Аррантарра: другие произведения.

Фанфик по "One Piece": Хрустальная Соня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:
    В ту ночь был сильный шторм. А на утро дети, выбежавшие на берег в поисках морских подарков, застали ужасающую картину: разбитый корабль.


      -- Не сбежать, не скрыться
  
         В ту ночь был сильный шторм. А на утро дети, выбежавшие на берег в поисках морских подарков, застали ужасающую картину: разбитый корабль. Поломанная мачта воткнулась в песок, как символ окончательной смерти. Тряпка, раньше бывшая парусом, закрутилась вокруг чудом сохранившегося рея, нелепо свисая вниз драными краями и, в некоторых местах, остатками канатов. В месте, где было сердце корабля -- киль, щерилась черной пастью дыра, вместо зубов демонстрирующая обломки досок. 
         Прибежавшие на крики испуганной ребятни взрослые спустя некоторое время лишь развели руками: измотанная бушующей стихией, команда не смогла спасти судно и экипаж, проиграв ей. Беженцы из Нового Мира погибли, чуть ли не вслед за своей потонувшей землей. 
         Весть о том, что только один человек спасся, сначала восприняли как глупый розыгрыш: слишком мертвым выглядел корабль. А когда, наконец, даже самые недоверчивые убедились в этом сами, то забрали выжившего домой, приютив и обогрев. Худая, с множеством порезов и синяков, девушка, лет семнадцати на вид, долго не приходила в себя. А когда открыла глаза... 
  
  
          -- Осторожнее! Тут же везде хрупкие творения! Своей толстой задницей, ты лишишь этот мир столь прекрасного, что хоть немного спасает его от гниения! -- нет, столь длинная реплика была посвящена не мне. Николетта, а сокращенно -- Ника, лишь фыркнула в ответ на столь обидчивую формулировку, даже не останавливаясь на повороте, со стоящими на стойке поделками из стекла и, чуть дальше, хрусталя. 
         -- Смотрю, вы сегодня в хорошем настроении, -- веселым голоском отозвалась она, устремляясь к неожиданно скрипнувшей двери, из-за которой в помещение вплыла представительная дама средних лет с маленькой крысой-собачкой под мышкой и презрительно-завистливым взглядом, окидывающим выдающиеся формы моей напарницы. Ника сделала какие-то выводы и, нарочито эффектно склонившись в приветственном поклоне, последовала к витрине с товаром, якобы указывая на имеющийся в ассортименте продукт, а на деле позволяя рассмотреть себя сзади. Благо, есть чему позавидовать. 
         -- Я хочу приобрести себе какой-нибудь сервиз подороже, -- требовательно заявила посетительница, останавливаясь возле местного аналога кассы и упирая в бока пышные ручки. Скептически смерив женщину взглядом и легонько улыбнувшись, я так же приветливо кивнула ей.
         -- Добро пожаловать, леди. Вы пришли по адресу, -- ну да, если хочет дороговизны -- впаяем ей что-нибудь эдакое за кругленькую сумму. А нефиг с порога о таком сообщать. Ника тихонько толкнула меня ногой под прилавком, явно подумав в том же ключе.
         -- О, прекрасная леди, прошу Вас, выбирайте, чего глаз желает. Вот стекло, выдуваемое на дальнем острове... -- учуяв прибыль, наш странный хозяин, один в один напоминающий Сальвадора Дали, выбежал навстречу, беря ее руку с мощными перстями в свои и целуя. Я и Ника скривились почти что одновременно. 
         -- Я желаю красивый сервиз на двенадцать персон! -- визгливо перебила эта... прекрасная леди, отталкивая хозяина лавки от себя и подходя к стенду с хрусталем. Маленькая крыса пронзительно завякала, поддерживая свою хозяйку. -- Вот это безвкусно, но вполне себе так сойдет. Мой пусечка приезжает, хочу его удивить, -- капризно надув губки, дама принялась вертеть в руках тончайшего выдувания чашку, красиво блестящую на пробивающихся, через оконные занавеси, утренних лучах солнца. -- Впрочем, она ужасна, -- и поставила так, чтобы хрупкая посудина точно сковырнулась вниз. 
         -- Нельзя ли осторожнее? -- снизу-вверх взглянула на нее, в последний момент успев подхватить тонкий хрусталь. Тихо вскрикнувшая Ника приложила руки ко рту -- этот сервиз был одним из самых дорогих, так как делался одним, очень известным стеклодувом. Хозяин долго бегал за ним, торгуясь за эту коллекционную вещь. 
         -- Следи за языком, приблуда. Какая мерзость, -- брезгливо взглянув на меня, процедила она. Я окаменела, после медленно выпрямилась, глядя на нее чуть сверху. Сейчас кто-то запоет фальцетом.
         -- Леди, взгляните, возможно, этот сервиз Вас удовлетворит? -- хозяин поспешил скрасить неловкий момент, уводя женщину в другой конец помещения и кидая на меня предостерегающий взгляд. Мне оставалось лишь молча поставить чашку обратно на место. 
         -- Не обращай на нее внимания, она просто богатая тварь. Какая-то мамзель из поколения дворян, вот и считает себя пупом земли, -- облокотилась на стойку Ника, когда я вернулась на свое место продавца. -- А сервиз, кстати, один из самых лучших. 
         -- Знаю, -- вяло отозвалась, внутренне передергиваясь от звучания своего голоса. Никак не привыкну. -- Спорим, что она, в результате, выберет именно его?
         -- Да тут и гадать не надо. Таким, как она, угодить нереально. Все не так, -- она уныло выдохнула. -- Если бы не хорошая зарплата и премиальные, давно бы ушла к Миле и Фессе в официантки. Там еще и чаевые большие... 
         -- Чтобы пьяная матросня тебя лапала? Да ты у нас любительница острых ощущений, -- тихо усмехнулась, мечтая о том, чтобы поскорее уйти с работы. Не выгорело -- завалилась ребятня с родителями. Милые люди -- семья поваров с конца Третьей улицы. 
         -- Миски, плошки, чашки... Один из малых завалил буфет, где все хранилось. Весь фарфор вдребезги, а наказать-то и не получается, никто не признается, -- усмехаясь в рыжие усы, выдал глава семейства. К нему и его супруге тут же подскочила Ника, приветственно улыбаясь и провожая к дальней витрине. Мне же было не до того: ловить маленьких двойняшек, любящих играть в прятки со всем живым, было делом нелегким. Спрятавшийся ко мне под юбку ребенок полностью лишил свободы к передвижению, крепко сжав в маленьких кулачках ткань джинсов, которые я носила под ней и явно думая, что смог укрыться. Какая наивная и смешная простота. Второй повесился ко мне на шею, радостно обнимая и целуя в щеку. Еще и кошка, невесть как заскочившая в помещение, начала нарезать вокруг меня круги, явно выпрашивая что-нибудь вкусненькое. Первый малыш тут же ринулся за ней, хватая в охапку и принимаясь гладить. Меланхоличное создание лишь удобнее растеклось у него на руках, принявшись громко мурчать и поглядывать на меня серьезным глазиком. Да-да, знаю: сейчас ты позволяешь себя гладить, потом я тебя хорошенько кормлю. 
         -- Мерзость! -- дама вернулась, разглядывая собравшихся в помещении людей. Собачка надрывалась у нее в руках как могла. Глава семейства и его жена вежливо удивились. Ника чуть не выронила из рук демонстрируемое блюдце -- такого отношения к посторонним не ожидала даже она.
         -- Ну, так идите в другое место, -- пожал плечами мужчина. -- Не мешайте честным людям отовариваться.
         Пух и перья полетели только так. Шустро сбежав в подсобку, не забыв прихватить с собой детей и кошку, мы принялись тихо-мирно пить чай, весело слушая то, как бабу ставят на место. Мать "пусечки" явно проигрывала многолетнему опыту торговки выпечкой. 
         -- О, да за что мне все эти невзгоды?! -- хватаясь за голову, в подсобку вскочил хозяин, кивая в сторону чайника. Поданную ему спустя несколько минут чашку с настойкой мелисы и мяты мужчина принялся вертеть в руках, глубоко вдыхая успокаивающий запах. Мы молча наблюдали за ним. Осторожно потянувшись вперед, кошка аккуратно сняла кусок колбасы с моего бутерброда, после ловко слизнула с хлеба масло. Глядя на это краем глаза, не смогла сдержать улыбки. Участвующие в спектакле двойняшки радостно захихикали и захлопали в ладоши. Мне оставалось лишь укоризненно взглянуть на кошку, ответившую невинным взглядом. 
         Это охота, детка.
         -- Да катись эта вся мерзость!... -- конец фразы потонул в грохоте посуды и истерическом вое собаки-крысы. Мы все встрепенулись, хозяин, испуганно дёрнувшись, побежал в главный зал. 
         -- Сейчас будет кому-то бобо, -- весело фыркнула, отрезая еще один кусок колбасы и заставляя кошку встать на задние лапки, чтобы забрать его. Одноглазая и местами подранная барышня не выказала никаких претензий, неожиданно бодро прыгая вверх и вырывая добычу.
         Дети радостно захлопали, требуя повтора на бис. Крики снаружи набирали обороты. Пусечка явно вообще ничего не дождется. А повару нужно будет потом подогнать одну такую кружечку, расписную, из красивого фарфора... И жене его с детьми что-нибудь присмотреть, пока шумиха. 
         -- Соня!!! -- пароходной сиреной взвыл хозяин откуда-то из глубин магазина. А что Соня? Соня ничего! Она, быстро подняв подол юбки, уже вторую минуту пыталась пролезть в узкое окно под веселый, и ничем уже неприкрытый, ржачь двойняшек. Кошка, посчитав, что требуется помощь, вцепилась мне пониже спины когтями, добавляя остроты ощущений и скорости. Мне не нужно было спешить на его крик, моя смена закончилась десять минут назад.
          До своего дома я бежала быстро и закоулками, удирая от голодной барышни. 
  
  
  
         Радостные крики на детской площадке. Скрип качелей и шелест листвы на деревьях. Тихий шепот ветра, ласкающего песок в песочнице. Где-то вдалеке бушующее море-океан. 
         Сидя на низкой кирпичной стене, я наблюдала за всем этим детсадом, выпасаемым зоркими мамашами. Те с увлеченными лицами перемывали косточки знакомым, время от времени покрикивая на своих чад для профилактики. 
         Солнце ощутимо припекало, хоть день уже склонился к вечеру, окрашивая окрестности в красные, бардовые и местами пурпурные тона. Суббота не баловала на подробности, даря лишь философское настроение да заканчивающиеся сигареты в пачке. Мамаши меня пока не замечали, и я спокойно дымила ядовитой палочкой, ощущая покой и безмятежность. Зажатая в руке газета полугодовалой давности настраивала на философский лад, заставляя щуриться и размышлять о смысле бытия. В который раз. 
          "... в результате кораблекрушения в живых остался лишь один. Где бы Вы сейчас не были, мы приносим Вам свои искренние соболезнования: из всей колонии беженцев, с погружающегося под воду острова, теперь Вы один. Надеемся, Гранд Лайн даст Вам новой дом. Держитесь". 
         Как мило. Они хоть что-нибудь о сострадании и деликатности знают? Впрочем, в данном вопросе мне было как-то наплевать на окружающее. Все равно это не мое прошлое. Хотя и стоит, наверное, выражать своей моськой грусть вселенскую, ибо почти как последний из могикан. 
         Соленая вода, забивающаяся в рот, нос, глаза. Волосы, облепившие лицо, закрывающие глаза, мешающие нормально двигаться. Ужасный холод во всем теле и чувство сильной усталости. Соль, хрустящая на зубах и, казалось, въевшаяся в кожу, мышцы, кости. Людские крики, не разобрать о чем, но, откуда-то я знала, что отнюдь не радостные. Там была боль, страх, обреченность. И море осколков, врывающихся в помещение, вместе с волной. Осколки... Откуда в море осколки?
         Я резко вздрогнула, возвращаясь в теплый вечер весны и с некоторым удивлением оглядываясь по сторонам. Опять чужие воспоминания... Их не задавить, не загасить, поэтому приходилось раз за разом проживать кусочек чужой жизни. 
         Сигарета была докурена и выброшена куда-то под корни дерева. Юные спиногрызы все равно в дальнюю часть сада не будут забредать еще лет десять, пока не отделаются от внимательных мамаш. Все такие правильные до тошноты. У нас поколение пепси и то более любопытным было.
          Идя по чистым улочкам города, зевала от скуки -- однообразно. Ровно уложенная брусчатка, ровно подстриженные кусты и газоны, одинаковые крыши домов. Однотипные магазины с одинаково улыбчивыми продавцами. Люди, носящие почти одинаковую одежду и с недоумением глядящие мне вслед. Я-то, одеваясь по собственному вкусу и усмотрению, путала все устои. Вокруг был Рай перфекциониста. Или мой личный Ад. Хотелось выть, хотелось бежать и ломать. Доктор, у которого я и сейчас иногда обследовалась, посоветовал пить мне мелису и чаще быть на свежем воздухе или в компании. Не агорафобия, а просто невозможность принять окружающее меня. Он назвал это посттравматическим шоком. А также констатировал частичную амнезию вследствие кораблекрушения. Я же просто не знала, что сказать. Мое имя и то, просто первое, что смогла выдавить сквозь сжатые до скрипа зубы. 
         -- Эй, опять курила? -- из размышлений меня выдернул сердитый возглас. Вопрос чисто риторический. А значит, отвечать не обязательно. -- Сколько тебе раз говорить: курящая девушка не привлекательна. 
         Николетта возмущенно сверкнула глазами, явно пытаясь вызвать у меня хоть какое-то угрызение совести. Трюк не удался -- мне было наплевать. После вчерашнего, нам с ней дали день отгула, пока бригада нанятых рабочих чинила стеллаж и разбитую, в результате его падения, витрину. Дама-таки добралась до того самого набора хрусталя, разбив и, в результате, оплатив как его полную стоимость, так и нанесенный работникам моральный ущерб. Только сервиз все равно было жалко. Ника собрала остатки, чтобы потом, когда будет возможность, склеить. К несчастью, красивого звучания больше нельзя было услышать -- треснутый хрусталь стал немым, сверкая поруганной красотой осколков.
         -- Ну, я же не заставляю проводить со мной времени больше, чем того требуют правила приличия? -- пожав плечами, глубоко вздохнула, с истинно натуралистическим интересом разглядывая шикарный бюст пятого размера, замерший напротив меня. -- Слушай, как только бегать умудряешь?
         -- Ты уже спрашивала. Вот так, -- хмыкнув, оно обняла себя, от чего и без того пышная грудь поднялась еще выше, заставляя проходящего мимо мужчину споткнуться от неожиданности. -- Не увиливай. 
         Не многие ее новые знакомые, после первой встречи, могли сказать, какого цвета ее глаза. Со мной вышло немного иначе: большие, голубые, с маленькими зелеными вкраплениями были первым, что я увидела, когда в первый раз открыла свои, желтые. Мне сказали, что у них, тех, кто раньше являлся моей семьей, тоже были такие. Не знаю, как-то не успела я на похороны, чтобы проверить. А вот что могли сказать люди, застукай они меня на кладбище с лопатой в руках, узнавать, почему-то, не хотелось. Хотя мысль, на самом деле, была прикольная. 
         -- Да, -- ложь, она для самоспасения. Тут лучше говорить правду, так как бросать курить, в ближайшее время, я не собиралась. Что в старой жизни, что в новой, а привычки есть привычки.
         -- И ведь не накричишь на тебя, -- поджала она губы. -- А следовало бы. Ладно, твоя жизнь, твои проблемы. Завтра подмени меня в магазине -- я на свиданку собралась.
         -- То есть, твоему новому кавалеру удалось пройти тест на профпригодность? -- сощурилась, весело наблюдая за озорно заблестевшими глазами подруги.
         -- Относительно. Но, на безрыбье и сама знаешь, -- Ника демонстративно откинула русую волнистую прядь за спину и повела покатыми плечами. -- В понедельник расскажу, как оно.
         -- Хорошо, с нетерпением буду ждать, позвякивая бокалами на стенде, -- язвительно отозвалась в ответ. 
         И ведь не глупая девочка, знает, что, да почём. Странно, что в свои двадцать четыре все еще не замужем -- кавалеры, с которыми она активно встречалась, были отнюдь не промах. Да только всё не то. Языкастая, с пышными формами и умелыми руками, Ника, в то же время, знала себе цену, не подпуская их ближе, чем оно того стоило. 
         Остановившись напротив полупрозрачной витрины с зонтами, я еще раз взглянула на чужое отражение напротив, ответившее мне диким желтым блеском в глазах. Почему все так вышло? Не знаю. Только незнание не спасает от дальнейшей участи.
          Из созерцательного настроения меня выдернул громкий цокот каблучков.
         -- Соня, Соня! Идем скорее, там Нила бьют! -- подлетела ко мне, заламывая руки и строя круглые глаза Мила, официантка из портовой забегаловки. Не удивительно, что я с ней знакома -- островок, на котором я обреталась, был небольшой, как в шутке у одного сатирика: страна маленькая, все друг друга в лицо знают. Её неприкрытый детский интерес, вспыхивающий при встречах, вгонял меня в ступор, заставляя трястись и сильнее сжимать зубы. Мила была любительницей всего необычного, а я была именно таким. Я была чужой. Для всех вокруг. И внутренне даже для себя. 
          Тот, кого били, был бродяжкой-воришкой, не раз попадавшемся в руки оскорбленных обворованных граждан. Да что поделать -- парень-то клептоман. Вот время от времени его и пинали по ребрам особо обиженные. 
         -- А мне там что делать? Могу только последнюю помощь оказать, да заупокойную спеть, -- равнодушно пожала плечами, демонстративно зевая и почесывая в ухе. Не лезь в драку -- не будешь знаком с проблемами лично.
         -- Просто побудь со всеми нами. Чем больше недовольных, тем выше шанс спасти его, -- уверенно отчеканила она, больше не споря и хватая меня за рукав кофты, утягивая по направлению к рассыпающейся верфи. Какая же ещё наивная девочка. Даже странно: работая официанткой в портовом баре, она явно успела пройти хоть какую-то школу жизни. Уныло выдохнув и мысленно подсчитав оставшиеся в пачке сигаретки, всё же сочла её предложение дельным -- возможно и стрельнуть у кого получится. Мне очень нужно, хоть идти и не хотелось, но до зарплаты ещё неделя, а белли нужны уже сейчас и совсем на другое. 
         -- О, Хрустальная, и ты тут, -- весело выдохнул Хеккет, сразу оказываясь непозволительно близко и, обнимая рукой за талию, притянул к себе. Меня ощутимо передёрнуло. Эй, тебе что, кто-то свыше разрешение выдал на то, чтобы эту тушку лапать?! 
         А прозвище-то прицепилось, не отдерёшь. Насмотревшись когда-то там, в прошлом, того, что набрав определенное количество воды в бокал, можно извлечь звук, в один прекрасный рабочий день я начала экспериментировать. Хеккет и его друзья, зайдя посмотреть на новенькую, то есть меня, стали свидетелями того, как я фальшиво наигрываю Чижика-Пыжика. Прозвище в их просветлённых головах возникло сразу, и теперь стала я Хрустальной Соней. Ничего возвышенного, лишь чужой повёрнутый ум. Ну, заодно и фамилия у меня появилась. 
         -- С какого благословления ты руки распускать удумал? -- щипая его за кожу, выдохнула я. Чужое тепло больше нервировало, нежели реально грело. Я не в том настроении, чтобы объятиям радоваться. Тем более его.
         -- Сам захотел. Чего тут такого? -- пожал он плечами, резко подхватывая меня и садясь на ближайшую бочку. Сказать, что я малость прифигела, не сказать ничего. -- Гляди, лучше: сегодня кто-то явно переборщил с нормой, -- почти ласково прошептал на ухо, пока я силилась вырваться из стальной хватки. Какое самомнение, блин. И как отвратительно.
         А Нилу, тем временем, и правда приходилось не сладко: загнав в угол, пара мужичков с татуировками явно хотели сделать его инвалидом.
         -- Откуда они? Никогда не видела, -- немного повернув голову назад, спросила я.
         -- Эй, почему ты интересуешься кем угодно, но только не мной, -- капризно проговорил парень. Удар локтем по рёбрам он принял со смешком, выдыхая теплый воздух мне прямо в ухо. Я вновь дёрнулась. -- Они моряки, недавно приплыли, скоро уплывают. Так, ничего особого.
         -- Хеккет! Да помоги же ты ему! -- Мила страдальчески заломила руки. -- Ну что же вы все сидите?
         -- Он сам виноват. Не нужно было воровать, -- фыркнул кто-то из ребят. Не знаю кто, мне было крайне лень запоминать их имена и клички. Так что знала через одного. Или через двух...
         -- Его же убьют!
         -- Это будет прикольно, -- весело склонил голову набок Хару, тот еще проходимец и любитель залезть под юбку. Иногда и в штаны, чего не отрицал. А вот взгляд Милы, адресованный уже мне, восприняла с болью в сердце, еще не успевшем окончательно огрубеть от ненужности. 
         Кто-то радостно засвистел, кто-то заулюлюкал, когда резко вырвавшись из рук и взметая подол укороченной впереди юбки, я широким шагом направилась к обидчикам. Милу, которая явно хотела не этого, перехватили, утягивая обратно. У этой стаи людей был свой закон: только за своих. Истекай ты кровью у них под дверью, они лишь отволокут тебя подальше, чтобы дорожку не запачкал. Чужаку ничем не помогут. Белый-белый город с черным сердцем.
         Объясняться с явно полюбившими вкус и запах крови мужичками не захотела. Просто сразу ударила что есть мочи между ног первого, молясь, чтобы мои хилые штаны не треснули. Второму прилетело кулаком в висок, благо разгоряченный финский парень не успел вовремя отреагировать на то, что у них появился еще один фронт. Тело грузно осело на землю, открывая вид на испуганного побитого паренька, свернувшегося в калачик и пытающегося закрыть голову и живот. 
         -- Вставай, -- скомандовала ему, оборачиваясь к пришедшему в себя первому и резко садясь на корточки. Какой-то он слишком шустрый для того, кому по яйцам дали. Да только не проблема и это: не зря же я в свое время столько нервов убила и пота пролила, прыгая на линолеуме тренировочного зала? А ведь все, в начале, было лишь для того, дабы был плоский животик и подтянутая задница. А что в результате? Правильно.
  
  
  
         Другой мир.
          О том, что я не дома, поняла далеко не сразу. Впрочем, вру: мне ответили зеркала. Чужое лицо, с расширенными крестами зрачков на жёлтом фоне, с выпирающими скулами на худом, если не тощем лице, с ещё по-детски припухшими губами -- всё это привело в такой ступор и одновременный ужас, что дежурившему рядом врачу пришлось ввести мне успокоительное, которое неожиданно вырубило меня ещё на сутки. Второе моё пробуждение было куда более быстрым. В комнате с (почему-то запомнилось) мягко-зелёными шторами никого не было. Быстро подскочив на кровати и отметив неприятную, болезненную худобу своего тела, я, пошатываясь, кое-как доковыляла до настенного зеркала, где снова увидела тоже самое -- не я. Это не я. 
         На повторно скрутивший приступ истерики прибежала Ника, в чей дом меня тогда определили, и у кого я жила и сейчас. Объяснить ей причину того, почему я хриплю, раздираю ногтями кожу и, услышав свой голос, куда более высокий и мелодичный, чем до этого, начинаю кричать ещё громче, я не смогла. Она просидела со мной пол часа, если не больше, в обнимку, раскачиваясь и пытаясь успокоить, пока старенький доктор спешил с другой стороны острова. 
         Трудно описать то, что в первую очередь было не так. Начать хотя бы с того, что было крайне трудно смириться с совершенно иным прикусом зубов во рту. Наверное, это было самое трудное из всего того, что я пережила после пробуждения. Заносы тела на поворотах, когда мне разрешили ходить и выдали одежду. Моторика и мимика. Голос. Вечно лезущие в нос длинные тёмные волосы, на макушке росшие непонятным одуванчиком. Слишком чёткое зрение, и, как следствие, более яркие окружающие краски. Всё это, в мелочах и в общем, бесило, нервировало, пугало. 
         Это было первой частью. Второй стал мир. Начиная от звуков, заканчивая небом, на котором была уйма совершенно незнакомых мне созвездий. Было огромное море рядом. Наверное, последнее и стало тем, что меня успокоило -- оно было солёным, и в нём водилась узнаваемая мною рыба, у местных носящая точно такие же названия, как и там, откуда я родом. 
         Откуда я. Вспоминать не хотелось. Не могла лишь вспомнить о том, почему я тут. Потом и это желание притёрлось, а сознание, временами, начало подкидывать крошечные клочки воспоминаний, иногда повторяющихся во снах. Хоть миры и разные, а люди всё равно одинаковые. А пока они есть, я как-нибудь выкручусь. Или нет. Совершенно не имею представления о том, что мне делать дальше.
  
  
  
         Мужчина решил пустить в дело нож, вновь поворачиваясь ко мне лицом, после ещё одной неудачной атаки и моего уклона. Рывок вперед, поворот на месте, захват и резкий переворот чужого тела, держа противника за ведущую в данном бою руку. После -- удар под дых.
         Публика восторженно зааплодировала. 
          -- Добивай его! -- какой-то псих, не иначе, азартно подался вперед, подхватывая выпавший нож и протягивая его мне. 
         Взяв оружие в руки, задумчиво взвесила в ладони, подержала на пальцах, ловя баланс. Окружающие предвкушающе притихли. Всхлипнула Мила.
         Тихо свистнув, нож воткнулся в дерево между ног у Хеккета, от неожиданности дёрнувшегося, а после и вовсе вскочившего. 
         -- Какого черта? -- зло выкрикнул он, быстро подходя ко мне.
         -- Обычного. Ты позволил чужакам начать избивать мальчика. И ты прекрасно знаешь о том, что он болен. Это низко.
         -- Ахаха, бродяжка зубки показала, -- залился смехом кто-то из присутствующих. Его поддержали. 
         -- Совсем страх потеряла? -- подойдя ко мне вплотную и наклонившись к лицу, процедил парень. Я мрачно посмотрела в ответ.
         -- Зачем мне бояться больного ублюдка с манией величия? 
         Вставая с земли и сплёвывая кровь из разбитой губы, почему-то подумала о том, что у меня явно проблемы с инстинктом самосохранения. 
   Шансы на победу пятьдесят на пятьдесят и то, если меня опять не начнет заносить на поворотах. Привыкнуть к новому телу оказалось крайне трудно. К рефлексам и реакции тем более. А сама причина драки уже по-тихому свалила в ближайший переулок, не забыв прихватить и свою сумку и кошельки обидчиков. 
         -- Не зли меня, Сонечка. Иначе будет больно, -- ощерился Хеккет, разом из милого симпатяги превращаясь в злобного утырка. 
         -- Правда? Скажешь, когда нужно будет бояться? -- мне нужно что-то с собой делать, язык явно против меня.
         Парень ничего не сказал, лишь быстро замахнулся во второй раз. Глаза, с которыми смогла прийти хоть к какому-то консенсусу, отметили открывшуюся грудь. 
         Уход вправо, поворот боком, пропуская кулак парня перед собой и, коротко замахнувшись, ударить в солнечное сплетение локтем, после -- кулаком в кадык. Хеккет слёг там, где стоял, задушено хрипя и сгибаясь пополам. Я стояла рядом, переваривая произошедшее и чувствуя, как учащенно бьётся сердце и трясутся руки и ноги. 
         Добра в этой истории явно не будет.
         -- А ну, что это вы тут делаете?! -- Да твою же... Только тебя сейчас здесь и не хватало!
         Николетта грозно возвышалась над всеми нами, уперев руки в бока и явно желая убивать. Народ струхнул. Я рухнула на колени, осознавая, что с лёгкостью могла прибить этого идиота, быстро пробегая пальцами по его шее и осматривая кадык. 
         -- Нет, не отмажешься от меня, -- хрипло рассмеялся он, дёргая на себя и целуя. Протестующе взвыв, укусила его за губу, вырываясь, и, вскочив на ноги, бросилась прочь. Вслед послышался довольный хриплый смех. 
         Я просто решила проверить -- жив ли ты. Права была та тетка вчерашняя. Я мерзость. Саму от себя тошнит. 
         Квартала через два опомнилась, останавливаясь и пытаясь понять то, где нахожусь. Увы -- ночь, улица, фонарь, аптека не давали ясных ориентиров. Да и аптеки не было, что ещё сильнее огорчало, а фонарь работал через раз, постоянно мигая и потрескивая. 
         -- Эй, псс, -- от неожиданности подпрыгнула на месте, резко разворачиваясь в сторону позвавшего, и неосознанно схватилась за сердце.
         -- Твою же мать, Нил! Из-за тебя теперь у меня проблемы! -- накинулась на него, подходя ближе и отвешивая лёгкую оплеуху. Побитый парень только весело чихнул и поманил за собой. Пара домов, несколько заборов, с парочки которых я улетела в кусты, зацепившись юбкой, тройка злых Бобиков, чуть не лишивших меня и Нила святого (у кого что), и я уже была готова вернуться обратно и избить оставшихся членов банды Хеккета. 
         -- Гляди, -- тихо прошептал Нил, когда мы нырнули к нему в дом, и он зажёг настольную лампу, неожиданно ярко осветившую всё вокруг. Не знаю, что он там пытался мне продемонстрировать, но огромный рыжий тараканище на стене занимал всё мое внимание, пугая до нервной дрожи. Тихонько стянув ботинок, я на одной ноге допрыгала к нему и, размахнувшись посильней, что есть силы впечатала в стену. 
         На чердаке что-то звучно рухнуло, меня и парня осыпало пылью.
         -- Он же был домашний, прикормленный! -- мрачно выдал он, сдувая пылинки с носа и указывая на труп. Независимо пожав плечами и состроив невинное выражение лица, обула орудие убийства обратно на ногу и тихонько покосилась взглядом на стену: точно мертв. 
         -- Так что там у тебя? -- подойдя к столу и склонившись над сумкой, полюбопытствовала я. Расцветшее в широкой улыбке лицо Нила, казалось, могло затмить собой солнце. Наверху в сумке оказался какой-то скукоженный фрукт размером с абрикос. Ничего особого.
         -- И?
         -- Что значит "и"?! -- возмущенно взвился он, принимаясь нервно ходить по кругу. -- Это же! Это же! Это же дьявольский фрукт!
         Я недоумённо склонила голову набок. И что это за хрень такая, раз подобное название носит? И почему столько ажиотажа?
         -- Это тебя из-за него в переулке били?
         -- Не-а, там били за кошелек, -- отмахнулся он, вытряхивая содержимое объёмной сумки: пара кошелей, несколько колец и серёжек, ни у одной из которых почему-то не было пары, какие-то блестящие камешки и, поверх всей этой горки, всё тот же непонятный фрукт.
         -- А дьявольский потому что, съев его, попадаешь на аудиенцию к дьяволу? -- съехидничала, крутя в пальцах понравившийся браслет с ультрамариновым камнем в окружении куда более бледных собратьев. Кожаный ремешок, крепивший его на руке, выглядел как новый. Да и камни блестели, как только из магазина. -- Ты что, с прилавка его стащил?
         -- Не-а, с корабля, -- помотал он головой. -- И нет, не к дьяволу. Дьявольский фрукт наделяет человека какой-то способностью, взамен навсегда лишая возможности плавать и носить такой камень как кайросеки. 
         -- Какой-то способностью... -- улыбнулась, показывая, что забираю браслет себе. Парень лишь отмахнулся.
         -- Есть три вида способностей: парамеция, зоан и логия. Первый всего лишь заставляет тело как-то деформироваться: выращивать на себе третий глаз или быстро прыгать. Второй -- зоан -- превращение в животных. А третий, самый крутой -- владение стихиями. Еще есть четвертый, самый редкий -- мифический. Так, например, на корабле у одного Йонко есть самый настоящий Феникс! А глава Дозора, Сенгоку Будда, может превращаться в огромного золотого Будду!
         -- Откуда такие познания? -- удивлённо склонила голову набок, беря в руки столь странную поделку природы и рассматривая завитки на боках, которые сначала приняла за стянутую шкурку.
         -- Газеты читал, там писали. В нашей библиотеке недавно ревизию навели и выбросили всё старьё. Вот и дорвался, -- усмехнулся он, беря у меня фрукт. -- Если его продать, то можно получить очень много денег.
         -- Да кто ж тебе их даст? Побьют, как до этого, и отнимут, -- усмехнулась, отходя от стола и, наконец, стала рассматривать комнату: пыльно, грязно, повсюду эти самые газеты, на некоторых из которых уже и текста не видно. Пискнув, из одного угла во второй пробежала тощая мышь. Кушать тут явно нечего...
         -- Ты права, -- понурив голову, согласился он. 
         -- А какую силу даёт этот фрукт? -- стало даже любопытно.
         -- Не знаю. Из тех, что уже есть, такого нет. В мире, время от времени, всплывают новые, неизвестные до этого, фрукты.
         -- Хм, то есть эта штука вообще может оказаться бесполезной. Прикинь, если выпадет, например, абсолютная честность? Кстати, такое возможно?
         -- Да. Это будет парамецией, -- еще сильнее расстроился парень. Мне стало совестно.
         -- Ну, это неизвестно доподлинно. Лучше скажи, что делать-то собираешься?
         -- Не знаю...
         Его перебил шум во дворе. Кто-то активно ломился к дому, на пути застревая в разросшемся кустарнике шиповника. За садиком снаружи никто не присматривал, позволяя ему расти, как угодно его цветочной душе, и создавать природную защиту от любопытных носов. 
         -- О, чёрт, меня нашли! -- парень заметался по дому, не зная, за что хвататься в первую очередь. Скользнув к окну, я осторожно выглянула наружу: человек пять, не местные и явно активно желающие свидания с Нилом. Еще несколько, явно подумав о последствиях, решили обойти дом по кругу, отсекая последние пути к побегу.
         -- Мы в кольце, не сбежать, -- парень взвыл и, подбежав ко мне, в одно движение засунул эту дрянь в рот, заставляя, от неожиданности, проглотить. 
         -- Зачем?! Сам бы ел! -- покачнувшись от странного чувства внутри, накинулась на него, опрокидывая на пол.
         -- Нет, мне нельзя! Я же тогда по воде, в случае чего, убежать не смогу, -- спихивая меня вбок, отрицательно помотал он головой. Сознание активно поплыло. -- А для меня это важнее. Лежи тут, может, не тронут. И, извини, но отдавать его им обратно я не хочу. 
         На этой ноте я и отключилась. 
  
  
      -- Спица не для вязания
  
         -- Ну, вот скажи, как ты так умудрилась, а? -- сквозь уплывающие обрывки сна пробился сердитый голосок Николетты. Пошевелившись, открыла глаза, с удивлением отмечая, что нахожусь у себя в кровати, а за окном светло. -- Что там тебе сделали? Хеккет был мрачнее тучи, когда тебя принес.
         -- Это ему аукнулся наш поединок в переулке, -- усмехнулась, поднимаясь с кровати и довольно потягиваясь. -- Какого чёрта он вообще меня таскал?
         -- Тебе бы стоило сказать ему спасибо! -- скрестив руки на груди, мрачно заявила она, откидываясь на спинку кресла, стоящего в комнате и провожая меня взглядом, когда я направилась к двери ванной. -- Он фактически спас тебя от группы тех матросов, пожелавших отомстить Нилу. Со своими ребятами пошёл почти следом за вами, но всё равно не успел -- ты уже лежала на полу.
         -- Это не Нил, если ты ведёшь к этому, -- включив воду и став под тёплые струи, уверенно отозвалась я. Тело прошила слабость, заставляя упереться рукой в стенку, когда перед глазами поплыли разноцветные круги. Наверное, мне нужно поесть, уж слишком мало и редко я это делаю. Быстро обмывшись, со временем хоть как-то привыкнув к происходящему со мной, вылезла наружу, принимаясь вытираться полотенцем и бросая мимолетный взгляд в зеркало. Да, точно нужно больше кушать. Натягивая белье и застёгивая бюстгальтер, открыла дверь, возвращаясь к разговору с девушкой. -- Я вырубилась из-за стресса, такое иногда бывает. Нил сбежал, как только увидел Хеккета и тех парней, активно продирающихся к его дому. Он рассудил правильно, делая ноги. Меня лишь удивляет то, что мою тушку прихватили с собой. Кстати, а детально объяснить произошедшее можешь? 
         -- Откуда? -- она покачала головой. -- Мне только о драке в доме Нила и известно. Из-за тебя, между прочим. 
         -- О, как мило. Рыцарство и в наше время, -- скептически рассмотрев кофту, в которой валялась на грязном полу и, придя к выводу, что пора замутить стирку, я скривилась. -- Есть, что сверху надеть? 
         -- Да, конечно. Всё в шкафу. Кстати, ты на работу уже пол часа как опоздала, -- мило улыбнулась она. -- И меня задерживаешь. 
         -- Так, только не у меня на кровати, идёт? -- подмигнула ей, выбрав майку подлиннее. Девушка весело показала язык, довольно потягиваясь в кресле. 
  
  
  
         -- Ты опоздала, милочка! -- укоризненно направил на меня палец хозяин лавки. 
         -- Хотите сказать, тут кто-то уже успел побывать? -- усмехнулась, окидывая взглядом вылизанное помещение, отдающее спокойствием и прохладой отлитых поверхностей. 
         -- Мяу, -- тихо раздалось из-за стойки. А, ну да, она успела.
         -- Нет, но после произошедшего недавно, любознательные сердца могли и поспешить! -- топнул он ногой, важно подкручивая ус. -- Так что принимайся за работу и охраняй покой столь хрупких чад великих стекольщиков и гончаров! -- и был таков. 
         К подобной манере речи я уже успела немного попривыкнуть, но все равно, после прослушивания хозяина, ещё некоторое время не могла нормально говорить. 
         Надев фирменный фартучек, заплела косу и подвязала её, чтобы не снести что-нибудь со стеллажей. Кошка тихо вскочила на прилавок, грациозно лавируя между выставленными на обозрение бокалами и подходя ко мне, утыкаясь мокрым носом в сгиб локтя. 
         -- Мррмя, -- ласково протянула она, ненавязчиво шевеля ушами и поводя ободранным хвостом. Опять с кем-то поцапалась.
         Посетителей не предвиделось, поэтому тихо проскользнув в подсобку, пока хозяин был у себя на втором этаже (где и жил) открыла маленький холодильник и обрадовала хвостатую. Аккуратно сгруженные на столе осколки хрустального сервиза заставили испытать что-то вроде внутренней боли, полностью привлекая внимание. 
         -- Такие хрупкие и беззащитные, -- прошептала, осторожно беря в руки чашку с наибольшими осколками, покрутив её в руках, соединяя части вместе и проводя по ним пальцами. Холодное неожиданно стало горячим, из-за чего руки разжались, упуская на пол... уже целую посудину. 
         Резко рванув в сторону и запнувшись, упав на попу, отползла в угол и с ужасом уставилась на вновь разлетевшуюся чашку. Кошка зашипела, выгибая спину -- ей тоже не особо по душе пришлось происходящее. Только, если ей был неприятен сам факт полетевших во все стороны осколков, то со мной всё было гораздо сложнее: меня начало трясти, грозя вывернуть содержимое желудка наружу. Она. Срослась. 
         Вдох-выдох, вдох-выдох -- старенький врач постоянно советовал мне успокаиваться подобным образом, стараться думать о чём-то хорошем. Да только сейчас это ничуть не помогало! 
         Зазвенел колокольчик на двери, впуская посетителя внутрь. Резко вскочив на подкашивающиеся ноги, поплелась в главный зал, держась за стенку.
         -- Что-то ты бледненькая, -- облокотившись на прилавок, лукаво улыбнулся Хеккет, постукивая пальцами по поверхности.
         -- Вали отсюда! -- уперев руки в бока, набросилась на него, указывая на выход. Мозги резко стали на место, выплёскивая недовольство наружу. Парень в ответ лишь фыркнул, складывая руки в замок и устраивая поверх них подбородок. 
         -- А, может, я решил себе чашечку приобрести? -- прищурился он. -- Вот хочу, чтобы ты порекомендовала мне что-нибудь в своём вкусе.
         -- А что именно ты хотел бы? -- неожиданно встрепенулась я. И тут же крайне сильно удивилась этому своему порыву: я торговать посудой, пошла не из-за любви к искусству, а для заработка. 
         -- Ну, что-нибудь эдакое, даже не знаю, -- сделал вид, что задумался, он.
         -- Хрусталь? -- подалась вперёд. Слишком наивно: ухватив за отворот майки, Хеккет резко притянул меня к себе, нагло целуя. 
         -- Ты мне должна, -- когда я, наконец, вырвалась, чуть не опрокинув прилавок, заявил этот гад. -- И это только задаток. 
         -- Проваливай! -- зарычала, под его весёлый хохот. 
         -- Скоро пересечёмся, так что не скучай, -- подмигнув, он быстро выскочил за дверь. Послышались торопливые шаги сверху.
         -- Почему я слышал столь громкие звуки, а сейчас здесь никого? К тебе на работу, отвлекая от посетителей, ходят друзья? -- оскорбленно взвыл он.
         Крайне выразительно оглядевшись по сторонам и вскинув бровь, я вновь повернулась к нему. Он глубоко вздохнул, резко вскидывая руки к потолку и потрясая ими. Молча.
         -- Чтобы больше никого! -- махнув на всё рукой, хозяин вновь ушёл к себе. Я же размашистым шагом вернулась обратно в подсобку, теперь уже целеустремлённо беря в руки разбитое блюдце. Попытавшись вновь почувствовать себя так же, как и тогда, я вновь добилась того, что под пальцами стало горячо. Результат в этот раз был уже ожидаемый и, удовлетворенно отметив отсутствие трещин, принялась рассматривать потёкший хрусталь. 
         -- Хм, это любопытно, -- пробормотала, разглаживая поверхность. Мягче, чем пластилин, ещё и за пальцами тянется... 
         Ко времени, когда звоночек на двери повторно зазвенел, звонко сообщая о том, что пора работать, у меня были склеены три чашки и четыре блюдца. И, наверное, хорошо склеены, потому что внутри разлилось тепло, удивительно соседствуя с лёгкостью и ощущением прозрачности. И звон после соприкосновения двух чашек друг с дружкой просто заставил закатить от восторга глаза. Со мной явно что-то не то... Нил, мне срочно нужен Нил!
         -- Добрый день, -- пугливо оглядываясь по сторонам, посетительница подошла к стойке, поворачивая голову ко мне и, после секундной оторопи, быстро отводя взгляд в сторону. 
         -- Добрый, -- вежливо кивнула в ответ. Стандартная реакция незнакомых людей.-- Вы хотите подобрать себе комплект посуды на кухню? -- попыталась угадать я.
         -- О, да, -- она расцвела в облегченной улыбке, уже куда более расслабленно поворачиваясь ко мне. -- Мне бы что-нибудь уютное такое...
         -- Теплое? -- подсказала ей, когда она не смогла продолжить, на этот раз делая вид, что ей очень интересны солонки.
         -- Да, совершенно верно! -- она храбро подняла голову, упрямо глядя на меня. 
         -- Не нужно, леди, -- успокаивающе улыбнулась, прикрывая глаза и выходя из-за прилавка. -- Прошу следовать за мной.
         -- Я просто не хотела вас обидеть, -- из-за спины послышался извиняющийся голос, чья обладательница так и не сдвинулась с места.
         -- Поверьте, я вас понимаю, как никто другой, -- не смогла сдержать нервного смешка, подходя к имеющимся у нас сервизам. -- Я первое время не могла нормально умываться и зубы чистить, чтобы не вздрогнуть при виде этого ужаса. 
         -- Правда? -- она стала рядом, почти задевая плечом. -- Но я не боюсь вас и ваших глаз.
         -- Разговор идёт не о страхе, а о том, что приятно или нет. Зрительно, -- на всякий случай поправилась, открывая стекло прозрачной витрины и подавая ей большую жёлтую чашку, с толстыми стенками и объемной ручкой. -- Вот эта прекрасно подойдет для создания домашней обстановки или привнесения в неё тепла и уюта. 
         -- Да, мне нравится, -- с каким-то детским восторгом прошептала она, осторожно беря её в руки. -- Я первый раз покупаю что-то сама! Недавно вышла замуж и вот, хочу сделать ему сюрприз. Я возьму весь сервиз!
         -- Хорошо, -- согласно кивнула, беря кружку себе и осторожно ставя на столик рядом. -- Прошу, подождите немного, пока я упакую всё. Походите пока, посмотрите другие товары. Там, возле окна, есть поделки из стекла, фарфора и хрусталя. Может, найдёте себе какую-нибудь милую статуэтку или украшение.
         -- Да, хорошо, -- встрепенулась она, поспешив в указанном направлении. 
         Какая милая девушка...
  
  
  
  
         -- И, как оно? Что ты ощущаешь? Какая у тебя способность? -- вокруг меня, восторженно сверкающей глазами юлой, забегал Нил, рассматривая со всех сторон и, не найдя каких-либо изменений, обиженно надув губы, стал напротив меня. 
         -- Кошелёк отдай, сначала, -- протянув руку, потребовала я. Парень, на секунду замерев, хлопнул себя по бокам, быстро извлекая требуемое. 
         -- Ну? 
         -- Кажется, я чувствую стекло... хрусталь, -- почему-то шёпотом ответила я, осторожно оглядываясь по сторонам. Никого.
         -- Класс! -- он захлопал в ладоши. Кажется, ему вообще было до лампочки то, что у меня недавно чуть инфаркт не приключился. Лишь бы способность была. -- Покажи!
         -- Не уверена, что выйдет, -- почесав в затылке, смутилась я. -- У меня получилось затянуть трещины на чашке, полностью срастив её. Но вот так вот, чтобы из ничего...
         -- Давай! Это не логия и точно не зоан. Шанс того, что мифик, ничтожен. Так что, ты -- парамеция. Просто преобрази какую-нибудь часть своего тела во что-нибудь, -- уверенно заявил он.
         Да, легко тебе! Это не ты, пару часов назад чуть рассудка не лишился, увидев подобное!
         Во что-нибудь... Эх, да так с лёту и не придумаешь, во что именно. Прикрыв глаза, я решила не изменять себя, как сказал Нил, а создать что-нибудь отдельное. А то, хрен его знает, что там получится -- я себе вместо руки кинжал заделаю, а обратно вернуть и не смогу. Как мне потом оставшуюся прожить не опасаясь, что самой себе что-нибудь отрежу ненароком?
         -- Круть!... -- с придыханием сообщил мне мой единственный, но судя по реакции, крайне благодарный зритель. Открыв глаза, я уже спокойно, что поразило меня саму, принялась рассматривать маленькую розу, лежащую на ладошке. 
         -- Знаешь, -- повертев её в пальцах, протянула я. -- А мне нравится. Не знаю почему, но вся эта херня, что сейчас происходит, мне до чёртиков нравится!
         -- Так и должно быть, -- он уверенно кивнул головой, отбирая у меня поделку и тщательно её рассматривая. -- Хрусталь. Ты действительно Хрустальная.
         Я мрачно посмотрела на него. Не верю я в совпадения. Ровно с той минуты, как ты ко мне подошёл, не верю.
         -- Почему так и должно быть? -- упрямо повторила за ним, теперь уже не закрывая глаза и напряжённо глядя на то, как из кончиков пальцев, ставших удивительно прозрачными, вверх потянулись ниточки, поблескивающие на солнечных лучах и сплетающиеся вместе во что-то, даже мне сейчас, непонятное. 
         -- Фрукт ставит мозги на место так, чтобы его обладатель не боялся своей способности. Ведь теперь она часть носителя. Так, например, став кошкой ты будешь любить кошек. Если они, конечно, вообще себе подобных могут любить, -- парень вскинул голову, прислушиваясь к приближающимся, по направлению к нам, шагам. -- Давай отсюда уходить. Мало ли, кто там идёт.
         -- Да, конечно, -- кивнула я, представляя, как пальцы вновь становятся самыми обычными. Отростки расплелись, втягиваясь обратно. Хм, не трудно, если ясно представлять себе результат. 
         -- Молодец, -- Нил одобрительно кивнул головой. -- Можешь контролировать себя. Это хорошо.
         -- Эй, -- усмехнулась, поспешив за ним в проулок. -- Ты у нас что, фруктовед?
         -- Ну, я явно больше твоего знаю, -- пожал он плечами. -- И, если скажу по секрету, никому не расскажешь? -- он блеснул глазами, явно сгорая от желания поделиться наболевшим. 
         -- Кому? -- пожала плечами. -- Хеккету, что ли? Нет, -- отрицательно помотала головой. -- Не бойся, хоть ты и воришка, но ты единственный, с кем я смогла сойтись так близко.
         -- Ого, -- он присвистнул. Я удивленно вскинула бровь. -- А ты, оказывается, не такая и чужая, если внутрь копнуть.
         -- Не копай. Не стоит, там демоны, -- отрицательно помотала головой, с отчаянием и тоской вспоминая своё прошлое.
         -- Такие уж и демоны? -- я не ответила, просто пристально посмотрела ему в глаза. Прокатывало на остальных, прокатило и сейчас: вздрогнув, он отвернулся, легонько порозовев. Хм, а такого результата ещё не было. -- Что там у тебя, рассказывай.
         -- Я хочу найти себе дьявольский фрукт со способностью летать. Я очень хочу в небо. Хочу посмотреть на всё с высоты. Я так устал от этой белой земли...
         -- Ну, в последнем мы с тобой совпадаем, -- усмехнулась, вынимая пачку с сигаретами, зажигалку и закуривая. Уф, целый день ждала этого момента, теперь такой кайф!
         Белая земля, как он выразился, действительно утомляла: в городе почти все дома и дороги были сплошь из белого камня. А стриженые кусты и трава ещё сильней тоску нагоняли.
         -- Ого, гляди! -- он резко дернул меня, заставляя сначала удивлённо, а потом, даже слегка восторженно, посмотреть в сторону верфи, мимо которой мы проходили. Красивый трёхмачтовый корабль, явно купеческий, встал на якоре в нашем порту, своей величественностью буквально насмехаясь над дышащими на ладан досками пристани.
         -- Да, действительно есть, на что обратить внимание, -- не могла не согласиться я, окидывая взглядом множество канатов, в переплетении которых сновали люди, что-то подтягивая, затягивая, завязывая. Большая надстройка блестела в лучах солнца -- её явно недавно мыли.
         -- Вот накоплю достаточно денег, наберу себе команду и уйду в море, -- неожиданно мечтательно протянул Нил.
         Я криво улыбнулась, затягиваясь поглубже. Сейчас уничтожу чужую мечту.
         -- Не выйдет, -- непререкаемо выдала вместе с облаком дыма, ушедшим куда-то в небо.
         -- Это почему ещё? -- взвился паренек, буквально подпрыгивая на месте.
         -- Начнём с того, что на корабль у тебя накопить не получится, -- начала я, вертя сигарету в пальцах. Кстати странно: желтизна от табака пропала. Хм, это тоже от фрукта примочка, что ли? -- А даже если и так, то что мы имеем? 
         -- Что? -- нахмурился он, скрещивая руки на груди и облокачиваясь о стену дома.
         -- На этом остове нет кораблей на продажу или строительных верфей. Так что, идём дальше: тебе нужно, с попутным судном, направиться куда-то вдаль, чтобы уже там найти себе кораблик по душе. Подержанный или нет, тут уже в цене дело. Но, тут возникает уже другая проблема, -- Нил сглотнул, кивая головой, пока я затягивалась. -- Так вот, другая проблема: денег на покупку судна нужно немало, а это означает, что и места они займут ого-го сколько. Даже в самой высокой валюте. Тебя ограбят на корабле, как только узнают о том, что ты денежный мешок. А самого или убьют, или в рабство продадут. Ну, или можно понадеяться на их доброту -- просто выкинут возле ближайшего острова, а там сам гребись.
         -- А если я наймусь к кому-нибудь в команду? -- парень вступил в дискуссию, озорно сверкая глазами. Надо же, не ожидала -- паренёк всегда тихим был, а тут вон какой энтузиазм. Мне нравится.
         -- В команду? Хорошо, -- кивнула, глазами ища урну и, ожидаемо не находя таковой, выкидывая бычок куда-то в стриженный куст. -- Ты клептоман. За воровство на корабле карают строго -- я тоже книги читать умею, так что знаю это. Ну, предположим, тебя не засекут и возьмут к себе. Команды, это спаянный вместе коллектив, прошедший не одну бурю и выпивший вместе не одно ведро воды морской. Кстати, ты кем стать-то хочешь? Дозор или пиратство?
         -- Пират, -- нагло улыбнулся он. 
         -- Хорошо, пират, -- покладисто кивнула головой, облокачиваясь на стену рядом. -- Ты у нас милаха, потому не удивляйся особо, если тебя начнут за девку принимать после месяца совместного плавания в открытом и безбрежном. И стать пиратской шлюшкой самое малое, что может произойти. Тебя могут сплавить в рабство, когда наиграются, чем часто люд пиратский и промышляет. Я тут краем уха о неком Архипелаге Сабаоди слышала... Так вот, больше не хочу. А вот у тебя, вступи ты в пиратскую команду, есть все шансы ещё и лично поучаствовать в его жизни. Ну и, как вариант, тебе может не повести во время какого-нибудь шторма и просто смыть за борт. Или на рифы наскочите. Или холера какая-нибудь в гости заглянет...
         -- Так, а если опустить все эти сценарии и представить, что я, всё же, умудрился найти себе корабль и теперь собираю команду? -- он поёжился от грядущих перспектив, но отступить и не подумал.
         -- Ну, в данном случае, тебе нужно человек двенадцать, кажется, -- наморщилась, пытаясь вспомнить Пиратов Карибского Моря и одну сцену из этого фильма. Выходило слабо. -- Начнём с самого главного.
         -- Капитан? -- воскликнул Нил. Я усмехнулась, покачав головой. 
         -- Нет, не он. Капитан выдает официальные команды и ищет решение проблем. Но, если его нет или какая-нибудь лихорадка его сразит, то главным станет даже не помощник. Главным станет навигатор. Этот человек один из ведущих на судне, так как именно от его расчетов зависит дальнейшая судьба экипажа: путь корабля, рифы, обманные течения и водовороты, погода. Он всё это должен знать. И не просто знать, а ещё и просчитать оптимальный курс для судна, чтобы не попасть под удар. Потом идёт судовой врач, который на момент объяснения о первом человеке на корабле лечил несчастного капитана. Лёгкий кашель, да в сырую погоду, может перерасти в лихорадку, от которой несчастный пациент, в виду отсутствия врача, сгорит за пару дней. Да и случись у тебя тот же авитаминоз, нехватка витамина Ц или ещё какая-то фигня, он первый, кто придёт на помощь, не сумей ты вовремя рассмотреть проблему. Третье место делят повар и канониры. Так уж сошлось, что должность и одного и других может заменить кто-то ещё. В команде вообще если не все, то через одного, в той или иной мере, могут практически всё. Мало ли, что там на море. А стрелять так вообще дело первое, если в пираты подался.
          Дальше идёт помощник капитана. Он не особо и важен, но именно он, ввиду всё той же неявки капитана, должен отдавать команды и поддерживать общий дух. Ещё хорошо мозги вправляет, иногда и вручную. Бунты там всякие предотвращать... Потом идут плотники. Без них тоже жизнь не сахар -- отдельные люди на ремонт судна, случись какая лажа, всегда должны иметься. Ну и, наконец, наш капитан выздоровел и, как бы ему не было больно, идёт последним пунктом. Но, он как Джокер -- иногда и ничего, а иногда и всё. Капитан тот, кто ведет за собой. Без него они просто люди, у которых есть своё место на судне. С ним -- у них есть цель. Они идут за ним, за мечтой. В общем, на тему капитана я немного и сама запуталась, -- немного скиснув, призналась я. 
         Парень вяло кивнул головой, полностью погрузившись в свои мысли. Наверное, я немного перегнула, не знаю. 
         -- Хм, какие интересные мысли, юная леди, -- позади кто-то хохотнул, заставляя резко обернуться и неожиданно получить какой-то вонючей тряпицей в нос. Гаснущее сознание успело лишь отметить, что Нил так же не успел сбежать. Лишь побрыкался напоследок. 
         Твою же мать...
  
  
  
  
         Меня качало. Где-то в горле стоял ком, от которого сильно мутило. Болела голова и руки. Саднили колени и локти. Было холодно. Вспомнив недавние события, резко подрываться на месте передумала, оставаясь лежать невесть где тряпичной куклой и осторожно вслушиваясь в окружающее меня. Кто-то тихо бурчал. Кто-то стонал.
         -- Соня, очнись. Соня, очнись. Соня, очнись, -- как мантру, шепотом повторял один и тот же голос. Немного гнусаво, но вполне себе так узнаваемо. 
         -- Где мы, Нил? -- не открывая глаз, прохрипела, неожиданно осознав, что в горле сухо. 
         -- Работорговцы, -- если Нил был где-то слева от меня, то этот голос донесся справа. Всё-таки пошевелившись и привстав, при этом, чуть не рухнув от неожиданно тяжелых оков, оглянулась вокруг: клетки. Маленькие -- голова уже упиралась в потолок, не давая даже толком разогнуться. И в клетках люди. Так же, как я и Нил, закованные в наручники. 
         -- Ну, с одним из вариантов я явно не перепутала, -- хрипло рассмеялась, оглядываясь вокруг. Страшно не было. Было непонятно и как-то обречённо.
         -- Тише! -- шикнул парень напротив. -- Тише, иначе придёт надсмотрщик и всё, считай, из тебя отбивную сделают. А ты ещё и девушка. Тише!
         Я пригнулась к полу, притворяясь обречённой тушкой. Внушительный амбал, воняющий перегаром и мочой, действительно показался на горизонте, проходя мимо клеток и для профилактики пощёлкивая кнутом по прутьям. Люди угрюмо молчали. Надо же, как успели выдрессировать болью...
   Немного постояв перед моей клеткой, кусок сала и вони пошел обратно. Кажется, мне не стоит радоваться тому, что была замечена. Срочно нужно спасаться.
         -- Пункт назначения упоминать не стоит? -- уже шёпотом поинтересовалась я у соседа справа, ответившего мне до этого.
         -- Какая догадливая, ишь ты, -- перекривлял он, устало прислонившись к прутьям клетки. На мой непонимающий взгляд, он лишь слабо улыбнулся, кивая на наручники. -- Кайросеки. Ты, видимо, впервые видишь фруктовика?
         -- Нет, -- отрицательно покачала головой, лихорадочно соображая о том, что делать дальше. В отличие от соседа, я не чувствовала себя ковриком для блох. Даже слабость и тошнота прошли, возвращая на место спокойствие и рассудительность. Ага, на корабле у работорговцев.
         Я уткнулась лбом в пол клетки, что есть силы, сжимая зубы и гася поднимающуюся внутри панику. Ты не одна -- прими сейчас стадный инстинкт и почувствуй себя среди них. Последнее, что нужно сейчас, так это биться в припадках истерии. Нужно добывать свободу. 
         Помогло. Подняв голову, повернулась к Нилу, грустно ковыряющему ногтем отверстие для ключа на оковах. 
         -- Идеи? -- по-деловому подобралась, готовясь выслушать даже самую идиотскую мысль. Ближайшие ко мне люди почти беззвучно рассмеялись. 
         -- Девочка, если ты считаешь, что мы ничего не придумывали за это время, то ты жестоко ошиблась, -- мой сосед лишь фыркнул, удобнее устраивая голову между прутьев. -- Некоторых, после последней попытки, расстреляли у нас на глазах. Вон, пятно от крови ещё не высохло.
         Проследив за его взглядом, еле сглотнула вновь образовавшийся в горле ком. Активности немного поубавилось.
         -- Нил? -- идеи неубиенны. Особенно, если дело касается свободы и жизни.
         -- Нужна отмычка, -- шепотом просигналил он.
         -- А в идеале ключ, -- сосед явно любил издеваться над другими. 
         -- Если не можешь найти себе занятия интересней, не мешай хотя бы другим! -- шикнула на него, ловя усталый насмешливый взгляд.
         -- Да ну, когда ещё теперь смогу расслабиться-то? -- философски отозвался он.
         -- Когда спасёшься. Ты многих отсюда знаешь? -- для начала нужно проверить, нет ли подсадных уток.
         -- Если ты хочешь узнать, сдадут ли нас, если мы начнём шептаться о побеге, то не беспокойся -- крыс нет. 
         Я уязвленно насупилась -- неужели, у меня все мысли так явно написаны на лице?
         -- Да, -- кивнул он. -- Читать можно, словно открытую книгу.
         Я покраснела и отвернулась -- мимика также меня предала. Ладно, тогда попрём напрямую.
         -- Изгибы нужны? -- пошевелила руками, притягивая на всякий случай как можно ближе к себе.
         -- Да. Но, можно и просто две прямые и крепкие, толщиной со шпильку, -- быстро начал он, оценивающе осматривая скважину. 
         -- Ты что, отмычки из-под подола сейчас достанешь? -- заржал сосед напротив. -- Мне предположить, где ты их хранишь, раз при обыске не нашли?
         -- Подожди шуметь -- не время, -- шикнула уже на него. Сосредоточиться не получалось. Мужчина пожал плечами, с интересом рассматривая то, как я тру окоченевшие кончики пальцев. Мне нужно две крепких стекляшки. Самых, каких только смогу создать. 
         Кто-то удивленно охнул. Сосед рядом вздрогнул всем телом, резко прижимаясь к решетке с моей стороны и жадно глядя на то, как у меня из пальцев вытягивается две длинные спицы. 
         -- Такие подойдут? -- продемонстрировала Нилу, радостно кивнувшему в ответ. Просунув спицы между прутьями, кончиками пальцев, метнула их парню. Не долетев, они воткнулись в пол, заставляя присутствующих буквально взвыть. Нил лишь пренебрежительно фыркнул, распутывая веревку-повязку на запястье, и, повозившись с ней некоторое время, создавая петельку, ловко закинул на торчащие из пола спицы, затягивая. Облегчённый вздох вырвался, наверное, у всех, кто наблюдал за его действиями -- половина дела была сделана.
         -- Не разбились. Значит, крепкие, -- удовлетворённо шепнул парень, быстро принимаясь за дело. 
         -- Ты фруктовик, -- поражённо прошептал мой сосед, во все глаза глядя на меня. -- Девчонка, мать твою, ты фруктовик! 
         Щёлкнули оковы на ногах у Нила. Высунув от усердия язык, парень переключился на руки. 
         -- Сделай и мне такие же отмычки! -- отчаянно схватился за прутья мой сосед. 
         -- Откуда мне знать, что ты не лучше тех, кто схватил нас? -- окинула его оценивающим взглядом. Пират же, за километр видно. 
         -- Не трону! Ни тебя, ни парня твоего! -- я молчала. -- Дай отмычки, иначе шуметь начну! -- пошел он в ва-банк.
         -- Это низко, -- поморщилась, теперь уже не так напряжённо создавая ещё одну пару спиц и бросая их соседу. В этот раз более успешно -- они воткнулись возле его ног, прорвав ткань штанов. 
         -- Спасибо и прости, -- кивнул он головой. -- Очень хочется на свободу. Не трону я вас. И люди мои не тронут. У нас есть враг. Куда более ненавистный, чем Дозор, Йонко, Шичибукай и другие мелкие пираты. 
         -- Ну, ясно, понятно, конечно есть, -- понимающе кивнула головой, наблюдая за тем, как Нил выскальзывает наружу и осторожно оглядывается вокруг. Надзирателя слышно не было. -- Мелкие пираты, ага. Ты такой же. И это подтверждает тот факт, что ты тут.
         -- Осторожнее! -- шикнул мой сосед, куда как шустрее разбираясь с наручниками и явно меня не слушая. -- Тут большинство Волей Наблюдения владеет!
         -- Учту, -- понятливо кивнул головой парнишка. Мне оставалось лишь недоумённо вскинуть бровь: ась? А он быстро перемену ветра чует. 
         Нил, тем временем, подскочил к ещё одной клетке и передал её владельцу отмычки, тут же перебегая ко мне и просительно заглядывая в глаза. Пришлось сделать ещё одну пару, которая, на этот раз, спасла из заточения уже меня и тут же ушла к кому-то ещё.
         С остальными пленниками разобрались в геометрической прогрессии -- почти все умели обращаться с замками при отсутствии ключей. Полезный навык, однако...
         -- Что дальше? -- подскочил к моему соседу Нил. Я даже несколько ревниво покосилась в его сторону, подходя ближе. Освобождённые люди, вопреки логике вещей, не собирались вместе, а забрались обратно в клетки, но уже не запираясь. Только я, Нил и пират были снаружи. Не понимаю -- почему?...
         -- Охранник. Он может почувствовать, когда мы перемещаемся. Сейчас он пьян, но лучше не рисковать понапрасну, -- мрачно сощурился мужчина, наконец, давая рассмотреть цвет своих глаз -- абсолютная синева. Зрачка не видно, что крайне странно. -- Девочка, можешь сделать что-то по типу метательного ножа той же плотности? 
         Приятно работать с эрудированным человеком. Требуемое было вскоре выдано в тройном экземпляре и мужчина, кивнув своим бойцам, последовал к выходу. Люди быстро выбрались наружу, идя за ним.
         -- Держитесь позади, -- кто-то оттеснил нас назад, к паре зашуганных женщин, пулями вылетевших из своих камер, как только это было позволено. -- Вы нам сильно помогли, и мы в бесконечном долгу. Но сейчас уже наше время вершить справедливость. 
         -- Хорошо, без вопросов. Мы вон там, в сторонке постоим, -- согласно кивнула я, утягивая паренька с собой. Находиться в толпе озлобленных мужчин с личными мотивами хотелось в последнюю очередь. Хоть мотивы и совпадали. Не хочу в драку. В резню. 
         -- Ты чего? -- удивлённо округлил глаза Нил. -- Это же шанс в команду пиратскую вступить! И примут нормально -- должны же, помнишь?
         -- До первой кражи, -- покачала головой, провожая последнего из мужчин взглядом и слыша поднимающийся наверху шум. -- Посмотри на них -- принять-то примут, но спуску не дадут.
         -- Значит, не буду воровать! -- он неожиданно ощерился. -- Я могу и не воровать! 
         И, прежде чем я успела что-то возразить, кинулся следом за всеми.
         -- Придурок, стой! -- крикнула вслед, не так быстро, но устремляясь за ним. -- Я же дорогу обратно не знаю...
         Впрочем, обратно мне не особо и хотелось. Нику только жалко -- мы успели привыкнуть друг к дружке. И кошку мою. Её же никто не покормит теперь. 
         Осторожно выглянув за угол, никого не нашла и робко двинулась вперёд, постоянно прислушиваясь и, зачем-то, принюхиваясь. Пахло не очень. Да и звуки, чего уж там, совсем не радовали: шум, стрельба, кто-то непоэтично матерился где-то над головой. Хм, громко...
         Запнувшись обо что-то на полу, едва не навернулась. Оказалось, всего лишь чья-то окровавленная рука... А? Быстро обойдя столик, наткнулась на надзирателя, который мёртвой тушей лежал на полу, распоротый от горла до паха. Мляя...
         Вперёд двинулась минут через десять, когда смогла полностью очистить желудок, успокоить сердце и, наконец-то, встать с пола. Майку можно было выжимать от пота, если только трясущиеся руки могли бы её снять и сжать. 
         Внутренне готовясь к тому, что на палубе всё примерно в тех же тонах, если не хуже, уже намётанным движением создала спицу, осторожно поднимаясь по полутёмным скрипящим ступеням наверх. В нос резко ударил запах гари, перемешанный с потом и кровью. Самое оно для раннего утра. Проскользнув к борту корабля и, стараясь не затеряться в криках и стонах, круглыми глазами осмотрелась вокруг, констатируя лишь одно: дура. Нужно было в трюме сидеть. Захотел Нил выебнуться, ну так пусть и валит, тебе-то на кой нужно было наверх переться?
         Освобожденные узники дрались как звери. Помогая себе, чем только можно, иногда и зубами вгрызаясь в противника, они давили мощью и злобой. Отчаянностью. И за каждого убитого со своей стороны вызверялись так, что некоторые члены команды судна предпочитали прыгнуть за борт, нежели продолжать бой. Это их не спасало: обзаведясь стрелковым оружием, бывшие пленники расстреливали их с бортов. Удивительно, но я была только "за".
         -- Девчонка, -- я вскрикнула, подпрыгивая и разворачиваясь на месте. Окровавленный мужчина с ненавистью смотрел на меня, крепко сжимая саблю и медленно приближаясь. -- Заберу тебя с собой напоследок. Сдохни, тварь! -- сорвавшись на крик, он прыгнул вперёд, метя в голову и явно желая разрубить пополам. Единственное, что смогла, так это метнуть вперёд спицу, которую до этого сжимала во вспотевшей от страха ладони, да вильнуть в сторону. По бедру что-то чиркнуло и отлетело в сторону, звонко звякнув по палубе. Следом послышался глухой звук падения тела. Открыв глаза, первым, что увидела, вновь была рука. Неприятное везение. Хм, или же в свете последних событий и с учетом того, что это враг, всё же приятное? Не знаю и знать не хочу. Трясясь и чувствуя, как холодный пот скатывается по спине и лицу, уставилась на мужчину. Точно в лоб. Надо же... Желудок вновь напомнил о себе, призывая ком, но дальше процесс уже не пошел -- нечем.
         Спохватившись, провела рукой по бедру -- гладко. Удивленно рассматривая отливающий всеми цветами радуги бок, я как-то прошляпила тот момент, когда ко мне подошёл ещё один человек. 
         -- Хм, а ты меткая, -- бодро отозвался он, заставляя меня вновь испытать мини-инфаркт и уничтожающе взглянуть на него снизу вверх, метя новоявленной спицей куда-то в туловище. -- Но-но, не надо так!
         -- А как надо? -- хмуро прищурилась, принимая протянутую ладонь и вставая на ноги. -- Чёрт! Нил! Где он? -- я завертела головой по сторонам, ища свою пропажу, из-за которой убила...
          Я убила. Убийца.
         -- А ты ещё и тормоз в дополнение ко всему, -- весело заржал этот... мудак, вероятно, видя то, каким взглядом я окинула тело на палубе. -- Забей на него. Он бы убил тебя. А так, ты жива. И кого-то ещё, возможно, спасла.
         Я его оптимизма не разделяла. 
  
      -- Посудомойка
  
         Моя потеря нашлась на капитанском мостике. Зажимая руку и тихо постанывая, Нил встретил меня вымученной, но широкой улыбкой. Горе ж ты моё луковое, ну как только умудрился-то, а?
         -- Это всего лишь перелом, жить будуу...ууу!! -- взвыл он, как только подскочивший к нему мужчина принялся ощупывать локоть и предплечье. -- Больно!
         -- Терпи, парень, капитаном будешь, -- хмыкнул лечащий врач, что-то резко дёргая, и быстро приложил пару досок, перематывая руку. Болезненный вой Нила скрутил все внутренности в тугой узел, заставив побледнеть от осознания того факта, что я не доглядела за ним. Позволила пойти на поводу у собственной глупости. -- Перелом серьёзный, недели три будет срастаться точно, а там ещё некоторое время с одной рукой придётся бегать. Мои рекомендации: больше кальция и минимум нагрузки. 
         -- Когда это он умудрился? -- присела рядом на корточки, хлопая себя по карманам штанов. Сигарет, конечно же, не было. Нил мутным взглядом обвёл всё вокруг, как-то отстранённо задерживаясь на предметах оснастки, но явно не отдавая себе отчёта в том, что вокруг него происходит. 
         -- Куском перил, отлетевших при взрыве бочки с порохом, -- хмыкнул мужчина. -- Меня спас, да сам под обломки угодил. 
         -- Видишь, я нужен, -- широко улыбнулся воришка, остановив на нас блуждающий взгляд и буквально светясь изнутри. Мужчина удивлённо вскинул брови, после потрепал своего спасителя по голове. -- Я нужен... -- закатив глаза, Нил завалился бы на бок, не поймай он его. 
         -- Всё, на сегодня он отбегался, -- хохотнул врач. Подхватив легкое тельце на руки, мужчина направился куда-то дальше по кораблю. -- Не беспокойся, никто его не обидит. За собой присматривай, тут буду честен. Но и тебя постараемся сберечь и в обиду не дать. Особенно, если останешься.
         -- Не уверена, что у меня есть желание пребывать среди вас, -- честно призналась, забегая вперёд и открывая перед ними дверь каюты. Как оказалось, медблока, о чём говорили два длинных ряда коек, выставленных друг напротив друга, заправленных белоснежными простынями и огороженных ширмами, и специфический запах помещения. Такой бывает только в больнице. -- Я имею довольно-таки чёткое представление о том, что представляют собой пираты, и чем они занимаются. Во мне нет стремлений к грабежам и насилию.
         -- Искренне советую тебе не говорить подобного в присутствии других, -- убрав тепло из голоса и сгрузив тушку на ближайшую кровать, повернулся ко мне он. -- Мы -- пираты и, наверное, как и большинство из нас, гордимся этим. Но у нас есть свои принципы: мы не трогаем женщин, детей, стариков, не нападаем на прибрежные поселения. Мы, даже, стараемся не трогать пассажиров и членов экипажа тех кораблей, на которые нападаем. Но мы беспощадно, с удовольствием и радостью, вступаем в бой с другими пиратами и работорговцами. -- Он подошёл ближе, пристально смотря мне в глаза. -- Тебя не тронут при любом раскладе -- ты нас спасла. Но, сказав подобное, ты вызовешь огромную волну неприязни в свой адрес. 
         -- Приму к сведению, -- кивнула в ответ, внутренне почему-то радуясь тому, что в глазах напротив нет страха при виде моих. -- Меня зовут Соня. Как мне обращаться к тебе?
         -- Коул, -- он кивнул, всё так же, не отводя от меня взгляда. -- У тебя странные глаза.
         -- Жабьи, я знаю, -- кивнула в ответ, склонив вбок голову. Высокий, загорелый, чуть седой на висках и с таким понимающим взглядом, что становилось страшно. 
         -- Нет, вовсе нет, -- он отрицательно мотнул головой. -- Они странные. Просто странные. Тебе никто операций на них не делал? Эти маленькие белые полоски в углах... 
         -- Я не знаю. Если ты читал газеты, то, может, встречал статейку о том, что беженцы из Нового Мира погибли при переселении на новую родину. Я из их числа. И я не помню своего прошлого. С той газеты начинается моя жизнь.
         -- Довольно занятно. Меня насмешила тогда постановка вопроса и дела в целом: сочувствие. Так же то, что вы столько проплыли ради нового дома и всё зря. А выжившему даже ничем не помогли, разве что приютили на новом месте. Правительство меня порадовало. 
         -- Мне плевать. Повторяю: я ничего не помню из своей той жизни. Моё имя также выдумка -- первое, что пришло на ум. И, спасибо за предупреждение.
         -- Мы можем научить тебя владеть своей силой, -- уже в спину, когда я вновь открыла дверь, мешкая на выходе. 
         -- Как узнал? -- обернулась, насторожившись. 
         -- У тебя всё на лице написано, -- пожал он плечами, легонько улыбаясь. 
         -- Не, ну не смешно уже, -- топнула я ногой. Но обратно вернулась и села рядом с Нилом, не желая идти на окровавленную палубу. В помещение ворвались женщины, белые как мел, но уже куда более целеустремлённо оглядывающиеся вокруг. 
         -- Тот мужчина с синими глазами сказал, что сейчас сюда приведут раненых. Нужно оказать медицинскую помощь, -- заявила старшая из них, подбегая к столу и принимаясь искать медикаменты в ящиках и настенных шкафах.
         -- У этого капитана Блада вообще имя есть? -- не выдержала я, осторожно укрывая паренька и вставая на ноги, с целью помочь девушкам. Отсиживаться в углу не хотелось. Да и нужно было лучше разглядеть тех, с кем теперь плыла бок о бок. 
         -- Его зовут Грэг, -- улыбнулся Коул, быстро подготавливая бинты, какие-то ампулы и прочее. -- И он действительно наш капитан.
         Я удивленно вскинула брови, поражаясь тому, какая сволочь их капитан. А как еще назвать человека, который вместо того, чтобы утешить своего соседа по клетке, начнёт над ним издеваться? 
         Раненые действительно стали поступать с ужасающей скоростью. Мы освободили около сорока человек и почти все, кто ринулся наверх, в бой, все пришли в маленькое помещение медблока, находящееся в носовой части корабля. Воздух быстро наполнился болезненными стонами, запахом крови и смерти. Видя то, какие раны получили бившиеся за свою свободу мужчины, становилось страшно: распоротые в некоторых местах так, что видны были кости, они, тем не менее, упрямо стояли на ногах, не желая присаживаться на стулья или, что воспринималось с еще большей яростью, ложиться в кровать. Девушкам и Коулу пришлось нелегко -- только когда более-менее раненые были призваны на помощь, дело пошло быстрее и продуктивнее. Крепкая разящая длань товарищей по команде быстро выбила лишние мысли из дурных голов. 
         -- Если можешь, прихвати парочку бинтов и сбегай на палубу: несколько наших ребят остались на часах, -- Коул быстро оказался рядом со мной, удивительно проворно перемещаясь между присутствующими. -- У нас много пустоголовых, не желающих признавать собственную слабость. 
         -- Капитан вызывает навигаторов! -- забежал какой-то паренек, звонко докладывая. -- Пожалуйста, нам нужно проложить новый курс, иначе можем попасть на содружественные команды работорговцев. 
         -- Милена, будь добра, первоочередно к Норману и Александру, -- повернулся к старшей девушке медик. Присутствующие быстро расступились перед двумя мужчинами, которые, покачиваясь, направились к столику и стульям.
         Быстро проскользнув следом за ними, разжилась бинтами и какой-то мазью, после устремилась наружу. На палубе было много крови, местами уже прочно впитавшейся в просмоленные доски. Во время боя я пряталась на нижней и не видела всего того побоища, происходящего в остальных частях судна. Теперь же, поднявшись наверх, где и были нужные мне люди, ненадолго зависла. Тел было много, очень. Наверное, стоило вновь испугаться, вновь побледнеть и убежать в панике, да враз одеревеневшие ноги не позволяли. Меня вновь замутило. Впрочем, не так сильно как в первые разы. Подхватив общий дух мести и зла, я не испытывала больше и грамма сожаления в адрес убитых работорговцев, даже несколько довольно отмечая ещё не засохшие бурые следы на палубе и под мертвыми телами. 
         Капитан был зол. Нет, не так: Грэг был в бешенстве. Рядом с ним стояла пара человек, что-то активно доказывающих, мужчина в ответ лишь огрызался, сдвигая брови и скрещивая руки на груди. К ним уже куда более быстро, чем до этого, подошли два навигатора, неся в руках по несколько рулонов бумаги. Наверное, карты. Поспешив к ним, натолкнулась на пару взбешенных взглядов и, резко остановившись на месте, неприязненно посмотрела в ответ.
         -- Медпомощь для раненых. Сэр Коул приказал, -- тихо проговорила, ловя на себе расчётливый взгляд высокого темноволосого мужчины со шрамом на левой щеке и развернутой в руках картой. 
         -- Будут тебе раненные, -- почти незаметно кивнул он, не сводя с меня пристального карего взгляда. -- Макс, Рей, Дик -- живо сюда! -- после вновь вернулся к прерванному. -- Иди и не отвлекай нас. 
         -- Да, сэр, -- кивнула в ответ, быстро отходя в сторону к паре чудом сохранившихся бочек. Мужчина оставил неприятный осадок, будто плюнул в душу. 
         Трое парней, максимум двадцати лет отроду, тенью шмыгнули ко мне, споро разбирая предоставленные бинты и мази и обрабатывая пару неглубоких порезов друг у друга. 
         -- Не пустили в первые ряды? -- тихо усмехнулась, помогая одному из них разрезать ткань рубашки над кровяной раной. 
         -- Не твоё дело, -- шипя, так же тихо раздалось в ответ. Борзый...
         -- Значит да, -- понятливо кивнула, осторожно промывая края раны и накладывая поверх марлевый тампон, смазанный мазью. Осторожно перематывая бинтом, получила в ответ усмешку. 
         -- Я не кисейная барышня -- затягивай туже!
         -- Какие мы взрослые, однако. Сейчас расплачусь от осознания момента, -- съязвила, но бинт стала утягивать сильней. Послышалось почти неслышное шипение.
         -- Делай своё дело, -- парень явно был не особо рад тому, что показал собственную слабость. 
         -- Все трое завтра утром в медблок на перевязку. Пусть Коул посмотрит и сам уже скажет, стоит ли волноваться или нет, -- отошла от них, окидывая взглядом и ловя презрительный взгляд того парня, которого перематывала. 
         -- Сами справимся, -- огрызнулся он, разворачиваясь и идя обратно на пост.
         -- Не злись на него, сестрёнка, -- усмехнулся другой, высокий, рыжий и с явными смешинками в голубых глазах. -- Дик почти оправдывает своё имя -- такой же дикий и нелюдимый. И не поймешь, зачем его капитан в команду взял. О, извини, мы не представились. Я -- Рей, он -- Макс.
         -- А тебя как зовут? -- темноволосый Максим с интересом подался вперед, разглядывая меня любопытными серыми глазами. По виду он был самым младшим из всех, а чертами лица походил на убежавшего Дика.
         -- Я -- Соня, приятно познакомиться, -- вежливо улыбнулась, после повернула голову в сторону всё ещё спорящих капитана и его навигаторов. -- Что там не так?
         -- Идём, проведёшь, -- покосившись в ту сторону, поманил за собой Рей. Спустившись на нижнюю палубу, прошли к путенс-вантам, где и остановились, проверяя канаты. -- Они никак не могут договориться о курсе. Еще и Ден-Ден Муши постоянно названивают, хрен их знает, кто по ту сторону. Капитан хочет причалить к острову, который в недели пути отсюда. Навигатор и помощник капитана Шон, наоборот, хотят проплыть чуть дольше, но остановиться в уже знакомых нам местах. Остров же, к которому так стремится наш капитан, тот самый, где нас захватили в плен -- он хочет поквитаться. 
         -- Так почему помощник и навигатор не хотят того же? -- удивилась, поднимая голову и прислушиваясь к вновь повысившимся крикам с верхней палубы. -- Они шумные.
         -- Да, капитан у нас острый на язык, навигатор Бан иногда просто до белого каления доходит, -- поделился со мной Максим. -- У нас почти все ранены и сильно истощены. Нас почти все те две недели, что корабль этих тварей плавал по соседним островам, не кормили. Пару раз только раскидали что-то похожее на хлеб, да плошки с зацветшей водой поставили и всё. 
         -- Тогда да, они правы, -- согласно покивала головой. -- Я пойду, сбегаю на камбуз, лады? Думаю, что-нибудь вкусненькое там точно есть, если урву -- принесу. 
         -- Заметано! -- довольно кивнули парни, сразу просияв лицами. 
  
  
  
  
         Вечером команда Когтя хоронила своих погибших. По несколько человек в лодке, обложенных кусками древесины, найденными в кладовке, с пистолетами или мечами-саблями в руках. Люди молчали, пока морские гробы отплывали в сторону, а после раздалась пара выстрелов: порох, заготовленный заранее, вспыхнул, сначала ярко освещая недвижимых, после уже огнём съедая предложенную дань. 
         Команда расходилась молча, вероятно по памяти занимая привычные когда-то места. Девушки удалились в медблок, а я осталась стоять на палубе, умиротворённо вдыхая морской воздух. Что-то мне было до ужаса знакомо, да так, что щемило душу, выворачивая наизнанку и забивая освободившееся нутро морским ветром и солёными каплями моря, расходящегося под килем корабля. 
         На судне вывесили несколько фонарей, освещать палубу и служить опознавательным сигналом для других суден и, вероятно, маяков. 
         -- Иди, найди себе место для сна, -- неслышно подойдя со спины, хлопнул меня по плечу рукой капитан. 
         -- Какая честь, право слово, -- съязвила, скидывая задержавшуюся на плече ладонь. 
         -- Могу предложить свою каюту, как спасительнице, -- прозрачно намекнул он, поворачиваясь спиной к морю и прислоняясь к перилам верней палубы. 
         -- Спасибо, но нет, -- криво усмехнулась, ощущая кожей пробегающие мурашки. Начало резко холодать. -- Я, пожалуй, действительно пойду, но выберу себе хоромы в другом месте.
         -- Смотри, кто знает, от чего отказываешься, -- покачал он головой, смерив меня задумчивым взглядом. -- Можешь выбрать любую свободную каюту и присвоить себе всё, что в ней найдешь. Как бонус. Или всё же...
         -- Если захочу, всегда смогу найти себе компанию, можешь не сомневаться, -- махнула рукой, идя по направлению к жилым трюмам.
         -- Но много ли среди них будет капитанов? -- крикнул он вслед, оставляя последнее слово за собой. Я лишь весело фыркнула в ответ, скрываясь в темноте корабля. 
         А может я вообще хочу себе этого капитана вырастить с нуля? Интересно, Нил может стать капитаном? Чисто гипотетически?
         Ряд кают в кормовой части корабля заинтриговал. Прислушавшись к звукам пары из них, прошла дальше, ища пустую. Народ расходился быстро и вряд ли был привычен к такому количеству помещений, не заняв и половины. Несколько из них мне не понравились: получив возможность выбирать, решила использовать её на полную, заглядывая за все двери и оценивая открывающийся вид. Заглянув за одну из дальних, удивлённо, а после восторженно, окинула взглядом открывшуюся комнатку с большим окном в противоположной от входа стене. 
         Большая кровать с балдахином справа, туалетный столик с трельяжем напротив, шикарный пушистый ковёр белого цвета на полу. Шкаф возле входа: открыв его, восторженно присвистнула -- девушка или женщина, жившая тут до меня, явно имела те же пристрастия в одежде, что и я. Созерцание множества разнообразных штанов, курток и рубашек на мужской манер просто заставило закрыть рот руками, тихо и радостно запищав, не в силах сдержать восторга. Наконец-то у меня появится нормальная одежда! Проверив размер обуви, большую часть которой надевали, наверное, только в день примерки, радостно села на пол рядом со шкафом. Бабская мечта сбылась. Ладно, извращённая версия бабской мечты: высокие сапоги, берцы и подобие кроссовок были моим идеалом обуви. Пара туфель и босоножек на высоком каблуке и висящие в углу шкафа платья и юбки также были рассмотрены, но, видимо, как и до этого, забракованы и отодвинуты обратно.
         Довольно взвизгнув, с разбега плюхнулась на удивительно мягкую перину, расслаблено распластываясь и раскидывая руки в стороны. Лёгкий аромат духов исходящих от постельного белья, заставил недовольно поморщиться и приподняться на локтях. Мне не нравится, это не мой запах. Подскочив и прошествовав к уже облюбованному шкафу, быстро вытянула чистые простыни, скептически осматривая и обнюхивая. Да, так лучше. Пока перестилала, нашла под кроватью какой-то сундучок, при вскрытии явивший мне горстку новеньких золотых и десяток блестящих камней. Они-то и привлекли к себе: взяв в руки, принялась крутить, рассматривая со всех сторон. Блестело красиво, да и ощущения исходящие от прозрачно-голубых камней, тоже радовали. Повинуясь наитию, поднесла один из них ко рту и лизнула. На языке остался удивительно нежный сладковатый вкус, заставивший повторить трюк еще раз, а после и вовсе откусить кусок и прожевать, не удивляясь тому, почему я вообще могу разгрызть драгоценный камень. От вкуса снесло крышу, и остальные камни пошли уже быстрее, как карамельки. Интересно, так и должно быть с силой моего фрукта, или что-то идет не так? Хотя, рассказывать об этом Нилу или еще кому-то из команды посчитала неверным: парень надолго слёг в койку, а команде я не доверяла. Во всяком случае, с хорошей стороны мне показал себя лишь врач, да и то, вероятно из-за того, что помог Нилу. 
         В ту ночь я спала как убитая, наконец-то лёжа на мягкой перине и под пуховым одеялом. В доме Николетты кровать была жесткой, а одеяло, выданное мне -- тонким и почти не греющим. Без снов, без мыслей, просто провалиться в темноту -- как давно в последний раз я по-настоящему могла выспаться? 
         Утро встретила поздно, практически к обеду. Выбрав понравившуюся одежду и удивлённо перебрав бельё, нашла для себя удобный комплект, быстро одеваясь и выходя наружу. В комнате смогла найти всё, от ночной вазы и заканчивая комплектом презервативов, но, увы и ах, предыдущая хозяйка комнаты явно не курила. Пришлось идти к врачу, надеясь вызнать о конфискованных по прибытию вещах, вспоминая дорогу к медблоку и радуясь отсутствию попутчиков. На корабле было удивительно спокойно и тихо, в обители Коула так же, ещё и с запахом лекарств. Там и обнаружился известный мне командующий состав: капитан, два навигатора, врач. Остальных я не знала, и лишь недоуменно обвела собравшихся мужчин взглядом. Сидящие вокруг стола, они что-то активно, но тихо обсуждали, перепихиваясь локтями и время от времени указывая на лежавшие на столе бумаги. 
         -- О, ты решила заглянуть в гости, -- усмехнулся Нил, бледный как смерть, но старающийся выглядеть уверенно. 
         -- Дыши через раз, немочь, -- потрепала его по шевелюре, присаживаясь на край кровати и грустно рассматривая перебинтованную руку. -- Разговаривал с врачом? Он тогда сказал, что тебе недели три точно в таком виде бегать. 
         -- Да, я слышал тогда, помню, -- согласно кивнул он. -- Перелом плечевой какой-то там кости. Поверь, мне как-то всё равно, как она называется. Хотелось, чтобы быстрее срослась, это да. Но мне, порой, даже дышать сложно, если не так повернусь. Чувствую себя крайне бесполезным и ненужным.
         -- Не, ты же герой, -- весело усмехнулась, подаваясь вперёд и поправляя сползающую подушку. Парень болезненно поморщился, устраивая ноющую руку удобнее. -- Мелкий, ты помог члену их команды, главному врачу, и тем самым хорошо зарекомендовал себя не только перед командой, но и перед одним из главных людей, -- наклонившись вперед, начала заговорчески шептать на ухо. -- У тебя появился благодарный заступник, который за тебя теперь горой. Да и человек он хороший, во всяком случае, мне таким показался. Так, а это что такое?..
         Я недоумённо заглянула под матрас, откуда меня что-то кольнуло. На свет явилась пара часов на ремешке, странная сфера с двуцветной стрелкой, какие-то потёртые монетки, пачка сигарет (моих!) с зажигалкой и тот самый ворованный браслет, который я в вечер получения своих способностей забрала у Нила. 
         -- Ты же обещал! -- гневно выпалила, сузив глаза и притягивая парня за грудки. -- Ты понимаешь, что нас за это сразу за борт пустят?! 
         -- Я... Нечаянно. Прости, я не отдавал себе отчёта... -- забормотал он, бегая испуганными глазами по моему лицу и силясь объясниться. -- Рассказать, лучше рассказать! 
         -- Эй, что вы там творите? -- к нам подошли двое мужчин -- главный навигатор и ещё один, незнакомый мне. Брошенные им часы и сферу удивленно поймали, после рассмеялись.
         -- Эй, капитан, мы ваши часы нашли и Лог Пос! -- Бан вернулся обратно к столу, протягивая одни часы и обозначенную Лог Посом сферу Грэгу. Вторые застегнул у себя на запястье, вновь возвращаясь к нам.
         -- Где взяли? -- второй, любопытно наклонив голову, легонько улыбнулся, разглядывая нас.
         -- Нашли. 
         -- Двое часов с целыми ремешками и Лог Пос? -- он удивлённо вскинул брови, заинтересовавшись в полной степени для того, чтобы зайти в огороженное ширмой пространство.
         -- Да, -- изогнула бровь, всем своим видом выражая желание закончить разговор. 
         -- А сигареты кто уронил? -- кивнул на зажатую у меня в руках пачку мужчина. Я недоуменно взглянула на неё, после зарычала, доставая из-под подушки вновь спертую Нилом зажигалку. Да твою ж дивизию, когда только умудряешься? 
         -- Я. 
         -- Я украл, -- почти в один голос со мной проговорил Нил.
         -- Вор? -- мужчина, на удивление, не выразил и грамма неудовольствия, наоборот, любопытно навострил уши. 
         -- Да, -- Нил, с вызовом в глазах, подался вперед, как-то отчаянно глядя на него.       Неожиданно вынырнувший из-за боковой занавески-простыни Коул быстро потрепал парнишку по голове, деловито переходя к осмотру повязки на руке и пробуя температуру. 
         -- Бан, с тебя десять монет, -- хохотнул он, обращаясь к молчавшему до этого момента навигатору и ещё раз взлохматив и так растрепанную прическу Нила. Или уже её подобие. 
         -- Вы что, спорили?
         -- Ага, -- он подмигнул крайне удивившемуся Нилу. -- Или вы считаете, что мы не заметили бы то, что нас обкрадывают? 
         Я окаменела. 
         -- Вы аферисты! -- пораженно воскликнула. Секунду в помещении висела гробовая тишина, а после грянул такой ржачь... Оказывается, в других, огороженных ширмами кроватях, тоже кто-то лежал. И, оказывается, все они вслушивались в наш разговор, сейчас буквально умирая от хохота.
         -- А ну, живо перестали! -- Грэг шустро выскочил в проход между кроватями, не зная, куда бросаться в первую очередь. -- Сейчас у особо весёлых швы разойдутся, что тогда будете делать? 
         -- Простите, это слишкооооммм, -- плачуще-смеющимся голосом донеслось откуда-то из глубин немаленького помещения. Рыкнув, врач побежал туда, ныряя за занавеску и что-то грубо объясняя весельчаку.
         -- Соня, пройдешь с нами? Есть пара вопросов. Твоему другу нужен покой, да и обед скоро, так что не стоит его отвлекать, -- махнул рукой Рей, приглашая следовать за собой. Встав, настороженно посмотрела ему вслед: вчера он был грубее, хотя, наверное, это из-за опрометчивого решения капитана. 
         -- Нил, я пойду, осторожнее тут, -- чмокнула парня в лоб и поспешила за мужчиной, в третий раз забирая свою зажигалку из-под подушки. Нил фыркнул вслед, уже не трясясь из-за своего пристрастия к воровству и полностью расслабляясь. 
         -- Куда её отправим? -- окидывая меня взглядом, задумчиво поинтересовался Грэг. Я удивленно склонила голову -- что? Куда меня направлять? 
         -- Медсестра? -- кто-то выдвинул идею. От сердца молниеносно отлегло -- меня просто хотели пристроить в команде. Интересно, им уточнить, что я не планирую задерживаться? 
         -- Нет, -- покачал головой Бан. -- Она явно не особо ладит с медициной. Первая помощь еще кое-как, а вот что-то серьезное явно не её конек.
         Я мрачно посмотрела в сторону навигатора. Кое-как? Лады, будешь ранен -- отыграюсь.
         -- Ответ засчитан, предложение -- нет. Ещё?
         -- На канаты? -- уже куда неуверенней предложил другой мужчина, в очках. 
         -- Нет, Джеймс, нет. Ты посмотри на неё -- сдует при первой же возможности, даже если и знает что да как называется и вяжется, -- хихикнул уже Бан.
         -- Я вам не мешаю? -- хмуро поинтересовалась, ощущая, как начинают легонько гореть уши и щеки. 
         -- Нет, что ты. Просто постой ещё немного, -- помахал в воздухе рукой Грэг. Проглотив ответ, последовала совету. Спорить с ним не хотелось. Хоть контраргументы и не радовали, больше оскорбляя, пришлось стерпеть. Мне его сейчас не переспорить, уж не моя стихия эти корабли.
         -- Тогда, может, канониры? 
         -- Вполне возможно, но не сейчас. Отсылка к предыдущему пункту -- она, скорее всего, не сможет удержать оружие. А если и удержит, то в ведущие стрелки её сейчас не пущу -- мяса мало, жертва будет ненужная. Попытка не засчитана. Ещё?
         -- Тогда я её забираю к себе на кухню, -- пожал плечами ещё один мужчина. 
         -- Хм, Люк, а это предложение мне нравится, -- ободряюще хмыкнул капитан, пробегаясь по мне расчетливым взглядом. -- Откорми её. И заодно, всё же, проверьте её бойцовские качества.
         -- Эй, я, вообще-то, не собираюсь тут надолго задерживаться, -- робко подала голос, ежась под оценивающими взглядами.
         -- Решено -- камбуз, -- как-то одновременно кивнули присутствующие, решая мою дальнейшую судьбу и совершенно не слушая гневных воплей протеста.
  
         -- Ешь! -- горой навис надо мной Люк, оказавшийся тем самым обладателем третьего места на корабле и сейчас угрожающий огромных размеров черпаком. Всего пара дней на камбузе, а угрожают, как старой знакомой.
         Картофельное пюре с парой куриных ножек уже не лезли внутрь после горохового супа на первое. Угроза в виде железяки подействовала: ухватив вилку поудобнее, принялась заглатывать обжигающую картошку в ускоренном темпе, хватая второй рукой курицу и вгрызаясь в сочное мясо, и, почти не жуя, глотая. Я так давно не ела того, что действительно приходилось по душе, что уже не могла нормально воспринимать сытный обед как нечто стоящее. 
         -- Эй, не так отчаянно, милая, -- усмехнулся он, отворачиваясь обратно к плите и работающим возле неё ещё нескольким мужчинам. Свою порцию картошки я на сегодня почистила, теперь оставалось дождаться конца обеда и, как следствие, грязной посуды, которую мне предстояло отмыть. Только подумать, я -- посудомойка! Это даже не смешно. Чёрт, это совсем не смешно! Мыть посуду за толпой разношёрстных пиратов считала чем-то обидным, будто не могли в медблок подсобщиком отправить. Впрочем, именно от этих людей зависело моё будущее, а значит, стоило сменить своё внутреннее отношение к ним. Не стоит быть бесчувственной стервой, видя во всём только негатив и мрак. Придумывать оправдания тоже не хотелось, но увиденное и услышанное говорило о том, что люди, окружающие меня, всё же люди. Не звери. И от того в душу закрадывалось тепло и желание верить, баламутя внутреннее болото и вытягивая на поверхность робкое "да" в ответ на предложение остаться в команде. 
         -- А куда мы плывём? -- отвлеклась от собственных мыслей и параллельного обгладывания косточки, пытливо глядя на Люка. -- Я не то, чтобы особо заинтересована, но всё равно любопытно. 
         -- О, надо же, любопытно, -- фыркнул Чейз, помощник кока. Подойдя ко мне с полотенцем, которым вытирал мокрые руки, облокотился о стол, задумчиво глядя в иллюминатор. -- Мы плывем за своим кораблём. 
         -- А этот не подходит? -- тут же пожалела о заданном вопросе, ощутив мгновенно поменявшийся климат в помещении. 
         -- Нет, не подходит, -- тихо отозвался Майк, ещё один повар и, по совместительству, великий человек, занимающий место за стойкой раздачи еды. 
         -- Наш корабль является не только средством к передвижению, -- покачал головой Люк. -- Он наш дом, наша гордость, наш член семьи. Он тот, кто объединил нас вместе, поддерживая в трудные моменты и веселясь со всеми в праздничные. 
         -- И как вы его найдёте? -- заинтересовалась, откладывая остатки костей в сторону и вытирая руки тряпкой, лежащей на столе специально для таких целей. -- Насколько я могу судить, Гранд Лайн огромен, шанс найти своё судно ничтожно мал, -- пожала плечами, поджимая под себя одну ногу и чуть наклоняясь вперёд.
         -- Такого, как у нас, больше ни у кого нет, -- легонько улыбнувшись, отрицательно помотал головой кок.
         -- Ну, перекрасить, номера перебить всякий сможет, -- переиначила на свой манер. 
         Со стороны входа послышался смешок.
         -- Объясняю для галёрки: наш корабль единственный в своём роде. Ни у кого в мире нет ничего, даже отдаленно похожего на него. Поверь, если останешься с нами, то потом увидишь и поймешь.
         -- Это что, приглашение вступить в команду, капитан Грэг? -- немного испуганно повернулась к нему, внутренне желая как согласия, так и отрицания.
         -- Тебе решать, красавица, -- мужчина скрестил руки на груди, глядя на меня нечитаемой синевой. -- От себя скажу лишь то, что хоть ты только на кухне и можешь помочь, ты нас спасла, и ты фруктовик. А они, как известно, на вес золота. 
         -- Хм, -- почесала в затылке. Волосы уже порядком испачкались, превращаясь в кубло -- нужно принять душ. Тут такое возможно? -- Я умею читать и писать. Хорошо считаю и, возможно, если вы мне объясните то, что нужно делать подробнее, могу вести бухгалтерию и учёт. 
         -- Хм, а девка-то не промах! -- заржал Чейз, закидывая полотенце на плечо и отходя к плите с закипающим чайником. Спустя пару минут тишины, в которой я продолжала думать, а остальные ждать ответа, он успел заварить чай и подать с кусочком пирога. 
         -- А почему мелиса с мятой? -- удивилась, почувствовав знакомый аромат, исходящий от кружки. 
         -- Нил сказал. Я к нему ходил отнести обед и ждал, пока он доест. Зацепились языками и он рассказал, что у тебя до сих пор стресс от того кораблекрушения и ночные кошмары. 
         -- Его же мать, балаболка, -- цыкнула зубом, досадливо морщась.
         -- Не ругайся, он совершенно искренне волновался о тебе. Даже врача пару раз просил дать тебе что-нибудь от стресса или вообще решить проблему. 
         -- Учту, -- хмуро кивнула, глядя на своё отражение в чашке. -- Так что с моим вопросом?
         -- Пока корабль не вернём, эта должность нам не нужна. Так что, пока твой удел на кухне: помогать Люку и его ребятам и наедать себе объёмы, -- пожал плечами капитан. -- Я могу расценивать твой ответ как согласие? 
         -- Да. Я согласна быть частью твоей команды, -- скрепя сердце согласно кивнула. -- Но если ты или твои ребята попытаетесь меня обидеть, я начну боевые действия. 
         -- А сможешь? -- хитро прищурился он.
         -- Сейчас наем объёмы, а потом посмотрим. Даже если я слабее, а оно, скорее всего, так и есть, я всегда успею совершить какую-то подлянку. 
         -- В обход Воли?
         -- Я научусь, -- хмуро кивнула. -- А если нет, то просто пойму то, как именно надо её обходить.
         Мужчины замолчали, со смешанными эмоциями глядя на меня. 
         Что ж, я только и делала, что плыла по течению жизни на приютившем меня острове, лишь в редкие моменты показывая зубы окружающей действительности, которая, в принципе, привыкла жить и без этого. Теперь же я могла вздохнуть свободнее -- белый город остался далеко за кормой. К чёрту морскому его. 
         -- Да, ты нам точно подходишь, -- уверенно кивнул Грэг, первым нарушая тишину и покидая кухню. -- Хрустальная Соня теперь наша накама! -- громко донеслось со стороны столовой. Я мысленно схватилась за голову.
         Это что, тот самый момент, от которого мне нужно вести отсчет, когда решу начать посыпать голову пеплом, проклиная себя за необдуманное решение? 
  
      -- Наглость
  
         Палуба встретила уже прогревшимися за утро досками, пылью и неприятным запахом смолы. Порядком устав, попытала счастья, уклонившись вниз, но не удержала равновесия, только волей случая не расшибая нос и не ломая руку, которую выставила в последний момент, неправильным кувырком уходя в сторону. Пират довольно крякнул и широко шагнул ко мне, продолжая бой. Троих помельче я уже отправила в медблок с растяжениями и вывихом челюсти. Последнее, кстати, не нарочно: парень не заметил моей подножки и кубарем полетел вперёд, врезаясь в перила и, таким образом, нанося себе травму. Кок, который и выставил против меня мелких юнг, покачал головой и покинул палубу, уходя в свою обитель. Скорее всего, какую-то начальную проверку я прошла, не знаю. Теперь же, ребята из команды решили меня доконать или же просто поставить на место, чтобы не загордилась победами: против меня выпустили уже куда более умелого бойца. 
         -- Вставай, стекляшка, -- оскалился мужчина, продолжая наступать. 
         Я оскорбилась. Да весь наш поединок вообще начался из-за того, что кто-то ленится стирать ваши тряпки и латать их! Хотя, за подсказку спасибо. Я как-то даже забыла о том, что теперь сама из этих странных и типо особенных. 
         Удар ногой снизу вверх мужчина проигнорировал, быстро уворачиваясь и замахиваясь в ответ. А он довольно шустрый для своего возраста... Пришлось вновь уходить в сторону, наконец, сообразив, что мой противник явно пользуется этой самой непонятной мне Волей Наблюдения, попросту читеря. Вскочив на ноги, кинулась вперёд, стараясь не обращать внимания на широкий оскал противника. Впрочем, улыбка мигом ушла в небытие, когда я позволила ему схватить себя за руку, резко перестав нападать, а другой приставила к его горлу удлинившиеся и сросшиеся вместе пальцы, заострённые с его стороны. Это было пока одно из немногих, что я научилась создавать на скорости. 
         -- Эй, не честно! -- обидчиво воскликнул он, делая круглые глаза и, кажется, стараясь дышать через раз. Стеклянное лезвие пугало, особенно в моей трясущейся от усталости и нервов руке. 
         -- А честно, будучи явно сильнее и опытнее в подобных делах, вызывать на бой заведомо слабого противника? Мне всего семнадцать, я девушка, и я первый раз в жизни дерусь против пирата! -- ответно вспылила я. Возраст тела ставил свои условия, сколько бы на самом деле мне не было, поэтому злость была обоснованной. Плюс ещё и приправа из обиды пополам с некоторым чувством страха выползла наружу: когда я рассказывала Нилу о пиратах, я и не предполагала, что окажусь настолько права -- команда Когтя действительно была единым и сплочённым организмом. А я опять чувствовала себя чужой.
         Хочу курить. 
         -- Эй, ты только не нервничай, осторожнее, -- протянул он, осторожно отпуская мою руку и медленно отступая назад. 
         -- Я выиграла, -- холодно глядя в глаза напротив, заявила, криво улыбаясь. 
         Мужчина сглотнул и поднял руки вверх, полностью капитулируя. 
         -- Всё! Я мою посуду на кухне, чищу овощи, но обстирывать вас и зашивать ваши репетузы я не собираюсь! И если ещё раз ты или кто-то из вас назовёт меня стекляшкой, я за себя не отвечаю!
         Убрав лезвие от горла мужчины, гневно развернулась на носках, под смех наблюдающих за боем уходя в каюту, а оттуда в прохладу медблока. Там была довольно-таки удобная купальня-умывальня, где можно было смыть выступивший, из-за проведённого боя, пот. Да и просто от пыли собранной с палубы не помешало бы избавиться... 
         Девушки были заняты -- меняли бинты. Мужчины наотрез отказались оставаться на больничных койках, сбежав оттуда сразу, как только подвернулся удобный случай. Все двадцать восемь охламонов, которых пришлось госпитализировать из-за тяжелых ран. Не помогло: убегали даже с полностью загипсованными ногами, причём так тихо, что Коул заметил пропажу чисто случайно -- уронил какую-то медицинскую примочку за ширму одной из, вроде как занятых, коек. Нил на момент побега спал, поэтому после уже не смог ускользнуть. Он был пойман и, под суровые взгляды девушек, доставлен обратно. А беглецы теперь на перевязку ходили строем, чтобы в случае чего, было кому помочь с отступлением. Тихонько проскользнув мимо них к дальней дверке, осторожно постучала и, не получив отклика, нырнула внутрь, тут же запираясь на щеколду. Огромнейшего размера бочка в углу, изнутри облицованная серебром, порадовала -- ещё полная. Быстро скинув одежду, осторожно ступила в ванную, ёжась от холода в ступнях и понимая, что предстояло самое страшное -- вода ещё не успела прогреться, и впереди меня ждали особо прекрасные моменты. 
         Наружу выскочила спустя пятнадцать минут, замерзнув до зубного перестука и из последних сил стараясь не выматериться вслух. Вздрагивая от холодных капель воды, капающей с мокрых волос, быстро выскочила из помещения, пока меня не попытались припахать к чему-то ещё. Почему все окружающие активно думают, что раз я девушка, то нужно меня занять чем-то? У нас человек десять вообще ничего не делают, просто тыняются из угла в угол и на спор давят тараканов, в конце каждого часа сравнивая количество убитых. 
         Капитан зависал в своей каюте, как сказал Шон -- просматривал корабельный журнал и читал списки тех, кого продали на аукционах. Тон помощника наталкивал на грустные мысли и понимание того, что капитан Грэг в ужасном настроении. Вернее не так: он был просто в бешенстве, так как объем документации, которую ему по-быстрому перетащили ребята из капитанской рубки, был огромен. И после этого ему не нужен секретарь? Упёртый баран, не иначе, раз столько текста самостоятельно пытается переварить.
         Забросив грязные вещи в корзину для белья и выйдя наружу, с нескрываемым удовольствием закурила, запрокидывая голову к небу и выдыхая горький дым. 
         Экономить курево приходилось конкретно -- чистый табак меня не впечатлял, будучи крайне дерьмового качества. Дождаться бы столь часто упоминаемой командой суши, уже неделю как не появляющейся на горизонте. Хотелось бросить всё и сбежать, потому как синяки, получаемые в шутовских стычках, которые, вероятно, были в порядке вещей у пиратского экипажа, не сходили, не давая ночью нормально уснуть из-за боли. Спокойная жизнь не для меня, но и жить в постоянном напряжении тоже было не прикольно -- хотелось просто пофилонить, как можно скорее забыв о выпущенных на палубу кишках работорговцев. 
         Возле столовой меня перехватил Макс, сверкая хитрой улыбкой и утягивая за рукав по направлению к кухне. Там, с такими же лыбами и интересом в глазах, ко мне повернулись все присутствующие, явно чего-то ожидая. 
         -- Сонечка, дочка, сварганишь нам пару-тройку чашек и блюдец? -- один из самых взрослых на корабле, лет, где-то, под шестьдесят, Тауп добродушно улыбнулся мне, приглашающе кивая на удивительно свободный стол. Заранее подготовились, однако. Сокрушённо покачав головой, не смогла не признать, что это, однажды, должно было произойти. 
         -- Хорошо, старик, -- согласно кивнула, понимая, что с этой подводной лодки я уже не убегу. 
         Пальцы привычно стали прозрачными, выпуская на доски стола жидкое стекло, пока еще не оформившейся лужицей. Народ в предвкушении затаил дыхание -- клякса закружилась, вытягиваясь вверх и принимая очертания первой кружки с витой ручкой и какими-то цветочными узорами. Представления о том, как именно нужно отливать посуду из стекла, я не имела, особенно, будучи самой этим стеклом, поэтому руководствовалась когда-то увиденным изготовлением посуды из глины. Хотя, надо признать, моё стекло было куда как послушнее, повинуясь мельчайшему движению рук и, даже, мыслей. Пол часа спустя, моим мучениям подошёл конец, а мужики, радуясь как дети, увлечённо крутили в руках созданные мной, в насмешку, тончайшие вилки и практически прозрачные ложки.
         -- Если однажды у нас закончатся деньги, то, думаю, я знаю, как выкрутиться, -- усмехнулся Люк, облокотившись на выключенную плиту и задумчиво вертя в руках маленькую кофейную чашечку. 
         -- Эксплуатация детского труда, -- устало улыбнулась, присаживаясь на стул. 
         В животе предательски забурчало, от чего заалели щёки, вызывая усмешку у присутствующих. 
         -- Да, физический труд утомляет, -- подмигнул Чейз, ставя передо мной тарелку с овсянкой и кружку с кефиром. Наверное, в начале плавания он, все же, был молоком, но мы его попросту не нашли сразу и теперь из десяти литров у нас вышел прекрасный творог, кефир и сыворотка. На последнее с удвоенным энтузиазмом налег Нил, который, всё же, умудрился сбежать из медблока и заглянуть ко мне. Парня встретили приветливо, тут же накладывая в тарелку как можно больше еды и ласково гладя по головке. Я в тот момент ухохатывалась у себя в уголке, наблюдая столь умильную картину из кучи бородатых рослых мужиков, бегающих вокруг тощего нечто. Ребёнок сразу вошел во вкус, строя просительные глазки и, в конце, откровенно вымогая вкусняшку. 
         Коул нарисовался спустя час, когда повара уже заканчивали готовить обед и, расслабившись, вовсю травили байки, смеша друг друга и паренька, удобно расположившегося с чашкой ароматного какао в здоровой руке.
         -- И что это мы тут делаем? -- грозно навис он над ним, пристально глядя в мигом округлившиеся глаза. Воришка испуганно замолчал, а врач, неожиданно громко фыркнув, отобрал у него кружку и сделал большой глоток. -- Какая гадость, -- скривился мужчина, но посудину не вернул, внимательно разглядывая со всех сторон и ещё раз отпивая. -- Хм, интересная задумка. А эти цветочки как называются?
         -- Не знаю, -- меланхолично отмывая бок закопчённого чана, отозвалась, мысленно проклиная того нерадивого мужика, не усмотревшего за убегающим соусом к макаронам. Вычислить поганца не удавалось, повара и их помощники стояли друг за друга стеной, строя виноватые глаза, но не признаваясь.
         -- Ладно, в принципе и не важно, -- осторожно поставив опустевшую ёмкость на стол, пожал плечами мужчина, отступая к дверям. -- Через пару часов покажется земля, так что ускоряйтесь насколько это возможно.
         -- Да мы уже всё, -- Чейз оглядел готовую еду. -- Можно начинать.
         -- Хорошо, я объявлю общий командный сбор, -- кивнул головой врач, выскальзывая наружу. 
         Никак не пойму, он врач или второй помощник капитана? Впрочем, задавать вопрос вслух не рискнула -- мне проще смотреть и слушать, нежели искать правильные слова. Команда нарисовалась в столовой, словно по мановению волшебной палочки, бойко выторговывая у стойки раздачи порцию побольше и занимая места на длинных лавках возле столов. Обед прошел быстро и слаженно, почти как в армии. А после начался совет -- на повестке дня стоял вопрос о предстоящем сражении. Команда была единогласно уверена в том, что оно будет, и за свой корабль готова были отдать жизни, что лично мне было непонятно -- честь и гордость, но ведь те, кто рядом, они же должны быть куда как дороже. Чтобы не нёс в себе корабль, он всего лишь вещь, которая не в силах заменить тех, кто может погибнуть из-за неё. Поэтому в прения я не встревала, в коллективе не отиралась, а тихо мирно мыла тарелки в дальней бадье в углу кухни, стараясь, лишний раз не отсвечивать и раздумывая над тем, чтобы сбежать от этой долбанутой команды судна с их не менее ушибленным на голову капитаном, сейчас воинственно залезшим на стол и потрясающим объемной кружкой с выпивкой. Мужички вторили ему громкими криками, да такими, что резонировали созданные мной чашки.
         Я замерла, круглыми, от пришедшего озарения глазами, глядя на поющую посуду. Резонанс. Вынув руки из воды и насухо вытерев их тряпкой, сложила лодочкой, наполняя вязкой материей и сотворяя тонкий граненый стакан. Поставив на стол, осторожно прикоснулась к нему ложкой, в ответ, получая звонкий отклик. Хм, один звенит, но только всё, как обычно это бывает, быстро сходит на нет. Звук будет продолжать звучать, если ему будет от чего отразиться по многу раз. Мда... Если создать несколько стен, с определенными нюансами, и поставить их по кругу, то тогда звук будет куда как дольше метаться внутри и усиливаться. Только вот, если вдруг бой будет, мне выделят время на установку? 
         Весело фыркнув, отрицательно покачала головой, признавая полный провал данного навыка в боевых условиях. С другой стороны, можно попробовать воззвать к окружающим меня предметам. Пройдясь по кухне и заглянув в полку с посудой, скептически приподняла бровь -- фарфор и керамика явно не по моей части. Но если предположить, что бой будет происходить где-нибудь в стекольной лавке или, на крайний случай, возле стеклянных витрин, то у меня гораздо больше шансов. Значит, вся моя проблема опять же в скорости: мне нужно научиться творить в куда как более сжатые сроки, нежели на данный момент выходит. И ещё раз обдумать мысль о побеге. 
         Послышался отдаленный крик часового -- земля. По кораблю быстро прошелся гул: нужно собирать вещи. Как бы то ни было, а корабль нужно покинуть в сжатые сроки в любом случае. 
         Город встретил стаей чаек над пристанью, разномастными кораблями и множеством домиков на разный лад, раскиданных кое-как. Даже в таком месте жизни ощущалось куда как больше, чем оттуда, откуда я приплыла. А там, дальше в глубину строений, и дома куда как более богатые виднелись, и вывески какие-то яркие, и, даже, фонтаны. По правой стороне от города высился маяк, с сейчас потухшим, на вершине строения, глазом. Ещё чуть дальше лес. 
         -- Соня, можно с тобой? -- Кута, вторая спасенная девушка, тихонько подошла со спины, когда спустившись по доскам трапа, поправив лямку внушительного рюкзака и поглубже спрятав кошель с золотом за пазуху, я подозрительно окинула взглядом оживленный порт со снующими туда-сюда людьми. 
         -- Куда? -- подозрительно проводив взглядом пару странных типов, повернула к ней голову. Девушка так же посмотрела в ту сторону, после, осторожно потянув меня за рукав курточки, повела в ближайший переулок, ведущий куда-то в город. 
         -- Нам нужно найти себе приют, -- тихо прошептала она, стараясь идти как можно ближе ко мне и провожая окрестный люд испуганным взглядом. -- Мы приплыли на этом ужасном корабле и лучше будет, если никто так и не узнает, как именно мы на него попали. И что вообще с него. Может, где-то там, есть какой-нибудь добрый человек, что пустит к себе пожить?
         -- После того, что с тобой произошло, ты до сих пор веришь в добрых людей? Наверное, мне стоит тебе позавидовать, а прёт только жалость, -- скривила я губы, заворачивая в еще один проулок и идя в его конец, после переходя в ещё один и ещё.
         -- Наверное, да, -- тихо прошептала она. -- А почему мы так долго идем и постоянно куда-то сворачиваем?
         -- Ну, ты же хотела, чтобы нас не приняли за пассажиров того судна? Вот и петляем, скидывая случайных свидетелей с хвоста, -- пояснила, рассматривая окружающие меня дома и магазины. Что ж, тут мне куда как больше нравится, в отличие от того тихого островка, на котором я до этого жила. И всё такое разное и красочное. Чёрт, да я тут даже серому камню большинства домов радовалась как родному. Впрочем, он мне итак был куда как привычнее...
         -- А где Милена? 
         -- Она осталась с сэром Шоном. Кажется, у них роман, -- мгновенно покраснев как переспевший помидор, выдала Кута. Я удивленно вскинула брови -- первый раз слышу. Впрочем, я могла и мамонта не заметить, по половине дня проводя за бадьей с водой, а вторую в каюте, отсыпаясь на мягком матраце и практикуясь в создании различных стекляшек. К концу недельного плавания моя обитель напоминала гнездо свихнувшийся, на блестящем хрустале, сороки. Стоило ли говорить о том, что народ быстро запомнил то, где я живу и ходил ко мне буквально толпами на экскурсию? Пришлось в спешном порядке всё раздать, провожая каждую стекляшку глазами полными слёз. Моя прелесть...
         -- А почему ты без своего друга? -- прервала мои мысли девушка.
         -- Его на перевязку оставили, -- поморщилась я. -- Сказали, позже выпустят. Я решила не спорить с Коулом. Это он снаружи такой добрый и тихий, а что там внутри таится -- хрен его знает.
         -- А, понятно, -- покивала головой Кута, засматриваясь на витрину, за которой были какие-то зонтики. 
          -- Эй, вы тоже идете в ту гостиницу? -- из бокового прохода неожиданно выскочила неразлучная троица часовых -- Макс, Рей и Дик. Последний, как всегда, смерил меня мрачным взглядом, тут же отвернувшись в сторону. Стоило раз отказать ему в бое, и он сразу же обозвал меня горделивой стервой. Мол, слишком высока для того, чтобы снизойти к такому простому смертному как он. Мне оставалось лишь успеть поймать отпавшую челюсть и проводить его офигевшим взглядом, судорожно размышляя о том, как он вообще пришел к подобным выводам. 
         -- Мы ещё не определились с тем, куда хотим податься, -- честно призналась, рассматривая ряд розыскных листовок на стене. Мда, а слабо вообще не попадаться? В голове сразу же всплыла часто повторяемая в студенчестве, на уроке права, фраза про то, что законы нужно начинать с "если вас поймают, то...". Ну, кто ж так палится-то? Или у здешнего народа крышка от самовара набекрень и они специально позируют на листовки? Не понимаю...
         -- На нашего капитана тоже такая есть, -- тихо усмехнулся Рей, проследив за моим взглядом. -- Девяносто миллионов белли -- не мало, -- он гордо улыбнулся, будто сам заработал. -- Ладно, тогда давайте вместе заселимся. 
         -- Я только за, -- согласно кивнула, утягивая Куту следом за парнями и не переставая крутить головой по сторонам. Соседний переулок выходил на базарную площадь, откуда вкусно потянуло пирожками с мясом и ещё чем-то крайне аппетитным. В животе предательски заурчало, будто не он пару часов назад получил свою порцию угощения. 
         -- А у кого-то из вас деньги есть? -- тихо подала голос девушка, вцепившись мне в руку и любопытно стреляя глазами в сторону витрины с женской одеждой.
         -- Ну, у меня немного есть, -- почесал затылок Макс, неуверенно пожимая плечами. -- Поторгуемся или, на крайний случай, снимем одну или две комнаты. Скажем, что большая семья, дел-то.
         -- Одну? -- шокировано выдохнула девушка, чей так и не ушедший румянец разлился на уши и шею. 
         -- А что тут такого? -- повернулся к ней Рей, да и Максим скорчил непонимающую мину. Дик шел впереди и в разговоре принципиально не участвовал, одним своим взглядом распугивая прохожих. 
         -- Ну, в одной комнате с мужчинами, -- тихо пролепетала Кута, уже, кажется, покраснев вообще везде, где только можно.
         -- И что с того? -- даже я уже не смогла понять причину такого огромного стыда. Потом, внимательно рассмотрев девушку, удивлённо поинтересовалась, -- ты монашка?
         Идущий впереди Дик споткнулся, Рей и Макс мгновенно оттеснили меня от девушки, двумя любопытными гончими следуя по бокам от неё. 
         -- Д-да, -- потупив глаза, призналась Кута, не зная, куда деть глаза. 
         -- И как, оно того стоило? -- язвительно поинтересовался Дик, на миг оборачиваясь к ней. Кута вскинула голову, глядя на него горящими глазами.
         -- Мне было послано испытание, и я его прохожу! Я приму любую пытку... -- принялась тараторить она, сжимая кулаки.
         -- Заткнись, -- тихо бросил парень, ускоряя шаг. -- Это всё дурость несусветная, не более. Пытки не нужно принимать, нужно не позволять пытать, -- тихо донеслось от него. 
         -- Нужно смириться! В смирении и усмирении гордыни, вы сможете познать истинную...
         -- Он прав, помолчи, -- фыркнула, перестав внимать. -- Сколько людей, столько и взглядов. Смирись, -- пожав плечами, остановилась перед заведением с тусклой вывеской. -- Это здесь? 
         -- Да, -- кивнул Рей. -- Идём.
         Внутри было как, наверное, в трактирах на старый лад: барная стойка впереди по курсу, перед ней множество круглых столиков со стульями, сейчас задвинутыми, в большинстве своём. Лестница наверх по правую сторону. Пара посетителей, проводивших нас заинтересованными взглядами. 
         -- Свободные комнаты есть? -- Макс первым достиг стойки.
         -- Как им не быть, -- меланхолично ответил хозяин, доставая огромную помятую тетрадь и перо к ней. -- Так, пошто девок блудных среди бела дня привели? 
         Народ завис, переваривая информацию. Кута резко побледнела, прижимая руки ко рту.
         -- А в глаз? -- первой отмерла, мрачно глядя на него. -- Ещё один намек на то, что я и моя подруга шлюхи, и я пойду искать комнату в другом месте, а ты новую реинкарнацию, -- вплотную подойдя к стойке, посмотрела ему в глаза долгим взглядом. И опять, как всегда -- мужчина побледнел и быстро отвёл глаза в сторону, нервно открывая тетрадь и ища свободное место.
         -- Прошу прощения, леди, не знал. К нам часто приводят девок, вот и попутал малость, простите, -- забормотал он, судорожно макая перо в чернильницу.
         -- И за это ты нам дашь две свободные комнаты по цене одной. Хорошие две комнаты, не пытаясь обмануть, -- оскалилась, кладя руки на стойку.
         -- Леди, но я не могу, это слишком...
         -- Леди в бешенстве, или ты не видишь? -- вот уж от кого не ждала помощи, так это от Дика. Парень не менее мрачно смотрел на хозяина гостиницы, чуть склонив голову набок. Тот сдался -- крыть было нечем. 
  
  
  
         -- Какая большая комната! -- восторженно воскликнула наша сестра милосердия, оглядываясь вокруг. Одна огромная кровать, шкаф, ковер на полу и большое окно напротив входа -- типичный номер гостиницы. За маленькой дверцей обнаружился санузел и ванная кабинка бок о бок с довольно вместительной ванной -- я знаю, где проведу свой ближайший час.
         -- А что мы будем делать? -- сев на краешек кровати, невинно поинтересовалась Кута, теребя подол длинной юбки. 
         -- Смотря, чем ты хочешь занимать в дальнейшем, -- пожала плечами, скидывая рюкзак и проходя в ванную, где включила горячую воду, наполняя ёмкость. -- Лично я сейчас немного пооткисаю в горячем, после пройдусь по городу и магазинам. 
         -- Магазинам, -- тихо прошептала Кута, глядя в пол. -- Это всё мирское, соблазн.
         Покачав головой, принялась раздеваться, после, осторожно попробовав воду ногой, залезла в неё полностью, ощущая резко нахлынувшую слабость, но вместе с ней и умиротворение. Мечты сбываются... 
         -- Советую и тебе принять душ, -- миролюбиво отозвалась, решив как-то перевести разговор на другую тему. 
         -- Частое мытьё -- грех, -- кажется, кто-то основательно промыл ей мозги, раз такую глупость порет. Девушки должны купаться чаще мужчин, им это по природе положено. Вот только как это ей донести? 
         Так что, насладиться водными процедурами вдоволь не получилось. В ходе долгих дебатов, Кута, всё же, согласилась на ванную кабинку, впоследствии получив неимоверное удовольствие от процесса, за что меня впоследствии и распекала, читая выдержки из каких-то там писаний, пока ходили по рынку. Пришлось примирительно заткнуть её булочкой с изюмом и утянуть в сторону магазинов с одеждой. Однако, девушка отказалась от обновок, повернувшись к замеченной ею церкви, стоящей в отдалении от города, но сейчас ярко сверкающей золотистой крышей. Внутри что-то предательски ёкнуло, тихо шепча, что она, всё же, решилась. 
         -- Я пойду, -- кивнула она в сторону строения. -- Мой путь -- вера. Я найду себе приют, и помолюсь за тебя, Нила и команду Когтя. Пусть на вашем счету будет как можно меньше смертей, а вы сами не обидите невиновных. 
         -- Благодарю, -- слабо улыбнулась. -- Я передам остальным.
         Девушка кивнула в ответ, неуверенно разворачиваясь к зданию и, по мере продвижения, ускоряя шаг. Что ж, у каждого свой путь. Пора и мне решать, что выбрать.
         Зайдя в магазин со сладостями, купила несколько пирожных и булочек, попросив всё завернуть и положить в пакет. Думаю, в случае чего, нормально перекусить смогу и в гостинице, а сейчас можно и побаловать себя тем, что раньше позволить не могла. Увы, как не старался бы наш кок, да только толще я не стала ни на сантиметр, сжигая все накопляемые калории в беготне по судну. 
         На скамейке в скверике было хорошо. Вытянув уставшие ноги и искренне радуясь тому, что поверхность больше не шатается, принялась за первое лакомство, жмурясь от удовольствия и наслаждаясь бисквитом, пропитанным сладким сиропом. 
         -- Так-так, я чую дух сладостей, -- тихо пропело у меня над ухом, заставив резко вздрогнуть и возмущённо обернуться в адрес говорившей. Девушка, лично мне не знакомая, с длинными розовыми волосами и сиреневыми глазами, что вообще для меня было диковинкой, хитро улыбалась, глядя на меня. Обойдя лавочку и показав себя во всей красе, которая не могла спрятаться, даже, за до предела натянутом на большой груди топе, спорящем по размеру лишь с мини-шортиками, приземлилась рядом со мной, сев боком и закинув ногу в высоком берце на колено другой. Явное отсутствие белья должно было манить за собой толпу перевозбужденных мужиков, которых не было, что довольно-таки сильно удивляло. А ещё удивляла и интриговала драка в соседнем переулке, откуда, по-видимому, она и пришла. 
         -- Хочу пирожное, дай мне его, -- непререкаемым тоном заявила она, облизывая невесть откуда появившийся кинжал и резко меня царапая. Я удивленно дернулась, круглыми глазами глядя на начавшую сочиться кровью царапину. Она чё, больная на голову? 
         -- У тебя что, СПИД и ты решила всех позаражать?! -- на всякий случай отодвинулась от неё, потирая засаднившую ранку. 
         -- Отдай. Мне. Все. Пирожные, -- ласково промурлыкала эта долбанутая, немного наклонившись вперед. Как только топ не треснул ещё?
         -- Ага, конечно, -- мрачно отозвалась, резко вставая со скамейки и удаляясь в город. Сказать, что у девушки был охреневший взгляд, не сказать ничего. Пришлось прибавить шаг, чтобы точно от неё оторваться, если решит преследовать. Этот мирок явно какой-то торкнутый. 
         Наслаждаться сладостями резко перехотелось, поэтому, покружив по городку и не найдя для себя ничего интересного, кроме пары лавок со стрелковым оружием и салунов узкого профиля, прошла к верфи, высматривая знакомый корабль. И как раз вовремя: хмурясь из-за боли в поломанной руке, на пристань спустился немного бледноватый Нил, любопытно осматривающийся вокруг. 
         -- О, наконец-то тебя выпустили из этого гроба, -- усмехнулась, подходя к нему. Парень просиял и, придерживая руку, быстро ко мне подошёл. 
         -- Я уж думал, что без меня сбежишь, -- подмигнул он мне. 
         -- Кто сказал, что я сбегать собираюсь? -- удивилась, оглядываясь вокруг. -- Я нашла место для постоя и купила сладостей. 
         -- О, это прекрасно, -- кивнул он. -- Шон сказал, когда в лазарет заходил с наказом меня выпустить. 
         -- Ах, Шон, значит, -- мрачно протянула, наблюдая его фигуру на капитанском мостике корабля, содержимое которого сейчас в спешном порядке разносили во все стороны. Мужички по-деловому торговали добычей, прямо тут же, у пристани, расхваливая товар и оживлённо торгуясь с покупателями. Пройдя мимо одного из них, удивлённо заметила стеклянную птичку своего производства, за которую сейчас сражались две девушки. Что ж, мешать не буду, все равно эти же деньги тут на острове и останутся -- команда не упустит своего шанса вдоволь погулять. 
         -- Не злись на него, он просто отметил это как данность. Сказал, что тебе самой решать, оставаться частью экипажа или нет. То, что ты приняла предложение капитана, не означает, что ты тут удерживаешься насильно, -- пожал он плечами и тут же сморщился. 
         -- Я поняла. Кстати, что на счет их корабля? -- повернув на знакомую улочку, перевела я тему.
         -- Они уже нашли его: на другой стороне острова есть ещё одна верфь, для перекупщиков. Так что, они сейчас распродадут всё, что только можно, оставят пару ребят с выручкой и пойдут отвоевывать его обратно. Сказали, что торговаться, как это должно быть, не намерены. 
         -- Что ж, хороший план. Полягут, как и хотели, -- согласно кивнула головой, резко останавливаясь на месте и, помедлив, ныряя в ближайшее кафе. Нил удивленно покрутил головой, но следом зашёл, садясь рядом за столик и удивлённо выглядывая на улицу.
         -- Ты чего? -- вот за что он мне нравится, так это за то, что сначала делает, а вопросы только потом задаёт.
         -- Девица, с формами, розовые волосы и сиреневые глаза, -- шёпотом просигнализировала ему и повернулась к подскочившей девушке официантке. -- Кофе со сливками, какао и пару заварных пирожных, будьте так добры.
         -- Одну минуту, леди, -- улыбнулась девушка в ответ на вежливый тон и ускользнула к стойке. 
         -- Да, вижу, -- согласно кивнул Нил. Не найти мою невольную знакомую было трудно: её вообще замечали все кому не лень. -- А кто она?
         -- Какая-то больная. Я сидела в скверике и ела пирожное. Тут она приперлась, поцарапала меня обслюнявленным кинжопелом и так повелительно потребовала пирожные. Мои, между прочим! -- обидчиво выпалила я, наблюдая за ней. Хорошо, что витрины у кафе снаружи зеркальные. 
         -- Хм, а вот это интересно, -- тут же навострил он ушки. Я непонимающе скосила на него глаза -- что здесь вообще можно интересного найти? Тут дурку искать надо и белые рубахи с рукавами-обнимашками. -- Ставлю на то, что она фруктовик, который как-то влияет на своих жертв при помощи слюны попадающей в кровь!
         -- Но на меня же не подействовало, -- хмуро заметила, уже порядком нервничая из-за того, что девица явно не собиралась уходить, продолжая кружить по улице, заглядывая за двери магазинов и кафешек. 
         -- Ну, может, у тебя иммунитет? -- уже не так уверенно отозвался Нил, состроив задумчивое выражение лица.
         -- Не знаю, -- пожала плечами, с благодарностью принимая чашку кофе у девушки. Нил так и не отвлекся, вяло кивнув в благодарность и продолжая пристально изучать девицу, отхлёбывая горячую сладость. 
         -- У Люка какао вкуснее, -- тихо сообщил он, после напрягся. -- Гляди!
         -- На что? -- непонимающе посмотрела на улицу, где девушка что-то активно выспрашивала у торговца шляпами.
         -- Она только что к нему подошла и быстро порезала каким-то лезвием, которое до этого в рот тянула -- всё как ты описывала! А теперь он по стойке смирно ей что-то докладывает! Смотри, он же, как кукла дёргается!
         -- Хм, я бы сказала, что это уже игры твоего разума, но... ты прав, -- севшим голосом отозвалась, круглыми глазами глядя на то, что мужчина действительно стоит как-то неестественно прямо, а рука, которую он поднял, указывая направление на наше пристанище, в кисти висит безвольной тряпкой.
         -- Уходим, Нил, подъём! -- громко оповестила я всё заведение, залпом допивая прекрасный кофе и запихивая в свой пакетик пироженки. Чувствую, меня так действительно разнесёт, если всё съем. -- Нам пора в Ласточку! Сколько с нас? -- быстро подскочив к девушке, поинтересовалась, доставая кошелек. -- И можно воспользоваться чёрным ходом? -- заискивающе улыбнулась, отсчитывая деньги и устремляясь в указанном направлении. 
         -- Леди, а сдача? -- поражённо донеслось вслед. 
         -- В фонд прекрасного обслуживания! -- уже на выходе откликнулась, утягивая за собой всё ещё задумчивого Нила. -- Скорее всего, она провернет тоже самое и с ними. Так что, гостиницу я указала другую.
         -- Молодец, -- кивнул парень. -- Что же ей от тебя нужно? 
         -- Может то, что ей интересно, почему я не превратилась в послушную тряпицу?
         -- Возможно, -- согласился он. -- Ладно, давай в гостиницу -- отсидимся.
         -- Выполняю, -- серьёзно кивнула, устремляясь к заветной цели малолюдными улочками и задворками. За полтора часа моих прогулок по городу, успела многое изучить, а пожив в белом городе с бандой Хеккета на хвосте, научилась продумывать пути отступления. 
         -- О, а где Кута? -- на этаже, в коридорчике, столкнулись с Максом, куда-то спешащим. 
         -- Ушла в монастырь, -- хмуро буркнула, вызывая удивлённый возглас у Нила.
         -- А, понятно. Жаль, -- покачал головой парень. -- Она хорошая девушка. Впрочем, да, ей не место на корабле пиратов. Кута оказалась монахиней, -- пояснил он Нилу. 
         -- Эй, а я, значит, плохая? -- сощурилась, открывая ключом дверь в комнату.
         -- Ты другая, совершенно. На месте сидеть не будешь, если оскорбят, -- примирительно поднял руки вверх парень. -- Ладно, я к капитану за распоряжениями. Вы тут будете?
         -- Ну, а куда нам ещё деться? Для танцев или чего поактивнее мы сейчас не особо подходим, -- кивнула на Нила, пропуская его в комнату первым. -- Спать хочется -- жуть. Никогда не думала, что настолько буду рада суше, которая не уходит из под ног. 
         -- А, у новеньких всегда так, -- усмехнулся Макс. -- Я в первый раз тоже очень радовался. Ладно, я пойду, иначе меня Дик придушит за промедление. 
         -- Вы с ним так похожи, -- сказала уже вслед, даже не надеясь на то, что услышит.
         -- Так мы же братья, -- пожал он плечами, прежде чем спуститься по ступеням. 
         Хм, значит, всё же, я угадала. Братья, а такие разные. 
         -- Печально это, когда братья пиратствуют, -- тихо отозвался Нил, когда я зашла внутрь и закрыла дверь на замок. 
         -- Почему? 
         -- Ну, пиратство дело гиблое, некому будет внуков родителям оставить, -- тихо пояснил он, задёргивая шторы. 
         -- А сам-то?
         -- У меня никого нет, -- покачал он головой. -- Мне не нужно радовать мать и отца детьми. Так что, я для себя живу. И хочу прожить всё то, что мне отмеряно, не прячась за спинами! Хочу в ванную!
         -- Я тебя мыть не буду! -- отшатнулась, легонько покраснев. -- Подожди, я за Реем сбегаю. Надеюсь, он не ушел никуда.
         -- Хорошо, -- важно кивнул головой воришка, любопытно рассматривая санузел. 
         Вот же наглец разбалованный... 
          К счастью, Рей оказался на месте и, выслушав мою слезливую просьбу, лишь усмехнулся в ответ, согласно кивая и уходя в мой номер. Довольно улыбнувшись ему вслед и вытерев еле выцеженные для спектакля слёзы, с размаха упала на его кровать, сворачиваясь калачиком и укрываясь пледом. Потом, как-нибудь, согласуем то, кто где спит.
  
  
  
      -- Корабли в моей гавани
  
         -- Леди, чего желаете? -- почтительно склонился в поклоне продавец, окидывая меня цепким взглядом. 
         -- Самую лучшую снайперскую винтовку, -- состроив невинное выражение лица, объявила я. Несколько мужчин находящихся в помещении, снисходительно фыркнули в ответ на моё громкое заявление, предчувствуя развлечение. Я легонько прищурилась -- это я пришла веселиться. 
         -- О, леди, а вы знаете толк в стрелковом, -- ободряюще подмигнул мне продавец, разворачиваясь к стендам и высматривая что-то явно броское. Я тихо усмехнулась, готовясь к спектаклю и окидывая взглядом магазин: стол продавца, за ним пара стеллажей с пистолетами и ружьями, чуть левее еще один стенд, но уже преимущественно пистолеты. Пара мужчин, скорее всего моряки, судя по загару и тому особому шарму, который есть у представителей этой профессии, сосредоточенно рассматривали пару револьверов, взвешивая в руке и прицениваясь. 
         -- Вот, эта одна из самых лучших, -- передо мной на прилавок легло нечто, лишь отдалённо напоминающее винтовку. Длинный ствол, наверное, был единственным, на что стоило обратить внимание. Огромный приклад, неоправданно огромный, какие-то совершенно ненужные примочки возле прорези для прицела, огромный пенёк мушки на конце и полное отсутствие каких-либо намеков на то, что можно выводить поправку обычным способом, подкручивая, а не выпиливая. 
         -- Ух ты, какая прелесть! -- состроив умиленное выражение лица, сложила лапки вместе. Мужчины в стороне презрительно фыркнули, отворачиваясь к паре неприметных пистолетов, явно посчитав, что не стоит забивать себе мозги наблюдением за такой дурой, как я, и терять время. -- А что это за пимпочки? -- не смогла удержаться, указывая на непонятные хреновины.
         -- О, леди, вы тонко подметили, они предназначены для фиксации... -- дальнейший бред я не смогла вынести, чуть не рыдая от смеха и понимания того, что нужное мне я, скорее всего, так и не найду. За спиной было уже магазина четыре, и везде одно и то же: меня пытались надурить, всучивая что-то явно декоративное, что и стрелять-то толком не умело. Утром пришли Дик с Максом, и принесли по увесистому мешочку белли мне и Нилу сказав, что это наша доля от продаж с корабля. На счёт того, вернула команда Когтя своё судно или ещё нет, я и воришка так и не узнали -- собрав вещи, троица покинула гостиницу, напоследок сообщив, что если всё сложится хорошо, а оно сложится, то нас найдут оставшиеся не у дел члены команды, когда наступит пора отплытия. Тогда-то всё и решится. Отсюда смогла сделать вывод, что решающий бой был всё ещё впереди. 
         -- А что это мы тут делаем? -- на меня со спины повесилось что-то очень знакомое, упираясь мягким и пружинящим. Внутри резко поплохело от осознания -- эта ненормальная меня, всё-таки, нашла. Впрочем, я не особо и пряталась, спокойно разгуливая по городу и собирая себе всё нужное для странствий. С пиратами или нет, но город я решила покинуть в любом случае: есть деньги, можно и посмотреть на мир.
         -- Оружие выбираю. Что тебе нужно? -- чуть повернув голову назад, разом сбросила всю напускную невинность, мрачно отбрасывая розовые пряди со своего плеча.
         -- Да так, пара вопросов по поводу вчерашнего. Мне так не терпится продолжить, -- ласково промурчали мне на ухо. Продавец посмотрел на нас крайне удивлённо, мне же пришлось оттолкнуть вбок наглую девицу и смерить её мрачным взглядом.
         -- Еще раз посмеешь на меня напасть, и я тебя прикончу, -- после повернулась к мужчине. -- Убери это фуфло и дай нормальную винтовку, иначе этой я тебя в отбивную превращу.
         Хамить было не правильным, но сдерживать себя тоже было крайне трудно: времени перевалило за вторую половину дня, и я уже конкретно устала, пытаясь найти себе что-то дельное. Продавец замолк, даже несколько обиженно посмотрев на меня, на замерших в стороне мужчин, и на эту розовую извращенку.
         -- Ух ты, -- вскинула та бровь, опираясь о прилавок. -- Надо же, у тебя есть характер!
         Спустя пару секунд, предо мной выложили пару винтовок уже куда более вразумительного вида. Почему же всегда нужно наорать или нахамить?!
         -- А зачем тебе ещё? У тебя же итак уже много чего есть, -- удивлённо поинтересовалась девушка, заглядывая в объемный чехол, который я незаметно примостила около столика продавца. Тот удивленно икнул, увидев его, и ещё более круглыми глазами посмотрел на меня. Никто из продавцов отдельно детали не выдавал -- приходилось покупать готовое оружие, чтобы потом уже на коленке всё доделать. К моему огромному счастью, я отлично разбиралась в этой сфере -- спасибо прошлой жизни и одному очень важному для меня человеку. 
         -- Не твоё дело, -- огрызнулась, взвешивая в руке одну из предложенных красавиц и на проверку передёргивая затвор. -- С оптикой есть?
         -- Одну минуту, леди! -- то, что рухнуло передо мной впоследствии, заставило чуть ли не заплакать: ну нахрена столько металлолома?!
         -- Продать чисто детали можете? -- не сумев поднять предложенный товар, грустно посмотрела на продавца, уже заранее зная ответ. 
         -- Нет, леди, это невозможно, -- отрицательно помотал он головой. Девушка, до этого лениво за всем наблюдавшая, предпочла вмешаться, провернув то же самое, что и с давешним продавцом шляп: быстро и практически незаметно сверкнуло лезвие, после чего мне на прилавок мгновенно выложили прицел. Хороший такой прицел, со всеми нужными прибамбасами в виде настройки дальности и четкости. Чувствуя, как начинают течь слюнки, широко улыбнулась:
         -- Еще пару пружин, несколько затворов с выбрасывателями из новой серии, шомпол, масло, чехол, потому как этот у меня чисто для переноски, и, пожалуй, набор пуль, пороха и гильз. Они тоже есть, я это знаю. И не жадничайте. 
         Я обнаглела, но всё нужное мне на прилавке появилось буквально за пару минут, притягивая взгляд и будоража сознание. 
         -- Можем идти, -- махнула на выход девушка, скучным взглядом окидывая помещение и замерших в отдалении мужчин. Те явно чувствовали себя не в своей тарелке, наблюдая такие метаморфозы. 
         -- Сейчас, только заплачу, -- кивнула, упаковав детали и патроны и доставая кошель. 
         -- Да на кой тебе платить? Идём! -- и, не дав мне и слова сказать, быстро вытолкала за двери, а сама задержалась. Я, посчитав, что с меня достаточно, прибавила хода, ныряя в тень извилистой улочки и, уже чуть дальше, буквально бегом устремляясь к гостинице. Внизу было тихо, да и хозяин не наблюдался, что, наверное, было только к лучшему: у меня за спиной боекомплекта хватило бы человек на пять, а отвечать на вопросы хотелось в последнюю очередь.
         Нил жил в моём номере, а я перебралась в соседний, обменяв на ключи от номера парней, и получив такой же, как у воришки. Осторожно выгрузив всё накупленное на пол, быстро скинула верхнюю одежду, и села посередине всего барахла, разбирая на составляющие и складывая в отдельные кучки, чтобы не перепутать в случае чего. Увиденное заставило холодно улыбнуться: у меня выйдет замечательное оружие с магазином, почти автомат. Винтовки этого мира меня не прельщали, будучи чрезвычайно громоздкими и малоэффективными, во всяком случае те, что были на этом островке. Где-то, возможно, я и могла найти стоящее оружие, но это было где-то, не здесь и не сейчас. 
         -- Эй, а как же спасибо?! -- обиженно раздалось со стороны окна. На третьем этаже.
         -- Слушай, конечно, спасибо за то, что помогла в магазине, но, может, перестанешь уже меня преследовать? -- процедила я, угрожающе сжимая в руке шомпол. В принципе, не стоило его покупать -- я могу такой же из своего материала сделать. 
         -- Ну... Нет, -- отрицательно помотала она головой. -- Мне интересно, и ты с этим ничего не поделаешь, -- легко пожала плечами, запрыгивая внутрь комнаты. Я разозлилась. Ненавижу, когда мне таким тоном говорят. 
         -- Проваливай! -- чёрт, всё оружие разобрала, даже угрожать нечем. Ну, не шомполом же?
         -- Не-а. Никуда я не пойду, буду тут сидеть, бе-бе-бе... -- девушка, широко улыбнувшись, потянулась за своим кинжалом. 
         -- Вжух! -- тонкая стеклянная спица намертво засела во лбу у говорливой особы, заставив её прервать кривляния и кулем упасть на простыни кровати, стоявшей у неё за спиной. 
         Постояв немного, села на место, трясущимися руками перебирая детали. Вся злость мигом сошла на нет, уступая место пустоте. Сердце сорвалось в галоп, бешено стуча и набатом отдаваясь в висках.
         -- Твою мать, что я только что сделала? -- не веря в произошедшее, спросила у самой себя. Я не хотела её убивать. Тело само дернулось вперед, посылая стекляшку ей в голову -- ну зачем же она за оружием потянулась?
          Назревала крупная проблема.
         -- Да, мне тоже интересно: что? -- неожиданно раздалось с кровати, заставив меня громко взвизгнуть и подпрыгнув, послать туда ещё парочку снарядов. В этот раз более осознанно.
         -- Да перестань ты уже! -- сердито пробормотала девушка. -- Не поможет, я -- зомби! 
         -- Э? -- сделала круглые глаза. -- Зомби апокалипсис настал? -- я же в голову попала! Почему она ещё живая?! Зомби же умирают от выстрела в голову...
         -- Нет, дурная стекляшка, я -- фруктовик, ай! Какого черта?!
         -- За стекляшку, -- полностью успокоившись, мрачно сообщила я, воткнув в неё ещё одну колючку. Внутри были двоякие чувства. 
         -- Так скажи, как к тебе обращаться, и всё будет в шоколаде! -- пропыхтела она, пытаясь вытянуть помеху. -- Для приличия, начну первой. Меня зовут Меллот! 
         -- Я -- Соня, -- кивнула, скрещивая руки на груди. -- Спрашивай, что тебе нужно и проваливай!
         -- А минуту назад ты была куда как сговорчивее, -- усмехнулась она, выкидывая стекло на ковер и, вставая, подходя ко мне. -- Один маленький эксперимент.
         -- Хорошо, -- согласно кивнула, осторожно покрывая себя стеклянным панцирем под одеждой. Доверять ей было верхом глупости, даже невзирая на то, что она помогла мне с покупками. 
         -- Ладонь, -- и вновь повелительные нотки. Пожав плечами, протянула ей левую ладошку, которую тут же обожгла резкая боль. Появилась кровь, стекая в углубление по центру. Девушка, мгновение понаблюдав за всем этим, нагнулась и быстро лизнула место пореза, заставляя невольно покраснеть и дёрнуться назад.
         -- Дай мне один белли, -- изучающе глядя на меня, приказала она. Я, постояв несколько секунд, вопросительно вскинула брови.
         -- А зачем? -- та, хлопнув себя по лбу, отошла в сторону, после вообще рухнула на мою кровать. Прямо в обуви.
         -- Простая проверка, -- тихо раздалось оттуда. Но тишина длилась не долго: резко подпрыгнув на одном месте, она села, уставившись на меня любопытными глазами. Сиреневый -- такая редкость в моём мире.
         -- Ты фруктовик стекла?
         -- Да, по-видимому, именно его, -- согласно кивнула, морщась от боли в руке и садясь обратно на пол. Стекло, хрусталь, ещё какая-то хрень сверхтвёрдая -- тут голову сломаешь, прежде чем поймёшь. Так, однажды, забывшись, Эммой Фрост себя назову и пойду собирать команду. Интересно, а в качестве Магнето кто выступит? 
         А вообще идейка-то неплохая. Я про Эмму -- только сейчас дошло: у нас почти одинаковые способности. Только вот... А что она умела кроме создания доспеха? Чёрт, не помню, аж обидно. 
         -- Тогда какого хрена? Ты используешь Волю? -- вырвала меня из размышлений барышня, от нетерпения подпрыгивая на кровати.
         -- Нет, не умею и даже не знаю, как это, -- помотала головой, отгоняя последние мысли о мутантах и откладывая в сторону то, что пойдет на оружие. 
         -- Тогда как? Решительно не понимаю! -- запустила она руки в волосы и взлохматила их, выражая последнюю степень негодования. 
         -- Да забей, -- утомлённо фыркнула, понимая, что самой справиться с созданием оружия, всё же, не выйдет. Смерив тихо истерящую девушку взглядом, хмуро поинтересовалась. -- А ты как меня нашла?
         -- Моя крыска помогла, -- фыркнула она, щелкая пальцами. Передо мной неожиданно возникла большая трёхцветная животина, с половину кошки размером. Сверкая красными бусинами глаз, крыса неподвижно сидела на месте. И, кажется, не дышала.
         -- Эй, а она вообще с нами? -- неуверенно поинтересовалась, на проверку, осторожно тыкая в неё шомполом. Ноль эмоций. Всё ясно: она постигла Дзен. 
         -- И да и нет, -- подняла голову девушка. -- Ей лет десять, и почти все эти десять лет она находится под влиянием моего фрукта. Я заложила в неё уйму команд и умение искать решения в сложных ситуациях. Но сама её жизнь настолько замедлена, что легко принять за умертвие. Да и слишком долго она такая пробыла -- уже и без меня живой мертвец. Фрукт, однако, накладывает свой отпечаток.
         -- Ужас какой, -- передёрнула плечами, уже другим взглядом глядя на животное. По мне уж лучше живое существо, нежели это... зомби. -- Ладно, ты всё узнала, что хотела?
         -- Нет, -- отрицательно помотала головой Меллот, вновь заваливаясь на спину. Повисло молчание. Сделав окончательный отбор всего того, что пойдет на мою будущую винтовку, повернулась к остальному барахлу. Часть можно собрать обратно, так как оружие, в большинстве своем, типовое. Ещё часть уже к нему на замену можно кинуть. Да и к тому, что я себе на пользование отложила, тоже пригодится. Что ж, решено -- пора за дело. 
         -- Эй, раз такая незанятая, может, поможешь? -- рискнув, обратилась к девушке.
         -- Да! А что нужно? -- она пулей подлетела ко мне, нависая сверху и своими огромными глазищами рассматривая меня и пару кучек металлолома. Она точно ненормальная. Иначе просто никак. 
         -- Кузнец. Сможешь с ним договориться? -- криво оскалилась, ловя такой же кривой оскал в ответ. 
         -- Ага, -- она оценивающе взглянула на предполагаемую работу. -- Ты же всё равно от меня никак не отвяжешься. 
         -- Эй, я, между прочем, пиратка! -- довод фиговый и, с учетом долбанутости всего мира...
         -- Это же прекрасно, -- хлопнула меня по плечу, притягивая чехол и сама же всё туда складывая. Мда, прошлую мысль можно было не заканчивать. -- Всю жизнь мечтала путешествовать под веселым Роджером!
         -- Так что же тебе мешало? -- удивилась, надевая куртку и закидывая лямку на плечо. -- Не сошлась бы с коллективом, сделала бы всех зомбями. И пиратствуй себе с бессмертной командой, сколько влезет. Могу даже имя подкинуть -- Летучий Голландец. 
         -- Тебе смешно, а я поговорить люблю! -- воскликнула она, спускаясь следом за мной по ступеням. -- А чем дольше человек или животное под моей силой, тем меньше у него шансов вернуться в нормальное состояние! Как бы это ни было странно, но мне кажется, что душа, в какой-то момент, просто покидает своё пристанище, -- уже шепотом поделилась она, совершенно не замечая того, что на неё более чем откровенно пялятся люди, мимо которых мы проходили.
         -- Вполне возможно, -- согласно кивнула. Чёрт, да она так половину города за собой утянет, вон, какие у мужиков... эм... комплименты вырисовались. -- А ты не могла бы одеваться менее... раздето? 
         -- А зачем? -- пожала она плечами, заворачивая в сторону. -- Мне не холодно и не жарко. Я вообще половину не чувствую. Даже опьянеть, как следует, не могу. 
         -- Ну, тут действительно стоит посокрушаться, -- покивала головой, замирая возле неприметного домика с витой табличкой. -- Ладно, поднимем эту тему потом. Сейчас слушай меня. Значит, так...
  
  
  
         -- У тебя такое довольное выражение лица, будто ты Ван Пис нашла, -- хмуро поделился со мной Нил, сидя на стуле и рассматривая Меллот, сейчас копающуюся в моём шмотье. На обратной дороге я, всё же, убедила её приодеться, мотивируя тем, что раз хочет вступить в команду Когтя, то не стоит в таком виде среди мужчин разгуливать... 
         -- Нет, Нил -- круче, -- прошептала, любовно оглаживая бок снайперки. Было уже начало вечера, когда я и девушка, уставшие как не знаю кто, выползли наружу из пылающей бездны кузницы, вдыхая прохладный воздух полной грудью. Даже зомби призналась, что там было не особо хорошо с кислородом. А что тогда про меня говорить, неожиданно потекшую стеклом, когда неосторожно схватилась за горячий метал? К счастью, боли не было, но всё равно, момент был не особо радостный. Зомбированный кузнец многого из того, что я хотела, не понимал -- пришлось крайне детально показывать и объяснять. К счастью, Меллот его не до конца ввела в коматозное состояние, оставив разум и понимание того, что нужно вообще делать. Иначе бы я крышей поехала.
         -- Это просто винтовка. Немного доработанная и усовершенствованная, но винтовка, -- пожал он плечами, отворачиваясь в сторону -- девушка решила примерить бельё. 
         -- Скажи то же самое команде Когтя, подобное об их корабле, за которым они сегодня на штурм идут, -- покачала головой, извлекая ещё туго идущий магазин и придирчиво рассматривая патроны, стоящие по парам. Гильзы -- роскошь, потому придется их собирать после стрельбы, чтобы потом использовать ещё хотя бы раз. -- У этой красавицы офигенная дальность стрельбы! Я сама не ожидала подобного! Кузнец тут что-то наворотил, ещё и несколько сменных деталей сделал, вместе с дополнительными магазинами. У меня пуля улетела куда-то за тридевять земель, и пришлось убегать с места стрельбы, пока дозорные не налетели, -- весело засмеялась. -- Слушай, Мелл, я не жалею, что отдала ему всё то золото. 
         -- Зачем меня тогда просила участвовать? -- пробурчала та, придирчиво рассматривая себя в зеркале. -- Мне нравится, я возьму это.
         -- Хорошо, -- кивнула в ответ, вставляя магазин на место и передергивая затвор. Предохранителей было два -- второй специально попросила сделать в незаметном месте, чтобы в случае чего, никто другой не смог воспользоваться моим оружием. -- Ты мне нужна была для того, чтобы не торговаться с ним и не вступать в прения. Думаю, если бы пошла обычным путём, дня четыре провозилась бы.
         -- О, ясно тогда, -- кивнула она, натягивая какие-то кожаные бриджи и накидывая рубашку. -- Ладно, оружие получила? Идём воевать!
         -- Зачем? -- удивилась, пряча свою красавицу в чехол.
         -- Как зачем? Твоя команда в беде! Они же идут свой корабль возвращать! И, ты не поможешь? -- удивилась она, подходя ближе.
         -- Ну, нас не звали, -- тихо откликнулся примолкший Нил. 
         -- Да с тобой итак всё ясно, -- поморщилась Меллот. -- У тебя же рука сломана, куда тебе в бой? Я вот эту осчастливленную спрашиваю. Она со своей способностью и до этого могла спокойно вынести половину противников но, почему-то, сидит тут и делает удивленные глаза. 
         -- Я вообще хотела уйти, -- честно призналась, вставая на ноги и закидывая лямку на плечо. -- Да и, если и соглашусь идти в бой... Я же не знаю, где, что, да как. И оружие не пристреленное.
         -- Вот и пристреляем и выясним! Идём, -- и, схватив меня за руку, потащила на выход. Пришлось идти, не забыв прихватить мешочек с патронами. Хорошо, что этого добра у меня теперь навалом. А там проведу первые испытания со своей способностью, и, глядишь, всё получится -- будет решена проблема со свинцом.
         -- Эй, я с вами! И, никаких но! -- выскочил следом Нил. -- В кустах отсижусь, -- в ответ на мой красноречивый взгляд отозвался он. -- Честно, в этот раз без героизма.
         -- Ладно, идём, -- бурча, кивнула, быстро сбегая на первый этаж и устремляясь к выходу. 
  
  
  
         На город спускались сумерки, зажигая в окнах домов первые огни и даря прохладу окружающему миру. Особенно хорошо эта прохлада ощущалась в лесу, через который мы шли ко второй пристани, постоянно встревая в колючки и цепляясь за корни деревьев. Комары, вышедшие на ночную охоту, покушались исключительно на Нила, полностью игнорируя зомби и застекленевшую меня. 
         -- Вот, отсюда всё прекрасно видно, -- прошептала девушка, выводя нас на высокий холм с камнями -- прекрасное место для засады. -- Как выглядит нужный нам корабль?
         -- Не знаю, -- пожала плечами, распаковываясь и, кинув чехол между камнями, установила поверх оружие. В прицел было видно снующих туда-сюда людей. Хм, и как команда собирается со всеми ними справиться? Впрочем, народу было не особо много -- скорее всего, многие ушли на ночевку или сам по себе бизнес перепродажи требовал минимального количества людей. 
         -- Грэг сказал, что их корабль единственный в своём роде. Нужно искать что-то выдающееся, -- тихо прошептал Нил, осторожно устроившись в камнях и высовывая любопытную моську наружу. -- Что это так противно звенит?
         -- Вероятно, комары, -- усмехнулась Меллот, кивая на меня. -- Резонируют.
         Я философски пожала плечами: ну резонируют, и что с того? Хрусталь же. 
         -- Сонь, сделай свою кожу ещё тоньше, по ушам же бьет, -- поморщился парень, уже устав отгонять от себя голодающее Поволжье. Смилостивившись, розововолосая мазнула по его лбу пальцем, испачканным в её же крови. Пернатые тут же улетели кто куда. 
         -- Отпугивает хорошо, -- подмигнула девушка. В ответ на мой подозрительный взгляд пояснила. -- Пока в кровь не попадет -- безобидна. 
         -- Вон он! -- подпрыгнул на месте спасенный от пожирания, указывая рукой на самый край верфи и отвлекая меня от мрачных мыслей. 
         Проследив, удивленно присвистнула -- команда и правда не преувеличивала: он действительно единственный. Таких просто не должно быть. Как он вообще плавает? Огромный нос корабля был изогнут, представляя собой шею с шипами и, на конце, оскаленную морду дракона. По центру корабля была огромная мачта с парусами, которые по форме и тому, как располагались, больше напоминали отдельно идущие лепестки, закрепленные в основании и по бокам, на реях. Вокруг мачты высились какие-то постройки, возможно, каюты, больше напоминающие маленькие домики. По бортам, примерно напротив мачты, в сторону расходились два крыла -- еще одни паруса, практически горизонтальные и крепящиеся на чуть изогнутых реях. Или это мачты такие?! Чуть дальше по кораблю была еще одна мачта, меньше, но с гораздо более широкими реями. Там же, на корме, были еще пристройки. Судно было не особо большим но, наверное, из-за этих "крыльев", оно казалось шире. Было сложно описать увиденное, настолько нереальным и неподходящим для буйства моря оно было. Такому кораблю бы где-нибудь в роли музея выступать, а не в боях участвовать.
         -- Какое чудо, -- на выдохе протянул Нил, завороженно рассматривая судно. 
         -- Да... Тот, кто это построил гений, -- тихо протянула Мелл.
         -- Или сумасшедший, -- продолжил Нил.
         -- Или это просто две грани одной сущности, -- крылато пошутила, в окуляр прицела рассматривая палубу и проходы. -- В команде Когтя сейчас сорок семь человек. Мне кажется, или на управление таким судном нужно больше? 
         -- Возможно, -- кивнул Нил. -- Но, их же в рабство тогда схватили. Возможно, кто-то успел побрыкаться и полечь в бою. 
         -- Да, скорее всего, -- покачала головой, переводя прицел на берег и находящихся там людей. -- Вижу Рея! 
         -- О, так они уже там, -- напряженно отозвался парень, силясь что-то разглядеть в сгущающейся темноте. 
         -- Да. Скорее всего, бой будет ночью, чтобы можно было укрыться в случае чего, -- отозвалась, переводя оружие теперь на другие корабли, находящиеся ближе к нам.
         -- В темноте хрен что увидишь, даже с оптикой, -- задумчиво отозвалась Меллот, развалившись на камнях и не испытывая никаких проблем, в то время как я и Нил постоянно елозили, пытаясь найти удобное положение для тела. -- Этот кораблик явно для Нового Мира строился. 
         Я удивленно вскинула брови: все об этом Новом говорят. Что в нем такого-то, раз такой ажиотаж при его упоминании возникает?
         -- Скажи, где у этих кораблей пороховой трюм? -- повернула к ней голову, ловя смеющийся взгляд.
         -- А это будет веселей, чем я думала, -- она фыркнула, подвигаясь ближе. -- Смотри, вон там, слева, маленькое окошко. Специально для того, чтобы хоть как-то проветривать помещение. На кораблях такого типа они по обеим сторонам, да в центре ещё есть трюм да оружейная комнатка. В общем, попадешь в окошко, и будет тебе счастье и подсветка.
         -- Отлично. Тогда, ждем, когда наши начнут действовать, -- согласно кивнула, отползая назад. 
         -- Думаю, долго ждать не придется, -- усмехнулась она. 
         -- Посмотрим. Нил, вот тебе прицел отдельный, наблюдай за кораблем Когтя. Если увидишь наших -- дай знать, -- вручив парню игрушку, удобнее устроилась на камнях, прикрывая уставшие глаза. 
         Еще часа три мы сидели и играли в ассоциации, лениво придумывая ответы. Окончательно стемнело, из-за чего на берегу зажглось множество огней, освещающих почти все углы. Было неимоверное скучно. Лениво рассматривая звездное небо, так и не смогла найти ни одного похожего созвездия, как бы не пыталась соединить звезды, под конец, бросив это занятие. Так что, когда Нил встрепенулся и объявил, что увидел какие-то движения за нужным нам кораблем, мы радостно подпрыгнули, занимая почетные места на своём зрительском балкончике. 
         -- Вон там, вон! -- восторженно пища, пытался указать направление носом парень, так как единственная здоровая рука была занята импровизированной подзорной трубой. 
         -- Да, вижу, -- согласно кивнула, успев заметить осевшее на землю тело, тут же исчезающее в темноте. -- Они начали действовать. Скажи мне, когда начнётся шумиха, я попробую их отвлечь. 
         -- И не страшно тебе в живых людей стрелять? -- усмехнулась девушка, сложив руки перед собой и положив на них голову, заинтересованно наблюдая за маленькими огоньками на берегу.
         -- Ну, с покойниками не проканало, -- нервно усмехнулась, снимая оружие с предохранителя и совмещая мушку с прорезью. -- Я уже успела отметиться в грустной истории со смертями. Хуже уже не будет. Да и, эти люди были в сговоре с работорговцами. Я не могу простить подобное, просто не могу. Потому и не отступлю. 
         -- Ага, -- зевнула она. -- Это же море и пираты. Торговцы живым товаром враги для всех, хорошо, что ты не в стороне, раз твои друзья там, внизу. А то, был у меня знакомый, который на словах был ого-го каким, а на деле сходил под себя и удрал на четвереньках, как только саблей в нос ткнули. 
         -- Хм, не угадала ты с кавалером, -- удобнее перехватывая ствол, пробормотала, выискивая это маленькое окошко. -- Так-с, ветра практически нет, это плюс. Стреляет винтовка приблизительно, это минус. Но есть подсветка -- тоже плюс. Блин, чтобы ещё плохого найти для равновесия?..
         -- Началось! -- воскликнул Нил. Оторвавшись от окуляра увидела, как огоньки резко заметались, стекаясь к кораблю-дракону. -- Давай, отвлекай их! 
         -- Слушаюсь и повинуюсь, -- тихо протянула, осторожно выжимая свободный ход и, затаив дыхание, остаток. Грянул громкий выстрел и, в прицел, увидела, как дернулся пробитый пулей канат, а она сама пуля ушла куда-то в доски надстройки. -- Десять вниз, семь влево...
         Следующий выстрел выбил щепки куда как ближе к заветному окошку, заставляя крутнуть еще пару щелчков.
         -- Давай же, они уже вступили в бой, -- умоляюще протянул Нил, не отлипая от прицела. Меллот надоело сидеть в стороне, и она потребовала свою порцию зрелищ, ринувшись отбирать единственное средство наблюдения. Началась возня. 
         Третий выстрел попал точно в цель. Грянул огромный взрыв, буквально подкинувший горящий корабль вверх, кидая его на соседний, тут же вспыхивающий как спичка. Послышались отдаленные крики, зазвенел колокол. 
         -- Ахуеть, -- тихо прошептала девушка, во все глаза глядя на пожар. -- Ты монстр с монстром в руках!
         -- Я сейчас обижусь, -- хмуро пробормотала, переводя прицел на корабль Когтя и наблюдая ведущийся там бой. Примостившись удобнее, осторожно сняла стрелка, сидящего в вороньем гнезде. Тело полетело вниз, падая куда-то на надстройки и скатываясь под ноги присутствующим. Ну, хоть чем-то помогла. А то, тут расстояние огромное, а я так хорошо просчитывать не умею, чтобы в своих не попасть.
         -- Ой, кажется, они догадались, что есть ещё мы, -- невинно пропела девушка, прижимая Нила рукой к груди и, таким образом, сводя их бой на нет. -- Тебе лучше разобраться с ним.
         -- Да, сейчас, -- кивнула, наводя прицел на спешащих в нашем направлении мужчин. Смогли-таки вычислить во вспышкам наше расположение, как не профессионально с моей стороны... Нил неожиданно взбрыкнул, из-за чего пуля, предназначающаяся первому мужчине с факелом, угодила в находящуюся рядом с ним бочку. Грянул еще один взрыв, сопровождающийся неистовыми воплями. Эй, ну чё за нафиг? -- Нил, не стыдно?
         -- Нет! -- гневно сверкая глазами, выкрутился он из хватки зомби. -- Так им и надо! Что с кораблём?
         -- Дерутся, -- прокомментировала Мелл, давя зевок. -- Давай, помогай им. 
         -- Руководи, -- кивнула, готовая следовать указкам. -- Нил, собирай гильзы -- они пригодятся в будущем. 
         -- Хорошо, -- пробурчал тот, начав складывать гильзы в предоставленный мешочек. 
         -- На три часа, красная бандана.
         -- Есть, -- отметив осевшее тело, отчиталась я. 
         -- Семь, белая рубашка.
         -- Это свой.
         -- Оу, простите! Тогда... Вот тот с ружьем мне не нравится, на одиннадцать, -- вошла во вкус девушка.
         -- Есть.
         А стрелять с такого расстояния куда как проще и легче, когда не видишь самого лица человека. И уже совсем не испытываю угрызений совести. Они твари, помогающие другим тварям продавать себе подобных. Пофиг на закон и то, кто там решает, кому жить, а кому нет. Горите вы все огнем. 
         Неужели, это во мне что-то от прошлой хозяйки тела говорит? Не хотелось бы верить в то, что это я такая. 
  
  
  
         Утро наступило неожиданно, просто в одно мгновение небо посерело, да запели птицы. Внизу было тихо, лишь чуть слышно догорали обломки кораблей. Первый луч солнца неуверенно скользнул по доскам пристани, наталкиваясь на мертвые тела и идя дальше. Негласно решив, что всё же стоит прогуляться вниз и посмотреть то, как там наши, мы ещё часа пол спускались, настороженно прислушиваясь к окружающим нас звукам и ища сбежавших, но не находя таковых. Осторожно ступив на прибрежный песок, огляделись вокруг, и, не найдя никого живого, пошли дальше. 
         -- Мда, а пули-то у тебя довольно-таки серьезные, -- склонившись над одним из поверженных противников, прокомментировала девушка. Я мрачно отвернулась от неё, грустно размышляя над тем, что кома в горле больше нет. Как, всё же быстро, можно привыкнуть к подобному...
         -- Да тут большинство её жертвы, -- Нил был куда как более весел, рассматривая поверженных и вприпрыжку идя вперед. Мда, как ребенок этого мира он куда как спокойнее все перенес, даже не побледнел. Мне же считать то, сколько раз я попала в цель, не хотелось -- пришлось пару раз перезаряжать магазин.
         -- Стоять! -- перед нами возник мужчина, направив ствол ружья. Я послушно остановились: Нил за спиной у Меллот, обнажившей кинжал, я сбоку от них, наведя винтовку на противника. 
         -- Валь, свои, -- миролюбиво откликнулась, но оружие не убрала. Мужчина, пару секунд разглядывая нас, неожиданно громко засмеялся, первым отводя ствол в сторону. 
         -- Сонька, надо же! Да ещё и с этой бандурой! Никак в подкрепление пришла?
         -- Я тут с вечера, Валь, -- так же отведя оружие в сторону, подошла к нему. -- Мы все трое тут. Она с нами, -- кивнула на Меллот, которая приветливо помахала ладошкой.
         -- Ох, ты ж, -- округлил глаза мужчина, бросая взгляд на мое оружие. -- Неужели это вы стрелять удумали издалека?
         -- Проблемы? -- мрачно взглянула на него.
         -- Да ты что? Нет, конечно! К капитану, срочно к капитану! -- и, больше не слушая, понесся впереди. Делать нечего, пришлось идти следом, всё так же, не умаляя подозрительности в адрес окружающего. 
         В воздухе стоял неприятный запах гари, забивающей все окружающие запахи. Проходя мимо подорванного мною корабля, грустно улыбнулась: всего лишь одна маленькая пуля, а такой разгром...
         -- Капитан Грэг, глядите, кого я привел! -- громко объявил Валя, выруливая к площадке перед кораблём Когтя. 
         -- Мы сами пришли, -- пробурчала, внимательно рассматривая собравшихся людей и с затаённым страхом ища неразлучную троицу. 
         -- Надо же, такие люди, да без охраны! -- присвистнул Грэг, сидящий на бочке и самостоятельно бинтующий кисть. Подкопченный, уставший и побитый, но такой довольный...
         -- Решили отметиться, -- не найдя парней, повернулась к нему. 
         -- Ну, что ж, спасибо, -- кивнул он, глядя на нас внимательными глазами и, после, рассматривая винтовку у меня за спиной. -- Приобрела себе цацу?
         -- Уже даже проверила, скажи спасибо, -- фыркнула, перекидывая её вперед и подавая мужчине. Тот, удивленно покрутив её в руках, принюхался к затвору.
         -- Хм, действительно. Так это ты нам тут огонек сделала?
         -- И многое другое! -- высунулся вперед Нил, до этого прячущийся за спиной у Меллот. -- Она многих на тот свет сплавила, пока вы сражались на корабле. И, даже, нескольких здешних противников упокоила.
         Я поморщилась, выслушивая этого обормота. Вот же, не понимает, что ли, что я не особо ещё втянулась в жизнь пиратов?
         -- Это Меллот, фруктовик, зомби. Очень хочет стать частью команды, -- представила я молчавшую до этого девушку. Та приветливо кивнула, сверкая любопытными глазами.
         -- Зомби? -- капитан любопытно подался вперед. Народ подтянулся ближе, рассматривая девушку. -- Покажи.
         Пожав плечами, она прошла к ближайшему телу и, что-то наколдовав, отошла в сторону. Труп дернулся раз, другой, и медленно стал на ноги, сияя огромной дырой в голове.
         -- Хм, впечатляет, -- кивнул головой Грэг, рассматривая замершего неупокоенного. -- Хорошо, даю добро!
         -- Ура! -- взвизгнула Меллот и, вероятно, от избытка чувств, сжала Нила в объятиях. Тот всхлипнул, но пытку выдержал молча -- вероятно, девушка так же сдавила и поврежденную руку. Тело покойника звучно упало обратно на землю, напоследок дернув конечностями.
         -- Что ж, Хрустальная Соня, ты доказала то, что являешься частью нашей команды и то, что в бою товарища и брата не бросишь! -- неожиданно громко выдал капитан, легко спрыгивая с бочки и подходя ко мне. Положив руку на плечо и глядя в глаза, он торжественно произнёс. -- Отныне ты любимая сестра наша! И, если твоё предложение ещё в силе, я буду рад видеть тебя в секретарях.
         -- Благодарю, капитан. Я только за, -- улыбнулась ему, чувствуя разливающееся внутри тепло. Никуда я уже с этой подводной лодки не денусь. Мужчина отошел, рассматривая девушку-зомби и воришку. -- Спасибо за то, что так же не отвернулись от нас.
         -- Ой, да мы практически ничего и не сделали, -- заалел Нил, почесывая в затылке. -- Так, помогли немного и всё...
         -- Вы действовали в команде и за команду, -- покачал головой Грэг. -- Спасибо.
         Покраснела в этот раз даже зомби, вернее, на ее щеках заиграло что-то наподобие синевы. 
         -- Мы рады были помочь, капитан, -- бойко отозвалась она, легонько склоняя голову. -- Когда отплываем?
         -- Ахах, сразу о деле! -- засмеялся подошедший Бан. Перевязанный в груди, бледный, но твердо стоящий на ногах. -- Соберем пожитки и сразу в путь. С провизией тут все нормально, с содержимым кают тоже -- не разнесли, оставили. А то, чего не хватает, на уцелевших кораблях достанем!
         -- Тогда, я быстро смотаюсь в город за вещами? -- охнула девушка, оглядываясь назад.
         -- Скажи, что нужно забрать, и наши ребята, оставшиеся в городе, принесут.
         -- Хорошо! -- просияла она и, получив в руки улитку, на другом конце которой уже кто-то был, отбежала в сторону, что-то быстро объясняя. 
         -- Пусть и наши вещи захватят! -- прокричала ей. -- Номера номер сорок шесть и сорок восемь! -- и, дождавшись согласного кивка, повернулась к навигатору.
         -- Рей, Макс и Дик?
         Взгляд мужчины резко потяжелел, и он рвано кивнул головой в сторону корабля.
         -- На палубе, -- не дожидаясь продолжения и боясь того, что могу услышать, рванула туда, спотыкаясь на досках трапа и задыхаясь. Решив, что нужно подняться на верхнюю палубу, пулей взлетела туда, загнанно озираясь по сторонам. Взгляд натолкнулся на сгорбленную фигуру в отдалении, что заставило тело сорваться с места и побежать туда. По мере приближения, невольно замедлялась, пока и вовсе не замерла на месте рядом с молчащим Диком, сидящем на палубе. 
         Мертвые и улыбающиеся, парни лежали, словно спали. Возможно, я бы так и сказала, если бы мертвенная бледность да пятна крови на рубахах и под ними. Покачнувшись, рухнула на колени, не в силах сдержать накативших слез -- мертвые. Уже холодные и закоченевшие. Ну почему? Когда, как?
         -- Не успел, -- хрипло пробормотал Дик. Я повернулась к нему и натолкнулась на пустой, остекленевший взгляд. -- Не успел, -- почти шепча, выдавил он, держа Макса за руку. Наверное, всё это время, что он тут лежал. -- Рей погиб первым -- напоролся на клинок грудью. Мгновенная смерть, даже понять не успел. 
         Горло сдавили спазмы, выпуская наружу сдавленный вой.
         -- Максим это увидел и бросился на убившего. Победил, но кто-то сверху в него выстрелил, и он упал. Этот стреляющий потом и сам вниз скатился, так что, даже отомстить некому, -- попытался пошутить он, тихо рыдая.
         Не выдержав, уткнулась лбом ему в плечо, стараясь не кричать от горя. Куда там: не прошло и пары секунд, как я выла в голос, пальцами сжимая ткань одежды Дика и отдаленно чувствуя, как она стремительно намокает. Прибежавший на крики Нил стал рядом, после так же опустился на доски, тихо всхлипывая. Не одна я успела с ними подружиться -- открытые весельчаки часто наведывались к скучающему воришке, развлекая того как только можно в условиях тишины медблока. Дик, уже не сдерживаясь, всхлипывал, все так же, не отпуская ладони младшего. Ну почему? Почему?! Почему их?
  
  
         Вещи с остатками команды прибыли к полудню, отчалили почти сразу же после этого. Все в молчании, тишине -- мы вновь готовились хоронить ещё пятерых. Дик никого к телу брата так и не подпустил, лично уложив его в лодку и обставив порохом и маслом. Пытающихся помочь чуть не пристрелил, встретив таким взглядом, что даже капитан не рискнул приблизиться. 
         Дик молчал. До последнего глядел в черное море. Море, где в ночи горели тела тех, кто был невероятно дорог. Море, в котором бликами отражался огонь, яркой искрой выделяя ещё плывущие вдаль лодки. Дик молчал и, пожалуй, это был первый раз, когда я была готова сорваться с цепи, обматерить его с ног до головы -- сделать что угодно, лишь бы он сказал хоть слово. Дик молчал.
         Курить не хотелось. 
  
  
         А ещё через день прилетел почтовый баклан и принёс свежие листовки. На одной из них была моя фотография, вероятно с того момента, как капитан заявил об официальном принятии в свою команду, а внизу значилось имя с пометкой "живой или мертвой". Хрустальная Соня, двадцать пять миллионов. Снайпер команды Когтя. 
         Я задалась целю выследить этого фотографа и основательно остеклить ему зад. 
  
  
  
  
      -- Веселье впереди
  
         -- Бумаги, милая снайпер, бумаги, -- прохаживаясь у меня за спиной взад-вперёд, мурлыкал капитан. Сидя за столом, зло скрипнула зубами: да сколько можно сквозняк создавать? А Грэгу, хоть бы хны -- туда-сюда, скрип-скрип... Бесишь! Ща займу, не радуйся, котяра. 
         -- Вот тут расхождение, -- обернулась к нему, мстительно прищурив глаза. -- Слишком большое расхождение, даже с учетом погрешностей.
         -- Хм, -- мужчина тут же выхватил у меня листок, начав внимательно изучать записи. Повисла тишина, в которой, наконец-то, смогла спокойно выдохнуть, позволяя уставшим глазам отдохнуть. -- Откуда взяты основы? 
         -- Опрос команды, -- пожала плечами, понимая, что он не отстанет и, выпрямляясь на стуле. Капитан удивленно посмотрел на меня. 
         -- Специально время тратила?
         -- За обедом поспрашивала, -- пожала плечами. -- Они помогли, надиктовав. Не всё, конечно -- остальное потом разъяснили. Расхождения минимальные, поэтому погрешность если и есть, то монет в десять, как потолок. 
         -- Хм... Хорошо, -- кивнул он. -- Тогда, с бухгалтерией покончено! 
         -- Ага. Корабельный журнал без моего участия, как и навигационные карты. В остальном, записи не ведутся, или ведутся, но уже не мной, -- потянулась я, вставая. Голова резко закружилась, из-за чего в глазах потемнело. Мне нужно кушать. Гребанное тело -- раньше могла сутками не есть, достаточно было одной чашки кофе и пары сушек. Обидно. 
         -- Нет, есть еще место, -- покачал головой Грэг. Я возмущенно обернулась к нему. 
         -- Куда?
         -- Вали в трюм и подсчитай наш бюджет.
         -- Там же монеты! -- округлила глаза, вспоминая то, с какими прибаутками команда заносила на борт награбленное золото.
         -- Именно поэтому я и не говорю тебе, чтобы ты быстрее разобралась с документацией, -- пожал он плечами. -- Иди, искупайся в драгоценностях.
         -- Так точно, капитан, -- вяло пробормотала, выходя за дверь и оставляя мужчину наедине с самим собой и странным растением на подоконнике. Назвала бы небезызвестным Грутом, да язык не поворачивался, слишком... другое. А маленькое нечто, отдаленно напоминающее нашего капитана, но в мини-версии, радостно покачивалось из стороны в сторону и издавало легкие пищащие звуки. Как сказал Грэг -- оно однажды вырастет, еще немного осталось, и будет уже отдельно от горшка. Что же, ждем. 
         -- Чё такая унылая, прелесть моя? -- Меллот, как уже стало привычным за последние три дня, повесилась на меня со спины, заставляя наклониться вперёд и чуть не уронить весь тот мини канцелярский набор, которым располагала, а сейчас держала в руках. 
         -- Перестань меня так называть, оторва, -- мрачно пробурчала, силясь сделать пару шагов вперёд. -- Слезь с меня!
         -- Не хочу, -- протянула она, вжимаясь еще сильнее. Я покраснела -- даже в том наряде, который я ей выделила, девушка все равно заставляла снующий по кораблю народ задерживать на себе взгляд, ничего для этого не предпринимая. А мне не хотелось привлекать к себе мужское внимание, особенно находясь с ними продолжительное время в замкнутом пространстве. -- Мне скучно. Мне ужасно скучно. 
         -- Тогда помоги мне! -- попыталась сбросить хватку. Мелл еще сильнее навалилась, пытаясь разглядеть бумажки у меня в руке.
         -- А что нужно?
         Я мысленно вздохнула, пытаясь точнее подобрать слова. Потом, подумав, поняла, что лучше, чем есть, и придумывать не надо.
         -- Деньги посчитать, -- кратко и действенно: ухватив меня за руку, девица потянула вперёд с такой скоростью, что засвистело в ушах. Лампу для освещения реквизировали в соседней каюте, у отлучившегося со своего места Вали -- скажем, так, заведующего по тому, что уже сломалось, но что жалко выкидывать и можно перевести в другую область. Например, рваную одежду на половые тряпки. Наверное, на каждом корабле должен быть такой человек, не знаю. Но, как они именно его выловили в этом долбанутом мире, лично для меня оставалось тайной: более домовитого мужчины я еще не встречала.
         Лампадка коптила только так. Спустившись в темный трюм, в процессе молясь всем богам, чтобы не промахнуться мимо ступенек, ненадолго зависла в ступоре: того слабого света, что у нас был, оказалось достаточно, чтобы находящееся в трюме засияло, переливаясь множеством бликов и оттенков. Кучи золота, насыпанного кое-как, какие-то бирюльки, драгоценные камни, чуть в стороне оружие, украшенное ими же. 
         -- Твою же мать, Грэг! -- в сердцах воскликнула, понимая, что покроюсь плесенью раньше, чем досчитаю. Этот гад опять меня провел, на мою месть, отвечая своей, более продуманной. Обидно, что он опять меня сделал, хоть и капля гордости взяла -- мой капитан.
         -- Ты чего кричишь? -- вздрогнула Меллот, удивленно глядя на меня. -- Не волнуйся, сейчас всё разрулим!
         -- Да тут считать вечность, -- простонала я, ставя лампу на бочку и создавая позади неё несколько зеркал, непрозрачных с тыльной стороны, насколько это возможно, и ещё пару в других углах, под наклоном. Света стало в разы больше, освещая всё до последнего белли и камешка, и открывая что-то, похожее на пещеру дракона.
         -- Так, пол часа, и я начну тебе помогать! -- девушка, не удержавшись, с довольным визгом бросилась в золотую кучу, принявшись радостно купаться в ней. -- Сходи пока за мешками, рассортируем всё. 
         -- Ладно, -- пожала плечами, покидая помещение. Валя уже носился в поисках своей потери, подбегая к каждому встречному и принимаясь трясти его за грудки. Пришлось идти с повинной, мрачно-виновато, если такое вообще возможно, глядя на него. Валя лишь замахнулся для оплеухи, но руку на меня так и не опустил, велев вернуть светильник, когда наиграемся. На робкую просьбу выделить несколько мешков, желательно целых и объемных, широким жестом открыл передо мной дверь одной из каморок, переделанной под хранилище и ушёл к себе, что-то, в который раз, переделывать. 
         Грустно оглядев сложенные на стеллажах тряпки, быстрым движением создала себе очки, закрывающие глаза от пыли. Нос, увы, закрыть не удалось, но на будущее я задалась идеей придумать себе что-то наподобие маленького противогаза, с множеством мелких отверстий для воздуха. Сейчас же, пришлось зарыться вглубь, покрыв себя и одежду тонким слоем стекла, с которого мусор соскальзывал, и, вытягивая на поверхность нужное мне. Чихать хотелось зверски, что и проделала, взметая облачка пыли и спугивая множественные поселения моли, золотистым роем взлетевшей к потолку. Проводив их взглядом, покачала головой: они к концу года превратят в кружева всё находящееся здесь, если сейчас же не начать перетрясать эти залежи. 
         Неожиданно, мне на голову с верхней полки упал футляр, сильно ударив по макушке и соскользнув вниз, на ноги, только чудом не отдавив пальцы. Задумчиво посмотрев на находку, отложила в сторону тряпки, присев и пытаясь открыть её. Ничего, вообще. Прищурившись, оглянулась на открытую дверь выхода: никого.       Задвинув футляр под ближайший стеллаж, быстро похватала мешки и побежала обратно в трюм -- обожаю загадки, и, кажется, это одна из них. Потом обязательно займусь ею.
         -- Чего так долго-то? -- ворчливо раздалось из кучи монет. Приглядевшись, поняла, почему не обнаружила Меллот сразу: нацепив на всевозможные места вообще всё, что только можно, украсив голову короной, девушка была круче, чем Рождественская ёлка. 
         -- Выбирала те, где нет дыр, -- кинув перед ней добытое, целенаправленно прошла к кучке каменьев. Не одной же ей шиковать на этом празднике драгоценностей? -- Мне интересно, как ты собираешься все это подсчитывать.
         -- Как-как? -- фыркнула она, вылезая из своего импровизированного ложа и притягивая к себе один из мешков. -- Вот так: одна, две, три, четыре... 
         -- Опять издеваешься? -- даже не поворачиваясь к ней, пробормотала, беря в руки огранённый рубин со сколом на боку и задумчиво вертя его в руках. 
         -- Фи, с тобой даже пошутить нельзя, -- протянула девушка, снимая с себя все украшения и оставляя лишь корону на голове. Я покачала головой, поворачиваясь к ней. 
         -- Я второй день сижу за бумагами, подсчитываю то, сколько нужно ещё потратить в будущем, когда войдем в следующий порт, где сможем починить корабль и отчистить дно от ракушек и водорослей. Где купим материал на паруса, потому как наш верхний, который зонтиком, несколько специфический, и на него нужно потратить больше. Да и укрепить крылья нужно: я предложила проверить основание и ядро, чтобы в случае чего не сломались, во время очередного шторма. После того, как корабль побывал в тех доках перекупщиков, стоит устроить полный осмотр -- мало ли. Да и нам нужно ещё набрать человек десять экипажа. И как думаешь, у меня есть настроение для шуток? 
         -- Мда, растраты предстоят серьезные, -- отозвалась Мелл, щелкая пальцами. Любопытно навострив уши, встала, и, подойдя к ней, с удивлением уставилась на крысу-зомби. Не двигаясь, нежить пристально смотрела ей в глаза, после, пискнув, скрылась в ближайшей норке, с трудом протискиваясь между досок и вызывая у меня смех. Девушка сконфужено почесала в затылке, грустно вздыхая. -- Она любит покушать.
         -- Она же труп, -- удивилась еще сильнее. 
         -- Я же сказала, не труп, а существо, слишком долго находящееся под действием моей силы. Но, не мертвая. Она уже по новой начала развиваться, пусть и в виде зомби. И, даже будучи им, имеет собственные вкусы. Ты, кстати, очень ей нравишься.
         -- Я? -- неприкрыто ужаснулась. Да ну на фиг, такое счастье, как живой труп! -- Надеюсь, не на вкус?
         Воображение тут же нарисовало подкрадывающуюся ко мне ночью, в лунном свете, крысу, желающую мной полакомиться. Пробрало. 
         -- Нет, что ты. Просто следом ходит, -- фыркнула она, отчего корона съехала на нос. -- Она частенько за тобой следом ходит, не замечала?
         -- Н-нет, -- отрицательно покачала головой, легонько бледнея. К самим крысам я питала нежные чувства -- маленькие теплые меховые комочки всегда находи место в моём сердце, да и хвосты, столь пугающие народ, не были скользкими и холодным, наоборот, теплыми и с частыми шерстинками. А вот нежить... 
         -- Мда... -- протянула девушка, вновь падая на золото и перекатываясь на живот. -- Тебе с такой высокой наградой за голову стоит начать практиковать Волю Наблюдения. 
         -- Высокой? Двадцать пять миллионов это не особо и много. Есть множество пиратов с куда более большей наградой и меньшими способностями, -- усмехнулась, пиная ногой маленькую золотую горку и резко зашипев: самый тяжелый металл ощутимо приложил по пальцу, заставив недовольно поморщиться и, тут же, окаменеть. Крысы. Штук сорок навскидку, серые и бурые тела замельтешили по помещению, перебегая по золоту и, зацепив некоторые монетки, вызывая маленькие водопады. 
         -- Глупая, у тебя оружие, которым ты смогла поднять на воздух несколько кораблей с одного выстрела и при помощи которого десяток человек на тот свет свела. Про тебя писали в газетах, правда, уже без фото. Да и о самой тебе ничего не известно: они даже не в курсе того, откуда ты родом. Иногда бывает так, что сильные пираты имеют за голову низкую награду. 
         -- А сама-то? -- не выдержала я, правда, взгляда от крыс не отвела, завороженная тем, как они, не боясь нас, начали играть друг с другом, или, попискивая, вставать на задние лапки. 
         -- Ну, на меня тоже прислали листик, -- вновь перевернувшись на спину, Мелл заложила руки за голову. -- Сто семьдесят пять миллионов, как семь лет назад дали, так и есть, -- зевнула она. 
         -- Нихрена себе! А сколько тебе вообще лет? -- не удержалась я, пытаясь мысленно подсчитать её возраст и время, нужное для получения такой суммы.
         -- Двадцать семь, -- ещё раз зевнула девушка. -- В море с пятнадцати лет. Первая награда -- десять миллионов. Владею двумя видами Воль: Вооружения и Наблюдения. 
         -- И у тебя, с мечтой плавать в море, и такой суммой за голову, не было команды? -- эта особа не переставала меня удивлять: с поведением маленькой разбалованной девочки и её же внешностью, максимум лет на восемнадцать, и такая огромная подводная часть айсберга. 
         -- Ну... У меня были дела, -- потянувшись, она поднялась на ноги, ища взглядом свою крысу. Та нашлась возле входа в норку, умывающаяся. -- Так, Пипа, давай, командуй: пусть начинают. 
         Крыса, резко оторвавшись от своего дела, пробежала вперёд, поводя носом по воздуху, что-то неслышно сообщая остальным. Крысы оторвались от своих дел, быстро подбегая к ней и так же, тихо попискивая, переговариваясь. Завороженная таким зрелищем, поднесла руку ко рту, откусывая сочный кусок, сладко-кислый на вкус, и пережевывая его, глотая. 
         -- Эй, ты чё творишь? -- пораженно воскликнула девушка, хватая мою руку и отводя её в сторону. -- Ты же рубин ешь!
         -- А? -- удивленно вскинула брови. В руке действительно был драгоценный камень, надкушенный с одного бока. Задумалась и с яблоком перепутала, надо же. -- Ааа... Не обращай внимания, я ими питаюсь иногда, -- попыталась выкрутиться. 
         -- Но, у тебя же фрукт хрусталя! -- она непонимающе взглянула на меня, демонстративно откусывающую еще один кусочек. Рубин на вкус был прекрасен.
         -- Я сама не понимаю, почему так происходит, -- перевела взгляд на крыс, быстро наполняющих мешки золотом, складывая внутрь по одной монетке. -- Не говори остальным из команды -- не хочу, чтобы возникли вопросы тогда, когда я сама не знаю ответов. Не стоит.
         -- Лады, -- даже не споря отозвалась она. -- А какой он на вкус?
         -- Сладко кислый и сочный. Сказала бы, что как яблоко, но еще что-то и от граната есть, -- жуя, проговорила, делая задумчивое лицо. 
         -- Хм... -- задумчиво пробормотала Мэлл. После, резко подавшись вперёд, неожиданно поцеловала, запуская язык ко мне в рот. На мгновение остолбенев, резко оттолкнула её от себя, замахиваясь откуда-то взявшейся спицей и всаживая ей в грудь. 
         -- Твою мать, Меллот!!! -- взревела я, вспугивая крыс. -- Ты что себе позволяешь, извращенка грёбаная! 
         -- Чёрт, стёкла, -- согнувшись, пробормотала она, роняя на пол капли крови и сплевывая осколки. -- Сколько раз тебе говорить -- твои спицы мне до лампочки, оу... -- она осторожно вытянула из десны кусочек, морщась при этом. Странно, ей же не больно, по идее. -- Блин, извини, я ничего плохого не имела ввиду, просто ты так вкусно всё описала... 
         -- Идиотина! У меня иные параметры! -- остывая, прорычала я. -- Дура! Кто тебе вообще столько всего позволял? 
         -- Ну, скажем так, было время, -- засмеялась она, вытирая кровь с уголков губ. -- Извини.
         -- Ладно, просто мозгами нужно шевелить хоть иногда, -- уже бурча, сдалась я. Крысы, забив на наши разборки и подгоняемые прорабом-нежитью, уже заканчивали трудиться, водя хороводы вокруг драгоценных камней и неуверенно поглядывая на украшения и оружие. Сложив колечки, серёжки и медальончики в один мешочек, они не знали, как быть дальше.
         -- Эти мы сами разложим, -- кивнула им Меллот, беря протянутый ей платок и вытирая вязкую кровь. -- Пусть идут.
         -- Стой! -- всполошилась я. -- А куда они идут? 
         -- Обратно к себе, -- пожала плечами девушка. -- А что?
         -- Как "что"? Они же оснастку всю пожрут! Да и Коул жаловался на то, что крысиные экскременты встречаются там, где лежат чистые простыни.
         -- Ну, тогда за борт, -- девушка легонько наклонила голову набок. -- Если они вредят, значит, у них одна дорога. Да и, правда Коула -- крысы переносят множество болезней. 
         -- Всех за борт? Вот так вот, без сожалений? -- округлила глаза. Маленьких и теплых, да за борт?! 
         -- Ты уже определись, а? -- не выдержала она, поворачиваясь к своей крысе и приседая возле неё. -- Говори.
         Пипа, повертевшись вокруг своей оси несколько раз, встала на задние лапки и передней правой тронула себя за ухо. 
         -- В каждом мешке по сто тысяч, -- перевела Меллот, пока я удивленно смотрела на все эти манипуляции. -- Монеты большого достоинства, потому и столько. Считай мешки, и перейдём к камням и украшениям. 
         -- Да, хорошо, -- вяло кивнула, быстро пробегая взглядом по помещению и записывая результат в книжечку. -- Погрешность какая?
         -- Монет в сорок, -- отозвалась она, бросив взгляд на крысу, опять выполнившую странные движения.
         -- Отлично, -- довольно кивнула, записывая и это. -- На сколько оставшиеся камни выйдут?
         -- Ну, на пару миллионов, -- что-то прикинув в уме, повернулась ко мне Мелл. -- Они уже ограненные и, большинство из них, высокого качества. Ну, если ты не съешь их, то тут можно много выручить. Если поторговаться. 
         -- А драгоценности?
         -- Ещё больше. Нужен оценщик и хорошо умеющие торговаться люди, -- она поднялась на ноги, подходя к одиноко лежащему на полу ожерелью из граната, и поднимая его. 
         -- Это должно выйти миллионов на двадцать. Очень тонкая ручная работа, камни идеально отполированы и отшлифованы. На креплении есть клеймо мастера. Судя по завиткам, это авторская работа. 
         -- Откуда у тебя такие познания? -- удивилась я, круглыми глазами наблюдая за её действиями.
         -- Мне пришлось некоторое время просидеть в лавке перекупщика. Дрянное дело, но кушать хотелось сильнее, -- поморщилась она. Спрашивать, почему она просто не сделала из него очередного зомби, не стала: тут явно было что-то очень тайное. И, я даже не знаю, стоит ли сейчас пытаться улучить её в чём-то.
         -- На сколько, навскидку, тут всего украшений?
         -- До ста миллионов, -- мне оставалось только присвистнуть от удивления. -- Не знаю, откуда все эти драгоценности, но... Кто-то явно грабанул закрома Дворян, если не Высшей знати. 
         -- Об этом не писали?
         -- Нет, что ты, -- усмехнулась она. -- Каждый год в море идёт на дно множество кораблей, и уже неважно чьих. Шторма, Морские Короли, иногда рифы. Пираты занимают во всем этом далеко не первое место. Ну, послали письма по миру с просьбой сообщить, если кто-то что-то видел или знает о пропавших, да и только. В борьбе за власть и наследство и на большее идут. Это так, мелкий откуп морю.
         -- А, ясно, -- покивала, делая заметку. -- Трения с продажей драгоценностей будут?
         -- Ну, попытаются заплатить как можно меньше, да только сами продадут за гораздо более высокую цену. Именно из-за того, что принадлежали кому-то из богатеев. 
         -- Отлично, -- пробормотала, записывая и это. -- Что ж... Ты так и будешь дальше в короне ходить? 
         -- Ага, мне нравится, -- демонстративно коснулась украшения девушка, проводя по нему кончиками пальцев. -- В мире и больше странных личностей встречается. Хочу быть принцессой. Нет, я -- королева! -- она приняла гордую позу, заправляя прядь за ухо.
         -- Ладно, -- пожала плечами. -- Я придумала на счет крыс.
         -- Правда? -- загорелись её глаза. -- Что?
         -- Пусть твоя Пипа создаст крысиный спецназ, -- немного покраснев, предложила я.
         Глаза девушки удивленно округлились, однако, она подалась вперёд.
         -- Поясни, -- послышался азарт.
         -- Ну... -- я сразу же растеряла все мысли, начиная тянуть и экать. -- Эм, ну... Будет неплохо, если у нас будет невидимая противнику сила. Крысы маленькие и с очень крепкими и острыми зубами... Противник, в начале, не обращает внимания на животных, а они могут нанести огромный ущерб, перегрызя канаты или же, просто набрасываясь на человека, выцарапывая глаза. Я в одной очень интересной книге читала, как крысы охраняли лавку с драгоценностями в тёмное время суток. У них ещё такие классные ошейники шипастые были, чтобы нельзя было нанести вред грызунам. 
         -- Хм, наверное, книга и правда классная, если там и такое было, -- потерла подбородок Меллот, задумчиво глядя на всё ещё присутствующих в помещении крыс. -- И, как думаешь, что скажет капитан?
         -- Не знаю, -- пожала плечами, пролистывая пару страниц и ведя расчеты. -- Всего сорок четыре крысы, если без Пипы. Можно сделать четыре группы по одиннадцать особей -- одна командующая и десять подчиненных. Твоя -- связующий. Ради шутки, назовем её генералом. 
         -- Хорошо, мне нравится, -- довольно кивнула она. -- Где разместим?
         -- Ну, нужно помещение, с вентиляцией и из которого легко сбежать, если вдруг какая-то проблема, -- неуверенно предположила я.
         -- Ладно, на тебе капитан, на мне помещение, -- кивнула она, быстро выбегая наружу. Проводив её мрачным взглядом, механически отправила остатки рубина в рот, прожевывая и глотая. Она явно не сомневалась в том, что я получу согласие, в отличие от меня самой.
         Валя, возвращенный ему светильник, рассматривал долго и придирчиво, но ничего не сказал, отпуская с миром, с намёком цыкая зубом вслед. А вот капитан меня поразил: быстро выслушав мой отчет о состоянии бюджета и отдав приказ передать копию Шону, мою задумку с крысами одобрил, да ещё и радостно потирая ладошки, заявил, что лично будет курировать проект. Выходя наружу и закуривая, в который раз покачала головой: капитан у меня шизик. 
         Задержавшись в тени центральной пристройки, возле одной из комнаток, села на прогревшиеся ушедшим уже с этой стороны солнцем доски, задумчиво рассматривая тихую палубу и чувствуя, как сердце вновь болезненно сжимается. Без Рея и Макса команда стала в разы серее, лишившись той живой искры, что металась по судну, нарушая его тишину и покой. 
         Дик молчал. Ни слова с того дня, ни одного приёма пищи, всё время в тени и вдали от остальных людей. Нил пытался его растормошить. Не знаю, что там у них произошло, но обратно парень вернулся бледный и напуганный, проскальзывая мимо серой тенью и наотрез отказываясь делиться чем-либо. К Дику, после, меня не пустил, запретив даже подходить к нему. Да только нахрена стоять в стороне, когда рядом с тобой угасает, ставший близким, человек?
         Встав и пройдя к борту, щелчком выбросила окурок в море, глядя в легко волнующуюся синеву с белыми барашками волн и настраивая себя на неизвестность впереди. Заскочив в каюту Шона, быстро сгрузила ему наспех переписанные цифры, и выбежала обратно, пряча блокнотик с пером и чернильницей в маленькую сумочку на боку. 
         Дик обнаружился спустя полтора часа блужданий по Парящему -- такое имя носил наш корабль. Лезть на марс было крайне страшно -- самая верхотура. Коул, как-то, пытался мне объяснить то, что корабль сделан из какого-то сверх прочного дерева какого-то Адама, но, меня это не убедило, и я продолжала смотреть на корабль с затаенным ужасом -- а ну, как рухнет? Какая же ненадежная, с виду, конструкция. Так что, один раз глянув вниз и ощутив, как резко заболело в животе, сворачивая кишочки в тугой комок, я уже начала себя проклинать за самонадеянность и отказ следовать совету Нила. Вцепившись руками в доски, прислонилась лбом к мачте, пытаясь успокоиться и не нервничать -- подумать о чем-то отвлечённом. 
  
         Бескрайнее поле с подсолнухами, раскинувшееся настолько, сколько хватало глаз. Посреди всего этого золотистого великолепия виднелась девушка, в платье, по оттенкам золота не уступающее лепестками растений. Закрывающее грудь и живот, крепящееся на шее, оно полностью открывало спину и бока, на вид, сделанное из тяжелого, падающего материала. Юбка, вся из кружев, слоями идущими вниз, взмывала при каждом шаге, из-за чего девушке приходилось приподнимать ее впереди рукой в желтой перчатке по локоть, заканчивающейся какой-то воздушной тканью того же цвета. Кольца-серьги в ушах, с тремя черными подвесками, напоминающими семечки. Высокий хвост на голове, закрепленный черной заколкой с каким-то цветком, составляющим контраст с волосами цвета золота. 
         Идя по полю, она ласково касалась лепестков подсолнухов свободной рукой, легко улыбаясь им, нежно глядя удивительно голубыми глазами. 
         -- Не стой в стороне, сестренка, -- неожиданно повернув голову в мою сторону, мелодично позвала меня, легким движением головы отбрасывая длинную челку вбок, и улыбаясь мне. -- Иди ко мне, прогуляемся, пока это возможно, -- взгляд стал печальным. 
  
  
         Резко очнувшись, всем телом приникла к лестнице, дыша как загнанный зверь, и чувствуя, как по виску стекают капли пота. Быстро рванув наверх, в два счёта оказалась на месте, перебрасывая тело через бортик и попадая под крышу марса. Пальцы занемели, ноги не слушались, из-за чего пришлось упасть на попу, прислоняясь спиной к бортику. Да твою же мать, как вовремя! 
         Дик оказался рядом, безжизненным взглядом гипнотизируя мачту. Глубоко вздохнув, удобнее устроилась на своем месте, с отчаянием слушая громко бьющееся сердце и пытаясь понять то, что только что увидела, всё ещё не до конца вынырнув из того теплого, солнечного дня. Она назвала меня сестрой. Не мои воспоминания, показали еще одну часть, неведомую до этого. Лучше бы и не видела их дальше.
         Начать разговор с парнем как-то не получалось: при каждом бросаемом взгляде, натыкалась на куклу, которая, с благословения чьей-то высшей воли, научилась дышать и моргать, да только и всего. И что, спрашивается, делать? Мне не особо было дело до людей, вокруг меня, пока они были чужими, не моими людьми. Теперь же, мы жили на одном корабле, и я, не смотря на свою изначальную нелюдимость, просто не могла пройти мимо него, медленно уходящего вслед за братом и другом. Это неправильно.
         -- Дик, Дик, -- тихо прошептала, нарушая молчание. -- Ричард...
         Тишина. Да такая, что хотелось кричать, хотелось выть и тормошить его, схватив за грудки и, в процессе, пару раз приложив головой о доски борта, лишь бы добиться вновь злого, упрямого взгляда. Да только хриплое дыхание и вырывалось из пересохшего горла, не сумевшего даже повысить голос, не то, чтобы что-то громкое выдать. Ноль реакции.
         -- Ричард, очнись! -- хрип, не слова, но, тут уже интонация важна для блуждающего где-то там вдали сознания. -- Очнись, придурок, это он мертв. Не ты! Его уже не вернуть! 
         Ноль. Голяк. Пиздец, ничем не завуалированный и не прикрытый, как библейские Ева и Адам. И, как вернуть человека к жизни, если он сам этого не хочет?
         -- Дик, вернись, вернись, дурак, -- сев напротив него, попыталась поймать его взгляд. Да только он проходил сквозь меня, не задерживаясь и не выражая и тени мысли в глубине. -- Подумай о тех, кто ещё остался и кому ты дорог. Дик, не будь эгоистом...
         -- Уходи, стекляшка, -- тихо, безразлично, четко. Но, то, что он меня узнал, резко вселило надежду, согревающую сердце маленькой искрой. 
         -- Никуда не пойду, и ничего ты с этим не сделаешь, -- фраза, которая, в своё время, успела выбесить меня. Сработало и на нём, что стало неожиданностью, тут же встречаемой широким оскалом. 
         -- Пошла вон, чужачка! -- зарычал он, всё больше приходя в себя и, даже, легонько розовея. 
         -- Нет, -- отрицательно мотнула головой, ловя за хвост ускользающую мысль и поворачивая ее к себе лицом. -- А хочешь, заключим маленькое пари? Выиграешь -- я отстану и грусти себе, сколько влезет. Хоть повесься.
         -- А если ты? -- сверкнул глазами он. 
         Я легко улыбнулась -- попался.
         -- Будешь мне должен услугу. И больше не будешь сбегать от проблем, -- обидчиво усмехнулась, ловя в ответ, уже начинающий пылать бешенством, взгляд. -- Ну, так что?
         -- Идёт! -- он подался вперёд, чуть не упираясь мне лбом в лоб. -- Что нужно?
         -- Три поединка, -- широко улыбнулась, отпрянув и поднимаясь на ноги. Вроде бы, больше не трясутся. Чёрт, а ведь ещё вниз как-то надо слезть, о чем я совершенно не подумала. И, это с моей-то косолапостью и периодической несогласованностью с телом. Дура -- одно определение. -- Победитель по последнему сражению.
         -- Тогда зачем ещё два? -- нахмурился он, так же вставая и, резко хватаясь за борт рукой.
         -- Из-за твоей слабости и для того, чтобы лучше узнать друг друга. Один поединок в два дня, -- кивнула, бросая взгляд вниз, на корабль, и чувствуя нахлынувшую тошноту. -- И, ещё условие: сегодня без поединка. Ты будешь кушать. Столько, сколько влезет.
         -- Я отлично себя чувствую! -- прорычал он, делая шаг вперёд и чуть не наворачиваясь. 
         -- Да, только сильное головокружение, тошнота, недосып, периодическое потемнение в глазах, а так, всё прекрасно, -- важно закивала, перелезая борт и, держась за канаты, ставя ногу на первую ступень. -- А, руку давай!
         -- Зачем? -- нахмурился он, кое-как подходя ко мне.
         -- Как зачем? -- состроила удивленное выражение лица. -- Закрепить соглашение, конечно же.
         Парень молча протянул ладонь, слабо сжимая холодными пальцами и упрямо глядя прямо в глаза. 
         -- Сам слезешь? -- уже скрывшись из виду, крикнула, задрав голову к небу. Всё же лучше, чем нечаянно бросить взгляд вниз. 
         -- Заткнись и ползи, стекляшка, -- послышалось тихое. Что же, у меня сейчас действительно занятие серьезное. Например: не промахнуться мимо очередной ступени. 
         Спуск занял целую вечность, за которую я успела основательно проредить ряды нервных клеток, вспомнить счет на пяти языках и, наверное, насмешить большую часть наблюдающего за мной экипажа. Во всяком случае, те, кого встретила, когда ноги уверено стали на палубу и, пошатываясь, отошла в сторону, к перилам, облокачиваясь на них, не скрывали веселья. 
         -- Ну как? -- прозвучало ехидно. А какой им интерес, если до этого не лезли? 
         -- Ползет, -- кивнула вверх. -- Уговорила пожрать и, завтра разомнемся немного.
         Народ грустно вздохнул, поворачиваясь к затерявшемуся среди них Бану, стоящему с очень довольным выражением на лице, и которому передали по паре монет. На мой удивленно-непонимающий взгляд, он лишь пожал плечами, ободряюще подмигивая.
         -- Я в тебя верил, девочка.
         -- А они? -- кивнула на мужчин, прячущих от меня глаза и быстро расходящихся по кораблю.
         -- Догадайся, -- улыбнулся он, пряча монеты и так же удаляясь.
         -- Эй! -- поспешила следом за ним, наконец, понимая то, что произошло. -- Вам не стыдно? 
         -- Лично мне нет, -- отрицательно мотнул он головой. -- Ты у капитана спроси -- от него пошло.
         -- Что?! -- остановилась в ступоре, после, сделав крутой поворот в обратную сторону, помчалась к его каюте, строя Наполеоновские планы мести. Увы -- внутри никого не оказалось. Искать эту тварь не имело смысла -- это по его задумке корабль построили, напрягаться было, по крайней мере, глупо. В конце концов, когда-нибудь он всё равно проголодается и придёт на кухню. Пусть пока расслабится. Я всегда успею напасть. Сейчас занятия и другие имеются. 
         Дик слезть смог. Но, дальше не продвинулся, устало прислонившись спиной стене домика-пристройки, и вяло окидывая окружающее его взглядом. Пришлось помогать ему, закинув руку себе на плечо и, придерживая за талию, слушать тихие угрозы в свой адрес. Вместо кухни, как вначале было ему обещано, мы пришли в вотчину Коула, где Дик попытался устроить драку, не желая ложиться в койку, да быстро сдался под взглядом мужчины, не обещающим ему ничего хорошего. Дальше уже происходило без меня. 
         Заглянув за занавеску с Нилом, обнаружила его мирно спящим, и, тревожить не стала, выходя из помещения. Затея с крысами, которую я предложила, была одобрена капитаном, так что, свою часть задания я выполнила. Однако Меллот нигде видно не было. Даже приблизительно. Поспрашивав у снующих туда-сюда ребят, так и не смогла добиться ответа, и, в результате, замерла на месте, не зная, куда податься. А кого она пошла искать-то? Завхоза? Нет: я встретила его недавно, что-то выговаривающего двум мужчинам, которые хотели получить новый канат для чего-то там. Тогда... Валю? Так же нет, он не по той теме, да и, она бы тогда у него и встретилась. Вот и где мне её искать прикажете? А что, если...
         -- Пипа! -- громко рявкнула, заставляя людей, находящихся неподалеку от меня, вздрогнуть, вопросительно взглянув в мою сторону. -- Крысу Меллот зову, не обращайте внимания, -- махнула им, успокаивая, и принимаясь вертеть головой по сторонам. Девушка сказала, что я ей нравлюсь, и она частенько за мной ходит. И?
         -- Пи? -- невинно раздалось возле уха. Подпрыгнув на месте, резко развернулась к ней лицом, сталкиваясь с пристальным красным взглядом.
         -- Я Меллот ищу. Можешь мне помочь? -- удивительно, но зверёк тут же кивнул в ответ, спрыгивая вниз и, быстро перебирая лапками, вприпрыжку понесся впереди. Отмерев, поспешила за ней, сворачивая к пристройкам и заходя в один из коридоров. Замерев перед дальней дверью, крыса обернулась ко мне, потом снова к каюте. Приблизившись, удивленно замерла, вслушиваясь в происходящее за ней, а после, мгновенно покраснев, подхватив хвостатую, бросилась обратно, под свет вечернего солнца. Каюта Шона, помощника капитана. Что ж, не буду мешать. 
         -- Пи? -- еще раз пискнула крыса, безвольным кулем болтаясь у меня в руке и не предпринимая никаких попыток освободиться. 
         -- Ой, спасибо, милая, -- улыбнулась ей, сажая себе на плечо. Мда, а тушка реально покушать любит, даром, что нежить. -- Тогда, сейчас сгоняем в одно место, а потом на камбуз -- дело есть.
         -- Пи, -- утвердительно раздалось в ответ. Мочку уха легонько прикусили, после чего шею обвил хвост, насколько позволяла его длина. 
         Что же, может, я несколько несправедливо отнеслась в её адрес -- милая животинка. Во всяком случае, хотя бы верная, в отличие от тех же кошек. 
  
         -- Не знаете, откуда это? -- демонстрируя поварам огромный футляр, найденный в подсобке, поинтересовалась у них. 
         -- Нет, первый раз встречаю, -- отозвался Майк, осторожно крутящий его в руках и, как и я до этого, пытающийся открыть. -- Даже не предполагаю, что это.
         -- Я бы сказал, что это футляр для меча, но... Для одного велик, а для двух наоборот -- мал, -- почесал в затылке Чейз, заглядывая ему через плечо. -- А открыть не можете?
         -- Нет, сколько не пытался, -- отрицательно покачал головой Майк, осматривая бока футляра и, на проверку, встряхивая его. -- Складывается ощущение, что он вообще цельный. 
         -- Ладно, давайте позже займемся -- у нас время ужина близится, -- скомандовал Люк, разгоняя всех по местам и бросая косой взгляд на мою находку. -- Разбирайся здесь, если хочешь, но других не отвлекай, иначе с толпой голодных мужиков будешь сама объясняться. 
         -- Да нет, я, пожалуй, пойду, -- отказалась, поднимаясь на ноги и прихватывая с собой футляр. Повара лишь грустно вздохнули, но возразить не смогли -- Люк был прав, до ужина всего час-полтора, а еда только наполовину приготовлена. 
         Закинув непонятный предмет к себе в каюту, куда ребята перетащили мою прошлую кровать, трельяж и ковер, вышла обратно на палубу. Зачем народ припер мои вещи с того корабля -- не знаю, но, конечно, спасибо им большое. Кстати, работорговое судно, на котором мы все встретились, команда, не сговариваясь, подожгла, предварительно сгрузив туда все найденные тела наших противников. Странный обычай, однако, даже врагов хоронить тем же образом, что и своих. С некоторыми нюансами, правда, но, всё же... Да вообще хоронить -- странно. 
         -- Знаешь, мне казалось, это Милена женщина помощника капитана, -- задумчиво проговорила, когда на спину опять навалились. 
         -- Ну... Милена, в конечном итоге, своё сердце отдала другому, так что, всё путем, -- усмехнулась девушка, кладя мне голову на плечо и довольно вздыхая. -- Нам дали добро.
         -- Мне его дали ещё часа два назад, -- чуть повернулась к ней, вновь сдувая жесткие розовые пряди, так и норовящие залезть в нос и глаза.
         -- Ну, немного задержалась, можешь вычесть потом из жалования, -- раздался довольный хохоток и девушка, наконец, меня отпустила, давая вздохнуть свободнее. -- Идём, нужно осмотреть помещение и поселить там всех.
         -- Зомбировать будешь? -- любопытно подалась вперёд, желая увидеть это.
         Девушка легко улыбнулась, бросая на меня хитрый взгляд.
         -- Посмотрим.
         Ожидания сбылись -- девушка напоила грызунов собственной кровью, после которой они впали в какую-то прострацию, сидя недвижимыми столбиками и слушая Пипу, непонятно что им пищащей. Комната, в самом углу пристройки, сейчас разделенная на множество секторов, наполненных разнообразнейшими примочками из стекла, больше напоминала мини-тренажерный зал, с множеством переходов, тоннелей и маленьких гнезд. Меллот меня уморила, требуя создать то одно, то другое. 
         -- А ведь за ними ещё убирать нужно, не меньше двух раз в день. И еду носить, -- грустно протянула, осматривая этот маленький табун и понимая, что несколько погорячилась, когда яро встала на их защиту. Столько мороки...
         -- Сами справятся, -- пробурчала она, скрещивая на груди руки и гордо глядя на них. -- И на кухню ещё строем будут ходить. 
         -- Из-за пары капель крови? -- удивилась.
         -- Из-за добровольно выпитых капель крови, -- подняла она палец вверх. -- Сейчас же и начнем: ужин -- прекрасный шанс узнать, насколько хорошо они справятся с заданием.
         -- Надолго под контроль взяла? -- приседая на корточки возле одной из них, любопытно провела перед её носом рукой. Крыса любопытно шевельнула ушами и усами, но никуда не побежала, продолжая сидеть на задних лапках. 
         -- Пока их мозги не станут нужным образом. Трудно объяснить, -- поморщилась она. Я недоверчиво надула губы, почёсывая зверька по теплому брюшку. 
         -- Пора на ужин. Только, сначала руки помоем. И, после, самих крыс искупаем и проведём им медицинский осмотр, -- поднимаясь на ноги и идя на выход, скомандовала я. Хорошо, всё же, иногда быть капитаном -- сидит где-то вдалеке, читает книгу, а мы тут... с крысами.
         Ужин прошел весело. Меллот оказалась права: крысы действительно пришли строем, как я и предложила тогда в начале, по одиннадцать тушек в группе. И Пипа впереди, достаточно белая, чтобы не брать себе коня. Повара выпали в осадок, а капитан, который так самонадеянно подался вперёд, желая разглядеть всё лучше, неожиданно получил прилетевшей сырной запеканкой. Попытку что-то мне высказать, пресекла строгим взглядом, призывая к тишине -- за тотализатор. 
         Дик не пришел, ровно, как и Нил -- их порцию Чейз отнес им в медблок, оставшись там, пока они не поедят. 
         -- Ну и, куда едем? -- садясь за стол и пододвигая к себе первое, полюбопытствовала я. Сидящий за соседним столом Шон, лениво обернулся ко мне, отпивая крепкий чай. 
         -- Плывем, неуч, -- фыркнул он, заставляя скривиться: плывем, едем -- всё равно продвигаемся вперёд. -- Мы хотим проскользнуть на территорию Белоуса. Есть очень хороший остров, с приветливыми жителями и крепким ромом. 
         -- А на деле? -- выгнула бровь дугой, обсасывая косточку и, опустив руку вниз, под стол, отдала её снующей там Пипе, тут же вгрызшейся в угощение. 
         -- А на деле ремонт судна и набор команды. В прошлый наш визит была там пара перспективных ребят, может, ещё не убились в поисках лучшей судьбы, -- лениво зевнул мужчина. Скопировав его, отставила тарелку в сторону, любопытно вертя головой по сторонам и выискивая себе жертву для дальнейших расспросов. Увы, все относительно знакомые были заняты. Меллот вообще, подсев к Милене, о чём-то активно с ней болтала. Я даже осиротевшей себя почувствовала, надо же.
         Сдав грязную посуду и поблагодарив за обед, вышла наружу, закуривая и бросая взгляд на небо, где уже успели зажечься первые звезды. Хорошо-то как... Но, вопросы без ответов быть не должны, поэтому, не спеша, потягивая едкий дым и задумчиво рассматривая тлеющий кончик сигареты, я поплелась в сторону медблока, где сейчас была моя цель. 
         От сигареты пришлось избавиться на входе, дабы не вызывать на себя вселенский гнев командующего змеей с проблемным пищеварением верхом на колбе и его верной помощницы в белом. 
         -- О, ты пришла! -- Нил, розовощекий, с блестящими глазами и свежей перевязкой радостно улыбнулся, салютуя ложкой. Чейз вышел из-за соседней ширмы, с пустой посудой и задернул за собой занавеску.
         -- Он уснул, так что тише, -- шепнул мужчина, забирая у Нила ложку с миской и кружкой и выходя из помещения.
         -- Надо же, у тебя получилось, -- засиял как ясно солнышко воришка, кивком головы указывая на соседнюю койку.
         -- А у тебя нет, как я посмотрю, -- проворчала, вытаскивая уже надоевшие мне капитанские часы из-под подушки парня. -- Он что, заходил?
         -- Не, я тихонько по кораблю сегодня ходил, пока Коул не видел, и как раз попал на тот момент, когда капитан заключал пари с некоторыми членами команды и...
         -- На кого он поставил? -- тихо прорычала, перебивая его.
         -- Эээ... Не знаю, не успел услышать, -- он принялся созерцать потолок. Вор, а врать не умеет. Такое вообще возможно?
         -- Нил, -- приблизилась к нему, опасно щуря глаза. -- На кого поставил Грэг? 
         -- На тебя, -- тихо пискнул он, вжимая голову в плечи. Я отодвинулась, спокойно выдыхая и расслабленно потягиваясь. -- А?
         -- Ну, Рей тоже на меня поставил, -- пожала плечами. -- А вот те, кто против меня, сегодня будут спать с крошками, -- легонько улыбнулась, предчувствуя следующее крысиное задание. -- О, точно, я же к тебе с делом пришла!
         -- С каким? -- он любопытно вскинул брови, мгновенно забывая о споре и ставках. 
         -- Кто такой Белоус? -- Нил резко отпрянул назад, глядя на меня круглыми от удивления глазами.
         -- Ну, я же, кажется, тебе уже говорил... Не помнишь? -- неуверенно поинтересовался он, как-то странно глядя на меня. 
         -- Нет, -- мотнула головой, напрягая извилины и силясь что-то вспомнить. Кажется, не говорил. -- Точно нет.
         -- Ну, Белоус, или, точнее, Эдвард Ньюгейт -- Йонко, один из самых сильнейших людей в мире. Это в его команде человек с мифическим зоаном Феникса. Команда называет своего капитана Отцом, а он их, в свою очередь, детьми. У них очень много содружественных кораблей, очень, да и львиная доля Гранд Лайн и Нового Мира принадлежит Белоусу. 
         -- Тогда, хочешь посмеяться? -- без сил опускаясь на краешек кровати, простонала я, закрывая лицо ладонями.
         -- Что такое? -- Нил уже устал удивляться, вяло склонив голову набок и глядя на меня грустным взглядом.
         -- Мы плывем на его территорию. Капитан хочет набрать несколько человек с острова, который находится под его контролем и вообще знатно покутить, -- ложась к парню на ноги, просветила его. Тот издал скорбный вздох, откидывая на подушки и, кажется, прикрывая глаза.
         -- Будет весело. Наверное. 
  
  
  
  
  
      -- Проклятый
  
         Рассказы о пиратской романтике только со стороны наблюдателя кажутся романтикой. На деле это довольно-таки тяжелый труд -- взглянуть только на то, сколько времени ребята на канатах проводят из-за нехватки людей. Мои дни так же были забиты под завязку -- бухгалтеры нужны только в стеклянных офисах небоскребов, но не на борту корабля, где за лень могут с легкостью швырнуть за борт. Ну, лично мне это не грозило, но на совесть и чувство вины, мужички умели давить мастерски. Что и проделали -- я вернулась на кухню, заняв, уже ставшее мне привычным, место посудомойки. Полную заботу о крысах с легкой руки переложила на ленивую Меллот, довольно посмеявшись над ней, пока убегала. А там и кухня, где лентяев не любили, а потому и Меллот не жаловали, как бы мила она не была. Люк, встав на пороге святилища, скрестил руки на груди и мрачно смерил, гонящуюся за мной девушку, взглядом, и той пришлось капитулировать -- одним из условий принятия в команду было не применение своих способностей на членах экипажа, а в остальном, даже тот же Люк мог с легкостью навешать ей тумаков. Порой, я ощущала себя крайне бесполезной и слабой: почти все в команде, кроме младшего звена, да и те не все, владели Волей, в различных ее проявлениях. А она, как я поняла, была одной из ведущих примочек этого мира. Как же я не люблю кому-то уступать в чем-то...
         -- Эй, Соня, подмени! -- Чейз, пользуясь тем, что я за ним хвостом вилась, когда на кухне жарилась курица или появлялись помидоры -- мои извечные слабости, кивнул на плиту. Естественно, меня радовали одним другим кусочком, за что, впоследствии, и спрашивали. Отставив чашку с неизменной мелиссой и мятой в сторону, поднялась из-за стола, проходя к плите и принимая руководство над жаркой блинчиков. К счастью, с ними я кое-как справлялась, во всяком случае, даже это было гораздо проще и менее травмоопасно, чем когда меня поставили нарезать овощи. 
         Грустно рассматривая очередной запекающийся кругляш, неожиданно поймала себя на том, что вокруг как-то слишком тихо. А потом снаружи грянуло множество выстрелов и взрывов, заставивших быстро присесть на месте, в последний момент, избегая нескольких осколков, пробивших стену над плитой и снесших сковороду. Рядом на пол осел Чейз, прижимая руку к пробитой груди и пуская ртом кровь. Рванувшие к нему на полусогнутых, Тауп и Майк начали над ним хлопотать, зажимая дыру и помогая вдохнуть воздух. 
         -- Зовите Коула! -- рявкнул сидящий в соседнем углу Люк, оперативно выковыривая спрятанное под столом ружье и пули с порохом. -- Соня! 
         -- Иду! -- пискнула, на четвереньках выскальзывая наружу и пугливо озираясь по сторонам. 
         -- В сторону! -- мимо меня быстро промелькнуло две пары ног. Звон от сталкивающего оружия стоял офигительный, дезориентируя и мешая разобрать вообще что-либо. А тут еще и какой-то просветленный бородач обнаружил мою скорбную тушку, ползущую вдоль стены, и попытался пристрелить, промазав лишь на пару сантиметров и встопорщивая доски стены у меня над головой. Правда, тут же поплатился за это, начиная крутиться юлой на одном месте, силясь отодрать от себя вцепившуюся ему в лицо крысу -- Меллот явно дала команду хвостатому спецназу. До выхода оставалась еще пара метров, когда кто-то ощутимо ударил по ребрам, не ломая, но заставляя болезненно скорчиться на одном месте, подтягивая колени к себе. Твою же мать, ты, тварь немытая! На ноги тут же вздернули, притягивая к себе и упирая дуло пистолета в висок.
         -- Не двигаться, иначе, ваша подстилка лишится мозгов! -- какая глупость...
         Ребята, находящиеся в помещении, взглянули на меня и, получив в ответ удивленное выражение лица и отрицательный кивок головой, понятливо кивнули и повернулись обратно к своим противникам, ещё не до конца осознающим всю прелесть ситуации. 
         -- Вы меня не слышали? Не сме... Аргх! -- мужик за моей спиной вздрогнул, захлёбываясь на полуслове и мне пришлось, вырвавшись из ослабевшей хватки, быстро отпрыгнуть в сторону, втягивая обратно шипы, выросшие на спине. Захватчик рухнул как подкошенный, унеся с собой еще двоих зазевавшихся. Остальные были куда как подкованнее, набрасываясь на ребят с большим энтузиазмом. Мда, таких на испуг не возьмешь. 
         Вылетев по ступеням наверх, с ужасом на лице, вписалась в самую гущу сражения, только волей случая не теряя голову в первые же секунды. Причем, в прямом смысле: парень с огромной секирой и ярко-огненным причесоном на голове явно не был предрасположен к такому чувству, как жалость или, хотя бы, мера: оружие было с меня размером. Пискнув, откатилась в сторону, с замирающим сердцем наблюдая то, как лезвие врезается в доски палубы рядом со мной, пробивая ее где-то на глубину моей ладони. Вскинув голову, увидела, как парень искривляет губы, глядя на меня. 
         -- О, девчонка! Посиди в стороне, потом и до тебя дойду, -- ощерился он, быстрым движением ладони откидывая кинувшуюся на него крысу в сторону, пробивая маленьким тельцем, стоящую в той стороне, бочку с технической водой. Проводив серый комочек круглыми глазами, неожиданно почувствовала в душе прилив отчаянной злости, поднимаясь на ноги и, даже так, продолжая смотреть на него снизу вверх. 
         -- Ищи паинек в монастырях, козлина, -- прошипела, занимая оборонительную стойку.
         -- О, как, -- парень, играючи, крутнул древко оружия, наставляя его на меня и, неожиданно быстро для таких размеров, сделал замах, начисто снося мне кисть руки, которой я прикрылась, уходя от атаки. Конечность, прозвякав по палубе, рассыпалась на кучу осколков, а парень, удивленно вскинув брови, перевел взгляд обратно на меня, уже оценивая. На месте отрубленной кисти тут же выросла новая, сначала прозрачная, а после быстро раскрашивающаяся изнутри: белая кость, хрящи, ниточки сосудов, мышцы, мясо, кожа, ногти. Зрелище завораживало. 
         -- Ух ты! Неплохо подзаработать можно будет, если не помрешь раньше, -- усмехнулся он, так же наблюдая за восстановлением и вновь бросаясь на меня, но, уже не угрожая оружием. Просто решил вырубить, наверное, на чем и прогорел: драться, используя тело, было уже моим коньком. Поднырнув под его руку, со всего маха ударила кулаком в солнечное сплетение, чувствуя, как что-то расходится в стороны под костяшками пальцев. Пробить не смогла -- у него даже дыхание не сбилось но, презрительная ухмылка, появившаяся на его лице после моей атаки, начала резко сходить на нет, когда парень почувствовал неладное: в месте удара из тела торчала тонкая спица, полая посередине, и из которой сейчас вовсю шла кровь. Попытавшись выдернуть её, он добился только ухудшения ситуации: внутри тела уже прочно угнездилось множество тонких стеклянных иголочек, которые сейчас ломались и оставались острыми осколками внутри. Злость подарила мне новую технику. Жаль, что для убийства, хотя, сказать о том, что тот, кто хватался за живот напротив меня, был достоин жалости и жизни, было, по меньшей мере, глупо. Противник просто так сдаваться не хотел, упрямо поднимаясь на ноги и сжимая оружие. 
         -- Убью... -- мне стало нехорошо. Мертвенно бледное к этому моменту лицо выражало лишь ненависть, с каждой пролитой каплей крови выбивающуюся наружу все сильнее и сильнее. Неожиданный выстрел ему в голову прекратил мои страхи и мучения, отправляя парня на окровавленную палубу. Сама бы я не справилась -- привычно было, когда враг сразу падал мертвым, но не когда продолжал упрямо хвататься за жизнь, пусть и ради пары лишних секунд мести. 
         -- Эй, нельзя ли аккуратнее? -- мимо, буквально провальсировал капитан, парируя чей-то удар катаны и замахиваясь в ответ. -- Ты хоть знаешь, как трудно отмывать кровь с палубы?
         -- Ну, извините, в следующий раз попрошу противника драться где-нибудь на фальшборте! -- состроив зверское выражение лица, вызверилась -- как будто он сам будет с тряпкой, потом ползать! 
         Капитан весело заржал, а ко мне, сквозь беснующуюся толпу, прорвалась Пипа, привлекая к себе внимание настойчивым писком и уводя куда-то в сторону. 
         -- Хей, палуба во время боя не самое хорошее место для того, чтобы кадрить мужиков! -- обвиняюще ткнув меня пальцем в грудь, заявила Меллот, оказавшаяся в конечном пункте.
         -- Коул! Найди Коула и пусть он идет на камбуз, на кухню -- Чейза в грудь, навылет, осколком ранило! -- пропустив реплику мимо ушей, затрясла её, схватив за грудки. -- Быстро! 
         -- Да, сейчас -- кажется, я его недавно видела, -- разом сменив выражение лица, завертелась она, выискивая его. -- Я пойду, поищу, а ты держи -- работай.
         Мне всучили мою винтовку и мешочек с десятком патронов. Окинув взглядом палубу с дерущимися, быстро приникла к окуляру, без промедления всаживая пулю сразу в двоих, стоящих друг за другом. Мощность оружия заставляла выбирать тех противников, у кого за спиной не было членов команды Когтя. Для боев на борту корабля мне нужен пистолет. 
         Спустя пол часа бой был окончен. Оставшихся в живых отнесли в медблок: свои и чужие разделялись лишь стороной ряда коек, да, изредка, наручниками. Не знаю, зачем и для чего, но капитан дал приказ не убивать их, а забрать в плен. Остатки команды ходили как на иголках, тихо скрежеща зубами -- лечить врагов, унесших жизни ещё троих, было гадко. А с учётом того, что команда не торговала людьми, ещё и не понятно -- нахрена? 
         Пиратский корабль быстро обнесли, собрав с него все, что только можно, и отпустили на вольные хлеба -- может, кому и пригодится. С телами противников больше не церемонились: выкинули за борт и дальше по своим делам пошли. А Грэг, тихо припевая, повесил на стену в столовой их флаг, простреленный в паре мест. Там итак тянулся длинный ряд их побед -- множество разнообразнейших интерпретаций Веселого Роджера. 
         Чейз так и не пришел в сознание, мечась в горячем поту по больничной койке. Даже Коул, один раз не смог его удержать, получив добела сжатым кулаком по носу, и на время став недееспособным. Тогда-то в бой вмешалась женская и несгибаемая воля, придавив беснующегося к кровати и вкатив ему лошадиную дозу успокоительного. Своей решительностью, Милена порядком напугала лежащих рядом Нила и Дика, до этого порывающихся вступить в бой с противником, а потом, когда начали заносить раненых из напавшей команды, возмущенно возникающих по поводу их лечения. Оплетенный множеством проводов, с катетером, введенным в вену и вливающим кровь из объемного гемакона, Чейз пугал своей бледностью. Милена лишь мрачно цыкнула языком, заправляя выбившуюся волнистую алую прядь за ухо и выходя наружу, за занавеску -- дел было невпроворот, а врачебного состава всего пять человек. 
         На палубе меня тут же заняли делом: без вопросов и разговоров сунули швабру, тряпку и ведро с водой и, легким движением руки, отправили отмывать часть палубы, туда, где уже вяло возилась Меллот. Рядом бегали крысы, шустро стягивая в кучу обрывки материи, обломки оружия и ещё какой-то мелкий мусор. Людей действительно не хватало. 
         -- Вот за это я и не люблю бои -- сначала махач, кровь фонтаном, а потом вот так: швабра, грязная тряпка и попытка стереть засыхающие кишки с досок палубы, -- грустно протянула она, опираясь о швабру и выдавая скорбный вздох. Я невесело усмехнулась, провожая косо идущую крысу взглядом -- кажется, на одного хвостатого зомби стало больше. 
         -- А почему ты не оставила нескольких трупаков себе в помощь? -- выжав тряпку, кинула на швабру, принимаясь за кровавое пятно перед собой. 
         -- Шон не разрешил, -- поморщилась она. -- Сказал, что по такой жаре нам только трупов рядом с ранеными и не хватало. Так что, он сейчас с капитаном и навигатором что-то перетирают, а мы тут -- драим доски. Сам бы взялся!.. 
         -- Ну, кажется, это зовётся субординацией, -- примиряюще улыбнулась, пожимая плечами. Девушка лишь закатила глаза, так же принимаясь за дело. Грустно вздохнув, полезла в нагрудный карман, вытягивая сигарету и зажигалку к ней и, теперь уже куда как довольнее, продолжая процесс отмывания досок. 
         -- Они сказали, что мы прибудем в порт завтра рано утром, -- неожиданно тихо отозвалась Меллот. Перекинув сигарету из одного уголка губ в другой, согласно кивнула в ответ на её слова. -- Я всё это время жила, стараясь по мере необходимости не ввязываться в конфликты, хоть они сами не желали обходить меня стороной. Но, я никогда не заходила на территорию Йонко под пиратским флагом. 
         Я удивленно покосилась в её сторону: с такой-то суммой за голову вообще ни над чем трястись не стоит. У нашего капитана и то меньше, а он не только не боится сунуться на чужую территорию, но ещё и команду тянет. А она для него в числе первых важных вещей в этом мире. 
         -- Ну, как я поняла, у этих Йонко территории довольно обширные, -- покачала головой, затягиваясь. -- Может, его не будет на острове? 
         -- Может и не будет, -- согласно кивнула она, нагибаясь к ведру, чтобы промыть тряпку. -- Но, а если, всё же, влипнем?
         -- Неужели, территория Йонко закрыта для других команд? Мы же не грабить плывем, а просто ремонтироваться и запастись припасами. Это не преступление, -- неуверенно закончила, выкидывая выкуренную сигарету за борт и отвлекаясь на приближающегося к нам Бана. -- Что-то случилось?
         -- Нет, всего лишь опись того, что мы получили с корабля противников. У тебя прибавилось работы -- квартмейстер мёртв, получай бразды правления в руки. 
         -- Э? -- удивленно вскинула голову. -- Так тот третий был квартмейстером?
   Ответом мне был крайне укоряющий взгляд, который явно должен был меня натолкнуть на то, что я дура. Ну, я, в принципе, и сама в курсе.
         -- Прошу прощения: я тут уже вторую неделю, но до сих пор всех не успела запомнить. А сэр Хоул был одним из самых скрытных людей на корабле -- мы с ним пересеклись лишь раз, когда я приносила ему за стол обед, -- покаялась, чувствуя, как стыдливый румянец появляется на щеках и стремительно переползает на уши.
         -- Охотно верю -- я сам с ним редко пересекался, -- понятливо кивнул Бан. -- Увы, его при первом же обстреле ранило -- доски пристройки, как и перемычка на кухне, были смонтированы уже после постройки "Парящего" и потому сделаны из обычного дерева, которое очень просто пробить. Хоул и после получения ранения не сдался, выступив в первых рядах и славно погибнув в бою. 
         Теперь уже настал мой черед пристально смотреть ему в глаза, выражая всё свое отношение к "славно погибнуть в бою".
         -- Ладно, тоже не прав, -- не выдержал он, выдавая белый флаг капитуляции. -- Короче, отдай ближайшему лодырю реквизит для отработок и дуй в трюмы -- всё барахло теперь на тебе висит. Валя тебе поможет, -- кивнул он, вручая мне мелко исписанный листок. Половину закорючек вообще понять было нельзя -- выдавив измученный стон, извиняющиеся улыбнулась недоверчиво замершей Меллот и, приставив древко швабры к перилам, устремилась к своей каюте, за сумкой с инструментами писаря. Надеюсь, Валя сможет перевести мне то, что тут написано. 
  
  
  
         -- Эй, а чего мы так тихо всё делаем? -- Меллот удивленно подалась вперед, ухватившись за канат и перевешиваясь за борт.
         -- Чтобы нас не заметили какие-нибудь другие пираты или, не дай боги, Дозор, -- тихо шепнул капитан с верхней палубы, напряженно всматриваясь в туман, стелящийся на пути к берегу. 
         -- Ух ты!.. -- восторженно округлила глаза, когда заметила у мужчины на голове два больших пушистых уха. Я, как-то, успела забыть о том, что он тоже фруктовик, зоан-барс. А теперь, во все глаза наблюдала не за приближающейся к нам сушей, а за тем, как величаво медленно скользит по воздуху длиннющий пушистый хвост, подрагивая в ожидании, да двигаются уши голове. 
         -- Я предлагал тебе познакомиться ближе, -- фыркнул Грэг. -- Предложение всё ещё в силе.
         -- Не, я вольный зритель, -- отмахнулась, но восторженного взгляда не отвела. Как там это называется, фурри?
         -- Может, вы перестанете выяснять свои отношения на публике и займетесь уже делом? -- злобно шикнул Шон.
         -- Да какие там отношения, так -- тьфу! -- скривился Грэг, поводя ушами.
         Я громко фыркнула, складывая руки на груди. Действительно -- тьфу!
         -- Да перестаньте вы уже друг на друга фыркать, ёжики долбанутые, -- проворчала Мелл, после прикрыла глаза, сосредотачиваясь. -- Пока никого не чувствую.
         -- Я тоже, -- отозвался Джеймс, мастер парусов. -- Что у вас, капитан?
         -- Глухо, -- покачал тот головой. -- Скоро причалим -- готовьтесь.
         -- Есть, капитан, -- тихим эхом разнеслось по кораблю, и ребята принялись споро сворачивать паруса и разворачивать канаты. Кто-то убежал к якорям. 
         Грустно понаблюдав за всем этим, создала из стекла огромное ухо, направляя его в сторону берега и пригибаясь к маленькому отверстию со своей стороны.
         -- Ай! -- по барабанной перепонке больно ударило птичьим гомоном и шелестом травы и деревьев, заставляя отшатнуться назад и чуть не опрокинуть устройство в море. 
         -- Тише! -- буквально взмолился Шон, резко поворачиваясь ко мне и удивленно замирая. -- Что это?
         -- Усилитель, -- мрачно буркнула, потирая звенящее ухо. -- Хотите, сами послушайте.
         Помощник капитана не заставил себя долго ждать, и уже через пару мгновений так же, как и я, прочищал резко занывшее ухо.
         -- Капитан, нет там никого, -- уже не шепча, сообщил он. -- Чёрт, какая убойная штука!
         -- Фуфла не держим, -- ухмыльнулась, втягивая стекло обратно. Нечего раскидываться материалом -- есть потом офигеть как охота. 
         Швартовка прошла быстро и незаметно: "Парящий", почти нежно, вошел в прибрежный песок, с громким звуком цепляясь якорями за дно. Народ шустро попрыгал вниз, даже не пользуясь трапом, что меня крайне сильно напрягло -- тут же высота пятиэтажного дома, как минимум! 
         -- Соня, -- подбежал ко мне Бан. -- Запиши в список покупок бумагу для карт и перья с чернилами!
         -- Да, сэр, -- быстро кивнула, провожая сорвавшегося с места навигатора взглядом и устремляясь к сложенным на палубе вещам -- впереди вновь ждала гостиница и море покупок. Но, теперь не в одиночестве, а с брутальными мужиками на подхвате. О, как прокачалась! 
         -- Ну, ты идёшь? -- Нил, Меллот и, что удивительно, Дик, уже стояли возле трапа, ожидая меня. -- Быстрее придём в город, больше шансов на нормальные комнаты.
         -- Да, уже иду, -- согласно кивнула, подбегая к ним и задерживаясь внимательным взглядом на Дике. Мелл и Нил, почти одновременно закатив глаза, решили забить на наши гляделки, первыми спускаясь вниз. 
         -- С тебя три поединка, не забыла? -- хмуро спросил парень, сверля меня карим взглядом. 
         -- С тебя хорошенько кушать и спать, не забыл? -- не осталась в долгу я. Синяки у него под глазами начали сходить, да и бледность пропала. В остальном, он всё ещё напоминал укушенного кем-то из собратьев Меллот, в первые дни обращения, чем обычного парня. 
         -- Не страдаю проблемами с памятью, -- огрызнулся он, но с места не сошел.
         -- А вдруг? Говорят, от голода и не такое бывает, -- съязвила, так же не двигаясь.
         -- Отставить прения! -- в голову прилетел несильный подзатыльник, заставляя взвиться в воздух, поворачиваясь к обидчику с целью отомстить. Занесенную руку тут же перехватили, молниеносно выворачивая и прижимая к себе спиной. Радовало во всем этом лишь одно: Дику тоже влетело.
         -- Капитан, пусти! -- пыхтя, проворчала, пытаясь пнуть его ногой.
         -- А волшебное слово? 
         -- Убью нахрен! -- прорычала, ненавязчиво царапая его руку ногтями. Те, кстати, стали крайне острыми и твердыми -- наверное, когда придёт момент их срезать, придётся надевать наручники из кайросеки или в воде сидеть.
         -- Какая ты скучная, вот же. В карцер тебя надо, за грубость, да жалко... -- грустно раздалось из-за спины и меня отпустили. Подхватив рюкзак и планшетник, сверкнула на него грозным взглядом и, ухватив Дика за рукав куртки, буквально бегом устремилась к трапу -- лучше мир с этим злюкой в трауре, чем общество Грэга. 
         -- Может, отпустишь уже? -- довольно-таки мирно раздалось из-за спины, когда я, не прекращая гневно пыхтеть в адрес капитана, спустилась с "Парящего" и пошла по песку, взметывая фонтанчики. 
         -- А? Да, конечно, -- смутилась, отпуская грубую ткань и пряча руку в карман. Дик ничего не ответил, продолжив и дальше идти рядом, плечом к плечу.
         -- Не хотела уйти из команды? -- неожиданно раздалось сбоку.
         -- А? Что? -- удивленно повернулась к нему, ловя сползающий вниз планшетник и вновь набрасывая скользкую лямку на плечо. 
         -- Я спрашиваю: ты не хотела уйти из команды? -- терпеливо повторил он, глядя в сторону блестящего в утренних лучах моря. Туман быстро сходил на нет, открывая бескрайнюю синеву. 
         -- Да нет, наверное, -- неуверенно пожала плечами, тут же ловя испепеляющий взгляд.
         -- Я с тобой по нормальному, а ты издеваешься, -- процедил он, ускоряя шаг. Я удивленно вскинула брови, пытаясь понять, где опять напортачила. Неужели, его вообще всё, что я говорю, бесит? 
         -- Я выразила недоумение от твоего вопроса, да и только! -- возмутилась, подбегая к нему. -- Ты постоянно ищешь какой-то глубокий смысл в моих фразах! 
         -- Да ну, -- буркнул он, не замедляясь. 
         -- Та да! -- рявкнула, несильно ударяя его кулаком в спину. Парень тут же развернулся ко мне, прищуривая глаза.
         -- Бой! 
         -- Да! 
         Как ребенка развел, даже стыдно. Хотя, то, как быстро он двигался, заставляло насторожиться, быстро скидывая сумку и рюкзак в сторону и занимая оборонительную позицию. С недалеко стоящего судна кто-то весело засвистел -- подозреваю, что всё тот же вездесущий капитан опять нарисовался, почуяв развлекалово. 
         -- Какой не был бы исход боя, давай, после, замочим его? -- мрачно глянула в ту сторону, чуть не прокуковав нападение Дика. Тот, сверкнув глазами, лишь на каких-то пару миллиметров промахнулся мимо моего лица, тут же отпрыгивая в сторону от последовавшего возмездия, в виде удара ногой. 
         -- Согласен. Предлагаю яд -- у тебя есть доступ к кухне, -- кивнул он, пытаясь зайти со спины.
         -- А если перепутаем порции? У него нет отдельной тарелки -- из тех же, что и мы, ест. А иногда и вовсе, прямо с ложкой наголо ныряет в кастрюлю -- только отгонять и успеваем, -- отрицательно мотнула головой, делая рывок вперед и широкий замах ногой.
         -- Так введи личную посуду! -- фыркнул он, подныривая под удар и встречая пустое место -- я успела вовремя осесть вниз, закрываясь и делая подсечку. Парень упал, но тут же контратаковал, бросив мне в лицо пригоршню песка. Тьфу, гадость!
         -- Сразу же насторожится! -- не согласилась я, откатываясь вбок и поднимаясь на ноги. -- Предлагаю пурген -- если что, скажем, что заразились чем-то на острове.
         -- Это что такое? -- непонятливо нахмурился он, начиная кружить.
         -- Слабительное, -- криво улыбнулась. -- Пара ложек на тарелку супа и, всё будет просто прекрасно.
         -- Если не перепутаем, -- нахмурился он, ища место в обороне. -- Но идея мне нравится. 
         -- Бац! -- голова опять пострадала, в этот раз куда сильнее, нежели от руки капитана. Чёрт, даже та зараза меня бережет...
         -- Шмотье в зубы и за мной, -- мрачно изрекла Меллот. 
         -- Ноль-ноль-один! -- донеслось радостное издалека, приправленное залихватским свистом. 
         -- Яд, -- согласно кивнули друг другу, подхватывая вещи и следуя за рассерженной девушкой. 
         На корабле, оставляемом за спиной, у кого-то явно было счастье. Щенка ему подарю, пусть радуется, котяра. Какого-нибудь покрупнее и доверчивее. 
  
  
  
         Городок был маленький и до ужаса милый -- ещё немного, и приняла бы за множественное поселение ведьм, выбравших сказку о пряничном домике ведущей, при создании своего жилья. Дома были как игрушечные, с леденцовыми окнами, сахарными цветами и соломкой-забором. И, хоть всё это было лишь игрой моего воображения, и все строения были более чем обыкновенными, атмосфера сказочности в моей голове уместилась прочно. 
         Выйдя к городу с боку, со стороны порта, вскинула голову к огромной наблюдательной башне, построенной чуть правее от причала. На самой её верхушке располагался флагшток с гордо развевающимся черным флагом с Веселым Роджером, с полумесяцем рожками верх. Это ещё что такое? Вот так вот просто вывесить пиратское знамя зная, что Дозор может с минуты на минуту приплыть?
         -- Это флаг Белоуса, -- проследил за моим взглядом Нил, так же вскидывая голову вверх и явно любуясь. -- Величайший человек. Говорят, он с самим Роджером дрался.
         -- Это который Король Пиратов? -- лениво посмотрела на огромную площадь, забитую моряками и простым людом. Там же были и какие-то купцы, сейчас бойко снующие вокруг всех, умудряясь о чем-то, друг с другом говорить, смеяться, выяснять отношения и командовать своими людьми. Хм... Нам на место квартмейстера нужен купец. Где бы лишнего поймать?
         -- "Который"?! -- неприкрыто охнул воришка, мимоходом вытягивая кошелек у какого-то замешкавшегося мужичка, с цветочной банданой на голове, поверх которой была соломенная шляпа с широкими полями, скрывающая лицо. Сдавленно прорычав, отобрала кошель у парня, быстро возвращаясь обратно и, осторожно окликнув обокраденного, возвращая. Мужчина был более чем удивлен, сдавленно поблагодарив и забрав мешочек. Увесистый, между прочим. 
         -- Соня, ты просто неподражаема! -- покачал головой Нил, кажется, даже не отреагировав на подобную выходку. Грустно вздохнув, нырнула к нему в перевязку, выуживая на свет уже порядком осточертевшие мне часы капитана и браслет с голубыми камнями. Мой, мать его! 
         -- Ребят, у меня плохие новости, -- почесала в затылке Меллот, привлекая наше внимание и заставляя остановиться рядом с ней, возле небольшого фонтанчика с рыбками. Золотистые спинки время от времени показывались на поверхности воды, нарушая её покой острыми гребешками. Застегнув часы на одном запястье, и надев браслет на другое, выудила сигарету, закуривая и внимательным взглядом окидывая площадь. -- Все гостиницы заняты. Под завязку.
         -- И что нам делать? -- грустно поинтересовался Нил, немного сникнув. Дик громко фыркнул, привлекая к себе внимание. 
         -- Чего расфыркался, ёжик? -- не удержалась, выдыхая струйку дыма. Не зацепить парня было практически невозможно.
         -- Если нет мест в гостинице, значит надо проситься к кому-то на постой, -- пожал он плечами. -- Всех сразу не пустят. Значит, надо разде...
         -- Я с Нилом! -- неожиданно воскликнула Мелл и, не дав нам и слова сказать, быстро схватила удивленного паренька и удрала куда-то вглубь переулка, находящего неподалеку от нас. 
         -- Чё?! -- ошарашенно вылупилась ей вслед, открывая и закрывая рот, теряя сигарету и чувствуя, что начинаю медленно, но верное, ревновать. Это мой Нил, ты, извращенка хренова! 
         -- ...литься, -- севшим голосом закончил Дик, так же, не желая верить в происходящее. 
         -- Скажи, обидно, да? -- повернулась к нему, видя скорбь всего еврейского народа в ответ. Парень механически кивнул, после, ничего не сказав, быстро пошел в другом направлении, оценивающе глядя по сторонам.
         -- Могу предположить, что нам лучше всего идти куда-то на окраину, к бедным домам, если тут есть такие, -- нагнала его, делясь предположениями. -- В таких домах спрос на жильцов будет не особым, а помыться, в случае чего, можно и в общественной бане -- вон она, справа. 
         -- Угу, -- кивнул он в ответ, продолжая идти дальше. Я нахмурилась, но одергивать его не стала, разумно расценив, что у него опыта больше, чем у меня, в подобных делах -- мир пугать не переставал, а тут, фиг его знает, какие обычаи бытуют. 
          Дальше продолжили идти молча: я, тихо бесясь от того, что выкинула Меллот, оставив меня наедине с этим гавриком. Особенно после того, как мы начали уже раз успели подраться. Она действительно считает, что мы будем вести себя как паиньки? О чём думал, мрачнеющий с каждым шагом Дик, и знать не хотелось -- сбежала бы без промедления, если бы не обстоятельства: полный остров желающих обрести жилье на ближайшую ночь. 
         После пятого отказа в жилье, атмосфера заметно накалилась. После четырнадцатого -- начало искрить. Парень становился всё мрачнее и мрачнее, уже одним своим видом отпугивая всех и вся. Но, продолжал упрямо стучаться в двери и окна пряничных домов, раз за разом повторяя один и тот же вопрос: есть ли место для двоих? Становилось неловко -- вперед меня не пускал, заставляя мяться позади и гневно кусать губы. Когда счёт приблизился к двадцати, а солнце стало пригревать уже совсем не по-утреннему, я не выдержала, разворачиваясь на носках ботинок и уходя вглубь острова. Ну его, гордеца этого -- сама справлюсь. На улице день, город не кажется сборищем преступности, значит, не обидят. А если и захотят, пусть на себя пинают, раз части тела лишние. К окраине пришлось идти долго: мимо проплыли и разнообразнейшие питейные заведения, и магазины, и что-то ещё непонятное, но явно для общественности открытое. На ещё одной площади, которую пришлось пересечь, обнаружился огромный цирковой шатер, где на входе стоял раскрашенный громила и, приветливо улыбаясь посетителям, впускал их внутрь, придерживая тряпичную занавесь. Хм, Шапито во все эпохи актуально. 
         До самых дальних окраин топала ещё минут двадцать. Дома действительно становились всё невзрачнее и невзрачнее, хоть и оставаясь нарядными но, всё же, теряя что-то неуловимо-волшебное. Будто покрываясь пылью. Остановившись перед покосившимся двухэтажным домиком, скептически осмотрела его с видимых сторон -- ну, ещё пару дней постоит... Если крыша не рухнет. Может, стоит, всё же, вернуться обратно к более-менее целым зданиям, где не будет риска словить истлевшей балкой по затылку? 
         -- Ох, деточка, что ж ты такая тощая-то? -- старческий голос за спиной заставил чуть ли не взвиться в воздух, столь неожиданно громко он прозвучал над тихой улочкой. Обернувшись, увидела старушку, которая явно захотела свести мои и её шансы на инфаркт в мою пользу. Закутанная в какой-то пуховый платок с цветочным узором, накинутый поверх длинного платья кремового цвета, божий одуванчик, укоряюще приподняв бровки, во все глаза рассматривала бледную меня, качая головой. 
         -- З-драсьте... -- неловко промямлила, подходя к ней. -- А я тут жильё ищу на пару дней, себе и другу, не подскажите: может, сдаёт кто? -- замерла напротив, неуверенно сжимая лямку планшетника. 
         -- Жильё, значится, -- пожевала она губами, тут же теряя ко мне интерес, засуетившись. -- Постучи в домишко, может, кто и откроет. 
         -- А что, вы не знаете, есть ли там вообще кто-то? -- удивилась, наблюдая за тем, как бабка быстро ретируется за дверь своего домика. 
         -- Проклятый, да будь его век ещё короче. А можливо и помёр ужо, -- цыкнула она, закрывая дверь. 
         -- Какая милая бабулька, однако, -- удивленно пробормотала, наблюдая такое дело. Осторожно отодвинувшаяся на окне кружевная занавеска тут же отдернулась обратно. После, кажется, ещё и шторой изнутри всё закрылось. Эй, не портьте мне атмосферу волшебства! Обернувшись обратно к покосившемуся строению, неуверенно сглотнула, разом теряя остатки былого спокойствия и уверенности. 
         -- Так, Соня, ты у нас девочка большая, даже дважды, давай, стучи, -- бормоча себе под нос, подошла к ветхой дверце, тревожно осматривая её и примеряясь к тому, куда бы удачней стукнуть, чтобы не сломать. -- Эй, хозяева... В смысле, извините, но, есть ли кто дома? 
         Ти-ши-на. Резко обернувшись назад и сверкнув глазами, вновь засекла неприветливую старушенцию за подглядыванием в окошко. Бабулька быстро отшатнулась от окна, зацепив с собой кувшин с каким-то засыхающим монстром времён палеозоя, а я, довольно усмехнувшись, повернулась обратно, на скрип двери, нос к носу сталкиваясь с хозяином дома. 
         Вернее, не так: макушка обитателя рассыпающихся двухэтажных хором была где-то на уровне моего живота. 
         -- Ой, извините, -- отступила назад, чтобы лучше его видеть. Маленький, щупленький, с огромными синяками под серыми глазами и подсыхающей коркой в углу тонких губ, одетый в явные обноски, мальчик, лет одиннадцати на вид, хмуро уставился на меня, глядя чуть исподлобья. Спутанные волосы, грязь на теле и одежде -- что за фигня? Гулял и не успел переодеться? 
         -- Что? -- тон так же не светился особой приветливостью.
         -- Эм... Я ищу жилье на несколько дней, -- приветливо улыбнулась, чуть нагибаясь к нему. -- Вот, решила...
         -- Я не маленький, не надо сюсюкаться! -- он грубо оборвал меня, вздергивая подбородок и глядя в ответ почти бешеным взглядом. -- Уходи, не видишь? Я -- проклят! 
         -- А? -- удивленно вскинула брови, глядя на него. Мальчик продолжал стоять почти навытяжку, с вызовом глядя мне в глаза. Нахмурившись, качнулась в одну сторону, потом в другую, ища хоть какие-то намеки на его проклятие и, не найдя таковых, вновь выпрямилась. -- Чёт не вижу. 
         -- Это же проклятие, дура! -- вскинул он брови, глядя на меня с ощущением явного превосходства. -- Его нельзя увидеть, оно просто берёт, и действует!
         -- Ладно-ладно, -- примиряюще вскинула руки, чувствуя, как начинают ощутимо давить лямки рюкзака за спиной. -- Взрослые есть?
         -- Нет, я сам себе взрослый, -- скрестил руки на груди мальчишка. -- Не нужны мне эти дядьки и тётки!
         -- Хорошо, -- скорбно протянула, понимая, что уже сама никуда не уйду. Дети не должны быть одни, даже, если теперь у меня на одну проблему больше... -- Тогда, я и мой друг будем жить у тебя пару дней. За деньги, -- не забыла добавить, видя начинающее проступать возмущение у него на лице.
         -- Сто белли сутки! -- сразу же заявил он. -- И ни монетой меньше!
         -- Покосившийся дом на окраине города? -- вскинула брови, глядя на него с насмешкой. Мальчик тут же скуксился, но отступать не захотел.
         -- Пятьдесят!
         -- Нет горячей воды, если вообще есть вода, -- продолжила я.
         -- Вода есть!
         -- В колодце за забором? -- прищурилась, кидая мимолетный взгляд на соседний перекресток, где женщина как раз набирала себе два ведра. 
         -- Двадцать, -- совсем уже нахохлился он, вновь опуская голову и глядя на меня затравленным взглядом. 
         -- Кровати-то хоть есть? А газ на кухне? Я не говорю уже про свет -- тебе явно нечего платить в фонд города, -- наклонила голову, наблюдая за тем, как расплывается стыдливый румянец у него по щекам.
         -- Пять, -- хриплым шепотом, начиная нервно теребить подол рваной майки, рискуя и вовсе пустить всё по швам. 
         -- Договорились, -- согласно хмыкнула, проходя вперёд и трепля его по голове. -- Покажешь, где тут можно становиться?
         -- Да, конечно, следуйте за мной, -- кивнул он головой, быстро пробегая вперед, всё так же, не поднимая на меня взгляда. 
         Внутри оказалось еще хуже, чем снаружи: жутко скрипящие полы, кое-как подметенная пыль, треснувшие окна... Ни холодильника, ни печки -- хрупкое подобие стола да разваливающийся табурет рядом. О, боги, и тут живёт маленький ребёнок?! Быстрым шагом, пересекши коридор, рванула на себя дверь предположительно ванной комнаты и тут же закрыла -- не для слабонервных. Бросив внимательный взгляд на мальчишку, натолкнулась лишь на бесконечную боль в, ставших практически прозрачными, глазах. 
         -- Почему нет кухонного реквизита? 
         -- Вынесли, уже давно, -- прошептал он, отводя взгляд. -- Зачем они проклятому?
         -- Если зайду в спальни, да вообще просто поднимусь выше, найду хоть что-то? -- я до последнего старалась не сорваться, боясь, что мальчишка расценит это как-то иначе. Увы, именно это и произошло.
         -- Простите, у меня ничего нет. Можете не платить, -- он не плакал, держался, вновь принявшись трепать майку и кусать губы. 
         Я не нашлась, что ответить, поспешно отходя от неприятного амбре, пробивающегося сквозь рассохшуюся дверь, и вновь возвращаясь на кухню. Я думала, проблема будет не особо большой, а она... Она действительно небольшая, можно сказать, болезненно тощая. И сейчас стоит рядом со мной, старясь не показывать собственных слабостей и явно проклиная мир за то, что я вообще пошла в сторону его домишки. 
         -- У тебя свои-то вещи есть? -- уныло поинтересовалась, представляя то, что скажет мне Дик, если узнает, что я, сбежав, мало того, что не нашла комнату, так ещё и спиногрызом обзавелась. А то, что я его тут не брошу, понимала даже слишком явно. Привычка, бывшая когда-то там, в детстве, подбирать маленьких щенков, котят и птенцов, и тащить их в дом, вновь показалась на свет, не давая спокойно вздохнуть и сжимая сердце в стеклянные тиски. Где же моё хваленое спокойствие, которое я так долго тогда вырабатывала? 
         -- Нет, -- отрицательно качнулась тёмная головка. -- Только я и то, что на мне. 
         -- Хорошо. Тогда, идём, -- отлипла от стены, хватая его за костлявое плечо и буквально вытаскивая на улицу. -- Достаточно с меня этого бреда!
         -- Не надо! -- попытался он вывернуться, да куда уж там -- я сама себя не слушалась, отдаленно чувствуя, как разъезжается ткань майки под пальцами. 
         -- Хочешь и дальше сидеть в своей старой халупе и загнивать, слушая окружающих тебя тварей? -- холодно сощурилась, резко останавливаясь и поворачиваясь к нему. -- Ты ребенок и, чтобы там не было в прошлом, ты тот, о ком нужно заботиться! -- Мальчишка испуганно округлил глаза. Пара секунд игры в гляделки, и всё -- губы запрыгали, щёки покраснели и, рванув вперед, он, на сколько позволяли руки, со всей силы обхватил меня за пояс, прижимаясь и рыдая навзрыд. Чёрт, кажется, переборщила... 
         -- Что это такое? -- холодно раздалось за спиной. Дик, а это был именно он, обошел меня и мрачно уставился на мальчика. 
         -- Ребёнок, -- пожала плечами, ласково взлохмачивая короткие волосы на его голове. Как неровно подстрижено, всё же. Наверное, какими-то древними ножницами орудовал, если вообще не ножом. Внутренне вздрогнув от всплывшей в подсознании картины, в которой мальчишка сосредоточенно срезает пряди огромным ржавым тесаком у себя на голове, зябко повела плечами. -- Он свято уверен в том, что проклят. Ты, случайно не в курсе, как проклятия проявляются?
         -- Нет, -- поморщился парень. -- Ты нашла что-нибудь?
         -- Да, его, -- выгнула бровь дугой, с вызовом глядя на него. -- А еще очень гадкую бабульку и развалившийся от старости дом, где жил мальчик. Вон он, позади. 
         -- Даже один белли был более ценен, чем твои находки, -- пробурчал Дик, кинув мимолетный взгляд в сторону дряхлого строения и поворачиваясь к нам спиной.-- Идём, я нашел нам домик. Правда, теперь не знаю, как хозяин отреагирует на ещё одного постояльца. Особенно проклятого, -- заржал он, быстро идя вперед. 
         -- Какая же ты тварь, просто невероятная! -- взяв мальчишку за руку, поспешила за ним, удерживая лямку сумки и уже откровенно ненавидя тяжелеющий с каждой минутой рюкзак. -- Скоро Грэга переплюнешь! 
         -- Да ладно, хуже быть уже нельзя, -- фыркнул он, сворачивая в проулок. Редкие в этой части города прохожие удивленно косились на нас но, заметив рядом со мной мальчика, быстро отворачивались и ускоряли шаг. -- Хм, мелочь, что ты им сделал?
         -- Я есть, -- пробурчал мальчик, крепко сжимая мою руку.
         -- За просто так не замечать, не стараются, -- пожал плечами Дик, останавливаясь рядом с маленьким одноэтажным домиком. 
         О, да, смотрю, он решил последовать моему совету и облазить задворки. Что ж, в его случае процент успеха явно выше. Язвить не стоит -- по мне же и ударит. А так охота...
         Домик внутри делился на две комнаты, кухню, и туалет с ванной. Действительно малехонький и настолько уютный, что хотелось сесть на кухне с чашкой чая и печеньем в плетёной корзиночке, и просто смотреть за окно, где на клумбе цвели какие-то незамысловатые полевые цветочки, не яркие, но успокаивающие. 
         -- Дик, у тебя есть майка какая-нибудь? -- кинув куртку и вещи в дальнюю комнату, повернулась к парню, опершегося на косяк и лениво рассматривающего пейзаж за окном. 
         -- У меня их всего несколько... 
         -- Одну выдели мальчику, -- кивнула ему. Парень резко вскинул голову, сверля меня пристальным взглядом. -- И... в душ его своди. Быть проклятым можно и чистым, -- усмехнулась. -- Так, стоп! Почему ты проклят?
         Ребенок скуксился, бросая загнанный взгляд на входную дверь. Увы -- Дик, пропустивший нас вперед, предусмотрительно защёлкнул её на замок. Скорее всего, из-за того, что это окраина, а не потому, что ожидал побега мальчика. 
         -- Как тебя зовут? -- присела рядом с ним на корточки, ласково улыбаясь и заглядывая ему в лицо. -- Знакомства начинаются с того, что мы должны сказать друг другу свои имена. Это вежливо и указывает на то, что оппоненты переходят на новый уровень в общении. Меня зовут Соня. Почему-то, там, где я, скажем так, заново родилась, мне дали прозвище Хрустальная. Теперь, это моя фамилия и, как насмешка судьбы -- способность. Я -- фруктовик с умением создавать что-то из стекла и, как оказалось, его разновидностей. Хотя, тут ещё надо поспорить и... А и ладно! В общем, я -- Хрустальная Соня, -- кивнула челкой, вконец запутавшись в объяснениях и, потому, забивая на них. -- А вот того злюку зовут Ричард, или, сокращенно -- Дик. 
         -- Вы пара? -- любопытно сверкнули серые глаза, переводя взгляд с меня на Дика и обратно. 
         -- Следи за языком, немочь! -- вскинулся Дик, глядя на него испепеляющим взглядом. -- Мы просто из одной команды!
         -- Команды? -- пацанёнок, казалось, даже не отреагировал на колкость. Да и вообще делал всё, лишь бы как можно меньше рассказывать о себе.
         -- Не важно, -- мотнула головой. -- Как тебя зовут?
         -- Никак, -- потупил он взор. -- Мне не давали имени. 
         Тут даже Дик удивленно вскинул брови, полностью поворачиваясь к мальчику. 
         -- А как ты сам себя называешь? -- не унималась я. Быть такого не может, чтобы у него не было имени. Даже животные себя как-то именуют. 
         -- Проклятый, -- пожал он плечами. -- Говорю же, у меня нет имени. Таким как я их не дают, чтобы не было кого вспоминать, и ничего не нужно было писать на надгробии. 
         -- Проклятый... -- задумалась. -- Прок... Клят... Рок... О! Ты будешь Роком! Хорошее имя.
         -- Рок? -- неверяще округлил он глаза. -- Меня теперь зовут Рок?
         -- Да, -- довольно кивнула. -- А сейчас мы тебя искупаем, подстрижем, приоденем, и совсем на какого-то босоногого хромоножку похож не будешь! 
         -- Тогда, раз такая умная, может, сгоняешь на базар ему за шмотом, пока он купаться будет? -- отлип от стены парень, проходя вперед, к ванной. 
         -- Так и поступлю, -- одобрила его идею, проходя в свою комнату и подхватывая планшетник. По уговору, мы должны собраться за покупками только завтра, когда с корабля придет Шон с деньгами -- лично в руки сумму необходимую на покупки не дал, сказал, что ненадёжная. Гневное фырканье вслед и вовсе проигнорировал, скрываясь в своей каюте. Так что, сегодняшний день был полностью свободен. Быстро окинув взглядом притихшего мальчика, присела рядом с ним, проверяя размер обуви -- на первое время и шлёпок хватит, а потом можно будет и нормальную обувь приобрести. 
         -- И, Рок, последний вопрос, -- вновь обратилась к нему, внутренне улыбаясь тому, как мальчик восторженно реагирует на своё имя. -- Почему ты проклят? 
         Дик, желая услышать всё как можно лучше, даже из ванной высунулся, где уже журчала вода.
         -- Моя мать пиратка, а отец морской дьявол, -- взглядом побитой собаки посмотрел на меня ребенок.
         -- Ну, иносказания это всё, про дьявола -- наверное, просто не особо хороший человек был... Дик? 
         Парень весь подобрался, настороженно глядя на мальчика.
         -- Не иносказание, -- мотнул он головой. -- Морские дьяволы враги людей и рыболюдей. Говорят, последний умер ещё при Роджере. Сколько тебе лет?
         -- Шестнадцать, -- зверенышем посмотрел на него Рок. 
         -- А выглядишь куда как моложе, -- нахмурилась, после вновь посмотрела на статую в проходе в ванную. -- Дик, что не так?
         -- Он сын морского дьявола, -- уверенно кивнул он. -- Их дети очень медленно взрослеют и, достигнув определенного возраста, перестают стареть. То, что он выглядит как человек, ещё ничего не значит -- внешность передалась от матери, а вот умения и отношение к окружающему вполне могли и от отца перейти. Лучше бы просто был проклят.
         -- Думаешь, я сам хотел этого? -- неожиданно подался вперед мальчик, сжимая кулаки. -- Я не просил, чтобы меня рождали! Я не хочу быть не таким! 
         -- Ты сын той твари, что приносит разрушение везде, где только умудряется появиться. А теперь ещё и непонятно, действительно ли все они подохли, -- без грамма раскаяния на лице заявил Дик. -- Соня, ты не знаешь, просто не знаешь того, на что способны дьяволы. Я и Максим были ещё совсем мелкими, когда парочка таких, забавы ради, напала на корабль, где мы с родителями плыли. Они вторгаются в чужой разум, нагоняют ужас и страх, сводят с ума, заставляют убивать друг друга. Ломают корабли так, будто те сделаны из соломы. Редко кто выживает после встречи с ними -- только если наиграются вдоволь и им наскучит убивать. На нашем корабле было около пятиста человек, а выжило шестеро: я, Максим, Рей и ещё трое. К счастью, нас нашли быстро и Морские Короли не успели нами закусить. Дьяволам всё равно, кто перед ними -- убьют. А иногда и с людскими женщинами играют -- вот это, -- он кивнул на сжавшегося Рока, -- результат подобных игрищ. И, я никогда ещё не слышал о том, чтобы их дети шли по тропе мира. Никогда. 
         -- Значит, услышишь, -- начала медленно закипать, распрямляясь и подходя ближе к нему. Мальчик, слушая его, стал белым как полотно, буквально с ненавистью глядя в карие глаза парня. -- Мне очень жаль твоих родителей и тех людей, с которыми ты плыл. Но, это не его рук дело и он в этом никак не виноват. Может, стоит подумать о том, почему среди таких вот полукровок не было добрых? Глядя на твое отношение к ребёнку, я не удивляюсь, откуда берутся нелюди. Посмеешь его обидеть, и сильно об этом пожалеешь, -- почти прошептала, вплотную приблизившись к нему. -- А теперь, я иду на рынок, а ты помогаешь ему искупаться. И, если на нем появится ещё хотя бы одна царапинка, опять же -- не жди ничего хорошего. 
         -- Ты не понимаешь, да? -- Дик неверяще на меня смотрел. -- У него однажды переклинит мозги, и он поубивает всех нас. 
         -- Выполняй! Никого он не тронет, если не ненавидеть, -- буквально прорычала, после резко отступила назад, поворачиваясь к замершему посередине коридора Року. -- Иди в душ и ни о чем не беспокойся. 
         -- Я приношу несчастья. Лучше будет, если я уйду, -- мотнул тот головой, отступая назад. 
         -- Да наплевать! -- вскипела, резко подходя к нему, и подзатыльником отправляя в сторону Дика. -- Устроите баталии -- выпорю обоих. 
         А вот сдвоенного мрачного взгляда я никак не ожидала. Кажется, они ещё не догадываются о том, что очень похожи.
  
  
  
  
      -- Ультрамарин и бирюза
  
         Самой яркой мыслью от встречи с рынком была та, что тихо нашептывала мне "ненавижу". Шум, гам, различные запахи, зачастую не особо приятные, вертлявые торгаши и проворные серые людишки, рядом с которыми нужно было беречь содержимое карманов и сумок -- всё это наводило панику и плохо сдерживаемое раздражение. Барахолку я нашла быстро, но предложенные товары больше были на меня, чем на... Мда, ему шестнадцать, помню. А мне по легенде семнадцать. Чёрт, как же всё странно: возрасты, внешний вид, психология -- все разнится и перестраивается с ног на голову так, что только диву даёшься. В общем, пришлось, быстро пробежав остаток рынка, нырнуть в переулок и направить свои стопы к замеченному, во время поисков жилья, магазину с одеждой. Удача улыбнулась белозубым оскалом: отдел с детской одеждой был довольно обширным, радуя глаза богатым выбором. Быстро ухватив понравившееся и прихватив пару труселей в ромашку, прикинув на глаз несколько достаточно удобных с виду шлепок и сандалий, задержалась рядом с отделом со шляпами, расчетливо окидывая взглядом представленную коллекцию. Было бы неплохо обзавестись одной из них, особенно после того, как моё лицо мелькнуло в розыскной листовке. Для охотников за головами я крайне лакомая добыча -- кайросеки или вода, и дело в шляпе, как бы смешно это не звучало. 
         Белый цвет отпадал сразу, ровно, как и другие яркие или светлые тона -- будучи по второй занятости снайпером, стоило позаботиться и о маскировке тоже. Из-за этого, взгляд почти сразу остановился на, вроде бы в насмешку судьбе, раскрашенной под камуфляж ковбойской шляпе, спрятанной позади других. Вытянув её под свет ламп, любопытно завертела в руках, рассматривая со всех сторон. Ремешок, обхватывающий тулью, крепился черной пряжкой -- хорошо, бликовать не будет. Завязки скреплял маленький штурвал, с кисточкой внизу -- мило. 
         -- Беру всё это, -- выложила товар перед продавцом, от услуг которого отказалась при входе в помещение. 
         -- Да, леди, -- кивнул он, быстро побивая их цену. -- Вам упаковать? 
         -- Да, если не затруднит, -- легко улыбнулась, ещё раз оглядываясь на отдел со шляпами. В голове тут же возникло быстрое решение проблемы: вернувшись, ловко вытащила шляпу, похожую на свою, только красивого, ультрамаринового цвета, с синими бусами, идущими по тулье, в месте, где у меня был ремешок. Яркий цвет полностью перетянет внимание на себя, отвлекая обывателей от его обладателя. А там и корабль наш отчалит от этого острова, забрав с собой все знания о том, кто такой Рок. Морские дьяволы -- по легендам это те, кто создал дьявольские фрукты, посылая их во внешний мир. По рассказам Дика, они те, кто с легкостью рвал на куски Морских Королей, которые своими размерами, порой, превышали корабли. На что же способен полукровка тогда -- они часто бывают сильнее чистокровных особей. Во что я опять ввязалась?
         В домик вернулась спустя двадцать минут -- заскочила ещё в магазин и купила немного еды, так как припасов мы с собой не брали. Темное на входе помещение встретило шумом льющейся вдали воды и довольно активными переругиваниями на тему "я сам -- нет, тут я -- ты безрукий -- идиотина!" Тихонько усмехнувшись, прошла на кухню, складывая продукты в холодильник. Неожиданно, на столе громко зазвонил Ден-Ден Муши, местный аналог телефонов. Лупоглазые улитки вообще поражали меня до глубины души, вызывая смешенные эмоции. 
         -- Кто там? -- осторожно поинтересовалась, взяв маленькую трубочку, крепящуюся вверху панциря. 
         -- Сонька, где вы зависли? -- громко раздалось с той стороны. -- Дик нам позвонил и объяснил, но мы, что-то, малёхо заблудились.
         -- Сейчас, подожди, выйду, -- понимающе кивнула, подхватывая легкое создание и выскальзывая за дверь. Мужчины оказались буквально в двух шагах от порога. 
         -- Держи своё ничего, -- мне протянули мою винтовку и мешок с полным боекомплектом. В ответ на непонимающий взгляд, те, засмеявшись, пояснили. -- Капитан Грэг решил устроить полную проверку судна и, все более-менее ценные вещи, приказал забрать. Твоя стрелялка вот, с доставкой на дом. 
         -- Эй, а ты что, с Диком живешь? -- удивленно округлил глаза второй, вероятно только сейчас сложив два плюс два. Мгновенно покраснев, быстро нырнула обратно в дом, спасаясь от неловких вопросов и явно порождая уйму неправильных догадок и сплетен. 
         Потом разберусь. Сейчас надо обед готовить и мальчиком заняться. Я ходила по рынку и магазинам около часа и всё это время они провели в ванной комнате -- скоро выйдут. Прислонив винтовку и объемный мешок к стене рядом со столом, быстро взялась за купленные продукты, обжаривая мясо и, параллельно, делая омлет. На такие простые блюда меня хватало, и кухня, в конце моих манипуляций, осталась в целости и сохранности. Увы, но какао, как у Люка, у меня не получалось поэтому, я прозорливо купила сок, на замену.
         -- Ну, хоть какая-то компенсация за потраченные нервы, -- ворчливо пробормотал, вошедший на кухню Дик, сразу же усаживаясь за стол. -- Это просто ужасно.
         -- Да, просто ужасно! -- на пороге комнаты возник укутанный по самый нос мальчик, грозно глядя на парня. -- Ты! Ты! Ты ужасен!
         -- Да что у вас там произошло? -- удивилась, быстро раскладывая порции по тарелкам и ставя те на стол. 
         -- Мытьё, -- философски пожал плечами Дик, подтягивая ближе к себе хлебницу и принимаясь за еду. -- Залили всё, что только можно. Радует лишь одно -- номер не гостиничный, соседей снизу не затопим. 
         -- Ты сам во всём виноват, -- не остался в долгу Рок. -- Я сам мог себя помыть!
         -- Я дал тебе возможность, и ты её провалил, -- прервался Дик, насмешливо глядя на попеременно краснеющего и бледнеющего мальчика. -- Можно сказать -- утопил. 
         -- Ты!..
         -- Харе баста! -- не смогла и дальше слушать их, буквально тая от ощущения домашней атмосферы -- так всё напоминало переругивания между двумя братьями. -- Рок, иди сюда, я кушать приготовила.
         Круглые голодные глаза и забурчавший желудок заставили его мгновенно позабыть обо всём на свете и рвануть к столу, крепко удерживая огромное пушистое полотенце. Ухватившись за столовые приборы, он быстро начал поглощать пищу, давясь и запихиваясь. На попытку его успокоить и просьбы есть медленней, он посмотрел таким взглядом, что у меня зашевелились волосы на голове, а Дик, в этот момент отпивающий сок, подавился, судорожно хлопая себя по груди. Ребенка больше не беспокоили, совершенно искренне боясь того, что он нас сглазит или, на худой конец, просто покусает. 
         Быстро прикончив свою порцию и осторожно добавив ещё несколько кусочков мяса на тарелку ребенка, сложила грязную посуду и приборы в мойку и выскользнула за дверь, прихватив с собой принесенные вещи. Делиться с Диком о том, чем закончилась моя встреча с ребятами с "Парящего" не стала -- скандалов нам и так хватало, а реакцию команды было даже интересно увидеть. 
         Сев на пол у себя в комнате, осторожно вынула винтовку из чехла, кладя перед собой и окидывая скептическим взглядом. Нужно чистить. Разбор оружия на отдельные части много времени не занял, разве что меня чуть не прибило вылетевшей пружиной и штоком. Вытянув из мешка масло и пару тряпиц, удобнее прислонилась к спинке кровати и принялась протирать черную поверхность, особое внимание, уделяя затвору и стволу, для которого был извлечен шомпол. Именно за этим занятием меня и застал Рок, тихонько возникая в дверях комнаты и наблюдая за моими действиями. 
         -- Что это? -- он робко шагнул внутрь, становясь рядом со мной. 
         -- Снайперская винтовка, -- меланхолично отозвалась, проверяя пружины в магазинах. -- Чищу, чтобы она лучше стреляла и не выдавала осечек. 
         -- А... -- кивнул тот головой, явно не понимая всего процесса но, стараясь делать умное выражение лица. 
         -- Твои вещи на кровати, -- махнула рукой за спину. -- Выбирай. И шляпа голубая тоже твоя.
         -- Мне? -- неверяще округлил он глаза, проходя дальше и тихо шурша одеждой. -- Какая красивая, -- восторженно прошептал он, вероятно, рассматривая её -- послышался почти неслышный перестук бусин. 
         -- Тебе-тебе, -- согласно качнула головой, протирая видимые места сухой тряпкой и приступая к сборке. -- Одевайся, давай.
         Пока мальчик тихо шуршал за спиной, восторженно сопя носом, я упаковала оружие обратно в чехол, после выудила из мешка парочку гильз, крутя их в пальцах. Нужно выравнивать и калибровать -- если опять их использую, то вполне могу и лохануться. Встав, так и не поворачиваясь лицом к Року, подхватила мешок и прошла к стоящему в углу столу с придвинутым к нему стулом и, откинув вязаную салфетку в сторону, водрузила мешок с гильзами на стол, доставая следом нужные инструменты. 
         -- Я всё, -- послышалось из-за спины. Обернувшись, не смогла сдержать улыбки: чистый, он казался ещё младше. Светлая майка, поверх которой была накинута клетчатая рубашка, черные шорты длиной по колено и огромная шляпа, гордо водружённая на голову, и съезжающая на нос -- он стал менее узнаваемым, не таким встрепанным воробушком как в первую встречу. 
         -- Обувь примерь, -- подошла ближе, вытирая масляные руки тряпкой и садясь на краешек кровати. Мальчик согласно кивнул головой, от чего шляпа полностью скрыла его от меня. Сандалики пришлись ровно впору, будто на него сделаны были, что ещё раз сильно порадовало меня -- угадала. -- Просто прекрасно, -- довольно улыбнулась, с удовлетворением отмечая столь разительные перемены -- одежда явно делает человека. 
         -- Спасибо, -- неожиданно поклонился Рок. Шляпа не удержалась и слетела, открывая кое-как постриженную голову. -- Огромное спасибо за заботу. 
         -- Пожалуйста, -- быстро встала, проходя к комоду у стены и выдвигая ящики, один за другим, ища нужное. К счастью, оно тут было и, поманив мальчика за собой, вновь прошла на кухню, вымывая руки и ища достаточно широкое кухонное полотенце. -- Садись, -- скомандовала, выдвинув стул. 
         Накинув поверх него полотенце, полностью закрывшее одежду, вооружилась ножницами, окидывая задумчивым взглядом открывшуюся картину. Мне не обязательно делать это красиво -- мне нужно сделать его непохожим на себя прошлого. -- Кто тебя стриг?
         -- Я сам, -- закрутил он головой, силясь меня увидеть, когда я зашла ему за спину. 
         -- Сиди смирно, -- усмехнулась, вооружаясь расческой и пытаясь распутать колтуны. Мда, чтобы такое превратить во что-то подобающее, нужно поймать чудо за хвост. Или, хотя бы, сотворить его самой. На пол начали плавно падать темные пряди, создавая новую, довольно-таки прикольную прическу. Длинные пряди с одной стороны и, короткие с другой, вихрь на макушке -- я подобное всегда хотела себе, но... Не с моей работой. Моя же жертва прекрасно дала почувствовать себя в качестве творца. 
         -- Можно уже посмотреть? -- нетерпеливо заерзал Рок, до этого стараясь не дышать и лишний раз не моргать. 
         -- Сейчас, подожди минуту, -- хорошенько расчесав непослушные чистые пряди, смахнула состриженное на пол, быстро сметая веником на совок и отправляя в мусорное ведро. Сняв полотенце, махнула в сторону ванной, куда рвался мальчик. -- Беги.
         Быстрый топот, включение света, скрип двери -- я затаила дыхание, вслушиваясь. Ответ не заставил себя долго ждать.
         -- Классно! -- послышался восторженный вердикт.
         Из своей комнаты показался мрачный Дик, пытаясь разобрать причину шума. 
         -- Какого черта? Дайте поспать уже, -- проворчал он, кося любопытным сонным взглядом в сторону включенной ванны. Вышедший оттуда на голос, мальчишка с вызовом в глазах посмотрел на него, и, дотянувшись до выключателя, гордо прошел мимо, ко мне, застывшей на пороге своей обители. 
         -- Большое спасибо! Мне очень нравится! -- еще раз поклонился он. -- И, можно... -- он просительно указал глазами, в сторону лежащей на кровати шляпы. Отступив в сторону, пропустила его, и, примирительно кивнув Дику, вернулась за стол, к ожидающим меня гильзам и инструментам. Впереди будет много монотонной и скучной работы. А мальчишка, позади меня, с довольным лицом сопел на кровати, обеими руками обхватив свою ультрамариновую ценность. Не знаю, чей он сын, но лично я к нему успела привязаться всего за несколько часов. Такая милаха...
  
  
  
  
         Пальцы уже не гнулись, но я продолжала методично водить ножом, отставляя меченые патроны в сторону. 
         -- Зачем ты это делаешь? -- я чуть в обморок не рухнула, когда над ухом раздался голос Дика, заставляя повести ножом в бок, проделывая достаточно глубокую и длинную полосу на полировке стола. -- Хех, безрукая. 
         -- Не нужно подкрадываться со спины! -- шепотом вызверилась, с замирающим сердцем рассматривая поцарапанный стол. -- И тише -- Рок спит!
         -- Они очень чуткие, сейчас проснется, -- фыркнул парень, поворачивая голову в его сторону. Мальчик продолжал умиротворенно сопеть в две дырки, совершенно не реагируя на его слова. -- Я сказал -- чуткие! -- куда как громче повторил Дик, нахмуриваясь. Ответом был легкий всхрап и сильнее сжатая в объятиях шляпа. 
         -- У тебя явная непруха по части знаний о детях дьяволов, -- усмехнулась, поворачиваясь обратно к столу и продолжая прерванное. Около трёх сотен готовых патронов -- я израсходовала весь запас пуль и пороха, под конец конкретно устав, что руками, что глазами. 
         -- Так зачем ты нарезаешь пули? -- повторил свой вопрос парень, поморщившись от отсутствия реакции в свой адрес со стороны ребенка и поворачиваясь обратно ко мне. -- Разве твоё оружие недостаточно убойное?
         -- Достаточно, -- кивнула я, -- но, посмотрев на то, какие ведутся бои в море, я решила немного усилить эффект от попадания, -- не отвлекаясь от занятия, начала пояснять. -- Я создавала оружие для убийства людей, но... Мы так же имеем дело с кораблями. Я не до такой степени умелый стрелок -- у меня всё ещё недостаточно практики на этом оружии и, если дистанция до цели будет достаточно дальней, могут возникнуть проблемы. Я могу промахнуться. Но, так же я могу стрелять в корабль. Пороховой трюм не всегда будет обращен в мою сторону, да и, скажем так, модели судов могут разниться. Тот же "Парящий" -- я даже не представляю, как подобное могло прийти в голову капитана Грэга. 
         -- Ты хочешь стрелять по мачтам и реям, -- понятливо кивнул Дик, беря один из патронов и вертя в пальцах и нахмуриваясь. -- Такая маленькая, а так просто... Почему?
         -- Мне тоже их не хватает, -- тихо прошептала, отставляя последний в сторону и откидываясь на спинку стула. Как же хорошо... -- Прости, я не могу сказать того, что нужно в подобной ситуации. Просто не могу.
         -- И не надо, -- он поставил готовый патрон обратно на стол, к рядку таких же, меченных. Все решила не нарезать -- мало ли, какая ситуация. -- Просто не надо. 
         -- Хорошо, -- вытащила магазины, быстро заряжая. -- Ты и дальше будешь фыркать в сторону мальчика?
         -- Мне тяжело находиться рядом с ним, -- не стал отрицать он. -- Крайне тяжело. Но, в твоих словах есть зерно истины -- малец не виноват. Ни в чём. Ни в том, что тогда, когда его ещё в проекте не было, погибли мои родители, ни в том, кто его отец...
         -- Ни в том, что он напоминает тебе Макса, пусть и мимолетно, -- закончила за него, когда он замолчал. 
         -- Скажешь кому -- наваляю, -- грозным шепотом раздалось из-за спины. Я усмехнулась.
         -- А что вы там делаете? -- неожиданно сонно раздалось со стороны кровати. 
         -- Обсуждаем наш поход в город, -- лукаво улыбнувшись оторопевшему Дику, повернулась к Року. -- Он предлагает сходить в цирк -- ни тебя, ни нас там не знают. А детям нужно веселиться! 
         -- Правда? -- подпрыгнул на кровати мальчик, подбираясь на месте и восторженно блестя глазами. 
         -- На улице уже начало темнеть, так что тебя не узнают, -- Дик судорожно вздохнул, но поддержал мою идею, мимолетно взглянув в окно. -- Тогда, перекусим где-нибудь в городе. Тебя многие знают? -- обратился он Року. 
         Тот невольно поёжился, грустно вздыхая. 
         -- Когда был маленький, со мной сидела бабушка. Семь лет назад она умерла и, после этого я не появлялся в городе днём -- меня отовсюду гнали, камнями кидали... -- голос задрожал, но он быстро взял себя в руки. -- Она научила меня читать, писать, считать... Я выходил после этого только по ночам -- летом и осенью можно было что-то найти в огороде или на деревьях. Иногда были птичьи гнезда, в лесу неподалеку, а в них яйца. Ещё ходил рыбачить -- у меня хорошо получается. Только приходилось редко выходить -- меня дядьки рыбаки не любят. Ещё реже к церкви на праздники -- там были подношения. Иногда даже конфеты попадались, -- мечтательно добавил он. -- Но, мне приходилось ходить только ночью, когда никто не видел. 
         -- Значит, тебя не так и много людей лично знают. За семь лет внешность могла основательно измениться, -- не особо уверенно подытожила, окидывая Рока взглядом. Ему сейчас навскидку одиннадцать. Как же он тогда выглядел? И кем нужно быть, чтобы ненавидеть маленького ребенка -- вряд ли он выглядел старше семи. Улыбчивая стая...
         -- Так, забыли всё плохое, -- хлопнула в ладоши, заставляя Дика отшатнуться и вставая на ноги, довольно потягиваясь. Тело основательно затекло. -- Собираемся и идем гулять. 
         -- Да мамочка, -- пробурчал парень, выходя из помещения. Показав ему вслед язык, чем изрядно насмешила Рока, быстро упаковала патроны и окинула взглядом помещение, решая то, куда можно их спрятать. Тотальное недоверие ко всему живому резко пробудилось в хомячьей душе, заставляя быстро метнуться к дальнему углу возле кровати и основательно остеклить мешок, делая из него огромный стеклянный кирпич. Винтовка заняла своё место под матрасом, так же прибавив в весе. 
         -- Ты скоро, Соня? -- раздалось нетерпеливое из коридора. Рок явно желал прогуляться со всеми по городу и потому буквально приплясывал возле входной двери. 
         Грустно вздохнув, поправила лямку ремешка планшета и выскочила в коридор. Ещё одно мытье рук, теперь от пороха, в котором измазалась, и, уже через пару минут я уверенно сжимала маленькую теплую ладошку своей, идя по направлению к центру города. Прохожие добродушно улыбались нам вслед -- ни дать не взять молодая пара на выгуле со своим чадом. Дику, как бы он не артачился, так же пришлось взять за руку Рока, чтобы не нарушать легенду. Остановившись в уличном кафе, быстро нашли свободный столик и, заказав ужин, принялись осматриваться по сторонам -- Рока никто не узнал, да и ультрамариновая шляпа сыграла свою роль: переметнула все взгляды на себя и полностью скрыла лицо мальчишки. Плюс, приезжих было достаточно много, и в их толпе мы оставались практически незамеченными, сливаясь. 
         -- Рок, ты чего? -- от рассматривания окружающего, меня отвлек удивленный голос Дика. Обернувшись, поймала его непонимающий взгляд, наклоняясь к сидящему между нами мальчику. 
         -- Ты не любишь мороженное? -- непонимающе тронула его за плечо. Плечи ребёнка мелко вздрагивали, а попытку взглянуть ему в лицо, быстро пресек, натягивая шляпу на нос, ухватившись за поля. 
         -- Н-нет, нет... -- сквозь всхлипы донеслось сбивчивое, заставив уже не на шутку взволноваться. 
         -- Рок, малыш, что такое? -- Дик выставил перед собой ладони, буквально на пальцах объясняя, что он совершенно не в курсе того, что происходит с ребёнком. 
         -- Я... Никогда... Чтобы так по-доброму... -- сбивчиво донеслось из-под ультрамарина. -- Не хочу просыпаться!..
         На мгновение, замерев на месте, почувствовала, как в горле появляется горький ком. Он просто не верит...
         -- Рок, малыш, -- растроганно прошептала, быстро перетягивая легкое тельце себе на колени. -- Ты не спишь. Мы не врём. И мы тебя не бросим. Я не брошу. Успокойся, малыш, успокойся -- мне плевать на то, чей ты сын. Ты теперь моё дитя, помни это.
         К счастью, в общем гомоне людей, находящихся в том же кафе и снующих мимо, его рыданий никто не заметил. Мальчика давила истерика, и пришлось отпаивать водой, тут же и умывая его. Обнаруженный в кармане куртки платок сослужил прекрасную роль полотенца.
         -- Ешь своё мороженное уже, -- ворчливо донеслось от Дика. Пододвинув к нам огромный фужер с уже подтаивающим лакомством, он неожиданно ободряюще подмигнул Року, протягивая ложку. 
         Никогда ещё не встречала человека, который никогда в жизни не ел мороженного. И, от того, эмоции, которые возникали на его лице, были удивительными и неожиданными. 
  
  
  
  
         -- Меня никогда не вдохновляли разукрашенные улыбчивые дядьки с плюшевыми носами, -- сквозь зубы поделилась с Диком, наблюдая за тем, как Рок довольно идёт впереди, во все глаза, рассматривая сверкающие витрины магазинов и их содержимое. Всю жизнь прожить на этой земле и ни разу не видеть всего этого...
         -- Ты не одинока в своей нелюбви, -- меланхолично пожал плечами, идущий рядом парень, зевая в кулак. -- Но, раз завела ребенка -- иди, развлекай. 
         -- Ты так говоришь, будто ребёнок это нечто обыденное, что можно найти на каждом углу, -- фыркнула, оглядываясь вокруг. 
         Мрачный взгляд в ответ заставил откинуть всю насмешливость, подбираясь на месте.
         -- Ты не представляешь насколько, -- он покачал головой, с какой-то тоской глядя на вырастающий впереди шатёр. -- Лови его давай. 
         -- Угу, -- мрачно кивнула, уже не так добродушно поглядывая на окружающий люд. Поймав мелкого за руку, стали в очередь в шатер, быстро проходя платный фейс-контроль и попадая внутрь. 
         -- Добро пожалось в Ад, -- зловеще прошептал Дик, уводя нас в сторону сладкой ваты, куда уже навострил ушки Рок. Чувствую, разбалую я его в рекордно короткие сроки. 
         Сев куда-то в середине и посадив мальчика Дику на колени, чтобы ему было лучше видно, мы любопытно уставились на сцену. К счастью, мы попали внутрь перед самым началом представления, поэтому долго ждать не пришлось: запрыгали по сцене клоуны, закрутились под потолком воздушные акробаты, споря с законами Ньютона, о котором тут никто и слыхом не слыхивал, выехали на одноколесных велосипедах, жонглирующие горящими факелами, девушки -- мне всё это было не в новинку, поэтому представление я воспринимала с ленивым восторгом. Впрочем, как и сидящий рядом Дик. А вот Рок... Глаза мальчика были неотрывно прикованы к сцене, он, кажется, даже дышал не всегда -- со стороны просто бесконечное умиление.
         А вот после того, как сцену зашторили, и перед нами выступил ведущий всего этого шоу, сообщая о том, что мы должны приготовиться, так как увидим нечто невообразимое, вперед подалась уже я. 
         Русалка.
         Вашу мать, это была гребаная русалка! Красивые голубые с прозеленью глаза, чей цвет было видно даже нам, зеленоватые волосы, тонкая женская фигура по пояс и, ниже, длинный бирюзово-жемчужный хвост, с красивым волнистым плавником. Создание казалось чем-то нереальным, чужим, но, в то же время -- она была тут, передо мной, в аквариуме. Обряженная в верхнюю часть купальника, сделанную в виде двух ракушек, пару ниток бус на осиной талии, несколько браслетов на запястьях и, как противовес всему этому, огромный массивный ошейник на шее, девушка грустно улыбалась, плавая в чуть зеленоватой воде.
         -- Ух ты -- нелюдь! Чудище! Морская убийца! -- я удивленно закрутила головой по сторонам, пытаясь понять, почему люди, пришедшие смотреть на веселящее выступление, так реагируют на русалку. Русалку! Она же чудо! Неужели, мифы, о которых я в своё время читала у себя в мире, тут были правдой?
         -- Она рабыня, -- тихо прорычал Док, притягивая сжавшегося у него на коленях Рока ближе. -- Этот ошейник...
         -- Нам лучше уйти, -- повернулась к нему, видя, как стремительно бледнеет мальчик.
         -- Да, идём, -- рвано кивнул он и, подхватив ребенка на руки, быстро прошел мимо других зрителей, к выходу. Я за ним, не отставая и, уже возле откидного полога, бросая взгляд в сторону морской девы. Мне показалось, или она смотрела вслед именно мне? 
         Бред какой-то.
         -- Дик! Дик! Ричард, да постой ты уже! -- я с трудом нагнала, буквально летящего вперёд парня. Тот резко остановился, из-за чего я с размаха въехала ему носом в спину, заставив покачнуться и чуть не уронить сжавшегося Рока. -- Объясни, что там произошло? Почему люди так реагируют на русалку?
         -- Потому что идиоты, -- процедил он сквозь зубы. -- Мелочь, ты как? 
         Последнее было бледному Року. 
         -- Всё хорошо, -- тихо кивнул он. -- Всё хорошо. Просто... Они кричали ей то же, что и мне. Я... Вспомнил...
         -- Как вспомнил, так и забудь, -- хмыкнул Дик, быстрым движением надевая ему на голову шляпу. -- Единственное, что я не могу понять, так это почему на территории Белоуса русалка в рабском ошейнике?
         -- Может, он о ней не знает? -- робко предположила, совершенно не понимая всего того, что его так тревожило. И Нила, моего путеводителя, как на зло, нигде не видно! -- И цирк всё время движется, странствует.
         -- Да, так, скорее всего, и есть, -- задумчиво кивнул он, ставя Рока на ноги и утягивая следом за собой. Я поспешила за ними, ещё раз оглядываясь на мгновенно ставшее зловещим здание цирка.
         -- Дик, я не особо хорошо понимаю все эти тонкости с рабовладельческим строем, -- тихо проговорила, поравнявшись с ним. -- Поясни все моменты. И о русалках тоже.
         -- Чёрт, у тебя что, действительно такая проблема с памятью? -- недоверчиво поморщился он.
         -- Амнезия, друг мой, -- выгнула бровь дугой. Я уже подзадолбалась это каждому встречному поперечному объяснять. 
         -- Жуть какая, -- фыркнул он. -- Большинство людей боится русалок. Наверное, не меньше, чем тех же морских дьяволов, хоть последние пугают и самих хвостатых. Все легенды, которые могли бы быть придуманы, все они поддерживаются такими вот идиотами: русалки топят корабли, зазывают на мель или рифы, сводят с ума. Естественно, никто ничего подобного не делает, но... 
         Не сдержавшись, Дик мрачно сплюнул на землю. Чем дальше в лес, тем толще белки...
         -- Русалки -- один из самых желанных товаров на чёрном рынке, их скупают за бешеные деньги представители Высшей Знати, -- продолжил парень, сбавляя темп, так как Рок уже начал уставать. -- Этот ошейник у неё на шее -- специальный для рабов. При попытке снять, при мысли -- взрывается. А ключи есть только одни, и они у хозяина. 
         -- А причём тут Белоус? -- непонимающе нахмурилась. -- Он же пират, самый сильный, ему не должно быть дела до таких мелочей. 
         -- Остров Рыболюдей находится под защитой Эдварда Ньюгейта. После казни Гол Ди Роджера, он почти сразу же взял это место под свой контроль, огнём и мечом выбивая оттуда всех тварей, и железной рукой наводя порядок и покой. Сейчас торговля русалками стала очень опасным занятием, и, я крайне удивлен тем фактом, что эти циркачи рискнули сунуться на территорию Белоуса с одной такой.
         -- Ясно, -- кивнула, отмечая то, что мы уже почти пришли к домику. -- Никто есть не хочет? У нас еды не особо много осталось, наверное, нужно скупиться ещё раз.
         -- Я схожу, -- кивнул Дик, передавая мне ключи и мальчика, и быстро уходя вдаль. 
         -- Что будем делать? -- тихо поинтересовался Рок, глядя на меня грустными глазами.
         -- Ну... Домой, там, в душ, потом доесть то, что осталось с обеда и спать, -- прикинула в уме, грустно вздыхая. Денек вышел напряженный... 
  
  
  
  
         -- Ты уже была в цирке? -- то, что не могла устроить мне бабулька день назад, почти организовала Меллот, вынырнувшая откуда-то из толпы и напугавшая до упавшего в пятки сердца. На заднем фоне даже послышался звон бьющегося стекла. 
         -- Твою мать, Мелл! -- зарычала я, пугая покупателя хурмы и получая злой взгляд продавца. -- Ты меня убить решила?
         -- Не-а, -- мотнула она головой. -- Но ты явно выразила своё неудовольствие на витрине того магазинчика, -- она кивнула мне за спину. -- Ты действительно так сильно не любишь зеркала? 
         Вывернув шею в том направлении, удивленно обнаружила осыпавшееся на землю стекло, сейчас покоящееся высокой кучкой. В самой нише витрины стояли основы зеркал, но уже без стеклянной части -- та так же грудилась осколками под ними. 
         -- Моё сердце остановилось, моё сердце замерло... -- тихо напела себе под нос. -- Пойдем отсюда, мне Валя нужен -- у него деньги на покупки. А у меня список. 
         -- Нет, ты так мне и не ответила! -- не унималась девушка, распихивая людей локтями и идя рядом. -- Ты же видела её, видела? 
         -- Да, видела, -- не стала отнекиваться, поправляя шляпу и маша рукой мужчине, стоящему на углу магазина. -- И что с того? Моё первое удивление при виде русалки уже сошло на нет, так что перестань.
         -- Нет, не перестану! -- почти подпрыгнула Мелл. -- Она же в ошейнике!
         -- Да-да, помню, -- отмахнулась. -- Валь, нам пора. Где помощники?
         -- А Дик где? -- удивленно вскинул брови мужчина. -- Я думал, он поможет.
         -- Он дома остался, у него... дела, -- выкрутилась, не желая афишировать то, что мы нянчимся с ребенком. Ему не место на пиратском корабле.
         -- А... дела... -- поводил бровями мужчина, явно думая что-то другое. 
         -- Кто на подхвате? -- перебила его, не желая давать ему возможность что-то нафантазировать. 
         -- Вон они, мнутся, -- махнул в сторону мужчина. -- Идём. 
         -- Скажи, и ты так просто воспринимаешь то, что там живое создание в рабстве? Ты видела, как на неё реагируют? Видела?
         -- Да, видела, -- закатила глаза. -- Валь, лавка с канцелярией. Ты лучше меня знаком со всеми этими тонкостями: нужна бумага, чернила и перья. 
         -- Да, постойте тут, -- согласно кивнул он и, на пару с еще одним мужчиной, зашли внутрь. 
         -- Соня! Я к тебе обращаюсь! Ты же сама говорила, что терпеть не можешь рабство во всех его проявлениях! -- Меллот начала наседать. 
         -- И что ты предлагаешь? -- не сдержалась уже я. -- Пойти, ворваться внутрь и стащить её? Как я поняла, ошейник на её шее имеет лишь один ключ! Других способов снять нет!
         -- Есть! -- подалась она вперед, уже практически впечатывая меня бюстом в стену магазинчика. -- Я владею Волей! С её помощью так же можно снять эту удавку!
         -- Если хозяин раньше не хватится! -- не осталась я в долгу. -- Там толпа народа, которая умеет вытворять такое, что тебе и не снилось! Ты можешь сказать, сколько из увиденных тобой артистов, на самом деле артисты? 
         -- Я могу их всех своей силой поиметь! И крыс спущу, -- девушка не хотела так просто сдаваться.
         -- А не проще просто позвонить Белоусу на корабль? Если ему так небезразлична судьба русалок, так пусть сам им и помогает! -- я уже окончательно взбеленилась. -- Меллот, это не наше дело! Там кайросеки, против которого мы бессильны! Ну, на сколько людей тебя хватит? Твоего контроля? Десять -- пятнадцать? А их там около пятидесяти! И это только те, кто захотел нам показаться! Крыс пришпилят ножами и те, насколько бы неживыми не были, уже никуда не пойдут. 
         -- Белоус не успеет, -- покачала она головой. -- У цирка сегодня последний день представлений. А где корабль Йонко остаётся только гадать. 
         -- Ну, а мы при чём? Это его дело, это он тут хороший парень, -- оттолкнула её от себя. -- Мы ему враги, мы тут тайно для него, и нам самим нужна помощь -- проверка корабля, набор команды... чёрт! -- поняв, что сказала, схватилась за голову. 
         Набор команды -- Рока тут считают проклятым, приносящим несчастья и смерть. Я хотела утаить от команды то, чей он, пока не приживётся. Если они его сдадут... Если они такие же твари... Хоть бы не узнали.
         -- Ты чего? -- нахмурилась девушка. 
         -- Не заморачивайся, -- отмахнулась. -- Не хочу новых людей в команду. Мне не понравилась реакция здешних жителей на русалку. Я не хочу плавать на одном корабле с такими.
         -- Да, тут ты права, -- задумчиво кивнул она головой, недоверчиво глядя на меня сиреневым глазом. 
         Скрипнула дверь магазина. 
         -- Куда дальше? -- Валя был готов к новым подвигам на рынке. 
         -- Идём, нам в дальние ряды, -- согласно кивнула ему. 
         Меллот отставать и не подумала, и дальше проедая мне плешь на макушке, за что я её чуть не прибила спелым арбузом, мимо которого в тот момент проходили. У неё вообще нет стоп крана!
  
  
  
  
         -- Это самая тупая задумка из всех, в которых я участвовала, -- мрачно проговорила, идя по темному переулку к шатру. Одиннадцать часов вечера -- часы, где-то вдалеке, пробили именно столько раз.
         -- Но, ты никогда не участвовала в таких задумках вместе со мной! -- довольно отозвался Нил, идущий тут же. Напомнить ему, что ли, что мы вместе попали на корабль работорговцев, а потом ещё ходили в диверсию на бухту перекупщиков, где был наш "Парящий"? 
         -- И со мной! -- с другого бока на меня надавили бюстом, уже порядком осточертевшего мне топика. Девушка лишь уверенно заявила, что ей так удобно. -- Что? Это вообще была моя идея!
         -- Значит, я знаю, на ком использую свою новую технику, когда придет пора отыгрываться, -- хмуро кивнула, останавливаясь на краю площади и окидывая взглядом шатер. В темноте, освещаемое неясным светом пары фонарей, сооружение казалось мрачным домом с ужасами. -- Сколько у него входов-выходов?
         -- Четыре официальных, а так... Сложно сказать, -- пожал плечами Нил. -- Он же тряпичный. Там под каждым пологом вход. 
         -- Меллот, этот вопрос, между прочим, к тебе относился, -- протянула я, окидывая её насмешливым взглядом. -- Мне нужно знать всё о ходах и пунктах наблюдения. 
         -- Могла и сама её попросить, -- надулась та. -- Меня Пипа бросила. Теперь она твоя крыса. 
         -- Чего? -- вскричала шепотом. -- За мной шастает Пипа?
         -- Пи? -- удивленно высунулась её мордочка с водостока над нами. -- Пии?
         -- О, святой зачёт по сопромату, что за дурдом? -- схватилась за голову. -- Милая, твои друзья далеко? 
         -- Пфыр.
         -- Чё?
         -- Неподалеку, -- закатила глаза Меллот. -- Тебя нужно научить понимать её. 
         -- Ага. Пип, созови их -- пусть найдут все следящие устройства и, на время, отвернут их от... От вон того ярко-зеленого полога. Мы там зайдём. Только изначально проверьте горизонт -- не хочу попасться. Так же, пусть две разведают, где находится русалка, а еще несколько найдут хозяина всего этого сборища и выведают, есть ли ключи он ошейника рабыни. И, где он их хранит. На всё про всё -- десять минут. Время пошло.
         -- Пип! -- мелькнул хвост и, подпрыгивая, к шатру быстро понеслась светлая тень. С других сторон так же показалось ещё несколько -- идея со спецназом была блестящая.
         -- Ты в Дозоре не служила? -- прищурилась Мелл. 
         -- Не-а, -- покачала головой. -- Не помню, -- широко ей улыбнулась. Нил поперхнулся, а девушка стала выглядеть озадаченной. Ну да, я не часто скалюсь от души. 
         Но ведь я не солгала -- я действительно не служила в Дозоре. А где -- знать не нужно никому.
         -- А какой у нас план? -- Нил, неожиданно, задействовал мозги, наконец-то спрашивая что-то дельное. Ага, только плана у нас и нет, кажется. 
         -- Пришел-увидел-победил, -- съязвила, прислоняясь к стене дома, возле которого мы замерли. Прохожих в столь поздний час уже не было. 
         -- Совершенно верно! -- уверенно заявила девушка. -- Зайдем внутрь, выясним, где содержится русалка, сопрем ключ и, если прогадаем с ним, я иду как запасной план -- использую Волю и сорву его. 
         -- А если с тобой что-то случится? -- нахмурился парень. -- Тогда что?
         -- Тогда у нас план "А" -- ключ, -- невозмутимо пожала плечами девица, заставляя меня схватиться руками за голову -- плана точно не было. 
         -- Незаконное проникновение на частную территорию со взломом, обыск, похищение -- сколько нам светит? -- простонала, обреченно отмечая бегущую по направлению к нам Пипу. 
         -- Мы же пираты, забыла? -- удивилась девушка, приседая перед крысой и беря ту в руки. -- Что там? 
         -- Пи-пи, -- цветная барышня начала быстро пищать и водить носом, изредка задействуя лапы и, что ново -- хвост.
         -- Ага, даже так, -- слушая её, закивала головой девушка. -- А там их сколько? Да? Хорошо... Итак, ребята, слушаем меня! Внутри действительно полно народа но, многие из них уже спят -- завтра на рассвете они отплывают и, уже упаковали вещи. Русалка находится в синей части, там её аквариум. Рядом с ней есть два охранника.
         -- Ещё и нападение... -- простонала я. -- Капец!
         -- Этого стоило ожидать, -- подёргал меня за рукав Нил. -- Смирись -- русалку обязаны охранять, так как она стоит огромных денег.
         -- Не отвлекайтесь! Я перед кем тут распинаюсь? -- вспылила Меллот, глядя на нас обиженным взглядом. -- Ключи у хозяина на шее. И, как передали ходившие туда семь и двадцать пять, у него их целая связка. И все от рабских ошейников.
         -- Семь и двадцать пять? -- удивился Нил. 
         -- Ещё рабы? -- не отстала я. -- Так, а кто-то ещё видел кого-нибудь с удавками?
         -- Вышибала на входе, -- почесав в затылке, созналась девушка. -- Я думала, это у него такой наряд: цепи, кандалы, ошейник. 
         -- Ладно, тогда у нас ещё больше проблем, -- уныло выдохнула я. План с Волей отпадает. 
         -- Или наоборот -- мы найдем себе членов команды, -- довольно улыбнулась Мелл.
         -- А если некоторым из них нравится рабство? -- мы удивленно покосились на парня, предположившего это. -- Ну, мне рассказывали ребята из порта, дома. Сказали, что некоторым даже по нраву кому-то принадлежать. 
         -- Мда, это тоже стоит учесть, -- нахмурилась я, потирая шею. Мне уж точно не хотелось бы носить подобное.
         -- Как бы оно не было -- на месте разберемся, -- уверенно кивнула Меллот, ссаживая Пипу на землю. -- Нам пора -- долго держать Ден-Ден Муши наблюдения отвернутыми нельзя. 
         -- Да, вперед! -- кивнула, обходя шатер под домами и идя к строго отмеченному куску тряпки. Ребята быстро последовали за мной, ныряя под навес, оказываясь в полной темноте. 
         -- Ой, -- тихо выдавила Мелл, находя меня на ощупь. -- Ооой... 
         -- Держи руки при себе, -- я обреченно покачала головой, понимая, что эти двое вообще не готовились. 
         -- О, фонарь? -- удивленно сунулся вперед Нил, когда я вытащила из кармашка куртки купленный накануне фонарик. Покупка была сделана чисто с целью ночных походов в туалет на корабле, но, как показала практика -- что ни делается, всё в срок. -- Молодец, приготовилась!
         -- Куда дальше, Пип? -- я демонстративно проигнорировала его слова, поворачиваясь к крысе, тихо заскользившей вперед, между коробок и стоек. 
         -- Какое мрачное сооружение, если покопаться, -- тихо пробормотал Нил, идя следом за нами и оглядываясь по сторонам. 
         Мрачное, если вломиться...
          -- Маленький был, думал, что тут волшебство творится, а теперь посмотришь -- серость, -- он демонстративно пнул какую-то коробку со звездами и чуть не рухнул в обморок, когда оттуда вылетела голова клоуна на пружине. 
         -- Вот и волшебство наносит ответный удар, -- усмехнулась я, беря фонарик в обе руки -- те знатно подрагивали. -- Там дальше свет. 
         -- Гаси фонарь, -- понятливо кивнула Мелл, и, дождавшись парня, мы тихо скользнули вперед, приникая к щели. 
         Небольшая комната была освещена тусклым светом настольной лампы-коптилки, выхватывающей только ближайшие к ней объекты, и напрочь скрывая в темноте всё то, что было дальше, включая небольшой аквариум с темной водой, в самом конце помещения. Перед ним стоял стол и пара стульев, на одном из которых сидел невзрачный с виду мужчина, что-то увлеченно пишущий на бумаге или, скорее всего, разгадывающий кроссворд. Больше никого не наблюдалось, даже аквариум казался пустым, из-за недвижимой воды.
         -- А где второй? -- тихо пискнул Нил, силясь разглядеть как можно больше.
         -- Сзади, -- достаточно отчетливо раздалось за нашими спинами, заставляя с визгом прыгнуть вперёд, вываливаясь наружу, в комнату. 
         За последние два неполных дня, я уже который раз по счёту рисковала поймать сердечный приступ... И пулю.
         -- Нехорошо гостям дуло пистолета в нос упирать, -- быстро прочирикал, сбледнувший с лица Нил, пытаясь отодвинуться от нацеленного на него пистолета. 
         -- Гостей приглашают через вход, но не через стену, -- высокий и плечистый мужчина даже не шелохнулся, продолжая уверенно удерживать пистолет. -- Гляди, Шура, кто к нам пожаловал! Малышня!
         -- Думаю, лучше промолчать, -- легонько наклонилась к уху Мелл, готовой взорваться гневной речью. -- У кого там Воля Наблюдения юзается?..
         -- Что вы там шепчете друг другу? -- мужчина навис над нами, переводя пристальный взгляд с одного участника взлома, на другого. 
         -- Ну... Сэр, извините, не знаю вашего имени, -- тихо пропищал Нил. -- Мы были днём в цирке и...
         -- Не смогли нормально рассмотреть русалку, хоть за это и были заплачены деньги, -- взяла себя в руки, перехватывая его нить беседы. -- Люди кричали и очень... неподобающе для общественного места себя вели, и мы решили уйти. Но, желание увидеть её осталось и...
         -- Вы завтра уже уедете, и мы не сможем больше её увидеть, -- закончила за меня Мелл, когда уже я не нашлась что сказать.
         Мужчина вскинул бровь, распрямляясь и, неожиданно, громко расхохотался, убирая пистолет, затыкая его за ремень пояса. 
         -- Дети!.. -- он смахнул слезу, выступившую от сильного смеха. -- Ты это слышал?
         -- Конечно, я же тут нахожусь, -- лениво пожал плечами второй, вставая из-за стола. Хм, а моё первое мнение о нём было неверным -- никакой он не невзрачный. Высокий, статный, с тяжелыми черными волосами, собранными в низкий хвост, с темными глазами и тонкими чертами лица -- да он просто красавчик. Под невзрачной одеждой угадывалась хорошая мускулатура. С отдаления он выглядел совершенно иначе. 
         -- Что, нравлюсь? -- в ответ на мой явно оценивающий взгляд, усмехнулся он. Я мгновенно покраснела. 
         -- Больше нравится комплект ножей на поясе, -- буркнула, наконец-то вставая на ноги. 
         -- О, заметила, надо же... -- фыркнул он, скрещивая руки на груди. -- Не только на поясе -- ещё и в дело пустить могу. 
         -- Так почему же тогда до сих пор с ошейником ходишь? -- язвительно поинтересовалась Мелл, кидая на него быстрый взгляд. 
         -- Слишком далеко моя цель бродит, -- даже не повел и бровью мужчина. 
         -- Говард, Шура -- перестаньте, -- неожиданно раздался тонкий, мелодичный женский голос. Обернувшись в ту сторону, с замирающим сердцем вновь увидела её -- русалку. -- Пусть посмотрят, мне не жалко.
         Девушка вынырнула наружу, боком садясь на широкий борт аквариума и давая рассмотреть себя во всей красе. Очень красе. 
         -- Божественно, -- сипло протянул Нил, глядя на неё круглыми глазами. 
         -- Спасибо за добрые слова, но я просто русалка, -- грустно улыбнулась она, склоняя голову на бок и отжимая пряди от воды. -- Меня зовут Соня, а вас?
         -- Ахах, -- прыснула Меллот. Первой выходя из ступора. -- Вот так нежданчик! 
         -- Вы о чём? -- непонимающе спросил здоровяк Говард, подходя ближе к нам.
         -- Меня тоже зовут Соня, -- кивнула им. -- Это Нил, это Меллот или Мелл, -- по очереди указала на ребят. 
         -- Ну, нас уже представили, -- весело фыркнул Говард. -- Надо же -- тёзки!
         -- Да, такая редкость, что ужас, -- пропел Шура, возвращаясь обратно к столу. -- Смотрите и уходите, иначе нам влетит от хозяина. 
         -- А? А... Ага, -- Нил был уже не с нами, зачарованно глядя на русалку. 
         -- Кажется, я ревную, -- мрачно сообщила мне Мелл. 
         -- Я тоже, но, согласись -- тут, хотя бы, есть к кому, -- пожала плечами, стараясь как можно философски воспринимать происходящее. -- Дядька Говард, скажите, а много ещё, таких как вы, в ошейниках? 
         -- Семь человек, а что? -- он удивленно вскинул брови. -- Всё ещё думаешь, почему мы не сбежали? 
         -- Да, -- согласно кивнула головой, подходя к нему ближе и силясь рассмотреть ошейник и замок. -- Почему вы всё ещё тут...
         -- Только не трогай! -- предупредил он. -- Я не хочу лишиться головы. 
         -- Я знаю, -- обойдя его по кругу, отозвалась, рассматривая столь знакомый мне теперь камень ошейника. -- А если бы вам представился бы шанс получить свободу, все ли были бы согласны?
         -- Да, -- Шура не захотел оставаться в стороне, отвечая на мой вопрос. -- Один раз даже пытались. 
         -- И? -- отвлеклась от рассматривания русалки Мелл.
         -- Теперь нас семеро, -- тихо отозвалась та. -- Бедные ребята... Бедный Рик...
         -- А что с Риком? -- повернулась к ней, ловя полный взгляд боли. 
         -- Так, вы посмотреть сюда пришли, или глупые вопросы задавать? -- Шура мрачно взглянул на нас. -- Не нужно тешить надеждой -- мы тут до конца наших жизней и нам показали то, что будет с нами и теми, кто нам дорог, если ещё раз посмеем поднять бунт. 
         -- Мы здесь не с вопросами, -- тихо прошептал Нил. -- Мы здесь чтобы спасти вас.
         -- Спасти? Малец, я плохо услышал? -- засмеялся Говард. -- Первый раз вижу спасателя со сломанной рукой... 
         -- Так лучше? -- мрачно поинтересовалась я, превращая конец руки в саблю. 
         -- Ох, ты ж, -- севшим голосом подытожил здоровяк. -- Фруктовик...
         -- Ага, -- Меллот подошла ко мне и, хлопнув по плечу, заговорщицки подмигнула: -- Ну, начнём? Мы готовы.
         -- Да, давайте, -- кивнула ей. -- Вы двое -- защищайте Соню, а мы дальше пойдём.
         -- Если вы убьёте хозяина Тира, то и мы следом умрём, -- Шура беспокойство ничем не выдал, но было видно, что он так же напрягся, услышав наше заявление.
         -- В курсе, -- кивнула головой Мелл. -- Так, спецназ рассредоточился по всему шатру. Хозяин уже спит, и, если прокрадемся сейчас, то, как раз начнем действо в общей шумихе.
         -- Выпустите всех животных из клеток, -- взяв Пипу в руки, скомандовала. Мужчины удивленно вскинули брови, наблюдая такую картину. -- Если возможно, пусть заставят их, как можно дольше, бегать внутри шатра. Говард! 
         -- Что? -- подался он вперёд. -- Что я должен делать?
         -- Собери всех рабов тут, -- повернулась к нему. -- Если нужно будет действовать быстро, то я не хочу бегать по всему цирку в поисках окольцованных. 
         -- Да, хорошо! -- он понятливо кивнул. -- Дальше что?
         -- У тебя ничего. Я и мои ребята пойдём дальше, а вы тут все собирайтесь. 
         -- Глупый план, -- поморщился Шура.
         -- Есть другой? -- с вызовом в глазах повернулась к нему Мелл. -- Нет? Вот и захлопни варежку. 
         -- Эй, я бы попросил без грубостей, -- нахмурился он. 
         -- Тогда сиди молча, -- поморщилась девушка, утягивая меня к противоположной тряпичной стене. -- Идём, срежем тут.
         -- Да, конечно, -- согласно кивнула, ныряя в щель между тряпиц. 
         -- Эй, я что, опять последний? -- Нил был явно оскорблен. -- Я, между прочим, тоже хочу поучаствовать!
         -- С поломанной рукой? 
         -- Ну, я просто уверен -- для меня тоже дело отыщется! 
         -- Заткнитесь оба, -- поморщилась, сворачивая за бегущей впереди крысой. 
         Пересекши еще одну комнату с атрибутикой, пошли по узеньком коридорчику, постоянно куда-то сворачивая. 
         -- Ну, нам сюда, -- пожала плечами девушка, кивая на тряпочную дверцу. -- Дальше в конец этого коридорчика. И, наверное, давайте-ка я сама к нему прогуляюсь. 
         -- Ещё чего! -- оскорбленно взвыл Нил.
         -- Нет, она права, -- перебила, прислушиваясь к окружающим звукам. -- В случае чего, она вполне сойдёт за девицу легкого поведения. Пусть идёт -- её способность как нельзя лучше подойдёт для нашей затеи.
         -- О, ну всё, я побежала, -- кивнула Мелл, быстро идя вперёд.
         -- Идём, нам не стоит тут находиться, -- бросила Нилу, заворачивая вбок. -- Если и попадёмся кому на глаза, то лучше подальше от неё.
         -- Как думаешь -- справится? -- поспешил он за мной.
         -- Должна, -- пожала плечами, слыша отдаленный гул. -- Кажется, концерт по заявкам начался -- крысы взялись за дело.
         -- Ага, -- кивнул он. -- Как-то всё слишком просто. Слишком просто для тех...
         -- Совершенно верно, юноша, -- сбоку от нас показался странный тип, подкидывающий в руке бутыль. -- Вы действительно думали, что могли незамеченными пробраться в шатер к комнате Тира-самы? 
         -- Ну, пробрались же, -- пожала плечами, закрывая спиной Нила. 
         -- Да, глупая девчонка! -- неожиданно закричал он. -- И это всё потому, что я, великий и ужасный заклинатель бутылок!..
         И только ветер в ушах засвистел... 
         -- Этот план мне нравится больше, -- перескакивая какой-то коробок, поделилась с Нилом, рванув от заговорившегося мужичка на первой крейсерской. 
         -- Ну, хотя бы от Мелл отвлечём его, -- хмыкнул он. -- Ой! 
         Быстро обернувшись в его сторону, с замирающим сердцем увидела летящую на пол бутылку в том месте, где предположительно должен был быть Нил. Из-за того, что отвлеклась, с размаха запнулась о маленькую гантельку, уже в полёте чувствуя, как что-то обхватывает меня и мир становится куда как больше. 
         Или я меньше. Вот же, влипла. В бутыль. 
  
  
  
  
      -- Должник
  
         -- Я великий заклинатель бутылок, вновь победивший своего врага! -- довольно раздалось где-то над моей головой, чуть приглушенно из-за толстого стекла. -- Я победил! Хозяин будет доволен!
         -- Кто-нибудь, дайте ему носок, и пусть он уймется, -- мрачно пробормотала, ощупывая изнутри стекло на проверку. Мир покачнулся, и плохо видимая земля отдалилась. Некоторое время нас куда-то несли, после, света вокруг стало чуть больше. 
         -- Что ты там бормочешь, гадкая вторженица? -- надо мной возникло огромное лицо. -- Что ты там сказала? 
         Я мрачно уставилась в ответ, мысленно его проклиная. Нужно было сразу выбираться, а не позволять куда-то нести. 
         -- А это будет интересно, -- напевно раздалось где-то рядом с ним. Сквозь мутную стенку моего вместилища было плохо видно то, кто это был, слышен только мужской голос. -- Молодец, Сонро, ты поймал девчонку и калеку. Хоть в чем-то прогресс.
         -- Эй, я великий...
         -- Заткнись и дай их сюда -- хочу посмотреть, -- холодно оборвал его другой, женский голос.       Прильнув к стеклу, попыталась лучше ее разглядеть, но, увы -- неясный свет источаемый парой ламп, не позволял увидеть ничего, кроме размытого красного пятна. 
         Мир неожиданно качнулся, и меня буквально впечатало в заднюю стенку, а после резко кинуло на пол -- брошенную бутыль поймали.
         -- Осторожнее, а? -- пробурчала, зажимая разбитый нос и с ненавистью глядя на показавшееся в поле зрения женское лицо. Разукрашенное по самое не могу, с какими-то перьями в продолжение ресниц и в волосах -- она явно была той самой воздушной гимнасткой, которую мы видели во время представления. А красным оказался ее костюм, судя по блеску -- из латекса. Надо же, а мне ещё тогда показалось странным то, что она в нём по канатам лазит и кувыркается в воздухе -- неудобно же. 
         -- Молчи уже, кроха, -- громко засмеялась она и тут же закричала, когда из бутылки неожиданно выросло несколько иголок, насквозь протыкающих её руку. Меня вновь кинуло, теперь уже к потолку, и стеклянная тюрьма разбилась об пол. Зверски засаднил лоб. 
         -- Ммм... Надо же, это действительно интересно, -- вновь протянул неизвестный мужчина, вынуждая повернуться к нему. После, скажем так, извлечения из бутылки, я вновь стала нормального размера, и теперь неуклюже сидела в кругу осколков, лихорадочно размышляя о том, что же делать дальше в первую очередь: искать счастья и разобраться с ними всеми или же вначале идти, и спасти Нила, который, как и я, сидел в бутыле, находящемся в руках у этого самого неизвестного мне. 
         -- Хенк, ты ненормальный! -- женщина кричала в голос. -- Сделай с этой тварью что-нибудь! Она же мне руку проколола! 
         -- Тебе надо ты и делай, -- пожал он плечами, без всякого напряжения, сидя на длинной перекладине высокого турника. В помещении вокруг вообще все было обставлено в стиле воздушных гимнастов, акробатов и тяжеловесов. В дальнем углу стояло множество зеркал, прислоненных к перегородкам -- в голове сразу же щелкнуло, подсказывая сразу несколько вариантов решения проблемы при помощи них. 
         -- Ты просто тварь! -- взвизгнула она, переводя пылающий ненавистью взгляд на меня. -- Ты поплатишься, сука!
         -- От турника жопу оторви, чтобы такие заявления делать, -- фыркнула, поднимаясь с пола и оглядываясь на замершего в стороне бутылочника. -- Вали отсюда, великий и могучий Добби, или ты следующий.
         -- Великий заклинатель бутылок ничего не боится! -- выкрикнул он, извлекая новую ёмкость и бросаясь ко мне. Делать нечего: поднырнув под удар, выставила подножку, одновременно перехватывая бутылку и вырывая её из руки. Бутылочник гулко шлепнулся на пол, носом влетая в средних размеров гантель, а я, не желая иметь с ним дел в ближайшее время, добила его по затылку, получая тело в отключке, пол усеянный осколками и прекрасную смертоносную розочку в руке. 
         -- Идиот, -- процедила женщина, теперь уже с опаской поглядывая вниз и, неожиданно ловко, перепрыгивая на соседний турник. 
         -- Хелена, не стоит быть такой требовательной к этому простому существу, -- лениво протянул названный Хенком, мягко спрыгивая вниз и давая себя, наконец-то, рассмотреть. Простой черный костюм типа штаны-рубашка, мягкие сапоги, перчатки. Спокойный темный взгляд, нос с горбинкой на вытянутом лице, длинные темные волосы, перехваченные сзади ремешком. -- Дитя, я смотрю, ты довольно ловка. Как тебя зовут?
         -- Соня, -- кивнула, напряженно следя за его движениями и, так же, стараясь углядеть за тем, что там эта Хелена делает на своей жердочке. Нил в бутылке сидел в позе лотоса, придерживая больную руку и, я готова была поклясться, с интересом оглядывая всё вокруг нас. Нет, чтобы хоть для приличия поволноваться и побить крошечным кулачком в стенку, обещая, что за ним придут и спасут! 
         -- Эта та Хрустальная стерва с листовки! -- громко просветила его женщина, со звоном роняя на пол одну и колючек, вытащенных из ладошки. -- Снайпер, которая! За неё только недавно награду вывесили -- она из команды старой закалки!
         -- А ты неплохо осведомлена, сестричка, -- усмехнулась, поворачиваясь к ней. 
         -- Уймись, паскуда, -- прошипела она. -- Сдадим вас Дозору и денег срубим, вот и весь интерес.
         -- Какая невоспитанная, однако, -- покачала головой, отступая от мужчины. -- И как вы с ней уживаетесь?
         Тот насмешливо фыркнул, демонстративно перебирая пальцами на горлышке бутылки. 
         -- Чисто по работе -- она не в моем вкусе, знаешь ли. Да ты постой, не убегай, или дружок твой тебе совсем не дорог?
         Я тихо сжала зубы, не зная, что предпринять. Женщина, закончив с выдиранием стекла из руки, шипя, принялась заматывать кровоточащую конечность. Отвлекшись на неё, чуть не поплатилась: быстро приближающаяся тонкая тень, и быть бы мне с дырой в боку, если бы не чуть более развитая интуиция и рефлексы -- упав на попу, пропустила сверкающее лезвие над собой, лишаясь пары прядей на макушке. 
         -- Эй, мы же поговорить решили! -- удивленно взвыла, перекатываясь вбок и вставая на ноги, опять начав пятиться. 
         -- Хелена права, -- качнул он головой. -- Сдадим тебя Дозору и награду получим. И выйдет куда больше, чем с этим глупых горожан можно получить, и постоянно кривляться не нужно перед всеми.
         -- Но вы же меня убить пы... -- я запнулась о гантель, кубарем летя назад и буквально впечатываясь спиной в одно из зеркал. Его поверхность ощутимо треснула, и мне на макушку прилетела пара стеклышек, тут же незаметно впитавшихся в волосы и кожу. Ням-ням, вот мы и на месте.
         -- На листовке, под столь обожаемыми вами фотографиями и чуть выше ваших фамилий и кличек есть прекрасная приписка: мертвым или живым. По мне лучше первое, -- усмехнулся он. -- Не люблю женщин, понимаешь ли.
         -- Ой, -- тихо донеслось из горлышка бутылки, от позабытого и мгновенно притихшего Нила.
         -- Да-да, мой мышонок, это я о тебе намекаю, -- поднес ближе к лицу бутыль Хенк. -- Ты же никуда не уйдешь без меня? Подождешь, пока я твою бывшую подружку убью?
         -- Чёрт, -- Нил выглядел крайне расстроенным. -- Да что ж мне на гомиков везет-то?
         -- Эй, засранец, поторапливайся уже с ней и смети все эти осколки! -- завизжала позабытая всеми Хелена. -- Торопись, тупица!
         -- О боги, с кем я работаю, ты видишь? -- грустно обратился ко мне мужчина, занося клинок. -- Давай облегчим друг другу жизнь? Не дергайся и не убегай, я все равно тебя убью, а бегать следом так лень. Без своего оружия ты только и можешь, что вертеться да иголками кидаться.
         -- Да, хорошо, -- кивнула, выпрямляясь и прикладывая ладони вплотную к зеркалу. Похоже, он решил, что спицы в руку его знакомой я всадила, попросту метнув их через горлышко бутыли. -- Бегать за свидетелями действительно не охота.
         -- Ты о чем? Впрочем, не отвечай, не интересно, -- поморщился он, делая замах. Быстро рванувшее вперед стекло из зеркал брызгами разлетелось передо мной, защитив от клинка, и, осколками поражая мужчину. Тот заорал, выпуская меч и бутыль с Нилом, которая была тут же подхвачена, не успевшим застыть стеклом, и передана мне в руки. Всё же, используя уже готовый материал, я значительно повышаю скорость действия техник. Нужно больше тренироваться. Гораздо больше. 
         -- Эй, выпускай меня отсюда! -- донеслось от парня, наконец-то успевшего прочувствовать всю прелесть ситуации и, потому, рвущегося на волю. 
         -- Нет, Нил, нет, -- отрицательно мотнула головой, ставя бутылку с ним на пол и окружая его куполом толстого стекла. -- Посиди пока тут -- надежнее будет. 
         Что он там дальше мне кричал, не знаю -- всё перекрывал продолжающий кричать Хенк, от чьего спокойствия и лени не осталось и следа. Да и толстая защита полностью гасила все звуки, издаваемые парнем. 
         -- Тварь! Это всё ты! -- закричала Хелена и, схватив канат, держась одной рукой, полетела в мою сторону, метя ногой в высоком ботинке. -- Уничтожу! 
         Интересно, почему она слезать не хотела? У неё же вон, какая толстая подошва. 
         Полетевшие в неё стеклянные спицы она, шутя, отбила и, приземлившись на перекладину другого турника, неожиданно быстрым движением метнула в меня пару ножей. Тонкий стеклянный покров возник тут же, и, хоть и треснул, оставляя под собой занывшую кожу, на которой гарантировано, возникнут синяки, все же защитил меня. А вот Хенку не повезло -- железки, звякнув, отскочили, кто куда и одна из них прилетела точно ему в голову, мгновенно оборвав вой и сгружая его молчаливой кучкой на полу. 
         -- Это всё ты виновата! -- завизжала женщина. Стекло за моей спиной лопнуло, да и ограждающее Нила поле пошло трещинами. 
         -- Сирена, мать твою, -- рухнула на пол, шипя и пытаясь заткнуть уши. 
         Барабанные перепонки грозили вот-вот взорваться -- нужно было срочно что-то решать. Брошенные в Хелену спицы взорвались ещё на подходе, осыпав меня стеклянной крошкой. Она-то и навела меня на одну, крайне сумасбродную мысль. Впрочем, выбирать и не приходилось: метнув в неё всё то стекло, до которого смогла дотянуться, добилась увеличения количества мелкой крошки и, быстро опустив ладонь на пол, по этим крупинкам пустила волну, которая тут же увеличила их количество, заставляя покрывать колючими маленькими иголочками все больше и больше территории, разрастаясь наподобие инея. Через пару секунд женщина закашлялась, оставляя звенящую в ушах тишину и головную боль. Не отрывая ладони, повернулась в сторону созданного мной убежища для паренька -- стеклянный барьер, весь в трещинах, ещё держался, продолжая защищать своего пленника от прямой атаки. По щелчку пальцев он обвалился, открывая вид на маленького и крайне бледного Нила. 
         -- Ты как? -- кивнула ему, внимательно рассматривая.
         -- Нормально, если не считать того, что я все ещё В БУТЫЛКЕ! -- закричал он, вскакивая на ноги. -- Свободу честному ворью! Свободу!
         -- А, ну и отлично, -- успокоившись, кивнула, облегченно поворачиваясь к Хелене и изумленно замирая -- переборщила. Женщина, стоя на коленях и держась за горло, была полностью покрыта стеклом, мелкими колючками, выступающим на белоснежной коже. Вокруг неё также всё было в стекле: тряпичные стены, гантели, канаты, турники, тело Хенка. Пара ламп, и та покрылась наростами, сверкающими в отблесках огня. Заклинателю бутылок, лежащему в отдалении, конкретно повезло -- ещё бы несколько сантиметров, и его постигла бы та же участь, что и женщину. 
         -- Так, пора валить отсюда, -- мрачно пробормотала, подхватывая бунтующего Нила и, отодвинув хрустящий под пальцами полог, выскользнула наружу. -- Эй, навигатор, куда нам идти? -- подняла бутыль на уровень глаз. 
         -- Не скажу, пока не выпустишь, -- упрямо качнул тот головой. 
         -- Слушай, ты тут сидишь ради собственной безопасности! -- нахмурилась, осторожно оглядываясь по сторонам и идя в противоположную, от звериных криков, сторону. Кажется, крысы действительно хорошо сработали, раз циркачи до сих пор не смогли справиться с задачей и загнать всех по клеткам и стойлам. 
         -- Ничего не знаю! Выпусти меня, тогда и скажу, -- демонстративно отвернулся он. 
         -- Ну, что за детский сад, Нил? 
         -- Выпускай!
         Делать нечего -- поставив бутылку на пол, осторожно ударила по ней пальцами, руша стенки и выпуская мгновенно увеличившегося Нила на волю. 
         -- То-то же! -- фыркнул он, крутя головой по сторонам. -- Нам туда.
         -- Ладно, идём, -- пожала плечами, идя следом за ним. 
         Спустя пару поворотов мы замерли напротив комнаты хозяина цирка -- Тира. А я почти угадала с направлением...
         -- И, что дальше? -- неуверенно протянул Нил, беспокойно оглядываясь на меня. Внутри было тихо и ничто не указывало на то, что Меллот была там. 
         -- Наверное, постучать, как все вежливые люди, и зайти? -- пожала плечами, так и поступая. В небольшой комнатке, освещаемой парой настольных ламп, никого не было. Большой стол, стул возле него, узкая кровать -- вот и всё убранство хором хозяина. 
         -- Ух ты! Тут он хранит все деньги, которые они успели заработать! -- засверкали глаза Нила, тут же ринувшегося вперед, к ящикам стола. 
         -- Э, нет, товарищ, -- перехватила его, утягивая обратно, на выход. -- Это не наше добро, уходим.
         -- Но, он же заслужил это! Он держит рабов и русалочку! -- возмутился парень, сверкая обиженными глазами. 
         -- Мы вообще просто пришли для того, чтобы освободить её, -- напомнила ему. -- А вместо этого идём освобождать ещё шестерых, планируем, если ещё так не сделали, взять хозяина цирка в плен, организовываем побег животных и убиваем членов труппы! 
         -- Ну, на общем фоне кража будет не так сильно и видна, -- пожал он плечами, глядя на меня невинным взглядом. Сразу же захотелось вернуться и растормошить бутылочника, чтобы он обратно упрятал этого клептомана. 
         -- Нил, мы идём обратно. Кто его знает, где ещё успели засветиться -- было не плохо как можно скорее убраться. Лишний груз нам не к чему. 
         -- Ладно, идём, -- кисло выдавил он из себя, послушно плетясь впереди. 
         -- Почему вы так долго и где вообще шлялись? -- сразу же после того, как мы нырнули за уже знакомую занавеску в помещение с русалкой, набросилась на нас Мелл. 
         -- Бегали по цирку, смотрели достопримечательности, убивали, -- миролюбиво пожала плечами, рассматривая собравшихся. -- Где ещё двое? -- недоуменно повернулась к мрачной девушке, облокотившейся попой на стол. 
         -- Я не смог их найти, -- качнул головой Говард, выходя вперёд.
         -- Так, а что с хозяином? -- вновь перевела взгляд на Мелл.
         -- Да вон он, сидит, -- кивнула она головой на сидящего возле аквариума толстого мужичка, смотрящего на нас волчьим взглядом и вынужденно молчащего. 
         -- О, кляп? Что, слишком говорливым оказался? -- удивленно вскинула бровь, подходя к нему ближе. 
         -- Да не то слово, -- хмыкнула она. -- Ты только послушай.
         Оказавшись без кляпа, мужчина не заставил себя долго ждать, разразившись на удивление тонким, для такой туши, голосом.
         -- Я вас всех освежую, вы, отбросы семи морей! Да я вас...
         -- Спасибо, хватит, -- кивнула девушка, ловко запихивая ему тряпку обратно. -- И так всё время. 
         -- А почему просто не зомбировать его, как обычно делаешь? -- недоуменно нахмурилась. -- Да и почему все, всё ещё в ошейниках?
         -- А, ну... -- почесала она в затылке, -- при нём ключа не оказалось. Так что, его сейчас крысы по всему цирку ищут, -- а, так вот почему паника продолжается. -- А этот, почему не зомби... Понимаешь, -- она вдруг приобняла меня за плечи. -- Если я возьму его под свой контроль, то ошейники решат, что хозяин того, тю-тю.
         -- Это как так? Технически же сердце будет и дальше биться, -- непонимающе повернулась к ней. 
         -- ... а потом та такая как начала визжать!.. -- позади послышался возбужденный голос Нила, явно пересказывающий народу подробности недавней стычки. 
         -- Ну, просто поверь на слово -- прецеденты уже были, -- грустно вздохнула она. -- Если чуть больше двух минут под моей техникой, всё -- прощайся с рабами.
         -- Ладно, хорошо, -- кивнула. -- А чего вы все тут торчите тогда? Хозяин же здесь? А ошейники никто и не пытается снять. Валите наружу, а я возьму кого-нибудь, и мы поищем оставшихся окольцованных. Как раз к тому моменту и крысы справятся с поисками. 
         -- Хм, а ты права, -- кивнул головой подошедший Говард. -- Шура, пойдешь с ней на поиски Сонродеры и Норы?
         -- Да, конечно, -- согласно кивнул тот, позволяя русалочке выбраться из аквариума и быстро наряжая её в принесенное кем-то длинное, в пол, платье. 
         -- Так, в таком случае... Мелл, куда их? -- просительно взглянула на неё. Даже примерного плана о том, куда деть пленников у нас точно не было. Да и шли мы, повторяюсь, за одной русалкой. А с ней и проблем нет: море в паре кварталов -- выпустил в воду и пошел дальше досыпать. 
         -- Давайте к нам, -- переглянулась она с Нилом. -- Мы нашли большой домик на двоих, на первое время все туда поместимся, а там и на корабль перебежим.
         -- Если власти раньше поиски не начнут, -- покачала головой. -- Вызвони Грэга, пусть помогает -- работорговцы и, вероятно, рабовладельцы, ему не симпатичны, так что...
         -- Поняла, -- уверенно кивнула она. -- Справлюсь. Так, селедки, за мной! -- махнула она рукой, за шкирку вздергивая Тира и насильно волоча его к выходу. Люди, подхватив какие-то мешки и котомки, молча потянулись за ней.
         -- Мы же ещё встретимся, тёзка? -- тихо шепнула русалка, глядя на меня большими грустными глазами. 
         -- Конечно, -- уверенно кивнула, провожая это хрупкое чудо природы взглядом. Она действительно прекрасна -- недаром, мужиков по легендам топят, сманивая песнями и взглядами в пучины морские. 
         -- Идём? Времени мало, -- вопросительно повернулся ко мне Шура, после поспешил к выходу. 
         -- Да, конечно, -- кивнула, выбегая следом за ним. -- Как думаешь, где они?
         -- Скорее всего, вместе со всеми загоняют животных в клетки, -- он на бегу пожал плечами, сворачивая вбок. Хм, знакомый коридор...
         -- Нет, не заходи туда!.. -- воскликнула, понимая, что он отдергивает занавеску комнаты с акробаткой и тем извращенцем. 
         -- А? О... Ого, -- он удивленно вскинул брови, рассматривая то, что внутри. -- А я думал, он всё приукрасил... О, Сонро! 
         -- Ммм... Моя голова... -- я удивленно, если не сказать, шокировано, уставилась на Шуру, осторожно склонившегося над стукнутым, во всех смыслах этого слова, бутылочником. -- Она меня по затылку... -- ткнул тот пальцем в моём направлении. 
         Так вот, почему я сразу не поняла, о ком речь! Его тут все сокращенно Сонро зовут, а Говард его какой-то там Дерой называл...
         -- Он сам! -- округлила я глаза. -- Вам же Нил рассказал!
         -- Он не говорил о том, что ты била Сонро по затылку. Чем хоть? -- поморщился мужчина, помогая ушибленному встать на ноги.
         -- Бутылкой, чем же ещё, -- пожала плечами. -- Не гантелью же.
         -- Не, гантелью я сам, вот же, не круто, -- простонал Сонро, осторожно касаясь распухшего носа. Съехавший набок цветастый платок обнажил железное кольцо, обхватывающее его шею.
         -- Ух ты, -- шепнула, рассматривая его. -- И такие бывают?
         -- Всякие бывают, -- нахмурился Шура. -- Он же фруктовик, естественно, что на нём не из кайросеки будет.
         -- К несчастью для великого и ужасного меня, он взрывается не хуже, чем все остальные, -- понурил голову Сонро. -- А почему вы вообще вместе? А? Это сговор? А почему мне не сказали? Я же великий и ...
         -- Уймись! -- цыкнул на него мужчина, утягивая на выход.
         -- О, это же графиня и её слуга! Это кто их так?
         -- Графиня?! -- ещё сильнее удивилась, уже другим взглядом глядя на остекленевшую женщину. -- Да разве же графини ведут себя там по-скотски? 
         -- Эта -- да, -- мрачно кивнул Шура, отодвигая полог и позволяя нам выйти. -- Она сбежала от мужа к любовнику, а тот, как только выжал из неё все деньги, бросил её. Она, после этого, явилась домой, к мужу, а тот подал на развод и отсудил почти всё её имущество, оставив лишь какой-то разваливающийся замок в Норс Блю. Наш цирк как раз в том направлении движется, а так как ей нечем было платить за проезд, то она стала выступать со всеми. Благо, канаты любила и знала, как с ними работать, пусть до этого и в другом плане.
         -- Вот тебе и вывод: не изменяй, -- фыркнула, оглядываясь в сторону наконец-то стихающих звуков со стороны звериных загонов. -- Знаешь, дальше я сама поищу, а ты иди и отведи Сонро ко всем, пока они ещё недалеко ушли. 
         -- Нет, ты же не знаешь, кого искать! -- мотнул головой Шура. -- Сама его веди, а я быстро пробегусь...
         -- Нет, -- отрицательно качнула головой. -- Иди с ним. Времени мало, а я не хочу, чтобы вы взорвались. Меллот, в случае чего, передаст мне ключ через крысу или сама прибежит на помощь. Бегите! Они могли вызвать городскую стражу для помощи.
         -- Шура, она права, хоть великий и ужасный я не хочу этого признавать, -- подергал его за рукав гнусящий Сонро. -- Идём скорее! 
         -- Но... -- Шура упрямо качнул головой. 
         Я, махнув им на прощание, побежала дальше, на шум и гам, и, миновав пару поворотов, выбежала прямо на ту самую цирковую арену, где в этот момент упрямо вставал на задние ноги слон, оглушительно трубя. 
         -- Пи? -- мне на плечо ловко взобралась Пипа, легонько кусая за ухо и кося на меня умным глазиком.
         -- Я тебя не понимаю, но спасибо тебе и твоим ребятам за работу, -- ласково шепнула ей, потрепав по загривку. -- Так, сыграем в игру да-нет. Да, два раза пискнешь, нет -- три. Начинаем?
         -- Пи-пи, -- донеслось в ответ.
         -- Отлично, -- кивнула я, отходя под стенку шатра и прячась в тени, чтобы меня не заметили раньше срока или не задавили. -- Вы нашли ключ? -- да. -- Отлично. А можете помочь мне найти человека с каменным или железным ошейником на шее? -- да. -- Хорошо. Тогда давай, вперед. Не знаю, поможет или нет, но этого человека зовут Нора. 
         Крыса понятливо кивнула и соскользнула с плеча на пол, быстрыми скачками устремляясь в сторону бунтующего слона и дальше. Э, а так что, тоже можно было? С киванием?
         Меллот, тебе нельзя идти в военные, ты же создашь идеальных солдат. А это просто ужасно, правда.
         -- Эй, ты! Ты чего в стороне отираешься? -- меня громко окликнули, заставляя всполошиться и чуть не упасть на задницу из-за мгновенно потерянного равновесия. -- А ну, дуй лошадей в стойло загонять! 
         -- А? А... -- отрыла я рот, при этом совершенно непрофессионально хлопая глазами.
         -- Чёрт, тебя из города прислали? -- набросился на меня какой-то мужичок, пытающийся за шкирку удержать вырывающуюся и кричащую обезьяну.
         -- Да! -- сориентировалась я. -- Но я не знаю, куда и как тут...
         -- Вот туда, налево, -- указал он рукой, тут же теряя контроль над обезьяной, которая молнией выскочила на свободу и неожиданно кинулась ко мне, забираясь на плечи и обвивая шею длинным хвостом. 
         -- Это что за капуцин? -- удивленно повернула голову, силясь рассмотреть угрожающее скалящее клыки создание и упираясь носом в светлый пушок у неё на животе.
         -- Вот же, Джако, ну как ты так можешь? -- всплеснул руками мужчина, и тут же попытался вернуть себе потерю, в чём тут же потерпел поражение -- обезьянка не особо хотела возвращаться к старому хозяину. 
         -- Знаете, я пойду к лошадям, а она пусть сидит, -- вопросительно посмотрела на него. -- Сама потом слезет, как только кого-то из знакомых увидит.
         -- Ох, с этой Джако всегда одни проблемы, юная леди, -- грустно вздохнул он. -- Поспешите, пока наш Хобот не подавил лошадок!
         -- Да, уже лечу, -- кивнула, быстро направляясь в том направлении и пытаясь взглядом найти Пипу или человека с ошейником. Увы, но попадающиеся мне на встречу сонные и взволнованные люди на рабов были мало похожи. Что ж так не везёт-то?
         Обезьянка на плечах завозилась, хватая меня маленькими лапками за торчащие на макушке волосы и плотнее обвивая хвостом шею. Взяла её, чисто для того, чтобы за свою сойти, да отделаться от приставшего мужика. Эх, куда б теперь сплавить этого предка человека разумного по Дарвину? 
         -- Эй, Джако, а ты случайно не знаешь, где тут можно человека с ошейником найти? -- уныло повернулась к ней. Сверху что-то увлеченно проорали, восторженно сжимая волосы. -- Так, стоп -- хватит с меня! -- обезьянки, это хорошо, но я не люблю, когда мне волосы вырывают. 
         Ссадив кричащую мартышку на ближайший ящик, клацнула перед ней пальцами, привлекая внимание. 
         -- Джако, гляди: есть ошейник, -- я демонстративно легонько сжала руки у себя на горле, -- нет ошейника, -- отпустила. -- Где ошейник? -- состроила удивленное выражение лица. Не, ну а что? На представлении она с легкостью угадывала местоположение яблока под шляпой. -- Ищи человека с ошейником!
         Обезьяна, пару минут удивленно на меня втыкающая, пулей сорвалась с места, пробегая между ног продолжающего бушевать слона, и устремилась к зрительским рядам, где кто-то активно разбирался с какой-то ярко-голубой, похожей на огненную, птицей. 
         -- Джако, стой! Не так быстро! -- пользуясь случаем, рванула следом за ней. Не знаю, правда она пошла искать, или просто побежала, куда глаза глядят, но это дало мне шанс сбежать от навязанной ловли лошадей. 
         -- Пи-пи! -- навстречу выскочила Пипа, быстро заскакивая по ноге и забираясь на плечо.
         -- Он впереди, да? -- пропыхтела, перелезая неожиданно высокой ограждающий бортик и крутя головой по сторонам. К счастью, лавки уже убрали, и впереди была ровная площадка. Крыса согласно кивнула головой, не забыв куснуть меня за ухо. Надо будет потом у Мелл спросить, зачем она так делает.
         -- Да сладьте с ним уже кто-нибудь! -- в сердцах воскликнул какой-то бугай с располосованной рукой. Ярко-голубая, почти ультрамариновая, птица не желала возвращаться в свою клетку, сопротивляясь, что есть сил, и нанося серьезные раны окружающим. 
         -- Извините, мне нужна Нора! Тут есть такая? -- громко прокричала я, стараясь привлечь внимание и тем самым упрощая себе задачу с поиском. И почему сразу на ум не пришло? 
         -- Я Нора, что такое? -- ко мне повернулась худощавая темноволосая женщина, явно из рода краснокожих, очень уж сильно она их напоминала внешне. -- Что вы хотели?
         -- Меня к вам Говард прислал, просил кое-что сообщить, -- кивнула ей, отмечая тонкую полоску камня, выступающего из-за платка на шее. -- Мы не могли бы отойти? 
         -- Эй, ей с птицей нужно разобраться ты, мокрощелка! -- какой-то тип явно был хамом. -- Иди в другом месте чеши лясы, а эта пусть работает!
         -- У меня послание, и я его должна ей передать, -- нахмурилась, быстро окидывая его взглядом. Хилый, щуплый и явно обозленный из-за того, что не может справиться с какой-то птицей, разодравшей ему щеку. -- Если у тебя какие-то проблемы, обсуди их с психологом, а не вымещай злость на других.
         -- Что ты там вякнула? -- набычился он, тут же идя ко мне. -- Проблемы? -- всё в стиле гопоты, только разве что семечки не просит. -- А ну, пшла отюда, ман... Ы!
         Да, именно такой звук издаёт человек, если ему со всей силы зарядить в солнечное сплетение.
         -- Держи птицу! -- та явно решила воспользоваться замешательством и выскочить наружу.       Увы, циркачи принесли сети и начали загонять ее туда, и, скажем так, у них неплохо получалось, хоть о победе речи пока и не шло.
         -- Что ты хотела, девочка? -- Нора быстро подбежала ко мне, бросая брезгливый взгляд на скорчившегося гопника. 
         -- Давайте отойдём чуть в сторонку, -- кивнула ей. -- Нора, Говард и остальные рабы, вместе с русалкой уже убежали на улицу. Хозяин Тир вместе с ними, мы специально его прихватили. Ключ так же уже несут им и скоро все окажутся на свободе. Вам нужно поспешить ко всем и освободиться, -- быстро зашептала, видя постепенно отвисающую челюсть у женщины.
         -- Они всё же смогли, -- она приложила ладонь ко рту, глядя на меня заблестевшими глазами. 
         -- Да, и пришла за вами -- нужно спешить, -- согласно кивнула, и с резко упавшим в пятки сердцем отмечая вбежавшего внутрь мужчину, зажимающего окровавленный бок и отбрасывающего трупик одной из крыс в сторону. -- Извините, я сейчас. 
         -- Да... Я... -- судорожно кивнула Нора, всё ещё не в силах поверить в случившееся.
         -- Они убежали! Рабы убежали! -- не особо громко, но достаточно, чтобы его услышали те три человека, что ловили птицу, прокричал вбежавший. -- Убежа... Агрх!
          Разглашение чревато последствиями. Потому и мужчина сейчас лежал на полу со стеклянной спицей в горле, а я расчетливым взглядом смотрела за замершую тройку. 
         -- Руку вверх! -- скомандовала, демонстративно доставая, якобы лежащую за пазухой, а на деле мгновенно созданную, спицу. Не стоит им знать, что я фруктовик. 
         -- Ты одна, а нас трое! -- нагло заявил один из них, быстро бросаясь на меня. Уклон влево, вправо, уход от подсечки и быстрый удар пальцем в живот, чувствуя, как протыкается резко растущим ногтем кожа и внутренности. Чёрт, а вот это действительно уже неприятно -- лучше просто метать спицы.
         На второго нападающего неожиданно накинулась птица, оперативно работая когтями и клювом, и неожиданно быстро разбираясь с ним. Третьего, наблюдающего все это и попытавшегося сбежать, догнал метательный нож Норы.
         -- Это ему за Рика, -- мрачно выдала она, подходя к нему и, выдернув нож и вытерев его об одежду убитого, поворачиваясь ко мне. -- Если бы не он, Рик был бы жив.
         -- Что ж, месть -- это не хорошо, но, всяко лучше, чем позволять своему мучителю и дальше издеваться над другими, -- философски кивнула, оборачиваясь к птице и удивленно её рассматривая. Она действительно была, словно из чистейшего лазурного огня. Серый глазик в золотистом ободке смотрел на меня серьезно, а окровавленный после недавней стычки клюв был угрожающе приоткрыт. 
         -- Ну, я за свободу попугаев! И других птиц тоже, -- промямлила, примирительно поднимая ладони на уровень лица. 
         Птица неожиданно громко щелкнула клювом и, спрыгнув с поверженного противника, молча подошла ко мне, после вновь мрачно взглянула в глаза.
         -- Ничего не понимаю, но если нужна помощь, я к твоим услугам, -- кивнула ей, с удивлением замечая нечто похожее на знак Белоуса у неё на груди. Интересно, они как-то связаны?
         Птица, посверлив меня взглядом, неожиданно вытянула левую лапу вперед, демонстрируя маленький браслет с красными камнями. 
         -- Снять, значит, -- присела рядом, осторожно касаясь украшения. Пальцы тут же пробил легкий разряд тока, заставившего их на мгновение стать прозрачными. -- Что за?..
         -- Кто-то из наших говорил, что такой браслет стоит несметно, -- прошептала присевшая рядом Нора. -- Он создан специально для того, чтобы удерживать фруктовиков типа зоан в их второй форме. 
         -- Я не зоан, но меня тоже прошибло, -- хмыкнула, крутя браслет и ища замочек. -- Какая неприятная вещь, вы только посмотрите -- вся рука уже прозрачная.
         -- Да, они очень сильные, -- согласно кивнула женщина, после нервно обернулась назад. -- Поспеши, пожалуйста, они скоро заметят!
         -- Ещё минуту, я уже нашла, -- протянула, воюя с хитрой застежкой. Спустя пару секунд, она сдалась, с победным для меня клацаньем падая на пол и освобождая птицу, которая тут же обернулась мужчиной, почему-то рухнувшим на меня сверху. -- Твою мать!.. -- полузадушено прохрипела, пытаясь спихнуть с себя тушку под девяноста килограмм. -- А в образе птички ты куда как легче!
         -- Прошу простить, йой, -- кое-как разобравшись в своих конечностях, выдал он, быстро с меня слезая и помогая встать следом. -- Несколько отвык от тела.
         -- Ничего, я, вроде как, понимаю, -- кивнула, рассматривая его: блондин со странной прической-хохолком, напоминающим хохолок у его второй формы, высокими бровями, серыми сонными глазами, чуть небритый, одетый в какую-то сиреневую рубашку и черные бриджи с голубым платком, повязанным на поясе, и какой-то цепью-ремнем, идущим наискось. На ногах сандалии, а на груди тот самый знак, с крестом и полумесяцем рожками вверх. -- Может, свалим уже отсюда?
         -- Да, поспешим! -- так же кивнула Нора, первой устремляясь к выходу. Я поспешила за ней, кивнув мужчине и выбегая на улицу, а там, схватив замешкавшуюся женщину за руку и придерживая возмущенно попискивающую Пипу, заскочила в переулок, подальше от ужасного циркового шатра. 
         -- Вы хоть знаете, куда направляетесь? -- мужчина быстро нагнал нас, и теперь, мрачно оглядываясь назад, бежал рядом. 
         -- Я -- нет, -- отрицательно мотнула головой, заворачивая за очередной дом и останавливаясь, устало прижимаясь спиной к холодной кладке. -- Моя крыса знает.
         -- Крыса? Так это твои крысы были? -- удивленно, а, казалось бы, что выше уже некуда, вскинул бровь мужчина. 
         -- Не совсем, но идея о создании крысиного спецназа была моей, как и последующий план о погроме цирка, -- согласно кивнула, силясь отдышаться после быстрого бега. 
         -- Пип-пип-пип-пип... -- тишину города неожиданно пронзил механический звук издаваемый ошейником на шее у Норы.
         -- Ой, мамочка... -- выдохнула она, без сил падая на колени. -- Мама...
         -- Что это значит? -- взволновалась я, переводя взгляд с неё на мужчину и обратно. -- Что это?
         -- Это означает лишь одно -- он сейчас взорвется, -- тихо прошептала Нора, начиная плакать. -- Как жаль... Но и хорошо -- я получила надежду на свободу.
         Пиканье начало ускоряться. 
         -- Леди, отойдите в сторону, я попробую ей помочь, -- кивнул мне блондин, присаживаясь возле тихо плачущей Норой. -- Не двигайся, хорошо?
         -- Да... -- шмыгнула та носом и послушно замерла.
         Пиканье всё ускорялось и ускорялось и в тот момент, когда оно превратилось в длинный вой, произошло неожиданное: мужчина почти незаметно дернул рукой и взрыв, который должен был разорвать женщине шею, раздался в небе, мгновенно перепугав всех окрестных собак и заставив их надрывно залаять. 
         -- Вы... вы... спасибо, -- женщина громко разрыдалась, упираясь лбом в плечо блондина. -- Спасибо!
         -- Не меня благодарите, не я нам всем свободу подарил, -- мотнул тот головой, глядя на меня. -- Дальше куда?
         -- Я заберу её с собой, есть место, -- кивнула ему. Знак Белоуса на груди, владеет Волей, превращается в огненную птицу -- неужели тот самый?.. -- А ты куда?
         Удивительно, он ко мне на вы, а я к нему на ты. Даже смешно становится.
         -- У меня есть дела в другом месте, так что я побегу, -- он встал, напряженно глядя в сторону цирка. -- Бегите, скоро здесь станет шумно.
         -- Да, благодарю, бывай, -- потянула на себя Нору, помогая ей встать и уводя за собой в переулок.
         -- Буду должен, -- тихо раздалось позади и, озарив всё синей вспышкой, в небо взмыла давешняя птица, расправившая огромные крылья и стремительно умчавшаяся по направлению к морю.
         -- Надо же, мне сам Марко Феникс будет должен, -- хохотнула, поворачиваясь к женщине, -- представляешь?
         -- Командир Отца в должниках, -- качнула та головой, устало плетясь следом. -- Как же я устала. 
         -- Подожди, мы сейчас придем ко мне в домик, и ты там отдохнешь, -- успокоила её, сосредоточенно вспоминая местоположение своего жилища.
         Ночной город был совершенно неузнаваем. 
  
  
         -- А у меня зашибезный секретарь, оказывается! -- довольно ржал Грэг, трепля меня по волосам. Отплыли мы от острова с рассветом, быстрой толпой загрузившись на борт "Парящего" и даже не помахав на прощание быстро удаляющейся суше. Там как раз начало происходить что-то непонятное: крики, шум, гам, люди с факелами. Прямо-таки охота на ведьм какая-то. -- Надо тебе жалование повысить!
         -- А мне что, кто-то платит? -- удивилась, быстро выворачиваясь в сторону. -- Вы набрали ещё кого-то ещё в команду?
         -- Не-а, -- мотнул головой капитан, -- а теперь и не нужно, -- он довольно потянулся. -- Как разберешься с вещами и не вещами, -- он демонстративно замолчал, несколько угрожающе взглянув на меня. -- Зайди ко мне в каюту, заберешь бумаги с отчетами о тратах и приобретениях.
         -- Да, капитан, -- спокойно выдержав его взгляд, кивнула. -- Как только, так сразу. 
         -- Соня, всё нормально? -- тихонько подергал меня за рукав Рок, встревоженно заглядывая в глаза и прижимаясь, сторонясь окружающих. Людей с острова мы, к огромному для меня облегчению, не набрали, а остальные, кроме Дика, поклявшегося никому о родне Рока не рассказывать, ничего и не знали. 
         И, пусть так и остаётся как можно дольше -- я мальчишку никому в обиду не дам. 
         -- Да, малыш, конечно, -- успокоила его, ласково погладив по голове. -- Идём, обживёшься в каюте.
         -- Хорошо, -- кивнул он, с приоткрытым ртом оглядываясь вокруг и, натолкнувшись на пару насмешливых взглядов от наших стариков, быстро уткнулся носом мне в куртку. 
         -- Эй, какую малютку ты к нам притащила, -- усмехнулся Люк, подходя к нам и присаживаясь на корточки. -- Сколько ему?
         -- Восемь, -- быстро ответила, ощущая, как под пальцами напрягся мальчик. -- Он выглядит немного старше, но я поспрашивала у соседей.
         -- Ух, и что ж, такой маленький и сам? -- удивился мужчина, доставая откуда-то из складок фартука огромное красное яблоко и протягивая его ребенку. Тот немного отстранился, недоверчиво любопытно глядя на, даже с виду вкусный плод, и, получив одобрительный кивок, осторожно взял предложенное угощение. 
         -- С-спасибо, -- тихо поблагодарил он, прижимая его к груди.
         -- Ух ты, какой вежливый, -- присвистнул мужчина, заставляя Рока окончательно засмущаться.
         -- Так, не пугай мне моего ребёнка, Люк! -- засмеялась, утягивая Рока за собой. Тот любопытно вертел головой по сторонам, рассматривая удивительный корабль. Я сама, помнится, в первый раз долго ходила по нему и крутила головой, удивляясь задумке проектора, то есть капитана Грэга. Где он вообще столько денег взял?
         Открыв дверь в каюту, отошла в сторону, кивком головы предлагая мальчику зайти. 
         -- Обживайся, -- широким жестом обвела комнатку, после зашла следом. -- Спать придется пока вместе, но на этом полигоне можно спокойно дрыхнуть, и ни разу за ночь не пересечься, -- усмехнулась, наблюдая за сразу же осмелевшим, после того как мы ушли от всех, Роком, который, сгрузив свой маленький мешочек с тем немногочисленным скарбом, что я ему тогда накупила, принялся рассматривать обстановку. 
         -- Скоро пойдём на камбуз, но до этого я заскочу к капитану, а ты пока обживайся, -- кивнула ему и вышла наружу. Думаю, он быстро привыкнет ко всему происходящему на судне, а мне пока нужно получить отчёты. Ненавижу бумажную волокиту, но умение разбираться с ней, оставшееся от прошлого, было очень кстати -- легко, хоть и скучно. 
         Вот бы, как раньше, чтобы не на месте сидеть, а делать...
         -- И так, моя милая Сонечка, -- начал Грэг, как только я зашла к нему, предварительно постучав и получив разрешение. -- Ты привела к нам хорошо подготовленных людей, которые единогласно дали согласие на наше предложение вступить в команду. За это спасибо.
         -- Но? Договаривайте, ведь плюшки уже были, -- вскинула бровь, на мгновение, отвлекаясь от проверки, исписанных мелким почерком, бумаг. 
         -- Ты привела ребёнка, -- покачал он головой, опираясь о стол. -- Мы пираты, и, хоть и не такие отморозки как многие из нашей братии, но пираты. Детям не место на нашем корабле.
         -- Я тоже ребенок, не забывай об этом. Мне всего семнадцать, -- покачала головой, перелистывая страницы. Так... Кто-то явно хорошо погулял в кабачке. -- Капитан, скажу лишь одно: либо я в вашей команде с ребенком, либо до свидания -- на ближайшем острове я сойду и больше мы не пересекаемся.
         Мужчина напряженно посмотрел на меня, после, криво улыбнувшись, склонил голову набок.
         -- Почему ты за него так цепляешься? -- удивился он. -- Ты явно не из тех, кто любит подолгу бросать якорь в одном месте или просто привязываться. Мы сами долгое время приручали тебя, а тут за всего два дня и такие эмоции.
         -- Я обещала, -- твердо ответила. -- Капитан, я не отступлю.
         -- Охотно верю, -- кивнул он, выпрямляясь. -- Вот что решим: пока не будем трогать твоего ребёнка. Но, если в команде возникнут разговоры...
         -- Они не возникнут, -- наверное, даже слишком уверенно перебила его. 
         -- Так, ты же помнишь, что у нас в команде нет разборок? -- прищурился он, осторожно подходя. 
         -- И не будет, капитан Грэг, -- подняла голову, немигающим взглядом глядя в бесконечную синеву напротив. -- Не так близко, сэр.
         -- Хорошо, -- синева резко переменилась на желтизну, обретя вытянувшийся зрачок. -- Ты же помнишь, что дверь моей каюты всегда открыта?
         -- Это совращение несовершеннолетних и карается, -- усмехнулась, делая шаг назад и выскальзывая наружу. За спиной послышался тихий смех.
         Сколько уже можно? Он же на десяток лет старше! 
         А теперь нужно к Шону -- с ним можно по нормальному поговорить, не опасаясь домогательств. Заодно и о проверке корабля узнаю. 
  
  
  
   10. Игра моря
  
   -- Что?! В цирковом шатре был Феникс! Марко Феникс, командир первого дивизиона пиратов Белоуса? -- разъярённый Нил одним своим криком спровоцировал разбитие пары тарелок в дрогнувшей, от звуковой волны, руке одного из новеньких, из цирка.
   -- Ничего страшного, -- кивнул бедолаге Чейз, отправляясь за совком и веником. -- У нас есть, кому сделать новые.
   Эй, а почему в мою сторону такие выразительные взгляды сразу бросать стали?! Я вам что, стекольная мастерская? Впрочем... Грустные глаза всего поварского состава, когда им было срочно нужно что-то "ну очень необходимое", заглядывали в самые дальние потемки души, выворачивая ее наизнанку, призывая на помощь совесть.
   -- Нет, вы только послушайте! -- на Нила было больно смотреть -- парень расстроился до такой степени, что я начинала чувствовать вину.
   -- Ага, Феникса, -- вяло кивнула, с грустью смотря на чашку с пахучим чаем. -- Он ещё на меня упасть умудрился, когда я с него браслет сняла.
   -- Какой браслет? -- невольно переключился на другую тему парень.
   -- А вот этот, -- Меллот заинтересованно навалилась на меня со спины, с интересом глядя на выложенное мной украшение. И пока Нил крутил в руках маленький браслетик, я принялась напряженно рассматривать обвившие меня руки, после удивленно повернула к ней голову и пораженно закашлялась.
   -- Ты что на себя напялила?! -- выдохнула, круглыми глазами рассматривая одетую в латекс девушку. Темно-фиолетовый костюм обтягивал гибкую фигурку и прекрасно подчеркивал все ее формы, заставляя окружающих краснеть и запинаться.
   -- А? А, это у Норы было, -- она специально отошла в сторону, показывая себя со всех сторон. -- Мне очень понравился -- всё, что нужно прикрыто, как ты хотела, и в то же время не мешает двигаться. И, самое главное, он от модельера с мировым именем -- Валери! Грех было проходить мимо такой прелести!
   -- Меллот, -- простонала, закрыв глаза рукой. Она же всю команду сведет в могилу через кровопотерю и спермотоксикоз. -- Ну, какого же черта?!
   -- Не увиливай от ответа, София! -- прикрикнул на меня Нил и тут же подавился -- я брала себе сокращенное имя -- Соня, и совершенно не жаловала полную версию, вообще не созвучную с моими прошлыми инициалами. Соня -- да, но не София, как числилось в более-менее официальных документах, выданных мне городской мэрией острова, на котором очнулась. -- Ну... не смотри на меня так, расскажи же!
   -- Я, пока искала Нору, встретила огромную, ультрамариновую огненную птицу, которую ловили загонщики, -- грустно вздохнув, начала детальный пересказ. Глаза сидящего напротив парня, как и команды, которая собралась вокруг, жаждущая рассказов о том, что же такого опять натворило наше трио, любопытно засверкали. Дик, как и Рок, сидели в стороне и увлеченно наблюдали за нашим сборищем, время от времени подкармливая, оставшихся на ходу, крыс. Всего штук пятнадцать -- так жалко.
   -- Ну почему, почему всё самое интересное происходит именно тогда, когда я ухожу!? -- парень расстроено схватился рукой за голову, чуть не плача.
   -- Карма, -- пожала плечами Меллот. Мимо прошел капитан, быстро подхватывая со стола браслет и исчезая в глубине помещения. Впрочем, никому из нас эта фиговина и даром не нужна была -- мы не зоаны, нам бояться нечего.
   -- Эту птицу к нам в цирк принесли за день до вас, -- тихо проговорила Нора, сгорбившись над своей чашкой и сидя в стороне. Все тут же умолкли, поворачиваясь к ней. -- Она билась и пару раз почти смогла вырваться, но, увы -- хозяин Тир нашел крепкую клетку и позаботился о том, чтобы о пленнице никто на этом острове не узнал. Мы догадывались о том, кто она на самом деле, -- женщина грустно вздохнула, -- но ничего поделать не могли. А потом, неожиданно, откуда ни возьмись, появились крысы, мгновенно заполонившие все вокруг и так же быстро исчезнувшие. Они открывали клетки, перегрызали канаты, обрушивали декорации, -- она неожиданно тепло усмехнулась. -- Спасибо вам. Большое спасибо, -- она подняла на нас взгляд, несколько неуверенно улыбаясь.
   -- Мы рады были помочь, -- кивнул опять возникший капитан, опуская ладонь мне на голову и легонько собирая волосы в пучок. -- У меня крайне своевольная команда, но, думаю, стоит их поощрить за такой проступок -- зачастую нужно думать своей головой, как и принимать решения, -- усмехнулся он.
   Я недовольно нахмурилась, пытаясь сбросить его руку с головы, но, потерпела неудачу -- кеп был все ещё зол на нашу выходку и, почему-то, на Рока. Надеюсь, он просто не хотел его втягивать во все это, потому что тот был ещё совсем ребенком, если не учитывать само количество прожитых лет.
   -- А где Соня? -- завертела головой по сторонам Меллот. -- Та, которая русалка.
   -- Она уплыла на Остров Рыболюдей -- у неё там родня, и она поспешила с ними увидеться, -- пояснил Шура, уже полностью обжившийся в оружейной и, на этот момент, умиротворенно потягивающий крепкий кофе возле стойки раздачи. -- Найдет нас при помощи библикарты -- спасибо Вале, выделил часть своей.
   -- Мне было не трудно, -- усмехнулся Валя. -- Рад был помочь.
   -- Так, а у меня возник очень важный вопрос! -- нахмурилась я, пристально глядя на Меллот, сразу же вопросительно поднявшую брови. -- Ошейник, милая моя. Когда мы убегали с Норой, ошейник на её шее начал пищать. Спасибо Марко -- сорвал его. Но вот, что меня беспокоит и сильно интересует: почему он засигналил? Мы его не касались. И, никто так ничего и не сказал о хозяине Тире, которого мы тогда захватили со всеми. Я хочу, нет, я требую пояснений, -- мрачно прищурилась, поворачиваясь к ней всем корпусом. Грэг любопытно хмыкнул и отошел в сторону, садясь на лавку рядом и отпивая из моей чашки. Взгляды присутствующих так же переместились на девушку, чьи щеки подозрительно засинели в местах, где обычно должен появляться румянец.
   -- Ну, да, признаю -- лопухнулась, -- с грустным вздохом призналась она, сразу же скиснув. -- Я впереди бежала, путь указывала, а он, пока остальные отвлеклись, каким-то образом выплюнул кляп и откусил себе язык, прокляв нас перед этим. Нам пришлось туго -- оставалось ещё несколько человек, которых мы не успели освободить. Двое успели открыть ошейники при помощи ключа, а вот у ещё одного пришлось срывать с шеи -- натерпелись страху, пока он пищал.
   -- Если бы вы лучше следили за ним, этого бы не произошло, -- зло процедила, вставая с лавки. -- Меллот, тебе нужно было всего лишь проследить за человеком, а тем, кто указывал путь, мог быть и Нил! Если бы не Феникс, которому я теперь по гроб жизни обязана, Нора была бы мертва!
   -- Ну, я же не думала, что всё так далеко зайдёт, -- пробурчала она, отступая на шаг назад.
   -- Я пошла за ещё одним рабом, и ты должна была понимать всю прелесть ситуации, милая моя! -- прорычала, чувствуя, как сжатые в кулак пальцы покрываются стеклянным покровом. -- Перед лицом этой опасности мы были полностью бессильны!
   -- Сонь, перестань уже, -- тихо позвал меня Нил, печально наблюдающий всю эту картину. -- Всё хорошо закончилось.
   -- Нет, Нил, не надо, -- обернулась к нему. -- Нет. Это серьезная ошибка для человека, который проводил операцию по спасению заложников! -- меня переклинило, услужливо подкидывая картинки из прошлого.
   -- Хрустальная, достаточно, -- капитан был более влиятелен, быстро вставая и, взяв меня за плечо, легонько встряхивая. -- Это уже моё дело. Молчи! -- синева глаз потемнела, приобретая опасный оттенок, как только я решила возразить.
   -- Да, сэр, -- мрачно процедила, разворачиваясь на носках и быстро выходя наружу. Всё былое спокойствие, как ветром сдуло, на смену запуская нервное покалывание в кончиках пальцев да резкую боль в голове -- прошлое нахлынуло горячей волной, заставляя сердце тревожно забиться.
   -- Сонь, -- меня подергали за рукав рубашки, заставляя вынырнуть из воспоминаний и удивленно взглянуть вниз, во встревоженные серые глаза, сверкающие из-под ультрамариновой шляпы. -- Не злись, она действительно раскаивается.
   -- Я знаю, малыш, я знаю, -- грустно улыбнулась, нагибаясь и беря его на руки. Тоненькие ручки тут же обвили шею, а чужое дыхание доверчиво обожгло ухо. -- Теперь ты эту шляпу не снимаешь...
   -- Ага, очень нравится, -- шепнул он, завозившись. -- Облака появились, и я слышу, как волнуются рыбы -- будет шторм.
   -- Сильный? -- повернулась лицом к ветру, задумчиво глядя на поющее море.
   -- Да, -- кивнул Рок. Неожиданно мощный порыв ветра сорвал шляпу с его головы, заставляя ту повиснуть на завязках и затрепыхаться. -- Он уже близко, я слышу это.
   -- Надо сообщить Бану, -- нахмурилась, с замирающим сердцем закидывая голову к небу и рассматривая плывущее над нами облако. -- Он, наверное, и сам в курсе всего происходящего, но стоит, всё же, выполнить свой командный долг. Ты как думаешь?
   -- Я -- за! -- весело отозвался он.
   Так и не опуская мальчика на палубу, поспешила к маленькой пристройке навигатора, ногой постучав в дверь. Получив отклик, разрешающий войти, так же ногой и открыла её, заходя внутрь.
   -- О, приветствую целую делегацию, -- усмехнулся мужчина, сидя за столом и что-то высчитывая в карте. -- С чем пожаловали?
   -- Эй, Рок, с чем мы пожаловали к нашему главному навигатору? -- усмехнувшись, повернула голову к мальчику, носом зарываясь в волосы и кусая его за ухо. Тот засмеялся, отталкивая меня руками, и отворачиваясь.
   -- Мы пришли со штормом! -- воскликнул он, хватая свою шляпу и натягивая на голову.
   -- Мощно, -- вскинул голову Бан, глядя на нас с нескрываемым удивлением.
   -- Я серьезно, -- насупился Рок, сразу став похожим на миленького хомячка. -- Шторм будет, с востока идёт.
   -- Хм, что ж, благодарю! -- кивнул мужчина, бросая взгляд в окно и на несколько секунд замирая. -- Ветер действительно чуть усилился. А ты, малец, что, хочешь стать навигатором? -- он внимательно посмотрел на Рока, тут же смущенно отвернувшегося.
   -- Он очень стеснительный, так что, извините, -- легонько улыбнулась, кивая на ребёнка. Тот возмущенно фыркнул и теснее прижался, гневно сопя носом. Но Бану не ответил, продолжая изображать партизана.
   -- Охотно верю, -- усмехнулся мужчина, вновь опуская взгляд на бумагу и что-то проверяя. -- Ещё какие-то новости?
   -- Нет, только это, -- кивнула, быстро выходя наружу. Кажется, мальчишка умудрился показать ему язык напоследок, вызвав у Бана очередной смешок.
   -- Тогда, давай-ка соберем наши вещи в кучку и спрячем их, чтобы во время бури не уворачиваться от летающих по комнате снарядов, -- весело усмехнулась, направляясь к трюму, а там, ссадив мальчика на пол, открыла каюту, запуская его внутрь. -- Опять всё стекло обратно в себя возвращать, вот же...
   -- Покажи! -- восторженно засверкали глаза паренька, закрутившегося вокруг меня.
   В дверь громко постучали, заставляя нас замереть, а после рассмеяться -- заглянувший внутрь Дик удивленно уставился на нас, не понимая причину веселья.
   -- Вы чего? -- недоуменно поморщился он, переводя взгляд с меня на Рока и обратно.
   -- Да так, сами не знаем, просто весело, -- примиряюще улыбнулась я. -- Что ты хотел?
   -- Да так -- скучно стало, -- почесал он в затылке, заходя в комнату и садясь на огромный пуф в углу, тут же утопая в нём. Страшного монстра где-то на корабле отыскала Меллот, почему-то решив, что мне просто необходимо его наличие в комнате. Дику же он явно пришелся по душе. -- Капитан говорит, что шторм будет.
   -- Ага, мы уже в курсе, -- кивнула на мальчика, который взяв в руки стеклянную птичку, принялся с ней играться. Дик бросил в его сторону помрачневший взгляд, после вновь посмотрел на меня.
   -- Что капитан сказал на его счет и вообще?
   -- Поблагодарил за новых членов команды, -- подошла ближе, после вообще села на пол, откидываясь спиной на дверцу шкафа. -- О нём не знает, но и сам факт его присутствия ему просто не по душе -- пиратский корабль не место для детей. А ведь я тогда сказала, что ему всего лишь восемь -- вполне понятно его нежелание...
   -- Соня, так покажешь?.. -- напротив меня замерли просительные серые глаза, заставляя засмеяться и, вытянув руку вперед, дать кончикам пальцев стать прозрачными, потянуться им вверх. Отростки начали сплетаться вместе, образуя нечто не оформившееся, так как я не знала, чего хочу.
   -- Сделай нож! -- хищно сверкнул глазами Рок.
   -- Маленько ребенку и острое в руки? -- вскинула брови, после перевела взгляд на засмеявшегося Дика. -- Что?
   -- Дети малы до тех пор, пока это нужно взрослым, -- тихо проговорил он. -- Дай ему то, что хочет -- вечно опекать ты его не будешь.
   -- Спелись, -- пораженно выдохнула, после, закрыв глаза, постаралась как можно сильнее сосредоточиться, создавая максимально прочный материал. В пальцах закололо, а в самом теле появилось странное напряжение.
   -- Ого, а такого я ещё не видел, -- присвистнул парень, заставляя меня открыть глаза и удивленно взглянуть на ещё шевелящийся, если это можно так назвать, нож. Длинный, острый с одной стороны и больше напоминающий сёто. Но, не это было удивительным: не считая того, что оружие получилось в ножнах, украшенных странным узором, оно было... Цветным.
   Голубой клинок становился светлее к острой кромке и был почти черным на рукоятке, почему-то шероховатой на ощупь. Сами ножны были прозрачными, из-за чего внешний вид был довольно-оригинальным, ввиду просвечивающегося нутра.
   -- Красиво, -- завертела его в руке, удивленно вынимая клинок и крутя его в руке. -- Не знаешь, из чего он? -- протянула ему, ожидая вердикта.
   Парень взял оружие в руку, проверил баланс, посмотрел на свет, после осторожно проверил остроту, из-за чего возмущенно взвыл, когда от прикосновения на пальце выступила кровь. Попытка его сломать или разбить о стену шкафа закончилась провалом.
   -- Не знаю из чего, но это что-то наподобие алмаза, явно. И теперь возникает закономерный вопрос: ты вообще кто? -- парень ожидающе уставился на меня, ожидая ответа. Даже не по себе как-то стало...
   -- Дик, я не знаю, -- покачала головой, забирая оружие и отправляя в ножны и передавая Року. -- Держи, малыш, только не порежься и других беспричинно не порежь.
   -- Спасибо, -- тихо выдохнул пацанёнок, осторожно беря его в руки и отходя к окну, чтобы лучше было видно. Тучи на небе стали сгущаться, из-за чего в каюте начало темнеть.
   -- Капитану ни слова, -- мрачно взглянула на парня.
   -- Ага, типа он не поймёт, откуда у твоего ребенка взялся явно стеклянный нож, -- выгнул он бровь дугой.
   -- Просто делай вид, что ты не в курсе. Ладно, сиди, а мне нужно собрать вещи, чтобы их не разбросало по комнате, -- кивнула ему, со вздохом поднимаясь на ноги и, достав из шифоньера большую сумку, принялась быстро укладывать всё внутрь.
   Мда, половину шмоток я ещё с прошлого раза не разворачивала, так и закинув на дно объемного предмета меблировки. Теперь, немного поразмыслив, упаковала всё вместе, после повернулась к винтовке, деталям и патронам к ней, быстро затягивая все ремешки и лямки.
   -- Лучше отнеси оружие в трюм, там самое прочное место на корабле, -- посоветовал Дик, потягиваясь. Корабль начало ощутимо качать -- шторм нагрянул так быстро, что я не успела и заметить.
   -- Флотские!.. -- раздалось сверху, заставив недоуменно нахмуриться, а после прямо с вещами выскочить наружу, тут же попадая под сильный порыв ветра, заставивший зажмуриться и уже так услышать отдаленный залп.
   -- Ложись! -- рявкнуло где-то рядом, и, я рухнула на палубу, невольно делая подсечку для Дика и Рока, выбежавших следом.
   -- Твою маму... -- постаралась выдохнуть самое цензурное на тот момент: винтовка, парень, мальчик -- груз оказался ощутимым, выдавливая из легких остатки воздуха.
   -- О, прос... -- конец фразы потонул в звуке разрывающегося где-то на крыле снаряда, обдавшего нас порыв горячего ветра.
   -- Прячься, за пристройку, живо! -- быстро спихнула их с себя, вручая мешок с вещами побледневшему Року и устремляясь к борту, на ходу расстегивая только недавно затянутые ремни чехла винтовки. -- Быстро объясните мне, что тут за дурдом, помимо приближающегося шторма?!
   -- Дозор, что же ещё, -- пробормотал усаживающийся возле меня Шура, оперативно налаживающий свою винтовку. -- Ого, у тебя красавица какая.
   -- Сама собирала и прилаживала, -- усмехнулась, быстро выуживая из мешка магазин с разрывными патронами и вставляя его в пазы. -- Что у нас с ветром?
   -- Вбок бьет, -- мужчина сверкающими глазами рассматривал мою снайперку, не в силах сдержать любопытства. -- Дальность около двухсот ярдов.
   Высунув нос за пределы борта, мрачно насчитала три белоснежных корабля с синими полосами и надписью на парусах "Морской Дозор". Ещё двое заходили с разных сторон, зажимая нас в клещи.
   -- Грамотно работают, -- рядом уселся Нил, сосредоточенно наблюдая за нашими противниками.
   -- Какого хрена ты тут? -- зло повернулась к нему, мысленно пытаясь перевести ярды в метры и активно путаясь в цифрах. Выходило примерно так же, может, с погрешностью в двадцаток метров в минус.
   -- Смотрю, -- пожал плечами парень, после задумчиво подвигал пальцами загипсованной руки. -- Надо будет на следующем острове сходить в больницу.
   -- Если мы до него доберемся, -- раздалось позади меня, заставив подпрыгнуть на месте. Сонро грустно примостился рядом с Шурой, так же выглядывая наружу. -- Они так активно плывут к нам...
   -- Перестань ходить под себя, -- фыркнул Шура, заряжая винтовку и, приняв удобное положение, кладя ту на бортик. -- Справимся, в первый раз что ли?
   -- Смотри, чтобы уже тебя не сняли, -- фыркнул Говард, так же садясь с нами.
   -- На вас со спины без смеха не взглянешь, -- Нора примостилась рядом с Нилом, так же, как и Шура, выставляя винтовку наружу. -- Сели рядком, и я теперь с вами.
   -- Пи? -- Пипа быстро вскочила на бортик, принимая грозную позу при виде приближающихся судов.
   -- Она мне уже нравится, -- фыркнула Нора, приникая к прицелу.
   -- В очередь, -- усмехнулась, закончив выставлять расстояние и приникая к окуляру, настраивая диоптрий. -- Ого, там какая-то шишка, да? Вон тот, в погонах и с дохлым взглядом.
   -- Это Адмирал Бёрд, -- раздалось задумчивое от Дика, сидящего в отдалении и смотрящего в бинокль. -- Он давно охотится за нами и нашим капитаном. А вот тот, на корабле справа, явно капитан, его я первый раз вижу.
   -- Проблемы от Адмирала будут?
   -- Да, и очень большие, -- кивнул Дик, отрываясь от наблюдения. -- От него всегда какие-то подлянки прилетают, нам лучше приготовиться заранее.
   -- Хорошо, -- дружно кивнули мы и опять повернулись к противнику.
   -- Интересно, что он в этот раз выбросит, -- тихо прошептала. -- Капитан там далеко? Я уже могу достать корабль противника.
   -- Пока не атаковать, -- донеслось от него. -- Сначала переговоры.
   -- Это всё из серии, "а попиз..." -- разболтавшемуся Нилу прилетел подзатыльник от недремлющей Норы.
   -- Тут ребёнок, остолоп ты, -- укоряюще посмотрела на него. -- Лучше уйди и не мешайся.
   -- Рок, я же сказала тебе спрятаться! -- грозно прикрикнула на сданного с потрохами мальчика. -- Тут опасно!
   -- Тут везде опасно, -- возразил он, крепче сжимая мой рюкзак и высовывая нос из своего закутка.
   -- Пока он рядом, за ним будет проще присмотреть, -- Шура покачал головой. -- Но когда начнется ближний бой, тогда ему лучше где-то затаиться, это да.
   -- "Когда", "где-то" -- Шура, я волнуюсь! -- гневно сощурилась. -- Его может на излете зацепить!
   -- Тут хорошие стены, из Адамового дерева, -- покачал головой Дик. -- Пусть сидит.
   -- Тоже мне папаша нашелся, -- вскинула бровь.
   -- Разговорчики в строю! -- раздалось грозное от капитана, вышедшего на связь с противниками через Ден-Ден Муши. -- Может, нам попросить их, чтобы они не атаковали, пока вы разрешите свои проблемы?
   -- Нет, сэр, -- скривилась. -- Мы давно уже готовы атаковать -- приказывайте.
   -- Отлично, -- кивнул он. Разговор явно не удался. -- Тогда слушай мою команду: если появятся еще противники -- стреляйте без промедления. Меллот!
   -- Что? -- послышалось отдаленное. Значит, на другом борту заняла позицию.
   -- Приготовь всех крыс и вообще используй свои способности по максимуму, -- Грэг зло рыкнул. -- Эта тварь что-то задумала, раз не рискует соваться ближе. Впрочем... Соня! Поздоровайся с Адмиралом.
   -- Минуту, -- кивнула, приникая к окуляру и выискивая себе цель. Адмирал как раз отдавал какой-то приказ рулевому. Отлично!
   Винтовка довольно огрызнулась, а спустя пару секунд, на корабле Дозора началась суматоха: я не ожидала, что меченая пуля даст такой результат -- штурвал снесло нахрен, да и мачта за ним украсилась внушительной выбоиной.
   -- Готово, капитан! -- громко отчиталась я, с кривой улыбкой наблюдая за резко обозлившимся дозорным. Тот, впрочем, тут же нацепил непроницаемую маску на лицо и отдал какой-то приказ. -- Они что-то задумали!
   -- Он не может иначе, -- фыркнул Грэг. -- Команда, готовься! Неприятности на подходе!
   -- А почему мы сразу не можем его снять? -- непонимающе пробормотал Шура.
   -- Воля, -- мрачно отозвался Дик. -- Этот урод за милю почует пущенную по его душу пулю.
   -- А на других ему плевать, что ли? -- удивился Сонро. -- Это же совсем не круто.
   -- Он дозорный, ему не о крутости надо думать, а о поддержании авторитета Дозора, -- покачал головой Дик. -- Победа над командой пиратов Когтя будет прекрасным подарком Правительству и командованию, слишком долго мы вставляли палки им в колеса, перехватывая корабли работорговцев, идущих под флагом Знати и Дворян.
   Молча его слушая, я только удивлялась всей той запутанности ситуации, чьим невольным участником стала -- в моем мире подобное так же было не ново, чего только стоят пузатые чиновники, не помещающиеся на одном стуле. Но, как бы то ни было, лично мне тогда повезло: никакой коррупции, никаких интриг от командующих -- честная, насколько это возможно, работа и хорошие коллеги. Или тайны, общие, позволяющие торжествовать истинной справедливости...
   -- Морской Король! -- неожиданно громко закричал Рок, сжавшись в комочек и резко побледнев. -- Их трое! Со всех сторон!
   -- Твою мать, где! -- Грэг мгновенно скакнул к борту, высовываясь наружу и вглядываясь в морские волны.
   Те не заставили себя долго ждать и, покачнув корабль, а после и вовсе повернув его боком, так как было зацеплено крыло, расступились, являя на свет огромную лошадиную морду с внушительными клыками. Следом показалась шея, после передние ноги с копытами, которые чудовище закинуло на палубу, заставив нас броситься в сторону. Массивный хвост, на мгновение показавшийся из воды и оказавшийся рыбьим, окатил нас потоком воды, швырнув на доски, ощутимо по ним протянув и бросив за борт, позволяя лишь в последний момент ухватиться ослабевшей рукой за туго натянутый канат и рухнуть в огромную шлюпку.
   -- По правому борту! -- кто-то громко закричал сверху.
   Откашливаясь и отплевываясь от горечи, кое-как прочистила глаза: надо мной быстро проплывали свинцово-черные облака, да резко поднявшийся ветер заставил кожу мгновенно покрыться мурашками -- мокрая одежда прилипла к телу и только добавляла неприятных ощущений. Перекатившись на живот и морщась от боли в отбитых ребрах, подтянула ближе к себе винтовку, чей ремень так и не выпустила, и осторожно выглянула наружу -- корабли Дозора отдалились, вероятно, уже оттуда наблюдая за тем, как нас атакуют морские чудовища. Корабль ужасно трясло, от чего и моей шлюпке так же перепадало, не давая встать на ноги. Быстро проверив оружие и довольно выдохнув, навела его на время от времени показывающуюся в поле зрения лошадиную морду, которая пыталась перекусить так мешающее ей крыло корабля. Тоскливо тренькнули канаты, лопаясь под мощными челюстями, куда-то вдаль отлетели путенс-ванты, после чего идущая к парусам сеть закрутилась в один тугой канат, сразу же лишая корабль одного из лепестков паруса. Мрачно прищурившись, посмотрела в окуляр и, осознав, что из-за воды он стал мутным, зло выругалась, уже так, на глаз, наводя оружие и плавно выжимая свободный и рабочий ход.
   Выстрел пришелся точно в нос, снося его и заставляя зверя отпрянуть, закрутиться юлой и, воя от боли, нырнуть в глубины, оставляя за собой длинный красный след.
   -- Соня! -- кто-то громко позвал меня и, не дожидаясь пока я успею поднять голову вверху, в мою лодку шустро спрыгнули все мои давешние коллеги по засаде.
   -- Рок! -- взревела я, обнаружив пацана в общей куче. -- Я же!..
   -- Не останусь! -- быстро перебил меня он, прячась под лавкой. Тесемки моего рюкзака все так же были зажаты в маленьких кулачках -- не бросил, сберег никому не нужное сейчас шмотьё.
   -- Что с "Парящим"? -- повернулась к Дику, мрачно оглядывающим корабли противника.
   -- Он крепкий, -- мотнул тот головой. -- У нас нескольких за борт снесло, ты их не видела?
   -- Нет, мимо меня никто не проплывал, -- сочувствующе покачала головой, пытаясь найти хоть что-то сухое, чтобы отчистить прицел. -- Короли?
   -- С одним сейчас Грэг и Шон воюют, второго обстреливают остальные -- там динозавр, с ним труднее...
   -- Так какого черта вы сюда приперлись всей толпой?! -- взвыла, кое-как отирая стеклышки. Тут и без того пальцы не гнутся, а еще и они проблем не добавляют.
   -- Капитан приказал защищать левый борт, -- Сонро был крайне печален и подавлен.
   -- И потому вы всей толпой прыгнули в мою шлюпку, -- повернулась к ним, мрачным взглядом окидывая собравшихся.
   -- Ага, -- прилетел дружный ответ. Раздавшийся пушечный залп заставил нас не менее дружно рухнуть на дно убежища, слушая приближающийся свист.
   -- Лодка тоже из Адамового дерева, -- постарался успокоить всех Дик. Разорвавшийся рядом с бортом снаряд это подтвердил. Наполовину.
   -- А про канаты изготовители ничего подобного не говорили? -- истерично донеслось от Сонро, когда где-то над головой тоненько тренькнуло.
   -- Не, просто из качественного волокна, -- покачал головой парень, приподнимаясь.
   -- Стой! -- теперь уже я участвовала в дружном восклицании, в следующее мгновение, с нарастающим ужасом ощущая подкатывающий к горлу желудок. Лодка повисла на одном канате, вертикально по отношению к морю, заставив всех вцепиться, во что только можно.
   -- Твою мать! -- зло выругалась, наблюдая за тем, как медленно выскальзывает ремешок оружия из пазов. -- Чтоб вы там подавились, гребанные дрессировщики морских чудовищ! Чтоб у вас ядра разнесло во всех смыслах!
   -- Соня, -- укоризненно донеслось снизу. Скосив взгляд в том направлении, обнаружила Нила, лежащего на временном днище и с ужасом смотрящего на раскачивающуюся у меня на плече винтовку. Маленький Рок был рядом с ним, любопытно высовывая нос наружу.
   -- Тут не высоко, -- тихо сообщил он. -- Море теперь сильнее поёт -- волны ближе. Не бойтесь.
   -- Кому как, -- выдохнула Нора, до этого не принимающая участия в общей дискуссии. Ловко уцепившись за борт и намотав на руку канат, она не испытывала никаких неудобств. Шура и вовсе сидел на торце лавки, свесив ноги и глядя на далекие корабли Дозора.
   -- Кому как -- ты полностью права, -- задумчиво донеслось откуда-то снизу. Повторно посмотревший туда Рок удивленно вскрикнул -- Дик болтался на канате, раскачиваясь под порывами ветра.
   -- Так, все тут? -- тихо поинтересовалась, ежась от сверкнувшей вдалеке молнии, и пытаясь осторожно перехватить ускользающее оружие.
   -- Говарда нет, -- быстро пробежав по всем взглядом, отозвался Нил. -- Я его еще с первой волны не видел.
   -- Чёрт, надеюсь, его не смыло в море! -- зло выдохнул Шура. -- Так, кто еще?
   -- Я тут, -- Сонро подал голос, оказавшись между бортом корабля и лодки. -- Меня немного зажало...
   -- Ещё пару снарядов, и эта тема станет тебе неинтересна, -- фыркнул снизу Дик. Раздавшийся рык грома заставил нас дружно вздрогнуть, после чего ремень на винтовке не выдержал, распутался, и мое оружие полетело вниз, врезаясь прикладом рядом ухом бледного Нила и, таким образом, давая ощутимый толчок лодке, которая, разорвав последний канат, полетела вниз.
   Удар о воду был сильный, заставив болезненно вскрикнуть, а после и вовсе отключиться на пару мгновений.
   Пришла в себя, когда в лодку затягивали насквозь промокшего Дика и Нила, успевшего избавиться где-то в воде от размокшего гипса.
   -- Тише-тише, -- саднящего виска коснулись холодные пальцы, осторожно прикладывая тряпочку и вытирая сочащиеся горячие капли крови.
   -- Рок? -- тихо выдохнула, пытаясь открыть глаза и сесть. На плечи тут же кто-то навалился, не позволяя.
   -- Лежи, тут и без тебя проблем достаточно, -- хрипло выдохнула Нора. Потянуло металлическим запахом крови. -- Лежи. Вот твоя винтовка, вот все твои мешки, лежи.
   -- Что с Роком? -- не унималась я, кое-как открыв глаза, и сквозь мутную пелену и черные круги, пытаясь оглядеться.
   -- Я тут, -- малыш оказался возле меня, глядя испуганными серыми глазами и комкая в руках намокшую шляпу.
   -- Это хорошо, -- слабо улыбнулась. -- Нора, все тут? Как вы?
   -- Говарда выловили, -- шепнула она, ложась рядом. -- Он сильно ударился о воду, и нахлебался после. Но, всё нормально теперь. Если это можно назвать нормальным, -- она поморщилась -- как и у меня, ее висок был рассечен, да и сама она была сильно бледной. -- Мы в открытом море и нас уже порядочно отнесло от "Парящего". Не знаю, куда мы плывем -- небо полностью затянуто, а ведь ещё дождь не начинался. Ещё и молнии недалеко от нас бьют в воду -- может сильно не повезти, если окажемся в том районе.
   Ситуация начинала принимать плачевный оборот.
   -- Так, я не намерена лежать! -- рыкнула, резко садясь и мысленно взывая -- во вроде бы успокоившейся голове вновь разразилась боль. -- Кто-нибудь знает то, куда нас несёт?
   -- В море, -- выдохнул помятый Сонро, тихим столбиком сидящий на лавке. -- "Парящего" уже не видно и, я не берусь говорить о том, в какой стороне он теперь. Скоро начнется дождь, а у нас ни парусов, ни весел.
   -- Сонро! А твои маленькие бутылочки! Где они? -- подскочил к нему Шура, спотыкаясь и практически падая носом в лавку. -- Чёртова качка!
   -- Что, не привычно? -- тихо усмехнулся Дик.
   -- Не без этого, -- прошипел мужчина, потирая отбитые части тела.
   -- Точно, мои бутылочки! Мои малютки стеклянные! -- в то время начал лихорадочно копаться в своих карманах бутылочник. -- Вот они, мои запасы...
   -- Что тут у тебя? -- навис над ним Шура, быстро выхватывая маленький мешочек и высыпая его содержимое на доски днища. -- Так... какие-то яблоки, бумаги, перья?!
   -- Хозяин Тир приказал собрать все его вещи, -- пожал плечами мужчина. -- Тут карты, монеты, некоторые вещи...
   -- А тот корвет? -- прищурился Шура.
   -- Какой корвет? -- состроил удивленную моську Сонро.
   -- Перестань, идиотина! -- отвесил ему сильную оплеуху мужчина. -- У нас шторм на носу!
   -- Ладно, сейчас, -- насупился тот и полез за пазуху, выуживая на свет мешочек с парой бутылочек большего размера. -- Вот они.
   -- А ты где фрегат нашел? -- нахмурился Шура, рассматривая объемное судно за прозрачными стенками.
   -- Это долгая история, -- нахмурился бутылочник. -- И, лучше его не извлекать -- там внутри команда.
   -- Что? -- взвыла я, подползая к ним. -- Ты смог целый корабль с командой в бутылку засунуть?
   -- Ага, -- шмыгнул он носом. -- А потом неделю провалялся без сил.
   -- Так, мне плевать на ваши разговоры -- если есть шансы на спасение, быстро их задействуйте! -- зарычал Дик, глядя куда-то в сторону. -- Волны усиливаются!
   Шура быстро выхватил какую-то бутыль и, звучно ударив о борт, метнул ее в море. Поднявшаяся волна опять накрыла нас, чуть не смыв -- возникший сбоку высокий борт судна звучно ударился о лодку, чуть не потопив её.
   -- Залезайте, живо! -- рявкнул Дик, первым взлетая по трапу и исчезая из виду.
   -- Рок, вперед, -- кивнула мальчику, когда парень, высунувшись, дал нетерпеливую отмашку.
   Мальчик понятливо кивнул и шустро вскочил наверх, будто и не было учащающихся раскатов грома и сильного ветра.
   -- Фруктовики! -- Шура, быстро оглядел нас. -- Соня, Сонро -- живо наверх! Если начнется дождь, нас начнет заливать водой и вы ослабнете!
   -- Идём, -- согласно кивнула, пристраиваясь за бутылочником и ступая на первую ступень ненадежного подъема. Ветер норовил сорвать и скинуть в поднимающиеся валы, выбивал слезы, да и оружие с мешком шмоток, будто норовили скинуть обратно в лодку -- не дать спастись.
   Палуба встретила тонким слоем пыли, сдуваемым ветром -- кажется, в хранилищах Сонро вещи так же подвергались временным изменениям.
   -- Эй, а сколько по времени у тебя этот кораблик в закромах? -- обратилась я к мужчине, оглядываясь вокруг.
   -- Пару лет, -- пожал тот плечами, оглядываясь вокруг и ежась под порывами ветра. -- Они его тогда на продажу готовили, а я проспорил в карты, что смогу его стащить... Пришлось выполнять -- уговор дороже денег.
   -- Ладно, -- кивнула, помогая Норе забраться следом. -- На момент продажи у него все было хорошо закреплено? Если мы оставим его на милость шторма, мы выживем?
   -- Должны, -- пожал он плечами. -- Я не особо хорош в морском деле -- о парусах и всём, что относится к такелажу, знает Говард. Он нам и шатры ставил, и для акробатов воздушных всё натягивал...
   -- Хорошо, сейчас поверю тебе на слово, -- хмуро кивнула. -- Так, всем на камбуз, живо!
   -- Почему туда? -- удивленно воскликнул Нил, высунувшийся из трюма.
   -- Разожжем огонь в печке -- согреемся. Заодно узнаем о том, сколько у нас провизии! -- рявкнула, тревожно глядя на темную завесу, плывущую по направлению к нам. -- Шевелите задницами!
   -- Уже бежим, -- послышалось в ответ, и, ребята действительно поспешили на камбуз. Пара ступенек спуска, небольшая столовая и, нырнув под стойку раздачи, мы оказали на кухоньке, как и все вокруг покрытой слоем пыли.
   -- Разогреть этот раритет можно? -- кивнула на печь.
   -- Конечно, -- к ней подошел Сонро. -- Здесь всё рабочее, новое, просто долгое время простояло без дела.
   -- Ясно. Шура, проверь погреб. Возьми с собой кого-нибудь, можешь даже Нила, ему полезно будет, и ищите что-нибудь съестное, что еще не пропало. Так же проверьте воду и холодильную камеру, хотя на первое я не надеюсь, -- поморщилась, высовываясь наружу. -- Дик, понимаю, что это уже опасно, но сбегай к лодке и обшарь ее -- кажется, там были какие-то заначки по типу пайка. Вода для нас будет очень кстати. Именно поэтому, Нора и Говард немедленно найдите бочки почище и дуйте на палубу: привяжите их и откройте -- нам потребуется пресная вода. Поставьте и укрепите столько, насколько это можно!
   -- Есть! -- ребята начали быстро разбегаться по сторонам, выполняя указания.
   -- Рок, для нас с тобой тоже есть работа, -- кивнула мальчику и, скинув всё своё барахло в угол, выскочила наружу. -- Не отставай!
   -- А что нам нужно? -- непонимающе воскликнул он, быстро пробегая между столами и лавками.
   -- Для начала: оставить тут свои шляпы, -- быстро стянула свою и бросила на стол. -- Они будут только мешать на ветру.
   -- Ладно, -- покорно кивнул он, легонько подрагивая. Чёрт, не хватало еще, чтобы он заболел.
   -- Идём в трюм и ищем покрывала. Если встретишь одежду, так же хватай, -- скомандовала, открывая дверь и подпирая её, для идущих следом Норы и Говарда. Выскользнув следом и щурясь под пронизывающим ветром, метнулась в жилой трюм, открывая люк и на ходу вытягивая фонарик из кармана, светя перед собой.
   -- И куда тут идти? -- тихо прошептала, оглядываясь по сторонам и подсвечивая.
   -- Тут шкаф, -- позвал меня мальчик. Обернувшись к нему, удивленно округлила глаза -- Рок без особо труда видел в темноте, безошибочно найдя нужное. Глаза мальчика светились легким голубоватым светом, а с учетом чуть суженного зрачка, это смотрелось даже несколько ужасающе.
   -- Так, что у нас внутри? -- открыла дверцы, и с широкой улыбкой обнаружила свернутые простыни, гамаки и, что было важнее и нужнее -- пледы. -- Отлично! Сейчас быстро вытряхнуть и можно использовать. Так, быстрее, быстрее, -- зашептала, разворачивая плетеные изделия и вытряхивая их в сторону. Поднявшиеся облачка пыли как от ткани, так и от окружающей обстановки, заставили мгновенно расчихаться, а неуклюжие попытки Рока помочь мне -- тихо рассмеяться. Какая же он лапочка.
   Обратный путь проделали уже под начинающимся дождём, быстро преодолевая расстояние от трюма к камбузу. Сгрузив тряпки на стол, в первую очередь заставила Рока раздеться и, невзирая на его возмущенные восклицания, быстро укутала в один из пледов, сажая возле печки.
   -- Бочки установлены! -- внутрь вбежали Нора и Говард, успевшие промокнуть до нитки.
   -- Отлично, давайте -- вытирайтесь и к теплу, -- кивнула им, скидывая куртку и морщась от боли в ребрах. -- Шура, Нил, что там у вас?
   -- Не особо радужно, -- показался парень. -- Консервы, вроде бы, сохранились неплохо, в холодильнике вообще ничего, кроме пары бутылок с водой не было. Сама вода уже давно высохла, даже осадка не осталось.
   -- В винном погребе есть пара десятков бутылок красного и примерно столько же рома, -- следом за ним вынырнул Шура. -- Им время только на пользу пошло.
   -- Хорошо, -- усмехнулась. -- Несите сюда всё съестное -- устроим ревизию и разделим на всех, так, чтобы на дольше хватило.
   Мужчина кивнул и вновь скрылся из виду. Расшнуровав ботинки и стянув носки, утомленно присела на стул, вытягивая ноги к разогретой духовке.
   -- Кто-нибудь подсчитает наши шансы на выживание? -- тихо протянула, ощущая шатающийся пол и слыша усиливающуюся дробь дождя. Гром был уже совсем рядом, заставляя с каждым раскатом внутренне вздрагивать и бросать взволнованные взгляды на Рока -- ребенок явно не был готов к таким стрессам.
   -- А фиг его, если честно, -- выдохнул чуть зеленоватый Нил, облокачиваясь о тумбовый стол и лелея больную руку. -- Как повезёт. Может и потопить нас шторм, а может и вынесет куда-нибудь на землю обетованную.
  
   Не угадал.
   Шторм, воя всю ночь и заставляя с ужасом прислушиваться к скрипу деревянного судна, неожиданно стих под утро, запуская сквозь мутное окно иллюминатора, лучи солнца, неожиданно нагло скользящие по полу и лезущие в лицо.
   Потянувшись, открыла глаза, сонно оглядываясь вокруг: кухня, с погасшей плитой, пара открытых консервных банок, спящие по углам и на столах люди, что меня окончательно пробудило, и мило сопящий носом Рок, прижавшийся ко мне сбоку. Осторожно выпутавшись из пледа, укутала его, поднялась на ноги, и вышла наружу, ступая босыми ступнями по холодному полу.
   За открытой дверью меня встретило солнце, отсутствие ветра и капающие с парусов капли. Подойдя к бочкам, в которых плескалась вода, осторожно зачерпнула и плеснула в лицо. После глотнула -- пресная. Не до конца, конечно, имеется солоноватый привкус, но пить очень даже можно.
   -- Хм, интересно, и где мы сейчас? -- задумчиво протянула, оглядываясь по сторонам. -- Отсутствие ветра, абсолютная голубизна неба, солнышко где-то рядом с зенитом, чайки мимо пролетают...
   Чайки далеко от островов не отлетают -- нужно срочно разбудить кого-то из умеющих ориентироваться на местности!
   Быстро пробежав через столовую, зорким взглядом выбрала себе жертву и склонилась над ней.
   -- Шура, проснись, Шура, -- потрясла мужчину за плечо, вынуждая его вздрогнуть и подпрыгнуть на месте. -- Тихо, не разбуди остальных!
   -- Что такое? -- непонимающе оглянулся он.
   -- Идём, там смотреть надо, -- потянула его, вынуждая встать из своего угла и последовать за собой, на палубу. -- Вот, где мы находимся?
   Тот пару секунд стоял не дыша, после зло топнул.
   -- Чёрт морской! Это же Калм Белт! -- в сердцах воскликнул он. -- Надо будить остальных, или вообще тут всю вечность пробудем!
   -- Ты о чем? -- непонимающе огляделась вокруг. -- Поясни для тормозов!
   -- Калм Белт это такая часть моря, где нет ни ветра, ни течений. И тут очень много Морских Королей, -- терпеливо сообщил он, глядя на небо и кружащих рядом чаек. -- Где-то неподалеку суша, нужно выяснить, где она.
   -- Ладно, -- кивнула, -- тогда я побуду тут на всякий случай, а ты иди, буди остальных.
   Мужчина кивнул и умчался в трюм, оставив меня в гордом одиночестве ловить холодные капли воды, падающей с реев. Брр, противно-то как!
   Всё раздражение мигом сняла огромная туша, то ли коровы, то ли быка, вынырнувшая рядом и поплывшая куда-то вперед. Проводил ее круглыми глазами, повернулась в сторону ребят, вываливающихся из камбуза.
   -- Стойте! -- постаралась как можно доступнее предупредить их, указывая на удаляющегося монстра. Те понятливо кивнули и замерли, напряженно провожая его взглядами.
   -- У корабля днище покрыто кайросеки, -- высунулся вперед Сонро.
   -- И что это значит? -- непонимающе взглянула на него, после, оглянувшись вокруг, и не найдя опасности, подошла ближе.
   -- Кайросеки это как закаменевшее море, -- почесал он в затылке, смешно ероша короткие пепельные волосы. -- Морские Короли принимают суда с покрытым кайросеки днищем за часть моря и не трогают.
   -- А, ясно, -- вроде как понимающе кивнула. -- И? Кто-нибудь вообще знает о том, где мы?
   -- Ну... Нет, -- отрицательно качнул головой бутылочник. -- Нужно дождаться звезд, тогда и станет всё понятно.
   -- Ладно, -- покладисто согласилась. -- Раз опасность в лице этих чудовищ нам не грозит, и нужно ждать вечера, прежде чем мы сообразим о том, куда направляемся, то предлагаю следующее: разобраться с питьевой водой в количестве пяти бочек и остатками провизии.
   -- Думаю, надо поискать что-то по типу удочек в трюме, -- почесал в затылке Шура, тоскливо оглядываясь вокруг. -- Рыбалка нас тоже спасёт.
   -- Хорошо, -- вздохнула. -- Тогда я пойду, облажу трюмы и комнаты -- может, что интересное найду.
   -- Твоя правда, -- кивнул он. -- Тогда, за дело!
   Эх, эх, где же ты, моя бумажная волокита да осточертевшая сырая картошка, которую нужно чистить? Эх, а прекрасное мытье посуды?
   Всё резко изменилось, кануло в прошлое, где и осталось -- впереди были новые жизненные ситуации, требующие их быстрого решения. Вот даже интересно: а если бы я тогда не согласилась плыть с Грэгом, и осталась бы на том острове, где повстречала Меллот, мне было бы легче? Кто знает.
   Осмотр трюмов ничего особого не дал: двадцаток пушек, установленных на верхней палубе, ядра и порох к ним, простыни и пледы, которые мы нашли накануне вечером, да тот хилый паек, из кладовой при камбузе и из спасательной лодки. Обнаруженные каюты для командования обошла быстро: бумага на столе навигатора, еще в ящиках. Перья, стоящие в специальных для них подставках, высохшие чернила -- не особо радует.
   Каюта капитана встретила спокойствием. Широкая кровать у стены, окно и дверь балкончика, с которого открывался шикарный вид на проплывающих мимо чудовищ. Быстро ретировавшись обратно внутрь, не удержавшись, рухнула на кровать, довольно вытягивая ноги и прикрывая глаза. Взметнувшуюся вверх пыль предпочла не заметить, дожидаясь пока она уляжется, а после уставилась в потолок, лениво размышляя о будущем.
   -- Эй, там земля справа по курсу, нужно идти, помогать ее достичь, а у нас рук не хватает, -- без стука сунулся внутрь Нил, любопытно оглядываясь по сторонам. -- Ого, тут даже балкон есть! А ты умеешь выбирать себе каюты!
   -- Я не выбирала, просто зашла внутрь и решила поваляться, -- фыркнула, поднимаясь и опять зло хмурясь -- головная боль никуда не делась, да и слабость опять вернулась. Голод не идёт на пользу, уж мне-то точно.
   -- Ну да, конечно, -- усмехнулся парень, довольно разминая загипсованную когда-то руку. -- Знаю я тебя -- раз валяешься, значит, уже выбрала.
   Я поморщилась, не желая его разубеждать, и вышла наружу.
   -- Ты идёшь? -- насмешливо взглянула на него, замирая в проходе наверх.
   -- Эй, это я тебя зову! -- возмутился он, быстро пробегая мимо и хлопая меня по плечу.
   На палубе обнаружилось мельтешение и всеобщее ликование -- Говард оказался куда как более зрячим, умудрившись залезть на марс и оттуда заметить далекую полоску земли.
   -- Что у вас? -- любопытно завертела головой. -- В чём я нужна?
   -- Весла, -- последовал лаконичный ответ. -- По одному на душу и вперед -- гребем, не забывая радостно улыбаться.
   -- Мда, и сколько нам нужно надрываться? -- выгнула бровь, получая в руки увесистое орудие и грустно глядя в сторону предполагаемой цели. Сонечка с веслом -- хоть позируй для той самой скульптуры, если создателя не смутят штаны и майка, вместо чего-то более подобающего для девушки.
   -- Поживем-увидим, -- пожала плечами Нора, стоящая тут же в обнимку с веслом. -- Идём -- лучше начать раньше, чтобы до темноты управиться.
   Я мысленно взвыла: до темноты?! Это же сколько нужно грести?!
   Мы прерывались на отдых четыре раза: менялись бортами, давая отдохнуть устававшим мышцам, немного перекусывали, еще меньше пили воды -- кто знает, есть ли на той земле хоть что-то пригодное для нас?
   Днище корабля царапнуло прибрежный песок, когда солнце уже клонилось к закату, окрашивая зелень деревьев и кустов небольшого архипелага, к которому мы выплыли, в алые тона. Из наших маленьких окошечек для весел было хорошо видно неизведанную землю, чье первое явление мы встретили ликующими криками -- если есть растительность, значит, есть и жизнь. Мясо, как вариант.
   -- Ну, мы вот, добрались, а что дальше? -- Нил любопытно высунул нос наружу.
   -- Швартуемся и идём отдыхать, -- напряженно оглядывая прибрежную зону, скомандовал Дик.
   -- А почему не на берегу? -- удивился уже Сонро.
   -- Потому что мы можем оказаться тут не одни, -- продолжила я за Дика. Хотелось дико спать, да и руки со спиной ужасно болели из-за непривычной нагрузки. -- Сейчас одни идут спать, а другие останутся в карауле -- нас слишком мало для того, чтобы на ночь глядя высаживаться на неизвестной территории, и мы слишком устали для того, чтобы суметь защитить лагерь в случае нападения. На корабле у нас будет хоть какая-то фора, прежде чем противник доберется до нас. Да и просто дикие звери, какие-то ядовитые и неразличимые в темноте растения, аномалии -- рисковать нельзя.
   -- Ух ты, как всё запутанно, -- присвистнул Нил, еще более разгоревшимся взглядом глядя на архипелаг. Стоявший рядом с ним Рок наоборот погрустнел, услышав о том, что о секретах земли мы узнаем только завтра.
   Я утомленно выдохнула, глядя на безмятежное небо: последние дни принесли слишком много напряжения -- пора повременить с приключениями.
  
  
  
  
      -- Зелень
  
         Ночь вдали от городов могла поистине считаться самым прекрасным явлением, особенно, когда небо над головой было чистое, безоблачное, бесконечно звездное. По праву отоспавшись в течение первых двух вахт, лично вызвалась на третью -- предрассветную, когда сон просто валил с ног, как тот боксер, в мягких теплых перчатках хуком с правой укладывая в теплую койку.
         К счастью, у меня хватило ума разложить днём на солнышке свое курево, рядом с сушащимися вещами и просыхающим порохом. Из зажигалки пришлось выливать воду и так же разбирать на составляющие, дабы можно было и в дальнейшем получать искру. И, с удобством развалившись в вороньем гнезде и положив на пол, частично прислонив к бортику, свою винтовку, дежуря, задумчиво пускала дым в небо, прислушиваясь к окружающим звукам, проходящих через огромные уши, установленные по периметру моего поста. 
         Как, все же, классно вот так вот, тихо и спокойно предаваться своему убийственному занятию. Наверное, стоит чаще вызываться на дежурство, всё равно из-за сновидений по нормальному выспаться не удавалось уже давно. А будить своим криком остальных... Матрац из каюты капитана нужно было заменить, а потому я заняла один из гамаков по соседству с Нилом. Не стоит народ пугать. 
         Часам к семи утра, когда птицы уже вовсю надрывались, неподалеку кто-то где-то кого-то жевал, а солнце полностью затопило мою лежанку, в лесу что-то несильно бахнуло. Птицы тут же сменили тональность, испуганными стайками взлетая в небо и разлетаясь в разные стороны. Далее послышался какой-то гневный вопль, тут же смешавшийся с рассерженным обезьяньим криком. 
         Лениво потянувшись, осторожно высунула нос за пределы укрытия, и, подтянув к себе оружие, направила его в сторону непонятных звуков, силясь разглядеть источник. В предполагаемой точке взрыва никого не обнаружилось, но чуть дальше, где деревья расступались, позволяя высокой траве получать свою порцию нежного солнца, мелькало что-то странное, сверху зеленое, а чуть ниже что-то непонятно яркое. Неожиданно оно остановилось -- трава замерла, практически скрывая в себе неизвестного. А после, я чуть сигарету не выронила -- внезапно трава вокруг него расступилась во все стороны, ложась горизонтально. Недоуменно оторвавшись от винтовки, взглянула уже так, без оптики: поляна, на которой высился зеленый покров да редкие цветочки, стала полностью плоской, будто по ней танковая колонна прошлась в сторону берега. 
         По центру всего этого непонятного замерла человеческая фигура, скрестившая руки на груди. Вновь приникнув к окуляру, удивленно вскинула брови: зеленые волосы, завитые вверх, наподобие прически японских якудза, какой-то длинный полосатый плащ, то ли с меховым воротником, то ли это подкладка так наружу выглядывала, и в коричневых штанах, вправленных в какие-то темные ботинки. Мужчина, покрутил головой по сторонам, после, вероятно, заметил берег, и, спрятав руки в карманы, пошел в том направлении. Странно блестящая поверхность придавленной травы наводила на мысли о том, что он фруктовик, и заставляла насторожиться -- других кораблей поблизости от нас видно не было. Как он вообще оказался тут и, если есть он, есть ли еще кто-то? Городов или деревень видно не было ни ночью, когда можно было бы заметить их по свету огней, без которых жизнь даже в поселении каких-- нибудь примитивных индейцев, живших охотой и рыболовством, нельзя было обойтись, ни утром, когда их можно было бы вычислить по дыму. Конечно возможно, что разумная жизнь была с другой стороны архипелага, но тогда мужчине пришлось бы очень долго идти... Ещё и пару рек пересечь, делящих землю на неравные части. И, от того, человек казался ещё более опасным. 
         Быстро убрала всё стекло и, затушив окурок и спрятав его в пачку, закинула винтовку за спину, после, ухватившись за канат и остеклив руки, съехала вниз, где, пружинисто приземлившись на ноги, быстро подбежала к борту, раскидывая вокруг корабля стеклянные шарики -- будущую защиту в случае нападения. Наш корабль удачно вынесло на берег -- слишком поздно отложили весла в сторону, а от того и въехали носом в песок. После пулей устремилась в жилой трюм.
         -- Шура, Говард -- вставайте! -- мужчины были на вахте первыми, поэтому хоть как-то, но выспаться успели. 
         -- Что такое, Соня? -- тихо раздалось из соседнего гамака, откуда показалась взъерошенная голова Нила. 
         -- Замечен посторонний, мужчина, фруктовик. Не знаю, что за сила, но когда он не мог пройти, он скрестил руки, и трава вокруг легла, странно поблескивая, -- быстро отчиталась протирающему глаза Шуре. 
         -- Так, кто ещё у нас выспался? -- быстро обвел взглядом помещение мужчина.
         -- На второй вахте были Сонро, Нора и Дик, -- помотала головой. -- Так что, своими силами, ребята. 
         -- Так, я с вами! Это очень интересно, -- тряхнул головой Нил, выскальзывая из гамака и бегом устремляясь к люку наружу. Проводив его взглядом, повернулась обратно, замечая до боли знакомый ремешок, торчащий из-под подушки. Протянув руку, вытащила на свет часы Грэга. 
         Наш милый клептоман своего не упустит даже в шторм...
         -- Сонь?.. -- выходя наружу и застегивая ремешок часов на запястье, натолкнулась на встревоженные глаза Рока. -- У нас проблемы? 
         -- Нет, просто неизвестный посторонний с силой фрукта, -- ободряюще улыбнулась. -- Все нормально, спи дальше, малыш.
         -- Нет, я уже всё, -- он отрицательно мотнул головой. -- Я с тобой!
         -- Хорошо, идём, -- взлохматила волосы на его голове. -- Идём скорее, а то, всё интересное пропустим.
         Народ на палубе уже стратегически расположился вдоль фальшборта, осторожно выглядывая наружу. 
         -- Ну, что скажете? -- тихо прошептала, присоединяясь ко всем.
         -- Да стремный он какой-то, -- так же тихо прокомментировал Нил, напряженно наблюдающий за мужчиной, уже заметившего наш корвет и целенаправленно топающего в его направлении. 
         -- Эй, придурки, -- нагло раздалось снизу, заставив ребят поморщиться, а Рока удивленно вскинуть брови. -- Я знаю, что вы там! А ну, повылазили! 
         -- Он что, совсем без башни? -- шепотом, пораженно воскликнул Говард, хмурясь. -- Что тебе нужно, зелень невежественная? -- выкрикнул он, вставая в полный рост. 
         -- Эй, следи за языком, ублюдок! -- гневно раздалось снизу. -- Если сейчас же не извинишься, я тебя, придурок, раздавлю! А ну, спускайся! Отдайте мне корабль, и я, может быть, пощажу вас!
         -- Завались! -- подпрыгнул на месте Нил, вставая рядом с мужчиной. -- Рожа треснет!
         -- Ах ты! -- зеленоволосый быстро вскинул руки, скрещивая пальцы на них. -- Барьер!
         Рядом с кораблем неожиданно возникла прозрачная преграда, которую было видно только благодаря блеску на солнце. И, пока я ошалело ловила челюсть -- фруктовик! -- названое барьером поделилось пополам, верхней частью снося Говарда и Нила куда-то в глубины корабля. 
         -- Ну что, шмакодявки! Не хотите по-хорошему, устрою вам проводы! -- самодовольно раздалось снизу. 
         -- Соня! -- тихо рыкнул Шура. -- Ты хоть что-то можешь сделать?
         -- Эм, а почему я?! -- неприкрыто удивилась, вскидывая брови.
         -- Ты наш единственный фруктовик, -- мрачно посмотрел на меня мужчина, заставляя удивиться еще больше. -- Вперед!
         -- Ещё пара подобных ситуаций, и я облачусь в богатые наряды, заведу себе шляпу с огромным плюмажем и, вооружившись кривым кинжалом, потребую себе место капитана, -- нервно хихикнула, высовывая нос наружу. 
         -- А нафига столько приготовлений? -- пожал плечами Нил, медленно соскребая себя с досок. -- Вперед, командуй. Только тварь эту прибей.
         -- Нет, он нам ещё пригодится, -- отрицательно качнул головой Шура. -- Постарайся его как-то нейтрализовать, но не убивать. 
         -- А слова-то какие умные знаешь, -- присвистнул Нил, садясь по-турецки. -- Вот тебе, и старпом нашелся, капитан Соня, -- он весело засвистел, совершенно не обращая внимания на то, что у него явно стало на двух недоброжелателей больше. 
         -- Эй, вы там оглохли, или под себя от страха ходите и боитесь слово вымолвить? -- донеслось от всеми забытого мужика. Скрипнув зубами, поднялась на ноги, показываясь над бортом. 
         -- Я капитан этого корвета, Хрустальная Соня, -- легко кивнула, глядя на ухмыляющегося пришельца. -- Если вам нужна помощь, чтобы выбраться с этой земли, мы можем вам помочь. Но ваши условия мы выполнять не будем. 
         -- Эй, а ты неплохо выглядишь для шлюхи, -- хохотнули снизу. -- Довольно дороговата, кажется, двадцать миллионов белли -- ты должна хорошенько постараться, чтобы отработать такие деньги! 
         Я легонько покраснела, правда не от стыда, а от с трудом сдерживаемого гнева. 
         -- Что, с капитаном Когтя не сошлось, и решила сама покомандовать? -- не унимался этот... гавнюк, заливаясь громким смехом. 
         -- У тебя явно проблемы с тормозами, -- облокотившись на борт, ласково улыбнулась, даже со своей высоты чувствуя легкую вибрацию незаметно подкатывающихся в сторону мужчины стеклянных шариков. -- Зачем ты каждый раз делаешь эти странные движения? Это такая магия? -- решила сыграть дурочку, выигрывая время.
         -- Да... Магия, -- самодовольно раздалось в ответ. -- Мне ещё долго ждать? Впрочем, мне надоело -- барь... -- в воздух взмыли десятки стеклянных лент, быстро оплетающих его пальцы и, не давая их скрестить. После, остальные намертво прижали его руки к бокам -- фиг его знает, какие у него условия для выполнения техники это самого барьера. Распрямившись, кинула вниз ещё десяток бусин покрупнее, что так же потянулись отростками, залепляя ему рот, и прекращая тот поток брани, что он извергал. Не стоит Року гадости слушать. 
         -- Не уважаемый сэр не знаю кто. Вернее, никто, -- криво улыбнулась, когда мужчина, а вблизи просто парень, лет двадцати, оказался прилепленным к мачте и только и мог, что болтать ногами, силясь вырваться. -- Мы не особо любим грубость, а слова плохие, сказанные в присутствии детей, так вообще не прощаем, -- помрачнела. -- За это тебе ещё воздастся. А теперь, будь хорошим мальчиком и поубавь фонтан -- есть ли на этой земле людские поселения? 
         -- Живо освободи меня, тварь! -- рявкнул он, заставив Сонро и Рока, пискнув, спрятаться за бочки, боязливо выглядывая наружу. 
         -- Так уж и тварь? -- присев рядом, мрачно сощурилась, пристально глядя в темно-карие глаза парня. Тот поежился и ощутимо вспотел, уже не так вызывающе глядя на меня. -- Я не желаю тебе зла, пока ты корректно ведешь себя по отношению ко мне и моим друзьям. Вы ещё называете такое родство как "накама". Не знаю, склоняется это слово или нет, но ты должен понимать то, чем тебе будет грозить обида в адрес моих ребят. Так вот, я предлагаю начать наш диалог ещё раз.
         -- Уберите это... не знаю, что это! -- задёргался он. 
         -- Тут не ты решаешь, -- качнула головой, продолжая сверлить его взглядом. -- Как тебя зовут, и что ты тут делаешь?
         -- Бартоломео, -- буркнул он. Кто-то из ребят позади меня присвистнул, заставляя вскинуть бровь и требовательно сверкнуть глазами, требуя у парня пояснений. Тот отрицательно качнул головой, скривившись. -- Как я тут оказался к делу не относится.
         -- Это так же решать мне, -- я, наконец, перестала его нервировать, переводя взгляд ниже, на татуировку на его груди. Хрень непонятная, с перьями по бокам и клыками внизу -- под стать хозяину: кольцо золотое в носу, клыки, торчащие из-под верхней губы, странно уложенные ярко-зеленые волосы... -- Эй, народ, чего свистите? Денег и так как кот наплакал.
         -- Он -- мафиози из обычного мира. Известен тем, что издевается над мирным населением, принижает слабых, не брезгует убийствами, -- в поле зрения появился Шура, скрестивший руки на груди и мрачно рассматривающий пленника. -- Довольно-таки мрачный тип и, как мы успели понять за эти двадцать минут, тот еще хам и грубиян. 
         -- О, мирное население обижаешь? -- вновь посмотрела на Бартоломео, начинающего злиться. -- Что же с тобой сделать, а, убийца? 
         -- Думаешь, ты лучше? -- сощурился он. -- Убийца, еще и не даёшь своим жертвам увидеть себя!
         -- Только для тех, кто торгует себе подобными, -- склонила голову набок. -- И, для таких, как ты. 
         -- Отпусти меня, иначе пожалеешь, -- прорычал он, сощурив глаза. -- Меня не запугаешь! -- Бартоломео рванул вперед, каким-то непонятным образом ломая удерживающие его путы и пытаясь наброситься на меня. Быстро мелькнула светлая тень и, неожиданно для всех нас, парня опять повалило спиной на палубу. На его груди, скаля выдающиеся резцы и топорща шерсть, замерла Пипа, вытянувшись в струнку и издавая тихий, пищащий звук. 
         -- Ух ты! Где она все это время пряталась?! -- округлил глаза Говард, рассматривая неожиданного гостя. 
         -- Не знаю, в лодке она не наблюдалась, -- поднялась с корточек, подходя к замершему парню. -- Пипа, если шелохнется -- порви ему глотку. 
         Крыса понятливо вильнула хвостом, перетекая ближе к его горлу. 
         -- Ну что, Бартоломео, будешь ли ты теперь вести себя тише? -- ласково улыбнулась ему, и, прикоснувшись, вновь вернула путы на место, теперь уже не щадя. -- Лишняя нагрузка пойдет тебе на пользу. И кляп, -- лже-сочувствующе нахмурилась. -- Ты же не хочешь окончательно решиться дара речи? Вернее, способа, -- улыбнулась, подхватывая крысу под пузико и сажая себе на плечо. -- Ребят, найдете, куда его пристроить? Возможно, ему ещё будет применение.
         -- Да, леди капитан, -- широко улыбнулся Говард, подхватывая потяжелевшую тушку и транспортируя куда-то в глубины трюмов. 
         -- Ты что, реально думаешь, что он нам пригодится? -- недоуменно вскинул бровь Шура, подходя ко мне, пока остальные хвостиком увились за пленником и Говардом. 
         -- Возможно, -- пожала плечами. 
         -- А что тут у вас происходит? -- потирая заспанные глаза, из трюма показался Дик, недоуменно оглядываясь по сторонам. 
         -- Переворот и захват власти. Можно сказать, узурпация, -- криво улыбнулась, приветственно кивая. -- Мы нашли какого-то странного типчика по имени Бартоломео и даже успели выяснить отношения. Теперь он отдыхает в трюме. 
         -- И зачем он вообще? -- удивился парень, широко зевая. 
         -- Он -- фруктовик и глава мафиозной группировки. По идее, иметь такую пташку в друзьях будет куда выгодней, чем во врагах или вообще сплавив на тот свет, -- ухмыльнулась, глядя в удивленно расширившиеся глаза парня.
         -- Так, а что там с переворотом? 
         -- А, не обращай внимания, -- махнула рукой, широко улыбаясь. -- Так, мелочи жизни.
         -- Эй! -- раздалось гневное в спину, когда я быстро ретировалась на камбуз, прикрывая за собой дверь и, пройдя через столовую, нырнула на кухню, грустно рассматривая оставшуюся у нас еду. 
         Все то, что удалось отыскать, явственно говорило лишь об одном -- впереди предстояла охота. А чтобы иметь хоть какое-то представление о том, что представляет собой незнакомая для нас земля, нужно было разговорить Бартоломео. Не хватало ещё влезть в ядовитые колючки или случайно зацепить рукой ядовитые цветы. Да и о хищниках хотелось бы иметь хоть какое-то представление.
         -- Так это правда? Ты теперь наш капитан? -- влетел Дик, когда я, с горем пополам, сумела разделить оставшийся провиант на членов команды. Без зазрения совести отложив свою порцию Року, повернулась к выходу, натыкаясь на взъерошенного парня. -- Это так?
         -- Я пошутила, не более, -- выставила ладони перед собой, делая шаг назад. -- Просто пошутила. 
         -- Нет, не смей! -- рыкнул он, хватая меня за шкирку. -- Назвалась капитаном -- вперед! -- меня тряхнули так, что зубы клацнули. -- Теперь ты капитан и никто не посмеет и слова против пискнуть! 
         -- Ты чего?! -- возмутилась я, выворачиваясь из захвата и, перехватив держащую меня руку, выкрутила, укладывая парня грудью на стол. -- Какого хрена возникаешь?
         -- Звание капитана -- этого огромная честь и долг! -- просипел он, силясь вывернуться из захвата или, на крайний случай, хотя бы ослабить его. -- Раз назвалась им -- пути обратного нет. 
         А мне казалось, что стать капитаном куда как труднее. Во всяком случае, не после брякнутой на нервах шутки. 
         -- Я думала вернуться обратно к капитану, -- призналась, отпустив его, и почесала в затылке, отходя назад и облокачиваясь о стол. -- Но, я даже не знаю, что с ними и где они. 
         -- Да, проблема, -- согласно вздохнул он, баюкая ноющую руку и поворачиваясь ко мне лицом. -- Возможно, нам стоит решить: нужно ли вообще возвращаться?
         -- Дик? -- полу-удивленно, полувопросительно, позвала его, поражаясь такому вопросу. 
         -- Все верно, леди капитан, -- подхихикивая от собственных слов, в помещение вошел Нил, а следом за ним и вся остальная... команда? Ну, уж братия точно.
         -- Не смешно, -- насупилась. -- Давайте, завтракайте.
         -- А ты? -- Рок быстро юркнул вперед, голодными глазами глядя на предоставленную ему порцию.
         -- Успела в процессе разделения, -- хитро подмигнула ему. -- Так, давайте-ка, быстро шевелить челюстями и на охоту -- следующий паёк у нас будет состоять из того, что добудем. И, отсюда первый вопрос: кто разбирается в растительности?
         -- Я, -- подняла руку Нора, быстро приканчивая свою долю. -- Наше племя жило тем, что собирало травы и лечебные плоды. 
         -- Хорошо, тогда ты у нас пойдешь впереди, чтобы мы не вляпались во что-то опасное.
         -- Да, капитан, -- и опять тихий посмеивающийся ропот.
         -- Далее, ещё один вопрос, -- поморщилась в ответ на подобное. -- Я подумываю вернуться обратно на "Парящий". Но, так же есть предложение быть самостоятельной компанией. 
         -- Сами мы вряд ли выживем на Гранд Лайн, -- задумчиво протянул Шура. -- Нас слишком мало, и мы слабы. Это море не терпит подобных. 
         -- Значит, нужно набрать ещё людей, -- легкомысленно пожал плечами Нил. -- А ещё лучше, если это будут фруктовики.
         -- Где ж мы их возьмем? -- продолжил Говард.
         -- А вот тут-то проблема номер три, -- перехватила я нить беседы. -- У нас сидит пленник -- кто не знает, потом подробностей потребуете у Шуры. -- Он шел со стороны сердца архипелага, и он может что-то знать о происходящем с другой, не видимой нам, стороны, нужно только разговорить. Только сделать это кошерно -- он фруктовик и, в определенный момент, может стать нам другом. Свою силу он, по-видимому, использует уже давно -- чего не сказать обо мне, и сможет нам помочь. Он использует силу барьера: ядра, пули -- мне ли перечислять о том, сколько жизней можно уберечь?
         -- Этот гад обожает издеваться над другими, -- покачал головой Шура. -- Нил, твой язык лучше всего подвешен -- разговори его. 
         -- Эй, а почему я? -- возмутился парень.
         -- Ты -- вор, -- невозмутимо пожал плечами Шура. -- Мне ли тебе говорить о том, как хорошо вы умеете выкручиваться из плачевных ситуаций?
         -- Всегда всё к этому сводится, -- пробурчал парень. 
         -- Что на счёт команды Когтя? -- терпеливо напомнила всем, когда в помещении повисла тишина.
         -- Может, действительно попытаться стать самостоятельными? А если не выйдет -- мы всегда сможем сделать вид, что искали их. Просто с направлением не угадали, -- неожиданно выдал Сонро, тем самым разрулив ситуацию.
         -- Не знаю, как кто, а я "за"! -- воскликнул Нил, и, соскользнув со стола, пошел к выходу. 
         -- Эй, у нас капитан решает, -- укоризненно взглянул ему вслед Шура.
         -- А у меня блат, -- прежде чем скрыться за дверью, показал ему язык воришка. 
         -- И не смотри так на меня, -- невинно округлила глаза в ответ на укор Шуры. -- Я с этим ребёнком через многое прошла, пусть повыпендривается. 
         -- А кто у нас старпом и навигатор? -- тихо раздалось от Рока, который под взглядами покраснел и быстро спрятался за меня. 
         М-да, команда из циркачей, вора и девчонки с маленьким ребенком, который хрен знает что морское, которое бояться все моряки и верующие. Осталось только командование по местам расставить. 
         -- Старпом у нас Шура, -- мстительно сощурилась в адрес мгновенно сбледнувшего с лица мужчины. -- А вот на счет навигации... Я по звездам не умею ориентироваться и моря не знаю. Да и карты читаю на начальном уровне. Есть кто-то, у кого познания лучше?
         -- Временно могу исполнять обязанности я, но гарантировать что-то особое не смогу, -- Дик, задумчиво потер подбородок. 
         -- Тебе поможет Рок, -- ободряюще улыбнулась, ероша волосы на голове у ребенка. Тот, фыркнув, вывернулся из-под руки, с укором глядя на меня.
         "Эй, я уже большой!" -- читалось в его взгляде. Несколько оторопев, пожала плечами. Все равно затискаю. 
         -- Врачом тогда прошу быть Нору, -- посмотрела на краснокожую. -- Ты хорошо разбираешься в травах. Смею предположить, что и то, как их использовать, ты тоже знаешь?
         -- Все верно, леди капитан, -- склонила голову женщина.
         -- Тогда, прошу всех приготовиться к охоте, -- коротко кивнув, вышла за дверь.
         
         
         -- Какого черта он с нами?! -- вызверилась на Нила, виновато смотрящего в ответ.
         -- Ультиматум, -- пожал плечами парень. После продолжил шепотом, -- ты не представляешь, чего мне стоило избавить его от кляпа!
         -- Ну, зато вы успели подружиться, -- невозмутимо пожала плечами, внутренне краснея. -- И что он успел рассказать? 
         -- А ничего, -- Нил был сама доброта. -- Сказал лишь то, что хищники ближе к центру. Но, я успел разузнать о его способностях. Ему нужно скрещивать пальцы на руках, а не сами руки. 
         Бартоломео презрительно сплюнул, явно услышав его, после начал насвистывать, рассматривая корвет и подозрительно помалкивая. 
         -- Что ж, тоже не плохо. Значит, на охоте будет своими ножками шевелить, -- улыбнулась, терпеливо ожидая, пока Говард, Нора и Рок спустятся по трапу. Сонро, Дик и Шура остались на корабле, где старпом принялся заполнять бортовой журнал, благо объемная книжка-журнал с чистыми листами была, а чернила нашлись у Сонро. Дик ему помогал, с трудом вспоминая карту звёздного неба и приблизительные координаты. Бутылочник же занялся тем, что выводил новые способы и команды для общения с Пипой. Хитрая ленивая задница. 
         -- Нора, иди с Горвардом, -- кивнула женщине. -- У вас корзины -- наберёте трав и фруктов. Далеко от берега и корабля не отходите -- лучше уже потом, все вместе, сходим куда надо. А я с остальными поохочусь -- помощник у меня сам вызвался, -- мрачно улыбнулась пленнику. -- Так же, у нас всех есть фляги -- если встретите пресный источник, наберите воды и запомните его местоположение.
         -- Хорошо, капитан, -- кивнули они.
         -- Говард, защищаешь вас обоих. Не геройствуй, если будет опасно -- бросайте всё и бегите обратно. Если что -- стреляй. Мы должны услышать. 
         -- Да, леди капитан, -- согласно кивнул мужчина.
         -- Эй, сними с меня это! -- возмущенно возопил Бартоломео, стоило ребятам скрыться в зарослях. 
         -- Не всё, -- качнула головой, подходя и убирая стекло, оставляя его лишь на пальцах. -- Теперь только так.
         -- Эй, и что я этими варежками должен делать, дура?! -- возмутился он. -- Держать мне сама будешь!
         -- Тише, иначе я верну кляп на место, -- строго посмотрела на него. -- И это не варежки, я просто склеила три твоих пальца -- это не смертельно. Идём, нам нужно добыть пищу. И, тебе она тоже понадобится, так что заткнись и никуда не убегай. Эту преграду ты так просто не снимешь, -- кивнула на поблескивающие синим пальцы. 
         -- Если меня съедят, то это будет на твоей совести! -- отвернулся он, скучающим взглядом глядя на убийственно спокойное море. 
         -- Ты не будешь долго мучиться, вот это я могу тебе пообещать, -- фыркнула, поправляя ремешок винтовки и проверяя наличие запасных магазинов и патронов. -- Нил, как твоя рука?
         -- Ну, разгибается она с трудом, но уже почти не болит, только тянет, -- парень задумчиво пошевелил пальцами, находящейся на перевязи, руки. 
         -- М-да, веселая у меня группа, -- покачала головой. -- Так, а где Рок? Рок? РОК! 
         -- А? -- невинно высунулась мордашка ребенка из кустов. -- Я тут, а ты чего кричишь?
         -- Вылезай оттуда немедленно! -- приказала бледная я, отдаленно чувствуя, как запоздало пробегает табун мурашек и пересыхает горло. -- Не смей никуда уходить, слышишь?! 
         -- Хорошо! -- серые глаза наполнились слезами. 
         -- Тут везде опасно: растения, животные -- сожрать может что угодно! -- ухватила его за плечо, притягивая к себе. -- Не отходи!
         -- Хорошо... -- мальчик, не сдержавшись, заплакал, стараясь смотреть прямо, а в результате, шагнув вперед, обхватил меня за пояс, утыкаясь лицом в живот. -- Не уйду, только не злись!
         Я на мгновение замерла, с упавшим в пятки сердцем понимая, что только что накричала на того, для кого являлась первым и, похоже, единственным человек, который подарил ему желание жить и показал, как это, когда любят. 
         Какая же я тварь, чтоб меня...
         -- Всё-всё, не плачь, -- запустила руку в спутанные волосы, успокаивая. -- Извини, я просто испугалась. Всё, не плачь.
         -- Эй, вы долго еще будете сопли разводить?! -- донеслось от Бартоломео. 
         -- Заткнись, идиот! -- рявкнул Нил, отвешивая ему громкую оплеуху. Завязавшийся скандал, я с успокоившимся Роком встретили широкими улыбками, первыми направляясь в сторону памятной поляны с примятой травой и, оттуда, сквозь чащу, к примеченному до этого возвышению. 
         -- Сонь, а это съедобно? -- любопытно ткнул пальцем в сторону ярких и неизвестных мне плодов мальчик.
         -- Запомни, малыш: съедобно всё. Просто некоторые вещи всего лишь дважды в жизни, -- поучительно подняла палец, серьезно глядя в округлившиеся глаза Рока.
         -- Ага. Первый и последний раз, -- заржал Бартоломео, идущий следом за нами. -- Долго еще ползти? 
         -- А я не знаю, -- пожала плечами. -- Лучше скажи, есть ли на этой земле ещё люди кроме нас? Селения?
         -- С другой стороны есть какой-то зачуханный городишко с отбросами, -- выдал он, задумчиво рассматривая склеенные пальцы.
         -- Так чего же ты попер к нам, а не туда? -- задал резонный вопрос Нил.
         -- Чтобы добраться туда, нужно пересечь широкую реку, которая делит эту гребаную землю пополам! Моего барьера не хватало, -- вынужденно признался он. 
         -- А люди, ты их видел?
         -- Да были какие-то в лодках, но они были далеко, -- поморщился он.
         -- Ладно, в таком случае поохотимся, а потом обогнем архипелаг на корабле и выйдем к городу или что там ещё, -- кивнула, после вновь перевела взгляд на ребёнка. -- Не думаю, что это можно есть, посмотри -- под кустом какие-то косточки, оставшиеся от зверей. Лучше не рисковать -- я уверена, что Нора и Говард наберут много чего вкусного и полезного.
         -- Хорошо, -- грустно кивнул он, вставая с корточек. 
         
         
         -- И что, ты настолько крута, что отсюда сможешь кого-то подстрелить? -- ехидно пропел Бартоломео, оглядывая наш холмик и открывающийся с него вид. -- То, что ты имеешь награду за голову, еще не означает, что ты хороший стрелок.
         -- То, что у тебя награда за голову выше, ещё не означает, что ты умеешь что-то кроме умения хамить и язвить.
         -- Но она выше, и я всё ещё жив, -- легко парировал он.
         -- А может, я просто не хочу попадаться? -- сверкнула глазами, становясь на колено и приникая к окуляру. -- Только идиот будет радоваться большой сумме за голову. А я не из таких -- я не хочу попадаться.
         -- Но попалась же, -- хрипло рассмеялся он, садясь на камешек. 
         -- И за это я ещё поговорю с ними. Особенно с тем самым фотографом, -- криво улыбнулась, отмечая шевеление на одной из полян и, перенастроив дальность, увидела табун из пасущихся лосей. -- А тут довольно-таки крупные животные... -- рога впечатляли. 
         -- Ну, это же хорошо? -- непонимающе повернулся ко мне Рок.
         -- Да, малыш, очень хорошо, -- усмехнувшись, отозвалась. 
         Выстрел, неслышимый отсюда звук попадающей в тело пули и эхо, от которого перепуганные сохатые ломанулись во все стороны, оставляя на поляне судорожно дергающееся тело, отпускающее душу на волю.
         -- И как эту тушу тащить?! -- в один голос завопили парни, когда спустившись с холма и добравшись до добычи, мы смогли реально оценить её размеры. Скажем так, лежа на боку, лось был мне по плечо. А я была не низенькая, где-то метр восемьдесят, может, чуть выше -- тело ещё росло, из-за чего возникла потребность в новой одежде и белье.
         -- Да это издевательство! -- Нил кое-как вскарабкался на тушу, уже оттуда оценивая её размеры. -- А рога-то какие! 
         -- Если на земле, заселённой людьми, есть торговцы, они купят их, -- уверенно кивнула. -- А если и не они, то какие-- нибудь заезжие купцы -- размер впечатляющий.
         -- Это не отменяет того факта, что это нужно как-то дотащить! -- Бартоломео не унимался. 
         -- Дотащим -- это наш обед, -- я отошла в сторону, думая над тем, что же можно такого создать для облегчения транспортировки. Рок уже убежал куда-то в сторону морды, вероятно, чтобы оценить по достоинству размеры короны дикого зверя.
         -- Проще сожрать половину на месте, -- раздалось с лося. -- Может, хоть выпотрошим?
         -- Запах привлечет хищников. С учетом того, какие тут травоядные... У нас не много шансов, если не успеем заметить.
         -- Сонь... -- жалобно позвал меня Рок.
         -- Малыш, я немного занята... Что? О! -- подняв голову, удивленно вылупилась в сторону огромной полосатой кошки, что-то зажавшей в зубах -- наружу торчали только перья и, почему-то четыре лапки: две из них явно принадлежали не птице.
         -- А если бы у меня был мой барьер, я бы уже в два счёта разобрался с ним, -- Бартоломео старался не двигаться, внимательно наблюдая за хищником. 
         -- Сонь, не попорти ему шкуру, -- тихо проговорил Нил, становясь единственной целью лесного хищника -- его сочли тем, кто завалил лося. В принципе, по закону стаи вожак первый, кто пробует добычу. А он все ещё был верхом на туше.
         -- Хорошо, тогда отвлекай его, -- я медленно стянула с плеча винтовку, отходя назад и приседая. Зверь, глухо рыкнув, вышел из-под тени деревьев на свет, медленно подступая к лосю.
         -- Да у него лапа размером с половину Рока, -- присвистнул Нил. Тигр угрожающе зарычал.
         -- Соня... -- Рок попятился, но, споткнувшись, рухнул спиной на землю. -- Соня!
         -- Не шевелитесь, -- шепнула. -- Не провоцируйте его.
         -- А скоро нам и не нужно будет шевелиться, -- Бартоломео помрачнел.
         Хорошо, что обойма у меня из обычных патронов: выстрел, и, теряющий свою добычу зверь, делающий вперед ещё пару шагов на подгибающихся лапах, пропахав мордой землю и траву, остановился рядом с оцепеневшим мальчиком. 
         -- Люди самые страшные из зверей и чудовищ, -- подойдя к ребенку, подняла того на ноги. -- Не бойся, малыш. Он тебя уже не тронет.
         -- Если будешь до конца жизни с ним нянчиться, вырастишь рохлю и соплю, не более, -- Бартоломео, как самый храбрый, подошел к зверю, на проверку пиная того носком сапога. 
         -- Не лезь к ним, -- Нил шустро сполз с лося, и, подойдя к тигру, постоял пару секунд над ним, после, сделав ещё пару шагов вперед, склонился, что-то рассматривая в траве.
         -- Что там? -- крикнула ему, ища гильзу. Штучный товар, мать его -- так скоро вся моя жизнь сведется к тому, что я буду над ними трястись, ползая на карачках и пачкая колени травяным соком.
         -- Я... я не знаю, -- сипло отозвался он. -- Это... Это что-то странное. 
         -- Уф, нашла, -- довольно пробормотала, поднимаясь на ноги и направляясь к нему. -- Что тут у тебя? Ох ты ж...
         -- Вот и я о том, -- покивал он головой, осторожно беря в руки тельце размером с взрослую кошку. Орёл, черный, о чем говорил огромный клюв и массивные птичьи лапы и крылья, но с ушами как у кошки и длинным телом с задними лапами. Кошачьими, но с большими подушечками, и длинным хвостом с кистью на конце. 
         -- А за такую игрушку на любом рынке дадут много, -- смерил взглядом непонятное существо Бартоломео. -- Причем, как за живую, так и за мертвую. 
         -- Только тронь, -- Нил прижал непонятное животное к груди, зверем глядя на парня. -- Это же грифон! 
         Я удивленно вскинула бровь -- они же в легендах только бывают. Или очередной фруктовик?
         -- Ой, какие мы страшные! -- заржал тот. -- У нас будут только проблемы с этим зверем. И с этой тварью тоже, -- пнул он ногой тигра.
         -- С каких это пор "у нас"?
         -- С тех, когда я должен таскать настрелянную добычу, ледя, -- прогнусавил он. -- Ещё и столько!
         -- Придется постараться, -- выдохнула, подзывая к себе повозку. -- Например, держать за ручку. 
         -- Она сама движется?! -- Бартоломео неприкрыто вылупился в сторону моего творения, замершего возле лося. 
         -- Нечего так удивляться, -- пожала плечами и, подойдя к туше, присела, опуская ладони на землю. Хрусталь, точнее что-то более крепкое и непонятное, скользнуло в нее, поддевая тушу и, набравшись под ней на достаточную высоту, стало под углом, сгружая добычу на повозку, тут же ушедшую колесами в почву. Упс, недоработка -- нужно сделать гусеницы. Вспомнить бы ещё их строение...
         Лыжи, что ли, присобачить?
         Спустя десяток минут мы тянули что-то непонятное, на куче маленьких шариков и полозьях. Увидь кто это из оружейников моего мира, и меня, единогласно сожгли бы на медленном огне...
         -- Слышь, Барто, а зачем ты волосы красишь в такой непонятный цвет? Мафиози с зеленой башкой ужаса не внушает, скорее, предлагает сбегать за улыбчивыми людьми в белых халатах и с рубашкой с большими рукавами в чемодане, -- пыхтя и отдуваясь, поинтересовалась у парня, сжимая ручку телеги. Всей моей силы не хватало на то, чтобы они двигались сами -- приходилось тянуть.
         -- Это мой натуральный цвет волос! -- возмутился парень, тянущий вторую телегу в связке с Роком. А что делать-то? Нил так же не мог работать в полную силу... Надо было Сонро с собой тащить, нехрен ему зад просиживать в трюмах.
         -- Да ну? -- усмехнулась, не поверив. 
         -- Смотри сама! -- оскорбился он, бросая ручку тележки и, буквально мизинцами, быстро расстегнул пряжку ремня, стягивая штаны вместе с бельём и демонстрируя мне... В общем, натуральный цвет.
         -- Ну, зато мы все дружно убедились в том, что ты и сам в состоянии сходить в туалет, -- улыбнулась, продолжая движение. Сзади гневно засопели, хотя, вскоре, все это перекрыл задорный смех Нила, по достоинству оценившего демонстрацию и саму ситуацию в целом. Хорошо, что Барто догадался повернуться спиной к Року.
         На берегу нас уже ждали Нора и Говард, стоя рядом с полными корзинами. Рок, радостно завопив, бросил ручку и помчался к ним, подбегая к женщине и, порывисто обняв, скользнул к корзине, выуживая на свет спелое манго и тут же вгрызаясь в сочную мякоть. 
         -- Вкушняна! -- довольно отозвался он, напрочь игнорируя возмущенные вопли зеленоволосого, который остался в гордом одиночестве. 
          -- Я смотрю, у вас богатый улов, -- приветственно улыбнулась им, подходя ближе и, наконец-то, отпуская ручку. Лось, сволочь, явно рос специально для того, чтобы теперь у меня жестоко болела спина и ныли руки и ноги.
         -- Боги были благосклонны к нам, -- легко улыбнулась женщина. -- И, в вашу сторону они так же посмотрели.
         -- Да, повезло нам, -- хохотнул Нил, всё ещё не отошедший от выходки Барто. 
          
         
         Говорить о том, сколько сил и непечатных слов было задействовано, пока наша добыча была погружена на борт, а с нас сошло семь потов, можно было долго и со вкусом. Потому, к обнаруженному Говардом и Норой ручью с водой отправились Шура и Сонро, реквизировавшие наши тележки. 
         Я поспешно сбежала в трюм от лицезрения процесса разделки мяса и вообще освежёвания добычи. Одного взгляда на буквально поющие ножи в руках Норы хватило, чтобы ухватив корзины с фруктами, скрыться в прохладе помещения. 
         Остатка воды из бочек хватило на то, чтобы промыть все и уложить в холодильник со странной волшебной кнопочкой, после нажатия на которую, огромный агрегат начал гудеть и, как подобает каждому честному холодильнику, морозить. Удобная штука, однако. Нужно будет как-- нибудь разузнать о том, что же у него внутри его мозга. 
         Спустя минут десять, в помещение заглянул чем-то взволнованный Шура.
         -- Сонь, я там залежи хрусталя и кварца нашел, возможно, тебя это...
         -- Да! -- подпрыгнула на месте, перебивая его -- я уже давно облизывалась на оставшиеся камешки в моем мешочке, да только разум настойчиво твердил о том, что стоит повременить и не тратить их, не спускать в никуда без дела.
         -- Тогда идём, я укажу тебе направление, -- кивнул он. 
         Подмигнув Року, я рванула следом за мужчиной, и, выбежав наружу, поспешно отвернулась от вымазанной в крови женщины... Да там все успели вымазаться, чего стоил Сонро, со страдающим выражением на лице разрезающий мясо на куски, которые можно было бы положить на сковороду. Лишь один Нил сидел в стороне и что-то ласково бормотал своей четырёхлапой находке, которая уже очухалась и печально попискивала. Пипа, заинтересовавшись непонятным существом, крутилась рядом. 
         -- Нам нужен повар и срочно, -- покачала головой, глядя на бурые потеки на палубе. -- Не стоит всей команде заниматься подобным. 
         -- Сделаю заметку, -- Шура быстро пробежал взглядом по береговой линии, видимо, ища какие-то ориентиры. -- Вон, смотри: видишь ту высокую пальму? Иди к ней. Она как раз растет над озером, в которое впадает наш ручей. Стена, на которой образуется водопад, почти вся состоит из минерала. С тобой сходить?
         -- Нет, не стоит. Я фруктовик, да и винтовка со мной, как и маленький охранник, -- усмехнулась, и, взяв Рока за руку, устремилась к трапу. -- Чтобы к нашему возвращению уже успели пожарить достойную порцию мяса!
         -- Будет выполнено, капитан! -- донеслось вслед задорное. 
         Вот всё понять не могу, им реально по кайфу так меня называть, или просто издеваются?!
         Достичь озера оказалось не сложно -- шум льющейся воды был слышен издали, да и низко растущие мангровые деревья, корнями уходящие в озеро, так же служили прекрасным ориентиром. 
         -- Вон они, вон они, -- запрыгал на месте Рок, дергая меня за руку и указывая вперёд. -- Идём скорее!
         -- Уже спешу, -- слабо улыбнулась. Ну да, он же чудес ожидает, магии фруктовика. Что ж, а я просто жрать хочу. И я слышу то, как зовёт меня кварц и, что-то ещё, грозно поющее в ответ на молчаливый призыв. -- Обсидиан. 
         -- Что? -- удивленно повернул ко мне мордашку мальчик.
         -- Обсидиан. Это вулканическое стекло. Видишь вон ту большую гору вдалеке? Это вулкан, сейчас или потухший, или спящий. Судя по тому, какая тут почва и насколько густая трава -- он извергался не так уж и давно. Сотня лет максимум -- после такого вот природного бедствия, на поверхность выходит много полезных минералов, на которых впоследствии всходит множество растений.
         -- Ух ты! Ты так много знаешь! -- восторженный взгляд ребенка заставил меня незаметно поёжиться. Не особо и много, просто... Просто это знаю.
         -- Ладно. Как у тебя с пресной водой?
         -- В смысле?
         -- Ну, ты сын морского дьявола. Море солёное. А что на счёт пресной воды?
         -- Так же, -- кивнул он, жадно глядя в озеро.
         -- Тогда иди, искупайся, что ли, -- пожала плечами. -- Я тут надолго. Только если начнешь замерзать -- вылезай.
         -- Я не замерзну, -- он обезоруживающе улыбнулся. -- Морские демоны тысячелетиями жили на дне морском, а там очень холодно!
         -- Ну, тогда предостерегать тебя о том, чтобы ты не отплывал далеко от берега, явно не стоит, -- пробормотала и, под звонкий смех, повернулась к скале, хищно окидывая взглядом свой "шведский стол". 
         Позади меня раздались довольные визги и плеск воды. Даже стало немного завидно -- мне купания в глубоких водоёмах были теперь противопоказаны. 
         
         
         -- Ну как, успешно? -- лениво поинтересовался Дик, вполглаза наблюдая за тем, как я и Рок за обе щеки уплетаем лосятину. 
         -- Ага, не то слово, -- довольно отозвалась, чувствуя внутреннее удовлетворение от того, что теперь не испытывала голода по части стекляшек. -- Гляди, -- вытянув руку вперед, сотворила длинную спицу из черного стекла. -- Обсидиан! А ещё в наличие кварц и хороший хрусталь. 
         -- Ты выглядишь сытой, даже невзирая на то, что от тебя сейчас только что искры не летят по части поглощения мяса, -- усмехнулся он. Фыркнув в ответ, продолжила прерванное. -- Нил рассказал о том, что сообщил Бартоломео. Ветра тут нет, а течения, если и есть -- нам не сильно помогут. Так что, сейчас доедим и...
         -- На весла, -- понятливо кивнула, расслабленно откидываясь спиной на доски фальшборта. 
         -- Остальные уже отдохнули, так что, мы начнем первыми, -- Дик поднялся на ноги и, потянувшись, уверенно пошел по направлению к трюмам. 
         Оплывать архипелаг пришлось в течение получаса -- за весла я так и не взялась, не успела. Достигнув пролива по левому борту, корабль повернул, осторожно скользя посередине в надежде не напороться на подводные камни-скалы или не запутаться в корнях. Город открылся спустя ещё минут десять -- сначала показались редкие домишки, стоящие на сваях над водой. Потом пара маленьких причалов с несколькими лодками и, наконец, открывшееся из-за поворота огромное пространство с широким причалом и парой-тройкой кораблей, пришвартованных там же. Какие-то палатки торговцев, стоявших там же, прямо возле площадки для швартовки. Снующий туда-сюда люд, кидающий любопытные взгляды на наш корвет.
         Город, похоже, был не настолько и неприветлив, как пытался сообщить об этом Бартоломео. Во всяком случае, среди сновавших на берегу людей встречались и белые, обряженные в одежды торговцев, и черные, в каких-то набедренных повязках и с корзинами на головах. Были и дети, краснокожие как Нора, бегающие шумной толпой за каким-то подобием мяча.
         Жизнь в городе кипела, и нам предстояло в неё влиться, добавив разнообразия. Интересно, стоит ли мечтать о спокойствии? Глядя на расцветающие улыбки на лицах Нила и Бартоломео начинала понимать, что нет. Горбатого могила исправит. Чего стоила залитая стеклом застежка на капитанских часах.
  
  
  
   12. Эриния
  
   -- И с чем пожаловали наши бледнокожие братья? -- хитрый прищур тёмных глаз местного портового стража пробежался по нам и, что-то рассудив, остановился на Шуре, облокотившегося на фальшборт и с ленивой усмешкой наблюдающего за всеми манипуляциями аборигена.
   -- Торговля, -- Шура и бровью не повел, продолжая спокойно смотреть на него. Абориген же склонил голову набок, после обвел палубу корабля слегка удивленным взглядом.
   -- Не сильно вы, путники, похожи на торгующий люд, -- он вновь перевел взгляд на Шуру, теперь уже обличающий. -- Пушки, копья на стене -- но не товар. Если только не собой...
   -- А нам и не нужно выставлять все на показ прямо сейчас -- все в трюмах, -- пожал плечами мужчина, перебивая и пропуская неявное оскорбление мимо ушей. -- Милая, покажи ему то, чем мы торгуем, -- взгляды резко сошлись на мне, заставляя искать выход из ситуации в одиночку. Вот же, циркач, мать его.
   -- Одну минуту, -- кивнула и, быстро скрылась в трюме. На то, чтобы создать пару фигурок, много времени не ушло, и, выйдя обратно, с напускной осторожностью передала хрупкие творения аборигену, которого солнце выкрасило до цвета молочного шоколада.
   -- Ну как, стоит ли нам пытать счастья в ваших краях? -- изогнул бровь Шура, скрещивая руки на груди.
   -- Какая тонкая работа, -- абориген медлил с ответом, внимательно крутя в руках поделки. -- Не ошибусь я, если скажу, что это алмаз?
   -- Совершенно верно, -- согласно кивнула, становясь рядом с Шурой.
   -- Это Софи, мастер по изготовлению всего этого, -- указал на меня циркач. Говард с пристани прокричал, что наше судно пришвартовано, и мы можем спокойно сойти на берег.
   Я приветливо кивнула, наблюдая за аборигеном. Тот, наконец-то, перестал делать вид, что очень занят и, внимательно на меня посмотрев, кивнул, без всякого стеснения спрятав данные ему фигурки за пазуху.
   -- Располагайтесь, путники. Плата за причаливание и последующую торговлю получена, -- махнул он рукой, поворачиваясь к нам спиной и, добравшись до трапа, быстро спустился вниз.
   -- За одну такую безделушку можно получить около ста пятидесяти тысяч белли, -- проводив его взглядом, вздохнул Шура, отходя от перил, идущих на капитанский мостик и поворачиваясь в сторону трюма. -- И это без учета того, что именно представляет собой поделка -- чисто за материал. Вот же, пройдоха.
   Мда? А меня больше обеспокоил его оценивающий взгляд, которым по мне пробежался. Неприятно все это, ой, неприятно. Интересно, тут хоть где-то будет суша, на которой меня не будут поджидать неприятности, а? Сначала похищение, после бой в порту за Парящий, после боя с циркачами, после на море. Дайте пожить спокойно, а?
   -- Дайте мне прогуляться в город, и я поправлю здешнюю справедливость...
   -- Нет! -- рявкнули в два голоса я и Шура, заставляя Нила юркнуть обратно в трюм.
   -- Займись созданием всего этого, а я запрягу народ на продажу тигра и лося, -- вздохнул мужчина. -- Думаю, с вырученных денег можно будет накупить всё, что нужно для корабля и команды.
   -- Звучит масштабно, -- язвительно ухмыльнулась, развернувшись обратно к каютам. -- Я займу капитанскую, там создам. Есть предпочтения?
   -- Наряду с аборигенами, я вижу множество белых, в одеждах торговцев. Вот там, -- он указал на соседние с нами корабли, -- "Настурция" -- это транспортное судно. Судя по всему, они и их пассажиры сделали тут остановку, чтобы пополнить запасы провизии и размять ноги. Так что, у нас довольно-таки богатая публика. Во всех смыслах -- судно не из бедных. Такие любят что-то вычурное, блестящее и яркое.
   -- Я умею производить алмаз, хрусталь, обсидиан и ещё пару материалов, -- покачала головой. -- Легкий голубоватый оттенок, легкий розоватый, черный -- больше цветов у меня нет. Прозрачный, конечно же, ещё, -- почесала в затылке. -- Да и стоит учитывать то, что за мою голову назначена награда -- даже если и птицы-почтальоны сюда не долетают, то корабли новости привозят. Все может плохо кончиться.
   -- Если ты считаешь, что тут будут гонения, то жестоко ошибаешься. Хотя, для дуры это нормально, -- лениво проговорил Барто, появляясь со стороны камбуза. -- Им плевать на то, кто ты, пока платишь за постой и не нарушаешь покой и порядок.
   -- Это внушает оптимизм, -- фыркнула, открывая дверь.
   -- Эй, сними с меня это! -- грубо раздалось позади. -- Сними и разойдемся!
   -- Предлагаешь тебе поверить? -- чуть повернула к нему голову.
   -- Ты всё ещё жива, ду-ра, -- насмешливо протянул он. Ещё раз фыркнув, я шагнула внутрь коридора, направляясь к каюте. -- Я глава мафиозной группировки. Думаешь, я не смогу тебя пришить и без своей способности? Какая-то сопливая девчонка, возомнившая себя пиратским капитаном. Да у тебя из всего имеющегося есть только корабль -- команда просто сброд, не приспособленный к жизни в море! -- парень отказался сдаваться, продолжая преследовать.
   -- Но мы все ещё живы -- удивительно, нет? -- вскинула бровь, поворачиваясь к нему и чувствуя, что начинаю закипать. -- Барто, может мы и сброд, но мы, хотя бы, не бьем друг друга в спину, как это принято у ваших семей. Мы не боимся того, что поутру в чае встретим мышьяк...
   -- Да откуда ты вообще можешь что-то знать?! -- вспылил он, перебивая меня.
   -- Я знаю и, гораздо больше, чем ты хотел бы, -- быстро шагнув к нему, мрачно посмотрела в глаза. -- Заткнись свой поганый рот, ты, маленький гнусный паразит, и сиди тихо в своём углу. Если понадобишься -- позову. И, когда я решу, что пора пришла -- я сниму с тебя оковы.
   Пройдя за дверь капитанской каюты, поморщилась -- пыль, естественно никуда не делась. Только мои следы от ног дополнили общую картину ещё с прошлого раза. Создав пару столов на тонких ножках и стул, приступила к основной работе, с удобством устраиваясь в последнем. Птички, звери, какие-то талисманы по типу рунического солнца -- было не трудно, скорее скучно. Подозрительно молчащий Барто скользнул в комнату и с ногами уселся на кровати, тихо наблюдая за процессом.
   Дальше пришлось придумывать что-то более масштабное и динамичное. Пара клинков, декоративных, с рукоятками в виде каких-то диковинных животных -- сама не знаю, кого изобразила. Дальше пришлось вспомнить о женской аудитории -- сережки, браслетики, колечки и всё в том ключе, заканчивая несколькими стеклянными спицами с цветами на концах -- волосы скреплять.
   -- А тебе пойдут, -- неожиданно тихо проговорил парень, о чьём присутствии я и забыла.
   -- А? Ты о чём? -- непонимающе повернулась к нему.
   -- Эти украшения для волос, -- он кивнул на спицы, сложенные на углу стола. -- Скрепи -- будет красиво. И, как оружие сможешь использовать и как реклама вашего товара.
   -- А с чего это ты такой добрый вдруг стал? -- нахмурилась.
   -- Я вижу то, что красиво, ду... -- он прервался на полуслове, после цыкнул и откинулся на подушку, поворачиваясь ко мне спиной. -- А, пофиг.
   -- Хорошо, я оценила твой жест доброй воли, -- усмехнулась. В чем-то он прав: лучше носить уже готовый материал с собой, чем на виду создавать что-то. Слишком уж хорошо я помню то, как относятся к фруктовикам на чёрном рынке -- а я, всё же, слабая девушка, даже со всеми своими умениями. С винтовкой в узком переулке не развернуться, а ногами махать, там же, долго не получится.
   Спустя пол часа на свет появился огромный замок с множеством башен, переходов и украшений. К счастью, тех цветов, которыми я располагала, оказалось достаточно, чтобы готовый продукт выглядел красиво.
   -- Барто, как думаешь: если я создам несколько пар обуви, их купят? Вернее, не так: девушки действительно будут в них ходить? -- весело прищурилась, между делом доставая сигарету из пачки и прикуривая. Умоталась я, созидая. Накладно быть творцом, очень даже накладно...
   -- Ясен хрен, что будут, -- засмеялся он. -- О, они очко порвут ради того, чтобы казаться не такими!
   -- Значит, как издевательство над другими проканает, -- довольно кивнула, примериваясь к своей ноге и на проверку создавая пару батильонов.
   Скоро мир получит множество Золушек в алмазных башмачках, украшенных всем чем можно. Не, ну не могу же я хрустальные им дать, которые после первого же шага развалятся? Нет, я не откажу себе в удовольствии поиздеваться над человечеством.
   -- У тебя жестокое чувство юмора, -- Шура задумчиво выгнул бровь, когда Говард и Сонро помогли мне вынести столы с украшениями на палубу. Замку пришлось нарастить колесики и докатить до ступеней в коридор, где его обвязали веревками и поставили на, с трудом найденную в трюмах, доску, и уже так донесли. Шура, рассудив, что торговать на пристани, где полно других торговцев, и, что возможнее, воришек, будет глупо, решил организовать пункт продажи прямо на палубе корабля.
   -- Ну, какое есть. -- Пожала плечами, с улыбкой наблюдая за тем, как Нил, почесывая рукой в затылке, в другой вертит туфельку.
   -- Ладно, тут товара на круглую сумму -- нужно начинать сейчас, пока судно с туристами не отплыло, -- мужчина потер ладони, окидывая взглядом пристань. -- Сонро! Давай, зазывай клиентуру!
   -- Уже бегу! -- откликнулся тот, осторожно устанавливая бутылку с какой-то непонятной фиговиной внутри. Какие-то веточки с цветами, камни, пара моих поделок -- бутылки были прекрасны для декора.
   Шура так же умелся куда-то к фальшборту, отдавая какие-то приказы Говарду. Покрутив головой по сторонам, и отмечая других членов команды, нахмурилась.
   -- Рок! Нил! -- воришка же только что тут был!
   Тишина. На вопросительный взгляд, адресованный Норе, получила лишь пожатие плечами.
   -- Да умелись твои придурки, пока вы клювами щелкали, -- Барто, широко зевая, неслышно возник за плечом, сонным взглядом окидывая обустроенную палубу. -- Свалили по канату и удрали в город.
   -- Твою ж... -- поразилась я, запуская руки в волосы. -- Да когда же они успели?! Ты почему не сказал?! -- резко повернувшись к парню, ухватила его за грудки, притягивая к себе.
   -- А откуда я знал, что им нельзя лыжи делать? -- тот выставил перед собой ладони, пытаясь оградиться. -- Эй, дамочка, остынь! Ну что с ними может произойти?
   -- Один из них клептоман, а другой маленький ребенок, который всю свою жизнь прожил как загнанный зверь! -- оттолкнула его. -- Это чужой город, чужая культура! О, боги, да как так можно-то?! Пипа!
   Опять тишина. Да что ж за день такой-то?!
   -- Идём, рохля, поищем твоих спиногрызов, -- пренебрежительно фыркнул парень, утягивая меня к трапу. -- Эй, я с вашей капитаншей прогуляюсь по острову. Глянем Лог Посы и обстановку разведаем.
   Народ особо не отреагировал, лишь махнул руками, благословляя на поход. Неуверенно оглянувшись в сторону трюма с оставленным в нём оружием, быстро создала пару спиц и, по недавнему настоянию Барто, заколола волосы. Легкий ветерок сразу же лизнул оголившуюся шею, приятно щекоча. Сонро уже вовсю бегал по причалу и громко объявлял о нашем присутствии и начале торговли, показывая несколько фигурок прихваченных с корабля. Судя по тому, как заинтересованно потянулся в его сторону народ -- клиентура уже нашлась.
   -- Задам интересный вопрос: чем платить будем? -- нервно оглядываясь вокруг и шарахаясь от широких улыбок темнокожих продавцов, поинтересовалась у парня, засунувшего руки в карманы брюк и спокойно идущего впереди.
   -- Ты создаешь множество всякой драгоценной фигни и реально не можешь решить о том, чем платить, э? -- в пол оборота проговорил тот, вскидывая зелёную бровь.
   -- Ну, не могу же я вот так вот просто взять и... -- мне в руки упал мешочек на завязках, заставляя прерваться и перестать краснеть.
   -- При правильном использовании, ты -- просто мечта идиота, -- покачал тот головой, хватая меня за руку и притягивая к себе. -- Ещё и недалекая.
   -- Перестань меня унижать! -- возмутилась, поворачиваясь к нему лицом и, после того как меня обняли, уткнувшись носом ему в татуировку и подняв руки на уровень груди, начала ссыпать появляющиеся маленькие бриллианты в мешочек.
   -- Заслуживаешь, -- тот почти неощутимо пожал плечами. -- Скоро ты там?
   -- Ну, половина уже есть, -- проверила содержимое, взвешивая в руке.
   -- Этого достаточно, -- он отстранился, тут же отбирая мешочек. -- Пусть у меня побудут -- так надежнее.
   -- Барто... -- прищурилась, глядя на то, как он беззаботно насвистывая, продолжает идти. -- На твоих пальцах не хрусталь и не алмаз -- я не знаю, что это, но оно очень крепкое. Ты не сможешь снять это при помощи местных приспособлений. Куда же ты денешься? Хотя... С той суммой, что у тебя в кошеле... Место на "Настурции" купить можно будет.
   -- Зачем мне это корыто с кучей придурков, если я могу заиметь ваш корабль, почти без усилий? -- тот пожал плечами, не поворачиваясь ко мне.
   -- Ну-ну, -- пренебрежительно отозвалась, провожая взглядом лоток с инжиром. -- Один ты с ним не справишься, даже не отчалишь. Можешь попытаться набрать тут команду, но я как-то не верю в то, что они тебя в первую же ночь не выкинут за борт. Как ты вообще оказался тут? Они сказали, что ты из обычного мира, где нет этих проблем с островами, а Морской Король -- чудо. Как же ты оказался в этой части моря?
   -- Мужик сказал -- мужик сделал, -- пробурчав, он остановился возле прилавка с непонятными браслетами, придирчиво окидывая их взглядом. А я такой как-то у Нила однажды отняла -- Бан потом даже поблагодарил.
   -- Напился или проспорил -- одно из двух, -- уверенно кивнула, становясь рядом. -- Разбираешься в них?
   -- Доводилось, -- тот наклонился вперед, мрачно глядя на торговца, который начал расхваливать свой товар на жутко ломаном языке. -- Заткнись и дай работающий. Живо, или пожалеешь, -- невзначай отдернутая пола плаща оголила кинжал на поясе.
   Мне осталось лишь нахмуриться -- оружие мы изъяли ещё в начале знакомства. Откуда он его взял?
   Расплатился он с торговцем быстро, после чего, сунув полученный ремешок со сферой, со стрелками внутри, в карман, направился дальше.
   -- Эй, нужно искать детей, а не разгуливать по рынку! -- спустя десять минут блужданий сквозь ряды, не выдержала я. От обилия полуголых тел и местной речи начинало мутить -- некоторый фразы, казалось, были даже понятны: я раньше знала много языков, и активно пользовалась ими по своей работе, из-за чего не забывала. А может, это просто казалось и на самом деле те двое мужчин, одетых лишь в какое-то подобие шорт, деле говорили не о продаже живого товара для путников, а мило беседовали о состоянии здоровья их семей...
   -- Мы ищем, -- отмахнулся парень, хмуро глядя на тех же мужчин. -- Только, похоже, что и нас ищут. Правда не те, и не для того, чтобы угостить кружечкой пива.
   -- Ты понимаешь то, о чем они говорят? -- удивилась, цепляя его под локоть, чтобы хоть как-то угнаться следом и не потеряться.
   -- Понимаю? -- он удивленно посмотрел на меня, но руку не выдернул. -- Да хрен его знает, что они там перетирают -- в этом чириканье шиш поймешь хоть что-то. Нет, тут все более понятно -- свой мир и свои порядки. И, кажется, этот мир начинает на нас охоту. Шевели задницей!
   Повторять лишний раз не пришлось -- я и сама успела заметить нескольких человек, которые явно не просто так шли в том же направлении, что и мы. Если бы не строгие черные костюмы, дико смотрящиеся в данной местности -- сразу бы и не заметила. Пара поворотов в одну сторону, ещё несколько в другую -- я уже и сама умудрилась сломать мозги, запутавшись в пересечении улочек.
   -- Нам лучше вернуться на корабль, -- пропыхтела, на очередном повороте чуть не снося опорный столб у дома. А что делать-то? Я уже, кажется, заикалась о том, что не в особых ладах со своим телом...
   -- Да, это будет лучшим решением, -- кивнул он. -- Лучше оставим этих двоих -- больших спасем.
   -- Нет, что ты! Я не об этом! -- воскликнула, тут же озираясь по сторонам: мы выбрали какой-то угол между двух домов, где никого не было. -- Я о том, чтобы предупредить всех!
   -- И сбежать, -- равнодушно пожал он плечами. -- Если ты не снимешь с меня эту дрянь -- у нас будут проблемы.
   -- Разобраться с парой мужиков проще, чем сладить с твоим барьером, -- пробурчала под нос, ежась от холодного взгляда.
   -- Сзади! -- рявкнул он, вызывая желание присесть, а после, принося понимание того, что я единственная, кто может дать сдачи в этой ситуации.
   В результате на землю рухнул сваленный подножкой Барто, а я, покрывшись стеклянной коркой, плечом блокировала удар коротким ножом, и, шипя от боли -- синяк точно останется, шагнула на встречу двум мужчинам с кастетами, быстро выхватывая спицы-палочки из волос.
   Будто вы мне противники.
   -- А ты быстрая, -- уважительно раздалось с его стороны, когда на землю рухнуло два тела с проколотыми глотками. -- Знаешь, что мне в тебе нравится?
   -- Ну, давай, послушаю, -- мрачно отозвалась, быстро обыскивая трупы и натыкаясь на одинаковые татуировки. Череп с синими сапфирами вместо глаз -- вон, какой яркий цвет. А мне нравится. Даже очень.
   -- Ты сначала делаешь, а только потом спрашиваешь! -- довольно отозвался он. -- Ну что ты на них так смотришь? Они явно из тех же, что и я. Только сошки, в отличие от меня, -- Барто гордо засунул руки в карманы, нагибаясь над поверженным телом. -- Нужно искать того, кто, не скрываясь, носит такой же знак. Он главарь.
   -- Личный опыт? -- усмехнулась, вставая с корточек. -- Уходим отсюда.
   -- Может и личный, -- отвернулся он, задумчиво рассматривая проулок, из которого они пришли. -- Идём подальше отсюда. Возвращаться обратно той же дорогой нельзя -- заметут за чистую душу. Идём в обход.
   Не признать его правоту я не смогла -- осторожно двинулась следом, по-новому заколов волосы и набросив капюшон на голову. Без винтовки, я начала чувствовать себя будто голой, практически болезненно поводя плечом, на котором обычно носила ремень с оружием. Бартоломео мастерски кружил по городку, без знания его строения умудряясь обходить все важные пункты и постоянно оказываясь в тени домов. Вот уж, действительно глава какой-то там мафиозной шайки -- вон, как мастерски сливается с ветошью.
   С приближением к окраинам, домики стали становиться все беднее и беднее, народ, который встречался на пути, так же не мог похвастаться состоянием. Чуть дальше виднелся лес, знаменуя конец человеческому поселению.
   -- Ну, и куда дальше? -- оглянувшись по сторонам, поинтересовалась у Барто, окидывающего окружающее нас ленивым взглядом. Люди, которые до этого встречались, теперь и вовсе исчезли из виду -- вероятнее всего те, кто промышлял рыбалкой, отправились на вечернюю охоту, а те, кто был наземным охотником -- ещё не вернулись. Иного объяснения я не видела -- те, кто был на рынке, явно жили ближе к центру города. Здесь же, судя по лачугам, селился бедный люд.
   -- А я откуда знаю? -- тот невозмутимо пожал плечами, позже обличающе ткнул в меня пальцем. -- Говорил же: нужно на корабль. Слушать надо было!
   -- Эй, да в тебе логики как воздушном шарике, -- изумилась я. -- Ты меня сам сюда привел, сказав, что возвращаться нужно в обход!
   -- Это кто тут воздушный шар, ты -- скелет в куртке! -- набычился он, склоняясь ко мне. -- Ка-пи-тан? -- издевательски протянул он, скорчив издевательскую мину.
   -- Ты ведешь себя как малолетка, -- скрестила руки на груди, мрачно глядя в ответ.
   -- А ты ею и являешься! -- мне был явлен язык. -- Плоскодонка, да ещё и в пиратские капитаны подалась.
   -- Я не... -- задохнулась от возмущения, не зная, на что именно возразить в первую очередь. -- Да я вообще в море не просилась, к твоему сведению! Меня похитили, а потом пришлось подстраиваться!
   -- Ой, как мы запели, -- закривлялся тот. -- Украли нас, посягнули на честь девичью...
   -- Ну ты гад, -- онемела я, круглыми глазами глядя на довольную морду напротив.
   -- Простите, вы сказали "Пиратский капитан"? -- неожиданно раздалось за спиной у Барто.
   -- Ну сказали, и чё? -- с презрительной миной повернулся в ту сторону он, после выпрямился. -- Чё надо, отброс?
   Я удивленно высунула нос из-за него, рассматривая загорелого паренька в серой майке и таких же серых штанах и вьетнамках. Жилистый, высокий -- выше меня где-то на пол головы, с темными волосами и голубыми глазами, лет двадцати на вид. И, совсем не похожий на здешний люд.
   -- Да я это... -- замялся тот под таким напором, растерявшись.
   -- Ну и этай! -- цыкнул на него Барто, презрительно сплевывая под ноги. -- Потопали, капитанша.
   -- Эй, не командуй! -- уперлась я, после повернулась к парню. -- Что ты хотел?
   -- Так это вы капитан? -- изумился тот, широко открытыми глазами рассматривая меня.
   -- Эй, Барто, постой -- я с тобой, -- мрачно посмотрев на парня, окликнула фруктовика, разворачиваясь в его сторону.
   -- Нет-нет! -- вскинул тот руки. -- Простите, леди, просто неожиданно как-то!
   -- Что хотел? -- мрачно сверкнула глазами, поправляя капюшон. Спицы в волосах немного давили, но в то же время надежно фиксировали ткань на голове, не давая той слететь во время ходьбы.
   -- В команду! -- вытянулся тот. -- Я хочу в команду!
   -- Не набираю людей, -- покривила душой, -- топай в Дозор, там рекрутам всегда рады.
   И, оставив его за спиной, поспешила к Барто, маячившего уже где-то вдали.
   -- Нет, леди, стойте! -- парень попался упертый, и отставать от меня не захотел. Спустя несколько секунд к нему добавилось ещё несколько человек, теперь уже гуськом преследуя меня.
   -- Так, стоп машина! -- резко затормозив и развернувшись к ним, рявкнула я. -- А ну перестали меня преследовать! Увижу рядом -- прибью!
   -- Но, леди, хотя бы выслушайте нас! -- отозвался кто-то из них. Пятеро, с одинаковым загаром и одинаковой решительностью в глазах.
   -- Минута. Время пошло, -- вяло скомандовала, демонстративно засекая время на часах и доставая сигареты и зажигалку. Народ, почтительно подождав, пока я закурю, потолкал друг друга локтями, выпихивая вперед -- самого старшего на вид. Мужчина, лет под тридцать, смерил меня серьезным взглядом и, поправив повязанный на голой шее серый, как и вся их одежда, платок, откашлялся.
   -- Леди капитан, мы -- пираты, которые в результате переворота на корабле были высажены на этой суше в наказание для нас и назидание для оставшихся товарищей по команде. Хотя, не товарищи они нам, псы смердящие. Простите! -- и, видя полное отсутствие интереса в моих глазах, он поспешно продолжил. -- Прошу, не судите нас сразу!
   -- Время ещё двадцать секунд, я слушаю, -- равнодушно пожала плечами, выдыхая дым.
   -- Наш капитан был стар и серьезно заболел. Один из наших товарищей, объединившись с ещё несколькими, организовали бунт и убили его, а нас, как несогласных, сослали сюда на сушу, отбывать конец жизни сухопутными крысами -- нас не возьмут в другие команды, потому что мы -- меченные, -- он торопливо показал какую-то непонятную зарубку на шее под платком, после таким же речитативом, что и до этого, продолжил. -- Но, мы не теряем надежды. Леди, прошу вас -- мы будем служить верой и правдой! Только дозвольте нам идти под вашим флагом в море! Нашим душам ничего, кроме воли под соленым ветром и команды верной и не нужно!
   -- Время, -- стряхнув пепел в сторону, перебила его. Он покорно затих, глядя на меня с надеждой. Барто, все же проявивший любопытство, но, явно старающийся его скрыть, молчаливой статуей замер рядом со мной, лениво рассматривая окружающую нас действительность. Та не могла порадовать глаза: ближайший развалившийся домик, из глины и частично веток, показывал сквозь дыры часть лежанки из соломы, прямо на полу, и какое-то подобие столика рядом. Сами строения, если их вообще можно было так назвать, находились на удалении друг от друга, разделяясь высокой травой, и каким-то мусором, сквозь который та активно прорастала. Тут тебе и колеса от телег, и разбитые черепки посуды, и просто наваленные ветки.
   -- Леди? -- из раздумий меня вывел робкий голос и, что лучше сработало, легкий удар локтем по спине. Барто, правда, тут же зашипел, так как куртка изнутри была из алмаза, прибавляя в весе, но, вместе с этим, давая мне хорошую защиту для спины.
   -- Зачем мне брать вас к себе в команду, если вы одного больного старика не смогли защитить? -- сделала затяжку, задумчиво глядя на выдыхаемый дым. -- Толку-то с вас после этого. И вообще, если вы пираты и знакомы с такой жизнью, какого черта сразу всю правду выложили? Неужели, ко всему прочему, ещё и идиоты?
   -- Я уже говорил, -- протянул Барто. -- Идем, тут тоска заест, если останемся ещё на пару минут.
   -- Твоя правда, идём, -- согласно кивнула, щелчком отправляя окурок в сторону. -- Нет смысла тратить время.
   -- Ты! -- взорвался кто-то позади, нагоняя и дергая на себя. -- Мы не собираемся каждый раз унижаться! Хватит! Мы хотим дом! Хотим в море! Что, раз не смогли и всё -- крест на нас?! Не защитили, потому что не ожидали удара от своих! Сказали правду, потому что честны хотим быть с самого начала! Да, пираты, да -- идиоты, раз доверились в тот раз! Но...
   -- Руку убрал, -- тихо проговорила, зло глядя в его глаза. Тот самый парень, что и в самом начале. Тихий приказ исполнили мгновенно, а сам он испуганно отступил назад, побледнев.
   -- У меня украли ребенка и друга. Сможете помочь мне с их поиском и спасением -- вы приняты. Пусть это будет вашим тестом на профпригодность.
   -- Намучаешься ты ещё с ними, -- уныло раздалось позади. -- Вот же, нудота...
   -- Если кого-то тут похитили, то нужно идти к Мавру, -- отозвался мужчина с густой, черной бородой. Да и вообще, он тут был самым необычным: шерстистый, низенький, круглый. -- Мавр -- это глава здешней банды и, по совместительству, исполняющий обязанности городского смотрителя. Наш архипелаг не входит в состав Мирового Правительства, а потому он тут всем заправляет.
   -- Ребенка отдаст? -- помрачнела я.
   -- Нет, -- мотнул тот головой. -- Педофил-с, однако.
   -- Чё?! -- вылупила глаза, с надеждой и активной верой в то, что мне послышалось.
   -- Ага, я тоже это услышал, -- тон голоса Барто заставил удивиться. Разозлился? -- Я передумал -- я в игре. Моя честь главы мафиозной группировки не дает мне пройти мимо. Даже у нас есть свои законы!
   -- Будто насилие сильного над слабым не ваш обычный метод, -- скривилась, пытаясь словить хоть одну корректную мысль за хвост. Хотелось рвать и метать, бежать и убивать.
   -- Замолчи, глупая баба!.. -- Бартоломео согнулся в три погибели, схватившись за живот, а я, потирая кулак, мрачно уставилась на меченых пиратов.
   -- Оружие есть? Впрочем, мне без дела. Отведите меня туда, -- мрачно сощурилась, стараясь угомонить гнев в груди. -- Ты, не знаю кто, -- ткнула пальцем в рыжего мужика, стоящего позади всех. -- Иди в порт и сообщи на корвет, на котором устроен торг драгоценностями, что Софи идёт воевать против здешнего режима. Пусть берут колюще-режущие и стреляющие, и готовятся захватывать порт и окрестности.
   -- Ты чё, решила вообще все захавать? -- удивленно поинтересовался Барто. -- Не лопнешь?
   -- Ломать не строить, -- ощерилась в мрачной улыбке. -- Что они могут сделать со вторым пленником? Парню семнадцать лет.
   -- На продажу, что же ещё, -- пожал плечами старший. -- Мальчика, как наиграется, тоже туда отправит.
   -- Ребенку восемь! -- рявкнула я. -- Восемь!
   -- Успокойся, а? Всех ворон перепугаешь, -- мне на плечо легла рука, чуть сжимая. -- Эй, лобстер, не забудь им всю обстановку на острове детально объяснить!
   -- Да хватит уже всех подряд унижать, -- повернулась к нему, провожая взглядом побежавшего мужика. -- Идём! И вообще, какие тут вороны? Какаду -- да, ещё возможно... -- задумчиво пробурчала, устремляясь следом за оставшейся четверкой. Оружие у них, кстати, нашлось, и не мало. Это дало ещё один повод задуматься о чистоте их помыслов. Что ж, если они подставные -- убью.
  
  
   До нужного нам места, находящегося немного в стороне от самого города, добрались за пол часа -- пираты знали местность хорошо и быстро довели нас, избежав столкновений с местной шушерой. Большой дом из белого камня выглядел крайне негостеприимно, больше напоминая бункер или тюрьму строгого режима, разве что не было заборов или ворот -- лишь какие-то цветущие кустики под окнами.
   -- Мы знаем почти всех его шестерок, -- прошептал Рон -- старший.
   -- А почему сами не среди них? -- скосил на него глаза Барто, пока мы все дружно выглядывали из-за деревьев позади здания.
   -- Трое наших у него служат, суки, -- сплюнул Мак -- тот самый колобок.
   -- По-моему, они выбрали правильное направление, с учетом условий, -- почесала в затылке. -- Служат сильному и, скорее всего, живут припеваючи, в отличие от вас.
   -- Жопу они ему подставляют, -- поморщился Михель, тот самый паренек, что первым к нам вышел.
   -- Ну, приоритеты слегка сдвинулись, но, всё же -- мафия лидирует, -- пожала плечами. -- На кораблях в море и не такое...
   -- Лучше молчи, -- уныло выдохнул Барто, из-за соседнего дерева, перебивая. Пожав плечами, я вновь уставилась на здание, подсчитывая окна и ища охрану. -- Каков план действий?
   -- Ну, уже вечер, -- отозвался молчащий до этого Гриша. Имя навевало воспоминания... -- Можем дождаться ночи и темноты, и под покровом прокрасться внутрь...
   -- И застать милую картину того, как этот ваш Мавр развлекается с новой жертвой? -- Барто был сама любезность.
   -- Теперь уже ты помолчи, дурень, -- цыкнул на него Рон. -- Софи же сейчас прямо так, на таран пойдет.
   -- Она капитан, ей положено мозги хоть какие-то иметь, -- отмахнулся он, пристально наблюдая за тем, как у перил веранды появляется какой-то человек, вероятно охранник, и, окинув взглядом окружающий пейзаж, скрывается вновь. Я с трудом сдержала зашкаливающие эмоции, действительно чуть не сорвавшись с места.
   -- Михель, Гриша -- прикрывайте тылы. Я не верю, что охрана только в доме, -- повернулась к ним, кивая себе за спину. -- Скорее всего, есть и наружный патруль.
   -- Есть! -- быстро шепнули те и скользнули в гущу леса.
   -- Рон, у вас как, с подготовкой? -- прищурилась, опять отмечая того же охранника.
   -- Мы из старой закалки и не один десяток лет Гранд Лаин бороздили. Они, конечно, помоложе будут, но я им доверяю как себе, -- Рон уверенно качнул головой. -- Дело свое знают, можете не беспокоиться.
   -- Хорошо. Что в той части, где постоянно охранник показывается, знаете?
   -- Ну, мы были в здании лишь раз, -- он неопределенно качнул головой. -- Кажется, там приёмная.
   -- Ладно, на месте разберусь, -- уверенно кивнула. -- Барто, мы идём в открытую!
   -- Еб...сь? -- удивился тот, проглотив середину слова.
   -- Причем тут это? -- нахмурилась. -- Я же торговец драгоценностями! У тебя мешочек с бриллиантами, причем, все как на подбор -- идеальные.
   -- А, толкнуть хочешь? -- тут же прищурился он, раздвигая губы в хищной улыбке и полностью показывая острые клыки. -- Дело говоришь, и то верно -- прикрытие хорошее.
   -- Знаю, -- уверенно кивнула. -- Мы пройдем внутрь официально. Почему-то я уверена, что портовой смотритель уже сообщил о том, что это я мастер резки по драгоценным камням. А значит, могу представлять хоть какой-то интерес.
   -- Портовой? Никак Уррау, -- усмехнулся Рон. -- Он один из прихвостней Мавра -- докладывает обо всех кораблях, что приходят к нам в порт. Тут даже сомневаться не стоит: все, кто нужно -- в курсе. Леди, пока вы будете на парадном входе, мы сможем пробраться незамеченными с бокового хода, -- уверенно кивнул Мак. -- Когда-то уже ходили через тот ход -- дело было.
   Я нахмурилась, встречая такое заявление: пробираться в чей-то дом, с учетом того, что у них тут охрана неплохая... Мне до тошноты начинает не нравиться вся эта ситуация.
   -- Хорошо, разделяемся, -- кивнула, и, скользнув обратно в лес, пошла в обход здания, к главному входу.
   Барто поспешил следом, ругаясь сквозь зубы каждый раз, когда цеплялся ногами за корешки или очередная ветка цепляла полы его плаща, грозясь вырвать клочок ткани.
   -- Что скажешь на счёт меченых? -- повернулась к нему, устав слушать тихое шипение. Будто мне было легче идти. Барто же предпочел драматизировать, особенно когда какая-то ветка запуталась у него в волосах, растрепывая высокую прическу.
   -- Не верю я им, -- он попытался придать волосам то же положение, что и при нашем знакомстве, пытаясь вновь зачесать их на манер хохолка. Увы -- зеленые локоны больше не хотели стоять дыбом, непослушными прядями падая на плечи. -- Мутные типы, косящие под дурачков.
   -- То есть, стоит полагаться только на себя, -- почесала в затылке. -- Так, ладно: приводим себя в должный вид, -- со вздохом повернулась к нему, быстро доставая застрявшие листья у него из волос. -- Ты любитель носить мусор в голове.
   -- На себя посмотри, -- фыркну он, демонстративно извлекая у меня из челки какую-то букашку. -- Поспешим, -- буркнул, разворачиваясь и быстро шагая в сторону особняка.
   О, а покраснел чего?
   На входе никого не было и, напрасно постучав и постояв перед дверью, мы вошли внутрь, осторожно озираясь по сторонам.
   -- Эй, а где все? -- неуверенно покрутила головой по сторонам, рассматривая холодный камень серых стен, украшенных какими-то картинами с пейзажем.
   -- Дальше по курсу, скорее всего, -- пожал он плечами. Делать нечего -- мы прошли дальше, подходя к массивным каменным ступеням на второй этаж и, наконец-то, встречая охрану в виде двух амбалов.
   -- Куда прёте, -- демонстративно положив руку на пояс с оружием, набычились они.
   -- Торговля драгоценностями, -- вышла вперед. -- Хотим выразить своё почтение главе архипелага.
   -- Мы должны вас обыскать, -- не меняя интонаций в голосе, оба шагнули вперед. Без вопросов подняв руки на уровень лица, позволила одному из них провести обыск, и, ничем себя не скомпрометировав -- даже спицы из рукава исчезли, и куртка стала самой обычной, прошла проверку.
   -- Получите на выходе, -- грубо раздалось из-за спины и, дождавшись зло сверкающего глазами Барто, поспешно утянула его на второй этаж.
   -- Мой кинжал, -- тихо прорычал он, вырываясь из захвата и одергивая плащ. Мне оставалось лишь примирительно улыбнуться, пожимая плечами -- смирись. Барто зло оскалился, демонстративно хрустя пальцами, на которых не было оков.
   Второй этаж встретил нас тишиной и пустотой.
   -- Ау, хозяева, тут есть кто? -- Неуверенно позвала, рассматривая длинный коридор и неуверенно оглядываясь к секьюрити, оставшихся внизу. -- Заходи и выноси что хочешь...
   -- Попахивает западнёй, -- мрачно протянул Барто, спокойно идя впереди. -- Тут дверь -- зайдем?
   -- Будто есть выбор, -- пожала плечами, хватаясь за ручку на створке и толкая ту внутрь. Дверь не поддалась, даже не скрипнула. -- Заперто.
   -- Дура, -- обреченно раздалось в ответ и, без всякой натуги, парень открыл соседнюю. На себя. Я опять густо покраснела и поспешила войти внутрь.
   -- Извините за вторжение, мы...-- начала было я, заметив внутри людей.
   -- Пришли навалять вам по первое число, ублюдки, -- Бартоломео, в отличие от меня, тормозить не стал, четко и ясно давая понять собравшимся то, зачем мы пришли. Я же, замерев подобно статуе, могла видеть лишь одно: Рок.
   Мальчик, сидя на корточках и обняв колени, смотрел невидящим взглядом перед собой, чуть раскачиваясь. В клетке, поставленной на пол.
   В клетке.
   -- А я вам говорил: она придёт, -- довольно выдал Нил, прислоненный к стене и замотанный какими-то веревками. -- И будет о-очень недовольна.
   Я лишь молча сняла с тут же заулыбавшегося Бартоломео оковы, одновременно с этим посылая неслышный для живых созданий зов драгоценным камням, приказывая откликнуться и помочь мне.
   Большой зал, в котором ярко горел свет в огромной люстре на потолке, был уставлен богато отделанной мебелью. Картины на стенах, в рамах, украшенных явно не цветным стеклом. Высокий ворс ковра полностью белого цвета, в котором тонули ноги в ботинках. Огромное окно впереди, а прямо перед ним, в окружении пары десятков мужчин в костюмах, огромное кресло, обвитое золотом и, как и остальная мебель, украшенное множеством каменьев. Только в нем, наверное из-за важности персоны, сидящей в мягком нутре, камни были в большинстве своем пронзительно синего цвета.
   -- Ты сказал, самый главный будет носить самое заметное клеймо, -- кивнула в ту сторону. -- А трон в счёт?
   -- А то! -- широко Барто демонстративно размял шею. -- Ну чё, погнали?
   Мавр, до этого с самодовольной усмешкой сидевший в своем кресле, в окружении головорезов и с каким-то смазливым пареньком у ног, презрительно выгнул бровь дугой. Не толстый и не тощий, а самый обыкновенный белый, со светлыми волосами мужчина, может, с немного большим пузиком, чем для того, чтобы его фигуру можно было бы считать красивой. Разве только какая-то тошнотворная энергия шла с его стороны, заставляя морщить нос. Та, которая даёт безошибочно опознать перед собой человека с гнусными предпочтениями в плане секса. За много лет работы я научилась таких распознавать, хоть геи в современном обществе моего мира почти сошли за норму.
   -- Тощая девчонка и какой-то модник? Вы смеете смеяться надо мной? Надо мной, великим Мавром? -- он засмеялся сам, вероятно планируя преуспеть в этом деле.
   -- Какое самомнение, блин, -- скривился Барто, демонстративно разминая пальцы. -- Ну, кого тут первым превратить в тонкий лист бумаги?
   -- Заткнись, червяк! -- вперед вышел один из собравшихся охранников. Как все -- в костюме, гладко выбритый и с огромной пушкой на поясе. -- Великий Мавр -- будущий король мира! Он тот, кто из тени правит подпольным миром, тот, кто лучше Джокера знает все щели и связи. Он имеет безграничный доступ на корабли Йонко и, уже совсем скоро...
   -- А чё он тогда в такой дыре забыл? -- усмехнулся перебивший его Барто. Повернув к нему голову, на мгновение даже залюбовалась: хищная улыбка и мрачный прищур в глазах -- кто из нас двоих сильнее обозлилась было ещё тем вопросом.
   -- Соня? -- Рок вскинул голову, глядя на меня неверующим взглядом.
   -- Да, мой милый. Я за тобой пришла, -- ласково улыбнулась ему. -- Тебя ведь не обижали?
   -- Они сказали, что ты не придешь, что бросишь, -- тихо прошептал он, подаваясь вперед и хватаясь руками за прутья клетки.
   -- Эй, а я что, не нужен? -- возмущенно воскликнул Нил, дергаясь в своих путах. Паренька быстро угомонил кто-то из находящихся рядом с ним, вырубая его ударом приклада.
   -- Никто никуда не вернется, не надейтесь, -- Мавр, до этого подавшийся вперед, довольно откинулся на спинку своего кресла, поднимая руку с зажатой в ней цепочкой и дергая ту на себя. Парень у его ног подался вверх, обнимая его за ногу и скользя руками выше. -- Думаете, я не знаю того, кто этот ребенок? Идиоты. За детёныша морского дьявола, за мальчика, мне дадут столько денег, что вы представить не в состоянии! Ради такого дела я даже не трону его, ведь цена ещё сильнее возрастет!
   -- Морской дьявол? Что за?.. -- Барто повернулся ко мне, непонимающе глядя.
   -- Потом объясню, просто поверь, -- кивнула ему, после повернулась к Мавру. -- Отдай их мне и, так и быть, я оставлю тебя в живых.
   -- Проваливай, сучка, -- он скривился, опуская руку вниз, и принимаясь перебирать волосы на голове у парня, уже недвусмысленно работающего рукой. Какая мерзость-то.
   -- Сонь, отойди, -- задушевно протянул Барто. -- Достало.
  
  
   Мавр сбежал. Просто вот так вот взял, и выпрыгнул в окно, пока Барто, при помощи двух барьеров превращал народ в тонкие слои фарша, а я отбивалась от сразу двоих противников, успевших выхватить пушки и, самой силой удара пули снося меня назад. Мне досталась меньше половины из присутствующих противников -- Барто ловко отсёк барьером большую часть. И, что порядком удивило, парнишка в ошейнике тоже атаковал, неожиданно зло бросившись к Року, с целью проткнуть его. Тем самым кинжалом, что я подарила мальчику. В общем, гад не ожидал, что оружие в его руке начнет действовать против него самого и, неожиданно нагревшись и став мягким, ударит вдруг выросшей длинной спицей. Тело грузно упало на пол, а я, бросившись к Року, отрастив на кончиках пальцев по тонкой игле, быстро вскрыла замок на клетке, и, рванув дверь на себя, почти тут же оказалась сбита на пол, оказавшись в объятиях ребенка.
   -- Пришла-пришла-пришла-пришла... -- тихо зашептал он, грозя удавить от счастья.
   -- Да, малыш, пришла, -- широко улыбнулась, между делом обводя помещение взглядом. Отозвавшиеся драгоценные камни и просто стекло сослужили мне хорошую службу, на манер противопехотных ежей втыкаясь в ноги противников, после в другие части тела, когда те падали, а там распространяя тонкие колючки по телу. Ещё нескольких сняла точным броском спиц в голову, а ещё одного пришлось отправить к праотцам вручную, сворачивая ему шею. Поняв, что Мавр удрал, нехотя оторвала Рока от себя, виновато глядя в глаза. -- Прости, но у меня есть одно важное дело. Я должна сейчас уйти. А ты, слушай Барто и помоги Нилу, идёт?
   -- Соня, -- жалостливо протянул он. -- Я не хочу, чтобы ты уходила...
   -- Я вернусь, -- уверенно кивнула. -- С Бартоломео ты будешь в большей безопасности, просто поверь. Извини, мне пора бежать! Барто, присмотри за ними! -- крикнула разгулявшемуся парню и, подхватив с пола оброненный кем-то пистолет, прыгнула следом за Мавром.
   -- Я те чё, нянька?! -- возмущенно донеслось вслед.
   Примятая трава и кусты на задворках здания указали путь, которым бежал мужчина и, удобнее перехватив пистолет, который больше претендовал на звание дробовика, судя по начинке, рванула по следу, без труда угадывая нужное направление.
   На улице почти стемнело, что позволяло без труда различить огненное зарево со стороны пристани. Надеюсь, у них там всё в порядке.
   Недолгие блуждания по лесу привели к спуску вниз, на какую-то поляну с высокой травой. Впереди был просвет в деревьях, сквозь который было хорошо видно почти севшее солнце, чьи прощальные лучи окрашивали всё в золотисто-красные тона. Трава, впереди, подрагивала, отмечая дорогу, которой следовал удирающий Мавр. Судя по скорости продвижения, он, всё же, несколько неудачно приземлился при прыжке вниз, иначе бы уже давно смог бы удрать в неизвестном направлении. Земля тут большая, беги -- не хочу.
   Сев на колено и уперев приклад оружия в плечо, прицелилась, уверенно ведя свою добычу. И, поэтому, чуть не выстрелила от испуга, когда ко мне на плечо приземлилась упитанная крысиная тушка, спрыгнувшая откуда-то с ветки дерева.
   -- Пи! -- крыса проворно забралась на оружие, и, вцепившись всеми лапками в мушку, ясно дала понять, что стрелять она мне не позволит.
   -- Если он уйдет, будет большая проблема! -- стряхнула её в кусты, теперь уже поднимаясь на ноги и целясь открыто. Пипа не согласилась, резво запрыгивая на штанину, а оттуда на рукав и приклад. -- Да уймись ты уже!
   -- Леди Софи, стойте! -- звонко пронеслось над лесом, вынуждая меня отвлечься от выцеливания. -- Стойте, это Гриша!!!
   -- А Мавр? -- непонимающе повернулась к Михелю, вывалившемуся передо мной из густого кустарника. -- Я шла по его следу и пришла сюда!
   -- Пи! -- вставила свое веское позабытая крыса, притягивая неприкрытый интерес со стороны парня.
   -- Аааа!!! -- в отдаление от поляны послышался надрывный крик, тут же перерастающий в вой вперемешку с рычанием.
   -- Тигры, -- прищурился Михель, направляя клинок в ту сторону и нервно оглядываясь по сторонам. -- Гриша, быстрее сюда!
   -- Пи! -- с нотками гордости объявила крыса, перелезая мне на плечо и кусая за ухо.
   -- Хочешь сказать, твоя работа? -- скептически скосила на нее взгляд. Ответом был гордо вскинутый нос, и демонстративный поворот попой к моему лицу. -- Э?
   -- Почему шумите, и кто это так громко кричал? -- напевно поинтересовался вышедший Гриша, переводя взгляд с меня и Михеля в сторону затихших криков.
   -- Ты ещё спроси, где мой воздушный шарик, и что это за зеленая тряпочка, -- съязвила, внимательно следя за ними и держа оружие наготове.
   -- Леди капитан, что-то не так? -- они нахмурились, неуверенно сжимая свои клинки.
   -- Вы слишком открытые, -- качнула головой. -- Для тех, кто был пиратом, такая честность непозволительна.
   -- Леди, мы... Вы правы, справедливо подозревая нас, -- согласно кивнул Гриша, приседая и, сорвав пучок травы, принимаясь оттирать свой клинок. Только сейчас заметила -- оружие явно было выпачкано в крови. -- Но мы не лгали вам на счёт нашего желания найти себе команду и капитана. И в то, что мы вам не враги -- верить можете полностью.
   -- Откуда кровь? -- кивнула на клинок, поворачиваясь к ним боком и напряженно вслушиваясь в звуки леса. Бросив напоследок последний луч, солнце ушло за горизонт, мгновенно погрузив всё в сумрак из синего и фиолетового цвета.
   -- Мы, как и было велено, зачистили местность, -- пожал плечами Михель. -- Давайте уйдем отсюда -- в темноте леса живут свои хищники. Мы для них на один зуб.
   -- Хорошо, идём, -- согласно кивнула. -- Как думаете, он выжил? -- повела стволом в сторону затихших криков.
   -- Без шансов, -- широко оскалился Михель, мрачно глядя в ту сторону. -- Так ему и нужно, твари такой.
   -- А Мавр и правда такая большая шишка, как о нём успели наболтать? -- поинтересовалась, когда лес остался за спиной и мы вышли на дорогу, ведущую к особняку.
   -- Нет, -- мотнул головой Гриша. -- Он всего лишь шестёрка. А вот его хозяин, он... Он где-то успел отсидеть и завел там множество знакомств. После бежал, кажется, при перевозке и, после, пользуясь связями и остатками былого влияния, начал быстро набирать силу. Тише Джокера, незаметнее Гекко Мория, хитрее Вегапанка. И, в отличие от первого, мы не знаем даже его имени. А ведь Джокер официальный глава подпольного мира, которого опасается не только правительство, но и тенрьюбито. А это многое значит.
   -- А-то я думаю: почему он так слишком просто подох? -- нахмурилась, останавливаясь и оборачиваясь в сторону леса. -- Слишком просто для того, о ком такие песни пели. А есть хоть что-то, что могло бы указывать на его шефа?
   -- Их тату: череп с синими глазницами-сапфирами, -- легко пожал плечами Гриша. -- Мавр около полугода назад приплыл сюда, сразу же подмяв под себя всё и сразу. Спокойно брал себе то, что хотел. Как и в этот раз. Похоже, леди капитан, он не учёл лишь того, что за своим ребенком вы пойдёте даже в Ад.
   -- Мда, есть такое дело, -- усмехнулась. Особняк белой громадой замер перед нами, подозрительно черным дымом пыхая из бокового окна. -- Барто! Бартоооо...
   -- Чё разоралась, стекляшка? -- рявкнули со второго этажа, после чего оттуда высунулась недовольная рожа парня, а следом за ним Рок и Нил.
   -- Соня!! -- радостно прокричал мальчик, во всю маша руками. -- Мы всех побили!
   -- Вообще всех, леди капитан! -- радостно донеслось из соседнего окна, откуда высунулись Рон и Мак, так же довольно салютуя. -- Малость на кухне набедокурили, но ведь не страшно, да?
   А, вот оно что -- теперь ясно, почему дымит.
   -- Что с ними? -- Михель подался вперед, выжидающе глядя на своих товарищей и странно выделяя последнее слово.
   -- Разобрались, -- мрачно-весело донеслось сверху. -- Леди, мы выполнили условия сделки, теперь ваша очередь!
   -- Барто?.. -- вопросительно посмотрела на парня. Тот ответил легким кивком головы.
   -- Ты мне должна теперь, -- он криво усмехнулся.
   -- Да, за работу нянькой можешь забрать себе тот мешочек, -- весело крикнула в ответ и, повернувшись в сторону порта, нахмурилась -- зарево пожара стало ярче.
   -- Который висит у меня на поясе?! -- С нотками сарказма донеслось в ответ.
   -- А ты в этом уверен? -- обернулась на секунду, широко улыбаясь. Какой наивный, аж дрожь берёт. -- Михель, Гриша, прогуляетесь со мной на причал?
   -- Да, леди... Софи?
   -- Хрустальная Соня, господа, -- легко кивнула. -- Идём.
   К порту подошли быстро, благо, народ, какой был, занялся тушением пожара. Что я могу сказать? Те несколько зданий, что были, оказались сожжены напрочь, включая домик того смотрителя пристани.
   -- Капитан, а мы вас ждали, -- широко улыбнулся Шура, когда мы протолкались сквозь бегающий с ведрами люд.
   -- Неужели и правда справились? -- будто бы неверяще округлила глаза, глядя на него. Шура, что удивительно для его характера, надулся.
   -- Сэр Шура очень хорошо метает ножи, а сэр Говард хорошо стреляет, -- вперед вышел тот рыжий, которого я послала на корабль, предупредить команду.
   -- Ну, что ты, Альберт, -- зачесал в затылке Говард, подошедший к нам и теперь добродушно посмеивающийся. -- Поверь, с тобой я и рядом не стоял!
   -- Ну, тут нужно отдать дань уважения оружию, что вы мне дали на время, -- так же смущенно взлохмативший волосы рыжий.
   -- Шура? -- прищурилась, с опасным весельем глядя в невинные глаза старпома.
   -- Ну, мы смекнули, что парень неплох в стрельбе и дали ему твою красавицу. На время, не подумай, что распоряжаемся...
   -- Молчи, морда хитрая, -- легко ударила его кулаком в грудь. -- Что хоть чудили и почему горит всё?
   -- Ну, мы, сначала, ничего дурного не делали: товар раскупили быстро, две фифы даже сцепились за одну пару туфель -- разнимать пришлось. С замком только вышло некоторое напряжение: мы всё никак не могли дать ему точную цену. Пришлось прибегнуть к одному оценщику с острова, пообещав ему три процента с продажи. Он сначала отказывался, а потом, когда увидел сам товар, чуть в обморок не рухнул. В общем, мы хорошо заработали, очень хорошо. И, у нас есть новый казначей, проверенный в деле.
   -- Ты его что, на борт затащил? -- неверяще уставилась на Шуру, получая свою винтовку из рук Альберта и, под его восхищенный взгляд, проверяя её целостность. Не дай боги, все, что есть, он её поцарапал...
   -- Ну, он хорошо сработал, да и при штурме помогал... -- широко улыбнулся мужчина. -- Так вот: прибежал Альберт и давай тараторить, что каких-то двух пацанов у нас похитили, а леди Софи, и её зеленоволосый накама, идут их спасать, а нам нужно начинать штурмовать берег. Мы долго его пытались понять. А когда дошло, на нас уже навели ружья какие-то местные в костюмах. Сонро это очень не понравилось, и он атаковал первым...
   -- Он с перепуга начал закидывать их бутылками, -- перебила его, ощущая подступающий смех.
   -- Капитан, не перебивайте, -- весело сверкнул глазами Шура. -- В общем, они растерялись, и это дало нам время на перегруппировку. А там всё пошло куда как проще: перестрелка, взаимные оскорбления и тому подобное. Нора, даже, так разозлилась, что пальнула из пушки пару раз -- вот и причина возгорания.
   -- Домик смотрителя порта чисто случайно попал под прицел, да? -- выгнула бровь, задумчиво рассматривая огромную дыру в кладке улицы.
   -- Капитан, вы просто ужас как проницательны, -- довольно отозвалась женщина, неслышно возникая рядом. -- Он был так тронут нашими извинениями, что вернул обратно взятые накануне фигурки.
   -- Нора, -- умиленно вздохнула. -- Я не знаю уже, мне ржать или плакать?
   Женщина развела руками, состроив лицо с вопросом "а что поделаешь?" и, подмигнув, с гордо поднятой головой ушла в сторону собравшихся на пристани людей.
   -- Строить будет, -- весело фыркнул Говард, а ответ на мой непонимающий взгляд. -- Она же по крови такая же, как и они. Вот и слушают они её, а не нас.
   -- Ладно, главное, чтобы не стали мстить за разрушения и смену правящей власти, -- устало выдохнула и, услышав быстрый топот по доскам трапа, резко повернулась на звук, для того, чтобы в следующее мгновение поймать на руки легкое тельце, тут же обвившее мою шею маленькими ручками. Шею обожгло горячее дыхание, составляя удивительный контраст с холодным носом.
   -- Рок, всё нормально, всё хорошо, -- ласково пробормотала, прижимая его к себе крепче и обнимая сильнее. Пипа, вылезшая из капюшона, кажется, так же прижалась к мальчику -- позвоночник щекотнули волоски шерсти.
   -- Капитан, они танцевали от счастья, когда Нора сказала им, что мы тут свергаем этого Мавра и его прихвостней. Что с ними всеми, кстати?
   -- Барто показал свою способность в деле, а Мавр... Он сбежал через окно в лес и там его кто-то захарчил.
   -- Тигры, -- подал голос, молчавший до этого Михель, широко раскрытыми глазами рассматривая нашу немногочисленную команду и слушая разговоры. -- Тут, вблизи поселения, водятся именно они.
   -- А такие твари, что на половину кошка, а на половину птица, водятся? -- Нил, побитый и снова с рукой на перевязи, любопытно навострил ушки, услышав конец нашего разговора, пока поднимался на борт.
   -- Грифоны? -- неподдельно удивился Михель, да и Гриша с Альбертом подались вперед. -- Да они тут священные животные! Вы видели одного? Когда?!
   -- Ну... -- Нил несколько обескураженно посмотрел на них, явно испытывая какую-то внутреннюю борьбу с собой. -- У нас их малыш в трюме. Из пасти тигра вырвали, скажем так...
   -- О, святые небеса! -- пораженно выдохнули парни. -- Вам просто необходимо вернуть его в гнездо! Эти существа, насколько бы они не были уединёнными, за своим птенцом мир облетят, но найдут!
   -- Не хочу, -- неожиданно набычился Нил. -- Он мне понравился, да и я ему, кажется, тоже. Не хочу отдавать.
   -- Нил, у него есть родители, -- укоризненно взглянула на него, осторожно перехватывая сползающего Рока. -- Ты должен понимать.
   -- Ничего я никому не должен! -- взорвался тот. -- Я один всегда! -- и, не дав и слова сказать, рванул в трюм.
   -- А как же мы? -- грустно протянул Сонро, глядя ему вслед печальными глазами.
   -- Вернёт, -- со вздохом произнес Шура. -- Он мальчик большой, он сможет понять.
   -- Надеюсь на это, -- грустно кивнула, отворачиваясь от корабля и задумчиво глядя на что-то активно втолковывающую аборигенам Нору.
   Нил никогда не упоминал своего прошлого, а я не спрашивала -- не хотела напоминать, раз сам молчал. Наверное, стоило, всё же, проявить больше человеческого любопытства.
   Ещё ведь не поздно, правда?
  
   Эринии (Эриннии, Эвмениды) -- в древнегреческой мифологии богини мести.
  
  
   13. Перья
  
   Уложив разгулявшегося от пережитого дня и эмоций Рока спать и удостоверившись, что малыш, яро утверждающий, что не устал и готов к ещё куче подвигов, отрубился чуть ли не раньше, чем его голова коснулась подушки, вышла наружу -- в эту ночь детёныш поспит в капитанских покоях. А мне нужно поговорить с ещё одним героем прошедшего дня.
   Трюм встретил легким запахом пороха, вероятно занесённым после обстрела порта, темнотой и лёгким шуршанием непонятно чего.
   -- Нил, -- позвала я, дойдя до середины помещения, освещаемого лишь проёмами иллюминаторов и открытой дверью на палубу. -- Нил.
   В ответ донесся ещё один шорох. Покачав головой, достала из кармашка фонарик и, включив, направила его в том направлении.
   Парень сидел в углу, по глаза замотавшись в один из пледов. На груди торчало непонятно что, только спустя несколько секунд опознанное мной как клюв грифона.
   -- Нил, -- подойдя к ним, присела напротив на корточки, кладя фонарик на пол и создавая пару маленьких зеркал, тут же отразивших свет на всё помещение. -- Нужно поговорить. Серьёзно.
   -- Не отдам, -- пробурчал он. Птенец? Детёныш? -- грустно пискнул, глядя на меня круглым жёлтым глазиком.
   -- На счет этого... -- замялась я, не зная, как точнее преподнести ему то, что надумала, пока воевала с Роком. -- В общем, давай так: он сам решит.
   -- В смысле? -- нахмурился парень.
   -- Мы пойдем к его родителям -- тут не спорь, -- качнула головой. -- Ребята сказали, что на таких вот красавцах может до трёх человек ездить -- легенды древности, мол. Ну, скорее всего, приукрасили сказатели, но я, лично, искренне верю в то, что одного всадника эта хрень, будучи взрослой, на борт примет с лёгкостью. Тут уж "Хроникам Нарнии" поверю... -- пробормотала последнее, вспоминая свои выходные с фильмами на компе и кофе в чашке. Золотые времена, хоть тогда они и вгоняли меня в обречённую злость. -- В общем, я не хочу подставлять корабль и его команду, удирая от разозлённых родственников этой, несомненно, милой, зверюги. Ты сказал, что он очень умный. Так пусть и сам решит, где ему быть. Как бы ты не хотел -- насильно мил не будешь. И если ты не согласишься с моими условиями, то мне, как бы не было это тяжело, придётся тебя оставить на суше. Как я и сказала -- я не хочу рисковать командой.
   -- Соня?.. -- расширились его глаза. -- Ты... Променяешь меня на них? Мы же... Вместе всегда...
   -- Именно, -- кивнула я, поднимаясь на ноги и глядя на него сверху вниз. Вряд ли хороший ракурс для того, кто пытается донести истинную важность всех отношений. -- У меня появилась, пока ещё смутная, но цель. Поэтому я не могу остаться вместе с тобой здесь, на Архипелаге. Мне нужно встретиться с одним человеком и основательно поговорить с ним. Так что, тут выбор всецело за тобой: уйти с корабля и команды, потакая собственным капризам, или, доверившись тому, с кем хочешь подружиться, пойти к его родителям и уже там узнать вердикт. Местные говорят, что они жутко умные, звери эти. Как бы тебе не было больно это признавать -- сейчас там, наверху, находится команда, и ты её часть. Часть, которая должна думать не только о себе, но и о других.
   -- Вот, значит, как, -- тихо усмехнулся он. -- Вот оно как...
   -- От тебя никто не отказывается, -- нахмурилась, понимая, что кое-кто уже начинает надумывать себе лишнего. Как баба, вот же...
   -- Не отказывается?! -- неожиданно для меня взвился он, теряя плед, но не выпуская грифона из рук. -- Да ты мне сейчас прямым текстом сказала, чтобы я валил с корабля!
   -- Да? -- неподдельно удивилась я. -- Я сказала, что в случае отказа отдать ребёнка его родителям тебя оставят на суше. В принципе, если ты и дальше будешь стоять на своём и не последуешь моему предложению, то всё так и будет, -- пожала плечами.
   -- Ты... Ты ничего не знаешь! Не знаешь, каково мне было!..
   -- Конечно, не знаю, -- ещё раз пожала плечами. -- Ты никогда не говорил об этом. Всё, что я знаю о тебе, это то, что ты Нил -- воришка из белого города на Гранд Лаин. Я не знаю твоего возраста, не знаю фамилии, не знаю того, есть ли у тебя родня. О том, где ты живешь, я узнала за день до того, как нас похитили. Я, даже, не знаю твоего любимого блюда и дня рождения. Ты спрашивал меня обо всем, что было в моей голове, обо всем, что я могла вспомнить. Но ты ни разу не говорил о себе. И после этого ты действительно будешь меня в чём-то обвинять?! Ты не прав, Нил.
   Парень резко сдулся, повесив голову и угрюмо глядя в пол. Грифон у него на руках завозился, неожиданно тонко заклекотав и задвигав крыльями. Шагнув вперед, осторожно потянула непонятное создание на себя, легко забирая из объятий Нила. Детёныш завозился и, грея неожиданно горячим боком, уставился на меня внимательным глазиком. Эй, пташко-зверь, не смотри на меня так расчётливо -- я умею отращивать отрезанные запястья, но не выклеванные глаза!
   Под пальцами что-то завибрировало, в следующий момент распознанное как желудок.
   -- Чёрт морской, да он же голодный! -- удивлённо вскинула брови. -- Нил, идём на кухню -- Нора оставила в холодильнике сырое мясо на потом. Идём, не стой столбом, наверху договорим!
   Парень ничего не ответил, но тихой тенью пошёл следом за мной, быстро подобравшей фонарик и переставившей созданные зеркала на неожиданно оказавшуюся на стене полку -- ещё пригодятся.
   Народ на палубе носился взад-перёд: кто-то таскал на корабль какие-то вещи, кто-то носился с рулоном огромной тряпки, кто-то скатывал ядра для пушек в отделённое для них пространство. Людей было куда как больше, чем было в команде, но об этом я решила поговорить с ребятами и Шурой, в частности, как самым главным после меня, позже. Бартоломео, кстати, нигде не было видно -- неужели спетлял? В принципе, "Настурция" ещё на якоре стоит, хоть я и не думаю, что после произошедшего его примут на борт, даже если он им что-то по цене того замка, созданного мной, подгонит.
   Камбуз встретил тишиной. Клацнув выключателем, прошла к плите, ставя чайник, а после, когда вода, попавшая на поверхность агрегата, зашипела, испаряясь, прошла дальше к холодильнику. Мясо в морозильной камере, на проверку, оказалось уже затвердевшим, что не вызвало энтузиазма ни у меня, ни у грифона.
   -- Нил, найди пока чашки и заварку -- Говард хвастался, будто они успели купить её. А если сахар найдёшь, то вообще шикарно! -- повернулась к нему, замершему на входе. Парень молча кивнул и прошёл к полкам, по очереди открывая их и, спустя некоторое время, находя указанное.
   Детёныш вновь завозился у меня в руках -- ему явно не понравился холод, идущий из большого белого ящика с антресолью. Но удача улыбнулась не только Нилу -- Нора, явно придумав что-то на завтрак, или, скорее всего, на предполагаемый ужин, в менее холодном нутре оставила пару кусков сырой оленины в глубоких мисках -- чтобы кровь не стекла на дно холодильника.
   Разогнувшись, усадила пищащий комок перьев и шерсти на тумбовый стол, после вновь склонилась к холодильнику, с натугой доставая большую миску.
   -- Наверное, ты всё же ешь такое сырым, -- задумчиво пробормотала, переводя взгляд на заинтересованно потянувшегося детеныша. -- Так, стоп, оно холодное! -- щёлкнула его пальцами по клюву, заставляя отдёрнуться и обиженно запищать. Чайник запел, призывая к действию. Нил, в этот раз уже куда более быстро реагирующий, покладисто выключил его и, морщась от боли в руке, осторожно разлил кипяток по двум чашкам.
   -- Ладно, тогда есть будешь маленькими кусочками и чуть подваренное, -- утомлённо вздохнула -- делать что-либо было ужас, как лень. Пережитое за день, стресс и та ненависть, что я испытывала к Мавру, сошли на нет, оставляя после себя слабость в теле и желание просто упасть и притвориться трупом.
   Детёныш поёжился, но больше не лез к миске, от которой стало ощутимо веять холодом. Создав большую разделочную доску с шероховатой поверхностью, вывалила на нее кусок мяса и, создав в руке небольшой тесак, быстро отрезала часть. Убрав остальное обратно в холодильник, вернулась к куску, разрезая его на мелкие части. Переделав тесак в миску, скинула все нарезанное в неё и, вернув себе стекло доски, сполоснула руки из умывальника над раковиной. Хм, такой же, как в деревенских домиках.
   Вылив из чайника оставшийся кипяток в миску с мясом, небольшой ложкой осторожно перемешала все, чтобы мясо плавало.
   -- Пара минут, и будет тебе сытный ужин, -- подхватив звереныша на руки, поделилась с ним, садясь за стол напротив Нила. -- Почти "Доширак".
   Повисло молчание, прерываемое урчанием зверя, с удобствами растёкшегося у меня на коленях, и звоном ложки в чашке, когда я насыпала себе сахара и принялась его размешивать.
   -- Хороший чай, -- тихо донеслось от парня, обхватившего чашку двумя ладонями, словно в попытке согреться.
   -- Да, лучше, чем труха в пакетиках, -- усмехнулась я и, в ответ на его недоумевающий взгляд, покачала головой -- не сейчас. Да он и сам это понял, вновь утыкаясь взглядом в темный чай.
   -- Меня зовут Неонил Фарнир, мне семнадцать лет, и я коренной житель Осао или, как ты его всё время называешь, белого города, -- начал он тихо. -- Родители умерли за пару лет до того, как появилась ты. Других родственников нет. Я -- вор, клептоман, и не был любимым сыном. Так, последняя надежда, когда отец уже совсем спивался, а матери нужно было на что-то жить и платить за дом. Потом он опоминался и резко становился прилежным отцом, вернее, мужем -- меня, в те моменты, даже не желал видеть, не то, чтобы на порог дома пускать. Мать молчала -- ей он нужнее, чем я, был. На пару месяцев все было хорошо, а потом он вновь брался за бутылку. В один из таких дней он, в приступе белой горячки, спутал мою мать с кем-то и избил её. После опомнился, увидел и, поняв, что натворил, повесился там же, в той же комнате. Когда я пришел -- он уже остыл, а она была жива: лежала, забившись в угол. Я к ней, а она: "Будь проклят ты, и твоя жизнь никчёмная". Мать никогда не говорила мне чего-то подобного или такого, предпочитая отмалчиваться и бросать виноватые взгляды. А тут... Она умерла в больнице, от крови, идущей внутрь, а я остался один. Потом за дом не стало чем платить и меня выгнали оттуда. Тот, что ты видела, это ничейный, на окраинах -- их там множество таких. От старого города остался, когда построили каменные, не деревянные дома, и все туда заселились.
   Он прервался, а я молчала, ожидая продолжения. Сколько же я подобных историй успела услышать за свою жизнь -- не счесть. Детей из таких семей называют потерянными, теми, кого уже нельзя перевоспитать из-за возраста и пережитого. Нил, на первый и второй взгляд, казался исключением из правил, и тут даже его клептомания казалась безобидной данностью.
   -- На одной работе долго не задерживался -- как только не мог справиться с собой и воровал, тут же гнали, не желая проблем. После пятого места брать уже нигде не хотели: остров не такой и большой у нас, слухи быстро расползлись. Ну, пару раз по домам лазил, брал не деньги или украшения -- еду. В одном месте, на складе, повезло найти одежду, правда, сразу ее не одел -- пришлось вымазать да порвать, чтобы не признали. Но всё же лучше, чем те обноски, в которых бегал.
   А там и ты появилась, хоть и не особо дружелюбная, но хотя бы не кидающая в меня ничем, -- он устало вздохнул. -- Родился пятого сентября, любимая еда -- суши и бисквиты, -- он кисло улыбнулся, поднимая на меня обречённый взгляд. -- Такой вот я, неумёха и непоседа, проклятый собственной матерью.
   Я кивнула, понимая, что ничего ободряющего не могу ему сказать. Ну а что? Сказать, что мне жаль, и чтобы он не принимал всё близко к сердцу? Не принимать то, что твоя собственная мать такие вот слова тебе сказала, невозможно, как дышать. И почти так же невозможно забыть, если только не получить арматурой по голове и вообще потерять всю память. Да только что-то, всё же, надо сделать. Как же тяжело слушать.
   -- Этот корабль... -- задумчиво посмотрела на него, -- эта команда, люди, приняли тебя таким, какой ты есть. Со всеми плюсами и минусами. Мы говорим тебе, я, капитан, говорю тебе, что это место -- твой дом. А если корабля не станет, то мы найдем новый, потому что дом там, где мы. И мы всегда рады тебе, даже если ты оступишься. Главное, чтобы ты понял то, что не прав и приложил все силы к тому, чтобы такого больше не произошло, -- несколько путанно и постоянно сбиваясь, произнесла я. -- А когда найдем кока, то он приготовит тебе большую порцию персональных роллов и огромный бисквитный торт. С нижним коржом пропитанным сиропом, -- не удержавшись, добавила, видя, как расцветает тень улыбки в его глазах. -- Ладно, держи свое чудо, а я пошла -- уже с ног падаю от усталости.
   -- Хорошо, -- уже открыто улыбаясь, кивнул он, бережно принимая грифона и неся его к тумбовому столу.
   -- Воду в конце слей, а мясо проверяй, прежде чем давать -- не сильно ли горячее, или наоборот, прогрелось ли! И не вздумай сбегать -- я и его родители тебя быстро найдем, -- грозно прищурилась, глядя на него. Парень покладисто закивал головой, но тут же вздрогнул и зашипел -- грифон, укусив за палец, напомнил о том, что его тут нужно кормить, а не уши развешивать.
   -- Вперёд, Нео, у тебя важная миссия! -- весело прокричала из столовой, буквально выползая наружу и, не обращая внимания на какой-то ажиотаж на палубе, на полусогнутых ногах добралась до гальюна, а после, чуть не заснув на последнем, в капитанскую каюту. Рок мило сопел во сне и, сев на краю кровати и сбросив берцы на пол, а к ним куртку и спицы из волос, легла рядом, обхватывая мальчика и утыкаясь носом в макушку.
   Всё, всё завтра. На сегодня моя деятельность официально окончена, пусть хоть вулкан проснётся -- мне пофиг.
  
  
   Плиты пола неприятно холодили босые ступни ног, но это как-то было не важно -- всё мое внимание было устремлено на происходящее за удивительно чистым стеклом -- казалось, что его нет.
   Но оно было, в чём успела несколько раз убедиться, пытаясь попасть в помещение, которое оно ограждало. Моё бледное лицо, вернее её бледное лицо неясно отражалось на стеклянной поверхности, ясно указывая лишь на ярко-желтые глаза, лихорадочно сверкающие в ярком свете ламп.
   Ламп, которые освещали что-то наподобие операционного стола, на котором лежала она -- та, кто был дороже мне всех живых и неживых существ всего мира. Девушка, которую я уже видела однажды в своих воспоминаниях. Нет, опять же, в её воспоминаниях. Только золотого платья и поля с подсолнухами больше не было -- стерильное помещение, множество железных приспособлений и аппаратов, гоняющих кровь по организму вместо сердца. Аппаратов, что просто поддерживали подобие жизни, в этом тонком теле. Она была белая, безупречно белая -- свесившаяся на пару секунд рука, казалось, была сделана из бумаги, лишь по ошибке принятой за кожу.
   Не было воспоминаний о том, что именно там происходило, почему оно происходило или из-за чего. Только мысль о том, что это не в первый раз, что это должно было произойти.
   -- Идём, милая, тебе тоже пора, -- раздался позади женский голос, высокий и насыщенный. Я знала, что она подошла, откуда только -- неизвестно. Мимоходом скользнув взглядом на отражение в стекле, отметила сверкнувшие стёкла очков-хамелеонов в чёрной оправе, зачёсанные тёмные волосы, строгий костюм. Черты лица были неясными, но мне это и не было нужным -- я знала её. И мне было всё равно в отношении неё -- моё внимание занимала лишь девушка на операционном столе.
   -- Идём, пора поработать над твоей костной системой -- ты же понимаешь, что если мы этого не сделаем, ты не сможешь даже дышать? -- интонации почти не изменились, но появилось что-то неуловимо женское, манипулирующее.
   Мне было всё равно. Я хотела видеть, как эти люди в белом, в измазанных кровью перчатках, в масках, отойдут от неё, перестанут кромсать. Оставят в покое. Видеть то, как она открывает глаза и вновь улыбается мне.
   Рука, положенная мне на плечо, была толчком к пробуждению.
  
  
  
   Необычно было начинать своё утро в тишине корабля, легко покачивающегося на волнах, бьющих в камень пристани. В отдалённо доносящихся голосах людей, находящихся на берегу, на земле. В тепле солнца, светящего сквозь окошко, и уютно сопящего маленького тельца, доверчиво прижавшего ко мне сбоку и обхватившего меня тоненькими ручками -- насколько это было возможно.
   Кто же та девушка, занимающая все её внимание, и забирающая себе столько эмоций и чувств? И что там вообще происходило? Какая-то лаборатория, операции, да и хозяйке моего тела тоже грозила одна из них. Как же там? Костная система... "Не сможешь даже дышать". Проблемы? Болезнь? Туберкулез костей? Я могу гадать до бесконечности, но так и не смогу ничего узнать, если не вспомню больше. А то, как именно в моей голове просыпается прошлое и что служит причиной его пробуждения -- неизвестно.
   А денёк предстоит солнечный и погожий и, судя по приближающимся к моей каюте шагам, мне пришло время вставать. Осторожно выпутавшись из объятий ребёнка, плавно скатилась на пол, где зацепив сгруженные накануне спицы, неожиданно громко ими звякнула, тут же замирая -- Рок не проснулся, даже не пошевелился. К моменту, когда в дверь каюты постучали, я уже зашнуровывала второй ботинок и, подобрав куртку, быстро шагнула вперёд, открывая дверь перед Диком -- сонным и, оттого, злым.
   -- Я тебя вчера не видела -- где был? -- выйдя из каюты, закрыла за собой и удивлённо вскинула брови. -- Когда на корабле началась торговля, тебя уже не было.
   -- Я тихо ушел в город, искал новых членов команды, -- он стал напротив, прислонившись к стене. -- Наш корабль маленький -- Гранд Лайн съест такой и не подавится. Поэтому я попросил Сонро отдать мне бутыль с фрегатом.
   -- Там же команда внутри! -- удивлённо выдохнула, прислоняясь напротив.
   -- Я приобрёл сонный газ у одного из торговцев на рынке. Оказывается, если открыть бутыль -- ничего не изменится. Только если разбить.
   -- И где они теперь? Кто хоть сидел внутри? -- невольно заинтересовалась я.
   -- Я не интересовался -- потряс корабль, они сами выпали. Не все, правда -- десяток пришлось потом так выкинуть на сушу. А потом... Знаешь, аборигены радостно утащили их к себе -- наверное, свежая кровь и всё такое. Правда -- не хочу знать. Просто смирись с тем, что у нас теперь бриг, а не корвет. Так что, собирай вещи, которые остались в каюте -- твою огромную сумку и винтовку мы уже перенесли. Как и другие вещи, которые были на корабле. Всю ночь, вместе с ребятами из порта, вычищали фрегат, попутно проветривая -- просто не могу поверить, что его можно было так засрать.
   -- Надеюсь, сейчас там уже всё?..
   -- Идеально, -- перебил он, понятливо усмехнувшись. -- Нам хорошо помогли, да ещё и затарили всем, что было нужно, да сверху накинули. Так что, мы можем хоть сегодня выходить в море.
   -- Где Нил? -- повернулась в сторону выхода из коридора, щурясь на яркий свет и подставляя лицо солёному ветерку с нотками каких-то пряностей. В животе певуче запело, напоминая, что вчера я ела лишь раз, и то -- в первой половине дня. Пора бы уже начать нормально питаться. Я, кажется, ещё сильнее похудела. Тело уже стало больше походить на анатомический скелет, нежели на девушку, будущую женщину. А ведь я ещё расту -- пора новую одежду себе находить. Кого бы отрядить, чтобы понимающий был? Ещё и сигарет купить побольше. Самой тааак лень...
   -- На камбузе, находку свою нянчит, -- фыркнул он.
   -- Ладно, идём, нужно посмотреть на новый дом, -- вздохнула, отлипая от стены и идя вперед. Дик, сорвавшись следом, обогнал и первым вылетел наружу.
   -- Капитан на палубе! Стройся! -- к счастью, я не сразу поняла его, от чего не выразила своего удивления, когда пребывающие на палубе люди побросали все свои дела и вытянулись в две шеренги, образуя коридор.
   Эм, это мне что, по центру нужно пройти?
   К счастью, теми, кто был по левую сторону, были все свои -- циркачи и меченные. А вот те, кто справа, были совершенно незнакомыми мне людьми -- даже пара негров затесалась, глядя на меня усиленно выпученными глазами.
   -- Представь их мне, Ричард, -- решив, что раз все так официально, приняла ленивый тон и насмешливый взгляд, чуть свысока глядя на собравшихся.
   -- Да, леди капитан, -- легонько склонился парень, после прошёл вперед, замирая напротив новеньких.
   Итого, ещё тридцать человек. На паруса, на канаты, казначей -- его представили отдельно, и, что самое важное -- кок, врач и навигатор.
   Последних я допрашивала с особым пристрастием, благо, они оказались не аборигенами, а белыми, скажем так, нашими соотечественниками. Как они оказались на острове -- мне не сказали, попросив проявить человечность, раз мы согласились взять к себе даже меченных. Но проверку на профпригодность, пусть пока и на словах, они прошли. Дик, так же согласно кивнул в ответ на мой немой вопрос -- проверены и допрошены несколько раз.
   А потом, я искренне верю в то, что являюсь главным параноиком в нашей небольшой команде...
   Задержавшись взглядом на парне, несколько напоминающем мне Шуру, таким же высоким и статным, поощрительно кивнула всем и пошла дальше, на трап. Навигатор-то у нас теперь японец, если бы в этом мире было разделение на национальности. Опасные ребята...
   -- Дик, они с фрегата? -- прямо в лоб спросила у него, лишь только он нагнал меня.
   -- Да, -- не стал он отнекиваться.
   -- Что же они тебе сказали, раз ты их пустил обратно? -- почти прошептала, не понимая, как вообще такое возможно -- они же во сне прирежут за свою команду... -- Чем можно было убедить-то?!
   -- Вернулись, -- честно признал Дик. -- Чисто за то, что вернулись и молча заняли свои места. Я им сказал, что мы... Эм... Как ты там сказала?..
   -- Реквизировали бриг, -- понятливо кивнула, внутренне усмехаясь воспоминаниям.
   -- Вот! Реквизировали их фрегат со всем содержимым! А они так... Посмотрели на меня, как на идиота и пошли к себе. Я просто не смог ничего сказать, правда! Что я, зверь какой, из дома метлой выгонять, раз пришли?
   На мой внимательный взгляд он удивленно вскинул брови, глядя на меня крайне честными глазами. Мне осталось лишь схватиться за голову, понимая, что я реально попала. Он взял их в команду, чисто потому, что они вернулись. Да куда же он их сплавил, раз не стал спорить, когда они обратно пришли?!
   -- Собери группу из нескольких человек и впихни в неё Нила и его находку. Найди на острове провожатых, которые доведут нас до логова, или где они там живут, грифонов. У нас неотложное дело, -- засунув руки в карманы штанов и обведя пристань скучающим взглядом, приказала я. Проверка нового корабля откладывалась -- лучше уже сразу разобраться с главной проблемой. -- И хорошенько пораспрашивайте их на наличие разнообразных обычаев, раз мы идём к их святыням. Но не на грани абсурда -- раздеваться или приносить кого-нибудь разумного в жертву я и не подумаю. Разве что только самих советчиков. Так же принесите мне мою винтовку и патроны к ней. Я подожду вас вон в той забегаловке, -- кивнула на едва виднеющуюся халупу неподалеку от берега. Там явно что-то готовили для посетителей.
   -- Хорошо, -- парень ещё раз легко поклонился и быстро убежал обратно на корабль. Вот же, стоило мне только заикнуться о том, что наш корабль может смениться, как тут же эти изменения и произошли. Необыкновенное стечение обстоятельств.
   Ребята полностью разобрались с моими указаниями часа через пол, когда я уже доела первое и второе и, сыто щурясь на солнце, неотвратимо кочующее в зенит, попивала какой-то сок из местных фруктов. Надеюсь, мне плохо от него потом не станет.
   Кивнув на прилавок пару монеток, прозорливо выданных мне Шурой, встала и прошла к выходу.
   -- Сверкающая госпожа! Нет, не стоит платить! -- ко мне, будучи несколько перепуганным, подбежал, вероятно, хозяин заведения, неожиданно хватая за руки и вкладывая в них мои монетки. -- Никто на этой земле не возьмет с вас и ваших накама оплаты! -- на крайне ломанном языке почти прокричал он.
   -- Эй, старик, ничего личного, но я как-то не люблю халявы, -- нахмурилась. -- Есть труд -- есть оплата.
   -- Нет, никак нет, и не спорьте! -- он даже побледнел малость, но на своём настоял. -- Спасибо за то, что зашли ко мне -- это великая честь, как и то, что ваше знамя теперь знаменует нашу свободу!
   -- Знамя? -- несколько удивилась я, после ловя ужаснувшую меня мысль о новых проблемах. -- Спасибо за еду, -- кивнула ему и быстро вышла на улицу, к ожидающим меня ребятам. -- Какого черта тут творится?!
   Дик, фыркнув, один движением надел мне шляпу на голову, закрывая от припекающего солнышка.
   -- Да они тут с ума посходили, но крайне удачненько так, признаю, -- вот по ком не успела соскучиться, так это он.
   Прислонившись к опоре крыши, Барто лениво жевал какую-то травинку, глядя на окружающих сверху вниз. Ни капли почтения, лишь презрение и лень.
   -- Сама взгляни, вон, на вышке трепыхается, -- большим пальцем указал он куда-то в небо, в сторону пристани. -- Честь, гордость и бла-бла.
   Непонимающе нахмурившись, шагнула вперед, выходя на середину дороги и, закинув голову и придерживая шляпу, посмотрела в указанном направлении, чувствуя, что глаза мои начинают быстро округляться.
   Чёрный флаг с чёрно-белым черепом в окружении четырех лепестков? Перьев? -- не пойми чего, в общем, и с какими-то завитками внутрь между ними, весело ловил ветер, развеваясь и танцуя. Зелёный, красный, жёлтый и синие лепестки-крылья ярко сверкали на чёрном фоне, привлекая внимание. На чёрном фоне у черепа был белый глаз, на белом -- чёрный.
   -- Чё за Малевич, мать вашу, и какого хрена в общем!? -- не сдержавшись, прокричала я, резко поворачиваясь к ребятам и глядя на них непонимающим взглядом.
   -- Ну, второй неофициальный флаг у нас та двухголовая птица с коронами, которую ты как-то рисовала, помнишь? -- Дик довольно улыбался, наблюдая мою растерянность. -- Ты ее назвала птицей Рок, и знаешь -- классно звучит и смотрится. Поэтому, на нашем главном парусе изображена она.
   -- Да против меня санкции введут за плагиат, турки вы ненормальные... -- Присев, схватилась за голову, после, ухватив шляпу за поля, постаралась посильнее её натянуть, чтобы не видеть никого и ничего.
   -- Не понимаю о чём вы, леди капитан, -- вперед вышел наш врач, неожиданно бодро, для меня, входя в диалог. -- Нам стоит поспешить -- путь не близкий, вглубь острова, и лучше бы нам вернуться до того, как вокруг стемнеет. Здешние хищники, зачастую, ещё и ядовиты.
   -- Да, хорошо, конечно, -- глубоко вздохнув, я поднялась на ноги и, не реагируя на хихикающего Барто, кивнула ребятам, призывая к действию. Те так же понятливо кивнули и, передав мне чехол с винтовкой и рюкзак с патронами, целенаправленно потопали через город.
   -- Я бы тоже начал стенать, если бы моим пиратским гербом стал двухголовый мутант, -- тихонечко пропел зеленоволосый, пристраиваясь в арьергарде.
   Я промолчала -- стоит ли этому придурку что-либо объяснять? Всё равно не поймет, а если и сможет, то проблем я потом не оберусь. О том, что я мозгами в другом мире воспитана, говорить не стоит. Кажется, у этого тела опытов в прошлом и так достаточно было.
  
  
   Часам к трем мы, матерясь сквозь зубы и попеременно выдёргивая разнообразные колючки из различных мест, наконец-то дошли до места икс. Барьер Барто несколько раз хорошенько помог нам, хоть и переходить по созданному им мосту я решилась только с ним же под ручку -- недоверие никуда не ушло, вспомнить хотя бы то, что его к грифонам никто вообще не звал.
   Перед нами высился вулкан. С множества сторон меня тихо звали обломки обсидиана, поблёскивающих в свете солнца. Решив, что в случае чего, наведаюсь к ним потом, требовательно посмотрела на нашего провожатого, вышедшего вперед и теперь бьющего земные поклоны вулкану. При виде малыша-грифона он тоже долго завывал что-то непонятное, танцуя вокруг него и всех нас за компанию. Нил был несколько смущен, но ничего поделать не мог. Мы тоже, по тем или иным причинам: Шура следил за местностью, Михель что-то конспектировал в своем маленьком блокнотике, Барто зевал, а я все ещё переваривала информацию о флагах. Дик тихо чистил ногти карманным кинжалом. Один врач был спокоен как удав, оптимистичным взглядом окидывая открывшийся нам, с нашего холмика, пейзаж и, явно прикидывая, сколько ядовито-кусачего или просто растущего, мы можем встретить.
   -- Великие звери, коим дарованы крылья, впереди, на горячих камнях, о, команда Хрустальная, с птицей на знамени! -- это было первое предложение на нашем языке. Да ещё такое длинное...
   -- И, что нам ждать? -- Шура вышел вперед, окидывая окружающее нас внимательным взглядом.
   -- Короли этого острова сами решат -- я не в силах даже посметь! -- отшатнулся провожатый. Впереди, в лёгкой дымке исходящей от вулкана, кто-то заклекотал, из-за чего грифон в руках Нила встрепенулся и закричал в ответ, маша небольшими крылышками.
   Абориген бухнулся на колени и упёрся головой в землю, что-то быстро бормоча на своём. Нам оставалось лишь непонимающе поднять головы и...
   -- Твою мать, Неонил Фарнир, твою мать! -- на выдохе простонала, понимая, что я не хочу оставлять себе этого детёныша, даже если его родители нам заплатят.
   Огромный, полностью чёрный, перед нами рухнул грифон, пружинисто приземляясь на все четыре лапы и угрожающе приоткрыв клюв, хлеща себя длинным хвостом с перьевым покровом вместо кисти. Стань я Барто на плечи и, возможно, только тогда бы смогла смотреть в его глаза, ярко жёлтые, буквально выделяющиеся на орлиной морде. А о размахе крыльев и говорить не хотелось -- наш корвет, поперек, точно бы накрыл.
   -- О, господин небес и тверди! Не гневайся! -- истерично возопил наш провожатый и тактично вырубился, больше не отсвечивая.
   -- Барто, твой барьер, в случае чего, вообще потянет? -- тихо прошептала парню и тут же замерла соляным столбиком -- зверь мгновенно повернулся ко мне, прожигая неприязненным взглядом.
   Птенец в руках у Нила как-то затих, после вообще нахохлился, как-то виновато глядя в адрес родственника.
   -- Нил, давай. Мы, если что, прикроем, -- Шура старался говорить ободряюще, но негромко, не шевелясь лишний раз.
   Парень, сглотнув, осторожно вышел вперед, тут же попадая под внимательный взгляд-прожектор.
   -- Сэр грифон, мы нашли вашего ребенка, -- он осторожно вытянул детеныша вперед, после вновь прижал к себе. -- И в общем...
   Он замолчал, неуверенно глядя на зверя, внимательно его слушающего. Детёныш, некоторое время молча сидевший у него на руках, завозился, после несильно клацнул клювом, привлекая внимание.
   -- Пожалуйста, отпустите его с нами! -- громко прокричал парень, неосознанно прижимая птенца крепче.
   Зверь, чуть наклонив клюв, внимательно на него смотрел. Барто, почти незаметно, вынул руки из карманов, растирая пальцы. Я осторожно потянулась к ремешку на плече -- снять все предохранители дело секунды, и её даст мне барьер парня. А дальше и сквозь чехол стрелять можно -- я специально отмеченные патроны в магазин вставила.
   Зверь, неожиданно плавно для такой махины, отступил в сторону, кивком головы указывая на вулкан и тропку к нему. Нил двинулся вперёд, а вот нам дорогу красноречиво перекрыли, поставив перед впереди идущим Шурой огромную птичью лапу с выдающимися когтями.
   -- Ну ты там кричи, есть что, идёт? -- неуверенно крикнула парню вслед и, опять попав под внимательный жёлтый взгляд, примирительно пожала плечами. Ну я же волнуюсь, ага.
   Через час блужданий по пустоши перед горой и под внимательный взгляд улёгшегося поперек дороги зверя, я успела схарчить весь обсидиан, даже несколько переев -- вместе с тем, что волосы стали чёрными, вместо привычного коричневого цвета, так ещё и кончики пальцев с ногтями приобрели серый и, на ногте, чёрный цвет.
   Аааа, я гот.
   Наш провожатый, на мгновение, очнувшись и увидев, кто рядом с ним, вновь благополучно выпал в Астрал -- посещать чертоги разума. Врач, сидящий около него и явно ещё тот пофигист, только посмеялся и продолжил дальше курить свою трубку, выпуская в небо ароматные колечки дыма. Если сейчас мимо нас пройдет старик в сером балахоне и остроконечной шляпе, желая доброго дня -- я не удивлюсь.
   Барто, наплевав на весь мир, завалился спать в тени зверя, благо было где. Шура, немного поразмыслив, прихватил Дика и так же сел рядом с ним -- и тенек и охрана, в случае чего.
   Находившись вдоволь и решившись, подошла к врачу и села рядом с ним, внимательно следя за эмоциями мужчины. Моего роста, чуть полноватый, хотя даже так он явно мог самостоятельно дотащить парочку раненых громил до лазарета. Светлые, по-отечески тёплые глаза, мягкая улыбка, лет сорок пять-пятьдесят навскидку -- вроде и добряк, на первый взгляд, да паранойя начинать ласково напевать о его прошлом.
   -- Вы были в прошлой команде, плавающей на бриге, который мы захватили. Сделали это без боя, без усилий -- просто усыпили вас и выкинули нахрен. У меня к вам весьма понятный, после этого, вопрос: какого хрена вы теперь в нашей команде?
   Мужчина, ещё раз пыхнув трубкой, неторопливо перевел взгляд на грифона, лежащего молчаливой скалой.
   -- Да куда я, старик, пойду?
   -- Ответ неверен, -- качнула головой. -- Вас куда-то запихнул мой помощник. Вы и ещё двое -- вернулись. Простой старик вряд ли бы смог.
   -- О, ну могу парочку трюков проделать, да и веревки меня не так уж и сильно пугают, леди капитан, -- усмехнулся он, вновь затягиваясь. Я стоически терпела, после не выдержала -- нырнув рукой в карман куртки, которую до этого сняла и теперь держала в руках, вытащила сигареты и зажигалку. Стало гораздо легче, стоило затянуться пару раз.
   -- И? -- не стала углубляться в перечисления я, выразительно вскинув бровь и дожидаясь более точного ответа. -- Мне с вами в море идти, в открытое. Вы можете что-то вколоть нам, повар отравить, навигатор завести куда-то, откуда мы уже не найдем пути обратно.
   -- Мы те, кто не станет использовать свою гордость и честь для того, чтобы лишать жизни. Как навигатору нельзя ошибиться, а повару использовать столовые приборы для убийства, а пищу в отраву, так и мне нельзя свое ремесло использовать во вред. Я, между прочим, двадцать лет проработал на судне Дозора! Больше почтения, Хрустальная леди! Я спас стольких, что хватило бы на заселение небольшого города, и мне не было разницы в том, враг это был или друг. Мое дело -- лечить. А убийства заберите себе. Из-за этого и ушел я, правда. Но дела своего не бросил.
   -- Ну, я надеюсь, если на нас нападут, вы же не будете бегать и собирать раненных со всех сторон? У нас тогда вообще проблема будет, -- нахмурилась я. Душещипательными речами могу и я посыпать, а уж о том, как яро себя защищают подозреваемые на допросе, могу трактат создать. Ещё и кучу примеров привести, от мелких идиотов, до многоуровневых манипуляций сознанием. Чего только стоил мой начальник, когда примеры нам приводил и разыгрывать сценки заставлял.
   -- У меня пара помощников из местных -- успели переговорить с новенькими, да выяснилось, что местные аборигены неплохи в травознании. Если уж на то пошло, вы о меченных лучше позаботьтесь -- не зря им свои же клеймо влепили.
   -- Не зря, тут вы правы, сэр, -- не стала отрицать я, заметив одинокую фигурку, выворачивающую из-за поворота и прекращая диалог. Потом ещё остальных поспрашиваю.
   Грифон встрепенулся и поднялся на ноги, внимательно глядя на парня. Тот, дойдя до него, неожиданно низко поклонился, после подошел к нам.
   -- Идём, здесь у нас больше нет дел, -- и, не оглядываясь, потянул меня за собой, в сторону леса. Обернувшись назад, на всякий случай прощально кивнула огромному зверю, после поспешила за Нилом, уверенно шагающим вперёд.
   -- Эй, ну почему я вечно таскаю какую-то гадость?! -- гневно завопил Барто, на которого навьючили аборигена, все ещё находящегося без сознания. -- От него воняет!
   -- Кстати, да! -- обернулась ко всем, ловя момент с тем, как мощно взмахнув крыльями, грифон уносится в небо, а после скрывается где-то в глубине дыма, идущего из верха вулкана. -- Придём в поселение -- все марш в баню-купальню -- не знаю, что тут у вас ещё бывает! В море выйдем только чистыми!
   -- Раскомандовалась, -- куда тише пробурчал зелёноволосый, но больше не возникал.
   -- Ну, Нил, что там было? Как оно? Почему так долго и где птенец? -- накинулись мы на парня, удивительно спокойного и благодушного.
   -- Там было недолго идти, -- начал он, когда ему уже неприкрыто начали угрожать за молчание. -- Пара поворотов по тропике, и я попал в какую-то огромную пещеру, где было очень жарко. Там было множество грифонов! Разные цвета, размеры -- они такие прекрасные! -- восторженно выдохнул он. -- А потом мне указали на самого главного -- седоватого. Он, в отличие от остальных, сидел, но был таким... величественным! И он говорил. Они все говорили, кто-то хуже, кто-то лучше, но все. Он сказал, что это правильно, что мы пришли к ним, а не забрали их дитя с собой, как делают другие путники. Правильно то, что не сами решили, а попросили дозволения взять его с собой.
   -- Но мелкого с тобой нет, -- уточнил Дик.
   -- Нет. Терратау ещё слишком мал, чтобы покидать родные земли. Но они пообещали, что, как только он подрастёт, то он отыщет меня и будет верно следовать рядом со мной.
   -- Это через сколько? -- нахмурилась я, осознавая, что с ростом этого зверя его потребности в еде тоже возрастут. Надеюсь, он ест рыбу. Кошачьи же гены в нём тоже есть.
   -- Ну, они быстро растут -- мне так сказали, -- извиняясь, засмеялся парень, почёсывая в затылке. -- Я им верю.
   -- Черт, зря сходили! -- фыркнул Дик, скрещивая руки на груди. -- Только что и видели того огромного грифона. Нечестно.
   -- Ну, это называется просто и коротко... -- пожала я плечами.
   -- Не судьба, -- закончил за меня Барто, поправляя съезжающего с плеча аборигена и морщась.
   -- Ладно, тогда я позвоню на корабль -- пусть там баню найдут и подготовят всё, -- кивнул Шура, извлекая маленькую улиточку из кармана, и что-то на ней нажимая.
   До чего же умилительное создание, кто бы знал.
  
   -- Соня, слышишь? Это садизм! -- надрывно прокричали из-за высокой стены голосом Барто. -- Если я тут подохну!..
   -- Нас похоронят рядом! -- прокричала в ответ, еле шевеля языком. Горячие источники, находящиеся в стороне от поселения, были прекрасны. И общим видом, и сервисом, и теплом. Проблема состояла лишь в том, что я была фруктовиком.
   В теле была такая слабость, что Нора осторожно прислонила меня к камушку, не давая сползти, и, предусмотрительно положив мне полотенце на макушку, довольно откисала рядом, время от времени пуская пузыри под водой. Ей баня, ну, или горячий источник, что точнее, был в новинку. Приятную такую, как и для Рока и Нила. Мне же, как и стонущим из-за загородки Сонро с Барто -- в ужас и страдания.
   -- Знаешь, Нора, я извиняюсь, но пойду -- свою порцию пара и страданий, в смысле чистоты, я уже получила, -- простонала, делая робкую попытку доползти до бортика и с обречённым видом уходя под воду. Ну почему тут нет детского бассейна?!
   -- Хорошо, капитан, -- женщина посмеивалась, осторожно подхватив меня и доконвоировав до выхода из воды. -- Дальше справитесь? -- учтиво поинтересовалась она, со скрываемой во взгляде грустью глядя на выход.
   -- А, дальше? Конечно -- фруктовикам же только стоячая вода вредит -- в душе, куда я иду и дальше, мне ничего уже не угрожает, -- усмехнулась, поправляя на себе мокрую простыню, в которой сидела в воде. Нора, в отличие от меня, наготы не стеснялась. Да ей и не нужно было -- несмотря на то, что ей было около тридцати, тело у нее было как у девочки -- молодое и подтянутое. Ни грамма намека на лишний жир или растяжки с целлюлитом -- ужаса моего мира. А я так и не решилась стянуть простынку -- тощий ужас, который больше пугал, нежели привлекал. Хоть бы до анорексии дело не дошло.
   В душе дела обстояли гораздо лучше и, замотавшись в выданный персоналом халат, я чинно прошествовала в свою комнату, довольная донельзя. Побыв немного внутри и, поняв, что ничего интересного в четырех стенах с разложенным футоном на полу и окном на сад я не найду, вышла обратно в коридор, следуя за чудным запахом с кухни.
   Еда была шикарна, правда, ужинала я в гордом одиночестве -- никто так и не вышел из купален, продолжая откисать. Надо же, а я не смогла выдержать, даже стыдно немного. Хотя в одиночестве ничего плохого не было, да и повар сверкал как начищенный самовар, после того, как я, уходя, поблагодарила его за чудную еду.
   Вернувшись в комнату, я не сразу и поняла, что нахожусь в ней не одна. Закрыв дверь и пройдя к окну, заметно вздрогнула, замечая сидящий силуэт около стены.
   -- А ты любишь пожрать на халяву, -- тихо усмехнулся Барто, демонстративно потягиваясь. Недовольно фыркнув, я прикрыла створки окна, оставляя маленькую щель -- для сквозняка.
   -- Сам же недавно возникал на тему моей фигуры, -- пробурчала, подходя к футону и, скрестив руки на груди, внимательно посмотрела на парня, вскинув бровь. -- Чё припёрся?
   -- Ну, море, знаешь ли, вещь опасная, порой мутная и неприветливая. Сегодня ты пират, пьян и богат, а завтра...
   -- На рее висишь, -- хрипло закончила я, понимая, что реальность начинает приобретать оттенки сумасшествия и полноценного плагиата. -- Не вечна удача, ты знаешь, пират, не вечно как птице лететь...
   Быстрый рывок вперед я не смогла никак предотвратить, оказываясь в кольце рук и прижатая к горячему телу.
   -- Если я захочу послушать стихи, я схожу в пивнушку -- там народ ещё и от души это сделает, да под горячительное, -- с укором выдохнул он, пока я, окаменев, пыталась решить, что же мне делать. -- Ну, что -- была Хрустальной, стала деревянной? -- хрипло рассмеялся он, чуть наклоняясь -- он был не особо и выше.
   -- Пытаюсь понять то, какого хрена ты смог меня спутать с девушкой легкого поведения, -- уклончиво ответила и чуть не взвизгнула, когда меня аккуратно повалили на футон, деловито ложась сверху и горячо дыша в губы.
   -- Не спутал, -- губ легко коснулись, после, куда ощутимее, прошлись по шее, прикусывая кожу, и переходя на предплечье, заставляя тело странно и незнакомо вздрогнуть, ощущая пробежавшуюся горячую волну от пупка до промежности.
   -- Ну, только этого не хватало, -- рвано выдохнула, понимая, что с этим телом у меня и не было никакой договоренности -- на прикосновения парня, уже окончательно разлакомившегося, оно реагировало, как хотело, выгибаясь навстречу горячим губам и рукам, и выдавая рваные вздохи. -- Нет, так дело не пойдёт! -- рыкнула, дергая его на себя и садясь, оказываясь с ним на коленях. -- Я не полено!
   Секс, как таковой, ничем необычным для меня не был -- прошлая жизнь не могла дать мне обозначения невинной девицы, хоть и разгульной я бы так же не позволила бы себя назвать. Были у меня мужчины, да и тогда, как и сейчас, хрен ты знал, что тебе завтра светит. Да и, после работы, когда руки тряслись от пережитого, а пальцы продолжали искать в воздухе рукоять пистолета -- тогда было только одно желание.
   -- Ой-ой, как... -- широко оскалился Барто, но тут же вынужденно заткнулся, когда я резко наклонила его к себе, впиваясь поцелуем в губы и стараясь получить как можно больше.
  
   Сегодня ты пират, пьян и богат, а завтра на рее висишь.
   Не вечна удача, ты знаешь, пират, не вечно как птице лететь...
   Йо-хо-хо, такая жизнь по мне!
  
   -- Ммм! Твою мать, куст зеленый! Больно же!.. -- возмущенно взвыла, когда меня болезненно укусили, до крови. -- Нахрена клыки?
   -- Для красоты, -- пошловато улыбнулся он, облизываясь. Криво оскалившись, вновь подалась вперед, попутно развязывая пояс его халата и отбрасывая в сторону. Рукам открылся простор для деятельности, чем я и занялась, без смущения проводя пальцами по подтянутому животу и кубикам пресса. Зарывшись второй рукой в волосы, с наслаждением потянула, оттягивая грубые пряди.
   -- Ощущение, что с бабой целуюсь, -- оторвавшись, чтобы вдохнуть воздуха, хрипло рассмеялась, глядя в быстро сузившиеся глаза парня. С меня тут же сорвали халат, и так уже распахнутый, и опрокинули обратно, пристраиваясь сверху и подхватывая под спину.
   -- Сейчас разуверю, -- хрипло рыкнули, прижимая к себе. Горячая плоть настойчиво скользнула между ног, заставляя, от неожиданности, податься обратно. -- Не сбежишь.
  
   Пятнадцать человек, на сундук мертвеца, и Дьявол тебя доведет до конца!
   Так выпьем же чарку, йо-хо!
  
   -- И не подумаю, -- оскалилась, откидываясь и обвивая ногами его бедра. -- Вперед, ковбо...Ой!
   -- Ага, -- довольно сощурился парень, плавно двигаясь вперед, после назад. -- Как же у тебя там мокро и тесно...
   -- Заткнись и трахай, сволочь, -- залилась я краской, ударяя его пятками по спине. Парень хрипло рассмеялся, но больше не комментировал, продолжая двигаться. Тело, задрожав, подалось вперед, заставляя потеряться в калейдоскопе ощущений, от боли из-за постороннего внутри, до разливающегося наслаждения от него же.
   Стало невообразимо жарко. Обхватив руками Барто за спину, дабы не застонать в голос, несильно сжала зубами его плечо, так гася звуки. Парень, что-то рыкнув, неожиданно резко сел.
   -- Ох, да ты что, издеваешься? -- пробормотала, полностью приняв возбужденный орган и дрожа от ощущений. Меня вновь притянули в себе, властно пробегаясь руками по груди, несильно сжимая тут же занывшие соски, по бокам и останавливаясь на ягодицах, ощутимо сжимая.
   -- Не хочу... чтобы ты меня... загрызла, -- в перерывах между короткими поцелуями, теперь уже больше напоминающими укусы, выдавил он, приподнимая меня и насаживая обратно. Застонав от ярких ощущений, обняла его плечи и шею, подаваясь под руками и помогая. Темп ускорялся, от чего волны внизу живота так же нарастали, вырывая все более неконтролируемые хрипы и стоны. В момент пика, буквально выгнулась дугой, видя перед глазами темноту с яркими пятнами, и, кажется, вообще на некоторое время, теряя связь с реальным миром. Офигеть у меня порог чувствительности.
   -- А с тобой весело, -- сквозь шум в ушах пробился ехидный голосок, заставляя сосредоточиться. Это не особо получалось -- тело, ещё чуть дрожа, начало расслабляться, от чего стало клонить в сон.
   -- Рада была посмешить, обращайся, -- еле пробормотала, морщась от боли в покусанных губах.
   Весело фыркнув, меня притянули к себе, обхватывая рукой и прислоняя спиной к груди. Тихо подувший сквозь приоткрытое окно ветерок неприятно холодил. Пошевелившись, Барто вытянул из-под нас одеяло, сбитое от наших манипуляций в комок. Сразу стало теплее и спокойнее.
   -- Стоп, -- неожиданно пришедшая на ум мысль заставила резко сосредоточиться и согнать всю негу, в которой умиротворенно пребывала. -- Ты тут что, ночевать собрался?!
   -- Бинго, -- вяло выдохнул Барто, упершись подбородком мне в макушку.
   -- Нееет, нет! Сейчас наши из купален придут! Я с Норой в одной комнате! -- всполошилась я. Нет, сам факт того, что я с мужчиной, это не страшно. Но сама ситуация!..
   -- Она не придёт, у неё свои затеи, -- проинформировали меня, чуть пошевелившись и обняв сильнее.
   -- Хорошо, но малыш Рок точно придёт! -- не стала смиряться я, крутясь в руках и поворачиваясь к нему лицом. -- Ты представляешь то, какой вред нанесешь тонкой детской психике?!
   -- Да нормально всё, он парень уже большой, поймет, что могут делать мужчина и женщина в одной кровати.
   -- Спать они там могут! -- рыкнула я, настойчиво брыкаясь в руках, которые и не думали отпускать. -- Мать и отец его могут вместе быть! Хм... Барто... -- я замерла, задумчиво глядя на насторожившегося парня. -- Ты ж меня обесчестил... Теперь обязан в жены взять... У нас же даже ребенок есть общий... Эй, ты куда?!
   Парень, ещё в середине моих перечислений, осторожно отпустил меня и, сейчас, отсвечивая голой попой, поспешно уползал к входным дверям.
   -- Сваливаю! -- глухо донеслось в ответ.
   -- Стоять! -- засмеявшись, бросилась вперед, хватая за ногу и утягивая на себя. Он, засмеявшись в ответ, рухнул на пол и, быстро перекатившись обратно, подхватил меня, вновь усаживая сверху.
   -- Ага, как скажешь, -- сверкнули глаза, опасно сощурившись. -- Никто не придёт -- я ясно дал понять, зачем и куда иду.
   Я грустно посмотрела в ответ. Подстава подстав.
   -- Предатели!.. -- тихо пискнула, прежде чем меня вновь начали обжигать горячими прикосновениями.
  
   -- Эх, неплохой у меня кораблик! -- довольно прокричал Бартоломео, стоя у фальшборта и довольным котом щурясь на утреннее солнышко.
   -- Образно выражаясь -- насосал, -- пробурчала в ответ, с оттенком грусти глядя на него и на корвет, чьим владельцем являлся теперь мафиози. Скучать буду, вот же, тварь зеленая.
   -- Сонь?.. -- Рок, подошедший помахать рукой парню, непонимающе посмотрел на меня, после перевёл взгляд на Барто. -- Так вы там конфеты ели?! -- ошеломлённо выдал он.
   Я подавилась, белея, багровея и синяя попеременно, благо, сила фрукта позволяла. Бартоломео, услышав обличающий выкрик ребёнка, согнулся в три погибели, ухахатываясь.
   -- Капитан, мы готовы отчалить, -- позади нарисовался Шура, после, подойдя к перилам верхней палубы, где я и ребенок стояли, со вздохом посмотрел на парня, утирающего слёзы. -- Думаю, мы отдали его в хорошие руки.
   -- Ты о корвете или о Барто? -- покосилась на него, после вновь перевела взгляд на корвет. Бартоломео, немыслимо, как и где, но умудрился в сжатые сроки собрать себе команду и припасы и так же готовился к отплытию, только в отличие от нас -- домой.
   -- Капитан, нам правда пора, -- он не стал отвечать. -- Нам стоит выйти в море сейчас, как раз к вечеру достигнем границ Калм Белта, где станем на якорь, а с утра следующего дня уже выйдем на Гранд Лайн. Курс точно этот?
   -- Да. Я всё равно не знаю пока, откуда нужно начинать, -- качнула головой, отвлекаясь на то, как Барто отдаёт какие-то приказы своей команде. -- Михель и остальные пиратики просили заплыть в одно место, где их накама. Сказали, что она умудрилась сбежать с корабля немногим раньше бунта, а потому и не попала под общую раздачу. Так что, плывем за ней, на остров Неба.
   -- Ну, надеюсь, что данный ими Интернал Пос действительно указывает туда, -- вздохнул старпом.
   -- Хочешь сказать, что не веришь?
   -- Для меня, как и для многих людей, остров Неба такая же сказка, как и Небесный Остров Скайпия.
   -- Ну посмотрим -- нам всё равно куда плыть, -- пожала плечами. -- Командуй.
   -- Да, капитан, -- понятливо кивнул мужчина.
   Позади раздался звон колокола, и послышались команды. Корабль, ощутимо вздрогнув, плавно отошел от берега, на который высыпала толпа краснокожих людей: мужчины, женщины и дети, прыгая, прощально махали руками, что-то громко крича.
   -- Эй, стекляшка, не смей подыхать там! -- донеслось издевательски от Барто, закинувшего голову -- корвет был куда ниже нашего фрегата, который начал величественно проплывать мимо него.
   -- Эй, зелень, не смей подохнуть раньше меня! -- в том же тоне прокричала в ответ. -- Я ещё дам о себе знать, ясно!
   -- Ловлю на слове! -- засмеялся он, оставаясь позади.
   Мелькнул нос корвета и остался позади, а мы, уносимые веслами, плавно набирая ход, устремились к выходу в открытое море, где вдалеке виднелись спины Морских Королей. На берегу, детишки, громко крича, бежали следом, маша какими-то тряпками, на паре которых, я с мурашками на спине, опознала главный герб нашей команды. Мда, быстро расползается...
   -- Капитан! Утренняя почта! -- к нам подбежал запыхавшийся Гриша. Замерев, непонимающе окинула его взглядом, после повернулась к Шуре. Потом обратно к Грише.
   -- Эм, а как это понимать? -- красноречиво указала на одежду обоих. Чёрные штаны, чуть сужающиеся книзу, по типу брюк, бежевая у одного и белая у второго рубашки поверх. И, впереди, слева на груди, золотистыми нитями вышитая двухголовая птица с коронами, у которой, в отличие от знакомого мне герба, внутри был не всадник, пронзающий змея, а уже печально знакомый череп с цветными перьями и завитками. На ногах обоих ботинки на шнуровке, на поясе сабли.
   -- Форма, леди капитан, -- поклонился Шура, глядя на меня хитрыми глазиками. -- Пираты или нет, но порядок превыше всего.
   Я понятливо кивнула, тихонько оглядываясь в сторону Рока. Точно -- та же одежда, даже мой подарок на поясе висит. Вот же, змей хитрый, этот Шура...
   -- Что тут у нас? -- Шура, пользуясь тем, что я выпала на время в свой мир, забрал у Гриши бумаги, откладывая газету на столик, стоящий неподалеку, и раскладывая рядом небольшую стопку розыскных листовок. -- Так, хм... Интересно.
   -- Что там? -- любопытно выдохнула, в последний раз глядя в сторону земли. Мдя, скучать всё же буду. Но чуть-чуть -- эта зараза зеленая ещё выплывет, я просто уверена.
   -- "Такого-то-такого-то числа-месяца, на одном из больших островов Гранд Лайна, который я не буду упоминать из уважения к населяющим его жителям, но который не входит в состав Мирового Правительства, произошла стычка между Хрустальной Соней и её командой с печально известным лидером преступного синдиката -- Мавром. Наш специальный агент лишь по случайному стечению обстоятельств был на корабле, который так же находился в порту поселения местных жителей. В бою, в котором были задействованы лишь силы вышеупомянутые, полную и безоговорочную победу одержала Хрустальная -- только недавно появившаяся на Гранд Лайн пират новичок-снайпер, бывшая в составе команды "Когтя", а теперь основавшая свою собственную. Что стало с Мавром -- неизвестно, но по неподтверждённым источникам сообщается, что он погиб в бою, который произошёл в его личной резиденции.
   На данный момент, остров взят под контроль Хрустальной Сони, сообщает неизвестный источник". И, капитан, тут листовки пришли...
   -- Шура?! -- севшим голосом позвала его, несколько испуганно рассматривая разложенные бумажки и пытаясь найти там свою рожу.
   -- Эта, -- он, с лёгкой улыбкой, вытащил одну, из-под низа, протягивая мне. Гриша и Рок, затаив дыхание, вытянули шеи.
   -- МАТЬ ТВОЮ! -- обречённо заорала, увидев изменившуюся цифру.
   Шестьдесят миллионов.
   -- Поворачивай это корыто обратно! Мы плывем за этой гребаной "Настурцией"! -- прорычала, сжимая бумажку в руке. Я лично застрелю эту тварь!..
   Естественно, что никто никуда не повернул, да только мне от этого легче не стало. Долбанные папарацци!
   Рок только мило хихикал в стороне, явно радуясь тому, что у него такая дорогая недомама. Да и команда явно не разделяла моих взглядов. Предатели.
  
  
   14. Небо в ладонях
  
   Ближе к вечеру подул чуть прохладный ветерок, самим фактом своего появления вызывая на судне ажиотаж. Сразу же сбросили якорь, кинулись к Этернал Посу, что-то начали обсуждать. Сидя на носу судна, задумчиво курила, параллельно разбирая отобранный у оружейника пистолет-револьвер. Да, на нашем корабле был даже этот человек, такой суровый дядька, любящий свою работу и пугающий Рока, Сонро и Нила до глубины души -- за пару часов они успели несколько раз ко мне прибежать, жалуясь на то, что он страшный, и явно устроив соревнования на тему того, чья моська будет жалостливее.
   Мне оставалось только посмеяться над ними и, получив в ответ три насупленных взгляда, пожать плечами, возвращаясь к деталям. Эта троица и сама разберется, а вот мне нужно хорошенько запомнить все составляющие -- я хотела попробовать создать оружие с нуля, благо, в отличие от самого снаряда, в нем не было переменных. А для этого пришлось разобрать его полностью и внимательно изучить все части. Результат оказался довольно-таки любопытным: первые два пистолета разорвало в мелкую пыль, стоило сделать хотя бы один выстрел.
   Сидящий за столом неподалеку навигатор автоматически смахнул с себя мелкую стеклянную крошку и, спокойно встав, удалился на нижнюю палубу. Молча. Пожав плечами и пораскинув мозгами, я попыталась создать нечто с добавлением обсидиана -- вникать в химический процесс, происходящий в глубинах материала, не хотелось.
   Как результат, в руках осталась только рукоять, а вот осколками перебило один из канатов, крепящих косой парус, в результате чего тот, радостно подхватив легкий ветерок, вырвался на свободу. Я решила повернуться спиной к тут же забегавшим матросам-новичкам, дабы не видеть их глаз, которые могли мне много чего поведать о проводимых опытах.
   Поднапрягшись, что есть сил, а их после архипелага у меня порядком прибавилось, все же смогла что-то выдать по типу кинжала Рока, только темного оттенка -- вероятно, съеденный обсидиан так просто не хотел усваиваться, все еще не давая мне принять прежние цвета. Вот это оружие уже смогло достойно провести серию выстрелов и не развалиться на части. Правда, даже теперь, когда я поняла, что могу создать нечто большее, нежели спицы и ножи, стрелять просто так не представлялось возможным: патрон. Он состоит из гильзы, пороха и самой пули. И, если последнюю я могу создать с легкостью, и, даже начинить чем-то мелким и разрывающимся при попадании, да и с гильзой могу извратиться, попросту сделав место для удара бойка тоньше, чтобы высеклась искра, то с порохом я так и не смогла ничего поделать. Нужно экспериментировать, просечь саму фишку вещества, а это отнимет некоторое количество времени, которого у меня пока нет. Да и химия не особо мой конек.
   Что ж, по крайней мере, в случае чего, я всегда смогу создать пистолеты и снаряды -- начинить, если будет порох, не сложно -- главное с пропорцией угадать.
   -- Леди капитан, пора ужина, -- за спиной неслышно возник кто-то из команды, почтительно склоняясь в поясе. Как и все остальные в форме и с гербом, при взгляде на который опять подавила желание вскочить и вытянуться в струнку. -- Или вам сюда подать?
   -- Благодарю, я сейчас подойду, -- качнула головой, поворачиваясь обратно и собирая револьвер -- научилась я там что-то создавать или нет, а вот оригинал нужно сдать оружейнику обратно. Не хорошо разбрасываться работающим оружием. -- Можешь идти, -- бросила, так и не ушедшему парню. Тот, еще раз поклонившись, стремительно пошел обратно, быстро спускаясь по ступеням вниз. Странные порядки, однако. Что там новеньким ребята успели наболтать, если у них такая реакция в мой адрес?
   Верная Пипа бодро вскочила на плечо, игриво покусывая за ухо и требуя порции ласки. Потеревшись о грубую шерстку щекой, сползла на палубу и, подхватив со стола пару отверток и шомпол, которые выдали мне по незнанию, отправилась в оружейную.
   Внутри никого не было, что меня совсем не удивило и, сгрузив ношу на тумбу, выскользнула обратно за дверь. Не стоит задерживаться в таком месте -- меня же потом оттуда за уши не вытащишь. А ведь пора бы уже и винтовку свою прочистить -- она последнее время знатно повоевала, хоть и без меня.
   Открыв дверь столовой, и спустившись по паре ступеней вниз, в огромное помещение, довольно прищурилась -- народ активно двигал челюстями, жуя и параллельно что-то обсуждая между собой. Поделившись на группы, они, тем не менее, все дружно отвлеклись от ужина, откладывая ложки-вилки и вставая.
   -- Доброго вечера, леди капитан, -- общий поклон был не столько неожиданным, сколько непонятным. Ну, кушали же, ну че, как эти... Нормально же общались.
   -- Капитан, прошу сюда, -- Шура помахал рукой, призывая за крайний, возле иллюминаторов, столик, где уже сидел навигатор и Дик с Нилом. Остальная компашка сидела неподалеку и, стоило мне сесть на свое место возле стены, уже куда добродушнее и по-домашнему кивнула. Рок просиял, салютуя ложкой. -- Теперь ты у нас здесь обретаешься, с командующим составом.
   -- Мда, я начинаю сожалеть о своей шутке о капитанстве. А кто же у нас тогда Дик и Нил? -- удивленно вскинула брови, поворачиваясь к парням. Те смущенно поерзали, после, потолкавшись локтями, решились.
   -- Мы решили, что нужно несколько приблизиться к нормальному составу команды, и сразу все разбить?.. -- выбранный делегатом, Нил неуверенно посмотрел на Шуру, тут же выдавая зачинщика проекта. Шура лишь покачал головой, опираясь локтями на стол и закрывая ладонями лицо. -- Ну, в общем, тут у нас навигатор, сэр Мао, -- мужчина кивнул, не отрываясь от чтения какой-то книги. -- Шура старпом...
   -- Сэр Шура, -- донеслось из-за закрытых ладоней.
   -- Да, сэр... Ну, Дик у нас помощник навигатора. А я... Я просто так.
   -- Ух ты, -- хмыкнула я, ссаживая рядом с собой на стол Пипу. -- Ладно, сиди, никто не гонит. А остальные? Кок, врач, главный канонир?
   -- Эм... Они не пришли, а наш кок сейчас на своём боевом посту, -- криво усмехнулся парень, кивая на стойку раздачи. Я пожала плечами -- ну, на боевом, так на боевом.
   -- А когда у нас там ужин? Все уже едят...
   -- Сейчас принесут, -- Мао спокойно перелистнул страницу и, положив закладку, захлопнув книгу, кладя ее на лавку рядом с собой.
   -- А мы сами что, не можем? -- удивилась я, поворачиваясь в сторону кухни и тут же хмурясь -- ребенок. Мальчик, которого утром явно не было на построении, чем он сейчас и привлек мое неприкрытое внимание.
   -- Ты кто? -- вскинула бровь, рассматривая острые черты смуглого лица. Карие глаза, выпирающие скулы, тонкая линия губ и острый подбородок, короткая стрижка -- личико ещё очень детское, несмотря на то, что он изо всех сил старался выглядеть старше, хмурясь. Он ничего не сказал, молча выставляя передо мной тарелки с супом и с какой-то кашей, чашку с ароматно пахнущим чаем с мятой и мелиссой, и выкладывая столовые приборы. -- Ау, база -- приём! И почему опять мелисса?!
   -- Леди, он не разговаривает, -- на нас уже обратили внимание, отвлекаясь от ужина. Повар, скорее всего находящийся недалеко от стойки и контролирующий процесс поглощения его стряпни, поспешил к нам, кладя огромную ладонь-лапищу ему на плечо и легонько сжимая. -- Он мой помощник на кухне, зовут Мартин. Леди, не серчайте на него, если что -- парнишка изо всех сил старается!
   -- А мелиссу я посоветовал -- ты ж ее часто пила, -- натянуто улыбнулся Нил, явно силясь отвлечь меня от ребенка.
   -- Сколько еще неучтенной детворы на моем судне? -- нахмурилась, не попадаясь на удочку и поворачиваясь к Шуре. -- Господин старпом, вы у нас в Девы Марии заделаться успели, да?
   -- Он один, -- отрицательно качнул тот головой. -- Наш кок очень просил взять его с собой. Прошу простить меня за то, что упрятал пацана.
   -- Леди Соня, я ручаюсь за него, -- поклонился кок, осторожно заводя мальчика себе за спину. -- Он славный работник, старательный. Прошу, не гневайтесь.
   -- Остальным ужин принесите, -- бросила, отворачиваясь и понимая, что проиграла ещё до начала спора -- Шура знал: я не смогу, при всем моем серьёзном отношении к взаимоотношениям взрослых и детей на пиратском судне, вышвырнуть этого Мартина за борт.
   Подперев щеку рукой, перевела взгляд на крысу, наблюдая наимилейшую картину: Пипа, воспользовавшись всеобщей отвлеченностью, уже вовсю кормилась у края моей тарелки с кашей, явно выбирая кусочки какого-то мяса. Вот интересно, а ведь зомби, как утверждали фильмы и сериалы моего мира, страдали вечным голодом -- Пипа вообще имеет стоп кран в насыщении, или её можно кормить, пока она не лопнет? Опыт был бы интересным, если бы не принятие того факта, что другой такой крысы у меня уже не будет.
   Подождав, пока мальчишка в паре с коком быстро накроют на стол остальным, благодарно кивнув и пожелав приятного аппетита, подхватила ложку, приступая к ужину.
   -- М, как вкусмо, мпавда! -- совсем не по-капитански восторженно воскликнула, силясь проживать. -- Офень!
   -- Благодарю, леди, -- кок буквально засветился от эдакого комплимента, с чувством выполненного долга удаляясь в свою обитель запахов. Паренек, посверлив меня взглядом, заметив встречный взгляд, насупился и быстро нырнул следом за мужчиной. Странный он, как бы ничего не задумал дурного...
   -- Что у нас с направлением? -- ставя поверх опустевшей тарелки супа, тарелку с кашей, поинтересовалась у Мао.
   Пипа, как оказалось, все же знала то, когда надо отвлечься и, лапкой пододвинув мне вилку, гордо прошла к чашке, вставая на задние лапки и приникая к уже остывшему чаю. Мда, пузико реально размером с шарик для гольфа... Меллот, кажется, как-то говорила о том, что она ее раскормила. Пора на диету сажать. Или к делу припахать, что ли? Точно.
   -- Курс верен, хоть я до сих пор отрицаю факт существования пункта назначения, -- покачал головой навигатор. -- Этернал Пос ведет нас, но куда -- не ясно. Капитан, вы действительно верите меченым?
   -- До конца -- нет, но они хорошо зарекомендовали себя в бою, -- качнула головой. -- Они могли уже несколько раз направить наше оружие против нас самих, но вместо этого сражались плечом к плечу.
   -- Ясно, буду в курсе, -- Мао явно был воплощением спокойствия, откладывая столовые приборы и беря в руки чашку с чаем. -- В таком случае, повторяю: курс верный. По заверениям тех, кто отдал мне Пос -- нам плыть около недели.
   -- Хорошо, -- вздохнула, отвлекаясь на то, чтобы потыкать пальцем в бок умывающуюся крысу. -- Пипа... У меня к тебе дело.
   Пипа была не особо в восторге, но выбирать не приходилось. Да-да, милая. Спецназ.
   -- И что, сработает? -- Мао проводил переваливающуюся на лапках крысу взглядом, после повернулся ко мне.
   -- Ну, в старой команде именно так и было, -- пожала плечами. -- Правда, там был еще один фактор, но я искренне верю в то, что у Пипы все сложится и так. Нил, тебе задание.
   -- Слушаю, -- подался вперед парень, глядя на меня загоревшимися глазами.
   -- Найди какую-нибудь каморку, и организуй в ней примерно то же самое, что и на "Парящем" было. Если буду нужна -- позови. Так же, нагрей воды, достань моющих -- не хочу, чтобы команда подцепила какую-нибудь гадость от хвостатых.
   -- Тогда еще и к Норе, и к врачу сходи -- пусть что-нибудь придумают от паразитов, -- подал голос Дик, до этого молчащий.
   -- Верно. И, сейчас, смотайся -- принеси мне тряпок и масла оружейного -- хочу оружие почистить свое.
   -- Да, капитан, -- козырнул Нил, без вопросов подрываясь с места и устремляясь к выходу. Ну, хоть доел...
   Мартин появился рядом со столом практически бесшумно, молча собирая посуду, и осторожно удаляясь в сторону кухни. Кинув мимолетный взгляд на Рока, отметила, что мальчик любопытно подался вперед, провожая своего будто бы сверстника взглядом.
   -- Ладно, я к себе, -- кивнула ребятам, поднимаясь из-за стола на ноги и направляясь к выходу.
   -- Леди капитан, простите, -- окликнул меня кок и, после того как я к нему повернулась, осторожно поинтересовался, -- все было хорошо?
   -- Да, я же сказала, -- согласно кивнула. -- Все очень вкусно, вы молодец.
   -- Благодарю, -- поклонился он.
   Мартин, осторожно высунувший нос наружу, поймал мой взгляд и вновь быстро нырнул обратно, оставляя после себя только раскачивающуюся занавеску.
   Мда, точняк с Роком сдружится.
  
   Предполагаемая неделя тянулась долго, наверное, из-за того, что с первого дня, как мы вышли на Гранд Лайн, начал лить дождь. Ливень сменялся моросью, пару раз утром приходилось выгонять команду на палубу, чтобы они отчищали такелаж от корки льда, что его покрывала, когда температура вдруг резко упала. Дошло все до того, что пришлось самой выйти и принять участие, потому что в отличие от остальной части команды мне холод был нипочём. Хотя, как мне начинало казаться, новенькие в команде так и не поняли того, что я фруктовик, ни разу не обмолвившись о моих способностях, но уверенно обсуждая мастерство стрельбы, пару раз, в сравнениях, обмолвившись о каком-то неизвестном мне стрелке из команды Рыжеволосого Йонко. Послушав их так пару раз, я решила не вмешиваться с вопросами, а потом и вовсе выбросила те из головы -- если то, кто такие Йонко, я уже знала, то о Рыжеволосом я слышала впервые. Хотелось бы, чтобы эти слухи так и оставались бы слухами. Ну, всё это дело -- я человек тихий, скромный, сижу себе и только изредка отсвечиваю на солнышке.
   А вот дальше...
   -- Скажи, я что, обкурилась в конец? -- закинув голову вверх и щурясь на яркое солнышко, пробормотала, рассматривая, просто-таки невозможную картину.
   -- В таком случае, я курил то же самое, если не круче, -- Шура, как и я, отказывался верить в происходящее, обессиленно опершись о мачту. -- Это ж бред какой-то...
   Остальная команда наших чувств и эмоций не разделяла, следуя наставлениям меченых, которым мы, как знающим больше нашего, передали бразды правления, на время, отойдя в сторону и следя за... Сушей?
   Перед нами открывалось нечто: до земли было ещё далеко, часа два при попутном ветре -- наконец-то выглянуло солнце, ещё несколько осторожно пробегаясь лучами по мокрым доскам и тряпкам корабля и, вильнув, уходя вдаль, к пункту нашего назначения.
   Остров Неба. Он был велик. И, величие его начиналось с того, что сама земля была на высоте пары километров, огромным таким островом удерживаясь в руках четырех каменных исполинов-воинов, стоявших на клочках земли. Обряженные в доспехи, с шлемами на головах, они гордо смотрели на саму землю, на которой виднелись верхушки строений. Обросшие какими-то растениями, а от того уже не гранитного цвета, а зеленого, с какими-то зданиями на телах, где те могли удержаться, они казались высеченными из цельной скалы, потому что просто невозможно было предположить то, что их кто-то откуда-то привез или отстроил. Слишком величественно, слишком невозможно.
   Подплыв ближе, так, что уже нужно было закидывать голову вверх, внутренне боясь того, что, именно сейчас, каким-то неведомым образом, руки титанов не выдержат и надломятся, роняя на нас свою драгоценность, мы смогли рассмотреть какой-то городок у ступней, к которому и направлялось наше судно.
   -- Леди капитан, мы скоро прибудем в третий порт. Возможно, вам стоит подготовиться? -- подошедшая Нора внимательно посмотрела на меня, одним только взглядом указывая на то, что мой внешний вид несколько... Неподобающ.
   Пожав плечами, хмуро согласилась: разношенные штаны, утащенные у Дика, и майка-парус вряд ли были бы визитной карточкой купца-капитана, чью роль я играла. Как и вся команда -- пока не узнают, а я надеюсь, что это будет еще долго, выпячиваться не стоит.
   -- Вашу одежду принесли к вам в каюту, мы будем ждать на палубе, -- поклонился один из матросов, находящийся в подчинении завхоза.
   -- Благодарю, -- кивнула, быстро направляясь к своим хоромам. В прямом смысле этого слова.
   Нахрена они ТАК отделали мою каюту, я так и не поняла -- принимать у себя в покоях кого-то постороннего я не планировала, для этого есть кают-компания. А для чего ещё мне нужно было богато отделанное помещение, со шкурами на полу, люстрой на потолке (на чьи украшения я облизывалась), и огромной кроватью-траходромом, на которой и четверо ночью не узнают друг о друге, если будут спать тихо, я не понимала. Единственным плюсом я видела лишь красивый крепкий стол из красного дерева, несколько кожаных кресел, надежно стоящих на своих местах и не подверженных перекатыванию по каюте во время шторма, да балкончик, с которого открывался потрясающий вид на море. Ну, и в качестве пункта обстрела неприятеля он неплохо так выступал -- правда, пока что без практики.
   Остеклив ноги и стряхнув с них весь мусор, который успела насобирать голыми подошвами, потому что на палубу, когда рано поутру неожиданно раздался колокол, выбежала босиком, да так и не вернулась обуться, быстро прошла к шкафу, извлекая одежду цветов команды. Плащ с двухголовой птицей на спине являлся ярким дополнением -- Шура не мог не прилепить и мне командный знак. Впрочем, он частично скрылся за винтовкой, которую я взяла с собой. Подхватив шляпу и перчатки, быстро вышла наружу, гулко топая толстой подошвой высоких берцев и на ходу поправляя чуть неудобный корсет, который носят поверх рубашек.
   -- О, идеальный капитан! -- воскликнул Нил, за руку с Роком вываливаясь с верхней палубы и во все глаза рассматривая меня.
   -- Спасибо, старалась, -- пробурчала, вглядываясь в портовую площадь и, с внутренним облегчением, не находя там знаков Дозора. -- Нам нужно наверх, или и этой суши хватит?
   -- Наверх, как же иначе, -- хохотнул Нил, закидывая голову и присвистывая. -- Эх, высотень-то какая!
   -- Сонь, а он не упадет? -- Рок подергал меня за подол плаща и, добившись внимания, встревоженно округлил серые глазищи. -- Они такие старые...
   -- Не бойся, малыш, -- потрепала его по голове, после приобняла.
   -- Если он на нас упадет, мы погибнем быстро, -- рядом с нами возник Мао, щурящийся на ярко сверкающие крыши зданий и грустно вздыхающий. -- Никогда не поверил бы, что такое может существовать...
   -- Ты мне ребенка перепугал, дурень, -- шикнула на него, успокаивающе гладя мальчика по голове. Рок, с неподдельным ужасом в глазах, мертвой хваткой обхватил меня за пояс, время от времени бросая испуганные взгляды наверх. -- Ничего не упадет, малыш. Не при нас.
   -- Обещаешь? -- внимательный взгляд заставил внутренне насторожиться, после поднять голову вверх и на глазок прикинуть древность титанов и то, могут ли они поломаться в ближайшие пару дней, которые мы планируем провести в этом месте.
   -- Да, -- уверенно кивнула, после, отстранившись, подошла к борту, внимательным взглядом окидывая пристань и крепко ухватываясь за канаты -- причаливание пришло несколько криво: корабль, завернув, боком прошелся по камню причала, ощутимо царапая дерево и только так окончательно останавливаясь. На пристань тут же спрыгнули матросы, с канатами в руках бросаясь привязывать концы. Сброшенные якоря удержали корабль от столкновения с соседним к нам судном, от чего у нас вырвался вздох облегчения.
   -- Ну и кто вас учил швартоваться? -- в наступившей тишине почему-то крайне отчетливо прозвучал мой голос, от чего присутствующие несколько поежились, виновато глядя в ответ. -- Чёрт, наверное, так только мне может повезти с командой...
   -- Отрядить людей на ремонт? -- ко мне подошел Шура, опираясь на фальшборт и перегибаясь вперед.
   -- Естественно. А сам иди к здешнему городничему: что тут требуется платить за швартовку и простой -- узнай. Да и наверх нужно как-то попасть...
   -- Чтобы попасть наверх, нужно пройти к загонам с крылатыми зверьми, -- рядом возник Михель, меченый. -- Мы не были наверху, но наша накама говорила об этом.
   -- То есть, нам действительно надо вверх, -- грустно протянула, вглядываясь в огромную стаю птиц, взмывающую в небо с ноги одного из титанов.
   Ненавижу летать.
   -- Верно, леди капитан, -- кивнул паренек. -- Тут это в порядке вещей, как я понял.
   -- Ладно, слушайте приказ: я и часть команды отправимся наверх, остальные останутся тут -- торговать и охранять судно. Вопрос: кто имеет интерес к высадке наверх?
   -- То и есть Остров Неба, -- поправил меня Михель. -- От нас полечу я и Гриша -- остальные останутся на охране судна. Мало ли?
   -- От нас полетят врач, навигатор и его помощник, Нил, Рок и я. Думаю, этого будет достаточно, -- выдал Шура, сверяясь с каким-то листком. -- Есть личные предпочтения, леди капитан?
   -- Нора, Говард и Сонро? -- повернулась к троице, замершей неподалеку.
   -- Нет, леди, мы останемся на корабле -- торговля дело тонкое, а мы уже знаем ее некоторые тонкости. Да и на работу нашего казначея интересно посмотреть, -- покачала головой женщина.
   Сонро согласно кивнул, опасливо глядя на берег перед нами. Все ясно -- один боится, вторая хочет присмотреть за всем этим балетом, а третий просто не выспался -- вон, как заразно зевает.
  
   Люди в городе Земли -- так они называли свое место жительства, наверное, в обратную от Острова Неба, оказались на удивление приветливыми. Наверное, им не хватало путников, чтобы узнавать новости с большой земли не только из газет. Не бедные, в отличие от нашего последнего пункта высадки, дома были милы и аккуратны, повсюду зелень, и встречались ухоженные горожане, самые обычные, не строящие из себя что-то эдакое. Просто милые и приятные, несущие какое-то тепло викторианской эпохи. Атмосфера острова дышала спокойствием и тем теплом дома, которое так хочется встретить в своих странствиях по морю. По маленькой Ден-Ден Муши отзвонился Шура, докладывая, что с местным главой он нашел общий язык быстро и уже отдал приказ о разворачивании точки торговли на рынке для приезжих купцов -- все же, путники были, пусть и не в таком количестве, как у того же Сабаоди, о котором нам как-то рассказывала Меллот, однажды туда заплывшая в поисках приключений. Страшно было узнавать, что она там смогла себе найти, и чем все кончилось -- девушка оказалась та еще, с характером и шилом в одном месте.
   -- Сбор в половину десятого у загонов! -- напоследок проинформировал нас мужчина, прежде чем отключиться.
   Ну, времени еще много -- погулять по окрестностям самое оно.
   Ведя под одну руку Нила, дабы парень не начал своевольничать и обкрадывать наивных самаритян и в другой сжимая ладошку любопытного Рока, гордо нацепившего на себя яркую ультрамариновую шляпу и уверенно топающего сандаликами, незаметно косилась по сторонам, благо, наспех созданные солнцезащитные очки прекрасно скрывали мои глаза и направление взгляда. Все же, я капитан -- не стоит проявлять свой интерес на публике. Еще прицепятся, как к отставшим от нас Михелю и Грише, которые заинтересовались необычными сладкими изделиями на витрине одного из магазинов. Парней так просто отпускать не хотели и, быстро расплатившись за пару леденцов на палочке для Нила и Рока, поспешно потянула ребят дальше, оставляя меченых на милость, ну очень доброму, торгашу. Стащенную Нилом конфету обнаружила уже позже, причем в своем кармане и, потому, теперь вела парня под локоток, во избежание. Пусть и с опозданием.
   -- Тут очень красиво! -- доверительно раздалось из-под шляпы, заставляя проходившую мимо пожилую пару добродушно усмехнуться, услышав его.
   Рок тут же насупился и прижался ко мне, натягивая свободной рукой шляпу на нос.
   -- Какой у вас милый ребенок, -- дама, наблюдавшая за ним, ласково улыбнулась, чуть нагибаясь к мальчику. -- Как тебя зовут, малыш?
   Рок сильнее сжал пальцы руки и предпринял попытку спрятаться за меня. Пришлось, бросив предостерегающий взгляд на Нила, который в ответ невинно округлил глаза, отпустить парня и присесть рядом с ребенком, приобнимая его.
   -- Не бойся, она ничего плохого тебе не желает, -- тихо шепнула под шляпу, вызывая сердитое сопение. -- Ответь ей, не стесняйся. Как Нора учила.
   Приподнявшийся краешек шляпы показал серьезные глаза звереныша, который еще не решил, кусаться ему или пройти стороной. Ободряюще улыбнувшись, кивнула, поглаживая пальцами маленькую ручку.
   -- Рок, -- решившись, повернулся он к женщине, вежливо снимая шляпу с головы и кивая в знак приветствия. -- К вашим услугам, леди.
   Я довольно улыбнулась, слушая его. Вспомнить только то, сколько с ним Нора билась, пока мелкий допер, что лучшая тактика не нападение, а вежливость. Ух, у нас тогда все члены команды удостаивались приветствий -- судя по их лицам, порой неожиданным.
   -- Какой вежливый, -- женщина буквально расцвела, улыбаясь уже от души. -- Он ваш... Сын?
   -- Да, леди, -- согласно кивнула, внутренне ощериваясь -- не дай боги, начнет возникать по поводу моего возраста. Однако последующая её фраза заставилась меня тут же начать корить себя.
   -- Надо же, такая молодая, а уже мать! И, какого чудного ребенка вы сумели воспитать -- просто умничка! -- всплеснула руками женщина, округляя глаза. -- Френк, ты видел? Ещё не все потеряно -- молодое поколение ничем не хуже нашего!
   -- Видел-видел, тут же стою, рядом, -- добродушно пробурчал мужчина, названный Френком, усмехаясь в усы. -- А парень что, отец?
   -- Я? Нет, что вы! -- изумился Нил, до этого явно думающий о побеге вглубь местного рынка. -- Я просто друг семьи!
   -- О, вон оно как -- охранник, значит, -- фыркнул мужчина и тут же получил тычок локтем в бок от своей жены. -- Да ладно тебе, смотри -- улыбаются. Значит, поняли шутку. Что ты сразу начинаешь!
   -- А то, Френк-Нильс Гамильтон, что от твоих шуток люди начинают теряться в ситуации! -- умудряясь одновременно улыбаться нам и хмуриться на мужчину, возмутилась женщина. -- Вы простите моего дорого -- вечно глупости ляпает! Ох, я же не представилась! Прошу простить, мои дорогие, я -- Лиза. Просто Лиза.
   -- О, леди, для нас честь встретить столь приятных людей, -- встав, приложила руку к груди. -- Меня зовут Соня, а это Нил, мой хороший друг и напарник. Мы купцы, торгуем поделками и сувенирами из драгоценных каменьев. Если есть интерес, прошу, заходите на базарную площадь для купцов -- скажите, что вы от капитана Сони и, я уверена, вам покажут и предложат самое прекрасное, что у нас есть. И, не дорого -- мы не дерем втридорога, как другие представители нашей профессии, нам в радость приносить счастье от покупки людям.
   -- Ну, ты и загнула, -- тихо шепнул Нил, пока Френк и Лиза благодарили за приглашение. -- Мне позвонить нашим, предупредить?
   -- Да, будь так добр, -- улыбнулась ему, после повернулась к паре.
   -- А куда вы сейчас направляетесь? Верно, остров изучаете? -- Лиза была не только вежлива, но и любопытна, как большинство дам ее возраста.
   -- Ну, на вашей земле мы торгуем, а вообще хотим наверх подняться, посмотреть на мир с высоты птичьего полета, как говорится, -- пожала плечами, будто извиняясь за то, что городу Земли предпочитаю Остров Неба.
   -- О, туда многие путники стремятся, -- засмеялась женщина. -- Туда летают острокрылы -- дальние родственники грифонов, но, увы, живущие только в этих землях. Говорят, они были выведены специально для того, чтобы доставлять путников на Остров Неба, когда очень и очень давно...
   -- Не забивай им головы легендами, лучше пусть сами пойдут и все увидят, -- укорил ее Френк, перебивая. -- Поверьте, там есть на что посмотреть! Только не пугайтесь острокрылов -- они только с виду страшные.
   -- Нет, постойте, это очень интересно! -- подалась я вперед. -- Расскажите, пожалуйста, о том, откуда вообще Остров Неба! Не верю я в то, что его отстроил кто-то! Эти титаны, будто из скал высечены!
   -- О, нет, Сонечка, их никто не строил, -- покачала головой Лиза, уходя куда-то в воспоминания. Я, Рок и Нил навострили уши, приготовившись слушать. Френк вздохнул, но ничего не сказал -- видимо, не сильно он любил все эти легенды и предания, или же они ему уже приелись -- вон, с каким лицом Лиза начала повествовать, явно не в первый раз. -- Говорят, что давным-давно, где-то около тысячи лет назад, когда еще не было гонений за понеглифы, а Морские Дьяволы спокойно существовали бок о бок с людьми, -- тут напрягся Рок, до этого не особо внимательно слушающий ее, а теперь во все глаза, следя за женщиной. -- Говорят, тогда, где-то на границе мира жили титаны из камня. Никто не знает, чем они занимались, но, однажды, они оказались должны одному царю из людей. И, тогда, отплачивая свой долг, четверо воинов пришли сюда, в это место, и принесли с собой землю -- часть своей родины, в подарок. И, стали на веки веков, эти титаны, держа в своих руках Остров Неба, как назвали они его тогда. И замерли, погрузившись куда-то вглубь своего сознания, чтобы не стеснять живущих на Острове взглядами своими. Царь человеческий, стал править тем местом, а чуть после, и у ног исполинов наши города возвелись, -- в несколько поэтичной манере рассказала женщина.
   -- А почему вы тут живете, а не наверху? -- удивленно поинтересовался Нил. -- Там же... Круто!
   -- Ахах, молодой человек -- не все так просто, -- покачал головой мужчина. -- Там воздух другой, разряженный. Тем, кто родился тут, на земле возле моря, тяжело приходится наверху. Дышать трудно. Да и, чего таить -- нам лучше, когда к земле ближе. Нет страха оступиться, а если и случится такое, то море у нас любящее -- примет, не погубит.
   -- Хм, да, это логично, -- покачала головой. -- А что там, наверху?
   -- Там красиво, -- мечтательно вздохнула Лиза. -- Там много зелени, красивые озера. Замок есть, величественный. А дома! -- все покрытые цветами! Дорожки камнем выложены, да так, что, казалось бы -- неумехи клали: плиты, не подогнаны друг к дружке, трава пробивается, а приглядишься и поймешь -- идеально. Яркие краски, птицы певчие, необычные. А персики! В несколько раз крупнее наших!
   -- Да, нам точно стоит слетать наверх, -- кивнула, внутренне представляя себе всю эту картину. -- А, вот вы о каких-то Морских Дьяволах обмолвились. Кто они? Я не в первый раз слышу -- может, вы знаете?
   -- Нет, девочка, прости, -- покачала головой женщина. Френк ей вторил, пожав плечами. -- Слышали мы, что зло они морское, глубинное и то, что вымерли они, вроде бы. А что они такое и почему лютовать стали, род людской на корм рыбам унося -- не знаю. Ох, ты ж! -- неожиданно вздрогнула она, бросив взгляд куда-то нам за спину. Дружно обернувшись, мы обнаружили, на одном из домов, небольшие часы. -- Десять часов скоро! Если хотите наверх -- поспешите! Острокрылы по расписанию летают -- вам всего-то пятнадцать минуток осталось. Поспешите по площади, а там направо -- увидите, где да что!
   -- О, Лиза, Френк, спасибо вам! -- поклонилась я, быстро утягивая за собой расстроившего Рока и неунывающего Нила.
   -- Удачного пути! -- донеслось вслед.
   -- А они замечательные люди, -- поделился с нами Нил, припуская вперед чуть ли не бегом.
   Догонять с ребёнком за руку его было тяжело, от чего пришлось дернуть парня на себя, вновь подхватывая под руку и тем самым оказываясь на буксире. Площадь промелькнула быстро и, завернув в указанном направлении, мы со всего маха вписались в грудь Говарда, до этого нетерпеливо приплясывающего на месте.
   -- Да где ж вас черти, не в обиду сказано, носят? -- воскликнул он, вручая Нилу какой-то рюкзак, хватая нас за шкирку, буквально поднимая над землей, и, таким образом, доставляя к пункту назначения. К счастью, Рок успел вовремя отцепиться, продолжая путь на своих двоих.
   -- Ну, наконец-то! -- вперед вышел Шура, строго нас оглядывающий. -- Договорились же, что в половину будем все на месте! Чем слушали?
   -- Седалищем, чем же еще? -- перемигнулась я Роком, для которого все это явно было одним большим приключением. -- Ну, как с билетами на аэрофлот?
   -- Чё? -- склонил голову набок Шура, буквально в секунду растеряв всю злость и гнев.
   -- Посадка на острокрылов когда? -- терпеливо пояснила, поправляя шляпу Року и проверяя ремень оружия. -- Какова максимальная масса наездника?
   -- А, уже в курсе всей этой волокиты? -- кивнул головой старпом.
   -- Да зацепились языками с местной парой семейной, заболтались немного, -- кивнула, проходя вперед, по направлению к загонам. Почти как в самолете, значит... -- Это что... Они?
   -- Да, согласен -- стремные ребята, -- Дик, подошедший ко мне, не без подозрения посмотрел в том же направлении. -- Как бы ничего не оттяпали...
   -- Френк сказал, что они добрые, -- тихо пропищал Рок, не меньше нашего не доверяя нашим будущим скакунам.
   В отличие от грифонов, у зверей все лапы были звериными, а передние, трехпалые, даже чем-то напоминали руки, которыми можно было что-то брать. Полностью черные, с мордами, напоминающими вороньи головы и с внушительным набором мелких острых зубов, идущих по периметру клювов, острокрылы пугали, напрочь отбивая всякое желание не то, чтобы сесть на них верхом, а просто мимо пройти. Черные перистые крылья с одним когтем, где у летучих мышей обычно располагается большой палец, и с длинным хвостом, как у кошки, но с прядями шерсти, а на конце с шипастой кисточкой, пышная грива и мускулистое тело -- тварь больше боевая, нежели транспортная...
   -- Я искренне хочу верить, что едят они не путников, которые на них ездят... -- кисло поделился с нами Шура, вставая рядом. -- Но, сказали, что они уже накормленные, да и случаев не было -- хоть они всего лишь дальние родственники грифонов, но они очень умные и все понимают.
   -- Да? Ладно, у нас все равно нет выбора, -- вздохнула я. -- Михель, нам точно наверх надо?
   -- Увы, но да, -- слова расходились с увиденным -- парень не испытывал и грамма страха, предвкушающе ожидая перелета. -- Давайте уже, выбирайте себе из загона по животному и вперед!
   -- Знаешь, Михель... Что-то мне подсказывает, что не стоит их животными называть, -- где-то за моей спиной шепнул ему Дик, когда в загоне пара острокрылов сердито топнуло, явно услышав его слова.
   Постаравшись взглядом их отметить, подошла ближе, выбирая себе зверя поспокойнее.
   -- Соня, а я с тобой, да? -- с надеждой подергал меня за рукав Рок.
   -- Нет, малыш, -- покачала головой. -- Я лечу сама. Ты с Нилом -- вы вместе будете не такими тяжелыми, чем я, ты и моё оружие. Прости, но тут нужно учитывать и возможности самих зверей.
   -- О, тогда мне будет не так страшно! -- больно уж храбро донеслось от бледненького Нила.
   -- Да не то слово, -- усмехнулась, открывая дверь загона. -- Извините, господа острокрылы, мне нужен один, посильнее -- ребенка с парнем повезти. Им поодиночке нельзя -- один еще слишком мал, а у другого недавно рука была сломана -- ему бы так, чтобы сильно не напрягаться...
   Удивительное удивительным, но меня поняли сразу -- вперед вышел один, головы на две выше меня и, коротко кивнув, заставил посторониться, пропуская его на выход.
   -- Нил, Рок -- вперед! -- скомандовала им. -- Так, а меня кто повезет?
   Через десять минут мы уже были верхом, осторожно ёрзая на спинах своих зверей и дожидаясь команды на взлет. Вместе с нами было еще десяток несколько человек, решивших посетить небесные чертоги. Пипа, как обычно вынырнув откуда-то из ниоткуда, довольно пискнув, забралась мне под плащ, и, выставив розовый нос в вырез куртки, приготовилась к полету со всеми удобствами.
   -- Дик, а что это у вас за рюкзаки? -- кивнула нашему младшему навигатору, сосредоточенно изучающего гриву зверя и явно решающего, как нужно за неё хвататься, чтобы не получить хвостом по затылку за выдранную шерсть. Гладкую и мягкую, кстати...
   -- А, это... Пипино войско, на всякий случай, -- пожал он плечами, не отрываясь от процесса.
   -- И сколько? -- вскинула бровь.
   Надо же, даже без Меллот наша маленькая крыса всё же смогла подчинить себе товарок, создав новый спецназ. Который и на нашем судне начал приводить людей в небывалый восторг: марширующие рядами на обед крысы не оставляли равнодушными ни детей, ни взрослых мужиков, которые бросали понравившимся им зверькам кусочки повкуснее, тем самым только укрепляя наше сотрудничество с хвостатым братством.
   -- Десять, -- Дик, всё же, решился и собрался как можно больше шерсти в кулаки. Последовавший за этим сигнал, заставил резко податься вперед, утыкаясь носом в шерсть и как можно сильнее обхватывая шею. -- У всех, кроме тебя и Рока, и Нила есть по нескольку животинок. Ещё с собой теплые плащи взяли -- говорят, наверху прохладно.
   -- Да, верно, -- согласилась, поражаясь их организованности.
   А я за это время только по городу прошла, да легенду выслушала... Ну, и пару покупателей нашла... А если Лиза ещё и со своими подругами поделится -- у нас будут посетители!
   Впрочем, даже эти мысли не могли настроить меня на позитивный лад. Ненавижу летать. И, лучше, в случае чего, пусть я упаду одна, чем с маленьким Роком. Рожденный ползать, летает только вниз.
   Резкий толчок и, неожиданно прогнувшись, мой зверь рванул вперёд, разгоняясь и, раскрыв огромные крылья, сделал пару пробных взмахов, на последнем мощно отталкиваясь от земли и взмывая в небо. Откуда-то сбоку раздался визг и, рискуя сорваться с острокрыла, я отстранилась назад, силясь разглядеть сквозь закрывающую обзор шерсть то, что же там такое. К счастью, очки прекрасно закрывали глаза от встречного ветра, который тут же сорвал мою шляпу, заставив ту затрепыхаться на шнурке где-то у меня за спиной.
   Но, страхи мои были напрасны -- просто Рок и Нил, ощутив всю прелесть ситуации, восторженно кричали, получая огромное удовольствие от полета. Остальные, правда, были не менее сдержанны -- тот же Шура, во время из одних воздушных ям, вскрикнул, а после засмеялся.
   Я их восторгов не разделяла, вновь уткнувшись носом в шею зверю и сильнее сжав коленями бока, с перекатывающимися под кожей мышцами. Зверь, недовольно рыкнув, заложил легкий вираж, заставив сердце на мгновение замереть, а сознание взбунтоваться.
  
   -- Дыхательные маски находятся над вашей головой -- в случае разгерметизации салона... -- обычный инструктаж. Не важно, на каком языке и в какой стране.
   ...
   -- Уважаемые пассажиры, не волнуйтесь, -- молоденькая стюардесса тщетно пыталась успокоить испуганных пассажиров.
   -- Пристегните ремни! -- пилот был куда более убедителен, неожиданно выходя на связь с салоном.
   ...
   -- Мы все умрем, мы все умрем, -- сосед слева открыто паниковал, склонившись вперёд, насколько позволял ремень, и раскачиваясь. -- Умрем мы...
   Мой напарник, не сдержавшись, точным ударом ладони по затылку отрубил его, после, повернувшись ко мне, натянуто улыбнулся.
   -- Ну, хотя бы не будет портить нам оставшееся время, -- грустно подмигнул, откидываясь на спинку кресла.
   -- Не загадывай -- не сегодня, ты же знаешь, -- поставила точку, повторяя за ним и так же откидываясь на спинку кресла.
   Маски, кстати, довольно-таки болезненно ударили по макушке, после очередного толчка выпадая откуда-то сверху.
  
   -- Соня, ты ещё долго будешь сидеть? -- словно откуда-то издалека донесся голос Шуры, после чего меня подергали за штанину. -- Слезай, давай, мы уже на месте.
   Вздрогнув, неуверенно высунула нос наружу, удостоверяясь в правдивости его слов. Вокруг было шумно -- голоса людей звоном висели в воздухе, силясь перекрыть друг друга. Голубое небо над головой, с редкими облаками, которые, казалось, можно было потрогать рукой. Обернувшись назад, увидела голову одного из титанов, чей каменный взгляд смотрел куда-то за мою спину.
   Зверь подо мной неуверенно переступил на месте, после повернул ко мне морду с золотыми глазами, явно намекая на то, что он не стул и не кресло, чтобы на нем рассиживались. Мы прибыли.
   -- Да-да, простите, -- поспешно кивнула, соскальзывая вбок и спрыгивая на ноги, тут же загудевшие от долгого перелета. -- Благодарю вас, острокрыл, -- благодарно кивнула зверю, кивнувшего мне в ответ. Секунду постояв, он, легко взмахивая кисточкой на хвосте, пошел к площадке с людьми, находящейся неподалеку. Наверное, обратно сейчас повезет. -- Михель, Гриша, куда нам?
   -- Одну минуту, капитан, -- захлопал себя по карманам Гриша, спешно извлекая на свет клочок бумаги и начиная пристально следить за ним.
   -- Ух ты -- библикарта, -- восторженно прошептал Нил, во все глаза глядя на бумажку, которая начала медленно ползти в сторону города.
   От нечего делать, я решила осмотреться, естественно, вначале поворачиваясь к огромному замку сбоку от нас. Как и титаны, он казался высеченным из цельной скалы и, наверное, на этот раз я была ближе к разгадке, нежели в отношении исполинов. Высокие башни своими верхушками терялись в облаках, не давая разглядеть какие-то непонятные вымпелы, из-за обилия влаги повисших мокрыми тряпками. Защитной стены или рва, как это обычно было у замков старины моего мира, не было, что еще раз доказывало -- титаны дарили это место для честного правления, которое не подразумевало собой народные волнения, или вообще вторженцев-захватчиков. Ну, или, самих несущих стен было достаточно, а ворота, сейчас открытые нараспашку, можно было бы и заблокировать при желании.
   -- Это как? -- шепнула Дику, подошедшему ко мне, кивая на листик в руках у Гриши.
   -- Что, и этого не помнишь? -- вскинул он брови. -- Библикарта -- это такая бумага, сделанная из ногтей человека по специальным технологиям и, после показывающая направление в котором тот находится. Ну, еще она отражает состояние его здоровья -- если начнет тлеть, значит -- беда.
   -- А если сгорит до конца? -- нахмурилась я.
   Не дай боги, если моя библикарта попадет к врагам в руки. Проще сразу застрелиться. А ещё проще никогда такую хрень не создавать.
   -- Смерть, -- пожал плечами Дик, отходя в сторону к углу дома, возле которого мы высадились, приседая и открывая свой рюкзак. Наружу тут же выскользнула пара крыс, спрыгивающих в траву, а после быстро карабкающихся по моим ногам. Оба внутренних кармана оказались тут же заняты теплыми телами, а следующая пара, повторив тот же маневр, укрылась в капюшоне. -- Ну, думаю, так будет лучше, -- засмеялся он, видя такое дело, и вытягивая наружу два плаща -- большой и маленький, и осторожно встряхивая их. Опять посыпались крысы, теперь уже вскочившие к нему на плечи или вернувшись обратно в рюкзак. -- Рок, иди сюда -- оденься!
   -- Смотри, чтобы нас не спалили за крысопроносом, -- поморщилась, поправляя потяжелевший элемент одежды. -- Еще обвинят в разносе вредителей.
   -- Постараюсь, -- понятливо кивнул парень, затягивая тесемки рюкзака.
   -- А мне не холодно, -- подойдя, пожал плечами ребенок. -- Я же не мерзну обычно...
   -- Другие-то об этом не знают, -- присела рядом с ним, накидывая теплую ткань и повязывая на шее ленты-завязки. -- Ты как, нормально? Дышится как?
   -- Все хорошо! -- широко улыбнулся он.
   -- Пипа -- охраняй, -- скомандовала крысе, за шкирку вытаскивая её из декольте и, не слушая возмущений, усадила к ребенку в капюшон. -- Да-да, милая моя -- охраняй его!
   Крыса надулась, но в складках закопалась, следуя команде. Мелькнув, втянулся розовый хвост, знаменуя конец маскировки.
   -- Давайте уже пойдём! -- восторженно прошептал Рок, сверкая глазами и поворачиваясь в сторону замка.
   Мимо сновали люди, кто с усмешкой, а кто и сердито бросая на нас взгляды -- наверное, не все любили приезжих.
   -- Да, сейчас -- они решат, наконец-то, куда нам нужно, -- усмехнулась, взлохмачивая его волосы.
   Мальчик уже привычно вывернулся из-под руки и натянул шляпу, при этом весело глядя на меня. Ну да: наша игра "поймай и затискай" проходила в течение всей недели, потому что больше заняться было и нечем. Не сидеть же целыми днями в кают-компании с книгой, как это делал Мао?
   -- Да что тут думать? -- недоуменно повел он носом. -- Вперед надо идти!
   -- Ну, пошли тогда, -- усмехнулась, поправляя лямку чехла с винтовкой и, взяв в руку протянутую ладошку, пошла вперед. -- Мы к тому дереву, с розовыми листьями, в кадке которое! Догоняйте! -- крикнула нашим. Те, кажется, даже не заметили, продолжая внимательно следить за ленивой бумагой. Очень уж она незаметно ползла...
   -- Главное, не потеряться, -- задумчиво протянул Дик, идя следом за нами.
   Люди на Острове Неба были очень высокими, наверное, все за тот же счет разряженного воздуха. Я, не будучи маленькой, некоторым из них доставала до пояса, из-за чего начала даже немного комплексовать. А что тогда говорить о Роке, который для них был практически незаметен? Поправив ремень винтовки и распахнув плащ, чтобы не задавить животных в карманах, я подхватила ребенка на руки и быстро пробежала к фонтанчику, у которого и стояла та самая кадка.
   -- Какие тут огромные все, -- восторженно прошептал Рок, оглядываясь вокруг и, став на край фонтана, любопытно заглянул внутрь. -- Ух ты, какие большие!
   -- Карпы, -- пожал плечами Дик, бросая туда взгляд. -- Кило десять, не меньше, -- с нотками профессионального рыбака протянул он, мечтательно щурясь.
   -- Так, мы определились, идём, а? -- крикнул Нил, когда вся братва, не обращая на нас внимания, прошла мимо, идя куда-то в сторону от замка.
   -- Хамство, -- фыркнула, ни к кому не общаясь и, опять подхватив Рока, поспешила за всеми, уверенно петляя между местных жителей.
   Гриша, войдя в роль путеводителя, несколько раз заставлял нас возвращаться назад и, только спустя пол часа блужданий по городу и, кажется, из-за этого уже сумев его неплохо изучить, мы замерли перед дверью одной из немногочисленных гостиниц с трактиром на первом этаже. Наш GPS явно проживал не лучшие годы -- мимо этой гостиницы мы умудрились пройти несколько раз...
   -- "Ядерная цыпа", -- прочла, стараясь не заржать в голос.
   Рок, устав сидеть на руках, запросился на землю, и закинул голову вверх, к вывеске, где была изображена курица-гриль в юбке и бюстгальтере. Зрелище не для детей, а потому, решив не дожидаться реакции остальных, я толкнула дверь, первой входя в светлое помещение.
   -- И, как она выглядит?.. -- повернулась к заходящим следом Михелю и Грише, тут же закрутивших головами по сторонам.
   -- Жанна! -- закричали те хором, бросаясь вперед, к дальнему столику, с сидящими за ним девушкой и парой мужчин.
   -- Ребята! -- звонко воскликнула та, вспорхнув им навстречу и обнимая. -- Как же я рада вас видеть! Как вы? Как остальные??
   -- Все хорошо, все живы-здоровы, -- бросились её успокаивать парни. -- Мы нашли себе новую команду с хорошим капитаном...
   -- Это они о тебе, -- хохотнул за спиной Нил, заговорщицки толкая меня локтем.
   Я покачала головой, настороженно рассматривая девушку: розовые волосы в стрижке-каре, большие голубые глаза в обрамлении пышных розовых ресниц, тонкая гибкая фигура с формами, красивые движения, выверенные настолько, будто она с детства привыкла указывать и приказывать, а не пиратствовать. Кого она мне напоминает?!
   -- Ну, точно Меллот, -- покачал головой Дик, выходя вперед и присаживаясь за ближайший столик. -- Кто тут хозяин?
   Точно, Меллот! А я все думала, откуда мне так знакомо это лицо -- если сделать более наглым и бледным, то точно зомби наша!
   -- Капитан, идите сюда! -- позвал Михель, отвлекая от размышлений.
   Кивнув им, подошла, по пути снимая ремень винтовки и прислоняя ту к столу рядом с Диком, возле которого уже хлопотала какая-то девушка официантка. Выше меня на две головы...
   -- Это наша капитан -- Хрустальная Соня, -- тихо представил меня Гриша, после повернулся к девушке, -- а это Жанна, наша нака...
   Пару секунд буравящая меня взглядом, Жанна резко бросилась вперед, на ходу доставая тонкий кинжал и метя куда-то мне в горло. Отшагнув назад, я еле успела перехватить ее руку, под перчаткой превращая в алмаз и с силой сжимая тонкое запястье, после резко вывернула, поворачивая девчонку к себе спиной и выворачивая руку так, чтобы она не могла меня достать.
   Звякнув о каменные плиты, выпал кинжал, отпрыгивая куда-то в сторону моей команды.
   -- Пусти, тварь! -- взвизгнула она, все же пытаясь ударить меня свободной рукой. -- Я убью тебя! Убью!
   Гриша и Михель остолбенели, наблюдая все это зрелище. Незнакомые мне мужчины за столом напряглись, чуть привставая на своих местах, да и Дик с Нилом подались вперед. Одни только Шура, Мао и врач, чьего имени я так и не догадалась узнать, спокойно развалились на своих стульях, ожидая заказа. Ну, просто идиллия, ага. Я тут, блин, каждый день психованным девицам руки выворачиваю!
   -- А за что, не поделишься? -- выгнула бровь, с трудом удерживая извивающееся тело.
   -- Сука! -- процедила та, наудачу лягая ногой и тут же взвыв -- раздался влажный хруст, и удерживаемая рука оказалась вывихнута.
   Сама виновата. Отпущенная девица рухнула на пол, хватаясь неповрежденной рукой за плечо и задыхаясь от боли.
   -- Мальчики, вы мне поясните или как? -- мрачно уставилась на меченых.
   Те выглядели растерявшимися, глядя на меня испуганными глазами.
   -- Жанна, ты чего? -- первым отмер Гриша, садясь рядом с девушкой и приобнимая ее за здоровое плечо. Та, рыкнув сквозь слезы, оттолкнула его, всхлипывая.
   -- Так и знала! Так и знала, что вы дадите себя обмануть! -- выдавила она. -- Идиоты! Эта тварь подружка Меллот!
   -- Эм, и что? -- удивленно склонила голову набок, не понимая вообще ничего.
   -- Эта сука моя сестра, будь она проклята! Она сошедшая с ума сука, убившая отца! -- закричала Жанна, заставляя меня удивленно вскинуть брови.
   Чё? Меллот?!
   -- Эм, а с чего бы это? -- нахмурилась я, поправляя полы плаща и встряхивая зашевелившихся крыс.
   -- Ей, видите ли, не понравились его действия! Сука! Она убила дворянина! Отцеубийца! И ты ее подружка, сука! Будь ты!..
   Миленькое лицо Жанны, искаженное гримасой ненависти, от удара берцом спасла Пипа, прыгнувшая ей на голову, а после вцепившаяся когтями в нос, заставляя ту от неожиданности опрокинуться на спину и так и замереть, под громкий писк не на шутку рассерженной крысы.
   Не любит наша дива хвостатая, когда хозяйку обижают.
   Мужчины, решив, что пора вмешаться, вскочили из-за столов и тут же замерли -- мой капюшон и карманы опустели в секунду. Повернувшись к ним, не без кривой улыбки отметила по паре крыс, вскочивших им на плечи.
   -- Совершенно верно, господа -- они у нас не единственные. Вы же не хотите умереть столь неприятной смертью? -- бросила им, кивая на зверьков. -- Сядьте на свои места, не отсвечивайте. Ричард, отплати хозяину за тревогу -- не хочу, чтобы о нашей маленькой разборке стало известно за пределами этого прекрасного заведения.
   -- Да, капитан, -- кивнул парень, без вопроса вставая с места и уходя к стойке с замершим за ней мужчиной.
   -- Итак, Жанна, один раз и для тебя: не знаю, что там у твоей сестры было в прошлом, но я ничего этого не знала -- с Меллот нас связывали лишь командные отношения. И потому, твои заявления крайне не обоснованы и глупы, если ты вообще в состоянии понять мои слова, -- не смогла удержаться я от колкости. -- И меня вообще не волнует ваше прошлое -- если ты не перестанешь кидаться на меня, то так и останешься на этой земле. Знала бы я, что плыву за такой идиоткой -- поплыла бы вообще в другом направлении, -- фыркнула, сетуя на свою недальновидность. -- Так, либо приводите ее в состояние понимания, либо прощаемся -- мне на корабле дуры не нужны, -- бросила меченым.
   -- Да, капитан! -- кивнули они, а я прошла к столу с мужчинами, внимательно глядя на них -- близнецы.
   -- Конфликт исчерпан?
   -- Без вариантов, -- хрипло усмехнулся один из них, внимательно следя за мной. -- Я -- Яр, а он -- Мир, -- второй поклонился, правда, осторожно.
   -- Дамы, достаточно, -- кивнула им. Крысы, вильнув носами, спрыгнули на стол, подходя ко мне. -- О, простите, вы -- сударь, -- на полном серьезе кивнула бурому крысаку, смотрящего на меня с укором в черных бусинах глаз. Тот, еще пару секунд посмотрев на меня, фыркнув, принялся умываться. Его соседка бросилась помогать, начиная вычесывать что-то, одно ей понятное, у него за ухом.
   -- Подкаблучник, -- глубокомысленно выдал Яр, наблюдая за ними. -- Леди София...
   -- Соня, -- автоматически поправила его. -- Только сокращенно.
   -- Будь, по-вашему, Соня, -- кивнул он. -- С какой целью вы прибыли сюда?
   -- За этой придурочной, -- кивнула за спину, где розововолосая сдержанно ругалась сквозь зубы, вставая с пола -- Пипа, поостыв, вернулась обратно к Року. -- Ну, заодно торговля в городе Земли.
   -- Но, вы же пират?.. -- сощурился Мир, подаваясь вперед и наваливаясь на стол.
   -- Может, вместо допроса, предложите даме сесть? -- скрестила руки на груди, вскидывая бровь.
   -- О, еще одна... -- почал головой Яр. -- Садитесь, леди Соня. Простите нам нашу грубость, -- буднично проговорил мужчина. -- Простите за то, что не встали со своих мест, приветствуя вас...
   -- Это Жанна вас так? -- сочувствующе усмехнулась, пододвигая к себе из-за соседнего стола стул и садясь рядом с Миром.
   -- Ага, дочка дворянина и все такое, -- вздохнул Яр. -- Зря вы, правда, так ее -- она мстительная...
   -- А я злопамятная и так просто не забуду о том, что она хотела меня убить, -- легко пожала плечами.
   -- Пока вы тут языками чешете, страна стонет под гнетом самодура, -- прошипела Жанна, испепеляя взглядом уже нас всех.
   -- О чем это она? -- повернулась к близнецам, пока наш врач, смилостивившись, примеривался, чтобы вправить ей плечо.
   -- У нас тут правитель-самодур, да еще и лгун, воспользовавшийся доверием жителей, а после изгнавший их, когда они закончили отстраивать нашу страну... -- его перекрыл громкий визг Жанны. Доктор, добродушно усмехаясь, уже ваял что-то наподобие перевязи для руки, закончив править. -- У нас гражданская была, около полувека назад. Когда на трон взошел наследник, "наконец-то" -- как мы думали, он попросил помощи у местных жителей -- отстроить нашу страну.
   -- А, доверчивые вы оказались, вот оно что, -- зевнула, откидываясь на спинку стула. -- Всё как всегда.
   -- Не как всегда! -- рассердился Мир, ударяя кулаком по столу. -- Наша страна процветала с самого ее основания! Род королевский ни разу не прерывался, и наследники правили мудро. А тут!.. Король Филипп, в начале, хорошо себя зарекомендовал, шел в первых рядах, освобождая нашу землю!
   -- Коронованный ублюдок, -- тихо прошептал Яр, так, чтобы услышали его только за нашим столиком. -- Мы долго готовились, но скоро мы нападем и сорвем его гнусное знамя!
   -- Прервете род? -- усмехнулась, обводя взглядом помещение.
   Кроме моих ребят и этих двоих никого больше не было -- даже трактирщик, после беседы с Диком тактично удалился в подсобку. Жанна, удивительно быстро оправившись, уже сидела за нашим столиком, что-то рассказывая моим ребятам. Неужели заманивает на войну?
   Не-е-ет, не надо нам войн -- я хочу спокойно встретить хотя бы одну землю, не начиная что-то взрывать...
   -- Есть еще один наследник, пусть и бастард, -- заговорщицки подмигнул Мир.
   -- Леди Соня, мы видим, что вы опытный боец, -- я чуть не подавилась, понимая, куда они ведут, -- не поможете ли нам в нашем деле? Мы хорошо отплатим -- казна полна злата и каменьев, мы наградим вас по-царски!
   -- Ага, только если этот ваш Филипп не успел все растранжирить, -- усмехнулась, испытывая внутреннюю борьбу -- каменья, да? После, резко встрепенулась, мысленно давая себе плюху -- я что, за драгоценные камни рисковать буду рисковать жизнями своей команды?!
   -- Мы за! -- дружный хор из-за спины, чуть не заставив меня заработать сердечный приступ, подкидывая на стуле. -- Капитан! Давайте поможем!
   -- Опасно же, лохи вы... Разновозрастные, -- простонала, растекаясь на стуле и понимая, что микроинфаркт уже состоялся.
   -- Ну, так и вали на свое корыто! -- высунулась вперед Жанна.
   -- Еще пара вяков, и новый рассвет ты встретишь в падении вниз, -- скосила на нее взгляд, в этот раз реально мечтая о том, чтобы мои, так пугающие всех глаза, подействовали и в этот раз.
   Девчонка, побледнев, с писком скрылась за спиной Гриши, а я, с чувством выполненного долга, перевела взгляд на Яра, уже широко улыбающегося и смекнувшего то, куда дует ветер.
   -- А подполье есть? Информация, ходы-выходы, порядок дежурств и Ден-Ден Муши слежения?
   -- Вам понравится, -- одинаково криво оскалились близнецы.
   Нет, ребята, мне не понравится -- мне уже НЕ нравится. Кто-нибудь, устройте мне каникулы, а?
  
  
   15. Не герои
  
   До подполья мы добирались ещё два часа, один из которых, по всеобщему решению потратили на обед всё в той же гостинице. И пока народ сидел в ожидании местной стряпни, я, не стесняясь окружающих, ухватила Шуру за шкирку и утянула за собой в замеченную подсобку с какими-то колбасами и сырами.
   -- Эм, капитан, я предпочитаю женщин постарше, -- пробормотал старпом, влетая в комнатушку с моей подачи.
   -- Шура, какого черта? Ты хоть понимаешь, что это уже не шутки? Это не наша земля -- нам нет дела до местных конфликтов! -- захлопнув дверь, набросилась на мужчину, прижимая к стене и упирая руки по обе стороны от его головы. -- Какого, мать вашу, хрена вы что-то решили?!
   -- Капитан, поймите, мы пираты. И нам тут пообещали очень богатую добычу -- нам, знаете ли, деньги пригодятся, -- протянул он, отодвигая от своего лица висящие сосиски, скрещивая руки на груди и пристально глядя мне в глаза.
   -- Я могу создавать драгоценности -- за них мы получим гораздо больше во время обычной торговли, нежели чем будем рисковать собой и товарищами! Мы и так вне закона. Что, наболтала тебе эта сучка о баснословных богатствах, а ты уже и рад бежать впереди всего это гей-парада? -- прорычала, сжимая пальцы на стене и вырывая куски дерева. -- Откуда ей вообще знать, что там в казне? Она здесь оказалась не больше полугода назад, а конфликт страны почти полвека! А что, если это они не правы и просто хотят попользоваться нами?
   -- Ну, если отвечать по пунктам... -- выдохнул мужчина. В образовавшейся тишине послышались шаги за дверью, впрочем, неизвестный прошел мимо, поднимаясь на второй этаж. -- Золото нам предпочтительнее -- твои способности лучше держать при себе, мало ли, какая ситуация. Да и не везде мы сможем торговать -- есть и бедные страны, где людям на хлеб не всегда хватает, не то, что на брюлики. А продавать их просто за бесценок не вижу смысла. Грабежом мы не промышляем, во всяком случае, нам пока и не попадались купцы или работорговцы, которых можно было бы потрясти, а бюджет наш тает: тут тебе и ремонт судна, и еда с водой для экипажа, и такелаж -- после того обледенения половина тросов пришла в негодность. А города мы не трогаем -- тут не только ты идеалистка, у нас самих есть честь и гордость. Капитан, я вижу, что ты пытаешься контролировать все сферы нашего судна и команды, но... Ты не сможешь, а потому у тебя есть мы -- люди, которые помогают и решают те моменты, которые ты не успеваешь затронуть. Просто поверь на слово -- нам нужны деньги.
   -- Хорошо, натянуто это все, но я соглашусь -- теперь нас не десять человек, ртов гораздо больше, как и ответственности, -- понизила я голос, уже не так громко дискутируя.
   -- Именно, -- согласно кивнул он. -- А если ты о Жанне... Удивительно, но она зло относится только к тебе. Мы честно признались в том, что Меллот знали только поверхностно -- корабль был большим, да и не пробыли мы долго на нем. А меченые даже и не пересекались с ней, -- пожал он плечами. Я пренебрежительно фыркнула: на меня все скинули. А Дик с Нилом -- сволочи.
   Неожиданно раздавшийся стук заставил вздрогнуть.
   -- Простите, но не могли бы вы... -- жалобно начал какой-то паренек в форме официанта, заглядывая внутрь.
   -- Нет! -- рявкнула я, с ноги захлопывая дверь, благо та открывалась внутрь. Снаружи охнули, но скрестись перестали. -- Продолжай, Шура.
   -- В общем, пока ты там с Яром и Миром что-то обсуждала, она ввела нас в курс дела. Сопротивление тут хорошее -- грамотно она все описала, сразу видно, что не придумано. Да и, поверь, если нужно -- мы всегда сможем выйти из игры. Если захотим. Мы пираты.
   -- Шура, это идиотизм, -- отстранилась, разжимая пальцы и стряхивая на пол щепки.
   Перестав отсвечивать в падающем сквозь створку косяка свете, перчатка вновь стала кожаной, скрипя при сжатии кулака.
   -- А зачем тогда вообще жить, а? -- усмехнулся он. -- Вообще, я просто уловил еще одно, то, что заинтересует уже тебя, -- я напряглась, перебирая в голове все то, что может представлять для меня интерес. -- Она упомянула, что местному корольку помогает мафия.
   -- Мавр... -- шепнула, оскаливаясь.
   Да, это все решает.
   -- Его хозяин, -- согласно кивнул Шура. -- Вернее, не он, а его очередные шестерки. Тебе же он нужен, да? Из них можно выжать информацию.
   -- Да, верно. У меня к нему должок висит, и проценты капают... -- отвернулась к двери, берясь за ручку. -- Что-то еще интересное было?
   -- Ну, она сказала, что тут огромная библиотека есть -- Мао очень интересовался, -- почесал в затылке мужчина.
   Я кивнула -- теперь точно идем: мне тоже нужно несколько вещей узнать. О мире, о непонятных понеглифах и тенрьюбито, и, что важнее всего, о Морских Демонах. Я хочу знать, что может выкинуть мой ребенок, если, вдруг, кровь Демона решит взять вверх над человеческой.
  
   К моему страху и ужасу, нам вновь пришлось сесть на острокрылов, но в этот раз полет продлился недолго -- нас привезли к одному из домов, находящемуся на северном титане, где-то в районе талии. Быстро спрыгнув на небольшую площадку, опасливо отошла от края пропасти к оградительным перилам, откуда смогла насладиться открывшимся мне видом.
   Кажущаяся бесконечной, водная гладь шла далеко-далеко к горизонту, на почти незаметных отсюда волнах качая маленькие кораблики с разноцветными флагами. Где-то внизу и чуть левее, в небо взмывала очередная стайка местных авиалиний -- среди зверей были даже цветные особи: белые, в пятнышко. Любопытно даже: на нашей летной площадке острокрылы были только чёрные. Неужели, у каждого титана свои цвета?
   Тихо шумели кронами небольшие деревья, непонятно как уцепившиеся корнями за поверхность титанов и явно припевающе живущие на такой высоте. Природа везде свое возьмет.
   -- А наш корабль и не видно, -- грустно протянул Рок, безбоязненно перевешиваясь через перила рядом со мной. -- Совсем не видно, вот же...
   -- Идём, малыш -- тут ветер сильный, ещё сдует вниз, -- поёжилась, утягивая его за собой, к двери дома, откуда уже махал нам рукой Яр. Или Мир -- не особо я их различала.
   -- Давайте быстрее, а? -- крикнул он, оглядываясь по сторонам. -- Не хватало еще, чтобы нас заметили!
   -- Да-да, уже бежим, -- сжимая ремень винтовки, поспешила вперед, следом за Нилом, высунувшимся из проема, ныряя в темноту и сбегая по ступеням полутёмного помещения вниз, оказалась в большом зале, уставленном столами и стульями -- последнее время нам везло на трактиры.
   -- Сюда, капитан! -- сбоку кто-то шикнул, впоследствии опознанный как Шура. Рок шустро юркнул за неприметную дверцу, и мне ничего не оставалось, как пойти следом.
   Пройдя мимо бочек, сняла винтовку, чтобы не застрять в проходе и, просочившись в одном месте буквально боком, вылезла в ещё одно помещение, на этот раз яркое, из-за чего поначалу пришлось сощуриться. К счастью, очки всё ещё были со мной -- стало гораздо удобнее рассматривать чужие лица.
   Вокруг были взрослые люди, лет под сорок -- молодняка почти и не видно. И мужчины, и женщины, собранные и готовые начать драться хоть сейчас -- по глазам видно, что давно уже привыкли жить одним днём.
   -- Иди-ка ты ко мне на колени, -- осторожно занимая место за одним из столов, шепнула Року.
   Тот согласно кивнул и, распахнув полы плаща с крысами, я подхватила легкое тельце, притягивая и обнимая. Зверьки, немного повозившись, проворно выскочили из карманов, незаметно исчезая в глубине помещения. Наверное, пошли искать родственные души, а может, это Пипа дала им какое-то поручение. Во всяком случае, теперь я была уверена в том, что хоть какое-то прикрытие у нас, да будет.
   Мои ребята подтягивались быстро -- как и я, рассевшись за столами, ближайшими ко мне, спиной к стене и расположившись так, чтобы в случае чего можно было сразу броситься в бой, выжидающе посмотрели сначала на меня, а после на замерших у длинного стола Яра и Мира. Повисло напряжение, которое немного разбавили шепотки, неизвестно для чего и почему находящихся тут же детей, любопытно выглядывающих из-за закутка с бочками и, заметив Рока на моих коленях, активно пытающихся привлечь его внимание.
   Мальчик встрепенулся, глядя в ту сторону с каким-то недоверием и тоской и сильнее сжимая мой рукав, явно не давая себе отчета.
   -- Хочешь к ним? -- чуть склонившись к ребенку, прошептала, после внимательно посмотрела на малышню. Детишки, заметив то, что я на них смотрю, тут же попрятались, но, спустя пару мгновений не выдержав, вновь высунули наружу любопытные носики. -- Кажется, они меня боятся.
   -- Я... я только пойду к ним и скажу, что ты совсем не страшная! -- чуть дрогнувшим голосом, проговорил Рок, нервно кивая.
   -- А может, я наоборот -- очень страшная? -- лукаво улыбнулась, чуть склоняя голову набок. -- Это ведь я тебя и для нашей команды добрая, а чужим я злейший враг.
   -- Нет, я знаю тебя, -- серебро глаз было серьезно, как никогда.
   -- Хорошо, только без драк, идёт? Мы пока в гостях, -- спустив его на пол, наставительно шепнула. -- Пипа, следи и охраняй.
   Розовый нос, на мгновение вынырнувший из капюшона, несколько раз качнулся вверх-вниз, явно успокаивая меня, мамашу нервную. Ну-ну.
   -- Итак, думаю, вначале нам всем нужно представиться, -- из тёмного угла, до этого незаметный, вышел человек.
   Мои товарищи тут же подорвались на ноги, доставая оружие. Рок, шуганув за угол ко всем детям, удивленно высунулся оттуда, с недоумением глядя на всех. Малышня за его спиной так же непонимающе повылазила наружу, удивленно сверкая глазами из темноты.
   -- Дозорный? -- шок, удержавший на месте и не давший пошевелиться, позволил сохранить лицо и, быстро придя в себя, я вскинула бровь, рассматривая вышедшего мужчину. Дозорный -- я уже видела их однажды: форма, выправка, движения. Типичный военный. -- Засада?
   -- Нет, -- легко качнул он головой. -- Мы тут из-за общей цели, я так думаю...
   -- Молодец -- умеешь, -- оскалилась я, тут же наглея. Слишком уж памятен был бой тогда в море. -- Какого черта ты здесь забыл?
   -- А с каких это пор мы на "ты"? -- не остался он в долгу, так же вскидывая бровь и скрещивая руки на груди. -- Мы с вами на брудершафт не пили и в вечной дружбе не клялись.
   -- С тех пор, как мое имя на листовке написали, -- невозмутимо пожала плечами. -- "Живой или мертвой" -- как сейчас помню. А такое вот пояснение даёт некоторые привилегии, раз вы самостоятельно решили то, что меня можно убить. Отвечай: какого хрена Дозор забыл в революции на этом острове?
   -- Кого-то явно стоит поучить вежливости, -- покачал он головой.
   -- Не фони -- у меня образование, которое тебе и не снилось, с вашими Академиями, -- криво оскалилась. Ну, не буду же уточнять то, что учили меня в другом мире? А так да, ему реально не снилось. -- Отвечай на поставленный вопрос.
   -- С того и начинал, -- он уселся на стул около стола, сверля меня уставшим, но пристальным взглядом.
   Карие глаза, волосы, длиной где-то до талии, тёмные и схваченные в низкий хвост. Чёлки нет -- пара относительно коротких прядей, падающих на глаза, была тут же заправлена за ухо. Молодой -- всего лет двадцать пять -- двадцать семь. Не знаю, какого звания -- одет в обычную форму рядового -- ни погонов, ни каких-то отличий: безрукавка, синий платок на шее, чёрные мешковатые штаны и берцы на ногах. Загорелый, подтянутый, прокачанный -- видно, что не сидел за спинами своих ребят, наравне со всеми дрался.
   Не нравится мне он -- явно себе на уме что-то держит. Такие часто имеют кучу запасных планов -- по себе знаю, частенько с такими людьми пересекалась. Гордые, стоящие на своем и, иногда, не гнушающиеся и грязных путей.
   -- Ребята, расслабьтесь пока, -- чуть повернула голову к своим, кивая. После, вновь обратилась к дозорному. -- Начинай, или мы пойдем.
   Карие глаза сузились, но хозяин предпочел не продолжать дискуссию.
   -- Меня зовут Сай, Сай Гебриэл. Я капитан первого ранга, -- коротко кивнул он. -- Тут по личному усмотрению и стечению обстоятельств -- патрулировал территорию и попал в шторм, который занес в эти края. После решил заглянуть сюда, наверх, где и узнал о настоящей ситуации в стране.
   -- Остров не является частью Мирового Правительства, -- Шура, сидевший рядом со мной, за соседним столом, скрестил руки на груди и, чуть склонив голову, выжидающе уставился на мужчину. -- Вам не должно быть дела до чужих земель -- за своими бы успевали присматривать.
   -- Не твое дело, -- вскинул тот бровь.
   Шура, кажется, обиделся.
   -- Затухни, -- оскалилась в ответ -- нехрен мне команду за "ничто" считать. -- Ищейку самовольную по головке не погладят за то, что она предпринимает собственные шаги, -- самодовольно покачала головой, откидываясь на спинку стула. -- Отвечай, если хочешь нашей помощи.
   -- Ты... -- опасно сощурился Сай. -- Попадись ты мне в море...
   -- И я отстрелю тебе яйца в качестве приветствия, -- перебила его, кладя руку на оружие -- нужно было снять всего лишь с одного предохранителя и можно было вести огонь. -- Но буду пока вежлива: меня зовут "Хрустальная" Соня, а это моя команда -- перечислять всех не буду, они простят и потом сами со всеми перезнакомятся. Но вот его запомни -- Шура, мой старпом. Если меня не будет, или я буду занята -- обращайся к нему.
   Мужчина, изогнув губы, фыркнул, но кивнул. Крепкий, что вызывает уважение.
   -- Хорошо, тогда к самой сути. Мы организовываем несколько точек, в которые и собираем наших соратников. Оружия у нас не так много, как хотелось бы, стрелкового и того меньше, но запасов пороха достаточно для того, чтобы организовать несколько взрывов, а после провести обстрел.
   -- Сколько всего человек, владеющих навыками ближнего и дальнего боя? Наблюдатели и информаторы? Муши слежения? Есть вообще карта местности с точками расположения? -- тут же подалась я вперёд, пытаясь построить примерную картину того, во что всё это действо с имеющимися ресурсами может вылиться.
   -- Э, какая -- всё и сразу тебе? -- из-за дальнего стола поднялась девушка, неспешно проходя к Саю и, облокотившись о стол рядом с ним, чуть нагнулась вперед, рассматривая меня.
   Блондинка -- левая половина головы побрита под короткий ежик, а другая с длинными волосами, на конце заплетенными в косу. Чуть узкие глаза -- тёмные, но какого именно цвета не понять: если дозорный сел около светильника, давая себя рассмотреть в полной мере, то лицо стоящей девушки оказалось в тени. Тонкие губы, острый подбородок, уши, что бросилось в глаза, с кучей колечек-сережек. Одежда, похожая на мою -- рассмотрев друг дружку, мы явно обе оказались довольны итогом: сработаемся -- стиль одежды и подача явно дают надежду на общие черты в характере.
   -- Вот-вот! -- позабытая Жанна возникла рядом, упирая руки в бока, а после и вовсе обличающе указывая на меня пальцем. -- Если тебя сюда пустили, это не значит, что тебе что-то позволено...
   -- Милая моя, я смотрю, твой язычок полон сил и энергии? Я знаю, куда ее направить, -- ласково мурлыкнула незнакомка, подаваясь вперед и приобнимая мгновенно заткнувшуюся Жанну за талию. Та, пискнув и явно сбледнув до красок Меллот, ужом выскользнула из объятий и пулей унеслась куда-то за дверь, через которую мы попали в помещение. Кто-то неприкрыто заржал, кто-то присвистнул. -- Так-то лучше, да... Прости её -- она глупа и частенько ведёт себя неподобающе.
   -- О, это я уже успела уяснить, -- усмехнулась, уже несколько по-другому глядя на блондинку. Надо же, тут и такие есть? Весело и удивительно, да. -- Тебя как зовут?
   -- Ника, -- приветливо кивнула она. -- Я дочь лидера сопротивления. Большое спасибо за то, что присоединились к нам со своими ребятами.
   -- Нам наобещали золотые горы и еще немного в придачу, -- невозмутимо пожала я плечами. -- Мне интересно: что-то хоть будет? Со всей добротой и личными моральными ценностями -- я не благодетель. Мне дела нет до всего этого дерьма, что у вас тут творится.
   -- Знаю, -- легко кивнула она. -- Победим -- будет вам награда.
   -- Золото, некоторые вещи, доступ в библиотеку -- нужно это. Под словом "награда" можно подразумевать многое, включая "кара для преступников", -- отрицательно покачала головой, выразительно посмотрев на оскалившегося Сая.
   -- Ты мне нравишься, -- уверенно кивнула Ника. -- Будет вам золото, не кипишуй. А сейчас идём -- я покажу тебе карты и объясню, что да как.
   -- Старпом идет со мной, -- поманила за собой Шуру.
   Ника лишь неуловимо легко пожала плечами, быстро удаляясь в одном ей известном направлении. Поспешив за ней, ободряюще кивнула Року, тут же отвлекшегося от какой-то оживленной болтовни с детьми.
   -- Сонь? -- неуверенно позвал он.
   -- Я пойду, решу взрослые дела, -- ободряюще потрепала его по макушке. -- Никому не говори о том, что я фруктовик, понял? -- нагнувшись, шепнула ему на ухо.
   -- Хорошо, -- серьёзно взглянул он в ответ.
   -- Вот и ладушки. Иди, играй с народом, -- улыбнувшись и быстро поцеловав его в лоб, разогнулась и поспешила за Никой и Шурой, ждущими меня на повороте. -- О, тут и второй этаж есть?
   -- И третий, и четвертый, -- усмехнулась девушка, скачущая по ступенькам вверх. -- А в другом крыле есть ещё и башня -- там вообще этажей десять, если сравнивать с другими зданиями.
   -- Неплохо вы тут обустроились, -- уважительно цокнул языком Шура.
   -- Могли бы и лучше, если бы не зачистка десятилетней давности, -- голос Ники приобрел стальные нотки. -- В наших рядах оказался шпион -- сдал нас и многие тогда погибли. Кто остался в живых после первой волны, но не сумел сбежать, попали в тюрьмы. У нас есть пара человек во дворце -- говорят, товарищи наши живы, хоть и большинство из них сами на себя перестали быть похожи: кто загнулся на прислуживании в качестве рабов, кто просто смирился и больше ни о чем не помышляет.
   -- А где сам глава?
   Мы, наконец-то, добрались до пункта назначения -- пройдя по коридорчику, вошли в открытую девушкой дверь, попадая в ужасно захламленное помещение: на полу валялись бутылки и окурки сигарет, пустые пачки из-под них же, вперемешку с грязными тарелками и какими-то бумагами. Карты -- помятые, залитые чем-то жирным и в восковых пятнах. Стол, с лампадкой на нем, в углу помещения кровать-полуторка со смятой простыней и скинутым на пол одеялом. И небольшое окошко, дающее хоть какое-то подобие света -- на подоконнике так же был завал из каких-то книг и бумаг.
   Жесть.
   -- Там же -- попался, когда отход наш прикрывал, -- сухо бросила она, проходя к столу и пиная бутыли к стенам. -- Находите себе место и присаживайтесь. Ща всё обрисую, -- скомандовала девица, поджигая фитилек в лампе и, вытянув сигарету, закурила.
   Шура звучно ударил себя по лицу -- нынешний лидер сопротивления была что-то с чем-то. Мне было пофиг -- так же закурив и сгрузив оружие около стола, я принялась изучать карту, единственную, пожалуй, во всем помещении, содержащуюся в чистоте и порядке.
  
   -- Короче, смотри: нападаем отсюда, потом тут устраиваем взрыв, а вот тут вот... -- шел пятый час.
   Да, чёртов пятый час, который мы проводили, согнувшись над грёбанной бумажкой, и до хрипоты в голосе спорили над тем, что правильно, а что нет. Сай, решивший текущие вопросы внизу, пришел к нам на втором часу и был изрядно удивлён тем, что я и Ника буквально орём друг на друга, используя ненормативную лексику, от которой, сидящий в углу на кровати багровый Шура, уже закрывался подушкой. Его в тот угол отослали еще на час раньше, приказав не лезть. Мужчина не спорил и, напоследок пробормотав что-то о сокрытых личных качествах и фуриях, послушно ретировался. Читай -- сбежал.
   -- Дура, говорю же -- взрыв тут понесёт огромные потери среди мирного населения, а это неприемлемо, какие бы гребанные цели вы не имели!! -- рычала я.
   -- Тогда атакуем их с неба! -- не оставалась в долгу девушка, откидывая в угол бутыль из-под какого-то напитка, только по чистой случайности не разбившуюся о стену.
   -- Да, но не в лоб -- используем острокрылов в качестве бомбардировщиков! -- рыкнула, ударяя ладонью по столу. -- Эти пернатые, какими бы прекрасными летунами не были, идеальная мишень для стрелков! Сай, ты ей скажи -- там же охренительные запасы оружия! Их изрешетят еще на подходе!
   -- Да, Сай, скажи! -- с не меньшим огнём в глазах, Ника так же повернулась к мужчине, спокойно сидящего на стуле, и читающего какой-то отчет от информаторов и что-то изредка слушающий по небольшой Муши, через наушник.
   -- Говорю, -- тот устало вынырнул из-за листа бумаги. -- Капитанша права, -- пожал он плечами. -- Возможно не всех, но большинство собьют еще на подлёте. Проще будет набрать высоту и сбросить вниз бочки с зажигательной смесью.
   -- Видишь! -- победно воскликнула я. -- Права!
   -- Ну и как нам тогда со стражей разбираться, изволь сказать! -- скрестила руки на груди блондинка. -- Там человек триста! А нас всего двести! А ведь у королька еще и личная гвардия есть -- пятьдесят отборных вояк! Среди них и фруктовики есть!
   -- Сколько? -- прищурилась. -- Стража не проблема, а вот фруктовики задать жару могут...
   -- Пятеро, насколько известно, -- отозвался Сай. -- Два зоана -- лев и мул, и три парамеции -- что-то связанное с цветком, будто выращивать их может и контролировать, потом кисель -- да-да, он превращает свое тело в кисель, не делай такие глаза. И единственная девушка -- хрусталь.
   Сердце на миг остановилось, пропуская несколько ударов, после чего начало очень быстро биться, грозя сломать ребра. Хрусталь?!
   А мужчина тем временем продолжал.
   -- По данным с перехвата видеонаблюдения, лев и мул часто патрулируют коридоры замка, и, скорее всего, будут являть первым фронтом обороны -- так что, внутрь лучше идти подготовленными и с кайросеки. Где обретается кисель -- не знаем: он иногда попадает в камеры, но каждый раз в новом месте. Скорее всего, он перемещается по скрытым в стенах тоннелям или что-то вроде того. Цветочный тип и хрустальная леди находятся непосредственно либо рядом с королем, либо у себя в покоях -- расположение последних мы знаем приблизительно. Не любят эти типы наблюдение за собой -- в паре блоках, назовем их так, Муши нет вообще. Наши ребята так же не рискнули туда соваться -- хрустальная леди ненавидит мужчин.
   О, глядя на Сая, я начинала ее прекрасно понимать.
   -- Только хрусталь, или есть возможность выдавать и другие материалы? -- нахмурилась я, пытаясь успокоиться. Двух одинаковых же не существует?
   -- Да, только он. Есть интерес? -- вскинул бровь мужчина.
   -- Имею некоторый опыт общения с этим фруктом. Есть фото? Я хочу её себе в противники -- знаю, как бороться, -- требовательно уставилась на дозорного.
   Тот несколько секунд пристально смотрел на меня, а после медленно кивнул.
   -- Будет.
   Я внутренне перевела дыхание. То, что я не хрустальная, как думала поначалу, знала. Но, что встречу такое вот, как я... Интересно, у неё тоже есть голод?
   -- Хорошо. Ладно, вот тут и тут мы решили с народом. Тут тоже -- отряд пойдёт именно так, как я сказала -- ясно?
   -- Да с чего ты вообще решила, что это сработает? -- нахмурилась Ника, докуривая последнюю сигарету из пачки. -- Бред же.
   -- Слушай, много раз было доказано -- и сейчас проканает. Главное, чтобы с решёткой разобрались, -- покачала я головой. -- Потом -- что на счет подземелий?
   -- Пара тоннелей есть, но... Они крайне узкие -- недавно было легкое землетрясение, и они сжались, скажем так, -- развела руками девушка. -- Там теперь только по одному можно, и только с легким вооружением.
   -- Ничего страшного: я пошлю с вами своего человека. Главная задача тоннельщиков -- оружейная, склады с продовольствие и тюрьмы. Займут -- получат огромное преимущество! -- оскалилась я. Я ещё научу местных вести гражданские войны! -- Что с Муши?
   -- Ими займется отдельная группа с западного титана -- там сидят профессионалы этого дела, -- усмехнулся дозорный. -- Они получили доступ почти ко всем улиткам наблюдения и, в нужный час, так же возьмут под контроль все средства связи. Они единственные, кто в прошлом не попал под облаву и смог уйти, не потеряв ни одного человека или улитки. Единственная и самая надежная группа.
   -- Ладно -- хакнут систему, большего и не надо, -- согласно кивнула, перебирая в голове дополнительные способы ведения войны.
   -- Хорошо. Тогда у нас остаётся внутренний двор и стены, -- почесал в затылке Сай, закончив конспектировать и вновь вставив наушник в ухо.
   -- Мне нужны лучшие стрелки. Будем брать воронью высоту, -- вытянув сигарету, усмехнулась я. -- Как я поняла, у замка четыре башни -- по количеству исполинов и сторон света. По два стрелка на каждую. С ними оружие и хороший запас снарядов.
   -- Легко -- среди стражи есть наши люди. Если что, сможем провести еще нескольких. Но, вот оружие...
   -- А, эти наверх пронесут -- не беда. Если есть возможность провести людей, или сделать вид, что кто-то новый, пусть организуют себе животы -- пронести по паре килограмм пороха на себе можно. А о пулях и вовсе можно не беспокоиться -- засыпал в сапоги и иди осторожно, чтобы не высыпалось, -- Ника, выпустив струю дыма, невозмутимо пожала плечами. -- Мы так в детстве на базаре охотились. А сами ружья и винтовки и так есть у постовых. Что вы так на меня смотрите?!
   -- А ведь в некоторых странах за воровство руки по локоть обрубают, -- покачала я головой. -- Не стыдно?
   -- А жрать мне что нужно было?! -- окрысилась девушка. -- И вообще, не о том волнуетесь -- пиши, давай! -- рявкнула она на Сая, быстро сворачивая тему и отходя к окну, которое мы с горем пополам смогли открыть. Иначе уже давно бы задохнулись...
   -- Только не говори мне, что ты против воровства, -- тихо проговорил мужчина, послушно записывая сказанное блондинкой.
   -- Тогда и не скажу, -- фыркнула, откидываясь на спинку заскрипевшего кресла. -- Я воспитывалась честно и по закону. И работала тоже по нему же, в большинстве своем. Вор должен сидеть в тюрьме! -- таковы правила.
   -- Сажать в тюрьму отца семейства, который украл немного зерна лишь для того, чтобы прокормить свою больную жену и ребенка? -- задумчиво покачал головой Сай. -- Не написано о таком в Законе.
   -- И не напишут -- им дела нет до простых смертных, -- обидчиво засмеялась я. -- Черт, что ж сигареты-то так быстро заканчиваются?..
   -- Ты бы меньше смолила -- дольше проживешь, -- зевнул он, делая какие-то пометки в тетрадке.
   -- Мне ничего не будет -- у меня специфический организм, -- покачала головой.
   Это да -- специфический. Настолько, что теперь я не страдаю ежемесячно по женским делам, не болею, даже если босиком по снегу и льду буду ходить. К счастью, на уговоры доктора попробовать себя на переносимость ядов, я пока так и не согласилась, но где-то в глубине себя уже знала -- не подействуют. Трудно отравить стеклянный организм.
   -- Ну, тебе виднее, Хрустальная... -- покачал он головой. -- Ладно, то, что у нас вышло -- мне нравится. Куда продуманнее и учитывает наличие обычных жителей.
   -- Не забудь -- на бой в замке идут только подготовленные ребята, -- чуть нагнулась к нему, пристально глядя в карие глаза. -- Те, кто не имеет подготовки, мне пофигу, какие у них мотивы и стремления, они идут в последнюю группу. В ней задача такая же немаловажная, как и в остальных, но всё гораздо безопаснее. Понял?
   -- Не указывай, -- спокойно посмотрел он в ответ. -- Ты точно пират?
   -- Точно, -- выпрямилась, отходя от стола к мирно сопящему Шуре. Ну да -- он своего не упустит. -- Ника, у тебя есть какие-то дополнения?
   -- Да. Быстрее пойти и навалять им по первое число! -- не поворачиваясь к нам, хмуро отозвалась девушка. -- Я своего отца десять лет не видела, уже не помню, как он выглядит. А вы тут... Какие-то детали обсуждаете, планы вам, видите ли нравятся-не нравятся. Вы хоть понимаете, что мы уже устали ждать!? -- резко повернувшись к нам, почти выкрикнула она. -- Каждый грёбаный день, я встаю с мыслью, что сегодня на нас могут напасть и просто снести наш штаб с бока этого исполина. Каждый день я представляю себе то, как медленно перерезаю горло этой коронованной твари! Мой отец помогал его отцу возвращать себе власть! Он своими руками бережно отстраивал каждый клочок этой страны. А ему что?!.. Его и остальных объявили вне закона и просто изгнали! И после этого вы так спокойно что-то там решаете?!
   Она почти кричала, медленно подходя к столу и, под конец, нависнув над ним, зло сжала карту, комкая и так хрупкую бумагу.
   -- Вот, что я сделаю с его властью, вот! -- я почти не успела заметить движения -- выхватив откуда-то из-за спины небольшой кинжал, Ника, коротко замахнувшись, всадила лезвие в карту и стол. -- Этими руками и этим оружием. Я выпотрошу его.
   И, резко разогнувшись и почти что свысока взглянув на нас, стремительно обошла стол и вышла из комнаты.
   -- И после этого я еще хожу с листовкой? -- в повисшей тишине удивилась я, легонько склонив голову набок. Дозорный неопределенно пожал плечами, теперь затыкая уже оба уха наушниками и начиная бормотать в микрофончик что-то непонятное и явно кодированное. -- Эй, можно организовать мне ночной облет замка? Я хочу посмотреть на него сверху! -- пришлось даже прокричать немного, чтобы он меня услышал.
   -- Черт, а если нас подслушивают?! -- прорычал он в ответ, вырывая наушники и зло глядя на меня. -- Да, можно! После ужина на площадке будь! А теперь не мешай работать! -- и, гневно раздувая ноздри, вновь вернулся к наушникам, что-то яростно бормоча на тарабарщине.
   -- А она нервная девица, -- Шура осторожно слез с кровати, откуда наблюдал всю сцену и, философски глядя вслед девушке, взял у меня предложенную ему сигарету, подкуривая и затягиваясь. -- Как бы ничего лишнего не натворила. Да и этот... -- он выразительно посмотрел на дозорного, не обращающего на нас больше никакого внимания. -- Бесит.
   -- Есть немного, -- зевнула я. -- Ладно, подрывай корму и дуй к нам на корабль. Дело есть.
   -- Да, капитан, -- коротко кивнул Шура, а я перевела задумчивый взгляд на подпорченную карту.
   Волей судьбы или просто от удачи, но кинжал прочно засел в изображении замка, деля его надвое. И почему на душе, будто кошки скребут от предчувствия чего-то нехорошего?
  
   Рок протестовал -- а как не возмущаться, когда тебя обратно отсылают, в то время когда самое интересное вот-вот начнётся?! Пришлось, спрятав всю свою мягкотелость куда-то поглубже и, не слушая возражений, закинуть его на летающего зверя, в объятия к Нилу, который так же насупился, но согласился с тем, что в войне -- а это будет именно война, если что-то пойдет не так, он будет лишним. Если, будучи здоровым, он ещё и мог что-то, то с больной рукой, а она болела, он был обузой.
   Шура полетел с ними, сразу на корабль -- личные авиалинии повстанцев позволяли организовать доставку на дом. Главное, чтобы там внизу всё нормально было. Вместе с ребятами вниз отослали и детишек -- те были уже готовы к перелёту и ничего против не имели. Лишь крайне грустно смотрели на своих родителей, уверяющих их в том, что всё будет хорошо. Все знали, что именно "хорошо" не будет -- кто-то обязательно погибнет.
   После отлёта ребят, на площадке стояла еще долго, провожая взглядом чёрные точки зверей, а потом, просто сверля то место, где они скрылись -- с такой высоты было трудно что рассмотреть без оптики, а винтовка осталась у Ники в комнате. Да и зачем? Верю я -- они добрались. Большего и не надо.
   Ладно, у меня еще много дел -- нужно успеть всё решить.
   -- Пипа, милая моя, у тебя в этот раз крайне серьёзное задание, -- откормленная крысиная тушка с Роком на корабль не полетела, и, будучи перехваченной за щетинистый розовый хвост, была усажена во внутренний карман плаща, который я опять накинула -- становилось ветрено. Может, и не болею я от холода, но, пока не покрываю тело коркой стекла, и еще чего хрен пойми -- мерзну как все. -- Созывай всех, кто откликнется, вообще всех. Можете и других животных приобщить. Нужно собрать как можно больше -- у нас есть враг, с которым нужно разобраться. Так же, народ с корабля привезет остальных наших -- нужно и их ввести в курс дела. Справишься же?
   Столь важной крысиной мордахи я давно не видела. А по факту -- никогда. Девочки в капюшоне гневно зафыркали, явно услышав что-то, что мне было недоступно.
   -- Я скоро полечу посмотреть на замок сверху. Высажу тебя на крепостной стене. В числе наших врагов лев и мул. Люди, со способностью превращаться в них. Будь осторожна, ясно? -- требовательно посмотрела на неё, входя в здание и идя к заветной дверце в подполье.
   Жест лапкой "узбагойся" только убедил меня в том, что хвостатая девица уже ощутила себя военачальником -- только генеральских погонов не хватало.
   -- Ладно, пока иди -- я позову, -- кивнула, выпуская её и берясь за ручку двери.
   Ещё нужно было что-то решить с оружием -- ну не создавать же!? Не хотелось бы мне, чтобы народ знал о том, что я фруктовик. Мало ли...
   -- О! А я тебя повсюду ищу! -- навстречу вырулил Дик, чуть не ударив меня дверью по лбу. -- Идём, там еду дают. Заодно поговорим все вместе.
   -- Да, конечно, -- понятливо кивнула, на миг, вынырнув из мыслей.
   У противников хорошая защита, численное преимущество. Даже если с проблемой проникновения мы, кое-как разобрались, то вот триста человек стражи не к месту. Ну, допустим, крысы и прочее зверье половину из них сведёт на нет. Еще полтинник снимут стрелки, а ведь у них и другие проблемы будут... Хотя, одно для наших точно удобно -- с земли их не смогут снять -- слишком высоко для пушек, а просто стену обвалить не выйдет -- толстая и крепкая. Итого остается сотня в чистом виде, да еще и элитные ассасины в запасе -- пятьдесят прокаченных ребяток. Да, взрывом тоже народ зацепит, но бочки больше для отвлечения внимания и создания суматохи.
   А ведь ещё и чисто прислуга есть, да и живёт же в замке еще кто-то, по типу советников и дворцовых служек?
   -- Соня... Соня, ау! -- Дик, не выдержав, хлопнул в ладоши перед моим носом, пытаясь обратить на себя внимание.
   -- М? -- сфокусировав на нём взгляд, попыталась понять причину действия.
   Я сидела за столом, перед тарелкой с какой-то странной субстанцией и дымящимся чаем в чашке.
   -- Ты уже минут десять сидишь и втыкаешь в одну точку, -- усмехнулся он. -- Ешь лучше сейчас -- народ говорит, что в холодном виде оно не съедобно.
   -- Не отковыриваемо, -- тихо шепнул проходящий мимо мужчина. -- Им можно стены латать, чтобы не дуло и не текло. Но вы только повару не говорите -- он от всей души старается.
   -- Хорошо, -- понятливо кивнул Михель, сидящий тут же.
   -- В таком случае, души у здешнего повара совсем нет, -- меланхолично протянул бледный Мао, с содроганием глядя на стекающее нечто с его ложки.
   -- А оно не может просто взять и уйти? -- Гриша так же не мог спокойно воспринимать то, что было в его тарелке.
   -- Ребята, давайте просто ориентироваться на то, что все еще живы, -- оптимистично пожал плечами наш врач, отправляя ложку в рот.
   Мы пристально следили за его эмоциями, пока он жевал. Итого: как доктор не пытался выглядеть бодрячком, под конец скис и, взяв свою миску, вылил её содержимое в миску сидящего рядом Мао, который от ужаса чуть не поседел и, встав, пошёл по рядам ужинающих. Явно побираться.
   -- Так, народ, у нас экстренная миссия -- надо избавиться от этого, -- со вздохом признала я, повторив героический подвиг врача. На вкус -- почти как дьявольский фрукт. Не знаю, что туда повар положил, но это было явно давно умершее, несколько раз жеванное и, после, пропущенное на миксере. -- Как они вообще ещё не загнулись?!
   -- Окна, -- просигнализировали с соседнего столика. -- Обычно у него лучше, по вкусу, выходит. Но, когда такая вот лажа -- окна!
   -- Мне жалко людей внизу, -- грустно вздохнула, вытряхивая свою порцию в тарелку к Дику. -- Давайте, ребята -- ползком и перебежками. Не посрамим чести команды и не разобьем сердце повару. А вы другого найти не пробовали? -- повернулась к соседям, пока парни осторожно заскользили к окну.
   -- А нет никого, -- мне широко улыбнулись. -- Последний повар ушёл вниз, да так и не вернулся -- ему там работа нашлась. А потом у нас устроили опрос, и нынешний пожелал. Поверь, он иногда неплохо готовит -- нам и этого достаточно.
   -- С учетом того, что еды у вас не особо много? -- вскинула бровь и, получив в ответ пожатие плечами, отвернулась обратно к столу. -- Гриш, позвони на корабль. Пусть пришлют нашего -- хоть завтрак, но нормальный получим. Мартина пусть не берет.
   -- Да, капитан, -- понуро кивнул парень.
   -- Они вернутся скоро -- скажи, чтобы прихватили покушать. Только тихо. И сами пусть поедят, но с учетом того, что их может укачать в полете.
   -- Хорошо, -- он тут же просиял и, подхватив брошенную ему Муши, умчался к дальней стене -- чтобы никто не подслушал. Мао, вяло наблюдающий за всем действием, лишь устало покачал головой.
   -- Что такое? Продуло? -- вскинула брови, наблюдая несколько нетипичное поведение для нашего навигатора.
   -- Дышать тяжело. А для вас, я посмотрю, даже незаметно все это, -- качая головой, протянул он. -- Я пойду на улицу -- постою там. Должно стать легче.
   -- Хорошо, только осторожно, -- я и думать уже забыла о том, что тут несколько разряженный воздух. А оно вот как -- не хорошо мужчине. Да и Дик тоже не особо радужно выглядел...
   -- Ну, леди капитан, сегодня у нас на ужин немного пищи, -- усмехнулся подошедший врач, со вздохом садясь за стол и ставя передо мной миску с хлебом, парой луковиц и вялым огурцом.
   -- Ну, хоть за это спасибо, -- благодарно кивнула, выуживая кусок черного хлеба и осторожно откусывая -- пекли мастера. -- С чаем потянет.
   -- И то верно, леди, -- согласился он, забирая себе луковицу и горбушку.
   -- В общем, сэр повар -- пока вы с нами, голод нам точно не грозит, -- усмехнулась, жуя хлеб за обе щеки.
   -- О, благодарю, леди, -- добродушно отозвался он, хрустя овощем.
   Хвостатые девицы, засидевшись в капюшоне, осторожно выползли наружу, выпрашивая кусочки хлеба и, получив желаемое, юркнули под стол, испугавшись людей вокруг.
   Ребята вернулись спустя пару минут, толкая друг друга локтями и выглядя несколько грустно. Вернее, основой всеобщей тоски был Михель, смотрящий на меня печальными глазами.
   -- Что такое? -- удивилась я, подавая вперед.
   -- Я это... Ну... Миску выронил... -- последние слова почти прошептал он, шмыгая носом и глядя в пол.
   -- Надеюсь, она никого не убьет, -- философски пожала плечами, допивая чай и стараясь не заржать в голос. -- Поставите тарелку в тарелку и в общей толпе сдайте -- может и прокатит. О, Гриш, всё нормально?
   -- Да, леди капитан, -- согласно кивнул он, возвращая мне задремавшую улитку. -- Они будут минут через сорок.
   -- Ну, тогда встретьте их, а я пойду -- ещё дела есть, -- поднялась из-за стола, стряхивая с одежды крошки.
   -- Эй, а нам рассказать то, к чему вы там пришли?! -- возмутился Дик.
   -- Я постараюсь управиться быстро, а вы пока остальных встретьте -- уже всем сразу и объясню то, кто чем займется, -- пожала я плечами. -- Нечего каждый раз попусту языком молоть и повторяться.
   -- Ладно, -- фыркнул он, садясь за стол. -- Поверю.
   -- Я твой капитан -- твоя работа мне верить, -- посмотрев на него свысока и с трудом сдержав улыбку, протянула, после, под возмущенный взгляд, быстро покинула помещение. -- Пипа, ко мне!
   Цветная тушка настигла меня уже на выходе на улицу, запрыгивая на плечо и прячась в вырезе рубашки. Холодная, брр... Нежить.
   -- О, ты вовремя -- я уже хотел послать за тобой, -- Сай, осторожно треплющий огромного зверя по загривку, повернулся ко мне. -- Как ужин?
   -- Забейся, -- огрызнулась -- в животе, от воспоминаний о готовке нашего корабельного кока, предательски забурчало.
   -- Забирайся, -- усмехнувшись, кивнул он на зверя, довольно сощурившись. Неужели злорадствует? -- Живее.
   -- Мы что, на одном полетим? -- удивилась я. -- Еще и без оружия.
   Моя винтовка так и осталась стоять в комнате у Ники, прислоненная к столу. А что она ей сделает? Разве что зацепит и уронит...
   Мне срочно нужно вернуться!
   -- Да летим уже! -- меня за шкирку вздернули наверх, боком сажая перед собой и, не дав опомниться, дали "по газам".
   -- Уииииааа!!! -- отмерев, снизошла я до крика, когда коричневая махина, почти по козлиному, без разгона, скакнула вниз. -- Мать твоюююю!!!
   -- Твою-твою. Хватит орать уже! -- перекрикивая ветер, рявкнул Сай.
   -- Хватит?! Да мы падаем! -- не поверила я, трясущейся рукой натягивая очки на нос и тут же попадая в полную темноту.
   Черт, обсидиан же! Надеюсь, не заметит дозорный того, что они тут резко прозрачными стали...
   Острокрыл, будто решив, что я уже вдоволь набоялась, раскрыл крылья, делая плавный полукруг и парой мощных взмахов быстро набирая высоту.
   -- Ну, вот видишь -- ничего страшного, -- Гебриэл явно издевался. -- Он большой -- ему одного разгона мало. Не трясись ты так -- эти звери созданы для того, чтобы носить всадника. У них в крови беречь его, -- будто маленькому ребенку, пояснил он.
   -- А у меня в крови знание того, что рожденный ползать летает только с пинка! -- прошипела, крепче цепляясь за гриву зверя -- сидеть боком было ужасно неудобно, особенно, когда под седалищем постоянно двигались мышцы, а руке, обхватывающей меня за талию, я и вовсе не доверяла.
   Зверь, резко взмахнув крыльями, заставил со всего маха уткнуться носом ему в шерсть. Сзади так же клюнули лбом в затылок. Постой, тварь пернатая, -- я забыла составить завещание!
   -- Ай, -- тихо прошипели из-за спины. -- Высоту набирает -- хватит уже зубами клацать! -- фыркнул он, распрямляясь.
   -- Догадалась уже! -- огрызнулась -- да они оба сговорились.
   -- Ага, только трясёшься, -- пожал он плечами, ведя себя наигранно расслабленно. -- Мы на месте.
   Еще немного, и я его скину!
   Подавшись вперед, и рискуя сорваться вниз под усилившимся ветром, действительно обнаружила, что мы уже прилетели -- под нами была макушка одной из башен, освещённая изнутри тусклым светом. Наверное, часовые.
   -- Нам нужно немного снизиться -- можно? -- шепнула, во все глаза рассматривая внутренний двор.
   А на плане он смотрелся гораздо меньше...
   -- Легко, -- Сай, как-то неуловимо сжал бока зверя, от чего тот плавно опустился вниз, почти задевая крылом шпиль. -- И, что дальше? Собралась сама сейчас на дело идти?
   -- Нет, я, конечно, могу... Но не моя партия, -- покачала головой, вытягивая пригревшуюся крысу наружу. -- Ну, моя дорогая -- не забудь ничего и не попадись.
   Взгляд крысы был полон уверенности: коротко замахнувшись, я кинула её на крышу где, проскользив лапками, она съехала вниз, к свету.
   -- Не подведи! -- приглушенно крикнула вслед.
   Сай тут же послал зверя вверх, оставляя решительную крысу далеко внизу.
   -- И что -- справится со всем тем, что нужно? -- полюбопытствовал Сай, переводя взгляд вниз и доставая маленький бинокль -- мы парили над замком.
   Площадь внизу, перед главным зданием, была полна света, который позволял рассмотреть всё, что было нужно.
   -- Да. Ни разу ещё не подводила, -- уверенно кивнула. Страх от полёта постепенно проходил, позволяя уже так сильно не зажиматься и высовывать нос за пределы зверя. -- Что там высматриваешь?
   -- Расположение постов и маршрут караула. Нужно ещё раз все проверить.
   -- Перестраховщик, -- фыркнула, но внутренне согласилась -- в этот раз не своими силами и силами команды в бой иду. Тут куча левого народа, чьи смерти вполне можно себе на шею повесить.
   Не бывает плохих солдат, бывают плохие генералы.
   -- Ладно, уходим -- не хватало, чтобы нас заметили, -- убрал он бинокль, нагибаясь вперед и крепко хватаясь за гриву острокрыла. -- Держись крепче, трусиха.
   -- Только не упадите... -- тихо пропищала, следуя указанию и даже не думая возмущаться.
   Все же, не мое это все. Ненавижу летать.
  
   -- Итак, нападаем сегодня! -- рубанув рукой по воздуху, провозгласила Ника. Народ, собравшийся вокруг неё, удивлённо зашептался, толкаясь между собой локтями.
   -- И заснём в пути, -- мрачно отозвалась я, скрещивая руки на груди.
   Половина народа, которому перепало с тормозка привезенного моей командой, действительно клевала носом.
   -- Пф, -- Жанна -- вот, кого все это время не хватало, громко фыркнула, глядя на меня свысока. -- Наши люди готовы -- это вы, видимо, неженки.
   -- Отвечай за себя, -- покачала головой. -- Сейчас около девяти вечера -- если все так хотят войны в ближайшее время, то отоспитесь хоть часов пять. Никто не может сказать точно, сколько по времени займет все это дело. И с чего вообще такая спешка?! Вы хоть всех своих людей оповестить успели?
   -- Да, только недавно вернулись голуби с ответами, -- махнул рукой один из близнецов. -- Народ принял новые приказы и готов выступить хоть сейчас.
   -- Эм... А улитки уже что, не работают? -- удивился Шура.
   -- Это же подполье, -- на него посмотрели, как на идиота. -- Не везде есть Муши.
   -- А... -- сделал умное лицо мужчина и больше не вмешивался, откидываясь на спинку стула, рядом с Мао и внимательно нас слушая.
   Навигатору, кажется, стало гораздо лучше -- цвет лица, во всяком случае, стал куда более здоровым.
   -- В общем, дело в том, что у нас, кажется, опять появился шпион, -- развела руками Ника. -- Потому, нападаем незамедлительно, пока информация не попала к противнику!
   -- Идиоты, -- звучно хлопнув себя ладонью по лицу, провозгласила я. -- У вас что, вообще никакой системы охраны не наблюдается?!
   -- Награда за сдачу подполья висит огромная -- сам король платит! Некоторым трудно устоять! -- рявкнула в ответ девушка, отказываясь прямо отвечать.
   -- А, кстати, я все узнать хотела: а где наследник-то, который место освободившееся займёт? -- подалась я вперед. -- А то, мы все о войне и о войне, а вот о том, кто у власти станет, никак не поговорим.
   -- Он на южной окраине, будет в группе "Аква", -- уже второй из близнецов подал голос. -- Не беспокойтесь -- трон пустовать не будет.
   -- Я беспокоюсь лишь о том, чтобы в случае еще какого-нибудь переворота, меня и моей команды на острове уже не было. Борьба за трон штука кровавая и мерзкая -- история это уже не раз доказывала, -- скривилась я.
   -- Тут все улажено, -- успокоил меня Сай. -- Что у нас с оружием?
   -- Мы привезли еще несколько десятков ружей и пистолетов, -- по моему кивку, вперед вышел корабельный оружейник. -- Запасы пороха у вас достаточные, а стрелковое я прошу беречь -- пока не захватим оружейную, рекомендую трястись над каждой единицей.
   -- Да, учтем, -- кивнула Ника. -- Колюще-режущее у нас в достатке. Что с группой один -- "Кроты"?
   -- Все на месте, леди, -- отозвался мой старпом. -- Все готовы и ждут приказа.
   -- Думаю, их запустим часа за два до основной атаки, -- повернулась ко мне девушка. -- Тоннель длинный, а им нужно быть на месте к моменту нападения на внутренний двор.
   -- А прислуга? -- нахмурилась я. -- Не хотелось бы, чтобы они пострадали...
   -- Ими займутся ребята, которые работают там же, -- кивнула Ника. -- Учли уже.
   -- Хорошо... Тогда... Чёрт, ну не нравится мне что-то! Не то! -- покачала головой, после и вовсе запустила пальцы в волосы. -- Мы что-то упускаем! Почему вас просто ещё раз не атаковали? Тупо сидеть и верить в то, что вы не создадите новое подполье -- глупо. Почему вам позволено столь свободно действовать? -- я действительно не понимала -- будь я на месте короля, я бы не ограничилась одноразовой зачисткой.
   Эти партизаны слишком спешат, из-за чего мы упускаем из виду что-то важное.
   -- Ты просто не всех наших видела, вот и не можешь нормально разобраться во всём, -- легкомысленно пожала плечами девушка. -- Среди них тоже есть ребятки с секретом, да и дозорных у нас теперь много.
   -- Ну, мои ребята будут делать всё возможное, но не стоит уж так сильно на нас полагаться -- мы всего лишь люди, -- усмехнулся Сай, выставляя перед собой ладони.
   -- Не заливай -- мы видели их в деле, -- оборвала его Жанна. -- Справятся, никуда не денутся.
   -- Еще пара вяков, и я её нечаянно пристрелю, -- пробормотала я себе под нос и, получив тычок локтем от Дика, стоявшего рядом, скривилась. Знаю-знаю, не время возникать. -- "Вороны" все в сборе? Что с порохом, со снарядами? Это не одноминутное дело.
   -- Нет, все справятся! -- перебила она. -- Забросим стрелков, как и хотели -- через острокрылов. Мы не первый день тут готовимся! Так что -- приступаем!
   -- Но... -- не пожелала я согласиться.
   Перестреляют же...
   -- Я лидер. Не ты, -- меня жестко поставили на место, затыкая парой слов.
   Гневно сощурившись, я промолчала -- да она просто обезумела. Правильным было бы просто развернуться и уйти... Да не могу я уже. Вспомнить хотя бы глаза детей. Да и крыса у меня там партизанит -- хорошо хоть, заранее выпустила.
   -- Команда -- все за мной! Нужно обсудить детали! -- громко рявкнула, под победный взгляд Жанны, уходя из помещения в небольшую комнатушку на втором этаже. -- Шура, сгоняй за моей винтовкой -- она у Ники в комнате.
   -- Да, капитан! -- кивнул он, пулей уносясь наверх.
   М-да, девчонка мужика взрослого гоняет -- любо-дорого посмотреть, ага.
   -- Итак, все зашли? Отлично -- слушаем меня внимательно! -- скрестив руки на груди, внимательным взглядом обвела я своих ребят -- почти всех притащили, кто оружием умел пользоваться.
   И кто сказал, что правила для всех одинаковые будут? Пират я, в конце концов, или добрая девочка, любящая крыс и вкусно покушать?
   Вот-вот, а потому, быстро вводя своих молодцев в курс дела и, попутно, прямо тут, создавая некое подобие кольчуги со вставками-щитками на груди, я четко давала им понять, что геройствовать никто не будет. Мне команда нужна, а не герои чужой войны.
   Новички из команды, не знающие до этого, что я фруктовик, только удивлённо глаза таращили, но обновки натягивали быстро, пряча их под рубахами и куртками -- не стоит посторонним знать, что мы мухлюем.
   -- Альберт, вот, держи, -- подхватив у Шуры свое оружие, вручила его мужчине. -- У меня не будет времени стрелять, да и место, в котором я буду, для такой дуры не подходящее. Так что -- владей пока. И не вздумай потерять -- урою, ясно? -- хищно прищурилась.
   Здоровяк лишь вздрогнул в ответ, крепко сжимая мою девочку в огромных лапищах. Хоть бы не погнул с таким рвением, эх...
   -- Шура, присмотри за Сонро, чтобы он своих не зацепил, -- вручая старпому его доспех, умоляла я. -- Чёрт, я вас просто на бойню посылаю...
   -- Вообще-то мы сами идем, капитан, -- покачал головой Мао, уже спокойно рассматривающий свое оружие и кривясь. -- Извините, а вы только доспехи умеете создавать?
   -- Что требуется? -- повернулась к нему, готовая внимать.
   -- Что-то лучше этого, -- он, почти не напрягаясь, пальцами переломил выданную ему катану пополам. -- Это даже не оружие -- проще самостоятельно застрелиться или вниз сброситься, чтобы на смех не подняли.
   -- На счет баланса буду не уверена, -- честно призналась, пытаясь смастерить что-то похожее на недавно сломанное оружие. -- Рукоять надо обмотать чем-нибудь, чтобы не скользила...
   -- С этой стороны уберите немного, -- крутанув в руке мое творение, цокнул он языком. Сказано-сделано -- лицо навигатора стало куда менее сердитым. -- Ещё тут лишнее...
   Через пол часа меня отпустили -- сделать копию было куда как проще, чем создавать с нуля. Но оно того стоило -- я хотя бы была точно уверена в том, что им будет чем отбиваться.
   А теперь, немного поспать и на дело.
  
   Итак, почти как немцы, сопротивление-подполье-мстители ударили с воздуха по относительно мирно спящему замку где-то в районе четырёх утра, когда группы "Кроты" и "Аква" отчитались о том, что достигли нужных точек.
   Первая группа следовала по тоннелям, явно пару раз испытав приступы клаустрофобии -- Сонро, который был на связи, постоянно истерил и просил вернуть его обратно. Хотя, кажется, в его случае проблемы были по большей части с жителями этих самих тоннелей: червячки там всякие, жучки... Мао честно признал, что профессию навигатора выбрал, явно зная где-то на подсознательном и глубинном уровне, что на земле вечно какие-то проблемы с этой самой землей.
   Вторая группа, из состава которой я знала только наследника Артура, и то чисто вскользь, по моему настоянию пошла под водой, на манер казаков используя перевернутые лодки и таким образом незаметно проходя в замок через сточную канаву, впадающую в озеро и достаточно широкую для того, чтобы малая рыбацкая лодка могла протиснуться. Решётка, закрывающая проход, была спилена в кратчайшие сроки -- подозреваю, что они с ней разобрались еще тогда, когда получили распоряжение с планом действий.
   Третья группа, в которой была я и пяток стрелков, спикировали прямо с неба -- мой зверь сбросил еще одну бочку с зажигательной смесью на главное здание, пробивая одно из окон и организуя внутри взрыв, вынесший часть стены вниз, во двор. Это же и помогло вновь загнать стражу под сень замка и на пару секунд отвлечь все внимание на себя, позволяя снайперам успешно занять позиции на башнях -- пришлось стрелять прямо со спин зверей, чтобы не попасть под пули стражи. К счастью, Альберт действительно мастерски стрелял и справился с предполагаемой проблемой, зачищая свою башню, а после и медленно, но неукротимо прореживая ряды чужих снайперов на стенах и в самом здании.
   С первой предполагаемой проблемой, моя команда справилась блестяще. Оставалось надеяться, что и остальные не подкачают.
   Следующими во двор приземлились остатки подполья, выхватывая оружие и молча бросаясь на поредевшие ряды сонной стражи.
   -- Вперед, блин, на баррикады! -- хрипло рассмеялась, прыгая в пробитый мной проём, следом за кем-то из наших, так же летевшим на звере и бросаясь вперед, подныривая под замах какого-то мужчины из стражи. Удар под коленку, удар в солнечное и в кадык сгрузили обмякшую тушку у стены -- убивать без нужды не хотелось.
   Закончив с ним, я побежала вперед, со скрипом вспоминая какое-то подобие внутренней карты замка, который явно строил не только пьяный, но еще и обкуренный архитектор. Иного пояснения совершенно неожиданным комнатам и залам я дать не могла. Где-то сбоку послышался надрывный крик и последующее рычание, заставившие вжаться в стену и после осторожно выглянуть наружу: того самого бедолагу из наших рвал огромный зверь, одетый в штаны. О, так это зоаны в полной своей форме? Эх, жаль, что Грэг и не показал себя всего... Или не жаль?
   Человека жаль, глупая ты стекляшка...
   -- Я слышу тебя... -- с рычанием, лев повернул голову в мою сторону, заставляя отпрянуть за стену, а после и вовсе быстро побежать куда-то дальше.
   Слышит он меня, ага. Увести его надо подальше, чтобы других не порвал -- вот, что важно.
   Вперед по коридору, поворот налево, потом направо -- где-то в том направлении должен был быть тронный зал, если мне не изменяла предательница-память. Завернув ещё раз, я зло сплюнула: тупик -- закон жанра и всё такое. Только, в отличие от обычных беглецов, я и без оружия могла со львом расправиться.
   Повернувшись лицом к выходу, покрутила головой и, обнаружив рядом с собой кувшин, поднатужившись, опрокинула его, разбивая и создавая шум.
   -- Однако... -- вскинула брови, удивленно рассматривая кучу яблочных огрызков, какие-то мелкие монетки и очень смущенную, если так можно выразиться, Пипу. -- Не, дамочка, давай -- иди и воюй! -- рявкнула на нее, заставляя ту, пискнув, сорваться на бег.
   Присев, осторожно повела рукой над полом, создавая толстый слой стекла. После, те же манипуляции провела и со стенами, и, отойдя назад, довольно кивнула сама себе -- идей о том, как использовать свои способности в военных целях, было множество. Теперь можно было заняться и реализаций, благо -- есть на ком.
   -- Грахаха, не сбежишь, да! -- огромная туша неторопливо вытекла из-за поворота, и, заметив осколки, остановилась -- пройти, не наступив было невозможно. -- О, думаешь, что таким меня можно остановить? -- насмешливо рыкнул он, и, под мой шокированный взгляд, неторопливо изменил цвет своих лап на черно-стальной, после чего спокойно зашагал вперед, хрустя осколками и не получая урона. -- Что, никогда не видела Волю Вооружения? Смешная... Думала, что нападение на замок -- это так просто? Куда тебе, девчонка.
   -- Эм, простите... -- тихо пропищала я, вжимаясь в стену спиной. Ближе, бандерлог, ближе... -- А можно я теперь уйду, а? Всё поняла, обещаю исправиться и всё такое, а?
   -- Грахахах! -- с рычащими нотами засмеялся он. -- Нет -- ты моя добыча. Не уйдешь.
   -- Ладно, тогда я не виновата, -- спокойно пожала я плечами, резко сжимая руку в кулак.
   Лев, переступивший передней частью линию стекла, оказался мгновенно разрублен пополам притянувшимся друг к другу материалом и, постояв еще немного на одном месте, глядя на меня непонимающе-удивленным взглядом, рухнул, агонизируя. Отскочив в бок, скакнула вперед, прижимаясь грудью к стеклу и быстро вбирая его обратно, после побежала в коридор, на последнем шаге поскальзываясь на крови и падая на пол.
   -- Твою мать! -- отплевываясь от горячего и металлического на вкус, выругалась я, понимая, что вымазалась изрядно.
   А противник, вздрогнув, перетек в человека, оказываясь высоким и несколько волосатым мужчиной со звериными чертами лица.
   -- Мать твою! -- уже куда злее рявкнула я, замечая на его плече татуировку черепа с голубыми глазницами.
   Упустила шавку! Надо же, ну кто бы мог подумать!? Сплошное расстройство!
   -- Бря-бря-бря, бря-бря-бря, -- почти с нужными буквами зазвонила Муши в кармане штанов.
   Хорошо хоть, не раздавила я ее, пока падала...
   -- Соня слушает, -- мрачно взглянув на мертвого противника, размашисто зашагала вперед по коридору, морщась от неприятно стягивающей кожу крови, быстро остывающей и засыхающей.
   -- Капитан, оружейная, продовольственные и тюремные помещения захвачены. Начинаем вооружать узников, с легкостью отразили нападение внутренней стражи. Как у вас обстановка?
   -- А фиг её, -- честно призналась, после, подойдя к одному из окон в коридоре, по которому шла, осторожно выглянула наружу. -- Воюют, горит вон, всё. Снайперы тоже работают. Шура, я сейчас внутри, с фруктовиком-львом сразилась. Иду дальше, правда, немного потерялась...
   -- О, отлично -- ты в замке! Ника, Сай и остальные тоже уже внутри! Иди в личные покои -- возможно, найдёшь кого-нибудь! -- ну очень доходчиво объяснил мужчина.
   На заднем фоне у него, время от времени, слышался какой-то грохот и стрельба. А что я забыла в покоях? Ночные вазы?!
   -- Эй, а что у вас там такое? -- непонимающе нахмурилась, замирая посреди перекрестка и не зная, куда свернуть. Тут уже вообще хоть что-то найти бы.
   -- Да это, ещё, кажется, пришли... Ух ты!..
   -- Чё там? -- становилось уже любопытнее.
   Свернув налево, я продолжила движение, осторожно двигаясь вперед. Хотя, наверное, это было лишним, с такой-то поддержкой из Муши.
   -- Да тут личная гвардия! -- подозрительно довольно пояснил Шура. -- Сонро, заряжай!
   -- Вы что там устроили, гады?! -- возмутилась я.
   -- А, мы с Сонро и ребятами коллекцию собираем, -- радостно донеслось с той стороны. -- Ладно, капитан -- держись там. Мы пока тут повоюем, а потом к вам пойдём!
   -- Хорошо, -- отключилась я.
   Где-то прозвучал огромный взрыв, и пол ощутимо заходил ходуном, заставляя присесть на корточки. Слуха коснулся тонкий, почти неуловимый звон, привлекший всё внимание.
   Убедившись, что больше никто ничего не взрывает, встав, направилась в том направлении, попутно набирая группу Сая.
   -- Что это было? -- с той стороны раздавался звон и какой-то отчаянный мат.
   -- Ты о взрыве? -- откуда-то издалека послышался голос дозорного. -- Артур с ребятами. Кажется, что-то не заладилось у них, или же они просто решили что-то устроить внепланово...
   -- Да у нас тут сплошная импровизация, уже поняла, -- огрызнулась, заходя за поворот и прислушиваясь. Направо. -- Что у вас там такое?
   -- Кисель, ёб его, -- откуда-то прокричала Ника. -- Липкииийй!!!
   -- А... Помощь нужна? -- сочувствующе протянула, толкая створку двери внутрь и входя в, буквально зовущее меня, помещение.
   -- Нет, сами справимся, -- отрицательно протянул Сай. -- Тут ребята подошли... Голодные.
   -- Хорошо. Потом позвоню, ага, -- отключилась я, роняя Муши и почти со слезами на глазах рассматривая полностью залитое стеклом помещение: потолок, стены, пол, мебель, картины -- всё прозрачное, сверкающее и переливающееся в свете нескольких ламп. Всё хрустальное.
   Кто там о еде говорил?
  
  
  
  
  
   16. В отражении скрываются демоны
  
   В помещении было прохладно, что, впрочем, и не удивительно -- хрусталь не греет, только сверкает. Пройдя по комнате, огромной, к слову, и изо всех сил стараясь не пускать слюни открыто, нерешительно огляделась: жильцы не наблюдались. Хотя, в то же время, ощущалось что-то не то, будто недосказанность -- я отчетливо чувствовала, что где-то в помещении есть живое существо, но это чувство было настолько призрачным, что найти точное место было нереально.
   Впрочем, мои размышления прервал отчетливый стук чашки о блюдце -- ни с чем не перепутаешь. Резко повернувшись на звук, непонимающе уставилась на небольшой столик посередине помещения, который до этого обошла, обделив вниманием.
   -- Оя-оя, у меня гости, -- хрустальный, да, именно так -- тонкий и всепроникающий, голосок разлился по залу. Если бы она не пошевелилась, я бы и не заметила её -- полностью прозрачная, совершенно незаметная. Ощущение, что чашка парит в воздухе.
   Чёрт, это же просто идеальный камуфляж! Почему я раньше не додумалась?!
   -- А ты совершенно неучтива, раз не встречаешь, -- чуть наклонила голову, рассматривая ее.
   Ситуация совершенно странная -- мне бы, по идее, следовало бы размазать эту Леди тонким слоем по хрустальному паркету, а с другой стороны хотелось выжать из нее ещё парочку техник, до которых сама не додумалась. Что ж, мысленно извинюсь перед всеми и немного задержусь -- войска всё равно ещё не подтянулись.
   -- А чего мне встречать, раз ты без приглашения вошла, -- она проявилась, неожиданно наполняясь красками и обрастая деталями. С короткими серебристыми волосами, зачесанными чуть вбок и назад, открывая одну сторону лба и закрывая другую, с сиреневыми глазами, внимательными и холодными, с ниткой жемчуга на шее и запястье и в легком белом платье на тонких бретелях. -- Ты враг, мне не стоит отвлекаться. С тобой мои детишки справятся. Не беги -- не сможешь.
   Детишки? Я невольно огляделась, пытаясь обнаружить названных и вздрогнула, когда ко мне с нескольких сторон скользнула пара змей, демонстрируя тонкие клыки, угрожающе топорщащиеся наружу.
   -- Один укус и яд попадет к тебе в кровь, поражая и превращая внутренние органы в прекрасный хрусталь, -- тихо засмеялась Леди.
   Хрусталь тонко зарезонировал, множа её голос и настойчиво пробиваясь вглубь сознания. Покачнувшись, отступила от них в сторону и тут же была встречена ещё одной змеёй, стремительно подползающей ко мне.
   Скакнув в бок, еле увернулась от прыгнувшей на меня твари и, чуть не поскользнувшись на гладком полу, побежала вглубь комнаты, уводя их за собой. Ещё один бросок отбила рукой, почти дав себя проколоть неожиданно выросшим шипом на теле змеи, лишь в последний момент покрыв перчатку изнутри тонким слоем обсидиана.
   -- Оя-оя, ну хватит уже. Ты же видишь -- не скрыться. Вся эта комната -- моё поле боя! -- она громко засмеялась, закидывая голову назад и обнажая тонкую, белоснежную шею. -- Смотри, глупая воровка моего прозвища!
   Да, посмотреть реально было на что: все предметы меблировки резко поплыли, стекаясь в одну огромную змею, легшую кольцами вокруг оставшегося столика и стула рядом с ним. Леди, отставив чашку, плавно, с истинной грацией, встала и, неуловимо легко потянувшись, щелчком пальцев так же отправила их внутрь рептилии. Я приложила ладонь ко рту, скрывая реально потекшие слюнки, искренне завидуя рептилии и, чуть склонив голову, спрятала глаза за челкой -- в животе скрутился тугой узел, жаждущий как можно быстрее поглотить эту тварь и сделать её частью себя. С таким запасом материала я смогу быстро расправиться с оставшейся стражей, даже не напрягаясь. Да и эта техника, со змеями... Она заставляет хрусталь двигаться, придавая ему какие-то иные свойства, делая его более пластичным. Если я смогу сделать подобное, ещё и из своего материала, то это выведет меня на совершенно иной уровень ведения боя.
   -- Бежать некуда, Сонечка. Прими свою смерть и стань новым произведением моего искусства, -- она ласково погладила бок своей змеи, ответившей ей крайне тонким шипением, бьющим по мозгам.
   Скривившись, спешно изменила свое нутро, сразу ощутив накатившее спокойствие и покой. Это последствия превращения себя в свою же стихию?
   -- Искусства? -- недоуменно вскинула брови -- что она там ещё сваяла? Что-то интересное, да?
   -- Ууу... Мои милые статуи есть по всему дворцу, -- протянула она, будто загрустив, но тут же вновь заливисто рассмеявшись. Позади меня лопнула пара светильников, не ставших частью змеи. -- Те, кто пытался мне противостоять, ныне прекрасны и величественны. Они сверкают! -- и новая порция заливистого, почти девчачьего, смеха, рушащего тонкие стенки хрусталя.
   А, люди, значит...
   -- Смех... -- пробормотала, оглядываясь вокруг -- мне теперь её голос казался совершенно обыкновенным, и больше не отвлекал.
   -- А ты не знала? Чем выше звук, тем сильнее он поражает. Но вам, низшим созданиям, это знать не нужно -- грязь, принесенная с земли, все одно будет стерта моим очищающим хрусталем! Смирись. Вперед, Санта Пурецца! -- змея, тихо прошипев и добив оставшиеся светильники, величественно развернула свои кольца и поползла ко мне, полностью заслоняя собой весь обзор.
   А я, лишний раз прочистив уши, ибо имя этой твари из хрусталя было явно сказано на одном из языков моего мира, отскочила назад, хрустя осколками. Хм... Большая зараза, однако.
   -- Крольчонок, просто милый крольчонок, который чуть запачкался в грязи. Ничего страшного... Сердце шелохнется, последний раз пробьется -- сгинут все сомнения, канут в бездну прения. Дух твой оторвется, в дом Солнца возвернется, -- она тихо запела -- сквозь змею было видно, как она сама себе дирижирует длинной спицей. -- Ночь будет глубокой, тайн будет много. Теперь же все не к спеху... -- она вновь перешла на смех.
   Бросок змеи, несмотря на её размеры, был молниеносен -- миг, и меня сжало в тугих тисках, будто желая выдавить все соки. Ещё пара секунд, и я оказалась втянута внутрь, лишаясь возможности дышать. Впрочем, паника, как бы странно не было, не наступила -- наверное, это все из-за того же изменение внутренностей. Полностью расслабившись, спокойно наблюдала за тем, как Леди, движением тонкого пальчика, создала себе ещё один столик и стул и, сев, закинула ногу на ногу, принявшись за мной наблюдать.
   Усмехнувшись про себя, прикрыла глаза и мысленно потянулась во все стороны, сначала ненавязчиво, а после все активнее перетягивая управление змеей на себя, добавляя в нее уже свой материал. Удивительно, но нехватки воздуха не было -- я будто бы дышала кожей, получая необходимый мне кислород через змею. А вместе с этим и пополняя свой резерв. Какая вкуснятина...
   Леди, кажется, нахмурилась -- сквозь хрусталь было плохо видно, но то, как она вскоре вскочила на ноги, отметила широкой улыбкой. Я сильнее, и это неоспоримо.
   Змея лопнула вокруг меня по щелчку пальцев девушки, решившей прекратить столь опасную для нее игру, но часть кристалла не дала мне упасть, бережно поддерживая и опуская на пол. То, что я успела "переманить" на свою сторону, длинными щупальцами вилось вокруг меня, создавая барьеры, против предполагаемых атак.
   -- Ты... -- зашипела леди и, будь мои защитники действительно только из хрусталя, быть им грудой обломков. Теперь же коктейль из хрусталя, алмаза и части обсидиана, был крепок, даже не покрывшись трещинами. -- Как ты посмела забрать у меня Санта Пурецца! Ответишь, ты ответишь! -- воздух резко покрылся пылью осколков, тут же разрастающейся во все стороны, наподобие моей атаки в цирковом шатре против сирены. Легонько ударив по одному из отростков, отправила им на встречу похожую пыль, быстро поглощающую чужую атаку. Разминка окончена -- покажи мне что-нибудь стоящее.
   -- Леди, а ты не так уж и крута, знаешь ли, -- криво улыбнулась, свысока окидывая её взглядом. -- Ну же, покажи мне ещё что-нибудь интересное, или же мне придется убить тебя.
   -- Тварь, -- гневно прищурилась она и, вскинув руку, отправила в меня град из тонких лезвий, появляющихся прямо из ладони.
   О, а так тоже было можно? А я, как дура, размахивалась, чтобы метнуть... Мда, будучи ребёнком полностью техногенного мира, некоторые техники этого не могла просто вообразить, ведь для меня они казались нереальными.
   Щупальца, повинуясь неслышному приказу, шутя, отбили атаку и ринулись вперед, с намерением напугать девушку, чтобы та выкинула ещё какой-нибудь финт. Давай, мой невольный учитель, я жажду знаний!
   Леди -- а как её зовут-то? -- стремглав бросилась к двери, распахивая её и выбегая в коридор. Естественно, я за ней. Верхом на лихом... Эм, опустим этот момент, да...
   Пробурчав себе под нос об извращенности сознания, напрягла свои кристальные извилины, давая своему "скакуну" тело, превращая его в длинноного коня, почему-то с огромными, почти что лисьими ушами и львиным хвостом. Спина, без седла, была довольно скользкой, но я держалась молодцом, создав себе несколько скоб, за которые я цеплялась.
   Догонять было весело, особенно, когда, оглянувшись на стук копыт, девушка на мгновение окосела от шока, а после, от еле сдерживаемой злости, вновь швыряя в меня нечто напоминающее гранату, только вместо взрыва из нее летели тонкие иглы, и побежала вперед с удвоенной скоростью. Удивительная ловкость и скорость для девушки в хрустальных башмачках на шпильке. Ни мне, ни коню её снаряды не навредили, попросту впитавшись в местах попадания. Похоже, жизнь ничему её не учит.
   Извернувшись и свесившись с седла, ловко подхватила одно из таких посланий, посылая ему команду остановить работу, и осторожно раскрыла -- просто приказала разойтись части верхнего слоя. Механизм внутри заставил довольно кивнуть самой себе -- нечто наподобие рычажка и множество иголочек, подведенных к нему и готовых сорваться в бой.
   Спрятав ценность во внутренний карман, с целью воспроизвести это в дальнейшем, пришпорила скакуна, из-за чего мы, не рассчитав скорости, пуская искры, пролетели мимо поворота, за который завернула Хрустальная Леди. Досадливо рыкнув, остатки непонятного нечто, что спешило следом за нами, мысленно обратила в крыс -- мало похожих на оригинал, но быстрых и проворных. Все же сказывалось отсутствие опыта -- вон, какой у меня конь...
   -- Вперед, Плотва! -- азартно прокричала, ударяя пятками в бока... зверя? Скакун, издав нечто нечленораздельное, колеблющееся между звоном битого стекла и свистом, помчался дальше, явно закусив удила и довольно сверкая алыми глазами. А мне уже нравится этот парень!
   Ещё пара поворотов, в один из которых мы так же не вписались, оставив небольшую выбоину на косяке -- все же, скользкие плиты пола не для таких копыт, и мы, не останавливаясь, влетели в огромный зал, куда до этого вбежали крысы.
   Раздался тихий свист, и мой конь быстро встал на дыбы, удивительно для его строения балансируя на задних ногах и отступая назад -- крысы, бежавшие впереди, оказались разрублены пополам и явно не желали срастаться -- куски материала, отдаленно напоминающего половинки зверьков, продолжали отдельно друг от друга вздрагивать на полу и пытаться продолжить погоню.
   -- Это все она! Она забрала моего змея! Она уничтожила мои покои! Она гнала меня как последнюю крысу! -- громко кричала Леди, стоя за спиной у неизвестного мне мужчины, в тёмном строгом брючном костюме и галстуке. И с катаной в руках.
   -- Чисто для пояснения: ты была первой крысой, так как бежала во главе всей стаи, -- насмешливо отозвалась я, внутренне пытаясь понять, почему мои творения больше не могут принимать целый облик. Они вообще не слушались на тему изменения внешности -- только давали отклик на то, что готовы и дальше выполнять приказ и догонять добычу. Что это за хрень такая?
   -- Ларетта, видишь? Ты -- первая крыса. Гордись этим, -- он спокойно взглянул на девушку.
   -- Да как ты смеешь?.. -- начала набирать та децибелы.
   Судя по её эмоциям тогда и сейчас, она тоже становилась более спокойной, когда превращала себя в свою стихию...
   -- Замолчи, -- тихий голос пробил до дрожи, заставляя неосознанно сжать поводья в руках, а Леди поспешно прикрыть ротик ладонью, а после и вовсе отбежать назад.
   Темноволосый мужчина с темно-карими глазами, почти что черными, внушал страх. Он мечник, который может разрезать мои поделки, которые после не могут нормально функционировать. А я -- снайпер без оружия. Как бы... Не моя победа, да.
   -- Сдавайся -- ты видела, что тебя ожидает, -- он спокойно, с поистине ленивой мощью, посмотрел на меня, из-за чего я почувствовала жгуче желание реально соскочить с коня и, забившись в уголок, больше не отсвечивать.
   -- Ну, я просто посмотрю отсюда, ага? -- я криво улыбнулась, стараясь не дрожать. Конь резко опустился на четыре ноги и, недовольно фыркая, замер статуей -- лишь уши легонько подрагивали, улавливая окружающие звуки.
   -- Ну же, Морган, не стоит пугать нашу гостью -- она первая за столько лет смогла дойти до этого места, -- откуда-то из глубины зала послышался мужской голос, чуть насмешливый. -- Иди сюда, Хрустальная София. Я хочу посмотреть на ту, что ввела моего второго офицера в такой ужас и гнев, -- и вновь мне приказывают.
   Но до этого Моргана неизвестному мне голосу было далеко. Таким отдают повседневные приказы, по типу принеси-унеси, подай-забери. Как слуге.
   -- С кем имею честь беседовать? -- Плотва (ни разу не плагиат!), послушно пошел вперед, и, пройдя освещённый окном участок зала -- уже начало светлеть, из-за чего помещение окрашивалось в серые тона в местах, где не было светильников, замер неподалеку от трона, на котором сидел высокий, светловолосый плечистый мужчина.
   -- А трон тебя ни на какие соображения не наталкивает? -- едко прилетело в ответ и мужчина, уперев локоть в подлокотник, подпер кулаком щеку, лениво меня рассматривая.
   -- Король Филипп, -- кивнула ему.
   -- Не угадала, и, думаю, за это мы лишим тебя возможности смотреть на меня на равных, -- легко пожал он плечами.
   Седалищным нервом чувствуя атаку, не иначе, я со всей скоростью, на которую была способна, соскочила с коня, параллельно подавая ему команду потерять форму. Скакун распался каплями, устилая пол, а я, прокатившись и став на ноги, с трудом блокировала удар ножнами катаны, выставив перед собой руку, под курткой полностью покрывшуюся алмазом и обсидианом. Пара секунд напряжения, и мужчина-мечник отскочил назад, мягко приземляясь на прежнее место и все так же спокойно глядя на меня.
   -- Ай-я-яй, что ж ты, София, лишаешь моего офицера забавы? Ты проиграла -- будь готова расплачиваться, -- поцокал король языком. -- М-да... Чтоб тебе такого в наказание сделать?
   -- Умереть и лишить меня возможности самостоятельно снести твою голову, -- хмуро пробормотала, потирая онемевшую, после удара, руку.
   Как он это делает? Будто все нервные окончания отключил, да ещё и теперь конечность не хочет обрастать защитой.
   -- А вот хамить правителям нехорошо... -- протянул мужчина. Я не успела и вякнуть, как ударилась коленями в пол, а Морган, приставив клинок к моему горлу, замер рядом. -- Так, ещё одна попытка: кто я?
   Я сжала зубы -- страшно. Давно я не была на волоске от смерти, очень давно. Считай, с того самого дня, как попала на корабль к работорговцам. Что же... Использовать материал от коня не успею -- чую, что Морган не из тех, кто будет отбиваться от какой-то фигни стеклянной, в то время, как можно просто разобраться с проблемой. Рукой не двинуть -- левая не слушается, а правую лучше поберечь, для крайних мер.
   С трудом переведя дыхание, осторожно преобразовала внутренние органы в кристалл, тут же лишаясь доброй половины эмоций и чувствуя себя на порядок лучше.
   -- Король Острова Неба, -- спокойно отозвалась, поднимая взгляд на довольно улыбающегося мужчину.
   -- О -- верно, но не полно, -- одобрительно кивнул он. Катану убрали, но взамен прилетел удар туфлей в затылок, заставляющий меня удариться лбом в паркет и оставаться в таком положении -- ногу никто не убирал.
   -- Не смей смотреть на короля, -- тихо прилетело сверху, пока я совершенно спокойно обдумывала всевозможные исходы боя. Если бы могла, взбесилась бы, и от происходящего и от самой себя. Если бы могла, погордилась бы тем, что столь спокойна. Но, мысли были быстрыми и четкими -- думай, не отвлекайся, иначе убьют.
   <i>Полезное</i> состояние.
   -- Тогда вешайте табличку перед входом, на тему того, что можно, а что нет, -- равнодушно отозвалась. -- Я знаю только об одном действующем правителе, и имя ему -- король Филипп. А кто ты такой, в короне и на троне -- не знаю.
   -- Хм... -- протянули сверху, после чего ногу с моей головы убрали. Последовал удар в живот -- с глухим выдохом я отлетела к подножию трона, больно ударившись о первую, из пяти, ступенек, которые помогали подняться вверх, к королю. Всё же, кожа ещё сохраняла нервные окончания. -- Ты ничему не учишься, девчонка, -- с презрением отозвался мужчина. -- А ведь смогла как-то дойти, надо же.
   -- Ваше величество! Разрешите?.. -- в помещение вбежала пара стражей, перемазанных в крови и тяжело дышащих. -- Северное и южное крылья захвачены повстанцами! Западное полностью разрушено! Сейчас наши люди стоят на страже восточного и центра! Пожалуйста, отдайте приказ об отступлении и перегруппировке! Они сильнее!..
   -- Разве я разрешал войти и начать со мной говорить? -- холодно раздалось сверху -- скосив взгляд, наткнулась на брезгливое выражение лица.
   С громким вскриком и фонтаном крови, говоривший рухнул на пол и, задергавшись в конвульсиях, затих -- что и как произошло, так и не увидела: лишь Морган, буквально на мгновение, стал размытым. Если он реально двигается на такой скорости, то я и остальные ребята не жильцы. Ни разу. Только как мне остальным сообщить? Хоть бы крысы смогли, да разве же они додумаются?
   -- Разве вы не дворцовые стражи, элита? -- продолжил король, и второй стражник повторил судьбу первого. Лужа стала больше.
   -- Ваше величество, ваши приказы как всегда точны и немногословны, -- раздался тихий голос и, шурша юбками, на сцену вышло новое действующее лицо. Оно.
   Всё в блестках, и тканях, напоминающие лепестки цветов, ярко накрашенное и с высокой прической оно, все же, по голосу явно было мужчиной. Но внешне... В рот мне ноги, если я ещё хоть когда-нибудь захочу себе что-то розового цвета.
   -- Я решил немного прибраться, и представляете? Тут развелось крыс! -- неизвестный, приподняв юбку, выпустил наружу зелёный отросток с шипами, на которых болтались тушки крыс.
   Значит, судя по всему, это и есть тот самый цветочник... И мой десант.
   Следующим мгновением было уже то, как он, шутя, своими отростками блокирует удар катаны Моргана -- для меня, даже в режиме без эмоций, это было чем-то неожиданным и, опять же, невозможным. А ему хоть бы хны -- даже сока не пустил.
   -- Ты смеешь тащить сюда трупы? -- мрачно проговорил мечник, сильнее налегая на оружие.
   -- Ты тоже, вон же они, валяются у дверей. Или это попытка уговорить нашего короля сменить цвет паркета, чтобы слугам было проще оттирать кровь? Да ты добряк, Моргу... -- кокетливо протянул цветочник, после подался вперед, складывая губы трубочкой. -- Ты такой шалунишка -- постоянно крадёшь моё сердце. Ну же, поцелуй меня!
   -- Ты оскорбляешь взгляд его величества своим существованием! -- это был первый раз, когда Морган проговорил чуть громче. Даже с каким-то надрывом, что ли...
   -- Перестать, -- его величество откинулся на спинку трона, лениво наблюдая за всем происходящим. -- Достали.
   -- Ваше величество, позвольте, коль я буду достойна, казнить эту тварь? -- тихо прощебетала Леди, как там её?.. -- неслышно выползая откуда-то сбоку и строя просительное выражение лица.
   -- Ваше величество, коль я буду достойна, позвольте мне убить её и занять её место около вашего трона, -- в том же тоне и манере проговорила я, рискнув на удачу. Время -- я должна хоть чуть-чуть, но потянуть время. А тут уже пофиг, как именно -- хоть стриптиз танцуй, главное -- тянуть.
   -- Ого, надо же, -- сверху донеслось удивленное. -- Чего это так?
   -- Я использую силу, похожую на силу этой девушки. Но разве не нужно коронованной особе рядом с собой держать надежных людей? Её хрусталь хрупок -- он не сможет вас защитить. Я знаю почти всё о том, как нужно быть телохранителем -- я куда более надежна...
   -- Ваше величество, король Руз!.. -- испуганно воскликнула Хрустальная.
   -- Во, точняк, Руз! -- вскинув руку, громко щелкнула пальцами, разгибаясь. -- Всё, я встаю.
   Мужчина на троне замер, глядя на меня неверующими глазами, а после удивительно громко расхохотался, почти по-детски всхлипывая от счастья.
   -- Да, да! Надо же!.. Да, черт дери! Умудрилась!
   Я спокойно смотрела на покрасневшего короля, задумчиво размышляя над тем, что могла бы уже пару раз всадить ему спицу в горло -- мечник и цветочник всё так же занимались своим противостоянием: фруктовик уже вовсю оплел ноги Моргана, по-тихому подбираясь к его попе, а Морган, в свою очередь, умудрился-таки сделать надрез на зелёной шкуре растения и, стиснув зубы, продолжал напор.
   -- Ваше величество! -- неверяще вскинулась сереброволосая, бросая на меня испепеляющий взгляд.
   -- Сама виновата, Ларетта, -- пожал тот плечами. -- Ты тут с самого начала -- слышала о нашей игре и так просто проболталась. Ты виновна, но я дам тебе шанс спастись -- убей Хрустальную Софию и стань единственной обладательницей этого прозвища и моим офицером.
   -- Ваше величество... -- неверяще прошептала девушка, растерянно глядя на короля.
   Я, пользуясь случаем, так же посмотрела на него и, встретив в ответ довольный взгляд палача, приготовившегося слушать мольбы своей жертвы, вновь повернула голову к Ларетте.
   -- Не двигайся и умрешь быстро, -- чуть прищурилась, подзывая к себе нечто, бывшее моим конем. -- Ты же знаешь, чем всё закончится. Король Руз, если я убью её, я займу её место подле вас?
   -- Всенепременно, -- отмахнулся тот. -- Мне импонирует то, что рядом со мной находятся сверкающие люди, а если она слаба, то ей не место. Начинайте! -- хлопнул он в ладони и пытливо уставился на нас.
   Девушка, пару секунд глядя на меня загнанным зверем, пронзительно взвизгнув, из-за чего все, кроме меня, схватились за уши, прыгнула ко мне, с отчаянием в глазах метя куда-то в голову длинным кинжалом, выросшим на месте руки.
   Скользнув в бок, для себя решила, что бою нужно принести немного зрелищности и, увернувшись в сторону -- она и в подметки сверхскоростному Моргану не годилась, и как только офицером, да ещё и вторым, стала? -- звучной плюхой послала её в парочку извращенцев, заставляя тех разойтись. Мечник, кажется, даже был отчасти счастлив.
   В ответ полетели иглы, да ещё и из пола выросли шипы -- зачем она это делала, я не понимала, лишь, чуть увернувшись в сторону от очередной партии -- мешали обзору, устремилась к ней, на ходу создавая спицу. Удар, удар, уклон -- множество однотипных бросков, ничего в себе, кроме постоянно сменяющегося оружия противницы, не несущих. Ни я, ни она, даже зацепив друг друга, не наносили повреждений -- все порезы просто затягивались вновь. В идеале, мы могли стать напротив друг дружки и просто попеременно втыкать друг в друга спицы.
   Стоп, чего это я уровень теряю?! План возник мгновенно.
   Оттеснить противницу в нужном направлении ничего не стоило -- неожиданно раздавшийся взрыв, по силе даже превышающий предыдущий, швырнул нас на пол и заставил прокатиться в сторону окна. Метнув в Леди спицу с рубином, разрастающихся в ней красными кляксами, добилась частичного онемения противника и, вскочив на ноги, с разворота ударила её в живот, пробивая её телом окно и выбрасывая наружу. Лети, птичка, передай посылку.
   -- Надо же, а ты тут уже дерёшься! -- удивлённо воскликнул Дик, неожиданно оказываясь рядом со мной.
   -- Т-ты откуда выполз?! -- спокойствие схлынуло -- долго поддерживать себя в состоянии кристалла я не могла и вновь стала человеком.
   -- А, сверху, -- он кивнул головой в потолок, где виднелся огромный пролом. -- Артур тот ещё любитель пиротехники!
   -- А, вот оно что... Черт! Бегите! Тут мечник-монстр! Живо убирайтесь или вас убьют! -- схватила его за грудки, после завела за себя, в панике оглядываясь по сторонам. Он не мог отсюда убежать -- его король все ещё был тут, хоть и так же, как и все, полетел со своего места, приземлившись на нижнюю ступеньку. К -- карма.
   -- У нас тоже есть свой монстр, -- спокойно отозвался Дик. -- Успокойся и наблюдай.
   -- Что наблюдать, отвечай!
   -- Бздынь! Дзынь, дзынь!.. -- лицо обдало ветерком, и в некоторых частях помещения возникли искры.
   -- Сай, -- кратко отозвался парень, хватая меня за руку и ведя к выходу.
   -- Нет! Тут король! С ним нужно разобраться! -- вырвалась, стремясь вернуться обратно.
   Я ему не прощу то, что меня мордой в пол тыкали.
   -- Король Филипп мертв, ты о чем? -- непонимающе нахмурился Дик. -- Мы узнали о том, что сейчас страной правят его бывшие прислужники. С ними уже почти со всеми разобрались.
   -- Нет, там король, вон он! Его зовут...
   -- Отец! -- пронзительный крик Ники разнёсся по всему залу, заставляя разбушевавшихся мечников разойтись в стороны, а меня начать ловить челюсть.
   -- Короля зовут Руз... -- непонимающе прошептала я, видя, как Ника, рухнув на колени, обнимает мужчину и, спрятав лицо у него на груди, громко рыдает.
   -- Дик, переходим в режим "все вокруг враги". Немедленно сообщи всем нашим -- пусть будут готовы, -- мрачно произнесла и, подозвав к себе оставшуюся лужу материи, преобразовала её в огромную кошку, заслоняющую нас ото всех. Где-то тут должен быть цветочник, так странно пропавший после взрыва.
   -- Понял, -- тихо отозвался парень и, чуть отойдя назад, тихо забормотал что-то в микрофон на Муши.
   -- Сай, у меня к тебе пара вопросов! -- рыкнула в адрес дозорного, замершего неподалеку от меня.
   -- У меня тоже, не поверишь, -- огрызнулся он. -- Что за херь?
   Объяснение не заняло и пары минут и, нахмурившись ещё сильнее, мужчина разозлённо уставился в сторону нынешнего лидера сопротивления.
   -- На чьей стороне Дозор?
   -- На стороне народа, -- сплюнул он. -- Ника, что это значит?
   -- Это мой отец! -- радостно воскликнула она. -- Мы тут, чтобы спасти его!
   -- Ты слепая? -- безразлично проговорила Жанна, неожиданно входя в зал и спокойно идя к трону. Девушка выглядела довольно-таки хорошо, лишь окровавленный клинок в руках да забрызганная кровью рубашка выдавали в ней недавнего бойца. -- Он -- король.
   -- Он мой отец! -- мотнув головой, возразила девушка. -- Он тут был в плену! И, наконец-то... Папа?..
   -- Ошибка, -- добродушно усмехнулся мужчина, почти нежно глядя в глаза своей дочери. -- А за ошибки нужно наказывать. Вот так, да...
   Тонкий стилет был тихо извлечён из тела оседающей на пол девушки, которая всё так же неверяще смотрела мужчине в глаза.
   -- Я создал ошибку и теперь сам с ней разобрался. Я -- идеальный правитель, -- тихо засмеялся он, поднимаясь и ногой отшвыривать тело Ники в сторону. Сжав покрепче спицу, я решительно двинулась вперёд -- тварь...
   -- Он мой, -- жестко припечатала Жанна, резким движением руки останавливая нас всех. Не одной мне резко захотелось вскрыть чужую глотку. -- Я -- дочь высокопоставленного дворянина и вторая наследница рода Арья Брай! Никто из присутствующих в зале не имеет права поднимать руку на коронованную особу!
   -- Разве его коронация прошла официально? -- насмешливо протянул Сай, держа руку на эфесе меча.
   -- В экстренных ситуациях коронацию можно проводить в узком кругу советников и старейшин, -- покачала головой Жанна. -- Это единственное, что можно предположить в данной ситуации. Нет смысла придумывать другие варианты, нет возможности пытаться что-то опровергнуть. Я просто буду судить.
   -- Вы вторглись в мои владения и убили моих людей! Она -- ваша лидер и я имел полное право устранить её, что и сделал. Не имеет значения то, чья она дочь -- она подняла руку на действующую власть, -- спокойно отозвался Руз, протирая свой стилет кружевным платком, тут же пачкая его в крови.
   -- Ваши законы мне не писаны, -- пренебрежительно отозвалась розововолосая. -- Я -- кара. Смирись...
   То, что произошло дальше, уже привычно не укладывалось в картину моего мироздания, и так достаточно порушенную за последнее время.
   Помещение резко окуталось туманом и, ещё миг, и на месте, где стояли Жанна и Руз, оказался огромный белый шар, по чьим стенам ходили легкие волны.
   -- Белый Палач, -- неверяще прошептал Сай, во все глаза уставившись на шар. -- Это же... её награда почти четыреста миллионов... Невероятно.
   -- Идём, -- дернула его за рукав. -- Ника, возможно...
   -- Нет, -- отрицательно отозвался Морган, который после вмешательства Жанны не сдвинулся с места, стоя в стороне от нас. -- Она уже мертва -- её Воля погасла в момент удара короля Руза.
   -- Проверить стоит, -- не сдавалась я. -- Вашим Волям я не верю. Глаза -- лучшее подтверждение.
   -- Именем Правительства, вы, Морган, являющийся первым офицером самопровозглашенного короля Руза, арестованы! Сдайте оружие и пройдите на корабль Дозора, -- Сай решил вспомнить о своих прямых обязанностях, быстро шагая к нему.
   -- Отказываюсь, -- всего лишь легкое движение и мечник исчез -- только неясная тень метнулась к выбитому окну.
   -- Чёрт! -- воскликнул дозорный, подбегая к окну и высовываясь наружу. -- Острокрыл! Этот гад имел запасной пусть отхода! Отрядам восемь и девять! Срочно в погоню за сбежавшим преступником! -- Почти прокричал он в мгновенно возникшую у него в руках Муши.
   -- Не успеют, -- тихо усмехнулась и сорвалась на бег, по дуге обходя непонятный мне белый шар. Татуировки с черепом у Хрустальной Леди я не заметила, а у этого... Не мой уровень, однозначно. Даже если он и сообщник моего врага, я ничего не смогу от него узнать -- просто не пробью.
   Тело Ники действительно не подавало признаков жизни -- присев рядом с ней на корточки, осторожно перевернула на спину и проверила пульс. Да, действительно. Переведя руку от запястья к шее, уже окончательным образом фиксировала смерть... Что?!
   Под пальцами действительно что-то ударилось. Не веря, наклонилась к груди девушки, приникая ухом -- в месте, где в тело вошел клинок, в сердце, что значило лишь мгновенную смерть, отрицая вердикт уверенно, пусть и медленно, но бился её моторчик. Ника была точно жива. Пусть и находилась без сознания.
   Нахмурившись, села прямо и вновь потрясенно выдохнула -- рана таяла на глазах, проявляясь гораздо выше, где-то в районе плеча. Иллюзия? Тогда кто? Жанна?
   -- Нет, это не иллюзия, -- за спиной раздался её голос -- резко обернувшись, мрачно уставилась в голубые глаза с красными хрусталиками. -- Я воздействую на разум, заставляя вас видеть то, что желаю. Однако из-за тебя мне пришлось перешагнуть грань -- не понимаю, почему... Кто ты? Я почти не могу обмануть тебя.
   -- Это и есть иллюзия, -- состроила скептическое выражение лица. -- Заставлять противника видеть то, чего нет.
   -- Я могу заставить противника делать то, что он не хочет, -- легко пожала она плечами. Отстранённое выражение лица пугало -- будто бы девушка вдруг стала роботом, потеряв всю живость. -- Я могу внушить новые мысли и желания. Моя сила чем-то схожа с силой Меллот Арья Брай, прямой наследницы рода. Кто ты?
   -- Хрустальная Соня. Прошлого не помню, -- эта мантра уже приелась.
   -- Странно -- я не могу тебя прочитать. Мне нужно время... -- она обернулась к шару, рассматривая его. -- Он отвечает за свои грехи -- чем больше их, тем выше расплата.
   Продолжить ей не дал громкий крик в коридоре, перекрывающийся рыком неизвестного мне зверя. Повернувшись в сторону шума, вскинула брови: в зал, хромая и прижимая руку к кровоточащему боку, влетел цветочник и, чуть не споткнувшись о груду камней из потолка, забежал за них и остановился, вскидывая руку.
   Следом за ним, в помещение, рыча и скаля внушительные клыки, вошел огромный медведь бурого окраса. Оплетённый какими-то колючками и вьюнками он, брызгая слюной, медленно подбирался к фруктовику, всем своим видом показывая, что за капающую у него в некоторых местах кровь он порвёт своего обидчика на части. Присутствующие не двигались, стараясь, по возможности, как можно более незаметно дышать -- моя кошка, плавно-текуче перебралась к Дику, закрывая его от опасности.
   -- Грязное животное, да как ты смеешь?! -- цветочник был напуган, а от того свои атаки больше не контролировал -- выросшие лозы били куда ни попадя, оставляя глубокие выбоины на стенах и на полу.
   Медведь себя грязным не считал, да и, получив на излёте по носу, разозлился еще сильнее.
   -- Пу-Пу сильно разозлен -- это может создать проблемы, -- протянула Жанна, разглядывая зверя. -- В таком состоянии я не могу его подчинить -- следует устранить, пока не нанес ущерб своим же.
   -- А потом Артур устранит всех нас, -- нервно хихикнул неизвестный мне мужчина, стоящий недалеко от нас. -- Это же его верный друг.
   Стекло окна разлетелось без предупреждения и, неловко взмахнув руками, фруктовик осел на пол, тут же окрашивая тот кровью. Присутствующие, как по команде, рухнули на четвереньки, уходя с линии огня - снайпер, да ещё столь мастерски сумевший попасть...
   -- Успокойтесь, это свой, -- махнула рукой, давая кошке команду остановить медведя. Тот, взревев, упал на пол, а после, поняв, что выбраться из захвата невозможно, неожиданно тихо захныкал -- морду ему тоже скрепило, во избежание. Мужчина, который до этого говорил о гневе Артура, быстро понёсся к нему и, присев рядом, успокаивающе начал гладить по голове -- ещё несколько неизвестных принялись осторожно срезать с него цветочные удавки.
   -- Да, подтверждаю! Соня, Альберт докладывает, что твое послание до него дошло, -- удовлетворенно отозвался Дик, вновь связываясь с кем-то по улитке.
   А то -- трудно не заметить висящую под окном надпись из обсидиана и рубина "тут враг".
   -- У этого медведя чистая душа... Не моё, -- тихо отозвалась Жанна, отворачиваясь от разглядывания утешаемого мишки. -- Невинен.
   -- Ты не можешь наказать того, кто не виновен? -- притянув к себе блондинку, осторожно залила её рану материалом, надеясь, что на некоторое время это остановит ток крови наружу.
   -- Да. Я даже встречала таких людей. Я неидеальна, я могу выбирать. Я идеальна -- я могу карать во всю мощь, погружая разум во Тьму, если есть грех. Потому я и палач. Я не могу насылать иллюзии и менять реальность, -- как-то даже через чур заумно пояснила девушка.
   -- Ты садистка ненормальная. И это явно семейное, -- пробурчала, подзывая к себе материал с успокоившегося медведя, создавая новую кошку и устраивая Нику на её спине, попутно закрепляя её дополнительными полосами, чтобы не свалилась. -- Выпускай его, мы не закончили.
   -- Нет. Я уже закончила, -- возразила Жанна. -- То чистое, что в нём осталось, предстанет перед нами. Лучше отвернитесь.
   -- Отец... -- тихо прошептала Ника, приходя в себя.
   -- Сознание возвращено, -- механическим голосом отозвалась Жанна. -- Временное погружение в сон окончено, -- после повернулась к шару. -- Покров -- снять.
   Белый шар расползся, тая и обнажая одиноко стоящую фигуру. Считай скелет.
   -- Папа, -- вскинув голову, неверяще посмотрела на него Ника, начиная плакать. -- Почему?..
   -- Сидеть в грязи, когда можно править? Оставь эти ошибки себе! -- хрипло рассмеялся Руз.
   Вернее, то, что он него осталось, а теперь, немного постояв, осело на паркет. Что же там, в его разуме и Тьме такое было, раз он ТАК сильно изменился? Или же, все рассказы Ники о добром папочке были ложью, созданной Рузом для обмана всех и вся? Почему же он тогда сразу не накрыл всех их, а давал возможность и дальше строить Наполеоновские планы? Неужели, вот это светлое, что осталось, и останавливало его?
   Или же, ему просто было выгодно то, что здешние партизаны тихо закупались оружием, отдавая деньги ещё одной стороне конфликта, которой всё это было более чем выгодно?
   -- Я же... Я ради тебя... -- Ника замолчала, уткнувшись носом в холку кошки. Послав мысленную команду зверю, отнести девушку к команде медикам -- пусть ищет, медленным шагом прошла к телу Руза и, остановившись в паре шагов от него, задумчиво вынесла вердикт: усох на хрен.
   -- Ты пал. Ошибкой было становиться королем вообще.
   -- Нет, я сделал всё правильно. И они подтвердили. Они сказали, что я прав, я не ошибся. Но... Почему же мне теперь так больно!!!!??? -- неожиданно громко проорал он. -- Почему вы не помогаете мне! Асила, ты обещал!!! София!!! Ты...
   Я тихо усмехнулась.
   -- Ошибка. Меня зовут Соня и никак иначе, -- перебила его, протыкая спицей. -- Игра окончена. Мы победили.
  
  
  
  
   -- Арх!! Да что это за писанина такая, через задницу?! -- воскликнула, взлохмачивая волосы на голове. -- "... аж емсли окунуть в геенну воды горячительной, тож буде же..." А по-человечески не судьба?! -- я была на грани истерики.
   Бой за освобождение Острова Неба от гнёта злого монарха, впоследствии оказавшегося родным отцом Ники, отгремел три дня назад, и теперь огромный замок восстанавливался в спешном порядке. Некоторые жители острова были крайне недовольны сменой власти, но там уже вмешалась группа, которая была по-тихому послана в город -- разбираться с патрулями стражи. Ну, заодно и бунты подавили -- большинство жителей, всё же, прекрасно знали о настоящей ситуации и о том, что давние герои были изгнаны, а потому настоящего короля -- Артура, приняли на ура. Он был не просто королем -- он жил среди простых людей и знал, что им нужно и как они думают. Парень, двадцати пяти лет от роду, был воплощением богатырей из русских сказок: там тебе и косая сажень в плечах, и взгляд зоркий, и размер ноги под пятидесятый. Бороды, правда, не было, но это не мешало детине выглядеть внушительно и величественно -- те, кто во дворце ещё остался и желал быть верным своему монарху, после за ним хвостиком ходили, во все глаза рассматривая -- предыдущие-то короли вообще на его фоне Чахликами Нэвмэрущими казались. Хватка у его величества тоже оказалась богатырская -- я еле успела избежать какой-то там военной должности, на ходу крича, что я -- пират. Самый-самый обычный, страдающий манией приключений и боёв пират.
   Меня догнали и сделали какой-то там важной шишкой дворянского уровня -- даже документы выдали, отрядив участок земли в восточном направлении и замок. Кажется, герцогский... И теперь, отдыхая от боёв и леча раны, все участвовавшие в военных действиях члены моей команды блаженно отсыпались -- к местной атмосфере разряженного воздуха всё же привыкли и уже не страдали. Ну или просто не могли отказать себе в удовольствии поваляться на шёлковых простынях и помотать слуг с приказами -- пару раз пришлось зарвавшимся ребяткам пендель прописать, чтобы не злобствовали. Хотя в случае с тем же Роком пришлось уже служанок и поварих умолять, чтобы его не баловали -- невинная моська моего ребёнка заставляла таять даже ледяное сердце главного повара. А их там, детишек, было около двадцати, в возрасте от четырёх до семнадцати -- в замок я, после того как узнала, что некоторое время детки сопротивления поживут у меня, заглядывала крайне редко.
   Сама же я, вспомнив о первоначальных планах и, отрядив нашего казначея и пару ребят с ним за обещанной денежной суммой, закрылась в библиотеке, засев за изучение толстых талмудов с историей о мире, фруктовиках и Морских Дьяволах. И как раз ломала мозг над очередным "шедевром" гения прошлого. Это же надо так писать: прочтёшь половину -- одно, а начнёшь читать вторую часть и вообще смысл иной...
   -- "... аж емсли окунуть в геенну воды горячительной..." -- в водку, что ли?! -- вскинула брови. -- Ну да, горячительная вода же... Хм... Ну, логично -- жабры для воды, а не для спирта.
   Из того, что могла усвоить, понимала следующее: мир этот действительно долбанутый, особенно законы климата -- для каждого острова совершенно свой. Это было половиной беды: падающий с неба дождь, размер капли которого мог превысить размер нашего фрегата, бьющие вверх потоки, которые могут зашвырнуть на небо, где есть ещё одна фишка -- Скайпия. Жесть...
   А фрукты? Как они вообще возникли?! Хотя они, даже не смотря на свою странную нелогичность, как раз-таки смотрелись самым правильным в этом дурдоме. Изменяют свойства тела, задавая определенный параметр -- как настройка техники. Для того, кто съест второй фрукт -- не апгрейд, а перегорание всех стабилизаторов и предохранителей -- то есть смерть. Все понятно и просто.
   Дьяволы же казались чем-то невообразимым. Я облазила всю библиотеку, собирая вообще все материалы, где могли иметься упоминания о них. Жанна, после того случая с отцом Ники, все ещё не стала нормальной -- той, кто меня ненавидел и при случае пытался поддеть, и почему-то следовала за мной хвостом везде, куда бы я ни пошла. На вопрос о том, с чего это вдруг такое мне счастье привалило, пожала плечами, буднично сообщив, что это она из-за меня перешла грань, а значит и дальше будет рядом -- во имя изучения. Будто мне нужно это было -- могла и просто сказать, чтобы я притворилась. Глупая девчонка. Впрочем, в этом был даже плюс -- она так же сновала по библиотеке, ища нужную мне информацию. Правда, возникла проблемка -- она не могла прочесть текст. То, над чем я ломала голову, но могла понять, девушка вообще не воспринимала, говоря, что этот шрифт был утерян уже очень давно, а впоследствии запрещён. Короче, какая-то муть. Не для того я в библиотеку пришла, чтобы ещё и в эти детали вдаваться. Нужно будет -- узнаю в будущем. Тут много материала.
   -- "... издревле являются заклятыми врагами человека, но встречаются экземпляры способные спокойно сосуществовать с родом людским, ведя обычную человеческую жизнь. Долгое пребывание только в одной стихии их меняет: на суше -- полностью делая похожим на человека, лишая возможности дышать под водой, в воде -- в рыбочеловека -- русалку или тритона, в зависимости от половой принадлежности.
   Полукровки являются бичом обоих видов, но, если люди стараются истребить их повсеместно, видя только угрозу, то Морские Дьяволы относятся спокойно, но не перестают наблюдать -- считается, что психика может быть слегка нестабильна.
   Как и все морские жители без труда общаются с обитателями своей стихии. Прекрасные эмпаты и телепаты -- превосходно манипулируют чужими сознаниями, насылая видения, способные привести в такой страх, что жертвы седеют или умирают от сердечного приступа.
   Известны единичные случаи манипуляцией погоды.
   Не стареют -- тело растёт до нужной им отметки и больше не поддаётся временным изменениям. Фактически бессмертны.
   Некоторые виды могут менять свою половую принадлежность несколько раз в течении жизни".
   Не густо... Почти всё из этого я успела усвоить из услышанных легенд или додумать самостоятельно. Откуда взялись, почему так зовутся, почему так себя ведут -- только общие сведения, в каждом из фолиантов или статеек написанные разными словами, но несущие один и тот же смысл. Ничего конкретного.
   -- Ладно, достаточно, -- поднялась из-за стола, потягиваясь и собирая книги в стопку. Ещё несколько свитков упрятала за пазуху -- при разборе дальних стеллажей, мне на голову рухнул какой-то древний фолиант, из которого выпала не менее древняя рукопись. Вчитавшись в строки, уважительно присвистнула -- говорилось об использовании множества видов трав в лечебных целях. Для Норы и корабельного врача это могло стать огромным приобретением, а потому, ничуть не стесняясь, я спокойно забрала документацию. -- Жанна, нужно разнести все по своим местам.
   Девушка согласно кивнула, подхватывая книги и унося вглубь библиотеки -- конечно, по отсутствию пыли можно было и определить то, какие именно я читала, но лучше всё запрятать подальше. Мало ли...
   Ника пребывала в лазарете, необычно молчаливая и бледная -- смириться с тем, что именно её отец последний десяток лет всем заправлял, посадив на своё место за решеткой какого-то левого типа и замаскировав так, что мало кто мог отличить. Её ребята из повстанцев-сопротивленцев пытались подбодрить как могли, забегая к ней при каждом удобном случае и демонстрируя разные диковинки, заключённые в стеклянные тюрьмы Сонро.
   Коллекция из задержанной элиты стражи уныло смотрела изнутри, уже устав от лицезрения бородатых рож своих захватчиков.
   Сбежавшего Моргана так и не поймали. Тело Ларетты так же не было обнаружено, из чего я сделала вывод, что она-таки смогла выжить, как-то умудрившись не убиться при падении. Эх, мне бы её к себе забрать и хорошенько допросить на тему всех этих способностей и их использования... Ведь, по факту, если эти поделки могут двигаться, то и лететь, если соблюдать все свойства аэродинамики, тоже смогут. Ну, планировать в воздухе, наподобие аэроплана, точно можно...
   -- Герцогиня Соня, его величество, король Острова Неба Артур желает видеть вас! -- ко мне подбежал стражник, загнанно дыша -- библиотека располагалась в дальнем крыле замка, на самой верхотуре -- этаж, где-то, пятнадцатый. Да и после смены власти они все теперь старались выслужиться перед новым двором -- а ну, как начнут массовые судилища? Вот и работали в поте лица, срываясь с места по первому приказу.
   -- Что-то срочное? -- фыркнула, проходя мимо и подзывая спящего на входе Плотву.
   Я не могла не создать его вновь... А то, насколько шкодная у него морда была, когда мы вернулись в покои Хрустальной Ларетты и подчистили остатки хрусталя -- непередаваемо. Да и Року зверюга понравилась -- первый день вся малышня была занята тем, что каталась на нём. Потом, правда, получив неожиданный нагоняй от дворецкого -- отдельный типчик, пришлось создать для детей куда более маленьких зверюшек -- по типу пони. Сэр Ченнис, выглядевший как истинный английский дворецкий, был крайне обеспокоен тем, что молодёжь могла упасть с высокой спины Плотвы. Спорить было излишним.
   -- Он не говорил, -- отозвался страж, кажется, даже зажмурившись от страха того, что мне не понравится его ответ -- мои ребята хорошенько напугали стражу, что-то им наплетя обо мне.
   -- Ладно, узнаю по прибытию, -- спокойно пожала плечами и, сев на спину коня, скомандовала ему подняться и идти -- вместо копыт теперь были лапы, наподобие птичьих, благодаря чему зверь больше не испытывал проблем на поворотах и неплохо бегал по ступеням вверх-вниз, используясь мной как лифт.
   Спуск, как бы то ни было, занял минут десять -- а там, проскакав по коридору и через внутренний двор, начала новый подъем, теперь уже в центральное здание. Тронный зал отстроили в первую очередь -- кресло короля, как бы не смеялся Артур и не утверждал, что ему все равно, кто до этого в нём сидел, с песнями выбросили из окна, а после, остатки стащили в кучку и сожгли. Ника лично бросала горящий факел на кучу тряпок и деревяшек -- золото и камни, что были в спинке, никто даже не помыслил брать, спалив на хрен.
   -- Артур, ты что-то хотел? -- без стука вошла внутрь, спокойно глядя на мужчину, склонившегося над столом у окна. Направив Плотву в ту сторону, удивленно уставилась на какую-то карту -- как я подумала вначале, на деле оказавшуюся чертежом чего-то. -- Что это?
   -- С коня своего слезь, вот что, -- завистливо глянув на меня голубым глазом, миролюбиво пробурчал король, после грустно вздохнул, переведя взгляд на свой новый трон, где с удобством развалился Пу-Пу, пуская пузыри носом. -- Ты в тронном зале -- имей хоть какое-то уважение к моим предкам...
   -- О, прости, -- без капли раскаяния пожала плечами, после спрыгнула, отправляя Плотву ходить по помещению и собирать запрятанные осколки от стёкол из окон и после моего с Лареттой боя. Зверю только в радость. -- Ну, так, что это такое? Чертежи мега крутой супер нейронной пушки?
   -- А? -- удивился мужчина, глядя на меня круглыми глазами. -- Н-нет, что ты -- Остров Неба мирное королевство: если у нас и есть что-то, запрещённое в открытом мире, то не настолько... Масштабное и непонятное. Это какой-то древний механизм -- тут есть пояснение на непонятном языке, а потому я не могу понять, о чём речь. Но вот самого его мы нашли -- за тронным залом есть круглая комната -- истинный центр замка и Острова. В нём одно окно -- в потолке, сквозь которое падает свет. А по центру помещения непонятный штырь -- ну, я так думаю. Там очень плохо видно -- всё залито хрусталем. Я хотел бы, чтобы ты его убрала.
   -- М, хорошо, без проблем, -- уверенно кивнула -- есть я не хотела, офигеть как объевшись во время изучения замка и удаления всех хрустальных скульптур с заключенными внутри них телами. Люди, да и пара зверей, были уже мертвы, но оковы я убрала, дав возможность провести церемонию погребения: сожжение на огромном костре, а после резвеивания пепла с края земли. -- Плотва! Иди и разберись с проблемой! Разрешаю сделать себе сбрую -- только не переусердствуй.
   -- О, о... -- Артур несколько неуверенно кивнул головой, но пошел в нужном направлении -- отпирать дверь, а я любопытно склонилась над чертежом.
   -- Бря-бря-бря, -- а улитку свою я так и не сменила, да -- у неё чертовски крутой звонок.
   -- Алло? -- напрягая глаза и рассматривая почти смазавшийся шрифт, отозвалась я. Те же символы, что и при прочтении о Морских Дьяволах. -- Что такое?
   -- А, ну, мы позвонили, чтобы сообщить, что отправились вниз, на Остров Земли, -- Шура звучал бодро. -- Нам сказали, что стоит время от времени спускаться туда, чтобы не отвыкать от нормальной атмосферы. Да и у нас опять пополнение в команде -- следуя твоему приказу, мы дополняем штат. Нужно проверить их.
   Приказ был, да: после боя за чужую родину, мы потеряли взятых новеньких -- остался только один, и был тут же отправлен вниз, на корабль, для лечения. Да и мои старики были сильно побиты и изранены -- что-то в наших планах всё же пошло не так, и пришлось им импровизировать на ходу. После этого я, сжав кулаки, приказала, чтобы, пусть и с жесткими требованиями, и с не менее жесткими условиями, они набирали в команду новых людей. Благо, после штурма дворца Саоирис -- так его назвали, от желающих стать под мой флаг отбоя не было. Чёрная тряпка, кстати, невзирая на мой протест и протест всё того же дворецкого, развивалась на флагштоке нашего замка -- ребята ни в какую не желали снимать её и всячески мешали другим.
   -- Хорошо, осторожно там! -- согласно кивнула, слушая его в пол уха. "Мира света центр-то, коленопреклонённый же -- бездна ниже темная, спины волн буйных ближе. То для не зазнавания, а во имя мира истинного". -- Я не требуюсь?
   -- Ну, мы на всякий случай вызвонили Жанну -- она полезна для проверки чужих стремлений и мотивов. Она уже тут -- прибыла на местном острокрыле. Но, если хочешь?..
   Прочитать весь текст так и не представлялось возможным: слишком старый пергамент, да и обращались с ним ужасным образом -- виднелись пятна от жира и следы от кружек.
   -- Да, я хотела бы глянуть на то, кого вы успели набрать, -- отозвалась, раздраженно морщась -- передо мной было что-то интересное, но вот что -- хрен его.
   -- Ну, тогда ждем тебя внизу, потому что мы уже летиим!!.. -- Муши отключилась, а я, спрятав её во внутренний карман, поспешила к Артуру и своему зверю.
   -- Вы тут как? -- заглянула, любопытно рассматривая всё вокруг.
   Блестящие на свету стены и огромный кусок кристалла, занимающий почти всё пространство, углами торчащий вверх -- Леди постаралась на славу, лишая народ вообще любого доступа. Плотва справился только с одним из кусков хрусталя, методично хрустя им -- требовалось время.
   -- Ещё не скоро. Может, ты? -- Артур загрустил.
   -- Не, пусть поест -- он, всё же, тратит много энергии на своё передвижение, -- отмахнулась. -- Думаю, оно подождет некоторое время.
   -- Ладно. Ты куда-то идешь? Я слышал, что ты с кем-то разговаривала.
   -- Да, на корабль к себе -- нужно кое-что сделать.
   -- Ладно, пусть так. Только зайди по пути к Саю -- Дозора у нас на острове не будет, потому они скоро отчаливают. И он хочет тебе что-то передать, -- Артур ещё не привык к тяжелой короне, почти по-братски разговаривая со своими людьми и сильно расстраиваясь, когда ему методично напоминали о том, что теперь необходимо соблюдать субординацию. Но для меня это наоборот было удобно -- гнуть каждый раз спину не хотелось.
   -- Благодарю, -- согласно кивнула, выходя наружу.
   Лишать Плотву заслуженного перекуса я не хотела, а потому создала себе нового зверя -- всё та же кошка: мне требовалась практика и ещё раз практика -- Пипа, увидев мои последние пародии на крыс, чуть ли за сердце не схватилась.
   Сай, благодаря хвостатой леди, встретившейся мне на выходе из замка, а на деле попросту прыгнувшей в капюшон, нашелся быстро -- всего-то на лётной площадке на краю Острова. Дозорные действительно "сидели на чемоданах": паковали на острокрылов запасы провизии, столь благородно выданные населением. Виделись чехлы с оружием -- преимущественно мечами и другими, колюще-режущими предметами.
   Вспомнив о своей винтовке, грустно вздохнула -- Альберт прекрасно поработал, а после, с горящими глазами, очень долго уговаривал меня выдать ему чертежи столь удивительного для него оружия.
   Мне было трудно объяснить ему, что то, что ему так нравится -- плод действий коматозного кузнеца, моей фантазии и знаний в стрелковом оружии и чисто воли случая -- мы использовали разнообразные части купленного мною оружия, а не что-то определенное. А потому результат был несколько неожиданным даже для нас.
   Такой вселенской грусти я не видела уже очень давно... Пришлось, скрепив сердце, несколько раз собрать и разобрать оружие, показывая парню основные моменты -- дать ему винтовку с собой я не могла -- нельзя раскрывать секреты оружия. Поэтому она, частично покрытая моим материалом, отправилась на корабль в оружейный трюм, под суровую охрану тамошнего хозяина.
   -- Его величество сказал мне заглянуть к тебе, -- в лоб заявила, задумчиво рассматривая чехлы с оружием. Может, стоит научиться владеть клинком хотя бы на базовом уровне?
   -- Как его подданная, ты обязана, -- фыркнул Сай, не отвлекаясь от работы.
   -- Естественно: дать тебе под зад -- моя святая обязанность, -- легко пожала плечами и, нагнувшись вперед и распластавшись по спине своего зверя, зевнула. -- Как же все достало...
   -- Нашла, что искала? -- не знаю почему, но ему было смешно.
   Мне было лень реагировать. Если что -- всё Карма ему воздаст.
   -- Нет. И у меня к тебе вопрос: ты что-то знаешь о хозяине метки черепа с голубыми глазами? -- прикрыла глаза, утыкаясь носом в обсидиановую холку.
   -- Нет, -- я и не надеялась на положительный ответ. -- А что, очень нужен?
   -- Его человек обидел моего ребёнка и друга -- у меня накопилось к нему. Ещё и с процентами. Да и тут его люди засветились.
   -- Тебя хорошенько отделали, прежде чем мы пересеклись. С тем уровнем, что у тебя сейчас -- даже не мечтай одолеть кого-то сильного, -- задумчиво-наставительно прилетело в ответ. Я скрипнула зубами, а он, не замечая, продолжил. -- Тебе просто везло, да и вынужден признать, что у тебя хороший боевой опыт -- стратегия и тактика, простая, но в то же время очень действенная, сыграли свою роль. Но вот в физическом противостоянии, где требуется сила и скорость, ты проигрываешь почти по всем параметрам. Твоя награда за голову возрастет опять -- ты, пусть и во благо, но была одним из основных организаторов военных действий в этой стране. Остров Неба неподконтролен Правительству, но наши лидеры не приемлют пиратство как вид, и примут меры.
   Ага, не приемлют -- да пока есть пираты, это самое Правительство кормится. Тут без вариантов.
   -- Я в курсе. Откуда твои хозяева узнали о моём вмешательстве? -- приоткрыла один глаз, пытливо глядя на мужчину, облокотившегося о дерево неподалеку от меня и скрестившего руки на груди.
   -- Увы и ах -- кто-то из моих ребят успел отчитаться, -- пожал тот плечами. -- Я пару раз засветился в невыгодном свете, но разжалован не был -- просто сослали на околицы. С тех пор у меня имеются наблюдатели, -- бесхитростно пояснил он.
   -- Капита-ан!! Нам пора! Корабль уже готовится к отчаливанию -- поспешим! -- прокричал кто-то из его команды -- десяток зверей тут же поскакали вперед и, оттолкнувшись, прыгнули с обрыва.
   -- Ну, все -- я пошёл. Не могу желать тебе удачи и в том ключе -- сама понимаешь, -- усмехнулся он, направляясь к своему зверю, нетерпеливо танцующему в преддверии полета и легко запрыгивая на спину. -- Смотри, попадёшься мне...
   -- Яйца отстрелю! -- перебив его, крикнула вслед, выпрямляясь. Ответом было молчание, разрываемое ударом когтистых лап о землю и шелестом крыльев.
   Душераздирающе зевнув, сползла со своего зверя и, возвратив себе материал, пошедший на его создание, закурила и пошла вперед, разминая ноги -- острокрылы, которых седлали дозорные, были наняты, а вот сама лётная площадка находилась в стороне -- нужно было немного пройтись. Наверное, люди Правительства не хотели привлекать к себе внимания больше, чем уже было.
   Рискнув, подошла к куче камней, и, осторожно ступив на край, посмотрела вниз: было облачно -- почти ничего из далекого Острова Земли видно не было -- даже части торса титанов просматривались с трудом. Да, сегодня летающие в оба направления принимают легкий душ, вне зависимости от собственного желания.
   Хруст легких камешков под ногами был неожиданностью -- резко развернувшись к неизвестному, с трудом увернулась вбок от неожиданно брошенного в меня боло или чего-то в этом роде: два камня соединенные цепочкой. Каменной -- как успела отметить. Одна из версий поделок из кайросеки?
   -- Ларетта? -- быстро взяв себя в руки, выгнула бровь, рассматривая Хрустальную Леди.
   Хотя, от Леди в ней почти ничего не осталось -- перемазанное лицо, имеющее зверское выражение, кровожадная улыбка, отдающая какой-то истеричностью, подранное платье, уже далеко не белого цвета, босая, без украшений и, в дополнении, с кусками моего рубина в теле, додающего ей хоть какой-то цвет. Странно, что она не смогла от него избавиться -- неужели, я что-то перемудрила?
   -- А ты ожидала кого-то другого? -- она себя явно не контролировала -- интонации голоса скакали только так, да и помесь из шипения, рычания и крика тоже наводили на грустные размышления: кто-то поехал бачком.
   -- У тебя был шанс сбежать и вот так ты его используешь? -- качнула головой, шагая вбок и осторожно отходя от обрыва.
   -- Я использую его во славу своего повелителя, ах-ха-ха-ха! -- она развела руки в сторону, будто кого-то хотела обнять. Да, точно двинулась извилинами. -- Я использую данный тобой шанс по полной: повелитель Асила, смотрите! Я блистаю для вас!
   -- Э? -- я зависла, глупо улыбаясь и пытаясь понять всю торжественность ситуации. -- Асила? Где его найти?
   -- Он уже здесь -- он во мне! -- пафосно прокричала она, щелкая пальцами: шелестя травой под ногами, раздвигая нижние ветки деревьев, под свет солнца вышло множество поделок из хрусталя. Это она что, всё это время трудилась не покладая рук? У неё явно был запас кристалла на черный день. -- Умри -- ты не сможешь их всех поглотить!
   Сказать в ответ что-то пламенное не представилось возможным, хоть и хотелось ей ткнуть носом в одну ма-а-аленькую такую неточность -- неожиданно раздался ужасающий грохот, от которого в небо взвилась стая птиц и, с площадки для взлета, вспорхнули все имеющиеся там звери -- кто-то как раз совершал посадку и сейчас громко кричал, ухватившись за, буквально вертикально взлетевших животных.
   -- Ааа!! -- кричала и я.
   И кричала громко -- вся та каменная насыпь, на которой я стояла, рухнула в пропасть, прихватив за собой и хрустальных зверей и психованную дамочку, которая явно не понимала всей критичности ситуации.
   -- Кричи, да!! Ты умрешь! -- она, каким-то образом используя падающие камни, подбиралась ко мне все ближе и ближе. -- Кричи!!
   -- Хуй тебе, -- буркнула под нос, изворачиваясь и пытаясь сбежать от неё тем же образом.
   У меня ничего не вышло, лишь сильно ударилась головой о не замеченный до этого булыжник, а сзади потянулись уже знакомые мне змеи, обвивая и кусая -- вреда не принесут, но неприятно до жути.
   Мимо пронесся локоть титана, с осыпающимися с него землей и деревьями и кружащими там острокрылами, подбирающими живущих там людей. Ну, хотя бы жертв не будет -- вспомнились чьи-то слова, поясняющие, что острокрылы до последнего берегут своих всадников и играют роль защиты населения -- ловят глупых любопытных обывателей, свалившихся вниз. Или пьяных.
   Укусы змей были неприятными, а создав щит против них, добилась лишь ускорения падения -- в ушах свистело только так, а для того, чтобы глаза не слезились, пришлось вновь создать очки. Пипа, вцепившись в меня всеми лапами, испуганно пищала, но держалась крепко -- вытянувшаяся из капюшона пара лент быстро затянула её туда, не давая улететь в сторону.
   -- Ты не спасешься! -- Ларетта, гнусно усмехаясь, ухватила меня за ногу, быстро покрывая толстым слоем хрусталя. -- И не спасут тебя!
   Вокруг нас быстро возникла огромная сфера -- как могла рассмотреть сквозь стенку, снаружи она была покрыта чем-то наподобие шипов. Встречный ветер больше не мешал, хоть гравитацию никто ещё не отменял -- стояла я теперь на потолке, спася свою ногу из тисков. А шар, судя по ощущениям, всё рос и рос, набирая толщину и вес.
   -- Ты готова умереть?! -- непонимающе нахмурилась, глядя на девушку, которая на глазах становилась измождённее и тоньше. Так вот, что будет со мной, если я начну работать на износ...
   -- Да! И мы умрем вместе! -- она широко улыбнулась -- только сейчас заметила, что её ноги прочно уходили в сферу вокруг нас, да и от самого тела отходили тонкие ниточки -- она отдает себя на создание?! Вот это жажда моей крови.
   -- Не дождешься, -- нахмурилась, сворачиваясь в клубочек, притягивая на грудь перепуганную Пипу, и в спешном порядке покрывая себя слоями алмаза, обсидиана, кварца, делая "мягкую" прослойку из хрусталя и рубина, состоящих из мелких крупиц, добавляя обсидиан и вновь переходя к алмазу. Сколько успею, хоть удар будет всё равно ужасающим -- со стороны, в общей массе это будет равным по силе взрыва небольшой осколочной бомбы.
   -- Все для тебя, мой повелитель, Асила, -- наверное, она кричала -- но до меня добрался лишь тихий шепот. А после был ужасающий по своей силе удар.
  
  
  
  
   -- Бей сильнее -- она внутри! -- сквозь толщу материи вокруг меня, сквозь звон в ушах и боль в голове донесся до меня приглушенный голос.
   Хм, значит, я всё же выжила? Надо взять на заметку, хотя, наверное, свой кокон мне нужно было сделать чуточку больше -- тех крупиц, которые были внутри, оказалось меньше чем нужно. И, хоть теперь их вокруг меня не было, как и ещё пары слоёв -- скорее всего, впитались для восстановления повреждений тела, урон всё ещё давал о себе знать. Надо ещё поглотить...
   Пипа выглядела куда лучше меня, спокойно снимая лапшу с ушей и, заметив, что я пришла в себя, осторожно повела носом.
   -- Всё нормально, не беспокойся, -- кивнула в ответ, морщась от боли в голове. Нужно выбираться...
   -- О, он лопается! -- возбужденно заголосили неизвестные. Да прекратите же вы так стучать -- по мозгам же... -- О, тут кто-то есть! Капитан?! -- не, до меня ещё далеко, не я это... -- Соня! МАМА! -- Рок...
   Нет, глупыш, как же это могу быть я? Неужели, я так похожа на эту... ледю?
   -- Успокойся, Рок! УСПОКОЙСЯ! -- кто-то снаружи чего-то испугался, причем не на шутку. -- Кто-нибудь, уведите его! УВЕДИТЕ! -- Дик.
   Да, он единственный из всей команды, кто знает об истинной натуре моего детёныша.
   -- О, Боги Единого Неба, посмотрите на море! -- кто-то ужаснулся. Я, между делом, поглотила ещё слой, став слышать их лучше. Самочувствие резко пришло в норму, возвращая нормальное зрение и настроение. -- Срочно все на корабль!
   -- Но Соня!.. -- Нил.
   -- Ползу уже, -- пробив оболочку и поглощая её прямо через ладони, пробурчала, оглядываясь по сторонам. Потемнело что-то... А? -- А?! Это ещё что такое?! Что за херня???
   -- Соня! Ты живая!! А кто тогда это? -- Нил, радостно бросившийся мне навстречу, замер, недоуменно оглядываясь назад.
   -- Ларетта. Она пришла отомстить мне, да ещё и это... Что за нахер?
   -- Это? А... Это король Артур содеял, -- пожал плечами парень. -- Он тот штырь, что в комнате был, в пол вдавил. Ну и... Что сама видишь...
   Похоже, что без сознания я провалялась долго, раз пропустила такое знаменательное событие...
   Все титаны опустились. Осторожно, не повреждая землю и города под собой и все так же аккуратно поддерживая Остров Неба, они сидели на корточках. Я, в своей сфере-тюрьме, приземлилась на один из участков суши, чуть в стороне, в то время как Остров Неба был прочно установлен в центре -- между четырьмя частями Островов Земли. Море там было не глубокое, всего-то по пояс, из-за чего суда не могли становиться на отдых.
   -- Давай поспешим! Сама взгляни, с морем что-то странное творится!
   -- А? А мы разве отчаливаем? -- непонимающе уставилась на него, осторожно перешагивая буквально разбитое на части тело Ларетты, после смерти ставшее обычным человеческим, а оттого выглядевшее просто преужаснейше. То, что теперь она точно умерла, сомнений не было.
   -- Ну, мы не планировали, но сейчас на этой земле наступят серьезные перемены, да и море, как я сказал -- взгляни сама! Наш корабль разобьет о камни пристани!
   -- Да, ты прав -- поспешим! Провизия, такелаж и прочая успели приобрести?
   -- Да, давно уже! Выручка была большая и мы хорошо закупились, так что тут волноваться не стоит, -- усмехнулся он, позволяя мне выбраться из своей скорлупы. -- Да и казначей наш разошелся не на шутку.
   -- А новенькие?
   -- Да, набрали достаточное количество народа, -- он нетерпеливо махнул рукой, прыгая с камешка на камешек. -- Быстрее -- нам не стоит медлить!
   Легко ему, а я пару раз чуть не упала в воду, которая быстро набегала на берег. Бегом преодолев расстояние, отделяющее нас от верфи, быстро вбежала по трапу, который тут же убрали, и, кивнув Шуре, выдохнувшему с облегчением, пулей понеслась к каютам, где на входе в коридор уже сигнализировал мне Дик.
   -- Что с ним? -- я даже не удивилась тому, что Плотва мирно сидел на палубе корабля, поводя огромными ушами. Пипа, выскочив из капюшона, бросилась к нему, тут же принимаясь обнюхивать и ревностно фыркать.
   -- Я... не знаю! Он орал и вырывался, а после просто уткнулся взглядом в никуда и тут море начало себя так вести. Я просто железобетонно уверен в том, что это его рук дело -- таких совпадений не бывает. Иди, ты нужна ему, -- встревоженно отчитался парень. А после, ухватив меня за плечо, когда я пошла дальше, добавил. -- И... Сонь -- он не маленький. Даже если и выглядит так, даже если и его поведение напоминает детское.
   -- Знаю без тебя, -- огрызнулась, сбрасывая руку и быстрым шагом устремляясь к своей двери.
   Мальчик внутри сидел в кресле, прямо, не шевелясь и, кажется, не дыша. Присев напротив него, внимательно рассмотрела: вены выступили на, вдруг ставшей чуть прозрачнее, коже, вырисовываясь ужасным черным узором. Глаза, серые до этого, были бескрайне голубыми, практически в тон шляпе, если не ярче -- зрачок был тонким, как у кошки, смотрящей на солнце в полдень.
   -- Рок... Посмотри на меня, Рок, -- взяв его лицо в ладони, осторожно заглянула в глаза, ища хоть малейший намек на узнавание. -- Рок, я жива, и я перед тобой, ты не так всё понял. Рок, я тут... -- прижавшись лбом ко лбу мальчика, продолжала говорить я.
   Я помню: когда-то, давным-давно, я, испугавшись, так же ушла в себя. Нас было много, мы были юны и неопытны и держались, только благодарю друг другу.
   Он не боялся. Он жил ради того, чтобы просто быть и делать то, что велено. Но он сидел со мной в обнимку, потому что он сам так решил и сам так захотел, чем подкупал безгранично. Бормоча мне какую-то ерунду, в которой основой было моё имя, раскачиваясь из стороны в сторону...
   То же самое я проделала и с малышом, взяв его на руки и с ногами забравшись в огромное кресло. Капитанские часы показывали три часа дня, после пять, после восемь -- Рок, под конец, вздрогнув, неожиданно расслабился, и, уткнувшись носом мне куда-то шею, вцепившись в ткань куртки тихо засопел. Шторм же, утихать так просто не спешил.
  
  
  
   17. Кристалл и пламя
  
   Вероятно, я задремала, потому что следующим мгновением, что я помнила, была глубокая ночь и, неожиданный для меня, грохот грома где-то над ухом. Сонно поводив головой из стороны в сторону, наконец-таки сориентировалась в происходящем и, осторожно спустив ноги на пол, поднялась, бережно держа в руках расслабленное тело ребёнка. Переложить его на кровать ничего, в принципе, не стоило -- проблемой была лишь неслабая такая качка, из-за которой мои вещи, из незапертого, по глупости, шифоньера, сейчас спокойно мигрировали по каюте. Чуть не запнувшись о длинный футляр, невесть откуда взявшийся в моих апартаментах, уложила Рока на кровать, и, разув и осторожно укрыв одеялом, присела на пол, шаря в поисках преграды. О, вспомнила! Это же та самая загадка, которую мы так и не смогли решить с командой "Парящего"! Увесистый, для одного меча большой, для двух наоборот, малый. И, кажется цельный... И, вот зачем было создавать огромный брусок чёрного цвета и прятать его на корабле? Грэг не был в курсе, остальные тоже не видели его до того момента, как я с ним на камбуз завалилась. Очередная загадка этого мира? Как бы она мне по носу не ударила, или ещё чего похлеще...
   За окном опять громыхнуло так, что задрожали окна и корабль, на мгновение резко подавшись вперед, кажется, немного пролетел -- тело почувствовало некоторую невесомость. После последовал удар о волны, из-за чего меня швырнуло вперед, протянув по ковру и впечатав макушкой в стену. Сзади звучно прилетел футляр, со всего маха ударяя по спине и, отскочил куда-то вбок, прогрохотав по полу. Что-то зазвенело. Сипло выдохнув в ответ на такой сговор стихии и этого грёбаного ящика, попыталась распутать конечности, тут же поскальзываясь на какой-то тряпке, на которую, не заметив, поставила руку, опираясь. В этот раз вставать я уже не спешила, переживая новое падение, взлет и приземление судна лежа. Стекло балконного окна, зазвенев, разбилось, влетая осколками внутрь и принося неожиданного попутчика -- ошарашенную рыбу, приземлившуюся куда-то в складки ковра. В помещение тут же ворвался ледяной ветер пополам с сыростью и каплями воды -- пришлось, как есть на четвереньках, быстро проползти в том направлении и, подхватив хватающую ртом попаданку, доползя до выбитого окна, замахнувшись, отправить её в полет в обратном направлении. Затянуть проём стеклянной пленкой ничего не стоило -- порыв ветра тут же исчез, ощутимо ударяясь с той стороны. Быстро подумав, добавила ещё чуть слоя и на остальные стекла, во избежание новых подарков.
   Сбор стёкол с ковра много времени не занял -- была бы в каюте сама, не заморачивалась бы. А так, и Рок тут бегает -- пораниться может, и Дик с Нилом заглядывают: на кровати поваляться и в креслах посидеть, строя из себя великих капитанов -- порезать босые ступни ничего не стоит. А разуваться я всех заставляю -- ковер же. Жалко.
   Утомленно выдохнув, покосилась на кровать с Роком -- малыш спал, совершенно не замечая того, что происходило вокруг него. Вот стоило мне просыпаться? Извернувшись, скрипя зубами, скосила глаза на расплывающийся на спине синяк, виднеющийся во вспышках молний, и, вскинув брови, принялась наблюдать интересную картину: сине-черное пятно медленно истончалось, уступая место обычного цвета коже. А ведь помнится, что порезы и раны на мне тоже заживали, пусть не все и сразу. Хотя та же конечность выросла на удивление быстро, не дав мне даже осознать того факта, что мне отрубили кисть. Выходит, я регенератор? Тогда почему это не всегда происходит?
   Нет, я, конечно, могу попытаться найти трезвое объяснение этой ситуации: я просто не даю телу разрешения помыслить о том, что рана может сама затянуться. И, в принципе, это действительно логично -- я <i>знаю</i>, что рана сама по себе сразу не заживет, как и синяк не рассосется. Отсюда и строю предположения. А вот в боевых ситуациях, когда я наоборот хочу, чтобы все мешающие мне дефекты пропадали, всё быстро залечивается. Хм, в принципе, я нашла ответ, который может уложиться в заданные рамки. Только вот, а те ли это рамки, если я до недавнего времени даже не предполагала того, что мои творения могут двигаться?
   В углу опять что-то мелодично звякнуло, вырывая из сосредоточенных размышлений -- сидеть по-турецки было оптимальным вариантом при такой погоде -- я никуда не улетала. Однако любопытство было сильнее и, вновь приняв положение на четырёх опорах, я шустро скользнула вперед, пользуясь тем, что корабль как раз, по ощущениям, заходил на новую волну. Вот новичкам на судне испытание-то устроено стихией: кто выживет после сегодняшнего шторма, тот действительно достоин быть членом моей команды.
   Вот блин, у меня уже команда... Не десять-пятнадцать человек, которых я знаю по именам, а целый штат незнакомых гавриков. Ввязалась в какое-то дерьмовое предприятие.
   Звенел всё тот же ящик. Потянув его на себя, легонько потрясла, сжимая за бока. Ответом был звон и щелчок, после которого дно и содержимое упали мне на ногу, заставив взвыть сквозь зубы -- да сколько можно меня калечить?! И, это же просто коробок мне такое испытание принёс -- мне уже страшно узнавать, что мне там палец отбило!
   Внутри было три длинных палки, вернее, это было не дерево, а что-то между костью и подобием железа -- не знаю. Все в каких-то орнаментах, с вязью -- красивой, даже очень -- видно, что не за один день такую красоту сделали, с изображением каких-то птиц с огромным оперением, переходящим во все тот же орнамент. Части, были немного разные по объему, будто от расширения к сужению, но не сильно. У одной из них было навершие: что-то по типу змея, идущего полукругом -- начало хвост, который кусала голова, с желтым камнем в глазу, и являющаяся завершением круга. По центу ещё одна птица, раскрывшая крылья и делившая его на две части, на которых болтались кольца, всё в виде тех же змей, кусающих себя за хвост.
   -- Уроборос, вот же, -- усмехнулась, перебирая их в пальцах и ощупывая узор.
   Странно, ну да ладно, кто знает, какие тут культуры и верования? Если судить по такому навершию, передо мной -- бо, оружие монахов моего мира. По всей видимости, тоже не точное, а лишь подобие -- по толщине с моё запястье, тогда как шесты монахов тоньше будут, насколько я помнила.
   Новая волна, проверяющая наш несчастный корабль на прочность, чуть не заставила отправить меня одну из частей в полет по направлению к спящему ребёнку. Скрипнув зубами и удерживая беглянку кончиками пальцев, вернула её себе на колени и, быстро прикинув то, какая какой подходит, совместила их. Никаких защелок или закруток -- прилипло, будто на магните, больше не желая разбираться. Пожав плечами и поморщившись в ответ на зазвеневшие колечки, осторожно поднялась на ноги и совместила последние части. Итогом было неожиданное синее свечение -- почти как недавно светились глаза Рока, и перезвон колечек под легкую волну теплого воздуха. Свет, пробежав по всем узорам, ушел в птицу в кольце, а я, так и не выпустив из рук сие творение неизвестного мне мастера, вернула челюсть на место и, на всякий случай аккуратно потрясла бо, считай посохом, и, не добившись никакой реакции, погрузилась в думы.
   И чё это за хрень такая? Ладно, удивляться смысла уже нет -- устала. Реально устала за последние дни. Штукенция, если не задумываться о том, какого хрена она светится и почему была в столь странном ящичке, который открылся только после столкновения с моим копчиком, удобная -- снаружи шторм, а я, опираясь на посох, стою уверенно и не летаю. Да и, кажется, я себе оружие искала -- не всегда с винтовкой можно ходить. Будет у меня своя собственная злодейская вундервафля. Правда, размер его -- с меня ростом. А я не маленькая. Хотя, если уже потом попытаться его обратно разобрать...
   Мысль я уже додумывала в полете, группируясь и больно приземляясь на плечо, и катясь в уже знакомую мне стену. Столкновение пережила спокойно, мрачно раздумывая над тем, какой ещё финт выкинул этот... хренов стручок! Он исчез!
   Искомое нигде не наблюдалось -- проползя вперед, чисто наудачу начала водить руками по ковру, пытаясь найти хоть что-то. Результатом был болезненный укол в палец, и, отдернув руку и подползя вперед, удивленно уставилась на тускло поблескивающую иголку-булавку на полу.
   Удивление, все же, накатило волной, заставляя глупо хлопать ресницами, и отупело крутить в руках мини версию недавнего посоха, ставшего каким-то подобием цыганской иглы с ушком-украшением навершием бо. Эм, а как так, а? Не, правда, как? А как же... закон сохранения массы?.. А?
   Куда посох-то делся, в конце-то концов?! После этой мысли, с легким дуновением, игла исчезла, а появившееся искомое звучно ударило меня по носу, когда я не смогла удержать его.
   -- Твою мать, шелезяка! -- зажимая занывший нос, простонала, мрачно глядя на лежащий на ковре посох. Эта штука хочет меня прибить!
   Сузив глаза, ухватилась рукой за украшенную поверхность и упала на живот, таким образом, спасая себя от нового полета в стену и удара посохом по одной из частей тела. Корабль выдержал, посох же вновь стал иглой -- похоже, он меняет размеры, ориентируясь по моим желаниям. Стиснув зубы, решила пока не экспериментировать и, заколов иглу на ткань рубашки, застегнула куртку и, осторожно скрипнув дверью, выскочила наружу, хватаясь за стены и канат, идущий вдоль одной из них -- как бы сильно не хотелось оставаться в безопасности каюты, пробудившая ото сна нужда была сильнее. Хотя был высокий риск того, что я могла и не разрешить свою проблему -- на выходе из коридора, только с третьей попытки чуть приоткрыв дверь, я смогла высунуть нос наружу, который тут же был обрызган морем и дождём, и вдут ветром обратно. Проблема была глобальная, потому как...
   -- Ты чего тут торчишь? -- хмуро раздалось из-за спины. Обернувшись на голос и свет, обнаружила Дика, недовольно почёсывавшего затылок и держащего в руке лампадку.
   -- Да мне это, в домик одинокого архитектора бы, -- пожала плечами, кивая на закрытую дверь. -- А там дождь и все дела. Боюсь, у меня тут двойная проблема: не унесет дождём, так организую конфуз.
   -- Хорошо, сейчас провожу -- подожди минуту, -- со вздохом, кивнул он и зашел обратно в каюту помощника навигатора. Размеры корабля и не особо большой командующий состав позволяли нам держать свободными несколько кают, и Дику было разрешено взять себе одну из них, пользуясь некоторыми привилегиями.
   Ветер снаружи был действительно зверский -- к счастью, натянутые канаты-перила были по всему кораблю, за них-то мы и цеплялись, чуть ли не зубами. В искомую комнатку мы буквально ввалились и, проводив радостную меня взглядом, парень устало прислонился к стене, а я завалилась за дверцу с троном за ней.
   -- Нам сейчас ещё обратно идти, -- грустно раздалось снаружи.
   -- Есть хочу, -- отозвалась, рассматривая серую дверь. Рядом скрипнула ещё одна, после чего раздался глубокий вздох.
   -- Мы подохнем, пока дойдем, -- обреченно отозвался парень.
   -- Жрать хочется сильнее, -- закончив все дела, вышла наружу и подошла к умывальнику, над которым висело небольшое зеркало.
   Установленный рядом с ним светильник, удивительным образом не загасший под буйством стихии, бросал мне на лицо пугающие тени, пляшущие и путающие черты. Но света оказалось достаточно, чтобы вновь и вновь вернуться к рассматриванию пугающего меня отражения: почти звериный жёлтый взгляд -- белки глаз неожиданно потемнели, что в начале напугало, а потом заставило утомленно выдохнуть -- опять обсидиан, вернее, всё тот же, что и закрасил мои волосы и ногти. Хорошо хоть, зубы нормального цвета остались. Выпирающие скулы, курносый нос, не острый, а самый обычный. Тонкие губы. Интересно хоть, а как я... она выглядела, когда ещё не было всех этих операций? Как её звали, чем она увлекалась, чего хотела? Кто был дорог и что же значат воспоминания, что ко мне вламываются в голову?
   -- Эй, самолюбование не самая хорошая черта, -- Дик, отчаянно зевая, отпихнул меня, быстро вымывая руки. -- Там вроде стихло немного, так что помчались, пока не поздно.
   -- Ага, веди, навигатор, -- невесело усмехнулась, подходя к двери.
   -- Помощник навигатора -- не ляпни такого при сэре Мао, -- тихо выдохнул парень, даже как-то боязливо поведя плечами.
   Путь до камбуза мы преодолевали минут пятнадцать, по пути встретив пару мокрых и продрогших часовых, контролирующих целостность канатов, парусов и прочей оснастки. На самотёк дело никто не бросал, жестко контролируя ситуацию. Пожелав им удачи, мы кое-как добрались до теплого помещения, где даже в этот час -- три часа ночи, почти пол четвертого, было относительно оживлённо. Кажется, из всей команды только единицы отправились на покой -- остальные и не думали ложиться или, наоборот, спали прямо на лавках, которые были надежно прибиты к полу, а потому и не испытывали проблем с качкой и полетами.
   -- Доброй ночи, леди капитан! -- кто не спал, вскочил на ноги, вытягиваясь в струнку. Как в армии, ей богу.
   -- Вольно, -- махнула рукой, стягивая куртку и передавая подскочившему Мартину, который тут же утащил её куда-то на кухню, для сушки. -- Отдыхайте, и так погода выматывает...
   -- Леди капитан, желаете перекусить? -- кок крайне своевременно выглянул наружу, скорее всего, услышав приветствие команды, и тем самым лишил меня проблем с поисками.
   -- Желаю плотно покушать, -- кивнула ему, проходя вглубь столовой и садясь на лавку, где принялась стаскивать с себя ботинки, так же ушедшие на кухню. -- Я с прошлого утра ничего не ела, уже нехорошо, -- пробурчала, вытягивая ноги и ложась грудью на стол -- так меньше качало. -- Что с кораблем и экипажем?
   -- Пробоин нет, потерь нет. Работают посменно, пока всё в предельных нормах, -- Шура был тут же, подсаживаясь к столу.
   -- Сколько нас? -- чуть повернула голову, рассматривая собравшихся.
   С учётом того, что набирали мы почти всех ребят с Острова Неба, большинство из них были довольно-таки высокими и, хоть и не цепляли потолок головами -- во всяком случае, те, кто был внутри, всё равно были куда как выше меня. Темнокожие, некоторые из них с сиреневыми, зелёными и голубыми волосами (дико-о-ость!), ещё несколько из них с рожками на голове (да что тут происходит?!), пятёрка со звериными ушами по типу волков или кошек, и, пара таких, что я даже привстала. Тигр, чертов тигр в рубашке и штанах, важно попивающий кофе -- судя по запаху, и читающий какую-то газету. И трое, отличающихся только длиной волос и топами, девушек-барсов или что-то по типу: с вполне человеческими телами, но полностью покрытыми короткой белой шерстью с черным узором, которая была более длинная на груди, плечах, локтях и коленях. Хвосты, так же с узором, важно ходили из стороны в сторону, а ушки, чуть острые на темных кончиках, подрагивали в ответ на раскаты грома, доносящиеся снаружи. Босые, с острыми коготками на ногах и на руках, девушки, сидя за отдельным столиком, что-то быстро писали в небольшие журнальчики, сверяясь с листами, которые они вытащили из огромной, рассохшейся книги, лежащей по центру стола.
   -- О, тоже удивлена, да? -- тихо хохотнул Шура.
   Кинув на него быстрый взгляд, отметила в его глазах что-то наподобие интереса.
   -- Ты поосторожнее -- это же зоофилия. Нет?
   -- Смотри при них не ляпни, капитан, -- укоряюще посмотрел на меня мужчина. -- Это минки, отдельная раса. Они, эм... В общем, они считают нас просто одним из видов своей расы -- безволосыми обезьянами. По факту, они да -- звери, но лучше не называй их животными в лицо: если мастер Тайга и не отреагирует, то вот девочки могут сильно оскорбиться.
   -- Ясно, буду знать. Что они там творят?
   -- У минков прекрасное обоняние и неплохие познания в животном и растительном мире -- Нора в медблок определила. Они с доктором буквально утянули их к себе, когда эта троица сестричек заявилась к нам на судно. А сейчас, они сидят и переписывают данные из книги, взятой Норой в библиотеке. Она, правда, вернуть её хотела... Но, всё равно переписать было нужно -- текст почти выцвел, да и фолиант на ладан дышит.
   -- Что ж, то, что у нас теперь есть штат врачей, только на руку, -- согласно кивнула. -- И, повторяю...
   -- Двести тридцать человек, леди капитан, -- протянул Шура, любуясь моей офигевшей моськой. -- Пришлось, с таким количеством народа, взять ещё дополнительных работников -- мы можем себе это позволить. Так что, у нас есть несколько швей -- хотим и дальше соблюдать традицию и пошить всем форму. Да и, с таким количеством народа...
   -- Вы взяли швей? -- я запустила руки в волосы, ужасаясь ситуации.
   -- Ну, они, по совместительству, отличные стрелки, -- ещё чуток полюбовавшись моим шоком, хохотнул мужчина. -- Уф, капитан, Сонь -- я прекрасно знаю то, что на судне любая лишняя голова может принести проблемы: еда, вода, а если ещё и заболеет... И так уже стращали народ, когда набирали.
   -- Ну, ты сволочь, Шура, -- пораженно выдохнула, шокировано глядя на него. Издевается, скотина. -- За что?! -- я уткнулась лбом в столешницу, осознавая всю прелесть открывающейся картины.
   -- Капитана должны бояться и уважать, а не по-братски хлопать по плечу, -- покачал он головой. -- Понять то, что ты стараешься беречь членов своего экипажа и искренне переживаешь за них, они ещё смогут. Начинать нужно именно с такого.
   -- Да, тут ты прав, ух! -- за окном взорвалось так, что у меня уши на мгновение заложило. Надеюсь, Рок не проснулся, хотя после такого раската трудно оставаться в покое. Искренне верю в то, что он, если проснётся, не пойдет искать меня, а останется в каюте.
   -- Ох, леди капитан, за бортом просто Ад морской какой-то, -- посмеиваясь и удивительно ловко передвигаясь при огромной качке, рядом возник кок, поддерживая меня в моих переживаниях и быстро выставляя передо мной тарелки со снедью. Удивительная ловкость. Широкая кружка с ароматным чаем, и огромный кусок пирога были прекрасным дополнением ужина-завтрака. -- Хорошо, что мы заменили все поврежденные тросы и ввели дополнительные страховочные -- у нас уже пара человек чуть не ушла в открытое море. Теперь вон, отсыпаются бедолаги. Надо же -- первый день в море и уже такое испытание.
   -- Пусть -- взрослеть иногда приходится крайне быстро, -- отмахнулась, быстро уминая еду за обе щеки. -- Я железобетонно уверена, что при следующей высадке на сушу, от нас уйдёт как минимум человек сорок. Так что, этот шторм является прекрасной проверкой на вшивость и преданность.
   -- Хм, неплохо, капитан, -- показал большой палец Шура.
   Я лишь польщённо улыбнулась, стараясь отправлять еду в рот как можно быстрее, чтобы не раскидать всё по столу, из-за ударяющихся о борта корабля волн.
   -- Пока я тут ем, а команда борется за наши жизни, отыщи мне что-то наподобие журналов наших хвостатых дам -- я хочу кое-что записать.
   -- Будет выполнено. А что именно, если не секрет?
   -- Последний поединок заставил меня задумать о том, насколько я слаба, и не подготовлена. Это же касается и остальной команды -- как старого состава, так и нового. Если мы пираты, то нам необходимо быть хорошими пиратами. Не в плане грабежа, а в плане силы и умений. Да, кстати, вы предупредили новеньких о том, что я капитан с заскоками и, в принципе, в море не из-за грабежа, а для решения личных проблем?
   -- Ну, не совсем так, но в общих чертах сказали, -- покачал головой поднявшийся мужчина. -- Мы не раскрываем целей, но намекнули, что великое сокровище интересует нас в последнюю очередь. Как и смерть невинных. Хотя, думаю, что упоминание о том, что мы будем только рады повстречать торговые судна -- не лишнее. Все же, мы пираты, капитан. Не святые.
   -- Благодарю, -- довольно кивнула. -- Да, всё именно так.
   Сначала составлю общий план, а потом уже и посмотрим, кто и чем у нас займется.
   С едой я закончила быстро и, попивая чуть остывший черный чай с вишней, вооружившись пером, открыла первую страницу блокнота-книжечки, раздумывая над тем, с чего стоит начать в первую очередь.
   Правильно: курс гражданской защиты и создание АИ -- аптечки индивидуальной. Так и запишем. Вместе с ней устроим и вводную лекцию о том, как правильно всем пользоваться, и какое лекарство для чего предназначено. Пометка -- визит к Норе и главврачу с целью уведомления. И к нашим швеям, чтобы чехлы пошили, раз у нас теперь и такие персонажи тусуются.
   Далее: тренировки. А вот с этим всё сложнее: нужно устроить и общую физическую, и отдельную для всех -- снайперы-канониры, мечники, возможно рукопашный бой. Да и мне было бы неплохо научиться тому, чего не знаю. Пометка: Воля. Нужно понять, что это, и попытаться освоить. Нет, не попытаться, а реально освоить, приложив все возможные усилия.
   А также устроить легкую лекцию об этом мире: возможно, живущие на Острове Неба не знают всего того, что известно мне и моим ребятам о Гранд Лайн. Хотя, чувствую, что я буду первой в рядах слушателей.
   Дальше, уже чисто для меня: нужно со своей силой поработать -- тут вот, недавно, такие широкие возможности открылись...
   -- О, Соня! А я думал, ты у себя в каюте сидишь! -- Нил, будь он неладен, напугал посильнее грома, выныривая откуда-то сбоку и заставляя меня капнуть чернилами на лист. Черт, тут шторм такого не смог!..
   -- Ну, тут я уже давно -- мог бы, и заметить раньше, -- пробурчала, грустно рассматривая получившуюся кляксу.
   -- Ой, да ладно тебе, -- отмахнулся он, падая рядам со мной и нагло откусывая кусок от моего пирога. -- Я тут у Мартина зависал, и ты не поверишь -- он такое рисует!..
   -- Не поверю, -- пробурчала, подрисовывая кляксе ручки-ножки и шляпку. Я тоже Пикассо местами...
   -- Да ты сама взгляни! -- он и не заметил моего раздражения, возбужденно размахивая руками и снося чернильницу на пол. -- Ой...
   -- Вот и я о том же, -- грустно вздохнула, проверяя чернила на листке и захлопывая книжечку, которая отправилась в карман штанов. Чуть сыроватый, но ей не повредит. -- Идём, мне всё равно нечего делать, пока шторм. -- Хотя, по идее, можно было бы и к Норе подойти -- вон она, в углу сидит, рядом с меченными Альбертом и Роном.
   Нил утянул меня вглубь кухни, в самый дальний угол, где была маленькая подсобка с кроватью и столиком, стоящим впритык к ней.
   -- Мартин, я рассказал Соне, ой, то есть леди капитану о том, что ты рисуешь просто обалденные штукооо!.. -- новый толчок судна повлек за собой наш спаренный полёт на кровать, где в углу, в этот момент, сидел мальчик, в последний момент успевший подобрать под себя ноги. С кухни, в ответ, послышался забористый мат в адрес неучтивого шторма.
   -- Показывай, -- отплевавшись от ворсинок с покрывала, внимательно взглянула на насторожившегося парня. Тот, переведя на Нила красноречивый взгляд, глубоко вдохнул через нос и, извернувшись и пошарив под подушкой, извлёк наружу кипу листков разного формата.
   -- Вот! Вот -- смотри, какая штука! -- Нил, не выдержав, рванул к нему и быстро вытащил наружу листок, после чего ткнул его мне в нос.
   -- Не так активно, сударь, -- поморщилась, но листок взяла, внимательно рассматривая чертёж... субмарины. Небольшая, всего на пару отсеков и с примитивной системой управления. Но с хорошо проработанной системой люков -- это не могло не радовать. -- Как она передвигается? Что она должна иметь в качестве двигателей? -- я внимательно изучала чертеж-рисунок. -- Эй, я к кому обращаюсь?
   Ответом мне был крайне мрачный взгляд и плотно сжатые губы.
   -- Он не разговаривает, забыла? -- Нил, развалившийся со всеми удобствами, укоризненно посмотрел на меня. -- А ты что, понимаешь то, что он нарисовал?
   -- Да. Более того: я даже знаю, что такое существует, -- без уточнений звучало круто.
   От Мартина послышался удивленный вздох.
   -- Пусть напишет, раз не говорящий, -- поморщилась, рассматривая то, что должно служить рулём. -- И заодно пусть добавит момент про стабилизацию давления внутри и то, как именно аппарат погрузится. Да и что использует в качестве двигателя.
   -- Э?! -- непонимающе выдохнул Нил, делая грустные глаза. Мартин наоборот, быстро перевернув один из листов и выхватив из-под подушки обгрызенный карандаш, что-то шустро застрочил.
   -- Закон Архимеда, -- усмехнулась. -- На тело, погруженное в воду, действует выталкивающая сила, равная весу жидкости в объёме тела. Грубо говоря, -- пояснила я, когда и Мартин непонимающе на меня уставился, -- если хочешь пойти на дно сразу -- возьми кирпич. Это я про момент с погружением этой... подлодки. А на счёт давления -- оно немного меняется, когда эта штука уходит под воду на глубину. Да и давление наружное на аппарат будет действовать, увеличиваясь с глубиной -- нужен крепкий материал.
   Мартин протянул Нилу листок, исписанный мелким почерком.
   -- Чтобы она погрузилась, нужно использовать вот те два бака по бокам -- залить в них воду. Внутри баков установить ракуши насоса, чтобы те, когда нужно, закачивали или наоборот, удаляли воду. Это же и служит двигателем -- правда, скорость невысокая будет, или же нужно просто больше ракуш. Механизм связи управления с рубкой он ещё не продумал до конца. Давление задавать при помощи ракуш специально типа.
   -- Что-то много он на эти ракуши полагается, -- поморщилась, в целом, одобряя его задумку.
   -- Ну, это нормально, -- пожал плечами парень. -- На кухне у нас при помощи них работают плита и холодильник. Ещё есть пара, безумно дорогих -- воду морскую перегоняют, приближая к пресной.
   -- Ясно, -- что ничего не ясно.
   Ненавижу полагаться на что-то, что невозможно объяснить! Дайте мне это разобрать и собрать заново, и я буду доверять этой вещи.
   А тут какие-то ракушки.
   -- Ладно -- чертёж дельный, одобряю, -- задумчиво кивнула, протягивая его обратно. -- Храни, возможно, как-нибудь увидит свет. А я пошла -- что-то шумно со стороны столовой.
   -- Удачи, что ли, -- неуверенно кивнул Нил, перебирая листки с другими рисунками.
   Пока слезала с кровати, зацепилась взглядом за какое-то изображение подобия кольчуги из кучи мелких колечек, со щитками и ещё какими-то приспособлениями. А ведь нечто подобное я создать могу, хоть время это всё займет не малое.
   Корабль резко кинуло вбок, потом рывком вперёд -- я вылетела из каморки, врезаясь в стол, а потом, не останавливаясь, за пару секунд добежала до выхода, пользуясь инерцией и успев прихватить свои ботинки по пути.
   -- Мы что, летим? -- неверяще прошептала, чувствуя лёгкое ощущение невесомости.
   -- Похоже, что да, леди капитан, -- напряженно протянул кок, замерев рядом со мной и напряженно вслушиваясь в повисшую тишину.
   -- Это может плохо закончиться, -- скрипнула зубами, вылетая в столовую. -- Всем внимание! Немедленно ухватитесь за что-то, что приварено, прикручено или прибито к кораблю!
   -- Да! -- ребята дураками не были -- уже и сами поняли, что последствия могут быть крайне печальными. Пробежав вперёд, ухватилась за канат, натянутый вдоль стены.
   -- Народ снаружи справится? -- крикнула Шуре, замершему у противоположной стены и силящемуся что-то разглядеть в иллюминатор.
   -- Будем надеяться на страховочные тросы и мозги! -- мотнул тот головой, приседая.
   Цепко держась за канат, кое-как натянула ботинки, и с тревогой в груди оглядела присутствующих: приказ выполнили все -- девочки минки даже успели оперативно попрятать все письменные принадлежности, вместе с книгой и журнальчиками уложив в небольшие сумочки.
   -- Плиту выключил, утварь спрятали под замок! -- отрапортовал кок.
   Я успела только кивнуть в ответ, как судно сотряс ужасный удар, впечатывающий меня в стену, а после кидающий вперед -- если бы не канат, улетела бы на камбуз кувырком.
   Громко закричали девушки, странно заскрипел корабль, буквально задирая нос в небо и вновь оказываясь в невесомости, к счастью, в полёте опять приняв нормальное положение относительно моря.
   -- На палубу, живо! -- рявкнула, переживая за оставшихся дежурных, от которых вообще ничего слышно не было. -- Дополнительная смена -- заступить!
   -- Есть, капитан! -- десяток громил, вскочив со своих мест, быстро выскочили за дверь, где было куда как тише, чем раньше.
   Держась за канат, осторожно поднялась следом за ними по ступенькам и высунула нос наружу: начинало светать, что позволяло рассмотреть мокрую палубу с разбегающимися по ней людьми. Небо над головой было пасмурное, но дальше, там, куда летел наш корабль, виднелся просвет с только-только просыпающимся солнцем. Ветра, пытающегося выдуть с палубы, уже не было -- был только лёгкий встречный, чуть тёплый.
   -- Капитан, пожалуйста, быстрее сюда! -- перестав торчать в проходе, я поспешила на голос. Замерший у фальшборта здоровяк кивнул вперед. -- Вас это должно заинтересовать.
   -- Благодарю. Срочно вызови Шуру и Мао, -- кивнула, мрачно глядя на открывающуюся картину. Мы пока ещё не снижались, но, что более печально, впереди была приближающаяся кромка песка с зеленью идущей вглубь большого острова. Море было спокойно -- обернувшись назад, увидела уже опадающую с небес волну, которая нас и швырнула. Казалось, она делила небо.
   -- Соня? Леди капитан? -- нужные мне люди появились рядом быстро и, получив в ответ кивок на наше стремительно приближающееся будущее, вцепились в дерево фальшборта.
   -- Наш корабль не выдержит, -- Мао, чёрт его дери, был спокоен и собран, цепко оглядываясь по сторонам. -- Приземлиться на воду мы так же не успеем, а если и умудримся, просто разобьемся.
   -- В бортах пробоины, треснула бизань мачта, порван парус -- не успели вовремя спустить, когда отчаливали, -- Шура покачал головой. -- Ещё множество повреждений -- описывать не вижу смысла. Капитан, я не хочу говорить...
   -- Ааа!! Мы все умрём!!! -- Сонро деликатностью не обладал и, подлетев к другому борту и оценив открывающиеся виды, принялся истошно верещать и бегать по палубе, хватаясь то за мачту, то за канаты, то за вымотанных штормом людей, сидящих прямо там.
   -- Расчётное время прибытия? -- стараясь делать вид, что спокойна, протянула я, стараясь не захрипеть или вовсе потерять голос. Твою ж ма-а-ать...
   -- Около двух минут. Судя по наклону и скорости, врежемся прямо в прибрежную кромку, примерно вон в ту тёмную точку, -- Мао задумчиво склонил голову набок.
   -- Идеи? Даже самые идиотские? -- неверяще покачала головой.
   Что, умирать пора? Не верю. Я-то выживу, но вот они. Человеческий организм не переживет такого сильного удара. Нет, я решительно против.
   Команда в полном составе высыпала на палубу, но, предусмотрительно остановленная ребятами, которые уже были в курсе событий, замерла. Послышалась ругань -- отчаяние вперемешку со злостью. Не одна я не хотела, чтобы сегодняшний день стал последним для окружающих. Кто-то даже тихо проклял себя за вступление в мою команду -- ухо, как и часть тела, от нервов став кристаллом, уловило тихий шепот. Хотя самой мне полегчало.
   -- Нужно смягчить посадку, -- Шура сощурился. -- Как ты выжила после падения с Острова Неба?
   -- Мягкие слои материала, -- ухватилась за мысль. -- Меня не хватит на всё судно, да и вес значительно изменится, а это повлияет на скорость приземления. Я не успею, только могу снизить силу удара...
   -- Так даже лучше, -- напряженно отозвался главный навигатор. -- Начнём тормозить на воде. Приступайте!
   -- Бред, -- бегом кинулась на нос судна, взмахом руки подзывая к себе все так же мирно сидевшего на палубе Плотву, заставляя того растечься лужей и переплыть вниз, на киль, буквально-таки ощутимо покрывая днище, прилипшие к нему ракушки, вздыбившиеся щепки, заполняя щёлки стыков между досками -- почти неощутимые под пальцами, но такие заметные для моего материала. Из всего того, что было в моём подчинении, начали быстро формироваться слои с мелкими крупинками в середине. Быстро выросший впереди киль острием уходил вниз, чтобы первым начать разрезать волну -- ближе к кораблю от него в стороны отходили горизонтальные пластины, для дополнительного торможения. Поставь я их внизу -- корабль перевернется, а так, есть шанс на спасение. Вместе с этим формировалась "подушка", которая должна была утроить что-то наподобие ступенчатого приземления.
   Корабль ощутимо наклонился вперёд -- народ, что-то выслушав от Мао и Шуры, бросился в обратном направлении, зачем-то прячась в трюмы. Есть идея? Отлично! Спасайтесь, ребята.
   -- Соня!!! -- Рок, вот же, так не вовремя выбежал наружу, явно не желая расставаться со мной в ближайшее время.
   -- Беги ко всем, живо! -- срывая голос, не оборачиваясь, надрывно прокричала -- теперь уже я чувствовала себя как Хрустальная Леди, слабея и истощаясь с каждой секундой. Не знаю, что там дальше происходило, просто не знаю -- второй раз за последние сутки я вырубилась из-за падения, правда, в этот раз ещё пролетев некоторое расстояние в сторону зелени кустов. Тело, к счастью, так и осталось кристаллическим, благодаря чему я не получила повреждений в виде переломов и разрыва внутренних органов.
   Чёрной точкой оказался чей-то корабль с чёрным флагом. Люди, которые на нём были, кажется, вовремя заметили то, что к ним приближается наше судно-камикадзе, и поспешили убраться. Во всяком случае, как говорится -- кто не спрятался, я не виноват.
  
  
   Наверное, что-то все-таки сильно изменилось в моём организме -- я пришла в себя почти сразу, ещё слыша то, как рушатся остатки кораблей, да кто-то надрывно матерится.
   Перевернувшись на спину и поняв, что своим телом проломила какие-то мелкие деревца и кусты, которые и смягчили мое приземление, отвела руку в сторону, на пределе своих сил зовя все ближайшие ко мне кристаллы. И они, как верные питомцы, тонкими нитями потянулись ко мне, впитываясь в кожу, возвращая утерянную энергию и способность думать о чём-то, кроме насыщения. Нужно срочно проверить то, как там все!
   Выломавшись из зарослей наподобие слона, все ещё пошатываясь и на ходу впитывая в себя все быстрее и быстрее стремящиеся ко мне токи материала, суровая как насморк и злая как я, широко открытыми глазами обозрела отбивную из двух кораблей. Моя команда, пошатываясь и тихо матерясь, вылезала из чудом сохранившейся кормы, придерживая друг друга за плечи и, почему-то, сжимая в руках подушки и одеяла. Кто-то, бледный как полотно, тащил за собой матрац. Мимо, невозмутимо отряхивая пылинки с шерсти и важно подкручивая ус, прошёл Тайга.
   -- Подушка... безопасности, -- тихо, как-то истерически, посмеиваясь, на четвереньках, откидывая мешающиеся ему доски, выполз Нил.
   -- Молодцы, хвалю! -- рявкнула, не рассчитав децибелы, кидаясь к нему и вздергивая на ноги. -- Остальные?
   -- Мастер Тайга применил одну из тайных техник своего клана и распушился, да и Мао, услышав тебя, мгновенно придумал план действий. Мы прятались в мягком, представляешь? - он опять захихикал, указывая пальцем себе за спину, на корабль.
   Я благодарно кивнула, отпуская его рубашку, и испуганно осматривая обломки.
   -- Рок! Где мальчик?! -- озираясь в поисках ребёнка, пошла вглубь, спотыкаясь и поскальзываясь на мокрых досках. -- РОК!
   -- Мартин! -- с другой стороны рыскал кок, так же спеша в сторону остатков корабля. Похоже, он тоже был не со всей братией в момент приземления. Поиски затрудняло второе судно, так удачно смягчившее нашу посадку.
   -- Он со всеми был? -- кивнула ему, пробираясь в сторону трюмов.
   -- Да, сам втащил внутрь! Эй, ребята, не шатайтесь -- отваливайте! -- добродушный джентльмен удачи с поварешкой был зол как стадо быков, отшвыривая преграды со своего пути. Народ, видя его глаза, не возникал, постанывая и отползая в стороны самостоятельно.
   -- Кто в состоянии стояния -- быстро вооружиться и на охрану! -- рявкнула уже я, замечая немногочисленную команду пиратского судна-подушки. -- Кто ранен -- занять места за ближайшими баррикадами и вооружиться стрелковым! Тяжело раненных уложить и прикрывать! Шура -- вали на переговоры!
   -- Капитан, мы займемся поисками, но, простите, я не подчинюсь -- переговоры с капитаном вражеской команды ваша обязанность! -- Шура, состроив страшные глаза и парой жестов показав, что "кровь из носу, но звание есть звание", убежал к кораблю, а я, разозлено зарычав, пинком ноги отбросив мешающуюся балку, пошагала обратно, навстречу к не менее мрачным ребятам, лично мне совершенно не знакомым.
   -- Я жив!! -- счастливо хохоча, из-за кораблей, вырулил Сонро, радостно пританцовывая и показывая небу кукиш. -- Жив-живёхонек!! Фиг тебе, шторм - великого и ужасного Сонродеру не запугать каким-то громом! -- после, затормозив между нашими командами, удивлённо икнул, и быстро юркнул ко мне за спину. -- Ой, извините...
   Покачав головой, напряженно замерла, ожидая, когда пиратская команда соизволит выслать делегата. Правда, долго моё терпение держаться не обещало, треща по швам.
   -- Я побуду вашей правой рукой на время переговоров, -- Мао, потрепанный, с длинным порезом на руке, но всё такой же спокойный и холодный, тихо стал рядом со мной. Покосившись на него взглядом, отметила холодную решимость в глазах и спокойно лежащую руку на эфесе сабли, притороченной к поясу. -- У меня больше опыта в подобных делах -- я дольше вашего в море, это неоспоримо.
   -- Просто заткнись и делай свое дело, -- сплюнула, скрещивая руки на груди и рассматривая вышедшего мне на встречу парня лет восемнадцати.
   Мао ничего не ответил, решив не усугублять.
   -- Вы угробили мой корабль, -- недобро улыбаясь и ударяя кулаком одной руки по раскрытой ладони второй, легко усмехаясь, выдал он.
   -- Пошел вон, не беси, -- оскалилась в ответ, прислушиваясь к звукам из-за спины.
   -- Ну уж нет, стерва, ты ответишь! -- я легко вздрогнула -- не чувствуя и тени боли или неудобства, парень воспламенился, улыбаясь ещё шире, от чего улыбка стала совсем уж бешенной.
   -- А вы мастер вести переговоры, леди капитан. Четыре слова и противник задымился... -- чуть склонив голову набок, протянул Мао. -- Это Портгас Д. Эйс по прозвищу Огненный Кулак. Капитан Пиковых пиратов. Как мы можем видеть, он вполне оправдывает своё прозвище -- логия огня со всеми истекающими из этого последствиями.
   -- Размажу, -- уверенно кивнула, шагая к нему навстречу. -- Не успели убрать свои тупые задницы с нашего пути -- не возникайте!
   -- Бой! -- сощурился он. -- Проигравший подчиняется победителю!
   -- А неба в алмазах не хочешь? -- скривилась, отмечая метнувшегося к нему мужика, что-то быстро шепчущего ему на ухо. Взгляд парня оценивающе скользнул по мне, из чего стало ясно -- меня узнали. Остается лишь вопрос о том, как именно -- как капитана Хрустальную Соню или как фруктовика. Впрочем, последнее, в случае боя, всё равно придется раскрыть.
   -- Стекляшка, значит, -- оскалился он. -- За твоей спиной несколько громких дел -- ещё и награда неплохая. Смогу победить тебя -- стану на шаг ближе к победе над Йонко!
   Только если мозги есть, а судя по стремлениям...
   -- Только тронь, -- неожиданно для меня, вперед вышел Рок, следом за которым тенью следовал... КОУЛ.
   -- ...! -- даже капитан пиратской команды удивился мелькнувшей на моем лице гаммы эмоций. -- М-маоо?! -- голос скакнул на фальцет, а мечник с Острова Неба, кинув на меня спокойный взгляд, пожал плечами.
   Навигатор напрягся, но ничего не предпринял, оставаясь на своем месте -- я, когда рассказывала о событиях, произошедших в тронном зале, не забыла упомянуть об этом человеке. Мао знал, что этот мужчина смертельно опасен.
   -- Он меня нанял, -- указал Коул в сторону Рока, и явно оценив мою попытку словить сердечный приступ. -- Даже задаток дал, -- порывшись в кармане, показал небольшой бриллиант, удивительно красочно засверкавший под утренними лучами солнца.
   -- Целое состояние, -- тихо зашептались люди из вражеской команды. -- У них есть сокровища...
   Да, Коул, спасибо ещё и за это!
   -- Рок?! -- повернулась к мрачному ребёнку, в этот момент выглядевшему удивительно взросло.
   -- Я встретил его, когда искал тебя. Он не хотел пускать меня на палубу, говорил, что там шторм. Сказал, что он наёмник. Сильный наёмник -- даже тебя смог победить. И я его нанял.
   -- Ты что вообще забыл на моем судне, тварь?! -- жестом попросив Эйса на время не мешать, повернулась к мужчине.
   Пиковый капитан пожал плечами, с некоторым интересом наблюдая за бесплатным для него шоу. Ну да, спешить уже точно некуда и не на чем.
   -- Не выражайся при ребёнке, -- устало выдохнул мужчина. -- Я искал судно, на котором мог бы уплыть в другую страну. Рассматривал ваше, когда начался шторм и решил не сходить -- у вас полно нового народа, даже если с кем и пересёкся, вопросов не возникло.
   -- Ты прислужник той сволочи, -- шагнув к нему, извлекла спицу из рукава и, сжимая до побелевших пальцев, замерла. -- И того Асилы, хозяина черепа с сапфирами вместо глаз!
   -- Я наёмник, глухая, -- состроив скорбное выражение лица, протянул мужчина. -- Наёмник, это тот, кто предлагает свои услуги в обмен на оплату. Мой хозяин тот, кто платит. И Асила не мой хозяин -- я не из его шестёрок. Предупреждая следующий вопрос: я не провалился как исполнитель на предпоследнем месте работы -- мой контракт был жестоко ограничен и не предполагал дворцового переворота. Мой нынешний хозяин дал мне куда большую свободу, -- он указал на Рока, напряженно сверлящего взглядом Портгаса Ди, которому было до лампады. -- Капитан София... Прости -- Соня, я запомнил с того раза. Пока мне платят, я с вами.
   -- Удивительная продажность, -- пораженно выдохнул Нил, откуда-то у меня из-за спины.
   -- Меня нельзя перекупить -- я честный наёмник! -- деланно возмутился Коул, сбросив маску равнодушия и усталости. -- Прошу без оскорблений!
   -- То есть, то, что меня заставил пол целовать -- входило в твои обязанности? -- неверяще округлила глаза.
   -- Да, -- спокойно пожал он плечами. -- Извращения я, конечно, не устраиваю, но такие вот мелочи выполняю на раз. И, да -- это мелочи. Радуйся, что он не пожелал раздеть тебя или ещё что-то в этом роде, как однажды было в моей практике. Просто, тебе нужно стать сильнее, -- он ещё раз пожал плечами, принимая извиняющийся вид. Ну, немного оттаяв -- в словах его была истина, да, я не могла не согласиться -- нужно было стать сильнее. Тут не его вина, тут моя проблема.
   -- Если я тебе заплачу сверхурочные, ты сможешь натренировать меня и моих людей? -- тише, чем до этого, поинтересовалась я, вскидывая бровь.
   -- Если только мой наниматель поддержит эту идею, -- легко усмехнулся он. -- Думаю, этим вопросом займемся позднее -- в ближайшие четыре месяца я точно с вами, если не разжалуют.
   -- Мао? -- не поворачивая головы, позвала я навигатора.
   -- Он полностью прав, и относительно кодекса наёмников тоже, -- нехотя, донеслось от него. -- У нас есть проблема масштабнее.
   -- Это не проблема, это чушь собачья, -- пробурчала себе под нос, глубоко вздыхая и поворачиваясь лицом к заскучавшему капитану Пик. -- Эйс, верно?
   -- Когда мы стали на "ты"? Впрочем, даже плевать, -- фыркнул он. -- Да, Эйс.
   -- Я с тобой сражусь -- хочу и сама знать, на что способна. Но, на счёт команды -- если они захотят, только тогда они вступят под твои знамёна.
   -- Соня, я не хочу, чтобы ты с ним дралась. Ты нужна мне, -- Рок оказался на удивление собранным и спокойным. -- Коул...
   -- Нет, -- перебила я мальчика, не подходя к нему и понимая, что нужно объясниться, не прибегая к сюсюканью. Дик прав -- не стоит всё время видеть в нём маленького ребёнка. -- Рок, я сама справлюсь -- я должна стать сильнее. Он капитан, я капитан -- мы должны разобраться между собой. Я не хочу, чтобы Коул или ты с ним сражались -- он мой и только мой.
   -- Эй, ты действительно думаешь, что эта мелюзга мне что-то сделает? -- иронично изогнул бровь Эйс, кивая на Рока.
   -- Парень, не надо, -- на полном серьёзе взглянула на него. -- Просто не надо.
   Эйс нахмурился, но продолжать не стал -- наверное, было в моем взгляде что-то такое, что заставило его заткнуться. Не дай боги, все что есть, Рок ещё что-то своё, Морско-Дьявольское выкинет... Я не боюсь ребёнка и, скорее всего, за него порву на части любого, кто посмеет поднять на него руку, даже если это будет стоить мне жизни. Да и он за меня, скорее всего, то же самое сделает, но... За окружающих я не ручаюсь.
   -- Рок, ты понял? Это только мой бой -- на кону моя честь как капитана и бойца, -- внимательно посмотрела на него.
   Серебро взгляда в ответ было непроницаемым, будто он действительно тогда похоронил меня и сломался, а после все ещё не верил, что просто ошибся. Но мальчик кивнул, внимательно глядя мне в глаза.
   -- Хорошо, я понял, -- кивнул он, после чего повернулся к Эйсу. -- Застекли его.
   -- Он из огня, но я постараюсь, -- ободряюще подмигнула ребёнку, после тоже взглянула на противника. -- Отойдем? Не хотелось бы навредить остальным.
   -- Да, давай дальше по пляжу пройдемся, -- уверенно кивнул Эйс и, залихватским движением надев ярко-оранжевую шляпу, целенаправленно пошел куда-то в сторону, взрыхляя песок носками ботинок. Ухватить бы его бусы на шее и придушить по-тихому. Эх, мечты.
   -- Секунданты? -- направилась следом за ним, кивнув Шуре, чтобы не отвлекался от основной проблемы и следил за командой: начинался спешный процесс разгрузки того, что осталось в целости, и было бы не особо хорошо, если бы от нас уплыло что-то нужное -- крысы, как известно, убегать любят не с пустыми руками. Кстати, что-то Пипу не видно...
   -- Оставь этот идиотизм дворянам и знати, -- взмахнул Эйс рукой.
   Идя следом на расстоянии в пяток шагов, я уже ощущала жар, исходящий от него. Плохо -- мне нужно в срочном порядке вспомнить основы химии и геологии -- чего я вообще не учила. Хотя, о том, что даже алмаз может сгореть -- знала. Только вот может ли этот парнишка такую высокую температуру создавать? Судя по жару -- запросто.
   Не помереть бы...
   -- Ну, вот тут и начнём! -- он неожиданно остановился, заставив меня, погрузившуюся в собственные мысли, вздрогнуть и неуверенно оглядеться вокруг: огромная площадь из песка плавно переходила в какое-то подобие поляны с низкой травой. Довольно-таки большое пространство -- будет, где развернуться.
   А парень, больше не говоря ни слова, резко швырнул в меня огненной волной -- тело среагировало на рефлексах, отпрыгивая в сторону и, не удержавшись на песке, кубарем летя дальше.
   -- Сцука, -- отплевываясь, прорычала, опуская руку в песок и ища что-то своё в этом празднике огня и жизни.
   Неожиданно что-то откликнулось, принося догадку -- песок же частично состоит из кварца. То есть, "моё" тут было, хоть и соскребать приходилось конкретно.
   -- Защищайся, -- засмеялся парень, посылая в меня новую огненную волну -- пришлось, на свой страх и риск, все же покрыться кристаллом, становясь мгновенно черной -- обсидиан и копоть сделали своё дело. А вот парень, прятавшийся в стене огня, был сюрпризом -- мимо уха, обдав жаром, пролетел, вероятно, тот самый знаменитый огненный кулак, промахиваясь буквально на пару сантиметров. Буду знать -- второй раз приготовлюсь. Удар, кое-как посланный в его сторону, был, шутя блокирован, после чего на мне попытались произвести захват, впрочем, тут же скинутый в бок. Отпрыгнув друг от друга на некоторое расстояние, мы замерли, пытаясь отдышаться, и изучая друг друга.
   -- Неплохо -- ты фруктовик, -- оскалился он. -- Мне нужны фруктовики в команде.
   -- Мне тоже, -- криво улыбнулась -- под ботинком моего сапога, тихой ниточкой вниз шел кристалл, скапливая крупинки кварца в один большой шар, скрывающийся под песком до поры до времени. Туда же, в довесок, начало стекаться и стекло, созданное атаками огня. Атаки парня могут быть для меня крайне опасными -- с такой температурой пламени мне нельзя долго быть под ударом.
   А он, отдышавшись, вновь кинулся на меня, широко замахиваясь для удара -- не зная силы противника, лучше не блокировать удар напрямую, а свести к минимуму. Шаг вперед, выставленная вертикально рука, согнутая в локте, отводящая ударяющую руку противника в сторону и заставляющая его из-за этого покачнутся, после чего перехват за неё же и, резко дернув, используя инерцию, переворот парня в воздухе. Лёгкий он, в отличие от того же Шуры, как-то приземлившегося на меня...
   Парень, которому в лицо летел мой кулак, в последний момент разбежался огнём в стороны, заставляя меня ударить по песку. Под слоем почвы уже довольно сильно чувствовался кристалл, ждущий своего момента -- накапливать его я могла лишь, когда стояла на месте -- нужна была определенная концентрация, которой во время боя не наблюдалось.
   -- Неплохо, -- весело рассмеялся Эйс, заставляя меня скривиться -- да, я соглашусь, что неплохо. А мне надо, чтобы было плохо, и с твоей стороны -- у меня там команда бесхозная осталась.
   -- Дерись уже, а не убегай! -- рыкнула в ответ. -- Только и делаешь, что атаками с расстояния бьешь, да вякаешь не по теме. На Йонко замахнулся? Да тебя размажут тонким слоем, с таким-то подходом к делу!
   -- А сама-то? -- прищурился он. -- Начинай!
   -- Не, сударь -- это вы меня на махач смертный пригласили. Инициатива была ваша, вот и огребайте у кассы, -- сплюнула, грустно рассматривая порванный рукав рубашки.
   -- Ага, как же! -- его скорость мгновенно возросла, заставляя сбросить с себя тень расслабленности и взяться за дело серьёзнее: например, резко присесть и пропустить чужую ногу над головой, тут же делая подсечку и роняя его на песок, где он опять рассыпался огнем, не давая произвести контратаку. Появившийся буквально из стены огня кулак ощутимо ударил по плечу, заставляя корку обсидиана прогнуться, мгновенно расплавившись.
   -- Мать твою, -- выдохнула сквозь зубы, вставая с песка, куда меня откинуло, и восстанавливая покров.
   -- Огребай! -- азартно прилетело в ответ, принеся новую порцию обжигающих ударов -- мне нечего было противопоставить температуре, которая, наряду со скоростью парня, так же повысилась. Только что и менять защиту из кристаллов да восстанавливать руки, по которым и приходились удары. Синяки, опять синяки.
   Извернувшись, кое-как умудрилась уклониться от очередной порции яростных ударов, перекатываясь вбок и кидая ему в лицо пригоршню песка. Вреда не нанесёт, но вот человеческим рефлексам это не объяснишь -- Пиковый капитан отпрянул назад, на мгновение прикрывая глаза, чем я и воспользовалась.
   -- Склеп, -- зло буркнула, ударяя руками по песку и быстро организовывая под парнем огромную яму, наполненную кристаллом.
   Тот, охнув, рухнул в неё, по шею погружаясь в тут же затвердевший материал. Я, отойдя назад на пару шагов, устало плюхнулась попой на песок, вяло оглядывая получившуюся композицию из "Белого солнца пустыни". Не хватало только вояки с чайником воды.
   -- Реально думаешь, что это поможет? -- конопатая голова всем своим видом выражала недоумение, искреннее непонимание и зарождающееся веселье.
   О, я хотела бы сказать "да", но после такого вот вопроса...
   -- Заткнись. Я же не должна тебя убивать -- мне победить надо, -- пожала плечами, мрачно глядя на него. -- Вот ты и побеждён -- торчишь как морковка на грядке.
   -- Хер тебе, -- беззлобно усмехнулся он, покрываясь огнём.
   Пара секунд, и его заволокло дымом -- запахло крайне неприятно. Это же какую температуру он развивает, раз просто устраивает что-то по типу испарения?! Страшно представить...
   -- Защищайся.
   Мой мрачный взгляд в ответ его не пронял -- пришлось прыгать в сторону, спасаясь. Песок за спиной взвился столбом, тут же становящимся стеклом, которое в свою очередь размякло и потеряло форму, растекаясь по песку. С моей подачи, пропав под ним, да это мелочи.
   А вот парень, кажется, решил взяться за меня всерьёз -- если бы не реальная угроза в виде очень даже подготовленной инквизиции, залюбовалась бы: и глаза горят, и улыбка широкая, многообещающая, и походка волевая -- ну просто зверь из огня. Маленький и наглый.
   Новая огненная волна снесла меня на место моей прошлой ловушки, где я попыталась быстро впитать в себя немного оставшегося материала. Финт не прошел -- меня попытались добить, теперь уже мне целясь кулаком в голову. На ум не пришло ничего лучше, как представить себе, что это уже я растекаюсь лужей в разные стороны и собираюсь за его спиной. Благо, огненная версия все ещё была перед глазами.
   Удивительно, но у меня вышло, даря крайне странные ощущения -- бесстрастность и пофигизм на некоторое время затопили сознание, позволяя не паниковать по поводу того, что моя верхняя часть тела стала лужей.
   Собравшись воедино, хитро улыбнулась, глядя в прищуренные глаза Эйса и сделала плавный шаг вперед, скользя подошвой ступни по песку. Сапог был утерян и сгорел парой секунд ранее.
   -- Сдавайся -- я не хочу тебя убивать. Твои способности крайне полезны, -- он чуть наклонил голову, пристально глядя на меня. -- Твоя сила ничто против моей.
   -- Только моя -- да, -- криво ухмыльнулась. Под ногой что-то мелодично звякнуло, привлекая внимание -- давешний посох-игла, вероятно отлетевший от меня во время боя. Затыкать парня звенящей палкой, что ли...
   Резко нагнувшись, подхватила иглу, с ней в руках занимая оборонительную стойку. Тут уж точно попытка будет только одна.
   -- Не смогу своей силой, прибегну к извечным помощникам, -- напряглась, вспоминая примерный вес посоха и его длину. У меня только один удар -- не ошибиться бы.
   -- Игла? Удачи, -- саркастично усмехнулся он, плавно рванув вперед.
   Быстро отведя руку назад, изо всех внутренних сил попросила иглу стать посохом и тот, не заставив себя ждать, мгновенно возник у меня в руках. Эйс, оказавшись совсем близко, уклониться уже не мог и, пусть и не со всей силы, что я вложила в удар, но огреб по рёбрам, отлетая назад. Я в противоположную сторону, получив нехилый заряд из огня по торсу. Но, посох не выпустила, покачиваясь и кое-как вставая на ноги, опираясь на него.
   Эйса, на радость моей импровизации, предполагаемо снесло в море, где все его силы тут же сошли на нет. Сидя на заднице в воде, где-то по пояс, он зло морщился -- извечная слабость, да, смею предположить, место удара хоть немного, но ныло -- удар пришелся по вполне себе человеческой, не огненной, части тела.
   Я, вбирая в себя весь тот материал, что теперь бесхозно "валялся" на пляже и под ним, начинала чувствовать себя куда уверенней -- выросшие длинные спицы на мощном основании шустро скользнули вперёд, беря Эйса в своеобразное кольцо в области шеи и лишая его возможности двигаться. Парень, правда, так просто сдаваться не хотел -- пролилась первая за весь поединок кровь, тут же растекаясь в воде красными пятнами и смешиваясь. Соль к соли.
   -- Ты проиграл, -- состроив важное выражение лица, кивнула ему.
   -- Нечестно! Это -- нечестно, -- оскалился он, но больше не делал резких рывков вперед -- боль хороший учитель.
   -- Быть огненной логией и выступить против девушки, которая вообще могла оказаться без способностей -- вот, где "нечестно". А тут всё по правилам стратегии и тактики, -- пожала плечами. Или того, что у тебя всё ещё мало опыта -- будь немногим больше, и я бы сидела на твоём месте, если бы просто не сгорела.
   -- Нет! Я не признаю этот бой! -- в глазах мелькнуло что-то по типу отчаяния. -- Не смей останавливать меня, стекляшка... -- по спине неожиданно прошел табун мурашек, заставляя вздрогнуть. По паре спиц пролегли трещины.
   Это ещё что такое!?
   -- Капитан!! Капитан!? -- к нам бежала толпа, сбрасывая непонятное чувство.
   В ней был виден и Шура с Нилом, и гаврики, которые до этого были замечены в команде Кулака. Вероятно, почуяв затишье, он попёрлись проверять результаты.
   -- Они свидетели твоего проигрыша, -- кивнула в их сторону, скинув остатки оцепенения, вызванного непонятной силой. -- Эй, Огненный Кулак! Держишь ли ты своё слово, проигравший? -- громко, так, чтобы уже почти добежавшие до нас ребята точно поняли, в какую сторону ветер дует, поинтересовалась я.
   Шура и Нил широко улыбнулись, притормаживая и принимая гордый вид. А вот ребята из команды Пиковых пиратов несколько скисли.
   -- Решай сам, головешка -- насильно мил не будешь, а мириться с тем, кто по велению своей придури сможет мне корабль и людей спалить, я не хочу. Это ты затеял этот бой и поставил на кон команду и звание капитана. Тебе и решать, следовать ли своему слово или сбежать, создавая новую команду. Я забираю ваш флаг, -- напоследок припечатала я, отзывая кристаллы и, на пятках развернувшись, как есть в одном ботинке, без рукава рубашки, со стоящими дыбом волосами на голове, перемазанным копотью лицом, но гордо сжимающая свой посох, важно прошла мимо его команды. Мои молодцы, уважительно поклонившись, пристроились за спиной, бросив ликующие взгляды на противников.
   Чё у них-то там было? Неужели, пока я тут зажигала, они там капитанами мерялись?
  
  
  
   Будущее началось внезапно.
   Рок, мой маленький Рок, пробыв серьёзным ещё пару часов, всё же не выдержал и, отведя меня в сторону, бросился на шею, тихо шепча, что он рад. Что он дурак: не проверил тогда всё лучше, не поверил тому, что обещала быть рядом, что он такой глупый и совсем неправильный.
   Вытирая его слёзы, железной хваткой вцепилась в лёгкое тельце, в ответ сама разводя сырость. Мы оба дураки -- большая и маленький. Но, все ещё живые, и вместе. Совсем-совсем неправильные. Но любящие друг друга. И ещё немного Пипу, которая, как черт из табакерки, с грозным писком пришла качать права по поводу сломавшегося дома и нашего рёва. Там уже не до слёз было.
   Команда Пиковых пиратов ходила некоторое время пришибленная, как и их капитан, но тот вообще, кажется, был человеком с заскоками и, после возвращения ко всем, отказывался общаться не только с моими людьми, но и на своих рычал и шипел. Те, правда, относились с пониманием и, при случае, всё же пытались его поддержать -- и порцию в тарелку положить побольше, и не беспокоить лишнее время, и объяснить что-то нужное. Конопатый крутился в строящемся, из остатков кораблей, лагере дня четыре, после, подхватив свою сумку на лямке, исчез в направлении города, оказавшегося с другой стороны острова.
   В плане приземления нам повезло: остров был большим и, где-то до середины, состоял из густых лесов с несколькими полянками, на одной из которых мы и разбили лагерь.
   Мои предположения на счёт команды были почти верны -- нас покинуло девяносто семь человек. Хотя, нет -- девяносто шесть, так как Коул теперь был с нами официально. Ну и, ребята Эйса с нами пригнездились, хотя считать их частью своей команды пока не видела смысла -- им просто не куда было идти, а мы, всё же, несколько виноваты были...
   Проблемы начались после того, как несколько наших, у кого не было листовок или просто проблем с Правительством, сгоняли в город, чтобы узнать обстановку. Как оказалось, в городе была База Дозора, с довольно-таки хорошим оснащением и персоналом. Мысль о том, чтобы всем табором завалиться и отдохнуть нормально пришлось сразу откинуть. Как и желание лично прогуляться по местным трактирам -- отдохнуть и напиться хотелось и мне, чего таить. Приходилось своих людей отпускать небольшими группками, чтобы не привлекать внимания, а самой завистливо смотреть им вслед -- рисковать было нельзя, бежать было некуда.
   Второй проблемой было отсутствие кораблей на продажу как таковых, что делало возможность уплыть в ближайшее время почти что нулевой.
   И, на закуску: во время приземления корабля, наше чудо по имени Жанна удачно (я считала обратное) ударилась головой об балку. Это способствовало чему-то наподобие перезагрузки её извилин и... Да, эта леди теперь вновь полоскала мозги всему лагерю, под конец добившись того, что её начали просто ненавидеть -- даже её слава больше не спасала: пару раз пришлось тащить девчонку к себе в подобие домика и держать там, пока народ отходил от очередной порции унижений вперемешку с наставлениями.
   Я просто кожей, сквозь доски, кристаллы и ткань своего жилища чувствовала ненавидящие взгляды в её адрес. А девушка, осознав безнаказанность, явно не могла остановиться.
   Первым и последним, кого она успела вывести из себя окончательно, к всеобщему удивлению оказался Тайга -- минк явно не привык к тому, что ему должны указывать какие-то там девчонки, пусть и утверждающие, что у них дворянская кровь. Радовало, что я -- капитан, была не в счёт.
   Жанна, будучи пойманной и связанной какими-то цепочками, в которых я после опознала кайросеки, была жестко и с оттяжкой выпорота -- лечение экзистенциального кризиса у подростков, почти батиным ремнём, было действующим. Для нас, хоть и задолбанных ею, это, правда, было несколько неожиданно, но, с того дня, Тайгу уважать стали все, включая меня и Коула, того ещё тролля, для которого предложенная мною ранее роль учителя пришлась по вкусу. Жанна же притихла, не отсвечивая без нужды, а после и вовсе скрылась в тишине медблока.
   Тренировки начались спустя неделю после того, как мы очутились на острове и успели отстроиться. Ранний подъем, бег -- Коул ужесточил эту функцию, гоняя нас по воде, где было труднее перемещаться, особенно фруктовикам, ещё и на второй неделе дав нам в нагрузку огромные рюкзаки-мешки, наспех, хоть и прочно, пошитые нашими швеями, и нагруженные камнями. Коул начинал становиться человеком номер два, которого начинали искренне не любить.
   Сестренки минки, важно вильнув хвостами, в тренировках не участвовали, заявив, что и так гораздо сильнее остальных. На вопли оскорбленных, они просто взяли и с пары ударов раскрошили несколько булыжников побольше, и, ловя в ответ отвешенные челюсти, удалились к Норе и доктору, которые так же не принимали участия во всеобщих забегах, отжиманиях и всего в том ключе. Да и дела у нашего лазарета были поважнее: и навязанные мной аптечки делать, и пострадавших во время тренировок лечить.
   Повар и его помощники, возникшие из ниоткуда после второго дня тренировок, так же не участвовали -- готовка стала несколько сложнее, да и на охоту кому-то нужно было ходить. Не все же на рынке покупать -- заметно слишком. Хотя, глядя на иногда подранных ребят, возвращающихся из леса, я задавалась вопросом - а лучше ли на кухне работать, а?
   Рок и Мартин, поселённые вместе ввиду возраста, так же хотели присоединиться к нам, но тигр не позволил, унеся "малышей-котят" куда-то вдаль. К слову, дети теперь были первыми, кто отключался вечером -- иногда и до кроватей не доходили, засыпая прямо за столом. Интересовать о том, как у них шли дела, не видела смысла -- мне бы о себе позаботиться. Коул-то, что б его, на третьей неделе вошел во вкус, задавшись целью развить в нас Волю Усиления и Наблюдения.
   Тренировки стали адскими: разбив на команды, наёмник дал задание играть в "выбивного". Камнями. Одна команда должна была "усилить" пробивающую силу броска камня, другая предугадать его полет и увернуться. После поменяться местами.
   Чертов псих по найму, заранее прозорливо договорившийся со мной о том, что последующие мои стоны "об увольнении" не рассматриваются, лично кидал в меня снаряды. Я же, видите ли, могу себя защищать, ага. А то, что брошенный им камень пробивал нахрен мой доспех, его вообще не волновало. Как и то, что попасть в него было делом нереальным.
   Спустя пару дней несколько человек неожиданно свалились с головной болью, невнятно бормоча что-то о голосах, которые им шепчут. Коул воспрял духом -- мы попытались свалить под покровом ночи. Увы -- план перехват и всё такое. Дурдом продолжился.
   На четвёртой неделе неожиданно вернулся Эйс, завалившись на ужин и, с голодными глазами съел около шести порций риса с карри, заснув лицом в седьмой. Больше в тот день не просыпался.
   По истечению месяца результат был таков: повысилась выносливость, народ, пусть и не все, научились ориентироваться на местности -- Коул устраивал марш броски через лес. К слову, ходить ребята в чащу могли теперь с голыми руками -- метать камни научились все, даже без Воли укладывая кролика в прыжке. Наёмник оказался прекрасным учителем. Или это оплата на него так положительно повлияла?
   Мне Воля не давалась. Никакая. Вообще никак. Оказалось, что проще просто научиться двигаться быстрее, уворачиваясь от снарядов. Но вот, после того, как мне завязали глаза и нацепили кайросеки, чтобы я своими способностями не могла "услышать-увидеть" творящееся вокруг меня, всё оказалось на том же уровне. К счастью, синяки сходили почти сразу -- из-за траты силы ещё и на это, поначалу зверски хотелось есть, со временем организм начал привыкать и перестраиваться.
   Нил, в одно из путешествий в город, довольный донельзя притащил мне картотеку драгоценных камней мира, да стащенные с прилавков побрякушки с камешками. Топазы, сапфиры, пара рубинов, берилл и турмалин -- некоторые пришлось определять по этой самой картотеке, потому что вживую я никогда подобных камней и не видела. Облизываясь на перечень с картинками, я задалась идеей собрать их все -- поглотить, если быть честной и точной. Нил затею оценил и пообещал, что в случае чего, то он обязательно достанет тот или иной кристалл, если встретит.
   Благодаря тренировкам на скорость и ловкость, наш воришка стал поистине виртуозным, за что даже получил похвалу от Коула. Сначала подзатыльник, а потом похвалу...
   Команда Пиковых пиратов, бывших Пиковых -- я не собиралась отдавать им их флаг, искренне гордясь тем, что смогла победить человека с двухсот пятидесятью миллионами за голову*, в наших мероприятиях не участвовала, без дела слоняясь по лагерю. Эйс, от скуки и плохого настроения, как-то ввязался в поединок с моей командой, с кем-то из более-менее успешных бойцов, одержав с десяток побед и получив по щам лишь тогда, когда попытался замахнуться на Шуру. Циркач, явно почувствовав сто пятьдесят энное дыхание, отдавал себя всего тренировкам, значительно выросши в умениях и силе.
   <i>"Яжстарпом".</i>
   А Эйсу-то запретили огнем пользоваться. Насупившись на вселенскую несправедливость, он гордо ушел куда-то в сторону Рока и Мартина, откуда спустя какое-то время начал раздаваться смех и крики "покажи!". Ну, если так -- то я рада. Пусть подружатся. Он хороший парень, просто ещё не вырос.
   В общем, старпом тоже некоторое время был горд и счастлив от осознания собственного превосходства. Пока от Тайги, забравшего к себе часть ребят, решивших сделать упор на искусство фехтования, не огреб, записавшись в тот же кружок. Я же, так же получив чуть более свободный график, начала оттачивать искусство стрельбы, временами ощущая острое чувство зависти в адрес Альберта, тренирующего остальных желающих -- мужчина оказался гением своего дела, в то время как мне приходилось до некоторых вещей доходить долго и мучительно. Руки, даром, что мышцы ощутимые появились, дрожали в конце дня так, что Рок, состроив испуганное выражение лица, пару раз кормил меня с рук. Никто и не думал смеяться -- были не лучше, в большинстве своём просто отказываясь от ужина и заваливаясь спать там, где было не занято -- дожди шли всего раз, благодаря чему люди спокойно спали под открытым небом. Эйс, кстати, такие дни особенно сильно любил, съедая всё, до чего успевал дотянуться, прежде чем отрубиться. Если в первые разы мы реагировали на "человек-лицо-тарелка" -- как его в шутку назвали дети, испуганно, то после, успокоенные его командой перестали. Нарколепсия же.
   А как он в супе умудряется дышать?
  
  
  
  
   Неждан случился вечером, когда я отдыхала в своём домике, куда народ перетащил матрац от моей кровати, ковёр и кресла, в одном из которых я и расположилась, забравшись с ногами. Сон, сволочь, не шёл, и от невозможности уснуть, я, лениво водя пальцем покрывала кристаллами стены, рисуя на них непонятные узоры.
   Неждан, нагло юркнув внутрь и обдав жаром тела, скинул огромные ботинки, бросил шляпу в соседнее со мной кресло, и завалился на матрац, закидывая ногу на ногу и покачивая оказавшейся на весу. Я, вяло скосив взгляд в его сторону, лишь грустно вздохнула, уже уяснив, что, если Эйс что-то хочет, он это сделает. И будет там, где хочет, если, конечно, не получит по мозгам. А это чревато подлянками, порой и не особо шуточными.
   -- Я нашел нам корабль, -- он первым нарушил молчание, хоть до этого и старался выглядеть лениво-спокойно.
   Увы -- я за день устала так, что мою лень сейчас и ленивец бы не переплюнул бы.
   -- М? -- проявить интерес нужно было хотя бы для того, чтобы меня реально уснувшей не посчитали бы.
   -- Хороший корабль, почти новый, с оснасткой, с трюмом забитым порохом и снарядами, -- начал он перечислять, подняв руку и загибая пальцы.
   -- Ага, -- вяло поддакнула я.
   Эйс, резко сев, возмущенно на меня уставился, тут же растеряв всю строгость и являя миру нахмуренного парня восемнадцати лет, в котором все ещё бурлило детство, множество мыслей идеалиста и максимализм. "После нас хоть потоп" -- явно про него говорилось.
   -- Тебе что, совсем не интересно? -- воскликнул он. Я лишь выдавила какое-то подобие извиняющейся улыбки. -- Я же корабль нашел, чтобы наконец-то уплыть с этой земли нахрен!
   -- Да, я поняла, -- кивнула и, отчаянно зевая, спустила ноги на пол, садясь в кресле прямо и стараясь максимально серьёзно его выслушать. -- Где?
   -- Ну... -- тут же скривился он.
   -- Эйс. На этом острове готовые корабли, в хорошем состоянии и с трюмами чего-то там только у Дозора есть, -- сощурилась.
   Мысль о том, что выхода у нас другого и нет, кроме, разве что, поджидать ещё каких-нибудь пиратов, решившихся причалить с нашей стороны острова, уже мелькала в уставшей голове. Но, нападать на хорошо подготовленных бойцов не вариант. Если только...
   -- Да и плевать! Это всего лишь Дозор, тем более -- База дальняя, на таких обычно только малая часть народа что-то может! -- легкомысленно отмахнулся он, нетерпеливо ерзая на месте. -- Для меня это не проблема!
   -- Ага, не проблема -- пыхнуть огнем в сторону оружейного склада и нахер все подорвать! -- рявкнула я, заставляя его тут же заткнуться и начать сверлить меня обиженным взглядом. -- Эйс, пират ты и ладно, но о людях, которые там находятся, ты подумал? Я уверена, что половина служивых семьи прямо тут, на острове имеет. Ты хочешь оставить детей сиротами, а любящих одинокими?! Черт, да они все там любящие! Тем более, с учётом твоей мощи, рвануть может так, что не только Базу, но и половину города накроет! Ты уж извини меня -- я убийца, я признаю это, но я убийца с принципами! Я не трогаю гражданских!
   -- Ты как мой дед, -- буркнул он себе под нос.
   -- Значит, твой дед умный и сознательный человек! -- не осталась в долгу я. -- Который понимает всю важность человеческой жизни!
   Эйс умолк, я тоже, выговорившись, сдулась, откидываясь на спинку кресла и прикрывая глаза -- голова начинала болеть, что уже вошло в привычный вечер последней пары дней. Это сильно раздражало.
   -- Сонь, можешь помочь мне с одним ответом? -- несколько напряженно проговорил парень, наклонив голову так, что я только макушку видела.
   -- Возможно, -- пожала плечами, хотя он жеста и не видел. -- Только не забывай -- сколько людей, столько и видений.
   -- Да, я знаю, -- кивнул он, но голову не поднял.
   Повисла тишина -- он, видимо, собирался духом, а я просто радовалась покою -- боль нарастала.
   -- Скажи, как бы отнеслась к тому, если бы у Короля Пиратов, Гол Ди Роджера, был бы ребёнок?
   Я нахмурилась, пытаясь понять столь странный вопрос. Не типичный. После, широко распахнув глаза, повернулась к парню, который моего взгляда не видел.
   Он действительно настолько наивен, раз считает, что я не пойму подтекста?! И почему его это волнует? Круто же, Короля Пиратов в отцах иметь. С учётом столь долбанутого мира. Или нет?
   -- Нормально, -- склонила голову набок. Фото Роджера я видела только раз -- на "Парящем" наткнулась нечаянно, когда искала бумаги. Грэг тогда несколько рассердился, сказав, что ту листовку нужно беречь как память. В рамке, ага. Но, по тому снимку рассмотреть общие черты не представлялось возможным. Да, лоб большой и волосы одного цвета. Хотя и Эйса я не рассматривала так, чтобы что-то в нём искать. -- Есть и есть, -- последнюю мысль неожиданно произнесла вслух, тут же вздрагивая, а после, облегчённо вздыхая -- не ляпнула лишнего.
   -- И что, тебя совсем бы не заботило то, что у такого преступника как он, был бы...
   -- С хуя ли? -- пренебрежительно фыркнула, перебивая -- психологом я не была уже очень давно, ага. Чёрт, как же голова раскалывается... -- Роджер не такой и страшный, как его в городах описывают -- просто пират, ставший свободным. Да, грабил, да убивал, но и честь у него была, -- спасибо старикам из команды Когтя: вечера историй часто были о прошлых временах, а когда я попросила рассказать мне историю о том, какого хрена вообще такой ажиотаж вокруг пиратства, мне такую лекцию устроили... Старики-то его вживую видели. И то, какой он, тоже. -- Он никогда не поворачивался спиной к врагу, защищал своих. Не трогал слабых. Не добивал противника, если тот действительно заслуживал жизни. Одни назовут это слабостью и позерством, я же -- силой. Я не привечаю пиратство и то, что наступило в мире после его последних слов. Но, искренне признаю -- он великий человек. И не менее великий тролль. А на счёт его с... ребёнка, -- Эйс, к счастью, не заметил моей секундной запинки, -- наверное, тяжело ему пришлось. Но, думаю, выражение "ребёнок своего отца" здесь будет иметь хорошую сторону -- если его дитя смогло так же, как и он, нести в себе то же стремление к свободе, благородство, пусть в мире пиратов оно и блажь, то это прекрасно. И, я надеюсь, у дитя, будь оно, -- я криво улыбнулась -- он все равно продолжал сверлить взглядом чумазые ноги, -- были свои мозги, которые бы ему точно составили картину мира и того, что слушать надо тех, кто сам Роджера видел, а не слухи и сплетни. Ненависть -- плата труса за собственную слабость и страх.
   Интересно, он предпоследнюю фразу на мой счёт перенесёт? Как же голова болит, кто-нибудь, позовите Жанну - она же Палач... Пусть спасёт.
   -- То есть, ты бы не испытывала отвращения к этому человеку, ребёнку, если бы он был? -- он, наконец-то, вскинул голову, глядя на меня чуть напуганными, тёмно-карими глазами. -- Сонь, тебе плохо?
   -- Голова болит, -- криво улыбнулась, на миг, прикрывая глаза. -- Эйс... Эйс, -- он нахмурился, глядя на меня. Я же чувствовала, что начинаю плыть. -- Ты хороший человек, пусть ещё молодой и глупый. Но, думаю, то, что ты есть -- прекрасно. Люди рядом с тобой оживают. Мой ребёнок, замкнутый и не любящий чужаков, с тобой улыбается и смеётся. Мартин тоже, хоть я его почти и не знаю. Эйс, то, что ты есть... Спасибо...
   -- Соня?.. Как... -- столько недоверия, непонимания, крушения всего, что могло бы быть внутри вихрастой головы, было в его глазах, что я сквозь боль и поднимающийся туман в глазах, невольно рассмеялась. -- Почему?
   -- Дурак ты... Ох, хуёво мне... Позови врача, живо, -- согнулась, сжимая голову руками. -- Болит!
   -- Да, я сейчас!.. -- он ураганом вынесся наружу, оставляя меня почти в одиночестве.
   Голоса.
  
   18. Глупые идеи
  
  
   -- Так, теперь крутани, да, так, и... Приседай, дура! Ты же его слышишь! -- рявкнул Коул, когда в меня из дальнего куста прилетел булыжник, ощутимо ударяя по плечу и толкая вперед, кубарем в коротенькую траву и носом в песок. Посох улетел в другом направлении, прощально звякнув кольцами.
   -- Просеки фишку, что мне этого недостаточно, мать твою, -- уныло прошептала, ужасно сильно мечтая закурить.
   Мы теряли уже вторую неделю из-за того, что я не могла нормально действовать и вообще находиться рядом с людьми. Первый мой выход в свет продлился всего пару минут, после чего я, не выдержав, полностью превратилась в кристалл, став прозрачной насквозь -- меня находили только благодаря тени и тому, что я посверкивала на ярких лучах солнца. Голова перестала раскалываться, чему я бы обрадовалась, если бы могла чувствовать и это. Но если Коул, как одна из самых "ярких" точек умел себя "гасить", то вот Эйс, бушующий огненный шквал, выбивал меня из равновесия, находясь на расстоянии полукилометра. И совершенно не умел себя скрывать -- Коул, не успев до конца ощутить радость от такой площади моего обхвата территории, на него убил несколько дней, пытаясь обучить сдерживанию и контролю, пока я расписывала Шуре и Мао созревший у меня перед отключением план.
   Нам нужен был корабль, а единственный имеющийся (или не единственный, но как сам факт наличия и относительной доступности) был лишь на Базе Дозора. Начальная часть операции реквизирования была продумана уже благодаря подкатившему к совещанию Дику: в порт приходили купеческие и транспортные суда. Поэтому туда было направлено несколько групп людей, которым было поручено всё вызнать о них: имена капитанов, команд, где были, сколько плыли, какие проблемы были в пути -- всё, что могло помочь в создании легенд. Так, чтобы можно было ответить на каверзные вопросы и не вызвать подозрений от такого наплыва народа.
   Спустя пару дней, получив всё необходимое и дождавшись, пока изученные команды покинут порт, мы послали на Базу не засвеченных нигде ребят, с целью полного изучения объекта. Недоверия не было -- оказывается, многие Базы Дозора специально рассылают заявки-приглашения для вступления в свои ряды. Ни для кого не было чем-то удивительным то, что полтора десятка человек прибыло для прохождения воинской службы в рядах бело-голубых и с чайками. Ребята не были дураками, ситуацией воспользовались с умом, от чего я испытала прилив гордости за них -- умнички. Молодцы так же умудрились окопаться в караулах, быстро втиравшись к тамошним в доверие и застолбить нам линкор, тихонько стягивая в дальние трюмы и кладовые всё необходимое нам в странствиях. Ещё пара человек, со швабрами наголо, окопались около кабинетов начальствующих, при помощи маленьких Муши подслушивая все разговоры, проходящие внутри. Увы, но из-за более чем миниатюрных размеров, улитки не работали на дальние дистанции -- пять шагов в сторону от кабинетов и всё, связь обрывалась. А чуть более мощных Муши был риск засветить.
   И не поймёшь, корабль мы воровать будем, или под что-то существенное копаем? Эйс довольно громко бубнил о том, что проще было бы всё поджечь нафиг и свалить. Многие из наших, получив в руки некоторую силу, рвались в бой и потому полностью поддерживали его, но ослушаться моего прямого приказа пока не пытались. Стоило поспешить, пока мальчишка переворот не успел организовать, сам того не ведая.
   Бунт в пиратской команде вещь гадкая -- нож в спину обычно убивает, а не счастье приносит. Эйс мальчик прямолинейный, если что не так, бить будет в лицо так, чтобы не было потом криков на тему честно-нечестно, как сам однажды выдал. Но вот за ребяток наших я уверена не была -- они привыкли не жить, а выживать. О таких обычно говорят: палец рот не клади, по локоть руку откусят.
   Люди гибнут за металл -- в нашем случае, за каменья, которые я могу создать, и которые впоследствии можно выгодно продать. Опасно мне собирать вокруг себя незнакомцев -- тяжёлым по темечку, а там в рабство, и конец мне. Остаток жизни буду множить чужое состояние.
   Ну, а пока ребята работали партизанами-шпионами не покладая рук и невольно постигали воинскую науку и строевую подготовку, я в поте лица и при подаче кайросеки -- Коул отказался давать мне передышки, училась контролировать Волю Наблюдения. Поначалу выходило скверно: всё заканчивалось тем, что я, плача навзрыд, умоляла его снять с меня браслеты и дать моей бедной головушке застеклиться, чтобы не слышать, видеть, чувствовать всё вокруг меня. Не сказать, что в этом состоянии способность пропадала -- она просто уходила на задний план, неясно шепча что-то тихое и нежное. Коул же, наотрез отказался меня обучать, пока я была в "режиме стекляшки" -- как он меня обозвал, уверенно заявив, что силу можно отнять или погасить, а само умение забрать -- никогда. Тюрьма, просто клетка или пребывание в воде -- я не смогу там воспользоваться силой фрукта.
   Пришлось, стиснув зубы и защёлкнув на запястье браслет, согласиться с его словами.
   После нескольких срывов, что удивительно, стало легче -- вероятно, организм сам решил справиться с этой проблемой, даря мне понимание того, как именно нужно отсекать лишнее. Эйс перестал быть моей головной болью, в прямом смысле этого слова. Хотя сам он, после того разговора в моём домике, поутих, лишь недоверчиво косился в мою сторону карими глазами, когда мы пересекались с ним за едой. Но от новых разговоров удирал, находя всевозможные отговорки, порой до нелепости смешные и глупые.
   Эх, не запорол бы он нам тут всю операцию -- итак, из-за нашей многочисленности, нам под конец пришлось разбиться на несколько групп и укрыться в различных точках леса, маскируясь, как только можно. Если от патрулей кораблей, которые плавали вокруг своего немаленького острова, мы скрывались успешно, то вот какие-то бакланы в фуражках были проблемой -- Сонро успел создать небольшую коллекцию из баночек с этими птичками, на удивление прицельно кидая в них своими снарядами, когда перелётные шпионы снижались для лучшего обзора.
   Посланные на их поиски небольшие патрули Дозора никого не встретили -- опять же была задействована способность Сонро, благодаря которой вся наша команда и вещи были помещены в бутылки. Я, Нил и сам бывший циркач на время окопались в городе, в одном из самых захудалых и дешевых трактиров, со спокойной душой тратя деньги и напиваясь втихаря купленным ромом в соседнем магазине -- пить тамошние напитки представлялось чем-то ужасным. Спустя пару дней прибыла Пипа, отчитываясь в том, что патрули Дозора покинули лес, ничего не найдя -- крысы ловко запрятали оставшиеся следы нашего пребывания. Маленьким зверькам и так был обещан пир за их труды, в большинстве своём добровольные -- никто их не держал насильно, заставляя что-то делать. Пипа же, как генерал, имела на этот счёт явно свои планы.
  
  
   -- Эй. А ну, встала! -- Коул на меня орал только так, правда, только тогда, когда рядом никого не было. Ну, кроме тех ребяток в кустиках: Дик, Нил, Альберт да Михель -- мастер убивания меня при помощи камней. Явно за что-то мстил, гадёныш мелкий.
   -- Тебе легко говорить "уклоняйся"! -- вскипела я. -- А мне и драться с тобой надо, и все твои приёмчики предугадывать! Да, я слышу! Но на этом всё и заканчивается!
   -- А ты не заканчивай! Учись -- это Гранд Лайн! -- рявкнул он, с легкостью крутанув в руках свой посох.
   Я, морщась, притянула к себе свой, кое-как вставая на ноги и глядя на полуденное солнце -- Мартин, всё же, действительно оказался маленьким гением с рабочим мозгом: указав мне на то, что я могу использовать множество типов кристалла, он предложил мне затемнить зрачок, вместо создания очков, которые будут мешать обзору. Идея, в принципе, оказалась неплохой -- так я узнала, что могу спокойно менять цвет глаз. Но минусы тоже были: песок в глаза приятного давал мало, хоть и не вредил -- только рефлексы и подводили, заставляя жмуриться и отворачиваться. Тогда-то Воля и оказалась нужна -- не зрение, чувства указали на то, как летит в меня удачно брошенный камень, как над землей скользит посох Коула, как поворачивается его тело в пространстве. Медленно, будто кто-то специально придерживал пленку моей жизни, хоть и всего лишь пару мгновений. Мне было достаточно, чтобы уклониться и атаковать в ответ перехваченным у лица камнем. Коул был счастлив, я -- измотана. Но ещё один этап был пройден -- две недели, почти без сна и приёмами пищи буквально с коленки, и я рухнула носом в траву, отрубаясь почти на сутки.
   И вот, как следствие, повторение изученного.
   -- Замах, уворот, предугадывание! Молодец, ты уже сможешь сама пройти по главной улице моего города! -- довольно скалился мужчина. К его скорости я успела привыкнуть, больше не теряя из вида и, оглядываясь назад, понимала, что действительно была безнадёжно слабой в момент захвата замка. В мире всё решала скорость и сила, а не пара техник из примочек фруктовика. -- Камень! Опять?!
   -- Да не успеваю я за всем этим! -- рявкнула, снова вставая с колен и со всего маха ударяя посохом по земле.
   Да как же ты меня достал, идиот! Я вообще ребёнок мира, в котором вся эта сверхскорость, прыжки выше крон деревьев и предчувствия, которые и нормой не назовёшь -- сказка!
   По пальцам прошла лёгкая волна тёплого воздуха, сопровождающаяся метнувшейся синей вспышкой из птицы в навершии, в основание, а оттуда в землю. Мгновение, и вся местность покрылась стеклянными колючками -- Коулу пришлось убегать со всей скоростью, на которую он был способен. Кусты, к счастью, не пострадали -- ребята в них его манёвренностью не обладали.
   -- Твою мать, Соня!! -- откуда-то издалека послышалось разозлённое, пока я удивлённо рассматривала цветные колючки выше меня ростом.
   Стало куда как красивее...
   -- Мать мою не трогай -- я ещё живая, -- пробурчала, прикладывая руку к одной из них и поглощая. -- На сегодня тренировки окончены -- у меня обед!
   -- Ясно, -- донеслось вялое. -- Приятного. Потом объяснишь, что да как так.
   -- Ага, если сама допетрю, -- хмуро кивнула, уменьшая свой, ставший ещё более загадочным, посох и приступая к трапезе.
  
  
   -- Соня, у меня срочные новости! -- как ураган, ко мне на полянку ворвался Нил, замирая и глядя на меня удивлёнными глазами.
   А я, сидя в позе лотоса, понимала, что последняя колючка была лишней, и изо всех сил старалась не лопнуть. И вновь удивление для окружающих, а для меня особая примета из разряда девчоночьих мечтаний -- как в случае с обсидианом, когда мои волосы стали чёрными, вместо обычного, для этой тушки, каштанового цвета, я обзавелась прядями чем-то наподобие цветов флага гомосексуалистов. Ко всему прочему они ещё и отрасли чуть, сильнее топорщась цветными проволоками в стороны. Только я, как бы, уже постарше таких вот предпочтений -- мне тот же стимпанк по вкусу, а не яркое и радужное нечто. Хм... точняк -- обзаведусь нарядом! Но потом.
   -- Слушаю... -- миролюбиво протянула, постигая Дзен.
   -- Ну, там это, срочные новости же! -- вспомнил он, зачем примчался. -- С Базы!
   -- Ты в курсе, что именно? -- приоткрыла я один глаз, мысленно подзывая к себе Плотву -- ясно же, что дальше посидеть я тут не смогу.
   -- Не знаю точно, но кажется, что к ним завтра прибывает кто-то с других Баз, -- развёл он руками, нервно оглядываясь на величественно вышедшего на поляну коня.
   -- Ладно, залазь -- выезжаем, -- кивнула, со вздохом поднимаясь на ноги. Если новости с Базы, значит ехать надо в соседний лагерь, где люди собирают информацию, являясь связистами. Там народ куда более знающий.
   -- Опять вся задница в синяках будет, -- трагически прошептал парень, обнимая меня за пояс. Я лишь внутренне ему посочувствовала -- что поделать?
   Плотва был танком ещё тем -- сквозь кусты и чащу, форсируя какие-то тонкие и неглубокие ручейки -- если кому-то надо будет нас найти, то просто стоит подождать, пока я на своём звере прокачусь.
   -- Капитан! -- Сонро, вусмерть обиженный на нас из-за того, что не брали его с собой, заставляя быть на переднем фронте защиты, вылетел под копыта, заставляя коня выполнить свечку, а Нила убить ещё партию нервных клеток и попытать удачи в попытке сломать мои ребра.
   -- Тихо! -- всем сразу заявила, заставляя Плотву отойти назад и дать нам слезть, а Сонро встать с задницы. -- Где?
   -- Вот, Гриша! -- не стесняясь, ухватил он меня за рукав и, под удивлённые взгляды присутствующих, потащил к небольшой палатке цвета моей шляпы, которую, к слову, отобрала Жанна -- розовые волосы были слишком заметными для леса и города, где она поселилась, не пожелав и дальше жить среди деревьев. Но нас не покинула и, глядя на наши тренировки, время от времени была замечена в различных участках леса в своем режиме "крутой Жанны" -- так её окрестили дети во главе с Эйсом. Наверное, гордость заела, раз неизвестно откуда добытым копьем махать стала.
   -- Докладывай, -- кинула ему, садясь в примитивное кресло и принимая чашку с чаем из рук одной из девочек барсов.
   Меня смерили долгим взглядом, на который я непонимающе вскинула бровь, мол "что такое?".
   -- Капитан, а вы точно во Флоте не служили? -- недоверчиво протянул он, как всегда, немного нараспев.
   -- Военная тайна, -- усмехнулась, потягивая душистый напиток. -- Я слушаю.
   -- Да, конечно, -- меня смерили ещё одним взглядом, пока я сама исподтишка рассматривала его: военная форма была простой и в то же время довольно-таки неплохой -- безрукавка, штаны, ботинки высокие. Кепка и платок синий на шее. Эх, красота, особенно, когда таких человек пятьсот и все строем стоят. -- Завтра утром, где-то на рассвете, прибывает пара суден. Обещаются какие-то фишки: майор или даже контр-Адмирал. Фамилий мы не смогли узнать, но, судя по всему, это кто-то из более-менее своих.
   -- Надолго? -- вяло протянула, понимая, что час "икс" уже, считай, подошёл.
   -- Проверка. Думаю, на пару недель, -- покачал головой парень, с благодарным кивком принимая свою чашку с чаем. -- Каков приказ?
   -- Ночью будем грабить, -- уверенно кивнула. Услышав меня, народ мгновенно заткнулся, хоть до этого активно обсуждал слова нашего шпиона, и подтянулся ближе. -- Милая моя, -- стараясь не придавать лицу страдальческого выражения, потому что так и не научилась различать сестрёнок-барсов, обратилась к девушке. -- Нам нужно хорошее снотворное -- Гриш, получишь у неё и несись обратно, чтобы успеть к ужину. Добавишь в еду. Постараемся бескровно вырубить большую часть Базы. После, разбейтесь на группы: для оружейной, для продовольственных складов, и просто для того, чтобы разделаться с оставшимися. Желательно без жертв и как можно тише.
   -- Ясно, -- понятливо кивнул он.
   -- Далее: я и ещё с десяток ребят будем сидеть в засаде, а вы, как только народ заснёт, впустите нас -- поможем и с кораблем, и с полуночниками. Так, остальные. Слушаем внимательно: собираем вещи и ждём нас у того небольшого мыса -- мы подведём судно к нему, чтобы забрать вас и наше барахло. Пираты под командованием Эйса, ваше время решить то, с кем вы дальше, -- обратилась к присутствующему от их лица мужчине с небольшими рожками на голове. Тот понятливо кивнул, вскакивая на ноги и исчезая снаружи. -- Вопросы?
   -- Кто с тобой идёт? -- Шура, стоя на входе, вскинул бровь, внимательно глядя на меня.
   А сколько скрытой ревности во взгляде, ну надо же! Я же теперь с Коулом таскаюсь, Мао и Альбертом, а не с ним. И не объяснишь ему, что мне нужно сильнее становиться, и его место в команде никто не оспаривает, как и имя правой руки!
   -- А ты сам набери людей, -- оскалилась в ответ, даря свободу действий, после повернулась к наёмнику. -- Да, Коул, идешь с детьми.
   -- Понял, не дурак, -- весело донеслось от входа.
   -- В таком случае -- действуем! -- кивнула, поднимаясь. -- Не забудьте припасы и такелаж -- я не знаю, сколько у нас времени на Базе будет. Быть может, нам вообще придётся прыгать на борт судна и сваливать на всех парах.
   -- Да, это прекрасно понятно, -- согласно отозвался старпом, крутя в руках бубнящую Муши. -- Всё же, это База Дозора.
   Остаток дня прошёл в сборах, в течение которых мелькала радостная моська Портгаса Д., то и дело пытавшегося забраться верхом на Плотву, но раз за разом терпевшего поражение -- коник не желал катать на себе какого-то лодыря. Даже с силой огненной логии. Даже с очень крепкими кулаками и несгибаемой волей. Закончилось всё тем, что кристаллический зверь мощно рухнул набок и отказался вставать, со всеми удобствами расположившись в своей ямке. Эйс надулся.
   На закате дня, напутствующе постояв перед своими орлами, грустно обведя их взглядом, тихо попросила быть осторожнее и, шлёпнув груженного бутылями Сонро Плотву по крупу, отправила оставшихся пару человек из команды к морю, а сама, поправив лямку винтовки и проверив содержимое мешка с боеприпасами, свистнула десанту и по одной из наших тропинок устремилась к Базе Дозора. Крысиная команда под командованием Пипы быстро позанимала свои места в складках нашей одежды, грея теплом пушистых тел -- пока были на острове, зверьки откормились, ощутимо прибавив в весе. Но лишними они точно не будут, это точно.
   К городу вышли уже в сумерках и, осторожно пройдя околицами, замерли в одном из переулков неподалеку от ходов на Базу. Грустно вздохнув, бросила взгляд вглубь города, туда, где были яркие огоньки магазинов и кафешек -- я так и не побывала почти нигде, хоть и пробыла около двух месяцев на этой земле. Обидно, что моими воспоминания об этой земле будут только лес, боль, усталость от тренировок и одинокая таверна с кучей пьянчужек и ромом из-под стола.
   -- Эй, гляди, караула-то нет, -- шепнул Эйс, высовывая конопатый нос наружу. -- Идём?
   -- Нет, сидим и ждём -- возможно, просто смена. Нам обещали знак подать, -- шикнула на него, осматривая улицу за их спинами. Нам повезло притаиться в относительно заставленном всяким мусором закоулочке -- люди из города никуда не пропали, разгуливая парочками или просто спеша по своим делам или с работы. Но кому же будет интересно разглядывать подворотню с отбросами?
   -- А трусы на вот том вымпеле разве не знак? -- он удивлённо вскинул брови, глядя на меня невинными глазами.
   Не поверив, высунулась следом, с отвисшей челюстью действительно фиксируя данный элемент одежды. Идиоты непуганые!
   -- Вы как хотите, а я считаю это знаком свыше и иду! -- хохотнул парень, выскальзывая наружу и быстро проходя к небольшой проходной.
   Миг, и обладатель яркой шляпы исчез из поля зрения, оставив нас с замирающим сердцем прислушиваться к звукам с той стороны. Смежив веки, осторожно пробудила Волю, успевая подметить то, как Эйс подошёл к кому-то и, судя по тому, как чуть потухла вторая точка на воображаемой карте, вырубил его.
   -- Идём, -- открыв глаза, скомандовала, понимая, что этот хрен умудрился в короткие сроки зачистить периметр.
   -- Долго вы, -- весело донеслось от него, когда мы прошли мимо, прячась в тени стены, огораживающей Базу.
   -- Бабочками любовались, -- огрызнулась, подходя к одному из зданий и напряжённо прислушиваясь и сканируя.
   Городские ничего не заметили, не обратив, или не пожелав обращать на нас и толики внимания. В принципе, я их понимаю -- зачем крутить головой по сторонам, когда у самих и личная жизнь, и семьи с детьми, и работа, и увеселения всякие? А мы ещё так нагло строем прошли, чеканя шаг -- любо-дорого посмотреть.
   -- Это ночными, что ли? -- хохотнул он.
   -- То путаны, -- поправил его Шура, по кивку вскидывая пистолет и осторожно открывая дверь внутрь. -- Чисто, заходите.
   -- Ну, так, наши ребята тут две недели полы драили, -- не унималось огненное чудо, рискуя договориться и получить спицей в зад.
   -- Куда дальше, капитан? -- оказавшись внутри, на меня уставились двенадцать пар глаз.
   -- Разделимся: я, Шура, Мао и Эйс наверх -- там кто-то есть, -- нахмурилась я. -- Ещё кто-то должен отыскать комнату видеонаблюдения -- удалите все записи и съёмки за последние две недели -- не хочу, чтобы мы все засветились. Остальные быстро обойдите всё здание и, если всё спокойно, начинайте отшвартовывать судно и быстро на него всё сгружать. Тащите всё, что плохо лежит. Если есть деньги, которые надо выдавать в награду за головы преступников -- тоже тащите.
   -- Ясно!! -- разбежались ребята, явно воодушевившись последним приказом.
   -- А нахрена нам наверх? -- вскинул бровь Эйс, под тихое присвистывание подпаливая край картины, висящей рядом.
   -- Документы, -- скривилась, наблюдая за выходкой. -- Знаешь, нет, ты не с нами -- вали-ка ты гулять и портить имущество, -- со вздохом, распорядилась, понимая, что поспешила, приняв решение взять его с собой в хранилище с бумагами.
   -- О, это по мне! -- широко улыбнулся он. -- Счастливо оставаться!
   -- Да-да, -- прищурившись, кивнула ему вслед. -- Шура, как думаешь, попытается кинуть?
   -- Ага, -- уверенно кивнул он. -- Мне проследить за ним?
   -- Кайросеки взял? -- Мао тоже не особо блистал уверенностью в нашем коллеге по разбою.
   -- Да, прихватил наручник, -- ухмыльнулся мужчина и поспешил за парнем.
   -- Наверху трое, -- тихо проговорил Мао, идя следом за мной по ступеням. -- Скорее всего, офицерский состав -- они едят отдельно от подчиненных.
   -- Да, соглашусь, -- осматриваясь по сторонам, скользнула я на второй этаж, любопытно рассматривая обстановку и понимая, что распорядись моя судьба иначе, то я бы выбрала Дозор. Мне это ближе и понятнее. И приятнее. Но уже не теперь. -- Тут.
   -- Только после вас, леди, -- одними уголками губ улыбнулся мужчина, беря своё оружие в обе руки и галантно отходя в сторону.
   Перекинув винтовку вперёд, с размаху распахнула двери кабинета, попадая в уютный зал с диванами и большим столом в конце, у окна.
   Действительно трое -- два капитана и кто-то повыше.
   -- Всем оставаться на своих местах, это реквизирование! -- ну не кричать же, что граблю? Реквизирование -- морской термин, как учил нас несравненный Джонни.
   -- Вы перепутали нас с банком, милая леди? -- мужчина, которого я обозначила как самого главного, и бровью не повел. -- Вам на три улицы ниже.
   -- Тогда это было бы ограбление, -- укоряюще посмотрела на него. -- Не отвлекай, пожалуйста.
   -- Хорошо-хорошо, извини, -- он примиряюще поднял руки. -- Продолжай.
   -- Благодарю, сэр..?
   -- Нильс, -- кивнул он. -- А вас я знаю, вы -- Хрустальная София. На вас только вот недавно листовку обновили.
   -- Соня, -- отрицательно качнула стволом винтовки, на миг угрожая не мужчине, а кактусу у него за спиной. -- Я не София, я Соня. Прошу учесть.
   -- О, хорошо, я так и напишу в отчёте, -- понимающе кивнул он.
   -- Это так мило с вашей стороны, -- криво улыбнулась. -- Так, встать. Руки за голову.
   -- О, уже так сразу? Я думал, мы поближе познакомимся, -- деланно огорчился он, но команду выполнил, хитро сверкая глазами.
   -- Нет, благодарю, но это первая и последняя наша встреча, -- уже я состроила грустную моську. -- Стать лицом к стене, ноги на ширину плеч! Руки за голову!
   -- О, а у вас талант, леди! -- одобрительно донеслось в ответ.
   -- Надеюсь, он мне не пригодится в будущем, -- скривилась, держа его на мушке. Темнит он. -- Вы двое, слушаете седалищем? Повторить всё с точностью до миллиметра, живо!
   -- Делайте, как она говорит, -- чуть повернув к ним голову, кивнул Нильс.
   -- Да, сэр майор, -- хмуро отозвались они.
   Оу, надо же...
   Кивнув Мао, отвела оружие в сторону, вытаскивая из кармана небольшой шарик и им скрепляя руки мужчины, полностью покрывая его пальцы и сращивая кристалл с верхним слоем кожи -- чтобы не пытался освободиться своими силами. Процедура крайне болезненная и несколько жестокая, но Коул мне и думать запретил о мягкости, в один из дней сломав мне запястье. С костями из крайне твердого материала, пошёл по легкому пути -- сустав выбил и, свернув само запястье в сторону, почти оторвал конечность. Он ужасный учитель, но его жесткость необычайно быстро обучила тому, что в моём мире считалось ужасным и противозаконным. Ну и он же и сказал, чтобы я как можно дольше не раскрывала того, что фруктовик.
   -- Мао, разберись с ними, -- кивнула навигатору, ещё парой шариков сковывая ноги противника и вынуждая того сесть на пол.
   Мао, понятливо кивнув, в два быстрых движения вырубил капитанов ударом приклада по затылку, сгружая их кучками у стеночки на ближайшие пару часов.
   -- Удивительные вещички, леди, -- мужчина заинтересованно вскинул брови, разглядывая руки. -- Смола какая-то? В докладе Сая упоминания об этом не было...
   -- Вы знаете капитана Сая? -- удивлённо вскинула брови, осматривая плоды трудов своих, а после, встав, утомлённо размяла шею. -- У меня для вас грустная новость: если вы не владеете Королевской Волей, то шансы выбраться при помощи лома или топора гораздо ниже.
   -- О, вот оно как... Да, я знаю его -- хороший моряк! Это по моей просьбе он не был выгнан со службы, а просто сослан в далекие края.
   -- Что ж, хороший поступок, сэр майор, -- одобрительно фыркнула, роясь в бумагах на столе, после переходя к ящикам.
   -- Так зачем же вы пришли, господа? Имею ввиду этот кабинет, не саму Базу -- тут я уже уяснил.
   -- Увы, сэр майор, но я не планирую раскрывать карты.
   -- Ну, скучно же просто так сидеть!
   -- Давайте же вы вызнаете как можно больше о противнике, чтобы в будущем иметь определённые ниточки влияния на него, -- перебила, переходя к нижним ящикам. -- Но есть то, чем вы против меня не сможете орудовать, -- усмехнулась, отставляя в сторону одну из папок. -- Отчасти, я тут из-за того, что мне нужны бумаги на такого гражданина как Асила. Имеется в базе такой?
   -- Не у меня в столе это точно, -- язвительно донеслось в ответ. -- В архиве надо смотреть -- я не заинтересован им в данный момент.
   -- Да, именно так и поступлю, -- согласно кивнула, выходя из-за стола, а после из кабинета к паре маячков-сознаний, что были в коридоре. -- Мао, присмотри за ним. Как я уяснила -- звания тут, в большинстве своём, за силу и умения верно действовать даются, а не за связи. Будь внимателен.
   -- Да, капитан.
   Нильс проводил меня насмешливо-внимательным взглядом.
   -- Эй, ребята, задание новое есть, -- подозвала к себе парочку из патруля.
   -- Да, капитан. О, наши просили передать, что справились с вашим заданием и вообще вырубили всех улиток наблюдения...
   -- Да-да, это прекрасно, -- перебила их, тут же переходя на шепот. -- Значит так, созывайте ещё пару человек и топайте в здешний архив. Забираете все бумаги. Всё -- уяснили? Осторожно, не путая и не перемешивая. И на корабль в одну из чистых кают.
   -- О, ясно! -- вытянулись они. -- А, леди капитан, кто у вас там? Если не секрет...
   -- Некий майор Нильс. Знакомы?
   -- Боженька миловал! -- ужаснулись они, крестясь. -- Говорят, тот ещё зверь!
   -- Фруктовик?
   -- Нет, не слышали о таком. Но то, что лютует зверски -- да.
   -- Спасибо и на том, -- буркнула. -- Я вам... Двух, вот -- пони. Подобие пони, -- нахмурилась я, создавая нечто непонятное и полое внутри - для бумаг. -- Ладно, выполняйте. И чтобы как можно тише -- ясно?
   -- Да, капитан! -- вытянулись оба в струнку, отдавая честь. Да, две недели не прошли даром... Мне определённо нравится.
   Из-за неплотно закрытых дверей доносились голоса. Решив не спешить, осторожно навострила ушко, прислушиваясь к тому, о чем они говорили.
   -- ...она сбежит, поджав хвост, -- насмешливо раздалось от майора.
   А, ясно -- пытается посеять искру сомнения.
   -- Капитан рисковала своей жизнью, когда стало ясно, что мы не выживем. Именно благодаря ей никто не погиб. И сейчас она тут, а не ждёт нас где-то в городе.
   -- О, поверь мне, и не таких видел на своем веку. Малолетка с какой-то целью: не иначе, как месть за безвинно убиенных родственников или любимого, -- пренебрежительно отозвался Нильс.
   -- Капитан мудра и принимает взвешенные решения. В ней гораздо больше чести, чем во множестве ваших офицеров, -- холодно возразил Мао. -- За всё время, что я провёл под её командованием, я сомневался в её решениях лишь дважды. И напрасно.
   -- И зачем же вы в море? Работать не захотели? Жажда легкой наживы? Жажда власти и славы?
   -- Для этого было бы достаточно и в Дозор записавшись, -- насмешливо ответила вместо Мао, который был самим воплощением спокойствия. -- Перестань -- с ними психологическая муть не прокатит. Мао, нам пора идти.
   -- Что сделать с ним? -- кинул на мужчину навигатор.
   -- Вот, -- я извлекла из внутреннего кармана запечатанный шприц, деловито щёлкая по корпусу пальцами и убирая воздух. -- Внутримышечно, и господин майор нам не страшен.
   -- Эй-эй, -- заёрзал мужчина, осознав, что несколько поспешил с послушанием. -- Давайте-ка без уколов!
   -- Не беспокойтесь, -- мило улыбнувшись, присела рядом с ним, быстрым движением вгоняя иглу ему в бедро. -- Всего лишь снотворное.
   -- Тц, ты же понимаешь, что теперь я за тобой буду охотиться, -- без тени тепла, что было до этого, обратился он.
   -- Тебя называют зверем, -- прямо посмотрела ему в глаза. -- На каждого зверя есть свой охотник.
   -- Скалишь зубки, да? -- прищурился он. -- Хороша, чего сказать -- ты в курсе, что за тебя дают уже достаточно высокую сумму? Пират, что сражается на суше -- какая насмешка.
   -- Какая есть, -- нахмурилась я. -- Добрых снов, майор.
   -- Скоро встретимся, -- уже отключаясь, улыбнулся он.
   Надеюсь, дозировку мне выдали нормальную.
   Не нужно было пытаться играть, сэр дозорный, вот и весь ответ.
   -- Леди капитан, что дальше? -- внимательно взглянул на меня Мао.
   -- Стаскивай одежду -- нам пригодится, -- убирая с офицера кристалл, я принялась стаскивать плащ с надписью. Свернув ткань в трубочку, кинула мужчине и, прихватив со стола офицерскую фуражку, поспешила на выход. -- Надо помочь остальным.
   -- Капитан, думаю, пора уходить -- мы сделали всё, что было необходимо -- пора уплывать, -- он покачал головой. -- Проверка будет утром, а нам самим ещё надо погрузиться.
   -- Чёрт, мало! Как же мало! -- нахмурилась, после, сгрузив на него оставшуюся одежду, внимательно огляделась: коридор, куча дверей, за которыми неизвестно что таилось. -- Иди на судно и командуй всем отправление. Встретимся при погрузке.
   -- Что-то хотите ещё узнать? -- непонимающе вскинул он брови.
   -- Есть пара моментов, -- уверенно кивнула и, сорвавшись с места, бросилась заглядывать по комнатам. Кабинеты -- сплошные кабинеты. Мне бы провести обыск, но время... Разве что... -- Пипа! А ну, вылезай! -- вытряхнула увесистую тушку из плаща. Вместе с ней выпало ещё пяток сонных тварей, крайне недовольных такой ситуацией. -- Шуршите по всем кабинетам, ищите сейфы.
   Сама же удрала дальше, под конец, оказываясь там, где и планировала -- библиотека. Сосредоточившись, создала несколько змей-колбасок, которые начали спешно заглатывать нужную мне литературу: учебники по тактике и стратегии, история, морское дело. Сама же бросилась в старую секцию, перерывая имеющиеся там запасы и, наткнувшись на сборник дьявольских фруктов и их свойств, довольно улыбнувшись, спрятала оный в карман брюк. Странно, что такая книжонка именно в старой секции -- неужели, новых фруктов уже давно не было?
   Нужной литературы не нашла -- понеглифы, что-то о потерянной времени и старых эпохах -- ни-че-го. Ну, ясно, конечно, что такую информацию не будут хранить на виду, даже если дверь самой секции была довольно крепкой. Была.
   Метнувшись обратно, удостоверилась, что змеи своё дело сделали -- отправив их к кораблю, вслед за последней партией документов из архива, помчалась на первый этаж. Там отыскала десяток наших, проворно опустошающих склады с продовольствием и утварью, после наведалась в медпункт, откуда всё уже вынесли, включая и склады. Удовлетворенно вздохнув, последовала за Пипой, громко пищащей и приведшей меня к кабинету очередного офицера.
   -- Умница, -- довольно улыбнувшись, наложив руку, взломала обнаруженный сейф: кристалл, вошедший в структуру металла, разорвал его, после впитался обратно в руку, а я обнаружила внутри стопку бумаг с грифом "секретно" и, вытащив их наружу, быстро перелистнула: в документации была информация на Йонко. Белоус -- количество содружественных судов, имена их капитанов, места, в которых те плавают. Имена командиров дивизионов, их фотографии. Оружие, техники, фруктовики.
   Спрятав всё в карман плаща, пошла за следующей крысой. Итогом были: неплохие деньги, переписки с какими-то любовницами, отчёты о сделках, ещё какие-то папки. На этом с обыском кабинетов я закончила и, выбежав на верфь, к которой боком выходила База, полюбовалась на выходящий из порта корабль: огромный, величественный, под белыми парусами, с кучей пушек на борту. Прислонившись к стене, подозвала к себе оставшихся на пристани зверей из кристалла и, пока они сливались вместе, формируясь в ещё одного скакуна, сильного и мощного, задумчиво смотрела вслед кораблю -- ну почему же, почему они не возникли в моей жизни раньше пиратов? Я не жалею, теперь не жалею о том, что вольна в своих странствиях и выборе пути и противника. Но... Порядок и закон, устав и правила были столь родными и близкими, что даже сейчас было несколько сложно идти наперекор им. Мне и Дозору было бы гораздо удобнее на одной стороне баррикады. Ну, да ладно -- содеянного не воротишь. А так и плюсы есть -- хочешь, хоть в одних трусах по кораблю гуляй. Ну, я образно, конечно...
   Винтовка мне так и не пригодилась, разве что в качестве пугалки -- поправив ремень, вскочила на зверя и направила его в сторону леса. На месте я явно буду быстрее, чем судно -- на всякий случай лучше быть раньше и занять обзорный пункт, из которого смогу проследить за посадкой на борт.
   Дорога обратно заняла пол часа -- жители города даже не сразу осознали то, кто промчался мимо них, скрывшись в темноте переулка, а потом, скорее всего, спишут на плохое зрение. Во всяком случае, всегда оставался вариант с тем, что им просто не поверят -- огромных кристаллических лошадей не бывает.
   Остановившись на холме, скривившись, наблюдала за тем, как несколько огоньков сияло в том месте, откуда нам надо было уплывать. Чёрт, они что, действительно жопой думают? Заметные же, как на ладони.
   Корабль подошёл спустя минут десять: чуть сбавляя ход и выбрасывая якоря. Ясно -- погрузка будет крайне быстрой, чтобы судно окончательно не остановилось и не потеряло ход. Огоньки, поняв то же самое, зашевелились и начали спешно втекать на борт. Распустив ниточки Воли во все направления, посторонних не обнаружила и, послав зверя вперёд, начала напряжённо сканировать местность. Либо мы действительно хорошо подошли к решению нашей проблемы, либо нас ждёт огромная ловушка впереди. Корабли идти быстрее не смогут, как бы ни хотели -- если кто-то с Базы и успел сообщить о нападении, то ему никоим образом помочь всё равно не успеют. А вот нас задавить...
   -- Капитан, мы уже думали, что не дождёмся вас! -- выдохнул один из принимающих на борт, когда копыта коня ударили по доскам палубы, а я завертела головой по сторонам. После напряжённо поинтересовался. -- Всё в порядке?
   -- И да, и нет. Отправляйте на управление кораблем необходимый минимум. Остальных на палубу, живо!
   -- Так точно! -- и, козырнув, умчался сообщать остальным.
   Я, спрыгнув со зверя, спешно прошла наверх, на верхнюю палубу, откуда было прекрасно видно весь корабль. Люди собрались быстро, перепихиваясь локтями и выжидающе глядя на меня.
   -- Команда! Слушай внимательно! -- начала громко вещать я, рискуя сорвать голос. Возникший рядом Шура ненавязчиво дал мне громкоговоритель, все с той же улиткой. Стало значительно легче отдавать приказ. -- Немедленно разбейтесь на пары-тройки и всеми доступными средствами обыщите судно от носа до кормы! Всё, при помощи чего нас могут найти -- нести сюда, на верхнюю палубу!
   -- А если найдем кого? А библикарты могут быть? А что такое-то? -- команда была в некотором недоумении. "Старшие товарищи" заметно напряглись, кидая на меня тревожные взгляды.
   -- Да, библикарты искать. Людей тоже сюда, -- уверенно кивнула, возвращая рупор Шуре и спускаясь вниз, к каютам офицеров. В обыске помещений я была лучше, а вот библикарты... Особенно в помещениях, заваленных бумагами... -- Пипа! Немедленно собирай всю братию хвостатую. И тех, кто на этом корабле -- я знаю, что тут есть крысы, не делай такие невинные глаза, -- криво ухмыльнулась я, глядя в красные глазки крысы. -- Библикарты -- ты же знаешь о том, что это? Вот и хорошо -- всё ищите. Качественно обыскивайте все помещения, пройдитесь по обшивке, по парусам, по мачтам и реям. Переберите бумаги -- только не грызите! Принесите лично мне, ясно?
   Крыса со вздохом кивнула и, забрав с собой остальных, шустро выскочила наружу, оставив меня один на один с каютой, в которой я остановилась. Перевернув столы и стулья, проверив ящики на наличие двойных днищ, перешла к шкафам, радуясь отсутствию книг и вообще документов.
   Ничего не нашла, от чего одновременно обрадовалась и огорчилась. Решив, что на этом мой долг капитана выполнен, покинула трюм и вышла наружу. Рок, попавшийся на пути, весело сверкал глазами -- за ним с широкой улыбкой следовал Мартин -- дети явно воспринимали всё происходящее как ещё одну веселую игру. Коул, идущий следом, смотрел на мир философски и задумчиво, но не отставал, стоически терпя все тычки и понукания.
   На верхней палубе успели собрать небольшую группу Ден-Ден Муши, с символикой Дозора. Сев рядом с ними, создала небольшую отвёртку и споро избавила их панцири от циферблатов. Улитки, кажется, стали чуточку счастливей, Шура -- расслабленее.
   Напряжение разорвал громкий крик и крайне отчаянные ругательства. После раздалось несколько выстрелов -- вылетев к ступеням, ведущим вниз, я напряженно начала ждать результата. Он не заставил себя ждать: наверх вывели тройку брыкающихся парней в форме юнг Дозора. Да, мои ребята тоже бегали в подобном шмотье, но их я всех знала в лицо, если не по именам -- это же были не наши.
   -- Что прикажете с ними сделать, леди капитан? -- донеслось вопросительное от группы, что их доставила.
   Пленникам явно не светило ничего хорошего, оставь я их наедине...
   -- Стрельба? Кто в кого и есть ли жертвы? -- качнула головой, внимательно осматривая дозорных.
   -- Потолок и пристройка, -- хохотнули они. -- Будто мы дадим этой мелюзге что-то с нами сделать.
   -- Не расслабляться! А этих за борт -- пусть плывут в родные пенаты, -- махнула на зло сверлящих меня глазами лазутчиков. Молчаливых лазутчиков -- кто-то успел позаботиться о кляпе, чем лишил меня возможности выслушать очередные проклятия и заверения, что меня погубит одна из бед этого мира. -- Только руки и ноги им развязать не забудьте! -- решила уточнить, видя, как пленников тащат за шкирку к борту.
   -- Интересно -- доплывут? -- рядом возник Нил, сверкающий серьёзными глазами. -- Далековато мы уже отойти успели...
   -- Доплывут, -- цыкнула я зубом, слушая три всплеска в море. -- Что с Пиковыми Пиратами и Эйсом?
   -- А что с ними будет, -- пожал плечами парень. -- Ребятам и самим надоел тот остров, так что они однозначно с нами. А Эйс, он в трюме сидит, дуется.
   -- М? Поясни, -- заинтересовалась я.
   Ничего и никого команда больше не нашла, и, стремительно плывя по морю под удаляющийся матерок рассекреченных дозорных, мы уходили от земли, ставшей нам пристанищем на крайне долгий, за всё время моего странствия, срок. Никогда не думала, что буду рада открытому морю так сильно.
   -- Он хотел Базу поджечь, да мы не дали -- нацепили наручник и впихнули в продовольственный трюм...
   -- Мать вашу! Да вы же под угрозу нас всех поставили! -- подпрыгнула я, слетая по ступеням вниз и начиная крутиться на одном месте. -- Где продовольственный трюм?! Живо отведи! -- с круглыми глазами подскочила к одному из наших.
   Мужчина икнул, побледнел, ещё раз икнул и, рвано кивнув, понёсся предположительно в том направлении, ведя меня за собой.
   На месте обнаружилась швабра, подпирающая дверь, из-за которой прямо-таки ощущались волны недовольства и, одновременно с этим, удовлетворения.
   -- Сцука, -- рыкнула, отставляя хрупкую преграду и открывая дверь. -- Эйс, живо выходи!
   -- Зачем? -- донеслось ироничное. -- Не поверишь -- я впервые всем доволен. Вы плывите, плывите -- я тут посижу.
   -- Эйс... -- прищурилась я. -- Выходи, или задницу надеру.
   -- Да ладно тебе, -- послышался зевок. -- Заходи, сама поймёшь -- тут уютненько. Я, так и быть, поделюсь...
   Мужчина, который меня привёл, круглыми глазами провожал вылетевшего с пинка Эйса, после чего осторожно заглянул внутрь.
   -- Всё хорошо?...
   -- Передай команде: с сегодняшнего дня Портгас Д. Эйс назначен почётным чистящим картошку и прочая, -- мрачно приказала, осматривая наполовину съеденную твердокопчёную колбасу, покусанный со всех боков батон, пару вскрытых консервных банок с чем-то сладким, похоже, что даже с ананасами и опустошённые бутыли с вином. В количестве трёх штук. Что он ещё успел схарчить, неизвестно -- паршивец ловко скрыл следы. -- На корабле сухой закон -- ясно? Бухать только с моего разрешения.
   -- Да, капитан, -- грустно кивнул мужчина.
   -- Эй, не лишай ребят радости бытия! -- донеслось возмущенно-пьяненькое. -- Это же пираты! Море, разбой, бабы и ром! Что может быть приятнее сердцу мужчины?
   -- Ты сначала бороду и усы отрасти, а потом вякай на тему мужчин, -- собрав мусор и прихватив колбасу с батоном, мрачно посоветовала, выходя наружу.
   Мой провожатый, ойкнув, бросился помогать, с небольшим боем лишая меня мусора и с подозрением в глазах глядя на остатки еды.
   -- Ой, не надо старые песни о главном, -- скривился Эйс, при свете лампы действительно оказавшийся в дупель пьяный.
   Как быстро его разнесло, надо же.
   -- Тогда и сам молчи, -- поморщилась я. -- Отведи его в трюм, пусть проспится.
   -- Да, капитан.
   Развернувшись, я покинула трюм, вновь выходя на свежий воздух и внимательно оглядываясь округ.
   Кораблик оказался несколько больше в размерах, чем я предполагала, из-за чего мне опять стало казаться, что у меня слишком мало людей в команде. Всё вокруг так и дышало ответственностью и пониманием возложенной на корабль миссией нести в море покой и справедливость. И мы -- толпа долбодятлов глазеющих по сторонам раскрывши клювики.
   -- Капитан, кажется, нам пора настроить курс, -- Мао возник за плечом. -- Да и вообще подготовиться к тому, что мы теперь мишень почти для всех.
   -- В плане? -- повернулась к нему. Мужчина выглядел устало.
   -- Мы ограбили Базу Дозора -- просто вынесли с неё всё, что плохо лежало, будто не правительственную организацию грабили, а очередной корабль. Майор Нильс нам не простит такого унижения.
   -- Ну, да, -- скривившись, признала я. -- Риск и последствия...
   -- Далее: мы плывём на корабле Дозора, который не перекрасить и не переделать -- как только мы окажемся в поле зрения какой-либо пиратской команды, считающей себя достаточно сильной для боя, мы под прицелом, -- продолжил он.
   -- Кто-то хотел морских боёв, если я не ошибаюсь, -- мрачно напомнила я.
   -- И мы так же являемся предположительной целью для Дозора -- если пройдём на дальней дистанции от их кораблей, ещё есть шанс избежать боя. А если рядом -- то только если на их борту какая-то мелочь плывёт. Замаскируемся под своих и так сможем уйти. Но если встретим какого-нибудь Адмирала, обычного или с приставками... За сам факт того, что мы умыкнули их корабль, с нас шкуры сдерут.
   -- Я поняла. Нужно сменить судно, -- понятливо кивнула. -- Есть предположения о курсе?
   -- Есть! Стой, тппруу! -- Эйс успел добраться до выхода и, покачиваясь и спотыкаясь, подошёл к нам. -- Мне надо в одно место -- отблагодарить одного человека!
   -- И в какое же? -- чуть склонил набок голову Мао, рассматривая парня.
   -- Один из системы зимних островов! -- сверкнул глазами Эйс. -- Там, по слухам, находится тот, кто когда-то давно спас жизнь моему брату!
   -- Эм. Так вас что -- двое? -- удивилась я.
   -- Он названный, -- отмахнулся Эйс. -- Но для меня роднее всех! Я обязан поблагодарить того человека!
   -- Ладно, курс хоть знаешь? -- кисло поинтересовалась я.
   В принципе, мне как-то всё равно, куда плыть -- я за местным сокровищем не гонюсь, мне просто надо разобраться с одним человеком. А ведь всё просто началось с того, что одна из его шестёрок попыталась продать моего ребёнка... Бабы страшные существа. А мстящие -- ещё страшнее.
   -- Мой навигатор в курсе! -- сверкнул глазами Эйс и как был упал пластом, не просыпаясь от удара и начиная громко храпеть.
   -- А это что-то новенькое, -- присвистнула я, подзывая Плотву, ревниво ходящего кругами вокруг статуи коня, на котором я приехала. Конь, по тому же мысленному призыву, мгновенно растёкся лужицей и скользнул ко мне, впитываясь. -- Транспортируй, -- кивнула сопровождавшему Эйса мужчине и, повернув голову к Мао, со вздохом отдала приказ. -- К его навигатору и вперёд -- на зимний остров.
   -- Будет исполнено, -- легонько улыбнулся он, отправляясь ко всё ещё шныряющим по кораблю ребятам.
   -- Мао! -- окликнула его, заставляя остановиться и оглянуться.
   -- Что такое, леди капитан?
   -- Это... Спасибо за те слова у Нильса, -- смущённо улыбнулась. -- И... Как только настроишь курс, иди спать -- пусть Дик со всем разбирается.
   -- Хорошо, леди, -- мне была адресована ещё одна улыбка, чуть шире и гораздо теплее.
   -- Маа! -- быстрый топот и, обняв меня за талию, чуть не сбив с ног, Рок радостно засмеялся. -- Идём! Идём-идём, я покажу тебе, что мы с Мартином и Сонро для тебя сделали!
   -- О, для меня? -- ласково перебирая волосы на его голове и, подмигнув Мартину, неуверенно подошедшему следом, улыбнулась я. И, получив твёрдый кивок, пошла следом за Роком, крепко сжимающим мою ладошку своей. Мартин, глядя на меня с недоверием, пристроился рядом -- протянув ему вторую руку, я получила крайне удивлённый взгляд. Но своей, прохладной, ухватился, робко сжимая чуть мозолистыми пальцами.
   Капитан на выгуле со своей командой.
   -- Вот! -- лучезарно улыбаясь в свете коридорного светильника, мальчик замер перед дверью одной из кают. -- Входи!
   -- Меня внутри ждёт сюрприз? -- шутливо округлила я глаза.
   Мартин, отпустив мою руку, подбежал к Року и уверенно закивал.
   Состроив нерешительность, я осторожно потянула ручку двери, входя внутрь и с широкой улыбкой осматриваясь: мой любимый ковёр под ногами, в углу матрац со старой кровати, достаточно высокий для того, чтобы к нему ещё кровать искать -- можно и так спать. В плюсах то, что падать невысоко. В минусах -- куда я теперь носки прятать буду?
   В стороне пара кресел, почти не пострадавших при падении, а после явно починенных нашими плотниками. Стол, всё тот же -- столешница не сломалась, явно, будучи из крепкого дерева, а остальное так же подправили. Почти незаметно.
   Отсутствие люстры -- это меня порадовало: не люблю, когда над головой махина такая раскачивается...
   Занавесочки на окнах -- всё, как и было на старом корабле. Шкаф, правда, здешний, немного не вписывающийся в общую картину, да это мелочи.
   -- Ну как?? -- уже три моськи с взволнованными глазами следили за мной.
   -- Я... счастлива! -- уверенно кивнула, ещё раз оглядываясь вокруг. -- Сонро, когда ты успел всё это запрятать?
   -- Ну, так, ещё когда вы отдали приказ защищать имущество от разорения, -- довольно улыбаясь, пояснил бывший циркач. -- Да и после второго переселения я запрятал остатки.
   -- Молодец! -- усмехнулась. -- Ну, спасибо вам всем -- мне очень приятно находиться в знакомой обстановке!
   -- Ура! -- тихо выдохнул Рок, счастливо сверкая глазами.
   -- Да-да, -- усмехнувшись, пошла обратно к выходу. -- А теперь, детки, моем ноги и идём спать!
   -- Уже?! -- Рок воскликнул за двоих, но ощущение было, что я услышала и немой вопль Мартина.
   -- Времени двенадцатый час, -- сверившись с капитанскими часами, нахмурилась я. -- Живо в койку! Сонро -- проследи!
   -- Хорошо, -- кинул он и, подхватив детишек под мышки, не слушая возмущённых стенаний и брыканий, понёс куда-то дальше.
   А кровать я, если что, и сама создам -- сложно, что ли?
  
  
   -- Корабль по правому борту! -- на палубе громко зазвонил колокол, отвлекая меня от утренней газеты, принесённой местным крылатым почтальоном, даже глазом не моргнувшим от того факта, что тут явно не дозорные плывут, на корабле Дозора. -- Расстояние ещё слишком большое для пушек, но они идут точно к нам!
   -- Кто? -- выйдя на палубу, крикнула наблюдателю.
   -- Пираты! -- спустя пару секунд прилетел уверенный ответ. -- Команда пиратов Сладкой Сдобы!
   -- Чё?! -- не поверила я своим ушам.
   Шура, в ответ на мой недоверчивый взгляд, философски пожал плечами, мол "в семье не без урода".
   -- Награда за капитана пятьдесят миллионов белли, -- начал вводить в курс дела один из пиратов Эйса, сверяясь с розыскными листовками. -- Награда за всю команду около ста миллионов.
   -- А у нашего капитана больше, чем у всех них, -- усмехнулся Нил, возникая рядом и заговорщицки толкая меня локтем. -- Наша Соня в списке новичков худшего поколения.
   -- В смысле? -- нахмурилась я.
   -- Ну, в этот список входят те, кто объявился недавно, но чья награда уже превышает сто лимонов, -- бесхитростно пояснил он. -- Меллот, например, не в списке, потому как давно с такой. А ты -- да.
   -- Ну, очуметь теперь, -- неверяще выдохнула я. -- Мне только этого не хватало для счастья...
   -- А что поделать, капитан? Ты ж у нас жутко умная и не менее крутая, -- развёл руками парень и, получив поджопник, с хохотом слетел вниз, туда, где раздавали вынесенное на палубу стрелковое оружие.
   На душе кошки скребли от полученных сведений -- решив пока не зацикливать ещё и на каких-то списках, ловко создала бинокль, внимательно рассматривая корабль противника.
   -- Они реально пираты? -- непонимающе нахмурилась, глядя на огромного жирдяя в шикарной шляпе с плюмажем и с достаточно большой плюшкой в руках, от которой он откусывал. Команда, перекатывающаяся на заднем фоне, не отличалась стройностью, будучи под стать ему.
   -- Да, это пират Пончик, -- пряча усмешку, продолжил докладчик. -- И, кажется, он очень сильно не любит, когда над его именем смеются.
   Я молча передала ему бинокль и с кривой ухмылкой начала наблюдать за тем, как мужчина старается не пасть лицом перед командующим составом, но под конец не выдерживает и складывается пополам.
   -- Минус один как вариант, -- указав на него Шуре, смотрящему в трубу в том же направлении, усмехнулась я.
   Старпом выдавил кривую усмешку и, подхватив принесённую ему юнгой Муши, начал ожидать, когда с той стороны ответят.
   Я взяла себе на заметку: можно и просто связываться между незнакомыми кораблями, не зная номера.
   -- Великий и ужасный, гроза морей и хлебопекарских, булочных и пирожных, великий капитан команды Сладкой Сдобы Пончик слушает! -- важно донеслось с той стороны.
   -- Великий два раза, -- внимательно выслушав представление, заявила я.
   -- Что, простите? -- голос на том конце стушевался.
   -- Я говорю "великий" вы дважды сказали, -- терпеливо пояснила, подхватывая принесённую мне Альбертом винтовку и мешок с патронами.
   -- О, ну, это ещё раз подтверждает моё величие! -- выправился Пончик, под конец вновь переходя на величественные нотки и явно плямкая. -- Сдавайтесь, глупцы и, быть может, я пощажу вас!
   -- А жареных гвоздей тебе не приготовить? -- скептически выгнула бровь, вновь приникая к биноклю.
   -- Не смей мне дерзить, девчонка! -- он явно подавился: Муши разразилась громкими кашляющими звуками -- в бинокль было прекрасно видно, как жирдяй стучит себя кулаком по груди, при этом неслабо так колыхаясь чреслами. -- Ты посмела меня оскорбить! Назовись!
   -- Хрустальная Соня, -- пожала плечами, убирая бинокль -- наблюдать за толстой тушей было выше моих сил. -- Прозвищ не имею, команда безымянная. Награду точную тоже не знаю.
   С той стороны повисло напряжённое молчание: Нил, вновь вернувшийся на капитанский мостик, не выдержав, выхватил у меня бинокль, любопытно наблюдая за реакцией с той стороны. Вытащив винтовку из чехла, подхватила её, становясь в изготовку и настраивая диоптрий.
   -- Ну, сдаваться будешь, или мы дальше поплыли? -- устав слушать тишину, кисло поинтересовалась, сквозь прицел, наблюдая за задумчивым Пончиком и что-то шепчущему ему на ухо мужчине -- очередным кругляшом.
   -- Сдавайся, София, и мы...
   -- Бах! -- огрызнулась винтовка, посылая в него пулю, которая выбила из руки надкушенную булку, унося её куда-то на нижнюю палубу.
   -- Я не София, я Соня! -- рыкнула, делая поправку на ветер и расстояние. -- Готовься умереть!
   -- По местам! -- взревела Муши и отключилась.
   Капитан Пончик, кое-как встав, относительно быстро покинул видимую мне палубу, а его команда начала перекатываться по судну, готовя множество пушек.
   -- По местам! -- вторил ему Шура, получив от меня согласный кивок.
   -- Команда Сладкой Сдобы примечательна тем, что использует множество пушек, расположенных на их корабле, сначала обстреливая противника с расстояния, а после, уже подбираясь ближе и добивая, -- вспомнил о своей роли информатор-докладчик, роясь в кипе своих бумажек и быстро зачитывая текст с одной из них.
   -- Откуда столько инфы? -- покосилась на него, просматривая пушки на палубе и меняя магазин -- обычными патронами я ничерта не добьюсь.
   -- Ну, это же Гранд Лайн, а мой капитан... Эйс, в смысле, хочет стать Королём Пиратов! Так что, мы должны знать обо всех противниках, -- запинаясь, пояснил он.
   -- Хорошо, спасибо, -- с щёлком загоняя в пазы магазин, поблагодарила его я. Передёрнув затвор, вновь приникла к окуляру, высматривая цель. Корабль противника стал на якорь, готовясь к обстрелу. А мы к ним боком -- прекрасная мишень, как ни посмотри. -- Отдать левый якорь! Приготовить носовые пушки! Живо! -- рявкнула, понимая, что, возможно, придётся пожертвовать только-только расставленным по местам имуществом -- рывок, с учётом того, какая у нас махина, будет не слабым.
   Команда забегала -- послышался всплеск и звук уходящей в воду якорной цепи. Присев, ухватилась за борт, в тягучем как патока времени, ожидая рывка. Спустя некоторое время корабль затих -- со стороны Сдобы раздалось несколько выстрелов и свист летящих снарядов. В тот же момент наш якорь достиг дна -- резко натянулась цепь, успешно закреплённая кем-то из матросов, после последовал рывок, из-за которого корабль ужасно наклонился на бок, выполняя маневр.
   -- Штурвал, держи штурвал, карданный вал вам в заднюю дверцу, олухи! -- взревел кто-то со стороны оного.
   Чуть усмехнувшись, отметила то, как падают в воду и взрываются вражеские снаряды, не попав по вертлявой цели. Мы, наконец-то, остановились, перестав поворачивать.
   -- Поднять якорь! Полный вперед! -- прокричала я, принимая положение стрельбы с колена и наматывая ремень винтовки на левую руку, чтобы оружие не плясало при выстрелах. -- Навести пушки на противника!
   -- Есть навести пушки! -- ребята, занявшие позиции на носовых орудиях, явно оказались из тех, кто до этого маскировался в Дозоре.
   -- Огонь по готовности! -- отдала следующий приказ.
   Расстояние, для множества наших винтовок и ружей, было все ещё слишком далёким -- уповать приходилось на ядерное оружие. В смысле -- ядрышками, ядрами стреляющее.
   Альберт, прогрохотав коваными каблуками по лестнице, подбежал и устроился рядом, наводя свою винтовку на цель. Отличающуюся от моей достаточно сильно, но не в плане убойности, в чем нехило успело себя зарекомендовать.
   -- Я одолжу у вас вот эти патроны, леди капитан? -- вопросительно указал он на меченые снаряды и, получив согласный кивок, начал быстро заряжать оружие. -- Ну, выбрали уже мишень?
   Корабль, неожиданно для меня, сотрясла серия оглушительных залпов, посылающих ядра в полет. Пара из них попала в корабль противника, ломая борта, остальные же, к моему великому сожалению, вспенили воду рядом с судном, никак его не повредив.
   -- Давай так: я по левую сторону обстреливаю корабль, ты по правую, -- не придумав ничего лучше, решила я.
   -- А марс? -- весело поинтересовался он, начиная целиться.
   -- Оставь свидетеля, -- поморщившись, я выбрала себе в цели одну из пушек. Давай, Сонечка, попади в дуло, которое так гостеприимно направлено в твою сторону. -- Просто посмотри на народ в их команде и представь, сколько времени вперёд смотрящий взбирался наверх.
   -- Ваша правда, -- засмеялся он. -- Ох, не смешите, капитан...
   -- Жиза. Просто жиза, что поделать-то? -- хмыкнула, выжимая минимальный, для такого оружия как у меня, свободный ход и плавно доводя рабочий.
   Сдвоенный выстрел и мы, затаив дыхание, принялись наблюдать в прицел за тем, куда попали.
   -- В яблочко! -- удовлетворенно отметил Альберт, перезаряжая оружие.
   Пушки, выбранные нами в качестве цели, снесло на палубу, по пути разрывая в клочья и добивая кого-то из команды -- их успели зарядить, что сыграло нам на руку.
   Корабль вновь сотряс взрыв, унося вдаль ещё партию снарядов: некоторые из них встретились в небе со снарядами противника, взрываясь и не давая им пройти. Тройка, всё же, прорвалась к нам, метя в палубу. Не сговариваясь, я с мужчиной выбрала себе по одному, быстрыми выстрелами взрывая ядра в небе. Третий же, к моему величайшему удивлению, метнувшись в небо, разрубил минк-тигр, посылая половинки в стороны от корабля, где те и взорвались, не причинив нам вреда. Команда ответила на такой ход восторженными криками и свистом, с удвоенной энергией бросаясь к пушкам.
   Расстояние между кораблями сокращалось -- противник, что-то для себя решив, избавился от якорей, плавно выворачивая вбок и явно намереваясь сбежать. Глухо огрызнулась наша боковая пушка одного из самых больших калибров -- корабль противника моментально обзавёлся огромной пробоиной в борту, тут же сбавив ход и начав черпать воду.
   -- Мы уже достаточно близко для обстрела из ружей, -- проинформировал меня, спокойный как удав, Шура, чуть ли не с удобствами расположившись около стола с разложенной на нем картой.
   -- Тогда вперёд -- чего ждёшь-то? -- кисло взглянула на него, переводя дыхание.
   Благодаря минку, нас всё ещё не смогли поразить, что, несомненно, радовало, и одновременно вводило в лёгкую депрессию -- крутой, черт подери. И сильный. А ещё ощущение появилось, что я перед ним в долгу.
   -- Стрелки к бою! -- старпом принял бразды командования в свои руки. Послышались довольные возгласы. -- Огонь!
   Команда противника тоже времени даром не теряла -- с той стороны полился град свинца, заставляя народ, отстрелявшись, юркнуть в укрытия. Свистнув мимо, пара пуль вздыбила щепки в перилах у меня за спиной -- Альберт, что-то пробурчав, тут же начал отстреливаться. Вспомнив, что я тоже, как бы, стрелок, так же методично начала выжимать спуск, отправив на тот свет пару стрелков, решивших, что от разрывного патрона их спасут и так уже изрядно покалеченные борта.
   Из пушек больше не палили -- противник не мог, а нам было и не особо нужно тратить снаряды. Взвились абордажные крюки, заспешили на корабль противника наши, прикрываемы со спины стрелками. Что-то громко и явно матерно верещал с марса толстяк вперёд смотрящий, которого никто не тронул, оставляя созерцать всё сверху.
   -- Капитан где? -- нахмурилась, вставая в полный рост и оглядывая палубу. После, подумав, сосредоточилась, скользя Волей по вражескому кораблю и находя наших, да пару точек, которые тут же гасли -- приказа добивать не было, но ребята явно по умолчанию решили сделать вид, что все противники погибли при обстреле.
   И выговора им явно не будет -- мне тоже нельзя перегибать палку, постоянно ставя какие-то условия и ограничения тем, кто гордо называет себя пиратами. Старики, женщины, дети -- список тех, кого нельзя трогать невелик.
   -- На корабле нет! -- отрапортовался Нил, вместе со всеми сошедший на чужое судно.
   -- И где же он тогда? -- вскинула брови. -- Ребят, что хотите делайте, но найдите его -- я в жизнь не поверю, что жиртрест под пяток центнеров весом, испарился!
   -- Да вон он, в лодочке эвакуировался, -- по шее прошлось что-то пушистое. Вздрогнув, обернулась, обнаруживая мастера Тайгу и его хвост, так напугавший меня. -- Хорошо идут.
   -- Капитан, какие будут указания? -- подобрались все, кто нас слышал.
   -- Есть у меня идейка, -- я мрачно сощурилась, роясь в карманах.
  
  
   -- Ну, награбили мы неплохо -- полностью восстановили продовольственный склад, пополнили запасы оружия, реквизировали пару пушек и снарядов к ним, -- отчитался Шура, кося за мою спину недовольным взглядом -- вперёд смотрящего толстячка мы, всё же, забрали с собой -- как-то совестно стало бросать его среди открытого моря на корабле, который уже почти весь ушёл под воду. -- А вот с лишним ртом...
   -- Отправьте его ко всем -- пусть худеет, -- покачала головой. -- Сделайте из него человека... И, кто-нибудь, да выделите вы ему платок носовой уже! Иначе сопли с палубы сами будете вытирать! -- взорвалась я, не выдерживая рыданий с той стороны.
   -- А это... Пончика... Ну, не слишком ли мы его подставляем? -- вперед высунулась светлая душа в виде Рока, с боем выбившего себе место на совещании.
   -- Нет, милый мой -- он заслужил, -- качнула головой, кисло рассматривая собственную листовку в газете, и статью к ней. "С боем напали на Базу Дозора, отравив её обитателей, после чего вынесли всё имущество и украли корабль" -- вот же. Нихрена мы не травили -- всего лишь крепкий и здоровый сон. Мао, вон, до сих пор отлёживается -- специально вытребовали для него настойку успокоительную в медблоке, а то совсем мужика загоняли. -- Пусть побегает от Дозора, ему на пользу. Может, похудеет уже и образумится.
   -- А как они его найдут? -- округлил он глаза.
   Я почувствовала себя Шерлоком, объясняющим Ватсону очередную тонкость разгаданного дела.
   -- Библикарта. Пипа с крысами отыскала несколько клочков, запрятанных в трюмах и обшивке корабля -- их мы и запрятали в той небольшой лодочке, на которой уплыл сэр Пончик со своим старпомом. Тогда, когда мы передали им запасы еды и воды, помнишь? Я послала крысу на борт к нему, с бумажками.
   -- Ага! -- просиял мальчик. -- И теперь они будут за ним гоняться?
   -- Ну да, а как же, -- усмехнулся сидящий рядом со мной Шура. -- Они сыграли нам на руку, а ещё, идут совершенно другим курсом. Плывущие следом за нами дозорные не смогут теперь нас найти.
   -- А что слышно из той огромной Муши? -- деловито поинтересовался Дик, сидящий в стороне и внимательно изучающий прихваченный для него учебник по навигации. В каюте навигаторов его ждала внушительная стопка, взятая мной из библиотеки. Меня же ждала кипа бумаг из архива.
   -- Общие приказы: кто куда командирован, кто куда направляется, кого обнаружили и преследуют или кто успел удрать. Про нас тоже пару раз говорили, но только лишь то, что продолжают преследование. Всё же, у нас есть фора, пусть и небольшая. И теперь мы можем идти прямым курсом, -- отчитался один из следящих за переговорами. Огромная Муши, обнаруженная в дальней каюте, оказалась полезной находкой, умеющей перехватывать чужие звонки и, после того как наши мастера в ней что-то подкрутили, начала трансляцию общей частоты переговоров Дозора.
   -- Отлично, так и поступайте, -- я свернула газету, внимательным взглядом окидывая окружающих. -- Так, что ещё хотела... Вот, учебники по тактике и стратегии, -- я пододвинула к Шуре пару книг. -- Собери из команды мозговитых и приступайте к изучению. Нам может пригодиться в будущем.
   -- Хорошо, капитан, -- он любопытно открыл первую страницу, вчитываясь в написанное.
   -- Так, Коул, -- повернулась к мужчине, сидящему на диване в стороне и делающему вид, что дремлет. -- Каждое утро с тебя разминка команды. Мне не нужно, чтобы они позабыли всё, чему ты их обучил.
   -- Думаю, остальные не смогут пробудить Волю так же быстро, как тот десяток, если ты этого хочешь, -- зевнул он. -- Только у склонных к этому людей есть возможность развить эту способность. Они были готовы, вот и смогли. Остальных могу, разве что, попробовать Усилению обучить, но опять же...
   -- Коул, физическая подготовка на твоей совести, -- вздохнула я, вставая из-за стола. -- Решай сам.
   -- А если у меня нет совести? -- приоткрыл он один глаз.
   -- Заведи -- тебе достаточно платят, -- пожала плечами. -- Так, мини-совещание окончено. Я в капитанскую -- бумажки перебирать, а вы по своим делам.
   -- Так точно! -- встали остальные.
   Поблагодарив кивком за придержанную дверь, уныло вышла наружу, морально готовясь к работе, которой сама себя и наградила.
   В каюте капитана меня ждало удивление -- с ногами забравшись на стол, какие-то бумажки изучал Эйс, при этом довольно сверкая глазами и хрустя яблоком, взятым из огромной вазы рядом.
   -- Ты не представляешь, какие важные бумаги ты нарыла! -- возбужденно воскликнул он, потрясая листком. Браслета из кайросеки на парне уже не было, от чего я внутренне взвыла -- ну не рядом с бумагами-то, Эйс!
   -- Что там? -- делая вид, что просто разгребаю завалы, которые действительно имели место быть -- всё же архив вынесли, а он не маленький, я аккуратно убирала бумаги подальше от огнеопасного паренька.
   -- Белоус! -- воскликнул он, даже чуть порозовев от счастья. -- Я решил: я убью Белоуса, сильнейшего человека мира этого, и покажу всем, что не слабак, и сам могу свою судьбу решать! -- сверкая глазами, радостно поделился он, где-то на спине вспыхивая. Чертыхнувшись, отложила бумаги в сторону, принимаясь гасить пламя на его спине, пока не стало поздно.
   -- Твою мать, Эйс! Ты свою силу не в состоянии контролировать, не то, чтобы против Йонко выступать! -- рыкнула, отходя в сторону и беря один из листков из развороченной паки "Секретно". -- Полное имя капитана -- Эдвард Ньюгейт. Прозвище -- Белоус. Фруктовик с силой звука грохота землятресения. Это как? -- нахмурилась я, залезая в стол и доставая справочник по фруктам. -- После казни Роджера тут же наложил руку на множество территорий, подмяв под себя даже Остров Рыболюдей. А это кто? Русалки, что ли? А, точно -- родина Сони, из того цирка, вспомнила! Имеет огромную команду -- под началом шестнадцать дивизионов по сто человек в каждом. Сама команда делится на старшее и младшее звенья.
   Имеет около сорока трех союзных команд, что так же увеличивает боевую мощь его флота. -- Закончила я вводную часть о самой команде, после чего полезла в справочник. -- Фрукт его, фрукт... Возможность искривлять пространство, посылая волны звука землетрясения... способен расколоть пополам небольшой остров... Эй, Эйс, у тебя явно нет шансов. Да и судя по фотке старикана... Для своих семидесяти он неплохо держится! А ещё ты ему где-то в коленку дышишь.
   -- И не таких заваливал, -- гордо отмахнулся он. -- Зато, если смогу его победить, буду самым сильным человеком в мире. Ради этого стоит рискнуть!
   -- Эйс... -- нахмурилась я. -- Мне только Йонко во врагах не хватало.
   -- Ой, да не ссы -- в сторонке посидишь, пока мы махаться будем! Ему же семьдесят -- нельзя всегда оставаться самым сильным! -- весело засмеялся он. Я взвыла. -- Решено! Я убью Белоуса!
   Я со всего маха рухнула лбом в столешницу, не чувствуя боли и отчаянно понимая, что этот идиот действительно пойдёт искать грёбаного Белоуса, дабы надрать ему задницу. Со мной или без -- пойдет, как пить дать пойдет. Даже если один, лишь бы доказать, что сам чего-то стоит. Вот как в эту головушку вбить, что он это он, а не его отец?!
   -- Осталось только заскочить на зимний остров и всё -- в путь, -- он спрыгнул со стола, кладя лист, который до этого изучал, на столешницу и прихлопывая его ладонью сверху. -- Вот увидишь -- моё имя будет греметь по всем морям! Не его -- моё!
  
  
   19. Тень под парусами
  
   -- Сестрёнка, смотри, -- смеясь, нежно и счастливо, та, кто была мне дороже всего на свете -- девушка с подсолнухового поля, вытянула вперёд руку, демонстративно сжимая и разжимая пальцы. -- Я их чувствую. Дай свою руку!
   Я, не колеблясь ни секунды, выполнила просьбу, встречаясь холодом своих пальцев с теплом чужой ладони.
   -- А почему твои такие?.. -- она удивлённо округлила глаза. Я, чуть усмехнувшись, склонила голову набок, пока она ощупывала мою ладонь. Приятно.
   -- Меня сделали такой. Где Лиера? -- задала я вопрос.
   Что за Лиера? Кто это? Какого оно пола? Что значит "сделали"? Это воспоминание после той операции??
   -- В сад вышла, к Базилю, -- за спиной послышался высокий женский голос. Опять она. Поверх строгого женского костюма теперь был врачебный халат, а в руках планшет с множеством закреплённых на нем листов. -- Её состояние, в отличие от вашего, стабильно уже на протяжении нескольких месяцев. Скоро можно будет проводить тестирование и переход на следующую стадию.
   -- Вот как, значит, -- я отпустила руку девушки и, обойдя её, взялась за ручки инвалидной коляски, в которой та сидела. -- Мы тогда прогуляемся к ней, чтобы не забывала о своей семье.
   -- Да, думаю, это верное решение, -- улыбнулась женщина. Тепло так, добро. -- ИР 1, ты как себя чувствуешь?
   -- Все процессы в норме, -- отозвалась я, демонстративно отводя руку в сторону, а после сгибая её в локте. Кто я?! -- Зрение только подводит.
   -- Да, я вижу, -- она подошла ближе, беря мой подбородок пальцами и чуть наклоняя мою голову к себе -- я была выше её где-то на пол головы. -- Зрачок начинает растекаться в стороны -- придётся нанести ещё один, горизонтальный. Зрение, правда, после этого может стать даже слишком чётким -- возможны головные боли с непривычки.
   -- Мне всё равно, -- упрямо мотнула головой, вырываясь из тёплых пальцев. -- Главное, чтобы вы...
  
  
   -- Соня! -- рядом кто-то шумно завозился, кашляя и тихо матерясь. -- Твою мать, как ты тут вообще дышишь?!
   -- Нормально, -- отрывая голову от стола, пробурчала, мутным со сна взглядом осматриваясь вокруг. -- Не нарушай мой покой -- иди, гуляй.
   -- Ой, будто его вообще можно нарушить, в нашей-то ситуации, -- фыркнул Шура, открывая дверь балкона и впуская прохладный воздух, наполненный порохом и горелой древесиной. Сквозняк подхватил пару листков, пуская те по комнате. -- Это уже седьмые -- Эйс, правда, только рад новым кораблям, но, всё же... Выйди, опробуй ещё что-нибудь новенькое -- команда жаждет разрушений от твоей руки. Ты же знаешь -- они обожают, когда ты в бою. Эх, никогда не думал, что быть дозорным так опасно.
   Я уныло вздохнула -- мне ли не знать. Ребята же чуть не плачут от счастья, когда я новые "фокусы" показываю.
   -- Теперь сам знаешь -- на собственной шкуре, -- я потёрла саднящие виски и скосила взгляд на горстку чашек на столике рядом. -- Я, правда, тоже успела прочувствовать всю прелесть офисной работы, -- кивнула на бумаги перед собой и в небольших полках, которые установила на стенах, создав и прикрепив благодаря силе своего фрукта.
   -- Тебя никто не заставлял, -- пожал плечами старпом, с лёгким укором в глазах наблюдая за тем, как я вновь закуриваю. -- Знаешь, вот честно -- если бы не знал того, что тебе всё это не вредит, уже бы отлупил, как следует -- столько курева! Слона же можно отравить!
   -- Я круче слона, -- усмехнулась, с наслаждением затягиваясь -- пепельница, больше напоминавшая невысокую узкую вазу, была до отказа забита окурками, которые следовало бы уже давно выкинуть, да времени оторваться как-то всё не находилось: я решительно засела за отчёты, досье и прочую информацию, взятую из архива. Особо интересного ничего не нашла, хоть и пара человек заинтересовала своей силой и возможностями -- надо создать доску, куда будут вывешиваться все фотографии опасных дозорных и перспективных ребят в команду. -- Что случилось, раз ты решил наведаться в мою обитель?
   -- Ну, кроме того, что Эйс потопил третий за день корабль?.. -- сделал вид, что задумался, он. -- А, я знаю -- ты пятый день не выходишь из капитанской каюты! Повар уже забыл, как ты выглядишь -- Мартин, приносивший кофе по твоему приказу, последний раз долго кашлял и выглядел удручённым.
   -- Он просто немного растерялся, когда не нашёл меня сразу, -- пожала я плечами, пуская колечки к потолку и краем глаза наблюдая за морем -- там действительно исходил дымом неизвестный мне корабль с совершенно не интересующей меня командой пиратов. Проиграли Эйсу? Слабаки.
   -- Команда желает видеть силу своего капитана, в конце-то концов, -- схватился за голову Шура.
   -- Эйс прекрасно справляется, -- пожала плечами, слыша колокол и крик часового "корабль по левому борту -- попади в кубрик!". -- Уже счёт ведет.
   -- Иди и реши проблему сама! Ты капитан! -- навис над душой мужчина, глядя на меня гневным взглядом. -- Давай -- бумажки подождут!
   Пара секунд противостояния прямых взглядов, и, для разнообразия, я сдалась, выкидывая белый флаг.
   -- Ладно--ладно, -- скривилась, со скрипом отодвигая стул и вставая. -- Уже иду...
   Зевая и почёсываясь, я кое--как выбрела наружу, под радостный крик команды, поднимаясь на капитанский мостик и кисло рассматривая несколько суден, уверенно идущих в нашем направлении.
   -- Команда... -- начал информатор, уже официально зачисленный в штат под этим званием, вылезая откуда-то сбоку и начиная зачитывать.
   -- Знаешь, не надо, -- остановила его, принимая у прибежавшего Нила винтовку и проходя вперед, туда, откуда открывался неплохой вид. -- Какая разница, с кем перестреливаться? Они же не поздороваться плывут, ведь так?
   -- Именно, -- кивнул мужчина, тут же вычёркивая погрызенным карандашом какую-то команду из своего огромного списка. А вот это уже слишком самонадеянно.
   -- Капитан, я тут, к случаю, изобрёл новый вид пуль, -- чуть краснея от стеснения, Альберт, влетевший к нам на всех парах, протянул мне несколько патронов и принялся наблюдать за реакцией.
   -- Твою ж мать, твою ж мать, -- зашептала я, отставляя реальность на второй план и неверяще рассматривая высыпанное мне на ладонь. -- Экспансивные пули! Альберт, ты просто чудо!
   -- Эм, так они уже существуют? -- скис он.
   -- Ну, как сказать, -- замялась я, вертя в пальцах удивительное приобретение. -- Скажем так, я знаю, что это такое. Там, откуда я -- они запрещены уже лет сто, как минимум. У них офигительная поражающая мощь.
   -- О, так к тебе начала возвращаться память? -- воскликнул Нил, округлив глаза и оторвавшись от подзорной трубы.
   -- Это то, что было. Так что, не спрашивай, где именно они запрещены, все равно не отвечу, -- отрицательно качнула головой, заряжая винтовку обновкой и, отойдя от общей братии, вскинула её, прицеливаясь в дальний корабль.
   Выстрел, и, затаив дыхание, мы все стали ждать результат -- в борту корабля заметно вздыбило щепки, проделывая внушительное отверстие, после чего его подкинуло в воздух, метя в рядом идущий. Мачты смяло в труху и, со страшным скрипом и воем, корабль развалился на части, вспыхивая порванными парусами и канатами. Отлетевшие в стороны части такелажа вздыбили щепки на соседних судах, заставляя народ попрятаться, а после броситься к орудиям.
   -- Убойная вещь, -- присвистнул Нил, пока я вынимала отстрелянную гильзу. Взяв из магазина обычный патрон, в пару движений вынула пулю, вливая свой кристалл на её место и заряжая винтовку. Опробуем--ка мой новый метод -- дала мне пуля Альберта пару идей
   Новый выстрел пошёл выше, угодив в мачту. Ответом мне был далекий свист и хохот, а мои ребята непонимающе нахмурились, после повернулись ко мне, будто спрашивая: "чё? Серьёзно? Это после такой-то демонстрации?!"
   Я, криво оскалившись, сосредоточилась, благодаря тренировкам начав чувствовать свою стихию на куда большем, чем вначале расстоянии и с теплом в душе чуя, как заложенная в кристалл программа начинает работать.
   Пуля впиталась в дерево, внутри мачты расползаясь маленькими, почти незаметными человеку ручейками и ломая его структуру -- мгновенно повисшая, после первого скрипа, тишина, заставила меня громко рассмеяться, вызывая удивление у обеих команд. Все же, редко я такие звуки издаю.
   Кристалл же свой путь не прекратил, притягивая к себе другие содружественные материалы, и пока первый корабль, уже достигший зоны пушечного обстрела, начал выдавать залпы, второй медленно разрушался, буквально на ходу теряя части обшивки, измочаленной изнутри в труху.
   Весело воскликнув, в воздух взвился Коул, отбивая ядра и посылая в противника воздушную волну, наполняющую парус и заставляющую судно резко затормозить, бросая всех на палубу и, тем самым, отрывая от обстрела.
   Впрочем, с кораблём разобрался громко хохочущий, раскрасневшийся Эйс, наконец-то закончивший с предыдущими противниками и вернувшийся к нам.
   -- Ура!!! -- Вскидывая к небу кулаки, прокричали мои ребята. А меня отвлек подошедший Коул, указывая в небо: вскинув винтовку, сквозь прицел обнаружила небольшую чайку, с непонятно чем блестящим, прилепленным к лапам...Птица, сделав круг над местом сражения, полетела куда-то вдаль.
   -- Не достану, -- качнула головой, провожая её взглядом и опуская оружие. -- Уже слишком далеко.
   -- Она с самого начала держалась на отдалении, -- скривился он. -- Те, кто смотрел через неё за нами, изначально намеревались следить за тобой -- Правительство в курсе того, что ты снайпер. А это сражение ещё раз это подтвердило.
   -- Что-то в дрожь бросает, -- поёжилась, уходя с мостика и, спустившись на палубу, прошла к фальшборту, где мои ребята вовсю корчили рожи проигравшему противнику, хватающемуся за остатки суден. Те, гневно матерясь в ответ, обещали отомстить, чем вызывали ещё больший смех у моих парней.
   Покачав головой и ещё немного полюбовавшись на солнышко и искристое море, решила вернуться к изучению бумаг, раз дел больше не было. Увы -- перехватив меня по пути, Дик, сверкая суровым карим взглядом, утащил меня на камбуз, в обязательном порядке заставляя поесть -- почувствовав вкус еды, с удивлением обнаружила, что на самом деле я очень голодна. Покраснев под торжествующим взглядом парня, пробулькала благодарность в кружку с чаем, после чего накинулась на ещё чуть тёплый, ароматный рыбный пирог, уминая его за обе щеки и, под одобрительную улыбку кока, выпросила ещё и добавку, которую мне, наверное, дали бы и без просьбы -- порция была уже наготове и только ждала своего времени.
   Сказывалась, правда, ещё и конкуренция в виде Эйса, который, будто почуяв, что я, наконец-то, вышла покушать, прибежал, громко топая огромными ботинками. Доесть я успела, чуть не подавившись на финише, после чего, грустно вздохнув, потопала в ванную. Под душем было хорошо -- тепло, приятно, чисто. Но, как бы то ни было, воду нужно было экономить.
   Обычная, повседневная одежда, которую я уже очень давно не носила, приятно касалась кожи -- я, всё же, создала себе кровать, и, для проверки попрыгав на ней, довольно улеглась в примятые простыни, вытягиваясь в длину. То, что снаружи был день, не мешало мне немного поваляться, нормально отсыпаясь за прошлые дни.
   Разбудили меня, казалось, спустя всего пару минут -- что-то тяжелое упало рядом, двигая меня в сторону и ощутимо грея бок.
   -- Эйс... Ну какого хрена?! -- пробурчала сквозь сон, утыкаясь лбом стену и вполглаза наблюдая за Пипой, спящей в щёлке между кроватью и стеной: улёгшись на спину, крыса--зомби пускала носом пузыри, забавно попискивая на выдохе и дергая лапками. Удивительно: зомби снятся сны?
   -- Я привык, -- сонно раздалось с другого бока. -- Чаще ночуй в каюте.
   -- Она капитанская по умолчанию, -- я несильно выгнулась, отодвигая помеху -- кровать была достаточно большая для двух и, если уж впритирку лечь, трёх человек. Найдёт он себе место и подальше от меня.
   -- Я капитан, -- он отказался сдвигаться, поворачиваясь ко мне и закидывая ногу. -- Так что это и моя каюта.
   -- Ты нихрена не капитан, -- я уже вполне осознанно возмутилась, скидывая его с себя и уже намеренно и открыто отодвигая в сторону. -- Ты проиграл мне в бою капитанов -- и молчи о том, честно это или нет: если бы хотела, я бы использовала пистолеты с кайросеки, чтобы уж точно тебя остудить! Ты продул и будь готов мириться с тем, что моё судно -- повторяю, моё, не транспорт для тебя и твоей команды, а дом под моим началом. Ты сам последовал за мной и это был твой собственный выбор -- мирись.
   -- А не хочу, -- он уверенно показал язык, закидывая руки за голову и мечтательно глядя в потолок. -- Пофиг -- я в море, и я стану великим!
   -- Блином, -- язвительно продолжила я, хмурясь. -- Один взмах Бати, и ты уже фирменный блинчик моей матушки! Эйс, Эйс! Мать твою, -- парень уже успешно словив приступ нарколепсии, пуская носом пузыри и явно видя те же сны, что и Пипа.
   Лягнув его от бессилия и получив ответ что-то типа "я слушаю -- продолжай", тут же сменившееся громким всхрапом, я, сцепив зубы, демонстративно подвинула его к краю и раскидисто улеглась на кровати, устраиваясь поудобней.
   Вот же, сынок пирата: говорят, что сын за отца не в ответе, но тут явно бунтарские корни просматриваются. Пиратские.
  
  
   Утро следующего дня наступило вообще неожиданно -- вот, казалось, я заснула в середине дня, просто желая немного отдохнуть после сытного, впервые за пять дней, обеда, а тут бац, и опять новый день: лучи солнца, ещё нежно, ласкали край матраца со сбившимися простынями и невесть куда подевавшимся одеялом. Хотя Эйс, разметавшийся рядом со мной, выделял достаточно тепла, чтобы не мерзнуть, пусть холод меня и не страшил.
   -- Идеальный мужчина: и ноги греть можно, и в любой ситуации спать есть на ком, -- тихо пробурчала, перебираясь через него и всерьез раздумывая о его допуске в мою каюту в зимнее время года -- исключительно из обогревающих целей. Всё равно дети у меня частые гости -- тот же Рок, только из-за того, что я действительно была занята, не был рядом со мной все эти дни, но как только выпадала возможность, прибегал ко мне поваляться. А так, хоть не заболеют от переохлаждения.
   В дверь несколько раз постучали, стоило мне обуть второй сапог и потянуться за плащом.
   -- Леди капитан, к вам срочное дело. И к Эйсу, если он у вас... -- неуверенно протянул говоривший.
   -- Хорошо, сейчас подойду в капитанскую рубку, -- отозвалась, оглядываясь в сторону сони и, подойдя, ощутимо пнула его в бок.
   Парень, резко подорвавшись, пару секунд разглядывал меня сонным взглядом, не понимая того, что происходит.
   -- Какое-то срочное дело -- идём в капитанскую рубку, -- сообщила, ногой пододвигая к нему ботинки.
   -- Чё там ещё за фигня? Опять корабль, что ли? -- поморщился он, широко зевая и взлохмачивая волосы. Постричь его пора, иначе скоро косички будем плести ему всей командой.
   -- Не знаю -- от твоей скорости зависит время до нашего ознакомления, -- вскинула бровь, проходя к двери. -- Двигай жопой, а?
   -- Ой, кто бы про жопу говорил, -- хохотнул он, уже бодрячком спрыгивая с кровати и шустро натягивая обувку.
   Втянув носом воздух, я промолчала, терпеливо ожидая, пока он почешется и раздуплится.
   -- Чёрт, с утра пораньше... -- недовольно пробурчал он, плетясь следом. -- Лучше бы пожрать сначала дали.
   -- Успеем, -- фыркнула, не отрицая его желания -- сама бы закинула парочку бутербродов внутрь. -- Чего же такого срочного, джентльмены? -- войдя в каюту и пройдя к себе за стол, уселась в кресло, выуживая из внутреннего кармана пачку сигарет -- детей в помещении не было, как и минков, так что не было боязно за чужое равновесие.
   Эйс, подошедший следом, мимолетным движением поджёг мою ядовитую палочку, после уселся рядом на край стола, постукивая ногой по дереву.
   -- Леди капитан, Эйс... Вам письма из Маринфорда, -- с удивительной смесью почтения и отвращения, отчитался Шура, выкладывая передо мной два конверта.
   -- Судя по всему, это грандиозное событие, -- со вздохом, я распечатала тот, что с моим именем, принимаясь бегло читать написанное. -- Хм, мокрая печать в конце и гербованная бумага... да ещё и подпись!
   -- Что там, леди? -- мужчины, как дети, вытянулись в струнку, пытаясь со своего места углядеть написанное. Эйс, цыкнув, подхватил свой конверт, быстро вскрывая и так же ненадолго замирая.
   По умолчанию, дочитав, передала ему своё письмо, в ответ, получая его и сравнивая строки.
   -- Каков твой ответ? -- прищурилась, сворачивая бумажку и кладя её на стол.
   -- Я планирую забраться дальше, чем... это, -- скривился он.
   -- Хорошо, тогда я приму -- полезным будет в любом случае, -- прищурилась, получая своё письмо обратно и ещё раз пробегаясь взглядом по строкам. -- Какой-то процент от прибыли и появление на людях в случае призыва--созыва не так уж и сложно. Деньгами я не обделена в любом случае, а сбор даже интересно -- мне военные всегда нравились.
   -- Капитан! -- взвыли заинтригованные ребята. -- Ну не томите!
   -- Хорошо, будь по--твоему -- ты права, -- уверенно кивнул Эйс. -- Соскочить всегда можно.
   -- Вот и ладушки, -- легко улыбнулась я. -- Ребята, мне и Эйсу, за заслуги перед отсутствующим Отечеством, предложили стать членами Шичибукай. Как вы слышали -- Огненный отказался, я же "за". Думаю, что это будет обоюдное использование.
   -- И что делать в случае принятия? -- панически округлил глаза Сонро, в то время как Шура, что-то обдумывая, щурил глаза. -- Ааа... мы все умрем, -- спокойно закончил он.
   -- Тут адрес -- ознакомьтесь, -- я протянула отмершему старпому бумагу. -- Не потеряй, смотри -- в рамку поместим. Так, до этого вашего зимнего острова ещё далеко?
   -- Сутки, может меньше, -- меланхолично отозвался Мао, сидящий в углу и изучающий какую-то литературу.
   -- До указанного в послании места?
   -- Неделя, может меньше, -- с той же интонацией продолжил он.
   -- Сэр, вы чем-то недовольны? -- нахмурилась я, делая затяжку.
   -- Я читаю, леди, -- он даже не шелохнулся. -- После того, как ссадим Портгаса Д., я настрою новый курс.
   -- Да, будьте так любезны, -- я затушила окурок, потягиваясь. Захочет -- сам скажет. -- В таком случае, леди капитан изволит завтракать.
  
  
   Дубняк, судя по всему, на зимнем острове был достаточно хороший -- ветер, несущий снег, заставлял высыпавших на палубу ребят кутаться в одежду, как только можно, закрывая нос и щуря глаза на яркий солнечный свет, отражающийся от белого покрывала земли.
   -- Х-холодно т-тут, -- проклацал зубами Рок, прижимаясь ко мне. Расстегнув плащ, накинула на него полу, прижимая к себе. -- Они же не замерзнут?
   -- Нет, что ты -- Эйс у нас просто парень горячий, остальные же стали колобками -- посмотри, одни носы торчат, -- легко усмехнулась, отмечая, что не выпускаю даже пара.
   Мартин, подошедший с другого бока, осторожно прижался, легко трясясь -- повторив с ним тут же процедуру, что и с Роком, я всерьез задумалась о том, чтобы надрать Рыжему зад, за то, что окопался в таких холодах. Из-за него у меня дети мерзнут!
   -- Ладно, вы прибудете за нами через две недели? -- прокричал с пристани Эйс -- маленький городок, расположившийся на берегу, грел глаза теплом домашнего очага и, скорее всего, стал бы им приютом в случае нашей задержки.
   -- Истинно так, -- важно кивнула. -- Будьте осторожны и не кричите в горах -- там лавины частое дело.
   -- Не учи учёного! -- пренебрежительно отозвался он.
   -- Я оторву тебе всё, что ниже пояса, если не досчитаюсь хоть одного человека! -- рявкнула, вызывая одобрительные улыбки у ребят из его команды.
   -- Мы ушли... -- отмахнулся он, накидывая капюшон прямо поверх шляпы и, повязав поверх огромный шарф, первым направился вглубь острова.
   -- Сэр Мао, прошу задать новый курс -- нам нужно плыть, -- вежливо кивнула навигатору, уводя детей по направлению к камбузу. -- А мы немного погреемся и попьём горячего чая.
   Ночью стало теплеть -- выйдя из зоны зимнего острова, корабль, подгоняемый попутным течением, нёсся вперед -- Мао, что-то там рассчитав, дал время прибытия: четыре дня.
   Стоя за штурвалом, я лениво размышляла о румбах и о том, как точно управлять этим огромным колесом. Придумали же...
   Опершись локтями на него и без зазрения совести нарушая сухой закон, я перешла к мрачным размышлениям по поводу предстоящей встречи, отстранённо ловя весёленькую мыслишку о том, что штатские будут неприятно удивлены.
   Зарисовав в своей книжечке новую форму для команды и отдав набросок швеям, я с затаённой улыбкой принялась наблюдать за тем, как вытащив из закромов километры разнообразной ткани, собрав из команды с десяток помощников и созвав остальных ребят для снятия мерок, матёрые работники иглы и нитки приступили к срочному выполнению приказа. Потому и сейчас, когда корабль спал сладким сном, имея среди часовых лишь меня, стоящую у штурвала, они работали, спешно сшивая вместе клочки ткани, превращая их в шедевры. К счастью, времени у них было достаточно -- всё это было начато не в последний момент, а потому, ко времени высадки Эйса, в закромах имелось около сотни готовых одеяний.
   О чём же они хотели поговорить со мной, эти вояки? О том, как именно служат корсары, я знала ещё из исторических книг, а потому представление о пошлине и том, как мне реагировать на внезапные приказы от незнакомых дядек знала. Но поторговаться не считала лишним.
   Что же ещё?
   Приглашение пришло мне и Эйсу -- я так поняла, что мы из какого-то там нового поколения самых плохих. Не отрицаю, что в таком случае, оно пришло ещё кому-то, кто так же, как и я, плывёт на эту странную встречу. А значит, у меня имеются конкуренты--враги.
   -- Что не весела, капитан? -- сзади тихо подошёл Коул, так же, как и я, прикладываясь к бутылке. -- О, нарушаешь?
   -- Молчи уже, -- огрызнулась, отпивая. -- Лучше скажи, чего мне ждать?
   -- Тяжести, -- он уселся прямо на пол, сгибая ногу в колене и пристраивая поверх руку с выпивкой. -- Сейчас что-то определённое сказать невозможно: с одной стороны, ты станешь Правительственной сукой, с другой стороны, тебя перестанут преследовать дозорные. Ну, в большинстве своём. Эдакая защита с оплатой, когда им приспичит. Ну и отстегивать им некоторую сумму необходимо.
   -- В общем, ничего нового, -- понятливо кивнула, допивая остатки пойла и впитывая бутыль. Безотходное производство, только пробка улетела куда-то за борт. -- Тогда, курс прежний. Должна же я увидеть местное командование.
   -- Лучше никогда их не видеть, -- прищурился он, наблюдая за тем, как я закуриваю.
   -- Если мелкий хочет пойти против Белоуса, то новое звание не помешает. Хотя, как я поняла из досье -- Ньюгейту всё по хуям, и звание Шичибукай в ту же сторону пойдет.
   -- Вестимо, -- хохотнул мужчина. -- Но мне нравятся твои резкие решения: как я понял, ты и до встречи со мной влипала в различные ситуации? С чего вообще задалась идеей пиратства?
   -- Я не хотела, -- упрямо мотнула головой, осторожно отлипая от штурвала и держась за одну из рукояток. -- Всё решил один случай.
   -- М? Рассказывай -- ночь длинная, -- покривил он губы, отпивая и сверкая внимательным взглядом.
   -- Да, учитель, -- криво оскалилась. -- Я была на одном архипелаге, небольшом. Там было поселение с краснокожими, жившими торговлей, да промыслом. И там был один человек, я даже имени его уже не вспомню. Но он носил знак черепа с голубо-синими глазницами -- сапфирами. И этот человек держал под собой всю эту землю, забирая то, что сочтёт нужным. Он посчитал, что мой сын, раз тот прибыл на эту землю, так же принадлежит ему. -- Я замолкла, затягиваясь. -- Не я убила эту тварь -- земля пошла против, но вот тот, кому он служил с полного попустительства, по умолчанию стал мне врагом, первым и главным. Я заставлю держать его ответ за дела его людей.
   -- Да, завелась ты быстро, -- покачал головой Коул. -- Или было ещё что-то, чего не сказала.
   -- Было. Но тут уж извини -- не только мой секрет. Упомяну лишь то, что Рока хотели продать, а Нилу, угодившему вместе с ним в плен, грозила учесть постельного мальчика, -- сощурилась я, подходя к фальшборту и выкидывая сигарету. -- В общем, как, пусть и приёмная, но мать, я зла до ужаса. Как старший товарищ -- убью с особой жестокостью.
   А как знающая тайну рождения Рока -- буду бороться за него до конца.
   -- Я понял, -- серьёзно кивнул он, со вздохом поднимаясь на ноги. -- Ладно, холодно тут что-то -- пошёл я. А ты...
   -- Я даю команде отдохнуть -- пусть спят спокойным сном, -- тепло улыбнулась. -- Заодно придумаю ещё что-нибудь касательно будущего. И Волю развиваю -- местность вокруг корабля сканирую. Очень помогает привыкать к голосам. А в ночное время и команда ощущается спокойнее.
   -- Ты уже можешь отличить своих от чужих? -- хитро прищурился Морган, сверкая глазами в свете ночных фонарей. Довольный, как кот.
   -- С лёгкостью, -- подарила ему в ответ клыкастую улыбку. -- Это я уже могу без труда провернуть. Ты хороший учитель.
   -- Благодарю. Смотри, не загнись -- я хочу гордиться своей ученицей, а не приносить цветы на могилку.
   -- А, да, давно хотела сказать: если умру -- действительно умру, начиная гнить, тело сожгите, а пепел подарите морю.
   -- А что с оружием? -- нахмурился он. -- Команда, корабль?
   -- Все моё я передаю единственному наследнику. И пока он не станет достаточно взрослым по меркам мира, а не годов за спиной, ты за ним присмотришь. Понял?
   -- Да, капитан. Мне это считать вашим приказом, негласным?
   -- Да, -- уверенно кивнула. -- В случае и его... гибели, всё имущество, повторяю -- всё, продать, а деньги разделить между командой. Единственные исключения: мой посох и винтовка. Посох велю отдать Дику, а винтовку Альберту. Нил, как тот, кто идёт за мной с самого начала, может самостоятельно выбрать себе награду из трюма. Но не само судно.
   -- Я понял, леди, -- уверенно кивнул он, покидая меня.
   -- Коул, -- подбежав к перильцам, крикнула вдогонку, когда он уже был готов скрыться за дверью трюма. -- Имущество продать по самой высокой цене! Не сметь толкать за монету. И только в случае, если кончина моя и наследника не из-за команды! А если это будет именно так -- подарить все, что есть, Дозору!
   -- Да ты, блин, злая! -- вскинул он брови. -- Но, как и сказал раньше, так и будет!
   -- Спасибо, -- я вернулась обратно к штурвалу. -- Спасибо, наёмник...
   Ночь добрых мыслей не принесла -- ни эта, ни та, что за ней. Ни последующая.
   В последнюю я, под уговоры команды, всё же завалилась спать, а на утро, встав с рассветом и в числе первых увидев приближающуюся землю, криво улыбаясь, приказала готовиться.
   Вход в порт Мариджоа был эпичен: огромный линкор Дозора под чёрным парусом с двуглавым орлом медленно прошёл к верфи, сбросив якорь и мягко остановившись -- на камни причала тут же на канатах спустилось несколько человек, пришвартовывая судно.
   После спустили трап.
   Скрип зубов выстроившихся на берегу дозорных, следящих за тем, чтобы мы не учудили чего, был слышен, наверное, и в капитанской каюте.
   Одетые в серые брюки, белые рубашки, поверх которых были надеты светло-серые жакеты с тем же гербом, что и на флаге, в ботинки или сапоги -- у кого как, и небольшие шляпы-треуголки, члены моей команды, выстроившись двумя рядами возле трапа, принялись терпеливо ожидать выхода старшего звена.
   У них же -- Мао, Коула, Шуры, Нила, Сонро и Дика, вместо жакетов было некоторое подобие плащей. Ну а я, как обычно -- только штаны сменила на общий покрой.
   Жанна, увязавшаяся с нами, демонстративно напялила мою шляпу, вызывающе сверкая глазами. Солдаты её явно знали -- напряглись, отступая назад и бледнея. Знают, что Жанна--робот может сделать с ними. Рок, оставшийся с остальными на корабле, глядя на такую шляпную несправедливость, милостиво дал мне свою -- ультрамариновую, на время. Так что, выделялась я теперь знатно в толпе своих ребят.
   Дозорные кривились и чуть ли не плевались, видя свой корабль под нашим управлением и то, как чеканя шаг, сопровождает меня и старших моя команда.
   -- День добрый, -- навстречу вышел неизвестный мне мужчина в ранге капитана и с папкой в руках. -- Вы -- леди Хрустальная Соня, верно? Ваш герб двуглавый орел и череп с цветными лучами.
   -- Всё верно, сэр, -- согласно кивнула я.
   -- Тогда, прошу вас следовать за мной, -- отозвался он, поворачиваясь спиной и спеша вперед. Пожав плечами, направилась за ним, прощупывая местность Волей и отмечая прекрасные места для засад, уже занятые другими. Будто смогут, наивные. Со мной только самые-самые пошли, так что пусть и не надеются.
   Да и крысы уже тихо просочились наружу -- что обычные, что кристальные, заполняя ближайшие здания и захватывая всё больше территории. Так, на всякий случай.
   В здание, к которому мы подошли, всех не пустили -- оставив народ на страже, прошла дальше с Шурой и Жанной, не пожелавшей оставаться со всеми, внутрь, заходя в большую комнату с круглым столом и видом на море.
   -- Добро пожаловать, леди Хрустальная, -- вежливо поздоровалась со мной женщина лет больше сорока. Цуру -- по отчетам та, кто может постирать любого. Фрукт такой. Интересная способность. -- Присаживайтесь, а ваши спутники пусть подождут за дверью.
   -- Я желаю остаться тут, -- возразила Жанна, садясь на соседний со мной стул и бросая на женщину ленивый взгляд.
   -- Ваша матушка прибыла и хочет поговорить с вами. Вы же понимаете, что для меня слова представителей Высшей Знати сами по себе приказ? -- любезно напомнила ей женщина.
   -- В таком случае, слушайте внимательно: я желаю остаться тут, -- с легким нажимом повторила Жанна.
   -- Мой старпом так же останется тут, -- дополнила я, бросая мимолетный взгляд в окно -- удачно сев так, чтобы было видно всё помещение, я обеспечила себе надежную позицию ещё и с видом на море. -- Вы уж извините, но будет так.
   -- Как вам будет угодно, -- вскинув брови, Цуру открыла какую-то папку, после сняла очки, откидываясь на спинку стула. -- Подождем ещё пару человек.
   -- Портгас Д. Эйс официально отказался принимать ваше предложение, -- я протянула Шуре подписанное Эйсом письмо, которое тот отнес женщине.
   -- Что ж, это его выбор, -- нахмурилась она. -- Гарп будет в ярости, -- чуть шепнула она, пряча его в папку.
   -- Цуру, передайте ему, пожалуйста, что я присмотрю за его внуком, -- вздохнула я. -- Постараюсь, чтобы он не вляпался в неприятности и не принес вреда больше, чем уже есть.
   -- Будет по--твоему, девочка, -- легко улыбнулась женщина. -- Сама-то объяснишь, почему в разбой подалась?
   -- Есть один плохой человек, очень плохой, и я призову его к ответу, -- мрачно прищурилась я. -- Мне не нужны торговые суда и транспортные корабли -- я его на дно пущу, это моя цель.
   -- Кто ж таков? -- она подхватила стоящую рядом с ней чашку в руки, грея пальцы.
   -- В отчёте майора Нильса не сказано? -- вскинула я брови. Неужели умолчал?
   -- Асила -- никогда и не слышала о таком, -- спустя пару секунд молчания, покачала она головой.
   -- Я тоже, до определенного момента, -- скривилась. -- Если вначале это напоминало охоту за призраком, в существовании которого я не была уверена, то потом мне пришло подтверждение того, что он реальный человек -- в одном месте произошла серьёзная стычка, где было несколько человек, служащих ему. До конца преданных и готовых умереть за него, во славу его.
   -- Опасный типчик -- возьму-ка на заметку, -- сощурилась женщина, поворачивая голову к двери, за которой послышались шаги.
   -- И зачем это меня вызвали? Дело срочное!? -- громко возмущаясь, в помещение ввалился... чёрт, кто-то очень высокий и явно шрамированный. Синяя кожа и едва уловимый запах формалина заставили поморщиться от небольшого ощущения отвращения и гадливости. -- Что может быть важнее моих драгоценных опытов?! Вы должны найти достойное объяснение!
   -- Сядьте, Мория! -- Цуру явно не светилась радостью от его созерцания.
   -- О, какие высокопоставленные чины собрались, -- хохотнул ещё один неизвестный, входя следом и, без приглашения, садясь напротив меня и окидывая меня и Жанну весёлым взглядом. -- Привет, красавицы.
   Я внимательно взглянула на него, заставляя несколько поумерить пыл, а Шуру за моей спиной чуть ощутимо фыркнуть. Всё-таки хорошие у меня глазки.
   -- Итак, вы здесь для того, чтобы мы приняли решение о вступлении одного из вас на пост Шичибукай, -- дождавшись, пока присутствующие усядутся, а страсти улягутся, начала Цуру, бросая взгляд в сторону двери.
   Та вновь открылась, впуская в помещение ещё двух мужчин -- оба в форме, у обоих накидки, но у того, кто постарше, ещё и кепка с чайкой на макушке. Странная такая.
   Цуру привстала, приветствуя вошедших или именно его, с чайкой, и уже куда более уверенней устроилась в своем кресле. Кто же он? Не знаю его.
   Я мрачно уставилась на незабвенного майора, неведомо как пробившегося в это место и занявшего своё место по другую сторону от Цуру.
   -- Какие люди, да без кандалов, -- широко улыбнулся он.
   -- И тебе привет, любовь моя, -- криво оскалилась в ответ. -- Как База? Нашли, чем позавтракать?
   -- Отставить, -- скомандовала Цуру, почувствовав разгорающийся срач. -- Решайте свои проблемы за пределами этого кабинета! Или же валите прочь.
   -- Вы оторвали меня от моих экспериментов ради этого?.. -- скривился великан, окидывая нас презрительным взглядом, но, бросив взгляд на мужчину с чайкой, поумерил пыл. -- Даже как образцы, они весьма скудны.
   -- А ты как человек, но это не мешает нам быть в одном помещении, -- я тут же вставила свои пять копеек, вызывая смешок у сидящего напротив меня мужчины.
   -- Соня, прошу, дай мне довести дело до конца, -- повернулась ко мне Цуру. -- Мы тут тоже не на радость себе.
   -- Умолкаю, леди, -- покорно склонила голову.
   -- Так вот, -- прочистив горло и сверкнув глазом на двух представительных мужчин в чёрной форме в углу комнаты, начала она. -- Мы пригласили сюда Хрустальную Соню, с наградой за голову более двуста миллионов белли, Базиля Фира, по прозвищу "Ледяной кулак" с наградой выше ста миллионов белли и Гекко Морию, как того, кто уже несколько раз успел пошатнуть свой статус Шичибукай, атакуя Правительственные суда.
   -- Да как вы смеете подозревать меня? -- привстал здоровяк, тут же взъярившись по новой. -- Я честный учёный!
   -- Сядь, Мория! -- хлопнула по столу ладонью женщина. -- Ещё раз посмеешь меня прервать, и ты лишишься своего статуса!
   -- И кто же меня посмеет остановить? -- хохотнул он, вскидывая голову и потрясая огромным животом. -- Моя сила способна поставить вас всех на колени!
   -- Сядь, -- тихо бросил мужчина с чайкой. Мория, подавившись воздухом, опустился на своё место, но злобно сверкать глазенками не перестал.
   Да кто он такой?! Не Адмирал -- их всего три, и всех я успела изучить. И не вице или контр-Адмирал, иначе его бы так не слушались. Неужели сам?..
   -- Благодарю, -- нервам вице-Адмирала стоило позавидовать, чего нельзя было сказать о моих, хоть внешне я и оставалась спокойной. -- У нас одно место и два кандидата. Или же, два места и три кандидата.
   -- Всё зависит от кандидатов, -- развернув свою папку, продолжил за нее Нильс, после разрешающего кивка главного мужчины. -- Необходимо выслушать их предложения, я полагаю.
   -- Хорошо, тогда посмотрим, -- уверенно отозвалась Цуру. -- Леди Соня, что можете сказать?
   -- Я не в зале суда, в свою защиту что-либо говорить не намерена. Но как бы то ни было... Для меня честь видеть самого Главнокомандующего Флотом. -- Я встала, вытягиваясь по струнке и отдавая честь, благо голова всё ещё носила шляпу. -- Честь имею, сэр Сенгоку Будда.
   -- Вольно, -- отозвался он, следя за мной внимательными карими глазами. -- Где-то успели послужить?
   -- Так точно, -- сев обратно, согласно кивнула. -- Прошу меня простить, за то, что я не могу сказать, где именно, но представление о воинской чести имею.
   -- Хорошо, -- меня удостоили микроскопическим кивком.
   -- Тогда, продолжу кратко и по существу: жизни дозорных не трогала и трогать не собираюсь. Я -- торговец поделками в большее количество времени.
   -- Хм, и что же вы хотите? -- прищурился Сенгоку, сверля меня пристальным взглядом.
   -- У меня уже есть, скажем так, Отечество, которому я выплачиваю сумму за гражданство -- море же для всех и не имеет границ, кроме, разве что, сугубо территориальных вод закрытых для посещения государств. Так что, вытянуть из меня деньги за то, что я, якобы, не плачу налоги, вы не сможете, -- криво улыбнулась я. Уж то, за что с меня содрать деньги могли бы, я знала. -- Далее -- так же я не отмечаюсь в изымании денег со своих территорий -- у меня уже есть, да, так что просить и из этой части моей жизни деньги вы так же не сможете. Или же нам придется обратиться к некоему своду законов, дабы подискутировать на эту тему.
   -- Хотите сказать, что отказываетесь от выплаты пошлины? Может, вы ещё заявите, что вы не пират вовсе?
   -- Я реквизировала линкор вашего коллеги, а также почти всё имущество с его Базы, -- мило улыбнулась в ответ. -- Так что, всё же пират. Прагматичный.
   -- И что же вы предлагаете? -- Цуру прищурилась, опираясь локтями на стол. О, кажется, я смогла их всех заинтересовать.
   -- Уменьшить изымаемую у меня сумму, иначе мне придётся стать полноценным пиратом, -- легко пожала я плечами. -- А ещё учесть то, что я не всегда буду реагировать на ваши вызовы -- если вы будете выступать против содружественных мне команд, я, скорее, приму их сторону. Вы уж извините, но дружба среди моего рода--племени дело редкое, а потому крайне ценимое.
   -- Это и так ясно -- Джимбей так же поставил некоторые условия подобного типа, -- отозвалась женщина. -- Хорошо, сколько же процентов вы предлагаете?
   -- Пять, -- ослепительно улыбнулась я. -- Я и так выполняю вашу работу, зачищая море.
   -- Поразительная наглость, -- тихо протянул Нильс.
   -- Хорошо, это все, что вы можете сказать? -- качнул головой Сенгоку.
   -- О, слышали о новой моде на алмазные башмачки и туфельки? -- ещё раз улыбнулась я. -- Моё творение -- думала, что смогу неплохо пошутить над модницами, а оказалось, что открыла новое веяние. Могу вам продать пару новых моделей.
   -- Довольно, -- вздохнул Главнокомандующий, пока Цуру загадочно сверкала глазами. -- Ладно, вас я выслушал. Сэр Фир?
   -- Ну, после такой зажигательной речи мне и сказать-то что-либо трудно, -- покачал он головой, усмехаясь. -- На счёт дани с моей стороны волноваться не стоит -- уплачу столько, сколько необходимо. С Дозором я сталкивался лишь по необходимости -- понимание того, что у ребят ваших просто работая такая, как таких, как я, ловить, имею. На все вызовы обещаю реагировать -- у меня нет друзей. Флот мой равен пяти кораблям по сто человек -- все они поступят так, как я скомандую.
   -- Даже прыгнуть в жерло пылающего вулкана? -- вскинула я бровь, встревая. -- Нет -- потому что пираты. Жажда лёгкой наживы куда как притягательнее смерти по слову капитана -- грамотнее строй фразы, малыш.
   -- Девочка, это ты мне говоришь? -- весело оскалился он.
   -- Я в море меньше полугода, а уже повыше тебя в расценках, -- фыркнула, подпирая голову рукой. -- И пусть у меня нет пары дополнительных судов, я более чем уверена в том, что потоплю твои ещё на отдалении.
   -- Снайпер, поражающий корабль противника с одного выстрела? -- с затаённой опасностью в глазах, прищурился он. -- Я слышал. Говорят, ты начинала свой путь с команды Когтя?
   -- Тебя это не должно волновать, -- мило улыбнулась в ответ. -- Что-то путное ещё скажешь?
   -- Не наделён даром трепа, -- качнул он головой.
   -- Или же просто нечего предложить, -- подавила я смешок. -- Господа дозорные, вы услышали всё, что хотели? Ну, кроме того, что неплохо было бы нам взять и сдаться.
   -- Более чем, -- уверенно кивнул Сенгоку. -- Мория, как видишь, у них куда больше шансов на пост Шичибукай. Хотя бы от того, что они не видят противников в моих людях. Или опытных образцов.
   -- Я задавлю их обоих, сделав своими марионетками, -- величаво протянул великан, доставая огромные ножницы. -- Прямо как вы это пытаетесь сделать, только куда как быстрее и успешнее. С кого бы начать? С наглой девчонки или идиота?
   -- С себя, -- вскинул бровь оскорбившийся Ледяной.
   -- Значит, с тебя, -- оскалился Шичибукай, удивительно странно двигаясь в пространстве и, не успел кто-то из дозорных (или не захотел) отреагировать, как он потянул на себя тень мужчины, щелкая ножницами.
   -- Отставить! -- вскочил Сенгоку, хлопая ладонью по столу.
   Мория его и слушать не желал -- пришло