Темной Александр Валерьевич: другие произведения.

Рассказ "Братишка"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С каждым из нас происходят неприятности. Кто-то их предвидит, но не к каждому во время несчастий приходит мальчик, который наблюдает за всем происходящим со стороны. Время идёт, но всё разворачивается по одному сценарию. Ничего не меняется. Евгений понял, что беды не миновать, если приходит его "горевестник" по имени Костя. За пять минут до смерти он понял, зачем приходит Костик, и что их связывает.

  
  
  Оставив старенький "Опель" на обочине, Евгений стал углубляться в лес. В одной руке он держал сигарету, в другой - корзину, на дне которой лежал складной нож. Эта осень выдалась на редкость хорошей. Грибов в лесу было много. Евгений давно собирался выбраться на природу, но всё времени не было. Он уже привык в субботу и в воскресенье просыпаться от телефонного звонка и слышать в трубке голос начальника:
  - Мы зашиваемся, Женя! Срочно дуй в офис. Потом доплачу...
  Евгений знал, что за переработки Упырь ничего не заплатит или заплатит, но мало. Но все равно приходил на работу и в выходные, и в праздники.
  И только сегодня он проснулся в половине одиннадцатого не от телефонного звонка, а от того, что какой-то придурок сверлит перфоратором стену. Конечно, про сон в таких условиях можно забыть. Выйдя с сигаретой на балкон, Евгений понял, что всё - начальник, погода - за то, чтобы он поехал в лес за грибами. К тому же, он давно мечтал об этом.
  Этой ночью он опять проснулся в холодном поту и увидел того самого мальчика, стоящего у изголовья кровати. Свет от уличных фонарей освещал его лицо, которое в этот раз показалось Евгению страшным. Пацан скорчил страшную гримасу и зашипел. Когда Евгений схватил с тумбочки вазу и запустил ею мальчонке в голову, тот внезапно исчез. О том, что это был не сон, Евгений догадался по осколкам фарфора на полу.
  Да, сейчас он его не боялся, хотя знал, что пацан является не к добру. Если корчит рожи - тоже не жди ничего хорошего. Но даже очередное появление этого сопляка не помешает ему побродить по лесу, отдохнуть душой, отвлечься от суеты и от ненавистной работы, которая, хоть и приносит неплохой доход, но выжимает все жизненные соки и иссушает мозги. Пусть произойдёт что-то плохое, ему уже все равно. А что может произойти в лесу? Он заблудится? На него нападёт дикий зверь?
  - Ха-ха-ха! - Евгений рассмеялся, эхо его голоса прокатилось по лесу. - Не смеши меня, мальчик! Со мной ничего не может случиться в двадцати километрах от Кирова, где я провел всё своё детство, где рукой подать до дачи родителей.
  Если он проснулся живым, нигде не упал и не сломал ногу, доехал до леса, не попав в аварию, то при должной осторожности с ним уже ничего не случится. Главное - осторожность и аккуратность... И ни в коем случае нельзя впадать в депрессию. Тогда точно всё будет в порядке. Скорее всего, мальчуган пришёл за его друзьями или за родственниками. Морально Евгений был подготовлен к тому, что беды не миновать, если пацан опять приходил. Земля остановится, но ЭТО обязательно случится. Но хотелось бы, чтобы неприятности были маленькими и несерьёзными.
  Как часто он так себя успокаивал? Десять раз? Двадцать? Однажды, увидев утром этого сопляка в зеркале, Евгений целый день просидел дома. С ним ничего не случилось, а у отца случился инсульт. Его увезли в больницу прямо с работы. Старик чуть не умер. А что будет сегодня?
  "Насобираю грибов и зайду к родителям! - решил Евгений. - Наверняка, они сейчас на даче".
  Он боялся, ненавидел и презирал этого мальчонку с бледным печальным лицом, с кругами под глазами, который всегда был в одних и тех же шортах и в белой майке. Обут он всегда в красные сандалии. Иногда Евгений слышал, как эти сандалии топали по паркету, когда пацан приходил. Появлялся, как всегда, без приглашения. Днём к этому можно привыкнуть, а вот ночью...
  Евгений никогда не забудет свою первую встречу с этим мальчишкой, c Костей. Женя тогда ходил в детский сад, но был уже в старшей группе. В один прекрасный день в их группе появился странный мальчик с бледным лицом, внешне очень похожий на Евгения. Только Женя был более упитанным и розовощёким, за что бабушка его часто называла хомячком. Хотя была осень, мальчик был одет по-летнему. Он держался особняком, ни с кем не играл и не разговаривал, а на прогулку вышел в одних шортах, что Женю очень удивило. Воспитательница, Ирина Дмитриевна, тоже ему ничего не говорила. Она будто игнорировала нового мальчика, не обращая на него внимание. Жене это показалось странным.
  - А тебя как зовут? - спросил он у мальчика в шортах, когда они гуляли на улице.
  - Костя...
  - Ты новенький?
  - Да!
  - Тебе не холодно? - Женя оглядел сверху до низу Костю. Он даже не дрожал, как будто была не поздняя осень, а жаркое лето.
  - Холодно, - ответил тот, на его белом, как мел, лице мелькнула улыбка.
   У Жени тогда сложилось впечатление, что мальчик обрадовался, что с ним хоть кто-то заговорил. Должно быть, ему было скучно весь день ни с кем не общаться.
  - А почему ты не оделся?
  - А зачем? Я ведь знаю, как можно согреться без одежды.
  - Как? - заинтересовался Женя.
  - Пойдём, покажу...
  Когда Ирина Дмитриевна отвернулась, Костя направился к детскому саду. Женя последовал за ним. Они поднялись на второй этаж.
  - Открой дверь кабинета заведующей, - шепотом сказал Костя.
  - Зоя Павловна будет ругаться...
  - Ничего не будет. Её там нет.
  Женя послушно открыл дверь, прошёл в кабинет.
  - Возьми в ящике стола спички и газеты.
  - А зачем ей сигареты? - спросил Женя, заметив пачку сигарет, лежащую поверх стопки газет.
  - Не знаю. Бери и пошли.
  Зажав в руке спички, засунув под мышку ворох газет, Женя вышел из кабинета заведующей, прикрыв за собой дверь. Вместе с Костей они прошли в помещение старшей группы.
  - Разбросай и помни газеты, - прошептал Костя.
  - Хорошо, - Женя быстро сделал всё, как надо, даже порвал одну газету на мелкие кусочки. - Так?
  - Да. А теперь поджигай их.
  - Но я не умею...
  - А чего тут уметь? Берешь коробок в руку, чиркаешь об него спичкой. Это просто. Ты же сам этого хотел? Ты же мечтал разжечь в группе костёр, да? Давай...
  - Ага! - Женя сделал так, как ему велел Костя. Он был удивлен тому, что Костя знает про его мечту. Наверное, Костя очень умный, раз всё обо всех знает и может гулять без курточки. Значит, к нему можно прислушиваться и относиться с уважением. Сломав две спички, Женя уже хотел протянуть коробок Косте, но тут третья спичка загорелась ярким огоньком. Как завороженный, Женя смотрел на миниатюрное подрагивающее пламя, задержав дыхание.
  - Что ты смотришь на неё? Поджигай край газеты!
  Как во сне, не соображая, что делает, Женя нагнулся, поджег газету, с восторгом глядя, как огонёк увеличивается в размерах, превращаясь в костерок. Костер поедал другие газеты, лежащие на полу, разрастаясь и набирая силу. С газет он перекинулся на игрушки, а с них - на занавески.
  Женя пришел в себя, когда перед ним стояла стена огня. От дыма щипало глаза, было тяжело дышать, Женя стал заходиться в кашле. С улицы слышались веселые голоса детей и встревоженные крики воспитателей. Поняв, что только что сделал что-то плохое, за что могут наказать, Женя решил уходить. И оставаться в охваченной огнем комнате было невозможно.
  - Я пойду... - сказал Женя Косте, но того и след простыл. Его нигде не было, хотя только что Женя видел, как Костя радостно подпрыгивает и протягивает к огню руки. - Костя...
  Женю стал душить едкий, удушливый дым. Зажав рот рукой, он подбежал к двери, дёрнул за ручку. Дверь не открывалась. Огонь подбирался всё ближе, обжигая спину. Женя закричал, стуча руками и ногами по двери. Но вот голова его закружилась, и он, кашляя, стал оседать на пол, а потом багровое зарево стало расплываться и темнеть перед глазами.
  
  Женя очнулся в больнице. У кровати сидела мама с опухшими от слёз глазами. Нет, она не ругала Женю. Она смеялась и плакала, прижав его к себе. Всхлипывая, она спросила:
  - Как же тебя угораздило поджечь детский сад, горе ты моё?
  - Меня Костя заставил сделать это! - ответил Женя.
  Конечно, мама не поверила ему. В детский сад он больше не ходил. Пока мать с отцом были на работе, с Женей сидела бабушка.
  
  Выпал снег, наступила зима, вслед за зимой пришла весна. Каждый раз, проходя мимо некогда своего детского сада, фасад которого на уровне второго этажа был сильно обуглен, Женя смотрел на детей, играющих на площадках у беседок. Нет, ему не были интересны те, с кем он дружил в детском саду. Он искал Костика, своего нового таинственного друга, который так внезапно пропал. Женя много думал о нем. Его интересовало, где сейчас Костя, что с ним, наказали ли его родители за тот пожар? Иногда Женя содрогался от ужаса, думая, что Костя мог сгореть. Где бы не находился Женя, выходя из дома, - на улице, в магазине или в кинотеатре - он всегда смотрел по сторонам в надежде увидеть Костю. Он чувствовал, что Костик где-то рядом, но нигде его не видел.
  Как-то раз они гуляли с бабушкой в лесопарке. Бабушка встретила свою знакомую пенсионерку и разговорилась с ней. Женя сначала стоял, держа бабулю за руку, потом выдернул руку из бабушкиной шершавой ладони и отошел в сторонку, ковыряя островки талого снега сухой толстой палкой. Это занятие вскоре ему наскучило, и он уже хотел сказать: "Бабушка, мне скучно", но тут послышался знакомый голос:
  - Женя! Женька!
  Голос раздавался откуда-то справа, из-за деревьев. Раздвигая ветки, Женя пробирался по хлюпающей влажной земле, поскальзывался и падал, но шёл вперед, на звук голоса.
  - Женя! Женя!
  - Уже иду! - крикнул он, забираясь на взгорок.
  Его глазам предстал покрытый льдом пруд, окруженный со всех сторон деревьями, посередине которого стоял... Костя и махал рукой. Он был одет так же, как во время их последней встречи, но ростом был немного ниже Жени.
  - Иду! - Женя ступил на тёмный лёд. Представив себя хоккеистом, он стал скользить по льду, гоняя палкой ржавую консервную банку. - Ты опять без курточ...
  Лёд затрещал под ногами, и Женя почувствовал, как стремительно погружается в тёмную холодную воду. Холод мгновенно скрутил всё тело и стал колоть острыми иголками. Одежда в момент пропиталась водой и стала тянуть вниз. Женя хотел закричать, но не смог, потому, что вода стала заливаться в рот и в нос. Он опускался всё ниже, слыша приглушенные крики бабушки, доносящиеся откуда-то сверху:
  - Женя! Женечка! Помогите кто-нибудь.
  Послышался треск льда, что-то большое заслонило солнечный свет, падающий через пролом во льду. В следующее мгновение Женя ощутил, как чьи-то сильные руки ухватили его за капюшон куртки и потащили вверх, навстречу солнечному свету. А потом сознание покинуло его.
  
  Он опять очнулся в больнице. Вокруг, на кроватях, лежали такие же как он, мальчишки, и с интересом рассматривали Женю. Всё было почти так же, как в прошлый раз, но у кровати не было мамы. На табуретке сидел Костя и с улыбкой поглядывал на Женю.
  - Это всё из-за тебя! - прохрипел Женя. - Уходи отсюда. Я с тобой больше не дружу!
  Мальчишки в палате громко засмеялись, Костя исчез. Тут же белая дверь палаты распахнулась, вошла заплаканная мама. Вид у неё был ещё более печальный, чем в тот день, когда Женя с Костей устроили пожар в садике.
  - Не плачь, мама! Со мной всё в порядке... А где бабушка? Скажи ей, что она не виновата...
  - Передам, - слезы полились ручьями из маминых глаз.
  Мама прижала Женю к своей груди. Она сидела и раскачивалась из стороны в сторону, заливая макушку Евгения слезами.
  Уходя, мама сказала:
  - Мы с папой придём тебя навестить через три дня. Ты пока побудь здесь, выздоравливай...
  Только через месяц после выписки из больницы Женя узнал, что его спас солдат. Когда Женю увезли в больницу, бабушке стало плохо. Вечером она умерла. Сердце пожилой женщины не выдержало.
  
  Потеря бабушки произвела сильное впечатление на Евгения. Осмыслив всё, что с ним произошло, он пришел к выводу, что во всем виноват Костя. Он плохой. С ним нельзя дружить, играть. Даже разговаривать с ним не стоит. Женя твердо решил для себя, что в следующий раз, когда увидит Костю, пройдёт мимо и не поздоровается. Он не будет обращать на него внимание, даже если Костик будет звать его.
  Наступило лето. Солнечным воскресным днем Женя с родителями отправились навестить дедушку. Женя любил ходить в гости к деду. Всё в его квартире - мебель, фотографии в рамках, картины на стенах - напоминало Жене о бабушке. Ему даже казалось, что она всё ещё жива, и он надеялся, что когда-нибудь придёт в гости к деду и увидит там живую бабулю.
  Когда они подошли к двери дедушкиной квартиры, мама долго звонила в звонок, но дед почему-то не открывал.
  - Может, он в магазин за пивом пошёл? - предположил отец.
  - Не знаю, - вздохнув, ответила мама. - Я звонила ему перед отходом...
  - У тебя же есть запасные ключи? Открой, подождем внутри.
  - Действительно... - мать стала рыться в своей сумочке.
  В этот момент послышался знакомый голос:
  - Женька, привет!
  Женя обернулся. Рядом стоял Костя в своих неизменных синих шортах и красных сандалиях.
  - Уходи! Я с тобой не дружу.
  Мать открыла дверь, они с отцом вошли в квартиру. Послышался голос матери:
  - Федор Иванович, где ты? Папа...
  - Почему ты не хочешь со мной дружить? - спросил Костя.
  - От тебя одни неприятности!
  - Ну и ладно, - Костя исчез.
  В этот момент раздался крик матери. Женя хотел зайти в квартиру, но отец выскочил в подъезд, схватил Евгения за руку.
  - Деда там нет. Пойдём, я отведу тебя к тёте Лиде.
  - А почему мама кричит? - спросил Женя, разглядывая побелевшее лицо папы.
   - Там мышь... - отец отвел глаза в сторону. - Она мышей боится...
  Они спускались вниз по лестнице, а подъезд оглашался криками мамы:
  - Папа! Папа!
  Этот надрывный крик отскакивал от зеленых стен подъезда и до рези бил по ушам. Ни тогда, ни позже Евгений не верил в историю с мышами. Позже мать рассказала Жене, что дедушка умер во сне. И причиной смерти послужил, по словам матери, " тромб в коронарных артериях, питающих сердце. Их закупорка вызвала инфаркт". Нет, дед не мучился перед смертью. Скорее всего, ему снилось что-то хорошее. Наверное, ему снилась бабушка. Он умер с улыбкой на лице. В гробу дедушка тоже лежал тоже с улыбкой.
  
  Время шло. Евгений старался забыть про своего странного товарища, выкинуть его из головы, но Костя постоянно напоминал о себе, предвещая несчастья. Евгений рос, взрослел, а Костик ничуть не менялся, оставаясь тем же бледным худеньким мальчиком. Он появлялся везде. Всегда неожиданно.
  Осень 1981 года. Женя уже учился во втором классе. Гуляя с собакой, - пуделем Арчи - он решил зайти в булочную и купить парочку бубликов, так как на большее карманных денег просто не хватило бы. Нужно было перейти дорогу. Женя стоял под светофором и ждал зеленого сигнала, когда увидел ЕГО. Костя стоял на противоположной стороне дороги и улыбался. Женю обдало жаром, на лбу выступили капельки пота. Помня о том, что все предыдущие встречи с "другом" не оканчивались ничем хорошим, Женя дёрнул Арчи за поводок. Ему сразу расхотелось есть бублики. Если Костя здесь, это значит, что булочная закрыта или бубликов в продаже нет, или он попадет под машину, так и не успев дойти до магазина.
  - Э... нет, - Женя улыбнулся, покачав головой. - В этот раз меня не проведёшь!
  Стоящая рядом женщина с опаской посмотрела на Женю, что-то пробормотала себе под нос.
  - Пойдём, Арчи...
  Женя стал разворачиваться. В этот момент Костя присел, вытянул перед собой руки. Губы его беззвучно шевелились, но Женя знал, что он зовёт Арчи. Завиляв коротким хвостом, Арчи рванулся вперёд. Кожаный поводок выскользнул из руки.
  - Арчи! Стой!
  Но пёс его не слышал. Прижав уши, он бежал через дорогу. Время будто замедлилось. Женя видел, как Арчи пробежал половину проезжей части, как на него несется самосвал.
  - Нет! - кричит Женя.
  Но пудель его не слышит. Не тормозя, самосвал сбил Арчи и проехался по нему большими колёсами. То же самое сделали едущие за самосвалом другие машины, в мгновение ока раскатав Арчи по асфальту, превратив - породистую, с родословной - собаку в кровавый блин.
   - Нет! - продолжал кричать Женя. Когда загорелся зеленый сигнал светофора, он на негнущихся ногах дошёл до того места, где лежало то, что некогда было жизнерадостным, добрым псом, всеобщим любимцем, упал на колени. Он смотрел на массу костей, крови и шерсти, лежащую перед ним на асфальте, и плакал. Сменился цвет светофора. Машины сигналили, объезжая сидящего на проезжей части плачущего мальчика. Некоторые водители что-то кричали ему, а Женя сидел, глядя в одну точку. Он мог бы просидеть там вечность, если бы грузный мужчина в старомодном плаще и шляпе не оттащил его на тротуар.
  - Да не переживай ты... - успокаивал Женю мужчина. - Купят тебе родители новую собаку.
  - Ненавижу! - вдруг закричал Женя. На лице мужчины сначала появилось недоумение, потом - испуг. Его глаза, увеличенные толстыми линзами очков, стали невероятно большими, как у стрекозы. Глядя по сторонам в поисках Кости, Женя продолжал надрывно кричать, не обращая внимания не мужчину: - Я тебя ненавижу, Костик! Это всё из-за тебя! Будь ты проклят!
  Смерть Арчи оставила неизгладимый след в душе Евгения. После того случая он не просил родителей купить ему щенка или котенка. Даже видя собак или кошек со стороны, он всегда вспоминал Арчи. От этих воспоминаний Евгению становилось страшно, а к горлу начинали подкатывать рвотные массы.
  
  Женя долго помнил зимний день, когда он учился в третьем классе. Классный руководитель, Наталья Каземировна, сказала, что в субботу весь класс пойдёт в плавательный бассейн "Спартак". Хотя у Жени был неприятный опыт общения с водной стихией, поплавать в бассейне ему хотелось. В то утро всё шло хорошо. Была снежная, но теплая погода. Весь класс благополучно добрался до бассейна, все от души порезвились и поплавали. Когда прозвучал свисток, и молоденькая тренер подала сигнал о том, что нужно выходить из воды, Женя заметил Костика.
  Костя стоял рядом с тренером, глядя на большое электронное табло. Женя сначала не поверил своим глазам. Он давно не видел Костю, и ему уже начало казаться, что он выдумал его в раннем детстве. Не было никакого Кости. А тут он опять появился. Может, это обман зрения? Женя протёр глаза руками. Костик не исчезал. Посмотрев на Женю, он помахал ему рукой. Внутри Евгения всё похолодело от страха. Он знал, что случится что-то плохое, но всеми фибрами души не хотел этого. Хлопнув сгоряча рукой по воде, он стал выбираться из бассейна. Не оглядываясь назад, он поспешил в душевую, спиной чувствуя на себе взгляд Кости. Когда до душевой оставалось несколько шагов, Илья Панин толкнул Женю в грудь. Толчок был сильный. Сделав в воздухе кувырок назад, Женя упал в воду и ударился головой об дно бассейна. Всё бы было хорошо, если бы Илья толкнул его на глубине. А так...
   Удар был сильным. Из рассеченной раны полилась кровь, окрашивая воду в красный цвет. Прямо из бассейна Женю повезли в больницу, где ему наложили на лоб несколько швов. Шрам на лбу остался на всю жизнь. Каждый день, глядя на свое отражение в зеркале, Евгений вспоминал плохими словами Илью Панина, бассейн и... Костю.
  Когда швы со лба были сняты, а рубец перестал болеть, Женя решил отомстить Илье. Он хотел как следует побить его после уроков. И если Костик не появится, всё пройдет хорошо, гладко и без шума. Дождавшись, когда Илья выйдет из школы, Евгений пошёл за ним. Сначала он держался в отдалении, но когда школа осталась далеко позади, Женя стал догонять Илью. Проходя мимо аптеки, располагающейся на первом этаже старого пятиэтажного дома, Женя окликнул Илью. Тот обернулся. В его больших карих глазах Женя сначала прочитал удивление, потом - замешательство и страх. Лицо его побледнело.
  - Что тебе надо? - спросил Илья, хлопая глазами.
  - А ты знаешь... - Женя занёс для удара правую руку со сжатым кулаком и уже хотел ударить Илью в лицо, но тут наверху послышался шум. Подняв голову, Евгений увидел, как на него сверху летит бесформенная масса льда и снега. В последний момент он успел отскочить в сторону, но Илью накрыло лавиной. Из-под снежно-ледяного кургана торчала рука Ильи, сжимающая ручку портфеля.
  Женя и трое случайно оказавшихся рядом мужчин разгребли кучу снега и льда, извлекли из-под неё тело Ильи, вызвали "скорую". Костя стоял в стороне и наблюдал за всем происходящим. Окровавленные куски льда, кровавая вмятина на голове, широко открытые остекленевшие глаза - таким Илья потом снился Евгению. В том, что произошло, Женя тоже обвинял Костю. А свой шрам на любу он стал называть "привет с того света".
  
  Следующая встреча с Костей произошла, когда Женя учился в пятом классе. Пятый "В" ехал на автобусе из театра юного зрителя. Женя не помнил, какой спектакль показывали в тот вечер, но хорошо помнил Костю, которого он увидел в толпе стоящих пассажиров.
  - Сейчас будет что-то нехорошее, - прошептал он на ухо своему однокласснику Олегу Вострецову.
  Олег посмотрел на Женю с недоверием.
  - Откуда ты зна...
  Последовал сильный удар, от которого автобус развернуло. Потом раздался скрежет металла. Разбились стёкла, люди и дети стали падать на пол. Салон автобуса наполнился криками. В этой толчее и неразберихе не кричали и не паниковали только двое - Евгений и Костя. Погиб водитель автобуса, два одноклассника Жени - Юля Кочнева и Денис Панфилов. Остальные получили переломы и ушибы. Учительница русского языка и литературы - Илона Игнатьевна - лишилась глаза. Женя " отделался" переломом руки, вывихом плеча и сотрясением мозга. Олег Вострецов, когда упал, сломал ногу.
  Позже Женя рассказал обо всём родителям. В том, что случилось, он обвинял Костю. Родители переглянулись, ничего не сказали, но на следующий день повезли Евгения к бабке-ведунье, живущей на окраине Кирова. Она что-то бормотала, обсыпала Женю какими-то сухими травами, крестилась, молилась, падала на пол и билась лбом об паркет. Взяв с родителей Жени сто двадцать пять рублей, она пообещала, что больше "злой дух" не будет его преследовать, и всё будет хорошо.
  Какое-то время Костик не показывался, но потом он стал понемногу проявляться. Заболев гриппом, Женя часто видел лицо Кости, смотрящее на него с потолка, проступающее сквозь полированную поверхность шкафа, глядящего на него из зеркала. Когда поднималась температура, Женя видел Костю, сидящим у изголовья кровати. Костя, не отрывая глаз, смотрел на его лицо. В холодных глазах Костика не было сожаления. В них была какая-то безжалостная заинтересованность.
  - Пошёл вон отсюда, сопляк! - хрипел Женя, и Костя исчезал.
  - А ты с кем-то разговаривал в бреду, - говорила после этого мама. - Тебе кто-то снился?
  
  Время шло. Костик, как обычно, появлялся только тогда, когда должно было что-то произойти. Он появлялся и исчезал. Иногда Женя называл его про себя горевестником. Его появление в школе как правило предвещало "двойку" по контрольной или драку с одноклассниками. Когда Женя размозжил себе палец молотком на уроке труда, Костик стоял рядом. Когда оконная рама упала на Евгения, и он порезался осколками стекла, Костик тоже был там. Он стоял в конце длинного школьного коридора и улыбался. А окровавленный Женя стоял на груде битого стекла и кричал:
  - Это опять ты! Отправляйся туда, откуда пришёл... Придурок!
  Потом был институт. Новая, взрослая жизнь кроме забот принесла одно открытие. Когда первокурсник Евгений с сокурсниками отмечал 23 февраля в общежитии, он опять увидел Костю, который сидел в дальнем углу комнаты и с интересом оглядывал друзей и подруг Жени. Иногда он покачивал головой в такт музыке. Чтобы в очередной раз не выставить себя дураком, Евгений промолчал, сделал вид, что не заметил своего "друга", но его рука потянулась к бутылке портвейна. Когда Женя сделал несколько больших глотков из горлышка, злость накатила на него. Он был готов разорвать этого бледного коротышку в шортах, растоптать. Жгучая ненависть клокотала в груди. Взяв в руку нож, Евгений встал из-за стола и двинулся к тому месту, где сидел Костя.
  - Ты куда, Евгеша? - послышался голос Ирины Чесноковой за спиной, но Женя не обратил на неё внимания.
  Он приближался к Косте, видя, как расширились от ужаса глаза сидящего рядом с ним на кровати Мишки Смирнова.
  - Я перережу твою глотку, - шептал Евгений.
  Костик исчез, на штанах Миши появилось расползающееся тёмное пятно. Видя, что попал в крайне неловкую ситуацию, Женя извинился, сказал, что это была неудачная шутка, сел за стол. Миша обозвал Евгения психом и уехал домой, а Женя продолжил налегать на спиртное. В тот вечер он хотел встретить очередную неприятность с достоинством, но не на трезвую голову. Но пацан больше не появлялся, с Женей ничего не происходило. На него не обрушился потолок, не упала оконная рама. Он даже ногу не подвернул. А вот Юрке Пьянкову стало плохо. Настежь распахнув окно, он по пояс высунулся наружу.
  - Юра, назад! - закричал Женя. Сам он боялся подходить к окну. - Кто-нибудь, затащите его в комнату, закройте окно!
  - Да ладно вам, - беспечно говорил Юрик. - Ничего со мной не случится. Я только подышу воздухом, поблюю...
  Тело Юры сотряслось от очередного рвотного спазма, а потом он перегнулся через раму и полетел вниз. Через пару секунд раздался приглушенный звук удара.
  - Я же вам говорил... - Женя опустился на диван.
  Девушки закричали, парни бросились вниз.
  - Как ты думаешь, он жив? - спросил Вовка Воронин, глядя на распростертое у входа в общежитие тело.
  - Не думаю, - ответил ему Алексей Смертин. - Пятый этаж... и упал он не в сугроб.
  После того случая, завидев где-то поблизости Костика, Евгений предпочитал выпить что-нибудь крепче чая. И чем больше он пил - тем реже появлялся Костя, а неприятности не случались. Точнее, почти не случались. Из-за пьянства Евгений был отчислен с третьего курса института, посадил сердце, желудок и печень. Но в этом тоже были свои "плюсы": не нужно было каждый день ходить на лекции и влачить жалкое существование на стипендию. Он начал приторговывать на рынке, появились деньги, причем, немалые. Но самый главный "плюс" заключался в том, что Евгения не взяли в армию. Ему не очень хотелось тратить два года своей жизни непонятно на что. За эти годы можно было заработать на новую машину.
  Разумеется, были и "минусы": ужасное настроение, постоянные недомогания, боль, обещания врачей, что жить ему осталось недолго. Но больше всего Евгения удручали неудачи в личной жизни. И дело было не в мешках под глазами и не в запахе перегара.
  Проанализировав ситуацию, он пришел к выводу, что пора отказываться от спиртного. Пусть приходит Костя, пусть в эти моменты что-то случается, но нельзя больше опускаться на дно. Евгений понял, что сам загнал себя в тупик, и Костя здесь не причём. Хватит головных болей по утрам и затуманенного сознания. Евгению хотелось восстановиться в институте, создать семью. Ему надоело жить с родителями и чувствовать на себе насмешливые взгляды друзей, у которых всегда "всё пучком". Он понял, что нельзя больше убегать от реальности. Что бы ни происходило, нужно принимать это как должное, а не прятаться от несчастий в бутылку. И потом, всевозможные "чепе" происходят даже в отсутствии Костика. Алкоголь притупляет боль, но не гарантирует защиту от несчастий. Евгения уволили за пьянство из двух магазинов, на его глазах умер Мистер Чернобыль - Максим Долженко. У Макса был рак. Глядя на иссушенное тело Максима, накрытое грязным одеялом, на его лицо с ввалившимися внутрь черепа глазами, Женя подумал, что не хотел бы умереть так. Пусть его убьют, пусть его, как Арчи, раскатает по асфальту машина, но он не хотел бы перед смертью превратиться в обтянутый кожей скелет, мучиться от боли и говорить друзьям, выныривая из пучин небытия:
  - Убей меня, брат! Возьми бутылку, тресни по башке. Сделай доброе дело...
   И Кости там не было.
  Именно поэтому отказ от "огненной воды" был почти безболезненным. Как и следовало ожидать, дела после этого пошли в гору: Женя женился на своей первой и единственной большой любви - Вике, восстановился в институте, в магазине "Пикничок" ему предложили должность кладовщика. По мнению Евгения, это было лучше, чем работать грузчиком, постоянно пить и страдать от болей в спине.
  Вопреки ожиданиям, Костик не показывался. Евгений уже начал думать, что "синюшный дохляк" навсегда отстал от него, но однажды он увидел его в зеркале, когда брился. От неожиданности Женя даже порезал себе щеку. В тот же день у отца случился инсульт. Отец выжил, но паралич сковал всю правую сторону его тела. Потом сопляк появился прямо в магазине. Он стоял посередине склада и рассматривал коробки и мешки с товаром.
  - Сгинь... - только и успел сказать Женя.
  Костя исчез. Сразу же забренчал телефон в кармане халата. Как во сне, Евгений достал из кармана "трубу", онемевшим пальцем нажал на кнопку вызова. Дрожащим голосом тёща - Марина Станиславовна - сказала, что Вику на "скорой" увезли в больницу, у неё был выкидыш.
  - ... Это ты во всём виноват! Козёл...
  - Вот же б... - Евгений опустился на мешок сахара и беззвучно заплакал.
  
  Летом того же года Евгений помогал отцу на даче. Будучи частично парализованным, отец не смог бы сам доделать второй этаж дома и привести в порядок баню. Поэтому вся нагрузка легла на плечи Евгения. Да он и не возражал, ведь активный отдых на природе всегда был ему в радость. Распиливая бревна на пилораме, превращая их в доски, Евгений так увлекся, что забыл обо всем, в том числе и об осторожности. Заметив, что в опасной близости от вращающегося диска кто-то стоит, он поднял глаза. Женя думал, что это отец, но там стоял Костя.
  - Пошёл... - вырвалось у Жени, рукав рубашки зацепился за обрубок сучка, торчащий из бревна, и руку потащило к вращающемуся с бешеной скоростью стальному диску. Евгений дёрнул руку на себя, но было поздно. Два пальца отлетели в разные стороны, из тёмно-красных ран, оставшихся вместо них, брызнула кровь, окрашивая доски и впитываясь в толстый слой опилок.
  - Сука ты, Костя, - приговаривал Женя, прижимая к груди ноющую болью руку, обмотав её тряпками. Серая ткань быстро пропитывалась кровью. - Как же я тебя ненавижу.
  Несмотря на высокий уровень медицины, пальцы врачи Евгению пришивать не стали, хотя он привез их в больницу в литровой банке, наполовину заполненной водкой.
  - Нет, слишком поздно вы их привезли, - говорил врач, разглядывая содержимое банки на свет. - Поздно...
  
  Но, как показала жизнь, без указательного и среднего пальцев на правой руке жить можно. Жизнь тяжела не тогда, когда у тебя чего-то не хватает, а тогда, когда тебя преследует худенький мальчик, после появления которого обязательно что-то случится, и ты знаешь, что беды не миновать. Её не отодвинуть, не оттянуть на более поздний срок. Оно будет, хоть ты тресни. Даже посещение церкви ничего не меняет.
  - А может, Костя послан мне свыше, от Бога?- размышлял Женя, срезая с пня семейство опят. - Своеобразное предупреждение об опасности, сигнал тревоги... Но почему другие люди подобных сигналов не получают, а я уже стреляюсь от Костика? Я что, особенный?
  - Потому, что я - твой брат! - послышался знакомый с детства голос.
  - Что? - Евгений вздрогнул от неожиданности, корзина с грибами упала на землю. По толстому многолетнему слою хвои и сухих листьев рассыпались белые грибы, опята и лисички.
  Под разлапистой елью стоял Костя. Он смотрел на Евгения виноватыми глазами. Подул ветер, но ни один волос на его светлой голове не качнулся. Зато по коже Евгения побежали мурашки.
  - Я твой брат, - повторил Костя.
  - Не морочь мне голову! - Евгений присел, собрал с земли рассыпавшиеся грибы. - У меня нет ни братьев, ни сестер.
  - Правильно, нет. Но наша мама родила двоих: тебя и меня.
  - Рассказывай мне тут сказки... братишка.
  - Тебя они оставили себе, а я оказался в детском доме, - как ни в чем не бывало, продолжал Костя. - Там было много таких, как я. Я знал, что у меня есть папа и мама, что они меня заберут, но они не приходили...
  - Брат-близнец... - Евгений присел на край сухого, покрытого мхом пня. - Я думал, почему ты так похож на меня? На маленького меня.
  - Я тоже не знал, что у меня есть брат, пока... Мне было плохо в детдоме. Меня били воспитательницы, сторож - дядя Петя - по вечерам уводил меня в сторожку и делал мне больно...
  - Он тоже бил тебя? - Евгений склонил голову, вопросительно приподнял бровь.
  - Нет, - Костя замолчал, потупив взгляд.
  - Понятно... - протянул Евгений.
  - Однажды я разбил тарелку за завтраком... Зинаида Афанасьевна ударила меня по затылку. Она всегда так делала, но в тот раз она ударила очень сильно. Я стукнулся головой об стену и...
  - И ты умер? - спросил Евгений, удивившись, с какой лёгкостью слово "умер" сорвалось с его губ. Он и раньше догадывался, что Костя - дух умершего мальчика, но не мог понять, почему его видит только он. И не понимал, что их связывает?
  - Нет... не знаю. Я взлетел над собой. Я видел, как забегали воспитатели, как прибежала медсестра, тётя Люся. Она подержала меня за руку, смотрела мне в глаза. Потом приехали врачи и унесли меня на носилках... Того меня, который лежал на полу. А я в это время летал над ними, смеялся и говорил: "Смотрите, а я умею летать!". Но на меня никто не смотрел. Потом я увидел свет, и громкий, но добрый голос спросил меня, чего я хочу. Я ответил, что хотел бы увидеть своих родителей. В ту же секунду я увидел их. Они шли по улице, а ты бежал за ними и капризничал. Тебе не понравилось, что тебе купили мороженое в стаканчике, а ты хотел на палочке. Я видел мороженое только на картинках в книжках, всю жизнь мечтал попробовать, а ты обиделся на них... Потом ты кинул мороженое на дорожку и побежал за родителями. Я опустился на землю, протянул руку, чтобы взять мороженку, но у меня ничего не получилось. Я не мог поднять её... После этого я подлетел к вам. Наши папа и мама сидели на скамейке, а ты качался на качелях. Ты уже не плакал, а громко смеялся. "Папа, мама! - кричал я. - Посмотрите на меня. Я нашёл вас!". Они улыбались, о чем-то разговаривали, но не видели и не слышали меня. А я кричал во всё горло и плакал. Но никто не обращал на меня внимание... Потом я опять услышал тот голос: "Ты доволен? Ты увидел своих родителей, которые отказались от тебя. Ты увидел своего брата-близнеца, который родился на двадцать минут раньше тебя. Что ещё ты хочешь?". И тут я понял, что ни тебе, ни им нет дела до меня. Я вам никогда не был нужен. Поэтому ты всю жизнь играл хорошими игрушками, а я - безголовыми куклами, лопнувшими мячиками и бесколесыми машинками. Тебя любили, а меня только били и обзывали плохими словами. "Что ещё хочешь увидеть ты?", - спросил меня голос. И до меня дошло, что во всех моих бедах виноваты вы. Никто из вас не представляет, как холодно и страшно спать зимой на полу в темной кладовке, куда закрывают провинившихся. А ещё воспитатели нас могли раздеть догола и заставить стоять весь в углу. Все остальные смеялись, показывал пальцами. А ещё меня били проводом... это очень больно... Один раз меня Зинаида Афанасьевна этим проводом чуть не задушила... Я смотрел на улыбки на ваших лицах и думал, что хотел бы увидеть, как вы плачете. "Это и есть твоё желание?", - спросил меня голос. Я ответил, что да. Я хотел видеть, как вам плохо. И я стал это видеть. Я всегда летаю в темноте. Там ничего нет, кроме пустоты. Даже звуки не слышны. Из этой темноты я выхожу только тогда, когда у тебя или у наших родителей что-то случается...
  - И они видят тебя? - удивился Евгений.
  - Да, - Костя кивнул головой. - Только они делают вид, что не замечают меня. Всегда крестятся, когда я появляюсь...
  - И ты нас ненавидишь, да?
  - Нет, - Костя покачал головой. - Я радуюсь тому, что снова увидел свет и вас. В том, что с вами что-то случается, я не виноват. Всё происходит не по моей воле... Всё предрешено!
  - И сколько ты ещё будешь приходить к нам? Пока мы не умрём?
  Костя помолчал. По его лицу пробежала рябь, как помехи по экрану телевизора, потом он посмотрел Евгению в глаза и сказал:
  - Я знаю, что тебе это не нравится. Маме с папой это тоже не нравится, но я ничего не могу с этим поделать. Но я точно знаю, что меня ты видишь в последний раз.
  - А я думаю, почему ты столько лет не говорил со мной, а тут вдруг осмелел?
  - Да, - Костик опустил глаза.
  - В последний раз... - проговорил Евгений, глядя по сторонам. - И что со мной произойдёт? На меня упадёт дерево, у меня будет сердечный приступ? Или я заблужусь в лесу и умру от голода? А может, что-то случится с моей женой?
  Костя ничего не ответил. Он смотрел на круг солнца, проглядывающий сквозь верхушки деревьев. На его губах блуждала улыбка.
  - А помнишь, в детстве ты заставил меня поджечь детский сад?
  - Это не я тебя заставил, - не отрывая глаз от солнца, ответил Костя. - Тебе суждено было его поджечь.
  - Мда...
  - А пудель Арчи?
  - Ты должен был увидеть его смерть...
  
  В сороках метрах от поляны, на которой Евгений разговаривал с Костей, Николай Боков повесил на ствол сосны мишень, отошёл от неё на двадцать шагов.
  - Ну, сейчас мы тебя проверим, - он достал из кармана кожаной куртки револьвер, вставил в барабан патроны.
  Коля украл этот пистолет из квартиры отставного генерала. Он точно знал, когда взламывал дверь старого вояки, что тот сейчас в Египте нежится под лучами палящего солнца. "Улов" оказался шикарным: видеокамера, DVD-плеер, плазменный телевизор, золото и серебро. Но главным трофеем был револьвер. Для Коли он был не просто наживой. Это был знак судьбы, который Коля истолковал по-своему: хватит заниматься квартирными кражами, за которые пришлось отсидеть семнадцать лет. Нужно начать работать по-новому. Время идёт, Коля стал старым, неповоротливым, больным. После неудачного прыжка с третьего этажа, закончившегося переломом ноги, перед последней отсидкой, Коля стал сильно хромать. Три дня назад его чуть не поймали ППС-ники. Ещё раз в тюрьму Николаю не хотелось, потому, что он знал, что очередную "ходку" он не переживёт. И потом, куда девать украденное? Хороших, проверенных скупщиков пересажали, а новые работают с ним неохотно. Так и норовят обмануть.
  - Падлы, - процедил сквозь зубы Николай, сплюнув себе под ноги. - Но сейчас всё пойдёт по-другому. Начнём с киосков, потом - магазины. Сколотим команду, будем коммерсантов щипать...
  Прицелившись, он сделал два выстрела, посмотрел.
  - Нихрена не видно, - хромая, Коля подошёл к девственно нетронутой мишени. - Железяка хренова. Прицел сбит, что-ли? Аль ствол кривой?
  Отойдя от дерева на десять шагов, он выстрелил ещё два раза, подошёл к мишени.
  - Восемь и шесть, - пробормотал Коля, срывая мишень. - Ладно, хватит патроны тратить. Потом ведь не достанешь. На вес золота, бляха-муха...
  Хромая, он поспешил к автостраде, на автобусную остановку, тихо шепча на ходу:
  - Хренова железяка... Только вблизи попасть можно... Ну, хоть это знаем, а то была бы потом оказия... мля!
  
  Евгений услышал два хлопка. Грудь обожгла боль, в глазах стало темнеть, дышать стало трудно.
  - В последний раз... - прохрипел он, прислонившись спиной к стволу березы, сползая на землю. Рот наполнился кровью. Костя развел руками, словно говоря: "Я тут не причём", а потом он стал растворяться в желтеющей листве и пропал. Евгения окружила темнота, будто кто-то выключил свет в чёрной комнате. Сделав выдох, он уже не смог сделать вдох и обмяк.
  
  Его тело нашли через неделю студенты, приехавшие в лес на шашлыки. "Опель" стоял там же, где Евгений его оставил, только без лобового стекла и без колёс.
  Николай Боков всё-таки успел опробовать револьвер "в работе". Он сделал задуманное. Ограбить киоск на соседней улице оказалось делом несложным. Коля выгреб все деньги из кассы, держа на "мушке" перепуганную продавщицу, обзывая её и угрожая. Уходя, он прихватил ящик водки. Он умер в страшных мучениях через два дня после смерти Евгения, отравившись некачественной водкой.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) З.Иван "Славия: Офицер"(Постапокалипсис) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Нагорный "Наследник с Земли. Обретение"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"