Sheila & Kerrigan - перевела Аршанская Вера: другие произведения.

"Беглецы" (Fugitives) - книга 1 - часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    3-я часть первой книги того же романа.

  Глава 50
  
  "Жаклин"
  
  
  Жаклин в нерешительности стояла около запертой двери с ключом в одной руке и с подносом еды в другой. Она была красивой женщиной с загадочной улыбкой и с русыми волосами, которые мягкой волной ниспадали на плечи. Но ее глаза таили в себе печаль. Они говорили, что видели слишком много за свою короткую жизнь. Было очевидно, что она происходила из приличного общества и проклинала судьбу за то, что ей приходится водить компанию с такими, как Гриффин и Дэнни. Она проклинала это, но ставила себя перед фактом, что такова ее несчастная судьба. Если бы это зависело от нее, она бы уехала далеко-далеко, и они бы никогда не узнали, куда. К несчастью, Гриффин держал ее будущее в своих грязных лапах. Она никогда не сможет уйти от него. Он сделал все, чтобы быть в этом уверенным. Забота об Антонио превратила ее тяжелую домашнюю работу в удовольствие. Его милая улыбка и мягкий взгляд карих глаз притягивал, от них в ней просыпалась женщина. Она боролась с этим, но потом стала понимать, что ей становится все тяжелее и тяжелее держать дистанцию. Она не смела показать Гриффину, что у нее есть к Антонио чувства, из страха, что он убьет его, просто, чтобы получить удовольствие от ее страданий. Она видела много раз, что случалось с теми, кто вставал на его пути, и на себе чувствовала взрывы его темперамента гораздо большее количество раз, чем хотела бы помнить. Она не могла позволить, чтобы это случилось и с Антонио. "Я этого не позволю", - поклялась она.
  Антонио в своей тюрьме изнывал от скуки, задаваясь вопросом, увидит ли он когда-нибудь еще свою семью. Рикардо, должно быть, с ума сходит от беспокойства, а из-за состояния Марии сейчас для него не самое лучшее время быть вдали от них. Он был тут так долго, что потерял счет времени. Он даже не мог сказать, день сейчас или ночь. В его камере не было окон. Единственными новостями из мира было то немногое, что говорила ему Жаклин. Она сбивала его с толку. Такая несгибаемая воля и такая хрупкая редкостная красота. Он был уверен, что несмотря на ее несговорчивое поведение, у нее доброе сердце. Независимо от того, как сильно она это скрывала, оно все же просвечивало. И по какой-то одной ей известной причине она угождала Гриффину. Что бы там ни было, но она старалась угодить ему из страха. Он видел это в ее глазах, каждый раз, когда упоминал имя Гриффина. Она была американкой, и он задавался вопросом, как она попала в Ирландию. Особенно в эту темную и дикую ее часть. По ее словам, здесь она познакомилась с Гриффином. Он пытался заставить ее побольше рассказать о себе, но она всегда меняла тему. Он не хотел ее использовать, но ему нужна будет помощь, если он соберется бежать. Он знал, что если он уговорит ее помочь ему бежать, то он должен будет взять ее с собой. Если Гриффин ее найдет - она будет мертва. Гриффин позаботится об этом. Он не терпел людей, которые его предавали.
  Антонио пытался открыть замок на цепях, сковывающих его лодыжки, но у него ничего не вышло. Эта цепь позволяла ему лишь ходить по этой маленькой комнатке и была намертво приделана к стене. У Жаклин должен быть ключ, подумал он. Нужно только найти способ получить его у нее. Поглощенный своими мыслями, он чуть не пропустил звук ключа, поворачивающегося в дверном замке. Он лег на кровать, прежде чем открылась дверь и вошла Жаклин.
  Она говорила с ним, не глядя в глаза. "Доброе утро", - сказала она, ставя перед ним поднос с едой. "Я принесла тебе полотенце и мочалку. Немного позже я принесу смену одежды", - сообщила она, передвигаясь по комнате и занимаясь своей обычной рутиной.
  "Пожалуйста, сядь и поговори со мной несколько минут", - попросил он. "Здесь очень одиноко". Она проигнорировала его просьбу и продолжила свою уборку. Закончив, она пошла к двери. "Жаклин, что-то произошло? Пожалуйста, поговори со мной!"
  Она заколебалась и посмотрела на него. Его глаза, подумала она. Они снились ей каждую ночь. Они умоляли ее помочь и пробуждали в ней женщину. "Я не могу", - покачала она головой и вышла из комнаты. Она вышла и заперла за собой дверь. "Черт!" - выругалась она. "Эти глаза сведут меня с ума. Он же священник!" - упрекнула она себя. Он был человеком Бога, и это заставляло ее держать руки от него на расстоянии. Она завернула за угол и столкнулась с Дэнни, который уезжал за город, но чье присутствие говорило, что он вернулся целым и невредимым. "Дэнни, ты напугал меня". Она не была от него в восторге. И если говорить честно, то она его ненавидела. Он был грязным животным, и она ненавидела его до глубины души. Все в нем было ей неприятно, а рук у него было больше, чем у осьминога. "Гриффин с тобой?" - спросила она, про себя надеясь, что нет. Она не хотела сейчас видеть Гриффина. Она была в смешанных чувствах из-за Антонио, а Гриффин видел ее насквозь. Он был хищником, и казалось, знал ее лучше, чем она сама. Он бы понял, что она чувствует к Антонио, просто посмотрев ей в глаза. А потом убил бы его, просто чтобы получить удовольствие, когда она будет умолять его позволить Антонио жить. Она бы сделала это, даже если бы он попросил ее жизнь взамен.
  "Он наверху в главном доме", - ответил Дэнни. "Я просто зашел проведать нашего гостя", - он отпихнул ее, отпер дверь и вошел, захлопнув ее за собой. "Ну, Святой Отец, как мы сегодня? Похоже, кто-то хорошо поел", - он поставил ногу ему на кровать. "Скучал по мне?" Он крутанул обойму пистолета и усмехнулся.
  Жаклин стояла за дверью и слушала то, что Дэнни говорил Антонио. Она услышала, как Антонио застонал от боли. Независимо от того, что Дэнни с ним делал, он отказывался звать на помощь. Она услышала еще один стон и поняла, что ему приходится туго. Она не могла ждать, пока Дэнни ударит его снова, и побежала в главный дом, надеясь, что сможет упросить Гриффина, не выдавая своих чувств. Черт, она вымолит его жизнь, даже если ей придется отдать свою.
  Антонио молчал, молясь, чтобы Дэнни поскорее устал от своих зверских игр. А тот дотянулся до подноса с едой и взял хлеб. Жуя, он проверил, крепко ли цепь приделана к стене.
  "Знаешь, я нахожу, что нечестно со стороны Бена не приезжать, когда ты так в нем нуждаешься", - заговорил он. "И Холлистер не знает, где он", - свирепо посмотрел он на Антонио, а тот смотрел прямо перед собой. "Ты знаешь, что я думаю", - Дэнни наклонился к его лицу. "Я думаю, что Бен Эванс забрал ключ и оставил тебя "в дураках", так сказать. Мы оба знаем, какое значение имеет этот ключ и то, что кто бы им ни завладел, станет богаче, чем может себе представить. И единственный способ для меня получить ключ - это найти Эванса. И поскольку я, кажется, не могу нигде его найти, ты мне скажешь, где он. А если не скажешь - я тебя убью", - засмеялся он. "Мне надоело держать тебя здесь". Он вытащил из кармана нож и, приставив его к шее Антонио, надавил так, что показалась кровь.
  "Прекрати это", - закричала Жаклин, входя в дверь. "Гриффин, скажи ему остановиться", - попросила она. "Этот парень ничем тебе не угрожает, и я не буду стоять и смотреть, как ты убиваешь невинного человека, а особенно священника. У тебя совсем стыда нет? Не боишься гнева Бога? Ты - животное!"
  Антонио с облегчением выдохнул. Бог ответил на его молитву немного странным способом, но в любом случае теперь он знает, что может на нее рассчитывать.
  "Дэнни, ты слышал ее. Убери нож и уходи. Я думаю, что наш добрый друг Александр должен вот-вот прибыть в Лондон. Иди и выясни это, а я здесь обо всем позабочусь". Он наклонился к уху Антонио. "Ты - счастливчик", - издевательски прошептал он. "Если бы я так сильно не любил ее, мой друг, ты был бы уже мертв. На твоем месте я бы не стал слишком долго ждать, чтобы - как же это слово - ах, да, исповедаться мне и сказать, где я могу найти Бенджамина. Говорят, что исповедь хороша для души, и если ты хочешь остаться в живых, ты мне исповедуешься". Он похлопал Антонио по щеке. "Понимаешь?" Напоследок, хлопнув его по плечу, Гриффин обнял за талию Жаклин и увел ее из комнаты, заперев за собой дверь.
  Антонио возвел глаза к небесам. "Спасибо, Отец. Я обещаю, что если ты поможешь мне выбраться из этой заварухи, я никогда - НИКОГДА - больше не влезу ни во что подобное".
  Дэнни встретил Гриффина на его пути к дому. "Гриффин, как ты думаешь, что я обнаружил?" - сказал он, улыбаясь.
  "Не могу себе представить. Так почему бы тебе не попробовать мне рассказать", - ответил тот.
  "Наш друг, Бен Эванс, ездил в маленькое путешествие, а теперь вернулся в Сансет Бич к родителям нашей маленькой подружки. И у меня есть номер телефона, где его можно найти", - злорадно произнес он, вручая бумагу Гриффину.
  Гриффин улыбнулся и посмотрел на Жаклин. "Ладно, давай ему позвоним и скажем, что у нас есть для него багаж, который он должен забрать".
  Жаклин была в ужасе. Боже, подумала она. Они собираются его убить. Нужно что-то делать, и побыстрее. "Думай", - пробормотала она про себя. "Думай! Должен быть способ!"
  
  Глава 51
  
  "Бен получает звонок"
  
  
  Мэг спала наверху. Джоан стояла около Бена, обнимая его за плечо и как бы успокаивая. Хэнк сидел за кухонным столом, смотрел в стену и молчал, а Бен с тревогой ждал его слов. Он не все им рассказал, но достаточно для того, чтобы заставить их понять, почему он должен оставить Мэг и поехать в Англию. Он не хотел волновать их больше, чем нужно. Его очень волновала реакция Хэнка на рассказ. Реакция Джоан была немедленной и успокаивающей, и он был ей благодарен. Она всегда была с ним терпеливой и понимающей, но его отношения с Хэнком в прошлом были неустойчивы. Его реакция на новости по меньшей мере действовала на нервы. Хэнк только посмотрел на него и надолго замолчал, отчего ему было неуютно. В прошлом у них было несколько острых моментов, и он не хотел, чтобы они возвращались. Он хотел увидеть что-нибудь, что показало бы ему, что отец любит его и понимает, несмотря на прошлое.
  "Бен, мне так жаль. Это ужасная история. Бедные твои родители". Джоан решила нарушить молчание. Бен посмотрел на нее, и улыбнувшись, положил свою руку поверх ее.
  "Все хорошо, мам", - тихо произнес он. "Со мной Мэг и ты, и я надеюсь, что скоро наша жизнь станет прежней". Он посмотрел на Хэнка. "Ты понимаешь, что этого не произойдет, пока все не узнают, что это Кармен убила Тима. Для общественности это будет словно гром с ясного неба". Хэнк встал и подошел к окну. Бену было очень нужно, чтобы он что-нибудь сказал. Что-нибудь, чтобы разрушить это проклятую тишину. Но он молчал. Неважно, закричал бы он, ударил или проклял его, но чтобы только не молчал. Но Хэнк сохранял каменное молчание.
  Бен снова попытался получить от него реакцию. "Я должен был рассказать вам это, чтобы вы смогли удержать Мэг здесь", - запнулся он, ожидая ответа, но Хэнк по-прежнему не проронил ни слова.
  "Чего я не понимаю, так это почему Рикардо ничего не рассказал о роли своей матери в смерти Тима", - прокомментировала Джоан, подходя к окну и вставая рядом с Хэнком. Как и Бен, она не понимала его молчания. И подумала, что приблизившись к нему, сможет прочитать его мысли. Это не похоже на Хэнка, устраивать бойкот детям, когда они так отчаянно нуждаются в его поддержке. Бен чуть ли не умоляет его, а он молчит.
  "Единственное, что я могу себе представить, что он или не уверен в убийце, или защищает свою сестру", - снова заговорил Бен. "Я не знаю, не могу вспомнить, что тогда было сказано. Все по-прежнему в тумане. Но что бы ни было сказано, этого недостаточно. Мы с Мэг все еще беглецы". Он посмотрел на Хэнка, который по-прежнему нес свою молчаливую вахту у окна, и вздохнул. Это безнадежно, решил он. Хэнк его ненавидит. Он встал со стула, собираясь оставить их одних. Он был очень огорчен, что явился причиной их страданий. "Я пойду проведаю Мэг. Извините". Хэнк не произнес ни слова. "Что же мне делать", - подумал Бен про себя, заметив их печаль и зная, что это из-за него. Он вышел из комнаты совершенно убитый.
  "Невероятная история. Бедный Бен. Неудивительно, что он такой недоверчивый и ершистый". Джоан подошла к столу, чтобы собрать чашки. "Хэнк, ты ничего не хочешь сказать? Бену нужно, чтобы ты что-нибудь ему сказал, а ты стоишь и смотришь в окно. Тебе не стыдно?" - отругала она его. "Твой сын в тебе нуждается, а ты молчишь".
  "Сейчас мне нечего ему сказать. Я должен подумать". Хэнк резко встал и вышел из комнаты, оставив Джоан очень удивленной и шокированной его действиями.
  Бен сидел на кровати Мэг и смотрел, как она спит. Она такая красивая и так спокойно спит, подумал он, мягко прикасаясь к ее лицу. С тех пор, как он рассказал ей о ночи, что вызывала в ней те сны, она спит совершенно спокойно. Он ненадолго оставит ее, чтобы увидеться с Антонио и Эшем. Он ненавидел уходить, но это нужно было сделать. Как бы он ни нуждался в ее присутствии, безопасность ее и ребенка были для него более важными. Его беспокоила реакция Хэнка. Он думал, что они дальше продвинулись в их отношениях. Ему было трудно пережить тот факт, что он был неправ. Он поставил бы на кон свою жизнь, чтобы этот человек, которого он сейчас называет отцом, был бы рядом с ним несмотря ни на что. Он был неправ, и ему было тяжело жить с тем, что его подлое прошлое заставило Хэнка возненавидеть его. Оно снова вбило клин между ними, и на этот раз его шансы были очень слабыми. Он дотронулся до лица Мэг. Слава Богу, она смогла его простить. Он должен научиться жить с презрением Хэнка, но он не пережил бы презрения Мэг. Накрыв ее по плечи одеялом, он мягко поцеловал Мэг в щеку, и у него застучало сердце, когда она улыбнулась во сне. Она по-прежнему узнавала и приветствовала его прикосновения. Это делало весь этот хаос более терпимым. На цыпочках выйдя из комнаты, он решил пойти поговорить с Хэнком и попытаться уладить это дело ради блага женщины, которая была его жизнью. Вероятно, Хэнк никогда не простит его, но он должен попытаться ради женщины, которую любит.
   "Эй! Где все?" - закричала Сара от двери.
  "Шшш, Сара. Тише. Твоя сестра спит", - отругала ее Джоан, выходя из кухни.
  "А где папа и Бен?" - спросила та, оглядывая дом.
  "Бен, я думаю, наверху с Мэг, а твой отец в гараже. Привет, Кейси".
  "Привет, Джоан". Кейси увидел через открытую кухонную дверь, как Бен выходит через заднюю. "Я сейчас вернусь". Кейси пошел за Беном, и остановился, когда увидел, что Бен медленно приближается к Хэнку. Ого, подумал Кейси, похоже, что сегодня что-то случится. Он остался вне их поля зрения, надеясь, что в этом случае ему не придется исполнять роль рефери в их ссоре. И Бен и Хэнк, оба были очень упрямы. Но ему казалось, что они должны были сблизиться ради Мэг.
  Хэнк открывал банку с краской недалеко от качелей и не замечал присутствия Бена. Их окружало множество кустов, так что Бен мог ходить совершенно безопасно и не бояться, что его заметят соседи. "Хэнк, мы можем поговорить?" - спросил Бен, остановившись на безопасной дистанции. "Я знаю, что вам не понравилось то, что я рассказал вам о моем прошлом, но мы должны постараться помириться ради Мэг. Сейчас мы оба ей нужны. Мое прошлое причинило Мэг много боли, и Вы имеете право ненавидеть меня за это. Но, пожалуйста, попытайтесь понять, что как бы я ни был несовершенен, я люблю ее. Она - моя жизнь. Мне нужно, чтобы вы поняли это, даже если вы никогда меня не простите. Пожалуйста, попытайтесь понять. Ради Мэг и ее ребенка, но по большей части, ради меня".
  Хэнк поставил банку. "Иди сюда, Бен", - жестом он показал ему приблизиться. Бен медленно подошел. Хэнк положил руку ему на плечо. "Я думаю, ты знаешь, что я немногословный человек и еще больший молчун, когда сердит. Да, я люблю Мэг. Да, твоя история невероятна. Но то, что я чувствую по отношению к тебе, не злость и не ненависть. Я так не думаю о тебе. Черт, я чувствую сейчас, что ты мне ближе, чем когда-либо, сынок. Я волнуюсь о тебе и не могу найти слов, чтобы выразить это. Пока еще не могу. Я люблю тебя. Джоанни - твоя мать, тоже любит тебя, и мы оба благодарны тебе за твою любовь к Мэг. Конечно, меня волнует эта ситуация, но больше я волнуюсь о тебе".
  Кейси услышал эти слова, с облегчением вздохнул и, улыбаясь, направился к дому. С ними все будет в порядке.
  У Бена подкосились ноги. Он ждал совсем не такой реакции. "Я тоже немного волнуюсь, но не о себе. О себе я могу позаботиться. Больше всего меня волнует Мэг. Поэтому я и привез ее домой. Я не могу рисковать ее жизнью, или ребенком, до тех пор, пока все не закончится".
  "Я ушел сюда, чтобы подумать и поискать выход из ситуации, и мне кажется, что самое лучшее, что ты можешь сделать - это сдаться полиции", - предложил Хэнк.
  Бен был ошеломлен. "Нет, я этого не сделаю. Я не могу. Дело не только в том, что Окружной Прокурор лично проводит меня в камеру смертников. Много людей погибнет, если я не остановлю Гриффина. Пожалуйста, постарайтесь понять. Если бы моя сдача полиции означала бы безопасность Мэг, я бы сделал это. Но это не так. Гриффин не остановится, пока она тоже не умрет. Я не могу этого допустить".
  "Подожди, выслушай меня", - прервал его Хэнк. "Рикардо должен рассказать, что произошло тогда, если он знает. Я всегда думал о нем, как о честном человеке, поэтому мне трудно поверить, что он считает, что ты имеешь отношение к смерти его матери. С другой стороны, есть Мария. Вообще-то, я очень сомневаюсь, что она в ближайшее время что-нибудь прояснит. До тех пор, пока она думает, что сможет тебя удержать. Я не подразумеваю никакого неуважения к тебе, просто это мое личное мнение. Что касается ключа - выброси его. Выкинь эту вещь к чертовой матери. Если только он нужен, чтобы взорвать эти бомбы - выброси его", - закончил он.
  "Я не могу этого сделать, Хэнк", - ответил Бен. "Если я это сделаю, дело никогда не будет завершенным. Мне жаль, Хэнк. Я знаю, что вы пытаетесь помочь, но я не могу рисковать жизнями людей. Но спасибо за попытку", - и он повернулся, чтобы вернуться в дом.
  "А что случилось с "отцом"? - спросил Хэнк.
  "Простите?" - Бен обернулся.
  "Отец. Ты так называл меня, пока не уехал в твое приключение, и в последний раз, когда я проверял, ты по-прежнему был моим сыном", - он улыбнулся Бену, который был просто ошеломлен. И удивился еще больше, когда Хэнк подошел к нему и протянул руки, чтобы обнять. "Я помогу всем, чем смогу", - пообещал он, похлопав его по спине. "Я так горжусь тобой, сынок. Я никогда не ожидал от тебя меньшего". Он отступил на шаг, держа Бена за руки. "Иди, сынок. Иди и делай все, что считаешь нужным. Мы с Джоанни позаботимся и о Мэг и о ребенке. Но ты должен обещать, что вернешься обратно целым и невредимым. И скоро", - добавил он.
  К ним подошла улыбающаяся Джоан, неся в руке телефон. За ней шли Сара и Кейси. "Мне очень не хочется вам мешать, но тебе звонят, Бен. Говорят, что срочно. Я подумала, что это твой добрый друг Эш", - сказала она, закрыв микрофон рукой, и передала ему трубку.
  "Бен Эванс", - произнес Бен.
  "Бенджамин, мой мальчик. Я долго тебя не задержу".
  "Гриффин, ублюдок, как ты получил этот номер!" - при звуке этого голоса Бен побледнел.
  "В Уэльсе сегодня ужасно дождливо, и я не смог придумать ничего лучше, чем поискать в справочнике телефон твоих родственников. Не так ли, Святой Отец? Ах да, ты же еще не знаешь, что я сейчас принимаю гостя. Здесь твой друг Антонио, и мы бы хотели, чтобы ты приехал к нам на вечеринку в его честь. Можешь надеть черный галстук, или мы просто устроим все неофициально. Тебе, однако, нужно приглашение в форме ключа. Ты понимаешь, что я имею в виду. А теперь попрощайся, Антонио", - он поднес трубку ко рту последнего.
  "Не делай этого, Бен. Не приезжай..." И разговор сразу прервался. Бен услышал стон Антонио и понял, что его кто-то ударил.
  "Для священника твой друг такой несговорчивый. Привези мне то, что я хочу, или прочитаешь его некролог в воскресной газете. Я знаю, что о нем здесь хорошо отзываются. Такая жалость".
  Бен повернулся спиной к семье, чтобы они не могли его слышать. "Да поможет мне Бог! Гриффин, если ты причинишь ему вред, то ничего не получишь. Слышишь меня! Ничего!"
  "Я жду тебя в 6 вечера в ближайшую субботу. Приходи один и принеси с собой ключ. Ты знаешь, что произойдет, если ты этого не сделаешь".
  Телефон замолчал. Бен спокойно отдал его Джоан и улыбнулся. "Спасибо". Он не мог скрыть от них, что у него дрожат руки.
  "Кто это был, сынок?" - спросил Хэнк.
  "Гриффин. Я думаю, что будет лучше разбудить Мэг", - резко сменил он тему. "Или она проспит весь день и всю ночь", - виновато сказал он и пошел в дом, оставив позади своих взволнованных родственников. Мэг лежала в другом положении, по сравнению с тем, в котором он видел ее в последний раз. Но она по-прежнему спала. Он нежно похлопал ее по спине. "Мэг, проснись".
  Она перевернулась и улыбнулась ему: "Сколько времени?"
  "Полдень. Мэг, выслушай меня. Я должен уехать. Я должен отдать Гриффину ключ. Я уеду из страны на несколько дней, потому что он хочет встретиться со мной на своей территории". Ему очень не хотелось говорить ей, что может понадобиться больше чем несколько дней, но он обещал ей, что больше секретов не будет.
  Она села на кровати и обняла его. "Сейчас, Бен. Почему ты должен уезжать именно сейчас? Мы ведь только что приехали!"
  "Пришло время, Мэг. Я больше не хочу держать у себя эту вещь. Ты ведь обещала мне, что постараешься понять, когда мне нужно будет уехать, верно?" - спросил он, заметив, что у нее на глаза наворачиваются слезы.
  "Со мной все будет в порядке", - улыбнулась она, обещая себе на этот раз не плакать. "Только обещай, что вернешься ко мне целым и невредимым. Обещай мне это, Бен".
  "Я обещаю", - улыбнулся он и поцеловал ее. "Я вернусь так быстро, что ты даже не успеешь понять, что я уезжал". Он вытащил из-под кровати сумку, и они с Мэг спустились вниз. "Я уезжаю", - объявил он всем. "Но я вернусь через несколько дней". Поцеловав Мэг, он вышел за дверь, не желая слышать прощальных слов.
  "Он уехал", - сказала Мэг, фальшиво улыбнувшись. "Здесь есть что-нибудь съестное?" - спросила она, направляясь на кухню. Она решила бороться со слезами и быть сильной ради него и ребенка.
  Бен тоже боролся со слезой или двумя, но он знал, что она в хороших руках. Поправив зеркало заднего вида, он выехал на шоссе, не зная, что на заднем сидении его машины прячется пассажир.
  
  Глава 52
  
  "Неприглашенный гость"
  
  
  Бен быстрым шагом прошел через зал аэропорта к билетным кассам, предъявил фальшивое удостоверение личности, и купив билет, сразу же поднялся на борт самолета. И не заметил, что был не в одиночестве. Человек, следовавший за ним, подошел к кассе и заговорил с девушкой, продававшей билеты.
  "Простите, вы не скажете, куда летит этот самолет?" - спросил он.
  "Конечно. До Нью-Йорка. Вы хотите приобрести билет?" Девушка улыбнулась, глядя на этого симпатичного мужчину, и подумала про себя, что она хотела бы продать ему билет независимо от того, куда он направляется.
  "Да, пожалуй", - мужчина вытащил бумажник и дал девушке кредитку.
  "И как долго вы там пробудете..." - она посмотрела на карточку в своей руке, а потом на мужчину. "М-р Митчум?"
  "Столько, сколько потребуется", - улыбнулся Кейси. "Мы можем оставить дату возвращения открытой?"
  Бен заснул в салоне самолета, так и не заметив, что на борту Кейси. А тот решил подождать и не подходить к Бену, пока точно не узнает, куда он направляется. Ему нужна была помощь, и подслушав его разговор с Мэг, Кейси решил, что нет другого пути помочь, кроме как тайно следовать за ним. Бен - его друг, и поскольку он не мог помочь ему раньше, он поможет сейчас, нравится Бену это или нет.
  Через несколько часов самолет приземлился в Нью-Йорке. Кейси последовал за Беном к еще одной билетной кассе. "Бритиш Эйрвейс" (английская авиакомпания - прим. переводчика), прочитал он, наблюдая, как Бен покупает билет и уходит. "Куда это рейс?" - спросил он девушку в кассе.
  "Он делает несколько посадок в Великобритании", - ответила она.
  Кейси наклонился к стойке, приблизил улыбающееся лицо и решил использовать свое обаяние, чтобы получить информацию. "Вы не скажите мне, куда летит тот джентльмен", - показал он на удаляющуюся спину Бена, - "который только что купил у вас билет?"
  "Простите, сэр, но мы не можем разглашать эту информацию", - постаралась она игнорировать его красивый загар и очаровательную улыбку.
  "Пожалуйста. Вы должны мне помочь", - излил он на нее свое обаяние, желая знать, как ему выудить из нее информацию. Он заметил у нее на пальце обручальное кольцо и начал со слезливой сказки. Он никогда не был сторонником лжи, но должен был делать это ради блага Мэг. "Я частный детектив, а он занимается "шалостями" на стороне. У него такая милая жена, а он с ней так ужасно обращается", - солгал он с праведным презрением в голосе. "Она наняла меня, чтобы получить на него улики. Она такая милая леди. У них 9 детей, и она снова беременна. Этот хам остается дома ровно настолько, чтобы сделать ей очередного ребенка, и сбегает к следующей шлюхе. А деньги, которыми он финансирует эти небольшие экскурсии, принадлежат ей, поскольку их оставили ей родители трастовым фондом. Она хочет с ним развестись, но он заграбастал ее деньги, так что она не может и цента получить без его одобрения. Я должен помочь ей. Кроме того, если я потерплю неудачу в этом деле, я потеряю мой бизнес. Я обещаю никому не рассказывать то, что вы мне расскажете. Я обещаю. Мне только нужно проследить за ним и сделать фотографии. Это все". Кейси очень гордился своей сказкой, которую он придумал на ходу. Он только надеялся, что не переборщил. Девушка смотрела на него с симпатией, и он понял, что дело выгорит, когда увидел в ее глазах сострадание.
  Он такой красивый и отчаянный, подумала она. Ей было жаль эту несчастную жену. Она поняла все слишком хорошо. Ее волокита-муж не имел своих денег, но имел много любовниц. Такой мужчина с кучей детей дома был настоящей угрозой. Кто-то должен остановить его и его оружие массового воспроизводства. А этот джентльмен такой милый и говорит с таким отчаянием, что ей тяжело ему отказать. "Хорошо, но обещайте, что вы никому не скажете, что это я дала вам этим сведения", - согласилась она.
  "Клянусь честью скаута", - поднял он два пальца, изображая бойскаутский салют. Он только надеялся, что она не была в детстве скаутом и не поняла, что он делает это неправильно. Он никогда не был скаутом.
  "Он летит до Нэйтроу в Лондоне, а потом в Кардифф в Уэльсе. Это все, что я могу вам сказать, а теперь уходите", - улыбнулась она, подозрительно оглядываясь вокруг.
  "Вообще-то я хочу купить билет по тому же маршруту", - Кейси улыбнулся и передал ей паспорт и кредитку. Он знал, что они будут кстати. Мама всегда настаивала, чтобы он везде носил их с собой. И ему вдруг захотелось нанести ей визит в одну из ее журналистских поездок.
  Казалось, прошла вечность, пока они не добрались до Кардиффа. Кейси по-прежнему следовал за Беном на безопасной дистанции. Бен поменял деньги в банкомате и пошел в мужскую комнату. Кейси пошел за ним, но тут его схватили за горло и прижали к стене.
  "Кейси, какого черта..." - произнес Бен и выпустил жертву. "Что ты здесь делаешь?"
  Кейси откашлялся, расправил рубашку и только потом ответил: "Я ехал за тобой. Извини, Бен, но я слышал твой разговор с Мэг и не мог позволить тебе проделать все одному. Мэг волнуется о тебе, и поскольку она не может помочь, это сделаю я". Он развел руки в стороны и улыбнулся.
  "Ради Бога, Кейси. Я здесь не на отдыхе. У меня дела. А ты должен вернуться домой. Тебе здесь делать нечего". Бен повернулся, чтобы уйти, но Кейси пошел рядом с ним.
  "Я не уеду, Бен", - наотрез отказался он. "Меня волнует твоя безопасность. Я тоже планирую стать частью этой семьи и хотя бы из-за этого я обязан тебе помочь. Кроме того, я твой друг. А друзья должны помогать друг другу", - сообщил он.
  Бен посмотрел на него, как будто хотел спросить, не сошел ли он с ума, но решил, что только зря потеряет время, и согласился. "Ладно, ты можешь ехать со мной, но я буду решать, куда и когда. Понятно?" Он не мог позволить Кейси поехать с ним выручать Антонио. Он придумает, чем его занять. Иначе, насколько он знал Кейси и все его добрые намерения, он просто последует за ним и очень вероятно погибнет из-за своих усилий.
  Бен взял напрокат машину, и они проехали на ней много миль по сельской дороге. Кейси не мог вспомнить ничего, такого же красивого. Бен начал уставать, но отказывался позволить Кейси сесть за руль. Кейси видел его усталость и несколько раз предлагал повести машину, но Бен отказывался. "Я хочу приехать туда живым, а кроме того, мы ведь не хотим столкновений, верно?" - пошутил он насчет британского метода вождения. Наконец Бен свернул на длинную дорогу с указателем "Мэнорбри Кастл" (Замок Мэнорбри) и остановился около старинного замка, преобразованного в отель. Бен пошел снимать номер, а Кейси стал бродить вокруг, осматривая окрестности. Замок возвышался над пляжем с песчаными берегами.
  "Это то, что называется Мэнорбри Бэй (Пляж Мэнорбри)", - сказал Бен, подходя к Кейси. "Я со своей семьей приезжал сюда на каникулы, когда был маленьким, и я надеюсь, что однажды смогу привезти сюда Мэг и наших детей".
  "От этого вида захватывает дух. Когда он был построен?" - спросил Кейси. "Я обратил внимание, что камни выглядят очень старыми".
  "Первоначально он был построен в 1140 году, но с тех пор его несколько раз перестраивали. Но множество первоначальных камней все еще на своих местах. Посмотри на камин в холле. Ты наверняка ничего подобного не видел".
  "А где мы находимся? Я имею в виду, в каком городе?" - спросил Кейси.
  "В Пембрукшире. Мы по-прежнему в Уэльсе", - ответил Бен. Он посмотрел на часы, отметив, что у него всего 16 часов до встречи с Гриффином. "Я хочу пойти отдохнуть, если ты не против. Сходи и огляди достопримечательности, но разбуди меня через 4 часа, ладно?" Бен выглядел усталым, но Кейси промолчал.
  "Конечно, иди. Я разбужу тебя вовремя", - пообещал он. Кейси побродил по массивным плитам, потом вошел в главный коридор и увидел огромный камин, о котором говорил Бен. Камин оказался красивее, чем он мог вообразить. В нем был массивный цилиндрический дымоход, подсвечники и духовка в задней стенке. Красивые кресла украшали холл, а полы были просто великолепны. Идя по этой красоте и не видя куда, он столкнулся с каким-то джентльменом.
  "Простите", - сказал Кейси, но человек не дал ему пройти. "Послушай, приятель, я не знаю, в чем твоя проблема, но я просто хочу пройти".
  "Почему вы следите за Беном Эвансом?" - спросил джентльмен с сильным южным акцентом.
  Кейси посмотрел на него и убрал руку. "Должно быть, это один из тех, с кем Бен предполагает встретиться. Я должен предупредить его". Он снова попытался обойти этого парня, но тот схватил его за руку и выкрутил ее. Кейси ударил ему кулаком по челюсти, но тот только вздрогнул и в ответ поднял свой. К счастью, Кейси во время наклонился, и удар прошел мимо.
  "Я не думаю, что это необходимо", - сказал Кейси, но тот схватил его за шею и размахнулся, чтобы снова его ударить. Кейси подготовился к удару, но его не последовало.
  "Достаточно, Бубба. Не надо причинять ему вреда. Он мой... ух, он друг Бена". Эш вышел из тени холла и встал лицом к лицу с человеком, который, как он сейчас знал, является его сыном. Увидев его на таком близком расстоянии, он задался вопросом, как он раньше не обращал внимания на такое сходство. Он предполагал, что это было признаком отцовской гордости, но Кейси был красивым дьяволом, и он гордился тем, что он его сын. И надеялся, что Кейси однажды почувствует то же самое, когда узнает, что он его отец.
  
  Глава 53
  
  "Новости о ребенке"
  
  
  Когда Мэг спустилась вниз после еще одной бессонной ночи, оказалось, что Хэнк ушел открывать ресторан, Сара взяла в руки пылесос, а Джоан вытирала пыль. Мэг не могла нормально спать, когда Бена нет рядом. На этот раз это не имело отношения к плохим снам, но она все же плохо спала из-за того, что ничего не знала о Бене. Она очень старалась изображать внешнюю храбрость, потому что не хотела, чтобы родители волновались. Но они видели по ее лицу, которое с каждым часом становилось все печальнее, что новостей у нее нет. Зазвонил телефон, и Джоан попросила Сару выключить пылесос.
  "Алло? Нет, Хэнка здесь нет, Эл". Джоан увидела разочарованное лицо Мэг, которая сразу же ушла на кухню. Закончив разговор, Джоан пошла за ней. "Милая, я уверена, что Бен скоро позвонит", - постаралась она успокоить ее.
  "Я знаю. Я просто скучаю по нему", - улыбнулась Мэг, открывая холодильник и наливая себе стакан сока.
  Сара закончила уборку и присоединилась к ним. "Мэг, тебе не кажется, что пришло время тебе сходить к Тайусу на осмотр? Мы найдем способ вывезти тебя из дома".
  "Он позвонит, когда это будет для меня безопасно", - ответила она, потирая живот. Одна только мысль о ребенке, растущем внутри нее, вызывала у нее улыбку.
   Джоан посмотрела на нее, нахмурившись. Для всех, кто знал, что у нее всего пара месяцев беременности, она была просто огромна. Или у нее срок больше, подумала она, или ребенок очень большой. "Мэг, дорогая, а ты уверена, что у тебя только 8 или 9 недель?" Джоан очень волновала такая огромная прибавка за такое короткое время. Она действовала осторожно, потому что не хотела ранить чувства Мэг, но Мэг была уж очень большой. "Такое впечатление, что ты на большем сроке", - добавила она.
  "Уверена, мам. Я точно знаю, когда был зачат этот ребенок". Она хорошо это помнила. Они создали этого ребенка, когда Эш привез ее на яхту к Бену. И хотя в их планах не было тогда ребенка, они были так рады видеть друг друга, что предохраняться им и в голову не приходило. Это была одна из самых лучших их ночей. Они страстно занимались любовью всю ночь напролет. "Эту ночь я никогда не забуду, верно, малыш", - подумала она и улыбнулась, потирая живот. - "Ведь именно тогда, я и заполучила тебя, не так ли?"
  Джоан с Сарой посмотрели на нее, про себя обещая поговорить с Тайусом без нее. Они все закончили завтрак и убирались на кухне, когда зазвонил телефон. Сара схватила трубку. "Алло! Да, она здесь. Мэг, это д-р Робинсон", - сказала она, передавая трубку.
  "Привет, Тайус", - сказала Мэг с разочарованием в голосе.
  "Привет, Мэг", - ответил Тайус. "Как ты себя чувствуешь?"
  "Со мной все в порядке. Это Бен очень страдает", - засмеялась она. "Ты сможешь устроить мне сегодня осмотр?"
  "Конечно, смогу", - заверил ее Тайус. "Неужели я не позабочусь о своей любимой пациентке? Приходи примерно через полчаса. И входи через черный ход. Я оставлю для тебя дверь открытой. Иди прямо в смотровую Љ3. И передай Бену, что "утренняя тошнота" будет понемногу уходить", - засмеялся он.
  Мэг поблагодарила Тайуса и поднялась наверх, чтобы переодеться. Ей было неприятно тайком идти к Тайусу, но она обещала Бену, что позаботится о себе, и она выполнит это обещание. Она переоделась и спускалась вниз в поисках сумочки, когда вспомнила, что нужно позвонить Тайусу, что она выходит - тогда он сможет высчитать время. Она набрала номер Тайуса и, не удосужившись хотя бы послушать гудок, поднесла трубку к уху.
  "Алло! Там есть кто-нибудь? Вы всегда снимаете трубку и набираете номер, даже не послушав?" - спросил Бен.
  "Бен! О Боже мой! Бен, это ты?" - затрепетала от волнения Мэг.
  "Мэг, извини, что не позвонил раньше, но я только что приехал. Поездка оказалась много более долгой, чем я мог себе представить". Бен не хотел напоминать ей о том, почему он здесь.
  "С тобой все хорошо? Ты не болен?" - спросила Мэг.
  "Нет, нет, я в порядке. Только немного устал. Это была долгая поездка, и на меня, я думаю, немного действует перелет через часовые пояса. Ты уже виделась с Тайусом?" - спросил он.
  "Я на пути к нему. Он сказал мне передать тебе, что "утренняя тошнота" скоро пройдет", - засмеялась она.
  "Передай ему мое спасибо", - простонал Бен. Если бы Тайус сказал, что это прекратится сегодня, он бы не стал жаловаться.
  "Бен, поторопись. Я так по тебе скучаю. Пожалуйста. Ну, пожалуйста, будь осторожнее". Мэг знала, что он не может долго говорить, хоть ей и хотелось, чтобы этот разговор не прекращался никогда.
  "Я буду осторожен, но и ты тоже. Я хочу узнать все подробности о твоем визите к Тайусу, когда позвоню тебе в следующий раз". Он не мог дождаться того времени, когда все кончится и он сможет вернуться домой к ней. Она волновалась, даже если и не говорила этого. Он не сказал, что Кейси поехал за ним в Уэльс. Она бы стала волноваться и за него тоже.
  "Я надеюсь, что ты скоро снова позвонишь, милый", - сказала Мэг. "Я люблю тебя, Бен. Ты - в моем сердце". Она закрыла глаза и прижала руку к груди.
  "Это хорошо, моя любовь, потому что ты - в моем". Бессознательно он сделал точно такой же жест. "Я люблю тебя. Передай малышу, что папа любит его. Я приеду домой и обниму вас обоих, как только это станет возможно. До свидания, моя любовь". Он быстро повесил трубку, зная, что если не сделает этого сейчас, то вообще не сможет.
   Мэг прижала трубку к груди и поблагодарила Бога за то, что Бен позвонил. Она позвонила Тайусу, чтобы он подготовился к ее визиту. Через 30 минут Джоан высадила ее у черного хода офиса Тайуса, и она, крадучись, прошла в него. А Джоан и Сара поставили машину на парковку и вошли через главную дверь. Они не хотели привлекать внимания. Первые несколько минут Мэг была в кабинете одна, но почти сразу же пришел Тайус со своей медсестрой Труди.
  "Все в порядке", - заверил он Мэг, когда она начала возражать. "Ты можешь доверять Труди". Осмотр не был долгим, и Тайус с Труди ушли обрабатывать анализы крови. Мэг взяла книжку для беременных и начала ее листать, разглядывая фотографии ребенка от эмбриона до рождения. Они были сделаны на разных стадиях развития. 9 месяцев - это долгий срок, подумала она. Ей не терпелось взять ребенка в руки. Она посмотрела на одну из фотографий в книге, а потом на свой выросший живот и нежно похлопала по нему. "Малыш, мне не кажется, что ты будешь там так долго. При таких темпах там просто не будет для тебя места. И я уверена, что ты хочешь, чтобы твой папочка был здесь". Она прижала книгу к груди, молясь, чтобы с Беном все было в порядке и чтобы он смог вернуться домой к ее следующему визиту к Тайусу. Она не могла дождаться, чтобы все закончилось. Она ненавидела быть одна. Она хотела все это разделить с Беном.
  Тайус вошел в кабинет, просматривая результаты анализов. "Мэг, а где Бен?" Он выглядел очень взволнованным.
  "А в чем дело? Что-то не так?" Кровь отхлынула от лица Мэг, и она вдруг поняла, что что-то не так с ребенком.
  "Извини, я не хотел тебя пугать". Тайус похлопал ее по руке и, улыбаясь, присел на краешек стола. "Все в порядке. И с тобой и с ребенком точно все в порядке". Он снова улыбнулся, и она почувствовала себя лучше. А он точно знал, что то, что он собирался ей сказать, не может быть плохим. У нее будут для Бена хорошие новости, когда он вечером позвонит.
  "Ну ладно, Тайус. В чем дело?" - спросила она, обнадеженная улыбкой на его лице.
  "Мэг, моя дорогая, у меня хорошие новости".
  "Какие?" - нетерпеливо спросила она. После пары последних месяцев ей определенно были нужны хорошие новости.
  Тот широко улыбнулся и заговорил. "По предварительным результатам, есть большая вероятность, что ты носишь близнецов".
  Мэг изумилась. Этого она никак не ожидала. Конечно, Бен был близнецом, но ей и в голову никогда не приходило, что у нее могут быть близнецы. От шока она чуть не пропустила слова Тайуса, когда он продолжил. "Мы не можем быть полностью в этом уверены еще несколько недель, пока не сможем сделать ультразвук. Бен был близнецом, а значит имеет соответствующие гены. Близнецы в большей части случаев становятся родителями двойняшек, и не только".
  "Что значит "и не только"?" - подозрительно спросила Мэг.
  Тайус улыбнулся. "Там может быть больше, чем двое детей. У тебя все классические признаки". Его улыбка переросла в смех. "Бен точно не разменивается по мелочам".
  А Мэг было не до смеха. Вместо этого она тихо выругалась. "Я должна была знать, что ты имел в виду, когда сказал, что у меня могут быть тройняшки. Ты знал это, черт тебя подери! Я думала, ты шутишь, а ты знал. Но если ты не шутил, и там больше 2-х детей", - показала она на свой живот, - "я тебя убью. Неудивительно, что я начинаю походить на призовую свинью". Она посмотрела на Тайуса со слезами на глазах. "Тайус, ты ведь на самом деле не думаешь, что там больше двух?"
  "Мэг, с тобой все в порядке?" Тайуса очень взволновала ее реакция на новости. Он и представить себе не мог, что она может так отнестись, иначе он бы сообщил ей это более мягко. И вообще, он бы предпочел подождать до визита вместе с Беном. "А ты не хочешь больше, чем двоих?" - спросил он.
  "Конечно, хочу!" - возмутилась Мэг. "Даже если бы там было 10 детей, я бы всех их полюбила. Но Бен сделал это", - она снова показала на живот, -"намеренно".
  Тайус постарался скрыть улыбку. "Мэг, Бен никак не мог контролировать количество детей. Даже если бы хотел. Это зависит только от удачи. Кроме того, мне кажется, что в этом ему понадобилась некоторая помощь".
  Мэг посмотрела на него с большим сомнением в лице и голосе. "Ты так говоришь", - сообщила она, - "потому, что не знаешь Бена".
  "А с тобой все в порядке?" - спросил он.
  "О, да. И на твоем месте я бы больше волновалась за Бена. У меня теперь есть для него новости. Он больше не уедет в кругосветку. Он же не оставит меня одну в доме, полном детей, чтобы я растила самостоятельно. Вероятно, поэтому я и жду их..." - Мэг оборвала себя, увидев ошеломленный взгляд на лице Тайуса. "Я не это имела ввиду. Просто я еще не переварила новость, что я жду близнецов. И если подумать - это будет интересно. Бен любит детей так же сильно, как и я. И Бог знает, что он поможет мне во всем. Он будет таким симпатичным в переднике. Когда мы будем знать точно?" - спросила она.
  "Я назначу тебе ультразвук через 2 недели, хотя твое состояние нормально. Но мы должны понаблюдать за твоим весом. Ты прибавляешь немного быстрее, чем обычно".
  Мэг посмотрела на него свысока. "Я знаю", - сказала она. "Я стараюсь над этим работать, но этот ребенок - то есть дети - все время вызывают во мне голод. Я обещаю смотреть, что я ем".
  "Хорошо", - он похлопал ее по плечу. "Сейчас я найду Сару и Джоан, и ты сможешь ехать. Подожди здесь".
  Сара ждала в комнате ожиданий. Она чуть не подавилась жевательной резинкой, когда в холл вошла Хэйлли Кросс. "О черт", - подумала она. - "И что же нам теперь делать? Мам", - толкнула она локтем Джоан. "Посмотри, кто идет. Что она, черт побери, тут делает? Мы должны вытащить отсюда Мэг".
  "Не паникуй", - похлопала ее по руке Джоан. "Если она нас заметит, мы что-нибудь придумаем".
  "И придумывать надо быстрее", - ответила Сара. "Она идет сюда".
  Джоан волновалась. Она не знала, что делать, но Сара, как обычно, мгновенно придумала план. И в ту минуту, как Хэйлли с ними поздоровалась, Сара грохнулась в обморок к ногам Джоан. И Джоан и Хэйлли были этим ошеломлены до крайности.
  Из смотровой вышел Тайус, чтобы посмотреть по какому поводу волнение. Он увидел Хэйлли и сразу сообразил, почему Сара грохнулась в обморок. И решил помочь ей сыграть в эту игру и сбить Хэйлли со следа Мэг. "С ней все в порядке", - заверил он всех собравшихся около Сары. "Для беременных обморок - это обычное явление".
  Хэйлли улыбнулась при мысли о скандале, который вызовет эта новость. Незамужняя свояченица Бена Эванса беременна от пышущего здоровьем спасателя Кейси Митчума. Он должен быть отцом. Новость просто восхитительная, подумала она, выходя за дверь. Она уже забыла, зачем она собственно пришла сюда. Она не могла дождаться разнести эту весть.
  Сара начала "приходить в себя", а Тайус и Джоан помогли ей дойти до комнаты ожидания, где пряталась Мэг. Джоан выглянула, чтобы удостовериться, что Хэйлли действительно ушла.
  "Тайус!" - воскликнула Сара, стукнув его по руке. "Теперь эта ведьма думает, что я беременна! Через 10 минут об этом будет знать весь город. Я буду в их глазах падшей женщиной".
  "А ты уже падала", - напомнил ей Тайус, что было излишне. "Ты проделала хорошую работу", - засмеялся он.
  Сара бросила на него негодующий взгляд. Ей смешно не было.
  "Не могу дождаться увидеть лицо "папочки", когда она поздравит его", - засмеялась Мэг. "Он от этого "полюбит" ее еще больше".
  "Ха. Ха. Ха, Мэг. Очень смешно". Это Саре тоже не показалось забавным. "Кстати, говоря о Кейси. Ты его не видела?"
  
  Глава 54
  
  "Обман"
  
  
  Бен положил трубку на рычажки и тихо выругался. Он уже жалел, что позвонил. От этого он только еще больше затосковал по Мэг. Он отчаянно хотел быть с ней на этом первом осмотре. "Черт подери Марию вместе с Кармен", - подумал он. - "Если бы не они, я был бы сейчас с Мэг". Он посмотрел на часы. Было уже поздно, и у него оставалось не слишком много времени на отдых до встречи с Гриффином. А на ней он должен быть энергичным и в состоянии боевой готовности, потому что даже из-за одной его маленькой ошибки может погибнуть Антонио, или он сам. Он лег на постель и уже почти уснул, когда услышал шум в коридоре. Он быстро встал, открыл дверь и обнаружил там Буббу и Кейси, готовых броситься друг на друга, и Эша, который стоит и смотрит на них. "Замечательно!" - сообщил он и жестом показал им войти. "Не могу в это поверить! Как ты узнал, что я здесь?" - спросил он Эша, который закрывал за собой дверь.
  "Мы не знали. Мы приехали сюда за..." - Эш посмотрел на Кейси и сменил направление своих комментариев, - "твоим другом. Мы поняли, что ты здесь, только когда увидели тебя в холле. Немного потерял форму, а Бен?" - пошутил он.
  Бен свирепо посмотрел на него, не принимая его юмор. "Кейси и Бубба, вы не против, если мы с Эшем поговорим наедине?" Не давая им времени на ответ, он открыл дверь, показывая обоим путь в холл.
  "Бен, извини. Я знаю, что ты хотел отдохнуть..." - начал Кейси, бросив на Эша соответствующий взгляд, который говорил, что он не должен был тревожить Бена. "Я просто пытался..." Бен закрыл дверь перед его изумленным лицом.
  Эш стоял и смотрел на Бена. "Есть кое-что, что ты должен знать", - произнес он, садясь в кресло около кровати. "В Уэльсе есть кое-кто, кто тобой интересуется. Ты знаешь парня по имени Томас Митчум?" - спросил он неловко.
  "Да, я знаю его. Он отец Кейси". Бен был раздражен и на него тоже, и это явственно показывал его голос. "И почему он мной интересуется?"
  "На днях он нанес мне визит и рассказал самую невероятную историю, которую я когда-либо слышал. Именно из-за нее я следовал на ним, когда наткнулся на вас с Кейси".
  "И что он тебе сказал?" - уклонился от прямого вопроса Бен, в надежде, что Томас сдержал обещание и не рассказал Эшу о Кейси. Он надеялся понапрасну и понял это в ту минуту, когда Эш снова начал говорить.
  "Он сказал мне, что Кейси - мой сын. Конечно, я не поверил ему, ведь это просто невероятно! Я не знаю, почему он так сказал, но я понял, что он что-то затеял, поэтому мы с Буббой следовали за ним до этого отеля".
  Бен про себя витиевато выругался. Он должен быть знать, что Томас расскажет Эшу правду. Удивительным было то, что он все эти годы ничего не говорил. И даже дав Томасу денег, он не мог полностью доверять ему. "Ну что ж, сейчас все раскрылось", - подумал он. - "И Кейси с Эшем придется иметь с этим дело".
  "Разве это не самая невероятная история, которую ты когда-либо слышал?" - спросил Эш. "Конечно, я знаю, что он лжет, но я решил, что будет лучше приглядывать за ним, чтобы точно выяснить, что он задумал. Поэтому я и проследил за ним. Бен?" - сказал Эш, когда тот промолчал. "Он ведь солгал?"
  Бен молчал, потому что не знал, что сказать. Его молчание заставило Эша прерваться. Он в смятении посмотрел на Бена. Он знал, что его отцовство возможно, но совершенно не верил, что Томас сказал ему правду. "Так ты знал? И как долго? Неважно. Этот подонок сказал мне, что ты дал ему деньги. Скажи мне, что хоть это неправда!" - потребовал он.
  "Я ничего не говорил тебе, потому что думал, что это наилучшее, что я мог сделать тогда", - произнес Бен извиняющимся тоном. "Томас - человек без малейшей совести. Он бы разрушил жизнь не только Кейси, но и Алекс и Бетт. Я не мог ему этого позволить. Я думал, что это будет лучшим для всех. Мне жаль, Эш. Мне на самом деле жаль, но ни Кейси, ни Бетт не смогли бы с этим справиться. У Кейси были проблемы с Томасом, и это было бы совершенно некстати. Если бы он был младше, может быть, я бы относился к этому по-другому. Но я только хотел, чтобы было лучше всем. Пожалуйста, постарайся понять", - попросил Бен.
  "А деньги?" - спросил Эш, еще не готовый позволить Бену соскользнуть с крючка. Ему нужны были ответы. И только Бен мог их дать.
  Бен видел надвигающийся шторм и бросился его предотвращать.
  "Прости, Эш. Мне было трудно принять решение, и я старался сделать, как лучше для всех. Это был ужасный выбор, и я сделал все, что мог. Пока Гриффин не знал, что у него есть деньги, все было в порядке. Постарайся понять, что я это сделал ради Кейси и Бетт. Томас заставил меня выбирать между вами тремя, и я решил защитить Кейси и Бетт".
  "Возможно, ты действительно думал, что поступаешь правильно, приятель", - Эш явно не был удовлетворен его объяснением, - "но разве ты не подумал о том, что это будет нечестно по отношению ко мне и к Кейси? Он - мой сын. И я имел право знать это. Ты должен был найти меня и все рассказать!" - набросился на него Эш.
  Бен посмотрел на него и промолчал. Ему было нечего на это сказать.
  "Прости", - произнес Эш. "Он - мой сын, и я имел право знать это, но возможно, это и не так важно Просто меня сводит с ума мысль, что Томас растил моего сына. Но Боже мой, Бен! Как ты мог вовлечь в это Кейси? Разве ты не понимаешь, какой опасности ты его подверг?" - Эш не повышал голос, несмотря на гнев. Он не хотел, чтобы Кейси узнал все так. Ему и без того будет сложно справиться с этим, когда правда будет раскрыта, но он не хотел, чтобы она раскрылась таким образом. Он не хотел, чтобы сын его возненавидел, и до смерти боялся, что это произойдет до того, как все завершится. Он уже сейчас чувствовал, что все выходит из-под контроля. И ему это не нравилось.
  "Я ни во что его не вовлекал", - нахмурился Бен. "Он похож на своего отца - такой же упрямый и твердолобый. Он проследил за мной, и теперь я ничего не могу с этим поделать. Ты должен удержать его при себе, когда я поеду на встречу с Гриффином". Бен подошел к кровати и лег на нее.
  "Ты собираешься встречаться с Гриффином? Что ты затеял, Бен? Ты знаешь, что он похитил Антонио?" Эш был полон вопросами. "Твое заботливое молчание начинает меня злить".
  "Ладно", - посмотрел на него Бен. "Вы с твоим сыночком уже чертовски разозлили меня тем, что не остались в Сансет Бич. Как ты думаешь, что я буду чувствовать, если вы оба погибнете из-за меня?"
  "Я ничего не думаю", - горячо сказал Эш. " Даже если мой сын и не должен был этого делать, он уже сделал, потому что думал, что сможет помочь своему неблагодарному другу. Как только вернемся домой, то мы с ним поговорим о тебе и твоих чертовых секретах. Ты знаешь, что Гриффин держит Антонио в заложниках?" - резко сменил он тему.
  "Да, знаю. Именно поэтому я здесь. Я пойду на встречу с Гриффином один, и не трать понапрасну свой голос, прося меня разрешить тебе пойти со мной. Тебе нельзя. Я сделаю это сам", - твердо ответил Бен.
  "Я буду не я, если позволю тебе рисковать жизнью. Или я должен говорить о жизнях сотен тысяч людей, которых не станет, если Гриффин получит то, что хочет? Он ведь получит то, что ему нужно, а потом убьет и тебя и Антонио. Я пойду с тобой, Бен, и это тоже окончательно", - непримиримо сказал Эш.
  "Я не нуждаюсь в этом, Эш", - стукнул Бен кулаком по подушке. "Я устал и хочу поспать, так что уйди..." - потянулся он.
  "Я никуда не уйду, пока мы не закончим. Бен, я обещал Мэг, что позабочусь о тебе, и я намереваюсь сдержать это обещание. Ты ведь еще помнишь Мэг?" - спросил он.
  "Конечно, я помню Мэг!" - разозлился Бен, чего Эш и хотел. Что бы ни происходило, при упоминании этого имени Бен выходил из себя и допускал промахи. Эшу сейчас это было очень нужно, чтобы иметь возможность выяснить, что он планирует. Он точно знал, что Бен не скажет ему правды.
  "Мэг знает, почему я здесь, и у нее нет с этим проблем. Она знает, что я не поступил бы так, если бы это не было очень важно". Он посмотрел Эшу в глаза. "А если честно, то это вообще не твоего ума дело".
  "Конечно, это мое дело. Если ты забыл, то портфель принадлежит мне. Если бы я не потерял его - ничего бы не произошло. Мне только жаль, что мы не уничтожили его много лет назад. И что ты повез ему? Шкатулку? Ключ?" - продолжил Эш свой допрос.
  "Я отважусь предположить, что шкатулка уже у него. Ты должен был об этом знать, раз знаешь, что Антонио у него в руках. Когда я говорил с Антонио в последний раз, он как раз собирался забрать шкатулку и отвезти ее вместе с портфелем тебе. Таким образом, если Антонио у Гриффина, то и шкатулка тоже. Все, что ему нужно - это ключ". Бен повернулся к Эшу спиной, пытаясь придумать способ выгнать его из комнаты.
  "Это очень плохо. Ситуация ухудшается с каждой минутой. Бен, я должен помочь тебе. Я оставлю Кейси с Буббой, и мы вместе поедем на встречу с Гриффином. Я не могу позволить тебе поехать одному, и ты это знаешь. Ты должен думать о Мэг и о твоем ребенке. А еще лучше, позвони Гриффину и скажи ему, что приду я вместо тебя. Он меня ненавидит так же, как и тебя, а мне нечего терять. Бен, ты ведь знаешь, что я прав". Эш почувствовал, что он наконец-то пробил брешь.
  "Эш - ты идиот!" - сказал Бен. "Ты говоришь, что тебе нечего терять. А как же Кейси? Ты собираешься идти на смерть и оставишь меня объяснять это твоему сыну? Я так не думаю". Эш снова заговорил, но Бен прервал его. "Ладно, я позволю тебе помочь, но если Гриффин даже просто подумает, что ты где-то близко, он прикажет Дэнни убить Антонио. Так что мы должны быть очень осторожны", - согласился Бен.
  Поскольку решение было принято, Эш перескочил на другую тему, которая была ему более близка и приятна. "А правда, Кейси симпатичный? Ты понимаешь, как мне было тяжело не сказать ему, кто я? Он умный, заботливый и привлекательный, как и его отец". Эш улыбнулся. "Просто не могу поверить, что он следовал за тобой весь этот длинный путь. Он, должно быть, настоящий друг".
  "Ты сделал такие выводы только на основе одной встречи?" Бен улыбнулся. "Он действительно такой, Эш. Он всегда рядом, когда кому-то нужна помощь. Мэг очень его любит, и я должен признать, что он мне тоже очень нравится, учитывая то, кто его отец", - пошутил он. "Кейси - мой лучший друг. А теперь дай мне отдохнуть". Он встал и подошел к двери.
  "Ладно, но ведь ты мне так и не сказал, где и когда ты встречаешься с Гриффином, чтобы совершить обмен", - сказал Эш, прежде чем Бен успел закрыть дверь.
  "Мы встречаемся в церкви Святого Джозефа в 9 утра", - солгал Бен.
  "Хорошо, я приду к тебе сюда в 8:15. Я хочу провести некоторое время со своим сыном", - улыбнулся он, и Бен закрыл дверь." Лжец",- подумал Эш. Он знал, когда Бен лжет. И решил приглядывать за своим другом. А пока можно пойти и попытаться получить информацию от Кейси. Это, ко всему прочему, даст ему шанс провести время с сыном.
  Кейси и Бубба гуляли по холлу, обсуждая архитектуру замка. Эш стоял и смотрел на них. Кейси был очень похож на Алекс, и лицом, и фигурой. Его мать была одной из двух самых прекрасных женщин, которых он когда-либо знал. А другой была Бетт. Она была такой веселой, и это печально напомнило ему, как он за одно мгновение потерял ее из-за своей дурости. Но он не мог думать об этом сейчас - сейчас ему нужно поговорить с Кейси. "Что вы думаете о том, чтобы нам всем вместе пойти в то маленькое кафе и чего-нибудь перекусить?" - предложил он, подходя к ним.
  "Звучит здорово. А с Беном все в порядке?" - спросил Кейси.
  "Конечно, он в порядке. Просто он устал. Он сказал мне напомнить тебе, чтобы ты разбудил его, как вы договорились", - закинул удочку Эш.
  Кейси посмотрел на часы. "Да, мы уже использовали один час. Но он по крайней мере, сможет получить хоть 3 часа сна".
  Эш улыбнулся этой информации, которую Кейси выдал ему, даже не поняв, что делает это. "Давай посидим и поговорим. Расскажи мне о себе и о Сансет Бич". Эш положил руку на плечо Кейси. "Мне интересно все, что ты мне скажешь", - подумал он про себя.
  Бен вытащил из кармана бумажку и набрал по ней номер телефона. "Гриффин, это Бен Эванс. В нашем плане произошли небольшие изменения".
  
  Глава 55
  
  "План"
  
  
  "Бенджамин, мой мальчик!" - насмешливо произнес Гриффин. "Я так рад тебя слышать. У тебя есть то, что я хочу получить?"
  "Прекрати молоть вздор и слушай меня", - резко ответил Бен. "Мне нужно передвинуть нашу встречу на час позже, и она не может произойти в твоем поместье. Я хочу встретиться с тобой на открытой местности. Я не хочу никаких сюрпризов. Я тебя знаю и поэтому не доверяю тебе".
  "Меня не волнует, где мы встретимся для обмена, если я получу то, что хочу. ОН при тебе?" - снова спросил он.
  "Ты знаешь, что он у меня, иначе бы я не звонил. Итак, я хочу встретиться в 2 часа дня в Вэйли Мосс (Моховая Долина) в Пембрукшире. Ты знаешь, где это, не так ли?" Бен хотел как можно быстрее закончить этот разговор. Побег от Эша будет настоящим подвигом, если он удастся. Но он не мог допустить ни единого шанса, чтобы Эш смог последовать за ним. Антонио уже достаточно пострадал за свою попытку помочь им. Ему нужно действовать точно и быстро, потому что он не сомневался, что Эш не спускает с него глаз. Он мог притворяться, что согласен идти на встречу с ним, но зная Эша, не сомневался, что тот следит за каждым его движением. У Эша была потрясающая интуиция везде, где дело касалось Бена.
  "Хорошо, мы там будем. И не забудь мое предупреждение", - напомнил Гриффин, что было совершенно необязательно.
  Бен повесил трубку и сразу же набрал еще один номер. Он позвонил в номер Эша, но никто не взял трубку. Он взял ключи и вышел в коридор. Там он глянул в оба конца, проверяя его на предмет Эша или его компании. Там никого не было. "Хорошо", - улыбнулся он, вытаскивая из кармана кредитку и открывая ею номер Эша. Он обыскал ящики в поисках оружия, но ничего не нашел. Потом он увидел куртку Эша, висящую на спинке стула. Он взял ее в руки и вытащил оттуда пистолет. "Ты точно должен поменять свои привычки", - вслух произнес Бен, запихивая пистолет себе в задний карман брюк. "Ты становишься слишком предсказуемым, друг мой". Он повесил куртку обратно на стул и вышел из номера.
  Бен спустился вниз в поисках Эша, Кейси и Буббы. Он заметил их в кафе, как только завернул за угол около стойки администратора. Прижавшись к стенке, он не замеченным прошел мимо них на парковку. Он уже начал влезать в свою машину, как вдруг переменил решение и взял машину Эша. Бен был уверен, что они приглядывают за его машиной. Он быстро соединил проволокой зажигание, и к его удовольствию, машина сразу же завелась. "Я еще не потерял свою хватку", - поздравил он себя. "Потерял форму, говоришь? Посмотрим, кого из нас ты назовешь потерявшим форму, когда поймешь, что я угнал твою машину, м-р Джеймс Бонд", - улыбнулся он про себя, выводя машину со стоянки и выезжая на шоссе.
  "Так ключ у Бена", - произнес Дэнни, перестав на минуту ковырять в зубах ножом, которым он до этого чистил яблоко. "Ты действительно думаешь, что он придет один?"
  "У него нет выбора", - ответил Гриффин. "Единственное, что я знаю насчет него, так это то, что он не позволит, чтобы Антонио пострадал. Антонио - наш туз. Портфель и шкатулка ничего не значат без ключа, и Бен знает это. Я слишком долго ждал, и НИКТО не сможет встать на моем пути", - прорычал он. "Ты выяснил, в Лондоне Александр или нет? У меня создалось впечатление, что именно из-за него Бен перенес встречу. И я хочу знать, так ли это. Я не хочу, чтобы Эванс и Холлистер отбивали друг другу мяч и водили меня за нос".
  "Нет, я пока не смог выяснить, где он. Но ты можешь быть уверен - если Бен здесь - и Холлистер недалеко".
  "Я сказал Бену, что произойдет, если он приведет кого-нибудь с собой, и он хорошо это запомнил. Я бы предпочел иметь дело с его очаровательной маленькой женой в качестве предмета сделки, но поскольку она сбежала, Антонио стал самым лучшим для этой цели. Если Бен встанет мне поперек дороги, я буду наслаждаться выражением его лица, разрезая его самого преданного друга на мелкие кусочки. Он заслуживает этого за все те проблемы, которые он нам создал", - усмехнулся Гриффин.
  "Это вообще неважно, потому что, как только ты получишь ключ, Святой Отец умрет в ту же минуту". Дэнни доставили большое удовольствие эти слова. Этот чертов священник был колючкой в его боку, и ему бы тоже доставило удовольствие его убить.
  "Верно, но Бен принадлежит мне. Помни это", - предупредил его Гриффин.
  
  Жаклин стояла с другой стороны приоткрытой двери и слушала этот разговор. "Я знала это", - подумала она. "Я знала, что они собираются убить Антонио. Но я не позволю тебе этого, Гриффин", - поклялась она. А потом плотно затворила дверь и вышла из главного дома. Дойдя до помещения, где они держали Антонио, она вошла внутрь. Она знала, что должна придумать план и сделать это быстро. Время Антонио убегало.
  Антонио спал на кровати несмотря на цепи, сковывающие его. Из-за них вытянуться было невозможно, но он спокойно спал. Она остановилась в дверном проеме и посмотрела на него спящего. Он был таким красивым, что ей очень не хотелось его будить, но она должна была, если хочет спасти ему жизнь. Она стыдилась чувства, которое испытывала к этому мужчине. Он был священником, и она не должна ничего к нему испытывать. Но только тот факт, что он священник, удерживал ее от того, чтобы не поддаться своим чувствам. Она хотела его, и ее убивало то, что она должна была признать, что никогда его не получит. Она хотела проводить с ним все возможное время. Она с нетерпением ждала того времени, когда нужно будет приносить ему еду и чистую одежду. Она делала это каждый день, и каждый день ей не хотелось уходить, но она должна была. Она мягко коснулась его спящего лица, а потом потрясла, чтобы разбудить. "Антонио, проснись".
  "Жаклин, что случилось?" Антонио на мгновение опешил. Он по ее лицу понял, что у нее плохие новости. Они с каждым днем сближались, пока он был тут заложником, но он так и не смог убедить ее уйти от Гриффина и оставить в прошлом эту часть жизни. Он даже рассказал ей о содержимом портфеля и о шкатулке. "Что-то произошло? Пожалуйста, скажи, что с моим другом ничего не произошло!" Он волновался о Бене. "Он ведь не приехал сюда?" - спросил он.
  "Нет", - заверила она его. "Твой друг не приезжал, но я слышала, что Гриффин и Дэнни планируют встретиться с ним сегодня. Я не знаю, в какое время, но знаю, что они не собираются никому позволить уйти с этой встречи живым. Я так боюсь, Антонио! Что я могу сделать?"
  Антонио понял, что пришло время проверить ее преданность Гриффину. "Жаклин, ты должна достать ключ и выпустить меня. Это единственная для меня надежда выйти отсюда, чтобы предупредить Бена. Ведь он идет прямо в ловушку!" Она встала с его кровати и заходила по комнате, закрыв лицо руками. Он видел, что она разрывается между двумя людьми. Но ему не было известно, что ее мысли идут совсем в другом направлении.
  "Я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы помочь Бену. Даже если у меня нет никакого шанса на успех, я должен попробовать".
  Жаклин посмотрела на Антонио. Это так на него похоже, подумала она. Она и не ждала меньшего от такого человека. Вместо того, чтобы волноваться о себе, он волновался о том, как помочь другу. Антонио немедленно понял ее колебания и, встав с кровати, положил руку ей на плечо. Если бы он только знал, что его прикосновение делает со мной, подумала она.
  "Все должно прекратиться, Жаклин. Мы должны остановить Гриффина, прежде чем от его дьявольских желаний погибнут еще люди. Пожалуйста, помоги мне!" - попросил он.
  Жаклин знала, что что-то чувствовать к нему - это плохо, но когда он так смотрел на нее, ей начинало казаться, что она сейчас растает. Ни один мужчина не относился к ней с таким уважением и не спрашивал, чего хочет она. Они не просили о сотрудничестве. Они требовали. Но не Антонио. Он всегда предоставлял ей выбор, хороший или плохой. Как много доброты в этом человеке, подумала она.
  "Я помогу тебе, Антонио". Она приняла решение. "Но ты должен мне обещать, что как только освободишься, ты уедешь из этого места и никогда сюда не вернешься. Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится. Гриффин - настоящий дьявол. И ему не понравится, что ты сбежал. Обещай мне, что ты не вернешься", - она схватила его за рубашку.
  "Я не могу обещать этого", - он поймал ее руку и нежно сжал. "Я должен помочь Бену и вытащить из Гриффина информацию, или я не смогу с этим жить. Ты должна понять". Он протянул руку и убрал ей с лица волосы. Она знала, что у нее нет выбора и, приняв его решение, отпустила его без всяких условий. Она расстегнула ожерелье и сняла с цепочки ключ. Молча она опустилась на колени и уже сунула ключ в замок кандалов на его ногах, как вдруг они услышали насвистывание Дэнни. Она посмотрела на него большими испуганными глазами. Если Дэнни найдет ее здесь, он ее убьет.
  "Ну что ж, падре. Пришло время пойти погулять", - объявил Дэнни, поболтав в воздухе парой наручников. "У меня есть для вас милый небольшой браслетик". Он усмехнулся, обнажая свои пятнистые желтые зубы. "Вы будете очень красивы в серебре, когда встретитесь со своей судьбой", - захихикал он собственной дурацкой шутке. Он рывком повернул Антонио, заломил ему руки на спину и надел на них наручники. Потом он наклонился и снял кандалы с его лодыжек.
  Антонио посмотрел в сторону ванной, зная, что испуганная Жаклин там. Он молился, чтобы она там и оставалась. Если ее никто не увидит, с ней все будет нормально. "Куда мы идем?" - спросил он.
  "Увидишь, когда прибудем на место", - язвительно произнес тот, толкая Антонио перед собой и выходя за дверь.
  Сердце Жаклин чуть не выпрыгнуло из груди, пока она была в ванной. И как только за ними закрылась дверь, она сразу же выбежала из своего укрытия. Она должны вернуться в дом и вычислить способ, как помочь Антонио. Она не могла допустить, чтобы они убили человека, которого она любит.
  
  Глава 56
  
  "Мэг на прогулке" (См. "Младенец на прогулке")
  
  
  Мэг уже перепробовала все, что могла, чтобы отвлечься. Бен сказал ей, что позвонит сегодня вечером, но из-за разницы во времени было неясно, когда же это будет. Он говорил о своем времени или о ее? Так или иначе, но она не могла просто сидеть и ждать его звонка. Сидение взаперти тяготило ее. Она пыталась читать газету, но там не было ничего интересного. Со времени беременности у нее постоянно были внезапные выбросы энергии, так что она уже убралась в шкафах и всем остальном, до чего могла дотянуться. Для нее не было ничего святого в такие моменты. Их с Сарой главная стычка произошла, когда она взялась за уборку шкафа Сары, желая все там переделать для нее. И сейчас она была усталой и одинокой. Ей не с кем было поговорить. Сара с Джоан ушли работать в ресторан, а Хэнк поехал в город за товарами для бутика. Жизнь шла, как обычно. Телевизор осточертел, газеты надоели, а слушая радио, Мэг не могла перестать думать о Бене. Каждая песня напоминала ей о нем. Когда заиграла реклама зубной пасты, Мэг представила себе улыбающееся лицо Бена и подумала, что у него зубы получше, чем у этого актера из рекламы. И тут она поняла, что пришло время ей выйти из дома.
  "Я должна выбраться отсюда", - произнесла она вслух. "Или я сойду с ума".
  Она решила пойти в "Ударную Волну". Возможно, там она столкнется с кем-нибудь из своих друзей. Ей хотелось их увидеть, даже если она и не могла с ними поболтать. Она скучала по Габи и по Ванессе. "Ванесса", - подумала она. "Смогу ли я смотреть ей в глаза, зная правду о ней и Кейси?" Ей хотелось рассказать все Ванессе, даже несмотря на то, что Бен сказал ей. Но она знала, что не сможет. Она никогда не сможет обмануть Бена. Она все еще помнила, как он с трудом подбирал слова, когда пытался ей все объяснить. История, которую он ей тогда рассказал, была еще более невероятна, чем в любой из виденных ею "мыльных опер". Покопавшись в обновленном шкафу Сары, она нашла шляпу, шарф и пару больших темных очков. "Это должно сработать", -решила она. "А с моим теперешнем весом никто и не предположит, что это я". Мэг захихикала, вспомнив, когда в последний раз маскировалась. Но сейчас она отказывается от этого способа. От него и тогда болела перетянутая грудь, а теперь она еще сильно увеличилась. Мэг не думала, что даже самый ас в такой маскировке сможет кого-нибудь обмануть сегодня. Она похлопала себя по животу.
  "Я не смогла бы спрятать тебя, даже если бы хотела, верно, малыш? А еще меньше мне хочется нарядиться Санта Клаусом, да и для этого сейчас совершенно не сезон. Твое присутствие очень легко вычислить. А так должно сработать", - она посмотрела на себя в зеркало. Убедившись, что на саму себя она не похожа, Мэг вышла за дверь.
  Мэг въехала на парковку у "Волны" и остановилась. Волосы она убрала под шляпу все до единого. К ее шоку, рядом затормозил Рикардо. Это первый настоящий экзамен, подумала она, выходя из машины и проходя мимо него. Он придержал ей дверь, но не узнал. Она кивнула ему в знак благодарности, сдерживаясь, чтобы не улыбнуться и, подойдя к стойке бара, встала недалеко от Габи.
  Габи знала, что Рикардо возвращается с очередного душераздирающего свидания со своей сестрой. Мария не узнавала его, и эти свидания давались ему все тяжелее и тяжелее. Он даже отказался от ее сопровождения, и Габи теперь боялась даже смотреть на него после этих визитов. А притом, что еще и Антонио исчез, ей все труднее было удержать его от погружения в глубокую депрессию. Она тоже волновалась об Антонио, но старалась не показывать этого Рикардо. Почему он так внезапно уехал и не сказал никому ни слова? Рикардо не смог найти его машину, но ничего из его вещей не пропало. В этом не было смысла. Он и раньше исчезал, но не так надолго и не не сказав ни слова брату. Это было совсем не похоже на Антонио. Она боялась, что с ним что-то случилось, но не смела облечь свой страх в слова. Рикардо только этого сейчас недоставало. Ей нужно держать свои страхи при себе, иначе она убьет его.
  "Привет, дорогая", - Рикардо поцеловал ее и сел рядом.
  "Рикардо, как дела у Марии?" Она знала ответ, раньше чем задала вопрос.
  Мэг наклонилась в их сторону при упоминании имени Марии.
  "Как всегда. Сидит, смотрит в стенку и зовет Бена. Я не знаю, что с ней делать, Габи. Скоро будет ее слушание, и Бог знает, что она его не вынесет. Единственная моя надежда, что д-р Эстрада сможет убедить судью отложить суд. Как я бы хотел, чтобы здесь был Бен! Я думаю, что он единственный, кто сможет вытащить ее из этого", - ответил тот.
  "Только через мой труп", - подумала про себя Мэг. Она не позволит Бену и близко подойти к этой женщине после того, что она и ее мать сделали с ним. История того дня была просто невероятна, и ей было трудно ее переварить. Вероятно, она должна была благодарить Марию, потому что, если бы они с Кармен не нашли Бена на той аллее, кто знает, что могло бы с ним случиться. Но она все же не была ей благодарна. Она уложила вину за все, что произошло с ней и Беном, к ногам Марии и Кармен. Ей очень хотелось расспросить Рикардо о том дне и о том, почему он держит все в секрете. И чем больше она думала об этом, тем больше злилась на Марию.
  Рикардо повертел в руках стакан. "А еще я хотел бы знать, где Антонио. Я волнуюсь о нем. Такое поведение на него не похоже. Он не мог просто взять и уехать и оставить меня разгребать этот беспорядок. Именно поэтому я убежден, что с ним что-то произошло. Если бы с ним все было в порядке, он бы вернулся домой".
  Габи положила свою руку поверх его в попытке успокоить, и вдруг увидела женщину в странной шляпе, которая сидела и слушала их разговор. "Я не думаю, что с ним случилось что-то плохое, Рикардо", - заверила она его, краем глаза наблюдая за этой таинственной леди.
  "Да, но как ты можешь быть в этом уверена? Он уехал почти месяц назад, а я даже не знаю, где его искать, черт подери! Я говорил со всеми, о ком только мог подумать. И единственное, что может иметь смысл - так это то, что он с Беном и Мэг. Не знаю, почему, но это единственное, что приходит мне в голову и все объясняет. Один из его прихожан думает, что видел женщину, подходящую под описание Мэг в Миссии, за день до исчезновения Антонио. Я надеюсь и молюсь, что он вообще где-то есть. И давай не будем больше об этом. Прости, но я пришел сюда, только чтобы сказать тебе, что мне надо вернуться в участок. Предстоит нечто грандиозное, и я нужен им как можно скорее. Мне очень не хочется оставлять тебя, но я думаю, что мы еще увидимся сегодня вечером дома".
  Габи улыбнулась ему. "Верно". Она была так рада, что у него полно работы. Рикардо поцеловал ее и ушел. Леди, которая сидела рядом с ними, ушла в туалетную комнату. Габи решила пойти за ней. Она хотела знать, что затевает эта женщина. Та как раз вышла из кабинки и стала мыть руки. "Простите, но мы не знакомы?" - спросила ее Габи.
  Мэг не колебалась. Она сняла очки и улыбнулась ей. "Предположи, КТО?" Она протянула руки к Габи, чтобы обнять.
  "Мэг! Не могу в это поверить!" Они обнялись. Потом Габи отступила назад и, нахмурившись, посмотрела на нее. "Не могу поверить, что это ты. Ты выглядишь такой..."
  "Толстой?" - спросила Мэг к удивлению Габи.
  "Ну не совсем так, но похоже, ты прибавила несколько фунтов. С тобой все в порядке?" Габи волновалась за нее.
  "Никогда в своей жизни лучше себя не чувствовала. Габи, я беременна. У нас с Беном будет ребенок. Или двое. Или трое, как выяснил наш любезный Тайус", - улыбнулась она.
  "Двое? Трое? Двойняшки? Тройняшки? Твой Бен никогда не разменивается по мелочам, а?" - заулыбалась Габи. "А как он? Он с тобой?" - она огляделась вокруг, как будто ждала, что Бен может магически возникнуть в дамской комнате.
  "С ним все в порядке. Хоть его здесь и нет, но он в порядке". Она не хотела, чтобы Габи думала, что Бен куда-то уехал. После подслушанного разговора ей не хотелось, чтобы та задавала ей слишком много вопросов. "Габи, я случайно подслушала ваш разговор с Рикардо о Марии. Разве она больна?" Мэг было стыдно, но здоровье Марии ее совершенно не волновало.
  "Мария в психиатрическом отделении "Дубовой Рощи". Я думаю, ты знаешь о смерти Кармен?"
  "Да, знаю. Мне так жаль Антонио и Рикардо", - ответила Мэг.
  "Да, это очень тяжело для них. Но если честно, Мэг - я не хочу быть жестокой, но всем нам стало лучше с ее смертью. Из-за всего, что произошло в последнее время, мы с Рикардо сблизились больше, чем когда-либо. Я так сильно его люблю! Я только хотела бы, чтобы Антонио сообщил что-нибудь о себе или приехал домой. Ты случайно не знаешь, где он?" Габи надеялась, что Мэг знает и расскажет ей.
  "Нет, я не знаю", - солгала Мэг подруге. Она ненавидела это делать, но ей пришлось. "Мне жаль. Но я уверена, что где бы он ни был, он скоро вернется домой". Она искренне надеялась, что так и будет, потому что, если Антонио вернется, то и Бен тоже. "Слушай, хоть мне и очень не хочется, но я должна идти. Я не могу допустить, чтобы кто-то меня узнал, и мне нужно купить себе кое-что из одежды, которая будет мне по размеру", - засмеялась она, показывая на свой живот. "Эти детишки Эвансы рвут на мне всю одежду. А меня по-прежнему разыскивает полиция, так что мне нужно быть очень осторожной". Она обняла Габи. "Так здорово было снова тебя увидеть. Я очень тебя люблю, и я очень счастлива, что у вас с Рикардо все хорошо".
  "Хочешь, я пойду с тобой? Я могу позвонить на работу и поменять смену на вечер", - предложила та.
  "Нет, все будет нормально. А кроме того, я не хочу быть причиной ваших с Рикардо разногласий", - ответила Мэг.
  "Ну хорошо, если ты уверена. Но пожалуйста, будь осторожна! Обещаешь мне?"
  "Обещаю", - засмеялась она. Потом она надела темные очки и пошла к своей машине. Она посмотрела, как Габи залезает в свою и уезжает. "Следующая остановка - "Дубовая Роща", - произнесла Мэг вслух и села в свою машину.
  
  Глава 57
  
  "Даже самые лучшие разрабатывают планы..."
  
  
  Бен ехал вниз по дороге в направлении к Вэйли Мосс на встречу с Гриффином. Места были ему хорошо знакомы, потому что именно сюда его семья ездила на пикники, когда он был маленьким. Они с Дереком облазили тогда здесь все пещеры. Плохо только, что тогда они не знали о том, насколько болен Дерек. Он ведь всегда старался делать все, чтобы Бен терялся в пещерах, или устраивал так, чтобы он спотыкался о камни и падал. Бен тогда думал, что это была просто игра, но потом понял, что Дерек действительно хотел ему навредить. Это место было идеальным для встречи, потому что там было много места, чтобы прятаться. Старина Дерек, подумал Бен. Ему было больно думать о брате и о том, что тот сделал ему. Но он не должен думать об этом сейчас - сейчас он должен добраться до Антонио и извлечь его из опасной ситуации. Ведь он был в ней потому, что оказался достаточно добрым, чтобы помочь своим друзьям. Если бы Бен не попросил его отвезти портфель и шкатулку Эшу, то он был бы сейчас дома и в безопасности со своей семьей. Бен потряс головой, чтобы отвлечься. "Я не должен об этом думать", - решил он. "Чтобы быть способным помочь Антонио, я должен иметь свежую голову. Упрекать себя за эгоизм можно и попозже".
  А в отеле Эш наслаждался замечательным разговором с Кейси. "Если бы только", - думал он, глядя на своего сына и чувствуя такую гордость, какой он раньше никогда не знал. "Если бы только я мог сказать ему, кто я, и быть уверенным, что он останется таким же открытым и веселым, все было бы отлично. Но боюсь, мой недавно обретенный сын возненавидит меня, когда узнает, какое роль я сыграл в его жизни". Кейси засмеялся, и Эш снова вздрогнул от того, как же сильно тот похож на него. "Как я мог этого не заметить", - думал он. "Как я мог не понять, что этот верный друг Бена - мой сын? Он ведь так похож на меня", - думал Эш, глядя на него тоскливыми глазами. Он не стесняется говорить, что он любит, а что ненавидит. "Надо было бы напрямую сказать ему правду. Но мне страшно. Я очень боюсь, что мой симпатичный сын возненавидит меня".
  Кейси тоже было легко с Эшем, хотя он и не понимал, почему. Эш был интересным и умным человеком, и теперь Кейси понимал, почему Бен так много о нем думает. И хотя он по-прежнему чувствовал острую ревность к дружбе Бена с Эшем, он очень старался избавиться от нее. Он поможет Бену все уладить, а когда они вернутся домой, постарается наладить отношения с этим старым другом Бена, даже если это убьет его самого.
  Буббе начал надоедать этот разговор, и он решил прогуляться. Он знал, что Кейси - сын Эша, и этот их семейный разговор ему просто осточертел. И хотя Кейси еще не знал правды, Эш был почти патетичен. Парень так же слеп, как и его отец, решил он. Эш чуть ли не обнимает его, а тот даже ничего не подозревает. Черта с два он - ребенок, подумал Бубба. Он совсем не похож на ребенка. И кто-то должен сказать этому гордому папаше, что его сын стал мужчиной и без него. И только полный идиот мог не увидеть, что между этими двумя есть связь, хоть они только что и познакомились. У них даже манера жестикулировать одна. Бубба был возмущен бестолковостью сына Эша. Но понимал, что не должен сидеть рядом и смотреть на всю эту отцовскую гордость, если не хочет, чтобы Эш это понял. Он снова бросил взгляд на своего друга-босса и его нового сына. Эш весь светился от счастья. Говорят, что так светятся беременные женщины - им надо посмотреть на Эша. Бубба оставил его восторгаться сыном и пошел погулять. Но очень быстро вернулся к столику со смущенным выражением лица. "Эш, ты перегонял куда-нибудь свою машину?" - спросил он.
  "Да нет, я ее здесь оставил. Зачем?" - ответил тот.
  "Ее нет. Я все осмотрел, но нигде ее не нашел. Ты не думаешь, что кто-то сыграл с тобой плохую шутку?" - спросил Бубба с сильным южным акцентом.
  "Я его убью!" Эш стукнул кулаком по столу и бросился в номер Бена, а Кейси и Бубба последовали за ним. Дверь была заперта, но у Кейси был ключ. Он отпер дверь, и как они и ожидали, номер был пуст.
  "Черт его раздери! Он меня облапошил!" - от души выругался Эш. Он повернулся к Кейси и Буббе. "Мы должны найти его. Кейси, он что-нибудь говорил тебе о том, куда собирается?" Ему очень не хотелось вовлекать в это сына, но у него не было выбора. Он должен найти Бена, раньше, чем этот идиот убьется.
  "Нет, он только сказал мне, что хочет что-то забрать. И еще просил меня разбудить его, чтобы успеть сделать это ко времени встречи. Единственное, что он мне сказал, так это то, что он здесь не на отдыхе", - усмехнулся Кейси при этом воспоминании об этом. " Он разозлился на меня за то, что я поехал за ним. Я признаю, что это было глупо, но я волновался о нем и сделал бы это снова". Он заметил взволнованный взгляд на лице Эша и нахмурился, думая о том, кого же Эш ему напоминает. Но потом решил выбросить это из головы. Он волновался о Бене. Неужели Бен в опасности? Что будет с Мэг, если с ним что-то случится? Обвинит ли она его в этом? Конечно, обвинит, ответил он на свой вопрос. Она обвинит всех. Его голова была полна вопросов и беспокойства.
  "Он говорил что-нибудь о церкви Святого Джозефа?" Бен назвал это место, когда говорил Эшу об обмене.
  "Нет, он вообще мало говорил. Только сказал, что он со своей семьей приезжал сюда на каникулы. Бен ведь не в такой опасности, о которой я даже думать не хочу?" - спросил Кейси.
  "Да, сынок. Боюсь, что он..." - эти слова вылетели изо рта Эша раньше, чем он смог их остановить. Сын - было здорово назвать его так, глядя ему в лицо, даже если Кейси и решил, что это у него такая манера говорить. Он назвал его так впервые. "Бен сказал, что приезжал сюда на отдых с семьей. Это все, что он сказал об этом?" - спросил Эш, торопясь сменить тему.
  "Да. Он сказал, что хотел бы однажды привезти сюда Мэг и их детей". Кейси почти слышал, как вертятся колесики в мозгу Эша, и снова его ударило чувство, что он знает его, когда Эш в задумчивости потер подбородок. "Ты что-то вспомнил?"
  "Бен говорил мне, что он с семьей приезжал сюда, и что здесь недалеко есть еще одно место, где они любили проводить время. Но я не могу вспомнить, какое..." Эш выругался. Он увидел, как мимо них прошел мальчик-посыльный, и позвал его. "Прости, что отрываю, но ты не подскажешь, где здесь можно было бы нам с друзьями устроить пикник?"
  "Легко", - ответил тот и подошел к карте, висящей на стене холла. "Вот здесь, в "Вэйли Мосс". Это недалеко, и там очень красиво. Там есть озеро, можно осмотреть пещеры..."
  "А оно достаточно изолировано?" - спросил Эш, прерывая его туристическую экскурсию своим явным нетерпением.
  "Да, сэр". Он посмотрел на Эша, а потом на Кейси. "Вам и вашей семье это место очень понравится", - сказал он и ушел, показывая всем своим видом, что ему не нравится, когда грубят.
  "Он решил, что мы - родственники", - засмеялся Кейси.
  "Да". Эш быстро сменил тему. "Мы поедем его искать. И звучит это знакомо", - сказал он, когда к ним присоединился Бубба, который принес ему куртку и сообщил: "Твоего пистолета тоже нет".
  
  Бен припарковался под деревьями и проверил, заряжен ли пистолет. "Я не буду сильно полагаться на него, но использую, если Гриффин вытащит свой", - решил он, выходя из машины и запихивая пистолет сзади за ремень. Он спустился к озеру и, подняв камешек, пустил его по воде, выбивая "блинчики". Бен вспомнил, как отец учил его так делать и подумал, покажет ли когда-нибудь он этот фокус своему ребенку. Вскоре он увидел, что на парковку въезжает какая-то машина. Это был Гриффин - он приехал на встречу. Сердце Бена сильно забилось, и он понял, что у него нет никакого плана. Он только знал, что должен вытащить Антонио, и хотел, чтобы все кончилось. Гриффин вышел из машины, а Дэнни открыл заднюю дверцу, чтобы выпустить Антонио. Тот был в наручниках, но выглядел хорошо, несмотря на ушибы на лице. "Антонио, ты в порядке?" - спросил Бен.
  "Да, в полном. Ты хорошо выглядишь", - заметил Антонио.
  "Достаточно шуточек", - прорычал Дэнни и приставил свой вездесущий пистолет к голове Антонио.
  "Бенджамин, ты принес мой ключ?" - спросил Гриффин, бросив на Дэнни взгляд, приказывающий молчать.
  "Я отдам тебе ключ, как только ты отпустишь Антонио". Бен нервничал, но старался этого не показывать. В уме он составлял план, приближаясь к ним.
  "Бен, не делай этого! Не поддавайся на их угрозы! Ты же знаешь, что произойдет, если ключ попадет в их лапы!" - умоляюще произнес Антонио. Дэнни хотел ударить Антонио пистолетом, но Гриффин остановил его.
  "Я думаю, что для твоего здоровья будет лучше помолчать, если ты понимаешь, что я имею в виду", - предупредил он его. "Так что, Бен? Где мы остановились? Ах да, ключ. Я хочу получить его". И Гриффин протянул руку.
  Бен посмотрел на него, понимая, что он не отпустит Антонио, пока ему не передадут ключ. Он не мог просто взять и отдать его, иначе они с Антонио оба погибнут. Он протянул руку за спину, взялся за рукоятку пистолета и крепко сжал ее. А потом рывком развернулся и направил пистолет на Гриффина. Он держал его обеими руками, а палец был на курке. "Сначала отпусти его. А потом мы поговорим", - потребовал он.
  Дэнни приставил свой пистолет к виску Антонио, но Бен не сводил глаз с Гриффина. "Бен, не дури! Просто отдай мне ключ", - не стал молчать тот. У него не было иллюзий - он знал, что Бен выстрелит в него при малейшей провокации. Он прочно держал пистолет.
  "А теперь ты послушай меня - я отдам тебе ключ, когда ты отпустишь Антонио". Бен был несгибаем, но и Гриффин тоже. Антонио закрыл глаза и стал читать молитву, понимая, что все вышло из-под контроля. Но он также понимал, что на этот раз все кончится. Он знал, каким упрямым может быть Бен. И только небеса знают, чем это кончится - Гриффин может убить их обоих. Антонио стал молиться за их души.
  Внезапно, неизвестно откуда, вынырнула машина и поехала прямо на них. Удивленный Бен отвел глаза от Гриффина на достаточное время, чтобы тот бросился на него и постарался дотянуться до пистолета. Но Бен не собирался выпускать свое оружие. Они стали за него бороться. Гриффин ударил Бена в живот, и у того перехватило дыхание. Но адреналин взял верх, и Бен, поднявшись, закрутил Гриффина так, что тот упал на крышку капота машины. Пистолет упал, и Бен постарался его поднять. Гриффин был в ауте очень мало и снова продолжил борьбу. Они боролись на обрыве над озером - на узкой полоске. Гриффин схватил Бена за шею и попытался задушить, но Бен разбил его захват, и борьба продолжилась. Они оба не осознавали, что происходит вокруг.
  Водитель направил машину прямо на Дэнни и Антонио, но последний успел отпрыгнуть с ее пути. Машина ударила Дэнни так, что он подлетел в воздух и упал на землю как сломанная кукла. Машина остановилась и подала назад. Безжизненное тело Дэнни лежало прямо перед ней. Со стороны пассажирского сидения открылась дверь, и Антонио в шоке посмотрел на водителя.
  "Залезай" - крикнула ему Жаклин. Он не колебался. Он прыгнул в машин, и она нажала на газ.
  "Жаклин, остановись! Мы должны помочь Бену", - закричал Антонио.
  "Я не могу! Я не могу вернуться туда!" Она плакала.
  Антонио знал, что она очень испугана, но у него не было выбора. Он поставил ногу на тормоза, отчего машина накренилась и в конце концов, по чистой случайности не перевернувшись, остановилась на самом краю дороги. "Выпусти меня. Я должен вернуться", - потребовал он.
  Жаклин посмотрела в его умоляющие глаза, зная, что не сможет отказать. "Хорошо, мы вернемся", - с рыданием произнесла она и развернула машину.
  Когда они вернулись, ни машины Гриффина, ни машины Бена там не было. "Бен, должно быть, вырвался", - воздал молитву Антонио. Тело Дэнни по-прежнему лежало там, где они его и оставили. Антонио наклонился и проверил пульс, но его не было. "Он мертв", - сообщил он. Потом он перекрестился и прошептал молитву за упокой его души. После этого Антонио перевернул его и быстро нашел ключи от наручников.
  "Я рада, что он мертв", - равнодушно произнесла Жаклин. "Я так долго этого ждала", - призналась она, забирая у Антонио ключ и открывая его наручники. "Я знаю, что это плохо, но именно это я и чувствую". Она посмотрела на него, прося прощения за свои мысли. Она не хотела, чтобы Антонио плохо о ней думал.
  "Все хорошо, я понимаю". Он не мог признаться ей, что тоже чувствует, что мир только выиграл, избавившись от Дэнни. "Нам надо ехать". Он обнял ее за талию и повел обратно к машине. Но у него вдруг екнуло сердце, когда он увидел машину, спрятанную под деревьями недалеко от места встречи. Он подошел к ней и открыл дверцу. Он поднял с сидения куртку и, посмотрев на фирменную марку и стиль, сразу понял, кому она принадлежит. "О Боже", - произнес он вслух: "Гриффин похитил Бена".
  
  Глава 58
  
  "Визит"
  
  
  Прежде чем тайком пробираться в "Дубовую Рощу" к Марии, Мэг решила зайти в их с Беном дом. Она прошла через заднюю дверь, так чтобы ее никто не мог увидеть. Она не хотела ни допустить возможности быть пойманной, ни столкнуться лицом к лицу с Хэйлли. Мэг поднялась в спальню, чтобы взять для Бена одежду. Он скоро вернется домой, подумала она, и ему будет нужна одежда. Она решила отложить поход в магазин за одеждой большего размера. Платье, которое было сейчас на ней, принадлежало Саре, а поскольку сейчас Мэг была много больше, чем она, все будет работать замечательно до тех пор, пока она сможет игнорировать натянутую талию. Когда Бен вернется домой, мы уладим все с Рикардо раз и навсегда, пообещала она себе. А потом сможем сконцентрироваться на обустройстве детской и покупке детских вещей. Ей так хотелось приблизить эти дни. Казалось, что он уехал навсегда, хотя прошло всего несколько дней. Ей очень хотелось попасть домой и ждать его звонка.
  "Я не должна думать об этом сейчас", - сказала она вслух и стала вытаскивать из шкафа вещи Бена. Она вытащила одну из его любимых курток и начала укладывать в чемодан, но запах, исходящий от нее, привлек ее внимание. Мэг подошла к кровати, и сев, стала разглядывать куртку и трогать ее текстуру. От нее все еще исходил запах Бена, и она поднесла куртку к носу, чтобы почувствовать запах его одеколона. Мэг улыбнулась, пытаясь вспомнить, когда последний раз он ее надевал, и задалась вопросом, почему она оказалась в шкафу нечищеной. А потом она вспомнила. Это была ночь, когда он вернулся из своей поездки в Неваду. Ночь, когда Тим пытался ее изнасиловать. Это все объясняет, подумала она. Она осмотрела карманы куртки и нашла записку, написанную почерком Бена. На ней был номер терминала и время, когда он должен был прилететь в аэропорт Сансет Бич. А еще на этом листке было ее имя, написанное несколько раз и каждый раз обведенное в сердечко. Он всегда так делал - как бы оставлял сообщение, что он любит ее.
  По ее щеке покатилась слеза, и Мэг стерла ее тыльной стороной руки. "Я тоже тебя люблю, Бен", - улыбнулась она и положила записку назад в карман. А потом повесила куртку обратно в шкаф. "Мы ведь не хотим, чтобы папочка узнал, что мы это видели, верно?" - улыбаясь, заговорила она с ребенком. "Он бы решил, что мы за ним следим". В последнее время она все чаще так разговаривала. Убедившись, что чемодан не тяжелый, Мэг подняла его и вышла из комнаты. Она остановилась у комнаты, которую раньше называли "студия", и быстро оглядела ее. Она думала сделать из нее детскую, но поскольку с ней было связано слишком много плохих воспоминаний, она решила отказаться от этой идеи. Лучше она поговорит в Беном о превращении в детскую гостевой комнаты. Да, из "студии" открывается прекрасный вид, но плохих воспоминаний слишком много. "Нет", - решила Мэг, - "я не хочу, чтобы наш ребенок, то есть дети, спали в той же комнате, где спала Мария. Наверное, я эгоистична, но я так чувствую". И успокоившись от этого решения, она взяла чемодан и ушла.
  
  Хэнк был полон решимости не уходить из офиса Рикардо, пока он не получит нормальных объяснений того, почему Бен и Мэг все еще беглецы от правосудия. Он пообещал себе в ту ночь, когда Бен вырулил на шоссе, оставляя на его попечение Мэг, что поможет ему. И он собирался выполнить это обещание, даже если ему придется провести ночь в полицейском участке, чтобы получить ответы. Казалось, что прошли часы, пока он наконец услышал в холле голос Рикардо и поднялся, чтобы поприветствовать его. "Рикардо, мне нужно с тобой поговорить", - протянул он ему руку.
  "Не сейчас, Хэнк". Рикардо пожал руку, но торопливо прошел мимо него и сел за свой стол.
  "Нет, сейчас", - потребовал Хэнк. "Ты избегаешь меня. Я не уйду, пока не поговорю с тобой".
  "Ладно. Ясно, что ты не уйдешь, пока я не услышу то, что ты хочешь мне сказать", - посмотрел на него Рикардо.
  "Я хочу знать, почему Бен по-прежнему главный подозреваемый в убийстве Тима и почему теперь еще ходят слухи, что как только его поймают, то обвинят и в смерти Кармен". Хэнк никогда не держал при себе свои чувства, и его праведный гнев был очевиден.
  Рикардо встал со стула и закрыл дверь. "Хэнк, ты же знаешь, что я не могу обсуждать это с тобой".
  "Почему? Я думал, что мы друзья. Разве мы не можем поговорить хотя бы неофициально? Я всегда считал тебя честным и искренним, но сейчас начинаю в этом сомневаться. Послушай, ведь все, что я хочу знать - что, как ты считаешь, случилось в день смерти твоей матери?" - спросил Хэнк.
  "Расскажи, что ты об этом знаешь, и может быть, я скажу, что я думаю", - закинул удочку Рикардо, надеясь, что Хэнк знает что-нибудь, что сдвинет это дело с места.
  "Только если ты скажешь мне, что ты на самом деле думаешь, случилось тогда. Я должен знать, что ты не сделаешь ничего, что подвергнет опасности Бена или Мэг, когда и если они вернутся в Сансет Бич". Хэнк хотел сделки.
  "Что я думаю - неважно. Главное - это доказательства. Сейчас сознание Марии затуманено, а без ее свидетельства мы не можем ничего сделать. А неофициально... Я слышал, как Мария призналась, что мама убила Тима, но Бен не подтвердил это и не опроверг мне. Если он будет в бегах достаточно долго, то возможно, за это время все кончится". Хэнк хотел услышать не эти слова, но это все, что было у Рикардо.
  "А что ты будешь делать, если он не сможет быть в бегах достаточно времени? Твоя мать и сестра держали его против его воли, и он представления не имел, где Мэг. Мне жаль, Рикардо, но это реальные факты", - сообщил Хэнк.
  "Ты хочешь мне сказать, что говорил с Беном?" Рикардо даже привстал. "Хэнк, если ты что-нибудь слышал о них, пожалуйста, скажи!" - попросил он. "Послушай, я не знаю, где Антонио, но у меня есть чувство, что Мэг была последней, кто виделся с ним до его исчезновения. Если ты будешь говорить с ними, пожалуйста, спроси, с ними ли Антонио? Мне жаль, но это все, что я могу сейчас сказать". Рикардо встал, подошел к двери и открыл ее, показывая Хэнку, что пришло время уходить.
  "Если я буду с ними разговаривать, я выясню, что смогу, об Антонио". Хэнк услышал боль в голосе Рикардо. "Но я почти уверен, что Антонио с ними нет". Он поблагодарил Рикардо и, выходя за дверь, столкнулся прямо с Хэйлли Кросс.
  "Простите, м-р Каммингс", - извинилась она, очень подозрительно посмотрев на них.
  "Нет, это я виноват - совершенно не смотрел, куда иду". Хэнк нашел, что быть с ней любезным трудно, но знал, что должен так делать. "Я уже ухожу".
  "Ах да, кстати! Поздравляю вас с будущим внуком", - объявила Хэйлли. В этом был ее шанс проверить, сказала ли Сара правду, когда она видела ее около офиса Тайуса. Хэйлли не знала, кому верить - ей или Тайусу. Тайус был другом Бена и Мэг, а Сара уже лгала ей. Так или иначе, но она была уверена, что дочь Хэнка не рассказала бы ему о беременности, если бы и вправду была в положении. Хэйлли была очень счастлива, что может принести им плохие новости. Эта семья причинила ей столько проблем, что она хотела любым способом отомстить им.
  Хэнк подозрительно посмотрел на нее. Откуда она, черт подери, может знать, что Мэг беременна? "Простите?"
  "Сара", - ответила Хэйлли с наслаждением, поскольку по выражению лица Хэнка она ясно поняла, что он не знает. Ей казалось подозрительным появление Сары у кабинета д-ра Робинсона, но тот факт, что Сара скрыла это от Хэнка, заставил ее поверить, что это правда. Хэйлли не смогла сдержать улыбку оттого, что она явно оказалась вестником плохих известий. "Я видела ее у офиса д-ра Робинсона, и он сказал, что она - беременна. Я уверена, что вы просто в восторге. Кейси - замечательный и умный человек, и я знаю, что он будет отличным отцом. Приятного вам дня". Она повернулась и ушла. Ее работа была выполнена.
  Ошеломленный Хэнк вышел из полицейского участка и пошел к своей машине, думая о том, что ему рассказала Окружной Прокурор. Ему нравилось думать, что он - человек 90-ых, но в этом было много вещей, которые были ему неприятны. "Я справлюсь", - подумал он. "Я справлюсь со многим, но то, что моя незамужняя дочь беременна и скрывает это от меня, в это число не входит. Кейси Митчум - нам надо с тобой поговорить", - пробормотал он. "Ты должен мне многое объяснить. К счастью, все мои дробовики по-прежнему в кладовке".
  
  Мэг удалось пройти в "Дубовую Рощу" никем не замеченной. Она нашла палату Марии и выяснила, что ее держат на охраняемом этаже. Но ей нужно было найти способ увидеть ее. Она не хотела, чтобы ее поездка оказалась напрасной. Мэг залезла в шкаф для белья в поисках маскировки. К счастью, там висели несколько униформ. И, переодетая в медсестру, она беспрепятственно прошла к Марии. Когда она вошла, Мария сидела в кресле и смотрела в окно. Мэг подошла к ней и присела около нее на корточки.
  "Мария, это Мэг. Как ты?" На самом деле ей хотелось дотянуться до Марии и задушить ее за то, через что она заставила пройти Бена, но Мария только смотрела прямо перед собой. "Мария? Я пришла тебя навестить. Тебе что-нибудь нужно?" - спросила она снова, но Мария ни единым движением не показала, что узнает ее. Мэг стало ее жаль. Она и не представляла, что ее состояние настолько плохо. "Мария, пожалуйста, поговори со мной". И снова никакого ответа. Мэг знала, что ее психическое состояние никогда не было идеальным, но сейчас казалось, что она потеряна навсегда. Она решила, что будет лучше уйти и оставить ее в ее собственном мире. "Мне не удастся ничего не выяснить у нее",- решила Мэг и ушла.
  Мария сидела и смотрела в стену до тех пор, пока не уверилась полностью, что Мэг ушла. Как только она стала уверена в этом, она встала с кресла и подошла к двери. "Не могу поверить, что у нее хватило нервов придти сюда и показывать свой огромный живот. Она похожа на перекормленную корову. Хотела бы я знать, где Бен?" - бессвязно пробормотала она. И сквозь зубы добавила: " С моей помощью, Мэг, ты заплатишь за то, что забрала у меня Бена. Я клянусь, что заплатишь! И у тебя никогда не будет его ребенка. Я об этом позабочусь!" - пообещала она.
  
  Глава 59
  
  "Доброта незнакомцев"
  
  
  Бен очнулся в полной темноте - он переплыл озеро и рухнул на берег совершенно без сил. Он был мокрый, грязный и замерзший - и он даже не знал, сколько времени он здесь лежит. Последнее, что он помнил - это драку с Гриффином и падение в озеро. У него не было выбора, но он поплыл, зная, что Гриффин будет стрелять, не колеблясь. Он не видел, кто помог Антонио сбежать, но заметил машину и знал, что кто-то ему помог. Иначе он никогда бы не оставил его. Бен стоял и потирал плечи, чтобы избавиться от озноба. Его ботинки были полны воды, так что ему пришлось вытрясти их. Он огляделся и понял, что стоит посреди какого-то леса. Он не имел ни малейшего представления от том, на каком расстоянии цивилизация. Он пошел вперед, предполагая, что ему предстоит долгий путь.
  
  Бубба свернул на парковку отеля, и Эш последовал на ним на арендованной Беном машине. Они нашли эту машину в Вэйли Мосс, куда они отправились на поиски Бена. Машину они нашли, а Бена нет. Еще они нашли тело Дэнни, и позвонив в полицию, выяснили, что кто-то их уже вызвал и полиция уже в пути. Они не могли допустить, чтобы полиция нашла эту машину - иначе маскировка Бена была бы раскрыта. И хотя он взял машину Эша, они не могли допустить, чтобы полиция или, Боже упаси, Интерпол начали задавать вопросы, на которые Эш не смог бы ответить. Поэтому они решили перевезти машину обратно к отелю, прежде чем все раскроется.
  Они припарковали машины и вошли в отель. "Я пойду в наш номер. Может, Бен скоро вернется", - сказал Кейси. "Он не мог далеко уйти пешком".
  Эш видел его взволнованное лицо и постарался утешить. "Кейси, с Беном все будет в порядке. У него есть голова на плечах, да к тому же он бывал в переделках и похуже", - сказал он убежденно. Он только хотел бы сам верить в то, что говорит.
  "Я знаю, но здесь, мне кажется, другой случай. После того, что я сегодня видел, я убедился, что он гораздо больший профессионал, чем я мог себе представить. Должен признаться, что никогда ничего подобного не видел. Боже, мне нужно позвонить Мэг. Она очень переживает, когда Бен не звонит, а с тех пор, как мы сюда приехали, прошло уже много времени. Интересно, звонил ли он ей вообще отсюда?" - бессвязно пробормотал Кейси. Он все понимал, но ничего не мог с собой поделать. Он волновался, несмотря на уверения Эша. Может, у Бена и 9 жизней, но за все произошедшее в последнее время он должен был использовать большую их часть.
  "Кейси, ты не должен звонить Мэг. Она от этого только разволнуется", - остановил его Эш. "Знаешь старую поговорку " отсутствие новостей - уже хорошая новость"? И к данной ситуации она будет лучшей иллюстрацией, я думаю. Слушай, пошли спать, а утром мы поедем искать Бена. Я знаю, где живет Гриффин - мы оттуда и начнем. Он должен быть очень напуган, ведь его правая рука мертв. К счастью, он не знает, где мы". Эш не знал, брать ли ему с собой Кейси утром, но сейчас не хотел выпускать его из вида. Он понимал, что сегодняшние события расстроили его, а исчезновение Бена еще добавило. Он не привык к жестокости мира, и Эшу было жаль, что он представил ему эту жестокость. Он должен его защитить. Эш знал Гриффина, а то, что Гриффин знает, что Кейси - его сын, делало его очень уязвимым. Гриффин убил бы Кейси только за то, что он его сын. Он должен защитить Кейси от этого сумасшедшего. Может, если он сможет поспать, то придумает, как это сделать.
  
  Бен увидел свет в маленьком домике у дороги. Он шел уже очень долго и устал. Он считал, что прошел около трех миль, но не видел ни людей, ни машин. Он понимал, что в это время ночи дороги очень пустынны и что он вряд ли увидит кого-нибудь сегодня или даже завтра. Поэтому он решил использовать шанс с этим маленьким фермерским домиком. Он подошел к двери и постучал. Посмотрев на свое отражение в окошке, он пригладил рукой волосы и попытался сделать свой вид более презентабельным. А потом, посмотрев на свою грязную одежду, засмеялся. Он ничего с ней не мог поделать. На улице было холодно, и он замерз. Он не знал, сколько времени он сможет выдержать на улице в своей мокрой одежде. К тому же он вспомнил, что весна в Уэльсе гораздо холоднее, чем в Калифорнии. Бен постучал еще раз, и в конце концов ему открыла приятная пожилая женщина.
  "Боже мой! Молодой человек, что с вами произошло?" Казалось, она его не боится, несмотря на сомнительный вид. И она открыла дверь, приглашая его войти.
  "Со мной произошел несчастный случай на дороге около озера", - улыбнулся он, ощущая тепло горячей печи.
  "Проходите и садитесь, а я налью вам чашку горячего чая", - предложила она и ушла в другую комнату.
  Бен оглядел комнату, но не увидел никаких признаков телефона, что было неудивительно в этой части страны. Чувствуя слабость, он сел, как ему было предложено. Женщина вернулась в комнату.
  "Это поможет вам согреться. Я принесла одежду - вы можете переодеться в нее и снять все грязное. У моего сына был примерно ваш размер, так что она должна на вас налезть". Она отвела Бена в ванную и закрыла за ним дверь. Он не стал бы тратить время на то, чтобы помыться, но горячая вода была так приятна для его замерзшего тела. Ему очень не хотелось выходить, но он знал, что скоро ему придется продолжить свой путь. Она была права насчет одежды - она подошла ему идеально. И хотя он очень редко носил синие джинсы, он был благодарен за них. Содержимое бумажника было мокрым, поэтому он разложил все просушить, а потом вернулся на кухню. Он сел за стол, где уже стояла для него чашка чая и какая-то еда.
  "Это просто здорово. Спасибо вам за вашу доброту миссис..." Он ждал ее ответа.
  "Гадсден, но все знакомые зовут меня Клер", - ответила она.
  "Отлично - Клер", - улыбнулся он, протягивая ей руку, а она сразу же ее пожала. "У вас нет телефона?"
  "Нет. Есть один телефон на дороге к рынку, но он откроется только утром. Вы можете остаться здесь до утра. Судя по вашему виду, вам нужен отдых, а мне приятно иметь компанию", - призналась она и продолжила мыть посуду.
  "Вы упомянули, что у вас есть сын. Он живет где-то неподалеку?" Бену очень не нравилась мысль, что такая добрая женщина живет здесь в полном одиночестве и впускает к себе незнакомцев. Ей могут причинить вред.
  "Я потеряла сына в автомобильной катастрофе год назад. Он был вашего возраста. Вам, я предполагаю, 31?" Она села за стол, а он стал пить чай.
  "Вы очень близки", - улыбнулся он. "Мне - 32, и я должен сказать, что меня зовут Бен. Бен Эванс". Он заметил, что она посмотрела на него странным взглядом после этих слов. "Я что-то не то сказал?"
  "Нет, просто моего мальчика звали Бенджамин Тревор Гадсден. Он был прекрасным молодым человеком, и я так по нему скучаю". Она глубоко задумалась с улыбкой на лице. Они, должно быть, были очень близки, подумал Бен.
  "А ваш муж?" - спросил Бен и зевнул. "Простите. Я не хотел совать нос в чужие дела, и разговор мне не наскучил - просто я очень устал".
  "Хорошо, тогда ложитесь в постель, а завтра вы отправитесь в путь. Мне жаль, что у меня нет машины, а то вы бы могли взять ее на время. Но как я уже говорила, рынок совсем близко, и я уверена, что там вы сможете взять какую-нибудь напрокат". Она взяла его чашку и положила в раковину. Потом она показала ему его комнату.
  Рано утром Бена разбудил запах кофе. Клер приготовила ему в дорогу большой пакет с завтраком. Он поблагодарил ее за великодушие и пошел к рынку. "Эй, есть здесь кто-нибудь?" - крикнул он, не увидев никого за прилавком.
  "Доброе утро", - произнес какой-то человек, выходя из задней комнаты. "Чем я могу вам помочь этим прекрасным утром?" - спросил он.
  "Доброе утро. У вас есть телефон, которым я мог бы воспользоваться?" - спросил Бен.
  "Да, вот там", - он показал на телефон, висящий на стене здания.
  Бен кивнул и прошел к телефону. "Сара, это Бен. Я могу поговорить с Мэг?" Сара была очень счастлива заполучить для него Мэг.
  "Мэг, Мэг, проснись! Это Бен!" Сара потрясла ее, чтобы разбудить.
  "Что? Бен!" Мэг взяла трубку у Сары. "Бен? Это ты?"
  "Привет, милая. Прости, что так долго не звонил, но у меня не было такой возможности. Жаль, что связь такая плохая, но я сейчас в деревне. Как твой визит к Тайусу?" Он не хотел, чтобы она волновалась - он только хотел, чтобы она знала, что с ним все в порядке
  "Все прошло хорошо. Нам будет нужно о многом поговорить, когда ты вернешься домой", - она села на постели. "Когда ты возвращаешься?"
  "Я поэтому и звоню. Боюсь, я должен буду пробыть здесь дольше, чем планировал. Мэг, я не хочу волновать тебя, но обмен прошел совсем не так, как было задумано". Он обещал ей, что больше не будет секретов, и он исполнял это обещание. В трубке наступило молчание. "Мэг?"
  "Я здесь, Бен, но я не собираюсь тебе лгать. Я хочу, чтобы ты вернулся домой. Если бы я знала, что ты там застрянешь, я бы никогда тебя одного туда не отпустила. Я боюсь за тебя". Она старалась не показать своего страха.
  "Мэг, я в порядке. Гриффин не получил ключ, он у меня, но я должен от него избавиться. Я обещаю, что вернусь так скоро, как смогу". Связь стала еще хуже, но он надеялся, что она слышит его сквозь помехи на линии.
  "Бен, я не слышу тебя! Что ты говоришь, Бен?" - закричала Мэг в телефон.
  "Мэг, ты меня слышишь?" Телефон намертво молчал. "Алло? Черт!" Бен постучал по рычажкам, но телефон молчал. И даже гудка не было.
  "Он совсем старый и работает через пятое в десятое", - сообщил ему клерк. "Вам повезло, что вы вообще смогли позвонить. Это один из недостатков жизни в деревне".
  "Мне нужно как можно скорее добраться до отеля "Мэнорбри Кастл". Миссис Гадсден сказала, что я могу взять у вас напрокат машину", - повернулся Бен к нему.
  "Клер? Она хорошая женщина. Это просто позор, что она теряет такой замечательный участок. Вы знаете, ее мужа посадили на 2 недели в тюрьму за то, что он просто старался спасти их дом. Это настоящий позор". Он покачал головой и положил перед Беном ключи от машины.
  "Кто старается отнять у них дом и почему?" - Бен подошел поближе.
  "Совет Пембрукшира хочет сделать их участок частью Парка, ну, вы знаете, того, в Вэйли Мосс. Я не знаю, зачем. По-моему он и так достаточно большой. Муж Клер не хочет отдавать свою землю и решил за нее сражаться. За эти усилия его и арестовали. Позор - вот что это такое", - ответил клерк и открыл дверцу машины. "Здесь полный бак, и когда вам она уже не будет нужна, просто пригоните ее обратно. Мы позже сочтемся". И он вернулся в помещение, оставив Бена стоять около машины. Он не видел такого доверия очень давно. Но ему нужно было добраться до отеля, чтобы проведать Кейси и довести до сведения друзей, что с ним все в порядке. А потом он должен будет найти Антонио. "Но" - , пообещал он себе, - "я найду способ отплатить этим людям за доверие и помощь странному человеку, которого они никогда раньше не видели".
  
  Глава 60
  
  "Воссоединение друзей"
  
  
  Кейси стоял на балконе отеля, задаваясь вопросом, когда вернется же Бен и вернется ли вообще. Он позвонил домой и поговорил с Майклом, но запретил тому говорить, что он звонил и где вообще находится. Он тогда решил, что разговаривать с Сарой будет ошибкой, но теперь уже сомневался в этом. Он так по ней скучал. Он ведь поехал в эту поездку, чтобы помочь Бену, но у него ничего не вышло. Тайны и интриги, с которыми он столкнулся здесь, были гораздо больше, чем он мог себе представить. Он не знал всех фактов, но увидел достаточно, чтобы понять, что Бен не простой бизнесмен, каким себя показывал. Он был кем-то большим - этот человек, который несмотря на то, что он был его лучшим другом, был очень таинственен, и его действия тоже были окутаны тайной. "Черт", - пробормотал он про себя. "Если с ним что-нибудь случится, Мэг мне этого никогда не простит", - произнес он вслух.
  "Чего тебе Мэг никогда не простит?"
  "Бен! Слава Богу!" Кейси развернулся и схватил его за руку в восторге оттого, что видит его живым и здоровым. "Где ты был? Мы везде тебя искали".
  "Ну, скажу только, что я был не в путешествии моей мечты". Бен кинул ключи на стол и пошел в ванную. "А Эш еще в отеле?"
  "Да, он здесь и тоже ужасно волнуется о тебе. Мы все волновались. Бен, ты звонил Мэг с тех пор, как приехал сюда? Я уверен, что она очень о тебе волнуется".
  "Я разговаривал с ней сегодня утром". Бен вышел из ванной и пошел к двери, не прося Кейси идти за ним, но тот пошел. Кейси был полон решимости не выпускать Бена из виду, пока не вернет его в безопасности домой. Он не хотел объяснять Мэг, почему он позволил, чтобы Бена ранили или убили. Он не хотел столкнуться с такой задачей. Нет, с такой - нет. Он уже видел ее реакцию, когда Бен просто был в тюрьме, а она не смогла его оттуда вытащить. У нее тогда началась жуткая истерика, и он теперь решил сделать все, чтобы на этот раз такого не произошло. Они остановились перед дверью Эша, и Бен коротко постучал. Не дожидаясь ответа, он нажал на ручку, и обнаружив, что дверь не заперта, повернул ее. Они вошли внутрь.
  "Бен? Когда ты вернулся? И где Антонио?" - этими словами поприветствовал его удивленный Эш.
  "Антонио?" - озадачено спросил Кейси.
  "Только что". Они оба проигнорировали вопрос Кейси. "Слушай, у нас есть кое-какая работа. Гриффин не получил ключ, и я не знаю, где Антонио".
  "Он ничего не сделал с ним? Я имею в виду, ты видел Антонио?" Эш очень волновался за друга.
  "Да, он там был. И я думаю, что кто-то помог ему сбежать".
  "Ты думаешь? Что ты имеешь в виду?" - Эш совершенно запутался от загадочных ответов Бена.
  "Из ниоткуда вдруг появилась какая-то машина, а мы с Гриффином стали бороться за мой пистолет - то есть твой..." - Бен почти извинялся, - "В общем, кончилось тем, что я упал в озеро и поплыл, спасая свою жизнь. И только сейчас добрался обратно к вам", - закончил он.
  "Если это все, что мы знаем, то Антонио может быть по-прежнему у него", - предположил Эш.
  "Я так не думаю", - сказал Бубба. "Если посмотреть на старину Дэнни, то Антонио кто-то явно помог. Это должен быть некто, работавший на Гриффина. Только один из его приспешников мог быть так близко", - сказал он. "Они хорошо поработали с Дэнни. Он был размазан по всему берегу, когда мы туда приехали".
  "Он мертв?" - спросил Бен.
  "Абсолютно точно", - ответил Кейси. "Его раскатали тоньше, чем блин".
  "Хорошо", - произнес Бен, думая о том, как тот терроризировал Мэг. Он никогда не был сторонником насилия, но Дэнни задолжал ему за нее. "А теперь поехали! Нам нужно найти Антонио". Бен пошел к двери, но Эш схватил его за руку.
  "Я рад видеть, что с тобой все в порядке, но если в следующий раз ты так от меня избавишься, я выбью из тебя дурь. Ты меня понял?" - сделал Эш Бену строгое предупреждение.
  "Да, и я тоже тебя люблю", - улыбнулся тот.
  "Но что насчет Антонио?" - спросил Кейси. Все посмотрели на него, а потом друг на друга, молча решив, что пришло время ввести его в курс дела.
  
  Жаклин посмотрела на часы. Был полдень. Солнце светило через окошко в подвал, в котором они прятались. Лучи его почти подобрались к лицу спящего Антонио. Она завесила окно одеялом, чтобы солнце его не разбудило. Он был очень уставшим, и она хотела, чтобы он спокойно выспался. В машине кончилось топливо через полмили пути, и ко времени, когда они добрались до этого старого коттеджа, Антонио так вымотался, что она практически втащила его в дом. Он ослабел от голода и побоев Дэнни. Кроме того, он страдал от жажды. Дэнни был настоящим зверем, когда совсем не давал ему воды. Жаклин посмотрела на спящее лицо Антонио. Ей очень хотелось дотронуться до него. Ей хотелось потрогать его и обнять, как никого другого, но она знала, что это будет неправильно. Отбросив эти мысли, она подумала, что им нужна пища и вода, но первой ее задачей было спасти его от рук Дэнни и Гриффина. Она оглядела коттедж, и найдя небольшую вазу, взяла ее и вышла на улицу. Недалеко от коттеджа она нашла бьющий родник. "Слава Богу", - произнесла она тихо и стала наполнять вазу. Прежде чем вернуться в дом, она напилась сама. Вода была холодной, свежей и приятной для ее пересохшего горла. "Боже, пожалуйста, пусть все будет хорошо", - попросила она, и наполнив заново сосуд, вернулась в дом.
  "Жаклин?" - тихо позвал Антонио. Он надеялся, что она еще с ним и не вернулась обратно к Гриффину. Он встретил женщину, которая оставалась с этим мужчиной, независимо оттого, насколько он с ней жесток. Она ничего не должна Гриффину - он просто использовал ее. У нее добрая душа. Ее визиты были очень важны для него, когда он сидел прикованным в поместье Гриффина. Она красивая и добрая женщина. И даже в первую их встречу, когда она делала ему инъекцию для путешествия через океан, ее доброта была очевидной. Она что-то расшевелила в нем. Что-то, что он не имел права чувствовать. Что-то, что он обещал Богу не чувствовать, но что не мог игнорировать. Эта женщина затронула его сердце, как никто другой. Это благодарность, говорил он себе. Но он лгал. Здесь было нечто большее. Простое прикосновение ее руки, и его тело немедленно оживало и заставляло его хотеть того, что он никогда не должен был делать.
  Жаклин поспешила к нему. "Я здесь, Антонио", - ответила она, а он сел, разглядывая окружающую обстановку. "Вот, я принесла тебе воды из родника", - она поднесла вазу к его рту.
  "Где мы?" - спросил он, сделав глоток.
  "Точно не знаю, но это симпатичный маленький коттедж посреди какого-то леса. Здесь недалеко есть заброшенная церковь - она называется Церковь Святого Джозефа", - ответила она.
  Антонио посмотрел на нее. "Это символично, что мы в конце концов остановились посередине Нигде", - грустно улыбнулся он. "У Бога есть чувство юмора". Сам не зная того, он высказал ее чувства. "Надеюсь, что это Его способ сказать мне, что я должен контролировать свои эмоции", - подумал он.
  "Да, мне тоже так кажется", - подумала она. "Церковь выглядит заброшенной. Очень старой и очень необычной", - она отодвинулась, спрятав от него свои мысли, которые выдавали ее глаза.
  Антонио встал и обошел эту небольшую комнатку. На одной из полок он нашел какую-то старую книгу и пролистал ее. "Интересно, на каком расстоянии отсюда ближайший город?" - спросил он, возвращаясь к кровати и ложась на нее.
  "Я не знаю", - ответила Жаклин. "Прямо за домом есть высокий обрыв и дорога. Она приведет нас куда-нибудь, когда ты сможешь тронуться в путь. А сейчас я знаю, что ты должен быть голоден", - продолжила она, еще дальше отодвигаясь от него.
  "Да, и не только я, но и ты тоже". Антонио заметил, что она держит его на дистанции. "Что-то не так?"
  "Я не знаю, что ты имеешь в виду", - ответила она.
  "Ты ведешь себя так, как будто боишься меня. Я что-то сделал для этого?" - спросил он.
  "Нет, я просто оглядываюсь", - солгала она. А про себя улыбнулась. Она не могла иначе. Она ведь желала тела священника, а к сегодняшнему списку грехов могла теперь добавить и ложь.
  Антонио посмотрел на нее, отмечая ее волнение. "Иди сюда и посиди со мной. Я хочу с тобой чуть-чуть поговорить, прежде чем мы пойдем искать помощь". Он не знал, почему, но он вдруг почувствовал необходимость приблизить ее к себе. Она на мгновение заколебалась, но потом подошла и села. "Расскажи мне о себе. У тебя есть семья?"
  Жаклин улыбнулась и заговорила. "Я из Далласа, из Техаса. Мой отец был родом из Ирландии и переехал сюда после того, как моя мать умерла в 1981. Он умер в 1989 от сердечного приступа, и я осталась одна. У меня нет ни братьев, ни сестер. А у тебя?"
  "Да, у меня есть твердолобый братец и сестра. Недавно я потерял мать", - с печалью в глазах ответил он.
  "Мне очень жаль", - она тронула его за руку.
  "Спасибо. Как ты познакомилась с Гриффином?" Ответа на этот вопрос он ждал очень долго.
  "Вскоре после того, как умер папа, я выяснила, что он тратил все, что получал, и оставил мне только долги, которые я не могла заплатить. Меня выселили из нашего дома, и мне пришлось искать работу. Я начала в качестве личной медсестры Гриффина. Как ты, я думаю, предполагаешь, это превратилось в нечто большее", - она встала с кровати. "Его тогда ранили, и я выхаживала его".
  "Ты была медсестрой? Это объясняет то, как здорово ты застилаешь постели!" - улыбнулся Антонио.
  "Да, поэтому. Я благоговела перед ним, перед его статью, его шармом. Он говорил и делал все правильно. А я была молодой и глупой. Он предложил мне весь мир, а у меня не было ничего - так что я пошла с ним. Сперва я думала, что он работает на Интерпол или что-то вроде этого. Он хотел, чтобы я в это верила. Потом я обнаружила, кто он на самом деле. Но было уже слишком поздно".
  "Никогда не бывает слишком поздно, Жаклин", - сказал Антонио. "Всегда есть надежда. Почему бы тебе просто не уйти от него? Я уверен, что у тебя есть другие возможности". Он только предложил ей это, но не был уверен, что хочет услышать детали.
  "Я любила его, Антонио", - заплакала Жаклин. "Или по крайней мере, я так думала. Он спас меня от улицы - я имею в виду, что я не знаю, где бы я была сейчас, если бы он мне тогда не помог. И я просто отвернулась и притворилась, что не знаю, что происходит. А потом стало невозможно повернуть обратно и притвориться, что я ничего не знаю. Я пыталась от него уйти. Несколько раз. Последний раз, когда я хотела от него уйти, был перед тем, как я познакомилась с тобой в Сансет Бич. Я уже решила уйти, но он сказал, что ему нужна моя помощь. Наверное, я осталась из любопытства. И я в долгу перед ним. Я так помогала ему не в первый раз, и стыжусь этого", - она опустила голову, но продолжила говорить. "Я не хотела делать тебе ту инъекцию и все остальное, но в известном смысле, я рада, что сделала это. Я не знаю, что бы с тобой было, если бы я не осталась..." - эти слова сорвались с ее губ, прежде чем она поняла, что говорит.
  "Я тоже рад, Жаклин. Поверь мне, я знаю, где бы я был сейчас, если бы не ты", - Антонио пододвинулся к ней. Она не могла остановить слезы и уткнулась лицом ему в плечо.
  "Пожалуйста, прости меня. Я никогда не хотела причинять тебе вреда. Я клянусь, что не хотела", - судорожно зарыдала она, и у него сжалось сердце.
  "Ты не могла знать, что задумал Гриффин". Он взял в руки ее лицо. "У нас у всех есть призраки прошлого, которыми мы не гордимся. Для начала ты должна простить саму себя, и это будет для тебя отправной пункт. Он будет диктовать твое будущее. Я думаю, что ты сделала первый шаг, когда помогла мне. Ты ведь приняла решение много раньше. Все, что тебе осталось сделать - это поверить".
  Она посмотрела ему в глаза. "Откуда я знаю, что он должен сказать", -подумала она. - "Я делала ужасные вещи, а этот милый, добрый человек, сидящий здесь, говорит, что у меня есть надежда". И прежде, чем она смогла остановить себя, она прижала свои губы к его и поцеловала Антонио. Он не сопротивлялся ее поцелую, но она внезапно отодвинулась и попыталась встать.
  "Жаклин, не надо", - он поймал ее руку.
  "Это неправильно. Этого не должно быть", - заплакала она.
  "А почему ты считаешь, что то, что ты чувствуешь - неправильно?" - спросил он, мягко убирая с ее лица волосы.
  "Но ведь ты священник, а я хочу тебя. Я хочу тебя с первой минуты нашей встречи. Когда я смотрю на тебя, я забываю, что ты священник. Я забываю, что ты давал обет. Я забываю обо всем, кроме того, что я хочу тебя больше, чем следующего вздоха. Я хочу тебя больше, чем чего бы то ни было в своей жизни. Прости", - заплакала она, закрывая рот рукой, в ужасе от своего признания.
  "Священник", - иронически фыркнул Антонио. "В последнее время я много раз спрашивал себя, что это означает на самом деле. Да, я давал обет целомудрия, но это не значит, что я не могу чувствовать любовь или страсть. Я делал в прошлом некоторые вещи, за которые меня, вероятно, нужно было бы осуждать как священника, но я ни о чем не жалею". Он встал, отошел от нее и стал поправлять на стене старые фотографии. "Я всегда думал, что если Бог посылает мне искушения, то я смогу с ними справиться". Он повернулся к ней. "А затем я встретил тебя. И что я должен с тобой делать, Жаклин? Как я должен справляться с тем, что хочу тебя?"
  "Я не знаю", - тихо ответила Жаклин.
  Он подошел и сел на кровать рядом с ней. "Я тоже не знаю", - он погладил ее по волосам. "Предполагается, что у меня есть все ответы, но я не знаю, что делать. Я не знаю, как бороться с искушением".
  "Тогда не борись".
  "Жаклин..."
  Жаклин прижала пальцы к его губам. "Я никогда в своей жизни не делала ничего правильного. Но эти чувства правильны. Позволь мне сделать это". Она потянулась к пуговицам на своей блузке. Антонио открыл рот, чтобы заговорить, но она шикнула на него и продолжила. Закончив, она сняла блузку. Антонио никогда раньше не был с женщиной; так или иначе, но она знала это. Она взяла его руку и положила ее на свою грудь, а потом наклонилась и страстно поцеловала его.
  Жаклин чувствовала дрожь в его руке, но не могла остановиться. Она хотела его, даже если это отправит ее душу в ад. Антонио ответил на поцелуй с такой страстью, что она поняла, что пути назад нет ни для кого из них. Пристально посмотрев в его глаза, она дотянулась и расстегнула бюстгальтер, обнажив при этом грудь. Взяв его руку, она поднесла ее к своей напряженной груди, и он благоговейно коснулся ее соска. Потом он наклонился и стал целовать ее грудь, успокаивая ее жар языком. Он перешел от одной груди к другой, и она страстно застонала.
  "Я сделал тебе больно?" - посмотрел он на нее с беспокойством. Она улыбнулась, глядя в его невинные глаза. "Нет, ты все делаешь просто замечательно", - прошептала она, задыхаясь. Она легла обратно на кровать и расстегнула свою юбку. Антонио помог ей снять ее и обнажил ее почти совсем оголенное тело. На ней оставались только крошечные нейлоновые трусики. Снова взяв его руку, она провела ею по своему телу, чтобы он ощутил мягкость ее кожи.
  "Думаю, что я никогда не видел ничего более прекрасного", - улыбнулся он, а его руки все еще дрожали. Она тоже улыбнулась и опустилась на колени. "Ляг на спину", - попросила она, и он исполнил ее желание. Жаклин расстегнула его брюки, и он помог ей стащить их. Она благоговейно затрепетала от его прекрасного телосложения и оттого, что он, казалось, принадлежит ей.
  Антонио на мгновение задержал на ней свой взгляд. Его бледное лицо немного порозовело. Жаклин почувствовала себя слабой и неспособной даже говорить. Он наклонился и взял губами ее левый сосок. Ее левая грудь увеличилась и напряглась. Жаклин опустилась обратно на постель, чувствуя желание, слабость и беспомощность. Антонио перешел к другому соску, оставив первый пульсирующим и ноющим от каждого прикосновения. Жаклин закрыла глаза, отказываясь от своих представлений о морали.
  Со стоном она приподнялась на постели, расстегнула его рубашку и спихнула ее с его плеч. Потом она дотянулась до его трусов и стянула их, осторожничая с его вставшим пенисом. Она нетерпеливо дотянулась до его напряженной мужественности и стала мягко массажировать ее. Антонио чуть не свалился с кровати от ее чувствительных приемов. Жаклин наклонилась и стала целовать его долгим и глубоким поцелуем, не теряя контакта с ним ни на секунду. Даже будучи новичком, Антонио точно знал, что ей нужно, поэтому он стал покрывать поцелуями все ее тело, идя по нему сверху от ложбинки между грудей и далее по животу. Он задержался только на пупке, нежно целуя его и при этом глубоко дыша. Шелковистая полоска, отделявшая его от ее оголенной плоти, усиливала ощущения, как если бы каждое прикосновение давало слабое и приятное эхо. Жаклин застонала от удовольствия и взяла в руки его голову. Ее пальцы запутались в его густых и мягких волосах. Антонио посмотрел на нее.
  "Ты так прекрасна", - пробормотал он.
  "Иди сюда". Она притянула его обратно и снова страстно поцеловала.
  Она села, и быстро убрав последнее препятствие к их общему удовольствию, легла на Антонио сверху. Держа его вставший пенис в руке, она стала направлять его внутрь себя до тех пор, пока он не оказался полностью внутри нее. Антонио застонал и дернулся, когда она начала двигаться вверх-вниз.
  "Шшш", - прошептала она. "Все хорошо", - донеслись до него ее тихие и ласковые слова. Дотянувшись до его руки, она положила ее себе на грудь, и он сразу принялся массажировать и сжимать ее соски. Его стоны и движения тела сказали ей, что он близок к кульминации, поэтому она немного замедлила свои, чтобы продлить удовольствие. Она закрыла глаза и погрузилась в океан чувств. Она откинула голову назад, когда он положил руки ей на талию и стал помогать ее движениям. Он застонал и быстро сел, притянув ее к себе, а потом его тело взорвалось горячей субстанцией и вызвало этим ее кульминацию.
  Антонио посмотрел ей в глаза, и у него навернулись слезы. Жаклин схватила свою одежду и стала торопливо одеваться. Она вытирала слезы. Ее никогда не любили с таким уважением. Это было так хорошо, так правильно, но она все же чувствовала, что что-то она сделала не так.
  Антонио оделся и, подойдя сзади, положил руки ей на плечи. "Ты в порядке?" - спросил он, и тут же услышал снаружи голоса. Они не слышали, как к коттеджу подъехала машина. Жаклин испуганно посмотрела на Антонио, но он прижал палец к губам и пошел к двери.
  "Антонио?"
  "Бен?" Антонио был потрясен. Но он был очень рад видеть своего друга. Жаклин отвернулась, чтобы не встретиться лицом к лицу с друзьями Антонио. Она стыдилась того, что сделала. "С тобой все в порядке!" - Антонио обнял Бена. "Как ты нашел нас?" - он заметил, что Бен смотрит на Жаклин.
  "Мы увидели на дороге машину с вмятиной на капоте и разбитым ветровым стеклом и подумали, что она может быть той, что была у озера. Так что мы решили проверить". Бен был не глуп. Он понял по взглядам, которыми они обменивались и по их растрепанной одежде, что между ними кое-что произошло.
  "Что ж, я рад, что ты нас нашел". Антонио видел, что Жаклин смущена. "Жаклин, это мой друг Бен Эванс. Это про него ты так много слышала. А это Кейси, Эш и Бубба".
  Они обменялись приветствиями, но Жаклин не могла заставить себя посмотреть им в глаза. В слезах она бросилась прочь от коттеджа. "Жаклин, подожди!" Антонио побежал за ней.
  "Похоже, кого-то поймали с рукой, запущенной в шкафчик с печеньем", - хихикнул Бубба, но тут же принял раскаивающийся вид из-за строгих взглядов, которыми его наградили друзья.
  
  Глава 61
  
  "Пожми руку дьяволу"
  
  
  Гриффин въехал в ворота своего поместья, разъяренный вечерними событиями. Ключ был уже у него в руках, а Бен Эванс там, где он хотел, и все это буквально ускользнуло у него сквозь пальцы. А его верный слуга Дэнни, которого ему пришлось оставить там... У него было слишком мало времени, чтобы забрать тело, а кроме того, его разыскивали власти многих стран - они были бы просто счастливы получить его живым или мертвым - главное, чтобы он закончил свою деятельность. Хотя он будет скучать по Дэнни. Он мог дать ему любой приказ, и он бы его выполнил. Или по крайней мере попытался бы. Сейчас трудно найти хорошего помощника. Но кто же вел машину, которая помогла Антонио, задумался он. Это его беспокоило. Сперва он решил, что это был Александр Холлистер, но он бы не бросил Бена. Он это точно знал. Александр скорее умер бы, чем это сделал. Ему оставалось только надеяться, что хоть одна из пуль, которые он выпустил в Бена, барахтающегося в воде, достигла цели. Он вернется и поищет тело, а на нем ключ, когда все немного поутихнет. Хотя он уже знал, что ему не может так повезти. Гриффин вошел в дом и позвал Жаклин, но ему никто не ответил. "Где, черт подери, эта женщина?" - произнес он вслух и вошел в студию.
  "Ты что-то потерял?" - спросил голос из темноты комнаты.
  Гриффин вытащил пистолет и повел им в направлении голоса. "Кто здесь?"
  Томас Митчум вышел из тени с сигаретой в зубах. "Я тоже рад снова видеть тебя, старина". Он многозначительно показал на нацеленный на него пистолет.
  "Томас, старый пес. Как поживаешь?" - Гриффин убрал пистолет и обнял друга.
  "Не жалуюсь, но, как я понимаю, у тебя бывали времена и получше", - улыбнулся он. Потом он сел, сунул сигарету в пепельницу и тут же закурил еще одну.
  "Что ты тут делаешь? Могу предположить, что ты тоже узнал, что Бен здесь, в Уэльсе, и что ключ по-прежнему при нем". Он вытащил трубку и прикурил от сигареты Томаса. Ему не столько хотелось курить, сколько нужно было успокоить свои издерганные нервы.
  "Вообще-то я следовал за ним", - ответил Томас. "Я знал, что он приземлился в Кардиффе, чтобы заключить с тобой сделку. Я надеялся, что он отдал тебе ключ, и я смогу получить его у тебя. Я ненавижу иметь с ним дело. Он ведь коварный сукин сын, не так ли? Он все время обводит тебя вокруг пальца ", - Томас засмеялся, а Гриффин зло промолчал. Он хотел понять, к чему клонит этот ублюдок. "Я так понимаю, что ты даже дошел до похищения его жены", - самодовольно ухмыльнулся он. "А еще я слышал, что он приехал за ней". Томас пристально посмотрел на Гриффина. "Ты просто счастливчик, что этот сумасшедший тебя не убил. Ты должен быть более осторожным", - засмеялся он, взмахнув сигаретой в воздухе. "Ты не должен был позволять ей сбежать. Он отдал бы тебе ключ, только если бы ты держал ее в руках. Она - же его слабое место, а вы вместе с этим неуклюжим идиотом, что работает на тебя, позволили ей удрать. Как ты мог быть таким тупоголовым? Он бы сделал что угодно ради этой женщины. А от его первой жены были бы только одни проблемы. Я думаю, что ему наплевать на нее, и он не продаст тебе даже дохлой крысы, чтобы получить ее назад. Ты сделал большую ошибку, Гриффин".
  "Спасибо тебе, Томас", - ответил тот саркастически, - "за этот блестящий анализ. Я и без тебя все знаю об обеих его женах. Как ты думаешь, почему я не взялся за первую? Она ему не нужна, вот я и не стал. Она крутила роман с его братом прямо перед его носом, и он знал об этом. Он бы никогда не признал этого, но он знал - просто смотрел сквозь пальцы. Смотрел, как его собственный брат крадет его жену. Иногда мне казалось, что он специально уходит из дома, чтобы они могли этим заниматься. И конечно, он не спал с ней. Я слышал, как они ссорились из-за этого - она кричала, что он не прикасался к ней несколько месяцев. Она была для меня совершенно бесполезна, так что я оставил ее в покое. А его новая жена... Я не знаю, где он ее заполучил, но он совершенно сходит по ней с ума. Поэтому я и приказал Дэнни ее похитить. Но она оказалась настоящим маленьким дьяволом. Один удар и ошметки по всему дому. Черт, она чуть меня не оглушила, когда я рассказал ей о том, каким ужасным любовником был Эванс. Можно подумать, я сказал ей, что Эванс был евнухом. Черт", - выругался он. "У меня все еще звенит в ушах от ее крика. Если твой блестящий план включает в себя ее похищение, то вот тебе мой совет - не говори ей, что Эванс неизобретательно занимается любовью. Она тебя убьет, если ты так сделаешь. Я все знаю об Эвансе и двух его женах, так что не рассказывай мне сказки. Ты думаешь, я такой идиот? Я должен получить ключ, черт подери! Черт подери этого Бена Эванса!" И он стукнул кулаком по столу.
  Томас улыбнулся. У него было для Гриффина предложение. Он прочистил горло и погасил окурок сигареты. "Я предлагаю тебе сделку, Гриффин. Я знаю, что у тебя есть покупатель на шкатулку. Он есть и у меня. Я предлагаю тебе чертовски много денег за нее. Намного больше, чем ты мог бы получить. Я поделюсь с тобой 50/50, если ты отдашь мне шкатулку после того, как я получу у Эванса ключ". Он ничего не собирается платить, но Гриффин об этом не узнает.
   "О, так ты думаешь, что Бен отдаст тебе ключ, просто если ты его вежливо об этом попросишь? Ты с ума сошел, Томас. Бен не отдаст тебе ключ. А если ты будешь охотиться за его женой, он тебя убьет и обольет помоями твое мертвое тело". Он знал Томаса Митчума и знал о его двуличности. Томас продал бы за паршивый доллар родную мать. Но если он хочет постараться получить ключ у Бена, он не собирается ему мешать. Уйти с его пути гораздо легче, чем сражаться против Бена.
  "Увидишь", - Томас самонадеянно откинулся на спинку стула. "У меня есть некая информация, и она произведет впечатление на этих Трех Мушкетеров", - засмеялся он. "Вообще-то, я думаю, что мне стоит теперь называть их Великолепным Алфавитом, к ним ведь добавилось еще и это отродье Эша (Ash (Эш)+ Antonio (Антонио)+Ben (Бен)+ Casey (Кейси) - ABC (начало английского алфавита - прим. Переводчика)) . Что ж, я разобью их мышиную нору в пух и прах. Я получу ключ, Гриффин. А потом я получу деньги, и никто мне и слова не скажет".
  "И как это будет? Что ты хочет делать, Томас?" - Гриффин был заинтригован.
  "Все, что нам нужно - это чтобы один из них перешел на нашу сторону. У Александра Холлистера есть сын. Я растил это отродье с самого его рождения. Много раз мне хотелось утопить его, просто потому он - сын Холлистера. А когда он смотрел на меня его глазами, мне хотелось задушить его. Но я сопротивлялся этому, потому что знал, что однажды он мне понадобится. И этот сын сейчас в Уэльсе с Беном Эвансом - он лучший друг Бена. Ты выглядишь удивленным", - засмеялся он. "Я с самого начала знал, кто был его отцом, но до сих пор мне не было нужно разглашать эту информацию", - солгал Томас. "Мы можем использовать отродье Холлистера. Я уверен, что Эванс уже все ему рассказал, и Холлистер, будучи большой ханжой, готов перевернуть небо и землю, чтобы вернуть сыночка".
  "Все это очень интересно, но как это нам поможет получить ключ, и как ты собираешься их найти?" - спросил Гриффин.
  "Если мы разыграем карты правильно, Александр получит у Бена ключ, и с радостью отдаст его нам ради возвращения своего сына. Мы можем рыть друг другу ямы, а Отец Антонио ничего не сможет с этим поделать. Они не знают, где он, и если мы будем достаточно быстры, у них не будет времени искать его. Эванс будет держаться за ключ, но Холлистер убьет его за своего сына. Разделить и победить - вот способ разбить Великолепный Алфавит. Они упадут, как карточный домик. Они больше не будут существовать, а мы станем богаче, чем в самых сумасшедших мечтах. А потом, возможно", - он поглядел на пепел от своей сигареты, рассыпанный по полу, -"ты сможешь найти себе тепленькое местечко и перебраться в него из это деревенской лачуги. Что же касается того, где они прячутся - так уж случилось, что я снял соседний номер с номером нашего дорогого Бена. А тот малыш доверяет мне. Он думает, что я его отец, так что похитить его легко будет ". Он закурил еще одну сигарету, очень гордый своим маленьким планом.
  "Если ты думаешь, что сможешь с этим справиться, то я думаю, что мы сработаемся". Гриффин должен был признать, что у Томаса было осуществимое решение проблемы. Он позволит ему исполнить его, а как только получит ключ - убьет его. "Для меня нет ничего более радостного, как увидеть Александра и Бенджамина, вцепившихся друг другу в глотки. Их преданность друг другу всегда сводила меня с ума. Как только мы получим ключ, мы за все с ними рассчитаемся ". Гриффин пожал руку Томаса, скрепляя этим их сделку. Он ненавидел, когда его отодвигали на второй план, но за ключ он заключил бы сделку с самим дьяволом. Томас усмехнулся и испытал самое странное чувство в своей жизни.
  "Жаклин! Жаклин! Где, черт подери, эта женщина?" - выругался Гриффин.
  
  Глава 62
  
  "Интрига усложняется"
  
  
  Прошла уже неделя с тех пор, как друзья, наконец, воссоединились. Бену хотелось как можно скорее уехать из Уэльса и попасть домой к Мэг, но он не мог, пока Пандора была в руках врагов, и он знал об этом. Он разговаривал с Мэг почти каждый вечер и по одному ее голосу знал, что она очень тревожится за него. У него по-прежнему было незаконченное дело, и он не мог приехать, но он обещал ей, что приедет, как только это станет возможным. Бен разрешил Хэнку сказать Рикардо, что с Антонио все в порядке, но он пока не может ни поговорить с ним, ни приехать домой. Но он заставил Хэнка пообещать, что тот не расскажет Рикардо, где они находятся. Бен выглянул в окно и увидел во дворе Антонио с Жаклин. С того самого дня в коттедже он чувствовал между ними напряжение. Ему было трудно поверить, что такая мягкая женщина, какой он видел ее каждый день, может иметь какое-то отношение к Гриффину. Кейси ходил взад-вперед и пытался понять, почему Хэнк был с ним так холоден и не позволяет ему поговорить с Сарой. Когда Кейси волновался, он всегда начинал ходить взад-вперед. И это его хождение действовало Бену на нервы.
  "Кейси, пожалуйста, найди стул и устрой на нем свою беспокойную душу", - попросил Бен. "Совершенно бесполезно волноваться из-за слов отца. Мы сейчас все равно ничего с ними не можем поделать. Я выясню, что не так, когда мы вернемся домой. Так что сядь, пока ты еще не свел меня с ума".
  "Я не могу, Бен. Когда я попросил позвать к телефону Сару, Хэнк на меня ужасно разозлился. Я знаю, что он на меня зол за то, что я уехал, но мне кажется, что здесь есть что-то еще".
  "Почему ты так думаешь?" - спросил Бен. "Или он думает, что ты сделал Саре ребенка и удрал?" - поддразнил он Кейси.
  "Бен!" - возмутился тот, а Бен только улыбнулся.
  "Я уверен, что ты видишь там больше, чем есть на самом деле. Извини. Ты ведь знаешь отца. Ты нравишься ему и всегда нравился. Не волнуйся ты так. Наверняка все нормально", - ответил Бен, и сразу же раздался стук в дверь. "Входи, Антонио", - крикнул он, точно зная, кто это.
  "Мне очень не хочется тебя беспокоить этим, но я думаю, ты должен знать, что я еду домой. Я сейчас звонил Рикардо, и он очень разозлился на меня. Так что я думаю, будет лучше, если я вернусь домой", - улыбнулся Антонио.
  "Ты уверен, что ты все здесь закончил? А как же Жаклин?" - спросил Бен.
  "Она едет со мной. Ей небезопасно оставаться здесь. Гриффин, наверное, ее везде ищет. Со мной ей будет безопаснее". Антонио хотел ее защитить, а если между ними будет океан, он не сможет этого сделать. Но дело было не только в этом. Он просто не мог быть в разлуке с ней из-за своих чувств. Он нуждался в ней.
  "Кейси, ты не против, если..." - начал Бен.
  Кейси прервал его, прежде чем тот закончил предложение. "Пожалуй, я лучше схожу прогуляться вниз к озеру". Он похлопал Антонио по плечу и вышел из комнаты.
  "Антонио, я знаю, что это не мое дело, но ты уверен, что забрать ее в Сансет Бич будет лучшим выходом? Гриффин не прекратит ее поиски. Он будет преследовать тебя". Бена волновал не только Гриффин, но и сам Антонио, и его борьба со своими чувствами к Жаклин.
  "Я обязан ей жизнью, Бен. Кто знает, что было бы сейчас со мной, если бы она не пришла мне на помощь. Я просто обязан помочь ей выйти из-под контроля Гриффина".
  "А ты уверен, что здесь нет чего-то большего?"
  "Уверен". Он выглядел раскаивающимся.
  
  Кейси стоял на берегу озера и бросал в воду камешки. Эш смотрел на него с утеса над озером. Он удивился, когда к нему сзади подошел Томас Митчум.
  "Каков отец, таков и сын", - произнес тот, выдувая сигаретный дым.
  "Томас, что ты здесь делаешь, черт подери?" Эш загородил его своей спиной от Кейси.
  "У меня есть для тебя предложение. У Бена есть кое-что, что я хочу получить, и ты можешь заполучить это для меня у него. Если хочешь сохранить свой маленький секрет от этого молодого человека, который стоит внизу". Он сделал жест в сторону Кейси.
  "Ты, должно быть, шутишь. Я ничего не собираюсь для тебя доставать. Кроме того, я не знаю, где находится ключ, а что касается твоего маленького секрета, то я уже решил рассказать Кейси правду. Так что твой шантаж не сработает со мной так, как сработал с Беном", - сообщил ему Эш.
  "Ты думаешь, что Бен меньше заботился о Кейси? О, посмотри-ка, с кем Кейси сейчас разговаривает?" - Томас показал на человека, который разговаривал с Кейси на берегу.
  Эш сразу же узнал этого человека и выругался. Но прежде чем он начал двигаться в направлении Кейси, Томас схватил его за руку. "Я миллион раз говорил мальчику не разговаривать с незнакомцами. Очень плохо, что он меня не послушался. Как легко всадить пулю в голову твоего ни о чем не подозревающего сына и сбросить его в озеро! Он выглядит таким невинным. Он и не представляет, с кем говорит. Но ты представляешь, и я тоже. Не так ли?"
  Эш разозлился. "Скажи Гриффину, чтобы он убирался от него сейчас же или да поможет мне..."
  "Что? Что ты сможешь отсюда сделать? Гриффин ничего не сделает Кейси, если ты сделаешь, как я говорю. Забери ключ у Бена, и все будет нормально - Кейси ни о чем не узнает и будет жив-здоров. Меня не волнует КАК ты это сделаешь, только сделай! У тебя есть один час. Тебе не кажется, что это очень маленькая цена за твою плоть и кровь?"
  "А Кейси?" Эш наблюдал за Гриффином, зная, что Томасу ни в чем нельзя доверять.
  "С ним все будет нормально, если ты не откажешься следовать моим приказам. Приходи сюда через час с ключом, и ты сможешь забрать это отродье с собой. А если ты потерпишь неудачу, то привезешь его домой в похоронной урне", - с этими словами Томас повернулся и ушел. Эш посмотрел вниз на Кейси, который, казалось, вел интересный разговор с Гриффином. "О Кейси, если бы ты только знал!" - прошептал Эш. Он поспешил в отель, но выяснил, что Бен только что уехал. За последние три дня он несколько раз куда-то уезжал, никому не говоря ни слова. И никто не смел задавать ему вопросы на эту тему. Если бы Бен хотел, чтобы они знали, он рассказал бы им. Но сейчас эта таинственная поездка была совсем не вовремя. У него есть только час на то, чтобы получить у Бена ключ. Он не знал, где его искать, и начал с номера Бена. При обыске он не был сильно аккуратен. Для аккуратности у него не было времени. Он перевернул номер вверх дном, но ничего не нашел. "Где же этот чертов ключ?" - выругался он.
  "Что ты делаешь?" Он не слышал, как вошли Антонио и Жаклин.
  "Как видишь, Бена здесь нет. И если хочешь знать, я ищу ключ". Он ни на секунду не прерывал свои поиски.
  "Ты думаешь, что Бен оставил бы его в номере отеля? Эш, ты же хорошо его знаешь. Что происходит?"
  "Я не могу сейчас об этом говорить. Я должен найти ключ!"
  "Ты должен поговорить с Беном. Он даст его тебе, если ты скажешь, что он тебе нужен. Ты же это знаешь", - попытался образумить Эша Антонио.
  "Именно из-за Бена мы в этой ситуации. Он не должен был врать мне о своей встрече с Гриффином - возможно, если бы мы приехали туда, имея план, все было бы уже в порядке". Эш сходил с ума от тревоги за Кейси.
  "Эш, да что с тобой происходит? Прекрати это", - сказал Антонио, потому что тот начал бросать на пол вещи в надежде, что ключ откуда-нибудь выпадет. "У Бена есть ключ и деньги..."
  "О да, деньги". Эш остановился ровно настолько, чтобы посмотреть на него. "Он отдал их, разве он тебе не сказал? Я устал от разговоров, так что уйди с моего пути!" Эш понял, что в номере Бена ключа нет, и вылетел за дверь мимо Антонио.
  Антонио никогда не видел Эша таким, особенно когда дело касалось Бена. "Оставайся здесь, Жаклин. А когда вернется Бен", - он заколебался, - "скажи ему, что у нас проблемы".
  "Антонио, ты думаешь, что Гриффин здесь?" Она была в ужасе. "Если он найдет меня здесь, то убьет нас обоих!" Она задрожала. Антонио притянул ее к себе и погладил по волосам, пытаясь успокоить.
  "Просто побудь в номере Бена и держи дверь запертой. Я постараюсь выяснить, что происходит. Это, должно быть, нечто значительное, раз Эш разворотил всю комнату Бена в поисках ключа. И никому не открывай", - сказал он, закрывая за собой дверь. Он знал, что она боится, и у нее на это была веская причина. Ему нужно найти Эша, пока он не сделал какую-нибудь глупость.
  
  Глава 63
  
  "Настоящий тест на дружбу"
  
  
  Бен поставил машину на парковку и вошел в главный холл отеля. Через окно он увидел Кейси, который разговаривал на утесе с каким-то мужчиной, но решил не мешать им и посидеть на улице. Около отеля было несколько постояльцев, поэтому он сел за столик в дальнем углу. Он был удивлен, что Гриффин не пытается войти с ними в контакт. Может быть, из-за смерти Дэнни и из-за того, что его любовницы с ним нет, он исчезнет еще лет на восемь или девять. Бен очень тосковал по Мэг и принял решение уехать домой сегодня же вечером. Он позвонил ей из аэропорта, когда покупал билет. Она очень хотела чтобы он вернулся, но даже не в половину того, как он сам хотел этого. Он решил сказать Эшу, где находится ключ, и доставить Кейси домой до того, как у него будет нервный срыв от отношения к нему Хэнка. Подул прохладный бриз, и он, сам того не замечая, задремал.
  Эш посмотрел на часы. У него оставалось только 10 минут на то, чтобы получить у Бена ключ и отдать его Томасу. Он только что обрел сына и не собирался его снова терять на радость этому подлому ублюдку. Он подумал обо всем, что он наговорил Антонио о Бене, и пожалел о своих словах. Бен был его самым близким другом, кроме Буббы. Он знал, что Антонио прав и что он должен поговорить с Беном о некоторой напряженности между ними. Их дружба была слишком важна, чтобы потерять ее из-за решения, которое он не должен был ставить на первое место. Он увидел на парковке машину Бена. "Слава Богу, он вернулся!" - прошептал Эш и, войдя в отель, поднялся в номер Бена.
  
  "Бен", - разбудил его Кейси. "Прости, я не понял, что ты спишь".
  "Все в порядке. Я не собирался здесь спать, так что я рад, что ты меня разбудил. Нам нужно поговорить". Он решил, что сейчас очень подходящее время, чтобы сказать Кейси, что они едут домой.
  "Хорошо", - согласился Кейси. "Но сначала я хочу тебя кое с кем познакомить. Иди за мной". Он повернулся и пошел, а Бен последовал за ним, рассеянно задаваясь вопросом, с кем же его хочет познакомить Кейси.
  Антонио увидел Кейси из холла и понял, что тот нашел Бена. Ему нужно было рассказать Бену о том, что сделал Эш, и предупредить его, что Эш, возможно, в беде. Эти двое должны, наконец, научиться не изображать одиноких воинов и полагаться на помощь друзей, подумал он.
  Бен с Кейси поднялись на утес. Гриффин стоял к ним спиной, а на голове у него была низко надвинутая шляпа, поэтому Бен его не узнал. "Томас Митчум думает, что он очень умный, но сейчас мое время", - улыбнулся он про себя.
  Жаклин узнала фигуру Гриффина, когда выглянула в окно. Она увидела, что Бен и Кейси подходят к нему, и сердце чуть не выпрыгнуло у нее из груди, когда она поняла, что в том же направлении идет Антонио. Она поняла, что они не знают, что там стоит Гриффин, иначе бы они не шли так спокойно. Она должна их остановить. Она должна предупредить их, что они идут прямо в ловушку. Она вылетела из комнаты мимо Эша, который как раз собирался открыть дверь, и понеслась вниз по лестнице.
  Эш подошел к окну и выглянул наружу, чтобы посмотреть, что могло так на нее подействовать. "О Боже!" Он сразу узнал Гриффина, а потом увидел Бена и Кейси, которые шли в ловушку. Он закричал, чтобы предупредить их, но из-за шума волн и расстояния они не могли его услышать.
  
  "М-р О`Мейли, это мой друг, о котором я вам рассказывал", - произнес Кейси.
  "Рад с вами познакомиться", - Бен протянул ему руку, но тут же отдернул, когда понял, кем был на самом деле м-р О`Мейли. "Кейси, немедленно возвращайся в отель", - приказал Бен. Кейси выглядел смущенным.
  "Бенджамин, разве ты не хочешь поговорить со своим новым лучшим другом?" - усмехнулся тот, направляя на Бена свой пистолет.
  "Ты слышишь меня, Кейси? Возвращайся в отель!" Бен не сводил глаз с Гриффина.
  "Нет, Бен. Я остаюсь с тобой". Кейси, наконец, понял, что это тот самый парень, которого все искали. "Черт", - подумал он. - "Он обманул меня, но я не оставлю Бена наедине с ним".
  "Да, Кейси. Оставайся с Беном", - это произнес новый голос, который Кейси сразу же узнал. "И тогда ты кое-что узнаешь". Томас Митчум присоединился к вечеринке к сильному неудовольствию Гриффина.
  "Папа! Что ты здесь делаешь?" - спросил очень удивленный и озадаченный Кейси. "Зачем тебе пистолет?"
  "Могу только сказать, что я здесь на небольшой рыбалке. А зачем мне пистолет, не твоего ума дело. А теперь заткнись и не мешай мне заниматься делом".
  "Но папа..."
  "Заткнись ты, маленький ублюдок!" - заорал на него Томас.
  "Бен, Хвала Небесам, я тебя нашел!" - Антонио наконец добрался до них, но тоже оказался под дулом пистолета Томаса. Он получил шок, когда понял, с кем разговаривает Бен. И сразу же подумал о Жаклин.
  "Ну вот, теперь это настоящий семейный банкет. Все, что нам нужно для комплекта - это Александр и эта деревенщина Бубба, но я подозреваю, что они уже в пути. Что касается твоего блестящего плана, Томас, то мой сработал намного лучше", - похвалился Гриффин.
  "У тебя никогда не было своего плана. Просто в моем было место для тебя". Томас не собирался ни в чем играть вторую скрипку.
  "Антонио!" К Антонио подбежала Жаклин и встала рядом с ним.
  "Зачем ты вышла? Я же сказал тебя оставаться в отеле", - отругал ее Антонио.
  "Ну, а я-то ломал голову над тем, где же ты, дорогая". Гриффин был удивлен и зол на нее. "Совращаешь священника, я вижу. Я чувствовал, что между вами что-то происходило в моем доме, но до сих пор не был уверен. А что Бог думает об этом? Я уверен, что он проклянет твою распутную душу и пошлет ее прямо в ад за совращение священника".
  "Она не распутница, Гриффин", - закричал на него Антонио в защиту Жаклин.
  "Вот подожди - и жители Сансет Бич узнают, до чего дошел их Отец Антонио", - добавил свою насмешку Томас. "Или ты собираешься добавить эту маленькую деталь к длинному списку своих тайн, а Бен?" - ослепительно улыбнулся он последнему.
  "Не беспокойся об этом", - крикнул Бен, надеясь, что сможет заставить Томаса промолчать. Он не хотел, чтобы Кейси выяснил, кто его отец, под дулом пистолета на этом утесе. "Если тебе нужен ключ, то я отдам его тебе. Нет смысла вовлекать в это кого-то еще".
  Эш пробыл в своем номере ровно столько, чтобы взять пистолет Буббы, поскольку его пистолет Бен потерял в Вейли Мосс. Сейчас он жалел, что отослал Буббу домой. У него не было времени на то, чтобы придумать хороший план, а с тех пор, как в это были вовлечены его друзья и Кейси, он перестал нормально соображать. Бубба всегда мог быстро придумать какой-нибудь план. Он мог придумывать на ходу. Вероятно, это шло от его предыдущей профессии. Эш вылетел из отеля и помчался к месту действия. Он остановился недалеко от них, так, чтобы слышать, что они говорят.
  "Интересно, где Эш?" Томас огляделся, но Эш пригнулся, тем самым не попав в его поле зрения. "Я надеюсь, что он придет к разоблачению".
  "Томас, заткнись!" Бен попытался остановить его, надеясь, что они хоть до чего-нибудь дойдут. Он бросил взгляд на Кейси, отчаянно желая увезти его в аэропорт и отослать вместе с Буббой домой. В одну минуту он покупает билеты до дома, а в следующую стоит лицом к лицу со своей Немезидой, а заодно и с человеком, которого презирает.
  "О чем ты говоришь, папа? Что за разоблачение?" - спросил Кейси.
  "А почему бы тебе не спросить об этом у твоего друга Бена? Он думает, что я не знаю, что он делает, но ему не удастся обманывать меня вечно. Давай! Спроси его. Я уверен, что у него есть много маленьких секретов, которыми он захочет с тобой поделиться. Фактически у него есть для тебя особенный секрет, который он хранит очень давно", - язвительно произнес Томас.
  "Я не думаю, что у тебя есть секреты от твоего друга Гриффина, или я ошибаюсь, Томас?" Бен знал, что это безнадежно, но по-прежнему пытался остановить его. Если Кейси суждено узнать правду, пусть он узнает ее от Эша. "Все секреты имеют цену, не правда ли?" - спросил он.
  Томасу не понравилась мысль, что Гриффин может узнать от Бена о том, где спрятаны деньги. Если Гриффин это узнает, он тут же предаст его. "Хватит вздора! Отдавай ключ, Бен или..." Его терпение и так уже испытывали достаточно долго.
  "Или что?" Эш присоединился к вечеринке и направил на Томаса пистолет. "Похоже у нас тут проблема", - совершенно излишне сообщил он. "Ты ведь знаешь, что я хороший стрелок, а Гриффин? Я никогда не промахиваюсь. Моя проблема в том, что я не могу решить, кого из вас, ублюдков, мне застрелить первым. Я хочу, чтобы ты отпустил Кейси, Антонио и их друзей. А потом мы закончим начатое. Они не должны быть в это вмешаны, а мы с тобой все уладим сегодня на этом утесе. Раз и навсегда. И прямо сейчас, если быть точным. А то скоро постояльцы отеля увидят, что тут творится, и кто-нибудь позвонит в полицию и сообщит о перестрелке на Окей Коррал. Не представляю, кого же арестует полиция, но держу пари, что это будем не мы с Беном".
  "Кейси и Жаклин уйдут, но я останусь. Я в этом деле с самого начала и останусь в нем до конца", - отчеканил Антонио каждое слово.
  "Ну это уже просто смешно!" - крикнул Томас и направил свой пистолет на Кейси.
  "Папа! Зачем ты целишься в меня?" - спросил шокированный Кейси.
  "Прекрати меня так называть, черт подери! Я не твой отец, и не зови меня так! Твой отец - он!" - и Томас указал на Эша, который стал бледным как призрак.
  "Томас..." - начал Бен.
  "Все в порядке, Бен", - прервал его Эш на середине предложения. "Кейси пришло время узнать правду". Он посмотрел на Кейси, не теряя однако из поля зрения Гриффина и Томаса. "Это правда, Кейси. Но я сам только недавно выяснил это. Прости, что не рассказал тебе, но я не мог. Я хотел подождать до возвращения домой. Мне очень жаль, что ты узнал это так".
  Кейси недоверчиво посмотрел на Бена. "Ты знал? Это и был секрет, о котором говорил папа, и ты знал о нем. Я думал, что мы друзья, Бен. Как ты мог не сказать мне?"
  "Мы друзья". Бен молил о понимании. "Кейси, ты не знаешь всей истории. Здесь есть много больше, но сейчас не время говорить об этом. Пожалуйста, вернись в отель вместе с Антонио, и мы потом поговорим", - пообещал он.
  "Я хочу поговорить сейчас! Когда ты узнал, папа, или я должен называть тебя Томас?" - спросил Кейси.
  "Узнал что?" - усмехнулся Томас. "Что твоя мать - шлюха? Я знал, что ты не мой сын с самого твоего младенчества, и если хочешь знать правду, я ненавидел тебя за это. Каждый раз, когда я смотрел на тебя, я видел его лицо", - он показал на Эша. "Меня тошнило от тебя и твоей матери, которая не соблюла даже элементарных приличий и не сказала этому дураку, что у него есть сын. Да, я хочу сказать, что твоя мать не была той замечательной женщиной, как ты о ней думал", - улыбнулся он. "Почему бы тебе не расспросить твоего дорогого папочку о том, как твоя дорогая мамочка переспала с другом своего мужа?"
  Кейси ошеломленно стоял, пытаясь осмыслить услышанное. "Кейси, ты в порядке?" Антонио положил руку ему на плечо. "Послушай, почему бы вам с Жаклин не пойти в отель? А потом мы поговорим об этом".
  "Ты тоже знал, Антонио?" - спросил Кейси.
  "Нет, я не знал, что Эш твой отец, но могу сказать, что я на твоем месте гордился бы тем, что могу назвать его отцом. Я точно знаю, что он был бы рядом с тобой, если бы знал. Он прекрасный человек. А что касается того, что Бен тебе ничего не сказал, то я уверен, что на то у него была веская причина", - ответил тот.
  "Хватит! Я думаю, что ты забыл, зачем мы пришли сюда, Томас. Забудь про отродье Эша. Я хочу получить ключ, Бенджамин". Гриффин молчал достаточно долго и теперь взял слово.
  Бен не мог отдать ключ. У него не было его при себе, но он надеялся, что сможет блефовать достаточно долго, чтобы найти выход и, быть может, выбить пистолет у Гриффина. "Я отдам его тебе, как только Кейси и Жаклин доберутся в безопасности до отеля. Не раньше".
  "Я уже сказал тебе, что никуда не пойду", - закричал Кейси. "Я хочу, чтобы ты объяснил мне, почему у меня есть отец, о котором я не знал, и почему мой "лучший друг" не счел этот факт достаточно важным, чтобы рассказать о нем мне?" - он посмотрел на Бена. "Почему, Бен?"
  "Кейси, не сейчас. Я потом объясню. Пожалуйста, иди в отель. Помни, что ты обещал Мэг". Бен сразу же почувствовал вину за свою тактику, но он должен был использовать все средства, чтобы убрать отсюда Кейси. Было ясно, что Гриффин теряет терпение.
  "Иди, Кейси. Пожалуйста!" - присоединился Эш к мольбе Бена.
  "Черт подери!" - взорвался Гриффин, ошарашив всех. "Я сам заберу у него ключ". Он пошел к Бену, по Бен отступил назад и, встав на самом краю утеса, вытащил из кармана ключ. Это был не тот ключ, но ни Гриффин, ни Томас об этом не знали.
  "Если ты не вернешься на место, я заброшу его так далеко, как смогу. И ты никогда его не найдешь. Выстрели в меня, и я упаду вниз вместе с ключом. Он будет потерян навсегда - ведь ты знаешь, что другого не существует". Бен понял, что теперь у него нет выбора.
  "Черт возьми, Гриффин! Он не блефует!" - закричал Томас. "Помнится, ты говорил, что он сдастся".
  "Заткнись, Томас! Теперь это мое дело", - и Гриффин направил свой пистолет в голову Бену. "Отдай мне ключ, Бенджамин. Я знаю, ты не хочешь умереть и оставить свою прекрасную жену в одиночестве горевать по тебе".
  "Слушайте, нам всем надо успокоиться. Подумайте хоть минуту, прежде чем все выйдет из-под контроля". Антонио постарался воззвать к их разуму, но вышло только хуже.
  "Антонио, я уже сыт по горло твоими ханжескими советами!" - закричал Гриффин и перевел пистолет на него. Его ослепил гнев, и всем было ясно, что он хочет застрелить Антонио.
  "НЕТ!" - закричала Жаклин. Она видела это слишком много раз, и не желая, чтобы еще кто-то погиб, побежала к нему.
  "Жаклин, не надо!" - в ужасе закричал тот.
  Жаклин толкнула Гриффина, и пистолет выстрелил. Пуля ударила ей в грудь, и она упала на руки Антонио.
  Томас побежал, но Эш бросился за ним.
  Гриффин потерял равновесие, когда Жаклин толкнула его и сбил с ног Бена. Они оба упали с утеса.
  "Бен! О Боже! Бен!" - закричал Кейси и подбежал к краю. "Бен! Бен!" - позвал он.
  "Жаклин, прижми это. Пожалуйста!" Антонио скинул свою рубашку и постарался прижать ее к ране. Он знал, что ранение тяжелое, но надеялся, что кто-нибудь из постояльцев слышал выстрел и позвонил в полицию. Он молился, чтобы полиция и "скорая" приехали как можно скорее.
  Жаклин посмотрела на него; ее взгляд слабел, но она постаралась улыбнуться. "Антонио, я знаю, что это неправильно", - она кашлянула, - "но я должна тебе кое-что сказать". Она вздрогнула от боли.
  "Нет, молчи, береги силы. У нас будет еще много времени наговориться". Антонио надеялся и молился, чтобы это была правда. Но он понимал, что реальнее. Он слышал хрипение в ее груди. Это был признак агонии. Он не хотел, чтобы она видела слезы в его глазах.
  "Я-я люблю тебя". Ее тело дернулось, когда она сделала последний вздох, и ее голова упала на руки Антонио. Он прижал ее к груди и посмотрел на небо. "Почему, Боже? Почему она должна была умереть!" - зарыдал он.
  "Кейси! Я здесь!" Бен висел над обрывом, зацепившись за большой камень. Он был вне досягаемости Кейси. А тот увидел внизу на камнях тело Гриффина. Он не мог остаться в живых. Кейси понял, что Бен неминуемо погибнет, если он что-нибудь не сделает.
  "Бен, держись! Я вытащу тебя!" - крикнул Кейси. Эш вцепился в его ноги, и он потянулся к Бена.
  Бен терял силы, и его хватка слабела. Он крикнул: "Не надо, Кейси. Слишком поздно. Ключ спрятан в доме Клер Гадсден на юге Пембрукшира". Его руки задрожали.
  "Бен!" - закричал Кейси.
  Антонио понял, что что-то произошло. Он осторожно положил тело Жаклин на землю и побежал на помощь Кейси и Эшу. Кейси лежал на животе, перетягиваясь через край утеса, а Эш держал его. Антонио стало нехорошо от мысли, зачем они так делали. Он бросился к ним.
  "Антонио, он здесь!" Эш почувствовал облегчение. "Кейси не может до него дотянуться, и я боюсь, что он сейчас упадет. Держи Кейси за ноги, а он постарается дотянуться". Антонио повиновался, но Кейси по-прежнему не доставал.
  "Кейси. Это бесполезно. Мы оба свалимся". Бен ослабел от попыток подтянуться, и его пальцы онемели. "Скажи Мэг, что я люблю ее и ребенка".
  "Он сдается. Опустите меня еще ниже", - крикнул Кейси.
  "Бен, держись! Еще несколько секунд!" - крикнул ему Кейси. Эш и Антонио попытались опустить его поближе к рукам Бена. В конце концов Кейси смог достать до его пальцев. "Бен, отпусти камень и хватайся за мою руку!" И он снова крикнул Эшу и Антонио: "Еще ниже!" Они попробовали опустить его еще, но у них ничего не вышло. Бен попробовал отпустить камень и схватить Кейси за руку, но не смог дотянуться. У него больше не было сил, его руки разжались, и он упал вниз.
  "Бен!" - закричал Кейси.
  
  Глава 64
  
  "Приносящие плохие вести"
  
  
  Полиция и "скорая" прибыли слишком поздно, чтобы помочь кому-либо. Они нашли тело Гриффина под утесом и занялись поиском Бена. Через несколько часов они прекратили поиски, придя к выводу, что тело Бена унесло в океан. Все были уверены, что он не мог пережить это падение. И если его родственникам посчастливится, то его тело прибьет к какому-нибудь берегу. А если нет, то оно навсегда останется в море. Эш догнал Томаса и от души врезал ему, а потом доставил в полицию. После этого он вернулся на утес. Кейси и Антонио стояли в звенящей тишине и смотрели вниз так, как будто их мысли могли вернуть Бена из глубины. Томас был на пути в тюрьму, а трое оставшихся в Великолепном Алфавите молча оплакивали своего дорогого друга.
  Кейси сел под дерево, пока Эш разговаривал с полицией. Антонио стоял около тела Жаклин, пока ее не забрала санитарная машина. Потом он подошел и сел рядом с Кейси. "Ты в порядке?" - спросил он.
  "Нет, не в порядке. Это был самый ужасный день в моей жизни. Я видел столько жуткого на острове Мэг, и я никогда этого не забуду, но видеть падение Бена было намного хуже. Он уже протянул руку и согнул пальцы. Он был так близко, Антонио. Я касался его пальцев, но не мог схватить". Он чувствовал себя ошеломленным, потерянным и беспомощным.
  "Я знаю, Кейси", - похлопал его по плечу Антонио. "Ты сделал все, что мог. Не вини себя".
  Подошел Эш и присел на корточки рядом с ними. "Полиция говорит, что Бен не мог выжить после падения. Если его не убили камни..." - Эш запнулся и посмотрел в сторону. "Они говорят, что отлив, вероятно, утащил его тело в залив. Черт подери эту Пандору! Черт подери этот ключ!" Эш проклинал судьбу и всех, кто имел отношение к Пандоре и ключу.
  "Они не могут прекратить поиски! Они не могут!" - закричал Кейси почти со слезами. "Они должны найти его. Мэг! Как я скажу ей, что Бен не вернется? Как я должен это сделать? Как я должен разбить ей сердце? Они не могут прекратить поиски", - повторил он. "Я бросил ее. Я бросил ее и ребенка. Как я скажу ей, что позволил Бену погибнуть?" Кейси не смог сдержать свои эмоции и заплакал. Антонио обнял его. У него тоже по щекам катились слезы.
  "Мы найдем способ", - попытался он успокоить Кейси. "Мы найдем способ рассказать об этом Мэг. Ты сделал все, что мог".
  Эшу хотелось самому успокоить Кейси, но он стоял и позволял Антонио сделать это. У него болело сердце за Бена, и за Мэг тоже. Он не смог сдержаться и дотронулся до волос Кейси. "Мы поможем тебе", - заверил он его, хотя сейчас и у него тоже текли слезы. "Мы поможем тебе и Мэг". Он посмотрел на Антонио, который молча кивнул в знак согласия. Под этим величественным деревом трое друзей оплакивали потерю своего горячо любимого друга.
  "Я помню, что наговорил ему, и как злился на него, прежде чем..." - Кейси оборвал себя и поднялся на ноги. "Я еду домой", - объявил он. "Я должен вернуться и рассказать все Мэг. Я не могу сказать ей ничего по телефону, а она должна узнать о том, что случилось".
  "Мой самолет готов отвезти нас домой, как только ты будешь готов, Кейси. Мэг важна для всех нас, и мы вместе все ей расскажем".
  "Спасибо, Эш. Я очень ценю это". Кейси чувствовал себя неуютно рядом с Эшем, зная, что он его отец, и он понимал, что скоро им придется выяснять отношения. Но не сейчас. Оцепенение от смерти Бена притупило все его чувства. Он ценил то, что Эш не отталкивает его, но в то же время дает возможность переварить все, что произошло. В некотором смысле, он не желал "переваривать", потому что при этом ему хотелось выть от боли, которая заполняла все внутри него.
  "Я не поеду с тобой", - сообщил Антонио. "Вы оба справитесь и без меня. Я приеду домой сразу, как смогу, и я обещаю, что увижусь с Мэг, как только вернусь. Я еду в Даллас. Я хочу отвезти Жаклин домой. Ее мать похоронена там. У нее больше никого нет, поэтому я отвезу ее домой и позабочусь о достойных похоронах. Я быстро вернусь домой и помогу вам с Мэг. Скажите ей, что я приеду, как только смогу", - попросил он.
  "Конечно, я понимаю", - ответил Эш. Он бросил взгляд на Кейси, который стоял молча. Им всем было тяжело смириться со смертью Бена. И было совершенно очевидно, что Кейси опустошен.
  Во время долгого полета домой Кейси был вполне спокойным, но очень молчаливым. Ему было тяжело разговаривать. Эш видел на его лице слезы, но молчал. Он только придвинулся к нему, показывая, что он - рядом. Эш знал, что пройдет немало времени, прежде чем эти раны заживут. Шокирующее открытие о его матери и смерть Бена произошли одновременно, и он был ослеплен этими ужасными событиями. Эш потер подбородок, стараясь не думать о Бене. Каждый раз, когда он это делал, раскрывалась черная пустота и грозила поглотить его целиком. Как, задал он вопрос в никуда, как мир будет жить без Бена? К ним подошел стюард и предупредительно напомнил им, что нужно пристегнуть ремни. Самолет приземлится в Сансет Бич через 10 минут. Эш позвонил Буббе, которому он рассказал о смерти Бена еще раньше по телефону, и попросил забрать их из аэропорта. Бубба встретил их, и его грубое лицо было печально. Он без слов знал, что везти их нужно в дом Каммингсов.
  
  Мэг смотрела на телефон, молясь, чтобы Бен поскорее позвонил. Она все еще слышала его голос - когда он звонил ей и сказал: "Я возвращаюсь домой сегодня вечером, моя любовь. Я люблю тебя, Мэг, и не могу дождаться нашей встречи. Скажи малышу, что я его или ее тоже люблю". Мэг представила его улыбающееся лицо. Ей так не терпелось увидеть его. Она уже предвкушала, что откроется дверь и войдет Бен. "Давайте, мои милые", - сказала она малышам. "Мы должны быть готовы. Папочка уже едет домой". Она потерла живот. "Он сказал, что любит вас. Так что давайте будем чистыми и приятно пахнущими к его возвращению. Нет, не дерись", - предупредила она. "Папочка еще не знает, что ты так можешь. Ты его напугаешь". Она посмотрела на свой живот, который значительно вырос с тех пор, как Бен его видел. "Я могу его напугать", - засмеялась она и пошла в ванную.
  "Мэг, Бен звонил?" - спросил Хэнк, входя в гостиную и садясь в свою любимое кресло.
  "Нет, еще нет. Но я жду с минуты на минуту. Он немного опаздывает, я думаю, но ты же знаешь, какая у нас разница во времени", - улыбнулась она. "Вероятно, я снова ее недооценила".
  "О, мне просто показалось, что ты с кем-то разговариваешь", - он перевернул страницу газеты.
  "Ну что ж, все приготовлено, но я уже готова для некоторого десерта. Кто-нибудь со мной?" - спросила Джоан.
  "А где Сара?" - спросила Мэг.
  "Она отдыхает. Я думаю, что она не очень хорошо себя чувствует ". Джоан знала, что проблемой Сары было то, что она скучает по Кейси. Она очень переживала, что он просто взял и исчез без каких-либо объяснений.
  "Да, держу пари", - не сдержал сарказма Хэнк. Он все еще сердился, что никто так и не побеспокоился рассказать ему о беременности Сары. Что это было сказано для Хэйлли, он еще не знал. Он не говорит Джоан о своем столкновении с прокурором на случай, если она ничего не знает. Он надеялся, что скоро Сара придет к нему и расскажет эти новости. Двое внуков, подумал он про себя. Это хорошие новости. Все, что он должен сделать, это заставить Сару и Кейси пожениться. Ей-богу, он сделает это, даже если ему придется наставить на Кейси недружелюбное дуло своего дробовика.
  "Я пойду, посмотрю, как там Сара", - сказала Мэг. Ей нужно было чем-то заняться. Она нервничала, когда просто сидела и ждала. Джоан и Хэнк смотрели, как она вперевалочку выходит из комнаты. Она сильно пополнела за последние пару недель, и ее беременность стала очевидной.
  Зазвенел дверной звонок, и Джоан пошла открывать. "Кейси!" - она обняла его. "Входи, мы так сильно по тебе скучали. Никогда больше так не уезжай!" - отругала она его. "О, кто это с тобой? Входите, пожалуйста. Я вас знаю?" - добавила она, увидев за его спиной Эша.
  Хэнк стал с кресла и подошел к ним. "Холлистер, не так ли?" - спросил он.
  "Да, но пожалуйста, зовите меня Эш", - он пожал руку Хэнка.
  "Кейси, с тобой все в порядке?" Джоан увидела выражение лица Кейси и ее пробрал холод. Что-то не так, подумала она. Она не знала что, но поняла, что это что-то плохое.
  "Мэг здесь?" - спросил Кейси.
  "Да, она наверху с Сарой. Ты еще помнишь Сару?" - спросил Хэнк саркастически. Он все еще был зол на Кейси. Но он старался справиться со своим гневом, потому что не хотел говорить об этом в присутствии чужого человека. В дверь снова позвонили. "Я открою. Это, наверное, Бен. Черт его знает, почему он звонит", - сказал Хэнк и пошел к двери. "Д-р Робинсон? Что вы здесь делаете?" - спросил он озадачено.
  "Это я позвонил ему, Хэнк", - сказал Кейси. "Мне нужно увидеть Мэг, и я подумал, что Тайусу лучше быть при этом ". Кейси не знал, что еще сказать. Он чувствовал себя таким потерянным.
  Мэг спустилась вниз вместе с Сарой, которая промчалась мимо нее и бросилась в объятия Кейси. Он обнял ее и сильно прижал к себе. "Кейси! Когда ты вернулся? Ты знаешь, как сильно я по тебе скучала?" - она крепко обняла его.
  "Тайус, что ты здесь делаешь?" Мэг была удивлена, увидев его здесь, но еще больше удивилась, увидев Эша. Она обняла его. "Как хорошо, что ты приехал к Бену. Он будет очень рад тебя видеть. Ты знаешь, что он возвращается сегодня вечером? Он тебе звонил?"
  "Одну минуту". Хэнку не нравилось то, что он видел. От всех этих людей, собравшихся в этой гостиной без Бена, ему было не по себе. "Что здесь происходит, Кейси?" - спросил он, переводя взгляд с одного на другого.
  "Подождите еще чуть-чуть, Хэнк", - ответил тот, беря Мэг за руку. "Мэг, иди сюда и сядь". Кейси понял, что они не знают, что он был с Беном. Он страшился тех плохих новостей, который он должен был им рассказать, и эффекта, который они окажут.
  Мэг не двигалась. Она стояла и смотрела на Кейси со страхом и тревогой, которые заполняли ее сердце. "Кейси, ты пугаешь меня".
  Подошел Эш и взял ее за другую руку. "Мэг, сядь, пожалуйста. Кейси не хотел тебя пугать, но он должен кое-что тебе рассказать".
  Она посмотрела в его глаза и увидела в них печаль. Что-то произошло. Она почувствовала, что в ее душу закрадывается холод. "Где Бен? Я хочу знать, где Бен? Что с ним произошло? Он ранен? Я должна идти к нему. Где он? Где он, Эш?"
  Кейси хотел подойти к ней, но Хэнк схватил его за руку. "С Беном что-то произошло? Говори, сейчас же!" - потребовал он.
  "С Беном ведь все в порядке, правда, Кейси?" Джоан должна была задать этот вопрос, хотя уже знала, что ответ будет "нет".
  Кейси приблизился к Мэг и посмотрел на нее. "Мэг", - начал он и погладил ее по лицу. "Мэг, Бен не вернется домой".
  "Почему?" Мэг отпихнула его руку. "Он сказал, что вернется к нам сегодня вечером. Он задержался? Почему он не позвонил мне и не сказал, что задерживается?"
  "Мэг, остановись". Кейси не был уверен, что сможет рассказать, но больше было некому. Поэтому он начал снова: "Мне жаль, Мэг. Бен погиб. Мне очень жаль". По его лицу потекли слезы.
  Мэг посмотрела на него, как будто он свихнулся. "НЕТ", - закричала она. "Он не погиб. Почему ты так говоришь? Бен не мертв. Не говори так".
  У Сары перехватило дыхание, и она поднесла руку ко рту. "О Боже! Это не может быть правдой!" Хэнк стоял и смотрел, как Джоан подбегает к Мэг и обнимает ее. "Милая, иди сюда. Сядь", - сказала она сквозь слезы.
  "Мэг, сядь, пожалуйста", - попросил и Тайус.
  "Прекратите просить меня сесть! Все! Со мной все нормально. Прекратите обращаться со мной, как с идиоткой. Я не знаю, откуда у тебя эта информация, Кейси, но Бен не мертв. Я бы знала, если бы он умер!" - и она показала на свое сердце. "Сердцем бы знала".
  "Мэг, я видел, как он погиб. Я был там".
  "Это правда, Мэг". Эш попытался помочь Кейси, потому что было ясно, что Мэг не верит ему. "Мы сделали все, что могли, но у нас не получилось его спасти. Бен погиб, Мэг".
  "НЕТ!" - закричала на него Мэг. "Прекрати так говорить. Бен не погиб".
  "Что означают твои слова, что ты "там был"?" - спросил Хэнк у Кейси. От этих новостей он просто оцепенел.
  "Я был с Беном". Кейси повернулся к Мэг. "Я поехал за ним в Уэльс. Я был с ним все это время".
  "Так ты был в Уэльсе с Беном, а не со своей матерью?" - спросила Сара.
  Кейси повернулся к ней. "Да. Прости, что я солгал тебе, но я думал, что если ты узнаешь, что я там, то будешь волноваться".
  "Кейси, я рад, что ты вернулся целым и невредимым, но что насчет Бена? Как это произошло?" - спросил Хэнк.
  Кейси посмотрел на Эша, ища поддержку. "Я попытаюсь объяснить вам, м-р Каммингс. Бен говорил мне, что рассказал вам историю о шкатулке Пандоры и ключе. Гриффин похитил Антонио и хотел обменять его на ключ. Бен поехал в Уэльс за Антонио. Он должен был совершить обмен, но все пошло не так, как было запланировано. Антонио сбежал от Гриффина, но Гриффину нужен был ключ. Когда он вернулся за ним, то произошла драка, и Бен с Гриффином упали с утеса. Гриффин разбился на камнях. Бен же зацепился на камень. Когда мы попытались втащить его наверх..." Он прервался, потому что ему было слишком больно рассказывать дальше.
  "Достаточно! Хватит!" - закричала Мэг. "Бен не погиб, и я не хочу больше ничего слышать об этом!"
  "Мэг, мне жаль, но это правда. Последнее, что он сказал - что он любит тебя и ребенка". Кейси был вне себя от горя.
  "Конечно, он любит меня", - возмутилась она. "Ты просто думаешь, что он умер, но он жив. Бен никогда бы не умер и не оставил меня и детей в одиночестве. Ради Бога, Кейси. Ты же знаешь это лучше всех". Она многозначительно оглядела всех присутствующих. "Вы можете побыть здесь, но я устала и хочу пойти поспать. Мама, разбуди меня, когда вернется Бен". Она поцеловала мать в щеку и пошла наверх. Джоан посмотрела на Хэнка в полном шоке.
  "Я поднимусь и посмотрю, как она". Тайуса взволновала ее реакция на новости.
  "Я с вами", - сказала Джоан. Она крепко обняла Хэнка, и они с Тайусом пошли наверх к Мэг.
  "Давайте все сядем. Я хочу поподробнее услышать, что произошло с Беном", - попросил Хэнк.
  Кейси рассказал им все, что знал о трагических событиях. Хэнк недоверчиво качал головой. Сара плакала, уткнувшись в плечо Кейси.
  "Когда Мэг немного придет в себя, мы устроим поминальную службу по Бену. Я уверен, что она захочет, чтобы ее проводил Антонио, но решение останется за ней". Хэнку нужно было быть сильным ради семьи. Ему нужно было им быть, но хотелось ему сесть и завыть. "Не могу поверить, что это произошло". Он посмотрел на Эша, который по-прежнему стоял. "Простите меня, Эш - вы много сделали для Бена и Мэг, и я очень ценю это, но сейчас я очень хотел бы, чтобы он никогда с вами не знакомился".
  Эш понимал, почему Хэнк набросился на него. Он чувствовал бы то же самое, если бы это был его сын. Поэтому он прикусил язык и не сказал ничего в свою защиту. В этот момент он тоже очень хотел, чтобы Бен никогда не познакомился с ним. Если бы он не познакомился, то был бы сейчас жив. "Я понимаю, м-р Каммингс", - сказал он Хэнку. "Поверьте мне, я понимаю".
  "Вы должны еще кое-что знать". Кейси посмотрел на Сару, а потом на Хэнка. "Эш - мой отец".
  "Что?" - удивленно спросила Сара.
  "Да, что-то вроде этого". Кейси понял, что он сказал. И он должен был признать, что ему было приятно называть кого-то другого своим отцом. Они с Томасом никогда не были близки.
  Хэнк встал, когда Джоан и Тайус спустились по лестнице. "Как она?"
  "Она в шоке, но я думаю, к вечеру она оправится. Я зайду к ней утром. Мне было очень жаль узнать о Бене. Он был замечательным человеком и отличным другом", - сказал Тайус.
  Хэнк проводил его до двери и поблагодарил за визит. Кейси и Эш тоже собрались уходить. Хэнк решил, что сейчас не лучшее время говорить с Кейси о беременности Сары. Он был благодарен ему, что он был рядом с Беном, хоть и не смог его спасти.
  Джоан зашла к Мэг перед тем, как идти спать. Мэг спокойно спала. Хэнк сидел на кровати, когда она вошла в спальню. " Хэнк, я очень волнуюсь за Мэг. Мне кажется, она не смирилась со смертью Бена. Я знаю, что это тяжело признать, но реакция Мэг ненормальна. Я за нее волнуюсь. Я любила Бена, как собственного сына. Он только начал нам открываться, а его у нас отняли. Это очень трудно пережить. А малыши? Эти замечательные малыши никогда не узнают, каким прекрасным человеком был их отец". Она услышала сдавленные рыдания и повернулась к Хэнку. "Хэнк?" Он плакал. Она подошла к нему и обняла.
  "Джоанни, что же мы будем делать? Что мы будем делать?"
  "Бен! Бен! Я здесь! Я тут!" - закричала Мэг. Хэнк и Джоан вбежали к ней в комнату.
  "Шшш, милая. Все хорошо". Джоан обняла ее. Хэнк сел на постель Мэг. "Мэгги, хочешь я принесу тебе чего-нибудь попить?"
  "Я должна добраться до Бена, папа. Я слышала, как он звал меня. Я слышала, папа, я клянусь! Он звал меня по имени!"
  
  Глава 65
  
  "Соединение"
  
  
  Громко жужжал двигатель рыболовецкой яхты, а внутри нее двое рыбаков пытались привести в чувство человека, которого они вытащили из воды. Сперва они решили, что он мертв, но втащив его в лодку, они поняли, что это не так. Он был едва живым, но все время бормотал что-то похожее на Маг или Мэг. Они не были уверены, потому что бормотал он невнятно, но кого бы он ни звал, он был в этом очень прилежен. Он был на катере уже два дня, но не прекращал этого "кого-то" звать.
  "Его лихорадка усиливается. Нам надо доставить его на берег и как можно скорее отвезти к врачу", - сказал один из рыбаков. "Ты ведь не хочешь, чтобы он умер?"
  "Конечно, я не хочу, чтобы он умер, но мы не можем сейчас вернуться. Не в самый лучший клев. Посмотри на него. Он, вероятно, из тех бродяг, кто напивается и падает в воду. И никто по ним не скучает. Сделай сейчас все, что можешь, и я обещаю, что завтра мы отвезем его на берег", - отфутболил тот больного своему собрату-рыбаку.
  "Ты то же самое говорил вчера. Неважно, бродяга он или нет. Я уверен, что кто-нибудь по нему да скучает. Кроме того", - он показал на рубашку Бена, - " она явно принадлежит не бродяге. Посмотри на метку. Ни один бродяга, которого я знаю, не смог бы позволить себе такую. Нет, я не хочу, чтобы на моих руках была кровь, если он умрет, независимо оттого, кто он".
  "Он бы умер, если бы мы не выловили его из воды, не так ли? Богатый он или бедный, нищий или вор, но мы не пойдем к берегу раньше, чем завтра".
  "Я позабочусь о нем, и мы завтра доберемся до берега, независимо оттого, сколько рыбы наловим. Я устал слышать это "Маг" или "Мэг", или черт его знает, что он там говорит. Это, должно быть, его жена, и она, наверняка, о нем волнуется".
  "Откуда ты знаешь, что он зовет именно жену?"
  "У него на пальце обручальное кольцо. Его семья должна с ума сходить от тревоги за него".
  "Значит, завтра они будут очень взволнованны, когда мы привезем его домой." Он встал и сделал глубокий вдох.
  "Ты горишь, мой друг. Просто наберись терпения, и мы доставим тебя домой. Я обещаю". Он намочил кусок ткани и положил его на лоб Бена. "Я не понимаю, как ты мог так далеко уплыть в бессознательном состоянии и как вообще оказался в воде. Мы не видели никаких признаков других судов".
  "Мэг! Мэг!" Бен видел в бреду Мэг и тянулся к ней. Но она оставалась вне его досягаемости.
  "Да, я знаю - "Мэг"", - повторил рыбак. "Ты все время ее зовешь с тех пор, как ты здесь. Я надеюсь, что она тебя тоже ищет". Он осмотрел длинный глубокий порез на ноге Бена. Бен вздрогнул от боли. "Прости. Нам нужно и рыбачить тоже. Ты должен простить моего партнера. На самом деле он хороший парень. Просто, когда идет клев, мы ловим, пока не перестает клевать. Он не хочет ничего плохого, но мы живем этим".
  "С кем ты говоришь?" - вернулся его партнер-рыбак. "Дурак, он же без сознания". Тот присоединился к вошедшему и налил себе чашку кофе.
  "Он то дремлет, то теряет сознание, и я не хочу, чтобы он думал, что он - один".
  "А ты не думаешь, что он у тебя умрет? Этот порез на его ноге выглядит паршиво".
  "Мэг", - снова позвал Бен.
  "Видишь", - сострадательный рыбак посмотрел на своего партнера. "Он зовет жену".
  "Ладно", - уступил тот. "Мы отвезем его на берег, как только рассветет. Но если рыба клюет, и мы пропустим целый день ловли..." - протянул он.
  "Я знаю, знаю", - спокойно принял его предложение партнер. "Я заплачу тебе, как делаю каждый раз, когда рыба начинает клевать после нашего возвращения на берег", - засмеялся он.
  Бен слышал их разговор, но не мог произнести ни слова. Он несколько раз пытался отвечать парню, который говорил с ним, но у него не получалось. Он был слишком слаб. Он помнил падение и приземление в холодную воду. Прибой утаскивал его вниз, несмотря на все его попытки выплыть. Перед его глазами проходили видения смерти, и он погружался в воду все сильнее и сильнее. Какая-то деревяшка спасла ему жизнь. Он не знал, откуда она была, но благодарил Бога за ее появление. Вода была неспокойной и холодной. Он ужасно устал держаться за деревяшку и пытался просто лежать на ней. Ему так хотелось сдаться и покориться волнам, но воспоминания о Мэг заставляли его бороться. Сил у него оставалось только на то, чтобы лежать. Он не знал, когда истощение взяло верх и он потерял сознание и как попал на катер. Его нога жгуче болела, и он вспомнил, что ободрал ее о камень, когда падал. Мэг. Он знал, что она должна была ждать его звонка и что она волнуется. Он должен добраться к ней. Домой. Он постарался открыть глаза.
  "О, я рад видеть, что вы приходите в себя", - отметил рыбак.
  Губы Бена пересохли, несмотря на то, что каждый раз, когда он почти приходил в себя, рыбак старался напоить его.
  "Вот, выпейте воды. Вам нужно придти в себя и набраться сил. Я принес горячего бульона, и вам нужно постараться хоть немного его съесть".
  Бен с помощью рыбака поднял голову и выпил воды. Тот подложил ему под спину несколько подушек и дал немного бульона. Это было не очень вкусно, но лучше, чем ничего.
  "Где? Где я?" - слабо спросил Бен.
  "Вы на борту "Угольной гордости". Эта рыболовецкая яхта принадлежит мне и моему другу. Я не продал бы ее ни за что в мире", - прокомментировал тот. "Мое имя Дэмиан Хартфорд", - он протянул Бену руку. "А ваше?"
  "Бен. Бен Эванс".
  "Рад с вами познакомиться, Бен". Дэмиан сказал Бену о его раненой ноге, и что завтра они вернутся на берег, но у Бена стали слипаться глаза, и он снова заснул.
  
  Джоан яростно готовила завтрак. Она проплакала почти все утро, думая о Бене. А если быть честной, то почти и всю ночь тоже. Она задавалась вопросом, чем же ей занять сегодня Мэг.
  Вошла Сара, поцеловала мать в щеку и налила себе чашку кофе.
  "Мне показалось, или я слышала, как звонил телефон?" - спросила Джоан.
  "Звонил. Это был Кейси. Он хотел узнать, как мы все тут. Мам, а ты заметила, что папа несколько холоден с ним?" - спросила Сара.
  "Да, теперь, когда ты упомянула об этом, я вспоминаю, что он казался очень возбужденным с Кейси. Я думаю, это все напряжение от волнения из-за Бена..." Она заплакала, а Сара заплакала вместе с ней. "Прости, Сара. Я пытаюсь быть сильной, но не могу. Я скучаю по нему. Очень тяжело смириться с тем, что он никогда не вернется. Странно, что Мэг приняла это так спокойно, но я понимаю, что она чувствует. Мое сердце тоже не ощущает, что его нет".
  "Я знаю, мам. Слушай, я пойду, посмотрю, проснулась ли Мэг".
  "Сара, Мэг этой ночью снился кошмар. Ей казалось, что Бен ее зовет. Бедная моя малышка. Она не слишком верит в его смерть, и где-то глубоко внутри ", - она показала на свое сердце, "я верю ей. Это не помогает справиться, но каждый раз, когда она это говорит, я начинаю надеяться. Но я должна сдерживаться. Это плохо для Мэг. И почему мы не можем позволить ей спать сколько она хочет?" - сказала Джоан.
  "Я понимаю, мам. Я тоже не хочу верить. Но мы не можем позволить ей умереть с голоду. Она нуждается в нас больше, чем когда-либо. Мы должны думать о малышах". Сара оставила Джоан на кухне и пошла к Мэг. Она открыла дверь в ее комнату, но обнаружила, что постель аккуратно застлана. "Мэг? Мэг, где ты?" Она посмотрела в ванной, но Мэг не было и там. "Мама, Мэг нет наверху. Я вышла на улицу и выяснила, что ее машины тоже нет. Ты ведь не думаешь, что она куда-то уехала?"
  "Возможно, дорогая. Мы должны сейчас дать ей время побыть наедине с собой. Так она сможет примириться со смертью Бена. Мы не должны ходить за ней по пятам. Я уверена, что она уехала недалеко. Почему бы тебе не взять мою машину и не поехать к их дому? Поищи ее там, если от этого тебе станет легче". Джоан не призналась в этом, но про себя подумала, что ей тоже станет легче, если Сара найдет Мэг.
  
  Мэг посмотрела на часы, а потом выглянула из окошка самолета. Ей придется сделать пересадку в Нью-Йорке, но она доберется до Уэльса. Бен звал ее, и она доберется до него. Она не могла ничего рассказать семье - они бы ее не поняли. Каждый раз, когда она говорила, что Бен ее звал, никто ей не верил. Они думали, что это от горя. "Будь честной, Мэг", - упрекнула она себя. - "Они думают, что ты сошла с ума". Она посмотрела на свой живот. "Все думают, что папочка мертв, но мы-то знаем, что это не так, правда?" Она потерла живот и посмотрела на синие тучи, проносящиеся мимо. "Я иду, моя любовь. Мы скоро будем на месте".
  
  Глава 66
  
  "Исчезновение Мэг"
  
  
  В дверь квартиры Рикардо кто-то постучал. "Одну минуту! Я уже иду!" - крикнул он. Открыв дверь, Рикардо обнаружил на пороге Кейси. "Привет, Кейси. Входи".
  "Привет, Рикардо". Тот прошел мимо него и остановился на середине комнаты. "В последнее время ты что-нибудь слышал от Антонио?"
  "Да, он звонил мне из Уэльса вчера рано утром. Я так сожалею о случившемся с Беном. Трудно поверить, что он погиб. Я все время задаюсь вопросом, должен ли я рассказать об этом Марии, но д-р Эстрада считает, что не должен".
  "И я с ней согласен. Я думаю, что ты не должен ей ничего говорить", - ответил Кейси. "Это было ужасно, Рикардо. Я не могу выбросить из головы случившееся. Я был так близко". Он поднял руку и показал расстояние. "Еще несколько дюймов, и ничего бы не произошло. Но я не смог дотянуться. А потом мне пришлось вернуться домой и рассказать Мэг, что Бен погиб. Она не слишком хорошо это приняла. Ее реакция была такой странной. Она говорила, что Бен жив, а сегодня Сара сказала, что прошлой ночью Мэг говорила, что слышит, как Бен зовет ее".
  "Разве Мэг здесь, с тобой?" - Рикардо выглядел озадаченным.
  Кейси понял, что он сказал, но было уже поздно забирать свои слова обратно. Он забыл, что она по-прежнему считается беглецом.
  "Ну, на самом деле она была не здесь", - попытался он исправить свою ошибку.
  "Все в порядке, Кейси. Я знаю, что Мэг сейчас у родителей. Я знаю это уже какое-то время, но у меня нет никаких причин ее преследовать. Я не верю, что она имела какое-то отношение к побегу Бена из тюрьмы или смерти Тима. Кроме того, я знаю, что она беременна. Это одна из тех вещей, которые я знаю, но не могу рассказать Марии".
  "Но откуда? Откуда, черт подери, ты это узнал?" - теперь озадаченным стал уже Кейси.
  "Это была очень забавная история. Однажды мы встретились с Габи за ланчем в "Ударной Волне", и уходя оттуда, я заметил одну леди в самой уродливой на свете шляпе (это была насмешка надо мной, что ли?) Сначала я подумал, что это Энни Ричардс прячется от кого-то, но потом вдруг понял, что она больше похожа на Мэг", - улыбнулся он. "Ну и я, как ас среди детективов, притворился, что ухожу, а потом последовал за Габи в ванную и подслушал часть их разговора. Я слышал, как Мэг сказала Габи, что она беременна. Вообще-то, она сказала, что "мы" беременны. Я решил позволить им поговорить. А потом притворился, что ничего не видел и не слышал. Я часто так делаю в последнее время. Из-за Габи".
  "Габи - замечательная девушка, Рикардо. Ты должен признать, что ты счастливчик", - заметил Кейси.
  Рикардо улыбнулся. "Это точно. Она ушла сейчас к Мэг. Я рассказал ей о Бене после звонка Антонио. И тогда же сказал, что знаю о местонахождении Мэг и что знаю о нем уже давно".
  "Это здорово. Мэг очень нужна поддержка. Ей будет трудно справиться со смертью Бена, да и с рождением ребенка тоже. Слушай, Рикардо, я пришел по поводу обвинений, выдвинутых против Бена. Ужасно думать, что он умер, когда все считают его преступником. Мы можем что-нибудь сделать, чтобы доказать раз и навсегда, что он не убивал Тима?"
  "Я уже перепробовал все, что мог. Кажется, что Мария единственная, кто может доказать это, но ты ведь знаешь эту историю. Я сказал ОП, что Мэг могла бы дать показания, что она нашла мамин пистолет в своем доме, но Хэйлли начала визжать о предубежденном свидетеле. Боже, мне хотелось ее задушить". Зазвонил телефон, и Рикардо, извинившись, взял трубку. "Алло? Да, Сара, он здесь", - он прикрыл рукой микрофон. "Она очень взволнованна", - сказал он, передавая Кейси трубку.
  "Сара, что случилось?" - спросил Кейси.
  "Мэг исчезла, и мы не можем нигде ее найти. Мама говорит, что прошлой ночью ей снился кошмар. Она выкрикивала имя Бена, а потом сказала папе, что Бен звал ее. Мы боимся, что она где-то заблудилась. Ты не можешь придти и помочь нам поискать ее? Пожалуйста!" - попросила Сара.
  "Я сейчас буду, милая. Не волнуйся. Мы найдем ее", - Кейси повесил трубку.
  "В чем дело?" - спросил Рикардо.
  "Мэг. Она исчезла. Никто не видел ее сегодня, и они не могут ее найти. Сара говорит, что у нее была тяжелая ночь, и ей казалось, что Бен зовет ее по имени. Я поеду к ним и посмотрю, что можно сделать. Этого им еще не хватало. Боже, я надеюсь, что с Мэг все в порядке".
  "Я еду с тобой". Рикардо сунул в кобуру пистолет.
  "Ты уверен, что хочешь этого?" - спросил Кейси. "Будет неловко объяснять, почему ты знал, где она, и не сдал ее полиции".
  "Уверен", - ответил тот. "Я справлюсь с этим, когда будет нужно".
  "О, подожди. Можно я кое-куда позвоню? Я быстро". Рикардо кивнул в знак согласия, и Кейси набрал по памяти номер. "Эш, это Кейси. Ты можешь придти сейчас к Каммингсам? Мэг исчезла".
  
  Джоан сидела на диване и от волнения ломала руки. "Где же она может быть?" - спрашивала она Сару.
  "Я не думаю, что она могла далеко уйти, мам. Это не похоже на Мэг. Я уверена, что она скоро вернется домой", - заверяла та мать, хотя сама не слишком была в этом уверена.
  "Ты бы видела, какой она была прошлой ночью, Сара. Она была так уверена, что Бен жив и зовет ее". Джоан долго не могла заснуть после этого. Каждый час она ходила и проверяла, спит ли Мэг. Она не могла себе представить, когда же Мэг ушла. За час до того, как они обнаружили ее исчезновение, она заходила к ней, и Мэг была на месте. Когда же она ушла? - ломала голову Джоан.
  "Она звонила?" - спросил Хэнк, входя через дверь кухни.
  "Нет", - ответила Сара. В это время зазвенел дверной звонок. "Я открою. Привет, Габи. Входи". Сара не знала, что делать, и беспомощно посмотрела на своих родственников поверх головы Габи.
  "Привет. Слушайте, я знаю, что Мэг живет здесь. Она рассказала мне об этом, когда мы встретились в "Ударной Волне" пару недель назад. Рикардо рассказал мне, что произошло с Беном, и я просто решила зайти и посмотреть, как она. Я была о Бене очень высокого мнения". Габи заметила, что Мэг нет в комнате.
  "Спасибо, Габи, но сейчас не слишком подходящее время", - сказал Хэнк. "Я думаю, ты понимаешь".
  Габи удивленно посмотрела на него. "Да, я понимаю. Пожалуйста, скажите Мэг, что я приходила и что если ей что-нибудь будет нужно, я обязательно все для нее сделаю ".
  "Конечно". Хэнк открыл дверь для Габи, но за ней стояли Хэйлли Кросс и двое полицейских в гражданской одежде. "Чего вы хотите?" - агрессивно спросил Хэнк.
  "У нас ордер на арест Мэг Эванс", - объявила Окружной Прокурор.
  "У вас нет ни малейшего стыда! Мэг только что потеряла мужа, а вы имеете наглость приходить сюда с ордером на ее арест. Леди, кто-то должен вывести вас на задворки амбара и..."
  "Папа, пожалуйста", - прервала его Сара. "Мэг здесь нет. Мы уже говорили вам это и можем сказать снова. Ее здесь нет. Вы можете войти и все обыскать". Сара жестом пригласила их войти и очень удивилась, когда они так и сделали.
  "Я ухожу!" - крикнул Хэнк и переступил порог. "Если я останусь здесь, то убью эту с... Бог простит меня. Вы настоящая гадина, Хэйли Кросс", - выкрикнул он и сбежал с крыльца.
  Джоан подошла к тому месту, где у двери стояла Хэйлли. "Я надеюсь, что у вас никогда не будет детей. Женщина с вашим характером не знает, что такое любить ребенка. Я никому не пожелаю того, что я сейчас чувствую. Даже вам! Я чувствую такую боль, как будто Бен был моим собственным ребенком. Вы никогда не поймете такую любовь. А теперь я хочу, чтобы вы убрались из моего дома! Убирайтесь и заберите с собой этих несчастных полицейских!" - закричала она на Хэйлли.
  "Миссис Каммингс, вы, кажется, не понимаете. Ваша дочь нарушила закон..." - начала Хэйлли, но Джоан ее прервала.
  "Я все понимаю, в том числе и то, что я дам вам пощечину, если вы не уберетесь из моего дома прямо сейчас!" Джоан была в ярости. "Я сказала вам убрать из моего дома вашу мерзкую задницу! Вон!" - закричала она.
  Оба полицейских спустились вниз по лестнице. "Мне жаль, что мы побеспокоили вас, мэм", - сказал один из них. И они вышли из дома с удовлетворенными улыбками на лицах. Они слышали, что Джоан высказала Хэйлли. Тайно они желали, чтобы Джоан дала ей пощечину. Они бы поклялись, что ничего такого не видели и не слышали.
  "Прости, что тебе пришлось слушать это, Габи, но эта женщина сводит меня с ума", - извинилась Джоан.
  "Все в порядке, Джоан. Правда", - улыбнулась та, а Сара не смогла сдержать смех. Она никогда не видела, чтобы ее мать теряла хладнокровие. И даже при таких неприятных обстоятельствах было смешно видеть, как она угрожает кому-то нанести телесные повреждения.
  "Сара, не будь глупой". Джоан тоже не могла сдержать улыбку. "Не могу поверить, что я на самом деле все это ей наговорила", - она прикрыла рот, чтобы скрыть смех.
  Снова зазвенел дверной звонок. "Я открою на этот раз". Джоан открыла дверь, готовая вновь столкнуться с Хэйлли, но обнаружила на пороге Кейси и Рикардо. "Пожалуйста, входите".
  "Я надеюсь, что вы не против того, что со мной пришел Рикардо. Оказалось, что он уже давно знает, что Мэг живет здесь".
  "Привет, Габи". Рикардо поцеловал ее. "А где Хэнк?"
  "Папа ушел, потому что сюда приходила Хэйлли Кросс с ордером на арест Мэг. Он не хотел ее убивать и потому ушел. А мама хорошо выпроводила ее, правда, Габи?" Сара снова захихикала.
  "Сара, сейчас не время для шуток. Я просто показала ей на дверь. Плохо только, что она не дождалась, пока я не вытолкаю ее".
  Снова зазвенел звонок в дверь, и Сара открыла. "Входи, Эш".
  "Сара". Эш прошел мимо нее в гостиную. "Кейси, спасибо, что позвонил. У меня есть кое-какие новости". Он повернулся к Джоан. "Мой друг Бубба нашел машину Сары на долгосрочной парковке аэропорта. Ее поставили туда сегодня в 14:00. У нас появилась мысль, куда Мэг могла отправиться. Сейчас Бубба это проверяет. И скоро у него появится больше информации".
  Во входную дверь вошел Хэнк и услышал последние слова Эша. "Она уехала к Бену. Она не верит, что он мертв".
  "Мы должны поехать за ней", - взволнованно сказал Кейси.
  "Нет, мы должны дать ей время. Мы все по-разному справляемся с горем, и Мэг не исключение. Может, эта поездка поможет ей". Хэнк притянул к себе Джоан. "Она вернется домой, когда будет к этому готова".
  Сара схватилась за живот. "Ооо".
  "Сара, что с тобой? Ты в порядке?" - спросил Кейси.
  "Да, все нормально. Это, наверное, нервы или вирус, но меня тошнит последние пару дней".
  Хэнк закипел, увидев, как Кейси утешает Сару. "Рикардо, вы с Габи не против, если я поговорю со своей семьей?" - сказал он.
  "Конечно, мы вернемся попозже. Нам нужно забрать из аэропорта Антонио". Рикардо и Габи ушли, и Хэнк закрыл за ними дверь.
  Кейси и Эш хотели последовать за ними. "Но не ты!" - объявил Хэнк, останавливая Кейси. Эш, который шел за Кейси, налетел на его спину.
  "Вообще-то, этот семейный разговор касается тебя. Может, сейчас и не лучшее время для этого, но Сара? Ты не думаешь, что уже пора ему сообщить?" - спросил Хэнк.
  "Сообщить о чем?" - удивилась та.
  "О ребенке".
  У Кейси перехватило дыхание. Эш поперхнулся и закашлялся. Джоан открыла рот и снова закрыла его, не в силах произнести ни слова. Сара, на этот раз по-настоящему, грохнулась в обморок. А Хэнк стоял и смотрел на них.
  
  Глава 67
  
  "Утес"
  
  
  "Просыпайтесь! Давайте, просыпайтесь!" Дэмиан потряс Бена. "Мы вошли в док, и пришло время доставить вас домой".
  "Ч-что?" Бен был еще слаб, но чувствовал себя намного лучше.
  "Мы в доке". Дэмиан помог Бену сесть на постели. Бен увидел, что он привел другого мужчину, которого он раньше не видел. "Это мой друг Джеймс. Он отставной врач, и я попросил его посмотреть вас. А еще он говорит, что отвезет вас, куда вы захотите". Он налил Бену кофе и дал немного поесть.
  "Ну что ж, давайте, я вас осмотрю". Джеймс осмотрел Бена и помог ему лечь на спину, чтобы осмотреть ногу. "Вам в рану попала инфекция, но ничего страшного. Я дам вам антибиотик, и все будет нормально".
  "Вы можете встать?" - спросил Дэмиан.
  "Не знаю, но попробую". Бен обнял Дэмиана за шею и встал, а Джеймс помог ему сохранить равновесие. Он чувствовал слабость, но все же смог самостоятельно сделать несколько шагов. У него жутко заболела нога, когда он слишком сильно оперся на нее, но после этого он уже мог ходить, хотя и хромая. Они помогли ему дойти до машины Джеймса. "Огромное спасибо вам за все. И передайте мою благодарность вашему недоверчивому другу", - упомянул он рыбака-партнера Дэмиана. "Я очень ценю все, что вы сделали для меня. Однажды я найду способ отплатить вам".
  "Я просто хочу, чтобы вы добрались домой к вашей жене и забыли обо всех проблемах". Дэмиан улыбнулся, пожал руку Бену и пошел обратно к своей яхте.
  "Дэмиан один из самых прекрасных людей, которых вы когда-либо встретите. Ну, а теперь, куда вы хотите ехать?" - спросил Джеймс.
  "Мы далеко от Пембрукшира?"
  "Вообще-то нет, поскольку мы сейчас в нем и находимся".
  "Я остановился в Мэнорбри Кастл, и если вы отвезете меня туда, я буду вам очень признателен", - ответил Бен. В его ноге пульсировала боль, и это было Джеймсу совершенно очевидно.
  "Нам нужно поехать в местную больницу, чтобы они осмотрели вашу ногу, и удостовериться, что все нормально. Там же мы сможем купить лекарства".
  "Если вы не против, то отвезите меня, пожалуйста, в отель. Мне нужно позвонить семье и найти своих друзей. Я знаю, что они за меня волнуются". Бен прислонил голову к окну машины и вскоре заснул.
  
  Мэг взяла напрокат машину с шофером и приехала к замку. Вид сельской местности открывался просто прекрасный, но она не могла сейчас оценить его по достоинству. Она сделает это, когда найдет Бена. Неудивительно, что Бен так сильно любит свою родину, подумала она. Она не знала, что поездка будет такой долгой, но она будет терпеливой. Так или иначе, но она знала, что подбирается все ближе и ближе к Бену. Шофер за всю дорогу не произнес и слова. Он привез ее к главному входу отеля.
  "Мадам, мы на месте", - произнес он с сильным британским акцентом. Замок был потрясающий. Мэг никогда в своей жизни не видела ничего подобного. Шофер отнес ее чемодан внутрь отеля. Она заплатила ему, и он ушел. "Могу я вам чем-нибудь помочь?" - спросил клерк.
  "Мой муж снял у вас номер несколько недель назад, и я хотела бы остановиться у него", - сообщила Мэг. Она надеялась, что хоть этот парень не считает, что Бен умер.
  "Конечно. Как зовут вашего мужа?" - спросил он.
  "Джозеф Берген", - улыбнулась она, зная, что он наверняка использовал это имя.
  Клерк посмотрел на нее странным взглядом. "Простите, мадам, но вы сказали - Джозеф Берген?"
  "Да, он мой муж. Я знаю, что он ваш постоялец. Разве это не так?" Ясно, он тоже думает, что Бен мертв. Глупец, подумала она.
  Миссис Берген должны были рассказать о том, что ее муж упал с утеса два дня назад, подумал клерк. Он не собирался сам ей рассказывать об этом, а поскольку вещи м-ра Бергена все еще были в его номере, он не видел никакого вреда в том, чтобы пустить ее туда. Полиция не разрешила его друзьям забрать его вещи. Кроме того, отель сможет получить деньги, которые они ему остались должны. Он позвонит в полицию и расскажет, что она здесь, но сначала он покажет ей номер. "Очевидно, что она беременна и очень красива", - подумал он. -"Но я не хочу принимать роды из-за того, что просто расскажу ей плохие новости".
  Мэг последовала за ним через пролет лестницы на первый этаж. Он открыл ей дверь, извинился и вернулся вниз. Мэг была удивлена его сдержанным отношением. Она вытащила несколько вещей Бена, и поднеся их к лицу, почувствовала запах его одеколона. Она могла бы ощутить его руки на себе только от этого запаха. Осмотрев комнату, она выглянула в окно и увидела утес. Это, должно быть, тот самый, подумала она. Пришло время посетить то место, где, как думает Кейси, погиб Бен. Она знала, что должна туда пойти.
  
  "Бен, проснитесь". Джеймс подъехал к отелю.
  Бен потер шею, которая затекла от неудобной позы, и вышел из машины. Он сделал несколько шагов, опираясь о плечо Джеймса, и отпустив его, понял что вполне может опираться на больную ногу. Должно быть, он выглядел ужасно, поскольку все глазели на него, пока он шел через холл. Джеймс дошел с ним до его номера, и удостоверившись, что он устроился, собрался уходить. "Я делал остановку и купил вам лекарства в дорогу. Вы так хорошо спали, что я не стал вас будить. Вам нужно позаботиться о себе, Бен"
  "Я позабочусь. Спасибо вам за все. Я не знаю, как вас отблагодарить, но если вы дадите мне свой адрес, то я гарантирую, что оплачу ваше время и лечение". Бен говорил это, повернувшись к нему спиной, и не заметил, как тот ушел. Он подумал, что в номере витает запах духов Мэг, но решил, что это ему только кажется. Этого не могло быть. Он снял трубку, чтобы позвонить ей, но номер был занят. Поэтому он пошел и принял душ, а потом переоделся и побрился.
  Мэг стояла на утесе и наслаждалась ветром, который раздувал ее волосы. Утес был очень крутым, и теперь она понимала, почему Кейси и Эш думают, что Бен умер, упав с него. Но он жив. Она знала это. "Я почувствовала бы", - произнесла она вслух.
  "Я бы на вашем месте не стоял так близко к краю, мадам. Только на днях здесь разбились 2-е джентльменов. Это была ужасная сцена". Мэг не заметила, как к ней подошел садовник. Он приподнял шляпу в знак приветствия и пошел своей дорогой. Мэг вспомнила прошлый раз, когда она считала Бена мертвым, но он оказался жив. Она знала, что он не умер, но обстоятельства показывали ей противоположное. И на это раз она такого не допустит.
  После душа Бен перебинтовал ногу бинтами, которые ему оставил Джеймс. Он снова попытался дозвониться Мэг, но номер был по-прежнему занят. Он попробовал позвонить Эшу, но его номер не отвечал, а по его сотовому отвечали, что абонент недоступен. Бен терялся в догадках, с кем Мэг может так долго разговаривать, и решил пойти на прогулку и разработать ногу. А потом съехать из отеля. Может быть, к этому времени, этот "кто бы он ни был" слезет с телефона, и он сможет дозвониться Мэг и сказать ей, что с ним все в порядке. Медленно хромая по направлению к утесу, он восстанавливал в памяти все, что там происходило тогда. Он думал о том, выжила ли Жаклин, но не представлял себе как, при выстреле с такого близкого расстояния. Он подумал об Антонио. Он не мог представить себе жизни без Мэг. Любовь к ней была сильнее всего, что он когда-либо чувствовал. Он увидел женщину, которая стояла на краю утеса. Когда он подошел ближе, она показалась ему знакомой. Может ли это быть... ? Нет, она не проехала бы весь этот путь.
  Мэг почувствовала трепыхание внутри живота. Малыши двигались так, как будто были чем-то возбуждены. "Вы тоже чувствуете присутствие папочки, не правда ли?" - спросила она тихо, потирая живот. Поглаживая живот, чтобы успокоить малышей, она повернулась спиной к утесу.
  "Мэг?" Бен чуть не потерял равновесие, когда понял, что это на самом деле эта женщина.
  Мгновение они стояли и недоверчиво смотрели друг на друга, а потом Мэг бросилась к нему на шею. "Бен! Я знала это! Я знала, что ты не погиб! Я говорила Кейси, что он неправ!" Она покрывала поцелуями его лицо и губы.
  "Это действительно ты, или я сплю?" - спросил он. Потом он взял в руки ее лицо и вытер большим пальцем слезы.
  "Нет, Бен, я здесь. И больше ничто в этом мире не имеет для меня значения. Я так сильно тебя люблю". Она снова поцеловала его.
  "Мэг, постой". Он засмеялся и чуть не потерял равновесие. "Меня не привлекает мысль снова свалиться с этого утеса. Мне нужно сесть и получить опору".
  Мэг заметила, что он хромает. "Бен, ты ранен! Что случилось?"
  "Кажется, я немного порезал ногу". Он показал жестом на воду внизу и сел на землю. Мэг села рядом с ним и прижалась так сильно, как смогла.
  "И снова это замечательное чувство, когда я обнимаю тебя. Я клянусь своей самой торжественной клятвой, моя любовь, что больше никогда тебя не оставлю. Не по какой причине. Каждый раз, когда мы расстаемся, с нами что-то случается. Я больше этого не допущу - я обещаю". Он приблизил к ней свое лицо и поцеловал в губы.
  "И я очень хочу, чтобы ты сдержал это обещание", - улыбнулась она.
  Бен положил руку ей на живот и изумился, как сильно он вырос за эти пару недель. "И тебе я тоже это обещаю".
  "Вам двоим, вероятно, будет правильней", - улыбнулась она.
  "Что ты имеешь в виду? Близнецы? У нас будут близнецы?" Бен посмотрел на нее с благоговением.
  "Я должна была идти на ультразвук в понедельник, но поскольку я приехала сюда искать тебя - я, как ты понимаешь, на него не попаду. Тайус довольно уверенно говорил, что у нас будут по меньшей мере двойняшки", - говоря это, она играла его пальцами.
  "По меньшей мере двойняшки? А может быть, и больше? А ты меня не дразнишь?"
  "А тебя сильно расстроит, если у нас будет больше двоих?" - спросила она.
  "Я не говорил, что расстроен, но я, конечно, в шоке!" От выражения его лица Мэг захихикала. "Эй, а если подумать об этом, то ты не должна была проделывать весь этот путь! Ты уверена, что с тобой все в порядке?"
  "Я должна была найти тебя, Бен. Они сказали, что ты умер. А я сердцем чувствовала, что ты жив, а особенно, когда услышала, что ты зовешь меня".
  "Это странно", - он погладил ее волосы. "Но Дэмиан говорил, что я звал тебя. Должно быть это наше соединение, наша связь", - улыбнулся он и начал вставать. "Мне очень жаль, что тебе пришлось пройти через все это. Бедный Кейси, на него столько всего навалилось. Он так старался мне помочь. Я знаю его и знаю, что он терзается, что не смог спасти меня. Я, кстати, пытался звонить тебе, но линия все время была занята".
  "О Боже! Бен, мы должны сейчас же позвонить моим родителям! Они были в ужасном состоянии, когда Кейси рассказал им новости, а я просто взяла и уехала! И не сказала им куда, потому что боялась, что они постараются не дать мне искать тебя".
   "Вот что я тебе скажу". Бен подтянул ее вверх и поставил на ноги. " Мы поедем в отель и позвоним им. Просто скажем, что с нами все в порядке. А потом полетим домой. Тебе нужен отдых. Только мне нужно будет сделать одну остановку на пути в аэропорт".
  "Зачем?" - спросила Мэг.
  "Чтобы отплатить одному хорошему другу". Бен улыбнулся, взял Мэг за руку и они пошли обратно в отель.
  
  Глава 68
  
  "Долг"
  
  
  "Что ты имеешь с виду, папа? Какой еще ребенок?" - спросила Сара, когда ее в конце концов привели в чувство.
  "Я не могу больше держать это в себе. Хэйлли Кросс сказала мне, что ты была у Тайуса и выяснила, что беременна. От него беременна!" Хэнк направил свой обвиняющий палец на Кейси. "Я думаю, что пришло время сообщить ему об этом. Ты должен был раньше думать, что делаешь!"
  "Что? Сара, ты беременна?" Кейси был удивлен и озадачен.
  Джоан посмотрела на Сару, которой хотелось провалиться сквозь землю, поскольку она поняла, что произошло. Она точно знала, как произошла эта маленькая комедия ошибок. Сара посмотрела на Джоан, и они обе взорвались от хохота.
  "Вы что, совсем сошли с ума?" - Хэнк был оскорблен. "Я определенно не вижу в этом ничего смешного. Джоан, я тебе удивляюсь! Этот негодяй", - он показал пальцем на Кейси, - "сделал нашей дочери ребенка! И ты думаешь, что это смешно? Так вот, я совершенно не нахожу это смешным!"
  "Одну минуту..." - начал Эш, уверенный, что этому есть разумное объяснение.
  "Заткнись!" - заорал на него Хэнк. "Какого черта ты вообще тут околачиваешься?"
  "Папа, я не беременна, а если бы была, то безусловно сказала бы об этом Кейси. Мы были у Тайуса с Мэг, и там к нам подошла Хэйлли. Поэтому я и притворилась, что упала в обморок. Тайус в шутку сказал, что я беременна, и я думаю, что она купилась на это". Сара улыбнулась, а Кейси схватился за сердце. В это время зазвонил телефон.
  "Я возьму", - смеясь сказала Джоан. "Алло?"
  "Мам?"
  "Мэг! Хэнк, Сара, это Мэг! Где ты, милая? С тобой все в порядке?"
  Мэг засмеялась. "В полном. Мне никогда в жизни еще не было так хорошо". Она улыбнулась Бену, который в это время пытался целовать ее шею.
  Джоан закрыла рукой микрофон. "Она неплохо держится", - прошептала она, а в трубку сказала: "О, это замечательно, милая. А как малыши?"
  "Мы все в полном порядке. Мам, с тобой кое-кто хочет поговорить. Только обещай не падать в обморок".
  "Не буду", - ублажила ее Джоан. Надо выяснить, где она, и каким образом можно вернуть ее домой.
  "Помни, что ты обещала", - хихикнула Мэг и передала трубку Бену.
  "Хорошо, милая. Я поговорю с тем, с кем ты хочешь". Она в отчаянии посмотрела на Хэнка.
  "Дай мне телефон", - потребовал Хэнк. "Слушай, немедленно приезжай домой. У твоей матери чуть не случился сердечный приступ из-за тебя, и тебе нужно быть с нами".
  "Мне жаль. Я не хотел так сильно вас волновать", - засмеялся Бен.
  "ЧТО?" Хэнк побледнел, как будто увидел призрак. Джоан и Сара недоуменно посмотрели на него.
  "Да, папа. Это я", - сообщил Бен. "Кажется, я даже в смерти не могу оставаться вдалеке от вашей дочери", - пошутил он. Но говорил он с пустотой. Хэнк повалился на пол в глубоком обмороке.
  Эш и Хэнк подбежали к Хэнку и подняли его на диван. Джоан схватила телефонную трубку. "Кто это?" - требовательно спросила она. "Что вы сделали с Мэг?"
  "Мама?" - с сомнением спросил Бен. "А что там с отцом?" Он был озадачен.
  "Он в обмороке", - ответила Джоан, а когда поняла, что на проводе Бен, зашаталась, не в силах вымолвить ни слова. Кейси поймал ее прежде, чем она упала на пол.
  До телефона дотянулась Сара, но Эш выхватил у нее трубку. "Дай мне", - сказал он, желая знать, что же такое, связанное с Беном, заставило всех Каммингсов попадать в обмороки.
  "Кто это?" - закричал он в трубку. "Прекратите свои дурацкие игры, или я найду вас и сверну шею!"
  "А теперь Эш", - сказал Бен, отчего Эш стал белым как полотно. "Что там происходит? Что случилось с мамой и Безумцем?"
  У Эша перед глазами закружились звезды, так как он понял, что это на самом деле Бен. Он не умер после падения с того утеса. "Эш!" - закричал Бен в телефон. "Что случилось с мамой и папой?"
  "Они в обмороке".
  "О", - спокойно произнес Бен.
  "Где ты?"
  "По-прежнему в Пембрукшире", - ответил тот.
  "А Мэг с тобой?"
  Бен посмотрел на нее и погладил по волосам. "Да, она здесь". И он рассказал Эшу, как остался в живых. "Слушай, Эш", - произнес он. "Мэг немного отдохнет, и мы поедем в аэропорт. Мы сделаем только одну остановку. Так что скоро мы будем дома, я обещаю. Позаботься о маме и папе до нашего возвращения!"
  Эш обещал передать эти новости их родителям, как только те придут в себя. Бен сделал еще один звонок, и они с Мэг поехали по направлению к Вэйли Мосс. Бен свернул на дорогу, которая вела к симпатичному маленькому коттеджу, одиноко стоящему посреди зеленого пастбища. Он выглядел так, как будто сошел с какой-то картины. "Куда мы приехали, Бен?" - спросила Мэг.
  Бен проехал мимо амбара и остановил машину. "Когда я был на встрече, чтобы обменять ключ на Антонио, между мной и Гриффином завязалась драка, и я упал в озеро". Он поднял руку, когда она начала что-то говорить. "Не спрашивай меня, что произошло. Могу только сказать, что я на время стал мокрым с головы до пят", - улыбнулся он. "Во общем, я очнулся на берегу, а потом встал и пошел. Я шел в первом попавшемся направлении и забрел сюда", - он показал на дом. "Леди, которая живет здесь, Клер Гадсден, впустила меня. Она позволила мне переночевать, и я сделал то, что, вероятно, не должен был. Но я рад, что все-таки сделал". Он вышел из машины и открыл дверцу Мэг.
  "А что ты сделал?", - спросила Мэг, выходя из машины.
  "Я спрятал ключ в ее кухне. Я подумал, что мы сможем потом забрать его и передать властям. Чтобы закончить это раз и навсегда. А еще я хотел отблагодарить ее за все, что она для меня сделала. Она замечательная женщина, Мэг. Такая же сильная, как ты". Он постучал в дверь, и ему открыл незнакомый мужчина. Бен решил, что это муж Клер. "М-р Гадсден?"
  "Да?" Бен отметил, что тот был совсем не так дружелюбен, как Клер. "Что вы хотите?" - сурово спросил он.
  "Меня зовут Бен Эванс, а это моя жена Мэг. Ваша жена разрешила мне переночевать у вас неделю назад. Я хочу спросить, нельзя ли мне поговорить с ней несколько минут?"
  "Найджел, отойди от двери и позволь мне взглянуть на этого замечательного мальчика". Клер оттолкнула мужа со своего пути и обняла Бена. "Входите", - она взяла Мэг за руки и пристально посмотрела на нее. "Почему ты не рассказал мне, что у тебя такая прелестная жена? И что, похоже, у тебя скоро будет прибавление в семье?" - улыбнулась она. Мэг сразу поняла, почему она так быстро очаровала Бена. "Это тот самый Бен, который помог тебе выйти из тюрьмы, старый ты дурень!" - сказала она через плечо своему мужу.
  Найджел широко улыбнулся и крепко пожал руку Бену. "Ну, тогда другое дело. Простите мне мою грубость, но у нас пытались забрать нашу землю, потому я и стал таким недоверчивым". Он пододвинул Мэг стул, а Клер налила всем чаю. "И как тебе удалось вытащить меня из каталажки?"
  "Я просто потянул на несколько ниточек, а потом совершил несколько сделок, м-р Гадсден", - ответил Бен.
  "Найджел. Зови меня просто Найджел, сынок".
   "Хорошо, Найджел". Бен улыбнулся, и посмотрев в окно, увидел, что к дому подъезжает машина официальных органов. "Клер, когда я был здесь, я спрятал на вашем холодильнике ключ. Он мне нужен", - произнес он, вставая со стула. Найджел тоже увидел машину.
  "Какого черта они здесь делают?" - заорал он так, что Мэг даже подпрыгнула от неожиданности.
  Бен положил руку на плечо Мэг, как бы говоря, что все хорошо, и взял с холодильника ключ. "Это я просил их приехать, а зачем, я вам объясню через несколько минут". Он взял Мэг за руку и повел наружу.
  "Я не хочу, чтобы они приходили в мой дом", - сурово произнес Найджел и последовал за Беном на крыльцо.
  Двое хорошо одетых джентльмена вышли из машины и пошли по направлению к Бену. "М-р Эванс?"
  Бен поднял руку. "Да, это я".
  "Я - инспектор Бланшар, а это мой напарник, инспектор МакКован - мы из муниципалитета. Мы были очень удивлены, когда получили ваш звонок о ключе и Яне Дебурге. Мы не слышали это имя много лет, так что вы можете понять наше удивление и ту поспешность, с которой мы приехали на встречу с вами. Здравствуйте, м-р Гадсден", - наградили они приветствием хозяина.
  "Не надо мне ваших приветствий!" - прорычал тот, но Клер положила свою руку на его, чтобы призвать мужа к тишине.
  Бен улыбнулся. "Как я вижу, вы уже знакомы. И я хочу предложить вам сделку. Я отдам вам Пандору Яна, но хочу кое-что получить взамен".
  Мужчины переглянулись. "Если у вас есть Пандора, м-р Эванс, нам, конечно, есть о чем с вами поговорить".
  "Вы принесли бумаги, о которых я просил?" - спросил Бен. Мэг была озадачена так же, как м-р и миссис Гадсден.
  Один из мужчин открыл "дипломат", и вынув из него какие-то бумаги, передал их Бену. Найджел посмотрел на обоих незнакомцев, а Бен сел на крыльцо и стал листать бумаги. "Кажется, все в порядке". Он встал и отдал бумаги Найджелу. Тот сразу стал их читать, а Клер смотрела ему через плечо.
  Потом она посмотрела на Бена. "Этого не может быть".
  Бен притянул к себе Мэг и ответил: "Это правда, Клер. Я продаю Пандору Британскому правительству, а за это они перестанут требовать вашу землю. Если вы согласитесь, они признают вашу собственность частью парка. Таким образом вам больше никогда не придется платить налоги на землю, но она останется при этом вашей".
  Найджел и Клер переглянулись. Клер подошла к Бену и взяла в руки его лицо. "Твои родители должны очень тобой гордиться". Она поцеловала его в щеку.
  "М-р Гадсден, как только мы полностью получим то, о чем говорил нам м-р Эванс, мы заберем у вас эти бумаги. Я рекомендую вам обратиться к юристу, прежде чем что-либо подписывать" - официально сообщил инспектор МакКован.
  Бен проводил их до машины, дал указания, как доехать до поместья Гриффина, и передал ключ.
  "Ваш муж такой прекрасный человек", - сказал Найджел Мэг.
  "Мне ли этого не знать", - улыбнулась она.
  
  Глава 69
  
  "Чувства"
  
  
  Рикардо нетерпеливо барабанил пальцами по рулю. Самолет, наверное, опаздывает, подумал он, посмотрев на часы. Габи ушла в терминал, чтобы встретить Антонио, и ее до сих пор нет. Он по-прежнему не понимал, почему его брат поехал в Техас, прежде чем вернуться домой. Но на это должна была быть веская причина. По голосу Антонио, он чувствовал, что тот тоскует из-за чего-то, и дело не только в смерти Бена. "Еще одна смерть", - подумал он. - "Когда же это кончится"? Габи постучала по окошку. Он опустил стекло. "Открой багажник, Рикардо". Когда он исполнил это, она попросила его выйти из машины. Антонио стоял около багажника. Он был усталым, но выглядел очень хорошо. По крайней мере для Рикардо, который так долго волновался за него. Рикардо крепко обнял его. "Я скучал по тебе, братишка. Добро пожаловать домой", - улыбнулся он.
  "Я тоже скучал по тебе, Рикардо. И я рад, что приехал домой", - признался Антонио. "Я знаю, что нам надо о многом поговорить, но я хочу поскорее увидеть Мэг, если ты не против".
  Габи посмотрела на Рикардо, и тот понял, что она не сказала Антонио, что Мэг пропала. "А... ну тут есть проблема, Антонио", - увильнул он от прямого ответа. "Мы точно не знаем, где сейчас Мэг. Мы только что от Каммингсов, и она кажется... исчезла. Они нигде не могут ее найти, но твой друг... Как же его зовут?.. У него еще ослепительная улыбка и так много зубов..."
  "Эш", - улыбнулась Габи.
  "Да, точно", - нехотя сказал Рикардо, и нахмурившись, посмотрел на нее, задавая себе вопрос, почему она так улыбается, когда произносит это имя. "В общем, какой-то его помощник нашел машину Мэг на парковке аэропорта. И еще мы выяснили, что она купила билет до Уэльса. Дальше мы потеряли ее след, но продолжаем искать. Бедная", - с симпатией произнес он. "Ей, наверное, кажется, что поехав туда, она будет ближе к Бену. Я только надеюсь, что она не дойдет до такого же состояния, как Мария. От Бена все женщины начинают терять голову".
  "Я думаю, что ей нужно побыть одной. Ну знаешь... попрощаться с Беном или что-то вроде этого", - добавила Габи.
  "Это я понимаю". Антонио на мгновение отвернулся, подумав о Жаклин.
  "Антонио, ты в порядке?" - спросила Габи, увидев его печаль. Он казался погруженным в собственные мысли с того самого момента, как она встретила его у самолета.
  "В полном", - улыбнулся он фальшивой улыбкой. "Ладно, поехали, пока не приехала полиция и не отбуксировала нас за то, что мы препятствуем движению". Антонио сел на заднее сидение, а Габи на переднее сидение рядом Рикардо. "У Марии есть какие-нибудь улучшения?" - спросил он, а Рикардо на большой скорости помчался к Сансет Бич, отчаянно желая сменить тему.
  "Нет, боюсь, что она все в таком же состоянии. По-прежнему зовет Бена, а меня не узнает", - ответил Рикардо.
  "Я предполагаю, ты не говорил ей о смерти Бена?" - спросил Антонио.
  "Нет, д-р Эстрада в этом была непреклонна, и мне пришлось согласиться. Она делает для нее все, что может. Мария не слишком на многое соглашается".
  "Представляю". Антонио смотрел в окно, снова потерявшись в своих мыслях. Габи посмотрела на Рикардо, которому не нужно было говорить, что что-то не так. Что-то разъедало Антонио изнутри, и это не имело никакого отношения к Бену и Мэг. "Рикардо, прежде чем ехать к Каммингсам, я бы хотел увидеть Марию", - внезапно решил Антонио.
  "Конечно, как захочешь".
  Рикардо привез Антонио домой, где тот принял душ и переоделся в одежду священника. А потом они вместе проехали в "Дубовую Рощу". По дороге он подбросил Габи на работу, как она просила. Она сказала, что там она сможет чем-нибудь заняться и это отвлечет ее от мыслей о Бене и Мэг. Но Рикардо знал, что она просто хочет дать ему время побыть с братом. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что Антонио что-то грызет. Он знал, что Бен и Антонио были дружны много лет, больше чем он мог даже предположить, но сейчас Антонио выглядел каким-то чужим и далеким.
  "Что бы тебя ни беспокоило, я бы хотел поговорить с тобой об этом", - сказал он Антонио по дороге в "Дубовую Рощу". "Я знаю, что это ты у нас главный слушатель семьи, но мне кажется, что я мог бы на время позаимствовать эту должность", - улыбнулся он.
  "Я просто устал", - ответил Антонио. "Рикардо, ты не против, если я поговорю с Марией наедине?"
  "Хорошо, я через некоторое время зайду за тобой". Он положил руку на плечо Антонио. "Эй, ты в порядке?"
  "Со мной все будет нормально, просто я хочу увидеть Марию. Я постараюсь притвориться, что все нормально", - ответил тот.
  Рикардо согласился, но он понимал, что здесь есть нечто большее. Но если Антонио не хочет говорить, зачем его заставлять. В конце концов он сам расскажет, что произошло. "Ладно, братец", - смягчился он. "Мы потом поговорим". Он посмотрел, как Антонио входит в клинику. "Но я хочу знать это сейчас", - сказал он себе.
  Получив разрешение охраны, Антонио постучал в дверь палаты Марии. Конечно же, она не ответила, поэтому он открыл дверь и вошел. "Мария, это Антонио". Она сидела и смотрела в окно. Антонио подошел к ней. Она сидела в полном одиночестве и выглядела такой хрупкой. Антонио присел перед ней на корточки и взял ее руку. "Как дела? Ты отлично выглядишь", - сказал он, но она ничем не показала, что узнает его. Антонио встал, подошел к окну и сел на подоконник. Он посмотрел на Марию. Она по-прежнему сидела в таком же положении и все так же смотрела в одну точку. "Прости, что так долго не приходил к тебе, но я на время уезжал из страны. Рикардо рассказал мне, что тебе намного лучше и что д-р Эстрада просто творит чудеса. Она очень заботится о тебе".
  Мария не делала никаких попыток ответить, но он чувствовал, что должен попытаться достучаться до нее. "Мария, я знаю, каково это - чувствовать, что потерял любимого человека. Того, кто был тебе близок, того, кого никто и никогда тебе не заменит. Я знаю, что тебе было больно, когда мама пыталась причинить вред Бену и что эту боль ты никогда не забудешь, но ты должна попытаться ради своего же блага. И ради нас. Ты нужна Рикардо, ты нужна мне. Мне нужно сейчас с кем-нибудь поговорить, но я не могу найти такого человека. Я хотел бы, чтобы этим человеком была ты". У него на глаза навернулись слезы, и он отвернулся от Марии. "Мария, совсем недавно я потерял двух очень близких мне людей. И один из них был мне гораздо ближе, чем другой". Он делился с ней мыслями, чувствуя себя в безопасности, хотя и знал, что она не понимает его. Было так хорошо кому-то открыться. Он не знал, что за дверью стоит Рикардо. "Я знал ее всего несколько недель, но очень полюбил. И я так по ней тоскую. Я не могу перестать думать о ней, хотя и знаю, что она ушла навсегда. Она была такой потрясающей женщиной! Любящей, доброй, храброй. Она вернула меня к жизни". Воспоминания о Жаклин заполнили все его мысли.
  У Рикардо разрывалось сердце за брата. Ему было так больно, а он не мог поговорить ни с кем, кроме Марии, которая заперлась в этой добровольной тюрьме молчания и не могла слышать его. Он еле сдержал свое отчаянное желание войти и обнять его. Обнять и не отпускать, как он делал, когда Антонио просил утешения у своего большого брата.
  "Это была такая утрата, что я, наверное, все еще зол на то, что это произошло". Антонио подошел к ее кровати и взял с ночного столика фотографию Бена. "С Беном та же ситуация, правда, Мария?" - еле слышно прошептал он и поставил фотографию обратно. Он повернулся и к своему удивлению увидел, что Мария стоит рядом с ним. "Мария?"
  Она подошла к нему, обняла и погладила его по волосам. "Все хорошо, Антонио. Я здесь, с тобой", - прошептала она.
  
  Глава 70
  
  "Маленькие чудеса"
  
  
  Прошло 3 дня, и хотя от Бена и Мэг не было никаких вестей, никто особенно не волновался. Понятно было, что Мэг с ним в безопасности и что они вернутся домой, как только смогут. Новость о том, что Бен жив, разлетелась почти так же быстро, как и весть о его смерти. И было неудивительно, что Хэйлли Кросс скоро снова появилась на их горизонте. Она послала к дому Хэнка и Джоан двух полицейских, а за Кейси и Сарой следовал целый табун полицейских в штатском. Саре нравилось дразнить их, таская их, как диких гусей, через весь город. Она брала такси до самой мрачной части города, шла в массажный салон, выходила через заднюю дверь и смеялась над тем, что как они, бедные, томятся около входа, ожидая, пока она выйдет. От ее проделок Хэйлли просто рвала на себе волосы и угрожала Саре арестом за намеренный обман полиции.
  И чем злее Хэйлли становилась, тем более вызывающими становились действия Сары. Хэйлли чуть действительно не посадила ее, когда Сара в своем последнем мозговом штурме переоделась, и нацелившись на свою "новую лучшую подругу", вышла вечером в город. Она выяснила, что мэр часто посещает ее офис, и выбрала вечер, когда он должен был нанести ей визит. Она уселась в гостиной. Ломая пальцы и вздрагивая, она прислушивалась к звукам, которые исходили из-за закрытой двери. Она ждала полицейских, которые должны были войти, чтобы забрать ее. Они всегда так делали через некоторое время. Они снова стали угрожать ей арестом, но она только улыбнулась, подошла к двери спальни и постучала. Когда ее "новая подруга" открыла дверь, Сара показала на голого мэра, лежащего в постели, и притворившись, что не видит ошейника на ее шее, не стала задавать вопроса о том, почему ее друг держит в руке кнут. Она просто спокойно спросила, не собираются ли они арестовать и его тоже? Хэйлли хорошо влетело от мэра и еще нескольких политиканов. Саре должно было быть стыдно за такое количество проблем, причиненных ею этой женщине, но ей не было стыдно ни капельки. Она хотела отплатить Хэйлли не только за Бена и Мэг, но и за отца. Сара грандиозно проводила время, весело таская за собой полицию по всему городу. Кейси говорил ей остановиться, но улыбка на его лице, когда она устраивала одну шараду за другой, говорила, что ему это тоже нравится. И он даже помогал ей в некоторых случаях выйти сухой из воды.
  На темной аллее Бен осторожно выглянул за угол и знаком показал Мэг молчать. Она хихикала, как легкомысленная школьница. И несмотря на все проблемы, которые у них были, по некоторым причинам она находила ситуацию забавной.
  "Мэг, тише", - попытался он урезонить ее, но она снова захихикала.
  "Я не могу. Ты так забавно выглядишь, когда крадешься и выглядываешь из-за угла", - засмеялась она.
  "Если нас поймают, это уже не будет смешно", - улыбнулся он, хотя сам едва сдерживал смех. Они старались незаметно пробраться в свой дом. Было здорово снова в нем очутиться, хотя они и не могли никому показаться на глаза. Мэг прошлась по гостиной, а Бен осмотрел дом, уверяясь, что все на своих местах. Он подошел к ней сзади и обнял. "Добро пожаловать домой. Еще раз". Он поцеловал ее в шею.
  "Мне бы хотелось войти сюда нормально, а не крадучись, как сейчас, Бен. Я буду так рада, когда все закончится". Ей было хорошо в их доме, но ее беспокоило то, что здесь их могут поймать.
  "Я знаю, Мэг. Давай утром позвоним Тайусу и спросим, нельзя ли сделать обещанный ультразвук, и уже потом будем думать, что делать дальше. А сегодня вечером я хочу, чтобы ты легла рядом со мной и отдохнула. Это была долгая борьба, и я просто падаю от усталости. А еще я знаю, что ты тоже устала, моя любовь", - он поцеловал ее в щеку. "Меня не привлекает мысль о возмущении Тайуса, если я приведу тебя к нему измученной", - улыбнулся он.
  "Ммм, лежать в твоих объятиях - это звучит здорово!" - улыбнулась в ответ она.
  Мэг проснулась от самого лучшего за последнее время сна, но обнаружила, что Бена рядом с ней нет. Она встала, надела халат и спустилась вниз. Но его нигде не было. На двери она нашла записку: "Ушел за завтраком. Не волнуйся, я буду осторожен. Люблю. Бен". "Я не буду волноваться", - сказала она себе и пошла наверх, чтобы принять душ и приготовиться к посещению врача. Она надела свое парадное платье и только потянулась к молнии, чтобы застегнуть ее, как почувствовала, что рука Бена помогает ей. "Бен! Когда ты вернулся?"
  "Только что", - он поцеловал ее. "Я принес кое-что из еды и поговорил с Тайусом. Он хочет, чтобы мы приехали в его загородную клинику. Он считает, что так будет безопаснее. И он сказал, что сможет сделать ультразвук в любое время". Бен отступил на шаг и осмотрел ее с головы до пят. "Я вижу, ты уже готова. Выглядишь замечательно", - сказал он и погладил ее выступающий живот.
  "Я сгораю от нетерпения, чтобы узнать, все ли в порядке с ребенком - вернее детьми", - ткнула она пальцем в его грудь. Бен поразился тому, как быстро отросли у нее ногти. Он все еще помнил, как она горевала, когда ей пришлось обрезать их во время маскировки под мальчика.
  Позавтракав, они приехали в клинику. Медсестра Тайуса провела их в комнату и сказала, что ее босс сейчас придет. И действительно, не прошло и нескольких минут, как вошел Тайус, а за ним медсестра, которая толкала перед собой какой-то агрегат. "Бен, я очень рад тебя видеть", - протянул Тайус руку Бену, и тот вложил в нее свою. "Добро пожаловать в мир живых".
  "Среди живых очень хорошо", - Бен пожал руку друга.
  "Мэг, прежде чем делать ультразвук, я хотел бы осмотреть тебя. Ты много перенесла, и я хочу быть уверенным, что все идет, как запланировано. Бен, не мог бы ты подождать в моем кабинете? Я пришлю за тобой Стейси, когда мы будем готовы".
  "Конечно", - ответил тот и последовал за Стейси наружу.
  Тайус осмотрел Мэг и послал Стейси за Беном, который ходил по кабинету взад-вперед и рисовал в своем воображении картины, одну хуже другой. "Я надеюсь, что ты там не протер до дыр пол?" - спросила Мэг. Бен только посмотрел на нее соответствующим взглядом и, пройдя к ней в дальний конец смотровой, встал рядом.
  "Все в порядке?" - спросил он, пристально глядя на Мэг и беря ее за руку.
  "Все отлично, Бен" - заверил его Тайус. "Если вы готовы, то мы можем начинать".
  Мэг сжала руку Бена. "Я более чем готова", - улыбнулась она.
  "Будет немного холодить", - предупредил Тайус и выдавил ей на живот немного геля. "А теперь я буду водить этим датчиком по твоему животу, и если вы посмотрите на экран, то сможете увидеть ребенка".
  Бен придвинулся к Мэг, чтобы лучше видеть. "Что это за звук?" - спросил он Тайуса.
  "Это биение сердца малыша", - ответил тот. По щеке Мэг сбежала слеза, когда она смотрела на выражение лица Бена во время этого разговора. "Он будет таким замечательным отцом", - подумала она.
  "Отлично, а теперь смотрите сюда", - сказал Тайус, показывая на экран. "Вот один, а вот другой. Так я и думал. Поздравляю, у вас близнецы".
  "Тайус, ты уверен?" - спросил Бен.
  "Бен, они же как раз там, куда показывает Тайус". Мэг и плакала и смеялась одновременно.
  "Я имею в виду, ты уверен, что там только двое? Могу поклясться, что обещал ей больше", - засмеялся тот.
  "Бен!" - Мэг пихнула его, а потом, притянув, поцеловала.
  "А сейчас смотрите сюда, вы можете увидеть сердцебиение". Тайус показал на небольшой участок экрана, где что-то быстро двигалось в такт звуку, который они слышали. Когда он передвинул на ее животе датчик, Мэг посмотрела на экран, а потом на Бена, у которого на глаза наворачивались слезы. "Вы хотите знать пол?" - спросил Тайус.
  Бен закрыл глаза и отвернулся от экрана. "Нет, я не хочу. Я хочу сюрприза".
  "Мы подождем, Тайус". Мэг на самом деле хотела знать, но она решила подождать ради Бена. "Не могу дождаться рассказать обо всем маме и папе".
  Тайус дал им с собой фотографии с ультразвука. Мэг поцеловала его в щеку и поблагодарила. А еще пообещала, что больше они не пропустят никаких осмотров и назначений.
  Выйдя от Тайуса, Бен привел машину к их любимому месту отдыха и пикников. С него открывался бескрайний океан. Бен припарковался и взял руку Мэг в свои. "Мэг, я хочу, чтобы ты знала, как я счастлив. Ты дала мне то, о чем я даже мечтать не мог. Иногда я боюсь проснуться и выяснить, что все это просто сон. Но ты здесь, а видеть детей, которые появились от нашей любви, это вообще было непередаваемо".
  "Бен, я люблю тебя. И чувствую тоже, что и ты, если говорить о наших детях", - произнесла Мэг, и по ее щекам покатились слезы. Она посмотрела на фотографию с ультразвука, которую дал ей Тайус.
  "Только посмотри, какие они тут маленькие и ранимые. А скоро мы уже сможем подержать их на руках". Она погладила пальцем фотографию.
  Бен дотянулся и положил руку ей на живот. "Я говорил тебе, как ты похорошела в последнее время? Я всегда слышал, что беременные женщины просто светятся от счастья, и теперь я знаю, что это правда". Внезапно для них обоих малыши при этих словах быстро задвигались.
  "Ты чувствуешь?" - спросил изумленный Бен.
  "Как я могу не чувствовать", - глаза Мэг сияли. Они оба смеялись и плакали.
  
  Глава 71
  
  "Пойман!"
  
  
  "Мне бы хотелось, чтобы Бен и Мэг позвонили или еще как-нибудь сообщили о себе. Они могли бы уже вернуться домой". Джоан хаотично мельтешила вокруг Хэнка, занимаясь уборкой.
  "Джоанни, перестань так волноваться. Бен позаботится о Мэг, и они приедут, когда ты будешь меньше всего этого ждать", - ответил тот, пытаясь защититься от ее злобной щетки для пыли, которая так и летала вокруг него.
  "А я и не волнуюсь", - отвергла она это обвинение. "Я знаю, что Бен может позаботиться о Мэг. Я просто очень по ним скучаю. Нам ведь сказали, что наш мальчик мертв, а потом он позвонил и сообщил, что с ним все хорошо. И хоть я и слышала его голос, я все же не могу пока полностью в это поверить. По крайней мере до тех пор, пока не увижу его лицо". Она нанесла еще один удар своей щеткой по уже почти чистому столику. "Кроме того, Мэг уже пропустила один визит к врачу, а это такое важное время ее беременности".
  Звонок в дверь спас Хэнка от дальнейших излияний Джоан. Он поспешил открыть дверь, благодарный посетителю за вторжение. Джоан уже вычистила все в обозримом пространстве, кроме него самого, и было впечатление, что он тоже не избегнет этой участи. Когда она сняла его ногу с журнального столика, он испугался, что будет следующей жертвой ее смертоносной щетки. Хэнк открыл дверь, но за ней никого не оказалось. Он выругался, а потом увидел приклеенный скотчем к двери конверт. "Это странно", - произнес он, отцепляя и раскрывая его.
  "Что там такое, милый?" - спросила Джоан.
  "Кто-то подбросил к двери конверт. Как ты думаешь, заметили ли полицейские, что обосновались у нашей входной двери, как кто-то поднимался на крыльцо?" - сказал Хэнк и наконец открыл конверт. "Что за черт?" - произнес он, глядя на фотографию в своей руке.
  "Дай мне посмотреть". Джоан взяла у него фото и посмотрела на него. "Хэнк!" - взволнованно воскликнула она. "Это же фотография с ультразвука!"
  "Сюрприз!" - закричала Мэг, входя в дверь кухни.
  "Мэг!" - воскликнули Хэнк и Джоан и поочередно обняли ее. "Когда ты вернулась?" - спросила ее последняя.
  "Вчера вечером. Но мы не хотели никого беспокоить, поэтому просто поехали домой. Ох, мам, так хорошо было снова поспать с нашей постели!" - улыбнулась она.
  "А где Бен?" - спросил Хэнк, глядя ей за спину.
  "Он поехал в аптеку за моими витаминами", - ответила она.
  "Мэг, с тобой и ребенком все в порядке?" - спросила Джоан.
  "Да, все хорошо. С нами со всеми. Сегодня утром мы были у Тайуса, и он наряду с заключением, что я здорова, дал нам рецепты на витамины. Бен за ними и поехал в аптеку". Она увидела, что Хэнк держит в руке фотографию. "Ну папа, что ты думаешь о своих внуках?" - поддразнила она его.
  " О внуках? Ты имеешь в виду, что у тебя действительно близнецы?" - спросила Джоан.
  "Да, близнецы". Они все вместе сели на диван, и Мэг попыталась объяснить им, что где на фотографии, но поняла, что это тяжелая и неблагодарная работа, поскольку Хэнк все время выхватывал у нее из руки карточку.
  
  Бен в темных очках и бейсбольной кепке, натянутой по самые уши, вошел в аптеку. Он подошел к дальней стене магазина, где на полках стояли вещи для малышей, и стал просматривать их. Всего нужно по две штуки, подумал он и улыбнулся. Найдя книгу о близнецах, он решил купить ее и отвезти Мэг. Им нужна вся доступная информация. Он заплатил за витамины и книгу и уже хотел выйти из магазина, как его остановил мужской голос.
  "Руки за голову! Выходите на улицу! Не предпринимайте никаких действий, или я буду стрелять!" - произнес голос за его спиной. "Я офицер полиции. Вы арестованы, Бен Эванс".
  Бен выругался. Как, черт подери, они его узнали? Он решил за лучшее сделать, как приказывал ему полицейский. Не было никакого смысла получить пулю и снова волновать Мэг. Он только что вернулся из мертвых и вовсе не для того, чтобы снова погибнуть. Поэтому он поднял руки и повиновался требованию полицейского. Тот сдернул с него бейсболку и надел наручники, бросив при этом его пакет на пол. А потом позвонил в полицейский участок и объявил, что поймал "приз".
  "Вы не против, если я заберу этот пакет? Там только витамины". Он не сказал полицейскому, для кого они. Ему не хотелось, чтобы они околачивались около Мэг.
  "Там, куда вы отправитесь, вам не понадобятся витамины", - саркастически заметил тот, но все же взял пакет и, не глядя, бросил его на заднее сидение. Через несколько минут к ним подъехала еще одна полицейская машина. Она была с включенной мигалкой.
  "Привет, Карл. Как я понимаю, ты поймал неуловимого Бена Эванса", - сказал вновь прибывший. Бен узнал его - он работал в 17-ом округе. "Ну, похоже мы снова встретились", - усмехнулся тот.
  "Да, я сразу его узнал, Френк", - похвастался Карл. "Тут не было ничего сложного. Я достаточно хорошо знаю его в лицо, поскольку моя подружка постоянно показывала мне его в "Бездне", - пожаловался он.
  "Что ж, похоже, ты снова станешь нашим гостем", - хлопнул он Бена по плечу. "На этот раз мы будем внимательно за тобой следить - и ты от нас больше не сбежишь". Он позвонил в участок и уже хотел передать Френку свой "приз" с рук на руки, как вдруг передумал. Он сам хотел получить поздравления. Карл посадил Бена на заднее сидение машины Френка, потом сел рядом с ним, и они вместе отвезли Бена в тюрьму.
  "И кого же мы здесь имеем?" - спросил дежурный сержант, когда Френк привел Бена.
  "Мы имеем Бена Эванса. Ну, ты знаешь, того убийцу, который был в бегах много месяцев. Я не могу дождаться увидеть лицо мисс Кросс, когда она узнает, что мы наконец его изловили".
  "Возьми его и посади в камеру. Я позвоню и узнаю, что нам делать с ним дальше", - проворчал сержант, вытаскивая дело Бена из шкафа. Он не испытывал приязни к человеку, который обвел вокруг пальца весь их участок.
  "Я могу позвонить по телефону?" - спросил Бен. Все это время он молчал. Он считал, что с ними бесполезно спорить. Этим путем он уже шел, и как оказалось, без успеха.
  "Нет, м-р Эванс. Вы беглец от правосудия и обвиняетесь в убийстве. Или даже в двух", - он посмотрел на Бена поверх очков. "И как я вижу, вы уже использовали свой звонок".
  "А как насчет моих прав?" - спросил Бен.
  "Вы потеряли их в ту ночь, когда сбежали. Забери его вниз и отведи к остальным преступникам".
  "Я правильно вас расслышала?" - спросил вдруг женский голос. Бен обернулся и с радостью увидел, что там стоит Ванесса Харт. "Вы не разрешаете м-ру Эвансу позвонить своему адвокату?" - спросила она, держа в руке диктофон.
  Полицейские переглянулись. "Да нет, никто такого не говорил", - солгал один из них.
  "О простите, я, должно быть, не так поняла" - она улыбнулась Бену, а тот шепотом ее поблагодарил. Полицейский увел его, толкая перед собой в спину.
  "Один звонок - и делай его по-быстрому".
  Бен снял трубку и начал было набирать телефон Хэнка, но не закончив набор, повесил трубку. Он не мог рассказать Мэг об этом по телефону, так что он решил позвонить сначала Грегори. "Грегори Ричардса, пожалуйста", - сказал он секретарю. "Он может быть занят хоть в ООН. Скажите ему, что это Бен Эванс. Он мне нужен немедленно".
  "Бен, где ты?" - сразу же услышал он голос Грегори.
  "Боюсь, что снова в 17-ом округе. Приезжай, как можно скорее, и свяжись с моей семьей". Он не хотел произносить имени Мэг, пока рядом с ним стоял полицейский.
  "Я уже в пути, но Бен..." Их прервал длинный гудок.
  Полицейский выдернул трубку из руки Бена и швырнул ее на рычажки. "Время вышло".
  Перед лицом Бена захлопнулась дверь камеры. Несколько мгновений он стоял посреди нее, а потом сел на знакомое одеяло. "О Мэг, что же я наделал! Я должен был быть более осторожным. Мне так жаль", - прошептал он. Прошел час, но никто к нему не приходил. Он не мог себе представить, где мог так задержаться Грегори, и уже начал волноваться. Он помнил о разговоре между полицейскими, который передала ему Мэг. Она слышала его, когда искала дело Бена в архиве. Он поклялся, что когда выберется из этого хаоса, то отплатит им за это "милое" гостеприимство. Он уже немного задремал, как вдруг услышал, что полицейский называет его по имени.
  "Эванс".
  "Да".
  Офицер открыл дверь камеры. "Следуйте за мной".
  Бен повиновался и пошел за офицером. "Куда мы идем?" - спросил он, но не получил ответа.
  Полицейский открыл дверь в какую-то комнату и впихнул туда Бена. "Сядьте. Сейчас к вам придут, м-р Эванс", - саркастически прокомментировал он.
   "И что теперь?" - подумал про себя Бен. С каждой минутой ситуация становилась все хуже и хуже. Он сел за стол и стал барабанить по нему пальцами. Казалось, что прошла вечность, когда наконец дверь открылась. В нее вошел Рикардо, а за ним Грегори.
  "Здравствуйте, М-р Беглец От Правосудия", - усмехнулся Грегори. "А Миссис Беглец они тоже поймали?" - засмеялся он своей плохой шутке.
  Бен не видел юмора в его замечании и разозлился, но промолчал.
  "Тут есть кое-кто, кто хочет тебя видеть. Исполним его желание, а потом поговорим". Грегори видел, что реакция Бена на его шутку была не совсем такой, какую он ожидал. "Извини", - произнес он и открыл дверь. В комнату влетела Мэг. Она бросилась к Бену и чуть его не опрокинула. Он выпрямился, чтобы удержать их обоих от падения, и крепко обнял ее.
  "Все кончилось, Бен! Ты свободен!" - заплакала она.
  "Что? Что ты имеешь в виду?" Бен посмотрел на Грегори, не отпуская Мэг.
  "Ты можешь поблагодарить за это Марию. Она, наконец, сделала заявление о том, что произошло в день убийства Тима. Она сказала, что его убила Кармен. А еще она рассказала все, что произошло потом, включая день, когда они нашли тебя на аллее, и как погибла ее мать", - объяснил Грегори.
  "Так ей стало лучше? Последнее, что я слышал о ней, было то, что она никого не узнает и молчит".
  "Ну, кажется, она внезапно вылечилась. Отец Антонио считает это чудом, но я в этом сомневаюсь", - улыбнулся он. "Так или иначе, но Мария в полном рассудке. Хотя он и не принесет ей ничего хорошего. Марию ждут долгие годы тюремного заключения".
  "Бен, разве это все не замечательно!" Мэг была в экстазе.
  Бен сел на стул, притянул к себе Мэг и обнял ее. В ошеломлении он стал слушать Грегори, который продолжил: "Прости, что мы так опоздали, но когда ты позвонил мне, я пытался тебе все рассказать и сообщить, что я уже на пути к судье, но нас разъединили. Когда я приехал к его кабинету, там уже были братья Марии и д-р Эстрада, а судья уже держал в руках ее дело. Так что, если говорить покороче, то с того момента, как мы подписали бумаги, ты, мой друг, больше не беглец. Ты свободный человек".
  "Не могу в это поверить!" Бен поцеловал Мэг и обнял ее. "Наконец-то все кончилось, моя любовь", - произнес он. Потом он взял ее за руку и повел из комнаты наружу. У двери он обернулся к Грегори: "Как ты думаешь, я могу повидаться с Марией?"
  "Бен! Нет!" Мэг посмотрела на него.
  "Ну, она все еще в "Дубовой Роще" под присмотром полиции, так что я могу попытаться подергать за некоторые ниточки, но гарантировать не могу".
  Грегори видел волнение Мэг.
  "Мэг, я должен увидеть ее", - объяснил Бен. "Если бы не она, мы бы не смогли сегодня вместе выйти отсюда. Я должен поблагодарить ее за то, что она наконец отозвалась. Ты ведь понимаешь?" Бен поднял ее голову за подбородок.
  "Я понимаю, и ты можешь пойти к ней, но только вместе со мной".
  "Я и не думал идти туда без тебя". Бен обнял ее, и они ушли из полицейского участка очень, очень счастливые. Они больше не были беглецами.
  
  Глава 72
  
  "Взрывная волна из прошлого - сюрприз для Бетт"
  
  
  "Когда же они приедут?" - нетерпеливо спросила Сара.
  "Грегори сказал, что Бен просил отвезти его к аптеке, где он хотел забрать твою машину. К тому же Бен сказал, что хочет сделать по пути еще одну остановку", - ответил Кейси, пытаясь ее успокоить.
  "Да не волнует меня эта машина, я просто хочу их увидеть. Мама сказала, что Мэг стала действительно очень объемной. Я все еще не могу поверить, что она носит близнецов!" Глаза Сары засияли. "Будет так здорово с ними повозиться! Но это если она простит меня за то, что я назвала ее толстой", - она выглядела раскаивающейся.
  Кейси засмеялся и притянул ее к себе. "Я думаю, Красивые Ножки, что она тебя УЖЕ простила".
  Сара хлопнула его по руке. "Не называй меня так", - шутливо возмутилась она.
  "А почему нет?" Он отстранил ее, и держа на вытянутых руках, посмотрел ей на ноги. "У тебя самые лучшие ножки по эту сторону от Миссисипи", - улыбнулся он.
  "Я все слышала, Кейси", - засмеялась Габи. Она подошла к ним с подносом закусок. Все уже собрались для вечеринки в честь возвращения героев домой, а Бена и Мэг все не было. Казалось, что в их гостиной собралось полгорода. Обойдя гостей, Джоан встала в сторонке и оглядела комнату. Она чувствовала гордость от того, что у ее дочери и сына так много друзей.
  "Роджер принес еще вина, мам. Куда его поставить?" - спросила Сара, прервав тем самым ее мысли.
  "На тот стол около стены", - показала Джоан. Вечеринка была уже в полном разгаре. "Я надеюсь, что они скоро придут", - сказала она. Ее терпение тоже было на исходе, как и у Сары.
  Кейси выглянул с балкона на улицу, и увидев, что к ним идет Эш, прервал разговор с гостями. "Эш, иди сюда", - позвал он.
  Эш сделал, как просил Кейси. У них с Кейси еще не было доверительного разговора, но он, по крайней мере, не отказывается говорить вообще. Эш был ему за это благодарен. Их отношения сейчас носили пробный характер, но это было лучше, чем ничего. Он знал, что должен заслужить любовь сына. За исключением ситуации с Бетт, он никогда не делал такого в своей жизни. Ему все давалось очень легко. Он получал все, просто захотев этого. Поэтому он и испортил самое лучшее, что с ним когда-либо случалось в жизни. И если бы у него был шанс вернуть это, он бы ни за что его не упустил. Это желание получить нечто недоступное было для него в новинку, но он готов был сделать все, что угодно, чтобы восполнить то время, которое он был вдали от сына. И даже если Бетт все еще сердится на него, он постарается заслужить и ее прощение. Он дал себе обещание исполнить эти две клятвы, и на этот раз он не отступится без борьбы. Они оба слишком важны для него.
  Вошел Грегори, неся в руках еще одну бутылку вина. "Привет, привет!" - сказал он, но бутылку Саре не отдал. "Нет уж, это подарок для Бена и Мэг. Это любимое вино Бена, и я думаю, что после того, через что Бен прошел, он его заслужил ".
  "Бен - может быть, но не Мэг", - засмеялась Сара. "Когда же они придут?"
  "Я знаю, что Бен должен был сделать остановку - и это все что я знаю", - ответил Грегори, и взяв с подноса Джоан кусочек чего-то, обмакнул его в чашу с того же подноса.
  "Хорошо бы они проголодались и наконец приехали", - добавил Хэнк, присоединяясь к их разговору. "Я уже хочу есть".
  "Хэнк, ты всегда голодный!" - поддразнила его Джоан.
  В дом вошел Антонио и пробрался через толпу гостей к Эшу. "Привет, Эш".
  "Привет, Антонио! Как дела?" - спросил Эш, пожимая его руку. "Твоя поездка в Даллас прошла нормально?"
  Рикардо стоял около камина и смотрел, как Антонио разговаривает с Эшем. Он заметил, что что бы ни беспокоило его - Эш, кажется, обо всем знает. Он выяснит, что это было, рано или поздно. Разговор между Антонио и Марией, который он подслушал, не причинил ему такой боли, которую чувствовал его брат. Его мысли прервал Хэнк. Он подошел к нему и протянул руку.
  "Рикардо, я хочу поблагодарить тебя за все, что ты сделал для Бена и Мэг".
  "Я ничего не сделал. Все сделала Мария, Хэнк. Она одна заслужила благодарность". Рикардо пожал ему руку.
  "Ну, я думаю, это правда. Я рад, что она встала и рассказала о том, что на самом деле произошло тогда. И закончила этим весь этот кошмар", - ответил Хэнк.
  "Хотела бы я знать, где носит Бена и Мэг?" - беспокойство Джоан становилось все более очевидным. За едой и ликером никто, казалось, не замечал, что виновников вечеринки еще нет. Все были счастливы просто праздновать их возвращение.
  "Ничего не бойтесь! А вот и я!" - крикнула Бетт, входя через балконную дверь. Она были веселая, как обычно. Ее яркость, как всегда, привлекла внимание большинства гостей. И одного в частности.
  Эш смотрел, как она идет через всю комнату, смеется и игриво подкалывает попадающихся ей на пути парней. "Это моя Бетт", - подумал он и решил, что лучшее, что он может сейчас сделать - это улизнуть, пока она его не увидела. Один мимолетный взгляд на него - и все в этой комнате поймут, что Вторая Мировая Война - это лишь маленькая ссора по сравнению с гневом оскорбленной Бетт. Она старалась убрать его из своей жизни как можно дальше еще во время их развода и была очень разочарована и рассержена, когда судья отказал ей в той просьбе. И если быть честным, то она была очень оскорблена и ясно давала понять, что неудовлетворена таким решением. Она даже выразила сомнение в безупречности репутации судьи. Он пригрозил ей арестом, а она сказала ему все, что думает о нем, в ужасных и невоспитанных выражениях. Судья такого не потерпел и отправил ее под арест на 24 часа, чтобы дать ей остыть. Когда на следующий день они пришли посмотреть, достаточно ли прошло времени, чтобы она сменила свои способы общения, она отказалась возвращаться в суд. А судье передала краткое сообщение, что сама избавится от мужа любым возможным путем. Она отказалась разговаривать и с ним тоже, так что с тех пор он ее больше не видел. Он даже думать не хотел о том, что она захочет сделать, если увидит его. Прошло так много времени с их последней встречи и при тех условиях, при которых они расстались, мысль об их не запланированной встрече не казалась ему привлекательной. Но увидев ее снова, он понял, что любит ее по-прежнему и всегда будет любить. После нее у него было много красивых женщин, но они ничего для него не значили. И после всех этих лет это все еще так, Элизабет, подумал он. Он понял это, только увидев ее улыбающееся лицо. Эш незаметно пошел к открытой балконной двери.
  "Ну, а где же Булочка и ПТ?" - спросила Бетт Сару. Та удивленно нахмурилась. "Принц Тьмы, красивые ножки", - похлопала ее по спине Бетт. Сара обвиняюще посмотрела на Кейси.
  Тот в самозащите поднял руки: "Я ей этого не говорил ".
  "Хотела бы я быть в этом уверенной", - свирепо посмотрела на него Сара, ясно показывая, что не верит его словам, и повернулась к Бетт. "Я надеюсь, что они скоро появятся, иначе у мамы будет нервный срыв".
  "Эш, ты куда это собрался?" Кейси увидел, как Эш незаметно продвигается к двери, и поймал его, прежде чем тот вышел через нее.
  "Черт", - рассерженно выругался про себя тот, с тоской глядя на последние два фута, пролегающие между ним и свободой. Теперь он понимал, что чувствует осужденный, которого хватают во время побега. "Я почти сделал это", - подумал он. -"Я был так близко, но меня оттащила рука единственного человека в мире, который был способен это сделать. Но что делать, если играешь в подковки", - пожал он плечами. И собрав остатки храбрости, повернулся лицом к гневу этой прекрасной женщины. Он ослепительно улыбнулся, подумав, что, возможно, это его последний шанс. Если поблизости от Элизабет есть нечто острое, он в мгновение ока станет покойником, как только она его увидит. "Я думал вернуться сюда попозже, когда тут будет не так много народу", - храбро сказал он. "А кроме того, я хочу знать, где же черти носят Буббу". Бетт исчезла из поля его зрения, и он стал оглядываться, пытаясь понять, куда же она ушла. Он хотел уйти раньше, чем она его увидит - если Бог будет к нему милостив и даст ему последнюю отсрочку. Он просил о невозможном, потому что Бог не дал ему никаких отсрочек. Бетт появилась и подошла к Кейси. Уходить было уже слишком поздно, поэтому Эш вздохнул и заставил себя пойти навстречу ее негодованию. Он не мог выйти и остаться ею незамеченным. Он решил, что не имеет значения, в сердце пуля или в спине.
  "Привет, мускулистый!" - поддразнила Бетт Кейси, а потом перевела взгляд и впервые увидела лицо Эша. Это был самый классический момент для Кодака, из тех, что он когда-либо видел. Он рассеянно подумал, что кто-то должен сохранить его для потомства. Потому что он больше никогда не повторится. С ее лица сползла улыбка, и он увидел в ее глазах грозовые тучи. "О черт", - про себя выругался он. - "Это хуже, чем я думал. Похоже, у меня появились проблемы". Он не хотел, чтобы их первая за эти годы встреча была такой.
  "Привет, Элизабет". Эш знал, что ничего не может сделать, чтобы отговорить ее от задуманных ею действий, поэтому он решил все ускорить. "Может быть", - про себя обратился он к Всевышнему, - "она не носит в сумочке ржавый нож, чтобы на месте кастрировать меня". Он надеялся, что она не носит. Ее реакция удивила его, потому что Бетт полностью онемела. Она стояла, открывала и закрывала рот, но не издавала ни единого слова. "Ты выглядишь потрясающе", - храбро продолжил он. "Ты вообще не постарела с тех пор, как мы в последний раз виделись".
  "Вы знаете друг друга?" - спросил изумленный Кейси, переводя глаза с одного на другого.
  "И очень даже хорошо", - ответил Эш, а Бетт продолжала таращить на него глаза, не в силах вымолвить ни слова.
  "Должен признать, что я в первый раз вижу, чтобы Бетт потеряла дар речи", - к ним подошел Рикардо и увидел Бетт в полном ошеломлении. Он стоял около двери и был свидетелем их встречи. Он не знал, расстроила ли его эта сверхъестественная сцена или заинтриговала. "Я должен спросить тебя, что ты для этого сделал? Так произошло впервые. Это просто настоящий феномен. Как ты этого добился? Украл ее последнюю сплетню?" - улыбнулся он.
  "Александр", - Бетт наконец-то обрела голос. Он был тихим и безжизненным, и это до смерти напугало Эша. Со страстью он смог бы справиться, но не с этим отсутствующим видом и взглядом.
  "Александр?" - переспросил Кейси, но они оба не обратили внимания на его слова.
  "Да, это я", - улыбнулся он той самой очаровательной улыбкой, которой он гарантированно добивался любой женщины. Это срабатывало тысячи раз, но у него не было иллюзий, что это сработает с Бетт.
  Бетт с благоговением протянула руку и дотронулась до его лица. Теперь уже все заметили происходящее между этими двоими и смотрели с откровенным любопытством. "Не могу поверить. Это действительно ты", - произнесла она, и помимо ее воли по щекам у нее потекли слезы. Ее дочь Эмили пробралась к ним, увидев, что реакция матери на Эша очень странная. Она должна была, как предполагалось, флиртовать с этим симпатичным мужчиной, а не стоять и молча глазеть на него, словно он Бог или что-то вроде этого. Эмили была озадачена необычным поведением матери. Для нее было нормальным флиртовать с каждым подворачивающимся ей мужчиной. Безобидно, но флиртовать. Но не в случае с этим высеченным из камня Богом-блондином. Почему мама держит его лицо в своих руках и смотрит на него с таким странным выражением? Эмили не понимала, что происходит с ним и с ней. И она не была уверена, что ей это нравится при любом варианте.
  "Мам, кто это?" - легонько пихнула она ее.
  Бетт вышла из транса и отступила назад. А потом к всеобщему удивлению замахнулась и дала ошеломленному Эшу звонкую пощечину. "Никто!" - крикнула она. "Больше никто и никогда!" И она выбежала из дома, расталкивая людей на своем пути.
  Грегори поднял бокал, когда мимо него промчалась Бетт. "Оставим это Бену и Мэг для самой лучшей вечеринки в честь их возвращения", - засмеялся он и посмотрел на Эша, который промчался мимо него вслед за Бетт. "Нужно выяснить его телефон", - сострил Грегори. "Я должен узнать, как он заставил ее замолчать".
  Энни пихнула его в бок. "Ты такое грубое животное", - фыркнула она. "Я иду за ней. Она выглядит очень расстроенной".
  Грегори поймал ее за руку. "Нет, дай ему пойти за ней. Мне кажется, он справится с ней лучше любого из всех известных мне людей".
  Эш последовал за Бетт и почти догнал ее у балконной двери. Он потянулся к ней, но она хлопнула дверью перед его носом, заперла ее и закрыла жалюзи, чтобы он не смог ее увидеть. "Элизабет! Пожалуйста, открой дверь! Нам нужно поговорить! Ты не можешь прятаться вечно! Мы должны поговорить! Пожалуйста!" - попросил он, но она не удостоила его ответом.
  "Эш", - Кейси подошел и встал рядом с ним. "Я не думаю, что она захочет тебя видеть", - проявилась его склонность защищать всех и вся. Этот человек, может быть, и его отец, но он его не знает. А Бетт он знает много лет. Эш очень сильно ее расстроил, и он хотел знать, чем. "Откуда ты знаешь Бетт? А еще лучше скажи, что ты ей сделал, чтобы заслужить у нее такую ненависть? Бетт всех любит".
  "Я был на ней женат", - просто ответил Эш.
  "И поэтому она тебя возненавидела?" - Кейси отнесся к этому очень скептически.
  Эш посмотрел на него и устало вздохнул. - "Это долгая история, сын. Однажды, и очень скоро, я все расскажу тебе об этом. Но не сегодня. Хорошо?"
  "Но Эш..." - начал Кейси.
  "Пожалуйста, Кейси. Я все тебе расскажу. Но не сегодня". Эш хлопнул его по плечу и, сойдя с балкона, шагнул в темноту. Как он может сказать своему сыну, что причина того, что он потерял женщину, которую до сих пор любит, в случайной связи с его матерью? Она дала ему сына, но может так же легко забрать его обратно.
  
  
  Глава 73
  
  "Мария"
  
  
  "Я хочу, чтобы вы поняли, что единственная причина, по которой я позволяю вам навестить Марию, в том, что она на это согласна. Я прерву эту встречу, если увижу, что беседа принимает опасный для ее разума оборот. Мне с большим трудом удалось привести ее в то состояние, в котором она находится сегодня. И я не уверена в ее реакции на ваше посещение, Бен. Кроме того, я думаю, что Мэг лучше было бы не идти с вами". Д-р Эстрада поставила эти условия, прежде чем разрешить Бену пойти к Марии.
  "Мэг идет со мной, д-р Эстрада. Я не хочу, чтобы Мария сделала неверный вывод из этого визита". Бен был непреклонен. Он дал понять д-ру Эстраде, что здесь нет места компромиссу. И он не хотел, чтобы Мария начала питать ложные надежды о нем или его намерениях в отношении Мэг.
  "Да ладно, Бен. Я не пойду туда с тобой", - сказала ему Мэг. "Я побуду тут и подожду тебя". У нее не было причин волноваться из-за этого визита. Она знала, что нужна ему - и этого было достаточно. Она знала, что Бен, безусловно, расскажет Марии, что она здесь. С тех пор, как Бена оправдали, она чувствовала себя очень великодушной. Но с одним условием. Мария должна держать руки от Бена на расстоянии и забыть свои смешные идеи о том, чтобы забрать его себе.
  "Нет, Мэг. Мы пойдем вместе или просто забудем об этом и пойдем домой". Бен хотел, чтобы она пошла с ним и ничего иного. Мария внесла уже достаточно смятения в их жизни. Если она увидит их единым целым, то потом, возможно, сможет справиться со своей навязчивой идеей и согласится жить собственной жизнью. Он помнил, что было в последний раз, когда он был с Марией, и как отчаянно она цеплялась за него. Он не хотел еще одной такой сцены.
  "Бен, я все же думаю, что будет лучше, если Мэг останется здесь. Я обещаю, что побуду вместе с ней, а вы сможете пойти в это время к Марии", - предложила д-р Эстрада.
  "Пожалуйста, Бен. Давай покончим с этим. Я устала и хочу поехать домой. А еще принять ванну и пойти спать".
  "Ладно", - в конце концов сдался Бен и поцеловал ее. Потом он пошел к палате Марии и постучал в дверь. Он был полностью согласен с Мэг, что им нужно с этим покончить. "Войдите", - услышал он голос Марии. Он открыл дверь и увидел, что она сидит на краю кровати. Он вошел в комнату, а она встала ему навстречу.
  "Пожалуйста, входи, Бен", - тепло улыбнулась она.
  "Привет, Мария. Как ты?"
  "Теперь, когда ты здесь, со мной все в порядке. И я думаю, это хорошо, принимая во внимание обстоятельства". Она продолжала улыбаться.
  "Это хорошо". Бен чувствовал себя очень неуютно. "Я не буду долго тебя задерживать. Я... я пришел поблагодарить тебя за то, что ты сделала. Я знаю, что это было нелегко. Мы с Мэг очень ценим это".
  "Ты отлично выглядишь", - произнесла Мария, проигнорировав его упоминание о Мэг. На самом деле он выглядел просто фантастически хорошо, но она знала, что он не хочет услышать это от нее. Не сейчас, по крайней мере. Но она подождет. Они не смогут держать ее тут вечно.
  "И ты тоже, Мария". Он подошел к окну. "Отсюда очень красивый вид".
  "Да, это так", - подумала Мария, - "если кому-то нравятся виды на эту смешную ферму". Она не представляла, что ей здесь делать, но все будет хорошо. Бен придет и спасет ее. Ей хотелось подбежать к нему и броситься на шею. Но пока он говорил, все, что она могла делать, это смотреть на его губы и тосковать о них. Она смотрела на его фигуру, а он, не вдумываясь в то, что говорит, прошел по палате и взял блокнот с ее рисунками.
  "Я рад, что ты по-прежнему рисуешь, Мария. Это поможет тебе скоротать время".
  "Я тоже рада. В оранжерее удивительное освещение. Я часто там рисую", - солгала она. Она садилась там и думала о том, как вернуть его в свою жизнь, а потом начинала рисовать. "Я потом расскажу ему об этом", -подумала она. "Посмотри на этот цветок", - она приблизилась к нему и показала на рисунок в блокноте. "Я нарисовала его только сегодня утром".
  "Он очень красивый. Ты всегда была замечательной художницей", - улыбнулся он. Она чуть не умерла от этих слов. Бен был таким милым и так ценил ее художественные таланты.
  "Ну... а как Мэг?" - отодвинулась она от него. На самом деле она этого не желала, но она не могла позволить ему узнать, как сильно ее беспокоят мысли о Мэг.
  "Мэг в порядке". Он засомневался, стоит ли ей говорить, что Мэг сейчас находится здесь, и решил не делать этого.
  "А ребенок?" Лицо Бена засияло. "Ты хочешь сказать, дети, Мария. У нас ведь двойняшки или тройняшки. Тайус говорит, что ультразвук показывает двоих, но возможно, для нас будет сюрприз и там окажется больше", - гордо сообщил он.
  У Марии перехватило дыхание при мысли об этом, но она хорошо скрыла свой гнев за фальшивой улыбкой. "Близнецы! Это замечательно! Я думаю, что вы оба просто счастливы от этой новости". "Оставим на долю Мэг стараться всех поразить и производить потомство в таком количестве", -подумала она.
  Бен был озадачен ее реакцией. "Да, конечно, мы счастливы. Что ж, я думаю, мне пора идти. Мне сказали, что я могу побыть только 10 минут". Он посмотрел на часы. "И 10 минут уже прошли. Я действительно благодарен тебе за все, что ты сделала для Мэг и для меня".
  "Я сделала только то, что должна была. Мне очень жаль, что я не смогла сделать этого раньше. Тогда бы тебе не пришлось проходить через все эти ужасные испытания". Она намеренно исключила Мэг. "Мне так жаль. Я не знаю, что со мной произошло". Она села на постель и постаралась выдавить слезу в надежде, что Бен обнимет ее и утешит. Она была готова на все, что угодно, чтобы почувствовать на себе его руки хоть на несколько секунд.
  "Мария, никто не винит тебя за случившееся". Бен сел рядом с ней на кровать. "Тебе нужно поправиться и вернуться домой к своим братьям".
  "Бен, как ты думаешь, они посадят меня в тюрьму? Я так боюсь этого". Она передвинулась на кровати, чтобы посмотреть, передвинется ли он следом. Он передвинулся.
  "Мария, я сделаю все, что будет в моих силах, чтобы этого не допустить". Он снова посмотрел на часы. "Я должен идти - меня ждет Мэг". И он направился к двери.
  "Бен, ты еще придешь ко мне?" Она посмотрела на него умоляющими глазами.
  "Не знаю, Мария. Возможно, когда-нибудь мы снова с тобой увидимся. Мне действительно нужно идти. До свидания, Мария". И он плотно закрыл за собой дверь, оставив Марию и свое прошлое позади.
  "Бен, как все прошло?" Мэг встретила его на дороге к комнате ожидания.
  "Мне кажется, все прошло хорошо. Она даже спросила о тебе и о ребенке. И она не казалась расстроенной, когда я сказал ей, что у нас будут близнецы", - ответил он.
  "Я так тобой горжусь". Мэг обняла его.
  Бен крепко обнял ее, а потом отступил на шаг и взял ее за подбородок. "Все кончилось, моя любовь. Действительно кончилось, и теперь все будет хорошо. Давай поедем домой и отпразднуем это с семьей и друзьями". Он развернул ее, и они рука об руку вышли из больницы на свободу.
  
  "Мария, как все прошло?" - спросила д-р Эстрада.
  "Думаю, что хорошо. Сейчас я действительно думаю, что справлюсь с этим, д-р Эстрада. Он так счастлив с Мэг. У них будет ребенок. И даже близнецы. Я желаю им счастья и всего остального", - очень убедительно солгала она.
  "Хорошо. Я очень горжусь твоими улучшениями и я знаю, что Бен тоже гордится. А теперь тебе нужно отдохнуть. Я зайду к тебе завтра", - с этими словами Д-р Эстрада вышла из комнаты и заперла за собой дверь.
  Мария подошла к окну и выглянула на улицу. Ее душа тосковала по Бену, и она еще чувствовала запах его одеколона, оставшийся после него в комнате. Внезапно она подумала о Мэг: у нее хватило нервов, чтобы придти сюда с ним. Если бы она не пришла, быть может, Бен был бы к ней более внимателен. И может, остался бы подольше. Итак, Мэг носит близнецов. Она могла быть уверена, что Мэг будет держать его на коротком поводке и не позволит ему снова придти к ней. Это все вина Мэг, разозлилась Мария. В это время раздался стук в дверь.
  "Войдите", - сказала Мария, изобразив милую улыбку
  "Это я, Мария". Эвелин была сестрой-хозяйкой "Дубовой Рощи". Они очень сблизились с тех пор, как Мария "пришла в себя". Эвелин была счастлива, что состояние Марии улучшилось настолько, что теперь с ней можно поговорить.
  "Привет, Эвелин", - улыбнулась Мария.
  "Мария! А кто тот парень, что только что был у тебя? Только не говори мне, что это был Бен".
  "Да, это и был Бен", - улыбаясь, она села на кровать.
  "Неудивительно, что ты сходишь по нему с ума. Он - просто класс", - заметила та.
  "Я тоже так считаю, Эвелин", - сказала Мария.
  "Я видела и его жену тоже. Она не стоит тебя. Я вообще не понимаю, как он может на нее смотреть. Ты же намного красивей ее, и я еще не встречала более милой и заботливой девушки, чем ты. Быть здесь - просто позор для тебя. Небеса знают, что ты этого не заслужила". Она села на постель рядом с Марией.
  "Эвелин, ты действительно так считаешь? Ты действительно думаешь, что я этого не заслужила?" - спросила Мария, увидев перед собой отличную возможность.
  "Конечно. Мне больно видеть тебя здесь", - ответила та.
  Мария встала и отошла от кровати. "Я ненавижу просить об этом, но... не могла бы ты помочь мне выбраться отсюда? Ты же знаешь, что будет, если меня отдадут под суд. Я умру в тюрьме. Я знаю это!" Она поднесла руки ко рту и попыталась выдавить пару слезинок.
  "О Мария, ты действительно думаешь, что они посадят тебя в тюрьму?" - Эвелин была на самом деле взволнована.
  "Я знаю, что они так и сделают. Грегори об этом позаботится. Ты ведь знаешь адвоката Бена, Грегори Ричардса?
  "Кто же его не знает! Я слышала, что он ведет нечестную игру", - ответила та.
  "Я боюсь, что Мэг уговорит его запереть меня в тюрьме навсегда. Она ему нравится, и если она попросит его об этом, он так и сделает. Она всегда находит способы получать то, что хочет. Я так боюсь". Мария видела, что та поддается.
  Сердце Эвелин просто разрывалось за ее новую подругу. "Я помогу тебе, Мария. Только скажи мне, что, и я все сделаю".
  Мария крепко ее обняла. "Спасибо. Я никогда не смогу отплатить тебе за это сполна".
  
  Глава 74
  
  "Старые и новые друзья"
  
  
  "Они едут!" - закричала Сара. Она выглянула в окно и увидела свою машину, которая сворачивала с дороги. "Все прячемся!" Гости забегали, стараясь найти укромные места, чтобы устроить сюрприз Бену и Мэг.
  Бен подошел к двери и сунул ключ в замок.
  "Бен, подожди. С тобой все в порядке?" - спросила Мэг. "Ты стал таким молчаливым после того, как мы ушли из больницы. Это из-за Марии?" "Если это из-за нее у него такое выражение лица, то я не знаю, что с ней сделаю".
  "Признаюсь, я действительно думал о ней. Мне жаль ее, но она уже взрослая и должна думать, что делает. Мы все должны отвечать за собственные деяния. И мы не можем винить других людей за свои ошибки".
  Он повернулся и положил руки на Мэг. "А еще мне просто трудно поверить, что весь этот кошмар кончился. Стольким людям причинили боль, хотя они этого ничем не заслужили. Я не могу не думать об Антонио и о том, что он пережил. А еще о том, что теперь раскрыта тайна Кейси и Эша. Это все трудно переварить. Ну, а кроме всего", - улыбнулся он и притянул ее к себе. "Теперь мы можем спокойно гулять и совершенно свободно входить в нашу парадную дверь. Все кончилось, Мэг. Я обещаю. Просто меня переполняют чувства". Он поцеловал ее. И этот милый поцелуй быстро превратился в страстный.
  "Ты уверен в этом?" Она немного отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза. И сразу же ощутила, что ей недостает его губ.
  "Уверен", - улыбнулся он и поцеловал ее еще более страстно. Мэг перестала целоваться и посмотрела на его прекрасное лицо. Свет от фонарей крыльца сделал его еще красивей: она протянула руку и пробежала пальцами по его губам. "Нас арестуют на первых же наших шагах за совершение неприличных действий, если ты не остановишься", - поддразнила его она.
  "Мэг..."
  "Шшш. Не говори ничего, Бен. Просто отнеси меня наверх в нашу постель, и давай заниматься любовью до изнеможения. Это займет нас до следующего тысячелетия", - весело произнесла она и потом посерьезнела. "Я так сильно тебя люблю", - прошептала она и снова начала его целовать, оттягивая зубами его нижнюю губу.
  "Но разве мы можем... Я имею в виду, а как же дети? Это им не повредит?" - спросил Бен. "Черт", - беззвучно выругался он. - "Нужно было спросить Тайуса".
  Мэг засмеялась. "Нет, это им не повредит и точно заставит их маму почувствовать себя хорошо. А повредит, если ты в самом скором времени не займешься со мной полновесной и страстной любовью. Поторопись!" - попросила она. "А то я скоро взорвусь".
  Бен улыбнулся, отдал ей ключ и притянул ее к себе. Он стал целовать ее в шею, а она постаралась открыть дверь. Они - дома. Наконец-то они могут придти домой, не боясь ни полиции, ни кого-то еще. Это нужно было отпраздновать, поэтому Бен решил начать прямо сейчас и перенести жену и детей через порог. Кроме того, у него были большие планы для них обоих. Он уголком глаза поглядывал на нее по дороге из больницы. И нашел ее новую фигуру просто очаровательной. А особенно грудь, которая сильно увеличилась, - он просто не мог дождаться ее потрогать. Бен толкнул дверь ногой. Груди Мэг при каждом ее движении подпрыгивали, и он с трудом сдерживался, чтобы не протянуть к ним руку. А когда она наклонялась к автомобильному радио, ему на мгновение открывалась полоска обнаженной груди. Он чуть инфаркт не получил, от этого подпрыгивания и покачивания при каждом ее движении. Она считала, что его мысли заняты Марией. Она была не права. Мария его вообще не волновала, но про грудь он скажет ей позже. "Много позже", - решил он. "После того, как я получу удовольствие и вдоволь насытюсь ею". Нет, вопрос к Тайусу о том, можно ли заниматься сексом во время ее беременности, все еще беспокоил его, но ее уверенность, что все будет нормально, подняла его либидо на новый уровень. Как только они попадут внутрь, он побежит наверх и развернет свои новые игрушки.
  Его руки были заняты Мэг и детьми, а губы ее губами. Бен переступил через порог и разжал руки. Но ее ноги не доставали до пола, поскольку она не хотела отпускать его шею. Бен ногой захлопнул за собой дверь. Он чувствовал, что если она так будет его держать и дальше, то их запросто арестуют, потому что он займется с ней ЭТИМ прямо около двери. Одной рукой он обнял Мэг за талию, а другой незаметно пролез в блузку к ее полной груди. Он не мог привыкнуть, что она так сильно выросла за последний месяц. Ее груди манили его, и он не мог дождаться разоблачить их. И поработать с ними руками и губами. Он хотел попробовать их на вкус. Уникальный вкус Мэг, который всегда насыщал его аппетит.
  Бен поставил ее на ноги, поскольку боялся, что при такой позиции может придавить детей. Мэг отпустила его шею и занялась расстегиванием пуговиц на его рубашке. Видимо, пуговицы не были склонны к сотрудничеству, поэтому она схватилась за его рубашку и сильно дернула. Пуговицы разлетелись в разные стороны, но Бен не был против. Он жутко желал добраться до ее грудей. Его интриговала ее выпуклая и полная грудь, и он старался освободить ее из плена блузки и бюстгальтера. Она разрывала его сердце, такая желанная. Неважно, сколько будет нужно времени, чтобы удовлетворить его голод от зрелища ее этих свободных и обнаженных грудей. Он просунул указательный палец между выпуклостью ее груди и бюстгальтером, намериваясь приподнять ее и насладить свой взор и голод. Но тут он понял, что они не одни.
  "Сюрприз! Добро пожаловать домой!" - закричали множество голосов. Одновременно зажегся свет, шокировав ни о чем не подозревающих любовников и приморозив их к месту. Их обоих ослепила яркость света, но на страсть их интерлюдии это подействовало сильнее, чем холодный душ. Это была вечеринка-сюрприз по всем правилам, но лица гостей ясно показывали, кто получил сюрприз на самом деле. Джоан и Хэнк покраснели и отвернулись. Сара и Грегори озорно заулыбались, а Рикардо закрыл Антонио глаза. Тот отпихнул его руку, подумав про себя: "Если бы ты знал, дорогой братец".
  Бен попытался вытащить палец из лифчика Мэг, но запутался в кружевах. Вытащить оказалось не так легко, как всунуть. Мэг постаралась помочь ему, но вышло только хуже. В конце концов, общими усилиями они освободили его палец, и Мэг отодвинулась от него, а Бен стал застегивать рубашку. На ней не оказалось пуговиц, поскольку Мэг их сорвала, но у него была еще одна проблема, требующая немедленного решения. Он схватил ее за руку и поставил перед собой. Мэг постаралась отстраниться, но он наклонился и прошептал ей на ухо: "Стой спокойно или у них действительно глаза полезут на лоб". Мэг послушалась, как хорошо тренированный солдат. Она была унижена и не могла ни о чем думать, поэтому просто что-то забормотала. "Да, это настоящий сюрприз", - произнесла она, стараясь придти в себя. Она застеснялась и сильно покраснела. Их поймали на месте преступления. Она посмотрела на Бена, на лице которого сменялись разные оттенки красного, и засмеялась. Гости присоединились к ним. Все начали обнимать их и поздравлять со счастливым возвращением домой.
  
  "Черт раздери эту машину!" Оливия Ричардс не привыкла водить и абсолютно ничего не знала о машинах. И не разбиралась даже в аналогичных игрушках своего сына Трея. А ей так хотелось быть на вечеринке в честь возвращения Бена и Мэг. Она опаздывала уже на час и была уверена, что ко времени ее прибытия все веселье уже закончится. В поисках сотового она перерыла всю свою сумочку и жакет, но найдя его в конце концов на полу машины, выяснила, что в нем сели батарейки. "Ну что там еще", - подумала она, увидев в зеркале заднего вида приближающиеся огни фар. "Наконец-то", - с облегчением выдохнула она. "Хоть какая-то помощь идет".
  Она вышла из машины, чтобы проголосовать. Ее первой ошибкой было заключение, что это едет легковая машина. Это был грузовик. Большой уродливый грузовик. "Но", - решила она, - "поскольку мне нужна помощь, выбирать не приходится". И хотя ей не улыбалось ехать на грузовике, из-за недостатка времени она решила сделать исключение. А тот тем временем притормозил и остановился на обочине. Она удивилась, увидев, что с колеса спрыгнул высокий, широкоплечий и хорошо сложенный мужчина, и выйдя вперед, направил на нее луч своего фонарика. "Слава Богу, что вы проезжали мимо", - пошла она ему на встречу. "Я надеюсь, что вы разбираетесь в машинах или, по крайней мере, сможете отвезти меня в город. Я с большой радостью заплачу вам за труды", - сказала она.
  "Ну, мэм, давайте сначала посмотрим на вашу машину. Может, я и смогу определить, что с ней. Вы не обидитесь, если я попрошу вас открыть крышку капота? Вы ведь знаете, как это делается?" На коротком пути от грузовика к ее машине он составил о ней мнение и пришел к заключению, что она не знает, как открывается капот. "Если эта элегантно одетая леди в курсе, то я старая дева", - подумал он.
  "Конечно, знаю". - Ей не слишком понравилось его недостойное замечание. - "Он решил, что раз я женщина, то совсем ничего не понимаю в машинах! Может, я и действительно не понимаю, но кто дал право этому муфлону с его дурацким акцентом меня судить?" - про себя разозлилась она. - "Никаких манер. Он даже не стал соблюдать элементарные правила приличия и не поздоровался со мной". Она наклонилась к панели управления, пытаясь найти, чем открывается капот. Она не собиралась доставлять удовольствие этому генералу Ли и показывать, что она даже приблизительно не представляет, о чем он говорит. Для поисков этой кнопки ей потребовалось гораздо больше времени, чем она думала. "Где же она, черт подери", - спросила она себя. - "Зачем прячется? Сейчас не время для дурацких игр". Она застряла посередине Нигде и опаздывала на вечеринку Бена и Мэг.
  И чем же открывается этот дурацкий капот, снова задала она себе этот очевидный вопрос. Она искала кнопку слишком долго, и он начал проявлять нетерпение. В итоге она решила просто подвигать все рычаги и понажимать все подряд кнопки. В конце концов она наткнется на нужную. Даже не представляя, что можно найти таким выбором, она начала действовать. И вскоре она поняла, что не знает, что делает. Она включила "дворники" и фары, и выглянув в окошко машины, улыбнулась с таким видом, будто точно знает, что так и надо. Следующим ее объектом стал багажник, который внезапно открылся и напугал ее так, что она от неожиданности стукнулась головой о руль. А когда она включила сигнализацию, он решил, что уже достаточно, и обогнув капот, сказал ей отодвинуться. "Глупая женщина", -подумал он и похлопал ее по плечу. Она отодвинулась от дверцы, и он, потянувшись вниз, рывком дернул рычаг с эмблемой капота. "Я как раз собиралась это сделать", - нахально произнесла Оливия.
  Он сердито посмотрел на нее и пошел к капоту, чтобы проверить двигатель. Оливия не хотела, но заметила, как ходят мускулы на его плечах и спине. "Ну, одно я теперь знаю точно", - объявил он из-под капота. "Иностранные машины не стоят того, чтобы с ними возиться".
  "А вас никто не спрашивал", - хотелось крикнуть ей. Но она решила, что уже и так сильно рассердила его, и мудро промолчала. И пересмотрела свои взгляды на его уничижение иностранных машин. "Нет ничего лучше старых американских моделей". Он убрал фонарик и со стуком захлопнул крышку капота. "Похоже, что ей поможет только техпомощь, мэм. Вам бы надо подумать о покупке грузовика. Они гораздо надежнее".
  "Великолепно". Оливия скрестила руки на животе и посмотрела на него. "И что мне теперь делать? Меня ждали на вечеринке уже час назад, и теперь я очень опоздаю".
  "Леди", - поднял он бровь. "Если вы уже опаздываете на час, зачем вы вообще туда едете? Или вы из тех людей, которые считают, что это модно - везде опаздывать?"
  Оливия свирепо посмотрела на него и подумала: "Если бы у меня был пистолет, я бы с наслаждением его застрелила. Но", - осмотрелась она, - "мои возможности очень ограничены. Нет смысла поливать его помоями." Чего она действительно хотела, так это убить его и спрятать тело в кустах, но как она отсюда тогда выберется? Она точно знала, что не сможет вести этого монстра под названием грузовик. Поэтому она мило улыбнулась и сладко спросила его: "А вы не подвезете меня до Сансет Бич?" На самом деле она ни о чем не хотела просить этого грубого буйвола, но ее выбор был невелик. Она не желала сидеть посередине Нигде.
  "Ну, за этим дело не станет. Могу я предложить вас подвезти?" - предложил он и приподнял свою ковбойскую шляпу. Она светски наклонила голову в знак признательности. Он выглядел смешно и по-доброму. Хорошо, что она уже давно прошла стадию увлечения городскими ковбоями, а то бы она могла бы решить, что он красив в этом своем облачении. Но она мудро не высказала вслух эти мысли.
  "Спасибо", - неохотно произнесла она. "Я только возьму сумочку и жакет". И пошла к машине. На Оливии было длинное платье. Она возвращалась с вечеринки-коклейля и хотела заехать к Бену и Мэг по дороге домой. Она захлопнула дверцу своей машины и, вернувшись к грузовику, подошла к подножке со стороны пассажирского сидения. Подножка была почти на высоте ее талии, и она никак не смогла бы до нее добраться, даже если бы на ней было не такое длинное и узкое платье. Она стояла и смотрела на подножку, до которой не могла добраться. Она думала о том, как же она должна забираться в этого монстра. И о том, что его владелец, похоже, не собирается предлагать ей свою помощь. У него нет никаких манер, заключила она.
  "Ах, простите", - признала она в конце концов свое поражение. "Мне нужна небольшая помощь", - показала она на свое платье и на подножку. Она видела, что снова начинает его раздражать, но он промолчал, а в этом случае его раздражение нисколько ее не волновало. Он ее тоже раздражал. Он запрыгнул в машину на водительское сидение и, свесившись с пассажирского, обхватил ее за талию. А потом совершенно бесцеремонно, просто как мешок с картошкой, поднял ее на подножку. Он сделал это так легко, словно она ничего не весила. "Спасибо. Это было очень изящно", - саркастически ответила она.
  Водитель грузовика посмотрел на нее таким долгим взглядом, словно увидел в ней нечто новое. Он увидел, но не считал, что она оценит, если он скажет это вслух. "И почему", - думал он, - "из всех женщин в мире, которых я мог бы встретить на дороге, я встретил именно ее?" Он обошел грузовик, бормоча себе под нос: "И почему я должен был встретить эту привлекательную женщину с таким смешным акцентом, но с вакуумом в полости между ушами?" И он залез на водительское сидение.
  "Какой у него особенный акцент", - подумала Оливия, глядя, как он вставляет ключ в зажигание и заводит двигатель. Его выпуклые мускулы снова привлекли ее внимание. У него было отличное телосложение.
  "И куда вы хотите, чтобы я отвез вас в Сансет Бич?" - спросил он.
  "1303 Океанский бульвар", - сказала она, роясь в сумочке в поисках помады.
  "Дом Бена Эванса?" - удивленно посмотрел тот.
  "Вы знаете Бена и Мэг?" Оливия тоже удивилась. Она и не думала, что Бен и Мэг могут знать такого грубияна, как это создание. "Грубиян - это точно", - подумала она. После пяти минут в его компании она была убеждена, что война между американцами и британцами началась не с чайной вечеринки. Ее начал некто, очень похожий на этого неотесанного бабуина.
  "Ну, если быть точным, то я еду именно к ним", - улыбнулся он, желая знать, как Бог мог допустить, чтобы такая красивая женщина оказалась такой глупой.
  "Да", - подумала Оливия, поймав его улыбку. - "Что бы он обо мне ни думал, хорошим это не может быть. Он настоящий бабуин", - решила она, но вслух произнесла: "Похоже, у нас есть нечто общее. Меня зовут Оливия Ричардс. Бен и Мэг - мои очень хорошие друзья". И она дала себе твердое обещание поговорить с ними о тех бродягах, с которыми они общаются.
  "А меня зовут Клэйтон Миллсапс, мэм. Но вы можете звать меня просто - Бубба".
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"