Темной Александр Валерьевич: другие произведения.

Скрытая война. Книга 1. Начало войны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В детстве Алексей Новосёлов очень часто подвергался насилию со стороны родителей, со стороны сестры Ольги. Всю жизнь вокруг Алексея происходят странные, порой трагические события, которым никто не может дать логического объяснения. Любовь и смерть преследуют его. Он всю жизнь любит одну женщину, но теряет друзей, знакомых, родственников. Отслужив в армии, приобретя собственную семью и отделившись от родителей, Алексей узнаёт, кто же на самом деле его ближайшие родственники, и кем он является для них. Вот тогда всё становится ясно...

  
  Глава 1. Луч
  
  1
  
  Алексей проснулся среди ночи. Его как будто что-то резко выдернуло из глубокого, безмятежного сна. В голове всё ещё проносились остатки сновидений: залитая солнцем лесная поляна, щебечут птицы, мягкая трава. Рядом с Алексеем стоит корзина, наполненная крупной красной земляникой. Напротив него сидит Аня, она улыбается. Неподалёку, возле кустов возится Вика, она собирает ягоды.
  -Папуля, смотри, сколько здесь ягод! Я устала их собирать!
  Ощущение тишины, мира и покоя, и вдруг...какой-то луч. Оранжевый луч внезапно появился из ниоткуда и испортил такой волшебный сон.
  Постойте, это уже не сон. Алексей лежит на диване, дома рядом с ним спит Аня. В дальнем углу комнаты, на детском диване спит Вика. Оранжевый луч света появился из окна и не собирался исчезать! Это даже не обрывки сна, это-реальность! Луч не был похож на свет фар проезжающих мимо дома машин. За всю свою жизнь Алексей ни разу не видел, чтобы фары машин светили таким светом.
  Первая мысль, которая промелькнула в голове Алексея: 'Это воры. Они как-то добрались до моих окон, а сейчас светят в окно фонарём и проверяют, все ли спят и что можно тут украсть?'. Но как воры могут залезть по гладкой стене дома на четвёртый этаж? Подъёмные механизмы? Алексей попытался вспомнить всё, что он знает о подъёмных механизмах. На ум приходил лишь подъёмный кран и подъёмник с 'люлькой'. Нет, не то! Рядом нет строек. Альпинисты? Пожарники?
  За окном стояла гробовая тишина. Не было ни видно, ни слышно никакого присутствия людей. Откуда у них такой мощный фонарь? Это даже не фонарь, а прожектор.
  Необходимо срочно разбудить Аню с Викой. Им может грозить опасность.
  Алексей попытался пошевелиться. У него ничего не получилось. Тело, словно заполнилось чугуном, и не желало подчиняться сигналам мозга. Алексей не мог пошевелить головой, но глазные яблоки вращались, как обычно, что дало ему возможность следить за странным лучом.
  Он мог только лежать и смотреть... больше в данный момент он ничего не мог сделать.
  'Что за чертовщина со мной происходит?' - в ужасе подумал Алексей.
  Страх поднялся откуда-то изнутри и жаром обдал всё его тело.
  Алексей вспомнил армию, странный свет, бьющий в окна казармы. За окном - светло, как днём, но это было глубокой ночью, когда из разных углов казармы раздавался дружный храп. Это было в армии. Тогда он считал, что военные испытывают новое оружие, а сейчас - 'гражданка', никакого оружия, никаких боевых действий, никаких военных.
  Тем временем луч исследовал комнату. Луч был мощным, плотным. Проходя через оконное стекло, он не преломлялся, не искажался. Двигался луч легко, свободно. Он освещал только то, на что был направлен. Луч исследовал каждый квадратный сантиметр комнаты, двигался быстро. Со стороны он казался светящимся изнутри оранжевым столбом, который каким-то образом через окно попал в квартиру, при этом ничего не разбив и не сломав.
  Луч двигался свободно, нахально. Создавалось впечатление, что он у себя дома и хорошо знает, что ему делать. Луч был уверен в своей безнаказанности.
  Ни на секунду не задерживаясь, луч исследовал стены комнаты, потолок, люстру на потолке, пол, ковёр на полу. Казалось, луч действует бессистемно, как маленький ребёнок: что увидел, то и рассматривает.
  Но вот луч добрался до дальнего конца комнаты и стал исследовать детский диван, на котором спала Вика.
  Алексей хотел крикнуть: 'Нет, пошёл вон отсюда!' Но, вместо этого, из горла раздалось только слабое хрипение, переходящее в жалобное попискивание. Голосовые связки тоже отказывались слушаться.
  Луч, тем временем, закончил просвечивать Вику и перебрался к комоду, на котором стоял светильник. Комод находился рядом с диваном, на котором ночью спали Анна с Алексеем, а днём на этом диване вся семья обычно смотрела телевизор.
  Алексей не мог шевельнуться, но он мог чувствовать. В данный момент он понял, как себя чувствует парализованный человек. Как это страшно: не иметь возможности пошевелиться, даже для того, чтобы смахнуть с лица капли пота, или прогнать какое-нибудь назойливое насекомое. Только сейчас не было насекомых. Сейчас был луч, который среди ночи ворвался в его, Алексея, квартиру, делал там то, что хотел и, судя по всему, не желал уходить.
  Алексей почувствовал, что он весь мокрый от пота. Это был холодный, липкий пот. Это был пот бессилия и страха. Страх был не столько за себя, сколько за свою семью. Это был страх за Вику и Аню. Трусы насквозь пропитались потом и прилипли к телу. Ощущения - ужасные, но Алексей ничего не мог с этим поделать.
  Тем временем луч переключился на Анну.
  'Аня, проснись! Аня, не спи! Аня, нам грозит опасность!', - Алексею хотелось кричать, вопить во всю мощь лёгких.
  Вместо душераздирающего вопля послышалось тихое: 'Пи-и-и-х-х-и-и-и!'. Анна даже не шевельнулась. Она спала сном младенца: ровное дыхание, никакой реакции на внешние раздражители.
  То, что испытал далее Алексей, был уже не страх, это был панический ужас.
  Закончив с Анной, луч переключился на телевизор, который стоял на тумбе, потом - на сервант, в котором стояли всевозможные вазочки, бокалы и прочие изделия из хрусталя. Луч как будто играл с Алексеем. Было похоже на то, что эта игра нравилась лучу, но сводила с ума Алексея.
  Алексей ожидал увидеть мерцание отблесков хрусталя при соприкосновении с лучом, но ничего такого он не увидел. Он не увидел 'зайчиков' ни на стенах, ни на потолке, как ни старался вращать глазами.
  Алексей попытался ещё раз начать двигаться, напрячь хотя бы одну мышцу тела, но как он ни старался, результат был прежним. Ему казалось, что его тело отделили от головы, так как тела он не чувствовал. Голова тоже работала не как обычно: она могла только думать и бешено вращать глазами.
  И только Алексей подумал 'Убирайся прочь, чёртов луч! Оставь нас в покое!', луч принялся за Алексея. Луч начал с головы, скользнул по глазам. В этот момент Алексей увидел такую яркую вспышку света, какую ещё никогда в жизни не видел. Он попытался зажмурить глаза, и это у него получилось. Толку от этого было мало, свет свободно проходил через веки, ослепляя и причиняя страшную боль. Алексей уже не чувствовал страх, ему уже было всё равно. Потом боль взорвалась в голове. Было ощущение, что в голову вошли одновременно тысяча электродрелей с вращающимися свёрлами. Алексею показалось, что голова сейчас лопнет. Вслед за этим, страшная боль пронзила всё тело.
  'Вот она какая - смерть', - пронеслось в голове у Алексея, и сознание покинуло его.
  
  2
  Темнота, тишина. Внезапно тишина нарушается мелодией гимна России. Гимн России - сигнал будильника в мобильном телефоне у Алексея. Вслед за этим послышался голос Анны:
  - Вставай, дорогой, опоздаешь на работу!
  Когда Алексей ходил в детский сад, каждое утро в их семье начиналось с гимна СССР. Когда Алексей учился в школе, тогда тоже утро начиналось с гимна СССР. Когда Алексей купил себе мобильный телефон, он сразу знал, с какой мелодии для мобильника он будет просыпаться. Конечно же, гимн России! Только гимн мог помочь утром проснуться и встать с кровати. Многолетняя привычка - просыпаться под гимн - помогала ему с утра вытащить тело из кровати и не опоздать на работу.
  'Какая ещё работа? Я ведь умер!', - пронеслось в голове у Алексея.
  - Лёха, вставай, хватит валяться! Время уже - восемь часов!
   Как приятно было снова слышать этот голос!
   'Аня! Это моя жена Аня!', - подумал Алексей. Сердце учащенно забилось в груди.
  - Я люблю тебя, Аня! - прохрипел он. Получилось так, как будто он был с глубокого 'бодуна'. Но, тем не менее, Алексей обрадовался звуку собственного голоса.
  - Я тоже тебя люблю. Но ты давай вставай! Если ты опоздаешь на работу, и тебя Михалыч уволит, кто же будет содержать меня и плод нашей любви - Вику?
  Вслед за этим Алексей почувствовал, как кто-то резко сдёрнул с него одеяло. Тело сразу отреагировало мелкой дрожью и 'гусиной' кожей.
  'Я это чувствую! Как это здорово! Значит, я не умер?! - подумал Алексей - Мёртвые не чувствуют!'.
  Он резко сел на диване и открыл глаза. Яркий солнечный свет пробивался через окно и мягко заливал комнату.
  'Значит, я жив, а тот кошмар, который я видел (в голове пронеслись обрывки каких-то странных видений: раздираемая оранжевым лучом темнота, спящие Вика и Аня, паралич, беспомощность) - всего лишь сон! Сон! Это был сон!'.
   Алексей спустил с дивана сначала правую ногу, потом левую. Оттолкнулся от дивана. Встал. В голове слегка зашумело, в глазах потемнело. Ощущение - как после бурной, продолжительной пьянки. Алексей закрыл глаза, потом открыл. Неприятные ощущения тут же улетучились.
  -Ты идёшь завтракать?- опять послышался голос Анны. - Яичница остынет!
  - Да, уже иду!
  Алексей сделал два шага по направлению к детскому диванчику, на котором спала Вика, посмотрел на часы, которые висели на стене. Часы стояли, показывая время 3:30.
  Как приятно было просто ходить, чувствовать каждую мышцу, двигаться. Алексей дошёл до диванчика, прислушался: ровное, спокойное сопение. Поцеловал Вику в лоб, ребёнок зашевелился.
  'Всё нормально, все живы! Слава Богу! Подумать только.... умереть во сне? Как такое вообще могло присниться? Луч-убийца, кровожадный луч! Ха-ха! Даже наркоманам такое не может присниться! Бред какой-то'.
   Алексея слегка рассмешили собственные мысли. Улыбаясь, он направился в ванную. Стоя перед зеркалом, пристально себя рассматривал: мешки под глазами есть, но в общем и целом, ничего не изменилось.
   Выдавив на помазок крем для бритья, размазал его по лицу.
  ' Кайф! Движение - это жизнь!'.
   После этого взял в правую руку станок и начал бриться.
   'Боже, как это здорово - просто побриться! Я - не паралитик'.
  Ощущения были фантастическими, как будто он делал это первый раз в своей жизни. Каждое его движение приводило его в восторг, всё, что он видел, радовало его.
  Приведя себя в порядок, Алексей прошёл на кухню. Судя по запаху, Аня приготовила яичницу с беконом.
  - Ну, наконец-то! - с этими словами Аня поставила перед Алексеем тарелку с яичницей, налила ему чашку горячего кофе. Себе она налила чашку какао с молоком, включила небольшой телевизор 'SONY', который стоял напротив кухонного стола, на специальной подставке. - Явился наш спящий красавец! Я уже думала, что не придешь!
  -Аня, а ты как себя чувствуешь? - тихо спросил Алексей.
  -Нормально, как всегда.
  -Ничего ночью не снилось...подозрительного?
  От неожиданности Анна чуть не пролила на себя какао, потом стала смеяться.
  Просмеявшись, Аня спросила:
  - А тебе что, кошмарики снятся? Вчера, наверное, до трёх часов ночи ужасы по DVD-плееру смотрел?
  -Мне снилось, что я умер.
  - Надо было порнушку посмотреть, тогда бы тебе приснилось, что ты кончил! - Аня опять начала смеяться.
  'Какие же бабы - дуры! - с раздражением подумал Алексей - Ну, ничего серьёзного ей нельзя сказать, всё ей - хихоньки да хахоньки!'.
  Часы на стене в кухне показывали время 8:10. В голове Алексея промелькнула ещё одна мысль: 'А почему часы в комнате встали?'.
  Тем временем женщина - ведущая канала новостей, с губами, как у окуня, сказала то, от чего у Алексея всё похолодело внутри, а по коже побежали мурашки :
   - Сегодня ночью на наш пейджер 0919 'Лемские новости' пришло больше ста сообщений от граждан, которые утверждают, что примерно в час, или два часа ночи видели НЛО. По утверждениям очевидцев, неопознанные летающие объекты, по форме похожие на тарелки, видели над Центральным и Юго-Западным районами нашего города. Более подробную информацию смотрите в вечернем выпуске 'Лемских новостей'.
  -Алёша, что с тобой?!
  -А?
  Тут только до Алексея дошло, что он застыл с открытым ртом, с нанизанным на вилку куском яичницы.
  -Алёша, ты что, веришь в этих НЛО?
  -Нет, что ты, просто люблю фантастику! - соврал Алексей. - Сейчас о нашем городе вся страна узнает! Круто! От уфологов и туристов отбоя не будет. Ну ладно, спасибо за завтрак, мне пора...
  С этими словами он поцеловал Анну в губы и вышел из квартиры.
  Алексей не верил в пришельцев, не верил в инопланетный разум. Однако, в его жизни происходили события, которые могли изменить его точку зрения, однако, не изменили.
  
  3
  
  Два раза в своей жизни, с интервалом пять-семь лет, он видел в ночном небе странный мигающий объект. Объект этот излучал свет, похожий на цвет звёзд. Странный объект появился в ночном небе из ниоткуда. Мигая, пролетел по прямой, завис на одном месте, переместился (всё так же мигая) в другом направлении, потом опять завис на одном месте. Потом объект опять полетел по идеальной прямой линии, но уже в другом направлении. Алексею казалось, что объект пытается нарисовать в ночном небе какую-то геометрическую фигуру, подать кому-то сигнал. Алексей не верил, что эти фокусы - дело рук инопланетян.
   'Скорее всего, это какой-нибудь военный самолёт', - решил тогда Алексей.
  В прошлом году, поздней осенью, он пришёл с работы позднее обычного, часов в девять вечера. Было много работы, Алексей весь день мотался по клиентам, а вечером разбирался с накладными и сертификатами. Придя домой, он понял, что он не просто устал, а чувствовал себя выжатым лимоном. Чтобы немного 'снять стресс', он выпил одну бутылку пива и решил выкурить одну сигарету. Курил Алексей редко, чаще всего мог закурить, если нужно было расслабиться. Выпив на кухне бутылку пива, он достал из полгода назад распечатанной пачки одну сигарету и вышел на балкон.
  Сделав пару затяжек, он почувствовал себя лучше, жизнь перестала казаться полным дерьмом. Алексей выпустил струю дыма и посмотрел на звёзды. То, что он увидел в звёздном небе, его поразило: по небу двигались девять красных точек. Красные точки двигались с одинаковой скоростью, бесшумно, красиво: четыре - спереди и четыре - сзади. Расстояние между точками было примерно одинаковым. В центре, строго посередине, двигалась девятая точка. Зрелище было потрясающим.
  'Аня, Аня! Выйди на балкон', - крикнул тогда Алексей, легонько постучав по стеклу балконной двери. Анна в это время смотрела что-то интересное по телевизору и, судя по всему, Алексея не услышала.
  Непонятные огоньки двигались с запада на восток. Алексей видел их где-то полминуты, после чего огни исчезли.
  'Наверное, это военные самолёты, - решил он. - Готовятся к показательным выступлениям. Праздник, наверное, будет какой-нибудь?'.
  Алексей зашёл в комнату, пытался рассказать Анне о том, что видел. Аня с интересом смотрела какой-то телесериал. Не глядя в сторону мужа, Анна сказала:
   - Молодец, что увидел... Не мешай мне смотреть... тут сейчас такое должно случиться!
  Алексею стало интересно, что же это было такое? Он тут же зашёл к соседу Игорю и рассказал ему про летящие огни.
  Игорь его внимательно выслушал, покачал головой и сказал, что никаких праздников ни сегодня, ни в ближайшее время не предвидится. Ноябрьские праздники давно прошли. Ни о каких показательных полётах военных самолётов он не слышал. У Алексея не было оснований не доверять Игорю. Он давно знал Игоря, верил ему. Игорь всегда был в курсе всех событий, т.к. не вылезал из интернета.
  На следующее утро Алексей, как обычно, включил телевизор. В самом конце 'Лемских новостей' женщина - ведущая сказала следующее:
   - Вчера вечером, около 21:00 многие жители нашего города наблюдали в небе красные огни. Не исключено, что это были неопознанные летающие объекты.
  Второй ведущий 'Новостей', мужчина в строгом костюме, тут же пошутил:
  - Или это был один неопознанный летающий объект, а красные точки - это его габаритные огни. Тогда получается, что размеры этого НЛО гигантские...
  Всё это прозвучало как-то обыденно, как шутка, из чего Алексей сделал вывод, что это были самолёты: или военные, или спортивные самолёты.
   О том, что он видел и испытал сегодняшней ночью, он решил Анне пока не рассказывать. Она ещё не готова к этому. Наверняка, не поверит и будет смеяться над ним. Меньше всего Алексею хотелось выглядеть дураком в глазах жены.
  
  4
  
  Приближаясь к автомобильной стоянке, Алексей заметил скопление людей у будки охранника. В голове сразу промелькнула мысль: 'Наверное, с чей-нибудь машиной что-то нехорошее случилось. Наверное, опять у кого-то машину угнали, или окна разбили, или подожгли!'.
  Со стороны стоянки приближался высоченный громила, похожий на профессионального боксёра. Только походка у него была не боксёрская. Он шёл, слегка расставив руки, будто пытался поймать равновесие. На нём были солнцезащитные очки.
  'Раннее утро, солнца нет, а этот 'качок' уже набухался', - с раздражением подумал Алексей.
  Хотя на 'качке' были очки, Алексей чувствовал, что тот его разглядывает. Когда они поравнялись, спортсмен отвернулся от Алексея, запрыгнул в стоящий у обочины микроавтобус. Взревел двигатель, микроавтобус, раскачиваясь на неровной дороге, стал набирать скорость.
   'Ну-ну, на таких корытах только такие и ездят. Не исключено, что этот тип имеет какое-то отношение к столпотворению на стоянке! Надо бы номер запомнить!', - Алексей оглянулся, но микроавтобуса уже и след простыл.
  Подойдя ближе, Алексей понял, что он ошибался. У будки охранника толпились человек десять: оператор с камерой, молодой парень-журналист с большим микрофоном, пятеро авто владельцев - таких же 'клиентов', как Алексей, и трое мужичков, похожих на представителей рабочего класса.
  'Зеваки', - подумал про тех троих Алексей.
  В центре толпы, с важным видом, жестикулируя, что-то рассказывал охранник-Сергей. Алексей давно его знал. Сергей жил в соседнем доме, их жены хорошо знали друг друга, часто 'сцеплялись языками', пока дети играли на детской площадке. У Сергея тоже была дочь-Леночка. И жена - болтливая стерва Алла. Алексею она не нравилась. Сергей - совсем другое дело: настоящий мужик, с ним всегда есть, о чём поговорить, особенно за бутылочкой пивка. Сергей мог завести любую машину, даже в тридцатиградусный мороз. За это Алексей уважал Сергея.
  -Выхожу ночью из будки, чтобы посса... покурить, осмотреть машины, подышать свежим воздухом. Нельзя мне спать на посту, я ведь машины охраняю, это не просто так... Смотрю, над тринадцатым домом в воздухе висит такой большой...
  - Неопознанный летающий объект, - подсказал журналист с микрофоном.
  -Да... похожий на тарелку завис этот объект. Он светился таким...ярким светом. Цвет - 'металлик', как моя машина. Повисел этот объект немного в воздухе...
  -Вы слышали шум двигателей?
  -Нет, он висел бесшумно. Потом из него вышел луч света. Он скользнул им по дому...
  -Какому дому? - не унимался журналист.
  - Вот этому, Гагарина, 13. Потом луч исчез и объект улетел...
  Алексей не стал дослушивать рассказ Сергея. Он просто дошёл до своей 'десятки', завел двигатель.
  Пока двигатель разогревался, в голове Алексея вихрем носились мысли : 'Значит, это был не сон... Давай, Серёга, рассказывай им. Можешь чего-нибудь приврать. Сегодня можно. Сегодня - твой звёздный час. Но почему это случилось именно со мной? Рассказать кому- не поверят.. Луч-убийца... В психушку оформят! Ладно, хватит об этом, а то и вправду, с ума сойду'.
  Алексей снялся с ручника и поехал на работу. По дороге он размышлял, хорошо это, или плохо, к добру это, или не к добру. Безответные вопросы роились в его голове и жалили мозг, как дикие осы.
  Какое-то внутреннее чутьё, которое многие называют звериным, подсказывало Алексею, что это - только цветочки, а ягодки ещё впереди.
  Через месяц произошло ещё одно странное событие.
  
  Глава 2. Случай с Викой
  
  1
  
  Это было в июле. Анна с Викой гуляли на детской площадке перед домом. Вика играла в песочнице, каталась на детских качелях, общалась с другими детьми. Было три часа дня, Анна с Викой уже пообедали.
  Вроде бы ничего не предвещало беды. Анна сидела на скамейке и читала книгу в мягкой обложке - какой-то третьесортный роман про любовь, краем глаза приглядывала за Викой. Было тепло, солнечно, Анну клонило в сон. Вдруг Вика увидела соседку с третьего этажа, которая вышла погулять со своей Жулей.
  Жуля - годовалая сука породы 'шпиц'. Белая, пушистая, добрая и игривая. Жуля была любимицей двора. Маленькие дети, едва увидев Жулю, дружно кричали 'Зуля', каждый норовил подойти к Жуле, погладить её, угостить чем-нибудь вкусненьким.
  Увидев Жулю, Вика забыла про свои важные дела в песочнице и со скоростью спринтера побежала к собаке.
  - Зуля! - кричала она на бегу.
  Рядом с домом (а точнее, за домом) располагалась охраняемая стоянка для машин. Туда ставили своих железных коней автолюбители из дома, в котором жили Анна и Алексей, а также из соседних домов, расположенных на улице Гагарина. Там же Алексей ставил на ночь свою 'десятку' не первой свежести, которую он ласково называл 'ласточкой'. Давно хотел поменять её на какое-нибудь 'буржуйское корыто', но всегда то денег не хватало, то желания. Машина, хоть и не новая, но бегала шустро. Алексей привык к своей машине и любил её. Алексей всегда считал, что не машина красит водителя, а водительское мастерство. За пять лет вождения у Алексея не было ни одного штрафа и ни одной аварии.
   Его вполне устраивало то, что стоянка находилась рядом с его домом, хорошо охранялась, и это удовольствие стоило недорого. Он знал всех охранников со стоянки. Многие из них жили в соседних домах. Также Алексей хорошо знал хозяина стоянки. Хозяином стоянки был Николай Аркадьевич - друг отца Алексея, с которым отец когда-то работал на Лемском Приборостроительном заводе. В советские времена Лемский Приборостроительный завод был одним из крупнейших заводов по производству контрольно - измерительных приборов. Николай Аркадьевич там работал сначала мастером, потом - инженером, а с середины восьмидесятых годов двадцатого века - главным инженером.
  Отец Алексея, Сергей Иванович Новосёлов, на Лемском Приборостроительном заводе проработал более двадцати лет. Он начал свою трудовую деятельность с должности слесаря по ремонту котельного оборудования в заводской котельной, потом работал оператором котла, потом-старшим оператором, потом-заместителем начальника котельной, потом-начальником котельной.
  После развала Советского Союза Лемский Приборостроительный завод стал тихо 'умирать', резко сократилось количество выпускаемой продукции, работникам по полгода не выплачивали зарплату.
  Но и в этих условиях 'дядя Коля' не растерялся: он уволился с ЛПЗ, исхитрился организовать (под патронажем местной мафии) охранное предприятие 'Витязь', работники которого охраняли стоянки, магазины и прочие 'денежные' объекты Лемска.
  При встрече Николай Аркадьевич всегда спрашивал, как здоровье у отца, всегда говорил 'Передавай привет батьке!', хотя знал, что отец живет за пределами Лемска и Алексей видит отца редко. Быть может, Николай Аркадьевич забывал об этом или передавал привет отцу из вежливости.
  Анна и Алексей жили по адресу: город Лемск, улица Гагарина, дом 13. Самое ужасное, по мнению Анны, было то, что номер квартиры у них тоже был '13'. Анне никогда не нравилось, что они живут в доме с номером '13'. Она считала, что 13 - несчастливое число. Пока они живут в доме 13, от жизни не стоит ожидать приятных сюрпризов. Алексей же не был суеверным, к тому же, у них пока не было денег, чтобы сменить однокомнатную квартиру в двадцатилетнем доме на что-нибудь более приличное. Кредит на покупку нового жилья Алексею не дал ни один из банков. Он обращался в пять разных банков, имеющихся в Лемске. Связано это было с тем, что официальная зарплата у Алексея была небольшая, фактические доходы у него тоже были скромными.
  2
   Анна машинально обернулась на крик ребенка и увидела страшную картину, от которой у неё волосы на голове встали дыбом, по коже пошли мурашки : Вика с радостным криком несётся к собаке...
   Хозяйка Жули, Нина Ивановна - грузная женщина лет пятидесяти, в это время стояла у подъезда и обсуждала последнюю серию очередного дешевого телесериала с соседкой из квартиры 87, Татьяной Сергеевной. Внешне они были друг на друга похожи. Обе дамы были необъятных размеров, одного роста и возраста. Они могли часами стоять там, где встретятся, будь то подъезд, магазин, улица, и обсуждать какие-либо события, свершившиеся в их жизни, телесериалы, погоду, родственников и многое другое.
  Сегодняшняя встреча для соседок тоже не была исключением из правил. Они самозабвенно обсуждали новости, не обращая внимания ни на Жулю, которой уже надоело стоять на одном месте, ни на прохожих, которым нужно было обходить стороной эти две скалы, чтобы попасть в подъезд, чтобы просто пройти мимо.
  Анна кричит:
   - Вика, стой! Вика, вернись!
  Ребёнок, словно не слыша голоса матери, бежит ещё быстрее.
  В это время из-за угла, со стороны автостоянки, выезжает автомобиль БМВ темного цвета, с тонированными стёклами.
  Впоследствии одни очевидцы происшедшего говорили, что автомобиль был чёрного цвета, другие говорили, что тёмно-синего.
   Вика бежит к Жуле. Собака, завидев ребёнка, начинает вилять хвостом, лаять, радостно прыгать. Нина Ивановна слишком увлечена беседой с Татьяной Сергеевной, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
  Похожий на навозного жука, выползающий из-за угла автомобиль марки БМВ начинает ускоряться.
  Анна видит, что Вика уже пробежала больше половины дорожки между газонами, отделяющими детскую площадку от дороги. По дороге едет тёмная машина. Нормальный водитель, заметив, что к дороге бежит ребёнок, давно остановился бы. Этот тип, которого не видно за тонированными стёклами, ещё больше ускоряется.
  - Вика, стой! - кричит Анна и бежит быстрее. Но о какой скорости может идти речь, если на ногах у Анны не кроссовки, а летние босоножки с каблуком.
  Вика и не думает останавливаться. Она уже пробежала всю дорожку и сейчас окажется на дороге, по которой мчится тёмный автомобиль с номером '666'.
  Из последних сил Анна сделала последний рывок. Она никогда в жизни так быстро не бегала. Она уже не замечала, как с ноги сначала соскочила одна босоножка, вслед за ней -другая. Анна ничего не почувствовала и не видела, кроме своей единственной дочери и с рёвом несущегося на неё автомобиля.
  Вика уже выскочила на дорогу, двигатель автомобиля взревел. Изо - всех оставшихся сил Анна оттолкнулась ногой от поребрика и прыгнула на дорогу. Она успела схватить в охапку Вику и перебежать дорогу. Спиной и затылком она почувствовала, как в миллиметре от её тела проносятся три тонны металла. Её обдало мощной струёй горячего воздуха. Темный автомобиль ещё больше ускорился. Дико ревя двигателем, он выехал со двора и скрылся из виду.
  Летя со скоростью пули, тяжело дыша, держа в руках Вику, Анна не заметила поребрик, который отделял тротуар от дороги. Анна запнулась ногой об поребрик и стала падать. Жуля, заметив опасность, дёрнулась в сторону, но так как она была на поводке, который крепко держала в своих мощных руках Нина Ивановна, она не смогла убежать, а только оббежала вокруг хозяйки, сделав крепкую петлю из поводка вокруг ног хозяйки. Анна упала на Нину Ивановну, Жуля ещё раз дёрнулась, ещё туже затянув петлю. Потеряв равновесие, Нина Ивановна стала падать. Падая, она крепкой хваткой вцепилась руками в Татьяну Сергеевну. Татьяна Сергеевна, будучи не готовой к такому повороту событий, не удержалась на ногах и рухнула на Нину Ивановну. Всё это сопровождалось стонами, оханьями, детским плачем и собачьим визгом.
  3
  Анна довольно быстро пришла в себя, оценила ситуацию : она лежит на двух толстых тётках, прижав к себе Вику. Рядом из стороны в сторону дёргается перепуганная собака. Если бы поводок порвался, она, наверное, убежала бы. Собака нервно визжала. Должно быть, ей отдавили лапу. Вика громко плакала, а соседки с переменным успехом то охали. То стонали. Вокруг начинала собираться толпа зевак. Кто-то помог Анне встать, кто-то принёс босоножки.
  Посмотрев прямо перед собой, Аня увидела высокого мужчину, стоящего за кустами у детской площадки. Сложен он был непропорционально : узкие плечи, длинные конечности, маленькая голова. На мужчине была чёрная кожаная куртка, хотя было тепло и солнечно. Но не это показалось Ане странным. Странными были его глаза : полностью чёрные, лишённые белков и зрачков, словно под веками у него была чёрная блестящая плёнка. Когда их взгляды встретились, глаза незнакомца на долю секунды стали белыми. Поняв, что Анна смотрит на него, мужчина надел тёмные очки, развернулся и побежал прочь, петляя между кустами, как заяц. Во время бега он широко расставлял ноги и махал перед собой прямыми руками. Со стороны он напоминал лыжника, бегущего по лыжне, только под ним была трава, а в руках не было лыжных палок. Странного вида мужчина бежал очень быстро. Казалось, что в его ноги встроены пружины. Он скрылся из вида раньше, чем Аня успела что-либо сообразить.
  - Вы видели?- голос из толпы отвлёк Анну от странного гиганта, и он напрочь вылетел из её головы.
  - А номер кто-нибудь запомнил?
  - Вы это видели?
  - Ой, смотрите, у девочки кровь!
  Двое здоровых парней помогли подняться Нине Ивановне и Татьяне Сергеевне.
  - С Вами всё в порядке? Скорую помощь нужно вызывать?
  Голоса, лица... Всё как будто выплывало из тумана. Одно плавно сменялось другим.
  Анна посмотрела на Вику: ссадина на подбородке, из носа течет кровь.
  Вика, у тебя голова не кружится, не болит?
  -У меня ничего не болит, мамочка!
  -А чего же ты плачешь?
  -Мама, я испугалась!
  Соседки-болтушки, причитая и охая, разошлись по домам: Нина Ивановна - направо, Татьяна Сергеевна - налево. За Ниной Ивановной, прихрамывая и поскуливая, на коротком поводке плелась Жуля. Толпа зевак тоже стала быстро редеть. Остался только один мужчина, лет сорока пяти. На нём были серые шорты и белая футболка.
  -Вам помочь дойти до дома? - голос у него был приятный, лицо мужественное. Анна подумала, что с такой внешностью он запросто мог бы сниматься в кино.
  -Нет, спасибо, мы и так уже дома, мы живём здесь... - Анна кивнула головой в направлении подъезда. - До квартиры как-нибудь доберёмся.
  -Вы будете заявлять в милицию? Я всё видел. Он хотел задавить Вашу дочь. Это был тёмно-синий внедорожник БМВ, номер - 666.
  - Я тоже заметила, что у машины номер '666', - Анна вздохнула. - Вот только буквы номера я не разглядела, хотя он пёр прямо на меня.
  - Я тоже не разглядел буквы. Номер был то ли в пыли, то ли испачкан грязью. Но, я думаю, тех примет, что мы запомнили, будет вполне достаточно для того, чтобы привлечь водителя к ответственности.
  - Вы видели, кто был за рулём? - Аня пристально посмотрела на незнакомца.
  - Нет, машина сильно затонирована. Разглядеть, кто был за рулём - мужчина, или женщина, я не смог. Если будете обращаться в милицию, я охотно буду свидетелем. Вот, возьмите! Меня зовут Иван Станиславович. Желаю удачи!
  С этими словами мужчина протянул Анне небольшой прямоугольный листок картона, который он достал из заднего кармана своих шорт, и удалился.
  Анна засунула этот картонный прямоугольник между страницами своей книги. Книга всё ещё лежала на скамейке, где Анна её оставила. 'Удивительно, - подумала Анна, -прошло меньше пяти минут, а такое ощущение, что это длилось целую вечность'.
  Анна взяла Вику за руку, и они пошли домой.
  
  4
  Только придя домой, Анна поняла, насколько тяжело далось ей сегодняшнее приключение. У неё были разодраны в кровь колени и локти.
  Подойдя к зеркалу в прихожей, Анна оценила свой ущерб: летнее жёлтое платье - Лёшино любимое - было спереди испачкано. Справа - от подмышечной области и почти до пояса - платье было порвано по шву. Волосы растрепались, спереди закрывали почти всё лицо.
  'Ужас! Я похожа на героиню фильма 'Звонок', - подумала Анна.
  Далее предстояло самое неприятное и сложное - лечение боевых ран. Несмотря на все протесты Вики, не обращая внимания на её громкие вопли, от которых могли лопнуть барабанные перепонки в ушах, Анне всё-таки удалось обработать йодом дочери ссадину на подбородке. Кровь из носа перестала идти, но Анна всё равно, на всякий случай, приложила Вике к переносице тряпицу, смоченную холодной водой.
  Далее, Аня обработала йодом свои раны. Несмотря на то, что раны были неглубокие, боль была ужасной. Как будто она обрабатывала раны не йодом, а серной кислотой.
  Когда боль немного утихла, Анна решила позвонить в милицию.
   'Может быть, его найдут по 'горячим' следам, пока он далеко не уехал', - с надеждой подумала Анна.
  Трясущимися руками она взяла трубку телефона. Немного подождала, когда дыхание придёт в норму и дрожь в руках немного утихнет, и набрала '02'. В трубке послышались длинные гудки. После третьего гудка, когда Анна хотела нажать 'отбой', неприятный, сонный женский голос произнёс :
   - Милиция, слушаю!
  - Здравствуйте, меня и на мою дочь только что чуть не сбил автомобиль 'БМВ'...
  - Когда это было?
  Анна посмотрела на часы, висящие на стене в комнате
  - Пять, нет... десять минут назад, в 15 минут четвёртого.
  - Пострадавшие есть?
  - Нет, мы отделались царапинами, но...
  - Если бы были пострадавшие, тогда и надо было бы звонить!
  - Да, но...
  В этот момент в трубке раздался щелчок, а после - короткие гудки.
  'Не поняла! Что это такое? Меня и мою дочь только что убить хотели, а она трубку вешает!'.
   Анна была удивлена. Такого хамства она могла ожидать от кого угодно, но только не от работников милиции. В голове пронеслось: 'Моя милиция меня бережёт!'.
  Анна ещё раз набрала '02'. В трубке послышался тот же сонный голос:
   - Милиция!
  - Извините, это опять я! Вы, наверное, не так меня поняли. Дело в том, что на нас не просто хотели наехать, нас хотели убить!
  -Нет, я как раз Вас правильно поняла! - голос женщины - милиционера утратил свою прежнюю сонливость- это Вы, дорогуша что-то не понимаете! - в голосе появились визгливые, истерические нотки - Вот, если бы Вас, или кого-то ещё убили, тогда Вам и надо было сюда звонить! А пока Вы живы и здоровы, не звоните сюда! Не беспокойте нас по мелочам! За день сюда столько таких как Вы звонят!
  С этими словами женщина-милиционер даже не повесила, а бросила трубку.
  На смену удивлению пришли обида и страх. 'Если те, кто должен меня защищать, ведут себя по-скотски, то кто же тогда меня защитит?'- думала Анна, а на глаза наворачивались слёзы, - Не время сейчас плакать, не время! Нужно позвонить Алёше, пока не поздно!'.
  Анна опять взяла в руки трубку телефона. Сделала три глубоких вдоха, чтобы немного успокоиться, и стала набирать номер рабочего телефона Алексея.
  Трубку взяли после второго гудка. В трубке послышался тонкий, писклявый голосок.
  -Здравствуйте! Торговый Дом 'Семёнов - Фуд', менеджер Наталья...
  -Здравствуйте, Наталья! Позовите, пожалуйста, к телефону Новосёлова Алексея Сергеевича!
  - Кто Вы? Представьтесь, пожалуйста!
   -Я... я - его жена, Анна.
  Вопросов больше не последовало. В трубке начала играть спокойная классическая музыка.
  'Очень, кстати, успокаивает, - подумала Анна. - Господи, только бы он был сейчас в офисе! Если его там нет, я, наверное, сойду с ума!'.
  - Слушаю! - послышался голос Алексея. В этот момент Анна поняла, что ещё никогда в жизни так не хотела услышать голос мужа. Его голос сейчас был для неё как какая-то чудесная мелодия, как бальзам на сердце, как соломинка для утопающего.
  - Алёша! - голос Анны дрожал. Внутри у Алексея всё похолодело, во рту пересохло.
  -Да, Аня! Я тебя слушаю! Что случилось? - Алексей почувствовал, как сердце в грудной клетке начинает набирать обороты.
  - Алёша, у нас ЧП!
  - Не тяни, рассказывай!
  Анна во всех подробностях рассказала Алексею обо всём, что с ними сегодня произошло, не забыла упомянуть про человека в шортах, и про звонок в милицию, а потом дала волю своим рыданиям.
  Алексей молчал, обдумывая ситуацию. В груди появилось какое-то странное, давящее чувство. Ему казалось, что давление в грудной клетке с каждой секундой возрастает. Ещё немного - и грудная клетка взорвётся.
  - Аня, успокойся! Все живы, слава Богу! Ничего страшного пока не произошло! Дождавшись, когда всхлипывания жены прекратятся, Алексей спросил :
  - Ты сказала, что человек в шортах дал тебе какой-то листок картона? Это, наверняка, его визитная карточка. Посмотри, что там написано!
  Анна помнила, что она положила то, что дал ей мужчина, между страницами книги. Она взяла книгу и стала искать картонный прямоугольник. Она раза три быстро пролистала книгу, однако, ничего не нашла.
  - Ну, нашла? - По голосу Алексея чувствовалось, что он теряет терпение.
  Когда Анна решила, что потеряла то, что дал ей таинственный незнакомец, она положила телефонную трубку на полку для телефона, взяла книгу с двух сторон обеими руками и, как следует, потрясла ею. Тут же из середины книги выпала визитная карточка и, как осенний лист, упала на коврик в прихожей.
  Анна подняла с коврика карточку и внимательно её рассмотрела. Визитная карточка была сделана из плотной глянцевой бумаги. На сером фоне, в верхней части карточки, по центру, было написано название организации. Ниже, крупным шрифтом, были написаны фамилия, имя и отчество хозяина карточки. Ещё ниже мелким шрифтом были указаны номера телефонов: домашний, сотовый, рабочий. Также был указан адрес в электронной почте. Всё это было напечатано тёмно-синей краской. Если посмотреть на карточку под разными углами, было видно, как буквы переливаются, меняя свой цвет от серебристого- к чёрному.
  Анна, как завороженная, рассматривала визитную карточку и не могла оторвать от неё глаз. Раньше она таких визитных карточек не видела. Те визитные карточки, что ей вручали раньше, были проще и дешевле.
  'Наверное, этот мужик богатый! - подумала Аня - Но почему он ходит не в костюме от какого-нибудь кутюрье, а в шортах и в футболке не первой свежести?'.
  Её размышления были прерваны голосом из телефонной трубки :
  - Ты чего там, заснула, что ли?
  От неожиданности Анна вздрогнула, как будто на неё вылили ведро холодной воды.
  - Алёша, я нашла его визитную карточку!
  - Наконец-то! Прочитай, что там написано!
  - Хлебников Иван Станиславович, ООО 'Квадро', генеральный директор. Далее идут номера телефонов... Тебе их продиктовать?
  - Нет, не надо. Знаю я этого Ивана Станиславовича. Он машину на нашу стоянку ставит, живёт соседнем доме, я его каждое утро встречаю. Хороший мужик, общительный. У меня даже где-то его номер телефона записан. Он компьютеры продаёт. Но это сейчас не важно. Сейчас вы должны сидеть дома и никуда не выходить до моего возвращения. Я должен поехать на стоянку...
  - Зачем тебе на стоянку? - удивилась Анна.
  - Я видел эту машину на нашей стоянке пару раз. Скорее всего, этот подонок выезжал со стоянки перед тем, как чуть не наехал на вас. Я переговорю с охранниками. Наверняка, у них есть координаты этого мужика, или женщины... Никто ведь не видел, кто был за рулём? Я думаю, что это была женщина.
  - Почему ты так думаешь?
  - Часто, когда еду по городу, вижу пережаренных в соляриях молодых сучек на дорогих иномарках, которые вообще не умеют водить машину. Создаётся впечатление, что богатые 'папики' покупают им водительские права, дорогие машины, но забывают научить их элементарным правилам вождения...
  - Ты неисправимый шовинист! Даже в критической ситуации...
  - Не обижайся, ты хорошо водишь машину, к тебе это не относится.
  - А, если это был мужчина?
  - Ну, тогда, скорее всего, это был наркоман 'под кайфом', или пьяница какой-нибудь. Но, если бы охранники со стоянки заметили что-нибудь подозрительное, они бы попытались его остановить.
  - Так уж он бы их послушался!
  - Аня, я давно знаю этих ребят! У них есть свои методы убеждения. Николай Аркадьевич за каждую провинность их рублём наказывает. Надавить на клиентов они всегда могут, если захотят.
  -И что ты планируешь делать на стоянке?
  -Если повезёт, переговорю с этим 'гонщиком', если нет - узнаю у мужиков его координаты, попробую наказать его, или её....
  -Только давай обойдёмся без насилия, ладно! Я бы не хотела, чтобы моего мужа посадили ни за что!
  -Не переживай, моя прелесть! Всё будет тихо, спокойно и культурно! Ты ведь меня не первый год знаешь. Ты сейчас приведи себя в порядок, накапай себе грамм пятьдесят 'мартини', успокой Вику и сиди дома до моего приезда. Всё будет хорошо, радость моя! Передай от меня привет Викуське!
  - Ладно, пока!
  - Пока!- с этими словами Алексей повесил трубку.
  Только он положил трубку, раздался телефонный звонок.
  'Это ещё кто?' - с раздражением подумал Алексей.
  - Алексей Сергеевич? - послышался в трубке знакомый голос.
  - Да, это я - ответил Алексей. Он наморщил лоб, пытаясь вспомнить, кому принадлежит этот голос. Друзья? Клиенты?
  - Это Хлебников Иван Станиславович вас беспокоит. Мы с вами машины на одной стоянке ставим, пару раз мы с вами в боулинг-клубе пересекались...
  - Здравствуйте, Иван Станиславович! Я узнал вас. Чем обязан?
  - Алексей Сергеевич, где-то полчаса назад ваших жену и дочь чуть машина не сбила. Я всё видел.
  - Спасибо, Иван Станиславович, - Алексей пытался придать голосу беззаботность, но чувствовал, что у него это плохо получается. - Мне только что супруга звонила, обрисовала ситуацию. Я посоветовал ей быть внимательнее и не отпускать ребёнка от себя дальше, чем на метр...
  - Алексей Сергеевич, мне кажется, это была попытка убийства!
  - Да бросьте вы, Иван Станиславович! - Алексей не мог поверить в то, что кто-то может покушаться на их жизнь, здоровье, но в его душе поселилось чувство тревоги, а в висках застучало. - Убить их? Да кому они нужны, ребёнок и домохозяйка?
  - Алексей Сергеевич! Я не первый год занимаюсь бизнесом и знаю, что к таким методам могут прибегнуть конкуренты, партнёры по бизнесу, враги и даже ...друзья. Вспомните, кому вы должны, кто вам должен, кто вам угрожал. Может быть, вы кому-то мешаете? Хорошенько подумайте и в ближайшее время не расслабляйтесь! Я вам звоню потому, что вы и ваша семья мне симпатичны, и я не хотел бы, чтобы с вами что-нибудь случилось. Я думаю, что ваши враги решили начать с ваших близких, а потом они доберутся до вас. Будьте предельно осторожны, всего вам хорошего.
  В трубке послышались гудки отбоя. Алексей вполголоса выругался, с силой кинул трубку на телефонный аппарат.
  'Что же это такое? - думал Алексей, глядя перед собой невидящим взглядом. - Кому я могу мешать, кто может так сильно меня ненавидеть, чтобы пытаться убить вместе со всем семейством? А вдруг это те самые люди, которые убили моих друзей? Вдруг кто-то из них остался на свободе и решил свести со мной счёты?'.
  
  5
  
  Повесив трубку, Аня долго сидела, глядя перед собой невидящим взглядом. Она вдруг вспомнила странного мужчину в кустах. Было ли у него что-то с глазами, или ей это показалось?
  'Наверное, показалось! Что со мной происходит? Я стала настоящей истеричкой. Ничего страшного не произошло, какой-то пьяный водитель не сбросил скорость. Это бывает каждый день и со многими. А что я, дура, так испугалась? И Лёха сейчас будет переживать. Какая я дура!'.
  Анна посмотрела на Вику. Вика сидела на диване и смотрела какой-то мультфильм.
   - Сиди дома до моего приезда! Сиди дома! Сиди! Ему хорошо говорить. А я ещё в магазин хотела сходить.
  Пройдя на кухню, Аня увидела переполненное помойное ведро.
  - Нет, я должна что-то делать, иначе с ума сойду. Вика! Викуся! Сейчас мы в магазинчик сходим, погуляем. Хочешь в магазин, а? - Аня посмотрела в глаза Вике, одевая её.
  - Нет, я мультики хочу! - чисто, почти без детского акцента ответила Вика.
  - А потом придём и посмотрим мультики, да? Пошли!
  Выйдя из квартиры, держа правой рукой Вику, а левой - сумочку и пакет с мусором, Аня стала спускаться вниз. На площадке между первым и вторым этажами стоял тот самый двухметровый тип с маленькой головой, в тёмных очках. Увидев Аню с Викой, он стал подниматься вверх.
  - Нет, нет, только не это! - Аню бросило в жар. Развернулась, она стала подниматься вверх.
  Шаги двухметрового верзилы за спиной приближались, отдаваясь эхом в подъезде. Прыгая через ступеньки, Аня тащила за собой хныкающую Вику.
  Она добежала до площадки четвёртого этажа, дрожащими руками стала доставать из сумочки ключи. Звук шагов за спиной приближался. Ключ прыгал в руке и никак не хотел попадать в замочную скважину. Человек в тёмных очках был совсем рядом. Аня даже слышала его шумное дыхание и шуршание одежды. От Ани с Викой его отделял один лестничный пролёт.
  - Нет, нет! - обернувшись, Анна увидела его лицо с большим лбом и маленьким подбородком. Он улыбнулся, обнажив зубы. Это была улыбка акулы.
  'Нам конец!', - подумала Аня, ощутив, как подгибаются её ноги, которые будто стали ватными.
  Дверь двенадцатой квартиры приоткрылась.
  - Аня, у вас дома холодная вода есть?
  Анна машинально повернулась на звук голоса. Это была соседка, Александрина Иосифовна.
  - Не знаю, но десять минут назад была, - Анна оглянулась. Человек в тёмных очках исчез. - Ох, спасибо вам, Александрина Иосифовна!
  Аня толкнула дверь и ввалилась в квартиру, увлекая за собой ребёнка.
  - Странная какая-то, - пробормотала соседка, когда дверь за Аней с Викой захлопнулась.
  
  
  
  6
  
  Внутри Алексея гудел вулкан, готовый вот-вот взорваться и начать извергать на всех свою лаву. Ему хотелось выть, орать во всё горло, крушить всё, что попадётся под руку! Он посмотрел на часы. Было полчетвёртого. Алексей ещё планировал немного поработать, но какая работа может быть в таком состоянии! Он с ненавистью посмотрел на телефонный аппарат, скользнул взглядом по монитору компьютера.
   'Как хорошо всё было полчаса назад, и как плохо всё сейчас, - подумал Алексей - Господи, но почему в жизни не может быть только белая полоса? Почему есть ещё и чёрные полосы, которые могут, подобно землетрясению, так сильно тряхнуть, что всё, что было в жизни хорошего, моментально рушится, как карточный домик?'.
  Как никогда в жизни, Алексею хотелось принести из машины бейсбольную биту, которую он на всякий случай хранил под передним пассажирским сидением, разбить ею этот чёртов телефонный аппарат, монитор компьютера, вентилятор, который всегда стоял в кабинете справа от него, у окна. Потом обработать битой всех, кто будет попадаться на его пути с идиотскими вопросами типа 'что случилось, Алексей?'.
  Но он не стал этого делать. Вместо этого он просто закрыл глаза, сделал три глубоких вдоха. Стало легче, сердце перестало бешено колотиться.
   'Спокойно, ситуация под контролем!', - успокаивал себя Алексей. Но продолжать работать сегодня он уже не мог.
   Он выключил компьютер, убрал все рабочие бумаги в ящик стола, и пошел в кабинет директора, чтобы отпроситься домой пораньше.
  Отпроситься домой он мог бы и у старшего менеджера, Кирилла. Но Кирилла, как назло, в офисе не было. Оставалось только отпроситься либо у Кости, заместителя 'хозяина' - в лучшем случае, либо у 'хозяина' - Игоря Михайловича, а это был самый худший вариант.
   Проходя мимо Юли, секретарши босса, Алексей спросил :
   - Михалыч у себя?
  Юля в это время с интересом разглядывала картинки в каком-то глянцевом журнале. Услышав голос Алексея, Юля от неожиданности вздрогнула, схватилась правой рукой за свою пышную левую грудь.
  - Ох, Алексей Сергеевич! Вы меня испугали! А что у Вас случилось? На Вас лица нет...
  
  7
  
  Юля - миловидная девятнадцатилетняя особа. Хотя, термин 'особа' здесь не очень подходит. Юля, скорее всего, 'секс-бомба'. Она проработала в 'Семёнов-Фуд' почти два года. Сразу после окончания школы поступила в Лемский Педагогический институт. Проучившись один семестр, ей стало как-то скучно. Перспектива быть учителем русского языка и литературы не устраивала. К тому же, образовательный процесс мешал личной жизни. Институт мешал жить полноценно: выпивать в дорогих ресторанах, ходить на ночные дискотеки в элитные ночные клубы, посещать фитнесс-клуб, солярий и плавательный бассейн 'Олимп'... Разумеется, за счёт богатенького любовника Миши, который было директором фирмы 'Виндоу', которая занималась установкой пластиковых окон. А ещё Миша был женат и имел троих детей: двух девочек от первого брака и мальчика - от второго.
  В один прекрасный, а для Юли - ужасный, день Миша прекратил отношения с ней. В чём причина - Юля понять не могла: толи пластиковые окна стали мало заказывать, толи жена у Миши - вторая жена - оказалась слишком бдительной. Позже Юлю отчислили из Педагогического института за хроническую неуспеваемость по всем учебным дисциплинам и за прогулы.
  В эти трудные для Юли времена отец с матерью не смогли помочь ни моральной, ни материальной поддержкой. Юля с ужасом вспоминала слова мамы : 'Ищи работу, дочка!'. А куда ей, бедняжке, податься? Не на завод же идти! Выручил Миша. Он переговорил со своим другом, с Игорем Семёновым, с генеральным директором ООО 'Семёнов-Фуд', который, после 'кастинга', с удовольствием взял Юлю на должность секретаря. 'Кастинг' проходил после окончания рабочего дня, в 20-00, когда все работники разошлись. Семёнов пользовал Юлю на столе, на ворсистом ковровом покрытии, на кожаном диване в приёмной... Во время 'кастинга' Игорь Михайлович пыхтел, как паровоз и покрывался липким потом. Однако Юлю ничего не смутило: ни большой живот Михалыча, ни противный, кисловатый запах пота. Она и не такое видела. В какой - то момент Михалыч задрожал всем телом, застонал и плюхнулся на Юлю.
  -Ты принята на работу, придёшь завтра в десять утра, - прохрипел он ей в ухо.
  -А что надо будет делать?
  - Ничего... просто работать!
   Так Юля была принята на работу секретарем в 'Семёнов-Фуд'. В первый год работы Юли все смеялись над большим количеством орфографических ошибок, которые встречались во всём, что проходило через Юлины 'золотые ручки': в приказах, инструкциях, доверенностях, коммерческих предложениях и поздравительных открытках. Все думали, что Юлю скоро уволят, но Михалыч Юлю не увольнял. Почему? Это был их с Юлей маленький секрет. Через год работы Юля стала исправляться. Количество орфографических ошибок уменьшилось.
  Михалыч брал её с собой на деловые встречи, когда нужно было заключать выгодные сделки, на банкеты и прочие мероприятия, на которых ей нужно было просто сопровождать Михалыча и улыбаться.
  У Юли была большая грудь, упругое тело и чувственный рот с пухлыми губками. Михалыч считал, что у Юли голливудская внешность. Ни у кого из директоров не было таких секретарш. Юля была предметом зависти партнёров по бизнесу и предметом гордости для Михалыча. Несмотря ни на что, Юля была лицом 'Семёнов-Фуд' и зарабатывала больше старшего менеджера, Кирилла.
  
  8
  
  - Всё нормально, Юля! Немного заработался, но с кем не бывает. Костя там?
  - Нет, Костя уехал по делам каким-то важным.
  - А Михалыч?
  - Игорь Михайлович был у себя в кабинете. Я сейчас спрошу, не занят ли он? - Юля потянулась к 'интеркому'.
   Алексей, как загипнотизированный, смотрел на её большую грудь, туго обтянутую розоватой блузкой. При других обстоятельствах он бы пофлиртовал с Юлей, сделал бы ей пару 'дежурных' комплиментов. Но сейчас даже вид Юлиных грудей не поднял Алексею настроения.
  - Игорь Михайлович, к Вам Новосёлов...
  Поначалу какое-то время была тишина. Алексей опять начал нервничать, в голове пронеслась мысль : 'Неужели этот боров свалил куда-то?', потом послышался слегка искажённый динамиком голос Михалыча : 'Ну, пусть войдёт!'.
  Алексей подошел к массивной дубовой двери с позолоченной табличкой, надпись на которой гласила : 'Генеральный директор', потянул на себя дверь. Дверь открылась, на удивление, легко. Алексей вошёл в кабинет.
  Кабинет босса был просторным и светлым. Он был метров в десять в длину, и метров пять - в ширину. Вдоль правой стены шли большие окна, через которые проникало столько солнечного света, что он равномерно заливал весь кабинет директора, отражаясь от большого т-образного стола, визуально делая кабинет ещё больше. Из окон хорошо просматривались место для парковки машин и жилые дома, расположенные напротив офиса. Стены были покрыты светло-серыми обоями, с серебристыми вкраплениями. Когда на обои попадал солнечный свет, они начинали искриться. Михалыч рассказывал Алексею, что обои ему привезли из Москвы. Вдоль стен стояли шкафы, стеллажи для книг, тумбы.
  - Это мне привезли из Италии! - с гордостью рассказывал босс в тот день, когда Алексей устраивался на работу в 'Семёнов-Фуд'.
  На стеллажах стояли книги по экономике, по основам бизнеса. Почти все они были написаны на иностранных языках. Алексей сомневался, что Михалыч прочитал хотя бы одну из них.
  Дубовый стол потрясал своими размерами. Для Алексея он был воплощением прочности и долговечности. Откуда привезли директору стол, Алексей не помнил. Пол был покрыт мягким ковровым покрытием 'из Германии'. Когда Алексей ступал по ковровому покрытию, ему казалось, что ноги утопают по щиколодку.
  На стене, напротив окна, ближе к креслу Михалыча, висела картина. На ней было изображено что-то непонятное. Когда Алексей смотрел на эту картину, ему казалось, что его двухлетняя дочь может нарисовать лучше. Что изображено на картине, никто у босса никогда не спрашивал.
  В кабинете сильно пахло освежителем воздуха, но ещё сильнее - табаком.
  Михалыч сидел за своим столом, уперевшись большим животом в крышку стола. Хотя в кабинете было не жарко, Михалыч сидел в рубашке, пиджак его висел на спинке его кресла. Его рубашка была мокрой от пота под мышками и на груди. Михалыч никогда не носил галстуков, так как его 'бычья' шея была такой толстой, что ни одна из рубашек директора 'Семёнов-Фуд' не застёгивалась на верхние пуговицы.
  Глядя на босса, трудно было поверить в то, что, когда он учился в школе, он был мастером спорта по лёгкой атлетике и очень нравился девочкам. Сейчас он вряд ли пробежал бы стометровку даже за минуту. Когда Михалыч поднимался по лестнице на второй этаж, в свой кабинет, он так кряхтел и пыхтел, что было слышно даже на первом этаже, в кабинете менеджеров. Только по пыхтению можно было определить, что босс только что поднялся в свой кабинет. Посмотрев на своего боса, Алексей в очередной раз подумал : 'Не хотел бы я так плохо выглядеть в тридцать лет!'.
  Глядя на Михалыча, невозможно было поверить в то, что этот человек, когда служил в армии, участвовал в боевых действиях в Чечне. Из Чечни он приехал с медалью 'За отвагу' и с титановой пластинкой в черепе, из-за чего он был подвержен частым головным болям и, соответственно, частым переменам настроения. Игорь Михайлович выкуривал в день по две пачки сигарет. Алексей не удивился, увидев на столе директора полную сигаретных окурков пепельницу.
  Ещё Михалыч был членом Лемского Союза ветеранов Афганистана и Чечни.
  Увидев Алексея, Семёнов встрепенулся, оторвался от бумаг, которые лежали у него на столе.
  - О, Новосёлов! - прохрипел Михалыч. Голос у него всегда был хриплый, а когда директор сердился - визгливый. - Ты-то мне и нужен! Только недавно про тебя вспоминал, и тут ты... всплыл!
   Алексей почувствовал фальшь в голосе Михалыча. 'Это не к добру', - подумал он.
   Кресло под Игорем Михайловичем жалобно скрипнуло. Алексей хотел быстрее подойти к боссу, чтобы Михалыч не вставал. Но директор оказался проворнее. Он, даже не застряв, быстро встал со своего кресла, подошёл с протянутой рукой к Алексею, пожал ему руку.
  - Присаживайся, - Михалыч указал рукой на стул у т-образного стола. - Рассказывай, что у тебя там?
  Алексей раскрыл рот, но ничего не сказать не смог, так как Михалыч начал говорить первым.
  - Сегодня смотрел твой отчёт за прошлую неделю. Знаешь что это? Это дерьмо полное! Кто так работает? Сейчас лето! Нужно по самые гланды впаривать клиентам минералку, соки, газировки, пиво... А у тебя что? Ты Шведову звонил?
  -Я вчера его затарил!
  -А что с Авреляном?
  -Он за прошлую поставку не расплатился, пусть подождёт!
  По голосу и по лицу Михалыча было видно, что он рассержен. Это не входило в планы Алексея. Он пришёл сюда не для того, чтобы 'пистон' от директора получить, а для того, чтобы пораньше домой отпроситься.
  - А что с остальными твоими клиентами? Почему так мало берут?
  - Погода плохая. Товар плохо раскупается. Я и так им продал на прошлой неделе больше, чем они могут переварить.
  Алексея это уже стало нервировать.
  'Этот жирный боров только и может, что о деньгах думать! Взять бы сейчас биту и треснуть его по харе!', -подумал он, а сам в это время улыбался и делал вид, что внимательно слушает Михалыча, который матерясь и жестикулируя, объяснял, как в наше время бизнес делается.
   - Все хотят зарплату получать, но никто, мля, работать не хочет! - босс уже даже не кричал, а визжал - Все, мля, на работу хер положили! Совсем все тут расслабились...
  - Я работаю на совесть! - выкрикнул Алексей, пытаясь перекричать босса, но тот его не слышал.
  Выдав серию смачных ругательств, Семёнов вдруг замолчал и спросил:
   - А ты чего заходил-то? Я ведь тебя, кажется, не вызывал?
  - Я отпроситься домой пораньше хотел. Дома небольшой переполох, я должен раньше уйти! Ни Кости, ни Кирилла сейчас в офисе нет...
  - Новосёлов, ты меня без ножа убиваешь! - прошипел Михалыч.
  'И без биты!', - подумал Алексей.
  - Ну ладно, иди! Помни о том, что я тебе сегодня сказал! Не будешь стараться - уволю!
  - До свиданья, Игорь Михайлович!
  -Ну-ну, пока!
  Алексей уже был у двери и протянул руку к позолоченной дверной ручке, когда Семёнов произнёс :
   - Там, на тумбочке, на подносе шоколад лежит! Справа от тебя... Возьми одну плитку!
  -Спасибо, я не ем сладкое!
  -Да это не тебе, дочке возьми. Там в центре, самая большая!
  Алексей взял с полноса большую плитку швейцарского шоколада, положил её в боковой карман пиджака.
  - Спасибо, Игорь Михайлович!
  - Не благодари, у меня этого добра ещё много! Передавай привет жене и дочке!
  Алексей вышел из кабинета. Только сейчас он заметил, что вспотел. Энергия, которую десять минут назад девать было некуда, куда-то исчезла, внутри образовалась пустота. Как будто, директор выпил всю его силу! 'Ну и упырь этот Михалыч!'- подумал Алексей. Каждый раз, когда он заходил в кабинет к боссу, настроение у Алексея портилось.
  -Ну как, удачно? - с ехидной улыбкой спросила Юля.
  -Да, всё просто здорово! - соврал Алексей, посмотрел сверху вниз на Юлю. В голове мелькнула мысль: 'Как он её ещё не раздавил? Наверное, у неё хорошо прокаченное тело!'.
  Попрощавшись с Юлей, он вышел из офиса, завёл двигатель машины. Ему предстояло съездить на стоянку, найти этого психа, поговорить с ним. Настроение было паршивое.
  
  9
  В половине пятого Алексей был уже на стоянке. И, хотя, в городе на дорогах в этот час были пробки, на стоянке абсолютно никого не было. Она выглядела пустой, стояло несколько машин, людей не было.
  Подъезжая к воротам, Алексей увидел высокого полного мужчину, который вышел из будки охраны, скатился по лестнице и, бросив взгляд на машину Алексея, резво побежал в сторону дворов. Алексей видел, как трясётся его большой живот под футболкой. На спине и под мышками толстяка были большие тёмные пятна.
  - Поздно ты решил спортом заняться! - глядя ему вслед, вполголоса сказал Алексей.
   Закрыв 'десятку', он стал подниматься по лестнице в будку охранников.
  Охранники дежурили по два человека, суки через сутки. Их было всего четверо, Алексей их всех хорошо знал. В одной смене дежурили Сергей с Михаилом, в другой - Артём с Дмитрием. Иногда они менялись, но это было редко.
  По металлической лестнице Алексей поднялся на платформу, на которой стояла будка охранников. Спереди и по бокам будки были большие окна, чтобы охранникам было лучше обозревать периметр. Окна были тонированные. Охранники говорили, что это для того, чтобы снайпер не мог в них попасть. Алексей же знал, что это для того, чтобы клиенты не видели, что охранники иногда спят на посту.
  Постучал в дверь будки. Тишина. Опять постучал, но уже громче. В ответ - всё та же тишина. Никакого движения. Тогда Алексей взялся за ручку двери и потянул на себя. Дверь открылась.
  Алексей никогда не заходил в будку охранников, переговоры и ежемесячная оплата осуществлялись через небольшое окошко спереди, которое открывалось. Перед входом стоял письменный стол, офисный стул на роликах. Слева, во всю длину будки, стояла кушетка.
  'Для отдыха', - подумал Алексей.
  Справа, на тумбочке, стоял телевизор 'Голд Стар'. На той же тумбочке, рядом с телевизором, стоял радиоприёмник с часами. На часах было 16:35.
  'Точное время!', - отметил Алексей.
   Ближе к входной двери, на стене, висел большой красный огнетушитель. В будке было чисто, но стоял стойкий запах табака и не стираных носков. На столе стояла пол-литровая стеклянная банка, полная сигаретных окурков.
  За столом, положив голову на руки, крепко спал охранник Артём. Храпел он громко. В замкнутом, небольшом пространстве будки, его храп казался рычанием злого ротвейлера.
  'Значит, сегодня смена Димы и Тёмы', - подумал Алексей.
  Он не стал дожидаться, когда Артём соизволит проснуться. Просто сжал правой рукой левое плечо Артёма. Охранник на это никак не среагировал, продолжая храпеть. Тогда Алексей потряс его за плечо. Только после этого Артём проснулся.
  - Ой, черт! - пробормотал Артём, выпрямился на стуле и зачем-то взял в руку сотовый телефон, который лежал на краю стола.
  - Привет, Тёма!- с улыбкой сказал Алексей.
  Он не мог смотреть на Артёма без улыбки: глаза ещё до конца не открылись, на лице читалось удивление и испуг.
  -О, Лёха, привет! Ты чего тут делаешь? Тут нельзя находиться посторонним!
  - Дверь сама открылась, - пошутил Алексей.
  - Не может быть! Мы всегда дверь закрываем, так положено по инструкции. Дима как ушел, я за ним тут же дверь закрыл, я это помню, потому что он, когда выходил, велел мне дверь закрыть.
  - А где сейчас Дима?
  - Он на стоянке, машину свою чинит.
  - Чинит машину? - удивился Алексей. Когда он припарковал свою машину и шёл к будке, он видел белую 'девятку' Димы, но не встретил ни одной живой души.
  Послышались шаги. Кто-то поднимался по металлической лестнице. Дверь открылась. В будку зашёл Дима. На нем была синяя грязная спецовка, пахнущая машинным маслом. В вырезе спецовки виднелась тельняшка. У Алексея создалось впечатление, что Дима никогда не снимал свою тельняшку. Он носил её и зимой, и летом. Наверное, и ночью тоже Дима тельняшку не снимал. Вид у него был такой, как будто он тоже только что проснулся.
  - Здорово, Лёха! - пробасил Дима. Ростом он был метра два, широк в плечах. Когда Дима вошёл в будку, ему пришлось наклонить голову. Он так бы и стоял с наклоненной головой, как бык, участвующий в корриде, если бы он не присел на кушетку. Его голос вполне соответствовал его внешности - громкий, низкий, богатырский. - Как дела?
  - Привет, Димон! Дела сегодня идут как-то неважно!
  - А чего у тебя стряслось?
  - Помнишь 'БМВ' тёмного цвета с номером '666'?
  -Помню, а что? - встревожился Дима.
  - По-моему, он чёрный, - неуверенно вставил Артём.
  -Сегодня этот асс чуть не сбил мою жену и дочь!
  - Ни хрена себе! - хором сказали охранники, в глазах у обоих застыло неподдельное удивление.
  - Что-нибудь знаете о хозяине машины?
  - Он приехал на нашу стоянку где-то месяц назад, заплатил деньги за месяц вперёд.
  - Это был он или она? - уточнил Алексей.
  - Конечно 'он', за рулём всегда был мужик, - ответил Артём. - Хотя он здесь бывает редко, я его запомнил.
  - Почему?
  - Странный он какой-то. Иногда машина весь день стоит, он уезжает куда-то ночью, иногда днём куда-то уезжает. Всегда одет одинаково: чёрная джинсовая куртка, чёрные джинсы, футболка - тоже чёрная. Прикинь, во всём чёрном, даже когда на улице жарко. И всегда - в солнцезащитных очках! Натуральный шизик! - Артём засмеялся. - И ростом с Димыча. Такой же лось!
  - Он ниже меня ростом, и без очков я его видел! - сказал Дима, глядя на Артёма с укором. - Я здоровее его буду, а в очках он ходит потому, что у него с глазами что-то... Какие-то неживые у него глаза, холодные, как у рыбы. У моего дяди когда-то кобель породы 'хаски' жил... умный был пёс. У него глаза были светло-голубые. У этого мужика такие же глаза. Смотрит в одну точку, как слепой. Я сначала подумал, что он и вправду слепой, но он сел в машину и лихо так поехал. Слепые за рулём не ездят!
  - Мужики, а когда он в последний раз тут был?
  - Сегодня, часа в три, я у своей тачки стартер менял. Смотрю - идёт. - Артём презрительно поморщился. - Походка, как у терминатора, ему бы дробовик в руки дать!
  - А ты чего, будешь в милицию заявлять? - заинтересовался Дима.
  - Бесполезно. Жена сегодня им звонила. Ей сказали, что если бы он их раздавил, тогда и нужно было обращаться!
  - Ничего себе! - Артём покачал головой. - И что ты сейчас делать будешь?
  - Я бы хотел с ним переговорить. Он, наверняка, оставлял вам свой адрес, номер телефона - на случай, если с машиной что-нибудь случится. Ждать я его здесь не буду, времени нет. Вы ведь всю информацию о клиентах в журнал записываете? Мне ещё нужно знать, какие буквы есть в его номере. Никто из свидетелей наезда букв номера не видел, все запомнили только цифры -'666'. Если я не смогу с ним переговорить, у меня будет хоть какая-то информация о нём, я смогу его наказать. У меня есть знакомые в ГИБДД. Причём я смогу это сделать так, что он этого не заметит. Вы мне можете в этом помочь?
   Охранники молчали, по лицам было видно, что они о чём-то думают. Молчание нарушил Артём.
  - Знаешь, Лёха, ты, конечно, нас извини. Мы хорошо тебя знаем, уважаем, но давать информацию о клиентах мы тебе не можем! Нам по инструкции это делать нельзя. Николай Аркадьевич нас за это в порошок сотрёт!
  - Да, Лёха, обратись к Аркадичу - в голосе Димы слышалась радость. Наверное, он обрадовался тому, что был найден выход из положения. - Ты ведь его хорошо знаешь, для тебя он что-нибудь придумает.
  Алексей полез в карман пиджака за мобильным телефоном. Вместо привычного маленького мобильника, рука нащупала что-то большое и плоское.
  'Шоколад!', - вспомнил Алексей. Он переложил плитку шоколада в барсетку, достал мобильник и набрал номер Николая Аркадьевича. Тот ответил сразу, как будто ждал, что Алексей ему позвонит.
  - Здравствуйте, Николай Аркадьевич! Я сейчас на стоянке, мне нужна кое-какая...
  - Жди меня, я сейчас там буду!
  В трубке послышались гудки 'отбоя'.
  Не зная, чем себя занять, пока нет 'хозяина стоянки', Алексей сел в свою машину, достал из бардачка пачку сигарет 'Бонд'. Ему необходимо было немножко успокоиться и навести порядок в голове. Достав из бардачка дешёвую газовую зажигалку, Алексей зажёг сигарету и глубоко затянулся. Нервное напряжение прошло, но в голове по-прежнему не было порядка.
   'Почему они не могут точно описать ни машину, ни хозяина машины? Почему не могут дать информацию о нём? Что-то это странно. Я думал, что всё будет проще'.
  
  10
  
  Заметив джип Николая Аркадьевича, Алексей затушил сигарету. Николай Аркадьевич поставил свой джип рядом с будкой. Когда 'хозяин' вылезал из машины, джип слегка наклонился вправо. Алексей успел заметить, что Николай Аркадьевич поправился как минимум на десять килограммов и стал выше ростом.
   'Но этого не может быть! - подумал Алексей. - Скорее всего, у него новые туфли, у которых каблук высокий'.
  Однако, на Николае Аркадьевиче были те же туфли из крокодильей кожи, которые Алексей видел на нём быть может, месяц назад. Как и в прошлый раз, Николай Аркадьевич был одет в светло-зелёный костюм от 'Al Marinari', ослепительно-белая рубашка и чёрный галстук. Он всегда носил костюмы от 'Al Marinari'. Связано это было с тем, что его дочь, Ирина, была владелицей двух магазинов 'Al Marinari' в городе Лемске. Один из них располагался недалеко от железнодорожного вокзала, второй был в самом центре города, у Площади Ленина.
  Алексей обратил внимание на то, что пиджак Николая Аркадьевича был явно мал ему в плечах, и рукава были коротковаты. Но не может взрослый человек вырасти в высоту! Потолстеть может, а вырасти - нет! Скорее всего, у него костюм стал меньше после стирки. Или это обман зрения.
  Николай Аркадьевич уверенной походкой подошёл к Алексею, пожал ему руку.
  -Ну, чего у тебя стряслось? - Николай Аркадьевич нахмурил брови.
  Алексей вкратце рассказал ему, что случилось с его женой и с Викой, пожаловался на то, что Дима с Артёмом отказались поделиться с ним информацией о таинственном незнакомце.
  - Правильно, что ничего тебе не дали! Это конфиденциальная информация. Знаешь, какие 'большие люди' есть среди моих клиентов? Очень часто за их промахи шишки сыплются на мою голову!
   - Я понимаю!
  - Ничего ты не понимаешь! - с этими словами Николай Аркадьевич стал подниматься по железной лестнице.
  Не успел он преодолеть и половины лестницы, как дверь будки распахнулась. В дверном проёме стояли Артём с Димой и лучезарно улыбались.
  - Здравствуйте, Николай Аркадьевич! - хором сказали охранники и переглянулись.
  - Здорово, мужики !- Николай Аркадьевич зашёл в будку. - Фу, как у вас тут накурено!
  Артём с Димой виновато переглянулись.
  - Мне нужно посмотреть, что у вас есть по клиенту...
  - По внедорожнику 'БМВ? - спросил Артём.
  - Да, по этому самому, который на жену Алексея наехал.
  Дима нагнулся, достал из тумбочки, на которой стоял телевизор, толстую тетрадь, на обложке которой было шариковой ручкой написано 'Журнал по клиентам'. Николай Аркадьевич выхватил у Димы из рук журнал, прочитал, что написано на обложке, усмехнулся.
   - Ну, вы и грамотеи, блин! - полистав журнал, он отдал его Диме. - Что-то я тут ничего в ваших каракулях найти не могу... На, сам ищи!
  - А что конкретно нужно найти? - спросил Дима.
  - Номер машины, цвет, марка, модель, фамилия, имя хозяина, его адрес, номер телефона... - Николай Аркадьевич посмотрел на Алексея. - Я по своим каналам его найду. Сделаю ему какую-нибудь гадость, чтобы он потом за руль сесть боялся. Есть у меня знакомые и в ментовке, и среди этих... ну, ты понял, да?
  - Николай Аркадьевич! - Дима побледнел, голос его дрожал.
  - Что, нашёл?
  - Тут кто-то страницы вырвал! - на лице у Димы читалось удивление и негодование.
  - Дай, я посмотрю! - Артём забрал у Димы тетрадь и начал листать. Он два раза быстро пролистал тетрадь. - Действительно, нет страниц за три последних месяца - за июль, за июнь и за май. Я не знаю, кто это мог сделать!
  Если десять минут назад вид у охранников был счастливый и беззаботный, то сейчас вид у обоих был глупый и растерянный.
  Николай Аркадьевич сам взял журнал, полистал его. Лицо его побагровело, на лбу вздулись вены. Некоторое время он молчал, видимо, о чём-то думая. В будке царила мёртвая тишина, нарушаемая лишь громким сопением Димы. Вдруг Николай Аркадьевич резко нарушил молчание:
  - А где у вас рабочий журнал?
  - На столе... был на столе, - голос Артёма был лишён каких -либо интонаций, он говорил, как во сне.
  - Так давай его сюда! - в голосе Николая Аркадьевича слышалось раздражение.
  Артём взял со стола тетрадь, на обложке которой также шариковой ручкой было написано 'Рабочий журнал'. Движения Артёма были замедленными. Он двигался, как зомби, в глазах читалась абсолютная пустота. Глядя на него, Алексей подумал, что тот не на шутку перепугался. Ещё бы, он ведь в их смене старший охранник, его Николай Аркадьевич вздрючит в первую очередь!
  - Ну, и где у вас сегодняшние записи? Когда и кто уехал, приехал?
  Дима взял в руки тетрадь, долго листал её, потом отдал журнал Николаю Аркадьевичу.
  - Здесь тоже вырваны листы, - сказал Дима упавшим голосом. - Последняя запись была сделана 25 апреля 2005 года... Тоже за три месяца!
  У Алексея сложилось впечатление, что Диме уже было всё равно. Морально он себя уже подготовил к самому худшему.
  - Алексей, - процедил сквозь зубы Николай Аркадьевич. - Ты иди домой. У меня есть твой номер телефона. Я переговорю с мужиками и тебе позвоню.
  - Как скажете... - ответил Алексей и вышел из будки.
  Спускаясь по железной лестнице, он подумал, что сейчас здесь будет жарко. Как бы подтверждая его догадки, из будки послышался разъярённый вопль Николая Аркадьевича:
   - Вы чего, козлы, совсем охренели? Я что, вам мало плачу? Может, вам на заводе хочется работать, у станка, за мизерную плату, по шесть дней в неделю? Вы чего, уроды, совсем расслабились? Совсем службу не тянете?
  - Николай Аркадьевич, это какое-то недоразумение! - оправдывался Дима.
  - В нашу смену никто чужой сюда не входил, - лепетал Артём .
  - Я сейчас вас сейчас уделаю, как Бог черепаху! - орал во всё горло Николай Аркадьевич.
  Алексей не стал дослушивать, чем это закончится. Он просто пошёл домой. Он чувствовал себя абсолютно разбитым.
  
  11
  
  Дома его ждала заплаканная Аня. Она всё ещё не могла оправиться от потрясения.
   - Как хорошо, что ты пришел! - с этими словами она уткнулась лицом ему в грудь и разрыдалась. - Я так тебя ждала!
  - Подожди, Аня! Дай мне раздеться, обувь снять! Где Вика?
  - Она спит в комнате, а я... - опять рыдания.
  - Я знаю, что ты испугалась. Но все живы, ничего страшного не произошло! Пойдем на кухню!
  Алексей провёл Анну на кухню, усадил за стол. Достал из холодильника бутылку 'Мартини', две бутылки пива. Из кухонного шкафа извлёк бокал, налил в него 'Мартини', поставил перед Анной. Потом открыл своё пиво.
  - Выпей, расслабься! Тебя это немного успокоит!
  - Ты понимаешь, он хотел убить нас! Он, он ...
  - Не принимай это близко к сердцу. Скорее всего, водитель был пьян. У нас нет врагов, которые могли бы нам желать смерти.
  - Я не про водителя, а про другого мужчину. Он стоял в кустах и смотрел на меня, когда это произошло. А потом он убежал. После разговора с тобой я всё же решилась выйти из квартиры, и он был там, в подъезде. Ты бы видел, как он выглядел. Он был в куртке, а ведь уже месяц нет дождей. Я знаю, почему он был так одет. Под одеждой киллеры прячут оружие - ружья, автоматы всякие. А его зубы ...
  - Тебе нужно расслабиться, - Алексей пододвинул бокал к Ане. - Пей! Никто не хотел тебя убить. Никто.
  - Почему ты так думаешь? - Аня сделала глоток и пристально посмотрела на Алексея.
  - Если бы тебя хотели убить, то давно бы убили. Киллеры ошибок не допускают. Это было не то, о чём ты подумала.
  - Ты думаешь?
  - Конечно, радость моя, - Алексей улыбнулся, глядя Ане в глаза.
  Закрыв дверь на кухню, он включил телевизор. Пробежавшись по каналам, нашёл какой-то фильм, в котором играет Кевин Костнер, сделал звук тише, чтобы не разбудить Вику.
  Пиво сделало своё дело. У Алексея вдруг появились силы, улучшилось настроение. Посмотрев на Аню, он почувствовал сильное желание. Внутренний голос подсказывал ему, что сейчас не самый удачный момент, но желание было сильнее здравого смысла. Слова Алексея и 'Мартини' подействовали на Анну тоже благотворно. Она успокоилась, перестала всхлипывать, щёки зарумянились. Подсев ближе к Алексею, она положила голову ему на плечо. Алексей поцеловал её сначала в лоб, потом стал целовать её щёки, почувствовал соль на своих губах. Потом Алексей впился в её губы. 'Слаще, чем мёд', - пронеслось в голове Алексея.
   Продолжая целовать Анну, Алексей начал расстёгивать её халатик.
  Анна вяло пыталась протестовать :
  - Алёша! Может, не надо? Давай позже, не сейчас...
  Алексея это не остановило. Он стянул с Анны её белый халат, пахнущий духами, стал ласкать её грудь. Анна обняла его за шею и стала тихонько постанывать. Алексей почувствовал сильное возбуждение. Такого с ним давно не было. В него, как будто, дьявол вселился.
  В это время на экране телевизора Кевин Костнер, под водой, целовал взасос симпатичную брюнетку. За ушами у него шевелились жабры.
  Продолжая покрывать горячими поцелуями губы, шею, грудь Анны, Алексей обхватил её руками, приподнял с табуретки и посадил на кухонную тумбу, в которой хранились кастрюли, тарелки и прочая кухонная утварь. Уверенным движением правой руки он сорвал с Анны стринги, скомкал их и бросил на пол.
  - Ты что делаешь, проказник? - прошептала Анна.
  Алексей не обратил внимание на подобную мелочь. Он просто сошёл с ума от страсти. Обхватив стройное, обнажённое тело Анны левой рукой, он даже не вошёл, он ворвался в неё. Анна негромко вскрикнула. Алексей двигал тазом вперёд-назад, сначала -не спеша, потом - немного ускоряясь. Всё это время Анна не переставала постанывать. Алексей чувствовал мощный прилив энергии. Ниже пояса он превратился в камень. Ему хотелось двигаться, двигаться туда - сюда, вперёд-назад. В эту минуту он был шахтёром, который отбойным молотком долбит уголь в шахте, он был вихрем, огненным смерчем. Кастрюли в тумбочке позвякивали в унисон с каждым движением его тела. В какой-то момент Алексей стал ускоряться, Анна стала стонать громче. Такого с ними давно не происходило. Обычно всё происходило быстрее и как-то буднично. Казалось, этому не будет конца. Они вели себя, как голодные, обезумевшие животные. Всё было, как в сказке, но вдруг... Алексей услышал шум в комнате, а потом - приближающиеся шаги. С фантастической скоростью Алексей натянул брюки. Он только сейчас понял, что ещё не успел после работы переодеться. Анна, с грацией кошки, спрыгнула с тумбы, накинула халат и подвязалась поясом. Алексей подобрал с пола её порванные стринги и засунул их в карман своих брюк.
  Дверь кухни открылась. В дверном проёме стояла Вика. Она тёрла кулачками глаза, было видно, что она только что проснулась.
  - Мам, я проснулась! Я есть хочу!
  - Сейчас, моя радость! Проходи на кухню. Блинчики с вареньем будешь? Я сейчас тебе их разогрею.
  Тем временем на экране телевизора показывают симпатичную брюнетку. Она лежит на боку, оголив стройные ноги. Рядом с ней стоит деревянный ящик. Брюнетка смотрит на Кевина Костнера и говорит ему:
  - Я долго спала? Мне снился сон, забавный...
  Алексей посмотрел на Анну.
  - Аня, я надеюсь, когда Вика заснёт, мы продолжим?
  Анна ничего не ответила, но по её многообещающему взгляду Алексей понял, что продолжение будет.
  
  12
  
  Через два часа позвонил Николай Аркадьевич.
  - Алексей, боюсь, что у меня для тебя нет хороших новостей! Я переговорил со всеми охранниками, которые охраняют стоянку у твоего дома. Никто не может точно описать водилу, который на твоих родных наехать хотел. На стоянку он больше не приезжал, да я сомневаюсь, что он ещё приедет после той шумихи. Одни говорят, что он мускулистый, высокий, как Дима. Другие говорят, что он примерно твоего роста, где-то 175-180 сантиметров, худощавого телосложения. Цвет машины... Одни говорят, что чёрный, другие говорят, что тёмно-синий. Я не знаю, кому верить, но все уверяют, что он уезжал и приезжал то днём, то ночью, как-то бессистемно. Все утверждают, что он всегда был одет во всё чёрное, тёмные очки даже ночью не снимал. Без очков его только Дима видел, да и то один раз. Говорит, что у него что-то с глазами, но какого он цвета - сказать не может. Говорит, что глаза у него светло-серые, почти белые. Ты можешь себе такое представить? Даже цвет волос никто точно описать не может! Одни говорят, что он - жгучий брюнет, другие утверждают, что он блондин. Ну, прям-таки мистика какая-то! Ты на сектантов в последнее время не наезжал?
  - Нет, я никого не знаю, кто бы был с ними связан, - Алексея этот вопрос немного удивил и озадачил, а Николай Аркадьевич, как ни в чём не бывало, продолжал:
   - Единственное, в чём все уверены, так это в том, что он ездил на внедорожнике 'БМВ' с номером '666'. Все запомнили цифры, но никто не помнит букв номера. Если бы эти придурки не спали на посту, он бы был у нас в руках...
  - Вы их накажете? - спросил Алексей.
  - А чего с ними церемониться? В охранном деле главное - строжайшая дисциплина... Так на чём я остановился?
  - На номере.
  - Ах, да! Номер...Я напряг своих корешков из ментовки. Честно тебе скажу, они мне сказали, что найти мужика по этим приметам невозможно! Это то же самое, что разыскивать Фантомаса! Но они пробили по базам данных номер машины и выяснили, что в нашем регионе на данный момент зарегистрировано 5 внедорожников 'БМВ' с номером '666'. На двух таких внедорожниках ездят бабы. Они отпадают. У одной машина красного цвета, у другой - жёлтая. Ещё один такой внедорожник принадлежит какому-то известному предпринимателю, какому-то Булыгину. Не знаешь такого? Он неделю назад в аварию попал, машина до сих пор в ремонте, а он - в больнице. Одна такая машина принадлежит какому-то милицейскому чиновнику. У него - серебристый 'металлик', и его сейчас нет в России, он в отпуске и уехал отдыхать в Эмираты. Его машина сейчас в автохозяйстве УВД стоит. И одна машина - у моего зятя, но ты его знаешь, его бы и мои охранники узнали. Да и зачем ему кого-то давить? Он бы киллера нанял! - Николай Аркадьевич разразился хохотом.
  Просмеявшись, он заговорил абсолютно серьёзным голосом:
  - Да ты не переживай! Все живы, здоровы, а это - самое главное. Скорее всего, этот мужик был не из нашего города. Я сказал своим охранникам, чтобы передали ему пару 'ласковых' словечек, если его ещё увидят, заодно пусть мне сообщат, тогда мы его в порошок сотрём. Я не сомневаюсь, что это он вырвал страницы из журналов, когда понял, что его искать будут. Я сейчас тоже немного заинтересован в том, чтобы его найти. Ущемлена моя профессиональная гордость. Он ведь как-то смог моих охранников обмануть! Хотел бы я посмотреть на этого типа.
  С этими словами Николай Аркадьевич пожелал Алексею всего хорошего и попрощался.
  13
  
  Алексей повесил трубку телефона. Разговор с Николаем Аркадьевичем существенно ухудшил его настроение. У него было какое-то неприятное, тягостное предчувствие. Ему казалось, что происходит что-то страшное, необъяснимое. Что-то, чему он не мог придумать названия.
  - Ну, кому я или моя семья могли помешать, навредить? - задавал он сам себе вопросы, на которые не находил разумного ответа. - Что плохого кому-то сделали Аня с Викой?
  Чтобы немножко снять нервное напряжение, он решил выпить бутылочку пива. Удивительно, но даже бутылка пива не спасла его от переживаний. Он вышел на балкон и закурил.
  'С такой нервной жизнью я скоро стану заядлым курильщиком! - подумал он. - Я даже в Армии столько не курил!'.
  Алексей курил и напряженно думал, обозревая с балкона окрестности,
  Под балконом простирался двор, окружённый пятью домами. Двор был плотно засажен тополями, от которых летом, во время их цветения, начинались проблемы у аллергиков. Прямо под домом проходит дорога. Один конец этой дороги уходит за угол дома и упирается в автомобильную стоянку, другим концом дорога упиралась в улицу Гагарина. Хотя дорога считалась дворовой территорией, движение по ней не прекращалось никогда. По этой дороге машины ездили и днём, и ночью, и в будни, и в праздники. Рёв двигателей и свет фар поначалу нервировали Алексея, но потом он привык к этому.
  Тротуар, спасение для жителей дома, был шириной метра полтора.
  Далее, за дорогой, располагались два небольших газона, отделяющих дорогу от детской площадки, разделённые узкой дорожкой. Газоны были огорожены металлическими ограждениями, которые были высотой сантиметров семьдесят, что, однако, не мешало людям постоянно топтаться по ним. Наверное, поэтому, кроме травы, на газонах никогда ничего не росло. Вдоль металлических ограждений, с большим интервалом были высажены небольшие кусты сирени.
  Далее располагалась детская площадка с качелями, песочницей, какими-то металлическими конструкциями, предназначенными для того, чтобы дети по ним лазили. Эти металлические конструкции были выкрашены во все цвета радуги. С одной из таких конструкций Вика один раз упала. Хорошо, что отделалась лёгким испугом!
  По периметру детской площадки стояли скамейки, выкрашенные в жёлтый цвет. Рядом со скамейками стояли, вечно переполненные пустыми пивными бутылками, урны. Выглядело всё культурно, красиво.
  Далее располагалась, обнесённая металлической сеткой, игровая площадка - заасфальтированный квадрат двадцать на двадцать метров, на которой изредка молодежь играла в футбол, баскетбол, бадминтон.
  Иногда на этой площадке происходили драки между подростками. Бои подростков потрясали своей жестокостью, но быстро заканчивались. Один раз Алексей с балкона видел, как дрались пьяные девочки, не старше пятнадцати лет. Хотя Алексей не относился к слабонервным, эти драки всегда его шокировали. Ему казалось, что во времена его детства всё было по-другому.
  За игровой площадкой располагалась помойка, в которой посменно копались то одни бомжи, то другие. Семь контейнеров на пять домов. Не смотря на то, что каждое утро мусор вывозили, в послеобеденное время к контейнерам уже было не подойти, так как к этому времени уже скапливалась большая гора мусора.
  
  Живя в этом доме не первый год, Алексей привык ко всему этому, даже считал что это нормально. Только, если раньше пейзаж двора радовал глаз, успокаивал нервную систему, то сегодня Алексей ненавидел этот двор, эту дорогу, этих людей, которые сновали по двору туда-сюда, которые чуть не забрали у него самое дорогое, что было в его жизни - жену и дочь.
  'Похоже, опять началась чёрная полоса! - с тоской подумал Алексей. - Почему белые полосы всегда такие маленькие, а черные такие большие и запоминаются надолго? А может ли сегодняшнее происшествие быть случайным?
  Однако, внутренний голос подсказывал ему, что случайности неслучайны. Сегодня началась черная полоса, нужно быть готовым ко всему, но в первую очередь - к худшему.
  И тут Алексею пришло в голову то, от чего по спине побежали мурашки, а сердце учащённо забилось: 'Быть может, это кто-то из тех бандитов, которые убили моих друзей? Наверное, кто-то из них остался на свободе, и сейчас они хотят свести счёты со мной, начав с Ани и с Вики?'.
  И тут взгляд его упёрся в кусты сирени, растущие по краям детской площадки. Под кустами стоял высокий мужчина в кожаной куртке и в тёмных очках. Он смотрел на Алексея, задрав голову. Когда их взгляды встретились, мужчина исчез в зелени кустов, будто растворился.
  - Что за... твою мать? - вырвалось у Алексея.
   Алексей вздрогнул, как от удара электрическим током. Сигарета выпала из уголка рта и упала на ковровую дорожку, расстеленную на балконе. Кто-то за ними следил. Но кто и зачем? Значит, началась черная полоса и нужно быть осторожным. Нужно затаиться и ждать, ждать чего-то, о чём даже думать не хотелось.
  
  Глава 3.
  
  Чёрное и белое
  
   1
  
  Вся жизнь Алексея - это сплошная череда чёрных и белых полос.
  Алексей родился в городе Лемске. Своё название 'Лемск' город получил в честь реки Лемки, на берегу которой стоял город. Некогда большая река, по которой когда-то сплавляли лес, сейчас представляла собой жалкое зрелище. За двести с небольшим лет река Лемка обмелела. Когда Алексею было лет семь или восемь, они с мальчишками знали места, по которым можно было перейти Лемку вброд. От воды неприятно пахло, вода была мутной, с каким-то зеленоватым отливом. Тем не менее, некоторые рыбаки умудрялись ловить в Лемке рыбу.
  В Лемске Алексей ходил в детский сад. Это время можно было бы назвать белой полосой, если бы не одно 'но'. С раннего детства Алексею сильно доставалось от родителей. И вроде бы, родители Алексея были приличными людьми. Отец, Сергей Иванович Новосёлов, в то время работал на Лемском Приборостроительном заводе старшим оператором в котельной, мать Алексея, Галина Петровна Новосёлова, также работала на Лемском Приборостроительном заводе кладовщиком. Оба были членами Коммунистической партии, но это не мешало им лупить Алексея, как 'сидорову козу'.
  Иногда по дороге в детский сад Галина Петровна могла так отлупить Алёшу, что он потом полдня не мог нормально сидеть, ведь стулья в детском саду были деревянные. Когда на руке Галины Петровны было обручальное кольцо, это было очень больно. Чаще всего экзекуция сопровождалась словами:
  - А ну, давай иди быстрее, скотина! Мне на работу нужно! Втяни сопли, рот закрой, гадёныш!
   От этого становилось ещё и обидно.
  Шлепки по попе и пощёчины, полученные от мамы, были ещё не такими страшными. Самое страшное мамино оружие были подзатыльники. От 'хорошего' маминого подзатыльника, с правой руки, на котором всегда было массивное обручальное кольцо, казалось, что голова сейчас треснет, а глазные яблоки выпадут из орбит. Боль была во всей голове. Сопровождалось это, чаще всего, словами 'Ах ты, тварь такая!'. Когда Алёша стал немного старше, к подзатыльникам и пощёчинам прибавились такие виды экзекуции, как : порка отцовским ремнём, порка маминым тапком с мощной подошвой, порка скакалкой старшей сестры Ольги.
  Насилию со стороны 'мамы Гали' Алёша мог подвергнуться за всё, что не входило в планы родителей: сказал нехорошее слово, которое услышал в детском саду - получи пощёчину! Разозлился на родителей (не отпустили на прогулку с друзьями, не разрешили посмотреть какую-нибудь детскую передачу по телевизору, не купили в магазине чего-нибудь сладкого и т.д.), обозвал их сгоряча дураками - получи ремешком по заднице.
  - Будешь нас вспоминать, когда захочешь присесть! - говорил иногда отец. Эти слова Алексей помнил всю свою жизнь.
   Пришёл с прогулки в грязных штанах и в мокрых ботинках - получи своё. Пришёл с улицы с разбитым носом - получи парочку ударов тапкам по мягкому месту, вместо слов сострадания.
  На улице и в детском саду Алёша старался вести себя тихо. Ему не хотелось, чтобы родители узнали, что он плохо себя вёл и не стали 'воспитывать'. Как бы он ни старался, у него никогда не получалось избежать экзекуции. Ни дня не проходило, чтобы он не подрался с кем-нибудь, чтобы не порвал и не испачкал одежду, играя в подвижные детские игры.
  
  2
  
  Алексей всю свою жизнь помнил новогодний утренник в детском саду. Сколько ему тогда было лет? Наверное, пять. Воспитательница как-то сказала детям:
   - Дети, завтра будет Новый год! Я хочу, чтобы вы все завтра пришли в садик нарядными, в новогодних костюмах. У кого не костюмов, приходите в масках!
  На следующее утро все дети пришли в детский сад с родителями. Все были празднично одетые. Многие пришли в новогодних костюмах. Там были снежинки, бабочки, птички, белочки, медведи, волки. У кого не было костюмов, пришли на утренник в масках.
  Галина Петровна не хотела покупать сыну маску, тратить время на изготовление хорошего новогоднего костюма. Она просто решила сделать сыну 'костюм зайчика'. 'Костюм зайчика' выглядел примерно так: из ватмана Галина Петровна сделала ободок, к которому приклеила два здоровенных уха, раскрасив их в серый цвет. Вот и весь костюм.
  На следующее утро все дети пришли празднично одетые, в костюмах, в масках. Друг перед другом хвалились своими костюмами. Увидев Алёшу, многие стали смеяться. Он был одет в свою обычную клетчатую рубашку и синие шорты. На голове у него были большущие уши, которые не стояли торчком, как у зайца, а висели, как у спаниеля.
  В центре зала, украшенного гирляндами и мишурой, стояла большая, красиво украшенная ёлка. Ёлка была настоящей, а не искусственной и пахла хвоей.
  Но вид ёлки уже не радовал Алёшу. Он подошёл к маме и, со слезами на глазах спросил :
  - Мама, а чего они надо мной смеются? Можно, я сниму костюм зайчика?
  В ответ на это Галина Петровна прошипела:
   - Ты свинья неблагодарная! Я всю ночь ему этот костюм делала, а он носить его не хочет! Носи его и не хныкай! У тебя самый лучший костюм!
  Пришли Дед Мороз со Снегурочкой. Дед Мороз почему-то был похож на сторожа дядю Васю, а Снегурочка была очень похожа на воспитательницу младшей группы, на Елену Сергеевну. Вместе с детьми они пытались зажечь ёлку, которая, почему-то не хотела загораться. После того, как в пятый раз дети крикнули :
   - Раз, два, три, ёлочка, гори!
   Новогодняя ёлка, к всеобщей радости, зажглась всеми цветами радуги.
  После этого Дед Мороз со Снегурочкой стали спрашивать детей, у кого какой костюм.
  - Ты, наверное, снежинка? - спросила Снегурочка у щекастой девочки Нади.
  -Нет, я - принцесса! - важно отвечает Надя.
  -А ты кто? - спросил Дед Мороз у мальчика в шляпе, которую, судя по всему, носил когда-то его дедушка. В кобуре, пристёгнутой к ремню, был игрушечный револьвер.
  -Я - ковбой! - гордо ответил мальчик.
  Дошла очередь и до Алёши.
   - А ты у нас кто? - спросила Снегурочка у Алёши.
  -Я...
  - Наверное, ты ослик? - Снегурочка улыбнулась.
  - Да, он - осёл! - выкрикнул кто-то из детей.
  И тут же все дети принялись громко смеяться. И только Алёше было не до смеха. Он заплакал, стянул с себя заячьи уши, одно из которых тут же отпало, понёс свой 'костюм' маме.
  У входа в зал, в котором проводился утренник, стояла длинная скамейка, на которой сидели родители. Кто-то просто смотрел, какие-то родители фотографировали своих детей фотоаппаратами с фотовспышкой. Галина Петровна почему-то не сидела на скамейке, со всеми родителями. Чуть левее, ближе к окну, стоял лысый мужчина в очках, в руках его был фотоаппарат с большим объективом. Оказалось, что 'мама Галя' всё это время стояла сзади и наблюдала. У неё было самое удачное место для обзора, хоть и 'стоячее'. На её лице не было никаких эмоций.
  Плача, Алёша протянул маме заячьи уши.
  - Возьми, не нужен мне этот костюм.
  - Как это 'не нужен'? - в голосе Галины Петровны слышалось удивление.
  - Они надо мной смеются, называют меня ослом, - Алёша вложил уши в руки матери. - Я не хочу больше носить этот костюм!
  В это время Дед Мороз и Снегурочка водили хоровод вокруг новогодней ёлки. Дети пели песню про ёлочку.
  - Одевай свой костюм и не позорь меня! Я тебе самый лучший костюм сделала, а ему, видишь ли, не нравится! А ты ещё и ухо оторвал...
  Вслед за этим последовала сильная оплеуха, звук которой услышали даже дети, которые пели вокруг ёлки. Алёша перелетел через скамейку, и с шумом грохнулся на пол.
  В зале вдруг стало тихо. Хоровод замер. Песня про ёлочку оборвалась. Наступила тишина, нарушаемая лишь плачем Алёши. Дети, Дед Мороз, и Снегурочка с любопытством смотрели на него. Родители, сидящие на скамейке, с беспокойством смотрели то на Алёшу, то на его маму.
  Вспыхнула фотовспышка. Это лысый мужчина умудрился сделать 'удачный' кадр.
  Галина Петровна не растерялась. Она перешагнула через скамейку, подняла сына с обшарпанного линолеума, которым был покрыт пол, взяла сына за плечо и так сильно его встряхнула, что Алёше показалось, что его голова сейчас отвалится и покатится по полу, как футбольный мяч, но голова не отвалилась, а стала немного побаливать.
   - Сколько ты, дрянной мальчишка, будешь надо мной издеваться, позорить меня? - в бешенстве кричала мама, отвесив Алёше подзатыльник, от которого в голове мальчика взорвалась бомба боли.
  Вспыхнула ещё одна вспышка. Лысый мужчина сделал снимок. Галина Петровна посмотрела на него взглядом, полным злости и ненависти.
   - Я сейчас тебе очки разобью и сломаю твою дурацкую игрушку, - прошипела Галина Петровна, схватив хныкающего Алёшу за руку. Быстрым шагом они направились к выходу. Когда входная дверь за ними закрылась, все облегчённо вздохнули и, как ни в чём не бывало, продолжили праздник.
  Всю дорогу домой Алёша плакал, а мама, вместо того, чтобы успокоить сына, через каждые десять метров награждала его шлепками и оплеухами. Всё это сопровождалось рыданиями Алёши и воплями Галины Петровны:
   - Скотина! Когда придём домой, я тебе покажу, где раки зимуют!
  Мама сдержала обещание. Дома Алёшу ждала незабываемая порка.
  
  3
  
  'Воспитанием' Алексея родители занимались вместе, пока Алексею не исполнилось шесть лет. Однажды, в шестилетнем возрасте, Алёша позволил себе переключить программу телевизора, не спросив разрешения отца. У них тогда был чёрно-белый телевизор 'Рубин'. Сергей Иванович в это время ужинал в кухне, по телевизору показывали какую-то спортивную передачу. Алёше стало неинтересно это смотреть, и он переключил канал. 'Щёлк!'- на экране телевизора появилась другая, более интересная картинка - мультфильм про кота Леопольда. С довольным видом, Алёша отошёл от телевизора, и только хотел устроиться в кресле, чтобы посмотреть мультфильм, в комнату влетел разъярённый отец. С криком : ' Ах ты, сволочь! Кто тебе позволил переключать на другой канал?', Сергей Иванович подскочил к Алёше и ударил его рукой наотмашь по лицу. В гневе он не рассчитал силу удара. Видимо, получилось сильнее, чем обычно. От удара Алёша спиной вперёд пролетел два с половиной метра и ударился головой об батарею отопления, которая была под окном. Был бы удар сильнее, рассказ на этом пришлось бы закончить. Алексею 'повезло'. Он отделался сильным испугом, рассечением кожи на затылке и сотрясением мозга.
  Он до сих пор иногда вспоминает этот удар, полёт спиной назад, резкое соприкосновение затылка с шероховатым ребром чугунного радиатора, резкую боль в затылке, потемнение в глазах, потом белые вспышки света. Он помнит, как попытался встать, но его повело из стороны в сторону, по шее и по спине потекло что-то тёплое, липкое.
  Он помнит испуганный вопль отца:
  - Галенька! Галенька! Вызывай скорую!
  -Не ори, уже вызвала! Прижми ему вату к голове! Пусть лежит тут, на полу. Никуда его не перемещай, а то он сейчас всё кровью заляпает!
  - Я не хотел, Галя!
  - Я знаю. Молчи, дурак!
   Алексей долго помнил испуганные лица родителей, фельдшера 'Скорой помощи' - высокого мужчину в белом халате, в смешной белой шапочке, с внимательными глазами и добрым голосом.
  -Как это произошло? - строго спросил фельдшер у мамы, забинтовывая голову Алексея.
  - Алёшенька это... заигрался на подоконнике и упал. Такое с мальчишками бывает, вы же знаете, какие они...
  Лицо мамы было бледным, губы тряслись. Чтобы скрыть от врача 'Скорой помощи' дрожь в руках, она сложила руки крест-накрест на груди и зажала их под мышками. Глядя на испуганную маму, Алексей не испытывал чувства жалости к ней. Чувства страха тоже не было.
  - Вы не били его?
  - Нет, что вы! - ответила Галина Петровна после небольшой паузы.
  Отца в это время в комнате не было. Скорее всего, он в это время сидел на кухне и делал вид, что пьёт чай.
  Алёшу на машине 'Скорой помощи' увезли в больницу, где ему наложили восемь швов на затылке. Некоторое время он провёл в больнице, потом его отпустили домой. Находясь в больнице, он не скучал ни по родителям, ни по старшей сестре Ольге.
  Алёша часто просыпался по ночам и видел яркий свет за окном, но это было не солнце. Солнце так ярко не светит. Он не мог пошевелить ни рукой. Что-то давило на грудь так сильно, что было тяжело дышать. Потом начинала болеть голова, и Алёша погружался в темноту, из которой выплывали странные тёмные существа с длинными руками и маленькими головами. У них были большие зубы и чёрные глаза. Эти существа были похожи одновременно и на людей и на животных, но Алёше не было страшно. Они тянули свои руки к Алёше, в руках у них были странные блестящие инструменты. Общаясь между собой, они издавали звуки, похожие на рычание ...
  Эти сны снились Алексею каждую ночь, пока он лежал в больнице. А утром в его палату заходили высокие врачи в белых халатах, с повязками на лицах. Они ничего не говорили, просто смотрели на Алёшу и уходили. Они заходили вдвоём, втроём, всегда в одно и то же время, как только Алёша открывал глаза.
  Однажды его пришли навестить сестра и родители. Они принесли ему передачу - несколько яблок и два апельсина. Было непонятно, их не пустили в больницу или они сами не захотели заходить внутрь. Алексей всю жизнь помнил, как смотрел на них через окно больничной палаты. Внизу стояли три человека, которых он не любил и не испытывал к ним никаких тёплых чувств - мать, отец и сестра Ольга. Они просто стояли, молча глядя на него, даже не помахали руками. Алёша тоже не стал им махать. Он смотрел на них и думал : 'Как хорошо, что они не зашли ко мне в палату! Не буду махать им рукой, звать их, как это делают другие дети. А вдруг, они решат зайти внутрь и опять сделают мне больно!'.
  Алёша смотрел вниз. За окном кружился пушистый декабрьский снег.
  
  4
  
  После выписки из больницы, Алексей какое-то время жил в посёлке Алый, у дедушки, с бабушкой. Дедушка объясняли это тем, что в посёлке воздух свежее, рядом природа, мало машин и жизнь спокойнее, чем в городе. Поэтому, чтобы быстрее поправиться, Алёше нужно какое-то время пожить у них.
  Посёлок Алый - посёлок городского типа. Находится примерно в пятидесяти километрах на юг от Лемска. Название своё посёлок получил от реки Алая, которая является притоком реки Лемки. Посёлок находится на южном берегу реки. На северном берегу простирается огромное поле, которое по сей день засеивается сельскохозяйственными культурами и приносит обильные урожаи, независимо от погоды. Река и поле разделены большим оврагом, в углублениях которого в летнее время ласточки вьют гнёзда. Граница поля, ближе к оврагу, обозначена зелёными насаждениями - деревьями и кустарниками. Поле заканчивалось лесом, в который местные жители ходили за ягодами и за грибами. Несмотря на то, что деревья в лесу были старыми и большими, если смотреть с того конца поля, который был ближе к реке, лес казался тоненькой полосочкой на горизонте. Испокон веков на этом поле происходили грандиозные исторические сражения. Тела поверженных в бою воинов сбрасывали с оврага в реку, от чего вода в реке от крови становилась алой. За это реку и стали называть 'Алая', а поле - Кровавым.
  Дед Алексея, Пётр Алексеевич Павлов, в то время работал сторожем на Кирпичном заводе посёлка Алый. Бабушка, Валентина Александровна Павлова, тогда работала поваром в столовой Кирпичного завода. Это были мамины родители. Отец Алексея был из детского дома, поэтому отца родителей Алёша не знал, так как официально у него их не было.
  Работа на Кирпичном заводе давала бабушке с дедушкой массу преимуществ: бабушка всегда прекрасно готовила, у них всегда в доме было изобилие пищи, даже в голодные 'перестроечные' времена. У них был большой двухэтажный дом из кирпича, большой кирпичный гараж со смотровой ямой. У дедушки был старенький 'Москвич - универсал' зелёного цвета.
  Дедушка часто бывал дома, что давало ему возможность содержать своё хозяйство в идеальном состоянии. Они разводили кур, свиней. У них было десять соток земли, что давало им возможность выращивать картофель, морковь и многое другое, что давало им возможность жить и ни в чём себе не отказывать. По периметру огорода были высажены яблони, кусты смородины и крыжовника.
  В деревянной будке во дворе на цепи жил молодой годовалый кобель кавказской овчарки. Его звали Рэм. Алёша любил играть с Рэмом, любил кормить его тем, что бабушка приготовит. Чаще всего это было ведро супа из варёной кожуры картофеля и моркови, с кусками варёного мяса. Кормили Рэма два раза в сутки : утром и вечером.
  Рэм был игривый, большой и лохматый. За это дедушка его ласково называл хомячком - переростком. Иногда дедушка отцеплял ошейник Рэма от цепи и Алёша мог побегать и поиграть с ним по двору.
  Обычно Алёша кидал в Рэма снегом и, заливаясь звонким смехом, убегал от него. Рэм догонял Алёшу, сбивал его с ног и бежал дальше. Пока Алёша вставал, отряхивался от снега, Рэм бегал вокруг него кругами и радостно лаял. И тому, и другому эта забава нравилась.
  - Дедушка, а почему Рэмка не мёрзнет? Он целыми днями на улице, а сейчас ведь зима? - как-то спросил Алёша, когда он играл с Рэмом, а дедушка курил на крыльце.
  - Это потому, внучек, - сказал дед, затягиваясь, - что у него видишь, какая шуба густая! В такой шубе ему никакой холод не страшен.
  Рэм, услышав своё имя, завилял хвостом.
  Дом бабушки и дедушки всегда был райским уголком : и зимой, и летом. Алёша с детства это знал, поэтому нисколько не удивился, узнав, что поправляться он поедет к дедушке с бабушкой.
  У бабушки с дедушкой Алёша пробыл всю зиму. Время пролетело быстро и чудесно, как в сказке. Алёша ходил с дедом к колодцу за водой, помогал бабушке кормить свиней и птиц, очищал дорожки во дворе от снега, сколько душе угодно смотрел по телевизору мультфильмы, детские фильмы, развлекательные передачи. Еще он подружился с соседскими детьми. В доме справа жил его ровесник Денис, а в доме слева жила девочка, которая уже училась в школе во втором классе. Звали эту девочку Ирина. Вместе они могли целыми днями играть на улице, даже в мороз.
  По вечерам бабушка учила Алёшу читать и писать. Он это и раньше умел, его научила мама. Но раньше Алёша писал коряво и с ошибками, а читал и того хуже. Сейчас же он мог без ошибок написать любое слово, с удовольствием читал вслух дедушке с бабушкой газеты и журналы, а не только детские книжки.
  
  5
  
  Алёша прожил в Алом всю зиму. Это были три самые счастливые месяца в его жизни. Это была самая настоящая белая полоса, которую он вспоминал всю оставшуюся жизнь.
  Но были и свои 'минусы' : около дома всегда дежурили какие-то люди. Это были мужчины, женщины высокого роста. Может, они были не такими уж высокими, но маленькому Никите они казались гигантами. Они появлялись также внезапно, как и исчезали, но после них на снегу оставались большие глубокие следы.
   - Какие ещё люди? - успокаивал Алёшу дедушка после того, как он в первый раз увидел у забора странных людей, одетых во всё тёмное, что делало их похожими на тени. - Нет здесь никаких чужаков! Я тут всех знаю. Поверь мне, тебе ничего не угрожает!
  На Алёшу слова деда не произвели должного впечатления. Пока Алексей жил в Алом, он боялся выходить за ворота один. Когда Алёша шёл по улицам Алого с дедушкой или с бабушкой, он постоянно чувствовал на себе чьи-то взгляды, хотя поблизости никого не было. Он будто всем телом чувствовал слежку. Сначала ему было страшно, но потом он стал к этому привыкать.
   Родители за это время ни разу не приезжали. Они только три раза. Один раз поздравили Валентину Александровну и Петра Алексеевича с Новым годом, 23 февраля поздравили дедушку с бабушкой с Днём Советской Армии, 8 Марта поздравили бабушку с Международным Женским днём. С Алёшей они никогда по телефону не разговаривали, только просили передать ему привет.
  К советской армии Валентина Александровна и Пётр Алексеевич имели прямое отношение. В годы Великой Отечественной войны Пётр Алексеевич служил в артиллерийских войсках. Большую часть своей жизни он прослужил в армии. Пётр Алексеевич ушёл на пенсию в звании полковника. Валентина Александровна в годы войны была военной медсестрой. С виду маленькая, хрупкая женщина, она на себе выносила с поля боя раненых солдат и офицеров. Одним из этих офицеров был Пётр Алексеевич. Так они и познакомились.
   В один прекрасный апрельский день, когда ярко светило солнце и снег почти весь растаял, приехали родители. Они привезли с собой Ольгу. Алексей не хотел с ними общаться. Он весь день провёл на соседнем дворе, у Морозовых, играя с Денисом. До последнего момента он где-то в глубине души верил в то, что вечером родители уедут, а его оставят здесь до осени. А что осенью? Осенью начнётся школа. Осенью Алёша пойдёт первый раз в первый класс.
  Однако вечером Алёшу ждало разочарование. Придя, как обычно к ужину он тихонько открыл калитку. Рэм, увидев его, рванулся вперёд, чуть не порвав цепь, и радостно залаял. В это время открылась входная дверь и на порог вышли дедушка с бабушкой, родители и Ольга. Из открытой двери пахнуло запахом блинов, от чего у Алёши в желудке заурчало. Рот у Ольги был выпачкан чем-то красным.
  'Ели блины с клубничным джемом', - догадался Алёша.
  Рэм, увидев Олю и родителей, зарычал.
   - Рэм, на место! - крикнул дед.
  Рэм, с виноватым видом, поджав пушистый хвост, спрятался в свою будку. Из темноты будки были видны только два светящихся огонька - глаза.
  - Алёша! А мы ведь не просто так приехали, мы за тобой приехали! - с фальшивой улыбкой пропела мама.
  - Хорошо, что ты пришёл! - с хищной улыбкой проговорил отец. - Мы уже искать тебя собрались... Твои вещи мы собрали. Садись в машину!
  - Но я не поел!- пытался протестовать Алёша. - Я голоден!
  - Ничего страшного, дома поешь. Ехать всего час. Я тебе обещаю, в дороге ты не умрёшь от голода! - в голосе мамы слышались насмешливые ноты.
   Сестра и родители дружно рассмеялись. Олька смеялась громче всех. От этого на душе у Алёши стало грустно и тоскливо. На глаза навернулись слёзы. Он попрощался с дедушкой и с бабушкой, потрепал за ухо Рэма. Рэм встал на задние лапы, передние положил на плечи Алёше, от чего Алёша чуть не упал, и начал слизывать слёзы с его щёк.
  - Рэм, фу, место! - осадил Рэма дедушка.
  Пёс послушно залез в свою будку.
  Алёша, всё ещё плача, залез на заднее сиденье в белую отцовскую 'шестёрку'.
  
  6
  
  Всю дорогу отец с матерью, как могли, пытались развеселить сына. Отец рассказывал, как кто-то из Алёшиных дворовых друзей недавно играл в футбол и упал в большую лужу, а потом шёл через весь двор грязный, мокрый и громко ревел во всё горло.
  Мать рассказывала, как они чуть не заблудились, когда они ехали в Алый. Оказывается, отец свернул с трассы не в том месте, и они долго ездили по какой-то деревне и всех спрашивали: 'А где здесь улица Яблоневая?'. Все жители деревни смотрели на них с удивлением, пожимали плечами и качали головой. И только один мужичок сказал, что они рано свернули. Им нужен следующий поворот на право.
  - Ты представляешь, Лёшенька, в поисках тебя мы приехали не в ту деревню! - давясь от смеха сказала мама.
  Вся троица опять громко засмеялась, и только Алексею было не до смеха. Он смотрел в окно и вспоминал самые лучшие моменты, которые были в его жизни за последние три месяца. Он с тоской думал, когда же ещё он сможет повидать дедушку, бабушку, Иринку, Дениску, Рэмку ? Ему казалось, что на этом закончилась не только маленькая белая полоса в его жизни, на этом закончилась вся жизнь!
  
  7
  
  Но жизнь на этом не закончилась, равно, как не закончились белые и чёрные полосы.
  Лето Алёша провёл в Лемске. Лето было жарким. С родителями они очень часто выезжали за город. Вверх по течению Лемки, километрах в тридцати от города, начинались места, где можно было купаться, ловить рыбу, собирать в лесу ягоды, грибы. В черте города Лемска река была грязной, вонючей, отдых в Лемске в те времена был невозможен, а теперь - тем более.
   Там же был Дом Отдыха Лемского Приборостроительного завода, где Новосёловы всей семьёй отдыхали три недели по путёвке от профсоюза завода. В Доме Отдыха они были в июне. Отдых получился замечательным : просторный номер на трёх человек с видом на Лемку, трёхразовое питание в столовой, а для детей в 16:00 там же, в столовой, выдавали булочки, пирожные, мороженое и прочие 'детские радости'. Несмотря на то, что на весь этаж было только два туалета - мужской и женский, одна душевая и один телевизор, отдых в Доме Отдыха всем понравился. Месяц выдался жарким. Вода в Лемке была тёплой, как парное молоко. Всей семьёй Новосёловы каждый день ходили купаться на речку, ходили в лес за земляникой. Очень часто Алёша с отцом ходили на рыбалку. Алёша в то лето сам поймал пять-шесть маленьких рыбёшек и считал себя заядлым рыбаком.
  По вечерам, в клубе, показывали старые кинофильмы. За три недели Алёша просмотрел почти все фильмы из собрания Фонда Госфильма : про Золушку, про старые башмаки, про весёлых ребят и многое другое. Ему очень нравились старые фильмы. Хоть они были чёрно-белыми, но всегда - добрые и с хорошим финалом.
  В то лето Новосёловы приезжали в те места на выходные дни даже после волшебного трёхнедельного пребывания в Доме Отдыха, ночевали в палатке. Раза два приезжали в Алый, к дедушке с бабушкой. В Алом дедушка с отцом брали Алёшу с собой на рыбалку, парились в бане. Семейные походы в лес за ягодами и грибами приводили Алёшу в восторг. Они ходили в лес за Кровавым полем.
  Кровавое поле всегда поражало Алёшу своими размерами. Обычно до леса нужно было долго идти по узкой тропинке, протоптанной в зарослях пшеницы. Казалось, Кровавому полю нет конца. Иногда Алёше становилось страшно. Ему казалось, что кто-то сидит в пшенице и за ним наблюдает. Стоит только отстать от родителей, тебя сразу сцапают! Эти мысли прибавляли Алёше сил и он, забыв про усталость, начинал идти быстрее.
   Зато, войдя в лес, сразу забываешь о долгой прогулке по Кровавому полю, потому что начинаешь собирать землянику, чернику и забываешь про усталость. Ягод, грибов здесь всегда много. Деревья : берёзы, ели, дубы были такими большими, что, если смотреть на них снизу вверх, становилось страшно и начинала кружиться голова.
  Местные жители, в том числе и бабушка с дедушкой, постоянно рассказывали Алёше и его старшей сестре Оле о больших голодных волках, которые летом прячутся в пшенице Кровавого поля и о гигантских медведях, которые живут в лесу за полем.
  Но самые страшные рассказы были про волков. Эти волки ходят на двух ногах, передвигаются они быстро. Их тёмные, почти чёрные тела покрыты не шерстью, а чешуёй. Они едят всё, что поймают. Многие их боятся и называют 'другими волками' или 'оборотнями' и верят, что когда-то они были людьми. Вполне возможно, что это те самые жители Алого, которые когда-то пропали без вести.
  - А ещё, помнится, в году так пятидесятом над Кровавым полем мы видели бой странных летательных аппаратов, - рассказывал как-то дедушка, попыхивая папиросой. Этот рассказ Алексей помнил всю жизнь, но относился к нему как к выдумке, как к очередной сказке, рассказанной на ночь. - В небе над полем летал большой аппарат, похожий на кабачок. Вокруг него кружили пять... самолётами даже не назвать. В общем, вокруг него летали пять 'тарелок'. Они обстреливали 'кабачок'. Это было вечером, в сумерках, но мы всё видели. Я тогда молодой был, не то, что сейчас. Мы видели яркие вспышки в небе, которые сопровождались громкими хлопками. 'Кабачок' отстреливался от 'тарелок' и быстро уходил на запад. Ему удалось подбить одну 'тарелку', которая упала в лес за полем, а потом он растворился в небе и 'тарелки' тоже улетели. Они выстроились треугольником и исчезли. Мы тогда не поняли, что это было. Кто-то говорил, что это новые немецкие самолёты, кто-то считал, что это наши испытывали новые летательные аппараты. На следующее утро в лес ушли шесть молодых парней, добровольцев. Они хотели найти обломки странного самолёта. Никто из них назад не вернулся. Вот так!
   Оля всегда смеялась над этими рассказами. Она говорила, что это сказки для таких недоумков, как Лёшка, чтобы они не гуляли по полю и не уходили в лес без разрешения родителей. Их ведь потом долго искать будут, волноваться...
  Где-то в глубине души Алёша понимал, что это выдумки. Однако, когда он был в гостях у своей подруги Иры, он видел шкуру медведя, которого его дед и Александр Иванович, отец Иры, убили на охоте в этом лесу. Шкура лежала на полу, в гостиной и занимала почти весь пол.
  Алёша неоднократно слышал историю о том, как убили этого медведя.
  
  8
  
   Дедушка, Александр Иванович и ещё несколько охотников из посёлка решили поохотиться на лосей. Дело было зимой. До сторожки лесника доехали на вездеходе, взятом на прокат за две бутылки коньяка в поселковом гараже. Далее все шли по глубокому снегу на широких охотничьих лыжах. Идти было недалеко, всего километров пять-семь. Пётр Алексеевич и Александр Иванович шли впереди, остальные охотники быстро выбились из сил и сильно отстали от них. Когда дедушка с Александром Ивановичем пробирались через занесённый снегом бурелом, из берлоги выскочил большущий медведь. Сначала он встал на задние лапы, раскрыл свою пасть, полную больших и острых зубов, и начал оглашать окрестности рёвом, от которого по спине у всех побежали мурашки. Из пасти медведя шёл пар, что придавало ему схожесть с огнедышащим драконом. Стоя на задних лапах, медведь был ростом не менее двух с половиной метров.
   Потом медведь замолчал, встал на все четыре лапы и кинулся на охотников. И у Петра Алексеевича, и у Александра Ивановича были карабины. Пётр Алексеевич прицелился, хотел выстрелить, но медведь ударил его лапой в левое плечо. От удара Пётр Алексеевич отлетел метра на три и упал в снег. При этом лыжи полетели в одну сторону, а карабин - в другую. Александр Иванович успел выстрелить, но в медведя не попал, а только ещё больше разозлил его.
   Медведь набросился на Александра Ивановича, подмял его под себя, вцепился зубами в плечо Александру Ивановичу, и рвал его тело мощными лапами с острыми когтями. Он мотал его из стороны в сторону, как тряпичную куклу, и рычал. Александр Иванович, как мог, отбивался от медведя и кричал. Снег вокруг них, в радиусе трёх метров окрасился в красный цвет.
  Тем временем, Алёшин дедушка подобрал свой карабин, подбежал справа к медведю, приставил карабин к его уху и нажал на спусковой крючок.
  Грохнул выстрел. В воздухе запахло порохом и палёной шерстью. Из уха медведя фонтаном хлынула ярко-красная кровь. Медведь заревел ещё громче, отпустил плечо Александра Ивановича, и только он хотел повернуть голову в сторону Петра Алексеевича, дедушка передернул затвор карабина и сделал второй выстрел.
  Медведь дёрнулся и всей тушей рухнул на Александра Ивановича. Тем временем, подоспели остальные охотники. Они, без лишних вопросов, стали помогать дедушке стащить тушу медведя с Александра Ивановича.
  Правое ухо медведя дымилось, из него на снег натекла лужа крови. Пётр Алексеевич зашёл с левой стороны, и увидел, что левую половину черепа мишке напрочь снесло, снег слева был обильно покрыт кровью, осколками черепа, зубами и серыми комочками - остатками мозгов медведя. Зрелище было ужасным.
  Битва не на жизнь, а на смерть длилась менее тридцати секунд. За это время вся жизнь пронеслась перед глазами у Петра Алексеевича.
   Александр Иванович истекал кровью. Он был без сознания, но был жив. Бушлат на нём был весь в крови и изодран в клочья. С левой стороны бушлат Петра Алексеевича тоже был разорван и окровавлен, но Пётр Алексеевич не чувствовал боли.
  Те охотники, которые не участвовали в битве с медведем, наспех обработали раны дедушке и Александру Ивановичу, дали понюхать нашатырного спирта Александру Ивановичу, после чего он пришёл в себя. Потом они срубили молодые ели, соорудив из стволов елей и охотничьих лыж нечто похожее на сани-волокуши. На этих 'волокушах' они тащили тушу медведя и Александра Ивановича до сторожки лесника. Всю дорогу Александр Иванович стонал.
  -Это хорошо, что стонет!- сказал тогда один из охотников - Если у Иваныча есть силы стонать, значит, он выживет!
  Потом раненых охотников на вездеходе доставили в больницу в Алый, где дедушке наложили больше десяти швов на левое плечо. Александра Ивановича отправили на лечение в Лемск, где он провёл в больнице больше года и перенёс больше пяти операций. Правая рука у него до сих пор двигается плохо, каждое движение причиняет боль, а всё тело покрыто страшными шрамами.
  Шкуру медведя потом подарили Александру Ивановичу. По понятным причинам, шкура была без головы. Зато поражают воображение когти медведя : большие и острые. Глядя только на когти, становится страшно.
   Многие жители Алого и по сей день удивляются тому, как Александру Ивановичу удалось выжить. Он мог умереть от зубов медведя, он мог задохнуться под тушей медведя, он мог умереть от потери крови, пока его везли в больницу, но он выжил. Чудо!
  Как ни пытался Алёша представить себе этого медведя, получалось, что он гораздо больше, чем корова у Морозовых, родителей Дениса. Этот медведь был каким-то монстром. А может быть он, Алёша, был слишком маленьким?
  После того случая жители посёлка старались не ходить по одному ни через Кровавое поле, ни через лес. Ещё всех пугали случаи исчезновения в тех местах грибников-ягодников, охотников, туристов. Многие жители Алого регулярно видели над лесом неопознанные летающие объекты, похожие на тарелки, а также огненные шары, которые ночью зависали над лесом, а потом внезапно исчезали.
  Ещё Алёша помнил, что его отец с дедушкой как-то осенью ходили в тот лес на охоту. Алёша просил, чтобы они взяли его с собой, но отец сказал : 'Мал ещё!' и они ушли без Алёши. Их не было дня два. Вернулись они грязными, мокрыми, уставшими, принесли тушки трёх убитых зайцев. Отец Алексея матерился и кричал дедушке : ' Ну и где твои волки? Где медведи? Нет ничего в вашем долбаном лесу!'.
  -Я же тебе говорил, что мы пришли не вовремя, рано ещё!- оправдывался дед.
  -Да, иди ты... - выкрикнул отец.
  После этого дедушка не брал отца на охоту.
  
  9
  
  В целом, то лето прошло в 'белой полосе'. Родители пальцем не тронули Алёшу, даже ни одного грубого слова не сказали. Алёше казалось, что так родители пытаются загладить свою вину перед ним. Всё стало хорошо, жизнь стала такой, какой она и должна быть у семилетнего пацана. Большой шрам на затылке зарос волосами, не был виден и не болел, голова не кружилась. Поведение родителей можно было охарактеризовать двумя словами 'сама любезность'.
  -Мам, можно я посмотрю мультик?
  -Конечно, смотри, любимый!
  -Мам, можно мы с пацанами в футбол во дворе поиграем?
  -Конечно, поиграй! Только будь во дворе, чтобы я тебя долго не искала...
  Отец стал чаще покупать Алёше игрушки и брать с собой на футбольные матчи, где всегда покупал ему мороженое.
  Всё было прекрасно, но Ольга всем своим видом показывала, что Алёша хуже её. Пинки под зад, подзатыльники, оскорбления было обычным средством общения между младшим братом и старшей сестрой.
  
  Глава 4.
  
  Необъяснимая жестокость
  
  1
  
  Алёше всегда казалось, что сестра его ненавидит, вот только за что? Этого Алексей не мог понять всю свою жизнь. При разнице в возрасте в пять лет, они были очень разными : Алёша - щуплый, среднего роста, светловолосый голубоглазый мальчик. Ольга всегда была высокого роста, плотного телосложения, кареглазая брюнетка с круглым лицом. Глядя на неё, Алёша всегда думал о том, что его сестре нужно было пацаном родиться. У Ольги был грубый голос, не девичьи манеры поведения.
  У Ольги никогда не было ни друзей, ни подруг. Алексей всегда помнил возмущённых родителей детей, с которыми у Оли не получилось дружить. Чаще всего, они приходили в вечернее время и с порога начинали возмущаться. Алёша никогда не присутствовал при этих сценах, так как его предусмотрительно отправляли в его комнату со словами :
  - Сиди и не высовывайся! Высунешься - получишь по заднице!.
  Проводя рукой по шраму на затылке, Алёша знал, что как бы интересно не было, нужно сидеть в комнате, нельзя ослушаться родителей! Однако, деревянная дверь не приглушала звуки, что не мешало Алёше сидеть под дверью и всё слышать.
  - А вы знаете, что ваша Оля сегодня столкнула с детской горки и обозвала сучкой мою Настю? - слышался женский визгливый голос. - А ещё она таскала Настю за косички по детской площадке и кричала: 'Настя- сука, Настя - сволочь? У Насти истерика, я не могу успокоить ребёнка!
  - Нет, не знаем, но, спасибо, что вы нам сказали, мы примем меры! - спокойным, лишённым эмоций голосом отвечал отец.
  -...А вы знаете, что сегодня ваша дочь избила моего Вову, когда они играли в футбол, а когда он сказал, что пожалуется нам, родителям, гоняла его с палкой в руке, по всему двору, до самой квартиры. Возмущался мужчина. Голос его был громкий и грубый. - Вова сейчас сидит дома и выйти на улицу боится! Он пришёл домой весь в синяках и ссадинах. Это дело рук вашей доченьки. Примите меры, а то мы сами их примем!
  - А что он меня жирной коровой обозвал?- с обидой в голосе прокричала Олька.
  - Не лезь, когда взрослые разговаривают! - осадила Ольгу мать. - Иди в свою комнату! Мы с тобой об этом ещё поговорим!
  'Ну, сейчас Ольке попадёт', - со злорадством думал Алёша.
  - Это какое-то недоразумение!- произнесла мама, когда Оля закрылась в комнате. - Не может такого быть! Наша Оля - хорошая девочка, отличница. Мы поговорим с ней. Наверняка, это какая-то ошибка!
  Таких случаев было много, и все они были похожи друг на друга, как капли воды.
  Никаких скандалов, душещипательных сцен после этого не было, хотя Алёше всегда хотелось, чтобы родители устроили сестрёнке хорошую взбучку. Заканчивалось всё чаще всего тем, что мама уводила дочь на кухню, закрывала дверь. На кухне они обычно минут пять беседовали. Говорили они при этом тихо, разобрать слова было практически невозможно. Потом они выходили из кухни.
  - Ну, ты меня поняла? - спрашивала мать.
  - Да, поняла! - отвечала Оля.
  И всё! Конфликт исчерпан. Если бы на месте Оли хоть раз оказался Алёша, родители его бы убили, он в этом не сомневался, а Ольке почему-то всё сходило с рук.
  И, хотя Алексей не был злопамятным, некоторые поступки сестры Алексей помнил всю жизнь.
  2
  
  Новосёловы жили в трёхкомнатной квартире в Лемске, на улице Карла Маркса, дом 9. У них была трёхкомнатная квартира в панельном доме. Большую по размерам комнату занимали родители. Ночью они в этой комнате спали на раздвижном диване, а днём это была общая комната, где чаще всего семья собиралась, чтобы посмотреть телевизор. Вторая по размеру комната принадлежала Ольге. Ольга никогда не разрешала Алексею заходить в её комнату, хотя Алёше было интересно посмотреть, что же прячет там его старшая сестра? Третья, самая маленькая комната принадлежала Алёше. Там стояла его кровать, шкаф с одеждой, ящик с игрушками. Светлые обои, такие же светлые занавески на окнах. В дальнем правом углу, у окна, стоял небольшой детский стол с таким же маленьким стулом. Справа на столе лежал альбом для рисования, а слева - краски, коробка с карандашами, кисточками и шариковыми ручками. Алёша любил и умел рисовать. На левой стене, на уровне Алёшиного роста, висела полка, на которой стояли детские книжки, там же стояла коробка с пластилином. Лепил из пластилина Алёша тоже неплохо. Некоторые его пластилиновые 'творения' были выставлены на той же полке : чебурашка, крокодил, какие-то человечки...
  Позже письменный стол и стул туда перекочевал из Ольгиной комнаты, когда Алёша пошёл в первый класс. Ольге тогда купили новый письменный стол и стул. В комнате у Алёши всегда был идеальный порядок. Когда за беспорядок (разбросанные по полу игрушки, одежда) родители лупили его ремнём, Алёша научился содержать свою обитель в идеальном порядке.
  Однажды, когда Оли дома не было, а родители были заняты приготовлением ужина на кухне, Алёша решил посмотреть, что же такого интересного прячет в своей комнате сестра? Почему она не пускает его в свою комнату?
  На цыпочках, стараясь не шуметь, он вышел из своей комнаты, дошёл до комнаты сестры. Сердце гулко стучало в груди, во рту пересохло. Алёша облизнул губы, подошёл к двери, протянул правую руку. С виду дверь как дверь - такая же, как дверь в его комнату, крашеная белой краской. Ладонь соприкоснулась с холодной шероховатой поверхностью двери. Было страшно, внутренний голос подсказывал: 'Может, не надо? '. Любопытство и азарт перебороли внутренний голос, Алёша толкнул дверь, она бесшумно открылась.
  
  3
  
  Комната была чуть больше его комнаты. Окна его комнаты выходили во внутренний двор, напротив был длинный девятиэтажный дом, поэтому солнце в Алёшину комнату заглядывало редко. Окна Олиной комнаты выходили на улицу Карла Маркса, яркое солнце светило в окно и освещало всю комнату золотистым светом. На стенах были розоватые обои с бутонами и лепестками роз, на полу - мягкий ковёр с замысловатым рисунком.
  На стенах и на двери, с внутренней стороны, висели плакаты и вырезки из журналов с изображениями певцов и актёров. С правой стороны стоял большой книжный шкаф, верхнее отделение которого занимали книги : учебники, книги в твёрдом переплёте. На обложках книг золотистыми буквами было написано: А. Дюма, Стивенсон, Жюль Верн, Пушкин. Книги были покрыты толстым слоем пыли. За книжным шкафом, ближе к окну, стояла кровать, на которой спала Ольга.
  Хотя время было послеобеденное, кровать была не заправленной. Подушка валялась на полу, под кроватью. Из-под кровати торчал её уголок. Одеяло было смято. Создавалось впечатление, что Оля во сне пыталась скрутить одеяло и завязать его узлом. Простыня, одеяло, подушка были покрыты тёмно-зелёными и чёрными пятнами. Это не было похоже на пятна 'зелёнки'. От кровати сестры исходил какой-то странный запах. Алёша решил, что Олька перед сном что-то рисовала гуашью и заляпала ею всю кровать. Но где рисунки?
  С левой стороны стоял шкаф для одежды. Одна створка шкафа была приоткрыта, из щели торчал рукав цветастой блузки. У окна стоял письменный стол, заваленный книгами в мягком переплёте, журналами, тетрадями, шариковыми ручками и карандашами. Везде : на шкафах и на подоконнике были расставлены разнообразные куклы и мягкие игрушки - мишки, зайчики, собачки. На полу были разбросаны фломастеры, обёртки от шоколадок и жвачек, юбки, трусики, аудиокассеты.
  'Надо маме с папой сказать, чтобы заставили её прибраться', - подумал Алёша.
  На цыпочках он подкрался к письменному столу. В нос ударил ещё более резкий, неприятный запах. Присмотревшись, Алёша увидел источник этого запаха. Это была трёхлитровая банка, на дне которой были мелко нарезанные куски бумаги и вата. Банка стояла на письменном столе, справа, ближе к окну. Алёша подошёл к столу, взял в руки банку. Внутри банки было что-то маленькое, пушистое.
  'Хомячок, - подумал Алёша. - Я и не знал, что у Ольки есть хомячок. Вот бы мне такого!'.
  У его подруги Иры дома тоже был хомячок. Его звали Боря. Забавный такой, красивый...
  Он пытался рассмотреть хомячка через стеклянные стенки банки. Хомячок не шевелился. Алёша постучал по банке пальцем, потом потряс банку. Хомячок никак на это не прореагировал. Тогда Алёша решил взять хомяка в руки. Он поставил банку на стол и только решил засунуть туда руку, как вдруг в нос ударил такой сильный, тошнотворный запах, что Алёша сразу передумал и поставил банку назад, где она стояла.
  'Наверное, хомячок сходил в туалет и заснул', - решил Алёша.
  Тут его внимание привлекло нижнее отделение книжного шкафа.
  'А там что?'.
  Он потянул за блестящую ручку и одна створка открылась. Внутри были две пыльные полки. На верхней полке он успел заметить зеркальце, косметичку, флакон с духами, губную помаду, коробку, на которой было что-то написано. Надпись он прочитать не смог. На нижней полке стоял кассетный магнитофон, стопка аудиокассет, толстая книга в потрёпанном переплёте, на обложке которой были нарисованы голые дяди и тёти и написано 'Кама-су...'.
   Дочитать название книги он не смог, потому, что дверь в комнату открылась, в дверном проёме стояла Ольга.
  
  4
  
  -Ты чего, сопляк, в моей комнате делаешь? - руки упёрты в бока, брови сдвинуты.
  -Так, ничего, зашёл посмотреть! - оправдывается Алёша. Он знает, что сейчас будет.
  - Нечего тебе тут смотреть! Проваливай отсюда! - с этими словами Ольга бьёт наотмашь Алёшу по лицу. Ему больно, он нагибается, прижав руку к лицу, и плачет. Вслед за этим он чувствует сильный удар ногой по ягодицам. Боль, обида переполняют всё его естество. Он хочет чем-то ответить, оборачивается, но видит перекошенное от злости лицо сестры.
  - Пошёл вон отсюда, недоносок!
  Далее следует мощный удар ногой по копчику, страшная боль ниже спины. Алёша начинает ещё громче плакать.
  - Заткнись и вали отсюда! - в глазах Ольги появляются дьявольский огоньки. - Скажешь родителям - убью!
  Алёша перестаёт плакать. Ему хочется только одного - скорее уйти из её комнаты, в которую он зашёл по глупости, а то ведь и вправду убьёт!
  Он попытался проскочить мимо Ольги, но она схватила его за шиворот правой рукой, от чего швы на рубашке затрещали. В разные стороны разлетелись пуговицы.
  Левой рукой Ольга наносила удары - по голове, по животу, по груди. Было больно и страшно. В какой-то момент Алёша ощутил, как что-то тёплое течёт по его ногам, от чего пошёл неприятный запах, и спортивные штанишки прилипли к ногам.
  - Ах, ты ещё и ссышься? - с этими словами Ольга со всей силы толкнула Алёшу в стену, на которой висел плакат, на котором были изображены двое улыбающихся мужчин. У одного из них были длинные тёмные волосы, как у женщины. Если бы Алёша инстинктивно не выставил вперёд руки, он бы ударился об стену головой.
  - Оля, что за шум у тебя в комнате? - послышался голос мамы из кухни.
  - Ничего, мамочка! - бодрым голосом прокричала Олька. - Мы тут с Алёшкой играем!
  Воспользовавшись заминкой, Алёша с силой дёрнулся и побежал в свою комнату. Послышался треск рвущейся ткани, воротничок от рубашки остался в цепких руках сестры.
  - Ещё раз так сделаешь, и ты - покойник! - послышался за спиной Олькин визг.
  После этого случая у Алёши долго болели ягодицы, на груди и на животе были большие синяки. Алёша старался больше не заходить в комнату сестры, за исключением тех случаев, когда она сама его об этом просила. Даже тогда, когда он просто смотрел на закрытую дверь её комнаты, по телу пробегал холодок, становилось как-то не по себе.
  Он ожидал продолжения 'воспитательных' мер, но в последующие дни физического насилия со стороны сестры не последовало. Ольга, видимо, полагая, что одного урока брату будет достаточно, больше его не трогала. Пока не трогала. Однако, всегда, когда они пересекались в квартире, она смотрела на Алёшу презрительным взглядом и шипела сквозь зубы :
   - Зассанец!
  
  Глава 5.
  
  Школьные годы
  
  1
  
  Учёбу в школе можно охарактеризовать как 'белая полоса', если бы не некоторые чёрные полосочки.
  Подобно большинству из нас, Алексей хорошо помнил свой первый день в школе. Почему он помнил этот день? Наверное, потому, за этот день он получил столько впечатлений, сколько не получал за всю свою предыдущую жизнь.
  Первое сентября 1989 года, пятница. Утро было пасмурным. Было прохладно, шёл противный моросящий дождь. Алёша с мамой подошли к серому кирпичному трёхэтажному зданию средней школы ? 19, где Алёше предстояло проучиться 10 последующих лет.
  Внешний вид здания не пробудил в Алёше никаких тёплых чувств. Казалось, что это не школа, а голова какого-то чудовища. Глаза этого чудища - это окна, рот - две большие входные двери, нос - козырёк над дверями, а крыльцо - борода чудовища. Покатая крыша здания представлялась в Алёшином воображении каким-то головным убором, панамой. Чудовище смотрело на Алёшу своими равнодушными глазами и ждало, когда он подойдёт поближе, чтобы проглотить его.
  Все дети пришли нарядно одетые : мальчики в отутюженных школьных формах, в белых рубашках. Девочки - в белых передниках, многие - с большими белыми бантами. Все дети были с цветами, только Алёша был без цветов, да он и не знал, что положено первого сентября дарить учителю цветы.
  Алёша чувствовал себя в школьной форме не совсем комфортно. Дело в том, что в 1989году школьную форму можно было купить не всегда и ни во всех магазинах. Алёше купили форму в мае. Но за лето он вырос и сейчас он чувствовал, как школьный пиджак жмёт в плечах, а брюки жмут везде. С утра он с трудом застегнул на себе брюки, а сейчас они безжалостно давили на живот, было даже тяжело дышать.
  Сначала всех детей и их родителей построили перед школой. На крыльце школы стояли директор школы, завучи, учителя, старшеклассники. Директор школы - страшная, толстая женщина в больших очках, больше похожих на бинокли, произнесла речь. Она начала, даже не представившись. Голос у неё был грубый, как у мужчины. Позже Алёша узнал, что зовут директора его школы Татьяна Александровна Бочкарёва, а школьники называли её просто Бочка. Несмотря на плохую погоду, выступление Татьяны Александровны было долгим.
  После Татьяны Александровны напутственные слова говорили завучи, учителя. Потом старшеклассники читали стихи. Когда Алёше всё это надоело, ему хотелось в туалет, ему было скучно стоять под дождём на улице, все запели песню о том, чему учат в школе. Алёша не пел. Он стоял и рассматривал свои ботинки. Потом директор школы своим басом возвестила о том, что церемония закончена. Просьба всем разойтись по классам. И в этот момент дождь прекратился, а из-за туч выглянуло солнце.
  
  2
  
  Мама взяла Алёшу за руку и повела его в класс. Класс находился на первом этаже, в самом дальнем конце коридора. На двери висела табличка '1Б', сделанная тушью на листе ватмана. Внутри стояли три ряда парт с откидывающейся крышкой. Так как Алёша ростом был выше среднего, его посадили на предпоследнюю парту. Рядом с ним посадили симпатичную стройную девочку с длинными тёмно-каштановыми волосами, заплетёнными в тугую косу. Позже Алёша узнал, что зовут эту девочку Аня Чернова.
  Родителям разрешили присутствовать на первом уроке. Те родители, кто был проворнее, сели за последние парты или встали вдоль противоположной от окна стены. Некоторые фотографировали своих чад фотоаппаратами с фотовспышками. Те родители, которые не поместились в классе, остались в коридоре. Они периодически по очереди заглядывали в класс и махали руками своим отпрыскам. Мама Алёши осталась в коридоре, что его весьма порадовало.
  Только сейчас, сидя за партой, он начал рассматривать класс и своих одноклассников. Классный кабинет ему понравился. Большое, светлое помещение. На стенах висят плакаты с русским алфавитом, с правилами орфографии 'Жи-Ши пиши с буквой 'И', большущая тёмно-коричневая доска, рядом с доской висит плакат, на котором изображён мальчик в школьной форме, который сидит за партой. Осанка мальчика была такой неестественно прямой, как будто он проглотил шпагу.
  Алёша обратил внимание на девочку, которая сидела рядом с ним. Красивая девочка! Где-то раньше он её видел, но не в детском саду. Где он её видел?
  Он начал рассматривать прочих одноклассников и одноклассниц. Кого-то из них он знал по детскому саду, большинство из них жили либо в его дворе, либо в соседних дворах.
  Вдруг все затихли. С воплем: 'Всем встать!' в класс ворвалось невысокое существо, метра полтора ростом, пенсионного возраста, с противными чертами лица и визгливым голосом. Оказалось, что это существо - Алёшина первая учительница, которую зовут Мария Матвеевна. Марии Матвеевне предстояло учить детей с первого по третий класс.
  Услышав громкий учительский голос, все дети послушно встали. Алёша тоже встал. В этот момент раздался треск, дети начали оглядываться по сторонам в поисках источника шума.
  - Начнём урок! - голос Марии Матвеевны был наполнен злобой. У Алёши сразу сложилось впечатление, что его первая учительница детей не любит, знать бы только за что? По возрасту Мария Матвеевна годилась Алёше в бабушки, вот только она не была похожа на его добрую бабушку. Она была похожа на злобную ведьму из какой-то страшной сказки. - Хочу вас сразу предупредить о том, что если кто-нибудь во время урока стукнет крышкой парты - сразу выгоню вон из класса!
   В начале урока раз пять репетировали, как нужно вставать, когда Мария Матвеевна входит в класс, потом она объясняла детям, как нужно прямо сидеть и правильно тянуть руку, если знаешь, что нужно сказать. В процессе этих тренировок у Алёши пиджак дважды треснул под мышками и один раз - на спине. Далее учительница рассказывала, что она сделает с теми, кто будет разговаривать во время уроков и бегать на переменах. Рассказ был долгий, с примерами. Закончился он словами:
   - Нарушителей дисциплины выгоню из класса, отведу к директору, вызову родителей!
  Но Алёшу больше страшило не то, что она с ними сделает, а то, что это издевательство продлится целых десять лет!
   Но вот прозвенел звонок. Многие из детей, сидящих в классе, облегченно вздохнули.
  - Теперь можете погулять в коридоре, только не бегать! - визгливым голосом прокричала Мария Матвеевна.
  Алексей встал из-за парты, аккуратно приподнял крышку парты и также бережно её опустил. Не успел он дойти до входной двери, как кто-то из мальчишек сзади крикнул: - Смотрите, у него форма порвана!
   Вслед за этим раздался дружный детский смех. Алёша оглянулся, все дети, которые были в классе, показывали на него пальцем и смеялись. Сзади подошла Аня и, зажимая рот ладошкой, чтобы не рассмеяться, шепнула Алёше:
  - А у тебя сзади штаны и пиджак порваны!
  - Сильно? - спросил Алёша. Он почувствовал, что краска стыда начинает заливать его лицо.
  - Ага! - ответила Аня, выбежала из класса и громко рассмеялась.
  В коридоре она подбежала к миловидной женщине и громко, со смехом сказала ей:
  - Мама, представляешь, со мной за партой сидит мальчик, у которого порвался и пиджак, и штаны на попе!
  Алёша опустил правую руку, провёл ею по ягодицам. В какой-то момент рука перестала скользить по ткани, и он нащупал большую дыру. При желании туда можно было свободно засунуть кулак, но Алёша не стал заниматься изучением дыры в школьных брюках. Он почувствовал, как слёзы навернулись на глаза. Ему вдруг стало грустно, обидно. Сразу захотелось куда-нибудь спрятаться, чтобы его никто не видел.
  В коридоре он нашёл свою маму. Она сидела на деревянной скамейке и обрабатывала ногти маленькой пилкой для ногтей.
  Увидев заплаканного сына, Галина Петровна вскочила со скамейки. В её широко открытых глазах не было испуга. В глазах была злость.
  - Что у тебя опять случилось? - с раздражением в голосе спросила мама.
  -У... у меня штаны и пиджак порвались!- рыдая, ответил Алёша.
  - А ну, пойди сюда! - с этими словами Галина Петровна критически осмотрела Алёшу спереди. Не найдя ничего подозрительного, она развернула его спиной к окну. Пилка для ногтей в этот момент оказалась в каком-то сантиметре от правого глаза сына. Глядя на пилку, Алёша перестал плакать и затаил дыхание.
  - Всё ясно! - с этими словами Галина Петровна отвесила сыну такой подзатыльник, от которого в глазах у Алёши сначала потемнело, а потом появились яркие 'звёздочки'. Удар был нанесён правой рукой, на которой, как всегда, было обручальное кольцо. - Говно ты мелкое! Я же тебе говорила, не бегай, веди себя тихо!
  - Я не бегал, они сами треснули! - пытался оправдываться Алёша.
  - Кому ты сказки рассказываешь, мелкий гадёныш? - прошипела сквозь зубы Галина Петровна.
  С силой встряхнув за плечи сына, она уверенной походкой вошла в класс, где уже начался второй урок, собрала все его вещи - пенал, тетради - в ранец и направилась к выходу. Мария Матвеевна ничего не сказала, посмотрев на Галину Петровну удивлёнными глазами.
  - Алёша Новосёлов заболел, придёт только завтра! - холодным голосом произнесла Галина Петровна и вышла из классного кабинета, громко хлопнув дверью.
  По дороге домой Галина Петровна обильно награждала Алёшу оплеухами и подзатыльниками.
  - Скотина толстопузая, разъелся он за лето, форма на нём по швам трещит! - громко кричала Галина Петровна. - Где я тебе форму новую найду?
  Так закончился первый Алёшин учебный день в первом классе. Что символизировал этот день, было ли это началом чёрной или белой полосы? Алёша не знал ответ на эти вопросы.
  
  
  3
  
  Как бы плохо всё не начиналось, учёба в школе была для Алёши белой полосой. Хотя, были иногда чёрные полосочки, которые по сравнению с белыми казались какими-то мелкими неприятностями, пустяками. Две недели он ходил без формы, в обычных брюках и в свитере. Через две недели мама где-то достала ему школьную форму подходящего размера, и он смог ходить в школу как все нормальные советские дети - в форме. Ремешок школьного ранца порвался где-то через неделю, и Алёша носил тяжёлый ранец в руке.
  С первых дней учёбы в школе, Алёша подружился со всеми ребятами в их классе, но лучшими друзьями у него, конечно же, были соседка по парте Аня Чернова, Дима Котов, Костя Трубников и Саня Симонов.
  С Костей и Саней они жили в одном дворе, часто играли раньше в футбол, но до школы никаких дружеских симпатий друг к другу не испытывали. Аня жила в соседнем доме на улице Карла Маркса, дом 11. Алёша раньше часто видел, как Аня с мамой ходит по магазинам, играет с подружками в соседнем дворе. Алёше всегда нравилась эта стройная девочка с длинной косой, но он и предположить не мог, что будет сидеть с ней за одной партой.
  Мария Матвеевна оказалась не просто ведьмой, она была самым настоящим монстром, титаном среди монстров. В присутствии Марии Матвеевны, Алёша всегда чувствовал себя не учеником в классе, а заключённым в колонии усиленного режима, где Мария Матвеевна - старший надзиратель.
  За помарки и исправления в тетрадях Мария Матвеевна могла больно стукнуть по пальцам большой линейкой, которая была у неё всегда в руках, которую она использовала и как указку, и как орудие пыток.
  Бывает, только Алёша что-нибудь исправит в 'Прописях', рядом тут же появляется Мария Матвеевна.
   - Я же говорила всем вам, чтобы вы писали аккуратно! Никаких помарок, исправлений в прописях быть не должно! - со всей силы бьёт своей линейкой по пальцам. - Никаких помарок!
  Больно, обидно, но что делать? Как она могла узнать, что он, Алёша Новосёлов допустил исправление в 'Прописях'? В классе ещё двадцать девять человек, а подошла она только к нему.
  Мария Матвеевна никогда не стеснялась в выражениях. Она могла обозвать своих учеников скотами, дебилами, фашистами - если мальчики дерутся, зубоскалами и тупицами, чем существенно обогатила лексикон советских школьников.
  Дети тоже в долгу не остались и прозвали её Гадюкой.
  Однажды, после урока физкультуры, дети долго не могли прийти в себя. Дело было зимой, урок физкультуры проходил в лесопарке за школой, на лыжах. Возбуждённые дети галдели, бросались друг в друга скомканными фантиками от конфет. В это время в класс заходит Гадюка. Никто не слышал, как прозвенел звонок, сигнализирующий о начале урока, но многие увидели Гадюку и послушно встали у своих парт. За первой партой, в среднем ряду, сидел хронический двоечник Вова Потанин. Вова взял в правую руку тряпку, которой вытирали школьную доску, и завязал её узлом. Он стоял у доски и думал, в кого бы кинуть тряпку. За этим занятием его застала Мария Матвеевна.
  Заметив, что все притихли и стоят смирно, Вова посмотрел в сторону входной двери, глаза его расширились от ужаса, рот приоткрылся. Положив тряпку на полочку под школьной доской, он поспешил занять место у своей парты.
  - Поганец! - сверкая глазами, Гадюка подскочила к Вове и схватила его своей крючковатой правой рукой за плечо. Вова пытался вырваться, но хватка у Гадюки была крепкой. Мария Матвеевна ухватила его левой рукой за локоть и изо всех сил дёрнула назад. Вова потерял равновесие и упал прямо под школьную доску. Тряпка с полочки упала ему на голову. С быстротой молнии Гадюка подскочила к нему и стала пинать его ногами. Пинки сыпались по спине и по ягодицам. От ног Гадюки, обутых в коричневые туфли, на синей форме оставались серые следы. Вова плакал, пытался встать, но Гадюка пинала его по рукам, и он падал на живот. В какой-то момент Вове удалось перевернуться на спину. Гадюка тут же схватила его левой рукой за отворот пиджака, а правой рукой нанесла ему несколько сильных пощёчин.
  Все, кто находились в классе, сидели тихо и молчали. Каждый из первоклассников боялся пошевелиться, чтобы не привлечь к себе внимание Гадюки. В полной тишине звуки пощёчин прозвучали как пистолетные выстрелы.
  Рывком правой руки Гадюка подняла Вову с пола и вытащила из кабинета. Потом она подошла к Вовиной парте, достала из-под стола его ранец. Одним быстрым движением руки Гадюка смахнула в ранец всё, что было на парте, подошла к входной двери и швырнула ранец в коридор, громко прокричав:
  - Без родителей в школу больше не приходи!
  Со спокойным, умиротворённым лицом Гадюка села за свой стол, стоящий у окна, и, как ни в чём не бывало, продолжила урок.
  
  4
  
  На следующий день Вова Потанин пришёл в школу с отцом. Вид у Вовы был испуганный, под левым глазом у него был лиловый синяк, глаз слегка заплыл. Алёша хорошо помнил, что Гадюка не била Вову по лицу.
  Отец Вовы был одет в тёмно-синюю телогрейку, на ногах - кирзовые сапоги, на голове - кроличья шапка-ушанка. Всё это как-то не гармонировало с синими потёртыми джинсами. Лицом этот мужчина очень был похож на Вову, только Вова был моложе и симпатичнее.
  -Я... это... отец Потанина, - с порога начал мужчина. От него пахнуло каким-то неприятным запахом. Ещё Алёша заметил, что папу Вовы слегка покачивает.
  - Проходите, я давно Вас жду! - Гадюка хищно улыбалась.
  Вместо того, чтобы выйти в коридор, Гадюка начала 'разбор полётов' прямо в классе.
  - Вы представляете, Ваш Вова вчера так безобразно себя вёл! - в голосе Гадюки слышалась искренняя обида. - Я сделала ему три замечания подряд, а он даже не прореагировал! Когда я положила ему руку на плечо, чтобы его успокоить, он ударил меня по руке! Вы это себе представляете? Это возмутительно! Потом я удалила его из класса.
  - Вова мне сказал, что вы избили его!- хриплый голос мужика угрожающе возвысился.
  Гадюка улыбнулась, захлопала глазами.
  -Да что Вы! У детей в этом возрасте хорошо развита фантазия. Разве можно им верить? Я - педагог с сорокалетним стажем. Разве могла я поднять руку на ребёнка? Не верите мне, так у детей спросите. Дети, я хоть раз кого-нибудь из вас хоть пальцем тронула?
  - Нет! - хором ответили дети. Многие при этом отрицательно качали головами. Гадюка в это время обводила взглядом класс.
  Мужчина пообещал Гадюке, что ещё проведёт с Вовой воспитательную беседу, извинился перед Гадюкой и вышел из класса. Неприятный запах после ухода мужчины остался. Он выветрился только на следующей перемене.
  
  5
  
  После этого случая весь класс вёл себя хорошо. Дети боялись не только нарушать дисциплину, но и плохо учиться. Успеваемость в 1 'Б' классе была лучшей в школе среди начальных классов. Мария Матвеевна перестала кричать на детей, даже свою традиционную линейку она заменила тоненькой указкой, которой махала, стоя у доски, как дирижёр. До третьего класса всё было тихо и хорошо.
  Однажды Мария Матвеевна пришла на первый урок какая-то раздражительная, нервная.
  - Встать! - Гадюка обвела всех подозрительным взглядом своих холодных глаз.
  - Садитесь!- рявкнула Гадюка. Все послушно сели.
  Это был урок литературы. Так как был конец сентября, изучали поэзию, посвящённую осени. Читали стихи русских поэтов вслух. Вроде бы всё шло как обычно, но...
  - На небе жёлтая луна...- читала вслух Лена Агеева. - Светила, хитро улыбаясь...
  - А что это Ушаков у нас к Агеевой в учебник заглядывает? - вдруг заорала Гадюка. От неожиданности Лена Агеева вздрогнула, учебник по литературе выпал у неё из рук.
  Олег Ушаков тут же вскочил со своего места.
  - Мария Матвеевна, я учебник дома забыл!
  - А больше ничего ты дома не забыл? Ты думаешь, я не видела, как ты Агеевой голову на плечо положил? - Гадюка подошла к Олегу, оттолкнула его, достала из-под парты его портфель.
  - Дай-ка я посмотрю, что у тебя там? Наверняка учебник у тебя в портфеле! Знаю я , зачем ты его на парту не выложил, ты с Агеевой шуры-муры крутишь!
  - Я три раза смотрел, нет там его! - щёки Олега покрылись румянцем, Лена тоже покраснела.
  - Да ты дырку в своей жопе не найдёшь, а уж учебник - тем более! Отойди к двери!
  Олег послушно отошёл от своей парты и встал у входной двери. Гадюка открыла портфель Олега, перевернула его и высыпала на стол учебники, тетради, мелочь, ключи от квартиры. Завёрнутый в белую бумагу бутерброд упал на пол.
  - Вот посмотрите, дерьма сколько, а учебника по литературе нет!
  Дети засмеялись.
  Подбородок Олега задрожал, на глаза навернулись слёзы.
  - Вы не имеете права! - закричал Олег. Одноклассники начали тревожно переглядываться, по классу пошёл шумок. Алёша подумал, что Олег уже не жилец. Гадюка его сейчас съест.
  - Что ты мне сказал? - прошипела Гадюка, запихивая учебники Олега назад в портфель.
  - Я сказал, что вы не имеете права! -по щекам Олега текли слёзы. В классе кто-то охнул. - Вы - старая, сумасшедшая дура!
  Мария Ивановна, тряся двойным подбородком и дико вращая глазами, схватила портфель и кинула им в Олега. Бросок был сильным и метким. В полёте из портфеля в разные стороны полетела мелочь, шариковая ручка, карандаши, ластик. Портфель попал Олегу в голову. Олег не удержался на ногах и упал на спину. Причём он вылетел из классного кабинета в коридор.
  - Чтобы я тебя здесь больше не видела! - прокричала Гадюка и захлопнула дверь. Потом она посмотрела на Лену. - Продолжай, Агеева! На чём ты там остановилась?
  - И знала лишь она одна...- продолжила читать Лена.
  Урок литературы продолжился, как будто ничего не произошло.
  
  6
  
  На следующий день Олег Ушаков, как ни в чём не бывало, пришёл в школу. Он вёл себя непринуждённо, только на лбу у него была большая шишка. Гадюка весь день, и все последующие дни, была тише воды и ниже травы. Она была 'сама любезность'. Только иногда она кидала испепеляющие взгляды на Олега. Если бы взглядом можно было убивать, Олег уже давно был бы мёртв.
  Мария Матвеевна была у них классным руководителем ещё месяц. Через месяц она умерла от сердечного приступа. Она жила одна в двухкомнатной квартире на улице Чапаева. Телефона у неё не было. Когда Мария Матвеевна неделю не появлялась в школе, все решили, что она заболела и заменили её молодой, красивой учительницей, только после пединститута. Звали эту учительницу Виктория Владимировна. Она была бы похожа на ангела, если бы не очки в роговой оправе с толстыми линзами. Когда Виктория Владимировна смотрела прямо, из-за толстых линз очков её красивые глаза казались нереально большими, как у какого-то фантастического существа.
   Мария Матвеевна умерла в своём любимом кресле перед телевизором. Когда по подъезду пошёл неприятный трупный запах, соседи вызвали милицию.
  Прибывшие по вызову жильцов милиционеры - сержант Смирнов и старший сержант Лаврентьев, вскрыли дверь. В присутствии свидетелей - двух бабушек и старика с трясущейся головой, вошли в квартиру. В квартире царили образцовый порядок и тошнотворный трупный запах - запах разложения.
  Мёртвая Мария Матвеевна сидела в кресле перед телевизором. Телевизор был выключен из розетки. На лице Марии Матвеевны застыла гримаса ужаса, как будто перед смертью она увидела что-то страшное.
  - Это надо же было так испугаться! - прошептал Смирнов.
  - В таком возрасте чего хочешь испугаешься, - спокойно ответил старший сержант Лаврентьев. - Ей лет сто, не меньше.
  
  7
  
  В день похорон Марии Матвеевны занятия в школе отменили, так как весь учительский состав средней школы ? 19 присутствовал на похоронах. Все ученики 3 'Б' класса в тот день чувствовали себя, как никогда, хорошо. Настроение у всех было отличное.
  Галина Петровна с утра присматривалась к Алёше. Когда, после обеда, он решил сходить погулять со своими друзьями, она подошла к нему, и, глядя в глаза, строго спросила:
  - Ты чего это сегодня такой довольный? Неужели ты радуешься тому, что Мария Матвеевна умерла?
  Брови её были сдвинуты, что не предвещало ничего хорошего.
  - Ну, что ты, мама! - Алёша сходу придумал, что сказать. - Я радуюсь тому, что сегодня выходной день и погода хорошая!
  У большинства детей из 3 'Б' в тот день состоялись такие же разговоры с родителями, которые закончились примерно одинаково.
  Все Алёшины одноклассники, да и сам Алёша, боялись и ненавидели Гадюку. Они никогда не обсуждали это вслух при жизни Марии Матвеевны, но иногда многое можно прочитать по глазам.
  Для Алёши учёба в первом и во втором классах была настоящей каторгой. Когда он шёл с портфелем в руке в школу, он начинал понимать, что чувствует заключённый, которого ведут на смертную казнь.
  Единственное, что ему, Алексею тогда нравилось в школе, было общение с одноклассниками, особенно с Димой, Костей, Сашей и Аней. Не было бы их, Алёша давно сошёл бы с ума.
  На боевом посту Гадюку сменила Виктория Владимировна. Дети любили и уважали её. Стройная, с вьющимися русыми волосами, она была для детей воплощением мудрости, молодости и красоты. Мария Матвеевна, наоборот, воплощала в себе злость, коварство, ненависть. Если Виктория Владимировна для 3 'Б' была ангелом, то Гадюка была настоящим дьяволом, злым духом, исчадием ада. Нет, никому её не было жалко!
  Виктория Владимировна доучила Алёшу и его соратников до четвёртого класса, а потом были другие учителя, другие предметы, но кошмар первого и второго классов больше никогда не повторялся.
  Опять на какое-то время началась безмятежная белая полоса, которая омрачалась лишь кошмарными снами, в которых в класс с визгом врывалась Гадюка. Она тянула к Алёше свои руки с крючковатыми пальцами. Её глаза горели огнём бешенства, с пеной у рта она кричала:
  - Иди сюда, разгильдяй! Сейчас я тебе, тупица, покажу, как в тетрадках помарки делать!
   В руках у неё появлялась большая линейка. Она махала линейкой, как саблей, отрубая головы его одноклассникам. Разбрызгивая кровь, отрубленные головы летели в разные стороны. Гадюка подходила к Алёшиной парте, её руки, лицо и старомодная вязаная кофта были в крови. Алёша пытался встать, но ноги его не слушались, его, как будто, парализовало. Он мог только смотреть снизу вверх на Гадюку. Гадюка заносила над головой окровавленную линейку, которую она держала двумя руками.
  - Вот ты и попался!
  - Нет! - кричал Алёша.
  В этом месте, как правило, начинал по радио играть гимн СССР. Алёша просыпался с мыслью: 'Как хорошо, что это был всего лишь сон'.
  
  8
  
  А жизнь тем временем продолжалась. Чёрные полосы сменялись белыми и наоборот. Иногда трудно было определить, чёрная сейчас полоса или белая?
  Однажды летом 1994 года, когда Алёше было 12 лет, он сидел дома, в своей комнате и читал книгу о человеке-невидимке.
  Открылась входная дверь, послышались знакомые шаги в коридоре. Алёша знал, что это сестра Ольга пришла домой. Хлопнула дверь в комнате сестры, потом - тишина.
  Через какое-то время дверь комнаты сестры опять открылась, и Алёша услышал, как сестра прошла в ванную комнату и закрылась там.
  'Будет мыться', - понял Алексей.
  Он знал, что вверху дверь неплотно прилегает к дверному косяку. Там была длинная щель, сантиметров десять длиной и миллиметров семь шириной, через которую запросто можно разглядеть, что происходит в ванной комнате. Это открытие он сделал зимой, когда доставал из деревянной ниши под потолком свои валенки.
  Алёша знал, что Ольге это может не понравиться, но родителей дома не было. Алёша никогда не считал свою сестру привлекательной: широкое круглое лицо, короткая стрижка, близко посаженные большие карие глаза, благодаря которым Ольгу можно было называть (с опасностью для жизни) пучеглазой. Она была склонной к полноте, при росте 1 метр, 80 сантиметров, Оля весила не меньше девяноста килограммов. Симпатичной сестру тоже трудно было назвать. Она дружила с такими же страшненькими девушками, которые иногда приходили к ней в гости. Они могли часами сидеть в Олькиной комнате, слушать музыку и о чём-то сплетничать. Друзей - мальчиков у Оли не было.
  Несмотря на это, Алёше было любопытно посмотреть, как выглядит сестра обнажённой. Ей ведь семнадцать лет, она уже почти женщина.
  Алёша аккуратно, чтобы не шуметь, открыл дверь в свою комнату, принёс из комнаты стул. Потом он поставил стул у двери в ванную комнату, встал на него ногами и приник глазами к щели в двери.
  Сквозь небольшую щель было видно абсолютно всё. Алёше даже не нужно было напрягать глаза, ванная комната хорошо просматривалась во всех направлениях. Он увидел Ольгу, лежащую в ванне. Ванна была почти до краёв наполнена пеной, от воды кверху поднимался пар. Над гладью мягкой, пушистой белой пены возвышались островки - голова и плечи Оли, ноги, согнутые в коленях. Ничего интересного.
  Алёша, удовлетворив своё любопытство, решил слезть со стула, как вдруг он заметил то, что поначалу в глаза не бросилось. В ванной комнате почему-то не было слышно шума бегущей из крана воды. Присмотревшись, Алёша увидел , что кран, включающий подачу воды через душ, открыт. От смесителя, похожий на блестящую змею, тянется гофрированный шланг. Шланг спускался вниз, обвивался вокруг Олькиной полной, согнутой в колене правой ноги, и уходил в пену.
  В какой-то момент Ольга издала звук, похожий на стон и стала извиваться всем телом. Пенная вода при этом чуть не хлынула через край ванны. Пена обнажила большую грудь с коричневыми торчащими сосками, большие коричневые круги около сосков, толстый живот, волосатый треугольник под животом.
  Потом Алёша увидел то, чего он никогда раньше не видел, что его шокировало : в правой руке Ольга держала лейку душа, ноги её были разведены в стороны. Она водила лейкой душа вверх-вниз, вперёд-назад. Голова её была запрокинута назад, глаза закрыты. Теперь она уже не постанывала, как пять минут назад, теперь она громко охала и ахала.
  В какой-то момент Алёше стало жалко Олю. Быть может, ей плохо, нужно вызвать 'скорую'?
  Вдруг стул жалобно скрипнул и стал уходить из-под ног. Алёша, чтобы не упасть, прислонился руками к двери ванной комнаты. В прорезь щели он успел увидеть, что Ольга перестала охать и открыла глаза. Глаза её были абсолютно чёрными, без зрачков. Сплошная глубокая чернота. В следующий момент Ольга рывком вылезла из ванной.
  Алёша только успел соскочить со стула, как вдруг дверь в ванную комнату с шумом распахнулась. В дверном проёме стояла Ольга. На ней ничего не было, в правой руке был зажат вантус.
  - Ты что, мелкий педик, совсем охренел? - в её расширенных глазах сверкали злые огоньки, которые не предвещали Алёше ничего хорошего. Казалось, её глаза сейчас вылезут из орбит. Немного успокаивало то, что это были обычные, Олькины карие глаза, никакой черноты.
  - Оля, я хотел кроссовки из ниши достать! - пытался оправдываться Алёша. Он пристально посмотрел на сестру - рыхлое, белое тело, широкие бёдра, отвисший живот, густая растительность под животом, грудь, похожая на два бурдюка, наполненных водой. Вид обнажённого женского тела явно его не возбуждал. Вода с пеной стекали с Ольги, оставляя мокрые лужи на линолеуме. Алёша уже пожалел, что захотел посмотреть, как его сестра принимает ванну.
  Он как-то был в гостях у Димы Котова, и Дима показал ему журнал, на каждой странице которого были фотографии обнажённых женщин. На этих женщин было приятно посмотреть, казалось, что брюки в районе ширинки сейчас взорвутся. Вид обнажённой Ольки почему-то не производил на Алёшу никакого впечатления. Не было никаких чувств, кроме чувства стыда.
  - Знаю я, что ты достать хотел, извращенец! - с этими словами Ольга левой рукой отшвырнула в сторону злосчастный стул и ринулась на Алёшу.
  Левой рукой Ольга схватила Алёшу за правое плечо, крепко вцепившись когтями в футболку. Она била его вантусом по голове, по плечам, по спине. Инстинктивно Алёша прикрыл голову руками. Град ударов сыпался по рукам. Когда стало нестерпимо больно, Алёша изо всех сил дёрнулся, футболка издала слабый треск. В этот момент Олька поскользнулась и с воплем грохнулась на мокрый линолеум.
  Алёша опрометью бросился в свою комнату, быстро захлопнул дверь и закрыл её на шпингалет
  После того случая, когда Олька поймала Алёшу в своей комнате, папа врезал ей в дверь примитивный замок, с маленьким ключиком, который Олька всегда носила с собой. Алёша тоже решил сделать так, чтобы, когда он дома, никто не мог войти в его комнату без его разрешения. На последние карманные деньги, Алёша в магазине 'Хозяйственные товары' купил шпингалет и сам его прикрутил шурупами к двери, чем очень гордился.
  Сейчас же на дверь обрушились такие мощные удары, что Алёша засомневался, выдержит ли шпингалет. На всякий случай он ещё подпёр дверь плечом. Потом удары стихли и за дверью послышался голос сестры:
  - Ещё раз так сделаешь, и я убью тебя, говнюк!
  После этого Ольга вернулась в ванную комнату и продолжила водные процедуры. На руках, на голове и на теле Алёши остались большие синяки, и кровоточащие раны, которые потом долго не заживали и болели.
  Когда мать спросила, откуда эти синяки на руках, Алёша сказал, что поскользнулся в подъезде, когда спускался по лестнице. Мать на это ничего не ответила.
  Ольга после этого случая ничего больше Алёше не говорила, и ничего не предпринимала, что Алёшу только радовало. Он не хотел вспоминать про случай с ванной, Ольга, судя по всему - тоже.
  
  9
  
  Когда Алёша учился в седьмом классе, с ним и его друзьями произошла неприятная история.
  Возвращаясь домой после занятий в школе, Алёша, Дима, Костя и Саня решили не идти домой по улице Дзержинского, как обычно. Вместо этого они решили провести время на территории детского сада, расположенного напротив школы. Они перелезли через невысокий забор, дошли до самой крайней беседки. Вокруг беседки росла высокая трава, и валялось много мусора. Стены беседки, на которых когда-то давно были нарисованы Машенька и медведи, были расписаны самыми отборными ругательствами.
  Сложив в угол портфели и сумки, друзья сидели на длинной лавке в беседке и мирно беседовали. Вдруг, через забор перелезли парни из параллельного класса, из 7 'А'. Их было много. Человек десять. Они зашли в беседку и встали полукругом вокруг Алёши и его друзей.
  - Ну чего, пацаны, хорошо посидели в беседочке? - с наглой улыбкой спросил один из этих пацанов, Сергей Шустов, закурив сигарету.
  - Нормально! - ответил за всех Костя, и, чувствуя что-то неладное, Алёша и его команда дружно встали с лавки.
  -А теперь гоните нам бабки, это наша беседка! - с этими словами Шустов выдохнул сигаретный дым в лицо Косте.
  - Это такая же ваша беседка, как и наша! - с вызовом ответил Саня.
  - Что? - глаза Серёги Шустова округлились, в следующий момент он ударил кулаком в лицо Саню. Саня тоже в долгу не остался и тут же мощным ударом правой руки двинул Шустову по зубам, отчего сигарета смялась и вылетела у Сёрёги изо рта. В следующий момент пацаны из 'А' класса принялись избивать Алёшу и его друзей.
  Чувства страха Алёша не испытал. Получив пару ударов по лицу и один по животу, он не на шутку разозлился. Он начал махать руками и пинать ногами. В толчее трудно было понять, кого он бьёт. Перед ним был ком, состоящий из рук, ног, лиц. Ощущения от того, что твои кулаки, носки твоих ботинок врезаются в чью-то плоть, были приятными. Алёша не чувствовал боли, ему хотелось только одного : бить, пинать, бить, бить...
  Толпа нападающих стала редеть, краем глаза Алёша увидел, что его друзья тоже от него не отстают. Все работают руками, ногами. У Сани из носа течёт кровь.
  Битва прекратилась также быстро, как и началась. С торца двухэтажного здания детского сада открылась дверь. На крыльцо вышла низкого роста толстая женщина в белом халате, похожая на колобка. В руке у женщины было ведро, на котором было что-то написано белой краской.
  - Эй, вы, хулиганы! - завопила женщина. Для её маленького роста голос у неё был очень звонкий. - Немедленно прекратите это безобразие! Я сейчас милицию вызову!
  Все, как один, ученики седьмого 'А' класса, забыв об Алёшиной команде, вышли из беседки. Пока они шли к забору, Алёша успел заметить, что двое из нападавших сильно прихрамывают, трое держатся руками за лица, через пальцы у них бежит кровь. Один из них морщился, держась руками за мошонку. Шустов достал из кармана скомканный носовой платок и приложил его к левой брови. Видимо, ему кто-то рассёк бровь.
  - Неплохо мы им наваляли! - шумно дыша, сказал Дима.
  В ответ все закивали головами.
  - Давайте домой пойдём, пока толстуха милицию не вызвала! - сказал Алёша и вся команда, не спеша, двинулась по направлению к забору.
  
  10
  
  Придя домой, Алёша занялся оценкой ущерба : куртка порвана, синяк под левым глазом, синяк на левой скуле. Сняв рубашку, Алёша увидел синяки на плечах, на груди и на животе. Он не расстроился от увиденного, он был горд собой, ведь сегодня они вчетвером дрались против десяти.
  Мама не оценила его героизма. Она громко и долго возмущалась:
   - Подумать только! Мы ему такую дорогую куртку купили, а он порвал её! Сволочь неблагодарная!
   Всё это сопровождалось оплеухами и подзатыльниками. Больно не было.
  
  
  11
  
  После этого случая все четверо друзей ожидали возмездия со стороны пацанов из 'А' класса, но возмездия не последовало. Они, как будто забыли про Алёшу и его друзей.
  Когда Алёша рассказал эту историю Ане Черновой, она сказала:
  - Вы все - дураки, вас лечить надо!
   Что эти девчонки понимают в таких делах?
  Самое удивительное в этой истории было то, что через три дня после инцидента, происшедшего на территории Детского Сада ? 157, который назывался 'Солнышко', Серёга Шустов погиб.
  Когда закончились уроки в школе, Серёга пошёл домой. Друзья просили его остаться, приглашали его на 'посиделки' в беседке. У них были сигареты и деньги. Брат Витьки Васильева, Вадик, который учился в одиннадцатом классе, обещал купить им пива.
  Но у Серёги, почему-то не было желания оставаться. У него было плохое настроение и внезапно на последнем уроке, на алгебре, заболела голова. Единственное, что Сергею сейчас хотелось, было прийти домой и лечь спать.
  Друзья-одноклассники не стали настаивать, и Серёга пошёл домой. Всё было как всегда. Погода стояла тёплой и солнечной. Под ногами шуршали опавшие листья. Сергей прошёл улицу Энергетиков, дошёл до перекрёстка улицы Энергетиков и улицы Советской, на которой он жил. Шустовы жили на третьем этаже на улице Советской, в доме ? 76.
   Дом стоял прямо у перекрёстка. Улица Советская - чуть ли не самая большая в Лемске, больше её - только улица Ленина, но на перекрёстке с улицей Энергетиков почему-то не было ни светофора, ни знака 'Пешеходный переход', ни 'зебры'. Поэтому Сергей, чаще всего, перебегал через дорогу, а не переходил её.
  Подойдя к краю тротуара, он посмотрел сначала налево. На дороге маячил 'Камаз', но до него далеко. Посмотрев направо, Серёга вообще не увидел ни одной машины.
  'Можно идти!' -подумал Серёга и шагнул на проезжую часть дороги. Сделав два шага, он, по привычке, посмотрел на окна их квартиры и на балкон. То, что он увидел на их, Шустовых, балконе, его шокировало, а волосы на голове встали дыбом. На балконе стояло тёмно-серое существо, с узкими плечами и небольшой головой, сидящей на тонкой шее. Существо посмотрело на него своими большими чёрными глазами и сделало манящий жест левой рукой. Рост существа был не меньше двух метров. В углу балкона стояли двухметровые лыжи отца , существо было выше лыж.
  От неожиданности Серёжа забыл о том, что переходит через одну из самых оживлённых дорог города. Он просто остолбенел и встал, как вкопанный.
  'Что это такое?', - это была последняя мысль, которая пронеслась в его голове. В ту же секунду он услышал громкий звук автомобильного сигнала, повернул голову на звук...и больше он уже ничего не видел и не слышал. Он не слышал звук удара об машину, не слышал, с каким звуком его тело, как кусок мяса, упало на асфальт перед пытающимся затормозить 'Камазом'. Сергей не слышал скрип тормозов, не слышал звук, с которым ломались его кости, когда по нему проезжал груженый цветным металлом грузовик.
  
  12
  
  Водитель 'Камаза', Иван Фёдоров, за полчаса до указанных событий загрузил на складе полную машину цветного металла и гнал на другой конец города, на улицу Патриотов. Там, на базе, он должен был выгрузить металл, и он мог быть свободен. Это был его последний рейс за сегодняшний день. Ивану хотелось быстрее приехать, чтобы потом выпить с друзьями 'крепенького' в баре 'У Иваныча'.
  Иван свернул с улицы Командиров на Советскую. Советская была, на удивление, пустой. Иван нажал на газ.
  Подъезжая к перекрёстку Советской и Энергетиков, Иван заметил пацана, который намеревался перейти дорогу. Иван посигналил, пацан на сигнал не обратил внимания и шагнул на проезжую часть. Иван попытался затормозить, но пацан уже шагнул на дорогу. Если бы пацан побежал, ничего страшного не произошло бы, но пацан сделал два шага и остановился. В этот момент Иван услышал громкий звук 'бом!', и пацан, как птица, раскинув руки, пролетел метров пять и шмякнулся на асфальт. Как ни пытался Иван затормозить, машину тащило вперёд. В какой-то момент мальчишка оказался под машиной, как раз со стороны водителя. Кабину машины слегка качнуло, как будто машина наехала на маленькую неровность на дороге.
  Вся верхняя часть тела Серёжи Шустова была раздавлена в лепёшку и размазана по асфальту. В бесформенной кровавой массе можно было разглядеть только ноги, одетые в белые, с синими полосками, носки.
  Как ни пытался Иван Фёдоров сбросить скорость, удар был настолько сильным, что с мальчика в момент удара слетели ботинки. Позже один ботинок нашли в сквере, который находился справа от дороги. Ботинок приземлился на скамейку. Второй ботинок долетел до подъезда и упал у крыльца.
  Когда мама Серёжи, Инна Игоревна, десять минут спустя, возвращалась домой из магазина, с полными сумками продуктов в обеих руках, она обратила внимание на скопление людей на дороге : милиционеры, врачи в белых халатах, толпа зевак на тротуаре. Также она заметила милицейскую машину, машину 'Скорой помощи' и одиноко стоящий в стороне 'Камаз'.
  'Похоже, кого-то сбила машина!', - с тревогой подумала Инна Игоревна.
   И тут взгляд её упал на ботинок, одиноко стоящий на асфальте, перед подъездом. Она сразу узнала этот ботинок. Месяц назад она купила в обувном магазине на улице Восточной пару таких ботинок Серёже. И тут она поняла, что с её сыном случилось что-то ужасное.
  Инна Игоревна бросила на землю сумки с продуктами и побежала к скоплению людей и машин на дороге. Она сразу увидела кровавое месиво, в котором смутно выделялись две ноги, одетые в Серёжины джинсы и белые носки с синими полосками. От того, что осталось от тела её сына, до стоящего на обочине дороги 'Камаза' тянулся кровавый двадцатиметровый след - тормозной путь 'Камаза'. Это было последнее, что увидела Инна Игоревна перед тем, как упасть в обморок.
  Вот так за долю секунды одна жизнь оборвалась, а Ивану предстояло всю оставшуюся жизнь носить на себе клеймо детоубийцы.
  Светофор на том злосчастном перекрёстке установили через сорок дней после похорон Серёжи Шустова.
  
  13
  
  В соседнем дворе, в подвальном помещении пятиэтажного кирпичного дома, открыли спортивный клуб, который назывался 'Рокки'. В этом клубе, за небольшую плату, мальчишек из близлежащих дворов обучали боксу.
  Дима, Костя и Саня записались в клуб. После долгих уговоров, родители Алёши разрешили ему тоже заниматься боксом.
  Клуб представлял собой два больших зала, отделённых друг от друга двустворчатыми деревянными дверями. В первом зале стояли покрытые ржавчиной тренажёры, штанги на стойках, стеллажи с гантелями. Стены зала были обвешаны зеркалами и плакатами с изображениями мускулистых бодибилдеров. Зал был большой, метров двадцать в длину и метров шесть в ширину.
  Второй зал был поменьше, его называли 'бойцовский зал'. По углам зала на толстых цепях висели большие боксёрские груши. У входа в зал было одно большое зеркало. На стенах были развешаны плакаты с изображениями великих боксеров, в самодельной рамке были фотографии, запечатлевшие нокаутирующие моменты боксёрских поединков. Ринга в зале не было. В самом конце зала, на стене, была вывешена растяжка, на которой было написано : 'Порхать как бабочка и жалить, как пчела. Мухаммед Али'.
  В этом зале Алёше и его друзьям предстояло постигать премудрости бокса.
  Тренером был маленький щуплый мужчина, с бегающими глазками и с короткой спортивной стрижкой, которого звали Михаил Николаевич, а здоровые мужики из 'качалки' называли его просто Миша. Любой из 'качков' был больше похож на тренера по боксу, чем Михаил Николаевич.
  Единственным условием, без выполнения которого нельзя было записаться в секцию бокса, было наличие боксёрских перчаток. Алёшиным друзьям родители купили самые дорогие перчатки, которые были в магазине 'Спорттовары'. Алёшины родители наотрез отказались покупать ему перчатки, сославшись на то, что 'в доме жрать нечего, на заводе зарплату задерживают, а ему перчатки подавай!'.
  Выручил сосед, дядя Гриша, который подарил Алёше свои старые боксёрские перчатки.
  
  14
  
  Тренировки по боксу проводились три раза в неделю : по понедельникам, по средам и по пятницам. Тренировки начинались в 15:00. Алёша успевал после школы зайти домой, пообедать, немного отдохнуть, а потом он уходил в спортклуб.
  Все тренировки начинались одинаково : вначале Михаил Николаевич выстраивал всех в шеренгу, выводил из шеренги какого-нибудь крепкого парня и показывал на нём, как наносятся удары, как нужно их блокировать, уходить от них. Потом Михаил Николаевич разбивал всех парней на пары. Минут десять они отрабатывали удары и уход от ударов, а остальные пятьдесят минут они, как могли, лупили друг друга. Причём Михаил Николаевич всегда ставил слабого пацана в паре с сильным, спаринг-партнёров менял на каждой тренировке.
  Поначалу Алёша каждый день приходил домой с большими синяками на лице. Родителям это не очень нравилось, и в какой-то момент они хотели запретить Алёше заниматься боксом. Но, вскоре, у него стало что-то получаться и синяков на лице и на теле стало меньше.
  Саня, Дима и Костя скоро бросили заниматься боксом, так как они считали, что ничему Михаил Николаевич их не учит, а только деньги за обучение берёт.
  Алёше заниматься боксом нравилось. К концу учебного года в школе он отлупил пятерых самых здоровых и наглых семиклассников и одного мелкого девятиклассника, чем весьма гордился.
  Однажды в мае, в понедельник, Алёша пришёл на тренировку. Дверь спортклуба была закрыта. Алёшу это удивило, он подождал ещё минут сорок, а потом пошёл домой. Вместе с ним у входа в подвал толпились ещё десять пацанов. В среду ситуация повторилась. Когда он пришёл в пятницу, он увидел, что дверь в 'Рокки' не заперта. Алёша сначала обрадовался, но потом увидел, как трое здоровых мужиков выносят из спортклуба грифы от штанги, груши, гантели и грузят их в стоящую рядом 'Газель'.
  Алёша подошёл к одному из мужчин и спросил:
  - А где Михаил Николаевич?
  Пузатый мужчина, вытирая пот с пухлого лица, пристально посмотрел на Алёшу и сказал:
  - Он уехал, приедет нескоро! Клуб закрывается!,
   Потом он закинул боксёрскую грушу в кузов 'Газели'.
  Алёше нравился бокс, он хотел продолжать заниматься, но единственная в городе секция бокса была в спорткомплексе 'Олимп', который располагался на другом конце города.
  Однажды Алёша решил съездить в 'Олимп', чтобы всё разузнать про бокс. Сначала ему пришлось доехать на трамвае 33-го маршрута до Площади Ленина, а потом пересесть на автобус 38-го маршрута и доехать до остановки 'Институтская'. Далее, ему нужно было минут десять идти пешком. Вся дорога заняла полтора часа. Когда он приехал, уже во всю шла тренировка. Он чувствовал себя очень уставшим. Слегка приоткрыв входную дверь, он увидел просторный зал, гораздо больше по размерам, чем зал в 'Рокки', на стенах также висели плакаты и фотографии, в дальнем конце зала стоял настоящий ринг, на котором два дюжих хлопца лупили друг друга. На головах у них были защитные шлемы, чего Алёша никогда не видел ни у кого в спортклубе 'Рокки'. У ринга бегал тренер и выкрикивал команды:
  - Бей...закрывайся...чего стоишь? Бей!
  Тренер был больше похож на боксёра, чем Михаил Николаевич. Остальные ребята отрабатывали удары на грушах и друг с другом.
  Сквозь приоткрытую дверь Алёша услышал новые слова: 'хук', 'апперкот'. В родном спортклубе он такого не слышал. Заметив Алёшу, тренер подошел к нему и сказал, что набор в секцию бокса будет только осенью. Оказалось, что стоимость месячного посещения в Олимпе была раза в три больше, чем в 'Рокки'. Взвесив все 'за' и 'против', Алёша решил больше в 'Олимп' не приезжать.
  Где-то через месяц по телевизору, в новостях, Алёша увидел Михаила Николаевича. Корреспондент бодрым голосом вещала : '...на скамье подсудимых оказалась банда из семи человек, которым инкриминируются бандитизм, грабежи, разбои, убийства. Главарь банды - Михаил Сечкин, по кличке Куцый...'.
  'Да, нескоро вернётся Михаил Николаевич!', - подумал тогда Алёша.
  Так закончилась Алёшина спортивная карьера. Однако то, чему Алексея научили в спортивном клубе 'Рокки', в жизни неоднократно пригождалось. Он научился применять навыки, полученные в спортивном клубе, в общении с родителями и с сестрой. Они уже не могли пнуть его, дать подзатыльник или оплеуху. За год, проведённый в стенах боксёрского клуба, он научился блокировать удары. Он не дрался с ними, он просто не давал им издеваться над собой. Получалось хорошо.
  
  15
  
  Школьные годы пролетели, на удивление, быстро. Алексей всю жизнь помнил выпускной вечер в школе, после одиннадцатого класса. Сначала все собрались в классном кабинете, где было чаепитие. Потом была дискотека. После дискотеки весь класс повезли на автобусе на прогулку по историческим местам города, где Алёша узнал много нового.
  Он никогда не знал, что там, где сейчас находится парк с аттракционами, который называется Парк комсомольцев, раньше был храм, а вокруг храма было кладбище. В тридцатых годах двадцатого века коммунисты снесли и то, и другое, а на месте захоронений сделали парк развлечений.
   А не потому ли в том парке каждый год, весной и осенью происходят изнасилования, убийства? Каждый год милиция вылавливает в Парке комсомольцев новых и новых маньяков, но на смену им приходят новые.
  Есть в парке аттракцион, который называется 'Королевство кривых зеркал'. Однажды, лет пять назад, в 'Королевство кривых зеркал' зашла женщина лет пятидесяти. Только она туда зашла, отключили электричество. Женщина громко закричала. Пытаясь в кромешной темноте найти выход, она разбила два зеркала и поранилась осколками. Когда, наконец-то, включили электричество, женщина с воплем выскочила из 'Королевства'.
  Свидетели происшествия видели, как окровавленная женщина, в равной одежде, бежала через парк и кричала : 'Они здесь, они вокруг нас. Они везде!'.
  В газетах потом написали, что произошло короткое замыкание, в результате которого ненадолго отключили электричество. Женщине, страдающей клаустрофобией, стало плохо.
   Однако, многие утверждают, что остаток жизни женщина провела в психиатрической больнице ?1.
  Один раз, когда Алёше было лет десять, он с родителями пошёл в Парк комсомольцев. Когда они катались на 'Колесе обозрения', отключили электричество, и колесо остановилось. Корзина с Новосёловыми, как раз находились в верхней точке. Корзину раскачивало на ветру, конструкция громко скрипела. Все были напуганы, где-то снизу плакал ребёнок. Какая-то женщина громко кричала:
  - Вызовите врача! У моего мужа сердечный приступ!
   Через пять минут, которые всем показались вечностью, включили электричество, и аттракцион продолжил свою работу. Все облегчённо вздохнули.
  Алексей даже представить не мог того, что там, где сейчас стоит недавно построенный храм на улице Дзержинского, раньше была церковь. Большевики снесли церковь и на её месте построили трехэтажный дом, в котором размещалось Лемское Управление НКВД, в подвалах которого пытали и расстреливали врагов народа. После пожара, в 1937 году, Управление НКВД переехало в большое здание на улице Ленина, где сейчас располагается Лемское Управление ФСБ.
  Здание на улице Дзержинского отреставрировали и там сделали Дворец Пионеров, в котором пожары случались где-то раз в год. В пожарах гибли дети. Также пионеры гибли под колёсами машин, переходя улицу Дзержинского. Два года назад здание Дворца Пионеров пришло в непригодное для эксплуатации состояние. Его снесли, а на его месте возвели православный храм. Смерти и пожары прекратились.
  
  16
  
  После экскурсии Алексей с Аней долго гуляли по ночному городу.
  В этот вечер Аня была прекрасна. Она была одета в красное облегающее платье, с глубоким 'декольте', которое открывало взору её пышную девичью грудь. На ногах у Ани были красные туфли со 'шпильками'. Её пышные тёмные волосы были распущены и развевались на ветру, запах духов Анны сводил Алексея с ума. Он никогда раньше не видел Аню с распущенными волосами. В школе она сначала ходила с длинной толстой косой, потом - с двумя хвостиками, потом - с одним хвостом. С распущенными волосами ей, определённо, было лучше.
  Аня сказала родителям, что её проводит Алёша. Алёша соврал своим родителям, что их организованно развезут по домам, чтобы они не беспокоились. Алёшины родители и так за него особенно не переживали с тех пор, как Алексею исполнилось четырнадцать лет.
  Они целовались через каждые сто метров, за каждым углом. Было уже поздно. Алексей купил себе и Ане пива в 'круглосуточном' киоске. Потом они до четырёх часов утра сидели в сквере, недалеко от которого погиб Сергей Шустов, пили пиво и целовались. Периодически они ходили в киоск за пивом. По иронии судьбы, они сидели именно на той скамейке, на которую упал ботинок Сергея, но они об этом не знали.
  
  17
  
  После окончания школы Алексей пытался поступить в Лемский Политехнический Институт, на теплоэнергетический факультет. Его отец в то время работал начальником котельной на Лемском Приборостроительном Заводе. Вроде бы, отец на судьбу не жаловался, и Алексей решил пойти по стопам отца. К сожалению, на вступительных экзаменах Алёша не набрал нужного количества баллов. Ему предложили пойти учиться на коммерческой, то есть платной основе. Прикинув, во сколько родителям обойдётся обучение их отпрыска, они сказали:
  - Иди в армию. После армии пойдёшь работать, подкопишь денег, и будешь учиться заочно, никого при этом не обременяя. Ольга, сестра твоя, работает на рынке реализатором, на учёбу миллионы не тратит и живёт неплохо!
  Медкомиссию в военкомате Алексей прошёл без проблем. У Алексея сложилось впечатление, что врачей в военкомате вообще не интересует состояние его здоровья. Единственным врачом, проявившим хоть какую-то заинтересованность в данном вопросе, оказалась врач-невропатолог. Она водила перед лицом Алексея молоточком, проверила его коленный рефлекс.
  - Травмы головы были? - спросила невропатолог, не глядя на Алексея.
  - Сотрясение мозга в возрасте...- поглаживая шрам на затылке, Алексей пытался вспомнить, сколько ему было лет, когда он, не без помощи отца, ударился головой об батарею, а потом лежал в больнице.
  - Здоров! - вынесла вердикт врач - невропатолог - Следующий! Кто следующий?
  Три месяца Алёша работал грузчиком в овощном магазине, а потом отправился на два года исполнять свой гражданский долг - служить в армии.
  
  Глава 6.
  
  Армия
  
  1
  
  Алексея отправили служить в войска Противовоздушной обороны. Он был направлен в войсковую часть ? 62050, которая располагалась в восьмидесяти километрах от города Ижевска, столицы республики Удмуртия. После месячного курса молодого бойца, он принял присягу, и начались суровые армейские будни.
  Войсковая часть со всех сторон была окружена лесом. От леса её отделял двухметровый бетонный забор, по верху которого шла колючая проволока. На территории военной части располагались пять двухэтажных жилых домов из белого кирпича - для офицеров и членов их семей, две двухэтажные казармы, штаб, клуб, библиотека, столовая и магазин. Также на территории части располагалось подсобное хозяйство, на котором разводили овец, коров и свиней. Там же располагалось радиотехническое обеспечение : радары и локаторы.
  Служба в армии началась с маленьких неприятностей. Однажды, когда Алексей в комнате бытового обслуживания пришивал подворотничок к воротничку кителя, вошёл сержант Петренко. Подойдя к Алексею и похлопав его по плечу, он сказал : 'Ну что, дух грёбаный! Постираешь мне трусы и портянки?'.
  В бытовой комнате в это время находились трое таких же, как Алексей, молодых бойцов, которые прибыли в часть с ним в одно время. Молодые бойцы тревожно переглянулись.
  Алексей знал, что в армии не принято отказывать в просьбах 'дедам', но он вспомнил напутственные слова соседа, дяди Гриши: 'Делай что хочешь, только не стирай 'дедам' портянки и исподнее. Как только это сделаешь - считай, что тебя опустили!'.
  Алексей посмотрел на сержанта Петренко и, не вставая с табуретки, произнёс:
  - Никак нет, товарищ сержант! У меня на руках экзема, мне врачи запретили руки мочить!'.
  От услышанного у сержанта Петренко глаза на лоб полезли, он покраснел, как рак, схватил Алексея за плечи и рывком поставил его на ноги.
  - Ты чего, дух поганый, совсем нюх потерял? - с этими словами Сержант Петренко ударил Алексея правой рукой в лицо. Удар пришёлся по скуле.
  'Он не умеет драться!', - подумал Алексей и ударил Петренко правой рукой в челюсть.
  Петренко явно не ожидал от 'духа' такого отпора. От удара он упал на пол, опрокинув табуретку.
  В это время в комнату вошли заместитель командира по воспитательной работе, подполковник Никулин и завскладом, прапорщик Никитин. Они о чём-то оживлённо беседовали. Прапорщик Никитин что-то записывал в блокнот.
  Все, кто находились в это время в казарме, отдали честь и встали по стойке 'смирно'.
  - Необходимо и с ним разобраться. Нужно решить этот вопрос. Что он ... - подполковник Никулин замолчал, поражённый увиденным .
  - Это что за безобразие?
  Сержант Петренко вскочил, поправил китель и отдал честь.
  - Здравия желаю, товарищ заместитель командира! - Петренко говорил медленно, его слегка пошатывало.
  'Это называется нокаут', - со злорадством подумал Алексей.
  - Фамилия? - рявкнул Никулин, вплотную подойдя к Петренко.
  - Сержант Петренко.
  - Объявляю вам выговор! - голос Никулина звучал, как пулемётная очередь.
  - Фамилия? - прокричал подполковник, глядя на Алексея.
  - Рядовой Новосёлов! - спокойно ответил Алексей.
   - Два наряда вне очереди!
  Прапорщик Никитин что-то отметил в своём блокноте. Подполковник с важным видом покинул бытовку. Следом за ним, как собачка, потрусил прапорщик Никитин.
  - Мы ещё с тобой поговорим! - сквозь зубы прошипел сержант Петренко и вышел из бытовки, хлопнув дверью.
  
  2
  
  Алексей знал, что возмездие со стороны дедов рано или поздно наступит. На территории части была котельная, которая снабжала горячей водой и отоплением все постройки, которые находились на территории военной части.
  За котельной была большая куча металлолома, которую составляли ржавые куски труб, треснутые корпусы вентилей и задвижек, прочий металлический хлам.
  В этой куче Алексей нашёл обрезок трубы диаметром полдюйма, длиной где-то шестьдесят сантиметров, два треснутых 'барашка' от вентилей. Кусок трубы он зачистил наждачной шкуркой, из треснутых 'барашков' сделал нечто похожее на кастеты.
  Койки в казарме были двухъярусными, койка Алексея была нижней, что, по его мнению, давало ему ряд преимуществ.
  В тот вечер, перед отбоем он не стал раздеваться, лёг в форме и в сапогах, до подбородка накрывшись одеялом. Обрезок трубы он положил рядом, под правой рукой. Кастеты Алексей разложил по карманам армейских штанов : в правый и в левый карманы.
  Спать абсолютно не хотелось. Перед глазами мелькали какие-то картинки из прошлого: Аня, родители, школьные друзья, перекошенное от злости лицо сержанта Петренко.
  Часа через два он услышал еле слышное топанье солдатских сапог.
  'Пришли!', - подумал Алексей.
  Топанье приближалось. Алексей чувствовал присутствие людей, их запах. По звуку он определил, что дедов не меньше пяти человек. Они встали полукругом. В следующее мгновение Алексей почувствовал, что над ним кто-то склонился. Он приоткрыл глаза.
  В следующее мгновение он увидел сержанта Петренко, который стоял с левой стороны, склонившись над ним. В руках он держал черенок от лопаты. Как только черенок пошёл вверх, Алексей сорвал с себя одеяло и кинул им в лицо сержанту Петренко.
  Петренко с силой опустил черенок от лопаты, причём черенок ударился об край койки Алёксея. Левой рукой Петренко схватился за одеяло, чтобы сорвать его с лица. Тем временем Алексей ударил обрезком трубы Петренко в левый бок, от чего Петренко согнулся пополам и захрипел, прижав согнутую в локте левую руку к ушибленному боку. Второй удар пришёлся по шее Петренко.
  Не раздумывая, Алексей тут же ударил трубой 'деда', стоявшего справа. В занесённой над головой, готовой нанести удар, правой руке 'деда' была цепь, которую тот, скорее всего, тоже нашёл в куче металлолома у котельной. Алексей с размаху ударил его в предплечье. 'Дед' вскрикнул, выронил из руки цепь.
  'Этот тоже уже не боец!', - мелькнула мысль в голове Алексея. Вскочив на ноги, он, зажав двумя руками обрезок трубы, ударил им 'деда' по спине. 'Дед' вскрикнул от боли и упал на койку Алексея.
  Алексей стоял в проходе, между койками. На него по проходу надвигались два 'деда', которых он не знал. Позади дедов стояли ещё двое: ефрейтор Качалин и рядовой Михайлов. У 'дедов' в руках были широкие армейские ремни, устрашающе поблескивающие пряжками, у ефрейтора Качалина в руке был перочинный нож.
  Вспомнив слова Мухамеда Али 'Порхать, как бабочка и жалить, как пчела', Алексей, крепко сжав в руках трубу, начал быстро наносить противникам удары. Со стороны он был похож на самурая, вот только в руках у него был не меч.
  Двое с ремнями были явно не готовы к столь стремительному натиску со стороны жертвы. Один попытался хлестнуть Алексея, но ремень пряжкой зацепился за спинку верхней кровати. Новосёлов тут же нанёс ему удар трубой по правой руке, а когда тот схватился за руку, Алексей нанёс ему удар по левому предплечью.
  Ефрейтор Качалин две секунды смотрел на Алексея, потом перевёл взгляд на свой перочинный нож, который в его пухлой правой руке смотрелся маленьким и безобидным. Качалин сделал выпад правой рукой, с зажатым в ней ножом, но Алексей сделал опережающий удар по голове Качалина. Качалин взвизгнул, выронил из руки нож. Правой рукой он схватился за голову, упал на колени, левую руку он приподнял над головой, пытаясь защититься. Между пальцами правой руки на пол капала кровь. Но Алексей не стал наносить ему второго удара, решив, что с него хватит.
  Оставшийся боец не стал нападать. Он поднял перед собой руки, как бы говоря: 'Я безоружен', развернулся и быстрым шагом вышел из казармы.
  Дневальный, стоящий у тумбы, на которой стоял телефон, посмотрел на Алексея и прошептал:
   - Извини, братан! У нас это обычное явление. Это нормально...
  Новосёлов ничего на это не ответил. Он с отвращением смотрел на покидающих 'поле боя' противников. 'Деды', подняв с пола своё 'оружие' растирали, руками ушибленные места и морщились от боли, но ни один из них не проронил ни звука.
  Ефрейтор Качалин встал на ноги. Как только он собрался уйти, Алексей сказал ему, протягивая прямоугольный кусок белой ткани, заменявший ему носовой платок:
   - Вытри с пола кровь и убери это дерьмо!
  Качалин послушно стёр платком с пола свою кровь, платок тут же прижал к голове. Свободной левой рукой он поднял с пола свой перочинный ножи, пошатываясь, стал подниматься на второй этаж.
  Алексей спрятал под матрас трубу, поднял с пола одеяло и лёг спать. Как это ни странно, на теле не было ни одного синяка, ни одной царапины. Немного полежав с открытыми глазами, он заснул крепким здоровым сном.
  
  3
  
  На следующий день пятеро нападавших были отправлены в лазарет. Когда заместитель командира по воспитательной работе, подполковник Никулин выпытывал у них, что случилось, 'деды' рассказывали про то, как они поскальзывались на ровном месте (на дворе зима, снег), падали с койки, со второго яруса, падали с лестницы. Ефрейтор Качалин сказал, что поранил голову об железную раковину, когда брился. Согласно его версии, он уронил на пол бритвенный станок, хотел нагнуться за ним и ударился головой.
  В тот же день подполковник Никитин и командир части, полковник Дятлов, по кличке Дятел, построили третий дивизион в казарме. Дятел долго рассказывал про железную дисциплину, пообещал лично поиметь во все доступные места тех, кто нарушает её : ходит в 'самоходы', поддерживает неуставные отношения с сослуживцами, не подчиняется приказам командира.
  После этого дивизион в течении пяти часов маршировал по плацу и пел строевые песни. Одной из этих песен была 'Комбат' из репертуара группы 'Любэ'.
  Алексей, как всегда, ожидал чего-то плохого, но после этого ничего пугающего не произошло. 'Деды' его больше не трогали, дальше служба пошла легко, в 'белой полосе'.
  
  4
  
  Через две недели сержант Петренко и ефрейтор Качалин вернулись из лазарета, остальные 'деды' оставались там ещё долго. Петренко изо всех сил делал вид, что не замечает Алексея, но Алексей иногда ловил на себе его злобные взгляды.
  Однажды, в конце декабря, Петренко решил сходить в 'самоход'. Вечером, после ужина, он пролез через подкоп под забором и отправился в деревню Кузино, которая располагалась в двух километрах от воинской части.
  Подкопы периодически засыпались щебнем, но в других местах появлялись новые и солдаты вновь и вновь ходили в 'самоходы'.
  Чтобы добраться до деревни быстро и никем не замеченным, нужно было идти через лес, по просеке. Там была уже протоптанная тропинка, которая вела прямо к деревне, а точнее, к дому Веры Ашихминой, которая работала продавцом в местном продуктовом магазине.
  Вера Ашихмина - сорокапятилетняя дама, которая год назад овдовела. Её муж, Петя который всю свою жизнь проработал в колхозе трактористом, разбился прошлым летом, когда пьяный возвращался на мотоцикле домой со свадьбы племянника, из соседней деревни со странным названием Гадюкино.
  Как известно, в сорок пять груша-ягодка опять. Вот ягодке Вере и захотелось мужского внимания. А где можно найти столько мужского внимания, как ни в воинской части, где солдаты забывают, как женщина выглядит?
  Вот Вера и стала к себе молодых солдат привораживать. Сначала - водкой, потом - теплом женского тела.
  Дома у неё был целый склад с водкой, причём вся водка была 'палёной'. Вера круглосуточно продавала эту водку солдатам из войсковой части ? 62050 и к её дому не зарастала 'народная тропа'. А тем, кто Вере особо понравился, она давала водку бесплатно.
  В тот раз, как обычно, сержант Петренко отправился к Вере, но до неё он не дошёл.
  На следующее утро, на построении, не досчитались Петренко. Кто-то из офицеров сразу выдвинул гипотезу, что он ушёл в 'самоход', но почему не вернулся? Может быть, с ним что-то случилось? Может быть, замёрз, ведь на термометре - минус двадцать?
  Поиски Петренко доверили вести майору Тимофееву. Майор Тимофеев наугад выбрал троих солдат, и с ними пошёл по следам Петренко. Одним из них был рядовой Валеев, который был родом из Татарстана и с детства ходил с отцом на охоту. Руслан Валеев умел 'читать' следы и метко стрелял.
  Ночью снегопада не было, поэтому следы были хорошо видны. Следы вели к забору, а от подкопа - в лес. Все четверо благополучно миновали подкоп, и пошли по следам дальше. Следы вели в сторону просеки. Пройдя по просеке метров пятьсот, 'следопыты' заметили на тропинке сержанта Петренко, точнее, то, что осталось от сержанта. Это была куча обглоданных костей и фрагментов одежды. Рядом, в снегу, валялся фонарь китайского производства. Вокруг были лужи крови и много волчьих следов. Останки сержанта Петренко опознали по фамилии и личному номеру, указанным на том, что осталось от его формы.
  Многие 'деды' и 'дембеля' потом долго недоумевали, зачем Петренко пошёл в 'самоход' сам? Он запросто мог отправить за водкой кого-нибудь из 'духов'. Видимо, ему нужно было что-то ещё, кроме водки.
  По факту смерти Петренко Военная Прокуратура не стала возбуждать уголовное дело, представив всё как несчастный случай.
  Когда шумиха улеглась, Руслан Валеев рассказал Алексею, что по следам он проследил путь Петренко и пришёл к выводу о том, что Петренко прошёл по тропинке метров семьсот, потом что-то увидел, чего-то испугался, сошёл с тропы и побежал налево, в лес. По сугробам он бежал метров пятьдесят, потом вернулся назад, на тропинку. Пройдя в обратном направлении метров двадцать, он свернул направо и бежал по лесу, петляя между деревьями, как заяц. Сделав полукруг, он вернулся на тропинку, пробежал в обратном направлении метров пятьдесят и упал. Видимо, упал он уже мёртвым. Возможно, у него случился сердечный приступ.
  Волки, большая стая, обглодали уже мёртвое тело. Следов борьбы нигде не было видно и крови натекло мало, что свидетельствует о том, что сердце Петренко остановилось до того, как он попал на ужин к волкам.
  
  5
  
  Был ещё один трагический случай. Он случился следующим летом, в августе.
  Рядового Петрова, широкоплечего двухметрового брюнета, с голубыми глазами, 'деды' вечером отправили в Кузино за водкой. Как обычно, он пролез через подкоп под забором. По знакомой тропинке Витя Петров дошёл до деревни. Верка продала ему одну бутылку водки, вторую она дала ему бесплатно, но ему её нужно было отработать.
  Перед 'отработкой' Вера налила ему пятьдесят граммов водки. Одним залпом осушив рюмку, Витя приступил к работе. Он старался, как мог. Хотя у него давно не было секса с женщинами, кончил он не скоро.
  Прихватив бутылки с водкой, Витя пошёл в часть. Было уже темно, и Витя торопился.
  В этот вечер в клубе, который был на территории воинской части, показывали какой-то американский фильм про дьявола. Дьявол, принимая разные обличья, под разными предлогами, забирал человеческие души. Всё это сопровождалось обильными кровопролитиями, сценами насилия и прочими спецэффектами.
  Ефрейтору Качалину сегодня вечером нужно было заступать в караул на охрану оружейного склада. Фильм произвёл на него сильное впечатление, особенно сцены, где дьявол появлялся в своём истинном облике : страшный, высокого роста, с рогами, с горящими глазами, окружённый кольцом огня. Из ада слышались крики и стоны грешников. 'Жуть какая', - думал Никита Качалин, глядя на экран. Ему вдруг вспомнилась его покойная бабушка, которая часто говорила :
  - Если будешь грешить, то дьявол придёт за тобой!
   Грехов в его жизни было много, но в то, что дьявол заберёт его душу, он не верил.
  В двенадцать часов ночи Никита заступил на пост. Сильно хотелось спать, но Качалин, как мог, пытался себя взбодрить. Он немного попрыгал на одном месте, сделал три глубоких вдоха. Вроде бы, помогло.
  Обходя оружейный склад со стороны, выходящей на бетонный забор, он увидел то, от чего у него по спине побежали мурашки, а волосы на голове встали дыбом.
  У забора стояла тёмная высокая фигура.
  Качалин быстро с предохранителя автомат Калашникова, передёрнул затвор.
  - Стой! - громким, но дребезжащим от волнения голосом прокричал Качалин. - Кто идёт?
  В ответ - тишина. Тёмная фигура зашевелилась и начала движение в сторону Никиты.
  'Неужели это и есть дьявол?', - с ужасом подумал Качалин. Между лопаток пробежал холодок.
  - Стой, кто идёт!- ещё раз крикнул Никита, потянулся рукой к рации и подал сигнал в караульное помещение. - Стрелять буду!
  Тёмная фигура сделала шаг вперёд. Лицо незнакомца засветилось красным светом, а глаза заблестели адским огнём.
  Страх сковал всё тело Качалина, и мочевой пузырь сразу на это отреагировал. В тот же миг Никита почувствовал, как что-то тёплое потекло по ногам.
  'Это дьявол, он пришёл за мной, но я ему просто так не сдамся!', - твёрдо решил для себя Качалин и нажал на спусковой крючок.
  
  
  6
  
  Подойдя к бетонному забору, Витя Петров долго вспоминал, где находится подкоп, через который он пролез, когда шёл за водкой. Когда он уходил, было ещё светло, но сейчас было темно, и Витя не мог определить, где находится подкоп.
  'Как назло, фонарь у пацанов не взял!', - с раздражением подумал Витя.
  Достав из кармана зажигалку, рядовой Петров посветил перед собой. Много света дешёвая китайская зажигалка не давала, но Витя смог различить протоптанную дорожку, которая вела налево.
  Не долго думая, Витя пошёл по этой дорожке, освещая себе путь зажигалкой. Зажигалка очень быстро нагрелась, и Вите пришлось её загасить и немного подождать. Потом он снова крутанул колёсико зажигалки и увидел подкоп.
  'Ну, наконец-то!', - подумал Витя, облегченно вздохнул и полез под забор. Сначала он протолкнул в узкий лаз бутылки с водкой, потом полез сам. Непонятно, толи он стал больше, толи подкоп успели присыпать, но лаз стал меньше. Витя чуть не застрял. Оказавшись на территории части, Витя понял, что он пришёл не с той стороны, он перепутал подкопы. Витя оказался у склада с оружием, который круглосуточно охраняется.
  Как бы подтверждая его слова, из-за угла появился часовой.
  'Что делать?', - пронеслось в Витиной голове.
  Часовой заметил Витю и прокричал:
   - Стой! Кто идёт?
  Витя молчал, не зная, что делать. Нагнувшись, решил юркнуть в подкоп и убежать, но потом вспомнил, что подкоп узкий и быстро уйти не получится.
  Где он слышал этот громкий визгливый голосок? Этот голос похож на голос Никиты Качалина. Сделав шаг вперёд, он присмотрелся к знакомой фигуре и понял, что это и есть Качалин.
   - Стой, кто идёт! Стрелять буду! - крикнул часовой.
   Вите не хотелось 'палиться'. Он надеялся, что сейчас что-нибудь придумает и всё обойдётся. Витя достал из кармана пачку сигарет, извлёк из неё одну сигарету, щёлкнул зажигалкой. В голове родилась мысль : 'Может быть, он узнает меня и перестанет орать?'. Чтобы дать возможность Качалину рассмотреть его, Витя сделал ещё один шаг вперёд и сделал глубокую затяжку. В это время раздалась автоматная очередь.
  Начальник караула, капитан Земский, получив тревожный сигнал, и услышав выстрелы, сразу понял, откуда дует ветер и что, возможно, кто-то напал на часового. Скомандовав 'Караул, в ружьё!', он поднял троих бойцов, и все четверо побежали в сторону оружейного склада.
  Обойдя склад, Земский увидел ефрейтора Качалина, который сидел на земле, у кирпичной стены склада. Автомат лежал рядом, на земле. Ефрейтор раскачивался взад-вперёд и бормотал что-то непонятное. Подойдя ближе, Земский услышал, что Качалин бормочет:
  - Дьявол пришёл за мной, я ему не сдался, дьявол хотел забрать меня за мои грехи! Дьявол пришёл за мной.
  У забора бесформенной массой лежало тело. Капитан Земский сразу заметил военную форму на трупе, и настроение у него ухудшилось. То, что это был труп, не вызывало сомнений: забор и земля вокруг были красными от крови. Даже если человек ранен, он всё равно не выживет.
  Позже было установлено, что ефрейтор Качалин выпустил шесть пуль, и только одна оказалась смертельной. Она попала в рот рядовому Петрову. Деформировавшись в черепе, на выходе пуля сделала дыру в затылке Петрова, сантиметров десять в диаметре. Забор над подкопом густо окрасился кровью и, сколько потом его не мыли, кровь всё равно была видна. Позже, чтобы не было заметно следов крови, забор пришлось красить в зелёный цвет. Сначала покрасили только один пролёт, а потом, летом, покрасили весь забор.
  Две бутылки водки, за которые рядовой Петров поплатился жизнью, бесследно исчезли.
  Ефрейтор Качалин в ад не попал, зато его определили на лечение в психиатрическую больницу. Некогда рыжие волосы на голове Качалина, поседели.
   А служба продолжалась. Показывать американские фильмы в клубе перестали.
  
  7
  
  Алексею служить в армии нравилось. Думать не нужно, за тебя командир думает. Работы по наряду : в котельной, на кухне, на уборке мусора, на ферме, а также дежурства на объектах радиотехнического обеспечения - всё это сливалось в одну общую картину, название которой - армия, где каждый был винтиком в одной мощной машине, муравьём в гигантском муравейнике. Алексей немного сочувствовал своим друзьям, которые остались на 'гражданке и в армию не пошли служить по состоянию здоровья - Диме, Сане и Косте. Они и не догадывались, чего лишились, какую главу вычеркнули из своей жизни. Армия для Алексея была школой жизни.
  Первое время он всем писал письма: сестре с родителям, друзьям, Ане. Почему-то никто, кроме Ани, не отвечал на его письма. Отправив всем по четыре-пять писем и не получив ответа, он стал писать письма только Ане. В письмах он писал о том, как он её любит. Она тоже писала ему, что любит, обещала ждать его. Описывала, что происходит на 'гражданке', что из шмоток купила. Оказалось, что за то время, что Алексей служил в армии, в Лемске ничего не произошло, кроме того, что Аня уже успела сдать две сессии в Лемском Педагогическом Институте. Она училась на учителя иностранного языка. Всё сдала на 'отлично', какой-то преподаватель пытался за ней ухаживать, но она его отвергла, так как он старый и женатый.
  Будучи далеко от своей возлюбленной, Алексей даже начал писать стихи. Получалось топорно, но зато от души :
  
   Ночь, темнота, я в наряде опять,
  Стих о любви я решил написать,
  Вспомнил тебя, и на сердце тепло,
  Душу согрело и вдаль понесло.
  
  Хочется что-то тебе написать,
  Душу излить, всё тебе рассказать,
  Перед глазами стоит образ твой,
  Милый, божественный и неземной.
  
  Странное что-то творится со мной,
  Хочется быть только рядом с тобой,
  Хочется птицею в небе летать,
  Пеной морской твои ноги ласкать,
  Ветром апрельским на ушко шептать
  Те слова о любви, что не в силах скрывать.
  
  Хочу, как ребёнок, от счастья скакать,
  Ночью с тобой при луне танцевать,
  В сладкие губы тебя целовать,
  От счастья безумного кайфовать,
  Верить, любить, надеяться, ждать,
  Страстью пылая, о тебе лишь мечтать.
  
  По сестре и родителям Алексей не тосковал. Не хотят писать, ну и ладно. Бог им судья. Лишь бы у них всё нормально было.
  
  8
  
  Был ещё один не менее странный случай, происшедший с рядовым Хворостовым.
  Той же зимой, в январе 2000 года, когда было особенно холодно и снежно, Василий Хворостов заступил на дежурство в котельную. Котельная работала на угле. Работа в котельной состояла в том, что нужно было постоянно поддерживать давление в котле, засыпать уголь в топку, следить за давлением по манометру, а также самому загружать в вагонетку уголь, когда тот заканчивался. Единственный 'плюс' это то, что зимой в котельной тепло. Остальное - 'минусы': грязно, шумно, постоянно пахнет машинным маслом, металлом. За это котельную прозвали 'душегубкой'.
  Придя в котельную, Хворостов сразу встретил начальника котельной, Любовь Егоровну Лапшину, жену подполковника Лапшина, которая сразу 'обрадовала' его тем, что нужно срочно чистить топку второго котла. Второй котёл был отключен, после чистки его нужно было запустить. Всего в котельной было четыре котла.
  Матерясь и чертыхаясь, Хворостов взял 'переноску' и полез в котёл. Выгребать из топки отработанный уголь - это грязная и скучная работа. Работать сегодня вообще не хотелось. Поэтому потребовалось что-то, что могло бы хоть чуть - чуть улучшить жизнь.
  Этим 'что-то' была бутылка палёной водки, которую три дня назад Васе дала Верка из деревни Кузино, куда рядовые Хворостов и Назмиев три дня назад ходили в 'самоход'. Водку Вася спрятал в большой куче угля за железнодорожными воротами котельной. Спрятал там, где вряд ли кто-нибудь найдет, не с той стороны, где в вагонетку насыпают уголь, а с противоположной.
  Вася знал, что сегодня ему заступать в 'душегубку', заблаговременно припрятал водку.
  Дождавшись, когда Любовь Егоровна уйдёт, Хворостов вышел из котельной, достал водку, спрятал её под бушлатом и опять залез в котёл. После первого глотка приятное тепло разлилось по всему телу, сразу захотелось поработать. Вася взял в руки лопату и стал чистить топку. Вскоре стало жарко и Васе пришлось снять бушлат.
  Вася работал, периодически прикладываясь к бутылке. Через какое-то время Вася понял, что его сильно развезло. Клонило в сон. Вычистив топку и убедившись, что Любови Егоровны рядом нет, Хворостов вынес из топки 'переноску', свернул бушлат, сделав из него подобие подушки, и ненадолго прилёг прямо в топке, рассчитывая хоть немного поспать.
  Рядовому Евгению Назмиеву, по кличке Змей, тоже предстояло в тот день работать в 'душегубке'. Никто точно не знал, почему Назмиеву дали прозвище Змей, может быть, потому, что его фамилия была созвучна с древним словом 'змий', а, может быть потому, что внешне он тоже был похож на змея. Евгений был высокий, почти два метра ростом, худой, с узкими плечами и длинной шеей, которая заканчивалась маленькой головой. Белки его зелёных глаз у него были всегда красные, со стеклянным отблеском, что выдавало в нём любителя покурить 'травку'. Когда он спал в своей койке, со стороны казалось, что он сворачивался в клубок. Ну, чем не змей?
  Сначала Любовь Егоровна заставила его набрать полную вагонетку угля и катить её к третьему котлу.
  Назмиев нехотя вытолкал из котельной вагонетку, подошёл к большой куче угля и принялся неспешно лопатой насыпать уголь в вагонетку. Было холодно, работать абсолютно не хотелось. Настроение у Евгения было поганым. Закинув в вагонетку пару лопат угля, он понял, что нужно что-то сделать, чтобы поднять себе настроение, иначе работа не пойдёт.
  Из ворот котельной высунулась Любовь Егоровна.
  - Ну что ты копаешься? Давай быстрее! Котёл нужно разжигать!
  - Какой? - поинтересовался Назмиев.
  - Третий! - крикнула Любовь Егоровна. Не забудь заполнить его водой!
  Ворота закрылись.
  'Третий, так третий', - подумал Назмиев и пошёл в котельную открывать задвижку. Войдя в котельную, он перекинулся парой слов с рядовым Ивановым. Иванов рассказал анекдот, который тут же вылетел из головы Змея. Потом Назмиев долго вспоминал, какой котёл ему нужно разжечь.
   'Конечно второй! Что за вопрос? Егоровна так и сказала 'второй котёл'. Второй... вот он стоит один-одинёшенек, никого рядом нет', - думал Змей, открывая задвижку, подающую воду во второй котёл. Пока он загрузит вагонетку, котёл наполнится водой. Открыв задвижку, Назмиев вернулся к вагонетке.
  Во внутреннем кармане бушлата у него был пакетик с анашой, который он купил три дня назад у деда Миши, в Кузино, куда он с Хворостовым ходил в 'самоход'.
  'Деду Мише' не было ещё и пятидесяти, но этого никто не знал. Михаил Урюпин был ветераном среди удмуртских наркоманов, за свою жизнь он ни дня нигде не работал. Ранее он был четыре раза судим. Жил он тем, что выращивал на своём огороде 'травку' и продавал её наркоманам из близлежащих населённых пунктов. За 'травой' к нему приезжали даже из Ижевска, чем 'дед Миша' весьма гордился.
  Краем глаза Назмиев увидел, что Хворостов вышел их котельной, посмотрел по сторонам и направился к куче с углём. Назмиев решил, что Хворостова отправили, чтобы тот помог ему разобраться с углём, но Хворостов прошёл мимо и зашёл за гору угля.
  'Видимо, по нужде захотел, а идти в туалет не хочет, чтобы не попадаться на глаза Егоровне', - с сожалением подумал Ринат и продолжил кидать уголь в вагонетку. Дождавшись, когда Василий вышел из-за кучи угля и скрылся в недрах котельной, Назмиев зашёл за угольную гору, огляделся по сторонам и принялся мастерить 'косячок'. Выкурив 'косяк', Назмиев почувствовал себя гораздо лучше. Теперь он снова превращался в Змея. Мир вдруг стал красочней и ярче, жизнь стала прекрасной. С остекленелыми глазами и дебильной улыбкой на лице Змей взял в руки лопату и продолжил кидать уголь в вагонетку.
  Змей работал, как заведённый. Он не знал, сколько прошло времени, да ему это было безразлично. С лица его не сходила идиотская улыбка, иногда он начинал беспричинно смеяться. 'Вот это трава! Давно мне так не вставляло!'- думал Змей, когда сзади подошла Любовь Егоровна.
  - Рядовой Назмиев!
  -Я! - бодро отчеканил Змей.
  -Ты, я смотрю, уже почти всю вагонетку наполнил. Молодец!
  - Рад стараться, Любовь Егоровна! - улыбаясь, ответил Змей.
  - С Ивановым закати вагонетку в котельную, подкати к котлу ? 3 и начинай разжигать топку третьего котла! - с этими словами Любовь Егоровна развернулась и пошла назад, в котельную.
  Заполнив до краёв углём вагонетку, Змей опять нырнул за угольную кучу и выкурил ещё один 'косяк'.
  От новой порции 'кайфа' хотелось летать, Змей чувствовал себя почти невесомым и одуревшим от счастья.
  Пошатывающейся походкой Змей зашёл в котельную. У четвёртого котла стоял с лопатой рядовой Иванов и смотрел на пламя огня сквозь приоткрытый люк топки.
  - Пойдём, поможешь закатить вагонетку! - улыбаясь, проговорил Змей. Язык у него слегка заплетался.
  -Ну, ты даёшь! - глядя на Змея, с улыбкой ответил Иванов. Глядя на красные, полузакрытые глаза Змея и на странную улыбку на его лице, Иванов понял, что Змей сейчас 'под кайфом'.
  Вдвоём они закатили тяжёлую вагонетку в котельную.
  - Куда катим? -надрывным голосом спросил Иванов.
  - Ко второму котлу! - не задумываясь, ответил Змей.
  - Ты уверен? - Иванов сомневался, что Змей сейчас способен о чём-то думать и что-то помнить. Этот 'нарик' мог запросто что-то перепутать. К тому же, у второго котла с утра возился Хворостов.
  - Конечно, уверен. Мне Егоровна сказала второй разжечь!
  Иванов кивнул головой и прошёл к своему, четвёртому, котлу.
  Змей открыл воздушный вентиль в верхней части котла. Из вентиля хлынула вода. Это означало, что котёл заполнен, можно разжигать топку.
  Разжигая топку, Змей думал о том, что дед Миша в этот раз продал ему отличную 'травку'. Его давно не пёрло с двух косяков. Змей подкинул угля в топку и посмотрел на манометр. Давление, не спеша, росло. Шкала со стрелкой манометра вдруг превратились в улыбающуюся рожицу. Змею это понравилось, он улыбнулся в ответ. Змей посмотрел на пламя в топке. Языки пламени превратились в маленького огненного осьминога, который смотрел на Змея и пытался высунуть из топки свои щупальца. Змей закинул в топку две лопаты угля и прикрыл люк топки.
  'Вот это дурь!', - проплыла мысль в голове.
  Вдруг, из топки послышался душераздирающий вопль. Несмотря на то, что в котельной было шумно, вопль был слышан отчётливо. Этот вопль раздавался из топки. Вдруг крышка люка топки приоткрылась и оттуда высунулась обгоревшая кисть руки.
  'Чумовая дурь! - с восхищением подумал Змей, пинком ноги закрыл люк и лопатой задвинул засов люка. - Никогда так не торкало!'.
  Крики прекратились.
  'Отпускает!', - с облегчением подумал Змей.
  Через пятнадцать минут пришла Любовь Егоровна. Змей в это время сидел на скамеечке перед котлом и смотрел на пламя огня.
  Любовь Егоровна стала громко истерично кричать, обзывать Змея тупым, козлом и прочими неприятными словами.
  - А где Хворостов? - на лице Егоровны сначала появилось выражение удивления, потом - ужаса. - Дубина ты безмозглая! Я же тебе сказала разжечь третий котёл, а не второй!
  В течение следующего часа по котельной, а потом по территории части искали Хворостова. Всё это время Любовь Егоровна материлась и плакала. Потом Егоровна приняла решение остановить второй котёл.
  Баграми из топки второго котла вытащили скрюченное, до неузнаваемости обгоревшее тело рядового Хворостова. Это был не наркоманский 'глюк'. До своего двадцатилетия он не дожил всего неделю.
  
  9
  
  Позже произошла история, о которой Алексей никому никогда не рассказывал. Однажды летом он заступил в караул на охрану того же злосчастного склада с оружием. Алексей не помнил, было это в июне, или в июле. Единственное, что он помнил, так это то, что дело было ночью, вокруг было темно и тихо, а ещё было жарко. Территория вокруг склада освещалась лишь луной и четырьмя прожекторами, расположенными по углам крыши склада.
  Проходя десятый, или сотый раз вокруг склада, Алексей поднял к небу глаза и стал рассматривать звёздное небо. Внезапно он увидел то, от чего внутри всё похолодело от страха, а тело онемело и стало ватным.
  Над складом завис сигарообразный летательный аппарат. Он светился ярким серебристо-белым светом, по бокам периодически вспыхивали светло-голубые полосы. Объект был большого размера, раз в пять больше склада. Если бы он упал на склад, он бы раздавил и склад, и Алексея вместе с ним. Но объект не падал. Он просто бесшумно висел в воздухе, похожий на гигантскую сигару, или на странную ёлочную игрушку. Этот объект не был похож ни на один из летательных аппаратов, которые Алексей когда-либо видел в жизни: ни на самолёт, ни на дирижабль, ни на что-либо другое. Этот аппарат был похож на летающий город. Алексей заметил много окружностей на корпусе объекта.
  'Это иллюминаторы', - догадался Новосёлов.
  Он, как завороженный, смотрел на объект, пока из объекта не появился светло-оранжевый луч. Луч был направлен на склад, на охраняемый им, Алексеем, склад. Склад с оружием! А вдруг, это враги?
  Эта мысль быстро вывела Новосёлова из оцепенения. Быстрым движением руки он снял 'калаш' с предохранителя, передёрнул затвор. Вслед за этим левая рука потянулась к рации.
  В тот же момент луч оторвался от склада и скользнул по лицу Алексея, ослепив его. Новосёлов почувствовал, как сознание покидает его, и он отключился.
  Через какое-то время Алексей пришёл в себя и открыл глаза. Он стоял, прислонившись спиной к красной кирпичной стене склада. Автомат висел на плече. У Алексея было ощущение, что он только что проснулся. Он посмотрел по сторонам. Та же самая картина: ночь, тишина, небольшие островки света в темноте - это горят прожектора. Никаких посторонних объектов, ни на земле, ни на небе!
  'Это был всего лишь сон, - успокаивал себя Алексей. - Сон!'.
  Через полчаса пришёл разводящий с новым часовым, который сменил Алексея. Войдя в караульное помещение, Алексей посмотрел на настенные часы. Часы показывали 4:05. На 'командирских' часах Алексея, которые он выиграл в покер у сержанта Ивкина, почему-то было 3:00. Алексей перевёл стрелки своих часов и завёл их. Где-то в глубине души зародилось пусть маленькое, но чувство тревоги. Отстегнув магазин от автомата, Алексей передёрнул затвор. Выбрасыватель выплюнул патрон, который упал на пол и закатился под тумбу. Алексей нагнулся, поднял патрон и вставил его в магазин.
  'Значит, патрон был в патроннике и я не спал, - от этой мысли по телу Алексея пробежали мурашки, а на лбу выступила испарина. - Я видел эту махину, мне это не приснилось! Вот тебе и сюжет для сериала 'Секретные материалы'.
  Весь оставшийся срок службы Алексей пытался забыть этот случай, выкинуть его из головы. У него это почти получилось. В этой истории его пугал ни сам гигантский объект и ни то, что он, Алексей Новосёлов, заснул на посту, а то, что он не мог найти этому логического объяснения. Если это мне не приснилось, то что это было?
  Несколько раз до того случая Алексей просыпался среди ночи в холодном поту. За окнами казармы светил яркий свет, по казарме светили белые и жёлтые лучи. Алексей мог бы подумать, что ему это снится, если бы не храп солдат и не запах портянок. Алексей не мог шевелить руками, ногами, не мог даже оторвать голову от подушки. Тогда он думал, что так и должно быть. Наверное, это испытание какого-нибудь нового оружия. Офицеры, наверное, всё знают, только им, солдатам, не говорят. Зачем им знать лишнее? Меньше знаешь - крепче спишь.
  'Но всё-таки, что я видел над складом? Неужели то, о чём пишут фантасты, то, о чём пишут в 'жёлтой прессе', существует? Всё равно, никому не расскажу об этом!'.
  
  10
  
  Был ещё один случай, о котором Алексей позже, со смехом, любил рассказывать друзьям. Дело было в сентябре 2000 года. Алексея и ещё двадцать солдат из войсковой части ? 62050 отправили на уборку картофеля в подшефный, Гадюкинский колхоз. Это был уже не первый раз, когда их забрасывали на работу в поле. Сначала с ними ездил прапорщик Никитин. Он целыми днями пьянствовал, а под вечер обычно, на автомобиле 'Нива' приезжала жена Никитина. В Ниву Никитиных загружали мешки с картофелем, и супруга Никитина на сильно просевшей машине уезжала.
  Последние два раза ответственным за уборку картофеля ставили лейтенанта Антонова.
   Работа была несложной : с утра и до вечера нужно было собирать картошку и расфасовывать её по мешкам. Мешки с картофелем нужно было составлять в одну кучу. Вечером мешки с картофелем нужно было загрузить в кузов машины, и на этом работа заканчивалась.
  Всё было хорошо: свежий воздух, лес рядом. Единственный и большой 'минус' - иногда 'забывали' привезти пищу. А как работать молодому организму, если есть всё время хочется?
  Выход из положения нашёл рядовой Валеев. Он с детства знал всё про лес и про охоту, поэтому для него не составляло труда за короткий промежуток времени наловить в лесу какую-нибудь живность, которую можно было употребить в пищу.
  Руслан научил Алексея варить ежей, делать суп из змей. Змей и ежей в удмуртских лесах всегда было навалом и, для того, чтобы поймать их, много времени не требовалось. Для приготовления скромного, но питательного обеда практически ничего не нужно было, кроме котелка и щепотки соли, а ещё нужна была вода.
  В тот день в очередной раз 'забыли' привезти обед. Подождав примерно час, и поняв, что обеда не будет, Алексей с Русланом решили позаботиться о себе самостоятельно.
  В первый раз лейтенант Антонов следил за солдатами где-то до полудня, потом куда-то уехал на 'уазике' с майором Пестеревым, вернувшись только вечером, чем существенно облегчил труд солдатам. Работать всегда интереснее, когда никто не стоит над душой.
   Сегодня лейтенант Антонов явно никуда не торопился. С утра Алексей краем глаза наблюдал за молодым лейтенантом. Лейтенант с важным видом расхаживал по полю, периодически покрикивая на солдат:
   - Работай! Шевелись! Что вы спите на ходу?
   Алексей уже начал беспокоиться, но...
  В одиннадцать утра лейтенант Антонов взял пустое ведро, перевернул его вверх дном, сел на него за кучей картофельных мешков. Как Антонов ни пытался спрятаться Алексею всё равно удалось увидеть, как лейтенант доставал из внутреннего кармана бушлата бутылку водки, делал глоток, закручивал пробку. Потом Антонов доставал из кармана бушлата огурец и закусывал им. К полудню Антонов был в 'хламину' пьяный. В таком состоянии он оставался до вечера. Без чуткого руководства Антонова работать стало легче.
  Когда чувство голода стало совсем нестерпимым, Алексей подошёл к Руслану.
  - Ну, что будем делать? - спросил Алексей.
  - То же, что и в прошлый раз. Ты сейчас сходи на родник за водой, потом я схожу в лес, попробую что-нибудь поймать. Ты в это время костёр разожжёшь.
  - А вдруг Антонов...
  - Не переживай, он уже на подлёте к Нирване, - Руслан еле сдерживал смех.
  Лейтенант Антонов в это время лежал на мешках с картофелем, оглашая окрестности мощным храпом.
  Алексей взял единственное чистое ведро, которое они использовали для воды, и пошёл по направлению к лесу.
  Идя через поле, Алексей всё время оглядывался. Ему казалось, что в любую секунду лейтенант Антонов заорёт: 'Ты куда? Работать!', но лейтенант молчал. Только оказавшись в тени молодых елей, Алексей облегчённо вздохнул. Он прошёл вглубь леса. По лесу Алексей шёл минут пять, внезапно лес закончился и Алексей оказался у ручья.
  Как тут было красиво! Солнечный свет озарял всё вокруг, начавшие желтеть берёзы шелестели листьями на ветру. Хотя с утра было прохладно, сейчас было тепло, не меньше двадцати градусов. Тело Алексея вспотело под бушлатом, его пришлось снять и нести в руке. Щебетали птицы. Ручей, поблескивая на солнце, весело журчал. Вода в нём была прозрачной. Под водой были видны плоские камешки и желтоватый песок. Русло ручья делило лес на две части. По обоим берегам ручья росла зелёная высокая трава, в которую хотелось упасть и долго валяться в ней, не вставая. В воздухе улавливался слабый запах сухих листьев, запах травы и смешанного леса. Воздух опьянял своей свежестью. Казалось, что ещё лето, а не сентябрь месяц.
  Повернув налево, Алексей прошёл метров сто и вышел к роднику, который представлял собой мощную струю воды, бьющую из нагромождения каменных глыб. Чтобы удобнее было набирать воду, местные жители соорудили конструкцию из дерева и шифера, которая напоминала желоб.
  Новосёлов сполоснул ведро, потом наполнил его водой. Взяв ведро в свободную левую руку, он стал уходить. Отойдя от ручья метров десять, он почувствовал сильные позывные мочевого пузыря. Поставив на землю ведро и положив рядом с ним бушлат, Алексей расстегнул ширинку армейских штанов, только собрался отлить, и вдруг ...
  Справа он заметил большую, тёмную тень. Повернув голову, Новосёлов увидел громадного лося. Лось стоял, широко расставив длинные передние ноги, и щипал сочную зелёную траву. Расстояние до лося было метров десять.
  Алексей ещё никогда так близко не подбирался к диким животным. Лось был не меньше двух метров в холке. Алексей видел, как под шерстью лося ходят ходуном его мышцы, как они напряглись, когда сохатый учуял Алексея.
  И вдруг в голову Новосёлова пришла мысль, от которой сердце его учащённо забилось, а ноги стали ватными: 'Я же в лесу, я один! Если этот гигант решит убить меня, он в два прыжка преодолеет незначительное расстояние до меня, подденет меня своими рогами, и будет подкидывать ими моё тело, словно тряпку. Кричи - не кричи, никто не придёт на помощь!'.
  От этой мысли сердце начало пульсировать где-то в районе горла. Нужно было отойти назад, хотя бы метров на пять, но ноги не слушались, они, словно приросли к земле.
  Тем временем, лось, словно прочитав мысли Алексея, поднял свою большую голову с массивными ветвистыми рогами. В какой-то момент их взгляды встретились.
   Новосёлова обдало жаром. Он почувствовал, как липкий пот потёк по его лицу.
  Лось стоял и жевал. Его морда была в зелёной кашице, к верхней губе прилип маленький зелёный листок.
  Алексей понимал, что нельзя смотреть лосю в глаза, иначе лось может принять это как вызов, тогда уж точно нападёт. Но он не мог ничего сделать. Новосёлов, словно загипнотизированный, стоял и смотрел, а в голове прокручивались страшные картинки.
  Лось продолжал жевать, потом вытянул морду вперёд и принюхался. Алексей представил, как лось разгоняется, как стучат по земле его большие копыта, как лось бьёт его своими могучими рогами. Новосёлов почти прочувствовал, как рога входят в его живот, вспарывают его. Он уже видел свои кишки, намотанные на лосиные рога. Потом лось будет топтать своими длинными ногами тело Алексея.
  Однако лось не стал нападать. Не увидев в испуганном солдате угрозы для себя, лось развернулся и, не спеша, пошёл в сторону леса. Когда лось скрылся за деревьями, Алексей облегчённо вздохнул. И тут полилась струя мочи. Только сейчас до Новосёлова дошло, что, пока они с лосём рассматривали друг друга, он стоял с оголённым пенисом. От страха Алексей на какое-то время забыл, что хотел справить малую нужду.
  'Интересно, что об этом подумал лось?', - подумал Новосёлов и рассмеялся, застёгивая ширинку. Пока он шёл с ведром по лесу, улыбка не сходила с его лица. Он радовался тому, что остался жив.
  Внезапно Алексей заметил тёмную тень, метнувшуюся через тропинку в пяти метрах от него.
  'Это ещё что за фигня?' - подумал он. Его сердце снова стало набирать обороты.
  Краем глаза Алексей успел заметить, что это было двуногое прямоходящее существо, которое спряталось в зарослях ольхи.
  Поставив ведро на землю, Новосёлов, осторожно ступая, подошёл к ольховнику.
  - Здесь есть кто-нибудь? - крикнул он, стараясь придать голосу твёрдость, но голос его дрожал.
  Существо не ответило, но Алексей слышал его шумное дыхание, чувствовал его запах. От существа пахло какими-то специями. Запах был слабым, но отчётливым.
  - Эй! - Алексей достал складной нож из кармана бушлата, в солнечных лучах сверкнуло остро отточенное лезвие. Потом он стал аккуратно раздвигать ветки ольхи. Сквозь просвет в ветках он увидел тёмный силуэт, не меньше трёх метров в высоту и два больших чёрных глаза, которые, не мигая, смотрели на него. Волосы на голове Новосёлова стали вставать дыбом, по телу пробежал холодок. В следующее мгновение раздался треск веток, существо стало приближаться к нему. От страха ноги Алексея будто приросли к земле.
  - Твою мать! - усилием воли он заставил себя сделать шаг назад, схватил ведро и побежал, расплёскивая холодную воду. Нож выпал из руки и упал куда-то в траву, но Алексей не стал останавливаться и поднимать его. Какое-то чутьё подсказывало ему, что промедление в данном случае смерти подобно. Нужно бежать.
   Алексей бежал, слыша дыхание таинственного существа за спиной и его тяжёлые шаги. Он бежал, боясь оглянуться. Остановился он только тогда, когда выбежал из леса к полю. Обернувшись, он увидел, как качаются ветки молодых берёз большой тёмный силуэт, удаляющийся вглубь леса, петляющий между деревьев.
  - Ф-ф-у-у-у! - шумно выдохнул Алексей, вытирая пот со лба.
  -Ты где так долго был?- спросил Руслан, когда Алексей дошёл до своих, и поставил ведро на землю. - Мы уже волноваться начали.
  Алексей рассказал Руслану и другим сослуживцам про встречу с лосем. Про встречу с большим существом, гнавшимся за ним через лес, Новосёлов предпочёл не говорить. Когда он закончил, все громко засмеялись. В это время лейтенант Антонов вздрогнул, пошевелился и скатился с картофельных мешков.
   - Всем работать, мля! - пьяным голосом прокричал лейтенант. И опять улёгся на мешках.
  Солдаты дружно разошлись и продолжили сбор картофеля. Когда со стороны мешков снова послышался храп, рядовой Валеев пошёл в лес за основным ингредиентом для супа. Следом за ним в лес ушли ещё три солдата. Им хотелось самим увидеть лося, но Лось к тому времени был уже далеко.
  - Конечно, где нам его найти? - говорили солдаты, когда вернулись назад. - Ты ведь его своим болтом так испугал, что он с перепугу уже до Тюмени добежал!
  
  11
  
  После того, что Алексей увидел и испытал в армии, уже ничего не могло его испугать, или удивить. Всё, что происходило за эти два года, воспринималось как само собой разумеющееся.
  Марш-броски по пересечённой местности с полной амуницией в тридцатиградусную жару, учения, стрельбы, сдача спортивных нормативов - всё это стало неотъемлемой частью жизни Алексея. Только отслужив в армии, Алексей понял, почему те, кто в армии служил, в цирке не смеются. Потому, что в армии возможно всё. Всё, что даже представить нельзя на 'гражданке'.
  В армии Алексей стал сильнее духом и телом, только очень часто снился ему один и тот же кошмарный сон, смысл которого Алексей не мог разгадать. Ему снился заснеженный лес, протоптанная тропинка до деревни Кузино. Он идёт по этой тропинке. Ночное время суток, но Алексей отчётливо видит на тропе десяток больших серых волков, которые что-то едят, рыча друг на друга. Подойдя ближе, Алексей хочет рассмотреть, что они едят. Волки, увидев его, с нервным повизгиванием разбегаются. Алексей присматривается и видит, что на дороге лежит обглоданное до неузнаваемости тело сержанта Петренко. Это уже даже не тело, а скелет. Из одежды на нём практически ничего нет, кроме небольших окровавленных кусков ткани. Правая половина лица изъедена волками и отчётливо виден поблескивающий в лунном свете череп, правый глаз отсутствует. На левой стороне лица осталось немного кожи и прикрытый веком левый глаз.
  Удовлетворив своё любопытство, Алексей поворачивается, чтобы уйти. Краем глаза он замечает, что Петренко начинает шевелиться. Повернув голову, Алексей видит, что Петренко уже сидит, левый глаз его светится в темноте.
  Сзади подбегают волки. Они начинают отрывать куски мяса от спины Петренко и тут же проглатывают их. Петренко протягивает вперёд обглоданную правую руку, местами покрытую остатками плоти. Он орёт:
   - Мы ещё с тобой поговорим!
  А потом он начинает смеяться смехом сумасшедшего, от которого Алексею становится страшно. Алексей разворачивается, хочет побежать в обратном направлении, но натыкается на рядового Хворостова. Василий весь чёрный, дымится, похож на большой шашлык. Из одежды на нём ничего нет, от него сильно пахнет горелым мясом. Кожа на нем сгорела, всё его тело представляет собой кусок сильно обгоревшего мяса, покрытого чёрными корочками. Лицо Хворостова было перекошено толи от боли, толи от злости.
  Он кладёт левую руку на плечо Алексею, пытается заглянуть ему в глаза. Веки у него сгорели, остекленевшие глаза смотрят не мигая. Волос на голове нет, от макушки вверх поднимается дымок.
   - Не бойся его волков, бойся своих! - говорит Василий. Из обгорелого, чёрного внутри рта при каждом слове вырываются клубы пара. - Твои волки гораздо страшнее!
  Алексей вырывается. В какой-то момент он чувствует, что правая рука Хворостова с хрустом отрывается. Новосёлов бежит по направлению к забору, на ходу отрывая от себя пахнущую гарью, скрюченную руку Василия.
  Алексей видит подкоп, ныряет в него, выползает из-под забора со стороны оружейного склада и видит, как из-за угла бесшумно появляется высокая тёмная фигура с автоматом Калашникова в руках. Новосёлов пытается разглядеть, кто это, но свет прожектора ослепляет его и в этот момент раздаётся автоматная очередь. На этом, как правило, сон обрывался. Алексей просыпался в холодном поту, тяжело дыша.
  
  12
  
  Незадолго до 'дембеля' Алексей написал Ане очередное письмо, в котором сообщал, что скоро приедет домой.
  Хотя он был общительным парнем, настоящих друзей в армии у него не было. Очень часто, особенно по ночам, ему становилось тоскливо и одиноко. Он вспоминал Аню, её глаза, улыбку. Фотография Ани всегда лежала под матрасом кровати Алексея. На этой фотографии Аня стояла под кустом сирени и улыбалась. В сотый, а может быть, в тысячный раз, глядя на фото любимой девушки, Новосёлов решил написать ещё одно стихотворение.
  Он натянул на голову одеяло, зажал в зубах дешёвый китайский фонарик, чтобы никому не мешать спать. Алексей писал на клочке бумаги, положенном поверх книги Герберта Уэллса, которую он два дня назад взял в библиотеке. Ему даже не нужно было думать. Слова сами выходили из-под шариковой ручки.
  Закончив, Алексей перечитал свой 'шедевр', удовлетворённо кивнул головой. Как и в прошлый раз, получилось коряво, но с чувством.
  
  Солнце моё, мой свет неземной,
  Знала бы ты, как хочу быть с тобой,
  Знала бы ты, как люблю я тебя,
  Всё больше и больше, день ото дня.
  
  Знала бы ты, Анютка моя,
  Что прожить без тебя не могу я ни дня,
  Что с ума меня сводит улыбка твоя,
  Что тоскливо мне, если нет рядом тебя.
  
  Знала бы ты, что творится со мной,
  Я болею тобой, я хочу быть с тобой,
  Для меня ты - звезда, что во мгле вдруг зажглась,
  Для меня ты - мечта и безумная страсть.
  
  Я люблю тебя здесь, я люблю тебя там,
  Я тебя никому никогда не отдам.
  Для меня ты - любовь, воспетая в песнях,
  Я хочу, чтоб с тобой мы всегда были вместе.
  
  Глава 8.
  
  С возвращением домой, старина!
  
  1.
  
  Что и говорить, два года армейской жизни пролетели быстро. Ещё одну страницу книги 'Алёшина жизнь' можно перевернуть.
  Алексей демобилизовался осенью 2001 года. В Лемск он приехал на поезде, в плацкартном вагоне. Проводница объявила:
  - Внимание, Лемск! Кто до Лемска, просьба выйти из вагона!
  Лемск ...
   Как давно Алексей не слышал этого слова и не произносил вслух!
  - Лемск! - повторил Алексей, и в груди что-то защемило.
  Визгливый голос проводницы будто пробудил его, выдернул из глубокого сна.
  'Как я мог так долго спать? - с ужасом подумал Алексей. - Какой кошмар, я ничего не помню. Что я делал всё время, пока ехал в поезде?'.
  Он помнил, как вошёл в вагон вместе с тремя 'дембелями'. Кроме него в этом поезде ехали Дима Корчемкин, Олег Сазонов и Кирилл Ушенин. Где они? Где их вещи? Неужели он сошли на другой станции? Или они ушли в другой вагон? Почему они это сделали?
  Старая спортивная сумка, наполненная только самым необходимым, стояла рядом. Алексей расстегнул тугую 'молнию', проверил, все ли вещи на месте, проверил содержимое своих карманов. Всё было на месте: деньги, документы.
  'Слава Богу, ничего не пропало!'.
  Протискиваясь к выходу, он вертел из стороны в сторону головой, пытаясь увидеть своих товарищей, но их нигде не было.
  Алексей вспомнил, как они познакомились с двумя молоденькими студентками, пили с ними водку. После второй рюмки он вдруг почувствовал недомогание. Заболела голова, потянуло в сон. А потом он, видимо, задремал. Но как он мог так долго спать? Голова и сейчас болела, будто он пил без остановки, смешивая всё, что можно. Но он не мог, хотя бы потому, что никогда так не делал и зачем?
  Студенток в вагоне тоже не было. В памяти почему-то всплывали белые вспышки, какое-то помещение, заполненное ярким светом, руки, которые тянутся к нему из белого тумана. Это были длинные тонкие руки с длинными пальцами и острыми чёрными когтями.
  'Если я так напился, что ничего не помню, кроме обрывков какого-то кошмара, значит, я всё-таки много вчера выпил. А может, мне что-нибудь подсыпали в еду, в 'бухло'? Тогда почему не ограбили, не убили, не выкинули из поезда? Нужно забыть об этом и никому не рассказывать. Кажется, я облажался!'.
  Выйдя из вагона, Алексей оглядел перрон. Не увидев ни одного знакомого лица, Алексей решил было, что никто не пришёл его встречать. Будний день, все на работе. Это нормально.
  Вокзал сразу встретил его грязью, бомжами, неприятным запахом и разжиревшими милиционерами, лица которых больше походили на мордочки хомячков, спящих хомячков.
  Погода тоже не радовала. Было пасмурно и прохладно, моросил мелкий дождь.
  Алексей поправил лямку спортивной сумки, которая съехала с плеча, тяжело вздохнул. Сделав два шага, он тут же услышал до боли знакомый голос:
   - Алёша! Алёшенька!
   Обернувшись на звук голоса, Алексей увидел шикарную молодую женщину в красном плаще, с длинными тёмными волосами, которые развевались на осеннем ветру. Женщина махала ему левой рукой, в правой руке она держала носовой платок.
  Присмотревшись, Алексей понял, что это Аня. Она подбежала к нему, обняла за шею и стала осыпать его лицо и губы горячими поцелуями. Аня плакала. Это были слёзы радости. Алексей чувствовал соль на своих губах.
  - Алёшка! - всхлипывая, говорила Аня. - Я так тебя ждала!
  - Ну ладно тебе, чего слезу пустила?- с этими словами Алексей крепко прижал Анну к себе. - Я приехал, радоваться надо!
   Ему приятно было чувствовать под плащом упругое женское тело. Ничего подобного он уже два года не испытывал. Кровь отхлынула от головы и мощным потоком ринулась в нижнюю часть тела, которая находится ниже солдатского ремня до блеска начищенной бляхой.
  - Аня, ты так изменилась, я и не узнал тебя!
  - Ты тоже изменился, я тебя только по глазам узнала.
   Действительно, Алексей изменился. Перед Армией, при росте 1 метр, 80 сантиметров, он весил 77 килограммов. Незадолго до 'дембеля' он проходил медосмотр. Выяснилось, что его рост сейчас составляет 1 метр, 83 сантиметра, а вес - 96 килограммов. Действительно, узнать его можно было только по глазам.
  Пока они шли на Привокзальную площадь, Алексей, как дикарь, оглядывался по сторонам, рассматривал людей, витрины киосков.
  Анна всё это время без остановки рассказывала про свою сестру Анастасию, которая недавно вышла замуж, про успехи в институте, про бывших одноклассников...
  -А ещё...- Аня вдруг замолчала.
  - Что?
  - Саня погиб.
  - Как 'погиб'? - внутри у Алексея всё похолодело.
  - Прошлой зимой погиб, попал в аварию. Это было в декабре. Я тебе разве об этом не писала?
  На Привокзальной площади они поймали такси. Алексей в жизни не подумал бы, что доехать от вокзала до Карла Маркса будет стоить так дорого.
  Всю дорогу Алексей думал про Саню Симонова. Как этот весёлый парень, этот Казанова, любимец публики, мог умереть. Как Аня могла об этом забыть и не написать ему?
  Аня продолжала трещать, пока Алексей не перебил её.
  - Ты моё последнее письмо получила? То, которое со стихом...
  - Да, я все твои письма получила. Знаешь, Алёшка, у тебя талант. Ты - прирождённый поэт. Я плакала, когда читала твои стихи, потом дала стихи маме почитать. Она тоже плакала...
  - Маме можно было не давать, это ведь только для тебя, это личное.
  - Да ладно, ничего страшного, мама мне сказала по секрету, что она мне немножко завидует, - приобняв Алексея, Аня поцеловала его в губы.
  Когда они доехали, Новосёлов расплатился с таксистом.
  - Ну, как поступим? - спросил он у Ани.
  - В смысле? - не поняла Анна.
  - Я зайду домой один, а потом зайду к тебе, или мы вместе зайдём к моим родителям, а потом куда-нибудь сходим?
  - Я с удовольствием с тобой зайду к твоим на чашечку кофе! - Анна улыбнулась. - Я их тоже давно не видела.
  Алексей смотрел на её улыбку. Как давно он не видел красивой, манящей женской улыбки, от которой кругом шла голова? Не в силах сдержаться, он прижал к себе Анну и поцеловал её взасос. Они долго стояли посреди тротуара, слившись в долгом пламенном поцелуе. Прохожие обходили их с двух сторон, некоторые что-то говорили им. Проезжающие по улице Карла Маркса машины им сигналили. Только они ничего этого не слышали, эти двое были слишком заняты друг другом.
  С трудом оторвавшись от Ани, Новосёлов подхватил спортивную сумку, которая всё это время стояла на асфальте, у их ног, и они, держась за руки, как дети, пошли к подъезду.
  Вместо старого, проверенного временем замка, на входной железной двери был установлен домофон. Алексей набрал '92' и стал ждать. Домофон пропиликал какую-то мелодию и затих.
  - Набери ещё раз, - посоветовала Аня.
  Алексей повторил то же самое. Внезапно дверь открылась, и из подъезда вывалился парнишка лет семнадцати. Он был коротко стрижен, в серой спортивной куртке и чёрных джинсах. На ногах его были грязные дырявые кроссовки. Глаза у парня были полузакрытые, его качало из стороны в сторону.
   'Похоже, он в наркотическом нокауте!', - подумал Новосёлов, но вслух ничего не сказал. Они с Аней прошли в подъезд, лифт не работал, и они по лестнице поднялись на пятый этаж.
  Вид подъезда Алексея шокировал : с первого по третий этажи все стены исписаны нецензурными ругательствами и пошлыми рисунками. Во всех углах площадок между лестничными пролётами видны высохшие лужи мочи, пахнет хуже, чем в общественном туалете.
  Подходя к дверям квартиры, Новосёлов вспомнил того паренька, который выходил из подъезда. Это был Лёня, с третьего этажа. Когда Алексей уходил в Армию, ему было лет тринадцать, они учились в одной школе. Значит, сейчас ему пятнадцать. Он уже наркоман. Доживёт ли он до двадцати лет? Как всё быстро меняется в этом мире, на 'гражданке'!
  Вот они поднялись на пятый этаж. Алексей заметил ещё одно новшество. Раньше у них была простенькая железная дверь, с примитивным замком. Сейчас две квартиры -91 и 92, были отделены от подъезда мощной сейф-дверью. Справа был звонок с номером '91' на металлической табличке, а слева - '92'. Алексей поднял правую руку и позвонил. Сквозь толщу двух дверей еле слышно пищал звонок. Два года назад звук дверного звонка был другой, более приятный.
  В ответ тишина. Никто не торопился открыть дверь сыну и брату, которого два года не было дома. Алексей ещё раз позвонил. Результат тот же самый.
  - Наверное, все на работе! - предположила Аня. - Пойдём ко мне.
  - Пойдём! - с удовольствием согласился Алексей и поморщился, вспомнив, что им опять предстоит пройти через подъездный смрад.
  
  2
  
  
   Они вышли из подъезда. Алексей набрал полные лёгкие свежего воздуха, шумно выдохнул. Моросящий дождь прекратился, из-за тёмных туч появилось солнце. Новосёлов поднял лицо вверх, посмотрел на небо и улыбнулся. Глядя на Анну, он понял, что ей тоже стало лучше.
  Взявшись за руки, они пошли по направлению к дому, а котором жила Аня. Внезапно Алексей остановился.
  -Ты чего? - обеспокоено спросила Анна.
  - Нужно зайти в магазин. Неудобно как-то приходить в гости с пустыми руками.
  - Не нужно нам в магазин! - пыталась отговорить его Аня. - Не переживай ты, у нас всё есть.
  Но Алексей настоял на своём, и они пошли в продуктовый магазин, который находился за углом одиннадцатого дома.
  Подходя к магазину, Алексей заметил ещё одно изменение. Фасад здания, в котором был магазин, из жёлтого перекрасили в светло-зелёный цвет. Сменилась вывеска. Раньше это был магазин 'Хозяюшка', теперь же он назывался 'Три поросёнка'. На витрине были нарисованы три жирных свиньи.
  'Дурацкое название!', - с раздражением подумал Алексей.
  Раньше здесь был обычный магазин, с улыбчивыми продавцами. Сейчас здесь сделали магазин самообслуживания. У касс толпился народ, кассиры больше напоминали роботов, чем людей. Прыщавый охранник с короткой стрижкой, бегал туда-сюда по торговому залу, бросая на Алексея косые взгляды, от чего настроение у Алексея ухудшилось.
  Алексей долго искал винный отдел, потом - кондитерский отдел. Потом они долго стояли в очереди к кассе. Потеряв в магазине минут двадцать, Алексей вышел из него с тортом, бутылкой 'шампанского' и с бутылкой водки. Цены тоже выросли. Нет, Алексею не нравились перемены, они явно не к лучшему.
  
  3
  
  Только у дверей подъезда стояли какие-то странные люди. Их было трое - двое мужчин и одна женщина. Все они были высокого роста, и были одеты так, будто участвовали в съёмках фильма про шпионов: в тёмно-серых длинных плащах, в тёмных очках.
  Когда Алексей с Анной подходили к подъезду, трое в плащах кивнули друг другу головами и разошлись в разные стороны.
  - Сейчас что, мода на плащи? - спросил Алексей.
  - Нет! - ответила Аня, с удивлением глядя на Алексея. - Я сама в первый раз вижу этих клоунов. Может, агенты спецслужб?
  - Не знаю. Слишком непрофессионально работают ...
  Подъезд в доме, где жила Аня с родителями, был явно чище, и запах там был приятнее. Алексей с Аней поднялись на третий этаж. Аня открыла сначала одну железную дверь, потом - вторую.
  'Так же, как у моих родителей!', - подумал Алексей.
  На каждой двери было не меньше двух мощных замков.
  Наконец-то они вошли в квартиру. Аня включила свет в прихожей.
  - Раздевайся пока, я пойду что-нибудь на кухне приготовлю, - сказав это, Анна скинула с себя красный плащ, который был ей очень даже к лицу, повесила на плечики и убрала в шкаф с зеркальными дверями. Потом она убежала на кухню.
  - Что это? - спросил Алексей, внимательно разглядывая шкаф. Он никогда не видел таких шкафов.
  - Это шкаф-купе! - прощебетала из кухни Аня.
  Из гостиной вышел толстый рыжий кот. Он потянулся, зевнул, сел у входа в гостиную, обернув пушистым хвостом передние лапы и глядя на Алексея зелёными глазами.
  Алексей прошёл на кухню. На Ане поверх сиреневого платья был надет жёлтый фартук. На фартуке были изображены красивые большие бабочки.
  - Аня, ты что делать собралась?
  - Сейчас буду картошку, яйца, морковь, свеклу варить для салатов... - с улыбкой ответила Аня. - Ты пока иди в комнату, включай телевизор, посмотри что-нибудь. Я минут через десять подойду.
  - Можно, я тебе помогу? - тихим голосом спросил Алексей. Меньше всего сейчас ему хотелось сидеть одному в комнате в компании рыжего кота и телевизора.
  - Нет, не стоит! Когда буду резать салаты, я тебя позову, а сейчас отдыхай.
  Новосёлов прошёл в комнату, сел на диван. Взяв в руку пульт дистанционного управления, он включил телевизор. По всем каналам показывали какую-то ерунду, и Алексей смотрел в экран телевизора только для того, чтобы было, куда взгляд упереть, без всякого интереса.
  В комнату вошла Аня. Алексей подметил, что платье ей очень к лицу, подчёркивает все достоинства её фигуры, открывает стройные ноги выше колен. Запах духов просто сводил с ума.
  Новосёлов почувствовал, как что-то в штанах начинает набухать, увеличиваясь в размерах. Анна присела на диван справа от Алексея, прижалась к нему, положила голову на плечо.
  - Знаешь, тебе очень к лицу военная форма, - шепнула Аня. - В ней ты такой мужественный, такой сексуальный...
  От её шепота по телу Алексея побежали мурашки, а брюки в районе ширинки трещали по швам.
  -Тебе нравятся мужчины в форме? - тихо спросил Алексей. Он почувствовал, что в горле у него пересохло.
  - Ты мне нравишься в форме!
  Алексей больше не смог себя сдерживать. Он обнял Аню и начал целовать. Сначала он поцеловал её в губы. Она ответила ответным поцелуем. Потом он стал целовать её шею. Алексей правой рукой нащупал пульт телевизора и выключил его. Когда их губы слились в долгом сладком поцелуе, Алексей стал расстёгивать застёжку платья на спине Анны. Платье соскользнуло вниз, обнажив плечи и пышную грудь. Алексей отметил, что на Ане лифчик был ослепительно-белого цвета.
  Продолжая целовать Аню, Алексей попытался расстегнуть лифчик. Внезапно Аня встала с дивана. При этом платье соскользнуло на пол, явив Алексею Аню во всей красе.
  'Я всё испортил!', - с досадой подумал Алексей, но вслух спросил:
   - Ты куда, любовь моя?
  Аня ничего не ответила. Ушла в другую комнату. Новосёлов слышал как она что-то там ищет. Через минуту она вернулась с довольным видом. В руке у неё была коробочка, на которой было написано 'Condoms'.
  - А это у тебя откуда? - заинтересовался Алексей.
  - От сестры остались. Они с мужем сейчас живут отдельно. После их отъезда я уборку в их комнате делала... Нашла вот это под их кроватью.
  Бросив коробку на ковёр, Анна прыгнула Алексею на колени. Она впилась губами в его губы, помогла снять ему китель, потом, не спеша, расстегнула пуговицы на его рубашке.
  Алексей в это время освободил от лифчика её грудь. От вида обнажённой женской груди у Алексея бешено забилось сердце, лоб покрылся испариной.
  - Матерь божья! - прошептал Алексей. Такую большую, красивую грудь он не видел даже в глянцевых журналах с пометкой 'Only for mаns', которые ему друзья показывали, а уж в порнушках - тем более.
  - Что? - шепотом спросила Аня.
  - Я люблю тебя!
  Анна двумя руками обхватила голову Алексея и прижала к своей груди. Алексей работал губами и языком. Он никогда раньше этого не делал ни с одной женщиной. Сейчас он делал только то, что подсказывал ему инстинкт, его основной инстинкт.
  Потом Алексей с Анной переместились на ковёр. Опускаясь вниз, Алексей целовал гладкий плоский живот Анны, пробежался языком по красивому пупку.
  Аккуратно, будто боясь спугнуть Аню, Алексей снял с неё маленькие белые трусики. Позже он узнал, сто они называются 'стринги'. Его взору открылся мохнатый треугольник, от вида которого у Алексея перехватило дыхание.
  После того, как Анна помогла ему натянуть на его вздыбленное мужское достоинство презерватив, они ещё долго катались по ковру, осыпая тела друг друга поцелуями.
  В момент, когда страсти накалились до предела, осыпая бёдра Ани поцелуями, Алексей развёл в стороны её ноги и ворвался в её лоно. Анна вскрикнула, на щеках её появился румянец.
  Сначала не спеша, потом, немного ускоряясь, Алексей двигался внутри Анны. Анна начала постанывать, Алексей немного ускорил свой темп. В какой-то момент стоны Анны стали громче, Алексей стал двигаться быстрее, потом Анна начала извиваться под ним, как змея.
  Алексей двигался ещё и ещё, стоны Анны превратились в крик дикой кошки. В какой-то момент Алексей почувствовал, как на него накатывает что-то, чему он не мог найти объяснения. Это было похоже на гигантскую волну, волну удовольствия, которую раньше Алексей никогда не ловил. Потом ниже пояса произошёл взрыв, Алексей вскрикнул и рухнул на Анну.
  Они долго лежали на ковре и шумно дышали. Тела их были мокрыми от пота. Пульт от телевизора упал с дивана и теперь лежал рядом с головой Алексея. В дверях комнаты сидел рыжий кот. Алексей хотел прогнать его, но сил не было, даже на то, чтобы руку поднять. Они не знали, сколько они так пролежали. Время для них сейчас не имело значения.
  - Кыш! - крикнул Алексей на кота. Кот тут же исчез.
  - У тебя это в первый раз? - улыбаясь блаженной улыбкой, спросила Аня .
  - Да, - честно признался Алексей. - А у тебя?
  В ответ Аня залепила ему звонкую пощёчину. Алексей приложил руку к ушибленному месту.
  - Ты чего?
  -Так, ничего! - с этими словами Аня легла на него и стала целовать его щёку, на которой остался красный отпечаток её ладони. Потом она стала целовать его в губы. Алексей охотно отвечал поцелуями на поцелуи, положил ладони на Анины обнажённые ягодицы и прижал её к себе. Он чувствовал её каждой клеткой своего тела. Ему было приятно чувствовать на себе её тело - мягкие груди с твёрдыми сосками, гладкий тёплый живот, похотливый ёжик под животом. Он захотел продолжить праздник бушующей страсти, но Аня, посмотрев на настенные часы, вскочила и стала одеваться.
  - Ань, ты чего? - в голосе Алексея слышалось удивление.
  - Уже пятый час! Скоро придут родители. Нам нужно успеть к их приходу сделать салаты. Одевайся, пошли работать!
  Одеваясь, Алексей заметил, что до крови ободрал себе локти и колени.
  Салаты они нарезали быстро, где-то за час. Потом Алексей поставил на середину комнаты раздвижной стол, который стоял у окна в собранном виде. Аня застелила стол скатертью, а Алексей носил из кухни блюда с салатами, бутербродами, солёными огурцами, нарезанной колбасой и прочей снедью. Позже стол украсили торт, бутылка водки, бутылка 'шампанского' и двухлитровый пакет сока, который Аня извлекла из холодильника.
  Когда они закончили, Аня оглядела стол, одобрительно кивнула и ушла в свою комнату.
  Алексей поднял пульт с пола, положил его на диван. Подойдя к стенке, он включил магнитолу. Из динамиков полилась спокойная, умиротворяющая музыка, очень подходящая для данного момента.
  Алексей плюхнулся на диван и закрыл глаза.
  - Господи, как хорошо! - прошептал Алексей. - Как никогда в жизни!
   В этот самый момент в прихожей прозвенел звонок. Аня тут же побежала открывать дверь.
  С работы вернулась Маргарита Альбертовна, мама Ани. Алексей слышал, как Аня рассказывала ей, пока она раздевалась в прихожей, что Алёша вернулся из армии и сейчас он у них в гостях.
  Маргарита Альбертовна вошла в комнату. Алексей встал с дивана.
  - Здравствуйте, Маргарита Альбертовна!
  - Привет, Алёша! Давно приехал?
  - Только сегодня!
  - Дай-ка я на тебя поближе посмотрю... - с этими словами Маргарита Альбертовна подошла к Алексею и похлопала его по плечам.
   - Ох, какой мужчина! - с восторгом произнесла Маргарита Альбертовна - Ну и детинушка вымахал! Вы, дети, сидите тут пока, а я пойду себя в порядок приведу.
  Аня села на диван, рядом с Алексеем. Алексей заметил, что сейчас на ней были светло-голубые джинсы и белая водолазка, которая так обтягивала Анину грудь, что казалось, что она сейчас по швам лопнет.
  Только Маргарита Альбертовна вышла из комнаты, раздался ещё один звонок в дверь.
  - Это папа идёт! - сказала Аня, направляясь в прихожую.
  В прихожей опять послышался шум, негромкий разговор между отцом и дочерью, потом в комнату вошёл Вениамин Владимирович. Увидев на столе бутылку водки, он громко хлопнул в ладоши, на лице его появилась хитрая улыбка.
  -Ну, здорово, Лёха! - Вениамин Владимирович прошёл в комнату и пожал Алексею руку.
  -Здравствуйте, Вениамин Владимирович! - Алексей отметил, что рука у Вениамина Владимировича сильная, тёплая - Только сегодня прибыл, решил к Ане зайти.
  - Она тебя два года ждала, - пробасил Вениамин Владимирович. - Видел бы ты, как радовалась, когда твои письма получала!
  В комнату вошли Аня и Маргарита Альбертовна.
  - Ну, начнём! - громко скомандовал Вениамин Владимирович, и все стали занимать места за столом.
  Аня с Алексеем сели на диван, Вениамин Владимирович сел во главе стола, Маргарита Альбертовна заняла место напротив Ани и Алёксея.
  Алексей открыл бутылки и наполнил бокалы и рюмки. Сначала выпили за встречу, потом выпили за армию. После Алексея попросили рассказать, как ему служилось, как их там кормили. Алексей рассказывал долго. В это время все внимательно слушали, даже кот перестал тереться об ноги.
  Потом выпили за Родину, потом - за тех, кто служит Отчизне. Из динамиков магнитолы звучала музыка группы 'Любэ'.
  В какой-то момент Анины ладони оказались в ладонях Алексея. Он держал её за руки и думал о том, какая она красивая. Словно уловив его мысли, Аня посмотрела на него и одарила лучезарной улыбкой. Алексей думал о том, что теперь его и Аню объединяет не только учёба в школе, не только общие друзья, а нечто большее. Теперь Аня - его женщина и он сделает всё возможное, чтобы она была только с ним и ей было хорошо.
  Когда спиртное на столе закончилось, Алексей хотел сходить в магазин, но Вениамин Владимирович остановил его, сходил на кухню и принёс ещё одну бутылку такой же водки и ещё одну бутылку 'шампанского'. Вечер продолжался.
  Когда за окном было уже темно, Алексей посмотрел на свои 'командирские' часы. Часы показывали 22:00.
  - Наверное, я пойду уже! - с неохотой произнёс Алексей. - Мне ещё к своим успеть нужно, пока они спать не легли.
  - Приходи ещё, Лёха! - Вениамин Владимирович подошёл к Алексею и обнял его. - С тобой весело... Аня! Проводи Алёшу до двери!
  Когда Алексей одевался в прихожей, он подумал о том, что ему абсолютно не хочется уходить, а тем более не хочется идти к родителям и сестре.
  По тоскливому взгляду Ани тоже чувствовалось, что она хочет, чтобы Алексей остался. На прощанье она одарила его поцелуем, о котором мог бы мечтать каждый мужчина, и закрыла за ним дверь.
  
  4
  
  Выйдя из подъезда, Алексей чувствовал себя окрылённым, как будто он только что родился. Однако, хорошее настроение мигом улетучилось, как только он увидел тех же странных людей в плащах. Они стояли метрах в двадцати от подъезда и смотрели на окна дома. Судя по всему, их интересовали отнюдь не верхние этажи. Это Алексея насторожило.
  Когда Алексей поравнялся с ними, они повернули головы в его сторону, под плащом одного из мужчин что-то запищало.
  'Мобильный телефон! - догадался Алексей. - Они кого-то пасут. Только бы не меня и не Аню!'.
  Отойдя ещё на несколько шагов, Алексей оглянулся, и каково же было его удивление, когда он не увидел никого на том месте, где только что стояли три 'агента' в плащах.
  - Твою мать! - произнёс Алексей. - Это что за дела тут творятся?
  Он прибавил шагу. Его не покидали дурные предчувствия.
  'Когда приду к родителям, то позвоню Ане. Я должен знать, что с ней всё в порядке. Должен!'.
   Подходя к родительскому дому, Алексей вспомнил, что нужно что-нибудь купить к столу. Праздновать свой приезд ему уже не хотелось, но вдруг придётся? Алексей открыл потрёпанный бумажник, который покупал ещё до армии, порылся в его содержимом. Денег оставалось немного, но на бутылку водки, на торт и на одну бутылку 'шампанского' должно хватить. Купить что-то ещё у Алексея просто фантазии не хватило, да и напрягать мозги не хотелось. Раз у Черновых сработало, сработает и дома.
  В этот раз он потерял в магазине совсем немного времени, так как народу практически не было, если не считать двух пьяниц в винном отделе. Немного подумав, у кассы Алексей купил пачку сигарет 'Бонд'. Курил он мало, но сегодня организм требовал никотина.
  Выкурив сигарету у подъезда, Алексей набрал '92' на клавиатуре домофона.
  Домофон пропищал какую-то мелодию, после чего раздался щелчок и Алексей услышал мужской голос с сильным кавказским акцентом:
  - Кто там, а?
  Алексей хотел было нажать 'сброс', но передумал и вежливо спросил у голоса:
   - Новосёловы здесь живут?
  Несколько секунд была тишина. Алексей уже решил, что связь прервалась, но потом тот же голос произнёс:
  - Здэсь, а ти кто такой, а?
  -Я сын их, Алексей. Я из армии вернулся.
  Опять тишина.
  - Вхади, дарагой! - раздалось секунд через десять.
  Алексей потянул дверь на себя и вошёл в подъезд, нажал на кнопку вызова лифта. Лифт сейчас работал. Войдя в кабину лифта, Алексей пожалел, что не пошёл пешком. В лифте царил полумрак, сильно пахло мочой, стенки лифта были исписаны отборными ругательствами, которых Алексей даже в армии не слышал. Кнопки на панели лифта кто-то хотел сжечь, но не успел, поэтому они были чёрными и оплавившимися.
  На пятом этаже Алексей покинул лифт, чему был очень рад. Входная дверь была открыта. В дверном проёме, освещаемый светом из коридора (на этаже свет не горел), стоял низкорослый кавказец. Он был в футболке, в спортивных штанах, которые были ему явно не по размеру. На его босых ногах были сланцы.
  'Это же моя футболка и мои штаны!', - с негодованием подумал Алексей.
  - Заходы, дарагой! - кавказец отошёл в сторону, давая Алексею пройти. - А мнэ ничего нэ говорили про тэбя! Я сэйчас узнал, так очэнь удивился. Это надо же, а!
  Перед тем, как войти, Алексей заметил тёмную тень, быстро и бесшумно метнувшуюся наверх.
  'Да что же сегодня за день такой? Какие-то люди, тени... Всё кажется подозрительным. А может, это со мной что-то случилось? Может, мне нервы нужно полечить?'.
  В коридоре стояли мама с папой и Ольга.
  Первое, на что обратил внимание Алексей, было то, что в коридоре был сделан ремонт. Стены коридора были обклеены хорошими светлыми обоями, на потолке - клеевые плитки. Раньше стены коридора были обклеены обоями с красными кирпичами, от чего коридор в любое время суток казался тёмным, на потолке была побелка. На полу сейчас было ковровое покрытие, в то время как раньше там был ленолиум. Алексею понравился обновлённый коридор.
  Родители очень изменились. Во-первых, они не постарели, как ожидал Алексей. Во-вторых, они сильно располнели. Когда Алексей уходил в армию, худыми они не были, но и толстыми их нельзя было назвать. Сейчас оба весили не меньше ста килограммов и... сантиметра на три-четыре выросли? Этого не могло быть. Перед армией Алексей был одного роста с родителями. Сейчас он был немного ниже их. Как такое могло быть?
  Алексей перевёл взгляд на Ольгу. Она была того же роста, что и родители (в высоту не выросла), но ещё сильней разжирела. 'Килограммов сто двадцать', - на глаз прикинул Алексей и поставил на пол пакеты с тортом и спиртными напитками.
  Словно выйдя из транса, мама с Ольгой подошли к Алексею и принялись его обнимать и целовать. Или Алексею с непривычки показалось, или так оно и было, но их объятия были не по-женски крепкими, а поцелуи - фальшивыми.
  - Ой, здравствуй, Алёшенька, - с натянутой улыбкой проворковала мама. - Приехал наш защитник Отечества! А мы ждали-ждали, тебя всё нет, мы уж волноваться стали.
  - А какой большой стал, сильный, - произнесла Ольга, похлопав брата по плечам и ощупав бицепс на левой руке Алексея.
  - Здравствуй, сынок! - отец пожал Алексею руку. Рука у отца стала сильнее, чем раньше. - Вижу, что ты окреп, возмужал.
  - Здравствуй, папа! - ответил на приветствие Алексей, а про себя подумал: 'Чем они здесь питаются? Они такие стали здоровые! Оплеуха от мамы сейчас может нанести вред здоровью'.
  Последним подошёл кавказец и протянул руку.
  - С возвращением! Я - Рудик.
  Рука у Рудика была маленькая, мягкая. Если бы не густая растительность на руке, Алексей решил бы, что это рука ребёнка.
  - Алёша, - представился Алексей. - Я - сын Галины Петровны и Сергея Ивановича. Ещё я брат Ольги.
  - Молодэс! - произнёс кавказец.
  Алексей отметил, что вид у Рудика какой-то испуганный, на Новосёлова он старался не смотреть, глаза бегали из стороны в сторону. Ещё Алексей отметил, что Рудик тоже толстый. При маленьком росте - Алексею он едва доставал до подбородка, он весил никак не меньше девяноста килограммов. Узкие плечи, выдающийся вперёд 'пивной' живот, короткие руки - всё это делало Рудика похожим на маленького мальчика, если бы не трёхдневная щетина на лице, не волосатые руки и не золотые коронки на зубах.
  - Рудик - мой жени... друг, - сказала Ольга, щёки её зарумянились. - Мы уже второй год вместе живём.
  После процедуры приветствия, Алексей предложил всем пройти в кухню и отметить его приезд. Тут началось такое, чего Алексей никак не ожидал. Все дружно стали отказываться, ссылаясь на то, что они недавно поужинали.
  -Ты голоден, сынок? - спросила мама у Алексея.
  - Нет, я только что от Черновых, я у них поел.
  - Вот это да! - с наигранным возмущением в голосе произнесла мама. - Мы его ждём тут, а он у Черновых сидит!
  - Когда я приехал, вас дома не было, хотя могли бы быть.
  - Ладно, убедил, - сказала мама, убирая торт и бутылки со спиртным в холодильник, - сейчас проходи в гостиную, будешь нам про армию рассказывать.
  Алексей прошёл в гостиную. Рудик сидел в кресле у входа и тупо пялился в телевизор. Отец сидел в кресле у окна, Ольга сидела на диване.
  'В гостиной тоже ремонт сделали', - отметил про себя Алексей, а вслух спросил:
   - Что слышно про дедушку с бабушкой? Я им писал, но они что-то не отвечали на мои письма.
  - Ты что, не знаешь? - удивилась Ольга, её большие глаза округлились, сделав её похожей на лемура.
  - Нет - тихо ответил Алексей, а в глубине его души уже звенел колокол тревоги.
  Ольга встала с дивана и вышла из гостиной. По звуку шагов Алексей определил, что она пошла в свою комнату.
  - Они умерли, - спокойно, без эмоций ответил отец. - Прошлой зимой, в феврале, дедушка с бабушкой хотели к нам в гости приехать. Мы их ждали-ждали, а их всё нет. Вечером нам позвонили из милиции... Не знаю, как это получилось, но их 'Москвич' слетел с моста и упал в Алую. Оба погибли.
  В комнату вошла мама и села на диван. Поняв, о чём идёт речь, мама продолжила рассказ отца:
  - Машина дедушки пробила заграждение. Гаишники говорят, что дедушка не справился с управлением. Машина упала на крышу и пробила лёд, стала тонуть. Проезжавшие мимо водители вызвали милицию, скорую помощь, но было уже поздно....Мы тебе телеграмму отправляли, думали, что ты в курсе...
  На минуту в комнате воцарилась тишина. Алексей сидел, обхватив голову руками, и раскачивался из стороны в сторону. Нет, ему не хотелось плакать. Ему хотелось выть.
  В комнату вошла Ольга. В руке у неё была газета 'Вечерний Лемск'.
  - На, почитай, - Ольга протянула Алексею газету и, сев на диван, уставилась в телевизор. - Последняя страница...
  Алексей взял газету. Отметил, что руки у него дрожат. Номер был за 9 февраля 2001 года. На последней странице была статья под названием ' Алая река снова оправдывает своё название'. Справа была помещена фотография - четыре колеса, торчащие над поверхностью льда. Сквозь тёмную воду видно днище машины.
  Алексей начал читать. Ничего такого, чего он не знал раньше, в статье не было. Автор статьи рассказывал о кровопролитных сражениях на Кровавом поле, о красной воде в реке после сражений. Также автор рассказывал о необъяснимом явлении, которое неоднократно наблюдали рыбаки: вода в реке начинала внезапно бурлить и окрашиваться в красный цвет. Рыба в это время выпрыгивала из воды. Большое количество рыбы выбрасывалось прямо на берег. По утверждению рыбаков, они видели рыб, не похожих на речных. Это были рыбины со странным желто-синим окрасом, размером не менее одного метра. Вид у этих рыб был странный: красные глаза, зубастые пасти, а мясо - с неприятным запахом. Эти рыбы не были похожи на щук.
  С середины восьмидесятых годов двадцатого века над рекой Алой и над Кровавым полем регулярно видели неопознанные летающие объекты. Летом на поле, засеянном злаковыми культурами, появлялись большие круги. Колоски были примяты и уложены по часовой стрелке.
   В то же время по полю стали ходить люди с крутящимися рамками в руках и приборами для измерения радиации. Они называли себя уфологами и говорили, что Кровавое поле является аномальной геомагнитной зоной, и требовали разрешить им проводить на Кровавом поле эксперименты.
  В ответ на это поселковая администрация запретила уфологам появляться на поле. Пару раз ученых увозили с поля на милицейских 'уазиках'.
  Потом на поле перестали выращивать злаковые культуры и сосредоточились на выращивании картофеля, капусты, моркови. Результат превзошёл все ожидания : на Кровавом поле всегда были лучшие урожаи, даже, если лето было дождливым.
  Странные круги перестали появляться, из чего многие сделали вывод, что эти круги делали псевдоуфологи, чтобы им разрешили проводить в поле опыты, измерения и прочее.
  В поле и в примыкающем к полю лесу, постоянно пропадали люди. Один раз бесследно исчез тракторист Спиридонов В.И., вместе с трактором. Трактор потом нашли в лесу в таком месте, куда вездеход не смог доехать. Следов трактора тоже нигде не было видно. Создавалось впечатление, что трактор прилетел туда по воздуху. Тракторист Спиридонов бесследно исчез.
  Восьмого февраля 2001 года произошёл ещё один странный случай. Пенсионеры Павловы, жители посёлка Алый, ехали на своём автомобиле 'Москвич-Универсал'. Казалось бы, ничего не предвещало беды: отличная видимость, покрытие моста было в идеальном состоянии. Проезжая по мосту через реку Алую, автомобиль потерял управление и слетел с моста в реку...Прибывшие на место дорожно-транспортного происшествия аквалангисты, выловили из воды окоченевшие тела пенсионеров Павловых. Вскрытие показало, что в их лёгких была вода... Они захлебнулись.
  Заканчивалась статья так: это была ещё одна жертва Алой реке. Хочется верить в то, что эта жертва будет последней.
  Алексей отложил в сторону газету, какое-то время он сидел и молчал, глядя в одну точку. Это было состояние, похожее на транс.
  - А где вы их похоронили? - спросил Алексей.
  - В Алом, на Поселковом кладбище, - ответила Ольга
   - Мы им такой хороший памятник поставили, - добавила мама.
  В воздухе опять повисла тишина.
  - Ну, рассказывай про армию! - дал команду отец. Он сказал это таким голосом, как будто они только что о футболе говорили, а не о смерти двух близких людей.
  Алексей взял в руку пульт от телевизора и убавил громкость звука. Пульт положил на журнальный столик. На лице Рудика отразилось явное недовольство.
  Алексей сел на диван и начал рассказывать. Во второй раз он рассказывал то же самое. Второй раз рассказывать было легкче, так как не нужно было что- то вспоминать. Всё, что нужно, он вспомнил у Черновых.
  Когда Алексей рассказал про смерть Вити Петрова, Рудик спросил:
  - А ти кого-нибудь убиль?
  Алексей отрицательно покачал головой.
  Продолжая рассказ, Алексей заметил, что Рудик заскучал. Он взял с журнального столика пульт и вертел его в руках, думая о чем-то своём.
  Ольга в это время внимательно рассматривала свои ногти. Ногти у неё были покрашены чёрным лаком. Пухлая Ольгина рука с короткими толстыми пальцами, чёрными ногтями, напоминала Алексею лапу какого-то чудовища.
  Отец с матерью в это время смотрели телевизор. Алексей понял, что им это неинтересно. Не рассказав и половины того, что хотел рассказать, Алексей спросил : 'А что у вас нового?'.
  Выяснилось, что в жизни Новосёловых, пока Алексей исполнял свой гражданский долг, практически ничего не изменилось. Отец Алексея по-прежнему работал начальником котельной на Лемском Приборостроительном заводе, мама сейчас работала там же старшим кладовщиком. Ольга влюбилась в Рудика. Рудик - хозяин торговой точки на Лемском Центральном рынке, где Ольга работает реализатором. Вместе они продают овощи и фрукты.
  Когда Ольга рассказывала про Рудика и про рынок, лицо Рудика расплылось в улыбке.
  Когда Алексей спросил, почему они не отвечали на его письма, все, кроме Рудика, дружно сделали удивлённые лица, отрицательно замотали головами.
  - Алёша, мы ни одного письма не получили! Может, ты адрес неправильный писал на конверте? - с видом крайнего изумления говорила мама. Алексей ей не поверил.
  Далее выяснилось, что в комнате, в которой до армии жил Алёша, сейчас живут родители. Ольга с Рудиком живут в Ольгиной комнате. Алексею предложили пока пожить в гостиной.
  - А чем ты планируешь заняться в ближайшее время, сынок? - поинтересовался отец.
  - Немного отдохну и буду искать работу, - ответил Алексей.
  - Если хочешь, я могу устроить тебя слесарем в котельную Приборостроительного завода, - отец сказал это с видом человека, который предлагает работу на миллион долларов.
  - А хочешь, мы тебя кладовщиком устроим. У нас, как раз, кладовщик один недавно уволился... - предложила мама.
  -Я тэбя продавцом на рынок устрою! - с важным видом заявил Рудик.
  -Спасибо, я подумаю, - ответил Алексей, изобразив на лице подобие улыбки. Ни один из предложенных вариантов его не устраивал.
  - Во всех трёх комнатах есть телевизоры, мы не будем здесь кучковаться и тебе мешать, - отец встал с кресла. - Живи себе тут, в своё удовольствие! Постельное бельё помнишь, где лежит?
  - Да, помню.
  Отец вышел из комнаты. Остальные последовали за ним.
  Перед сном Алексей долго ворочался и не мог заснуть. События сегодняшнего дня крутились в голове с бешеной скоростью. Одна картинка тут же сменяла другую. 'Амнезия' в поезде, шпионы, смерть бабушки с дедушкой, смерть Сани. Господи, почему они? Почему все погибли в прошлую зиму? Что за чертовщина здесь творится? Я схожу с ума? Мир сошёл с ума?
  Потом Алексей вспомнил про родителей и Ольгу, которые стали для него чужими. Алексей вспомнил их лишённые эмоций, равнодушные лица.
  'Похоже, они не особо рады моему возвращению. Тёплым приёмом это трудно назвать! С возвращением домой, старина!', - с этой мыслью Алексей заснул крепким сном, без сновидений.
  
  5
  
  Следующим утром Новосёлов первым делом решил созвониться с Костей и Димой. Дома никого не было. Войдя в комнату, которая раньше была его комнатой, он понял, что ничего от его детства здесь не осталось. В комнате был сделан ремонт, почти всю комнату занимала двуспальная кровать родителей, у левой стены, ближе к окну, стояло трюмо. У входа, справа был установлен угловой шкаф с зеркальными раздвижными дверцами, который был от пола до потолка.
  'Шкаф-купе', - Алексей даже вспомнил название.
   Не осталось ничего, что напоминало бы о детстве. О такой мелочи, как его старая записная книжка, в которой были номера телефонов всех его друзей, можно было забыть.
  Зазвонил телефон. Алексей думал, стоит ли подходить к нему, вдруг это звонят Ольге, или родителям, или Рудику? При воспоминании о Рудике, он поморщился. Непонятно почему, но Рудик ему не понравился. Хотя, кто им будет звонить, если они в это время все на работе?
  Телефон продолжал звонить. Новосёлов подошёл к телефонному аппарату, который стоял на полочке в прихожей и взял в руку трубку.
  - Алло! - Алексей ожидал услышать гудки 'отбоя', или чей-то чужой голос, но он услышал знакомый мужской голос. Это был голос Кости Трубникова.
  - Здорово, Лёха! - по голосу нетрудно было определить, что Костя рад. - Чего трубку так долго не брал? Спишь, что ли?
  - Здесь всё так изменилось, что я долго искал телефон! - пошутил Алексей. - Не сплю я...
  - Узнаю Новосёлова! Ты - всё тот же Новосёлов, нисколько не изменился. Чувство юмора тебе в армии не отбили. Молодец!
  - Как ты узнал, что я приехал? - удивился Алексей.
  - Мне Анька Чернова сегодня утром на сотовый позвонила. Рассказала про тебя, как вы вчера у неё дома пьянствовали...
  - Больше ничего не рассказывала? - Алексей весь напрягся. Он знал, что об 'этом' Аня не будет рассказывать, но от женщин всего можно ожидать.
  - Нет. А что, ты ей по пьяни военные тайны выболтал? - Костя рассмеялся.
  - Она меня пытала, но я ей ничего не рассказал! - опять пошутил Алексей и вспомнил, чем они с Аней на ковре вчера занимались. Он даже вспомнил, что ковёр был с какими-то восточными узорами.
  Ты уже знаешь про... Саню? - спросил Костя. Алексей понял, что Костя старается не упоминать слово 'смерть'.
  - Да, Аня мне вчера рассказала. Ты мне можешь рассказать, что с ним случилось?
  - Потом, при встрече...
  Костя стал рассказывать про общих знакомых, с которыми они учились в одной школе, про день города, на котором он чуть в Лемке не утонул, потому, что был пьяный. Алексей в очередной раз коротко рассказал про службу в армии.
  В конце беседы, которая длилась не меньше сорока минут, Костя пообещал рассказать Диме про то, что Алексей вернулся из Армии, попрощался и положил трубку.
  Алексей облегчённо вздохнул. Все сорок минут он простоял в коридоре и ему это немного надоело.
  В течение ближайших двух часов позвонил Дима Котов. Новосёлов уже не хотел рассказывать ему про армию. Он больше спрашивал, как у него дела, чем он занимается и так далее.
  Выяснилось, что Дима и Костя вместе занимаются каким-то бизнесом. Про бизнес Дима обещал рассказать при встрече. Встречу назначили на сегодняшний вечер, в восемь, в кафе на улице Энергетиков.
  Алексей прикинул, что с лекций Аня придёт где-то после обеда. До обеда ему нужно было чем- то себя занять. Он прошёл в большую комнату, включил телевизор. К сожалению, телевидение ничем интересным его не порадовало.
   В армии у них на каждом этаже в казармах были телевизоры, но смотреть их в свободное время он не любил. Антенны на крышах казарм ловили только два канала. Каждый думал, что по другому каналу идёт что-то более интересное, и переключал каналы. В результате просмотр телевизора превращался в сплошное мелькание фильмов, передач, реклам. Для Алексея это всегда было пыткой, поэтому он брал книги в библиотеке и читал их. Новых книг там не было, зато Новосёлов перечитал всех классиков: Толстого, Чехова, Гоголя. Всё, что не читалось, когда он учился в школе, в армии прочиталось на 'ура'.
  Под телевизором стоял видеомагнитофон серебристого цвета. В нижнем отделении стенки Алексей обнаружил видеокассеты, которые стояли ровными столбиками. Новосёлов долго выбирал, какой фильм ему посмотреть. Все кассеты были пыльными, почти все из имеющихся фильмов он уже неоднократно смотрел, ещё до армии.
  Выбрав фильм 'Конец света', Алексей вставил кассету в видеомагнитофон. Фильм был зрелищным, с красивыми спецэффектами. В главной роли снялся Арнольд Шварценеггер.
  Досмотрев фильм, Алексей пошёл на кухню. Открыв холодильник, он долго осматривал его содержимое и не нашёл ничего такого, от чего можно было бы разжиреть. Он весил 96 килограммов, и ему не хотелось становится толще.
  'Куда больше то? - думал Алексей - И так одежда по швам трещит!'.
  Кстати, об одежде. В шкафу в гостиной он нашёл свой старый спортивный костюм, кожаную куртку, джинсы, рубашки и кроссовки. Примерив куртку, он пришёл к выводу, что она стала ему тесновата в плечах, но носить можно. Джинсы на него не налезли. Спортивный костюм оказался в самый раз, хотя он покупал его размера на два больше, чтобы тот был ему посвободнее. Ну не пойдёт же он сегодня на встречу с друзьями в спортивном костюме? В форме тоже идти не хотелось. Порывшись в шкафу, он обнаружил чёрный костюм, с двубортным пиджаком, который одевал всего пару раз перед армией. Раньше он был ему велик, значит, сейчас должен быть впору. Этот костюм Алексей купил, когда работал грузчиком в магазине.
  Примерив, Алексей воскликнул:
  - Бинго!
   Костюм сидел на нём великолепно.
  В холодильнике не оказалось ничего необычного. Подогрев на газовой плите борщ и макароны с котлетой, Алексей пообедал и стал звонить Ане. Её номер телефона он знал наизусть. Аня взяла трубку после первого гудка.
  - Алёшка, привет! Ты, наверное, экстрасенс!
  -Экстра...кто? - не понял Алексей.
  - Ты мои мысли читаешь. Я только тебе хотела позвонить, а тут ты звонишь!
  Голос у Ани был звонкий и бодрый. Услышав её голос, Новосёлов почувствовал мощный прилив сил. На него тут же накатила волна желания. Выяснив, что Аня сегодня ничем не занята, он бросил трубку и засобирался. Алексей не мог больше оставаться дома. Здесь всё его угнетало, а стены давили на него. Подойдя к входной двери, он вспомнил, что у него нет ключей.
  'Как же я дверь за собой закрою?'.
  Только в голове мелькнула эта мысль, Алексей заметил в нижнем отделении полки для телефона связку ключей.
  'Странно, что они догадались ключи оставить', - с облегчением подумал Новосёлов и покинул стены квартиры, которую он никогда не считал своей.
  
  6
  
  Придя к Анне, он долго ей рассказывал про телефонные звонки друзей, про то, что они договорились сегодня встретиться в кафе на улице Энергетиков.
  -Я знаю это кафе, - с видом знатока заявила Аня. - Оно называется 'У Ивана'.
  - Раньше там был бар 'Три рака'? - спросил Алексей.
  - Молодец! - похвалила его Аня. - Всё помнишь!
  - Ещё бы не помнить, - произнёс Алексей. - У меня там вся молодость прошла!
  В его глазах Анна увидела что-то похожее на ностальгию, от чего Ане стало смешно.
  - А ты и сейчас не старый! - с трудом сдерживая смех, сказала Анна.
  - А ты пойдёшь со мной?
  - Посмотрим...
  - На что ты будешь смотреть?
  - А вот сейчас и посмотрим, - с этими словами Анна взяла Алексея за руку и повела в свою комнату. В комнате были задёрнуты шторы и горели свечи в красивых серебристых подсвечниках. В комнате пахло розами, от этого запаха у Алексея закружилась голова.
  - А где ты прячешь розы? - спросил Алексей, обняв Анну за талию.
  - Нигде, - с улыбкой ответила Аня.
  - А пахнет, как в цветочном магазине, - прошептал Алексей, целуя Аню в губы.
  - Забудь об этом, дурачок
   Засмеявшись, Анна толкнула Новосёлова. Он упал на её мягкую, пахнущую духами кровать. Скинув с себя юбку и кофточку, под которыми ничего не было одето, кроме розового нижнего белья, Аня, как голодная тигрица, прыгнула на Алексея.
  Они занимались любовью, как обезумевшие кролики - на кровати, на полу. Алексей излил всю свою любовь и нежность...
  Когда в половине седьмого Маргарита Альбертовна и Вениамин Владимирович вернулись домой с работы, Новосёлов с Анной сидели на кухне и пили чай. Из динамиков висящего на стене радиоприёмника звучала классическая музыка.
  
  7
  
  Алексей с Анной пришли в кафе 'У Ивана' в семь сорок. Они думали, что им придётся ждать Диму и Костю, но они ошибались. Все трое уже сидели в кафе, за самым крайним столиком, у окна. На столе стояли тарелки с надкусанными бутербродами и полупустая бутылка водки. Эти двое уже были слегка захмелевшими.
  -О, смотрите, кто пришёл! - заорал Дима.
  - Какие люди, и без охраны! - пьяно улыбаясь, пропел Костя.
  - ...И на свободе! - добавил Дима.
  Посторонние люди, которые находились в кафе, начали озираться на них и бросать в их сторону настороженные взгляды.
  Дима с Костей вышли из-за стола, и пошли навстречу Алексею и Анне. Каждый норовил крепко пожать Алексею руку, похлопать по плечу и убедиться в твёрдости бицепса.
  -А ты чего не в форме? - с удивлением спросил Костя.
  -Мы так хотели тебя в форме увидеть! - проорал Дима. Он всех выглядел пьянее Кости, хотя, скорее всего, выпили они одинаково много.
  - Не хотел я форму одевать, пацаны! - с улыбкой проговорил Алексей. - Если честно, мне она так за два года надоела! Когда сегодня в шкафу костюм нашёл, чуть не расплакался от счастья!
  Трое друзей засмеялись. Со стороны их смех их напоминал конское ржание.
  Потом взгляды Димы и Кости переместились в сторону Ани.
  - Аня, я просто в шоке! - изобразив удивление и прижав руку к сердцу, сказал Дима. - Ты почему так долго от нас свою красоту прятала?
  - А где косички? - спросил Костя, и вся компания разразилась дружным смехом.
  Чтобы все разместились за столом, и никому не было тесно, составили вместе два столика и принесли один стул. Потом Алексей заказал себе и друзьям водки. Аня попросила принести ей бутылку 'шампанского'. Из закусок были салаты и шашлыки.
  Время провели весело : Алексей рассказывал про армию, не забыл даже рассказать про лося. Все долго смеялись, произносили тосты за армию, пили водку.
   Потом были танцы. Каждый из друзей считал своим долгом пригласить Аню на медленный танец. Глядя на Аню, которая с беззаботным видом танцует с его друзьями, Алексей в первый раз в жизни почувствовал, что такое ревность. Противное чувство. Хотелось взять её за руку и вывести из этого третьесортного кабака. Но, чтобы никому не портить вечер, Алексей сдерживал свои душевные порывы, предпочитая топить свою ревность в водке.
  После танцев Алексей заметил, что Дима уже спит за столом, уперев голову в кулак правой руки. Со стороны он очень напоминал Роденовского мыслителя.
  Костя стал рассказывать Алексею про жизнь на 'гражданке'. После школы Костя, Саня и Дима поступили в Лемский Юридический институт, на заочное отделение. Сейчас они уже учились на третьем курсе. Так как работать у станка, работать грузчиками, или продавцами никто не хотел, решили заняться бизнесом.
  Сначала они перегоняли новые машины отечественного производства из Тольятти в Лемск. Поначалу дело пошло, но однажды какие-то бандиты обстреляли машину, которую они перегоняли, из дробовика, превратив её в решето. Гаишники стали тормозить на каждом посту и требовать мзду, но это терпимо.
   Прошлой зимой, в декабре. Дима с Саней гнали 'девятку' в Екатеринбург. Костя в это время за всех троих готовился к предстоящей сессии. Был сильный гололёд. Когда они въехали в Свердловскую область, пошёл сильный снег. В какой-то момент машину занесло на повороте, и они вылетели с трассы. Новая машина больше была похожа на смятую консервную банку. Дима сидел на пассажирском сидении, он вылетел через лобовое стекло, разбил себе голову.
  В этот момент Дима встрепенулся, убрал со лба челку, и Алексей разглядел у него на лбу шрам, сантиметров пять длиной.
  - Если бы ты видел тело Сани после аварии, - проговорил заплетающимся языком Дима, - тебе бы он долго потом в кошмарах снился. Его в закрытом гробу хоронили... на Северном кладбище.
  Алексей кивнул головой в знак согласия. Ему часто снились кошмары, но видеть в них Саню он бы не хотел.
  Тот несчастный случай Дима с Костей расценили, как Божий знак и стали заниматься другим бизнесом.
  Сейчас они закупали в Москве большими партиями кондитерские изделия и гнали полные фуры 'кондитерки' на Урал и в Сибирь.
  - А где вы денег на открытие бизнеса взяли? - поинтересовался Алексей.
  - Родители помогли, сейчас брать кредит в банке - дорогое удовольствие! - ответил Дима.
  -У Димона батя сейчас работает директором автопредприятия 'Север'. Слышал о таком? - спросил Костя.
  -Нет, не слышал, - честно признался Алексей.
  - По договору они товар возят, а мы с поставщиками работаем, покупателей ищем, - Костя говорил тихо, словно боялся, что их подслушивают. - Часть прибыли отстёгиваем 'Северу', а часть - нам. Мы повязаны с 'Севером'. И называемся мы Торговый Дом 'Север'. Мой дядя сейчас начальником в УВД работает, большая шишка. Он осуществляет силовое прикрытие... Чтобы нас никто не трогал.
  - И как бизнес идёт?
  - Поначалу вяло шёл, потом стал налаживаться. Сейчас жить можно! - Костя говорил это с важным видом. Алексею казалось, что он сейчас раздуется от собственной важности и лопнет.
  - Лёха, мы тут посовещались, пока тебя с Аней ждали и пришли к выводу, что нам нужен ещё один человек. Кто-то должен в офисе сидеть, с клиентами общаться. Хотели Аню взять, но она на дневном отделении учится, она вряд ли сможет совмещать работу с учёбой. Ты нам можешь пригодиться. Приходи завтра в девять в офис, мы тебя в курс дела введём. - Дима протянул Алексею свою визитную карточку. - Там адрес и телефоны указаны.
  - Хорошо, - ответил Алексей и положил визитку во внутренний карман пиджака.
  В это время пришёл мужик с длинными волосами и стал настраивать синтезатор в том конце зала, который был ближе к выходу. Только сейчас Алексей заметил, что там есть небольшая сцена.
  - Он сейчас петь будет, - шепнула Анна.
  Сильно шатаясь из стороны в сторону, на сцену поднялся какой-то ухарь и вручил музыканту банкноту. Музыкант кивнул головой и начал петь. Алексей не имел ничего против шансона, но слушать шансон в исполнении этого волосатого типа было невыносимо.
  Слушая шансон, Алексей почувствовал сильное желание выпить водки и набить кому-нибудь морду.
  Рассчитавшись за ужин, вся компания дружно встала из-за стола и направилась к выходу.
  На улице было прохладно, но никто этого не чувствовал. До улицы Карла Маркса шли пешком, вспоминали детство и рассказывали анекдоты. После двух скучных анекдотов в ход пошли пошлые. Аня не возражала.
  На пересечении Тополиного переулка и улицы Карла Маркса все разошлись по домам. Костя пошёл провожать до дома Диму, которого всю дорогу качало из стороны в сторону, один раз он даже упал, но Алексей с Костей быстро его поставили на ноги. Алексей пошёл провожать Аню. Ему не хотелось идти домой, но и напрашиваться в гости к Ане было как-то неудобно, да и уже позднее.
  Алексей проводил Аню до квартиры. На прощание она подарила ему сладкий поцелуй, от которого он сразу протрезвел и пожалел, что не напросился к ней в гости.
  Как и в прошлый раз, выйдя из лифта, Алексей увидел тёмную тень на лестничном пролёте, услышал тихие шаги, .
  - Кто здесь? - крикнул он в сумрак подъезда.
  Послышался звук, отдалённо напоминающий рычание.
  - Я знаю, что ты здесь. Иди сюда, поговорим. Я думаю. Нам с тобой есть, что обсудить!
  Алексей достал из кармана кожаной куртки складной нож, лезвие со щелчком вышло из ручки. Глядя на него, он почувствовал себя увереннее.
  - Я иду! - он стал подниматься по ступенькам, глядя перед собой, но не видел ничего, кроме темноты. Чем выше он поднимался - тем темнее становилось.
  'Чёртовы наркоманы! Опять лампочки выкрутили. Ладно, хоть не на нашем этаже!'.
   Новосёлов вдруг чувствовал чьё-то присутствие в темноте. Он слышал тихое дыхание где-то рядом, чувствовал запах каких-то специй. Ощущал каждой клеточкой своего тела, враждебность того, кто был в темноте.
  - Предупреждаю, у меня нож! Выходи на свет! И без глупостей!
  Внезапно Алексея объял необъяснимый страх. Сейчас он был на сто процентов уверен, что тот, кто прячется от него в темноте, его видит. Он чувствовал тепло, исходящее от этого существа. Какое-то чувство подсказывало Алексею, что тот, кто прячется в темноте, больше и сильнее его. Лучше оставить это существо в покое.
  Новосёлов стал отступать назад, чувствуя, как вспотел под одеждой и мигом протрезвел, хотя пять минут назад чувствовал себя немного пьяным.
  - Без глупостей! - Алексей опустился ниже ещё на одну ступеньку.
  Вдруг его голова взорвалась болью. Такой сильной боли он не испытывал никогда. Вспышки белого света прорезали темноту, и Алексей почувствовал, что падает назад.
  'Я сейчас сломаю себе шею!', - мелькнула мысль в голове.
  
  8
  
  Новосёлов открыл глаза. Он лежал в постели, дома. Голова немного побаливала. Эту боль Алексей списал на действие водки. Помнил, как кого-то преследовал, но не мог вспомнить, зачем и почему. Равно как не мог вспомнить, как ложился спать.
  - Ну и нажрались вы вчера, товарищ Новосёлов! - сказал Алексей своему отражению в зеркале, когда брился. - Фу, алкаш!
  Несмотря ни на что, настроение было хорошим.
  Ровно в девять Новосёлов протянул свой паспорт охраннику с проходной, и тот стал выписывать ему пропуск. Торговый дом 'Север' находился на территории автотранспортного предприятия 'Север'. В советские времена там была автобаза, которая потом приказала долго жить. Спросив у второго охранника, как пройти в кабинет ? 303, Алексей поднялся на третий этаж ветхого кирпичного здания. Казалось, что ремонт здесь не делался со времён царя Гороха.
  Пройдя по длинному коридору, пол которого был застелен рваным линолеумом, цвет которого определить было невозможно, Алексей оказался у железной двери, обитой деревянными рейками. Сверху на дверь был скотчем приклеен бумажный прямоугольник с надписью '303'.
  Алексей огляделся по сторонам. Коридор был тёмным, из пяти ламп дневного освещения работали только две. Краска на стенах облупилась, извёстка на потолке местами отвалилась. В общем, жалкое зрелище.
  'Как в старое доброе советское время', - подумал Алексей и потянул ручку двери на себя.
  Дверь не открылась. Алексей ещё раз дёрнул, также безрезультатно. Когда он решил постучать, в коридоре послышались шаги. Обернувшись, Новосёлов увидел высокого мужчину в тёмных очках и в тёмно-сером плаще. Алексей сразу догадался, что это один из тех странных людей, которые стояли у дома Анны.
  Мужчина приближался. Его руки были засунуты в карманы, звук его шагов эхом отскакивал от стен и разносился по коридору.
  'Это что за чертовщина? Они следят за мной?', - подумал Алексей, ощутив, как становятся влажными ладони и в голове, где-то в районе макушки начинает пульсировать боль.
  Он не сводил глаз с мужчины, продолжая дёргать за ручку двери. Дверь не открывалась, боль в голове усиливалась.
  Внезапно послышались такие же тяжёлые шаги с другой стороны. Посмотрев налево, Алексей увидел второго человека в плаще, который приближался к нему со стороны лестничной клетки. Глядя на него, Алексей подумал, что мужчины похожи, как братья-близнецы. Второй мужчина тоже был в тёмных очках, такого же роста и телосложения. Их лица тоже были похожи: оба мужчины были скуластыми, с тонкими губами и с прямыми носами.
  Люди в плащах приближались с двух сторон. У того мужчины, который приближался от лестничной клетки, из-под очков по лицу текла чёрная жидкость.
  'Это что, слёзы? - подумал Алексей. - Он болен?'.
  В следующую секунду головная боль стала такой сильной, что Алексей забыл о чёрных слезах 'близнеца'. Он схватился двумя руками за голову и застонал. Он уже не думал о грозящей ему опасности и не пытался открыть дверь. Все его мысли были прикованы к головной боли, от которой в любую секунду мог расколоться череп. Алексей стоял с обреченным видом, ссутулившись, обхватив голову, глядя то на одного, то на другого 'близнеца'. Липкий пот заливал его лицо. Алексей чувствовал , как с каждым ударом сердца силы покидают его тело, а голова вот-вот взорвётся. Перед глазами всё поплыло и заволокло плотной пеленой тумана. Его ноги подогнулись, он отшатнулся назад. В этот самый момент дверь открылась, и Алексей ввалился в кабинет. Падая, он махал руками, пытаясь хоть за что-нибудь зацепиться. Каким-то чудом Алексей успел ухватиться за ручку двери и поэтому не упал на пол. Из последних сил он выпрямился, захлопнул дверь. Из тумана проявилась дверная ручка.
  'Слава Богу, хоть что-то вижу и ещё могу что-то делать!', - подумал Алексей и повернул защёлку на ручке.
  Как только дверь закрылась, туман перед глазами стал немного рассеиваться. Послышался щелчок. Ручка двери несколько раз повернулась вверх и вниз, послышались глухие удары, потом всё стихло.
  - Странный способ входить в кабинет, - послышался голос Кости за спиной. - Что с тобой, Лёха?
  Алексей не ответил. Он стоял у двери и прислушивался. За дверью было тихо, но он знал, что странные люди там. Алексей ощущал их присутствие, даже улавливал запах. Это был слабый запах специй.
   - Там какие-то люди. Я их уже видел пару раз. Сегодня они пришли сюда.
  - Какие ещё люди? У тебя что, мания преследования? Да нет там никого! - Константин внезапно появился из тумана, стал открывать дверь.
  - Нет, не делай этого! - Алексей схватил его за руку.
  - Смотри, дурик! - Костя вышел в коридор, посмотрел по сторонам. - Нет тут никого.
  Алексей осторожно шагнул в коридор, осмотрелся. Он смог увидеть только смутные очертания стен и свет от ламп, выхватывающий из тумана участки пола.
  - Ну, ты даёшь! - Костя засмеялся. - Сейчас я налью тебе горячего чаю. Иногда чай ставит мозги на место и лечит организм, особенно после бурных вечеринок. Заходи!
  Вытянув перед собой руки, Алексей зашёл в офис, нащупал дверную ручку, закрыл дверь. Пелена тумана перед глазами стала немного рассеиваться. Алексей снова увидел Диму, стоящего рядом со стулом у стены и протягивающего кружку. Алексей подошёл к нему, взял кружку, тяжело опустился на стул. Сделав пару глотков, ароматного чая он почувствовал, как силы вновь возвращаются к нему. Головная боль проходит, светлая пелена перед глазами, похожая на вату, расступается. Потом всё вокруг стало обретать свои очертания, и Алексей с облегчением понял, что зрение к нему снова возвращается. Теперь он видел не только кружку в своей руке, но и пар, поднимающийся вверх от кружки, ромбики линолеума на полу, Костю, стоящего рядом, удивление, застывшее на его лице.
  'Они применили какое-то оружие. Грамотно сработано, ничего не скажешь, - размышлял Алексей. - Но кто они? Что им от меня нужно?'.
  Допив чай и ощутив себя прежним Алексеем Сергеевичем Новосёловым, он смог рассмотреть офис.
  'Офис' выглядел примерно так же, как коридор: обшарпанные стены, некогда покрашенные в зелёный цвет, на полу линолеум, вдоль потолка шла длинная трещина. В дальнем конце офиса стоял простенький письменный стол, на столе стоял компьютер, который казался здесь гостем из будущего. У правой стены стоял ветхий книжный шкаф, забитый толстыми папками, у левой стены стояли три таких же старых стула.
  Костя уже сидел за письменным столом. Рядом, вытянувшись во весь рост на составленных вместе стульях, лежал Дима и храпел.
  Только сейчас Алексей заметил, что вид у Кости вид был сильно помятый. У Димы вся правая половина лица была сплошным синяком.
  - Милое местечко, - вполголоса проговорил Алексей.
  - Мы ещё не развернулись, - Костя пожал плечами. - Вот потом, когда мы наберём оборотов, здесь всё будет супер. Ты пришёл в себя?
  - Да, кажется ...
  - Так что с тобой произошло? - Костя подался вперёд, скрипнув стулом.
  Думал, может менты или ФСБ-шники, или ворюги. Поначалу не придал этому значения, но только что я увидел тех двоих мужиков в коридоре. Они шли ко мне с двух сторон, а потом ... мне стало хреново, и я чуть не упал, если бы не схватился за ручку. Я не видел их, когда мы с тобой вышли в коридор. Я вообще ничего не видел. А ты? - Алексей пристально посмотрел на Костю.
  - И я ничего и никого...
  -Ты же вчера практически не пил, - подал голос Дима и принял вертикальное положение. - Какой же у тебя тяжёлый отходняк, Лёха! Ты просто мало пьёшь и поэтому не знаешь, что с бодуна может и не такое почудиться. Я вот помню, просыпаюсь как-то ранним утром, месяца за два до смерти Сани. Что мы тогда отмечали? Не помню, но это уже не важно. Посмотрел на часы на стене, было пять утра. Думаю, что же я так рано проснулся? Сегодня же выходной. ... В общем, чувствую, что в комнате кто-то есть. Да, я был не один. В кафешке я подцепил одну красотку. Но красотка крепко спала под моим боком, она даже похрапывала. В комнате был кто-то ещё. Приподняв голову, я увидел высокое существо тёмного цвета. Оно стояло спиной ко мне и копалось в моём компьютере. Я оторопел от страха, лежу и не знаю, что делать. А потом я увидел яркую вспышку, будто меня на фотик сфоткали и отрубился.
  Дима помолчал немного, собираясь с мыслями.
  - И что было потом? - тихо спросил Алексей.
  - Потом? Я проснулся в два часа дня. Часы на стене стояли. Они так и показывали пять часов. Моей подруги не было. Она ушла и даже записку не оставила ...
  Костя засмеялся.
  - Это тебе смешно, - с обидой в голосе пробубнил Дима. - А мне тогда было страшно. Я даже не пил потом ...
  - ...Дня три! - закончил за него Костя. - Или четыре?
  - После этого, - продолжал Дима после небольшой паузы, - я старался много не пить и знаете что, я больше не видел никаких чудиков в своей комнате и понял, что мне это показалось. И тебе, Лёха, всё показалось. Не было никаких людей в плащах, которые тебя преследовали. Может и были какие-то люди, но я сомневаюсь, что им нужен был ты. То, что ты рассказывал, очень похоже на кадры из какого-то гангстерского фильма ...
  - Не переживай, со всеми бывает! - Костя вздохнул.
  Какое-то время в офисе царил тишина. Все сидели и о чём-то думали.
  - Пацаны, а как вы вчера вечер закончили? - спросил Алексей, первым нарушив тишину.
  - Как закончили? - Дима встрепенулся. - Как всегда ...
  Перебивая друг друга, парни принялись рассказывать Алексею свою историю.
  Выяснилось, что Костя с Димой вчера решили не идти домой. Они притормозили у киоска, выпили по две бутылочки пива. После пива их ещё сильнее развезло. Кое-как Костя дотащил Диму до его квартиры, уронил в подъезде, когда выходили из лифта... Дима указал пальцем на свой синяк на лице и кивнул головой.
  Так как добры молодцы были сильно пьяные, Димины родители великодушно разрешили Косте остаться у них на ночь. Утром парни выпили по бутылке пива и поехали на работу.
  В офисе они были уже в шесть часов утра, чем сильно озадачили охранников. Оказалось, что Косте кто-то позвонил на мобильный телефон, а он подумал, что звонит будильник.
  Дима, как зашёл в офис, сразу уснул на стульях, Костя уснул за своим столом и проснулся только тогда, когда Алексей ввалился в дверь спиной вперёд ...
  - В общем, всё у нас не как у людей, - закончил Костя, вызвав у товарищей взрыв смеха.
  После рассказа друзей о вчерашних приключениях, Алексей стал чувствовать себя намного лучше, у него поднялось настроение. Всё, что с ним произошло час назад, он списал на действие алкоголя и на своё воображение.
  ' Пить нужно в меру, - твёрдо решил для себя Алексей. - А лучше вообще не пить!'.
  - Ну, ладно! Я смотрю, все готовы к работе, - Костя посмотрел на Алексея, потом - на Диму. - Немного чайку для разогрева и приступим ...
  Друзья выпили по кружке горячего крепкого чая, после чего Дима с Костей стали объяснять Алексею, в чём будет состоять его работа.
  Через два часа Алексей сидел за письменным столом, у компьютера, на столе перед ним лежал список клиентов.
  Алексею предстояло обзвонить клиентов, составить график поставок, позвонить на склад, созвониться с поставщиками. Дима с Костей в это время уехали 'по делам', оставив его в офисе одного.
  - Вопросы будут - звони мне на сотовый! - сказал Костя перед тем, как покинуть офис.
  Ближе к вечеру они появились в офисе. Алексей рассказал им о том, что успел сделать.
  - Офигеть! - прошептал Дима. - Я за неделю столько не делаю, сколько он ....
  Костя пронзил его гневным взглядом, и Дима замолчал. Потом Дима с Костей вышли в коридор, опять оставив Алексея в гордом одиночестве, о чём-то долго шептались, потом вошли в офис
  - Лёха, ты можешь идти домой, - произнёс Дима, не глядя на Алексея и начал рыться в книжном шкафу. - Где же эти сертификаты?
  - Завтра мне приходить? - спросил Алексей. Ему казалось, что его друзьям что-то не понравилось.
  - Да! - ответили они хором, чем весьма удивили и обрадовали Алексея. Ему очень не хотелось обращаться к родственникам за помощью в трудоустройстве.
  Одевшись, Алексей взял со стола свою барсетку и вышел из офиса.
  Так закончился первый день работы Алексея в Торговом Доме 'Север'.
  - Кстати, что это за люди в плащах, которых я видел утром на третьем этаже? - спросил Алексей у охранника, когда сдавал пропуск.
  - Какие люди?
  - Два здоровых мужика... Похожие, как братья.
  - В плащах? - охранник наморщил лоб, почесал затылок. - Не знаю. Ни вчера, ни сегодня мужиков в плащах я не видел. Может, они в кабинетах в плащах сидят? Я не знаю ...
  - Об этом я не подумал, - Алексей махнул на прощание рукой и вышел с проходной. - Прости, браток!
  Охранник посмотрел ему вслед и, как только за Алексеем захлопнулась дверь, покрутил пальцем у виска, захлопнул свой рабочий журнал, достал из ящика стола книгу в потрепанном переплёте.
  - Придурок, - прошептал охранник, листая страницы. - Как таких на работу принимают? Ещё, поди, начальником взяли ...
  
  
  9
  
  Алексей долго помнил людей в плащах. Выходя из дома, он постоянно оглядывался, смотрел по сторонам, вздрагивал и покрывался потом даже тогда, когда видел старушек в серых плащах. Но люди в плащах и в тёмных очках больше его не преследовали, и Алексей стал успокаиваться, забывая о них, полностью погрузившись в новую интересную работу и потеряв голову от любви к Ане. Иногда ему казалось, что Аня и работа - это то, что не даёт ему сойти с ума.
  Несмотря на то, что поначалу платили Алексею мало, работа ему нравилась. Он был и торговым представителем, и менеджером, и экспедитором в одном лице, хотя в трудовой книжке ему написали 'менеджер'.
  Работа была несложной и разноплановой. Он мог поехать в Москву за товаром, вернувшись, мог сидеть в офисе и обзванивать клиентов. Он работал с уже имеющимися клиентами и искал новых. В Лемске с Торговым Домом 'Север' сотрудничали как директора крупных сетей магазинов, так и мелкие 'лавочники' - предприниматели. Также Алексею удалось выйти на клиентов, которые были из населённых пунктов, расположенных за пределами Лемска. После того, как 'Север' начал размещать объявления в газетах, клиенты стали сами приезжать к ним в офис.
  В кассу хлынули денежные потоки. В офисе наконец-то установили пластиковые окна и сделали ремонт. Также установили кондиционер, что спасало от духоты (три взрослых мужика в одном небольшом кабинете - это серьёзно). У каждого теперь был свой стол и персональный компьютер.
  С течением времени работа на 'Севере' стала приносить Алексею не только моральное, но и материальное удовлетворение. Он с лёгкостью справлялся с любым заданием, и друзья щедро оплачивали его трудолюбие.
  Уже через месяц после начала работы у друзей, Алексей понял, что скоро ему понадобится машина. Ему надоело врать директорам и заведующим магазинов, расположенных в Лемске, что он приехал на машине и оставил её во дворах. А признаться, что приехал в магазин на трамвае, ему было стыдно. Вместе с Анной они записались на курсы вождения в автошколу 'Асс'. Алексей ходил на курсы в первой половине дня, Аня - в послеобеденное время, когда заканчивались лекции в институте. По истечении трёх месяцев оба получили права категории 'В'. Причём Анна сдала экзамен в ГАИ с первого раза, а Алексей со второго. Когда друзья об этом узнали, они долго смеялись.
  Через неделю после того, как Алексей получил права и 'обмыл' их с друзьями в кафе 'У Ивана', они вдвоём с Димой поехали в Тольятти и купили Алексею новую 'десятку' чёрного цвета. Алексей был доволен своей покупкой. В лемских автосалонах новые 'десятки' стоили дороже и в основном были белого или серого цвета, а чёрных не было.
  
  10
  
  Покупка машины существенно облегчила труд Алексея и внесла разнообразие в его жизнь. За один рабочий день он умудрялся побывать у стольких клиентов, скольких раньше не успевал навестить за неделю.
  Через неделю после покупки машины Алексей с Димой ездили в село Николаевское, которое находится в тридцати километрах на север от Лемска. Там жил и работал крупный оптовик, Михаил Александрович Бояринцев у которого в селе был свой магазин и несколько продуктовых киосков.
  Алексею с Костей не только удалось застать его в офисе, но им также удалось уговорить его сотрудничать с ними и подписать договор.
  Поначалу Бояринцев ломался, набивал себе цену. После того, как ему показали прайс-лист и рассказали о скидках, глаза его загорелись : 'Давайте сюда ваш договор!' - с этими словами Бояринцев подписал договор, сделал заявку на большую партию кондитерских изделий. Выяснилось, что в селе 'Каменское' отдают предпочтение вафлям, печенью, драже. Шоколадные конфеты там почему-то не пользуются спросом.
  После церемонии подписания договора, обмена любезностями, Дима достал из своего портфеля бутылку коньяка 'Хеннеси' и лимон. Пирушка продолжалась часа три. После этого Алексей с трудом затолкал Диму в машину и они поехали в офис.
  Проезжая мимо Северного кладбища, Алексей попросил Диму показать ему могилу Сани.
  - Здесь останови, - заплетающимся языком сказал Дима, вывалился из машины и пошёл по кладбищенской дороге, шатаясь из стороны в сторону.
  Алексей закрыл машину, включил сигнализацию и поспешил за Димой. Несмотря на то, что Котов был пьян, передвигался он довольно-таки быстро.
  Метров сто они шли прямо, потом повернули направо, потом налево, потом Дима остановился.
  -Что, заблудился? - спросил Алексей.
  -Нет, мы пришли. Нам сюда.
  Алексей посмотрел в ту сторону, куда Димка указал пальцем. Слева от дорожки, судя по датам смерти, были старые захоронения. Справа располагались 'новые' могилы. Некоторые, совсем свежие, были с венками, но таких было мало. Судя по датам рождения, в этой части кладбища были захоронены, в основном, молодые: 1976, 1978, 1980, 1981 годов рождения. Мужчины, женщины, юноши, девушки. С выгравированных портретов на памятниках, с позолоченных 'овалов' на Алексея смотрели молодые лица. Знали ли они при жизни, что это фотография будет последней в их жизни, а потом украсит их памятник? Почему они так рано ушли из жизни? Эти вопросы, как осы, роились в голове Алексея, от чего на душе у него стало тоскливо.
  Некоторые памятники можно назвать произведением искусства, некоторые могилы выглядели скромно (кресты, плиты), но таких было мало.
  - Ну, привет, чувачок! - произнёс Дима, остановившись у одной из могил.
   Подойдя ближе, Алексей понял, что это была могила Сани Симонова, его друга. Могила Сани произвела на Алексея впечатление. Было видно, что родители его очень любили и на памятник не поскупились. На Алексея с Димой смотрел Саня, по пояс высеченный из гранита. Костюм, галстук, волосы, уложенные на бок....Саня никогда не был таким, каким его изваял скульптор.
  'Где они взяли такую фотографию, с которой делался памятник? - подумал Алексей. - Он всегда ходил в джинсах и в пуловере, волосы или взъерошены, или стрижены под 'ёжик', за что в школе его иногда называли Ёж, но он не обижался. Вероятно таким, каким он получился в граните, его хотели видеть родители'.
  Ниже, на постаменте было написано золотыми буквами: Симонов Александр Игоревич, 07.06.1982-13.12.2000. А ещё ниже были слова : 'Любим, помним, скорбим'.
  Друзья стояли и молчали, глядя на каменное лицо Саши. Каждый думал о чём-то своём.
  - Он был настоящим дру... - Дима вдруг замолчал. - Смотри, ты видишь?
  Алексей проследил за указательным пальцем Димы.
  - Нет, я ничего не вижу, - тихо сказал Алексей, но краем глаза увидел тёмную тень, скрывшуюся за могильной плитой.
  -Лёха!- абсолютно трезвым голосом проговорил Котов. - Я видел...
  -Что ты видел? - не понял Алексей.
  -Я видел жмурика! Быстрее пойдём отсюда!
  Новосёлов никогда не видел Диму таким испуганным. Побледнев, Котов развернулся на каблуках и побежал. Алексей побежал за ним. Он ещё плохо ориентировался на Северном кладбище, так как был там в первые. Боялся заблудиться.
  Котов миновал ворота кладбища, обернулся. Алексей успел заметить большое тёмное пятно на серых брюках Димы, сзади. Глаза его были полные ужаса и готовы были вот-вот вылезти из орбит.
  На бегу Новосёлов нажал кнопку пульта, раздалось знакомое: 'пип-пип!'. Дима рванул на себя дверь, нырнул на заднее сидение.
  - Чего ты тормозишь? - Котова трясло от страха, лицо его заливал пот, он тяжело дышал, но спиртным от него не пахло. В салоне пахло мочой. Алексей приоткрыл окно двери со стороны водителя.
  - Сейчас...- Новосёлов вставил ключ в замок зажигания, двигатель привычно заурчал, отключил ручной тормоз и тронулся с места. Дима всё это время оглядывался назад. Когда они выехали на шоссе и слились с потоком машин, едущих в сторону Лемска, Котов немного успокоился.
  На въезде в город, у поста ГАИ, образовалась небольшая 'пробка'. Алексей обернулся, посмотрел на Диму. Его уже не так сильно трясло, но вид у него всё равно был испуганный и подавленный.
  -Ты мне можешь объяснить, что ты там увидел? - спокойным голосом спросил Новосёлов.
  - Жмурик! Я видел его. Он стоял у своей могилы, держался тонкой длинной рукой за памятник. Второй рукой он... он показал пальцем на меня! Он весь такого цвета, как грязь. Он, наверное, только из могилы вылез. На пальце коготь длинный острый, а глаза как у змеи - чёрные, не мигают.
  - Ты давно змей видел? - поинтересовался Алексей.
  - Недавно, в зоопарке. Я с племянником туда ходил...
  - Да ладно, не переживай ты так! Это был или такой же, как ты, посетитель, или могильщик. - Алексей говорил это с непринуждённым видом, улыбаясь. Он хотел успокоить Диму, но он сам что-то видел, какую-то тень между памятниками. - Стал бы могильщик прятаться за памятники? А простой человек стал бы так делать?
  - А где ты видел могильщика с зубами, как у бультерьера? Он улыбался мне или зубы показывал... Такого же гада я видел на дороге, когда мы с Саней попали в аварию. Он внезапно появился перед машиной, за поворотом. Саня резко дал по тормозам, машину закрутило, выбросило с дороги. Я не был пристёгнут, меня вышвырнуло через лобовое стекло, а Саня был пристёгнут ремнём, он остался в этой долбаной машине. Мне повезло, я упал в сугроб. Подняв голову и вытерев с лица кровь со снегом, я увидел его...Он стоял метрах в двадцати от машины и смотрел. Я запомнил эти чёрные, мёртвые глаза, эту отвратительную морду. Потом машина загорелась, и я вырубился. Теперь я точно знаю, что это жмурик. Увидев его сегодня, я не на шутку испугался. Знаю, что это не к добру, что-то случится, что-то плохое. О том, что я его видел, я никому тогда не рассказал, и ты никому не рассказывай, ладно? Я не хочу, чтобы меня упекли в психушку... Лёха, отвези меня домой, а? Скажи Косте, что я плохо себя чувствую.
  Рассказ Димы произвёл на Алексея сильное впечатление, ему стало как-то не по себе. Как бы он ни старался себя успокоить, тем, что Котов пьян, ему всё это померещилось. Но страх всё равно передался и ему.
  Алексей довёз Диму до его дома, подъехал к крыльцу подъезда.
  -Тебя до квартиры проводить? - Новосёлов улыбнулся непринуждённой улыбкой, чтобы подбодрить Котова.
  -Пожалуйста, не надо, - в голосе Димы Алексей услышал мольбу. - Никому об этом не рассказывай!
  - Проспись дома, завтра тебе станет лучше! - Алексей опустил стекло на дверце со стороны пассажира, чтобы запах мочи выветрился, немного посидел в машине, откинув голову и закрыв глаза, а потом поехал в офис.
  Все последующие дни Алексей старался забыть об этом неприятном случае на кладбище. Получалось плохо.
  
  11
  
  Жить с родителями, с Ольгой и с Рудиком стало невыносимо. Родители каждый вечер, когда Алексей приходил от Анны, спрашивали: 'Где ты шляешься? Почему от тебя спиртным воняет?'. Алексей пытался им объяснить, что он уже взрослый и их вопросы неуместны, но они даже слушать его не хотели.
  - Дурак ты! - говорил отец. - Мы же за тебя волнуемся, кругом криминал, убийства, грабежи...
  Но это была только половина проблемы. Вторая половина заключалась в том, что Ольга с Рудиком очень часто ссорились из-за пустяков. Если бы они ссорились в своей комнате - не было бы проблем. Но они для ссор чаще всего выбирали кухню. Когда Алексей ложился спать и слышал из кухни их споры, которые сопровождались матом и битьём посуды, ему становилось как-то не по себе, хотелось куда-нибудь съехать от них, чтобы всего этого не видеть и не слышать.
  Рудик очень настойчиво просил прописать его у них в квартире, мотивируя это тем, что он уже два года живёт с Ольгой, очень любит её и скоро на ней женится. И миграционная служба наконец-то от него отстанет.
  Ольга несколько раз уговаривала родителей прописать Рудика у них. Ведь Рудик был её первой и единственной любовью, на что родители всегда отвечали категорическим отказом. После этого, как правило, ссоры на кухне вспыхивали с удвоенной силой.
  Однажды Алексей рассказал Ане про свою родню. Аня тут же заявила:
  - Я давно об этом думала. Алёшенька, а давай жить у нас. Я не хочу снимать квартиру. Мы сможем сэкономить деньги и купить мне шубку.
   Предложение было принято. На следующий день Алексей перевёз всё своё имущество, которое уместилось в чемодане и спортивной сумке, к Черновым.
  Черновы тоже были не против того, чтобы Алексей пожил с ними. Они всегда одобряли дружбу Алёши с Аней, никогда не укоряли Алексея тем, что он не планировал в ближайшее время получить высшее образование. Их первый зять, муж Анастасии, их старшей дочери, работал слесарем - сантехником, когда они познакомились. Сейчас он был совладельцем сети ресторанов 'Ем суши' и весьма уважаемым человеком. Недавно они переехали в новую трёхкомнатную квартиру в элитной новостройке на улице Жукова.
  У Черновых претензий к Алексею у них не было.
  - Была бы любовь, а всё остальное приложится, - так любила говорить Маргарита Альбертовна.
  Родители Анны уже смотрели на Алексея не как на друга их дочери, а как на будущего зятя, о чём неоднократно ему говорили. Алексей не возражал против зятя. Он любил Аню, и жениться на ней входило в его планы.
  Через полгода Алексей накопил денег на однокомнатную квартиру. Покупать квартиру ему помогал бывший одноклассник Олег Ушаков. Он работал риэлтором в агентстве недвижимости 'Моя Крепость', директором которого был его отец, Николай Васильевич. Когда-то Николай Васильевич занимал высокий пост в Министерстве образования. Это помогло Олегу хорошо учиться в школе и поступить после школы в престижный ВУЗ - Лемский Политехнический институт, в который Алексей поступить не смог. Это Николай Васильевич через директора школы надавил на Гадюку, и она отстала от Олега, когда они учились в третьем классе.
  Они перебрали множество вариантов, Алексея с Анной многие квартиры не устраивали из-за удалённости от центра города, из-за ветхости домов, из-за того, что окна выходят на помойку, из-за того, что квартира находится на первом, или на шестнадцатом этажах, и из-за многого другого.
  Наконец-то остановились на квартире, которая находилась по адресу : улица Гагарина, дом 13, квартира 13. Дом был панельный, девятиэтажный. Дому было всего шесть лет. Окна квартиры и балкон выходили в уютный двор, а не на помойку, четвёртый этаж. Дом находился в Юго-Западном районе, в десяти минутах езды от центра города. Цена на квартиру была ниже, чем на другие аналогичные квартиры, которые Алексея с Анной не устраивали. Поблизости много продуктовых магазинов, хозяйственный магазин и даже магазин 'Спортивные товары'. Алексея устраивал этот вариант, не смотря на то, что и номер дома, и номер квартиры были '13'. Алексей не был суеверным, его это не пугало.
   Поначалу Анна не хотела, чтобы Алексей покупал эту квартиру. Её смущало то, что им придётся жить под номером '13', но Алексей сказал, что это временно, они не будут всю жизнь жить в однокомнатной квартире. Через год-два Алексей планировал купить двухкомнатную квартиру, а может быть, и трехкомнатную, если 'Север' не развалится. Уговоры Алексея подействовали на Анну, и они купили эту квартиру.
  Алексей с Олегом отмечали покупку квартиры в кафе 'Фиалка ', расположенном в том же здании, что и агентство 'Моя Крепость'. Анна в тот вечер писала дома курсовую работу и не смогла с ними пойти.
   Пили коньяк, играла хорошая, спокойная музыка. Светло-голубые стены, розовые шторы на окнах, улыбчивые молодые официантки - всё это создавало атмосферу уюта и Алексей с Олегом быстро расслабились и опьянели.
  В какой-то момент Алексей решил, что пора идти домой, иначе он не дойдёт до дома без посторонней помощи. Ему не хотелось, чтобы Черновы видели его пьяным. Когда Алексей подозвал официантку и попросил их рассчитать, Олег нагнулся к нему и прошептал в ухо:
  - Знаешь, почему ты купил квартиру так дёшево?
  - Нет, не знаю, - честно признался Алексей.
  - Потому, что в этой квартире раньше жил бывший военный. Квартира была оформлена на его супругу, Антонину Фёдоровну, с которой мы заключали сделку. Тот военный вышел на пенсию в звании полковника. Он развёлся с Антониной Фёдоровной, его сын женился и уехал в другой город. Видно, в какой-то момент дедуля затосковал и... застрелился из пистолета!
  - Вот это да! - брови Алексея поползли вверх.
  - Ты видел тёмные пятна на полу и на обоях в кухне? - спросил Олег, сверля Новосёлова своим цепким взглядом.
  - ...Всё равно буду ремонт делать! - Алексей немного растерялся. Он понимал, что сделку отменять уже поздно и говорить об этом Ане не следует, она же такая впечатлительная, вдруг не захочет переезжать в новую квартиру?
  - Я знаю, что тебя этим не испугаешь, но я боялся испугать твою жену, поэтому не сказал тебе об этом раньше. Ты на меня не обиделся?
  - Нет, - ответил Алексей. - Только никому больше об этом не рассказывай, ладно?
  - Замётано! - ответил Олег.
  Расплатившись, они покинули 'Фиалку'. Настроение у Алексея было плохим, но он был уверен, что всё наладится. Не бывает безвыходных ситуаций.
  
  12
  
  Несмотря на то, что квартира была в хорошем состоянии, на ремонт в новой квартире ушло два месяца. После работы Алексей приходил в новую квартиру и делал ремонт. Если было не поздно, ночевать он шёл к Черновым, в противном случае он оставался в своей квартире до утра и прямо оттуда ехал на работу. Иногда Анна приходила посмотреть на результаты его работы, приносила ему пицу, которую сама готовила, салаты, супы в пластиковых контейнерах. Очень часто приход Анны заканчивался бурным сексом.
  В магазине 'Спортивные товары' Алексей купил надувную кровать, на которой удобно было спать и, разумеется, заниматься любовью. Когда он делал ремонт на кухне, любовью занимались в комнате, когда Алексей начал ремонт в комнате, для плотских утех он использовал кухню.
  Ремонт он начал с кухни, чтобы избавиться от пятен засохшей крови. Было видно, что кровь пытались стереть, но она всё равно была заметна. Человеку не знающему, что произошло в кухне, трудно было понять происхождение этих пятен, но Алексей всё равно начал с пятен.
  Он ободрал старые обои и наклеил новые. После тщетных попыток оттереть пол, он положил на него линолеум.
  В детстве он прочитал много книг и пересмотрел много художественных фильмов американского производства, в которых рассказывалось о приведениях, о злых духах, вампирах и прочей нечисти. Алексей не верил в подобную чепуху, считая, что это сказки для взрослых, однако поначалу, оставаясь в квартире наедине с самим собой, Алексей вздрагивал от каждого шороха. Иногда ему казалось, что за ним кто-то наблюдает, от чего по спине начинали бегать мурашки. Но, прожив в своей квартире больше двух недель, пережив не одну полночь, полнолуние, и, не увидев призрака полковника с дырявой головой, Алексей понял, что всё это выдумки. Ремонт продолжался.
  В туалете и в ванной ремонт делать не нужно было, так как пол, стены (до потолка) были аккуратно выложены светло-серой керамической плиткой, за это бывшему хозяину квартиры Алексей был благодарен. Он только поменял смеситель в ванной комнате, установив вместо старого ржавого смесителя, явно отечественного производства, новый немецкий.
  Раньше, чтобы войти в квартиру, нужно было сначала открыть железную дверь, которая закрывалась на два замка, потом нужно было открыть деревянную дверь, которая закрывалась на один замок. Несмотря на такие меры предосторожности, Алексей не считал эти двери надёжными. Костя дал Алексею номер телефона фирмы, которая занималась продажей и установкой сейф - дверей. За два часа молодые парни, в синих комбинезонах, убрали обе старые двери, и вместо них установили мощную сейф-дверь, чёрного цвета. Сейф-дверь, по мнению Алексея, была надёжнее и не пропускала в квартиру ни раздающиеся из подъезда звуки, ни запахи. Когда он делал ремонт на кухне, он хорошо слышал, что происходит в подъезде, а если кто-нибудь решил закурить, то запах табака тут же просачивался в квартиру Алексея. Установив сейф-дверь, Алексей устранил эти неудобства.
  В прихожей он установил шкаф-купе, в который можно было слона запихнуть, а уж Анины вещи - тем более. Номер телефона фирмы, занимающейся установкой шкафов-купе, тоже подсказал Костя.
  Паркет в прихожей был в идеальном состоянии. Его даже лаком покрывать не пришлось.
  На потолок в комнате и в прихожей Алексей наклеил обои 'под покраску', потом покрасил их в белый цвет.
  Стены прихожей Алексей обклеил светло-серыми обоями с неровностями и с маленькими блестящими вставками. Светлые обои визуально увеличивали прихожую, а от блестящих вставок создавалось ощущение какого-то праздника, от чего когда входишь в прихожую, сразу улучшалось настроение.
  Лоджия была застеклена прежним хозяином. Это тоже радовало Алексея : одной проблемой меньше.
  Обои для стен в комнате ездили покупать в торговый центр 'Мегастрой' вместе с Анной. Она так долго выбирала, что в какой-то момент Алексей пожалел, что взял её с собой.
  'Нужно было купить самые простенькие обои в 'Хозяйственных товарах' и не мучиться', - с раздражением подумал Алексей.
  Спустя час Анна наконец-то выбрала светло-жёлтые обои с рисунком в виде розочек.
  - Тебе они нравятся, Алёша? - спросила Анна, глядя Алексею в глаза.
  - Конечно, нравятся!- глядя Анне в глаза, соврал Алексей. Розочки - просто отпад!
   Ему было уже всё равно, лишь бы быстрее уйти из этого торгового центра.
  Потом вспомнили про люстру. Потеряли ещё час, но люстру всё-таки купили. У люстры было пять розоватых плафонов, по форме напоминающих розы. Аня сказала, что плафоны того же цвета, что и розочки на обоях, нужно купить именно эту люстру. Алексей не возражал.
  Самое страшное, по мнению Алексея, было ещё впереди. Им нужно было купить мебель для кухни, мебель в комнату, стиральную машину, холодильник и газовую плиту. Что-то подсказывало ему, что ремонт может затянуться надолго.
  
  13
  
  Делая ремонт, Алексей познакомился с соседом из четырнадцатой квартиры. Познакомились случайно, когда Алексей выносил мешки со строительным мусором из своей квартиры. В подъезде стоял мужчина плотного телосложения, с коротким 'ёжиком' седых волос на голове. На нём была выцветшая футболка, цвет которой определить было невозможно и чёрное трико с дырками на коленях. На вид ему было лет пятьдесят. Мужчина курил, стряхивая пепел в консервную банку.
  - Здорово, земеля! - крикнул мужик, увидев Алексея. - Что, новый сосед, да?
  - Да! - Алексей шумно выдохнул, поставил пакеты с мусором на пол и протянул руку для рукопожатия. - Алексей!
  - А я - Михаил Михайлович. Можешь называть меня дядя Миша. Меня все здесь так называют. - Михаил Михайлович вцепился в руку Алексея и долго тряс её, глядя в глаза.
  - Очень приятно ...
  - А ты снимаешь хату, или хозяин? - дядя Миша отпустил руку Алексея и сплюнул.
  - Хозяин.
  - Хорошо! Значит, будем друзьями. Скажу тебе по секрету, я хорошо знал Альберта Юрьевича.
  - Кого? - не понял Алексей.
  - Бывшего хозяина твоей квартиры, отставного полковника. Хороший он был человек! Добрый, отзывчивый. А сколько историй про армию он мог рассказать! Ума не приложу, как такой жизнерадостный, такой общительный человек мог пустить себе пулю в висок? Мы с ним пили за два дня до его этого ... как его?
  - Самоубийства?
  - Да! - Михаил Михайлович хлопнул Алексея по плечу. - Точно! Ума не приложу, как такое возможно?
  - И я недоумеваю. Что ему не жилось?
  - Да... - Михаил Михайлович выпустил в воздух струю дыма. - Какой был человек! Сколько про армию знал ...
  - Я тоже кое-что об армии знаю. Расскажу вам как-нибудь, когда с ремонтом разберусь.
  - Ну, ты давай, Алексей, в гости, если что, заходи!
  - И вы заходите! - Алексей.
  Открылись двери лифта. Алексей поднял с пола пакеты и зашёл в лифт, махнув на прощание рукой дяде Мише.
  Михаил Михайлович потом несколько раз заходил к Алексею.
  - Я это так, помочь тебе хочу ...
  'Помощь' заключалась в том, что дядя Миша сидел на табуретке и давал Алексею советы, где лучше начинать клеить обои, где лучше поставить шкаф, какой краской лучше красить и так далее. Часто он рассказывал какие-то случаи из жизни. Оказалось, что дядя Миша был три раза женат, у него пять детей : три девочки и два мальчика. Дети уже взрослые, живут в разных городах. Он живёт один, потому, что его последняя жена год назад уехала на 'пе-эм-же' в Израиль.
  Дядя Миша мог часами что-то рассказывать и давать советы. Алексея это устраивало, так как с Михаилом Михайловичем работать было веселее.
  Как только приходила Анна, дядя Миша вспоминал о каких-то важных делах и уходил.
  Так продолжалось до тех пор, пока в одно пасмурное холодное утро Алексей не увидел дядю Мишу, лежащего во дворе на асфальте в луже собственной крови. Он был одет в то же трико и в ту же футболку, как и в день их знакомства. Дядя Миша лежал на животе, широко раскинув босые ноги. Один его тапок лежал метрах в пяти от тела, второго тапка Алексей не увидел. Голова Михаила Михайловича была повёрнута на бок. В его широко открытых глазах застыл неподдельный ужас.
  - Что встал?- крикнул Алексею милиционер. - Иди дальше! Незачем тут трупы разглядывать!
  В то утро Алексей пришёл на работу в плохом настроении. Он весь день думал о дяде Мише и о полковнике.
  В голове вертелась только одна мысль : 'Слишком много смертей'.
   Вечером Алексей узнал из 'Лемского вестника', что 'М.М. Крамов покончил жизнь самоубийством, спрыгнув с крыши девятиэтажного дома. Причины его поступка неизвестны. Известно только то, что при жизни Крамов злоупотреблял спиртным. В его квартире были найдены пустые бутылки из-под спиртных напитков ...'.
  'Какой кошмар! - подумал тогда Алексей. - Я его никогда не видел пьяным. Значит, я плохо его знал. Но почему так? Я ведь только недавно познакомился с ним, уважал его, а он взял и спрыгнул с крыши. Да, плохо я разбираюсь в людях, плохо!'.
  Через неделю после смерти дяди Миши в его квартиру въехали новые жильцы. Это была молодая пара, скорее всего, муж и жена. Они никогда не общались с Алексеем, никогда не пользовались лифтом. Алексей случайно столкнулся с ними в подъезде, когда возвращался с работы.
  Новые соседи были похожи на жирафов. Мужчина и женщина были высокими, с длинными ногами и руками, в длинными шеями и маленькими головами.
  'Как эти уродцы нашли друг друга?', - подумал Алексей, глядя на них.
   В тот момент он подумал, что они, скорее всего, баскетболисты или волейболисты. К тому же, они были одеты по-спортивному, и у соседа на плече была большая спортивная сумка. Утром они куда-то уходили, а возвращались только вечером. Об этом Алексей мог судить по звуку открывающейся и закрывающейся соседской двери. Самое ужасное для Алексея было то, что он не мог разглядеть лиц своих соседей. Они были похожи, как брат с сестрой, только он был коротко подстриженный, почти лысый, а у неё была стрижка 'каре'. Когда Алексей встречал соседей в подъезде или на улице, соседи старались не смотреть на него. Они будто прятали от него свои лица. У них были светло-серые, почти бесцветные глаза, небольшие носы и тонкие губы. Симпатичными их было трудно назвать. Новосёлов мог бы сказать, что они - брат и сестра, но мужчина был блондином, а женщина - натуральной брюнеткой.
   Как бы Алексей ни прислушивался по вечерам, он никогда не слышал их голосов, не слышал, чтобы в их квартире работал телевизор. Ночью он не слышал стонов и скрипа кровати, хотя слышал, как разговаривают соседи сверху. Это Новосёлову казалось странным.
  Как-то раз, собравшись в магазин за покупками, Алексей услышал, как открывается соседская дверь. Прильнув к дверному 'глазку', он увидел своих новых соседей, которые тихо, почти беззвучно входили в квартиру.
  Выйдя из своей квартиры, он спустился до третьего этажа, потом на цыпочках поднялся на четвёртый этаж, подошёл к соседской двери, приложил ухо к замочной скважине и прислушался. За дверью была тишина, ни голосов, ни шагов не было слышно.
  Потом послышалось слабое гудение. Казалось, что дверь соседской двери вибрирует. Алексей проглотил комок, появившийся в горле, ощутил, как его сердце стало учащенно биться в груди. Непонятно почему, но у Алексея появилось ощущение, что они знают, что он, как мальчишка, стоит под их дверью и подслушивает. Вибрация двери усилилась, гудение из-за двери усилилось. В следующее мгновение голову Новосёлова пронзила сильная боль, а из его носа хлынула кровь.
  - Твою мать! - Алексей открыл дверь, ввалился в свою квартиру. - Только этого не хватало!
  Он долго сидел на стуле, приложив влажную тряпку к переносице и запрокинув голову. Боль в голове прошла, но кровь из носа текла ручьём и не останавливалась.
  Соседская дверь открылась и тут же закрылась.
  Алексей вспомнил, что несколько крупных капель крови капнули на бетонный пол, под соседской дверью.
  'Надо вытереть кровь, чтобы жирафы не думали обо мне плохо', - решил Новосёлов, когда кровотечение из носа прекратилось.
  Смочив водой тряпку, он открыл дверь и вышел в подъезд. Каково же было его удивление, когда он не увидел никакой крови под соседской дверью.
  'Может, они сами кровь вытерли?', - подумал Алексей, разглядывая пол, но никаких следов уборки в подъезде тоже не было, хотя Алексей знал, что после смывания крови должны были остаться влажные следы.
  Прислушавшись, он не услышал никакого гудения. Странная тишина стояла и у соседей и во всём подъезде. Не было слышно даже криков детей с третьего этажа, хотя в это время родители обычно приводили их из детского сада, и они начинали беситься.
  Алексей пожал плечами и вернулся в свою квартиру. Он не знал, что могло так гудеть у соседей, почему у него заболела голова и пошла из носа кровь. Этому не было логического объяснения, хотя он чувствовал, что как-то это связано с его интересом к личной жизни 'жирафов'. На всякий случай Новосёлов решил больше так не делать и хотел предупредить Аню, чтобы она не проявляла интерес к соседской квартире, но он не знал, как сказать об этом Анне, чтобы она не паниковала и не задавала ему вопросов, на которые он не сможет ей ответить.
  К счастью, 'жирафы' через две недели куда-то пропали, а в их квартире поселилась пожилая женщина и молодая девушка, лет семнадцати.
  Женщину звали Тамара Михайловна. Она приходилась сестрой дяди Миши. Молоденькая девушка была младшей дочерью Тамары Михайловны. Ксюша училась на первом курсе в Медицинском институте.
  Позже Новосёловы подружились с соседями. Аня и Ксюша стали лучшими подругами. Алексей долго не решался спросить у Тамары Михайловны про 'жирафов'. Когда же он всё-таки задал свой вопрос, Тамара Михайловна сказала, что это были их дальние родственники, которые сейчас живут в Москве.
  - Это был мой племянник, Колька со своей женой. Сам долговязый, нескладный и подругу себе такую же нашёл. После смерти Миши... - Тамара Михайловна прослезилась, - ...мы жили какое-то время в Казани. Пока квартира пустовала, я разрешила Коле пожить здесь. У него какие-то дела в Лемске были. К тому же, у него были каникулы. Он в МГУ учится. Продали мы свою однокомнатную в Казани и приехали сюда. Здесь лучше. К тому же, в Лемске прошло всё моё детство.
  Ответ Тамары Михайловны понравился Алексею. Во всяком случае, он получил ответ на многие свои вопросы. Но как быть с гудением, с вибрацией двери? Как можно объяснить фонтан крови, бьющий из носа?
  - Скорее всего, я тогда немного перетрудился! - убеждал себя Алексей, и это объяснение его вполне устраивало, а другого в тот момент не было. - Краска, обойный клей, растворитель... Всё это токсично, вот организм и дал сбой.
  
  14
  
  Когда с ремонтом было покончено, Алексей решил пригласить в новую квартиру своих родителей и родителей Анны, чтобы отпраздновать новоселье. Заодно Новосёлов планировал объявить родителям о том, что они с Аней собираются пожениться и скоро понесут заявления в ЗАГС.
  К тому времени в квартире Алексея установили телефон, что должно было существенно сократить его расходы на сотовую связь.
  В понедельник он без труда дозвонился до Черновых, пригласил их зайти в среду, в 19:00. Алексей говорил с Маргаритой Альбертовной. Она очень обрадовалась и сказала, что они с Вениамином Владимировичем с радостью придут.
  До родителей Новосёлов не смог дозвониться ни в тот день, ни в следующий. В трубке постоянно раздавались гудки, как будто линия занята.
  После работы он решил заехать к ним и узнать, что у них с телефоном.
  Вся семья - Галина Петровна, Сергей Иванович, Ольга, в это время были дома. Встретили его, как всегда, прохладно. Не предложили даже чая. Вся семья сидела в гостиной. Все с интересом смотрели какой-то телесериал.
  Алексей дождался, когда начнётся реклама, и начал рассказывать. Он рассказал о том, что наконец-то купил себе квартиру, сделал в ней ремонт, о том, что квартира стоила дешевле, чем он ожидал, и что ему не нужно было ни у кого брать денег в долг.
  Все трое сидели и слушали. На их лицах не было никаких эмоций.
  -Я живу на улице Гагарина, дом тринадцать, квартира тоже тринадцать. Я думаю, вы легко запомните мой адрес.
  -Тринадцать-тринадцать, - как во сне проговорила Ольга.
  Алексей уже хотел сказать про предстоящую свадьбу, но тут реклама закончилась, мама шикнула, приложив указательный палец правой руки к губам, и все снова уставились в телевизор.
  Алексею было до глубины души обидно. Он ожидал любой реакции родителей, но только не равнодушия. В ожидании очередного рекламного блока, он продумывал, как лучше сказать родителям про свадьбу и про новоселье.
  Когда, наконец-то, началась реклама кошачьего корма, Алексей продолжил прерванный разговор.
  -А почему у Вас телефон не работает? Я вам вчера и сегодня звонил...
  -Мы отключили телефон - спокойно ответила мама.
  -Почему? - удивился Алексей. - Я недавно себе установил телефон, а вы отключили.
  - Рудик куда-то пропал, - с фальшивой грустью в голосе тихо проговорила Ольга.- Теперь нам звонят многочисленные друзья, родственники Рудика, из милиции постоянно звонят. Я пару раз приходила к следователю, но что я ему могла сказать кроме того, что Рудик нашёл другую бабу и ушёл от меня?
  Алексей удивил спокойный голос Ольги. От неё ушла её первая, и, возможно, единственная любовь, а она так спокойно на это реагирует.
  -Когда мы отключили телефон, жить стало спокойнее, - подвела итог мама и уставилась в телевизор. Сейчас рекламировали какое-то печенье.
  -Я хотел пригласить вас отметить наше новоселье... завтра, в восемь вечера.
  -Ты что, Лёха, совсем дурак, или как? - подал голос отец. - У твоей сестры горе, а мы будем новоселье праздновать? Нет, мы не придём!
  Мама с Ольгой одобрительно закивали головами.
  -Ты сказал 'наше новоселье'. 'Мы' - это кто? - в первый раз за время беседы мама проявила заинтересованность.
  - Мы это я и Аня Чернова. - лицо Алексея озарилось счастливой улыбкой. - Скоро мы планируем пожениться. У нас будет свадьба.
  - Ты и эта шлюха? - изумлённо воскликнула мама, её левая бровь поползла вверх.
  - Какая же она шлюха?- с возмущением в голосе воскликнул Алексей. Он почувствовал, как его лицо наливается кровью, в висках застучало, руки сжались в кулаки.
  -У неё на роже написано, что она - шлюха, - спокойно продолжала мама. Она, как будто не видела перекошенного от злости лица Алексея. - А лучше её ты никого не мог найти?
  -Так тебя выписывать из нашей квартиры? - спросил отец таким голосом, словно они только что говорили о чём-то второстепенном, незначительном.
  В это время закончилась реклама, и внимание всех троих переключилось на телевизор. Алексея трясло от злости. Он всё ещё стоял, сжимая кулаки. Вены на руках вздулись. Закрыв глаза и сделав три глубоких вдоха, как его учил Руслан Валеев, когда они служили в армии и были 'духами', Алексей немного успокоился.
  - Приходите завтра, в семь вечера! - громко сказал Алексей, чтобы все слышали, и направился к выходу. - Все приходите, мы вас будем ждать!
  Ольга, родители, ничего не говоря, кивнули головами.
  - Оль, закрой за ним входную дверь! - услышал Алексей мамин голос.
   Одевшись, Алексей вышел из квартиры, сильно хлопнув дверью.
  Купив в киоске у автобусной остановки пачку сигарет, Алексей дрожащими руками вынул из пачки сигарету, зажёг её и глубоко затянулся. Пару раз кашлянул с непривычки.
  'Ну и родня у меня! - думал Алексей, стоя у киоска, жадно затягиваясь и шумно выпуская из лёгких голубоватый табачный дым. - Это не люди, это монстры какие-то! В них нет ничего человеческого. Не зря я в детстве их не любил, мне и в армии без них неплохо было. Зря я к ним сегодня зашёл, зря... Не хочу, чтобы они завтра ко мне приходили!'.
  
  15
  
  На следующий день, ровно в семь вечера, пришли Черновы. Новосёловых ждали до половины восьмого, в это время Черновы устроили экскурсию по квартире. Они заглядывали в каждый угол, в каждое отделение шкафов, даже выходили на балкон. Маргарита Альбертовна периодически говорила 'Ой, красота какая!', а Вениамин Владимирович соглашался с ней, приговаривая : 'Да, с умом сделано!'.
  Когда Алексей понял, что Новосёловы уже не придут, настроение у него улучшилось. Со словами: 'Прошу всех к столу!', Алексей стал открывать бутылки с горячительными напитками. Стол ломился от выпивки, закусок. Аня и в этот раз показала, что она замечательная хозяйка и хорошо готовит.
  Вечер прошёл замечательно. В этот вечер, в среду, 18 сентября 2002 года, Алексей официально, в присутствии Черновых, опустился перед Анной на колени и предложил ей выйти за него замуж. Анна сказала : 'Да', а потом расплакалась. Родители тоже были не против брака Алёши и Ани.
  Краем глаза Алексей отметил, что Маргарита Альбертовна тоже плачет, вытирая глаза белым носовым платочком. На лице Вениамина Владимировича застыла маска удивления.
  Хлопнув ладонями, Вениамин Владимирович громко крикнул: 'За это нужно выпить!', чем спас положение, потому, что Алексей, увидев реакцию Ани и Маргариты Альбертовны, немного растерялся.
  Через полчаса Черновы засобирались домой. Алексей уговаривал их ещё остаться, говорил, что они ещё должны поиграть в карты, в 'дурочка', но Маргарита Альбертовна сказала, что уже темно, поздно, им нужно завтра идти на работу и Черновы ушли.
  
  16
  
  После ухода Черновых Алексей отнёс стол на кухню и помог Анне вымыть посуду. Тарелки, чашки, вилки, ложки подарили Черновы. Алексей привёз всё это от них на прошлой неделе.
  Пока Алексей вытирал посуду и расставлял её по шкафам на кухне, Аня куда-то отлучилась. Войдя через какое-то время в комнату, Алексей увидел, что шторы задёрнуты, по углам комнаты расставлены свечи в подсвечниках, а диван разобран и застелен розовым постельным бельём. От неожиданности у Алексея перехватило дыхание.
  Он так бы и стоял у входа в комнату, разинув рот, если бы Анна не взяла его за руку и не подвела к дивану.
  Только сейчас Алексей заметил, что на Ане розовый шёлковый халат, которого Алексей раньше на Ане никогда не видел. Сердце его учащенно забилось. Анна развязала пояс от халата и продемонстрировала Алексею то, что было под халатом. На ней было чёрное нижнее бельё с красными кружевами и чулки с подвязками. Такое Алексей видел только в эротических фильмах, да и то перед армией. Пенис его затвердел, и рвался наружу, готовый разорвать брюки. Алексей толкнул Анну на диван, сорвал с себя рубашку, при этом от рубашки отлетели несколько пуговиц и рассыпались по полу, но Алексей этого не заметил. Он прыгнул на Аню. В этот момент ему хотелось любить её, любить исступленно, без остановки, любить вечно.
  Но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Когда Анна заснула, Алексей долго ворочался и не мог заснуть. Он чувствовал себя окрылённым, ему хотелось петь от счастья. В голове родились рифмы. Боясь, что вдохновение пройдёт, Алексей встал с дивана и прошёл в прихожую. В прихожей он достал из шкафа-купе свою барсетку. Голый, с барсеткой в руках, он прошёл на кухню. Он старался не шуметь, чтобы не разбудить Аню. Если бы Аня увидела его в таком виде на кухне, она бы сильно удивилась.
  В барсетке лежал блокнот и шариковая ручка. Алексей открыл блокнот и начал писать. Поначалу не получалось, Алексею приходилось несколько раз всё исправлять и зачёркивать, но потом его сумбурные мысли стали приобретать стихотворные формы:
  
  Я тебя люблю,
  Весь от любви горю,
  Ты - то страстна, то - холодна,
  Светишь мне, как луна.
  
  Испила меня ты до дна,
  Не оставив в душе ни хрена,
  О тебе не устану я петь,
  Лишь тобою хочу я болеть.
  
  Я хочу быть с тобою рядом,
  Трепетать под твоим нежным взглядом,
  Быть осенним дождём, листопадом
  Ну, скажи, разве много мне надо?
  
  Прочитав, Алексей удовлетворённо кивнул головой. Очередной стих получился неплохим. Новосёлов положил блокнот в барсетку и лёг спать.
  На следующий день он напечатал своё очередное творение на компьютере, в нижней части листа при помощи компьютерной программы 'Paint', он поместил красивую розочку. Алексей знал, что Аня любит розы.
  Вечером того же дня Алексей вручил Анне стихотворение. В это время Аня что-то готовила на кухне. Вымыв руки и вытерев их полотенцем, она внимательно прочитала, помолчала. В этот момент Алексей подумал, что ей что-то не понравилось. Потом она посмотрела на Алексея, её лицо было в слезах.
  -Тебе понравилось? - тихим голосом спросил Алексей, глядя Анне в глаза.
  -Безумно! - ответила Анна. Она подошла вплотную к Алексею, обвила его шею своими нежными, изящными руками и поцеловала в губы. Потом она взяла его за руку и повела его в комнату на диван.
   В этот вечер у них был самый дикий, безумный секс. Для Алексея это был праздник, который он запомнил надолго. Именно в тот вечер Алексей понял, что поэзия это не только рифмы. Поэзия это то, что может разбудить в женщине страсть и внести в интимную жизнь такое разнообразие, которое даже представить трудно. Теперь Алексей понял, почему, когда он учился в школе, он не любил поэтов. Не из-за того, что стихи нужно было учить наизусть, иначе получишь 'двойку' по литературе, а потому, что малолетнему юнцу трудно понять, какие струны души трогает поэзия, какие вулканы, скрытые в душе, она может разбудить. В детстве он даже предположить не мог, какую бурю страстей может вызвать одно небольшое, вовремя написанное, стихотворение.
  В следующий вторник, 24 сентября 2002 года, Аня с Алексеем подали заявления о регистрации брака в ЗАГС Юго-Западного района города Лемска. День свадьбы назначили на 21 декабря 2002 года.
  Аня была на седьмом небе от счастья, Алексей отнёсся к этому стоически.
  'Чему бывать - того не миновать!', - думал тогда Алексей, и эта мысль его успокаивала.
  
  17
  
  Через три дня в 'Лемских Новостях' показали репортаж о том, что на станции 'Лемск-Сортировочный', в гаражном массиве, был обнаружен мешок со скелетированными останками человека.
  Ведущая 'Новостей', с выражением полного равнодушия на лице, монотонно вещала:
  - ...Предположительно, это был мужчина 25-30 лет, рост 160-170 сантиметров... Мужчина умер насильственной смертью. Всех, кто что-либо знает о случившемся, просьба позвонить по телефону '02', или в дежурную часть Лемского УВД по телефону в Лемске: 309-47-89.
  Далее показали обычный мешок из мешковины, стоящий между металлическими гаражами. Из горловины мешка торчали белые кости.
  Потом показали подполковника милиции, с полным лицом и испуганными глазами. Не глядя в телекамеру, он говорил о том, что сейчас осень, у душевнобольных людей начинаются обострения болезней, в городе начал орудовать очередной маньяк. Просьба всем быть бдительными и обо всех подозрительных гражданах сообщать в милицию.
  На следующий день Алексею позвонили на работу из прокуратуры и попросили принять участие в опознании тела. Записав адрес морга, фамилию следователя, Алексей позвонил Ане на сотовый телефон, убедился, что у неё всё в порядке. Потом он позвонил родителям. Телефон родителей по-прежнему был отключён.
  Недолго думая, Алексей отпросился у Кости, пообещав на обратном пути заехать к двум важным клиентам с прайс-листами. Костя дал 'добро'.
   Пока он ехал в машине, в голову лезли дурные мысли и плохие предчувствия.
  На территорию морга он заехал на машине. Проезжая через ворота, Алексей отметил, что охранник даже не вышел из своей будки.
  'Спит, что ли?', - подумал Алексей.
  На территории располагались пять кирпичных зданий.
  'И куда мне сейчас? Как бы ни пришлось мне бегать по пропахшим трупным запахом корпусам и спрашивать про следователя прокуратуры Беляева!', - от этой мысли Алексея слегка передёрнуло.
  Дорога шла между ветхими зданиями, кругом - ни души.
  Выехав, из-за угла, Алексей заметил чёрный внедорожник с тонированными стёклами, стоящий посередине дороги и моргающий 'аварийкой'. Водителя поблизости не было.
  - Только этого мне не хватало! Как я его объеду? Хотя, может, это и к лучшему. Хоть кого-то встретил. Должен хоть кто-то мне помочь, а то буду здесь торчать до вечера! - Алексей, не заглушая двигатель, вышел из машины, направился в сторону внедорожника.
  Чем ближе он приближался к моргающему фарами автомобилю, тем больше удивлялся его размерам. Внедорожник был в три раза больше его 'ласточки'. Алексей никогда раньше не видел таких внедорожников. Ни марку, ни модель машины он сходу определить не смог. Посмотрев на пыльный капот, Алексей не увидел никакой эмблемы, говорящей о производителе этого железного монстра.
  - Вот это махина! - вырвалось у Алексея
   Положил руку на капот, Новосёлов отметил, что он холодный, хотя двигатель машины работал, кверху поднимался голубоватый дым выхлопных газов.
  Изобразив на лице улыбку, Алексей постучал в тёмное, непрозрачное стекло, в котором увидел собственное отражение.
  'Ну и рожа! Действительно, нечего на зеркало пенять ...'.
  Вопреки ожиданиям Новосёлова, тонированное стекло не опустилось, он не увидел глупое лицо блондинки, которая красится, глядя в зеркало заднего обзора. Судя по всему, машине вообще никого не было.
  - Вот уроды! - вполголоса проговорил Алексей. - Оставляют свои корыта на дороге, а потом жди их. И номер '222'. Ну, кто же сомневался? Именно владельцы таких номеров бросают свои машины, где попало ...
  Сплюнув на потрескавшийся асфальт, Алексей размахнулся ногой, чтобы пнуть по колесу. В этот момент раздался металлический скрежет. Открылась ржавая металлическая дверь, которую Алексей поначалу не заметил, потому, что она была скрыта кустами.
  Из двери выскочил полный мужчина. На нём была расстёгнутая спортивная куртка, которая никогда бы не застегнулась из-за большого живота, который прыгал и трясся, как желе, когда мужчина бежал. Его губы шевелились, но Алексей не слышал ничего кроме его шумного дыхания.
  Толстяк подбежал к Алексею, бросил на него пугливый взгляд.
  - Вы простите меня, но ... - начал Алексей, но не закончил, потому, что был вынужден отскочить в сторону, иначе толстяк сбил бы его с ног.
  И тут Алексей заметил то, что заставило его отступить ещё на два шага. Из глаз толстяка лились чёрные слёзы. Такая же чёрная жидкость стекала с кончиков его пальцев и капала на асфальт. Резкий запах разложения ударил Алексею в нос, и он задержал дыхание, чтобы не дышать этим смрадом.
  Распахнув дверь машины, толстяк втиснулся в салон машины, одел тёмные очки. Подняв в воздух столб пыли, внедорожник сорвался с места.
  Глядя на удаляющийся автомобиль, Алексей увидел две толстые хромированные выхлопные трубы и номер '555'.
  - Не понял! - проговорил Алексей. - Мало того, что болен смертельной болезнью, так он ещё с двумя номерами ездит : '222' - спереди и '555' - сзади! Ну и дела!
  Сев в машину, он поехал дальше. Из головы не выходил толстяк, сочащейся чёрной вонючей жидкостью. Чем он болен? Раком? Чумой? Почему его опухшее лицо показалось Алексею знакомым? Где он его видел раньше? Почему спереди и сзади на его странной машине разные номера?
  'Нет, мне это не показалось. Слава Богу, на зрение не жалуюсь! Ладно, забудем пока об этом. Может, он наркоман и вколол себе какую-нибудь гадость? Кайфует и разлагается, разлагается и кайфует. Судя по тому, как резво он бежал, умрёт ещё не скоро!', - думал Алексей, объезжая выбоины на асфальте, глядя по сторонам в поисках хоть кого-то, кто мог мы сказать, в каком направлении нужно ехать дальше.
   Увидев Ольгу, стоящую у входа в одно из зданий, Новосёлов подрулил к крыльцу этого здания. У крыльца был припаркован красный 'Мерседес' с большой вмятиной на водительской двери.
  Рядом с Ольгой стоял кавказец, внешне похожий на Рудика, только худой и немного постарше Рудика. Увидев этого кавказца, Алексей понял, что его сюда вызвали из-за Рудика, с ним что-то случилось. Что-то ужасное.
  Чуть в стороне стояла полная, чем-то похожая на Ольгу, женщина кавказской наружности, одетая в кожаную куртку с воротником из черно-бурой лисы.
  'Армянка - родственница Рудика', - решил Алексей.
  Глядя на её пышные формы, Алексей подумал: 'Как у этой куртки ещё молния не полетела? На этой женщине куртка сидит 'в натяг'. Ей, наверное, дышать трудно'.
  Выйдя из машины, Алексей поздоровался со всеми троими.
  Ольга держала в руке носовой платок, периодически прикладывая его к глазам. Алексей отметил, что глаза у Ольги были сухими.
  - Похоже, они нашли Рудика, - прошептала Ольга. - Бедный Рудик...
  Ольга ещё раз приложила платок к глазам, хотя нужды для этого не было.
  Двери морга открылись, обдав Алексея трупным запахом. Из дверей вышел щуплый парень, лет двадцати, с короткой спортивной стрижкой, в спортивной куртке. В правой руке у него была коричневая кожаная папка. Пожав руку кавказцу, он поздоровался с Ольгой и с кавказской женщиной.
  - Беляев Михаил Юрьевич, - глядя в глаза Алексею, произнёс парень, протягивая Алексею руку для рукопожатия. - Я расследую дело об убийстве Рудика Григоряна. Вам нужно будет опознать его труп.
  Рука у следователя была холодная и вялая, как дохлая рыба. Пожав следователю руку, Алексею захотелось вытереть свою руку об джинсы, но он сдержался.
   - Надеюсь, вы знаете, что будете привлечены к уголовной ответственности за заведомо ложные показания? - заглядывая Алексею в глаза, спросил Михаил Юрьевич.
  При словах 'уголовная ответственность' у Алексея побежали по спине мурашки.
  -Да, я знаю, - тихо ответил Алексей.
  -Тогда пойдёмте за мной! - с этими словами следователь открыл дверь морга.
  В помещении морга было темно, в нос сразу дарил тошнотворный запах мертвечины. Алексей взялся правой рукой за отворот своей кожаной куртки и попытался дышать через неё. Пусть ненадолго, но помогло.
  Прямо у входа стоял белый стол на колёсиках. У стола стоял санитар - высокий рыжий мужчина в белом халате. В глазах его была пустота и тоска, его покачивало, как берёзу на ветру. На столе стоял мешок из-под картошки, только вместо картофельных клубней из него торчали кости.
  Следователь махнул рукой санитару, и тот высыпал содержимое мешка на стол. С перестуком на стол высыпались белые кости, кое-где на них были куски плоти. В последнюю очередь санитар выложил на стол белый блестящий череп с золотыми коронками на зубах. Череп, как будто улыбался, пустыми глазницами глядя на тех, кто пришёл на него посмотреть. На одной коронке, на верхней челюсти, Новосёлов рассмотрел нечто похожее на маленький драгоценный камень. Поначалу Алексей подумал, что ему это показалось.
   Сзади послышался шум. Новосёлов оглянулся и увидел, что кавказская женщина лежит на полу. Санитар тут же достал из кармана халата небольшой флакон и устремился к упавшей женщине. Алексей успел заметить, что на этикетке флакона написано 'Спирт нашатырный'.
  Кавказец побледнел, посмотрел на следователя, с дрожью в голосе произнёс:
  - Это он! Он один из нашего рода, кто 'брюлик' себе в зуб вставил.
   Прикрыв глаза ладонью, кавказец развернулся и быстро вышел из морга.
  - Это он, - спокойным голосом сказала Ольга. Приложив платок к губам, она тоже вышла на улицу.
  - Он! - подтвердил Алексей и нагнулся, чтобы помочь санитару поставить на ноги начавшую приходить в себя армянку. За дверью слышались надрывные булькающие звуки. Алексей понял, что желудок кавказца не выдержал испытания.
  - Скажите всем, чтобы не расходились! - прокричал следователь вслед Ольге. - Сейчас нужно съездить в прокуратуру, я задам вам несколько вопросов!
  Алексею очень хотелось покинуть это место и этих людей, с которыми ему не хотелось общаться, но после опознания пришлось ехать в прокуратуру, давать показания и подписывать протокол. До прокуратуры, которая находилась на улице Дзержинского, Ольга и армянка добирались на покорёженном 'Мерседесе' кавказца. Следователь Беляев сел в машину Новосёлова. Всю дорогу он спрашивал Алексея, давно ли он знал Рудика, не было ли у Рудика врагов, когда он в последний раз видел Рудика живым? Те же самые вопросы он потом задавал в своём кабинете, в прокуратуре.
  Новосёлов честно ответил, что в последний раз видел Рудика у своих родителей месяца три назад, ничего про Рудика не знает, кроме того, что он - Ольгин бой-френд. Удовлетворившись ответом Алексея, следователь Беляев перестал задавать вопросы, и оставшуюся часть пути они ехали молча.
  Михаил Юрьевич вызывал в свой кабинет всех по одному, поэтому времени на прокуратуру ушло гораздо больше, чем планировал Алексей.
  Когда Алексей с Ольгой сидели в тёмном прохладном коридоре прокуратуры и ждали, когда их вызовут, Ольга молчала. Новосёлову было непонятно, почему она молчит? Может быть, она на него обижена или она действительно в шоке от смерти Рудика?
  От размышлений Алексея оторвал звук шагов. Посмотрев на право, он увидел двух милиционеров. Тяжёлой поступью они шли по коридору и смотрели на Алексея.
  'Что им надо от меня? - Алексей втянул голову в плечи и отвёл в сторону глаза. - В чём-то подозревают?'.
  Милиционеры поравнялись с ним и остановились.
  Подняв голову, Новосёлов увидел, что они стоят напротив него и разглядывают его, как какой-то экспонат в музее.
  Оба были полные, высокие. В одном из них Алексей узнал толстяка, плачущего чёрными слезами. Только сейчас он не плакал и с кончиков пальцев у него ничего не капало. Сейчас он был похож на нормального человека, только форма на нём сидела так, будто она сейчас лопнет по шву, если толстяк сделает резкое движение.
  'Они следили за мной, они пасли меня!', - мелькнула мысль в голове Алексея, от которой его бросило в жар.
  Второй милиционер был таким же большим и толстым и внешне напоминал шарпея. Кожа на его широком лице, на его шее и на его руках висела складками.
  ' Этот тоже чем-то болен. Не может у нормального человека так кожа висеть. Не может!', - думал Новосёлов, глядя на двух гигантов в милицейской форме снизу вверх, чувствуя, как засосало под ложечкой.
  - Я ... хм, - Алексей кашлянул. - Я к Беляеву!
  Милиционеры синхронно кивнули головами, и отошли в сторону. Алексей облегчённо вздохнул, вытер пот со лба. Когда он в очередной раз посмотрел на милиционеров, они стояли в трёх шагах от него и переговаривались, изредка бросая косые взгляды. Как бы Алексей не прислушивался, он не мог расслышать, о чём они говорят. Их разговор напоминал череду звуков, похожих на рычание.
  'Наверняка, это их какой-то секретный язык. Говорят про меня! Руку даю на отсечение!'.
  Достав дрожащей рукой из кармана мобильный телефон, Алексей посмотрел на дисплей, пробормотал себе под нос:
  - Так и знал! Связи нет!
  Милиционеры подошли на шаг ближе.
  Чтобы хоть чем-то себя занять и снять напряжение Алексей стал играть в 'Тетрис' - единственную игру, которая была в его телефоне. Составляя блоки в одну линию, он немного успокоился.
  'Будь, что будет!', - думал Новосёлов, изредка поглядывая на толстяков в форме. Те уже стояли совсем рядом и через плечо Алексея наблюдали за его игрой. На лицах их не было никаких эмоций.
  Бросив ещё один взгляд на того милиционера, который у морга разлагался и плакал чернилами, Алексей вспомнил, почему его лицо показалось ему знакомым. Он был очень похож на Женю Когана, который учился с Новосёловым в одном классе. Только Коган был маленьким и тощим, а это - высокий и толстый.
  'Может, накачал себя какими-нибудь стероидами? Отслужил в спецназе, а сейчас работает в милиции?', - Алексей пристально вглядывался в лицо милиционера, пока тот не отвернулся.
   Коган что-то прорычал 'шарпею'. Шарпей быстро натянул кожу на руках и провёл ладонями по лицу, расправив складки. После чего милиционеры стали удаляться вглубь коридора, громко топая сапогами по полу. В это время из кабинета Беляева вышла армянка, шмыгая носом и вытирая глаза носовым платком.
  'Новосёлов, войди!', - послышался голос следователя. Алексей облегченно вздохнул и вошёл в кабинет.
  Входя в кабинет, он отметил, что входная дверь была двойной. Не отрывая взгляда от бумаг, которые были рассыпаны по столу, Михаил Юрьевич сделал жест рукой, и Новосёлов присел на стул, стоящий у стола следователя.
   Беляев задал Алексею те же самые вопросы, которые задавал, когда они ехали в прокуратуру. Потом показал полиэтиленовый пакет, в котором лежал мобильный телефон, массивная золотая печатка и толстая золотая цепочка Рудика. Хотя Алексей видел Рудика всего пару раз, он успел заметить большую печатку на пухлой руке кавказца и толстую золотую цепь.
  - Вы узнаёте эти вещи? - спросил Михаил Юрьевич у Алексея. - Это было в мешке с телом.
  -Да! - бесцветным голосом ответил Новосёлов. Он устал, и ему хотелось домой.
  - Тогда поставьте подпись здесь!
  Когда всё закончилось, Алексей чувствовал себя выжатым лимоном. Выходя из кабинета, он не увидел никого, кроме Ольги.
  - Тебя дождаться и подвезти?
  - Нет! Сама как-нибудь ...
  - Как хочешь! - Алексей развернулся и пошёл по коридору, моля Бога о том, чтобы больше не видеть тех странных милиционеров и о том, чтобы его не задержали на выходе из прокуратуры.
  К счастью, ни того, ни другого с ним не произошло. Но, когда Новосёлов сел в машину, его 'ласточка' отказалась заводиться, потому, что аккумулятор был разряжен.
  Чертыхаясь и матерясь, Алексей остановил белую 'Ниву', за рулём которой сидел парень, на вид не старше шестнадцати лет. Зарядив свой аккумулятор от аккумулятора 'Нивы', Новосёлов поехал в автомагазин за новым аккумулятором.
   Разумеется, к клиентам в тот день он не успел заехать.
  Пока он ехал, в его утомлённом мозге всплывали вопросы, на которые трудно было дать однозначный ответ: что им надо от него, Алексея Новосёлова? Почему за ним следит милиция? Почему вдруг разрядился новый аккумулятор? Почему на опознании и на допросе в прокуратуре не было родителей, хотя они лучше его знали Рудика? Он ведь жил с ними ...
  Придя вечером домой, Алексей рассказал Ане и про опознание в морге и про визит в прокуратуру.
  -Что-то не нравится мне это, нутром чую, что что-то здесь не ладно! - закончил свой рассказ Новосёлов.
  - Действительно, как-то это всё странно, - задумчиво сказала Анна. - Что-то тут не так ...
  Перед сном Алексей долго не мог заснуть. Он лежал с открытыми глазами, глядя в потолок, и думал, думал. Что не понравилось ему в морге и в прокуратуре? Милиционер, похожий, на Когана, милиционер, похожий на шарпея... Неужели они и вправду рычали? Да, рычали. Почему все так странно себя вели, как-то неестественно? И тут в голову Алексею пришла мысль, от которой он вздрогнул, словно через его тело прошёл электрический ток. Алексей не был специалистом в области юриспруденции, не знал, как проходит опознание, но ни в художественной литературе, ни в детективных фильмах он ни разу не видел, чтобы опознавали кости.
  ' Опознают трупы. В фильмах чаще всего жёны опознают тела мужей и падают в обморок... В обморок? Армянка сегодня грохнулась прямо за моей спиной. А что же делают с костями? Что делают с костями?'.
  Алексей сразу вспомнил Екатеринбург, остатки царской семьи.
  'Что от них осталось? Кости! Что с костями сделали? Анализ ДНК! Не опознание, а анализ! И всё, что сегодня происходило, было спектаклем, спектаклем, который поставил плохой режиссёр, а сыграли бездарные актёры. Но кому это нужно и зачем? Может, они хотят меня запугать?'.
  Не найдя в своей уставшей голове ответов на собственные вопросы, Алексей перевернулся на бок и стал засыпать. Вопросы 'зачем?' и 'почему?' крутились в голове ещё минут десять, а потом Алексей погрузился в пучину сна.
  
  18
  
  Алексей ожидал, что в ближайшее время следователь Беляев будет мучить его своими вопросами, допросами, но, к счастью для Алексея, его больше не вызывал в прокуратуру, о нём словно забыли. Алексея это не могло не радовать.
  Тем временем, подготовка к свадьбе шла полным ходом. Три месяца, предшествующие свадьбе, пролетели незаметно. В это время голова Алексея была занята приготовлением к свадьбе.
   К свадьбе Алексей купил тёмно-серый костюм от 'Al Marinari', несколько сорочек, два красивых галстука: один - однотонный, в котором он планировал быть в первый день свадебной церемонии, и второй - с красивым рисунком в виде серых и чёрных полосок. Всё это он купил с большой скидкой, которую ему сделала директор магазина Ирина, дочь Николая Аркадьевича, которую Алексей знал с детства. Там же он купил белые свадебные туфли для Анны. Все остальные расходы Черновы брали на себя.
  Выяснилось, что Маргарита Альбертовна является соучредителем ООО 'Ива', которому принадлежит кафе 'Фиалка', расположенное на улице Энгельса. Поэтому два дня свадьбы будут проходить в этом кафе. Готовить гостям, обслуживать гостей будет персонал кафе. Маргарита Альбертовна и Вениамин Владимирович пообещали, что овощи, фрукты, мясо и прочие продукты питания они закупят сами.
  На оптовой базе, расположенной на улице Калинина, Алексей купил водку, коньяк, пиво, мясные и рыбные консервы. Ящики со спиртным заняли всю лоджию.
  Алексей съездил в Дом Отдыха 'Лунный Камень', который раньше назывался 'Дом Отдыха Лемского Приборостроительного завода', забронировал два места, внёс предоплату. После свадьбы, с 23 декабря 2002 года по 5 января 2003 года они с Аней планировали там встретить Новый Год и отдохнуть на природе, вдали от городской суеты. Костя, и Дима охотно отпустили Алексея на две недели в отпуск без содержания. Позже, дня за три до свадьбы, Алексею позвонили из 'Лунного Камня' и сказали, что 'господа Котов и Трубников полностью оплатили Ваш отдых'. Алексей понял, что это был их свадебный подарок.
  Четырнадцатого декабря, в субботу, за неделю до свадьбы, Алексей решил устроить мальчишник. На мальчишник он пригласил своих школьных друзей, Костю, Диму и Олега Ушакова. Олега Алексей решил пригласить потому, что ему показалось, что втроём гулять на мальчишнике будет скучно.
  Было решено провести мальчишник в Кафе 'У Ивана', в три часа дня. В это время посетителей там бывает немного.
  Аня решила тоже устроить дома девичник, пока мужики будут 'отрываться' в кафе.
  
  19
  
  За неделю до мальчишника Алексей решил зайти к родителям, чтобы пригласить их на свадьбу. Он безуспешно пытался до них дозвониться. Не дозвонившись, решил зайти к ним. В это время Аня с Маргаритой Альбертовной ездили в салон-магазин 'Для новобрачных' и покупали свадебное платье.
  Подойдя к подъезду родителей, Алексей увидел, как какие-то мужики загружают в кузов автомобиля 'ЗИЛ' мебель, похожую на мебель Новосёловых. Поднявшись на пятый этаж, Алексей увидел, что мебель, телевизор и прочие вещи выносят из их, девяносто второй, квартиры. В квартире был только отец. Он руководил грузчиками.
  -Ты вовремя, Лёха! - Сергей Иванович протянул Алексею руку для рукопожатия. - Мы сегодня в Алый переезжаем. Мать с Ольгой уже два месяца там живут. Осталось только перевезти мебель. Мебель мы на грузовой машине увезём, а мелочи ты, пожалуйста, в свою 'тачку' загрузи. Поедем сначала мы, а они, - отец показал пальцем в сторону грузчиков, - поедут за нами. Мы будем показывать им дорогу.
  Алексей обратил внимание на то, что отец ещё больше разжирел, рука его была влажной. После рукопожатия Алексей увидел на своей ладони слизь тёмного цвета, которую тут же вытер носовым платком. Он решил, что это пот, перемешанный с грязью. Но откуда здесь может быть грязь?
  После того, как мебель была погружена, стали загружать 'мелочи' в машину Алексея.
  'Мелочами' оказалось большое количество одежды, обуви, маленький телевизор, видеомагнитофон, магнитола, два тяжёлых мешка.
  'Мелочами' оказались полностью забиты багажник и задние сидения машины. От груза машина сильно просела и на кочках царапала днищем асфальт. У Алексея сводило челюсти, когда он слышал скрежет металла по асфальту.
  Всю дорогу оба молчали. В какой-то момент Алексей нарушил тишину : 'Пап, а квартиру вы продавать будете?'.
  -Нет, мы её будем сдавать нашим хорошим знакомым, - это был не голос отца, которого Алексей знал всю жизнь. Это был голос автоответчика.
  - А у меня свадьба через две недели, двадцать первого декабря. В половине одиннадцатого утра будет типа выкуп, в двенадцать часов будет регистрация, потом поедем по городу кататься, а в два часа дня начнём отмечать... в кафе 'Фиалка'. Вы приходите.
  - Если будет время, то приедем, - также монотонно ответил отец.
  'Вот урод! Его сын женится, а он даже не рад этому!', - с обидой подумал Алексей, но вслух ничего не сказал. Оставшуюся часть пути ехали молча.
  Когда проезжали по мосту через Алую, Новосёлов почувствовал, как страх сковал его тело, нога перестала давить на акселератор, и машина сбросила скорость. Съехав с моста, Алексей испытал облегчение и снова нажал на 'газ'.
  Когда подъехали к дому, Новосёлов остановил машину, отец вышел и стал открывать ворота.
  Ощутив на себе чей-то взгляд, Алексей повернул голову влево и увидел мужчину в длинном чёрном плаще, стоящего у забора. Капюшон его плаща почти полностью скрывал лицо, но Новосёлову показалось что-то знакомое в его угловатой фигуре, в его тонкой линии губ и остром подбородке. Заметив, что Алексей смотрит на него, незнакомец развернулся и стал удаляться быстрой походкой. Даже походка этого мужчины показалась до боли знакомой.
  - Твою мать, это же Саня Симонов! - Алексей выскочил из машины, чувствуя, как учащённо стучит сердце в груди, готовое разорвать грудную клетку. - Саня!
  Незнакомец обернулся, слегка приподнял капюшон плаща. В этот момент Новосёлов мог на чём угодно поклясться, что это Саня Симонов, его товарищ, погибший в автокатастрофе.
  - Саня! - Алексей хотел любой ценой догнать человека, похожего на его друга, пусть даже покойного, но острая боль пронзила голову, будто в неё вонзили раскалённые иглы.
  Двойник Сани Симонова опустил капюшон и стал убегать.
  Схватившись руками за макушку, Алексей упал на колени и застонал. Когда человек, похожий на Саню Симонова, скрылся из вида, головная боль стала утихать. Раскачиваясь из стороны в сторону, как пьяный, Алексей попытался подняться на ноги. Но у него это не сразу получилось. Его водило из стороны в сторону, ноги были как тряпичные и не желали слушаться.
  - Что с тобой? - послышался спокойный голос отца за спиной.
  - Со мной? - Алексей наконец-то поднялся с колен, отряхнулся, сделал глубокий вдох. - Уже ничего. Стреляет иногда в черепе. К ухудшению погоды, наверное. После армии началось ...
  - Ну, какой из тебя помощник? - лицо Сергея Ивановича исказила презрительная усмешка. - Тоже мне работник...
  - Не обращай внимание. Со мной всё в порядке!
  -Ну, тогда грузовик пусть заезжает в ворота, а ты встань левее, у обочины. Начинай разгружаться. Вещи сложи справа, у крыльца, - скомандовал отец и махнул рукой водителю 'ЗИЛа', который кивнул головой и начал, кузовом вперёд, заезжать в ворота.
  - Слушаюсь, товарищ командир! - Алексей театрально отдал честь и щёлкнул каблуками туфлей, на которые налипли комья чёрной земли. - Тьфу, блин, уже туфли испачкал!
  Пока он разгружал вещи и носил их к крыльцу, в его голову назойливо лезли мысли о том человеке, которого он только что увидел. Что ему нужно? Он следил? Шпионил? Почему он стал убегать? Любой другой нормальный человек подошёл бы, когда его зовут ...
  Когда Новосёлов смотрел по сторонам, его не покидало чувство, что вокруг всё изменилось, но что?
  Закончив, с выгрузкой 'мелочей', Алексей решил подойти к отцу. Идя по двору, Алексей понял, что тут изменилось : во дворе было тихо, будка Рэма была пуста. Свинарник, курятник тоже пустовали, не было слышно ни кудахтанья, ни хрюканья, не пахло ни куриным помётом, ни чем-нибудь ещё. Свинарник, курятник, сараи были закрыты на висячие замки, чего раньше никогда не было.
  'Интересно, что они сейчас там хранят?', - подумал Алексей.
  Подойдя ближе к собачьей будке, он увидел то, от чего у него волосы на голове встали дыбом. Доски на передней части будки были выломаны, внутри будки всё было красным от крови. По красному дну будки шли две параллельные полосы, заканчивающиеся глубокими бороздками от когтей. Как будто Рэма кто-то пытался вытащить из будки, а он изо всех сил упирался. Алексей успел разглядеть клочки шерсти, прилипшей к крови. Это была шерсть Рэма.
  -Что случилось с Рэмом, папа? - спросил Новосёлов.
  - С Рэмом? - отец вздрогнул, как будто Алексей только что вывел его из состояния глубокого сна. - Он был уже старый, он умер.
  - А почему будка в таком виде? Почему внутри кровь?
  - Ветеринар нам сказал, что нужно кормить его сырым мясом, дольше проживёт... - глаза отца смотрели на Алексея как-то странно, не мигая. - Будка была сломана, когда мы сюда приехали. Может, Рэм её сломал?
  - Никогда не поверю в то, что сырым мясом можно так будку уделать. Она вся в крови...
  - Не хотел тебе об этом говорить, - произнёс отец, глядя Новосёлову в глаза. - Но, видимо, придётся рассказать тебе правду... Рэм умер в мучениях. Перед смертью его рвало кровью, дристал он тоже кровью. Ну и намучались мы с ним!
  - А где мама? Где Ольга? - Алексей не видел, как отец открывал входную дверь, но он также не видел дым, идущий из печной трубы. Значит, их нет дома.
  - Они в Кривом, у маминой подруги. Ты её не знаешь. Приедут нескоро. Ты, я смотрю, всё выгрузил из машины... Молодец! Можешь ехать домой. Про свадьбу я Гале с Олей передам.
  Алексей только этого и ожидал. Пока он находился в Алом, его не покидало чувство тревоги, ему казалось, что за ним всё время следят. Ему хотелось скорее уехать отсюда.
  Дойдя до ворот, Новосёлов вспомнил, что хотел съездить на кладбище, на могилу к дедушке с бабушкой.
  - Отец, как мне найти могилу бабушки и дедушки? Я там ни разу не был...
  -Заходишь в ворота, идёшь прямо, по дорожке. Дорога упирается в развилку. Налево будут свежие могилы... Четвёртый ряд, вторая могила от дорожки.
  В это время грузчики заносили в дом книжный шкаф, раньше который стоял в комнате Ольги.
  - Аккуратнее, не поцарапайте! - закричал отец. - Иначе хозяйка этого шкафа вас с дерьмом схавает!
  
  20
  
  Алексей без труда добрался до Поселкового кладбища, могилу дедушки и бабушки нашёл быстро, так как снега было немного.
  Алексею сразу бросилось в глаза 'Павлов'. Взяв из машины щётку, Алексей смёл ею снег с памятника.
  ' Мы им такой хороший памятник поставили!', - вспомнил Алексей слова мамы. Обычная вертикальная гранитная плита. Никаких портретов, рисунков. Просто плита. На ней сверху было выгравировано: Павлов Пётр Алексеевич 16.09.1920 - 08.02.2001, Павлова Валентина Александровна 25.05.1922 - 08.02.2001. Алексей не думал, что они были такими старыми. Ему казалось, что им от силы лет семьдесят, но никак не восемьдесят. Как дед в этом возрасте водил машину? Кто ему права выдал, и были ли вообще у него у него водительские права?
  От этих мыслей Новосёлова отвлёк бомж, который в это время проходил по кладбищенской дорожке, которая разделяла кладбище на две части: 'новое' и 'старое'.
  Бомж был одет в грязный рваный тулуп, на голове его была одета облезлая кроличья шапка, на ногах - дырявые валенки. У бомжа была большая седая борода и такие же длинные волосы, которые грязными прядями выбивались из-под шапки и закрывали всю верхнюю часть его лица. Бомж шёл по кладбищенской дороге, разделяющей кладбище на две части, и что-то бубнил себе под нос.
  Когда бомж поравнялся с Алексеем, в нос ему ударил тошнотворный запах - смесь запаха земли, перегара, мочи и дешёвого табака.
  Когда бомж проходил мимо, Новосёлов отвернулся и задержал дыхание, чтобы не дышать этим смрадом. Внезапно бессвязное бормотание превратилось во вполне осмысленное:
  - Волки уже здесь, они голодны. Они хотят мяса, твоего мяса. Бойся волков, беги отсюда! Они сожрут тебя!
  Алексея словно током ударило. Он обернулся, но бомжа уже и след простыл. Куда он делся? Только что был здесь. Куда пропала вонь? Следов валенок на снегу Новосёлов тоже не увидел. Может, это потому, что стало темнеть?
  Онй вспомнил Диму, который намочил штаны, когда на Северном кладбище увидел 'жмурика'. Сразу вспомнился кошмарный сон, в котором волки вырывают мясо из тела сержанта Петренко, а обгорелый Хворостов, вцепившись рукой в плечо Алексея, говорит ему:
   - Не бойся его волков, бойся своих! Твои волки гораздо страшнее! Твои волки гораздо страшнее!
  От этих воспоминаний у Алексея мороз пробежал по коже. Ему вдруг стало страшно. Ему в детстве так страшно не было. Он вдруг ощутил себя маленьким и беззащитным. Могильные кресты, надгробные плиты, памятники стали окружать его плотным кольцом. Они хотят раздавить его! Кольцо сжимается. Портреты в 'овалах' смотрят на него, они хищно улыбаются.
  Алексей закрыл глаза, три раза глубоко вздохнул, открыл глаза. То же самое кладбище, те же кресты, надгробия... Ничего не изменилось, только чувство тревоги не прошло, ощущение, что за ним наблюдают, не исчезло. Развернувшись, Новосёлов поспешил уйти с кладбища. Почти бегом, он добрался до машины, завёл двигатель и уехал. Только в дороге он немного успокоился.
   'Это всё нервы! - подумал Алексей. - Я просто волнуюсь перед свадьбой'.
  
  21
  
  В субботу, четырнадцатого декабря, Алексею не удалось поспать до двенадцати, как он планировал. Ровно в десять часов утра Аня его разбудила, и они поехали на оптовую базу 'Калина', которая располагается на улице Калинина. Они долго ходили по базе, купили ящик 'шампанского' для девичника, мороженую рыбу, мороженое, консервированные ананасы, куриные окорочка. Всё это Новосёлов загрузил в багажник своей 'ласточки'
   И они поехали домой. Было уже половина третьего. Алексей наспех разгрузил машину, в два захода занёс покупки домой.
  Поставив машину на стоянку, Алексей помчался в кафе 'У Ивана'. Больше всего он боялся опоздать, но в кафе он был без пяти минут три. Костя, Дима и Олег уже заняли столик в конце зала, у окна. Увидев Алексея, они начали махать ему руками. Алексей взял меню, подошёл к барной стойке. Так всё началось.
  Сначала пили коньяк, закусывали лимоном. Потом подали салаты, потом принесли шашлыки. Потом они пили водку, закусывая её маринованными грибами и солёными огурчиками. Потом, когда у всех настроение улучшилось, и лица раскраснелись, пацаны пошли танцевать с такими же нетрезвыми дамами. Эти дамы сидели за соседним столиком. В какой-то момент столы сдвинули и опять пошло по кругу: коньяк, салаты, шашлыки, грибы...
  Закончилось всё в девять вечера, когда Дима упал лицом вниз на 'танцпол', чем сильно испугал нетрезвых дам. Охранник помог Диме подняться, Алексею посоветовал вывести его на улицу, иначе до дома Дима сегодня не дойдёт.
  Закончили вечер у киоска, на пересечении Тополиного переулка и улицы Карла Маркса. Друзья выпили по бутылке пива, Новосёлов купил пачку сигарет и выкурил одну сигарету, потом дотащили Диму до его квартиры. После этого он действовал на 'автопилоте'.
  Новосёлов пришёл в себя только на следующее утро. Он лежал на своём диване, рядом лежала Аня.
  -Ты вчера в десять вечера позвонил в дверь, когда я открыла тебе, ты упал в коридоре и заснул.
  - Подруги твои что на это сказали? - Алексей почувствовал, как краска стыда заливает его лицо.
  - Ничего, они к тому времени уже разошлись по домам. Я тебя кое-как раздела, дотащила до дивана... Ну и тяжёлый же ты! Самое трудное было закинуть тебя на диван.
  - И как ты меня закинула на диван? - поинтересовался Алексей.
  - А никак! Ты спал на полу, видимо, в какой-то момент тебе стало холодно, и ты лёг на диван.
  -Извини, я так больше не бу...- Новосёлов попытался поцеловать Аню.
  -Фу! Не надо, от тебя перегаром воняет! - с этими словами Анна положила ладонь на губы Алексея.
  Только приведя себя в порядок и позавтракав, он смог рассказать Анне о том, как они с мужиками 'оторвались'.
  - А я наш девичник на камеру сняла, - с этими словами Аня вставила видеокассету в видеомагнитофон.
  - Давай посмотрим! - сказал Алексей, усаживаясь на диване.
  Анна нажала кнопку 'play'. На экране телевизора появилась комната в их квартире. В центре комнаты стоит стол, ломящийся от обилия блюд. К столу присаживаются молодые девушки. Их немного, всего пять. Алексей ожидал, что их будет больше.
  - А это кто такие? - поинтересовался Новосёлов.
  - Это девчонки из моей группы: Ленка, Иринка, Катька, Настя и Надя.
  - А что они такие страшненькие?
  - Ничего ты в женской красоте не понимаешь! - ответила Анна и стукнула Алексея по колену.
  - А вот эту, с большими сиськами, как зовут? - Алексей указал пальцем на девушку
  - А грудь у Иринки не такая уж и большая, - Анна сердито посмотрела на Алексея. - Вам, самцам, только сиськи подавай. Ирина, между прочим, отличница...
  Новосёлов продолжил просмотр. Больше он не задавал Анне вопросов.
  За весь девичник не произошло ничего интересного. Алексей мог бы просмотреть весь пятнадцатиминутный фильм на быстрой перемотке, но, из уважения к Анне, он не стал этого делать.
  Девушки сначала произносили тосты за Аню, за брак, как нечто необходимое, за семью. После того, как Аня показала подругам фотографию Алексея, все выпили за Алексея.
  Так как Аня периодически появлялась в кадре, а некоторые подруги, наоборот, исчезали, Новосёлов сделал вывод о том, что на камеру снимали все Анины подруги по очереди.
  Когда все дошли до определённой кондиции, качество изображения ухудшилось. Вот девицы рассказывают несмешные анекдоты. Вот они танцуют, поют, обнимаются. Последняя сцена: подруги, надев на себя шубы и дублёнки, выходят из квартиры.
  - Весело, да? - спросила Анна.
  -Да, клёво! - соврал Алексей. То, что он увидел, ему показалось скучным и неинтересным. Вот они с пацанами отдохнули по-настоящему, а девочки, судя по всему, даже 'оттопыриться' нормально не могут.
  
  22
  
  
  Наконец-то настал этот день, 21 декабря 2002 года, день свадьбы. Этого дня Алексей с нетерпением ждал три последних месяца. Несмотря на то, что к свадьбе он готовился давно и морально был к ней подготовлен, с утра ему было как-то страшновато.
  'Только бы всё прошло нормально', - думал Новосёлов, надевая свадебный костюм.
  Вчера Анна сказала ему, что жених перед свадьбой не должен видеть свадебное платье невесты. Поэтому на ночь Анна ушла к родителям, чтобы с утра не спеша начать делать причёску, надеть свадебное платье и готовиться к предстоящему мероприятию.
  В десять утра приехал Костя. Алексей попросил его быть свидетелем на свадьбе, Костя охотно согласился. Вторым свидетелем согласилась быть Юля Никифорова, которая была подругой Анны, но на девичнике её не было, так как у неё в тот день были какие-то важные дела. Юля Никифорова училась с ними в одном классе. Несмотря на то, что Юля, по мнению Новосёлова, была привлекательной, она не была замужем, друга у неё тоже не было, что казалось странным.
  - Нельзя так говорить мужчине, но ты хорошо выглядишь, - признался Костя, критически осматривая Алексея.
  В одной руке Костя держал красиво оформленный большой букет цветов, в другой руке он держал большой пакет с ручками.
  - А это что у тебя? - спросил Алексей, показывая пальцем на пакет с ручками, который Костя держал в руке.
  - 'Шампанское', надувные шары, пакет с мелочью, прочая ерунда, которая тебе может пригодиться. У тебя сейчас типа выкуп будет. Я на свадьбе сестры видел, как это происходит, так что не переживай, как - нибудь выкрутимся.
  - Ну, с Богом! - перекрестившись, сказал Новосёлов, и друзья вышли из квартиры.
  
  23
  
  В половине одиннадцатого Костина 'Тойота' подъехала к крыльцу подъезда, в котором жили Черновы. У подъезда стояла толпа, человек десять - Анины подруги, родственники. Весь двор был плотно заставлен машинами. В основном, это были машины отечественного производства.
  Настя, сестра Ани, держала в руках видеокамеру. Алексей никогда раньше не общался с Настей, видел её только на фотографиях. Внешне она была очень похожа на Аню, только старше и фигура у неё была хуже. Рядом с ней стоял полный лысый мужчина, в дорогом синем костюме - муж Анастасии, Александр. Алексей его тоже раньше видел только на фотографиях.
  'Вот, кто будет оператором!', - догадался Новосёлов.
  На двери подъезда висел большой плакат, на котором были изображены обручальные кольца, а ниже было написано: 'Тили-тили-тесто, здесь живёт невеста'.
  В самом центре, с планшетом в руках, стояла Юля. Под расстегнутой норковой шубой ней было красное обтягивающее платье, в котором она выглядела королевой. К планшету, который Юля прижимала к большой груди, были прикреплены листы с отпечатанным на компьютере текстом.
  Новосёлов заметил, что Костя, как загипнотизированный, смотрит на грудь Юли. Алексей тут же толкнул его локтём в бок.
  После небольшого вступления в стихотворной форме, Юля заставила Алексея громко прокричать имя невесты и признаться ей в любви. Новосёлов чуть не сорвал голос. Но с заданием справился. Потом зашли в подъезд, украшенный яркими шарами и плакатами. В подъезде Алексея ждало множество конкурсов, испытаний. Его даже заставили спеть песню и прочитать стихотворение. С заданиями Алексей справился, но про себя отметил, что если бы не Костя, ему пришлось бы трудно.
  Когда он дошёл до квартиры, то почувствовал, как рубашка прилипает к телу. В квартире его ждали Анна и Маргарита Альбертовна. На Анне было надето шикарное свадебное платье. Когда Алексей посмотрел на Анну, у него дух захватило. Сегодня Аня выглядела как королева.
  - Костя! - прошептал Новосёлов, когда внимание гостей переключилось на стол, заставленный бокалами с 'шампанским'.
  - Чего?
  - Попроси у Вениамина Владимировича туалетную воду.
  - Это ещё зачем? - глаза Кости расширились от удивления.
  - Я вспотел, воняю, как свинья, - Алексей говорил, как можно тише, чтобы его никто не услышал.
  - У меня всё есть, позже исправим...
  После распития 'шампанского', все поехали в ЗАГС Юго-Западного района, где состоялась церемония бракосочетания.
  Бракосочетание показалось Новосёлову чем-то скучным, зато Аня вся сияла от счастья, а Маргарита Альбертовна всё время плакала и вытирала глаза платочком.
  После утомительной процедуры регистрации, которую проводила пожилая женщина, похожая на ведьму, Алексей с Аней и все гости долго фотографировались и пили 'шампанское'.
  После ЗАГСА все расселись по машинам и поехали кататься по Лемску. Сначала заехали на площадь Жукова, где все молодожёны возлагали цветы к памятнику великого полководца. Потом заехали в Центральный сквер, где возложили цветы у Вечного огня. Всё это сопровождалось вспышками фотоаппаратов и распитием 'шампанского'.
   Напоследок решили посетить мост через Лемку. В черте города было проложено три моста над Лемкой. Этот мост был самым высоким(высота его составляла пять метров) и самым красивым. По традиции, молодожёны фотографировались на этом мосту и бросали в Лемку монеты. В том месте была сделана плотина, и вода зимой не замерзала.
  Когда Анна стала кидать в тёмную воду мелочь, Алексей заметил, как одна из подруг Ани перегнулась через перила моста. Позже Аня сказала Алексею, что подругу зовут Надя. Присмотревшись, Новосёлов понял, что её тошнит. Может, она выпила слишком много 'шампанского', или у неё закружилась голова... Картина была забавная: в одну сторону Аня кидает монеты, в другую сторону Надя прощается с завтраком. Когда люди с фотоаппаратами увидели эту сцену, их внимание сразу переключилось с Ани на её подругу, которая издавала рычащие и булькающие звуки.
  Держась одной рукой за перила моста, другой рукой Надя пыталась закрыть лицо от камер и фотоаппаратов.
  - Не на... - надрывным голосом пыталась кричать Надя, но все продолжали её снимать. - О-о-о! Уберите... О-о-о-х-р!
  После поездки по городу, все приехали в кафе 'Фиалка'. Некоторые из гостей поехали ставить машины на стоянки, чтобы потом хорошо погулять на свадьбе.
  В кафе уже было человек тридцать. По середине просторного зала стоял большой стол, заставленный выпивкой и закусками.
  Всего на свадьбе было человек пятьдесят. В основном, это были бывшие одноклассники, друзья, институтские подруги Анны, её родственники. Новосёловых не было. Но Алексей не расстроился.
  'Не хотят, ну и не надо. Бог им судья!', - подумал он.
  Свадьба проходила весело. Тамадой был Павел, двоюродный брат Олега Ушакова, который начал подрабатывать на свадьбах, когда был студентом. Закончив Лемский экономический Университет, он продолжал заниматься этим ремеслом, гордо называя себя 'профессиональный тамада'.
  Сначала Алексей с Анной принимали поздравления и подарки, потом друзья и родственники, под руководством тамады Павла, пели и показывали небольшие весёлые сцены, взятые из русских народных сказок, в которых актёрами были гости.
  Потом началась обычная пьянка. Алексей заметил, что подвыпивший Костя периодически уединяется в бытовке с Аниными подругами. Когда подруги, ведомые Костей под руку, выходили из бытовки, Аня бросала на них пренебрежительные взгляды, из чего Алексей сделал вывод, что Аня была лучшего мнения о своих подругах
  Когда Алексей стоял на крыльце и принимал поздравления от клиентов, которые звонили ему на мобильный телефон, из помещения кафе раздались пьяные крики:
   - Невесту украли! Где жених? Невесту украли!
  Новосёлов знал, что это всего лишь розыгрыш, и не стал прерывать телефонный разговор. Закончив принимать поздравления, он вошёл в кафе.
  Аня в это время сидела на своём месте, сильно пьяные гости танцевали. Со стороны это напоминало дискотеку для сумасшедших.
  -Тебя что, не украли? - удивился Алексей.
  -Украли... Ленка, Иринка и Катька взяли меня под руки и закрыли в подсобке. Больше тут спрятать невесту негде. В подсобке в это время Дима и Юля занимались любовью. Меня это шокировало! Никогда бы не подумала, что Юля такая... Дима постелил на пол халаты, поставил Юлю на четвереньки... Я, когда их увидела, была так удивлена!
   -А Дима что?
  - Ничего. Пока искали тебя, он выбил дверь, сломав хилую защёлку, и мы вышли.
  Больше попыток украсть невесту никто не предпринимал, так как Алексей старался не отходить от Анны.
  Первый день свадьбы закончился когда на ногах могли стоять немногие. Все хвалили тамаду, Павла и каждый хотел с ним выпить. Поначалу Павел отказывался, но потом он всё-таки сдался. Когда во время пения песен под 'караоке' 'профессиональный тамада' упал и разбил себе нос, все поняли, что пиршество пора прекращать, и стали расходиться по домам. Было одиннадцать часов.
  На следующий день отмечали второй день свадьбы. Народу было меньше, чем накануне. Те, кто пришёл, выглядели изрядно помятыми. Было видно, что не все оправились после вчерашнего веселья. Второй день прошёл также весело и интересно, как первый. Были конкурсы, лотереи с раздачей призов, маленький спектакль с участием Аниных подруг. Павел по-прежнему, был на высоте, только переносица у него была заклеена лейкопластырем.
  Алексей был в восторге от своей свадьбы. Свадьба прошла даже лучше, чем он предполагал. Друзья и родственники подарили столько подарков и денег, сколько Алексей не получал за всю свою жизнь. Про свадьбу был снят полуторачасовой фильм, который Алексей записал на видеокассету. Позже Анна очень любила смотреть эту кассету, особенно тогда, когда они отмечали очередную годовщину свадьбы.
  
  24
  
  
   Сразу после свадьбы, двадцать третьего декабря, молодожёны отправились в небольшое 'свадебное путешествие' в Дом Отдыха 'Лунный Камень'.
  'Лунный Камень' поразил Алексея. Дом Отдыха Лемского Приборостроительного завода казался просто курятником по сравнению с 'лунным Камнем'. Изменилось всё: добавились два новых корпуса, в номерах был сделан евроремонт. Также в номерах установили шкафы-купе, хорошую мягкую мебель и телевизоры. На первом этаже главного корпуса был отличный тренажёрный зал, в котором Алексей любил 'размяться' по утрам.
  На территории 'Лунного Камня' построили русскую баню, сауну. Зимой там работала лыжная база, где можно было взять лыжи на прокат и покататься на лыжах по лесу.
  За территорией Дома Отдыха Новосёлов обнаружил конюшню. За умеренную плату можно было покататься на лошадях по лесу, разумеется, в присутствии инструктора. Питание было тоже на высшем уровне. Бывшую столовую переоборудовали в шикарный ресторан 'Мастер и Сеньорита', где Алексей впервые узнал, что такое 'шведский стол'.
  Там же в 'Лунном Камне', встретили Новый, 2003 год. Было костюмированное представление в ресторане, которое закончилось грандиозной 'попойкой'. Такого весёлого Нового Года ни у Алексея, ни у Анны ещё не было.
  Перед отъездом из Лемска Новосёлов отключил свой мобильный телефон, чтобы никто ему не звонил и не отвлекал от отдыха. Ещё он брал с собой книгу в мягкой обложке, со страшным названием 'Бойня'. За две недели Новосёлов не успел прочитать не одной страницы.
  Однажды Алексею приснился странный сон, смысл которого он понял, когда приехал в Лемск: он идёт по тёмным коридорам 'Лунного Камня', никого вокруг, двери номеров закрыты. В какой-то момент Алексей чувствует сильный голод и подходит к дверям ресторана. Он протягивает руку, тянет на себя дверную ручку. Дверь открывается. В ресторане царит полумрак, длинные столы пусты, на них нет даже скатертей.
  - Есть здесь кто? - кричит в темноту Алексей.- Я есть хочу!
  В ответ - тишина. Новосёлов смотрит по сторонам и замечает две кастрюли, стоящие в дальнем конце длинного стола.
  'Странно, что я их раньше не заметил', - подумал Алексей и направился к кастрюлям. Одна половина его 'я' понимает, что в кастрюлях не может быть ничего съедобного, а вторая половина кричит: ' Я есть хочу!'. Желание поесть такое сильное, что Алексей почувствовал, что сейчас умрёт, если не съест что-нибудь. Он подходит к кастрюлям и снимает с них крышки. В одной кастрюле он видит голову Димы, в другой кастрюле голова Кости. Головы плавают в крови.
  Алексей кричит : 'Нет!', отталкивает от себя кастрюли.
  А потом он проснулся в холодном поту. Сердце в груди бешено колотилось.
  - Что с тобой? - спросила Аня, глядя на Алексея испуганными глазами.
  - Я видел плохой сон... - сказав это, Новосёлов перевернулся на другой бок и заснул.
   'К чему может присниться такой сон?', - он задал себе вопрос следующим утром, но не смог найти на него ответ, хотя подсознательно понимал, что жизнь покажет, что к чему.
  Две недели отдыха пролетели быстро, как в сказке. Днём пятого января Анна с Алексеем, не без сожаления, покинули 'Лунный Камень' и вернулись в Лемск.
  
  25
  
  Лемск встретил их пасмурной погодой и снегом. Снега выпало так много, и видимость была такой плохой, что Алексею приходилось ехать со скоростью не больше тридцати километров в час. Почти на каждом перекрёстке в городе были аварии.
  Остаток дня и вечер прошли спокойно. Новосёлов распаковал вещи, принял ванну, смотрели фильм 'Враг государства', где в главной роли играет Вилл Смит.
  На следующий день, в понедельник, Алексей поехал на работу. Дороги не расчистили, поэтому ехать пришлось аккуратно.
  Первая неприятная неожиданность ожидала его, когда он проходил через проходную. Охранник, выпучив глаза, спросил:
   - Алексей Сергеевич, вы куда?
  Новосёлов посмотрел на охранника, как на дурака, стрелка беспокойства на его внутреннем барометре тихо поползла вверх.
  -На работу, к себе в офис. А что?
  - Так 'Север' закрылся, там нет никого! - охранник смотрел на Алексея испуганными глазами. - Я думал, что вы об этом знаете...
  В ту же секунду Новосёлов побежал наверх, на третий этаж. Подбежав к двери офиса, он дёрнул за ручку. Дверь не открылась. Присмотревшись, Алексей заметил, что дверь опечатана.
  Стоя у двери офиса, Алексей стал звонить Косте. Сотовый телефон Кости был 'вне зоны действия сети', домашний телефон не отвечал. Тогда он позвонил Диме. Сотовый телефон Димы не отвечал. Когда Алексей позвонил на домашний телефон, трубку взяла мама Димы, Наталья Сергеевна. Новосёлов сначала не узнал её голос.
  - Наталья Сергеевна, здравствуйте! Мне бы с Димой поговорить.
  - Ты с ним уже не поговоришь! - сиплым голосом, шмыгая в трубку, ответила Наталья Сергеевна.
  -Как ...не поговорю? - удивился Алексей.
  -Пока ты отдыхал со своей Анечкой, Диму уби-и-и-и ... - связь оборвалась.
  В ту же секунду Алексей почувствовал, как неприятный холодок разливается по всему телу, а ноги стали ватными.
  Новосёлов тут же набрал сотовый номер телефона отца Димы, Василия Дмитриевича. Услышав : ' Аппарат абонента выключен...', Алексей нажал кнопку 'No'.
  Спустившись вниз, Алексей спросил у охранника:
   - А что с 'Севером' случилось, не знаешь? И где Василий Дмитриевич?
  - Не знаю, - ответил охранник, хлопая глазами. - Василий Дмитриевич сейчас в больнице лежит, у него с сердцем что-то.
  Поблагодарив охранника, Алексей вышел из помещения проходной, дошёл до ближайшего киоска и купил пачку сигарет 'Бонд'.
  'Что за ерунда опять случилась?', - думал Новосёлов, жадно затягиваясь.
  В это время пропиликал мобильный телефон.
  - Слушаю! - тихо проговорил Алексей и сам не узнал свой голос.
  - Лёха? - голос Олега Ушакова.
  - Да, это я. Олег, ты случайно не знаешь, что тут у наших пацанов стряслось? Я тут...
  - Это не телефонный разговор. Приезжай ко мне домой. Я тебе расскажу. Я сегодня дома...
  Олег повесил трубку, послышались частые гудки.
  
  26
  
  Алексей сел в машину и поехал. Настроение было паршивым, плохие предчувствия не давали сосредоточиться, из-за чего он чуть не попал а аварию. На перекрёстке улиц Академической и Комсомольской не работал светофор. Алексей ехал по улице Академической, и забыл, что он должен уступить дорогу. В это время по Комсомольской неслась серебристая 'Тойота'. Если бы водитель 'Тойоты' не затормозил, была бы авария. Новосёлов понял это, как только перекрёсток остался позади. На следующем перекрёстке автомобиль 'Тойота' поравнялся с 'ласточкой' Алексея и громко, противно просигналил.
  Новосёлов повернул голову влево. Рядом с его машиной стояла 'Тойота'. Водитель 'праворульной' 'Тойоты', мужчина средних лет, с одутловатым лицом, подал знак рукой, чтобы Алексей опустил боковое стекло. Стеклоподъёмник издал жужжащий звук, впустив в салон мощную струю свежего воздуха.
  Алексей успел слегка опустить стекло, как вдруг услышал:
  - Ты чего, козёл! Совсем, мля ох...
  Алексей не стал дослушивать и поднял стекло. Злость, обида, стресс - всё это сидело внутри него с утра и требовало выхода наружу. Достав из-под пассажирского сиденья бейсбольную биту, он потянулся к дверной ручке, чтобы выйти из машины. Но вдруг в голове пронеслась мысль : 'Я же виноват, я должен извиниться!'.
  Потянувшись к кнопке стеклоподъёмника, глядя на водителя 'Тойоты', он улыбнулся. И тут его взгляд упал на пассажира, сидящего на заднем сидении 'Тойоты'. Это был крупный мужчина, лет сорока, в тёмном пиджаке. Он сверлил взглядом Алексея и скалился. У него были большие острые зубы, похожие на зубы акулы, но не это поразило Новосёлова. Больше всего его удивило то, что у пассажира 'Тойоты' не было ушей. Из круглых отверстий по бокам головы текла чёрная жидкость, заливая щёки.
  - Я тебе, падла... - прокричал мужчина в костюме, опустив стекло. В этот момент у него отвалился нос. Из двух тёмных дыр, оставшихся на месте носа, брызнула тёмная жидкость. Брызги этой жидкости попали на стёкла и на двери машины Алексея.
  От удивления у Алексея приоткрылся рот, волосы зашевелились на голове.
  Протерев глаза, он ещё раз посмотрел на пассажира 'Тойоты'. В этот момент загорелся зелёный цвет светофора, и 'Тойота' рванулась с места, а 'ласточка' Алексея заглохла.
  
  
  27
  
  'Что за ерунда со мной происходит? Я схожу с ума? Кому скажи - не поверят! Лучше не говорить ...', - думал Алексей, стоя у двери квартиры Олега.
  Он долго нажимал на кнопку звонка, но дверь не открывалась. Приглушённое 'день-день-день' действовало Алексею на нервы.
  'Хорошо, хоть дверь в подъезд была открыта, а то стоял бы на морозе!', - с раздражением подумал Алексей.
  Внезапно раздались, щелчки и дверь открылась. На пороге стоял Олег. Вид у него был жалкий - в семейных трусах, в рваных тапочках, из дыр которых торчали большие пальцы его ног. Всегда аккуратно зачёсанные назад волосы Олега сегодня торчали в разные стороны.
  - А, привет, - голосом умирающего человека проговорил Олег. - Заходи!
  Алексей разулся, снял дублёнку в прихожей и прошёл следом за Олегом в комнату. Комната Олега представляла собой нечто похожее на свинарник: постель не убрана, на подоконнике и на полу стоят пустые бутылки из-под водки, пива, коньяка. Одежда была разбросана по полу. Переполненная окурками пепельница стояла прямо под кроватью. Ковёр, особенно у кровати, был весь в пепле, окурках и засохшей блевотине.
  -Что с тобой, Олег? - спросил Алексей. Он никогда не видел своего друга в таком виде.
  - На, почитай! - Олег протянул Новосёлову номер 'Лемского рабочего' за 3 января 2003года. - На последней странице...
  На последней странице, в рубрике 'Криминал' была помещена фотография коротко стриженного молодого человека в спортивном костюме. Руки у него были за спиной, из чего Алексей сделал вид, что этот человек в наручниках. Лицо этого человека было сплошь покрыто угревой сыпью, в глазах читалось высокомерие и злоба, волчья ярость.
  Ниже была фотография меньше, на которой Алексей увидел улыбающихся Костю и Диму. Новосёлов помнил этот снимок. Он сам их фотографировал, когда они отмечали День Рождения Димы в мае прошлого года. Когда Алексей увидел эту фотографию, ему сразу стало всё понятно. Он стал смутно догадываться, почему дверь офиса сегодня была опечатана, и почему все абоненты были недоступны.
  Статья называлась 'Новогодние ужасы'. В статье говорилось о том, что первого января 2003 года, двое молодых людей, Дмитрий Котов и Константин Трубников отмечали Новый Год в кафе 'У Ивана' на улице Энергетиков. В 16:00 в кафе зашли нетрезвые граждане Гришин, Бортько и Балуев. Увидев, что в кафе нет свободных мест, они подошли к столику, за которым сидели Котов и Трубников, и предложили им покинуть помещение кафе, ссылаясь на то, что Котов и Трубников уже пьяные. Котов и трубников ответили им отказом, после чего Гришин, Бортько и Балуев вышли из кафе.
  В 16:10 Гришин, Бортько и Балуев снова вошли в кафе ' у Ивана'. Бортько встал у входа в кафе, Гришин подошёл к столику, за которым сидели Котов и Трубников и расстрелял обоих из пистолета Макарова, выпустив в каждого по три пули. В это время Балуев достал из кармана куртки газовый пистолет, расточенный для стрельбы боевыми патронами, ударил рукояткой пистолета по лицу охранника, который не был вооружён, сломав ему нос и приказал всем посетителям кафе лечь на пол и не смотреть в их сторону. Взяв в кассе дневную выручку в размере тридцати трёх тысяч рублей, преступники скрылись.
  Придя в себя, охранник Денисов вызвал милицию и скорую помощь. Пострадавшие Котов и Трубников от полученных ран скончались до приезда скорой помощи. Прохожие, услышав выстрелы, обратили внимание на молодых людей, которые выбежали из кафе, сели в машину и уехали. Очевидцы запомнили марку и регистрационный номер машины и сообщили в милицию.
  Гришин, Бортько и Балуев давно были в 'разработке' УВД города Лемска. По 'горячим' следам оперативникам удалось задержать всех троих преступников на съёмной квартире Гришина. Позже удалось задержать ещё троих членов банды: Иванова, Сидельникова и Дегтярёва. Все члены банды давно разыскивались за совершение тяжких и особо тяжких преступлений на территории Лемска и в прилегающих населённых пунктах. Всем, кто располагает какой-либо информацией о преступных действиях банды, или стал жертвой преступников, просьба позвонить по телефону '02', или в дежурную часть Лемского УВД по телефону в Лемске: 309-47-89'.
  - Ну что, прочитал? - спросил Олег.
  -Да... печально. Кто бы мог подумать, что мои друзья погибнут из-за каких-то ублюдков? - Алексей сжал кулаки. - Ненавижу этих подонков!
  - Похороны были четвёртого января, позавчера. Я был на похоронах. Было так много народа. Диминого батю с кладбища на 'скорой' увезли, у него с сердцем плохо стало. Я до сих пор не могу прийти в себя. Слушай, а вдруг они не всех подонков выловили? На улицу боюсь выходить!
  - А ты не бойся! - сказал Алексей, хлопнув Олега по плечу. - Купи себе травматический пистолет и ходи спокойно! И приведи себя в порядок...
  Внезапно раздался звонок мобильного телефона. Новосёлов тихо чертыхнулся, прикладывая телефон к уху.
  - Алексей Сергеевич? - послышался знакомый голос.
  -Да.
  -Это Беляев, из прокуратуры. Сегодня зайди ко мне.
  
  28
  
  Через двадцать минут Алексей сидел в прокуратуре, на улице Дзержинского, дом 15. Беляев его принял сразу. Даже не пришлось ждать в холодном тёмном коридоре. Ни милиционера, похожего на Когана, ни 'шарпея' Алексей сегодня не встретил, что его очень обрадовало.
  -Ты знаешь Котова и Трубникова? - спросил Беляев, сверля Алексея своим взглядом.
  -Да, знал... - ответил Алексей. - Мы учились в одном классе, я работаю... работал у них менеджером, в Торговом Доме 'Север'. Их похоронили позавчера. Мне об этом рассказал Олег Ушаков, мой школьный товарищ.
  - А где ты был первого января? Почему тебя не было с друзьями? - Беляев вопросительно приподнял правую бровь.
  - Я отдыхал в Доме отдыха ' Лунный Камень' со своей женой. Я женился недавно...
  - Когда?
  - Женился? - не понял Алексей.
  - В какое время ты там отдыхал?
  Алексею показалось, что следователь сейчас сожжет его своим взглядом. Несмотря на то, что Алексей потерял двух лучших друзей и работу, он старался вести себя спокойно и не выдавать, что ему очень тяжело.
  - С 23 декабря прошлого, 2002 года, по 5 января 2003 года. Это могут подтвердить в 'Лунном Камне'. Представляете, Дима с Костей оплатили мне этот отдых.
  - Нет, не представляю. У них, у Котова с Трубниковым были враги? Может, партнёры по бизнесу, или конкуренты?
  -Нет, я ни разу ни от кого из них не слышал ничего такого. Хотя, я работал у них менеджером, и был, по сути, наёмным работником, но о делах фирмы я знаю всё... или почти всё. Они вели честный бизнес.
  Михаил Юрьевич встал из-за стола, прошёлся до входной двери и обратно, заложив руки за спину.
  - Новосёлов! Я изучил твоё досье и пришёл к страшному, именно к страшному выводу : ты - ангел смерти. Кругом, где бы ты ни появлялся, начинаются необъяснимые явления. Вспомни свою службу в армии. Сразу две смерти, твою часть хотели расформировать, но, как только ты демобилизовался, всё прекратилось. Потом ты приезжаешь сюда. При странных обстоятельствах погибает Григорян, друг твоей сестры. И везде ты не при делах, везде ты ничего не знаешь, везде у тебя алиби! Ты просто не представляешь, с каким удовольствием я бы посадил тебя, но нельзя, на твоей стороне закон... Ты - проблемный человек, ты - геморрой в моей заднице!
  От удивления Новосёлов открыл рот. Он ожидал чего угодно услышать от следователя, но только не этого.
  - И...что? - тихим голосом спросил Алексей.
  - Ничего, можешь быть свободен! - глаза Беляева горели нездоровым огнём, в уголках рта виднелась пена.
  Новосёлов встал со стула и на негнущихся ногах пошёл к выходу. Когда до двери оставался один метр, Беляев крикнул ему вслед:
   - И не вздумай в ближайшее время никуда уезжать из города, ты мне можешь пригодиться! А ещё купи себе пистолет и застрелись!
  При слове 'застрелись' по телу Алексея побежали мурашки.
  Оказавшись в коридоре, он присел на скамейку, стоящую у стены. По его лицу струился пот, у него было ощущение, что из него выпили все жизненные силы. Внутри Алексея была пустота. Немного отдохнув и придя в себя, он пошёл по длинному тёмному коридору. Чем дальше он уходил от кабинета Беляева - тем лучше себя чувствовал.
  'Что за ерунда со мной происходит? - думал он. - Может, я чем-то болен? Откуда эта слабость? Может, я чем-то болею? Может, в городе эпидемия какой-то страшной болезни, от которой отваливаются уши и носы и из глаз льются чёрные слёзы? Или мне это всё кажется?'.
  Внезапно дверь одного из кабинетов приоткрылась. Из кабинета ударил сноп яркого белого света, осветив коридор. Запахло сырым мясом. Подойдя к кабинету, Алексей услышал рычание и чавкающие звуки. Все мысли из головы Алексея вылетели, осталось только желание посмотреть, что находится там, за дверью. Что это за чудный свет?
  'Хотелось бы мне посмотреть на источник этого света!', - подумал Новосёлов, протягивая руку и открывая дверь шире.
  Яркий свет ослепил его. Он закрыл лицо руками, но успел заметить две высокие тёмные фигуры и фрагменты человеческих тел на полу, а потом он почувствовал, как падает ...
   Алексей очнулся только в своей машине. У него было ощущение, что он долго спал. Рядом, на пассажирском сидении сидел Беляев.
  - Что со мной было? - спросил Новосёлов, обращаясь скорее к себе, чем к Беляеву.
  - Что с тобой было? Мы договорились, что ты довезёшь меня до вокзала. Поехали!
  Всю дорогу Алексей пытался вспомнить, как он дошёл до машины, но не смог вспомнить ничего, кроме тёмного коридора, который освежил его прохладой, после того, как он вышел из кабинета следователя. Чем сильнее он пытался что-то вспомнить - тем хуже у него это получалось. Обрывки воспоминаний ускользали от него и терялись. Это были какие-то образы, тёмные силуэты, которые сразу же растворялись, как только Алексей пытался за них ухватиться.
  - Останови здесь! - вполголоса сказал Михаил Юрьевич, когда они подъехали к железнодорожному вокзалу. - Я смотрю, ты совсем загрустил. Не переживай, всё нормально. Жизнь продолжается!
  - Жизнь продолжается, - проговорил Алексей, провожая взглядом Беляева.
  
  
  
  29
  
  И жизнь продолжалась.
   Отец Димы Котова, Василий Дмитриевич, через неделю после описанных событий скончался от инфаркта. Торговый Дом 'Север' прекратил своё существование.
  Участь банды Гришина была печальной : Бортько умер в Следственном изоляторе от воспаления лёгких, главаря банды, Гришина, по кличке 'Мелкий', убили сокамерники. Мелкого убили ударом в сердце заточкой.
  Балуев исполосовал себе вены на руках и шею остро заточенной ложкой. Рано утром его труп обнаружили сокамерники. Все койка, и пол были залиты кровью. На стене кровью было написано 'Они уже здесь'. Эту надпись Балуев сделал пальцем. На лице его застыла блаженная улыбка.
  Трое остальных членов банды - Иванов, Сидельников и Дегтярёв - в мае того же года предстали перед судом. За кражи, грабежи, разбои, убийства по совокупности деяний они получили от пятнадцати до двадцати лет лишения свободы в колонии особого режима.
  Только Алексею от этого было не легче. Два месяца они с Олегом пытались утопить своё горе в стакане водки. Частично у них это получилось. Однажды, когда Алексей, как всегда, пришёл домой поздно вечером пьяный, Аня дала ему сильную пощёчину и сказала, что она уйдёт от него.
  - Они умерли, их не вернёшь, - глаза Анны гневно сверкали. - А ты должен жить дальше... Я беременна, у нас скоро будет ребёнок, а ты всё ещё работу не нашёл.
  - Как беременна? - Алексей мгновенно протрезвел.
  - А ты не знаешь как? Уже два месяца.
  После этого Новосёлов завязал с нетрадиционной терапией и начал искать работу. Он искал сначала по объявлениям в газете, спрашивал у знакомых, но всё безрезультатно. Либо Алексея по каким-то причинам не брали на работу, либо предлагали такие варианты, от которых он сам отказывался.
  Анастасия, сестра Анны, узнав, что у Новосёлова проблемы с поиском работы, поговорила со своим мужем, Александром.
  Хотя Александр был совладельцем сети ресторанов 'Ем суши', он не взял Алексея к себе на работу, а порекомендовал ему обратиться к Семёнову Игорю Михайловичу, генеральному директору ООО 'Семёнов - Фуд' и дал его номер телефона.
  На следующий день Алексей позвонил Игорю Михайловичу. Тот назначил Новосёлову встречу в своём шикарном кабинете.
  Алексей немного знал Игоря Михайловича, так как они с друзьями какое-то время поставляли Семёнову зефир, мармелад, пока он не нашёл более дешёвый товар. Они на Семёнова не обиделись. Конкуренция - это нормальное явление на любом рынке.
  Можно было бы сказать, что встреча прошла на высшем уровне, если бы Семёнов, которого позже Новосёлов стал называть просто 'Михалыч', не стал расхваливать свою фирму. Он раздулся от важности, вылил ведро грязи на Торговый Дом 'Север'.
  - Я знал, что это грязная конторка, - с важным видом говорил Михалыч. При этом его двойной подбородок трясся, и Алексею хотелось ударить по нему кулаком, как по боксёрской груше. - И тебя они турнули...
  - Они меня не турнули. Диму и Костю после Нового года убили, а фирма ликвидировалась.
  - Ликвидировалась....- задумчиво проговорил Михалыч, разглядывая золотую печатку, украшенную бриллиантами, на среднем пальце своей левой руки - Извини, браток, не знал. Всё равно они вели мутный бизнес! Ты давай пока иди домой. Завтра я тебе на мобилу позвоню.
  Новосёлов вышел из офиса 'Семёнов-Фуд' с плохим настроением.
  'До чего гнилая у них контора, а директор у них - настоящий монстр. Упаси Господь на такого работать! Да я и не буду на него работать. Он не позвонит мне ни завтра, ни послезавтра', - думал Алексей, стоя на крыльце двухэтажного здания, бывшего детского сада и разглядывая бегемотообразный джип Михалыча.
  Новосёлов тогда не знал, что он ошибается. На следующий день, в девять часов утра, позвонила секретарь Михалыча, и попросила Алексея к одиннадцати часам утра прийти в офис с паспортом и трудовой книжкой. Так он был принят на должность менеджера в 'Семёнов-Фуд'.
  Тогда секретарём была пятидесятилетняя Алевтина Фёдоровна. Когда дела в фирме пошли в гору, Михалыч её уволил и принял на работу секс-бомбу Юлю, но это было позже.
  Постепенно жизнь Новосёлова стала вновь налаживаться.
   Пятого сентября 2003 года Аня родила дочь, которую назвали Викой. Все, кто видел Вику, говорили, что она внешне похожа на отца, на Алексея такая же светловолосая и голубоглазая.
  
  
  Глава 9. Плохие новости
  1
  
  После неприятного случая, происшедшего с Аней и с Викой, Алексей какое-то время ждал чего-то плохого, морально готовил себя к тому, что в ближайшее время что-то может случиться, что-то плохое, разумеется. Но жизнь шла своим чередом и ничего плохого не происходило. Ничто не нарушало обычного, нормального течения жизни.
  Прошло два года. Дочь Вика подросла, стала ходить в детский сад. Жена Анна похорошела, устроилась на работу переводчиком в иностранную фирму. Анна могла работать, не выходя из дома, получая при этом неплохие деньги. Анна переводила на русский язык, с английского и немецкого, инструкции, письма, рекламные проспекты, журналы, книги. Ей нравилась её работа.
  Игорь Михайлович не уволил Алексея, как обещал, а повысил, переведя его на должность старшего менеджера. Зарплата у Алексея выросла в два раза.
  В семье Новосёловых появились деньги и грандиозные планы на будущее. В первую очередь, Алексей планировал поменять однокомнатную квартиру на двухкомнатную, с доплатой. Им всем так надоело жить в тесноте! Потом он хотел продать свою 'десяточку' и купить иномарку. Какую машину он хотел бы купить, он ещё не знал. Главное, чтобы у машины была автоматическая коробка переключения передач и гидроусилитель рулевого колеса. Салон автомобиля должен быть просторным. Но это были пока только планы.
  Иногда по ночам Новосёлову снились страшные сны: ночь, в темноте Алексей видит большие тёмные фигуры. Он не знает, кто эти существа. Может быть, это люди, а может быть это животные? Он лишь смутно видел большие, страшные зубы и острые когти. Эти существа тянутся к нему своими когтистыми лапами и громко рычат. В какой-то момент Новосёлов замечает Аню и Вику. Они испуганы, они кричат. Алексей пытается отогнать от них чудовищ, кричит им:
  - Уходите от сюда, бегите! Я их задержу!
   Что бы ни делал во сне Алексей, чудовища всегда оказывались сильнее и проворнее его. Они забирают Аню с Викой и исчезают.
  Новосёлов видел разные варианты этих снов. Монстры всегда забирали Аню и Вику, а он всегда оставался один и кричал:
   - Нет! Вернитесь! Аня!..
  Просыпался он всегда в холодном поту, задолго до гимна России, а потом не мог заснуть.
  В остальном, всё было нормально, пока не случилось одно странное событие.
  
  2
  
  Новосёлов повернул ключ в замке и открыл дверь. Ещё до того, как вставить ключ в замок 'сейф' - двери, Алексей ощутил какое-то чувство тревоги, как будто что-то случилось, что-то страшное. В коридоре стояла Анна. Вид у неё был испуганный - лицо бледное, руки слегка потрясывает. Такой Анну Алексей давно не видел. В последний раз Анна так выглядела, когда Вику - тогда ей было два года - чуть не сбил какой-то придурок на 'БМВ'.
  Несмотря на испуганный и подавленный вид, Анна выглядела очень даже ничего. Розовый халатик, который доходил ей лишь до колен, не скрывал всех её достоинств, а только подчеркивал их: крепкие, красивые ноги, потрясающая фигура, которую не испортили ни любовь к сладкому, ни беременность и роды. В вырезе халатика виднелась пышная грудь. Длинные тёмные волосы, красиво рассыпавшиеся по плечам и спине Анны, от которых исходил приятный запах... Всё в Анне сводило Алексея с ума. Алексею всегда казалось, что его Аня внешне очень похожа на актрису Сальму Хайек.
  Новосёлов не мог оторвать взгляд от жены. Ему не просто захотелось овладеть ею прямо в прихожей, у порога, ему захотелось взять её грубо, силой, без всяких предварительных ласк. Он даже совсем забыл о том, что сегодня был его последний рабочий день перед отпуском. Пользуясь случаем, его босс, Михалыч, нагрузил его так, что он в конце рабочего дня умирал от усталости, еле доехал до дома. Сил абсолютно не было, пока он не увидел Анну. Алексей уже решил преступить к задуманному, но взгляд его встретился с глазами Анны. В её глазах (обычно синих, бездонных) он увидел страх, который сразу передался ему. Желание совокупляться в прихожей сразу куда-то ушло, испарилось, а внутренний голос шепнул ему: 'Сейчас не самый подходящий момент для этого'.
  - Что случилось, Аня?
  - Звонила твоя сестра. Сказала, что у Галины Петровны проблемы со здоровьем.
  - Что ещё за проблемы?
  Новосёлову всегда казалось, что у его мамули железобетонное здоровье, может одной левой свалить коня, а вместе с отцом могут запросто забить взрослого слона, причем голыми руками.
  - Не знаю... Ольга позвонила где-то час назад, когда ты был на работе. Сказала, что у твоей мамы что-то с сердцем. Про давление что-то говорила. Галина Петровна хочет нас увидеть, думает, что скоро... Ну, ты понимаешь?
  - Ничего не понимаю! А почему отец не позвонил?
  - Ольга сказала, что Сергей Иванович поехал за лекарствами в Кривое.
  - Почему в Кривое?
  - Ольга сказала, что в Алом в аптеке таких лекарств нет, а в Кривом есть.
  - Когда нужно приехать?
  - Она сказала, что чем быстрее - тем лучше... И знаешь что? - Анна замялась, потом, немного помолчав, добавила: - У твоей сестры был какой-то странный голос, вроде её голос, а вроде не её!
  - Как это?
  - Какой-то грубый, почти мужской голос. Я вначале не поняла, кто звонит. Но, когда она сказала, что это Ольга, мне всё стало ясно.
  - Может, тоже приболела? Хотя, это странно. Ольга, даже, когда училась в школе, никогда не болела. У неё здоровье всегда было крепче, чем у меня.
  - Ладно, дорогой, давай раздевайся, мой руки и иди ужинать. Я сегодня пожарила курицу с картошкой, 'шампанского' купила. Отметим начало твоего отпуска и будем думать, что делать дальше...
  - А где Вика? - Алексея удивило то, что сегодня дочь не вышла в коридор, чтобы встретить его. Обычно, когда Алексей приходит с работы, дочь - первый из домочадцев, кто его встречает. Выбегает в коридор с радостным криком: 'Папка пришел!', радостно прыгает и рассказывает всё, что произошло с ней в детском саду. Сегодня Вика не вышла его встречать. Наверное, слышала разговор Ани с Ольгой. Понимает, что произошло что-то серьёзное.
  - С Викой всё в порядке, привела её из садика, она сейчас что-то рисует.
  Алексей прошел в комнату. Дочь сидела за детским столиком и что-то усердно вырисовывала.
  - Привет, Викуля! Как делишки?
   - Привет, папуля! Всё хорошо. Мы новую песню в садике выучили!
  -Какую песню?
  -Не помню...Что-то про маму!
  -Ничего страшного, расскажешь, когда вспомнишь...
  - Пап, а мы что, к бабушке Гале и к деду Серёже поедем?
  - Скорее всего, да. А что ты спрашиваешь?
  - Не хочу я к ним ехать, я в садик завтра хочу!
  - Да это ненадолго, надо же хоть иногда дедушку с бабушкой навещать. А что ты рисуешь?
  - А вот не покажу! - Вика со смехом накрыла руками листок бумаги, на котором было что-то нарисовано карандашом.
  Новосёлов прошел на кухню. Анна вертелась у газовой плиты. Алексей подошел к ней сзади, приобнял и поцеловал в шею.
  - Алёша, ну не сейчас, не надо... Вика услышит, зайдёт сюда... Отстань! Садись, ешь, пока курица не остыла.
  Они сели за стол, поужинали. Вику Аня всегда кормила перед приходом с работы мужа. Связано это было с тем, что втроём на небольшой кухоньке было тесновато. Вика начинала шуметь. В общем, в такой обстановке было возможности ни поговорить, ни поесть.
  Анна разложила по тарелкам курицу с картошкой. Алексей открыл бутылку 'шампанского', наполнил шипучим напитком Анин бокал и свой.
  -Ну, за твой отпуск, любимый, - прошептала Анна и слегка прикоснулась своим бокалом к бокалу Алексея. Звон бокалов всегда успокаивал Новосёлова и создавал ощущение праздника и покоя на душе. Сегодня всё было по-другому. На душе было как-то неспокойно.
  Картошка с курицей оказались восхитительными. Весь ужин Анна молчала и смотрела на мужа. Алексей ел молча, вид у него был задумчивый.
  Поблагодарив Анну за 'шикарный ужин', поцеловав её в щеку, он пошел в комнату. Ему хотелось немного посидеть перед телевизором, отдохнуть, 'переварить' информацию. Слишком много на него сегодня свалилось.
  - Пап, смотри, что я сегодня нарисовала! - Вика подскочила к Алексею, залезла к нему на колени.
  - Ух, какая красота! А что это?
  - Пап, ну как же ты не понимаешь? Это же я, мама и ты!
  На рисунке были изображены 3 фигуры, раскрашенные цветными карандашами: маленькая фигурка, похожая на девочку с косичками - в центре, мужчина и женщина - по бокам. Сверху были нарисованы облака, а в правом верхнем углу - солнце - желтый круг с отходящими от него в разные стороны лучами.
   - Ах, как здорово! Да ты у меня художница!
  -Это меня в садике научила рисовать Татьяна Викторовна!
  - А кто такая Татьяна Викторовна? - заинтересовался Алексей.
  - Ну, ты чего, папа, это же наша воспитательница!
  - Точно, а я и забыл! Ладно, дочка, отнеси рисунок маме, пусть она его к холодильнику магнитом прикрепит. У нас в кухне картинная галерея будет.
  Вика схватила рисунок, спрыгнула с коленей Алексея и побежала на кухню. Новосёлов отрешенным взглядом уставился в экран телевизора.
  - Мам, смотри, что я нарисовала! - ребенок просто светился от счастья. - Это ты, я и папа!
  Анна взяла рисунок, внимательно рассмотрела его: три человеческие фигуры под ярким солнцем. Внизу детским подчерком было аккуратно выведено: 'мама', 'папа' и 'я'. Что-то было в этом рисунке. Что-то чистое, трогательное. Что-то, от чего наворачивались слёзы на глаза. Что это, Анна понять не могла. Похвалив и поцеловав дочь, она прикрепила рисунок к холодильнику магнитом - золотой рыбкой. Потом Анна помыла посуду, убрала бутылку с недопитым шампанским в холодильник. 'Странно это, - подумала она, - раньше никогда такого не было. Если не за рулём, Алексей всегда может выпить всё, что горит... Сегодня он даже не притронулся к 'шампанскому'. Наверное, сильно переживает за маму!'.
  
  3
  Алексей долго сидел перед телевизором, обдумывая происходящие события: 'Почему именно сегодня? Почему я не могу нормально провести свой первый - за долгое время - отпуск, который выпал на самое хорошее время года, на середину июня? Почему всё время что-то случается именно тогда, когда меньше всего этого ожидаешь?'.
  Размышления на тему испорченного начала отпуска были грубо прерваны. Женщина-диктор телевидения монотонным голосом вещала:
  - В районе поселка Алый продолжают происходить странные события. Если до недавнего времени бесследно пропадали домашние животные: куры, гуси, собаки, то три дня назад бесследно пропал восьмилетний мальчик, Антон Свиридов. Родители отправили его за продуктами в ближайший продуктовый магазин. После того, как Антон вышел из дома, его никто не видел...
  Алексей подскочил, как ошпаренный. Опрометью бросился к телефонному аппарату. Стал набирать номер телефона родителей. От волнения пальцы не слушались, он трижды пытался набрать номер, который помнил наизусть, но всё время попадал куда угодно, но только не к родителям.
  - Пятый цех, - женский хрипловатый голос. - Алло! Говорите!
  - Извините, ошибся, -Алексей нажимает 'отбой', набирает снова.
  - Алло! - приятный, сексуальный женский голос, от которого у Новосёлова пробежали мурашки по всему телу. - Говорите, вас не слышно!
  - Ольга, это ты?
  - Нет, молодой человек, вы ошиблись!
  'Жаль, что ошибся', - пронеслось в голове Алексея.
  Новосёлов снова нажимает 'отбой'. В это время на экране телевизора заплаканная женщина - мать Антона Свиридова. Она обращается к террористам и просит, чтобы отпустили сына, чтобы ничего плохого ему не делали.
  - ...Антоша хороший, добрый мальчик. Кто бы вы ни были, если Вы меня слышите, не делайте ему ничего плохого! Верните нам его живым! Мы заплатим любой выкуп, только отпустите...
  Далее телевизионный эфир начали сотрясать безудержные рыдания.
   Алексей снова набрал номер телефона родителей. Раздались длинные гудки.
  'Почему никто не подходит к телефону?', - подумал он. Между лопаток пробежал холодок тревоги.
  В это время в новостях полковник милиции с пухлым лицом что-то вещал уверенным голосом. При этом он старался не смотреть в объектив телекамеры и на все вопросы отвечал общими фразами:
   - Ситуация под контролем... Предприняты все необходимые оперативные розыскные мероприятия... Местное население оповещено...'.
  Глядя на полковника, Алексей подумал, что тот или врёт, или что-то скрывает.
  Новосёлов ещё раз набрал номер телефона родителей. И снова тот же результат: длинные гудки, сводящие с ума.
  - Странно это, - подумал Алексей. - В это время всегда кто-нибудь должен быть дома!
  - Пап, что это ты делаешь? - спросила Вика. Внешний вид отца её немного напугал: бегающие глаза, взъерошенные волосы.
  - Ничего, дочка. Не могу дозвониться до дедушки с бабушкой. Поиграй пока, не обращай на меня внимания!
  - Ладно! - ответила Вика и принялась рассаживать кукол за игрушечным столиком. - Куклам пора ужинать!
  4
  Анна прекрасно знала, что означает подобное поведение Алексея. Лучшее в данной ситуации - промолчать, не задавать 'идиотских' вопросов. Новосёлов - взрывной мужик, и если он взорвётся, он сразу начнет вымещать свою злость на окружающих, то есть на ней и Вике. А это небезопасно.
  Анна тихонько прошла в комнату и устроилась на диване. Делая вид, что читает журнал, она наблюдала за мужем.
  'Главное - ничего не спрашивать! - думала Анна. - Перед сном, когда успокоится - сам расскажет о принятом решении'.
  
  5
  
  Мысли в голове Новосёлова путались. Ему необходимо было успокоиться, немного прийти в себя. В поисках 'успокоительного' Алексей открыл холодильник. Пива нет, зато стоит неполная бутылка 'шампанского'.
  'Лучше эта гадость, чем вообще ничего', - решил Новосёлов. Уверенным движением руки он налил в большой бокал 'шампанского' и прошел в комнату.
  Телевидение, как всегда, не удивило своим разнообразием: по всем каналам показывали реалити-шоу, сериалы, новости, какие-то неинтересные передачи. Всё это шло вперемешку с рекламами.
  В голове крутилось одно и то ж : 'Что у них там за чертовщина происходит? Почему они не подходят к телефону? Почему это случилось именно сейчас, когда я собрался единственный раз за долгое время отдохнуть в отпуске? Это значит, что распитие пива с друзьями, походы в сауну, рыбалка, и многое другое - всё может накрыться медным тазом! Если не дозвонюсь до них, придется завтра с утра ехать в Алый! Не хочется, но надо'.
  Ни по одному телевизионному каналу новостей про поселок Алый больше не передавали, что отнюдь не улучшало настроения и не внушало оптимизм.
  
  6
  
  Ближе к полуночи, когда Вика уже спала, Алексей решил ещё раз попытаться дозвониться до родителей. Он ещё раз набрал знакомый номер телефона и стал слушать.
  'Ну почему у них нет сотовых телефонов? Как бы это всё упростило!', - с тоской думал Новосёлов. Поселок Алый находился всего в каких-то пятидесяти километрах от Лемска, но в Лемске сотовая связь работала прекрасно, а в Алом почему-то 'Извините, абонент вне зоны доступа, или временно недоступен'.
   После десятого длинного гудка, Алексей потерял терпение, у него возникло непреодолимое желание разбить телефонную трубку об стену. Остановило только то, что Вика может проснуться, поднимет шум. Аня от этого тоже не будет в восторге. Он положил трубку телефона на рычаг и прошел в комнату. Анна ещё не спала. Как всегда, она читала какое-то дешевое криминальное чтиво в мягкой обложке. Алексей не понимал, как можно читать детективы, написанные женской рукой. Лучше вообще ничего не читать, чем читать нечто такое.
  - И что ты решил, дорогой? - спросила Аня, не отрывая глаз от книги.
  - В новостях про Алый какие-то кошмары рассказывают, какие-то террористы там... До родителей весь вечер пытался дозвониться, так и не дозвонился.
  - Не переживай ты так! Наверняка, у них всё нормально! Сергей Иванович съездил в Кривое, купил лекарств. Я думаю, Галине Петровне стало лучше.
  - А что со связью?- не унимался Алексей.
  -Те же террористы её, наверное, и сломали. Кабель какой - нибудь там срезали.
  - Всё у вас, женщин, просто...
  - Спи, Лёша! Утро вечера мудренее. Если утром не передумаешь, поедем. Да и Вике на природе побывать полезнее, чем здесь, в городе.
  С этими словами Анна выключила светильник.
  
  7
  
  Новосёлову не спалось. Дурные предчувствия рождали в голове странные образы и плохие мысли, которые железным обручем давили на мозг. Волшебный секс с Аней, о котором мечтал Алексей, когда ехал с работы - то, чего меньше всего хотелось в данный момент.
  'Почему я должен ехать в Алый? Чтобы навестить больную маму. Почему сестра позвонила мне? Да потому, что всё не просто плохо, а очень плохо!'.
  Он должен успеть приехать и убедиться, что с мамой всё хорошо, иначе он всю жизнь будет упрекать себя в том, что не навестил умирающую маму, не исполнил свой сыновний долг. Жена будет молчать, но в её глазах он до конца своих дней будет читать упрёк: 'Кто же так к родителям относится? К умирающей матери не поехал...'.
  Новосёлов попытался вспомнить хоть что-то хорошее, хоть один эпизод из детства, связанный с мамой.
  - Ах, ты, сволочь! - слышит Алексей голос мамы, вслед за этим следует сильный подзатыльник, от которого раскалывается голова, и в глазах мелькают белые звёздочки.
  'Кольцо на руке', - понимает он и пытается куда-нибудь спрятаться. Сильные мамины руки хватают его за шиворот. Алексей чувствует, как натягивается рубашка на спине, готовая вот-вот треснуть, как ворот рубашки впивается в горло.
  - Засранец мелкий! - удар по спине, ещё один.
  Отец... Новосёлов тут же вспоминает сильный удар в лицо, полёт спиной вперёд, сильная боль в затылке, что-то тёплое заливает спину и плечи.
  Ольга... жирная сука. Перед глазами появляется обнажённое рыхлое тело, в руках это существо с чёрными глазами сжимает вантус. Удар, ещё удар...
  Алексей не заметил, как погрузился в тёмную пучину сна.
  Во сне ему снилось большое помещение, залитое жёлтым светом. он будто плавал в воздухе, и был не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Над ним склонились какие-то люди, в руках которых зажаты какие-то странные блестящие инструменты. Они что-то делают с головой Алексея. Ему больно, он видит свою кровь на блестящих одеждах этих людей. Их одежды похожи на костюмы лётчиков. Алексей пытается кричать, но не может. Губы будто склеились, голосовые связки отказываются подчиняться. Странные люди продолжают копаться в его голове...
  Потом накатила темнота, из которой Новосёлова выдернул гимн России. Он открыл глаза.
  
  Глава 10. Разоблачение
  
  1
  
  Вынырнув из сна, Алексей сел на край дивана, свесив ноги, посмотрел на диванчик Вики. Вика ворочается, значит, сейчас проснётся. Из кухни доносится звук утренних новостей. Запах кофе щекочет ноздри. Аня включила телевизор и готовит завтрак.
  Не испытывая желания никуда сегодня ехать, Новосёлов первым делом схватил трубку телефона и стал звонить родителям. Результат тот же, что и вчера: никто не берёт трубку.
  Умывшись и побрившись, Алексей прошёл на кухню.
  - Как спалось? - с улыбкой спросила Анна.
  - Как в раю! - соврал Алексей и взял в руку бутерброд с сыром.
  - Нам собираться? - было видно, что Ане всё равно куда ехать, лишь бы не провести субботу дома.
  Новосёлов подошёл к окну. Погода была солнечной, туч на небе не было.
  - Собирайся, - вздохнув, ответил Алексей. - Только за рулём сегодня будешь ты. У меня сегодня что-то нет настроения.
  - Чудненько! Ты пока завтракай, а я займусь сборами, - с этими словами Анна выпорхнула из кухни.
  'Откуда у неё столько энергии? Я проснулся с ощущением, что меня быки всю ночь топтали, а она с утра уже носится', - думал Алексей, кусая бутерброд, механически его прожевывая и запивая горячим кофе. В 'Новостях' показывали репортаж про вечер театрального искусства, который прошел вчера в Доме Культуры имени Гагарина. В левом нижнем углу высветилось время: 9:10. Температура воздуха: +21.
  'Сегодня будет жарко! - подумал Алексей - Нужно будет надеть серые шорты и белую футболку'.
  В 9:30 в кухню вошла Вика и села за стол. На ней было белое платье с ромашками. Косички уже заплетены. Для Алексея это означало, что на сборы уйдёт меньше времени и в Алый они приедут пораньше, минуя 'пробки'.
  - Пап, там по третьему каналу должны показывать 'Том и Джерри'... Включи!
  - Смотри, только ешь быстрее, а то без тебя уедем,- пошутил Алексей, нажал кнопку '3' на пульте и вышел из кухни.
  В комнате Анна собирала вещи в дорогу. Всё самое необходимое с трудом поместилось в большую спортивную сумку.
  - Аня! Я пойду машину подгоню к подъезду, заодно в магазин зайду.
  - Зачем в магазин? - удивилась Аня.
  - Как-то неприлично с пустыми руками в гости ехать. К тому же, мы в Алом давно не были. Я даже не знаю, остались ли там ещё магазины?
  - Иди, только сумку возьми. Я уже всё собрала.
  Новосёлов взял в руку сумку. Старая спортивная сумка казалась большой, но она была не тяжёлой.
  Алексей забрал машину со стоянки и подогнал её к подъезду. Аня с Викой ещё не вышли. Чтобы не терять зря время, Новосёлов зашёл в магазин 'Продукты', который был за углом их дома. Там он купил две бутылки водки, две бутылки 'Мартини' и две двухлитровых коробки сока. Немного подумав, он купил себе бутылку пива, чтобы в дороге было веселее. Когда Алексей подходил к машине, чтобы положить на заднее сиденье покупки, из подъезда вышли Аня с Викой.
  - На сборы вы потратили меньше полугода! - крикнул им Алексей, садясь в машину. - Я думал, буду дольше вас ждать...
  Аня села за руль, двигатель машины приятно заурчал. Открыв бутылку пива дешёвой газовой зажигалкой, которая всегда лежала в 'бардачке', Алексей дал команду: - Поехали!
  
  
  2
  
  Несмотря на то, что была суббота, и выехали Новосёловы рано, всё равно им предстояло постоять в 'пробках', самая большая из которых была на выезде из Лемска, у поста ГИБДД.
  Алексею было жарко, он чувствовал, как начинает раскаляться крыша машины и воздух в салоне становится горячим. Вика начала ныть, что ей жарко и Алексей открыл для неё пакет с соком и налил в одноразовый стаканчик. В какой-то момент даже открытые окна перестали спасать. Новосёлов чувствовал, как по его лицу струится пот, заливая глаза, и футболка прилипает к телу.
  Анну, наоборот, жара не беспокоила. Выехав за пределы города, она разогналась до ста километров в час, и сейчас она наслаждалась скоростью и тем, как потоки свежего воздуха, врываясь в приоткрытое окно, играют с её волосами.
  'А он у меня красивый! - подумала Анна, глядя на Алексея, который сидел на пассажирском сидении, поглаживал её бедро и периодически прикладывался к бутылке пива. - Чем-то похож на Кевина Костнера, только моложе и здоровее'.
  Действительно, при росте 1 метр, 83 сантиметра Новосёлов сейчас весил 110 килограммов. Уже ничего не напоминало в нём того стройного голубоглазого юношу, которым он был, когда учился в школе. Алексей иногда ходил в тренажёрный зал, бегал по утрам, но стройнее он от этого не становился. Он иногда жаловался Ане, что уже забыл, когда его брюшной пресс был рельефным, но Ане он и таким нравился. В шортах, в футболке, с 'пивным' животом Новосёлов напоминал Анне гнома-переростка. Хорошего, доброго гнома из старой доброй сказки, которого несмотря ни на что она любила. Анна улыбнулась, посмотрев на мужа. Сравнение с гномом её развеселило.
  - Алёша, включи какую-нибудь музыку, - попросила Анна, когда поняла, что ей чего-то не хватает для полного счастья.
  Алексей полез в бардачок, долго в нём рылся, потом, наконец-то извлёк диск.
  - Вот, наконец-то, нашёл! 'Мову'? Что за группа такая?
  - Это не 'Мову', а 'Moби', - Анна не смогла сдержать смех. - На английском написано! Мне этот диск Ленка подарила.
  Новосёлов покраснел, но ничего не ответил. В следующее мгновение магнитола проглотила диск и из динамиков полилась хорошая, спокойная музыка.
  -Здорово! Полный 'релакс', - Алексей откинулся на спинку сидения и закрыл глаза.
  Анна посмотрела на Вику. Вика спала на заднем сидении.
  Внезапно Новосёлову захотелось облегчиться, причём так сильно, что не было сил терпеть. Казалось, ещё чуть-чуть и будет поздно: Алексей либо лопнет, либо зальёт мочой весь салон.
  - Аня, останови! - зажимая рукой промежность, попросил Алексей.
  -Ты что, до Алого не можешь потерпеть? - Анна удивлённо посмотрела на мужа.
  - Нет, не могу...
  Аня включила 'поворотник' и стала искать место для парковки на обочине. Не дожидаясь полной остановки машины, Алексей выскочил и побежал к ближайшим кустам.
  Измученный долгим терпением мочевой пузырь Алексея быстро избавился от лишнего. Новосёлов облегчённо выдохнул.
  'Как хорошо, а главное - вовремя!', - подумал Алексей, оглядывая окрестности. Он без труда узнал эту местность. Метрах в пятидесяти от шоссе начинался смешанный лес, к которому вела узкая тропинка. Шоссе было отделено от леса небольшой равниной, заросшей травой. Как-то осенью Алексей с Костей и с Димой приезжали сюда, собирали в лесу грибы и жарили шашлыки. Кажется, что это было так давно, где-то в другой жизни, и не с ними.
  -Лёха, ты идёшь? - услышал Новосёлов нетерпеливый голос Анны.
  - Сейчас!
  Он ещё раз окинул взглядом знакомые места. Вдруг, посмотрев налево, Алексей заметил что-то большое и чёрное. Это 'что-то' находилось метрах в сорока от дороги, почти у самого леса.
  'Раньше этого здесь не было!', - подумал Новосёлов и направился к чёрному объекту, привлекшему его внимание. Он понимал, что Ане не понравится его поступок, но любопытство взяло верх над здравым смыслом.
  Подойдя ближе, Алексей понял, что это были обгоревшие останки автомобиля. Кузов был смят в 'гармошку', крыша была вдавлена внутрь автомобиля. Определить модель, марку машины по останкам не представлялось возможным. Алексей представил, как спасатели вытаскивают из горящей сплюснутой машины то, что осталось от водителя и его передёрнуло.
  'Это с какой силой нужно долбануть машину, чтобы она, кувыркаясь, долетела до леса? Дорога прямая... Как человека угораздило так разбиться?', - с ужасом думал Новосёлов.
  Трава вокруг того, что раньше было автомобилем, была по пояс. Значит, авария произошла как минимум год назад. Стволы сосен были чёрными, значит, был сильный пожар.
  Когда Алексей собрался идти к своей машине, его внимание привлёк металлический прямоугольник, который лежал в траве, среди обугленных обломков автомобиля Алексей нагнулся, поднял почерневшую пластину. Оказалось, что это регистрационный номер автомобиля, сильно обгоревший и согнутый пополам. Разогнув номер, Алексей попытался рассмотреть его поближе. Ему было интересно, местный это был автомобиль, или из другого региона. Обгоревшей оказалась тыльная сторона. Лицевая сторона номера была немного поцарапана и краска местами была покрыта пузырьками, но цифры и буквы номера различить было возможно.
  Сначала Новосёлов увидел номер н666ма, потом - в666те. Алексей протёр рукой глаза, посмотрел на номер ещё раз. В этот раз он увидел номер х666хо. Вместе с буквами номера менялся регион: 66, 56, 77.
   'Должно быть, я перегрелся на солнце!'
  Внезапно у Алексея возникло ощущение, что на него кто-то смотрит. Раздался слабый шорох в кустах. Когда он сделал шаг в направлении кустов, послышались удаляющиеся шаги.
  - Алёша!- послышался голос Ани. - Ты что, заблудился?
  Новосёлов бросил номер в траву и побежал к своей 'ласточке'. Подойдя к машине, первым делом осмотрел номера спереди и сзади. Ничего не изменилось: т503ке.
  - Ты чего там смотришь? - спросила Анна, высунув голову из окна
  - Так, ничего. Проверял, не потеряли ли мы номер. Толи сзади, толи спереди шуруп был слабый...
  Новосёлов сел в машину, и они поехали дальше. Алексей был в шоке от увиденного. Анне об этом он рассказывать не стал, потому, что он знал, что Аня не поверит и будет смеяться. Она будет напоминать ему об этом каждый раз, когда он будет покупать себе пиво. Нет, уж лучше пусть она будет в неведении.
  
  3
  
  В Алом их ожидал ещё один сюрприз. Вместо старого, деревянного, с облупившейся белой краской забора, вокруг дома ? 7 на улице Яблоневой был высокий бетонный забор. По верхней части бетонного забора проходила колючая проволока.
  'Десятка' Новосёловых подъехала к мощным железным воротам, покрашенным в чёрный цвет, и три раза посигналила. В ответ - тишина. У Алексея создалось впечатление, что никто не торопился им открывать.
  -Ты точно к нашим воротам подъехала? - спросил он у Ани.
  -Ты думаешь, что я дура, да? - Анна метнула в мужа злобный взгляд - Ты что, не видишь, что на заборе висит табличка с номером семь?
  -У дедушки с бабушкой забор новый! - удивлённо произнесла Вика с заднего сиденья. - Какой он большой и красивый!
  Алексей вышел из машины, сделал два шага по направлению к воротам и увидел, как открылась дверь в правой створке ворот. Из этой узкой двери, сопя и пыхтя на ходу, вышла Ольга.
  'Как она не застряла в дверном проёме?', - подумал Новосёлов, глядя на Ольгу.
  Действительно, с момента их последней встречи Ольга сильно изменилась: она ещё больше располнела и ...выросла?
  'Она весит не меньше ста пятидесяти килограммов, но как ей удалось снова, как в детстве, стать намного выше меня? - отметил про себя Алексей. - Взрослые не растут. На ногах у неё не туфли на шпильках, а лёгкие кроссовки... А может быть, я усыхаю?'.
  - Заезжай! - крикнула Ольга, махнув рукой Анне.
  Новосёлов отметил, что голос у неё стал грубый, почти мужской. Вслед за этим в голове пронеслись предположения : 'Курит...пьёт...простыла?'.
  Анна заехала во двор. Алексей думал, что 'ласточку' можно поставить в гараж отца, но гараж был закрыт на висячий замок.
  -Пусть поставит машину у ворот гаража, - пробасила Ольга и посмотрела оценивающим взглядом на Алексея. В какой-то момент из глаза встретились, и от мутного взгляда сестры Новосёлову стало как-то не по себе. - Когда отец приедет, придётся машину отогнать, а пока пусть стоит здесь!
  -У вас забор новый...
  -Да, мы недавно его поставили. Тут жульё всякое по ночам лазит! Да и старый забор давно менять нужно было...Хр-р-р! Проходите в дом.
  Алексей подошёл к машине, достал из салона спортивную сумку. Дождавшись, когда Вика покинет салон, Аня поставила машину на сигнализацию, и все последовали за Ольгой в дом.
  По пути от машины до дома, Новосёлов смотрел по сторонам и не переставал удивляться тому, как сильно здесь всё изменилось. Некогда покрытый щебнем двор был заасфальтирован, ограждение вокруг свинарника отсутствовало, свинарник был закрыт на висячий замок. Сарай и курятник также отсутствовали, на их месте была большая, широкая грядка, накрытая чёрной полиэтиленовой плёнкой.
  - Пап, а почему тётя Оля такая большая? - тихо спросила Вика.
  - Потому, что она никогда не была маленькой! - шутливо ответил Алексей и улыбнулся Вике.
   Ольга обернулась и измерила их взглядом, полным презрения. От этого тяжёлого взгляда улыбка сползла с лица Алексея.
  Когда подходили к крыльцу, Новосёлов заметил, что будка Рэма исчезла. Вместо неё стоял жестяной короб с мусором.
  - Вытирайте ноги, - не оборачиваясь, сказала Ольга, открывая дверь.
  Вид прихожей немного изменился: стены были обделаны пластиковыми панелями, на потолке были наклеены белые обои. Справа стоял шкаф для одежды, на левой стене висело большое зеркало, под зеркалом стояли тумба для обуви и небольшой пуфик. Всё это когда-то стояло в прихожей Новосёловых, когда они жили в Лемске.
  На первом этаже были две комнаты и кухня. Там тоже стояла мебель Новосёловых, и был сделан ремонт. Теперь уже ничего не напоминало Алексею про бабушку с дедушкой, про его детство. У него создалось впечатление, что Новосёловы сознательно уничтожили всё, что хоть немного было связано с бывшими хозяевами этого дома.
  - Размещайтесь пока здесь, - лишённым эмоций голосом скомандовала Ольга. - Вещи можете сложить в тот шкаф. На второй этаж не ходите, там ещё ремонт не закончен, дверь закрыта на замок.
  - Тётя Оля, а где бабушка с дедушкой? - спросила Вика.
  - В Кривом, у Калашниковых. Вы их не знаете....
  - Как у Галины Петровны со здоровьем? - поинтересовалась Аня.
  - Ей уже лучше, сегодня вечером они приедут. А мы, пока их нет, будем жарить шашлыки, потом будет баня... Повеселимся... хр-р-р! - сказав это, Ольга хлопнула дверью и вышла из дома.
  - Какой странный у неё смех. Ты слышал? Похож на хрюканье... - Анна удивлённо посмотрела на Алексея.
  - Или рычание, - задумчиво добавил Алексей. Его не покидала мысль о том, что что-то здесь нечисто, что-то не так, но что? Он подошёл к телефонному аппарату и снял с рычагов трубку, приложил трубку к уху. В трубке была тишина. Алексей подёргал провода, ничего не изменилось.
  -У них телефон не работает, - прошептал Новосёлов и почувствовал, как у него пробежал холодок между лопаток.
  - Я же тебе говорила, что это хулиганы кабель срезали. Такое сейчас бывает... А Ольга выглядит ужасно. Не хотела бы я также выглядеть. У неё поэтому и мужика нет.
  - Она сама как мужик! - с улыбкой ответил Алексей. Анна засмеялась, прикрыв рот ладонью.
  -Ты не будешь переодеваться? - спросила Анна.
  Только сейчас Новосёлов заметил, что Анна сменила джинсы на короткие джинсовые шорты с бахромой, вместо голубой блузки на ней был белый топик. На ногах у неё были голубые сланцы. Вид у Ани был очень соблазнительный.
  - Ты классно выглядишь, Аня! - сказал Алексей.
  Анна ничего не ответила. Улыбнувшись озорной улыбкой, она взяла Вику за руку и вышла из дома.
  Выпив кружку кваса в кухне, Новосёлов тоже поспешил выйти из дома на свежий воздух. Солнце светило ещё ярче, стало ещё теплее. На небольшом газоне, покрытом зелёной травой, за большой грядкой, накрытой плёнкой, Аня с Викой играли в что-то среднее между футболом и волейболом. На Ане был жёлтый купальник. Алексей стоял на крыльце, и как заворожённый смотрел на Анну. Ему пришла в голову мысль, что красота женщины познаётся в движении. На то, как Аня играет с мячом, можно смотреть вечно.
  -Что стоишь? - голос Ольги вывел Новосёлова из состояния оцепенения. Он вздрогнул. - Дрова наколи, поленница слева, за гаражом. Я пока воду в баки накачаю. Будет вам хорошая баня. Топор я уже принесла из сарая, он уже там... Свиней мы сейчас не держим, в свинарнике храним инвентарь.
  - А где старый сарай и курятник?
  - Развалились. Они сколько лет стояли? Туда заходить уже опасно было, всё могло обрушиться...- Ольга пошла по направлению к бане.
  Прежде чем приступать к работе, Алексей решил сходить в туалет, так как мочевой пузырь стал подавать позывные сигналы.
  'Хоть туалет на месте!', - с облегчением подумал он. Подойдя к туалету, который представлял собой пристрой к дому, Алексей понял, что туалет тоже изменился. Снаружи туалет был оббит деревянными рейками и покрашен бесцветным лаком. Покатая крыша туалета была покрыта черепицей. Раньше дверь туалета представляла собой четыре наспех сколоченные доски. Сейчас там была массивная дверь, с мощной металлической щеколдой и хромированной ручкой, поблескивающей на солнце. В верхней части двери было небольшое застеклённое окошко.
  Внутри было подозрительно чисто. Не пахло ни мочой, ни фекалиями. Стены были оббиты деревянными панелями, на потолке, прямо над круглым отверстием в полу, которое больше было похоже на люк, висела большая лампа, похожая на тарелку, которая включалась от выключателя на правой стене.
  'Чтобы случайно не промазать', - с улыбкой подумал Новосёлов.
  Он подошёл поближе к круглому отверстию, отметив про себя, что круг был идеально ровным. Отверстие было большим. В него запросто мог бы пролезть он, стокилограммовый мужик.
  'Нужно сказать Ане, чтобы Вику сюда одну не пускала', - пришла в голову ещё одна мысль.
  Когда в тёмную пропасть дыры туалета полилась струя мочи, Алексей в темноте заметил движение и услышал какой-то шум. У него создалось впечатление, как будто какое-то существо находилось под круглым отверстием, а когда он начал справлять нужду, существо отошло в сторону. Новосёлов натянул шорты, отошёл на шаг назад, прислушался. Тишина. Опять подошёл к отверстию, попытался вглядеться в темноту. Сердце учащённо колотилось в груди, во рту пересохло. Хотя Алексей ничего не увидел, его не покидало ощущение, что внизу кто-то есть. Этот кто-то наблюдает за ним. Он даже услышал дыхание этого существа и почувствовал, как волосы на голове встают дыбом.
  Пошарив по карманам шорт, Алексей нашёл зажигалку, попытался дрожащей рукой зажечь её, чтобы рассмотреть, что находится внизу. Однако, как бы он ни старался, из зажигалки не удалось высечь даже искру. Новосёлов почувствовал мощный поток тёплого воздуха, который шёл снизу, словно там, внизу, был установлен кондиционер.
  - Кто здесь? - крикнул Алексей в темноту.
  Шум, который он принял за дыхание, стих. В выгребной яме стояла кладбищенская тишина, только Ощущение, что за ним следят, не покинуло Алексея.
  'Второй раз за день ерунда какая-то мерещится!', - прошептал он и вышел из туалета. Второй раз заходить туда у Алексея желания не было. Только выйдя на свежий воздух и сделав глубокий вдох, Новосёлов заметил, что его футболка насквозь пропиталась потом и прилипла к телу. Сняв футболку, он повесил её на перила крыльца, чтобы она высохла, и пошёл к поленнице.
  Аня с Викой всё ещё играли и весело смеялись. Алексей различил ещё один звук - звук работающего насоса, который качал воду из артезианской скважины в баню.
  'Вот, что я принял за дыхание призрака сортира! - с облегчением подумал он. - Что-то с нервами у меня в последнее время... Всякая дрянь чудится!'. Эта мысль немного успокоила.
  Зайдя за гараж, Новосёлов увидел поленницу. Под покрытым черепицей навесом были аккуратно сложены берёзовые дрова, напротив поленницы стоял большой пень с воткнутым в него топором. Алексей отметил, что дрова в поленнице лежат ровными рядами, как будто их только вчера привезли и сложили под навес. Нигде не было следов того, что дровами кто-то пользовался: не было видно щепок, кусков коры, дрова были сухими, значит, они лежат здесь давно. Площадка вокруг поленницы и пня была покрыта ровным слоем щебня.
  Также Новосёлов успел заметить, что за поленницей высокий бетонный забор заканчивался. Дальше забор представлял собой сетку, натянутую между металлическими столбами. Высота забора была почти два метра.
  То, что раньше было большим огородом с высаженными по периметру плодовыми деревьями и кустарниками, сейчас представляло собой пять длинных широких грядок, накрытых плёнкой. Деревья и кусты отсутствовали, в походах между грядками трава была сантиметров пять длиной, из чего Алексей сделал вывод, что траву регулярно скашивали.
  Новосёлов достал из поленницы полено, ощутив, как плотно дрова прижаты друг к другу. Потом он поставил полено на пень, удивившись, до чего ровно с обеих сторон обрезано полено. Сильным взмахом топора Алексей расколол полено, потом ещё одно.
  Краем глаза через сетку забора он успел рассмотреть двор соседей, Морозовых. Дом был заколочен досками, весь двор и огород заросли травой, которая, скорее всего, была Алексею по пояс.
  'Интересно, что с ними случилось?', - подумал Алексей, раскалывая очередное полено.
  Он вспомнил Дениса Морозова, его родителей и младшую сестрёнку. Кажется, её звали Алёна? Алексей вспомнил зиму, проведённую в Алом.
  От нахлынувших воспоминаний, Алексей не на шутку разволновался. Он почувствовал, как к горлу подкатывает комок, а на глаза наворачиваются слёзы.
  Похлопав по карманам шорт, Новосёлов достал пачку сигарет, которую он предусмотрительно достал из 'бардачка', по дороге в Алый.
  'Где же ты сейчас, Дениска?', - думал Алексей, делая глубокую затяжку. Табачный дым приятно щекотал ноздри и успокаивал нервную систему.
  Затушив об пень окурок, Алексей только потянулся рукой к очередному полену, как вдруг услышал за спиной голос:
  - Алёша!
  Новосёлов хотел обернуться, но тот же голос прошептал:
  - Не оборачивайся! Это я, Иван Тимофеевич. Не оборачивайся! Нас не должны видеть. Ты зря сюда приехал. Если хочешь жить, сматывай удочки и вали отсюда, семью свою забирай. Они сожрут вас!
  Алексей решил, что это чья-то злая шутка. Обернувшись, он увидел тощёё, грязное существо, в котором смутно угадывался Иван Тимофеевич. Из одежды на нём были только рваные грязные коричневые брюки. Он был похож на узника концлагеря: длинные седые волосы, такая же длинная борода, в которых были видны репей, трава и комья грязи. Глаза Ивана Тимофеевича блестели каким-то странным огнём. При каждом вздохе через грязную кожу, покрытую шрамами, просвечивали рёбра. От него исходил неприятный запах, который Алексей уловил, несмотря на то, что расстояние между ними было больше двух метров. Уже ничего не выдавало в нём человека, который когда-то служил в армии в десантных войсках, а придя из армии был сильнейшим жителем Алого : никто не мог повалить его на руку, он мог тридцать раз толкнуть из-за головы двухпудовую гирю хоть правой, хоть левой рукой. Позже Иван Тимофеевич занимал пост главного энергетика на Кирпичном заводе. Сейчас перед Алексеем стоял настоящий бомж, на которого нельзя было смотреть без содрогания.
  - Иван Тимофеевич! Что с вами случилось? Где Денис? Почему вы в таком... - договорить Алексей не успел, так как услышал, как что-то упало за спиной. Обернувшись, он увидел зелёный резиновый мячик, который приземлился прямо на чёрный полиэтилен грядки.
  - Пап, кинь мячик! - Вика смотрела на него, в нерешительности переминаясь с ноги на ногу.
  - Может, сама возьмёшь? - спросил Алексей. - Я дрова колю...
  - Нет, тётя Оля сказала, чтобы я к грядкам не подходила. Она строгая, я боюсь её.
  Новосёлов воткнул топор в пень, подошёл к грядке, поднял резиновый мяч.
  - Держи!
  -Спасибо, папа! - поймав мяч, Вика убежала.
  Иван Тимофеевич исчез. Подойдя к забору, Алексей крикнул:
  - Иван Тимофеевич! Иван Тимофеевич!
   Ответом был лишь шелест высокой травы, колышущейся на ветру.
  Потом внимание Новосёлова переключилось на большие грядки. Ему стало интересно, что же такое выращивают его родители, что они так оберегают и закрывают чёрной плёнкой?
  Плёнка была прижата к земле небольшими деревянными клиньями, которые были воткнуты в землю. Вытащив из земли остро заточенную снизу деревяшку, Алексей отогнул плёнку и увидел, что на грядке аккуратными рядами высажено то, что он никогда не видел раньше и чему не знал названия. Это было похоже на грибы, только они были спиралевидной формы, заострялись кверху. Пахли они тоже как грибы. Но для того, чтобы уловить запах простого гриба, его нужно поднести к носу, а у этих грибов запах был очень сильным. Алексей его почувствовал, как только отогнул плёнку. Кроме грибов, Новосёлов не увидел на грядке ни одной травинки, из чего он сделал вывод, что грядки регулярно пропалываются.
  Алексей отогнул плёнку у второй грядки, увидел те же самые грибы.
   'Так вот от чего они жиреют!', - подумал Алексей.
  Как только Новосёлов расправил плёнку, вбил в землю клинья, тут же увидел Ольгу. Она стояла в двух метрах от него, уперев руки в жирные бока и сверля его полным ненависти взглядом.
  - Ты зачем под плёнку заглядываешь? Тебе кто разрешал? Ты хоть знаешь, что это такое? Это испанские шампиньоны. Ты хоть представляешь себе, сколько они стоят? - глядя в упор на Алексея, скороговоркой выпалила Ольга.
   Новосёлов отметил, что сейчас у его сестры был голос подростка, у которого 'ломается' голос.
  - Оля, что ты так переживаешь? - Алексей попытался изобразить беззаботность и улыбнулся. - Мячик упал на грядку, я аккуратно поправил...
  - Кому ты лапшу на уши вешаешь? - Ольга сделала шаг вперёд, сжав пухлые руки в кулаки. Алексею показалось, что она опять, как в детстве, его ударит. На всякий случай Алексей встал боком и приготовился отражать удары. - Я всё видела!.. И с кем ты тут говорил?
  - С Иваном Тимофеевичем, - Алексей понял, что врать нет смысла и сказал правду.
  - С кем? - Ольга захохотала. При смехе её жировые складки на теле затряслись крупной дрожью. Новосёлову стало противно смотреть на это, и он отвёл глаза. - Может, ты ещё с бабулей, или с дедулей переговорить успел? Да нет никакого Ивана Тимофеевича. Они уже три года здесь не живут. Они всёй семьёй уехали, даже не попрощавшись... Тоже мне соседи!
  - Но я видел...
  - Ничего ты не видел... и не увидишь, - Ольга, вцепилась пухлыми руками в сетку забора и рассматривала соседский двор, а потом спокойным голосом, как ни в чём не бывало, произнесла: - Что так дров мало наколол? Давай быстрее заканчивай! Потом баню затопим, шашлыки пожарим. Давай...
  Когда Новосёлов закончил с дровами, Аня с Викой лежали на мягкой траве газона и загорали.
  Ольга уже поставила мангал перед крыльцом и разожгла огонь. Кастрюля с мясом стояла рядом. Ольга с важным видом прохаживалась вокруг мангала и махала картонкой.
  Подбежала Вика
  -Тётя Оля, можно я помогу?
  -Ты очень мне поможешь, если вернёшься на газон и продолжишь загорать! -Ольга грозно посмотрела на девочку. Вика тут же развернулась и побежала в сторону газона.
  Алексей сложил дрова в предбаннике, растопил печь. Потом он стал помогать Ольге жарить шашлыки.
  - Что это за мясо? - спросил он у Ольги, нанизывая небольшие кусочки на шампуры.
  - Баранина, а что?
  - Странно как-то выглядит твоя баранина, - Алексей внимательно осмотрел мясо, нанизанное на шампур. То, что это не баранина, Алексей понял сразу. - И запах какой-то странный...
  - Опа! Ещё один помощник нашёлся! - Ольга продолжала махать на угли. - Это же специи...
  - Первый час, а родителей всё нет, - произнёс Алексей, глядя на часы.
  - Приедут! - Ольга положила картонку на нижнюю ступеньку крыльца и вошла в дом.
  
  
  4
  
  Когда шашлыки были готовы, Алексей вынес из дома раздвижной стол, Ольга накрыла его скатертью, поставила на стол кастрюлю с окрошкой, салатницы с салатами. В салатницах был салат одного вида: с помидорами, с редисом и с зелёным луком. Потом Ольга поставила на стол большую миску с шашлыками. Было ещё одно блюдо, но Новосёлов сначала не понял, что это.
  Алексей недоумевал, как Ольга умудрилась так быстро всё приготовить?
  'Скорее всего, всё было готово заранее', - решил он, а вслух спросил:
  - Как насчёт спиртного?
  Ольга отрицательно покачала головой.
  - Нет, я не пью в жару. Лучше вечером.
  - Вечером, так вечером, - согласился Новосёлов.
   Он принёс из дома табуретки, и все стали рассаживаться за столом.
  - А это что? - спросила Анна, указывая вилкой на блюдо со странным содержимым.
  - Это салат с итальянскими шампиньонами, - с гордостью сказала Ольга и стала накладывать в свою тарелку жёлто-зелёную массу, похожую на кашу. - Шедевр!
  -Ты же говорила, что у вас испанские шампиньоны, - тихо проговорил Алексей, с плохо скрываемым отвращением глядя на то, как Ольга ест свой странный салат.
  - Какая разница! - пробубнила Ольга. Из уголков её рта стекала жёлтая жидкость. - Это очень вкусно! Попробуйте!
  Ни Анна, ни Алексей, ни Вика есть диковинный салат не стали, ограничившись традиционными блюдами. Новосёлов про себя отметил, что шашлыки хорошо прожарились, но у них был какой-то сладковатый вкус.
  'Точно не баранина, но есть можно!', - подумал Алексей и тут же вспомнил про специи. Быть может, Ольга знает про специи больше Анны. Новосёлов про специи не знал практически ничего, кроме лаврового листа. Ещё он знал, что есть какая-то паприка, но как она выглядит, он даже представить себе не мог.
  После обильного обеда все поблагодарили Ольгу и разошлись по своим делам. Ольга пошла в дом, чтобы вымыть посуду. Новосёлов собрался пойти в баню, которая к тому времени успела прогреться до 110 градусов (в парилке был термометр). Аня с Викой и Ольга отказались идти в баню, и Алексею предстояло идти в баню в гордом одиночестве.
  К счастью, баня нисколько не изменилась. Дед Алексея, Пётр Алексеевич был заядлым парильщиком и баню построил на века и со знанием дела.
  Как всегда, у бани стояла железная бочка, наполненная холодной водой. Рядом с бочкой стояло эмалированное ведро - чтобы можно было после парилки окатить себя холодной водой. Проходя мимо бочки, Новосёлов опустил в неё руку. Вода была чистой и холодной. Значит, её только сегодня накачали из скважины.
   В просторном предбаннике уже был приготовлен берёзовый веник, под длинной скамейкой, как всегда, стоял бочонок. Только сейчас в бочонке был ни квас, ни брага, а обычный морс. Алексея это вполне устраивало. На скамейке лежала аккуратно свёрнутая чистая простыня.
  Парилка тоже была просторной. Она была оббита берёзовыми рейками, вдоль стен тянулись три г-образные полки. Было одно небольшое окошко, через которое в парилку попадал солнечный свет. Когда Алексей начал париться, это окно запотело.
   Запах берёзовых досок навевал приятные воспоминания о том времени, когда Алёша, будучи мальчиком, жил в Алом.
  'Хорошо подготовились к моему приезду! - отметил Новосёлов. - Хорошо, что баню не снесли и под садовый инвентарь не приспособили'.
  Он провёл в бане больше двух часов, периодически окатывая себя холодной водой и отдыхая на крыльце бани, откуда он мог обозревать окрестности и наблюдать за Аней с Викой.
  Был один момент, когда Алексей парился и почувствовал, что свет померк. Сначала он подумал, что это солнце зашло за облака, поэтому в бане стало темнее. Но, повернув голову, он заметил тёмную тень, которая сразу же исчезла, в парной опять стало светло. Алексей выскочил из бани, вылил на себя ведро ледяной воды. Посмотрев по сторонам, он не увидел никого рядом с баней. Анна всё ещё загорала на газоне, Вика каталась на верёвочных качелях, натянутых между двумя столбами, стоящими перед сараем, напротив зелёного газона. Изначально дед вкопал эти столбы и сделал между ними поперечную перекладину для того, чтобы было на чём выбивать пыль из ковровых дорожек. Новосёлов, будучи ещё ребёнком, использовал эту конструкцию как турник.
  Алексей решил, что это Ольга проверяла, не угорел ли он, но потом он посмотрел налево и увидел, что Ольга пропалывает грядки с 'шампиньонами'.
  'Должно быть, мне это показалось', - подумал Новосёлов, входя в тёплую, пахнущую берёзой, баню.
  Закончив банные процедуры, Алексей очень удивился, узнав, что родители ещё не приехали из Кривого.
  -Кто же с больным сердцем по гостям ездит, когда сын приехал? - спросил он, глядя Ольге в глаза.
  -Я откуда знаю? Мобильного телефона у родителей нет. Сказали приедут, значит приедут. Тебе куда торопиться? У тебя всё равно выходной день. Отдыхай, расслабляйся! -Ольга пыталась успокоить брата. При этом в глаза Алексею она старалась не смотреть. Это показалось Новосёлову странным, но он сделал вид, что ничего страшного не произошло, и зашёл в дом. Ему хотелось немного поспать после бани и продумать план дальнейших действий на сегодняшний день. Оставаться здесь завтра ему не хотелось.
  Алексей прилёг на угловой диван, который раньше стоял в гостиной в трёхкомнатной квартире в Лемске.
  Удобно устроившись на диване, положив под голову мягкую красную подушку, Новосёлов начал погружаться в сон. Когда сон начал опутывать его своими щупальцами, он услышал звук шагов на втором этаже. Подняться на второй этаж можно было только по винтовой лестнице, которая находилась за угловым диваном. Вряд ли кто-нибудь смог бы пройти мимо Алексея незамеченным. Прислушавшись, Новосёлов услышал голоса Ольги и Анны. Они о чём-то беседовали на крыльце. Приподнявшись на локте, Алексей выглянул в окно. Вика по-прежнему качалась на качели, что-то тихонько напевая.
  Шум на втором этаже не прекращался. Новосёлов уже не спал. Наверху кто-то передвигался, чем-то царапая пол. И это не было галлюцинациями. Иногда этот кто-то издавал какие-то звуки, похожие на рычание, что-то волоком таскал по полу.
  Новосёлов взбежал по винтовой лестнице, подёргал за ручку двери. Дверь действительно была закрыта, но шум за дверью прекратился.
  - Здесь кто-нибудь есть? - крикнул Алексей. - Папа? Мама?
  В ответ никто ничего не ответил, но Новосёлов знал, что на втором этаже кто-то есть. Алексей хотел нагнуться, чтобы заглянуть в щель между полом и дверью, но тут он услышал внизу звук приближающихся шагов и мужиковатый голос Ольги:
  - Ты что тут делаешь? - глаза Ольги сверкали злобой. Под её тяжёлым взглядом Алексей вновь почувствовал себя маленьким, беззащитным мальчиком, который напакостил и знает, что его накажут. - Я же сказала, что там ремонт, дверь закрыта!
  - Оля, я тут услышал шум. Кажется, там кто-то есть...
  За широкой спиной Ольги стояли Аня с Викой. Они с интересом наблюдали за происходящим. Новосёлов почувствовал, как краска стыда заливает его лицо.
  - Креститься нужно, когда кажется! Кстати, я только что видела Катю Ковресову. Она живёт недалеко от нас. Ей звонили родители. Они сказали, что у них всё нормально. Они сейчас у Калашниковых, очень обрадовались, когда узнали, что вы приехали. Просили их дождаться. Вы пока по посёлку погуляйте. Можете в клуб зайти, кино посмотреть.
  'Они очень обрадовались. Как это на них не похоже. Зачем мы им нужны, если у них всё в порядке?', - подумал Алексей. Всё происходящее начинало ему не нравиться. Внутренний голос подсказывал ему, что нужно уезжать отсюда, 'сматывать удочки', как сказал Иван Тимофеевич.
  - Пап, пойдём погуляем! - прощебетала Вика. Было видно, что ребёнку стало скучно. Если что-то не предпринять, Вика может испортить весь остаток дня, и придётся уехать, не дождавшись возвращения родителей.
  -Пойдём гулять! Дома посидеть мы и в Лемске сможем, - тихо произнесла Аня, вопросительно глядя мужу в глаза.
  - Ты обгорела на солнце. Как ты пойдёшь?
  - У меня с собой защитный крем... Ну что, пойдём?
  
  
  5
  
  Было решено сделать небольшой круг: пройти по улице Яблоневой, свернуть на Кленовую, потом повернуть на главную улицу, улицу Ленина, а потом по улице Энтузиастов вернуться домой.
  Улица Яблоневая поразила Новосёлова своей необитаемостью и запущенностью. Досками были заколочены дома справа и слева, а также три дома на противоположной стороне улицы. Пока Алексей, Анна и Вика шли по направлению к улице Кленовой, они не встретили ни одного человека, даже собаки не лаяли.
  -Пап, а где люди? - с удивлением спросила Вика.
  -Не знаю, - честно ответил Алексей, глядя по сторонам.
  Обитаемыми были только крайние дома, вначале и в конце улицы. Дома в непосредственной близости от дома родителей почему-то были заколочены досками, некоторые были сгоревшими. Судя по высокой траве и не менее высоким кустам во дворах, Алексей сделал вывод о том, что дома были покинуты давно.
  На перекрёстке Яблоневой и Кленовой у ветхого забора на скамейке сидел старый дед. Новосёлову показалось, что он спит, но, когда вся троица поравнялась со стариком, он бодро вскочил со скамейки, сунул под мышку плед, на котором сидел, и скрылся за калиткой своего дома.
  - Какой-то он дикий, - прошептала Анна.
  Алексей кивнул головой в знак согласия, и Новосёловы пошли дальше.
  Кленовая улица оказалась более оживлённой. Несмотря на красивое название, ни одного клёна на улице Новосёлов не увидел. По улице ходили люди, один раз даже проехал 'ЗИЛ', обдав Новосёловых клубами пыли. На Кленовой Алексей насчитал только три заколоченных дома. Когда он попытался спросить у местного аборигена в выцветших камуфлированных штанах и в грязной белой майке, почему так мало народу в выходной день на улице, абориген, не поворачивая головы в сторону Алексея, ускорился, а потом перешёл на лёгкий бег.
  Новосёлов посмотрел на Аню с Викой. На лицах их читалось недоумение и растерянность.
  Напротив одного из домов на куче песка сидел мальчик, судя по внешнему виду, не старше Вики. Малыш увлечённо играл в песке грузовой машиной. Алексей вспомнил, что в детстве у него была такая же.
   Когда Новосёловы проходили мимо малыша, из калитки выскочила женщина средних лет, в простом домашнем халате. С криком 'Ваня, домой!', она схватила мальчика за руку и потащила в сторону калитки. Мальчик стал упираться и плакать, женщина шлёпнула его рукой по ягодицам, после чего оба вбежали во двор. Калитка, закрываясь за ними, жалобно скрипнула.
  На улице Ленина народу было больше, по улице ездили машины и тракторы. Прохожие кидали на Новосёловых подозрительные взгляды, некоторые, увидев их, переходили на другую сторону улицы.
  -Наверное, они не любят чужаков, - вполголоса проговорил Алексей.
  На чётной стороне улицы Ленина снесли несколько деревянных домов и построили два новых девятиэтажных дома. Ни на одном из окон новых домов не было занавесок, некоторые окна были испачканы побелкой. На детских площадках не играли дети и мамашки не гуляли с колясками, из чего Алексей сделал вывод, что дома пока пустуют.
  Вместо старого поселкового магазина, который располагался на первом этаже двухэтажного деревянного дома, сейчас стояло одноэтажное кирпичное здание, на фасаде которого была большая вывеска: 'Бурёнка'.
  'Бурёнкой' оказался продуктовый магазин. Новосёловы зашли в него только потому, что Вике захотелось пить. В магазине не было ни одного покупателя. У кассы стояла дама пенсионного возраста с голубыми волосами, которая смотрела на Новосёловых, как на диковинных зверюшек.
  Алексей попросил дать ему одну бутылку газированной воды и протянул сторублёвую купюру. Прежде чем отсчитать сдачу, женщина с голубыми волосами долго разглядывала купюру на свет, даже понюхала её, а потом высыпала в пластиковую ёмкость для сдачи целую гору мелочи. Новосёлов сгрёб рукой мелочь, положил её в карман шорт и вышел из магазина. Настроение у него испортилось. Ему казалось, что они попали на какую-то враждебную территорию, где все их ненавидят. С того момента, как Новосёловы вышли за пределы двора, Алексея не покидало чувство, что за ними следят.
  Достав из кармана пачку сигарет, Новосёлов закурил.
  - Ты ведь не куришь! - удивлённо воскликнула Анна.
  - Не сегодня, - ответил Алексей и отвернулся от жены. На глаза ему попалась доска объявлений, висящая у входа в магазин.
  '16 .02.2003 ушёл из дома и не вернулся Малыгин... Продаю дом... Продаю квартиру в новом доме... Продаю дом... Без вести пропала Вершинина Мария Петровна...'.
  - Может, купим здесь трёхкомнатную квартиру? - хитро улыбаясь, спросила Аня. - Если продадим в Лемске нашу однокомнатную, у нас даже после покупки 'трёшки' ещё деньги останутся.
  - И я пойду работать на Кирпичный завод... главным кирпичником? - Алексей попытался пошутить, но Аня даже не улыбнулась. Её внимание было приковано к бомжу, который сидел в инвалидном кресле за углом магазина и что-то бормотал, когда мимо него проходили редкие прохожие.
  У бомжа не было ног выше колен и не было правой руки. У Новосёлова сложилось впечатление, что бомж побывал на обеде у стаи голодных белых акул. В левой руке бомж держал шляпу с рваными полями - для подаяний. Лицо и шея бомжа были покрыты глубокими шрамами. Лысина на голове бомжа, обрамлённая длинными седыми волосами, была покрыта коростами.
  Лицо бомжа показалось Алексею знакомым, только он не мог вспомнить, где он раньше его видел?
  - Возьми, отец! - сказал Новосёлов, кидая бомжу в шляпу мелочь.
  Бомж положил шляпу на культи ног, перекрестился левой рукой, но вместо обычного 'дай Бог тебе здоровьица', Алексей услышал от бомжа то, от чего у него всё похолодело внутри:
  - Беги отсюда, мил человек! Беги, пока не поздно! Они уже здесь, спасай семью и сам спасайся!
  -Что? - переспросил Новосёлов. Лоб его покрылся испариной.
  - Благодарю, мил человек! - бомж ещё раз перекрестился и снова взял шляпу в руку. - Дай Бог тебе здоровья!
  Алексей рукой вытер пот со лба.
  - Ты слышала, что он сказал? - спросил он у Анны.
  - Слышала. Бред какой-то, но мне почему-то страшно...
  - Пап, пошли в кино! - послышался голос Вики.
  Новосёлов кинул в шляпу бомжу ещё пару монет и пошёл по направлению к клубу. К счастью, он не забыл дорогу. Клуб не снесли, поэтому через пять минут Новосёловы были на месте. На табличке над входом было большими красными буквами написано: 'Кинотеатр Ударник'.
  У кассы Новосёлов увидел вывеску 'Титаник' и время начала сеансов : 13:00, 16:00, 19:00. Нахмурившись, он посмотрел на часы.
  - Без пяти четыре. Ну что, пойдём?
  - Да! - хором ответили Аня с Викой, и Алексей купил билеты.
  Внутри со времён Алёшиного детства ничего не изменилось: та же лепнина в виде рабочих и крестьян, несущих флаги и серпы на стенах, тот же потолок, покрытый трещинами, тот же запах. Так пахло в казарме, когда Алексей служил в армии. Даже кресла те же: деревянные, неудобные.
  В кинозале, кроме Новосёловых, было ещё человек пять. В основном, молодёжь.
  Сзади сидели парень с девушкой. Они шумно переговаривались и щёлкали жареными семечками. От обоих пахло перегаром, семечками и потом. Так как зал был почти пустым, Новосёловы пересели на другие места, чтобы никто не мешал им насладиться зрелищем. Алексей смотрел этот фильм раз пять, четыре из них он смотрел этот фильм в армии. Поэтому, как только 'Титаник' отплыл от причала, Алексей стал погружаться в сон. Периодически из глубин сна он слышал возгласы девицы сзади:
  - Ой, мля! ...Смотри, мля! Какая любовь... мать их!
  Когда фильм закончился, Анна разбудила Алексея. У Алексея затекла спина, ещё он заметил, что глаза у Ани влажные.
  - Ты плакала? - с улыбкой спросил Новосёлов, с любовью глядя на жену.
  - Я всегда плачу, когда смотрю этот фильм, - ответила Анна.
  Когда все вышли из полумрака кинозала, Алексей увидел, что у Вики вид был сонный.
  'Тоже спала', - решил он.
  До дома родителей шли по улице Энтузиастов. Энтузиазмом на этой улице не пахло. Новосёловы не встретили по пути ни одного человека. Вдоль дороги стояли ржавые машины, трактор 'Беларусь'. Вся техника была без колёс. Ближе к улице Яблоневой окна домов были заколочены досками, что Алексея уже не удивило.
  Недалеко от перекрёстка улиц Яблоневая и Энтузиастов, из-под ворот брошенного дома вылезла облезлая чёрная кошка. Новосёлов заметил, что у кошки не было задней ноги и хвоста. Она перешла дорогу и скрылась в придорожных кустах.
  Алексей ожидал вопросов от Вики, заготовил дежурное 'не знаю', но вопросов не последовало. Новосёлов облегченно вздохнул. Оставшуюся часть пути все молчали, но в воздухе витало напряжение.
  На подходе к дому родителей Алексей заметил, что створка ворот приоткрыта. Он сразу подумал о том, что родители наконец-то приехали. Во дворе дома стоял тот же раздвижной стол, накрытый белой скатертью. На столе стояла большая миска с голубцами, миска с остатками шашлыков, салатница, полная жареных спиралевидных грибов, бутылка водки, бутылка 'мартини' и двухлитровая пакет с соком.
  - Ну, наконец-то, - всплеснув руками, пробасила Ольга. - Я уж думала, что братец мой заблудился вместе со своим семейством, волноваться стала! Присаживайтесь за стол, поужинаем! С тобой, Лёшка, я сегодня буду водку пить.
  - А где же родители? - спросил Новосёлов, глядя по сторонам.
  - Катька Ковресова недавно заходила, сказала, что они всё ещё у Калашниковых. Приедут завтра, рано утром и привезут вам всем сюрприз! - Ольга заговорщицки подмигнула Вике. - Правда, какой сюрприз, они не сказали.
  Алексей только хотел сказать, что хочет домой и ему абсолютно не хочется оставаться здесь, в этом Богом забытом месте на ночь.
  - Хочу сюрприз! - радостно закричала Вика.
  - Давай останемся до завтрашнего дня? - Анна вопросительно посмотрела на Алексея. - Зачем мы, на ночь глядя, в город поедем? Я хочу шоу 'Дом' посмотреть...
  - Да и мне назад уже ехать не хочется. Ладно, давайте останемся! - Алексей сел за стол и принялся открывать бутылки со спиртным и разливать его по стаканам. Вике он налил в стакан сок.
  - Только сразу вас предупреждаю, - заявила Ольга, подняв указательный палец правой руки вверх. - Вика будет спать в комнате у винтовой лестницы, а вы, Алёша и Аня, будете спать в комнате слева. Там телевизор стоит. Я буду спать наверху, потому что я храплю громко и пукаю. Хр-р-р-р-р! Я там сегодня немного прибралась.
  Анна с Викой засмеялись. Новосёлов успел разглядеть, что на последней фаланге указательного пальца Ольги кожа отсутствует, будто её кто-то срезал чем-то острым. Фаланга пальца представляла собой тёмно-серую плоть, оканчивающуюся острым когтем. Заметив взгляд брата, Ольга спрятала правую руку за спину и скрылась в доме. Когда она вышла, её указательный палец был замотан бинтом.
  - Порезалась, когда на кухне готовила, - объяснила Ольга Алексею, продемонстрировав забинтованный палец.
  Немного выпив с Алексеем водки, Ольга повеселела. Она весь вечер рассказывала анекдоты с 'бородой' и несмешные истории про односельчан.
  Когда Новосёлов спросил, почему большинство домов покинуто, Ольга, не раздумывая, ответила:
  - А чего им тут делать? Маньяки кругом, пьянство. Кому это нужно - работать на разваливающемся Кирпичном заводе? В город все едут...
  - А мать с отцом?
  - Работают, что им ещё остаётся делать? Им природа нужна, свежий воздух. У них возраст такой.
  -А ты... работаешь? - спросил Алексей, разглядывая расплывшееся лицо сестры с безжизненными, рыбьими глазами.
  -Я... - Ольга замялась. - Так, подрабатываю чуть-чуть. Ты же видишь, мы не бедствуем.
  Весь вечер Новосёлов общался с сестрой и наблюдал за ней. Ольга вела себя как-то неестественно: по её глазам Алексей понял, что при ответах на вопросы, она почти всегда врёт, её весёлость и общительность была наигранной. Для чего-то ей нужно было их задержать здесь, но вот для чего? За вечер Алексей с Ольгой выпили две бутылки водки. После того, как Анна, сославшись на плохое самочувствие, ушла в дом спать, Ольга допила её бутылку 'мартини'. Глядя на неё, Новосёлов не переставал удивляться, как в неё всё влазит?
  Ольга съела почти всё, что было выставлено на столе. Алексей, Аня и Вика попробовали всего понемногу, и им этого было вполне достаточно. Новосёлов даже пересилил себя и попробовал испанских шампиньонов. По вкусу они были чем-то средним между шампиньонами и белым куриным мясом. Причём к грибам Алексей притронулся только после того, как заметил, что Вика с Аней их едят с аппетитом.
  Когда Ольга рассказывала очередную скучную байку, Алексей заметил, как Вика упала со стула. Даже не заплакав, она выбралась из-под стола и пошла в дом.
  - Ты не ушиблась? - крикнул ей вслед Алексей.
  - Нет, папа, - широко зевнув, ответила Вика. - Я хочу спать...
  Для Алексея это было очень даже странным. Дома Вика никогда не ложилась спать раньше десяти часов вечера, а иногда позже. Сейчас было только пятнадцать минут десятого.
  - Я же тебе говорила, что здесь очень хороший чистый воздух, - пьяным голосом сказала Ольга, увидев недоумение на лице брата. - Вот их всех и сморило... Хр-р-р!
  Через какое-то время и Алексей почувствовал сильную усталость. Голова его отяжелела и клонилась к земле. Веки, словно залитые свинцом, закрывались. Тело вдруг стало ватным и непослушным. Глаза застелила мутная пелена, через которую он увидел улыбающееся большое лицо Ольги.
  - Пойдём, я тебя до кровати доведу. Слабенький ты, а с виду вроде здоровый...
  'Какие у неё большие зубы!', - подумал Алексей, глядя на сестру.
  Ольга взяла Новосёлова за согнутую в локте правую руку и завела его в дом. В доме Алексей почувствовал себя немного лучше. Он вошёл в комнату, в которой спала Вика, посмотрел, как Ольга поднимается по лестнице на второй этаж. При этом полушария её больших и дряблых ягодиц смешно перекатывались из стороны в сторону, лестница скрипела и ходила ходуном. Где-то в глубине души Алексей хотел, чтобы лестница под Ольгой сломалась, чтобы сестра упала вниз, и чтобы её придавили обломки лестницы. Но лестница оказалась прочной, устояла. Ольга быстро открыла дверь, протиснулась в дверной проём и закрыла дверь с внутренней стороны на ключ.
  Вздохнув, Алексей посмотрел на дочь.
  -Вика, Вика! Мультики будешь смотреть?
  Ребёнок даже не пошевелился. Вика спала, разметав по подушке светлые вьющиеся волосы.
  'Спит', - подумал Алексей, улыбнулся, и, покачиваясь, прошёл в комнату, про которую говорила ему сестра.
  Комната была просторной. В ней стояла большая двуспальная кровать, шкаф для одежды и трюмо, которое стояло раньше в коридоре, в лемской квартире родителей.
  Анна крепко спала, негромко похрапывая. Она лежала на боку, в позе зародыша, повернувшись лицом к стене. На ней были шорты и серая футболка Алексея, которая задралась, обнажив красивый изгиб спины. Одеяло валялось на полу, у кровати.
  Телевизор был включен, показывали рекламный ролик. Новосёлов взял с трюмо пульт и выключил телевизор. Потом посмотрел на упругие ягодицы Анны, провёл рукой по обнажённой спине. Прикосновение к гладкой бархатистой коже сделало своё дело: Алексей почувствовал сильное возбуждение и тёплую пульсацию ниже поясницы.
  - Аня! - прошептал он.
  Анна никак не отреагировала.
  'Странно, - подумал Алексей. - Ребёнок спит в соседней комнате, за закрытой дверью, а она дрыхнет! Надо бы её растолкать!'
  Он провёл рукой по обтянутым шортами упругим ягодицам, скользнул рукой по красивому загорелому бедру. Анна продолжала храпеть. Тогда Новосёлов разделся до трусов и лёг на кровать. Его руки продолжали скользить по телу Анны, но та не реагировала на его прикосновения.
  - Вот чёрт! - Алексей растянулся во весь рост, глядя в потолок. Со всех сторон стала подступать тягучая тёмная дымка. Веки отяжелели, и Новосёлов погрузился в топкое болото сна.
  
  
  6
  
  Во сне Алексею приснилось, будто он подходит к массивной двери с позолоченной дверной ручкой, толкает эту дверь, входит в большую светлую спальню. В центре спальни стоит большая кровать, задёрнутая занавесками. Новосёлов раздвигает занавески и видит обнажённую Аню, лежащую на кровати. Её ноги раздвинуты, руки привязаны к спинке кровати шёлковыми лентами.
  - Иди сюда, мой Кинг-Конг! - шепчет Анна. Алексей срывает с себя трусы и прыгает на жену. Он уже готов был ворваться в неё, чувствовал себя вулканом, готовым взорваться и выбрызнуть из себя всю лаву, но тут со скрипом открылась входная дверь. Алексей обернулся и увидел в дверях свою маму. Она стояла, уперев руки в заплывшие жиром бока. На ней был старый зелёный домашний халат, поверх которого был одет фартук. На этом фартуке спереди раньше была вышита божья коровка. Сейчас там красовалась змея, свернувшаяся кольцами, высунувшая из пасти раздвоенный язык. В правой руке мамы был зажат кожаный ремень. Глаза мамы налиты яростью и ненавистью.
  -Мама, а ты чего тут делаешь? - изумлённо спросил Новосёлов. - Ты же у Калашниковых...
  -Что я тут делаю? - визгливым голосом, не предвещающим ничего хорошего, прокричала мама. - Ты ещё спрашиваешь, поганец, извращенец мелкий! Педик с ручкой!
  - Что ты себе позво...
  Мама размахивается и бьёт Алексея по ягодицам ремнём. Боль обжигает всё, что находится ниже спины. Новосёлов вскрикнул, кинул взгляд сверху вниз. Но под ним уже не Аня, а сестра Ольга, которая смотрит на него и хищно улыбается. Зубы у неё не человеческие, а большие и острые, как зубы бультерьера соседа Васи. Алексей пытается встать с кровати, но Ольга его держит двумя руками, крепко держит. Мама в это время стегает его ремнём по ягодицам, по спине, по лицу и дико кричит. Крик у неё громкий и противный, от него закладывает уши и сводит челюсти. Алексей наносит Ольге удар рукой в лицо, вырывается и бежит к двери. Мама, размахивая ремнём, с визгом бежит за ним. Алексей подбегает к двери, тянет ручку на себя, выскакивает из комнаты и... просыпается.
  Проснувшись, он долго не мог понять, что происходит? Он уже не спит, а лежит на кровати с открытыми глазами. Рядом с ним ворочается Аня. Визг не прекращается.
  - Это Вика кричит, - Аня перепрыгивает через Алексея и мчится в комнату, в которой спала дочь.
  Алексей тоже вскочил с кровати и побежал за женой. Когда Аня открыла дверь в комнату Вики, Новосёлов заметил большую тёмную фигуру, склонившуюся над кричащим ребёнком.
  Алексей пошарил по стене рукой и нашёл выключатель. Когда зажёгся свет, он увидел свою сестру, стоящую над Викой. Ольга наклонилась над ребёнком, вцепившись руками в узкие детские плечи. Вика не переставала громко кричать даже тогда, когда зажёгся свет.
  -Ты что делаешь? - крикнул Алексей. - Отпусти её!
  - Что? - Ольга повернула голову и с удивлением посмотрела на брата. То, что увидели Аня с Алексеем дальше, их шокировало и ввело в состояние оцепенения. Кожа в нижней части лица Ольги лопнула, обнажив тёмно-серую плоть. Челюсти Ольги выдвинулись вперёд, отчего её лицо стало похоже на лицо бульдога.
  - Твою мать... - выдохнул Алексей.
  - Это ты мне сказал? - прокричала Ольга, сверкая глазами. Лоскут кожи свисал у неё с подбородка, болтаясь из стороны в сторону. На пол с него капала тёмно-зелёная жидкость.
  -Что у тебя с лицом? - спросила Анна - Тебе нужен врач?
  Словно вспомнив о чём-то, Ольга зашипела и прижала правую руку ко рту. Вика тут же вскочила с кровати и подбежала к родителям.
  -Мама, папа! - кричала она, всё её лицо было в слезах, а майка спереди была заляпана тёмно-зелёными пятнами. - Тётя Оля меня съесть хочет, она плохая!
  -Что происходит, Ольга? - крикнул Алексей.
  -Что происходит? Смотри! - Ольга убрала руку от лица, оторвала беспомощно висящий кусок кожи и бросила его на пол.
  Зашипев и вытянув вперёд руки, она набросилась на Алексея. Только сейчас Алексей заметил, что ночная рубашка на Ольге лопнула по шву под мышками, с кончиков пальцев на руках и на ногах слезла кожа, обнажив тёмно-серую плоть с острыми длинными когтями. Под 'новыми' пальцами на руках болталась старая кожа, вместе с ногтями. Это было похоже на порванные на пальцах перчатки.
  Руки Ольги сомкнулись на горле брата. Хватка у неё оказалась на удивление крепкой, длинные острые когти вонзились в горло Алексея. В следующий момент он почувствовал, как что-то тёплое заливает шею и грудь. Аня с Викой в это время громко кричали.
  Схватив Ольгу двумя руками за волосы, Алексей резко дёрнул её на себя и нагнул голову. Сначала он услышал треск, потом почувствовал, как нос Ольги врезается в его темя. Старый армейский приём сработал: ударившись носом об голову Алексея, Ольга взвыла и отпустила шею Алексея.
  Новосёлов опустил глаза и увидел, что в руках он держит волосы Ольги с кусками кожи, с которых капает тёмная жидкость с неприятным запахом. Там, где у Ольги раньше были волосы, осталась серая шероховатая плоть, покрытая слизью.
  Кинув под ноги сестре её скальп, Алексей ударил Ольгу два раза правой рукой по лицу. Третий удар он нанёс сестре в бок, отчего та упала на колени.
  - Получи, сука! - мощным ударом ноги Новосёлов опрокинул Ольгу на спину, потом посмотрел на кричащих жену и дочь.
  - Что вы орёте? Мы уезжаем... Кстати, где ключи от машины?
  - В... в моей сумочке, - взвизгнула Анна.
  - Хватай сумочку и бежим!
  Наспех собрав все свои вещи, Новосёловы выскочили из дома. Вика громко плакала.
  Была глубокая ночь. На небе сверкали звёзды, но двор хорошо освещался фонарём, висящим под козырьком крыльца и светом, бьющим из окон дома.
  Анна побежала к машине, на ходу роясь в сумочке. Алексей подбежал к воротам. Чтобы открыть ворота, нужно было сначала опустить г-образный металлический штырь сверху и поднять такой же штырь снизу, потом нужно было открыть металлический запор.
  Потянувшись к верхнему штырю, Алексей услышал за спиной обеспокоенный голос Ани:
   - Где же эти чёртовы ключи?
  Подняв нижний штырь, Алексей услышал душераздирающий крик Ани и только хотел повернуть голову, получил сокрушительный удар по голове, от которого в голове взорвалась вспышка боли, а в глазах потемнело. В следующую секунду сознание покинуло Алексея.
  
  7
  
  Проснувшаяся и усиливающаяся с каждой секундой боль в голове вытащила Алексея из небытия и заставила его открыть глаза. Было темно, где-то наверху слышались чьи-то шаги и какие-то рычащие звуки, похожие на рычание собак.
  'Неужели я ослеп? - с ужасом подумал Алексей. - Где я? Где Аня с Викой?'.
  Он попробовал пошевелиться. Ужасная боль опять взорвалась где-то в темени и разлилась по всему телу. У него болела голова, болела спина, болело левое бедро. Алексей застонал.
  Звук шагов усилился. Внезапно где-то над собой Новосёлов увидел прямоугольник света, в котором он разглядел деревянную лестницу и какое-то существо, спускающееся по лестнице вниз. Существо остановилось на середине лестницы, издало рычащий звук, поскребло чем-то острым по стене, и вдруг зажёгся свет. Свет был настолько ярким, что Алексей опять застонал и зажмурил глаза. Постепенно, привыкнув к свету, он открыл глаза и стал осматриваться.
  Несомненно, он был в погребе под домом. Погреб делал дед, Пётр Алексеевич, царствие ему небесное. Глубина погреба составляла больше двух метров. Стены и пол дед делал из кирпича, сверху оббил их досками, доски покрыл тремя слоями лака, чтоб не гнили. Погреб был пять метров в длину и два метра в ширину. Вдоль стен погреба были сделаны три ряда длинных полок, на которых обычно стояли банки с солениями, вареньями, банки с мёдом, бумажные пакетики с семенами, приправами. Новосёлов лежал в дальнем от лестницы конце погреба. В противоположном конце на полках стояли бутылки с самогоном, а в самом низу, на полу, стояла двадцатилитровая бутылка с керосином. Даже сейчас, когда деда с бабушкой уже нет в живых, ничего не изменилось, только всё было покрыто толстым слоем пыли и паутиной.
  Посмотрев в сторону лестницы, Алексей пожалел, что он не ослеп, что он не умер. Под лестницей стояли два существа, ростом не меньше двух метров. На людей эти существа похожи не были. У них были длинные руки, длинные ноги, узкие плечи и длинные шеи. По сравнению с размерами тела их головы были непропорционально маленькими.
  Новосёлов попытался встать, но у него это не получилось. Каждое движение причиняло ему боль, а голова кружилась. Ему ничего не оставалось делать, кроме как сесть, привалившись спиной к дальней стене погреба, под пыльными полками.
  Одно существо что-то прорычало другому и они, не спеша, стали приближаться к Новосёлову. По мере их приближения Алексею удалось разглядеть этих существ лучше. На том существе, которое шло первым, были изодранные в лохмотья джинсы и такая же рваная фланелевая рубашка, пропитавшиеся чем-то тёмно-зелёным. Эти вещи когда-то носил отец Алексея. Подняв глаза, Новосёлов увидел, что половина лица существа - это лицо его отца, а вторая половина - это лицо монстра, даже не лицо, а морда. Кожа на морде монстра была чёрной, похожей на наждачную шкурку. На Алексея смотрели два абсолютно разных глаза: карий глаз - отца и полностью чёрный, не мигающий - глаз чудовища.
  Второе существо было в рваной ночной рубашке, которая раньше была на Ольге. Когда-то эта рубашка была белой, с узором у ворота. Сейчас она была тёмно-зелёной, а в промежности и под мышками - чёрной. Верхняя половина лица была лицом Ольги, в густой шевелюре волос были видны два больших тёмно-серых островка по бокам головы, что делало Ольгу похожей на клоуна. Только вид Ольги не смешил Алексея, а пугал.
   Нос у Ольги отсутствовал. Вместо него над торчащими вперёд челюстями, снабжёнными частоколом больших, острых, как у акулы, зубов были два отверстия, над которыми имелся небольшой хрящевидный нарост, сдвинутый немного набок. У второго существа был такой же нос, только хрящ был ровно по центру.
  Пальцы на руках и на ногах обоих существ, а обуви на них не было, заканчивались длинными острыми когтями. Пахло от них неприятно. Это был запах плесени и разложения, немного тухлого мяса и гнилых фруктов. Сквозь рваную одежду были видны небольшие куски человеческой кожи на тёмных шершавых телах.
  - Это мне снится? - слабым голосом произнёс Алексей. Горло у него тоже болело, слова давались с трудом. Только сейчас он заметил, что его некогда белая футболка спереди стала красной от крови.
  Увидев этих существ, Алексей вспомнил слова Ивана Тимофеевича: 'Они сожрут вас!', и не на шутку испугался.
  Существо с половиной лица отца подошло к Алексею и присело перед ним на корточки.
  -Нет, - голос существа был чем-то средним между рычанием ротвейлера и хрипом алкаша. Существо пристально разглядывало Алексея. Отцовская половина лица изобразила нечто похожее на ухмылку, звериная морда оскалилась. Показав страшные зубы.
  - Кто вы? - спросил Алексей.
  - Мы - кархи... Хр-р-р-р!
  - Это диагноз? - слабым голосом спросил Алексей.
  - Нет, это принадлежность к другому виду разумных существ, высших существ. За годы эволюции... хр-р-р-р... мы утратили возможность размножаться естественным путём. Мы научились развиваться в вас, в низших, съедая вас изнутри, питаясь вашим мясом.
  При слове 'мясо' Новосёлов почувствовал приступ тошноты. Он попытался отвернуться, чтобы избавиться от душивших его рвотных масс, но существо крепко схватило его за плечо, впившись в него когтями. Алексей ощутил, как плечу потекла кровь, в тот же момент его стошнило прямо на странное существо, назвавшее себя кархом.
  Существо вскочило, зашипело и стало пинать Новосёлова когтистыми ногами. Алексей забился в угол, под полку и закрылся руками. Как бы хорошо он ни закрывался руками, удары были очень болезненными, когти карха разрывали одежду и вонзались в тело. Алексей вскрикивал при каждом вновь нанесённом ударе и чувствовал, как кровь заливает всё его тело.
  Сильным ударом руки существо сломало полку над головой Новосёлова, с неё посыпались бутылочки, баночки, в воздухе запахло лавровым листом и мятой. Схватив Алексея за волосы, существо оттащило его метра на полтора от стены, вцепилось когтистой лапой в горло.
  'Вот и всё!', - подумал Алексей.
  Существо, которое раньше было Ольгой, издало гортанный звук, 'папа' мощным рывком, при котором Алексей почувствовал, как хрустят его шейные позвонки, поставил Алексея на ноги, и прошипел:
  - Ещё вопросы есть? Хр-р!
  - Ага! - единственное, что мог произнести Алексей, так как одна рука чудовища всё ещё держала его за волосы, а вторая сжимала горло.
  Карх отпустил Алексея и отошёл на шаг назад.
  - Я тоже карх?
  Странные существа переглянулись. Карх-отец стал провёл по лицу когтистой рукой с длинными пальцами, пытаясь убрать с лица остатки ужина Алексея. Он стёр с лица блевотину вместе с кусками кожи. Теперь Алексей смог рассмотреть лицо чудовища : низкий лоб, большие чёрные глаза, похожие на стёкла солнцезащитных очков. Когда существо моргало, глаза покрывались серой плёнкой, которая появлялась так быстро, что Алексей не мог понять : сверху она опускается, или снизу. Она просто появлялась и исчезала. Уши карха представляли собой отверстия по бокам головы, над которыми росли небольшие хрящики, длиной не более трёх сантиметров, заострявшиеся кверху. По бокам хищного, выступающего вперёд рта, похожего на собачью пасть, были большие кожные складки. В общем, красивым лицо карха назвать было трудно. 'Бульдожья морда и то красивее', - с отвращением подумал Алексей.
  - Нет, мы тебя усыновили и выращивали как пищу, - прорычал карх-отец после короткой паузы, - для трансформации в карха... Ххр-р-р... Нам необходимо человеческое мясо. Мы за тобой всю твою жизнь следили. В детстве мы вживили в твою дурную голову айк, который передавал нам информацию о твоём местонахождении и о состоянии твоего здоровья. К сожалению, айки недолговечны, поэтому два года назад айк пришлось снять и заменить на новый, иначе ты бы умер, не дожив до сегодняшнего дня.
  Алексей провёл рукой по шраму на затылке, вспомнил странный луч, который чуть не убил его, и ему всё стало ясно.
  - А ты помнишь Рудика? - спросила Ольга, и кархи переглянулись. - Я его выкармливала для себя, но пришлось потом поделиться с мамой и с папой. Нам понравилось его мясо. Всё-таки...Хр-р-р-р-р... Кавказская кухня, это тебе не просто так! Потом мы пригласили тебя в морг и в прокуратуру. Мы хотели посмотреть твою реакцию, но ты даже не испугался! Всё-таки ты крепкий орешек. Жаль, что ты не карх, и никогда им не станешь.
  - Два года назад, - продолжал отец, - мы хотели попробовать мясо твоей жены и дочери, но наш посланец, по каким-то причинам, с заданием не справился, за что потом был наказан...
  - Ублюдки, - сквозь зубы проговорил Алексей и сплюнул кровью под ноги карха-отца.
  Отец сделал вид, что не заметил этого, и с невозмутимым видом продолжил свой рассказ:
   - ...Чем выше развито существо, в котором развивается карх, и мясом которого он питается - тем сильнее потом он становится. После трансформации нас заберут на Фэр.
  Когда карх произнёс слово 'Фэр', складки кожи вокруг его рта растянулись в стороны, обнажив страшные зубы, и серая пелена на секунду появилась на глазах.
  'Эта тварь умеет улыбаться!', - подумал Алексей, а вслух спросил:
   - А почему вы меня всё ещё не съели? Почему я всё ещё жив?
  - Ты должен испугаться перед смертью, - прошипела Ольга. - Мясо испуганной пищи не такое вкусное, но, когда ешь его, трансформация происходит быстрее.
  - А где Аня и Вика? Что вы с ними сделали?
  - Ты скоро присоединишься к ним, - складки у рта Ольги разошлись, изо рта высунулся длинный синий язык, заострённый на конце, прошёлся по верхнему ряду зубов и скрылся во рту. - Хр-р-р! Они уже не представляют для нас интереса...
  Новосёлов, увидев это, поморщился. До него дошло, что Ольга так облизывается.
  - Твари! - крикнул Алексей, удивившись тому, что появились силы. Страх, который он испытал поначалу, сменился злостью. - Вы что, сожрали их?
  Вместо ответа Ольга сделала шаг вперёд и ударила Алексея кулаком в лицо. От удара он упал на спину, при этом больно ударился затылком об стену. Обломки полки впились в спину, Алексей застонал.
  - Это тебе за мой нос! - сказала Ольга, направляясь к лестнице.
  - Молись! - с этими словами отец сорвал с головы остатки волос, которые отлепились вместе с кожей, и стал подниматься по лестнице. - Это единственное, что тебе осталось... Хр-р-р!
  Деревянная крышка, закрывающая вход в погреб, с глухим стуком закрылась, вслед за этим Алексей услышал металлический щелчок.
  'Закрыли на щеколду', - подумал он.
  Судя по звукам, раздававшимся сверху, существа посовещались на своём гортанном языке, а потом одно существо вышло из дома. Новосёлов услышал звук закрывшейся входной двери. Второе существо немного походило из угла в угол, а потом шаги стихли, послышался скрип пружин кровати, на которой Алексей с Аней спали полчаса назад, или это было не полчаса назад, а в другой жизни?
  'Кого-то оставили меня охранять. Боятся, что убегу', - стрельнула мысль в разбитой, пульсирующей болью, голове Алексея.
  Нос болел и сильно кровоточил. Новосёлов чувствовал болезненную пульсацию в носу, но голова почему-то стала работать лучше. Хоть за это Оленьке спасибо.
  Новосёлов поглядел по сторонам: бутылки с самогоном, бутыль с керосином. 'Всё это, конечно, может пригодиться, - думал Алексей. - Я могу сделать пожар, пользуясь задымлением и неразберихой, выбраться отсюда, но я могу задохнуться, или сгореть, если они не придут... Нет, не подходит'.
  Он судорожно перебирал варианты спасения, пока не вспомнил деда. Что дед здесь прятал? Ружья! У него никогда не было лицензии ни на хранение оружия, ни на отстрел животных, но дед ходил на охоту. Он охотился до тех пор, пока его друг, дядя Федя, работал в милиции. Но если ружья где-то здесь, в погребе, значит, ни Ольга, ни отец не знали, что дед здесь что-то прячет. Это знал Алёша, который видел, как дед спускался в погреб, а оттуда выбирался, держа в руке длинный свёрток, который потом превращался в...
  Алексей встал на ноги, стал ходить по погребу взад-вперёд, периодически стучал кулаком по кирпичной стене, заглядывал в каждый угол, в каждую щель, пока не посмотрел себе под ноги.
  -Ты чего там шумишь? - послышался голос сверху.
  -Молюсь! - ответил Новосёлов и опустился на колени. На четвереньках он прополз от деревянной лестницы и до самого конца погреба, ощупывая каждую половую доску. Самая последняя доска, у стены, оказалась не прибитой. Алексей подцепил её пальцем и убрал в сторону. Как он и ожидал, там был тайник, в котором лежали три обёрнутых белой материей и обвязанных шпагатом, свёртка.
  Новосёлов взял тот свёрток, который лежал сверху. Он положил его перед собой. Стараясь не шуметь, развязал шпагат. Это оказалось двуствольное охотничье ружьё с горизонтальными стволами. В тусклом свете лампы под потолком, оно блестело и пахло оружейным маслом. У Алексея часто забилось сердце. Дрожащими от волнения руками он нажал на рычаг за казённой частью и переломил ружьё. Оно оказалось незаряженным. Алексей опять заглянул в тайник и увидел там картонную коробку. Открыв её, он увидел патроны.
  Тем временем, наверху раздались шум открываемой входной двери, звук шагов и приглушенное рычание.
  Новосёлов сгрёб патроны, рассовал их по карманам шорт. Белую тряпку, картонную коробку и кусок шпагата он положил назад, закрыв тайник доской. Зарядив ружьё и сняв его с предохранителя, Алексей на цыпочках подошёл к входу в погреб и выключил свет.
  Существа наверху посовещались и пошли по направлению к погребу.
  Новосёлов спрятался за лестницей, прижавшись спиной к рядам полок. По его лицу струился пот.
  'Господи, только бы всё получилось!', - прошептал он.
  Крышка люка открылась. Карх, который раньше был отцом, спустился по ступенькам, щёлкнул выключателем. Следом за ним спустилось существо, которое раньше было Ольгой. Сделав два шага, существа остановились, глядя в угол, в котором карх-отец избивал Алексея. В это время Новосёлов вышел из-за лестницы, прицелился и сделал два выстрела. В замкнутом пространстве погреба выстрелы грохнули так громко, что у Алексея заложило уши. Отдача была сильной, в воздухе запахло порохом.
  Первый выстрел разнёс голову карху - отцу, вторая пуля попала Ольге в грудь. Когда пороховой дым рассеялся, Новосёлов увидел, что тело отца лежит, разбросав длинные руки в разные стороны. На полу и на стенах виднелись осколки костей черепа, зубы, что-то жёлтое и большое количество чёрной вонючей жидкости.
  Существо, некогда бывшее сестрой, лежало на спине. Из отверстия в груди толчками бил фонтан такой же чёрной жидкости. Под Ольгой растекалась большая чёрная лужа. Она дёргала ногами, руками, издавала булькающие звуки. Алексей вынул из стволов стреляные гильзы, бросил их на пол. Попав в чёрную жидкость, гильзы зашипели, от них пошёл дымок. Зарядив ружьё, Новосёлов приставил его к голове твари, которая была его сестрой, посмотрел в её широко открытые чёрные глаза и выстрелил. От выстрела голова разлетелась, как упавший на асфальт перезрелый арбуз, забрызгав Алексея чёрно-жёлтой субстанцией.
  Поставив ногу на нижнюю ступень лестницы, он оглянулся, пробежался взглядом по погребу, посмотрел на распростёртые на полу тела, которые когда-то были его родственниками.
  - Не заберут вас на Фэр! - сказал он, плюнул в сторону кархов. В слюне была кровь.
  Вытерев лицо рукой, Алексей вставил в ствол ещё один патрон и стал подниматься по лестнице. Он двигался тихо. Каждая новая ступенька давалась с трудом, каждое движение причиняло боль.
  Выбравшись из погреба, Новосёлов сперва решил осмотреть дом. Держа перед собой ружьё, готовый в любую секунду выстрелить, он осмотрел сначала две большие комнаты на первом этаже. Он заглядывал в шкафы, в тумбы. Под кровать, под диван. Потом он поднялся на второй этаж. Дверь была не заперта, в комнате было темно. Зажав под мышкой ружьё, Алексей достал из кармана зажигалку и посветил ею. Найдя на стене выключатель, он включил свет.
  Весь второй этаж представлял собой одну большую комнату, с двумя окнами, занавешенными плотными тёмными шторами. Мебель отсутствовала, не было даже табуреток. То, что Новосёлов увидел на втором этаже, повергло его в ужас: весь второй этаж был заляпан запёкшейся кровью. Красными были стены, пол и даже потолок. Пол был усеян слоем костей, волос, шерсти, кусками окровавленной одежды. Запах стоял хуже, чем в морге, поэтому Алексею пришлось прикрыть рот и кровоточащий нос рукой, чтобы не дышать этой вонью.
   Посмотрев в дальний угол. он увидел большое чёрное пятно. Решил подойти поближе, чтобы рассмотреть, что это. Осторожно ступая, как по минному полю, Алексей шёл по ковру из костей. При каждом его шаге кости хрустели, по пути периодически попадались черепа людей, собак, овец. Новосёлов старался их обходить.
  Весь угол оказался испачкан тёмной слизью. В углу валялись обрывки одежды, куски человеческой кожи, гниющиё куски сырого мяса, со следами больших зубов на них. По мясу ползали мухи и белые личинки. Глядя на всё это, Алексей почувствовал новый приступ тошноты. Он развернулся и, прихрамывая на левую ногу, выскочил из комнаты, захлопнув за собой дверь.
  Стоя на крыльце, Новосёлов сделал два глубоких вдоха. Ему стало лучше. Посмотрев на гараж, он увидел, что ворота гаража открыты, а его машины нет.
  'Значит, Аня с Викой уехали! - рассуждал Алексей, ковыляя к гаражу. - Они, наверняка, уже в Лемске. Аня позвонила в милицию... Нужно только продержаться до приезда милиционеров, а заодно попытаться найти других родственничков и разобраться с ними!'
  Новосёлов подошёл к гаражу, держа перед собой ружьё, заглянул внутрь. Там было темно и пахло ещё хуже, чем на втором этаже. Посветив зажигалкой, и убедившись, что там никого нет, Алексей пошарил рукой по стене и щёлкнул выключателем. Под потолком загорелась лампочка. Стараясь не дышать, Новосёлов стал осматривать гараж.
  Вдоль стен стояли стеллажи с покрытыми пылью инструментами и запчастями. Машины отца в гараже не было, зато весь пол был усеян костями и забрызган кровью. В дальнем углу было большое пятно чёрной слизи и что-то ещё. Подойдя ближе, Новосёлов понял, что это труп человека. Судя по размерам, это были останки мальчика. Одежды на трупе не было. Изодранная в клочья рубашка и джинсы лежали рядом. Тело лежало лицом вниз. На икрах, на бёдрах и на ягодицах мясо было обглодано до костей. При помощи ружья, Алексей перевернул тело на спину. Брюшная полость была полностью выедена и под грудной клеткой зияла глубокая тёмно-красная дыра. Грудная клетка и лицо остались не тронутыми. Это было тело мальчика, не старше восьми лет. Алексей только вчера видел его фотографию в 'новостях'. Кажется, его звали Антон Свиридов и его похитили, или он сам пропал? Это было не так важно, потому, что Новосёлов почувствовал новый приступ тошноты. Как только он вышел из гаража, его стошнило.
  Когда желудок избавился от лишнего, Алексей сделал глубокий вдох и посмотрел на часы. Часы стояли, их стрелки замерли на половине второго. Сняв часы с руки, Новосёлов закинул их в гараж и пошёл по направлению к бывшему свинарнику, который позже был переделан в сарай. То, что он был весь день закрыт, и Ольга сама принесла топор для колки дров, сама же унесла, свидетельствовало о том, что там тоже мог кто-то прятаться.
  Обогнув гараж и пройдя два метра, Алексей увидел свою бейсбольную биту. Бита лежал на заасфальтированной дорожке, между домом и гаражом, освещаемая светом, бьющим из окон дома. Новосёлов специально не выключал нигде свет. Он полагал, что так будет легче обнаружить предполагаемого противника. Кем бы он ни был, пусть знает, что Алексей идёт за ним, пусть боится.
  Новосёлов нагнулся и поднял биту. Гладкая деревянная поверхность биты была покрыта каплями крови.
  'Так вот, чем меня по башке шарахнули!', - догадался Алексей. Повернув биту ближе к свету, он заметил длинные тёмные и светлые волосы, прилипшие к засохшей крови.
  - Нет! - вскрикнул Алексей. Сердце его бешено заколотилось в груди, на глаза навернулись слёзы. Он понял, что волосы могут принадлежать только Ане и Вике, но где-то в глубине души он надеялся, что они спаслись.
  Пройдя еще три метра, он увидел разорванную окровавленную белую футболку, рядом с футболкой он увидел порванное платье Вики, которое тоже было в крови. Ещё дальше, напротив поленницы, Новосёлов увидел кучу костей и два человеческих черепа с остатками волос. На том черепе, который был больше, были тёмные вьющиеся волосы, на маленьком - светлые. Рядом с кучей костей лежали короткие шорты Анны, с бахромой, которые насквозь пропитались кровью. Там же были разбросаны кроссовки Вики и сланцы Ани. Асфальт вокруг был тёмно-красным.
  - Не-е-ет! - заорал Алексей, упав на колени. Он выл и царапал когтями асфальтовое покрытие дорожки, рыдания сотрясали всё его тело. - Аня, Вика... Нет! Не верю!
  Он кричал во всё горло и колотил кулаками по асфальту, разбив руки в кровь. Только сейчас Новосёлов не чувствовал боли. Сейчас ему было всё равно.
  Внезапно он услышал скрип и поднял голову. Дверь сарая открылась, из него кто-то вышел. Пелена слёз заливала глаза Алексею. Новосёлов протёр глаза рукой и увидел маму.
  - Алёшенька! - голос мамы нисколько не изменился. Да, это был голос его мамы, Галины Петровны. Присмотревшись, Алексей понял, что это действительно была его мама. - Сынок!
  - Мама?
  - Алёшенька! Это я! Я всё знаю, я всё видела. Они меня закрыли в сарае, они угрожали мне!
  Новосёлов поднялся на ноги, поднял ружьё.
  - Алёшенька, я не такая, как они, - тихим голосом говорила мама, продолжая приближаться. - Мы с тобой другие. Мы - люди...
  По мере её приближения, Алексей отметил, что она такая же толстая, как Ольга и такая же высокая, не ниже двух метров.
  - А ты изменилась, мама! - сказал Алексей, шмыгая носом, и прижал приклад ружья к плечу.
  - Это всё их грибы, Алёша. Они меня заставляли их есть. Я для них была будущая пища...
  Мама приближалась. Когда расстояние между ней и Алексеем было меньше трёх метров, свет, льющийся из окна дома, упал ей на лицо. Новосёлов увидел, что мама плачет, и опустил ружьё.
  Вдруг мать начала часто моргать, и Алексей увидел, как из её левого глаза вместе со слезами выпала белая плёнка с коричневым кружком посередине и прилипла к щеке. Она сразу же прикрыла глаз рукой, на которой Алексей увидел чёрные когти, торчащие из-под ногтей. Хотя всё происходило быстро, Алексей успел заметить, что левый глаз у мамы был чёрный, как уголь. Сомнений не было. Она тоже карх!
  - А я тебе почти поверил, мать! - Алексей, вскинул ружьё и, не целясь, выстрелил.
  Пуля угодила ей в живот и отбросила на щебёночную дорожку, ведущую в сарай.
  'Мама' зашипела, оскалилась. Новосёлов увидел, как сверкнули её белые акульи зубы. Из отверстия на животе фонтаном била чёрная кровь, источая омерзительный запах. Прижав правую руку к животу, мама перевернулась на живот и попыталась встать на четвереньки. У неё это почти получилось, но Алексей ударил её ногой в лицо, содрав с него большой кусок кожи. Как и следовало ожидать, под человеческой кожей оказалась серая, покрытая слизью плоть.
  От удара 'мама' опять упала на спину, но опять встала на четвереньки, посмотрела на Алексея снизу вверх карим и чёрным глазами, её уродливое лицо было перекошено от злости.
  - Я тебя убью, гадёныш! - прошептала она, тяжело дыша.
  Новосёлов подошёл ближе и увидел большую сквозную дыру на спине существа, которое он уже никогда не назовёт мамой. Из раны ручьём хлестала чёрная жидкость.
  - Прощай! - Алексей приставил ствол к голове чудовища и нажал на спусковой крючок.
  Грянул оглушительный выстрел. Голова карха-мамы разлетелась в разные стороны, окрасив всё в радиусе трёх метров в чёрный цвет.
  Вытерев рукой лицо, Алексей хотел было осмотреть сарай, но вдруг заметил, что в туалете зажёгся свет.
   - Это ещё что за чертовщина? - произнёс Новосёлов, вспомнив, как испугался, когда услышал шум в выгребной яме, когда справлял вчера малую нужду. Кажется, это было тысячу лет назад, но нет, это было вчера, утром.
  Дверь туалета со скрипом открылась. Из туалета вышел ещё один карх. Яркий свет от лампы, висящей в туалете, освещал его тёмное тело с непропорционально длинными конечностями и маленькой головой. Карх посмотрел на Алексея своими чёрными, неподвижными глазами, и Новосёлов увидел, как в них отразился свет, льющийся из окон дома. Сначала Алексей подумал, что карх сверкнул глазами, но потом понял, что это не так.
  Зарычав, карх побежал в сторону Новосёлова. Он делал широкие шаги, со стороны эти шаги больше напоминали прыжки. Алексей переломил ружьё, но только он полез в карман за патронами, карх был уже рядом с ним. Новосёлов успел заметить, что на кархе был изодранный в клочья светло-зёлёный костюм, на котором были видны красные и чёрные пятна.
  Рыча, карх ударил Новосёлова в челюсть. Падая, Алексей выронил ружьё. Он упал у входа в сарай. Видя, что карх надвигается на него, Новосёлов, собрав все свои силы, заполз в сарай. Свет из открытой двери туалета высветил грабли, лопаты, вилы, стоящие вдоль правой стены сарая.
  - Спасибо, Господи, - прошептал Алексей.
  Рука его сжала вилы. Как только фигура карха появилась в дверном проёме, Новосёлов изо всех сил ударил тёмную тварь вилами. Он почувствовал, как вилы входят в живот карха, услышал треск раздираемой плоти. В следующий момент карх завизжал, как недорезанный поросёнок. Тёмная кровь брызнула во все стороны, стала заливать лицо и руки Новосёлова. С трудом поднявшись на ноги, Алексей вытолкнул визжащую тварь из сарая. Карх упал на спину, стуча по щебню пятками, он пытался вытащить из себя вилы. Новосёлов заметил на полке топор, которым сегодня он колол дрова, взял его в правую руку и подошёл к чудовищу. Карх рычал, всё ещё пытаясь вытащить из живота вилы. Алексей нагнулся, рубанул топором по маленькой уродливой голове. Раздался треск, из раны в голове брызнула сначала чёрная кровь, потом оттуда стала вытекать жёлтая масса, с чёрными вкраплениями.
  Карх дёрнулся и затих.
  Перевернув топор, Алексей обухом наносил удары по голове карха, пока она не превратилась в чёрно-жёлтое месиво. Закончив с головой, Алексей переключился на остальное тело. Он, как заведённый, рубил и бил обухом, приговаривая:
  - Вот вам мясо, суки! Жрите его! Вот вам...
  Когда топорище отлетело от топора и со звоном упало за спиной Алексея, он перевернул бесформенное тело на живот, отогнул ворот пиджака.
  Несмотря на то, что голова кружилась, и в глазах стало немного двоиться, даже при недостаточном освещении он смог прочитать надпись, сделанную большими красными буквами на белом фоне.
  - Al Marinari! - прочитал Алексей. - Конечно! Кто бы сомневался... Лети на Фэр, Николай Аркадьевич! Батьке передай привет!
  Потом Новосёлов направился к сараю. Включив сарае свет, он посмотрел по сторонам. Стены и пол были в крови, чёрная слизь растеклась в дальнем углу. Везде валялись кости, куски одежды. Стоял стойкий запах гнили.
  'Мамино логово', - с отвращением подумал Алексей.
   Выйдя из сарая, Новосёлов пошёл по направлению к гаражу. Если ему повезёт, он отыщет там канистру с бензином, подожжет здесь всё и с чистой совестью поедет домой. Он хотел здесь всё сжечь, потому, что не был уверен в том, что больше не осталось кархов. Наверняка, где-нибудь ещё прячутся.
   По дороге он поднял ружьё, зарядил его двумя последними патронами. Остальные он, скорее всего, потерял или израсходовал. Сам Новосёлов больше склонялся к первому варианту. На всякий случай подобрал биту, которая лежала на асфальте, метрах в пяти от гаража.
  Когда Новосёлов подходил к настежь открытым дверям гаража, он увидел, как открылась створка ворот, которые он так и не смог открыть. Во двор вошли два человека, одетые в милицейскую форму.
  Оба были высокого роста, где-то под два метра и весили не меньше ста двадцати килограммов. Форма был явно им мала в рукавах, и тесна в плечах. У милиционера, который шёл первым, в вытянутой руке был пистолет. Алексей успел заметить, что серая форменная рубашка на нём с правой стороны порвана по шву от подмышки и до широкого ремня на поясе.
   - Руки вверх! - прорычал милиционер. У него был такой голос, какой бывает у сильно простуженных людей, или у хронических алкоголиков. - Бросай ружьё!
  Второй милиционер потянулся к кобуре.
  'Это тоже кархи!', - промелькнула мысль в голове Алексея.
  Ни секунды не колеблясь, Новосёлов метнул в людей в милицейской форме бейсбольную биту. Вращаясь вокруг своей оси, как лопасть пропеллера, бита попала в голову милиционеру, который был ближе к Алексею, сорвав с его лба широкий пласт кожи. Увидев чёрную плоть под кожей, Алексей сразу же выстрелил. Он успел сделать только один выстрел, который снёс верхнюю половину черепа лже-милиционеру. Разбрызгивая вокруг себя чёрную кровь, тело безвольно упало на асфальт.
  - Получи, карх дол... - договорить Новосёлов не успел, потому, что второй милиционер в мгновение ока выхватил из кобуры пистолет Макарова и стал стрелять. Первые два выстрела попали Алексею в грудь, отбросив его на два метра назад. Новосёлов почувствовал нестерпимое жжение в груди, рот заполнился кровью, резкая боль пронзала раскаленной иглой при каждом вдохе. Милиционер подошёл ближе...
  Высокая фигура в милицейской форме, дуло пистолета, нацеленное в голову - это последнее, что увидел Алексей. Потом грянул выстрел, и Новосёлов погрузился во тьму, перестав что-либо видеть и чувствовать.
   Милиционер нагнулся, взял Алексея за запястье и потащил его тело к воротам. Поравнявшись с телом своего напарника, он снова нагнулся, ухватился другой рукой за руку напарника, поволок оба тела к выходу. За телами по асфальту тянулись два следа: красный - за Алексеем, чёрный - за человеком в форме.
  Выходя из ворот, милиционер заметил четырёх человек у забора. Двое мужчин стояли под забором, сцепив руки. На их сцепленных руках стоял третий мужчина, держась руками за край забора. Он внимательно осматривал двор Новосёловых. Чуть в стороне от мужчин стояла женщина, лет сорока. На ней была короткая спортивная куртка, одетая поверх ночной сорочки.
  - Ну, что там у них происходит, Вася? - спрашивала женщина, у того мужчины, который был наверху.
   Милиционер посмотрел в сторону любопытной четвёрки местных. Двое мужчин, которые поддерживали третьего, сразу расцепили руки. Матерясь и чертыхаясь, бедолага упал на землю.
  - Вы чё, мля, совсем... - схватившись за ушибленный бок, упавший на землю стал кричать на своих дружков, но, встретившись взглядом с холодными глазами милиционера, замолчал.
  - Вы ничего не видели, идите спать! - прохрипел милиционер.
  Все четверо, не сговариваясь, разбежались в разные стороны: двое - направо, двое - налево. Дождавшись, когда они скроются из виду, милиционер продолжил движение.
  Он дотащил тела до милицейского 'уазика', стоящего за кустами, напротив дома ? 10 на улице Яблоневой. Открыв заднюю дверь милицейской машины, милиционер быстро загрузил в неё тела. Не включая фар и габаритных огней, 'уазик' заурчал двигателем и покатился по разбитой дороге. Доехав до улицы Энтузиастов, 'уазик' повернул направо и растворился в темноте.
  
  Эпилог
  
  На следующий день, в дневном выпуске 'Лемских Новостей', ведущая с непроницаемым лицом вещала:
  - В посёлке Алый опять произошло чрезвычайное происшествие. В три часа ночи произошёл пожар на улице Яблоневой. Сгорели три дома: дом номер пять, семь и номер девять. По предварительным подсчетам, площадь возгорания составила шестьсот квадратных метров. Прибывшим на место происшествия пожарным понадобилось четыре часа, чтобы затушить пламя. В сгоревшем доме номер пять был обнаружен сильно обгоревший труп хозяина дома... Многие очевидцы утверждают, что незадолго до трагедии над домом номер семь видели зависший в небе неопознанный летающий объект, похожий на тарелку...
  Потом показали полковника милиции с пухлым лицом и бегающими виноватыми глазами. Не глядя в объектив телекамеры, полковник тихим голосом говорил:
  - ...Судя по всему, пожар в Алом произошёл в силу короткого замыкания... Было обнаружено тело Морозова Ивана Тимофеевича, который три года числился в розыске, как пропавший без вести. Разыскиваются Новосёлов Алексей Сергеевич, 1982 года рождения, Новосёлова Анна Вениаминовна 1982 года рождения, Новосёлова Виктория Сергеевна, 2003 года рождения, Новосёлова Ольга Сергеевна, 1977 года рождения... Новосёлова Галина Петровна и Новосёлов Сергей Иванович... 1947 года рождения. Всем, кто располагают какой-либо информацией, или что-то знают о месте нахождения указанных лиц, просьба позвонить по телефону '02', или в дежурную часть Лемского УВД по телефону в Лемске: 309-47-89...
  Потом показали две фотографии. На одной фотографии были изображены улыбающиеся Алексей, Аня и Вика. Эту фотографию сделал Олег Ушаков 1 мая 2006 года, когда он с Новосёловыми отмечал День весны и труда в Парке Комсомольцев.
  На второй, чёрно-белой фотографии, были изображены Галина Петровна, Сергей Иванович и Ольга. Лица у всех серьёзные. Фотография была сделана в тот год, когда Ольга закончила школу.
  Олег Ушаков умер на следующий день, когда принимал душ после бассейна, в спортивном комплексе 'Олимп'. Накануне вечером он занимался любовью с Юлей, секретарём генерального директора ООО 'Семёнов - Фуд'. Глядя на стонущую под ним Юлю, на её красивое лицо, Олег подумал о том, что жизнь прекрасна во всех её проявлениях.
  Вскрытие показало, что Олег умер от инфаркта миокарда. Врачи и скорбящие родственники потом долго недоумевали и мучились вопросом: как мог абсолютно здоровый, молодой человек умереть от инфаркта? Он в армию не пошёл служить из-за плоскостопия и искривления позвоночника, он всегда следил за собой, иногда занимался спортом, и на сердце никогда не жаловался.
  Директор ООО 'Семёнов - Фуд', Семёнов Игорь Михайлович, вместо Алексея принял на работу нового менеджера, которому платил в два раза меньше, чем Алексею. Игорь Михайлович ещё больше разжирел и, как утверждают многие его подчинённые, стал выше ростом. Наверное, им это кажется, так как в тридцатилетнем возрасте люди в высоту не растут. За большие габариты работники ООО 'Семёнов-Фуд' дали Игорю Михайловичу прозвище 'Дирижабль'.
  Фотографии Новосёловых, показывали два месяца по многим телевизионным каналам. В местных газетах тоже иногда печатали их фотографии с пометкой 'Розыск'. Через два месяца о Новосёловых благополучно забыли. А были ли вообще эти Новосёловы? Может быть, история о них выдумана?
  Вы можете сомневаться в правдивости этой истории, однако, в городе Лемске, в доме 13 на улице Гагарина, в тринадцатой квартире до сих пор на холодильнике висит детский рисунок, прикреплённый магнитом в виде золотой рыбки. Рисунок выполнен цветными карандашами. На нём изображены три человеческие фигуры под ярким солнцем, под каждой фигурой - подпись, сделанная детской рукой: 'мама', 'папа', 'я'.
  
  4 марта 2009г.
  
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"