Темной Александр Валерьевич: другие произведения.

Рассказ "Жизнь Розанны"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда один день может перевернуть всю жизнь и заставить события развиваться по другому, непривычному сценарию. Розанна не знала, что обычное поручение матушки Волды будет для неё судьбоносным. Розанна в один день потеряла брата, бабушку. Она могла бы погибнуть от зубов страшного зверя, но её спас тот, с кем ей предстояло провести остаток своих дней. Знала ли она, что при столь странных, трагических обстоятельствах встретит свою любовь? Нет, он не был принцем, его вороной жеребец был запряжен в телегу, груженную дровами. Избранник Розанны одевался в одежды из шкур, а в руке его был топор. Но Розанна сделала свой выбор...

  
  От автора
  
  Как-то раз я приехал на дачу к родителям, и ко мне подошёл бывший сослуживец отца, Михаил Романович. Мы долго с ним беседовали о жизни, обсуждали политическую и экономическую обстановку в стране, в общем, говорили обо всём и ни о чём, пока мой отец топил баню. В какой-то момент Михаил Романович спросил:
  - А это правда, что ты - писатель?
  Я тогда покраснел, засмущался. Писателем меня тогда было назвать трудно. В моём творческом багаже была только повесть "Круговорот смерти".
  - Ну, да, - опустив глаза, ответил я.
  Михаил Романович вдруг оживился, глаза его загорелись. Хлопнув меня по обгоревшей на солнце спине, он сказал:
   - Тогда я расскажу тебе одну историю. Мне поведал её один немец, когда я служил в Германии. Интересная история. Спилберг и Тарантино просто отдыхают...
  Ещё больше покраснев, я стал говорить ему, что не надо, мне это не к чему, потому, что я тяготею к мистике и ужасам...
  - Тогда тебе моя история точно понравится! - Михаил Романович тряхнул головой и направился к своему дому.
  Когда мы с ним говорили, я чувствовал слабый запах алкоголя, исходящий от Романыча, и я решил, что он шутит. Каково же было моё удивление, когда вечером он пришёл к нам в дом с бутылкой водки, банкой солёных огурцов.
  Налив себе и мне "по пятьдесят" (отцу он не налил потому, что знает, что отец мой - ярый противник алкоголя), Михаил Романович сел в плетеное кресло на крыльце, прикрыл глаза и начал свой рассказ. Он говорил на одном дыхании, почти без остановок, громко и с чувством. У меня сложилось впечатление, что он уже рассказывал эту историю на публике, и делал он это неоднократно. Услышав, что Романыч что-то рассказывает, мои отец и мать тоже вышли на крыльцо, сели на скамейку и стали внимательно слушать.
  Я тоже слушал и всё старательно записывал в блокнот, с трудом поспевая за отставным полковником. Скажу Вам честно, поначалу рассказ Михаила Романовича не произвел на меня должного впечатления. В этом рассказе я узнал сюжет одной старой детской сказки, рассказанной по-взрослому.
  Два года спустя я случайно наткнулся на свой старый блокнот, перелистал его и нашел ту историю, которую читал нам Романыч. Когда я перечитал всё, что мне тогда удалось записать, я пришёл к выводу, что рассказ, в общем-то, неплохой. Получив одобрение и согласие Михаила Романовича, я всё же решился его опубликовать, слегка отредактировав, опустив все непечатные выражения и некоторые интимные подробности. Рассказ я решил назвать "Жизнь Розанны".
  
  Жизнь Розанны
  
  Розанне снился Алоис. Они лежали в стоге сена. Алоис покрывал её лицо и грудь поцелуями. Его губы были тёплыми и мягкими. Розанна беззаботно смеялась, гладя Алоиса по курчавым волосам. Им было хорошо, и Розанна была счастлива. Она смеялась, откинув голову, подставляя грудь поцелуям. По небу голубому небу плыли островки белых облаков, ветер ласкал её плечи, парусом надувал юбку.
  - Розанна!
  Облака стали быстро менять форму, превращаясь в лицо... матушки Волды.
  - Алоис, иди домой! - говорит Розанна, отталкивая своего возлюбленного.
  - Что? - Алоис непонимающе моргает глазами. - Почему?
  - Матушка нас видит, будет ругаться...
  - Какая матушка, о чем ты? Здесь никого нет, только ты и я...
  Облако, превратившееся в лицо матушки Волды, нахмурилось, опустилось ниже.
  - Розанна! - облако нахмурило брови. - Вставай!
   - Иди же! - кричит Розанна Алоису, но он не уходит.
  - Розанна!
  Грянул гром, полил ледяной дождь. Розанна попыталась закрыть лицо руками, но холодные капли дождя попадали в рот, в нос. Розанна чихнула и... открыла глаза. Она увидела рассерженное лицо матушки, и это был не сон. В одной руке мать держала ведро с водой, в другой - большой ковш. Когда ковш соприкоснулся со стенкой ведра, раздался металлический звон.
  "Вот откуда дождь и гром!", - догадалась Розанна.
  - Я сплю....
  - Вставай! - Волда сорвала с Розанны одеяло.
  - Я спать хочу! - Розанна натянула до подбородка одеяло и закрыла глаза. Объятия сна были крепкими и не хотели её отпускать.
  - Ну-ка вставай, дрянная девчонка! - Волда сорвала с дочери одеяло, кинув его на каменный пол, отвесила ей оплеуху, от которой Розанна окончательно проснулась.
  Вот она, явь - дом матушки Волды, в который всегда не хочется возвращаться, из которого всегда хочется убежать куда угодно, хоть на край света, чтобы не видеть больше эту сварливую женщину, не слышать её каждодневных упрёков.
  Рядом сопят три младших брата на трехъярусной кровати, пахнет пирогом с рыбой и с грибами. Бруно и Герберт вчера ходили на рыбалку. Значит, рыбалка была удачной. Матушка с Георгом ходили за грибами...
  - Я спать хочу... очень хочу, - тихим голосом сказала Розанна. - Можно ещё поспать?
  - Тебе надо было меньше шляться по ночам со всякими там... Позорит меня! Тьфу!
  - Но я живу шестнадцатое лето! Я уже взрослая. Что хочу - то и делаю, с кем хочу - с тем и гуляю...
  Волда наотмашь ударила дочь по лицу.
  - Молчи, дерьмо овечье!
  - Зачем вы так, матушка? - спросила Розанна, глядя, как капли крови капают из носа на белую ночную рубашку.
  - Курица перед яйцом в своих поступках не отчитывается. Умойся, позавтракай, подои корову и наполни бочку водой. Потом пойдёшь к бабушке, отнесешь ей пирог...
  Стоя перед серебряным зеркалом, которое отец привёз из завоевательного похода, из Ардуанских земель, Розанна прикладывала смоченную водой тряпицу к носу, искоса поглядывая на мать. Нет, она не сердилась на неё. Розанна прекрасно понимала, что после смерти отца матери тяжело одной вести хозяйство, воспитывать детей, но всё же некоторые её поступки она не понимала и простить не могла, как бы сильно она не любила свою матушку. Выйти замуж, уйти из этого ненавистного дома, в котором всё кажется плохим, а стены и потолок просто давят. И чем матушке Волде не нравится Алоис? Да, он немного туповат, на лице много прыщей, но он прекрасно сложен, он умный и добрый. А главное - он любит Розанну и на всё готов ради неё. Ну и что с того, что родители Алоиса - простые крестьяне? Они, конечно, небедные, но всё равно крестьяне. Матушке, видите ли, принца подавай... Но чтобы выйти замуж за принца, нужно самой быть принцессой, а не дочерью вдовы командира сотни. С такими запросами матушки Розанна может просидеть всю жизнь в девах и умереть, так и не познав мужчины. Ну, если не получится выйти замуж за Алоиса, то она будет с кем угодно, лишь бы не оставаться тут!
  - А почему бы и нет? - Розанна отложила в сторону тряпку. - Я молода, красива...
  - Ох, видел бы тебя твой отец... - Волда укоризненно покачала головой. - Карл лупил бы тебя нещадно!
  - И как вы меня замуж потом выдадете? Жених - как купец. На товар сначала смотрит... Кому нужен подпорченный товар?
  - Ах, ты... - Волда запустила в дочь кочергой, но не попала. Кочерга ударилась в каменную стену и со звоном упала на пол. Взвизгнув, Розанна выскочила из дома.
  Розанна не торопилась выполнять поручение матери. Она всё делала неспеша, чтобы дать Волде немного остыть. Розанна знала, что её матушка скора на руку, а рука у неё очень тяжелая. Её даже боялся Бруно, которого скоро возьмут на службу к королю. Сначала - простым стражником, а потом... Может, командиром когда-нибудь станет, как отец.
  Братья уже проснулись. Они ели пироги, запивая их элем.
  - Вот... - Волда протянула Розанне увесистую корзину, пахнущую пирогами, накрытую белым полотенцем.
  - И...
  - Можешь идти! - Волда вынула из печи очередной пирог. Судя по запаху, он был с яблочной начинкой. - И иди по тропе и никуда не сворачивай. А то заблудишься, ищи тебя потом...
  - Матушка!
  - Что ещё? - с раздражением в голосе спросила Волда. В её взгляде мелькнули искорки злости.
  - Ладвиг и Орэль рассказывали мне, что видели большого волка...
  - Они убили его? - злость во взгляде Волды сменилась настороженностью.
  - Нет, ранили... Но даже раненного волка они догнать не смогли. Говорят, что он очень большой, чуть не убил их...
  Необходимо отметить, что в лесах Латингрии в то время ещё обитали гигантские медведи и волки. Медведи обитали на юге, а волки - на севере. Взрослые, половозрелые волки размерами превосходили скаковую лошадь. Они охотились, в основном, на пятнистых оленей. Волк мог в одиночку убить оленя, вцепившись ему в горло, или сломав шею. Большие медведи охотились, как правило, на лосей, не брезговали падалью. Излюбленным лакомством гигантских медведей были плоды менармы. Человек не мог залезть на длинный, покрытый смолой ствол менармы, но медведям не составляло особого труда нагнуть или повалить дерево и насытиться большими, похожими на арбузы, сочными плодами. У плодов менармы был вкус мёда.
  Очень редко, но случалось, что пути волков и медведей пересекались. Тогда лес оглашался оглушительными рёвами и рычанием. Даже птицы в это время замолкали, глядя на битву титанов. Если волк с медведем встречались один на один, победителем из схватки всегда выходил медведь, но когда медведь сталкивался со стаей волков, от него оставались только клочки шерсти и обглоданные кости.
  Десятилетняя война с октами, последующие три неурожайных года привели к тому, что большая часть лесов Латингрии была выжжена, большая часть оленей и лосей была истреблена людьми. Те олени и лоси, которым удалось выжить, ушли в восточные земли. Лишившись пищи и своей привычной среды обитания, гигантские волки и медведи стали нападать на людей. Те тоже в долгу не остались и объявили войну лесным исполинам. Победителей в той войне не было. Все волки и медведи были перебиты, а в Латингрии началась эпидемия неизвестной болезни, которую местные жители прозвали "Улыбка смерти" - люди умирали в страшных муках, перед смертью покрывались чёрными пятнами. Лица всех умерших были перекошены от невыносимой боли. Именно поэтому болезнь получила такое название. Придворный колдун Арн говорил королю, Дитфриду Справедливому, о том, что все напасти из-за того, что боги разгневались на жителей Латингрии. Нужно принести в жертву верховному божеству Анелле пять девственниц, и тогда всё будет хорошо. Но к тому времени во всем королевстве не нашлось даже одной живой девственницы. Арн умер через два дня, Дитфрид Справедливый - через пять дней после смерти колдуна. И никто не мог им помочь, даже кубок с водой было некому принести. Те, кому удалось выжить, ушли в другие земли, а некогда могущественное королевство - Латингрия - было разграблено и сожжено октами. Но это было позже...
  - Волк... - задумчиво произнесла Волда. - Раненый волк... Именно такие чаще всего нападают на людей. И к моей матери мы давно не ходили. Может, умерла уже? Бруно!
  - Что, матушка? - Бруно обернулся. Яблочная начинка из пирога капнула ему на рубашку.
  - Сходи с Розанной к бабушке, - Матушка посмотрела на Розанну. - Только оденьтесь теплее. У меня опять болит шея. Что-то мне подсказывает, что будет дождь и похолодает.
  - Но мы же ненадолго, - Розанна расправила складки юбки, в недоумении посмотрела на мать. - Я не думаю, что мы замерзнем.
  - Она думает! - Волда всплеснула руками. - Когда это курицы думать научились? А кто бабушке воду из колодца принесет? Кто хворост соберет? Кто приберется в доме?
  - Ой! - вырвалось у Розанны. Если помогать бабушке по хозяйству, можно потерять день, да и то в лучшем случае. Обычно на помощь бабушке Аделонде уходило как минимум два дня. А Розанне так хотелось вечером увидеть Алоиса, погулять с ним где-нибудь за пределами Верены, чтобы никто их не видел и не распускал слухи. Видно, про Алоиса сегодня придётся забыть.
  - Вот тебе и "ой"! - Волда улыбнулась, видя, как изменилась в лице Розанна. - Надо хоть иногда что-то делать полезное. Не всё же тебе со всякими лоботрясами по деревне шляться...
  Бруно захохотал. Розанна тут же отвесила ему подзатыльник, но он продолжал смеяться. Герберт с Георгом заливались смехом, держась за животы.
  - Смотрите не лопните! - крикнула им Розанна.
  - Я возьму короткий отцовский меч! - просмеявшись, сказа Бруно.
  - Возьми, - согласилась Волда. - Только не потеряй его, ладно?
  - Ладно...
  - И делай всё, о чём бабушка попросит, хорошо?
  - Хорошо, - ответил Бруно. По его лицу было видно, что он тоже не горит желанием помогать по хозяйству бабушке.
  - И вот ещё... - Волда протянула Розанне небольшой мешочек. Розанна сначала обрадовалась, подумав, что мать даёт ей деньги, но в мешочке лежали какие-то семена. Улыбка сползла с лица Розанны.
  - Что это, матушка?
  - Семена лахойи. Запах лахойи отпугивает волков...
  - Но гербина отпугивает и волков и медведей...
  - Чего нет - того нет, - поджав губы, ответила Волда. - Бери, что дают. Медведей в той части леса отродясь не было. Их и сейчас там нет. Они в северных лесах...
  - Спасибо, матушка, - Розанна поклонилась, привязала мешочек к поясу, потом надела на голову белый чепец, накинула серую накидку и вышла из дома. Бруно поспешил за ней, прижимая левой рукой меч к бедру.
  Домик бабушки располагался в лесу. Идти нужно было долго. Если Розанна выходила из дома рано утром, то к дому бабушки она подходила, когда солнце было в зените. Раньше, ещё до рождения матушки Волды, там был дом егеря Дачса - здоровенного мужчины, внешне очень похожего на барсука. Дачс женился, он не стал перебираться поближе к людям, а перевез жену к себе, в лес. Атала, жена Дачса, родила ему десять сыновей, каждый из которых, женившись, строил себе дом. Во время великого голода все родственники и знакомые егеря перебрались в лес, где строили себе дома. И жилось им лучше, чем городским или деревенским жителям. В лесу всегда много дичи, в пятистах шагах от деревни течет река, в которой водятся гигантские сомы... Так постепенно появилась деревня, окруженная лесом, которую назвали Дачсланд. Деревня процветала, ширилась, о ней с уважением говорили во всём королевстве. Так продолжалось, пока "Улыбка смерти" не добралась до Дачсланда. Умерли все жители, в том числе дедушка Розанны, Йохан. Выжила только бабушка Аделонда, да и то потому, что хорошо разбиралась в травах. Как она рассказывала, она перепробовала все травы, но ни одна не помогала против ужасной болезни. Когда умер Йохан, она решилась попробовать отвар из петушиного гребня - травы, которая считалась ядовитой. И этот отвар помог. Все умерли, их дома разрушились, от старости, земельные участки заросли деревьями и кустами, поэтому и создавалось впечатление, что дом Аделонды стоит посередине леса.
  Зная, что очаги "Улыбки смерти" иногда вспыхивают в разных уголках Латингрии, Розанна всегда хотела посмотреть, как выглядит петушиный гребень, но, каждый раз, приходя к бабушке, она так уставала, хлопоча по хозяйству, что напрочь забывала про эту траву. Покидая дом бабушки, Розанна всегда хотела лишь одного - скорее бы прийти домой и лечь спать. Ноги обычно гудели от усталости, стертые до крови деревянными башмаками, руки просто не поднимались и отказывались слушаться.
  Однажды, когда Розанна с Георгом ходила на болото за брусникой, она увидела траву, очень напоминающую куриный гребешок, но сорвать её так и не смогла, так как по пояс провалилась в трясину и утонула бы, не протяни ей Георг длинную сухую палку. Ухватившись за неё, Розанна выбралась из топи, но с тех пор старалась болота обходить стороной.
  До леса они шли молча. Бруно жевал корень ламанджа, периодически махая рукой своим дружкам и смачно сплевывая на землю жёлтую кашицу. На лице его сияла самодовольная улыбка. Он сегодня шёл по деревне с мечом и все это видели. В глазах своих друзей он сейчас будет выглядеть героем, ведь ему дали не просто оружие, а оружие отца. Это значит, что он уже взрослый, а не какой-нибудь сопливый пацан.
  - Как ты думаешь, старая карга нас надолго задержит? - спросил Бруно, когда они вошли в лес.
  - Ой, не знаю... - Розанна вздохнула. - Мало работы у бабушки не бывает.
  - Да уж... - Бруно опять сплюнул. Розанна смерила его презрительным взглядом. - Хочешь пожевать? - Бруно протянул ладонь, на которой лежали сухие желтоватые корни.
  - Нет, спасибо! От этой гадости зубы желтеют, потом дурно пахнет изо рта...
  - Как хочешь... - Бруно отправил в рот порцию корешков, блаженно улыбнулся. - А мне нравится!
  - Ума не приложу, зачем мы постоянно туда ходим? - глядя под ноги, стараясь не наступать на торчащие из земли толстые корни вековых деревьев, произнесла Розанна. - Почему бы бабушке Аделонде не переехать в дом матушки Волды? Тогда она всегда будет под присмотром и нам не нужно будет бросать все дела и тащиться в этот лес... С детства его ненавижу! Бр-р-р! Здесь так страшно. И ведь мы каждый раз бросаем свои дела... Я так и не успела вышить на рубашках узор, а ведь скоро ярмарка...
  Бруно засмеялся, ткнул Розанну пальцем в бок.
  - Ты думаешь, у меня дел нет? Я должен быть в кузне. Астор опять на меня будет орать и говорить, что я от работы отлыниваю. Ладно, если просто наорет. Может ведь отдубасить и выгнать, найдя себе другого ученика. Я говорил об этом с бабушкой по весне. И знаешь, что она сказала? - Бруно посмотрел на Розанну, та смущенно пожала плечами. - ... Она сказала, что дольше проживет, если будет жить одна. Как тебе это, а?
  - Да... У матушки суровый нрав.
  - Да и у бабушки характер не очень... - Бруно сморщился и затряс головой, изображая бабушку. - Отвези мои травы на ярмарку! Только быстрее, а то испортятся! Ей хорошо говорить, а мне тяжело с мешками через лес тащиться. Ума не приложу, зачем матушка продала лошадь после смерти отца?
  - Да, - Розанна вздохнула. Она часто приходила от бабушки с мешками, наполненными сухими травами. Травы хорошо продавались на ярмарке. Особенно пользовался спросом у мужчин стебель волчьей травы, но, тем не менее, продажа трав не приносила хорошего дохода, а таскание через лес мешков с травой казалось Розанне пустой тратой сил. Была бы лошадь - совсем другое дело. - И мне непонятно.
  Оба вдруг замолчали. В воздухе запахло тиной и серой. По обе стороны тропинки потянулись большие высохшие деревья. Они скрипели под дуновением ветра и тянули к Розанне свои тёмные голые сучья, будто намереваясь схватить её. Слева слышались хлюпающие звуки, треск сухих веток, рычание, писк. Розанна знала, что с той стороны болото, которое она боялась и ненавидела до глубины души.
  В этот момент в желтой траве что-то зашуршало. Розанна с Бруно дружно отпрянули назад. Из жёлтой травы показалась большая голова болотной гадюки. Брат с сестрой замерли, затаив дыхание. Гадюка выползла из травы и стала зигзагами переползать тропу. На её чёрной спине были большие жёлтые пятна. В длину она была не меньше десяти шагов. Пока она ползла, и Розанна, и Бруно неотрывно смотрели на её толстое длинное тело и слышали шуршащий звук, с которым змея двигалась. Розанна тогда подумала, что многие люди слышали это шуршание только один раз в жизни, да и то за секунды до смерти. В деревне поговаривали, что болотная гадюка убивает жертву укусом, а потом проглатывает её. Они едят кошек, собак, кур, гусей. Могут съесть и ребенка.
  На лбу Розанны выступили капельки пота и потекли по лицу, разъедая солью глаза. Но Розанна не стала смахивать пот привычным жестом, так как боялась шевельнуться. Вспомнила слова детской песенки:
  Посмотри - болотная змея,
  Болотная гадюка.
  Раз, два, три,
  Замри или умри...
  Когда хвост гадюки скрылся в траве, которая на противоположной стороне была гуще и зеленее, Розанна и Бруно какое-то время продолжали стоять, не решаясь что-либо делать. Когда Розанна поняла, что гадюка уползла, а даже если она где-то рядом, то ни для неё, ни Бруно не представляет опасности, тихо спросила брата:
  - Почему ты её не убил?
  - Я?
  - Да, ты! У тебя есть отцовский меч...
  - Ну... - Бруно посмотрел себе под ноги, щёки его покрылись румянцем. - А зачем? Все прекрасно знают, что если не шевелиться, то болотная гадюка никогда не тронет.
  - Если бы ты отсек ей голову, мы могли бы продать её Арну. Я точно знаю, что из мяса и яда болотной гадюки он делает колдовские зелья. Мы могли бы выручить за неё немного денег...
  - Ты видела жёлтые пятна на её спине? - Бруно сложил руки на груди. Сейчас он очень напомнил Розанне отца - орлиный профиль, горделивая осанка.
  - Да...
  - Это значит, что змея старая и очень ядовитая. Одно только прикосновение к ней может убить. Как я донес бы её до дома бабушки, а? У меня пока нет кожаных перчаток. Вот служил бы я при дворе короля Дитфрида ... В любом случае, змея бы испортилась и Арн не дал бы нам за неё ни-че-го!
  - А я решила, что ты испугался... - Розанна хитро прищурилась, посмотрев брату в глаза.
  Бруно ничего не ответил. Высоко подняв голову, он зашагал вперёд, отгибая ветки деревьев, нависшие над тропой.
  - Бруно, подожди! - Розанна побежала вслед за ним, приподняв подол платья.
  - Я не испугался, - сквозь зубы процедил Бруно, когда Розанна поравнялась с ним.
  - Конечно... - Розанна захихикала.
  Какое-то время они шли, не говоря друг другу ни слова, отмахиваясь от жужжащих мух и от назойливых комаров. У высоких зарослей камышей Розанна опять услышала странные звуки - шлёпанье, чавканье, хруст сухих веток. Ей показалось в тот момент, что кто-то большой шёл по болоту. Но вот шум возни стих. Слышалось только бульканье и отдаленное посвистывание какой-то птахи. Розанна резко остановилась. У неё появилось ощущение, что на неё кто-то смотрит. И этот кто-то прячется за лишенными листьев кустами, шагах в семи от дороги. Переведя взгляд на брата, Розанна поняла, что не только ей так кажется. Лицо Бруно побледнело, губы сжались в узкую полоску. Его правая рука легла на ручку меча и сжала её.
  - Уходим, - тихо сказала Розанна и побежала. Бруно ничего не ответил, но побежал за ней. Розанна слышала, как за её спиной стучат по земле его башмаки, как он тяжело дышит, но оглянуться боялась.
  Они бежали долго. Ветки деревьев порвали платье Розанны, оцарапали щёку, но она не обратила на это внимание. Она знала, что сзади их подстерегает какая-то опасность, всеми силами старалась убежать как можно дальше от того места. Сухие чёрные деревья сменились дубами, осинами и голубыми елями, камыши и жёлтая растительность сменились зеленой травой, а Розанна с Бруно не останавливались. Они могли бы бежать до самого дома бабушки Аделонды, но Розанна вдруг запнулась за корень, торчащий из земли. Она упала, растянувшись на дорожке.
  Бруно помог плачущей Розанне встать, поднял с усыпанной хвоей и сухими листьями земли корзину с пирогом.
  - Что же ты под ноги не смотришь? - Бруно приподнял подол платья сестры, с сочувствием глядя на кровоточащие раны на коленях. Розанна ничего не ответила, только всхлипывала и морщилась от боли. Бруно посмотрел по сторонам, ища место, где можно было обработать Розанне колени. - Пойдём туда...
  Опираясь на сильную руку брата, прихрамывая и хныкая, Розанна добралась до пня, одиноко торчащего среди рослых осин, присела на него.
  - Скажем спасибо Одо, - произнес Бруно, проведя кончиком пальца по шероховатому срезу. - А то и присесть тебе было бы негде...
  Оглядевшись, Бруно быстро сорвал два листа подорожника, приложил их к ранам Розанны. Потом он подошёл к плакальщице, оторвал от ствола две узкие полоски коры, которыми он привязал листы подорожника к коленям Розанны.
   - Теперь порядок! - Бруно удовлетворенно улыбнулся. - Не болит?
  - Болит, но не так сильно... - Розанна шмыгнула носом. - Какая я неуклюжая...
  - Да ладно тебе! С кем не бывает? Платье, конечно, жалко, оно из дорогой ткани, но колени тебе бабушка вылечит. Сегодня плясать будешь...
  - ...с мотыгой на грядках, - Розанна печально улыбнулась. - Или с ведром в коровнике.
  - Да не переживай ты так! - Бруно по-братски похлопал Розанну по плечу. - Всё заживет, как на собаке. Идти можешь?
  - Не знаю, - Розанна пожала плечами, встала с пня, сделала два неуверенных шага. - Наверное...
  И тут из глубины леса раздалось топанье сотен копыт.
  - Это окты! Прячемся! - Бруно знал, что окты ездят на небольших лошадях, покрытых шерстью. Лошади у них выносливые и могут с большой скоростью передвигаться по лесу. Ещё Бруно знал, что окты всегда передвигаются большими группами и сопротивляться им бессмысленно. А уж если окты взяли какого человека в плен, то тот бедолага пожалеет, что не умер в бою. Поэтому, не мешкая, Бруно схватил сестру за локоть, они побежали к небольшому холму, поросшему густой травой и молодыми деревцами и спрятались за него. Розанна шумно дышала, но про боль в ногах она, похоже, забыла.
  - Тихо, - прошептал Бруно, приложив палец к губам, ползком забираясь на вершину холма. Розанна поползла за ним, морщась от боли, когда колени царапали еловые шишки и сухие ветки. Бруно раздвинул траву и стал смотреть. Розанна сделала то же самое.
  Из чащи леса выскочило стадо оленей. Они неслись мимо взгорка, за которым спрятались Бруно с Розанной, в глазах их отпечатался животный страх. Что-то большое и тёмное неслось за ними, ломая молодые деревца и кусты. Присмотревшись, Бруно увидел огромного серого волка. Таких больших волков он ещё никогда не видел. В правом боку волка торчало обломленное древко копья. Шерсть вокруг раны была бурой и слипшейся от крови.
  - Ох! - сорвалось с губ Розанны.
  Бруно посмотрел на неё и показал кулак. Розанна приложила ладонь к губам. Глаза её были расширены от ужаса.
  Стадо оленей неслось на восток, сметая всё на своём пути, перепрыгивая через ямы, заполненные водой и через буреломы, иногда цепляясь ветвистыми рогами за сучья, ловко лавируя между деревьями. Позади всех бежал молодой олень, с маленькими рогами. С каждым прыжком волк приближался к нему всё ближе. Казалось, что ещё чуть-чуть и волк поймает оленя, но тот бежал быстро, не давая волку сократить дистанцию. Чёрные глаза оленя казалось, вот-вот выпрыгнут из орбит. Перепрыгивая через поваленное дерево, олень зацепился за ветки передними ногами и чуть не упал, но приземлился на копыта и поскакал дальше. Но этой заминки вполне хватило волку, чтобы сократить расстояние и совершить прыжок. Розанна шумно выдохнула воздух. Олень резко свернул влево и затерялся среди деревьев.
  Волк приземлился на передние лапы, перекувыркнулся через голову. Упав на бок, из которого торчало копьё, он взвыл. Медленно поднимаясь с земли, он смотрел вслед оленьему стаду, нюхая воздух. Бока его вздувались и опадали, из пасти шла пена. Внезапно он развернулся и, принюхиваясь, направился к пригорку, за которым прятались Розанна и Бруно. Внутри Розанны всё похолодело от ужаса. Руки Бруно напряглись, на лице выступили капельки пота. Казалось, ещё немного и нервы его сдадут. Он побежит и совершит тем самым самую большую ошибку в своей жизни. Даже раненому большому волку не составит особого труда догнать человека и съесть его. Хотя, можно было спастись, если залезть на дерево, но Бруно и Розанна плохо лазили по деревьям. И тут Розанна вспомнила про семена лахойи. Отвязав от пояса мешочек, она стала посыпать себя и Бруно семенами. Только сейчас она поняла, почему лахойя отпугивает волков. У семян был такой резкий запах, что слезились глаза.
  - Дай сюда, - прошептал Бруно, вырвав из руки Розанны мешочек и высыпая на себя всё его содержимое.
  Волк прижал уши и зарычал, шерсть на его спине встала дыбом. Он смотрел именно в ту сторону, где прятались Бруно с Розанной. В какой-то момент Розанне показалось, что волк смотрит ей прямо в глаза, и она стала сползать вниз, к основанию холма. Когда между волком и холмом оставалось не больше десяти шагов, он остановился и несколько раз чихнул. Постояв немного, пригнув голову к земле, он сделал ещё пару шагов и опять чихнул. В это время из чащи леса раздался могучий рёв. Розанна знала, что это голос большого медведя, леденящий страх сковал её. Волк посмотрел в сторону, откуда раздавался рёв, зарычал и убежал, слегка прихрамывая.
   - Фу-у-у-! - Бруно облегченно вздохнул.
  - Ты видел, какой он большой? - Розанна вытерла рукавом платья пот с лица, посмотрела на брата.
  - Большой это медведь, а волк - так себе... Давай быстрее уйдём отсюда, а?
  - Давай...
  Они вышли на тропинку и побежали. Бежать в деревянных башмаках было тяжело - очень быстро уставали ноги и болели ступни, но страх гнал Бруно и Розанну всё дальше, не давая им остановиться и передохнуть. Вот показалось впереди раздвоенное дерево, которое Бруно всегда называл "вилка", с двух сторон тропинки стали появляться кусты малины. Бруно тут же принялся срывать большие красные ягоды и отправлять их в рот, громко чавкая. Розанне, наоборот, есть не хотелось.
  - Кажись, пришли... - Розанна остановилась, прислонясь лбом к шероховатой коре "вилки" - ей нужно было отдохнуть. Она чувствовала себя, как лошадь, на которой вспахали целое поле. Да и Бруно чувствовал себя не лучше. Он был весь красный и тяжело дышал.
  Отдышавшись, они взялись за руки, пошли дальше. Прикосновение к ладони брата придало Розанне сил. Выйдя из леса, Розанна увидела дом бабушки Аделонды, хорошо знакомый с детства и ненавистный сейчас. Она поняла, что всё опять-таки упирается в лошадь. Верхом до бабушкиного дома она добиралась быстрее, а лес не казался таким страшным, хотя он и раньше кишел страшными животными, которые могли убить.
  Ограда, дом, курятник, коровник... Всё выглядело обычным, но что-то было не так. Было подозрительно тихо, только где-то в отдалении стучал топор лесоруба. Розанну иногда удивляло, как он может валить деревья в лесной глуши, когда кругом столько голодных хищников?
  Калитка была закрыта. Бруно подтянулся на руках, перемахнул через высокий забор.
  - О, силы небесные! - послышался его испуганный голос сразу после глухого стука, с которым башмаки соприкоснулись с землей.
  - Что такое, Бруно? - встревожилась Розанна. - Ты сломал ногу?
  - Да нет. Может, ты не будешь входить?
  - Нет, открой! - Розанна стукнула кулаком по калитке.
  - Ну, входи!
  Послышался шум отпираемого запора, калитка открылась. Розанна первым делом посмотрела на ноги брата. Его ноги были нормальными, а вот лицо было белым, как мел.
  - Смотри...
  Розанна проследила за рукой брата и прижала ладонь ко рту. Весь двор был усыпан мёртвыми курами и гусями. Некоторые из них были обезглавлены, другие были похожи на куски мяса, перемешанные с перьями, будто их кто-то пожевал и выплюнул. Свиньи лежали мёртвыми в своём загоне. У несчастных животных были большие кровавые дыры на шее. Рядом с коровником лежала голова коровы с высунутым посиневшим языком. Кругом были огромные волчьи следы.
  - Похоже, волк и тут побывал, - рука Бруно легла на рукоятку меча, желваки на скулах вздулись. Он направился к дому бабушки.
  - Куда ты, Бруно? - Розанна догнала брата и схватила его за рукав рубашки.
  - Посмотрю, что с бабушкой...
  - А вдруг там волк? - с дрожью в голосе спросила Розанна.
  - Если бы волк был здесь, мы бы уже были мертвы.
  - Ты уверен?
  - Да! - Бруно взял Розанну за запястье и высвободил рукав рубашки. - То, что мы всё ещё живы, что говорит о том, что он ушёл. И потом, от нас всё ещё пахнет лахойей.
  - Действительно... - Розанна понюхала край своей накидки, но резкого запаха почему-то не почувствовала. - Бруно! Бруно!
  - Тихо! - Бруно подошёл к входной двери, постучал по ней массивной бронзовой ручкой. - Бабушка Аделонда! Бабушка!
  За дверью стояла мёртвая тишина. Не было слышно ни топанья башмаков по деревянному полу, ни старческого бормотания: "Кто там пришёл?".
  - Бабушка! - Розанна постучала ручкой по дубовой двери, потом пнула её ногой. - Это Розанна и Бруно!
  За дверью было по-прежнему тихо.
  - Давай обойдём дом и заглянем в окна, - предложил Бруно, спрыгивая со скрипучего крыльца. - Может, её дома нет, а мы тут стучим...
  - Ага, - Розанна спустилась по ступенькам и пошла за Бруно.
  Дойдя до угла дома, Бруно остановился, рука его опять коснулась меча. Когда Розанна подошла к нему, тот завернул за угол. Обогнув угол дома, Розанна встала, как вкопанная, приоткрыв рот. Бруно снял с головы шапку, вытер ею пот с лица. Забор с противоположной стороны дома был сломан, будто кто-то поработал стенобитным орудием. Там, где раньше было ближайшее к забору окно, зияла большая дыра в полстены. Верхние и нижние бревна были сломаны, их обломки были направлены внутрь дома. По краям дыры висели клочки длинной волчьей шерсти.
  Бруно в нерешительности остановился, глядя во чрево дома через круглую дыру, похожую на рот морского чудовища - гиллуса, про которого рассказывал отец и показывал его изображение в книжке, написанной на непонятном языке.
  - Может, вернемся в деревню и позовём людей? - пропищала Розанна. - Я боюсь, Бруно...
  В этот момент раздался хриплый стон бабушки.
  - Она там... - Бруно посмотрел на сестру и стал пролезать в брешь в сене, пригибаясь и придерживая руками верхние бревна. - Я иду, бабушка!
  Розанна полезла за ним.
  - Подожди меня, Бруно...
  - О, силы небесные! О, всесильный Анелла! - Бруно замер. Всё в доме было перевернуто вверх дном. Сколоченные из грубых досок столы и стулья были поломаны и лежали на полу, кругом валялись черепки битой посуды и рваная бабушкина одежда в лужах крови. Из дальней комнаты слышался какой-то шум.
  - Бабушка? - Бруно медленно направился туда, откуда доносились звуки - поскрипывание половых досок, хруст. Розанна шла за ним, озираясь по сторонам, с трудом сдерживаясь, чтобы не кричать.
  Они прошли через просторную гостиную и вошли в опочивальню бабушки. Там также было всё разгромлено, но крови было больше. Стёкла в окне были разбиты, на них тоже была кровь. Кровь была и на стенах. Посередине опочивальни на боку стояла перевернутая кровать. Это была большая кровать, занимавшая почти половину комнаты . И сейчас она чуть-чуть не доставала до потолка, а по ту сторону, которая из-за кровати не просматривалась, раздавались чавкающие звуки.
  - Бабушка? - Бруно ухватился за верхний край кровати, потянул на себя. Кровать с громким стуком грохнулась на пол, встав на резные ножки. Если бы Бруно не отскочил назад, его бы придавило. И тут Розанна и Бруно увидели такое, от чего застыла кровь в их жилах, а рты приоткрылись в безмолвном крике: в дальнем конце комнаты стоял большой волк. Хотя его лапы были согнуты, он упирался спиной в потолок. Из его правого бока торчало древко копья. Это был тот самый волк, который гнался за оленями в лесу. Прямо перед ним, разбросав в стороны руки и ноги, лежала обнаженная бабушка Аделонда. Поставив лапу ей на грудь, волк вырывал из её живота большие куски мяса и проглатывал их . Голова бабушки была повернута на бок, её остекленевшие глаза, в которых застыла мольба о помощи, были устремлены на перепуганных внуков.
  Втянув большими ноздрями воздух, волк оторвался от трапезы и посмотрел на оторопевших от страха Бруно и Розанну. Розанна стала пятиться, Бруно стал дёргать ручку меча, но меч почему-то не доставался из ножен. Бруно дёргал ещё и ещё, глядя в большие жёлто-зеленые глаза волка, покрываясь капельками пота. В этот момент волк рванулся к Бруно, оставляя загривком на побеленном потолке тёмный след. Хотя со стороны волк казался неуклюжим, двигался он на удивление быстро. Когда его мощные челюсти сомкнулись на голове Бруно, тот дёрнулся, толкнув спиной Розанну. Розанна упала на пол, стала отползать, опираясь на руки и отталкиваясь ногами, крича и глядя, как серое чудовище мотает из стороны в сторону её брата, как тряпичную куклу. Она чувствовала липкую кровь под ладонями, башмаки скользили по залитому кровью полу, как по льду. Раздался треск шеи Бруно, потом его обезглавленное тело, как мешок, упало на пол, из рваной раны на шее брызнули фонтаны крови. Продолжая мотать головой, волк стал жевать голову. Послышался хруст, потом зверь разжал челюсти. Вращаясь, разбрызгивая кровь, голова полетела в сторону Розанны. Врезавшись в резную арку над головой девушки, обезображенная голова Бруно упала к её ногам. В тот момент Розанне показалось, что серый гигант плюнул в неё головой брата.
  По иронии судьбы, резную арку давным-давно, когда никто даже не подозревал, что есть такая болезнь, как "Улыбка смерти", делал дед Розанны, старый вояка Йохан. В верхней части арки он вырезал силуэт волка, замершего в прыжке. Знал ли тогда Йохан, что собственноручно в своём доме запечатлел в дереве изображение убийцы своей жены и внука?
  Издав громоподобное рычание, Волк ринулся на Розанну. Скинув неудобные башмаки, один из которых угодил серому зверю в нос, Розанна вскочила на ноги и побежала к дыре в стене. Она была уверена, что сможет выбраться и убежать, но диск солнца светил через равную брешь прямо в глаза Розанне. Она не заметила бревно, торчащее сверху, больно врезалась в него лицом и упала на пол в лужу крови. Чепец слетел с её головы, чёрные, густые волосы разметались по полу и тут же окрасились в красный цвет. Бревно с грохотом упало на пол, отдавив Розанне ногу. Остальные брёвна сверху посыпались вниз, завалив проход. Схватившись за разбитый нос, Розанна повернула голову на бок. На расстоянии вытянутой руки от своего лица она увидела клацающую, полную огромных острых зубов, пасть волка. Лицо Розанны обдувало горячее, отдающее гнилым мясом, дыхание хищника. Он дёргался всем телом, но почему-то не мог достать Розанну. И дело было не в узкой арке, а в том, что он зацепился древком копья, торчащего из кровоточащего бока, за её край и не мог подойти к Розанне ближе.
  Мысленно поблагодарив бога Анеллу, Розанна вскочила на ноги и побежала. Только быстро бежать она не могла из-за сильной боли в ноге, поэтому сильно хромала. Для неё оставался только один выход наружу - через дверь. И была надежда, что волк не пройдёт через другие арки, и будет возможность убежать и выжить. А потом Розанна приведёт лучших охотников королевства - Ладвига и Орэля. Они убьют волка и отомстят за бабушку.
  Взвыв от боли в боку и от того, что добыча уходит от него, волк стал пятиться задом. Вновь оказавшись в просторной опочивальне Аделонды, он закрутился волчком, как это делают собаки, гоняясь за собственным хвостом, ухватился за древко и дёрнул. На побеленную стену брызнул фонтан крови, серый хищник взвыл. Когда окровавленный конец копья со стуком упал на пол, волк побежал за Розанной. Инстинкт охотника заглушал боль. Желание догнать жертву, вонзить зубы ей в полть и съесть было сильнее всего.
  Розанна уже подбегала к двери, когда услышала громкий вой за спиной. Дрожащими руками она стала отпирать тяжёлые запоры, которые, как назло, были ржавыми и открывались тяжело. Самый верхний запор открылся быстро, но мизинец Розанны оказался между массивной ручкой запора и скобой, и она до крови прищемила его. Вскрикнув от боли, она обернулась. Из гостиной слышались тяжёлое топанье волчих ног и громкое рычание. Ударом здоровой руки, Розанна сшибла стальной крючок - последнее препятствие на пути к свободе, к жизни, дёрнула на себя дверную ручку. Дверь не открывалась. Волчья морда с оскаленной пастью высунулась из арки. В отчаянии Розанна ударила по двери кулаками, и та распахнулась. Прохладный ветерок взбодрил и придал сил. Розанна захлопнула дверь перед носом волка, задвинула наружный засов и побежала к распахнутой калитке. За спиной послышался оглушительный удар, потом что-то грохнулось на землю, но Розанна не оглядывалась, потому, что знала, что дорога каждая секунда. К тому же, Розанна чувствовала, что волк догоняет её. Она слышала его приближающуюся поступь и тяжелое дыхание. Когда она выскочила из калитки, на её пути возник высокий силуэт. Это был мужчина, одетый в одежды из шкур, с топором в руке.
  - Помогите! - закричала Розанна, понимая, что её ноги подкашиваются и сейчас она упадёт. - Спасите!
  Высокий мужчина схватил Розанну за руку и оттолкнул в сторону. Упав в мягкую траву, Розанна лишилась чувств.
  В тот день главному лесорубу Северных земель Латингрии, Одо, было как-то не по себе. С самого утра его разъедало какое-то странное предчувствие, будто должно случиться что-то нехорошее. Проходя мимо Великой Топи, вырубая сухие, мёртвые деревья, он наткнулся на большие волчьи следы и растерзанные останки двух охотников - братьев Ладвига и Орэля. Осмотрев немногие оставшиеся следы, Одо пришёл к выводу, что днём раньше огромный волк загнал их в болото, а потом разорвал сначала Орэля, потом - Ладвига. В пивной старины Вига Одо слышал их рассказ про то, как они смертельно ранили огромного волка. Видать, ранили они волка несильно, а когда вернулись в лес, чтобы добить его, серый хищник загрыз их, даже не зарыв землей останки, как это обычно делают все большие волки. Видать, не суждено этим бедолагам хвастаться шкурой убитого волка на Холме Славы.
  Поэтому Одо был на стороже и вздрагивал при каждом шорохе. Уж он-то знал, что раненый волк далеко не уйдёт и будет есть человечинку, раз уж попробовал. Но ему-то, Одо, что бояться? Он знал этот лес, как пальцы на своих руках. Он здесь прожил всю жизнь, срубая деревья и продавая дрова в Северных землях, как это делали его отец, дед, прадед. Одо знал лучше любого охотника, как можно уцелеть при встрече с любым хищником, как себя вести, куда спрятаться.
  У Одо была охранная грамота короля Дитфрида Справедливого, чем он весьма гордился. Он был одним из богатейших людей королевства. Богаче его был только кузнец Адлар, да и то только тогда, когда король вёл с кем-нибудь войну, когда требовалось много оружия. А это, хвала Анелле, было очень редко. А дрова нужны были людям всегда, хоть они и стоили дешевле металла. Даже отдавая половину от вырученных денег в королевскую казну, Одо богател день ото дня, живя в лесу и пряча в земле все свои накопления в ельнике, присыпая для надёжности свой тайник кучей медвежьего кала. Лес давал ему всё: кров, еду, одежду. Ему даже разрешалось бесплатно охотиться, не потому, что его дядя был главным егерем королевства, а потому, что за годы служения королям их род заслужил такое право.
  Была у Одо только одна проблема - у него ничего не получалось с женщинами. Нет, дело было не в его мужской слабости. Раз в неделю он приходил в Ульрихланд, где за пару серебряных монет мог до упаду веселиться в пивной и утешаться в объятиях жриц любви. Несмотря на то, что Одо прожил уже тридцать одно лето, он был статен, красив, но не всякая девушка соглашалась уйти с ним жить в лес, далеко от людей.
  Пробираясь с длиной суковатой палкой по топкому болоту, Одо увидел через заросли камышей, что по дороге на Дачсланд кто-то идёт. Приглядевшись, он увидел Розанну и её брата Бруно, детей сотника Карла, геройски погибшего за короля в бою с октами. Судя по тяжелой корзине, которую несла в руке Розанна, они направлялись к Аделонде. Бруно, как и положено мужчине, не помогал ей. На поясе его висел короткий меч. Это значит, что он был послан для охраны, а воинам не положено выполнять женскую работу.
  " Молодец Бруно! - подумал Одо. Взгляд его переместился на Розанну. - Какая девушка! Ей уже замуж пора...".
  Одо раньше часто видел Розанну идущей к бабушке. Хотя видел он её со стороны, она всегда казалась ему нераспустившейся розой. Он восхищался ею - точеная фигура, длинные чёрные волосы, дерзкий взгляд. Она была самой красивой девушкой в округе. Ходили слухи, что она дружила с Алоисом. Когда Одо узнал об этом от Хьюго, он сказал, что Розанна достойна лучшего.
  Она переживала шестнадцатое лето и вступила в брачный возраст. Как бы Одо хотел, чтобы она стала его женой! От неё будет сильное и красивое потомство, она сможет вести его хозяйство, пока Одо будет заниматься заготовкой дров. Глядя на неё сейчас, Одо почувствовал, как внутри его что-то поднимается и разгорается. Как бы он хотел видеть её обнаженной на оленьей шкуре в своём домике!
  Внезапно вспомнив про волка, бродящего где-то поблизости, Одо отогнал от себя сладострастные мысли, закрыл глаза и помотал головой.
  - О чём я тут размечтался? - Одо выбрался из чавкающей топи на твёрдую землю, скинул с плеча сухой корявый ствол только что срубленного дерева. - Я должен предупредить их об опасности!
  Дойдя до плотных зарослей голых, высохших кустов, он стал раздвигать прутья и увидел, как Бруно с Розанной сорвались с места и побежали, стуча башмаками по корням и мелким камушкам.
  - Бруно, Розанна, стойте! - крикнул им вслед Одо, выйдя на тропинку, но они были уже далеко и его не слышали. - Хочешь сделать людям добро, а они убегают ...тьфу!
  Вернувшись к болоту, он распилил и разрубил на дрова ствол ольхи, сложил дрова в телегу, спрятанную в зарослях. Похлопав по шее коня, угостив его сочным плодом магвы, он ухватился за поводья и стал по просеке углубляться в лес. Нужно было дойти до кленовой рощи, где предстояло свалить старый клён, а потом можно было ехать на рынок и продавать дрова.
   Всю дорогу Одо думал о Розанне. Какая всё же она красивая! И имя у неё звучит как роза - прекрасный цветок! Одо знал Розанну с детства. Он всегда видел её со стороны. Чаще всего тогда, когда она ходила навещать Аделонду. Одо в жизни бы не подумал, что когда-нибудь сможет посмотреть на Розанну как мужчина и быть очарованным её красотой. Она всегда была нескладной глупенькой девочкой, а сейчас она превратилась в такую красавицу...
  Где-то справа послышался топот копыт, потом Одо услышал вой гигантского волка. Подойдя к телеге, Одо достал из неё топор, замер, прислушиваясь. Шагах в пятидесяти с крон деревьев в воздух со свистом поднялась стая птиц, шум удалялся, а потом и вовсе стих.
  - Не в мою сторону, - облегченно выдохнул Одо, и повел коня дальше, сжимая в правой руке топор. Конь, фыркал, телега скрипела на ухабах, Одо вслушивался в звуки леса. Меньше всего ему сейчас хотелось встречаться с волком-переростком. Но волка он, похоже, не интересовал. Зверь прошёл стороной. Но, несмотря на это, нужно быть начеку, потому что волк может вернуться. Придя в кленовую рощу, Одо стал рубить, как сумасшедший, без остановки. Он знал, что хорошая работа выбивает из головы всякие глупости, но мысли его всё время возвращались к Розанне, к её походке, к её глазам и улыбке.
  - Она не будет твоей, - говорил сам с собой Одо, с силой вонзая топор в дерево, видя, как щепки летят в разные стороны. - Она не будет жить в лесу! Забудь о ней! Забудь!
  - Тук - забудь - тук - забудь! - повторяло эхо.
  Со стороны Дачсланда послышался душераздирающий женский крик. Одо разогнулся, смахнул пот со лба, прислушался. Крик повторился.
  - Неужели волк? - вырвалось из груди Одо. Привязав коня к дереву, схватив топор, Одо побежал на крик, прорубая топором себе путь в непролазных зарослях. Ему казалось, что он бежал целую вечность, а крик всё не прекращался. Вот уже показались сосны, растущие вдоль границ Дачсланда, сквозь просвет между длинными стволами Одо увидел забор дома Аделонды. Калитка была открыта. В доме старухи стоял невообразимый шум, женский крик перерос в визг. Дубовая дверь с шумом распахнулась, на крыльцо выскочила Розанна. Продолжая кричать, она закрыла дверь на засов и по вымощенной камнями дорожке, сильно хромая, побежала к калитке, навстречу Одо, который уже понял, что подтвердились его страшные опасения - на дом Аделонды напал большой волк. Скорее всего, хозяйка дома уже мертва.
  Не успела девушка пробежать и десяти шагов, раздался оглушительный удар. Гремя петлями, и засовом, дверь вылетела из дверного проёма и с грохотом упала за спиной Розанны. Если бы Розанна бежала медленнее, дверь придавила бы её. В ту же секунду, выломав несколько брёвен, из дома выскочил огромный волк. Таких больших волков Одо ещё не видел. Щёлкая челюстями, рыча, волк быстро догонял Розанну, делая огромные прыжки. В его правом боку была глубокая кровоточащая рана.
  Розанна бежала прямо на Одо, в расширенных от ужаса глазах застыла мольба о помощи. Ещё немного - и хищник схватит её. Волк уже прыгнул, его челюсти с большими острыми зубами раскрылись. В этот момент Одо схватил девушку за руку, сильным толчком отбросил её в сторону. Когда он двумя руками обхватил длинную ручку топора и приподнял его, солнечные лучи отразились от остро отточенного лезвия топора и ослепили хищника. Волк неуклюже приземлился на передние лапы, челюсти его щелкнули, хватая пустоту. Одо отскочил в сторону и обрушил топор на огромную серую голову. В разные стороны брызнула кровь. Волк издал звук, похожий на собачий скулеж. Его повело из стороны в сторону, как пьяного. Одо ещё раз рубанул топором. В воздух взметнулись окровавленные осколки костей вперемешку с сероватой массой. Лапы волка разъехались, и он упал на живот, взрыв носом толстый ковер из желтых листьев и хвои. Топор Одо, просвистев в воздухе, ещё раз опустился на волчью голову. Зверь дёрнулся всем телом и завалился на бок. Потом лапы его задёргались и через некоторое время он замер. Его большой , размером с блюдце, глаз, устремленный на Одо, остекленел, из приоткрытой пасти полилась кровь и безвольно выпал длинный толстый язык.
  
  
  Розанна открыла глаза. Над ней стоял всё тот же мужчина в шкурах, держа в руке меч её отца, которым так и не успел воспользоваться Бруно. Покрытые красивым узором ножны были в крови. Розанну охватил страх. Кто этот мужчина, что он хочет с ней сделать, держа в руке меч? Но, вскочив на ноги и увидев на земле мёртвого волка, который сейчас казался ей даже больше, чем в доме, Розанна немного успокоилась.
  - Чудно! - воскликнул высокий бородач в шкурах, нажав на круглый выступ под рукояткой меча. Меч выскочил из ножен, в солнечных лучах блеснула полоска стали. - Это же чудо! Такой лёгкий и острый меч... Он так лихо выпрыгивает из ножен. Почему твой брат не воспользовался им?
  - Он держал его в руках сегодня в первый... - Розанна смахнула выкатившиеся из глаз соленые слезы, всхлипнула, - ... и в последний раз. Раньше ему матушка Волда не разрешала прикасаться к нему...
  - Тогда понятно, - мужчина покачал головой, бережно завернул меч в кусок оленьей шкуры и положил его в телегу, в которую был запряжен красивый вороной жеребец. Судя по тому, с какой бережностью спаситель Розанны оборачивал мехом меч, будто тот сделан из хрупкого хрусталя, цену оружию незнакомец знал.
  - Бруно... бабушка! - Розанна разрыдалась, увидев в телеге тела Аделонды и брата, накрытые пропитавшейся кровью тёмной тканью.
  -Не убивайся по ним, - спокойным голосом сказал спаситель, с жалостью посмотрев на Розанну. - Жизнь и смерть... они как небо и земля, как свет и тьма. Они неразлучны и невозможны друг без друга. Если Анелла что-то забрал у тебя, то обязательно даст что-то взамен. Ведь Анелла справедлив и щедр...
  - Да, - Розанна опустила голову, глядя на свои босые ноги. Голос незнакомца был сильный и одновременно умиротворяющий. Слыша его, Розанна вдруг успокоилась, плакать больше не хотелось.
  - Наверное, это твои... - мужчина нагнулся, одел Розанне на ноги башмаки, которые она скинула, убегая от волка. - Это тоже, наверное, твоё? - Он протянул красный от крови чепец Розанны. - Я нашёл его в доме...
  Вспомнив, что перед взрослым мужчиной неприлично ходить с распущенными волосами, Розанна быстро надела чепец на голову, завязала завязки. Глаза незнакомца расширились от удивления, рот приоткрылся, но он ничего не сказал, пожав плечами.
  - Благодарю вас, мой спаситель! - Розанна поклонилась, преклонив колено. - Как вас зовут?
  - Одо, - просто ответил мужчина.
  - Одо? - удивилась Розанна. Она много о нём слышала, знала, что он живёт в лесу. Многие женщины говорили, что он страшен, а потому не женат. Но перед Розанной стоял самый настоящий красавец с широкими плечами и мужественными чертами лица. - Я много о вас слышала, но никогда не видела...
  - Зато я тебя часто видел. Ты ведь дочь покойного командира сотни Карла. Тебя зовут Розанна, да?
  - Да... Одо, - ответила Розанна, не поднимая глаз, как учила матушка Волда.
  - Ты же раньше ездила верхом. Уж я-то знаю, что ты хорошая наездница. Почему вы пошли в такую даль пешком? Это же опасно...
  Розанна ничего не ответила, вновь навернувшиеся на глаза слезы высохли, когда она ощутила сильные руки на своих предплечьях. Одо приподнял Розанну, заглянул ей в глаза. Она замерла в трепетном ожидании. Ей казалось, что Одо сейчас её поцелует, но он этого не сделал. Вместо этого он подошёл к волку, двумя ударами топора отсёк ему голову.
  - Голову волка я насажу на кол на Холме Славы, - пояснил Одо, встретив на себе удивленный взгляд Розанны. - А из шкуры скорняк Алард сошьёт тебе шубу.
  - Мне? - удивилась Розанна.
  - У меня уже есть шуба, не пропадать же меху, да? - достав телеги котомку, он извлек из неё нож и стал им отделять шкуру от мяса волка. Когда шкура и голова волка оказались в телеге, Одо предложил сесть Розанне, и сам сел рядом.
  - Едем в Верену, - сказал Одо, взяв в руки вожжи.
  - Едем... - Розанна чуть заметно кивнула головой.
  Розанну трясло на кочках, колёса телеги надрывно поскрипывали. Чувствуя рядом плечо этого мужественного человека, Розанна почувствовала необычайное спокойствие и прилив сил. Украдкой поглядывая на него, она подумала о том, что именно таким и должен быть настоящий мужчина - сильный, красивый, надежный. Одежда из шкур делала его ещё более притягательным. Розанне вспомнилась старая сказка, которую ей рассказывала матушка про дружбу красавицы и человека-медведя. В конце сказки они поженились. Внешне Одо был очень похож на медведя, только глаза его были добрыми, как у щенка. Рядом с Одо Розанна чувствовала себя защищённой, как за стенами королевской крепости.
  "Если и выйти замуж, то только за такого мужчину, как Одо, - твёрдо решила Розанна, рассматривая мускулистые руки и широкую грудь Одо. - С таким хоть на край света... Алоис не стоит и ногтя на его мизинце!
  В тот момент Розанна поймала себя на мысли, что думает о мужчине, который сидит рядом, а не о смерти своих родных, не о том, как будет горевать матушка Волда. Ужас, который она испытала сегодня, уже не сковывал сердце. Вспоминая слова Одо, Розанна думала, что раз ЭТО случилось, значит, так и должно быть.
  - Почему мы не похоронили бабушку и Бруно в Дачсланде? - вдруг спросила Розанна, в очередной раз мысленно пожалев бабушку и Бруно.
  - Нужно похоронить их в кругу семьи, по обрядам, - отчеканил Одо. - Нельзя нарушать традиции... Позже нужно будет прибраться в доме Аделонды. Там...
  - Да, я видела... - Роза вздохнула.
  Оба замолчали, глядя на дорогу. От тряски Розанну стало укачивать, и она сама не заметила, как заснула, положив голову на плечо своего спасителя. Проснулась она только тогда, когда телега со скрипом въезжала в ворота Верены.
  - Смотрите, на ней красный чепец! - с восторгом кричали мальчишки, показывая на Розанну пальцем. - Это ей Одо подарил.
  - Красный чепчик...
  Многие девушки смотрели на Розанну с завистью, глядя на её чепец и на волчью шкуру в телеге. Они ещё не знали, что скрыто под шкурой. А завидовали они ей потому, что яркие одежды в Латингрии носила только знать, так как краску делали из сока растения герны, которое росло далеко, у подножия Южных гор, на территории октов. Очень не многие из тех, кто уходил в Южные горы за стеблями герны, возвращались назад. Поэтому яркие платья стоили дорого, почти столько же, сколько одежды из меха.
  Через сто дней - а именно столько длился траур - Одо пришёл к дому Волды, кинул на порог шубу из волчьего меха и мешочек с золотыми монетами.
  - Это шуба для Розанны, а это - выкуп! - он указал на рассыпавшиеся по крыльцу, поблескивающие в лучах заходящего солнца монеты. - Я хочу взять в жёны Розанну!
  - Розанну? - Волда собрала все монеты, стала их пересчитывать, проверяя их качество "на зуб". В этот момент из двери выскочила Розанна и повисла на шее Одо. Волда этого не заметила, с восторгом глядя то на шубу, то на золото. - Я-то согласна. А вот Розанна... - Волда обернулась, с трудом оторвавшись от созерцания выкупа и посмотрев на слившихся в поцелуе Розанну и Одо. - Розанна, похоже, тоже согласна...
  На свадьбе Розанны и Одо семь дней гуляли все жители Верены. Алоис тоже был на свадьбе. Он сидел в самом конце длинного стола, налегал на эль и мрачно смотрел по сторонам, будто ненавидел всё, что происходит вокруг него.
  Сразу после свадьбы Розанна переехала в лесной дом своего возлюбленного, где они прожили много счастливых лет. Каких бы размолвок между ними не было, какие бы напасти не подстерегали их, Розанна не жалела о своём выборе, ведь Одо оказался прекрасным человеком, а в постели он был просто ураган. В нём было что-то дикое, почти животное, окрыляющее, поднимающее до небес и позволяющее летать под облаками от счастья. Любя Одо больше жизни, отдаваясь мужу без остатка, Розанна родила ему семерых сыновей и трех дочерей. Девочки были красивы, как Розанна, а мальчики были сильны, как Одо.
  В каждое полнолуние Одо уходил из дома, и лес оглашался страшным медвежьим рёвом. Розанна догадывалась, что это означает, но старалась делать вид, что не замечает этого, ведь она любила...
  
  29 января - 11 февраля 2011г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Иванова "Королевская Академия. Элитная семерка"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) М.Генер "Паёк, или другие герои"(Постапокалипсис) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"