Арсеньев Сергей Владимирович: другие произведения.

Рога против крыльев

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    19.04.2011. Выложены главы 1. 20.04.2011. Добавлены главы 2. 21.04.2011. Добавлены главы 3. 22.04.2011. Добавлена глава 4. 25.04.2011. Добавлены главы 5. 09.05.2011. Добавлены главы 6-8.

    Бесплотные духи, средневековье, отважные рыцари, турниры, футуристическая техно-цивилизация. Всё это перемешано. В качестве вишенки на торте добавлен дракон. Злобный и кусачий. Как и положено драконам - любитель похищать прекрасных принцесс...

    Ахтунг! Часть эротических сцен имеет заметный крен в розовую сторону. Кого это напрягает - не читайте, пожалуйста.



Глава 1-светлая.

  
   Как обычно, меня сегодня разбудили величественные и торжественные звуки Божественного Гимна, раздававшиеся из вещателя на стене. Это мама. Она всегда включает мне по утрам вещатель, чтобы я не опоздал в школу. Конечно, я и сам бы не опоздал, но мама беспокоится.
   Очень хочется спать, но под громкие звуки Гимна спать совершенно невозможно. Вероятно, я напрасно вчера так надолго задержался в гостях у Аристарха. Но тот написал новую поэму о цветах и золотых рыбках и очень хотел прочесть мне её. Замечательная поэма, просто великолепная. Правда, на мой взгляд, она могла бы быть и покороче. Во всяком случае, если бы Аристарх сократил её вдвое, то хуже бы она от этого точно не стала. А ещё лучше - втрое.
   Нет, придётся, всё же, вставать. Я зевнул, потянулся и сел на кровати. Левое крыло немного затекло, так что я слегка помахал им, восстанавливая чувствительность.
   - Филя, не забудь сделать утреннюю гимнастику! - слышится из-за двери мамин голос.
   - Мама, ну я же просил! - кричу я ей. - Не называй меня Филей. Мне так не нравится!
   - Извини, пожалуйста, Филимон. Но гимнастику, всё же, сделай.
   - Конечно, мама.
   Мама никогда не забывает напомнить мне о гимнастике. Естественно, я бы и без напоминания её сделал бы. Я всегда делаю по утрам гимнастику. Когда никуда не опаздываю. И когда у меня нет никаких важных и срочных дел. Всегда!
   Но сегодня у меня... у меня... о, у меня же сегодня последний день занятий первого цикла! Завтра уже начинается практика. Мне сегодня обязательно нужно очень ответственно подойти к вопросу сбора своей сумы ученика. А то однажды я делал гимнастику и забыл дома учебник по логике. Мне было очень стыдно в школе.
   Решено! Сегодня, в виде исключения, гимнастику делать не буду! Мне некогда. Я накинул на себя свежий хитон, застегнул пряжку и достал расписание. Так, что мне нужно взять с собой? Ага, риторика, героический эпос, игра на лютне, песни о природе и, наконец, лирика.
   Лирика. Опять лирика. Конечно, это очень важный и нужный предмет. Очень нужный. Но, отчего-то, мне не всегда интересно изучать его. Признаюсь, однажды я даже случайно заснул на уроке лирики и наставник Фаддей сделал мне строгое внушение. Было очень стыдно. А вот героический эпос я люблю. Вот это вещь! На герэпе скучно не бывает!
   - Филя, ты сделал гимнастику? - заглядывает в комнату мама.
   - Мама, не называй меня Филей! Сколько раз можно просить?!
   - Филимон, не уходи от ответа! Ты уже сделал гимнастику? Почему так быстро?
   - Мам, у нас сегодня последний день занятий! Мне очень важно подготовиться и ничего не забыть. Делать гимнастику просто некогда. Я могу опоздать!
   - Угу. А вчера у тебя был предпоследний день занятий. А позавчера ты чистил пряжку хитона, потому что считал, что херувимы почистили её некачественно. А три дня назад у тебя болели крылья. Филя, ну как ты не поймёшь, что гимнастику обязательно нужно делать каждый день!
   - Я и так делаю её каждый день. Почти каждый.
   - Филя...
   - Всё, мам, с завтрашнего дня начинаю новую жизнь. Обязательно гимнастика - каждое утро! Обещаю.
   - Я слышала это уже примерно раз триста. Уверена, что завтра у тебя завалится за кровать самый нужный учебник и ты станешь доставать его или тебе нужно будет срочно лететь в класс, потому, что ты дежурный и должен обязательно накормить золотых рубок в аквариуме. В общем, что-нибудь ты непременно придумаешь.
   - Ну, мама!
   - Ладно, иди, завтракай, лодырь. Отец вчера принёс из Валгаллы упаковку с твоей любимой славой. Там ещё осталось немного...
  
   Какое чудесное утро! Уличные вещатели негромко играют лирическую музыку. В воздухе летают по своим делам херувимы. Над Эдемом, по обыкновению, виден столп Божественного Сияния.
   Пора лететь в школу, но я стою, смотрю в небо, и жду. Вдруг, кому-нибудь будет нужна моя помощь? Мало ли, может птенчик выпадет из гнезда или котёнок застрянет на дереве - вот я и помогу. Тут в небе надо мной проносится ангелочек в бело-розовом хитоне. Ладно, котёнок сам как-нибудь слезет, а птенчик... за птенчиком пусть его родители следят. Мне некогда, я же в школу спешу!
   Резко взлетаю и лечу следом за ангелочком в бело-розовом. Это Иулия, моя одноклассница. Она всегда в это время пролетает в школу мимо моего дома. Быстрее, быстрее! Мои крылья мощно рассекают воздух, ветер свистит в ушах. Всё, я устал. Больше не могу так быстро лететь. Совершенно случайно, Иулия оказалась чуть выше и впереди меня. Как обычно. Почему-то, она всегда ухитряется лететь так, чтобы я летел немножко ниже и слегка позади неё.
   Великолепное, изумительное, чистейшее голубое небо! Божественный свет, просачиваясь сквозь небесную твердь, освещает всё вокруг. Птицы, херувимы, ангелы, Иулия. Какой красивый хитон у неё. Очень красивый. Очень. А ещё у неё красивые белые сандалии. А над сандалиями...
   Хрясь!!! Прямо в меня влетел какой-то высокий ангел, судя по крыльям - старший. Мы с ним едва не рухнули вниз, но, всё же, удержались и смогли превратить падение в относительно плавное снижение.
   - Осторожнее, юноша! - укоризненно говорит мне высокий ангел, едва мы с ним встали на ноги. - Вы очень невнимательны в воздухе.
   - Прошу прощения, о старший. Я просто загляделся на... на птичку.
   - На птичку? Хм... Хорошо, допустим. Я старший ангел седьмого ранга Феропонт из второй когорты охраны 86-х врат Эдема. С кем имею честь беседовать?
   - Филимон, младший ангел первого ранга. Школа младших ангелов номер 22847, первый цикл обучения.
   - Очень приятно познакомиться с Вами, Филимон.
   - Мне тоже исключительно приятно, о Феропонт.
   - Филимон, пожалуйста, если Вас не затруднит, впредь ведите себя в воздухе внимательнее. Ведь Вы же могли получить травму в случае падения.
   - Конечно, Феропонт. Уверяю Вас, более такое не повторится.
   - Уверен в этом.
   - Мне ужасно лестно беседовать со столь выдающимся собеседником как Вы, Феропонт, но, к сожалению, я спешу в школу.
   - Не смею Вас задерживать, Филимон. Желаю Вам приятной учёбы.
   - Благодарю Вас Феропонт.
   - И пожалуйста, Филимон, исполните одну мою небольшую просьбу.
   - Какую же?
   - Я прошу Вас, задержитесь сегодня после уроков в школе и трижды исполните "Осанну".
   - С радостью, о Феропонт.
   - Благодарю Вас. Прощайте.
   - Прощайте, Феропонт, - говорю я и торопливо взлетаю в воздух. Нужно спешить, а то он ещё что-нибудь придумает. Это ж надо, протаранил старшего ангела. Всё-таки, надо бы в полёте и по сторонам немного смотреть, а не только на... птичек. Я ещё легко отделался - всего лишь три "Осанны". Должно быть, у старшего сегодня благодушное настроение.
   На риторику я, конечно, опоздал. Пока Феропонт меня пропесочивал, время было упущено. Когда я влетел в класс, там уже заканчивали петь утренний Гимн. Я только-только успел встать на своё место и подключиться к пению, как со словами: "Сла-а-а-авься, сла-а-а-авься, Са-а-ава-о-о-оф!!!" в классе наступила тишина.
   Наставник Никанор строго посмотрел на меня и сказал:
   - Филимон, Вы снова опоздали на утренний Гимн. Что у Вас случилось на этот раз?..
  
  

Глава 1-тёмная.

  
   Резкий свист десятника подбрасывает меня на кровати. Скорее, одеваться! Кто из десятка последним встанет в строй утром - вечером моет пол в кубрике. Но только я протянул руку за шортами, как на меня с верхней полки валится неуклюжий Рудольфио, больно бьёт меня копытом прямо между рогов, и шипит что-то неразборчивое.
   Блин, а он уже в шортах! Когда успел? Спал в них, что ли? Вот ведь! В то время, когда я ещё просовывал свой хвост в прорезь на штанах, последний из нашего десятка уже выбегал из казармы на улицу. Ну вот, опять мне мыть пол. Почему я всегда последний? Как же все ухитряются так быстро одеваться?
   Выбежав на улицу, торопливо пристроился в хвост строя. Я замыкающий, так как у меня самый низкий в десятке рост. Десятник Игнасиус неодобрительно посмотрел на меня, пошевелил своим пятачком, и прорычал команду "Бегом"!
   Обычный утренний кросс, тринадцать кругов вокруг расположения нашего легиона. Кто из десятка прибежит последним, тот перед занятиями идёт в каптёрку, получает там тренировочные трезубцы на весь десяток, и тащит их до самого плаца. Как правило, последним прибегаю либо я, либо Рудольфио.
   Вот, опять. На четвёртом круге я стал уставать и постепенно мой десяток от меня оторвался. Некоторое время я ещё видел впереди хвост Рудольфио, но вскоре и он скрылся за поворотом. Я сразу сбавил темп бега. Всё равно я отстал, теперь уже не важно. Правда, сегодня я специально тормозил. Все привыкли, что я вечно самый последний, и никто не удивился моему отставанию. Но я хитрый. На самом деле, не так уж я и устал.
   Грязь, ветер, запах серы, низко летящие по свинцовому небосводу чёрные тучи. Вблизи горизонта виден огромный мрачный замок принца Сиире. Мимо меня один за другим пробегают десятки бесов. Всё как всегда, самое обычное утро.
   Ага, а вот и они. Громко сопя и разбрызгивая копытами грязь, приближается десяток младших бесовок. Я дал им обогнать себя и потихонечку пристроился за ними. Какие девчонки! Ух! Особенно вторая. И третья. А шестая ещё лучше. Или восьмая лучше? Нет, пожалуй, лучше всех - девятая. Какие шортики. Или всё-таки восьмая лучше? А может...
   Хрясь!!! На бегу я влетел прямо в толстое волосатое брюхо крупного беса. Суди по рогам - старшего. Ой-ой-ой...
   - ИДИОТ!! - орёт он на меня. - Молчать! Смирно! Кто таков?! Чей десяток?! Кто командир?! Отвечать, придурок!! Почему молчишь?!!
   - Теодориус, - застываю я по стойке "смирно" и ору давно заученную фразу. - Младший бес первого ранга четвёртого десятка второй манипулы седьмой когорты двадцать шестого легиона под командованием могущественного и величественного принца Сиире, да славится он в веках!
   - Слава Сиире! - в ответном жесте вскидывает к плечу свой волосатый кулак старший. - Кто командир твоего десятка, недоумок?
   - Младший бес шестого ранга Игнасиус, о великий!
   - Как ты посмел ударить меня, ничтожество?!! Меня!!! Ты, кусок навоза!
   - Прошу простить меня, о великий. Я случайно засмотрелся на... на тучку.
   - На тучку? А мне кажется, что не на тучку, а на сучку! Так? Отвечать!!
   - Так точно, о могущественный. Виноват, исправлюсь!
   - Молодец, что признался. Хвалю!
   - Разрешите идти?
   - Стоять!! Сколько кругов ты должен пробежать?
   - Ровно тринадцать, о великий.
   - После них пробежишь ещё тринадцать.
   - Есть! Разрешите исполнять?
   - Стоять!! Как набегаешься, доложишь своему Игнасиусу, что ты наказан старшим бесом четвёртого ранга Рикардо. Два наряда вне очереди на конюшнях уррогов. Уяснил?
   - Так точно, - уныло отвечаю я. На конюшни жутко не хочется. Но с этим толстяком лучше не спорить, а то будет ещё хуже. - Разрешите исполнять?
   - Что?! Ты почему рыло опустил, гадёнышь? Чем-то недоволен? Три наряда на конюшнях!
   - Есть три наряда на конюшнях! - звонко отвечаю я.
   - И тринадцать кругов.
   - Есть три наряда на конюшнях и тринадцать кругов!! Разрешите исполнять?!
   - Выполняй. Бегом!!!
  
   Когда мой десяток догнал меня, я пристроился к своим и на бегу доложил Игнасиусу о своём наказании. Тот от себя добавил мне поощрительного пинка и сказал, что понял. Зато сегодня я не таскался в каптёрку за учебными трезубцами. Эта честь досталась Рудольфио, который прибежал предпоследним. Просто меня было слишком долго ждать, так как, когда все отбегались, мне оставалось ещё пятнадцать кругов. Потому Игнасиус и послал за учебными пособиями моего соседа сверху по койке.
   Впрочем, на этом мои неприятности на сегодня закончились. Мне даже повезло. Когда я после отбоя явился в 48-ю конюшню уррогов, оказалось, что там старшим по конюшне сегодня дежурит бес восьмого ранга Ибрагим. Очень хороший бес, я с ним уже был в наряде. Он разрешил мне взять для уборки дерьма лопату и, когда я всё сделал, отпустил с наряда за целых два часа до подъёма, так что я даже успел немножко поспать, прежде чем был разбужен громким свистом Игнасиуса. На этот раз я не раздевался после наряда, так что последним из наших на построение у казармы выскочил Рудольфио. Я улыбнулся. Новый день начинается удачно...
  
  

Глава 2-светлая.

  
   - Доброе утро, Филимон, - приветствует меня наставник Никанор. - Проходите, садитесь.
   - Воистину, доброе, наставник. Благодарю Вас за приглашение.
   - Не желаете нектару?
   - Нет-нет, что Вы. Мне неловко так затруднять Вас. Не беспокойтесь.
   - Ну что Вы, Филимон. Мне сие нисколько не трудно. Вот, пожалуйста. Угощайтесь.
   - От всей души благодарю Вас, наставник.
   - Итак, Филимон, Вы вчера окончили первый цикл обучения. Примите мои поздравления.
   - Спасибо. Лестно слышать такое из Ваших уст.
   - У Вас, Филимон, прекрасные оценки по всем предметам. Прекрасные. Правда, если бы Вы были чуточку прилежнее, Ваши оценки могли бы быть и ещё лучше. Существенно лучше. Очень существенно.
   - Я согласен с вами наставник, - немного смутился и, кажется, слегка покраснел я. Откровенно говоря, Никанор выразился чрезвычайно вежливо. Собственно, относительно успешно я учился лишь по героическому эпосу да по физическому развитию. По всем остальным предметам мне с большим трудом удалось кое-как спихнуть зачёты. Особенно, по лирике. Я её не понимаю.
   - Рад, что Вы верно поняли меня, Филимон. Что ж, так или иначе, но первый цикл Вы завершили. Но, как Вам, конечно же, известно, прежде, нежели Вы приступите ко второму циклу, Вам необходимо выполнить практическое задание. Показать, так сказать, на практике, чему Вы смогли обучиться за всё это время.
   - Да, наставник, я знаю об этом.
   - Хорошо. Перейдём к делу. Задания бывают различные. Вот, у меня тут есть мешочек с жетонами. Всего там двенадцать различных жетонов, на ощупь они абсолютно одинаковые. Каждый жетон соответствует определённому типу задания. Пожалуйста, Филимон, засуньте в мешочек руку и вытащите оттуда один жетон.
   - Конечно, сию минуту, - я сую руку в мешочек и хватаю одну из лежащих там круглых пластинок. Вытащив руку, обнаружил, что на моей ладони лежит жетон сине-зелёного цвета.
   - Ага, синее и зелёное. Превосходно. Филимон, возрадуйтесь! Вам предстоит стать ангелом-хранителем какого-то человека. Великолепная миссия.
   - Эээ... а что я должен буду делать?
   - Помилосердствуйте, Филимон! Ведь мы же с Вами проходили на занятиях по ангельскому вмешательству задачи, выполняемые ангелами-хранителями.
   - А... ну, да. Конечно. Просто, я слегка подзабыл. Не могли бы Вы мне чуть-чуть напомнить, о наставник?
   - Ах, Филимон, Филимон. Ну, разве можно быть таким рассеянным, как Вы? Ай-яй-яй.
   - Простите.
   - Если вкратце, то основная задача ангела-хранителя - помочь человеку познать Свет. Ну и, по возможности, следует мешать бесу-искусителю учить человека Тьме. Конечно, совсем без Тьмы в душе человек жить не может, но Вы, Филимон, должны постараться сделать так, чтобы Света там было намного больше, чем тьмы
   - Ещё и бес будет?
   - Обязательно будет! Филимон, ангел не может попасть в душу смертного без беса. Конечно, там будет бес. Вы будете с ним бороться.
   - А если получится так, что после меня Света в душе человека окажется меньше, чем тьмы?
   - Тогда Вы будете признаны не усвоившим курс первого цикла и начнёте изучать его с начала. А все Ваши одноклассники перейдут на второй цикл. В том числе, и Иулия...
   - Ооо... А, как это? Как я должен стать ангелом-хранителем?
   - Филимон, мы всё это проходили. Но, однако, помня Вашу "рассеянность", я Вам немного помогу. Сейчас я составлю список нужных Вам ингредиентов, с которыми Вы пройдёте на склад, где всё и получите. Прошу внимательно отнестись к списку. Это очень важно. Вы, Филимон, должны получить на складе именно то, что я Вам напишу.
   - Конечно, учитель. Я так и сделаю.
   - Ещё один момент, Филимон. Пожалуйста, возьмите с собой на задание свои учебники. Чтобы случайно что-нибудь не перепутать. По рассеянности.
   - Спасибо за совет, наставник Никанор.
   - И конспекты лекций тоже. По крайней мере, тех, на которых Вам удавалось не уснуть.
   - Простите, учитель, - снова покраснел я.
   - Кстати, Филимон, кроме Вас из Вашего класса ангелом-хранителем на практике будет также и Иулия.
   - Правда?! И мы сможем встретиться с ней в реальности?
   - Встреча в реальности маловероятна. Скорее всего, Вы окажетесь с ней в разных мирах. Я лишь хотел сообщить Вам, что у неё почти такое же задание, как и у Вас.
   - А что значит "почти"? В чём разница?
   - Иулии, как лучшей ученице, поставлена дополнительная цель. Чтобы получить отличную оценку за практику, ей нужно не только провести своего человека к Свету, но, также, и научить его любить. Любить по-настоящему.
   - А мне не нужно учить человека любить?
   - Именно об этом я и хотел предупредить Вас, Филимон. Ни в коем случае! Если Вы попытаетесь научить человека любви, то, скорее всего, провалите свою практику. Пожалуйста, честно оцените свои силы, Филимон.
   - Спасибо Вам за совет, наставник. Так я пойду?
   - Конечно, Филимон. Ступайте. И удачи Вам!..
  
   Дома мама очень обрадовалась тому, что на практике я буду ангелом-хранителем. Она рассказала мне, что сама была ангелом-хранителем на своей самой первой практике. Это было очень интересно. Девочка, которую оберегала мама, выросла впоследствии прекрасной женщиной, честной и доброй. И мама считает, что в это произошло, в том числе, и благодаря её вмешательству.
   Я спросил, как лучше всего воздействовать на душу человека, чтобы привить ему добрые чувства. По мнению моей мамы, самое главное - массированное применение лирических стихов. Лирика - это очень мощный аргумент в споре с тёмными силами.
   Тут, правда, не всё так однозначно. Ведь мама была ангелом у девочки, а я буду оберегать мальчика. Наверное, вместо лирики следует попробовать использовать героический эпос. Да, лучше герэп. Тем более что лирику я, если честно, совсем не знаю, а зачёт по герэпу мне удалось получить всего лишь со второй попытки. То есть, я разбираюсь в нём очень хорошо...
  
  

Глава 2-тёмная.

  
   - Теодориус! - Разносится по казарме ор нашего десятника Игнасиуса. - Теодориус, ты где, слизняк-вонючка?!
   - Здесь, господин десятник! - Я сразу бросаю швабру с тряпкой и выбегаю к нему из кубрика третьего десятка. Рядом с Игнасиусом стоит какая-то незнакомая мне старшая бесовка.
   - Что ты делал в чужом кубрике, отрыжка уррога?
   - Мыл с мылом потолок, господин десятник!
   - На хрена?
   - Исполнял приказ дежурного по манипуле.
   - Тебе приказали мыть потолок?
   - Так точно! Пол и стены уже вымыты. Господин дежурный ушли в комнату отдыха планировать работы на вечер и велели не мешать ему. Приказали помыть стены, а если останется время, то и потолок.
   - Понятно. Смотрите, госпожа, этот будет в самый раз, - обращается Игнасиус к незнакомой бесовке и тычет в меня пальцем. - Полное ничтожество. Совсем ничего не умеет.
   - Согласна, - кивает та. - Отведи его к Леонтию. С наряда я его снимаю.
   - Есть! - вскидывает к плечу свой кулак мой десятник и поворачивается ко мне. - Иди за мной, обалдуй. Для тебя есть специальное задание...
  
   - Господин центурион! - орёт Игнасиус в сторону командующего нашей манипулой Леонтия. - По Вашему приказанию, доброволец для выполнения особого задания доставлен!
   - Вот этот? - тычет в меня пальцем Леонтий, другой рукой непринуждённо накрывая свежим номером стенгазеты стоящий на его столе пустой стакан.
   - Так точно! Младший бес первого ранга Теодориус. Отличный опытный боец!
   - Что-то он какой-то мелкий. Ик! Опытный, говоришь?
   - Так точно! Уже был в реальности по вызову демонолога. Сумел добыть кровь вызывателя.
   - Нда? А по нему и не скажешь. Так что, боец, готов послужить делу тьмы?
   - Так точно! - ору я, преданно поедая начальство глазами.
   - Молодец! Орёл! Ингнасиус, я забираю бойца под своё личное командование. Он освобождён от всех работ и нарядов. Свободен.
   - Есть! - рявкает десятник, поворачивается и выходит вон.
   - Боец, - говорит мне наш центурион, едва за Игнасиусом закрылась дверь. - Слушай боевой приказ. Ик! Погоди.
   Леонтий потянулся, достал из стоящего рядом со своим столом сейфа полупустую бутылку с мутной жидкостью литра так на два, выудил стакан из-под стенгазеты, налил и опрокинул содержимое в пасть. Затем привычно занюхал рукавом мундира и утёр кисточкой на конце хвоста выступившую слезинку. Из его пятачка робко курились две тоненькие струйки дыма.
   - Значит так, боец. Тебе выпала высокая честь. Пойдёшь в реальность от нашей манипулы. Будешь там бесом-искусителем. Задача - задавить Свет и перетянуть человека на сторону Тьмы. Уяснил?
   - Так точно! Разрешите вопрос?
   - Разрешаю.
   - А если перетянуть человека к Тьме не получится?
   - Накажу. - Немного подумав, Леонтий добавил: - Ты уж постарайся как-нибудь. По секрету скажу, я с центурионом третьей манипулы поспорил, что мои бойцы лучше. Они шлют одного из своих младших бесов в качестве искусителя, а я - одного из своих.
   - Так ведь в третьей манипуле - одни девчонки! - удивляюсь я.
   - Вот именно. Ты же не хочешь проиграть какой-то там девчонке. Опять же, ящик адского здравура на кону. Выиграешь - подарю одну бутылку. Адский здравур уже пробовал?
   - Никак нет! Не довелось.
   - Непорядок.
   Леонтий снова достал свою бутылку из сейфа и налил себе. Затем выдвинул ящик стола, достал оттуда давно не мытый стакан, поставил на стол и, не обращая внимания на паутину, наполнил его. На поверхность жидкости всплыл труп не успевшего удрать паука. Впрочем, плавал он не долго, так как довольно скоро растворился.
   - За победу! - поднимает свой стакан командир.
   Вслед за Леонтием, я торопливо опорожнил свой стакан и... впечатление таково, будто у меня в животе начал кругами бегать, временами подпрыгивая, горящий дикобраз. Глаза вылезли из орбит, градом хлынули слёзы, а из ушей и рыла повалил густой чёрный дым.
   Леонтий что-то там мне объясняет, но я совсем ничего не слышу. Меня полностью поглотила задача не свалиться на пол. Задача осложнялась ещё и тем, что пол, отчего-то, стал предательски покачиваться. Как он пьёт такое?
   Леонтий, тем временем, закончил свои объяснения и суёт мне в руки какие-то бумажки. С трудом собрав в кучу глаза, я смог прочитать, что одна бумажка - это пропуск в спецбиблиотеку, вторая - открытый лист-требование в спецхранилище, а третья - список какой-то алхимической дряни, что я должен получить в хранилище.
   Так точно, господин центурион! Есть приступить к выполнению задания! Разрешите идти?! Я чётко исполнил поворот кругом и по качающемуся полу уверенно вышел за дверь.
   На улице мне стало легче. И хотя земля всё ещё продолжала качаться, но дикобраз в моём животе перешёл с бега на шаг и перестал подпрыгивать. Да и дым из ноздрей практически полностью прекратился.
   Держась за стену одной рукой, осторожно пробираюсь ко входу в свою казарму. Из приоткрытого окна комнаты отдыха доносится сочный храп дежурного по манипуле, который продолжает вдумчиво составлять план вечерних работ.
   Но только я добрался до входа и стал аккуратно подниматься по лестнице, как навстречу мне изнутри вылетел мой сосед Рудольфио с двумя ведрами грязной воды в руках и, конечно же, тотчас врезался в меня. Лёжа на земле в вонючей луже, я не придумал ничего умнее, кроме как спросить сидящего на мне верхом Рудольфио: "Как пройти в библиотеку?"
  
  

Глава 3-светлая.

  
   Очень обидно, но сегодня мне вновь не удалось сделать утреннюю гимнастику. Ведь было нужно срочно лететь на склад, получать ингредиенты по списку наставника Никанора. Мне совершенно некогда заниматься такой ерундой, как гимнастика. И напрасно мама думает, что я специально придумываю отговорки. Ничего не специально. Они сами собой придумываются.
   Когда я прилетел на районный склад и прошёл в секцию алхимии, меня там ждало два потрясения - приятное и совсем неприятное. Приятное - это то, что Иулия тоже была тут и, постоянно сверяясь со своим списком, собирала со стеллажей в корзинку какие-то пакетики и пучки трав. А неприятное потрясение - это то, что я свой собственный список впопыхах забыл дома.
   Лететь обратно за списком домой жутко не хочется. Склад находится довольно-таки далеко от моего дома. А что делать? На память я список не помню, хоть и читал его вчера - там больше двадцати позиций. И тут меня осенило. Иулия! У неё же такое же задание, как и у меня. Значит, она собирает то же самое, что и в моём списке!
   Я подошёл к ней, вежливо поздоровался и рассказал, что, как и она, буду на практике ангелом-хранителем. Потом мы поболтали о всяких пустяках, Иулия почитала мне свои новые стихи, а я бурно повосхищался и сделал вид, будто мне ужасно понравилось стихотворение об упавшей в ручей алой розе.
   Сам же я потихонечку подсматривал в список, что она держала в руке, и набирал в свою корзинку различные травы и коренья соответственно её списка.
   Когда и я и Иулия набрали по абсолютно одинаковому набору, то, попрощавшись с кладовщиком, вышли и полетели в сторону дома. Поскольку по складу мы гуляли вместе, то и лететь мне пришлось рядом с ней. Хотя я, конечно, предпочёл бы немного отстать и снизиться на своё привычное место.
   К сожалению, Иулия уже получила вчера в библиотеке все нужные ей для задания книги. Поэтому над прудом с белыми лебедями я повернул и полетел в сторону районной библиотеки, а Иулия направилась к себе домой. Она убывает прямо сегодня. Ничего. Я не сильно отстаю. Сейчас вот возьму немного книг и тоже могу начинать свою практику...
  
   - Приветствую Вас, юноша, - обращается ко мне сидящий за столом и читающий книгу с яркой обложкой упитанный низенький ангел. При этом он быстро закрывает свою книжку и шустро прячет её в стопке каких-то папок и бумаг. Успеваю только заметить красивый рисунок двух обнимающихся девушек на обложке. - Позвольте представиться, я - старший ангел Аристофан, дежурный библиотекарь.
   - Очень приятно познакомиться с Вами, Аристофан, - отвечаю ему я. - А я - младший ангел Филимон.
   - Чрезвычайно рад встрече с Вами, Филимон. Что привело Вас в нашу библиотеку?
   - Видите ли, Аристофан, у меня практическое задание. Я буду ангелом-хранителем человека. И мне нужно будет провести этого человека к Свету.
   - Великолепно! Очень, очень хорошее задание для практики.
   - Не могли бы Вы помочь мне, Аристофан?
   - Конечно, Филимон, непременно. Какая именно помощь Вам требуется?
   - Пожалуйста, посоветуйте мне какие-нибудь книги, с помощью которых можно было бы обучать человека добрым чувствам.
   - Хм... Знаете, Филимон, а вчера вечером к нам прилетала юная ангелесса, которая интересовалась точно таким же вопросом.
   - А её, случайно, звали не Иулия?
   - Да, Иулия. Вы с ней знакомы?
   - Это моя одноклассница, Аристофан. У неё такое же задание, как и у меня.
   - Понимаю. Её больше всего интересовали книги о любви. Она специально заострила на этом моё внимание.
   - Мне о любви не нужно. Иулии дополнительное задание дали, кроме добра учить ещё и любви. А мне только добро нужно. Так что Вы посоветуете мне, Аристофан?
   - Что ж, Филимон, тогда я рекомендую Вам секции с 4 по 9. А если Вам нужно по красоте, то секции с 11 по 13.
   - Благодарю за совет, Аристофан. О красоте мне тоже может пригодиться. А героический эпос у вас тут где?
   - Героический эпос? Это секции с 22 по 28, а также секция 32. По любви можете посмотреть секции с 1 по 3 и с 16 по 20, а также секцию 32. Впрочем, о любви, Вы говорите, Вам не нужно.
   - Да, о любви не нужно.
   - Тогда Вам лучше не брать книги из секции 32.
   - Отчего так, Аристофан? Вы же говорили, что там книги по герэпу?
   - И по любви тоже. Видите ли, Филимон, в 32 секции книги смешанного жанра. Любовь и героический эпос одновременно.
   - Разве такие бывают?
   - Бывают. Представляете себе, бывают. Удивительно, не правда ли?
   - В самом деле, удивительно. Я пока поставлю тут свою корзинку?
   - Конечно, Филимон. А что в ней?
   - Алхимические ингредиенты. Неактивные. Спасибо Вам, Аристофан. Я пойду выбирать книги.
   - Ступайте, Филимон. Мне было очень приятно помочь Вам...
  
   Ну, вроде бы всё готово. Настой уже можно пить. Фу, на вкус отвратительно. Хорошо, что его немного. Книги, конспекты, карточки с прекрасными пейзажами - всё собрано. Осталось лишь поджечь сборный пучок трав, вдохнуть его дым, и я перенесусь в сознание человека, где и буду оставаться бесплотным духом до тех пор, пока не закончится действие настоя.
   Вернувшись домой из библиотеки, я, кстати, сверил полученные мной на складе компоненты со своим списком, который дал мне наставник Никанор. Я оказался прав. Собирая ингредиенты по списку Иулии, мне удалось набрать всё в точности так, как и было написано в моём варианте списка. За одним исключением. Вместо лепестков шиповника у меня тут сейчас есть лепестки розы. Но это такая мелочь. Какая разница? Они же похожи. Во всяком случае, снова лететь на склад из-за одних только лепестков шиповника мне не хочется. И так сойдёт.
   Я сложил свои книги на полу стопкой и вспоминаю, не забыл ли чего. Кажется, не забыл. Всё тут. На самом верху стопки оказалась книжка, которую я, не удержавшись, взял в библиотеке из 32 секции. То есть смесь герэпа с любовью. Называется она совершенно непонятно - "Айвенго". Вероятно, это название какого-то места или имя человека. А может, и название корабля. Попробую почитать это своему мальчишке. В глубине души я питаю надежду научить его любви и этим утереть нос Никанору. А то мне немного обидно, что он так не верит в мои силы. Чем это, интересно, Иулия лучше меня? Она такой же младший ангел, как и я. Вдруг у меня получится?
   Всё, хватит тянуть время. С мамой и папой я попрощался, вещи собрал, пора переноситься. Поджигаю травы и смело вдыхаю ароматный дым. Ахх... Непередаваемый запах. Голова кружится. Мир вокруг меня начинает вертеться. Всё быстрее, быстрее, и... вот и всё. Я прибыл.
   Совсем не страшно. Как любопытно. Я в сознании человека. Для меня это выглядит как маленькая комната с широким чёрно-белым столом у одной из стен. На столе валяются два небольших обруча, а рядом с ним стоят кресла - белое и чёрное. На чёрном кресле сидит, положив копыта на стол, самый настоящий бес. Почувствовав моё прибытие, он обернулся, негромко хрюкнул и сказал:
   - А, светлый. Ну, привет. Проходи, садись. Знакомиться будем.
  
  

Глава 3-тёмная.

  
   - Маританна, ну что ты за рохля? Тебе совсем ничего доверить нельзя!
   - Сама рохля. И я его не теряла.
   - Не теряла? Тогда где же он?
   - А я знаю? Сама, небось, уронила, а теперь на меня валишь.
   - Да я его к тебе в корзинку сунула. Прекрасно помню.
   - Ничего ты не совала.
   - Совала.
   - Не совала. Я не видела.
   - Конечно, не видела. Такая квашня, как ты, и за собственным пятачком не уследит!
   - Что за ор, младшие? - высокий тощий старший бес приближается к двум ругающимся девчонкам. - Хотите ругаться - вон на улицу. Вы мне мешаете спа... кхх... заполнять каталоги.
   - Просим прощения, старший. Просто эта тупая колода потеряла список того, что нам нужно получить на складе.
   - Сама колода. И ничего я не теряла. Ты сама потеряла.
   - Нет, ты.
   - Ты!
   - Ты!!
   - Молчать!!! Смирно! Два наряда на конюшни вне очереди. Обеим!
   - Есть два наряда на конюшни!
   - Есть два наряда на конюшни!
   - А теперь со склада на улицу - шагом марш! Там ругайтесь, сколько хотите. Вон отсюда!
   Я стою за стеллажом и изо всех сил стискиваю себе руками рыло, чтобы не расхохотаться. Список они потеряли. Гы-гы-гы. Да это я его спёр из корзинки толстенькой бесовки, пока она смотрела в другую сторону и ковыряла пальцем в своём пятачке.
   Мелкая худая бесовка, которая орала на толстенькую, это как раз та, что пойдёт бесом-искусителем от третьей манипулы. Мы с Рудольфио её ещё вчера вечером выследили. Он помогал мне, пытаясь как-то загладить свою вину передо мной. Ведь что получилось-то? Когда этот придурок опрокинул на меня два ведра грязной воды, то я случайно уронил в лужу свой список алхимического мусора, что дал мне Леонтий. И чернила поплыли. Большинство букв стало нечитабельно.
   Снова идти к центуриону за новым списком очень не хотелось - с того станется и наказать меня. Хорошо, я вспомнил о том, что третья манипула отправляет своего искусителя. Понятно, что ему понадобится всё то же самое, что и мне. Вот мы с Рудольфио вчера и разведывали, кто именно пойдёт. А сегодня я с самого утра брожу по складу, ожидая знакомую мелкую бесовку. А как она пришла в сопровождении толстенькой, я момент улучил, да список-то у них тихонечко и умыкнул. Хе-хе. Теперь это их проблемы, а не мои. Пусть как хотят, так новый список себе и добывают.
   Я быстренько насобирал по списку всяких жабьих глаз и прочей дряни, аккуратно обошёл по краю дымящуюся лужу желчи василиска, которую сам же и сделал, неловко столкнув локтем с полки пыльную банку, и направился к выходу. Кладовщик за своим столом продолжал заполнять каталоги. Делал он это с закрытыми глазами и чуть похрапывая, из его ноздрей шёл слабый дымок, а под столом валялась пустая бутылка. Ну, у каждого свои методы работы, так что я не стал ему мешать. А сейчас - в библиотеку. Наберу там книжек по искушению и отправлюсь совращать парня. Берегись, Свет! Я уже почти готов...
  
   - Господин библиотекарь, разрешите обратиться! - ору я в библиотеке упитанному бесу с обломанным правым рогом. Бес сидит в кресле, положив копыта на стол перед собой, и читает здоровую толстую книгу. На обложке книги успеваю прочесть её название - "Большой Энциклопедический Словарь".
   - Тебе чего, мелкий? - поднимает рыло библиотекарь и смотрит на меня, не опуская свой словарь.
   - По приказу центуриона, прибыл получать книги для выполнения особого задания. Вот пропуск.
   - Не ори так. Давай сюда пропуск. Что за задание?
   - Бес-искуситель.
   - Секции с IV по XI. В секции XIII можешь взять одну книгу. Не сбейся со счёта. Одну! Считать до одного умеешь?
   - Так точно!
   - Не ори. Больше одной не брать. Я проверю. А то много вас тут таких шляется.
   - Есть не брать больше одной!
   - Да хватит орать! Вали, выбирай. Не мешай мне уровень образованности повышать...
  
   Когда через полтора часа я, нагруженный книжками, тащился к выходу, библиотекаря за его столом уже не было. В воздухе ощущался отчётливый запах адского здравура. А на кресле, где сидел библиотекарь, валялся тот самый словарь, что он читал. Причём словарь закрылся не плотно - было видно, что в середине, между страниц, что-то лежит. И наружу даже торчал небольшой кусочек бумаги. Это что, выходит, библиотекарь читал не сам словарь, а какую-то другую книгу, словарь же был нужен ему только как прикрытие?
   Мне стало так любопытно, что я поставил стопку своих книг на стол и открыл толстый словарь на том месте, где в нём что-то лежало. Хмм... Тоненькая книжка с очень красочной обложкой. В правом верхнем углу стоит смазанный лиловый штамп: "Секция XXX", а под ним другой штамп: "Только для служебного пользования". Называлась книжка совершенно непонятно: "Белоснежка и семь гномов. Выпуски 1-5." Я протянул руку, чтобы взять и полистать разноцветную книгу и... не смог её взять.
   Потому что улетел в угол от могучего пинка, которым наградил меня тихо подошедший сзади библиотекарь. Быстро вскочив, вытягиваюсь по стойке смирно, а однорогий бес в ярости орёт на меня и размахивает полной бутылкой, которую держит в руке. Видимо, ходил куда-то за ней, а тут я пролез и нашёл его "Белоснежку".
   Ух, ух! Как здорово он загнул. Так ругаться не умеет даже наш центурион Леонтий. Как он меня назвал? Надо запомнить, пригодится. Я ещё и этот? И этот? А вот это сделать я не смогу, так мне не извернуться. И так тоже. Ой, это он уж совсем. Ну, что наорался? Вроде, поток ругани чуть ослабел. Попробую свалить. Разрешите идти, господин библиотекарь? Так точно! Так точно! Так точно, я - мелкий любопытный похотливый гамадрил! Разрешите идти? Есть пять нарядов на конюшнях!
   Фу, насилу вырвался. Пять нарядов ещё впарил, зараза. Что он там такое секретное читает, что так разозлился? Теперь мне нужно обязательно победить ту мелкую бесовку, у которой я список свистнул. Может, тогда Леонтий с меня на радостях хоть пару нарядов снимет?
   Свалил книги и вещи на полу в нашем кубрике. Хорошо, что нет никого - все сейчас, конечно, на плацу. А я от занятий освобождён. У меня спецзадание. Ну и нечего тянуть. Мне пора. Где тут моя инструкция по переносу? Фу, почему кровь пить нужно обязательно протухшую? А, ладно. Выпью как-нибудь. Всего ложку и надо. Поехали!..
  
  

Глава 4-серая.

  
   - Здравствуйте. Меня зовут Филимон. Я младший ангел.
   - Привет-привет. Теодориус. Можно Тео.
   - Очень приятно, Теодориус. Вы давно прибыли?
   - Да не, минут десять. Ещё не осмотрелся толком.
   - А Вы уже смотрели на нашего человека? Кто он?
   - Смотрел. Не знаю кто, спит он. Пока не проснётся, не поймёшь.
   - Скажите, а куда мне лучше положить мои книги? И вещи.
   - Глаза-то разуй. Вон дверь белая. Там твоя зона, мне туда хода нет. Там сваливай барахло. Я своё уже уволок к себе. Не знаю, как у вас там, а в тёмной зоне шкаф есть книжный. Я туда всё напихал.
   - Благодарю Вас за совет, Теодориус. Я непременно последую ему.
   Следующие минут пятнадцать Филька обживал свою новую комнату, расставлял по полочкам книги и развешивал по стенам картинки с пейзажами. Светлая часть души человека должна выглядеть красиво и аккуратно. Уж это-то Филька знал. Кроме небольшого книжного шкафа в комнате обнаружились столик, два стула и узенькая кровать.
   Когда Филька вышел обратно в общее помещение, то обнаружил беса, увлечённо читавшего какую-то небольшую книжку.
   - Филька, смотри какая клёвая книженция! - радостно заулыбался бес.
   - Пожалуйста, не называйте меня Филькой. Мне это неприятно. Я Филимон.
   - Да ладно тебе. Не дуйся. А я и не знал, что в нашей библиотеке такие есть! Знал бы, давно попробовал себе взять почитать. Хотя мне, наверное, не дали бы. Это из секции XIII книга. Мне только одну оттуда взять разрешили. Для выполнения задания. А так бы припёрся - фиг выдали бы.
   - А что за книга?
   - На, посмотри. Только аккуратно. Смотри не порви.
   Взяв в руки протянутую ему книгу, Филька с огромным удивлением узнал её. Он совсем недавно видел картинку с обложки. Оказывается, точно такую же книгу читал во время его прибытия толстенький библиотекарь Аристофан. Так что, получается, в библиотеках Рая и Ада встречаются одни и те же книги? Как удивительно.
   В прошлый раз Фильке не удалось толком рассмотреть книгу, так как Аристофан очень быстро убрал её. Но сейчас молодому ангелу никто не мешал и он смог не торопясь всё разглядеть. Называлась книга очень странно: "Юри манга. Избранное. Том I.". Поскольку такое название Фильке ровным счётом ничего не говорило, то он открыл книгу и стал листать её.
   Следующие минут двадцать Филька попеременно то краснел, то бледнел, при этом продолжая внимательно пожирать глазами страницу за страницей. И такое читал Аристофан? Какой... какой... какой нехороший ангел. Читал такое. А Филимон - хороший ангел. Он не станет это читать. Не станет. Ни за что. Вот только ещё одну страничку. И ещё одну. То есть две. В общем, до конца главы и всё, дальше не станет читать. Вернёт книгу бесу. Обязательно вернёт. Наверное.
   Теодорчику же достаточно быстро надоело бесцельно слоняться по комнате. Человек всё ещё спал, ничего интересного не было, и он начал потихоньку подглядывать Фильке через плечо. А потом уже и не потихоньку, а в наглую. Иногда он даже останавливал Фильку и просил подождать переворачивать страницу, так как сам ещё не успел всё прочитать. Дело кончилось тем, что ангел и бес сдвинули вместе свои кресла, положили книгу посередине между собой, и, склонив головы и высунув языки, углубились в её изучение...
  
   Через пару часов, когда книжка закончилась, Теодориус распрямил затёкшую спину, почесал себя хвостом за ухом и спросил:
   - Ну как тебе, светлый?
   - Мерзость, - сиплым голосом ответил Филька.
   - Угу, то-то ты слюной половину страниц закапал. Думаешь, я не заметил?
   - Это случайно.
   - Ну да, ну да. Случайно. Признайся уж честно, тебе понравилось.
   - ...
   - Ну, признавайся. Вам же нельзя врать. Тебе понравилось, да? Понравилось?
   - Понравилось, - с трудом выдавил из себя Филька. - Но всё равно мерзость.
   - Ладно, не страдай. Раз тебе понравилось, мне понравилось, то, значит, и нашему парню тоже понравилось.
   - Какому парню?
   - Филька, не тупи! Мы с тобой где сейчас?
   - В сознании человека. И я не Филька, я Филимон!
   - Я про этого человека и говорю. Мы же с тобой - две половины его души. Ему нравится всё то же, что и нам с тобой.
   - А если нам нравятся разные вещи?
   - Тогда человек теряется, не знает что лучше. Тут мы с тобой должны убедить его, как правильно. Ты в своём убеждаешь, а я в своём. Кто лучше будет убеждать, тот и победил. Так человек и поступит.
   - Но когда нам обоим нравится что-то одно, то убеждать не нужно?
   - Точно. Раз и ты, и я согласны, что что-то хорошо или красиво, то и человек тоже будет так считать.
   - А когда какая-то вещь не понравится нам обоим, то и человеку она не понравится?
   - Угу.
   - Но он же спит сейчас. Разве спящего можно в чём-то убедить?
   - Светлый, ну ты и тёмный! А про сны ты ничего не знаешь разве? Мы с тобой такую... захватывающую книгу сейчас читали. Ему наверняка приснился крайне волнующий сон.
   - Понятно. Смотри, что это? - Филька показывает пальцем на лежащие на столе обручи, которые начинают светиться ровным светом, постепенно увеличивая яркость.
   - Не знаю. Может, он просыпается?
   - Картинки! Мне картинки ему показать нужно, как проснётся! Я сейчас.
   Филька убегает в свою каморку, где начинает суматошно рыться в шкафу, куда он засунул комплект картинок с прекрасными пейзажами. А бес, тем временем, неспешно подошёл к столу в общей комнате, уселся в своё кресло чёрного цвета и аккуратно надел на голову тёмный обруч. Слияние!
   Филька, наконец то, нашёл нужные картинки и торопливо двинулся к своему месту. Однако в дверях его остановил крайне удивлённый и даже какой-то испуганно-дрожащий голос беса:
   - Светлый, это куда мы с тобой попали, а?..
  
  

Глава 5.

  
   Ох, как же не хочется просыпаться! Такой сон чудесный! Никогда ничего подобного мне ещё не снилось. Нет, у меня, конечно, и раньше бывали эротические сны. Но никогда до этого они не были такими яркими и продолжительными. Кроме того, мне впервые снились в эротическом сне девушки. Раньше только парни были.
   Я разлепила глаза, потянулась и села на кровати. Пора вставать. Просунув ноги в шлёпки, подошла к встроенному в шкаф ростовому зеркалу. Хм... а я красивая. Как-то вдруг неожиданно это стукнуло мне в голову. Раньше особенно не задумывалась над этим. Знала, что не уродина, не хуже других, вот и всё. А сейчас резко поняла, что я не просто не уродина. Я красавица!
   Немного подумав, стянула через голову ночнушку и вновь уставилась на себя в зеркало. Ух, какая я красивая! Даже дух захватывает. Как это я раньше этого не замечала? Смотрю на своё отражение так, будто вижу его впервые в жизни. Смотрю-смотрю и никак не могу наглядеться. Какая девчонка! Вот бы познакомиться с ней!
   Хе-хе. Познакомиться. С самой собою. Смешно. Давай знакомиться. Эй ты, в зеркале! Хочешь познакомиться? Я Алина. А ты кто? Анила, что ли?
   Немножко покривлявшись перед зеркалом, я поцеловала в губы Анилу и пошла в кухонный блок заказывать завтрак. Одежду решила пока не надевать. Отчего-то не хочу. Да какая разница! Я ведь одна тут. Здесь вполне тепло, а без моего разрешения никто ко мне в отсек не зайдёт.
   Однако, не дойдя до кухни, я внезапно переменила своё решение. Нет, так нельзя ходить. Обязательно нужно одеться! Чуть не бегом вернулась в спальню, распахнула шкаф и начала лихорадочно одеваться. Бельё, колготки, платье... нет, это слишком короткое. Возьму голубое, оно длиннее и с рукавами.
   Вот, так лучше. Снова смотрю в зеркало на Анилу. Она там с той стороны тоже уже оделась и теперь показывает мне язык.
   На завтрак я заказала кухонному роботу овсяную кашу, молоко, три шампура свиного шашлыка, суп харчо, украшенный дольками ананаса торт со взбитыми сливками и два литра пива. А затем выковыряла из торта кусочек ананаса, покрошила его в кашу и съела. Запила это половиной стакана тёплого молока, прополоскала рот пивом, и скомандовала роботу-уборщику собирать посуду со стола. Больше не хочу есть.
   После завтрака же мне отчего-то сильно захотелось принять душ. Вчера вечером ведь принимала, зачем сейчас? Нет, хочу в душ и всё тут! Немедленно. Ладно, вроде спешить не нужно никуда сегодня, можно и искупаться. В чём проблема?
   Купалась я долго и с удовольствием. Выдавила на ладонь из тюбика гель для душа, размазала его руками по всему телу, а потом старательно смыла. Затем повторила всю процедуру сначала. Три раза повторила. Остановиться смогла лишь тогда, когда у меня закончился гель. Так и не поняла, для чего я полезла мыться. Да ещё и столь тщательно. И так чистая была.
   Пойти, что ли, погулять на улицу? Погода отличная. Самый конец весны. Солнышко светит, птицы поют. Ночью прошёл дождь, но сейчас облаков на небе нет. Решено, иду гулять!
   И что бы мне надеть? Задумчиво смотрю вглубь открытого шкафа и чешу себе голову. Нужно что-нибудь красивое. Так, вот это, это и, пожалуй, это. Правда, эту юбку я не надевала почти два года. Она на меня налезет? Сейчас проверим. Лучше бы налезла, очень она мне нравится.
   Как выяснилось, юбка на меня налезла. Хотя и с трудом. Еле-еле застегнула застёжки на поясе. Маловата она мне, честно говоря. Зато красивая. Я подошла к зеркалу и удивлённо уставилась на Анилу.
   Это что она такое на себя напялила? Да как ей не стыдно! Ужас! Она что, в таком виде собралась идти на улицу?! То, что эта бесстыдница надела себе на бёдра, гораздо больше напоминает широкий ремень, чем короткую юбку. Чтобы эта штука стала короткой юбкой, её длину нужно как минимум утроить. А футболка? Она ведь явно ей мала, зачем она её надела? Да ещё и без лифчика! Фу, как некрасиво!
   Я рывком распахиваю шкаф и торопливо переодеваюсь. Так... так... это сюда... а сверху вот это... и ещё вот так. Замечательно! Ну-ка, пойдем, посмотрим, на что Анила похожа сейчас.
   Вроде нормально. Мне нравится. Во всяком случае, лучше, чем было. Но зачем она надела такое длинное платье? Почти до пола. Ведь у неё такие ноги красивые, а так их никто не увидит. Да и ходить в столь длинном платье неудобно. А сверху что у неё? Какая-то дурацкая кофточка. Такие только старушки носят. Руки же у неё тоже красивые, а эта дурочка их спрятала. Не, так тоже не пойдёт. Нужно что-то другое выбрать...
  
   Какая отличная погода сегодня! И воздух такой вкусный! Я сижу на скамейке в нашем институтском парке с открытой бутылкой пива в руке и радуюсь жизни. Пиво, правда, я не пью. Просто держу в руке бутылку. Зачем я её взяла, не знаю. Никогда пиво не любила. Не нравится его вкус. Но почему-то я уверена, что сидеть в парке и глазеть на проходящих мимо девушек нужно обязательно с бутылкой пива в руке.
   Да, это ещё одна странность. Я сегодня постоянно высматриваю красивых девушек и исподтишка любуюсь ими. Нет, я и раньше, конечно, обращала внимание на девушек. Но до сегодняшнего дня воспринимала их скорее как конкуренток. А сегодня смотрю на них именно как на красивых девушек. И конкурентками себе я их почти не чувствую. Наоборот, ловлю себя на мысли, что при приближении очередной юбки непроизвольно принимаю такую позу, чтобы понравиться ей.
   Во, ещё одна чешет. Ммм... какие ножки. Юбочка. Жалко, что она с парнем, а то бы я... а то бы я что? Попыталась познакомиться? А я не умею. Чёрт, да что со мной творится сегодня такое? Это сон что ли необычный на меня так подействовал? Сегодня всё какое-то не такое. Торт и пиво на завтрак, сорокаминутное мытьё чистого тела, мучительный выбор одежды. Кстати, одеться я смогла лишь с четвёртой попытки. На мне сейчас мой спортивный костюм - широкие свободные шорты и мешковатая футболка. На ногах гольфы и спортивные туфли. Никогда я так для прогулок не одевалась. А сегодня выбрала именно это. Что-то не так. Что-то со мной случилось...
  
  

Глава 5-светлая.

  
   Что там так удивило беса? Я быстро подхожу к своему месту, сваливаю картинки на стол, и надеваю на голову слабо светящийся светлый обруч. Слияние!
   Ах! Девчонка! Сидит на кровати и потягивается. Мне передаются все ощущения её тела. Я чувствую, как она поправляет себе волосы, смотрю её глазами и слышу её ушами. Управлять напрямую её телом я не могу, но ощущаю всё то же самое, что и она. Как это? Почему я тут, в сознании девушки?
   Сорвав с головы свой обруч, поражённо спрашиваю Теодориуса:
   - Что случилось? Какая-то авария?
   - Не знаю. Сам удивлён.
   Если бы рядом со мной сидел не бес, а бесовка, то я ещё мог бы предположить, что это я что-то напутал в процедуре переноса. Со мной подобные истории уже случались. Однажды, например, при приготовлении нектара я по ошибке положил в него вместо сердцевины апельсина кожуру кокосового ореха. Получилось на редкость отвратительное месиво.
   Но тут Теодориус рядом. Что делает моё предположение маловероятным. Действительно, не могли же мы оба сразу ошибиться! Значит, причина не во мне. Я всё сделал правильно. Присутствие вместе со мной в сознании девушки беса мужского пола является тому доказательством. А бес, тем временем, обращается ко мне:
   - Знаешь, светлый, если бы вместе со мной тут сидела девчонка-ангелочек, то я бы решил, что это я сам виноват.
   - Почему?
   - Я ингредиенты для переноса собирал по чужому списку. Причём список тот я стырил у девчонки. Свой-то я прощёлкал, если честно. Может, мой список отличался чем? Но тут ты. Похоже, дело не в списке. Что-то действительно случилось.
   Вот это да! Какое невероятное совпадение! И ведь я тоже собирал на складе ингредиенты по списку Иулии! Мне-то нужны были лепестки шиповника, а я взял лепестки розы, как у неё было написано. Какой же я... неумный ангел!
   Я ввёл в курс дела Теодориуса, и мы с ним стали соображать, что нам делать дальше. Впрочем, достаточно быстро выяснили, что сделать уже ничего нельзя. Придётся нам и дальше тут обитать. Сменить человека можно лишь по обмену. То есть если ангел-хранитель другого человека захочет переселиться в этого, то я смогу занять его место. Проблема в том, как найти девчонку-ангела в сознании парня. По-моему, таких не бывает.
   А Теодориус, тем временем, продолжает сидеть со своим обручем на голове. Даже во время разговора со мной он его не снял. Что там происходит-то такого интересного? Надеваю свой обруч и... Охх...
   Обнажённая девушка стоит перед большим зеркалом и внимательно рассматривает собственное отражение. Теодориус, немедленно прекрати! Как это ничего не делаешь? Ей нравится смотреть потому, что это нравится тебе! Я не мешал лишь из-за того, что не знал, чем она тут занимается! Достаточно!
   Небольшая ментальная борьба с бесом и я пересиливаю его. Похоже, я сильнее. Девушка перестаёт рассматривать себя и направляется к двери. Она решила позавтракать. Это правильно. Я чувствую её голод. Да, а почему она идёт на завтрак нагишом? Ну и что, что там никого кроме неё нет? Всё равно, так нельзя! Новая борьба и девушка стремительно возвращается в свою спальню и начинает одеваться. Правда, на этот раз победа над бесом далась мне заметно труднее.
   Так, завтрак. Что бы такое выбрать? Вот, овсяная каша и молоко. Очень вкусно, питательно и полезно. Она же ещё совсем юная. Ей лет пятнадцать или шестнадцать всего. Она ещё растёт. А бесу мой выбор не нравится. Он такое не любит. Борьба, пихание, и мне приходится пойти на компромисс. К каше и молоку Теодориус добавляет то, что сам считает хорошей пищей.
   Но столько она не съест! Ей станет плохо! А бес хочет шашлык и пиво. И как-то он сильнее что ли стал. Или это я ослабел? Еле-еле продавил своё решение не есть ничего, кроме каши. Да и то пришлось согласиться с тем, что нужно после еды прополоскать рот пивом. Но тут бес был непреклонен. Ему очень уж не нравился вкус молока во рту. Договорились с ним на том, что пивом рот лишь полоскаем, глотать его не нужно.
   Фух, как я устал. Теперь мне понятно, для чего в моей каморке стоит кровать. Оказывается, борьба с бесом в душе человека - занятие весьма утомительное. Теодориус, я пойду прилягу, хорошо? Пожалуйста, не заставляй её без меня делать ничего плохого, ладно? Помыться? Помыться - это хорошо. Это правильно. Я одобряю. А пока она моется, я полежу...
  
   Когда я немного отдохнул и вернулся на своё кресло для слияний, то обнаружил девушку одевающейся в спальне. Теодориус объяснил мне, что она помылась и сейчас собирается идти на прогулку. Прогулка - это хорошо. Полезно. Пусть идёт. А что это такое она на себя надела?
   Да как ей не стыдно! Ужас! Она что, в таком виде собралась идти на улицу?! То, что эта бесстыдница надела себе на бёдра, гораздо больше напоминает широкий ремень, чем короткую юбку. Чтобы эта штука стала короткой юбкой, её длину нужно как минимум утроить. А футболка? Она ведь явно ей мала, зачем она её надела? Да ещё и без лифчика! Фу, как некрасиво! Немедленно переодеться!
   Бес замирает, он тоже устал, а девушка переодевается. Так, давай посмотрим в зеркало, что у нас получилось. Вроде нормально. Мне нравится. Во всяком случае, лучше, чем было.
   Теодориус, чем Вам не нравится длинное платье? Ну и что, что почти до пола? Ноги красивые, я согласен. Но разве это повод демонстрировать их всем прохожим? Ходить да. Ходить в таком неудобно. Почему Вы считаете, что кофточка дурацкая? Ничего не дурацкая, вполне нормальная. И ничего не одни старушки. В том, что руки красивые, я с Вами, пожалуй, тоже соглашусь. Хорошо, давайте выбирать другое...
  
   Какая отличная погода сегодня! И воздух такой вкусный! Теодориус, она ещё не взрослая. Ей вредно пиво. Где красивая девчонка? Ух ты, и вправду красивая. Мне нравится. Почему нельзя любоваться без пива? Очень даже можно. Хорошо, раз Вы настаиваете, давайте возьмём пиво. Но пить его не нужно. Пусть просто так сидит и держит бутылку в руке.
   А много тут сегодня девушек гуляет. Одна другой краше! Прямо глаза разбегаются. Ой, а эта вообще... прямо-таки ангельская красота. Пожалуй, будет не хуже, чем даже Иулия. Только без крыльев. Что Вы говорите, Теодориус? Да, действительно, жаль, что она с парнем. Приятно было бы с такой познакомиться поближе...
  
  

Глава 6.

  
   - Разрешите?
   - Да-да, конечно. Доброе утро, Алина. Проходите, садитесь.
   - Доброе утро, профессор. Спасибо.
   - Вы сегодня прекрасно выглядите. Просто обворожительно.
   - Благодарю за комплимент.
   - Итак, Алина, Вы приняли решение?
   - Да, я решила.
   - И каков же Ваш выбор?
   - Вот. Я выбираю это.
   - Вот это? Хм... Прямо скажу, неожиданно. От Вас такого я не ожидал. А Вы хорошо подумали? Уверены, что справитесь?
   Я сегодня с самого утра пришла к своему куратору, профессору Ивасиусу. Наконец-то я определилась со своим заданием. Три дня выбирала, всё никак не могла решить, что мне нравится больше - пение или живопись. И то и то интересно. Я прямо как Буриданов осёл думала, быть ли мне на задании певицей или художником. В итоге решила стать странствующем рыцарем.
   Удивительно? Я сама удивилась. Никогда за собой такого не замечала. Честно говоря, все силовые курсы я осилила лишь по самому минимуму. Только чтобы зачёт получить. Кое-как умею стрелять, чуть-чуть фехтовать. Верховая езда - только самые азы, да и то лишь на роботолошади. Живой лошадью управлять не смогу. Рукопашный бой и бой в команде были необязательными и я эти курсы пропустила. Вместо этого я углублённо изучала пение и живопись. Это мне было интересно. Так отчего я выбрала себе роль рыцаря? Не знаю. Загадка природы. Но обязательно хочу быть рыцарем. Как проснулась утром, так сразу и решила - я хочу отыграть рыцаря!
   А вообще выбор заданий у нас весьма широк. После окончания цикла "А" обучения можно попробовать себя почти в любой роли. В пределах разумного, конечно. Королём или там полководцем каким побыть не удастся. Вообще, недоступны никакие роли ярких и известных личностей. Нужно побыть кем-нибудь простым и незаметным. Частью толпы.
   Зато уж в этих пределах можно выбирать что угодно. Некоторые экстремалы иногда даже солдат отыгрывают. И в реальных боевых действиях участвуют. Но это уже совсем ненормальные. Получить на чужой и ненужной войне шальную пулю или стрелу, а то и превратиться в радиоактивный пепел - это, по-моему, верх глупости.
   Я предпочитаю что-нибудь тихое и незаметное. Безопасное. Ведь как наш институт называется? Институт Изучения Измерений. Сокращённо - ИИИ. Изучения! А никак не изменения. Мы изучаем измерения, но в их жизнь не вмешиваемся. Обычно не вмешиваемся. Разве что иногда, чтобы в нужном направлении толкнуть развитие. Но это редко. И каждый такой случай предварительно тщательно обсуждается и планируется на учёном совете.
   Изучать же лучше из какого-нибудь безопасного места. В трюме торпедированного линкора или из горящего танка делать это, на мой взгляд, неудобно. Впрочем, мне такое и не грозит. Я на факультете средневековья учусь. Танки там точно не встретятся. А вот рыцари есть. И я тоже побуду рыцарем некоторое время.
   Опять удивление накатило. Зачем я это сделала? Чудеса прямо. Никогда меня не привлекало такое. Ведь я хотела либо стать певчей в церковном хоре, либо переодеться парнем и отыграть бродячего художника. Никак не могла решить, что интереснее. А записалась в рыцари. Ну не дура ли я? Может, вернуться и попросить заменить мне задание?
   Не, не стану менять. Неудобно как-то. Ивасиус и так смотрел на меня, как на чокнутую. В конце концов, это ненадолго. Пошляюсь по сельским дорогам пару месяцев - и назад, в родное общежитие. Думаю, если специально не искать себе приключений, то и роль странствующего рыцаря вполне безопасна. Конечно, если как следует подготовиться к ней...
  
   Какая гадость это пиво! Фу. Во рту вкус совершенно мерзостный. Отвратительно. Ик! Громким нетрезвым голосом прошу принести мне ещё кружку. Мой отсек слышит меня и вскоре в ванную комнату заходит кухонный робот с новой порцией пива. Зачем я так напилась? Да ещё такой гадости? Не знаю.
   Вылезать что ли? Или ещё поваляться в воде? Неизвестно, когда в следующий раз доведётся. В мире, куда я перемещусь завтра, скорее всего так славно искупаться мне не удастся. Не, хватит. Уже больше часа лежу тут. Пойду лучше посмотрю, как там Анила поживает.
   С некоторым трудом я вылезла из корыта, кое-как вытерлась, подхватила своё пиво и, не одеваясь, пошлёпала к зеркалу. Последнее время я что-то зачастила сюда. Мне нравится смотреть на своё отражение.
   Привет, Анила! Ты как там? Пиво на ночь дуешь? Смотри, как бы утром тебе плохо не было! А чего ты голая и с мокрыми волосами? Ванну принимала, что ли? А я тут... ой!
   Желание допивать пиво как-то резко пропало. И вообще, что я тут стою и корчу рожи зеркалу? Других дел нет, что ли? Мне же завтра на задание!
   Я быстро надеваю ночную рубашку, беру с полки учебник по средневековым обычаям, залезаю в постель под одеяло и командую отсеку осветить мою подушку. Читать, читать, читать!..
  
  

Глава 6-тёмная.

  
   А интересную книженцию притащил с собой светлый. Не ожидал от него. Думал, такой тютя одни стишки дурацкие сумел захватить. А там у него сражения, турниры, драки. "Айвенго" называется. Это мужик такой. Он там в книжке всех победил и ему в конце ещё и девчонку выдали. За победу, значит. Я вообще про войну люблю. И чтобы крови было побольше.
   Мы со светлым вдвоём её всю ночь читали, пока девчонка наша спала. Нам-то спать не нужно, пока мы духи. У нас же сейчас своего тела нет, мы в разуме девчонки живём. Хотя отдыхать нам, всё же, надо. Устаём, когда слишком долго пихаемся, отстаивая каждый свой варрант действий человека.
   И ещё, я тут заметил, что если один из нас своё решение продавит, то в следующий раз сделать по-своему ему гораздо труднее. А трижды подряд выиграть в споре вовсе почти невозможно. То есть, то светлый заставляет девчонку делать по-своему, то я. По очереди. Не знаю, с чем это связано.
   Взять, хотя бы, историю с тем, как мы одевали её в первый раз. То, что нравится мне, вовсе не нравится светлому. И наоборот. Когда он её одел так, как ему казалось правильным, я едва не поперхнулся. Он её как монашку какую одел. Совсем закутал. Она такая красивая, а он всю красоту портит. Смотреть не даёт. И даже по собственному отсеку не разрешает ей ходить без одежды. Почему, спрашивается? Красиво ведь. Ну, какие же ангелы тупые! Ничего не понимают в красивых вещах.
   Эх, как здорово бы было, если бы я тут один был. Без ангела-противовеса я бы тут такого натворил! Ух, я бы и развернулся! Я бы такое придумал... ооо... Например, можно налить в ванну пиво и купаться в нём.
   Как я уже понял, с едой-питьём тут проблем нет. Наполнить ванну хоть пивом, хоть шампанским можно легко. Какие-то синтезаторы местные паганели напридумывали. Из любой органики любую пищу делают. Запихивают в такой синтезатор всякий мусор или даже просто жижу из канализации черпают - а на выходе у них что угодно может получиться. Хоть кабанчик печёный, хоть суп из акулы. А можно и пиво. Что закажут - то и получают. Прямо из мусора. Понятно, что с мусором и другой какой дрянью не люди возятся. Людей тут немного, копаться в помойках им некогда. Зато роботов кучи. Они тут для всего своих роботов используют, сами руками вовсе ничего не делают.
   Чтобы понятнее было, попробую так объяснить. Люди в этом мире - вроде как офицеры. Скорее, даже старшие офицеры. Не ниже командира когорты. Сами ничего не делают, только командуют. А роботы - вроде как в вечном бессменном наряде находятся. Кухонные роботы есть, роботы-уборщики есть. Всё как у нас почти. Только у нас с наряда, в конце концов, всё равно сменят, а тут нет. Заступил - и паши до самой смерти...
  
   Помня наши метания с одеждой, когда нам удалось договориться лишь на варианте со спортивным костюмом, мы теперь доверяем Алине одеваться самостоятельно. Просто оба снимаем свои обручи и пускаем дело на самотёк. Ну, она и одевается сама, как умеет. Филька, правда, обычно бухтит, что юбка слишком короткая, но отменить решение самого человека он не может. Не знаю, где он там короткую юбку увидел. По мне, так почти у любой из Алининых юбок длину смело вдвое сокращать можно. Слишком длинные. Алина если стоит спокойно и не двигается, то некоторые юбки у неё чуть ли даже не до середины бёдер достают. Явно слишком длинные.
   А с книжкой про рыцарей мы, похоже, малость того... погорячились. Мы с Филькой, вообще-то, её сами себе читали, не ей. Нам самим интересно было. Только совсем из вида упустили, что мы сейчас не сами по себе, а части души Алины. И она впитывает наши эмоции и разделяет наши взгляды. И если мы вдвоём с Филькой имеем по какому-то вопросу одинаковое мнение, то это же мнение немедленно внушается и Алине. Потому что мы - её части.
   Вот она и задание себе выбрала быть странствующим рыцарем. Хотя совсем не готова к этому. Она, на самом деле, такая тихая домашняя девочка-отличница. Ей бы вышивать крестиком или на скрипке какой пиликать. Вот это - для неё. А она в рыцари ломанулась. Но здесь уж никак по-другому не сделать. Петь или рисовать не нравится ни мне, ни Фильке, я его спрашивал. Так что и Алина теперь испытывает стойкое отвращение к этим занятиям. Хотя до нашего появления тут она это любила...
  
   Во, Филька утомился и отправился спать. Хе-хе. Какой я коварный. Я ему ужин уступил, лишь немного посопротивлялся для вида. Филька ужином рулил. Сначала он выбор блюд отстоял, потом не позволил Алине вытереть жирные руки об занавеску, как я предлагал, а потом ещё и пива не дал ей. Трижды подряд выиграл у меня. Молоток!
   На самом деле, он выиграл лишь потому, что я поддавался. Уже пиво я мог продавить легко. Но не стал. Знал, что ангелочек совсем расклеится после трёх побед. Так и вышло. Устал и свалил к себе. Отдыхать. И пока он спит, Алина в моём полном распоряжении. Что хочу, то и буду делать. Остановить-то некому меня! Всё прямо в точности по пословице: "Чем чёрт не шутит, когда бог спит!". Алиночка, пойдём в ванную, деточка. Ты хочешь купаться...
  
   Тьфу ты, Филька проснулся, зараза. Не даст полюбоваться вволю. Нам с ним такая красивая девчонка досталась, а этот ангелочек-моралист всё портит. Пиво... пиво отобрал. Выспался, гад. Сильный стал. Я не могу ему сопротивляться сейчас.
   Ну ночнушку, зачем ночнушку-то! Филька, не будь свиньёй! Поимей совесть! Не нужно одеваться, пусть так спит. Так же удобнее! Эх, ну ты и свин, Филька! Всё самое интересное спрятал. Я спать тогда пойду. Устал я с тобой бодаться. Раз ты так, Филька, то и я тоже так. Погоди, вот я высплюсь и тогда... тогда... Ух, что я тогда сделаю! Сам ещё не знаю что. Что-нибудь невероятно мерзкое. Специально назло тебе, Филька!..
  
  

Глава 7.

  
   Раннее июньское утро. Кругом лес. Поют птицы. За ветви деревьев цепляются обрывки тумана. Но это ненадолго. Солнце уже встало и туман вскоре рассеется.
   Какой умник догадался настроить выход из камеры перехода прямо в лесу? В доспехах и с прицепленным к поясу мечом очень неудобно продираться сквозь кусты следом за Лисичкой.
   Лисичка - это моя лошадь. Роботолошадь, если точнее. Модель 14/2У, как мне дежурный по ангару сказал. "У" - значит учебная. Упрощённый вариант. Полноценных роботолошадей практикантам не выдают. Да полноценная мне, откровенно говоря, особо и не нужна. Зачем, скажите на милость, мне может понадобиться способность лошади летать со сверхзвуковой скоростью с возможностью выхода в ближний космос или нырять на глубину до 20 километров? Не нужна совершенно.
   Я сама себе Лисичку выбрала. Из-за цвета. Очень мне цвет её понравился. Она огненно-рыжая, совсем как лиса. Вот я и имя ей соответствующее придумала. Сейчас Лисичка ведёт меня к дороге, попутно протаптывая мне дорожку в кустарнике. Сама-то я дорогу и не найду, пожалуй. Курс ориентирования на местности я не брала. Неинтересно мне было это. Да и не нужно. Лисичка дорогу покажет. У неё встроенный блок навигации есть. И компас у неё есть. И даже карта местности в памяти.
   Лисичка, стой! Привал. Фух, утомилась я. Вроде только утро ещё, а уже припекает. Или это из-за навьюченного на мне металла я так упрела. Одна кольчуга у меня килограмм пять весит. И это ещё притом, что она не стальная, а титановая. Обычно рыцари возят свои доспехи упакованными и на себя надевают их непосредственно перед боем или в случае угрозы нападения. Но мне так делать нельзя. Мне придётся таскать кольчугу на плечах постоянно. Дело в том, что без кольчуги становится гораздо проще открыть тот факт, что я, как бы, не совсем мужчина. Кольчуга же очень хорошо скрывает все лишние выпуклости на моём теле. Совсем ничего не заметно. Но жарко.
   Лисичка по моей команде улеглась на землю, а я уселась на неё сверху. Сняв с головы свой шлем вместе с подшлемником, растрепала руками мокрые волосы, пусть подсохнут малость. А потом достала из седельной сумки флягу с водой и напилась. Фух...
   Жалко верхом нельзя ехать по лесу. Обязательно в какую-нибудь ветку въедешь. Так, а сколько до дороги осталось? Лисичка, далеко до дороги? Мы где сейчас?
   Хорошая у меня лошадка. Многофункциональная. Правда, в целях конспирации функцию речи ей не реализовали. Иными словами, сама говорить она не может. Но всё понимает. А ещё у неё синтезатор встроенный есть. И так хитро устроенный, что новые вещи она прямо внутри сумки синтезирует. Собственно, сама сумка - это часть лошади. Хотя и съёмная. То есть если сумку снять - это обычный мешок. А если подключить к лошади, то это уже получается мешок-синтезатор.
   Вот и сейчас в ответ на мой вопрос Лисичка синтезировала внутри сумки карту окрестностей. Карта, понятно, стилизованная под местные реалии, но вполне себе точная. Хотя и выглядит коряво, как будто её руками рисовал не очень умелый художник. Даже я смогла бы нарисовать лучше.
   Так, красный крестик. Мы, значит, тут. Угу, получается, ещё километра полтора брести по этим буеракам. О-хо-хо. Может, всё же попробовать верхом? Очень уж надоело самой тащить эти железки тяжеленные. Хорошо ещё, хоть копьё удалось навьючить на Лисичку. Хороша бы я была в этих кустах с трёхметровым дрыном в руках. Нет, ну что за идиот устроил выход так далеко от дороги? Каким местом он думал?..
  
   Лисичка, осторожно. Тихонечко вставай, я верхом попробую. Аккуратненько, аккуратненько. Ага, встала. Ну, давай попробуем покататься.
   Я тяну правой рукой Лисичку за гриву и очень осторожно давлю на левое стремя. Левое стремя - увеличение скорости движения. А правое наоборот - тормоз. Но только в том случае, если я за гриву тяну. То есть для того, чтобы Лисичка начала ускоряться, нужно одновременно давить на левое стремя и тянуть её за гриву.
   Конечно, можно и голосом командовать, но это не рекомендуется делать. Мало ли, вдруг услышит кто случайно. Очень уж подозрительно выглядит всадник, громко приказывающий своей лошади: "Скорость движения двадцать километров в час".
   Ничего, вроде еду, не падаю. Лисичка осторожно пробирается по лесу, выбирая наименее заросшие места. Копьё вот только мешается. Здоровенное. Жалко, не складывается. Вообще-то, копья полагается возить на отдельной вьючной лошади, под присмотром оруженосца. Но у меня оруженосца нет. Где я возьму его, интересно? Потому, приходится тащить всё самой. Хорошо, Лисичка у меня выносливая. Вовсе не устаёт. И сильная. Грузоподъемность у неё ограничена лишь прочностью дорожного покрытия. То есть нагружать её можно до тех пор, пока она под тяжестью груза не начнёт погружаться в землю.
   О, кажется, впереди просвет показался. Сейчас легче станет. Как же мне это копьё надоело!..
  
   Как здорово скакать верхом по дороге! Совсем не то, что по лесу. Лисичка плавно трусит рысью, аккуратно обходя или перепрыгивая неровности. Кресло-седло едва заметно покачивается на амортизаторах. Раздвинув пальцами гриву Лисички, я приподняла ей кусочек кожи и взглянула на встроенный спидометр. 27 километров в час. Ну, и нормально. Быстрее не нужно, а то вдруг свалюсь. А так Лисичка, при необходимости, по не слишком пересечённой местности до 300 км в час разгоняться может. Только такой скорости мне не выдержать. Я задолго до этого свалюсь.
   Минут через сорок на такой скорости, как сейчас, я, судя по карте, должна до небольшой деревеньки доехать. Там решила остановиться, пообедать, да и новости местные заодно узнать. Конечно, пообедать я и в лесу могу, но в лесу делать это неудобно. Еду-то Лисичка мне приготовит легко, но только вот, ни стола, ни стула она сделать не сумеет. По крайней мере, не сумеет сделать это быстро. А в деревне наверняка найдётся кто-то, кто согласится за деньги меня покормить.
   Внезапно я слышу немного впереди по ходу моего движения громкий девичий визг. Что это? Там обижают какую-то девушку? Немедленно тяну Лисичку за гриву и с силой давлю на левое стремя. Скорее! Лисичка разгоняется, разгоняется, лесная дорога делает поворот, и мы с ней вылетаем на просторную лужайку. А там... какой ужас!
   Это разбойники! Ограбление! И убийство! На полянке стоят рядом две телеги, а трое здоровенных мужиков бандитского вида сноровисто освобождают одну из них от каких-то узлов и тюков. А на другой телеге валяется труп какого-то несчастного, которого эти негодяи только что убили. Но самое страшное не это! На земле, в густой траве, лежит и слабо пытается отбиваться юная хрупкая девушка. На её же груди стоит передними лапами огромный чёрный пёс и с рычанием тянется оскаленными клыками к горлу девушки. А разбойники-душегубы даже не пытаются отогнать собаку и спасти несчастную от страшной смерти. Ну, берегитесь!
   Я поудобнее перехватываю свою мачту-копьё, направляю Лисичку в сторону собаки-людоеда, и, всё ускоряясь, несусь на помощь девушке. Лисичка, только вперёд! Никуда не сворачивать! А над поляной летит мой громкий крик: "Во имя добра, я атакую!".
  
  

Глава 7-светлая.

  
   Ох, как же тяжело мне с этим бесом! Он такой могучий. Гораздо сильнее меня. Наверное, это один из приближённых Князя Тьмы. Какой-нибудь генерал. Я с огромным напряжением сил защищаю от него Алину.
   Труднее всего мне бывает тогда, когда Алина оказывается у себя в отсеке в одиночестве. Тогда бес так и норовит заставить её раздеться. Самое ужасное то, что мне, откровенно говоря, тоже нравится это. Поэтому приходится вспоминать то, чему нас учили на уроках тренировки воли. Ужасно тяжело пересиливать бесовские желания, которые частично совпадают с моими.
   Но я стараюсь. Зато мне удаётся правильно кормить девочку вкусной и полезной едой. И никакого пива! Ей нельзя пиво, она ещё маленькая. У нас с Теодориусом получился некий негласный договор. Когда Алине пора кушать, бес отключается и уходит к себе. Он не выносит вкус молока. А после еды Алина обычно идёт купаться.
   Она вообще стала ужасная чистюля с тех пор, как мы с Тео в неё вселились. Принимает душ или ванну по четыре-пять раз на дню. Но без меня. Я всегда отключаюсь от её ощущений в это время. Алину купает Теодориус. Отчего-то, ему очень нравится купать Алину. Даже удивительно, насколько бес любит купаться. А я раньше думал, что бесы - грязнули. Но я ему не мешаю. Чистота - это хорошо. Да и девочке тоже нравится купаться. Когда Тео сообщает мне, что Алина уже искупалась и оделась, я вновь подключаюсь к ней и чувствую, какая она довольная и счастливая. Наверное, так себя чувствует облопавшийся сметаны кот.
   Впрочем, теперь ей, вероятно, не придётся купаться довольно долго. Разве что, в реке или в озере. Сомнительно, что в этом мире она сможет отыскать полноценную ванну. Да, зря мы, пожалуй, прочитали Алине эту книжку про рыцарей. Лучше бы я стихи почитал ей лирические. На роль странствующего рыцаря подходит она слабо. Не умеет она это совсем.
   Но тут уж ничего исправить нельзя. Вчера она получила на складе комплект доспехов своего размера и рыцарское вооружение. А потом пошла в ангар с учебными роботолошадями и выбрала себе небольшую лошадку весёлого рыжего цвета. Мне очень понравился её выбор.
   Вечером Тео сводил её искупаться, я помог поужинать, робот-лакей сделал Алине приличествующую рыцарю причёску, и мы стали укладываться в постель. А, нет, перед сном бес ещё раз искупал Алиночку. Во, чистюля какой! Мне такая черта в его характере нравится.
   Переход в иное измерение прошёл буднично и совсем не интересно. Даже не ожидал такого. Алина со своей Лисичкой вошла в камеру перехода, набрала код нужного ей измерения, дверь открылась и мы вышли в густом летнем лесу.
   Чего говоришь, Тео? Жарко, устала? Да, и верно, девочке тяжело, чувствую это. Привал? Нет, давай на дорогу выйдем сперва, а там уж и привал. Подумаешь, меч тяжёлый. Зато острый. Ну, ладно, ладно. Ты сильнее. Привал. Мне тоже не нравится такую тяжесть таскать. Может, если тихонько, на лошади всё же можно ехать и по лесу? Тем более что это не простая лошадь. Она и сама вполне разумная...
  
   Как здорово скакать на лошади! Ветер свистит в ушах, мимо проносятся придорожные кусты и деревья. Лисичка скачет плавно и аккуратно, стараясь не уронить на землю Алину, чьи колени не очень уверенно сжимают её бока. По ощущениям, скачка верхом на лошади напоминает мне полёт. Очень похоже.
   Что такое? Крик? Тео, там какая-то девушка кричит! Да ты что, как можно не вмешиваться? Там же девушку обижают! Алина ведь рыцарь! Скорее, на помощь слабому!
   Какой ужас! Разбойники! Убийство! О, нет! Собака сейчас загрызёт эту несчастную. Правильно, Тео. Я поддерживаю. В атаку! Я и боевой клич хороший вспомнил. Что Вы кривитесь, Теодориус? На самом деле хороший. Алина, при нападении на разбойников нужно кричать так: "Во имя добра, я атакую!".
   Быстрее, быстрее. Лисичка всё ускоряется. Страшная собака увидела нас, оторвалась от своей жертвы, и обернулась к нам. Алина наклонила своё копьё... удар! Промах! Как досадно! Собака смогла увернуться. Но сейчас мы...
  
   - Ой! Тео, что случилось? У меня слияние разорвало.
   - У меня тоже.
   - И как это понимать? Что с Алиной?
   - Ну, раз мы всё ещё тут, то, значит, она жива. Просто потеряла сознание.
   - Отчего?
   - Что ты видел последним?
   - Она промахнулась по собаке.
   - А после что, ничего не заметил?
   - Нет. Не успел. Вроде как, мы к какому-то дереву приближались.
   - Вот именно.
   - Тео, не говори загадками. Что произошло?
   - Да в дерево она своим копьём на всём скаку воткнулась. Её вышибло из седла, она рухнула на землю и от удара потеряла сознание. Я, по крайней мере, всё понял именно так.
   - Кошмар. Там ведь разбойники! Тео, что теперь с ней станет? Что они сделают?
   - Я думаю, её ограбят. Пока будут грабить, обнаружат, что это девушка. Тогда её изнасилуют. А потом убьют.
   - Тео, мы не можем допустить этого! Помоги, вдвоём мы сможем её поднять!..
  
  

Глава 8.

  
   Очнулась я от того, что мне на лоб начали лить холодную воду. Открываю глаза и осматриваюсь. И как это понимать?
   Я лежу на земле. Рядом со мной на коленях стоит один из разбойников и льёт на меня воду из небольшого ведёрка. Недалеко растерянно мнутся ещё два душегуба. Пошевелив руками и ногами, поняла, что я не связана, а у меня на боку по-прежнему мой меч. Ну, сейчас я вам устрою!
   Оттолкнув рукой разбойника с ведёрком, неловко пытаюсь встать. И сразу падаю обратно от резкой боли в спине.
   - Ваша милость, какое счастье, что Вы живы! - Бормочет носитель ведёрка. - Мы, было, подумали, что Вы убились.
   - Во имя добра, я... Ой! - вторая попытка встать не удалась. Но я смогла сесть.
   - Осторожнее, ваша милость. Вы уж больно сильно стукнулись.
   - Как вы смеете травить девушку собакой?! Да я сейчас вас тут...
   - Собакой? Травить девушку? Ваша милость, да как же так? Никогда такого мы с братанами. Никогда.
   - Не лги! Я всё видел! И где она? Быть может, ещё можно её спасти?
   - Кого спасти?
   - Девушку. На которую вы натравили огромную собаку.
   - Когда натравили? Не делали мы такого.
   - Лжёшь! Где тело, негодяй!
   - Какое тело?
   - Ну, берегись!
   Наконец, мне, опираясь на меч, удаётся встать на ноги. Хотя спина болит зверски. Я кое-как распрямляюсь, начинаю тянуть из ножен свой меч и... натыкаюсь взглядом на ту самую девушку, которую я пыталась спасти. Она сидит на земле около одной из телег и с любопытством смотрит на меня. При этом девушка одной рукой обнимает за шею собаку-убийцу. Но теперь собака не пытается загрызть девушку, а смирно сидит рядом с ней, вывалив огромный розовый язык.
   - Ваша милость, - испуганно бормочет разбойник с ведёрком, пятясь от меня в сторону своих соучастников. - Ваша милость, за что? Не нужно мечом. Не делали мы ничего плохого. С ярмарки вот возвертаемся. Как есть говорю, не обижали никого. Да и Лохматик смирный. Ни в жисть девушку кусать не станет. Мирна, да скажи хоть ты милорду рыцарю, никаких девушек мы собакой не травили!
   - Ваша милость, - встаёт и кланяется мне девушка с собакой, - Ваша милость, мы честные крестьяне. Никогда девушек не обижали, не было того. Лохматик же и не кусачий вовсе, видите?
   С этими словами девушка сунула пальцы руки в пасть собаки, которая немедленно лизнула её в ладонь. Так это не разбойники? Девушку не пытались загрызть? Стоп, а убитый на телеге? Я ведь точно видела тело. Да, вон он. Так и лежит.
   - А это что? - тычу я пальцем в сторону трупа. - Тоже скажете, что не вы?
   - Не мы, не мы, ваша милость, - вновь заговаривает со мной крестьянин с ведёрком. - Это он сам. Мы ни при чём. Вубало пока ходил соль покупать, Терлейка и того... этого самого.
   - Ничего не понимаю. Что с ним случилось?
   - Да одного его у телеги оставили, не уследили.
   - И что?
   - Дык, в телеге ж тогда жбан медовухи был. Терлейка его и перелил.
   - Куда перелил?
   - Вестимо куда. В себя, известное дело. Терлейка хоть и остолоп, но медовухой мимо рта не промахивается. Завсегда попадает.
   - Так он что, жив?
   - Дык, пока живой, вроде.
   При этих словах тело на телеге что-то пьяно пробормотало и с трудом повернулось на другой бок. Тьфу ты! Оказывается, это просто пьяница. Вот, я дура. Напала на честных крестьян. Хорошо, не убила никого по ошибке. Да, а где моё копьё? И где Лисичка?
   Копьё нашлось довольно быстро. Оно так и валялось рядом с тем деревом, куда я случайно попала, промахнувшись по Лохматику. А вот Лисичка... Моей чудо-лошадки не было. О том, куда она делась, можно было догадаться по протоптанной ей в лесу тропе. Лисичка неслась вперёд подобно снаряду. По прямой, никуда не сворачивая. Прямо сквозь кусты. И сквозь деревья. Я, даже не заходя в лес, вижу несколько крупных поваленных деревьев, которым не посчастливилось оказаться на пути моего транспорта.
   Что случилось - мне понятно. Лисичка, конечно, умная лошадка. Но она, всё же, робот. И не выполнить прямой приказ хозяина она никак не может. А что я ей приказала? Только вперёд, никуда не сворачивать! Ой, какая же я дура! Отменить приказ я, конечно, могу. Только для этого мне нужно как-то оказаться от Лисички на таком расстоянии, на котором она может меня услышать. Командую я голосом. Никакой дальней связи у нас нет.
   И что теперь делать? Навигатор Лисичка великолепный. С пути она не собьётся, так и будет бежать идеально прямо. Интересно, сколько времени потребуется ей на то, чтобы обежать вокруг планеты и вернуться сюда? Хотя не, вряд ли вернётся. Океан-то она, конечно, переплывёт, но рано или поздно встретит на пути неодолимое препятствие. Скалу, например. Летать или лазить по скалам она не умеет. А обходить ей нельзя - мой приказ был никуда не сворачивать. К тому же, планета - не идеальный шар. А потому, даже если двигаться строго по прямой, точно в это же место не попадёшь. Погрешность может десятки километров составлять.
   Тут ко мне подошёл крестьянин с ведёрком (уже без ведёрка, правда) и, поклонившись, спросил меня, не согласится ли отважный рыцарь разделить с ними скромную трапезу. Пожалуй, соглашусь. Кушать-то хочется. А мой синтезатор пищи от меня убежал. Интересно, что у них на обед?
   Осмотревшись, я заметила девушку Мирну, которая копошилась у подвешенного над небольшим костром котелка. Рядом с ней и её грозная собака вертелась. Кстати, а девушка-то ничего. Одежда у неё, правда, дурацкая. Но ведь на ночь-то она её снимает. Может, мне лучше дальше двигаться вместе с крестьянами? Пешком идти не хочется, а они наверняка в какую-нибудь деревню вскоре заедут. Там буду думать, как дальше быть. А пока едем, возможно, удастся и с Мирной познакомиться поближе...
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Григорьев "Проклятый-3. Выживание"(Боевое фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"