Sheila & Kerrigan - перевела Аршанская Вера: другие произведения.

"Беглецы" (Fugitives) - книга 1 - часть 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть первой книги этого увлекательного романа, но не "Приключений Бена и Мэг". Своей очереди на перевод ждут вторая, третья, четвертая и пятая книги!

  Глава 75
  
  "Первый день свободы"
  
  
  Вечеринка продолжалась почти до самого утра. Мэг уже к полуночи падала от усталости и чуть не уснула прямо на стуле. Бен подошел, и не говоря ни слова, поднял ее на руки, чтобы отнести наверх. "Скажи "Доброй ночи" нашим гостям", - усмехнулся он, наклонившись к ее лицу.
  "Но Бен..." - запротестовала она.
  "Давай", - он был непреклонен. "Прощайся".
  "Всем доброй ночи". Она видела, что он не примет ответа "нет".
  "Вот это моя Мэг", - улыбнулся он. Взяв на руки, он отнес ее в спальню и укрыл одеялом. Потом он поцеловал ее и пообещал, что скоро вернется. Мэг широко зевнула и легла на подушку ждать его обещанного возвращения.
  Чуть позже она почувствовала за своей спиной чье-то жаркое присутствие. Над ее головой промелькнули любящие руки, и одним быстрым движением он прижал ее к себе. Она перекатилась ему на грудь, а он требовательно и усердно стал ее целовать. Зажав в кулаке ее руки у нее же над головой, он быстро прижал свои губы к ее и с удовольствием почувствовал их упругость. Она надавил языком на ее губы, и она открыла рот, невинно моргая. Он коснулся своим языком ее языка. Она сдавленно застонала. Ее сердце гулко билось, кровь закипала, и она почувствовала боль оттого, что его член стал больно давить ей в бедро.
  Ее губы трепетали от возбуждения, тело дрожало от страсти, и все остальное быстро померкло. Все, кроме него. Она чувствовала боль от прикосновений своей кожи к его, от жара его обнаженного тела. Она хотела не расставаться с ним всю ночь и желала, чтобы он сжег ее разум.
  Его язык проникал все глубже, то дотрагиваясь до ее языка, то прилипая так, как будто он был там всегда. У нее в висках застучала кровь. А сердце забилось так, что она едва могла дышать. Его рот был жарким и требовательным, а руки собственническими движениями гладили ее спину. Он поцеловал ее в щеку, в глаза, в уголок рта. Когда же его губы опустились ниже, к чувствительной коже ее горла, она откинула голову назад и почувствовала, как кончик его языка ласкает ее. Ее грудь болела от напряжения, а глубоко внутри она ощущала такое желание, что все внутри нее просто начинало пульсировать. Еще. Она хочет еще. Он наклонился к ней. И поцеловал ее грудь, а потом поднял голову, позволяя прохладному воздуху коснуться ее влажного соска. Ее горло словно наполнилось песком, а ее руки стали исследовать тугие мускулы на его руках, плечах и спине.
  Он снова наклонился вперед и стал целовать ее грудь, полируя языком и дразня зубами. Она выгнулась, а он схватил ее и заставил животом сильно надавить на нижнюю часть своего тела. Она ощутила его мужественность, твердую, напряженную и пульсирующую. Где-то глубоко в мозгу она знала, что приближается к пику. Его рука прошлась по ее телу, оставляя за собой жар страсти. Кровь стучала у нее в висках. Он пристально посмотрел на нее. Внутри нее горячо и необузданно пульсировало желание. Он прижался к ней так, что его мужественность оказалась всего в нескольких дюймах от большей части ее интимных точек. Он наклонился и снова поцеловал ее, а потом перекатил ее с себя. У нее на глаза навернулись слезы от чувства потери единения. Она ощутила на бедре его руку, которая мягко убеждала ее поднять ногу почти до груди. Потом она почувствовала жар его тела у своей спины, а затем, как его твердая мужественность стала вталкиваться в ее тайное место дюйм за дюймом. И каждый дюйм был восхитителен. Она полностью потеряла самообладание и закричала от удовольствия.
  Мэг проснулась, глубоко дыша. Она повернулась и поняла, что Бена нет с ней в постели. Она не помнила, собиралась ли она идти спать прошлой ночью, но точно знала, что была очень уставшей. Бен отнес ее в спальню. Он только на минуту оставил гостей, чтобы покрыть ее одеялом. Она надеялась, что они все ночь будут заниматься любовью, и с нетерпением ждала его возвращения. Она устала гораздо сильнее, чем думала, поэтому незаметно заснула. Она вздохнула и огляделась. Ее сон казался таким живым, таким реальным. "Если бы я смогла не спать еще хоть 30 секунд", - подумала она. - "Я была так близка". Этот сон оставив ее с чувством неудовлетворенности и желания, поэтому она встала с кровати, надела халат и пошла на поиски объекта ее непослушных снов.
  На вечеринку в честь их возвращения пришел почти весь город. А Бубба, казалось, даже подружился с Оливией. Но к своему большому удивлению она не увидела на вечеринке Эша. Мэг спустилась по лестнице и в изумлении остановилась. Бен спал на диване с бокалом в руке, а дом был вымыт до блеска. И вообще с трудом верилось, что здесь только что прошла вечеринка. Он, наверное, всю ночь здесь убирался, подумала она. Мэг взяла у Бена бокал и пошла с ним на кухню.
  Зазвонил дверной звонок. Бена это не разбудило, но Мэг побежала открывать, чтобы этого не сделал следующий звонок. "Проходи, мам", - сказала она, приглашая Джоан войти. "Только тише", - она показала на диван, где все еще спал Бен. "Давай пойдем на кухню".
  "Я пришла, чтобы помочь вам с уборкой, но похоже, что у Бена все под контролем". Джоан выглядела удивленной и немного разочарованной. Ей хотелось как-то оправдать свой приход и то время, которое она намеревалась провести с ними теперь, когда они вернулись домой.
  "Я вижу. Ты можешь в это поверить? Этой ночью я, должно быть, спала как убитая, потому что ничего не помню с того момента, как Бен отнес меня в постель. Я так быстро устаю в последнее время", - сказала Мэг, засыпая кофе в кофеварку.
  "И это будет происходить с тобой все чаще, милая", - сказала Джоан, глядя как она маневрирует по кухне. "Мне все еще не верится, что у моего ребенка будет свой ребенок. То есть дети", - поправилась она. "Время пролетит так быстро, что ты и не заметишь, как придет время вам с Беном забирать этих прелестных малышей домой. И я тоже не могу этого дождаться", - улыбнулась она.
  Мэг заулыбалась и потерла живот. "Не могу дождаться начать готовить детскую. Надеюсь, что Бен сегодня будет в состоянии выйти из дома, и мы сможем кое-что купить для нее. Ты представляешь, мам? Мы наконец-то можем выйти, ни от кого не прячась и не маскируясь".
  "Я знаю, дорогая. Я очень рада, что Мария пришла в себя и рассказала правду о том, что они с ее матерью сделали. Мы знали, что Бен не мог сделать ничего подобного, но я и подумать не могла, что Кармен или Мария способны на такое". Джоан покачала головой.
  "Доброе утро, мам". Бен наклонился и поцеловал ее в щеку. Потом он обхватил Мэг за талию, и поцеловал и ее тоже.
  "Доброе утро, сынок. Я надеюсь, что это не мы тебя разбудили".
  "Нет, не вы. Как вы, миссис Эванс?" - спросил он Мэг.
  "Замечательно". Мэг улыбнулась и налила ему кофе. "Бен, дом выглядит просто потрясающе. А я думала, что увижу стихийное бедствие, когда спускалась вниз".
  "Я проделал хорошую работу, а?" - озорно улыбнулся он.
  "Да, отличную". Мэг подозрительно посмотрела на него и нахмурилась. "А чего это ты улыбаешься?"
  "Ну, на самом деле это не я убирался", - признался он. "Это Грегори прислал целую бригаду уборщиков, а я только все контролировал", - улыбнулся он. "А потом я устал и решил отдохнуть, поскольку решил, что мы можем пройтись сегодня за покупками и купить кое-что для детской".
  Мэг подмигнула матери.
  Приняв душ и переодевшись, счастливая пара поехала в магазин, как Мэг и планировала. Бен договорился с подрядчиком, чтобы превратить в детскую одну из комнат. Какую Мэг захочет. Он видел, как зажигаются ее глаза с каждой детской вещичкой, которую она брала в руки в магазине. Новости о них распространились с фантастической быстротой, и скоро вокруг собралась толпа зрителей, но Бен и Мэг были слишком счастливы, чтобы обращать на это внимание. Они составили список всего, что хотят купить, а бедный администратор магазина лишился дара речи, когда Бен сказал ему, что им все нужно в двойном экземпляре, и хорошо бы еще иметь запас в магазине на случай, если им понадобится дополнительное. После магазина они устроили себе ланч в "Ударной волне" и поехали в "Ричардс Коммуникэйшен". Мэг впервые пришла туда после нападения Тима. Бен немного волновался за нее, но она отлично выдержала экзамен. Грегори перенес ее офис в другой кабинет, а ее старый переоборудовал в архив. И Бена и Мэг очень тронула такая забота.
  "Здравствуйте, Мэг". Джина встала из-за стола, обняла Мэг и подмигнула Бену. А тот вспомнил, что когда они виделись в последний раз, ее ноги были нацелены прямо в потолок. А все остальное было видно очень нечетко. "Бог мой! Вы так похорошели с тех пор, как забеременели, миссис Эванс!" - прокомментировала та.
  "Я тоже так считаю, но я пристрастен". Бен улыбнулся и притянул Мэг к себе.
  "Спасибо, Джина", - заулыбалась Мэг. "Грегори у себя?"
  "Да, я сейчас сообщу ему, что вы пришли. М-р Ричардс, к вам пришли Бен и Мэг Эвансы. Он говорит, что вы можете проходить", - сказала она, вешая трубку.
  Мэг поблагодарила ее и повернулась, чтобы идти к Грегори. "А как Роджер?" Бен больше не мог сдерживаться.
  "Замечательно", - и она вытянула руку, показывая кольцо.
  "Мои поздравления! Я и не знала, что вы встречаетесь", - воскликнула Мэг, рассматривая его.
  Когда они подошли к офису Грегори, Бен наклонился и прошептал на ухо Мэг. "Напомни мне, чтобы я кое-что рассказал тебе, когда мы вернемся домой", - улыбнулся он, пробуждая ее любопытство.
  "Бен, Мэг, входите". Грегори пожал руку Бену и обнял Мэг. "Я не ожидал увидеть вас здесь так скоро, но в любом случае я рад, что вы пришли".
  "Я хочу поблагодарить вас за то, что вы перенесли мой офис, Грегори. И еще я хотела узнать, не могу ли я взять отпуск до рождения детей? Бен не хочет, чтобы я работала, и если честно, то я думаю, что мне не следует сейчас работать в любом случае. Нужно так много сделать, а из-за того, что тут происходило, на это осталось не так много времени. А кроме того", - она нежно похлопала себя по животу. "Мне осталось всего несколько месяцев, и, если судить по масштабам прироста, я скоро просто не влезу за свой новый стол".
  "Конечно, бери на сколько тебе нужно. Твоя работа останется за тобой, если и когда ты решишь вернуться к ней". Грегори улыбнулся и передал Бену бокал.
  "Мы очень ценим это", - поблагодарил его Бен. "А еще мы хотели бы узнать, когда мы сможем начать создавать для детей трастовый фонд (трастовый фонд - это неприкосновенный пополняемый банковский вклад, который создают родители для своих детей. Доступ к нему дети могут получить только по достижении 21 года. - прим. переводчика). Я понимаю, что это кажется очень внезапным решением, но мы хотим знать, какие есть возможности. Я хочу, чтобы мои дети получили все самое лучшее".
  "Я понимаю, Бен. И сейчас же пошлю Джона в банк за всей необходимой информацией. Собственно говоря, я хотел сам сделать первый взнос. Можешь назвать это подарком для новорожденных, если хочешь", - улыбнулся он. В это время загудел селектор. "Да", - произнес Грегори.
  "Я ненавижу беспокоить вас, сэр, но по третьей линии звонят м-ру Эвансу. Это из больницы "Дубовая Роща".
  "Интересно, что это может быть?" - спросил Бен, беря телефонную трубку. "Бен Эванс. Да, д-р Эстрада". Он посмотрел на Мэг. "Что?! Когда?"
  Мэг встала и подошла к нему. Она поняла, что речь идет о Марии, и при взгляде на лицо Бена поняла, что это не могли быть хорошие новости.
  "Когда это произошло? А ее братья знают?" Бен взял руку Мэг. "Спасибо за звонок. Держите меня в курсе".
  "Бен, что там с Марией?" - спросила Мэг.
  Бен оперся о стол Грегори. А тот вместе с Мэг ждал его ответа. "Прошлой ночью она сбежала из больницы. Они считают, что это произошло вскоре после того, как мы оттуда ушли. И думают, что ей помогла одна из медсестер больницы".
  "Рикардо и Антонио уже знают об этом?" - спросил Грегори.
  "Да, они сейчас там. Врачи хотели предупредить нас. Чтобы мы были в курсе, если она войдет с кем-нибудь из нас в контакт".
  "Нам надо поехать в больницу?" - спросила Мэг.
  "Нет, Мэг. Я не вижу для этого причин".
  "Бен, а ты понимаешь, что это означает?" - спросил Грегори.
  "В каком смысле "что"?"
  "Вы с Мэг сейчас свободны, а Мария стала беглянкой. Как и должно было быть с самого начала. Интересно, Хэйлли проявит такое же усердие в отношении Марии, с каким она преследовала вас?"
  
  Глава 76
  
  "Трудно что-то компенсировать"
  
  
  Оливия постучала в дверь спальни Бетт. "Бетт, это снова он", - в руке она держала телефонную трубку. Она не знала, зачем взяла ее, потому что у Бетт в спальне телефон был: та просто не хотела разговаривать. Особенно после того, как этот ненормальный стал звонить каждый час. Бетт потеряла свою обычную веселость после той вечеринки в честь возвращения Бена и Мэг, но так и не рассказала Оливии, что ее так расстроило. А потом начались звонки от этого упорного идиота, и Бетт заперлась в своей спальне, отказываясь даже близко подходить к телефону. Бетт была ее лучшей подругой и все всегда ей рассказывала. Но не на этот раз, и это вызывало у Оливии любопытство. И даже Энни и Эмили не смогли и слова вытянуть из нее об этом красивом и таинственном мужчине, который ходил вокруг ее дома и звонил каждый час на протяжении последних недель. Хорошо еще, что телефонная компания не заставила его оплачивать каждый звонок, иначе он был бы уже банкротом к настоящему времени. А она желала бы, чтобы его заставили платить, потому что тогда бы ему пришлось прекратить это странное обхаживание Бетт. Это начинало действовать ей на нервы. Она так устала подходить к телефону, что ей хотелось, чтобы он сказал хоть одно неприличное слово - тогда она смогла бы заявить на него. В телефонной компании сказали, что только из-за того, что он их раздражает, они не будут ничего делать. Как бы там ни было, но он хотел получить Бетт, и он был чертовски настойчив. И что бы между ними ни произошло, Оливия знала, что это должно быть нечто значительное, поскольку Бетт очень расстроена.
  "Скажи ему, чтобы он повесил трубку, черт возьми!" - закричала Бетт из-за закрытой двери свой спальни. Последнее, чем ей хотелось заниматься, это разговаривать с Эшем. Она не хотела ни слышать, ни видеть его. Она хотела, чтобы он убрался. Как он смеет появляться после всех этих лет и вести себя, как будто ничего не произошло! Он разбил ее сердце и почти уничтожил ее душу своим предательством. За ее плечами был длинный путь и 6 мужей, и она не хотела возвращаться к этому снова. Один взгляд на его лицо, и она уже думала только о том, как сбежать от него. Какие же у него нервы, если он появился на вечеринке у ее друзей и стал говорить о том, как она прекрасно выглядит. И при этом еще улыбался ей этой своей ослепительной улыбкой. Черт бы его побрал! Почему он не вернулся толстым или лысым. Или без пары-тройки зубов, выбитых каким-нибудь оскорбленным мужем. Как он посмел выглядеть так хорошо и застать ее врасплох! Она провела много лет, сторонясь его. Ей не нравилось, когда кто-то находил ее слабое место, а он сделал именно это. Один взгляд - и он снова завладел всеми ее чувствами. Чувствами, которые, как она думала, давно умерли и похоронены. Он был одет в черную шелковую рубашку и белые слаксы, который сидели на нем, как влитые. В его волосах песочного цвета она не заметила ни одной седой пряди, а он должен был быть уже совсем седым. Ну, может не совсем, но уж толстым или лысым точно. А предпочтительно и тем и другим. Но... не Александр Стюарт Холлистер. В нем все было совершенным, кроме его лживого языка, который ей хотелось вырвать у него из глотки. Она заслужила удовлетворение за то, что этот змей сделал ей.
  А он выносливый, подумала она. И наклонившись, стала вертеть краны, чтобы наладить температуру воды в ванне. За эти несколько недель, которые прошли с их встречи, он не переставал звонить и приходить. Хлопанье дверью перед его носом ничего ему не разъяснило. Он все еще был прежним самонадеянным Эшем. Никогда не понимал намеков. Она вспомнила ту ночь, когда она узнала о его связи, и помотала головой. Ей не хотелось переживать это заново. Узнать, что он предал ее - это было ужасно. И она никогда его за это не простит. Он клялся, что любит ее. И она знала, что она сама его любит. А он разрушил все, облегчив свою душу перед ней. Почему он не смог держать это при себе, - спрашивала она себя. Ей не нужно было этого знать. Она не хотела знать, а он все равно сказал ей. И когда он это сделал, для нее мало что осталось. Он разрушил все, во что она верила, и почти уничтожил ее разум. Когда ей ,наконец, удалось снова одержать верх над своими эмоциями, в течение нескольких лет она старалась восполнить потерю. Позади осталось шесть мужей, а она по-прежнему искала. Никто не был столь утонченным, как Эш. И даже после всех этих лет она признавала, что никто и не будет. Она сняла халат и залезла в ванну. Вода была хорошей температуры, и она погрузилась в нее до самого подбородка.
  "Ладно-ладно, уже иду!" - закричала Оливия и побежала открывать дверь. Нетерпеливо открыв ее, она очень удивилась, хотя не должна была. На пороге стоял Эш. "М-р Холлистер, это просто смешно. Что вы здесь делаете? И почему бы вам не купить себе свой собственный звонок и не звонить в него сколько вашей душе угодно? Вы начинаете действовать мне на нервы!" - она была очень зла на него. "Я уже говорила вам, что Бетт здесь нет. А теперь уходите! Раз и навсегда!" Она начала закрывать дверь, но ее остановила нога Эша, просунутая в щель. "Боже, какая у него огромная нога", - подумала она, посмотрев на ботинок. - "Интересно..."
  "Да, я знаю, что вы мне сказали", - прервал ее мысли Эш. Он толкнул дверь и прошел мимо нее. "Вы плохой лжец, Оливия. Очень плохой. Вам когда-нибудь это говорили?"
  "Ее здесь..."
  " Ее машина припаркована около дома. Ее нет на работе. Она не покидала этого дома, и я тоже не уйду", - повернулся он к Оливии.
  "Входите", - сказала Оливия и закрыла дверь. "Слушайте, я не знаю, что у вас с Бетт за проблема, но если она сказала, что не хочет вас видеть, это так и есть. Если вы хорошо с ней знакомы, то должны знать, что сейчас впустую тратите свое время и мое тоже. Она взрослая женщина и сама принимает решения. Без вашей помощи".
  "Вы правы, Оливия - вы не знаете, какая у нас проблема, и это не ваше дело. А теперь скажите, где она?" До встречи с Бетт на вечеринке Бена и Мэг Эш не понимал, что все еще любит Бетт, и теперь отчаянно хотел вернуть ее в свою жизнь. Та любовь, из-за которой он сильно переживал, когда впервые встретил Мэг, внезапно оказалась так близко. И все, что ему нужно было сделать, это найти способ вернуть ее. И он не позволит этой новоиспеченной сторожевой собаке стать ему препятствием. Когда Бетт коснулась его лица, он ощутил почти электрический разряд. И даже пощечина вместо приветствия была ему в радость, поскольку это означало, что она тоже что-то чувствует. И ему нужно с этим поработать. Ему нужно поговорить с ней, рассказать правду и попросить у нее прощения. Его шансы были очень слабыми, почти призрачными, но он должен был попытаться.
  "Где она прячется, Оливия?" - спросил он, а та свирепо посмотрела на него.
  "Я же уже сказала вам, что ее здесь нет", - снова сказала она, но ее глаза непроизвольно скользнули в сторону лестницы.
  Эш увидел этот взгляд, хоть она этого и не желала. "Она там?" - он показал на лестницу.
  "Уходите, м-р Холлистер. Бетт не хочет вас видеть". Оливия прошла к входной двери, открыла ее и показала ему выход. Но у Эша были другие планы. Как только она ушла с его дороги, он взбежал по лестнице и стал звать Бетт.
  Бетт, уже почти уснувшая в теплой воде, вдруг села в ванной оттого, что кто-то позвал ее по имени. Она поняла, что это был Эш. Она где угодно узнает его голос. "О Боже", - подумала она. - "Он поднимается по лестнице, а я сижу голая в ванной, и мне некуда деться". Его тяжелые шаги приближались, и она уже не успевала запереть дверь, поэтому она смогла придумать только одно. Она полностью погрузилась под воду.
  Эш открыл дверь и оглядел ванную. Бетт он в ней не увидел, поэтому просто закрыл за собой дверь.
  Оливия, которая ходила за Эшем от комнаты до комнаты, удивилась, что Бетт нет в ванной. Она была уверена, что Бетт там, поскольку она всегда принимала ванну в это время по утрам. "Ну, теперь вы довольны?" - спросила она Эша, злорадствуя, что он не нашел Бетт, но про себя удивляясь, куда же она могла деться.
  "Простите", - извинился Эш и запустил пальцы в волосы. "Передайте ей, что все, чего я хочу, это просто поговорить с ней. Только этого. Всего несколько минут ее времени. Пожалуйста, сделайте это для меня". Он вышел за дверь, и Оливия пошла за ним вниз.
  Она заперла за Эшем входную дверь и поднялась наверх, чтобы поискать Бетт. Та уже вылезла из ванной. Ее волосы намокли и прилипли к голове. Оливия не могла сдержаться и засмеялась, поскольку Бетт стала похожа на кошку, которую пытались утопить.
  "Скорей, Оливия! Позвони Мими в бутик и скажи ей, что мне нужна "неотложная помощь"! Ты только посмотри на мои волосы! И это все из-за тебя", - отругала она Оливию. "Просто не могу поверить, что ты впустила его сюда". Бетт рывком убрала с лица большую прядь мокрых волос.
  "Ничего не из-за меня", - запротестовала Оливия. "И я не понимаю, почему бы тебе не увидеться с ним. Ты не сказала мне, почему. А кроме того, я его не впускала. Он просто ввалился в дом". Ей не нравился строгий тон, но без него она бы не смогла сдержать смех.
  "А тебе и не нужно понимать", - объяснила Бетт, заматывая голову полотенцем и запахивая халат. "Ты моя самая близкая подруга, но здесь мне нужен кое-кто другой. Кто-то, способный справиться с этим прохвостом". Бетт завязала пояс халата и выпрямилась. "Я еще вернусь", - отсалютовала она и вышла из ванной. Оливия дала волю своему смеху.
  Бен сидел на диване, читал газету и потягивал кофе, когда в балконную дверь постучала Бетт. Он очень удивился, увидев ее в таком одеянии, и предположил, что произошла очередная авария и что нужно спасать их дом. Он не знал, почему и как оказался их главным мастером. "Входи, Бетт". Он свернул газету и положил ее на журнальный столик.
  "Доброе утро, Принц Тьмы", - похлопала она его по щеке. Потом прошла мимо него, налила себе чашку кофе и сделала глубокий глоток. "Ты у меня в долгу", - произнесла она и многозначительно посмотрела на него.
  Бен улыбнулся - ему всегда нравились визиты Бетт. "Ну, что ж, я признаю, что должен возместить ущерб", - улыбнулся он. "Что бы я ни был тебе должен". Он вернулся на свое место и жестом пригласил ее сесть рядом.
  "А где Булочка?" - спросила она, заметив, что вопреки обычному, у него под боком нет Мэг. "А я-то думала, что вы - как сиамские близнецы", - засмеялась она.
  "Не всегда", - поддразнил он Бетт. "Не то чтобы я не хочу этого, но..."
  Бетт шлепнула его по руке. "Прекрати! Не будем о неприятном. Я вижу, что счастливая крольчиха уже ускакала от тебя, но ты должен сказать ей, что нужно сделать перерыв. Для моциона еще слишком рано".
  "Хорошо, я ей передам", - улыбнулся Бен. "Мэг поехала со своей матерью за покупками. Они хотят выбрать кое-что для детской. Кажется, достаточно не будет никогда".
  "А как продвигаются дела с детской? Я заметила, что этот стук наконец прекратился. Хоть за это спасибо. А то у меня от него уже начала голова болеть".
  Бен посмотрел на нее и на полотенце на ее голове. "А с чего это ты решила оставить свою голову на "замачивание"?" - поддразнил он Бетт.
  "Если бы..." - ответила она.
  Бен увидел, что Бетт не расположена к разговорам, и понял, что что-то занимает ее мысли. И это должно быть нечто важное, раз она вышла на улицу в таком виде. Она ведь такая поклонница совершенства. "Ремонт в детской закончен. А теперь расскажи, зачем ты пришла на самом деле?"
  "Да не за чем. Ничего особенного", - солгала она. "Мне просто захотелось придти и посмотреть на детскую. Ну, я лучше пойду". Она решила, что поговорить с Беном оказалось не такой блестящей идеей, как она думала, и направилась к двери. "Передай Булочке, что я заходила".
  Бен остановил ее прежде, чем она дошла до двери, и развернул лицом к себе. "Бетт, что-то не так. Ты ведь хотела со мной поговорить, верно?" Он посмотрел ей в глаза, которые сразу же наполнились слезами. "В чем дело?" Его забота пробила брешь в ее защите, и она заплакала, уткнувшись лицом ему в грудь.
  "Ну что ты. Иди сюда и сядь. Это не может быть так плохо. Давай поговорим, ладно?"
  Она кивнула головой в знак согласия. "Бен, это из-за твоего друга Александра Холлистера".
  О черт, подумал Бен. Он точно знал, откуда ветер дует. "Черт тебя побери, Эш", - отругал он своего друга. - "Ты должен был не попадаться ей на глаза". "Да, Бетт", - ответил он ей. "Я понимаю, о ком ты говоришь".
  "Что ты знаешь о наших отношениях? Только я хочу знать правду. Я ведь знаю, когда ты мне врешь. У меня на это нюх", - она поднесла палец к его носу.
  Бен встал, подошел к столу и налил себе еще кофе. "Я знаю, что ты вышла за него замуж, и что он очень сильно тебя любил. И до сих пор любит, хоть ты и не хочешь ничего о нем слышать".
  "А ты знаешь, почему я не хочу с ним встречаться?" Скрывать свои чувства у нее никогда не получалось.
  "Бетт, почему бы тебе не поговорить об этом с Эшем? Я не могу говорить за него. Вы оба мои друзья, и я хочу, чтобы это так и оставалось. Не задавай мне вопросы, на которые я не могу ответить. Все, что я мог бы сказать - это слухи. И я не хочу в них влезать". - Он пообещал себе, что ничего не скажет ей о Кейси и Алекс. Это не его история. "Послушай", - он взял ее руки в свои. "Я знаю, что он хочет исправить ваши отношения, но тебе все равно придется встретиться с ним и сказать все, что ты об этом думаешь. Ты не можешь бегать от него вечно. И это было слишком давно. Сейчас пришло время все уладить раз и навсегда. Ты сделаешь это? Если не ради себя, то хоть ради меня. Я лучше, чем кто-либо, знаю, что тайны могут сделать с человеком".
  "Он прав", - произнес голос позади них. Они оба остолбенели. "Ты не можешь вечно бегать от меня, Элизабет". Эш подошел к ним. Бетт начала пятиться, но наткнулась спиной на Бена.
  "Привет, Эш!" - поздоровался Бен. "Ты что, не слышал, что полагается стучать?"
  "Нет", - ответил тот, не сводя глаз с Бетт. "Если бы я постучал, она бы сбежала через входную дверь".
  "Ты это заслужил", - сказала Бетт из рук Бена. Бен посмотрел на нее и на Эша. "Пришло время, Бетт. Ты должна с ним поговорить. Сделай это ради меня", - сказал он, когда она уже хотела его прервать.
  "Ладно", - она ущипнула его за щеку. "Но ты у меня в долгу. Скажи Булочке, пусть не ревнует, когда я приду за тобой".
  Бен улыбнулся и поцеловал ее в щеку. "Умница". Он посмотрел на Эша. "Я буду наверху. Если ты причинишь ей хоть какой-нибудь вред, я спущусь и повыдергиваю тебе руки".
  "Ты и сколько еще народу?" - спросил Эш, не отводя взгляда от Бетт. Бен не удостоил его ответом, а потом повернулся и пошел. На лестнице он остановился и посмотрел на них. Они стояли и смотрели друг на друга. "Я хочу, чтобы вы оба помнили, что это мой дом. И я хочу, чтобы он оставался на своем месте, когда вы отсюда уйдете", - с этими словами он повернулся и поднялся наверх.
  
  Глава 77
  
  "Почему от этого так больно"
  
  
  Напряжение в гостиной Бена было настолько сильным, что его можно было почти потрогать. Эш и Бетт стояли и смотрели друг на друга, как тигры, выпущенные из клеток и собирающиеся драться за контроль над территорией. Было ощущение, что один из соперников может не выйти живым из этой схватки, но было неясно, кто же будет победителем. Молчание затянулось настолько, что стало казаться физически ощутимым, и наконец Эш решил сделать первое движение. В конце концов за ним оставался последний выстрел в этой их не объявленной войне, и Бетт от него должна дрогнуть. "Ты прекрасно выглядишь, Элизабет. Прекраснее, чем когда-либо. Время к тебе милостиво", - улыбнулся он.
  "О, пожалуйста!" - Бетт скептически посмотрела на него.
  "Но я действительно так думаю", - честно ответил Эш. "Ты выглядишь замечательно".
  "Ядовитый плющ тоже красив, но он меня не интересует ", - резко ответила Бетт. "И меня не интересует, что ты мне там хочешь сказать. Я уже слышала это. Мне не нравилось, когда ты говорил это в первый раз, и точно не понравится, если ты начнешь сейчас снова ". Она пошла мимо него к двери, но он поймал ее за руку.
  "Элизабет, пожалуйста! Мы должны поговорить об этом", - попросил он. "Прошло много времени".
  Она остановилась и посмотрела на него. "Недостаточно, Александр. Времени прошло недостаточно. Даже близко не лежит". Она посмотрела на его руку, держащую ее, а потом снова ему в лицо. "Отпусти мою руку".
  "Я люблю тебя, Элизабет. И всегда любил. Пожалуйста, позволь мне объяснить".
  "Отстань, дерьмовый Ромео", - отпарировала Бетт. "Я не хочу больше ничего об этом слышать. Когда-то, если бы ты сказал мне, что луна сделана из молодого сыра, я бы тебе поверила. Просто потому что ТЫ это сказал. Но больше", - она покачала головой, - "больше это не сработает. Я сильно изменилась с тех пор, как мы поженились. И во многом благодаря тебе, Александр. Но я никогда больше на это не попадусь. Ты был хорошим учителем, а я этот урок усвоила на "отлично". Так что теперь со мной все прекрасно, и с тобой тоже. Мы все отлично живем. И что бы ты ни сказал, мне это неинтересно. Да, раньше я покупалась на твою ложь. Но больше никогда! А теперь, отпусти меня", - потребовала она, снова пытаясь вывернуться из его хватки.
  "Это не ложь. Я бы подписался под каждым словом. Ты просто не даешь мне объяснить. Ты не хочешь слушать то, что я хочу сказать. Пожалуйста, " - попросил он. "Может быть, хоть сейчас ты выслушаешь меня?"
  Бетт посмотрела на его руку, держащую ее, потом опять на его симпатичное лицо и натянуто улыбнулась. "Сейчас все это неважно, Александр. Это было важно, когда я верила, что ты меня любишь. Это было важно, потому что я тогда доверила бы тебе даже свою жизнь. Но после тех нескольких часов, которые я просидела в своей комнате, думая о том, что ты со мной сделал, это перестало иметь значение. Ты почти уничтожил меня", - крикнула она ему. "Ты уничтожил все мои чувства. Ты вырвал их с корнем и растоптал. Я плакала из-за тебя, Александр. Я плакала и кричала много месяцев. До тех пор, пока внутри меня не осталась пустота. Ты сделал это со мной. И я больше тебе такого не позволю. Я стала жить собственной жизнью. И как вижу", - она коснулась его рубашки, - "ты тоже".
  "Элизабет..." - начал он.
  Бетт убрала руку. "Нет, Александр. Я не хочу этого слышать. Я не хочу тебя видеть. Меня не интересует, что ты хочешь сказать. Ты понимаешь?"
  "Да, я понимаю", - вздохнул Эш. "Я все понимаю, и мне очень жаль. Я очень хотел бы вернуться в прошлое и сделать так, чтобы ничего не произошло, но не могу. Но ты должна меня выслушать. Ты у меня в долгу..."
  "В долгу?" - закричала Бетт. " И что же я должна тебе, Александр? Мой рассудок? Ты уничтожил тогда мою жизнь, а теперь вернулся и хочешь снова свести меня с ума. Я этого не хочу. Я все это уже слышала от тебя раньше и не хочу слышать снова. Так что, если ты не против, я пошла".
  "Нет!" - Эш снова схватил ее за руку, стараясь быть осторожным и не причинять ей боли, хотя она пыталась вырваться. "Здесь есть еще кое-что, Элизабет. Я хотел рассказать тебе об этом раньше, но когда я пришел, мне сказали, что ты не хочешь меня видеть. Ты не хотела иметь со мной ничего общего. Врачи считали, что мои визиты тебя слишком расстраивают, поэтому я перестал приходить. Они же заставили меня пообещать, что я ничего не расскажу тебе о случившемся. И я обещал им это, Элизабет. Я сделал это ради тебя".
  "Не называй меня так!" - крикнула Бетт. "Она мертва. Элизабет умерла в ту ночь, когда ты сказал мне, что спал с другой женщиной. Как ты мог так поступить?" Она стукнула его кулаком по груди, и он позволил ей это, со страхом глядя на слезы, которые катились у нее из глаз. Полотенце съехало у нее с головы, и волосы рассыпались беспорядочными прядями по плечам. Она судорожно зарыдала.
  "Как ты мог, Александр? Я так сильно тебя любила, а ты меня предал. Как ты мог так со мной поступить?"
  Сердце Эша разрывалось. Он не мог видеть ее в таком состоянии, особенно зная, что это его вина. Он взял ее за руки, осторожно притянул к себе и стал гладить ее влажные волосы. "Все будет хорошо, Элизабет. Все будет хорошо", - вполголоса повторял он. "Мне так жаль. Бог знает, как я об этом сожалею. Не плачь. Пожалуйста, не плачь. Я люблю тебя. Я всегда тебя любил. Пожалуйста, позволь мне возместить тебе все".
  Казалось, что прошла вечность, прежде чем рыдания Бетт стали меньше, но не прекратились. Эш обнимал ее, гладил по спине и тихо что-то говорил ей. "Все будет хорошо. Я обещаю. На этот раз я все исправлю, я клянусь".
  Бетт отстранилась и посмотрела на него глазами, полными слез. "Ты не можешь ничего исправить, Александр. Никто не может. Я прошла через шесть мужей, чтобы найти такого человека, но так и не нашла. Я думала, что с тобой все уже кончено, а ты вернулся. Все, чего я хочу, это чтобы между нами все было кончено. Ты можешь что-то исправить? Какая глупость! Ты можешь сделать так, чтобы я больше никогда тебя не хотела?"
  "Нет, этого я не могу. И я не хочу, чтобы не хотела меня. Слышишь? Может, я и не могу исправить то, что у нас было, но я могу исправить то, что у нас будет. Я не хочу, чтобы ты ненавидела меня вечно, Элизабет. Я заслужил это, я знаю. Но я по-прежнему хочу все тебе возместить. Ты выслушаешь меня?"
  "Я выслушаю, но ничего не обещаю". Бетт отступила на шаг и вытащила из коробки на столе бумажный носовой платок.
  Эш взял ее за руку. "Сядь, пожалуйста". Он подвел ее к дивану, потом сел рядом и начал свое повествование. Повествование, которое нужно было рассказать много лет назад. "Я любил тебя, Элизабет, пожалуйста, поверь мне. И я все еще люблю. То, что между нами было, чертовски меня пугало. Я никогда ничего похожего не чувствовал и не знал, как с этим справиться. Ты поглощала все мои мысли, и я так боялся потеряться в тебе. Все мои мысли были о тебе. Когда я ушел от тебя в ту ночь..." Бетт вздрогнула и попыталась забрать у него руку, но он не позволил. "Та ночь была оттого, что я боялся, что ты завладеешь всей моей жизнью. Я пытался доказать себе, что я по-прежнему ее контролирую. Мы были как две страдающие души, которые ищут чего-то неправильного. Я не знаю, почему я сделал это, но я сделал и знаю, что был не прав. Я мучался с этим несколько недель. Я не мог смотреть тебе в глаза. Ты ни о чем меня не спрашивала, а я умирал изнутри. Я должен был тебе сказать, хотя знал, что это уничтожит тебя и все, что у нас было. Мне жаль, Элизабет. Ты не знаешь, насколько жаль". Он протянул руку и потрогал ее волосы. "Мне хотелось обвинить кого-нибудь. Кого-нибудь, кроме меня, но такого не существовало. И я знал, что если и должен сделать что-то правильное, то это сказать тебе правду. Я сказал ее не потому, что мало тебя любил. Я сказал, потому что я любил тебя слишком сильно, чтобы обманывать".
  Бетт посмотрела на него со слезами на глазах. "Ты не сделал бы такого людям, которых, по твоим словам, любишь. В данном случае не было такой проблемы, что кто-то кого-то любил слишком сильно".
  "Нет, есть", - ответил он. "Я выяснил это, когда потерял тебя".
  "Ладно". Бетт вытерла слезы тыльной стороной ладони.
  "А теперь, когда ты признался и очистил свою душу, к чему же мы пришли? Чего ты от меня хочешь? Пока ты еще не сказал мне ничего, чего бы я не знала".
  "Я знаю". Эш посмотрел на слезу, которая покатилась по ее щеке. "Есть еще кое-что".
  "Ты просто полон сюрпризов, не так ли?" - саркастически сказала Бетт. "Ты грохнул кого-то, о ком я не знаю? Если это так, я совершенно не хочу слушать кровавые подробности".
  "Прекрати, Элизабет. Ты же сказала, что выслушаешь меня".
  "Ладно", - уступила она. "Только подходи к сути дела. Ты уже нанес мне удар в сердце. Почему бы тебе теперь не выбрать другой орган?"
  "Элизабет!"
  "Не называй меня Элизабет, ты, Казанова! Я не из тех, кто не может дождаться сбросить штаны".
  "Туше!" - произнес Эш и глубоко вздохнул. "Ты уже знаешь, что я спал с другой женщиной. Но ты не знаешь с кем. Я никогда тебе об этом не говорил".
  "Мне это было не интересно. И по-прежнему неинтересно. Кто это был?" - быстро спросила она, и этот вопрос показал, что ее безразличие - ложь.
  "Алекс".
  "Ты пытаешься сказать мне, что спал с мужчиной?"
  "Конечно, нет!" - горячо возмутился он. "Это была Алекс Митчум".
  Бетт ошеломленно посмотрела на него. " Алекс Митчум - моя подруга? Мать Кейси?"
  "Да".
  "Я этому не верю". Бетт встала с дивана и посмотрела на Эша. "Ты говоришь, что спал с моей подругой Алекс. С моей предполагаемой подругой Алекс Митчум".
  "Да", - покаянно ответил Эш. "Но есть еще кое-что".
  "Еще!" - закричала Бетт. "Ты что, хочешь мне устроить разгромный счет "гол-за-голом"? Я не хочу! Я ничего больше не хочу слышать!" Она пошла к двери, потому что иначе ей пришлось бы повернуться лицом к тому, что она так яростно отвергала. Она отвергала потому, что даже в самых диких мыслях не могла предположить, что ее подруга Алекс могла спать с ее мужем. Хотя доказательства все время были у нее перед глазами.
  "Элизабет, Кейси - мой сын".
  Бетт остановилась и медленно повернулась к Эшу. Она была зла, о чем говорил ее холодный тон. "Я знала, что то, что тебя не кастрировали при урегулировании нашего развода, было ошибкой", - сказала она очень спокойным тоном. Потом она взяла со столика пресс-папье и швырнула в него. "Как ты мог?" - закричала она. Эш пригнулся, и пресс-папье ударилось о столик. Выбором ее следующего снаряда стал беспроволочный телефон. "Как ты мог?" - заорала она и потянулась за следующим предметом. Эш бросился к ней и лишь чудом спас фотографию Мэг от роли жертвы ее атаки. Он обнял Бетт и крепко прижал к себе, а она продолжала рыдать и бушевать.
  Бен услышал шум и сбежал вниз по лестнице. Он ожидал злых слов, но никак не физической драки в своей собственной гостиной. Он остановился у подножья лестницы и увидел, что Эш обнимает Бетт, а она плачет в его руках и изо всех сил старается вырваться. Бен оглядел комнату и предположил, что Эш наконец рассказал ей об Алекс и Кейси. "С ней все в порядке?" - взволнованно спросил он.
  Бетт прекратила сопротивление, но продолжала плакать в объятиях Эша. "С ней все будет хорошо", - заверил тот Бена. "На этот раз я прослежу за этим".
  Бен поднял бровь: "Увидим".
  
  Глава 78
  
  "Кровь гуще воды"
  
  
  Спина у Мэг разламывалась, а ноги жутко болели. Она делала покупки для малышей и сильно устала. Живот, похоже, весил тонну, поэтому с ним и своими отекшими ногами она была очень рада найти себе кресло в интернет-кафе и расслабиться.
  "Вам принести что-нибудь выпить, миссис Эванс?" - спросила официантка.
  "Да, пожалуйста. Я бы хотела воды". Она посмотрела на блюдо шоколадных пончиков на стойке и почувствовала себя виноватой, но все равно голодной. "Я потом буду раскаиваться", - подумала она и показала на блюдо: "Я бы хотела один из них". Мэг подняла сумку с покупками и стала любоваться только что купленной детской одеждой в ожидании своего заказа.
  "Они будут тебе малы, верно?" - прервал чей-то голос ее восторг от приобретений.
  "Ванесса!" - Мэг была рада видеть подругу. "Иди сюда и садись".
  "Я так рада, что наконец-то поймала тебя", - сказала Ванесса. "Мы с Габи хотели купить гору подарков для малышей", - она села напротив Мэг, - "но похоже, ты уже скупила все детские магазины Сансет Бич", - улыбнулась она. И задорно запрокинув голову, произнесла: "Но даже если ты уже всего накупила, мы все равно купим тебе по второму экземпляру. Тебе же нужно всего по две штуки при любом раскладе. Сара тоже хочет помочь, так что она проверит, то ли мы выбрали".
  "Конечно, все в порядке. Ты можешь даже принести все нам домой, если хочешь. Тогда мне не придется тащить подарки на себе. Я и так умираю, стараясь приукрасить детскую. Она такая красивая. Мы с Беном сами клеили обои. Ну, вообще-то, в основном Бен. Я только контролировала", - засмеялась она. "Ты бы видела его, Ванесса. Жаль, я не догадалась поставить в комнате скрытую камеру и не засняла все это. Мы бы выиграли приз за самый смешной фильм". Мэг засмеялась, но заметила, что ее подруга необычно грустная. "Ванесса, с тобой все в порядке? Ты выглядишь бледной".
  "Если честно, то я не очень хорошо себя чувствую последние несколько дней. Я, наверное, подхватила вирус или что-то в этом роде". Ванесса чувствовала гораздо большую слабость, чем показывала. Она не хотела говорить этого, чтобы не волновать Мэг, а кроме того, ей хотелось провести с ней время.
  "Ты не думаешь, что тебе нужно сходить к врачу?"
  "Нет, со мной все будет хорошо. Я хочу услышать о малышах! Двойняшки! Я так за тебя рада".
  "Мы тоже очень рады, Ванесса. Мы с Беном давно не были так счастливы. Он жутко меня балует, и я ему это позволяю", - засмеялась она. "Что ж, он будет должен, если окажется, что там больше, чем двое".
  Ванесса подняла бровь и захихикала. "Оставлю это вам с Беном". Она посмотрела на живот Мэг, который почти упирался в стол. "Ух, там точно может быть больше двоих". В этот момент малыши изменили свое положение, и Ванесса пораженно посмотрела на живот Мэг, который стал подпрыгивать и покачиваться.
  "Что они там делают? Это больно?"
  "Нет", - заверила ее Мэг. "Это вообще не больно. Они просто пытаются устроиться поудобнее. Жаль, я не могу помочь им", - она потерла живот, чтобы успокоить малышей.
  "А как Бен? Он ведь просто молодец. Мэг, ты такая счастливица, что заполучила его".
  "Я знаю. С ним все в порядке, но он точно сведет меня с ума. В первый раз, когда он почувствовал движение детей, он был в таком же шоке, что и ты, кажется", - улыбнулась Мэг. "Он стал заставлять меня сидеть чуть ли не часами, чтобы они снова так сделали. Он разговаривает с ними, и могу поклясться, что они слышат его. Иногда, посреди ночи я просыпаюсь и обнаруживаю его руку на своем животе. При этом он говорит с малышами, а они прыгают. В конце концов я сажусь и говорю, что если он снова их разбудит, я заставлю его спать на балконе", - засмеялась она.
  "Мне очень не хочется омрачать этот разговор, но ты что-нибудь слышала о Марии, с тех пор, как она исчезла?"
  "Нет, ни слова. Она отлично скрывается. Но с Марией ни в чем нельзя быть уверенной. Кто бы мог подумать, что она может инсценировать свою смерть и исчезнуть на 5 лет, чтобы все думали, что она умерла? Но честно говоря, я ни капли не расстроюсь, если мы больше о ней не услышим. Бен никогда не говорит со мной о ней. Я могу только надеяться, что она его больше не волнует. Но ты знаешь Бена", - улыбнулась она. "У него сострадательная душа, и он все еще старается помочь Марии независимо оттого, что она сделала ему".
  "Да, он милый". Ванесса старалась не дать Мэг увидеть ее печаль. В ее жизни никого не было, и иногда она чувствовала себя очень одинокой. Ее мать была в больнице и, вероятно, никогда оттуда не выйдет. Ее отец - путешественник, который, по большому счету, бросил ее много лет назад. Конечно, она получала от него ежегодные поздравления с Днем рождения, открытки к Рождеству и деловые звонки, но это было не то же самое. Похоже, он не мог видеть ее после того, как узнал о болезни ее матери. Так или иначе, но она чувствовала, что причина его столь долгого отсутствия в том, что он винит ее во всем, что произошло с Линой.
  Ванесса увидела, что сзади к Мэг подходит Кейси. "Привет, Кейси", - сказала она, радостная, что появилась причина, способная изменить направление ее мыслей.
  "Дамы. Ну и как мы сегодня?" Кейси ослепительно улыбнулся и сел за столик рядом с Ванессой. "Мэг", - он посмотрел на нее. "Ты - ух", - он заколебался, подбирая подходящее слово, - "такая цветущая".
  Мэг улыбнулась. "Давай надеяться, что я полностью расцвету раньше, чем лопну по швам".
  "Мэг, я не хотел тебя обидеть", - извинился тот.
   "Кейси, я знаю, что ты не хотел. Я просто шучу. Но посмотри на меня", - она жестом показала на свой живот. "Такое впечатление, что тут у меня гигантский мяч. Но", - продолжила она, когда он попытался ее прервать, - "Бен говорит, что я выгляжу прекрасно, и я ему верю". На этом их разговор перескочил на происходящее в городе. Мэг смотрела на болтающих Кейси и Ванессу. Они были сильным контрастом. Кейси казался счастливым и все время переводил разговор на Сару, а Ванесса была молчаливой и печальной. Нет, она не была пассивной в разговоре, но Мэг знала, что что-то ее тревожит. Ей хотелось рассказать им тайну об их родстве, которую ей доверил Бен, но она обещала, что никому не расскажет. Она не могла нарушить обещание, данное Бену, поэтому она сменила тему. "А где Сара?" - спросила она Кейси.
  "Это вопрос на миллион долларов". Кейси тоже заметил, что Ванесса не в себе.
  "Ванесса, с тобой все в порядке?"
  "Все хорошо, Кейси. Просто немного устала", - заверила она его. "Со мной все будет нормально". Она улыбнулась и посмотрела на часы. "О Боже! Посмотри на время! Мне очень жаль, но я должна бежать. Мэг, я вернусь к тебе с подарками. Кейси, рада была увидеться". Она схватила сумочку и встала, собираясь уйти. Но внезапно она почувствовала слабость и покачнулась. "Только не сейчас", - подумала она и схватилась за столик, чтобы не упасть. Она попыталась придти в себя, но темнота поглотила ее. Кейси едва успел поймать ее, прежде чем она упала на пол.
  "Ванесса!" - закричала Мэг, стараясь вылезти из-за столика и добраться до нее.
  Кейси проверил пульс.
  "Кейси, что с ней?" - Мэг сходила с ума от беспокойства, но из-за своего огромного живота она не могла встать на колени.
  "Пульс есть, я думаю, это просто обморок".
  Мэг увидела, что в ресторан входит Тайус. "Тайус! Быстрее сюда. Ты нужен Ванессе". Мэг заламывала руки, а Тайус подбежал и склонился над пострадавшей. "Она говорила, что не очень хорошо себя чувствует, но я не представляла, что она так больна. Она считала, что подхватила какой-то вирус". Мэг очень волновало то, что Ванесса все еще без сознания. Произошло нечто ужасное. Она чувствовала это.
  "Я думаю, что здесь больше, чем просто вирус, Мэг. Ванесса, ты слышишь меня?" - Тайус мягко похлопал ее по щеке, пытаясь привести в чувство.
  "Ч-что случилось?" Ванесса начала приходить в себя.
  "Не пытайся вставать", - резко сказал Тайус. "Как давно ты заболела?"
  "Я уже несколько недель не очень хорошо себя чувствую, но я уверена, что это просто вирус. Со мной все будет в порядке. Это всегда проходит". Она попыталась встать.
  "Ванесса, я не думаю, что ты должна вставать. А как ты думаешь, Тайус?" - спросил Кейси.
  "Но я же не могу лежать на полу. Я стесняюсь. И со мной все в порядке", - Ванесса оглядела собравшуюся вокруг нее толпу.
  "Я хочу забрать тебя в больницу на осмотр. Обморок без причины - это не может быть нормальным. И то, что ты так долго не приходила в себя, очень меня тревожит, Ванесса".
  "Я не могу ехать в больницу. Мне нужно работать" - попыталась она встать, но от головокружения снова легла.
  "Все. Ты едешь в больницу". Кейси проигнорировал ее слова, поднял ее на руки и отнес в свою машину. Мэг схватила сумочку Ванессы и пошла за ним.
  По общему согласию Тайус отвез Ванессу в больницу и сразу же начал делать тесты.
  "Почему так долго?" - спросила Мэг.
  "Я не знаю. Мэг, давай я отвезу тебя домой. Я знаю, что это тяжело для тебя, и Бен будет волноваться за тебя и этих двух парней", - он показал на ее живот. "Вы уже давно на ногах. И тебе действительно нужно отдохнуть. Ты ведь не одна".
  "Большое спасибо", - Мэг надменно посмотрела на него и потерла живот. "За это мы с моими парнями никогда не будем просить тебя понянчиться. Я звонила Бену. Он на пути из Сан-Диего. Я не хочу оставлять Ванессу, поэтому он заедет за мной сюда". Мэг посмотрела через его плечо и увидела, что по коридору идет Бен. "Бен! Слава Богу, ты здесь", - она обняла его.
  "Как Ванесса?" - он посмотрел на Кейси.
  "Мы еще не знаем. Тайус как раз сейчас ее осматривает", - ответил тот.
  "Мэг, ты выглядишь усталой. Давай, я отвезу тебя домой", - предложил Бен.
  "Со мной все в порядке. Я просто волнуюсь о Ванессе. Где же Тайус..." И она увидела его, выходящим из палаты Ванессы.
  "Ну? Как она? Что с ней?" - спросил Кейси.
  "Ванесса больна гораздо больше, чем признавала", - начал тот.
  "Что с ней?" - взволнованно спросила Мэг.
  "Это у нее из-за почек". Бен притянул к себе Мэг, а Тайус продолжил. "Они перестали функционировать. Я должен сделать еще несколько тестов, но по моему мнению, нет сомнений, что ей нужна трансплантация. И нам нужно искать подходящего ей донора, потому что, если я прав, он ей понадобится очень скоро. Чем скорее, тем лучше". Тайус повернулся и пошел обратно в палату, оставив ошарашенное трио в холле.
  "Это невероятно. Я не думаю, что где-то здесь есть какие-нибудь родные Ванессы. И я не знаю, где сейчас ее отец. А ты, Мэг?" - спросил Кейси. "Он должен быть здесь, рядом с ней", - сказал он, думая о том, каким ужасным отцом был ему Томас, и начиная сердиться оттого, что отец Ванессы такой же незаботливый. "Ее мать в больнице и не может придти. А он должен быть рядом. Она не должна проходить через это в одиночку. Как он только мог уехать и оставить ее одну?"
  Мэг с Беном посмотрели друг на друга, и Бен понял, что пришло время рассказать Кейси правду. Решение, над которым он мучился, взяли в свои руки Высшие Силы. Пришло время поговорить с Кейси. Больше скрывать это нельзя. Ему хотелось, чтобы здесь был Эш, но было похоже, что ему придется делать это одному. Ему было жаль Алекс, но ей придется объясняться с ними обоими. Он не мог позволить Ванессе умереть, чтобы спасти от боли Алекс.
  Бен положил руку Кейси на плечо. "Кейси, нам нужно поговорить".
  
  Глава 79
  
  "Свидание"
  
  
  "Где же моя вторая туфля? Он скоро будет здесь. Я не знаю, что мне сделать с моими волосами. Ох, что же мне сделать?" - думала Оливия, глядя на себя в зеркало. - "Это плохая идея. Я должна позвонить ему и все отменить". Она схватила телефон, чтобы отменить свое свидание, но тут же бросила трубку обратно на рычажки. "Представьте себе - я нервничаю перед свиданием! Я слишком стара для этого", - подумала она. - "Я же была замужем и у меня трое детей. Я должна знать, как это делается. Интересно, как я выгляжу?"
  Она снова начала волноваться, несмотря на свои же доводы. "Он сказал одеться обычно, но я не уверена, что он подразумевал именно это". Она пожевала верхнюю губу и снова оглядела себя в зеркале с ног до головы. "Он сказал, что поведет меня в одно место - очень простое, но достаточно изысканное. И в нем будет достаточно развлечений. Не могу дождаться". Она посмотрела на часы. "Он уже скоро придет. А мне нужно поторопиться".
  
  "Интересно, что она наденет?" - он поправил волосы, глядя на себя в зеркало. "Надеюсь, что она не оденется слишком экстравагантно, потому что в этом случае ее ждет большой сюрприз". Он снова прихлопнул свои волосы. "Представьте себе, я собираюсь выйти в свет с такой классической леди! Надеюсь, ей нравится кантри-музыка". Он начистил сапоги и посмотрел на часы. "Ну, еще чуть-чуть", - и он в последний раз провел щеткой по обуви.
  "Интересно, что будет лучше: взять свой грузовик или позаимствовать машину Эша? Нах, - она ездила на нем раньше, и если она собирается идти со мной, нет смысла важничать. Что ж, пришло время двигаться".
  
  Оливия металась по комнате, меняя свой наряд уже в 7-ой раз. Она сама не знала, почему так нервничает из-за этого свидания с Буббой. Они вместе уже пили кофе и несколько раз сталкивались друг с другом после той памятной вечеринки у Бена и Мэг. Она была шокирована и приятно удивлена, когда он позвонил ей и предложил куда-нибудь пойти вместе, но сейчас она сомневалась. Они происходили из очень разных слоев общества, и она задавалась вопросом, смогут ли они найти достаточно тем, чтобы разговаривать весь вечер. Она ничего не знала о современных ковбоях. "И зачем я иду на свидание с одним из них, я тоже не знаю", - подумала она. Она снова решила позвонить ему и все отменить, и уже подошла к телефону, как раздался звонок в дверь. "Это он", - прошептала она и снова посмотрелась в зеркало, прежде чем смогла это проконтролировать. Она глубоко вздохнула и открыла дверь. "Здравствуйте, Бубба. Входите".
  Бубба изучал ее несколько секунд. На ней была кремовая блузка с кружевным воротничком и жемчужными пуговицами, застегнутая до самого горла. Синяя джинсовая юбка доходила почти до лодыжек и была местами перетянута шнурами. "Оливия, вы выглядите... э... потрясающе".
  Выбор правильный, поздравила она себя и, улыбнувшись, закрыла за ним дверь. "Хотите чего-нибудь выпить перед уходом?"
  "Нет, не хочу портить аппетит. Я не знаю, как вы, а я здорово голоден", - он улыбнулся и потер живот.
  "Одну минуту, я только возьму сумочку, и мы пойдем". Она пошла на кухню, зная, что сумочки там нет, но ей нужна была минута, чтобы собраться с мыслями. Он выглядел таким красивым в своих синих джинсах. В них его мускулистые бедра были замечательны, а красная рубашка с черной курткой подчеркивали его широкие плечи. Она никогда не думала о ковбойских сапогах, но увидев такие на нем, взяла себе на заметку, что нужно будет приобрести такую кардинально новую обновку. Она вернулась в гостиную. "Ах, да вот же она", - сказала Оливия, беря сумочку с журнального столика. Бубба озадаченно поднял бровь, желая знать, почему она начала искать с кухни, а не с гостиной. Даже там, откуда он родом, женщины, хранящие сумочку с горшками и кастрюлями, считались немного странными.
  "Ну, что ж. Теперь можно идти". Он открыл дверь и провел ее к грузовику. Когда она подошла к подножке, они оба вспомнили ее последнюю стычку с ней и засмеялись. Бубба снова поднял ее в грузовик, но уже гораздо более изящно. Разговор в дороге был простым, но вежливым. Оливия увидела неоновые огни и огромную вывеску, надпись на которой гласила: "На дороге к Далласу". "Я никогда раньше здесь не была", - заметила она. "Мы сюда ехали?"
  "Да, мне это немного напоминает родину. Я до смерти обрадовался, когда нашел это место. Хорошая пища, хорошая музыка и хорошие развлечения", - улыбнулся он. Оливии понравилась эта улыбка.
  "А вы приехали из Далласа?" - спросила она.
  "О нет, мэм. Я из Джексона, что на Миссисипи, но я могу жить везде". Он снял ее с грузовика, решив, что если она согласится снова с ним куда-нибудь пойти, он поменяет свой грузовик на более маленький. Оливия услышала из помещения музыку стиля кантри.
  "А там есть ресторан?" - спросила она, когда он обнял ее за талию. Ей нравилось чувствовать его объятия. Прошло много времени с тех пор, как она ощущала себя в объятиях мужчины.
  "Самая лучшая еда в Калифорнии", - и он придержал дверь, пропуская ее вперед. Слева была уже заполненная людьми танцевальная площадка, а около нее - играющие живую музыку музыканты. Пол был засыпан опилками и скорлупой от арахиса. Ресторан был справа от танцплощадки, но в пределах слышимости музыкантов. Бубба и Оливия пробрались через толпу, в которой, казалось, все знали его. А особенно красивые женщины - не могла не заметить Оливия. Они взяли столик в углу, подальше от толкотни.
  Атмосфера здесь была совершенно непохожа на то, что она привыкла видеть. Все было очень мило, а еда, как и говорил Бубба, была вкусной. Покончив с ней, они прошли к танцплощадке. "Принести тебе чего-нибудь выпить из бара?" - спросил он.
  Оливия опустила глаза. Он не знал о ее прошлых проблемах с алкоголем, а ей было стыдно ему рассказывать. Но она решила быть с ним честной, даже если это причинит боль. "Я не могу", - произнесла она так тихо, что он с трудом ее расслышал.
  Не нужно было быть большим ученым, чтобы понять, что ей трудно об этом говорить. И он сразу же предположил причину. Ему захотелось убрать с ее лица этот печальный взгляд. Ей нечего стыдиться. Все в какой-то момент жизни делали вещи, которыми не могли гордиться. "Я хочу кое-что тебе сказать", - произнесла она.
  "Позволь сначала мне".
  "Клэйтон..." - начала она.
  "Тебе это понравится", - пообещал он и ушел. Он вернулся через несколько минут с напитками. "Мне кажется, тебе это должно понравиться". Оливия взяла бокал и посмотрела на него так, как будто он был отравлен.
  "Клэй..." - снова начала она, но ее снова прервали. "Попробуй", - поощрил ее Бубба. "Тебе должно понравится".
  Оливия заколебалась, но потом подняла бокал и попробовала содержимое. И молча заулыбалась, благодаря Бога за то, что он такой догадливый. "Рыжее пиво", - сказала она. "Самый лучший в городе напиток. Спасибо тебе, Бубба".
  "Меня пока рано благодарить", - он наклонился к ее уху. "У меня дьявольские намерения. В них входит напоить тебя этим пивом и творить всякие дьявольские дела вместе с тобой".
  Она засмеялась. Она не могла не засмеяться - он такой был один на миллион.
  "Хочешь потанцевать?" - спросил наконец он.
  "Я не знаю, как", - она сделала жест в направлении танцплощадки.
  "Ну, это легко. Пошли, я тебе покажу". Он взял ее за руку и, приведя на площадку, показал ей нужные па. Чтобы их выучить, не нужно было много времени, и прежде чем она поняла это, они протанцевали по крайней мере три песни. Музыка сменилась на медленную. Бубба притянул Оливию к себе, и они стали покачиваться в такт музыке. "Знаешь, ты довольно хорошо двигаешься для новичка", - поддразнил он ее.
  "Ну, и ты, парень с Миссисипи, тоже не так плох", - выдала она свою версию южного выговора. Они засмеялись.
  Остаток вечера они танцевали и разговаривали. Ее очаровывало все, что он говорил, а он понял, что она вовсе не богатая гордячка, как он сперва подумал.
  "Ну что ж, я думаю, это нам намек, что пора уходить", - сказал он, когда кто-то выключил огни. Он встал, задвинул за ней стул, взял ее под руку, и они пошли к грузовику. Бубба подвел машину к фасаду дома и проводил ее до двери. "Я не хотел задерживать тебя так поздно", - неловко сказал он.
  "Я тоже не поняла, что прошло столько времени". Она посмотрела на часы. Было 3:15 ночи. Минуту они стояли молча, а потом молчание нарушила Оливия. "Ну, мне пора. Я замечательно провела время, Бубба. Большое спасибо за отличный обед - и понимание".
   "Не нужно благодарности. Я тоже замечательно провел время. Может, мы как-нибудь повторим это".
  "Хорошо", - улыбнулась она. "Но в следующий раз, я поведу тебя в свое любимое место". Она засмеялась. "Ты научил меня своему танцу, а я научу тебя вальсу".
  "Боже упаси", - пробормотал он. Потом притянул ее к себе, и наклонившись, мягко поцеловал в губы. "Только у осы, насколько я знаю, есть жало. Но не тяни слишком долго с приглашением, ладно?" - поддразнил он ее. И снова поцеловал.
  Она смотрела, как он уезжает, и помахала ему вслед. Потом она вошла в дом и закрыла за собой дверь. Прислонившись к ней, она улыбнулась и вспомнила, как хорошо было в его сильных объятиях. Эту ночь она запомнит надолго и будет с нетерпением ждать новой встречи с ним.
  
  Глава 80
  
  "Трансплантации и ссоры"
  
  
  Утреннее солнце светило в окно палаты Кейси. Он нервничал из-за операции, и ему хотелось поговорить с Ванессой. Но ее состояние сильно ухудшилось. От болеутоляющих у нее появилась большая слабость, и ей было трудно разговаривать больше нескольких минут. Тайна, подумал Кейси. В эти дни это слово стало вторым именем Бена, и было впечатление, что он знает их по несколько штук про любого из жителей Сансет Бич. Он знал о том, что Эш - его отец, он знал о Ванессе. И эта последняя тайна действительно выбила его из колеи. Кейси молился, чтобы у Бена в запасе больше не было таких бомб. Он не был уверен, что сможет выдержать еще одну тайну о своем происхождении. Ванесса пока еще не знает, что у них общая мать. Все согласились, что сейчас не время рассказывать ей об этом. Что будет лучше подождать, когда после трансплантации она наберется сил. Слова Бена о его сестре еще звучали в ушах Кейси . Как это может быть, снова и снова спрашивал он себя.
  "Она твоя сестра, Кейси. И ты можешь спасти ее". "Это бессмысленно", - продолжал повторять он про себя. - "И странно. Но у меня нет времени на преодоление этой странности. Моя маленькая сестричка умирает и только я могу ей помочь. Томас Митчум, человек, которого я считал своим отцом, был гораздо больший дьявол, чем я мог себе представить. По словам Бена, мама ничего не знала о том, что Ванесса - ее дочь, а Томас силой забрал у нее ребенка. Как он мог?"- думал Кейси. Он решил ничего не говорить об этом матери, когда звонил ей, чтобы рассказать о болезни Ванессы. Но ему пришлось рассказать ей об операции. Он не смог придумать другого способа быстро вернуть ее домой. Им нужно будет много всего обсудить, и он хотел во время разговора смотреть ей в глаза. Ему всегда нравилась Ванесса, и ему становилось грустно, когда она говорила, что у нее больше никого нет, кроме матери. Да и та лежит в "Дубовой Роще" с редкой и неизлечимой болезнью. Теперь он знал, почему. Им с Ванессой должны будут многое компенсировать, но сначала он должен сделать, чтобы она поправилась. А потом он научится быть ей большим братом, если она позволит ему это. "Да и потом", - подумал про себя Кейси. Я все равно останусь ее братом, даже если она меня возненавидит".
  "Доброе утро, герой", - в палату вошла Сара и улыбнулась.
  "Привет", - улыбнулся в ответ Кейси, а Сара наклонилась и поцеловала его. "Ты уже видела маму и Эша?"
  "Бен поехал в аэропорт за твоей матерью, и я жду их с минуты на минуту. А Эш и Мэг внизу и просили передать, что скоро придут к тебе. Я думаю, они хотят дать нам немного побыть вдвоем. А ты сам-то как? Ты выглядишь взволнованным", - спросила Сара и села к нему на постель.
  "Разве я могу что-то скрыть от вас, Красивые Ножки?" - улыбнулся он. "Больше всего я волнуюсь о Ванессе. И если честно, я боюсь, что мама и Эш где-нибудь столкнутся. А еще есть Ванесса и Бетт. Все так запуталось. Но это было неизбежно. Мы прошли полный круг, и пришло время платить по счетам".
  "Ты сказал Алекс, что здесь будет Эш?" - спросила Сара.
  "Нет, я не думаю, что это хорошая идея. Ей и так будет достаточно из-за чего волноваться. Я не знаю, почему она никогда не говорила мне о ребенке, которого Томас отнял у нее, и я не хотел говорить ей о Ванессе по телефону, но у меня нет выбора. Ванесса важнее всего, что чувствует любой из нас. Я не знаю, как отреагирует на маму Эш, а кроме того, она встретится лицом к лицу с Бетт. Это больше, чем просто запутанный клубок, Ножки. Даже мыльная опера не смогла бы быть настолько замысловатой. Единственный плюс здесь в том, что теперь известно, что Томас Митчум мне не отец".
  "У твоей матери впереди трудное время, и я ей не завидую. Черт, я точно знаю, что не хотела бы поменяться с ней местами. Мэг говорила, что она - замечательная женщина, и я с нетерпением жду встречи с ней". Сара решила сменить тему разговора. Ей не нравилось видеть его печальным. А все предыдущие темы вели к главному камню преткновения, который ожесточал чувствительную душу Кейси. Она рассеяно погладила его по щеке. Она очень сильно его любила и все время была рядом, когда он в ней нуждался, но ей так хотелось, чтобы он не разрывался на части из-за всей этой истории.
  "Она действительно такая, Сара. Она совершила несколько неправильных поступков, но я стараюсь сделать поправку на то, ради чего она их совершила. Она любит меня, я знаю это. Я должен был бы разозлиться на нее за то, что она не такая идеальная, как я о ней думал, но я не могу. Неважно, что она сделала, она все равно останется моей замечательной мамой. И мне жаль, что у Ванессы не было возможности узнать это".
  "Остановись", - Сара приложила палец к его губам. "Может, Ванесса и не знала ее, но теперь у нее есть шанс узнать свою мать. Все это выглядит хаосом, но Ванесса получила чертовски классного брата. Так что сделка не так уж плоха, как я посмотрю. Ванесса выздоровеет, и вы с этим справитесь. Все. Ты должен думать о хорошем. С ней все будет в порядке. И с Алекс. И с тобой. Я прослежу за этим".
  "Ты это сделаешь?" - Кейси впервые по-настоящему улыбнулся с тех пор, как она вошла в палату.
  "А как насчет маленького поцелуя для меня?" - он выпятил нижнюю губу. "Хочешь попробовать, так ли это вкусно, как было раньше?"
  "О, я знаю, что так же, но буду счастлива в этом снова убедиться. Для уверенности, как ты понимаешь". Сара наклонилась и поцеловала его. Поцелуй предполагался просто приятным, но у Кейси от него поднялось давление, дыхание стало прерывистым, а нижняя часть его тела напряглась под простыней.
  "Сара", - он неохотно отстранил ее. "Мне кажется, нам лучше остановиться". Он взял в руки ее лицо и мягко отпихнул ее.
  "Почему?" - она поцеловала его в уголок рта. "Я еще не решила, где вкуснее всего. Еще немножко" - она оттянула его нижнюю губу.
  "Посмотри вниз, Ножки" - он неохотно остановил поцелуй и немного отпихнул ее. Она посмотрела и вспыхнула. "Медсестра будет точно знать, кто это сделал, если сейчас войдет сюда". Она посмотрела на него, и они оба засмеялись.
  
  Бен довез Алекс до больницы, стараясь максимально уклоняться от ее вопросов. Он знал, что ко времени их приезда там уже, вероятно, будет Эш. Он точно должен был быть из-за Кейси. Его встреча с Алекс при этих обстоятельствах была неизбежной, и Бену совершенно не хотелось оказаться между ними. Хватит. Он уже провел достаточно времени в аду их тайны, и пришло время им самым сражаться со своими демонами. К счастью, они смогли подняться на лифте, ни с кем не столкнувшись. "Вот его палата, Алекс. Скажи Кейси, что я зайду к нему после операции. А сейчас мне нужно найти Мэг".
  "Спасибо тебе за все, Бен". Алекс обняла его и вошла в палату.
  "Тук-тук", - улыбнулась она.
  "Мама, ты все-таки сделала это. Ты приехала", - улыбнулся в ответ Кейси. "А я уже начал немного волноваться".
  "Ни огонь, ни вода не смогли бы стать мне препятствием на пути к тебе". Она обняла его.
  "А это, должно быть, Сара. Привет, я Алекс". Она протянула Саре руку.
  "Рада с вами познакомится. Я много о вас слышала". Сара пожала руку Алекс.
  А та, повернувшись к Кейси, сказала: "Ну, молодой человек, я хочу знать, кто этот человек, желающий получить твою почку. Я знаю, что бессмысленно даже пытаться отговорить тебя от этого, но ты не думаешь, что это немного рискованно? Я знаю, сколько для тебя значат друзья, но мне кажется, что тебе нужно все обдумать. Они не должны брать то, что не сможет вырасти у тебя снова".
  "Слушайте, я лучше оставлю вас одних". Сара поцеловала Кейси. Она решила, что будет лучше, если Кейси поговорит со своей матерью наедине. "Я буду первой, кого ты увидишь, когда проснешься", - прошептала она ему на ухо.
  "Уж постарайся", - улыбнулся он ей в ответ. "Мне будет нужна кое-какая "интенсивная терапия".
  "Ты большой ребенок", - она игриво хлопнула его рукой, - "но я буду там. Я не хочу, чтобы медсестры разглядывали твое тело без моего ведома. Я хочу точно знать, что они не будут тебя трогать там, где не полагается. Была рада увидеться с вами, миссис Митчум". И она в последний раз поцеловала Кейси.
  "Пожалуйста, зови меня Алекс", - улыбнулась та. "Я тоже была очень рада этой встрече". Сара вышла из палаты и про себя пожелала Кейси удачи в его миссии. Она пошла в зал ожидания к Бену и Мэг. Она не хотела этого признавать, но она волновалась об операции Кейси. Тайус сказал им, что такие операции делают очень часто, и проходят они обычно с очень маленькими осложнениями или вообще без оных. Но операция есть операция - никогда ни в чем нельзя быть уверенной.
  Тайус также объяснил, что и Кейси и Ванесса смогут после операции вести нормальную жизнь. Она бы не перенесла, если бы с Кейси что-то случилось. Она так сильно его любит.
  Эш сидел на стуле и смотрел в окно, Бен был на диване рядом с Мэг. "Сара, иди сюда. Садись. Кейси уже забрали на операцию?" - спросила Мэг.
  "Нет, у него сейчас Алекс. Она хотела поговорить с ним до того, как его увезут". Сара посмотрела на Эша. Он выглядел усталым, и она увидела на его лице то, чего раньше никогда не видела. Он был испуган. И она знала, почему. Она все знала о его браке с Бетт, и о том, как его связь с Алекс разрушила его. В последние несколько недель они с Бетт вроде бы заключили мир, и их отношения стали многообещающими. А теперь его сыну предстоит операция, а его отношения с Бетт снова в опасности. Ей было жаль Эша. Он такой замечательный человек, а кроме того, у них с Кейси была очень сильная связь, несмотря на то, что они избегали говорить об отцовстве. Эш говорил ей, что он будет ждать, пока Кейси не признает его отцом. Ждать столько, сколько будет нужно.
  "Я не слишком поздно? Нашего Флекса уже забрали на операцию?" (Флекс - супермен, герой американских комиксов - прим. переводчика) - спросила Бетт, появляясь из-за спины Сары и обнимая ее. Эш сразу же встал и стал смотреть на Бетт страстным взглядом. "О черт", - подумала Сара. - "Сейчас кого-то будут бить". Все немедленно ощутили напряжение между этими двумя.
  "Нет, мы еще ждем", - ответила Сара. "Спасибо, что пришла, Бетт. Кейси и Сара ценят это, я знаю".
  К ним подошел Эш. "Я собираюсь пойти в кафетерий за кофе. Кто какой хочет?"
  Бетт нахмурилась. Он от чего-то собирался бежать. Она это точно знала. И желала знать, кто или что заставляет его делать сие на этот раз.
  "Нам с Беном без кофеина", - ответила Мэг.
  "Я буду колу. А ты хочешь чего-нибудь, Бетт?" - спросила Сара.
  "Нет, спасибо". Она посмотрела на Эша, а потом обвела взглядом остальных. Они что-то скрывают. Но она не знала, что именно.
  Мэг пихнула Бена локтем и глазами показала на Эша. "Эш, подожди. Я с тобой", - понял намек Бен.
  Бетт села на диван рядом с Мэг, похлопала ее по животу и стала комментировать ее беременность. И вдруг замолчала на середине предложения. Мэг сразу же повернула голову в направлении взгляда Бетт. У входной двери стояла Алекс и разговаривала с Тайусом, который хотел всем сообщить, что забирает Кейси и Ванессу на операцию. Бетт слегка затошнило при виде Алекс. Она уже открыла рот, чтобы что-то сказать... но промолчала. Она закрыла рот и сказала весь свой монолог про себя. "Сейчас не время начинать это", - напомнила она себе. "Когда Флекса и Ванессу вернут из операционной, у меня будет много времени, чтобы лично поговорить с этой так-называемой-подругой, которая разрушила мой брак". Мэг сделала жест Саре привести Бена и Эша, но они уже возвращались с напитками. Внезапно Эш остановился - он оказался лицом к лицу с Алекс. И их встреча не прошла незамеченной для Бетт.
  Мэг схватила Бена за руки, и силой посадив на диван около себя, прошептала: "Сделай что-нибудь".
  "Я не могу". Он не сводил глаз с Эша и Алекс.
  "Как это не можешь?" - спросила Мэг. "Сделай что-нибудь, пока все не вышло из-под контроля".
  "Эш, что ты здесь делаешь?" - спросила его Алекс.
  "Я возьму". Бен встал, подталкиваемый Мэг, которая желала предотвратить конфликт. Он взял напитки у Эша, думая, что же еще можно сделать.
  "Я здесь из-за Кейси". Он взял Алекс за руку и повел ее в угол холла, где они смогли бы поговорить. "Он тебе не сказал, что я здесь? Кажется, не сказал", - продолжил он, увидев ее удивленное лицо. "Могу предположить, что он унаследовал это от своей матери. Ты ничего не хочешь мне рассказать?" - с горечью спросил он.
  "Слушай, Эш, мне только что сообщили просто невероятные новости, и я не могу говорить об этом прямо сейчас", - ответила она.
  "Тогда ты должна понимать, что я чувствую. Я тоже открыл для себя нечто невероятное".
  "Кейси только что рассказал мне о Ванессе, и я уверена, что раз ты общался с ним, то тоже знаешь, почему он отдает ей почку. Обоим моим детям будут делать операцию, а ты хочешь говорить о прошлом?" - спросила она.
  "Нет, Алекс. Я хочу говорить о моем сыне. Сыне, о котором ты никогда мне не говорила".
  "Эш, я только что видел Кейси и Ванессу", - к ним подошел Антонио. Он нахмурился, но сразу понял, что это, должно быть, неуловимая Алекс. "Вы, наверное, мать Кейси", - улыбнулся он и протянул ей руку.
  "Да, это мать Кейси - Алекс Митчум. А это Отец Антонио Торрес", - представил их Эш.
  "Вы родственник Рикардо?" - спросила она, пожимая руку Антонио.
  "Да, он мой брат. Слушайте, вы можете сказать, что это не мое дело, но я слышал, о чем вы говорили. Я думаю, что вам обоим стоит часть своего гнева преобразовать в молитвы о выздоровлении ваших детей. Кейси рассказал мне о Ванессе, миссис Митчум. Им обоим будут нужны родители для того, чтобы поправиться. Вы должны смирить свой гнев. Сейчас не время сотрясать воздух своими проблемами", - отругал он их.
  Эш повернулся и пошел в комнату ожидания. Там он сел в самом дальнем углу комнаты. Он выглядел очень удрученным. Бен хотел встать, чтобы подойти к нему, но Бетт похлопала его по ноге, как бы говоря, что сама хочет сделать это.
  Бетт положила руку на плечо Эша. "Эй, ты не против компании?"
  У него екнуло сердце. Он сжал ее руку и, притянув, посадил рядом с собой. А потом крепко обнял. Он дрожал. Она чувствовала это. Она тоже обняла его и погладила по спине. "Все хорошо, Александр. И сегодня наш первый день. И теперь уже навсегда".
  
  Глава 81
  
  "Это и есть любовь"
  
  
  Мэг спала, лежа головой на колене Бена. Пошли несколько часов напряженного молчания, прежде чем в комнату ожидания вошел Тайус.
  "Д-р Робинсон, как они?" - тревожно спросила Алекс.
  "Операция прошла очень успешно". Он посмотрел на Эша. "Кейси ее перенес прекрасно и теперь идет на поправку. Пока к нему никому нельзя, но через некоторое время его переведут обратно в палату. Что касается Ванессы", - он обратил свое внимание на Алекс. "Боюсь, что должно пройти какое-то время, прежде чем будет ясно, как она. Мы должны удостовериться, что ее тело не отторгло почку. Честно говоря, я не думаю, что с этим будут проблемы, но мы должны быть чрезвычайно осторожны, пока не будет твердой уверенности. Отторжение было бы для нее очень вредно. Как только ее привезут из операционной, то сразу поместят в "палату интенсивной терапии" ( в России она называется "реанимация" - прим. переводчика). Но это лишь предосторожность", - сказал он, стараясь смягчить напряженное выражение лица Алекс. "Вы сможете увидеть ее, как только она проснется".
  "Спасибо вам за все, что вы сделали для нее", - произнесла та, крепко пожимая ему руку. "Не знаю, что бы я делала, если бы с кем-нибудь из них случилась беда".
  "Я понимаю. Они для меня тоже много значат", - улыбнулся он и похлопал ее по руке. На самом деле ему хотелось сказать, что Ванесса значит для него много больше, чем он мог бы признать. Он хотел бы быть для нее больше, чем просто другом, но иначе не получалось. Сейчас она могла ему предложить только дружбу, и он был рад хотя бы этому. Он будет рядом с ней столько, сколько она ему позволит. Операция опустошила его так же, как Алекс. С Ванессой все должно быть в порядке. И даже если она никогда не согласится ни на что иное, кроме дружбы с ним, пока она жива и здорова, он согласится с этим. Мир без Ванессы был бы немыслим. Он посмотрел на Мэг, спящую на коленях Бена.
  "Бен, почему бы тебе не забрать Мэг домой?" - предложил он. "Уже поздно, и ей нужен отдых. Эти парни уже не такие маленькие. Они для нее стали теперь большим весом. И она устает".
  Бен улыбнулся и положил руку на огромный живот Мэг. Он не сопротивлялся. Тайус был прав. Они становились все больше и больше. Живот Мэг был просто огромен. Настолько, что он боялся, что расти ему уже некуда, а детям там станет тесно. Казалось, что ее живот не сможет растянуться больше ни на дюйм.
  "Я отвезу ее", - заверил он Тайуса и стал осторожно будить Мэг. "Просыпайся, моя любовь. Пришло время отвезти вас всех домой".
  "Я останусь с Алекс и буду ждать Кейси", - сказала Сара. Алекс улыбнулась и взяла ее за руку.
  "Эш, тебя подбросить до дома?" - спросил Бен, вставая и поддерживая сонную Мэг.
  "Нет необходимости, Большой Парень. Я отвезу его", - Бетт похлопала Бена по спине. "Сара, вот мой номер. Я хочу чтобы ты позвонила мне, если тебе что-то понадобится. В любое время", - Эш дал Саре свою визитку.
  Бетт тронуло то, как Эш заботится о Кейси. Но это вернуло ее к печальным воспоминаниям. Вернуло боль в ее сердце, и она не могла с этим ничего поделать. Воспоминания о прошлом сегодня преследовали ее особенно сильно. Она молчала всю дорогу, везя Эша домой. У него дом просто огромный, подумала она, оглядываясь. Впрочем, она не была удивлена. Алекс был большим человеком, и она должна была знать, что дом должен будет ему соответствовать.
  "Хочешь выпить чего-нибудь?" - спросил Эш, кидая куртку на диван.
  "Нет, я ненадолго. Но чего-нибудь безалкогольного я бы выпила", - улыбнулась она. Бетт взяла с полки в гостиной маленького оборванного игрушечного зверька и пробежала пальцами по его мордочке. Ее глаза наполнились слезами, потому что эта игрушка принадлежала их ребенку. Ее поразило то, что он до сих пор хранит ее.
  "Да, я храню ее", - его голос заставил ее вздрогнуть от неожиданности. "Она принадлежит нашему ребенку, и это все, что у меня оставалось от него, когда я уходил от тебя. С тех пор я храню ее. Мне больно ее видеть, потому что каждый раз, когда я смотрю на нее, она напоминает мне о том, что я потерял. Но я все равно продолжаю ее хранить. Если бы не она, у меня бы ничего не осталось ни от тебя, ни от нашего ребенка".
  "Александр..." - начала Бетт.
  "Нет", - он забрал зверька у нее и поставил обратно на полку. "Не надо больше слез и сожалений. Наш сын умер. Мы оба не слишком хорошо с этим справлялись. И посмотри, что с нами произошло. А я хочу начать заново, Элизабет. Прямо здесь и сейчас, я хочу все начать сначала и, быть может, на этот раз мы все сделаем правильно. Нет и никогда не будет другой женщины, кроме тебя, которая могла бы заполнить бы внутри меня пустоту. Только ты это можешь. Ты сделаешь это? Пожалуйста, Элизабет".
  "Александр, мы не можем вернуться". Бетт посмотрела на него, и по ее щекам покатились слезы. "Мы не можем вернуться на тот же путь. И если я снова позволю тебе себя любить, а ты снова причинишь мне боль, я не знаю, что со мной будет. Я прошла через ад, когда потеряла тебя. Я с трудом смогла вернуться к жизни. И я знаю, что больше не смогу этого сделать. Я не смогу вернуться".
  "Тебе не придется этого делать", - он смотрел на слезы, которые текли по ее щекам. "Если ты будешь там, я пойду к тебе в ад. Сейчас в этом аду я, и я не вернусь из него без тебя". Он посмотрел на ее дрожащие губы, наклонился и поцеловал ее. Она была такой вкусной. Желание съесть ее стало почти реальным. "Я люблю тебя, Элизабет. И всегда любил". И произнеся эти слова, он снова поцеловал ее. Энергия этого поцелуя говорила о его голоде, а Бетт задрожала от него, как будто они стояли рядом с открытым холодильником. Решительно прервав поцелуй, он применил некоторую силу и положил ее голову к себе на плечо.
  "Черт! Я не хотел этого делать. Я не хотел на тебя набрасываться".
  "Я в порядке". Ее рука скользнула на его талию и бессознательно погладила его по заду, как она делала это, когда они были женаты. "Это просто..."
  Ей не нужно было заканчивать. Почти электрический разряд, произошедший, когда их тела соприкоснулись, все сказал за нее. Его было достаточно, чтобы Эш снова стал ее целовать. И занимая ее рот своим языком, он стал вытаскивать шпильки из ее волос и раскидывать их по всей комнате. Закончив со шпильками, он приступил к нетерпеливой атаке на ее одежду. Она была взволнованной и немного боялась, но она хотела этого мужчину как никого в своей жизни. Она стояла, едва дыша, и с тревогой ждала. Было ли это от желания, исходящего от его глаз, или от того, как он легко находил ультра-чувствительные места на ее теле и покрывал каждое из них влажными поцелуями, она не знала. И ей было трудно ждать выяснения этого вопроса.
  Он бросил ее уже снятую одежду на пол бесхозной кучей и туда же быстро последовали ее остатки. Она почувствовала себя очень одинокой, когда он освободил ее рот, а он стал целовать ее шею, разжигая ее и без того ставшую суперчувствительной, кожу. Она закрыла глаза, наслаждаясь этим. Потом она запустила пальцы в его волосы и вцепилась в них, а он стал целовать ее живот, спускаясь все ниже и ниже к ее бедру и оставляя огонь везде, где губами касался ее тела. Через нее прошел почти электрический удар, когда он поцеловал треугольник между ее бедрами, и она почувствовала себя слабой и желающей. Единственный человек, который мог добиться этого так быстро, снова сделал это. Ей было хорошо и она наклонилась к нему, вбирая в себя каждое движение его злого языка. Эш же сразу глубоко вдохнул, сжал ее бедра и прижал к своему рту ее. Его рот был голодным и ненасытным.
  Ее ноги стали слабеть от легкого прикосновения его небритой щеки к ее горящей коже, а потом от его обжигающих губ на ее бедрах. Его жгучий язык начал атаку на ее желающую сердцевину, и все что она могла делать, это вцепиться в его волосы, чтобы не упасть. Его дыхание стало частым. Нужен был не маленький и не средний удар, чтобы выяснить, как быстро он сможет заставить ее потерять самообладание. Она была близка к пику, когда он встал и протянул ей руку. "Пойдем наверх. Я буду обнимать тебя, пока ты не заснешь".
  "И это все, чего ты хочешь?" Она прерывисто дышала и желала убить его, если он не закончит то, что начал, как можно скорее.
  Он сжал ее руку. "Пошли наверх, и я покажу, чего именно я хочу", - он очаровательно улыбнулся и ущипнул ее за щечку.
  Она улыбнулась в ответ, а он подхватил ее на руки и зашагал к спальне. Там он поставил ее на ноги около кровати и начал раздеваться.
  "Иди сюда", - тихо произнес Эш. Он взял ее за руку и подвел к висящему на стене зеркалу, размером в полный рост. Она немного запротестовала, сказав, что постарела, но Эш не обращал внимания. Он был красив как греческая статуя, и она боялась, что он найдет в ней недостатки. Естественно, ведь объектом его желания все эти годы были более молодые и более красивые женщины. Его рука заскользила по ее обнаженному телу, оценивая его красоту. "Ты так прекрасна", - прошептал он. "Прекрасней, чем все, что я когда-либо раньше видел". Он отодвинулся, чтобы она смогла увидеть их обоих в зеркале. Потом он медленно расстегнул ремень и молнию на брюках. Позволил им соскользнуть с его ног и переступил через них. Потом он зацепил пальцем нижнее белье и стянул его тоже. Его вставший пенис поднялся у него между бедрами. Он был больше и тверже, чем она могла вообще вспомнить.
  Ее сердце бешено забилось, а кровь почти закипела в жилах. Любовь, страсть и остатки гнева слились в одно целое и стали энергетической смесью. Наверное, это вообще нельзя передать словами. Гнев и страсть были сильнее, но их тела могли стать мостом через эту бездну. Когда он положил ее на кровать королевских размеров, она приподнялась, схватила его за волосы и притянула к себе. На себя сверху. Его тяжелый рот поранил ее силой поцелуев. Она прикусила губу и стала сосать ее. Потом она нагнулась и взяла в руку его твердый пенис. Он тяжело задышал и повернувшись, раздвинул ее бедра. Он вошел в нее с дикой страстью и желанием. Она закричала и даже обхватила его ногами. Он сидел на ней довольно долго, медленно соскальзывая каждый раз, когда чувствовал, что приближается его пик. Он еще не был готов расстаться с удовольствием своего присутствия внутри нее.
  Он держал свой вес, упираясь предплечьями, и двигался взад-вперед. Глаза у обоих были закрыты. Она следовала каждому его движению. Когда он больше уже не мог отдалять свой пик, а она уже испытала свой аж дважды, она схватила его за ягодицы и втолкнула в себя поглубже. Он сжался, а потом приподнялся и от силы удовольствия простонал ее имя.
  Они оба остались лежать в объятиях друг друга.
  "Я скучал", - произнес наконец Эш. "Я так сильно по тебе скучал". Он крепко обнял ее.
  "Не думай, что от этого все стало лучше, Александр", - сказала Бетт за его спиной. "Хороший секс никогда не был для нас проблемой. И если мы будем больше разговаривать вне постели, чем пытаться затащить друг друга в нее, то может быть, у нас что-то и получится. Это было хорошее начало. Очень хорошее", - сказала она, ткнув ногтем ему в грудь. "Я тоже скучала. Я скучала по тебе". Она поцеловала его.
  "Я понял, что прошлого не вернуть, но я бы очень хотел попытаться создать будущее". Он улыбнулся и потер то место на груди, куда она ткнула его пальцем. "Я люблю тебя, Элизабет".
  "Увидим", - сказала она, улыбнувшись. "Увидим". И она снова его поцеловала. "Я тоже тебя люблю, Александр", - сказала она, и в этот момент зазвонил телефон.
  Сердце Эша бешено билось, когда он тянулся к телефонной трубке. Она сказала это! Она сказала, что любит его. Он чувствовал себя так, как будто получил драгоценный подарок. Что бы ни произошло, с Элизабет в объятиях он сможет пройти через все. "Алло. Да. Мы сейчас будем". Он положил трубку на рычажки. "Это Сара". Эш встал с кровати. "Она просит меня приехать". Он протянул Бетт руку. "Ты поедешь со мной?"
  Бетт улыбнулась и взяла его за руку. "Конечно".
  Потом она нахмурилась и посмотрела на него.
  "Нет, не снова. Боже, пожалуйста, только не это. Как только они вылезают из постели, все начинает идти не так. Боже, ты не можешь снова быть со мной таким жестоким, - произнесла она про себя. Он ведь только вернулся ко мне. Пожалуйста, не забирай его снова". "В чем дело?" - осторожно спросила она Эша.
  Он погладил ее по щеке, заметив ее нахмуренное выражение лица. "К счастью, ничего, но... Элизабет!" - начал он и остановился. А потом снова заговорил. "Элизабет, мы же не предохранялись".
  Дыхание, которое она сдерживала, вырвалось из нее громким вздохом. "Я в безопасности, большой мальчик". Она похлопала его по груди. "А тебе лучше предохраняться", - поддразнила она его.
  "Не в этом дело. Я вообще не об этом волнуюсь. Ты принимаешь какие-нибудь противозачаточные?" - спросил он.
  Бетт нахмурилась. "Нет, но я думаю, что все будет нормально", - заверила она его, молясь, чтобы это оказалось так. В конце концов, она уже прошла детородный возраст. У него уже есть сын, а у нее дочь. "Все будет нормально", - сказала она, но про себя задалась вопросом, сколько же детей были зачаты от таких глупых несуразиц, как эта. Эш обнял ее, и она решила не волноваться. Все будет нормально. А затем они вместе направились в душ.
  
  Глава 82
  
  "За тобой кто-то наблюдает"
  
  
  "Выпей", - Бен дал Мэг стакан воды.
  "Даже не знаю, почему я такая уставшая. Я ведь использовала не так уж много энергии", - Мэг отпила из стакана.
  "Ляг и отдохни", - он обнял ее и поцеловал. "Тайус сказал, что чем дальше, тем ты будешь быстрее уставать. Ношение такого огромного веса не может быть легким для тебя". Он убрал волосы с ее лица. "Я тебе сегодня уже говорил, как ты красива? Я никогда в жизни не видел более восхитительной женщины. Мэг, ты так прекрасна".
  Она улыбнулась. "Твои слова много значат для меня, Бен". Она легла и натянула одеяло до подбородка. Бен поцеловал ее в щеку и встал с кровати. "Бен, постой. Разбуди меня, как только узнаешь что-нибудь о Ванессе или Кейси, ладно?"
  "Я обещаю. Спи. Я буду внизу, если тебе что-нибудь понадобится", - улыбнулся он и вернулся к кровати, чтобы снова поцеловать ее.
  Мэг потянула его вниз, когда он попытался встать, и сама стала его целовать. "Я скучаю по этому и знаю, что ты тоже скучаешь. Ты как? Я имею в виду, что мы сейчас не можем этого делать, но ты ведь с этим справляешься?"
  "Мэг, я не буду лгать тебе и говорить, что я не скучаю. Но я счастлив даже просто держать тебя в своих объятиях. И чувствовать твое тело рядом с собой. Обнимать тебя - этого для меня более чем достаточно. У нас для ЭТОГО будет еще много времени", - улыбнулся он. "А сейчас спи и ни о чем не волнуйся. Это все пустяки". Он подмигнул, положил руку ей на живот и поцеловал его. "Ребята, вы тоже спите спокойно. И не будите вашу мамочку", - улыбнулся он.
  Ему было много тяжелее уходить от нее, чем он хотел признать. Он скучал по их любовным играм, но из-за нее он бегал в холодный душ и до беременности. Счет за воду будет просто огромным в следующую пару месяцев, подумал он, наливая себе выпить. Он сел на диван и стал просматривать газету.
  Он не видел, что за каждым его движением с балкона кто-то наблюдает. Наблюдает, как он подносит стакан к губам, листает станицы, теребит свои волосы и двигает глазами по газете, останавливаясь, чтобы прочитать что-то интересное.
  Зазвонил дверной звонок, и Бен поторопился открыть дверь. "Антонио, входи".
  "Я знаю, что уже поздно, но мне нужно поговорить с тобой, прежде чем я вернусь в больницу".
  "С Ванессой и Кейси что-то не так?" - спросил Бен.
  "К ним еще не пускали, когда я уходил. Я хотел поговорить с тобой еще в больнице, но у меня не было возможности". Антонио выглядел взволнованным.
  "Мэг наверху и она спит, так что мы можем поговорить с глазу на глаз". Бен нахмурился, заметив волнение Антонио. Тот был не в себе с самого их возвращения из Уэльса.
  Фигура на балконе подошла ближе к двери, но они по-прежнему ее не замечали.
  "Хочешь чего-нибудь выпить?" - спросил Бен.
  "Рыжее пиво, если оно есть". Антонио сел на диван и стал играть статуэткой, стоявшей на столике. "Я думаю о том, чтобы оставить сан".
  "Почему?"
  "Ты ведь знаешь, что между мной и Жаклин кое-что произошло в Уэльсе, верно?"
  "Я легко могу себе представить, что именно произошло там, в коттедже, но это не мое дело. А ты уверен, что тебе нужно оставлять сан? Ты действительно думаешь об этом? Я знаю, как сильно ты любил эту женщину. Я наблюдаю за тобой с тех пор, как ты вернулся домой. Ты изменился, и мне кажется, это произошло из-за нее, верно? Я прав в своем предположении?"
  "Да. Я любил ее, Бен. Я очень ее любил, и сейчас мне больно. У меня такое чувство, словно то, что я потерял ее - это мое наказание за то, что я нарушил обет. Я как будто заточен в темнице. Не могу идти вперед и не могу вернуться назад. Ко мне каждый день приходят прихожане и исповедываются в своих грехах, а я чувствую себя виноватым. Я не знаю, как им помочь. Я вообще не знаю, что делать". Он встал с дивана и подошел к камину.
  "Антонио, я, конечно, не специалист, но мне кажется, что Бог никого не наказывает за любовь. Не так много людей получают шанс испытать настоящее чувство. За любовь к Жаклин твою душу не пошлют в ад. Почему бы тебе не поговорить с кем-то из твоих наставников и не послушать, что они скажут? Ты очень хорошо умеешь это делать, а вся проблема, по сути, в том, что любовь, которую ты испытываешь, делает тебя человеком. Вот и все". Бен улыбнулся и положил руку Антонио на плечо. "Посмотри на нас с Мэг. Два года назад кто бы мог предположить, что она сможет превратить чудище внутри меня в человека. Я вообще не жил до ее появления. Каждый день с ней - особенный. Я помню каждый миг, что мы провели вместе".
  Фигура на балконе сжала кулак от злости.
  "Всем совершенно очевидно, что именно вы с Мэг чувствуете друг к другу. Я думаю, что и Мария это тоже понимает. И хотя она сбежала из "Дубовой рощи", она ведь не попыталась войти в контакт с кем-нибудь из вас. Я думаю, что последую твоему совету и поговорю с епископом. Он приедет сюда на следующей неделе. Так что будет как раз подходящий случай. Мне нравится то, что я делаю, и если мне нужно уйти, то мой босс", - он возвел глаза к небу, - "даст мне ответ раньше всех. А как Мэг?" - резко сменил он тему разговора.
  "С ней все в порядке. Она сейчас отдыхает. Хотя она немного расстроена всей этой историей с Кейси и Ванессой. Но они справятся с этим, и она тоже. Я уложил ее в постель несколько минут назад. Дети становятся все активней и активней, да и весят все больше", - улыбнулся он.
  "У вас обоих теперь полно дел", - улыбнулся в ответ Антонио.
  Зазвонил телефон. "Извини. Алло. Эш, как Кейси?" - спросил Бен и посмотрел на Антонио.
  "Он уже в своей палате, и с ним все хорошо", - ответил Эш. "Он хочет, чтобы вы с Мэг это знали. Ванесса пока в "интенсивной терапии". И о ней нет пока никаких новостей. Как только я что-то узнаю, сразу же тебе сообщу".
  "Бетт с тобой?"
  "А почему ты спрашиваешь?" - спросил Эш, протягивая руку к Бетт. Бен услышал ее голос на заднем плане.
  "Просто интересно", - улыбнулся Бен. "Позвони, если будут какие-то новости, и скажи Кейси, что я завтра к нему зайду".
  "Кейси лучше?" - спросил Антонио.
  "Да. Он в своей палате и нормально себя чувствует. Мэг будет рада это услышать", - Бен посмотрел в направлении второго этажа.
  "Ну что ж, я думаю, мне лучше вернуться в больницу и посмотреть, как там дела. Спасибо тебе за поддержку. Я запомню твой совет. Ах да, еще одно. Ты ничего не слышал от Марии?" Он должен был спросить, хотя знал, что если бы что-то было, Бен сказал бы ему.
  Бена удивил вопрос Антонио. "Нет, ничего. И если честно, я надеюсь, что она на этот раз позвонит тебе или Рикардо. Мария должна научиться жить самостоятельно. Я больше не могу быть рядом с ней. Я должен думать о Мэг и детях. Они для меня на первом месте".
  "Я все понимаю, но я волнуюсь за нее. Мы знаем, что ей кто-то помог сбежать, и можем только надеяться, что этот человек помогает ей и сейчас. Если ты что-то о ней узнаешь, дай мне знать, хорошо?" - попросил Антонио.
  "Мне хочется думать, что она сначала свяжется с тобой или Рикардо, но я обещаю, что позвоню тебе, если что-то узнаю. Мне жаль, Антонио. Ты настоящий друг, и я отплачу тебе тем же, как только у меня появится такая возможность. Только, пожалуйста, постарайся понять, что для меня на первом месте Мэг. Я не могу допустить, чтобы она снова прошла через то, через что прошла в этом году из-за Марии. Я скорее отрублю себе руку, чем буду смотреть, как она плачет из-за меня или из-за нее".
  Антонио знал, что это действительно так. "Еще раз спасибо, Бен. Я тоже очень ценю твою дружбу. Ты не должен отвечать за Марию. И мы с Рикардо ценим все, что ты для нее сделал. Ты сделал много больше, чем должен был".
  Бен улыбнулся и закрыл за Антонио дверь. Потом он пошел к балкону, чтобы закрыть балконную дверь. Он давно не вспоминал о Марии и не желал вспоминать. Он вернулся, сел в кресло и снова взял газету. Он оставил дверь открытой, чтобы насладиться холодным ночным бризом, доносящимся с океана. Прошло немного времени и он задремал, откинувшись на спинку кресла. Его газета упала на пол.
  "Бен! Скорее! Бен, где ты?" Крик Мэг заставил Бена ошалело вскочить, и броситься наверх.
   Когда он вбежал в комнату, Мэг сидела на постели. "Мэг, что случилось?" Его сердце сильно билось.
  "Бен, здесь кто-то был! Кто-то стоял около балконной двери!" Мэг в ужасе показывала на дверь.
  Бен подошел и подергал дверь, но она была заперта. "Мэг, это был сон. Дверь заперта, и нужен ключ, чтобы ее открыть. "Это был просто сон, моя любовь". Он сел к ней на постель. Его сердце глухо билось. От такого ее крика его жизнь, должно быть, сократилась лет на десять.
  "Это казалось таким реальным. Кто-то стоял там и смотрел на меня. Прости, что я тебя напугала", - извинилась она и прижалась к его груди. Ее трясло, но от объятий Бена ей становилось легче.
  "Мэг, я буду лежать с тобой, пока ты снова не заснешь", - он лег на одеяло и обнял ее. Малыши толкнулись под его рукой. Он улыбнулся и погладил то место, где под ребрами у Мэг толкнулась ручка или ножка. "Ребята, я хочу чтобы вы тоже заснули", - прошептал он, осторожно гладя бугорок. И скоро они все погрузились в глубокий сон.
  
  Мария шла по пляжу и поддавала песок носком туфли. Она была так близко от Бена, но не могла к нему прикоснуться. Она боялась, что если она дотронется до него, он проснется. Он был таким красивым, когда спал. Она знала, что он на самом деле не имел в виду того, что сказал Антонио о своей любви к Мэг. Не сейчас, когда Мэг похожа на призовую корову с сельской ярмарки. Она же видела ее, когда она спала. Мэг была огромной, а она знала, что Бену нравятся маленькие женщины. Мэг же увеличилась в размере раза в два. "Бен не может любить этого кита", - подумала она. - "Не может. Он любит меня и он будет со мной, если Мэг уберется с моего пути. Я хочу Бена. Мэг украла моего мужа и мой дом. Она спит в моей постели. Она бесстыдная шлюха. Бен - мой муж, и я получу его рано или поздно. Это только вопрос времени. И чего она так заорала? Она была похожа на ревущую ослицу". Мария сжала кулаки. "Бен будет моим", - поклялась она. "Он будет!"
  
  Глава 83
  
  "Прощение и воссоединение"
  
  
  "Кейси, мы можем войти?" - Эш толкнул дверь больничной палаты и просунул в нее голову.
  "Входи, Эш", - ответила Сара. "Привет, Бетт", - она обняла ее.
  "Я не останусь, просто мне хотелось посмотреть, как дела у Флекса. Похоже, он держится молодцом", - Бетт наклонилась и поцеловала Кейси в щеку. "Привет, красавчик. Похоже, что с тобой все будет в порядке".
  "Да. Есть небольшая боль, но все будет нормально. Я только волнуюсь за Ванессу. Сара сказала, что ей плохо". Кейси вздрогнул от боли, пытаясь поудобнее устроиться на кровати.
  "Кейси, если ты не прекратишь столько двигаться, Тайус вышвырнет меня отсюда пинком под зад. Ведь я обещала ему, что ты будешь лежать тихо". Сара поправила подушку у него под головой и переключила свое внимание на Эша. "Я сказала ему о Ванессе, чтобы он не пытался вылезать из кровати и идти к ней. Тайус превосходно о ней заботится, а кроме того, с ней Алекс".
  "Ну, я думаю, она в хороших руках". Бетт улыбнулась, хотя на самом деле радости не чувствовала. Даже при всех этих несчастьях, свалившихся на Алекс, Бетт не могла справиться с желанием высказать ей все, что она думает. Теперь она знала, что ее подруга и была той женщиной, которая разрушила ее брак с Александром. От прозвучавшего имени Алекс Бетт передернуло. "Ну, что ж. Мне пора идти". "Я должны выйти отсюда", - подумала она. "Если вам что-нибудь будет нужно, звоните - не стесняйтесь".
  "Спасибо, что зашла, Бетт". Сара посмотрела на Кейси, а тот - на Эша. Ситуация была более чем неудобная. "Э-э... Кейси, я схожу провожу Бетт, а потом на обратном пути проверю, как дела у Ванессы". Сара наклонилась и поцеловала его в щеку.
  Эш проводил Бетт до двери. Он точно знал, почему она уходит. Она не хотела столкнуться с Алекс, и он не мог ее за это винить. Это его вина, что она оказалась в такой ситуации.
  "Ты в порядке?" - спросил он.
  "Нормально", - заверила его она.
  "Я люблю тебя, Элизабет". Он протянул руку и потрогал ее волосы. "Мне жаль, что все так случилось".
  "Я знаю", - она поцеловала руку, которая гладила ее щеку. " Это тяжело, Александр, но мне пришлось бы с этим столкнуться рано или поздно. Я тоже тебя люблю, и мы вместе с этим справимся. Кейси был моим другом задолго до того, как я узнала, что он твой сын. И от этого факта ничего не изменилось. Останься и поговори с ним. Я справлюсь со своим желанием убить тебя, но даже когда я это сделаю, я никогда не захочу, чтобы ты отказался от своего ребенка. Иди и поговори с ним".
  Эш пораженно посмотрел на нее. Было трудно поверить, что они прошли так далеко за столь короткое время. "Я говорил, что люблю тебя?" - спросил он.
  "Да, говорил", - улыбнулась ему Бетт. "Но я не против услышать это снова".
  "Я люблю тебя, Элизабет".
  "Я тоже тебя люблю". Эш наклонился и поцеловал ее. И от этого поцелуя она едва устояла на ногах. Эш поднял голову и посмотрел ей в глаза. "Я тебе позвоню".
  "Если не позвонишь - ты покойник", - она стукнула его по груди сумочкой.
  Эш стоял у двери и смотрел, как Бетт и Сара спускаются в холл рука об руку. Бетт шла пружинистой походкой, и от зрелища ее притягательно качающегося зада ему хотелось побежать за ней. Он знал, что теперь он уже не потеряет ее. "Я действительно люблю тебя, Элизабет. И я постараюсь заслужить твою любовь", - прошептал он, когда они завернули за угол. И он вернулся в палату Кейси.
  "Наконец-то одни", - сказал Кейси, привлекая внимание Эша.
  Тот подошел и сел в кресло около кровати. "Как ты на самом деле себя чувствуешь?"
  "Похоже, ты отлично меня знаешь", - улыбнулся Кейси. "Я чувствую себя ужасно, но Тайус сказал, что это пройдет через день или два. Слушай, Эш, я думаю, мы должны поговорить о том, чего мы все время избегаем".
   "Да, должны", - согласился Эш. "Я должен кое-что тебе сказать, Кейси". И Эш рассказал ему о своих отношениях с его матерью, потом об обстоятельствах его зачатия и, наконец, о Бетт. Он ничего не приукрашивал и не пытался уменьшить свою роль. Он винил только того, кто действительно был виноват. Самого себя. "Я надеюсь, ты не ненавидишь меня", - Эш посмотрел на Кейси, пытаясь определить его реакцию. "Я ничего не знал о тебе, пока мы не приехали в Уэльс. И что бы ты не думал обо мне, я - твой отец. И я буду тебе хорошим отцом, если ты позволишь. И даже если ты не захочешь, чтобы я присутствовал в твоей жизни, ты все равно останешься моим сыном. Ты не можешь этого изменить, и я этого не хочу. Ты прекрасный сын, Кейси, и я хочу быть твоим отцом. И я буду им, если ты позволишь".
  "А что Бетт думает обо всем этом и о тебе?" - спросил Кейси.
  "Элизабет было очень тяжело из-за этого много лет назад. Я тогда чуть не погубил ее и больше никогда такого не допущу. Ей было больно узнать, что твоя мать была этой "другой женщиной", но она справится с этим". Он посмотрел на Кейси. "Я люблю ее и хочу все ей компенсировать. Она сказала, что позволит мне постараться заслужить ее любовь, и на этот раз я ничего не испорчу".
  "Плохо, что ты не подумал об этом, прежде чем спать с моей матерью".
  "Кейси..."
  "Прости", - извинился Кейси. "Уже слишком поздно думать об этом. Ты был моим другом до того, как я узнал, что ты мой отец. Я тогда решил, что ты хороший человек, и я не могу этого изменить. Я бы хотел сделать еще одну попытку, если ты согласен".
  Эш улыбнулся. "Спасибо, Кейси. Как и с Элизабет, я постараюсь заслужить твою любовь и уважение".
  Кейси улыбнулся ему улыбкой, так сильно похожей на его собственную, что у Эша перехватило дыхание. "А как я теперь должен тебя называть?" - спросил он.
  "Можно просто Эш".
  "Нет", - сразу же ответил Кейси. "Я много об этом думал с тех пор, как выяснил, что ты - мой отец. Томас Митчум был воплощением всего, что я презирал в отцах. Он начинал с чистого листа, и будет справедливо, если я дам тебе такой же чистый лист. Эш - мой друг. А Александр Холлистер - мой отец. И я думаю, что стоит попытаться называть его "папа"".
  Эш едва сдержал слезы. Но он встал с кресла, наклонился и обнял своего сына в первый раз в своей жизни. У него потекли слезы, когда Кейси обнял его в ответ.
  
  Алекс держала руку Ванессы. Она с нетерпением ждала ее пробуждения, чтобы поговорить с ней и рассказать, как она счастлива, что, наконец, нашла свою дочь, которую искала все это время.
  "Алекс, Кейси попросил меня зайти и посмотреть, как Ванесса", - в палату на цыпочках вошла Сара.
  "Она все еще спит, но д-р Робинсон сказал, что она поправляется", - Алекс с улыбкой смотрела на дочь. "А как Кейси?"
  "Очень хорошо, но мне кажется, что он слишком усердно уверял меня, что чувствует себя лучше, в отличии оттого, что есть на самом деле", - сказала Сара.
  "Пожалуйста, скажи ему, что я скоро к нему зайду. Просто сейчас я не хочу оставлять Ванессу одну. Я думаю, он поймет".
  "Конечно, поймет. У Кейси большое сердце. Я передам ему ваши слова, а когда Ванесса проснется, скажите ей, что мы все рядом и молимся, чтобы она поскорее поправилась".
  "Спасибо тебе", - Алекс обняла ее и отстранила. "Мой сын - счастливец. Его корабль просто наводнен прекрасными женщинами. Он, наверное, думает, что выиграл в лотерею или что-то в этом роде".
  
  Глава 84
  
  "Пора!"
  
  
  "Мэг, я принес тебе завтрак", - Бен поставил поднос на столик около кровати. "На, выпей сок".
  Мэг с удовольствием взяла у него сок, а он помог ей сесть на постели. "Спасибо, милый", - улыбнулась она. Бен видел, что она несчастна, особенно после того, как Тайус уложил ее в постель. Он заверял, что все нормально, но говорил, что у Мэг маленькое телосложение, а размер ее живота начал с ним войну. Тяжесть стала для нее серьезной проблемой. Бен не хотел, чтобы она много времени проводила на ногах. "В последний раз, когда я видела свои ноги, они были похожи на две огромные палки колбасы", - подумала Мэг. "Они распухли раза в два со своего нормального размера, но Медбрат Бен замечательно о них заботится". Бен проскользнул за спину Мэг и стал осторожно массажировать ей спину, а она начала есть. "О-о-о, это так приятно. Что бы я без тебя делала?" - улыбнулась она.
  "Не представляю", - он поцеловал ее в шею.
  "Тебе лучше не начинать то, что ты не сможешь закончить", - поддразнила она его. В этот момент зазвонил телефон.
  "Спасенный звонком", - засмеялся он. "Алло. Что? Я сейчас приеду", - и он повесил трубку.
  "Бен, в чем дело?" - Мэг посмотрела на его взволнованное лицо.
  "В "Бездне" был пожар. Никто не пострадал, но мне нужно туда поехать. Ты побудешь одна до моего возвращения, или мне позвонить Саре, чтобы она осталась с тобой?"
  "Все в порядке, я побуду она", - заверила его Мэг. "И я обещаю, что останусь тут, пока ты не вернешься", - улыбнулась она.
  Бен дал ей телефон. "Позвони мне, если тебе что-нибудь понадобится. Я обещаю, что скоро приду". Он ненавидел уходить от нее, но ему нужно было оценить ущерб.
  Бен прошел на задворки клуба и с удивлением обнаружил, что нам нет ни обгорелых вещей, ни людей. Он зажег свет и понял, что и в помещении никого нет, и главное, что нет никакого запаха дыма или признаков, что в доме побывал огонь. "Интересно, кто это так подшутил?" - подумал он. Потом он прошел в свой офис и, набрав номер Мэг, стал просматривать бумаги у себя на столе. "Мэг, у тебя все нормально?"
  "Да, вполне. Огонь причинил большой ущерб?" - спросила она.
  "Здесь не было никакого пожара. Кто-то просто решил надо мной подшутить. Лично я не вижу в этом никакого юмора, но мне нужно кое-что тут сделать по работе. Ты побудешь одна пару часов, или мне прерваться на середине?"
  "Все будет нормально, Бен", - заверила она его, кажется, уже в миллионный раз. "Я буду лежать и отдыхать. Обещаю, что не буду вставать больше, чем это необходимо. А еще я обещаю даже не пытаться идти на столь высокий риск и не спускаться по лестнице, пока ты не вернешься домой", - перечислила она все пункты, чтобы успокоить его.
  "Все равно, я, наверное, позвоню Саре... Или нет, я лучше быстренько запихаю все в сумку и возьму работу домой", - предложил Бен.
  "Бен, ты же знаешь, что случилось в последний раз, когда ты принес все эту кучу домой - я слышала твои стенания и жалобы всю неделю. Останься там и закончи работу. Со мной все будет нормально. Честно", - сообщила она. "Телефон у меня под рукой, и я позвоню, если ты мне будешь нужен".
  "Ладно, но я не долго. Обещаю. Я люблю тебя, Мэг".
  "Я тебя тоже люблю", - и Мэг повесила трубку. Она действительно не хотела, чтобы он приносил работу домой - из-за того, что при этом она сама начинала скучать по работе. Она не понимала, как сильно скучает, пока Тайус не уложил ее в постель. Мэг вразвалочку вошла в ванную и посмотрела на себя в зеркало. "Как Бен может любить меня сейчас, когда я похожа на кита?" - подумала она. Потом она улыбнулась и начала утомительную уборку.
  Бен посмотрел на часы. Он просидел уже целый час, но сделал не так много. Он не мог поверить, что так забросил работу. У него болела спина, и он понял, что ему трудно найти удобное положение. Скоро уже придет Роджер и начнет готовиться к открытию. Бен надеялся, что тот скоро придет. Тогда он сможет свалить кое-какую бумажную работу на плечи Роджера и вернуться домой к Мэг. Бен решил снова ей позвонить. "Мэг, как ты?"
  "Бен, что с тобой? Я уже почти спала, а ты позвонил и заставил меня встать. Ну чего тебе надо? Я же сказала, что со мной все нормально и что я позвоню тебе, если мне что-нибудь понадобится", - отругала она его.
  "Не знаю. Наверное, я просто чувствую себя виноватым за то, что ушел от тебя сегодня утром", - улыбнулся он.
  "Я думаю, это называется "любовь", - засмеялась она. "На самом деле, Бен, я в порядке. Заканчивай работу и приходи домой".
  "Ладно. Я тоже тебя люблю", - с улыбкой сказал он и повесил трубку. Он все равно не мог избавиться от чувства, что ему нужно быть с Мэг.
  Мэг с недавних пор стала чувствовать себя все более и более некомфортабельно. Она крутилась и ерзала, пытаясь найти положение, которое устроило бы и ее и детей. "Ох, это бесполезно", - пожаловалась она вслух. Она села и стала взбивать подушки. Добившись желаемого результата, она приняла полулежачее положение. А потом взяла книгу с ночного столика и начала читать.
  Чья-то фигура повернула ключ в замке, и открыв дверь дома Бена и Мэг, быстро вошла внутрь. Фигура осмотрела весь дом, пройдя из кухни в гостиную, а из нее на балкон. Вернувшись, она стала медленно подниматься по лестнице на второй этаж.
  
  Роджер постучал в дверь офиса Бена: "Ты хотел меня видеть?"
  "Роджер, я рад тебя видеть! Входи. Мне нужно, чтобы ты сделал для меня кое-какую бумажную работу. Мне не нравится, когда Мэг остается одна, и я хочу поехать сейчас домой", - Бен встал и сунул бумаги в руки Роджеру.
  "Бен, подожди. Я могу сделать инвентаризацию, но всего остального я не знаю", - Роджер пролистал бумаги, которые дал ему Бен.
  "Сделай все, что сможешь. Я еду домой, так что ты можешь мне позвонить, если у тебя возникнут вопросы". И Бен закрыл дверь, оставив Роджера наедине с кучей бумаг.
  
  Мэг услышала скрип половиц. "Эй? Бен, это ты?" Никто не ответил. Мэг слезла с кровати, сунула ноги в шлепанцы и подошла к двери. "Эй, здесь есть кто-нибудь?" - позвала она, но, как и в прошлый раз, ей никто не ответил. Она вышла на верхнюю площадку лестницы и крикнула: "ЭЙ! Кто здесь? Бен, это ты?"
  Она не видела, как за ее спиной появилась чья-то фигура и занесла руки над ее спиной.
  
  Бен запустил пальцы в волосы. У него сосало под ложечкой. И это неприятное чувство, как бы говорило ему, что с Мэг что-то не так. У него жутко болела спина, и он совершенно не понимал, отчего. Бен вытащил сотовый телефон и позвонил домой. Телефон не отвечал, и он нажал на акселератор. Но его сразу же остановил полицейский. Едва дождавшись, когда тот подойдет к двери, Бен сразу же заговорил: "Пожалуйста, поторопитесь с выпиской квитанции. Я должен добраться домой к жене. Она должна родить со дня на день, а я не могу до нее дозвониться". И он отдал полицейскому свои права.
  "Бен Эванс? Вы женаты на Мэг Каммингс, верно?" - спросил тот.
  "Да. Не могли бы вы поторопиться?" - Бен нетерпеливо забарабанил пальцами по рулю.
  "Мэг - отличная девушка. Я отпущу вас на первый раз, но вы должны ездить помедленней. Для нее вряд ли будет лучше, если вы доберетесь туда мертвецом. И скажите Мэг, что Джейсон из интернет-кафе передает ей привет. Она самая лучшая официантка, которую я когда-либо встречал".
  "Замечательно. Я уже могу ехать?" Бен тревожился все больше и больше, а кроме того, он плохо себя чувствовал. К боли в спине прибавились спазмы в животе. Ему было плохо, и он был не в настроении развлекаться.
  "Конечно. Ведите машину осторожнее. И помедленней". Джейсон вернулся в свою машину, а Бен поехал к дому, не зная, что он там найдет, когда приедет.
  
  Мэг закричала, когда кто-то схватил ее сзади. "САРА! Ты напугала меня до смерти! Почему ты не отвечала мне, когда я кричала?"
  "Мэг, прости. Я пришла посмотреть, все ли у тебя в порядке, и увидела, что ты спишь. Я пошла в ванную и не слышала тебя, пока не вышла из нее. Извини, если напугала тебя", - Сара обняла сестру.
  Мэг схватилась за спину и пошла обратно в спальню. "Как ты вошла в дом?"
  "Помнишь время, когда вы с Беном были в бегах? Ключ у меня остался еще с той поры. И я думаю, мне лучше его вернуть тебе, раз уж я здесь", - она отдала Мэг ключ. "А где Бен?"
  "Он в "Бездне". И звонил мне по меньшей мере три раза с тех пор, как ушел", - засмеялась Мэг и посмотрела на часы. "Он звонил полтора часа назад, и я уверена, что он снова позвонит в ближайшие 5 минут".
  "Мэг! Мэг!" - закричал Бен и побежал наверх в спальню.
  "Бен? Что случилось?" - спросила Мэг, удивленно глядя на него.
  "Все нормально", - улыбнулся он и увидел Сару. "Сара, я рад что ты здесь. Я боялся, что Мэг сидит в одиночестве", - сказал он и постарался восстановить дыхание после сильного толчка боли в спине.
  Мэг посмотрела на Сару, и они обе захихикали. Однако Бену смешно не было.
  "Ну что ж, теперь когда Бен с тобой дома, я пойду", - Сара обняла Мэг.
  "Я тебя провожу", - сказал Бен Саре. "Я сейчас вернусь", - повернулся он к Мэг. Бен открыл Саре дверь, и она увидела, что он снова вздрогнул и потер спину.
  "Бен, с тобой все нормально?" - спросила она.
  "Да, просто спина почему-то болит. Наверно, потянул мышцу. Все будет нормально. Спасибо, что зашла, Сара".
  "Не за что". Она поцеловала его в щеку.
  Бен поднялся наверх и увидел, что Мэг заснула. Он снял куртку и решил, что горячий душ должен помочь его спине. Он пошел в ванную. Там он разделся и встал под душ. Он уперся руками в стену и подставил спину под горячие струи. Но вскоре ему показалось, что он что-то слышит. Он завернул краны, чтобы слышимости не мешал шум воды.
  "Бен! Бен, иди сюда!" - кричала Мэг.
  Он выскочил из-под душа, схватил полотенце, обернул его вокруг талии и побежал к ней. Мэг корчилась от боли и держалась за живот. "Мэг, что с тобой?"
  Она посмотрела на него - по ее лицу текли слезы: " Уже пора, Бен. Я думаю, время уже подошло". И она засмеялась.
  
  Глава 85
  
  "И стало их четверо..."
  
  
  "О Боже! Боже!" - ошеломленно произнес Бен. Он стоял в дверном проеме и закрывал лицо руками. От шока он просто остолбенел, а с его волос и тела на пол капала вода.
  "Бен!" - закричала Мэг. "Да не стой же там! Сделай что-нибудь! Иди к шкафу и достань мою сумку. А я пока позвоню в больницу и попрошу их передать Тайусу на пейджер, чтобы он встретил нас. Мы репетировали это уже сотню раз, так что не стой столбом!" - приказала она.
  Бен поднял вверх палец и согласился с ее решением. "Точно, сумка. Вызывай такси. Я принесу ее, и мы поедем в больницу". "Я здорово соображаю при таких обстоятельствах", - подумал он и направился к двери. Он считал, что расклеится, когда у Мэг начнутся роды. Но не расклеился и был очень горд эти достижением. Он быстро принял решение и уже собирался воплотить его в действие, как его приковал к месту голос Мэг.
  "Бен! Ты же не можешь ехать в больницу в полотенце!" - закричала она. "У медсестер от тебя будет инфаркт. Оденься!"
  Бен посмотрел на себя и понял, что Мэг права. Он схватил первые попавшиеся брюки и начал их надевать. Он прыгал на одной ноге и одновременно пытался достать сумку. Это оказалось трудной задачей. Внезапно он понял, что по-прежнему в полотенце и именно оно мешает достижению его цели. "Черт подери!" - выругался он и снял полотенце, но при этом потерял равновесие и не слишком изящно рухнул на пол. Мэг не смогла сдержаться и засмеялась над столь серьезной и затруднительной ситуацией, в которую он попал.
  Она встала с кровати и сама достала из шкафа сумку. "Бен, я позвонила в больницу. Они ждут нас. Ты доставишь мне удовольствие и наденешь рубашку? Тогда мы сможем двинуться в путь. Не думаю, что наши дети будут долго ждать". И сразу же за этими словами она снова почувствовала схватки и согнулась почти вдвое. "Ох, Бен, поспеши!" Она схватилась за живот. "Не думаю, что они захотят оставаться там слишком долго".
  Бен оцепенел. "Они должны оставаться там, пока мы не доберемся до больницы. Мэг! Ты не можешь родить прямо здесь! Я не знаю, как принимать роды".
  "Бен, ты не служанка мисс Скарлетт из "Унесенных ветром", - свирепо посмотрела на него Мэг. "И сейчас не время для дурацких шуток. Одевайся и пошли отсюда!" Бен накинул рубашку и побежал вниз, чтобы вывезти машину из гаража. Он подвел ее как можно ближе к дому и вошел в него, чтобы помочь Мэг добраться до машины. Она встретила его у входной двери. Бен выхватил у нее сумку и хлопнул дверью перед ее лицом.
  "Бен!" - позвала она через закрытую дверь. "А как насчет меня?" Глупо улыбаясь, он открыл дверь и снова вошел в дом. Там он подхватил ее на руки и отнес в машину.
  Бен ехал по улицам Сансет Бич и автоматически давал указания Мэг по их системе подготовки к родам под названием "Ламэйз". Он помогал ей дышать на личном примере. А ей становилось все труднее и труднее это делать с каждым приближением схваток. У него закружилась голова, и он был вынужден прекратить, чтобы не отключиться.
  "О-о-о-о! Бен, поторопись!" - закричала Мэг.
  "Мэг, ты только дыши, как нас учили!" Бен ненавидел видеть ее в такой боли. Он и представить себе не мог, что она будет такой сильной. У него самого жутко болела спина, но ее боль, казалось, была намного сильнее. Он нервничал, а эта раздражающая боль в пояснице сводила его с ума. "Дыши", - скомандовал он.
  "Сам дыши!" - раздраженно заорала Мэг и испустила такой вопль, что чуть его не оглушила. Бен нажал на акселератор, молясь, чтобы все копы Сансет Бич решили взять сейчас перерыв и перекусить пончиками.
  "Мэг..." - попытался он урезонить ее, делая скидку на то, что ей больно.
  "Дыши! Сам бы попробовал чувствовать то, что чувствую я, и "дышать как нас учили" при этом!" - закричала она, держась за живот.
  "Мэг, пожалуйста. Ты должна успокоиться", - попросил он.
  "Заткнись!" - завопила Мэг, и прижав руки к животу, застонала как раненый лось. Бен выжал акселератор. Его удивило то, что Мэг так набросилась на него. "Мы почти на месте", - уверил он ее.
  Бен свернул к входу в отделение "скорой помощи" и чуть не наехал прямо на разъезжающиеся двери. Он вбежал внутрь и поймал первого попавшегося ему под руку санитара. Тот помог Мэг вылезти из машины и посадил ее в кресло на колесиках.
  "М-р Эванс, у вашей жены начались роды?" - спросила его медсестра.
  "Да, да", - ответил он, рассеянно потирая шею. "Где д-р Робинсон ? Она не сможет долго ждать".
  "Мы сейчас заберем вашу жену в родильное отделение. Вы должны побыть в зале ожидания, пока мы будем ее подготавливать. Если захотите кому-нибудь позвонить - это ваш шанс", - ответила она.
  "Нет, я хочу, чтобы Бен пошел со мной", - Мэг вцепилась в руку Бена. "Он должен идти со мной. Он не оставит меня рожать в одиночестве".
  "Он придет, как только мы приведем вас в порядок, миссис Эванс. Я обещаю", - добавила медсестра, когда Мэг снова начала протестовать. "Он будет присутствовать при рождении вашего ребенка. Он так легко не выкрутится", - улыбнулась она.
  "Все хорошо, Мэг", - Бен похлопал ее по руке. "Я позвоню маме и папе, а потом приду". Он поцеловал ее, и медсестра повезла Мэг к лифту. А прежде чем двери лифта закрылись, Мэг послала ему воздушный поцелуй.
  Бен сделал несколько звонков и стал ждать, когда медсестра выйдет и отведет его к Мэг. Он стал нетерпеливо мерить шагами комнату. А когда сестры стали показывать в его направлении и хихикать, он наконец заметил, что рубашка на нем не застегнута.
  "Бен! Милый, ты здесь!" - закричала Джоан, вбегая в зал ожидания. Она обняла его и поцеловала в щеку.
  "Почему ты не с Мэг?" - спросил Хэнк. "Почему ты тут бродишь с таким видом, словно потерялся в супермаркете?"
  "Я не знаю. Они сказали, что придут и отведут меня к ней, когда будут готовы. И я уже начинаю понемногу терять терпение".
  Джоан начала перестегивать на нем рубашку, потому что он застегнул ее криво, и разглаживать ее. "Тебе надо успокоиться. Это ее первые роды и на них может понадобиться больше времени", - улыбнулась она.
  "Хэнк, а помнишь, как родилась Мэг? Я рожала целых 9 часов".
  Бен посмотрел на нее так, как будто у нее выросли рожки. Он не сможет бродить тут 9 часов, пока Мэг страдает в другой комнате. Он с ума сойдет. Нужно ее найти.
  "Да, я помню. А теперь наша маленькая девочка сама рожает", - улыбнулся в ответ тот.
  Из лифта вылетела Сара с Кейси на буксире. "Вижу, мы не опоздали", - улыбнулась она и посмотрела на Бена. "Боже, Бен! Откуда на тебе такая странная одежда?" - она засмеялась.
  Бен впервые за все время посмотрел на себя и понял, почему на него глазели сестры. Он был посмешищем. В криво застегнутой темно-красной рубашке и синих шелковых пижамных штанах. Ботинков на нем было два, но носок только один. "Наверное, я мало внимания уделил своему гардеробу, Сара. Ну, почему так долго!" И он снова начал нервно ходить по комнате.
  "М-р Эванс, вы можете пройти - мы готовы". Это наконец за ним пришла медсестра Тайуса, Труди.
  "Слава Богу!" Бен взял Хэнка и Джоан за руки: "Пожелайте мне удачи". Труди провела Бена в родовую. Там около Мэг сидел на стуле Тайус, и Бен увидел на мониторе сердцебиение малышей. Он сел на постель около Мэг и взял ее руку.
  "Где ты был?" - обвиняюще спросила она сквозь зубы. Над ее верхней губой выступили бисеринки пота, а волосы спутались. Бен понял, что ей трудно.
  "Они сказали ждать снаружи, пока меня не позовут, моя любовь", - терпеливо объяснил Бен и посмотрел на Тайуса. "Я пришел, как только смог", - и он вздрогнул, когда она с силой сжала его руку.
  "Уже не долго, Бен", - сказал ему Тайус. "Мэг, помни о дыхании. Бен, я могу минуту с тобой поговорить?" - и Тайус отвел его в холл.
  "В чем дело, Тайус?" - спросил Бен.
  "Она хочет родить детей естественным путем, но здесь есть вероятность - хотя и небольшая, что понадобится кесарево сечение. Помнишь, мы говорили об этом месяц назад?" - Тайус положил руку Бену на плечо.
  "Я не хочу, чтобы Мэг делали операцию. Она тоже этого не хочет, если только это не будет неизбежно. Тайус, обещай мне, что операция будет только в самом крайнем случае", - попросил тот.
  "Бен, успокойся. Я просто хотел тебе напомнить. Пока все идет хорошо, и я не ожидаю никаких осложнений, но я должен был тебе напомнить, что иногда нам приходится принимать решения очень быстро. Я не хочу тебя пугать. Но если мне придется принимать решение в интересах Мэг и детей, у меня не будет времени на споры с тобой. Не волнуйся. С Мэг все будет хорошо", - пообещал он. А потом засмеялся: "Но она еще не дошла до последней стадии родов. Поэтому тебе, мой друг, предстоит чертовски трудное время. Она может схватить один из моих скальпелей и попытаться тебя кастрировать".
  Бен озадаченно замигал.
  "Она подойдет к этому раньше, чем все кончится. Только не забывай, что на самом деле она не хочет ничего плохого".
  Бен по-прежнему смотрел на Тайуса непонимающим взглядом. "Ей так больно, что она, наверное, больше никогда не позволит мне до нее дотронуться".
  "Не в этом столетии во всяком случае", - пробормотал Тайус.
  "Что?" - спросил Бен. "Ты думаешь? Ты действительно так думаешь, Тауйс?"
  "Нет", - тот похлопал Бена по руке. "Я просто пошутил. Веселей, мой друг! Тебе юмор еще понадобится, когда ты будешь помогать Мэг пройти через это". Но Бен по-прежнему оставался серьезен. Он просто стоял и смотрел на Тайуса.
  "Все нормально", - хлопнул его по плечу тот. "Просто помни, о чем я тебя предупреждал, и готовься двигаться быстро", - засмеялся он. "Я видел, как это происходит уже много раз. И ко времени, когда она войдет в последнюю стадию, ты не узнаешь свою милую маленькую Мэг. К счастью, женщины быстро все забывают, иначе в мире бы уже давно не осталось детей".
  "Д-р Робинсон, миссис Эванс готова", - прервала их Труди.
  Бен сорвался с места и побежал мимо Тайуса к Мэг. Она уже совсем забыла про контроль дыхания и стонала от боли. Она дотянулась, схватила Бена за рубашку и, притянув его к своему лицу, прорычала: "Убирайся от меня, Бен Эванс! И больше никогда ко мне не прикасайся!"
  Бен выглядел потрясенным, а медсестры фыркали в кулаки, стараясь скрыть смех. Он храбро продолжил гладить Мэг по волосам. "Шшш, все хорошо, моя любовь", - прошептал он.
  "Нет, НЕ ХОРОШО! О-о-о, у меня такое чувство, что я скоро широко раскроюсь, как раковина моллюска!" - застонала она.
  "Мэг, ты просто расслабься. Уже близко", - сказал Тайус, похлопывая ее по ноге, чтобы успокоить.
  "Мэг, помни, что нужно тужится, когда тебе говорит Тайус", - Бен гладил ее по голове.
  "О-О-О-О-ОХ! Прекрати трогать меня, Бен! Это все из-за тебя! Убирайся отсюда!" - закричала она. Удрученный Бен отодвинулся от нее.
  " Мэг, мне нужно, чтобы ты сейчас начала тужится. Ты готова?" - спросил Тайус.
  "Бен, куда ты ушел? Ты нужен мне!" - закричала Мэг. Бен немедленно пододвинулся обратно и взял ее за руку. И Мэг снова начала делать вместе с ним дыхательные упражнения.
  "Тайус!" - позвала она. "Иди сюда!" Тайус подошел к ней, а она поманила его пальцем, чтобы он к ней наклонился. Она была вся в поту и тяжело дышала, но выглядела так прелестно, что он мгновенно забыл первое правило поведения при родах: "Никогда не ловись на спокойствие матери, которая вот-вот родит". Он наклонился. Мэг сразу же схватила его за галстук и потянула. "Я хочу обезболивающее!" - крикнула она ему прямо в ухо. "Дай мне обезболивающее! В любом виде! Неважно что - главное, чтобы отключиться!" Тайус поперхнулся и постарался избавиться от ее удавки. Бен попытался помочь, но каждый раз, когда ему удавалось отцепить один из ее пальцев, она прижимала галстук другим.
  "Отпусти его, Мэг", - он снова попытался разжать ее пальцы. "Мэг, отпусти Тайуса. Пожалуйста".
  "Скажи ему, чтобы он дал мне обезболивающее", - выдала она ультиматум. " У тебя есть деньги, выпиши ему чек".
  "Мэг, сейчас уже слишком поздно для обезболивающего", - заявил Тайус. "Ты же сказала, что хочешь родить естественным путем", - полузадушено сказал он. "Ты заставила меня пообещать, что я не буду давать тебе никаких обезболивающих".
  "Это было до того, как я поняла, насколько это больно", - она рывком затянула галстук еще туже. "Тайус, я хочу обезболивающее и хочу его ПРЯМО СЕЙЧАС!" - она сделала еще один рывок, едва не перекрыв ему дыхание начисто.
  "Мэг..." - начал Тайус, но от этого она затянула удавку еще сильнее.
  "Я изменила свое мнение! Я хочу обезболивающее и хочу получить его прямо сейчас!" Медсестра Труди засмеялась оттого, как двое мужчин не могут справиться с одной миниатюрной женщиной. Она подошла, хлопнула Мэг своей мощной рукой и сказала: "Отпустите его, миссис Эванс. Он не сможет принять ваших детей, если вы его задушите ". Мэг была с этим согласна и, видимо, сочла эти слова достаточно хорошей причиной, потому что сразу отпустила удавку, которую она сделала из галстука Тайуса.
  "Теряете сноровку?" - прошептала Труди на ухо Тайусу. "Она хорошо вас облапошила. Вот подождите, я все расскажу этим ребятам, когда они родятся".
  "Ты не посмеешь", - тихо ответил он охрипшим голосом. Труди подняла бровь. "Спорим? Меня заставит промолчать только хорошая денежная компенсация", - и она, смеясь, вернулась к кровати.
  Тайус собрал все свое достоинство и осторожно подошел к кровати Мэг. В любом случае он не приближался к ней в пределы досягаемости ее рук. "Ну что ж, одно дело мы завершили", - сказал он. "Итак, Мэг, когда я тебе скажу, тужься изо всех сил. Бен, встань сзади нее и крепко ее держи. Ты можешь смотреть в это зеркало позади меня и увидеть рождение. Ты все поняла, Мэг?"
  "Да, я поня-а-л-а! О-о-ой! Я уже должна тужиться! Он выходит, и он не собирается ждать!" - закричала она.
  "Тайус, сделай что-нибудь!" - закричал Бен.
  Тайус в ужасе посмотрел на него. "Я уже делал, а твоя жена чуть меня не задушила. "Я буду просто счастлив одолжить тебе свой галстук", - сказал он и повернулся к Мэг. "Ладно, Мэг, давай. Тужься как можно сильнее".
  Мэг сделала, как ей было сказано, и стала тужиться, со всей силы сжимая руку Бена. От Бена потребовалось все его мужество, чтобы не закричать от боли.
  "Уже почти", - Тайус осторожно посмотрел на них обоих. "Мэг, тужься еще". И Мэг вложила в потуги все свои силы.
  "О Боже! Я вижу его, Мэг! Он замечательный! Ты видишь его?" - спросил Бен сквозь слезы. Малыш скользнул в умелые руки Тайуса и сразу же закричал.
  
  Мэг расслабилась, с благоговением посмотрела на него и заплакала. "Я вижу и слышу его, Бен", - слабо ответила она, откинулась на подушки и стала, затаив дыхание, ждать следующей волны схваток.
  "Мне очень не хочется разочаровывать вас обоих, но это не он, а она. Бен, иди сюда и перережь пуповину".
  "Боже, какая же она красавица", - Бен посмотрел на крошечную малышку в своей руке. Ее крошечную головку покрывали темные волосы, и она была так похожа на Мэг! Когда он стал следовать указаниям Тайуса, руки у него задрожали. "Я нисколько не разочарован".
  Тайус засмеялся. Он обтер малышку и отдал ее медсестре, чтобы та положила ее на грелку, пока они будут ждать второго ребенка. "Ты отлично справился, приятель".
  "О нет! НЕТ! Бен!" - закричала Мэг. "Я не могу сделать это снова. Я слишком устала!"
  "Ты сможешь, Мэг. Ты должна", - Бен поцеловал ее в лоб. "Сделай это для меня".
  Мэг наградила его зловещим взглядом и подняла руку. Но на этот раз он уже был готов и поймал ее прежде, что она сумела вцепиться в его воротник. Тайус усмехнулся, думая, как было бы здорово, если бы Бен принял предложение и взял у него галстук.
  Бен снова встал в свою позицию за спиной Мэг. Он старался быть осторожным и не оставлять свободным ничего, за что она могла бы схватиться. Он видел, что она сделала с Тайусом, и не собирался давать ей шанс задушить и его, несмотря на то, что на нем нет галстука.
  "Ты можешь это сделать", - уговаривал он ее с безопасного расстояния за ее спиной, одновременно держа ее за обе руки. На всякий случай. "Ты можешь это сделать". Ему хотелось растереть ей руки, но он не собирался их отпускать. Он продолжал тихо разговаривать с ней, и в конце концов она стала кивать в знак согласия.
  "Ну, что ж. Я думаю, мы готовы", - сказал Тайус. "Мэг, тужься! Тужься сильнее, и потом ты сможешь отдохнуть", - пообещал он.
  Мэг снова сделала, как ей было сказано и стала тужиться, выталкивая оставшегося в ней ребенка. Она молилась, чтобы он был последним. Она не сможет сделать это еще раз. Мэг стала тужиться изо всех сил и застонала, а ее второй ребенок в это время стал выходить в мир. И наконец он закричал, точно так же как перед этим его сестричка.
  "Вот он, моя любовь. Он здесь", - Бен показал на зеркало. "Ты видишь его?"
  "На этот раз ты прав", - объявил Тайус. "Это мальчик".
  "Ты слышала? У нас девочка и мальчик!" Лицо Бена засияло, как рождественская елка. "Я могу снова перерезать пуповину?"
  "Конечно", - засмеялся Тайус.
  Бен перерезал пуповину и посмотрел на него. "Это все?" - спросил он. "Или там еще один?"
  Мэг пристально посмотрела на него, держащего на руках их сына. Она была возмущена тем, что он вообще смеет задавать такой вопрос, после того, через что она только что прошла. К ней подошла медсестра Труди. Мэг повернула голову и посмотрела на нее. "Дайте мне пистолет и заберите у него моего ребенка", - она посмотрела в направлении Бена, "А потом сматывайтесь отсюда". Труди засмеялась и похлопала ее по руке.
  "Я могу их сейчас увидеть?" - спросила Мэг. "Я могу подержать на руках моих малышей?"
  "Тебе сейчас принесут твою маленькую дочку, а когда мы закончим, то принесем и сына. Через несколько минут", - объяснил ей Тайус.
  Мэг приподнялась на локте и посмотрела на него. "Я уже родила! И если там есть еще кто-то, пусть он там и остается. Я не смогу сделать это снова". Она снова почувствовала боль, которая не была слабее предыдущих и со стоном бухнулась обратно на кровать. "Я не могу этого делать снова!" - она закрыла глаза. "Я не могу!" Бен отдал сына медсестре и бросился к ней. Тайус только улыбнулся.
  "Мэг, ты уже родила всех, полностью. Там больше никого нет. Но твоя работа выполнена еще не до конца".
  "Могу я сначала увидеть моих малышей?" - спросила она.
  Тайус кивнул Труди. Та принесла малышку и положила ее на руки к Мэг. Бен сел с ней рядом, и они вместе стали любоваться своим творением.
  "Бен, ты видел когда-нибудь что-нибудь настолько красивое?" - спросила Мэг. "Посмотри на нее. Она совершенна. И очень похожа на тебя".
  "Только однажды. Это был день, когда я встретил ее мать", - ответил Бен. Медсестра принесла мальчика и положила его на руки Бену. Сначала ему было немного неудобно его держать, но он быстро приспособился. Бен положил мальчика Мэг на другую руку, а медсестра сделала фотографию.
  "Итак, вы двое", - прервал Тайус новоиспеченных родителей с их новоиспеченными детьми. "Мы должны все закончить и отвезти Мэг в палату, чтобы она смогла отдохнуть. Бен, у тебя там есть беспокойные друзья и родственники. Почему бы тебе сейчас не пойти к ним, а мы пока позаботимся о Мэг и отвезем ее обратно в ее палату". Труди и еще одна медсестра сразу же подошли к Мэг, чтобы взять у нее детей.
  "Нет, пожалуйста, не забирайте их", - попросила Мэг.
  "Мэг, все в порядке. Они должны вымыть малышей и поместить их на некоторое время на грелку. Но я обещаю, что ты их очень скоро снова увидишь. А сейчас ты должна мне помочь. Чем скорее мы отвезем тебя в палату, тем скорее ты снова сможешь их подержать".
  Сестры забрали детей, а Бен наклонился и поцеловал Мэг. "Мне нужно пойти к маме и папе и сказать им, что с вами всеми все хорошо. Я вернусь, как только поговорю с ними, ладно?"
  "Хорошо. Скажи им, что я их всех люблю". Она была усталая и сонная.
  Тайус дал Бену бумажку с весом детей и показал ему, в каком направлении находится комната ожидания.
  
  Хэнк, Джоан, Сара, Кейси, Эш, Бетт, Габи, Рикардо, Антонио, Оливия, Бубба, Роджер и Джина сидели в комнате ожидания. Бена не было почти два часа, и все беспокойно ждали новостей о Мэг и малышах. И когда он, наконец, вошел в комнату, его обступила целая толпа. Он выглядел вымотанным.
  "С Мэг все в порядке. Она устала, но с ней все нормально", - заверил он всех. "У нас девочка", - он посмотрел в бумажку, " весом 2 кг 910 г и мальчик весом 2 кг 750 г". Потом он извинился и рухнул на пол без сознания.
  
  Глава 86
  
  "20 пальчиков на ручках и 20 на ножках"
  
  
  "Бен!" - закричала Джоан и подбежала к нему. "Кто-нибудь, помогите ему!"
  Мария пряталась в тени холла и с трудом сдержалась, чтобы тоже не побежать к нему. "Бен", - прошептала она про себя. "Черт тебя побери, Мэг, за все, что ты сделала с ним", - подумала она. "Это все твоя вина! Ты, наверняка, притворялась больной, чтобы вызвать у него сочувствие".
  Хэнк засмеялся и дал Бену несильную пощечину. "С ним все нормально, Джоанни. Я помню, как сам чуть не упал в обморок, когда рождались наши дети. И держу пари, что он сегодня ничего не ел. Давай, сынок, просыпайся".
  Бен начал приходить в себя и смутился, когда понял, что стал центром всеобщего внимания. Он быстро встал на ноги: "Извините меня".
  "Ты в порядке?" - спросил Кейси и прикрыл рот рукой, чтобы скрыть смех.
  "Кейси, это не смешно", - отругала его Сара, хотя сама с трудом сдерживалась, чтобы не захихикать.
  "Я пойду обратно к Мэг". Щеки Бена пылали от смущения, и он пошел к ней в палату.
  Мэг спокойно спала, поэтому Бен тихо пододвинул к ее кровати кресло и стал на нее смотреть. Мэг выглядела усталой, но очень красивой. Бен положил голову на руки, и прикорнув на краю кровати, сразу же провалился в глубокий сон.
  
  А около окошек детской собралась целая толпа желающих посмотреть на малышей Эвансов. Те спали в кроватках с маленьким возвышением под головками. Все охали и ахали, глядя на них. Хэнк и Джоан в один голос говорили, что это самые красивые малыши, которых они когда-либо видели.
  "Мальчик похож на меня", - гордо объявил Хэнк.
  "Ничего подобного", - Джоан хлопнула его по руке, а тот опечалился. "Он похож на Бена. Ты только посмотри на него", - улыбнулась она и что-то засюсюкала своему новоиспеченному внуку.
  "Эй, я тут кое о чем подумал", - произнес Кейси.
  "О чем?" - спросил Эш.
  "А кто-нибудь знает, как они их назвали? Уж конечно же не "Мальчик и Девочка Эвансы".
  "Я не думаю, что они уже подобрали имена - они же не захотели узнавать пол", - сделала вывод Сара. На этом все включились в игру и стали предлагать свои варианты того, как Бен с Мэг планируют назвать малышей.
  "Мне так хочется их подержать", - улыбнулась Джоан.
  К окошку детской подошла медсестра и, улыбаясь, закрыла занавеску. Пришло время подготовить малышей к времяпровождению с их родителями.
  "Бен!" - попыталась разбудить его Мэг. "Принесли малышей", - прошептала она.
  Бен поднял голову и попытался сориентироваться в обстановке. "Ммм?"
  "Нам принесли малышей", - улыбнулась Мэг. Медсестра показала им, как держать детей и как их кормить. Убедившись, что Бен и Мэг все усвоили, она дала каждому из них по ребенку и вышла из комнаты, чтобы они могли побыть наедине.
  Бен держал малышку и разглядывал каждую черточку ее лица, взяв ее маленькую ручку своей.
  По щекам Мэг потекли слезы, когда она погладила личико своего сынишки. "Бен, ты когда-нибудь видел такое чудо? Они такие замечательные".
  Бен наклонился и поцеловал ее: "20 пальчиков на ручках, 20 на ножках и самая изумительная мать в мире. Я думаю, этим все сказано, дорогая". Он улыбнулся.
  В дверь постучали. К ним вошла медсестра и принесла бумаги, которые им нужно было заполнить. "Это для их свидетельств о рождении", - объяснила она и снова ушла.
  Бен изучил браслетик на ножке своей дочки и посмотрел на Мэг. "Ты ведь понимаешь, что мы больше не можем это откладывать. Мы должны дать им имена. Я не хочу, чтобы наших сына и дочь так и звали - Мальчик и Девочка Эвансы", - засмеялся он. Мэг тоже засмеялась. Они очень много говорили о разных именах, но ни на чем не могли остановиться. Единственное, в чем они были единодушны, это что Мэг будет выбирать мужские имена, а Бен женские. А сейчас, так или иначе, но они должны были принять решение.
  "Знаешь, я часто слышала, что когда берешь своего ребенка на руки в первый раз, то имя приходит само. Бен, когда я увидела тебя лежащим на этой кровати, а через мгновение сестра положила мне на руки этого малыша, я поняла, что у него не может быть никакого другого имени, кроме твоего. Бенджамин. Пусть нашего сына будут звать Бенджамин. Но я не знаю твоего второго имени. Какое оно? Ты мне никогда не говорил", - она посмотрела на него.
  "И никогда не скажу. Я ненавижу свое второе имя, поэтому последний раз упоминал его очень давно. Я точно не захочу назвать им своего сына" - улыбнулся он.
  "Ладно", - уступила она, но про себя запланировала узнать все-таки, какое же оно. Она вытащит его из Бена рано или поздно. (Простите, ребята. Здесь я должна оговориться. Им нужно было бы отвезти Мэг обратно в родильную и заставить ее родить еще одного ребенка, чтобы она даже не помышляла об этом. Она уже забыла, чем кончилось такое в первый раз - прим. автора). Мэг на секунду задумалась. Она посмотрела на Бена, а потом на крошечного малыша в своих руках. "Ты похож на папочку", - она поцеловала его в лобик. "Поэтому назовем тебя Бенджамином в его честь. И есть еще два человека, без которых бы тебя не было - своим присутствием здесь ты обязан им. Назовем тебя в честь твоего будущего крестного Антонио и погибшего сына Клэр Гадсден. Она спасла жизнь твоему папочке, и я хочу вернуть ей ее сына в твоем лице", - Мэг легонько постучала пальцем по подбородку малыша. "Поздоровайся со своим папочкой, Бенджамин Тревор Энтони Эванс". Она посмотрела на Бена, надеясь, что он одобрит ее выбор. Его улыбка подтвердила ее предположение.
  "Это красивое имя", - согласился он. "У меня есть только одно замечание. Никто и никогда не должен называть его Бенджи. Я ненавидел это имя, когда рос и не хочу, чтобы оно приклеилось к нашему сыну".
  "Замечание принято", - улыбнулась она. "Будем называть его Тревор".
  "Согласен", - гордо объявил Бен.
  "Теперь твоя очередь", - улыбнулась ему Мэг.
  Бен передвинул эту красивую маленькую девочку в своих руках. Она недовольно завозилась, но быстро успокоилась, когда он подсунул ей под спинку свою согнутую руку. "Ну, моя маленькая", - он внимательно посмотрел на нее. "Какое же имя лучше всего подойдет такой красавице, как ты? Моя мама умерла очень давно. А твоя мама была настолько добра, что поделилась со мной своей мамой. И как в случае с твоим братом, есть двое людей, без чьей помощи ни меня, ни твоей мамы здесь не было бы. Поздоровайся со своей мамочкой, Джоанна Элизабет Эшли Эванс. У тебя с твоим братом есть кем гордиться, и я нисколько не сомневаюсь, что вы не подкачаете".
  "О Бен! Мне так нравится! И как же мы будем ее звать?" - Мэг с улыбкой посмотрела на дочь.
  Бен на секунду задумался. Малышка зевнула, и он ей улыбнулся. "Меня кажется, что ей больше всего подойдет Эшли", - ответил он.
  "Согласна", - сразу же сказала Мэг. "Но только один вопрос. Почему Элизабет? Это в честь Бетт?"
  "Нет. Вообще-то, я думал о жене нашего дорогого друга Буббы. Как и сын Клэр, она умерла много лет назад. Однажды я расскажу тебе о ней. Бубба тогда поставил на карту свою жизнь ради людей, которых даже не знал. А кроме того, без него, Эша и Кейси, нас с тобой здесь сегодня не было бы. Без любого из них", - он посмотрел на маленькое личико Эшли.
  "Вот они удивятся", - засмеялась Мэг.
  "Что их действительно удивит, так это то, что мы их всех четверых сделаем крестными отцами", - он постучал пальцем по подбородку Эшли и посмотрел на Мэг. "Можешь представить нашу четверку с этими крохами? Но нет других людей на всем белом свете, кому бы я мог доверить их жизни". Он задумался и улыбнулся. "Они больше похожи на ангелов-хранителей, чем на крестных отцов". Он посмотрел на Эшли. "И я думаю, что нам понадобится любая помощь".
  "Привет, Эшли", - он потрогал кроху. "Ты знаешь, как сильно твои мамочка и папочка любят тебя и твоего братика?"
  Бен заполнил все бумаги, а Мэг покормила детей. "Я только схожу и отдам бумаги сестре. Я сейчас вернусь". Бен поцеловал ее, коснулся подбородка Тревора и вышел из палаты. Он подошел к столику дежурной. "Вот, я принес бумаги для свидетельств о рождении наших детей".
  "Спасибо, м-р Эванс", - улыбнулась медсестра, удивленная, что они так быстро все сделали. "Я хочу вам сказать, что у вас двое самых замечательных малышей, которых я когда-либо видела". Она посмотрела на имена в анкетах. "Ух ты!", - воскликнула она. "Какие длинные имена для таких крошечных малышей".
  "Да", - улыбнулся Бен. "Но они малыши Мэг - я не сомневаюсь, что с ними все будет в порядке. И спасибо за комплимент, мы тоже так думаем", - улыбнулся он и вернулся в палату к Мэг.
  Медсестра наклонилась и другой медсестре, сидящей рядом с ней. "Да разве они могут быть НЕзамечательными? Этот парень остался бы великолепным, даже если бы его жена была похожа на тролля", - сказала она.
  "Точно! Держу пари, эти малыши приготовили для своих родителей отличный сюрприз. Они еще покажут себя, когда вырастут", - согласилась та и положила бумаги в папку, чтобы их смогли забрать на оформление.
  
  Мария наблюдала за ними из своего угла, и когда сестры ушли на перерыв, вытащила бумаги и пошла с ними в гардеробную. "Запрос на свидетельство о рождении", - вслух прочла она и стала читать имена детей. "Бенджамин Тревор Энтони Эванс и Джоанна Элизабет Эшли Эванс. Это нашего ребенка должны были назвать Бенджамином! Мэг уже украла моего мужа, а теперь еще украла имя нашего ребенка!" - она потеряла самообладание и порвала бумаги в клочки. "Ты заплатишь за это, Мэг!" - пообещала она. "Ты заплатишь! Бен, ты нужен мне!" - она прислонилась к стенке, съехала по ней на пол и заплакала.
  
  Глава 87
  
  "Бог благословляет детей"
  
  
  "Бен, Бен, проснись", - потрясла его Мэг.
  "В чем дело?" - спросил он и, взяв с ночного столика часы, посмотрел, который час.
  "Твоя очередь идти к малышам. Я слышу, что один из них проснулся", - Мэг сонно зевнула.
  "Ладно". Бен несколько минут сидел на постели, стараясь придти в себя, а потом пошел в детскую. Эшли спокойно спала, а Тревор лежал и смотрел на него глазами, полными слез. "Ну, и что случилось, сын?" Бен поднял малыша и сморщил нос от запаха. "Понятно, ты попал в "аварию". Спасибо тебе, сынок. Это самое приятное занятие для твоего папочки в три часа ночи. Ладно, давай посмотрим, что мы можем тут сделать". Бен перенес малыша к пеленальному столику. "И где же эти детские салфетки?" Он положил его на столик и стал искать салфетки. Тревор тотчас же начал реветь. "Нет, нет, не плачь", - попросил Бен, похлопывая его по ножке. А как только Бен снова взял его на руки, он мгновенно замолчал
  "Как ты предполагаешь, я смогу тебя переодеть, если ты не даешь мне тебя положить, а?" - спросил он малыша. "Мы должны тебя переодеть, сынок, потому что, если честно, то от тебя сильно воняет", - Бен поцеловал его в маленькую щечку. "А, да вот же эти салфетки", - он снова положил Тревора на пеленальный столик и снял с него подгузник.
  "Замечательно. Ты уверен, что должен делать это в таком количестве? Тогда не мог бы ты приберечь столько же на очередь мамочки, а?" - спросил он ребенка, вытирая его и надевая сухой подгузник. После этой процедуры он взял малыша и положил его обратно в кроватку.
  Он отнес использованный подгузник в ванную, помыл руки, а потом вернулся и опять взял на руки Тревора, потому что тот снова заревел. По просьбе Мэг рабочие сделали около ванной, что была внутри детской, маленькую кухоньку. Это оказалось замечательной идеей, потому что им не нужно было бегать вверх-вниз по лестнице за бутылочками. И хотя Мэг кормила детей грудью, бутылочки все равно были приготовлены для ночного кормления, чтобы она могла отдохнуть. Оба малыша были возмущены такой подменой, но понемногу стали ее есть, когда им в конце концов предложили бутылочку с соской. Бен взял из холодильника бутылочку и подогрел ее в мироволновке. Потом он сел в кресло-качалку и пристроил Тревора на сгибе свой руки. Но когда он сунул соску ему в рот, Тревор отвернулся от нее и повернулся к его груди, а его маленькая ручка стала искать на ней то место, откуда Мэг кормила его грудью. Бен улыбнулся и сунул ему в рот соску. "Прости сынок", - извинился он. "Но у меня нет такого же устройства, как у твоей мамочки". И Бен начал его укачивать. Тревору, наверное, нравилось слушать голос отца, потому что он перестал сосать из бутылочки и улыбнулся ему. Тревор был симпатичным маленьким мальчиком, и Бен им очень гордился. От таких широких, беззубых и невинных улыбок он испытывал особенное чувство, потому что ему улыбался не кто-нибудь, а его собственный сын.
  Вскоре Тревор прикончил бутылочку и заснул. Бен положил его себе на плечо и дал ему срыгнуть, а потом снова положил в кроватку. Бен зевнул и посмотрел на своего спящего сына, про себя благодаря Бога за то, что он дал им эти два крошечных чуда. Даже если они и поднимают тебя в три часа ночи. И прежде чем он успел выйти из комнаты, Эшли решила, что ей тоже нужно немного внимания и начала реветь. Бен подбежал к кроватке, вытащил ее и проверил подгузник. Дочка была к нему милостива и не преподнесла такого подарка, какой преподнес Тревор, но была мокрой. Бен переодел ее, взял еще одну бутылочку и снова сел в кресло-качалку. Накормив дочку, Бен положил ее себе на плечо, чтобы дать срыгнуть, и сам незаметно уснул.
  
  "Иду, иду! Не стучите так!" - закричала Оливия. Будучи грубо разбуженной в 6 утра, она не слишком-то торопилась. Вчера у них с Грегори была ужасная ссора из-за Трея, поэтому ей было не так просто уснуть.
  "Кто там?" - закричала она через дверь.
  "Это я, Оливия, Буб... Я имею в виду Клэйтон".
  "О Боже", - прошептала Оливия. "Клэйтон, входи и садись", - она открыла дверь. "Мне нужно немного привести себя в порядок - я сейчас вернусь", - извинилась она и побежала наверх.
  "Тебе лучше поторопиться, потому что я принес с собой завтрак", - он вытащил пакет с продуктами и два больших стакана с кофе.
  Оливия торопливо приняла душ и накинула халат. Она решила, что пытаться что-то сделать с волосами безнадежно, поэтому она просто собрала их на макушке и закрепила шпильками. А потом заторопилась вниз по лестнице. "Прости, что заставила тебя ждать, но я сегодня в таком беспорядке", - улыбнулась она.
  "Нет проблем. На самом деле, я вообще думаю, что ты зря так бегала по лестнице. Ты выглядела замечательно и до того, как "привела себя в порядок", выражаясь твоими словами", - улыбнулся он и поцеловал ее. Оливия была на вкус как свежая мята. Он сел на стул, открыл для нее стакан с кофе и передал ей круассаны.
  "Спасибо", - сказала она. "А почему ты пришел ко мне так рано? Нет, я не жалуюсь, но..." - улыбнулась она, потягивая кофе.
  "Вчера вечером я получил захватывающую новость, и мне нужно было ею с кем-то поделиться. Я не мог придумать для этого лучшей кандидатуры, чем ты".
  "О, и что же это за новость?" - Оливии нравилось то, как светилось его лицо, когда он был чем-то возбужден. Он был очень открыт и честен в своих чувствах. У них с Грегори никогда такого не было. Это чувство было для нее новым, незнакомым и интригующим.
  "Вчера вечером мне позвонил Бен и попросил меня быть крестным отцом его малышам. Ты можешь в это поверить? Попросил меня быть крестным отцом! Никто и никогда мне раньше так не доверял", - по его виду можно было сказать, что он наслаждается тем, что только что сказал. "Сегодня во второй половине дня будут крестины. Ты пойдешь со мной?"
  "Клэйтон, это замечательная новость!" - заулыбалась она. "Конечно, я приду. Спасибо, за твое приглашение, но меня уже пригласили Бен с Мэг".
  "Ладно", - уступил он. "Но, может быть, ты все же пойдешь со мной? Мне нужна поддержка для роли крестного отца".
  "Конечно, я пойду с тобой".
  "Вообще-то, я должен буду поделиться этой обязанностью с Эшем, Кейси и Антонио, но думаю, я с этим справлюсь ".
  "Бен и Мэг, должно быть, много о тебе думают. Это большая честь - быть крестным отцом", - улыбнулась Оливия.
  "Они феноменальные люди", - ответил тот. "Я понял это в самый первый раз, когда их увидел".
  Их разговор прервал стук в дверь. "Извини", - Оливия пошла открывать.
  "Оливия Ричардс?" - спросил курьер.
  "Да, это я", - ответила Оливия.
  "Это для вас", - он сунул ей какие-то бумаги.
  "Что это?" - Оливия озадаченно взяла бумаги.
  "Это повестка в суд. Вы должны явиться туда сегодня к часу дня", - объяснил он.
  "Насчет чего?" - Бубба услышал разговор и встал за спиной Оливии.
  "Там все написано. Вы должны придти туда, миссис Ричардс. Я бы вам этого очень советовал", - добавил курьер и ушел.
  "Дай мне посмотреть", - Бубба взял бумаги и стал их изучать. Оливия отошла в сторону, ломая руки. "Грегори, ты снова нанес мне удар", - подумала она. Она точно знала, о чем эти бумаги.
  "Здесь говорится, что м-р Ричардс считает, что ты не можешь должным образом растить своего сына".
  "Три года! Я растила Трея 3 года без чьей-либо поддержки, а сейчас, когда я с кем-то встречаюсь, он решил, что он может придти и требовать его. Ну что ж - у меня есть для него новости! Я не буду сидеть сложа руки и не позволю ему забрать у меня моего сына! Я слишком долго была в его власти. Хватит! Я не позволю ему забрать моего ребенка!" - объявила она.
  "Из того, что я слышал о Грегори Ричардсе, я понял, что это, без сомнения, коварный старый ублюдок. Я знаю, что он друг Бена, но я не позволю ему причинить тебе боль". Бубба обнял Оливию и поцеловал ее.
  "Я не понимаю, почему он всегда должен вмешиваться в мою жизнь. Я уже все перепробовала, чтобы оставаться от него как можно дальше. А он ходит вокруг и выжидает удобный момент, чтобы задушить меня до смерти".
  "Оливия, а кто твой адвокат?"
  "Адвокат?" - саркастически переспросила она. "Ты шутишь? Я не могу ни с кем даже поговорить о том, чтобы представлять меня в суде", - объяснила она. "И я не знаю, что делать, Клэйтон. Где мне найти себе адвоката? Я не могу идти в суд без него. Грегори одним движением вырвет у меня из рук право воспитывать сына ".
  Бубба прошелся по комнате, потирая затылок. "Я не позволю этому произойти".
  "Клэйтон, ты знаешь кого-то, кто сможет мне помочь?" - спросила она. У нее впервые за долгое время появилась хоть какая-то надежда.
  "Да, знаю. Это я".
  Оливия недоверчиво посмотрела на него. "Что ты имеешь в виду? Да Грегори с удовольствием разорвет в клочки нас обоих".
  "Я так не думаю", - ответил Бубба. "Сядь, Оливия", - он подвел ее к дивану, посадил рядом с собой и взял за руку. "Я ведь адвокат. И кое-кто говорил, что я достаточно хорошо преуспел на этом поприще. Двенадцать лет назад я был одним из самых преуспевающих адвокатов штата Миссисипи. Я никогда не проигрывал".
  "А почему ты сейчас не практикуешь?" - спросила Оливия.
  "Как я уже сказал, я никогда не проигрывал. Наверное, от этого я стал слишком самоуверенным и не слишком разборчивым в клиентах. Но я продолжал выигрывать. Мое имя даже выдвигалось на пост в Вашингтоне. Клэйтон Миллсапс Третий, если хочешь знать. Наверное, я слишком много читал о себе, потому что начал верить, что меня никто не в силах остановить. Но однажды один из самых богатых людей штата Миссисипи пришел ко мне с просьбой защищать его сына Роберта, которого обвиняли в изнасиловании и убийстве трех девушек из его колледжа. Обвинения против него были достаточно хлипкими, да и потом я действительно думал, что он невиновен. Не знаю, что меня ослепило - моя собственная репутация "победитель за 15 минут" или положение его семьи. Но я был недостаточно дальновидным и над решением долго не думал. Я согласился. Не думаю, что я вообще принимал во внимание семьи тех девушек, с которыми поступили так жестоко. Но если покороче, то я вытащил этого парня. Как всегда", - он беззвучно выругался и подошел к окну.
  "Это был мой звездный час и самая большая ошибка в моей жизни. Я был на первых полосах во всех средствах массовой информации штата. Губернатор пригласил меня и мою жену отпраздновать победу", - он потер голову, как будто она у него болела.
  "Я не знала, что ты был женат. А где она сейчас?" - осторожно спросила Оливия.
  Бубба повернулся к ней лицом. "Она умерла, и все по моей вине. В ту ночь в особняке губернатора был со своей семьей и этот Роберт. Элизабет, мою жену, ему представили. Она не считала его чужим и была с ним добра, так же, как и с остальными его родственниками. Меня вызвали к одному из моих клиентов, а Роберт, в качестве любезности, повез Элизабет домой. Она была красивая и добрая женщина, этот монстр с ней такое сотворил..." - его голос прервался.
  Оливия прикрыла рот рукой: "Боже мой, Клэйтон! Ты хочешь сказать, что он убил твою жену?"
  "Ее тело мы не могли найти целых три дня", - Буббу трясло, и было ясно, что он потерялся в прошлом. "То, что он с ней сделал, никогда больше ни с кем не должно произойти. Роберт исчез, но через несколько недель его нашли в тюрьме Батон-Руж (город в штате Луизиана - прим. переводчика). Он сидел там по подозрению в изнасиловании еще одной девушки. Штат Миссисипи потребовал его выдачи, и они его получили из-за его преступления против Элизабет. И Роберта перевезли обратно на родину".
  "А где он сейчас?" У Оливии разрывалось сердце за Буббу.
  "Он мертв. Я сам хотел его убить, но один из отцов его жертв меня обошел. Он застрелил Роберта, когда его вели через терминал аэропорта. Я не мог ничего возместить тем девушкам, которых убил этот мерзавец, но я сделал все, что мог, чтобы защитить этого человека и сделать приговор как можно более мягким. Я это сделал. Его признали невиновным по причине невменяемости. Он должен был пройти курс лечения, но он, во всяком случае, не должен был сесть в тюрьму за то, что избавил общество от этого мерзкого ублюдка. Как только приговор был вынесен, я оставил свою практику и уехал из штата Миссисипи. После этого я пообещал себе, что больше никогда не буду практиковать".
  Оливия подошла и положила голову ему на плечо. Его руки обвились вокруг нее, и он сильно обнял ее. Он дрожал. Она чувствовала, как он сотрясается всем телом, и не знала, что сказать.
  "Знаешь, Бен и Мэг назвали свою дочку Элизабет", - сказал Бубба над ее головой. "Я не знаю, как они узнали о моей жене, но они узнали и назвали свою малышку в ее честь. Ты даже представить себе не можешь, что это для меня значит".
  "Теперь могу. Клэйтон, я рада, что ты рассказал мне об Элизабет. Я очень ценю твое доверие. Большая любовь, такая, как у вас с ней - это большая редкость. Не думаю, что я испытывала в своей жизни что-то похожее", - объяснила она.
  Бубба взял ее за подбородок и поцеловал. "Ты удивительная женщина, Оливия. И ты найдешь ТАКУЮ любовь. Ты ее заслуживаешь. И я тебе в этом помогу". Потом он приподнял ее лицо за подбородок указательным пальцем: "Но сначала, давай посмотрим, что мы сможем сделать насчет твоего сына".
  "Но что мы можем сделать?"
  "Предоставь это мне. Ты - единственная женщина, которая сможет заставить меня вновь переступить порог зала суда".
  "Но ты сказал, что ты больше не хочешь быть адвокатом..." Оливия была смущена.
  "Нет. Я сказал, что прекратил практиковать. Я сохранил свою лицензию и перевел ее в калифорнийскую из-за Эша. Я же улаживал все его законодательные проблемы, которые не требовали, чтобы я защищал его в суде. Оливия, пожалуйста, позволь мне помочь".
  "О, Клэйтон. Разве ты не понимаешь, что Грегори сделает с тобой на суде? Он будет беспощаден", - предупредила она его.
  "Ну", - усмехнулся он и поцеловал ее в губы. "Так давай представим его Клэйтону Миллсапсу Третьему, Адвокату". И он улыбнулся, с удовольствием увидел, что ее глаза засветились впервые за несколько недель.
  
  Солнце пробудило Мэг от очень хорошего ночного сна. Она потянулась, чтобы разбудить Бена, но его в постели не оказалось. Она встала, надела халат и пошла к детям. В детской она увидела, что Бен спит в кресле, а на его груди спит Эшли. Мэг заулыбалась при виде такой замечательной маленькой семейки и побежала за фотоаппаратом, чтобы заснять ее, пока Бен не проснулся. Она щелкнула затвором, а когда Бен зашевелился, сунула фотоаппарат в карман.
  "Это была молния?" - спросил он.
  "Нет, просто солнце", - улыбнулась она и взяла у него Эшли. "Я смотрю, ты их и покормил заодно", - посмотрела она на бутылочки.
  "Да. Наш сын устроил мне большой подарок в три ночи", - Бен сморщил нос, а Мэг улыбнулась. "А потом они не давали мне уйти, пока не насытили свои животики". Он улыбнулся, поцеловал ее и, пошатываясь, вышел из комнаты. "Пойду приму душ, пока Тревор не решил сделать мне еще один подарок. Теперь они - ваши, мадам Мамочка".
  "А, так маленький мамочкин ангелочек прибрал к рукам все папочкино время?" - поддразнила его Мэг, кладя дочку в кроватку. Потом она погладила малышку по спинке, и та снова уснула. Мэг проверила Тревора, который спал без всяких проблем. Успокоенная, что с детьми все хорошо, Мэг включила монитор и спустилась вниз, чтобы приготовить завтрак. Она ставила его на стол, когда зазвенел звонок в дверь, и ей пришлось идти открывать.
  "Входи, Роджер. Привет, Джина", - пригласила их войти Мэг. По лестнице спустился Бен с Эшли на руках.
  "Ой, можно посмотреть на малышку?" - заулыбалась Джина.
  Бен был не слишком рад такому вопросу, но дал Джине подержать ее. "Что я могу для тебя сделать, Роджер?" - спросил он, пристально наблюдая за ней.
  Мэг услышала плач Тревора и, извинившись, ушла к нему.
  "Мне очень не хочется так поступать с тобой, Бен, но мне предложили должность в большой компании, в Салеме. Там живет семья Джины, да и мои тоже недалеко. Мне очень не хочется уходить от тебя, но я не хочу упускать такую возможность. Я могу поработать еще две недели. А потом, надеюсь, ты найдешь, кем меня заменить".
  "Ну, нужно, конечно, больше, чем две недели, чтобы найти тебе достойную замену, но я ценю то, что ты меня предупреждаешь о своем уходе. Я буду скучать по тебе, друг, но я понимаю, как это важно, чтобы рядом жила твоя семья. А Мэг будет скучать по тебе, Джина", - он виновато посмотрел на нее. Ему хотелось забрать свою дочь, и он чувствовал в себе мелочное желание вырвать ее из рук Джины.
  "Я уже скучаю по Мэг", - улыбнулась та. "Бен, твоя малышка такая замечательная. И мне тоже захотелось иметь такую".
  Роджер побледнел как простыня. "Ммм... дорогая, нам уже надо уходить".
  Джина встала и отдала Эшли Бену. "Пока, Бен. До свидания, моя милая", - и она поцеловала малышку в лобик.
  "Я буду на работе завтра, Роджер. И тогда мы сможем начать искать тебе замену". Он за минуту задумался. "А вы собираетесь завтра к нам на крестины?" - спросил он.
  "Конечно, мы придем. Увидимся позже, босс", - улыбнулся Роджер.
  Мэг спустилась вниз с Тревором на руках. "Чего хотел Роджер?"
  "Они переезжают в Салем через две недели. Похоже, у меня появилась большая проблема - нужно найти другого главного бармена, который был бы так же хорош, как Роджер. А ты, видимо, потеряла секретаршу", - улыбнулся он и положил Эшли в колыбельку.
  "Ну, если говорить о том, возвращаться мне сейчас на работу или нет, то я сейчас не хочу этого делать. Ты не будешь против?"
  "Мэг, это полностью зависит от тебя. Ты же знаешь, что ты можешь вообще не работать, если не хочешь. Так что если ты решишь остаться дома, то я соглашусь с тобой".
  "Я люблю тебя, Бен Эванс", - она поцеловала его и положила Тревора в его колыбельку. "Когда наши дети подрастут, я подумаю об этом. А сейчас давай завтракать. Я умираю от желания выпить кофе". Она обняла Бена за талию, и они направились на кухню.
  Тревор и Эшли решили, что они не хотят оставаться в одиночестве, и выразили это очень громко.
  Бен с Мэг посмотрели друг на друга. "Похоже, с кофе придется подождать", - сказали они в один голос.
  
  Бен и Мэг пришли в миссию немного позже, чем рассчитывали. После рождения детей они поняли, что им все труднее и труднее приходить вовремя. У двери их встретил Грегори. "Грегори, что случилось?" - Бен заметил его обеспокоенность.
  "Я отвезу детей в дом", - предложила Мэг и вкатила коляску в здание миссии.
  "Проблема в твоем друге Клэйтоне Миллсапсе", - ворчливо сказал Грегори.
  "Что? В Буббе?"
  "Да, сегодня я должен идти в суд из-за того, что этот неотесанный мужлан, твой друг, притворился адвокатом и желает прямо в понедельник представлять Оливию в деле об опеке над Треем".
  "Бубба притворился адвокатом?" - повторил Бен слова Грегори.
  "Здесь что, эхо, что ли? Да, он неожиданно объявился и привел какие-то доводы, а судья, не долго думая, выслушал его. Я потребовал у него лицензию и, веришь или нет, но какая-то подделка у него была. Я сейчас проверяю ее. Но мне хочется, чтобы ты узнал, каких людей ты называешь друзьями". Он посмотрел в лицо Бену впервые с начала их разговора. "Бен, ты выглядишь ужасно".
  "Большое спасибо, Грегори", - саркастически ответил тот. "Это от недостатка сна. Из-за детей мы почти не спим. Что же касается Буббы, то да, он мой друг. Он очень дорог и мне, и Мэг. Мы с ней в большом долгу перед ним, так что поосторожнее, когда говоришь о нем. Если он сказал тебе, что он - адвокат, то у меня нет причины думать иначе". Бен с трудом сдерживался, чтобы не улыбнуться. Он точно знал, кем является Бубба.
  "Ну, он не знает, с кем связался. Я хочу вернуть своего сына и буду сражаться даже с дьяволом, чтобы получить его. Этот мужлан спит с Оливией и еще считает, что будет защищать ее в суде. Скоро он запоет совсем иначе!" - прорычал Грегори.
  У Бена на кончике языка вертелось сказать Грегори, что при случае этот "ковбойский мужлан" сможет разорвать его на мелкие клочки. Было ясно, что, что бы ни произошло, Бубба выйдет из этого сражения победителем, а Грегори еще пожалеет, что с ним связался. Он уже открыл рот, чтобы предупредить его быть с Буббой поосторожнее, но их прервала Мэг. "Бен, ты идешь?"
  "Слушай, Грегори, на самом деле я не думаю, что Бубба и Оливия спят вместе, а кроме того, здесь вообще не место об этом говорить. Мне нужно идти, потому что скоро начнутся крестины. Но, Грегори", - повернулся он у самой двери. "Даже если они спят друг с другом, это не твое дело и не мое. Запомни это".
  Церемония была очень красивой, а Эшли и Тревор вели себя как ангелочки. Джоан проплакала всю церемонию, да и у Бена с Мэг в глазах стояли слезы. А вот посвящение в крестные отцы были совсем другой историей. Отец Райан руководил церемонией, а эти четверо толпились вокруг детей. Ну кто бы мог подумать, что четверо таких взрослых мужчин могут быть такими идиотами с парой крошечных малышей? Тревор и Эшли всю церемонию показывали полное добродушие и улыбались. Они заревели только, когда Отец Райан взял их, чтобы помазать им головки. Им очень нравилось, когда их укачивали их новоиспеченные крестные, и они не хотели останавливаться так надолго. Поэтому они начали реветь.
  Мэг взяла Тревора, а Бен - Эшли, и оба малыша сразу же замолчали. А Отец Райан начал говорить свои слова благословения.
  "Отец наш, мы молимся и просим тебя благословить Джоанну Элизабет Эшли Эванс и Бенджамина Тревора Энтони Эванса. Храни их. Помоги их родителям быть им надежными проводниками в зрелость. Наставь избранных для них крестных отцов быть всегда рядом и заполнять все промежутки, оставленные родителями". Он посмотрел на четверку крестных поверх очков. Его сомнения в их способностях сделать это были очевидны, но его глаза призывали их постараться выполнить данную задачу. Он перевел глаза на детей и коснулся их голов. "Твоя любовь и любящая рука - это все, что им нужно. Благослови их во имя Отца, и Сына и Святого Духа. Аминь".
  
  Глава 88
  
  "Сара приходит на ужин"
  
  
  Сара порхала как бабочка. Ей позвонил Кейси и позвал ее на ужин. Он сказал, что одеться можно "обычно". Она не была уверена, что поняла, что он имел в виду, поэтому провела не один час в поисках этого "обычного". Она отбрасывала один наряд за другим, а потом совершила набег на шкаф матери и извлекла из него ее лучшее платье под названием "Для воскресной встречи". Она старательно сделала макияж и направилась к дому Кейси. У двери его дома она посмотрела на свой наряд и застонала. Она почувствовала себя женой проповедника. Она была очень похожа на свою мать в ее лучших воскресных туфлях с квадратными каблуками. "Сара", - сделала она себе выговор, - "если бы он хотел устроить свидание с женой викария, он бы позвонил ей". Она уже протянула руку, чтобы постучать в дверь, но вдруг остановилась. Она не могла войти внутрь в таком виде, поэтому она повернулась и направилась домой превращаться обратно в Сару.
  А в доме Кейси заканчивал последние приготовления к ужину. Вечер обещал быть замечательным. Кейси расставил на столе последние свечи и посмотрел на часы, задаваясь вопросом, куда же подевалась Сара. Она опаздывала. Он еще раз проверил вино, а потом отошел и снова оглядел весь стол. На нем не было ничего, кроме белой скатерти его бабушки. "Отлично", - поздравил он себя. Все, что ему было нужно, стояло на своих местах. А единственное, чего ему недоставало - это, чтобы принесли ужин. Он будет выглядеть очень аппетитным, если его поставить на эту белоснежную скатерть. Он снова посмотрел на часы и нахмурился, желая знать, где же Сара. Он подошел к телефону и уже начал набирать номер, как раздался стук в дверь. Кейси рысью понесся открывать.
  А снаружи стояла Сара. Она разглядывала свое ярко-желтое платье и думала, не слишком ли оно обычное. Она уже почти приняла решение снова пойти домой и переодеться, когда Кейси открыл дверь.
  "Сара", - нежно улыбнулся он, про себя благодаря Бога за то, что его обед наконец прибыл. Он был голоден, а обед выглядел восхитительно. Он запланировал наслаждаться каждой ее грудью, когда увидел, что они выделяются на фоне ее платья, и понял, что она без бюстгальтера. "Входи", - он втянул ее в дом, а потом так поцеловал, что она забыла о своей дилемме насчет платья.
  "А где все?" - огляделась она.
  "Не здесь", - неопределенно ответил тот. "Хочешь чего-нибудь выпить?"
  "Нет", - ответила она, приходя в себя от поцелуя.
  "Ты голодна?" - спросил он, проводя по ее губам указательным пальцем.
  "Да", - ответила она, но ее взгляд говорил, что ее голод не имеет ничего общего с едой. "А что у нас есть?" - она потрясла головой, чтобы привести в порядок мысли. С кухни не доносилось никаких запахов стряпни. "Мы куда-нибудь пойдем?" - спросила она удивленно.
  Кейси улыбнулся. "Я не знаю", - невинно сказал он. "Я так далеко еще ничего не планировал".
  "Что ты имеешь в виду?" - подозрительно спросила Сара.
  Кейси наклонился и поцеловал ее. "Красивые Ножки, я исполню любые твои желания, но сперва я намереваюсь получить тебя", - он провел пальцем по ее щеке. "Я хочу получать тебя снова, снова и снова. А когда ты будешь уже слишком обессиленной, чтобы вставать, я покормлю тебя всем, что ты ни попросишь. А потом мы займемся этим снова", - на этом он поцеловал ее, - "снова", - он целовал ее на каждое это слово, - "и снова".
  "О", - глаза Сары широко раскрылись и стали выражать ожидание. Если он думает, что она будет протестовать, он ошибается. И если он хочет получить ее на обед, он ее получит.
  "Вот именно", - улыбнулся тот, глядя ей в глаза. Ее взгляд просто завораживал. Если бы эти глаза что-то скрывали, он бы знал это. Ведь даже, когда она старалась что-то скрыть от него, все равно он знал об этом. Она была полна надежд, что они все же смогут совершить чудо и наладить хорошие отношения. Он был в этом уверен, он видел это в ее глазах - она хотела сделать их отношения как можно лучше. Она не всегда действовала правильно, но она извлекла урок из своих ошибок и хотела сделать его счастливым. А сейчас он хочет сделать счастливой ее. При этом он не учитывал то, что делая ее счастливой, он при этом делает счастливым и себя. Он попросил ее придти к нему на ужин, и он намеривался исполнить на нем свои планы. "Из-за того, что я так сильно ее люблю, я превратился в романтического идиота", - подумал он про себя.
  "Знаешь, с первого мгновения, как я тебя увидела, я почувствовала как будто..." - она провела пальцем по его воротнику. "Как будто я задыхаюсь. Как если бы ты забрал мое дыхание".
  "Хорошо", - улыбнулся он и поцеловал ее. И от этого поцелуя ее температура вышла за пределы шкалы Рихтера.
  Они оба тяжело дышали. Сара ощутила слабость и желание, а он поднял голову и посмотрел ей в глаза. "Как ты думаешь, может, мне стоит помолиться, прежде чем начинать есть?" - спросил он.
  Но прежде, чем она смогла ответить, раздался стук в дверь. Кейси нахмуренно посмотрел на нее. "Кто это может быть, черт возьми?" - высказался он вслух.
  Сара улыбнулась. "Ты этого не узнаешь, пока не откроешь дверь", - и она отодвинулась от него.
  Кейси открыл входную дверь. На пороге стоял Эш. "Привет, сынок", - сказал он и прошел в дом мимо Кейси, не дожидаясь приглашения. Он остановился, когда увидел Сару, стоящую около дивана.
  "Папа, что ты здесь делаешь?" - спросил Кейси.
  "Я думал, что мы сможем поговорить". Он поцеловал Сару в щеку. "Ты выглядишь просто прекрасно", - он отстранил ее на всю длину своей руки и оглядел с ног до головы.
  "Нет, только не сейчас", - подумал Кейси. Ему хотелось, чтобы Эш ушел.
  "Я думаю, что мы можем сейчас немного поболтать". Он посмотрел на Кейси, а потом перевел свое внимание обратно на Сару. "Ты великолепна", - его комментарий вызвал у нее широкую улыбку.
  "Мы..." - начал Кейси.
  "Спасибо, Эш", - и Сара снова ему улыбнулась. А Кейси стал молча закипать.
  Через полчаса с Кейси было уже более чем достаточно их взаимного восхищения друг другом. Его отец - красивый и очаровательный мужчина, и Сара не имела никакого права так ему улыбаться. Все ее улыбки принадлежат ему, Кейси. И Кейси разозлился на них обоих. Но когда Сара наклонилась и лямка платья сползла с ее плеча, а Эш, как бы случайно, вернул ее на место, Кейси не выдержал. Он извинился, прошел на кухню, схватил со стены телефон и набрал номер. "Нужно было объявить себя сиротой", - пробормотал он, ожидая ответа.
  "Алло".
  "Бетт, это Кейси".
  "Привет, Мускулистый. Что я могу для тебя сделать?" - ответила она в своей обычной веселой манере.
  "Ты любишь моего отца?"
  Бетт поразили его прямота и резкость, но она ответила: "Да", прежде чем смогла себя остановить. Она действительно любила Эша и больше не стыдилась это признавать.
  "Тогда приходи ко мне домой и забери его отсюда, прежде чем я его убью", - невоспитанно сообщил Кейси и брякнул трубку на рычажки. Он сразу же устыдился самого себя и уже протянул руку, чтобы перезвонить Бетт, но услышал громкий смех Сары, доносившийся из гостиной, и передумал. Его папочка должен уйти отсюда и уйти прямо сейчас.
  "Ты ревнуешь", - обвиняюще сказала Сара, когда за Бетт и Эшем захлопнулась дверь. После таинственного "дела" Кейси на кухне внезапно появилась Бетт и предъявила самую неубедительную в мире причину. И только после того, как они ушли, она поняла, что Кейси позвонил Бетт и попросил ее забрать Эша. Видимо, Эш тоже все понял, поскольку они с Бетт обменялись такими взглядами, по которым было ясно, что они оба еле сдерживаются.
  "Ничего подобного", - не согласился Кейси.
  "Ревнуешь, ревнуешь", - и она начала обвинять его в том, что он избавился от своего отца, но он прервал ее.
  "Заткнись, Ножки, и поцелуй меня", - он притянул ее и звучно поцеловал. Его поцелуй был сексуальным и изнуряющим. Когда же он наконец оторвался, ее глаза были как бы замутненные. Потом они медленно стали возвращаться в нормальное состояние. Он оторвал от нее свой взгляд ровно настолько, чтобы стянуть с нее платье. "Я голодный", - прошептал он, расстегивая сзади молнию на нем. "Извини, но ты предполагалась моим обедом. А не папиным. У него есть своя собственная женщина. Пусть он и идет к ней домой". Он стянул лямки ее платья, и оно упало на пол, окружив кольцом ее ноги. Ее трусики были очень маленькими и с открытым низом. От этого зрелища у него перехватило дыхание. Потом он перенес свое внимание на ее груди. Они были невероятны. Больше, чем он вообще мог себе представить. Он отвел от них взгляд и обнял ее, пытаясь замедлить скорость своего либидо. Это действие оказалось его самой большой ошибкой, потому что он поймал в зеркале на стене их отражение и уже не смог оторвать свой взгляд от ее совершенной груди.
  Сара перехватила его взгляд. "Возьми их", - сказала она и встретилась в зеркале с его глазами.
  Мускулы на его бедрах отвердели. Ей не пришлось просить дважды. Пальцы Кейси коснулись ее грудей, проверили их на мягкость. Его тело было сильно напряжено и чувствительно.
  "Кейси..." - Сара почувствовала слабость и прислонилась к столу, чтобы сохранить равновесие, пока он ласкал ее грудь.
  Молясь о том, чтобы сохранить самообладание, Кейси медленно провел пальцами по ее позвоночнику, потом стал гладить ее бока и, наконец, просунул руку ей между ног и запустил пальцы в ее расселину. Ее мускулы напряглись, и она дернулась.
  "Прости", - сказал он, ни о чем не сожалея. "О Сара, я ждал тебя так долго!" - прошептал он. "Я люблю тебя. Я так сильно люблю тебя", - и он поцеловал ее обнаженную спину.
  Она не ответила, но немного приподнялась и прижала его вставший пенис к своей расселине. Он автоматически сжал ее груди, а она напряглась и стала тереться об него еще сильнее.
  Кейси убрал руку с ее груди и на секунду положил ее ей на живот, а потом скользнул рукой внутрь ее трусиков и обнаружил в эластичных волосиках влажное и напряженное место. Он мягко и настойчиво погладил его и улыбнулся. Она издала сильный стон и прижала локти. Он поцеловал ее в спину и продолжил свои возбуждающие действия. Ее качающаяся грудь прикоснулась к его руке, а движения ее таза стали ритмичными, от чего его палец внутри нее пришел в движение. Он погрузился в ее гладкую сердцевину и продолжил свою задачу - доставлять им обоим удовольствие.
  "Я... Кейси... Я не могу... Не останавливайся. Пожалуйста, только не останавливайся".
  "О, я и не думал останавливаться. Отдай мне себя, Ножки. Просто позволь мне отвезти тебя туда, куда ты хочешь попасть".
  "Я иду. Да, я уже иду".
  "Давай", - улыбнулся он ее гладкой спине. "Давай, Ножки. Иди ко мне", - попросил он ее. Возбуждение, которое он в ней вызывал, разрывало ее на части. Он снова скользнул пальцами внутрь нее и этим своим действием зажег в ней такой огонь, что она чуть не взорвалась.
  Сара развернулась в руках Кейси и стала медленно проводить своей грудью по его груди. Прикосновение к волоскам на его груди вызывало сладострастные муки. Она сама удивилась тому, что делает, когда стала трогать его спину, но потом она подавила свою нерешительность и, запустив руки ему в брюки, нашла там его пенис и нежно сжала его. Она была полна желания доставить ему столько удовольствия, сколько будет в ее силах. Ее пальцы справились с его брюками и скользнули еще глубже, проверяя на твердость его ягодицы. Он вытаращил глаза, и начал открывать и закрывать рот, как рыба, вытащенная из воды.
  "В его взгляде есть угроза, несомненная угроза", - подумала Сара. "Такая, что я в ней могу утонуть". Она отпихнула его, и опустившись на колени, стянула с него брюки, позволив его пружине развернуться. Он издал звук, который она поняла как протест, но она шикнула на него и взяла в рот его "пружину". "Я люблю его", - подумала она. - "И хочу его". Оба эти чувства пели у нее в ушах и пульсировали в ее венах. Это была такая любовь и страсть к мужчине, на которую она даже не считала себя способной.
  "Я схожу с ума", - простонал он. "О Боже, ты сводишь меня с ума!"
  "Хватит", - почти крикнул он, отпихивая ее и опускаясь на пол. "Иди ко мне", - произнес он, а потом поцеловал ее и сгреб в охапку.
  "Куда ты меня тащишь?" - спросила Сара.
  "На стол", - ответил Кейси, как будто это было совершенно обычно. "Я же обещал тебе обед".
  "О нет, Кейси, " - улыбнулась она.
  "О да, Кейси", - ответил он, открывая кухонную дверь плечом. "Скажи мне "О да, Кейси"
  "Я не в себе", - она уткнулась головой ему в плечо.
  "Конечно, ты "в себе". И ты мне такой очень нравишься".
  На кухне он посадил ее на стол, и Сара взвизгнула, когда ее почти совсем оголенная кожа коснулась холодной поверхности стола. Это никак не отразилось на Кейси, и это ей не понравилось. "Я люблю тебя", - она взяла его лицо в свои руки.
  "Твои слова делают меня счастливым, потому что я тоже тебя люблю", - он быстро поцеловал ее и неохотно отстранил. "Тебе нужна подушка?" - посмотрел он на нее, а потом толчком уложил на спину и стащил с нее трусики. Он стал целовать ее живот, постепенно спускаясь вниз к ее потрясающим ногам.
  Сара отрицательно покачала головой. "Я, наверное, веду себя как распутница, но я за собой никогда такого не знала. И что это за слово такое "распутница?" Она пыталась завязать небольшой разговор, чтобы придти в себя.
  "Прекрасное слово", - он снова склонился над ней и молча продолжил поцелуи. Он целовал ее, и ей захотелось сойти с ума. Приподняв ей голову, он целовал ее снова и снова. Ни один мужчина не мял языком ее губы и не втягивал их в рот столь настойчиво и мягко, как он. От этого действа ее груди начали гореть огнем, а место между ее ногами начало пульсировать. Он сосал и сжимал ее губы, иногда приподнимая голову, чтобы посмотреть ей в глаза. Наконец он поцеловал ее в щеку и встал.
  Она сделала движение, чтобы слезть со стола, но он остановил ее, взяв пальцами ее груди и потянув их. Этим он удостоверился, что она никуда не сбежит. Он снова пихнул ее, и она бухнулась на твердую поверхность стола. Он склонился над ней и стал сосать сначала один, а потом и другой ее сосок. Затем он подтянул ее к краю стола. Она почувствовала его между своими бедрами, а затем, как он дотрагивается до нее. Разрываясь на части от каждого такого касания, она выпрямила ноги. И раздвинула их. "Я хочу, чтобы ты вошел в меня", - удалось выговорить ей.
  "Действительно?" - пробормотал он с полным ртом. "Но я еще пока тебе не верю". И он начал наносить мягкие удары по ее чувствительным органам, чуть не столкнув ее при этом со стола.
  "Кейси!" - вскрикнула она. "Ты не должен этого со мной делать".
  "Нет?" А что ему делать с его пенисом, который уверен, что она умоляет его о большем? Сара откинула голову, и ее груди выпятились. "Ты сведешь меня с ума. Не могу поверить, что я позволяю тебе заниматься этим со мной".
  Его смех был глубоким и раскатистым. "А я думаю, что тебе понравится обед. Но скажи одно слово, и я остановлюсь".
  "Не надо останавливаться". Она не считала, что он может. А его рот снова сомкнулся на одной из ее грудей. Он возбуждал ее снова и снова, и это лишало ее разума. Она сдвинула колени, но ощутив, что ей недостает его действий, снова их раздвинула.
  Кейси ухмыльнулся: "Надеюсь, этот старый стол выдержит то, что должен выдерживать". Он снова затащил ее полностью на стол и одним движением бедер взобрался на него. Кое-какая его часть уперлась ей в живот, и она не долго думая, схватила ее. Он вздрогнул, закрыл глаза и быстро перешел к ласкающим ударам. Сара вцепилась в его запястье. А когда он убрал руку, то чуть не умерла от разочарования. Она схватила его за яички, и он закричал. А ее ответом стало сжатие данных органов. Кейси потерял самообладание, а ей пришлось его отпустить, поскольку он начал входить в нее. Он входил в нее до тех пор, пока ее открытые глаза не стали видеть одни очертания, а ее распухшие губы не стали влажными, пока ее волосы не стали мокрыми от пота, а грудь не начала подрагивать. Она вцепилась в края стола и стала с каждым ударом приподнимать бедра.
  "Кейси! Я... Кейси, это ты сделал..."
  "Я, Сара. Я". Его голос прервался. Он вливал в нее свое горячее сосредоточие жизни. Он двигался и двигался, пока она не подняла руки, показывая, что отдает себя ему.
  Постепенно их дыхание замедлилось, и пот охладил их тела. Кейси мягко отстранил ее, чтобы лечь рядом. Он обнял ее и перевернулся так, что ее лицо прижалось к его шее. "Полагаю, что мы все же должны были перед едой сначала помолиться", - пропыхтел он, стараясь выровнять дыхание. "А теперь я уже слишком устал для этого", - и он уронил голову на стол, наслаждаясь ощущением ее подрагивающего от смеха тела.
  
  Глава 89
  
  "День Оливии в суде"
  
  
  Грегори посмотрел на часы. Все уже скоро придут, подумал он и улыбнулся при мысли о том, как размажет этого мужлана Клэйтона Миллсапса на судебном заседании. "Я же покину зал суда с Треем на руках, даже если это будет последним, что я сделаю", - подумал он. - "Конечно, Трей будет немного скучать без мамы, но я позабочусь, чтобы у него было все, чтобы он мог чувствовать себя счастливым". Он увидел, как в холл входит Оливия в сопровождении Эша и Бетт. Ну конечно, Бетт здесь должна быть, а вот ее бывшего мужа он не переваривал. Он все еще был зол на Бена за то, что тот позволил Эшу стать их партнером по "Либерти Корпорейшен". У них с Беном было достаточно денег и без него, но Грегори был перед Беном в долгу, и ему пришлось согласиться. И теперь, когда Кейси приходит со своими постоянными жалобами насчет экологии, Эш все время становится на его сторону. Бен же всегда славился тем, что выносил беспристрастные решения, а тут взял и тоже, кажется, встал на сторону Кейси вместе с Эшем. Троица во главе с Оливией подошла к Грегори. "Ну и где этот твой адвокат, которого можно назвать таковым лишь условно?" - сквозь зубы сказал тот.
  "Клэйтон скоро придет", - улыбнулась Оливия.
  "А где Трей? Ты же обязана была привести его с собой", - проворчал Грегори.
  "Мы решили, что ему не нужно сидеть тут весь день, поэтому я оставила его дома. Когда он будет нужен, я попрошу Кейтлин привезти его", - и она отошла в сторону.
  А Грегори закричал ей в след: "Весь день? Я не думаю, что понадобится столько времени, чтобы доказать, какая ты мать. Сегодня вечером мой сын будет уже дома со мной, попомни мои слова!"
  "Да что вы говорите!" - усмехнулся Бубба.
  Грегори и не заметил, как тот появился за его спиной. "О, я просто подумал, что вы, может быть, решили не выступать. Вы ведь чуть не опоздали", - презрительно сказал он, посмотрев на часы.
  "Чуть не имеет значения, но зато имеет значение, как вы говорили с этой леди", - ответил Бубба.
  "Я в любом случае не думаю, что заседание долго продлится. И когда я с тобой покончу, ты еще пожалеешь и что познакомился со мной, и что вообще приехал в Сансет Бич. Бродяжка не может получить право воспитывать моего сына, и сегодня я это докажу. И вообще, меня не удивит, если выяснится, что вы, м-р Миллсапс, спите с моей женой", - фыркнул Грегори.
  "Не слишком-то красиво называть леди бродяжкой. Вы бы постыдились. Все это время я считал вас прекрасным и понимающим джентльменом, но теперь я вижу, что ничего от этого образа в вас нет, а есть только маленький термит. И для вашей информации: с кем сплю я или Оливия не имеет никакого значения для судьи, который будет решать, кому растить этого мальчика", - сообщил Бубба. Он понял, что ему трудно держать себя в руках.
  "Что ж, похоже, что Оливия уже вас окрутила, но вы скоро очнетесь от иллюзий. Оливия из тех людей, которые только притворяются "леди", как вы ее назвали. Увидимся через", - он снова посмотрел на часы, - "через 3 минуты и вот тогда мы посмотрим, кто из нас выстоит. Я уверен, что все будет кончено уже к перерыву на обед, так что я просто не могу дождаться преподать вам урок", - улыбнулся он.
  "Да, и я тоже не могу дождаться разорвать вас на клочки", - ответил Бубба, пытаясь сохранить спокойствие. Он вошел в зал заседаний и подошел к своему столу, где уже ждала его Оливия. Она хотела встать и поцеловать его, но потом поняла, что это будет неуместно. Последние два дня его не было в городе, потому что он проводил какое-то расследование, так что они увиделись здесь в первый раз за это время. Но эти два дня они разговаривали по телефону, и она знала, что должна будет вести себя, как будто он только ее адвокат, чтобы Грегори не мог заподозрить обратного. "Доброе утро", - сказала она, а он сел рядом с ней и открыл свой "дипломат".
  "Доброе", - ответил он.
  Оливия почувствовала, что он чем-то рассержен.
  "В чем дело?"
  "Только в твоем бывшем, в этом идиоте. Но ничего, с чем бы я не мог справиться", - заверил он ее. "Кейтлин в пределах нашей досягаемости?"
  "Да, она привезет Трея, как только он нам понадобится", - ответила Оливия. "Ты вчера оставил мне такое загадочное сообщение. Что ты имел в виду?"
  "Я потом объясню", - сделал он жест, потому что в зал вошел помощник шерифа и представил судью Уилкинсон. Оливия уже предупредила Буббу, что он - друг Грегори и несколько раз приходил к ним в дом, пока они с Грегори были женаты. Но с Буббой ей было спокойно.
  "Насколько я понимаю, это слушание ставит перед собой задачу решить, с кем будет жить трехлетний сын Оливии и Грегори Ричардсов, а также, достойна ли его растить миссис Ричардс. Два года назад опека была передана ей, но сейчас м-р Ричардс подал прошение о передаче опеки ему. Где ваш адвокат?" - повернулся судья к Грегори.
  "Я буду сам представлять свои интересы, Ваша Честь. А моему сыну в прошлую среду исполнилось 4 года", - гордо объявил Грегори. "Все остальное было сказано верно, и я, без сомнения, докажу, что только я смогу дать Трею все, в чем он нуждается".
  "Очень хорошо. Итак, в протокол вносится, что м-р Ричардс сам представляет свои интересы. Миссис Ричардс же представляет Клэйтон Миллсапс, это верно?" - спросил судья.
  "Да, сэр. Все верно", - ответил Бубба.
  "М-р Ричардс, вы можете начинать", - сделал жест судья.
  Грегори взял слово, вышел на середину зала и стал говорить о том, как Оливия пренебрегала Треем и все время оставляла его с няней, а сама в это время бегала на тайные рандеву. Оказалось, что няня, которую она наняла, работала на Грегори. Няня утверждала, что Оливия снова начала пить, хотя "она, как предполагалось, вылечилась от алкоголизма", что было совершенно недопустимо. А Грегори представил фотографии, снятые в разные частях города, на которых Оливия пила нечто, напоминающее алкогольный напиток. Грегори заявил судье, что когда он звонил Трею или приходил с ним повидаться, то Оливия часто лгала ему и говорила, что Трея нет дома или что он не хочет с ним разговаривать. Она нигде не работает, и деньги у нее скоро кончатся, потому что она отказывается брать их у него, а также отказывается от его помощи. Он сказал, что не считает, что этот "крошечный домик", который она делит с "ведущей колонки городских сплетен", подходит для какого бы то ни было ребенка, потому что детям нельзя слушать разговоры, которые там ведутся. Грегори зашел даже настолько далеко, что сказал, что Трей рассказывал ему такие вещи, которые он мог почерпнуть только их этих разговоров.
  От такой наглости Эш едва не вскочил с места, но Бетт схватила его за руку, как бы прося не устраивать сцену. Бубба слушал все это молча, не издавая ни звука. Оливии несколько раз хотелось высказаться, но он ей не позволял.
  "На данный момент я закончил", - улыбнулся Грегори и сел, одарив Оливию взглядом победителя.
  Судья объявил десятиминутный перерыв, прежде чем разрешить Буббе сказать свое слово об Оливии.
  "Какие же все-таки нервы у этого монстра!" - прошептала Буббе на ухо Оливия.
  "Ты должна оставаться спокойной. Не позволяй ему вывести тебя из себя. Все, что у него есть, это фотографии, на которых ты пьяная ", - заверил ее Бубба.
  "Я пила там содовую, но на фотографиях это кажется спиртным. К тому же ни Бетт, ни я ничего такого никогда не обсуждали в присутствии Трея! Ты должен мне верить, Клэйтон!" - попросила Оливия.
  "Не волнуйся, я верю тебе", - ему хотелось обнять ее и сказать, что у него в рукаве есть пара приемов, но он не мог.
  В зал суда вошел Бен и сел около стола Грегори. "Грегори". "Бен, я удивлен, что ты пришел, но я очень рад, что ты пришел меня поддержать", - сказал тот, пожимая руку Бена.
  "Ну, на самом-то деле меня вызвали повесткой", - ответил Бен.
  "Что Бен делает во вражеском лагере?" - спросила Бетт.
  "Я задаю себе тот же вопрос", - ответил Эш.
  "Тебя вызвали повесткой? Он, что ли?" - Грегори сделал жест в сторону Буббы.
  "Да. Ты понимаешь, что это может значить?" - спросил Бен.
  "Нет. Зачем ты ему можешь быть тут нужен? Ты не можешь помочь Оливии", - Грегори был сбит с толку.
  "Я пойду к ним и спрошу, что тут происходит, пока не вернулся судья". Бен подошел к столу Буббы. "Бубба, что происходит? Зачем ты вызвал меня повесткой?"
  "Прости, Бен, но я должен был это сделать. У меня не было времени ни на что другое. Да скоро ты сам все поймешь", - ответил тот, а в следующий момент помощник шерифа призвал суд вернуться к заседанию.
  "Хорошо, м-р Миллсапс. Мы выслушали м-ра Ричардса, теперь ваша очередь".
  "Спасибо, Ваша Честь. М-р Ричардс предъявил моей клиентке просто поразительные обвинения, и мне хотелось бы иметь время разбираться с каждым из них по отдельности, но мы не будем занимать время Суда больше, чем это необходимо. На самом же деле нет возможности доказать, что миссис Ричардс отказывала м-ру Ричардсу в возможности увидеть сына или же поговорить с ним по телефону. Это его слово против ее и, если я не ошибаюсь, оно практически недоказуемо. Что же касается няни", - он посмотрел на нее, но та отвела взгляд. " Что ж, в отношении нее мы тоже можем сделать немного. Я полагаю, что тут стоит вопрос о том, кто достоин растить этого мальчика, а кто не достоин. И именно к нему я буду вести свои вопросы. Я бы хотел вызвать свидетеля", - он посмотрел на судью.
  "Прошу вас", - ответил тот.
  "Бен Эванс, пожалуйста, пройдите на свидетельское место", - Бубба простер руку в направлении Бена.
  Бен принес присягу и сел. Грегори на своем месте подался вперед, изнывая от любопытства. Все присутствующие в зале суда с напряжением ждали разгадки того, почему друга и делового партнера Грегори вызывают свидетелем на слушании дела об опеке.
  "М-р Эванс, какие у вас отношения с истцом?" - спросил Бубба.
  "Он мой друг и деловой партнер", - ответил Бен.
  "Как долго длятся ваши партнерские отношения в бизнесе?" - спросил Бубба.
  "Я думаю, около 7-ми или 8-ми лет", - ответил тот.
  "Вы участвуете вместе с м-ром Ричардсом в проекте под названием "Собственность на побережье", это верно?"
  "Да, участвую", - Бен выглядел озадаченным. Он хотел знать, как Бубба узнал об этом, потому что они еще не придавали гласности информацию об этой покупке. Да и он сам только что начал работать над этим проектом.
  "Ваша Честь, Бен Эванс не находится под следствием. Какое отношение наш бизнес имеет к правам Оливии на опеку над нашим сыном?" - запротестовал Грегори.
  "Должен согласиться с м-ром Ричардсом. К чему вы ведете?" - спросил судья.
  "Мы собрались сейчас здесь, чтобы выяснить, кто более достоин растить Трея и, если вы позволите мне закончить допрос, я докажу, что м-р Ричардс, безусловно не тот, кто может растить мальчика", - ответил Бубба. Оливия посмотрела на Грегори и улыбнулась. Грегори же побледнел. "Простите за заминку, м-р Эванс. А теперь перейдем к делу. Верно ли, что м-р Ричардс около года назад обратился к вам с идеей о строительстве курорта в Сан-Франциско?"
  "Да".
  "М-р Ричардс сообщил вам, что приобрел эту собственность у военно-морской базы, которая продала ее по самой высокой цене? Это верно?"
  "Да, верно". Бен посмотрел на Грегори.
  Бубба подошел к своему столу, вытащил из "дипломата" папку, а из нее какие-то бумаги и передал их Бену. "Посмотрите на эти бумаги и скажите судье, что в них?"
  "Это контракт, который я подписал с Грегори", - Бен отдал бумаги обратно.
  "Это ваша подпись?" - спросил Бубба.
  "Да", - Бен по-прежнему выглядел озадаченным. Он посмотрел мимо Буббы на Грегори. А тот только пожал плечами.
  "Совсем недавно у вас были проблемы с судебной системой, и это заставило вас уехать из страны. Но мы должны упомянуть суду - прежде чем я получу еще один протест - что с вас были сняты все обвинения. Это верно?" - он посмотрел на Грегори.
  "Да, меня не было несколько месяцев", - ответил Бен.
  "И одним из этих месяцев был апрель?"
  "Да".
  Бубба вытащил из своего "дипломата" еще одну бумагу. "Это контракт на начало строительства на том самом побережье..."
  "Этого не может быть. Мы еще не получали разрешения от Министерства Окружающей Среды, а без него мы не могли начать работы", - сообщил Бен. Бубба передал ему бумагу, датированную апрелем. В ней строительной компании давалось разрешение начинать работу над проектом. Бен прочитал ее и посмотрел на Грегори. Подпись Бена была подделана, и на дате стоял месяц апрель. А подписи Грегори не было нигде.
  "Ваша Честь, причина, по которой м-р Эванс смотрит так озадаченно, здесь", - Бубба взял бумагу у Бена и показал на его подпись и дату. "Я случайно знаю, что Бен был в Уэльсе именно в тот день, в который якобы им была подписана эта форма", - сообщил он. "Также", - он вытащил из "дипломата" еще одну бумагу, - "в этом документе на кредит единственным владельцем собственности, на которой в данный момент начато незаконное строительство, указан Бен Эванс. Этот документ, на котором стоят подписи м-ра Эванса и м-ра Ричардса, не видел никто, кроме самого м-ра Ричардса. Так называемая "военно-морская база", у которой он купил землю, на самом деле является совсем другой фирмой, которой пришлось продать свою собственность именно потому, что она не отвечала стандартам Министерства Окружающей Среды. Также я выяснил, что м-р Ричардс подкупил одного из сотрудников этого министерства, и именно поэтому строительство смогло начаться. Когда эта фирма узнала о строительстве, она выдвинула против Бена обвинения. В начале мая. А вот это вам понравится", - Бубба улыбнулся. "В то время Бен был еще в Уэльсе. Но согласно Штату Калифорния, он также присутствовал в суде в Сан-Франциско". Бубба снова улыбнулся и вытащил из "дипломата" еще одну бумагу за подписью Бена, в которой говорилось, что он был в суде в то же время, когда на самом деле находился в Уэльсе.
  "Ваша Честь, это все просто смешно! Да и не относится к делу!" - заявил Грегори. "Где ваши доказательства, м-р Миллсапс?"
  "Я рад, что вы спросили", - Бубба встал из-за стола, взял с него какие-то бумаги и передал судье. "У нас здесь дело о мошенничестве, обман доверия, лжесвидетельство, подделка документов, взяточничество... - о, я могу долго продолжать этот список", - Бубба озорно улыбнулся Грегори. "То, что предъявляется миссис Ричардс, кажется таким ничтожным по сравнению с тем, что сделал м-р Ричардс".
  "М-р Ричардс, я объявляю вас тайным руководителем всей этой аферы со строительством и даю предписание Суду Сан-Франциско взять вас под стражу по обвинениям, которые только что выдвинул м-р Миллсапс", - судья посмотрел на Грегори поверх очков.
  В зал суда вошли двое полицейских и надели на Грегори наручники. "Это возмутительно! Бен, ты что, мне не веришь?"
  Бен отвернулся, а судья разрешил ему покинуть свидетельское место. Бен вышел из зала суда.
  После этого судья обратился к Оливии: "Миссис Ричардс, после сегодняшних событий я присуждаю вам опеку над вашим сыном. Но только до тех пор, пока я не получу возможность выяснить во всех аспектах, что же сегодня тут произошло. Я не могу игнорировать показания няни и то, что рассказал м-р Ричардс. Я свяжусь с вами в конце недели и сообщу свое решение. Я думаю, что после встречи с этой няней правда выйдет наружу", - сообщил он.
  Няня отвела взгляд, не желая смотреть в глаза Оливии.
  "Идите домой, миссис Ричардс, и хорошенько заботьтесь о вашем сыне".
  Оливия под столом сжала руку Буббы. "Спасибо, Ваша Честь".
  
  Глава 90
  
  "Четверо мужчин и младенцы"
  
  
  Бен сидел за столом в гостиной и работал на компьютере. Он пытался сделать всю ту бумажную работу, которую он совершенно забросил из-за рождения Эшли и Тревора. Бен повернулся и посмотрел на колыбельки, которые стояли около камина. Дети мирно спали, и он был этому рад. Мэг оставила ему очень таинственную записку на зеркале в ванной, и теперь он ждал прихода Джоан, которая обещала посидеть с детьми. И тогда он сможет пойти на встречу с Мэг. Ему и самому очень нравилось приглядывать за их восхитительными детьми. "Ну, может я и пристрастен", - подумал он и про себя улыбнулся. - "Но никто не имеет права меня застрелить за то, что я считаю, что мои дети - самые замечательные в целом мире". Эти крошечные темноволосые красавчики взяли от родителей все самое лучшее - и были просто совершенны. Нигде не было никаких недостатков. Он, во всяком случае, не видел. А если кто заметит и скажет ему об этом, то недосчитается зубов. Наконец, он отвел глаза от колыбелек и снова вперился в колонки все еще не сосчитанных цифр. Он пересчитывал четыре раза, и каждый раз у него получался разный ответ. Зазвонил звонок в дверь.
  Бен кинул ручку на стол и бросился к двери, пока звонивший не разбудил детей. Нет, он не был бы против, если бы они проснулись, но им нужно было спать. Да и Мэг обещала его убить, если он снова разбудит их, просто, чтобы подержать на руках, как он часто делал. Она говорила, что он их жутко балует. Бен открыл дверь и, к своему удивлению, обнаружил на пороге Кейси.
  "Кейси, что ты тут делаешь?" - спросил он.
  "Привет, Бен", - ответил Кейси. "Ты оставил у меня свою ручку", - он протянул ему совершенно обычную шариковую ручку, которая могла принадлежать кому угодно, - "и я подумал, что должен вернуть ее тебе".
  "О", - только и смог произнести Бен. Он взял ручку и подозрительно посмотрел сначала на нее, а потом на Кейси. "Спасибо", - сказал он, не в силах "опознать" ручку. Он не помнил, чтобы у него вообще были такие. Он уже было открыл рот, чтобы сказать об этом Кейси, но вдруг увидел, что тот смотрит мимо него и как будто что-то ищет. И он понял, что. "Ты хочешь войти?" - спросил он.
  Кейси влетел в дом на такой скорости, что чуть не сбил Бена с ног. И направился он прямо к колыбелькам у камина. "Входи", - Бен закрыл дверь и пошел к нему. Кейси сюсюкал детишкам, а они по-прежнему спокойно спали. В этот момент снова раздался звонок в дверь. Бен развернулся и снова пошел открывать.
  За дверью он обнаружил Эша. "Привет, Эш", - сказал Бен. "А ты что тут делаешь?"
  В руках у Эша была записная книжка, которую можно было купить в любом канцелярском магазине. Он сказал: "Ты оставил у меня дома свою записную книжку, и я подумал, что должен ее тебе принести".
  "О", - снова произнес Бен и взял у него записную книжку, а тот, как и Кейси, стал смотреть мимо него. "Ты хочешь войти?" - спросил Бен.
  "Конечно", - улыбнулся тот и тоже направился прямо к колыбелькам.
  Не успел Бен шевельнуться, как снова зазвенел дверной звонок. "Это уже просто смешно", - произнес он и открыл дверь. На пороге стоял Бубба. "И что я оставил в ТВОЕМ доме?" - вместо приветствия спросил он. Бубба показал ему молоток и улыбнулся. "Это уникально. Я даже и не знал, что у меня был молоток", - Бен взял молоток и отошел в сторону, чтобы впустить Буббу в дом. И тот тоже направился к колыбелькам. А в этот момент снова зазвенел звонок. Бен открыл дверь - на пороге стоял Антонио.
  "Я точно знаю, что я в твоем доме ничего не оставлял, потому что давно у тебя не был", - сказал Бен. "Ты пришел, чтобы благословить это маленькое воссоединение?" - он разозлился на них всех. Антонио застенчиво улыбнулся и протянул ему потертую Библию. "Замечательно", - подумал Бен, беря Библию из руки Антонио. "Входи", - отодвинулся он, чтобы дать тому пройти. "Все уже пришли", - начал он, но Антонио его не услышал. Он тоже обосновался около колыбелек. Бен выглянул за дверь, чтобы удостовериться, что там больше нет личностей, которые могли бы принести ему совершенно бесполезные подарки. Там никого не было, поэтому он закрыл дверь и вошел в гостиную. А там он увидел следующую картину: четверо взрослых мужчин таращились на спящих малышей и сюсюкали с ними, как полные идиоты. "Просто прекрасно", подумал Бен. - "Я могу проломить им головы этим молотком, написать некрологи этой ручкой и благословить их тела с помощью Библии. Если они не отстанут от моих детей, так и будет".
  "А где Мэг?" - спросил Эш, на мгновение перестав глазеть на детей.
  "О, у нее какие-то дела, но я собирался с ней попозже встретиться", - улыбнулся Бен. А место встречи и причина были его маленьким секретом.
  "Бен, я просто не могу привыкнуть к тому, как же красивы эти малыши! И как быстро они растут", - заметил Кейси. Он приходил гораздо чаще, чем остальная часть этой банды приносящих подарки.
  "Разве они не прекрасны?" - улыбнулся он и стал расправлять на них одежки, сопротивляясь своему желанию взять малышей на руки.
  "Знаешь, каждый раз, когда я прихожу - они спят. Нельзя ли их на этот раз разбудить, чтобы мы могли подержать их. Я не брал их на руки с самого крещения", - заметил Антонио.
  "Скоро придет Джоан, чтобы с ними посидеть, и я даже думать не хочу, как она будет "рада" разбуженным малышам", - сказал Бен, и в этот момент зазвонил телефон. Он посмотрел на часы и отметил, что Джоан что-то запаздывает. "Алло. Что? С тобой все в порядке? Может быть, тебе нужно, чтобы кто-то приехал и помог?" - спросил Бен у своего собеседника.
  Бен посмотрел на Кейси, и тот заволновался. "Кто это? Сара?"
  Бен покачал головой и продолжил разговор. "Я просто буду ждать ее здесь, мама. Не волнуйся. Я рад, что с тобой все в порядке", - и он повесил телефонную трубку. "У Джоан произошла небольшая авария, но она в порядке".
  "Слава Богу", - Кейси с облегчением вздохнул.
  "Похоже, мне придется связаться с Мэг и отменить нашу - э... - встречу", - пробормотал Бен.
  Антонио отвел Кейси в сторонку. "Слушай, я думаю, что Бен и Мэг запланировали маленькое рандеву, если ты понимаешь, о чем я. Почему бы нам не предложить ему посидеть с малышами?"
  "Эй, да это отличная идея!" Кейси повернулся к Бену и высказал ему это предложение.
  "Я не знаю", - запнулся тот. "Мы никогда раньше не оставляли малышей ни с кем, кроме Джоан. И потом, когда кто-либо из вас в последний раз переодевал грудного ребенка?"
  "Ну", - Бубба потуже затянул на своих джинсах ремень, - "Не хочу хвастаться, но у меня было семеро братьев и сестер. И четверо из них были младше меня. Могу лишь сказать, что за свою жизнь я поменял ОЧЕНЬ много подгузников".
  "Давай, Бен. Это ведь только на час или около того, разве я не прав? Ты должен нам доверять", - добавил Эш.
  Бен еще раз посмотрел на часы. Мэг, наверное, уже ждет его, а он не был уверен, что там, на месте их встречи, есть телефон. "Ладно. Бутылочки с молоком в холодильнике, а подгузники тут", - он открыл дверцу тумбочки под колыбельками. "Здесь же детские салфетки. Только обещайте позвонить мне, если что-то случится. Что бы ни случилось", - потребовал он.
  Антонио открыл ему дверь, а Эш провел его наружу и вручил куртку. "Передавай Мэг привет и не волнуйся. Эти милые ребятишки не могут быть в лучших руках", - улыбнулся он.
  Кейси стал наблюдать через окно, как Бен садится в машину, потом, заколебавшись, вылезает из нее, а потом все же решается, снова садится в нее и заводит мотор. "Наконец-то он уехал", - заулыбался Кейси.
  "Бубба, а я и не знал, что у тебя есть братья и сестры", - заметил Эш.
  "Да у меня их нет, я так сказал просто, чтобы избавиться от него", - засмеялся тот. "Именно так поступает хороший адвокат".
  Эш сел и стал листать газету, а Антонио включил телевизор. Кейси и Бубба начали играть в карты.
  Прошло 20 минут, и Антонио сделал наблюдение: "Не могу поверить, что эти малыши так тихо себя ведут". И не успел он это сказать, как Эшли заревела. "Опс, кажется, я поторопился".
  Все четверо бросились к колыбельке, но, добежав до нее, остановились. Они посмотрели друг на друга, пытаясь заметить того, кто сделает первое движение. "Возьми же ее", - приказал Кейси Эшу.
  "Сам возьми. Я лучше пойду и поищу, чем ее покормить", - и Эш направился на кухню.
  "Подожди, я с тобой", - Бубба бросился за ним.
  "Антонио, чего ты ждешь? Она орет все громче", - сказал Кейси.
  Антонио посмотрел на Кейси, а потом на Эшли. Он осторожно подсунул одну руку ей под головку, а вторую под попку, он вытащил ее из колыбельки и положил себе на плечо. "Шшш, не плачь", - он похлопал ее по спинке. И почти сразу же малышка замолчала.
  "Эй, я думаю, ты ей понравился", - заметил Кейси. И в этот момент Тревор тоже захотел, чтобы его взяли на руки.
  "Давай, Кейси. Это легко", - улыбнулся Антонио.
  "Ладно. Но только он не успокаивается", - Кейси повторил все движения Антонио и взял Тревора, но тот не только не замолчал, но и напротив, заревел еще громче, от чего Эшли тоже снова начала реветь. Теперь они уже ревели в унисон.
  Эш и Бубба вернулись из кухни с двумя бутылочками. "Держу пари, они голодные", - Эш протянул одну из них Антонио, но тот побоялся уронить ребенка.
  "У меня только две руки, Эш", - постарался Антонио перекричать плач.
  "Папа, а ты молоко подогрел? Бен всегда сначала ставит его в микроволновку", - заметил Кейси.
  "Нет. И сколько я должен его греть?" - спросил тот.
  "Мы можем нагреть его, а потом проверить, достаточно ли оно горячее", - предложил Бубба.
  "Надо что-то делать, все равно что - он орет все громче и громче", - Кейси стал ходить по комнате, укачивая Тревора. Ему хотелось что-нибудь сделать, чтобы тот замолчал.
  "Вот это да", - сказал Антонио.
  "В чем дело?"
  Антонио положил Эшли и показал Кейси на свою рубашку. Спереди она была мокрой. "Кейси, дай мне Тревора и переодень ее".
  "Нет, лучше ты переодень", - предложил Кейси.
  "Ладно. В конце концов, разве это может быть трудным? Если Бен может, то я уж точно смогу", - попытался убедить себя Антонио. Он снял с Эшли подгузник и постарался запомнить, как он был надет, чтобы сухой надеть тоже правильно. Он вытер малышку детской салфеткой, а потом подложил под нее сухой подгузник. Несколько секунд он разглядывал, как он застегивается, а Кейси в это время смотрел ему через плечо и давал указания. "Так я это делаю или ты?" - спросил наконец тот под неутихающий рев Эшли. Антонио застегнул подгузник, как у него получилось, и взял Эшли на руки. Она сразу перестала плакать, но подгузник свалился на пол. "Наверное, я застегнул недостаточно туго", - посмотрел он на Кейси и попытался снова. "Получилось", - улыбнулся он, когда, после того, как он снова взял Эшли, подгузник остался на месте. В это время из кухни вернулись с бутылочками Эш и Бубба.
  "Кто-нибудь знает, насколько теплым оно должно быть?" - спросил Эш.
  "Давайте попробуем его", - предложил Кейси.
  Эш надел на бутылочку соску и выдавил себе на язык немного молока. "Вкус странный, но я думаю, оно не слишком горячее. А как ты думаешь?" - и он выдавил немного на язык Кейси.
  Тот кивнул в знак согласия: "По температуре мне кажется нормальным, но я согласен, что вкус странный". Он сел и сунул соску в рот Тревору, а тот радостно зачмокал.
  "Возьми", - Бубба передал вторую бутылочку Антонио.
  "А ты пробовал его?" - спросил тот.
  "Лучше попробуй ты. Я нетерпим к лактозе", - объявил Бубба. Потом он сел и стал читать газету.
  Антонио выдавил немного молока себе на язык, убедился, что оно достаточно теплое и сунул соску в рот Эшли. Она стала сосать, и сосала до тех пор, пока не заснула.
  "Теперь нужно, чтобы она срыгнула", - сообщил Эш.
  Антонио положил малышку себе поперек коленей и стал хлопать ее по спинке, пока она не срыгнула. Он посмотрел на остальных: "Я как-то видел, как это делала одна моя прихожанка", - гордо сказал он.
  "Эй, он так смешно гримасничает", - сообщил Кейси. И Тревор решил сделать ему бо-ольшой сюрприз в подгузник, чего тот никак не ожидал. "О, нет" - сморщил нос от запаха тот.
  "Ай да, малыш", - улыбнулся Бубба и продолжил читать газету.
  "Папа, помоги мне", - попросил Кейси. "Я видел, что было, когда Антонио пытался сменить подгузник Эшли, и я думаю, что мне нужна помощь".
  "Никогда в жизни не менял подгузников, но думаю, я все же лучше тебя знаю, как это делается", - Эш взял у Кейси бутылочку и поставил ее на стол.
  Кейси снял подгузник, который был полностью заполнен, и бросил его мусорную корзину. Эш же стал рыться в тумбочке. "Что ты ищешь? Вот же подгузники". - показал Кейси.
  "Я ищу перчатки", - сообщил Эш. "Посмотри на это", - показал он на испачканную попку малыша. Тревор же заулыбался и стал гулить, как будто он хвастался тем, что сделал. Эш вытащил десяток детских салфеток и стал вытирать малыша. Когда он закончил, Кейси посыпал Тревора присыпкой, а заодно и все вокруг.
  "По-моему, ты уже достаточно на него насыпал", - засмеялся Бубба и снова углубился в газету. Антонио заснул прямо на диване, а Эшли удовлетворенно сопела у него на коленях.
  Кейси приподнял Тревора за ножки, и Эш подложил под него подгузник. "Пап, мне кажется, что надо застегнуть его сзади, как это делал Антонио", - сказал Кейси.
  "О, так Антонио разбирается в подгузниках?" - спросил Эш. И тут Тревор решил, что поскольку подгузник на него никто не надевает, то можно сделать еще один подарок - он пустил в воздух такую сильную струю, что она краем задела щеку Эша. "Вот посмотри, что ты наделал", - сообщил тот Кейси.
  "А если бы ты не спорил, мы бы уже могли три или четыре раза его переодеть", - отпарировал тот.
  "Простите, что я так опоздала", - объявила Джоан, вбегая в гостиную. "Я думала, эта техпомощь никогда не приедет, а пробки просто ужасные. О Боже", - оценила она беспорядок, наделанный мужчинами. "Давайте, я", - она отпихнула в сторону Эша и Кейси, стерла с Тревора лишнюю присыпку, надела на него сухой подгузник и положила малыша в колыбельку. Тревор был почти расстроен тем, что Джоан пришла. Ему было так весело с его крестными.
  "Вот, видите", - похвастался своими знаниями Кейси, когда Джоан застегнула липучки подгузников сзади, на пояснице малыша.
  Антонио проснулся, когда Джоан сняла с него Эшли. "Джоан, здравствуйте", - улыбнулся он. Потом он встал на ноги и посмотрел на часы.
  "Вы их кормили?" - спросила Джоан.
  "Да, и они хорошо поели", - с гордостью сообщил Кейси.
  "О, так вы нашли грудное молоко. Отлично!", - сказала она, беря одну из бутылочек. "Г-грудное молоко?" - переспросил Кейси и покраснел.
  "Да", - ответила Джоан.
  Антонио опустил голову, Эш посмотрел на Кейси, Кейси на Эша, а Бубба улыбнулся, потому что он нетерпим к лактозе, знаете ли.
  
  Глава 91
  
  "Наконец одни"
  
  
  Бен ехал к Мэг с такой скоростью, какую он только мог выжать из машины. Малышам было уже по 9 недель, и он с трудом мог вспомнить, когда они с Мэг в последний раз занимались любовью. Это было давно, очень давно. А поскольку каждый раз, когда он пытался начать, либо начинали плакать дети, либо Мэг говорила, что она устала, он уже решил, что против него затевается заговор и во главе него стоят дети. Он решил поговорить об этом с Тайусом, а тот сказал ему, что после родов сексуальные потребности женщин сильно меняются. И что некоторым женщинам секс нужен уже через 3 или 4 недели после родов, а некоторые хотят ждать 5 или 6 месяцев - только тогда они становятся готовы к этому и физически и эмоционально. "Пять или 6 месяцев?" - переспросил Бен Тайуса, а тот добавил, что у некоторых женщин сексуальная страсть вообще становится другой, не такой как до родов. "Я могу с этим справиться", - подумал Бен. - "Мне достаточно просто быть рядом с ней по ночам и заботиться о наших замечательных детях". Он очень удивился, когда зашел в ванную и обнаружил на зеркале записку от нее, написанную губной помадой. "Приходи ко мне, когда придет мама, ты знаешь, куда... Я буду ждать, и не вздумай долго собираться... Я люблю тебя. Мэг". Ему не слишком удобно было оставлять малышей с друзьями, но он знал, что они сделают все как надо, да и Джоан скоро должна была подойти. Бен свернул к хижине и заметил припаркованную около нее машину Мэг. Он сразу же представил себе ее, лежащую на кровати, совершенно без одежды - только с ниткой жемчуга на шее, и подзывающую его к себе пальцем. Он бы тогда сорвал с себя одежду, и они бы прозанимались любовью весь день. Припарковав машину, Бен подошел к двери и заметил, что около нее растут полевые цветы. Он сорвал несколько и попытался открыть дверь, но она была заперта. "Мэг, это я. Впусти меня". Она не открыла, поэтому он вытащил ключ и отпер дверь. И с разочарованием увидел, что она спит, завернувшись в одеяла. "У меня слишком разыгралось воображение", - сказал он вслух и улыбнулся. Потом он стал обыскивать все шкафы, пока не нашел в одном из них вазу. Он поставил в вазу цветы, а ее саму - на стол. Затем он снял ботинки и рубашку, лег на постель рядом с ней и мягко прошелся пальцами по ее руке. Мэг зашевелилась, перевернулась на другой бок и снова заснула. Бен откинулся на подушку. "Это будет долгий день", - прошептал он и вскоре задремал.
  Мэг проснулась и была приятно удивлена тем, что Бен лежит рядом с ней и обнимает ее за плечи. Она осторожно сползла с кровати и посмотрела на часы. У них было по крайней мере еще два часа, и она удивилась, почему Бен не разбудил ее, когда приехал. Эти цветы на столе очень симпатичные, подумала она и понюхала их. А потом посмотрела на Бена. Она скучала по любви с ним и даже уже представляла себе, как он подъезжает к хижине. Она бы сидела за столом, совершенно без одежды, но на высоких каблуках. Ее волосы были бы забраны лентой, чтобы он мог снять ее и рассыпать волосы по ее плечам. А она бы после этого сорвала с себя одежду и занималась бы с ним любовью весь оставшийся день. "Как жаль, что было не так, Бен", - вырвалось у нее. "Но тебе сегодня не удастся сбежать от меня. Это мой день". Она оглядела комнату, и ей пришла в голову идея. Она подошла к холодильнику, вытащила из морозилки кубик льда и снова залезла на кровать. Взяв в одну руку ледяной кубик, она стала водить им по его груди, от соска до соска, а другой рукой зажала себе рот, чтобы не захихикать. Он поежился, но не проснулся. Тогда она стала водить кубиком по его шее, до самого подбородка и обратно. По его плечу на кровать стала капать вода, а Мэг с трудом сдерживалась, чтобы не захихикать. А Бен все равно не просыпался. Мэг немного расстроилась и стала водить этим кубиком по его спине. Она просто не видела, как на лице Бен появилась улыбка, потому она и подумала, что ее попытки его разбудить не увенчались успехом. "Бен, да ты просто железный", - проворчала она. Ледяной кубик растаял, поэтому она решила применить другую тактику. Бен же с нетерпением ждал, чтобы выяснить, что она задумала. Мэг пошла к холодильнику, вытащила оттуда баллончик взбитых сливок и вернулась в постель. Бен, пришло время просыпаться, подумала она. Она сделала розочку на его плече, а потом стала ее слизывать. Когда сливок на коже не осталось, она стала его целовать. Потом она набрызгала из баллончика немного на палец, приложила палец к его щеке и стала слизывать сливки вперемежку с поцелуями. Бен не мог больше сдерживаться, поэтому он, к ее удивлению, перевернулся и прижал ее к кровати, от чего баллончик со сливками свалился на пол.
  "Ясно, кто-то хочет поиграть в непристойную игру", - поддразнил он ее.
  "Бен! Ты притворялся!" - возмутилась она.
  "Ты же знаешь, как мне нравятся взбитые сливки, вот я и подумал, что пора повернуться", - он отпустил ее руку и поднял с пола баллончик.
  "Похоже, мой план сработал", - улыбнулась она.
  "О, так твой план состоял в том, чтобы меня заморозить, а потом слизать как леденец?"
  "Я бы слизала тебя всего полностью, с головой или без нее", - улыбнулась она.
  "Мне твой план начинает нравиться все больше и больше", - он наклонился и поцеловал ее, а свободной рукой стал расстегивать на ней блузку. Мэг села, сняла ее и бюстгальтер, а потом легла на кровать. Бен взял баллончик со сливками и набрызгал ей на каждую грудь в отдельности. Сливки были холодными, и Мэг изогнулась. Бен улыбнулся и стал слизывать сливки, а потом взял в рот ее грудь и начал сосать. Затем он взял в рот другую ее грудь и проделал с ней то же самое, проходя от ложбинки между грудями до сосков и обратно. Он переходил от одной груди до другой, и от каждого раза через ее тело проходила сладострастная дрожь. Она застонала, и Бен понял, что она получает удовольствие от его действий. Он взял в руки обе ее груди и стал их массажировать, одновременно целуя ее в шею медленными движениями губ. Мэг запустила пальцы в его волосы и стала тянуть за них, стараясь совпасть с его движениями. Бен на секунду остановился, чтобы перевести дух, но даже на это мгновение он не способен был отвести от нее глаз.
  "Чего ты ждешь?" - застенчиво спросила она. "Моя очередь?"
  "Если хочешь", - ответил Бен и протянул ей сливки.
  "Очень даже хочу", - засмеялась Мэг и вылезла из-под него. "Ложись", - приказала она.
  Бен отдал честь и сделал, как она просила. Он расстегнул свой ремень, а потом молнию на брюках, и позволил последним соскользнуть с его ног. Мэг быстро стащила с него оставшуюся одежду и забралась на кровать.
  Бен погладил ее руки и ноги, наслаждаясь гладкостью ее кожи. Он так скучал по этому чувству. Мэг взяла баллончик и набрызгала немного сливок себе на ладонь. Потом она сложила руки вместе, растерла на них сливки и стала втирать их в его пенис. Бен застонал от удовольствия, а она хлопнула его, взяла в рот его мужественность и легонько сжала его зубами. Потом она набрызгала немного сливок на его яички и стала их лизать. Весь рот и подбородок Мэг были во взбитых сливках. Бен взял ее за плечи и положил на постель. Он взял ее за ноги почти у самого их основания и положил их себе на плечи, убедившись, что ее спина прочно упирается в его бедра. Мэг осталась в таком положении и приготовилась. Она знала, что последует дальше. Бен же приложил большой палец к верхней части ее влагалища и сунул его внутрь. Мэг схватилась за спинку кровати, выгнулась и застонала от удовольствия. А он залез внутрь нее языком и стал дразнить ее кожу зубами. Мэг чуть не свернула себе шею и стала вскрикивать при каждом его движении. Она вцеплялась в спинку кровати и со всей силы тянула ее, снова и снова проходя через пик. Бен видел на ее лице экстаз, и это доставляло ему удовольствие.
  Бен перевернул Мэг на живот, и начал массажировать ее ягодицы. От них он стал продвигаться все выше и выше и остановился, только дойдя до спины. Дойдя, он стал ее целовать и поцелуями дошел до шеи. Мэг заулыбалась, наслаждаясь каждой секундой нежности. Она так давно не испытывала этого счастья любви. Бен сунул руки ей под грудь и стал ласкать ее, осторожно зажимая соски между пальцами. Мэг застонала и снова перевернулась к нему лицом. Бен наклонился и стал ее целовать, двигая языком у нее во рту и заставляя ее тело сильно напрячься. Это дало ему сигнал, что она готова принять его. Бен сел, снова взял руками ее бедра и подтянул их к себе. Потом он оперся руками о кровать, перенеся на нее свой вес, а Мэг широко раздвинула ноги, чтобы ему было легче войти в нее. Бен стал входить и выходить, а Мэг с силой вцепилась в спинку кровати. "О, Бен, сильнее, сильнее!" - закричала она. Бен подчинился, и его движения стали более быстрыми. Он входил в нее с каждым разом все глубже, и наконец они оба одновременно достигли кульминации.
  Бен упал на кровать и захихикал.
  "Что тут смешного?" - спросила Мэг.
  "Сильнее, сильнее!" - ты же меня чуть не убила", - продолжал он смеяться.
  "Прекрати, сумасшедший", - Мэг пихнула его, слезла с кровати и пошла в ванную. Она включила душ, вымылась и, надев халат, вернулась к Бену. Тот спал. "Как часы. Ты напоминаешь мне одну песню, которую я когда-то слышала: "Ты не победила, если не доведешь его до отключки", - похвалила она себя. Она решила позвонить и узнать, как там дети, прежде чем будить Бена и ехать домой. Ей не хотелось уезжать, но она уже сильно соскучилась по малышам. "О черт, батарейки сели", - пожаловалась она. Тогда Мэг решила, что можно выйти на улицу и прогуляться. Около дома было очень красиво, и Мэг подумала, как хорошо будет тут играть Эшли и Тревору, когда они немного подрастут. Вдруг она заметила, что Бен в халате ходит в доме, и вошла внутрь.
  "А я-то ломал голову, куда ты подевалась", - улыбнулся он и поцеловал ее.
  "Бен, нам уже пора ехать. Я пыталась звонить домой, но в твоем телефоне сели батарейки".
  "Да зачем так торопиться - мама побудет с малышами. Но я признаю, что без них как-то непривычно тихо", - улыбнулся он. "Я тоже по ним уже соскучился". Он пошел к холодильнику и стал искать в нем чего-нибудь съестного.
  "Ты голодный?" - спросила она, снова ощущая желание получить его.
  "Умираю с голоду", - не отрывал он глаз от содержимого холодильника, не замечая ее прикушенной нижней губы и взгляда, с которым она наблюдала за его действиями.
  Мэг схватила из раковины морковку и залезла на кухонный столик. Она оттянула халат и вставила ее себе между грудей. Она знала, как он любит сырую морковку. "Бен, хочешь морковку?" - поддразнила его она.
  Бен повернулся посмотреть, о чем она говорит, и получил двойной улов. Он улыбнулся, подошел к ней и, наклонившись, откусил кусок от морковки. "Ммм, вкусно". Мэг засмеялась, отпихнула его и уже хотела спрыгнуть со столика, но Бен ей не позволил. Он пододвинулся к ней и с сильным нажимом стал целовать ее в губы.
  "Бен", - еле смогла вымолвить Мэг, а он полностью стянул с нее халат. Она последовала его примеру и стянула халат с него.
  Бен взял ее за бедра, подтянул к себе и снова вошел в нее. Мэг придвинулась к нему поближе, так, чтобы ее груди уперлись в его грудь, а он начал входить и выходить. "Бен! О, Бен!" - прошептала Мэг, еще сильнее прижимаясь к нему. Бен попытался опереться на шкаф, но это было неудобно. Мэг же, увидев его трудности, обвернула ноги вокруг его талии, а он снял ее с кухонного столика и перенес на обычный. Там он посадил ее на скатерть и продолжил то, что начал. Мэг расслабила ноги и поставила одну из них на стоящий рядом стул, чтобы он мог входить в нее полностью. Потом она откинулась на спину, выгнула спину и начала стонать, пытаясь сдержать вскрики. Бен передвинулся к ее груди и стал, не прерывая действий, губами проходить путь от ее груди к животу. Его движения стали замедляться, от чего Мэг попросила его убыстрить темп. Она схватила его за плечи и потянула на себя, чувствуя, что приближается кульминация. Бен еще раз приостановился, чтобы ощутить вкус ее губ, прежде чем он потеряет контроль, а потом вошел в нее с такой страстью, какую они оба давно не испытывали. Он был весь в поту и дрожал, а лбы и глаза их обоих были мокрыми. "Я люблю тебя, Бен Эванс", - улыбнулась Мэг. "И если бы я умерла прямо сейчас, я умерла бы полностью удовлетворенной и счастливой. Я никогда еще в своей жизни не была так счастлива, и это сделал ты сделал меня такой".
   "Мэг", - задыхаясь, прошептал Бен. "Я чувствую то же самое", - сообщил он, а потом поднял ее на руки и понес в душ.
  
  Глава 92
  
  "Фантазии становятся реальностью"
  
  
  Мэг обошла спальню, проверяя, все ли на месте. С тех пор как они провели время в хижине, она так и не смогла воплотить в жизнь свою фантазию о том, как она ждет Бена на красных высоких каблуках, а ее волосы забраны лентой, несмотря на то, что они все это время занимались любовью каждый день. Но она не могла выбросить это из головы. Бен уехал на три дня в Сан-Франциско, и она ужасно скучала по нему. А посему решила, что пришло время запланировать для него небольшой сюрприз. Бен должен был вернуться через пару часов, и она хотела, чтобы к этому времени все было готово. Мэг отошла в сторону и осмотрела комнату. Все было на своих местах. Свечи стояли в идеальном месте, кровать была развернута на 180 градусов, и все вещи, которые ей были нужны, чтобы потрясти Бена, тоже были на своих местах. И вино было охлаждено как раз до нужной температуры. Оно было для Бена, потому что она все еще кормила грудью и считала, что напоить детей не слишком хорошая идея. Но никто не мог запретить ей использовать это как преимущество. Мэг посмотрела на свой халат и разгладила его руками. Он был сделан из темно-красного шелка и приятно холодил ее обнаженное тело. Все отлично. И все, что ей теперь было нужно, это - заполучить Бена.
  Мэг пошла и посмотрела на малышей. Им уже исполнилось по семь месяцев. Тревор спокойно спал. Мэг потрогала его за подбородочек - ей просто очень нравилось дотрагиваться до его милого личика. Затем она повернулась к Эшли, которая спала в другом углу кроватки. Она сбросила одеяло, поэтому Мэг накрыла ее и тоже потрогала ее личико. Сейчас, когда они спали, было трудно поверить, что у этого маленького ангелочка становится характер монстра, если ей что-то не нравится. Она совершенно не желала даже пытаться договариваться со своей дочуркой, чтобы исполнить свой план соблазнить ее папочку. Эшли тоже скучала по нему и очень громко это выражала. Похоже, она считала, что Бен - это ее личная собственность. Он ложился на одеяло, разложенное на полу, и часами играл с ними обоими. Детям это очень нравилось, и они не собирались ни от кого скрывать, что скучают по отцу. Мэг похлопала Эшли по попке и пошла в ванную, чтобы навести марафет. Но как только она вошла в нее, то сразу же услышала через монитор плач Эшли. Она развернулась на пятках и пошла обратно в детскую. "Ох, Эшли", - подумала она, - "и как это я догадалась, что раз я собираюсь соблазнять твоего папочку, ты не будешь со мной сотрудничать?" Она капризничала все вечера и, похоже, не собиралась исправляться, пока Бен не вернется и она не сможет потыкать своими крошечными пальчиками в его уши, рот и нос.
  В детской Мэг быстро вытащила Эшли, пока та не разбудила Тревора, и села с ней в кресло-качалку. Может, если ее покачать, она уснет... Эшли же, как только Мэг взяла ее на руки, стала искать к ее грудь.
  "Хочешь кушать, моя любовь?" - поняла Мэг. "Но тебе еще рано быть голодной". Она посмотрела на часы и, увидев, что время кормления уже близко, решила немного опередить его и дать ей грудь.
  Услышав голос матери, Эшли сразу же прекратила рев и невинно заулыбалась. "Ах ты, хитрюга", - Мэг поцеловала ее в лобик, а Эшли заулыбалась еще шире, все больше и больше растапливая ее сердце. "Ладно, я покормлю тебя пораньше, но ты должна мне обещать, что будешь вести себя так, чтобы я могла некоторое время побыть наедине с твоим папочкой, когда он вернется". Эшли сморщилась, как будто понимала, о чем говорит с ней мама. И Мэг могла бы поклясться, что эта маленькая хитрюга все понимает и потому улыбается. Мэг поцеловала ее пальчики, открыла халат и приложила ее к груди, которую та с жадностью засосала, урча от удовольствия. Наконец ее животик наполнился, она отпустила грудь Мэг и крепко уснула. "Вот так, мой ангел. Вот так", - заворковала Мэг, укачивая ее. Потом она с Эшли на руках подошла к пеленальному столику, сменила ей подгузник и положила ее обратно в кроватку. Тревор заворочался, поэтому она вытащила и его, и покормив, переодев и укачав, уложила обратно. Она склонилась над кроватками, глядя как они спят. "Я люблю вас", - прошептала она. "Но вы должны спать, потому что скоро приедет ваш папочка, а мне нужно побыть с ним наедине. Пожалуйста, помогите вашей бедной отчаявшейся мамочке!" Она отошла от кроваток, выключила лампу и вышла из комнаты.
  Мэг вернулась в спальню и снова взялась за свои приготовления. Бен мог придти в любую минуту. Она в последний раз проверила вино, расчесала перед зеркалом волосы и... снова услышала плач Эшли по монитору. "Ох, Эшли!" - произнесла она. "В чем дело, моя радость? Ты не хочешь, чтобы твоя мамочка проводила время наедине с папочкой?" Мэг вошла в детскую, и плач Эшли стал немного тише. Она взяла дочку на руки, а та сразу же замолкла и невинно заулыбалась. "Ты такая хитрюга", - произнесла Мэг, прижимая к себе малышку. "Ну, чего ты хочешь, сладкая?" Эшли улыбалась, поэтому Мэг положила ее в кроватку, подоткнула вокруг нее одеяло и похлопала по спинке. Но в ту минуту, когда она убрала руку, Эшли снова заревела, так что Мэг пришлось ее опять взять, чтобы она не разбудила Тревора. Маленький жулик снова заулыбался ей своей беззубой улыбкой.
  Рассерженная Мэг взяла ее на руки и пошла вместе с ней в спальню. Эшли довольно гулила. "Давай, Эшли. Помоги мне", - попросила Мэг. А Эшли улыбалась так, будто точно знала, что делает. Мэг поцеловала ее в лобик и прижала к себе, а Эшли захихикала от такого внимания. Мэг подняла ее в воздух и посмотрела ей в глаза. "Ты жутко избаловалась", - сказала она в улыбающуюся физиономию. "И ты делаешь это намеренно". От звука голоса матери улыбка Эшли стала еще шире, и она попыталась схватить Мэг за волосы своей маленькой толстенькой ручкой. "Ты хочешь к папочке, верно? Ладно, я отдам тебя ему. Одна из нас сегодня его не получит, и если я должна буду сегодня усыплять тебя, то следующий раз будет моей победой". Эшли вцепилась в ее волосы и потянула так, что у Мэг на глаза навернулись слезы, пока она отцепляла маленькие ручки.
  Мэг обошла с ней вокруг спальни, но, когда после этого посмотрела ей в глаза, то они были такими же яркими, как обычно, и совершенно не сонными. "Это не сработало, верно?" - сказала она ей. Эшли улыбнулась и снова загулила. "Ладно", - уступила Мэг. "Ты победила. Мы вместе будем ждать твоего папочку, но", - предупредила она Эшли, - "Мы еще посмотрим, что будет, когда ты начнешь с ним играть. Я тоже начну кричать, как ты сейчас". Ответом на эти слова была еще одна улыбка, и Мэг сдалась. Эшли оказалась настырнее ее.
  Мэг села на кровать. Она положила Эшли на сторону Бена и подложила его подушку так, чтобы она не скатилась. Потом Мэг выключила прикроватную лампу, и комната погрузилась в приятный полумрак. Эшли несколько минут оглядывалась, как будто что-то искала. А потом она уютно свернулась, прижалась к подушке Бена и сладко заснула. Мэг была поражена. Эшли так быстро никогда не засыпала, поэтому она проверила, действительно ли та спит. Она встала с кровати, чтобы посмотреть, проснется ли она. Эшли продолжала спать, и Мэг уже решила забрать ее в детскую, но потом отказалась от этого. "Ладно, Эшли", - сказала она, придумав новый план. "Поиграем в эту игру по твоим правилам". Она сходила в детскую, принесла оттуда Тревора и положила его на кровать рядом с Эшли. Она знала, что ни один из них долго не проспит, если второго не будет рядом. Потом она накрыла их обоих, отступила назад и посмотрела на них. Эшли лежала, крепко вцепившись в подушку Бена своими маленькими пальчиками, и улыбалась во сне. Мэг удовлетворенно улыбнулась. Может, это был не самый лучший вариант, но он работал и был сейчас единственно возможным. "Ладно, Эшли, ты сейчас думаешь, что эта подушка - твой папочка, и это хорошо", - произнесла она. "Побудь здесь, обнимай "его" всю ночь и спи крепко-крепко. А я перенесу свои фантазии в другое место". Она положила подушку и со стороны Тревора, так, чтобы он тоже не мог свалиться, поцеловала обоих, убедилась, что монитор на месте, и спустилась вниз. Ей нужно было кое-что сделать.
  Бен ехал по автостраде и смотрел на потемневшее небо. Он был уже почти дома. Он приехал немного позже, чем планировал, но скоро он уже будет дома и сможет увидеть свою замечательную жену и восхитительных детей, а эта дурацкая поездка наконец закончится. Он уже видел, как целует детей, укладывает их спать, а потом падает в кровать с их мамочкой. Эти мысли только подстегивали в нем нетерпение. Он надавил на акселератор и попал прямо в большую "пробку" на выезде с трассы. Черт, выругался он, и от расстройства ударил по рулю. Теперь он еще больше опоздает. Он вытащил сотовый телефон и набрал частный номер, известный только ему и Мэг. С Мэг ему поговорить не удалось, но от сообщения по голосовой почте он чуть было не врезался в ехавшую перед ним машину.
  "Привет, моя любовь. Тревор, Эшли и я, мы все в порядке. Дети спят, а я приготовила тебе твой любимый десерт. Молоко выпили Эшли с Тревором, но взбитые сливки еще остались. Поторопись".
  Когда Бен отсоединился, то он был уже весь в поту. И стал выкрикивать проклятия этому чертову автострадному затору.
  Мэг отошла в сторону и оглядела приготовления к своей фантазии. Все было замечательно, и она ни звука не слышала от малышей. Она быстренько сбегала наверх - они спокойно спали. Вернувшись, она подошла к трюмо и посмотрела в зеркало. Взяв расческу, она расчесала волосы и закрепила их красной лентой, которую она приготовила заранее. Она улыбнулась своему отражению, зная, что пришло время привести в действие оставшуюся часть плана.
  Бен завел машину в гараж и разочарованно увидел, что свет в доме не горит. Вероятно, это означало, что и Мэг, и малыши спят. Там было слишком тихо, и он наверняка уже пропустил десерт. Очень разочарованный, он вставил ключ в замок, повернул его и толкнул дверь. Бен закрыл ее за собой, развернулся и... застыл на месте. По всей гостиной стояли зажженные свечи, а от стереосистемы доносилась тихая романтическая баллада. Комната была просто наполнена обольщением. Бен стоял с открытым ртом, а потом, наконец, увидел Мэг. Она сидела на стуле около балконной двери, а на ее тело падал мерцающий свет свечей. В руке она держала белую розу, а рядом с ней стояло ведерко со льдом, в котором была бутылка вина. На столике же стоял баллончик со взбитыми сливками. Бен чуть не ослеп от красоты Мэг. Ее волосы были высоко подняты и перехвачены красной лентой. Мэг сидела положив ногу на ногу, показывая их в самом выгодном свете. На ней были красные туфли на высоченных каблуках. А кроме них на ней не было ничего, за исключением ее обручальных колец да жемчужного ожерелья, которое он подарил ей на их свадьбу.
  "Добро пожаловать домой, м-р Эванс", - улыбнулась она. Потом она взяла баллончик со сливками и выдавила по небольшой порции себе на каждую грудь. "Десерт готов", - сообщила она и посмотрела на него. Портфель Бена свалился на пол, но его владельца это не волновало, и он стал медленно приближаться, не сводя с нее глаз.
  "Ам", - поддразнил ее он и, обойдя ее стул, он подошел к ней сзади и наклонился к ее уху: "А ты знаешь, что нехорошо есть десерт ДО главного блюда?" - и он стал целовать ее в ухо, а потом перешел к губам. "Боже мой, Мэг! Ты выглядишь просто восхитительно!" - и он упал перед ней на колени.
  Мэг вытянула ногу и, ткнув ему в плечо туфлей, опрокинула его на пол.
  "Ох, зачем ты это сделала?" - спросил Бен, схватившись за плечо в том месте, где острый каблук ее туфли ударил по нему.
  "Только я могу говорить тебе, когда можно есть, а когда нельзя", - поддразнила его она, а сама скользнула на пол и поползла к нему. Бен не двинулся и позволил ей сделать это. Мэг же сразу стала расстегивать его рубашку, а потом сдернула ее с его плечей. Затем она наклонилась к нему, зажала его нижнюю губу зубами и немного пожевала ее. А потом стала облизывать его губы. В ее груди бушевал огонь страсти. Мэг пододвинула груди к его рту и позволила ему взять их руками, а он стал их массажировать и целовать, проходясь по соскам языком и пробуя зубами их на твердость. Мэг выгибалась от страсти. А потом она опустилась к его груди и стала целовать его соски, дразня их языком. Она, улыбаясь, посмотрела на него, а он схватил ее за плечо и вернул ее губы к работе. Они стали целоваться с все большей страстью, а их языки работали в унисон, пытаясь пригасить огонь желания, но только разжигая его еще больше. Бен попытался лечь на нее сверху, но она не захотела ему подчиняться и снова толкнула его на спину. "Лежи", - потребовала она, а потом встала и подошла к столу.
  "Мэг, нет!" - возмутился Бен, зная, что она планирует.
  Мэг же улыбнулась, вытащила пробку из бутылки с вином, и поставила ее около Бена.
  "Я это и имел в виду, Мэг", - попытался Бен быть строгим. "Не делай этого".
  "Не делать что?" - улыбнулась та. "Это?" - и она наклонила бутылку, как будто хотела вылить вино ему на грудь, но он откатился. "Эй, я же собиралась налить его тебе в рот, большой малыш", - засмеялась она.
  "А заставлю тебя думать, что ты делаешь, маленькая малышка", - засмеялся он. А потом схватил ее за ноги и дернул к себе на пол. Она чуть не уронила вино, но Бен поймал его и отпил прямо из горлышка. Он налил немного ей на одну грудь, а затем на вторую. У Мэг перехватило дыхание, и она прогнулась, а Бен наклонился, выпил вино с ее груди и облизал ее. Потом он налил немного вина ей в пупок и стал высасывать его, активно двигая языком и заставляя Мэг изгибаться. Затем Бен поднялся вверх по ее животу, невинно улыбнулся и продолжил свою атаку на ее груди, пока она не отпихнула его и не села. "Займись со мной любовью", - попросила она. Бен поставил бутылку на стол и вернулся к ее губам. Он посмотрел ей в глаза и произнес: "Пойдем наверх, в спальню". Его дыхание участилось.
  "Мы не можем. Ее заняли Эшли и Тревор. Ты можешь проделать все это либо здесь, либо в их кроватке". Она осмотрела его от глаз до коленей: "Но я не думаю, что ты уместишься на ней". Мэг улыбнулась и снова начала его целовать.
  "Может, нам надо посмотреть, как они?" - пропыхтел Бен и тоже стал ее целовать.
  "С ними все нормально, иначе мы бы услышали их по монитору". Мэг встала с пола, подошла к лестнице, куда она поставила монитор и убедилась, что звук включен.
  Бен смотрел, как она идет к лестнице. Блики от свечей танцевали на ее теле и вспыхивали на жемчужинах. "Эти туфли сведут меня с ума, я больше не могу", - подумал он и, передвинувшись ей за спину, стал целовать ее плечи и шею. Мэг задрожала, затем повернулась к нему лицом и стала расстегивать на нем пояс, а потом стянула с него брюки. Бен сбросил ботинки и далеко отбросил брюки. Его пенис был твердым как камень. Мэг села и стала массажировать его мужественность, а потом взяла ее в рот и стала лизать и сосать, как будто это был ее ужин. Бен взял ее за голову, прислонил спиной к лестнице и стал наблюдать за каждым ее движением до тех пор, пока уже не смог больше терпеть, а потом отодвинулся от ее жадного рта. Мэг поставила свою ногу ему на грудь, чтобы он снял с нее туфлю, но он не захотел. Эти туфли жутко действовали на его либидо с тех пор, как он вошел в эту комнату и увидел ее сидящей на стуле в позе Леди Годивы, разве что без лошади. "Но", - улыбнулся он себе, - "Мэг гораздо лучше этой несчастной леди. А ее лошадью могу быть я - она может ездить на мне хоть до изнеможения".
  Бен посмотрел ей в глаза и вместо того, чтобы снять с нее туфли, как она того хотела, он взял ее ногу и стал целовать ее по всей длине. Дойдя до вершины ее бедра, он перешел на другую ногу и пошел по ней вниз. А Мэг во время этого путешествия его губ крутилась и извивалась в сладострастной агонии. Она положила ногу на перила лестницы, а потом взяла его пенис. "Возьми меня, Бен", - ее дыхание было неровным и частым.
  Он не колебался, потому что сам был на пределе. Он наклонился к ее подзывающей руке и медленно стал входить в нее. Ковер на ступеньках защищал ее спину, поэтому она полностью легла на них. "Бен! О, Бен!" - застонала Мэг, когда он ускорил темп. Он оперся о ступеньки за ее головой, чтобы получить более устойчивое положение, а она крепко вцепилась в его руки. Он держал ритм до самой их одновременной кульминации, которая казалась просто нескончаемой.
  Бен сел на ступеньки и попытался отдышаться. "Не помню, чтобы я когда-то получал такой подарок к возвращению домой. Нужно почаще уезжать", - улыбнулся он и взял ее руку в свои.
  "О нет! Не смей! У тебя только здесь, внизу, есть одна избалованная маленькая девочка, да еще наверху вторая. Так что и не думай об этом!" - поддразнила его она. "Без шуток - она знала, что ты уехал и испытывала мое терпение всем, чем могла. Но", - улыбнулась Мэг и ткнула его пальцем в грудь, - "я была очень стойкой".
  "И что ты сделала?" - он поймал ее палец, поднес его к губам и поцеловал.
  "Использовала кое-какие хитрости", - невинно улыбнулась ему Мэг.
  "А что точно ты сделала с моей драгоценной доченькой?" - снисходительно спросил он.
  "Ну", - Мэг постаралась выглядеть серьезной, как если бы она глубоко задумалась. "Она хотела только своего папочку и ни на что меньшее не соглашалась. Вот я и дала ей то, что она хотела. Я нашла для нее папочку". Бен поднял бровь, но Мэг не собиралась говорить ему, что она решила эту проблему трудным путем проб и ошибок.
  "Давай. Пробалтывайся". Мэг молчала, и тогда он ущипнул ее за нос.
  "Ладно, "предыдущий папочка", - поддразнила его она. "Я положила ее в твою постель, а она вдохнула твой аромат и обняла твою подушку так, как будто попала в рай. А потом эта маленькая хитрюга заснула, поэтому я оставила ее там обнимать подушку, потому что имела планы на ее папочку. Вот так все и было. На самом деле", - засмеялась она.
  Бен улыбнулся и взял ее за руку. "Ни за что не поверю".
  "Придется", - игриво хлопнула она его. "Иначе ты ТАКОГО", - она обвела рукой комнату, - "никогда больше не получишь". Она улыбнулась: - "Тревор у нас будет самостоятельным, а вот Эшли навсегда останется папенькиной дочуркой".
  "Я это переживу", - улыбнулся Бен. "Пойду, посмотрю на них и - в душ", - он поцеловал ее и стал подниматься по лестнице, крутя на пальце ключи.
  Мэг сняла свои каблуки и стала собирать их одежду. Потом она посмотрела на наделанный ими беспорядок и бросила уже собранную на пол. " Я уберу все завтра", - вслух сказала она и стала задувать свечи.
  Мария зажала себе рот руками. Она не могла поверить, что Мэг посмела начать совращать Бена, едва дав ему войти в дом. А еще она не могла поверить, что сама смогла стоять на балконе и смотреть на них. Ей нужно было закрыть глаза и притвориться, что это она, а не Мэг занимается любовью с Беном. Она желала его. Ее страсть к нему становилась неконтролируемой. А Мэг имеет над ним какую-то власть. Это было очевидно, поскольку он сначала стал заниматься любовью с ней, а уже потом пошел посмотреть на своего драгоценного маленького мальчика. Нужно спасти его от Мэг. Она должна спасти их сына от этой злой женщины.
  
  Глава 93
  
  "Требуется помощь"
  
  
  Мэг проснулась и снова обнаружила, что рядом нет Бена. Так случалось все чаще с тех пор, как Грегори посадили в тюрьму. Бену приходилось улаживать дела не только в ресторане, но и в "Либерти Корпорейшен". Да еще летать в Сан-Франциско и обратно, чтобы разгрести всю эту кучу. Она часто находила его спящим не в кровати - и это утро не было исключением. Он сидел за столом, положив голову на руки, а по всему столу были разбросаны бумаги. Она не могла это больше выносить, и она знала, что Бен тоже больше не должен. Мэг пошла на кухню и сделала кофе, а потом разбудила Бена. "Бен, проснись, милый".
  Тот поднял голову и посмотрел на часы. "Уже утро?" - огляделся он, а потом взял у Мэг чашку с кофе.
  "Да, утро. Не могу поверить, что ты спал здесь всю ночь. С этим нужно что-то делать, и я знаю, что".
  "Ну и... ?" - спросил Бен.
  "Тревору и Эшли уже по 8 месяцев, и я думаю, что мы могли бы нанять няню для них - ведь мама и папа уехали в Канзас. Тогда я бы смогла вернуться на работу, чтобы тебе помочь. Что ты об этом думаешь?" - Мэг очень не хотелось этого, но она не могла больше видеть, как Бен себя изводит.
  "Нет. Категорически", - Бен начал собирать бумаги и складывать их в портфель.
  "Бен, но никто, кроме меня, не знает столько о делах "Либерти Корпорейшен". На случай, если ты забыл - я была ассистенткой Грегори. Пожалуйста, позволь мне помочь".
  "Мэг, нет. Я больше ничего не хочу об этом слышать - и точка!" Бен закрыл портфель и подошел к дивану. "Мне нужно идти, я уже опаздываю. На сегодняшнее утро у меня назначено несколько собеседований. Мне ведь нужно кем-то заменить Роджера. Завтра его последний день, так что у меня очень мало времени".
  "Бен, ты, по крайней мере, должен принять душ и побриться, прежде чем куда бы то ни было идти", - Мэг забрала у него портфель. "Слушай, я могу взять детей с собой на работу. Посажу их в манежик, и все будет нормально".
  "Я в последний раз говорю "НЕТ". И я действительно это подразумеваю", - закричал Бен.
  "Забудь все, что я сказала", - закричала в ответ Мэг. Она была удивлена и немного рассержена его реакцией, поэтому просто развернулась и пошла наверх к детям. Когда он в таком состоянии, не было смысла с ним разговаривать.
  Бен понял, ЧТО он сказал, и пошел за Мэг в детскую. "Мэг, прости, я не хотел кричать. Просто я дал себе клятву, что когда родятся наши малыши, у них будет все, что нужно. И я знаю, что им нужно, чтобы рядом с ними, дома, всегда была мама. Я знаю, что я бываю дома гораздо меньше, чем планировалось, но я не думал, что на меня столько свалится". Он посмотрел на Тревора и улыбнулся. "Мне просто нужно немного помощи, и тогда все будет отлично, разве ты не понимаешь?"
  Мэг, не поворачиваясь к нему, вытащила из кроватки Эшли. "Ты уже принял решение. Иди на свои собеседования. И не позволяй нам тебя отговаривать".
  "Позволь мне объяснить".
  "Тут нечего объяснять", - сообщила Мэг и, войдя с Эшли на руках в ванную, захлопнула перед его носом дверь.
  "Ты на меня сердишься? Просто отлично. Мэг, у меня нет на это времени - открой дверь". Мэг проигнорировала его слова. "Ладно же. Мы потом с тобой еще поговорим", - сердито сообщил он и вышел из комнаты.
  Мэг услышала, что Бен спускается по лестнице. "Наш папочка сегодня просто грубиян, милая, но мы о нем позаботимся, нравится это ему или нет", - улыбнулась Мэг. "Пошли, тебе с твоим братиком нужно поесть и переодеться. Сегодня мы идем на работу", - она пощекотала Эшли подбородочек, от чего та захихикала.
  Бен принял душ в "Бездне" и там же переоделся. Теперь можно было проводить собеседование. Он ненавидел это делать, но сейчас без этого было не обойтись. Роджера, как и Марка, было трудно кем-то заменить - и Бену не хотелось нанимать кого-то нового. Он ждал до последнего, надеясь, что Роджер переменит решение и останется, но этого не произошло. Ссора с Мэг не улучшила его настроения, и он чувствовал вину за этот инцидент.
  В дверь постучал Роджер. "Бен, прибыла твоя первая жертва", - пошутил он.
  Мэг вкатила коляску в здание "Ричардс Коммуникэйшен". Ей сразу же со всех сторон стали предлагать помощь - казалось, что весь персонал корпорации сбежался посмотреть на малышей. "Энджела, я иду в офис Бена. Я не хочу никому мешать, но я бы хотела увидеться с Эшем, если это возможно", - сообщила Мэг новой секретарше. Она уже начинала скучать по Джине.
  "Конечно, я сейчас его приведу", - улыбнулась Энджела, беря на руки Тревора. "Миссис Эванс, ваши малыши просто замечательные. Я знала, что м-р Эванс ими гордится, и теперь я понимаю, почему".
  "Спасибо, Энджела. Вы не против присмотреть за ними несколько минут? А я бы за это время сходила к машине и принесла из нее кое-какие вещи?" - спросила Мэг.
  "Я буду только рада", - ответила та.
  Мэг открыла дверь офиса Бена и внесла манежик. Потом она отошла к двери и обозрела раскиданные Беном по всей комнате бумаги и брошюры. "Похоже, что эти бумаги меня просто выселяют отсюда", - простонала она.
  Бен переговорил уже с шестью претендентами и решил прерваться на ланч. Роджер принес ему сэндвич и чипсы. "Удачно?" - спросил он его.
  "Нет. Я не в восторге ни от одного из них", - проворчал тот и поблагодарил Роджера за еду.
  "Слушай, я надеюсь, что ты не будешь против... Тут есть один парень, которого я нанимал несколько недель назад. Он работал барменом и как-то говорил мне, что у него есть степень по менеджменту. Я не знаю, ищет ли он работу, связанную с менеджментом, но если хочешь, я могу ему позвонить. Он достаточно умный и хорошо работал", - отрекомендовал парня Роджер.
  "А почему он не хочет работать по специальности, если у него есть степень?" - спросил Бен.
  "Он в отпуске, я думаю, а пока просто шныряет везде, пытаясь решить, куда ему податься".
  "Давай его сюда, пусть будет на одного претендента больше. Кто знает, может он как раз тот, кого мы ищем". И Бен вернулся к своей бумажной работе.
   "Входи, Эш", - махнула рукой Мэг и продолжила свою атаку на кучу бумаг.
  "Я очень удивился, когда Энджела сказала мне, что ты здесь. А где Бен?" - Эш взял Тревора на руки и подошел к столу.
  "В "Бездне". Я волнуюсь за него, Эш. Он слишком много работает и засыпает во время игры с малышами. Сегодня утром я нашла его спящим за столом в гостиной, а потом он чуть не оторвал мне голову за то, что я предложила ему помощь. Он не знает, что я здесь, но я хочу, чтобы ты знал, что я собираюсь тут ему помочь. Независимо от того, нравится это ему, или нет".
  "Что ж, мне нравится эта идея. И я никогда не устаю присматривать за моими крестниками", - улыбнулся он. "Я рад, что ты приехала, и я сам уже замечал, что Бен в последнее время на пределе. Он делает все, что может, чтобы помочь Оливии, а Энни постоянно клянчит у него деньги, поскольку после ареста Грегори ей перекрыли к ним доступ".
  "Энни? Она снова тут крутится?"
  "Постоянно. Мне кажется, что ей надо найти какое-нибудь занятие. А то такое впечатление, что главная работа ее жизни - это докучать людям. Мы с Бетт собираемся от нее отделиться. Слушай, ты не против, если я возьму Тревора с собой в свой офис? Мне нужна компания".
  "Да ради Бога. Они с Эшли спят по очереди, и сейчас как раз ее очередь", - Мэг улыбнулась, встала и поцеловала Тревора. "Будь хорошим мальчиком".
  Тревор засмеялся.
  Бен спускался вниз, чтобы передохнуть, и на лестнице столкнулся с Энни.
  "Бен, нам очень нужно поговорить", - голос Энни был отчаянным, как всегда.
  "Энни, не сейчас. Ты разве не видишь, что я занят?" - Бен был явно разозлен ее присутствием.
  "Бен, но мне действительно нужен совет, а поскольку именно ты посадил моего мужа в тюрьму, я полагаю, что ты у меня в долгу", - заявила она.
  "Я посадил в тюрьму твоего мужа? Он сам себя посадил, Энни. А сейчас, если ты не против, я пойду устраивать собеседование. И твой муж моя не самая любимая тема в эти дни". После этих слов Бен бесцеремонно отодвинул Энни и пошел дальше.
  "Бен, но ведь Оливия переезжает к себе домой! Она дала мне три дня на переезд. Это же нечестно! Куда я должна ехать?" - спросила она.
  "А почему бы тебе не вернуться к себе домой, а то здесь ты меня раздражаешь", - фыркнул Бен.
  "Господи Боже! Похоже, кто-то из нас встал не с той ноги. В чем дело, Бен? Семейная жизнь не идет тебе на пользу?" - пихнула она его в бок.
  "Моя семейная жизнь - это лучшее, что есть у меня. А здесь", - Бен вытащил из-за стойки бара передник, - "ты можешь попытаться быть полезной. Мне нужна официантка".
  "Я пришла сюда не за работой, я пришла за советом", - возмутилась Энни.
  "Мой тебе совет - найди работу. Кто знает, может и заработаешь несколько дополнительных долларов, если будешь милой с посетителями", - улыбнулся тот и пошел обратно в свой офис.
  "М-р Эванс?" - обратился к нему симпатичный молодой человек.
  "Да?"
  "Здравствуйте, меня зовут Дэвид Стивенс. Роджер сказал мне, что вам нужен управляющий, и я бы хотел поговорить с вами об этой работе. Я уже работал здесь несколько недель назад, и у меня есть кое-какие идеи, которыми я бы хотел с вами поделиться", - улыбнулся он.
  "Как это вы здесь работали, а я вас не заметила? Бен, тебе срочно нужно что-то делать с освещением". Энни улыбалась и не сводила с Дэвида глаз.
   "Пройдемте в мой офис - там и поговорим. Энни, вон те стулья сами на столы не залезут", - и Бен переключил свое внимание на Дэвида. "Хорошего помощника сейчас трудно найти". Они уже повернулись, чтобы уйти, когда брошенный Энни передник, ударил Бена по спине. И он про себя поблагодарил Энни за то, что это был не стакан и не стул.
  Эшли проснулась вскоре после того, как Эш забрал из комнаты Тревора. Она сразу же выдала сей факт, поэтому Мэг покормила ее и потом переодела. Но только Мэг снова вернулась к работе, как в комнату вошла Сара.
  "Мэг, когда Эш сказал мне, что ты здесь вместе с детьми, я просто не могла поверить. Но я думала, что ты решила пока не возвращаться на работу?" - спросила она.
  "Обстоятельства изменились, вот поэтому я здесь. А кроме того, до сегодняшнего дня я и не подозревала, что так по ней скучаю. Да и Бену нужна моя помощь", - ответила Мэг.
  "Ты должна была позвонить мне. Мне нравится заботиться о малышах", - Сара взяла Эшли на руки.
  "А разве ты не управляешь бутиком, пока мама и папа на ферме?" - спросила Мэг.
  "Ты шутишь? Я же наняла себе кое-кого и хожу туда только раз или два в неделю проверять бухгалтерские книги и ассортимент. Ты ведь знаешь Эмили, дочку Бетт?"
  "Да. Это она работает у тебя?"
  "И могу добавить, что отлично справляется. Они с Кейси сейчас очень сблизились, стали почти как брат и сестра. С ней я точно знаю, что в "Ударной Волне" все дела идут гладко. Так что ты можешь меня звать "Сара-мастер-на-все-руки", - засмеялась она.
  "Так ты хочешь к этому списку добавить еще и няню?" - спросила Мэг.
  "Смеешься? Эти малыши - лучше всех, кого я когда-либо видела. Я действительно могу взять их на прогулку?"
  "Конечно, но хочу тебя предупредить, что приглядывать за ними на улице отнюдь не то же самое, что дома", - сказала Мэг.
  "Твое предупреждение принимается", - улыбнулась Сара, и Мэг помогла ей собрать детские вещички, которые могли понадобиться ей на прогулке.
  
  "Ну что ж, Дэвид. У вас есть очень интересные идеи, и как только я проведу проверку вашего прошлого и получу ваши анализы на наркотики, вы можете считать, что вас наняли", - Бен встал и пожал ему руку.
  "Я не разочарую вас, м-р Эванс. И я очень ценю вашу веру в меня. У вас замечательное предприятие, и я хочу только кое-что добавить в него", - улыбнулся тот.
  "Обещаю, что в ближайшие пару дней вы получите от меня известия. Еще раз спасибо, что пришли", - Бен закрыл за ним дверь, очень довольный своим решением.
  "Ну, и как все прошло?" - спросил любопытный Роджер.
  "Я получил работу, если буду чист по всем проверкам", - улыбнулся Дэвид.
  "Отлично! Я уверен, что Бен тебе понравится. Он может быть жутко раздражительным, но он - честный босс", - Роджер хлопнул его по спине.
  "Что ж, красавчик, похоже мы будем работать вместе", - игриво сообщила Дэвиду Энни.
  "Похоже на то", - улыбнулся тот. "Ты не против, если я воспользуюсь телефоном?" - спросил он Роджера.
  "Конечно. Ты знаешь, где он".
  "Спасибо". Дэвид снял трубку и набрал номер. "Эй, ты был прав. Он заглотил крючок вместе с леской и грузилом".
  
  Глава 94
  
  "Кошмарный день Сары"
  
  
  "Ну, разве они не забавны", - Сара посмотрела в зеркало заднего вида, выезжая с парковки. Дети вели себя просто как ангелы и совершенно не плакали с тех пор, как Мэг пристегнула их к автомобильным сидениям и на прощание поцеловала. "А сейчас, я думаю, нам стоит поехать к пляжу и нанести визит дяде Кейси". Сара припарковалась около спасательной станции и вытащила из багажника коляску для близнецов. Затем она вытащила из машины Эшли и посадила ее в коляску. Она потянулась за Тревором, чтобы посадить его на второе сидение, но он не пожелал этого. Он стал брыкаться и с ревом вцепился ей в волосы. "Ну-ну, Тревор, иди к тете Саре! Ну, пожалуйста!" - попросила она малыша. Тут в ситуацию вмешалась Эшли. Она поняла, что ее брат чем-то расстроен, и поэтому, решив ему помочь, она тоже заревела. "Тихо, тихо, ребятки. Меня же из-за вас сейчас арестуют за издевательства над детьми", - Сара зарылась в сумку с подгузниками и, наконец, отыскала в ней их пустышки. "Не понимаю, почему ваша мамочка не купит такие, которые можно было бы прицеплять к одежде", - сообщила она, зная, что не получит ответа. Малыши продолжали реветь в унисон, но Сара в конце концов запихала им пустышки и стала перегружать оставшиеся вещи в сумку, висевщую на спинке коляски. Она даже не представляла, что этих вещей должно быть так много и задавалась вопросом, как Мэг с ними управляется. Она внезапно почувствовала себя одной из бродяжек, которых она видела роющимися в мусоре и которые все время толкали перед собой бакалейные тележки. А перевезти коляску через поребрик тротуара оказалось для нее настоящей проблемой. "И зачем они вообще делают эти поребрики? Это выше моего понимания!" - проворчала она и подошла к коляске спереди, чтобы приподнять ее. Но когда она это сделала, все, что она только что запихала в сумку на спинке коляски, высыпалось на землю. "О нет! Просто не могу поверить!" - простонала она и взялась за дело снова. На этот раз она сначала перевезла коляску через поребрик, а уже потом стала поднимать выпавшие вещи и втискивать их на место. Наконец Сара встала и схватилась за спину, которая уже заныла от таких упражнений. Она огляделась вокруг и увидела на другой стороне улицы еще одну женщину с коляской, которая спускала свою по пандусу. "Отлично, теперь я все поняла. Ладно, поехали искать дядю Кейси". Она начала толкать коляску, но ее сразу стали останавливать прохожие, которые желали поглазеть на малышей.
  "Ой, какие миленькие двойняшки! Вы только просмотрите на них!" - стала умиляться одна леди.
  "А как их зовут?" - спросила другая.
  "А сколько им лет?" - спросила третья.
  "Вы, наверное, ими очень гордитесь!" - воскликнул кто-то четвертый.
  Сара отвечала на все вопросы, но к концу ей это уже осточертело. Такое впечатление, что до этого ни у кого не рождалось двойняшек. Будто только у Бена и Мэг столь очаровательные дети, - подумала она. Наконец она дошла до спасательной станции, и навалившись со всей силы на коляску, перетащила ее через поребрик. Но дальше там была очень крутая ступенька, и она поняла, что ни за что не сможет поднять на нее коляску. "Кейси, ты здесь?" - крикнула она, но никто не отозвался. "Похоже, что дяди Кейси тут нет", - расстроенно произнесла она. Она-то считала, что сможет получить от него кое-какую помощь, но несмотря на весь так сложно пройденный ею путь, осталась ни с чем. Сара переодела малышей и, на этот раз без эксцессов, посадила их обратно в коляску. И тут же столкнулась с новой проблемой - как скатить коляску по пандусу и не уронить ее. "Ладно, ребята - поехали". Сара взялась за ручку коляски и стала медленно катить ее вниз по пандусу. Тревора и Эшли стало ощутимо трясти, но они заулыбались и что-то залопотали. Сара спустила коляску до самого низа, а потом решила пойти на пляж и поискать Кейси там, но на ее пути тут же появилось новое препятствие. Было совершенно невозможно толкать по песку коляску с этими двумя обжорами. "Отлично". Сара обозрела ситуацию, и у нее возник план. Она вытащила из коляски одеяло и, не спуская глаз с малышей, расстелила его под одним из зонтиков. Потом она вернулась к коляске, вытащила из нее Эшли и отнесла ее на одеяло. Затем настала очередь Тревора. Но он, похоже, устроил против Сары вендетту, потому что, как только она попыталась его взять, он растопырился и так сильно напряг свою тельце, что у нее ничего не вышло. Наконец, она все же изловчилась и вытащила упрямца. Но неся его на одеяло, она заметила, что Эшли ползает по песку.
  "Эшли, нет", - закричала Сара и с Тревором на руках побежала водворять Эшли на место. От ее крика Тревор и Эшли заревели, а Саре захотелось к ним присоединиться. Она посадила обоих детей на одеяло и подумала, что они, наверное, голодные. Она открыла сумку и вытащила из нее детское питание. Малыши сразу же поняли, ЧТО она достала, потому что мгновенно перестали орать. "Давайте посмотрим, что у нас тут есть", - стала вытаскивать Сара баночки. "Сладкий картофель и горошек. Просто прелесть!" - улыбнулась она и вытащила ложку из контейнера, который Мэг хранила в той же сумке. "Моя сестра все хорошо организовала", - подумала она. Сара открыла горошек и сунула Тревору ложку в первую очередь, поскольку тот сидел с жутко голодным видом. Он с радостью стал принимать у нее каждую порцию и даже причмокивал от удовольствия, но у Эшли была на эту еду другая реакция - она отплевывалась и крутила головой от каждой ложки. Сара открыла баночку со сладким картофелем, который обычно нравился Эшли, и стала кормить ее им. Она разработала довольно хорошую систему, держа в каждой руке по ложке и переходя от одного рта к другому. Тревору это так понравилось, что он съел всю свою баночку полностью. "Бог мой, какой же ты был голодный", - улыбнулась Сара, очень обрадованная тем, что наконец сделала что-то, что доставило ему удовольствие. А вскоре оба малыша решили поползать в разных направлениях. Причем они выбрали время, как раз когда Сара отвернулась, чтобы положить в сумку, взятые ею оттуда вещи.
  "О нет! Пожалуйста!" - произнесла Сара и схватила Тревора, а потом побежала за Эшли. Взяв в каждую руку по ребенку, она вернулась к одеялу, села сама на него и посадила перед собой детей. "Слава Богу, что они еще не умеют ходить", - выдохнула она. Найдя неподалеку мяч, Сара подкатила его к малышам, и они сразу же стали с ним возиться. Она начала задаваться вопросом, куда мог подеваться Кейси, а потом вдруг заметила, что все содержимое ее сумочки вывалено за ее спиной, и благодарить за это надо Эшли, которая в данный момент жевала ее кошелек.
  "Эшли, нет! Не начинай снова", - вырвалось у Сары, и она бросилась собирать свои вещи. Эшли не понравилось, что та забрала у нее кошелек, и она начала реветь во всю мощь своих легких. Тревору не была по душе неудача сестры, и он решил ее поддержать. Малыши отказывались от бутылочек, отказывались от пустышек и отказывались прекратить рев.
  Сара решила, что ее терпение иссякло, поэтому она погрузила детей в коляску и начала утомительное путешествие обратно к машине. И как только она повезла коляску, малыши замолкли. Сара запихнула их в машину, дала каждому по пустышке и повезла их домой. А те через пару минут заснули как сурки. Сара посмотрела на них через зеркало заднего вида, очень благодарная им за тишину. У дома она вытащила ключи, которые ей дала Мэг, и открыла дверь.
  Бен сидел за столом и читал какие-то отчеты. Он очень удивился при виде Сары. "Сара, а где Мэг?" - спросил он, выходя на улицу, чтобы помочь ей с малышами.
  "Она... ммм. Ну, она..." - запнулась Сара.
  "Она на работе?" - спросил Бен.
  "Она, что, оставила тебе записку?" - Сара стала вносить в дом вещи, а Бен вытащил из машины своих спящих детей и отнес их в кроватки. Эшли проснулась, как только он положил ее, поэтому он снова взял ее на руки и поцеловал в макушку. "Да, Мэг сказала мне, что ей нужно кое-что сделать, но почему она взяла с собой детей?"
  "О, да просто я сегодня решила дать ей передышку. Мне очень нравится за ними приглядывать, и мы замечательно провели время! Они были просто ангелами и совершенно не доставляли мне беспокойства", - саркастически улыбнулась Сара, убирая со лба волосы. Она выглядела усталой.
  Бен засмеялся. Он знал, каким наказанием могли быть малыши. "Спасибо, что присмотрела за ними. Я позвоню Мэг и скажу ей, что они уже дома. Еще раз спасибо. Скажи "до свидания", - он взял ручку Эшли и помахал ею.
  Эшли захихикала и положила головку на плечо Бена.
  "Да, хорошо. Увидимся позже", - помахала Сара. Она закрыла за собой дверь и издала вздох облегчения. "Ну, теперь я точно уберу из своего списка слово "няня", - сказала она себе и пошла к машине.
  "Пошли, милая", - сказал Бен Эшли. "Твоему папочке очень нужно подлизаться к мамочке, и я, кажется, знаю, что надо делать", - улыбнулся он и направился на кухню.
  
  Глава 95
  
  "Постоянные препятствия"
  
  
  Мэг открыла дверь гаража и завела внутрь машину. Она была очень рада, когда Бен позвонил ей на работу и не стал ругаться, поэтому она сразу же побросала в свой "дипломат" кое-какие бумаги и заторопилась домой. Бен встречал ее у двери с белой розой в руках. "Какое замечательное "Добро Пожаловать", - улыбнулась она и вдруг обратила внимание на свечи, стоящие на столе за его спиной. "Что это?" - она прошла к столу, где уже стоял салат и компоненты для сэндвичей. "Здорово", - улыбнулась она и положила себе салата. "А где дети?"
  Бен обнял ее сзади и притянул к себе. "Они спят. Я хочу тебе сказать, что я очень сожалею о том, как вел себя сегодня утром. С моей стороны это было совершенно бесчувственно. Но я надеюсь, что ты сможешь меня простить", - спросил он.
  "Конечно, я прощаю тебя, но я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещал", - сообщила Мэг.
  "Все, что угодно", - улыбнулся он.
  "В следующий раз, когда у тебя будут трудности с работой или еще чем-нибудь, расскажи мне о них. И не мешай мне тебе помогать. С того дня, как мы поженились, мы стали равны. Мы, как предполагается, должны делиться всем. Я знаю, что ты хочешь защитить детей и меня, но работая день и ночь, ты изнуряешь себя, а не помогаешь нам. Мне больно видеть тебя таким усталым. А когда тебя нет со мной в постели, я чувствую себя потерянной и одинокой".
  "Я обещаю. Ты права, я должен был тебе сказать, что мне трудно", - он снова поцеловал ее и начал делать ей сэндвич. "Знаешь, сегодня я нашел себе нового управляющего. Он все это время был прямо под моим носом, и мне кажется, что его вообще почти ничему не придется учить".
  Мэг взяла у него сэндвич. "И как его зовут?"
  "Дэвид Стивенс. Оказывается, он уже работал в "Бездне" пару недель назад, и если у него с документами будет все нормально, я его возьму. Кстати, это напомнило мне - видела бы ты сегодня Сару, когда она привезла детей домой", - засмеялся Бен.
  "А почему? В чем дело?" - Мэг очень нравилось видеть его смеющимся.
  "Потому что было впечатление, что она прошла 10 раундов и оказалась в нокауте", - Бен вспомнил, как был размазан у нее макияж и растрепаны волосы.
  "Я пыталась ее предупредить, что гулять с ними не то же самое, что сидеть с ними дома", - засмеялась и Мэг.
  Они закончили ужин и убрали со стола. Бен пошел посмотреть на детей, которые по-прежнему спали. "Сара наверняка потеряла с ними всякое терпение", - прокомментировал он и повернулся. А за своей спиной он обнаружил Мэг, которая расстегивала на себе блузку. "Мэг?"
  "Давай не тратить впустую это тихое время, пока мы наедине", - прошептала она.
  Бен улыбнулся и помог ей с блузкой, а потом начал ее целовать. Сначала легко, а потом все с большей и большей страстью. Он поднес руку к ее груди и начал массажировать ее через бюстгальтер. Грудь немедленно отозвалась на его прикосновения. Мэг легла на диван и притянула его к себе. Она жаждала его. Бен стал покрывать поцелуями ее шею, но в этот момент послышаться звонок в дверь. Бен притворился, что внезапно оглох. Мэг же отпихнула его. "Бен, к нам кто-то пришел".
  "Шшш... Они уйдут", - потянулся он к ней за спину, чтобы расстегнуть ее лифчик.
  "Бен, Мэг, это Рикардо. Мне очень нужно с вами поговорить", - закричали из-за двери.
  Бен откинул голову и встал. "Вот так всегда", - проворчал он. А Мэг пошла на кухню, чтобы привести в порядок свою одежду.
  "Заходи, Рикардо. Милости просим", - сказал Бен саркастически.
  "Бен, помнишь, как после своего возвращения из Уэльса ты рассказал мне, что произошло в 17-ом округе, когда вы с Мэг притворялись, что работаете там?" - сразу же перешел к делу тот.
  "Да, помню. Я также рассказывал это и Окружному Прокурору после того, как с меня сняли все обвинения, но они сказали, что ничего не могут сделать без конкретных доказательств", - Бен налил выпить себе и Рикардо.
  "Так вот, когда тебя арестовали в первый раз, я уже начал подозревать, что там происходило. А потом я обнаружил, что Ванесса провела свое собственное расследование и одна арестованная проститутка рассказала ей, что ее заставляли работать на одного из полицейских, Фрэнка Джеффриса, который уже давно проворачивает сомнительные делишки", - объяснил Рикардо.
  "Фрэнк Джеффрис? Я помню его даже слишком хорошо", - сказал Бен. "Никогда не забуду дружелюбные приемы, которые он мне оказывал оба раза, когда я был его гостем".
  "Так или иначе, но Ванесса пошла на встречу с этой проституткой и нашла ее умирающей. Кто-то избил ее до полусмерти. И перед тем, как умереть, она рассказала Ванессе, что ее силой заставили работать на Фрэнка и еще пару копов. Естественно, у Ванессы не было более прочных доказательств, и никто ей не поверил. Она рассказала эту историю мне, и я тоже провел свое собственное небольшое расследование, но и у меня не появилось достаточных оснований заводить против них дело", - признался Рикардо.
  "Это меня не удивляет, но почему ты пришел ко мне?" - спросил Бен. Из кухни вышла Мэг и села рядом с ним на диван.
  "Привет, Рикардо", - улыбнулась она.
  "Привет, Мэг. Ты отлично выглядишь. Материнство тебе идет", - улыбнулся ей в ответ Рикардо.
  "О чем разговор?" - посмотрела Мэг на Бена.
  "Рикардо рассказывал мне о наших друзьях из 17-го округа и о том, как Ванесса проводила насчет них расследование", - объяснил тот.
  "А еще я пришел просить об огромном одолжении. Вы просто выслушайте меня, ладно? У меня есть сведения, что Френк облюбовал один массажный кабинет, но я не могу никого послать туда, чтобы схватить его с поличным".
  "И чего ты хочешь от меня?" - спросил Бен.
  "Ты сказал в своем заявлении, что Мэг однажды, когда вы скрывались, подслушала каких-то полицейских, которые хвалились своими победами над проститутками..." - Рикардо не успел закончить, потому что его прервал Бен.
  "Подожди минуту", - Бен поднял руку. "Мэг не видела, кто это был, и я не хочу чтобы ты ее в это втягивал. Те парни были нечисты на руку, и кто знает, до чего они могут дойти". Бен был непреклонен.
  "Бен, но их же нужно поймать", - согласилась с Рикардо Мэг. "Я ненавижу их за то, что они пытались с тобой сделать, и я не удивлюсь, если окажется, что Хэйлли Кросс с ними заодно. Той ночью я слышала весь их разговор", - сказала она Рикардо.
  "Я согласен, что "их надо поймать", как ты говоришь, но он ведь только что сказал, что они убили одну из проституток, которая пыталась вывести их на чистую воду. Или я не прав?" - перенес Бен свое внимание на Рикардо.
  "Да, но мне нужна любая помощь. И если вы дадите мне закончить, то моя просьба состоит лишь в том, чтобы использовать "Бездну" в качестве ловушки. Я хочу их там поймать. Легально, конечно", - сказал Рикардо.
  "Класс!" - воскликнула Мэг. "А я могу притвориться проституткой", - восторженно предложила она. Бен и Рикардо посмотрели на нее.
  "Мэг, разве ты не слышала, как я сказал Рикардо, что не хочу, чтобы ты в этом участвовала? Я ни в коем случае не позволю тебе притворяться проституткой или кем-то еще в этом роде. Рикардо, ты можешь использовать мой клуб, и я со своей стороны приложу все силы, чтобы поймать их там, но я не позволю в этом участвовать Мэг", - твердо сказал Бен.
  А Рикардо на самом деле очень понравилась идея Мэг. Он не мог использовать в этом деле никого из полиции, а ее уж точно никто не узнает. "Бен, а Мэг говорит дело. Мне нужна помощь, и я не могу просить Ванессу..."
  "НЕТ. Только не Мэг - это абсолютно исключено. И точка", - не сдавался Бен.
  "Ну, Бен, я буду осторожной. Ты же сам сказал, что хотел бы сделать что-нибудь, чтобы эти слизняки получили по заслугам. Это же наш шанс", - стала его упрашивать Мэг.
  "Она права, Бен. Это сработает - я точно знаю, что у него есть проблемы с тем, чтобы заполучить проститутку", - добавил Рикардо.
  " Но он ведь не ходит в "Бездну". Его друг Карл приходит со своей подружкой время от времени, но я никогда не видел там Фрэнка. Они знают, что у меня в клубе все законно. Как же ты, черт подери, заставишь его туда придти, если я вообще на это соглашусь? И что, если он узнает Мэг?" - спросил Бен.
  "Предоставь это мне", - улыбнулся Рикардо. "Я доставлю его туда - я знаю, как это сделать. А что касается Мэг... Не думаю, что они могли ее видеть где-нибудь, кроме тех фотографий, которые были расклеены, пока вы, ребята, были в бегах".
  Мэг улыбнулась. Она знала, как Бену хочется поквитаться с теми копами, а с Фрэнком в особенности. "Я уверена, что не видела их в "Бездне". Так ты позволишь мне помочь Рикардо?" - спросила Мэг Бена.
  "Нет, Мэг, я не хочу видеть тебя проституткой. Вы должны придумать другой план".
  Рикардо глубоко задумался. "Я позвоню тебе, если что-нибудь придумаю. Но будь уверен, что я никогда бы не подверг жизнь Мэг опасности".
  Бен открыл ему дверь. "Просто дай нам знать, если мы сможем помочь. Но я не думаю, что Мэг справилась бы".
  "Просто подумай об этом. Я уверен, что это сработает. Спокойной ночи, Мэг", - махнул ей рукой Рикардо.
  "Спокойной ночи", - попрощалась Мэг и пошла наверх.
  "Эй, ты куда?" - спросил Бен, закрывая дверь за Рикардо.
  "Я сейчас вернусь. Просто хочу немного освежиться".
  Бен прошел в угол гостиной и проверил малышей - они спали как маленькие ангелочки. "Да, тетя Сара сегодня точно должна была выйти с вами из терпения", - улыбнулся он и расправил на них одеяла. " Так, как сегодня, вы не спали много месяцев". Он посмотрел на часы. "Хотел бы я знать, чего это ваша мамочка так долго возится?" Он взял газету и стал ее просматривать.
  "Я ему покажу, как я бы выглядела в роли проститутки", - сказала Мэг, обращаясь к самой себе. Она расправила платье и спустилась по лестнице. Бен сидел к ней спиной и читал газету, поэтому Мэг кашлянула, чтобы привлечь его внимание. Бен посмотрел на нее и вернулся обратно к газете. Мэг не верила своим глазам! "Он даже не заметил мое новое одеяние", - подумала она. А Бен уронил газету, повернулся к ней и встал.
  На Мэг было самое тесное, самое короткое и самое красное платье, которое она только смогла найти в своем гардеробе. Ее щеки были красными от румян, а губы просто ярко-алыми. Она обвела карандашом глаза и так сильно намазала тушью ресницы, что они стали длинными и мохнатыми. Мэг сделала высокую прическу, которая держалась на нескольких шпильках, но несколько локонов она оставила на свободе. На руках у нее были красные перчатки из атласа и куча браслетов. А в ушах очень тяжелые серьги, которые доходили ей почти до плечей. Было ясно, что на ней нет бюстгальтера, так как ее соски просвечивали сквозь платье. Бен опустил глаза и увидел на ней черные ажурные чулки, которые кто-то подарил ей на Рождество. Они цеплялись к поясу с подвязками. И в довершение всего, на ней была его любимая пара красных туфель с высокими каблуками.
  "Ну, и что ты думаешь?" - спросила она, старательно хлопая глазами. От туши ее ресницы стали тяжеловаты. Бен стоял с открытым ртом и не мог выговорить ни слова. "Бен, я похожа на проститутку?"
  "Мэг... Ты... Да, похожа", - постарался он подыскать подходящие слова.
  "И на кого?" - спросила она, обходя вокруг него и проводя пальцем по его груди и спине.
  "На очень красивую проститутку", - ответил он. "Мне кажется, что ты даже слишком красива для проститутки, но ты на правильном пути". Он вытащил из кармана носовой платок и стал стирать с ее губ помаду, перемежая платок с поцелуями. "И если я позволю тебе что-то такое изображать, тебе придется надеть бюстгальтер и снять эти туфли", - улыбнулся он.
  "Как скажешь", - улыбнулась она в ответ и посмотрела на диван. "Мы остановились именно там, когда нас прервал Рикардо", - она начала расстегивать на нем рубашку, а закончив, толкнула его на диван. "Хочу вам сказать, что в первый раз я сделаю это забесплатно, но вообще-то моя цена 200 $ в час", - засмеялась она.
  Бен обхватил ее за спину. "Это справедливо, но я не хочу, чтобы моя жена все узнала", - улыбнулся он и начал ее целовать. Он расстегнул на ней платье и стащил его к локтям, обнажив при этом ее груди. Мэг легла на диван и притянула его в себе, соединив их рты. Бен стал массажировать ее грудь правой рукой, а левой вытаскивать из ее волос шпильки. Он посмотрел ей в глаза и уже начал двигаться дальше, как вдруг остолбенел, услышав хихиканье малышей.
  Тревор и Эшли решили, что сейчас самое время проснуться - они стояли, держась за прутья своих кроваток, и смотрели на родителей.
  "Отлично", - выдохнул Бен и упал на диван.
  Мэг подскочила, натягивая на плечи платье, и пошла к ним.
  Эшли, потрясенная ее видом, заревела. А Тревор смотрел на Мэг так, будто не понимал, кто это.
  "О, Эшли! Тихо, тихо, это же мамочка", - попыталась объяснить Мэг, но без успеха. А когда она взяла Эшли на руки, та сразу же потянулась к отцу.
  Бен взял ее у Мэг. "Ну ладно. Так и быть. Если уж ОНИ тебя не узнали, другие не узнают и подавно", - улыбнулся он.
  "Ты хочешь сказать, что разрешаешь мне помочь Рикардо?" - спросила она.
  "Да. Но основные правила буду устанавливать я!"
  "О, Бен! Это будет так забавно!"
  
  Глава 96
  
  "Падение 17 округа"
  
  
  И вот, наконец, наступил этот долгожданный день. Бен пришел, как обычно, на работу и стал ждать Рикардо. Их план начал приходить в действие. К ним в дом пришла Ванесса, чтобы помочь Мэг подготовиться к ее роли. Бен же все равно нервничал, зная об опасности, которой подвергалась Мэг, хотя Рикардо продолжал его уверять, что все будет отлично. А Рикардо нужно верить.
  А тот уже начал действовать. Перво-наперво он заручился поддержкой Энни, попросив ее устроить свидание - он знал, что этот псих Фрэнк с ума сходит по рыжим девицам, а всем в городе было известно, что Энни ходит только в самые крутые места. Он знал, что если кто и может затащить Фрэнка в "Бездну", то это Энни. Вообще-то Рикардо очень удивило то, с какой страстью она желала помогать, при всей этой ситуации с арестом Грегори. Может, ей все надоело, а может, ее все еще волновал Бен - это было неважно. Главное, что она хотела помогать, а это было все, в чем он нуждался. Тот факт, что Бен дал Энни работу, а она с нее еще не сбежала, тоже шокировал его, но в любом случае, ему нужна была ее помощь. Рикардо зашел в клуб, чтобы убедиться, что скрытая камера стоит на нужном месте, а Бен благополучно установил микрофоны на одном из столиков, чтобы записать разговор, который, как он надеялся, будет у Мэг с Фрэнком. Если все пройдет хорошо, подумал он, Фрэнк и его соратники будут в тюрьме еще до наступления утра. Рикардо тошнило от нечистоплотных полицейских, а Фрэнк Джеффрис был одним их самых грязных.
  Ванесса и Мэг захихикали от вида последней. Она была в том же самом одеянии, что она демонстрировала Бену, но без перчаток. Ванесса только порекомендовала ей надеть еще пару подвязок на бедра и второе ожерелье. Она еще сильнее подвела Мэг глаза, чтобы сделать более ярким ее макияж. "Мама и папа скоро приедут, чтобы присмотреть за детьми", - заметила Мэг. "Еще одна ночь в этом наряде, и уж не знаю, что они обо мне подумают. Эшли, например, меня не узнает, пока не услышит мой голос", - засмеялась она.
  "И я понимаю, почему", - засмеялась и Ванесса. "Мэг, я знаю, что это кажется забавной игрой, но Фрэнк подлец, и если он что-нибудь заподозрит... Я даже не знаю, что он может сделать".
  "Я буду осторожна. Они так отвратительно обращались с Беном во время этой заморочки с убийством... Да и то, что я слышала от них, пока сидела под столом в архиве, заставляет меня содрогаться. Даже подумать страшно, скольких людей они разорили. Я вообще удивляюсь, что они не тронули магазин и ресторан, принадлежащие моим родителям", - заметила Мэг и убрала волосы с лица.
  "Что ж, надеюсь, что этой ночью мы положим всему этому конец", - ответила Ванесса.
  Зазвонил дверной звонок, и Ванесса сбежала вниз, чтобы открыть. На пороге стояли Джоан и Хэнк, и они сразу же пошли к колыбелькам, что стояли к углу гостиной. "Привет, Ванесса. А где дети?" - спросила Джоан.
  "Они наверху, в детской. А Мэг сейчас спустится, так что вам лучше приготовиться", - улыбнулась Ванесса.
  "В этом я согласен с Беном - Мэг не должна попадать в опасную ситуацию. Господи, да вы только подумайте о том, в чем подозревают этого полицейского", - возмутился Хэнк.
  "Бен сказал, что Мэг будет в безопасности. Я буду поблизости, и Рикардо тоже. Да и в конце концов можно будет получить помощь от шерифа", - ответила Ванесса. "С ней все будет в порядке", - и она показала на Мэг, которая осторожно спускалась, одергивая подол "ну, очень короткого" платья.
  Мэг сошла со ступенек и посмотрела на ошеломленные лица родителей. "Ну, и что вы думаете?" - спросила она.
  "Я думаю, юная леди, что вам нужно подняться наверх и смыть с лица эту гадость!" - приказала ей Джоан.
  "А мне кажется, что если вы хотели кого-то заставить поверить, что ты - проститутка, то вам уготована победа", - прокомментировал Хэнк. "Если бы я не понимал, что это ты стоишь передо мной, я бы не знал, кто это или что".
  "Мам, мне нужен этот слой косметики. Мне он тоже не нравится, но это же только на одну ночь", - засмеялась Мэг.
  "Прости, милая. Я просто на минуту забыла, что ты больше не моя маленькая девочка. И как говорит твой отец, ты сейчас выглядишь, как настоящая шваль". От такого наблюдения Джоан все засмеялись.
  Они немного поговорили, а потом Ванесса посмотрела на часы. "Ох, Мэг, нам лучше поторопиться".
  "Ладно. Мама и папа, спасибо, что согласились присмотреть за Эшли и Тревором. Я скоро вернусь, так что не волнуйтесь - со мной все будет в порядке", - улыбнулась она и пошла к двери. "Опс. Ванесса, подожди, я чуть не забыла! Я не могу пойти в этих туфлях. Они же Бена - и он мне запретил их надевать", - она скинула туфли и понеслась наверх, чтобы найти нужную пару.
  "Эти туфли Бена? Что она имеет в виду?" - Хэнк выглядел озадаченным.
  "Ничего особенного, милый", - Джоан похлопала его по спине и пошла наверх посмотреть на детей. Ей очень нравилось разговаривать с Мэг.
  
  Бен мерил шагами пол офиса и все время отодвигал жалюзи, чтобы посмотреть, не происходит ли чего. Один из полицейских уже пришел, но Энни опаздывала. Он не знал, где должна быть Мэг, но понимал, что на ней должен быть парик и ее "супер-наряд". Бен знал, что в этот вечер в клубе не должно быть много посетителей, и поглядев на танцплощадку и бар, понял, что это так и есть.
  Мэг же в своем наряде и парике сидела в полицейском фургоне на противоположной стороне улицы, а Рикардо давал ей последние указания. "Мэг, запомни, ты не должна подходить к Фрэнку - он сам к тебе подойдет. Ты не должна его подзывать, а как только он скажет, что ты должна работать на него или будет тебе угрожать, мы сразу появимся. Энни даны инструкции не показывать тебя ему. Но как только мы начнем снимать, мне нужно, чтобы ты была как можно более ласковой с ним. Он должен пойти до конца, или план не сработает. В этом случае Фрэнк сможет выскользнуть из ловушки, и мы все вылетим с треском. Ты все поняла?"
  "Да, поняла. Я буду осторожной", - ответила та. У нее было такое ощущение, что в ее животе порхают бабочки, но она не хотела показывать, что нервничает.
  Рикардо вышел из фургона. "Руис, я хочу, чтобы ты поднялся к Бену и остался с ним. Когда все начнется, последнее, что нам будет нужно - это его выходка, если Фрэнк будет лапать Мэг или еще что в этом роде. А я точно знаю, что Бен что-нибудь да выкинет".
  "Когда я последний раз к нему заходил, он метался по комнате, как тигр в клетке", - сообщил Руис. "Я пригляжу за ним. Жутко не хочется, чтобы Фрэнк сорвался с крючка из-за технической неувязки". Руис до перевода в Сансет Бич работал в 17-ом округе вместе с Фрэнком. И бесконечные замечания последнего о его национальности делали их совместную работу совершенно невозможной. Те полицейские были уверены, что никто не может соответствовать их стандартам и критериям. И наличие одного доказывало наличие второго.
  Наконец, прибыли Энни и Фрэнк. Энни провела его к столику, на котором были установлены микрофоны и видеокамера. Бен глянул через жалюзи и дал знак Руису, что можно начинать.
  Мэг подождала минут 20, чтобы с помощью Энни Фрэнк расслабился. А потом настал ее выход. "Пришло время для шоу", - сказала она в микрофон и, спустившись по лестнице, села у стойки бара.
  Дэвид Стивенс, новый главный бармен и управляющий, не был рад появлению проститутки. "Мэм, вы можете побыть здесь немного, но потом вы должны уйти".
  Мэг была поражена тем, что он ее не узнал - и она поняла, что они с Ванессой проделали с ее макияжем отличную работу. Он не должен был ее узнать, поэтому она только кивнула и стала потягивать коктейль.
  Прошел час, а Фрэнк и не собирался сдвигаться с места. Энни попыталась завязать разговор, но быстро выяснила, что он зануда и эгоист. Тогда она решила сходить в дамскую комнату, чтобы сделать перерыв.
  Мэг не осталась не замеченной Френком. Он вовсю смотрел на ее ножки, которыми она крутила в его направлении. Он взял свой стакан и сел около нее.
  "Привет, меня зовут Фрэнк, а тебя?" - спросил он, протягивая ей руку.
  "Памела", - улыбнулась она и, пытаясь его игнорировать, снова отпила из своего бокала.
  "Памела, что такая красивая женщина, как ты, делает тут одна?" - спросил он. Он не был дураком и сразу понял, что она проститутка.
  "Слушай", - он наклонился к ней поближе. "Я знаю, кто ты. На кого ты работаешь?"
  "Не твое дело", - снова отвернулась от него она. Она видела, что Энни вышла из туалетной, но сразу остановилась, когда увидела, что Фрэнк разговаривает с ней. "Я должна идти", - хотела встать и уйти Мэг, но Фрэнк схватил ее за руку.
  Бен, который наблюдал за всем из своего офиса, направился к двери, но Руис преградил ему путь. "Пусть все идет как идет, Бен. Ты не должен вмешиваться".
  "Копа я узнаю с первого взгляда", - ответила Мэг.
  А Фрэнк, крепко держа за руку, потащил ее в угол ресторана. Рикардо запаниковал - он испугался, что они сейчас выйдут из поля зрения камеры. Но Мэг вспомнила про нее и остановилась. "Умная девочка", - выдохнул тот.
  "Кто твой сутенер?" - спросил Фрэнк "Памелу".
  "Я сама себе хозяйка", - ответила та.
  "Больше нет. Теперь ты будешь работать на меня", - улыбнулся он. Он протянул Мэг сигарету, и та взяла. Она не стала затягиваться, когда Фрэнк дал ей прикурить, но дым все равно лез ей в горло.
  "Ты же коп. Я так не думаю", - убрала она его руку со своей.
  "Слушай, ты, шлюха, ты будешь работать на меня или вообще не будешь работать, - надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду", - предупредил он ее. "Я не буду с тобой, грязной проституткой, церемониться".
  Мэг затушила сигарету в ближайшей пепельнице, очень благодарная, что смогла наконец от нее избавиться. "Похоже, у меня нет выбора. И наверняка, ты хочешь получать большой кусок с каждого моего клиента. Верно?" - саркастически спросила она.
  "О, да она молодец", - улыбнулся Рикардо, слушая такой пассаж. "Давай, Фрэнк. Отвечай ей".
  "Ты будешь платить мне, как все остальные шлюхи - ровно столько, сколько я захочу", - и он посмотрел на Энни, которая шла к их столику. "Сегодня в полночь я буду ждать тебя с наличными здесь, на парковке. Не опаздывай и не пытайся от меня сбежать. Я найду тебя везде, маленькая сучка", - он схватил ее за подбородок. "Я видел лица и посимпатичнее твоего, которые были превращены в кашу за неповиновение мне".
  И снова Руису пришлось удержать Бена от разрушения всей операции, когда тот хотел броситься на защиту Мэг.
  Мэг оттолкнула Фрэнка. "У меня ведь нет выбора, верно? Я буду там. А теперь иди к своей пассии", - показала она на Энни, которая шла к ним, потому что Рикардо послал ее прервать их разговор. Мэг вернулась на свое место в баре. Ее немного трясло, но она была горда тем, как она с ним держалась.
  
  "Слушай, Фрэнк, пошли еще куда-нибудь. Здесь сегодня чертовски скучно", - простонала Энни. Он согласился и, прежде чем уйти, пристально посмотрел на Мэг, чтобы дать ей понять, что не шутит.
  Рикардо сбросил наушники. "Мы почти заполучили его! Теперь нам нужно только, чтобы он взял у Мэг деньги. Не могу дождаться арестовать этого сукина сына!"
  Бен спустился вниз к Мэг. "Ты в порядке? Он ничего тебе не сделал?" - оглядел он ее лицо и руки.
  Дэвид очень удивился, когда понял, что эта проститутка - на самом деле Мэг. "Эй, что происходит?" - спросил он. Бен заверил его, что все нормально, и отвел Мэг в офис, где к ним присоединился Рикардо.
  "Я в порядке, Бен. Рикардо, как я справилась?" - спросила она.
  "Отлично. И если бы я не знал тебя, то подумал бы, что ты профессиональная актриса", - обнял ее тот. "Теперь нам нужно, чтобы он потребовал у тебя деньги - и он у нас в руках".
  "Не могу дождаться его ареста. Он такой гадкий, что меня чуть не затошнило от его прикосновений. А где я должна взять деньги?" - спросила Мэг.
  "Я дам их тебе, если Рикардо согласится", - Бен вытащил их сейфа пачку стодолларовых купюр и отдал их Мэг.
  "Ух ты! Бен, а ты не думаешь, что это чуть-чуть перебор за пару часов работы проститутки?"
  "Ты не знаешь мою Мэг", - улыбнулся тот, и все засмеялись.
  
  Полночь наступила быстро. Мэг встала с деньгами под фонарем и стала ждать Фрэнка. Вскоре из-за угла вывернула полицейская машина, которая принадлежала полиции Сансет Бич. Рикардо передернуло оттого, что тот использует для своих грязных делишек их транспорт. "Второй раунд", - произнес он вслух.
  Машина подъехала к Мэг, и сидевший в ней полицейский опустил стекло. "Эй, а ты знаешь, кто это?" - спросил Бен, залезая в фургон к Рикардо.
  "Кто?" - спросил тот.
  "Мой "друг" Карл - он был одним из тех, кто узнал меня в аптеке. Я и мечтать не мог, что он тоже с ними".
  "Я думаю, что после того, как все закончится, не только ты удивишься тому, сколько полицейских в этом погрязли", - сказал Руис.
  Фрэнк вылез с пассажирского сидения машины и подошел к Мэг. "Я вижу, ты знаешь, как надо подчиняться приказам, или же ты поговорила со своими друзьями и поняла, что я не шутил, когда рассказывал, что может с тобой случиться?"
  Мэг посмотрела на него, но ничего не сказала.
  "Ты принесла мне мою долю?" - спросил он, протягивая руку.
  Я с большим удовольствием убила бы тебя, - подумала Мэг, но ответила "Да" и протянула ему 100 долларов в 20-ти долларовых купюрах. Она не стала использовать предложенные Беном деньги, и они сошлись на двадцатках. Фрэнк пересчитал деньги и вернул ей 40 долларов. "Не слишком мало за пару часов работы, но я уверен, что ты можешь работать лучше. На уик-энды я жду от тебя по 300-500 долларов за ночь".
  "Ты в своем уме?", - закричала Мэг. "Ты считаешь, что я смогу только заработать за одну ночь? Ты еще более ненормальный, чем кажешься".
  Эти слова были сигналом Рикардо, что Фрэнк взял деньги и дал ей указания. И не успели Фрэнк с Карлом понять, что произошло, как Рикардо и его люди арестовали их и зачитали им права. К ним подбежала Ванесса, чтобы сделать эксклюзивный репортаж, и Мэг отошла с ее пути. Из тени вышел Бен, и его сразу заметил Фрэнк. "Ты?! Что ты здесь делаешь?" - заорал он.
  "Не твое дело, что он тут делает", - Рикардо пихнул его на заднее сидение своей машины к уже сидевшему там Карлу, который кричал, что он не виноват и просто вел машину. Рикардо отдал Руису ключи. "Почему бы тебе не отвезти их? По-моему, ты заслужил эту честь", - улыбнулся он.
  "С удовольствием", - ответил тот. И сев в машину, уехал.
  Все стали друг друга поздравлять. Бен помог Мэг стереть с лица макияж. "Ты отлично справилась, "Памела", - еще раз поздравил ее Рикардо. "Я тебе позвоню, если нам понадобится еще что-нибудь в этом роде".
  "Спасибо, Рикардо. И, если ты не против, я бы хотел сейчас забрать "Памелу" домой", - улыбнулся Бен, и они уехали.
  
  Глава 97
  
  "Планы на отпуск"
  
  
  Бен старательно доделывал всю работу, чтобы они с Мэг могли уехать в заслуженный отпуск. Они впервые собирались увезти детей из дома. Джоан и Хэнк были в восторге, когда они с Мэг сказали, что хотят приехать к ним на ферму на пару недель. Малышам было уже по 14 месяцев, и они давно их не видели. Не видели с тех пор, как те начали ходить и затерроризировали весь дом. Бен и Мэг не могли придумать для визита лучшего времени. Бен знал, что Мэг очень скучает по родителям, потому что он сам скучал. Он сблизился с ними после рождения малышей.
  За последние месяцы много чего произошло, и Бен хотел провести некоторое время со своей семьей. У него еще были живы воспоминания о том, как он был на ферме в последний раз, и об амбаре. И ему хотелось проделать все это снова. Джоан и Хэнка можно было бы убедить сходить к соседям, чтобы показать им малышей, а я бы в это время... - на этой мысли Бен остановился. Было трудно просто думать о том, чтобы покувыркаться с Мэг на сеновале. В это момент раздался стук в дверь.
  "М-р Эванс, можно вас на минутку?" - спросил Дэвид.
  "Конечно, входи", - жестом показал ему Бен.
  "Я хотел бы, чтобы вы просмотрели список ликеров до отъезда. А когда точно вы уезжаете?" - спросил тот.
  "Как только доберусь до дома. Один мой друг позволил нам воспользоваться его личным самолетом, так что у нас свое собственное расписание", - ответил Бен, просматривая бумаги, которые дал ему Дэвид. "Я со всем согласен", - отдал он бумаги обратно.
  "По вам тут будут скучать. Надеюсь, что вы и ваша семья хорошо отдохнете", - Дэвид повернулся, чтобы уйти.
  "Дэвид, постой", - остановил его Бен. "На случай, если я тебе еще этого не говорил - ты проделал просто фантастическую работу. Я знаю, что на тебя сразу свалилось очень много работы, и я считаю, что ты со всем справился очень профессионально. Не знаю, что бы я без тебя делал".
  "Спасибо, сэр", - ответил тот.
  "А ты не думаешь, что ты работаешь здесь уже достаточно долго, чтобы назвать меня просто Бен?" - улыбнулся он.
  "Конечно, Бен", - Дэвид вышел, закрыл за собой дверь и прислонился к ней. "Во что я ввязался", - подумал он про себя и спустился в бар. Зазвонил телефон, и он снял трубку. "Бездна". Это Дэвид". Он несколько секунд слушал, что ему говорят, а потом спросил: "Зачем ты мне сюда звонишь? Ты что, спятил?" - он понизил голос, потому что не хотел, чтобы Энни или другие служащие услышали его разговор. "Да", - сказал он в трубку. "Он уезжает сегодня вечером. Я знаю, но разве ты не можешь подождать, пока он вернется из поездки? И что насчет детей? Они же ни в чем не виноваты и ничего тебе не сделали". Он на секунду отвел трубку от уха. "Ладно, ладно. Сделаем это сегодня вечером", - и он бросил трубку.
  "Как я ненавижу это!" - проворчал Дэвид. "Энни, я вернусь через полчаса", - крикнул он.
  
  "Мэг, ты уже все упаковала?" - спросил Бен, разговаривая с ней по телефону.
  "Я готова - как всегда. Эй, тут кое-кто по тебе соскучился", - Мэг поднесла трубку к уху Эшли. "Это папочка", - сказала она ей.
  "Па-па", - сказала Эшли.
  Сердце Бена растаяло. Он готов был бесконечно слушать, когда дети так его называли. "Привет, милая! Папочка тебя очень любит". Ему нравилось хвастаться, что первым словом, которое произнесли Эшли и Тревор было "папа". И неважно, что это слово произносили первым почти все когда-либо рождавшиеся дети - для него оно было дорого, потому что его произносили ЕГО дети.
  Эшли разочаровалась в этом разговоре, когда она посмотрела на телефонную трубку и не увидела своего драгоценного папочки. Она отошла и оставила телефон Мэг.
  "Похоже, она закончила", - улыбнулась Мэг.
  "А где Тревор?" - спросил Бен.
  "Наконец-то уснул! Я, как обычно, охотилась за ним по всему дому: "Не трогай это! Положи то! Отойди отсюда!" - засмеялась Мэг. "Похоже, он меня раскусил и начинает говорить эти слова раньше, чем это сделаю я. Приходила Бетт, так он с ней начал флиртовать, хотя ему нужно было уже идти спать. Но Бетт просто творит с ним чудеса".
  Бен улыбнулся: "Надеюсь, она не говорила ему разбирать на кусочки самолет дяди Эша, а то мы попадем в долговую тюрьму. Надо будет его чем-нибудь занять. Это ведь долгое путешествие".
  "Не могу дождаться снова увидеть родителей. Они ведь не видели малышей с тех пор, как те начали ходить, и просто жаждут их увидеть. Разве можно было предположить, что раз вернувшись на ферму, они не захотят снова оттуда уезжать?" - засмеялась Мэг. "Заканчивай скорее свою работу. Мы с тобой поговорим, когда ты придешь домой. Я люблю тебя. Но поторопись!"
  "Я тоже тебя люблю. Скоро увидимся", - Бен взял со стола фотографию Мэг и малышей и провел пальцами по стеклу. "Всего несколько часов, и мы будем на пути к отдыху и расслаблению", - улыбнулся он.
  
  Дэвид припарковал машину на стоянке, и к нему тут же подбежал продавец. "Чего желаете?" "Я бы хотел купить фургон", - ответил тот.
  "Ну, тогда вы приехали куда нужно", - улыбнулся продавец той самой улыбкой, какой улыбаются все продавцы машин, когда определяют, что перед ними простачок.
  Дэвид купил фургон, завел его на аллею за "Бездной" и стал ждать. Наконец он увидел еще одну машину, которая подъехала и припарковалась точно за фургоном. Из машины вылез человек, открыл дверцу фургона с пассажирской стороны и залез в него. Потом он закурил и посмотрел на Дэвида. Тот не горел желанием работать с бывшим копом, но ему не оставили выбора. Фрэнк Джеффрис был в заголовках всех газет из-за того, что он и еще несколько полицейских лишились благосклонности начальства 17-го округа. И Фрэнк не скрывал, что винит во всем именно Бена.
  "Давай с этим покончим. Я хочу, чтобы этот подлец убрался с моих глаз. И чем скорее, тем лучше".
  
  К 6-ти часам вечера Бен наконец доделал все, что требовало его непосредственного участия, и позвонил Мэг, что идет домой. Он сдернул с вешалки куртку и запер дверь офиса. "Сегодня у нас толпа", - подумал он, спускаясь вниз, и прошел на улицу через заднюю дверь. Было такое впечатление, что после статьи Ванессы о падении 17-го округа рейтинг его заведения сильно вырос. Ведь когда пыль улеглась, полицейский участок 17-го округа закрыли из-за того, что там всех арестовали. Во время расследования несколько раз всплывало имя Хэйлли Кросс, но против нее не было никаких доказательств, кроме непрофессионального ведения дела Бена. Она получила выговор и предупреждение от Ассоциации Юристов, что теперь она находится под постоянным контролем.
  "Бен, когда ты мне дашь приличную работу? А то я работаю с этими твоими посетителями, которые хватают меня за задницу!" - заскулила Энни и обняла его за плечи.
  "Вспомни, что я делала, чтобы помочь тебе и Мэг с этим полицейским. Я заслужила по меньшей мере повышение".
  Бен схватил ее за запястья и отпихнул. "Энни, ты помогала не мне и не Мэг. Ты помогала Рикардо. И ты не получишь повышения, потому что ты его не заслужила. Повышение можно получить, если сделать какую-нибудь выдающуюся работу. Ты же пока еще даже ничему не научилась, так что оставь меня в покое. Мне нужно идти. Я сегодня уезжаю в отпуск. Попроси Дэвида тебе помочь, если посетители будут тебе сильно надоедать. Я уверен, что он сможет найти тебе для мытья пару тарелок".
  Энни остолбенела, а Бен стряхнул с себя ее руки и пошел на стоянку к своей машине. Он уже собирался открыть дверцу, когда к нему подошел Дэвид. При виде него Бен очень удивился.
  "Бен, простите", - Дэвид нервничал, но знал, что должен сделать это.
  "В чем дело?" - Бен был сильно недоволен этими постоянными задержками. Он снова посмотрел на часы. Ему хотелось поскорее попасть домой к Мэг, и он уже опаздывал.
  "Мне нужно вам кое-что показать. Это очень важно, и займет всего минуту", - голос Дэвида был отчаянным.
  "Ну ладно, я даю тебе пару минут, но мне действительно нужно ехать". Бен прошел за ним к открытой дверце фургона. У него не было причин не доверять Дэвиду, и к тому же в нем проснулось любопытство.
  "Ну, и в чем дело?" - спросил Бен, но внезапно его сзади кто-то схватил и прижал к его носу и рту какую-то ткань. Бен ощутил запах хлороформа и попытался освободиться. Слезящимися глазами он увидел, что рядом стоит Дэвид и даже не пытается помочь. И он потерял сознание.
  Тело Бена безжизненно упало на пол фургона. Его голова ударилась об подножку, и со щеки потекла кровь. "Хватай его за ноги! Быстрее!" - крикнул Фрэнк Дэвиду. Он схватил Бена за руки, а Дэвид за ноги, и они втащили его в фургон. Фрэнк поднялся в него и захлопнул дверь. А потом сильно пнул Бена по ребрам. "Ну что ж, мистер. Расплата будет ужасной. И ты еще пожалеешь, что связался со мной", - пообещал он.
  Дэвид завел двигатель и посмотрел в зеркало заднего вида. "Вот увидишь, она взбеситься, как только увидит этот порез у него на щеке", - предупредил он Фрэнка. "Так что, на твоем месте, я бы не стал его больше бить".
  "Лучше веди машину", - проворчал тот, обходя фургон и залезая на пассажирское сидение. Он закурил еще одну сигарету. "Ей лучше заплатить мне, или этому парню и его женушке мало не покажется. Благодаря твоему боссу у меня очень мало времени, чтобы смыться из страны. Будь я проклят, если пойду в тюрьму".
  "Не волнуйся, она тебе заплатит", - ответил Дэвид. "Господи, что я делаю", - подумал он про себя. "Может, хоть сейчас она поймет, как сильно я ее люблю и скольким ради нее пожертвовал". В ту минуту, когда его сестра привела к ним домой Марию, он понял, что они предназначены друг для друга. Она была такая милая и нежная, и он не мог понять, как Бен мог ее отпустить. Мэг, конечно, хорошая, но не идет ни в какое сравнение с Марией. И почему Мария хочет, чтобы этот Бен принадлежал ей? "Но я сделаю все для того, чтобы она была счастлива", - думал Дэвид.
  Когда Бен очнется, он скажет ей раз и навсегда, что остается с Мэг. Дэвид молился, чтобы Мария наконец поняла, что это безнадежно, и отказалась от своей абсурдной идеи, что Бен хочет, чтобы она к нему вернулась. Тогда бы она поняла, что он, Дэвид, - тот, кто ей нужен. Это было единственной причиной того, что он соглашался на эти ее бредовые идеи. Он посмотрел на Фрэнка, который пил водку прямо из бутылки. Ему еще нужно суметь доставить Бена к Марии раньше, чем его убьет Фрэнк.
  
  Глава 98
  
  "Где Бен?"
  
  
  Все чемоданы уже стояли у двери, а Бен все не появлялся. Мэг начала волноваться, особенно потому, что некоторое время назад у нее появилось странное чувство, что что-то не так. Что с Беном что-то случилось. Тревор и Эшли весело носились по гостиной - они не понимали, что папа опаздывает. Мэг же решила снова позвонить в "Бездну". "Энни, Бен еще у вас?" - спросила она.
  "Нет, но я хотела бы, чтобы он был, потому что я тут осталась всего с одним барменом против огромной толпы. Поэтому, когда увидишь Бена, скажи ему, что я увольняюсь!" - и Энни бросила трубку.
  "Ты так говоришь каждую неделю", - сказала Мэг замолчавшей трубке. Она позвонила Рикардо и сказала, что чувствует, что с Беном что-то случилось.
  "Мэг, я уверен, что с ним все в порядке. Он, наверное, попал в пробку. Но я постараюсь выяснить для тебя все, что смогу", - пообещал тот.
  "Возможно, я и зря волнуюсь, но мне было бы намного легче, если бы ты мне это сказал". Мэг повесила трубку. "Бен, где ты?" - произнесла она.
  
  Бен очнулся и попытался открыть глаза, но понял, что глаза у него завязаны. Он был привязан к кровати, как бы распят на ней, и совершенно не мог двигаться. Он не знал, где находится и кто его связал. У него болела голова, а рот был забит кляпом. Он попытался собраться с мыслями и вспомнил, что около него стоял Дэвид, который даже не попытался ему помочь. "Дэвид, как ты мог ввязаться во что-то подобное? Что я тебе сделал?" Бен уважал Дэвида и считал, что они хорошо ладят. Тот, кто стоял за всем этим (кто бы это ни был) был силен, а хлороформ лишил его возможности бороться. Но его ждала Мэг, и Бен знал, что к счастью, она не будет ждать долго и скоро позвонит в полицию. Он услышал, как открылась дверь.
  "Привет, Англичанин", - произнесла Мария, садясь на постель. "Прости, что пришлось везти тебя сюда таким способом, но ты не оставил мне выбора". Бен вздрогнул, когда она коснулась ушиба на его щеке в том месте, где он ударился о подножку фургона.
  Мария! Что она задумала, черт подери! Он-то думал, что она исчезла навсегда, но теперь было очевидно, что это не так. Она уехала почти на целый год и за это время не сообщила никому о себе ни единого слова. А теперь объявилась еще более сумасшедшая, чем была. Бен попытался освободиться, но веревки были слишком тугими, да и ребра у него сильно болели после пинков Фрэнка.
  "Мария", - произнес Дэвид, входя в комнату. Он увидел, что Бен с завязанными глазами и кляпом во рту привязан к кровати.
  "В чем дело, Дэвид?" - недовольно спросила Мария.
  "Фрэнк требует деньги, и я пришел за ними", - прошептал тот.
  "Не сомневаюсь, что требует, но он может забыть о той сумме, о которой мы договаривались. Посмотри на его лицо!" - закричала она. "Я же сказала вам обоим, что не хочу, чтобы ему причиняли хоть какой-нибудь вред!"
  Мария вышла из комнаты, а Дэвид остался и посмотрел на Бена. "Прости, Бен. Я не знал, что она такая".
  Бен попытался что-то сказать, но получилось у него только мычание.
  Мария вернулась в комнату с конвертом в руках. "Вот, возьми. Если он не согласиться на это, скажи ему, чтобы шел ко мне", - Мария выпихнула Дэвида за дверь и снова посмотрела на Бена. "Я сейчас вернусь, моя любовь".
  
  "Рикардо, ты что-нибудь выяснил?" - спросила Мэг, увидев его на пороге своего дома.
  "Мэг, мне жаль. Но мы разговаривали с одним парнем из пиццерии, что напротив "Бездны", и он сказал, что видел, как сегодня днем около "Бездны" какого-то человека схватили и, посадив в фургон, увезли. Звонок принял один из полицейских, но поскольку об исчезновении никто не сообщил, тот не придал этому звонку значения". Рикардо очень не хотелось говорить этого Мэг, но ему приходилось. "Я не знаю, Бен был это или нет, но его машина по-прежнему стоит на стоянке. Я брошу на поиски всех свободных полицейских, и обещаю тебе, Мэг - мы его найдем".
  У Мэг подкосились ноги, и она села. Подбежали Эшли и Тревор и стали пытаться залезть к ней на колени. "Может, это был Фрэнк? Он ведь угрожал Бену в зале суда", - предположила Мэг.
  "Я не знаю, но это очень реально, и мы можем с него начать". Рикардо посмотрел на малышей и улыбнулся. - "Я найду вашего папочку, даже если это будет последним, что я сделаю!" - подумал он. И да поможет Бог Фрэнку Джеффрису, если он хоть что-то с ним сделал.
  
  Мария вернулась в комнату и снова села на кровать к Бену. Она сняла с его глаз повязку. "Я вижу по твоим глазам, что тебе со мной сейчас не слишком хорошо", - улыбнулась она.
  "Не слишком хорошо" - это еще мягко сказано", - подумал Бен. На Марии было красное прозрачное неглиже. И Бен внезапно понял, что она задумала. А поняв, стал глазами просить ее вытащить у него изо рта кляп.
  "Англичанин, ты такой красивый", - она пробежалась пальцами по его губам. Бен замычал, пытаясь, убедить ее вытащить кляп, но она его проигнорировала. Она провела рукой по пуговицам на его рубашке. "Ммм, все как я и помнила. Твоя грудь такая приятная". Она закрыла глаза, расстегнула две пуговицы и, сунув руку ему под рубашку, стала играть его сосками. "Ты помнишь это, любимый? Тебе ведь очень нравилось, когда я так делала". Бен не мог ничего сделать, но все же снова попытался освободиться. "Зачем ты сражаешься со мной, Англичанин?" - Бен отвернулся, не желая на нее смотреть. "Я так долго хотела тебя, Бен. Каждый раз, когда я тебя видела, я начинала тебя хотеть. Много часов, по ночам, я стояла около нашего дома и наблюдала за тобой. Я не могла понять, как ты мог так долго быть с Мэг - ведь она напоминала раздутый воздушный шар!" Мария встала с кровати и отошла к шкафу. Бен снова повернулся к ней, с любопытством ожидая, что она скажет. "Ты ведь не знал, что я там была, верно? Ты не знал, что я все это время за вами наблюдала. Это правда. Я была рядом, когда Мэг рожала, и я даже была в вашей спальне, прежде чем у нее начались роды".
  Бен вспомнил, что в ту ночь Мэг казалось, что она видела, как кто-то в спальне смотрел на нее. Теперь все стало ясно: у Марии был ключ, и она могла войти в их дом. Он разозлился на нее.
  "Ты злишься на меня сейчас? Я вижу это по твоим глазам. Ты знаешь, что твои глаза для меня - это окно к твоей душе и что оно для меня всегда открыто? Я всегда могу сказать, о чем ты думаешь, просто посмотрев тебе в глаза", - Мария снова села на постель и положила на ночной столик нож. Бен переглотнул, не будучи уверен в его предназначении. Мария расстегнула остальные пуговицы его рубашки и стянула ее с его плечей, обнажая ему грудь. Она снова прошлась по ней пальцами. "Ты знаешь, насколько ты прекрасен?" Она заметила у него на боку большой синяк там, где его пнул Фрэнк. Она прикоснулась к нему, и Бен снова вздрогнул. "Он просто монстр", - воскликнула она. "Я сказала им не причинять тебе вреда, но они не послушались. Мне жаль, что так случилось, Англичанин", - поцеловала она ушиб. "Я так скучала по тебе", - она наклонилась и стала целовать его грудь. Бен снова начал с ней бороться.
  
  Дэвид вышел из квартиры Фрэнка и, сев в машину, поехал вниз по шоссе. Он вспомнил, сколько для него сделал Бен и как хорошо он с ним обходился. Видеть его связанным и то, как вела себя сегодня Мария, испугало его. Он не знал, что Мария собиралась делать с Беном, а кроме того, Фрэнк очень разозлился из-за того, что получил гораздо меньше денег, чем требовал. И если Фрэнк придет к Марии выяснять отношения, Бену тоже может достаться. Дэвид увидел на обочине телефонную будку и набрал номер. "Миссис Эванс?"
  "Да", - ответила Мэг.
  "Ваш муж в опасности. Вы можете найти его в доме 1165 по Риер Авеню. Вы еще сможете помочь ему, если поторопитесь, но я думаю, что сперва вам нужно позвонить в полицию". Дэвид повесил трубку и вернулся в машину. "Прости, Мария, но ты не оставила мне выбора".
  Мэг набрала номер Рикардо. Она была очень испугана, но рассказала ему все, что знала. "Мэг, оставайся дома и позволь нам самим все проверить. Это может быть какой-то трюк", - предупредил ее он.
  Мэг повесила трубку и посмотрела на спящих детей. Она уже начала набирать чей-то номер, но тут раздался звонок в дверь, и она пошла открывать. "Сара! Слава Богу, ты здесь!" - воскликнула Мэг.
  "Я приехала, как только услышала, что Бен пропал", - Сара посмотрела на Мэг, а та схватила со стола свою сумочку.
  "Мне нужно, чтобы ты побыла с детьми, пока я не вернусь. У меня нет времени объяснять", - и Мэг выбежала за дверь.
  
  Мария взяла нож и разрезала рубашку на теле Бена. Бен снова попытался убедить ее вытащить у него изо рта кляп, но она опять его проигнорировала. "О Боже!" - подумал он. "Она совершенно сошла с ума, если думает, что я буду с ней спать, да еще в связанном состоянии! Что же мне делать?"
  "Я хочу, чтобы ты вспомнил, каково это - заниматься любовью с настоящей женщиной", - она сняла свое неглиже и осталась в одних трусиках. Она наклонилась и стала покусывать сначала его шею, а потом и грудь, передвигаясь от одного его соска к другому. Бен снова попытался освободиться. Мария же села на него сверху и стала массажировать его грудь, двигая руками вверх-вниз. Ее груди при этом касались его лица. А он закрыл глаза, не желая все это видеть. "Она действительно считает, что любит меня", - подумал Бен. "Но есть только одна женщина, чьи прикосновения мне приятны и только она может заставлять меня сладострастно дрожать. Эта женщина - Мэг. Мария может делать это снова и снова, но меня от нее только тошнит". А та между тем начала облизывать его грудь. Бен откинул голову и застонал, чтобы привлечь ее внимание. "Ооо, так тебе нравится", - сказала она, посмотрев на него. Бен снова застонал, пытаясь поговорить с ней. "В чем дело, любовничек? Ты хочешь мне что-то сказать?" Он заставил свои глаза улыбаться, раз уж они - окно в его душу, и утвердительно кивнул. "Что ж, давай выясним, что именно", - и она, наконец, вытащила у него изо рта кляп.
  "Слушай, Мария, как мы можем заниматься любовью, если у меня связаны руки? Разве не будет лучше, если я смогу ласкать твое тело, а особенно груди, как я делал это раньше?"
  "Ты хочешь заняться со мной любовью?" - спросила Мария.
  "Больше, чем когда либо", - солгал он.
  Мария отвязала его правую руку, а потом левую. Она обратила внимание, что часы по-прежнему у него на руке, и сняла их вместе с веревкой. Бен сел на кровати и приглашающе протянул руки. "Иди ко мне, дорогая", - произнес он. Она на мгновение заколебалась, но он выглядел таким искренним, что она придвинулась и села рядом с ним. Он прижал ее к себе, поцеловал в лоб, потом в щеку, а потом сунул свои руки под ее. Мария закрыла глаза, готовая к его поцелую, но вместо этого он схватил одну из веревок, что она сняла с его рук, и привязал ее к кровати за запястья. "Черт тебя побери, Бен! Черт тебя побери!" - закричала она, а он отпихнул ее от себя и стал развязывать веревку у себя на ногах. "Я ненавижу тебя! Ты заплатишь мне за это, подонок!" - орала Мария. Бен снял со своей шеи платок, из которого был сделан его кляп, и завязал ей рот. Его рубашка была разодрана, но ее еще можно было надеть, поэтому он накинул ее и пошел к двери. "Да, и еще одно, Мария", - обернулся он. "Я люблю Мэг, и я еще никогда не был счастливее, чем сейчас. Так что причина, по которой ты решила, что я буду заниматься с тобой любовью - выше моего понимания. И хотя я благодарен тебе за комплемент, никому - я повторяю, никому - не позволяется трогать мои часы. Приятного тебе дня".
  Бен закрыл за собой дверь, так и оставив ее связанной, и вышел на улицу. Он пошел вниз по шоссе, но оно совершенно было пустым. Вдруг его чуть не сбил красный кабриолет. "Мэг?"
  Мэг резко затормозила и бросилась к нему. Она обняла его за шею. "Бен! О Боже, Бен!" - она поцеловала его. "Слава Богу, что с тобой все в порядке".
  "Да, все нормально. Я вообще не думаю, что мне грозила хоть какая-то опасность". Он крепко обнял ее, но тут же вздрогнул от боли.
  "Бен, ты ранен?" - испугалась Мэг.
  "Нет, все в порядке. Только ребра побаливают", - улыбнулся он. А на дороге появилась машина с мигалкой.
  Из нее вышез Рикардо, а машина без него поехала к дому. "Бен, с тобой все в порядке?" - спросил он.
  "Да. Рикардо, это была Мария. Я оставил ее привязанной к кровати, ты уж прости", - и он притянул к себе удивленную Мэг.
  "Мария? Ты, верно, шутишь?" - Рикардо был в шоке.
  "Хотел бы . Кажется, она была рядом все это время, а мы ничего не знали". Полицейская машина, что ездила к дому, вернулась. Из нее вышел полицейский и подошел к ним. Рикардо посмотрел на ее заднее сидение, ожидая увидеть там Марию, но на заднем сидении никого не было. " А где Мария?" - спросил он полицейского.
  "Сэр, но там никого не было. Дом совершенно пуст", - сообщил тот.
  
  Глава 99
  
  "Месть Марии"
  
  
  Мэг осторожно, чтобы не разбудить Бена, погладила пальцем порез на его щеке. Он прошел осмотр в больнице, но там сказали, что ребра не сломаны - они только ушиблены. Тайус сказал, что они поболят несколько дней, но к счастью, ничего серьезного не повреждено. А порез на лице у Бена уже поджил и был еле заметен.
  Полиция снова не нашла никаких следов Марии, но они арестовали Фрэнка Джеффриса. На этот раз никакого залога не будет - это пообещал им Рикардо. Также арестовали Дэвида Стивенса, который добровольно пришел в полицию, и его сестру Эвелин, которая помогла Марии сбежать из "Дубовой Рощи".
  Поскольку Мария сказала Бену, что она заходила в их дом и именно ее видела той ночью в спальне Мэг, Бен в тот же вечер вызвал слесаря, и он сменил все замки. Ведь никто не представлял степени безумия Марии. Мэг знала, что она сильно любила Бена, но теперь ее любовь стала уже ее навязчивой идеей и пугала. Было трудно поверить, что она может так манипулировать людьми и использовать их.
  Мэг приняла душ, выкупала Тревора и Эшли, отнесла их вниз и, посадив в высокие стульчики, стала кормить завтраком. А когда она уже ставила на стол завтрак для себя, к ним присоединился Бен.
  "Папа!" - закричали малыши при виде его.
  "Доброе утро", - он поцеловал их и увидел, как они перемазались своим завтраком. Потом он повернулся к Мэг и поцеловал ее тоже. "Доброе утро".
  "Как ты себя чувствуешь?" - спросила Мэг.
  "Бо-бо?" - спросил Тревор, заметив рубец на лице Бена.
  "Да, у папы бо-бо", - улыбнулся тот. "Я в порядке, только боль еще немного осталась". Он потер запястья и взял с тарелки кусочек бекона.
  "Все еще не могу поверить, что это была Мария. И чем больше я об этом думаю, тем страшнее мне становится. И как у нее хватало нервов так с тобой обращаться, да еще говорить при этом, как сильно она тебя любит! Я вообще не могу назвать это любовью. Если кого-то привязывают к кровати и принуждают к сексу - это уже практически изнасилование". Мэг работала как пчелка и непрерывно говорила.
  Бен подошел к ней сзади и обнял за талию. "Я в этом не уверен. Мне бы, например, понравилось бы, если бы меня связала ты", - засмеялся он.
  Мэг хлопнула его кухонным полотенцем, но в этот момент зазвонил телефон. Бен взял трубку: "Алло".
  "Бен, это Рикардо. Как ты?" Рикардо было немного неудобно звонить Бену после того, как Мария пыталась с ним такое сотворить.
  "Да вроде нормально", - ответил тот.
  "Слушай, я не хочу тебя затруднять, но мне нужно, чтобы ты приехал в участок и написал заявление. Я не хотел говорить об этом, пока ты был в больнице, но это нужно сделать. Ты сможешь приехать сегодня после обеда?" - спросил он.
  "Хорошо, я приеду, только немного попозже. Чем скорее я с этим разделаюсь, тем лучше", - согласился Бен.
  "Кто это был?" - спросила Мэг.
  "Рикардо. Он хочет, чтобы я приехал в участок и оформил бумаги".
  "Хорошо. Тогда я позвоню Саре и спрошу ее, не может ли она поработать для нас нянькой", - Мэг отвела Бена к столу, чтобы он закончил завтрак.
  "Тебе не обязательно ехать со мной, Мэг. Это не займет много времени".
  "Я поеду с тобой. Бен, я знаю, что это не может быть для тебя легко. И кто знает, что Мария выкинет в следующий раз", - Мэг села рядом с ним и начала есть.
  "Я уверен, что сейчас она уже за много миль отсюда, но я буду очень рад, когда она вернется туда, где и должна быть - в больницу".
  
  Мария пряталась в миссии. Ей некуда было больше идти. Когда она пришла к дому Эвелин, полиция как раз арестовывала ее. А где был Дэвид, она даже не представляла. Она была одинокой и испуганной. Мужчина, который значил для нее все, предал ее. А она ведь только хотела ему напомнить, каково это - любить ее. Она знала, что если он однажды уже любил ее, то полюбит снова. Мария вытащила из кармана его фотографию и посмотрела на нее. "Какую власть имеет над тобой Мэг? Ты принадлежишь мне, но ты позволил ей забрать тебя у меня. Почему ты отказался от меня, Бен?" - она пробежала пальцами по его лицу, а потом разорвала фотографию в клочки. "Ты заплатишь за это, черт тебя раздери! Вы оба заплатите за то, что превратили мою жизнь в ад!" - сказала она сквозь зубы. "И я знаю, как заставить вас заплатить".
  
  "Сара встретит нас в парке. Она сказала, что побудет с Тревором и Эшли, пока мы не закончим дела. Я думаю, она устроит пикник", - Мэг расправила воротник Бена.
  "Это будет забавно. А ты уверена, что Сара хочет это делать? Если я правильно помню, последний такой пикник был для бедной Сары настоящим бедствием", - засмеялся он.
  "Она прекрасно справится. Они же стали старше на несколько месяцев", - улыбнулась Мэг.
  "Старше и непослушнее", - Бен поднял Тревора на вытянутых руках. "Ладно, пошли".
  
  Сара посмотрела на часы. Она сомневалась, что ей будет легче справиться с малышами сейчас, когда они уже ходят, по сравнению с прошлым разом, когда они еще ползали. Но она не могла подвести Бена и Мэг и отказать им в присмотре за детьми. Они с Кейси договорились вместе пообедать, и он обещал постараться закончить пораньше, чтобы присоединиться к ним. Они оба души не чаяли в малышах. Сара увидела "Лэнд-Ровер" Бена, который въезжал на парковку. Было так странно видеть его за рулем этой машины, вместо его обычных спортивных. Они с Мэг вели семейную жизнь и были счастливее, чем когда-либо.
  "Сара! Привет!" - закричала Мэг, выгружая из машины коляски.
  "Привет!" - крикнула в ответ Сара и обозрела все, что Мэг вытаскивала из багажника. "Надеюсь, ты не взяла с собой еще и кухонную раковину", - подумала она про себя. Бен вытащил Эшли из автомобильного сидения, поставил ее рядом с собой и потянулся за Тревором. С ним все прошло не так гладко, потому что, как только ноги Тревора коснулись земли, он бросился бежать. "Тревор! А ну иди сюда!" - закричал Бен и, подхватив Эшли, бросился за ним. Тревор не был против - он продолжал бежать и хохотал во все горло. "Отлично!" - вслух произнесла Сара. "Похоже, что я здесь не нужна".
  "Скажите маме и папе "до свидания", - сказала Сара, и Бен с Мэг уехали. "Эй, пойдемте, покачаемся на качелях", - улыбнулась она. Дети сразу же побежали к качелям, и Сара пошла за ними. После качания на качелях и катания на каруселях Сара почувствовала, что ей нужен перерыв. "Кто хочет мороженого?" - спросила она, и у обоих малышей загорелись глаза. Она сняла с корзины, оставленной Мэг, покрывало и расстелила его под ближайшим деревом. Она не могла поверить, что Эшли и Тревор такие послушные. Они даже помогли ей расстелить покрывало. После мороженого Эшли начала зевать и залезла на колени к Саре. Тревор же направился к песочнице с ведерком и совочком, которые тоже предусмотрительно захватила Мэг. Сара положила Эшли на покрывало, так, чтобы на нее не падало солнце, и тут кто-то подошел к ней сзади и закрыл ей глаза руками.
  "Угадай, кто?"
  "Кейси", - улыбнулась она.
  Тот поцеловал Сару и потом посмотрел на Эшли. "Ты только посмотри на этого маленького ангела", - улыбнулся он.
  "Она просто прелесть. И, как мне кажется, с каждым днем все больше и больше походит на Мэг", - согласилась Сара.
  "Слушай, а где Тревор?" - огляделся Кейси.
  "Он играет в песочнице".
  "Где?" - Кейси посмотрел, куда она показывала.
  "Там", - Сара тоже посмотрела на песочницу, но та была пуста. "О Боже! Где же он?" - в панике вскочила она.
  "Он где-нибудь здесь, Сара. Наверное, просто куда-то отошел", - у Кейси тоже упало сердце. Он мог лишь надеяться, что прав.
  "Тревор! Тревор!" - закричала Сара, а Кейси побежал его искать. "О Боже! О Боже! Пожалуйста, пусть Кейси его найдет!" - заплакала она.
  
  "Вот так, Бенджамин. Теперь намного лучше, верно?" - сказала Мария, пристегивая его к заднему сидению своей машины. Тревор сосал леденец, с помощью которого она уговорила его уйти от песочницы, и улыбался. "Ты очень похож на своего папочку", - похлопала его по ножке Мария и села за руль. Она посмотрела на Тревора в зеркало заднего вида. "Ты должен был быть моим сыном, Бенджамин. Что ж, посмотрим, как поведет себя Мэг сейчас, когда она лишилась тебя. Прости, Бен. Но ты не оставил мне выбора", - Мария нажала на стартер, и машина умчалась.
  
  "Что же мне делать!" - плакала Сара. А Эшли по-прежнему спала, хотя вокруг собралась целая толпа.
  "Сара, все уже ищут его. И мы его обязательно найдем - он не мог уйти далеко", - попытался успокоить ее Кейси.
  "Интересно, что там, в парке, случилось?" - спросил Бен у Мэг, въезжая на парковку.
  "Не знаю. Может быть, там выступает клоун или еще что-нибудь такое", - ответила Мэг, а Бен открыл для нее дверцу машины. Они подошли к толпе, и сердце у Мэг упало, когда она увидела, что Кейси обнимает Сару. "О Боже!" - прошептала она.
  "Кейси, что происходит?" - спросил Бен.
  "О Мэг! Мне так жаль! Я же только на секундочку выпустила его из вида!" - снова заплакала Сара и обняла сестру. У Мэг подкосились ноги.
  Бен увидел, что Эшли спит на одеяле. "Сара, а где Тревор? Где наш сын?" - спросил он. Внезапно сердце его сильно забилось, и в лицо бросилась кровь. "Где он?" - закричал Бен на Сару.
  "Мы не знаем, Бен. Когда я пришел, его уже не было. Сара говорит, что отвернулась только на секунду", - объяснил Кейси.
  "О Боже! Ты же знаешь, что за ними все время нужно смотреть!" Эшли услышала крик своего отца и заревела.
  "Прости, Бен. Я очень хотела бы что-нибудь сделать, чтобы вернуть его обратно", - плакала Сара.
  "Бен, пожалуйста". Мэг взяла Эшли на руки и прижала к себе. По ее лицу катились слезы. "Мы должны найти его", - зарыдала она. "Где же может быть мой малыш?" - она плакала и одновременно пыталась успокоить Эшли.
  Бен запустил пальцы в волосы, а потом положил свою руку на руку Сары. "Прости, я не должен был кричать на тебя. Просто я..." - Бен резко повернулся и отошел в сторону. Он зажал себе рот и попытался собраться с мыслями. Он должен быть сильным ради Мэг. Этот парк внезапно показался ему таким огромным. Тревор мог быть где угодно, и Бен почувствовал себя совершенно беспомощным.
  Один полицейский, из тех, что прочесывали парк, подошел к Бену. "М-р Эванс?"
  "Да?" - Бен сделал Мэг жест подойти. Она отдала Эшли Саре и подбежала к нему. Сара же была благодарна Мэг, что та все еще доверяет ей свою дочь.
  Бен обнял Мэг, и они стали ждать, что же им скажет офицер.
  "Одна леди сказала мне, что мальчика, подходящего под описание вашего сына, вела за руку темноволосая женщина ростом примерно 170 см и с очаровательной улыбкой. Она также сказала, что эта женщина посадила малыша на заднее сидение своей машины и уехала в неизвестном направлении. У нас есть описание этой машины, и я уже разослал его всем постам".
  "О НЕТ! НЕТ!" - заплакала Мэг, когда офицер описал женщину, которая увела Тревора. Бен обнял ее, но у него самого подкосились ноги.
  "Вы знаете, кто это может быть?" - спросил полицейский.
  Бен ощутил самый страшный гнев, который он когда-либо испытывал в своей жизни. "Это Мария Торрес, моя бывшая жена".
  
  Глава 100
  
  "С Мэг лучше не связываться!"
  
  
  Это был замечательный воскресный день. Но прошло уже целых два дня со времени похищения, а от Марии не было никаких известий. Полиция, все друзья Мэг и Бена и их родные занимались поисками, но безуспешно. Мэг спала урывками и старалась не упускать Эшли из вида ни на минуту. Джоан и Хэнк вернулись из Канзаса, как только услышали эти ужасные новости. И наблюдая за бесплодными поисками, все чувствовали себя беспомощными. Рикардо подключил к поискам ФБР, после чего дом Бена начал напоминать цирк. Бену не слишком нравилась эта метаморфоза, и он этого не скрывал.
  "Меня пугает то, что Мария совсем ничего не знает о том, как надо заботиться о малышах", - сказала Джоан Хэнку, наливая ему и агенту из ФБР кофе.
  "Мы используем все, что можем, чтобы найти вашего внука", - ответил агент.
  После еще одной бессонной ночи вниз спустилась Мэг. "Мама, где Эшли?" - она выглядела измученной и обеспокоенной.
  "Она спит на диване, милая. Почему бы тебе не присоединиться к нам? Я налью тебе кофе и приготовлю завтрак", - предложила Джоан.
  Мэг ничего не ответила и подошла к Эшли. Та спокойно спала.
  "Мэг, сделай, как предлагает твоя мама - съешь чего-нибудь. Ни Бену, ни Эшли, ни тебе самой лучше не будет оттого, что ты так себя изводишь", - сказал Хэнк.
  "Я в порядке", - Мэг погладила Эшли по щечке.
  Джоан подошла к Мэг, обняла ее за плечи и попыталась отвести к столу. "Пойдем, дорогая. Если ты не поешь, ты заболеешь. А Эшли нужно, чтобы ее мамочка была здорова ".
  "Мама", - Мэг спихнула руку матери. "Я сказала, что со мной все в порядке!"
  "Милая, мы знаем, что ты не спала этой ночью, и мы знаем, что ты ничего не ела. Так продолжаться не может. Тебе нужны силы, хотя бы ради твоей замечательной дочери", - попытался убедить ее Хэнк.
  "Мэг, ты знаешь, что твой отец прав. Поешь хоть немножко", - Джоан начала готовить ей завтрак.
  "Я не хочу есть, мама. И я же сказала, что со мной все нормально. Я просто хочу побыть здесь с Эшли до тех пор, пока Бен не привезет Тревора домой". Мэг села на диван рядом с дочерью.
  Джоан посмотрела на Хэнка, ища поддержки. "Мэг, а что подумает Тревор, когда Бен привезет его домой и он увидит, что его мама заболела?" - попытался урезонить ее Хэнк.
  Джоан же поставила перед Мэг тарелку. "Съешь хоть чуть-чуть, дорогая. Ну, ради меня?"
  "Я же сказала, что я не хочу есть! Я хочу, чтобы меня просто оставили в покое!" - Мэг ударила по тарелке, и из ее глаз полились слезы. "Я хочу вернуть моего малыша! Я просто хочу его вернуть! Я хочу вернуть Тревора!" - закричала она и опустилась на пол. "Тревор, где же ты?"
  Эшли проснулась и заплакала. Хэнк постарался успокоить Мэг, а Джоан унесла малышку на кухню.
  В дверях показались Бен и Кейси, которые уходили на поиски Тревора. "Мэг!" - Бен подбежал к ней. Мэг обняла его за шею и безудержно зарыдала. "Шшш", - погладил ее по спине Бен. "Что случилось?" - посмотрел он на Хэнка.
  "Мы просто пытались уговорить ее поесть. Мне жаль, Бен", - ответил Хэнк.
  "Бен, я просто хочу, чтобы Тревор был с нами, дома", - рыдала Мэг. "Я хочу держать его на руках и укачивать перед сном. Пожалуйста, верни домой нашего малыша! Пожалуйста, Бен!" - она прижалась к нему еще сильнее.
  Бен взял в руки ее лицо. "Мэг, послушай меня. Я верну нашего сына домой, даже если это будет последним, что я сделаю. Я обещаю". У него на глаза тоже навернулись слезы. "Но мне нужно, чтобы ты была сильной, ради меня и ради Эшли. И для этого тебе нужно сделать, как говорят твои родители: ты должна поесть, чтобы поддержать силы. Съешь хоть немного ради меня. И обещай, что будешь заботиться о себе, хорошо?"
  "Я обещаю", - пробормотала Мэг. Джоан принесла Эшли обратно в комнату, а Бен помог Мэг встать на ноги. Мэг взяла Эшли: "Маленькая мамочкина девочка проголодалась? Конечно, проголодалась, и мамочка тоже", - и она ушла на кухню с малышкой на руках.
  "Бен, Слава Богу, что ты вовремя вернулся домой", - Хэнк положил руку на плечо Бену. "А то мы уже думали звонить Тайусу".
  "Она успокоится, как только я найду нашего сына. А я его обязательно найду", - пообещал Бен.
  "Бен, тебе тоже нужно чего-нибудь поесть и отдохнуть", - заметил Кейси.
  "Я отдохну, как только найду Тревора". Бен взял накопившуюся почту и стал ее просматривать. И заметил, что все конверты распечатаны. "Кто читал мою почту?"
  "Мы должны читать всю вашу почту и отвечать на все ваши звонки", - ответил агент ФБР, возвращаясь в гостиную.
  "Что вы делаете! Я хочу, чтобы вы все убрались из моего дома! И прямо сейчас! Убирайтесь!" - закричал Бен. "Забирайте свое оборудование и проваливайте!"
  "Бен, что случилось?" - из кухни вышла Мэг.
  "М-р Эванс, не все так просто. Вашего сына похитили, и наша работа состоит в том, чтобы его найти", - сказал агент.
  "Ну, так вы не слишком хорошо делаете вашу работу! Я упрощу ее для вас", - Бен схватил телефон, выдернул из него все провода и выкинул за дверь прикрепленный там "жучок". "А теперь, убирайтесь!"
  "М-р Эванс, подумайте, что вы делаете. Как нам иначе проследить звонок от вашей бывшей жены?"
  "Когда вы поставили этот "жучок"? Пошло уже два дня: она не собирается сюда звонить. Я сам ее найду. Для нее все это - просто игра. Вы мне больше тут не нужны, так что уходите!" - Бен открыл дверь.
  "Полагаю, вы должны сделать, как говорит мой муж", - добавила Мэг.
  "Мы найдем Тревора, Мэг. И мы сделаем это без них". Бен пошел через комнату за своими ключами, но внезапно у него закружилась голова, и он схватился за спинку дивана.
  "Бен!" - закричала Мэг.
  "Бен", - Кейси едва успел его подхватить.
  "Бен, пойдем со мной на кухню. Тебе нужно поесть. Я обещала тебе, что буду о себе заботиться, а сейчас ты должен это же пообещать мне", - Мэг обняла его за талию и увела в кухню.
  Бен поел и почувствовал себя лучше. Затем он принял душ и побрился. Пришло время снова идти на поиски Тревора. "Мэг, я скоро вернусь", - крикнул он.
  "Подожди!" - сбежала та с лестницы. "На этот раз я пойду с тобой. Я точно сойду с ума, если буду сидеть тут и ждать", - она схватила свою сумочку.
  Бен улыбнулся: " Я рад, что ты идешь со мной".
  "Мама, звони нам на сотовый Бена, если тебе что-нибудь будет нужно", - Мэг поцеловала Эшли.
  "Мы скоро вернемся", - пообещал Бен и тоже поцеловал дочку.
  
  Прошло несколько часов, и сотовый Бена зазвонил. "Алло", - ответил он.
  "Бен, мне нужно тебя увидеть", - произнесла Мария.
  Бен свернул на обочину и остановил машину. "Мария?" - он сжал руку Мэг, призывая ее к молчанию. У Мэг в горле застыл ком.
  "Да, Англичанин, это я", - ответила Мария.
  "Мария, где Тревор?" - требовательно спросил Бен.
  "Кто?"
  "Мой сын Тревор. Ты знаешь, о ком я говорю", - с трудом справился он с гневом. Мэг коснулась его руки и покачала головой.
  "О, так ты имеешь в виду Бенджи!" - засмеялась Мария. "Он рядом со мной, глупый".
  "Где ты?" - спросил Бен. "Я очень хочу тебя увидеть ", - решил он сыграть по ее правилам.
  "Лгун! Ты не хочешь! Ты что, думаешь, я сумасшедшая? У тебя был шанс, и посмотри, как ты со мной обошелся!" - закричала Мария.
  "Мария, мне жаль, что я был тогда с тобой груб, но мне не понравилось, что меня связали, и я разозлился. Я надеюсь, что ты меня простишь", - Бен сжал руку Мэг.
  "Серьезно? Ты на меня тогда просто рассердился?"
  Бен с облегчением ощутил, что она поддается. "Да, я просто разозлился. Мария, а как Тре... я имею в виду Бенджи?"
  "О, он такой замечательный! И так похож на тебя! У нас замечательный сын!" - ответила Мария.
  Бен посмотрел на Мэг. Он был белым как простыня, и Мэг испугалась. "Мария, я могу к тебе приехать? Пожалуйста! Я скучаю по нашему сыну и по тебе тоже", - солгал он.
  Глаза Мэг стали круглыми. От мысли, что Мария считает, что Тревор - ее сын, ее затошнило. Мария оказалась намного ненормальнее, чем она могла себе представить!
  "Мария?" - Бен испугался, что та повесила трубку.
  "Англичанин, я в "Медиа Центре". Приходи сюда. Ты слышишь, милый? К нам едет папочка", - улыбнулась она Тревору.
  "Папа", - произнес тот. Бен услышал это слово, прежде чем Мария повесила трубку, и от этого ему еще отчаянней захотелось добраться до Тревора. "Мария хочет, чтобы я встретился с ней в "Медиа Центре"", - произнес Бен со слезами на глазах. "Интересно, она что, была там все это время?" - он стер со щеки слезу и завел машину.
  "Точно! У нее там есть доступ к кухне из одной милой комнатки в подвале, которую обустроил там Грегори. Помнишь?" - сообразила Мэг.
  "О Боже! Я никогда и не подумал бы ее там искать!" Грегори когда-то обустроил себе в подвале комнату, чтобы иметь возможность отдохнуть от всех и вся. В ней была кровать, телевизор и почти все удобства современного дома. "Мэг, послушай. Тебе нельзя показываться ей на глаза, ты ведь это понимаешь? Мария совсем сойдет с ума, если увидит нас вместе", - сказал Бен.
  "Я понимаю. Но нам нужно позвонить Рикардо и рассказать ему, что происходит", - Мэг набрала номер. "Мария решила позвонить тебе сегодня, потому что знала, что в воскресенье в "Медиа Центре" никого не будет".
  Бен высадил Мэг за несколько кварталов от места назначения. "Будь осторожен", - предупредила она его. Бен припарковался у "Медиа Центра" и вошел в здание. "Мария!" - закричал он.
  Мария вышла из его офиса с Тревором на руках. Тот сразу же потянулся к отцу, но Мария его не отпустила. "Мария, пожалуйста, дай мне его подержать", - попросил Бен.
  Мэг встала у входной двери и увидела Марию с Тревором. Ей показалось, что сердце сейчас выпрыгнет у нее из груди. Подъехала полицейская машина, и из нее вышел Рикардо еще с одним офицером. "Рикардо, она там", - прошептала Мэг.
  "Да, я вижу ее", - тихо ответил тот.
  "Нет, мы должны сначала поговорить. Я по тебе скучала", - улыбнулась Мария и подставила щеку для поцелуя. Бен поцеловал ее. "И это все? Мне кажется, ты можешь делать это куда лучше". Бен решил, что это может быть шансом забрать у нее Тревора, поэтому он улыбнулся и снова наклонился для поцелуя. Но прежде, чем их губы соприкоснулись, Мария увидела в зеркале, что висело на стене холла, лицо Рикардо. "Мария, в чем дело?" - спросил Бен, когда она отдернулась от его губ.
  "Ты солгал мне! Но ты солгал мне в последний раз!" - закричала Мария и, с Тревором на руках, побежала по лестнице на крышу здания.
  "Мария, подожди!" - закричал Бен и бросился за ней.
  "О, Боже! Она нас увидела!" - крикнул Рикардо, и они с Мэг помчались следом.
  Мария рывком открыла дверь, ведущую на крышу и подбежала к самому ее краю. Бен застыл, боясь того, что она может сделать. "Мария", - он протянул ей руку. "Выслушай меня. Пожалуйста, спустись вниз, и мы поговорим. Ты ведь не хочешь причинить вреда Бенджи?" Он был в отчаянии.
  В дверь прошла Мэг и встала около Бена. У нее перехватило дыхание, когда она увидела, насколько близко к краю стоит Мария. Рикардо и второй офицер попытались открыть дверь, но ее заклинило. Они стали толкать ее со всей силы.
  "Вы только посмотрите, кто здесь", - выражение лица Марии изменилось и стало почти дьявольским. "Я знаю, что это не НАШ сын, Бен! Я знаю, что он ЕЕ! А ты знаешь, как я тебя ненавижу? - сказала она, обращаясь к Мэг.
  Бен обернулся и увидел рядом с собой Мэг. Тревор тоже сразу же увидел свою мать. Он потянулся к ней и заревел.
  "Отдай мне моего ребенка", - крикнула Мэг Марии.
  "Мэг, пожалуйста", - попросил ее Бен и снова попытался урезонить Марию. "Мария, ты ведь не хочешь причинить боль этому ребенку? Он же ни в чем не виноват. Пожалуйста, отдай его мне ", - он сделал шаг к Марии, а та сделала еще один к краю. Бен отступил назад.
  "Ма-ма", - заплакал Тревор. По его лицу текли слезы.
  Тем временем Рикардо послал своего коллегу к машине за ломом. Они, наконец, открыли дверь и встали у Мэг за спиной.
  "Я брошу его с крыши, если ты от меня не отвяжешься", - сообщила Мария. "Я же просто тебя любила, а ты позволил ей забрать тебя у меня. Но теперь я заберу кое-что у нее", - и она передвинулась к самому краю.
  "Мария, ты же не хочешь причинить вред этому ребенку. Отдай его Бену. Пожалуйста, ради меня", - присоединился Рикардо к попыткам Бена уговорить Марию отдать ему Тревора.
  "Ради тебя? Да ты же обо мне никогда не заботился!" - разозлилась Мария.
  "Мария, это просто подло!" - закричала Мэг и пошла к ней. Бен схватил ее за талию и остановил. "Отдай мне моего ребенка!" - закричала Марии Мэг.
  "Не отдам!" - крикнула та в ответ. "Я скорее умру, чем отдам тебе то, что ты хочешь. Ты забрала у меня единственное, что было смыслом моей жизни, и я ненавижу тебя за это!"
  Рикардо сумел приблизиться к краю крыши и подойти к Марии. Она была так разозлена, что не заметила, что он это сделал. Рикардо толкнул Марию к Бену, а потом забрал у нее Тревора и отдал его Мэг. Мария попыталась вырваться и толкнула Рикардо так, что он свалился с крыши.
  "Рикардо!" - закричал Бен. Он подбежал к краю и, увидев, что тот сумел зацепиться за край, постарался его вытащить. Мария побежала к двери. Но Мэг передала Тревора второму полицейскому и, догнав беглянку, схватила ее за волосы. "О нет! Ты не сделаешь этого снова!" - закричала она. "Тебе не удастся исчезнуть, как в прошлый раз!"
  "Отпусти меня!" - закричала Мария.
  "Как ты посмела украсть моего ребенка! Ты просто монстр!" - Мэг толкнула ее к стене и прижала к ней со всей силы. "Пришло время тебе заплатить за все, что ты мне сделала! Надеюсь, что тебя запрут в тюрьму до конца твоей жизни и что я буду там присутствовать, когда они выкинут от нее ключ!" - сквозь зубы произнесла она.
  Мария закричала и, сбросив с себя руки Мэг, снова попыталась сбежать, но Мэг прыгнула ей на спину, и она упала. Мэг села на нее сверху и начала мутузить кулаками. Ее переполнял гнев.
  Бен помог Рикардо залезть обратно на крышу и побежал прекращать драку. Он оттащил Мэг и прижал ее к себе. "Мэг, все кончилось! Пожалуйста, успокойся!" Он видел, что она потеряла над собой контроль.
  Рикардо помог Марии подняться на ноги, а второй полицейский отдал Тревора родителям. Тот сразу же потянулся к матери, и она прижала его к себе. "Малыш! О, мой малыш!" - заулыбалась она. Бен погладил сына по головке и тоже поцеловал его. "Пошли, заберем нашего малыша домой", - улыбнулся он и, обняв Мэг, повел ее с крыши.
  Рикардо крепко держал Марию за руку. Он любил свою сестру, но женщина, которая только что угрожала сбросить с крыши ребенка, не была той сестрой, которую он знал всю жизнь. И сейчас он осознал то, чему не хотел все это время верить: Мария была потеряна навсегда. "Пойдем, Мария. Пришло время уходить". Он не захотел, чтобы второй полицейский надел на нее наручники.
  "Нет!" - закричала Мария, и выдернула свою руку из руки Рикардо. Она подбежала к краю крыши и посмотрела вниз.
  "Мария, пожалуйста! Не делай этого!" - крикнул Рикардо.
  "Мне больше незачем жить. Незачем", - произнесла она и прыгнула вниз.
  
  ЭПИЛОГ
  
  "Окончание Первого Приключения Бена и Мэг"
  
  
  Хэнк и Джоан с тревогой ждали возвращения Бена и Мэг. И как раз перед тем, как они позвонили, Эшли залилась смехом и начала играть. С тех пор, как Тревора похитили, она была сама не своя и много капризничала, но тут, казалось, она внезапно поняла, что ее братик едет домой.
  "Мне хочется, чтобы они поторопились", - Джоан выглянула в окно в надежде увидеть там свет фар.
  "Слушай", - сказал Хэнк Эшли. "Давай пойдем и посмотрим, есть ли в холодильнике мороженое, чтобы отпраздновать возвращение твоего брата и родителей", - он взял ее на руки и пошел с ней на кухню.
  Тут дверь открылась, и в дом вошел Бен.
  "Бен!" - закричала Джоан. "Хэнк, они приехали!"
  "Бен, а где Мэг и Тревор?" - спросил тот, глядя ему за спину.
  "Они сейчас придут", - улыбнулся Бен и взял на руки Эшли. "Ты - моя маленькая красавица!" - он поднял ее в воздух. Эшли заревела и потянулась к Джоан.
  "О, папа тебя напугал?" - улыбнулась та.
  "Наверное, напугал", - с улыбкой сказал Бен. "Я сейчас вернусь, только помогу Мэг".
  Через несколько минут в дом вошла Мэг с Тревором на руках. "Эшли, посмотри, кого привезла с собой мамочка!" - улыбнулась она.
  Эшли потянулась и обняла своего брата. В дом вошел Бен, и Эшли подошла к нему.
  "Смотрите-ка, она больше тебя не боится", - заметила Джоан.
  "Конечно. Теперь нечего бояться", - улыбнулся Бен. "Мы дома и в безопасности. И с сегодняшнего дня так будет всегда, я уж за этим прослежу".
  Мэг нежно поцеловала его в губы. Она была счастлива, что ее семья снова вместе, и все счастливы.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"