Темной Александр: другие произведения.

Скрытая война. Книга 2. Поле битвы - Лемск

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Представители внеземной цивилизации дали Алексею вторую жизнь, второе имя и заставили действовать в своих интересах. Новосёлов стал охотником на кархов. Его жизнь была театром военных действий, пока он не встретил свою новую любовь, которая оказалась не землянкой. Их роман развивался в период ожесточенных военных действий, когда скрытая война набирала обороты, когда трудно было понять, кто тебе друг, а кто - враг. Именно тогда Алексей решил направить оружие против своих покровителей.

  
  1
  Темнота... Она плотная, густая, похожа на чернила. Нет боли, есть только ощущение полного спокойствия. И неважно, что там впереди. Важно то, что сейчас хорошо и спокойно на душе. Такого не было давно... Смотреть на вязкую, как болото, подступившую со всех сторон темноту ни капельки не страшно. Кажется, что темнота эта живая. Она состоит из миллиардов маленьких чёрных точек, которые, сливаясь, образуют единое целое - непроглядную тьму. Живую тьму. Тьма прошептала: "Алексей!", где-то впереди появилась маленькая яркая точка. Сначала она похожа на звезду в ночном небе, потом точка расширяется, становясь больше и ближе. Темнота негодующе завизжала, расступаясь перед светом яркой звезды. Маленькие чёрные составляющие темноты стали метаться из стороны в сторону, стараясь укрыться от света, крича так, что закладывает уши. А звёздочка тем временем превратилась в маленький шарик, потом в объект, похожий на оранжевый футбольный мяч. От мяча отделился сноп света, который врезался в Алексея, рассыпавшись на тысячи маленьких звёздочек, которые разогнали темноту, освещая всё вокруг ярко-белым светом. Этот свет ослеплял и резал глаза. Алексей застонал, попытался прикрыть глаза руками, но руки не поднимались. Они были прижаты чем-то тяжелым.
  - Твою мать, - выдохнул Новосёлов. Он попытался перевернуться на бок, но у него это не получилось. Алексею казалось, что на нём лежат тяжелые мешки, которые не дают ему пошевелиться. - Долбаный свет...
  Сквозь звенящую пустоту в голове прорезалось гудение двигателя. К гудению добавилась тряска, от которой затылок Алексея врезался в что-то твердое и холодное. От этого в голове взрывались маленькие бомбочки боли. Потом вдруг появилась тупая, ноющая боль в груди. Чувства возвращались к Алексею. Безмятежное спокойствие, которое было в темноте, сменилось чувством тревоги. Алексей не понимал, почему это происходит. Он словно просыпался после глубокого сна, но просыпаться не хотелось потому, что во сне ему было хорошо, а сейчас он испытывал какой-то дискомфорт. Откуда-то из закоулков сознания просочилась мысль о том, что ему грозит опасность. Чувство невосполнимой утраты сжало сердце...
  Откуда это? Почему минуту назад он был куском мяса, а сейчас вдруг стал чувствовать? Новосёлов силился понять, где он сейчас, что с ним происходит, но мозг не подкидывал ни одной подсказки. От этого стало страшно.
  Единственное, что знал Алексей - его куда-то везут на машине, он себя чувствует так, будто по нему каток проехался. Что с ним произошло? Почему он здесь? Как бы Алексей ни напрягал свою память, он не смог вспомнить ничего, кроме своего имени. А сам ли он вспомнил своё имя? Это темнота позвала его по имени...
  Послышался скрип тормозов. Машина, в которой везли Алексея, остановилась. Яркий свет исчез, Алексей снова погрузился в темноту. Но это была уже не та живая темнота, которую он видел перед странным пробуждением. Послышались хлопок водительской дверцы, потом - тяжёлые шаги. Шаги приближались... Запиликал мобильный телефон. Звук шагов стих, после чего Алексей услышал бессвязное бормотание больше похожее на рычание ротвейлера.
  Когда послышался металлический скрежет, сердце Алексея учащенно забилось. Сейчас откроется дверь, его отсюда выпустят...
  Хотелось крикнуть: "Эй вы там! Выпустите меня отсюда!", но в голове опять прозвучал тот же самый голос, который позвал Алексея по имени:
  - Ни звука! Он - враг! Ты достанешь пистолет из кобуры и убьешь его... Иначе враг убьет тебя.
  От неожиданности Новоселов чуть не вскрикнул. С трудом, но сдержался. В голове закрутилось: "Враг... Откуда у меня враги? Почему он может убить меня? Почему?.. Кто он такой? Кто я такой? Что это за голос у меня в голове?"
  Послышался скрип, после которого темноту прорезал прямоугольник слабого желтоватого света, свежий воздух обдал лицо приятной прохладой. В прямоугольнике Алексей увидел звездное небо, милиционера с бледным лицом и горящими глазами, освещенного светом уличного фонаря. Лицо милиционера показалось Алексею знакомым, будто он его уже где-то видел, но где? Перед глазами встала отчетливая картинка: этот милиционер держит в руке пистолет, направляет его на Алексея, выстрел...
  И тут он вспомнил всё. Память обрушилась огромным потоком, валом, заполняя пустоты в голове, расставляя всё по своим местам.
  Детство... мать, отец, сестра... Все они - кархи, злобные существа с другой планеты. Они не были его настоящими родственниками. Псевдо-родители усыновили Алексея и выращивали как пищу, чтобы съесть его перед окончательной трансформацией, после которой их должны были забрать... Эти уроды съели жену и дочь Алексея, съели бы и его, но... он убил их всех, отомстив за Аню и Вику, не дав этим зубастым тварям улететь на Фэр. Когда Алексей думал, что покончил с этим осиным гнездом, появились два карха в милицейской форме. Алексей выстрелил в одного из них, отстрелив тому полчерепа, а вот второй оказался проворнее... Он выхватил пистолет и стал стрелять. Две вспышки от выстрелов, два хлопка, два взрыва боли в груди, привкус крови во рту... Высокая фигура в милицейской форме, дуло пистолета, нацеленное в голову, ещё одна вспышка, темнота...
  Значит, они не убили его. Значит, жив Алёшка! Поганые твари... даже стрелять не умеют.
   Когда память вернулась, Алексей ощутил прилив сил. Страх испарился, осталось желание мстить и... убить карха любой ценой.
   Карх-милиционер нагнулся, ухватил за ногу тело своего товарища, убитого Алексеем, вытащил из кузова милицейского УАЗа. Когда тело с глухим шлепком упало на землю, Алексей сделал вдох полной грудью. Он не сомневался, что это и был тот самый карх, которого ему удалось подстрелить. К тому же, у тела милиционера отсутствовала большая часть черепа, а из огромной прорехи в голове текла черная маслянистая кровь. Прикоснувшись рукой к пульсирующему болью лбу, он нащупал корку запекшейся крови и свободно болтающийся лоскуток кожи.
  Было больно, но это была вполне терпимая боль, что Алексея немного удивило. Ведь такое невозможно при пулевых ранениях. Или кархи стреляли не боевыми патронами или... Или всё дело в ярком свете, бьющем откуда-то сверху, и в звучащем в голове голосе? В любом случае нужно действовать, сделать то, что посоветовал "внутренний голос", а для начала нужно притвориться мертвым. Алексей прикрыл глаза и расслабился.
  "Мент" ухватил Алексея за руку, с рычанием выволок из кузова, бросил на землю. Тело Новосёлова отреагировало очередным всплеском боли, но это была терпимая боль, и он продолжал изображать труп, но следил за каждым движением карха полуприкрытыми глазами. Карх какое-то время смотрел на Алексея, потом достал из кармана брюк предмет, похожий на опасную бритву. Когда карх нажал на кнопочку на корпусе того, что Новосёлов принял за бритву, появилось длинное острое лезвие, светящееся серебристым светом. Оно было похоже на увеличенное жало осы. Зажав это жало в руке, карх нагнулся над Алексеем, ухватил его за ухо.
  "Действуй!", - прозвучал тот же самый голос в голове, но даже без этого голоса Алексей понимал, что промедление смерти подобно. Выхватив пистолет из кобуры, болтающейся на поясе карха-милиционера, Новосёлов нажал на спусковой крючок. Бахнул выстрел, разорвав тишину ночи. Где-то залаяли собаки. Карха отбросило назад, он упал на спину, жало выпало из его руки, свечение погасло. Длинное лезвие в мгновение ока спряталось в ручку.
  - Что, убить меня хотел, тварь? - Алексей с трудом поднялся на ноги. Его качало, как пьяного, онемевшие ноги не слушались, но он подошёл к "менту". Карх выл, лежа на спине, зажимая рукой рану, из которой фонтаном била черная кровь. В его светящихся глазах застыло удивление. При приближении Алексея он перестал выть, попытался подняться с земли, но грянули ещё два выстрела, оставившие две кровоточащие дырки в его груди и пригвоздившие инопланетное существо в человечьем обличии к земле.
  - Мы... хр-р-р... тебя всё равно схаваем! - прохрипел карх, глядя на Алексея и сплюнул в его сторону чёрным сгустком.
  - Посмотрим, кто кого схавает! - Алексей ещё раз выстрелил.
  Карх дёрнул головой, обмяк. Посередине его лба появилось небольшое отверстие, из которого потек чернильный ручеек. Свечение в его глазах потухло.
  Новоселов вздохнул и отвернулся от тела карха. Он не знал, что ему делать дальше. Он потерял всё, что было ему дорого, жизнь утратила смысл. Но тут взгляд его уперся в милицейский уазик. Алексей подумал, что на нем он сможет доехать до Лемска, а там - будь что будет... Но, стоило ему сделать пару шагов, боль стала возвращаться. Она нарастала с каждой секундой, становясь невыносимой, словно кто-то воткнул раскаленные стальные прутья в грудь и в голову. Вскрикнув, Новоселов упал на колени. Он почувствовал, как футболка пропитывается кровью и прилипает к телу. Кровь потекла из раны на голове, застилая красной пеленой глаза и капая на зеленую траву.
  - Нет! - выдохнул Алексей перед тем, как темнота снова забрала его, и он беспомощно уткнулся лицом в траву.
   2
  В этот раз он встретил темноту как старого доброго друга. Он не удивлялся тому, что темнота живая и издаёт какие-то странные звуки, похожие на шепот. В этой темноте не было места боли и страху. Она успокаивала. Непонятно почему, но Алексей знал, что темнота - его друг. Иногда она расступалась. Это происходило так же, как и в тот раз: маленькая звёздочка, увеличивающаяся в размерах, превращающаяся в сноп света. Но этот свет не ослеплял, не резал глаза. Он был приятным и мягким. В этом свете Алексей видел картинки, которые ему казались сном. В эти моменты он думал: "Наверное, я брежу. Такое не может увидеть нормальный человек... Это бред... Бред сумасшедшего!"
  Когда расступалась тьма, он видел себя в огромной колбе, заполненной тёплым веществом, похожим на кисель. К его телу были присоединены трубки, трубка входила в рот и упиралась куда-то в желудок. Алексей чувствовал, как в животе что-то постоянно шевелится, но боли не было, страха - тоже. Каждое движение давалось с трудом, "кисель" был довольно плотным. За толстыми стенками колбы перемещались странные существа, похожие на персонажей фантастических фильмов: бесформенные роботы со множеством конечностей, сделанных словно из ртути, человекоподобные существа с маленькими головами, на которых угадывались большие глаза и маленький рот. Были там и люди, одетые в костюмы лётчиков. Все эти существа проходили мимо Алексея, не обращая на него никакого внимания. Только один лысеющий брюнет в костюме лётчика с жёлтыми кошачьими глазами периодически останавливался перед Алексеем, осматривал его, а потом проходил дальше. Так продолжалось всегда. Стоило Алексею вынырнуть из темноты, он видел одно и то же. А потом он опять окунался во тьму. Это было похоже на сон, но это был и не сон. В этом сне тьма сменялась фантастическими картинками. Сначала темнота была долгой, потом Алексей стал замечать, что промежутки темноты становятся короче. Постепенно он стал "просыпаться" на более долгие промежутки времени. Он стал замечать, что кроме брюнета в лётном костюме есть ещё как минимум десять человек. Все они - брюнеты и у всех одинаковые жёлтые глаза. У всех высокие лбы, аккуратные небольшие носы, редкие волосы на голове и маленькие, скошенные подбородки. Сквозь толщу геля Новосёлов даже слышал их голоса, когда они переговаривались между собой - ломающиеся голоса подростков, не мужские и не женские. Речь их сначала напоминала череду квакающих и булькающих звуков, потом из этих звуков Алексей стал вычленять отдельные слова, из слов составлялись предложения.
  - Командир, как вы думаете, он уже готов? - спрашивал желтоглазый лётчик с паклей светлых, будто выгоревших на солнце, волос на голове.
  - Не знаю, Строма... - вздохнув, ответил командир, в очередной раз оглядывая Новосёлова. - Думаю, ещё немного нужно подождать. Раны по земным меркам смертельные. Ему нужно время, чтобы восстановиться...
  - Не проще ли было не привлекать его?
  - Нет, - жёлтые глаза скользнули по лицу Алексея. - Этот особенный...
  "Лётчики" отвернулись от Алексея, и Новосёлов опять погрузился в свой сон без сновидений. А была ли темнота сном? Иногда Новосёлову казалось, что сон это то, что он видит, а темнота - бодрствование. Только ни во сне, ни на яву он не мог думать, двигаться. Ощущения тоже частично притуплялись. Мысли в голове ворочались тяжело и медленно, как гигантские черепахи:
  "Я жив?.. Я умер?.. А, чёрт!"
  Темнота в очередной раз сменилась светлой картинкой: перед колбой стоят трое "лётчиков". Все они разглядывают Алексея.
  - Пора! - командир кивает головой. Его товарищи одобрительно кивают в ответ. - Запускайте дрог!
  "Дрог? Что такое дрог?", - думает Алексей. Гель в колбе становится менее тягучим. Трубки резко выходят из тела. Алексей чувствует десяток вспышек боли по всему телу. Он мог бы вскрикнуть, но трубка во рту мешает. Новосёлов схватился за неё рукой, удивившись тому, что кисель стал не таким тягучим, дёрнул. Трубка не поддалась. Прикоснувшись руками к лицу, Алексей нащупал нечто похожее на маску, которая плотно прилипла к лицу и не желала отлепляться. Два лётчика издав клокочущие звуки, отдаленно напоминающие смех, ушли. Командир, приблизив лицо к колбе, произнёс:
  - Даже не пытайся... Только навредишь!
   Поняв, о чём говорит командир, Алексей убрал руки от лица. Сейчас он точно знал, что уже не спит.
  Откуда-то сверху, из белой дымки появилась гигантская ртутная медуза. В её колыхающемся брюхе Алексей увидел отражение себя и колбы. Колба оказалась гораздо больше, чем Новосёлов представлял. К верхней и нижней частям колбы были прикреплены устройства, похожие на самогонные аппараты.
  Уровень геля стал резко понижаться. Сначала от киселя освободилась голова Алексея, потом - плечи. Когда уровень геля опустился до колен, маска резко отлепилась от лица, противная трубка покинула тело. Сделав глубокий вдох полной грудью, Новосёлов зашёлся хриплым кашлем, к горлу подкатила тошнота. Ноги Алексея подкосились, и он стал падать. Он расставил руки в стороны, ища опору, но её не было. Стенки колбы куда-то испарились. Когда Новосёлов подумал, что сейчас упадёт, из колышущегося чрева медузы выскользнули сотни зеленых и красных щупалец. Они вонзились со всех сторон в тело Алексея. Боль была невыносимой, но закричать Новоселов не успел, вновь погрузившись во тьму без чувств и без мыслей. Когда тьма расступалась, Новосёлов видел себя парящим в воздухе. Щупальца что-то делали с его лицом и телом. Алексей ощущал покалывание и пощипывание. По медузе пробегали голубоватые молнии, что делало её похожей на грозовую тучу. Снизу, справа и слева слышались булькающие голоса лётчиков:
  - Он даже не представляет, как ему повезло! Мы дадим ему вторую жизнь!
  - Может, стереть из памяти то, что он видел и выкинуть его отсюда? Что вы на это скажете, командир?
  - Нет! Он будет охотником. Именно для этого я его притащил сюда. Его злость будет самым хорошим оружием. И лучше ничего не говорите вслух, так как он вас понимает.
  - Не может быть...
  - Я загрузил в его мозг наш язык. Так нам с ним будет легче общаться... Это эксперимент. Если что-то пойдёт не так, мы сотрем наш язык из его памяти.
  - Понял...
  Тишина, вслед за ней - всё та же темнота. Но сейчас даже через пелену сна Алексей чувствовал, как щупальца продолжают колдовать над его телом.
   3
  Алексей открыл глаза. Освещение было настолько ярким, что он вынужден был прикрыть глаза рукой. Свет бил ото всюду: сверху, снизу, с боков. Казалось, что всё вокруг светится, даже руки...
  - Чёрт! - Новосёлов перевернулся на бок. - Я же так ослепну...
  В этот момент произошло чудо, словно кто-то услышал слова Алексея и убавил яркость. Свет стал вполне терпимым для глаз. Новосёлов сел, сложив ноги по-турецки, и стал осматриваться.
  Он находился в камере, стены, пол и потолок которой были сделаны из светящегося металла. Этот металл и был источником столь яркого света. Алексей сидел на металлическом прямоугольнике, отдаленно напоминающем кровать. Металл под его ягодицами был на удивление тёплым и податливо мягким.
  - Что это за хрень? - Новосёлов надавил на металл своего ложа. Металл продавился под рукой, как перина, потом стал выравниваться. - Вот это да!
  Алексей оглядел себя. На нём был облегающий серебристый костюм, не сковывающий движения, несмотря на кажущуюся тесноту. Новосёлов ощупал грудь, голову, подвигал руками.
  - Похоже, я жив и здоров. Неужели меня и вправду лечили инопланетяне? Это невозможно!
  Однако, окружающая обстановка говорила о том, что такое возможно.
  Спустив ногу с "кровати", Новосёлов увидел, что его ноги обуты в серебристые мягкие сапоги. Ногам в этих сапогах было удобно и нежарко.
  - Вот это да! - Алексей сделал несколько шагов, подпрыгнул. Низкий потолок плавно приподнялся вверх, потом снова опустился. - Чудно!
   Каждое движение было приятным. Упругость мышц наполняло душу радостью, будто Новосёлов не двигался сто лет, только и мечтал о том, чтобы начать двигаться. Но, судя по ощущениям, в колбе он находился не так уж долго, не более трёх дней. Хотя что-то подсказывало ему, что прошло гораздо больше времени, чем он думает.
  "Так... И что мне сейчас делать? - думал Новоселов, прохаживаясь по округлой камере без углов с низким потолком, который приподнимался вверх, стоило Алексею подпрыгнуть. - Будем надеяться, что мне ничего плохого желтоглазые сделать не хотят. Раз вылечили, одели-обули... А были ли желтоглазики? Вдруг приснилось?.. Сейчас проверим... В любом случае мне терять нечего".
  Ни двери, ни люка видно не было. Но раз он как-то попал сюда, значит, отсюда должен быть выход, который Новосёлову предстояло найти. Подойдя к гладкой округлой стене, он стал ощупывать тёплую светящуюся поверхность металла. Сены не прогибались, как потолок, но свечение их меркло под рукой.
  - Ничего! Где-нибудь прогнется! - Новосёлов ощупывал гладкую поверхность металла, надеясь найти какой-нибудь выключатель, открывающий дверь. Сделав полукруг, он вдруг стал ощущать возрастающее тепло под руками. В следующее мгновение взгляд Новосёлова упёрся в едва заметное розовое пятно на уровне груди. От пятна исходило тепло, как от утюга. Вытянув руку, Алексей стал приближать ладонь к пятну. Когда между ладонью и пятном осталось не больше десяти сантиметров, появился прямоугольный проход, ведущий в длинный коридор, из которого повеяло свежим воздухом. Стены коридора также были округлые и металлические.
  "Вот он, мой магнитный пропуск", - подумал Новосёлов, разглядывая свою ладонь. Сделав глубокий вдох, он шагнул в яркий коридор. Стоило ему подумать о том, что свет слишком яркий, свечение стен коридора слегка ослабло.
  - М-да, - произнес Алексей, разглядывая гладкие металлические стены коридора, похожего на длинную светящуюся трубу.
  Внезапно на округлых стенках стали появляться красноватые значки, похожие на иероглифы. Они мигали, словно предупреждая о чём-то, но о чем? Опасность?
  Когда в голову пришла мысль об опасности, Новосёлов остановился, вдруг почувствовав, как на затылке начинают шевелиться волосы. Внезапно появилось ощущение, что в трубе коридора он не один. Сзади кто-то был, скрытый за пеленой белой дымки. Алексей отчетливо слышал мягкую поступь приближающихся шагов и царапанье чего-то острого по металлу.
  - Что за...
  Белая дымка стала рассеиваться, и Алексей увидел желтоглазых людей в лётных костюмах со странным оружием в руках, похожим одновременно и на пистолеты, и на дробовики. Оружие светилось зеленоватым пульсирующим свечением, словно предупреждая о том, что оно не игрушечное и заряжено. Каждый желтоглазик был окружен прозрачной сферой, напоминающей мыльный пузырь. Сначала желтоглазых было не больше десяти, но в стенках коридора беззвучно открывались проходы, и ряды существ с жёлтыми глазами пополнялись новыми и новыми вооруженными летчиками. Но не это испугало Алексея. Самым страшным было даже не оружие желтоглазых, нацеленное на него, не странные мыльные пузыри вокруг них, а огромные - размером с теленка - металлические ежи, бегущие перед лётчиками. Их иглы были направлены в сторону Новосёлова, их красные глаза на ниточках, как у улитки, выпускали красные тонкие лучи, которые гуляли по лицу Алексея, ослепляя его.
  "Это прицелы! Сейчас начнут стрелять!", - мелькнула мысль в голове.
  Стоило Новосёлову подумать об этом, ежи остановились и выпустили рой металлических иголок, которые вонзились бы в лицо Алексею, не упади он на металлический пол.
  - Вы что, охренели? - крикнул он по-русски. - Я же гость... Меня лечили...
  Новый град иголок... Иглы врезались в стены, отскакивали от них, падали на пол перед лицом Новосёлова. Они отскакивали от костюма, в который был одет Алексей, но две иголки всё же впились в незащищенные костюмом руки, как раз чуть ниже рукава. Новосёлов вскрикнул, но тут же в памяти всплыли слова языка, который он никогда не учил, но сейчас знал, как родной русский.
  - Ирмах ка он! - закричал Новосёлов.
  Ежи прекратили метать иглы. Желтоглазики опустили своё оружие, стали смеяться квакающим смехом. В этот момент справа открылся проход. В белой дымке Алексей увидел того, кого все называли командиром. Он улыбался и махал Алексею рукой. Вскочив на ноги,Новосёлов устремился в проход. Как только он оказался в просторном помещении без окон и без дверей, по которому перемещались отливающие серебром роботы, похожие на осьминогов, проход за ним закрылся.
  - Поздравляю, Алексей, - произнес командир, улыбаясь располагающей улыбкой. - Только что ты сдал свой первый серьёзный экзамен. Ты блестяще справился... Я - Лотис.
  - Ага! - только и смог сказать Новосёлов.
  К нему тут же беззвучно подскочил "осьминог". Его щупальца присосались к кровоточащим рукам, быстро отцепились и всосали в себя капли крови с блестящего пола.
  - Почему они стали смеяться, командир Лотис? - спросил Новосёлов, не отводя глаз от робота, который плавно откатился в дальний конец комнаты. Откуда-то сверху спустилась трёхпалая рука, сделанная словно из ртути. Она сжимала голубоватую пробирку, в которую из щупальца робота капнула красная кровь. Пробирка позеленела, пискнула.
  - Показатели в норме, - пропищал робот.
  - Спасибо... - произнёс Алексей, глядя на руки. Ни ран от иголок, ни крови на них уже не было.
  Робот ничего не ответил, растворившись в белом свечении. Вслед за ним исчезли другие пять роботов-осьминогов.
  - Это члены нашего экипажа, - как ни в чем не бывало, продолжал командир. - Они и сейчас смеются. Ты хоть понял, что ты им сказал?
  - Примерно... - Новосёлов потупил взгляд.
  - Ты послал их на орган, который...
  - Простите... вырвалось, - щёки Алексея покрылись румянцем стыда.
  - ... А там были только особи женского пола!
  - Что? - не понял Алексей. - Я же видел мужиков...
  - Мужского пола здесь только я. Остальные - женского.
  - Вот это да!
  - И ты - первый землянин, который выразился подобным образом на остикском языке.
  - Простите...
  Лотис приложил руку к стене. Проход в коридор опять открылся. Желтоглазые лётчицы продолжали смеяться, держась руками за животы. Увидев командира, они перестали смеяться.
  - По местам! - коротко скомандовал командир.
  Желтоглазые существа закрепили оружие на широких поясах. У Алексея сложилось впечатление, что оружие прилипло или примагнитилось. Потом они дружно потянулись к браслетам на левых руках, нажали на зеленые кнопки. Вслед за этим мыльные пузыри вокруг лётчиц исчезли, ежи стали втягивать иголки, уменьшаясь в размерах, превращаясь в шары, похожие на металлические футбольные мячи. Мячи подпрыгнули и закатились в открывшиеся на уровне пола ниши. В стенах стали открываться проходы, в которые заходили желтоглазые лётчицы, после чего проходы закрывались. Это продолжалось секунд десять, после чего светлый коридор опустел. Остался только белый туман.
  - Быстро работают, ничего не скажешь, - сказал Алексей, удивившись, до чего же быстро он перешёл на чуждый ему язык. Что это был за язык? Земной? Инопланетный?
  - Я понимаю, о чём ты сейчас думаешь, - произнес Лотис. - Присаживайся, я тебе сейчас всё объясню.
  Из пола появился ртутный куб, быстро принявший форму кресла. Алексей присел на него, ощущая, как мягкое кресло подстраивается под каждый изгиб его тела. Даже не верилось, что оно сделано из металла. А металл ли это?
  Командир устроился в таком же кресле, материализовавшемся из пола напротив Алексея.
  - Я вкратце расскажу тебе всё, что ты должен знать, а дальше - тебе решать: жить или умереть. Слушай меня и не перебивай. Хорошо?
  - Хорошо, - Новосёлов кивнул головой.
  - Земля - планета, которую люди считают своей - на самом деле уже давно им не принадлежит. За землю уже давно борются многие другие инопланетные цивилизации. Это: кархи, остиксы, сигмы, гудериане и прочие. Их даже больше, чем ты себе можешь представить. Все они хотят рано или поздно завоевать Землю. Некоторые просто наблюдают, другие действуют активно. Главное для всех нас - оставаться незаметными, чтобы люди о нас ничего не знали. Ты о нас знаешь. Ты знаешь о кархах. Мы знаем, что ты - храбрый, сильный воин, убивший несколько кархов, используя лишь земное примитивное оружие. Ты потерял всё, да? Жена, дочь...
  - Да, - Новосёлов потёр лоб, прикрыл глаза ладонью, чтобы командир не видел навернувшиеся слёзы.
  - ... И ты готов мстить им?
  - Да!
  - Именно поэтому мы не дали тебе умереть. А ты бы умер, если бы не мы... Мы сделали то, что ваши врачи не смогут сделать и через пятьсот лет. Мы тебя вылечили, чуть-чуть подправили внешность, чтобы твоё прошлое не мешало тебе жить дальше.
  - Ч-что? - Новосёлов принялся ощупывать руками лицо. Нос, лоб, щетина на щеках. Казалось, что всё без изменений всё по-старому.
  - Да не переживай. Ты сейчас выглядишь не хуже, чем раньше, но лицо у тебя другое... Потом ты привыкнешь и к нему... Но не будем отвлекаться от разговора. Мы дали тебе вторую жизнь для того, чтобы ты помогал нам бороться с кархами в Лемске. Сейчас ты - охотник. Таких, как ты много. Все они охотятся на закрепленной за ними территории под нашим контролем. Если ты делаешь так, как нужно нам - ты живешь, у тебя будет всё, что захочешь. В противном случае ты погибнешь, и мы найдём другого. Поверь, для нас это нетрудно...
  - Но почему вы используете людей? Вы же такие продвинутые...
  - Потому, что если люди поймают тебя, в этом не будет ничего страшного, но если они поймают кого-нибудь из нас... Как ты понял, мы выглядим немного по-другому, внутренние органы тоже чуть-чуть другие. Мы сотни лет живём под землёй, и никто не знает, что мы есть, никакой паники. Если бы не мы, вас уже давно бы не было. Вся земля была бы заселена кем угодно, но не вами, понимаешь? Мы воюем на вашей стороне...
  - Так мы не в космосе?
  - Нет!
  - А почему вы на нашей стороне?
  - Потому, что мы с вами, - командир вздохнул, - ...один вид. По Межгалактическому Закону уничтожать свой вид, притеснять его - преступление. А так мы тихо живём под землёй, работаем, следим, но людям вред не причиняем.
  - Но всё равно вы пользуетесь нашими недрами...
  - Нет! Мы всё производим сами. Иначе бы нас отсюда попросили...
  - Понятно...
  - Вернемся к теме разговора... Ты пройдёшь обучение, к тебе будет прикреплен опытный наставник, после чего сможешь действовать автономно.
  - Наставник - землянин?
  - Частично...
  - Это как? - не понял Алексей.
  - А вот так...
  
  Глава 2. Голова профессора Дюваля
  1
  Стена раздвинулась, обнажив нечто похожее на шахту лифта, по стенам которой змеились золотистые кабели. Сверху быстро опустилась платформа, на которой стоял большой - не менее двух метров в высоту - шестилапый металлический паук с человеческой головой. Он был покрыт длинными острыми шипами, из-под брюха торчали трубки, похожие на дула пулеметов. На голове паука был шлем, похожий на стеклянный круглый аквариум для рыбок. Когда паук ступил на пол, стена за ним сомкнулась, шлем распался на дольки и спрятался в металлическом корпусе. Повращав головой из стороны в сторону, паук уставился на Алексея. Под взглядом паука Алексей съёжился и вжался в кресло. Живые глаза на мертвенно-бледном лице головы паука были слегка прищурены.
  - Командир Лотис! Планета Мичт от тагманских пауков очищена! - бодро отрапортовал паучище, повернувшись металлическим корпусом к командиру. - Среди наших потерь нет! Последние яйца сжёг...
  Из одной из трубок под блестящим брюхом появилось оранжевое пламя и тут же исчезло.
  - Отлично! - командир улыбнулся. - А вот ваш новый ученик. Его зовут Алексей.
  - Здорово, чувак! - крикнул паук по-русски, подбежал к опешившему от увиденного Алексею и протянул ему длинную лапу, как руку для рукопожатия. На конце лапы был острый двадцатисантиметровый металлический коготь.
  - Здорово, чувак! - ответил Алексей, но лапу жать не стал, а просто помахал рукой.
  - Это профессор Дюваль, - представил паука Лотис.
  - Очень приятно, - пробормотал Новосёлов.
  - А лицо у тебя сейчас такое, будто ты сейчас блеванёшь, - паук хохотнул. - Ладно, не переживай ты так... сейчас исправим, да, командир?
  - Да, - Лотис кивнул головой. - Вам такое тело, профессор?
  - Давай человеческое, - паук махнул лапой.
  
   2
  На ровной металлической поверхности пола появилось круглое желто-зеленое пятно. Пятно разрасталось до трех метров в диаметре, потом стало пульсировать. Паук встал в центр круга и замер. Когда взгляды паука и Новоселова пересеклись, Дюваль подмигнул Алексею и хитро улыбнулся. Алексей отвел глаза в сторону.
  - Смотри, - шепнул Лотис. - Раньше ты такого не видел.
  - Ага! - Новосёлов кивнул головой.
  Снизу вверх по отливающему сталью телу паука пробежали электрические разряды. Паук дёрнулся, когти зацокали по полу. Послышался слабый треск, похожий на кошачье мурлыканье. В следующее мгновение из сгустившегося белого тумана под потолком появилась медуза. Из её раздутого пуза вывалились розовые щупальца, которые обвили голову и шею паука. При этом с бледного человеческого лица Дюваля не сходила улыбка. Туман подступил слева и справа. Его прорезали голубые молнии. В этом густом тумане Новосёлов заметил две белые полусферы, которые сомкнулись на теле паука. При этом Дюваль стал напоминать вылупляющегося из огромного яйца цыпленка. По "яйцу" побежали молнии, запахло озоном. Стенки "яйца" вдруг стали прозрачными, и Алексей увидел, как человеческая голова Дюваля отделяется от паучьего тела. От головы тянулось множество шевелящихся красных шлангов, которые шевелились подобно клубку змей. Над ставшим вдруг бесформенным пауком материализовалось белое человеческое тело без головы. Там, где должна быть голова, была светящаяся "пробка", по форме напоминающая пробку от бутылки из-под шампанского. На пробке было множество красных лампочек, которые загорались и гасли попеременно. От медузы отделилось несколько сиреневых щупалец, которые свободно прошли сквозь зыбкую оболочку яйца, подтянули человеческое тело к голове и стали быстро выдергивать "шланги" из паука и втыкать их в верхнюю часть "пробки". Шлангов было много, но и сиреневые щупальца двигались быстро, поэтому за считанные секунды большая часть красных шлангов была соединена с пробкой. Лампочки на пробке гасли, белое человеческое тело розовело. Когда последний шланг вошёл в пробку, человеческое тело дёрнулось, будто по нему прошёл электрический ток. Пробка распалась на две половинки, ставшие похожими на клешни краба на длинной тонкой металлической лапе. Когда лапа исчезла в брюхе медузы, Алексей увидел красный зазор между головой Дюваля и шеей тела. В этом зазоре виднелись переплетения красных шлангов, текла кровь, окрашивая в красный цвет плечи, спину, живот.
  - Фу, - Новосёлов поморщился.
  - Это нормально, - Лотис улыбнулся. - Сердце гонит кровь... Саша Беляев, когда увидел Дюваля, упал в обморок.
  - Это тот писатель, который написал...
  - Не знаю, - Лотис пожал плечами. - Это было очень давно. Связь с тем мальчиком давно утеряна. Наверное, он умер...
  Розовые щупальца обвили брызгающую кровью шею, из них вылезли красные колышущиеся волоски, напоминающие живую щетину, впившиеся в розовую плоть. Кольца щупалец расширились и задвигались. Одни щупальца двигались по часовой стрелке, другие - против. А потом вдруг "яйцо" распалось на разошедшиеся в противоположные стороны и исчезнувшие в тумане полусферы, щупальца быстро отцепились от Дюваля и втянулись в брюхо медузы. Туман сгустился, а потом исчез. Вместе с ним исчезла медуза. Перед Алексеем стоял голый человек с головой Дюваля, лицо профессора уже не было бледным. Оно было розовым, как и его тело. Под кожей ходуном ходили тугие жгуты мышц, когда Дюваль тёр руками шею и переминался с ноги на ногу. Его грудная клетка мерно поднималась и опускалась. На шее не было шрама, не было ничего, что свидетельствовало бы о том, что минуту назад это существо нельзя было назвать человеком.
   То, что осталось от паука, провалилось в разверзшуюся квадратную дыру в полу. За долю секунды дыра исчезла, пол опять стал ровным. В сенах появились два прохода, из которых выплыли два робота, сделанные будто из ртути, по форме очень похожие на слонов, только без ушей и на лбу каждого из них светился большой зеленый глаз. Беззвучно приблизившись к профессору Дювалю спереди и сзади, они подняли вверх хоботки, из которых стала выбрасываться паутина. Слоники стали вращаться вокруг Дюваля, ускоряя обороты. За считанные секунды профессор оказался опутанный паутиной, которая затвердевала, превращаясь в серебристый летный костюм, такой же, какой был на Алексее. Такие же костюмы были на желтоглазых остиксах. Когда работа была закончена, одноглазые слоники опустили хоботки и скрылись в мгновенно закрывшихся проходах. Дюваль согнул руки в локтях, сжал и разжал кулаки, пару раз присел, потом подпрыгнул.
  - Обожаю человеческое тело. Так надоело быть то пауком, то тараканом, то ещё черт знает кем... - Дюваль рассматривал свои ладони, потом перевёл взгляд на Алексея. - Ну, что смотришь? Будем знакомы. Я - профессор Дюваль.
  - Я - Алексей, - Новосёлов пожал протянутую руку, отметив, что ладонь Дюваля тёплая и крепкая.
  - Вижу, что ты меня немного побаиваешься, но поверь мне, я такой же, как и ты человек, только... без постоянного тела. Я уже привык к этому. Когда-то я был таким же, как ты. Так же как и ты, я жил и не подозревал, что мы на земле не одни, пока кархи не сожгли всю нашу деревню и не съели всех, кроме меня. Это было лет семьсот назад...
  - Ого! - вырвалось у Алексея.
  - Да, молодой человек... Для меня время перестало существовать, когда я стал работать на остиксов и стал охотником.
  - На кархов? - уточнил Новосёлов.
  - ... И не только. Сначала - да. Я научился видеть и чувствовать кархов. Так я выследил тех, кто сжёг нашу деревню и убил всех по одному. Потом стал убивать других кархов. К сожалению, их тогда было больше, чем я предполагал. Меня схватили...
  - Извините, что вас перебил, - Лотис развел руками. - Я должен работать... Профессор, пожалуйста, проводите Алексея в свой отсек. Там вы сможете ввести его в курс дела, побеседовать...
  - Да, конечно же... Что мы стоим тут, как те тополя? - Дюваль вцепился в локоть Новоселова. - Пройдем в мои апартаменты, там и поговорим.
  Они пошли по длинной трубе коридора. Новосёлов молчал. Он всё ещё не мог прийти в себя. Слишком много на него свалилось за последнее время, слишком неожиданно и необъяснимо. Всё, что произошло с ним, не воспринималось всерьез. Алексей чувствовал себя актером на съёмочной площадке фантастического фильма. Сейчас из дымки тумана, стелющегося вдоль стен "трубы", выскочит режиссёр и крикнет: "Стоп! Снято!", и всё закончится. Ассистент режиссера выведет из тумана живых Аню и Вику, они обнимутся и вернутся домой, всё встанет на свои места, всё будет, как раньше... Но режиссёр не появлялся. Дюваль с Алексеем уперлись в тупик. На округлой стене высветились и погасли иероглифы. Дюваль нажал на маленькую кнопку на браслете, в тупике открылся проход, ведущий куда-то вниз. По этому проходу они спустились на нижний уровень и опять пошли по коридору. Из стен коридора периодически выходили остиксы. Они приветствовали Дюваля и исчезали в открывающихся проходах. Проходя мимо одного из таких проходов, Алексей разглядел за прямоугольным входом просторное помещение, внутри которого в прозрачных сферах сидели странные существа, похожие на жуков, на пауков. Два огромных карха в сферах оскалились, увидев Алексея. Ещё там были там и человеко-птицы, и человеко-рыбы. Многие существа бесновались в своих сферах, пытаясь вырваться из них, но стоило им прикоснуться к прозрачным стенкам сфер, мгновенно вспыхивали вспышки, и существа начинали реветь от боли. В этот момент к сферам подскакивали трёхметровые обезьяноподобные существа. Они потрясали длинными блестящими копьями и выкрикивали угрозы на языке, отдаленно напоминающим остикский.
  - Не дёргайся, шир! - рычал "снежный человек" на испуганного человека-ежа. - Проткну твою грязную сегну...
  Проход закрылся. Алексей с Дювалем пошли дальше.
  - Что это были за твари? - удивленно спросил Алексей, указав большим пальцем за плечо.
  - Это наши пленники, - спокойно ответил Дюваль. - Позже мы из обменяем на наших...
  - Ого! А снежные люди?
  - Это роханы. Очень умные и сильные существа, хотя похожи на животных. Наши союзники...
  - Роханы, - повторил Новосёлов, качнув головой.
  - Вот мы и пришли, - Дюваль приложил руку к мерцающим иероглифам.
  - "Отсек профессора Дюваля"! - прочитал Алексей, удивившись тому, что вдруг научился читать иероглифы остиксов.
  - Да! - профессор улыбнулся. - Знания просыпаются?
  - Точно!
  - Проходи...
  
  3
  
  Это был не тот отсек, каким его представлял себе Новосёлов. Это была не пустая комната с выезжающими из пола кубиками, принимающими очертания мебели. Перед глазами Алексея предстала самая настоящая комната, обклеенная дорогими обоями, обставленная антикварной мебелью. Было даже окно, за которым был виден лужок, на котором паслись коровы. Вдали виднелся лес, летали птицы. Слышалось приглушенное чириканье воробьев. Когда Новосёлов прикоснулся к блестящей ручке, чтобы открыть окно, картинка сельской местности сменилась морским побережьем. Волны накатывали на пляж, под зонтиками лежали смуглые красотки в бикини.
  - Ох! - вырвалось у Алексея.
  - Да! Это называется техническим прогрессом, помноженным на фантазию. Такого нет ни у кого! - Дюваль ткнул пальцем в полуобнаженную брюнетку. Её изображение тут же увеличилось, окно приблизилось к девушке. Дюваль прикоснулся к ручке. Картинка поменялась на лес. Дул слабый ветерок, шелестела листва.
  - Класс! - пробормотал Новосёлов.
  - Да! Окно может транслировать даже запахи. Оно может показывать любую точку планеты, где у нас стоят точки наблюдения.
  - Камеры?
  - Нет... Камеры устроены примитивнее.
  Алексей переключил свое внимание на дубовый стол, стулья, кресло, посмотрел на картину на стене. Сначала на ней была изображена девушка с веером, потом проступили очертания лошади, несущейся по зеленой траве. Лошадь сменилась изображением белой акулы, выпрыгивающей из воды. Все эти картины не были похожи на фотографии. Они будто были написаны маслом.
  - Ух! - выдохнул Новосёлов.
  - Это мелочи. Когда мне всё надоедает, я меняю интерьер! - Дюваль присел на старинный мягкий диван, жестом предложил присесть Алексею. - Когда ты будешь знать столько же, сколько знаю я, у тебя будет всё... Главное, чтобы остиксы не разочаровались в тебе.
  - И ещё нужно прожить семьсот лет?
  - Насчет этого можешь не переживать. Медицина у остиксов не то, что у вас... Я вот помню своё первое знакомство с кархами... Да, они страшные, злобные. Я видел, как они сдирают с себя человеческую кожу, а под ней...
  - ... Зубастые чудовища, - Алексей качнул головой. - Пахнущие какими-то специями. У них острые зубы, длинные когти, они сильны, как черти...
  - Точно-точно! - Дюваль улыбнулся. - Все они выглядят примерно одинаково... Длинные конечности, развитая мускулатура и чёрная кровь... Когда я их увидел впервые, я, пардон, чуть не обосрался. Это не передать словами, что чувствует подросток, когда видит, как такое чудовище вспарывает когтями живот старшего брата, а потом ест его внутренности...
  - Фу, - Новосёлов поморщился.
  -Я тогда залез в кузню, взял там длинный нож, меч, дюжину наконечников для стрел... В ту ночь я убил шестерых кархов. Ещё семь ушли... Троих убил Змей...
  - Кто такой Змей?
  - Змей? - удивленно переспросил Дюваль. - Обычный динозавр.
  - Не понял...
  - Обычный динозавр, - повторил профессор. - Это тогда все думали, что в озере у нашей деревни живёт Змей. Сейчас-то я знаю, что это был динозавр, попавший из своего времени в наше через портал. Порталы открываются и закрываются, а они попадают в них из любопытства или в надежде найти пищу...
  - Охренеть, - Алексей почесал макушку, отметив, что его волосы длиннее обычного. Раньше у него была короткая стрижка, а сейчас... Вот бы глянуть на себя в зеркало! Но зеркал в апартаментах профессора не было.
  - ...А я гнал троих кархов до самого Новгорода. Тогда там княжил Юрий Данилович - внук Александра Невского. Я-то тогда не знал, что кархи умеют посылать друг другу телепатические сигналы, вот и попал в западню. Меня окружили со всех сторон и разорвали на мелкие кусочки. Только голова осталась, которую потом оживили остиксы. Своё первое воскрешение я запомнил на всю жизнь. Питательную установку до сих пор храню, как память... Хотя такие сейчас не используют.
  Профессор нажал на кнопку на браслете, произнёс на остикском только два слова: "Питательная установка!". Сразу же из разъехавшейся в разные стороны стены выехала полупрозрачная тумба, в верхней части которой, как змеи, извивались красные шланги с присосками на концах. Словно почувствовав профессора, они потянулись своими розовыми присосками к нему. Внутри тумбы плескалась красная жидкость, похожая на кровь.
  - Круто, - только и смог вымолвить Алексей. Когда шланги устремились в его сторону, он сказал, стараясь придать голосу спокойствие: - Классная штука. Только я хочу дослушать вас, а не отвлекаться на неё.
  Слова Новосёлова подействовали на Дюваля. Он опять нажал на кнопку, пробормотал что-то вполголоса, тумба вкатилась в полость в стене, створки задвинулись и намертво срослись.
  - Со мной поговорил командир Войло... Тогда он был командиром станции... Он мне предложил: или сотрудничать с остиксами, или умереть. Я выбрал первое. Тогда мне присобачили механическое тело и сказали: "Воюй!". Пройдя обучение, я стал охотником. Сначала я охотился исключительно на кархов. Я участвовал в Куликовской битве, бил крахов, воюющих на стороне ордынцев. Я участвовал и в Бородинском сражении, но на стороне французов. Русские тогда так и не смогли одержать победу над французами потому, что на их стороне было много кархов. А ведь кархи воюют не за царя, не за отечество, а за мясо, которое им достанется после сражения... Чтобы мяса было больше, они могут убивать и тех, против кого воюют, и тех, на чьей стороне воюют...
  - Животные!
  - Да! - Дюваль кивнул. - И для борьбы с ними остиксы привлекают таких, как мы.
  - Кому терять нечего!
  - Точно! - Дюваль поднял вверх указательный палец. - Так я повоевал и в Великую Отечественную... Я воевал и в Афганистане, и в Чечне... Я много где воевал, и не только на Земле. Пару раз меня отправляли на другие планеты, которые я очищал от кархов, от клизей, строммов, кериозауросов и прочих тварей... Мне семь раз отрубали голову. Меня рубили мечами, кололи шпагами, расстреливали... Я подрывался на минах, меня давили машинами, тракторами, танками, меня живьём проглатывали чудовища с Юрлика и Медата, но голова моя всегда оставалась целёхонькой, и остиксы меня оживляли. Дело в том, что в моей голове слишком много знаний. Не всякому человеку такое дано... Ты знаешь, что такое гильотина?
  - Нет, - Алексей пожал плечами. - Но представляю, что это такое.
  - Это механизм для приведения в исполнение смертной казни путём отсечения головы. Главной деталью гильотины для отрубания головы является тяжёлый косой нож, который весит от сорока до ста килограммов, свободно движущийся вдоль вертикальных направляющих. Нож поднимали на высоту 2-3 метра верёвкой, где он удерживался защёлкой. Голову гильотинируемого, и мою тоже, помещали в специальное углубление у основания механизма и закрепляли сверху деревянной доской с выемкой для шеи, после чего рычажным механизмом защелка, удерживающая нож, открывалась, и он падал с большой скоростью на шею жертвы. В этот момент ты понимаешь, что это конец. Я со старушкой Гильотиной встречался три раза. Очень хорошо запомнился первый раз. Это было в тысяча семьсот девяносто втором году от Рождества Христова. Я тогда был смертельно испуган... даже штаны намочил. Меня трясло всего, я плакал и молился... А если бы я знал, что остиксы меня опять воскресят, я бы вёл себя более достойно. Я бы, наверное, песни пел и смеялся, чтобы моя смерть вошла в анналы истории. Я бы мог пламенную речь произнести... - Дюваль шумно выдохнул воздух из лёгких. - Как ты думаешь, что чувствует человек, когда ему рубят голову?
  - Не знаю...
  - Ты слышишь "вжик", потом чувствуешь обжигающую боль в шее, одновременно слышишь треск собственных шейных позвонков... Но это длится быстро... Потом мир вокруг тебя вертится, когда голова катится и падает в корзину. Дно плетеной корзины - последнее, что ты видишь перед тем, как погрузиться в темноту и перестать что-либо чувствовать.
  - А как остиксы вашу голову доставляли на базу? Это же надо делать быстро.
  - У них тогда были роботы - беременные женщины... Хоть и топорно были сделаны, но никто не замечал подвоха. Беременная женщина плачет, кричит, прорывается сквозь ряды охраны, подбегает к корзине, из ложного живота выкидывает либо искусственную, либо наспех выращенную голову, в которой даже мозг недоразвитый, хватает мою голову, кладет её в карман в животе, в котором сразу же начинает происходить оживление. Голова попадает в питательный гель, к ней подводятся трубки с кровью, создаётся искусственное кровообращение... Потом открываешь глаза, а тебе уже тело присобачивают. И так всегда, по одному сценарию. Когда меня казнили, я уже без труда мог определить, кто в толпе - робот-реаниматор.
  - И все семьсот лет вы только и делаете, что воюете с кархами?
  - Конечно, нет! Остиксы меня пару раз замораживали... Лет на сто-двести, а потом размораживали по мере необходимости. Перетягивали кожу лица, подправляли зубы, форму ушей, разрез глаз, давали тело. Иногда - искусственно выращенное, иногда - механическое...
  - Вы были как... терминатор? - выпалил Алексей. - Киборгом?
  - Молодой человек, - Дюваль печально усмехнулся. - Я был профессором в Сорбонне... Слово "киборг" и тем более "терминатор" для меня не подходит. Я был и есть человек! А это всегда звучит гордо, как бы я ни выглядел!
  - Простите, - Новосёлов потупил взгляд. - Не хотел Вас обидеть...
  - Да я и не обиделся. Я просто знаю, что я для остиксов - номер один, а таких, как ты тут уже было не меньше тысячи. Все они строят из себя суперменов, а потом дохнут на первом же испытании.
  - А какое тело лучше? - спросил Алексей, пытаясь уйти от темы, которая Дювалю явно была не очень приятна. Новосёлов посмотрел на окно, за которым простирался пейзаж джунглей. По кронам высоких деревьев прыгали обезьяны, между ветвей мелькали силуэты экзотических птиц. Слышалось шуршание листвы, пахнуло влажным воздухом.
  - Трудно сказать, - Дюваль задумался. - С одной стороны, механическое тело сильнее. Его срок годности и запас прочности во сто крат превосходят живое тело, но тело из крови и плоти, с внутренними органами, потовыделением и всеми прочими прелестями может чувствовать, а механическое тело, даже обтянутое кожей и снабженное сенсорами - нет. Это иллюзия чувств. Это совсем не то... Механические тела давались охотникам раньше, когда от охотника требовалось прожить как можно дольше в экстремальной ситуации. Ты, наверное, слышал о Джеке - Потрошителе, убивавшем молодых женщин в Лондоне и его окрестностях? Это было году так в ... тысяча восемьсот восемьдесят восьмом.
  - Ну, да... Слышал, что там маньяк какой-то орудовал...
  - Этот маньяк был кархом! Но до того, как в нем проснулся карх, этот человек был замечательным преуспевающим хирургом. Многим английским дамочкам он делал аборты. Разумеется, деньги за аборты он с них брал немалые. В основном, они платили ему за молчание. Когда он делал аборт одной богатенькой шлюшке, карх прорвался наружу и потребовал мяса. Разумеется, Джек съел свою пациентку, а её кости утопил в Темзе. Он был кархур-пак - не королевский карх, и не воин. Переход от человека к карху у них длится десятилетиями, в отличие от кархур-верд - кархов-воинов, у которых переход довольно-таки быстрый, и им при этом требуется очень много мяса. Желательно, человеческого. Королевские кархи - кархураа - вообще зреют столетиями. Они вырастают огромными, большинство из них обладают экстрасенсорными способностями. Это позволяет королевским кархам управлять воинами и середнячками...
  - Да?- брови Алексея поползли вверх. - Ничего себе... А я и не знал. Я думал, что они все одинаковые.
  -Да, - Дюваль развел руками. - И звали его не Джек, а Джеймс. Поняв, что далеко не всё мясо может переварить, Джеймс потом действовал избирательно: то почку вырежет, то сердце, то мочевой пузырь, то матку... И всё это съедал!
  - А матку-то зачем он ел? - Алексей брезгливо сморщил нос. - Что в ней съедобного?
  - В процессе формирования и роста им всё съедобно. Иначе не разовъётся полноценный карх. И для поимки его выбрали меня. В мой мозг остиксы загрузили английский язык, мне натянули новую кожу на лицо, подлатали голосовые связки, превратив в молоденькую красотку. Меня снабдили красивым женским телом, которое трудно было отличить от натурального... Я изображал девочку легкого поведения, пил эль в кабаках и кричал: "Мальчики! Я хочу развлекаться!..". Многие мужики на меня клевали, но я-то знал, что они не кархи, а потому отшивал их... когда - по-хорошему, когда...
  - Понятно... - Новосёлов понимающе улыбнулся.
  - И вот иду я как-то ночью... Слышу шаги за спиной. А у меня в голове айк. Через него командир Войло передает мне: "Иди прямо и не оборачивайся. Он идет за тобой. Иди...". И тут вдруг связь прервалась. Не знаю почему. Наверное, за нами ещё кто-то следил и создал помехи. Я иду прямо, упираюсь в кирпичную стену. Только я хотел повернуть за угол, а тут передо мной возникает тёмный силуэт. Это был он - в плаще, в цилиндре, в руке - чемоданчик. Как только наши глаза встретились, я сразу всё понял. Он смотрел на меня, как бродяга смотрит на витрину колбасного магазина. Даже слюна в уголках рта выступила. Роста он был огроменного, выше меня на две головы. Я смотрю на него снизу вверх, достаю из муфточки "разрушитель"...
  - А что такое "разрушитель"? - спросил Новосёлов, хотя догадывался, о чём идёт речь.
  - Оружие такое... Тебе его не скоро дадут, молодой ещё... Достаю я "разрушитель", навожу на этого гада... А он уже рот раскрыл, зубы свои скалит... Я нажимаю на кнопку запуска "разрушителя", а он не стреляет. Я жму ещё и ещё... Тогда Джек как даст мне правой! Я метра три пролетел, впечатался головой в стену, отключился на какое-то время... Открываю глаза, а он сидит на мне и душит. Но он-то не знал, что тело у меня механическое. Такому телу дыхательные пути руками не пережмешь... Попытался я скинуть его с себя, несколько раз врезал ему по морде. А он, сволочь, сильный, как медведь. Прижал меня к земле и как давай ножом кромсать... А нож-то об келорновую грудину сломался. Испугался Джек, понял, что это ловушка. Вскочил он с меня и побежал. Я поднял с земли "разрушитель" и тоже помчался за ним. На бегу проверил заряд... Вроде, всё с зарядом нормально... Бежал я за Потрошителем два квартала, а потом навёл на него свою пушечку, нажал на красну кнопочку... Бах!.. И нет Джека- Потрошителя. Один цилиндр только остался! - Дюваль рассмеялся раскатистым смехом, хлопнул Новосёлова по колену. - Ну, как тебе, а?
  - Забавно, - ответил Алексей, растирая колено. Рука у профессора, несмотря на кажущуюся мягкость, была тяжёлой.
  - Кстати, он до сих пор хранится у меня, - профессор подошёл к шкафу, открыл антресоль, извлек из неё потрепанный цилиндр. - Хочешь примерить?
  - Нет, спасибо! - Новосёлов замотал головой из стороны в сторону. - Упаси Господь.
  
  Глава 3. Испытание.
  1
  Раздвинулась стена. В комнату вошла смуглая брюнетка. На ней был облегающий серебристый костюм, подчеркивающий достоинства её фигуры, в руках её был поднос, на котором стояли две рюмки и бутылка коньяка. Ещё Алексей увидел тарелку с мясной нарезкой.
  - Ничего себе, - вымолвил Новосёлов, глядя на девушку.
  - Это... - Дюваль переминался с ноги на ногу, как молодой жеребец.
  - Розита, - девушка улыбнулась, присев в реверансе. Её голос был настолько приятным, так успокаивал нервную систему, что Алексею подумалось, что он мог бы слушать её целые сутки напролёт, лишь бы она говорила, говорила. У его жены Анны был такой же голос. Когда Новосёлов вспомнил про Аню, ему немного взгрустнулось, глаза его увлажнились.
  - Точная копия моей жены. Я тогда жил в Испании, звали меня Модесто Руиз. Это было сто сорок семь лет назад. Розита была единственной женщиной на Земле, которую я по-настоящему любил. Жаль, что её сожрали кархи...
  - Мою жену тоже съели кархи, - печальным голосом произнес Алексей.
  - Ничего, бывает... - профессор опустился на диван, похлопал Новосёлова по плечу. - Время всё лечит.
  Розита поставила поднос на столик и уже собралась уходить, но Дюваль остановил её жестом.
  - Да, профессор? - брови Розиты вопросительно приподнялись.
  - Постой, - Дюваль повернулся к Алексею. - Как тебе она?
  - Очень даже ничего! - честно ответил Новосёлов, не в силах отвести глаз от прекрасной девушки.
  - Вот не поверишь, она - робот!
  - Что? - Новосёлов привстал с дивана. - Не может быть! Она выглядит как живая, даже пахнет как настоящая женщина.
  - Подойди, проверь, - профессор махнул рукой. - Потрогай её...
  Алексей подошёл к Розите. Вопросительно посмотрел на Дюваля. Тот кивнул головой в знак согласия. Розита продолжала улыбаться ослепительной улыбкой, как ни в чем не бывало. Новосёлов взял девушку за руку, погладил. Под подушечками пальцев он ощутил прохладную материю, отдаленно напоминающую резину, под которой угадывался прочный металл.
  - Ого! - Алексей прикоснулся к щеке Розиты. Там тоже чувствовался металл, обтянутый искусственной кожей. - Но выглядит-то она как живая, только...
  - Грудная клетка не взымается, да? - профессор усмехнулся. - Это потому, что ей дышать не нужно. Воздухозаборники открываются один раз в сутки, да и то по мере необходимости. Но для тебя она может и подышать. Да, Розочка?
  - Да, - ответила Розита. Грудь её стала мерно вздыматься и опускаться.
  - Ладно, не трать зря энергию. Иди, я тебя позову, если понадобишься.
  -Да, профессор, - Розита вышла, стена за ней плавно сомкнулась.
  Новосёлов смотрел на причудливый рисунок на обоях, размышлял о том, что земляне ещё долго не смогут создать такие машины, которые не отличишь от живого человека, пока голос Дюваля не вернул его к реальности.
  - Я знаю, о чём ты думаешь!
  - Что? - не понял Алексей.
  - Ты думаешь, что неплохо бы ей вдуть, да?
  - Нет, как можно?.. - щёки Новосёлова покрылись румянцем. Действительно, такая мысль мимолётом промелькнула в его голове.
  - Эх, Алексей Сергеевич, - профессор вздохнул. - Ты даже не представляешь, какие у меня возможности! Я могу себе позволить вступить в половую связь с любой женщиной, какую только захочу. Остиксы для меня выращивают такие тела... Женщины просто орут от удовольствия, когда спят со мной. А ты о таком думаешь...
  - Нет, профессор. Я и не думал...
  - Думал, - не унимался Дюваль. - Для меня переспать с машиной - то же самое, что засунуть член в микроволновую печь... Никакого удовольствия... Ты понимаешь? Это же холодная машина, не более того! Служанка...
  - Ладно, я понял! - резко оборвал Дюваля Алексей, решив сменить тему разговора. - А коньяк-то она зачем принесла?
  - А... коньяк? - профессор потер ладони. - Чтобы пить его. Прошу вас, голубчик...
  Алексей принял из руки Дюваля наполненную до краев рюмку. Они выпили, закусили. Судя по ощущениям, это был не совсем коньяк. Вкус как у коньяка, а вот действие... Алексей почувствовал мощный прилив сил. Сердце бешено набирало обороты, в голове зашумело. Откуда-то появилось ощущение радости и безмятежности.
  - Это что за хрень ты мне налил, Дюваль? - Алексей посмотрел на профессора.
  - Что, подействовало?
  - Ага! Торкнуло, блин...
  - Ну, тогда за дело! - Дюваль вскочил с дивана, схватил Алексея за руку, вывел на середину комнаты. Там, на паркетном полу пульсировало белое пятно. - Встань в центр круга.
  - Ну, - Новосёлов подчинился.
  - Сейчас ты пройдёшь своё первое испытание, - Дюваль приблизил своё лицо к лицу Новосёлова. Он смотрел ему в глаза, словно гипнотизируя, и дышал на Алексея коньяком. - Запоминай каждое моё слово. Сегодня ты или выполнишь задание и сдашь свой первый экзамен или ... сдохнешь, как мелон на солнечном свете. Запомни: сейчас ты окажешься в пустыне... неважно, какой. Там сейчас собрались сотни кархов. Они хотят улететь на Фэр. Там будут и королевские кархи, но ты их не увидишь, так как солдаты будут прятать их от тебя, чтобы ты им чего не сделал. Твоя задача - замочить как можно больше кархов и не дать им улететь. На Фэре они пройдут подготовку и разлетятся по другим планетам, а это нельзя допустить. У тебя в голове айк... Через него мы будем общаться.
  - Это тот же самый айк, который мне вживили кархи или другой?
  Дюваль пропустил мимо ушей его вопрос. Подойдя к шкафу, он выдвинул одну из полок и достал ручной фонарь с длинной рукояткой. Фонарь был серебристого цвета. Точно такой же был у отца Алексея когда-то давно.
  - Возьми, - тихо сказал профессор, протягивая фонарь Новосёлову. - Это твоё оружие. Если хочешь кого-нибудь убить, наведи на цель и нажми на кнопку. Без необходимости кнопку на ручке не трогай... Во-первых, тратится заряд, во-вторых, ты даже не представляешь, сколько твоих предшественников калечило и убивало себя, пытаясь выяснить: а действительно ли это оружие? А вдруг старина Дюваль им соврал?
  - Что-то я тоже не верю, что этим можно убить, - Алексей рассматривал безобидный с виду фонарь, вертел его в руках как ребенок, которому купили новую игрушку. - Он ослепляет до смерти, да? Или противник от света этого фонарика сходит с ума и кончает жизнь самоубийством? А может, кархи умрут со смеху, когда увидят моё оружие?
  - А ты парень с юмором... - профессор насупился. - Можешь мне верить, а можешь не верить, только помни то, что я тебе сказал. Это оружие называется "Каратель-7", адоптированный для боевых действий на Земле. Выполнен в виде фонаря для того, чтобы не привлекать нежелательное внимание. Никому из людей в голову не придёт, что это оружие. Расстояние до жертвы должно быть более 1 метра. В случае, если "Каратель" попадёт в руки врага, он самоуничтожается через десять секунд...
  - А как он узнает, что я не враг, или что враг - не я?
  - Ты уже подержался за рукоятку, - Дюваль театрально закатил глаза, словно он это объяснял уже тысячу раз, и ему всё это смертельно надоело. - Он считал твои данные и запомнил. Впредь он будет узнавать тебя даже тогда, когда на твоих руках будут одеты перчатки.
  - Прикольно.
  - М-да. И ещё одно: в полёте не ори. И в пустыне не привлекай к себе внимание. Действуй по возможности скрытно.
  - В каком полёте? - не понял Новосёлов.
  - А сейчас увидишь! - Дюваль нажал на кнопку на браслете. Сразу же над его рукой возникло объёмное изображение планеты Земля размером с футбольный мяч. Это было похоже на глобус, висящий в воздухе. Движением руки профессор крутанул Землю, потом ткнул указательным пальцем в какую-то точку. Эллипс планеты сразу же превратился в рельефную карту. Дюваль ещё раз ткнул пальцем. Карта показала ровную площадку, с множеством тёмных силуэтов на ней. После очередного тычка карта мигнула красным светом и скрылась в браслете. - Ну, ни пуха тебе, ни пера...
  2
  - Это значит, что... - договорить Новосёлов не успел, над головой его образовалась идеально круглая дыра, в которую Алексея засосало, как клочок бумаги в пылесос. Он полетел по длинному светящемуся белым светом тоннелю сначала вверх, потом резко влево. Новосёлов нёсся с огромной скоростью, от которой свистело в ушах и сперло дыхание. Та же сила, что толкала Алексея вперёд, не давала ему приблизиться к стенкам тоннеля и оторвать руки от тела. Он летел, вытянувшись "в струну", фонарь выскользнул из руки, но Новосёлов не придал этому значения. Сначала он кричал толи от страха, толи от возбуждения, но потом, вспомнив слова Дюваля, замолчал, отдавшись этой неведомой силе, чувствуя себя письмом, доставляемым пневмопочтой, думая только о том, чтобы в конце тоннеля не было тупика, иначе он размозжит себе голову. Он летел, гонимый потоком воздуха и думал о том, что жизнь всё-таки не такая уж плохая штука. Сегодня он воскрес из мёртвых, увидел то, что никому из людей даже не снилось, а сейчас летит, как птица... Главное - чтобы не было тупика, а то может случиться страшное. Когда он представил свою кровь на стенках светящегося тоннеля, - красное на белом, - рукав тоннеля опять ушёл вверх. Алексей летел строго вертикально, пока вверху не показалось серое пятно. Оно приближалось. Это и был тупик. Алексей уже видел гофрированную поверхность того, обо что сейчас ударится его голова, инстинктивно сжался, но то, что он считал тупиком, плавно отъехало в сторону, впуская в тоннель яркий солнечный свет. Подлетая ближе к кромке тоннеля, Новосёлов увидел бескрайнее голубое небо, на котором не было ни единого облака. Вылетев из трубы, он подлетел метра на два над землёй, сделал взмах руками и рухнул вниз, зарывшись лицом в горячий песок. Какое-то время он лежал, не шевелясь, всё ещё не веря, что жив. Мелкие горячие песчинки впивались в ладони и в правую щеку, обжигая. Поняв, что ещё немного, и будет ожог, Алексей вскочил на ноги. Впереди и сзади были песчаные барханы. Безжалостно пекло солнце. С шипением из воротника остикского костюма выехал капюшон и прикрыл голову. Стало прохладнее. Костюм изменил серебристый цвет на песчаный.
  "Неплохая маскировка!", - отметил Алексей, глядя на свои руки и ноги, которые сливались с песком. В полуметре от ноги из песка торчала ручка фонарика. Алексей поднял его, отряхнул. Стал искать карманы, но фонарь сам прилип к широкому поясу, как намагниченный.
  - И куда дальше? - задал сам себе вопрос Алексей, и тут же в голове прозвучал спокойный голос, который он уже слышал: "Иди прямо. Ты всё увидишь!".
  Определённо, это был голос командира Лотиса. Ещё Новосёлов был уверен, что Лотис сейчас наблюдает за ним и улыбается.
  Поднявшись на бархан, Алексей увидел большую площадку, размером с футбольное поле, окруженную горами песка. Вся эта площадка была заполнена кархами. Их было не меньше тысячи. Со стороны они были похожи на муравьёв, внезапно высыпавших из муравейника. Их тёмные шершавые тела сильно выделялись на фоне светлого, почти белого песка. Кархи стояли тихо и все смотрели вверх, на темнеющую в небе точку. Причем, никто из них, в отличие от Новосёлова, не прикрывал глаза руками. Они, не щурясь, смотрели на солнце, будто на каждом были солнцезащитные очки, но на кархах не было очков.
   Точка увеличивалась в размерах, обретая сначала форму маленького огурчика, потом - большого огурца, покрытого пупырышками. По мере приближения "огурца", Новосёлов понял, что это был космический корабль, который и должен был забрать кархов на Фэр. Послышался мерный гул двигателей. Корабль опускался всё ниже и ниже. Он был ещё довольно-таки высоко, но его тень уже накрыла толпу кархов. В нижней части "огурца" стал открываться большой люк, из утробы корабля стал бить голубоватый свет. Сейчас корабль напоминал улыбающегося кашалота.
  - Твою мать, - тихо произнёс Алексей. Он смотрел на гигантский огурец, не в силах оторвать глаз. По периметру огромной махины замелькали ярко-зеленые огоньки.
  "Алексей! Опасность!", - прозвучал голос в голове, заставивший Новосёлова оторвать глаза от невиданного зрелища, но было поздно. Солнечный свет заслонили три высокие тёмные фигуры. Длинные чёрные руки сжимали трезубцы из тёмного металла, по острым концам которых пробегали электрические разряды. От неожиданности Новосёлов оцепенел. По спине пронёсся эшелон мурашек, в горле сразу пересохло. С рычанием кархи схватили его за руки и за ноги и скинули с бархана.
  Новосёлов летел вниз, поднимая в воздух тучи песка и громко матерясь. Три карха неспеша спускались, самодовольно перерыкиваясь. Корабль замедлил снижение, зависнув в воздухе. Большой люк стал закрываться. Кархи, стоящие на окруженной барханами площадке, заметили Алексея и устремились к нему.
  - Писец! - выдохнул Новосёлов, отрывая фонарь от пояса и наводя на чёрную массу, движущуюся на него, мечтающую разорвать его на куски, алчущую его крови. - Вот будет прикол, если это шут...
  Новосёлов нажал на кнопку большим пальцем. Не было никакого луча. Раздался слабый писк, после которого десять кархов, бегущих друг за другом, взорвались изнутри, забрызгав песок своей чёрной кровью и тёмно-зелеными внутренностями.
  - Ого! - воскликнул Алексей, явно не ожидавший того, что ему дадут такое мощное оружие.
  Справа послышалось рычание. Помня про расстояние в метр, Алексей отскочил в сторону, навёл фонарь сначала на одного карха, спустившегося с бархана, нажал на кнопку. То же самое он сделал со вторым кархом. Оба разлетелись чёрными ошметками в разные стороны. От них остались только трезубцы и тёмные разводы на песке. Третий карх навёл на Алексея свой трезубец. Раздался хлопок, Алексей упал на песок. Карх за его спиной разлетелся на куски. Новосёлов тут же навел фонарь на карха с трезубцем. Черное мясо полетело в одну сторону, трезубец - в другую. Перекатившись на бок, Алексей вскинул правую руку и стал судорожно нажимать на кнопку. Так как кархи были уже близко, куски плоти посыпались на Новосёлова, прилипли к его костюму. Брызги чёрной крови заляпали глаза и ослепили на какое-то время. Отстреливаясь правой рукой, левой он протирал глаза, слыша только писк фонарика и звуки рвущейся плоти. Очистив лицо, он увидел, что с барханов спускаются другие вооруженные кархи, тоже с трезубцами. Их было около тридцати. Они стреляли из трезубцев и метали в Алексея странной формы бумеранги. "Это кархур-верд - кархи-воины, - вспомнил Новосёлов. - Но почему я их сразу не заметил?"
   Слышались дружные хлопки, тучи бумерангов со свистом рассекали воздух. Выстрелы из трезубцев подкидывали в воздух сотни килограммов песка, оставляя обугленные воронки у ног Алексея, но ни один выстрел не попал в него, хотя расстояние до кархов было не больше десяти метров. Бумеранги, подлетая к нему, меняли направление и попадали в безоружных кархов, которые, согласно теории Дюваля, назывались "кархур-пак", середнячки. Когда Новосёлов открыл для себя это защитное качество своего костюма, он перестал пригибаться, вытянулся в полный рост и стал наступать, хотя наступлением это назвать было трудно. Он делал два шага вперёд, шаг назад, ещё шаг вперёд, шаг влево, шаг вправо. Главным было для него - не подпустить кархов близко. Он нажимал кнопку фонаря ещё и ещё. От крови кархов и от пота рука намокла, большой палец иногда соскальзывал с кнопки, но Новосёлов стрелял и стрелял, прикрывая левой рукой глаза, иногда меняя руки, видя, как в воздух взлетают фонтаны чёрных брызг, слыша, как визжат и рычат кархи, как свистят бумеранги и ухают выстрелы трезубцев. Он вдыхал запах озона и вонь плоти убитых им инопланетных тварей, приступы тошноты подкатывали к горлу... В какой-то момент Новосёлову показалось, что ещё немного, и он потеряет сознание. Силы стали покидать его, а тёмный поток кархур-вердов и кархур-паков не переставал иссякать. Они всё лезли и лезли. Когда ноги Алексея стали подгибаться, и он подумал, что сейчас упадёт, и пусть они сожрут его, тем самым прекратив его страдания, в толпе кархов появился просвет, сквозь который Новосёлов увидел огромного четырёхметрового жирного карха, который неотрывно смотрел на Алексея, будто гипнотизируя. Из последних сил Новосёлов вскинул правую руку, поддерживая её левой, нажал на кнопку. Пять кархов, бегущих в один ряд, последовательно взорвались. Вслед за ними разорвало кархураа. Кархи, которых осталось не меньше пятидесяти, остановились, недоуменно переглядываясь. В их больших чёрных глазах появилось выражение недоумения, их позы выражали растерянность. Корабль-огурец стал набирать высоту. В воздухе повисла гнетущая тишина, нарушаемая лишь удяляющимся гудением двигателей "огурца".
  Алексей уже праздновал победу. Сейчас он три раза нажмет на кнопочку, добьет горстку шершавых зубастых тварей и...
  Оставшиеся кархи быстро пришли в себя. С дружным рычанием они понеслись на Алексея, подбирая с песка оружие воинов - бумеранги и трезубцы. Опять послышался свист, загремели хлопки. Алексей нажал на заветную кнопку. Пищания не последовало, никто из кархов не взорвался. Вот тогда он понял, что у фонарика подсели батарейки, и ему стало страшно. Когда один из бумерангов царапнул плечо, а второй - бедро, боль вдруг придала Новосёлову сил. Прилепив фонарь к поясу, разбрызгивая кровь, он стал подниматься по бархану, но ноги вязли в песке, и его стаскивало вниз. А кархи, тем временем, приближались со всех сторон, окружая его. Два хлопка - две воронки под ногами. Третий выстрел оказался точным, отбросив Новосёлова на спину, вдавив в песок. Запахло паленым, невыносимая боль в груди не давала дышать.
  "Вставай и беги!", - прозвучал голос в голове.
  - Не могу! - прохрипел Алексей и закашлялся кровью. - Сил нет! Всё...
  Но силы вдруг появились. Опалённый костюм на груди вдруг запузырился, кровавая дыра стала уменьшаться в размерах, боль утихла, появились силы. Заметив воткнутый в песок трезубец, Алексей ухватился за него, потянул на себя. Он оказался лёгким и прочным. Как только пальцы Новосёлова оказались в гладких выемках на рукоятке, по зубцам пробежали голубые искры. Под большим пальцем правой руки появился рычажок. Направив трезубец на подбегающих кархов, Алексей вдавил рычаг в рукоятку. Послышался хлопок. Карха в паре метров от Новосёлова разорвало. Алексей выстрелил ещё несколько раз, тоже удачно, а потом раздался сухой щелчок, искры пропали, и Новосёлов понял, что у трезубца батарейки тоже сели. Тогда он стал колоть кархов, вспарывая им животы, выпуская чёрно-зеленые кишки и вонзая трезубец в их грудные клетки. Слышались визг и вой, от которых сводило скулы и закладывало уши, но Новосёлов махал трезубцем, выбирая более пологий склон бархана, взбираясь на него, разя новых и новых кархов. Когда же он оказался наверху, с двух сторон подлетели ещё пять кархов, которые выбили из рук Новосёлова трезубец. Не желая легко сдаваться, он стал бить их кулаками и пинать ногами, с удивлением отмечая, что от его ударов у кархов трещали кости. Пнув одного карха, цепляющегося за край верхней кромки бархана, по голове, Новосёлов увидел, как у того выскочили из орбит глаза и повисли на тонких ниточках. Завизжав, тот карх покатился по склону бархана вниз, сбив ещё четверых, как кегли. Не раздумывая, Новосёлов скинул вниз остальных кархов.
  "Беги на север! - отдал команду всё тот же бесстрастный голос. - У тебя тридцать секунд".
  - Бегу! - заорал Алексей.
  Но кархи упорно лезли наверх, норовя окружить его и отсечь путь к спасению. Отлепив от пояса фонарь, Новоселов принялся колотить рукояткой фонаря кархов по головам, слыша треск их черепов, видя, как брызжут в разные стороны их серые мозги с чёрными вкраплениями.
  "Пятнадцать секунд!"
  Разгорячившись, Новосёлов метнул в оставшуюся кучку кархов фонарь. Тот карх, что был ближе всех, поймал его, скатился немного вниз и стал удивленно рассматривать. Остальные кархи подошли к нему. И тут Алексей вспомнил про самоуничтожение "Карателя" и побежал. Раздался мощный взрыв, подкинувший Новосёлова на пять метров вверх. Спину, ноги и волосы обожгло огнём. Летя по дуге и крича от боли, Алексей увидел открывающийся в песке вход в тоннель, в который он влетел, как баскетбольный мяч в корзину, даже не задев края трубы.
  - Слава Богу! - прошептал Алексей, когда его несло с большой скоростью вниз. Боль внезапно усилилась. Новосёлову в какой-то момент показалось, что на него кто-то невидимый сзади льёт серную кислоту. Когда жжение в спине, в ногах, в ягодицах и на затылке усилилось до невозможных пределов, Алексей потерял сознание.
  
  
  3
   Снова темнота-подруга, старая знакомая, обволакивающая и живая, насыщенная движением белых маленьких точек и голосами. Новосёлов опять открывал глаза и видел себя в колбе, в тягучем киселе. У колбы стояли Дюваль и командир Лотис и о чём-то спорили. Лотис был доволен и улыбался, Дюваль, напротив, был мрачен. Когда Новосёлов закрывал глаза, он вновь погружался в царство чёрного сна. Из темноты выныривали оскаленные морды кархов, их рычание. В этих снах "Каратель-7" почему-то не взрывался. Алексей не мог найти вход в тоннель, кархи догоняли его и разрывали на куски. В этих снах Новосёлов чувствовал боль и кричал, после чего просыпался и опять видел себя в колбе с киселём, а вокруг колбы сновали Дюваль, остиксы, причудливые роботы. Во время одного из пробуждений служанка Дюваля подошла к колбе, расстегнула костюм, прижалась большими грудями к толстому стеклу. "Хочешь меня трахнуть? - беззвучно прошептали её губы. - Возьми меня! Трахни! Я хочу..."
  Был ли это сон или галлюцинация? Это было слишком реалистично для сна, слишком правдоподобно для галлюцинации.
  "Дюваль... Так ты всё-таки трахаешь её!", - искрой загорелась мысль в голове Алексея и погасла, растворившись во мгле небытия.
  4
  - Он не прошёл экзамен! - послышался возмущенный голос Дюваля, вещавший на остикском. - Он потерял "Каратель", а это - преступление...
  - Но он уничтожил кархов, не дал им улететь на Фэр! - голос Лотиса был спокойным. - Он справился с поставленной задачей. Я считаю, что он сдал свой первый экзамен...
  - Но он чуть всё не испортил... - продолжал Дюваль. - Он забыл всё, чему его я учил!
  Новосёлов открыл глаза и осмотрелся. Он находился в своей камере, лежал на импровизированной койке из жидкого металла.
  - Я сделал всё, что смог! - Алексей привстал, посмотрел на командира и на опешившего Дюваля.
  - Вот и я о том же говорю, - Лотис развёл руки в стороны. - Он бился, как гонтерианец! Он убил полторы тысячи кархов! Из землян никто бы с подобным заданием не справился. Я считаю, что он прошёл испытание и заслуживает того, чтобы работать на нас и быть охотником.
  - Ну, не знаю... - Дюваль покачал головой. - Вам виднее...
  
  Глава 4. Рождение и смерть карха.
   1
  Александр почти не помнил своё детство. Он был обычным мальчиком, дерущимся и играющим в футбол, ненавидящим школу и любившим свою собаку - дворнягу Джесси. Детство прошло для него, как в тумане, но он отчетливо запомнил один день, изменивший всю его жизнь...
  Ему тогда было двенадцать лет. Родители, как всегда, отправили его летом в пионерский лагерь "Зорька". Всё шло, как обычно: завтраки, обеды, ужины, "линейки", игры, "страшилки" у костра. Но случилось тем летом то, чего Саша никак не ожидал: он влюбился в светловолосую Свету. Санёк вился вокруг неё, пытался ей во всём угождать, угощал Светку шоколадными конфетами, но Светке, казалось бы, не нужны были его знаки внимания. Она то заставляла его залезть на самую высокую сосну, то просила сорвать яблоко, растущее в саду, огороженном двухметровым забором. По периметру сада бегал огромный чёрный пёс, который брызгал пеной, когда лаял.
  Санёк справлялся со всеми заданиями, пытаясь произвести впечатление на Светку.
  - Кто выпьет стакан воды из болота? - вопрошала Света, оглядывая своих ухажёров. Все дружно морщились и махали руками.
  - Слабаки! - Светка засмеялась. - А ещё мужиками себя называете...
  - Для меня - раз плюнуть! - Саня, как всегда, решил удивить всех своим героизмом. - И не такое пили...
  - Ну-ну, давай! - Светка хитро прищурилась.
  - Ну и выпью! - Сашок извлек из широкого кармана комбинезона, который ему сшила бабушка, граненый стакан, украденный им в столовой, зачерпнул мутной жидкости. В мутной тёмной воде с тошнотворным запахом плавало существо, похожее на креветку, с длинными тонкими конечностями и длинными усами, которые вдруг прилипли к стенкам стакана, будто "креветка" почуяла Сашу.
  - Пей... - Света улыбнулась. - Чего тянешь?
  - Может, я ещё раз зачерпну... Уж больно вода грязная...
  - Не-е-е-ет! - Света замотала головой. - Так не пойдёт. Пей то, что зачерпнул.
  - Я же говорил, что он - слабак! - широкое лицо Мишки расплылось в улыбке. - Не выпьет! А вот для меня это - раз плюнуть.
  - А вот и выпью! - Саня зажмурился, зажал ноздри пальцами и залпом выпил стакан. Немного постоял с закрытыми глазами, прислушиваясь к ощущениям. Больше всего в тот момент он боялся, что креветка начнет шевелиться у него во рту, потом - в животе. К счастью, этого не произошло. - А теперь ты! - он открыл глаза и протянул стакан Мишке. Тот долго смотрел на стакан, потом посмотрел на Саню. Перевёл взгляд на Свету.
  - Давай-давай! - Светка хихикнула.
  - Ладно, - лицо Миши погрустнело, плечи поникли. - Я же не хуже Сашки!
  - Вот и докажи! - Саша улыбнулся натянутой улыбкой. Ему вдруг показалось, что креветка в его животе стала шевелиться. Но как только он схватился за живот, шевеление внутри прекратилось.
  Зачерпнув полный стакан воды, Миша долго рассматривал его на свет.
  - Тут какие-то... усатые жуки!
  - Я знаю! - Саша улыбнулся. - Но я выпил...
  - Пей! - Света хохотнула. - Или ты не мужик?
  - Мужик, - Мишка тяжело вздохнул, зажмурился. Он сделал только один глоток, а потом его вырвало.
  - Фу! - личико Светы исказила гримаса пренебрежения.
  - Блевун-рыгун! - подал голос стоявший до этого в стороне Андрюха. - Ха-ха-ха!
  - Из всех вас только один - настоящий мужчина! - Света развернулась и пошла по направлению к лагерю. - Это Андрей. Он хоть не делает глупостей.
  Андрюха со Светкой взялись за руки и пошли по дорожке, вдоль которой росли кусты волчьей ягоды. За ними потрусил Мишка, отплевываясь на ходу и вытирая рот рукавом рубашки. Саня стоял у болота и смотрел им вслед, ненавидя себя и Светку, уговорившую его выпить эту гадость. Ему казалось, что уже сегодня весь лагерь узнает о том, что он пил воду из болота.
  "Козлёночком станешь, - отчетливо слышал Саша насмешливые голоса в голове. - Ха-ха-ха!"
  От размышлений его оторвал громкий булькающий звук. По зеленоватой поверхности болота пошли большие пузыри. В следующий момент Саша увидел нечто темное и бесформенное, всплывающее на поверхность воды, похожее на огромную черную медузу. За почерневшими, лишенными листьев деревьями замелькали тёмные силуэты. Вскрикнув, Саша со всех ног бросился к лагерю.
  Зная о странных обитателях болота, Саша до конца смены не покидал территорию лагеря. На всякий случай он сходил в медпункт и сказал толстозадой медсестре, что выпил воду из болота. Тётя Люба засмеялась, измерила Саше температуру и сказала, что он абсолютно здоров.
  2
  Историю, случившуюся в лагере "Зорька", Саша мог бы забыть и не вспоминать, как нечто незначительное. Но уже через месяц, когда Саня уже был в Лемске и готовился к школе, ему стали сниться странные сны. В этих снах тёмные существа, похожие на ожившие чернильные кляксы с оранжевыми глазами, пожирали его. Они окружали Сашу со всех сторон, загоняли в тупик, а потом набрасывались на него и ели. Как правило, Саша просыпался в холодном поту, а в его животе что-то шевелилось. Этот сон Саша видел, как правило, раза два в неделю. Он жаловался родителям, просил сводить его к врачу, но те, как правило, смеялись и говорили, что ему просто в школу в сентябре идти не охота. Но придётся.
  - И не пытайся мне тут лапшу на уши вешать! - говорил отец. - Я знаю, что ты - лентяй. Поэтому возьми какую-нибудь книжку, почитай... И не лезь ко мне со всякими глупостями!
  И тут Саша понял, что родители ему не помогут. Поэтому нужно не жаловаться им, а воспринимать всё как само собой разумеющееся. Может, он взрослеет и становится мужчиной? Не исключено, что все мальчики, превращающиеся в мужчин, видят подобные сны и чувствуют шевеление в животе. И вода из болота, в которой плавала креветка, тут абсолютно не причем. Это совпадение.
  Из чистого любопытства Саша как-то спросил у учителя биологии - Елены Николаевны:
  - А что будет, если выпить вместе с водой креветку? Она оживёт?
  - Нет, - пожилая учительница улыбнулась. - Она переварится в твоём желудке...
  - А если не переварится? - озадаченно спросил Саша.
  - Тогда ищи её на дне унитаза! - морщины на лице пожилой женщины разгладились. Она была довольна своей шуткой.
  - Ф-фу! - облегченно выдохнул Александр. - Значит, это всё-таки созревание...
  - Что? - не поняла Елена Николаевна.
  - Половое созревание, - ответил Саша и вышел из кабинета.
  - Ох, молодежь... - Елена Николаевна развела руками. - Молодые и глупые.
  3
  После разговора с Еленой Николаевной всё, что бы ни происходило с ним, Александр списывал на особенности созревания своего организма. А таких особенностей было много. Сны стали более реалистичными. В них его уже не съедали страшные существа. Он объединялся с ними, чувствуя себя сильнее. Проснувшись среди ночи, Александр уже не чувствовал никакого шевеления внутри живота. Он чувствовал сильное, почти животное чувство голода. Вскакивая с кровати, он бежал на кухню, выгребал из морозильника мороженое мясо и ел его, чувствуя, как лёд хрустит на зубах, ощущая, как энергия вливается в его тело. Насытившись, он шёл спать. Засыпал мгновенно, без снов. Родители часто застукивали его за этим занятием, но Саша говорил им:
  - У меня возраст такой... Вы меня просто не понимаете.
  Со временем ему стало неинтересно есть хлеб, макароны, котлеты, картофельное пюре и всё то, чем его пытались накормить днём. Саша с нетерпением ждал наступления ночи, чтобы насытиться мясом.
  Тело его стало расти. В пятнадцать лет его рост был два метра и пять сантиметров. Он весил сто десять килограмм. Его силе мог позавидовать каждый. На физкультуре он бегал быстрее всех, мог больше всех подтянуться на турнике и отжаться от пола. При этом он не занимался спортом. Всё как-то получалось само собой. От предложения быть членом школьной легкоатлетической команды Саша отказался. Когда физрук предложил ему заняться волейболом или баскетболом, Александр только презрительно хмыкнул. Ему это было неинтересно. Он и так был лучше и сильнее других, без всякого спорта. Память у него тоже была феноменальной. Благодаря ей он не сидел часами над учебниками. Ему достаточно было лишь один раз прочитать что-либо, и в памяти это закреплялось намертво.
  Александру очень нравились шахматы. Играть в шахматы его научил отец, когда Сане было пятнадцать лет. Он перечитал все книги о шахматах, с легкостью обыгрывал отца, всех своих друзей и знакомых. В это же время он записался в школьный шахматный кружок. Поначалу все над ним смеялись, но когда Александр выиграл сначала школьные соревнования, обыграв мастера спорта по шахматам, а потом - городские соревнования, многим стало ясно, что шахматы для Саши Морозова - дело серьёзное. Многие его сравнивали с Каспаровым, прочили титул чемпиона мира, но тут случилось нечто непредвиденное: Александр стал глупеть. Именно глупеть. Он вдруг разучился играть в шахматы, с треском провалился на областных соревнованиях. Он стал забывать все шахматные комбинации. Вместе с неудачами в шахматах начались неудачи в учебе. Морозов с трудом закончил одиннадцатый класс, сдав на тройки выпускные экзамены. Его мозг будто отключался. Он не мог вспомнить ни одной теоремы, ни одной формулы, зато он стал физически сильнее. Для него не составило особого труда стать чемпионом города по пауэрлифтингу, при этом он посетил только одну тренировку, на которой без труда выжал от груди трёхсоткилограммовую штангу и выполнил восемь приседаний с четырехсоткилограммовой штангой, чем удивил бывалых спортсменов.
  - Что хаваешь ты? - спросил тогда тренер. - Анаболики?
  - Мясо! - ответил Александр.
  - Рассказывай тут мне... сказки!
  5
  В это же время с ним произошла одна странная история, которая всколыхнула общественность Лемска. Возвращаясь из школы со спортивной сумкой на плече, Александр решил идти не обычным путём - по Садовой улице, а через гаражный массив, окружающий плотным кольцом территорию детского сада. Там всегда было грязно и пахло мочой, но Морозов торопился на тренировку, поэтому он пошёл напрямик, через гаражи, где обычно школьники старших классов курили и пили портвейн, где драки между школьниками происходили почти каждый день, где под вечер собирались автолюбители и чинили своих стальных коней, матеря на чем свет стоит школьников, "обоссавших и исписавших всякой херней их гаражи".
  Александр шёл, глядя себе под ноги, в голове пульсировала только одна мысль: успеть на тренировку, а то тренер рассердится. Где-то впереди мелькнул тёмный силуэт и скрылся между гаражами. В этот момент Александр подумал, что кто-то решил малую нужду справить. Если этот кто-то учится с ним в одной школе, можно будет испугать его громким окликом и посмотреть, как он обмочит штаны. Несколько раз Морозов так делал. Он подкрадывался сзади к "ссыкуну", кричал: "Это милиция! Ваши документы!", а потом громко смеялся, глядя на то, как дёргается "зассанец", как растекается по его брюкам тёмное пятно, как он краснеет...
  Но в этот раз в закутке между гаражами был не школьник. Это был мужчина лет тридцати, неприметно одетый, с острыми чертами лица. Он смотрел на детей, играющих на игровой площадке детского сада, через прутья забора и мастурбировал. Когда Александр приблизился к странному субъекту, тот вздрогнул, его вздыбленное естество обмякло и спряталось в ширинке. На Александра вдруг накатила злость. Эта злость обычно накрывала его, как волна, когда он дрался с кем-нибудь в школе. Он точно знал, что, если поймал волну, то боли не почувствует и выиграет бой. А тут он не хотел драться, а волна пришла. Разом обострились все чувства: он стал слышать и голоса детей и чириканье воробьёв, сидящих на ветках березы, у которой ещё не распустились листья. Послышался голос молодой воспитательницы:
  - Миша! Не лезь в лужу!
  Казалось, что воспитательница стоит где-то рядом, но до неё было не меньше шестидесяти метров.
  Также Александр услышал громкое сопение мужика, которого он застукал за нелицеприятным занятием, отчетливо ощутил запах пота этого типа и запах спермы. Несколько капель мутной, похожей на жидкое мыло, семенной жидкости попали на ржавое железо гаража. Большое, плохо пахнущее пятно красовалось на брюках в районе ширинки.
  - Ты что это тут делаешь? - выдавил из себя Александр, проглотив комок, вставший поперек горла. - Онанист хренов?
  - Да пошёл ты... - мужик смотрел на Александра снизу вверх. Рука его скользнула в карман спортивной куртки. - Козёл! Чего встал? Вали отсюда! А то сейчас я тебе...
  - Ты... мне? - Александр усмехнулся. - Это ты говоришь мне?
   Судя по запаху, в кармане куртки "онаниста" не было ничего, кроме жареных семечек. Запах мочи, наложившийся на запах пота, свидетельствовал о том, что мужик брызнул в штаны от страха. Его глаза бегали из стороны в сторону, пот покрывал лицо мелкими бисеринками.
  - Пошёл отсюда! - мужик сделал замах рукой. И тут волна бешенства окончательно накрыла Александра, закрутив в водовороте неконтролируемых действий. Перехватив тонкое, почти детское, запястье мужика, Александр с лёгкостью сломал его, как тростинку. Послышался треск, а вслед за ним - вскрик, который захлебнулся в крови, когда Александр вырвал мужику кадык. Хрипя, разбрызгивая кровь вокруг себя, онанист рухнул на пропахшую мочой и фекалиями землю. Александр прижал руки мужика к земле своими коленями, сев на него сверху и впился в его брызжущее кровью горло. Он пил его кровь, зажимая рот своей жертвы рукой. После он вспорол живот несчастного когтями и стал поедать внутренности, начав с печени. А потом Морозов погрузился в забытье, из которого вышел только дома.
  Он стоял в прихожей, вся его одежда была испачкана засохшей кровью. Всё его лицо было красным, руки - тоже. На пальцах рук были огромные острые когти, на которых были видны маленькие кусочки окровавленной плоти. Посмотрев на часы и поняв, что на тренировку уже не успеет, Александр подстриг ногти на руках, замочил в ванной одежду и лёг спать.
  Когда вечером мать спросила, почему вся одежда в крови, Александр ответил, что играл на физкультуре в баскетбол и ему разбили нос мячом.
  А растерзанное тело мужчины, лицо которого было обезображено до неузнаваемости, нашли только через неделю, когда члены гаражного кооператива делали субботник. После этого в прессе появились сообщения, что в городе орудует маньяк-убийца, нападающий на своих жертв в безлюдных местах.
  6
  Нежелание мозга работать, как раньше, стало для Саши препятствием перед поступлением в Горный Институт и в ряд других учебных заведений. А ведь родители Саши так мечтали о том, чтобы он получил высшее образование! Осенью Александра Морозова призвали в армию. Проходя медкомиссию, он знал, что внутри его есть что-то инородное, что растет и развивается в нем, но врачи, все, как один, не находили никаких отклонений. Иногда Морозову казалось, что врачи знают, что внутри его что-то живёт, но делают вид, что всё нормально.
   Служба в спецназе прошла для Александра Морозова легко, как прогулка в летнем парке. Он воевал в Чечне, но вернулся без единого ранения. Он почти не ел солдатскую пищу, но каждую ночь выходил на охоту, убивая каждого, кого считал питательной пищей. Ему было всё равно, кого есть: русских или чеченцев. Но мясо чеченов ему казалось более вкусным. Особенно ценным для него было мясо девушек в дородном возрасте.
  Именно в Чечне он стал слышать странные голоса в голове: "кархур-верд... скрох... картмах...". При этом он видел видения: какие-то зубастые существа, непохожие на людей, растерзанные человеческие тела, космические корабли. Вскоре он точно знал, что он - карх-воин, ему нужно прятаться, чтобы люди не узнали, что он - не человек. Также Александр понял, что голос в голове принадлежит королевскому карху - кархураа, который готовит его к новой жизни, к жизни воина. Александр должен будет защищать своего господина, пока их всех не заберут на Фэр или на какую-нибудь другую планету, где кархи будут господствовать. А для того, чтобы стать полноценным кархом, нужно питаться человеческим мясом. Любая другая пища бесполезна.
  И Александр делал всё, чему его учил королевский карх. Он даже выучил язык кархов. Благодаря картинкам, которые всплывали в голове после каждого слова, это было несложно. Когда язык был выучен, картинки появляться перестали. А ещё Александр научился по запаху определять "своих". Причём, кархи были не только среди русских, но и среди чеченцев. Во время боевых действий они, как правило, обменивались тайным приветствием - соприкасающиеся большой палец и мизинец на левой руке, остальные пальцы прямые и подняты вверх. Это трезубец - классическое оружие кархов, колющее и стреляющее мощными зарядами. Оружие, которое на языке кархов называются арстор.
  Боевые действия не пугали Морозова. Он ждал их с нетерпением, ведь это была прекрасная возможность насытиться свежим мясом на неделю, а то и на месяц вперед. В высоту Александр больше не рос, но стал расти в ширину. Так как форма на нём постоянно трещала по швам, ему приходилось постоянно вшивать всевозможные вставки. За ночь он мог перешить своё обмундирование. Казалось, что руки сами всё делают, без участия мозга. Главное было - вовремя подстригать когти, под которыми всегда была запекшаяся кровь, чтобы командиры ничего не заподозрили. Так за годы службы в армии Александр стал неплохим портным.
  7
  Александр Морозов вернулся в Лемск с орденом за мужество и с намерением продолжать превращение в карха - воина, следуя четким инструкциям голоса в голове. К ужасу родителей, он не планировал поступать в институт или начинать поиски работы. Девушки его тоже не интересовали, что особенно пугало отца Александра - Дмитрия Сергеевича, который давно уже мечтал о внуках.
  Уже через неделю после возвращения из армии Александру так надоели родители своими бесконечными вопросами и пожеланиями, что он решил, что от них пора избавляться. Они постоянно жужжали, как надоедливые комары, действуя Александру на нервы. Их громкие и противные голоса резали барабанные перепонки. Казалось, что звук их голосов отражается от стен квартиры и нещадно бьет по голове, превращая её в гудящий болью колокол. Это было трудно терпеть, это было тяжело носить в себе. В подобные мгновенья Александр закрывал уши руками и просил родителей выйти из его комнаты.
  - Да оставьте вы меня в покое! - закричал как-то Александр, когда мать в очередной раз пыталась прочитать ему нравоучительную лекцию и тем самым достучаться до его сознания. Да тут ещё этот голод, внезапно проснувшийся где-то внутри и поднимающийся снизу вверх, распирающий грудную клетку, которая, как казалось, могла в любой момент взорваться вместе с пульсирующим нестерпимой болью черепом.
  - Что? - глаза матери округлились. - Да как ты со мной разговариваешь, иждивенец хренов?
  Александр посмотрел на горящие огнем кончики пальцев и увидел, что его ногти растут и утолщаются прямо на глазах, превращаясь в острые бритвы. И тут в его голове переключился выключатель. Он потерял контроль над собой. Мозг в очередной раз отключился, остался только жгучий голод и желание избавиться от родителей, которых он в тот момент считал своими врагами. Вскочив на ноги, он размашистым движением руки полоснул мать по горлу. Разбрызгивая кровь, она рухнула на колени, уронив на пол тумбу с телевизором. Лёжа на полу, она хрипела и дёргала ногами. Придавив её коленом к полу, Александр обвил руками её шею и потянул на себя. Послышался треск, потом тело матери обмякло. Тут же на шум прибежал отец. Вбежав в комнату и увидев тело супруги на полу, он нагнулся. Лицо его было испуганным.
  - Что с ней случилось, сынок?
  Александр ничего не ответил. Зажав шею отца между правой рукой и правым боком, он резко крутанулся всем корпусом и с размаху ударил отца головой об стену. Глухой удар, треск... Отец обмяк на полу. Перевернув его, ещё дышащего на спину, Александр вцепился зубами в его шею и стал жадно пить кровь. Когда отец перестал дышать, Александр сбегал на кухню за разделочным ножом и за вилкой. Так он съел печень отца, сердце матери, а потом топором разрубил их на мелкие куски. Часть мяса он положил в холодильник, а то, что считал непригодным для еды - кости, кишки, сухожилия - он упаковал в мешки из-под мусора, которые поставил перед входной дверью. Утром он планировал от мешков избавиться, закопав их в лесу. Отрезанные головы родителей, лишенные глаз и мозга, лежали поверх мешков. Мозг предков Александр съел в первую очередь, потом - глаза. После этого он долго сидел перед телевизором и ел свежее мясо, наслаждаясь его вкусом. Куски мяса лежали на тарелке, кровь стекала с подбородка Морозова и капала на белую рубашку, но ему было наплевать на пятна на одежде. Его глаза были устремлены на плоский экран, но он не видел, что показывают по телевизору. Он весь ушёл в себя и внимательно слушал, что ему говорит знакомый голос на чужом, но понятном ему языке:
  - Сейчас поешь, потом отдохни, а через недельку начнешь превращаться...
  - В карха? - спросил Александр, выключая телевизор, бросая пульт в стеклянную дверь серванта. На ковер посыпались осколки.
  - В карха, - ответил голос.
  - В карха, - повторил Александр и заснул глубоким сном.
  8
  Александр не знал, сколько он спал. Проснулся он от громкой трели дверного звонка. В квартире стоял стойкий запах гниения, но Александру он казался приятным и сладким. Под собой он увидел лужу липкой черной жидкости, которая натекла из-под его ногтей, изо рта, из заднего прохода. Одежда на нем была порвана. Посмотрев на свой живот, Александр увидел рваные лохмотья высохшей кожи. Под ними проглядывала тёмная, покрытая чёрной жидкостью плоть. Ещё месяц назад он бы обратился к врачу, но сейчас он воспринял это как само собой разумеющееся. Он знал, что превращается в карха. Весь его рот был наполнен твердыми частицами, похожими на камушки. Выплюнув их, он увидел, что это зубы. Подойдя к зеркалу в коридоре, он открыл рот и увидел новые, острые и ровные зубы, растущие из десен. Отпало ухо. Под ним было маленькое, черное ухо, с аккуратной, миниатюрной ушной раковиной, которое слышало лучше человеческого.
  - Крр-расота! - прорычал Александр, оттягивая старую кожу на подбородке. Он точно знал, что в языке кархов не было такого слова, поэтому сказал по-русски. Ему хотелось снять старую кожу, сорвать, как ненужную маску, но от этого занятия его оторвал повторившийся звонок в дверь. Ему даже не нужно было смотреть в дверной глазок, чтобы понять, что за дверью трое: сосед снизу и два милиционера.
  "Убей их, затащи в квартиру, но мясо не ешь! - прозвучал голос в голове. - А потом беги!".
  - Куда? - спросил он его вслух.
  "Беги к пустырю, где в детстве любил играть в игру с мячом. Там тебя встретят!"
  Переспрашивать Александр не стал. Рывком он распахнул дверь, увидел двух милиционеров и соседа с третьего этажа - вечно неугомонного активиста Петровича. Александр до армии его не любил, а сейчас вообще возненавидел. От него исходил какой-то странный, неприятный запах, которого почему-то раньше Александр не чувствовал. Он потер нос, который тут же остался в его руке.
  - Я же вам говорил, что он... - Петрович замолчал, не зная, что сказать, лицо его побледнело. Потом, все же придя в себя, он выпалил: - Наркоманище сраный, подонок. Он там притон устроил... Интересно, а где его родители? Куда смотрят?
  - Что с вами? - спросил Александра один из милиционеров.
  - Что с вашим носом? - спросил второй милиционер, с лицом, покрытым веснушками. - Вам нужен доктор. Где ваши родители?..
  - Это тебе сейчас понадобится доктор! - разделочный нож выскользнул из рукава, приятным теплом согрел ладонь. Александр одним взмахом руки перерезал милиционеру горло. Второй милиционер достал из кобуры пистолет, но Александр подскочил к нему, перерезал сухожилия на руке и воткнул нож в живот милиционера. Потом он выхватил из ослабевающей руки пистолет, приставил к покрытому каплями пота и прыщами лбу и нажал на спусковой крючок. В ту же секунду стена за спиной милиционера окрасилась в темно-красный цвет. Петрович попытался побежать по ступенькам вниз, но пуля, выпущенная из милицейского пистолета, попала ему в затылок. Он упал в лестничном пролете между этажами, раскинув руки в разные стороны, заливая кровью пол. Александр уже хотел подкрепиться мясом милиционеров, но, вспомнив голос в голове, затащил их в квартиру, потом вернулся за Петровичем. В этот момент соседи стали выходить на лестничную площадку и спрашивать друг у друга: кто стрелял и что случилось?
  Втащив Петровича в коридор, Морозов заперся изнутри.
  "Времени мало!", - предупредил всё тот же голос.
  - Знаю! - Александр вышел на балкон, перекинул ноги через парапет и спрыгнул вниз. В этот момент раздался оглушительный взрыв, от которого разлетелись миллионами осколков окна дома, в котором жили Морозовы и окна соседнего дома. Из окон высунулись языки оранжевого пламени, и полетел град горящих головешек. Послышались крики. Но Александр не обратил на это никакого внимания. Спрыгнув с четвертого этажа, он приземлился на крону черемухи, спустился по шершавому стволу и побежал к пустырю.
  "Беги к пустырю! Беги к пустырю!", - подгонял его голос.
  
  
  9
  Пробежав два квартала, он остановился. В отдалении слышался вой пожарных и милицейских машин. Но никто Морозова не преследовал, ни один из прохожих не обращал внимание на высокого мужчину в рваном спортивном костюме.
  Вот он миновал сквер, в котором часто гулял с родителями, когда был ребенком. За частоколом корявых тополей, будто сошедших с иллюстраций страшных сказок, показался пустырь, но там никого не было. Встав в центре пустыря, Александр раскинул в стороны руки с побуревшими от крови длинными когтями, отметил, что и руки, и пальцы на руках стал длиннее. Ошметки кожи висели на них, делая руки похожими на питонов, сбрасывающих старую кожу.
  - Ну, где вы? - прокричал Морозов на русском, а потом на языке кархов: - Я пришёл!
  Внезапно, словно материализовавшись из воздуха, появились высокие фигуры в черных длинных плащах, с низко надвинутыми, скрывающими лица капюшонами.
  Александр их не испугался, но на всякий случай достал из-под кофты нож, который он всё это время был зажат у него между локтем правой руки и правым боком. Фигуры в плащах остановились. Ветер стих, и птицы щебетать перестали. В этой тишине раздался голос на языке кархов:
  - Не бойся, Александр! Мы не причиним тебе зла! Мы - свои...
  Кольцо из людей в плащах, окружающее Морозова, разомкнулось, и Александр увидел высокого - выше его на целую голову - и полного, весящего не меньше ста пятидесяти килограммов, мужчину в мешковатой одежде. Когда он тяжело ступал по влажной, чавкающей земле, его тело колыхалось, как студень. И тут Морозов понял, что именно этот голос он слышал в своей голове. Этот глубокий голос с хрипотцой обучал его языку кархов и говорил, что нужно делать в той или иной ситуации. Морозов опустил руки, но нож всё ещё был зажат в его руке.
  - Я и не боюсь! - ответил он на языке кархов. Многим людям его слова показались бы собачьим лаем. Но людей в радиусе ста метров не было, и Александр это точно знал. Он не чувствовал никакого другого запаха, кроме запаха кархов. Этого родного запаха. Он сам так пах.
  - Молодец! - широкое лицо гиганта-толстяка расплылось в улыбке. Александр увидел, что зубы у толстяка такие же, как у него - большие и острые. - Ты - настоящий карх-воин. Скажу тебе сразу, чтобы расставить всё по своим местам: ты - воин, я - королевский карх. Мне ты должен подчиняться, меня ты должен уважать. Люди меня зовут Семёнов Игорь Михайлович. Кархи меня знают под именем Ренхаа. Есть вопросы?
  - Нет, - ответил Морозов, упав на колено и отведя в сторону левую руку, замерев в позе, которой карх-воин должен был приветствовать своего господина.
  - Хорошо! - Ренхаа ухватил Морозова под мышки, поставил на ноги. - Посмотри мне в глаза!
  Александр подчинился. Под взглядом Игоря Михайловича его глаза заслезились. Он почувствовал жжение, часто замограл, будто в глаза попала пыль. Протерев их рукой, он увидел две тонкие плёночки, прилипшие к пальцам. Глаза стали видеть лучше.
  - О! - вырвалось у Морозова.
  - Ты уже почти созрел! - Игорь Михайлович хлопнул в ладоши. - Добро пожаловать в наше общество!
  Приобняв Морозова, он повёл его через редколесье к автостраде, где на обочине были припаркованы пять внедорожников, в которые сели все кархи. Внедорожники беззвучно тронулись с места и организованной колонной поехали в сторону Лемска.
  10
  "Общество" располагалось на первом этаже неприметного трёхэтажного здания на улице Мясоедова. У входа в здание красовалась табличка "ООО Семенов-Фуд".
  - Вот наша обитель, - сказал Ренхаа, распахивая перед Морозовым массивную дверь. - Это твой новый дом. О старом с сегодняшнего дня забудь. О прошлой жизни - тоже.
  Александр кивнул головой, проходя внутрь обычного офисного здания с "вертушкой" на входе и двумя громилами-охранниками, от которых исходил запах кархов. Когда они увидели Александра, кивками поприветствовали его.
  Ренхаа, Морозов и кархи зашли в просторный кабинет на первом этаже, на двери которого была надпись "бухгалтерия". Игорь Михайлович набрал комбинацию из цифр и букв, стуча когтями по клавиатуре одного из компьютеров, после чего кабинет стал опускаться вниз, как лифт. Глядя на пластиковые окна, Морозов увидел гладкие стенки шахты, покрытые блестящим металлом. Когда "лифт" остановился, в стене, на которой висели большие часы с маятником, открылся проход, из которого ударил яркий белый свет. Кархи устремились на свет. Александр последовал за ними. Он увидел большой коридор, похожий на трубу. К трубе примыкали комнаты, двери в которые открывались, когда кархи вставали напротив иероглифов, загорающихся на стенках коридора.
  - Черн, Рекон, - читал Морозов имена. - А когда у меня будет имя?
  - Когда станешь стопроцентным кархом, - ответил Ренхаа, широко улыбнувшись. А пока ты просто Александр Морозов.
   - И когда я стану как все?
  - Скоро! - ответил Игорь Михайлович. - Очень скоро.
  11
  Это "скоро" наступило даже раньше, чем Морозов ожидал. Уже на следующий день с него слезли остатки человеческой кожи, отпали и пенис, и яички. Вместо них в нижней части тела Александра осталось небольшое отверстие, через которое Морозов мог справлять нужду. Как позже он выяснил, воспроизводством потомства занимались только кархур-паки, середнячки, которые были как мужского, так и женского пола. Остальные кархи были среднего пола - не мужского и не женского. Оплодотворённые самки не могут вынашивать потомство, как млекопитающие. Они рожают сотни личинок, которые, попадая в чужой организм, развиваются в нём до полноценного карха. Разумеется, "инкубатором" должно быть высшее существо, находящееся на вершине пищевой цепочки. На Земле это люди.
  После несложного обряда инициации Морозову дали имя - Карахан. Весь обряд заключался в том, что он должен был убить за неделю сто человек. Это оказалось для него делом несложным. На первом этаже соседнего здания был магазин постоянных распродаж, куда каждый день заходили сотни парней и девушек, желающих купить заграничное барахло по низким ценам. Карахан должен был лишь выследить самых здоровых, пригодных для употребления в пищу и убить их в безлюдном месте. Как позже он выяснил, хозяином магазина был карх-середнячок, которому для созревания требовалось также много времени, как и королевскому карху. Соседство "Семенов-Фуд" с магазином распродаж было неслучайным. Из магазина каждый день поставлялось свежее мясо, которое на лифте спускалось на подземную базу кархов. Кроме клиентов магазина список меню постоянно пополняли торговые представители и менеджеры всевозможных фирм и фирмочек, которые занимались оптово-розничными продажами продуктов питания и покупались на объявления в средствах массовой информации о том, что у Семенова самые низкие оптовые цены на продукты питания. Как только менеджер или торговый представитель переступал порог серого трёхэтажного здания, ловушка захлопывалась. Жить оставалось недолго. Кархи умели убивать быстро и так, что жертва не успевала даже понять, что происходит.
  12
  Несмотря на обилие пищи, Карахану не хватало ощущения охоты. Он охранял Ренхаа, сопровождал его везде по городу, облачившись в черный плащ с капюшоном. Он нёс службу, попутно изучая обычаи кархов и готовясь к отлёту с Земли. Название родной планеты - Фэр - все кархи произносили с благоговейным трепетом, но все знали, что на Фэр попадут только самые лучшие. Остальные разлетятся по другим планетам. Оставаться длительное время на Земле, как показывала практика, для кархов было весьма опасно. Люди всегда каким-то непостижимым образом вычисляли место расположения базы, будь он под водой или под землей, а потом уничтожали кархов. Даже для умудренных опытом кархураа было самой большой загадкой, как этим ничтожным человечкам - пище, жертвам - удаётся уничтожать тех, кто на них охотится.
  Да, Ренхаа запрещал Карахану покидать территорию базы, но Карахана запреты не останавливали. Раз в неделю он выходил по ночам на охоту, охотясь вблизи ночных клубов, кабаков и ресторанов. Он знал, что у постояльцев этих заведений после полуночи бдительность притупляется. И как-то раз он выслеживал очередную жертву - двадцатилетнюю студентку. Он сидел в кустах и ждал, когда она выйдет из ночного клуба. В четыре часа утра она всё-таки вышла, встала на обочине и стала ловить машину. В это время к ней сзади вышел Карахан в своём плаще. Он уже был в двух шагах от неё, чувствовал её запах, слышал её дыхание. Он уже протянул руки, готовые сомкнуться на тонкой белой шее Ларисы, но что-то холодное уперлось ему в затылок. После чего послышался твердый голос на языке, который Карахан стал забывать:
  - Попался, приятель!
  Карахан недоумевал, как он не услышал приближение человека? Он попытался обернуться и убить того, кто стоял за его спиной, но после тихого щелчка его голова разлетелась в разные стороны, как перезрелый арбуз при ударе об асфальт, обрызгав Ларису чёрной кровью и тёмно-зелеными мозгами. Тело Карахана безвольно рухнуло на газон.
  Лариса пронзительно закричала, глядя то на свои почерневшие руки, то на обезглавленное тело в плаще у своих ног.
  Рядом стояли двое мужчин в темных очках и в одинаковых черных костюмах, как в фильме "Люди в черном". Они синхронно сняли очки и улыбнулись. Вопреки мнению, что от улыбки всем становится теплей, от их фальшивых улыбок Ларисе легче не стало. Один из них был высокий и широкоплечий, похожий на Халка Хогана. Второй был пониже ростом, с бледным лицом. Его можно было смело назвать двойником Кристофера Уокена.
  - Тихо ты! - мужчина с бледным лицом быстрым движением руки прикоснулся к шее Ларисы. Она почувствовала слабый укол, после которого ноги её подкосились, и она потеряла сознание. Её подхватил "Халк Хоган". Тут же подъехала машина, из которой выскочил высокий молодой человек, тоже в чёрном костюме. Втроём они быстро уложили безвольное тело Ларисы на заднее сиденье, и тёмный автомобиль, марку которого определить было невозможно, беззвучно умчался, не оставив ни облачка дыма, ни следа шин на асфальте. В тёмном небе появился светящийся красными и зелеными огнями диск летающей тарелки. Увидев летающую тарелку, мужчина, похожий на Кристофера Уокена сорвал с тела карха плащ.
  - Это зачем, профессор? - спросил Халк.
  - Алексей, один плащ у нас уже есть. Благодаря этим плащам мы с тобой без труда проникнем в стан кархов и замочим всех этих выродков...
  - Понял, - ответил Халк Хоган, скручивая плащ в трубочку и пряча его в большой пластиковый пакет с ручками.
   От диска отделился ярко-желтый луч. Скользнув по мужчинам в костюмах, он остановился на теле карха. Цвет его сменился на белый, и тело карха исчезло. После чего пропал и сам луч. Тарелка растворилась в темных облаках.
  Мужчины направились прогулочным шагом прочь от ночного клуба. Халк Хоган что-то тихо насвистывал, помахивая пакетом.
  - Надо было стрелять не в голову, - сказал Халк после недолгих раздумий. - Если бы мозги его остались целыми, мы бы узнали, где их база...
  - Я и так знаю, где у них база, - Уокен печально улыбнулся. - Я найду её по его следам. Запах кархов неделю не выветривается. А так мы хоть девку спасли. Я же тебе говорил, что эти твари живучие? Нужно стрелять только в голову...
  - Ага, - Халк кивнул головой.
  Глава 5. Ликвидация "Семенов-Фуд".
  1
  Налёт на офис "Семенов-Фуд" был запланирован на ту же ночь. Дюваль и Новосёлов не знали, что убили охранника Семёнова. Они думали, что это простой карх, вышедший на охоту.
  К офису Семенова они шли той же дорогой, по которой три часа назад шёл Карахан. Они знали дорогу, браслеты на их левых запястьях мерцали в ночи, слегка вибрируя. Под рукавами чёрных костюмов свечение браслетов не было видно, иначе любой, кто бы увидел этих двух странных мужчин, подумал бы, что они возвращаются с вечеринки, а точнее - гей-вечеринки. Их чёрные костюмы отлично на них сидели и защищали от всего, служили и униформой, и бронежилетами. Чем ближе Дюваль с Новосёловым подходили к офису - тем чаще вибрировали их запястья.
  - Тут воняет кархами, - вполголоса произнес Алексей. - Или это началось действие жёлтой таблетки?
  - И то, и другое, - тихо ответил Дюваль. - Я тоже чувствую запах карха. Не так давно он здесь шёл. Это был тот самый, которого мы упаковали.
  - Да? - удивился Новосёлов. - Ты можешь различать их запахи...
  - Да!
  - А для меня они все воняют одинаково.
  - Это плохо! - Дюваль покачал головой. - Ты уже должен различать их запахи, как собака.
  - Скажешь тоже, - Алексей усмехнулся. - А под хвостом у них при встрече не надо нюхать?
  Дюваль на это ничего не ответил, просто приложил палец к губам. По серебристому налёту на его ногте Алексей понял, что у Дюваля опять искусственное тело, внутри которого всё было сделано из сверхпрочного и легкого металла, покрытое слоем вещества, похожего на кожу. Это вещество - кедем - мгновенно зарастало при порезах и ожогах. Значит, будет серьёзная заварушка.
  У трёхэтажного здания, в котором располагалось убежище Семенова, Алексей с Дювалем спрятались в кустах, надели на себя плащи, капюшоны которых полностью скрывали их лица. Дюваль достал из пластикового пакета тюбик с тёмной мазью, протянул Новосёлову.
  - Это что? - прошептал Алексей.
  - Намажься... будешь пахнуть, как карх.
  - А тебе?
  - Мне не надо, - Дюваль приложил пальцы к оправе своих темных очков. Алексей сделал то же самое. В ту же секунду трёхэтажное здание пожелтело, его стены и перегородки растаяли. В жёлтом свете сновали туда-сюда тёмно-синие силуэты кархов. Большая часть кархов сосредоточилась в яйцеобразной "опочивальне", находящейся под землёй, на глубине сорока метров. Там же был и кархураа - королевский карх. Его грузное тело покоилось в саркофаге. Вокруг саркофага кархураа стояли саркофаги других кархов.
  - Он со всех сторон отгородился, - сглотнув комок слюны, шепнул Алексей. - Он прячется за другими кархами. Как мы убьем королевича, а?
  - Мы взорвем его, - спокойно ответил Дюваль. - Сначала зачистим верх, а потом заложим бомбу внизу. Твой верх, мой низ. Ты понял?
  - Да, - Новосёлов кивнул головой.
  - Тогда пошли. В нашем распоряжении ровно час, пока кархи спят. Потом они начнут просыпаться. Доставай "Каратель".
  Новосёлов достал из внутреннего кармана пиджака свой фонарик, сжал его в руке, посмотрел на индикатор зарядки батарей. Пользоваться им сегодня не хотелось, но на всякий случай Новоселов установил боевой режим или "мясо", как он любил говорить. Тело заныло приятной болью, мышцы напряглись под костюмом. Где-то внутри тела скопилась энергия, от которой хотелось избавиться.
  - В бой, - прошептал Новосёлов, сверкнув глазами в темноте.
  2
   Подойдя к массивной металлической двери, Дюваль приложил палец к замку. Замок тихо щёлкнул, дверь беззвучно открылась. Охотники вошли в просторный вестибюль. Два недоразвитых карха выскочили из комнаты охраны и устремились им навстречу. Одному из них Алексей срезал голову серповидным ножом, лезвие которого спряталось в рукоятку, как только голова охранника, разбрызгивая чёрную кровь, упала на пол. Из указательного пальца правой руки Дюваля вылезло длинное острое лезвие, похожее на спицу и воткнулось карху в лоб, пробив череп. Из раны брызнула кровь, но охранник остался стоять на ногах. Дюваль знал, что укол в эту точку в голове карха частично парализует его и вызывает такую сильную боль, что карх будет делать что угодно, лишь бы из его головы быстрее убрали чужеродный предмет - источник адской боли. Кричать при этом кархи не могут. К сожалению, это единственный способ подчинить карха себе.
  - Сейчас ты поведёшь меня к кархураа, - прошептал Дюваль карху, а потом кинул взгляд на Алексея. - А ты произведи зачистку на всех этажах над землей. У тебя не больше пяти минут. Как только браслет запищит, уходи подальше от здания.
  - Понял, - Новосёлов устремился по коридору офисного здания, в одной руке сжимая рукоятку "серпа", а другой рукой потирая оправу очков, настраивая их на видение сквозь стены и на режим ночного видения. Свет горел только в комнате охраны, в остальном же здании было темно. По зеленоватым вкраплениям в синих фигурах - а именно такими сквозь свои очки видел кархов Новоселов - он понял, что на первом и втором этажах здания были недоделанные кархи. В отличие от полноценных кархов, они могут спать не полтора часа в сутки, а неделю, а то и две, но сон их более чуткий. Их может разбудить любой шорох, а это плохо, потому, что действовать нужно осторожно. Кархи-недоростки спали не в саркофагах, а на полу, на диванах, на столах. В общем, где придётся. Некоторые лежали, как мертвые. Другие ворочались во сне.
  Алексей толкнул первую дверь, за которой были два карха. Это были менеджеры среднего звена. На них были рубашки и галстуки. Но штаны были им явно коротковаты, что свидетельствовало о том, что эти ребята начали расти. Но переродиться в карха они уже не успеют. Новосёлов не даст им это сделать.
  - Кто там спать не дает? - спросил один карх.
  - Опять тревога? - подал голос второй.
  - Нет, это Варфоломеевская ночь, - ответил Алексей на чистом кархском языке, нажимая на рукоятку ножа, высвобождая серповидный клинок, который издал слабое свечение в темноте.
  - Что?
  Серп дважды просвистел в воздухе. Две головы покатились по полу и закатились в противоположные углы кабинета.
  - Как шары в лунки закатил, - усмехнулся Алексей, выходя из кабинета и закрывая дверь.
  В соседнем кабинете оказался один недокарх, которому до кархур-пака оставалось всего пара месяцев. В этом кархе Новоселов узнал своего старого знакомого - менеджера Илью Сечина, с которым когда-то бок о бок работал на Семенова, но даже не предполагал, что Илья - карх. Тогда Алексей даже не подозревал, что кархи существуют. Сейчас он с удовольствием выпустил Илье кишки, перерезал горло и вышел из кабинета, чуть не поскользнувшись в луже крови.
  Идя по коридору, он вдруг понял, что что-то пошло не по плану. Кархи слева, справа и сверху вдруг зашевелились, стали просыпаться. Они выходили из своих укрытий и устремлялись по коридорам навстречу Алексею. С одной стороны, это облегчало ему работу, а с другой стороны, тайная операция по уничтожению еще одного гнезда кархов была под угрозой срыва. Но, пока браслет на руке молчал, Алексей махал серпом, убивая встающих на его пути кархов. Они все были вооружены стандартным оружием. Но в темноте и в толчее отнюдь не многие успевали воспользоваться своими трезубцами. А те, кто всё же ими пользовался, не могли попасть в Новоселова или попадали в своих. Таблетка, которую дал Дюваль Новосёлову, сделала его быстрым, как молния. Над головой летали смертоносные диски и бумеранги, в стену врезались голубые заряды арсторов, в грудь Алексею летели странной формы ножи, копья и трезубцы, разноцветные заряды, но ему удавалось в последний момент уклониться. И только крошки бетона сыпались на него со всех сторон. Заряды, которыми стреляло оружие кархов, крошили стены, пол, потолок, оставляя большие вмятины и глубокие воронки. Очистив от кархов первый и второй этажи, Алексей просканировал третий этаж и понял, что кархов там нет. Все они валялись бесформенными кучами черного мяса в коридорах, их черные кишки свисали, как гирлянды, с перил лестницы. Казалось бы, что всё кончено, браслет начал пикать, словно говоря о том, что нужно уходить, но на третьем этаже, где находились огромные холодильники, забитые человеческим мясом, было ещё одно живое существо. И это был не карх. Это был живой человек. У Новосёлова не было установки спасать людей, находящихся в здании. Была только одна цель - уничтожить кархов. Но, уже собравшись спуститься по лестнице на первый этаж, Алексей вдруг замер. Он вспомнил, как ему было больно, когда он потерял Анну и Вику, как он орал от горя, когда смотрел на то, что он них осталось. И тут Алексей представил, как будут горевать родные и близкие этого существа, которое он не сможет спасти, и ему стало жалко то человеческое существо, которое было там, наверху. Он захотел спасти его, во что бы то ни стало. К тому же, время в запасе у него ещё было.
  Быстро взбежав по лестнице вверх, он побежал по длинному коридору. Деревянная дверь, за которой был человек, оказалась заперта, но так как волшебная инопланетная пилюля ещё действовала, Новосёлов вышиб дверь ногой вместе с дверной коробкой. Войдя в небольшой кабинет, он увидел клетку с толстыми прутьями, внутри которой, прикованная цепями к полу, сидела обнаженная женщина. Впрочем, её длинные, огненно-рыжие волосы почти скрывал её наготу. Даже сквозь желтоватое свечение ночного видения очков Алексей смог по достоинству оценить её неземную красоту. На вид прекрасной пленнице кархов было не больше двадцати лет. Скользнув взглядом по плавным изгибам тела девушки, Новоселов приоткрыл рот от изумления. Она была богиней, сошедшей с небес. Это была именно та женщина, ради которой можно ночами напролёт писать стихи и совершать разные безумства.
  Увидев Алексея, она дернулась на цепях, закричала. Её крик вывел Новосёлова из оцепенения и вернул к реальности.
  - Тихо ты! - сказал Алексей по-русски, выламывая прутья клетки. Потом, подойдя к рыжеволосой красавице, нагнулся и сломал оковы сначала на лодыжках, потом - на запястьях. Растерев затекшие запястья, девушка попыталась ударить Алексея, но он перехватил её изящную руку. Какое-то время он стоял, опираясь на одно колено, вглядываясь в её прекрасные черты лица и не зная, что сказать.
  - Отпусти мою руку! - опять закричала девушка. - Мне больно!
  - Если хочешь жить - иди за мной! - наконец-то выпалил Новосёлов фразу из какого-то фильма. Кажется, это были слова Терминатора.
  Встав на ноги, он направился к выходу из кабинета, который мало чем отличался от тюремной камеры: маленькое зарешеченное окошко под потолком, голые стены, забрызганные человеческой кровью.
  Девушка пошла за ним. Сняв с себя плащ, он накинул его на плечи незнакомки. Запищал браслет. Это означало, что бомба сейчас сработает. Сорвав со стены огнетушитель, Новосёлов открыл дверь кабинета напротив камеры, разбил огнетушителем окно, руками выломал решетку и скинул её вниз. Когда решетка лязгнула по асфальту, распахнулась входная дверь, и наружу выскочил Дюваль. Он бежал прочь от здания, как заяц, не оглядываясь назад.
  "Скоро рванет", - подумал Алексей, подхватывая девушку на руки и выпрыгивая из окна. Он приземлился на газон, поставил незнакомку на ноги, и они побежали за профессором. Метрах в пятидесяти от логова кархов во дворах стоял чёрный тонированный внедорожник, отдаленно напоминающий "Хаммер", но это был не "Хаммер". Аналогов подобной машины у землян не было и никогда не будет.
  Подбегая к машине, Алексей заметил черную фигуру, преградившую путь к машине. Это был Семёнов собственной персоной, только сильно обгоревший. Вместо левой руки у него была дымящаяся культя, из глубокой дыры - того, что осталось от правого глаза - сочилась черная кровь. В здоровой руке он держал блестящую трубку с кристаллом на конце, который светился желтым светом. Со стороны его оружие напоминало трость.
  - Куда-то собрр-рались, крр-расавчики? - проревел Семенов, направляя "трость" на профессора. Кристалл угрожающе покраснел. - Ты думал, что убил меня, да?
  - Отойдите в стороны! - крикнул Новосёлов девушке и Дювалю, доставая "Каратель".
  - Знакомый голосок и... вонь! - Семенов улыбнулся обгорелыми губами. Белые острые зубы блеснули в темноте. - Новосёлов, это ты?
  - Какой же ты... гад! - выдохнул Алексей. - Даже сдохнуть не можешь. Сейчас я тебе помогу отправиться на Фэр.
  Новосёлов направил "Каратель" на карха.
  - Х-рр... Ты хочешь напугать меня этой ху... - Семенов не договорил, разлетевшись в разные стороны. Там, где стоял он, образовалась большая, вонючая лужа, в которой плавали куски темного мяса, кишки и оружие, которым Семенов так и не воспользовался. Кристалл стал синим, а потом - темно-зеленым.
  - Прошу всех в машину, - спокойно, как будто ничего не произошло, сказал Дюваль, поднимая и отряхивая от темных потрохов "трость" Семенова.
   Как только Новосёлов с рыжеволосой девушкой запрыгнули в салон автомобиля и захлопнулась дверь, браслеты Дюваля и Новосёлова пронзительно запищали. Грянул мощный взрыв, превративший в горящие руины то, что некогда было пристанищем кархов и фирмой "Семенов-Фуд". В окнах соседних домов повылетали стекла. Разноголосый вой автомобильных сирен ещё долго звенел в окрестных дворах.
  А чёрный внедорожник выехал на пустынную улицу Кирова, разогнался до ста километров в час. Сначала он превратился в пулю, потом - в тарелку. Колёса вжались в днище тарелки, когда она оторвалась от земли, а потом тарелка исчезла, будто её не было, будто это был мираж.
  3
  - Останови свою тачку у станции Дроново! - твердым голосом скомандовала рыжеволосая, когда тарелка набрала приличную высоту.
  - Что? - Дюваль, сидя за рычагом управления, развернулся всем телом. У него даже шарниры скрипнули.
  - Высадите меня у станции Дроново! - повторила девушка.
  Дюваль достал из кармана пиджака многофункциональное устройство, заключенное в корпус простого мобильного телефона, ещё раз просканировал девушку, ещё раз попытался стереть её память, на сей раз установил диапазон - три дня. Опять не получилось. Определитель высветил "лерингийка".
  - Так ты с Лерингии? - удивленно спросил Дюваль.
  - Да, черт тебя подери! Киборг ты недоношенный. Высади меня в Дроново! - в голосе девушки появились нотки нетерпения.
  - Хорошо! - профессор стал сажать машину. Когда колёса коснулись земли недалеко от станции, это опять был внедорожник, похожий на "Хаммер".
  Алексей вышел из машины, открыл перед девушкой дверь, подал ей руку, когда она выходила из машины.
  - Мы ещё увидимся? - Новосёлов смотрел незнакомке в глаза.
  - Не о том думаешь, - она улыбнулась. - Садись в машину...
  - Садись в машину! - крикнул Дюваль, опустив стекло. - Это же лерингийка... Слишком крепкий орешек. Она тебе не по зубам.
  - Спасибо тебе, охотник, - девушка наградила Алексея поцелуем, от которого захватило дух и по коже побежали мурашки. - Спаситель мой...
  - Садись в машину, упрямец! - послышался голос Дюваля.
  Как только Алексей сел в машину, над станцией нависла огромная летающая тарелка. От неё отделился яркий луч, девушка пропала, луч исчез так же внезапно, как и появился. Гигантская тарелка, мигая разноцветными огнями, плавно взмыла ввысь и растворилась в густых, вязких облаках.
  Алексей какое-то время смотрел вверх, надеясь ещё раз увидеть огромную тарелку, но на небе были только звёзды.
  - Кто она, Дюваль? - наконец спросил Новосёлов.
  - Не знаю, - профессор вздохнул. - Но о ней никому лучше не рассказывать. Слишком важная шишка, раз кархи её не сожрали, а держали в плену.
  - Она прекрасна, - прошептал Алексей. В салоне машины всё ещё пахло волосами незнакомки, будто она всё ещё сидела рядом.
  - А ты глупец! - профессор укоризненно покачал головой. - Чуть всё не испортил.
  - Да, - Новоселов улыбнулся. - Глупец!
  "Хаммер" плавно поднялся в воздух, завис на какое-то время, снова принял вид тарелки и слился с темнотой.
  Егор Иванович, который видел всё из окна своего дома, перекрестился, разбил початую бутылку самогона и дал себе слово никогда больше не пить. Где-то во дворе залаял, гремя цепью, пришедший в себя пёс Лобзик.
  
  Глава 6. Новый уровень
  1
  - Поздравляю тебя, Алексей! - сказал Лотис на следующий день, войдя в камеру Новосёлова. В остикском языке не было слова "комната", зато было слово "камера". И Новоселов уже давно ощущал себя узником. Он до глубины души ненавидел свою камеру, в которой из земного был только он - Новосёлов, а остальное было надоевшим инопланетным. Поначалу домогательства сексуально озабоченного робота Розиты, которую Дюваль использовал как служанку и как женщину, вносили разнообразие в скучные будни Алексея. Она неоднократно говорила Новоселову, что хочет пополнить свои знания о земных мужчинах, но Алексей упорно под любыми предлогами отказывался от её услуг сексуального характера. В какой-то момент он просто пригрозил Розите, что пожалуется Дювалю, и тот разберет её до последнего винтика.
  - Во мне нет ни одного винтика, - ответила ему тогда Розита и вышла из отсека, после чего перестала приставать к Алексею и приносить ему по утрам пилюли.
  Пилюлями Алексей называл таблетки, капсулы, которые заменяли остиксам пищу и медикаменты. В этих "пилюлях" было всё, что требовалось для жизни: минералы, витамины, жиры, белки, углеводы.
  Когда Розита перестала приносить Алексею "завтраки", разноцветные таблетки стал приносить ему другой робот, который был похож на большую лягушку из жидкого металла, которого Новосёлов ласково называл Жабжабычем. Впрочем, робот за это на него не обижался. Жабжабыч приучил Алексея к пунктуальности. Если он заходил в камеру, а Новоселов спал, Жабжабыч мог уйти, оставив Алексея без завтрака. Именно поэтому Алексей старался просыпаться раньше даже после самых трудных заданий. В то утро он, как всегда, ждал "лягуху" и был удивлен, когда увидел у входа в свою камеру не робота, а Лотиса.
  - Поздравляю!
  - Поздравляете с чем? - не понял Новосёлов. - С выполнением вчерашнего задания? Поверьте мне, это было несложно. К тому же, профессор...
  - Я поздравляю тебя с тем, что ты вышел на новый уровень. С сегодняшнего дня ты будешь жить не на базе, а наверху, в Лемске.
  - Наконец-то! - сердце Алексея учащенно забилось от радости.
  В камеру зашёл Жабжабыч. Вращая тарелками своих глаз, он поставил на металлический пол спортивную сумку и удалился.
  - Это деньги и документы, - пояснил Лотис. - Работать тебе нельзя, поэтому деньгами мы тебя будем снабжать по мере необходимости... Только трать их с умом, ладно, а то придется тебя снова вернуть сюда.
  - Хорошо, я понял! - Новоселов кивнул головой. - Но есть два вопроса.
  - Задавай.
  - Где я буду жить в Лемске?.. И почему по новым документам меня так странно зовут?
  - А что тебе не нравится? - удивился Лотис. - Под старым именем ты мёртв...
  - Да, я это понимаю, но Иванов Иван Иванович, - Алексей не смог сдержать улыбку. - Не будет ли это привлекать внимание?
  - Нет, - ответил Лотис. - Это распространенное имя. Если не хочешь жить с таким именем наверху, оставайся здесь...
  - Нет-нет. Прекрасное имя. Очень подходит моей новой внешности.
  - Отлично! - Лотис развернулся и вышел из камеры.
  - Иванов Иван Иванович, похожий на рестлера! - Алексей покачал головой. - Подумать только...
  2
  Лотис заставил Новосёлова сдать серебристый костюм, в котором тот перемещался по базе остиксов, к которому уже успел привыкнуть. Кривоногий квадратный робот выдал Алексею обычную земную одежду: строгий костюм, туфли, три белых рубашки, три черных галстука. Всё это Алексей упаковал в черный кожаный чемодан. Вместо старого браслета из металла, похожего на серебро, Алексею выдали браслетик из разноцветных камней. Такие браслеты продавались в каждой сувенирной лавке.
   - А посерьезнее браслетов для меня нет? - спросил Алексей, перейдя на русский и одевая браслет на руку. - С этой штукой я похож на педика.
  - Радуйся, что очки не забрали, а то определял бы кархов по запаху...Зато никто не подумает, что ты имеешь отношение к нам, - Лотис улыбнулся уголками рта и развел в стороны руки. - Мы всё продумали. Тебе главное помнить, что голубой камень для связи, белый включает защитное поле, красный - самоликвидация. Желтый для связи с машиной-тарелкой. Красной кнопкой пользуйся только в крайнем случае. Взрыв произойдёт через минуту, понял?
  - Понял.
  - "Каратель" я у тебя забирать не буду. Без него ты долго не протянешь... А теперь пошли, - Лотис подвёл Алексея к жерлу трубы транспортера. Когда они оба встали в круг под трубой, Новосёлов поставил у ног чемодан, спортивную сумку, помахал рукой Дювалю и Розите, подошедшим к транспортеру. На них были серебристые костюмы. Дюваль улыбался. Лицо Розиты почему-то было грустным. Вокруг них сновали роботы, издавая на ходу тихое жужжание и попискивание.
  - А профессор? - тихо спросил Алексей.
  - Он останется сдесь, - ответил Лотис.
  Розита надела на голову Лотиса парик, похожий на паклю, приладила ему под носом усы и отошла на два шага. Парик и усы сразу же приклеились, пустив корни под кожу.
  - Спасибо, - поблагодарил её командир.
  Над головой Алексея вспыхнула яркая вспышка. Неумолимая сила потащила его и Лотиса вверх. Заложило уши. Алексей закрыл глаза, чтобы не видеть мелькающие стенки тоннеля. Иногда перемещение по транспортеру с открытыми глазами вызывало у него головокружение и тошноту.
  3
  Транспортер выплюнул их из песочницы на детской площадке. Вход в трубу также быстро закрылся, как и открылся. Белое свечение погасло. Женщина лет двадцати пяти уставилась на двух мужчин, появившихся в песочнице. Лотис проглотил коричневую пилюлю. Его желтые глаза поменяли цвет и стали карими.
  Хорошо, что было утро, и на детской площадке никого не было. Иначе столь странное появление Новосёлова и Лотиса могло бы многих напугать.
  - Я жил в другом районе, - сказал Алексей, оглядываясь по сторонам.
  - Забудь о прошлой жизни, - Лотис отряхнул рукав пиджака, и они пошли по дорожке, петляющей между зарослями кустов. Дорожка их вывела к стоянке, на которой стоял внедорожник-трансформер. Сняв внедорожник с охраны нажатием на жёлтый камень браслета, Алексей плюхнулся на заднее сиденье и закрыл глаза. Лотис сел за руль.
  - А я думал, что ты захочешь порулить, - Лотис, обернувшись, посмотрел на Алексея.
  - У меня уже выработалась привычка ездить на пассажирском месте, - ответил Алексей, не открывая глаз. - Дюваль пару раз дал мне порулить, после этого не даёт...
  - Понятно, - Лотис понимающе улыбнулся. - Тогда и я не дам.
  4
  Внедорожник остановился на улице Тополиной напротив новенькой двенадцатиэтажки.
  - Будешь жить здесь, - коротко сказал Лотис, выходя из машины. - Пойдём, я покажу тебе твои новые владения.
  - А по-русски ты говоришь с прибалтийским акцентом, - Новосёлов засмеялся.
  - Я когда-то жил в Таллине...
  -Тогда понятно, - Новосёлов понимающе кивнул.
  Они вошли в подъезд, в котором пахло краской, поднялись на лифте на пятый этаж.
  - Сейчас тебя ждёт маленький сюрприз, - сказал командир, нажимая на кнопку звонка.
  5
  Как только Алексей с Лотисом вошли в подъезд, и дверь закрылась за ними, к внедорожнику подошёл тощий паренек в спортивном костюме. Озираясь по сторонам, он приблизился к темному внедорожнику, дернул за ручку водительской двери. Дверь не открывалась. Заметив что-то блестящее в салоне автомобиля, парень, не раздумывая, поднял с земли кусок кирпича и ударил им по стеклу. Глаза его расширились от удивления, когда стекло не разлетелось сотней осколков, как он ожидал, а рука с зажатой в ней кирпичом намертво прилипла к стеклу.
  - Не понял, - прошептал парень. На лбу у него выступила испарина. - Что за...
  Пытаясь оторвать правую руку от стекла, он прислонился к машине левой рукой, которая тоже прилипла. В ту же секунду из-под днища внедорожника высунулись двенадцать серебристых щупалец с присосками на концах. Присоски впились в тело парня, прорвав одежду. Страшная боль пронзила тело паренька, но он даже не смог вскрикнуть, так как одна из присосок присосалась к его рту. Из присосок вылилась белая жидкость, которая стала растворять парня. Он был похож на большое эскимо, которое быстро таяло на солнце. Через пару секунд он превратился в жёлтую лужу, в которой плавали обрывки его одежды. Серебристые щупальца быстро всосали в себя желтую лужу и то, что осталось от одежды. После чего они спрятались под днищем автомобиля. На асфальте осталось темное пятно, которое через минуту высохло.
  
  
  
  6
  Когда открылась сейф-дверь, Алексей не поверил своим глазам. На пороге стояла его жена. Только сейчас Анна была почему-то блондинкой. Рядом с ней стоял светловолосый мальчик лет десяти.
  - Аня? - вырвалось у Новосёлова.
  - Алёша! - Анна притянула Новосёлова к себе, крепко прижалась к нему и поцеловала. Её влажный язык скользнул в рот Алексея. Почувствовав слабый горьковатый привкус во рту и твердь металла под искусственной кожей, Алексей отстранил Анну от себя, вытер рот, вопросительно глядя на Лотиса. Он уже хотел спросить: "Что за фигня?", но Лотис всё понял по его глазам.
  - А ты что хотел, Иван Иванович, а? Ты думал, что мы тебя просто так отпустим, и ты останешься без нашего контроля? Ничего подобного. Без контроля никак нельзя. Никто из остиксов жить с тобой не станет, так как это слишком опасно. Если ты будешь жить с Дювалем, это привлечет внимание, все решат, что вы гомосексуалисты. Земная женщина контролировать тебя не сможет, вот я и решил, что жить ты будешь с роботами. Женщину мы сделали максимально похожей на твою жену, чтобы тебе было легче к ней привыкнуть. Мальчик... Ты тоже к нему привыкнешь. Его ты можешь называть Вася. А они должны называть тебя Иваном.
  - Ваня! - двойник Анны опять прильнул к Новосёлову.
  - Да отстань ты от меня, - Новосёлов оттолкнул от себя Анну, надел тёмные очки, "просветил" Анну и Васю. Под кожей он увидел роботов-андроидов, которые были в большом количестве на базе остиксов, а также в образе людей ходили по Лемску, собирая информацию и осуществляя силовое прикрытие на боевых операциях. Они были всем хороши: не ели, не пили, заряда батарей хватало на шестьсот лет, знали множество земных и внеземных языков, обладали колоссальными знаниями в физике, биологии и в медицине, но жить с ними Алексею не очень хотелось.
  - Я покажу тебе твои покои, - Лотис жестом предложил Алексею пройти в квартиру. - Связь с базой ты будешь осуществлять как через браслет, так через роботов. Таблетками не злоупотребляй, хоть иногда питайся обычной пищей...
  - Спасибо, - Алексей улыбнулся. - Я уж думал, что жрать мне эти пилюли до пенсии...
  - Я знаю, что ты на заданиях любишь заходить в кафе, в магазины, есть бутерброды и запивать всё это соком. Поверь мне, я не сержусь на тебя, хотя ты при этом нарушал инструкции... Сейчас готовить, покупать продукты, обслуживать тебя будут Аня и Вася. Они же будут твоими телохранителями.
  - Да я уж сам как-нибудь...
  - Я понимаю, что ты по характеру одиночка, но всякое бывает, - командир многозначительно замолчал, потом указал рукой на огромный шкаф-купе, занимающий всю правую сторону коридора. - Здесь ты будешь хранить свои вещи. Можешь иногда закрывать тут роботов, если они тебе надоедят.
  - Вот это нормально, - лицо Новосёлова растянулось в довольной улыбке.
  Лотис показал Новосёлову три комнаты, балкон, туалет с ванной комнатой, кухню. Квартира была просторной, но обставленной безвкусно. Всё было на первый взгляд обычным, но телевизор транслировал не только телевизионные каналы. Один из каналов показывал дом снаружи, подъезд, квартиру Алексея. Можно было увидеть город с высоты птичьего полёта. Зрелище Алексею понравилось: по улицам ездят машины, снуют туда-сюда люди, похожие на муравьёв. Кархи на экране телевизора светились красным светом. Можно было увеличить или уменьшить изображение, поводив руками перед экраном.
  - Круто, - выдохнул Алексей.
  - Каменный век, - спокойно сказал Лотис. - Неужели ты думал, что мы пожертвуем тебе что-то стоящее? Хорошую технику мы никогда тебе не дадим, чтобы она врагам нашим случайно не досталась.
  - Я понимаю, но все равно спасибо, - Новосёлов пожал командиру руку. - Спасибо!
  - Осваивайся пока, - Лотис направился к выходу. - Сегодня отдыхай. Можешь в кино сходить, в театр, погулять по городу. А завтра приступишь к выполнению обязанностей охотника.
  - Командир, давай обмоем это? - Алексей потёр подбородок.
  - Я знаю, о чем ты говоришь, - Лотис усмехнулся. - Тебе-то можно спиртное в небольших количествах, а мне - нет.
  - Хочешь здоровеньким помереть?
  - Нет, - командир покачал головой. - Меня просто разорвет даже от малой порции алкоголя.
  - Сочувствую, - Новосёлов вздохнул. - Ну, тогда до связи.
  - До связи, - Лотис захлопнул за собой дверь.
  "От алкоголя его разрывает, - думал Алексей, глядя на дверь, которая только с виду была обычной, а на самом деле была сделана из аршена - инопланетного сверхпрочного металла. - Это когда-нибудь можно будет использовать против тебя".
  
  Глава 7. Герасим
  1
  Жизнь Николая Герасимова до поры-до времени была заурядной и немного скучной: его родители, его дедушка с бабушкой работали на Лемском пивзаводе. Работали они с окончания школы и до пенсии. Николай с детства знал, что и его не обойдёт стороной та же участь. И он был прав. Как только Николай пришёл из армии, его устроили на завод слесарем по ремонту оборудования и заставили поступить в институт на вечернее отделение. Получив образование, Николай стал работать начальником разливочного цеха. Через два года он женился на Татьяне, дядя которой был директором пивзавода. Потом родились дети. Сначала мальчик, которого назвали Денисом, потом девочка - Даша. С жильем у Коли проблем не было. С женой и детьми он жил в большом доме, в поселке Ягодный, который был в десяти километрах от Лемска. В доме Николая было всё: отопление, водоснабжение, канализация, баня. В гараже всегда стояли две машины: одна - для Коли и вторая - для его жены. Сейчас Коля катался на "Тойоте", а Таня - на "Лексусе". Родители Николая с середины девяностых жили в коттедже в Волковке.
  Жизнь шла слишком хорошо, как по накатанному, превращаясь в замкнутый круг: работа-семья-работа. Чтобы разорвать этот круг, который Николаю со временем стал напоминать удавку, ему приходилось задерживаться после работы и выпивать с друзьями. На Лемском пивзаводе в те времена делали неплохое пиво, но Коля и его друзья предпочитали пить пятизвездочный коньяк, который - увы! - на заводе не разливался.
  Постепенно тихие посиделки с начальниками переросли в оргии в сауне завода, в которых принимали участие начальники всех мастей и женщины - от секретаря до главного бухгалтера. Татьяна поначалу ругала Колю за его не совсем трезвый образ жизни, но после того, как муж подарил ей кольцо с большим бриллиантом, смирилась. К тому же Николай к тому времени стал заместителем директора. А его отец - Григорий Васильевич - стал депутатом.
  Веселая жизнь Коли продолжалась, пока он не стал замечать слежку за собой. Он видел странных людей в белых плащах и в шляпах, высоких людей в черных плащах. Поначалу Николай думал, что эти люди охраняют его по поручению отца и не относился к ним всерьез. К тому же эти странные "товарищи" не причиняли никакого вреда. Они просто появлялись словно из ниоткуда и исчезали. Дела на заводе шли по-прежнему хорошо, отец был успешным политиком и пару раз говорил Коле о том, что скоро станет мэром города, готовил сына к большой политике. Николай нисколько не сомневался, что странные люди его охраняют, но...
  В то же время Коле стали сниться сны. В этих снах он видел людей с зеленой кожей, в каких-то странных одеждах. Глаза этих существ были большими и печальными. На их зеленых головах не было волос. Все были лысые: мужчины, женщины.
  - Ты в опасности, Николай! - говорили они. - Ты и твоя семья... Спасайтесь, уходите, тогда останетесь в живых. За вами следят. Вас всех убьют.
  - Кто меня убьет? Кто они? - спрашивал Николай этих людей, но они всегда, в каждом сне, отвечали ему одно и то же:
  - Твой отец узнал то, чего не должен был знать. Твой отец знает... знает... знает!
  2
  - Знает? - Коля в очередной раз вырвался из объятий сна с воплем, обливаясь липким потом. - Что он знает? Что?
  - Колюша, что с тобой? - Татьяна обняла его, прижала к себе. - Тебе снился кошмар?
  - Не знаю, что мне снилось, - Николай посмотрел на часы и стал собираться на работу. - Но узнаю!
  - Может, тебе нужно к доктору? - с тревогой в голосе спросила Таня.
  - Потом схожу, - одеваясь на ходу, Коля выскочил из спальни. Он не планировал идти к врачу. Ему хотелось поговорить с отцом. Вдруг старик и вправду что-то знает? И как рассказать ему про сны?
  Когда Николай заезжал на своей "Тойоте" в ворота завода, его остановил перепуганный охранник Степан.
  - Что случилось, Стёпа?
  - Ночью над заводом зависла огромная сигара. Вышла из строя система видеонаблюдения и связь... Электричества тоже не было. Только час назад заработало...
  - Ёж твою мать! - выругался Николай. - Что за хрень?
  Не успев войти в кабинет, Коля схватил мобильник и стал набирать номер отца. Отец почему-то не отвечал на звонок. Телефон матери тоже почему то был "...отключен или абонент находится вне зоны..."
  - С-сука! Вот дерьмо-то! - Николай выскочил из офиса, прыгнул в машину и помчался в Волковку.
  Он понял, что произошло что-то ужасное с его родителями уже на въезде в коттеджный поселок, когда увидел пожарную машину, едущую ему навстречу. Сразу же вспомнились дурацкие сны и зеленые люди.
  Подъезжая к дому родителей, он увидел машины "скорой помощи", милицейские и пожарные машины, толпу людей, окружившую огромное залитое пеной пепелище - всё, что осталось от дома родителей и двух соседских домов. В машину "скорой помощи" в это время грузили тело, накрытое белой простыней.
  - Нет! - заорал Николай, выскакивая из машины. В этот момент навстречу ему устремились два человека плотного телосложения в одинаковых белых плащах, в черных шляпах и в зеркальных солнцезащитных очках. Они схватили Николая за руки. Краем глаза Коля заметил, как третий субъект в плаще зашёл за его спину. Потом что-то острое впилось Герасимову в шею. Резкая боль пронзила тело от шеи до копчика, ноги подкосились, и стало трудно дышать. Он стал падать, но сильные руки подхватили его и затащили в милицейский уазик, стоящий чуть в стороне, за кустами.
  3
  Погрузившись в темноту, Николай чувствовал, как его куда-то везут, раздевают, кладут на что-то твердое и холодное. Он слышал шепот на непонятном языке, с трудом открывая глаза, видел людей в белых халатах. Вспышки боли он ощущал то во лбу, то в груди, то в животе. После всплесков боли он, как правило, погружался в пучину темноты, которую трудно было назвать сном, так как он всё слышал и всё чувствовал, но не мог пошевелиться. Лишь один раз, с трудом разомкнув веки, он увидел черырехрукое существо с большим глазом на лбу, которое ковырялось в его голове какими-то блестящими инструментами, похожими на причудливо изогнутые спицы. За спиной четырехрукого существа стояли два таких же в белых облегающих костюмах. Один из монстров, увидев, что Николай видит его, что-то проворковал второму. Тот нажал на кнопку на прозрачной панели, висящей в воздухе, после чего Николай ощутил боль во всём теле и снова погрузился во тьму, но уже ничего не чувствовал, просто спал.
  Он не знал, сколько времени провел во сне, но проснулся он в парке недалеко от железнодорожного вокзала в Лемске, сидя на скамейке. Голова гудела, ноги были ватными, руки вообще не поднимались. Спина и всё, что ниже её, ныло тупой болью, из чего Николай сделал вывод, что на твердой скамье он просидел долго.
  - Машина, - прохрипел Николай. - Они угнали мою машину!
  С большим трудом пошарив в карманах, он достал ключи от своей "Тойоты", посмотрел по сторонам. В глазах двоилось. Машины, стоящие на стоянке, сливались в одно большое темно-серое пятно.
  - Нужно ехать домой, - Николай попытался подняться на ноги, и у него это почти получилось, но, зашатавшись, он рухнул на скамейку. - Твою мать!
  Посидев ещё немного, он всё же нажал на кнопку автозапуска на брелоке, решив, что пока дойдёт до машины, та прогреется, и он сможет поехать домой, рассказать всё жене, а там уж будет видно, что делать дальше. Где-то в отдалении пискнула сигнализация его "Тойоты", послышалось знакомое тихое урчание двигателя.
  - Я слышу тебя, моя крошка, - Герасимов оттолкнулся от скамейки. - Тебя не угнали, я иду...
  В этот момент раздался мощный взрыв, а вслед за ним ещё три. Серое пятно стоянки превратилось в стену огня. Запищал хор автомобильных сигнализаций. Послышались голоса:
  - Охренеть!.. Там моя машина!.. Вызывайте милицию и пожарных!..
  Картинка перед глазами Николая стала более ясной и чёткой. Тело обрело прежнюю послушность и подвижность. Он даже стал чувствовать тепло, исходящее от машин, полыхающих на стоянке. Вокруг бегали люди. Кто-то пытался затушить огонь, держа в руках маленький огнетушитель. И тут Герасимов заметил высокую фигуру в черном плаще с капюшоном, которая отделилась от толпы и устремилась в его сторону. Такие же темные силуэты Николай заметил слева и справа в кустах. Тряхнув головой, выбив из себя остатки тупой вялости, Герасимов побежал к вокзалу. От вокзала до Ягодного можно было доехать на автобусе сто первого маршрута. К счастью, автобус стоял на остановке. Как только Герасимов заскочил в автобус, дверь за ним закрылась. Обернувшись, Николай увидел, как люди в черных плащах подбегают к автобусу сзади, машут руками. Но автобус не остановился, а стал набирать ход.
  Облегченно выдохнув, Герасимов тяжело опустился на сиденье, начал думать, что делать дальше. В его висках стучало так, что казалось, будто голова сейчас расколется. К горлу подкатил тошнотворный ком, а мысли путались.
  - Я знаю, что тебе делать, - услышал он голос рядом.
  От неожиданности Николай подпрыгнул.
  - Ч-что?
  Рядом с Герасимовым сидел старик с густой седой бородой. Между ног старика был зажат серебристый подмышечный костыль. Несмотря на поношенную одежду, старик не был похож на бомжа, и пах он не мочой и перегаром, а луговыми цветами и свежескошенной травой. Морщин на его лице было немного, все они были как нарисованными. Бледная кожа выглядела неестественно.
  - Я знаю, что тебе делать, - повторил старик. - Тебе нужно забыть о семье и начать новую жизнь. Другую жизнь...
  - Да что ты мелешь? У меня...
  - Да нет у тебя никого, и ничего, - старик печально вздохнул. - Все твои близкие мертвы. За тобой идет охота. Твой отец узнал кое-что, о чем нельзя знать простым смертным, вот он и поплатился за это жизнью. А сейчас на кону твоя жизнь.
  - Да что это такое? Да что вообще происходит? Кто ты такой? - Николай почувствовал, как начинает терять контроль над собой. Ещё чуть-чуть, и он вцепится в бороду старика, размажет его по салону автобуса.
  - Полегче, Николай, - старик положил руку Герасимову на колено. От его прикосновения Коля почувствовал какое-то спокойствие и уверенность, что старику можно доверять, хотя секунду назад он хотел скинуть руку старика со своего колена, ударить по морщинистому лицу. Рука старика сама соскользнула с колена и легла на костыль. - Если ты хочешь жить, ты должен доверять мне, если нет...
  - Нет, - отрезал Коля, вскакивая с сиденья.
  - Я знал, что ты это скажешь, - улыбнувшись, ответил старец, отвернувшись к окну. - Всё равно ты передумаешь.
  - Ягодный, - прошипел в динамиках голос водителя.
  Николай поднялся с сиденья, пошёл к выходу. Стоя у двери, держась за поручень, он всё же заставил себя оглянуться. Но старика он почему-то не увидел. Вместо него у окна сидел лысый парень в кожаной куртке и читал журнал.
  - Бред какой-то, - Герасимов выскочил из автобуса и побежал по извилистой дорожке, ведущей через редколесье к Ягодному. Периодически он останавливался и смотрел назад, но никто его не преследовал, и Николай перешёл на шаг.
  В самом поселке было непривычно безлюдно. Даже собаки не лаяли. Улица Вишневая была освещена фонарями, но в окнах домов почему-то не горел свет, хотя было ещё не поздно. Чем ближе Николай приближался к своему дому, тем больше в его душе разрасталось чувство тревоги. Дом не сгорел, как того ожидал Герасимов. Он стоял на своем месте, но свет в окнах почему-то не горел. Дом смотрел на Николая слепыми глазами окон, от чего тому стало жутковато. У ворот стояла машина Татьяны, значит, она дома. Но почему не горит этот чёртов свет? Почему так тихо? Все вымерли?
  Онемевшими руками Герасимов достал из кармана ключ, открыл дверцу справа от ворот, вошёл во двор. Его любимец доберман Рокки почему-то не выбежал его встречать. Из будки у крыльца торчали две его передние лапы. Он или спал или...
  Про "или" думать не хотелось. Но почему-то вспомнились слова старика про то, что все мертвы.
  - Рокки! - окликнул пса Николай, но пёс не вышел из будки. Входная дверь дома открылась. Из двери выкатилось что-то округлое, запрыгало по ступенькам крыльца, подкатилось к ногам Николая. Сердце Герасимова бешено застучало. Все звуки вокруг стихли, и только звук его сердца нарушал тишину. Нагнувшись, он поднял с земли круглый предмет. Это был не мяч, как думал Николай. Это была голова Татьяны, обритая наголо, с черными дырами вместо глазных яблок, без ушей, со сломанным носом. Кровь лилась из головы и заливала светлые брюки Николая. Закричав, он выронил голову. Из его глаз потекли слёзы. Сжав руки в кулаки, он хотел забежать в дом, но из тёмного прямоугольника открытой входной двери вышли четыре высоких человека в черных плащах. Их глаза слабо светились в темноте. В библиотеке зажегся свет, который осветил лица незнакомцев в плащах. Лицо одного из них трудно было назвать человеческим. Оно было тёмно-серым, с большими чёрными глазами. Большой окровавленный рот был полон острых треугольных зубов. Лица остальных были бледные с отвисшей кожей, похожие на бульдожьи морды. Было что-то угрожающее в молчании незнакомцев. Хищно улыбаясь, они приближались к Николаю. В руке одного из них был большой нож для разделки мяса. Рука того, лицо которого трудно было назвать человеческим, сжимала окровавленный топор.
  Издав клокочущий звук горлом, Николай попятился. Он отступал, пока не прижался спиной к шершавому металлу ворот. Тут слева со страшным скрипом открылся сарай, из которого вышел ещё один тип в плаще с бензопилой в руках, угрожающе посмотрел на Герасимова, поблескивая глазами.
  - Твари, - прошептал Николай, ища под ногами хоть что-то, что помогло бы ему покалечить этих существ: камень, палка. Но ничего под ногами, кроме тротуарной плитки, не было. Люди в плащах приближались. Рёв бензопилы разорвал тишину. И тут Герасимов нащупал в кармане пиджака какой-то твердый предмет. Определенно, это был не мобильный телефон. Достав странный предмет из кармана, Николай увидел, что это зеленый игрушечный пистолет, сделанный из материала, похожего на пластик. Коля уже хотел отбросить игрушку в сторону, но тут человек с бензопилой, подняв её над головой, рванулся к нему. Палец Николай инстинктивно втопил спусковой крючок пистолетика в гладкий пластиковый корпус. Раздался слабый щелчок, после которого человек с бензопилой разлетелся в разные стороны, разбросав черные потроха по двору. Бензопила крутанулась в воздухе и замолчала, с лязгом упав в черную лужу. Всё это происходило очень быстро, но для Николая эти доли секунды растянулись на минуты. Он словно просмотрел эпизод из фильма ужасов в замедленном воспроизведении.
  Черная кровь незнакомца попала Герасимову в глаза. Протерев лицо рукой, посмотрев на почерневшую ладонь, он будто проснулся, вернулся к реальности, которая была какой-то пугающей нереальностью. Оставшиеся четыре незнакомца в плащах остановились и стали пятиться к дому.
   - Куда же вы, уроды? - Николай навел пистолетик сначала на того, который был самым страшным, с нечеловеческим лицом. Герасимов превратил в черное месиво сначала его, потом троих его дружков. Держа перед собой пистолет, он зашёл в дом. Обойдя все комнаты, посмотрев на обкусанные куски мяса, плавающие в лужах крови - то, что осталось от его жены и детей - Николай выскочил с рёвом из дома. Его вытошнило на рыльце, а потом ноги его ослабли, и он стал падать. Прежде, чем потерять сознание, он увидел огромную сигару, зависшую над его домом. От днища "сигары" отделился яркий луч, который шарил по его двору. Когда луч попадал на черные лужи и куски темной плоти, всё куда-то пропадало, будто испаряясь. Когда луч скользнул по лицу Николая, тот ослеп, погрузившись в черноту и перестав что-либо чувствовать.
  4
  Он очнулся в какой-то землянке, разглядывая толстые бревна, образующие стены, пластиковый столик, на котором стоял большой гриб, похожий на шампиньон, который светился так ярко, что от его света резало глаза. Николай лежал на раскладушке. Напротив, на надувном диване сидел тот самый старик, которого Герасимов встретил в автобусе. На его коленях лежал открытый ноутбук, над которым в воздухе висело трехмерное изображение: коробки домов, перемещающиеся человеческие фигуры, темные силуэты, машины. Напротив бревенчатой стены неподвижно сидела большая ворона. Когда Николай подумал, что это чучело, ворона встрепенулась, посмотрела на Герасимова черным глазом и опять отвернулась.
  - А, очнулся? - старик повернулся к Николаю, захлопывая ноутбук. Картинка в воздухе задрожала и погасла. - Как самочувствие?
  - Хреново, - честно ответил Николай. - Жить не хочется.
  - В чем проблема? - старик снял резиновый наконечник с нижней части костыля, приставил его к голове Николая. - Сейчас сделаем...
  - Не надо, - Герасимов рукой отвел костыль от виска.
  - То-то же, - старичок улыбнулся. - Значит, крыша у тебя не потекла... Не хочешь ничего у меня спросить?
  - Хочу...
  - Зря ты меня тогда не послушал. Одним страшным моментом в твоей жизни было бы меньше.
  - Я должен был...
  - Понимаю, - старик кивнул головой, словно прочитав мысли Николая. - Но теперь-то ты знаешь, что нужно к моим советам прислушиваться?
  - Да, - Герасимов кивнул.
  - ... Иначе тебя убьют кархи или остиксы, или ещё какие-нибудь... гуманоиды.
  - Кто они? - Герасимов посмотрел старику в глаза. - И кто ты?
  - Я?..- старик улыбнулся еще шире, обнажив белые ровные зубы. - Я - Зах. Но ты можешь называть меня Захаром... Тебе так будет привычнее. Я - денянин.
  - Кто-кто? - не понял Николай.
  - Я с планеты Дена, - Захар ловко сорвал с головы искусственную кожу с копной седых волос, продемонстрировав Николаю зеленую голову, лишенную растительности, с маленьким носом, едва заметными хрящиками ушей и большими грустными глазами.
  - Так это были не сны, я видел таких, как ты...
  - ...И мы обладаем даром внушения. Жаль только, что наше внушение до тебя не дошло. В противном случае всё могло быть по-другому. Раньше я был командиром отряда на денянской базе. После нападения змееголовых в живых остался только я один. Живу в землянке, слежу, чтобы никто кроме людей не заходил на мою территорию. Я хорошо знал твоего отца. Именно поэтому ты всё еще жив... Хороший он был человек, но упорный. Он до последнего не верил, что "какие-то там инопланетяне" могут ему что-то сделать.
  - А зачем тебе нужен я? - Николай подался вперед.
  - Я пообещал твоему отцу о тебе позаботиться. - Зах надел на голову свою маску, вновь превратившись в старца. - А ты будешь помогать мне.
  - Игрушечный пистолетик - твоих рук дело? - спросил Герасимов.
  - Ага! Ловко я тебе его подкинул, да?
  - Точно, - Николай кивнул. - А чем я тебе могу помочь?
  - Всем, - ответил Зах. - Всё, что нужно, ты узнаешь позже, а сначала нужно подкрепиться. Тушёнку будешь?
  - Тушёнку? - удивился Герасимов.
  - Её самую, - Захар достал из-за дивана обычную банку тушеной говядины, поставил банку на стол. Потом Николай увидел красный кругляшек размером с двухрублевую монету, которым Захар ловко вскрыл банку. - Вкусная. У нас такое не делают.
  Сначала Николай подумал, что Захар живет очень скромно, так как питается тушенкой, но позже Герасимов понял, что сильно ошибся.
  5
  Николай прожил в землянке Захара три месяца. На самом деле это была не землянка, а подземный бункер, состоящий из пяти комнат, отделенных друг от друга перегородками. Бункер находился под землей в лесополосе на окраине Лемска. От трассы к нему вела узкая тропинка, которая вела к небольшому холмику, покрытому зарослями рябины. У подножия холма лежал большой камень. Если приложить руку к камню, открывался вход в бункер. Зах запрограммировал камень на прикосновение его руки или руки Николая. Если к камню прикасался кто-то чужой, он сгорал. Не оставалось даже одежды.
  Комната, стены которой были обложены бревнами, была оформлена как землянка для отвода глаз. С неё и начинались хоромы Захара.
   В просторном помещении, которое Николай по старинке называл прихожей, дежурил робот, замаскированный под обычную ворону. В случае проникновения в отсутствие хозяев в помещение незваных гостей, ворона должна была уничтожить их. Её клюв по сути был пушкой, стреляющей зарядами, которые разрывали плоть чужаков на мелкие кусочки. Иногда, когда Заху было лень выходить из своего убежища, он просто выпускал ворону и наблюдал через свой ноутбук за тем, как она превращает кархов, ящеров, остиксов или прочих незваных гостей в куски мяса.
   К прихожей примыкали комнаты, входы в которые для маскировки были отделаны грубыми бревнами. Чтобы открыть дверь в то или иное помещение, нужно было нажать на выпуклость на бревне, и перегородка сдвигалась в сторону. Видимая простота была лишь маскировкой. Стены и пол оружейного хранилища, склада, других помещений были отделаны белым металлом, который, если верить словам Заха, был самым прочным и самым распространенным на его планете.
  Кухня намного отличалась от земных аналогов. В полукруглом помещении были стулья и столики, которые выезжали из пола и из стен. Пищу готовил робот, собранный явно из деталей, подобранных на помойке. Этот робот был внешне похож на огромную черепаху и занимал полкухни. Захар покупал в магазинах продукты, засыпал их в широко раскрытую пасть черепахи. Черепаха закрывала пасть, отползала в дальний угол комнаты. Её мертвенно-белые глаза становились ярко-красными, с минуту в её утробе раздавалось урчание, а потом панцирь открывался. И из него выдвигался поднос на подставочке, на котором красовались готовые блюда: квадратный омлет или идеально круглые котлеты. Черепаха могла варить борщ и жарить блины. Она даже умела жарить ромбовидные шашлыки. Готовила она всё и всегда очень вкусно. Захар с гордостью говорил Николаю, что Ким - так звали черепаху - даже из яда может сделать сахар. И наоборот.
  Также было в укрытии Заха помещение, стены которого, пол и потолок могли менять свою форму, по желанию Захара или Герасимова превращаясь в тренажерный зал, сауну с бассейном, боксерский зал и даже в бар. Достаточно было только приложить руку к считывателю на стене, сосредоточиться и представить то, чем могла стать эта просторная комната. Тут же в полу появлялся бассейн, заполненный кристальной чистоты водой или из стен и пола поднимались тренажеры причудливых форм, с потолка свисали боксерские груши. Могло это помещение быть тиром, где Захар оттачивал мастерство стрельбы из всевозможных видов инопланетного оружия, а Николай стрелял из земного оружия, начиная с рогаток, луков и пращей и заканчивая пулеметами и гранатометами.
  Когда Николай заходил в помещение склада, зажигался белый свет, потом из стен выдвигались стеллажи, на которых было аккуратно разложено инопланетное и земное барахло: от одежды до золотых кубков. Были там и сувениры, и наборы инструментов.
  Несмотря на то, что Захар давал Герасиму - а именно так он любил называть Николая - пострелять из земного оружия, к инопланетному он прикасаться категорически запрещал.
  - Понимаешь, Герасим, - говорил он, когда Николай в очередной раз просил пострелять из инопланетных "пушек", - ...ты - человек. Сейчас мы с тобой делаем одно дело, а завтра... Вдруг ты расскажешь о принципах работы нашего оружия людям? Они сразу же начнут изобретать нечто похожее, потом будут жертвы, много жертв... А меня межгалактический суд потом отправит на Хешту... а это похуже ада, поверь мне! Поэтому лучше не искушать судьбу. Не покажу я тебе наше оружие, ясно?
  - Ясно - отвечал ему Герасим, покраснев. - Ты мне не доверяешь.
  - Да... Я доверяю только себе.
  Но Герасима это не сильно огорчало, ведь жить с Захаром ему нравилось. У них было всё. Электричество Зах получал из белых шаров, которые стояли в углах его убежища. Шары получали энергию из окружающего пространства. Герасим видел, как к шарам постоянно ото всюду тянулись голубоватые змейки зарядов. Любой электроприбор, если его положить рядом с шаром, начинал работать. А достать этот прибор для Захара не было проблемой. У них был даже телевизор с большим плоским экраном. После небольшого усовершенствования его Захаром, он показывал трехмерное изображение. Телевизор мог улавливать мысли Герасима, транслировать любой канал, любой фильм или любую передачу, стоило Николаю лишь подумать об этом. Телевизор работал от силы мысли. Колю это забавляло.
  6
  Герасим и Захар называли себя истребителями, воинами, охраняющими территорию Заха от кархов, остиксов, геков и прочих инопланетян. Раньше у денян была база на дне озера Светлое, в пяти километрах от Лемска. На базу напали кархи, истребили всех, кроме Заха и пятерых других денян. Четверо денян пытались улететь на Дену на четырехместном корабле, но их сбили остиксы. Погибли все. Зах остался один. Это произошло за две недели до его встречи с Герасимом. Поняв, что один он не выживет, а Герасим, хоть и пьяница, но мужик толковый, Зах решил оставить его у себя. Связавшись по радиостанции, замаскированной под микроволновую печь, со своими, Зах получил одобрение Совета и решил сделать Николая своим помощником. Разумеется, всё это он рассказал Герасиму. У Николая не было на тот момент выбора, и он согласился помогать Заху. К тому же, он ненавидел кархов до глубины души за то, что они лишили его всего, выдернули из привычного мира, в котором он чувствовал себя если не божком, то корольком. Также он понял, что если бы его родных не убили кархи, это сделали бы другие пришельцы. Поэтому он не любил всех инопланетян. Денян он уважал. Ведь именно они подавали ему сигналы об опасности. Именно денянин спас и приютил его у себя, рассказав то, о чем многие люди даже не догадываются. К тому же, живя с Захаром, Герасим ни в чем не нуждался. У него всегда была крыша над головой, одежда, еда.
  Взамен требовалось совсем немного: делать только то, что велит Зах и не задавать глупых вопросов. А все шло как по плану. Всё было понятно и просто. Если Зах что-то делает, он знает, что и для чего он делает.
  Как-то раз Захар с Николаем целую неделю объезжали окрестности Лемска. Зах договорился с бригадой работяг, и те бурили глубокие скважины там, где Захар пальцем ткнет. В скважины Зах опускал круглые светящиеся камни. Эти же камни он бросал на дно водоемов.
  - Это для того, чтобы убивать личинки кархов, яйца клизей и кериозауросов! - говорил он Герасимову. - Не все инопланетяне живородящие. Некоторые откладывают свое потомство в землю и в воду... На глубину, чтоб никто из людей не нашёл. А мы их - бах! - излучением, чтобы не вылупились и не выросли... Обеззараживаем от них территорию, понимаешь?
  - Понимаю, - Николай почесал затылок. - А люди-ящеры тоже яйца откладывают?
  - Нет! Они как раз живородящие. Но так грамотно маскируются, что ты никогда не увидишь ни как рожает ящерица, ни её детеныша. Тебе будет казаться, что ты видишь обычную земную женщину.
  - Гипноз?
  - Ага! Я тоже так могу заморочить. Тебя уже раз сто по мелочам обманывал.
  - Коварный старикашка! - Николай засмеялся и ткнул Захара локтем в бок.
  Действительно, обладая экстрасенсорными способностями, Зах мог без труда заморочить любого человека. Особенно хорошо поддавались его чарам женщины. Женщин Захар и Николай приводили к себе каждый вечер. Зах обожал землянок, особенно брюнеток. Они могли развлекаться с женщинами всю ночь напролет, утром доставить женщин в Лемск, а те даже не помнили, где и с кем провели всю ночь.
  Зах мог без проблем угнать любую машину. Прикоснувшись к машине рукой, и закрыв глаза, он мог отключить сигнализацию, запустить двигатель. После чего Захар с Герасимом прыгали в машину и катались на ней столько, сколько им нужно. Разумеется, всегда возвращали машину на то место, откуда её угнали. Несколько раз за ними гонялись ГИБДД-шники, и каждый раз они останавливались. Зах, сидящий за рулем, опускал стекло и говорил:
  - Я только что показал тебе права, все документы. Ты не увидел ничего странного и решил отпустить нас. Не забудь отдать честь.
  ГИБДД-шники всегда отдавали честь, извинялись и отпускали Заха на все четыре стороны. Герасима это всегда забавляло.
  Деньги Зах также мог получить в любом банке, заморочив кассира, или просто подходил к банкомату, прикладывал к нему руки, закрывал глаза. На мониторе банкомата обычно начинали появляться какие-то символы, после чего банкомат начинал выплёвывать купюры.
  - Ты уверен, что нас не поймают? - как-то спросил Захара Герасим.
  - Уверен, - ответил тот. - Я отключаю все видеокамеры в радиусе пятисот метров. Люди, когда я работаю, нас тоже не видят.
  - И как это у тебя получается? - удивился Николай.
  - Тяжело, - честно ответил ему тогда Зах. - Много сил уходит...
  - И зачем тебе нужна маска из искусственной кожи? - не унимался Герасим. - И накладки на руки? Ты же можешь любого заморочить?
  - Не любого, - подумав, ответил Зах. - Есть некоторые люди и инопланетяне, которые просто не реагируют на мои сигналы. Кстати, знаешь, как я раздобыл маску старика?
  - Нет...
  - Как-то раз появился на моей территории робот-разведчик. Я даже не знаю, чей он был. Со стороны казалось, что это бомжеватый безобидный старичок, но моя система наблюдения не врет. Она сразу показала, что под искусственной кожей у него металл. Он искал вход в мое жилище, а делал вид, что собирает пустые бутылки. Я вышел из бункера, на плече сидит ворона... Робот увидел меня и бросился наутек. Ворона догнала его, вывела из строя его зрение...
  - Глаза выклевала, что ли?
  - Ну, да! Он ослеп, врезался в сосну, упал, потом опять вскочил, запнулся за пень, снова упал. Я спокойно подошёл к нему, достал свой ножик и перерезал ему кабель, идущий от батареи к мозгу. Он сразу же обмяк... Отволок я его в дом, стал разбирать на запчасти. Кожу с головы и с рук примерил, а она мне идеально подходит. Вот и стал я изображать старика...
  - А почему только с головы и с рук?
  - Потому, что в искусственной коже очень жарко. Ты знаешь, как под маской старика я потею?
  - Нет, не знаю...
  - А я потею...
  Ворона три раза каркнула, встала у входа. Ноутбук раскрылся, как книга. Над ним в воздухе зависло изображение: поляна перед входом в бункер и десяток силуэтов, рыскающих по периметру.
  - Кархи! Таш-маш...
  - Не матерись! - Герасим напряженно всматривался в дрожащую картинку. - Ворону будешь выпускать?
  - Нет! Нельзя... Идет дождь. Возьми свой пистолет.
  Герасим подчинился. Они встали перед бревенчатой стеной.
  - Действуем по старому плану, - прошептал Захар, поправляя маску и проверяя зарядку своего оружия серебристого цвета, отдаленно напоминающего дробовик.
  - Ага, - ответил Николай.
  - Выходим на счет "три"... Один, два, три! - Захар хлопнул ладонью по выемке на бревне. Дверь открылась, бесшумно сместившись в сторону. Свежий воздух ворвался в помещение, взбодрив Герасима. Сделав глубокий вдох, он выскочил из бункера, держа в руке свой пистолет, так похожий на детскую игрушку.
  - Что вам тут надо? - спросил Николай, хотя ответ ему не требовался.
  Пять здоровенных кархов в черных длинных плащах метнулись к нему. Пять выстрелов, пять вспышек. Клочки одежды и черной крови разлетелись в разные стороны, образовав пять больших луж. Еще пять кархов развернулись и стали убегать. Троих из них Зах превратил в пепел, двое побежали к кустам.
  - Не дать им уйти! - крикнул Захар, стреляя по убегающим кархам. Но заряды воспламеняли деревья и кусты, а в кархов не попадали.
  - Понял! - Герасим подбежал к зарослям кустов, уже хотел перепрыгнуть через бревно, покрытое толстым слоем мха, но тут из кустов выскочили не менее тридцати кархов. Капюшоны плащей скрывали их лица, но Николай видел их хищные улыбки. Было в этих улыбках что-то страшное.
  - Отходим! - крикнул Захар, воспламенив трех кархов.
  Герасим успел сделать только два выстрела. Два карха разлетелись в разные стороны черными брызгами. Один из кархов направил на Николая блестящий трезубец. По зубцам пробежали голубые искры, после чего что-то горячее сильно ударило Герасима в грудь. Он отлетел на три метра, ударился затылком об камень и потерял сознание.
  7
  Николай открыл глаза. На темном небе ярко светили звезды. Грудь и затылок ныли тупой болью. Сплюнув в траву кровавый сгусток, который при свете звезд казался черным, Николай вытащил из-под рубашки обломок корпуса корабля исхов, который заменял ему бронежилет, посмотрел на глубокую вмятину, смачно выругался.
  - Мать вашу! Чуть не убили!
  Пошатываясь, он встал в полный рост, провел рукой по затылку. Нащупав большую шишку, еще раз выругался под нос, огляделся. Кархов нигде не было видно. Заха - тоже. В черной луже плавала его маска. Подняв её и встряхнув, Николай направился к входу в бункер, приложил руку к камню.
  - Зах! Зах! - кричал он, но Захара нигде не было.
   Только ворона смотрела на Герасима своими черными глазками и подавала голосовые сигналы, которые Герасиму удалось расшифровать. Ворона говорила, что Заха похитили.
  Николай присел на краешек дивана, обхватил голову руками. Тут же раздвинулись стены, появился робот-врач в белом халате, мигая своими огромными глазищами. Робот уложил Герасима на диван, намазал ему грудь какой-то зеленой вонючей массой, размазал по затылку нечто похожее на желе. Через тридцать секунд Николай почувствовал себя лучше, боль ушла.
  - Зах похищен кархами. Я в полной жопе! - говорил сам с собой Герасим, глядя в потолок. - И что делать?
  Ворона каркнула.
  - Правильно! - Николай кивнул головой. - Я должен продолжать делать то, что делал. Я буду охранять его территорию, пока он не свяжется со мной. Он же экстрасенс...
  Ворона каркнула несколько раз, щелкнула клювом.
  - Я знаю, что он жив... Знаю!.. Я чувствую это!
  Посидев немного, всё обдумав, Герасимов решил для начала обзавестись хорошим инопланетным оружием. Подойдя к перегородке, за которой находился склад с оружием, Николай приложил руку к считывателю, потом - глаз. Перегородка не сдвигалась. Зеленый огонек не вспыхивал, как обычно. Ворона, глядя на Герасимова то правым, то левым глазом, насмешливо каркнула. Подойдя к лежащему на полу серебристому костылю Заха, она несколько раз его клюнула.
  - Ты думаешь, он мне понадобится?
  Ворона издала щелкающий утробный звук, похожий на "да".
  - И как им пользоваться?
  На этот вопрос ворона не ответила.
  8
  Весь вечер и всю ночь Николай сидел перед раскрытым ноутбуком и всматривался в трехмерное изображение, висящее в воздухе. Он вздрагивал при виде каждой фигуры, появляющейся на территории. Герасим боялся, что без Заха не сможет сам принять правильное решение и всё испортит. Он ждал повторной атаки кархов, но её не было. Он и сам не заметил, как заснул. Во сне ему приснился Захар. На нем по-прежнему была маска из искусственной кожи.
  - Всё будет хорошо, - сказал он, стягивая с себя маску и протягивая её Герасиму. - Жди сигнала...
  Проснувшись, Николай ждал сигнала, но его всё не было. Он ждал день, два, неделю. Он так волновался за Захара, что ему даже не нужны были женщины. Целыми днями он валялся на диване, переводя взгляд от изображения, висящего над ноутбуком, к телевизору. Периодически Захар прикладывался к коктейлям, которые делал для него черепахоподобный робот. Никто из инопланетян на его территорию не заходил. Все будто специально обходили бункер стороной, словно чувствуя тоску и злость Николая. К концу недели, обезумев от скучного сидения в бункере, Герасим стал выходить на поверхность. Сначала он выходил с вороной, а потом стал выходить один. Натянув на себя маску старика и опираясь на серебристый костыль, он направлялся в Лемск, где при помощи миниатюрного определителя вычислял "враждебных нам" инопланетян, заманивал их в темные закоулки и убивал серебристым костылем, ломая им черепа поперечной подмышечной перекладиной и прокалывая насквозь нижней, заостренной стойкой, предварительно сняв с неё резиновый наконечник. Потом он возвращался в бункер и пил коктейли, пока в глазах не начинало двоиться, и сон не принимал его в свои крепкие объятия.
  9
  Герасим не знал, сколько так продолжалось: месяц, два или три. Из "синей ямы" он выпрыгнул также быстро, как и попал в неё, когда ворона в один прекрасный вечер подошла к нему и, сверкая глазками, голосом Заха произнесла:
  - Хватит пьянствовать, Герасим! Хватай мой костыль, пистолет, прыгай в электричку. Доедешь до Грибного и пойдёшь на северо-восток. В трёхстах шагах от ржавого указателя будет замаскирован люк. Там меня и жди.
  - Понял, Захарчик, понял я тебя!- обрадовано заорал Николай. - Уже бегу...
  Выпив бодрящего "фирменного" напитка бордового цвета, к которому его приучил Зах, Герасим надел на себя бронежилет, поверх бронежилета натянул толстовку, засунул за пояс свой пистолет, похожий на игрушечный, взял в руку костыль и шагнул в темноту. Деревья шумели на ветру, сердце Николая учащенно билось от радости. Зах дал о себе знать, а это значит, что скоро он вернется. Снова всё будет, как прежде. И он, Герасим, сделает так, чтобы помочь Захару.
  - Всё сделаю, лишь бы спасти Захарчика, - прошептал на ходу Николай.
  Где-то вверху кракнула механическая ворона, которая сопровождала Герасимова с момента его выхода из бункера. Однократное короткое "кар" означало, что всё чисто, врагов в радиусе двухсот метров нет.
  
  Глава 8. Эллая
   1
  Иванов Иван Иванович, он же Алексей Новосёлов, никак не мог привыкнуть к своему новому имени. Хотя к новой внешности и к новой жизни он привык. Более того, его жизнь ему нравилась. Каждый день он выполнял очередные задания, каждый день кого-то убивал и ощущал себя героем фантастического боевика. Он знал, как выглядят инопланетяне разных видов, знал, как их можно быстро и гарантированно отправить к праотцам. Каждое задание не было похоже на предыдущее, каждый прожитый день заряжал Алексея адреналином. Только иногда длинными ночами, когда не спалось, он думал о том, что не может так продолжаться всю жизнь. Что-то должно произойти в ближайшее время. Это "что-то" должно изменить его жизнь всерьез и надолго. Где-то в глубине души он хотел и одновременно боялся этого. Алексей чувствовал каждой клеткой своего тела, что произойдут какие-то перемены. Конечно, ему хотелось, чтобы перемены были к лучшему.
  Жизнь показала, что предчувствия его не обманули.
  
  2
  В один прекрасный день он, как всегда, проснулся, позавтракал и пошёл в тренажерный зал. Остиксы перестали его подкармливать чудо-таблетками, переведя на стопроцентный земной рацион, поэтому ему нужно было тренироваться, чтобы быть сильным. Робот Анна всегда сопровождала его, следя за ним и обеспечивая безопасность, незаметно передавая сигналы на базу остиксов. Алексей даже знал, когда она это делает. Она замирала, будто о чем-то думая, взгляд её становился пустым и отрешенным. Это длилось секунд десять, потом Анна выходила из состояния "задумчивости" и продолжала, как ни в чем не бывало, выполнять свои функции, изображать обычную женщину.
  Вот и в то утро, пока Алексей пыхтел, поднимая от груди трехсоткилограммовую штангу, она крутила педали велотренажера и посматривала по сторонам, следя за тем, чтобы в тренажерный зал не вошёл кто-нибудь из врагов. Внезапно краем глаза Новоселов заметил, как Анна замерла, уставившись в покрытую зеркалами стену. Капельки фальшивого пота текли по её лицу, одна капля повисла на кончике носа.
  " Опять телеграфирует Лотису, - с раздражением подумал Алексей, ставя штангу на стойки. - Вместо того, чтобы подстраховать меня..."
  Когда он поднялся со скамьи и стал вытирать пот с лица полотенцем, Анна встрепенулась и произнесла:
  - Иди в душ. Через десять минут пойдешь на задание.
  - Блин, ну только разогрелся, - с недовольством в голосе произнес Алексей.
  - Поторопись, - холодно отрезала Анна.
  - Уже бегу. Надеюсь, ты пойдешь со мной?
  - Нет. Ты пойдешь один. Я должна идти на базу.
  "Слава Богу", - подумал Алексей. Присутствие за спиной железной дамы, пусть даже похожей на его жену, его всегда нервировало.
  - Жаль, - соврал он. Новоселов не знал почему, но ему нравилось обманывать роботов. Он точно знал, что мысли они читать не умеют и верят каждому его слову. - С тобой обычно веселее.
  - Почему ты улыбаешься?
  - Хряпнул порцию тестостерона, вот и хорошо мне, - опять соврал Алексей и чуть не прыснул со смеху.
  - Понятно, - произнесла Анна, слезла с велотренажера и направилась в женскую раздевалку.
  - По-нят-но, - передразнил Анну Новоселов, глядя ей вслед, и со злостью сплюнул. - Тупая железная сука!
  3
  Сидя на унитазе в туалете фитнес-центра, Алексей нажал на голубой камушек браслета. Сразу же над его рукой в воздухе зависло лицо Лотиса.
  - Новое задание, Алексей, - говорил командир, сдвинув брови и кивая головой при каждом слове, словно увеличивая тем самым важность своих слов. Его желтые глаза нервно блестели, а редкий пушок волос на голове шевелился, как от дуновения ветра.
  - Я готов, Лотис. Я слушаю тебя.
  - Анна передала тебе сумку с вещами?
  - Да, - ответил Новосёлов, пнув по сумке, стоящей у его левой ноги.
  - Будь поаккуратнее с ней. Там внутри коробка с жучками и бомба.
  При слове "бомба" лицо Алексея стало красным, как помидор, а на лбу выступила испарина.
  - Хорошо. Что нужно сделать?
  - Запоминай адрес: улица Уральских Мастеров... дом семь, квартира сорок восемь. Запомнил?
  - Да, - Алексей кивнул головой.
  - Там живет королевский карх, сформировавшийся совсем недавно. Он руководит кархами в Северном Лемске. Ты должен попасть в его квартиру, пока его нет дома, поставить на кухне у газовой трубы бомбу, активировать её и уйти. Бомба сработает тогда, когда кархураа войдет в кухню.
  - Так вот, почему я иду на задание один? Задание-то несложное...
  - Этот карх слишком силен и опасен. Ты должен быть предельно осторожен. Он выглядит так...
  Над браслетом зависло изображение толстого карха, похожего на клыкастую жабу.
  - Фу, какой урод!
  - Носит маски из человеческой кожи, постоянно меняет внешность. Все его перемещения ты можешь отслеживать по браслету. Когда он будет возвращаться домой, ты услышишь сигнал... А сейчас иди и не теряй времени.
  - Понял! - отчеканил Новосёлов, отдавая честь командиру, приложив кулак ко лбу.
  4
  Через пятнадцать минут Алексей стоял перед дверью сорок восьмой квартиры на улице Уральских Мастеров. Надев на глаза темные очки, он "просветил" соседские квартиры, квартиры этажом выше и ниже. "Клиент" был в тридцати километрах от Гневинска. Судя по всему, он отсыпался после обильной трапезы и в город не торопился. Убедившись, что только в одной из квартир этажом ниже находилась пожилая женщина, лежащая на кровати и не представляющая угрозы, Алексей достал из сумки темную плоскую коробочку, открыл её, высыпал на ладонь дюжину серебристых шариков, которые тут же выпустили из себя тонкие лапки и превратились в паучков. Потом Новосёлов поднес ладонь к замку двери. Паучки залезли в замок, через секунду дверь открылась.
  "Сигнализация в квартире отключена", - пискнул браслет.
  - Отлично, - пробормотал Алексей, входя в квартиру. Паучки по его штанинам, по пиджаку забрались на ладонь, опять превратились в шарики, которые закатились в коробочку, после чего её крышка плавно закрылась.
  Вроде бы всё шло по плану, как всегда, но Новосёлова не покидало ощущение, что в квартире кто-то есть. Он ещё раз нацепил на нос очки, прошёлся по комнатам. Квартира выглядела, как жильё обычного человека: нигде не было пятен крови, черной слизи, не было даже тошнотворного запаха. И только в холодильнике в больших банках Алексей увидел головы, отрубленные конечности и внутренние органы людей. В закупоренных бутылках из-под водки, пива и газированных напитков хранилась человеческая кровь.
  - Твою мать! - вырвалось у Новосёлова. Он со злостью захлопнул дверцы холодильника, в этот момент из спальни послышались шорохи.
  Пройдя в спальню с "Карателем" в руке, он замер от удивления, когда увидел, как створки шкафа открываются, а оттуда выходит та самая рыжеволосая красавица, которую он спас после налета на офис "Семенов-Фуд". На ней был спортивный костюм, идеально подогнанный по фигуре. В её руках не было оружия.
  - Привет, красавчик, - девушка улыбнулась. - Чего рот открыл? Не ожидал меня увидеть?
  - Как такое возможно? - удивился Алексей. - Я же...
  - Начнем с того, что я - не простая землянка, хотя похожа на неё. Я - Эллая или просто Элла, принцесса Лерингии. Мой отец - Регар Семнадцатый, моя мать - Сейла Восьмая.
  Алексей надел очки, посмотрел на девушку. Действительно, она была девушкой, а не роботом. Судя по свечению вокруг её тела, она не была землянкой. И тут он понял, почему во время первой их встречи он не смог разглядеть в ней инопланетянку. Дело в том, что тогда он не был таким опытным, как сейчас. И знал он об инопланетянах тогда гораздо меньше. Но в памяти его всплыли слова Дюваля: "Это же лерингийка".
  - Мы - лерингийцы - далеко ушли в техническом развитии и от землян, и от остиксов, - она задрала кофту. Алексей увидел пояс, горящий разноцветными огоньками на её стройной талии. Нажав на одну из кнопок, Эллая исчезла. Потом опять появилась. - Вот почему ты не смог меня сначала обнаружить.
  - Вот это да! - только и смог сказать Алексей. - А что такое Лерингия? Страна? Город?
  - Это планета, - Элла улыбнулась. - Ты силен в астрономии?
  - Не очень, - смутившись, ответил Новосёлов. - Сейчас меня астрономия не очень интересует...
  - Тогда я не буду загружать тебя астрономическими тонкостями, скажу лишь, что Лерингия расположена очень далеко от Земли. Так далеко, что земляне даже не подозревают о её существовании. Но условия жизни у нас очень похожи на земные. И сами мы похожи на землян. Лерингия поделена на сто двадцать восемь частей, в каждой из которой правят представители нашего семейного клана - Войнелов. У нас все говорят на одном языке, все счастливы, последняя война была восемьсот лет назад. А род наш правит уже полторы тысячи лет... Земных лет.
  - Хорошо, но что тогда вам нужно на Земле? У вас ведь всё налажено...
  - Лерингийцы почему-то в последнее время мельчают, - она пожала плечами. - По-другому и не скажешь. Поэтому представителям королевской семьи нужно постоянно смешивать кровь с землянами. Мы ведь похожи на вас... Если в королевской семье рождается дочь, она должна найти себе мужчину-воина с Земли. Если рождается сын, он должен выбрать себе женщину земного происхождения. Когда я найду себе мужа, я сразу стану королевой Лерингии, а мой муж станет королем...
  - И почему ты появилась здесь? Ищешь мужа? Или карх, живущий здесь - твой будущий муж?
  - Да нет же, дурачок,- она обвила руками его голову и поцеловала в губы. От этого поцелуя у Новоселова пробежали по телу мурашки, он прижал Эллу к себе, но она тут же отстранилась, приложив указательный палец к его губам. - Ты помнишь, как мы встретились? Как ты спас меня?
  - Да, только ты одета была чуть по другому...
  - Я искала мужа в Лемске, ходила, присматривалась к мужчинам... Именно тогда кархи меня и схватили. Я как раз выходила тогда из бассейна... Сначала они хотели меня съесть, но потом Семенов - кархураа - сказал, что будет требовать выкуп за меня у моих родственников. Они держали меня в плену две недели. Кархи требовали у моего папочки оружие и летательные аппараты. Отец быстро собрал все необходимое, но сделка трижды срывалась из-за того, что кархи меня всё время перепрятывали или вносили дополнительные пункты в свои требования. Поняв, что вести переговоры с кархами бессмысленно, лерингийцы вычислили место моего пленения и готовились меня освободить. Но тут появился ты со своим товарищем... Скажу тебе честно, увидев тебя тогда, я поняла, что ты и есть тот самый мужчина, за которого я хотела бы выйти замуж. Ты - сильный и красивый. За твоими подвигами я долго следила. Ты - тот, приход которого предрекала Генда...
  - А если бы я тебя не спас? Если бы я не пошёл тогда наверх?
  - Бомба бы не сработала. Наши просто вывели бы её из строя, пока я находилась там. Но все равно с тех пор я ненавижу кархов и остиксов.
  - А остиксов-то за что? - удивился Алексей.
  - Лотис знал, что я там. Он знал, что кархи прикрываются мной, как щитом, но почему-то Лотис ничего тебе не сказал обо мне, так?
  - И Дювалю, - Новосёлов опустил голову. - Иначе Дюваль тебя бы вытащил оттуда в первую очередь.
  - А он и тебя хочет убить, - глядя в глаза Алексею, сказала Эллая. - Он всегда убирает охотников. Остиксы... они всё делают чужими руками. Сами они никогда в боевых операциях не участвуют. Ведь так?
  - Так, - кивнул Алексей.
  - И, как только охотник достигает определенных высот, его меняют на другого, который знает не так много. Уж сейчас-то ты знаешь предостаточно, так?
  - Но я не верю в то, что остиксы, которые дали мне вторую жизнь и многому научили, способны убить меня. Где логика?
  - Этой логике тысячи лет. Они уже давно это практикуют. Для них это нормально...
  - Я не верю в это. Ну, не готов я в это поверить... Кстати, кто такая Генда?
  - Ясновидящая, которая расписала историю Лерингии на тысячу лет вперед. Я читала эту "Книгу времен" и сразу тебя узнала. Также там написано, что у тебя два имени: Алексей и Иван...
  - Черт, - только и смог ответить Новоселов. Он присел на краешек дивана, свесив руки, обдумывая ситуацию.
  - Полетели на Лерингию! - тяжело дыша, говорила Элла. - Ты станешь королем, будешь управлять целой планетой. Ты даже не представляешь, как долго я тебя искала. Я не хочу тебя потерять. Соглашайся же!.. Полетим прямо сейчас!
  - Так ты говоришь, что Генда сказала, что я буду королем? - он поднял глаза.
  - Ну, да. А вдруг она ошиблась? Вдруг есть ещё один Алексей Новосёлов, он же - Иван Иванов? Вдруг с тобой что-нибудь случится, а я ещё долго не смогу стать королевой?
  Алексей опять опустил голову. Он взвешивал все "за" и "против". С одной стороны, быть королем на Земле он не сможет никогда. А с другой стороны, вдруг эта рыжая бестия лукавит? Он ещё раз посмотрел на неё. Да, она была прекрасна. Конечно, не такая красивая, как его покойная жена, но...
  - Ты всё думаешь о жене и дочери? - спросила Эллая, будто поймав на лету его мысли.
  - И об этом тоже, - согласился Новосёлов.
  - К этому я тоже была готова, - Элла сложила руки на груди, села рядом с Алексеем, провела по его волосам нежными тонкими пальцами. - Ты должен жить дальше, а не цепляться за прошлое. Они погибли, их уже не вернешь.
  И тут в голове Новосёлова прозвучал голос: "Не торопись! Все равно она без тебя не улетит. Твой приход на престол предрешен!"
  От звука этого голоса Новосёлов подпрыгнул, уставился сначала на свой браслет, потом перевел взгляд на Эллу.
  - Я поняла, что у тебя есть какие-то незавершенные дела на Земле. - Эллая встала, взяла Алексея за руку. - Но позволь мне показать тебе кое-что, что поможет тебе быстрее принять решение!.. Правильное решение.
  - Ага! Сейчас, только бомбу поставлю, - Алексей направился в кухню.
  - Подожди! - Элла догнала его в коридоре. - Покажи мне эту бомбу.
  Новоселов достал из спортивной сумки темный кубик, протянул ей. Эллая задрала кофту, поднесла бомбу к своему поясу. По поясу пробежали красные и желтые огоньки. Два красных огонька зажглись и погасли на верхней грани бомбы.
  - Нормально. Ставь! - она вернула ему бомбу.
  - А зачем ты проверяла её?
  - Чтобы бомбочка твоя не рванула сразу же после установки. От этих остиксов можно много чего ожидать.
  Алексей ничего на это не сказал. Как только он прикрепил бомбу к газовой трубе на кухне, кубик мигнул красным огоньком и тихо пискнул. Элла произнесла:
  - Будет похоже на взрыв бытового газа.
  - Точно, - Новосёлов кивнул. - Так что ты там показать мне хотела?
  - Идем, - она взяла его за руку, вывела на балкон и нажала на кнопку на поясе.
  Над крышей дома тут же повисла летающая тарелка. Она была не меньше двухсот метров в диаметре. Тарелка появилась, словно материализовавшись из воздуха и была прозрачной, как мыльный пузырь. От неё отделился толстый желтый луч с дымкой внутри. Как только луч накрыл желтым светом держащихся за руки Алексея и Эллу, Новосёлов ощутил, как неведомая сила оторвала его от бетонного пола балкона и понесла вверх, к прозрачному днищу тарелки. Это было похоже на аттракцион в Парке Горького, от которого захватывает дух, а сердце учащенно бьется.
  5
  - Здорово, мать вашу! - выкрикнул Алексей, оказавшись внутри летающей тарелки и ощутив опору под ногами. Они с Эллаей стояли в центре круглого углубления в полу, все ещё держась за руки, как дети. Сердце Новосёлова колотилось в груди, как сумасшедшее. В центре круга, на котором стояли Алексей и Элла, была надпись на русском языке: "встаньте сюда".
  Обернувшись, Алексей заметил стрелку на стене, указывающую направо, поверх которой было написано также по-русски: "машинный отсек". Над стрелкой, указывающей налево, русскими буквами светилось: "пульт управления, каюты".
  - Это что такое? - удивился Алексей. - Ты подготовилась к моему визиту и сделала все надписи на русском?
  - Да нет же, - Элла засмеялась. - Я же тебе рассказывала, что в нашей семье принято брать в мужья или в жены землян. Разумеется, большинство мужчин в нашем роду - из России, так как в России всегда жили самые сильные и смелые воины. Поэтому и говорим мы все на русском. Это наш общепринятый язык общения. На всей планете, понимаешь?
  - Офигеть, - только и смог сказать Алексей.
  Тут только он заметил рыжеволосых мужчин и женщин, снующих туда-сюда с озабоченным видом по кораблю. Было видно, что каждый озадачен своей работой, и мало кто обращал на Эллаю и Новосёлова внимание. На всех на них были одеты одинаковые белые костюмы, почти у всех волосы имели рыжеватый оттенок или были рыжими. Те, кто замечал Эллу и Новосёлова, здоровались с ними, кланялись и проходили дальше. Тем немногим, что останавливались и недоуменно смотрели на Новосёлова, Эллая говорила:
  - Это Иван, землянин.
  Рыжеволосые люди кланялись, Алексей уже хотел отвесить им поклон в ответ, но Элла шепнула:
  - Ты что делаешь? Ты же будущий король!..
  Женщины, которые попадались на глаза Новосёлову, были статны и красивы. Мужчины же были низкорослые, узкоплечие и напоминали подростков.
  - Теперь я понимаю, почему вы выбираете землян из России, - тихо проговорил Алексей.
  - Рада, что до тебя дошло, - Элла улыбнулась белозубой улыбкой. - Ну, пойдём дальше?
  Новосёлов ничего не ответил, только кивнул головой.
  Всё также держа Новосёлова за руку, Эллая провела его по длинному коридору, к которому примыкали каюты членов экипажа, завела в пульт управления кораблём. Там, в большом кресле сидел щуплый рыжий мужчина со сморщенным от старости лицом. Завидев Эллу, он соскочил с кресла и поклонился.
  - Приветствую Вас, принцесса!
  - Отчитайся, Бадх! - холодно, с надменным видом, сказала Эллая.
  - Всё нормально, принцесса, - отчеканил Бадх. - Ждем ваших распоряжений.
  - Зависни на высоте три, - сказала Элла и повела Новосёлова за руку в каюту, на двери которой светилось только одно слово: "Принцесса".
  6
  В просторной и светлой каюте, отделанной белым мехом, стояла круглая большая кровать. Больше Алексей ничего не увидел. Как только они вошли, в воздухе повисло трехмерное изображение девушки в белом облегающем костюме.
  - Что-нибудь принести, госпожа?
  - Бутылку горячих брызг и два бокала, - произнесла Элла. - И ещё фруктов захвати.
  - Слушаюсь, госпожа, - изображение исчезло, но в следующий момент в дверь въехал столик, на котором стояла прозрачная пузатая бутыль с ярко-синей жидкостью внутри. На металлической тарелке в форме морской звезды, задравшей вверх свои щупальца, лежали фрукты, которых в России Новосёлов не видел: одни были похожи на ядовито-желтые огурцы, другие напоминали оранжевые яблоки, третьи и вовсе были похожи на черные плоды киви. Причем, щетинки на плодах "киви" шевелились.
  - Отведай нашего напитка, - Эллая протянула Алексею пробирку с синей жидкостью, и сама отхлебнула из такой же пробирки. - Это цог.
  От одного глотка цога у Новосёлова слегка закружилась голова, но потом он почувствовал прилив сил, как от приема пилюль остиксов. После второго глотка появилось ощущение счастья и легкости во всем теле.
  - Вот это пойло! - кашлянув, сказал Алексей. - Воистину, неземное пойло. А где...
  - Тихо, дурачок! - Элла накрыла губы Новосёлова ладонями, потом развела руки в стороны и припала своими теплыми, жаждущими любви губами к его губам. От её поцелуя у Алексея еще сильнее закружилась голова. Краем глаза он увидел, как Элла нажала на кнопку на поясе. В следующее мгновение стена напротив кровати стала прозрачной, и Новосёлов увидел голубоватый шарик Земли, окруженный темнотой космоса. Он даже не успел ничего сказать, когда почувствовал, как его ноги оторвались от пола, и он стал плавать в невесомости.
  - Ты отключила гравитацию?
  - Молчи, молчи! - она притянула его к себе.
  Они плавали на фоне "шарика" Земли, обнимаясь, целуясь и сбрасывая с себя одежду. Их губы и тела переплелись и скрутились в один тугой узел. Она стонала, закрыв глаза и откинув назад голову. Он покрывал её тело поцелуями, что, как ему казалось, он не делал уже тысячу лет. А потом Эллая включила гравитацию. Они упали на её большую кровать. Новосёлов неистово любил её, рыча от наслаждения. Эллая стонала всё громче и громче, вонзая свои острые коготки в его спину...
  7
  А потом Алексей погрузился в крепкий сон, в котором он видел четырехлапых роботов с одним большим глазом, копающихся в его голове. Он видел Эллу, стоящую за спинами роботов и говорящую:
  - Только бы всё прошло нормально... Только бы...
  
  8
  
  Алексей вынырнул из сна с ощущением сухости во рту и легкой головной боли. Он все ещё находился в каюте Эллаи, на её кровати. Она сидела рядом, с пробиркой зеленой жидкости в руке. На ней был облегающий белый костюм, подчеркивающий восхитительность её фигуры. В её огненно-рыжих волосах Алексей заметил золотую диадему.
  - Что это было, черт побери? - прохрипел Новосёлов, глядя на принцессу.
  - Выпей и тебе станет легче, - Элла протянула ему пробирку.
  Осушив пробирку одним глотком, Алексей действительно почувствовал себя лучше.
  - Какого чёрта? - просипел он.
  - Алешенька, лапочка моя, - прошептала Элла ему в ухо. - В твоей голове был передатчик, благодаря которому остиксы отслеживали все твои перемещения. Мы убрали его и деактивировали.
   Она протянула ему маленький белый прямоугольничек размером со спичечную головку.
  - Эта хрень была у меня в голове? - он вопросительно посмотрел на принцессу. - Я всегда знал, что в моей башке есть нечто, что называют "айк", но никогда не знал, как эта штуковина выглядит.
  - Да. И с этим ты не смог бы улететь со мной и стать...
  - Эллая! - он притянул её к себе и поцеловал в губы. С трудом оторвавшись, продолжил: - Я люблю тебя. Я говорил это только одной женщине, но её уже нет в живых. Я с удовольствием улетел бы с тобой хоть сейчас, но я чувствую, что моя миссия на Земле не закончена. Я должен разобраться в себе. Я должен однозначно решить: ничего меня на Земле не держит или всё-таки...
  - Я тебя понимаю, - она печально вздохнула. - Иди, если хочешь, но помни, что я не улечу на Лерингию без тебя.
  - Хорошо. Я буду помнить это. Но я должен ещё раз всё обмозговать и взвесить. Так как я русский мужик, то прошу тебя: высади меня у кабака... там, недалеко от моего дома... Я хотел бы там всё обдумать и взвесить один на один со своими мыслями, понимаешь?
  - Ладно, - Эллая поднялась. - Но прежде, чем ты опять окажешься на Земле, я дам тебе кое-что.
  - Что? - Новосёлов приподнялся на кровати, прикрыв рукой своё достоинство.
  В ту же секунду в каюту вошёл робот, похожий на краба, держащий в клешнях поднос. На подносе лежали: аккуратно свернутый черный костюм, свернутая белая рубашка, носки, туфли, коробочка с паучками и шариковая трехцветная ручка явно китайского производства.
  Вращая глазами на ниточках, краб поставил поднос на пол и вышел из каюты, быстро перебирая ножками.
  - Ты постирала мои вещи? - спросил Алексей, беря с подноса белую рубашку.
  - Нет, - ответила Элла. - Я позаботилась о твоей безопасности. Начнем с твоих жучков-паучков: мой инженер их перепрограммировал. Сейчас они подчиняются только тебе, настроены только на твои мозговые волны.
  - А-ха, - Новосёлов положил коробочку на ладонь. Как только она открылась, и он увидел, что там паучки, а не что-нибудь другое, он закрыл коробку. - А костюм и рубашка? А туфли?
  - Костюм - термостойкий. Он вроде бронежилета. Рубашка - тоже для защиты тела. Туфли... Подошва у них не пропускает электрический ток, термостойкая. Носки туфель усилены металлическими вставками. При желании можешь убить врага носком туфли.
  - А зачем мне ручка? - Алексей протянул руку, но Элла накрыла её своей тёплой ладонью. - Не торопись, ковбой! Это не простая ручка. Это оружие. Не вздумай ею писать. Помни, что красный цвет - огонь очередями. Синий цвет - одиночная стрельба. Зеленый цвет - луч.
  - Что за луч? - не понял Новосёлов.
  - Резак. Режет любой металл, любой камень. Длина луча корректируется нажатием на вот этот выступ. Только не трогай эти разноцветные выступы без надобности, хорошо?
  - Ладно, - пробурчал Алексей, одевая рубашку. - Разберемся... Остиксы дали мне фонарик, ты даешь ручку...
  - Это для твоей же безопасности, Алёша, - Элла вздохнула. - Никому не нужно, чтобы ты привлекал внимание. А с нормальным нашим оружием ты обязательно его привлечешь.
  - Где-то я это уже слышал, - одевшись, он поднялся с кровати, стал оглядываться в поисках зеркала.
  - Это ищешь? - Элла приложила руку к отороченной мехом стене. Тут же в том месте появился прямоугольник, в котором Алексей увидел своё изображение. Но это не было зеркалом. Изображение было слишком объемным. Когда Новосёлов приблизился к прямоугольному вырезу в стене, казалось, что его изображение сейчас выскочит из того, что заменяло Элле зеркало. Алексей протянул руку. Рука его отражения высунулась из зеркала.
  - Ух ты, - произнес он удивленно. - Вот это да!
  Эллая рассмеялась.
  - Я уже нечто такое видел, - ничуть не смутившись, сказал Алексей, глядя на свое отражение. - Ну, кажется я готов. Доставишь меня к кабаку? Он недалеко от моего дома?
  - Конечно, доставлю, - Элла хлопнула Новосёлова по ягодицам и с загадочной улыбкой добавила: - Куда пожелаешь...
  
  Глава 9. План "Ураган"
  1
  Когда Алексей стоял в центре круга, на надписи: "встаньте сюда", Эллая поцеловала его в губы и прошептала: "Будь осторожен!"
  Он кивнул. Сила, которой невозможно сопротивляться, потащила его вниз. Он вращался в желтом свете, пока не оказался у входа в бар "Удача", в котором бывал уже неоднократно. Луч исчез. Посмотрев вверх, Новосёлов не заметил даже тени от корабля Эллы. У входа в бар стоял поддатый мужик, опираясь на опору, держащую козырек. Увидев внезапное появление Алексея, он трижды перекрестился, кубарем скатился с крыльца и побежал в сторону дворов. Но далеко он убежать не успел. Запнувшись, он упал. Выругавшись, пьянчуга оглянулся, крикнул Алексею: "Ты - дьявол!", вскочил и снова побежал, петляя, как заяц.
  - Нет, я - охотник! - Алексей усмехнулся, поднялся по ступенькам и вошел в бар. Там на него никто не обратил внимание. Плюхнувшись на высокий стул у стойки бара, он заказал водки "как всегда". Бармен, улыбнувшись, поставил перед ним две наполненных до краев рюмки.
  Новосёлов опорожнил обе рюмки. Как только он обернулся, чтобы осмотреться, на плечо его легла знакомая тяжелая рука.
  - Стресс снимаешь, - Дюваль улыбался ему так, будто соскучился, хотя не виделись они всего два дня.
  - Нет. Я думаю: стать мне королем Лерингии или нет? Ты бы как поступил?
  В ответ профессор рассмеялся.
  - Я ценю твое чувство юмора, Ваня, но у нас очередное задание. Пошли, выйдем?
  - Пошли.
  Они вышли из бара. Внедорожник уже стоял у крыльца. Рядом с ним стояли роботы - Вася и Анна. Анна протянула Новосёлову белую пилюлю.
  - Что это?
  - Отрезвляет, - коротко ответила Анна. - Суть дела тебе объяснит профессор, пока будете ехать к объекту. Кстати, почему мы не можем уловить твои сигналы?
  - Может, это потому, что я чуть-чуть выпил водки? - Алексей ухмыльнулся. - Многие русские верят в её магические свойства.
  - Это вредно, - произнес Вася.
  - Зато прикольно! - Алексей забрался в салон внедорожника, захлопнул дверцу и повернулся к сидящему на водительском месте Дювалю. - Ну, что там?
  - Сегодня мы должны уничтожить воздушный флот кархов и всех оставшихся в живых: кархур-паков, кархур-вердов и одного кархураа. В случае удачного завершения операции кархов в Лемске не останется.
  - Совсем ни одного?
  - Да.
  - А сколько их всего?
  - Немного. Семь кораблей и около двухсот кархов.
  - Каков план?
  После того, как машина поднялась в воздух, профессор поставил её на автопилот, включил режим невидимости и повернулся к Алексею.
  - План прост, как всё элементарное. База кархов находится на глубине ста метров, под землей. Знаешь, где находится село Грибное?
  - Ну, знаю, - Новосёлов кивнул.
  - Там лес есть рядом, - Дюваль нажал три кнопки на панели. Тут же над панелью завис план местности. Профессор ткнул пальцем в изображение. - Вот смотри... Тут поселок, на севере - лесной массив. А вот тут видишь кусты?
  - Ну...
  - Они скрывают вентиляционную шахту. Через неё мы попадаем сюда, - Дюваль провел пальцем по шахте, уперся в округлое помещение. - Если мы пойдем налево, мы придем в ту часть базы, где временно проживают кархи, готовящиеся к отлету. Но нам туда лучше не ходить. Направо - что-то вроде пульта управления базой, выход к кораблям. Если верить показаниям "глазков", кархи пока только готовятся к отлету. Поэтому у кораблей возятся около тридцати кархур-паков, которые безоружны. Справиться с ними в случае чего нам будет просто. Мы проходим вот сюда, как раз между ангаром с кораблями и пультом охраны, ставим бомбу и уходим через ту же вентиляционную шахту. Всё понял?
  - В общем, да. Только непонятно, как мы вертикально спустимся по шахте, а потом поднимемся?
  - Хороший вопрос, - профессор улыбнулся. - Я знал, что ты его задашь. Ты ведь настоящий охотник... Прыгаешь в шахту, включаешь защиту и не разобьешься.
  - А как назад?
  - Бомба сработает через минуту после установки. Этого времени нам вполне хватит, чтобы подойти к шахте, опять включить защиту и встать на шеги. На шегах мы поднимемся вверх. Всё просто, да? Лотис эту операцию назвал планом "Ураган".
   - Шеги? - Алексей не смог сдержать возгласа удивления. Он знал, что такое шеги. Это летательные аппараты, похожие на скейтборды. На них можно летать по воздуху. Управление ими осуществляется от браслета. Они удобны и надежны, но Лотис никогда не давал их охотникам, объясняя это тем, что в случае, если шеги попадут в руки простых землян, это может привести к непоправимым последствиям. Поэтому летать на шегах Новоселов учился на базе остиксов, да и то "для общего развития". - Лотис выделил нам шеги? Что-то это странно...
  - Да ничего странного. Просто раньше при выполнении заданий они не нужны были тебе. А тут подниматься вверх на сто метров, да еще и быстро... Кстати, мы уже на месте. Бомба в твоем рюкзаке.
  2
  Они вышли из универсальной машины передвижения, так похожей на "Хаммер", надели на плечи рюкзаки с шегами. Новосёлов обращался со своим рюкзаком с предельной осторожностью, так как он знал, что внутри рюкзака лежит страшное оружие, которое при неправильном обращении с ним может взорваться. Алексей размял ноги, принял белую пилюлю, которую дала ему Анна. Дюваль тоже проглотил таблетку для смазки суставов. Он всегда принимал такие таблетки, когда его тело было механическим. Хотя месяц назад он щеголял с человеческим телом. Видать, после заварушки в ресторане "Шанхай", когда Дюваль получил несколько ранений, Лотис решил не давать профессору человеческие тела. Механического ему хватит на более долгое время. Есть у механических тел только один недостаток: иногда поскрипывают поршни и суставы. А на задании это может привести к провалу.
  Белая пилюля отрезвила Новосёлова и придала сил. Кроме того, исчезло легкое ощущение страха. Это только кажется, что если человек каждый день попадает в экстремальные ситуации, чувство страха притупляется. Алексей мандражировал перед каждой операцией. Только таблеток ему уже давно не давали, и со своими страхами он научился бороться сам. Как правило, страх проходил, как только Новосёлов кого-то убивал.
  Хотя пилюля победила страх, внутренний голос твердил Алексею, что задание будет не из лёгких.
  Вентиляционная решетка, окруженная кустами, была будто сплетена из травы и сухих листьев. Когда Дюваль отодвинул её в сторону, Алексей посмотрел в черный зев шахты, в его голове отчетливо прозвучал голос, но не тот пресловутый внутренний голос, а вполне отчетливый, будто шла трансляция через айк. Но Новосёлов-то знал, что айка в его голове больше нет. Голос этот Алексей уже слышал, когда Эллая уговаривала его улететь на свою планету. Тогда он решил, что кто-то из остиксов с ним вышел на связь, но не Дюваль и не Лотис. Их-то голоса он знал. А этот голос явно им не принадлежал. Но, раз с момента получения первого сигнала с ним не произошло ничего плохого, значит, это был дружественный голос, которому можно доверять.
   " Ничего не бойся", - сказал голос.
  Алексей приложил руку ко лбу, но быстро отдернул её, встретив на себе цепкий взгляд Дюваля.
  - Что с тобой? - шепотом спросил профессор, нажимая на кнопку на браслете. Тут же багажник стоящего поодаль средства передвижения открылся, из него выплыл глаз-разведчик. Моргнув белым светом сначала Дювалю, потом - Новосёлову, он беззвучно залетел шахту. Багажник "Хаммера" закрылся.
  - Да так, ничего, - прошептал в ответ Новосёлов, стоя на краю шахты.
  - Ты как-то побледнел. Всё нормально?
  Алексей кивнул.
  - Тогда прыгай первым и сразу включай поле.
  - А почему мы не можем спускаться на шегах или на тросах? - подумав, спросил Новосёлов.
  - Потому, что так быстрее, - браслет Дюваля чуть слышно пискнул. - Глаз говорит, что пока всё чисто... Прыгай же!
  "Давай, - шепнул всё тот же голос. - Всё будет хорошо".
  Новосёлов нагнулся, глядя в темноту шахты, сделал два глубоких вдоха и прыгнул. Тут же захватило дух, захотелось закричать, как в детстве на качелях, но он понимал, что уже не ребенок, и лишний шум привлечет внимание и убьет не только его самого, но и Дюваля.
  Крепко сжав зубы, Алексей нажал на белый камень браслета. Тут же вокруг него образовалась полупрозрачная сфера защиты. Скорость падения слегка замедлилась. Внизу показался маленькое пятнышко света. По мере приближения к нему, оно становилось больше и больше. Теперь Алексей мог видеть, что стены шахты гладкие, покрыты темным металлом.
  Увидев быстро приближающийся металлический пол, Новосёлов инстинктивно сжался, поджал ноги, но приземление было на удивление мягким, словно Алексей сунул ноги в мягкие тапки, а не пролетел вертикально сто метров. Сразу же отключив защиту, он отбежал от люка шахты, который был открыт, скорее всего, глазом-разведчиком. Тут же из шахты вылетел Дюваль. Выключив защитное поле, он знаком показал Алексею следовать за ним и устремился по длинному округлому коридору, который освещался небольшими лампочками на потолке и в стенах, похожими на пуговицы.
  Коридор был длинный. Дюваль то и дело нажимал на браслет, сверялся с планом базы. Внезапно браслет запищал, как сирена автомобильной сигнализации. Алексей с профессором остановились, переглянулись. Глаз метался над их головами, мигая красными огнями.
  - Что-то не так, - пробормотал Дюваль.
  Тут же стены коридора стали раздвигаться. Там, где были стены, образовались проходы, из которых стали выходить роботы, похожие на богомолов. Они заполонили весь коридор, отрезав охотникам путь к отступлению. Их большие глаза уставились на Новосёлова и Дюваля, угрожающе сверкая оранжевыми огоньками. В следующее мгновение поток роботов побежал на охотников. У каждого робота спереди, между двумя большими лапами стали вырастать блестящие трубки - дула пушек. Увидев их пушки, Алексей с профессором прижались к стенам коридора.
  - Твою мать, - выдохнул Алексей, доставая из внутреннего кармана пиджака шариковую ручку, которую ему подарила Элла. Он знал, что против роботов его "фонарик" не поможет. - Как же мы их не заметили?
  - Наверное, они включаются только при обнаружении посторонних, - Дюваль достал из рюкзака "Каратель-53", внешне похожий на револьвер с длинным стволом. - Активировались при нашем появлении. Зачем тебе ручка? Я тебе сейчас дам...
  Засверкали желтые вспышки, послышались негромкие хлопки. Сначала - это были одиночные выстрелы, потом они переросли в канонаду. В стенах и в полу сразу же образовались круглые дыры, диаметром сантиметров десять, с оплавившимися краями. Глаз-разведчик взорвался в воздухе от точного попадания.
  Новосёлов и Дюваль стали пятиться по направлению к пульту управления. Глухо ухал каратель Дюваля, превращая роботов в груды дымящегося металла. А Новосёлов смотрел на ручку, вспоминая, как включить выстрелы очередями. Наконец-то он нажал на красный выступ. Отдачи не было, но в стремительно приближающуюся толпу роботов полетели красные короткие молнии, от которых роботы разлетались на мелкие кусочки. Десятки роботов превратились в раскаленные куски металла за считанные секунды. Когда, казалось бы, все роботы были уничтожены, с двух сторон коридора появились кархи-воины. Все они были в боевых черных костюмах, похожих на средневековые доспехи: с металлической чешуей по всему телу, с налокотниками и наколенниками. На их маленьких головах были надеты округлые шлемы, полностью закрывающие их шеи и лица. Таких костюмов на кархах Алексей ещё не видел. Их трезубцы трещали без остановки, оставляя дыры с зазубренными краями то на полу, то в стенах совсем рядом с Алексеем. Шариковая ручка нагрелась, и Алексей достал из кармана свой привычный "фонарик". Он продолжал стрелять в кархов, надвигающихся со стороны пульта управления, своим привычным оружием. Дюваль палил в противоположную сторону. И доспехи кархов не спасали. Они разлетались в разные стороны вместе с фрагментами своих боевых костюмов. Но вдруг каратель профессора смолк. Новосёлов глянул на него и всё понял: заряд закончился. Дюваль не растерялся и тут же метнул в толпу кархов свое оружие. Алексей с профессором включили свои защитные поля. Грохнул взрыв. Мощная взрывная волна отбросила охотников в сторону пульта управления, сметя на своем пути остатки кархов. Защита и у Новосёлова, и у Дюваля отключилась одновременно. Они стояли в опустевшем коридоре, глядя на оплавленные пол и стены, морщась от запаха гари. Кое-где полыхали костры пламени.
  - Мне жарко, - тихим голосом сказал Дюваль на языке кархов, чтобы сбить с толку врагов. Общаться знаками уже не было смысла. - Дальше идти пешком опасно. Мое тело может перегреться, а ты обожжешь свои ноги. Кстати, почему твоя обувь еще не расплавилась?
  - Наверное, это потому, что у меня хорошая обувь, - ответил Алексей, с опаской глядя на Дюваля. Интересно, догадался ли он, что костюм у Новосёлова тоже термостойкий и оберегает, если верить словам Эллы, тело от повреждений?
  - Ну-ка дай мне свой каратель.
  - Пожалуйста, - Новосёлов протянул профессору "фонарик".
  - А откуда у тебя оружие, похожее на ручку?
  - Нашел, - соврал Новоселов, помня, что за нарушение инструкции охотника с него могут спустить три шкуры и даже убить. Ему нельзя было принимать подарки от представителей других внеземных цивилизаций. - В квартире карха. Хотел Лотису показать, но забыл.
   - Ну-ну, - профессор кивнул, но по его глазам было видно, что он не поверил Новосёлову.
   Достав из рюкзаков свои шеги, охотники встали на них и плавно полетели по коридору. Новосёлов в какой-то момент надел очки, попытался настроить их на просвечивание стен. Но стены обители кархов были сделаны из металла, который почему-то не просвечивался. Алексей снял очки. Глядя на него, профессор усмехнулся, будто знал, что очки здесь не помогут.
   Тихо они приближались к пульту управления - большому округлому помещению, куда, если верить трехмерной карте базы, сходились все энергетические потоки. Только сейчас ни у Новосёлова, ни у Дюваля карта на браслете почему-то не включалась. Это означало, что передвигаться по базе им нужно будет, надеясь лишь на собственную память. Понимание того, что они не знают, сколько ещё кархов осталось на базе, угнетало .
  - И все-таки зря мы не взяли с собой ещё один глаз, - с сожалением произнес Новосёлов.
  - Ты знаешь, что за потерянный глаз Лотис нас на британский флаг порвет? - спросил профессор.
  Новоселов кивнул. В тот момент его не очень волновало, что скажет или сделает Лотис, так как у входа в пульт управления Алексей заметил какое-то движение. Небольшой отряд кархов вышел из помещения пульта и устремился навстречу Дювалю и Новосёлову.
   - Подпустим поближе и... - договорить Дюваль не успел. Сзади послышались щелчки и свист. Голова Дюваля разлетелась в разные стороны, обрызгав Алексея мозгами и кровью.
  - Твою мать! - закричал Новосёлов, оборачиваясь и стреляя из ручки в непонятно откуда взявшуюся толпу кархов.
  Передние ряды кархов прикрывались прозрачными щитами. Те кархи, которые стояли за воинами со щитами, дружно метнули в воздух сотни бумерангов и ощетинившихся острыми шипами дисков. Выстрелы из трезубцев дружно ухнули с двух сторон длинного коридора. Алексей прижался спиной к гладкой стене, выпустив в обе стороны несколько коротких очередей. Обезглавленное тело Дюваля всё ещё висело в воздухе на шеге. Оно не упало, как ожидал Новосёлов, а развернулось. Руки его вытянулись в стороны, ладони отпали и шлепнулись на пол. Одна ладонь всё ещё продолжала сжимать "Каратель". Из обрубков рук профессора высунулись дула серебристых пушек, из которых вырвались струи голубого пламени, которое сжигало стремительно приближающихся с двух сторон кархов. Щиты им не помогали. Алексей, как завороженный, смотрел на это зрелище, пока несколько точных выстрелов не разорвали тело Дюваля. Во все стороны полетели раскаленные детали. Совсем рядом с Алексеем, едва не задев его, воткнулись острые диски и бумеранги. Стена, пол и потолок покрылись глубокими дырами, от которых исходил нестерпимый жар. Новосёлову обожгло лицо, ладони. У него опалились брови и ресницы, волосы начали гореть. Но существенного вреда здоровью Алексея выстрелы кархов не причинили. Костюм по-прежнему работал, отводя от него разряды трезубцев, диски и бумеранги.
  Кархи продолжали приближаться. Когда Новосёлов вспомнил про самоуничтожение "фонарика", стена за его спиной разошлась в разные стороны. Мощные потоки воздуха потащили Алексея по большой трубе вниз. Он кричал и вращался в воздухе, двигатели шега отключились, но крепления не дали ему слететь с ног. Когда бухнул взрыв самоуничтожившегося "Карателя", Новосёлов успел заметить быстро закрывающийся люк и обрубленный язык оранжевого пламени, который погас, как только люк закрылся. Труба шла под большим наклоном вниз и была довольно-таки длинной. Тяга, как сверхмощный пылесос, тащила Новосёлова. Иногда он стукался спиной, плечами и головой об гладкие стенки, но выплеснувшийся в кровь адреналин заглушал боль. Когда труба резко закончилась, Алексей плюхнулся в большой чан, заполненный до краев зеленой кашицей, обрызгав двух гориллоподобных существ, держащих в волосатых лапах черпаки на длинных металлических ручках. Глядя на этих существ, Новосёлов подумал, что именно так должны выглядеть ети, снежные люди или бигфуты.
  "Ети" зарычали, подняли над головами черпаки, резко опустили их в чан с зеленым варевом, целясь в Алексея. Но он быстро нажал на кнопку браслета, активировав двигатели шега и взлетел над снежными людьми. Подняв в воздух зеленые брызги, они негодующе завыли. Побросав черпаки, бигфуты потянулись к пистолетам с длинными дулами, болтающимся на широких поясах, опоясывающих их неохватные торсы.
  Взмыв над головами снежных людей, ослепив их брызгами каши, Алексей нажал на кнопку шариковой ручки, включающую луч и махом срезал головы сначала одному обезьяноподобному существу, потом - другому. Двигатели шега отключились, Новосёлов опустился на металлический пол огромного помещения, стены которого были заставлены большими клетками. Он отключил шег и убрал его в рюкзак. Прутья клеткам заменяли опасно посверкивающие красным цветом лучи.
  Многие клетки пустовали, но в остальных находились тощие, оборванные люди - женщины, дети, старики. Увидев Алексея, они начали кричать:
  - Выпусти нас! Освободи нас!.. Помоги нам!
  Новосёлов уже начал метаться вдоль клеток в поисках механизма, открывающего их, но услышал голос, который уже неоднократно звучал его в голове. Причем, этот голос был вполне реальным:
   - Подойди ко мне, Алексей! Не слушай их! Слушай меня, ибо они враги, а я твой друг...
  - Выпусти нас! Освободи!..
  Сам не зная почему, Новосёлов пошел на звук голоса, который был ему знаком. Он подошёл к самой крайней клетке, в которой находилось обнаженное существо, похожее на человека, подвешенное на тонких тросах за руки и за ноги. Кожа этого существа была зеленоватого оттенка. Голова его была обернута материалом, похожим на фольгу.
  - Это я звал тебя! - говорил зеленый человек. - Освободи меня!
  - Освободи нас! - кричали люди в соседних клетках. - Не слушай его.
  - Не слушай их! - закричал зеленый человечек, пытаясь перекричать другие голоса. - В других клетках не люди... Они наши враги. Если не веришь мне - надень свои очки и просвети их! Слушай меня! Только я знаю, что у тебя два имени. Ненастоящее твоё имя - Иван!
  Услышав своё второе имя, Алексей проникся большим доверием к зеленому существу, достал из внутреннего кармана пиджака темные очки, нацепил их на нос. Он сразу же увидел, что оборвыши, просящие его о спасении, на самом деле были ящероподобными гуманоидами с раздвоенными языками и существами, верхняя часть которых была человеческой, а нижняя часть переходила в толстый длинный змеиный хвост, на который опиралось тело.
  - Это люди-ящеры и люди-змеи! - закричал зеленый человечек. - Они - злейшие враги человечества! Освободи меня...
  - Но как? - закричал Алексей. - Я не вижу...
  - Вырежи глазное яблоко одной из обезьян и приложи к пластине слева от моей клетки!
  Алексей включил режим луча у ручки, сделал всё, как говорил зеленый гуманоид. Лучи клетки, в которой находился зеленый человечек, погасли, он плавно опустился на пол, кандалы с тросами соскользнули с его рук и ног и спрятались в блестящих стенах клетки. Зеленый гуманоид сорвал с головы фольгу, вышел из клетки. - Ну, наконец-то!
  Ловко выхватив из руки опешившего Новосёлова шариковую ручку, гуманоид перестрелял всех змеев и ящеров, вернул Алексею ручку. По стенам и по полу клеток растекалась голубая кровь.
  - Нихрена себе, - только и смог сказать Новосёлов.
  - Сожми свои булки в кулак, бежим отсюда. Тебе ещё нужно взорвать корабли кархов.
  - Но как мы попадем к кораблям? - лоб Алексея прорезала продолговатая морщина. - Я сбился с курса.
  - Не ссы, чувак! - гуманоид улыбнулся. - Кстати, меня зовут Зах. Я уже пять раз убегал отсюда, поэтому знаю, что тут и как. Пошли за мной!
  - Ладно, веди меня, Зах! - сказал Новоселов, понимая, что у него нет другого выбора.
  3
  Зах протянул руку, Новосёлов отдал ему свою шариковую ручку. Лучем Зах прорезал округлое отверстие в стене, за которым оказался низкий, но длинный коридор. По нему Зах с Алексеем поднялись по наклонной плоскости наверх, потом резко свернули налево и вышли к тупику, в котором Зах проделал лаз при помощи ручки Алексея. Через узкий лаз они вышли к стоянке кораблей кархов, похожих на черные огурцы, покрытые пупырышками и шипами, с торчащими спереди пушками. Под днищем одного из кораблей, в центре, Новосёлов установил бомбу, активировал её.
  Сразу же, откуда ни возьмись, появились кархи. Выхватив из руки Алексея шариковую ручку, Зах перестрелял их всех.
  - За мной! - скомандовал он, подув на тонкий конец ручки, как это делали ковбои в вестернах. - Я выведу тебя к шахте, из которой ты пришёл.
  Петляя коридорами, отстреливая разрозненные группы кархов и роботов, они наконец-то вышли к той же вентиляционной шахте, встали под её широкое жерло. Браслет Алексея пронзительно пикал, напоминая о том, что сейчас всё взорвется.
  - Включай защиту, - вполголоса сказал Зах, когда увидел отряд кархов, ощетинившийся трезубцами.
  - Защита не включается, - обреченно произнес Алесей, тыкая пальцем в белый камушек браслета.
  - Тогда активируй шег! - Зах достал из кармана пиджака Алексея ручку и стал стрелять в кархов.
  Алексей поставил на пол шег, попытался включить двигатели, но они почему-то не завпускались.
  - С-сука, - процедил сквозь зубы Новоселов. - Не работает...
  - Как "не работает"? - на зеленоватом лице Заха появилось выражение недоумения и страха. - Нас же сейчас накроет...
  Гуманоид схватил шег, провел над ним рукой.
  - Похоже, энергия в батареях закончилась. Ты почему уровень зарядки не проверил перед использованием?
  Новосёлов ничего не ответил. Он увидел пятерых здоровенных кархов, выскочивших из прохода, внезапно образовавшегося в стене. В руках у них было оружие, отдаленно напоминающее дробовики.
  - Я готов умереть, но не сегодня, - Алексей нажал на кнопку самоуничтожения на браслете, снял его с запястья и метнул в кархов.
  И в тот самый момент вентиляционную шахту осветил желтый свет. Алексей почувствовал, как его и Заха тащит вверх знакомая сила. Снизу грянул взрыв. Оранжевый огонь заполнил шахту. Он гнался за Захом и Алексеем, но не причинил им вреда.
  
  4
  Николай сделал всё, как говорил ему Захар. На электричке он доехал до станции Грибное, пошёл на северо-восток. В трёхстах шагах от ржавого указателя "Грибное" он заметил за кустами открытый люк, темное жерло которого вело глубоко вниз, так глубоко, что, когда Герасим кинул туда камень, он не услышал звука его падения. Помня о словах Захара, он залег в зарослях, сжимая рукой костыль, и стал ждать. Механическая ворона описывала круги над ним и одобрительно каркала, давая понять, что они уже на месте.
  Вдруг земля задрожала под грудью Николая. Метрах в тридцати над своей головой Герасимов увидел темную тень на небе. От этой тени отделился яркий луч. Когда луч исчез, из люка вырвался столб пламени, который быстро погас. По земле пошли большие глубокие трещины, в которые с треском провалились два деревянных дома, стоящие на краю села Грибного. Николай вскрикнул, ещё сильнее прижался к земле.
  5
  - Я же тебе говорила, что тебе не стоит туда лезть, - Элла стояла, скрестив руки на груди, глядя на Алексея с укоризной. На ней был облегающий летный костюм, голову её украшала диадема. - А ты ведь меня не послушал. Сейчас-то ты понял, что остиксы тебя хотели подставить?
  - Понял, - Алексей кивнул головой. - Спасибо тебе, Эллочка! За всё спасибо!
  - И ты готов улететь со мной?
  - Да, - ответил Новосёлов. - Хватит с меня приключений. Я понял, что хочу стать твоим мужем и королем Лерингии.
   - Наконец-то! - Эллая подняла руки вверх, её глаза уперлись в точку на округлом потолке. - А это кто с тобой? Твой слуга?
  - Да нет же, - Новосёлов посмотрел на Заха, задумался, подбирая слова. - Это...
  - Рад приветствовать тебя, Эллая! - Зах застыл в низком поклоне, глядя в пол. - Как здоровье отца твоего, Никоена? А как чувствует себя матушка твоя, Ригга?
  - Встань с колен, Зах, - ответила Элла. - Я вспомнила тебя. Ты-друг нашей семьи... Давно же я тебя не видела. У родителей моих всё хорошо. Во всяком случае, во время последнего сеанса связи у них всё было нормально. Я благодарна тебе за то, что ты помог Ивану...
  - Алексею, - поправил её Новосёлов.
  - ... Алексею выполнить его последнее задание. Только мне непонятно, как ты опять оказался в центре конфликта? Почему опять ты?
  - Судьба у меня такая, - ответил Зах, не поднимая глаз. - Судьба - злодейка...
  - Скажи, что ты хочешь, и я вознагражу тебя, - с надменным видом произнесла Эллая.
  - А ничего мне не надо, у меня всё есть, - Зах развел в стороны руки. - Отпусти меня. Я хочу остаться на Земле, в этом городе, который люди назвали Лемском.
  - Алексей, - Элла посмотрела на Новосёлова. - Ты отпускаешь его?
  - Да, - ответил Алексей. - Пусть всё будет так, как он хочет.
  - Ладно, да будет так, - Элла качнула головой. - Встань в центр круга.
  Зах покорно встал в круг, на котором пульсировала яркая надпись на русском языке: "встаньте сюда" и исчез.
  - Курс на Лерингию? - бровь Эллы вопросительно поползла вверх, губы её тронула улыбка.
  - Да, - ответил Алексей, притянув её к себе и поцеловав. - На Лерингию, прочь отсюда...
  В этот момент корабль тряхнуло, он задрожал. Члены экипажа забегали, послышался механический голос:
  - Авария... Прямое попадание. Повреждения - восемьдесят два процента...
  - Твою мать! - хором выкрикнули Алексей с Эллой. Корабль ещё раз содрогнулся. Алексей упал на Эллаю, в этот момент в задней части корабля вспыхнул пожар. По кораблю с криками заметались горящие факелы - члены экипажа.
  - Система пожаротушения вышла из строя, - также без эмоций вещал механический голос.
  - В спасательную капсулу! - закричала Элла, вскакивая на ноги, скидывая с себя Новосёлова. - Быстро!
  6
  Элла, Алексей и ещё шесть оставшихся в живых лерингийцев заняли места в спасательной капсуле. Все они сидели в овальных креслах, ремни безопасности обвивали их тела. После очередного грохота и последующего за ним содрогания корпуса корабля Эллая провела над миниатюрной панелью управления рукой. Над панелью возникли ярко-зеленые прямоугольники с надписями на русском языке. Элла ткнула тонким пальцем в прямоугольник с надписью "спасение".
  Тут же появились маленькие прямоугольнички с надписями: "шоссе", "лес", "деревня", "озеро".
  - В озеро! - крикнула Эллая.
  Её кресло бесшумно отъехало от пульта и встало в один ряд с креслами Алексея и остальных членов экипажа. Зеленые прямоугольники над пультом исчезли. На несколько секунд повисла полная тишина, потом капсулу слегка качнуло, гибкие ремни безопасности скрылись в спинках кресел, вход в капсулу, который во время полета был наглухо закрыт, открылся.
  - Все к выходу! - скомандовала Элла. - По мостику выходим на берег. Ждать меня, не расходиться!
  Лерингийцы послушно направились к выходу, Новосёлов последовал за ними. Когда он подошёл к выходу, свежий воздух обласкал его лицо. Выйдя из капсулы, он увидел, что она висит в воздухе над озером, от неё к берегу тянется прозрачный мост, по которому медленно, озираясь по сторонам, идут члены экипажа. Их костюмы вдруг потемнели и стали одного цвета с озерной водой. Из воротничков летных костюмов вылезли капюшоны и скрыли рыжие шевелюры лерингийцев. Алексей посмотрел на свой костюм. Он тоже поменял цвет. Рукава пиджака удлинились, скрыв руки, на голову откуда-то сзади мягко опустился капюшон.
  -Вот это маскировка, - пробормотал Алексей, опустив голову и глядя себе под ноги. В ту минуту он вдруг подумал, что может оступиться и упасть в воду.
  За Алексеем шла Элла. Замыкал колонну маленький толстый лерингиец с тремя подбородками, которые не мог скрыть капюшон. Со стороны казалось, что его подбородки плывут по воздуху над озером.
  
  
  
  7
  Когда дрожь земли прекратилась, Герасим увидел, как от темного силуэта в небе опять отделился луч. Луч погас, а в том месте, где луч коснулся земли, появилась до боли знакомая скорчившаяся фигура.
  - Захар! - закричал Николай.
  Темная тень в небе стала подниматься вверх. В то же время где-то на юге вспыхнула яркая вспышка, грохнул выстрел, похожий на гром. Тень в темном небе замерцала, превратившись в тарелку. Один конец тарелки вспыхнул. Летательный аппарат задрожал, опустился ниже. Послышался второй выстрел, осветивший окрестности ярким светом. В центре тарелки вспыхнул ещё один очаг пламени. Она резко накренилась, задымилась и стала терять высоту. Потом от тарелки отделился огненный шар, пролетевший по дуге и упавший в озеро, где он и потух. Тарелка, взорвалась в вечернем небе. Её горящие осколки, кружась в воздухе как осенние листья, рухнули в черную гладь озера, едва не задев мерцающую точку, в которую превратился шар. Герасим даже вспомнил название этого озера - Тёмное.
  
  8
  Николай встал во весь рост, заворожено глядя то на фигуру на земле, то на лес и озеро. От размышлений его оторвал голос Захара:
  - Пригнись, дурак, и ползи ко мне!
  Герасим подполз к Заху.
  - Захарыч! Я так рад, что ты жив! Я... я так тосковал по тебе!
  Где-то над его головой каркнула механическая ворона. Кружась, она опустилась на землю. Сев рядом с Захом, она каркнула, сигнализируя, об опасности. Тут же из темных зарослей вышли существа в черных плащах. Они приближались к Захару с Николаем. Герасимов вскочил, схватился двумя руками за нижнюю стойку костыля, стал наносить размашистые удары по головам людей в плащах. С хриплыми вскриками люди в плащах падали на землю, хруст их костей оглашал округу. Их черная кровь окрашивала траву.
  Герасим понял, что это были кархи. Он нещадно бил их, порхая с костылем в руках, как бабочка, не ведая страха, пока усталость не сморила его. А кархов становилось всё больше. Они выскакивали из зарослей и бежали к Заху. Их цель была очевидна - убить Заха.
  - Дай мне его, - Зах выхватил костыль из рук Герасима. - Отдохни пока...
  - Да я и не устал...
  - Не ври мне, - Захар приложил поперечную подмышечную перекладину к плечу. Тут же под рукояткой для кисти с щелчком появился спусковой крючок, а над костылем в воздухе повис круглый голубой прицел. - У тебя было столько времени, а ты так и не научился...
  Захар нажал на спусковой крючок. Костыль дернулся в его руках. Сразу три карха превратились в яркие факелы. Визжа, они падали на землю и сгорали. Пять выстрелов превратили кархов в кучи белого пепла с резким запахом, который светился в темноте.
  - Ого! - только и смог сказать Герасим.
  - Вот так! - Захар протянул ему костыль. - Учись, пока я жив. Пошли...
  - Куда?
  - Спасать Эллаю и Алексея.
  Герасим не знал, кто такие Эллая и Алексей, но послушно поспешил за Захаром в сторону Темного озера. По дороге Захар подобрал с земли плащ одного из убитых им кархов, накинул на себя. На куче пепла остался след его босой четырехпалой ноги.
  9
  Когда Алексей и лерингийцы вышли на берег, Элла всех осмотрела, нажала на кнопку на поясе. Прозрачный мост тут же исчез. Вход в капсулу закрылся, и она в мгновенье ока ушла под воду.
  Послышался рев мотора. Лерингийцы замерли. Алексей увидел приближающийся свет фар. По дороге, петляющей среди высоких деревьев, мчался уазик-"батон", подпрыгивая на кочках. Выехав к берегу, он резко остановился.
  - Это - наши? - спросил Новосёлов, глядя на Эллаю.
  - Не знаю, - она пожала плечами, отстегнув от пояса миниатюрный серебристый пистолет с иглой вместо дула. На конце иглы зажегся красный огонек. В руках соотечественников Эллы появились такие же пистолеты . Алексей на всякий случай достал из кармана свою трехцветную шариковую ручку.
  Из уазика вышли двое. В одном из них Алексей без труда узнал Заха. На Захе сейчас был одет черный плащ. Именно такие плащи носили кархи. Полы плаща волочились по земле.
   Второй был типичным землянином: чуть ниже Алексея, но шире в плечах, с открытым добродушным лицом и ясными добрыми глазами. Этакий деревенский мужик, только что вернувшийся с полевых работ. На мужике была одета темная толстовка, под которой угадывался бронежилет.
  - Это Николай, он свой, - сказал Зах, указав рукой на мужика. - Хотя я зову его Герасимом. Ему это имя больше подходит.
  Мужик кивнул и улыбнулся, глядя сверху вниз на Заха. Взгляд его излучал тепло и доброту. Так обычно взрослые смотрят на детей. Рядом с ним Захар действительно смотрелся, как ребенок.
  Откуда-то сверху послышалось карканье. Большая ворона, кружась, опустилась на крышу уазика.
  - Садитесь в машину! - Герасим распахнул со скрипом дверь.
  - Поедем ко мне и всё обсудим, - сказал Зах, садясь на пассажирское сиденье и хлопая дверцей.
  Алексей вопросительно посмотрел на Эллу.
  - У нас нет другого выбора, - принцесса Лерингии окинула взглядом нерешительно мнущихся с ноги на ногу лерингийцев. - Что стоите? Запрыгивайте в этот ящик с болтами на колёсиках и поехали. Нам нужно где-то отдохнуть, поесть, а уж потом будем думать, что делать дальше.
  Вдруг ворона на крыше машины несколько раз тревожно каркнула. Послышался шорох в кустах. Из густых зарослей кустарника вышли роботы - Анна и Вася. Они быстро приближались к опешившему Алексею. В руках они держали "Каратель-1001" - мощное оружие, которое может быть и огнеметом, и пулеметом, и чем угодно, если нужно быстро и качественно уничтожить цель. "Каратель-1001" Новосёлов держал в руках только один раз, да и то во время обучения. Несмотря на это, Алексей знал об убойной силе этих карателей.
  - Твою мать, - прошептал он, закрывая своим телом Эллу. В это мгновение он сомневался, что его костюм сдержит ударную мощь оружия остиксов. - Вот это пиз...
  - Иван Иванов, он же Алексей Новосёлов, - на ходу отчеканивала Анна, направляя каратель на Алексея. - Ты нарушил шестнадцать пунктов инструкций охотника. По закону остиксов решением командира Лотиса ты приговариваешься к казни. Решение обжалованию не подлежит, приводится в исполнение...
  Из окошка уазика высунулась блестящая стойка костыля. Негромко хлопнули два выстрела. Роботы разлетелись в разные стороны. Их раскаленные детали усыпали траву в радиусе десяти метров. Голова Анны подкатилась к ногам Эллаи. Рот Анны был перекошен. Глаза её были широко открыты. Изо рта, ушей на землю капала коричневая маслянистая жидкость. Элла подняла голову с земли. Губы Анны беззвучно шевелились. Принцесса протянула голову Новосёлову. В этот момент послышалось шипение, в котором отчетливо угадывалось слово "смерть".
  - Да пошла ты! - Алексей пнул по голове, как по футбольному мячу. Вращаясь в воздухе, голова Анны долетела до уазика, ударилась об его металлический корпус и упала с глухим стуком на землю. - Сука железная...
  - Не бойтесь! Всё под контролем! - крикнул Зах, поглаживая рукой стойку костыля. - Герасим, будь другом... Собери остатки роботов и заверни в брезент. Мне они пригодятся.
  - Ага! - Николай выскочил из машины с большим куском брезента в руках.
  - А вы садитесь в машину! - прокричал Зах Алексею с Эллой. - Что стоите?
  Когда Герасим собрал то, что осталось от роботов, уазик с пробуксовкой рванул с места. Ему вслед смотрел глаз Васи, который впечатался в кору березы, стоящей неподалеку от зарослей кустов. От глаза исходило слабое свечение, которое становилось меньше и меньше, а через полминуты и вовсе потухло.
  
  10
  
  Уазик остановился на обочине шоссе, потом все через лес прошли к бункеру Заха.
  - Подождите меня здесь, мне нужно немного навести в бункере порядок. - Зеленый человечек приложил руку к большому плоскому камню и скрылся в землянке. Его не было минут пять. Всё это время Алексей, Герасим и Элла с её соплеменниками стояли у подножия холма, окруженного лесом. Уже совсем стемнело, стал накрапывать дождь. Эллая зябко съежилась и прижалась к Новоселову.
  - Что-то прохладно...
  - Навороченный костюм не греет? - Алексей прижал её к себе и поцеловал в губы.
  В этот момент послышался шум. Из входа в землянку ударил яркий белый свет, ослепив всех на мгновение.
  - Добро пожаловать, гости дорогие! - послышался голос Заха.
  - А снаружи выглядит не так презентабельно, как внутри, - сказал Алексей, входя в просторные светлые помещения, оглядываясь по сторонам. Всё выглядело примерно так же, как на инопланетных кораблях: причудливых форм мебель всё сияет серебром, туда-сюда снуют роботы, каждый из которых занят своим делом.
  - Этого не было, Захар! - воскликнул Герасим.
  - Это всегда было, - спокойно ответил гуманоид. - Только повода не было это показать. Проходите, друзья! Чувствуйте себя, как дома.
  Когда все привели себя в порядок в роскошной сауне Заха, роботы накрыли большой круглый стол. Блюда были исключительно лерингийские. Только вино было сделано по денийсим рецептам. И называлось оно ойгла. В ответ на слова благодарности Зах говорил, что решил устроить маленький праздник в честь своего освобождения. О делах он запретил говорить.
  - Всё завтра, - говорил он. - Завтра...
  
  Глава 10. Месть.
  
  1
  На следующий день все собрались в круглой комнате. Удобные овальные кресла были расставлены вдоль круглых стен. На креслах сидели Алексей, Николай, Эллая и члены её экипажа. В центре круга стоял Захар.
  - Я вас собрал для того, чтобы совместно решить, что делать дальше, - говорил денянин, заложив руки за спину, внимательно вглядываясь в лица своих друзей. Он был одет в синий спортивный костюм и кроссовки. На голове его была черная вязаная шапочка. Глядя на зеленоватые руки и лицо Заха, Новоселов подумал, что гуманоид похож на гопника, пережившего Чернобыльскую катастрофу. - Определенно, нужно что-то делать, действовать нужно срочно. У нас есть один общий враг. Это остиксы.
  - Но откуда вы знаете, что это они? - спросил Алексей. - Может, кто другой?
  - Знаю! - Зах махнул рукой. Тут же из пола поднялась белая подставка, на которой лежал ноутбук. Пока подставка поднималась, ноутбук открывался, загорелся экран. - Мой робот запомнил всё от начала до конца.
  Открылся проход в стене, в комнату влетела ворона и села Заху на руку. Денянин раздвинул серые перья на спине птицы, на что-то нажал. В следующую секунду из клюва вороны высунулся золотистый квадратик, похожий на сим-карту мобильного телефона. Этот квадратик Зах вставил в ноутбук, ворона тут же улетела. Над ноутбуком зависла трехмерная картинка. Это был вид местности сверху.
  - Покажи мне момент, когда корабль сбили, - произнес Зах.
  Изображение в воздухе замерцало, завертелось. Потом все, присутствующие в круглой комнате, увидели вентиляционную шахту, зависшую над ней тарелку, яркий луч, отделившийся от неё. Тарелка поднялась вверх, немного пролетела, после чего от неё опять отделился луч и погас. Все увидели голого, озирающегося по сторонам Захара. Летательный аппарат стал подниматься. В этот момент на холме, на севере, земля разошлась вместе с кустами. В рваной темной дыре появились две пушки.
  - Это пушки остиксов! - закричал Алексей. - Я знаю такие. Они стоят по периметру города...
  Пушки выстрелили синхронно. Удаляющаяся тарелка вспыхнула в двух местах, слегка накренилась и стала снижаться. От неё отделилась спасательная капсула, после чего тарелка взорвалась. Пушки скрылись во чреве холма. На холме остались стоять три фигуры. В одной из них Алексей узнал Лотиса, двое других были его подручными - Ших и Герн. Все они даже не удосужились загримироваться, будучи уверенными в своей безнаказанности. Ших что-то сказал Лотису. Тот кивнул головой, и все трое спустились с холма, сели в джип, который тут же взлетел и пулей рванулся в сторону Лемска, на лету становясь сначала прозрачным, а потом и вовсе невидимым.
  
  2
  - Вот ведь суки, - сквозь зубы прошипел Новосёлов. - Твари!
  - Согласна! - Элла кивнула головой. - Эти твари, эти остиксы помешали мне улететь на Лерингию. Они хотели убить меня и моего будущего мужа, а также моих соотечественников. А корабль... Он стоил пятьсот ерджей! А моя спальня... Такой спальни на корабле не было ни у одной из королев Лерингии. Мне её по заказу сделали, по индивидуальному проекту. А если бы мы погибли? А если бы спасательная капсула сработала позже?
  На глаза Эллы навернулись слезы.
  - Ну, не плачь, милая, - Новосёлов прижал её к своей груди, поглаживая рыжие волнистые волосы, поцеловал их, ощутив пьянящий запах неземных трав.
   - Ненавижу их, - прошептала Эллая.
  - У меня тоже есть веская причина их ненавидеть, - Захар понимающе покачал головой. - Остиксы сбили и наш корабль, погибли мои соотечественники. Можно сказать, что из-за остиксов я застрял здесь... Хотя я тут неплохо устроился, но считаю, что остиксы должны кровью заплатить за смерть денян.
  Лерингийцы одобрительно закивали головами.
  - Убить этих тварей! - выкрикнул лерингиец с маленькими, близко посаженными глазками.
  - Убить! Убить! - вторили остальные земляки Эллаи, переглядываясь и одобрительно тряся головами.
  - Если они приговорили меня к смерти, они обязательно вернутся, чтобы исполнить приговор, - задумчиво произнес Новосёлов. - Я должен или истребить их всех, или умереть. Не исключено, что они стреляли в корабль Эллы потому, что я был на нем.
  - Подонки! - Эллая всплеснула руками. - Если мы не улетим в ближайшие тридцать два часа, пространственный излом закроется. Связаться с отцом я не могу...
  - Да есть у меня одно устройство для связи, - тихо произнес Зах. - Но пока ваши получат сигнал и долетят до Земли...
  - Излом закроется, я не успею на церемонию собственного бракосочетания, на которую слетятся все члены нашей семьи, а новой королевой станет моя младшая сестра... Какой ужас! - Элла обреченно обхватила голову руками, тяжело вздохнула.
  Лерингийцы опять зашумели, зашушукались.
  - У остиксов есть корабль, - вдруг вспомнил Алексей. - Они держат его на случай внезапного нападения или аварии на подземном комплексе. Он у них всегда в рабочем состоянии, я даже знаю, как им управлять. Но врядли у нас получится им завладеть. Они не согласятся ни подарить его нам, ни сдать в аренду.
  - Остается только забрать его силой! - добавил Зах.
  - Ребята, у меня есть план! - Эллая встала с кресла, подошла к ноутбуку. - Покажи мне план комплекса...
  Тут же в воздухе появился план базы остиксов со всеми входами и выходами, со всеми пушками. Были видны даже остиксы, бродящие по коридорам. Каждый из них был занят своим делом. Жизнь на базе продолжалась в обычном режиме.
  - Все попадем на базу через транспортер, - Алексей ткнул пальцем в изображение, после чего оно зарябило. - Потом перебьем всех остиксов, угоним корабль и взорвем базу к чертовой матери. Если каждый будет вооружен... Только где взять столько оружия?
  - Нет, - отрезала Элла, покачав головой. - Ход твоих мыслей правильный, но, если сделать так, будет много жертв. Нужно сделать всё скрытно, чтобы остиксы даже не поняли, что мы напали на них.
  - Нужно замаскироваться под них, - предложил Зах. - Для этого у меня есть кожа с голов и с рук роботов, которые должны были убить Алексея. Сохранились их идентификационные пластины, которые можно положить в карман. Тогда голова комплекса - вот эта установка - не сможет нас отличить от них и не поднимет тревогу.
  - Имея эти пластины, я смогу пройти в блок управления базой и сломать головную установку, которая является чем-то вроде центрального компьютера, управляющего всем комплексом. - Новосёлов сложил руки на груди и потер подбородок. - Только как я это сделаю?
  - Жучки, - Эллая подняла вверх указательный палец правой руки с острым красивым ноготком. - У тебя есть жучки, которые выведут установку из строя.
  - И ещё я знаю, как нейтрализовать большинство остиксов, - вполголоса добавил Алексей.
  - Как? - лерингийцы подались вперед.
  - Водкой. В час дня у них кормежка. Они получают свои пилюли и жрут их. Я подолью водки в распределитель и тогда...
  
  3
  В начале первого Зах с Алексеем стояли рядом с песочницей, в которой играли дети. Уазик- "батон" стоял рядом, попыхивая выхлопной трубой. Рядом с ним стояла Элла. На ней было белое платье с высоким разрезом. По её лицу текли слезы.
  - Береги себя, любимый, - она послала Алексею воздушный поцелуй.
  - Всё будет хорошо, - ответил за него Зах.
   Ново селов и денянин изображали роботов. Захар, будучи невысокого роста, изображал Васю. Алексей был замаскирован под Анну. Искусственная кожа идеально прилегала к телу. Только для женщины Новосёлов был слишком высоким и грузным. Желтое платье с кроссовками сочетались плохо. Но что поделать, если туфли на каблуках непригодны для боевой операции? Платье было сделано из сверхпрочного материала, в дамской сумке лежали бутылка дешевой водки и каратель.
   Они вошли в песочницу, подошли к "грибку". Молодая мамашка, сидящая до того на скамейке, заметив высокую женщину и подростка лет двенадцати, зашедших в песочницу, быстро подозвала к себе пухлощекого карапуза, который до того момента усердно закапывал в песке большой игрушечный грузовик.
  - С Богом, - сказал Алексей, прикладывая небольшую металлическую пластину к выемке в верхней части "грибка", глядя на Заха. Денянин одобрительно кивнул.
  Тут же открылся люк, взметнув в воздух облако песка, которое закружилось по спирали и стало медленно оседать.
  Увидев, как женщина и подросток исчезли в песчаном вихре, мамашка схватила в охапку сына и скрылась в подъезде г-образного дома, стоящего напротив детской площадки. Уазик постоял немного и поехал по дорожке, скрывшись между домами.
  4
  Тяга быстро тащила Заха и Новосёлова по трубе вниз. Когда ноги Алексея коснулись металлической площадки, он облегченно вздохнул. На базе по-прежнему кипела жизнь: туда-сюда сновали роботы, с деловым видом ходили остиксы в своих костюмах. Никто не обращал на Заха с Алексеем никакого внимания. Браслеты остиксов показывали, что это всего лишь роботы, вернувшиеся на базу для выполнения своих функций.
  Новоселов направился к "кормушке" - так называли остиксы установку, готовящую питательные пилюли и рассылающую их по отсекам, каютам. Зах шел за ним, прикрывая с тыла, сжимая в кармане джинсов оружие, напоминающее пистолет, аналог которого у землян появится лет через сто пятьдесят, не раньше.
  Приложив к считывателю пластину, Алексей вошёл в помещение установки, Зах остался стоять у входа. Подойдя к распределительному устройству, Новосёлов влил в него водку, пустую бутылку спрятал за прямоугольным жужжащим механизмом. В воздухе тут же возникла надпись на остикском языке: "Вы уверены, что данный ингредиент пригоден к использованию?"
  - Да, - ответил Новоселов, нажав на прямоугольную кнопку на панели "кормушки".
  Механизм кормушки пискнул, моргнул маленький зеленый огонек на панели.
  - Всё готово, - сказал Алексей Захару, выходя из "кормушки". - Сейчас нужно подождать минуты две и идти к блоку управления.
  Они вдруг замерли, изображая отключившихся на время роботов. Мимо них по коридору проплывали настоящие роботы, попискивая на ходу, пробегали остиксы, спешащие к своим каютам. Приближалось время раздачи пилюль.
  5
  Минуту-другую в воздухе повисла напряженная тишина. Никто не ходил туда-сюда, всё затихло, будто в ожидании чего-то. Но вот послышался душераздирающий крик, вслед за ним грохнул хлопок. Потом крики слились в единый хор нечеловеческих воплей и хлопков, от которых закладывало уши. Потом вопли стихли, но слышались звуки какой-то возни, обрывки остикской речи, стоны.
  - Похоже, план сработал, - Зах отбежал от входа в "кормушку", посмотрел по сторонам. - Вроде, все чисто, но есть ещё живые...
  - Плевать на них! - отрезал Новосёлов. - Сейчас нужно уничтожить систему управления. Она отключит всех роботов, откроет купол аэродрома, и мы сможем улететь.
  - Тогда пошли, - Захар направился в сторону отсека управления, безошибочно выбирая правильное направление, словно он всю жизнь жил в этом подземном комплексе. Алексей следовал за ним, периодически оглядываясь по сторонам. Всё было залито брызгами крови, кругом валялись куски мяса, внутренности, части тел остиксов. Кое-где перемещались роботы, пытаясь помочь корчившимся в муках остиксам. Откуда-то из проема в стене появилась Розита в голубом костюме. На её лице был неподдельный ужас, когда она увидела агонизирующих остиксов и разбросанные по полу части тел. Она бегала между кучами мяса, от одного остикса к другому, пытаясь оказать им помощь, но всё было тщетно: остиксы взрывались, окрашивая голубой костюм робота красными брызгами. Розита вздрагивала от каждого хлопка и вскрикивала, как настоящая земная женщина. Когда глаза Розиты встретились с глазами Алексея, зрачки её расширились, рот приоткрылся в изумлении.
  - А... - только и успела произнести она. Зах молнией метнулся к механической женщине, вытянув вперед руки. От ладоней денянина отделились голубые молнии. В считанные секунды они опутали робота, послышался треск, в воздухе запахло озоном. Розита задергалась, зашипев, как кошка. Из её рта в разные стороны полетели темно-коричневые брызги. Отлетев от Захара метра на четыре, она врезалась в стену коридора, оставив в ней вмятину. Отскочив от стены, Розита с лязгом упала на пол. Её тело какое-то время сотрясала дрожь, а потом Розита затихла. Изо её рта, ноздрей и ушей пошёл дым.
  - Что ты сделал с ней, Захарыч? - спросил Новосёлов.
  - Я всего лишь разрядил её батареи, - ответил Зах. - Она тебя узнала и могла испортить всё дело... Но ты расслабься! Это же всего лишь робот.
  Ничего не ответив, Новосёлов устремился дальше. Захар прикладывал руки к другим роботам, отключая их, а Алексей добивал остиксов одиночными выстрелами из трехцветной ручки. Так они дошли до отсека управления.
   Вход в отсек бесшумно открылся, едва Алексей с денянином подошли к нему. Новосёлов облегченно выдохнул.
  - Я уж боялся, что дверь не откроется...
  - Да не переживай ты! - Захар толкнул его локтем. - В отличие от людей, я умею управляться с техникой. И не только с ней...
  У самого входа была небольшая зона безопасности. Алексей знал о ней. Он говорил Заху перед началом операции о том, что отсек управления хорошо охраняется, но зеленый гуманоид с уверенностью сказал, что знаком с этой системой безопасности, всё будет нормально.
  Едва они переступили красную светящуюся линию, из стен выдвинулись две огромные трехпалые металлические руки, снабженные мощными пушками. Внутри Алексея всё упало. Он знал, что если что-то пойдет не по плану, их ждет неминуемая смерть. Пальцы на металлических руках оттопырились. Алексей увидел гладкие дула пушек, спрятанные между ними. Руки просканировали Алексея, сверкнув белыми вспышками, скользнули по Заху и бесшумно спрятались в стенах.
  - Мы для них - роботы, - прошептал Захар.
  Новосёлов кивнул головой и направился дальше. Зах шел за ним. Узкая зона безопасности закончилась. Прямо к ней примыкало большое полутемное помещение, в центре которого на полу лежал огромный моллюск, к которому были подключены многочисленные серебристые провода и трубки. Вдоль стен помещения стояли металлические шкафы, внутри которых что-то мерцало и гудело. Раковины моллюска были широко раскрыты. Вдоль ноги, напоминающей язык, торчали глаза на ниточках, которые нацелились на незнакомцев и смотрели на них враждебно. При приближении Заха и Новосёлова моллюск высунул из раковины ногу, прилепил её к полу и начал приближаться к незваным гостям.
  - Дальше не пойдем, - прошептал Зах. - Высыпай жучков.
  - Ага, - Новосёлов извлек из дамской сумочки коробку с жучками, положил её на пол. Она тут же раскрылась, из неё высыпались шарики, которые моментально превратились в паучков. Алексей, увидев их, отдал команду: "Сломайте систему управления базой, а потом - сразу ко мне!"
  Глаза на ноге моллюска расширились от ужаса. Видать, он понял, что его ожидает. Раковины стали закрываться, язык с глазками втянулся. Но это не спасло его. Паучки разделились на три группы. Первая группа устремилась к шкафам слева, вторая группа - к шкафам справа. Третья группа поползла к моллюску. Как только они проникли внутрь его, раздался вой, похожий на сирену. Раковины замерли.
  - Уходим, - шепнул Зах.
  Уходя из блока управления, денянин выдернул из одного из шкафов прямоугольный ящик. Из стенок ящика торчали провода, которые извивались, как живые черви.
  - Что это? - спросил Новосёлов.
  - Это моё радио, телефон и интернет, - с улыбкой ответил Захар. - Средство связи последнего поколения. Сигнал от него дойдёт до любой планеты. Я долго гонялся за этим ящиком.
  - Понятно, - Алексей кивнул головой.
  Тут же свет замерцал и погас. Отсек погрузился в темноту. Новосёлов достал из сумочки темные очки, нажатием на оправу включил режим ночного видения. Захару, похоже, очки не требовались. Он направился к выходу, махнув рукой Новоселову, чтобы тот следовал за ним. Они прошли, петляя по коридорам между застывшими роботами. Несколько раз из своих отсеков выскакивали выжившие остиксы. Они натыкались на стены в темноте, кричали, звали кого-то на помощь, но потом разлетались на куски. Алексею даже не требовалось стрелять в них. Вдруг среди начавшегося хаоса зазвучал механический голос на остикском языке: "Система управления базы повреждена и не может гарантировать вам безопасность. Просьба всем пройти к летательным аппаратам. Люк закроется через..."
   Механический голос внезапно оборвался. Новоселов с Захаром подошли к аэродрому - взлетно-посадочному кругу, на котором стояли три огромных тарелки. Алексей был удивлен, увидев летательные аппараты. Он всегда считал, что у остиксов только один корабль. А раз их стало три, значит, остиксы что-то задумывали. Неужели они собирались экстренно покидать Землю в ближайшее время?
  Крыша аэродрома была уже открыта. Площадка освещалась солнечным светом, поэтому Алексею пришлось быстро снять очки, чтобы не ослепнуть.
  - Два корабля - явно трофейные, - пробормотал Зах. - Один корабль точно принадлежит остиксам, два других - явно чужие. Похоже, это корабли стреконов.
  - Мне пофиг, чьи это корабли, - Алексей пристально всматривался в тарелки. - Вот это, похоже, остикский, - он направился к кораблю, стоящему в центре круглой площадки. - Полетим на нём. Другими я не умею управлять...
   Алексей направился к кораблю остиксов, но вдруг замер, услышав знакомый голос:
  - Не торопись, дружок!
  Новосёлов знал этот голос. Голос принадлежал Лотису, но сейчас он говорил по-русски.
  - Лотис...
  - Да, это я! - командир остиксов вышел из-за одной из тарелок, приближался к Алексею, держа в руке "Каратель - 1007", самый мощный из всех карателей.
  Новосёлов побледнел, посмотрел на Заха. Тот был на удивление спокоен.
  - А я думал, что тебя разорвало, - пробормотал Новосёлов, искоса посмотрев на Лотиса.
  - Ха-ха-ха! - командир рассмеялся, продемонстрировав мелкие, ровные, будто обточенные напильником зубы. - Какой же ты дурак, Алексей. Да, план мести был гениальный, но ты не учел того, что я сам придумываю инструкции, сам устанавливаю правила. Но мне можно их нарушать, а остальным - нет! Поэтому ты не учел, что я могу не есть пилюли в назначенное время... Ты явно просчитался! Как говорят русские, лоханулся!
  - Ну, раз ты всё понял... - Новосёлов опустил в пол глаза, думая, как выкрутиться в сложившейся ситуации. Он ощутил легкую щекотку в ногах. Это по платью к сумочке ползли жучки, блестяще справившиеся со своей работой.
  - Вот они, эти пилюли! - Лотис разжал кулак левой руки, держа разноцветные капсулы и шарики на ладони. - Ха-ха-ха! Вы думали меня перехитрить! Подумать только! Низшие гуманоиды хотят перехитрить высшего!
  - Я не низший гуманоид, - тихо сказал Зах, глядя в глаза Лотису. Он поставил на пол ящик. Провода зазмеились по гладкому полу. - И сейчас я тебе это докажу!
  - Нет, не докажешь! - Лотис направил свой каратель на Захара.
  - Брось пушку и жри эти пилюли! - Захар вытянул руки по направлению к Лотису. Его глаза были наполовину прикрыты, но Алексей смог заметить, что ни светятся слабым белым светом.
  - Что? - на лице Лотиса появилось сначала выражение недоумения, потом - страха. Его ладонь сжалась и потянулась ко рту. Потом рука задрожала. На лбу и на руках Лотиса выступили вены. Было видно, что он из последних сил сопротивляется. - Нет! Нет!
  - Ешь! - прошипел Зах. Кончики его пальцев засветились. Новосёлов почувствовал тепло, исходящее от денянина, словно рядом стоял не Захар, а раскаленная печка.
  - Нет! - ещё раз взвизгнул Лотис, засунул пилюли себе в рот и проглотил. В ту же секунду он стал раздуваться, его глаза вылезли из орбит, лицо его сначала покрылось румянцем, потом побагровело. Его рот перекосился, из него брызнули хлопья пены. Лотис упал на колени, оперся на руки и издал страшный визг, от которого у Новосёлова пробежали мурашки по коже. Визг усилился, после чего Лосис взорвался изнутри, обрызгав Заха и Алексея кровью, забросав их своими внутренностями.
  - Ё-моё, - пробормотал Новосёлов. - Всё-таки водка - сильное оружие!
  - Что ты застыл? - закричал Захар? - Что встал? Нужно сматываться отсюда!
  - Ну, да! - Алексей вышел из состояния оцепенения. - Но напоследок я сделаю вот это...
  Он снял с руки браслет, включил режим самоуничтожения, положил его под одним из трофейных кораблей. Когда он подошёл к тарелке остиксов, тут же открылся вход, от него отделился металлический помост, протянувшийся к ногам Новосёлова. - За мной, Захарыч!
  Они взбежали по помосту в светящееся огнями чрево корабля, устремились к пульту управления. Но как бы Алексей ни водил руками над пультом, ничего не происходило: не светились приборы, не слышался механический голос.
  Зах провел руками над панелью управления, опустился в кресло пилота.
  - Что-то не получается, - денянин вздохнул. - Похоже, я истратил все силы и тебе ничем сейчас помочь не могу.
  - Чёрт, ну надо же такому случиться! - Новосёлов всплеснул руками.
  Захар поёрзал в кресле, потер лоб.
  - А корабль точно исправен?
  И тут вдруг механический голос на остикском зазвучал:
  - Обнаружены посторонние биологические формы! Опасность!..
  - Нужно срочно что-то делать! - глаза денянина забегали по пульту управления. - Где-то должна быть подсказка...
  - Я понял! - Алексей направился к выходу.
  Среди разбросанных по полу частей тела Лотиса он нашёл его правую руку. Приложив её к углублению на пульте управления кораблем, Новосёлов закричал:
  - Включай русский язык! Взлетаем! Управление доверено Новосёлову Алексею! Второе имя - Иванов Иван Иванович!
  - Принято! - по-русски ответил механический голос.
  Тут же еле слышно заработали двигатели. Вход в тарелку стал закрываться. В небольшой просвет Алексей выкинул руку Лотиса.
  Из панели выехали два рычага, за которые Новосёлов ухватился руками.
  Корабль взмыл в воздух. Гигантская крышка закрылась. В этот момент прогремел взрыв. Крыша аэродрома сдержала взрывную волну, но девятиэтажка, находящаяся над комплексом остиксов, рухнула.
  Позже в прессе появились сообщения о террористическом акте. Террористов так и не нашли. Один ученый-уфолог, давая интервью местной газете "Вся правда", говорил о том, что видел летающую тарелку, зависшую над зданием незадолго до взрыва. Ему даже удалось сделать один снимок своим фотоаппаратом, пока тот не сломался. На следующий день ученый умер от внезапной остановки сердца, но в газетах об этом не написали ни слова.
  6
  Тарелка остиксов зависла над убежищем Заха. На поляне перед бункером стояли лерингийцы, Николай стоял у входа в бункер, сжимая в руке костыль.
  От тарелки отделился луч, накрывший принцессу и её соотечественников. Луч погас, через несколько секунд снова зажегся, оставив на поверхности земли Заха. Потом летательный аппарат резко набрал высоту, превратился в едва различимую на фоне неба точку и исчез.
  - Всё прошло нормально? - спросил Герасимов Захара.
  - Да, - ответил тот, срывая с головы маску Васи. - В лучшем виде. А ты сомневался?
  - Нет, не сомневался, - Николай почесал затылок. - Есть один только вопрос...
  - Задай его! - Захар улыбнулся.
  - Что будет дальше? - лоб Герасима избороздили продольные морщины. - Чем мы займемся? Разбежимся или...
  - Скрытая война продолжается, - ответил Зах, глядя на Герасима снизу вверх.
  - Почему "скрытая"? - не понял Николай.
  - Потому, что мы скрываем её от землян, от людей, - гуманоид развел в стороны руки. - И у нас много дел. Мы истребили всех кархов и остиксов в Лемске, но осталась другая нечисть. Когда покончим с ней, двинемся в Пермский край. Там работы много. Да ты не переживай, без дела мы с тобой не останемся!
  - Так ведь предрекают конец света в декабре 2012 года. Как с ним быть, Захар?
  - Никакого конца света не будет, - денянин махнул рукой. - Всё это глупости! Если бы я знал, что он будет, то улетел бы с Земли года три назад!
  
  8 сентября 2012г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"