Светлицкий Артем : другие произведения.

Провокация

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

Провокация

Осторожно! Текст содержит слова ненормативной лексики, сцены насилия.

Провокация 1.

Попытайтесь довериться тому, что вы видите, тому, что вы читаете, тому, что вы слышите. Почувствуйте напряжение в ваших руках, почувствуйте напряжение в спине и в ногах. Ваша голова медленно тяжелеет, вам трудно удерживать ее. Почувствуйте напряжение в шее. Вы ощущаете усталость, тяжесть во всем теле. Вас клонит ко сну. Не сопротивляйтесь этому желанию. Я хочу, чтобы вы сосредоточились на всей накопившейся в вас усталости. Вы скоро успокоитесь, и с каждой секундой эта тяжесть будет покидать вас. Сейчас напряжение уходит с ваших ног. Ваши ноги расслаблены. Теперь - с вашей спина. Плечи расслаблены. Почувствуйте, как постепенно ваша голова становится легче. Глубоко вдохните и медленно выдохните. Вы чувствуете, как все ваши усталости, тревоги, страхи, беспокойства стекают вниз от самой макушки головы к рукам, затем к ногам и уходят прочь. Вас словно окутывает мягкий, покойный сон. Скоро вы погрузитесь в него, при этом не будете чувствовать ничего, и глаза ваши останутся открытыми. Этот сон похож на погружение в себя, на глубокую задумчивость. вы уже спите. ваше дыхание ровное. Перед вами удобный, мягкий диван, обитый бурой кожей. Вы находитесь в комнате, стены которой закрыты темной тканью так, что углов и границ комнаты вы не можете видеть. В комнате нет окон. Перед диваном на штативе установлена видеокамера, в сером окошке дисплея которой повторяется комната, диван. Вы замечаете присутствие человека по ту сторону объектива. Он поправляет камеру, настраивает изображение. Загорается алый глазок индикатора записи.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ. Да, все, можно начинать... Садитесь, пожалуйста...

Вы видите мужчину и женщину, которые появляются в сером окне дисплея, сразу же садятся на диван, удобно устраиваясь. Их возраст - 25-30 лет. Молодая женщина одета в летний сарафан. Мужчина - в футболку, джины.

ГОЛОС. Представьтесь, пожалуйста.

МУЖЧИНА. А все, уже снимаете?.. Меня зовут Вадим, мне 32 года... Это моя жена, Светлана.

ГОЛОС. Светлана, сколько вам лет?

СВЕТЛАНА. Мне 25.

ГОЛОС. Давно вы в браке?

ВАДИМ и СВЕТЛАНА. Полгода... Около пяти. (говорят одновременно, смеются)

ГОЛОС. То есть вы живете вместе около 5-6 месяцев?

СВЕТЛАНА. Нет, мы живем, мы жили до брака около двух лет.

ГОЛОС. Около двух лет вы жили в гражданском браке, о потом решили официально зарегистрировать брак?

СВЕТЛАНА. Да.

ГОЛОС. Почему вы решили пожениться?

СВЕТЛАНА. В смысле?

ГОЛОС. Почему вы решили узаконить свои отношения?

СВЕТЛАНА. Ну, потому что мы решили создать семью.

ГОЛОС. Светлана, вы считаете, что живя в гражданском браке, невозможно создать семью?

СВЕТЛАНА. Полноценную - нет... Ну, вы же понимаете, люди, которые живут в гражданском браке, считаются... просто любовниками, а после регистрации - официальной - в ЗАГСе, венчания и так деле, мы уже муж и жена.

ГОЛОС. Может для вас это будет неожиданной новостью, но понятие гражданского брака включает и такие, как гражданский муж и гражданская жена... Светлана, считаете ли вы, что люди, живущие в гражданском браке, не могут жить также счастливо, как и те, кто имеет штамп в паспорте? Можно ли жить в гражданском браке счастливо?

СВЕТЛАНА. Нет, конечно, можно. Ну, просто лично мы решили зарегистрировать наши отношения.

ГОЛОС. На чем основано ваше решение?

СВЕТЛАНА. Что?

ГОЛОС. Светлана, я спросил, на чем основано ваше с Вадимом решение узаконить свои отношения?

СВЕТЛАНА. На том и основано, что мы же не в первобытном обществе живем, мы же живем в обществе, где существуют свои законы.

ГОЛОС. Законы вашего общества разрешают двум людям жить вместе, любить друг друга, заботиться о друг друге, уважать друг друга, вести общее хозяйство? Все это не противоречит нормам вашего общества?

СВЕТЛАНА. Да чего вы хотите? Какая разница? Ну поженились мы, ну и что?

ВАДИМ.(успокаивает) Ладно, Свет.

СВЕТЛАНА. Нет, ну правда, какие-то глупые вопросы. Почему мы поженились - да просто взяли и поженилось. Какая разница почему? Что вы хотите нам доказать, а?

ГОЛОС. Ничего.

СВЕТЛАНА. А зачем тогда спрашиваете?

ГОЛОС. Чтобы услышать ответы.

СВЕТЛАНА. Зачем?!

ГОЛОС. Светлана, мне очень интересны ваши ответы, поэтому я и задаю вопросы.

СВЕТЛАНА. У вас какой-то нездоровый интерес.

ГОЛОС. Светлана, я вам задал самый просто вопрос. Будем считать, что вы еще не до конца подумали над ним, чтобы ответить...

СВЕТЛАНА. И не буду, я не буду отвечать на глупые вопросы.

ВАДИМ.(успокаивает) Ну все-все...

СВЕТЛАНА. (вполголоса мужу) Я хочу уйти отсюда.

ГОЛОС. Вадим, расскажите про свои план на будущее.

ВАДИМ. В смысле работы или...

ГОЛОС. Скажем так, глобальные планы на всю оставшуюся жизнь.

ВАДИМ. Глобальные?.. (смеется) Построить дом... посадить дерево, зависти детей.

ГОЛОС. Сколько вы хотите иметь детей?

ВАДИМ. Чем больше, тем лучше.

ГОЛОС. После того как вы постоите дом, посадите дерево, обзаведетесь детьми. Что дальше?

ВАДИМ. Внуки... правнуки... надеюсь. (смеется)

ГОЛОС. То есть вы хотите обзавестись детьми, чтобы те в свою очередь обзавелись своими детьми, а те в свою очередь своими?

ВАДИМ. Конечно.

ГОЛОС. Вадим, скажите, пожалуйста, для чего или почему вы желаете обзавестись детьми, и почему именно большим их количеством?

ВАДИМ. Странный вопрос...

ГОЛОС. Не вижу в этом вопросе ничего странного.

СВЕТЛАНА. Вадим, пошли отсюда.

ГОЛОС. Так вы можете сказать, Вадим, зачем вы хотите обзавестись детьми?

ВАДИМ. Ладно. Во-первых, дети - это продолжение нашего рода, во-вторых, дети - это... радость, счастье...

СВЕТЛАНА. А вы сами что, не знаете, для чего люди женятся и заводят детей?

ГОЛОС. У каждого на этот вопрос свой ответ. Вы можете, Светлана, ответить, зачем вы хотите с Вадимом завести детей?

СВЕТЛАНА. Я уже сказала, что не буду отвечать на эти тупые вопросы. (встает, исчезая за пределами видимости объектива)

ГОЛОС. (быстро) Вадим, если ваше желание завести детей основано только на желании продолжить свой род, то скажите, зачем вы хотите продолжить свой род?

ВАДИМ. (встает) Давайте, на этом закончим. Действительно, какие-то дурацкие вопросы вы задаете. (исчезает из кадра)

ГОЛОС. Что вы нашли глупого в вопросе о причинах создания детей?

ВАДИМ. (возвращается) Откройте дверь.

ГОЛОС. Боюсь, я не смогу открыть дверь, пока вы не ответите на мои вопросы.

ВАДИМ. Слушай, не знаю чего тебе, идиот, надо, но если ты сейчас не откроешь дверь...

ГОЛОС. Я открою деверь, только после того, как услышу от вас интересующие меня ответы на вопросы.

ВАДИМ. (проходит за ту сторону видеокамеры) Дверь открыл быстро. (придерживает рукой объектив) Ты не понял? Дверь открыл... Быстро...

Все пропадает, улетучивается будто камеру на время отключили. Пару минут вы прибываете в темноте. Затем перед вами вновь знакомая комната с мягким, удобным диваном бурого цвета. Зажигается, мигает алый зрачок видеокамеры. В сером дисплее ее вы видите, распластанного по дивану Вадима. Он сильно избит, тяжело дышит, в сознании. Рядом с ним - Светлана, держится за мужа. Выглядит также избитой. У нее тихая истерика, кажется, совсем недавно она громко рыдала, сейчас только еле слышно подвывает, раскачивается из стороны в сторону, глядит поверх камеры, где предположительно стоит человек. По комнате разносятся клубы табачного дыма.

ГОЛОС. ...и еще хотел бы, чтобы вы постарались выбирать выражения, не использовать бранные, матерные слова. Ладно? Светлана, вы слышите меня? Вы меня понимаете? (женщина вздрагивает от своего имени, коротко кивает) Вам еще нужно время на раздумье или вы готовы отвечать?

СВЕТЛАНА. (сдерживая всхлипы) Отпустите нас, пожалуйста.

ГОЛОС. Светлана, я клянусь, что отпущу вас сразу после того, как вы честно и откровенно ответите на мои вопросы.

СВЕТЛАНА. Пожалуйста, я не знаю... что я должна ответить... Я правда, не знаю...

ГОЛОС. Светлана, подумайте хорошо, просто подумайте и ответьте, зачем вы решились зарегистрировать свой брак пять месяцев тому назад? Только не торопитесь, подумайте как следует... Вадим. Вадим? Вы слышите меня? Вадим.

ВАДИМ. Да.

ГОЛОС. Вы помните, какой вопрос я вам задал?.. Вадим.

ВАДИМ. Да.

ГОЛОС. Вы можете его повторить?.. Вадим, вы можете повторить вопрос, которые был вам задан?

ВАДИМ. (молчит) Почему я хочу завести детей?

ГОЛОС. Вы готовы ответить на вопрос, Вадим?..

ВАДИМ. Да.

ГОЛОС. Вадим, почему же вы все-таки решили завести детей со Светланой?

ВАДИМ. Потому что я ее люблю.

ГОЛОС. Вы не можете любить ее, не заводя детей?

ВАДИМ. Могу.

ГОЛОС. Сейчас вы ее любите?

ВАДИМ. Да.

ГОЛОС. Вы считаете, что без детей нельзя любить человека? Можно ли любить, не заводя детей?

ВАДИМ. Да... можно.

ГОЛОС. Я хочу, чтобы вы хорошо подумали над мои вопросом. Я дам вам столько времени, сколько вам необходимо...

Комната мерцает, тает в пустоте на мгновение и вновь появляется. Мужчина с женщиной сидят на диване, вы видите их пустые, лишенные выражения лица крупным планом в сером мониторе видеокамеры. Человек за кадром настраивает изображение, включает запись. Некоторое время проходит в молчании.

ГОЛОС. Хорошо, давайте попробуем... Представьтесь пожалуйста...

ВАДИМ. Меня зовут Вадим, мне 32 года.

ГОЛОС. Вадим, скажите, зачем вы хотите завести детей?

ВАДИМ. (молчит, смотрит то в объектив, то поверх него)...

ГОЛОС. Вадим, вы хотите со Светланой завести детей? Только честно, еще раз предупреждаю, только абсолютную правду, даже если она покажется вам абсурдом.

ВАДИМ. Да, я хочу детей.

ГОЛОС. Вадим, почему вы хотите завести детей?

ВАДИМ. (мочит) Не знаю... Мне, кажется... думаю, потому что хочу... Не знаю...

Молчание.

ГОЛОС. Светлана, почему вы решили узаконить свой брак с Вадимом?

СВЕТЛАНА. (сглатывает непрерывно подступающие слезы, не может произнести) ...

ГОЛОС. Почему, Светлана?

СВЕТЛАНА. Я... не... потому что все женятся... не знаю.

Крадемся осторожно по лесу. Пустой зеленый день. Жарко. Шумно - птицы кричат как ошпаренные. Идем. Там впереди, кажется, лежит на земле человек. Живой? Приближаемся. Какой-то бродяга в зимнем тулупе. Спит под деревом, раскинув руки. Мухи роятся над головой его, как над полежалым мясом. Во сне он отмахивается от насекомых. Они не перестают осаживать его. Бродяга просыпается, морщась, кряхтя. Тяжело, долго собирается. Ноги каменные еле переставляет. Бормочет. Бредет в сторону проявляющейся проселочной дороги. Останавливается. Прислушивается. Идет дальше. Замирает. Оборачивается. Вглядывается, рыщет стеклянными, мутными глазами. Нерешительно трогается с места. Движется не к дороге, но вдоль нее, ускорив шаг. Озирается. Ему мерещится преследование. Машет руками, как сумасшедший, мычит, будто в дурном сне. И вдруг пронзительно по-детски вскрикивает, поворачивается к преследователям. Никого не видно. Ни души. Несколько секунд стоит с перекошенным набок, обескровленным лицом. Яркий свет обжигает ему затылок. Чьи-то губы приблизившись к его уху, шепчут: Слушай.

Провокация 2.

Вы абсолютно расслаблены. Легкая, теплая волна пробегает по вашим рукам и ногам. Ваше дыхание ровное и глубокое. С каждым входом вы все меньше ощущаете усталость. Она покидает вас. Прислушайтесь к звуку внутри себе. Вы слышите, как кровь пульсирует в ваших венах. Постепенно внешние шумы становятся тише. Вы слышите, только легкий звон внутри себя, который уводит вас в сон, при этом ваши глаза остаются открытыми. Вы не чувствуете ничего кроме тепла внутри. Вы уже дано спите ровным спокойным сном. Вы видите комнату с мягким, бурым диваном, на котором сидит мужчина опрятно одетый, ухоженный. Правильная осанка, на губах ниспадающая, непринужденная улыбка. Комната без окон обита черным сукном. Человеку на вид лет 30. Перед ним на штативе - видеокамера. Неведомый оператор за кадром настраивает изображение на сером ее дисплеи. Загорается алый зрачок индикатора записи.

ГОЛОС. Вы готовы?

МУЖЧИНА. Абсолютно.

ГОЛОС. Хорошо. Давайте тогда начнем.

МУЖЧИНА. С превеликим удовольствием.

ГОЛОС. Представьтесь, пожалуйста.

МУЖЧИНА. Здравствуйте! Меня зовут Сергей. Мне 36 лет. Я работаю в крупной консалтинговой компании...

ГОЛОС. Как давно вы там работаете?

СЕРГЕЙ. Около семи лет.

ГОЛОС. Вам нравится ваша работа?

СЕРГЕЙ. Ну, если бы она мне не нравилась, я бы там не работал.

ГОЛОС. Сергей, вы считаете, что все люди работают там, где им нравится, и там, где им хочется?

СЕРГЕЙ. Нет, к сожалению, и я бы даже сказал, у нас в стране в большинстве случаев человек не любит свою работу.

ГОЛОС. Сергей.

СЕРГЕЙ. Да.

ГОЛОС. Я порошу вас, отвечая на вопросы, быть предельно внимательным и откровенным. Если вам нужно подумать, вы можете не торопиться с ответом.

СЕРГЕЙ. Хорошо.

ГОЛОС. Сергей, чем вы занимаетесь?

СЕРГЕЙ. Я продаю услуги, связанные с проведением различных бизнес-тренингов.

ГОЛОС. Насколько я вас понял, Сергей, вам нравится продавать услуги, связанные с проведением различных бизнес-тренингов?

СЕРГЕЙ. Абсолютно верно.

ГОЛОС. Вы планируете всю жизнь работать в вашей компании и продавать услуги?

СЕРГЕЙ. Думаю, нет.

ГОЛОС. Почему вы так думаете?

СЕРГЕЙ. Потому что я планирую организовать свою собственную компанию.

ГОЛОС. Консалтинговую?

СЕРГЕЙ. Возможно.

ГОЛОС. Почему вы говорите, возможно?

СЕРГЕЙ. Потому что это может быть как консалтинговая компания, так и фирма, которая будет заниматься, например, поставкой лекарств или оказывать юридические услуги.

ГОЛОС. Сергей, если вы не знаете, чем будет заниматься ваша будущая компания, то зачем ее вообще организовывать?

СЕРГЕЙ. Отличный вопрос!

ГОЛОС. Спасибо, я стараюсь. (оба смеются)

СЕРГЕЙ. На сам деле, наверное, мне бы просто хотелось в будущем иметь свой бизнес, чтобы обрести финансовую свободу.

ГОЛОС. Финансовую свободу? Необычное сочетание слов. А вы могли бы объяснить коротко и доходчиво, что вы понимаете под словосочетанием "финансовая свобода"?

СЕРГЕЙ. Для меня финансовая свобода означает независимость от денег, от работодателя. Это значит, самому выстраивать свою жизнь так, как мне хочется.

ГОЛОС. То есть сейчас вы не можете выстраивать свою жизнь так, как вам хочется?

СЕРГЕЙ. Ну, не совсем.

ГОЛОС. Вы сказали, что вам нравится ваша работа в компании, что вам нравится продавать услуги. Это так?
СЕРГЕЙ. Да, но человек всегда стремится к большему.

ГОЛОС. К чему именно вы стремитесь?

СЕРГЕЙ. К финансовой свободе...

Молчание.

Смотрите, допустим, вы идете мимо магазина и видите в витрине дорогие часы. Вы хотите их, но денег у вас на них нет. Зайдя в ресторан или кофе, вы не хотите думать, сколько денег вы можете позволить себе потратить.

ГОЛОС. Разве плохо думать, сколько денег мы тратим?

СЕРГЕЙ. Это ограничивает наш выбор.

ГОЛОС. Кто дает вам этот выбор?

СЕРГЕЙ. Деньги.

ГОЛОС. Деньги - то, посредством чего вы расплачиваетесь. А кто дает вам выбор?

СЕРГЕЙ. Продавец, рынок...

ГОЛОС. Продавец - тот, кто дает вам выбор?

СЕРГЕЙ. Да, но изначально я знаю, что я хочу.

ГОЛОС. До того, как вы увидели дорогие часы в витрине магазина, вы знали, что вам нужны именно эти часы?

СЕРГЕЙ. Конечно, нет.

ГОЛОС. Ваша финансовая свобода зависит от продавца?

СЕРГЕЙ. Нет, только от меня. Ведь только мое желание или нежелание решает куплю я эти часы или нет.

ГОЛОС. Если вы сможете позволить себе эти часы, вы будете финансово свободны?

СЕРГЕЙ. Конечно. Даже если я не куплю их. Здесь дело именно в возможности.

ГОЛОС. Сергей, а если завтра найдется такой продавец, который предложит вам более лучшие часы за такие деньги, которых у вас не будет, вы станете чувствовать, что вашу свободу ограничили?

СЕРГЕЙ. Да... безусловно. Но богатый человек не тот, у кого много денег, а тот, кому хватает.

ГОЛОС. Вам хватает денег?

СЕРГЕЙ. Нет.

ГОЛОС. Почему вам не хватает денег?

СЕРГЕЙ. Потому что мои потребности не равны моим возможностям.

ГОЛОС. Если ваши потребности зависят от продавца, который заманивает вас дорогими часами в витрине, откуда вам знать, что это именно ваши потребности не совпадают с вашими возможностями?

СЕРГЕЙ. Не понял?

ГОЛОС. Сергей, я вас спросил откуда вам знать, что все ваши потребности, которые не могут удовлетворить ваши возможности собственно ваши, а не навязаны вам тем самым продавцом, который предлагает вам дорогие часы?

СЕРГЕЙ. Нет. Я понял, к чему вы клоните. Да, я согласен, многое из того, что я хочу просто навязано мне рекламой, всякими маркетинговыми штуками и так далее. Но, понимаете, я, как и любой другой нормальный человек, хочу жить комфортно, жить в свое удовольствие, одеваться так, как мне хочется, ездить не на поддержанной девятке, а на дорогой иномарке.

ГОЛОС. Сергей, откуда вы знаете, что потребность в комфорте не навязаны вам продавцами, рекламой, всякими маркетинговыми штуками и так далее?

СЕРГЕЙ. Не понимаю, чего вы хотите мне доказать? Что стремление человека к комфорту навязано ему кем-то?

ГОЛОС. Сергей, я ничего доказывать вам ни хочу. Я просто хочу, чтобы вы ответили на вопрос.

СЕРГЕЙ. Но вы к этому своими вопросами и подводите. Я хочу жить комфортно, жить хорошо, потому что какой-то продавец мне это навязывает.

ГОЛОС. Сергей, вы можете ответить на мой вопрос?

СЕРГЕЙ. Нет, не могу. Потому что я точно знаю, как я хочу жить. Я хочу жить так, чтобы не думать о том, сколько я могу позволить себе потратить сегодня. Вот как я хочу жить. Это вам понятно? Это вас устраивает?

ГОЛОС. Нет. Потому что это не подходит к тому вопросу, который я вам задал.

СЕРГЕЙ. Ну извините, что не смог ответить на все ваши замечательные вопросы. У меня сейчас, к сожалению, нет совершено времени заниматься вашим психоанализом. Поэтому, спасибо за вопросы, я, пожалуй, вас покину... (встает) Всего хорошего.

Мужчина исчезает из кадра. Несколько секунд вы смотрите на опустевший диван. Сергей появляется через какое-то время перед вами, его слова направлены куда-то за пределы видимости, за объектив видеокамеры.

СЕРГЕЙ. Откройте, пожалуйста, дверь.

ГОЛОС. Нет.

СЕРГЕЙ. Дайте мне ключ от двери, или я ее выломаю...

Молчание.

Вы понимаете, что сейчас совершаете уголовное преступление, удерживая человека против его воли?

ГОЛОС. Да.

СЕРГЕЙ. Дверь открой... Я сказал, дверь открой...

Сергей тянется к камере, заслоняя объектив. Мгновенно свет гаснет, комната исчезает. Теперь вы пребываете в глубокой тьме. Вы не можете ни видеть, ни слышать. Ничего нет.

Перед вами комната. Вам не известно, сколько вы отсутствовали здесь. Диван. на нем лежит Сергей. Он держится за живот, по левой половине лица у него широко расползлась гематома. Рубашка его разодрана, одного ботинка не хватает. Нижняя губа разбита, но кровь уже спеклась. Клубы дыма расползаются от объектива видеокамеры. Неведомый человек поправляет штатив, устраивает камеру, настраивая изображение. Загорается алый глазок.

ГОЛОС. Сергей, я вас снова ударю, если вы предпримете очередную попытку разбить видеокамеру. Вы меня слышите? Сергей. Вы меня слышите? Вы меня понимаете? Сергей. Сергей?

СЕРГЕЙ. Да.

ГОЛОС. Мы продолжим, как только вы будете готовы отвечать. Сергей, вам нужно время, чтобы подумать над тем вопросом, который я вам задал?

СЕРГЕЙ. Что вам от меня нужно?

ГОЛОС. Хочу, чтобы вы ответили на мой вопрос, который я вам задал. Только честно и правдиво, даже если ответ вам покажется абсурдным.

Молчание.

СЕРГЕЙ. Вы отпустите меня, если я отвечу?

ГОЛОС. Да, Сергей. Если вы ответите правдиво, откровенно и главное вдумчива, то я вас отпущу. Поэтому прошу вас не торопиться.

СЕРГЕЙ. Я... я не помню, не помню что именно, что вы спрашивали.

ГОЛОС. Сергей, я спросил у вас, откуда вы знаете, что ваши потребности, которые перевешивают ваши возможности, лично ваши, а не того продавца, который навязывает вам купить его часы.

Молчание.

СЕРГЕЙ. Я не знаю... они не мои... потребности.

ГОЛОС. То есть вы хотите сказать, что потребности, которые заставляют чувствовать вас вашу финансовую несвободу на сам деле не ваши?

СЕРГЕЙ. Да.

ГОЛОС. Сергей, мне кажется, вы просто пытаетесь отделаться от меня, отвечая на мои вопросы. А если так, то вы мне сейчас лжете.

СЕРГЕЙ. Нет, я, правда... я не лгу. Я, правда, не знаю, зачем хочу...

ГОЛОС. Ваша финансовая свобода зависит от продавца?

СЕРГЕЙ. Да... зависит, да.

ГОЛОС. Сергей, на чем основано ваше желание финансовой свободы? Подумайте, подумайте хорошо.

СЕРГЕЙ. Я не знаю... правда... я не знаю... я клянусь... пожалуйста...

Бодро шагая по тропинке с огромным рюкзаком за плечами, по лесу идет юноша. Издали замечает странную фигуру бродяги. Тот едва держится на ногах, движется ему на встречу. Волосы выдраны с головы его. Лицо скомканное, подтаявшее. Рот, открытый на распашку, издает скулящий скрежет. Молодой человек в странном замешательстве становится, рассматривает встречного. Тот хватает его за куртку, шепчет, с трудом сдерживая стоны и рыдания: Слушай! Говорит в самое ухо, быстро переводя дыхание. Юноша слушает его внимательно, но затем отвращение искажает его лицо. Он сильно толкает от себя бродягу, крепко сжав свои уши, принимается без остановки кричать на упавшего. Но бедняга обессилено валяется на земля, как нечто неодушевленное. Молодой человек не может остановиться, его пожирает ярость. Не помня себя он бросается на лежащего, принимается избивать его. Тот не сопротивляется, не просит пощады, даже не кричит. Обезумевший берет с земли камень и с нескольких ударов убивает бродягу. Закончив с ним молодой человек начинает всем телом рыдать. Его словно прижигают изнутри. Он постарел на пару десятков лет за пять минут. Взгляд растеряно тонет. Щеки залиты непрекращающимися слезами.

Провокация 3.

Приготовьтесь полностью расслабиться. Представьте себе черную точку на белом. Она движется вверх и замирает. Сконцентрируйтесь на ней. Медленно вдыхайте и выдыхайте. Почувствуйте свое тело как невероятно широкую, гладкую, просторную бесформенную субстанцию. Вы смотрите на диван, обитый светло-бурой кожей. Никто не сидит на нем. Перед ним на штативе - видеокамера. Она включена - ведется запись. В комнате, где вы сейчас находитесь, нет окон, только темные стены без углов, без начала и конца. Кто-то ходит за камерой. Внезапно появляется женщина. Ей на вид лет 30. Она в летнем голубом сарафане на бретельках, ноги обуты в туфли на невысоких каблуках, ухоженные волосы собраны сзади, уложены.

ГОЛОС. Здравствуйте, проходите.

ЖЕНЩИНА. Можно садиться?

ГОЛОС. Да, садитесь, пожалуйста. Как вам удобнее. (женщина садится на диване, закидывая одну ногу на другую)

ЖЕНЩИНА. А что нужно делать? (улыбается)

ГОЛОС. Сейчас я включу камеру и попрошу представиться. Вы представитесь, скажите сколько вам лет и так далее. Как только вы будете готовы, мы можем начинать. (женщина поправляет волосы)

ЖЕНЩИНА. А возраст обязательно называть?

ГОЛОС. Да. И сразу хочу предупредить, чтобы вы были внимательны к моим вопросам и своим ответам. Можно не сразу отвечать. Лучше подумать. Главное отвечать правдиво и откровенно.

ЖЕНЩИНА. А это потом что, по телевизору будут показывать?

ГОЛОС. Все зависит от того, как вы будете отвечать. Итак, вы готовы?

ЖЕНЩИНА. (поправляет платье) Ладно, давайте... Готова.

ГОЛОС. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

ЖЕНЩИНА. Меня зовут Марина. Мне 27 лет.

ГОЛОС. Марина, чем вы занимаетесь?

МАРИНА. В смысле? Где я работаю?

ГОЛОС. Да, Марина, где и кем вы работаете?

МАРИНА. Я работаю продавцом-консультантом в магазине парфюмерии.

ГОЛОС. Вам нравится ваша работа?

МАРИНА. Ну... нет.

ГОЛОС. Почему вам не нравится ваша работа?

МАРИНА. По-разному. Во-первых, приходится целый день стоять на ногах, во-вторых, каждый день ты дышишь всеми этими запахами, от которых потом нельзя отмыться, в-третьих, платят очень мало.

ГОЛОС. Марина, если вам не нравится ваша работа, почему вы до сих пор там работаете?

МАРИНА. А что, вы можете предложить, что-нибудь получше?

ГОЛОС. А чтобы для вас было получше, чем работа продавщицей в парфюмерном магазине?

МАРИНА. Не знаю... Лучше вообще не работать.

ГОЛОС. То есть вы не хотите работать?

МАРИНА. Нет.

ГОЛОС. Марина, а почему вы не хотите работать? Что лежит в основе вашего нежелания работать?

МАРИНА. Лень, наверное.

ГОЛОС. Насколько я понял, вы не хотите работать, потому что вам лень работать?

МАРИНА. Да.

ГОЛОС. Марина, а почему вы ленитесь работать? Почему вы ленивая, ленитесь и не хотите работать?

Молчание.

МАРИНА. А почему люди ленятся?

ГОЛОС. Кому-то не достает воли, кому-то характера.

МАРИНА. Вот, мне не достает воли и характера, наверное. Хотя, нет, характер у меня есть. Тогда воли.

ГОЛОС. Вы ленитесь, потому что у вас нет воли?

МАРИНА. Да. Воли и терпения.

ГОЛОС. Марина, чем бы вы хотели в своей жизни заниматься?

МАРИНА. Ну... я бы хотела путешествовать, ходить в рестораны, посещать какие-нибудь интересные места, ходить по магазинам.

ГОЛОС. То есть вы не хотите работать, но при этом хотите ходить по магазина, по ресторанам и разъезжать по всему миру?

МАРИНА. Да.

ГОЛОС. А разве такое возможно?

МАРИНА. А почему бы и нет. Если у меня будет обеспеченный муж, с которым я смогу себе все это себе позволить.

ГОЛОС. Значит, вы хотите найти себе богатого мужа, чтобы не работать и путешествовать по миру, ходить по ресторанам, магазинам?

МАРИНА. Да.

ГОЛОС. Вас не пугает брак по расчету?

МАРИНА. Все браки по расчету. Просто у каждого свой расчет. Кто-то рассчитывает на бескорыстную любовь, кто-то на деньги, кто-то на детей. По-разному.

ГОЛОС. А вы, значит на деньги?

МАРИНА. Нет. Конечно, должно быть какое-то взаимное влечение, я ведь живая все-таки. С другой стороны, я хочу, чтобы мой муж обеспечивал меня.

ГОЛОС. Как вы относитесь к женщинам, которые стремятся к независимости в браке, к независимости в жизни от противоположного пола.

МАРИНА. Не знаю. Я к ним никак не отношусь. Я к ним вообще не отношусь. (смеется)

ГОЛОС. Марина.

МАРИНА. Да.

ГОЛОС. Насколько я понял, вы, Марина, стремитесь в своей жизни к комфорту?

МАРИНА. Да, стремлюсь.

ГОЛОС. Скажите, а есть что-то такое, к чему вы стремитесь больше, чем к комфорту в своей жизни? Не спешите, просто подумайте.

МАРИНА. Ну... нет. Пожалуй, что нет. Комфорт важнее всего.

ГОЛОС. Марина, я хочу, чтобы вы сосредоточились и ответили на следующий мой вопрос предельно ясно. Что лежит в основе вашего стремления к комфорту?

МАРИНА. В смысле, почему мне нравится комфорт?

ГОЛОС. Нет, Марина, не совсем так. Я спросил, что лежит в основе, что является первопричиной вашего стремления к комфорту?

МАРИНА. Причина?

Молчание.

Не знаю...

ГОЛОС. Вы сказали, что вам нравится путешествовать, ходить в рестораны, бывать в интересных местах. Это так?

МАРИНА. Да.

ГОЛОС. И вам нравится комфорт. Вы стремитесь жить комфортно. Почему? Что лежит в основе этого желания комфортной жизни для себя?

МАРИНА. Любовь к себе.

ГОЛОС. То есть вы стремитесь к комфортной жизни, потому что любите себя?

МАРИНА. Да.

ГОЛОС. Марина, тогда последний вопрос. Только подумайте над ним хорошо. Сразу не отвечайте. Просто подумайте. Я хочу, чтобы вы ответили искренне и откровенно. Марина, почему вы любите себя?

МАРИНА. Ну у вас и вопросы. (смеется)

ГОЛОС. Вы можете ответить на этот вопрос сразу или вы хотите подумать?

МАРИНА. Слушайте, ну... нет, я подумаю.

ГОЛОС. Только не торопитесь. Думайте, сколько потребуется.

Марина молчит, переводя взгляд с пола на свои колени, с колен на видеокамеру, с видеокамеры на неведомого человека, который ходит за пределами видимости. Ее глаза блуждают медленно по комнате, точно разыскивая чего-то. Молчание длится несколько минут. Марина переставляет ноги, отчаянно вздыхает.

МАРИНА. Нет. Я не знаю...

ГОЛОС. Можете подумать еще, я вас не тороплю.

МАРИНА. Нет. Я подумала... Я действительно не знаю, почему люблю себя.

ГОЛОС. Вы стремитесь к комфорту, потому что любите себя?

МАРИНА. Но я не знаю, почему люблю себя. (смеется) Что? Ну что?! Я правда не знаю, почему я себя люблю. Я люблю красиво одеваться, люблю ездить в разные страны, ходить в рестораны. Люблю потому что люблю комфортно жить. Но я не знаю, почему я люблю себе... Я не знаю вообще почему человек любит себя. (смеется) Что? Ну что вы на меня так смотрите?! (смеется)

В этом грязном, скомканном, сгорбленном человеке сложно сразу признать юношу. Он идет вдоль шоссе, не замечая проносящиеся машины. Некоторые сигналят ему, другие объезжают стороной. Его качает, как захмелевшего. Похоже, он не видит ничего, кроме не иссыхающих слез. Огромная машина, внедорожник сбивает его, и он кубарем катиться с обочины. Автомобиль всеми колесами впивается в асфальт, останавливается. Из него выпархивает перепуганная женщина средних лет, бежит к пострадавшему. Юноша предпринимает попытки встать, не обращая внимания, что вывихнуто плечо, ссадины, раны кровоточат. Водитель взволнованно носится вокруг него, не знаю что сделать. Он хватает ее за шею, прислонившись губами к уху, шепчет: Слушай! Говорит что-то быстро, из последних сил прижав ее голову к себе. И, закончив, обессилено рушится на землю. Женщина садится вместе с ним, безнадежно прикрыв голову руками. Судорога проходит по ее спине, усиливается, превращаясь в припадок. Вдруг она издает отвратительный визг, бросается на молодого человека, царапает ему лицо, душит. Но он уже мертв, и словно тряпичная кукла трепыхается в ее руках. Еще несколько минут она ползает в грязи, царапая саму себя. Она стелется, извивается по траве, как в сильнейшей предсмертной агонии.

Провокация 4.

Ощутите легкое покалывание в стопах. Представьте, что вы стоите на горячем песке. Теплые лучи солнца льнут к вашей коже. С берега доноситься шорох волн и свежий ветер. Одинокие облака величаво и мирно идут по голубому небу. Вам спокойно, хорошо. Позвольте себе больше ни о чем не думать. Сейчас вы находитесь в комнате. Стены ее закрыты темной бязью или холщевой материей - глухие стены, без окон. Перед диваном, обитым бурой кожей, с мягкими, удобными подушками стоит видеокамера на штативе. Вы видите серую, размытую картинку в небольшом дисплее сбоку, и руки, которые возятся с ее кнопками, переключателями - настраивают изображение. Загорается яркий, алый зрачок - началась съемка.

ГОЛОС. Да, уже можно, проходите...

Молчание.

(громче) Можно, говорю, проходите, садитесь.

Вы видите пожилого мужчину, который движется мелкими, но уверенными шагами к дивану. Поравнявшись с диваном, он осторожно будто боясь разбить собственное тело, погружается в мякоть сиденья и устремляет на вас свой взбудораженный стариковский взор.

СТАРИК. Куда говорить-то, скажи?

ГОЛОС. Говорите прямо в объектив.

СТАРИК. Ага. Туда прямо, да?

ГОЛОС. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

СТАРИК. А ты уже записываешь что ли? Ну что, меня зовут Игнатов Иван Семенович. Что? Я - пенсионер...

ГОЛОС. Иван Семенович, сколько вам лет?

ИГНАТОВ. Мне... 63 года.

ГОЛОС. Давно вы на пенсии?

ИГНАТОВ. А вот считай... с 2002 года.

ГОЛОС. Сейчас вы нигде не работаете?

ИГНАТОВ. А где? 17 лет слесарем-ремонтником отработал. Потом еще 21 год мастером механосборочного. А пришел я сразу после армии...

ГОЛОС. Иван Семенович, извините, что перебиваю. Давайте построим нашу беседу таким образом, я задаю вопросы, а вы отвечаете строго по существу, без избыточных отступлений про свое прошлое. Мне это очень важно, Иван Семенович. Согласны?

ИГНАТОВ. Согласен.

ГОЛОС. Итак, насколько я вас понял, вы уже восемь лет нигде не работаете?

ИГНАТОВ. Нигде. На пенсии я. Пенсионер.

ГОЛОС. Иван Семенович, вы женаты?

ИГНАТОВ. Что?

ГОЛОС. Жена у вас есть?

ИГНАТОВ. Зинаида Михайловна... Так умерла она! 17 марта 2005 года. С тех пор один я.

ГОЛОС. Живете вы где? В доме, в квартире?

ИГНАТОВ. В доме, в квартире. Трешка у нас.

ГОЛОС. Вы живете в трехкомнатной квартире?

ИГНАТОВ. Да.

ГОЛОС. Один?

ИГНАТОВ. А вот как жены не стало, Зинаиды Михайловны, так один стал.

ГОЛОС. А дети у вас есть?

ИГНАТОВ. Что?

ГОЛОС. Я спросил, есть ли у вас дети?

ИГНАТОВ. Ольга с Маринкой. Две. Старшая Ольга замужем. И Маринка меньшая. Обе замужем.

ГОЛОС. У вас есть внуки?

ИГНАТОВ. И внуки есть.

ГОЛОС. Ваши дочери и внуки вас навещают?

ИГНАТОВ. Приезжают, да.

ГОЛОС. Как часто они вас навещают?

ИГНАТОВ. А вот вчера Маринка была со Славиком.

ГОЛОС. Вам ваши дети помогают?

ИГНАТОВ. Маринка-то? А что мне? Вон приехали, я им позвонил, говорю, раковина течет. Слесаря вызывал два раза...

ГОЛОС. Иван Семенович, повторяю вопрос, прошу ответьте на него как можно короче и точнее, вам ваши дети помогают материально или морально?

ИГНАТОВ. Ну а как же. Вначале мы им помогали с Зинаидой Михайловной, а теперь, видишь, уже и их очередь нам помочь.

ГОЛОС. То есть вы считаете, что они обязаны вам материально помогать, за то что вы их вырастили и о них заботились.

ИГНАТОВ. А как же. Мы зачем растим детей? Чтобы было кому о нас стариках позаботиться в старости. Нас учили, почитай мать и отца своего. А теперь какие дети пошли? Почитают они отца? Да наплевать им на отца...

ГОЛОС. Вашим детям наплевать на вас?

ИГНАТОВ. Я тебе говорю, понимаешь. Сейчас по-другому воспитывают детей...

ГОЛОС. Иван Семенович, скажите, только коротко и односложно, лично вашим детям на вас наплевать?

ИГНАТОВ. Да нет, Маринка с Ольгой у меня хорошие.

ГОЛОС. Иван Семенович, почему вы не отдадите свою квартиру своим детям и внукам? Она им, наверное, нужнее, чем вам?

ИГНАТОВ. А вот помру, так пускай что хотят, то и делают с квартирой.

ГОЛОС. Вы любите свою квартиру больше своих детей?

ИГНАТОВ. А почему я должен съезжать со своей квартиры? Что я, голодранец? Или я нечестным трудом ее заработал? А дети у меня что, не нищи какие, все пристроенные...

ГОЛОС. Иван Семенович, вы можете просто ответить, любите вы больше свою квартиру или своих детей?

ИГНАТОВ. Ну, и что ответить? Ты мне что, может мне вообще уже на кладбище сразу идти? Зачем ты меня спрашиваешь? Что ты хочешь? Чтобы я пошел на улице спал, побирался?

ГОЛОС. Я, Иван Семенович, просто хочу услышать ответ на свой вопрос.

ИГНАТОВ. А что? Что я тут на допросе что ли?

ГОЛОС. Если под допросом вы понимаете нашу беседу, то тогда да, если вам будет угодно. Так кого и чего вы больше любите свою квартиру или своих детей и внуков?

ИГНАТОВ. Знаешь что, дорогой, иди-ка ты на хер со своими вопросами... Я 38 лет проработал и ни разу меня даже в милицию не приводили... Иди ты на хер... (встает энергично, уходит из поля зрения)

Вы смотрите на опустевший диван, камера включена - съемка продолжается. Пожилой человек появляется с краю.

Давай, дверь свою блядскую открывай... Что ты стоишь? Дверь иди открывай... Ты - дурак что ли?

ГОЛОС. Иван Семенович, я прошу не выражаться и сесть на место.

ИГНАТОВ. Я тебе сейчас сяду! Ты посмотри на него. Гнида. Я тебе сейчас, фашист, скотина, устрою!

Вы видите, как пожилой человек приближается к объективу видеокамеры и пропадает разом со всей комнатой. Вы погружены в глубокую пустоту. Ничего нет, ни звука, ни света.

Постепенно к вам начинает возвращаться осязание, зрение, обоняние. Вы в той самой комнате с бурым диваном и видеокамерой. Пожилой человек лежит на полу. Тело его размякло, словно растеклось. Руки запрокинуты над головой, не шевелятся. Грудь неритмично дышит, посвистывает. Лицо все разбито в кровь. Клубы дыма интенсивно циркулируют по верхней части комнаты, набегая один на другой.

ГОЛОС. Не знаю как вам, а мне полегчало... Иван Семенович, вы меня слышите? Вы понимаете, что я вам говорю?

Что-то в центре лица пожилого человека пытается шевелится, булькает, клокочет. Свет слабеет, будто его выкачивают из пространства. Вы возвращаетесь в покойное, умиротворяющее ничто. Ничего нет, кроме ваших внутренних ощущений. Почувствуйте, как ровно бьется ваше сердце. Вы парите, не ощущая веса собственного тела.

Перед вами комната с темными стенами. Знакомый диван. На нем сидит Иван Семенович. В руках у его дрожит алюминиевый стакан с водой. Он пытается отпить из него, но содержимое расплескивается за края. Делая с усилием глоток, пожилой человек вздрагивает. Фиолетовое его лицо обвисло. Виден только один глаз, правый, второй набух и затек. Загорается красный зрачок видеокамеры.

ГОЛОС. Вы готовы? Иван Семенович, вы меня слышите?

ИГНАТОВ. Да.

ГОЛОС. Вы меня понимаете?

ИГНАТОВ. Да.

ГОЛОС. Иван Семенович, я повторю свой вопрос. Кого или чего вы больше любите своих детей, внуков или свою трехкомнатную квартиру?

ИГНАТОВ. Детей... Отпустите меня, пожалуйста.

ГОЛОС. Иван Семенович, я вас ударю, если вы будете продолжать в том же духе, я вас снова ударю, если вы будете мне врать. Это вам понятно?

ИГНАТОВ. Да.

ГОЛОС. Иван Семенович, почему вы не хотите отдать свою квартиру детям?

ИГНАТОВ. Я не знаю.

ГОЛОС. А вы не спешите, подумайте хорошенько, мы никуда не спешим.

ИГНАТОВ. Я не хочу в дом престарелых.

ГОЛОС. Как вы думаете, вы в тягость своим детям?

ИГНАТОВ. Да.

ГОЛОС. Вы бы хотели облегчить их жизнь, уйдя в мир иной?

ИГНАТОВ. Нет.

ГОЛОС. Иван Семенович, вы не хотите умирать?

ИГНАТОВ. Не хочу?

ГОЛОС. А что вас удерживает в этом мире, за что вы так усиленно держитесь?

ИГНАТОВ. Я боюсь смерти...

ГОЛОС. Все боятся и ваши дети, и внуки. Абсолютно все. И я. Я вас не спрашиваю чего вы боитесь. Мне интересно, что вам еще надо от жизни, что вас связывает с жизнью? Вы 30 с лишним лет проработали, вырастили детей, похоронили жену. И вот вы - немощный старик. Что вас удерживает в этом мире?

ИГНАТОВ. Я люблю своих детей...

ГОЛОС. Поэтому вы не хотите отдать им свою квартиру?

ИГНАТОВ. Нет.

ГОЛОС. Иван Семенович, подумайте хорошенько и ответьте. Стало бы вашим детям одной заботой меньше, если бы вы умерли?

ИГНАТОВ. Да.

ГОЛОС. Представьте, что смерти нет, нет страха перед смертью. А все остальное есть, ваша немощь. Ответьте, зачем вам жить дальше, какой в этом вы видите смысл?

ИГНАТОВ. Не знаю.

ГОЛОС. В чем исток вашего желания жить дальше на белом свете, если отбросить в сторону страх перед смертью? Только не торопитесь взвесьте все основательно, не торопитесь...

ИГНАТОВ. Я хочу жить...

ГОЛОС. Иван Семенович, сейчас, когда вы дожили до своего возраста, положения. В чем причина вашей любви к жизни?

ИГНАТОВ. Не знаю... я просто... я люблю жить.

ГОЛОС. Это я понял. Не надо повторят. Вы прожили долгую, интересную жизнь, дали жизнь другим. И любили вы, и страдали, и ненавидели, и переживали, и гибли, и спасались. Сейчас, именно теперь, в чем причина вашей любви к жизни?

ИГНАТОВ. Я... старый... я люблю жизнь... вы говорите... я не знаю, не знаю... не знаю я. (начинает плакать)

Машина дорожного патруля стоит в засаде, дожидаясь нарушителей. Двое полицейских травят шутки, смеются, поглядывая за цифрами на выносном радаре. Изредка мимо них проезжают автомобили. Прибор начинает пищать, сообщая о приближающемся нарушителе. Один из полицейских собирается выйти, но неожиданно перед самым носом автоинспекторов проносится черный внедорожник. Машина дорожного патруля срывается с места. Начинается погоня. Внедорожник петляет по трассе, сталкиваясь с участниками движения, игнорируя требования патруля остановиться. На следующем перекрестке нарушитель таранит пересекающую дорогу легковую, переворачивается, останавливается, заваленный набок, как раненный бык. Машина патруля встает рядом с местом аварии. Двое полицейских выходят, проверить. что сталось с внедорожником и его водителем. Покореженный, но сохранивший форму, автомобиль дымиться с капота. Водительская дверь приоткрывается из нее вываливается женщина. С первого же взгляда понятно, что она не в себе. Глаза выпучены, почти вываливаются из черепа. Покусанные губы кровоточат. Волосы всклочены вверх. Она соскальзывает, ударяется об асфальт. Но тут же, будто не чувствую боли, поднимается, пробует идти. Белая кость торчит из лопнувшей кожи на ноге, однако, женщина продолжает двигаться, лишь слегка тоскливо подвывая тонким, утробным голосом. Полицейский подхватывает пострадавшую, пытается уложить на дорогу, успокаивая. Руками она ощупывает его лицо, пачкая кровью щеки, быстро шепчет: Слушай! Неожиданно полицейский замирает с женщиной на руках, не укладывая ее на асфальт, но и не возвращая обратно на ноги. Так проходит минута. Второй автоинспектор, немного удивленный действиями своего товарища, настороженно приближается к ним. Вдруг полицейский выпускает из рук женщину, вынимает из кобуры пистолет и стреляет пострадавшей в голову. Стреляет до тех пор пока не заканчиваются патроны. Его напарник, только услышав первый выстрел, скорее убирается с места, тоже делают и все остальные, кто издали наблюдал за происходящим. Выпустив в женщину всю обойму, полицейский вынимает дубинку и со всех сил, рьяно продолжает карать то, что осталось от убитой. Когда силы в нем заканчивают, он яростно кричит, глядя вокруг себя уставшим, одичавшем взглядом. Бежит от дороги, исчезая за поворотом.

Провокация 5.

Приготовьтесь уйти еще глубже в сон. Свет, шум, запахи, посторонние мысли только усиливают ваш внутренний покой. Попробуйте взглянуть на себя глазами стороннего наблюдателя. Представьте себя таким, каким захотите: сидящим, лежащим, читающим. Медленно отдаляйтесь от самого себя, плывите от себя. Наблюдайте, как с каждым вдохом вы становитесь все дальше и, наконец, пропадете из вида навсегда. Вы смотрите в серый монитор видеокамеры . Сквозь него видна комната с диваном, на котором сидит мужчина лет 25-30. Он разглядывает комнату вокруг себя: ничем непримечательная комната без окон, стены закрыты тканью. Человек за кадром поправляет видеокамеру - загорается алый зрачок.

ГОЛОС. Вы готовы?

МУЖЧИНА. Да. Готов.

ГОЛОС. Здравствуйте, представьтесь пожалуйста.

МУЖЧИНА. Меня зовут Артем Светлицкий. Мне 28 лет.

ГОЛОС. Чем вы занимаетесь, Артем?

АРТЕМ. Я работаю инженером по ремонту.

ГОЛОС. Что именно вы делаете?

АРТЕМ. Ремонтирую электронную технику.

ГОЛОС. Вам нравится ваша работа?

АРТЕМ. Нет. Не очень.

ГОЛОС. Почему вам не нравится ваша работа?

АРТЕМ. Ну, просто это не мое?

ГОЛОС. Насколько я вас понял, вам не нравится ваша работа, но вы продолжаете работать. Почему?

АРТЕМ. Надо же чем-то зарабатывать себе на хлеб.

ГОЛОС. Вы не думали уйти с вашей работы и заняться тем, что вам нравится?

АРТЕМ. Думал, но то что мне нравится, к сожалению, не приносит прибыли.

ГОЛОС. Что это, если не секрет?

АРТЕМ. Литература.

ГОЛОС. Кем бы вы хотели работать, если не брать в расчет материальное обогащение?

АРТЕМ. Писателем.

ГОЛОС. Почему вы хотите стать писателем?

АРТЕМ. Думаю, у меня есть, что рассказать миру.

ГОЛОС. Интересно, и что же вы хотите рассказать миру?

АРТЕМ. Ну много чего. О свободе... о жизни...

ГОЛОС. Что именно о свободе вы хотите рассказать миру?

АРТЕМ. Что ее нет, свободы, что есть только внешнее и внутреннее рабство, духовное и физическое, осознанное и бессознательное.

ГОЛОС. А зачем миру это знать?

АРТЕМ. Чтобы освободится от рабства.

ГОЛОС. Вы считаете, что эти знания освободят мир от несвободы?

АРТЕМ. Я надеюсь. Я думаю, если даже, прочитав мою книгу, человек начнет задумываться об этом, уже хорошо.

ГОЛОС. Почему вы считаете, что это необходимо миру?

АРТЕМ. Рабство мешает духовному развитию человека.

ГОЛОС. То есть вы полагаете, находясь в состоянии рабства, нельзя духовно совершенствоваться?

АРТЕМ. Можно.

ГОЛОС. А в состоянии свободы нельзя духовно деградировать?

АРТЕМ. Можно, но...

ГОЛОС. Владея своим знанием о свободе, вы чувствуете себя абсолютно свободным человеком?

АРТЕМ. Ну, как бы, не совсем...

ГОЛОС. Если вы не можете достичь той самой свободы, которую хотите проповедовать, откуда вы знаете, что она вообще существует или нужна.

АРТЕМ. Ну, это как бы мое видение мира...

ГОЛОС. У каждого человека на земле свое собственное видение мира. Почему вы хотите стать писателем и навязывать свое видение мира другим людям?

АРТЕМ. Я вовсе не хочу навязывать...

ГОЛОС. Так почему вы хотите стать писателем?

АРТЕМ. Ну, потому что мне это интересно. Кто-то любит автомобили, кто-то любит музыку, а я люблю литературу.

ГОЛОС. Почему вы, Артем, любите литературу и хотите стать писателем? Не торопитесь, чтобы не ошибиться, хорошо подумайте. Думайте столько, сколько нужно, мы не ограничены во времени.

Молчание.

АРТЕМ. Ну, возможно... Сложно объяснить, почему я люблю литературу, почему хочу стать писателем.

ГОЛОС. Есть что-нибудь такое, что вас увлекает больше, чем литература?

АРТЕМ. Нет.

ГОЛОС. В чем источник вашего желания стать писателем?

Молчание.

АРТЕМ. Так если разобраться, то... Нет... Правда, не знаю...

Пустой двор, окруженный четырьмя многоэтажками. На детской площадке - три девочки. Они сорятся и спорят по пустякам: кому достанется заколка. Хозяйка украшения не хочет ни с кем делиться. Девочки вырывают из рук друг друга вещь. Поднимается визгливый ор. К ним приближается незнакомка. Это девушка чуть старше остальных. Хозяйка принимается жаловаться на своих подруг, которые хотят отобрать у нее ее драгоценность. Девушка забирает заколку и отдает ее хозяйке. Но та не берет ее обратно, а вдруг ни с того ни с сего убегает к дому. Девушка видит как все три девочки с криком и воплем бегут врассыпную. А она с заколкой в руке, растеряно смотрит им в след, потом будто, что-то осеняет ее, она оборачивается. Перед ней стоит посиневший как утопленник взрослый мужчина. Глаза время от времени закатываются назад обнажая желтые, залитые кровью белки. Нижняя челюсть шатается словно сейчас упадет вниз. Щеки, подбородок разодраны ногтями. Он хватает девушку за плечи, притягивая к себе шепчет: Слушай! Девушка не переставая кричат на весь двор, вырывается из его крепких рук. Из домов выбегают люди, высовываются из окон, чтобы поглядеть в чем дело и мгновенно прячутся обратно, звонят в милицию. Посреди двора вырывая клочьями волосы на себе, перепачканная кровью, девушка извивается как змея, крича и рыдая. Рядом лежит тело полицейского. Глаза его выдраны, из горла, перегрызенного на половину, вытекает кровь.

Провокация 6.

Вы наблюдаете за тем, как руки неведомого человека орудуют над видеокамерой, установленной на штативе перед удобным, кожаным диваном. Вокруг дивана - пустая комната, стены которой обиты темной тканью. Окон не видно. Человек настраивает камеру, включает запись, проходит к дивану, садится, закуривает. На вид ему лет 30-35. Крупного телосложения. Короткая стрижка. На глазах темные очки. Одет в свитер и джинсы.

ЧЕЛОВЕК. Здравствуйте... Это такое небольшое лирическое отступление... Мне было пять что ли лет. Я сидел один перед телевизором. И по какому-то каналу показывали кремацию человека. Не знаю фильм что ли какой то шел, или документальная съемка... Я смотрел, как тело в гробу везут по конвейеру в печь, потом оно попадает в печь. Закрываются ворота, зажигается огонь, труп начинает гореть, сгорает. И тут я, пятилетний ребенок задумался: вот когда меня не будет, да, когда я умру, кто будет думать за меня, ходить, дышать, срать в унитаз, смотреть телевизор?... Тогда со мной случилась настоящая истерика. Я рыдал, кричал, что не хочу умирать. Матери пришлось давать мне успокоительное. Через несколько недель родители решили меня отвезти в церковь покрестить. Я понимаю, почему они так решили. Сами они не были крещенные.

Дело в том, что я родился на разломе двух идей: советской и этой новороссийской. Как вот церкви раньше строили на разломах, чтобы всякая блядстующая нечисть из дыр не лезла. Я также родился, но так как в нас, совках сранных не было ничего святого, то и нечисть поперла, и мы ее не сдержали. Возможно, я один из первых, кто почувствовал это. Что было на сердце у моего поколения? Ничего. Во внешнем мире, ну вы знаете, одно полицейское государство сменило другое. То есть как бы ничего не изменилось. Но внутри нас - пустоты, которые надо было чем-то заполнять. Кто чем их мог - заполнил.

В бога я не верю. Нет, не так, бога я не боюсь. А никто бога не боится. Ну, признайтесь честно - боитесь? Нет. Ведь всегда можно отовраться, да? Вот, допустим, вы пришли на Страшный суд, а он спрашивает: Ну и хули ты грешил? А мы ему: так мы же не знали как жить, ты же не сказал, что нам делать. А мне кого слушать бога или попов, которые ездят на мерсах и качают деньги за границу в евро? Он тогда спросит: Вот скажи, человек, а ты задумывался над тем, кто создал все, что тебя в жизни окружало? Тебя создали папа и мама. А их кто создал? Земля. А землю кто создал? Космос. А космос кто создал? Так чего ты мне тут втираешь, что не знал, что я есть. Любой малолетний долбаеб напряжет одну извилину и поймет, что бог есть, потому что есть тот, кто не рождался и не умирал никогда. А то, что ты мне сейчас пытаешься загнать - полная хуйня. Ты хоть раз задумывался над этим, когда дрочил под одеялом, или жрал гамбургер в Макдоналдсе, или покупал новую модель телефона? Ты хоть раз, сука, подумал, как нужно тебе жить, чтобы не обосраться перед тем, кто тебе эту жизнь дал? А знаешь почему? А потому что ты не хотел об этом задумываться. Не потому что не мог. Ведь я тебе дал разум, волю, чувства. Ты думаешь, во вселенной есть еще хотя бы одно существо способное управлять разумом, волей и чувствами? Да хуй тебе! Ни у кого на свете. А ты взял их и просрал в ничто...

С другой стороны. Представьте, что никакого бога не существует, потому что его просто никогда не было. Есть время и рождение, и смерть, и все каким-то чудесным, немыслимым пока еще науке образом работает так, что если я умру, то больше не буду быть, существовать, думать, меня вообще не будет, больше таким, другим, не будет. Представляете, какое это одно большое наебалово, развод вселенского масштаба... А если после смерти меня больше не будет, нахуя мне все это. Да пошли оно все в пизду, скажу я всем вам тогда! Я перетрахаю все живое на земле, буду убивать всех пока не надоест, а потом сожру их еще теплое мясо. А когда я подохну от СПИДа, рака, опухоли мозга, я не буду говорить, что это бог меня наказывает за мои грехи, я скажу: идите вы нахуй, через несколько секунд меня не станет, и мне будет насрать и совесть меня не будет мучить, потому что ей некого будет мучить!

Ну что, какой вариант больше нравиться, а?

Представляете, если бы мы знали, кто мы на самом деле и зачем здесь находимся. Разве мы бы стали хуярить друг друга в войнах? Ебать в жопу малолеток? Бухать до блевоты? Ну конечно бы нет или наоборот начали с удвоенной силой. Все зависит от того где правда. А где правда-то? (приближается к камере)

А теперь слушай ты, урод. Не знаю, кто ты там и как тебя звать, но ты один, слышишь меня, только ты в ответе за все, что я делаю. Ты понял, гнида? Я тебе не тупой ублюдок, чтобы жить втупую, как скотина пока не здохну. Я хочу знать прямо сейчас - все! И ты мне, сука, расскажешь все, иначе я угроблю всех до единого на этой блядской земле! Понял меня?!

Будто занавесом налетает темнота. Комната исчезает за легкой черной мантией. Вы парите в невесомости. Вы не чувствует даже ветра, вашего тела будто не существует.

Перед вами вновь прежняя комната с занавесями на стенах. Камерой перед диваном, руками неведомого человека, которые поправляют объектив, настраивают резкость. Вы видите на диване - девушку в грязном, перепачканном землей и кровью платье. На вид ей лет 16, но взгляд у нее старческий, ненормально уставший. Она будто пережила бедствие и все еще находится в нескончаемой скорби. Слепые глаза покрыты толстым слоем полиэтилена - мутные, с них не прекращая скатываются плоские как рыбы слезы. Волосы разбиты в беспорядке. Девушка тревожно дышит, дрожит. Загорается алый зрачок.

ГОЛОС. Девушка, с вами все в порядке?

Молчание.

Девушка, вы меня слышите? С вами все хорошо? Вы можете отвечать на мои вопросы?

Молчание.

Представьтесь, пожалуйста.

ДЕВУШКА.(шепотом) Слушай...

Вы падаете вниз в пустоту, летите стремительно. Вокруг вас только мрак. Постепенно вы замедляетесь, останавливаетесь. Вам тепло, уютно, комфортно. Страхи, беспокойства покинули вас. Я буду считать до пяти в обратную сторону. На счет раз вы проснетесь, бодрыми и отдохнувшими. Пять, четыре, три, два...


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"