Темной Александр: другие произведения.

Месть Алисы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Крупный бизнесмен решает похитить дочь своего конкурента, зная, что она обладает экстрасенсорными способностями. Ему казалось, что он предусмотрел всё, но роковая случайность спутала все карты.

  
  Александр Темной
  
  
  
  
  Месть Алисы
  
  
  
   События, описанные в этом рассказе - авторский вымысел. Все герои вымышленные. Прошу простить меня, если кого-то случайно обидел.
  Искренне Ваш - Александр Темной.
  
  -Так что нам нужно сделать? - Вован развалился в кожаном кресле, держа между пальцами толстую сигару. Напротив него сидел Костян и с укоризной смотрел на своего бывшего сокамерника.
  'В какое дерьмо ты опять меня втягиваешь?' - читалось в глазах Костяна.
  - Похитить её, - Василий Васильевич протянул Вовану фотографию. На ней была изображена Алиса - дочь известного Екатеринбургского бизнесмена. На фо-то Алиса улыбалась, показывая вытянутый средний палец руки с остро отточен-ным ноготком. Скорее всего, эта фотография была 'аватаркой' на её страничке в какой-нибудь социальной сети.
  - Да нет, ну вы что? - Костян замотал головой. - Я только недавно откинулся и не хочу ещё раз на зону. К тому же, эта сучка - колдунья или ведьма. Её ведь показывали в битве этих... Как там их?
  - Экстрасенсов, - подсказал Василий Васильевич, кивнув головой и сложив руки на груди. Кресло под его массивным телом противно заскрипело. - Но она никакой не экстрасенс. Она не справилась ни с одним испытанием.
  -Кха-кха-кха! - Вован зашелся в кашле. Покраснев, как рак, он затушил сига-ру в пепельнице, со смущенным видом отодвинул пепельницу от себя. - Все равно это опасно. Менты и папа этой Алисы... А вдруг они сядут нам на хвост, а?
  - Не сядут, - Василий Васильевич улыбнулся. - Я всё продумал. Исчезновение Алисы будет выглядеть, как загородная прогулка, а не как похищение. Она сама с вами пойдет, будет делать то, что вы ей скажете.
  - Это не возможно! - Костян продолжал мотать головой.
  - Ещё как возможно! - В комнату вошла женщина. На её голове был цвета-стый платок, скрывавший почти всё её лицо. Были видны лишь два горящих ад-скими огоньками глаза и бородавка на подбородке, из которой росли тонкие чер-ные волоски. Женщина присела на свободное кресло. Под ней оно даже не скрип-нуло, словно женщина та была приведением, невесомой тенью.
  - Это ещё кто? - Вован удивленно посмотрел на Василия Васильевича.
  - Это - Зинаида Захаровна, - Василий Васильевич выдохнул в воздух струю густого дыма, легким движением пальца сбросил с сигары столбик пепла в пе-пельницу. - Она будет прикрывать вас и контролировать ситуацию. Скажу вам честно, она и есть настоящий экстрасенс. Людей, равных ей по силе, в России просто нет.
  - А почему бы ей не сделать это самой? - спросил Костян.
  - Потому, что она - человек известный, - Василий Васильевич залпом опо-рожнил пузатенький бокал с коньяком, пыхнул сигарой. - Ей нельзя в таких делах светиться, иначе потеряет своих клиентов. Я тоже очень известный. А вас кто тут знает? Это Урал, а не ваш Мухосранск. Здесь вы легко сделаете дело, получите бабки и в тот же вечер уедете. Никто вас и искать не будет. А когда ещё вы смо-жете за один день столько денег заработать, а?
  - Я согласен! - Вован кивнул лысой головой. - Деньги они и в Африке - деньги!
  - Ладно, - согласился Костян. - Каков план?
  - План прост, - Василий Васильевич вытащил изо рта сигару, положил её на край пепельницы и подался вперед. - В назначенный день вы подъедете к её лю-бимому магазину, оденете себе на пальцы вот это...
  - Кольца? - удивился Костян.
  - Благодаря этим кольцам Алиса не сможет прочитать ваши мысли, у неё не получится почувствовать вашу дурную энергетику, - заговорила Зинаида Заха-ровна. Голос её был скрипучим, как скрип двери, петли которой давно не смазы-вали. - Эти кольца выплавлены из специального сплава, лично мною заговорены...
  - А чего она нас дурными называет? - спросил Вован, глядя на Василия Васи-льевича. - Мы же её не оскорбляем.
  - Я не уверен, что у тебя положительная энергетика, - ответил ему Василий Васильевич. - Сколько раз и за что ты сидел?
  - Ну, - Вован кашлянул в кулак, глядя на свои грязные кроссовки. - Четыре раза!
  - А можно нам надеть не кольца, а что-нибудь другое? - спросил Костян.
  - А что тебе не нравится? - спросил его Василий Васильевич.
  - Да какие-то они несерьезные, - пробормотал Костя, держа одно кольцо большим и указательным пальцем, разглядывая его. - С розовыми камушками... Вдруг кто из пацанов нас увидит и решит, что мы - гомики?
  - А разве это не так? - Зинаида Захаровна, прищурившись, вглядывалась в лица парней.
  Костян покраснел, отвел взгляд в сторону.
  - Но это было только один раз, да и то после зоны! - закричал Вован. - Это было несерьезно. Я тогда проиграл в карты...
  - У тебя это было, как минимум, пятнадцать раз, - усмехнувшись, проскрипе-ла Зинаида Захаровна. - Это было в камере. А в карты ты вообще не играешь по-сле того, как в детстве после проигрыша тебя заставили...
  - Нет! - Лицо Вована стало пунцовым, руки заходили ходуном. - Я не хочу больше слушать эту старуху.
  Услышав слово 'старуха', Зинаида Захаровна зашипела, а Вован вдруг схва-тился за горло, стал открывать и закрывать рот, как рыба, выброшенная на берег, глаза его стали вылезать из орбит.
  - Ты чего, Вовчик? - испуганно спросил Костян и стал трясти товарища за плечи.
  Вован ничего ему не мог ответить, только хрипел, вытаращив слезящиеся глаза. Внезапно всё закончилось, и он обмяк в кресле, тяжело дыша.
  - А она сильна, да? - Василий Васильевич посмотрел сначала на Вована, по-том - на Костяна. - Я бы не доверил ей это дело, если бы не был уверен в ней. Так что не спорьте с ней, иначе я найму других исполнителей, понятно?
  - Да, - парни кивнули лысыми головами. Блики от бра заиграли на их макуш-ках.
  - Вот и чудненько. Продолжайте, Зинаида Захаровна!
  - В субботу, как всегда, в десять утра Алиса подъедет на своем белом 'нис-санчике' с номером '444' к торговому центру 'Монпась-Е'. Вы должны будете подъехать к 'Монпась-Е' пораньше, часам к девяти. Вам нужно будет следить за ней, но не подходить к ней близко. Меня вы, конечно же, не увидите, но помните, что я буду рядом. Вы не должны снимать с себя кольца, говорить вслух. Вам нельзя будет подходить к Алисе ближе, чем на пять шагов, иначе всё испортите. Вам нужно дождаться, когда она зайдет в бутик, находящийся в самом конце вто-рого этажа. Называется этот бутик 'Тужур'...
  - Почему именно 'Тужур'? - спросил Костян.
  - Откуда я знаю? - Зинаида Захаровна развела в стороны ладони. Ногти на её крючковатых пальцах были длинные и кривые. - Торгаши так свою лавчонку назвали, чтоб народ завлекать.
  - Оно и понятно, - Костян почесал лысину. - Но почему к Алисе нужно по-дойти именно в 'Тужуре'?
  - Потому, что там видеокамер нет, лысая твоя башка! Я могу управлять людьми, но не могу вырубить все камеры. Хотя бы потому, что некоторые из них я могу не заметить, так как они маленькие. А, если я вырублю всё электричество в торговом центре, поднимется шумиха, понимаешь? Зачем нам это?
  - Нам это не нужно, - согласился Костян. - Всё должно быть без шума и пы-ли.
   - Вы подойдете к этой сучке сзади и наденете ей на шею вот это, - женщина-экстрасенс достала из небольшой сумки, которую всё это время держала на коле-нях, длинную цепочку из блестящего металла, с кулоном, положила её на стол.
  - Цепочка тоже заговорена? - спросил Вован.
  - Конечно, - Зинаида Захаровна сдвинула на затылок платок и улыбнулась. Её лицо было настолько безобразным, покрытым морщинами и бородавками, что Вована передернуло, а Костян вздрогнул. Зубы женщины были похожи на зубы животного, сделаны они были из белого металла. Длинные клыки торчали наружу. - Сама заговаривала... Как только эту цепочку на Алису накинете, она станет мягкой и сговорчивой, сделает всё, что вы хотите. Тогда вы даже сможете пораз-влечься с ней на заднем сидении...
  - Только помните, что привезти Алису ко мне вы должны до часу дня, - вста-вил Василий Васильевич. - Иначе...
  - Иначе что? - спросил Вован.
  - Иначе потом её папаша куда-нибудь свалит. Он всегда так делает. Но в од-ном он постоянен: по субботам он до часу дня отлеживается дома, потом - валит туда, куда его черной душонке захочется. А когда он может вернуться? - Василий Васильевич сделал глубокую затяжку, выпустил струю дыма Вовану в лицо, от чего тот поморщился. - Одному Богу известно, когда он вернется. А кто всё это время будет кормить её, поить, усиленно охранять? Я? Мне это как-то нафиг не надо. Я - бизнесмен. Мне каждая секунда моего времени дорога. Мы вот тут си-дим, а бизнес мой без головы на время остался... Ты? Или Костя? Может, вы оба этим займётесь за свой счет, а?
  - Нет, - тихо произнес Вован.
  - Алиска - очень сильная и опасная девчонка, - старуха подняла указательный палец с корявым ногтем вверх, словно подчеркивая важность своих слов. - У этой девчонки очень сильная энергетика. Противостоять ей тяжело.
  - Но как она не смогла выиграть состязание этих, как их там? - недоуменно спросил Костян.
  - Ей перед битвой в бутылку с минеральной водой подлили сильное зелье, - бесформенный рот Зинаиды Захаровны растянулся в улыбке. - Почувствовать это зелье может только очень сильный экстрасенс. Алиска тогда была слишком сла-бенькой, чтобы почувствовать подвох...
  - И кто ей подлил это? - спросил Костян.
  - Я! - Зинаида Захаровна захохотала. От её скрипучего смеха у парней и у Василия Васильевича пробежали мурашки по спине. - Приняв облик её отца. Чего только не сделаешь за деньги! Выпив это, она стала слабенькой и безвольной. Я тогда могла и убить её, но у неё очень сильные покровители. Так что...
  - Вы имеете ввиду её отца? - удивился Василий Васильевич.
  - Нет, бери выше! - старуха замолчала. - И не скажу, кто это. Язык может от-сохнуть.
  На какое-то время в комнате повисла тишина. Наконец, Василий Васильевич, не выдержав затянувшейся паузы, затушил сигару в пепельнице и спросил:
  - Ну, всем всё ясно? Вопросов больше ни у кого нет?
  - Нет! - хором ответили Костян с Вованом.
  - А когда расчет? - поинтересовалась Зинаида Захаровна.
  - Вот вам задаток, - Василий Васильевич выложил на стол три толстых пачки тысячных купюр. - Как только эта сучка будет сидеть у меня в подвале, и я буду уверен в том, что вы её доставили живой и невредимой, я сразу вам отстегну оставшиеся бабки. Всё, как договаривались.
  - Ну, тогда до субботы? - Костян поднялся с кресла, скрипнув коленными суставами, пряча деньги во внутренний карман ветровки.
  - Да! - Василий Васильевич поднялся из-за стола, протягивая руку для руко-пожатия. - И не вздумайте бухать и колоться! В субботу вы должны быть кри-стально чистыми и бодрыми. Помните: если дело сорвется, я вас накажу. Накажу так, что мало не покажется.
  - Понятно, - Костян пожал пухлую руку Василия Васильевича, облизав взглядом большие золотые перстни с брильянтами на его толстых, как сардельки, пальцах.
  - Я бы ему руки с удовольствием отрубил, - признался Костян Вовану, когда они вышли за ворота особняка Василия Васильевича и направлялись к угнанной неприметной 'десятке' с поддельными номерами. - И принес бы их в ломбард.
  - Ну, ты даешь! - Вован захохотал, натягивая на лысину клетчатую кепку. - Ты просто монстр. Кстати, чего будем делать с задатком?
  - Купим жратвы и заляжем на хате, - ответил Костян. - Никакого бухла, ни-какой травы, никаких блядей! Всё будет потом, после выполнения работы.
  - Но сегодня только четверг, - лоб Вована пересекли горизонтальные морщи-ны.
  - И чего? - Костян бросил на него злой взгляд.
  - Да так, ничего, - Вован пожал плечами. За два дня мы просто сдохнем от скуки.
  - Есть у тебя сила воли или нет? - рявкнул на друга Костян, садясь за руль. - Мужик ты или...
  - Да мужик я! И сила воли у меня есть.
  Сила воли у парней, действительно, была. Но хватило её только на один день. В пятницу днем Вован побежал в магазин за спиртным, а Костян договаривался по телефону с поставщиком травки и с проститутками. Дальше всё завертелось по обычному сценарию.
  В субботу утром оба проснулись с жуткой головной болью. Пол однокомнат-ной квартиры, которую они снимали на двоих, был усыпан пустыми бутылками, окурками и использованными презервативами.
  Вован застонал, схватившись за виски. Костян выругался сквозь зубы, огля-дывая комнату.
  Внезапно зазвенел телефон. Противная мелодия из детского мультфильма играла, не переставая. Казалось, что от этой музыки у парней сейчас взорвутся го-ловы.
  - Да где этот чертов мобильник? - закричал Костян, ища его и под матрасом, и на комоде, и под кроватью. Казалось, что любой предмет интерьера издавал этот противный звук, эту мелодию, которую каждый из парней знал с детства, а сейчас почему-то все эту песенку ненавидели.
  - Вот он! - Вован протянул телефон товарищу. - Он под моими трусами ле-жал.
  - Фу, блин! - Костян поморщился, включая громкую связь, чтобы Вован слышал и не задавал потом глупых вопросов. - Алло!
  - Вы где там, алкаши-наркоманы гребаные, уроды вонючие? - Проскрипел голос Зинаиды Захаровны, слегка искаженный динамиком мобильника. - Я, по-донки, уже полчаса тут вашу работу делаю! Вы что, совсем охренели? Я сейчас Василию позвоню! Пусть вашу долю уменьшает
  - Да подождите вы, - кашлянув, сказал Костян и бросил взгляд на настенные часы. - Мы уже едем! В пробке стоим.
  - Да не пиз...
  Костян нажал 'отбой', со злостью посмотрел на Вована.
  - Ненавижу тебя!
  - А что я-то! - пропищал Вован, натягивая трусы.
  - Если бы тебе скучно не было, всё было бы по-другому. Если всё сорвется, я буду первым, кто даст тебе в табло, ты понял? И не рукой дам, а кирпичом!
  - А чего опять я?
  - Одевайся быстро! Полдесятого уже! - Костян подобрал на полу одежду Во-вана, швырнул её ему в лицо. - Про кольца не забудь и про ту чертову цепь.
  Быстро одевшись, парни выскочили из комнаты. В ванной горел свет. Лилась вода, слышались два женских голоса с легкой хрипотцой.
  - А они? - Вован наморщил лоб.
  - Потом разберемся!
  Выскочив из подъезда, они прыгнули в машину и помчались в центр города. К счастью, пробок на дорогах не было. Но Костян так волновался, что дважды чуть не попал в аварию и один раз чуть не наехал на женщину, замешкавшуюся на пешеходном переходе. В обычной ситуации Вован, глядя на это, что-нибудь ска-зал бы. Но в то утро, помня слова старой ведьмы, он молчал. Молчал и Костян. Только по вискам его струился пот.
   К 'Монпась-Е' парни подкатили без четверти десять, заметили темный си-луэт, маячащий между машинами на парковке. И Костяну, и Вовану сразу стало понятно, что это - старая ведьма. Ноги Вована немного затекли. Он вышел из ма-шины, чтобы размяться. В это самое время на парковку тихо заехал 'Ниссан' Алисы. Девушка вышла из машины и, повесив на плечо красную сумку, бодрыми шагами зашагала к торговому центру, громко цокая каблучками. Парни пошли следом за ней.
  В торговом центре она сначала зашла в бутик косметики на первом этаже. Понимая, что, войдя следом за Алисой, они сразу привлекут к себе внимание, парни присели на скамейку. Они сидели, периодически поглядывая по сторонам, и не забывали через прозрачное стекло витрины следить за девушкой. В бутике покупателей не было. Были только женщины-продавцы, которых Алиса постоянно дергала, задавая вопросы и прося показать то помаду, то тушь, то косметичку. То, что Алиса выбирала, продавцы относили и складывали в кучку у кассы. Походив ещё немного по бутику, девушка подошла к кассе, сняла с плеча сумочку, открыла её, потом закрыла и громко сказала:
  - Я за всё заплатила, а вы довольны и счастливы!
  Продавцы заулыбались, закивали головами. Пухленькая грудастая продавец, улыбаясь во все свои тридцать два зуба, протягивая Алисе фирменный пакет с косметикой, произнесла:
  - Приходите к нам ещё!
  - Непременно, - ответила ей Алиса и выскочила из бутика.
  Вован с Костяном переглянулись. То, что они увидели только что, было для них настоящим шоком. Да, они сами много раз в своей жизни воровали, но они-то были из бедных семей. Их родители постоянно беспробудно пьянствовали, на еду денег не было. Своё воровство они воспринимали, как нечто само собой разуме-ющееся. Но понять то, что они увидели в бутике, парни не могли. Это была даже не кража, а мошенничество. Эта девчонка, кем бы она не была: экстрасенсом, колдуньей или ведьмой, просто обманула продавцов и ушла с полным пакетом товаров. А ведь она не из бедной семьи. На хлеб-то уж ей денег хватает.
  Алиса, посмотрев по сторонам, пошла в соседний бутик, где продавали жен-скую одежду. Оттуда она также вышла с полным пакетом вещей, за которые она не заплатила ни копейки. Так она обошла все бутики на первом этаже и на втором. Заходила только в те бутики, где посетителей либо не было вообще, либо было очень мало. Костян с Вованом всё это время следили за ней, изображая по-сетителей торгового центра, постоянно присаживаясь на скамейки или прилипая взглядами к витринам.
  С трудом волоча пакеты, Алиса наконец-то дошла до 'Тужура'. Парни об-легченно вздохнули. Им изрядно надоело это хождение по 'Монпась-Е'. Из-за парфюмерии и косметики, в большом количестве продаваемых в торговом центре, у них слезились глаза, было трудно дышать. Их щеки, покрытые нездоровым ру-мянцем, делали парней похожими на сеньора Помидора из сказки про Чиполлино.
  В 'Тужуре' внимание Алисы привлекла обувь. Девушка долго рассматривала стеллажи с сапогами, примеряла разные сапоги и сапожки, но ей всё не нравилось. Наконец-то она остановилась у стеллажей с туфлями. Туфлей было очень много: разных моделей, разных цветов, с большими и маленькими каблуками. Пока Алиса думала, что бы ей присвоить, парни дружно поднялись со скамейки и зашли в 'Тужур'. У кассы в это время стояли две женщины, расплачиваясь за товар. Продавец - девушка, которой на вид было не больше восемнадцати лет - увлеченно рассказывала им про скорое поступление туфлей из Франции, на кото-рые ожидались большие скидки. На Костяна с Вованом никто не обратил внима-ние.
  Костян на ходу доставал из пакета цепочку с кулоном. Вован решил отвлечь Алису каким-нибудь дурацким вопросом, как парни договаривались накануне. Он стал обходить девушку справа, но запнулся об пуфик и растянулся на полу прямо у ног девушки. Алиса вздрогнула, удивленно посмотрела на Вована. В этот момент Костян подкрался сзади и накинул ей на шею цепочку. Девушка осталась стоять со склоненной головой. Пакеты с покупками упали на пол. Но Алиса не стала их поднимать. Костян замер.
  Вован быстро вскочил на ноги, отряхнулся.
  Женщины у кассы и продавец посмотрели на Вована.
  - Всё нормально! - сказал он. - Я не пьяный.
  Удовлетворив свое любопытство, женщины снова повернулись к продавщице. Та продолжила рассказывать им про коллекцию какого-то Лавассаля.
  - Тихо ты, дурак, - прошипел Костян. - Чуть всё не испортил.
  - Я не спецом, - ответил Вован, глядя на замершую Алису. - А цепа-то, похо-же, действует.
  Костян помахал перед лицом Алисы рукой.
  - Алиса, ты меня слышишь?
  - Да, - тихим сонным голосом ответила девушка.
  - Подними свои пакеты и пошли отсюда.
  - Куда? - спросила Алиса.
  - Пойдешь с нами, - сказал Вован.
  - Да, - девушка едва заметно кивнула, беря за ручки пакеты и поднимая их с пола.
  - Возьми у неё большие пакеты, - шепнул Костян Вовану, глядя через про-зрачную витрину бутика на краснолицего мужика, обвешанного пакетами с по-купками, идущего за пережаренной в соляриях блондинкой. - Так мы точно не привлечем внимание.
  - Давай пакеты, - сказал Вован Алисе. Девушка безропотно подчинилась.
  Костян тоже взял из её рук пару маленьких пакетов.
  - Уходим, - буркнул он.
  Втроем они вышли из торгового центра, закинули пакеты в багажник 'десят-ки' с и сели в машину. Алису они посадили на переднее пассажирское сиденье. Вован сел сзади.
  - Шансон будешь слушать? - спросил Костян у Алисы, поглаживая её колено.
  - Да, - ответила она.
  Костян включил любимую радиостанцию. В динамиках послышался хриплый голос, поющий про 'зону'.
  - Вот это да! - Костян хохотнул, выруливая со стоянки. - Чудеса, бляха-муха.
  - Может, остановимся за городом и потрахаем её? - спросил Вован. - Ведьма ведь разрешила.
  - Не успеем, - вздохнув, ответил Костян. - Уже без двадцати час. А нам ещё сколько ехать!
  - Вот дерьмо! - Вован снял кепку, почесал лысую макушку. - Когда ещё в од-ной машине будем ехать с такой нормальной тёлочкой, которая на всё согласна?
  - Не переживай! Может, назад её повезем.
  - Хотелось бы, - Вован плотоядно улыбнулся, облизывая губы. - Тёлочка-то ничего!
  Он просунул руку между сиденьями и ухватил Алису за грудь.
  - Убери руку! - прошипел Костян. - Ты отвлекаешь меня от дороги.
  Алиса шлепнула Вована по руке. Он вскрикнул от неожиданности, отдернул руку и подул на ушибленное место.
  - Ты чего, Костян? Тебе, значит, можно, а мне - нет?
  - Я это тебе говорил, а не ей, - ответил Костян, не отрывая взгляда от дороги.
  - Да пошли вы! - Вован насупился, сложив руки на груди.
  - Алиса, а почему ты не хочешь платить за барахло, которое берешь в мага-зинах? - не глядя на девушку, спросил Костян. - У тебя же папа богатый.
  - Ненавижу эту скотину, - ответила девушка. - Это из-за него мы с мамой по-пали в аварию, а мама погибла. Деньги у него я не прошу из принципа. Раз всё можно получить бесплатно, этим надо пользоваться.
  - Понятно, - промычал Костян.
  В динамиках заиграла песня про заключенного, убившего свою подружку, которая изменяла ему. Как только песня закончилась, 'десятка' подкатила к во-ротам загородного дома Василия Васильевича. Ворота бесшумно открылись. Ко-стян припарковал 'десятину' на пятачке возле дома. На крыльцо тут же вышел сам хозяин в сопровождении двух гориллоподобных охранников.
  - Этих двоих - ко мне в кабинет, - обратился Василий Васильевич к одному из охранников. Потом он посмотрел на второго охранника. - Девчонку тащи в подвал, привяжи к стулу и охраняй. Только не снимай с неё цепочку!
  - Понял, шеф, - буркнул охранник.
  Жидегуль Джумагулова, которую для краткости все называли просто Гулей, уже не первый год работала служанкой у Василия Васильевича. Хотя, на самом деле работой это трудно было назвать. Фактически Гуля была рабыней Василия Васильевича, работая на него за еду и за одежду, даже не помышляя о побеге. Вернуться без документов в Киргизию шансов у неё не было, а бомжевать ей не хотелось.
  Она плохо говорила по-русски, но всё понимала. Накануне она узнала, что в дом Василия Васильевича должны привезти русскую колдунью. Гуля с детства думала, что колдуны и ведьмы бывают только в сказках, а потому ей было очень важно увидеть колдунью собственными глазами. Ей было одновременно и страш-но, и любопытно. В конце концов, любопытство оказалось сильнее страха. Едва заслышав о том, что колдунью привезли, и она находится в подвале, Гуля взяла ведро с водой, тряпку, швабру-лентяйку и спустилась в подвал. Стоя перед ме-таллической массивной дверью, она долго мялась с ноги на ногу и раздумывала, идти ей туда или вернуться. Посмотрев на ведро с водой, которое оттягивало ру-ку, она все же решила, что нужно все-таки помыть пол. Ведь не зря же она сюда тащила это тяжелое ведро. Зато потом пол в подвале не нужно будет мыть, как минимум, неделю. Сделав глубокий вдох, Гуля постучала четыре раза, как её учи-ли. Четыре было любимое число Василия Васильевича. Он был женат четвертый раз, у него было четверо детей, в его гараже стояли четыре дорогие машины.
  Дверь открылась с противным металлическим скрежетом. В дверном проеме показался охранник Дима.
  - Гулька, привет! - пробасил он. - Чего тебе?
  - Я тут мыть пол.
  - Отлично. Мне тут нужно в тубзик отойти. Ты проследи, чтобы это чучело никуда не сбежало, ладно? - Дима указал рукой в полумрак подвала. - Если будет хулиганить - дай ей тряпкой по морде и кричи громко.
  Гуля кивнула головой. Дима побежал вверх по лестнице, покряхтывая на хо-ду. Похоже, приспичило его сильно.
  Поставив ведро на пол, Жидегуль глянула в ту сторону, куда указывал рукой Дима, но ничего не разглядела. Тогда она включила свет. Гуля ожидала увидеть нечто лохматое и звероподобное, закованное в кандалы. Она очень удивилась, увидев молодую девушку, привязанную веревками к стулу. Руки её были связаны за спиной, рот был заклеен скотчем, а глаза были завязаны повязкой из плотной ткани. Девушка сидела тихо. Сначала Гуля подумала, что колдунья мертва. Разма-зывая мокрой тряпкой грязь по полу, Жидегуль стала приближаться к пленнице. Девушка была жива, только, похоже, спала крепким сном. Её грудь мерно взды-малась, ноздри шевелились, втягивая воздух. Походив вокруг колдуньи и, поняв, что в ней нет ничего необычного, Гуля помыла пол рядом с ней и уже хотела отойти в противоположную часть подвала, но тут ей на глаза попалась цепочка с небольшим кулоном на шее девушки. И цепочка, и кулон были сделаны не из зо-лота и не из серебра. Это явно была какая-то дешевая бижутерия. Тем не менее, цепочка с кулоном звали, притягивали к себе. Они словно говорили: 'Возьми ме-ня! Надень меня на себя и носи'.
  Рука Гули потянулась к шее девушки. Ловко схватив цепочку пальцами, она сняла её с шеи колдуньи. Цепочка была горячей, будто ей держали над огнем, но руку не обжигала. Тепло цепочки было успокаивающим, умиротворяющим. Це-почку хотелось одеть на шею, но Жидегуль понимала, что это можно будет сде-лать, но гораздо позже. Поэтому она убрала цепочку с кулоном в карман халата.
  В этот момент Алиса пришла в себя. Она не чувствовала рук, ног, ничего не видела. Но она слышала шум, с которым Гуля мочит половую тряпку в ведре, выжимает её и моет пол. Алиса попыталась вспомнить, что с ней произошло. Она вспомнила торговый центр 'Монпась-Е', бутик 'Тужур', парня, падающего к её ногам и... А дальше ей на шею что-то надели. После этого она перестала что-либо видеть, слышать, соображать. Она будто заснула, и пробуждение ей почему-то не нравилось. Алиса не могла понять, почему она ничего не видит, не владеет своим телом. Решив разобраться с этим, она вышла из тела, воспарила над собой, как её учила ясновидящая Мария. Тут же ей всё стало ясно. Она увидела себя связанной, привязанной к стулу. Глаза её были завязаны. В противоположном углу помеще-ния мыла пол девушка из Средней Азии. Подлетев к ней поближе, Алиса прикос-нулась к её голове. Гуля почесала то место, к которому прикоснулась Алиса, до-стала из кармана цепочку, ещё раз посмотрела на неё, убрала в карман. От цепочки исходила злая, отупляющая энергетика.
  - Так вот, что они мне на шею одели! - сказала Алиса.
  Тут же её голос зазвучал в голове Жидегуль. Гуля вздрогнула. Швабра выпа-ла из её рук и со стуком упала на пол.
  - А? - Жидегуль посмотрела на молодую колдунью. Девушка всё также сиде-ла на своём стуле, рот её по-прежнему был заклеен липкой лентой.
  Свободно проходя сквозь стены и двери, Алиса облетела первый этаж и поднялась на второй. Там, в просторном кабинете сидел за столом Василий Васи-льевич, который неоднократно бывал в доме её отца. Напротив него в креслах си-дели два парня, которых Алиса видела в торговом центре. Там же сидела какая-то старуха. Раньше ту старуху Алиса видела на состязании экстрасенсов и мельком - утром в торговом центре. Глядя на троицу в кабинете Василия Васильевича, де-вушка подумала, что все они заодно, их что-то объединяет, но вот что?
  - Всем спасибо, - сказал Василий Васильевич, выкладывая на стол пачки денег и раскладывая их кучками. - Все хорошо поработали. Вот вам моя благодарность.
  - Спасибо, Василий Васильевич, - сказал Вован, пряча деньги в пластиковый пакет. Остальные делали то же самое.
  - Вы даже пересчитывать их не будете? - спросил бизнесмен, вглядываясь в лица парней.
  - Мы вам верим! - Рот Костяна растянулся в улыбке.
  - А я уже вижу, что всё точно, - проскрипела Зинаида Захаровна, проведя ру-кой над кучкой денег.
  - Я рад, что в вас не ошибся, - Василий Васильевич поднялся из-за стола. - Никто другой с девчонкой бы не справился.
  - Обращайтесь ещё, парни встали из-за стола и направились к выходу из ка-бинета.
  - Ребята, а вы сейчас куда? - крикнул им вслед Василий Васильевич.
  - В Кольцово, на самолет, - ответил Костян. - А что?
  - Подкиньте Зинаиду Захаровну. Ей тоже на самолет.
  - Надеюсь, не в Мурманск? - спросил Костян.
  - В Москву, - сквозь зубы прошипела старуха.
  - Ну, поехали, - улыбка сползла с лица Костяна. Старуха в его планы явно не входила.
  - А я думал, что мы Алису назад повезем, - подал голос Вован.
  - Нет, - Василий Васильевич улыбнулся. - Назад её повезут мои люди. Мо-жет, в мешке. Может, разрубленной на куски.
  Бизнесмен захохотал. Но Вован, Костяном и Зинаида Захаровна не смеялись.
  - Она не скоро окажется в мире мертвых, - тихо сказала старуха, выходя из кабинета. Парни вышли следом за ней, прикрыв дверь. Стоя у окна и глядя на то, как парни помогают сесть старухе в машину, как 'десятка' выезжает за ворота, Василий Васильевич чувствовал чье-то присутствие в кабинете, будто кто-то не-зримый был где-то рядом. Выпив залпом два бокала коньяка, Василий Васильевич взял мобильный телефон и быстро набрал номер.
  Алиса подлетела ближе, коснувшись рукой головы бизнесмена.
  - Алло! - послышался в телефоне голос её отца.
  - Папочка! - закричала Алиса, забыв, что вышла из тела. - Забери меня отсю-да!
  В голове Василия Васильевича началось легкое покалывание. Потерев виски, он начал говорить с сильным кавказским акцентом.
  - Слющай, Романов! У нас твой дочь. Ти гони нам лимон баксов, а ми вер-нуть твой дочь назад в твой дом.
  - Папа, папочка! - кричала Алиса, но её не слышали ни отец, ни Василий Ва-сильевич.
  В трубке была тишина, но Алисе было слышно, как бьется сердце её отца. Потом он заговорил:
  - Ты всё сказал?
  - Нет! - Василий Васильевич кашлянул. - Я ещё нэ закончить. Ти вези дэньги, я привози твой дочка. Время и мэсто...
  - Слушай меня, придурок, - оборвал его отец. - Ты даже не понял, в какое дерьмо ты вляпался.
  - Если ти не привозить через три час дэньги к памятник Ленин на площад Пя-тый года, я буду убивать твой дочка.
  - Убивай, - спокойно ответил человек, которого Алиса не так давно называла папой, который только вчера говорил ей, что любит её, и ему для своей дочери ничего не жалко. - Только сделай это быстро и наверняка, иначе она опередит те-бя.
  Василий Васильевич плеснул в бокал коньяка, быстро выпил.
  - Ти что такой гаварищ? Ти...
  - Я знаю, что я говорю. Ты даже не представляешь, как меня эта сучка доста-ла. Сначала меня доставала женушка, её мамашка. Сейчас меня достает эта девка со своим чертовым даром. Если у неё нет настроения, дома постоянно всё ломает-ся. Машина не заводится, может беспричинно пропасть интернет. Взрываются лампы, летает и бьется посуда. У меня постоянно меняется прислуга, так как никто не может работать у меня больше двух дней. Я не могу привести в дом любимую женщину. Моя одежда рвется в шкафах на мелкие лоскутки. Я не могу даже выпить водки, чтобы снять стресс. Эта сучка водку в воду превращает. И так про-исходит каждый день. Каждый гребаный день! И ты хочешь, чтобы я заплатил те-бе за эту тварь деньги? Да никогда. Убей её! Закопай где-нибудь в лесу её тело, а ещё лучше - сожги его. Денег ты от меня не получишь.
  С этими словами отец бросил трубку.
  - Ну, на 'нет' и суда нет, - тихо произнес Василий Васильевич, доставая из телефона сим-карту и бросая её в пепельницу. Выпив ещё немного коньяка, он вставил в телефон другую сим-карту.
  - Пристрели эту суку, - сказал он в телефон бесцветным голосом.
  - Ах вы, твари! - кричала Алиса, вне себя от гнева. - Сначала похитили меня, а сейчас убить хотят! Я этого так не оставлю! Я вам всем покажу!.. А папочка! Ну, папочка! Я и ему покажу, где раки зимуют!
  Её голоc никто не слышал, но у её отца и у Василия Васильевича вдруг нача-лись сильные головные боли.
  Быстро вернувшись в своё тело, Алиса шумно выдохнула воздух из лёгких.
  В это время 'десятка', за рулем которой сидел Костян, неслась по Кольцов-скому тракту. Когда до аэропорта оставалось минут десять езды, Зинаида Заха-ровна, до того момента дремавшая на заднем сидении, вдруг открыла глаза.
  - Останови! - закричала она. От звука её голоса парни вздрогнули.
  - Что за беда? - спросил Костян, глядя на старушенцию через зеркало заднего обзора.
  - Останови машину! - закричала женщина. - Чую что-то неладное.
  - В туалет захотели? - со злорадной улыбочкой на лице спросил Вован.
  - Останови! Останови-и-и-и!
  Ведьма задрожала всем телом. Лицо её побагровело. В следующее мгновение её глаза стали вылазить из орбит. Рот её широко раскрылся, из него вывалился раздувающийся темный язык. Старуха завизжала от боли и от страха.
  - Костян, останови! - испуганным голосом закричал Вован.
  - Да где я...
  Голова старухи вдруг стала увеличиваться в размерах, как воздушный шар, который кто-то надувал изнутри. Черты её лица исказились, глубокие морщины разгладились. Когда визг ведьмы усилился, её голова вдруг лопнула, разлетевшись в разные стороны. Кровь, кусочки мозгов и ошметки плоти заляпали салон автомобиля, лица и одежду парней. Тело ведьмы задергалось ещё сильнее и вспыхнуло. Тут же занялись огнем заднее сиденье и обшивка салона. Парни за-кричали во всю мощь своих прокуренных легких.
  Едущий в крайнем левом ряду темный внедорожник с тонированными стек-лами вдруг врезался в отбойник, отлетел от него и ударил 'десятку' в бок, от чего её развернуло поперек дороги. Тут же в неё врезалась 'ГАЗель', отбросив 'десят-ку' в правый ряд. Едущий в правом ряду тягач с рефрижератором нанес послед-ний, добивающий удар, выкинув объятую пламенем, смятую машину на обочину. Крики внутри того, что осталось от 'десятки', стихли.
  Эту сцену от начала и до конца видел молодой парень, сидящий в припарко-ванной на обочине 'Шкоде'. Он снимал на мобильный телефон всё происходя-щее, комментируя:
  - О!.. Ничего себе!.. Они, похоже, в футбик десяткой играют! Вот это гол! Охренеть!
  На капот его машины вдруг прыгнула большая жаба.
  - Тфу! - закричал парень, включая стеклоочистители и брызгая водой из стеклоомывателей. - Вон отсюда, тварь!
  Жаба спрыгнула с капота, словно поняв обращенные к ней слова, быстро скрылась в густой траве. Парень облегченно вздохнул.
  Позже в этой аварии обвинили водителя внедорожника. Никому и в голову тогда не пришло, что водитель внедорожника оказался лишь игрушкой мести в руках разозленной девчонки, обладающей паранормальными способностями.
  Пока Жидегуль мыла пол в подвале, её не покидала навязчивая мысль, что цепочку с кулоном нужно непременно надеть на шею. Её рука постоянно сама по себе опускалась в карман халата и поглаживала цепочку и кулон, от чего цепочка становилась теплее. Прикасаясь к цепочке, Гуля чувствовала умиротворение. Ей было, как никогда, хорошо. Ничего не хотелось делать, хотелось присесть где-нибудь в углу и заснуть. Спать долго-долго и не просыпаться.
  Рука Гули сама собой сжалась в кулак и вынула цепочку из кармана. В этот момент Жидегуль услышала, как Алиса за спиной зашевелилась. Гуля медленно обернулась. Она увидела, что повязки на глазах молодой колдуньи уже не было, руки и ноги её были развязаны. Повязка и веревки лежали на полу у ног Алисы.
  Увидев в руке Гули цепочку, Алиса по её энергетике сразу поняла, что она заговоренная. И энергетическая нить вела к ведьме, которая участвовала в её по-хищении. Ниточка становилась с каждым мгновением тоньше, что говорило Алисе о том, что ведьма умерла.
  - Спасибо тебе, - сказала Алиса, глядя на Жигудель.
  - За что? - спросила служанка. Когда их взгляды пересеклись, Гуля увидела оранжевые всполохи в глазах Алисы, похожие на свет от костра. Испугавшись, она опустила глаза, глядя в пол и спрятала цепочку назад в карман.
  - За то, что сняла с меня эту гадость, - улыбнувшись, ответила Алиса. Только улыбка у неё была не доброй, а какой-то зловещей. - Ты знаешь, о чем я говорю. И в благодарность я сделаю так, чтобы твое желание наконец-то исполнилось.
  - А ты знаешь мой желание? - спросила Гуля, посмотрев на Алису с плохо скрываемым недоверием.
  - Конечно. У тебя будет грудь даже больше, чем грудь твоей сестры Айбике. А теперь иди.
  Жигудель кивнула головой. Когда она приоткрыла дверь, на лестнице по-слышались шаги. В подвал вошел Дима, держа в руке пистолет.
  - Уходи отсюда, - сказал он служанке, скользнув взглядом по её груди.
  Жигудель опустила глаза, взяла в руки швабру и ведро и направилась к вы-ходу, на ходу чувствуя, как её грудь наливается кровью, становясь больше, оказы-вая давление на лифчик. Лицо девушки озарилось счастливой улыбкой.
  Едва дверь за служанкой закрылась, Дима передернул затвор пистолета и направился к Алисе. Увидев, что она не связана, он вдруг остановился. Рот его приоткрылся в немом вопросе.
  - Иди и убей своего босса, - сказала Алиса, глядя Диме в глаза. - Заодно пере-стреляй всех, кого встретишь на своем пути. А после убей себя!
  Глаза охранника остекленели. Развернувшись, он вышел из подвала. Под-нявшись по лестнице на первый этаж, он пошел по длинному коридору, дергая на себя дверные ручки. В одной комнате он увидел любовницу Василия Васильевича, сидящую в пеньюаре перед трюмо. Выстрелив ей в голову, Дима пошел дальше. Где-то впереди и наверху послышались тревожные крики, но Дима не обращал на них особого внимания. Выйдя из комнаты любовницы шефа, он шел вперед, ведомый лишь желанием убивать. В двух других комнатах никого не было, зато в третьей комнате на мягком диване сидели полуголые молодые люди. Напротив них стоял столик, по зеркальной поверхности которого был рассыпан белый порошок. Одним из полуголых парней был Стас - младший сын Василия Васильевича.
  - Что случилось? - спросил Стас, надевая пиджак на голое тело.
  Дима ничего не ответил. Перестреляв молодых людей, он перезарядил пи-столет и вышел из комнаты.
  В это время Жигудель стояла в ванной комнате перед зеркалом. Она была обнаженной по пояс и разглядывала свою значительно увеличившуюся в размерах грудь. Грудь была уже явно больше, чем у Айбике. Гуля широко улыбалась, тро-гая грудь руками. Когда она услышала выстрелы в доме и крики, она погасила свет и легла в ванну, накрывшись большим махровым полотенцем. Судя по звукам, то-то шел по коридору и палил во всё, что движется. Его ноги топали по коридору. Когда звук шагов приблизился к ванной комнате, Жигудель задержала дыхание. Кто-то с той стороны подергал дверную ручку, ударил в дверь ногой. Дверь не поддалась.
  Дима замер у двери ванной комнаты, прислушиваясь. Он чувствовал, что за дверью кто-то есть. Он ощущал страх этого существа и хотел убить его.
  Внезапно распахнулась дверь кладовой. Из кладовой выскочил садовник Махмуд с вилами в руках. Размахнувшись, всей мочи воткнул вилы в живот Диме. Охранник взвыл от боли, но пистолет не выронил. Он разрядил весь магазин в грудь Махмуда, потом, крича от боли, достал вилы из живота, бросил их на пол и направился дальше. Оставляя за собой кровавую дорожку и прижимая руку к жи-воту, он стал подниматься на второй этаж. На лестнице между этажами дорогу ему преградил Александр - телохранитель Василия Васильевича.
  - Б-брось пушку, - дрожащим от волнения голосом сказал Саня, направив дуло пистолета на Диму.
  Дима посмотрел на него отсутствующим взглядом и выстрелил. Александр дернул головой и упал спиной на лестницу. Кровь из его головы ручьем полилась по ступенькам. Дима переступил через тело своего некогда закадычного друга и прошел в кабинет босса. Василий Васильевич в это время звонил начальнику охраны, которого сам же час назад отправил в Екатеринбург за коньяком.
  - Быстрее, Илья! Мне насрать на то, что тебя менты остановили. Эта обезу-мевшая горилла уже всех замочила. Я с ним не справ...
  Дима вырвал из руки босса мобильный телефон и выкинул его в приоткрытое окно.
  - Димка, одумайся! - закричал Василий Васильевич. - Ты что делаешь? Я же тебя из дерьма вытащил, работу тебе дал...
  Глядя в бессмысленные глаза Димы, похожие на глаза рыбы, Василий Васи-льевич дернул на себя полку стола, выхватил золотистый пистолет, направил на Диму и нажал на спусковой крючок. Раздался сухой щелчок. Лицо Василия Ва-сильевича перекосила гримаса ужаса. Дима приставил пистолет ко лбу босса и выстрелил. Василий Васильевич откинулся назад, упав на пол вместе со стулом. Вокруг его головы сразу же образовалась лужа крови, увеличивающаяся в разме-рах.
  Посмотрев через приоткрытое окно на плывущие по голубому небу облака, Дима приставил пистолет к виску. Громыхнул выстрел. Тело Димы тяжело упало босса. Их тела застыли, образовав нечто, похожее на темную снежинку. А над распростертыми на полу телами парила Алиса.
   - Будете знать, как похищать девушек, - приговаривала она, но голос её был не слышен.
  Когда душа её снова вернулась в тело, она поднялась со стула и направилась к выходу из подвала. Она знала, что в гараже Василия Васильевича стоят дорогие машины. На одной из них девушка планировала уехать из дома, который едва не стал местом её гибели. Её не заботило, что погибло много людей. И ей не было жалко этих несчастных. Она знала, что все они - грешники, которые должны были в ближайшее время умереть и попасть прямиком в ад. Многие из них за свою жизнь грешили так часто, что смерть от пули была для них слишком мягкой. Большинство из них должны были умереть в страшных муках.
  Выйдя через парадный вход из дома, Алиса направилась к гаражу Василия Васильевича. Внезапно за её спиной послышался грохот. Смятые ворота отлете-ли в сторону. Во двор на большой скорости заехал бронированный автомобиль зеленого цвета и замер метрах в пяти от Алисы. Водительская дверь автомобиля распахнулась, из него вышел начальник охраны Василия Васильевича - Илья. В каждой руке Ильи было по пистолету. Захлопнув пинком ноги дверь автомобиля, он направил пистолеты на Алису.
  - Что ты сделала с Василием Васильевичем, сука?
  В этот момент парадная дверь распахнулась. Из дома, с трудом протиснув-шись в дверь, вышла Жигудель, держа свои груди, как мячи для занятия фитне-сом. Одежда на ней была порвана в лохмотья.
  - Колдунья! - кричала служанка. - Убери это. Я не хочу большой груд! Пре-крати это!
  - Хорошо, - произнесла Алиса. - Пусть будет так!
  В глазах Алисы вновь появились оранжевые всполохи. Она пристально по-смотрела на Илью. Глаза Ильи остекленели. Он увидел монстра с огромными глазами, стоящего на крыльце. Монстр рычал. Не раздумывая, Илья открыл огонь по монстру из двух пистолетов.
  Кровь била фонтанами в разные стороны, когда пули попадали в большие груди Гули. Когда она упала, на живот, её груди стали сдуваться. Казалось, что вместе с кровью из них с шипением выходит воздух.
  Когда тело служанки задергалось в предсмертных конвульсиях, Илья увидел, как из дверей дома выскакивают черти и бегут к нему. Черти брызгали в разные стороны слюной, рычали и хрюкали, протягивая к Илье свои когтистые лапы. Па-рень издал вопль страха, начал палить по чертям. Когда пули попадали в чертей, те будто взрывались изнутри, разлетаясь на кусочки, забрызгивая Илью черной жидкостью с неприятным запахом. Этот запах напоминал Илье запах фекалий. Из дома выскакивали всё новые и новые черти.
  Отстреливаясь, Илья отступал назад, перезаряжая пистолеты, пока не увидел, как в ворота заскочила толпа, в два раза превышающая по численности группу чертей, выскочивших из дома Василия Васильевича. Черти окружили Илью, по-валили на землю, стали бить его копытами, бодать рогами и царапать лапами. Илья кричал от невыносимой боли.
   В какой-то момент черти превратились в бородатых чеченских террористов. Они смеялись, глядя на Илью, направив на него стволы автоматов.
  - Сдавайся, русский! - закричал один из них.
  - Пошёл ты в жопу! Спецназ не сдается! - Илья вставил ствол одного из пи-столетов себе в рот и выстрелил.
   - Вот и чудненько, - Алиса удовлетворенно кивнула головой, глядя на кро-вавую дыру в затылке Ильи.
  Войдя в гараж, она обвела взглядом ряд дорогих иномарок. Взгляд её остано-вился на красном 'Ягуаре'. Через две минуты 'Ягуар' выезжал из гаража, низко урча двигателем. Машину слегка качнуло, когда она переезжала через тело Ильи.
  Еще через двадцать минут Алиса остановила машину у забора загородного дома своего отца.
  - Ты меня не видел, - сказала она охраннику, проходя мимо будки охраны, стоящей у ворот. - Спи.
  - Ага, - ответил охранник. Глаза его закрылись, и он заснул крепким сном, каким могут спать только охранники.
  Алиса тем временем вошла в дом, поднялась на второй этаж в спальню отца. Именно там, как она чувствовала, был её отец. С ним были ещё какие-то люди. Это были женщины. Открыв пинком ноги дверь спальни, она вошла. Её отец в это время развлекался сразу с тремя проститутками: с мулаткой, с китаянкой и с гру-дастой молдаванкой. Откуда были эти женщины, и чем они занимались в России, Алиса узнала по их мыслям и обрывкам воспоминаний.
  - Ну-ка, шалавы, слезайте с него! - скомандовала Алиса. - А ты, узкоглазая, выплюни его член, а то вдруг проглотишь.
  Отец Алисы согнал с большой кровати проституток, одел на себя халат. Про-ститутки скрылись за большой ширмой, о чем-то перешептываясь на русском языке.
  - Так вот, как ты скучаешь по маме! - Алиса сложила руки на груди. - И пе-реживаешь по поводу похищения меня какими-то подонками.
  - Алиса, Алисочка, - отец встал с кровати, приобнял её. - Я же нанял лучших детективов, чтобы они освободили тебя.
  - Зачем ты мне врешь? - в гневе закричала Алиса.
   В тот момент, когда отец к ней прикоснулся, она прочитала все его мысли, даже увидела, как в день смерти её матери он отдал распоряжение своему меха-нику, чтобы тот вывел из строя тормоза машины его жены. Алиса даже прочув-ствовала ненависть, которую отец в тот момент испытывал к ней. Желание изба-виться от дочери буквально жгло его. В его голове крутились образы: утопленная Алиса, дочь, всплывающая со дна водоема, Алиса, повесившаяся на чердаке, на Алису напал маньяк и разрубил топором на мелкие кусочки. Были в голове отца и более страшные картинки.
  - Доченька, - прошептал отец ей в ухо. - Я люблю тебя.
  - Поганый лгун! - закричала Алиса, отталкивая его руками. - Я хочу, чтобы твой лживый язык отсох.
  Отец вдруг прижал ладони ко рту. Глаза его расширились от страха и бегали из стороны в сторону. Он заметался по комнате, как обезумевший зверь.
  - Ам-ам-ша, - выкрикивал он. - Ука! Ука! М-м-м!
  - Гори ты в аду! - Алиса вышла из спальни. Дверь за ней с шумом захлопну-лась.
  Огонь в мгновение ока поглотил спальню. Послышались крики, удары в дверь. Но массивная дубовая дверь не поддавалась. Послышался звук бьющихся окон.
  - Зря ты, папочка, ставил решетки на окнах, зря! - на ходу кричала Алиса, вбегая в кабинет отца. Тут же упала картина со стены, закрывавшая сейф. По-слышалось несколько щелчков, после чего сейф распахнулся. Алиса достала из шкафа большую сумку из крокодильей кожи, поставила её на пол под сейфом. Из сейфа тут же в сумку посыпались золотые украшения и пачки денег. Когда сумка была до верха заполнена, Алиса схватила её и выскочила из дома, весь второй этаж которого уже был объят пламенем.
  - Проснись и вызывай пожарных! - прокричала она охраннику, спящему в будке. - И запомни: меня ты не видел!
  - Ага! - ответил охранник, набирая на телефоне номер пожарных.
  Сев в машину, Алиса долго смотрела на горящий дом, потом взгляд её пере-местился куда-то выше.
  - Прости меня, папочка! Но ты же сам виноват!
  В доме что-то взорвалось. На капот и на крышу 'Ягуара' посыпался дождь из горящих обломков. Отчетливо послышалось слово 'сука'. Как знать, быть мо-жет, это был всего лишь шум ветра.
  26 января 2014г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"