Sheila&kerrigan - перевела Аршанская Вера: другие произведения.

"Беглецы" (Fugitives) - книга 2 - часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередные "Приключения Бена и Мэг"! Читайте третью часть второй книги и наслаждайтесь:))))!


   "БЕГЛЕЦЫ"
  
   Книга Вторая
  
   "Следующее приключение Бена и Мэг"
  
   Глава 50
  
   " Все дороги ведут в Канзас"
  
   "Итак, кто готов пойти и покататься на пони?" - спросил Бен детей.
   "Я! Я!" - закричали двойняшки.
   "Но никто никуда не пойдет, пока вы не переоденетесь в более подходящую одежду", - сообщила Миранда.
   "У-у, это обязательно?" - простонал Тревор.
   "Да, обязательно, так что тебе стоит поторопиться в свою комнату", - она легонько хлопнула его пониже спины. "Я схожу переодену их и сразу же вернусь, м-р Бен".
   "Хорошо", - тот сел, взял принесенные Джоан бумаги и стал их пролистывать. Зазвонил телефон. "Алло, дом Каммингсов", - сказал он в трубку. "Алло", - повторил он. В трубке был какой-то шум, но никто не произнес ни слова. "Кто это?" - спросил он.
   "Бен, ты мне нужен ", - наконец выговорила Мэг. Она была очень расстроена и с трудом говорила.
   Бен сел на диван от толчка внезапной тревоги. "Мэг, что случилось? Что-то плохое? Твоему отцу хуже?"
   "Папе намного хуже, мы едва не потеряли его", - она еще сильнее заплакала. "Пожалуйста, поторопись. Я так боюсь!"
   "Мы уже в пути. Выедем, как только я повешу трубку. Я люблю тебя", - произнес Бен и отключился от линии. "Мама!" - закричал он, подбегая к лестнице.
   "Бен, что случилось?" - Джоан вышла из кухни позади него.
   "Это звонила Мэг", - тот повернулся и положил ей руки на плечи.
   "Что с Хэнком? Бен, скажи мне!" - Джоан с первого взгляда увидела волнение и тревогу в его глазах.
   "Я не знаю. Мэг только сказала, что ему хуже", - уклонился Бен от ответа. Он не хотел в точности повторять слова Мэг. "Она сказала, что нам нужно приехать прямо сейчас", - он обнял ее за плечи и увидел, что на верхней ступеньке лестницы стоит Миранда. Она вышла из спальни, когда Бен позвал Джоан, и сразу поняла, что новости плохие. "Миранда, мы срочно едем в больницу. Отцу Мэг стало хуже. Пожалуйста, объясни все детям", - и он бегом заторопился за Джоан к машине.
   Миранда прижала руку к груди. Ей было очень жаль Мэг. "Я позвоню Антонио", - подумала она и сняла трубку телефона. "Мисс Саре нужно быть со своей семьей", - сказала она вслух, набирая номер.
   "Алло", - услышала она голос Антонио.
   "Отец Антонио, это Миранда. Вы можете найти для меня мисс Сару?"
   "Да, она здесь, в полицейском участке. Состояние Хэнка изменилось?" - спросил тот.
   "Да, м-р Бен и миссис Каммингс только что уехали а больницу. Позвонила леди Мэг, она была очень расстроена. М-р Бен волнуется, я видела это по его глазам".
   "Мне очень жаль, Миранда. Но волнуйся, я найду Сару и как можно скорее привезу ее к вам. Мне сейчас нужно позвонить в аэропорт. Если туман рассеялся и самолеты уже взлетают, мы с Сарой вылетим прямо сейчас. Обещаю, что доставлю ее в Канзас первым же рейсом".
   "Большое вам спасибо", - Миранда повесила трубку.
   "А где папа?" - спросила Эшли, вместе с Тревором спускаясь по лестнице.
   "Папа вместе с бабушкой поехал в больницу к твоему дедушке. Боюсь, что катание на пони придется отложить, милая" - объяснила Миранда.
   "Все нормально, Ранда. Мы тогда пойдем смотреть телевизор, пока они не вернутся", - сказал Тревор и вместе с Эшли отправился в кабинет.
   Антонио вошел в комнату, где держали Кейси. Он уже поговорил с Эшем и Бетт, когда их привезли. В данный момент Бубба пытался освободить Бетт. "Сара", - произнес Антонио, подходя к ней сзади. "Только что звонила Миранда", - он закрыл за собой дверь.
   "Что случилось? Что-то с папой?" - вскрикнула Сара.
   "Да. Мне жаль, но Миранда сказала, что ему стало хуже", - Антонио взял ее руку. "Я думаю, тебе сейчас нужно быть со своей семьей".
   "Да, это точно", - она взяла Кейси за руки. "Я должна ехать, Кейси. Я нужна папе", - в ее глазах появились слезы.
   "Конечно, поезжай", - согласился Кейси. "Жаль только, что я не могу поехать с тобой. Ты не должна быть сейчас одна".
   "Я поеду с ней, Кейси. Ни о чем не волнуйся", - заверил его Антонио.
   "Спасибо. Мне придется побыть здесь, пока они не поймут, наконец, о чем они хотят со мной поговорить". Кейси повернулся к Саре, погладил ее по лицу и вытер слезы со щеки. "Сара, я люблю тебя. С твоим отцом все будет хорошо. Не волнуйся обо мне. Позаботься о своем отце, а я приеду к вам, как только смогу", - он обнял ее и крепко прижал к себе. "Скажи отцу, чтобы он бы сильным ради меня, хорошо, Ножки?"
   "Хорошо", - Сара отстранилась, поцеловала Кейси и повернулась к Антонио. "Ты уже звонил в аэропорт? Туман рассеялся?"
   "Да, и у нас время есть только на то, чтобы добраться туда до ближайшего рейса в Канзас".
   Сара попрощалась с Кейси и погладила его по лицу. "Я позвоню тебе, как только прибуду на место. Я очень-очень тебя люблю", - она поцеловала его и быстро вышла из комнаты. Ей было очень тяжело оставлять его в такой ситуации. Он нуждался в ней, но и ее отец тоже. Это было Соломоново решение, поскольку она увидится с каждым из них.
  
   Бен и Джоан торопливо вошли в холл отделения реанимации. Мэг сидела на стуле, положив голову на руки.
   "Мэг", - позвал Бен, подходя к ней.
   "Бен! Слава Богу, ты здесь!" - она заплакала и обняла его за шею.
   "Шшш, все хорошо, мы с тобой", - Бен вытер ее слезы большим пальцем.
   "Милая, что говорят доктора?" - спросила Джоан
   "Папу только что спешно увезли на операцию. У него началось внутреннее кровотечение, и они не знают точно, откуда. Они сказали, что он потерял слишком много крови", - Мэг зарыдала и прижалась головой к плечу матери. "Он был таким бледным, когда я видела его в последний раз!"
   "О нет, нет!" - Джоан погладила Мэг по волосам и посмотрела на Бена.
   "Он сильный, мам. С ним все будет хорошо. Вы обе должны быть сильными ради него. Мы ведь уже думали, что он не выживет после землетрясения, но он доказал врачам и нам всем, что мы были не правы. Он знает, как сильно его любят, и он будет бороться изо всех сил. Я верю в это всем сердцем", - попытался Бен успокоить ее и Мэг.
   "Ты прав, Бен. Он сильный и упрямый", - согласилась Джоан. "С ним ДОЛЖНО БЫТЬ все в порядке. Обязательно должно быть".
   "Как бы я хотела, чтобы здесь была и Сара", - сказала Мэг.
  
   Антонио сел рядом с Сарой в самолете и пристегнул ремень безопасности. "Я позвонил Миранде и сказал, что мы уже в пути. Новостей из больницы у нее нет. А я приверженец теории, что отсутствие новостей - уже хорошая новость", - он похлопал ее по руке.
   "Ох, Антонио, если бы только туман не задержал наш вылет, может быть, мы с Кейси уже были бы на месте. Хотя, возможно, потом нас обоих препроводили бы в этот вонючий полицейский участок", - вздохнула она.
   "Иногда обстоятельства не идут нам на пользу, но нам все равно приходится иметь с ними дело, хотим мы того или нет. Мы не можем контролировать погоду. Это не в наших силах, но я рад, что Бен и Мэг успели улететь раньше, чем спустился туман. Все будет в порядке, Сара. Не волнуйся. Я доставлю тебя к твоему отцу", - пообещал он.
   "Я не могу потерять его, Антонио. Просто не могу", - заплакала Сара и положила голову ему на плечо. Они оба не заметили пассажира, который сидел на несколько рядов позади них. Он был в темных очках и также направлялся в Канзас.
   "Сэр, вам нужно пристегнуть ваш привязной ремень", - сообщила ему стюардесса. "Мы скоро взлетаем".
   "Спасибо", - улыбнулся тот. "А вы очень симпатичны", - попытался он пофлиртовать.
   "Спасибо вам", - молоденькая стюардесса покраснела от комплимента
   такого симпатичного мужчины.
   "А вы не могли бы принести мне выпить до взлета?" - спросил он, зная, что его обаяние снова сработало.
   "Конечно. Что вы желаете?" - девушка была очень счастлива, что произвела впечатление на такого красавца.
   "А почему бы вам ни сделать мне сюрприз?" - спросил он. "Я люблю сюрпризы".
   "Хорошо". Стюардесса ушла и вернулась через несколько минут, неся напиток. Она отдала ему бокал, страстно желая выяснить о нем побольше. "А можно спросить, почему вы летите в Канзас? Вы летите домой?" - спросила она.
   "Я лечу в Канзас, чтобы сделать сюрприз женщине, которую люблю", - ответил Дерек, устав от флирта. Эта стюардесса не была Мэг и поэтому его не интересовала. "Не могу дождаться увидеть ее снова".
   "Это звучит очень романтично", - улыбнулась та, скрывая разочарование. "Я уверена, что она будет счастлива видеть вас".
   "Я тоже не сомневаюсь", - улыбнулся Дерек. "Она будет просто вне себя от счастья".
  
   Глава 51
  
   "Возвращение Сары домой"
  
   Дерек припарковал свой фургончик на склоне, с которого открывался вид на ферму Каммингсов. Он вылез из машины, взял с сидения бинокль и направил его на видневшуюся внизу ферму в поисках каких бы то ни было признаков жизни. В конце концов он обнаружил Эшли и Тревора, качающихся на качелях. Его взгляд задержался на Эшли. Его дорогая девочка была такая милая - настоящая красавица, просто как ее мать. Неохотно он оторвался от созерцания малышки и увидел молодую девушку в полосатой блузке без рукавов и в синих джинсовых шортах, которая стояла недалеко от детей и смотрела на них. Он сначала не узнал ее, но приглядевшись, понял, что это Миранда, их старомодная няня.
   "Так-так, и что же мы здесь имеем?" - произнес вслух Дерек. "То, что это та же самая скучная нянька, верно, как то, что я живу и дышу. Но вы только посмотрите на нее! Старомодная нянюшка превратилась в лебедя. О черт, она же просто красавица! Я знал, что под той бесформенной одеждой у нее есть фигура. Мило. Очень даже мило", - он улыбнулся сам себе. "Жаль, что у меня нет времени сходить туда и похвалить ее новый имидж. У вас, оказывается, очень милая маленькая задница, мисс Миранда", - засмеялся он. "И если бы я не был уже влюблен, я бы обязательно обратил на тебя внимание. Это твоя потеря, мисс Нянюшка. Ты никогда не узнаешь, что такое быть моей любимой. И может быть, я позволю Мэг однажды сказать тебе об этом", - хихикнул Дерек и направил бинокль на дом. Однако там не было никаких признаков чьего-либо присутствия. Не увидел он и взятой напрокат машины Бена, а это подразумевало, что дома нет и Мэг тоже. "Черт тебя подери, Бен!" - выругался он. "Куда же ты ее увез?" - расстроено изрек он и прислонился к стенке фургона. "Однако не расстраивайся, Дерек", - обратился он сам к себе. "Ты будешь ждать. Ты подождешь даже несколько дней, если понадобится", - успокоил он себя, а потом залез в машину и уехал.
  
   "Сара!" - Джоан подбежала к дочери, как только увидела, что та вместе с Антонио подходит к входу в отделение реанимации.
   "Мама!" - Сара подбежала и обняла Джоан за шею. "Мне очень жаль, что я только сейчас смогла приехать. Я так волновалась. Как папа?" - спросила она.
   "Ему только что сделали срочную операцию. Он сейчас в реанимации, но он держится. Так говорят врачи, но не могу сказать, что точно знаю, что они имеют в виду. Мне кажется, что они что-то недоговаривают".
   "Срочную операцию? Почему? Что случилось? Ты ведь говорила, что ему лучше, во время нашего последнего разговора".
   "У него открылось внутреннее кровотечение, а врачи не могли определить, почему. И в конце концов решились сделать операцию, чтобы выяснить это. Оказалось, что у него повреждены почки, а они этого не заметили, когда делали ему первую операцию. Сейчас он палате реанимации, и нам позволили пройти к нему только на несколько минут".
   "Но ведь с ним все будет в порядке?" - с тревогой спросила Сара.
   "Врачи очень оптимистичны в отношении его нынешнего состояния. Все будет хорошо, если, конечно, не появится осложнений", - Джоан улыбнулась и убрала волосы с лица дочери. Она была очень рада видеть свою младшую. Раз все ее дети собрались вместе рядом с ней в это трудное время, пройти через это испытание будет намного проще.
   "Джоан, это замечательные новости! Вы не знаете, где я могу сдать кровь для Хэнка?" - спросил Антонио.
   "Здравствуй, Антонио. Спасибо тебе, что привез Сару домой. И прости, что я не сразу заметила тебя. Просто я так обрадовалась, когда увидела Сару. Ты даже не представляешь, что для меня значит ее присутствие и то, что ты выкроил время из своего плотного расписания, чтобы привезти ее. Огромное тебе спасибо, Антонио!" - поблагодарила его Джоан.
   "Не нужно меня благодарить. Ваши дети - моя вторая семья. Нет ничего, что я не мог бы сделать для них", - Антонио провел рукой по ее щеке. "А сейчас скажите мне, где я могу сдать кровь для человека, который дал мне возможность получить мою "вторую семью", - он улыбнулся.
   "Спасибо..." - начала было Джоан, но остановилась и улыбнулась Антонио. "Да, ты можешь сдать кровь. Это на третьем этаже клиники. Просто скажи им, что ты сдаешь для Хэнка. Мэг и Бен уже сдавали, а я потом сдам, после того, как съезжу к своей сестре, приму там душ и переоденусь. Я знаю, ты сказал, что не нужно тебя благодарить, но я все равно благодарю тебя от всего сердца".
   "Для меня это было удовольствием. А где Бен и Мэг?" - спросил Антонио, обратив внимание, что его друзей нет поблизости.
   "Бен привез детей, чтобы они смогли увидеться с Мэг. Они все сейчас в кафетерии. Мэг стойко держалась во время этого испытания, но она устала. Они с Беном оба устали, а дети очень соскучились по маме. Вот Бен и привез их провести с ней немного времени. Я собираюсь взять детей с собой к Джани, мы там и переночуем. А Бен останется здесь с Сарой и Мэг. Сара", - она повернулась к дочери. "Ты знаешь, что Бен и Мэг так и не отпраздновали свою пятилетнюю годовщину?"
   "Нет, я не знала. Они женаты уже 5 лет! С ума сойти, просто не верится! Правильно говорят, что время очень быстро летит, когда люди счастливы", - заметила она.
   "Да, это точно. Они были в Сан-Франциско по делам и не успели вернуться, как узнали о Хэнке. Хэнк бы очень расстроился, если бы узнал, что несчастный случай с ним нарушил празднование такой важной годовщины", - нахмурилась Джоан.
   "Мам, Бен и Мэг женаты уже достаточно долго, чтобы не считать празднование годовщины таким важным событием. Они просто с радостью его празднуют. И ты же знаешь Бена. Он всегда найдет способ устроить праздник для Мэг. Не сомневайся в этом". Сара улыбнулась.
   "Сара, а где Кейси?" - спросила Джоан, наконец заметив его отсутствие.
   "Это длинная история..." - начала та, но тут их разговор прервал Антонио.
   "Прежде чем ты пустишься в объяснения, я хочу сообщить, что иду сдавать кровь. А потом я собираюсь повидать Бена и Мэг и поехать на ферму. Я счастлив слышать, что Хэнку лучше, Джоан", - он обнял ее. "Я на самом деле счастлив".
   "Огромное спасибо тебе, что ты проявил такую заботу о Саре и проехал вместе с ней такой длинный путь", - Джоан обняла Антонио в ответ.
   "Для меня это было удовольствием", - тот повернулся, чтобы уйти.
   "Антонио, а тебе не надо объяснить, как доехать до фермы?" - спросила Джоан.
   "О, да. Я думаю, это было бы очень хорошо", - улыбнулся он.
  
   Сара и Джоан все еще стояли в холле, когда из кафетерия вернулись Мэг и Бен. "Сара! Наконец-то ты приехала!" - Мэг отпустила руку Бена и обняла сестру.
   "Жаль, что я не могла приехать раньше. Я бы себе никогда не простила если бы... если бы", - Сара прервалась и обняла сестру, не в силах закончить предложение.
   "Все нормально", - Мэг погладила ее по спине. "Сейчас ты дома, и это главное", - она сжала руку Сары.
   "Спасибо", - та отстранилась, посмотрела на Мэг, а потом мимо нее. "А где дьяволенок и его сестра-близнец?" - спросила Сара, ища глазами Эшли и Тревора. Они всегда ее забавляли, и она любила этих маленьких демонов. И если она сейчас их обнимет, то жить станет гораздо легче.
   "Они в центре присмотра за детьми ( daycare center - в США во многих учреждениях - в том числе больницах и универмагах - есть некое подобие детского сада. Мать может оставить там ребенка и пойти делать покупки - прим. переводчика). Их не пустили на этот этаж. Они посидят там, пока мама не заберет их к тете Джани", - откликнулась Мэг.
   "А где Кейси?" - спросил Бен, обратив внимание, что его нет рядом с Сарой.
   "Его арестовали еще в Сансет Бич", - начала Сара, но потом остановилась. "Бен, мне нужно с тобой поговорить", - она тронула его за руку.
   "Сара, в чем дело? С Кейси случилось что-то плохое?" - с тревогой спросила Мэг.
   "Нет, с Кейси все нормально. Это Хэйлли Кросс".
   "И что она сделала на этот раз?" - спросила Мэг, с неприязнью услышав это имя.
   "Ничего. Она мертва".
   "Мертва?" - Бен остолбенел. "А что с ней произошло?"
   "Полиция говорит, что ее убили".
   "Убили?" - воскликнула Мэг. "Я знаю много людей, которые желали, чтобы она внезапно отдала концы, но кто же мог решиться ее убить?" - спросила она и продолжила, не дожидаясь ответа: "Сара, а ты в этом уверена?"
   "Уверена ли я, что Хэйлли мертва, или что ее убили?"
   "И то и другое", - ответила Мэг.
   "Теперь понятно. Я уверена, что она мертва и, да, я уверена, что ее убили. Эш считает, что Хэйлли задушили, но полиция пока официально не сообщила причину смерти".
   "Эш? А он откуда знает о Хэйлли и о том, как она умерла?" - спросил Бен.
   "Он знает, потому что это они с Бетт нашли ее тело".
   "Что? Как это?" - Бен совершенно запутался в событиях.
   "Они узнали, что Хэйлли задержала Кейси для допроса, и решили, что он что-то скрывает от них. Эш и Бетт не могли сидеть сложа руки и смотреть, как Хэйлли сажает невиновного Кейси в тюрьму, вот они и поехали к Хэйлли", - объяснила Сара.
   "Черт тебя подери, Эш!" - выругал Бен своего отсутствующего друга. "Это самое глупое, что ты мог сделать. Ты же попался на просто классическую хитрость. Бог мой, Сара, а он понимает, что полиция просто использовала Кейси, чтобы выманить его из укрытия?"
   "Нет, и это еще не все", - сказала Сара. "У полиции оказалось достаточно доказательств для того, чтобы допрашивать Кейси об убийстве Томаса. На самом деле, у них их оказалось достаточно, чтобы назвать его пособником убийцы. Они получили ордер на обыск Серфинг Центра. Ты никогда не догадаешься, что они нашли в шкафу Кейси".
   "И что это было?" - Джоан почти боялась задавать этот вопрос.
   "Ключ от квартиры Томаса".
   "Что..." - начал Бен и остановился. "Нет, не может быть, чтобы в его шкафу!" - он был потрясен.
   "Прости, Бен, но это правда", - сказала Сара. "Они нашли ключ в куртке Кейси, которую он позаимствовал у Эша".
   "Ну и путаница!" - сказала Мэг. "Бен, я понимаю, что ты волнуешься о своих друзьях. Они нуждаются в тебе. И если ты захочешь сейчас вернуться в Сансет Бич, я пойму".
   "Нет!" - мгновенно отозвался тот. "Мое место здесь, рядом с тобой. Бубба и Антонио позаботятся о Кейси и Эше, пока папе не станет лучше. А когда станет, мы все вместе поедем домой. Но до тех пор я никуда не двинусь. Без тебя - никуда", - он притянул ее к себе. Мэг улыбнулась и прижалась к его груди, чувствуя себя немного виноватой, потому что это был как раз тот ответ, который ей так нужно было услышать.
   "Антонио не может помочь Кейси", - сказала Сара.
   "Почему?" - спросил Бен через голову Мэг.
   "Антонио здесь, Бен. Он привез Сару домой", - ответила Джоан. "Он собирался пойти на третий этаж, чтобы сдать кровь для Хэнка, а потом в кафетерий - искать тебя и Мэг. Разве вы не видели его?"
   "Нет", - Бен и Мэг посмотрели друг на друга.
  
   Глава 52
  
   "Грехопадение"
  
   Антонио свернул на своей, взятой напрокат, машине на узкую дорогу, ведущую к ферме Каммингсов. Он уже поговорил по телефону с Беном и Мэг о состоянии Хэнка и с облегчением узнал, что несмотря на тот ужасный несчастный случай, он вне опасности и идет на поправку. Все эти неприятности, происходившие в последнее время, были очень тяжелы. Он столько молился об отце своих друзей, и Бог наконец услышал его. С Хэнком все будет нормально, теперь Антонио был в этом уверен. Он пообещал Богу, что если он увидит, что Хэнк выкарабкался, то перестанет лгать себе и Ему. Он сдал кровь в больнице и решил не идти в кафетерий к Бену и Мэг. Он с ними потом еще увидится, а сейчас у него была намечена другая миссия. Ее имя было Миранда.
   Он говорил с ней прошлым вечером по телефону, и ее голос был расстроенным и растерянным. Она очень волновалась о людях, у которых работала, и совершенно не думала о себе. Это разрывало сердце Антонио, и он хотел поскорее увидеть ее и утешить. Миранда всегда отодвигала собственных демонов на второй план, чтобы помочь кому-то другому. А на то, чтобы залечить свои личные раны, у нее уже не оставалось времени. Это надо было изменить. И если она сама этого не сделает, он сделает это за нее. Вот почему он так ухватился за возможность отвезти Сару домой. Антонио волновался и за Бена, и за Мэг, и за их семью, но больше всего он волновался за Миранду. Она боролась с чем-то настолько ужасным, о чем даже боялась говорить вслух. Он был почти уверен, что знает, что это, из их многочисленных разговоров, но это были только предположения. Он хотел дать ей время открыться и самой все рассказать. Он должен суметь уговорить ее рассказать ему правду, чтобы они оба смогли освободиться от своего прошлого. Он хотел приехать еще на той неделе, но сперва ему кое-что надо было уладить. Сейчас было уже все в порядке и он мог свободно разобраться со своей жизнью и с ее.
   Антонио посмотрел в окно на яркое солнце, которое светило на чистом голубом небе. Он никогда не обманывался, понимая, что его миссия не будет легкой, но сейчас он чувствовал себя намного лучше, потому что он был честен с самим собой. Он только надеялся, что Миранда не станет обвинять себя в его решении... Дорога сделала поворот, и стал виден дом Каммингсов. Антонио въехал во двор и припарковался под большим дубом около переднего крыльца. А потом вылез из машины и огляделся. Все здесь было по-другому. Деревья казались больше, а трава зеленее, чем в Сансет Бич. Он потряс головой и засмеялся. Может, на самом деле все не так уж и отличается, просто теперь, когда он посмотрел в глаза реальности, он видит все в новом свете. Антонио захлопнул дверцу машины, поднялся на крыльцо и постучался.
   Миранда открыла дверь и увидела на пороге Антонио. Он стоял прямо в поле зрения ее голодных глаз. У нее просто перехватило дыхание оттого, насколько он был красив, но она мгновенно почувствовала себя виноватой за такие похотливые мысли о священнике. Он так хорошо к ней отнесся, а она платит ему тем, что похотливо думает о нем. Она уже столько молилась Богу, чтобы он простил ее за это. Она не может быть достойна присутствия Антонио. Наверное, ОНИ были правы, когда говорили, что она ужасное животное. На Антонио не было его обычной одежды священника, он был одет в джинсы и белую рубашку с короткими рукавами, воротник которой был расстегнут и обнажал его грудь. Голодные глаза Миранды проследили эту обнаженную полоску вниз, пока она не скрылась в недрах его рубашки.
   "Отец Антонио", - она наконец смогла отвести взгляд от его груди и протолкнуть слова сквозь комок в горле.
   "Миранда", - тот приветливо улыбнулся, и от этой улыбки ее волнение стало еще сильнее.
   "Пожалуйста, входите", - Миранда отступила в сторону и пропустила Антонио в прохладный полутемный холл. Через короткий коридор она провела его в кабинет. "М-ра Бена и леди Мэг здесь нет", - сказала Миранда. "Они уехали в больницу к отцу леди Мэг. А миссис Джоан решила до завтра остаться у своей сестры. М-р Бен и леди Мэг хотели, чтобы она на время ушла из больницы. Они сказали, что она слишком много времени там проводит и ей нужен отдых". Миранда улыбнулась Антонио, а тот молча посмотрел на нее. "Миссис Джоан сказала, что ей нужен не отдых, а отвлечься от всего. Если бы вы позвонили прежде, чем выезжать, я бы смогла спасти вас от такого долгого пути и сказала, что их здесь нет".
   Антонио посмотрел на нее. Ее красота не была классической, но она все равно была прекрасна телом и душой. И она сильно изменилась с тех пор, как он видел ее в последний раз. Мешковатой и скучной одежды больше не было. Сейчас на ней был белый топ и шорты, которые показывали ее недавно приобретенный загар. Она была миниатюрной, но приятно округленной. А вместо обычной высокой прически она распустила волосы, которые теперь мягкими завитками струились по ее плечам. Антонио отвел глаза от Миранды и тихо заговорил. "Я приехал не к Бену и Мэг".
   "О, мне очень жаль. Мисс Сары здесь тоже нет", - ответила Миранда. "Она еще не приезжала, но должна приехать сегодня попозже".
   "Я приехал не к Саре", - сказал Антонио, не сводя с нее глаз. "Я знаю, где она сейчас".
   "О", - снова сказала Миранда. "Но м-ра Тревора и мисс Эшли здесь тоже нет. Они с м-ром Беном".
   "Я приехал не ради них", - Антонио остановил ее, когда она снова хотела заговорить. "Миранда, прежде чем ты начнешь перечислять всех отсутствующих здесь, я лучше скажу сам, к кому я приехал".
   "Ой", - та прикусила нижнюю губу. "И к кому же?" - нахмурилась она.
   "К тебе, Миранда. Я приехал, чтобы увидеться с тобой", - без предисловий ответил Антонио.
   "Почему?" - нервно спросила она.
   "Миранда, перестань!" - Антонио дотянулся до ее руки. "Ты знаешь, почему я здесь. Ты не хочешь этого знать, но ты знаешь".
   Миранда попыталась вырвать у него руку, но тот ее не отпустил. "Да", - ответила она. "Я не хочу этого слышать", - она отступила назад, но Антонио последовал за ней, заставляя ее не отводить взгляд.
   "Мы должны об этом поговорить", - сказал он. "Мы должны перестать от этого бегать и посмотреть правде в глаза. Вот для чего я приехал. Я знаю, что это нужно сделать, а ты должна признать, что это так. Миранда, не уходи от этого. Не на этот раз".
   "Нет", - отозвалась та, изо всех сил пытаясь вырваться от него. "Нет! Я не хочу об этом говорить".
   Антонио держал ее мягко, но крепко. "Ты должна, Миранда. Мы не можем больше прятаться от этого. Пришла пора повернуться лицом к правде".
   "Нет", - она отрицательно покачала головой.
   "Да", - Антонио поймал ее голову и взял лицо в руки. "Пришло время, Миранда. Мы оба с тобой как птицы со сломанными крыльями. Если мы надеемся еще когда-нибудь полететь, мы должны повернуться лицом к правде. Ты это знаешь, и я это знаю. Мы не должны больше искушать судьбу", - он опустил голову и поцеловал ее, ожидая, что она начнет вырываться. Но Миранда не сделала этого. Она приняла его поцелуй, и его сердце забилось гигантскими скачками, когда ее руки робко поднялись к его шее и обняли ее.
   "Сюда", - объявил Антонио, когда позже они с Мирандой наконец наткнулись на приятную полянку под деревьями рядом с журчащим ручьем. "Давай сядем здесь", - он подвел Миранду к большому дереву совсем близко от ручья. Это было красивое и спокойное место, как раз такое им и было нужно, чтобы поговорить. Миранда шла сюда в полном молчании. Антонио не хотел ее подталкивать к разговору, но он выслушает ее, когда она будет готова. Он поставил на землю корзинку для пикника и постелил одеяло на траву.
   "Иди сюда, садись", - он протянул Миранде руку и помог ей сесть на одеяло. Миранда села и потянулась к корзинке.
   "Нет", - Антонио поймал ее за руку. "Еда может подождать. Давай сначала поговорим".
   Миранда посмотрела на него большими испуганными глазами. "Я, я..." - начала она.
   "Все нормально, Миранда", - Антонио взял ее за руку. "Я не буду заставлять тебя говорить. Но мы должны это обсудить рано или поздно. Ни один из нас не уйдет отсюда, пока мы не поговорим. Сначала я буду говорить, а потом ты. Ты можешь рассказать мне о том, что тебя беспокоит и много и мало. Как ты сможешь".
   "Хорошо", - робко ответила та.
   "Миранда", - начал Антонио, глядя на нее и убирая ей с лица волосы. Он хотел иметь возможность дотрагиваться до нее, так, чтобы не пугать. "Я не помню времени в своей жизни, когда бы я ни хотел быть священником. Я всегда считал это своим призванием. И как только появилась такая возможность, я поступил в семинарию. Я думал, что я счастлив быть священником, потому что считал, что так хочет Бог. Однако несколько лет назад я встретил женщину, которая изменила это впечатление", - он посмотрел ей в глаза и печально улыбнулся. "Ты считаешь себя причиной того, что я хочу нарушить свой обет... Нет", - остановил он ее, когда она собралась его прервать. "Правда состоит в том, что это не ты. Точнее, не ты ею была тогда. К тебе это не имеет никакого отношения, так что тебе не в чем себя винить. Дело было во мне, это я совершил грехопадение задолго до твоего появления".
   Миранда вопросительно посмотрела на него. "Вы хотите сказать, что занимались с этой женщиной? Вы хотите сказать, что у вас была любовная связь?"
   "Я бы не назвал это связью, но да, мы занимались любовью. Это было лишь однажды. Я не оправдываю ни ее, ни себя. Но это случилось, а потом она погибла, пытаясь спасти мне жизнь. Я думал, что это Бог наказал меня за то, что я нарушил свой обет. Самым трудным за всю мою жизнь было везти ее тело для похорон к ней домой и думать, что это моя любовь убила ее. Я долгое время бился над вопросом, смогу ли я когда-нибудь заплатить за то, что она погибла из-за меня. А потом мне пришлось смириться с фактом, что главная мечта моей жизни - быть священником - не то, чего я на самом деле хочу. Я любил ее, Миранда. И когда она умерла, во мне тоже что-то умерло. Мне хотелось обвинить кого-нибудь в боли, которую я чувствовал, кого-нибудь, кроме себя. Но никого, кроме меня, не было. И мне не хотелось признаваться самому себе, что я больше не чувствую себя так близко к Богу, как мне бы хотелось. Я больше не был особенным".
   "Я все еще бился над этим, когда появилась ты", - Антонио натянуто улыбнулся. "И в тот момент, когда я тебя увидел, я подумал, что у Бога есть чувство юмора. Он никогда не отвечает нам так, как мы этого ждем. В тот момент я молился, чтобы Он избавил меня от моей вины перед той женщиной, а потом я поднял голову и увидел тебя. Я был в таком ужасе, что даже почти не увидел в этом юмора. Я не хотел его видеть, но мне пришлось. Ты была как прекрасная птица со сломанным крылом, и мне захотелось вылечить тебя. По крайней мере, так я сказал самому себе тогда. А потом начал снова испытывать те чувства, и они вернули меня к вопросам о моей вине. Я не хотел этого, но иначе не получалось. И тогда я стал молиться, чтобы Бог не избавлял меня от этих чувств, но позволил мне признать, что они есть".
   "Отец Антонио, что вы пытаетесь сказать?"
   Тот улыбнулся ее расстроенному тону и взял за руку. "Я больше не Отец Антонио".
   "Я не понимаю. Что вы имеете в виду?"
   "Сейчас перед тобой просто старый добрый Антонио Торрес", - он встретился с ней глазами и пристально посмотрел в них. "Я оставил сан".
   "Почему?" - спросила Миранда.
   "Потому что я влюбился в тебя", - честно ответил Антонио. "Передо мной стояла трудная дилемма, и я сделал все, что мог. Я хочу быть с тобой, Миранда. Я хочу быть с тобой, потому что люблю тебя".
   "Нет, я не могу позволить вам сделать это".
   "У тебя нет выбора. Все уже сделано".
   "О, Антонио", - ее глаза наполнились слезами. "Это неправильно. Ты не должен был отказываться от своего призвания ради меня. Я тебя не достойна".
   "Не плачь, Миранда", - он провел пальцем по следу оставленному слезой на ее щеке. "В этом нет ничего неправильного, и я не от чего не отказывался. Просто я честен с Богом, а он со мной. Я заключил с Ним мир. И я на самом деле верю, что так и должно быть".
   "Я тебя недостойна", - сказала она.
   "Ты достойна. Не говори так!"
   "Ты не понимаешь", - Миранда отрицательно помотала головой.
   "Я все понимаю", - Антонио взял ее за подбородок и посмотрел ей в глаза. "Я понимаю много больше, чем ты думаешь".
   "Нет, не понимаешь".
   Антонио осторожно взял в руки ее лицо. "Понимаю". Миранда попыталась отвернуться. "Посмотри на меня, Миранда", - он держал ее голову нежно, но твердо. "Мне кажется, я знаю, что ты не хочешь рассказывать. Но я смогу помочь тебе, если ты все же решишься это сделать".
   "Я не могу, Антонио. Пожалуйста, не заставляй меня это делать! Разве ты не понимаешь, что отказался от всего ради ничтожества. Ты возненавидишь меня..."
   "Нет! Никогда. Я буду любить тебя, независимо оттого, что ты мне расскажешь. Ты понимаешь? Что бы это ни было, я все пойму и буду продолжать тебя любить. Расскажи мне, Ранда. Как только ты мне откроешься, это перестанет быть таким ужасным, как ты сейчас думаешь. Мы вместе оставим это в прошлом".
   "Антонио! Я плохой человек"
   "Нет! Перестань так говорить".
   "Да, это так. Я действительно плохая".
   "Ты замечательный человек, и внутри и снаружи..." - он прервался и сменил тактику. "Скажи мне вот что. Ты любишь меня?"
   Миранда посмотрела на Антонио, ее нижняя губа задрожала. "Да".
   "Тогда расскажи мне, в чем дело, и мы вместе забудем о нем. Это связано с твоими родителями?" - он мягко подтолкнул ее.
   "Нет", - начала Миранда. Ее голос был настолько тихим, что Антонио едва слышал его, хотя она сидела совсем рядом с ним. "Мои родители умерли, когда мне было три года. Мы с моей сестрой остались совсем одни. Ей было только 6. Сестра отца забрал нас к себе, но на самом деле она не хотела этого делать. Она хотела получить состояние своего брата. Ее муж тоже притворился, что хочет, чтобы мы переехали к ним, но не по тем причинам, которые он тогда называл", - Миранда подняла голову и посмотрела на Антонио. Ее глаза были полны слез. Потом она отвернулась и продолжила. "Это началось, когда мне было 8". Антонио напрягся и сильно сжал ее руку. "Я была хорошей девочкой, Антонио. Я была ею, я клянусь. Дядя Альберт говорил, что я хорошая девочка. Все это время, пока он делал со мной все эти ужасные вещи, он говорил, что я хорошая девочка. Но я знала, что это не так. Я знала, что я плохая и что я должна буду понести наказание", - последние слова превратились в рыдания, она больше не могла продолжать.
   "Ранди, все хорошо. Я знаю, что ты была хорошей девочкой. Тебе не надо убеждать меня в этом", - он мягко погладил ее по волосам, поощряя продолжать, а сам набирался храбрости, понимая, что произошло дальше. Он слышал эту историю слишком много раз, чтобы не понимать, что это такое. И несмотря на то, что ему хотелось остановить ее, чтобы не слушать ужасные детали, он должен был ее выслушать. Он должен был это сделать за всех тех людей, кто не услышал крика о помощи этого ребенка. Он осторожно попросил ее продолжить. "Он изнасиловал тебя, Ранди?"
   "Нет", - он почувствовал, что она на грани. Притянув к себе, он нежно обнял ее и начал укачивать, как ребенка, желая показать, что он здесь, рядом. "Он только трогал меня, но в каком-то смысле и изнасиловал тоже. Он изнасиловал мой разум, разрушил мою душу", - Миранда затряслась в его руках. Рыдания, вырвавшиеся из ее груди, переросли в стон раненого животного. Этот стон переворачивал душу Антонио. Он обнимал ее, укачивал и тихо говорил с ней. Хотя на самом деле ему хотелось зарыдать вместе с ней и оплакать все то время, когда она плакала, а никто ее не слышал. В конец концов ее рыдания стали тише и превратились в хныканье.
   Поудобнее устроив Миранду у себя на руках, Антонио посмотрел на ее заплаканное лицо. В нем было столько боли и страдания! "Если это животное еще живет на белом свете", - пообещал он себе, - "я найду его и заставлю заплатить за каждую ее слезинку". Он не мог залечить ее раны, но он свершит правосудие, даже если это будет последнее, что он сделает в это жизни. "Где сейчас этот подонок?" - спросил он.
   "Он мертв. Однажды ночью моя сестра увидела, что он делает. Она ударила его ножом", - Миранда снова заплакала, а Антонио прижал ее к себе и стал тихим голосом успокаивать, мягко поглаживая по волосам. "Моя малышка", - он снова стал ее качать. "Сколько же внутри тебя боли. Позволь ей выйти и, клянусь, я никому и никогда больше не позволю причинить тебе боль".
   Через какое-то время рыдания Миранды стали тише, и наконец она замолкла в его руках. "Ты ведь сейчас ненавидишь меня, верно?" - спросила она так тихо, что он с трудом ее расслышал.
   "Миранда, моя любовь, я никогда бы не смог ненавидеть тебя", - ответил Антонио совершенно честно. "Ты ничего плохого не сделала. Плохо сделали тебе и твоей сестре. Ты пережила ужасное время, но сейчас я с тобой, и я никогда тебя не отпущу". Он снова прижал ее к себе и посмотрел на заплаканное лицо. Наклонившись, чтобы поцеловать ее, он прошептал: "Я люблю тебя. Всегда помни это. Я очень тебя люблю и не собираюсь от себя отпускать", - он поцеловал ее в губы.
   Потом он поднял голову и улыбаясь, посмотрел на нее сверху вниз. "И что мы теперь будем делать?" - спросила Миранда.
   Его улыбка стала еще шире. "Я буду любить тебя так, как никто никогда тебя не любил". Ее губы трепетали, а улыбка была такой милой, что он не смог устоять и снова поцеловал ее.
  
   Глава 53
  
   "Заживление сердец"
  
   Миранда приехала в отель, где остановился Антонио. Его было не трудно найти, поскольку это был единственный в Ладлоу отель. Она была эмоционально опустошена, но чувствовала себя намного лучше, чем до разговора с Антонио. Ее больше не парализовывал страх, что кто-то узнает, какой она ужасный человек и возненавидит ее. Она не знала, что выйдя наружу, ее чувства перестанут быть монстрами, с которыми невозможно справится. Хотя они все еще преследовали ее и, наверное, будут преследовать всегда. Миранда нахмурилась и, прикусив губу, подумала о том, правильно ли она сделала, что не рассказала Антонио всего. Конечно, сейчас власти уже прекратили искать ее и ее сестру. Прошло много лет, и их никто не нашел. Она ушла из больницы, когда полиция стала проверять ее прошлое и задавать вопросы, на которые она не могла ответить. С тех пор она ничего не слышала об этой истории. Ее страх был только порождением ее воображения. Тряхнув головой, чтобы не вспоминать больше об этой истории, Миранда вошла в холл отеля и огляделась. Здесь безопасно. Дядя Альберт мертв и он больше не вернется. А Антонио прав - пришло время оставить это все в прошлом.
   "Антонио", - подумала Миранда и про себя улыбнулась, потому что он был единственным, кто сейчас был важен для нее, и теперь он все о ней знал. "И он не возненавидел меня, хотя мог бы", - подумала она. "Он обнимал меня, целовал и говорил, что я хороший человек и что он любит меня. Бог знает, что я тоже его люблю". Она сожалела только о том, что ему пришлось выбирать между ней и любимой работой. Он не мог получить и то и другое. Она надеялась, что оправдает его ожидания и научится, как заслужить его любовь и преданность. Сейчас она была готова похоронить прошлое и повернуться лицом к будущему, к будущему с ним.
   "Миранда", - она едва не подпрыгнула от его голоса, внезапно возникшего у нее за спиной. Она обернулась и посмотрела на его симпатичное улыбающееся лицо. Ее сердце застучало, и она поняла, что он наконец-то свободен для нее.
   "Ты выглядишь прекрасно", - Антонио притянул ее к себе и поцеловал, а потом отстранился и посмотрел на нее. "Я с трудом верю, что это ты стоишь передо мной".
   "Спасибо", - нервно сказала Миранда. Она очень волновалась о том, что ей надеть, и переодевалась несколько раз, прежде чем выбрала синее платье, оттенка морской волны, которое очень хорошо облегало ее фигуру. У него были тонюсенькие лямочки, которые оставляли ее плечи практически обнаженными. Волосы Миранды были свободно распущены по плечам. "Ты действительно так думаешь?" - для эксперимента спросила она.
   "Нет, я так не думаю", - Антонио оглядел ее с головы до ног. "Я это знаю. Ты прекрасна".
   "Спасибо".
   "Пойдем", - он взял ее за руку и повел к лифту. "Ужин уже ждет нас". На 8-ом этаже они вышли и направились в его номер. Антонио открыл дверь и отступил в сторону, позволяя ей войти внутрь. Миранда переступила порог и у нее перехватило дыхание от восторга. Свет в комнате был приглушен, а в комнате стоял стол, накрытый для двоих. На середине стола стоял канделябр, а по всей комнате были расставлены корзинки с красными, белыми и синими лилиями, а так же колокольчиками и мальвами.
   "О Боже!" - у нее из глаз потекли слезы, когда она подошла к цветам, чтобы разглядеть их поближе. "Они замечательные, они такие красивые", - Миранда повернулась и посмотрела на Антонио.
   "Да, они красивы", - тот закрыл дверь и подошел к ней. "Они заставляют меня думать о тебе. Они не только хрупкие и красивые, но они также сильные и могут выжить даже при самых тяжелых условиях", - он вытащил одну из мальв и провел ею по лицу Миранды. Та с восторгом посмотрела на него. "Они похожи на тебя, Миранда", - сказал Антонио, а потом наклонился и поцеловал ее. Он мог бы целовать ее вечно, если бы прикосновение ее губ смогло бы удовлетворить его отчаянный голод. Одну руку он запустил в ее волосы, а другой поддерживал спину. Но поцелуя не было достаточно ни для кого из них, и его рот с тем же отчаянным желанием передвинулся по нежной коже к ее шее.
   Миранда откинула голову назад и задрожала. У нее перехватило дыхание. Ее руки схватили его за плечи, а потом скользнули вниз, исследуя его литые рельефные мускулы и прямой позвоночник. Спина Антонио под ее руками была теплой и напряженной, и Миранда ощутила, как внутри нее разливается сладострастный жар. Она прижалась к Антонио - ее спина прогнулась, а груди задели его грудь. Тут же она почувствовала, как между ними прошел словно электрический разряд. Ее груди внезапно стали тяжелыми и твердыми.
   "Ранда, Святые Небеса", - голос Антонио был хриплым и сдавленным, его грудь сильно вздымалась при каждом вздохе. Его губы выжгли дорожку между ее грудей, а обе его руки приняли на себя их, полный желания, вес. Миранда ощутила отчаянное желание оказаться как можно ближе к нему. В этот момент она впервые поняла, что любовь сродни безумию. Она была беспомощна против этого безумия и совершенно не могла противостоять желаниям своего тела. Она чувствовала дрожь и желание его тела, когда он двигался.
   "Антонио, подожди", - прошептала Миранда, отодвигаясь от него. Ей нужно было создать между ними немного места, чтобы отдышаться.
   "В чем дело?" - он встал рядом с ней, не позволяя ей отвернуться.
   "Я никогда раньше такого не испытывала. Понимаешь, я никогда раньше не была с мужчиной... Все, что я об этом когда-либо знала - это боль. И я боюсь. Бог знает, как я хочу тебя, но я ужасно боюсь. И не хочу, чтобы ты во мне разочаровался".
   Антонио улыбнулся и потер ее руки. "Я был с женщиной только однажды. Это была Жаклин, я говорил тебе о ней. И раз очевидно, что мы оба с тобой новички в этом деле, и ты хочешь меня не меньше, чем я тебя, давай будем учиться этому вместе. Но если ты думаешь, что мы должны подождать..." - Миранда прижала пальцы к его губам.
   "Я не хочу ждать. Я хочу заняться с тобой любовью больше всего на свете", - сказала она, убирая пальцы и заменяя их на губы.
   Пальцы Антонио скользнули под лямку ее платья и медленно сняли ее с плеча Миранды. Не отрывая от нее взгляда, он снял вторую лямку с другого ее плеча. "Ты уверена, что хочешь этого?" Она кивнула. Антонио потянулся ей за спину, расстегнул молнию на ее платье, и оно упало на пол. Миранда осталась стоять перед ним в трусиках и бюстгальтере без лямок. Он повторил свой вопрос.
   "Да, я уверена", - ответила она, и он наградил ее обжигающим поцелуем. А потом подхватил на руки и отнес на кровать. Миранда быстро залезла под одеяла. Антонио улыбнулся ее застенчивости и залез к ней. Миранда помогла ему снять рубашку, изредка останавливаясь, чтобы восхититься его мускулистой грудью. Она представляла себе, какой должна быть его грудь, но она на самом деле оказалась намного лучше, чем ей подсказывало ее ограниченное воображение. Антонио протянул руки Миранде за спину, расстегнул ее бюстгальтер и снял его с нее, а потом положил ее обратно на подушки и с любовью посмотрел ей в глаза. Миранда вспыхнула, но выдержала его взгляд. Антонио взял в руку ее грудь и стал нежно массажировать. Миранда наслаждалась прикосновениями его руки к своей обнаженной коже и испытала почти электрический шок, когда он обхватил губами ее ноющий сосок. Антонио переместился и покрыл поцелуями путь к другой ее затвердевшей груди. Он накрыл ее своим горячим ртом и начал нежно сосать. Миранда застонала.
   Она никогда раньше не испытывала таких глубинных чувств, но знала, что хочет, чтобы ее тело стало еще ближе к его. Одеяло, скрывавшее ее наготу, внезапно превратилось в препятствие, и она спихнула его с себя, открывшись перед Антонио. Его руки потянулись к ремню на брюках и расстегнули его. Миранда смотрела, как он встает, чтобы снять брюки и пинком сбрасывает их на пол. Антонио вернулся на постель, пододвинулся к ней и стал целовать ее тело от груди к животу. Внезапно его пальцы оказались на ее трусиках и она инстинктивно подняла бедра, чтобы ему было легче снять их с нее. Теперь она лежала перед ним полностью обнаженная и смущенная, но совершенно без стыда. Взгляд его глаз сказал ей, что он оценил открывшееся перед ним зрелище. Не отрывая от нее глаз, Антонио встал на колени и протянул ей руки. Миранда вложила свои руки в его, и Антонио подтянул ее в сидячее положение, а потом снова поцеловал и сильно обнял. Ее твердые груди уперлись ему в грудь, и от ощущения ее изогнутого тела на себе, Антонио почувствовал, что его пенис начал вставать.
   "Антонио", - простонала Миранда и упала обратно на кровать, не в силах больше держать вертикальное положение. Она смотрела на него и желала его тело больше, чем следующего вздоха. Но ей не нужно было произносить ни слова. Он стал дразнить пальцем ее сосок, потом прошелся по ее груди и спустился вниз к внутренней стороне ее бедер. Миранда конвульсивно дернулась и придушено застонала, когда он проник в ее сердцевинку. Ее желание выросло, заполнило собой все пустоты и стало почти невыносимым.
   "Антонио", - ее голос был словно тоненькая ниточка, словно молитва без слов.
   "Ты так красива", - пробормотал он и поднял голову. Его черные глаза пылали. "Так горяча", - его пальцы исследовали ее впадину, нежно гладя ее. Миранда со стоном прикусила губу от удовольствия его прикосновений. Ее руки схватили его за плечи и сильно сжали. Она инстинктивно обняла его, когда он перекатился через нее. Ее глаза зафиксировали его напряженный взгляд и быстрое дыхание. Она снова почувствовала на себе исследующие прикосновения, а потом он поцеловал ее таким глубоким и наркотическим поцелуем, который украл то немного, что осталось от ее дыхания. Подчиняясь слепому инстинкту, она потянулась к нему, но Антонио не позволил ей этого.
   "Ранда, немного помедленней", - выдохнул он ей в ухо. "Я же причиню тебе боль", - застонал он и на мгновение закрыл глаза от агонии.
   Она чувствовала его желание, ощущала, как его тело требует ее, и это делало ее желание еще сильнее. Сейчас это было единственным, что имело значение, и ей не нужно было притворяться. Она прикоснулась к нему. Погладила его напряженные плечи, а потом сплела их со своими. Антонио застонал и внезапно сильно вошел в нее. Миранда, к своему удивлению, ощутила боль. Она закричала от шока, но страсть в его глазах заставила ее забыть про боль. К собственному изумлению ее захватило ощущение доселе неведомой ей полноты и невероятной близости. Чувство первобытного собственничества затопило ее, а руки Антонио обняли ее.
   "Ранда?" - это был почти вздох, беспокойный и прерывистый.
   В ответ ее тело приподнялось, требуя его. Он стал осторожно и ритмично двигаться, и она поняла, что ей больше не больно. Но ее тело требовало чего-то, так же как и его, и никто из них не в силах был контролировать это необузданное желание. Каждое ее движение отдавалось в нем, а каждое взаимное прикосновение все сильнее разжигало огонь. Миранда чувствовала, что ее тело до самого горла заполняет какое-то новое и мощное напряжение. Она не могла дышать, не могла двигаться и страдала от чувства внутренней боли. Она подумала, что скоро сойдет с ума, если это напряжение не ослабеет, если эта боль не прекратится. Она отчаянно хотела сдвинуться, чтобы дотянуться до чего-то извне. Чтобы вцепиться во что-нибудь и обуздать силу собственных чувств. Но вцепиться было не во что.
   Внезапно напряжение как бы раскололось, а боль вспыхнула с новой силой и захватила ее тело в диком экстазе. Тело Антонио лежало на ней и вздрагивало от его частого дыхания. Он поднял голову и пристально посмотрел ей в глаза, в которых еще кипела страсть. Он еще держался, обуздывая глубокую и сильную страсть, которая исходила от их близости. Их взгляды встретились - темно-карий и дымчато-серый - общаясь между собой также близко, как их тела. Антонио уткнулся лицом в шею Миранды с хрипящим звуком, а она крепко обняла его. Из ее губ вырвался сдавленный стон.
   Антонио упал на кровать около Миранды, пытаясь отдышаться. Та лежала уставившись в потолок и тоже тяжело дышала.
   "С тобой все в порядке?" - спросил Антонио.
   "Да, нормально. Хотя нет, не нормально. На самом деле восхитительно", - улыбнулась Миранда, и по ее щеке скатилась слеза.
   "А это что? Что не так, Ранда?" - спросил он, стирая ее слезу.
   "Все так. Просто я сейчас совершенно счастлива. В первый раз за всю свою жизнь", - она подняла руку и поцеловала его пальцы.
   "Я тоже", - он наклонился и быстро и нежно поцеловал ее в губы. "Я такой счастливец, что нашел тебя. Я буду каждый день всю свою оставшуюся жизнь благодарить за тебя Бога".
   "Да, мы нашли друг друга", - согласилась Миранда. "Спасибо, что рассказал мне о Жаклин", - она повернулась лицом к Антонио, натянув на себя одеяло так, чтобы оно закрывало ее грудь.
   "Она была совершенно уникальным человеком, Ранда. Мы знали друг друга не очень долго, но она несомненно была просто невероятной", - улыбнулся тот. "Я рассказал тебе о ней все, что можно было рассказать. Тебе бы она понравилась", - он снова поцеловал ее и погладил по подбородку. "Я люблю тебя, Ранда. Ты не должна бояться ее. Я не стану отрицать, что любил ее, но я не позволю своим прошлым чувствам помешать моей любви к тебе. Жаклин бы это не понравилось, она бы не захотела, чтобы так случилось", - Антонио мягко постучал пальцем по ее подбородку и сменил тему. - "Не знаю, как ты, но я хочу есть", - он вылез из кровати, натянул брюки и вкатил в спальню столик с едой.
   Миранда слезла с кровати, аккуратно завернулась в простыню и только после этого посмотрела на него. "Я тоже люблю тебя, Антонио. И я знаю, что не должна бояться Жаклин. Более того, я хочу, чтобы ты знал, что ты не должен бояться говорить со мной о ней. Я в долгу перед ней, причем в таком, за который я никогда не смогу расплатиться", - тихо сказала она и пошла в ванную. Антонио снял с блюда с едой крышку и, улыбаясь, закрыл глаза от божественного запаха. Внезапно руки Миранда обняли его сзади. "Надеюсь, ты любишь круассаны?" - поддразнил ее Антонио.
   "Обожаю их! А это что такое?" - спросила Миранда, заметив на другом блюде странный фрукт круглой формы.
   "Киви", - Антонио взял с блюда кусочек и сунул ей в рот. "На, попробуй".
   "Ммм, как вкусно", - она закрыла глаза от удовольствия.
   Антонио взял еще один кусочек и обмакнул его во взбитые сливки. "А теперь попробуй так".
   "Просто восхитительно", - Миранда улыбнулась, пытаясь слизнуть сок, который тек по ее подбородку.
   "Дай я", - Антонио стер сок пальцем.
   Миранда посмотрела на него вредным взглядом и, прежде чем он успел отдернуть руку, схватила ее и стала слизывать с нее сок. "Так даже лучше", - улыбнулась она, подкупающе глядя на него. Антонио наклонился и снова ее поцеловал. Поцелуй был недолгим, но внезапно превратился страстный, и Антонио понял, что снова хочет ее. А Миранда показала свои желания, уронив на пол простыню, которая закрывала ее тело. Поцелуй перешел в страсть - языки обоих начали исследовать рты друг друга, а руки Антонио стали ласкать спину Миранды.
   Антонио скинул брюки, и они вместе, не разрывая поцелуя, подошли к кровати и легли на нее. Огонь температуры расплавленного металла начал снедать их, когда они стали исследовать друг друга руками и губами. Подчиняясь слепому инстинкту, Миранда опрокинула Антонио на спину и села на него сверху. Она погладила его обнаженную грудь, ощущая под пальцами его рельефные мускулы. А потом, не сдержавшись, она наклонилась и поцеловала его. Ее волосы рассыпались и создали что-то вроде кокона вокруг их лиц. От прикосновений грудей Миранды к его груди Антонио тяжело задышал. Она села и позволила ему взять их в руки. Он помассажировал ее груди, а потом стал манипулировать с сосками, зажимая их между пальцами. Через ее тело рикошетом прошла волна ощущений, когда он опустил руки внутрь ее бедер, раздвинул их и ввел в ее впадину свой вставший пенис. Миранда со стоном дернулась и полностью вобрала его внутрь себя, на этот раз уже не чувствуя боли. Подчиняясь инстинкту, она начала раскачиваться взад и вперед. Антонио приподнялся, руками прижал ее спину и, зарывшись лицом в ее груди, стал их покусывать и сосать. Миранда наклонилась вперед, обняла его за шею и застонала от удовольствия. Антонио, не разрывая их соединения, перекатился через нее. Он тихо что-то забормотал и стал медленно входить в нее, заполняя ее собой до краев. Их общая кульминация приблизилась, потом ослабела, и наконец через них обоих одновременно прошел настоящий взрыв, перенеся их через край реальности к невероятному экстазу. Напоследок Миранда и Антонио связали их любовь длинным поцелуем.
   Теперь она принадлежала ему. А он - ей. И они наконец крепко заснули в мире и любви.
   Прошло несколько часов. Антонио все еще спал, а Миранда встала и, сев за стол, стала что-то писать в блокнотике. Она посмотрела на спокойно спящего любимого. Она не знала, чем заслужила такое счастье, но она благодарила за него Всевышнего. Она снова бросила на Антонио быстрый взгляд и опять принялась писать. Потом она положила ручку и стала читать написанное. "Да", - подумала она. "Это именно то, что я чувствую". Улыбнувшись, она положила блокнот на стол и пошла в ванную принять душ.
   Звук включенного душа разбудил Антонио. Он сразу же ощутил отсутствие рядом с собой Миранды и, сев на кровати, огляделся. Льющаяся вода подсказала ему, что Миранда в душе. Он встал с кровати и уже направился туда, чтобы присоединиться к ней, как вдруг увидел на столе блокнот. Антонио с любопытством взял его и попытался уговорить себя не читать то, что в нем написано. Ему не хотелось вторгаться в ее личные переживания, но, увидев заголовок, он не удержался и прочел.
  
   Антонио
  
   Брала твою руку я
   Но не думала,
   Что буду смотреть на тебя
   Любя и доверяя.
  
   Не думала,
   что в этот день
   твоя вера станет прочнее,
   Но ты услышал меня,
   И ответил - "мы стали еще сильнее"
  
   Я не могу забыть то время
   но буду я бороться с ним,
   ведь ты спасешь меня,
   и защитишь от ужаса и страха.
  
   Могу быть сильной я,
   Могу быть независимой вполне.
   И верю я тебе, когда
   Ты говоришь, что ты,
   Посланник Бога,
   Что миссия твоя -
   Быть мне спасителем,
   Ведь это так же истинно -
   Как то, что ты - мой страж,
   Что ты - Антонио Торрес.
  
   Примечание авторов: Название этих стихов "Признание Миранды". Они написаны нашей любимой поэтессой "Сансет Бич" Роуз. Наша искренняя благодарность ей за эти удивительные стихи. Они замечательны для этой истории и идеально передают мысли Миранды. Жаль только, что девушка не рассказала Антонио всей правды.
  
   Глава 54
  
   "А тем временем в Сансет Бич"
  
   Прошло три дня с тех пор, как Бетт и Кейси выпустили из тюрьмы. Эш решился рассказать полиции, что он нашел ключ около квартиры Томаса и положил его в карман куртки, а куртку он оставил у Кейси. И теперь обвинение снова пало на него. И как бы ни хотел Кейси быть рядом с Сарой, он все же остался в Сансет Бич ради своего отца и Бетт. Из разговора с Сарой он узнал, что Хэнку лучше, а рядом с ней находятся и Мэг с Беном и Джоан. Ему тоже хотелось быть там, но Бетт и Эш нуждались в нем больше.
   Убийство Хэйлли было загадкой, которая всех ставила в тупик. Полиция так и не смогла определить, чье же кольцо они нашли в ее квартире. Рикардо исследовал выгравированную на нем эмблему. Это несомненно был какой-то семейный герб, но он пока не нашел, какой семье он принадлежит. У него была одна идея, которая ему не слишком нравилась, но пока что ему не удалось найти даже ювелира, который делал этот герб. На такой крошечной поверхности экспертам не удалось найти отпечатки пальцев, но Рикардо был полон решимости выяснить, кому принадлежит это кольцо. Это сузило бы круг подозреваемых, и в конце концов он бы нашел убийцу. А так было слишком много тех, кто получил громадное удовольствие от смерти Хэйлли, и список ненавидевших ее рос с каждым часом. Кольцо должно было быть ключом, он чувствовал это. И он знал, что уже видел это кольцо когда-то раньше, только не мог вспомнить, где.
   В ту яркую солнечную субботу Розита Росси проснулась очень рано. Она не знала, что ее разбудило. Это был ее выходной день, и обычно она любила поспать подольше, но на этот раз по какой-то непонятной причине она проснулась. Она вспомнила про свою "совершенно беспомощную" подругу Карен и про то, что она обещала ей помочь покосить ее лужайку, чтобы муниципалитет прекратил штрафовать ее за траву выше колен. "Бедная Карен", - подумала Розита. "На самом деле ей просто надо переехать в многоквартирный дом и прекратить эту "садовую" жизнь. Она для нее не предназначена. Она такая беспомощная". Рози не могла поверить, что Бог мог отпустить кого-то на землю, не предоставив практического руководства по использованию жизни, написанного на таком простом английском, что его должны были понимать даже детсадовцы, и обязательно с картинками. Но Бог поступил именно так. Ее подружка дурочка-Карен была тому живым подтверждением. На улице было еще темно. Рози спустила ноги с кровати и потянулась. Потом она набросила на себя халат и нащупала на ночном столике очки. Она сходила в ванную, чтобы почистить зубы и освежиться, а потом отправилась на кухню, чтобы сделать себе кофе. Ей были нужны стимуляторы в максимальном количестве, чтобы помочь Карен с ее лужайкой размера почтовой марки. Бедная женщина даже не знала, как включать газонокосилку.
   Ожидая пока кофе отфильтруется, Рози открыла входную дверь, чтобы забрать свою утреннюю газету, и внезапно остановилась, увидев, что дверь квартиры Томаса огорожена желтой полицейской лентой. Полиция была здесь прошлой ночью, но она не знала, почему. Один из офицеров - красивый, молодой, с темно-русыми волосами, голубыми глазами и телом атлета - отказался рассказать ей, что они ищут, когда она выбежала в коридор. Она совсем не хотела быть любопытной, но считала, что имеет право знать, что происходит в ее собственном доме. Однако у нее не было времени спорить с этим розовощеким полисменом - начиналась ее любимая "мыльная опера", и она не хотела ее пропустить. Полицейский в ее сериале - тот самый, что был так похож на симпатичного детектива Торреса - только что узнал, что его брат и невеста занимались непристойностями и получил инсульт. Он не мог говорить, но проигрывал в голове все, что хотел с ними сделать. Розите очень хотелось выяснить, сделает ли он все, что задумал.
   Она подумала о Рикардо и улыбнулась. Он был настоящим красавчиком. Она надеялась, что если у него и есть брат и невеста, то они не сделали ему подобной гадости. "Ладно", - подумала она. "Я потом позвоню детективу Торресу и попробую выяснить, что произошло". Она вернулась в квартиру, налила себе кофе и, прихватив с собой чашку и свежую газету, пошла в гостиную. Она включила телевизор, чтобы посмотреть утренние новости, и стала нажимать на кнопки пульта, пока не поймала круглосуточный новостной канал. Потягивая кофе, она стала лениво листать газету и в пол-уха слушать новости.
   "Чтобы узнать об этом побольше, давайте дадим слово свежей струе нашей команды КXIX, известной корреспондентке Алекс Митчум!" - объявила женщина-ведущая.
   Упоминание имени Митчум заставило Рози поднять взгляд от газеты. Она успела увидеть лицо нового репортера только мельком, но ей сразу показалось в нем что-то знакомое. Она нацепила на нос очки и уставилась в телевизор. Она точно видела эту женщину раньше, но где? По телевидению? Ведущая сказала, что она известная журналистка. И она сказала, что ее фамилия Митчум? Может, она видела ее с Кейси? Она его родственница, что ли? "Нет", - решила Рози. "Я видела ее где-то в другом месте. Думай, Рози, думай", - сказала она себе, продолжая смотреть новости, чтобы увидеть нового репортера снова. Да! Конечно же! Она вспомнила! Спрыгнув с дивана, Рози побежала в спальню, чтобы переодеться. "Я должна поговорить с детективом Торресом!" - пробормотала она взволновано.
   "С добрым утром, светик мой", - сказала Бетт охраннику и помахала перед его носом пакетом со свежими домашними круассанами. Она держала его на вытянутой руке, потому что не любила круассаны и на дух не переносила их запах.
   "Доброе утро, Бетт", - тот улыбнулся, вдыхая аромат.
   "Как ты думаешь, я могу сейчас увидеться с Эшем?" - подмигнула ему Бетт.
   "Конечно, в любое время. Проходите", - он жестом показал направление и взял у нее один из пакетов с круассанами.
   "Спасибо", - Бетт пошла к камере Эша.
   "Постойте", - позвал ее охранник.
   "В чем дело?
   "Я должен проверить, что у вас в другой сумке. Вы ведь понимаете, что я должен?"
   "Да", - она отдала ему пакет. "Надеюсь, ты не найдешь там секретные документы, которые я разорвала на мелкие клочки и запекла в эти булочки", - подразнилась она.
   "Можете смеяться сколько угодно, но если бы он не смылся из тюрьмы в предыдущий раз, мы бы не так тщательно проверяли каждый визит к нему", - охранник улыбнулся и отдал ей ее пакет.
   "Знаю, знаю. У меня до сих пор в ушах стоит ругань судьи", - улыбнулась она в ответ.
   "Ладно, теперь можете пройти к нему", - сказал парень, проверив ее металлоискателем.
   "Бетт, спасибо вам за круассаны, но вам не надо подкупать меня, чтобы увидеться с мужем", - добавил он.
   "Спасибо, Тигр. А кто говорит, что я тебя подкупаю?" - она развернулась на каблуках и пошла к Эшу. "Доброе утро, Красавчик", - улыбнулась она, подходя к камере. "Я принесла тебе свежих круассанов", - она протянула ему пакет.
   "Доброе утро", - улыбнулся тот и поцеловал ее через решетку. "А почему ты принесла именно круассаны? Ты же их ненавидишь", - спросил он и постучал ее по носу.
   "Потому, что я люблю тебя. Так что возьми", - она отдала ему пакет, радуясь, что наконец избавилась от приторно-сладкого запаха. "Как ты? Нормально?"
   "Ничего", - отозвался Эш, вытаскивая булочки. "Они явно не собираются меня выпускать отсюда в скором времени. Ты сегодня говорила с Кейси?" - спросил он, откусывая от круассана. Бетт чуть не стошнило. Она не понимала, как можно есть эту гадость.
   Бетт налила Эшу кофе и отдала ему чашку. "Да, я с ним разговаривала. Они с Буббой все еще пытаются заставить судью установить залог. Бубба сказал, что он не знает случая, чтобы после побега судья на это пошел, но они все равно пытаются".
   "Каждый человек должен иметь друзей и преданного сына", - улыбнулся тот, жуя круассан. "А Кейси ничего не знает об отце Сары?"
   "Ему лучше с каждым днем. Я пыталась уговорить его поехать в Канзас к Саре, но он хочет остаться с Буббой здесь и помогать тебе. Не знаю, зачем ты ему нужен?" - поддразнила она его. Эш улыбнулся и продолжил свой завтрак. С каждым глотком в его животе что-то перекатывалось. "Слушай, ты не против, если я сегодня укорочу наше свидание? Я хочу пойти к Рикардо и поговорить с ним. Я хочу узнать, нет ли каких-то просветов в убийстве Хэйлли", - Бетт хотелось уйти от него и его круассанов. Каждый раз, когда он опускал эту булочку в виноградный джем, у нее сводило судорогой живот. Она сама не знала, зачем их пекла, при такой сильной собственной ненависти к ним.
   "Конечно. Если что-нибудь узнаешь, дай мне знать", - ответил Эш и предложил ей кусок намазанного джемом круассана. "На, съешь немного. Уверен, что ты с утра ничего не ела", - он сунул круассан ей прямо под нос.
   "Убери это от меня!" - заорала Бетт и выбила кусок у него из руки.
   "Элизабет... ты... что с тобой?" - он посмотрел на упавший круассан и нахмурился. "Я же только предложил тебе кусочек. Ты не должна была по нему бить. Я же не пытался запихать его тебе в горло".
   "Ты же знаешь, что я их ненавижу".
   "Знаю. Извини. Но просто я подумал, что ты изменила свое мнение о них, раз ты испекла их для меня", - Эш выглядел как ребенок, которого лишили любимой игрушки.
   "Я поняла. Ты тоже извини", - извинилась Бетт и поцеловала его. "Я в порядке. Просто немного нервничаю сегодня".
   Эш нахмурено посмотрел на нее. "А как насчет моего круассана?"
   "Я принесу тебе другой", - покаянно сказала Бетт. "Скоро, я обещаю", - она еще раз поцеловала его и ушла. Эш поднял круассан с пола и сунул его обратно в пакет, а потом посмотрел на дверь, за которую она только что вышла, и покачал головой.
   "Элизабет Холлистер", - тихо произнес он. "Иногда я вообще тебя не понимаю. Ты тратишь время, чтобы приготовить мне завтрак, даешь мне от него откусить, а потом бросаешь на пол. Что с тобой происходит?" Он кинул грязный пакет в маленькую мусорку и плюхнулся на кровать, надеясь, что она скоро принесет ему свежий круассан. Он хотел есть.
  
   "Меня зовут Розита Росси, и я должна увидеть этого милого офицера Торреса", - сказала Рози дежурному сержанту.
   "А по какому делу вы хотите его видеть?"
   "Скажите ему, что у меня есть дополнительная информация о моем соседе Томасе Митчуме", - объявила Рози и поправила очки на носу.
   Бетт как раз выворачивала из-за угла, когда Розита начала разговор с дежурным. И услышав ее слова, Бетт прямо-таки остолбенела. Она прижалась к стене и осторожно выглянула за угол, чтобы посмотреть, кто это такая. Она не узнала Рози, но поняла, что это одна из свидетельниц, которая видела Эша на месте преступления.
   "Рикардо сказал, чтобы вы прошли в его офис", - сказал дежурный, вешая трубку телефона.
   "Спасибо", - Рози пошла к офису Рикардо и постучала. "Офицер Торрес?"
   "Детектив Торрес", - поправил ее тот. Ему не слишком-то улыбалось снова говорить с этой женщиной. Она была настоящей разрушительницей, и ее надо было бы куда-нибудь запереть, чтобы спасти от самой себя. Однако Рикардо вздохнул и пригласил ее войти. "Я так понимаю, что у вас появилась новая информация о смерти Томаса Митчума", - начал он, пытаясь разговорить ее. Ему хотелось разобраться с этим как можно быстрее. Он надеялся, что на этот раз у нее нет причин обсуждать с ним ее любимую мыльную оперу. Ему сейчас не до этого. И если она еще раз скажет, что он похож на Элвиса, он ее задушит.
   "Понимаете, я сегодня утром смотрела телевизор... KXIX - это моя любимая новостная утренняя программа из Сан-Франциско - она идет по каналу 7 и я никогда ее не пропускаю", - бессвязно начала Рози.
   "И?" - Рикардо поощрил ее, пытаясь подвести к сути.
   "Их ведущая, Делия Майерс - она такая красивая. Я однажды встречалась с ней, когда она получала развод от этого своего ужасного мужа-филадельфийца", - Рози наклонилась на стуле и произнесла громким шепотом: - "Она поймала его с секретаршей. Вы можете представить себе мужчину, который может обманывать такую милую леди?"
   Рикардо разозлился. Она перешла от мыльной оперы к новостям. "Что дальше?" - спросил он себя и решил дать ей еще один толчок к тому, чтобы рассказать, что привело ее в полицию. "Я слышал об этом. Думаю, что в нашем свободном мире все слышали про Делию и ее позорный развод. Но что она такого сказала, что заставило вас придти ко мне?"
   "Дело не в том, что она сказала, а кого она представила", - Рози остановилась и улыбнулась Рикардо.
   Рикардо подсчитал в уме, сколько лет ему "светит" за предумышленное убийство. С хорошим адвокатом, который смог бы доказать провокацию, и с надеждой на амнистию за хорошее поведение, он мог бы сесть всего лет на 25. Если Рози не подойдет к сути своего рассказа прямо сейчас, он серьезно задумается над этим. "И кого же она...?" - поощрил он ее, взмахнув рукой в воздухе.
   "Алекс Митчум. Это всемирно-известная журналистка, если вы не знаете", - объяснила та.
   Ручка Рикардо царапнула по лежащему перед ним формуляру, но он справился с нетерпением и сказал: "Я знаю миссис Митчум. Но не могли бы вы объяснить, какое отношение она имеет к делу?"
   "Рикардо", - в кабинет вошел Спенс с книгой в руке. "О, прости, я не знал, что у тебя посетитель", - извинился он, увидев сидящую на стуле Рози. Он сразу же узнал в ней соседку Томаса.
   "Все нормально. Мисс Росси как раз говорила, что у нее есть дополнительная информация по делу об убийстве Митчума", - он подмигнул Спенсу.
   "Пожалуйста, зовите меня просто Рози", - та улыбнулась Рикардо, а потом посмотрела на Спенса и ее глаза расширились от удивления за стеклами очков. "О Боже!" - подумал Рикардо. "Только бы она не начала сейчас говорить, что и его она видела в своей любимой мыльной опере. А если она снова начнет говорить свое "какой красавчик", я ее задушу".
   "Вы не против, если офицер Спенс останется и поприсутствует при нашем разговоре?", - спросил Рикардо у Рози, пытаясь не дать ей высказать нежелательные комментарии.
   "Нет, нисколько", - она оглядела Спенса с головы до ног. "Нисколько", - повторила она. "Я думаю, ему тоже будет интересно то, что я собираюсь рассказать", - добавила она, хлопая ресницами. "Он такой милашка", - подумала она про себя.
   "Пожалуйста, продолжайте свой рассказ, мисс Росси", - сказал Рикардо.
   "На чем же я остановилась? Ах, да! Алекс Митчум показали по телевизору, и я спросила себя, где я видела ее раньше? А потом до меня внезапно дошло, где. Это было в ту ночь, когда умер м-р Митчум. Она была в его квартире. Фактически, это было второе ее посещение м-ра Митчума в тот день. Я видела ее в холле немного раньше, и она казалась какой-то потерянной. Я спросила, не могу ли я ей чем-то помочь, но она только покачала головой. А потом она уронила ключ от его квартиры, и я подумала, что она знает его лично - если вы понимаете, что я имею в виду".
   "Нет, я не понимаю, что вы имеете в виду", - сказал Рикардо, а Спенс улыбнулся. "Почему бы вам ни объяснить это, чтобы нам не пришлось делать предположений? И как вы вообще узнали, что это был ключ от квартиры Томаса Митчума?"
   "Пока я поднимала его с пола и отдавала ей, я успела заметить на нем номер квартиры".
   Рикардо посмотрел на Спенса, а потом снова на Рози. Он взял со своего стола большой конверт и вытащил из него пластиковый мешочек. "Этот ключ вы отдали Алекс Митчум?"
   "Да, этот. Когда мы, жильцы, теряем ключи от квартир, м-р Майнатт - хозяин нашего дома - дает нам такие. Я сама только один раз теряла ключ, и вы не поверите, где я его нашла!" - сказала Рози и глубоко задумалась, как если бы потеря ключа от ее квартиры была невероятной тайной.
   "Где?" - спросил Спенс. Рикардо посмотрел на него так, словно в этот момент с радостью переехал бы его машиной. За такое поощрение Рози к рассказу еще одной своей бессмысленной истории!
   "У себя под кроватью. До сих пор не могу понять, как он туда попал", - сказала Рози. "Кстати, была там еще одна странность - эта леди была в перчатках. Это среди лета-то! Я подумала, что это странно. Сейчас никто не носит перчатки, кроме престарелых южанок".
   "Это все, что вы можете вспомнить, мисс Росси?" - спросил Рикардо, не желая, чтобы она добавила еще кого-то в свою историю.
   "Да. Я просто хотела, чтобы вы знали, что в тот день там был еще один человек. Я подумала, что это важно и пришла сюда. Ее фамилия Митчум, она родственница Кейси?" - вдруг вспомнила Рози.
   "Да, это его мать", - ответил ей Спенс.
   Рози улыбнулась и посмотрела на Рикардо. "Я вам помогла?" - спросила она.
   "Да, очень", - неохотно признал тот.
   Рози посмотрела на часы. "Если я вам больше не нужна, я хотела бы вернуться домой. Я обещала своей подруге Карен помочь ей сегодня покосить лужайку".
   "Еще раз спасибо, что пришли", - Рикардо встал, чтобы проводить ее до двери. Он хотел выпроводить ее как можно скорее. "Возможно, мне понадобится позже задать вам несколько вопросов", - он подтолкнул ее к двери. "Вам не нужно звонить нам - если что-то понадобится, я сам вам позвоню".
   "Вы знаете, где меня найти", - улыбнулась Рози. "Простите, офицер Торрес, нельзя ли воспользоваться вашим телефоном? Мне нужно вызвать такси".
   "Детектив Торрес", - снова поправил ее Рикардо. "Но в этом нет необходимости". У Рикардо появилась идея, и он с улыбкой повернулся к Спенсу. "Спенс, почему бы тебе ни отвезти мисс Росси домой?"
   "Я буду счастлив", - тот одарил Рикардо уничтожающим взглядом. "Вы согласны, мэм?" - вежливо спросил он.
   "О, это было бы замечательно", - Рози покраснела.
   "Тогда в путь, мисс Росси", - Спенс жестом показал ей на дверь.
   "Пожалуйста, зовите меня просто Рози", - эти слова были последними, услышанными Рикардо - Спенс вышел вместе с ней за дверь. Рикардо снял телефонную трубку. "Джо, позвони в программу KXIX из Сан-Франциско и попытайся найти там Алекс Митчум. Как только найдешь, дай мне знать".
  
   Ветер в Сансет Бич дул сильнее, чем когда-либо. Водитель такси попытался открыть дверцу для своей пассажирки, и ему удалось это с трудом.
   "Спасибо", - поблагодарила его та и заплатила за свой путь из аэропорта.
   "Вы хотите, чтобы я подождал вас, мэм?"
   "Нет, не нужно. Я не знаю, сколько я тут пробуду. Но все равно спасибо", - улыбнулась женщина. Она вошла в полицейский участок, сделала глубокий вдох и подошла к дежурному сержанту. "Простите, сэр", - шепотом сказала она.
   "Да. Чем я могу вам помочь?"
   "Мне нужно увидеть детектива Торреса", - прошептала женщина.
   "Мэм, вам не нужно шептать", - сказал дежурный. "Здесь никого, кроме нас с вами, нет".
   "О", - только и сказала женщина. Однако сержанту показалось, что она очень нервничает.
   "Вы можете сказать, по какому делу хотите видеть детектива Торреса?"
   "Да. Это касается убийства Томаса Митчума".
   "Я могу сказать ему, кто хочет его видеть?" - спросил дежурный, чувствуя, что даже эту простую информацию вытягивать из нее все равно, что тащить зубы у дантиста.
   "Да", - ответила женщина тихим хрипловатым голосом и сняла темные очки. "Я - Алекс Митчум".
   Сержант посмотрел на нее, снял телефонную трубку и стал набирать номер Рикардо, не сводя глаз с Алекс. "Рикардо, это Джо. Я нашел ее".
  
   Глава 55
  
   "Ради Бена и Мэг"
  
   "Мисс Сара, хотите я сделаю вам сэндвич?" - спросила Миранда, увидев, что Сара входит через заднюю дверь. Она пробыла в больнице всю ночь и усталость была написана на ее лице. Они все поочередно оставались с Хэнком в больнице.
   "Нет, спасибо, Миранда. Я, наверное, просто съем тарелку каши и пойду спать", - улыбнулась Сара. "Я просто вымотана. А Кейси не звонил?" - добавила она.
   "Нет, я ничего не слышала о нем, если только он утром не звонил м-ру Бену. Но я не думаю, что он звонил. М-р Бен сказал бы", - объяснила Миранда.
   Сара посмотрела на часы. "Он может позвонить в любой момент. Если, конечно, он опять не перепутал время. У него так много проблем сейчас, что кажется, ни он, ни я не помним о разнице во времени", - засмеялась она. В этот момент в заднюю дверь кто-то постучал. "Я открою", - Сара пошла к двери. "Входи, Антонио", - поприветствовала она гостя и распахнула перед ним дверь. Миранда вспыхнула, услышав его имя.
   "Доброе утро, Сара. Как твой отец? Привет, Миранда", - улыбнулся тот.
   "Ему лучше, Слава Богу. Если так пойдет и дальше, его переведут из больницы в реабилитационный центр в конце этой недели".
   "Сара, это хорошие новости. Я счастлив слышать, что Хэнк идет на поправку", - Антонио огляделся. "А где Бен и Мэг?"
   "М-р Бен работает на ферме с соседями, а Леди Мэг вместе с детьми поехала в город, в бакалейный магазин", - сказала Миранда.
   "Я все еще не могу поверить, что Бен работает на ферме. Животные, должно быть, сильно озадачиваются, когда им отдают приказы с английским акцентом", - засмеялся Антонио. "Интересно, ему такая работа нравится?"
   "Нет!" - ответили в унисон Миранда и Сара и засмеялись.
   "Сара", - за занавешенной дверью возник Тоби Бэнкс.
   "Входи, Тоби", - та жестом показала ему войти и присоединиться к ним.
   "Я не хочу тебя беспокоить, но нам хорошо бы немного лимонада. Становится жарко".
   "Конечно", - Миранда пошла к холодильнику.
   "Как там Бен?" - спросила Сара у Тоби и нахмурилась. "Вы с м-ром Бэнксом больше не разыгрываете с ним свои отвратительные шуточки?"
   "Нет!" - засмеялся тот. - "Он быстро нас раскусил. И кроме того, твоя мама обещала нас убить, если мы снова примемся за старое".
   "И она выполнит свое обещание", - сказала Сара. "А потом за вас возьмется Мэг. По сравнению с тем, что она сделает с вами - убийство покажется актом человеколюбия".
   "Спасибо за предупреждение", - Тоби улыбнулся. "Миссис Каммингс уже надрала нам уши, а потом позвонила матери, и та надрала их нам еще раз. Кажется, твоя мама без ума от своего нового зятя и не увидела в наших шутках ничего смешного. Но Бен в порядке. Отец учит его управлять трактором. Хотя не думаю, что ему это нравится. Трактор для него слишком медленный".
   "Это точно", - Сара захихикала. "Бен ездит на очень быстрых машинах. Мне жаль его, беднягу. Сначала вы разыгрываете с ним свои дурацкие шуточки, а потом его представляют старому ржавому папиному трактору. Он сейчас уже, наверное, готов сдаться и сбежать. Но хочу тебе напомнить - если Бен "сыграет" с холма, Мэг вымажет дегтем и обваляет в перьях вас обоих".
   "Если он "сыграет" с холма, мы с папой последуем за ним, потому что тогда нам не будет жизни от твоей матери, моей и Мэг. Бен очень умен для городского парня. Он показал нам с отцом пару приемов бизнеса, и мы сразу начали получать прибыть", - Тоби улыбнулся. "Мэг несомненно счастливица, что смогла заполучить такого парня. Сначала он держался немного обособленно, но потом очень даже воодушевился".
   "Он хороший парень", - согласился Антонио. "И один их моих лучших друзей".
   "Это точно. И Мэг того же мнения. Боже, я все еще не могу поверить, что они поженились целых пять лет назад!" - добавила Сара "Просто срам, что они так и не смогли отпраздновать свою пятую годовщину".
   "А почему они не отпраздновали?" - спросил Антонио с любопытством.
   "Они только вернулись из Сан-Франциско и тут же узнали о несчастном случае с папой. Не думаю, что они смогли побыть вдвоем хоть пятнадцать минут с тех пор, как приехали сюда".
   "Боюсь, что вы правы, мисс Сара. Им очень трудно выбрать время, чтобы побыть наедине", - согласилась Миранда.
   Сара повернулась к ней. "Прекрати так говорить!" - потребовала она. "Меня зовут Сара. Просто и примитивно - Сара. А он", - она показала на Антонио, - "просто Антонио. А он", - она похлопала Тоби по щеке, - "просто Тоби".
   "Хорошо, Просто Сара", - ответила Миранда. Они с Антонио переглянулись и не смогли сдержать улыбок.
   "Ладно", - Сара подозрительно посмотрела на них обоих. - "Что это с вами?"
   "Ничего", - немедленно ответил Антонио и продолжил, не давая Саре задать еще вопросов. "Так мы можем что-нибудь сделать, чтобы помочь Бену и Мэг выбраться отсюда и побыть наедине?"
   "Я знаю, что они любят проводить время с детьми, но им же надо побыть и наедине друг с другом", - отозвалась Сара.
   "Слушайте, у меня идея", - вдруг заговорил Тоби. "Вы помните, что у нас есть та старая хижина в горах? Там очень хорошие виды, и рыбалка отличная. Там, наверху, красиво и, я думаю, им бы там понравилось. Я могу дать Бену ключи, и тогда они смогли бы поехать туда и даже порыбачить".
   Сара посмотрела на него, не в силах скрыть улыбку. "Тоби, мой друг, ты не слишком хорошо знаешь Бена и Мэг. Если они останутся наедине в хижине, то рыба их волновать не будет совершенно".
   "Но почему?" - ошеломленно спросил тот. "Там есть замечательное место, где водятся окуни".
   "Не бери в голову", - Сара похлопала его по плечу. "Если мне надо тебе это объяснять, тебе лучше ничего не знать об этом. Но в любом случае спасибо. А у меня есть идея получше", - улыбнулась она.
  
   "Тревор, положи конфету назад", - сказала Мэг, с трудом извлекая леденец на палочке из крепко сжатых маленьких пальчиков Эшли. "И ты тоже не получишь сладостей", - сказала она дочери.
   "Но мамочка, я хочу", - заныла Эшли.
   "Я знаю, дорогая", - Мэг погладила ее по головке. "Но сейчас ты не получишь этот леденец".
   "Но мамочка..." - запротестовала девочка.
   "Нет", - Мэг была тверда. "Ты не получишь леденец и точка". Эшли наградила ее за твердость, испустив громкий вопль, от которого все в бакалейном магазине повернулись к ним. Мэг положила леденец обратно на полку, а пожилая леди с подсиненными волосами посмотрела на нее взглядом, который так и говорил "она обижает этого бедного ребенка". "Я дам тебе яблоко, когда мы вернемся в машину", - сказала Мэг. Эшли поджала губы и снова цапнула с полки леденец. Мэг вытащила его из ее руки и положила обратно на полку.
   Эшли схватила его снова и посмотрела на мать. "Я скажу папе, что ты со мной плохо обращалась", - ее непокорный взгляд требовал у Мэг леденец на палочке.
   "Пожалуйста, говори", - Мэг снова забрала у нее конфету, а Эшли наградила ее тем, что уселась посередине прохода и заорала во всю мощь своих легких. Леди с подсиненными волосами явно осудила способ, которым Мэг справлялась с капризами Эшли. "Я бы никогда так не поступила", - возмутилась она.
   Мэг смутилась, но посмотрела на пожилую леди сверху вниз. "Я тоже не должна была. Но я сделала это, и сейчас мой ребенок позорит меня посреди продуктового магазина, а такие люди, как вы, которые абсолютно ничего не знают ни обо мне, ни о моем ребенка, еще начинают судить мои методы воспитания".
   У пожилой леди отвисла челюсть. "Как вы смеете..." - начала она, но Мэг остановила ее. "Пока вы не переживете хотя бы нескольких таких капризов, не смейте меня осуждать", - сказала она, а потом подошла к Эшли, присела перед ней на корточки, подняла ее с пола и посмотрела ей в глаза. "Джоанна Элизабет Эшли Эванс! С меня достаточно", - сказала она и приблизила лицо к личику дочери. "Прекрати это и прямо сейчас!" - приказала Мэг. Эшли мгновенно прекратила вопить, очевидно, испугавшись ее тона.
   "Ой-ей", - сказал Тревор Эшли. "Мамочка просто вне себя. Она назвала тебя твоим полным именем".
   "Ладно, пойдемте", - сказала Мэг детям и подтолкнула тележку с покупками по проходу к кассе, мимо пожилой леди. "Кажется, мы все купили", - она посмотрела в список.
   "Нет. Мамочка, ты забыла папину клубнику", - Тревор показал на нужный отдел.
   "О, разве?" - Мэг вздохнула. Она подкатила свою тележку к прилавку - недовольная Эшли поплелась за ней - и взяла упаковку клубники. "Ладно, а теперь поехали", - и она посадила детей в тележку.
  
   Бен скинул свои рабочие ботинки и вошел в дом. "Миранда!" - крикнул он, но никто не ответил. "Тогда я сперва приму душ", - решил он, поняв, что дома никого нет, и пошел по лестнице наверх в их с Мэг комнату.
  
   "О нет! Не могу поверить!" - Мэг хлопнула руками по рулю своего микроавтобуса. После капризов Эшли, случившееся было последним, чего она хотела бы.
   "Мамочка, что случилось? Коровы перегородили нам дорогу?" - спросил Тревор, увидев коров на дороге. Мэг снизила скорость и потом остановила машину, поскольку было впечатление, что не меньше сотни коров решило перейти дорогу именно сейчас. И они, как казалось, не слишком-то торопились добраться до противоположной обочины. Они просто приятно проводили время.
   "Ничего страшного, милый. Просто мне хотелось быть дома, когда твой отец вернется домой", - улыбнулась Мэг.
  
   Бен спустился в гостиную, чувствуя себя посвежевшим после душа. Он подошел к холодильнику и уже собирался открыть его, когда у задней двери появился Тоби.
   "Бен, мне и моему отцу нужна твоя помощь", - сказал он через занавешенную дверь.
   "В чем дело?" - спросил тот.
   "Это не займет много времени. И тебе даже не нужно будет переодеваться. Эта работа не пачкает", - объяснил Тоби.
   Бен заколебался и посмотрел на часы. Мэг должна была скоро придти, но он решил сначала помочь друзьям. "Ладно", - сказал он и пошел за Тоби на улицу. Тоби посадил его в машину и повез от фермы по горной дороге. Они доехали до старинной маленькой хижины, рядом с которой располагалось озеро.
   "Мы на месте", - объявил Тоби и остановился. Он выбрался из машины и Бен последовал за ним, озадаченный тем, почему Тоби привез его сюда. Создавалось впечатление, что вокруг на много миль нет ни души. "Возьми", - Тоби сунул ему связку ключей. "Эта хижина принадлежит моей семье. Сара и твои друзья сказали, что вы с Мэг не отпраздновали вашу пятилетнюю годовщину. Так вот, мы подумали и решили одолжить вам эту хижину, чтобы ты и Мэг смогли немного побыть наедине и отпраздновать", - Тоби улыбнулся. "Поздравляю с годовщиной", - хихикнул он, а потом вернулся в машину и уехал.
  
   Мэг свернула на подъездную дорожку и увидела Антонио. "Привет, Антонио", - улыбнулась она, вылезая из микроавтобуса. Дети тоже выбрались из машины и побежали к дому. Пришло время мультика "Барни".
   "Мэг, дай я тебе помогу с этими продуктами", - предложил Антонио. И почти сразу же к ним подошла Сара.
   "Привет, сестренка", - улыбнулась она и обняла Мэг.
   "В каком состоянии был папа, когда ты уходила от него?" - спросила та.
   "Много лучшем, чем раньше", - Сара схватила сумки и понесла в дом.
   "Мэг", - Миранда подбежала к ней.
   "Миранда, что случилось?" - та встревожилась.
   "Позвонил Бен, он застрял недалеко от фермы Бэнксов и просит, чтобы ты забрала его", - соврала Миранда.
   "Он еще у телефона?" - спросила Мэг.
   "Нет, телефон отключился сразу после того, как он дал мне указания, куда ехать", - Миранда отдала ей бумажку с планом. Мэг посмотрела на нее. "Неудивительно, что телефон отключился", - сухо сказала она. "На рассказ обо всем этом, он, наверняка, истратил всю батарею".
   "Хочешь я заберу его оттуда?" - вызвался Антонио.
   "Нет, я сама. Спасибо, Миранда", - Мэг села обратно в микроавтобус и поехала к шоссе.
   Сара хлопнула Антонио по руке, как только машина Мэг скрылась из виду. "За что?" - спросил тот. "Зачем ты предложил съездить вместо нее? А если бы она согласилась?" - возмущенно сказала Сара.
   "Я ее слишком хорошо знаю. Когда дело касается Бена, никто и ничто не остановит ее на пути к нему", - Антонио улыбнулся и посмотрел на Миранду. "Именно так срабатывает любовь".
   "Ненавижу лгать им", - сказала та.
   "Да, я тоже. И зачем мы все это затеяли?"
   "Ради Бена и Мэг", - хором сказали все трое.
  
   Глава 56
  
   "Свидетельница"
  
   "Проходи, Алекс", - пригласил Рикардо журналистку в свой кабинет.
   "Как дела?" - спросила та, входя.
   "Я в порядке и, как вижу, ты тоже", - улыбнулся он.
   "А как твоя симпатичная невеста?" - спросила Алекс, поддерживая светскую беседу.
   "Габи - замечательно. Мы собираемся пожениться через пару месяцев. Но это произойдет только в том случае, если она найдет идеальную мантилью. Она ищет такую уже несколько месяцев. Надеюсь, что она скоро найдет то, что нужно, потому что я не хочу ждать даже лишнюю минуту, чтобы жениться на ней".
   "Вы с ней такая прекрасная пара", - она взяла свою сумочку за ручку.
   " Алекс, почему бы тебе ни рассказать, зачем ты пришла", - Рикардо решил не говорить, что он сам искал ее. "Совершенно очевидно, что ты чего-то хочешь. Уверен, что ты проделала весь этот путь не для того, чтобы спросить меня о свадьбе. Ты даже не слишком хорошо знаешь Габи ".
   "Я так понимаю, что Александр арестован за убийство этой крысы - моего бывшего мужа", - начала та.
   "Да. Это не секрет, Алекс", - Рикардо присел на край своего стола. "Ты - журналистка и не могла не слышать об этом. Во всем мире известно, что Эш арестован за убийство Томаса. Но я все равно не понимаю, какое отношение это имеет к тебе".
   "Я случайно знаю, что Александр не убивал Томаса", - Алекс пристально посмотрела на Рикардо.
   "Откуда ты это знаешь? Или нет, давай-ка, начни с начала и расскажи мне все, что ты знаешь об этом. Но сперва, не хочешь ли ты взять себе адвоката?" - тот пересел на стул.
   "Нет, в этом нет необходимости. Но у меня есть одна просьба, которая должна быть выполнена раньше, чем я расскажу что-то еще ".
   "Какая?"
   "Я хочу, чтобы Александр услышал то, что я должна рассказать".
  
   "Эй, Эш! Рикардо хочет, чтобы я привел тебя к нему в кабинет", - сообщил Эшу охранник.
   "Вот видишь! Я же говорила тебе, что эта свидетельница, которую я видела сегодня утром, тебя оправдает!" - пришла в возбуждение Бетт. "Вот черт!" - воскликнула она.
   "Надеюсь, что ты права, но мы скоро это выясним", - сказал Эш. "Ты что-нибудь об том знаешь?" - спросил он охранника.
   "Я не знаю, в чем дело, но знаю, что Рикардо все утро трудился как пчелка над этим делом и делом об убийстве мисс Кросс".
   "Ладно, пойдем посмотрим", - Эш взял Бетт за руку, и они пошли к Рикардо.
   Охранник постучал в дверь. "Холлистер здесь", - сунул он голову в дверь, когда Рикардо крикнул "войдите".
   "Входи, Эш", - сказал Рикардо, вставая.
   Алекс тоже встала, увидев в дверях Эша. Бетт застыла на месте и ощутила неприятное чувство в животе. "Что здесь делает Алекс?" - спросила она сердито.
   "Бетт, боюсь, тебе придется подождать снаружи", - сказал Рикардо.
   "Почему? Эш - мой муж, и я хочу услышать все, что она собирается сказать".
   "Бетт, дорогая, сходи позвони Буббе и попроси его придти", - попытался Эш успокоить свою жену. "Все будет в порядке. Помни, что я тебе говорил", - он поднял бровь.
   "Ладно", - Бетт провела глазами по Алекс и на секунду задержала на ней взгляд. Потом он поцеловала Эша, как бы напоминая ей, кому теперь он принадлежит, и ушла. Она точно знала, что Эш расскажет о той ночи.
   "Алекс", - поприветствовал ее Эш, входя в кабинет.
   "Александр, ты хорошо выглядишь", - улыбнулась Алекс и пожала ему руку.
   "Как и ты", - вернул Эш комплимент, отчего сердце Алекс начало таять.
   "Эш, Алекс хочет кое-что рассказать о той ночи, когда умер Томас. И она хочет, чтобы ты при этом присутствовал", - объяснил Рикардо причину ее визита в полицию.
   "Понимаю", - Эш знал, что это так. И был благодарен ей за то, что в конце концов она пришла.
   "Мне жаль, что я только сейчас узнала о твоем аресте", - сказала Алекс. "Я бы приехала раньше, если б знала об этом".
   "Я знаю".
   "Ладно, давайте начнем. Эш, Алекс решила, что ей не нужен адвокат. Ты хочешь дождаться Буббу?"
   "Я приму решение, когда услышу, что она скажет".
   "Хорошо. Тогда если у вас нет возражений, я приведу еще одного полицейского и поставлю магнитофон, чтобы записать разговор",
   "Конечно", - Алекс села на свой стул.
   Рикардо вышел из кабинета и быстро вернулся с офицером Спенсом, который уже отвез Рози домой.
   "Это офицер Спенсер", - сказал он, вводя полицейского в комнату. Он сел за стол и нажал кнопку записи диктофона. "Ты можешь начинать, Алекс", - сказал он.
   "Я знаю, что ты не знал Томаса, Рикардо, но это человек был сущим дьяволом. Он украл у меня мою дочь и делал все, чтобы Кейси не узнал, что Эш - его отец", - начала она.
   "Да, это мы знаем. Пожалуйста, продолжай".
   "От своего друга-журналиста я узнала, что Томас сбежал из тюрьмы. Я испугалась за Кейси и Ванессу, поэтому и приехала сюда, чтобы найти его. Я знала, что он будет где-то поблизости от них и захочет отомстить Александру за то, что тот посадил его в тюрьму. Ни Кейси, ни Ванесса не знали, что я в городе. Я напала на след Томаса, следуя за Эшем и Беном", - Алекс посмотрела на Эша. - "Ты выяснил, где он остановился, но потом потерял его, помнишь?"
   "Да, это правда", - тот посмотрел на Рикардо, который покачал головой.
   "Я же его не теряла", - продолжила Алекс. "Я проследовала за ним до его нового логова, а потом связалась с ним и попросила о встрече".
   "А он?" - спросил Рикардо.
   "Он согласился. За два дня до его смерти я встретилась с ним в парке. Было приятно высказать ему все, что я о нем думаю".
   "Ты имела с ним еще какие-нибудь контакты после этого?" - спросил Рикардо. Он знал, что она имела - от Рози, но хотел услышать это от нее самой.
   "Когда мы были в парке, я сказала Томасу, что мне нужно где-то остановиться. Я сделала это, чтобы иметь возможность следить за ним. Я не поехала к нему прямо тогда, я приехала в его квартиру в день его смерти".
   "А почему ты не рассказала об это полиции, Алекс? Он же был беглым преступником, а ты журналисткой. Ты же знаешь, что это было бы правильным", - Рикардо наклонился вперед, возмущенный ее поведением.
   "Может, для тебя это и было бы правильным, но я должна была думать о своих детях. Он и так уже причинил им достаточно горя, и я хотела быть уверенной, что он больше никогда этого не сделает. Я должна была защитить их. Может, я придумала и не слишком удачно и сделала не то, что было надо, но у меня на первом месте стояли дети", - объяснила та.
   "И как же ты их защитила?" - спросил Рикардо.
   "Что ты имеешь в виду?"
   "Алекс, просто ответь на вопрос. Ты была там в ночь, когда умер Томас?" - задал тот вопрос в лоб.
   "На самом деле я была там даже дважды. Один раз утром, и - отвечаю на твой вопрос "да" - я была там и вечером. Извини, Александр", - она повернулась к Эшу, - "Но я должна рассказать ему, что произошло в ту ночь. Мне невыносима мысль, что тебя будут держать в тюрьме даже одну лишнюю минуту".
   "Я согласен, что ты должна рассказать это, Алекс", - Эш подошел к ней и взял за руку. Он знал, что ей будет трудно, но он также знал, что это нужно сделать.
   "Когда я пришла в ту ночь к его квартире, его дверь была открыта. Я вошла и услышала, как Томас с кем-то разговаривает. Я пошла к балкону, так как голоса слышались оттуда. А потом я увидела, как какой-то мужчина столкнул Томаса. Я выбежала из его квартиры и побежала вниз. Именно тогда я столкнулась с тобой, Эш" - она посмотрела на него.
   "Ты хочешь сказать, что видела, кто столкнул Томаса с балкона?" - Эш был озадачен. Он не представлял, что там был кто-то еще. Он предполагал, что это сделала Алекс.
   "Да. Я видела".
   "Кого ты видела, Алекс?" - поторопил ее Эш. "Кто столкнул Томаса?"
   "Мне жаль, Александр", - она поймала его руку и сжала ее. "Мне очень жаль, но это был твой друг Бен. Бен Эванс".
   "Этого не может быть!" - Эш отдернул руку и вскочил. Он ждал, что она назовет имя, но только не это. "Нет", - сказал он, глядя на Алекс. "Бен был со мной в ту ночь. Черт, я ушел из "Бездны" раньше его. Он никак не мог приехать к Томасу раньше меня".
   "Это был он, Эш", - Алекс посмотрела на него умоляюще. "Мне очень жаль, но это был Бен. Он даже приезжал в Сан-Франциско искать меня. У меня есть доказательство", - она запустила руку в свою безразмерную сумочку, вытащила оттуда видеокассету и отдала ее Рикардо. "Она из камеры наблюдения дома, в котором я жила. Бен влез в мою квартиру. Вот почему я решила приехать. Я подумала, что он опасен и, что я должна защитить моих детей и себя. А кроме того, Эш не должен был платить за преступление, которого он не совершал".
   Рикардо вставил кассету в видеоплеер и включил его. На экране появился Бен, который пытался открыть замок на двери тем, что чуть позже оказалось отмычной. Дверь распахнулась, Бен заглянул туда, и с ошарашенным видом тут же закрыл ее.
   "Это он услышал, что включилась сигнализация", - объяснила Алекс.
   "Алекс, это я послал Бена в Сан-Франциско искать тебя. Он не хотел делать тебе ничего плохого, только поговорить. И с ним была Мэг", - Эш не смог сдержать своего гнева. Она же обвинила Бена в убийстве Томаса! Он не мог понять, почему она лжет. Бен никогда не был угрозой ей. И к тому же, он был не только лучшим другом Эша, но и лучшим другом его сына.
   Рикардо перемотал кассету обратно и остановил ее. "Ты прав, Эш. Вот это рука Мэг на плече Бена. Смотри, тут есть кольца и браслет", - он показал на экран. "Они очень особенные и легко узнаваемые". У Рикардо внезапно нехорошо засосало под ложечкой, и он пригляделся к экрану. Он был уверен, что раньше уже видел герб с кольца, которое они нашли в квартире Хэйлли. И теперь он помнил, где. Этот герб был на браслете, который Бен подарил Мэг на их вторую годовщину. Она показывала им с Габи свой подарок в ресторане. Он помнил, что спросил ее о том, что это за герб и, как она ответила, что это герб семьи Бена. Она тогда еще сказала, что у Бена есть золотое кольцо в пару ее браслету.
   "Рикардо, выйди, пожалуйста. Я должен поговорить с тобой", - сказал детектив Лонг от двери.
   "Я сейчас вернусь", - сказал тот Эшу и Алекс. " В чем дело, Тони?"
   "Мы наконец нашли соседа из соседней с мисс Кросс квартиры, которого не было в городе", - объяснил тот.
   "И...?"
   "И он сказал нам, что к ней приходили в день, когда она умерла. Этот человек попросил воспользоваться его телефоном. Сосед также назвал имя этого незнакомца".
   "Не продолжай. Это Бен Эванс, верно?"
   "Да, но откуда ты знаешь?"
   "Я потом объясню. Ладно, пошли. У нас есть работа, которую надо сделать".
  
   Глава 57
  
   "Уединенная рыбалка"
  
   "Куда тебя понесло, черт подери, и почему ты оказался посередине нигде?" - проворчала про себя Мэг, вглядываясь в направлении, которое дала ей Миранда. "Наверное, я где-то не там свернула", - подумала она. Здесь не было никаких строений, только лес и еще больше леса. И, возможно, где-то в этом густом лесу прятался невидимый для нее медведь. Она все ближе подъезжала к горам и оказывалась все дальше от цивилизации. Мэг посмотрела на часы. Она вела машину уже почти час, а никаких признаков Бена по-прежнему не видела. Свернув на грязную извилистую дорогу, она наконец увидела в отдалении хижину, которая располагалась совсем рядом с озером. "Бен, лучше тебе быть здесь, иначе я оставлю тебя в лесу самому разбираться с природой", - простонала Мэг. Она припарковала фургончик, вылезла из него и огляделась. Здесь явно не было никого уже много лет, и у нее упало сердце, когда она подумала, что Бена здесь, конечно, нет. "Привет!" - крикнула она и постучала в дверь хижины. Ей никто не ответил. Тогда она обошла хижину и посмотрела в сторону озера. И увидела Бена, который сидел на краю старого причала. "Бен?"
   "Мэг", - он услышал и повернулся к ней. "Иди сюда", - он улыбнулся и похлопал по доскам рядом с собой. В руке у Бена была удочка, а сам он был босым, с подвернутыми до колен штанами и сидел, свесив ноги в воду.
   "Что ты делаешь?" - Мэг засмеялась от такого зрелища. В этой старой соломенной шляпе на голове он мог бы сойти за Тома Сойера.
   "Шшш", - цыкнул он на нее. "Рыбу перепугаешь. Иди сюда и сядь", - он снова похлопал по пирсу.
   Мэг скинула сандалии и села рядом с ним. "И много рыбы ты уже поймал?" - тихо спросила она, оглядевшись вокруг и не увидев поблизости никакого улова.
   "Я должен считать и тех, которых я упустил?" - он улыбнулся мальчишечьей улыбкой.
   "Да".
   "Ни одной", - Бен засмеялся. "Мне кажется, им не нравится мой червяк. Как ты думаешь, так может быть?"
   "О боже", - рот Мэг стал похож на аккуратную букву "о". "Бен, моя любовь, ты не должен задавать мне такие сложные вопросы. Но, пожалуйста, не вздумай комплексовать. Я очень люблю твоего червя. Эти рыбы просто сумасшедшие, раз не хотят его есть", - поддразнила она его.
   "Только не этот, дерзкая девчонка", - он, смеясь, постучал ее по носу указательным пальцем. "Этот предназначен специально для того, чтобы ловить тебя. Никому больше это не удастся".
   "Слава Богу"! - Мэг драматически прижала руки к груди. "А то я уже начала думать, что эти рыбы потеряли свои крошечные умишки. Да они должны просто выпрыгивать из воды, чтобы посмотреть на это чудо".
   "Ты хорошо влияешь на мою самооценку", - Бен наклонился и быстро поцеловал ее. "Но оставь в покое моего червя. Я говорил об вот этих извивающихся тварях, вот здесь, в этом ковше", - он поднял ковш и показал ей.
   "Вот, вытаскивай! Давай-ка посмотрим на твою "удочку"... - на рыболовную удочку", - поправилась она, увидев его изумленный взгляд. Червяк, на которого он ловил, был просто перекинут через крючок. "Бен, ты должен насадить червяка, иначе рыбу ты не поймаешь. Они просто будут съедать червяка и уплывать с ним, не поймавшись на крючок. Рыба должна откусить хороший кусок прежде чем заглотить крючок, и тогда ты сможешь ее вытащить", - проинструктировала она его, насаживая червяка. "А теперь давай попробуем снова", - и Мэг закинула удочку снова. Она прислонила голову к плечу Бена и стала любоваться видом природы. "Здесь так красиво и так спокойно", - заметила она.
   "Да, это точно".
   "Как ты сюда попал?"
   "А тебе не сказали?"
   "Нет. Сказали только, что ты где-то застрял, и послали меня, как будто я профессионал-спасатель".
   "Тоби привез меня сюда, вытряхнул из своего грузовика и сказал, что это - наш подарок на годовщину. А потом он уехал и оставил меня здесь. Слава Богу, тут в хижине хоть телефон есть. Только Бог знает, как его сюда провели, но он есть".
   "Годовщина? А откуда они узнали - впрочем, это понятно. Наверняка, Сара им рассказала", - Мэг улыбнулась. "Она такая романтичная".
   "Этот раз - один из тех редких случаев, когда я рад, что она открыла рот. Я скучал без тебя", - Бен поцеловал ее.
   "О Бен! Я тоже по тебе скучала", - Мэг стала целовать его более страстно. Бен положил удочку между ними, взял ее лицо в свои руки и прижался к ее шее губами. Потом он положил руку ей на спину и, не разрывая поцелуя, осторожно опустил Мэг на доски пирса. Он уже стал двигать языком внутри ее рта, пробуя его на вкус и наслаждаясь им, как вдруг удочка между ними задергалась.
   "Бен... Бен..." - Мэг пыталась заговорить каждый раз, когда он хоть на секунду оставлял ее рот свободным.
   "Ммм...", - рассеяно пробормотал Бен, продолжая атаку на ее рот.
   "Твоя удочка" - наконец выговорила Мэг, когда он стал покусывать обнаженную кожу на ее шее.
   "Ммм?"
   "Твоя удочка".
   "Да, "она" уже почти готова. Еще минутку, моя любовь. Я хочу еще чуть-чуть насладится твоим вкусом", - Бен улыбнулся, глядя ей в глаза.
   "Бен, нет! Не та "удочка". Рыболовная, ты, развратник!" - Мэг игриво отпихнула его. "Рыба клюет", - и она схватила удочку, когда та едва не упала в воду.
   "Вытаскивай ее!" - закричал Бен. Они оба не увидели, а скорее ощутили, как под водой что-то перемещается.
   Мэг встала и стала сматывать леску так быстро, как могла. "Это что-то большое! Действительно большое!" - закричала она.
   Бен застыл, наблюдай за ее борьбой с удочкой. На них смотреть было чистой поэзией. "Да, это точно", - рассеянно сказал он, глядя, как прыгают ее груди, когда она силится удержать удилище. Ее вид был настолько соблазнительным, что его желание сделало гигантский скачок, и он ощутил, что его штаны вот-вот лопнут.
   Мэг сделала паузу в своем сражении и посмотрела на него. "Бен Эванс! Вернись мыслями к ловле рыбы!" - возмутилась она.
   "Зачем?" - спросил тот, не отрывая взгляда от ее груди. "Если выбирать между видом тебя и вот этого водоема, предпочту рыбу в твоем..." - начал было он, но поперхнулся, получив локтем в живот. Неохотно оторвавшись от созерцания Мэг, он сосредоточился на борьбе с удочкой. "Бог мой, Мэг! Мы же должно быть поймали самого Моби Дика!" - Бен был восхищен, что они наконец-то что-то поймали.
   "Давай садок, Бен", - Мэг продолжала сматывать леску, а рыба рвалась из воды, пытаясь получить свободу. "О, да она действительно борется со мной!" - Мэг потянула удочку, не переставая сматывать леску, и попыталась подсечь рыбину. Однако рыбина не собиралась сдаваться, и Мэг уже не была уверена, что выиграет это сражение.
   "Я принес", - Бен подбежал к ней с садком. Рыбина снова подпрыгнула в воздух, а Мэг опять сильно дернула за леску. Их действия совпали, рыбина вылетела из воды и попала прямо Бену по лицу. Бен упал. Он и бьющаяся рыбина свалились на доски пирса.
   "Бен!" - Мэг бросила удочку и подбежала к нему.
   "Я в порядке", - отозвался Бен, садясь и вытирая лицо. "Кажется, я весь в слизи", - он с усмешкой посмотрел на нее.
   Мэг истерически засмеялась. "Мне очень жаль, милый. Я не знала, что так случится", - она вытерла его подолом своей блузки.
   Бен посмотрел на рыбину, бьющуюся на досках и почувствовал к ней симпатию. "Бедный парень!"
   "Да, у него грустный вид", - согласилась Мэг. "Я имею в виду, что вот ты плаваешь в свое удовольствие, потом ты видишь, что-то, чем, как ты думаешь можно пообедать, кусаешь это что-то, а тебя ловят - и ты знаешь, что следующим будет то, что тебя зажарят на вертеле кому-то на обед".
   "На обед? Но я не собираюсь его жарить" - испугался Бен.
   "А зачем ты тогда ловил рыбу?"
   "Потому что мне было скучно. Я не собирался его готовить. Мы должны выпустить его обратно, Мэг. Я не смогу его есть, даже если захочу. Мы с ним стали "одной воды", - засмеялся он.
   "И нам лучше поспешить. Надо вытащить крючок у него изо рта и отпустить в воду. Он же долго без воды не проживет". Бен поднял рыбу и стал держать ее извивающееся тело, пока Мэг вытаскивала крючок. Наконец она закончила, и Бен выбросил рыбину обратно в воду. Благодарная рыба махнула ему хвостом и уплыла. "До свидания, дружище. Сегодня твой удачный день. Ты должен быть благодарен за свое спасение этой прекрасной женщине, особенно если я тоже буду так же удачлив", - он бросил на Мэг соблазнительный взгляд.
   "Сначала тебе придется меня поймать", - захихикала та и побежала к хижине. Бен бросился за ней. Он едва не схватил ее за блузку, но Мэг скинула ее на бегу. Бен тоже скинул рубашку и отбросил ее, даже не посмотрев, куда она приземлится. Мэг вбежала в хижину и загородилась столом. "Эй, Бен!" - поддразнилась она. А потом закинула руки за спину и расстегнула лифчик, придерживая его, однако, у груди и не позволяя упасть.
   "Мэг, не поступай так со мной!" - простонал Бен и с закрытыми глазами пошел к столу.
   "Не поступать как?" - застенчиво улыбнулась та. "Так?" - она позволила лифчику упасть на пол, и Бен потянулся к ней. Мэг загородилась столом. Бен обежал вокруг стола и поймал ее, схватив сзади за плечи и прижавшись губами к задней стороне ее шеи.
   "Ммм, как приятно", - выдохнула Мэг.
   "Это означает, что ты сдаешься?" - прошептал Бен.
   "Сдаюсь", - она повернулась к нему лицом, и они слились в страстном поцелуе. Его руки нашли ее ноющие груди и начали их нежно массажировать, а их рты тем временем продолжили атаковать друг друга. Мэг ощущала, как по ней пробегает дрожь от каждого прикосновения его рук к телу. Бен поднял ее, словно пушинку, отнес в спальню и положил на постель. Потом сам лег рядом и пробежал пальцами по ее мягкой руке от кисти до плеча. Вернулся к ее грудям и кончиками пальцев прошелся по соскам. У Мэг перехватило дыхание от чувств, которые вызывали его мародерствующие пальцы. Она перехватила его руку, поднесла пальцы к губам, поцеловала их, а потом вернула опять к своей груди. Мэг перекатилась на спину, чтобы Бен смог передвинуться поближе к ней и продолжить свои манипуляции с ее грудями и сосками. Он снова поцеловал ее в губы, а потом передвинул своей рот к ее ждущей груди и, закрыв губами сосок, стал его мягко сосать, работая языком вокруг ее возбужденного пика. Мэг схватилась за спинку кровати и застонала от страсти. Она выгнула спину, пытаясь в одно и тоже время отдалить удовольствие, которое он ей доставлял, и приблизить его. Бен в последний раз провел языком по ее трепещущей груди и передвинулся к животу. Он начал исследовать ее пупок, дразня его языком, а потом посмотрел на Мэг и улыбнулся. Мэг настолько любила его улыбки, что никогда не могла перед ними устоять. Если бы сейчас она была в вертикальном положении, то вероятно, уже была бы на полу у его ног. Лицо Бена засветилось, а его глаза приняли плутоватое выражение. Он опустил голову и поцеловал ее пупок таким сокрушающим поцелуем, что у Мэг даже перехватило дыхание от удовольствия.
   "Тебе нравится?"
   "Мне нравится все, что ты делаешь со мной", - придушено выдохнула Мэг.
   Бен медленно опустил руки по ее животу, расстегнул на ней шорты и стянул их с ее ног вместе с трусиками. Он остановился ровно настолько, чтобы запечатлеть несколько смачных горячих поцелуев внизу ее живота. Мэг застонала и схватила его за волосы. "Если ты, дорогая, будешь продолжать в том же духе, я стану лысым", - Бен осторожно выпутал ее пальцы из своих волос. "Бен! Бен!" - Мэг начала повторять его имя, когда он прошел поцелуями весь путь от ее бедра к возбужденной сердцевине и стал мягко массажировать ее, явно наслаждаясь своей властью над ней - ведь Мэг стонала, извивалась и просила еще. "О Бен, пожалуйста!" - повторяла она.
   Он чувствовал увлажнение и желал попробовать на вкус то, что так взывало к нему. Он опустился на пол на колени, подтянул ее ноги к краю кровати, положил их себе на плечи, и прижался лицом к ее сладкой сердцевинке между ногами. У Мэг перехватило дыхание, ее ослабевшее тело начало медленно корчиться на простынях. Бен посильнее раздвинул рукой ее ноги и вернулся к своим чувственным исследованиям. Мэг откинула голову, ее ногти впились в его плечи. Она повисла на нем, наслаждаясь волнами удовольствия, которое он доставлял ей. Он вызывал внутри нее жар, который заполнял ее всю настолько, что она уже не ощущала ничего кроме своего тела и его. Она даже не заметила, что он поднялся с пола. Его ласкающие пальцы довели ее до исступления, а потом его рот начал тихо повторять ее стоны.
   "Бен, пожалуйста!" - попросила она, ужасно желая его. Бен посмотрел на нее, захваченную штормом страсти, улыбнулся и, сняв с себя оставшуюся одежду, залез к ней на постель. "Бен, прошу тебя!" - снова начала умолять Мэг, когда он в очередной раз зажал пальцами ее груди.
   "Еще одну минуту, моя любовь. Посмотри на меня. Я хочу видеть твое лицо, когда я...". Мэг была влажной и стонала от каждого его прикосновения. Она издала такой эротичный вздох, что едва не произвела в нем взрыв. Бен понял, что больше не может ждать. Все его тело стонало от желания. Она была на грани, и он тоже. Все ее тело было мягким, гладким и шелковистым. Бен передвинулся и пошире раздвинул ее ноги, чтобы его бедрам было удобнее. Мэг резко выдохнула, ощутив его плоть на себе - твердую и напряженную. Ее глаза встретились с глазами Бена, когда он опустил руку между их телами и, помогая себе, начал входить в нее, а потом остановился.
   "Не-е-т!" - застонала она, вцепляясь в него. Она испугалась, что он сейчас уйдет. Бен же перекатился на кровати, принял сидячее положение, оперся спиной о спинку кровати и подтянул Мэг к себе. Мэг застонала даже раньше, чем его губы сомкнулись на ее соске. Он сосал ее грудь так сильно, что у него даже заныла спина, а Мэг закричала и обхватила его ногами за бедра. Бен застонал и пристроился, чтобы войти в нее. Мэг замолчала, а он начал медленно входить. Это было даже лучше, чем раньше. Ее внутренние мышцы мягко сжимались и расслаблялись, когда она приноровилась к положению, и посылали через ее тело волны удовольствия. Мэг снова повисла на нем, задыхаясь от страсти. Желание работало как волшебство, напрягая одни мускулы и расслабляя другие, поэтому она - одновременно напряженная и податливая - то приподнималась, то опускалась. Из-за слабого движения они оба начали тяжело дышать, и Бен начал опираться на спину Мэг. Мэг приподнялась еще раз, и еще. Бен положил руки на ее ягодицы, чтобы контролировать движение и снова начал входить в нее. Тело Мэг было словно в огне и неугасающем жару. Она чувствовала, что ее кожа стала тугой, гладкой и настолько чувствительной, что она остро ощущала каждый из его пальцев.
   Волоски на его груди, кончики его сосков, выпирающая мускулатура его груди, волосы его паха - все это она ощущала наряду с ним самим внутри себя, и это сводило ее с ума. Ее спина ныла, нервы кричали от напряжения, а сама она корчилась около него. Бен же боролся с собой, не желая, чтобы все закончилось слишком быстро, и держал ее, пока она не затихла. Мэг приняла его толчки и прижалась к нему, когда Бен издал резкий стон, который шел из самой глубины его горла. Его тело содрогнулось от мощного оргазма, и Бен обессилено лег.
   "Это было замечательно", - прошептал он после нескольких минут тишины, а затем обнял и поцеловал ее в ухо.
   "С тобой всегда замечательно заниматься любовью", - улыбнулась Мэг и поцеловала его в грудь.
   "Я мог бы остаться здесь навсегда", - Бен улыбнулся в ответ.
   "Я тоже, но мы не можем. Знакомые удивятся", - Мэг хихикнула. "А кроме того, мы должны вернуться к Тревору и Эшли. И сегодня моя очередь дежурить у папы в больнице".
   "Нет, не твоя", - поправил ее Бен. "Сегодня у него побудут Миранда и Антонио. Мы можем провести здесь несколько дней. Ты, дети и я. Все предусмотрено".
   "Бен, ты меня разыгрываешь?"
   "Нет. Поезжай домой и привези сюда детей. Не могу дождаться увидеть их лица, когда они все здесь увидят", - Бен улыбнулся.
   "Хорошо", - Мэг вылезла из кровати. "Я только быстренько приму душ и сразу же вернусь", - пообещала она через плечо, а потом повернулась к Бену. "Бен, это было так замечательно!" - она подошла к кровати, еще раз поцеловала его, и заторопилась в душ.
   Мэг приняла душ, и Бен проводил ее до машины. "Я хочу, чтобы ты поторопилась, но еще я хочу, чтобы ты осторожно вела машину", - сказал он, открывая дверцу.
   "Я буду. Никуда не уходи", - поддразнилась она. "И не лови без меня рыбу", - крикнула она, отъезжая.
   "Без тебя ее ловить неинтересно", - крикнул Бен в ответ. "Я буду здесь", - он махал ей, пока машина не скрылась их вида, а потом вернулся в хижину и стал шарить по шкафам в поисках кофе. "Замечательно, кофейник есть, а кофе нет. Наверное, будет лучше позвонить Мэг и сказать ей купить его". Бен снял телефонную трубку, но в ней не было сигнала. "Гм, странно. Раньше он работал. Ну и ладно", - он положил трубку и внезапно ощутил острую боль в затылке. Он упал на пол, так и не зная, что его ударило.
  
   Глава 58
  
   " Дьявол показывает лицо"
  
   Веки Бена затрепетали, и он попытался сфокусировать зрение, чтобы понять, где находится. Он перевернулся на спину и, уставившись в потолок, попытался понять, что с ним произошло. Мутное изображение перед его глазами медленно стало четким и он понял, что все еще находится в хижине Бэнксов. Бен повернулся на бок и попытался встать, но боль в голове была слишком сильной. Он осторожно потрогал затылок, который болел больше всего. На пальцах осталась кровь. "Что же со мной произошло?" - подумал он и, шатаясь, поднялся на ноги. Комната была в полутьме из-за того, что окно было забито большими кусками фанеры и единственный свет, который он мог видеть, просачивался сквозь щели в них. Когда они приехали в хижину, окно забито не было. "В любом случае, я должен выбраться отсюда", - сказал Бен самому себе. Он попытался открыть дверь, но она оказалась запертой на засов. Озадаченно нахмурившись, Бен огляделся вокруг, пытаясь понять, что случилось с этой маленькой спальней за столь короткий период. Перед тем, как его ударили по голове, в ней была вполне симпатичная мебель, а сейчас остался только какой-то матрац в одном углу, стул в другом и больше ничего. "О Боже! Мэг!" - вырвалось у него. "Я должен выйти отсюда". И он забарабанил в дверь, зовя Мэг по имени.
  
   "Миранда! Миранда!" - закричала Мэг, врываясь в дом своих родителей.
   "Мэг, что ты делаешь дома? Так скоро?" - озадаченно спросила Миранда. Все были так уверены, что если им представится шанс, Бен и Мэг останутся в хижине по меньшей мере на несколько дней.
   "Где Тревор и Эшли?"
   "Они в кабинете смотрят телевизор. Почему ты так быстро вернулась?" - снова спросила Миранда.
   "Я приехала за детьми. Мы с Беном хотим побыть там с ними эти несколько дней", - улыбнулась та. "О, Миранда! Ты бы видела это! Это одно из самых красивых мест, которые я когда-либо видела. Там так мирно и спокойно. Мы с Беном очень вам всем благодарны. Это был замечательный сюрприз", - Мэг обняла Миранду.
   "Я очень рада, что вам обоим там понравилось. Похоже, что вы с Беном там хорошо развлекаетесь", - подмигнула ей та, заставив Мэг вспыхнуть. "Но я не могу принять это на свой счет. Это была идея Сары".
   "Мамочка! Мамочка! Ты дома!" - закричала Эшли, выбегая из кабинета и обнимая Мэг за талию. "А где папа?" - она посмотрела на мать.
   "Привет, милая", - та взлохматила ей волосы и посмотрела на ее улыбающееся личико. "Папа со мной не приехал, но как ты и твой брат смотрите на то, чтобы поехать вместе со мной в ту хижину, где сейчас папа? Он хочет поучить вас ловить рыбу".
   Эшли на минуту задумалась, а потом серьезно спросила: "Мамочка, а папа знает, как ловить рыбу? Он же даже воздушного змея запускать не умеет. А когда у него не получается, он говорит плохие слова".
   Мэг с трудом удержалась, чтобы не засмеяться. "Милая, может, твой папа и не очень хорошо запускает воздушного змея, но он точно знает, как надо ловить рыбу", - ответила она, вспомнив их "рыбалку". Ее глаза приняли отстраненное "затуманенное" выражение.
   "Правда?" - Эшли была поражена.
   "Да, правда", - Мэг с трудом вернулась к действительности из их недавней "рыбной экспедиции".
   "Ладно, тогда я сейчас схожу за Тревором", - и Эшли на всех парах вынеслась из комнаты.
  
   Бен пытался открыть дверь несколько часов, но безуспешно. Он только сам ослабел, сражаясь с этим упрямым замком. Кто бы его ни запер, он проделал хорошую работу. Насколько Бен мог видеть, отсюда не было выхода. Внезапно он услышал в соседней комнате шум, словно кто-то вошел в хижину. Бен отскочил от двери, потому что кто-то подошел к ней, и он услышал, как в замке поворачивается ключ. С осторожным оптимизмом он стал ждать того, кто был по ту сторону двери. А тот вдруг заколебался, и это еще увеличило нетерпение Бена. Он не мог себе представить, кто бы это мог быть и почему этот человек захотел его запереть здесь. Казалось, что с ним играют в какую-то игру и совершенно не торопятся раскрывать в ней себя, поскольку эта таинственная личность некоторое время постояла за дверью, а потом снова заперла ее и ушла. У Бена сильно болела голова, и он был очень зол на то, что его держат здесь против его желания.
  
   Мэг открыла кухонный шкафчик и вытащила из него корзинку для пикника. "Я не уверена, что в том доме есть продукты, поэтому мне надо кое-что взять с собой", - сказала она Миранде. Закончив с продуктами, она засунула в корзинку последний предмет и закрыла крышку. "Думаю, теперь мы готовы", - улыбнулась она и сняла корзинку со стола.
   "Мамочка, а папина клубника?" - спросил Тревор.
   "Ах, да. Разве мы можем ее забыть?" - Мэг вытащила из холодильника пакет и положила его в корзинку с остальной едой.
   "Ты уверена, что взяла все, что нужно?" - спросила Миранда.
   "Думаю, да. Ой, подожди! Не знаю, зачем, но лучше я возьму еще кофе. Кажется, я становлюсь настоящей домохозяйкой", - засмеялась Мэг. "Я начинаю думать, что я - миссис Ольсен. Не знаю, почему кофе кажется мне таким важным, но я все же возьму его. Ладно. А вы, двое, - обратилась она к Тревору и Эшли, - Готовы? Нам пора ехать. Миранда, ты не могла бы захватить кулер (кулер - cooler - небольшой переносной холодильник для пикников и загородных поездок - прим. переводчика)?" - попросила Мэг, выводя детей на улицу.
   Миранда потянулась за кулером, но в этом момент зазвонил телефон. Она подняла трубку: "Дом Каммингсов".
   "Миранда, это Рикардо Торрес. Мне нужно немедленно поговорить с Беном. Это очень важно".
   "Извините, но Бена нет дома. И не будет в ближайшие несколько дней", - сымпровизировала она.
   "Но вы можете как-нибудь связаться с ним? Мне очень важно поговорить с ним", - стал настаивать Рикардо.
   "Я попробую передать ему, что вы звонили", - солгала Миранда. Она не хотела портить Бену, Мэг и детям отдых, раз уж они впервые за несколько недель остались одни. "Чего бы ни хотел Рикардо, это может подождать", - решила она.
   "Пожалуйста, Миранда. Если бы дело не было столь безотлагательным, я бы подождал, пока он вернется. Но сейчас - чем быстрее я поговорю с ним, тем лучше. Кстати, мой брат еще у вас?" - внезапно он сменил тему, застигнув ее врасплох.
   "О... он... ммм... он был здесь, но только что уехал в больницу", - наконец выдавила Миранда. Она знала, что Антонио еще не рассказал о них Рикардо, и не хотела быть первой, кто сообщит ему это. Он был милым, но в некоторых вопросах показывал себя сущим ребенком.
   "Так вы доставите мне удовольствие и позвоните, как только он вернется?" - попросил Рикардо.
   "Конечно", - пообещала она.
   "И не забудьте передать Бену, чтобы он мне позвонил".
   "Я передам Бену и Мэг ваши слова", - сказала Миранда и быстро повесила трубку. "Ты, видимо, считаешь, что я их живой автоответчик", - усмехнулась она и понесла Мэг то, что та просила. "Вот вам кулер", - сказала она, ставя его в багажник фургончика.
   "Миранда, ты уверена, что не против побыть у моего отца сегодня?"
   "Для меня это будет удовольствием. Поезжайте и развлекитесь. Мы поговорим, когда вы вернетесь. А на случай, если что-нибудь понадобится, у нас есть номер телефона хижины", - она улыбнулась и обняла Мэг. "Ни о чем не волнуйся и хорошо проведи время".
   "Хорошо, тогда поехали к папочке", - Мэг удостоверилась, что дети пристегнуты, и тоже улыбнулась. Она попрощалась с Мирандой, села в машину и уехала.
  
   Бен лежал на матрасе и пытался понять, как бы ему выбраться из комнаты. По другую сторону запертой двери кто-то был, он был в этом уверен. Он слышал, как в другой комнате кто-то двигается, но этот человек ни разу не зашел к нему. Ему, вероятно, нравилось играть в кошки-мышки - запирание-отпирание дверей. Наверное, этот неизвестный хотел потрепать ему нервы, и он своего добился, но Бен не собирался позволить ему вывести себя из равновесия. Внезапно он услышал, что дверь снова отпирают и сел, надеясь, что его тюремщик в конце концов покажет себя. Но тот снова заколебался. Бен видел тень на стене, но и только. "Кто вы и что вы от меня хотите?" - потребовал он ответа.
   Фигура в дверном проеме промолчала.
   "Где моя жена?" - спросил Бен. И снова не получил ответа.
   "Отвечайте, черт подери!" - заорал он.
   "Ты очень скоро узнаешь, что я запланировал для тебя, дорогой братец", - Дерек вошел в пределы видимости Бена и самодовольно улыбнулся.
   "О мой Бог! Дерек!" - воскликнул Бен, вскакивая на ноги.
   Дерек покачал головой, продолжая улыбаться. "Почему каждый раз, когда я прихожу, ты начинаешь думать, что я - Бог? Близко, дорогой братец, но не совсем так, - засмеялся он. - Впрочем, верь в это, если тебе так нравится. Моему эго очень льстит, что ты считаешь меня могущественнее Его".
   "Что ты затеял?" - спросил Бен.
   "Что я затеял? Ни "не могу поверить, что ты жив!", ни "я так рад видеть тебя в добром здравии"? Бен, я тебе удивляюсь! Тебя совсем не волнует мое существование?" - с насмешкой сказал Дерек.
   "Ты совершенно прав, - вскинулся Бен. - Ты меня совершенно не волнуешь. Ты должен быть мертв. Почему ты не можешь умереть как все нормальные люди - раз и навсегда? Но нет, не ты. Ты, Дерек, как аморальный уличный кот - возвращаешься и возвращаешься, чтобы испортить другим жизнь"
   "Что ж я могу поделать, если я такой любвеобильный? А "другие" такие же, как ты, Бен. Они тоже думают, что я - Бог", - засмеялся тот.
   Бена, однако, это не развлекло. "Что ты затеял, черт подери?"
   "Бен, Бен, только не надо раздражаться. На случай, если ты забыл, под чьим надзором ты сейчас находишься - я держу в руках все карты - ну, то есть пистолет", - Дерек махнул им в направлении Бена. "Пусть тебя не волнует, что я затеял. Совсем скоро ты достаточно об этом узнаешь. А сейчас мне надо идти на свидание с одной красивой женщиной. Твоей женой", - продолжал издеваться он. " Но сначала я должен проделать небольшую подготовительную работу", - Дерек взял веревку в одну руку, другой продолжая держать пистолет. "Извини, приятель, но я хочу быть уверен, что ты все еще будешь здесь, когда я вернусь и все тебе расскажу. Не сомневаюсь, что ты захочешь услышать все самые сочные детали. Сядь сюда", - он снова махнул в сторону Бена пистолетом и вытащил на середину комнаты стул, который стоял в углу. Бен смотрел на него и не двигался. "Не думай, что я не убью тебя - убью", - предупредил его Дерек. "Я действительно убью тебя. Но ничто не доставит мне большего удовольствия, чем увидеть твое лицо, когда я скажу тебе, что снова получил твою Мэг. Так что доставь себе удовольствие и сядь. Быстро!" - приказал он, поскольку Бен продолжал стоять. "Если хочешь еще когда-нибудь увидеть своих отродьев, немедленно садись!"
   "Дерек, ты сумасшедший. А мои дети - не отродья".
   Дерек улыбнулся сладкой, тошнотворной, улыбкой. "О, я согласен с тобой, что Эшли - не отродье. Она симпатичная, как бутончик. Однако поскольку тот ужасный маленький ублюдок так похож на тебя, я позволю себе не согласится с тобой... "
   "Ты действительно ненормальный", - прервал его Бен. "Оставь в покое моих детей, черт подери!"
   "Бен, прекрати отдавать приказы и опусти свою задницу на стул. Ты выводишь меня из терпения", - приказал Дерек.
   "Зачем? Ты ведь планируешь меня убить в любом случае?"
   "У меня нет времени для игр. Немедленно садись, или ты умрешь прямо сейчас. Выбор за тобой", - прорычал Дерек.
   Бен от волнения запустил руку в волосы, но все же подчинился. У него был очень маленький выбор, если была хоть какая-то надежда еще увидеть Мэг. Он не сомневался, что Дерек убил бы его. А еще он знал, что Дерек что-то придумал для него, иначе он был бы уже мертв. "Руки за спину", - приказал тем временем тот. "Ты ведь думал, что выиграл, когда скинул меня с утеса?" - спросил он, связывая руки Бена за спиной.
   "Дерек, в тот раз я пытался удержать тебя от падения, если ты помнишь. Ты же пытался утащить меня за собой", - сказал Бен. "Я никогда не хотел видеть тебя мертвым".
   "Не мели ерунды! Ты убил бы меня прямо сейчас, если бы тебе представился такой шанс", - сказал Дерек, привязывая его ноги к стулу и посильнее затягивая веревку. "Ты пыжишься как загордившийся петух и показываешь своих детей словно какой-то приз", - прорычал он, обматывая веревку вокруг груди Бена. "А Мэг, моя прекрасная Мэг! Я даже представить не могу, какую боль она испытывала, когда рожала твоего ублюдка", - выкрикнул он. "Наверняка ее тошнит от отвращения каждый раз, когда она смотрит на него, поскольку он жутко похож на тебя. А моя прекрасная Эшли похожа на свою мать. Она не должна делить свое место с всякими твоими выродками. Мэг должна была задушить этого маленького мерзавца еще при рождении!"
   "Дерек, ты сошел с ума! Ты совершенно спятил!" - заорал Бен. "Мэг любит наших детей, любит их обоих. Ты один не можешь представить себе, как сильно она любит их. И как их люблю я. Ты не понимаешь этого и никогда не поймешь, потому что ты никогда в своей совершенно никчемной жизни не любил! Я не знаю, как тебе в голову пришла идея, что Эшли твоя дочь, но это не так. Слышишь меня? Эшли - моя дочь! Моя и Мэг!"
   "Ты не прав, мой дорогой братец", - саркастически ответил Дерек. "Я знаю, что такое любовь. Я нашел любовь с Мэг, а ты пытаешься забрать ее у меня. Мэг любила меня. Она сказала, что любит и она все еще любила бы, если бы не вмешался ты. Ну ладно, хватит. Я буду с ней, а ты ничего не сможешь с этим поделать", - он улыбнулся и, наклонившись, приблизил свое лицо к лицу Бена. "И ты не прав еще кое в чем. Эшли - моя дочь и Мэг. И скоро я получу их обоих".
   "Что ты задумал, Дерек? А Тревор? Ты что-то сделал с моим сыном? Дерек, ответь мне! Что ты сде..." - он не закончил предложение потому, что Дерек засунул кляп ему в рот.
   "Заткнись, Бен! Я устал слушать твою ложь. Ты скоро узнаешь, что я задумал для Мэг и моего ребенка", - улыбнулся он и сильно затянул веревку на шее Бена. "Это патетическое извинение за твоего сына - уже совсем другая история. Ты же должен был понять, что я оставлю этого маленького ублюдка у чьей-нибудь двери. Но зная тебя, думаю, он мог бы случайно быть достаточно удачлив и умен, чтобы найти дорогу домой. Так что я изменил свои планы", - Бен вздрогнул, а Дерек хлопнул его по плечу. "Не переживай, братец. У меня духу не хватит убить ребенка. Это было бы уж слишком жестоко, поэтому я решил дать маленький намек Армии Спасения", - он засмеялся и отошел в сторону, чтобы полюбоваться на дело своих рук. "Вот, это удержит тебя на какое-то время", - улыбнулся он и затянул веревку на шее Бена потуже, а потом пошел к двери. "О, да, еще одно. Не жди меня". Дерек захохотал, захлопнул дверь и запер ее за собой. Он вышел на крыльцо, сел там в кресло, положил ноги на перила и стал ждать Мэг.
  
   Глава 59
  
   "Связь с детьми"
  
   "Вот мы и приехали", - сказала Мэг детям, поворачивая по изгибу дороги, которая вела к хижине.
   "Ух ты!" - воскликнула Эшли. "Тревор, смотри! Там озеро!"
   "И папа!" - радостно закричал тот, увидев Дерека, сидящего на крыльце. "Он возьмет меня на рыбалку!"
   "Может быть, и возьмет", - улыбнулась Мэг. Она не могла забыть, что случилось в последний раз, когда он взял на рыбалку ее. Это воспоминание было одним из тех, что она хотела бы помнить вечно.
   Дерек ощутил возбуждение, когда увидел, что к хижине подъезжает Мэг. Он ждал так долго, чтобы снова сблизиться с ней. А сейчас это вот-вот должно было случиться, поэтому он и нервничал. Его руки сами тянулись потрогать ее гладкую кожу, погладить ее мягкие прекрасные волосы. Фургончик остановился около крыльца, и он встал.
   "Тревор и ты, Эшли! Подождите, я сначала должна остановится, а потом уже отстегивайте ваши ремни безопасности!" - отругала их Мэг. Она понимала, почему они такие возбужденные. Она сама тоже была возбуждена.
   Дети торопливо выбрались из машины и побежали к "Бену". "Привет, папочка!" - закричал Тревор и обнял его за ноги, а потом прыгнул к воде. Мэг перестала вытаскивать из фургончика вещи, удивленная, что Бен не обнял его. Эшли тоже направилась к крыльцу, но остановилась, так и не дойдя до "Бена".
   "Эшли, любимая, ты не хочешь обнять своего папочку?" - спросил тот, опускаясь на корточки и раскрывая объятия. Эшли таращилась на него, но не приближалась.
   У Бена упало сердце, когда он услышал на улице голоса детей. Как бы Дерек ни ненавидел его, Бен не мог даже представить себе, что он может использовать их в своих ужасных интригах. Но услышав детей, он понял, что они здесь, и осознал, что именно запланировал его брат-лунатик. Он стал еще яростнее бороться с веревками, но чем сильнее он их дергал, тем сильнее затягивалась вокруг его шеи веревка. Ему стало тяжело дышать, но он должен был добраться до детей раньше, чем Дерек причинит им вред.
  
   "Эшли, милая, обними папочку", - сказала Мэг, вытаскивая из машины корзинку с едой и одновременно пытаясь приглядеть за Тревором.
   "Он - не мой папа!" - показала Эшли на Дерека.
   "Эшли, о чем ты говоришь? Конечно же, он твой папа. Тревор! Вернись сюда! И не смейте больше подходить к воде, молодой человек!" - крикнула Мэг, взяла в руки корзину и пошла к крыльцу.
   "Я думал, ты никогда не приедешь. Я так долго ждал", - сказал "Бен".
   Мэг замерла на месте, услышав его голос. Как только он заговорил, по ее телу прошла дрожь. Она мгновенно поняла, что имела в виде Эшли. Это был не Бен, и она точно знала, кто это был. "О Боже! Чего ты хочешь? И где..." - она хотела спросить о Бене, но решила не пугать Эшли.
   Тревор вернулся на крыльцо и взял Дерека за руку. "Папочка, пойдем. Давай покидаем камешки в воду и заставим их танцевать. А потом я хочу пойти ловить рыбу. Мамочка обещала, что ты возьмешь нас на рыбалку", - улыбнулся он.
   "Тревор, иди к мамочке", - Мэг поставила корзинку и протянула ему руку.
   "Иди к маме", - Дерек подтолкнул его в ее направлении.
   "Это не папа", - сказала Эшли Тревору, когда тот подошел к Мэг.
   "Угу", - отозвался тот из безопасных рук Мэг.
   "Тревор, я хочу, чтобы ты и Эшли вернулись в машину. Прямо сейчас!" - голос Мэг был строгим, несмотря на то, что внутри она вся дрожала.
   "А наш пикник?" - надула губки Эшли. - "Ты сказала, что папочка возьмет нас на пикник. Где он? Я хочу моего папочку!" - она заревела.
   "А рыбалка?" - присоединился к ней Тревор. "Мама, почему папа так плохо поступил?"
   "Пожалуйста, идите в машину. Я потом вам все объясню", - сказала Мэг. Расстроенные дети подчинились.
   "Мэг, я хочу, чтобы ты пошла со мной в дом и привела детей", - приказал Дерек.
   "Нет", - ответила она. "Я не позволю тебе причинить вред моим детям". Мэг старалась говорить максимально спокойно, чтобы не встревожить двойняшек.
   "Почему ты думаешь, что я причиню тебе вред? Я люблю тебя, Мэг, ты же знаешь..."
   "Ты не знаешь, что такое любовь! Где Бен?" - потребовала она ответа.
   "Ах, да. Братец Бен. Откуда я знал, что ты о нем спросишь? Я подхожу тебе намного больше, чем этот занудный дурак. Но ты продолжаешь спрашивать о нем. Почему ты продолжаешь хотеть его, когда ты можешь иметь рядом с собой меня? Ты что, все еще любишь этого скучного идиота?" - спросил Дерек.
  
   "Этот ублюдок собирается использовать меня, чтобы удержать здесь Мэг", - подумал Бен. "Я должен освободиться". Он начал еще сильнее бороться с веревками, и они стали затягиваться все сильнее и сильнее при каждом его движении.
  
   "Ты не имеешь права даже произносить его имя после того ада, через который он из-за тебя прошел. Ты не представляешь, как он страдал после того ужаса, который ты ему причинил. Вы с Марией стоите друг друга. Я бы не стала биться об заклад, что ты не имеешь отношения к ее маленькой больной интриге!"
   "Нет, к сожалению, не имею", - по лицу Дерека прошла улыбка. - "Он страдал, говоришь? Черт, я бы хорошо заплатил, чтобы увидеть это", - засмеялся он. - "Я бы хотел увидеть, но у меня не было такой возможности".
   Дети позвали Мэг. Она повернулась и пошла к машине. "Мэг, если ты хочешь еще увидеть Бена живым, возьми детей и иди в дом. Немедленно!"
   Его слова вонзились в нее словно нож. Она повернулась и подошла к нему, чтобы дети не могли ее слышать. "Как ты смеешь использовать моих детей! Что ты сделал с Беном?"
   "Он в безопасности. На данный момент. И он будет в безопасности ровно столько, сколько ты будешь меня слушаться".
   "Где? Где он?", - выдавила Мэг сквозь зубы.
   "Ближе, чем ты думаешь", - Дерек улыбнулся ей одной из тех улыбок, которые она ненавидела больше всего. "Пошли", - приказал он. - "Или это отродье Бен умрет прямо сейчас".
   Мэг не понравилось самодовольное выражение его лица. Она была уверена, что Бен жив, но не имела понятия, где он. "Дерек, пожалуйста, не причиняй ему вреда. Я сделаю все, что ты просишь, но ты должен мне обещать, что не тронешь его", - попросила она.
   "Это так трогательно", - засмеялся он в ответ на ее мольбу. - "Я знал, что ты увидишь все в моем ракурсе. Все зависит от тебя, моя дорогая. Я не думаю, что ты захочешь, чтобы это отродье Бена получило шок, узнав, что я не его гордый папочка?" - улыбнулся он.
   "Я уже говорила тебе - оставь моих детей в покое! Эшли явно показала, что она знает, что ты не ее отец!".
   "Она очень наблюдательна, как и ее мать. Но она не права. Я - ее отец, и тебе лучше заставить ее поверить в это. Тревор же глуп, как и тот ублюдок, что произвел его на свет. Он и внешне точная его копия", - скупо улыбнулся Дерек. "Дети, идите сюда, - позвал он. - Идите в дом. Я уже хочу есть". Он посмотрел на Мэг, взглядом призывая ее сказать что-нибудь, а дети в это время вылезли из фургончика и побежали к дому. Дерек поднял с земли корзинку с едой и внес ее внутрь хижины. Тревор сел на стул, стоящий около стола, и начал помогать ему ее распаковывать. Эшли встала около матери.
   "Дай, я сама сделаю", - сказала Мэг. Она стала вытаскивать сэндвичи и раскладывать их по тарелкам.
   Дерек подошел к ней со спины и вдохнул ее аромат. Он не смог сопротивляться своему желанию и прижал лицо к ее приятно пахнущим волосам. "Ты так хорошо пахнешь", - прошептал он и провел руками по ее плечам.
   Мэг отодвинулась от него и стала наливать детям сок, а Дерек пошел в гостиную. "Ладно, дети, вам что-нибудь еще нужно?" - улыбнулась Мэг, пытаясь не показывать им свой страх и отвращение.
   "Все в порядке, мамочка", - прошептала Эшли, словно понимая ее мрачные предчувствия.
   "Я сейчас схожу в другую комнату и немного поговорю с вашим папой. Я сейчас вернусь", - сказала Мэг.
   "Хорошо, мамочка", - отозвался Тревор и набросился на сэндвич.
   Эшли потянула Мэг за платье. "Мамочка, это не папа", - прошептала она.
   "Ешь свой сэндвич, милая", - ответила Мэг. "Я сейчас вернусь", - она поцеловала их обоих, глубоко вздохнула и вошла в гостиную к Дереку. Он стоял у окна и смотрел на улицу. "Где Бен?" - шепотом спросила она, останавливаясь на некотором расстоянии него. Она не хотела ни сама его трогать, ни поощрять его к этому.
  
   С кляпом во рту, мешающим ему дышать, и с веревкой на шее, затягивающейся все туже, Бен становился все ближе и ближе к потере сознания. Дерек точно знал, что делает, когда связал его именно так. "Он думает, что я сам себя задушу", - подумал Бен. Он слышал голос Мэг в другой комнате и с напряжением пытался понять, что она говорит Дереку, но голоса были слишком тихими, он не мог разобрать ни слова. Мэг намеренно понижала голос, чтобы не пугать детей.
  
   "Что ты все о Бене да о Бене? Здесь ведь есть я. Тебе нужен не он", - огрызнулся Дерек.
   "Слушай, ты! Я хочу знать, что ты сделал с Беном!" - потребовала Мэг.
   "Не в твоем положении выдвигать требования. Я уже сказал тебе, что Бен здесь недалеко и что он в безопасности. Это все, что тебе нужно знать. Он будет в безопасности ровно столько, сколько ты будешь делать то, что я тебе говорю. Меня не затруднит убить его прямо сейчас, и ты это знаешь", - улыбка сошла с его лица.
   "Он здесь, верно?" - Мэг заметила дверь, запертую на несколько замков. "Ты держишь Бена вот в этой комнате!" Она знала, что это так, и чувствовала реальную опасность. "Что ты с ним сделал? Пожалуйста, дай мне его увидеть!" - попросила она. "Я сделаю все, что ты попросишь, только дай мне его увидеть. Пожалуйста!"
   Дерек секунду подумал и глянул в сторону кухни, где ели дети. "Ладно", - смягчился он. "Иди к нему, но постарайся не устраивать сцен. Я не хочу, чтобы Эшли расстроилась", - произнес он и отпер дверь. Бен сидел на стуле сильно наклонившись вперед, практически висел.
   "Бен! Боже мой, Бен!" - закричала Мэг и бросилась к нему.
   Дерек посмотрел в сторону кухни, чтобы удостовериться, что дети ничего не слышали. Убедившись в этом, он закрыл дверь и оставил Мэг наедине с Беном. Он не планировал ее впускать к нему, но оставить ее там сейчас отвечало его желанию. Он запер дверь и пошел на кухню.
   "Бен! Бен!" - Мэг подняла его лицо в своих руках. "Он не дышит! Он не дышит! Дерек! Что ты с ним сделал?!" - Дерек не отвечал. Мэг обернулась и поняла, что его в комнате нет.
  
   Глава 60
  
   "Маленький план"
  
   "Бен, пожалуйста, дыши!" - умоляла Мэг, вытаскивая из его рта кляп и сражаясь с веревками на его шее. В конце концов она освободила ее, и Бен судорожно глотнул воздуха. Мэг стащила остальные веревки, помогла ему опуститься на пол и положила его голову себе на колени. Бен дышал часто и неглубоко. "Вот так, милый. Дыши. Дыши ради меня", - сказала она, растирая ему шею и грудь, чтобы помочь дышать. "Бен, пожалуйста. Ты можешь это сделать", - по ее щекам потекли слезы. "Господи, пожалуйста, помоги ему! Я умру, если с ним что-нибудь случиться!" Бен внезапно закашлялся. Он схватил ее руку, притянул к себе и сильно сжал. "Благодарю тебя, благодарю тебя, Господи!" - заплакала Мэг, поняв, что его дыхание приходит в норму. Она стала гладить его лицо, убирая со лба влажные волосы.
   Бен посмотрел на нее припухшими глазами. "Мэг", - прошептал он и снова закашлялся.
   "Шшш, не говори. Просто дыши", - Мэг улыбнулась. "Я здесь, и я позабочусь о тебе", - пообещала она.
   "Д-дерек", - снова попытался выговорить он.
   "О Боже, Дерек! Куда он ушел?!" - Мэг внезапно заволновалась от того, что его уже давно нет в комнате.
  
   Дерек вошел в кухню, где дети только что закончили есть. "Мамочка хочет немного вздремнуть, а пока она спит, мы устроим себе небольшую поездку за мороженым", - сказал он.
   "Вот здорово, мороженое!" - Тревор был всеми руками за.
   "А я хочу побыть с мамочкой, пока она не проснется", - скорчила недовольную гримасу Эшли.
   "Как я уже сказал, мамочка спит. Ты ведь не хочешь ее разбудить, верно?" - улыбнулся ей Дерек.
   "Наверное, нет", - в конце концов согласилась Эшли.
   "Хорошо, тогда поехали", - он встал и вытащил из сумочки Мэг ключи от фургончика. Дети пошли за ним к машине и влезли внутрь. Они застегнули свои привязные ремни, а Дерек сел на место водителя. "И какое мороженое мы купим?" - спросил он, заводя мотор.
  
   Мэг бросилась к двери и попыталась ее открыть, дергая и крутя ручку. "Дерек! Дерек! Открой дверь!" - позвала она. У нее упало сердце при мысли о том, что этот маньяк мог куда-то уехать с ее детьми.
   Бен оперся руками и коленями в пол и попытался подползти к Мэг, пока она кричала и барабанила в дверь. Он попробовал встать, но был слишком слаб и почти упал на пол. "Бен!" - закричала Мэг и, подхватив его, помогла опуститься на пол.
   "Дети", - произнес он и снова потерял сознание.
  
   Дерек вывел машину на стоянку около магазина. "Вот мы и приехали", - улыбнулся он и отстегнул свой привязной ремень. Выйдя из машины, он открыл заднюю дверцу. "Пойдемте", - сказал он детям и помог Тревору вылезти из машины.
   "Я не хочу никуда идти. Я подожду здесь", - Эшли скрестила ручки на груди и сердито посмотрела на него.
   "Она такая милая", - подумал Дерек и попытался уговорить девочку выйти. "Дорогая, ты не можешь оставаться в машине. Мне нужно, чтобы ты помогла мне выбрать мороженое для мамочки". Он потянулся к ней, но Эшли отодвинулась в сторону.
   "Пойдем, Эшли. Не веди себя глупо", - Тревор ужасно хотел пойти в магазин.
   "Ваша сестра не глупая, молодой человек", - отругал его Дерек. "Сейчас же извинись перед ней. Немедленно!" - заорал он.
   Тревор был очень удивлен, что его любимый папочка так грубо на него кричит. "Извини", - сказал он, пиная ногой землю. "Я просто хотел, чтобы она вылезла и пошла в магазин", - добавил он.
   Эшли на мгновение задумалась и потом все же решила выйти из машины. Этот человек не был ее отцом и ей не нравилось, что он накричал на ее брата, даже если тот и на самом деле повел себя глупо. Она должна поговорить с Тревором и сделает она это в магазине. "Я иду, папочка", - сладко сказала она в противовес своим мыслям.
   "Вот это моя девочка", - сказал Дерек и протянул ей руку. Эшли неохотно взяла ее. Тревор схватил сестру за другую руку, и они все вместе вошли в магазин.
  
   Оглядываясь на дверь, Мэг продолжала осматривать Бена. Она дотронулась до ожогов от веревки на его шее и подумала, что они стали не такие страшные, по сравнению с теми, какими они были, когда она только что сняла веревку. Она очень боялась за детей, но она должна была верить, что Дерек не причинит им вреда. Если бы она поверила в иное, она бы просто сошла с ума.
   "Мэг", - Бен снова зашевелился.
   "Бен, как ты себя чувствуешь?"
   "Лучше, я думаю. Где Дерек?", - хрипло прошептал он.
   "Я не знаю. Он запер меня здесь с тобой, и я больше ничего не слышала ни от него, ни от детей. Бен, я так боюсь", - она пыталась не заплакать. "Я пыталась открыть дверь и не смогла. Никак, что бы я ни пробовала. Я не знаю, что еще сделать".
   Бен положил руку на плечо Мэг и позволил ей помочь ему встать. С ее помощью, он подошел к двери. Он был слишком слаб и, когда комната закружилась у него перед глазами, он снова опустился на пол. "Я нашел в углу комнаты вот ту ложку и пытался подцепить ею гвозди, но они даже с места не сдвинулись", - объяснил он. "О Бен! Я так волнуюсь за Тревора и Эшли. Мне кажется, я слышала, как отъезжал наш фургончик. Я думаю, он увез их куда-то". Мэг заплакала и села рядом с Беном.
   "Что? Куда он мог их увезти?" - Бен проклял свою слабость - ведь из-за нее он не может помочь своей семье.
   "Бен, ты ведь не думаешь, что он оставил нас здесь умирать?"
   "Нет, он не сделал бы этого с тобой. И я не думаю, что он причинит какой-нибудь вред детям. Если он что-то с кем-то и сделает, то только со мной. Он просто пытается нас напугать", - Бен притянул ее голову к своему плечу и погладил ее волосы, пытаясь убедить и себя и ее, что все сказанное им - правда. Он знал, что Мэг испугана и пытался ее утешить, но, зная Дерека, он понимал, что тот способен на все.
  
   Дерек вместе с двойняшками вошел в магазин и остановился около морозильника с мороженым. "Вы уже решили, какое мороженое понравится вашей маме?" - спросил он.
   "Шоколадное. Я думаю, оно ей понравится", - показал Тревор.
   "Эшли, как ты думаешь?" - проигнорировал Дерек предложение Тревора.
   "Ей нравится мороженое всех цветов", - информировала его Эшли и взяла брата за руку. Он едва не плакал из-за того, что на него даже не обратили внимания.
   "Тогда возьмем "Неаполитанское", - Дерек сунул руку в морозильник и вытащил пакет в полгаллона.
   "Папочка, мне надо в туалет", - Эшли посмотрела на него своими большими, синими, умоляющими глазами.
   "Хорошо, давай поищем его", - тот огляделся в поисках дамской комнаты. "Вот он", - он заметил соответствующий знак на стене магазина. Дерек взял девочку за руку и повел в нужном направлении.
   "Нет, папочка, ты должен подождать снаружи", - возмутилась Эшли, когда он открыл дверь в дамскую комнату. "Со мной может пойти Тревор".
   "В туалет для девочек?" - переспросил Тревор.
   "Да, ты должен пойти со мной", - подтвердила Эшли. "Мамочка сказала, что мы не должны разлучаться. Пошли", - она потащила его за руку, но тот засопротивлялся.
   "Тревор, иди с сестрой", - отругал его Дерек. "Я подожду тебя здесь", - и он наклонился к лицу Эшли. "Я только на минуту отойду вон к тому телефону", - он показал на телефон-автомат. "Я уже вернусь, когда ты выйдешь".
   "Ладно, я сейчас", - она повернулась, толкнула дверь и втащила за собой упирающегося Тревора.
   Дерек подошел к телефону и пролистал телефонный справочник. Он нашел нужный ему номер и набрал его.
   "Социальная служба Ладлоу. Чем я могу вам помочь?" - раздался голос в трубке.
   "Я нашел маленького мальчика, которого, кажется, бросили. Я везде искал его родителей, но никто за ним не пришел. Он очень напуган", - солгал Дерек. "Что я должен делать?"
   "Привезите его в наш офис, сэр или сообщите нам, где вы находитесь, чтобы я могла прислать офицера. А потом мы свяжемся с соответствующими властями", - сказала девушка.
   "Спасибо, мэм. Но мальчик очень расстроен, поэтому я сам привезу его. Я буду у вас в течение часа", - улыбнулся тот и повесил трубку, радостный, что решилась одна из его проблем. "Как только мы отсюда уедем, я избавлюсь от этого отродья", - ухмыльнулся он.
  
   "Мне не нравится быть здесь, Эшли", - протестовал Тревор. "Это комната только для девочек. Так папа говорил".
   "Тревор, этот человек - не наш папа", - прошептала Эшли и оглянулась вокруг, словно боясь, что их подслушают.
   "Он смешно себя ведет, но он выглядит как папа".
   "Папа ведь никогда не называл тебя таким ужасным словом, как он сделал это когда мы парковались, верно? Даже когда ты плохо себя вел. Мамочка очень сердится, когда он говорит такие слова, и еще она не поцеловала его. А ей нравится целовать папочку. Она постоянно его целует", - добавила девочка.
   "Да, мой папочка никогда так со мной не говорил", - Тревор все еще чувствовал обиду за те грубости, которыми наградил его Дерек. "Но Эшли, если это не папа, тогда кто он? И где наш папа? Ты не думаешь, что он инопланетянин?" - простодушно спросил Тревор.
   "Не знаю, но он мне не нравится", - призналась Эшли.
   "Мне тоже. И я знаю, что мы сделаем", - Тревора осенила идея. "Давай спрячемся от него, а когда он станет нас искать, мы убежим и найдем дядю Ти или бабушку. Они помогут нам найти нашего папочку".
   "Эшли! Вы оба там, поторопитесь! Папочка уже устал вас ждать!" - закричал Дерек через дверь. Какая-то леди, которая шла к туалету, странно посмотрела на него и вошла внутрь. "Дети", - улыбнулась она.
   "Но он прямо за дверью", - сказала Эшли. "Я боюсь, Трев".
   "Не бойся, просто делай как я". - Папа всегда говорил Тревору, что он должен заботиться о сестре, и он хотел, чтобы тот им гордился. Тревор решил сбежать от этого инопланетянина и найти своего папу. Он смело взял Эшли за руку и повел ее из дамской комнаты. "Мы здесь, папа", - объявил он.
   "Нам пора идти", - раздраженно сказал Дерек. "Пойдемте", - он посмотрел на часы. "Нам лучше вернуться поскорее домой или ваша мамочка начнет волноваться". И они все в втроем они направились к кассам.
   "Папа, подожди, нам надо купить салфетки. Помнишь, мама забыла их привезти?" - соврал Тревор.
   "Зачем нам салфетки? О... неважно. Сейчас возьмем", - и Дерек пошел вперед по проходу, по которому они шли.
   "Мы сами их возьмем, папочка. Мы знаем, где они лежат. Мамочка все время их покупает", - снова соврал Тревор.
   "Ладно, но поторопитесь. Мы не можем сидеть тут ведь день", - проворчал Дерек. Чем скорее они выйдут из магазина, тем скорее он сможет заняться своим делом, которое начинается с Тревора и заканчивается Беном. Мысль о том, что он наконец-то убьет брата, была сладострастной. Он получит Мэг и свою дочь, и ничто его не остановит на этот раз. Может, она и будет сопротивляться сначала, но потом разойдется. Если бы его ненормальный братец умер в тот раз, этого всего вообще бы не понадобилось. Но Бен выжил и все разрушил. "Но на этот раз у него не выйдет", - подумал Дерек. "На этот раз я удостоверюсь, что он умрет". Он посмотрел на часы и понял, что детей нет уже слишком долго. Он пошел их искать, но Эшли и Тревора нигде не было. "Простите, сэр, вы не видели тут двоих маленьких детей? Вот такого роста, с темными волосами?" - спросил Дерек у какого-то покупателя.
   "Нет, не видел", - ответил тот.
   Дерек посмотрел в обе стороны прохода, но так и не увидел двойняшек. "Эшли! Тревор!" - закричал он, но не получил ответа.
   "Сэр, я могу вам помочь?" - спросил менеджер магазина.
   "Кажется, я разминулся со своими детьми", - улыбнулся ему Дерек. "Но не волнуйтесь, я найду их". Он пошел по проходу, но менеджер последовал за ним.
   "Может быть, они зашли в туалет? Дети иногда так делают", - предположил он, нахмурившись от того, что этого мужчину, казалось, совсем не волнует пропажа его детей.
   "Слушайте, я же сказал, что сам найду их", - огрызнулся Дерек. Этот любопытный менеджер начал действовать ему на нервы. Ему абсолютно не было нужно, чтобы тот совал нос в его дела.
   "Селена, сходите к туалетам и проверьте, есть ли там кто-нибудь", - сказал менеджер одной из служащих.
   "Нет, сэр, там никого нет", - ответила та. "Я только что проверяла".
   "Я позвоню в полицию", - сказал менеджер. "Нам нужно, чтобы они побыстрее сюда приехали. Дети не могли уйти далеко".
   "Я сам их найду!" - заорал Дерек и вышел из магазина.
   "Какой странный этот пижон", - проговорил один из парней-грузчиков.
   "Вы видели с ним каких-нибудь детей?" - спросил менеджер.
   "Да, когда он шел к кассам, с ним были мальчик и девочка. Я обратил на них внимание, потому что они, кажется, были близнецами", - ответил тот.
   "Надеюсь, он найдет их", - заметила кассирша.
   Менеджер выглянул в окно и увидел, как Дерек садится в машину и уезжает. "Я не могу поверить! Он уехал!"
   "Может быть, дети были уже в машине. Вы ведь знаете, сколько раз люди в ужасе бросаются к нам, думая, что потеряли детей, а потом находят их в машине", - предположила кассирша.
   "Должно быть, так и есть. Хотя он вел себя довольно странно. Мне очень не хотелось бы думать, что он какой-то психопат-дегенерат. Он выглядит вполне прилично".
  
   Тревор помог Эшли взобраться на холм позади магазина. "Мы спрячемся здесь и, когда нас перестанут искать, мы спустимся обратно, позвоним бабушке, и попросим ее и дядю Ти приехать за нами".
   "Я боюсь", - сказала Эшли.
   "Не бойся", - Тревор обнял ее за плечо. "Бабушка приедет за нами и поможет найти нашего папу. А потом папа найдет нам маму".
   "Но у нас нет денег", - пожаловалась Эшли
   "Есть", - Тревор сунул руку в карман и вытащил несколько измятых однодолларовых купюр.
   "Где ты их достал?" - воскликнула девочка.
   "У Тоби. Он дал их мне за то, что я помогал ему собирать яйца. Вот видишь, мы богатые", - улыбнулся тот.
   "Уже темнеет", - сказала Эшли, и ее глаза расширились от страха.
   "Я знаю, но мы должны подождать еще немного, пока этот инопланетянин не уедет, а потом позвоним бабушке", - Тревор сильно сжал руку сестры. Он тоже был напуган, но его папочка говорил, что он должен заботиться о сестре, и он сделает это.
  
   "Не могу поверить, что эти чертовы дети провели меня!" - воскликнул Дерек и в расстройстве ударил рукой по рулю. "Это все наверняка Эшли. Она плохо отнеслась ко мне с самого начала. Этот мальчишка никогда бы не сообразил, что я не его прекрасный папочка", - пробормотал он. "Ладно, кажется, мне придется поменять мои планы. Может, так даже будет лучше для меня и Мэг. Бен, Бен, Бен... Не могу дождаться момента, когда я наконец тебя убью. А потом я верну обратно свою любимую".
  
   Глава 61
  
   "Чудовище и дети"
  
   "Бен, я вижу свет фар!" - закричала Мэг, глядя в трещину в досках, которыми Дерек забил окна. Бен встал рядом с ней и тоже посмотрел.
   "Это должен быть он. Никто другой не мог сюда приехать", - согласился он.
   "Боже, пожалуйста! Пусть это будет Дерек и пусть с ним будут наши дети!" - вырвалось у Мэг.
   "Это Дерек", - подтвердил Бен.
   "Дети с ним?"
   "Я их не вижу. Быстрее, он торопится сюда", - Бен лег на пол. "Мэг, притворись, что мне совсем плохо, или даже, что я умер. Мне нужно, чтобы он поближе подошел ко мне".
   "Что?"
   "Мэг, сделай это. Это наш единственный шанс выбраться отсюда живыми".
   "Бен, будь осторожен", - Мэг опустилась около него на колени и стала ждать, когда Дерек откроет дверь.
   "Мэг!" - закричал тот снаружи.
   "Дерек! Быстрее! Мне нужна твоя помощь! Бену плохо!" - закричала Мэг.
   Дерек осторожно открыл дверь и заглянул в комнату. Бен лежал на полу на спине, его голова покоилась на коленях Мэг.
   "Помоги же мне!" - заплакала Мэг. "Он не дышит! Посмотри, что ты наделал!" - закричала она.
   Дерек подошел к ней и стал приглядываться, ища признаки, что Бен еще жив. Он чувствовал себя обманутым, оттого, что тот лежит мертвый и лишает его удовольствия от убийства.
   "Да не стой же! Помоги мне!" - закричала Мэг.
   "Как долго он в таком состоянии?" - спросил Дерек, все еще колеблясь, приходить ей на помощь или нет. Бен надеялся, что он скоро придет, потому что был не уверен, что сможет долго задерживать дыхание.
   "Он в таком состоянии с того момента, как ты ушел, ублюдок! Посмотри, что ты наделал!"
   "Отойди от него", - вдруг заорал тот. Мэг отошла, и Дерек приблизился к Бену. А потом засмеялся. "Я это сделал? Я действительно убил тебя, дорогой братец?" - и он потянулся к запястью Бена, чтобы проверить его пульс. Как только он дотронулся до него, Бен схватил его за руку, перекатился, сел на Дерека верхом. Началась драка.
   "Жаль разочаровывать тебя, но как видишь, я очень даже жив", - Бен сжал рукой горло Дерека. "Говори, где мои дети?" - потребовал он.
   "Мне это известно, а тебе предстоит узнать", - улыбнулся Дерек и, спихнув с себя Бена, снова оказался наверху. Сражение продолжилось.
   "Дерек, остановись!" - закричала Мэг.
   "Мэг!" - крикнул Бен. "Беги к машине!"
   Мэг повиновалась и побежала к фургончику, но сразу же поняла, что детей в нем нет. "О нет! О нет!" - заплакала она и побежала обратно в дом. За это время драка уже переместилась на кухню. "Их там нет, Бен!" - заплакала она. "Где они? Где наши дети?" - закричала она и схватила Дерека за рубашку. Тот оттолкнул ее, Мэг упала на пол.
   "Ты больше никогда не увидишь своих детей", - самодовольно ухмыльнулся Дерек, когда снова оказался сверху, и начал душить Бена. Бен нашел в себе силы разбить его захват и скинуть так, что тот полетел к двери. Мэг наконец поднялась на ноги и последовала за ними на улицу, где продолжалась драка. Дерек схватил лежащий на земле большой сук дерева и ударил Бена по голове. Бен упал. И он и Дерек очень устали.
   "Бен!" - закричала Мэг и подбежала к нему, а Дерек, пошатываясь, направился к фургону.
   "Мэг, я в порядке", - Бен с трудом поднялся на ноги.
   "У тебя кровь", - Мэг оторвала кусок блузки и вытерла кровь в уголке его рта.
   "Куда он пошел?" - Бен огляделся.
   "Я не знаю".
  
   "Пошли, Эшли", - Тревор помог сестре взобраться на тротуар. "Уже темнеет. Мы должны найти бабушку". Оно обошли вокруг магазина, но тот оказался закрыт. "О нет", - выдохнул Тревор.
   "И что мы теперь будем делать?" - спросила Эшли, едва не плача.
   "Посмотри, вон там есть открытый магазин", - мальчик показал на бензозаправку на другой стороне улицы. "Держу пари, там есть телефон, по которому мы сможем позвонить". Он взял сестру за руку, провел через парковку к заправке и вместе с ней вошел внутрь. "Простите, сэр. Мы можем воспользоваться вашим телефоном? У нас есть деньги", - сказал он молодому дежурному. Единственным, что попало в поле зрения дежурного, была крошечная ручка Тревора, кладущая деньги на прилавок.
   "Вам нужно разменять деньги по четверть доллара", - ответил парень и, взяв одну из купюр, вложил в его ручку 4 четвертака.
   "Спасибо", - поблагодарил его Тревор.
   "Ты забыл его спросить, какой телефон у бабушки", - отругала Эшли брата.
   "Ах, да. Вы не знаете, какой телефон у нашей бабушки?" - спросил тот.
   "А где ваши родители?" - спросил парень, оглянувшись по сторонам.
   "Они в хижине. А наша мамочка спит", - сказала Эшли.
   "А где ваш папа?"
   "Мы не знаем, но тот человек не наш папа, правда, Эшли?" - оглянулся Тревор на сестру, и та кивнула в знак согласия.
   "О, понимаю", - улыбнулся парень. "И вот что я вам скажу. Почему бы вам ни посидеть вон там, пока я поищу ваших родителей?"
   "Нет, мы хотим найти нашу бабушку или дядю Ти", - поправила его Эшли. "Тот человек - не наш папа. А бабушка поможет нам найти нашего".
   "Эш, а может быть, он сможет позвонить Ранде или тете Саре", - предложил Тревор.
   Клерк улыбнулся им. "Скажите мне вот что, молодой человек. Почему вы не хотите посидеть вон там, пока я буду искать ваших родственников?" Он не повышал голос, не желая пугать детей.
   "Ладно, мы посидим. Спасибо", - Тревор взял Эшли за руку и подвел к стульям, стоящим около стола. Посадил ее, а потом сел рядом, не отпуская ее руку. "Не волнуйся, Эш. Он сейчас позвонит бабушке, и мы поедем искать папу".
   Одна из покупательниц в магазине, которая слышал весь разговор, предложила дежурному: "Там, в пончиковой, сейчас сидит пара копов. Если хотите, я могу сходить и привести их. Эти дети слишком милы для того, чтобы самостоятельно бродить здесь в такое время".
   "Да, это было бы здорово. А я пока накормлю их хот-догами. Уверен, они сбежали из дома или что-то в этом роде. И держу пари, что они голодные".
   Парень поставил перед каждым из детей по хот-догу и напитку. Не успел он это сделать, как в помещение вошел полицейский. "Итак, что мы здесь имеем?" - улыбнулся он. "Это вы те двое храбрых детишек, которые ищут свою бабушку?" - спросил он.
   "Да", - ответили Тревор и Эшли в унисон.
   "Вы можете сказать, как зовут вашу бабушку?"
   "Просто бабушка", - ответил Тревор и продолжил есть свой хотдог.
   "Ладно", - полицейский посмотрел на женщину, которая привела его, и на клерка, который пытался скрыть улыбку, и попробовал подойти с другой стороны. "А как вас самих зовут?" - спросил он.
   "Меня - Эшли, а это мой брат Тревор", - сказала девочка.
   "А вы знаете свою фамилию?" - улыбнулся полицейский.
   "Эванс", - ответила та.
   "Вот теперь мы до чего-то дошли", - он посмотрел на своего напарника, который старался не засмеяться. "А вы можете сказать нам, как зовут ваших маму и папу?"
   "А вы не знаете?" - Эшли подозрительно посмотрела на него. "Мама и папа". Офицер пихнул своего напарника локтем в живот, когда тот прыснул. "Ладно, маленькая леди", - снова начал он. "А ты можешь сказать нам, где ты живешь?"
   "Конечно. Я могу", - гордо объявил Тревор. "1303 Океанский Бульвар, Сансет Бич, Калифорния", - процитировал он по памяти. "Мамочка говорила, что мы должны знать свой адрес. Она научила ему и номеру нашего телефона".
   "Калифорния?" - все посмотрели друг на друга.
   "Да, мы прилетели сюда на большом самолете нашего папы", - сказала Эшли.
   "Это я должен был сказать", - хихикнул Тревор.
   "Трактор поранил нашего дедушку, поэтому маме пришлось приехать сюда к нему. Папа должен был подоить коров, но тот человек, который привез нас в магазин, не наш папа. Правда, Эшли?" - обратился Тревор к ней за подтверждением.
   "Ага", - ответила та и вернулась к своему хот-догу.
   "Подождите минуту", - сказал другой полицейский. "Вы двойняшки?"
   "Да", - ответил Тревор. - "Мамочка говорила, что она была очень удачлива. Она получила нас двоих по цене одного". Он нахмурился и посмотрел на полицейского. "Вы не знаете, что это значит?"
   "Знаю", - тот взъерошил мальчику волосы. "Это значит, что она получила очень умных маленьких детей. Боб, я знаю, чьи они. Это, должно быть, внуки Хэнка Каммингса. Сара и мой сын Джеми вместе учились в старших классах. Ее старшая сестра оставила Тима Трумана у алтаря и уехала, а потом вышла замуж за какого-то богатого парня в Калифорнии. Хэнк говорил Джеми, что у них двойняшки", - сказал он.
   "Точно! А как ее зовут?" - спросил первый полицейский у напарника.
   "Мою мамочку зовут Мэг", - информировала его Эшли. "Мэг Эванс".
   "Это она. Нам лучше позвонить ей. Они наверняка с ума сходят от беспокойства за них", - полицейский вышел на улицу, чтобы позвонить участок. "Мне нужно, чтобы вы нашли телефон Хэнка Каммингса, в Ладлоу. Нам нужно сказать ему, что мы нашли его внуков".
  
   "Я иду за ним", - сказал Бен Мэг, немного отдышавшись.
   "Бен, нет! Пойдем в дом. Ты же ранен", - заплакала Мэг.
   "Я не могу позволить ему уйти. Он что-то сделал с нашими детьми, и я должен найти их", - Бен поморщился от боли.
   Из-за фургончика вышел Дерек. "Ты меня ищешь?" - спросил он.
   "Ублюдок! Где наши дети?" - закричал Бен.
   "Ты опять за свое. Бен, я думал, что ты за это время научился хорошим манерам. Разве ты не знаешь, что первое правило успешных переговоров гласит "будь милым"? - ухмыльнулся тот.
   "Мы не станем играть в твои игры, Дерек!" - крикнула Мэг. "Где мои малыши?"
   "А кто играет? Мэг, подойди сюда", - он сделал соответствующий жест. "Я отвезу тебя к детям".
   "Только с Беном!"
   "Мэг, не уходи с ним", - предупредил ее Бен.
   "Так-так. Ты что, не доверяешь мне ее?" - посмотрел на него Дерек.
   "Не на большее расстояние, чем то, на котором я смогу врезать тебе", - огрызнулся Бен.
   Дерек вытащил из-за спины пистолет и направил его на брата. "Мэг, я хочу, чтобы ты пошла со мной. И прямо сейчас", - потребовал он.
   "Нет, пожалуйста. Не делай этого", - заплакала она.
   "Она не пойдет с тобой, Дерек. Убери оружие", - сказал Бен, загораживая Мэг своей спиной.
   "Ты не в том положении, чтобы приказывать мне, что делать", - резко ответил тот. "Мэг, я сказал - иди сюда!" - крикнул он. "Не заставляй меня повторяться".
   "Нет!" - закричала Мэг, а Бен бросился на него. Он и Дерек начали драться за пистолет.
   "Мэг, беги!" - крикнул Бен, пытаясь выкрутить оружие из руки брата. "Беги, черт возьми!"
   Мэг повиновалась и побежала к лесу.
   "Она далеко не уйдет. Я найду ее, и она станет моей", - засмеялся Дерек.
   "Черта с два", - Бен наконец одержал верх в драке. Он ударил руку Дерека, в которой был пистолет, о ствол дерева и выбил из нее оружие. Потом он со всей силы ударил брата в челюсть, и тот упал на землю. Бен нагнулся было к пистолету, но Дерек схватил его за ногу и потянул к себе. Бен отпихнул его и снова потянулся к оружию.
   "Я не могу оставить Бена с этим монстром", - подумала Мэг. "Он ранен. Дерек убьет его". Она развернулась и побежала обратно к хижине.
   Бен уже почти схватил пистолет, когда Дерек толкнул его и сам потянулся к вожделенному оружию. Он схватил его и направил в лицо Бену. "Прощай, дорогой братец", - улыбнулся он своей холодной улыбкой и нажал на спусковой крючок.
   "НЕТ!" - Мэг издала ужасный крик, видя, как Бен падает на землю. На мгновение она застыла на месте, но потом повернулась и побежала прочь.
   "Мэг! Мэг, вернись!" - закричал Дерек и побежал за ней.
   "Отстань от меня!" - закричала она на бегу. Однако Дерек был быстрее и почти сразу догнал ее. Он схватил ее за волосы, чуть не свернув ей шею, и Мэг упала. "Отвяжись от меня! Я тебя ненавижу!" - крикнула она и стала молотить его кулаками.
   "Все хорошо. Вот видишь, теперь мы можем быть вместе. Только ты и я", - попытался Дерек успокоить ее.
   "Я ненавижу тебя! Бен! Бен!" - закричала Мэг.
   Дерек поднял ее с земли и сильно встряхнул. "Бен мертв, черт подери! Бесполезно его звать!" - заорал он. "Он точно тебя не услышит!"
   "Отпусти меня", - Мэг стала вырываться еще сильнее. И раньше чем он сам понял, что делает, Дерек ударил ее кулаком так, что она потеряла сознание и упала на землю как сломанная кукла.
   "Мэг! Прости, что мне пришлось это сделать, но ты не оставила мне выбора". Дерек поднял ее на руки и отнес в фургон. Потом, переступив через безжизненное тело Бена, он сходил в хижину, взял там корзину с продуктами, вернулся к машине и уехал на ней вместе с Мэг. "Теперь только ты и я, моя любовь", - вслух произнес он. "Так, как и должно было быть с самого начала".
  
   Глава 62
  
   "Ужасное осознание"
  
   "У Каммингсов никто не отвечает. Из сообщения на автоответчике следует, что они все в больнице, но номер, который они оставили, кажется, не работает. Наверное, это номер сотового", - сказал второй полицейский первому.
   "Идиотизм с этими сотовыми телефонами! Надо было бы их все собрать и выкинуть в реку", - отозвался тот. "Думаю, нам нужно поехать в больницу и поискать их, чтобы разобраться в этом ералаше". Он повернулся к детям. "Хотите прокатиться на полицейской машине?"
   "Вот здорово! А вы включите сирену?" - Тревор спрыгнул со стула и направился к двери.
   "Тревор, ты не убрал за собой", - отругала его Эшли и показала на обертку от хот-дога и пустой стаканчик из-под напитка.
   "Ах, да", - застеснялся тот и вернулся к столу.
   "Вот теперь мы готовы", - Эшли посмотрела на полицейского сверху вниз, проследив, чтобы Тревор выкинул остатки своей еды в мусорку.
   Сердце полицейского растаяло. Эти дети были такие милые. Как мог кто-то упустить их из вида даже на минуту, таких хороших и симпатичных? Одно он знал точно - что когда он найдет их родителей, он выдаст им по первое число за такое поведение. И эта головомойка будем ими заслужена. Особенно отцом, про которого дети, кажется, думают, что он инопланетянин. "Ладно, поехали искать ваших родственников, ребята".
  
   Эш нетерпеливо барабанил пальцами по столу, ожидая, пока Кейси подойдет к телефону. "Кейси", - сказал он в трубку, как только тот поднял свою.
   "Папа, что случилось?"
   "Ты можешь приехать в участок? У нас проблема с твоей матерью", - ответил Эш. Он злился на заявление Алекс о том, что Бен причастен к убийству Томаса, но старался не показать сыну свое нетерпение. Неважно, насколько он зол на нее - она по-прежнему мать его сына. Он думал об этом много часов, но так и не смог придумать никаких мотивов. Он абсолютно не верил, что Бен убил Томаса. Это было невозможно, что бы там ни утверждала, что видела, Алекс.
   "Мама? Я не знал, что она в городе. Что она здесь делает?" - Кейси был озадачен и желал знать, каким образом его мать могла оказаться вовлеченной во всю эту историю.
   "Я объясню, когда ты приедешь. И еще, Кейси, попробуй найти Бена. Мне очень нужно с ним поговорить, но никто не должен знать, что я его ищу", - сказал Эш, понизив голос до шепота.
   "Время, м-р Холлистер", - сказал охранник.
   "Слушай, я должен идти. Поторопись", - обеспокоено и беспомощно сказал он Кейси. "Я пока что никого не убил, но я чертовски близок к этому". Он повесил трубку и повернулся к охраннику.
  
   Рикардо разговаривал в своем офисе сам с собой, пытаясь найти смысл в новом повороте дела Митчума. "Все это совершенно бессмысленно", - он кинул свой блокнот на стол. "Что Бен делал в квартире Хэйлли? Почему Алекс говорит, что она видела, как он столкнул Томаса с балкона? Ей нет никакой выгоды лгать. А у Бена есть алиби. Он никак не мог быть в квартире Томаса тогда, когда говорит Алекс. Что же там произошло, черт подери? Я не понимаю". Он откинулся на спинку стула и сплел пальцы на затылке. "Бен ненавидел Хэйлли и ненавидел Томаса. Это установленные факты. Но Бен не хладнокровный убийца, ведь так?" Он сосредоточено поднял бровь. "Он известен тем, что может пойти на многое ради своей семьи, но мог ли он кого-то убить ради них? Нет, тут должно быть другое объяснение. Под всем этим прослеживается подпись безумных проделок Дерека. Но Дерек мертв, так что это не может быть он. Или может? Я был там, когда Дерек упал с утеса", - подумал Рикардо. "Если только", - он нахмурился, - "нет, этого не может быть", - заспорил он сам с собой. "Если только у Дерека не выросли крылья, пока он падал с того утеса, он должен быть мертв".
   "Рикардо, можно войти?" - детектив Лонг просунул голову в дверь его офиса.
   "Конечно".
   "Я просмотрел все улики, которые я собрал в своем деле. У меня нет сомнений, что убийства Хэйлли Кросс и Томаса Митчума связаны между собой".
   "Продолжай".
   "Алекс Митчум клянется, что видела, как Бен Эванс столкнул Митчума с балкона. Потом мы нашли улику в квартире мисс Кросс, которая прямо указывает на Бена Эванса. А теперь еще у нас есть двое свидетелей, один из которых видел Эванса на месте убийства Митчума, а другой его же в квартире мисс Кросс незадолго до ее смерти".
   "Я знаю, что все начинает выглядеть, словно это Бен..." - начал Рикардо.
   "Точно, черт побери!" - оборвал его Тони. "У меня нет сомнений, что мы держим здесь", - он показал на камеры, - " не того человека. А виновный разгуливает на свободе".
   "Подожди! Давай передохнем хоть минуту, прежде чем начать строить обвинение на косвенных уликах", - сказал Рикардо.
   "Косвенных?" - переспросил тот. "Рикардо, этими уликами тут все завалено. И ничего косвенного в них нет. Не хватает только одного - чтобы он сейчас вошел в эту дверь и признался, что это сделал он. Я уже послал своих людей к нему домой. И шериф согласился со мной. Как только мы найдем его, то сразу же предъявим обвинение в обоих убийствах".
   "Как только ты его найдешь", - поднял бровь Рикардо. "Тони, ты уже это сделал?"
   "Еще нет", - ответил тот. "Но это только потому, что его нет дома. Он же не сможет вечно скрываться. Мы найдем его", - заверил он Рикардо. "Я нахожу очень странным то, что он так внезапно исчез как раз перед тем, как появились улики против него. Я считал, что он друг Холлистера. А какой же он друг, раз уехал, повесив на него преступление, которое сам совершил!"
   "Тони, черт тебя подери!" - заорал Рикардо. "Ты с ума сошел? За что ты так с ним?"
   "За то, что я бегаю, расследуя это дело об убийстве, а ты упорствуешь. Ты слишком близок к этому делу, Рикардо. Я уже говорил об этом с шерифом, и он со мной согласен, даже если ты и нет".
   "Тони, я упорствую в этом, потому что думаю, что вы оба - и ты и шериф - чертовски ошибаетесь".
   "Ты выразил свое мнение, но прав ты или нет, мы арестуем Бена Эванса, как только его найдем", - самодовольно сказал Тони. "У нас есть улики, которые поддержат наше требование".
   Рикардо посмотрел на него долгим взглядом и покачал головой. "Ты, мой глупый друг, имеешь последнее желание? Все, что я могу сказать - удачи вам обоим", - произнес он, вставая со стула и подходя к вешалке, чтобы забрать свою куртку.
   "Удачи? Что ты имеешь в виду? Мне не нужна удача. У меня есть хорошие доказательства".
   "В моих словах нет никакого скрытого смысла, Тони. Я подразумеваю только то, что сказал. Вам нужно будет много удачи, когда Банда из Пятерых возьмется за тебя. Ты и так уже причинил им много проблем. И они не будут с тобой сильно дружелюбны после того, как ты арестуешь одного из них на основании косвенных улик с большими дырами. Может, Холлистер сейчас и в тюрьме, но когда он выйдет из нее и поймет, что к чему, вас вместе с шерифом переведут в пешие патрули - гоняться по пустыне за эскимосами. А если их это не удовлетворит, старина Миссисипи с огромным удовольствием поучит тебя некоторым пунктам южных законов. Я видел их в действии, мой друг, и это было не так уж привлекательно для меня. Я мог бы сходить к Хэйлли и попросить ее подтвердить то, какие невзгоды они могут вызвать, но она мертва. И потом не говори, что я не предупреждал тебя или шерифа. Лично я не хочу оказаться поблизости от вас двоих, когда эти ребята действительно разозлятся. А кроме всего прочего, у меня нет никакого желания быть досуха выжатым этой Невероятной Пятеркой еще и потому, что я собираюсь сосредоточиться на любви всей моей жизни. Вот поэтому я и выхожу из игры. И вообще я уезжаю в отпуск", - предупредил Лонга Рикардо и попытался забрать свою куртку, но та зацепилась за крючок, на котором висела.
   "Ты говоришь так, словно они - Боги", - фыркнул Тони. "Никто не может быть так могуществен".
   Рикардо перестал сражаться с курткой и посмотрел на него. "Знаешь, Тони, я никогда не думал об этом. Посмотрим..." - он задумался. "У них есть бизнесмен сомнительного происхождения с такими большими деньгами, что я не думаю, что он их вообще считает. Юрист, который, вероятно, мог бы заговорить даже старину Даниэля Вебстера в самом аду. Священник, который - так уж случилось - оказался моим младшим братом, и я не представляю, как связался с этой бандой. Спасатель, которого его богатый папаша охраняет как зеницу ока. А еще есть Бен Эванс, который на самом деле непонятно чем зарабатывает на жизнь. Он занимается то одним, то другим, но тебе все равно надо прибавлять к этим деньгам еще столько же, если не больше. Ты, конечно, можешь на все это наплевать. Я не уверен, что эта банда на самом деле Боги, но поверь мне, они имеют все и даже больше, чтобы уничтожить твою карьеру быстрее, чем ты успеешь сбегать в туалет. Они могут сделать твою жизнь невыносимой".
   "Они чертовски напугали тебя, верно?" - насмешливо произнес Лонг. "Ты действительно просто уходишь в отпуск или ты боишься их ярости?"
   "И то и другое. Ладно, как ты часто говоришь, это твое дело", - Рикардо наконец удалось снять куртку с вешалки, и он направился к двери. "У меня нет желания провести остаток моих дней в презираемой нищете, а ты точно проведешь, если будешь охотиться за Беном Эвансом. Передай шерифу, что я вернусь на следующей неделе, как и было оговорено", - улыбнулся он, перекинул куртку через плечо и вышел на дверь. Направляясь к своей машине, Рикардо вытащил из кармана сотовый и набрал номер. Когда на том конце провода ответили, он не смог сдержать улыбку при звуке этого голоса. "Привет, дорогая. Ты не хочешь съездить в Канзас к Мэг?"
  
   Миранда принесла Антонио чашку кофе. Они были в больнице, в комнате ожидания. "Где Сара?" - спросил он.
   "Ей захотелось размять ноги, и она пошла прогуляться. Надеюсь, что Бен с Мэг там развлекаются", - улыбнулась Миранда и взяла с подноса свою чашку.
   "Уверен, что развлекаются. Мэг была такой радостной, когда приезжала за детьми.
   "Кстати, это мне напомнило. Твой брат искал тебя рано утром".
   "Он сказал, чего хочет?"
   "Нет, он только сказал, что ему нужно с тобой поговорить".
   "Я потом ему позвоню", - Антонио оглянулся по сторонам и поцеловал ее в губы. "Я уже говорил тебе сегодня, как ты красива?" - прошептал он.
   "Перестань", - вспыхнула Миранда.
   "Ты для меня всегда прекрасна", - проговорил Антонио. "Но сейчас больше, чем всегда. Я люблю тебя, Ранда. Я не говорил тебе этих слов ни разу за последний час".
   Миранда оглянулась, чтобы удостовериться, что на них никто не смотрит и, встав на цыпочки, поцеловала его. "Ты такой милый, когда говоришь мне эти слова", - улыбнулась она, стирая помаду с его губ.
   "Я имею в виду именно то, что говорю. А что касается Рикардо, то он может подождать. Уверен, он просто хочет узнать, почему я не сказал ему, что еду сюда. Я должен рассказать ему, что оставил сан, но не прямо сейчас".
   "Простите", - к ним подошел полицейский, который нашел Эшли и Тревора. "Вы родственники Хэнка Каммингса?"
   "Я работаю у его дочери, а это друг его семьи Антонио Торрес", - сказала Миранда. "Что-то случилось, офицер?" - спросила она. Вид полицейских всегда жутко пугал ее. Страх, что ее сейчас схватят, всегда был с ней.
   "Я должен поговорить с членом его семьи", - сказал полицейский.
   "Я - Сара Каммингс, его дочь", - сказала Сара, останавливаясь за его спиной. Она слышала, что он спрашивает о Хэнке. "Что случилось?" - Сара встревожилась.
   "Мисс Каммингс, не могли бы вы пройти со мной?" - попросил полицейский.
   "Это Бен и Мэг? С ними что-то случилось?"
   "Я вам все объясню, но мне нужно, чтобы вы пошли со мной", - повторил тот.
   "Если с моей сестрой что-то случилось, я хочу, чтобы вы сказали мне, что, и сказали прямо сейчас", - Сара была близка к истерике.
   "Мисс Каммингс, не произошло ничего плохого", - попытался полицейский остановить ее панику. "Уверен, мы сможем разобраться с этим делом за несколько минут. Но мне нужно, чтобы вы пошли со мной".
   "Я никуда с вами не пойду, пока вы не скажете мне, что случилось с моей сестрой!"
   "Сара, что происходит?" - спросила Джоан, выходя в холл. "Почему здесь полиция?"
   "Мама, что-то случилось с Мэг, а он не говорит, что", - Сара дотянулась до руки Джоан и сжала ее.
   "В чем дело?" - Джоан повернулась к полицейскому. Она видела в глазах Сары страх.
   "Мы точно не знаем, что произошло, миссис Каммингс. Все, что нам известно, это что ваши внуки сейчас внизу, а их родителей нигде нет".
   "О нет! Мама, с Беном и Мэг что-то случилось!"
   "О Боже!" - Миранда прижала руку ко рту. "Пожалуйста, скажите нам, что это неправда!"
   "Вам всем нужно успокоиться", - попытался полицейский взять под контроль происходящее. "Мы не знаем, случилось что-то плохое или нет. Я вообще не уверен, что с их родителями что-то произошло. Все, что мы знаем, это, что внизу с моим коллегой сейчас двое маленьких детей, которые хотят видеть свою бабушку, тетю Сару или дядю Ти. Они четко сказали, кто им нужен".
   "Офицер, если они у вас, то с их родителями точно что-то случилось", - сказала Джоан. "Бен и Мэг никогда бы не бросили своих детей одних. Никогда!"
   "Мне жаль, мэм", - ответил полицейский. "Но я ничего не знаю об их родителях. Просто какая-то леди подошла к нам и сказала о двоих маленьких детях, которые гуляют одни на бензозаправке. А уже давно стемнело. Этим ребятишкам нужно было разменять деньги, чтобы позвонить своей бабушке. Поговорив с ними, мы с достаточной уверенностью смогли заключить, что они - ваши внуки. И вот тут нам стала нужна ваша помощь. Их история совершенно безумна, мягко говоря. Может быть, если с ними поговорите вы, то сможете найти смысл в том, что они рассказали нам".
   "Где они? Приведите их сюда!" - потребовала Джоан. "Они, должно быть, жутко напуганы".
   Все последовали за полицейским в комнату ожидания на нижний этаж. Эшли и Тревор сидели на затертом зеленом диване и держались за руки. "Трев, Эшли!" - позвала их Джоан, и маленькие головки повернулись к ней. Дети тут же сорвались с места и подбежав, обняли свою бабушку. "Мои малыши", - заплакала та и крепко обняла их в ответ. Сара и Миранда остались позади. По их щекам текли слезы.
   "Привет, бабушка", - сказали двойняшки, благоговейно трогая ее лицо.
   "Бабушка, почему ты плачешь?" - спросила Эшли.
   "Потому, что я очень рада вас видеть", - и она снова обняла их.
   "Бабушка все время так плачет", - сообщил Тревор полицейским.
   "Идите сюда, маленькие демоны", - сказала Сара. Она обняла детей, а потом взяла Эшли на руки. "Боже, как же я рада тебя видеть!" - она старалась сдержать слезы и прижала к себе сопротивляющееся маленькое тельце. Джоан же взяла Тревора, и тот стал стараться избежать поцелуев, которыми она покрывала его лицо.
   "Тревор и ты, Эшли. Вы не хотите нам рассказать, где ваши мама и папа?" - спросил детей Антонио.
   "Папочка повез нас в магазин, пока мамочка спала. Он хотел купить ей мороженое", - объяснил Тревор.
   "Но это был не наш папочка", - сказала Эшли, сидя на коленях у Сары и играя с ее серьгой. Обычно Сара ругала ее за это, но сегодня она просто сняла серьгу и вложила ее в маленькую пухлую ручку.
   "Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что это был не твой папа?" - спросила Джоан.
   "Это был злой инопланетянин", - ответил Тревор.
   "Я не понимаю. Где ваш отец?" - спросила Сара.
   "Он ушел. Мы сбежали потому, что он кричал на Тревора. И еще он говорил плохое слово", - призналась Эшли. "Мой папочка не говорит плохих слов, потому что это не нравится мамочке".
   "О, милый мой", - Джоан снова обняла Тревора. "Вы не можете сбегать от своего отца каждый раз, когда он сердится, кричит или говорит плохие слова. Он ведь наверняка сейчас очень волнуется за тебя".
   "Не знаю", - Тревор был настроен скептически.
   "В любом случае, мы можем связаться с их родителями?" - спросил полицейский.
   "Да, в хижине, где они сейчас, есть телефон. Мы позвоним им и скажем, что нашли детей", - заверила его Сара.
   "Мне бы хотелось, чтобы вы дали нам их номер. Мы должны выяснить, что произошло. Если у них нет очень хорошей причины для того, чтобы оставить этих детей одних, то у них будет очень много проблем". В этот момент у полицейского запищала рация и он, извинившись, отошел, чтобы ответить на вызов.
   "Бедный Бен. Он, должно быть, сейчас с ума сходит от беспокойства за тебя", - Сара погладила Эшли по волосам.
   "Тревор, почему ты называешь своего папу инопланетянином?" - спросила Антонио.
   Мальчик пожал плечиком. "Я не знаю. Просто он другой и грубо разговаривает".
   "И взгляд у него тоже другой", - добавила Эшли.
   "Звонили из участка", - сказал вернувшийся к ним полицейский. "Я говорил с менеджером супермаркета, и он сказал, что некоторое время назад у них был какой-то мужчина, который потерял своих детей. Он сказал, что тот мужчина выглядел взволнованным, но вел себя очень странно. Он не хотел, чтобы ему кто-то помогал искать его детей, а потом просто ушел из магазина. Он уехал и больше не возвращался, из чего менеджер заключил, что он нашел детей".
   "Это не похоже на Бена. Он никогда бы не оставил детей одних. Даже на минуту. Я не понимаю", - призналась Джоан. "Если бы я не знала точно, я бы подумала..." - она остановилась, испугавшись того, куда ведут ее размышления.
   "Что, мам? О чем бы ты подумала?" - спросила Сара.
   "Человек, которого описывают дети, очень похож на Дерека. Но он мертв, так что это глупая мысль. Дерек мертв", - повторила Джоан. "Здесь должно быть другое объяснение". Она крепко обняла Тревора. "Что-то случилось, Сара", - она посмотрела на дочь через его голову. "Я не знаю, что именно, но случилось что-то очень плохое".
   "Кто такой Дерек?" - спросила Миранда.
   "Ты не захочешь знать", - отозвалась Сара.
   Антонио положил свой сотовый. "Я не могу дозвониться по номеру, который они дали нам. И мне это не нравится. Мне это совсем не нравится". Он опустился на колени около Джоан и заговорил с Тревором. "Ты молодец, наш маленький мужчина", - он потрепал мальчика по волосам. "Ты хорошо заботился о своей сестре. Именно так, как этого хотел твой папа".
   "Правда, дядя Ти?"
   "Да, это точно", - Антонио обнял Тревора, а потом повернулся к Эшли. "А ты не хочешь обнять своего дядю Ти?" - спросил он.
   "Хочешь пари?" - Эшли обвила руками его шею. Антонио встал и посмотрел на Джоан и Сару. "Я поеду искать Бена и Мэг. Если они найдут все его мирское имущество, раскиданное по шоссе, значит Бен с Мэг, и можно не волноваться. Он мог бы оставить там вещи, но не их", - он сделал жест в сторону детей. "Он никогда, ни за что, и не при каких обстоятельствах, не бросил бы своих детей. Мы скоро вернемся", - он протянул руку Миранде, и они покинули больницу, чтобы найти своих друзей.
  
   Глава 63
  
   "Где я?"
  
   Стояла ночь. Ее жуткую тишину только изредка прерывали сверчки, которые горестно стрекотали в темноте. Спустился туман. Он окутывал крошечную хижину призрачным коконом, который освещался только призрачным лунным светом. Было так тихо, что даже на большом расстоянии был слышен крик совы, которая звала свою любовь. И даже когда подул ветер и смахнул несколько листьев с деревьев, они упали на землю с еле слышным шелестом. Единственным движением, которое тут существовало, была дернувшаяся рука, которая потом замерла так же внезапно, как шевельнулась.
   За много миль от этого места, в глубокой чаще леса, находилась другая хижина. Мэг медленно приходила в себя. Она поняла, что лежит на какой-то кровати. "Где я?" - прошептала она и попыталась сфокусировать взгляд на окружающей ее обстановке. "Бен?" - тихо вырвалось у нее, когда она вспомнила, что с ним произошло в той хижине. Остался ли он жив после такой огнестрельной раны? Ее глаза набухли слезами, а грудь заполонил страх. Жив Бен или нет? Глубоко в душе она знала, что он не умер. Что он должен быть жив. Она ощущала его присутствие, но знала, что где бы он ни был, он тяжело ранен. Ее щека болела дергающей болью. Мэг подняла руку и потрогала болезненное место, куда ее ударил Дерек. Оно сильно ныло, но у нее не было времени волноваться о собственной боли. Она должна выбраться отсюда и найти Бена. "Дерек", - подумала она, уставившись в потолок. "Как ты мог выжить после того падения с утеса? И для чего? Чтобы снова причинить боль Бену? Это нечестно". Как только она найдет Бена, Дерек заплатит за все, что он сделал ему и их детям, даже если ей придется совершить эту месть собственными руками. Загнав боль внутрь, Мэг села на кровати. Она твердо решила выбраться отсюда и найти Бена и детей.
   "О, так ты проснулась?" - сказал Дерек, входя в комнату с подносом в руках. "Как ты себя чувствуешь?"
   Мэг недоверчиво посмотрела на него. "Как я себя чувствую? А как ты думаешь?" - огрызнулась она. "Где мои дети?"
   "Они в безопасности".
   "В безопасности? Где? Дерек, скажи мне! Где они? Они в такой же безопасности, как был Бен?" - саркастически спросила она.
   "Мэг, как бы там ни было, но ты говоришь с человеком, который любит тебя", - улыбнулся тот и подбросил в камин еще одно полено.
   "Ты не любишь меня. Ты не узнал бы любовь, даже если бы она шмякнула тебя по физиономии. Я не хочу говорить с тобой о любви. Я хочу, чтобы ты отвез меня к моим детям. Пожалуйста, Дерек! Пожалуйста, отвези меня к моим детям или приведи их ко мне. Мне нужно увидеть их!" - попросила Мэг.
   "Ты увидишь их, когда придет время. Здесь все зависит от тебя. И от того, насколько ты будешь мне благодарна за то, что я тебя спас", - ответил Дерек.
   "Не делай этого, прошу тебя. Мне нужно увидеть моих детей. Пожалуйста, отвези меня к ним", - Мэг заплакала.
   "Пока не могу", - Дерек повернулся и подбросил в огонь еще поленьев. "На улице становится холодно", - заметил он и чиркнул спичкой.
   "Дерек, мы должны вернуться и помочь Бену. Ты не можешь просто оставить его там. Он же умрет".
   "А это идея", - тот посмотрел на нее и улыбнулся.
   "Дерек, не надо! Пожалуйста. Бен нужен мне".
   "НЕТ!" - закричал Дерек. "Бен тебе не нужен, а ты не нужна ему. Так что перестань об этом скулить!"
   "Как ты мог сделать это с ним? Как ты мог выстрелить в него?"
   "Как я мог сделать это с ним? Я хотел этого, сколько себя помню. И на этот раз я сделал свою работу хорошо. Он никогда больше не вернется, так что заткнись!" - заорал он.
   Мэг прислонилась к спинке кровати и натянула на себя одеяло.
   "Прости, Мэг. Я... я не хотел на тебя кричать", - извинился Дерек, придвигаясь к ней.
   "Не приближайся ко мне!" - предупредила его Мэг. "Не смей даже близко подходить!"
   "Мэг, не будь такой. Нам надо поговорить о том, что случилось", - начал было Дерек.
   "Я не хочу с тобой разговаривать!" - закричала Мэг. "Я не хочу тебя видеть! Я не хочу даже дышать с тобой одним воздухом! Я хочу, чтобы ты отвез меня к моим детям!"
   "Я отвезу тебя к детям, когда придет время. Как я уже сказал, это зависит от тебя".
   "Почему ты выстрелил в Бена?" - крикнула Мэг.
   "Я хотел его убить, разве непонятно? Он стоял у меня на пути. Он пытался получить все, чего хотел я, и его пришлось уничтожить. Ты должна понять это, Мэг. Так было предназначено".
   "Так было предназначено?" - она посмотрела на него, по ее лицу покатились слезы. "Дерек, ты сумасшедший. Бен никогда не делал ничего, чтобы причинить тебе боль. Все, чего он хотел, это помочь тебе! Даже, когда ты висел на том утесе, он и то рисковал своей жизнью, чтобы спасти тебя. А все, о чем думал ты, это как тебе утащить его с собой!" - закричала она.
   "Утащить его с собой? А я и не знал", - засмеялся Дерек. "Нет, моя дорогая Мэг, в этом я позволю себе не согласиться с тобой. Я пытался подняться наверх, а он отпустил мою руку. Ты не могла видеть, что произошло на самом деле. Он не пытался мне помочь. Твой драгоценный Бен пытался меня убить".
   "Ты лжец, Дерек! Бен не хотел, чтобы ты разбился. Я умоляла его не помогать тебе, но он меня не слушал. Вот такой он человек. После всего, что ты ему сделал, он все равно хотел тебе помочь. И посмотри, что ты с ним сделал. Я ненавижу тебя! Почему ты не мог умереть и оставить нас в покое!"
   "Мэг, ты сейчас просто расстроена. Ты на самом деле так не думаешь. Ты любишь меня. Я знаю это, и ты сама это поймешь, как только успокоишься. И когда мы занимались любовью, это было так хорошо, потому что я знал, что ты меня любишь".
   "Прекрати!" - закричала Мэг, не желая вспоминать о том ужасном моменте своей жизни. "Мы не занимались любовью. То, что ты сделал тогда со мной, было неописуемо, и я ненавидела каждую его минуту!"
   "Мэг, не говори так. Ты ведь так не думаешь", - Дерек потянулся к ней.
   "Не трогай меня!", - Мэг отдернулась. "Я думаю именно так. Я не думала иначе никогда в своей жизни. Я скорее убью себя, чем позволю тебе снова прикоснуться ко мне. Лучше умереть! Слышишь меня, Дерек? Я скорее умру, что буду спать с тобой! Ты мне отвратителен!"
   "Ты расстроена и потому не можешь нормально мыслить. Ты так не думаешь. Мы тогда провели вместе замечательное время", - он встал и отошел от Мэг. "Я приготовлю нам что-нибудь поесть, а потом мы продолжим наш разговор. Ты увидишь все более правильно, и когда ты поймешь, что я прав, я отвезу тебя к твоим детям".
   Мэг трясло от его утверждения, что ей нравилось заниматься с ним любовью. Он был не прав, чертовски не прав. Ни против чего в своей жизни она так не восставала. А самым оскорбительным было то, что она не знала, что он заставил Бена смотреть на это через двустороннее зеркало. Он похитил Бена и держал заложником несколько недель на заброшенном складе, а ее обманом заставил поверить, что он - это Бен. Они занимались любовью лишь однажды, но в ту минуту, когда он прикоснулся к ней, она поняла, что что-то ужасно не так. И до конца своей жизни она не забудет, как стояла перед зеркалом, ощущая себя потерянной и смущенной, не понимая, что случилось с ее удивительной связью с Беном. А потом она узнала о Дереке и его маленькой шараде. Она сказала Бену, что спала с Дереком, а тот ответил, что он уже знает. Она должна была рассказать ему все, потому что не хотела, чтобы Дерек испортил то замечательное, что было у них с Беном. Ее любовь к Бену была чистой и незапятнанной, пока не появился Дерек, и она не собиралась ему позволить опорочить ее.
   Мэг верила с любовь. Из-за Бена. Ни один смертный не мог бы прикоснуться к ней там, где касался он. Когда она была совершенно опустошена, думая, как рассказать ему то, что произошло между ней и Дереком, ее герой снова взял все на себя. Он был таким милым и любящим, и он смог заживить ее раны одним своим нежным прикосновением. Они никогда не обсуждали, был он или не был свидетелем этого отталкивающего случая - Бен всегда говорил ей не думать об этом. Она перестала вспоминать, и они пережили это. Дерек причинил Бену столько боли тогда, что она была уверена, что никогда его не простит. Она ощущала ужасный гнев каждый раз, когда вспоминала все это, и никогда - других чувств. Но сейчас она должна была сдерживаться. Ей придется заключить сделку с дьяволом, и пойти на риск было необходимо, чтобы получить шанс на свободу. Поэтому Мэг загнала свой гнев внутрь себя и кротко ответила: "Да, я немного голодна, и ты прав, нам нужно будет поговорить". Борясь с подступающей к горлу тошнотой, она посмотрела на дверь, надеясь, что сможет отвлечь Дерека достаточно надолго, чтобы сбежать через нее. А уж с улицы, она уж как-нибудь доберется до Бена, и он поможет ей найти детей.
   "Здесь не так много еды, как хотелось бы, но я обещаю, что как только будет возможно, я буду кормить тебя как принцессу, моя дорогая принцесса Мэг". Дерек прошел в маленькую кухоньку и загремел банками и кастрюлями, готовя еду.
   "Дерек, как ты сумел выжить после того падения?" - спросила Мэг, пытаясь оценить расстояние до двери, которое ей придется покрыть в столь короткий срок. Если она будет с ним разговаривать, он не обратит внимание на то, что она делает.
   "Я просто дьявольски удачлив", - тот повернулся к ней и усмехнулся. "Так уж распорядилась судьба, что подо мной располагалась выемка в скале. Я прятался в ней, пока все не перестали искать мое тело и не ушли", - он засмеялся. "Смешно! А некоторые еще считают, что удачлив у нас Бен", - хихикнул он.
   Мэг всем сердцем желала найти пистолет, из которого он выстрелил в Бена. Если бы она смогла сейчас взять его в руки, то тотчас же застрелила бы Дерека, причем без малейшего раскаяния. Как он мог находить юмор в убийстве кого-то, а особенно своего собственного брата! Он был настоящим дьяволом, но она знала, что если она хочет когда-нибудь получить свободу, она должна держать при себе свои соображения и играть с ним в его игру. "И где ты был все эти годы?" - спросила она, осторожно передвигаясь к краю кровати.
   "Недалеко", - Дерек посмотрел на нее, а потом снова вернулся к готовке того, что он нашел здесь съедобного.
   "А как ты выжил... я имею в виду где ты жил?" - Мэг встала и подошла к камину. Она взяла кочергу и помешала горящие угли. Самой большой радостью для нее в этот момент было бы треснуть ею Дерека по голове. Но это было невозможно. Ее дети пропали, и только этот лунатик знал, где они. "Думай, Мэг!" - приказала она себе. "Ты должна придумать способ выбраться отсюда!"
   Дерек покосился на нее. "Интересно, что она собирается делать с этой кочергой?" - подумал он про себя. "Конечно же, не ударить меня по голове. Нет, она не ударит меня. Она меня любит". Ему хотелось доверять ей и верить в ее любовь к нему, но он не был уверен на 100%. Может быть позже, но не прямо сейчас. Она все еще злится на него, но она быстро отойдет. Может, сейчас он ей и не мог доверять, но знал, что она ничего не сделает, чтобы подвергнуть опасности шанс снова увидеть своих детей. Все, что ему было нужно, это убедить ее, что совсем скоро она их увидит. Он не мог ей сказать, что у нее нет шанса увидеть снова это маленькое отродье Бена. А как только он все с ней уладит, он найдет Эшли, но не Тревора. Несмотря на то, что он - ребенок Мэг, он не позволит ничему от Бена находиться рядом с собой. Ни за что. "О, я был неподалеку", - ответил он в конце концов на вопрос Мэг.
   Дерек наклонился, чтобы достать еще одну банку из шкафчика под раковиной, и Мэг решила, что это ее шанс. Она уронила кочергу, рванула на себя дверь и выбежала на улицу. Она не знала куда бежать, поэтому просто понеслась в более густую часть леса, надеясь, что там она найдет, где спрятаться.
   Дерек потряс головой и улыбнулся, восхищенный ее столь обдуманной попыткой побега. "Мэг, когда же ты поймешь, что тебе ни за что не сбежать от меня?" - вопросил он, а потом бросил кастрюлю и вышел на улицу вслед на ней. Мэг стояла, прижимаясь спиной к дереву и тяжело дышала. Внезапно у нее перехватило дыхание, когда она услышала, что Дерек зовет ее по имени. "Мэг? Мэг! Мэг, где же ты?" - кричал он. "Выходи, маленькая Мэгги. Ты не сможешь спрятаться от меня. Когда ты наконец поймешь, что тебе не удастся от меня сбежать? Я найду тебя, потому что я всегда знаю, где ты, малышка".
   Мэг выглянула из-за дерева и увидела, что он направляется в противоположную от нее сторону. Фургончик был припаркован рядом с хижиной и, если он будет продолжать идти в этом направлении, она сможет добежать до него и уехать. Дерек дошел до опушки леса, и Мэг побежала к машине. Но удача была не на ее стороне - она не смогла найти ключи от зажигания. Она увидела, что Дерек возвращается обратно к хижине и, выпрыгнув из фургончика, побежала обратно в лес.
   Дерек увидел Мэг и остановился, уперев руки в бедра. "Мэг, вернись!" - раздраженно крикнул он, как будто она была непослушным ребенком. "Ты можешь пораниться, если будешь бегать по лесу в такой темноте. Если ты хочешь со мной поиграть, мы можем сделать это завтра с утра, но сегодня ночью я не намерен играть с тобой в прятки! Так что вернись немедленно!"
   Мэг бежала пока не увидела огромное упавшее дерево. Она спряталась за его пнем, надеясь, что Дерек не найдет ее. Он прошел мимо нее и направился в чащу леса. Мэг задержала дыхание и стала тихо молиться. "Бен, пусть с тобой все будет в порядке! Пусть я смогу сбежать от этого маньяка и найти тебя. Я хочу найти тебя и наших детей!"
  
   "Мэг", - прошептал Бен и начал медленно приходить в себя. Он был уверен, что слышит, как она зовет его. "Мне так холодно", - он полностью очнулся и сразу задрожал. Он стал оглядываться и по окружающей обстановке понял, что лежит в лесу на куче листьев в холоде и темноте ночи. Он попытался сесть, но боль в плече оказалась слишком сильна. Бен вскрикнул от боли и оказался вынужден лечь обратно. "Я должен встать", - сказал он сам себе. "Я должен найти Мэг и детей". И, собрав все оставшиеся силы, он поднялся на ноги. Пошатываясь, он дошел до дерева и постоял, опершись об него и собираясь с силами. В конце концов он добрался до хижины и вошел внутрь. Спотыкаясь, он добрался до ванной, стянул с себя рубашку и осмотрел огнестрельную рану на своем плече. Он потерял прилично крови, но не так много, как он подумал сперва. Оглядевшись в поисках аптечки, он быстро нашел ее и, вытащив перевязочный пакет, очистил рану и наложил на нее марлю. Он чуть не завыл от боли, перебинтовывая ее. Он вспомнил, как когда-то в него выстрелила Энни, но эта рана была другой. Неважно, насколько сильно она болит, главное, он должен найти Мэг. Его боль может подождать. Мэг же где-то с его братом-лунатиком, и никто не знает, что он планирует с ней сделать.
   Бен вернулся в гостиную и стал обыскивать все ящики и шкафы, пока не нашел свитер с высоким воротом и сильно изношенную рубашку. Не обращая внимания на боль, он вернулся в ванную, ополоснул лицо водой и вышел на улицу, желая найти Мэг. Он должен был ее найти. Он не знал, что делать, но твердо намеревался ее найти или умереть, пытаясь это сделать. "На этот раз я убью Дерека", - поклялся он сам себе. Он всегда считал себя сострадательным человеком, но к своему брату он не чувствовал никакого сострадания и хотел, чтобы тот умер в мучениях за то, что украл его жену и детей.
  
   Глава 65
  
   "Невероятная и жуткая правда"
  
   "Мы не можем добраться до Бена и Мэг, не зная дороги", - прошептал Саре вернувшийся вместе с Мирандой в комнату ожидания Антонио. Они с Мирандой ездили на ферму Каммингсов, чтобы выяснить, как добраться до хижины. Они не смогли найти блокнот, где был нарисован план, и поскольку они так и не узнали, как туда доехать, то решили вернуться в больницу, чтобы поговорить с Сарой. "Я уже звонил на ферму Бэнксов, но они всей семьей на несколько дней уехали на родео. А женщина, ответившая нам по телефону, не смогла нам помочь. Она не знает, где находится хижина. Миранда может вспомнить то, что говорил ей Тоби, но в этих указаниях не прослеживается никакого смысла. Так что нам остается только одно - ехать в горы и попытаться самим найти их".
   "А полиция?" - спросила Сара.
   "Сейчас они думают, что Бен и Мэг просто бросили Тревора и Эшли", - тихо ответил Антонио, глядя, как двойняшки спят на коленях у Джоан.
   "Это просто смешно! Они бы никогда так не сделали!" - возмутилась Сара.
   "Мы это знаем, а они нет. Они ведь не знают Бена и Мэг так, как мы. Давай посмотрим в глаза ужасной правде: детей ведь бросают каждый день", - отозвался Антонио. "Не могу понять, почему дети решили, что Бен стал каким-то другим. Это ведь не может быть Дерек. Мы все знаем, что он мертв".
   "Я никогда не знала, что у Бена был брат-близнец. Но сейчас, когда я знаю, все, что раньше было таким непонятным, становится очень ясным. Прямо-таки кристально ясным", - вдруг сказала Миранда, и ее слова привлекли к ней всеобщее внимание.
   "Что ты имеешь в виду?" - озадаченно спросила Сара.
   "Я знаю, что это звучит так же дико, как и история Тревора и Эшли об их папе-инопланетянине, но иногда Бен вел себя как совершенно незнакомый человек. Я никак не могла понять, почему, но теперь, когда я об этом думаю, все это приобретает смысл. Этот человек был для них совершенно чужим, инопланетянином, когда они стали сравнивать его со своим отцом", - Миранда задумалась. "Я несколько раз говорила Мэг, что иногда он ведет себя совершенно необъяснимо, но она всегда находила причину для его поведения. Я не хочу ни в ком из вас сеять тревогу, но я думаю, что дети правы. Вероятно, брат Бена жив".
   "Миранда, расскажи, что в нем было "не такого", - Антонио подошел к ней и взял за руки. "Я имею в виду, что заставило тебя стать к нему такой подозрительной?" Ему не нравилось, куда ведет этот разговор. Только этого ей не хватало, после того, что она уже пережила. "Ранда, скажи мне. Что он сделал?"
   Миранда посмотрела на него и сжала его руку. "Не волнуйся так", - тихо произнесла она. "Это было не так страшно. Первое, что заставило меня приглядеться к нему, было то, что он стал вдруг много пить. А когда он напивался, то начинал делать сальные замечания обо мне. Ничего особенного, но для меня слишком знакомо. А потом, так же внезапно, как появлялось, его странное поведение исчезало, и Бен становился тем Беном, которого мы все знаем и любим. Это трудно описать. Как будто в нем жили два разных человека".
   "Но он ведь не трогал тебя?" - спросил Антонио. Мысль о том, что этот ненормальный - если он все-таки жив - трогал ее, приводила его в бешенство.
   "Нет, ничего из того, что ты думаешь. Он просто отпускал всякие комментарии, отчего мне становилось очень неуютно".
   "Ты говорила об этом Мэг?" - спросила Сара.
   "Об этом нет, но я говорила с ней о том, что он пьет. И потом еще Эшли на него так реагировала... Так или иначе, но я думаю, что она знала, что он ей не отец. Эшли обожает Бена, но временами она не хотела к нему подходить и начинала напрямую грубить ему. И отношения к этому самого Бена я тоже не могла понять. Если Эшли заговорит так с кем-то другим, он ее накажет ее за грубость. Он ее безмерно балует, но очень строг к ним обоим в отношении вежливости. А тут он никак не реагировал, и это было очень странно".
   "Подожди, ты хочешь сказать, что он находился рядом с детьми?" - у Сары нехорошо засосало под ложечкой.
   "Боюсь, что так. И много раз", - Миранда посмотрела на нее. "Мне жаль, Сара. Но я не представляла, что у Бена был брат, а тем более идентичный близнец. Иногда я думала, что он сошел с ума. Или я. Мне так жаль. Если бы я знала, я бы не позволила ему даже приблизиться к детям", - сказала она, чувствуя, что была недостаточно профессиональна.
   "Конечно, ты не знала", - Сара обняла ее. "Это не твоя вина, Миранда. Не обвиняй себя. Дерек очень хитер. Однажды он уже одурачил всех нас".
   "Бог мой, теперь все становится понятным!" - Антонио от расстройства хлопнул себя по лбу. "Дерек жив. Должно быть, он жив. Это невероятно! Но тогда у Бена и Мэг большие проблемы. Мы должны найти их, Сара. Дерек же ненормальный. Он убьет их. Эх, если бы мы знали путь к той хижине, это помогло бы нам сэкономить много времени! Если мы сможем быстро найти тот домик и не тратить время на поиски дороги к нему, это время может спасти жизнь Бену и Мэг".
   "Антонио, я не знаю, как быть", - Сара едва не плакала. "Я не знаю, где этот дом. Если бы Тоби и его родители были дома, мы бы быстро узнали это. Но их нет, а мы не можем просто ждать здесь, ломая руки. Мы должны что-то придумать. Может, Дерек и не причинит вреда Мэг, но Бена он точно убьет".
   "Может быть, я смогу помочь", - сказала Миранда.
   "Каким образом?" - спросила Сара.
   "Я пересказывала Мэг, как лучше туда доехать. Тоби мне диктовал дорогу по телефону", - напомнила она. "И его ориентиры были немного забавными. Я еще помню, что подумала, что он взял их из какого-то детского стишка".
   "Ты считаешь, что сможешь вспомнить их?" - спросил Антонио.
   "Я сделаю все возможное".
   "Это больше, чем было у нас минуту назад. Все будет в порядке. Пойдем", - Антонио взял Миранду за руку.
   "Как бы я хотела поехать с вами", - простонала Сара. "Но мама все время проводит с отцом, да и я не могу просить тетю Джени взять к себе Тревора и Эшли. Они сейчас так напуганы. Я не хочу оставлять их с незнакомыми людьми. Они нуждаются во мне, и я не могу их бросить".
   "Я согласен с тобой, Сара. Ты нужна своей матери и племянникам здесь. Нам нужно, чтобы дети чувствовали себя в безопасности, пока мы не найдем их родителей", - ответил Антонио.
   "А как насчет полиции? Ты не думаешь, что мы должны им позвонить?" - спросила Сара.
   "Нет, не думаю. Они все равно нам не поверят. А если мы скажем им, что думаем, что тут вокруг ходит один покойник, они точно нас всех запрут в отделение для буйных. Бену и Мэг это только повредит, так что надо просто сидеть и ждать. Может, мы не правы, и тут есть другое объяснение. А мы с Мирандой пока постараемся найти эту хижину и, надеюсь, Бена и Мэг. Я позвоню, как только мы что-нибудь выясним", - он успокаивающе похлопал ее по руке.
   "И не волнуйся ни о чем", - Антонио погладил Сару по щеке и поцеловал. "Мы найдем их и привезем домой. Пошли, Миранда", - он взял ее за руку, и они направились к лифту.
   Сара сложила руки на груди и подошла дивану, где сидела ее мать, а Тревор и Эшли по-прежнему спали у нее на коленях. Джоан тоже спала. Мысль о том, что Дерек может быть жив, пугала Сару. Она вспомнила последний раз, когда она видела его, и как он одурачил ее и всех остальных. Как давно он вернулся и притворялся Беном? Мэг его не видела. Сара была в этом уверена. Мэг бы сразу поняла, у нее с Беном есть сильная связь. Так что с приличной уверенностью можно было предположить, что Дерек не имел с ней контактов до сегодняшнего дня. Мэг бы сразу раскрыла его маленькую игру. "Боже, пожалуйста, пусть с ними все будет хорошо!" - тихо прошептала Сара. "Они не заслуживают того, что этот маньяк может с ними сделать", - она посмотрела на Тревора и Эшли, мирно спящих на коленях бабушки, - "и с ними тоже", - добавила она. "Боже, прошу тебя! Пожалуйста! Не дай этому монстру оставить их сиротами. Им нужны их родители, да и мне тоже", - Сара вытерла со щеки слезу обратной стороной ладони.
   "Сара, а где все?" - спросила Джоан, просыпаясь и оглядываясь вокруг.
   "Антонио и Миранда уехали искать хижину", - прошептала та, не желая будить детей.
   "Но на улице так темно", - сказала Джоан. "А они не знают, где она находится. Они только заплутают".
   "Скоро рассветет, мам", - Сара обеспокоено посмотрела на мать. "Но что мы будет делать, если Дерек и правда жив?"
   "Не знаю, малышка", - Джоан погладила двойняшек по волосам. "Нам остается только ждать. Мы должны верить, что Бен сможет позаботиться о Мэг и о себе. Я ни о чем другом не могу думать. Я молюсь, что бы мы все ошибались, чтобы для этого кошмара нашлось другое, простое, объяснение".
   "Я должна кое-что тебе рассказать, мам. И хорошо, что ты сидишь", - сказала Сара. Она рассказала матери все, что Миранда говорила им о странном поведении Бена и, что они сейчас думают, что более чем возможно, что Дерек жив. "Я так волнуюсь, мам", - Сара протянула руку и потрогала волосы Эшли. "И что нам теперь делать? Что нам делать, если Дерек действительно причинил зло Бену и Мэг?" - прошептала она.
   "Дерек ничего не сделает Мэг. Он любит ее, какой-то своей больной любовью. А Мэг умная. Она знает, что он думает, что чувствует к ней. Она использует это, чтобы он не причинил зло Бену. Они с Беном защитят друг друга. А мы пока будем держать их малышей в безопасности и молиться", - Джоан посмотрела на них, так мирно спящих и не подозревающих об опасности, которая нависла над ними и их родителями.
   Двери лифта раскрылись, и из них вышли двое. Лифт закрылся, а вышедшие мужчина и женщина пошли по направлению к Джоан и Саре. "Рикардо?" - удивленно сказала Джоан, когда они приблизились достаточно, чтобы их можно было узнать.
   "Джоан, Сара", - Габи улыбнулась, обняла Сару, а потом наклонилась, чтобы обнять Джоан. "Мы прямо из аэропорта".
   "Что вы здесь делаете?" - спросила Сара.
   "Я взял остаток своего отпуска и решил привезти Габи повидаться с Мэг. А заодно мы решили проверить, как Хэнк. Как он?" - спросил Рикардо.
   "Ему лучше", - Джоан попыталась улыбнуться.
   "Это замечательно!" - воскликнула Габи. "Я так рада это слышать".
   "Спасибо, Габи", - Джоан повернулась и посмотрела Рикардо в глаза. "Я счастлива видеть вас обоих, но ты, Рикардо, паршивый лгун. Ты не хочешь сказать, почему ты приехал сюда на самом деле?"
   Рикардо покраснел и уставился в пол. Джоан видела его насквозь, и он не мог ей лгать. "Я бы хотел рассказать вам, Джоан, но сначала я должен поговорить с Беном", - он огляделся вокруг. "А где вообще Бен и Мэг?"
   "Мама", - Сара встала. Она не хотела, чтобы этот разговор происходил в присутствии детей. "Мы с Габи и Рикардо пойдем пройдемся. Я расскажу им все, что тут у нас произошло", - сказала она и показала на детей. "Пойдемте, ребята. Я должна рассказать вам одну невероятную и жуткую историю".
  
   Глава 65
  
   " Вариант связи"
  
   "Мэг! Выходи! Выходи-выходи! Где ты там?!!" - звал Дерек, продолжая поиски.
   Мэг сжалась в комок, пытаясь спрятаться под пнем и молясь, чтобы он ее не нашел.
   "Ты совершенно зря прячешься, дорогая. Я найду тебя, рано или поздно. И лучше рано, черт подери, потому что я на сегодня запланировал для тебя особенную поездку. А если ты не выйдешь, я рассержусь. Выходи, Мэг, и мы сможем все уладить", - голос Дерека стал приближаться.
   "Пожалуйста, пожалуйста, пусть он меня не найдет", - прошептала Мэг и, обняв руками колени, зарылась в них лицом.
   "Ладно, Мэг, я возвращаюсь в дом. Когда будешь готова увидеть своих детей, дай мне знать, где ты!" - крикнул Дерек.
   Он лгал. Так или иначе, но она знала это, и потому осталась на месте. Она знала, что не может доверять ему, но, в то же самое время, ей нужно было узнать, где ее дети. "Если бы только Бен был здесь", - прошептала Мэг, и по ее щеке скатилась слеза.
  
   Бен шел по дороге, пока не наткнулся на перекресток. "И что теперь?" - спросил он сам себя. "Куда я должен свернуть? Давай Бен, думай как Дерек. Куда бы ты отвез ее?" Он решил идти направо, потому что эта дорога вела в горы. Дерек не хочет, чтобы его нашли, а потому должен придерживаться густого леса. Он не понимал, как, но откуда-то знал, что Дерек повез Мэг именно сюда. Рассветало, и он был благодарен тому, что темнота сменяется светом. Его плечо ужасно болело, но он должен был идти вперед. Он должен найти Мэг.
  
   Мэг проснулась от непродолжительного сна, когда стало светать. Ей было холодно и тесно, и она решила, что может вылезти из укрытия. Она давно не слышала Дерека и полагала, что он действительно вернулся в хижину. Ей надо было выбираться отсюда, и выбираться прямо сейчас. Мэг выползла из-за пня и осторожно огляделась, чтобы убедиться, что Дерека нет поблизости. Ноги у нее затекли, и она растерла их, а потом направилась в чащу леса.
   "Куда-то собралась, дорогая?" - внезапно спросил голос Дерека. Мэг оглянулась, но не увидела его.
   "Где ты?" - крикнула она.
   "Прямо тут, малышка Мэгги".
   Мэг оглянулась еще раз, но так и не поняла, откуда идет голос. "Где ты?" - снова спросила она. "Я тебя не вижу".
   "Мэг, Мэг, Мэг... Почему бы тебе не уподобиться Бену и не признать, что я - Бог?" - хихикнул Дерек. "А где еще может находиться Бог, кроме как на небесах. Я думал, что ты очень умная, но сейчас ты начинаешь заставлять меня думать, что я должен привести в исполнение свое отчаянное желание спрыгнуть на твои кости. Я и так дал тебе слишком много форы. Посмотри вверх, малышка". Мэг подняла голову, как велел ей голос, и увидела, что он сидит на ветке дерева прямо над ней, улыбается и играет пистолетом, который держит в руке. Мэг застыла, не в силах сдвинуться с места.
   "Пусть тебя не тревожит эта милая вещица. Я просто шучу. А ты самая прекрасная и умная женщина из тех, кого я когда-либо знал", - он бросил на нее плотоядный взгляд и покачал головой. "Никто из них тебе и в подметки не годился. А наша связь всегда помогала мне тебя найти", - Дерек спрыгнул с ветки и подошел к Мэг.
   "Связь? У нас с тобой нет никакой связи!"
   "У нас есть связь, моя дорогая, так что перестань это отрицать. Она есть, и ты знаешь это. Как ты думаешь, тогда бы я смог выжить? Если бы я думал, что никогда тебя снова не увижу, я бы точно умер. Но я жив, из-за тебя. Твое прекрасное личико звало меня вернуться из могилы. У нас есть связь, дорогая, и мы оба это знаем", - Дерек подошел к ней вплотную, постукивая пистолетом о ладонь. "Эта связь существует, детка, и сильная", - дьявольски улыбнулся он.
   "Нет, Дерек, пожалуйста!"
   "Пожалуйста что?"
   "Пожалуйста, отпусти меня", - попросила Мэг. "Отпусти меня к моим детям. Мне нужно к ним. Мы никогда не разлучались. Они, должно быть, очень напуганы. Пожалуйста, Дерек. Отвези меня к моим детям".
   "Я уже сказал, что отвезу тебя к ним, если ты будешь себя хорошо вести", - снова покачал головой тот. "Но ты вела себя плохо. Ты заставила меня провести ночь в лесу и пытаться найти тебя, попутно подвергаясь угрозе быть заживо съеденным москитами. Я ведь не мог оставить тебя одну в лесу. А если бы тебя сожрал медведь, пока ты спишь? Я не мог этого допустить", - он засмеялся. "Я люблю тебя, Мэг. Ты - моя судьба. Но должен тебе сказать, все это общение с природой начинает действовать мне на нервы. Ночью какая-то мстительная птица нагадила на меня на этом дереве. Я так разозлился, что хотел ее застрелить, но я не хотел пугать тебя и потому остался на месте, весь в помете этого пернатого с отвратительными манерами. А как только начало рассветать, я пошел и застрелил его. Так почему я не могу получить от тебя награду за это, Мэгги? Я сейчас достаточно сердит на тебя, так что тебе придется подождать, пока я не успокоюсь. И вот что я еще тебе скажу. Ты можешь поднять мне настроение. Подойди и поцелуй меня", - он показал пальцем на свою щеку. "Ты ведь не можешь знать. Может быть, я смогу изменить свое мнение. Не стесняйся", - он потянулся к ней. "Иди сюда и поцелуй меня, моя сладкая".
   "Нет!" - крикнула Мэг и отскочила. "Я скорее поцелую унитаз!", - заорала она, а ее сердце билось так, что казалось, сейчас выскочит из груди. "Думай, Мэг! Думай!" - упрекнула она себя. Она должна была что-то сделать, но не знала, что. "Лучше быть съеденной медведем, чем пойманной Дереком", - решила она и, повернувшись, побежала в лес. Дерек наклонил голову и ухмыльнулся. "Эта женщина никогда ничему не научится. Но она становится такой милой, когда сердится. Черт, я люблю ее вспыльчивость", - произнес он и пошел на Мэг. Догнав, он схватил ее сзади за куртку и развернул к себе лицом. Мэг закричала, чуть не оглушив его. Этот крик застал Дерека врасплох, и Мэг вырвалась, оставив куртку у него в руках. Она побежала дальше в лес, но потом наткнулась на низко висящую ветку дерева. Мэг снова удивила Дерека своей изобретательностью, когда отломила эту ветку и, вернувшись назад, ударила его ею по лицу и сбила с ног.
   Удар оказался настолько силен, что Дерек упал и не смог сразу же подняться. Мэг бежала до тех пор, пока не уперлась в груду камней. Она начала карабкаться по ним наверх и, хотя ее ноги несколько раз соскальзывали, она все же забралась туда. Она знала, что Дерек не замедлит появиться, но у нее было в запасе несколько минут. Она была ослабевшей, уставшей и голодной, поэтому она просто легла на камни и стала ждать его прихода. Если ей повезло и этот сук вырубил его, она немного отдохнет, а потом кружным путем вернется к хижине. Сердце Мэг сильно билось, руки дрожали, и ей хотелось плакать. Но она отказывалась сдаваться. Она должна была сбежать и вернуться к Бену и детям. Теперь она понимала, что у Дерека не было намерения отвезти ее к ним. Но даже если он такой монстр, каким она его считает, она должна верить, что он никогда не причинит вреда ребенку, а особенно ее детям. Потому что, если она будет думать иначе, она просто сойдет с ума.
  
   Бен прислонился к дереву и попытался отдышаться. Съехав по стволу на землю, он пошарил в кармане и вытащил несколько крекеров, которые сунул туда перед тем, как покинуть хижину. Крекеры были черствые и безвкусные, но ему нужно было как-то поддержать силы, и он съел их. Бен огляделся вокруг, пытаясь сориентироваться. Дорога была совершенно скрыта под листьями, и он с трудом нашел ее. Бен вытащил из другого кармана бутылку с водой и сделал глоток. Его рана снова начала кровоточить, и он посильнее затянул повязку.
  
   Дерек прижал руку к голове и сел, чувствуя себя так, словно его переехал грузовик. Он посмотрел на ладонь и увидел на пальцах кровь. "Чертов сук", - выругался он и, встав, вытащил из кармана маленькую коробочку. Он включил ее и стал водить ею во всех направлениях. "Эй, да эта штука работает лучше, чем я мог себе представить", - улыбнулся он. "Наша "связь" включена, дорогая. Хорошо, что я вспомнил о ней и сунул датчик в твою туфлю, а то я бы вряд ли смог тебя найти. Оставайся там, где ты сейчас, Мэг. Я уже иду к тебе, дорогая".
   "Боже! Боже!" - зашептала Мэг, увидев, что Дерек направляется прямо к ней. Она легла плашмя на камни и стала молиться, чтобы он прошел мимо.
   "Мэг!", - позвал Дерек, стоя на камнях и уперев руки в бедра. "Спускайся, а то ты можешь пораниться. Давай, Мэг!" - повторил он, когда она не ответила. "Я знаю, что ты там, наверху. Я чувствую, что ты там".
   "Ты не можешь этого знать", - подумала Мэг. "Ты просто не можешь!" - постаралась она убедить себя.
   Дерек стал подниматься к ней. Мэг нашла один из свободнолежащих камней и кинула в него. Дерек пригнулся, и камень едва не задел его голову. Он стал подниматься быстрее, а Мэг спустилась вниз с другой стороны насыпи. Она пошла кружным путем к хижине и потеряла Дерека из виду. Увидев домик, она подумала, что войдя внутрь, она сможет, во всяком случае, запереться в нем. Но Дерек оказался ближе, чем она думала и, прежде, чем она поняла, что происходит, он схватил ее за плечи и надавил, заставляя опуститься на землю. Мэг закричала и стала бороться с ним изо всех сил, но Дерек оказался сильнее. Он быстро скрутил ей руки над головой и прижал к земле.
   "Мэг, прекрати это, черт подери!" - заорал он, приблизив свое лицо к ее. "Я устал от твоих идиотских игр!" Мэг отвернулась, чтобы не видеть его лицо. Лицо Бена.
   "Пожалуйста, кто-нибудь! Помогите мне!" - закричала она.
  
   Бена словно встряхнуло, и он, оглядываясь, вскочил. "Мэг?" - прошептал он, чувствуя, что у него нехорошо засосало под ложечкой. Она в опасности. С ней происходит что-то плохое. Он знал это, просто знал. И он должен до нее добраться. Он побежал, не зная, куда, но зная, что должен найти Мэг.
  
   Дерек схватил Мэг в охапку и перекинул через плечо. Она начала пинаться и кричать, но он ее не отпустил. "Мэг, прекрати!" - он ударил ее по заду, когда ее пинки достигли его одного, очень чувствительного, места. "Если ты не прекратишь, ты повредишь мне "семейные драгоценные камни". И сейчас же прекрати орать", - он снова шлепнул ее. "У меня уже голова болит от всего этого шума, создаваемого тобой", - сказал он и, внеся ее обратно в хижину, бесцеремонно бросил на кровать.
   "Оставь меня в покое!" - закричала Мэг. Ей не понравилось, как он смотрел на нее, и она забралась обратно на постель. "Не прикасайся ко мне", - предупредила она его. Но ее страх превратился в гнев, когда она увидела похотливое выражение его лица. "Не подходи ко мне!" - крикнула она. Она никогда не хотела видеть его мертвым больше, чем в этот момент.
   Дерек оставил ее на кровати и стал обыскивать дом, пока не нашел рядом с камином веревку. Он поднял ее и вернулся к кровати.
   "Нет!" - закричала Мэг, когда Дерек схватил ее руки и, намотав на них веревку, стал стягивать ее.
   "Отпусти меня!" - она пнула его, стараясь попасть в пах.
   Дерек схватил ее за лицо и сильно сжал. "Мне это осточертело! Слышишь меня, Мэг? Меня тошнит от этих твоих дурацких игр! Так что заткнись!" - заорал он и отпустил ее. Он отступил назад и запустил пальцы в волосы. "Почему ты со мной так? Зачем сопротивляешься? Я бы никогда намеренно не причинил бы тебе вреда. Ты ведь это знаешь, так почему себя так ведешь? Мэг, я люблю тебя, но ты испытывала мое терпение весь день!" - крикнул Дерек, а потом схватил ее за плечи и стащил с кровати. "Иди", - потребовал он и выпихнул на Мэг на улицу вперед себя.
   "Куда ты меня собираешься везти?" - закричала Мэг, когда Дерек втолкнул ее в фургончик и пристегнул ремнем безопасности. "Куда?"
   "Подальше отсюда. Я отвезу тебя в твой новый дом!" - огрызнулся тот. "А сейчас замолчи!" - он захлопнул дверцу машины, сел на водительское сидение и завел двигатель. А затем, не произнеся ни слова, повел машину в неизвестном ей направлении.
  
   "Ты уверена, что это так далеко?" - спросил Антонио Миранду, сворачивая на еще одну грязную извилистую дорогу.
   "Я помню, как Тоби говорил, что надо ехать высоко в горы. Это, должно быть, та самая хижина", - ответила она. Солнце выглядывало из-за холмов, и даже на таком расстоянии они могли видеть озеро и хижину около него. "Вон там", - показала Миранда. "Это, должно быть, она".
   Антонио повел машину к домику. Он припарковался под деревом, вылез из машины и протянул руку Миранде. "Надеюсь, что это та хижина, которая нам нужна", - сказал он.
   "Машины Мэг и Бена здесь нет", - Миранда расстроилась, подумав, что они приехали не в тот дом.
   "Да, это так, но, может быть, кто-нибудь здесь сможет сказать, как найти нужный дом. Как странно, все двери открыты", - произнес Антонио, поднимаясь на крыльцо. "Привет!" - крикнул он.
   "Это же она", - сказала Миранда. Антонио с беспокойством посмотрел на нее и заметил, что она побледнела.
   "Миранда? Ты о чем?"
   "Дэйзи", - прошептала та.
   "Дэйзи? Миранда, что ты имеешь в виду?"
   "Дэйзи - это кукла Эшли", - Миранда подошла к качелям у крыльца и подняла куклу. "Они были здесь. И произошло что-то плохое, Антонио. Эшли никогда бы по своей воле не бросила Дэйзи. Она очень любит эту куклу".
   Антонио вошел в хижину. Стол и стулья внутри были перевернуты, и им обоим стало ясно, что в доме происходила какая-то борьба. А потом Антонио увидел на полу кровь. Он пошел по ее следу в ванную и нашел там окровавленную рубашку Бена. Антонио поднял ее и просунул палец в дырку от пули.
   "О нет!" - сдавленно воскликнула за его спиной Миранда.
   "Бог мой, Миранда!" - прошептал Антонио. "Думаю, ты права. Здесь произошло нечто ужасное".
  
   Глава 66
  
   "Желание выжить"
  
   Ноги Бена начали подгибаться под тяжестью его тела, и каждый шаг давался ему все тяжелее или тяжелее. Уже наступил день, и он все больше слабел. Его тошнило все сильнее и сильнее. Он настолько плохо себя чувствовал, что даже думал, что стоит ему лечь, и смерть тут же настигнет его. И единственной причиной того, что он еще двигался, было его желание добраться до Мэг. Он должен найти ее. Близился полдень. Солнце было высоко в зените, и Бен чувствовал, что оно обжигает его чувствительную кожу до волдырей. Он понимал, что если он хочет выжить, ему нужно найти тень, чтобы перетянуть снова рану и немного отдохнуть. Он огляделся, уже почти готовый сдаться, но внезапно увидел на некотором расстоянии от себя маленькую хижину. "Может быть, там кто-нибудь есть", - подумал Бен и, собрав остатки сил, направился к ней.
  
   "Ну и куда нам теперь ехать?" - пожаловался Антонио и стукнул рукой по рулю, когда увидел в конце грязной дороги развилку. Они вместе с Мирандой попытались вычислить, в какую сторону мог направиться Бен и состыковать это с указаниями Тоби. Тот, в своих достаточно беспорядочных описаниях, упоминал что-то о второй хижине, на случай, если Бен и Мэг не найдут первую. Миранда нахмурилась, пытаясь сосредоточиться и вспомнить, что именно сказал Тоби. "Интересно, все ли сельчане так описывают, как доехать?" - подумала она. Если да, то удивительно, что они нигде не заплутали. Она была убеждена, что все кончится тем, что они несомненно заблудятся и будут до скончания веков бродить по лесу, потерянные навсегда. "Дойдя до развилки, сворачивай влево, дружок", - попыталась она вспомнить детский стишок, с которым она ассоциировала инструкции Тоби. "Влево", - внезапно сказала она. "Он сказал, сворачивай влево на развилке". Миранда и Антонио пришли к решению сначала найти Бена и Мэг, потому что, когда они найдут их, Дерек тоже наверняка будет неподалеку. Сцена в хижине оказалась холодной и леденящей кровь реальностью, от которой их обоих все еще пробирала дрожь. Однако, взвесив все, что им было известно, они пришли к выводу, что кто бы ни был в хижине, он был тогда ранен и потерял много крови. Проблема была в том, что они не знали, кто это был. Они только надеялись, что нашли рубашку не Бена. И хотя Миранда опознала ее, как принадлежавшую Бену, они все же надеялись, что Дерек украл ее у него. Еще по дороге к хижине Антонио рассказал Миранде все о Дереке, его ненависти к Бену и одержимости Мэг.
   Антонио остановил машину. "Пойдем, посмотрим, не сможем ли мы найти следы шин или еще какие-нибудь признаки того, что кто-то здесь недавно проезжал. На этой дороге нет большого движения. Может быть, нам повезет, и мы что-нибудь обнаружим".
   Они вышли из машины и огляделись. "Миранда, смотри", - позвал Антонио, опускаясь на колени. "Похоже на кровь".
   "Да", - согласила она.
   "Тогда я думаю, нам стоит поехать туда", - показал он, и вместе с Мирандой вернулся в машину. "Это как раз то направление, которое дал тебе Тоби. Наверное, это там, сзади".
  
   Бен прислонился к двери домика. Его охватила слабость. Он не мог поверить, что все-таки дошел до хижины. "Привет", - сказал он так громко, как мог, но ему никто не ответил. Шатаясь, он добрался до кухонной раковины и плеснул водой в лицо. Его лихорадило, но не собирался сдаваться. Бен сел за стол и решил, что должен проверить, не начала ли его рана снова кровоточить. Он не сможет найти Мэг, если позволит себе истечь кровью до смерти. Занимаясь раной, он внезапно увидел в углу комнаты небрежно брошенный, измятый, жакет, который показался ему чем-то знакомым. Бен медленно подошел к нему и поднял с пола. У него упало сердце, когда он узнал жакет. "Мэг", - прошептал он и оглядел комнату. Они были здесь, а это значило, что он близок к тому, чтобы найти ее. Чувствуя, что не должен терять ни секунды, Бен пошел к двери, но внезапно его охватила слабость, и он тяжело навалился на дверь, больно ударившись о нее раненым плечом. Боль была настолько сильной, что он не смог ее выдержать и упал на пол без сознания.
  
   "Не могу поверить, что мы так далеко от цивилизации", - заметила Миранда, когда они с Антонио заехали в горы очень далеко.
   "Я знаю. Здесь ни души на много миль", - согласился Антонио. "Но это в стиле Дерека. Он проделывал такое раньше, и он не хочет, чтобы кто-нибудь нашел Бена и Мэг".
   "Вон там еще одна хижина", - показала Миранда. "Давай проверим ее".
   Антонио свернул на извилистую грязную дорогу, ведущую к хижине. "Если там никого нет, может, хоть есть телефон, которым мы могли бы воспользоваться. Мой сотовый не слишком хорошо работает в этих местах".
   Он припарковал машину и вместе с Мирандой осторожно подошел к домику. Антонио первым заметил, что в проеме двери кто-то лежит. "Бен!" - вскрикнул он, и они подбежали к нему. Миранда пощупала у лежащего пульс. Ее сердце учащенно билось.
   "Он мертв?" - спросил Антонио.
   "Нет, но пульс очень слабый. Он потерял много крови", - сказала та, осматривая его рану. "Антонио, мы должны внести его внутрь. Помоги мне поднять его и перенести на постель. Только будь осторожен с его плечом, мы не должны еще больше повредить его". Антонио повиновался, и они вместе перенесли его на кровать.
   "У него жар", - сказала Миранда, потрогав его лоб. "Сходи на кухню и поищи там полотенца. Может, мы сможем найти несколько штук, чтобы перевязать его рану", - продолжила она, снимая повязку, которую наложил Бен. Повязка была вся пропитана кровью. "Рана выглядит чистой. Пуля, должно быть, прошла навылет".
   "Возьми", - Антонио вернулся и передал ей влажное полотенце.
   "Что это у него такое", - спросила Миранда, обратив внимание на странную метку, опоясывающую его шею.
   "Похоже на ожог от веревки", - сказал Антонио, разглядев бледнеющие следы, и вдруг застыл на месте. "Ранда, отойди от кровати", - приказал он.
   "Почему? Что случилось?" - встревожено спросила та.
   "Это не Бен", - сказал он.
   "Почему? Почему ты так говоришь?" - Миранда отошла от кровати.
   "У него нет обручального кольца".
   Миранда осмотрела левую руку лежащего. На пальце была слабая метка, но она не могла сказать, была ли эта метка просто от удара или от сорванного с пальца кольца. "Ты думаешь, это Дерек?" - спросила она, приглядываясь к Бену.
   "Я не знаю, но не могу представить себе причину, по которой Бен мог бы снять обручальное кольцо. Он носил его все время и никогда не снимал".
   "По своей воле - нет", - согласилась Миранда. "Но кольцо могли у него забрать. Это не имеет значения", - решила она. "Я в любом случае должна о нем позаботиться". Миранда забрала у Антонио полотенце и села на кровать рядом с Беном.
   "А если он сделал что-то с Беном и Мэг?"
   "Я медсестра, Антонио. Я приносила присягу заботиться о больных, независимо от того, кто они или что я о них думаю", - сказала она.
   Антонио улыбнулся ее мужеству. "Я не это имел в виду", - он сел рядом с ней на постель. "Конечно, ты должна позаботиться о нем. Кроме того, мы не можем считать его Дереком только потому, что у него нет обручального кольца. Может быть, ты права, и это Бен. Может, Дерек забрал у него кольцо. И до тех пор, пока мы не уверены в том, кто это, мы должны о нем позаботиться. Если это Дерек, то когда ему станет лучше и он сможет ходить, он предстанет перед лицом правосудия, которого он заслуживает за то, что причинил столько вреда стольким людям". Он снова посмотрел на лежащего на постели человека. "Просто потрясающе, как они похожи".
   "Может быть, внешне да, но внутренне они совершенно разные. Бен милый и добрый. А из того, что вы все мне говорили, выходит, что его брат настоящий монстр, для которого наибольшее удовольствие причинять боль другим людям, а особенно своему брату". Миранда стала осторожно очищать кожу вокруг раны, стараясь не причинять боли, но Бен все равно начал стонать.
   "Бен, Бен, это Антонио", - наклонился над лежащим без сознания тот.
   Бен не открыл глаза и ничего не ответил, но перестал стонать также резко, как начал.
   "Он очень слаб. Нам нужны медицинские принадлежности и еда. Если это Бен, мы не можем позволить, чтобы с ним что-то случилось. Просто не можем".
   Антонио встал. "Я сейчас вернусь на главную дорогу и попытаюсь найти какой-нибудь магазин. Кроме того, мне надо позвонить Саре и рассказать ей, что тут у нас происходит. Она, наверное, с ума сходит от беспокойства. Ты побудешь здесь, пока я не вернусь?"
   "Да, все будет нормально. Он слишком слаб, чтобы причинить мне вред, даже если проснется", - отозвалась Миранда, накладывая на рану больного другую временную повязку.
   "Ладно, но я постараюсь побыстрее. Здесь поблизости должно быть что-то вроде магазина, так что мне, я думаю, не придется возвращаться в город", - он наклонился и поцеловал ее. "Будь с ним осторожна, Миранда. Если это Дерек, он может быть очень коварен", - предупредил он ее.
   "Я буду", - она проводила его до машины. "Поторопись. Я люблю тебя", - она поцеловала его.
   "Я тоже тебя люблю", - Антонио нехотя сел в машину и уехал.
   Он проехал несколько миль по грязной дороге, а потом выехал на главное шоссе. Через несколько миль он остановился около придорожного магазина, рядом с которым стоял телефон-автомат. "Слава Богу!" - прошептал он и вылез из машины.
   "Сара, это я", - сказал он в трубку, когда на другом конце провода ответили.
   "Хорошо. Какой у вас номер? Я вам перезвоню" - сказала Сара, озадачив его.
   "Сара, с тобой кто-нибудь есть?" - немедленно встревожился Антонио. Он понял, что она пытается ему что-то сказать.
   "Да. Какой у вас номер?"
   Антонио дал ей номер телефона-автомата и повесил трубку.
  
   "Мам, это Эмили звонила из бутика. Кажется, у нее какие-то проблемы с инвентаризацией, и мне надо ей позвонить. Но я забыла записную книжку в машине. Я сейчас вернусь".
   "Мы останемся с твоей мамой", - заверила Сару Габи.
   "Спасибо", - отозвалась Сара и, заспешила к телефону-автомату, что был рядом с больницей. Она набрала номер, который дал ей Антонио.
   "Сара?" - спросил он.
   "Ты не поверишь, кто сейчас здесь, в Канзасе. Хочешь расскажу одну потрясающую историю?"
   "Сейчас я поверю во что угодно. Ну и кто это?"
   "Твой брат. Он приехал сразу после твоего отъезда сегодня утром. Хэйлли Кросс мертва. Ее убили, и они пытаются повесить это на Бена!" - объяснила Сара.
   "Что? Ты шутишь? Это же невозможно. Бен был здесь, в Канзасе, всю прошлую неделю".
   "Хотела бы я, чтобы это было шуткой... Они утверждают, что есть свидетель, который видел, как Бен столкнул Томаса с балкона. Думаю, они забыли, что Мэг была с Беном в "Бездне", когда убили Томаса. Кто-то усиленно пытается утопить Бена".
   "Но Рикардо ведь не верит, что Бен убил Хэйлли? У него же алиби и на это убийство тоже".
   "Слава Богу, не верит", - ответила Сара. "Но он должен делать свою работу. Либо он сам, либо эта задница детектив Лонг, который хотел приехать сюда и задавать вопросы о Бене".
   "Бог мой, должно быть, это Дерек убил и Томаса и Хэйлли!"
   "Я рассказала Рикардо всю нашу теорию о Дереке. Не знаю, поверил ли он, что Дерек может быть жив, но Лонг точно не поверил. Они весь день обсуждают это по телефону. Он уже готов объявить общенациональный розыск Бена. А я не могу связаться с Кейси, да и вообще тут сплошной хаос. Хорошо бы у тебя были бы для меня хорошие новости. Они бы сейчас очень пригодились", - добавила она.
   Антонио на мгновение задумался и решил не рассказывать ей о Бене (или Дереке), пока они не будут точно знать, с кем имеют дело. "Мы продолжаем искать Бена и Мэг. Но только, пожалуйста, не говори Рикардо, где я", - попросил он.
   "Твоя тайна со мной в безопасности. А сейчас мне надо идти. Я выдала немного "белой лжи", чтобы оправдать свое отсутствие на эти несколько минут. Мне лучше побыстрее вернуться, а то твой брат начнет подозревать, что я вру".
   "Постой, а как Тревор и Эшли?"
   "Мама забрала их домой, чтобы покормить и выкупать. Мне надо будет скоро поехать за ними. Они так скучают по своим родителям. Пожалуйста, найди их, Антонио. Найти и верни домой, в безопасность", - попросила Сара.
   "Я постараюсь", - заверил ее Антонио и повесил трубку. Он посмотрел на часы и заторопился к Миранде. Если она ухаживает за Дереком, а не за Беном, он не хотел, чтобы она оставалась наедине с этим монстром даже на минуту дольше, чем это необходимо. Антонио влетел в крошечный придорожный магазинчик, чтобы купить какой-нибудь еды и аптечку, если она у них есть.
  
   Миранда выглянула в окно, но там по-прежнему не было никаких признаков Антонио. Казалось, что его нет уже несколько часов. Бен застонал, и она быстро вернулась к нему. "Как ты себя чувствуешь?" - осторожно спросила она, когда его веки затрепетали и открылись. Его глаза были похожи на глаза Бена, но она не была уверена. Она потрогала его лоб и с облегчением почувствовала, что он уже не горит. Миранда стала изучать его лицо. Он выглядел как Бен, но она не могла в этом поклясться. А она хотела знать наверняка. Пока он спал, она обыскала эту крошечную хижину и под маленькой раковиной обнаружила несколько бутылок водки. Кто бы ни был владельцем этого домика, он любил ее так же сильно, как Дерек. Она встала, подошла к раковине, вытащила из-под нее бутылку и вылила половину содержимого в стакан. Миранда знала, что не должна давать больному алкоголь и молилась, что если этот человек все же Бен, Бог просит ее за то, что она подвергает его опасности. Она взяла стакан и, вернувшись к кровати, села на край.
   "Вот", - она помогла ему поднять голову. "Выпей это". Миранда поднесла стакан к его губам и держала, пока Бен делал глоток. Он тут же закашлялся и стал отплевываться, сев на постели несмотря на свои ранения.
   "Черт тебя подери, Миранда!" - выругался он. "Ты что, хочешь меня убить? Ты же медсестра! Тебе ли не знать, что больным нельзя давать алкоголь. И разве ты не работала у нас достаточно долго, чтобы понять, что я не переношу водку?" Жар у Бена прошел, его глаза были ясными. Он застонал от боли, а Миранда, к его удивлению, бросилась ему на шею.
   "Бен! О Боже, Бен! Ты даже не представляешь, как я рада тебя видеть!" - воскликнула она. В этот момент в дом вошел Антонио.
   Бен от изумления потерял дар речи. Это было совершенно непохоже на Миранду. Нисколько. А она тем временем отпустила его шею и, ошарашив его еще больше, поцеловала в щеку.
   "Перестань!" - он отпихнул ее руки, задаваясь вопросом, что случилось с их застенчивой няней. "Сначала ты даешь мне водку, которую, как ты знаешь, я ненавижу, а теперь облизываешь. Миранда, что с тобой? Объяснись, пожалуйста". Миранда не ответила, но снова поцеловала его в щеку. "Ты перестанешь или нет?" - он оттолкнул ее.
   "Да, перестань, пожалуйста", - сказал из дверного проема Антонио. "Любой мужчина бы закомплексовал, если бы вошел сюда и увидел, как его дама целует другого".
   Миранда спрыгнула с кровати, подбежала к нему и поцеловала. От ее стремительных движений, сумки Антонио ударили его по груди. "О Антонио!" - Миранда обняла его и чуть не задушила. "Это Бен. Понимаешь, это действительно Бен".
   "Я счастлив это узнать", - сухо сказал с кровати обладатель этого имени. "Сколько я себя знаю, я всегда был Беном". Он посмотрел на Миранду и Антонио, обнимавшихся у двери. "Никто из вас не хочет объясниться?" - он поднял бровь. "С каких это пор ты стала называть меня Беном, Миранда? Что вы оба здесь делаете? И раз уж вы тут, скажите, что, черт подери, между вами происходит? Я так мало спал", - простонал он и лег обратно на постель. Его плечо адски болело. "Забудьте об этом", - произнес Бен, раньше чем кто-либо из них смог ему ответить. "Лучше скажите мне, где я нахожусь, черт возьми? С вами обоими я потом разберусь".
   "Ты в хижине. Мы с Антонио нашли тебя лежащим без сознания в дверном проеме несколько часов назад", - сказала Миранда, возвращаясь к его кровати.
   "А Мэг? Где Мэг?" - он попытался сесть, но был еще слишком слаб и смог только со стоном упасть на постель.
   "Я не знаю".
   "Миранда, пожалуйста", - он посмотрел на нее. "Где дети? О Боже, где моя семья?" - прошептал он, и ему на глаза навернулись слезы. Он вздохнул, и на него навалилась усталость. Дерек причинил вред его родным - ему хотелось умереть от этого осознания. И несмотря на все свои попытки не поддаваться сну, он все же снова начал дремать. Миранда намочила полотенце и стала прикладывать его ко лбу и шее Бена.
   "Бен, пожалуйста, не засыпай", - попросила она. "Ты должен нам все рассказать, чтобы мы смогли найти Мэг".
   Антонио поставил на стол все, что он купил в магазине, и подошел кровати.
   "Это Бен", - с улыбкой сказала Миранда, посмотрев на него сверху вниз.
   "Ты уверена?"
   "Да, абсолютно".
   "Антонио", - прошептал Бен, борясь со сном. "Он забрал Мэг. Мой брат, он жив".
   "Я знаю, Бен. Но сейчас мы здесь, и мы найдем ее. Не волнуйся", - Антонио чувствовал облегчение оттого, что его друг жив, но в тоже время его сердце болело за Бена. Он знал, как сильно тот любит Мэг и что опасность, которой она подвергается, находясь с его братом-лунатиком, сводит его с ума.
   "Дети", - Бен попытался сесть. "Я должен найти наших детей".
   "Они в безопасности", - сказала Миранда и помогла ему принять вертикальное положение.
   "Да, с ними все в порядке", - подтвердил Антонио. "Они с сестрой Джоан. Я только что говорил с Сарой, так что не волнуйся о них. Они в порядке, правда. Как бы там ни было, но им удалось сбежать от Дерека", - он подложил подушку под спину Бена.
   "Каким образом?" - спросил Бен.
   "Мы точно не знаем, но они убежали от него и теперь в безопасности. Ты не должен волноваться о них. И тебе нужно лежать, чтобы побыстрее выздороветь", - сказала Миранда.
   "Нет! Я должен найти Мэг. Я не знаю, куда Дерек ее увез. Я не могу тут разлеживаться! Я должен найти ее".
   "Бен, ты не в том состоянии, чтобы куда бы то ни было идти. Я купил еды и бинтов. Мы должны подлечить тебя, а потом мы вместе поищем Мэг", - сказал Антонио, вытаскивая из пакета еду. "Мы найдем ее. Обязательно. Ты же знаешь, как Дерек одержим ею. Он не причинит ей вреда. А как только тебе станет лучше, мы поедем ее искать".
  
   Глава 67
  
   "Исповедь хороша для души"
  
   Прошло три долгих дня с тех пор, как исчезли Бен и Мэг. Никто ничего не слышал ни от Миранды, ни от Антонио, кроме того единственного раза, когда последний звонил Саре. Сара чувствовала себя одинокой, беспомощной и подавленной, а время, казалось, идет еле-еле, просто плетется. Она собрала все свои внутренние силы и попыталась передать их Антонио. Ее вера в него и в Бога - это все что ей оставалось, чтобы надеяться, что Бена и Мэг найдут и что с ними все будет в порядке. Она могла рассчитывать только на Антонио, потому что Кейси сейчас не было рядом. Кейси лез из кожи вон, чтобы разобраться в происходящем в Сансет Бич.
   Сара вытерла слезы тыльной стороной руки. "Боже, пожалуйста!" - обратилась она к Создателю. "Пожалуйста, останови эту боль. Я не смогу справится с ней сама". Она молилась, но на самом деле знала, что должна сделать. Ей было нужно, чтобы Кейси приехал сюда. Он бы тоже хотел этого, но она знала, что он не может. Она должна быть сильной ради самой себя, ради родителей, но в основном ради детей. "Ты можешь это сделать, Сара", - сказала она себе. "Бен и Мэг сделали тебя их крестной. Пришло время для тебя стать ею и доказать, на что ты способна". Она подумала об Эшли и Треворе. Им сказали, что родители уехали ненадолго в отпуск и оставили их с ней. Сара зажмурилась, пытаясь сражаться с наворачивающимися слезами, когда вспомнила, как Тревор спросил ее, будет ли их папочка по прежнему инопланетянином, когда вернется домой. Она тогда обняла его маленькое тельце, сильно прижала к себе и пообещала, что с его папой все будет хорошо, когда вернется. Она только молилась, что сможет сдержать это обещание.
   Дети, казалось, хорошо приняли это объяснение и согласились с ним, но Сара знала, что это не так. Они не знали в чем дело, но подсознательно понимали, что что-то случилось. Прошлой ночью Эшли проснулась от кошмара и стала звать свою мамочку. А от ее крика проснулся и Тревор. Понадобился целый час, чтобы успокоить его и усыпить. Тревор хотел, чтобы пришел его папочка и выгнал всех монстров из шкафа. Сара пыталась сделать это сама, но у нее не очень получилось. Она едва сама не заплакала, когда Тревор в конце концов поддался усталости и уснул.
   А с Эшли все было еще хуже. Каждый раз погружаясь в сон, она тут же снова просыпалась и кричала. Она не могла объяснить, что ей снится. Она только знала, что сон пугает ее и что она хочет вернуться домой и засыпать в кровати родителей. Эшли сказала, что ее мамочка всегда позволяла ей засыпать с ними, если она не могла заснуть сама. В конце концов, Сара посадила ее на колени, обняла и укачивала всю ночь в старом кресле-качалке, принадлежавшем когда-то ее бабушке. Она не знала, как еще успокоить девочку, единственным вариантом, который приходил ей в голову, было обнять ее и прижать к себе. Сара посмотрела на спящую в ее руках девочку и заплакала. Она сдерживала вырывающиеся из груди рыдания, но ничего не могла поделать со слезами, которые катились по ее щекам. "О Боже!" - прошептала она. "Папе медленно становится лучше, а вот я сама, кажется, расклеиваюсь. Пожалуйста, Антонио! Найти их и поскорее привези домой. Я сойду с ума, если эти дети будут так плакать по ночам еще и дальше". Сара поцеловала маленькую головку, так доверчиво прикорнувшую у нее под подбородком, и стала ждать рассвета, молясь, чтобы этот кошмар кончился с восходом солнца.
   Кейси пришлось остаться в Сансет Бич, потому что расследование смерти Томаса снова возобновилось. К тому же к его смерти сейчас прибавлялась и смерть Хэйлли Кросс, и полиция определенно думала на Бена в обоих случаях. Все шло не так. Кейси вздохнул и расстроено запустил пальцы в волосы, вспоминая бывший у него ранее разговор с Сарой. Она очень пыталась быть храброй, но он слышал страх в ее голосе. Она нуждалась в нем, но не собиралась сгибаться под тяжестью несчастий, и попросила его выбрать между помощью его отцу и "жилеткой" для нее самой во время этого кризиса. Кейси всем сердцем желал иметь возможность разорваться надвое и быть одновременно в обоих местах. Он позволил бы вырвать у себя сердце за возможность обнять Сару и потеряться в ней. "Я люблю тебя", - прошептал он. "Что бы ни случилось, всегда знай, что я никого никогда не полюблю в свой жизни так, как тебя. И такой любовью. Не забывай об этом, Ножки", - он послал воздушный поцелуй и взбежал на крыльцо полицейского участка. Пришло время попытаться привнести немного смысла в эту неразбериху с его отцом и Беном и закончить ее раз и навсегда.
   За три тысячи миль от него Сара начала просыпаться от тревожного сна. Ее разбудил какой-то звук. Она открыла сонные глаза и оглядела слабо освещенную комнату. Не увидев, что упало или чего не хватает из вещей, она посмотрела на Эшли, спящую у нее на руках. Девочка не шевелилась. Внезапно Сару захватило чувство надвигающейся опасности. Она вдруг очень испугалась, но откуда-то она знала, что это не имеет отношения ни к Бену и Мэг, ни к детям. "Кейси, где ты?" - прошептала она в полутьме и положила голову на спинку кресла, вся дрожа и боясь закрыть глаза. Где-то в темноте ее ждало несчастье. Она не была уверена, что сможет выдержать его, потому провела остаток ночи вцепившись в Эшли и с широко открытыми глазами.
  
   Бетт мерила шагами комнату ожидания в полицейском участке. Она нервничала, но пыталась немного успокоиться перед визитом к Эшу. Ее нервировал не сам визит. Она всегда была рада видеть его красивое улыбающееся лицо, так что беспокойство у нее вызывало не это. Вызывала его тайна, которую она носила под сердцем и которая причиняла ей так много проблем. Но здесь было не место делиться с Эшем такими новостями или своим трепетом из-за них. Так или иначе, но она должна была сохранить это в секрете от него еще немного. Главная проблема Бетт состояла в том, что Эш знал ее слишком хорошо. Он мог просто посмотреть ей в глаза и понять, что она что-то скрывает. А она не была уверена, что найдет в себе силы смотреть ему в глаза и лгать, если он попросит ее рассказать правду.
   "Как я это сделаю? Я не могу больше держать это в себе", - вопросила она, обращаясь к себе самой. Всю последнюю неделю новость пожирала ее изнутри, и она понимала, что независимо оттого, насколько она хочет ее скрыть, правда все равно очень скоро себя покажет.
  
   А внизу, в дежурной комнате, детектив Лонг продолжал жаркий спор со своими сотрудниками. "Послушайте, меня не волнует, что вам придется вызывать морское подкрепление, я хочу, чтобы Бен Эванс был найден! Человек с таким состоянием не мог просто исчезнуть с лица земли. Он не хочет, чтобы его нашли, но вы должны это сделать. В какую бы дыру он не заполз, я хочу, чтобы вы вытащили его оттуда и вернули его задницу сюда! Я хочу, чтобы вы немедленно привезли его в Сансет Бич! Вы меня поняли!?" - заорал он, весь красный от гнева.
   Все молчали, Лонг иронически поглядел на них. "И я работаю здесь с этой кучей некомпетентных идиотов!" Стресс начал действовать на него. Шеф и мэр уже совершенно заездили его, требуя ответы к загадке убийства Хэйлли Кросс. "Совершив такое убийство, никто не должен уйти от правосудия, даже если это неуловимый Бен Эванс", - говорили они. Несмотря на то, что прошло уже два дня с тех пор, как Рикардо уехал заканчивать свой отпуск, каждый раз, когда они разговаривали по телефону, разговор всегда заканчивался криком. Лонг знал, что Рикардо друг Бена, но никогда не думал, что он так нагло будет вмешиваться в его расследование. У Рикардо была сумасшедшая теория о том, что брат-близнец Бена жив. Но они оба знали, что этого не может быть. Не было даже слабой вероятности, что этот близнец-лунатик Бена Эванса мог выжить после того падения с утеса. Рикардо рассуждает не как полицейский. Он рассуждает как друг и думает не тем местом. Лонг мог бы поставить последний доллар на то, что он делает это из-за Габи и ее дружбы с Мэг Эванс. "Мисс Мартинес похожа на красивую куклу", - подумал он. Но он знал, что у этой куколки есть коготки и не понимал, как Рикардо и все остальные не видят их.
  
   В комнате для посетителей Бетт нервно ждала прихода Эша. Внезапно она почувствовала слабость и прислонилась к столу. В комнату, в сопровождении охранника, вошел Эш. Охранник закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной. Им позволяли видеться столько, сколько просила Бетт, но все посещение им приходилось мириться с присутствием в комнате охраны. Только переступив порог комнаты, Эш сразу же подошел к Бетт, обнял ее и поцеловал. От неустойчивого положения, в котором он ее держал, головокружение Бетт только усилилось. Она с трудом сфокусировала взгляд на его лице.
   "Привет, мой драгоценный", - Бетт посмотрела ему в глаза.
   Она уже открыла рот, чтобы сказать, что если он не приведет ее в вертикальное положение, она забрызгает его с ног до головы, но не успела. Бетт потеряла сознание прямо в руках Эша.
   Когда она пришла в себя, то увидела рядом Эша и охранника, склонившихся над ней. Эш орал охраннику, чтобы тот срочно позвал врача.
   "Эш", - прервала его Бетт. "Это не нужно".
   "Я сам решу, что нужно, а что нет", - он повернулся и снова закричал охраннику. "Немедленно приведите сюда врача! Разве вы не видите, что она больна!"
   "Эш, я не больна", - Бетт отпихнула его, но позволила ему помочь ей подняться на ноги.
   "Элизабет Холлистер, если ты не больна, то производишь чертовски хорошее впечатление таковой. Сядь", - Эш вытащил из под стола стул и крикнул охраннику, который звонил по телефону, висящему на стене около двери: "Поторопитесь! Пусть они пришлют кого-нибудь, кто сможет позаботиться о ней!"
   "Я не больна", - заорала на него Бетт. "Я беременна, ты... ты..." - начала она, но вдруг стала хватать ртом воздух. Эш грохнулся на пол как раз на то самое место, где она сама только что "отдыхала". Она не хотела пробалтываться, но все-таки сделала это. И именно она была причиной того, что ее муж очень комфортабельно лежал сейчас на полу в глубоком обмороке.
  
   Спенс открыл дверь офиса Тони Лонга. "Тони, здесь Кейси Холлистер, который хочет тебя видеть. Он говорит, что это важно", - прервал он раздумья Лонга.
   "Впусти его", - быстро встряхнулся тот.
   Спенс отодвинулся и дал Кейси пройти в кабинет. "Чему я обязан вашему визиту?" - саркастически спросил Тони. Ему не хотелось сейчас разбираться с Кейси. Он был лишь легкой рябью в большом водоеме. А Тони хотел получить больших собак - Бена Эванса и папашу этого Кейси, Александра Холлистера. Поэтому он чуть не упал со стула, когда Кейси вытянул вперед руки и сказал: "Арестуйте меня. Это сделал я. Это я убил Хэйлли и Томаса".
  
   Глава 68
  
   "Просто назови мое имя"
  
   "Мэг!" - Бен проснулся как от толчка и сел на кровати. "Мэг", - произнес он снова, но его рука ощущала только пустоту кровати. Бен попытался понять, где он. Место было незнакомым, но через минуту он понял, что находится по-прежнему в хижине, где Антонио и Миранда нашли его. На улице было еще темно, и Бен задался вопросом, который сейчас час. Вытянув руку к полосе лунного света, который падал из окошка, он разглядел цифры на своих часах: 10:15. Бен приподнялся и посмотрел в окно. На качелях во дворе сидели Антонио и Миранда и держались за руки. Бен улыбнулся от того, как они пытаются скрыть свою привязанность друг к другу. Это не обмануло бы даже идиота. Он видел, что их отношения больше не были отношениями священника и прихожанки с проблемами.
   Впервые за последние дни, Миранда не висела над ним, а к нему самому начали возвращаться силы. Бен чувствовал себя намного лучше, оставалась только слабость, но и она уже практически исчезла. Чтобы проверить свои силы, Бен осторожно спустил с кровати ноги. Комната осталась на месте. "Это хороший признак", - подумал он. А потом решил, что сегодня же ночью начнет искать Мэг. Но сначала ему нужно было сбежать от Антонио и Миранды. Они хотели как лучше, но он должен был найти Мэг. Они не понимали срочности ее поисков. Каким образом ему от них сбежать, пока что было проблемой, решения которой Бен еще не придумал. Он лег на постель, закрыл глаза и попытался сфокусировать всю свои энергию и мысли на Мэг. Он знал, что связь, которая была между ними, сейчас единственный способ найти ее. Раньше она никогда их не подводила, и он был уверен, что не подведет и сейчас. Когда Тим напал на Мэг, она звала его, и он ее услышал. "Поговори со мной, моя любовь", - прошептал Бен. "Скажи мне, где ты, чтобы я смог найти тебя и привезти домой к нашим детям. Миранда и Антонио говорят, что они в безопасности".
   "Мне лучше пойти и проверить, как там Бен", - сказала Миранда, слезая с качелей.
   Бен закрыл глаза и притворился спящим, когда она вошла в дверной проем.
   "Он все еще спит, Ранда", - прошептал Антонио, входя следом за ней в дом.
   "Надеюсь, что к нему уже начали возвращаться силы. Его рана выглядит намного лучше, и ему уже можно было бы вставать. Так что это не очень хороший признак, что он так много спит".
   "Если ему завтра не станет лучше, я думаю, нам надо будет вернуться на ферму. Ему нужен врач. А мне - проверить, как дела у Буббы, Кейси и того хаоса, который мы оставили в Сансет Бич".
   Антонио уже рассказал Бену о смерти Хэйлли и об обвинениях Алекс Митчум. Также он сказал ему, что сейчас его ищут как убийцу Хэйлли и Томаса. Они говорили и о Дереке и пришли к выводу, что, вероятно, это он ответственен за оба убийства, которые совершил ради своей вендетты против Бена. Но Бена это все не волновало. Он сосредоточил все свои мысли на том, как найти Мэг.
   Антонио вытащил из кармана ключи и положил их на стол. "Нам лучше сейчас пойти спать", - сказал он Миранде. "Не хватало только нам всем здесь заболеть".
   "Ладно", - отозвалась та. Она снова подошла к Бену, потом поцеловала Антонио и легла на кушетку в углу комнаты.
   Антонио устроился на ночлег на продавленном диване, и вскоре они с Мирандой уже крепко спали.
   Бен еще немного подождал, чтобы удостовериться, что они глубоко уснули, и спустил с кровати ноги. Он тихо надел обувь и стал передвигаться в сторону кухни, остановившись только, чтобы забрать ключи, которые Антонио оставил на столе. Ключи звякнули, и на мгновение Бен испугался, что разбудил Антонио и Миранду, но Миранда даже не пошевелилась, а Антонио только перевернулся на другой бок и продолжал спокойно спать. Бен облегченно выдохнул и осторожно вышел на улицу. Дойдя до машины, он поставил ее на нейтральную скорость и стал толкать вручную. Плечо к него резко заболело, но он не хотел оставлять ни единого шанса, чтобы Антонио и Миранда услышали, как он заводит двигатель. К счастью, дорога шла под гору, и Бену не пришлось прилагать много усилий, чтобы толкать ее. Оказавшись достаточно далеко от хижины, он сел в машину и уехал в сторону гор.
   Бен верил, что их с Мэг связь приведет его к ней. Ведь он обязательно должен спасти ее от Дерека. Он не знал, куда Дерек увез ее, но знал, что она еще жива. Он чувствовал ее присутствие. Бен осторожно съехал на шоссе и попытался вспомнить указания, которые Тоби давал ему, когда вез к той, первой, хижине. Было еще уже темно, и Бен с трудом различал дорогу. Однако вскоре он издал вздох облегчения, потому что наконец-то нашел знакомый ориентир. Он выехал на главную дорогу и сильно прибавил скорость. Он должен был поехать за Мэг, но хотел сначала сделать одну остановку. Бен припарковал машину в стороне от одного из домов и оставшийся короткий путь проделал пешком. Приблизившись к дому, он обошел его и, пробравшись к задней двери, воздал благодарственную молитву за то, что она оказалась незапертой. Единственный свет на кухне, куда он вошел, был от ночника над раковиной. Бен осторожно поднялся по лестнице, стараясь не наступать на скрипящие ступени. Он настолько хорошо знал этот дом, что просто помнил, какую из них надо перескочить, и за пару минут преодолел расстояние до площадки второго этажа.
   На глаза Бена навернулись слезы, когда он открыл дверь и увидел, что его дети спят в одной постели. Тревор спал на подушке, а голова Эшли лежала на его колене. Бен был очень горд тем, что его маленький мужчина так заботится о своей сестре. Он кинул взгляд на кресло-качалку в углу комнаты и, не увидев в нем Сары, подошел к кровати. Он сел на краешек и мягко похлопал Тревора по плечу. Он был очень рад лунному свету, который струился через открытое окно, и наличие которого давало ему возможность не зажигать свет. Он не хотел разбудить остальных домочадцев.
   "Трев", - Бен снова похлопал сына по плечу. "Проснись, это папа", - прошептал он.
   Тревор открыл глаза и сонно заморгал в темноте. "Папочка?"
   "Да, сын, это я", - улыбнулся тот, трогая его волосы.
   Тревор обнял отца за шею и сильно прижался к нему. "Папочка, я так скучал по тебе!" - воскликнул он.
   "Шшш, мы должны вести себя очень тихо. Мы ведь не хотим разбудить тетю Сару", - Бен обнял его, чувствуя облегчение от того, что держит в руках это маленькое тельце. Ничего подобного он раньше не испытывал.
   "Трев?" - пробормотала Эшли, просыпаясь, когда ее голова резко съехала с колена брата.
   "Привет, ангел", - улыбнулся Бен, протягивая к ней руку.
   "Папочка дома!" - прошептал сестре Тревор.
   Эшли с минуту смотрела на лицо Бена, а потом ее губы растянулись в широкую улыбку, и она бросилась к нему в объятия. "Папочка, я так скучала по тебе!" - она сильно обняла отца.
   Дети больно давили на раненое плечо Бена, но эту боль он переносил с радостью. Радость от того, что он видит их в безопасности и способных снова обнимать его, делала ее терпимой. Он прижал детей к себе, желая никогда больше не выпускать их из виду.
   "А где мамочка?" - Эшли отодвинулась и посмотрел на дверь. "Папа, а где мамочка?" - Бен услышал в ее голосе тревогу.
   "Шшш", - прошептал он. "Ее сейчас со мной нет, но скоро будет".
   "Папа, планетяне поранили тебя?" - Тревор трогал лицо отца, а потом ощутил под его рубашкой повязку.
   "Планетяне?" - это слово озадачило Бена, но он был слишком усталым, чтобы "вытаскивать" свой словарь детского языка и переводить его на взрослый английский.
   "Мы рассказали полицейскому о том планетянине, который пытался убедить нас, что он - это ты", - объяснила Эшли.
   "О, я понял", - сказал Бен. Дети говорили о Дереке. Сама мысль, что Дерек был где-то недалеко от них, выводила его из себя, но кроме того, Бен чувствовал гордость оттого, что они смогли различить их, даже не зная, что их двое. "Ну, сейчас-то я не у "планетян". И со мной все в порядке, только рука немного болит. Когда мамочка вернется домой, она поцелует ее, и все пройдет, как это бывает у вас", - Бен потрепал Тревора по волосам. "Ладно, ребята. Теперь послушайте меня", - он посмотрел в глаза двойняшкам. "Я еду за вашей мамочкой. Я не знаю, сколько времени это у меня займет, но я обещаю, что вернусь, как только смогу".
   "Нет, папочка! Не уезжай! Ты ведь только что вернулся, мы не хотим, чтобы ты уезжал!" - Эшли снова обняла его за шею и сильно прижалась. "Мне становится страшно, когда ты уезжаешь".
   "А мы не можем поехать с тобой за мамочкой?" - спросил Тревор. "Папа, пожалуйста. А то пока тебя не было, тут были монстры. Тетя Сара пыталась их напугать, чтобы они ушли, но у нее получается не так хорошо, как у тебя. А они ведь вернутся. Папочка, пожалуйста, возьми нас с собой!"
   "Послушайте", - Бен взял детей за подбородки. "Я бы очень хотел взять вас с собой, но не могу. Я должен поехать один. Я привезу вашу мамочку домой, а потом выгоню из шкафа всех монстров".
   "Но папа...", - начал было Тревор, но Бен прервал его.
   "Никаких "но", Трев. Я не могу взять тебя с собой. И ты сможешь сам справится с монстрами. Помнишь, я показывал тебе, как. Возьми это", - Бен снял с запястья часы и отдал их сыну. "Они помогут тебе сражаться с монстрами, пока я не вернусь. Ты сумеешь с ними справиться", - сказал он, застегивая их руке Тревора. Часы были велики мальчику, но он был просто в экстазе.
   "Ух ты!" - сказал он. "Но ты ведь никогда не снимаешь их. Так говорила мамочка. И я могу взять их себе, пап?"
   "Нет", - ответил Бен. "Твоя мамочка подарила их мне, и ты будешь их носить, пока я не вернусь, а потом отдашь мне обратно", - он постучал по носу Тревора. "Но ты должен никому не позволять их увидеть. Это будет наш секрет, хорошо?"
   "Хорошо, папочка. Я никому не покажу их".
   Бен посмотрел на личико Эшли. Оно было грустным. "А для тебя у меня тоже кое-что есть", - он сунул руку в карман. "Давай твою ручку". Эшли вытянула руку, и Бен положил ей в ладошку кольцо Мэг.
   "Это мамочкино колечко", - девочка посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
   "Да. И ты должна хранить его, пока она не вернется домой. Хорошо?"
   "Да, папочка. Я обещаю", - Эшли еще раз обняла его.
   "Умница. А теперь мне пора. Я должен взять немного денег, чтобы привезти вашу мамочку домой". Он не представлял, откуда возьмет их, потому что Дерек забрал его бумажник, но решил подумать об этом после того, как попрощается с детьми.
   "Папочка, подожди", - сказала Эшли и, выкарабкавшись из кровати, подошла к шкафу. Забралась в него с головой и выкопала оттуда свою детскую сумочку. Найдя то, что искала, девочка вернулась к кровати, неся в руке пластиковую карточку и отдала ее Бену. "Вот тебе деньги, папочка. Ты всегда говорил маме, чтобы она не выходила из дома без этой штуки".
   Удивленный Бен взял у нее карточку. Это была золотая кредитка "Американ Экспресс", принадлежащая Мэг. "Откуда она у тебя?" - спросил он.
   "Мамочка позволяет мне играть с ней".
   "Твоя мамочка просто молодец", - Бен обнял Эшли.
   "Подождите", - сказал Тревор, не желающий, чтобы сестра его перещеголяла. Он спрыгнул с кровати, стащил со стула свои брючки и стал рыться в карманах. Потом он вернулся и отдал Бену несколько смятых однодолларовых банкнот. "У меня тоже есть деньги", - гордо произнес он.
   "Спасибо, сынок", - Бен обнял его. "Спасибо вам обоим", - он обнял и Эшли, а потом посмотрел на обоих детей. "Я должен идти. Я хочу, чтобы вы слушались тетю Сару, пока я не вернусь. И доставьте мне еще одно удовольствие".
   "Какое?" - глаза Тревора расширились.
   "Вы оба должны пообещать мне никому не рассказывать, что я сейчас приходил к вам. И что я дал вам эти вещи", - он показал на часы и кольцо. "Сделаете это для меня?"
   "Я обещаю, но мне по-прежнему хочется, чтобы мы могли поехать с тобой за мамочкой", - сказала Эшли.
   "Мне тоже, мой ангел. Но вы должны остаться здесь, с тетей Сарой. И нам нужно, чтобы вы помогали ей и бабушке, пока ваш дедушка не выздоровеет".
   "Хорошо. Но ты поторопись и привези мамочку домой поскорее, ладно?" - попросил Тревор.
   "Обещаю", - Бен улыбнулся и снова обнял их. Ему было очень тяжело уходить от них, но он не мог остаться и не мог взять их с собой.
   "Сара, я слышу голоса", - сказала Габи, встретившись в коридоре с подругой.
   "Наверное, дети проснулись", - ответила та.
   Бен посмотрел на детей и прижал палец к губам, призывая их к молчанию. Двойняшки как по команде легли в постель и закрылись одеялами так, словно они спят, а Бен встал в тень около стенки. Сара открыла дверь и заглянула в комнату.
   "Нет, они спят", - прошептала она Габи, и тихо закрыла дверь, чтобы не разбудить детей.
   "Все произошедшее действительно тяжело для них. У меня прямо сердце разрывается. Они так скучают по своим родителям! Хотелось бы, чтобы Рикардо и Антонио поторопились и поскорее нашли Бена и Мэг", - заметила Габи.
   "Ты даже не представляешь, как сильно я хочу, чтобы их нашли. Я так волнуюсь, а кроме того, я совершенно сойду с ума, если еще одну ночь буду слушать, как эти милые детки ревут и не спят", - голоса затихли, потому что девушки стали спускаться по лестнице.
   Бену хотелось поговорить с ними обоими, но он не мог. Он не хотел волновать их, а ему нужно было защитить Мэг.
   "Папочка, ты еще здесь?" - шепотом спросил Тревор. Они с Эшли сели на кровати и стали вглядываться в темноту.
   "Здесь", - он снова сел к ним на постель. "Но мне действительно пора. Помните, что вы мне обещали? Для меня очень важно, чтобы никто из вас не проболтался".
   "Мы обещаем никому не говорить, что ты был здесь, а ты обещаешь поскорее вернуть домой нашу мамочку", - ответствовала Эшли.
   "Правильно", - Бен поцеловал их обоих. "Я люблю вас, очень люблю", - произнес он, сражаясь со слезами.
   "Я тоже люблю тебя, папочка", - хором сказали двойняшки и крепко-крепко обняли его.
   Бену было тяжело заставить себя отстраниться от горячих и сильных объятий, но он должен был это сделать. "Мне действительно пора", - он встал с кровати и пошел к двери.
   "Папа", - прошептала Эшли.
   "Да, ангел", - Бен повернулся к ней.
   "Раз уж я отдала тебе мою кредитную карточку, купи мне "Тилли Табби", на обратном пути, хорошо? Я хочу красную. Говорили, что фиолетовая очень забавная, но я никогда не слышала, чтобы она смеялась. Не знаю, почему".
   "А я хочу новый поезд", - добавил Тревор.
   "Ну нет! Это моя кредитная карточка", - напомнила ему сестра. "Мамочка ее давала не тебе".
   Бен засмеялся. Он не смог сдержаться. "Хорошо. Я обещаю вам по подарку, если вы обещаете мне хорошо себя вести. Пока", - он помахал им и осторожно выглянул в коридор. Убедившись, что путь свободен, он тихонько прикрыл за собой дверь, вышел из дома и прошел к своей машине. Вытирая слезы обратной стороной ладони, он повел машину по направлению к городу. Ему нужны были деньги, а его 4-хлетняя дочь невольно решила для него эту проблему. А все, что она хотела в замен, оказалось просто красной куклой. Черт, как только он вернет Мэг домой, он купит Эшли и Тревору всю эту компанию!
  
   Мэг нашла, что с каждым днем, который проходил у нее в переездах с Дереком из одного мотеля в другой, ей стало все труднее засыпать. Она жаждала снова увидеть своих детей и волновалась за них и Бена. Дерек не оставлял ее одну и почти с ней не разговаривал. Мэг не знала, что означает его молчание, но вызывать его на разговор не хотела и продолжала их "общение по минимуму". Ее мольбы отпустить ее или даже просто упоминания о детях только еще больше злили его. "Моя семья, должно быть, уже сходит с ума от беспокойства", - подумала Мэг. Она была зла на Дерека и постоянно пыталась придумать какой-нибудь план, чтобы сбежать от него.
   "Мэг, ты снова плачешь?" - спросил Дерек.
   Она не ответила, но повернулась к нему спиной и уставилась в стену.
   "Послушай, слезами тут не поможешь. Я думал, что ты уже смирилась. Теперь мы вместе, и так и должно быть", - усмехнулся он. "А тебе нужно поспать. Завтра будет длинный день".
   Мэг повернулась к нему. "Куда мы едем?"
   "Подальше отсюда", - холодно ответил он.
   "Ты отвезешь меня к моим детям?"
   "Не смей упоминать своих детей", - вышел из себя Дерек. "Немедленно ложись спать", - приказал он и откинул голову на спинку кресла. Он предпочел бы спать вместе с Мэг, но пока не хотел подталкивать ее к этому. Ему не приходило в голову, что она бы скорее умерла, чем позволила ему себя коснуться. У них теперь был вагон времени, и она скоро должна была его принять. "И чем скорее, тем лучше", - подумал он, снова посмотрев на Мэг.
   Мэг отвернулась к стене. Она не переносила, когда Дерек так таращился на нее. Она закрыла глаза и стала повторять про себя имя Бена. Снова и снова, как заклинание. Мэг едва не плакала оттого, что он не может ее услышать. Однако она помнила о ночи, когда Тим напал на нее. Она тогда звала Бена, и он пришел. Тогда это сработало, потому что она была на пределе отчаяния. Сейчас она сердцем чувствовала, что Бен жив, и надеялась, что это снова сработает. Пока они оба на этом свете, между ними будет связь. "Бен, где же ты, милый? Пожалуйста, приди ко мне. Ты мне нужен".
  
   Бен бесцельно ехал по шоссе, не зная в каком направлении двигаться. Он не представлял, куда Дерек мог отвезти Мэг, но собирался ездить по окрестностям, пока не найдет ее. Внезапно он услышал, как Мэг зовет его по имени. Подумав сначала, что сошел с ума, Бен вдруг вспомнил, что так бывало всегда, когда она нуждалась в нем. Она делала так и раньше, и он знал, что она делает это и сейчас. "Продолжай звать меня", - сказал он вслух. "И я обязательно найду тебя".
   Он ехал еще около 30 минут, а потом снова услышал, как Мэг зовет его. Ее голос стал более отдаленным, и Бен понял, что едет в неправильном направлении, хотя не знал, откуда он это знает. Он съехал на обочину, развернул машину и направил ее обратно к Канзас-сити. Туда, где он найдет Мэг.
  
   Глава 69
  
   "Факты жизни"
  
   "Надеюсь, у тебя есть уже готовый кофе", - сказал Рикардо, входя в кухню с Эшли на руках.
   "Есть", - Габи улыбнулась, поцеловала его и вручила чашку с горячим кофе, от которой поднимался пар. Она пристроила голову у него на груди, а Рикардо потянулся рукой за ее спину, схватил с подноса кусочек бекона и сунул его себе в рот.
   "Эй", - Габи игриво ткнула его в грудь. "Я все видела. Ты испортишь свой завтрак!"
   "Я голодный", - тот быстро поцеловал ее в щеку, а потом подошел к столу и сел за него. "Это, наверное, свежий деревенский воздух так поднимает мне аппетит или...", - он подмигнул ей, - "может быть, что-то еще. Но я жутко голоден". Рикардо с вожделением посмотрел на Габи, а та вспыхнула. "Я могу съесть остальное?" - он улыбнулся. "Габи, я хочу есть. Ты меня накормишь? А то если я в ближайшее время не поем, то умру с голоду и тебе не за кого будет выходить замуж".
   Эшли подошла к столику и села на стул напротив Рикардо. "Я бы хотела каши, если можно", - сказала она.
   "Правда?" - Габи обернулась, удивленная такой просьбой. Последние несколько дней все чуть ли не силой пытались накормить детей хоть чем-нибудь. Этим утром была ее очередь, и она уже начала претворять в жизнь свой план. Она с таким трудом его придумала, а теперь получалось, что зря.
   "Да, пожалуйста", - девочка посмотрела на Габи своими большими голубыми глазами и очаровательно улыбнулась.
   Габи приготовила кашу и положила перед ней на тарелку. "Эшли, дорогая, ты хорошо себя чувствуешь?" - спросила она.
   "Хорошо", - Эшли улыбнулась ей, взяла ложку и начала есть.
   "А где Тревор?" - спросила Габи, посмотрев на дверь. "Разве он еще не спустился к завтраку?"
   "Думаю, он придет с минуты на минуту, Габ", - ответил за Эшли Рикардо. "Я оставил его в ванной чистить зубы. Он опаздывает, потому что слишком заинтересовался моими бритвенными принадлежностями". И действительно, через несколько минут в кухню припрыгал Тревор, издавая звуки, имитирующие гоночную машину.
   "Тревор, ты будешь кашу?" - спросила Габи.
   "Нет", - отозвался тот. "Я хочу бекон и яйца, как он", - Тревор показал на Рикардо, сел на стул рядом с ним и стал вертеть какую-то штуку, которую держал в руке. Рикардо мельком посмотрел на него. Тревор продолжал крутить неизвестный предмет, пытаясь снять с него обертку.
   "Тревор, мой друг. Не ешь это до завтрака", - предупредил его Рикардо и снова сосредоточил все свое внимание на Габи.
   "Я тоже хочу бекона", - Эшли перестала есть. "А еще я хочу сока".
   "Какая прелесть! Вы оба явно очень голодные сегодня", - сказала Сара, входя в кухню. "Чем вы вчера занимались? Сражались с одним из быков вашего дедушки?"
   "Нет, тетя Сара", - захихикала Эшли.
   "Я голодный", - пожаловался Тревор, и Габи поставила перед ним тарелку с едой.
   "Отлично! У нас явно произошли изменения в лучшую сторону", - прошептала Габи. "Прошлой ночью они не плакали, а сегодня утром оба голодные. Не думаю, что я приготовила достаточно еды, чтобы накормить их".
   "Может быть, они привыкли, что их родителей нет рядом", - сделал вывод Рикардо.
   "Нет, этого никогда не случится", - сказала Сара и нахмурилась. "Я скорее поверю, что они устроили бой с быком пока мы спали".
   Тревор, наконец, достиг успеха в развертывании своего леденца.
   "Тревор", - снова сказал Рикардо. "Ты не должен есть конфеты до завтрака, так что положи ее".
   "Да, Тревор", - подтвердила Сара. "Положи леденец. Ты съешь его после".
   "Но тетя Сара, это не леденец", - защитился Тревор. "Это мой новый воздушный шарик". И чтобы подтвердить свои слова, он взял в руку свой шарик и вытянул его, чтобы всем показать. У Сары, Габи и Рикардо от ужаса перехватило дыхание.
   "Отдай мне!" - Сара выковыряла "шарик" из его руки и бросила в мусорку недалеко от раковины. "Ты где это нашел, молодой человек?" - возмущенно сказала она.
   "Извини, тетя Сара", - Тревор опустил голову. "Я вытащил его из бритвенного набора Рикардо, пока он брился. Он был в него засунут. Прости", - извинился мальчик. "Я знаю, что должен был попросить, но там их было так много, что я подумал, что могу взять одну штучку".
   Взрослые напряженно молчали и таращились друг на друга. Никто из них не знал, как объяснить Тревору, что его "воздушный шарик" - это презерватив. Стыдливое молчание, казалось, стало вечным, но потом его прервал стук в заднюю дверь.
   "Эй, есть кто-нибудь дома!" - прокричал Тоби Бэнкс.
   "Входи, Тоби", - пригласила его Сара, благодарная, что обсуждение этого вопроса откладывается. Этим утром она не была расположена рассказывать Тревору о фактах жизни. Зная своего любознательного племянника, она понимала, что если объяснит ему, что его шарик - это презерватив, он обязательно спросит, для чего он используется. Сара очень серьезно относилась к своим обязанностям крестной матери, но это было уже чересчур. Она оставит этот разговор Бену и Мэг. Это их любопытное дитя, так вот пусть они и объясняют ему, как штучка А вставляется в паз Б, и как использовать презерватив, когда ты этим занимаешься. Вернувшись мысленно к реальности, Сара спросила у Тоби:
   "Когда ты вернулся?"
   "Вчера поздно вечером. Я получил твое сообщение, но было уже поздно, и я решил тебя не будить. Что случилось?" - спросил он.
   "Мне нужно, чтобы ты отвез моего друга Рикардо в свою хижину".
   "Не знаю, такая ли это уж хорошая мысль, Сара", - покачал головой Тоби. "Бен оставил записку для Мэг. Думаю, у него были планы заманить ее туда, причем для очень даже неприличных дел. Он сказал, что для нее будет сюрприз. Не уверен, что ему понравится, если мы туда приедем и ему помешаем".
   "Тоби, ты должен это сделать. Рикардо необходимо попасть туда как можно быстрее".
   "Зачем? Случилось что-то плохое?"
   "Нет!" - Сара быстро глянула на детей. "Но Рикардо очень нужно с ними поговорить", - солгала она, увидев, что Тревор и Эшли перестали есть и с огромным интересом слушают разговор.
   "Пойдемте на улицу", - кивнул Рикардо двойняшкам. Он, Сара и Тоби вышли на крыльцо. "Мой брат уехал искать твою хижину три дня назад, и с тех пор мы от него ничего не слышали. Бен и Мэг тоже пропали. Я думаю, что с ними все в порядке, но я должен съездить туда и проверить это сам".
   "Тоби, пожалуйста, отвези его. Я не хочу больше ничего говорить, чтобы дети не услышали. Они и так очень расстроенные в последние дни. Рикардо - полицейский, и он наш друг. Может, мы все вообще зря волнуемся, но я должна удостовериться. Ты знаешь эти места, как никто другой. Сделай это для меня, хорошо? Рикардо все тебе по дороге объяснит".
   "Сара, я буду счастлив это сделать. Бен точно хороший парень. Да и Мэг тоже ничего. Я надеюсь, что с ними все в порядке, и с твоим братом тоже", - Тоби оглянулся на Рикардо. "Мы с Па плохо отнеслись к Бену в его первый день на ферме. А он даже не разозлился на нас, несмотря на все наши дурацкие шуточки, которые мы с ним сыграли. Я разрешил ему побыть в нашей хижине, пытаясь отплатить за то, что он был с нами так добр".
   "Я только скажу Габи, что мы уезжаем, и мы сможем тронуться в путь", - с этими словами Рикардо пошел обратно в дом.
  
   "Черт подери, ну и история!" - воскликнул Тоби часом позже, когда они с Рикардо ехали по шоссе по направлению к хижине. "Злой близнец. Черт, это звучит как калифорнийская мыльная опера. О таком уж точно не каждый день услышишь", - Тоби снизил скорость и ловко свернул на грязную проселочную дорогу, которая вела к их месту назначения.
   Рикардо смотрел на него, ощущая от его слов какое-то "дежа вю". "А ты случайно не встречался с некой особой по имени Розита Росси?" Этот вопрос просто сорвался у него с языка.
   "Нет, я не помню такой. А почему ты спрашиваешь?"
   "Почему?" - спросил Рикардо про себя. "А почему я вообще все это выслушиваю? Боже, ты что, испытываешь мой разум? Не мог бы ты послать мне для разнообразия хоть одного нормального человека, а?" - "Просто так", - ответил он вслух Тоби. "Забудь, что я спросил. Ты напомнил мне кое-кого, когда так сказал", - и он быстро сменил тему разговора, чтобы не дать Тоби расспросить его о Рози. Это женщина и так причинила ему достаточно проблем. Не хватало еще ему рассказывать о ней. "Бен и Мэг обычно сами устраивают себе проблемы. Когда я их найду, то сяду с ними и немного поболтаю. Они презрели простой, старомодный и скучный брак и нашли друг с другом нечто особенное, что теперь и демонстрируют. Их штучкам достаточно трудно следовать, и если Габи не выйдет за меня замуж из-за того, что у нас не так много приключений в жизни, я запру наших ненаглядных где-нибудь, а ключ выкину. А затем я женюсь на моей девушке, стану старым и толстым, и буду спокойно пропалывать сорняки в ее саду".
   "Ты действительно волнуешься за них", - засмеялся Тоби и посмотрел на Рикардо.
   "Да. Они хорошие люди. Странные, но хорошие. И Габи ждет, чтобы я спас их от самих себя. Я все время говорю ей, что я - не герой, но она продолжает говорить, что это так. Я никогда не достигал успеха, когда пытался спасти Бена и Мэг, но Габи думает иначе, а я не хочу ее разубеждать", - улыбнулся тот.
   "Ты преувеличиваешь. Ты делаешь все это не потому что просто хочешь произвести впечатление на свою девушку. Мэг хорошо выбирала себе мужа и друзей. Она не могла бы найти лучших. Я слышал о том, что сделал с ней эта змея Тим Труман. Самым лучшим, что она когда-либо делала, было то, что она тогда ушла из церкви и оставила его жалкую задницу тосковать у алтаря. А вот и хижина", - сделал жест Тоби. Он припарковал машину, и они подошли к домику.
   "Постой", - Рикардо сел на корточки. "Здесь кровь".
   "Точно. Надеюсь, она от какого-то животного". Мужчины вошли в хижину и увидели перевернутую мебель. Они быстро обыскали комнаты.
   "Похоже, что здесь кто-то дрался. На полу кровь, а окно спальни не было раньше загорожено", - сказал Тоби возвращаясь их спальни. В руке он держал веревку, которую поднял с пола спальни. "Кажется, там кого-то связывали. Все это выглядит не слишком хорошо, Рикардо".
   Тот взял у него веревку и прошел в крошечную ванную. Там он нашел окровавленную рубашку с пулевым отверстием в ней. "Ты прав, Тоби", - сказал Рикардо, и у него неприятно засосало пол ложечкой. "Это выглядит очень даже нехорошо. Это кровь по крайней мере недельной давности. Иди сюда, может, мы еще что-нибудь найдем", - и вместе с Тоби он вышел из хижины на улицу.
  
   Глава 70
  
   "Тайна выходит наружу"
  
   "Ти, проснись", - Миранда сильно потрясла Антонио за плечо.
   "Что? Что случилось?" - сонно пробормотал тот.
   "Бен. Он ушел. Он надул нас, Ти. Он облапошил нас, как младенцев", - сообщила Миранда.
   "Что? Только не говори мне, что он ушел и забрал нашу машину", - Антонио в одно мгновение слетел с кровати и выглянул в окно. Машины не было, как не было и ключей от нее там, где он оставил их вчера.
   "Ладно, я не буду тебе этого говорить", - сказала Миранда из-за его спины. "Но он сделал именно это".
   Антонио повернулся и искоса посмотрел на нее. "Ну что ж, отлично! Я должен был знать, что нельзя ему доверять, если Мэг пропала. Только не лучшему из самых отчаянных - не Бену Эвансу. Как только я его поймаю - прибью на месте!" - Антонио расстроено запустил пальцы в волосы. "И что нам теперь делать?"
   "Не знаю. Но Ти, думаю, что от нас только что сбежал один из самых величайших актеров мира".
   "Ага", - саркастически отозвался Антонио. "И когда я его поймаю, то вручу ему академическую награду. Прилеплю прямо к его лживым губам. Он соврал мне, Миранда. Ты можешь в это поверить? Он смотрел мне в глаза и врал! Мне - священнику! Я сверну ему шею!"
   "Ти".
   "Что, Ранда?"
   "Формально, он не врал священнику".
   "Что?"
   "Ты ведь больше не священник, мой дорогой".
   "О", - задумчиво произнес Антонио. "Я и забыл об этом. Но я был священником, а значит он все равно не должен был мне лгать". Он встал с дивана и взял свою рубашку. "Он должен был сказать мне правду. Я его друг. Бог мой, как я мог так сглупить?"
   Миранда засмеялась и покачала головой. "Вот во что я не могу поверить - это, что меня провели самым старым из существующих трюков. Его жар спал еще вчера, и он уже должен был во всю ходить. Но он лежал, как куль картошки, и притворялся куда более больным, чем был на самом деле. Я даже подумала, что в его поте на брови есть что-то подозрительное, но не придала этому значения. А он просто намочил себе лицо водой из раковины. Я тоже хочу его убить, но лучше я с тобой заключу сделку. Когда мы найдем его, ты будешь его держать, а я убивать". Миранда рухнула на кровать и уперла подбородок в сцепленные руки.
   Антонио посмотрел на нее, засмеялся и сел рядом. "Разве ты на него не злишься, Ранда?"
   "Конечно, злюсь. Мы с тобой оба на него злимся, Ти".
   "Да", - согласился Антонио. "Я должен был быть более подозрительным, а я расслабился, а кроме того, мы имели дело с самым быстрым генератором идей. Я давно знаю Бена. Это его стиль, и он не должен меня так удивлять. Наверное, годы сана заставили меня расслабиться", - засмеялся он.
   "Ты знал это и позволил ему сбежать?"
   "У меня были другие проблемы", - защитился Антонио. "И меня отвлекала одна красивая женщина", - улыбнулся он. "Но сейчас уже слишком поздно что-либо предпринимать. Я знаю Бена. Он сейчас далеко от нас. И что бы мы ни делали, он собьет нас со следа, если захочет. А он не хочет нашей помощи, потому что думает, что должен один справиться с Дереком. Мы должны доверять ему, Ранда. Он найдет Мэг", - он быстро поцеловал ее. "Нам надо выйти на главное шоссе и попытаться поймать попутку до фермы". Антонио чарующе улыбнулся. "А когда мы поймаем Бена, я обещаю тебе, что буду его держать, пока ты его мучаешь", - он игриво пощекотал Миранде нос.
   "Хотя может быть, мы должны дать ему еще один шанс", - переменила решение та. "Он влюблен. А любой влюбленный сделает что угодно, чтобы спасти женщину, которую любит. Ты заставил меня в это поверить, и это восхитительное чувство. И я не могу винить Бена за него. Если быть честной, то это очень романтично, по-моему", - Миранда улыбнулась и положила голову Антонио на плечо.
   "Так ты тоже влюблена?" - он ласково погладил ее волосы.
   "Да", - Миранда подняла голову и нежно поцеловала его в губы. "И если дело касалось бы меня, ты бы тоже стал меня искать, я знаю".
   "Вы совершенно правы, леди. Я вошел бы босиком прямо в ад и потребовал бы назад мою девушку. Я бы все смел на своем пути".
   "О, Ти", - Миранда картинно прижала руку к груди. "Это такая честь для меня".
   "Не слишком ли ты быстро решила, что честь?" - Антонио не смог сдержать улыбку и снова поцеловал ее. "У меня есть скрытые мотивы", - он подмигнул ей.
   "Даже не хочу спрашивать, какие", - она игриво ткнула его в грудь и стала вставать с кровати. "Если мы пойдем на главное шоссе голосовать, то нам надо сначала позавтракать", - она хотела уйти на кухню, но Антонио вернул ее и снова посадил рядом с собой.
   "Завтрак подождет. Неужели тебе не любопытно, какие у меня скрытые мотивы?" - улыбнулся он и страстно поцеловал ее. После длительной паузы Антонио поднял голову и посмотрел в ошеломленные глаза Миранды
   "Не думаю, что мне трудно будет предположить, каковы они", - сказала та, глядя на него с вожделением. "Я бы встретила тебя у двери ада, и никто не посмел бы меня удержать".
   Антонио начал целовать ее лицо, вызывая в ней тихие вздохи. Он отбросил ее волосы с плеч и стал осыпать влажными поцелуями ее шею и покусывать ухо. "Ти, перестань", - захихикала Миранда.
   "Перестать что?" - Антонио даже и не подумал останавливаться. "Я не могу придумать лучший способ скоротать время. А ты?" - спросил он и перешел целиком на шею.
   "Я тоже не могу", - улыбнулась Миранда и, взяв в руки его лицо, притянула его к себе и стала искать губы. Дразнящие поцелуи на шее и вокруг губ, сводили ее с ума. Миранда прижала свои губы к его и скрепила их долгим поцелуем, ища его язык своим.
   Пальцы Антонио стали работать над пуговицами ее блузки, а их рты вели напряженную борьбу. Расстегнув последнюю, он поднял голову, посмотрел в глаза Миранде и спустил ее блузку с плеч. Миранда вытащила руки из рукавов, и Антонио небрежно бросил блузку на пол. "Как ты прекрасна", - прошептал он, расстегивая застежку на ее лифчике. Через минуту тот последовал вслед за блузкой на пол. Антонио дотянулся до ее шорт, стянул их с Миранды вместе с трусиками и откинул прочь. Теперь она лежала перед ним обнаженная и прекрасная, как Мадонна. Рука Антонио занялись пуговицами на его рубашке и быстро расстегнули их. Рубашка тоже присоединилась к растущей куче одежды на полу. Глаза Миранды стали неотрывно смотреть на его руки, когда те приступили к ремню на брюках, и это продолжалось до тех пор, пока он не стащил с себя брюки и не отбросил их ногой. Брюки присоединись к куче уже скинутой одежды. "Как он прекрасен", - подумала Миранда.
   Наклонившись вперед, Антонио стал целовать ее плечи, постепенно передвигая губы по ее рукам и снова возвращаясь к плечам. Затем он перешел на одну из ее грудей и стал облизывать кожу вокруг затвердевшего соска, с тем чтобы потом закрыть его ртом и начать сосать. Его свободная рука тем временем массажировала ее вторую грудь. Миранда застонала от удовольствия и запустила пальцы ему в волосы. Антонио поднял голову и сделал тоже самое. "Они такие красивые, просто как шелк". Ее дыхание коснулось его лица, и Антонио наклонил голову, чтобы ее ладони смогли коснуться кожи его головы. Он даже закрыл бы глаза, чтобы посмаковать удовольствие от ее прикосновений, но его взгляд был прикован к зрелищу ее увеличившихся грудей, которые поднимались и опускались в такт ее дыханию. Эти темно-розовые холмики притягивали его с того момента, как он снял с нее лифчик. Миранда вытащила пальцы из его волос и положила их ему на виски. От висков она провела руками по его лицу и стала проходиться указательным пальцем над его чувствительными губами, пока те не раскрылись. Ее руки прошлись вверх-вниз по его рукам, а потом переместились на грудь. Мускулы на его груди напрягались и расслаблялись от ее нежных прикосновений. Когда ее "путешествие" опустилось ниже, к его животу, из горла Антонио вырвался звук, больше всего похожий на мурлыканье. Однако она не коснулась ожидаемых мест и перешла на его бедро, а потом еще выше, на талию. Какая-то часть его мозга говорила Антонио, что он должен что-то сделать вместо того, чтобы так загипнотизировано стоять, но он не был способен заставить свои члены двигаться. Ее прикосновения делали его совершенно беспомощным. Это было опьяняюще и волнующе одновременно.
   Ее рука переместилась еще ниже, и Антонио не выдержал и зажмурился от волны невероятных ощущений, которые создавала Миранда. Ее рука погладила кончик его члена, а потом легонько провела по нему вниз и вверх. Антонио понял, что сейчас запросит пощады. И в тот же миг, словно услышав его молчаливую мольбу, пальцы Миранды сомкнулись на его мужественности. У Антонио перехватило дыхание, он словно забыл, что значит дышать. Он больше не мог стоять и сел на кровать рядом с ней. Их тела сплелись в один клубок. Его язык, крадучись, добрался до ее правой груди и стал описывать вокруг нее все уменьшающиеся круги. В конце концов он захватил губами ее пик и стал его сосать до тех пор, пока Миранда не ощутила, что все ее тело превратилось в один сплошной натянутый нерв. Антонио же перешел к ее левой груди и продолжил мучить ее небесным удовольствием.
   Миранда чувствовала, что дышит слишком быстро. Ее сердце билось так сильно, что она едва не задыхалась. Она не была уверена, что выживет после этого, но не могла остановить эту пытку удовольствием. Дрожа от головы до пят, она уперлась в его плечи кулаками. Ее пальцы сжимались и разжимались, натягивая его волосы. Никогда раньше она ничего подобного не испытывала. Не издавая ни звука, Миранда умоляла выпустить все это невероятное напряжение, которое создавалось внутри нее.
   Антонио, казалось, услышал ее невысказанную просьбу. Его пальцы скользнули между ее бедрами, а ладонь накрыла ее холмик. Миранда тут же ощутила успокоение, которое принесли его волшебные прикосновения. Постепенно она стала ощущать, как его затвердевший член входит в ее горячую и влажную щель. Антонио попытался продлить ожидание еще немного, но его тело не подчинилось ему. Сильным толчком он вошел в нее до самого конца, и они оба издали вздох облегчения, когда он начал двигаться. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Через секунды, минуты или часы, их тела словно одновременно взорвались, заставив любящих друг друга задохнуться, а потом закричать от удовольствия, и в конце концов упасть на постель в удовлетворенном оцепенении. Через несколько минут Антонио неохотно поднял голову.
   "Я совсем тебя раздавил", - он скатился с Миранды и лег рядом. "Это было потрясающе, просто потрясающе. Я люблю тебя", - он притянул ее к себе поближе, положив головой на свою потную грудь.
   "Я тоже тебя люблю", - выдохнула она. "И это был очень подходящий способ начать день", - Миранда натянула на их остывающие тела простыню и прикорнула рядом с ним, счастливая, что ощущает себя в его руках.
   Антонио улыбнулся такой застенчивости и поцеловал свою любимую.
  
   "Мой грузовик не сможет въехать на этот холм", - сказал Тоби, обращаясь к Рикардо. "Дорогу размыло, так что нам придется оставить его здесь, а самим подняться пешком. Эта хижина принадлежит Джейсону Хиллу (игра слов - Хилл (Hill) означает холм - прим. переводчика). Мужчины вылезли из грузовика и в молчании добрались до домика.
   Хижина выглядела заброшенной. "Привет!" - крикнул Рикардо, а потом повернул ручку двери и, открыв ее, застыл на месте. Его взгляд упал на Антонио, который схватил простыню и натянул ее на себя до талии. Женщина рядом с ним взвизгнула и нырнула под простыню. Тоби хлопнул Рикардо по спине, когда тот внезапно остановился, а потом заглянул ему через плечо. "Это твой брат?" - изумленно спросил он.
   "Да", - рассеяно отозвался Рикардо.
   "Мне казалось, ты говорил, что он священник", - произнес Тоби, таращась на Антонио и шевелящийся под простыней бугор рядом с ним. "Я считал, что священникам не полагается этим заниматься". Рикардо проигнорировал его и выпялился на своего раздетого родственника. Женщину он больше не мог видеть. Она закрылась простыней с головой и, кажется, пыталась прорыть ход под Антонио.
   "Рикардо, я могу объяснить", - начал Антонио, пытаясь удержать на себе простыню, которую Миранда почти всю перетянула на себя. Все, что теперь видел от нее Рикардо, были маленькие изящные ножки.
   "Мне не нужны никакие объяснения. Я и так прекрасно вижу, что здесь происходит. Бог мой, Антонио! Что ты наделал!" - закричал Рикардо. "Нет, не отвечай", - быстро добавил он. "Я и так вижу ЧТО. Какого черта ты это сделал?"
   "Ребята, я лучше пойду на улицу, а вы пока разберитесь между собой", - Тоби закрыл рукой рот, на которой просилась улыбка, и вышел за дверь. "Черт подери, это будет получше, чем "Пэйтон Плейс" (знаменитая мыльная опера 1964-69 гг. - прим. переводчика), - пробормотал он про себя и сел на крыльцо. Он не хотел уходить далеко, чтобы не пропустить объяснение, которое этот святой отец даст своему брату. Он дал им возможность поговорить наедине, но сам умирал от желания услышать, как этот сын Бога собирается объяснить свое поведение. Тоби не собирался узнавать это любой ценой, но тема была слишком хороша, чтобы пройти мимо.
   "Антонио, ты вообще думаешь, что делаешь, или нет?" - заорал Рикардо так, что Тоби даже не пришлось напрягать слух, чтобы его услышать. "Ты же все-таки священник!"
   "Не совсем", - Антонио покраснел.
   "Как понимать твое "не совсем"? Убирайся оттуда и оденься", - приказал ему Рикардо. "Я чувствую себя идиотом, когда кричу на голого мужчину", - он отвернулся, а Антонио выбрался из кровати и натянул на себя брюки.
   "Я больше не священник, Рикардо. Я оставил сан". Миранда не шевелилась, продолжая оставаться под простыней, пока братья выясняли отношения.
   "Как это ты оставил сан?" - Рикардо повернулся к Антонио лицом.
   "Просто оставил сан. Ушел, знаешь ли", - тот начал застегивать ремень.
   "Я знаю, что означает это выражение, братец. Но ты не мог перестать быть священником и тут же уехать в заброшенную хижину с какой-то странной особой".
   "Но я сделал это", - возразил ему Антонио. "Кроме того, она не "какая-то особа", и я был бы тебе благодарен, если бы ты перестал называть ее странной. Конец истории", - завершил он объяснение и стал через голову натягивать рубашку.
   "Поправь меня, если я не прав", - резко сказал Рикардо. "Ты внезапно решаешь, что больше не хочешь быть священником и оставляешь сан. Потом ты приезжаешь много миль до Канзаса и трясешь своими телесами с первой встречной шлюхой, хотя предполагается, что ты должен искать человека, которого называешь своим лучшим другом! Я что-то упустил?" - спросил он, не рассчитывая на ответ. "Антонио, это самый идиотский поступок, про который я когда-либо слышал. Ты совсем выжил из ума?"
   "Кого это ты называешь шлюхой?!" - из под простыни появилась голова Миранды.
   Тоби сунул за щеку кусок табака, продолжая слушать бурное выяснение отношений. "Они хорошо разошлись", - подумал он.
   "Миранда?" - Рикардо уставился на нее, открыв рот. "И как давно продолжается эта ваша низкопошибная интрижка?"
   "Да, это я, детектив Торрес. И я была бы вам благодарна, если бы вы перестали меня называть шлюхой и странной женщиной. Мне не нравится ни то, ни другое. А то, что есть между нами, не низкопошибное. Так случилось, что я полюбила твоего брата, ты, безмозглая ищейка!" - закричала Миранда в ответ.
   "О, становится все интересней и интересней", - саркастически отозвался Рикардо, презрительно глядя на брата. "Мне казалось, ты говорил, что просто консультируешь ее. А что, тебя учили именно так консультировать прихожанок, которые к тебе приходят со своими проблемами? Нет, зря ты так поторопился оставить церковь. Тебе надо было подождать по крайней мере месяц, чтобы справиться со своими дикими желаниями! Может, ты все же передумаешь, если эта женщина еще не привела тебя к разврату?"
   "Ну почему? Почему мне не позволяют быть счастливым?" - вышел из себя Антонио. "Почему мне не позволяют любить? Для твой информации, братец, Миранда не приводила меня туда, куда я сам не хотел бы идти. И она не является причиной моего "грехопадения", как ты изволил выразиться. Я думал о том, чтобы оставить сан давно. Помнишь, 4 года назад Гриффин увез меня в Уэльс?"
   "Как я могу такое забыть? Но ты ведь не собираешься обвинять в своих грехах мертвых?! А эта женщина", - Рикардо ткнул пальцем в Миранду, а та покраснела, схватила первое, что попалось ей под руку - и оказалась маленькая керамическая кружка - и бросила в него. Кружка ударилась в грудь Рикардо и, упав на пол, разбилась.
   Рикардо уставился на Миранду, потом перевел взгляд на осколки кружки. "Ко всему почему, она еще и ненормальная и злобная".
   "Прекрати обвинять Миранду и говорить про нее гадости. Это не ее вина!" - набросился Антонио на него. "Или ты немедленно извинишься перед ней, или я вышвырну тебя отсюда!"
   "Ладно, ладно. Я извиняюсь", - пошел на попятную Рикардо.
   "Не передо мной. Скажи Миранде, что ты сожалеешь. И тебе лучше сказать это так, чтобы она действительно поверила".
   Рикардо зло посмотрел на него, но потом все же повернулся к Миранде. "Извини. Все это застигло меня врасплох".
   "Рикардо, ты ведь видел, что я стал другим после возвращения из Уэльса? Я изменился из-за Жаклин, женщины, чей прах я отвозил в ее родной Техас для похорон. Я любил ее, а она умерла, пытаясь спасти мне жизнь. Мне было тяжело пережить ее потерю, но Миранда помогла мне пройти через это. Я люблю ее, Рикардо", - Антонио сел на кровати и обнял Миранду. "Пожалуйста, попытайся понять. Я сделал это потому, что мне кажется, что так будет лучше для нас обоих. Для меня и для нее".
   Рикардо прислонился к кухонному столу, пытаясь переварить то, что только что рассказал ему его собственный брат. "Извини, я сожалею, что так себя вел", - сказал он. "Ты должен понять, что я почувствовал, увидев все это. Я ни о чем не подозревал. Жаль, что ты мне раньше ничего не говорил. Я правда сожалею, что обидел тебя, Миранда. Сейчас все выглядит по-другому", - улыбнулся он.
   "Извинения приняты", - улыбнулась в ответ Миранда.
   "Я давно хотел тебе рассказать о своем решении оставить сан. Но я никогда не думал, что все может выясниться таким способом. Слушай, почему бы нам с тобой не пойти на улицу и не дать Миранде одеться? Мы там и поговорим".
  
   "Ти, ты знаешь, где Бен и Мэг? Мы нашли в хижине Тоби окровавленную рубашку с дыркой от пули", - сказал Рикардо, когда они вышли на воздух.
   "Бен был здесь, с нами, до вчерашнего дня. Но этой ночью он незаметно выбрался из дома и забрал нашу машину. Я не знаю, где он или куда поехал. Все, что я знаю, это что он пытается найти Мэг. Дерек увез ее. И я молюсь, чтобы кто-нибудь нашел его и Мэг раньше, чем это сделает Бен, потому что только Бог сможет помочь Дереку, если Бена найдет их первым".
  
   Глава 71
  
   "Новый дом Мэг"
  
   Дерек стоял около кровати Мэг и смотрел, как она спит. "Она кажется такой спокойной, почти ангелом", - подумал он, наблюдая, как поднимается и опускается ее грудь с каждым вздохом. В его глазах она была самой прекрасной женщиной из всех живущих. И совсем скоро, когда они прибудут к месту назначения, он сможет снова влюбить ее в себя. Она уже любила его однажды, но - благодаря его брату-идиоту - сейчас она настроена против него. Одной из главных причин, по которым Дерек желал смерти Бена, была та, что, казалось, он все равно держит Мэг. Даже несмотря на его отсутствие, она все равно думает о нем. Он не понимал, как Бену это удавалось, но Мэг все равно скоро должна его забыть, ведь Бен мертв. Он тогда уже почти получил Мэг, но снова вмешался Бен. "Что ж", - вздохнул Дерек. "На этот раз это не сработает". Бен уже больше не сможет его остановить. Он сел на кровать рядом с Мэг. Она еще не обнаружила жучок в своей туфле, и он надеялся, что она его и не найдет. Это будет его единственный след, если она снова попытается сбежать. Дерек протянул руку и дотронулся до волос Мэг. "Милая Мэг", - прошептал он и погладил ее. "Я люблю тебя", - улыбнулся он, наслаждаясь ощущением ее мягких волос под своими пальцами.
   Мэг зашевелилась и улыбнулась, почувствовав его нежное прикосновение. Ей приснился жуткий кошмар про Дерека, и она была счастлива проснуться от него. Она вытянула руку вверх, нащупала его руку и притянула ее к себе. Дерек ласково погладил ее по лицу. "Бен", - простонала Мэг, а потом открыла глаза и поняла, что ее кошмар не был сном. Ужасная реальность сидела рядом с ней. Мэг оттолкнула его руку так, словно та обжигала ее. "Дерек! Не смей ко мне прикасаться!" - закричала она и отпрыгнула от него.
   Дерек пристально посмотрел на нее. "Мечты о Бене не вернут его", - резко бросил он и встал. "И ты должна научиться наслаждаться моими прикосновениями больше, чем его".
   "Я больше никогда не позволю тебе дотронуться до меня, ты, ублюдок!" - заорала Мэг. "Меня тошнит от тебя!" И неожиданно для самой себя, она привела свои слова в действие - ее стошнило прямо ему под ноги. Ошарашенная случившимся, она закрыла рот рукой и побежала в ванную. Она едва успела упасть на колени около унитаза, как ее стало выворачивать, и выворачивало до тех пор, пока в ее желудке оставалось еще хоть что-то. Все еще ощущая тошноту, Мэг встала, подошла к раковине и сполоснула холодной водой лицо.
   "Мэг, с тобой все в порядке?" - крикнул Дерек через дверь.
   "Оставь меня в покое", - крикнула в ответ Мэг и, сев на унитаз, прижала голову к коленям. "О Боже!" - тихо застонала она. "Не-е-ет! Только не сейчас! Боже! Только не сейчас". Но как бы она ни молилась, в глубине души она понимала, что это так. Мэг опустила ноги на пол и потрогала свою грудь, которая оказалась болезненной. Ее желудок вроде успокоился, но теперь она понимала, что тот тест на беременность, который она делала раньше, оказался неправильным. Она беременна. Она уже несколько дней это подозревала, но надеялась, что это просто буйство гормонов после такого эмоционального шока. Мэг положила руки на талию и погладила свой живот. Осознание факта наконец уложилось в ее усталом мозгу. Тест на беременность был неверным. У них будет еще один ребенок.
   Бен очнулся от дремоты в своей машине. Он приехал в Канзас-сити прошлой ночью и остановился там, потому что больше не мог бодрствовать. У него просто закрывались глаза, он был совершенно вымотан, а его плечо ужасно ныло. Бен вылез из машины и потянулся, ощущая какое-то трепыхание в животе. Он зашел в туалет автостоянки и посмотрел на свое отражение в зеркале, потирая затекшую шею. Он был усталым и измотанным, и его лицо это отражало. А еще ему надо было срочно побриться. Внезапно Бена затошнило и он бросился к унитазу. Усталость и плохая еда сильно отразились на его здоровье. "Черт, мне не было так плохо со времени..." - начал было он и остановился. "О Боже, со времени, когда Мэг была беременна близнецами. Может быть, она снова...? Нет", - сказал он себе. "Она же говорила, что делала тест, и он оказался отрицательным. Внезапно он снова ощутил позывы в желудке, и это заставило его задать себе другой вопрос: "Мог ли тот тест быть ошибочным, а Мэг на самом деле беременной?" "О мой Бог!" - подумал он про себя. "Если она беременна, Дерек убьет ее, как только узнает об этом". Бен заторопился к своей машине и завел двигатель. "Я должен найти тебя, Мэг. Помоги мне, моя любовь. Помоги мне тебя найти!" - молил он, поворачивая в сторону главного шоссе.
  
   "Мэг, ты не можешь оставаться там весь день. Выходи сейчас же", - приказал Дерек и еще сильнее забарабанил в дверь. "Если ты не выйдешь, я сломаю дверь", - крикнул он.
   Мэг медленно встала и вытерла пот со лба холодным полотенцем. Положив его, она подошла к двери, неохотно открыла ее и прошла мимо Дерека к кровати, даже не посмотрев на него.
   "Тебе лучше?" - спросил Дерек. Мэг снова не ответила. "Отчего тебя сегодня тошнит? Ты понимаешь, что тебя вырвало на меня уже второй день подряд?" Мэг продолжала хранить молчание. "Ты не хочешь разговаривать? Тогда иди туда", - он показал ей на конторский стул, что стоял в углу комнаты. Мэг знала, что он собирается сделать. Он никогда не оставлял ее одну, не привязав к стулу и не заткнув ей рот кляпом. Не издав ни единого звука, Мэг подошла к стулу, села на него, положив руки на колени, и стала ждать. "Я немного отмоюсь, потом кое-куда схожу, а затем мы продолжим наш путь", - сказал Дерек и пошел в ванную.
   Мэг закрыла глаза и приступила к своему ежедневному ритуалу молитв, в которых она просила, чтобы Бен нашел ее. Она не представляла, ни где они сейчас находятся, ни куда Дерек ее везет. Он только говорил, что сегодня они должны добраться до пункта назначения. Мэг не знала, откуда, но чувствовала, что Бен где-то недалеко. И она продолжала его звать, надеясь и молясь, что он скоро найдет ее. Она очень боялась, что Дерек, узнав о ребенке, так разозлится, что причинит вред ей и малышу. "Бен, пожалуйста, поторопись! Он ненавидит нашего сына и может что-то сделать и этому малышу тоже. Найди нас поскорее!"
   Дерек вышел из ванной и проверил веревки. "Не слишком туго?" - спросил он?" Мэг сделала вид, что не заметила его присутствия. "Я скоро вернусь", - сказал Дерек и наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, но Мэг отвернулась. Она не хотела, чтобы ее снова стошнило. Только не с кляпом во рту. "Никуда не уходи", - Дерек погладил ее по голове и вышел из комнаты.
   Мэг попыталась освободиться, но безуспешно. Дерек хорошо затянул веревки. Она была уже готова закричать от отчаяния, когда он вернулся, неся в руках какие-то пакеты. "Я принес нам кофе и булочки. Надеюсь, ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы поесть. Я не хочу, чтобы тебя снова стошнило на меня", - сообщил он и начал развязывать на ней веревки, а потом вытащил кляп. "Возьми", - он передал Мэг стакан с кофе. Та взяла без слов.
   "Тебе лучше?" - спросил Дерек.
   "Да", - сказала Мэг и стала пить кофе.
   "Отчего тебя так тошнило?"
   Мэг чуть было не запаниковала, но тут же нашлась. "Я не ем нормальной еды, мои нервы на пределе. Я скучаю по Бену и я хочу видеть моих детей. Ты удовлетворен?" - огрызнулась она. Она не хотела говорить ему правды и надеялась, что он сам не догадается. Про себя Мэг улыбнулась, подумав о том, что у нее будет еще один малыш. Она не сомневалась, что Бен будет в восторге, и надеялась, что скоро сможет ему рассказать об этом. Она еще откусила от булочки, но остальное не в силах была заставить себя съесть. Ее снова начало тошнить.
   "Ты достаточно скоро увидишь своих детей", - прервал ее мысли Дерек. "Что же касается Бена, то тебе лучше привыкнуть к его отсутствию". Он посмотрел на часы. "Нам пора ехать. Время поджимает", - он схватил Мэг за руку и потащил на улицу.
   "Ты так и не сказал мне, куда мы едем", - сказала она.
   "Домой", - ответил Дерек и вырулил с парковки мотеля.
  
   Они проехали несколько миль, и Мэг вдруг стало сильно клонить в сон. Она начала зевать.
   "В чем дело, Мэг? Ты хочешь спать?" - спросил Дерек.
   "Я с трудом держу глаза открытыми", - прошептала она и, положив голову на подголовник, тут же провалилась в глубокий сон.
   "Мэг?" - Дерек посмотрел на нее, взял из ее безвольной руки пустой стакан из под кофе и закинул его на заднее сидение. "Прости, Мэг", - с сожалением сказал он. "Но я не мог допустить, чтобы ты видела, куда я тебя везу. Это снотворное будет действовать не очень долго. Как раз до того времени, как я привезу тебя в твой новый дом. Но мне пришлось дать тебе максимальную дозу, чтобы ты побыстрее заснула. Но не волнуйся, дорогая. В аптеке мне сказали, что для тебя это не вредно", - он убрал волосы с ее лица, одним глазом поглядывая на дорогу. "Спи спокойно, моя любовь".
   Бен вел машину, не имея определенного места назначения. Он ездил так уже много часов, вымотался и держался только на кофеине, но был полон желания найти Мэг. Она была снова беременна, он в этом не сомневался и надеялся, что она это тоже поняла. Он вспомнил, как последний раз ему пришлось ей это объяснять, и улыбнулся, воскрешая в памяти тот потрясающий день. Голова Бена начала болеть пульсирующей болью, и он, свернув с шоссе, заехал в маленькую придорожную аптечку, чтобы купить аспирин. Бен подошел к соответствующей секции, выбрал нужную упаковку и прошел к кассе, чтобы заплатить за нее. Поблагодарив клерка, он направился к двери, но внезапно его остановил фармаколог-продавец. "Эй, простите!" - закричал тот.
   "Да?" - Бен остановился.
   "Вы забыли вот это", - продавец протягивал ему какой-то пакет.
   "Простите?" - Бен был озадачен.
   "Когда вы сегодня утром были здесь, то попросили что-нибудь от расстройства желудка для вашей жены и оплатили покупку, но уходя, забыли ее забрать", - сказал тот.
   "Когда это было?" - перебил его Бен.
   "Около девяти", - ответил продавец и странно посмотрел на него.
   Бен посмотрел на часы. Было 10:02, а это значило, что он не так далеко от Дерека и Мэг. Он не мог поверить в это. Наконец теперь он знал, что движется в правильном направлении. "Спасибо", - поблагодарил Бен продавца и вылетел на улицу.
   "Эй, вы забыли свои лекарства!" - закричал тот ему вдогонку. Но Бен уже не слышал этого, он уже сдал машину назад и рванулся с места так, что заскрипели шины. Фармацевт остался стоять на парковке, качая головой и глядя Бену вслед, пока тот не скрылся из виду. "Если у этого парня и есть мозги, то они наверняка стукаются друг о дружку", - пробормотал он и вернулся в магазин.
   Бен же внезапно ощутил, что он ближе к Мэг, чем когда-либо. Если Дерек покупал лекарства для желудка Мэг, то он не может знать, что она беременна. Вероятно, он думает, что у нее что-то другое. "Пожалуйста, пусть он и дальше будет в это верить", - обратился он к Создателю, отжимая акселератор и прибавляя скорости.
   Мэг чувствовала себя ужасно усталой. Она с трудом открыла глаза и поняла, что лежит на незнакомой кровати в какой-то странной комнате. "Что случилось?" - подумала она про себя и попыталась сфокусировать взгляд на окружающей ее обстановке. "О, моя голова!" - Мэг попыталась сесть, но у нее поплыло перед глазами, и ей пришлось опять лечь. Несколько минут она лежала, пытаясь придти в себя. Ее мозг быстро работал, пытаясь выяснить, что с ней произошло. И довольно скоро она поняла, что, по резкому вкусу во рту. "О Боже!" - вырвалось у Мэг, и она села. "Он дал мне наркотик!" Мэг встала с кровати и огляделась, стараясь понять, где находится. Над ее кроватью нависал синий балдахин, собранный по краям белым шнуром. Такой же шнур обрамлял белые занавески, которые висели на окнах. Мэг подошла к окну, но за занавесками была решетка из белых прутьев и она ощутила себя заключенной этой, окантованной белым шнурком, тюрьмы. Не сумев открыть окно, она вернулась и оглядела комнату, выискивая другой способ для побега. Взгляд Мэг упал на ночной столик, и она застыла на месте. На столике стояла фотография ее самой с детьми, которую она когда-то подарила Бену, и которую тот держал на их прикроватном столике. Лицо Тревора на ней было вырезано. Мэг шагнула к столику, взяла с нее фото и с силой прижала его к груди. "Как ты мог, Дерек! Как ты мог залезть в мой дом и разрушить то, что было мне так дорого", - заплакала она. Раздался деликатный стук в дверь.
   "Мэг, я вхожу", - Дерек повернул ключ в замке и открыл дверь. В руках у него был поднос с едой. "Я принес тебе поесть", - сказал он, запирая за собой дверь.
   "Дерек, где я? Что ты со мной сделал?" - напрямик спросила Мэг. "Ты что-то подсыпал мне в кофе!" - она пыталась справиться со своим гневом, но это было очень трудно.
   "Да, я это сделал", - Дерек, упорно избегая встречаться с ней взглядом, поставил поднос на стол около кровати. "Прости, Мэг. Я должен был так поступить".
   "Почему, Дерек? За что ты так со мной?"
   "Я меня были свои причины. Садись и ешь", - он пододвинул ей стул.
   "Я не голодна. П-посмотри, что ты сделал с фотографией моих детей", - показала она на изрезанное фото. "Они же просто дети. Как ты мог сделать такое с ними?" - закричала она.
   "Я ничего с ними не делал", - покачал головой тот. "Ты расстроена. Сядь и поешь. Тогда тебе станет легче".
   "Я не хочу есть!" - Мэг была близка к истерике. "Посмотри, что ты сделал с моими малышами, ты, ублюдок!"
   "Мэг, успокойся. Ты расстроена", - повторил Дерек. "Я не могу разговаривать с тобой, пока ты в таком состоянии. Я потом к тебе зайду, когда ты перестанешь ощущать на себе действие того лекарства", - он повернулся, чтобы выйти из комнаты.
   "Дерек, я еще не закончила разговор!" - закричала Мэг.
   "Ты права", - он отпер дверь. "Наслаждайся своим новым домом", - сказал он и, закрыв за собой дверь, повернул ключ в замке.
   Мэг схватила с ночного столика какую-то статуэтку и бросила ее в дверь. Статуэтка ударилась о нее и разбилась на кусочки, которые посыпались на пол. "Я ненавижу тебя!" - закричала она и, упав на кровать, зарыдала.
   "Я люблю тебя, и скоро, моя дорогая, ты тоже полюбишь меня", - прошептал Дерек и отошел от двери. Он увидел, что вдалеке на дороге появилась какая-то машина и вышел на улицу. Высокий мужчина выбрался из нее и пошел ему на встречу.
   "Ну, и что ты думаешь?" - спросил он Дерека.
   "Думаю, что ты проделал замечательную работу с этой комнатой. Она идеальна. Вот, возьми", - Дерек достал деньги из бумажника. "Это должно покрыть все расходы".
   "Спасибо", - тот взял деньги. "А сейчас, как насчет информации, которую ты обещал мне?" - добавил он.
   "Поезжай в Ладлоу, штат Канзас, и ты найдешь то, что ищешь", - самодовольно улыбнулся Дерек.
   "Ладлоу? Канзас? Какого черта она там делает?" - спросил незнакомец.
   "Откуда я знаю, какого черта! Я обещал только ее найти".
   "Спасибо", - отозвался тот.
   "Только она теперь уже выросла, так что возможно, для твоего вкуса она уже перезрела", - Дерек засмеялся.
   Незнакомец без улыбки посмотрел на него. "Мы заключили сделку. Ты исполнил свою часть на высоком уровне, и этого вполне достаточно. А свои больные шутки оставь при себе".
   "Это я больной?" - спросил Дерек, недоверчиво глядя на него. "Это не я провел много лет, преследуя ребенка. Подумай, прежде чем снова меня так называть, старый распутный ублюдок". Незнакомец повернулся и, не отвечая, пошел прочь. Дерек остался во дворе и смотрел ему в след, пока тот не скрылся из вида. "Если он снова появится на моем пути, я убью его", - решил он и пошел обратно в дом. У двери он рассеяно оглянулся, думая о том, зачем этот идиот все эти годы преследует ту женщину. "Впрочем", - решил Дерек, - "Если этот дурак с ума сходит по той няньке-синему-чулку, то я сделал все, чтобы объяснить ему, что к чему". Он сделал все, что мог. И он получил Мэг.
   На расстоянии нескольких миль от Дерека, его недавний визитер свернул на обочину и вытащил карту. Несколько минут он изучал ее, мысленно вычисляя, как лучше добраться до Ладлоу. Потом он наконец свернул ее и сунул в отделение для перчаток, решив, что неважно, сколько времени он будет туда добираться. Пришло время нанести Миранде визит". Держись Ладлоу, штат Канзас. Я уже еду", - сказал незнакомец вслух, а потом завел машину и снова вернулся на шоссе.
  
   Глава 72
  
   "Друг в нужде"
  
   "Я должен увидеть Кейси", - потребовал Эш, входя в полицейский участок вместе с Бетт, отчаянно пытающейся его придержать.
   Детектив Лонг раздраженно посмотрел на него. Он втянул сквозь зубы воздух, сел на стул и начал свое объяснение в сотый уже раз. "М-р Холлистер, вы и все остальные уже должны были бы понять, что приходить сюда и ежечасно требовать свидания с Кейси, абсолютно бесполезно. Я еще вчера говорил вам, что сегодня будет слушаться его дело и что к нему не допускают никаких посетителей".
   "Я не посетитель, ты, имбецил! Я его отец!" - закричал Эш.
   Бетт сжала его руку, пытаясь успокоить. "Простите моего мужа. С тех пор, как он узнал, что я беременна, он стал очень нервным. Правда, дорогой?" - процедила она сквозь зубы. "Послушайте, детектив Лонг, я обещаю вам, что если вы позволите нам увидеть Кейси, то мы пробудем там ровно одну минуту". Бетт улыбнулась. "И я обещаю, что рот моего мужа при этом заткнется", - она посмотрела на Эша. "Правда, дорогой?" - она сжала его, руку ожидая подтверждения.
   "Правда", - неохотно пробормотал Эш.
   Лонг посмотрел на часы. "Ладно, 5 минут. А потом мы повезем его в суд на слушание", - он жестом показал Спенсу провести их к камере.
   Кейси лежал на тюремной койке и думал о Саре. Когда он последний раз говорил с ней, у нее еще не было никаких новостей о Бене, кроме той, что Антонио и Миранда нашли его. И что он потом украл их машину и один уехал искать Мэг. Мэг. Он вспомнил, как прошлый раз Дерек всех обманул, заставил поверить, что он и есть Бен, и увез ее в горы. Кейси знал, что Дерек любит Мэг, но эта любовь сильно отличалась от тех, что он когда-либо видел. Мания - вот лучшее слово, которым можно было назвать ее. Он надеялся, что Дерек не сможет причинить Мэг зла и молился, чтобы Бен поскорее закончил этот кошмар, раз и навсегда. Однако он считал, что должен увести полицию от следа Бена и позаботиться о том, чтобы его отец был не тюрьме, а рядом с Бетт. И чтобы это сделать, он пожертвовал своей свободой. Мать злилась на него даже больше, чем отец. Кейси и самому не нравилось сидеть в камере, но он сделал то, что считал лучшим для всех. И он заставил отца пообещать ни при каких обстоятельствах не говорить Саре, что он в тюрьме.
   "Холлистер, к тебе посетитель", - сообщил охранник, постучав по решетке, чтобы привлечь внимание Кейси.
   "Кейси, сынок, с тобой все в порядке?" - спросил Эш, входя в комнату и подходя к камере.
   "Ты каждый день меня об этом спрашиваешь", - улыбнулся Кейси. "Спасибо за заботу, папа, но я уж большой мальчик. Я сам могу о себе позаботится. И я в порядке. Правда, в порядке", - заверил он отца. "Какие-то новости от Бена и Мэг?" - забеспокоился вдруг он. "Ты пришел поэтому?"
   "Нет, ничего пока нет. Рикардо и Антонио все еще ищут их", - сказала Бетт и взяла Кейси за подбородок сквозь решетку. "Тебе нужно побриться", - сказала она и погладила его колючее лицо.
   "А тебе не нужно так много волноваться", - улыбнулся Кейси, не делая никаких попыток убрать ее руку. Она очень заботилась о нем, и ему это нравилось. "Я сейчас побреюсь. Предполагаю, что для..." - он посмотрел на Эша.
   "Кейси, я все еще считаю, что ты совершаешь ужасную ошибку. Это не способ помочь Бену и Мэг", - скривился тот.
   "Это единственный способ, который я знаю", - сказал Кейси. "Так в любом случае, почему ты пришел сюда? Я думал, что ты встретишь меня в суде".
   "Мы с Бетт приняли одно важное решение. Как только твое слушание закончится, мы тоже поедем в Канзас искать Бена и Мэг. Я хочу, чтобы ты знал об этом и понял, почему мы должны уехать. Это должно помочь и тебе, сын", - Эш просунул руку сквозь решетку и положил ее на плечо Кейси. "Если мы найдем Бена и Мэг, то все проблемы решаться разом. И твои в том числе. Ты не должен здесь быть".
   "Хотел бы я знать, когда наконец это произойдет", - улыбнулся Кейси. "Со мной все будет в порядке", - заверил он отца. "Я все еще буду здесь, когда ты вернешься. Бог знает, что я никуда отсюда не денусь", - саркастически сказал он оглядывая камеру. "Ведь сейчас, все кто могли бы спланировать мой побег - кроме Ванессы, наверное - находятся в Канзасе".
   "Холлистер, пора", - произнес охранник.
   "Пап, доставь мне удовольствие", - сказал Кейси.
   "Все что хочешь".
   Кейси осторожно посмотрел на Бетт и торопливо попросил: "Побудь с мамой сегодня. Ей сейчас трудно, а поскольку Ванесса сейчас в командировке в Турции, она совсем одна. Прости, Бетт", - быстро добавил он. "Она моя мать".
   "Я знаю, Кейси", - отозвалась та. "Я и не жду, что ты не будешь заботиться о матери. Не думай об этом. Мы сделаем все, что сможем, для нее. Если только она нам позволит", - добавила про себя она.
   "Да, мы оба сделаем все, что сможем", - подтвердил Эш.
   "Да", - Бетт улыбнулась. "Не волнуйся, Флекс, мы проследим, чтобы о твоей маме хорошо позаботились". Она не стала добавлять, что огромный молоток сделал бы это лучше всего.
   "Спасибо, мамочка", - улыбнулся Кейси. "Ну, мне пора", - охранник открыл дверь камеры, и он встал. "Пожелайте мне удачи", - Кейси подмигнул и обнял их обоих.
  
   В здании суда Алекс сидела в коридоре, ожидая, когда привезут Кейси. "Кейси!" - крикнула она, когда его повели в ее направлении. Она подбежала и обняла его.
   "Вы не дадите нам пару секунд?" - обратился Кейси к полицейским.
   "Конечно", - они отошли в сторону, но оставшись в пределах досягаемости.
   "Кейси, ты должен забрать свое признание", - возмущенным шепотом сказала Алекс. "Ты же, как и я, знаешь, что это Бен Эванс убил Томаса. Я видела, как он это сделал, и я не понимаю, почему ты жертвуешь собственной жизнью ради человека, который совершенно о тебе не думает. Если бы он думал, то давно бы уже приехал сюда".
   "Мам, тут все намного сложнее. Поверь мне, если бы Бен мог приехать, он бы приехал. Человек, который, как ты видела, столкнул Томаса с балкона, был его брат-близнец Дерек", - снова попытался тот ей все объяснить.
   "Меня не волнует, кто его столкнул. Хоть сам Элвис! Но ты не должен быть здесь. Кроме того, я поговорила с детективом Лонгом, и он уверил меня, что брат Бена мертв. Он умер несколько лет назад и никак не мог столкнуть Томаса".
   "Он не мертв, и пока у папы и моих друзей есть шанс это доказать, я сделаю все, что смогу, чтобы помочь Бену и Мэг", - Кейси посмотрел через ее плечо. "Вон там идут папа и Бетт", - показал он, увидев, что те вошли в здание суда и направляются к ним. "Побудь с ними, пока все не закончится. Они позаботятся о тебе", - он крепко обнял Алекс.
   "Пойдемте, Кейси", - сказал один из полицейских и показал на зал заседаний.
   "Бетт, Эш", - позвала Оливия, догоняя их.
   "Оливия, а где Бубба?" - спросила Бетт.
   "Он ждет Кейси в зале суда. Бетт, я так понимаю, что к тебе очередь с поздравлениями", - улыбнулась она. "Ты нас всех одурачила. Ты сказала там, что прошла тот тест. Ты такая лгунья, Элизабет Холлистер".
   "Спасибо, Оливия", - та виновато посмотрела на подругу. "Я была потрясена и не могла поверить, что это случилось со мной. Мне уже за сорок", - она оборвала себя. "Мне уже 40 с чем-то, и я считала себя достаточно опытной, чтобы на такое не попасться. Должна признаться, что это было просто шоком, но сейчас я уже немного привыкла к факту, что в недалеком будущем мне снова грозят бесконечные памперсы".
   Оливия громко засмеялась. "Как у меня с Треем, да? Когда привыкнешь, и в этом появится особая прелесть".
   "Спасибо, Ливви. Как только меня перестанет тошнить по утрам, я начну восхищаться своим положением".
   "Но не больше, чем я", - Эш притянул ее к себе.
   "Уж конечно", - пробормотала Бетт, уткнувшись ему в грудь. "Это все твоя вина".
   "Ничего подобного", - горячо отверг Эш обвинение. "Если бы ты не захотела осмотреть меня на предмет отпечатков пальцев после того, как мы выбрались из этой ужасной тюрьмы, ничего бы не случилось. Если я правильно помню, именно ты хотела осмотреть те места, которые лучше было не подвергать осмотру. Если бы ты не так добросовестно меня обыскивала, я бы хотя бы соображал, что я делаю".
   Бетт отдернулась от Эша. "Как ты смеешь меня в этом обвинять! Это не я виновата. Это ты! Если бы ты держал свои осьминожьи лапы при себе, мне бы не пришлось искать на тебе отпечатки пальцев!"
   "О, это уже интересно", - усмехнулась Оливия. "Давайте, ребята, колитесь. Я уверена, что несмотря на то, что вы оба взволнованы таким поворотом событий, вы все же должны знать, кто нашел больше всего отпечатков".
   "Взволнованы чем?" - спросила Алекс, приближаясь к ним. Никто из говорящих, не заметил, как она подошла.
   "Я потом тебе расскажу, а сейчас нам уже пора в зал заседаний искать себе места", - сказал Эш.
   "Нет, я хочу знать, что такого волнующего произошло в день, когда его сына могут приговорить к тюремному заключению", - потребовала Алекс. "Я вам удивляюсь. Как вы можете быть такими бесчувственными?"
   "Александра, я уже сказал тебе, что мы потом об этом поговорим", - строго сказал Эш.
   "Суд начнется не раньше, чем через 10 минут. У нас еще есть время", - стала настаивать Алекс. "Я хочу знать, что тебя так восхитило в тот момент, когда твой сын может сесть в тюрьму за преступление, которого не совершал", - она презрительно посмотрела на Бетт. "Ты ведь получишь Александра целиком в полновластное владение, если Кейси осудят, так? Ты должна быть просто счастлива. Давай, Бетт. Раскалывайся", - подколола она.
   "Алекс, здесь не место и не время устраивать сцену", - сказал Эш.
   Но Бетт уже разозлилась. "Все нормально, Эш". Она выдохнула и пристально посмотрела на бывшую подругу. "В отличие от тебя, мне не доставляют удовольствия страдания людей. Я знаю, что Кейси никого не убивал. Он замечательный молодой человек, несмотря на тот факт, что он - твой сын".
   "Какое великодушие", - саркастически отозвалась Алекс. "Но это не объясняет, почему ты так сияешь в день, когда он должен будет предстать перед судом".
   Бетт загнала назад первые слова, которые так и рвались у нее с языка, и просто сказала: "Ты должна была бы уже знать, что я беременна, Алекс".
   "Беременна? В твоем-то возрасте?" - та с издевкой посмотрела на нее.
   "Да, в моем возрасте. Ревнуешь?" - Бетт сделала два шага к ней.
   "Нисколько. Я просто подумала, что тебе лучше знать, сколько тебе лет".
   "Слушай, Алекс", - Эш встал на защиту Бетт. "Я не буду тут стоять и слушать, как ты оскорбляешь мою жену. Она беременна, а ты хотела знать, чем мы все так взволнованы. Все, конец истории. Не смей больше ничего говорить, что может ее расстроить. Я пообещал Кейси, что побуду с тобой сегодня, но если ты будешь оскорблять мою жену, то я просто пошлю тебя к черту", - предупредил он ее.
   "А теперь послушай меня", - добавила Оливия. "Бетт будет проводить все свое время в ожидании этого благословенного события. Она не будет тратить его впустую, думая, кто отец этого ребенка". Она знала, что ее замечание мелочно и злобно, но не могла позволить, чтобы Алекс Митчум оскорбляла ее лучшую подругу. "Некоторые люди не так удачливы, верно, Алекс?"
   Та сверкнула на нее глазами. "А разве это не касается и тебя, Оливия? Я слышала, что у тебя тоже было много проблем с определением, от кого твой последний ребенок".
   "Туше!" - отозвалась Оливия. "В этой жизни нам всем позволяют сделать одну ошибку и прощают ее нам, но", - она подняла палец, - "только одну, о чем я и говорила. В отличие от некоторых неназванных".
   "Ладно, достаточно!" - прервал их Эш, видя, что эта перепалка грозит перерасти в настоящую ссору. "Здесь не время и не место".
   "Извини. Мне очень жаль. Просто мне сейчас очень трудно, я ведь лишаюсь Кейси, а когда я увидела вас всех таких счастливых, я просто немного расклеилась", - сказала Алекс.
   "Немного?" - спросила Бетт. "Ничего подобного", - она подняла палец так же, как делал Эш, когда собирался ей что-то сказать. "Мы понимаем твою проблему, Алекс, но и ты должна понять, что Эшу ничуть не легче, чем тебе. Я здесь ради Кейси и потому что люблю его отца. Моя антипатия и недоверие к тебе не распространяется на него".
   "Я знаю. Извини".
   Наступило продолжительное молчание. "Элизабет", - Эш пихнул Бетт и посмотрел на Оливию. Они обе сокрушенно извинились под его сердитым взглядом.
   "Смотрите, уже открывают двери. Нам лучше пойти внутрь", - показала Оливия.
   Эш и Алекс пошли в зал суда, а за ними и Оливия с Бетт, которые перешептывались друг с другом. "Как ты узнала о моей беременности?" - спросила Бетт.
   "Одна птичка сказала", - улыбнулась Оливия.
   "Точно, и я уже знаю, кто она, эта птичка. Я тысячу раз говорила Эм держать рот на замке. Но все бесполезно", - Бетт покачала головой.
   Все расселись, и помощник шерифа зачитал обвинение против Кейси. Судья попросил его встать. Бубба встал рядом с Кейси. "М-р Холлистер, вам предъявляют обвинения в двух убийствах первой степени. Я правильно осведомлен, что суть этих обвинений разъяснена вам полицейским департаментом и вашим защитником?" - спросил судья.
   "Да, сэр".
   "Я правильно понимаю, что вы хотите на сегодняшнем слушании сделать заявление? В чем оно состоит, м-р Холлистер?"
   "Я виновен", - сказал Кейси.
   Алекс начала вставать, выражая протест. Она не желала допустить продолжение, но Эш остановил ее и силой посадил на место. "Дай Кейси сделать, как он хочет. Он знает, что делает, а я позабочусь о том, чтобы его освободили раньше, чем будет оглашен приговор", - прошептал он. "Ты должна гордится, что у тебя сын такой чести. Лично я горжусь им".
   "М-р Холлистер, признавая себя виновным, вы понимаете, что вы теряете право на "суд равных возможностей"? Вы понимаете, что это ваше право?" - спросил судья.
   "Да, я понимаю", - у Кейси подгибались ноги, он чувствовал, что в любую минуту может грохнуться в обморок, но он не позволял себе показывать свою слабость.
   "Очень хорошо. Мы планируем вынести вам приговор в течение недели, начиная сегодня с 10: 00. С этого момента и до вынесения приговора вы останетесь под арестом в ведении полицейского департамента Сансет Бич. Следующее дело", - судья стукнул молоточком.
   "Пойдем попрощаемся с Кейси, и поехали в аэропорт. Я должен торопиться, у нас только одна неделя, чтобы найти Бена и Мэг", - прошептал Бетт Эш.
   "Я с тобой на встречу приключениям!" - улыбнулась та и последовала за ним из зала суда.
  
   Глава 73
  
   "Мэг пробалтывается"
  
   "Бен? Бен, это ты?" - спросила Мэг, внезапно проснувшись от звука разбитого стекла. Она огляделась вокруг и увидела на полу стул, который пролетел в комнату, разбив при этом окно. Темный, но любимый и знакомый силуэт стал перелезать через подоконник. Сердце Мэг бешено забилось. Бен пришел спасти ее из этого ада. "Бен?" - осторожно позвала она.
   "Шшш, это я, моя любовь", - тот подошел к кровати и сел рядом с ней. "Наконец-то я нашел тебя", - прошептал он и страстно поцеловал ее.
   "Бен! Спасибо тебе, Боже", - Мэг прижалась к нему, провела руками по его телу. "Я знала, что ты найдешь меня! Я знала! Я знала, что наша связь приведет тебя ко мне!" - заплакала она, еще сильнее обнимая его.
   "Ничто не смогло бы остановить меня на пути к тебе", - Бен прижался лицом к ее волосам. "Пока ты дышишь - мы оба дышим - я буду искать тебя, моя любовь. Неважно, где ты будешь находиться, но я всегда найду тебя", - пообещал он, глядя ей в глаза и снова целуя ее.
   "Бен, я должна тебе кое-что сказать", - Мэг нежно погладила его лицо. "Я беременна. У нас будет еще один ребенок".
   "Ты беременна? О, Мэг", - Бен придвинул ее к себе и еще сильнее обнял. "Это замечательные новости. Не могу дождаться рассказать их Тревору и Эшли", - он отстранился и посмотрел на улыбающуюся Мэг. "Ты знаешь, каким счастливым ты меня сделала?" - он взял ее лицо в свои сильные руки.
   Внезапно дверь спальни распахнулась, и на пороге появился Дерек. "Бен, я думал, что убил тебя, но, как я вижу, ты снова обманул смерть. Ты вообще когда-нибудь умрешь? Ты всегда избегал смерти, сколько бы я ни пытался тебя убить. Но не на этот раз", - он поднял пистолет и направил его на Бена.
   "Мэг, назад!" - Бен закрыл собой Мэг, а Дерек спустил курок. Бен посмотрел на свою рубашку, на которой появились красные пятна, правда, даже не ощущая, где пули вошли в его грудь. Дерек нажимал на курок, пока в пистолете оставались патроны, а потом Мэг услышала холостые щелчки. Бен упал на кровать, его голова оказалась у нее на коленях. Его грудь была вся в крови. Мэг ощущала, как из его тела уходит жизнь. "Бен! Бен! Нет!" - закричала она.
   Бен посмотрел на нее, слабо прошептал: "Я люблю тебя, Мэг" и умер. Он сделал еще только один вдох, и его взгляд остановился.
   "Нет! Этого не может происходить! Бен, нет!" - закричала Мэг и начала его трясти. "Бен, вставай! Ты должен встать!" - плакала она. Но все было бесполезно. Его голова безжизненно перекатилась на бок.
   "Я уже говорил тебе, Мэг", - сказал Дерек из дверного проема. "Он должен был уйти. И сейчас остались только мы с тобой. Ты и я - навсегда", - он подмигнул ей и пошел к кровати.
   "Бен! Бен, пожалуйста, очнись!" - Мэг потрясла его безжизненное тело. "Ты должен очнуться", - закричала она.
   "Пойдем со мной, Мэг", - Дерек, приближаясь, протянул ей руку. "Теперь мы можем устраивать нашу совместную жизнь. Никто больше не придет тебе на помощь, а твои дети начнут свою новую жизнь с кем-нибудь еще", - он показал куда-то себе за спину, и Мэг увидела на большом телевизоре Тревора и Эшли, которые смеялись и играли вместе с Сарой и Кейси. "Видишь, они больше по тебе не скучают. Они вообще забыли о тебе", - Дерек улыбнулся, и телевизор исчез также быстро, как и появился.
   "Бен! Бен, пожалуйста, останови его", - заплакала Мэг и посмотрела на него. Бен открыл глаза, посмотрел на нее и улыбнулся. Он спустил ноги с кровати и взял ее за подбородок окровавленной рукой. "Бен?"
   "Я же тебе сказал, Мэг, Бена больше нет. Есть только ты и я", - она внезапно поняла, что Дерек снова занял место Бена. "Нет, не прикасайся ко мне! Бен! Бен! Спаси меня! Пожалуйста, спаси меня!" - закричала она и села на кровати. Только сейчас она поняла, что ей просто приснился кошмар.
  
   Дерек вставил ключ в замок и отпер дверь. "Мэг!" - крикнул он и попытался открыть ее, но у него ничего не вышло, потому что прежде чем лечь спать, Мэг придвинула к двери шкаф.
   "Не входи!" - крикнула Мэг. "Я в порядке, просто мне приснился плохой сон", - она вытерла со лба капельки пота.
   "Мэг, зачем тебе понадобилось баррикадировать дверь спальни? Я же сказал, что никогда не причиню тебе вреда", - спросил Дерек через узкую щель.
   "Уходи!" - снова закричала она и побежала в ванную, чувствуя, что ее опять тошнит. После очередного раунда "утренней тошноты", она вернулась в спальню и увидела, что Дерек уже отодвинул шкаф от двери и стоит около ее постели. "Что происходит, Мэг?" - спросил он, окидывая ее пронзительным взглядом.
   Ощущая себя совершенно голой, Мэг прошла мимо Дерека, взяла со спинки кровати свой халат и плотно завернулась в него. "Я же сказала тебе оставить меня в покое".
   "Мэг, поговори со мной. Объясни, почему ты так сопротивляешься?"
   "Сколько раз я должна тебе повторять? Ты что, совсем идиот? Я хочу быть со своими детьми. Неужели это так сложно понять?" - возмутилась она.
   "Я говорил тебе, что ты должна сделать, чтобы снова увидеть их. Прими меня, и ты сможешь с ними побыть", - ответил Дерек.
   "Никогда!" - закричала Мэг.
   "Отлично. Тогда оставайся в этой комнате и мечтай о встрече с ними. Я буду ждать сколько, сколько потребуется", - он повернулся, чтобы уйти.
   "Я тебя ненавижу!" - крикнула Мэг.
   Дерек остановился. "Нет, ты меня не ненавидишь", - улыбнулся он, а потом вышел из комнаты и запер за собой дверь.
   Мэг легла на кровати, притянула к себе подушку и сильно прижалась к ней. "Я скучаю по тебе, Бен. Я скучаю по тебе и нашим детям", - прошептала она. "Пожалуйста, поскорее найди меня", - произнесла она и снова заснула.
  
   Бен припарковал машину около небольшого мотеля и вошел в здание. Он едва держался на ногах и с трудом делал каждый шаг. Ему нужно было отдохнуть и привести в порядок мысли, чтобы найти способ добраться до Мэг.
   Как только он вошел в фойе, ему навстречу поднялась администратор. "Я могу помочь вам, сэр?" - спросила она.
   "Да, мне нужна комната на ночь", - ответил Бен, протягивая золотую кредитку, которую дала ему Эшли. Закончив оформление, администратор дала ему ключ. Комната была маленькой, но чистой. Из мебели в ней была только двуспальная кровать, стол со стулом и небольшой шкаф. Бен взял бритвенные принадлежности, которые он купил чуть раньше, и пошел с ними в ванную. Там он побрился, принял душ и, вернувшись в обратно в комнату, сел на кровать. Он посмотрел на телефон, раздумывая, должен ли он позвонить домой. Ему хотелось узнать, как дети. После нескольких минут колебаний Бен все же решил позвонить.
   Джоан посмотрела на часы, услышав телефонный звонок. Она бросилась к телефону и схватила трубку, испугавшись, что что-то случилось с Хэнком. "Алло".
   "Мам, это я", - сказал Бен на другом конце провода.
   Джоан села на постель, услышав его голос. "Бен, милый! Слава Богу, что ты позвонил. С тобой все в порядке? Мэг с тобой?" - спросила она.
   "Нет, Мэг пока не со мной, но скоро будет. Я обещаю тебе", - сказал Бен. "Я не могу долго говорить. Я просто хочу, чтобы ты знала, что со мной все в порядке. Передай детям, что я их люблю их, ладно? Скажи им, что я скоро привезу их мамочку домой".
   "Бен, где ты? Рикардо и Антонио могут приехать и помочь тебе..." - начала было Джоан, но Бен оборвал ее.
   "Мне уже пора, мам. Не волнуйся, я верну Мэг домой - к тебе и детям - совсем скоро. Пожалуйста, передай детям то, что я прошу".
   "Бен, я люблю тебя", - сказала Джоан.
   "Я тоже люблю тебя", - тот повесил трубку. Ему стало легче после того, как он позвонил и сказал, что с ним все в порядке. Единственное, о чем он жалел, это что у него могли бы быть новости еще лучше. Измотанный, он лег на постель и провалился в глубокий тревожный сон.
  
   В окно светило солнце, и именно оно пробудило Мэг от ее наполненного кошмаром сна. Этот кошмар никак не шел у нее из головы даже наяву. Мэг пошла в ванную. Она принимала душ, когда услышала, что кто-то стучит в дверь ее комнаты. Она не стала отвечать.
   "Мэг, я принес тебе завтрак", - сказал Дерек и поставил поднос с едой на стол, как и накануне.
   "Я не голодна", - отозвалась та.
   "А должна была бы", - сказал Дерек, наливая чашку кофе и протягивая ее ей. "Ты едва прикоснулась к еде с тех пор, как мы приехали сюда".
   "Нет, спасибо", - Мэг отвернулась от кофе.
   "Мэг, возьми!" - потребовал Дерек.
   "Зачем? Чтобы ты снова накачал меня наркотиками? Я не буду это пить", - сказала та.
   "Я уже извинился за то, что сделал. Я никогда не хотел причинить тебе вред и не причинял. Ты поняла бы это, если бы поняла мои мотивы".
   "Твои мотивы? Привести меня сюда и держать как в тюрьме? Мне трудно придумать этому благородные мотивы. Я бы назвала их совершенно безумными. Ты безумен, Дерек!" - закричала Мэг. Ей становилось все труднее и труднее сдерживать свой гнев.
   "Не говори так! Никогда больше так не говори, Мэг!" - заорал Дерек и швырнул чашку через всю комнату. "Я люблю тебя. Я всегда тебя любил, разве ты не знаешь?"
   "Ты называешь это любовью?" - спросила она и показала на решетки на окне. "Ни один человек не выражает так свою любовь. Я не твоя любимая, Дерек. Я твоя заключенная".
   "Что? Что я тебе сделал такого плохого? Я принес тебе поесть, я приготовил тебе мягкую и теплую постель, новую одежду и уважительно обращаюсь с тобой".
   "Ты уважительно обращаешься со мной? Нет, ты меня нисколько не уважаешь", - саркастически отозвалась Мэг. "Ты дал мне наркотик и скрыл это от меня! Как ты мог? Я же могла потерять своего ребенка?" - крикнула она.
   Дерек посмотрел на нее ошеломленно и недоверчиво: "Что ты сказала?"
   Сердце у Мэг ушло в пятки, когда она поняла, что натворила. В ярости она выдала ему тайну, которую должна была держать при себе. "Ничего, ничего особенного", - попыталась она спасти положение и задрожала, испугавшись еще больше.
   "Ребенок? Ты хочешь сказать, что беременна еще одним ублюдком Бена?" - Дерек побелел.
   "Он не ублюдок! Он просто ребенок, Дерек. Дитя, один из самых драгоценных подарков Богу!" - Мэг нашла в себе храбрости сказать это.
   "Я не могу поверить! Я просто не могу поверить!" - тот заходил по комнате, от волнения запустив руки в волосы. "Нет, этого не произойдет", - сказал он, словно внезапно придя к какому-то решению. "Этого точно не произойдет", - пробормотал он, обращаясь к самому себе, и пошел к двери.
   "Дерек, куда ты? Что ты хочешь сделать? Что ты задумал?" - засыпала его вопросами Мэг, но они остались без ответа, потому что Дерек захлопнул дверь перед ее носом и снова запер ее. "Что же я наделала!" - заплакала Мэг, уставившись в потолок. "О Боже, Бен! Что же я наделала!"
  
   Глава 74
  
   "Помощь идет"
  
   "Тревор, Эшли, пора вставать", - Джоан вошла в комнату, чтобы разбудить детей.
   "Который час, бабушка?" - спросила Эшли, потирая глаза.
   "8 часов, милая. И я должна тебе кое-что сказать", - улыбнулась та.
   Тревор сел на кровати: "О маме и папе?"
   "Да".
   Эшли залезла Джоан на колени. "Папочка привез мамочку домой?" - спросила она.
   "Ваш отец звонил сегодня рано утром и сказал, что совсем скоро привезет ее домой. Он просил передать вам обоим, что он любит вас и крепко вас обнимает", - сказала Джоан и притянула двойняшек к себе. "А теперь почистите зубы, и мы все спустимся к завтраку".
   "Хорошо!" - закричали те в унисон и побежали в ванную.
   "Это правда, Джоан? Это Бен звонил?" - спросила Габи. "Я не подслушивала, просто случайно услышала ваш разговор. Это действительно звонил Бен?"
   "Да, это был он. Я была так рада его услышать. Я не могла поверить, что это он. Его голос был усталым и торопливым, и он не сказал мне, где находится. Только, что Мэг он еще не нашел. Я должна была бы очень волноваться, но я почему-то уверена, что Бен найдет ее и привезет сюда целой и невредимой", - прошептала Джоан.
   "Ну, если кто-то и может найти Мэг, то это только Бен. Я все равно волнуюсь за нее, ведь она сейчас с Дереком. Рикардо уверял меня, что Дерек не причинит зла Мэг, и я стараюсь в это верить", - улыбнулась Габи.
   "Я тоже не думаю, что он ей что-то сделает. Он любит Мэг своей ненормальной любовью. Я знаю, что ужасно так говорить, но я бы предпочла, чтобы он все же был мертв", - добавила Джоан.
   "Мы закончили", - объявил Тревор и показал Джоан вычищенные зубы.
   "О, ты проделал отличную работу. Пойдемте вниз завтракать, а в дальнейшем в наших планах будет сходить и покормить скот".
   "Ладно", - Эшли побежала вперед Тревора, и они оба побежали вниз по лестнице.
   Миранда сняла завтрак с плиты и поставила на стол.
   "Доброе утро, Ранда", - поздоровался Тревор, входя вместе с Эшли на кухню.
   "Доброе утро", - улыбнулась Миранда.
   "Папочка звонил ночью бабушке и сказал, что они с мамочкой скоро приедут домой", - объявила Эшли. "Правда, бабушка?"
   "Да, он так сказал", - подтвердила Джоан, заходя на кухню.
   "Это замечательные новости! Садитесь, я сейчас подам вам завтрак", - сказала Миранда, и вместе с Джоан и Габи стала колдовать у плиты. "Он сказал вам, откуда звонит?" - спросила она у Джоан.
   "Нет, разговор был очень коротким. Было очевидно, что он еще не готов просить о помощи", - прошептала та.
   "Может быть, Рикардо сможет связаться с телефонной компанией, узнать откуда звонили и таким образом отследить Бена. Я скажу ему об этом, как только он позвонит. Я очень хочу, чтобы они с Антонио что-нибудь выяснили", - сказала Габи.
   "Удивительно, как легко может исчезнуть человек. Когда я вчера вечером разговаривала с Антонио, он сказал, что куда бы они ни тыкались в своих поисках, везде находят только тупики", - добавила Миранда.
   "Будем надеяться, что звонок Бена первый знак, что случится что-то хорошее. Они должны вернуться домой и поскорее. Я молюсь об этом каждую минуту", - сказала Джоан.
   Раздался стук в дверь, и Миранда пошла открывать. "Бетт?" - вырвалось у нее, когда она распахнула дверь.
   "Во плоти", - улыбнулась та. "Только, пожалуйста, не говори мне, что это ты, Миранда", - произнесла она, оглядывая ее с головы до ног и пораженная видом.
   "Это я", - улыбнулась в ответ Миранда. "А где Эш?" - спросила она.
   "Здесь", - отозвался тот, поднимаясь на крыльцо.
   "Входите, пожалуйста. Дети будут в восторге, когда вас увидят", - Миранда сделала приглашающий жест. "Тревор, Эшли, посмотрите, кто пришел".
   "Дядя Эш!" - Эшли слетела со своего стула и бросилась в его сильные руки.
   "Эй, как поживает моя сладкая девочка?" - спросил тот, крепко обнимая ее.
   "Хорошо", - ответила Эшли, а Тревор обнял Бетт.
   "Ты привез домой моих мамочку и папочку?" - спросил он у Эша.
   "Нет, но скоро я поеду за ними", - пообещал тот.
   "Мы сейчас завтракаем", - сообщил Тревор Бетт и взял ее за руку. "Хочешь поесть с нами?"
   "Нет, спасибо", - улыбнулась Бетт и потерла живот. "Но я думаю, что немного сока было бы сейчас в самый раз".
   "Я сейчас налью", - Габи сходила к холодильнику и налила ей сока, а Джоан налила Эшли кофе.
   "Пойдемте на крыльцо, там мы сможем поговорить", - предложила Джоан.
   "Я останусь здесь с детьми", - кивнула Миранда.
   Все расселись вокруг садового столика в уголке двора. "Я знаю, почему вы оба здесь. И у меня есть новости от Бена - он звонил сегодня утром", - сказала Джоан.
   "Он сказал, где находится или, может, намекнул?" - спросил Эш.
   "Нет. Я думаю, он только хотел дать знать нам и детям, что с ним все в порядке. Голос у него был усталый и разговор длился не очень долго. Он еще не нашел Мэг, и я молюсь, что бы он поскорее это сделал. Я хочу, чтобы моя дочь вернулась домой - ко мне и детям. Чем больше проходит времени с ее исчезновения, тем более оно меня пугает. Я пытаюсь не думать о том, что она там с Дереком, но это становится все труднее и труднее. Я стараюсь верить, что он не причинит ей зла, но с Дереком никогда не знаешь... И потом сам Бен. Он один, с огнестрельной раной", - Джоан внезапно оборвала себя.
   "С огнестрельной раной?" - удивилась Бетт. "Кейси не говорил, что в него стреляли".
   "Сара не захотела говорить Кейси об этом. Бог знает, что у него и без того полно забот", - отозвалась Джоан.
   "Когда Миранда и Антонио нашли Бена, у него была большая кровопотеря, но с ее навыками медсестры, он быстро восстановил силы и забрал их машину, пока они спали", - добавила Габи.
   "А потом Бен отправился искать Мэг и Дерека. Рикардо и Антонио сейчас тоже поехали их искать. Надеюсь, кто-нибудь из них все же найдет Мэг", - сказала Джоан, теребя свою чашку с кофе. Габи погладила ее по спине.
   "Не волнуйтесь так, Джоан. Я обещал детям, что я найду их родителей и Бог знает, что я ни перед чем не остановлюсь ради этого", - заявил Эш.
   "Я уже говорила Джоан, что Рикардо мог бы попробовать отследить звонок Бена через телефонную компанию", - сказала Габи.
   "Я не уверен. Это место настолько далеко от города, что у них может не оказаться возможностей для этого. Но я выясню. Надо сделать несколько звонков, может быть выяснится что-нибудь обнадеживающее. Но сначала мы с Бетт должны съездить в город и найти отель", - сообщил Эш.
   "Я бы предложила вам остановится у нас, но в доме сейчас не так много места. Хотя не знаю, как я буду объяснять это детям", - улыбнулась Джоан.
   "Ну, мы все равно недолго там пробудем. Как только мы сможем найти какой-нибудь след Бена и Мэг, то, вероятно, сразу отправимся в путь. Надеюсь, мы скоро узнаем, где они".
   "Джоан, а как Хэнк?" - спросила Бетт.
   "Намного лучше. Его переведут из реанимации в обычную палату в ближайшие пару дней, а потом - как сказал доктор, если все пойдет хорошо - мы сможем забрать его домой и долечивать здесь. Он не знает о случившемся с Мэг, и когда спрашивает про нее, мы находим оправдания ее отсутствию. Но я боюсь, что скоро он перестанет им верить", - сказала Джоан.
   "Была бы моя воля, Бен и Мэг были бы уже дома, а вам больше не пришлось бы лгать. Ладно, пойдем попрощаемся с детьми и поедем в город", - потянул Эш Бетт. У Бетт закружилась голова и она чуть не потеряла равновесие. Эш подхватил ее и не дал упасть.
   "Бетт, с тобой все в порядке?" - спросила Габи.
   "Да, все нормально. Наверное, я устала немного больше, чем думала", - улыбнулась та.
   Они все вошли в дом и попрощались с расстроенными Тревором и Эшли. Джоан и Габи пошли провожать Эша и Бетт до машины. Джоан задержала Бетт и пропустила Эша и Габи вперед. "Бетт, как давно ты узнала, что беременна?" - с улыбкой спросила она.
   "Я так и знала, что ты спросишь об этом", - улыбнулась в ответ Бетт. "Я выяснила это около недели назад. Можешь себе представить - женщина в моем возрасте и беременна", - фыркнула она.
   "Лично я думаю, что это замечательно", - Джоан на ходу взяла ее за руки.
   "Мы с Эшем не могли бы быть взбудоражены больше. Я сначала злилась на него, но потом перестала. Ты даже не представляешь, как восхищает меня мысль о том, чтобы родить еще одного малыша".
   "Иди сюда, копуша", - поддразнил жену Эш, открывая для нее дверцу машины.
   "Я тебе покажу копушу", - отозвалась Бетт.
   "Удачи вам с поисками Бена и Мэг. Я знаю, что вы делаете это для Кейси, но для меня очень много значит то, что вы проехали весь этот путь, чтобы помочь нам", - Джоан обняла Эша.
   "Для меня это удовольствие, а кроме того, мы с вами сейчас в одной лодке из-за наших детей. Они ведь все для нас", - Эш сел в машину и завел двигатель. "Я позвоню, как только что-нибудь узнаю. Я дал Миранде номер моего сотового на случай, если что-то будет от Антонио и Рикардо, или если вы просто захотите поговорить".
   "Надеюсь, что мы скоро услышим от вас хорошие новости. Я передам Рикардо, куда вы направляетесь", - сказала Габи.
   Машина Бетт и Эша двинулась по дороге. "Ты уверена, что с тобой все в порядке?" - спросил Эш.
   "Не глупи, конечно, уверена. Головокружения приходят вместе с беременностью, если я правильно помню", - улыбнулась Бетт.
   "Это Эш, давай говори, что у тебя", - сказал Эш в свой сотовый, когда они уже подъезжали к городу. Он некоторое время слушал собеседника, а потом сказал Бетт записать название мотеля, который тот называл ему. "Тысяча благодарностей, и держи меня в курсе. Я твой должник, приятель", - он отключил телефон. "Это был мой сотрудник... Кажется, кредитку Мэг использовали в отеле в Сьюкс Фоллс, в Южной Дакоте. И это может означать одну из двух вещей".
   "Бен или Мэг останавливались там", - отозвалась Бетт.
   "Да, либо это, либо, что Дерек отправился на север. Загляни в отделение для перчаток, если не ошибаюсь, там должен быть атлас дорог".
   "Точно, есть", - сказала Бетт, вытаскивая атлас и открывая его. "Это вот здесь", - показала она пальцем место на карте.
   "Кажется, нам предстоит долгий путь. Ты готова для этого?"
   "Хочешь пари, что ради Бена, Мэг и Кейси, я готова на все? Давай вернем этих ребят домой, а твоего сына вытащим из тюрьмы", - сказала Бетт.
   "Бетт, я люблю тебя", - Эш сжал ее руку.
  
   Глава 75
  
   "Дерек начинает действовать"
  
   Мэг мерила шагами комнату и периодически выглядывала сквозь решетки на улицу, чтобы не пропустить возвращение Дерека. Он ушел сразу же после их разговора о ее беременности и до сих пор не вернулся. Мэг не была уверена, что хочет, чтобы он пришел. Однажды в хижине, когда он притворялся Беном, она поняла, что он зол, только посмотрев ему в глаза. Она села на кровать и начала свои ритуальные попытки "дозваться" до Бена, чтобы он пришел за ней. Сейчас ей хотелось быть подальше от Дерека больше, чем когда-либо.
   Бен внезапно проснулся и сел на кровати. "Мэг?" - он огляделся вокруг и быстро понял, что все еще находится в номере мотеля. "О Мэг!" - он повернулся, спустил ноги на пол и сжал голову руками. У него было немного странное ощущение, что Мэг грозит какая-то опасность. "Черт побери", - прошептал он, посмотрев на часы. Он спал намного дольше, чем планировал, и поэтому сейчас только быстро сходил в ванную, принял душ и пережил еще один приступ "утренней тошноты". Потом он сел в машину и, вырулив со стоянки, попытался решить, куда же ему ехать. "Давай же, Мэг! Помоги мне", - он посмотрел в обе стороны и выбрал северное направление. Он мог только надеяться, что выбрал правильное.
   Мэг наконец увидела, как машина Дерека сворачивает с шоссе и тут же отскочила от окна. "Где же он был?" - вслух спросила она сама себя и осторожно выглянула в окно. За его машиной ехала еще одна. "Кто бы это мог быть?" - подумала Мэг.
   Дерек вышел из машины и подошел ко второй, тоже остановившейся. "Я войду первым. Подождите по крайней мере 10 минут, прежде чем заходить. Вы все привезли с собой?" - спросил он.
   "Да, у меня есть все, что нужно", - ответил незнакомый мужчина.
   "Отлично. И не забудьте - вы получите деньги, как только выполните свою работу", - сказал Дерек.
   "Я бы предпочел наоборот. Я сильно рискую".
   "Не волнуйтесь об этом, я же сказал, что хорошо заплачу, а я человек слова. Вы ведь делаете это каждый день, верно? Разница небольшая", - засмеялся Дерек.
   "Совсем не всегда. Здесь совершенно другое дело, в отличие от того, что я обычно делаю", - ответил незнакомец.
   "Впрочем, отступать сейчас уже некуда. Помните - вы должны 10 минут подождать, прежде чем войти", - напомнил Дерек и вошел в дом. Дойдя до комнаты Мэг, он отпер дверь. "Мэг, нам нужно поговорить", - сказал он, заходя внутрь.
   "О чем?" - спросила та, держась от него на расстоянии.
   "Извини, что я так вел себя утром. Это действительно было опрометчиво с моей стороны, и я прошу прощения".
   "Где ты был?"
   "Ну, поскольку тебе было так плохо сегодня утром и из-за твоего сообщения о беременности, я решил, что тебе нужен осмотр врача", - сказал Дерек.
   "Ты отвезешь меня к врачу?" - спросила Мэг.
   "Не совсем. На самом деле я привез врача прямо сюда", - ответил тот.
   "Ты привез сюда врача?" - переспросила Мэг. "Наверное, это тот, кто ехал за машиной Дерека", - подумала она.
   "Можешь себе представить? Врач, который обычно дает консультации по телефону", - засмеялся Дерек.
   Мэг не увидела юмора в его словах. "Я не думаю, что это хорошо. Я бы предпочла моего семейного врача", - сообщила она ему. В этот момент раздался стук в дверь.
   "Должно быть, это он", - улыбнулся Дерек и открыл дверь незнакомцу. "Входите, д-р Фишер", - сказал он и пожал врачу руку. "Это Мэг", - представил он будущую пациентку.
   "Здравствуйте, Мэг", - врач протянул ей руку, но Мэг не стала ее пожимать и отступила назад.
   "Мэг, где твои манеры? Этот замечательный доктор проехал такой долгий путь, чтобы осмотреть тебя, а ты ему оказываешь такое гостеприимство. Не знаю, что он о тебе подумает", - поддразнил ее Дерек.
   "Послушайте - не знаю, как вас там - я уже сказала Дереку, что я сама выберу себе врача", - сказала Мэг.
   Врач посмотрел на Дерека, а тот закрыл дверь и встал рядом с ним. "Он позаботится о тебе, Мэг. Ты можешь ему довериться", - сказал он.
   "Со мной все в порядке. Мне не нужен врач", - ответила Мэг. Врач поставил свою сумку на столик и вытащил из нее шприц и бутылочку какого-то лекарства. "Это еще зачем?" - спросила Мэг. Она никогда не видела врача, который бы вытаскивал шприц еще до осмотра пациента. Внезапно она очень испугалась. "Нет! Нет, Дерек! Пожалуйста", - замотала она головой, когда тот пошел к ней. Она вдруг все поняла.
   "Это единственный способ, Мэг. Я не могу позволить тебе родить ребенка Бена", - его глаза были темнее и злее, чем то, что она когда-либо видела. Дерек схватил ее за руки.
   "Отпусти меня!" - закричала Мэг и попыталась вырваться. "Какой же вы врач!" - крикнула она врачу, который стоял позади них со шприцем наготове. Дерек попытался бросить Мэг на кровать, но она устояла на ногах, продолжая брыкаться и кричать. "Бен! Бен!"
   Ведя машину по шоссе, Бен ощутил озноб. Он никогда так сильно не чувствовал, что нужен Мэг. Он увидел впереди дорогу, которая шла влево от шоссе и понял, что должен свернуть на нее. Он молился, чтобы эта дорога привела его к Мэг.
   "Мэг, перестать драться!" - крикнул Дерек, но Мэг сильно укусила его за руку и пнула ногой в пах. "Черт!" - вскрикнул он и глянул на врача. "Не стой там, идиот! Хватай ее!" - заорал он.
   Мэг побежала к двери, но врач не дал ей выбежать. Дерек схватил ее сзади, но она продолжала пинаться и кричать, пытаясь освободиться. Наконец врач схватил ее за ноги, несмотря на пинки, а Дерек толкнул ее на кровать и прижал к ней. "Отпусти меня!" - закричала Мэг, увидев, что врач снова взял шприц и стоит с ним над ней. "Пожалуйста, не забирайте моего малыша!" - стала умолять она. Дерек был слишком силен, чтобы она могла от него вырваться.
   "Простите мисс. Это займет всего одну минутку", - сказал врач и всадил иглу ей под кожу.
   "Я ненавижу тебя! Черт тебя побери, Дерек! Я ненавижу тебя всей душой!" - закричала Мэг, по ее лицу покатились слезы. Вскоре она почувствовала, как тепло от эффекта лекарства разливается по всему ее телу.
   "Шшш, все скоро кончится, моя сладкая", - Дерек погладил ее по волосам.
   "Бен", - прошептала Мэг, ощущая себя словно плывущей по волнам. Она больше не могла держать глаза открытыми и сдалась действию препарата.
   "Все, она в отключке", - сказал Дерек и встал с кровати. Он прижал руку к паху и скривился от боли. "Черт, она сильнее, чем я думал. Ладно, давайте кончать с этим".
   Врач достал из сумки свои инструменты. "Мне нужен кипяток и много полотенец", - сказал он Дереку.
   Тот дохромал до кухни и вернулся оттуда с кастрюлей воды. Врач сидел на кровати Мэг и щупал ее пульс. "Нам надо придать ей нужное положение", - сказал он, увидев, что Дерек уже вернулся.
   "Не раньше, чем я вас кое о чем предупрежу", - Дерек поставил воду на пол и подошел к нему. "Если с ней что-нибудь случится, я убью вас", - сообщил он.
   "С ней ничего не случиться", - заверил его врач.
   "Надеюсь". Дерек подошел к кровати и взял ее руку. "Прости, что мне приходится это делать, дорогая. Когда-нибудь ты меня простишь за это", - он наклонился и мягко поцеловал ее в губы, а потом провел пальцами по щеке.
   "Нам лучше начать. Скоро лекарство перестанет действовать", - сказал врач.
   Дерек выпрямился и стал снимать с Мэг шорты. Внезапно дверь в комнату распахнулась.
   "Уйди от нее!" - закричал Бен и влетел внутрь. Он ударил врача по лицу, и тот упал на пол.
   "Бен! Ты, сукин сын!" - крикнул Дерек и бросился на него. Он схватил Бена за горло, но тот разбил захват и ударил его в челюсть. Близнецы покатились по полу. Довольно быстро Бен оказался сверху и начал душить Дерека.
   "Это тебе за Мэг, ублюдок!" - Бен с размаху ударил его по лицу.
   Дерек вспомнил о ране Бена и ударил его по плечу. Тот закричал от невыносимой боли. Дерек скинул брата с себя и выбежал из спальни.
   Врач тоже поднялся на ноги и, шатаясь, направился к двери. Он решил, что не хочет быть частью этой битвы, и предпочел убраться восвояси.
   Дерек вернулся в комнату с пистолетом в руке как раз, когда Бен поднялся с пола. Его плечо начало кровоточить и дико болело, но он снова набросился на Дерека и выбил пистолет у него из руки. Потом он ударил его в живот, от чего Дерек согнулся вдвое, и, сцепив руки, ударил ими его в подбородок. Дерек отлетел и ударился спиной о стену. Бен бросился к пистолету, схватил его, но когда обернулся - Дерека в комнате уже не было.
   "Подождите!" - крикнул Дерек врачу и прыгнул перед его машиной. "Я с вами!" - сказал он, залезая в салон, и машина умчалась прочь.
   Бен выбежал на улицу и стал стрелять по машине, но остановить ее не сумел. Тогда он вернулся внутрь дома к Мэг, которая все еще без сознания лежала на постели. Бен подошел к ней и взял за руку. "Мэг, это я - Бен", - сказал он. "Я здесь, моя любовь. Наконец-то я нашел тебя. Посмотри на меня, соня", - улыбнулся он и нежно погладил ее волосы. "Просыпайся", - прошептал он и поцеловал ее. "Что же они сделали с тобой", - он пощупал ее пульс. "Слабый, но ровный", - сказал Бен вслух. Он ощутил слабость во всем теле и положил голову на грудь Мэг, а потом потерял сознание.
  
   Глава 76
  
   "Сдержать обещание"
  
   "Я бы хотела иметь больше времени, чтобы как следует насладиться этой сельской местностью", - заметила Бетт, продолжая вместе с Эшем поиски машины Бена. Они нашли мотель, где кто-то воспользовался кредиткой Мэг и выяснили, что ее использовал сам Бен. Потом им удалось получить номер машины Бена, который тот дал клерку, и через друга Эша выяснили, что это машина, которую брал напрокат в аэропорту Антонио, а Бен позаимствовал у него. Они ехали уже долгое время и надеялись, что едут в правильном направлении. "С ними все будет в порядке", - сказала Бетт, заметив, с каким беспокойством тот реагирует на каждый звонок от тех, кто пытался для него отследить Бена.
   "Я надеюсь, милая. Но я уже начинаю волноваться, сможем ли мы закончить весь этот ужас и вернуть Бена и Мэг домой, а Кейси вытащить из той вонючей тюрьмы", - отозвался Эш. "Уже темнеет, и нам надо будет поискать место для ночевки. Я не хочу, чтобы ты перенапрягалась".
   "Я не устала, а кроме того, я чувствую, что скоро нам улыбнется удача. Не знаю, почему, но мне так кажется", - с уверенностью сказала Бетт.
   Зазвонил сотовый Эша, и тот прижал трубку к уху. "Что? Где? Когда? Да, мы уже едем", - Эш отключил линию и съехал на обочину. "Похоже, что ты можешь быть права. Это был один моих людей. Он говорит, что видел, как машина с номерным знаком Бена свернула с шоссе на небольшую дорогу в паре часов езды отсюда", - Эш взял карту и раскрыл ее. "К счастью, я был прав, мы почти на месте. Надеюсь, что он не слишком далеко сумел уехать. Позвони Рикардо и расскажи все, что мы узнали. Скажи ему, что как только мы еще что-нибудь узнаем, то сразу же позвоним ему. Наконец-то мы получили в свои руки нечто конкретное", - Эш снова вырулил на шоссе.
   Проехав несколько миль, они наконец добрались до той самой дороги, на которую съехала машина Бена. Эш свернул на нее и довольно быстро понял, что она ведет к какому-то дому на холме. А за ближайшим поворотом они заметили арендованную машину Антонио и еще одну, незнакомую.
   "Вот она!" - закричала Бетт, показывая на машину. "О, пожалуйста, пусть они будут там!"
   "Бетт, мы должны быть осторожны. Я сейчас припаркуюсь и зайду в дом - на случай, если там Дерек. Я зайду один и хочу, чтобы ты подождала меня здесь", - сказал Эш.
   "Нет, я пойду с тобой", - ответила та и стала выбираться из машины.
   "Бетт".
   "Никаких "Бетт". Я очень давно знаю Бена и схожу с ума от беспокойства за него и Мэг. Я отказываюсь оставаться в машине. Я не инвалид и, возможно, смогу тебе чем-нибудь помочь".
   Эш знал, что с ней бесполезно спорить, и согласился. Они пошли по направлению к дому и с удивлением заметили, что несмотря на то, что уже почти совсем стемнело, в доме не горел свет. "Хотел бы я сейчас иметь при себе свой пистолет", - прошептал Эш.
   "А я нет. Нам лучше обойтись без всякого оружия, Александр", - отозвалась Бетт.
   "Судя по тому, что я слышал о Дереке, оружие мне бы пригодилось".
   "Вот", - Бетт подняла с земли толстый сук, упавший с дерева. "Это будет тебе вместо оружия. Посмотри, дверь открыта", - увидела она.
   С увесистым суком наготове Эш осторожно вошел в дом, держа Бетт за своей спиной. В доме не было слышно ни звука, не было заметно никакого движения. Эш и Бетт направились к спальням.
   "О Боже!" - Бет прижала руку ко рту, когда они зашли в комнату Мэг. Мэг лежала на кровати без сознания, а Бен был на коленях около нее, его голова покоилась на ее груди, а рука сжимала ее руку. На кровати была кровь, которая текла из раны в плече Бена. Эш осторожно повернул Бена и проверил его пульс. "Он жив?" - спросила Бетт.
   "Пульс слабый, но он жив". С трудом отцепив руку Бена от руки Мэг, Эш поднял его на кровать и положил рядом с Мэг. Потом он пощупал ее пульс и сказал те же слова. "Мэг, Мэг", - попытался он разбудить ее, а Бетт стала теребить Бена. "Их обоих надо в больницу", - сказал Эш и вытащил из кармана сотовый.
   "Как ты думаешь, что с ними? Ты так побледнел", - сказала Бетт, которая найдя на кухне полотенце, пыталась очистить раны Бена. Она вытерла кровь из уголка его рта. "Эш, я кое о чем сейчас вспомнила. А где Дерек? Он же должен быть где-то неподалеку".
   "Не знаю, но его лучше найти. Не думаю, что он мог далеко уйти. Больница посылает сюда вертолет, он будет здесь уже через несколько минут. И полиция штата уже в пути", - сообщил Эш, откладывая телефон.
   Бетт заметила на полу шприц, которым врач вводил Мэг лекарство. "Посмотри", - показала она Эшу. "Ты не думаешь, что им что-то вкололи?" "Господи Боже, надеюсь, что нет". Эш оглядел комнату и нашел инструменты и сумку врача, которые оказались на полу во время драки Бена и Дерека. "Это не слишком хорошо. Что здесь мог делать врач, черт подери?" - удивился он. В этот момент они услышали звук подлетающего вертолета и полицейскую сирену. Эш вышел на улицу и встретил полицейских. Вертолет тем временем приземлился на поле, которое было неподалеку, и Эш проводил врачей к Мэг. "Мы нашли их обоих лежащими на кровати. Они оба без сознания. А кроме того, мы нашли вот это", - он показал на шприц и медицинскую сумку.
   "Мы заберем их в лабораторию на исследование", - сказал парамедик, вместе с коллегой укладывая Бена и Мэг на носилки, чтобы отвезти в вертолет.
   Эш рассказал обо всем случившемся полиции штата, и те немедленно послали ориентировку на поимку Дерека. Порывшись в сумке врача, полицейские нашли рецептурные бланки. "Так-так, посмотрите-ка на это. Похоже, д-р Фишер снова взялся за свои штучки", - сказа один из них.
   "О чем вы?" - спросила Бетт.
   "Эта леди была беременна?" - спросил тот.
   "Не думаю, но почему вы спрашиваете?"
   "Я не хочу вас пугать, но д-р Фишер специализируется на абортах. Он известен темными делишками, и у него много раз были проблемы с законом из-за абортов сделанных подросткам без согласия родителей", - полицейский посмотрел на парамедика. "Полагаю, что когда вы доберетесь до больницы, это надо будет проверить в первую очередь".
   "Но Мэг не беременна. Если бы она забеременела, то кричала бы об этом с каждой крыши", - попыталась убедить себя Бетт, и ей стало нехорошо. Мысль о том, что могло случиться, сильно обеспокоила ее.
   "Они все выяснят, не волнуйся", - заверил ее Эш. "Куда вы их отвезете?" - спросил он у пилота.
   "В больницу Святой Марии в округе Ратфорд, это в 20 милях отсюда. Я пришлю за вами кого-нибудь из полицейских. Но мы сразу же начнем расследование, и будем благодарны вас на любую помощь", - он пожал руку Эшу. "Не сомневаюсь, что местная полиция захочет с вами переговорить как можно скорее, но я передам им всю информацию, как только выпадет свободная минутка. Надеюсь, что с вашими друзьями все будет в порядке".
   Вскоре самолет приземлился в месте назначения. Бена и Мэг везли в отделение скорой помощи, когда в здание больницы вошли Эш и Бетт. "Я позвонил Джоан и кое-что ей рассказал, но не все. Я хочу сначала поговорить с врачом", - сказал Эш.
   "Это просто какой-то кошмар", - отозвалась Бетт. "Ты уже звонил Рикардо?"
   "Да, они с Антонио уже едут сюда. Надеюсь, что Дерек не успел уйти слишком далеко", - Эш прижал к себе Бетт.
   "Хоть бы с Беном и Мэг все было хорошо", - сказала та. В коридор вышел врач и подошел к ним.
   "Вы здесь с м-ром и миссис Эванс?" - спросил он.
   "Да", - подтвердил Эш.
   "Как они? Пожалуйста, скажите, что с ними все в порядке?" - попросила Бетт.
   "М-р Эванс страдает от недоедания и потерял много крови. Но мы вливаем ему донорской крови, а кроме того, к счастью, пуля прошла навылет и рана не инфицирована, насколько мы можем судить. Он пока еще не пришел в сознание, но я думаю, что он будет в полном порядке, как только мы подпитаем его глюкозой. Миссис Эванс страдает от действия полученной ею инъекции, но мы думаем, что с ребенком все нормально. Нам только надо сделать еще несколько тестов, чтобы знать наверняка. Ей очень повезло, что д-р Фишер не сделал ей аборт. Не могу поверить, что этот шарлатан все еще в нашем округе", - скривился врач.
   "Мой Бог, она действительно беременна", - Бетт сжала руку Эша.
   "Мы разослали ориентировку на Фишера и брата м-ра Эванса", - сообщил полицейский, который сопровождал Эш и Бетт в больницу. "Мы найдем их и засадим за решетку", - проворчал он. "У нас с женой только что родился ребенок и я знаю, какого бы им пришлось, если бы эти двое исполнили задуманное. Никогда ничего подобного не видел", - он покачал головой.
   "Вы не встретите большего злодея, чем Дерек Эванс", - сказала Бетт.
   "Мы поставим охрану около палат м-ра и миссис Эванс на эту ночь. Просто для гарантии", - ответил полицейский.
   "Я буду вам очень благодарен, если вы сделаете это", - сказал Эш. "Вы не представляете, скольким людям они дороги".
   "Мы сейчас перевезем их в палаты, и вы скоро сможете с ними увидеться", - сообщил им врач. "Мне кажется, вы должны связаться с их родственниками и рассказать им, что произошло. Я буду неподалеку, так что если возникнут какие-то вопросы - обращайтесь".
   "Спасибо, доктор", - Эш пожал ему руку. "Что ж, давай позвоним Джоан и расскажем ей все. Пусть она скажет Тревору и Эшли, что их родители скоро будут дома, как и обещали", - улыбнулся он и взялся за телефон.
  
   Бен ощутил в своей руке иглу капельницы. Его глаза сфокусировались на подвешенной на штыре около кровати бутылке крови. "Где я?" - прошептал он и перевел взгляд в сторону. Около его кровати сидела медсестра.
   "М-р Эванс, вы в клинике Святой Марии. С вами все будет хорошо. Мы просто вливаем вам немного крови", - сказала сестра. "Я сейчас померю вам давление", - сообщила она, и Бен почувствовал, как его руку начинает сжимать манжета.
   Несколько ошеломленный и озадаченный, он вскоре все же начал понимать, что происходит. "Где Мэг? Где моя жена?" - попытался он сесть, но медсестра силой уложила его обратно.
   "С вашей женой все хорошо. Вы увидите ее немного попозже", - сказала она Бену.
   "Нет, я хочу увидеть ее сейчас", - он попытался встать и вытащить из руки иглу от капельницы, но сестра снова уложила его на постель.
   "Пожалуйста, м-р Эванс. Рана в вашем плече кровоточит, и хотя о вас перед этим относительно хорошо заботились - учитывая то, что с вами произошло - она еще совершенно не зажила. Мы не сможем вас вылечить и отпустить к вашей семье, если вы будете бороться со мной", - мягко отругала его сестра.
   Поняв, что проиграл и что слабость вновь захватывает его, Бен сдался и лег, а медсестра положила ему на лоб холодное полотенце. "Как вас зовут?" - спросил он.
   "Ева", - ответила та.
   "Вы сказали, что знаете, через что я прошел. Тогда вы должны понимать, почему я должен увидеть свою жену", - Бен посмотрел на нее умоляющим взглядом. "Где она?"
   "Ей делают тесты", - ответила медсестра. Она видела его теплые голубые глаза, и ей было очевидно, что этот мужчина очень любит свою жену.
   "А наш малыш? Как наш малыш?" - спросил Бен.
   "С вашим малышом все хорошо. У вашей жены прекрасный врач, и я гарантирую вам, что она в надежных руках", - Ева улыбнулась и вытерла бисеринки пота с его лица.
   "Пожалуйста, Ева. Я должен увидеть ее. Мы были в разлуке много дней. Я должен узнать, что с ней все в порядке", - снова попросил он.
   "Если вы пообещаете мне хорошо вести себя во время моего отсутствия, я попробую что-нибудь сделать. Обещаете?" - серьезно спросила та.
   "Я обещаю", - прошептал Бен.
   Через несколько минут Ева вернулась, но не одна, а в сопровождении двух санитаров, которые вкатили в палату кровать Мэг и поставили ее рядом с кроватью Бена.
   "Это против правил больницы, но в данном случае, я думаю, что на них можно посмотреть сквозь пальцы", - улыбнулась Ева Бену.
   "Спасибо вам. Огромное вам спасибо", - тот тоже улыбнулся и взял руку Мэг. "Мэг, это я, Бен", - сказал он, но она никак не прореагировала. Через несколько минут в палату вошел врач.
   "А, так вот где она", - улыбнулся он, найдя Мэг в одной палате с Беном. "М-р Эванс, я д-р Гайлон", - представился он.
   "Д-р Гайлон, что с моей женой?" - спросил Бен.
   "С ней все хорошо, и она должна скоро проснуться. Кто-то сделал ей укол снотворного, и ей некоторое время будет нехорошо от его последействия, но помимо этого с ней все нормально", - объяснил врач.
   "А ребенок? Что с нашим ребенком?" - спросил Бен.
   "Ваш малыш тоже в порядке. Мы провели несколько тестов и, кажется, все идет своим чередом".
   "Спасибо вам, доктор. А когда мы сможем вернуться домой? Понимаете, у нас дома двое маленьких детей и я хотел бы привезти им их маму как можно скорее".
   "Вы пробудете здесь оба всю сегодняшнюю ночь, а завтра мы посмотрим, как пойдут дела. Мы влили вам пару пинт крови и теперь должны сделать еще несколько анализов, прежде чем я приму окончательное решение насчет вас, м-р Эванс. Ваша рана хорошо заживает, несмотря на полное отсутствие стерильной повязки. Кто-то хорошо знал, что делает", - заметил врач. "Я попозже к вам зайду и проверю ваше самочувствие. Позовите меня, если у вас будут какие-нибудь вопросы или проблемы. Я оставляю вас наедине с вашей женой", - сказал он и ушел.
   Бен перекатился на кровати, опустил перильца на кровати Мэг и стал гладить ее волосы. "Мэг, это я, Бен. Пришло время просыпаться", - улыбнулся он и тихонько потряс ее.
   Мэг начала приходить в себя и дотянулась до его руки. "Бен", - прошептала она.
   "Да, это я, моя любовь".
   Мэг открыла глаза и посмотрела в глаза Бену. Она мгновенно поняла, что рядом с ней именно он, и на глаза у нее навернулись слезы. "Бен!" - она потянулась и прижалась к нему, насколько могла не слезая с кровати. "О Бен! Я знала, что ты придешь за мной", - прошептала она, осыпая поцелуями его лицо. "Я ведь не сплю, нет?" - улыбнулась она.
   "Нет, ты не спишь. Ты теперь в безопасности, и я больше никому не позволю тебя обидеть", - пообещал Бен.
   "Дерек! А мой малыш?! Он хотел забрать моего малыша!" - внезапно вспомнила Мэг.
   "С нашим малышом все в порядке, моя любовь. Ничего страшного не произошло. Дерек и тот врач ничего ему не сделали".
   "Так ты все знал? Ты знал, что я беременна, и успел вовремя, пока они не причинили мне вреда", - улыбнулась Мэг.
   "Да, я пришел вовремя, но в этом помогла мне ты. Я слышал тебя и чувствовал все это время. Это ты привела меня к тебе", - улыбнулся в ответ Бен.
   "Это наша связь привела тебя ко мне и сообщила, что я беременна", - Мэг засмеялась.
   "Ну, на самом деле это "утренняя тошнота" сообщила мне, что "мы" снова беременны", - засмеялся и Бен.
   Эш и Бетт открыли дверь, увидели, что Бен и Мэг смеются и обнимаются, и поняли, что сейчас не время для визитов. Они закрыли дверь, оставив своих друзей радоваться, что они наконец снова вместе.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"