Арт: другие произведения.

Путь к Себе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Случайно открытая дверь может изменить всю жизнь.


   По странному стечению обстоятельств не испытываю мандража, какой был накануне поездки.  Лишь холодное спокойствие. Кажется, я забыл, как писать ручкой. 
  
   Аэропорт Домодедово мне понравился. Его перестроили с того времени, как я там был в последний раз. Все автоматизировано и продумано. Один минус был в этом полете - дети, которые орали. Орали. Орали. Я насчитал 20 детей. Мне, как назло, достался самый крикливый. Аэропорты могли бы много заработать на бирушах (позже я узнал, что уже вполне неплохо и зарабатывают).
   Наш рейс на Абакан задержали на целый час. Хотелось спать. Спать не получилось. А впереди две ночи без сна. Успокоились дети только к прилету.
   Миниатюрность. Такой девиз я дал этому перелету, вспоминая монолог главного героя из фильма "Бойцовский Клуб", про одноразовых друзей и такие же одноразовые и миниатюрные вещи в дорогах.
   Сначала дали апельсиновый сок. Через какое-то время воду. Еще через какое-то "обед", состоящий из кусочка черного хлеба, порции сахара, соли, перца, масла, майонеза, 2 кусочка селедки с листом салата и долькой лимона, булочки, салата  "весенний" и сладкого рулетика. Все порции были миниатюрными.  Еще было мясо с овощами и рисом.  Завершала список зубочистка нормальных размеров, видимо, для того, чтобы очищать зубы от кусочков миниатюрного мяса.
   Выспаться мне так и не удалось, несмотря на все попытки.  
   Встретил меня город Абакан маленьким аэропортом с таким же названием. Собственно, я ожидал чего-то подобного. Но дух сталинизма до сих пор витает здесь (с). Ты словно переходишь некоторую грань, как зазеркалье, и оказываешься в совершенно другом мире.
   В ожидании моих компаньонов по Путешествию, я ходил по аэропорту, фотографировал все и вся и рассматривал все уголки, где может быть что-то интересное.
   Съев "завтрак туриста", состоявший из лапши Доширак, бутерброда с сыром и чая с лимоном, я стал чувствовать себя лучше, чем до завтрака. Впрочем, цена меня интересно удивила.
   Я не хочу выливать лишней воды в повествование, но вместе с этим не хочу упустить ни малейшей детали. В мелочах вся суть.  Хотя порой это не нужно.
   В машине я думал о Медведе. Еще будучи первый раз, ради развлечения, ради интереса,  у Татьяны Васильевны, я не ожидал, что услышу зов. Хотя теперь я понимаю, что слышал его постоянно. Уже тогда я знал, что я поеду сюда. В Хакассию. Но я не представлял, что это будет настолько скоро.  Духи позвали меня, и я не смог не прийти.  Хотя чувство иномирности не отпускает. 
   Я внимательно смотрел на моих спутников, оценивал.  Позже со временем я стал спокойней принимать их.
   Дорога была интересная, странная.  Пейзаж мне неведомый доселе, но такой родной.  Сейчас я понимаю, что это кровь, которую я не помню. Мог бы, наверное, но я больше не хочу тратить время на прошлое.  Иногда по дороге были места, которые я хотел сфотографировать, но фотоаппарат не мог  это сделать.  Нельзя.  Я хотел быть скромным, но порой я веселился или удивлялся как ребенок окружающему меня пространству. Лететь. Вот то, что хотелось. Бежать по лесу, по степи, мне порой так хочется свободы.  Отпустить своя я, и лететь ввысь. Глубоко вниз, и воспарить над собой самим.
   Татьяну Васильевну я побаиваюсь. Хотя, если честно, я побаиваюсь всех. Порой это осторожность, порой - фобия. Я очень сильно берегу свое пространство. Но с такой же охотой впускаю в него людей. 
   Должны были приехать еще двое. Немного потоптавшись на месте собираясь с силами, я пошел в юрту.  Все для меня было новое, все это. Я один с сам собой, вдали от дома, с людьми, которых не знаю.  Интересное приключение, которое я просто обязан пройти.  Когда я вхожу в помещение, я чувствую свое место.  Иногда я топчусь и прохожу периодически по пространству - ищу. Здесь я, сразу войдя в юрту и поздоровавшись с ней  и её обитателями (я в детстве любил создавать правила, это я создал в школе, войти и поздороваться с домом, с духами, которые там живут.) прошел к своей кровати. Тогда я еще не знал, что за место я выбрал. Или место меня.
   В юрте было спокойно. Это такое место, маленький мир. Так комфортно и уютно мне мало где чувствовалось.  Было ощущение возврата домой, хотя я и не до конца это прочувствовал. Ощутил.
   Потом был обед. Такие вкусные продукты. Такие восхитительные ощущения тела. Почти каждая клеточка тела  словно кричала благодарность, за эту еду, после московских консервантов, концентратов и прочей химии. Вспомнилась деревня и коровье настоящее молоко.  Думал, что я никогда больше не почувствую этого. Как хорошо, что я ошибся.
   Потом отдыхали. Я обошел всю поляну, и ходил, все фотографируя.  Меня тянуло на одну гору и куда-то вбок. Я привык доверять своим чувствам и пошел туда, куда тянуло. Выйдя по дороге к бухте, я увидел юрту. Тогда я еще не понял, что это была юрта Татьяны Васильевны. Но понял, потом. Найдя дощечку возле реки, присел. Хотелось спать. Лег. Небо.  Закрываю глаза и вижу глаза медведя. Теперь я знаю, что это "мой" Медведь.  Именно он ко мне пришел на первом ритуале у Татьяны Васильевны. Приходил в последующих, и в домашней обстановке, когда я пытался что-то делать сам. Он показал мне Путь. И он ждал. Но я по-прежнему не знаю - чего.
   Открыв глаза, я увидел часы. Женские под золото. Взял их. Потом положил обратно на место. Я же не знаю, для чего они там лежат. А вдруг, это что-то  вообще лежит не для меня, а я тут своими руками?  Потом до меня медленно доходит, где я нахожусь.  Неудобство. Встаю - ухожу. Хотя меня тянет также сильно. Остаться. Заснуть. 
   Вечером был ритуал "Ивана Купалы". Это один из моих любимых праздников. Мне с раннего детства хотелось ночью пойти в лес и нарвать цветущего папоротника, который открывает клады.
   Это я прочел лет в 10 в журнале "Трамвай". Этот выпуск лежит у меня до сих пор. История про рыжеволосую ведьму, работающую учительницей в школе. Это был первый рассказ "на тему", который повлек за собой уже другие книги, фильмы...
   Татьяне Васильевне помогали двое молодых людей, приехавших с Украины. Общительные и веселые, мне они понравились в некоторой степени больше, чем приехавшие москвичи.
   Что было на ритуале, воспроизвести трудно. Все мои мысли где-то на заднем плане занимал медведь. Как стоячая вода в озере, и на поверхности круги. Но в глубине Он.
   Хотелось двигаться - танцевать. В какой-то момент потянуло в реку. Просто как магнитом. Я боялся, что я мог заболеть. Здоровье у меня достаточное слабое, и все время купания заканчивались для меня простудой или гриппом. Но я знал, что не сделать это - будет хуже. Было видение поляны, где то далеко за этим местом. Какой-то опушки, и части леса, который я прозвал "медвежьим домиком".  Там живут медведи. Я знаю это. От волнения я не смог правильно сформулировать вопрос и мысли, и после моего вопроса о том, есть ли тут "Медвежьи домики",  все засмеялись. Эти мысли не дают мне покоя. Медведи везде. Ощущение что за каждой березой, сосной, елью - он. И я точно знаю, что дело не в моей излишней впечатлительности.  Так видеть, так чувствовать я еще никогда не мог. Ощущение, что мне настроили яркость, четкость и звук. А то, что я чувствовал раньше, это была плохая работа ненастроенного телевизора. Словно включили звук и все ощущения разом.
   В реке каменное дно, идти неприятно, и холодно. Надо. Пару раз, упав я, облегчил себе работу.  Потом после купания стало жарко, как в бане. Ощущение, что внутри огонь. Совершенно не холодно и не так, как я думал. Пришло чувство правильности и тотального спокойствия. И также знания, что это еще даже не начало.
   Спать мы отправились почти к рассвету, после перекуса и разных историй.
   В юрту зашел мужик и заорал: "Сан-Саныч здесь?!" Недовольное бормотание раздалось слева от меня. 
  
   "Так здесь или нет?!" Кто - то гаркнул "Нет". Кажется, это был Женя.  Все опять недовольно замычали. Сегодня по плану баня, которую я откровенно боялся, купания, ритуал и йога.
   Йога была достаточно сложна, но неплоха. "Прокачала" некоторые чакры. Потом завтрак. Я готов есть все то, что дают, килограммами.  Настолько вкусно.
   Озеро "Беле"
   Сегодня мы едем на озеро "Беле". Ехать 3 часа. К моему удивлению, меня не тошнило в транспорте. Видимо, потому что все интересно.
   Поля.  Даже странно, раньше я ненавидел природу. Не мог прогуляться по лесу. Меня тошнило. Физически тошнило от леса. Как и при просыпании, я чувствовал в животе пустую дыру как черную воронку.  Я давно этого не чувствую. Но только сейчас понимаю, насколько я люблю то, от чего отворачивался раньше. Не принимал, ненавидел.  Как себя.
   Озеро огромное. Для меня, дальше Петербурга не выезжавшего, все это просто сказка, и приключение всей моей жизни.  Каменные "настилы" вокруг озера такие знакомые, такие родные. Ощущение счастья. Я купаюсь. Я первый раз плавал впервые за...лет 10 точно, если не больше. Нет слов описать моего чувства. Я так люблю воду.
   Приходится бегать переодеваться. Не люблю эту лишнюю суету.  Запомнил момент, когда я стою на камне  и хочется искупаться, но не хочется опять переодеваться. Разрываюсь.
   Рядом Татьяна Васильевна подходит и спрашивает, почему я не иду. Говорю, что, мол, опять переодеваться, что-то мычу себе под нос, как обычно, когда не знаю, что бы такое для себя придумать как отговорку.
   Долго ли переодеться-то? - слышу ответ.
   Порой мне кажется, что я прозрачен. Теперь я понимаю, почему люди боятся. Все мы, так или иначе, боимся, но у всех разные страхи.
   Тогда я понял, что чувство счастья при купании стоит всех страхов и тех комплексов, которые  у меня могут быть. И именно от осознания этой вещи - я понимаю, и делаю маленькую победу над страхом.
   Позже, я думаю. Что прочитать людей не сложно. Если подумать, все на ладони и, наверное, это почти скука. Глаза, смотрящие в мои, за которыми мудрость, которую я возможно и не познаю, словно читают меня и знают. Страхи. Желания. Печали. Мысли.
   Иначе как объяснить, что все, что я думал, и то, что я хотел, я получал именно от Татьяны Васильевны? Наши мечты исполняются, в самый острый миг отчаяния и жажды достижения.
   Я опять забыл название камней-хранителей на озере ? Очень грустно.
   Мы делали суп в котелке - было очень вкусно.  Вкус запечённой в костре пищи. Опять вкус родом из детства. Я как в озере или в наслоении себя в разных временах моего жизненного пути.
   Потом обратная дорога, ужин, баня. Я не стал париться со всеми и лег спать. Хотя было не очень удобно. Отрыв от коллектива - все дела.  Я всегда был одиночкой при том, что я общительный, но я быстро устаю. Интроверт.
   Ночью было ощущение, что кто-то ходит вокруг юрты.  Зла от него не исходило, но кто-то явно не человек ходил вокруг. Уснул я быстро. Снов не помню.
   Восхождение на Крест
   Сегодня испытания, в принципе я за ними и приехал. Я их ждал. И они ждали меня. Отправляемся на гору "Крест". Жаль, это была не та гора, которую я полюбил с самого начала.
   Было сказано задание: дойти до пещеры на "Кресте", пройтись духом по мирам, получить от духов подарок и вернуться обратно. Неуверенность, что получится. Когда я что-то делаю дома, это похоже на калейдоскоп через грязное стекло. Картинки не четкие, отрывистые, мутные. Грозящие в любую секунду прерваться. Утешение от Татьяны Васильевны, что все получится, не очень поддерживает. Но я точно знаю, пока не получится, я не уйду.
   Взбираться было трудно. Я никогда не лазил по таким горам. Сочувствовал Ольге, которой было тяжело. Ей помогал Влад забираться вверх. Порой я думал, что хорошо, что Влад есть, а то я бы был бы бесполезен. В этом плане было грустно.  Поэтому я, где надо и не надо, предлагал воды. Это мой страх опять поднял голову. Страх оказаться бесполезным, выкинутым за ненадобностью.  Но вот опять жалость к себе.  Едем дальше. Злость. На себя.
   Идем наверх, выше, выше. Кажется, это никогда не закончится. Кажется, мы не знаем куда идем, но мы идем, потому что просто надо. Потому что идем. В какой - то момент, на определенном уровне горы, у меня возникает ощущение структурности горы. Словно, эта гора, и есть еще одна гора на месте этой горы, но в другом месте. И на той горе как на каждой ступени сидят духи.
   Каждый на своем месте. Я устал, мне было плохо. Я мысленно прошу духов помочь мне, дать силы еще дойти дальше. И через какое то время - чудо! Открывается второе дыхание.
   И мы находим пещеру.
   Она поразила меня своей глубиной.  Все разбрелись кто куда, и начали искать место для путешествия. Женя и Влад разместились повыше.  Пока я наворачивал круги вокруг пещеры, один раз я взглянул на Женю и чуть не сел на пятую точку. Вместо Влада, или это был Влад, но только другой совсем Влад. Я видел человека-Оленя. Я никогда к этому не привыкну, наверное.  Видеть что-то такое каждый раз как откровение, как пыльный мешок по голове. 
   Влад с головой Оленя смотрел одним глазом на меня. Он моргнул, моргнул и я, и видение исчезло. Влад повернулся и посмотрел на меня, я улыбнулся и спросил, как дела. Ничего. Ни у кого ничего не получается. А время прошло уже достаточно. Я сидел возле пещеры, я сидел над пещерой. Один раз чуть не ушел в глубину леса, но потом повернул назад. Хотя так и норовило пойти, но отходить в незнакомую местность было не по себе.
   Тут произошла первая стычка с моими компаньонами. Мариам пришла и сказала, что нам надо собираться.  Что уже холодно, да и время нам дали три часа, а они уже прошли.
   Я спросил, получилось ли у нее что ни будь.  Она поморщилась и сказала, что у нее другая тема.  И она дает нам 25 минут, потом мы пойдем.
   И тут меня захлестнула злоба. Сейчас я понимаю, откуда ноги растут, но тогда это было что-то сносящее как ветер.
   Я сказал, что я никуда не пойду, пока у меня не получится то, что надо, хоть пусть даже ночевать на горе придется. Хотя ночевать прерогатива тоже не радовала.
   Остальные тоже не хотели идти, так как у всех ничего не получалось. Порешили на том, что Мариам с Лёшей пойдут, а мы еще посидим.
   И после их ухода у всех все получилось. Возможно здесь мое самомнение, и брезгливость к христианству. Но мне показалось, что не получалось именно из-за Мариам.
   Мне хотелось бы разгадать эту загадку, но это остается на Ваше усмотрение, уважаемая Татьяна Васильевна.
   Разместившись поудобнее возле пещеры, я стал смотреть в темноту, представляя, что спускаюсь вниз. Скоро я очутился в пещере. Внутри пещеры текла то ли речка, то ли ручеек. Я не могу сказать точно размеры всего этого.  По ощущению пещеры  было то, что она имела четыре входа-выхода. Но выход направо и налево был словно опечатан для меня , при попытке туда пройти я натыкался словно на прорезиненный воздух ( я не знаю, какими словами это более точно описать).
   Но и при попытке выйти в другой стороне тоже не получалось. Я стал ходить кругами и смотреть в пол, ища что-то, что поможет мне. С удивлением увидел палку на полу пещеры.  Когда я наклонился её взять, она внезапно превратилась в змею. Было неожиданно, но страха не было. Я попросил его вывести меня отсюда, если он будет так любезен. Змей кивнул и пополз на выход, ведя меня дальше по ручью.  (В первое путешествие, которое прервалось, я дошел  (доплыл) по ручью до широкого расхождения "дорог" сам, а потом застопорился - не мог выйти. Решил вернуться обратно в наш мир. Было ощущение неполноты, что надо было что-то сделать. Повязал  белую ленточку возле пещеры. Стало комфортнее)
   Выйдя из пещеры на другом конце горы (?) я стал взбираться выше, даже не выше, а идти по пологу, немного увеличивая наклон восхождения. Было стойкое ощущение, что я поднимаюсь дальше на крест.  Сколько лез - не помню. Но долго, и словно устал. Я увидел дым, исходящий от горы. Поднявшись чуть выше увидел проход в пещеру, или землянку. Очень похожее на домик хоббитов из фильма. Только наших широт .
   Постучался, вошел. Внутри убранство как в юрте. Шкуры, разные весят вещи, пучки еще что-то. Вроде даже чучела, я не рассмотрел, так как хозяйка - старая женщина, в платье странном (я не стал откровенно пялиться, хотя очень хотелось) спросила, что мне надо и кто я такой.
   Для меня это все было таким,  нереальным и в тоже время ощутимым, что я что-то сказал, про вот мол, сказали прийти, попросить по списку, принять то, что дадут.
   Она ко мне приблизилась настолько близко, что я могу видеть лицо, глаза тёмно-серого цвета, морщины, темный цвет кожи. Она словно оценивала меня со всех сторон и сверху вниз. 
   - Ну ладно! Дадим мы то, что ты просишь, но с одним условием!
   Было ощущение, что она думает, и не очень готова, что-то давать, непонятно кому пришедшему, кто ее помешал её делам.
   - С каким условием? - спросил я.
   Женщина что-то мешала в котелке. И сказала, что я узнаю это условие позже. И они будут смотреть, как я буду себя вести.
   Потом я понял, что на этом аудиенция окончена и надо выходить. Попрощавшись,  я вышел из землянки и тут же вернулся в тело, словно меня пинком отправили обратно. Рядом лежала березовая палка Мариам, которая была похожа на ту, которая превратилась в змею. Я взял её с собой с уверенностью, что мне надо вернуть её на место, и возле пещеры лучше ей не лежать.
   Это палка стала моим неким талисманом. Я не могу точно сказать, потому что не знаю. Но, возможно, это и был мой подарок.
   Ночью произошел, случай. Ребята все разбрелись общаться, а я пошел спать. Но спать мне не дали. Постоянно лезли картинки в голову. Закрываю глаза и вижу пауки заползают в юрту много пауков. Со всех сторон лезут пауки.
Открываю глаза, нет их. Не вижу, но я знаю, - они там.
Как справиться со страхом. Посмотреть  ему в глаза. Закрываю глаза, смотрю на паука, словно в увеличенном размере.
И понимаю, что это не паук, а даже не могу описать. похожее на паука, но оно имеет вместо лапок, детские пальчики младенца.
Тут я почти в чем мать родила вылетаю из юрты.
Это тот страх, когда тебе надо орать, что бы не поехать. Я давно не кричу.
Но я об этом пишу. Тяга поделиться, тяга рассказать, иначе тебя вместе с вырывающимся страхом размажет по округе как маслом по хлебу.
Заикаюсь, что-то говорю ребятам.
Ребята смеются, не поверив мне. Злость. Обида. Желание послать к черту.
Зато страх уходит на второй план.
Возвращаться в юрту не хочется. Осторожно просовываю голову в проем двери. Вроде никого. Но ощущение присутствия четкое, как сигаретный дым. Я знаю, Они смотрят.
   Лил дождь. Было холодно, и меня начинало уже напрягать. Я не взял теплую одежду, но за это я мог винить только себя, и тихо злился по этому поводу.
   Сундуки. Стена с наскальными рисунками была как дубина по голове. Такое величие, такая мощь. Победа в каком-то смысле человека над временем. Было больно и грустно от осознания, что ты всего лишь маленькая крупица в Мире Вселенной.  Как раньше наши предки люди боролись с жестоким миром, выживая ради себя и своих близких.  Мне показалось, что вся группа это почувствовала, потому что уходили все как с грузом. Осознанием чего-то, что разум человека не может осознать до конца.
  
   Потом была встреча с В. Е. Ларичевым. В этом уже не молодом человеке ощущалась сила характера и духа.  Хотя я не мог сказать, что он мне понравился по первому впечатлению. Но не проникнуться уважением было невозможно. Жаль, пообщаться хоть немного не удалось.
   Бубен
   Получение бубна тоже стало в своем роде приключением. Это было неожиданно, и все оказалось опять не так, как я предполагал.
   Бубен, который мне понравился всем, отошел к Лёше. Я недоумевал, почему так получилось, что мы с Ольгой остались одни без выбранных бубнов.  Даже промелькнула мысль, вдруг бубны не для нас. Вдруг что то не так, и бубны не наши.  И мы им не понравимся.
   Я уже стал серьёзно нервничать, когда Ольге предложили попробовать бубен.
   Здесь я могу написать свои ощущения, и они очень сильно перекликаются с описанными Ольгой:
   Один из бубнов мне очень понравился, я чувствовала, что мое сердце отзывается именно на него, но мое имя не называли. Я стала даже немного волноваться, вдруг мне достанется не тот бубен. "Ну, ничего,- успокаивала я себя, - может, это сейчас мне никакой другой не нравится, а потом понравится, и я подружусь с другим бубном, с другими звуками". Татьяна Васильевна продолжала перебирать бубны, ударяя по ним колотушкой. Почти все участники получили бубны.  Нас осталось двое.  Татьяна Васильевна сказала нам встать рядом. Она передала мне в руки один из бубнов, велев опробовать его. Я опробовала его и передала другому участнику.  И вот мне в руки попал ОН, тот самый бубен, который мне так нравился. Я поняла, что сильно волнуюсь, что мне изо всех сил хочется понравиться этому бубну, чтобы он выбрал меня. Я ударила в бубен, раздался мощный и сильный звук, он меня ввел в какое-то коматозное состояние, ноги слегка подкосились... второй удар... за ним третий.... И тут я поняла, что я этот бубен никому не отдам, что из моих рук он не уйдет,  потому что он МОЙ! Я стала бить в бубен все сильней и уверенней,  я била в него как могла, как чувствовала, я уже не хотела нравиться, я уже хотела иметь и владеть! Я твердо стояла на ногах, по лбу катились капельки пота,... Я остановилась, опустив руку с колотушкой вниз. В юрте стояла тишина.   Вместо звуков бубна я теперь слышала громкое биение своего сердца, теперь оно было моим бубном. Как вспышка молнии, раздался голос Татьяны Васильевны: "Бубен ТВОЙ!"  С этого момента мы вместе: я и мой бубен...
   Вообще, очень странно и прекрасно одновременно было, когда я понимал, что мой опыт и некоторые вещи совпадают с опытом других людей. Что мои видения подкрепляются видениями других. Это заставляет чувствовать себя по-другому. Общным. Более сильным. Уверенным в себе.
   Ну, и это просто приятно. Я люблю свой бубен. А он любит меня. Я знаю.
   В ночь было неприятно, плохо спал. Ощущение того, что рядом с юртой кто-то ходит, было почти  физическим. Проснулся от того, что с моей стороны юрты кто-то словно ударил кулаком. Все остальные спали. Хотя было страшно, я вышел из юрты и, держа свою счастливую палку как оружие, начал обходить юрту по часовой стрелке. Каждый шаг давался с трудом, воображение рисовало, что бы я мог повстречать "за поворотом". Но я обошел юрту  и походил по полю, но никого не было. После этого заснул и спал нормально.
   Косички
   Косички - это была работа. Косички - это был труд. Так приятно было их плести, хотя и трудно, потому что вообще с плетением косичек у меня были проблемы. Особенно 4-х ленточных. Но я справился. Хотел все сделать, как надо. Что бы все было завершенным. Гармоничным. Бубну нравится. Мне тоже.
   Залезть на столб (голова сито - опять забыл, как называется) было двойным испытанием для меня.
   Когда мне сказали залезть на него, я не поверил. Не поверил, потому что внутри, сам хотел это сделать. Хотел сидеть наверху него как птица. Почувствовать какого это. Быть. 
   Я боялся упасть. Я не верил, что это есть.  Что я справлюсь, потому что мне говорили я слабый. Так часто, что я в это поверил.
   Я хотел бы завязать ленточки лучше. Еще лучше. Но получилось вот так. Как я сидел на столбе наверху, я не помню.
   Я не помню, как я слез. Из памяти словно выбили кусок.
   Когда Лёша сказал, мне что я был наверху - я не поверил. Даже когда смотрел на фото. Не помню.
   Амнезия - видимо от шока)
   С того времени я решил стараться не думать о том, какие я испытания хотел бы пройти, или что-то сделать. Потому что...но я все равно их буду идти. Я думаю.
   Ночью на Сундуках я проклял все на свете. Было холодно и я точно думал, что заболею, и ничего меня не спасет.  Но до этой ночи еще было много времени, и мы вечером пошли по священному месту - обсерватории. За нами ходил кот, и смотрел за нами, подгонял нас и предупреждал, если что не так. Я не могу точно описать, что я там чувствовал. На одном окне, перед самим сундуком, я ощутил странную узнаваемость. Словно смотря с возвышенности на реку, я это уже видел, такую же картинку, воспоминание из прошлого возможно. Не это место , но что то очень похожее.
   Когда я сидел возле Сундука и смотрел с закрытыми глазами, ко мне пришел бык. Вообще с духами здесь было мне ничего не понятно. Ко мне приходили те, которые я даже и не думал, что могут прийти. Я никогда не брал этих животных в расчет. Да и не нравились они мне. Но познакомившись с ними поближе, я решил узнавать их, и позволять узнавать им себя.
   Бык сказал мне, что покажет мне силу. И начал прыгать и лягаться. А когда его копыта касались земли, я слышал звук своего бубна. А потом я увидел много ленточек, которые были закреплены на большом  медном кольце и они развевались, кружась.  Потом видение исчезло.  Я так и не понял, что это означало. 
   Ивановские озера
   Дорога на Ивановские озера была тяжела. Я думал, что Крест - это самое тяжелое, что нас ожидало. Наивный.
  
   Рощица берез была шоком. Я готов был там гулять-гулять-гулять. Словно в ожидании чуда. Хотя это было и жутковатое место, и в то же время прекрасное. Вспомнилась сказка про Кощея, где люди были превращены деревья.  Мне показалось, что такие рощи и стали прототипом таких сказок. Ужасно прекрасно. Прекрасное Ужасно.
   Восхождение на гору было...я не буду повторять этого слова. Мне просто три раза хотелось лечь и не вставать. Каждая передышка и каждый глоток воды - праздник. Но с каждой остановкой было труднее идти дальше.
   Снег, я стоял в снегу и радовался, как ребенок на новый год. А вот спуск был интересным.
   Я не представлял, что смогу спуститься так. Один, по таким разным большим и маленьким камням. Которые еще и катятся порой. А вдруг упаду? Падать было бы больно. Значит, надо во что бы то ни было не падать.
   Спускаясь один момент я почувствовал ужас, который не чувствовал давно. Мое тело словно одеревенело и отказалось подчиняться мне. Я прилип к земле как ветошь, стараясь, если не закопаться, то как-то слиться с ней. Ухватиться было не за что, лишь кустики, которые бы меня не выдержали, и земля угрожала скользить, скользить...
   Мне в голову тогда пришла мысль, что пауки ползают так. И мне надо делать как они. Чувствовать.
   Самое сложное было упрятать свой страх. Я его проглотил. Проглотил и рассеял. Голова сразу стала ясной, мысли исчезли, осталась лишь кристальная сосредоточенность и намерение сойти вниз горы.  Порой камни помогали мне, как и на Кресте, спускаться. Я порой видел, на какой камень мне надо наступить, словно он светился ярче остальных. Порой я терял подсказки и было очень трудно. Но я спустился. А когда посмотрел назад, опять почувствовал страх. Если бы ... но я уже спустился.
   Единственное желание - дойти до лагеря. Остальные мысли отключены.
   Но как показали Татьяна и Ким, о, я еще ого-го. Могу и побегать и попрыгать если надо, и не так то уж мне и плохо. И хватит, наконец-то, себя жалеть.
   А потом пришел паноптикум. Такую боль внутри себя  я чувствовал, наверное, тогда, когда расстался с любимым человеком, с которым прожил 5 лет.
   Все началось вроде с мелочи. Сказал Мариам, что бы она подождала, пока Влад покормит духов. Потому что было сказано, что сначала кормят духов мужчины, а потом женщины.
   Вероятно, я сказал это грубо. Я не помню. И поспешно.
   Леша резко сказал, чтобы я не умничал и занимался свои делом. Хотел открыть рот, чтобы что-то ответить, но так и закрыл.  Я, конечно, понимаю, что человек сам устал, еще на ногу ему наступили, да и защита любимой женщины ясна.
   Но в такие моменты я всегда желаю, что бы лучше меня ударили, чем вот так. Чем терпеть это режущее чувство в солнечном сплетении.  Словно тебя пырнули ножом и провернули.
   Какой-то фонтан эмоций. Все, что было под слоем ила внутри, вылезло на поверхность.  Изверглось наружу, как гнилой нарыв. Хотелось орать благим матом, просто орать. Но я зажал все это внутри.
   Остался я и бубен. И боль. Что это за боль? По моему ЭГО ли, по моему ли чувству себялюбия?
   Я не знаю. Тогда хотелось выбить её. И я просил бубен помочь мне справиться с ней. Потому что она мешала мне благодарить духов за переход, за уроки перехода.
   Я вложил все свое ощущение боли в комок, и постарался вытянуть из себя это,  отдать.
   А потом меня не стало. Я перестал чувствовать тело и увидел небо. Горы.  Водопад. Я летел.  Летел как птица. Внизу лес, поля. Я словно начал забывать себя. Словно человек, стоящий  с бубном на краю озера, это кто-то далекий, но он совершенно не был мной. Я растворялся. А вид был таким прекрасным, что вся боль уходила и растворялась. Я не хотел приземляться. Я хотел быть здесь - всегда.
   Но тут я услышал второй бубен.  И я вспомнил, что я не принадлежу небу, что мне надо назад, к самому себе. Что часть меня где-то там внизу.  Я с ужасом понял, что я не знаю, как найти дорогу назад. Я не знал, где я.  Я не знал, кто я.  Я летел на звук второго бубна, умоляя силы, что бы он не прекращался.
   Лишь небо и этот звук. Больше ничего не было до того момента, как я вернулся. И звук бубна исчез.
   Я перестал играть в свой бубен. И я понял, что моя боль ушла. Вся моя боль. Я понял, что я всех простил. Свою маму, своих родственников. Всех людей кто делал что-то мне плохое. И сам попросил прощения. Но я не знаю, простил ли я себя.  Так или иначе, это работа на будущее.
   Тогда и сейчас я говорю Вам, спасибо. Что тогда помогли мне вернуться обратно. Что помогли мне найти себя. Одну из частичек себя. Все люди, те что были со мной дали мне многое, и я знаю, что я еще не раз с ними встречусь.
   Дорога назад была ужасной. То ли от плохой езды были кошмары. То ли это не было кошмарами, у меня было ощущение, что наш уазик преследуют злые духи. Словно они толпами бегут за нашей машиной, чтобы догнать нас. Я просто знал, что если нас догонят, это будет окончанием нашего Путешествия. Это было настолько реально, что я не могу даже сказать точно сон ли это был, а не видение. Проснулся от того, что мне приснилось, что задние дверцы открылись и мой бубен вывалился на дорогу, к ним. Я стал быстро проверять, на месте ли он действительно.  Удостоверившись, я понял, что он на месте.  Хотя нормально сон ко мне не пришел, и ощущение погони по прежнему было, но  стало легче.
   Лечение людей
   Когда нам сказали, что мы будем работать, то я был в растерянности. Я же не знаю что делать, как делать. Но сказали делать, значит будем делать. Собственно, не так ли я поступал всегда, потихоньку прощупывая путь по наитию. Вроде так, да все равно не так. Там был только я. А это уже работа с другими людьми, другая ответственность.
   Собираясь на ритуал и собирая вещи, почувствовал, что сзади кто-то стоит и смотрит. Такое ощущение неприятное, между лопатками, обернулся, увидел Тень. Это как тень в объемном измерении. Моргнул - исчезло. К какому-то времени уже перестаешь обращать на такие вещи внимание, главное, что бы страшилки не лезли, а так - тень как тень. Вроде бы и не страшно.
   Обычная пара, обычные родители, обычные люди. Как все. Как я и мои родители. Почему-то подумалось, что мы могли бы так же сидеть. Как и миллионы других.
   С какого боку подойти, я не имел никакого понятия.
   Женя выручил, начав задавать вопросы первым.  Потом подключились остальные. Я ничего не задавал, потому что, в принципе, все вопросы, которые задавали ребята, я сам хотел задать.
   Начиналось все просто, словно обычно. Бьем в бубны, настраиваемся  и ходим, как сказали.
   А потом все изменилось, сознание словно расщепилось. Часть была тут, а вторая - "внутри здесь".
   Словно в моих глазах были другие глаза, которые видели по-другому. Как я это называю, "видеть не видя". Словно ты видишь физ. глазами, но эти глаза не здесь, а там.
   Первое, что я увидел - это линия яркого светлого луча, идущего от матери к дочери.  И точное знание, что его нужно убрать. Периодически что-то возникало у мужчины, но я знал, что этим будет заниматься другой человек из нашей группы. Каждое время возникало ощущение знания, что надо делать, словно меня вели. Почистить родителей, почистить и настроить мужа и жену. Я толком даже не понимал, что я делаю. Не мог, да и не смогу расцепить это на составляющие логики.
   Я просто делал, куда вело. Потом стал проходить ребенок. Первую секунду во мне что-то бухнуло.  Такое ощущение, что каждый день был проверкой в той или иной степени.
   И било именно по тем местам, что надо.  Я уже знал, что я переживал это.
   Я знал, что надо "принимать нефизические роды".  Звучит странно, но как потом при обсуждении оказалось, так оно и было. И ощущения у всех совпадали.  Минус личные детали.
   Так странно было, когда тебя благодарит человек. Плачет, желает всего хорошего.
   А ты вроде как не знаешь за что. Нет, головой-то вроде понимаешь - ты помог.  А ... в общем, непонятно. Странный опыт ощущения благодарности и ответных чувств других, совсем чужих тебе людей.  В любом случае, я желаю им, чтобы все было хорошо.
   Правда, это все породило у меня кучу вопросов.  Про моральный аспект работы шамана, и вообще про все это в частности.  Видеть счастливые лица людей - это прекрасно. Осознавать, что дана дорога новой душе, человеку тоже. Но какой ценой?.........
   Сплав по реке
   Я никогда не сплавлялся по реке ). И это было очередным интересным опытом. Жаль, что не взял фотоаппарат, но ничего страшного. Очень восхитили горы. И место, куда мы подошли. Я видел его в день, когда принял решение поехать. Тогда я смеялся, и место смеялось вместе со мной.
  
   Поначалу я подумал, что это место было Сундуками. Но нет - вот оно. Почти одинокое, но Сильное. Даже сейчас, закрыв глаза, я могу вспомнить ощущения от него. Я Благодарен этому месту, что оно показало мне Смех.
   Шаманская тропа
   Мы поехали на шаманскую тропу. Я не представлял, что она из себя представляет, все говорили какими-то урывками, и вроде как так...непонятное.
   Я с нетерпением ощущал именно этот день. Не знаю почему. Именно его я считаю определяюще-решающим. Я так чувствую.
   В пещере меня ударило по темечку. Оглушающе сильный поток энергии. Он другой, чем на "Месте наблюдения", но такой же мощности. Я сразу нашел "свое место" в пещере. Было такое ощущение, что я был именно на этом месте.  Жил, спал именно тут. Вероятно, это ощущение "слепка" времени и того что было, не знаю. Порой я вижу, как картинки, что-то, что было на каком-то месте. Как в фильме смена декораций или кадров.
   И дальше мы шли по тропе. Естественно, никто молча пройти не смог, как надо было.
   Но я пообещал себе, что когда-нибудь я вернусь, и сделаю все как надо. Даже мелкие переходы были трудными. Вроде, и легкие и трудные одновременно. Я даже не знаю, как это описать. Словно идешь в двух местах одновременно, и одно трудное, а второе легкое, и все это в одном месте в одно время.
   Я уже привык, если что, помогать себе, рыча, или представляя какое-то животное. Сразу становится легче взбираться. Но арка - это было трудно. Вроде разумом даже не представишь, куда ступать.
   А тело само все делает. Думал, не залезу. Залез, даже понравилось. По пути потянулся - взял перышко. Перед аркой попросил, чтобы помогло подняться. Само так и просилось в руки. Потом спустил его на место. Женя подталкивал снизу. Ускорение путем приданию телу хорошего, мм, толчка.
   Позади нас матерились и орали туристы. Потом туристам не повезло, и они съехали по насыпи куда-то вбок. Все вроде обошлось, но я никогда не понимал, почему некоторые люди не могут чувствовать, что где-то надо как-то молчать, быть поскромнее. Не знаю.
   Меня постоянно вело в сторону. Хотелось идти дальше, но мы пошли за Татьяной назад.
   Спиной ощущал нити, которые тянули, тянули...я, как обычно, не послушал себя. Я не решил пойти против группы. Один.
   Потом надо было купаться. Нутро говорило - возьми плавки. Нет. Ведь Татьяна Васильевна ничего не говорила про купание. Никто из нас ничего не взял.
   Я сделал для себя неимоверное усилие. Плюнул, сказал, надо, разделся и полез купаться. Вокруг полно людей.  Не смог бы. Но было надо. Сделать, нужно было сделать. И я сделал.
   Мы сделали.
   Потом мы сидели, лежали, спали, ходили кругами  и ждали машину. Я даже заснул. К слову сказать, мы как-то все притомились.
   Потом мы стали нервничать. Раздражаться. Хотя все понимали, что этого нельзя делать ни в коем случае. Пытались сохранить контакт без негатива. Кормили духов. Пели песни.  Все это стало нашей тропой. Нашим испытанием. Один как все, и все как один, но при этом каждый был индивидуальностью. Это ощущалось очень сильно.  В повседневности обычной так не ощущаешь.
   Потом мы взяли и доехали на попутке. Даже в последний момент, когда, вроде, решили посадить  девушек, потом пришла мысль, что мы все либо едем, либо все идем. Другие варианты - неправильные.  Доехали все.
   В этом плане я повторю слова Ольги про эту часть путешествия:
   Ехать было весело. Старшему в команде досталось самое почетное место - в багажнике. Казалось, что вот приключение и подходит к концу.  Однако что-то мешало, в голове постоянно были сомнения, правильно ли мы выполнили задание и выполнили ли его вообще. Ситуация была нестандартной: нас впервые никто не забирал с задания.  Казалось, что всё вышло из-под контроля, и от этого появилась благодатная почва для суматохи, ненужных разговоров, поступков и просто непонимания друг друга. Наш командир изо всех сил пытался сохранить целостность команды. Что-то сделать ему удалось. То, как распределились роли в данной ситуации, и то, как по-новому раскрылись все члены команды, стало очень важной частью всего дня и всего тренинга в целом. Это и было для нас  продолжением испытания на шаманской тропе.
   Река Белый Юс течет. Она будет и дальше бежать, изменяясь.
   Она также теперь течет в моем сердце.  Как и смотрят на меня глаза Медведя. Который позвал меня сюда. Показал мост, который я должен был перейти.
   Я восстановил огромный кусок потерянного себя. Возможно, этот кусок - естественная потеря в ходе рождения, перерождения и взросления. Но восстановиться - это задача, которую  должен решить каждый человек для своей души (?)
   Это всего лишь был кусок. Я буду дальше собирать себя.
   Низкий Вам поклон, Татьяна Васильевна, за то, что помогли найти часть себя.
   Также я хочу сказать Спасибо всем членам группы, которые стали товарищами по Путешествию, и которые многому меня научили.
   Лёше - За те слова, потому что именно благодаря им я сделал то, что сделало меня сильным и позволило сломать стену безнадежности.
   Ну и конечно за то, что научил разжигать печку ?
   Мариам - за Дух. Дух Женщины и  красоты.  За урок того, что, даже если ты что-то не принимаешь, понять это возможно. Последняя работа на экзамене - твоя самая прекрасная. Как Луна.
   Ольгу - За урок Силы. Понимание. Вообще я сравниваю нахождение в нашей группе Татьяны Васильевны (её внучек), Мариам и Ольги, как проявление Женского начала в разных лицах в одном временном отрезке, где каждая из них давала бесценный опыт.
   Женю - За полет. Смотря на жизнерадостность и  любознательность этого человека, хочется лететь.  Надеюсь, мы еще услышим твои сказки.
   Влада - за уникальность опыта сновидящего шамана. За целеустремленность и взаимопомощь.
   Было интересно с тобой общаться.
   Татьяну - за помощь с ленточками. Если бы не ты, мы плели бы эти ленточки еще двое суток ). Ты отличный проводник и учитель.
   Маргариту -  за жизнь в глазах и отличное очищение.
   Эльдара - за поддержку и работу, за то что помогал советами при переходе. Без тебя вряд ли бы справились.  И, конечно же, за Бадан-корень и помощь впоследствии ! ?
   И всех работников я тоже благодарю.  Надеюсь, что я еще побываю в этом удивительном и волшебном месте, отдаленном крае нашей родины, который я уже успел за короткий срок полюбить всей душой.
   С Уважением
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Лунёва "(не) детские сказки: Невеста черного Медведя"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Верт "Пекло"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"