я сначала подумал, что его вальнул кто-то. Но Даместос со мной, а ты в Саратове. У вас алиби. А больше не кому, все остальные его любят. Вот я и думаю: с базы он убежать не мог, а что тогда могло произойти?
  -Слав, да он похоже сдох от радости когда узнал, что я уезжаю на море. У котов ведь несколько жизней, правильно? Ну а когда узнал, что я никуда не еду, повторно сдох. Жизнь осталась одна. И тут его Гошан на Уазике переехал. Все, кранты.
  -Чего?! Гошан - Лео задавил?!
  -Да ты постой, я же шучу. Это предположение.
  -Слушай, а ведь Гошан мог. Он тоже Лео не любил.
  -Слав, если честно, твоего Лео любили только два человека: ты и Ереван. Все остальные его только терпели. Он же вонючий как протухшая селедка.
   Мое финальное заключение о Лео страшно не понравилось Святому. Все просто: его кот не может быть вонючим и страшным как химическая атака. Сухо простившись, хозяин кота перестал занимать телефонную линию, и я вернулся к прослушиванию Смысловых Галлюцинаций, по радио.
   ***
   Перед дорогой, у многих людей появляется ощущение нервозности. Одни грызут ногти, другие плохо спят, у третьих пропадает аппетит, у четвертых начинают лихорадочно блестеть глаза и они стараются ничего не забыть, но все равно забывают. Мой напарник, Ереван, страдает всеми перечисленными фобиями. За исключением одной: на аппетит он никогда не жалуется.
   Что касаемо меня, то со мною все просто. Если вам когда нибудь доводилось в два часа ночи уходить на боевой выход, то вас уже ничем не пронять. Регулярные ночные вояжи в горы закаляют характер. Особенно его закаляют тяжеленные рюкзаки, которые приходится тягать на своих плечах, стволы, которые сжимаешь крепче чем любимую в постели, и боекомплект, о котором на двадцатом километре думаешь, спускаясь или поднимаясь в очередную горку: а может нужно было оставить парочку магазинов в палатке, под матрасом? Да, такие прохваты сделают из вас если не Хитмена, то хотя бы охренительно не восприимчивого к предстоящим лишениям чувака.
   Проснувшись перед ужином, по сигналу будильника, я довольно потянулся, смакуя замечательное ощущение отдохнувших тела и разума. Вот и приблизился наш час. Ночью должны подъехать Вано с Пако, нам с Ереваном на смену, а утром мы убудем на вокзал. Целый месяц жизни остался позади.
   Не успел я войти на пост как Санек меня огоршил.
  -Нас хотят кинуть.
  -Та-ак, а теперь поподробнее.
  -Помнишь, Костыль говорил, что нам выплатят премию за ночную переработку и бонус, в честь юбилея Шефа и Хозяйки?
  -Было дело.
  -Гена конверты с деньгами принес, вот, говорит, тебе и Дрону денежка за работу. Я глядь, а там только тридцатка, и спрашиваю у него: где остальное? А он плечами жмет: какое остальное? Стали разбираться. Святому звонить. А тот и говорит, что ни о какой премии речи не было - это инициатива Альбертовны. Намухлевала, типа, да еще и нам головы задурила. Чё делать будем?
   Я присел на стул, посмотрел в окно, почесал щетину и ответил:
  -Завтра домой поедем. Что нам еще остается?
  -Блин. Кидалово какое то. Нужно сделать что-то.
  -Блин, - подтвердил я. - Сделать что?
   Санек пожал плечами - то-то и оно. Люди, находящиеся годами у власти зачастую не выполняют данные во все услышанье обещания, так чего же требовать от человека нового, не обязанного нести ответственность за слова предшественника. И все же, разобраться в ситуации, не помешает.
  -Я вечером Костылю позвоню, - сказал я. - Попробую узнать, от кого исходила идея подбросить деньжат охране.
  -А дальше?
  -Хотя бы поймем, выделялись деньги или же нет.
   Гена пришел после ужина, проверить, передал ли мне конверт с зарплатой напарник, и еще раз заявить о том, что ни о каких бонусах и премии речи не велось.
   В девять вечера я набрал номер Костыля, не особо надеясь услышать ответ. На удивление мне ответил довольно бодрый голос.
  -Охрана соскучилась по бывшему заму управы?
  -Ага, соскучилась. Как житие, Костян?
  -Лучше чем ожидалось, Дрон. Наконец то с семьей на отдых выехал. Годами мечтал на море их свозить.
  -Поздравляю. Где отдыхаешь?
  -В Крыму. Время будет, очень рекомендую съездить.
  -Ага, непременно. Тебя за что уволили, не поделишься инфой?
  -Хех, понятно за что, - я Святому как кость поперек горла. Он давно меня изжить хотел. А тут все так классно для него повернулось.
  -А Альбертовна, ее за что?
  -За Альбертовну не скажу Дрон. Потому что сам не знаю причины. Но есть догадка, мне кажется они с Хозяйкой что-то не поделили. Обе женщины. Большое торжество. И Хозяйка последние дни на взводе была. Может она сказала что с горяча, наорала, а Альбертовна молчать не стала и ответила. Гипотеза, Дрон, что точно было, только они и могут рассказать.
  -Угу, наверное. А нам Святой уже объявил, что её за недостачу в кассе уволили.
  -Врет. Я как заместитель заходил в рабочий кабинет, и кассу и платежки видел - у нее всегда порядок в документах был. Святой брехло, ему соврать что воблу сожрать. Ты в курсе, откуда слух пошел, что мы с Альбертовной постель делили?
  -Э-э.. нет.
  -Святой подгадил. Дело ранней весной было. Святого только на должность начальника поставили. Деловой он по поместью ходил, надо не надо везде свой нос совал. Я тогда еще в охране работал. Ночью заморозки были, и я на первом обходе поскользнулся и ногу сильно пришиб. Испугался, думал сломал. Поднялся, а на ногу ступить не могу. Что делать? Ползком на пост добираться? Напарник спит, рации у него при себе нет. Не на помощь же звать, правильно? И тут Альбертовна идет, из особняка. Помогла мне дойти до Улья, завела к себе, осмотрела ногу и сказала: жить буду, кости целы. Голеностоп подвернул. Выяснилось, что у нее медицинское образование - шарит она в этих делах. Она же мне потом и эластичный бинт на ногу накладывала, по первой понятно дело, затем я уже сам мотал. И костыль мне, тоже она сообразила. Я до той поры и не знал, что она такая заботливая, все думал: ух, мегера злобная. Ошибался, редкой души человек. Но не в том суть. В Улье в ту ночь только один человек не спал. Догадываешься кто? Святой. Помог он мне на пост притопать и говорит: могли бы и попроще повод придумать, раз так прижало. Потом слух пошел, что мы полночи в ее комнате кувыркались. Ну а когда вакансия открылась, на должность зама, и Альбертовна меня на нее выдвинула, тут уже и доказательства никому не нужны стали. Да только ничего у нас никогда не было. Рабочие отношения и только.
  -А какой резон, ему слух было распускать?
  -Да кто его разберет? Люди все разные, Дрон. Для кого-то подгадить соседу уже в радость. Сделал пакость и сидит кайфует, считает что на чужом фоне стал выглядеть лучше.
  -Чем глубже в лес, тем толще обезьяны. Вроде не первый год работаю, а все что-то новое для себя открываю.
  -Значит живой. Значит не закостенел.
  -Ага, наверное. Так я это, чего позвонил, Кость. Спросить у тебя хотел. Помнишь ты пришел и сказал, что охране бонус за переработку выплатят? Перед торжеством.
  -Помню. И премию в честь юбилея. Альбертовна при мне, по телефону, эту тему с Хозяйкой обсуждала. Передумали выплачивать?
  -Похоже. Новый управдом говорит, никаких указаний на этот счет не поступало.
  -Ну, значится все. Поедете домой без бонусов. Хе-хе-хе.
   При всем уважении к Костылю я не разделил его радости. Должно быть жаба внутри меня, пока не могла смириться с потерей пары тройки совсем не лишних тысчонок.
   Около двух ночи прибыла наша смена. Малость сонные, загорелые, дюжие охранники, с осязаемым шлейфом пивного амбре, ввалились в открытую перед ними калитку и побежали занимать койки в чулане. Хорошо что парни были не голодны. После истории с Ереваном, вряд ли наши поварихи станут проявлять излишнюю заботу о прибывающей смене.
   Втянув носом теплый воздух, я посмотрел в небо, на мириады солнц, до которых, при желании, можно дотянуться рукой.
  
  
   Окончание истории читайте в третьей части повести-романа.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"