Артемьев Николай Владимирович: другие произведения.

Там, где нет солнца (черновик)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.31*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    8-летний первоклассник из Курской области в России и подумать не мог, что в 15 лет он станет одним из последних солдат Беловодья на пылающих баррикадах Китежа.

  

Один из Зачарованных городов в Беловодье [dreamworlds]

  
  Часть I. С далёкого мира. (для любителей читать вне сайта)
  
  
  Глава 1. Наивный романтик.
  
  Солнечные блики прорывались сквозь густую листву тополей за окном и падали в класс в виде мелькающих лучей. От ветра деревья постоянно раскачивали ветвями и листьями, создавая на полу, на партах, на самих одноклассниках весьма причудливые сочетания теней. Для Ростислава это были далеко не тени, а целые картины сходившихся сражающихся войск или наоборот сказочные огнедышащие драконы, пролетающие над людскими толпами. Лишь досадный доносившиеся шум из класса вырывал его из фантазий и возвращал в будничную реальность.
  А реальность в этот раз оказывалась не совсем будничной. Дело было в том, что первый класс "А" отправлялся в поход. Да не в какой-нибудь обычный поход на природу на несколько часов, а в самый настоящий с ночёвкой, палатками, рыбалкой и многим чем другим интересным, что не бывает интересным в других однодневных походах. Только, как ребята и взрослые договаривались, Ростиславу не нравилось.
  Всё началось с Вовы Крутова. Он всегда был хвастлив и заносчив перед другими одноклассниками. Дело было в том, что его отец был каким-то очень богатым бизнесменом и покупал всегда только одно новое, чем Вова всякий раз любил похвастаться. В классе у него всегда были какие-то модняцкие фирменные джинсы и кепка с непонятными символами далёкой бейсбольной команды. В любом случае среди одноклассников это считалось круто, и Вова никогда не был обделён вниманием, от чего ещё больше начинал хвастаться новыми приобретениями игр для приставок или даже папиной новой магнитолой в машине.
  Хоть Вова учился плохо и был заядлым троечником, но в последней четверти ему удалось каким-то чудом где-то выцарапать себе четвёрку по математике, и его отец на радости предложил классному руководителю сделать всему классу подарок - отправиться всем классом в трёхдневный поход на природе. Основные расходы по питанию и организации он брал на себя, и ребятам оставалось только договориться на какое число отправляться. И это оказалось самым трудным.
  Сразу же оказалось, что кто-то уезжает в санаторий вместе с родителями, кто-то на отдых на юг, кто-то на дачу, так как обсуждение происходило в конце мая в жаркий день, когда все основные уроки закончились, отметки были выставлены, все устали от учёбы и стремились разбежаться по своим домашним уголкам. Некоторые отказывались идти в поход, потому что он намечался всё-таки в летние каникулы, когда совершенно ничего делать не хотелось. В конце - концов, от разнообразных криков со всех сторон даже у классной руководительницы Нины Павловны разболелась голова, и она ушла домой, оставив детей одних разбираться в своих обсуждениях.
  Ростислав тоскливо поглядел на большие настенные часы над школьной доской. Все стрелки часов давно уже перевалили за двенадцать, и школа уже опустела до начала сентября. Договариваться ребятам надо было во что ни бы стало, иначе больше всех собрать в одном месте не удалось бы.
  -Мы должны всё-таки решить, кто обязательно пойдёт в поход! - кричал с места кафедры учителя Вова Крутов. - Мой отец сказал, что нужно знать точное число едоков до завтрашнего дня!
  -Я может быть пойду, а может быть и нет. - разводил растерянно руками известный хулиган и двоечник Мишка Сидоров. - Откуда мне знать, как мне захочется?
  -По-моему лучше сначала объявить дату похода, а затем спрашивать, кто собирается идти - вставал со своего места отличник Женя Голубцов.
  -Ну, кто идёт? Ну, поднимите руки? - уже жалобно обводил всех глазами Вова Крутов. - Ну, нужно количество же.
  Несколько человек осмеливались поднять руки вверх.
  -Ребята, ну вы чё? - обижался Вова. - Так мало? Ни в индейцев, ни в ковбоев сыграть. Вообще ни во что!
  -А сколько нужно человек набрать? - спрашивал Женя Голубцов с задней парты.
  -Наберём уж сколько-нибудь - сверкал на него глазами с кафедры Вова. - Давайте уже составлять список. Вот Юля Звоницкая идёт в поход или нет?
  Тут класс на время притаился. Даже Ростиславу стал интересен ответ Юле по одной простой причине: Юля Звоницкая была признанной красавицей класса и в неё были явно влюблены все мальчишки, в том числе он. В этом, конечно же, никто и никогда на свете не признался бы, но Юлю могли очень быстро окружить все мальчишки класса и занять её пустяковыми разговорами. Больше никакая другая девочка из класса таким успехом не пользовалась. Белокурая, голубоглазая Юля Звоницкая с слегка вьющимися волосами и острым лицом казалась Ростиславу самим воплощением красоты. Несколько раз он хотел к ней тихонько подойти и признаться в любви, но Юля почти никогда не оставалась одна, то к ней приставали другие мальчишки, то она вечно была окружена подружками.
  -Я не знаю - кокетливо закатила глаза Юля.
  Ростислав подумал, что если Юля отказалась бы пойти на какое-нибудь мероприятие, то и половина мальчишек отказалось пойти на него тоже. В общем, если бы Юля не пошла, то и ему в походе было бы почти нечего делать. Ростиславу становились обсуждения всё более неинтересными.
  -Как же так Юля? Давай соглашайся! - настаивал Мишка Сидоров, озорно подмигивая девочке. - Без тебя никто из мальчишек в поход не пойдёт!
  -А вот и нет! - взволнованно проговорил Вова Крутов.- Я лично пойду в поход в любом случае. Даже если буду один!
  -И я тоже! - некстати поддакнул Мишка Иванов, один из самых толстоватых в классе.
  -Я пойду, если все пойдут. - сказала Юля.
  -Так все и пойдут. - заверил Вова. - Или мой папа зря старался? Короче, собираемся все у школы через две недели.
  -Почему именно через две недели? - взъерошился Женя с задней парты.
  -Потому что я так решил. - сверкнул глазами на него опять Вова. - Чей папа, в конце - концов, всё оплачивает?
  -По-моему, всё должны решать родители на собрании, а не мы. - заявила рыжая Надя Сорокина. - Мы занимаемся чепухой!
  -А что такое чепуха? - спросил Мишка Сидоров, вылупив на неё глаза.
  Собрание класса превращалось опять в словесную свалку. Несколько ребят похватали портфели со столов и ушли уже домой. Остались одни спорящие. Мысли Ростислава по мере продолжения собрания начинали расползаться в сторону. Ему хотелось вернуться домой за любимую книжку фэнтези, которую он начал читать, где начиналась битва между гоблинами и гномами, одновременно он вспоминал, что скоро родители разрешат купаться в речке с началом лета и неплохо бы сходить на местный пляж. Ползающие тени деревьев на полу для него опять превращались в причудливые фигуры людей и зверей, а в душе у него наставала полная расслабленная безмятежность.
  -Я не могу прийти через две недели в поход.- внезапно заявила среди хора возмущённых голосов Юля. - Ровно через две недели я уезжаю к бабушке в деревню. Может быть, тогда назначить поход через десять дней после начала каникул?
  По классу прокатился ещё более сильный стон разочарованных предложением голосов.
  -А как же другие, которые не смогут прийти? - спросил рассеянно Вова.
  -Я по-другому не смогу. - сказала Юля и замолчала.
  -Ну хорошо. - пробормотал Вова. - Я поговорю тогда с папой, и поход начнётся через десять дней, а не через две недели, пока все не разъехались, и может прийти Юля.
  Ну что ж, это было важное решение. Ростислав понял, что Юля скорей всего отправится на мероприятие вместе со всеми, а от этого становилось намного веселей. Собрание на этом подошло к концу, все похватали портфели со столов и отправились домой.
  Так как Ростислав был в благодушном расслабленном состоянии, то он собрался позже всех и вышел из школы одним из последних. Небольшой молодой городок, где он жил весь утопал в цветущей зелени. Дорога домой от школы у него лежала через узкую аллею, по краям которой росли пышные тополя. И сейчас они мягко шелестели и покачивались, словно манили мальчика в дорогу. Ростислав сделал уже первый шаг вниз по ступеньке с крыльца, как увидел, что Юля Звоницкая вышла из школы совершенно одна. Внутри у него всё пересохло от волнения, так как он понял, что это был, возможно, единственный шанс переговорить с ней наедине. На улице, в это время, тоже не оказалось ни единой души.
  Возможно, Ростислав в другое время просто бы повернулся спиной и пошёл своей дорогой, сделав вид, будто не заметил Юлю, но в этот день очевидно солнце сильно припекло ему голову, потому что уже за спиной девочки он осмелился её окликнуть.
  -Да? - удивлённо повернулась девочка.
  -Эээ ... мне надо кое-что тебе сказать - пробормотал смущённо Ростислав.
  -Да? И что же? - ещё больше удивилась девочка.
  -Я тебя люблю! - выпалил Ростислав, собравшись духом.
  -И что дальше? - спросила Юля. - А я тебя нет.
  -То есть, как нет? - слегка ошеломился Ростислав и даже поспешно зашагал рядом с ней, когда девочка равнодушно повернулась к нему спиной и пошла домой. - А почему?
  -А ты разве не знаешь? Посмотри на себя! - кивнула ему Юля.
  -А что такого во мне? - осмотрел свою одежду взглядом Ростислав.- Что-то не так?
  -Ну, вот скажи: за что тебя можно любить? - спросила она.
  -Ну как... - Ростислав аж растерялся от такого откровенного вопроса. - Ну, я добрый... заботиться о зверушках могу...
  -Да? А откуда мне это знать? Ты ведь ни с кем не разговариваешь! - сказала Юля.
  -Как не разговариваю? Вот с тобой я же разговариваю. - пробормотал Ростислав.
  -А в классе ты всегда молчишь. Все знают, что ты на самом деле чудик. Каждый день приходишь, садишься на заднюю парту, подпираешься рукой и просто смотришь в окно.
  -Так я это... на уроках же отвечаю... - попробовал за себя заступиться Ростислав.
  -Когда тебя другие спрашивают и то невпопад! - отрезала Юля. - Ты же ни с кем не общаешься, никто тебя в классе толком не знает. Ты всё время сидишь и смотришь то в окно, то в пол.
  -Мне это... мысли тогда умные приходят...- пробормотал Ростислав.
  -Умные мысли!? - засмеялась Юля. - Ну и какие же умные мысли тебе приходят?
  -Я это... не помню их сейчас... что-то забыл... - почесал лоб Ростислав.- О хоббитах там всяких разных... гоблинах...
  -Кто такие хоббиты? - удивилась девочка.
  -Да книжка есть одна. Я её сейчас читаю. Очень интересная. - затараторил обрадовано Ростислав.
  -Ты книжки любишь читать? Как Женька Голубцов? - спросила Юля.
  -Ну я не знаю, что читает Женька, а я люблю. - сказал Ростислав.
  -Ты никогда этого не говорил.
  -Так меня никто и не спрашивал.
  -Вот видишь. У тебя потому ведь нет даже друзей.
  Ростислав открыл рот, чтобы ей возразить, но тут же понял, что это была правда. Он не мог вспомнить ни одного человека, которого мог назвать своим другом. Ещё давно, в детсаде, во время игр ему казалось, что он всегда окружен какими-то друзьями, но во время школы они все куда-то подевались. Некоторое время они шли рядом молча.
  -Да я боюсь просто лишнего слова сказать, а то вдруг накажут или засмеют. - разоткровенничался Ростислав. - Меня, знаешь, в детском садике воспитательница напугала. Во время тихого часа я болтал без умолку, а она меня подозвала к себе так спокойно. Достала нитку и иголку, и говорит:"Ещё слово скажешь я тебе рот зашью, вот этой ниткой и иголкой". А я маленький был и испугался до смерти, что и вправду рот зашивать начнут.
  -Ааа...- скучающе сказала Юля. - Понятно.
  Настала опять неприятная натянутая тишина, и тогда Ростислав поспешил её заполнить:
  -А что тебе ещё не нравится во мне?
  -Ты некрасивый.
  Ростислав даже остановился на несколько мгновений, как вкопанный. Пожалуй, это было самое обидное откровенное замечание.
  -Посмотри на свою причёску. У тебя же большой утиный красный нос и большие торчащие уши! - сказала Юля, указывая ему на лицо.
  Ростислав почувствовал, как краснеет. Однако он не мог ничего обидного сказать в ответ. Ему не хотелось оскорблять Юлю, да и недостатков особенных он в ней не видел. Помимо старой поношенной одежды, он действительно мало ухаживал за своей дешёвой шарообразной причёской, и его волосы мышиного цвета торчали в разные стороны лохмотьями. К тому же у него было довольно неказистое лицо из-за больших торчащих ушей и носа, похожего действительно на утиный.
  -К тому же, как ты одеваешься? Посмотри на свои поношенные джинсы и серую кофту! Я бы такого никогда бы не одела. - продолжала Юля.
  -Ещё бы, ты ведь девочка - пробурчал себе под нос Ростислав, разглядывая свою изношенную одежду.
  -А ещё Вова недавно подарил мне цепочку, а что можешь подарить ты? - спросила Юля, усмехнувшись.
  -Мне не дают деньги. Я ничего не могу купить для тебя. - растерянно произнёс Ростислав.
  -Ну, вот видишь, за что тебя любить?
  -Так может я это...-Ростислав потёр свой нос.- Может быть исправлюсь и ты меня полюбишь?
  Юля ничего не ответила, и они прошли молча до самого её дома.
  -Только ты не рассказывай никому о том, что мы сейчас говорили. - проговорил на прощание Ростислав. - А то, знаешь, меня все засмеют.
  -Конечно. - произнесла Юля.
  Обратная дорога домой оказалась очень тяжёлой. Ростислав был очень расстроен отказом, но маленькая и юркая мысль, что всё ещё можно наладить его не покидала. "Я обязательно проявлю себя в походе, и тогда она увидит какой я добрый и заботливый"- утешал себя Ростислав. Он знал, что это просто выдуманное утешение для себя, но в него очень хотелось верить. Всё-таки отказ от взаимной любви оставался отказом, и ничто не могло поменять его. Ростислав возвращался домой, но теперь тополя для него не качались, маня его вдаль, солнце празднично не блестело и птицы между собой, не перекликались, возвещая о скором начале лета. Вся дорога домой слилась в одну серо-зелёную полосу. Ростислав серьёзно стал думать не идти в трёхдневный поход вместе с классом, чтобы не видеть Юлю, пока не оказался перед своим домом.
  Он жил практически в центре маленького родного городка в блочной многоэтажке в серой двухкомнатной квартире, выходящей окнами на унылый внутренний дворик. Во внутреннем дворике почти ничего не было, кроме вкопанных наполовину ряда старых резиновых шин и затоптанного грунтового футбольного поля с покосившимися деревянными рамами игровых ворот. Ростислав очень редко видел здесь играющих ребят, а если они и были, то это были слишком старшие по возрасту, чтобы присоединиться когда-нибудь к ним играть, и сплошь незнакомые.
  Ростислав на этот раз, как никогда слишком поздно вернулся из школы. Прошло наверно два часа, как он должен прийти, и он вправе ожидал серьёзного нагоняя от родителей. Однако, когда он щёлкнул замком входной двери, зайдя внутрь, он лишь услышал голос мамы:
  -Ростислав, ты? Садись за стол - кушать пельмени. Они уже все остыли.
  Ростислав облегчённо вздохнул. По крайней мере, никакого нагоняя не ожидалось. Он спокойно разделся в прихожей и помыл руки перед едой. Проходя по коридору мимо гостиной, он краешком глаза заглянул внутрь. Всё так и есть. Его папа находился в кресле перед телевизором и просматривал телеканалы. В его линзах квадратных очков прыгал синий огонёк выпуска новостей.
  -Как сегодня было в школе? Что нового изучали? - спросила мама Ростислава, когда он безрадостно толкал вилкой пельмени в тарелке.
  -Сегодня у нас было классное собрание. Мы обсуждали, когда пойдём в поход. - ответил кисло он.
  -Да, и что же? К какому мнению вы пришли?
  -Мы решили собираться через десять дней после начала каникул возле школы, а подробности сказали, что обсудят на родительском собрании. - пробормотал Ростислав.
  -Ох, уж этот поход! И зачем его папа Крутова его придумал? - проговорила мама.
  -Ну, ты же знаешь, как его сын Вова Крутов учится. Для него четвёрка в четверти, всё равно, что все годовые пятёрки получить.
  -И всё же ты должен быть пообходительнее с этим мальчиком. Его папа очень уважаемый человек в нашем городе.
  -А по-моему он тупица. - угрюмо пробормотал Ростислав. - На деле на уроке он даже два плюс два не может сложить.
  -Нельзя так говорить. Ты слишком высокомерный. Будь снисходительнее. К тому же ты сам не блещешь своими познаниями.
  -Мне неинтересно и скучно отвечать на школьные вопросы. Мне их легко выучить. К тому же, это не самое главное в жизни. - пробормотал мальчик.
  -А что же по-твоему главное в жизни? - усмехнулась мама.
  Ростислав вздохнул и угрюмо уставился в свою тарелку.
  -А вы придёте на родительское собрание или опять пропустите его? - спросил он.
  -Твой папа должен на него сходить - нахмурилась тут же мама. - У него опять какие-то проблемы на работе.
  Ростислав опять уставился в тарелку. Он прекрасно понимал, что, как говорила мама, в семье настали тяжёлые времена. Папа теперь чаще возвращался домой с работы пораньше, и всё чаще злым и раздражительным. Он мало с кем общался в доме и практически сразу же уставлялся в телевизор.
  -Я хотел бы сходить в поход. - пробормотал лишь растерянно Ростислав.
  -Конечно сходи. - сказала мама. - А я переговорю с папой, чтобы он пришёл на собрание.
  Она встала и вышла из-за стола. Из гостиной послышались голоса на повышенных тонах. В последнее время мама и папа часто ссорились между собой, хотя и пытались скрывать это от Ростислава. Однако он прекрасно слышал их ссоры из соседней комнаты. Мальчику это никогда не нравилось. И теперь они ясно спорили, кто должен пойти на родительское собрание.
  -С каких это пор моей обязанностью стало ходить на родительские собрания? - возмущался папа.
  -А с каких пор все работы по дому должна выполнять только я одна? - в ответ возмущалась мама.
  -Раньше таких проблем не возникало.
  -Раньше ты интересовался семьёй!
  -Ну, хорошо, допустим, я приду на это родительское собрание. А какой толк от этого дурацкого собрания? Опять директор будет просить денег на ремонт?
  -Неужели это так сложно сделать? Отсидишь пару часов и уйдёшь.
  -А почему бы тебе самой не сходить на это самое собрание? Неужели ты завтра занята?
  -А я могу позволить себе хотя бы один день отдыха? Что ты выполняешь дома? Помог хоть как-нибудь.
  -Дорогая, ты прекрасно знаешь какие у меня проблемы на работе. Мне сейчас не до житейских мелочей.
  -В общем, ты мог бы и оторваться от телевизора ненадолго и сделать одно полезное дело.
  Ростислав не выдержал и быстро прошёл из кухни через гостиную к себе в комнату. При его виде родители быстро замолчали, но ненадолго. А Ростислав быстрее рылся в письменном ящике стола, где он хранил какую-нибудь заветную недочитанную книгу. Он быстро погружался в неё и уходил от всех проблем. Сюжет в ней был всегда прост и понятен, герои знакомы, а добро всегда побеждало зло. Сегодня был определённо наихудший день из его жизни.
  Через некоторое время поход всё-таки настал. Отец Ростислава сходил всё же на собрание, откуда с недовольным лицом принёс целый список вещей, которые необходимо было взять с собой. В них не было ничего обычного. Все основные принадлежности с собой забирали сопровождающие взрослые. Под походный рюкзак сгодился вполне обычный школьный портфель. На удивление всё на родительском собрании прошло сглажено.
  Надев свой лучший спортивный костюм и захватив вместе с запасным комплектом белья сухпаек в виде бутербродов с колбасой и газировкой, Ростислав направился ровно в девять часов к школе, где собиралась основная команда.
  Уже издали был заметен разбитый лагерь. У входа перед школой стояла чёрная машина папы Вовы Крутова, сотрясающиеся от громкой музыки. Её дверь была слегка приоткрыта, и оттуда торчали его вытянутые ноги. Насколько слышал Ростислав, он совершенно не собирался надолго оставаться с детьми и уезжал вечером обратно в город, а утром его должен был сменить другой взрослый.
  У крыльца сгрудилась несколько детей-велосипедистов. Среди них явно выделялся Вова Крутов, у которого был специальный горный велосипед с пятью передачами скорости, и теперь он им важно хвастался, покровительски похлопывая ладонью по его мягкому сиденью. Стоящие рядом на велосипедах Миша Сидоров и ещё один одноклассник Дима Скворцов явно с огорчением разглядывали свои стандартные зелёные конструкции. Остальные дети сидели на заборе или висели на перилах, кто во что горазд. Ростислав был даже удивлён количеством пришедших, так как думал - соберётся меньше половины или половина класса.
  Впрочем, уже на подходе к школе к нему в душу закрались нехорошие предчувствия. Сначала Ростислав постарался найти незаметно глазами Юлю и заметил её у забора в окружении вечных подружек, которые при виде его очень громко засмеялись. У Ростислава от этого неприятно похолодела спина. Особенно когда он заметил самодовольную улыбку Вову Крутова, обращённую к нему. Не успел Ростислав войти во двор, как услышал крик Вовы:
  -Жених и невеста!
  -Ничего подобного! - тут же поспешила парировать с забора Юля. - Как он может мне понравиться прыщавым?
  -Ну что когда свадьба будет между вами? - не унимался Вова.
  Ростислав опять почувствовал, как у него отнимаются ноги. Только на этот раз не от горечи, а от стыда. Он был готов провалиться сквозь землю от позора, что-нибудь сделать, но не выносить теперь насмешки одноклассников всю дорогу. Неужели Юля не сдержала своего слова? Тем более у Вовы и его друзей были велосипеды, а это значило, что от них теперь в дороге было не так-то просто отвязаться.
  -Да ты не отпирайся, уже все знают. - проговорил авторитетно Вова. - Юлька о тебе уже всем рассказала.
  К облегчению Ростислава в это время близко расслабленным подошёл папа Крутова.
  -Я поеду вперёд! - указал большим пальцем назад на машину он классной руководительнице Нине Павловне. - А то чего здесь торчать? Там у меня заднее сиденье под завязку набито вашими палатками, а багажник различными крупами. Я вывалю всё это на месте планируемого привала и там буду вас ждать.
  -Хорошо. - кивнула Нина Павловна.
  Она посмотрела на время и свистнула в свисток, висящий у неё на груди.
  -Дети! Пора собираться! - объявила она. - Кто опоздал, тот не успел. Выстраивайтесь попарно в колонну!
  Дети нехотя потянулись со всех сторон. Ростислав осмотрелся со всех сторон. Всего пришло человек пятнадцать не больше. Вперёд выехали нетерпеливые велосипедисты, которые стали нарезать свои первые круги. Рядом встал Миша Иванов.
  -Ну что, ты насколько дней? - спросил он.
  -Ну как, на три дня. - пробормотал Ростислав. - А что?
  -Да я всего на один день отправляюсь. Родители сказали, что мне нужно соблюдать режим. - похлопал по своему объёмному животу Миша. - Да и скучать наверно будут. Как же тебя отпустили из дома настолько времени?
  -Не знаю - пожал плечами Ростислав. - Может им сейчас не до меня.
  Вскоре небольшая колонна тронулась в путь. Замыкающим шёл незнакомый Ростиславу взрослый, который был толстоватым добродушным дядечкой в белой обтягивающей футболке, а во главе классная руководительница. Вова сначала ехал гордо впереди, пощёлкивая передачами, но затем это ему наскучило, и он попросился уезжать подальше "на разведку", вместе с ним отправились остальные велосипедисты.
  Стояла на редкость ясная нежаркая погода. Путь класса сначала пролегал по окраинам городка, а затем нужно было пройти около пяти километров до ближайшего привала за его пределами.
  Окраины городка разительно отличались от центра, где жил Ростислав. Это были одноэтажные покосившиеся частные домики, выкрашенные в зелёный цвет. Некоторые из них были настолько старые, что по самые нижние рамы окон опустились в асфальт. Сам же асфальт здесь был нещадно разбит, и движение машин было медленное. Здесь Миша Иванов довольный уже достал газировку из своего рюкзака и стал её распивать, не доходя до привала.
  За городом их небольшая группа сначала двигалась по основному шоссе, затем свернула по грунтовой дороге, а потом опять и вовсе вильнула в сторону от всех дорог и углубилась в чащи разнообразных рощ. Идти оказалось непривычно далеко. Некоторые уже успели устать, поэтому с облегчением восприняли долгожданную остановку на привале. Ростислав же поразился выбранному месту остановки.
  Оно лежало на берегу местной реки, которая резко петляла между двумя холмами. С обоих берегов она была густо покрыта рощами деревьев. Был на её берегу и удачный пологий спуск, и спуск, уходящий в болото с поросшими камышами, и даже крутой обрывистый берег на холме, где можно было очень удобно наблюдать за всей водной гладью.
  Отец Вовы Крутова уже ожидал всех на поляне рядом с прибрежной рощей и пологим спуском в речку. Как и обещал, он вывалил всю кучу палаток и съестных припасов прямо посреди будущего лагеря, и теперь ждал всех со скрещёнными руками на груди.
  -Ну, как долго можно вас ждать? - недовольно пробормотал он при приближении класса. - Я уже целый час здесь нахожусь.
  -Это же дети. - растерянно оглянулась Нина Павловна. - Они идут очень медленно.
  Сначала был разбит пикник, где дети достали свои первоначальные запасы провизии.
  -Уступите место жениху и невесте - сразу же начал подкалывать появившиеся Вова.
  -Да сколько уже можно! - подняла глаза вверх Юля. - Я же вам сама всё рассказала. Если он мне бы нравился, стала ли я рассказывать о признании всем? К тому же, он сам меня просил молчать.
  Ростислав старался упорно не вмешиваться в эти разговоры. Когда все остатки выложенной провизии были поглощены, настало время разведения костра. Всех для начала разослали искать хворост. После того, как накопилась достаточно приличная куча, Нина Павловна всех расставила кругом, решив одновременно преподать урок безопасной жизнедеятельности. Она с увлечением выкопала лопаткой дёрн, разложила хворост особым образом и зажгла костёрок, сопровождая всё это ужасными нравоучениями, как надо всё это выполнять. Становилось очень скучно и все обрадовались, когда, наконец, засверкал огонёк костра, и разбежались в разные стороны по более интересным делам.
  -А теперь настало время настоящей охоты. - сказал Вова, извлекая из своего настоящего походного рюкзака спиннинг.
  -Дурак, это же удочка для рыбалки, а не для охоты. - не замедлил буркнуть Мишка Сидоров.
  -Сам дурак! - обозлился Вова. - А то я не знаю.
  -Можно с вами? - вызвался вдруг Ростислав, который никогда в жизни ещё не рыбачил.
  -А ты умеешь рыбачить? - нахмурился Вова.
  -Нет. Но очень хочу научиться. - попросил Ростислав.
  -Знаешь, что, жених, оставайся тогда на берегу, а то ты ещё неудачу принесёшь. - проворчал Вова, заламывая свою удочку за спину.
  Вместе с новоявленным рыбаком умчалось ещё пара ребят, которым просто хотелось поглазеть на рыбалку. Большинство отправилось же играть в ковбоев и индейцев, что было одно и то же, что и казаки и разбойники. Ростислав не захотел к ним присоединяться, так как заметил там Юлю, и сбежал подальше от их насмешек.
  Он уже давно присмотрел себе другое место, где можно было расположиться. Это было на вершине пригорка, возвышающегося над крутым берегом реки, где она делала резкий петлистый разворот между двумя холмами. Пригорок видимо был некогда намыт речкой, когда она имела несколько другое русло, и теперь на склоне холма зарос низкой травой. Однако река вновь изменила своё русло и стала его постепенно обратно размывать, образуя крутой берег. Перед пригорком не было никакого леска, и река замечательно просматривалась отсюда в обе стороны. Отсюда же пониже слева была видна полянка с разбитым лагерем и дымящимся костром. Периодически на полянку с криками с противоположных рощ выбегали в атаку друг на друга, то индейцы, то ковбои. Также можно было заметить рыбаков во главе с Вовой, которые бегали вдоль всего берега, выбирая себе место клёва. Взрослые же совсем перестали обращать внимание на детей. Вовин папа дремал в своей чёрной машине под ветвистыми прибрежными деревьями, в то время как Нина Павловна и другой взрослый добродушный дядька ползали по земле и ставили палатки, вбивая колышки в землю.
  Поначалу Ростиславу было интересно смотреть на игру своих одноклассников. Потом он пытался рассмотреть, что там делает Вова со своим спиннингом вместе с парой зевак. Зеваки от него один за другим быстро отстали, а сам он постепенно исчез, уйдя по берегу выше по реке. По всей видимости, клёва здесь не было. "Или они не умеют ловить рыбу." - не мог не подумать злорадостно Ростислав.
  Место ему понравилось и тем, что здесь можно было посмотреть на текучую воду. Ростислав пока не мог объяснить, чем его так привлекала вода. Особенно, когда её было так много, как здесь. Солнце над рекой стало немного клониться к западу, и вместе с этим над рекой появлялись новые лучезарные блики, образующие серебристую дорожку по реке от берега до берега. Ростиславу показалось, что в свете этой дорожки несколько рыб игрались хвостами. Присмотревшись, он убедился в этом. Несколько довольно крупных рыб высовывали над водой свои длинные чешуйчатые хвосты и колотили ими по водной глади. Рыба в реке была и довольно крупная, и Ростислав уже начал предвкушать уху на ужин.
  Ребятам же надоело вскоре играть в индейцев, и они быстро перешли к купанию. Тут Ростиславу вспомнилось, что он забыл плавки дома. Пришлось, сгорая от зависти, наблюдать за купающимися со стороны. Он спустился к лагерю. В это время с берега вернулся весь грязный и недовольный Вова. Он не поймал ни одной рыбы.
  -Здесь рыба какая-то тупая. - пробурчал он в своё оправдание.
  -А прикормить её не пробовал? - участливо спросил его добрый дядечка в футболке.
  -Во! - достал удручённо из своего кармана пустой целлофановый пакет Вова. - Всю манку потратил.
  -Может, удочку надо было подальше закидывать? Я видел рыбу на середине реки.- предложил Ростислав.
  -Если такой умный, то иди сам попробуй закинуть. - протянул ему свой спиннинг Вова.
  Это было что-то. Видимо Вова был сильно расстроен, если предлагал просто так попользоваться своей вещью! Ростислав с интересом взял из его рук протянутую удочку.
  -А как ловить ею? - спросил он, разглядывая механизм спиннинга.
  -Как, как. Ты что в фильме не видел, как ловят рыбу? - ехидно спросил Вова.
  -Нет - соврал Ростислав.
  -Ну закидываешь просто крючок в воду и ловишь. - усмехнулся Вова и вдруг начал жестами подзывать к себе своих друзей.
  -А где ловить то? - огляделся по сторонам Ростислав.
  -А вот там и лови - махнул в сторону купающихся Вова, ехидно усмехаясь. - Рыба там больше клевать будет.
  Под недобрые смешки нескольких сгрудившихся одноклассников Ростислав подошёл к краю пляжа. Он не знал в чём подвох, хотя и ощущал его. Тем не менее, он почему-то наряду с этим ощущал, что обязательно сможет поймать рыбу. Он остановился в некоторых раздумьях перед броском лески в воду.
  -А мы ничего не забыли? - посмотрел на пустой крючок Ростислав. - Мне, кажется, на крючке должен быть червяк.
  -Ты не обращай внимания. - под смешки перешептывающихся товарищей заявил Вова. - Крючок сам на червяка уже похож. Глупая рыба сама его и заглотит.
  Посомневавшись ещё мгновенье, Ростислав забросил крючок в воду. Моментально вокруг него собралась пара ребят во главе с Вовой. Со всех сторон послышались непонятные смешки.
  -Смотри! Смотри! У тебя уже дёргает!
  -Подсекай! Подсекай!
  -Ух, сорвалась видимо!
  -Жених, жених, а сколько сидеть здесь собираешься?
  Ростислав несколько раз с непонятным видом под смешки наблюдающих ребят вынимал удочку из воды, но она легко поднималась, и крючок был пуст. Это ещё больше веселило ребят.
  -Ты её не прикармливаешь! Рыбу прикормить надо! А давай мы её прикормим камнями?
  -Эй, тащите камни! Сейчас рыбу прикармливать будем!
  Несколько камней врезалось в водяную гладь.
  -По-моему рыба от этого только больше испугается. - неуверенно пробормотал Ростислав.
  -Да мы же любя. - похлопал его фамильярно по плечу Вова. - Мы же тебе помочь хотим.
  В это время, держа в руках спиннинг, Ростислав почувствовал его некоторую тяжесть. Леска вдруг натянулась и повела. Не помня себя, мальчик резко дёрнул удочку из воды и вытянул большую дёргающиеся серебристую рыбу. Все находящиеся вокруг ребята даже раскрыли рты от удивления.
  -Лещ! Ей Богу, лещ! - воскликнул рядом Мишка Сидоров.
  Со всех сторон послышались возгласы:
  -Ну, ты даёшь!
  -Как тебе так повезло?
  -А подсёк как! Подсёк!
  Окружающие ребята сами помогли снять с крючка пойманную рыбу и положить в сумку из проволочной сетки, а весь довольный и сияющий Ростислав вновь забросил удочку. Не прошло и минуты, как он выудил из водной поверхности новую брыкающиеся серебристую рыбу. По красноватым плавникам можно было определить, что это карась. Уже никто не мог скрыть своего удивления:
  -Ну как тебе так удаётся?
  -Как ты подсекаешь рыбу?
  Ростислав ничего не хотел говорить, потому что третья рыба была настолько большой, что её пришлось волочить по земле. Это оказалась достаточно здоровая щука.
  -С каких это пор щука заинтересовалась пустым крючком? - совсем удивился Мишка Сидоров, который оказывался явным знатоком рыбалки.
  -Ребята, а что здесь происходит? - спросил подплывший с воды Дима Скворцов.
  -Тут Ростик на пустой крючок три рыбины поймал! - воскликнул Мишка Сидоров.
  -Ничего себе! А что вы нас купающихся не предупредили? Прикормили тут рыбу и ловите! - заворчал, быстро отплывая, Димка.
  -Ничего подобного! Я здесь не прикармливал! - крикнул ему вдогонку Вова. - Я же не дурак прикармливать рыбу там, где будут купаться!
  А между тем Ростислав вовсе рыбу не подсекал. Хотя бы, потому что он не умел и впервые в жизни рыбачил. Это могли видеть все ребята, так как он часто клал удочку на землю и хватал её, когда уже совсем поплавок дёргался из стороны в сторону.
  -Полезу я из воды! - проворчал Димка, вылезая на берег. - А то расплодили здесь рыб. Того и смотри какая-нибудь укусит тебя и подхватишь заразу.
  Наконец, Вова не вытерпел всеобщего внимания на Ростислава. Он выхватил из его рук свой спиннинг, сказав, что это его вещь и потянул на себя пойманную рыбу, но та неожиданно сорвалась. Наверно впервые за всю удачную ловлю. Однако Ростислав был уже удовлетворен своим результатом, наловив не менее двух десятков жирных экземпляров. После его ухода рыба больше на спиннинг не ловилась, как бы ни сыпали в воду манки и не пробовали подсекать. Все попробовали уговорить Ростислава половить ещё немного рыбки на том же месте, но тот уже нарыбачился за этот день и отказался.
  -Ну, ты даёшь! - похлопал его по спине Мишка Сидоров. - И как ты сумел поймать столько рыбы? Говоришь, что не рыбачил? Ведь на пустой крючок никто не ловит, там приманку насаживают: хлеб или червяка, кому как нравится.
  -Ну, я не знал - смущённо пожимал плечами Ростислав.
  Проходя мимо группы девочек, он с последней надеждой кинул взгляд на Юлю. Однако, она, заметив его, подчёркнуто презрительно поджала нижнюю губу и вздёрнула подбородок.
  -Подумаешь, Ростик наловил рыбу, сейчас Вовка ещё больше наловит! - произнесла она нарочито громко.
  Часть пойманной рыбы быстро почистили и освежевали, сварив уху. После ужина часть ребят отправлялась домой, так как родители не хотели оставлять их с ночёвкой в лесу. Их увёз на своей чёрной машине Вовин папа, который всё это время дремал, а когда пробудился - лишь нашёл своего сына и отругал его за грязные джинсы "Левис".
  С вечером заканчивался день и оставшиеся развлечения. Ростислав ещё сыграл вместе с остальными в зарницу и посидел у костра.
  На жёсткой земле совершенно не хотелось спать, и Ростислав с ужасом представлял себе, что впервые в своей жизни не уснёт до утра. Всего было пять палаток, рассчитанных на двоих взрослых человек каждая. Но там, где умещалось двое взрослых, умещалось трое первоклашек. Тем более их число значительно сократилось после ухода части из похода.
  Уже ночью со стороны реки поднялся туман. Это грозило обернуться утренней росой, что было малопривлекательно для ночующих почти под открытым небом. Ростиславу не спалось, так ещё в соседних палатках проходило какое-то веселье, кроме палатки взрослых, где доносился богатырский храп добродушного сопровождающего дядечки. Чей он был родитель Ростислав так и не узнал. Соседом по палатке ему достался Женька Голубцов, тоже заснувший словно по команде. Весь изворотившись, Ростислав решил выйти прогуляться.
  На улице туман валил с реки густыми клочьями пара, хотя вроде река не могла настолько сильно прогреться днём. Ростислав в первый раз видел, чтобы завеса тумана была настолько густой и стремительно покрывала берега реки. "Сегодня у меня много, что было в первый раз. - подумал Ростислав. - В первый раз отправился в поход с ночёвкой, в первый раз не могу уснуть всю ночь, в первый раз наловил рыбы, хотя как-то странно наловил... И вот в первый раз смотрю, как рождается туман." Ему захотелось посмотреть на ночное небо. Он задрал голову и с удивлением заметил, как над его головой образовался просвет, в который можно было увидеть совершенно ясное небо, будто все тучи отогнала невидимая рука. Его впервые по-настоящему заинтересовали звёзды.
  В это время из одной соседней палаток донёсся разговор. Сначала Ростислав подумал, что это ребята рассказывают друг другу страшилки на ночь, но, приблизившись, понял, что разговор ведут о нём.
  -Этот Ростик совсем странный какой-то. - заговорил голос Вовы. - Всю жизнь его никто не замечал, а тут...
  -С ним что-то происходит. Он какой-то другой. - пробормотал второй голос, похожий на Димкин. - Странное дело это была рыбалка. Как бы он чего-нибудь другого не натворил.
  -Интересно, что он ещё дальше учудит? - поддержал его Мишка Сидоров.
  Ростислав не стал их слушать дальше и забрался поглубже к себе в палатку. Ему удалось уснуть, только с первыми лучами солнца.
  Однако пробуждение не принесло ему большой радости. Хотя всё началось довольно радужно. Ростислав поднялся с помятой головой, но зато хоть как-то выспавшимся. Женьки рядом не оказалось, и он вылез наружу. Должно было стоять давно уже яркое утро, но он обнаружил, что над рекой и её берегами до сих пор весит такой же густой и плотный туман. Быть может даже плотней, чем вчера, так как солнечные лучи довольно неярко пробивались сквозь его пелену.
  Пожав плечами, Ростислав отправился умываться к реке. Он едва успел ополоснуть себе руки и лицо, как услышал Юлькин голос:
  -Ну, хорошо, что ты здесь! А то я думала, что все пропали!
  Ростислав удивлённо поднял на неё глаза:
  -Ты что? Я конечно здесь и никуда не пропадал. А что с остальными?
  -Ты представляешь, беда! - воскликнула испуганно девочка.
  Пожалуй, мальчик ещё никогда не видел её такой испуганной.
  -Ну что случилось? - нетерпеливо спросил он. - Что произошло?
  -Представляешь, мы все встали рано утром, и Нина Павловна сказала, чтобы все отправились умываться к речке. Но туман не прошёл и был такой густой, что мы даже не могли видеть друг друга. Я хотела вернуться обратно в лагерь, а возвращалась в тумане опять к берегу. Тут ребята стали в тумане тоже кричать и звать на помощь, так как сами заблудились. Они все удалялись и удалялись, пока их крики не смолкли. Наверно они все заблудились ещё дальше! - чуть не плакала девочка.
  -Ну, пройдёт туман, и все найдутся. Зачем реветь? - пожал плечами Ростислав.
  -Тебе легко говорить! А ты попробуй с берега уйти, как я. Я не могу уйти отсюда уже несколько часов! - воскликнула девочка.
  -Что ты сочиняешь? Пойдём со мной, и ты уйдёшь отсюда. Вон, я уже отсюда вижу наши палатки. - проговорил Ростислав.
  -А я ничего не вижу. - удручённо пробормотала девочка. - Даже тебя с трудом. Вокруг одна пелена.
  -Ослепла что ли? - проворчал Ростислав. - Держи меня за руку, я сейчас выпровожу тебя к палаткам.
  Они беспрепятственно вернулись обратно к лагерю.
  -Ну, видишь? - довольно проговорил Ростислав. - И бояться нечего.
  -А где же все остальные? - растерянно оглянулась на покинутый лагерь Юля.
  -Зачем тебе остальные? Пошутили наверно зло над тобой. Или над нами. Сами найдутся. - пробурчал Ростислав. - Вот туман пройдёт и...
  -Ростик - перебила его Юля. - А тебе не кажется этот туман странным? Он уже стоит с самой ночи и солнца не видно. Сейчас уже больше полудня должно быть.
  -Больше полудня? А меня не разбудили. Ну и шуточки у них продолжаются! - буркнул Ростислав. - Туман, как туман. Совсем обычный. Может местная погодная аномалия какая-нибудь.
  В лагере никого не было. Даже взрослых. Все вещи были раскиданы так, словно их хозяева покинули их только на минуту и вот-вот должны были вернуться. От того, что туман довольно долго стоял, а может от небольшого дождичка ещё ночью, большинство вещей намокло. Ростислав на всякий случай проверил свои вещи, оказавшиеся совершенно сухими. Он сел на их груду и стал тоскливо что-то чертить прутиком в пыли.
  -Может, стоит тебе поискать кого-нибудь? - несмело к нему подошла Юля.
  -С какой стати? - раздраженно спросил Ростислав. - Вы же не любите меня. Чудиком называете.
  -Это не шутка. Почему они разыграли тогда и меня? - спросила Юля.
  -А я откуда знаю? - развёл рукой Ростислав. - Может ты с ними заодно - меня разыгрываешь. Может, наскучила им чем-то.
  -Тогда почему пропали и взрослые?
  -Не знаю - неуверенно сказал Ростислав.
  Если это была шутка, то она слишком затягивалась. Давно уже настала пора обеда. Он и сам уже проголодался, а пищу на костре он готовить ещё не умел. Да и ребята не такие уж дураки, чтобы вновь его разыгрывать, как с удочкой, столько долго.
  -Пойду, пожалуй, их поищу. - пробормотал он наконец-то.
  Однако это дело оказалось нелёгким. Ростислав сам перепугался потеряться в тумане и далеко от лагеря не отходил. Впрочем, и поисками он занимался без особого воодушевления. Немного покричав "эй!" в пустоту и помахав захваченным прутиком из лагеря, он вернулся назад.
  -Пойдём вместе со мной на пригорок у реки. - предложил он Юле. - Оттуда открывается замечательный вид на реку и наш лагерь. Может быть, сверху мы всех увидим и найдём. Да и тумана там возможно будет поменьше.
  -Пойдём. - удручённо вздохнула Юля.
  На пригорке действительно оказалось меньше тумана. Сверху казалось, что вся местность была укутана густыми клочьями ваты. Удивительно, но Ростислав с пригорка даже видел серебристую гладь речки.
  -Ух ты! - произнёс он и обернулся к Юле. - Смотри, как здесь здорово! Правда, ведь, а?
  -Наверно - сказала в сторону девочка. - Ты нашёл ребят?
  -Ещё нет. - пробормотал Ростислав, оглядывая торчащие из пелены верхушки деревьев.- Смотри, как здесь красиво!
  -Я не вижу здесь никакой красоты. Обычный холм. - пробормотала Юля. - Ты нашёл ребят?
  -Мне иногда кажется, что я вижу какие-то знаки в каждой травинке или в камне и даже в воде. - пробормотал Ростислав.
  -Какие знаки? Что ты говоришь? Ты видишь ребят? - спрашивала его Юля.
  -Мне неинтересно и скучно в этом мире. В нём много печали из злости. - продолжил
  бормотать Ростислав. - Ты бы хотела его покинуть? Туда, где есть справедливость и спокойствие? Туда, где добро всегда побеждает зло?
  - Какая ещё печаль? Какое зло? Что ты чудишь? - удивилась Юля. - Ты нашёл ребят, или нет?
  Постепенно туман у подножья пригорка стал рассеиваться. Его рваные густые клочья словно таяли в воздухе, уходя в никуда, что выглядело несколько удивительно и необычно. Ростислав и Юля повернулись в сторону лагеря и увидели, что его быстро наводняют собравшиеся одноклассники и взрослые.
  -Ну вот видишь, все нашлись, как только туман исчез. - улыбнулся Ростислав Юле.
  -Ты дурак! Я знаю, что туман был из-за тебя! - крикнула Юля и убежала в сторону.
  
  
  Глава 2. Посланник.
  
  Когда Ростислав и Юля вернулись в походный лагерь, то все в один голос утверждали о необычности появившегося тумана, так как все потерялись, находясь всего лишь порой на расстоянии вытянутой руки друг от друга, в том числе и сами взрослые. Даже третий взрослый появился в лагере уже только поздно вечером, нервно отплёвываясь и чертыхаясь. На подъезде к лагерю он тоже попал в туман, ужасно заплутал, попал в незнакомую деревню, откуда с трудом разузнал дорогу и только тогда попал на место назначения. Под конец разговора он посмотрел на свои часы, махнул рукой и уехал обратно домой.
  Другие взрослые, находящиеся в походном лагере, восприняли всё происшедшее досадным недоразумением и особенно над ним не раздумывали. Что нельзя было сказать о детях, перебивающих друг друга и рассказывающих одну историю о тумане удивительнее другой. Юля тут же рассказала о странном поведении Ростислава, и все любопытные взгляды уставились на него.
  -Это ты его наслал? - спросил его угрюмо Вова.
  -С чего вы так решили? - удивился Ростислав.
  -Ну, как же. Ты единственный, кто не заблудился в нём и нашёл дорогу.
  -Да откуда мне знать, что я насылал? - начал оправдываться Ростислав, разводя руками. - Может зрение у меня получше, чем у вас будет?
  -Лучше расскажи, как ты его наслал. - буркнул Мишка Сидоров.
  -Честное слово, не знаю как. Не я его насылал. Может здесь бывает такое? - бормотал Ростислав, но по глазам видел, что ему не особо верят.
  Некоторые посмеялись над туманом, но другие несколько отстранились и стали чуждаться Ростислава. Тот не мог подумать с облегчением, что это был поход на летних каникулах и сразу после него он не увидит класс ещё два с половиной месяца. За это время о нём могли забыть. А сейчас он раз за разом становился значимой личностью в классе.
  Весь остальной день прошёл как-то скомкано для Ростислава. Он толком уже не помнил, чем развлекались весь день ребята. Лишь перед ночёвкой Женька Голубцов попросился переночевать в соседнюю палатку, благо вечером ушла ещё часть ребят и освободились новые места. Оставшись один в палатке, Ростислав тот час же уснул сном праведника.
  На рассвете он встал раньше всех. Почему-то ему захотелось опять подняться на пригорок и попрощаться на этот раз с рекой. Мальчик высунул опасливо голову из палатки, но тумана не было и стояла очень ясная и чистая погода. Только выпала чудовищная роса, замочившая все вещи. Удивительно, но покрывало Ростислава, раскинутое широко вместе с другими, было абсолютно сухо, как и земля под ним. Как так новым чудом это не назвать было нельзя, то Ростислав поспешно сложил покрывало и убрал его подальше от глаз своих одноклассников и сопровождающих взрослых.
  На пригорке было свежо и даже дышалось свободнее. Ростислав мысленно попрощался с серебристой рекой и вернулся обратно в лагерь, где вовсю начинались приготовления к отправке.
  По планам поход должен был продолжаться ещё до вечера, но так как большинство ребят уехало из него ещё до окончания, а остальные вымазались и устали до невозможности, то решено было покинуть место уже утром. Из земли были выдернуты колышки палаток, а сами они аккуратно сложены на землю. Костёр также закопали по всем правилам, а Нина Павловна заставила ребят ещё пройтись вокруг лагеря и собрать весь оставленный мусор из целлофановых пакетов и пластиковых бутылок. Днём приехал Вовин папа и довольно небрежно накидал сложенные палатки на заднее сиденье, а в багажник положил оставшиеся инвентарь. Все остальные тронулись в путь пешком.
  Ростислав был рад, что поход так быстро закончился. Наступало долгожданное лето. Обычно он редко выходил гулять и погружался в чтение различных художественных книг. Чтение его затянуло ещё перед школой, когда в детсаде он сначала научился распознавать буквы, а затем летом пробовал читать отдельные слова. Чтение пошло у него удивительно хорошо, и в классе он вслух читал довольно быстро. К тому же, для практики его родители хранили обширную библиотеку, где хранилось большое количество детских книг.
  Во внутреннем дворике, в заброшенном месте за гаражами Ростислав создал также своё потаённое место, куда изредка наведывался. Здесь он создал свою вымышленную страну, где он мог играть в солдатиков. Он считал для себя зазорным играть в игрушки, так как считал себя взрослым, пошедшим в школу, поэтому старался скрывать существование этого места во дворе, где он мог жить собственной жизнью. Туда он потихоньку натаскал своих любимых солдатиков из дома, чтобы играть в них скрытно даже от родителей. По примеру прочитанных книг он разыгрывал между ними целые войны и сражения, разделяя на орков и людей. Ведь ему больше всего нравилось перечитывать различные фэнтези, где люди боролись с огнедышащими драконами или где какой-нибудь обыватель вдруг срывался с места вместе с другими странниками в длинный поход.
  К сожалению или к счастью, эта идиллия вскоре закончилась. Наступила ранняя осень. Мальчику, казалось, что летом между родителями, что-то налаживалось, но с наступлением осени они стали ругаться между собой ещё чаще и громче, и порой даже совсем переставали стесняться при этом его присутствия в комнате.
  Ростислав стал всё чаще от неприятностей в доме уходить играть за гаражи в солдатиков в свою вымышленную страну. Но однажды он застал там двоих достаточно взрослых мальчишек, которые разгромили это место. Один из них с гордостью заявил, что они здесь собираются строить свою базу. Ростислав, несмотря на свой маленький рост и количественное превосходство противника, попытался с боем отвоевать своё занятое место, но был закономерно поколочен и со слезами возвращён домой. По пути домой, как назло, начался мерзкий мелкий дождь.
  В это время на дороге валялась раздавленная кошка. Чёрный комок раздавленной кровоточащей шерсти являл собой малопривлекательное зрелище. Очевидно, кошку раздавило совсем недавно, так как струйки крови очень стремительно размывались по асфальту дождём. Тут Ростиславу стало совсем жалко кошку и одновременно себя. Он присёл и уронил на её тушку пару своих слёз. И струйки крови по асфальту втянулись обратно в тело погибшей, и кошка стала просто раздавленной, а не ещё и кровавой. Ростислав посчитал, что всё смыл нахлынувший дождик.
  В школе же всё вернулось на круги своя. Про поход теперь все вспоминали очень редко. Воспоминания о нём затмили воспоминания о том, кто как отдохнул летом. Только Ростислав стал учиться совсем худо. Он забросил домашние уроки и почти перестал слушать учителя во время классных занятий. В конце - концов, его дела в школе стали настолько плохи, что его наряду с Мишкой Сидоровым рассматривали в декабре на педсовете, чтобы оставить в перспективе на второй год. Но вроде как после разговора с его родителями во время январских каникул, ему кое-как выставили отметки за первое полугодие.
  В Новый Год его родители в последний раз отпраздновали вместе, после чего папа начал собирать вещи и уехал в другую квартиру. Ростислав здесь умудрился жестоко простудиться и попасть даже в больницу, проболев весь январь. Однако, когда он выздоровел, то начало февраля ему казалось гораздо более радужным, чем вся предыдущая осень и зима. В доме стало непривычно тихо после бесчисленных ссор, что уже приводило его в радость. Он пропустил в школе слишком много материала и первые две недели февраля лишь наверстывал всю упущенную школьную программу. Заработав достаточное количество хороших оценок, он решил позволить себе расслабиться и занялся любимый чтением вслух очередной книжки фэнтези.
  Как раз в этот момент случилось самое необыкновенное чудо, которое ещё никогда с ним до этого не случалось. Стоял самый обычный четверг и назавтра мальчик готовился идти в школу, предварительно уже выполнив домашнее задание. Его письменный стол у противоположной от окна стены, и склоняющиеся к закату солнце светило слегка наискосок от него, постепенно краснея. Обычно в окна квартиры нельзя было увидеть закат солнца, так как они выходили на юг, но зато было прекрасно видно, как по небу расплывалось кроваво-красное зарево.
  Ростислав ожидал, когда его последний прямой луч исчезнет из комнаты и потянулся к выключателю лампы, чтобы в это время включить её. Однако на этот раз луч солнца непривычно долго завис в углу стены комнаты и упорно не желал пропадать, даже когда диск солнца совсем уж пропал из вида окна и завернул за угол дома. Ростислав посчитал, что возможно это яркий блик солнца от чего-то отражается, поэтому не исчезает, но решил всё равно подождать его исчезновения, чтобы включить лампу.
  Он продолжил читать, а поэтому не заметил, как яркий блик солнца вдруг пополз по стенке к нему. Вроде ничего в этом примечательного не было, но тут блик солнца на обоях остановился у самого стола перед мальчиком и начал преобразоваться. Сначала у него медленно выросли два длинных уха, а затем отделилась маленькая голова и большое туловище, у которого выросли постепенно четыре лапы, а под конец и хвост. Преобразовавшись. таким образом, в небольшого с ладонь зайчика, этот солнечный свет спрыгнул со стенки на стол и довольно резво поскакал в сторону.
  -Привет! - сказал новый зайчик.
  -Привет! - отозвался Ростислав.
  Он ничему не удивился, заметив краешком глаза скачущего солнечного зайчика. Он столько раз мечтал о различных чудовищах сидя за столом, что посчитал его за своё богатое воображение.
  -Что читаешь? - заглянул за его плечо солнечный зайчик.
  -Книгу. - буркнул Ростислав.
  -"...Так началась битва, которой никто не ожидал, её назвали потом битвой пяти армий. На одной стороне были гоблины и чудовищные варги, а на другой - эльфы, люди и гномы..." - прочитал за его плечом зайчик. - Ты живёшь в Германии?
  -Нет, я из России. Ты умеешь читать? - удивился мальчик.
  -Да, но только чтобы помочь тебе. - сказал зайчик.
  Тут только Ростислав полностью повернулся в сторону зайчика и по-настоящему удивился. Он выглядел совсем настоящим. Пушистая шерстка на нём так и светилась, а сам он был настолько ярко-жёлтым, что черты его мордочки и глаз лишь угадывались.
  -Ты настоящий? - удивился Ростислав.
  -Конечно настоящий. А ты что, не видишь? - пробормотал зайчик.
  -Можно тебя потрогать? - спросил Ростислав.
  -Конечно можно. Но только осторожно.
  Мальчик несмело протянул вперёд указательный палец и погладил маленького зайчика между ушами. Его шерстка была очень тёплой и пушистой, хотя сам зайчик твёрдо и не ощущался.
  -А ты мне не снишься? - спросил Ростислав.
  -А это уже от тебя зависит. - сказал уклончиво зайчик.
  -Как это?
  -Какое решение ты примешь, так и будет решено: приснился ли я тебе или нет. - ответил загадочно зайчик.
  -Ой, я ничего не понимаю. - пробормотал Ростислав, растирая кулаками себе глаза, чтобы окончательно заставить себя проснуться.
  -Не три часто глаза кулаками, зрение можешь испортить. - посоветовал зайчик.
  -Хорошо, не буду - опустил свои руки на стол Ростислав. - Но ты зачем-то ко мне пришёл?
  -Я пришёл к тебе с посланием. - с важностью проговорил зайчик. - Я сделан из света другого мира волшебником Прекрасом Стародумом. Туда лучи вашего солнца почти не доходят, и его едва хватает, чтобы осветить нашу землю...
  -Так ты пришёл из другого мира? - перебил его Ростислав.
  -Ну конечно не из вашего. Будто в вашем мире умеют делать говорящих солнечных зайчиков. - пробормотал недовольно зайчик. - У меня есть к тебе послание с предложением переселиться навсегда в наш мир. Переселиться можешь только один ты и никто больше другой.
  -Значит, я не могу взять с собой родителей или кого-то из друзей? - догадался Ростислав.
  -Да - кивнул зайчик. - Если ты согласишься отправиться вместе со мной, то ты больше нигде и никогда не сможешь вернуться обратно в свой мир.
  Наступила небольшая мёртвая тишина. Было лишь слышно, как мерно тикали настенные часы.
  -А что это за мир? - спросил Ростислав.
  -Это параллельный мир, где обитают разнообразные волшебники и мифические существа, о которых ты только слышал или читал из своих книг. - важно произнёс солнечный зайчик. - В нём тебе суждено стать настоящим волшебником.
  -Неужели я - волшебник? - произнёс зачарованно Ростислав.
  -Ну, не совсем ещё. - прищурился хитро зайчик. - Тебе надо многому научиться. Для этого тебе надо будет поступить в волшебную школу в том мире, чтобы тебя научили там всяким премудростям.
  -Но почему именно я? Других детей не приглашают, что ли?
  -Так получилось, что ты был рождён волшебником в мире людей. Так бывает очень часто. И вот волшебники предлагают таким переселиться к себе, но только один раз.
  -Но я себя совсем не чувствую волшебником. - пробормотал Ростислав.
  -Правда что ли? - казалось, что зайчик умеет улыбаться. - А ты вспомни себя. С тобой не случались всякие странности?
  Ростислав быстро вспомнил свои случаи в походе. Все они были странными, но в то же время их все он для себя легко объяснил, но не со стороны чудес.
  -Их можно легко объяснить - неуверенно произнёс Ростислав.
  -А как же тебе удалось заколдовать рыбу в реке, чтобы она ловилась только тебе? А как же ты заколдовал обычный туман так, что никто рядом с тобой не мог найти друг друга? Всё это не случайно, и мы тщательно наблюдали за тобой с параллельного мира, прежде чем обратиться с такой просьбой о переселении. - сказал зайчик.
  Ростислав лишь мог подивиться такой осведомлённости солнечного зайчика. Видимо тот волшебный мир был серьёзно настроен насчёт его, раз позволял наблюдать за ним столь долго и вытворял такие чудеса.
  В это время было видно, как на небе образуется красное марево западающего за горизонт солнца, а вместе с ним стал тускнеть вместе с шёрсткой и сам зайчик. Теперь она лучезарно не светилась и всё больше превращалась в красноватое неяркое пятно, да и черты зайчика одновременно потихоньку стушевались.
  -Ну, так что ты решил? - спросил нетерпеливо зайчик.
  -Ты тускнеешь - заметил Ростислав.
  Зайчик тоскливо поглядел в окно.
  -Солнце уходит за горизонт. И, как только солнечный диск скроется за горизонтом, я исчезну из твоей жизни навсегда - проговорил зайчик. - Ты больше не столкнёшься с таким чудом, хотя твои неосознанные способности останутся.
  -А что будет, если я откажусь? - спросил Ростислав.
  -Ну, - зайчик неуверенно поглядел в сторону, - ты скорей всего проснёшься за этим столом и не вспомнишь об этом, как о сне. Только если очень сильно не захочешь, но я сомневаюсь в этом.
  -Ну почему же мне будет нельзя общаться с этим миром? - пробормотал в отчаянии Ростислав.- И почему с собой никого нельзя взять?
  -Потому что, как не крути, среди твоих близких нет волшебников, а это серьёзное препятствие для переселения. - сказал зайчик. - Я не могу многого объяснить, потому что скоро исчезну. Но в том мире ты найдёшь ответы на все вопросы, которые у тебя сейчас есть.
  Зайчик начинал постепенно блекнуть и чахнуть. По-другому, было сказать нельзя. Со стола он уже соскочил на стену, где в его туловище стали втягиваться лапки и хвост, превращаясь в единое красное пятно. Пожалуй, Ростислав ещё никогда не думал так лихорадочно, как в тот момент. Перед его глазами стремительно пробегали все моменты его школьной и будничной жизни, и он их находил довольно скучными и невзрачными. Одновременно он вспоминал сюжеты из его прочитанных книг, которые имели все шансы воплотиться в жизнь, о чём он так много в последнее время мечтал.
  -Постой! - чуть уже не кричал взволнованный Ростислав. - А что меня ждёт в параллельном мире? Куда я отправлюсь? Где я буду жить, и что станет здесь с моими родителями без меня?
  -Не беспокойся! - произнёс голос зайчика со стены, в него уже втянулись лапы и хвост и остались только длинные уши, голова и туловище. - Мы уже о всём позаботились! Твоё исчезновение никто не заметит, а в том мире тебе предстоит учёба в закрытой волшебной школе и затем праздная жизнь после выпуска из неё!
  -Я согласен! - воскликнул чуть не плача, при воспоминании о том, что ему здесь приходиться оставлять, Ростислав. - Что мне нужно сделать?
  -Просто протяни руку ко мне, и мы умчимся в мой мир! - пробормотало уже красное пятно на стене, куда исчезли последними уши.
  Ростислав протянул осторожно дрожащую руку к колыхающимся пятну на обоях и...
  Это было словно пробуждение от долгого сна. Ростислав поднял веки и увидел перед собой бескрайнюю бездну ночного неба с утыканными угольками звёзд. Оно было гораздо более безграничное, чем он видел в своём мире и звёзд на нём было гораздо больше и разнообразнее, кроме того они находились в совершенно ином порядке и были другого свечения.
  Ростислав лежал на голой земле, в чём был одет дома, широко раскинув руки и ноги. Ему совершенно не хотелось вставать, так как на душе чувствовал невиданное спокойствие и одновременно некоторую усталость в мышцах. Ему хотелось только лежать и смотреть на звёзды. Тем более сквозь весь ночной небосвод пронеслась одна яркая лучистая звезда, разрезавшая его надвое своим ярким длинным узким следом. Ростислав закрыл глаза и с блаженной улыбкой попытался загадать желание. Однако, открыв глаза, он увидел, как за первой звездой небосвод проткнула своим длинным следом ещё одна звезда, а за ней ещё одна, потом другая...
  -Звездопад! Звездопад! - вскочил на ноги и стал махать руками радостный Ростислав, который впервые видел такой метеоритный дождь.
  В это время на полянку, где он оказался, метнулась яркое пятно, которое бросилось нарезать круги вокруг мальчика. Да так быстро, что все движения у него слились в одну полосу, и вокруг Ростислава образовалось светящиеся кольцо.
  -Я знал! Я знал! - закричало пятно, а затем остановилось, и мальчик без труда узнал в нём того самого солнечного зайчика, который пришёл в его комнату.
  -Фуф! - вздохнул зайчик. - Я уж думал, что ты навсегда останешься в своём мире.
  На этот раз его лучезарная шерстка светилась намного ярче, чем в его комнате и явно не собиралась угасать. Если Ростислав мог разглядеть из-за ярких лучей его мордочку, то он верил, что может найти там улыбку.
  -Я думал, что тебя не будет. - приятно улыбнулся Ростислав. - Здесь же нет никакого солнца. Как же ты существуешь?
  -Здесь никогда не бывает солнца. - грустно произнёс зайчик. - Здесь всегда над тобой будет звёздное небо, а у поверхности всегда светло, как днём. Меня здесь поддерживает волшебство. Ведь я был создан здесь. Совсем недалеко, если сравнить с расстоянием, где я побывал.
  Ростислав огляделся по сторонам. Он находился посреди небольшой полянки в одном очень дремучем лесу. Здесь росли невиданные искорежённые толстые деревья с тёмно-зелёной листвой, и была слишком чахлой низкая трава.
  -Где я? Куда это меня занесло? - спросил он вслух.
  -Это Лукоморский лес. - с гордостью объяснил зайчик у его ног. - Мы сюда всех переносим, потому что здесь располагается портал из вашего мира.
  -Всех? Кого это всех? - спросил растерянно Ростислав.
  -Всех вас, кто согласился переселиться в наш мир. - заявил довольный зайчик. - Посмотри на небо. Видишь падающие звёзды? Это мои братья солнечные зайчики переносят других детей, которые, как и ты согласились сюда переселиться.
  Ростислав на этот не без содрогания посмотрел вновь на небо и заметил ещё две пронзительные падающие звезды. В этом было что-то жутковатое.
  -То есть я был не один? - спросил он.
  -Конечно. - тут зайчик козырьком приставил переднюю лапку к своим глазам и посмотрел на небо. - Ух, как стараются! Наверно сотни две наберётся, не меньше. Смотри как часто переносятся.
  Ростислав по примеру зайчика приставил руку козырьком к глазам и не зря. Небо в это время пронзила настоящая комета а не звезда! Мальчику показалось, что огромный светящиеся шар пролетел у него прямо над головой, оставляя за собой туманный след на полнеба, и шлёпнулся где-то за верхушками деревьев.
  -Ух! - завопил тот час же зайчик. - Совсем рядом пролетели! Видал какое огромное? Это наверно близнецов друг с другом перенесли. Трудноватая работёнка досталась тому зайчику.
  -А тебе не кажется, что глухой лес - не самое лучшее место для перемещения? - пробормотал Ростислав, боязливо оглядываясь по сторонам.
  -Ну, во-первых, я сказал же, что здесь рядом расположен портал для перемещений. - пробормотал зайчик. - А, во-вторых, здесь есть большая ненаселённая площадь и меньше вероятности кому-то свалиться на голову. Знаешь, перемещения между мирами очень опасная и неточная вещь.
  -Я боюсь, что большинство село на прямо на деревья. - буркнул Ростислав, посмотрев на их верхушки.
  -Может быть, - серьёзно проговорил его сопровождающий зайчик, - но тогда такие зайчики никуда не годятся. Я же смог приземлить тебя на полянку?
  -Ну да - заметил Ростислав и осмотрел себя. - А что делать дальше? И как я пойду в этом? Я же не как на улицу одет.
  На нём действительно были только домашние тапочки на босую ногу, чёрные штаны и синяя футболка.
  -Ничего страшного! - храбро заявил зайчик. - Представь, что на других сейчас надето! Мы же являемся в определённое время перед закатом, а в это время человек может находиться где угодно. Не простудишься - я об этом позабочусь. Меня же сделали специально тебя сопровождать. Здесь везде и всегда царит вечное лето.
  -Ты будешь сопровождать теперь меня до конца жизни? - с опаской спросил мальчик.
  -Нет. Я должен сопроводить тебя до определённого места, а после этого я исчезну раз и навсегда. - пробормотал зайчик.
  Ростислав ещё раз огляделся по сторонам. Вокруг стоял один дремучий лес. Не было ни солнца, ни луны и светили одни лишь незнакомые звёзды, даже на какое-то время солнечные зайчики перестали переносить кого-либо по небу.
  -Ну и куда направляться? - спросил он.
  -Пока никуда - взгромоздился солнечный зайчик ему по штанине и футболке на плечо. - Советую сделать себе слегу. Будешь прощупывать свой путь. А то наступишь во что-нибудь, а мне за тебя отвечать.
  -А что такое слега? - спросил Ростислав.
  -Это такая длинная палка, чтобы опираться на неё во время ходьбы. - объяснил зайчик. - Отломи её у ближайшего дуба. Лес не будет против этого.
  Ростислав подошёл к самому большому и ветвистому дубу на краю поляны. У его основания росла довольно длинная ветка, без листвы. Как раз, что было нужно. Мальчик на удивление легко её отодрал от ствола, будто ветка ни за что не держалась.
  -Дуб сам тебе её отдал. - пояснил зайчик на плече.
  -А разве дуб живой?
  -Ну конечно живой. Все деревья живые, только не совсем такие живые, как в вашем мире. - пробормотал его солнечный спутник. - В чужом лесу будь осторожней и старайся не прогневать лешего.
  -Откуда ты знаешь столько много про этот мир? - не переставал всему удивляться Ростислав.
  -Когда меня создавали, то в меня вложили все необходимые знания, чтобы я мог всё объяснять новичкам.
  -Ты скажи куда мне направляться надо и что делать. - пробормотал Ростислав. - А то всё время приходится тебя спрашивать обо всём.
  -Ну так я создан для того, чтобы ты меня всё спрашивал.- сказал зайчик на плече. - Для начала нам нужно встретиться с котом-баюном, чтобы получить официальный пропуск в этот мир, а затем пройти земли ягынь в город Лукорье. Не бойся это недалеко. В Лукорье тебя накормят и оденут, а оттуда на ладьях ты должен отправиться в странствие до острова Буяна, где птица-гамаюн должна спеть тебе вещую песню. По ней определят твою магическую специальность и уровень. А оттуда ты должен опять на ладьях спуститься в устье реки Ландыш и проплыть вниз против течения до озера Светлояр, где стоит волшебный город Китеж. Там будет находиться твоя будущая волшебная школа, которая станет твоим домом на несколько лет.
  -И всё это я должен выполнить в одиночку? - ужаснулся Ростислав.
  -Конечно нет. - сказал его пушистый друг. - Я хоть смогу сопроводить только до Лукорья, но там тебя будут ждать настоящие взрослые волшебники. Они тебе всё расскажут и покажут.
  -А кто такие коты-баюны?
  -Понимаешь, коты-баюны хранители портала из вашего мира. Они ужасно не любят, когда мимо шастают без их ведома сотни пришельцев с чужого мира. Поэтому надо с ними хотя бы из вежливости поздороваться. К тому же, здесь, в Беловодье, введён пропускной режим и без разрешения Властелина нельзя и шагу ступить. Вот и надо отчитаться перед котами, что, мол, так и так прибыли. - разъяснял зайчик. - Только их надо опасаться. Ужасные зверюги. Могут заворожить своими разговорами, а то и убить своим взглядом, поэтому во всём слушайся меня.
  -Понятно - сглотнул Ростислав. - А у меня есть шансы добраться до волшебной школы живым?
  -Шансы есть всегда. Да ты не бойся, волшебники давно уже договорились с этими котами, и тебя никто не тронет. Ну, может, порычат для вида, стрельнут глазами в сторону для страха, а потом успокоятся. Властелин всех их держит на коротком поводке.
  Ростислав начинал чувствовать, как у него начинает пухнуть от новых слов голова. Теперь появился какой-то Властелин, Беловодье, ягыни, Лукорье...Всё смешивалось в одни пёстрые краски, которые тут же смывались новыми. Чтобы хоть как-то развеяться он отправился в путь, бодро опираясь на сделанную слегу.
  -Постой! Ты куда? - завозился на его плече солнечный зайчик. - Разве я сказал двигаться с места? Жди здесь. Скоро коты-баюны прибудут. Никуда не уходи.
  -Что-то долго они идут - присел на краешек поляны Ростислав.
  -А ты как хотел? Две сотни душ надо осмотреть. - пробормотал его спутник.
  -Может надо соединиться с ними? - несмело посмотрел в чащобу леса и поёжился Ростислав. - Вместе с ребятами как-то веселей будет.
  -Успеешь ещё на них насмотреться в Лукорье, а затем ещё в школе надоесть успеют. - проворчал зайчик. - Пусть сами выбираются со своими зайчиками. За них тоже не бойся. Они не пропадут. Они в таких же лапах, как и ты.
  -Расскажи мне тогда побольше об этом мире. - попросил Ростислав. - Что это за Беловодье и Властелин?
  -Беловодье - это одна из стран этого мира, где ты оказался. - начал неторопливо рассказывать его гид по волшебству на плече. - В ней тебе предстоит учиться и жить. А Властелин - это правитель этой страны. На самом деле это Тёмный маг, известный по имени, как Летучая Смерть. Никто никогда не видел его лица, скрывающегося под маской, как и фигуры под чёрным балахоном. Никому доподлинно неизвестно откуда он появился, и кто он вообще такой. Все должны ему единолично подчиняться и слушаться во всём Беловодье. Он установил во всех землях довольно тёмные порядки. Лучше про него меньше говорить, чтобы не навлечь себе лишнюю беду.
  -Тёмный маг? - со страхом переспросил Ростислав. - А разве в сказочной стране так возможно, чтобы ей правило зло?
  -В такой возможно. Но это слишком опасная тема. Давай поговорим о чём-нибудь другом. - попросил солнечный зайчик.
  -Расскажи, а что будет с моими оставшимся родителями? - внезапно расчувствовался мальчик.
  -Ничего страшного. Я же сказал, что все вокруг будут настолько очарованы, что забудут о твоём существовании. - сказал его советчик. - Отныне это твой дом, и дороги назад больше нет.
  -Что-то неприветлив такой дом. - посмотрел боязливо опять в чащобу леса Ростислав.
  -Ну, ты не видел и одной десятой этого мира, а уже спешишь сделать выводы.
  В это время в глубине леса мальчику показалось, что он увидел чьи-то горящие жёлтые глаза, настороженно наблюдающие за ним со спины со стороны леса, но они быстро скрылись из виду. Где-то хрустнула ветка. Ростислав тонко почувствовал, что за ним кто-то нервно наблюдает со стороны леса, и это не дало ему покоя. Он хотел что-то сказать солнечному зайчику, но тот склонился над самым его ухом так, что его приятно защекотали усы с мордочки.
  -Тссс! - прошептал спутник. - За нами наблюдает кот-баюн. Он пришёл сюда!
  Ростислав почувствовал, как всё его тело окоченело, а по загривку поползли мурашки, заползли на голову и подняли волосы вверх. Было непривычно ощущать одновременно волны страха и то, что тело будто специально оцепенело под наблюдательным взглядом и перестало слушаться хозяина. Ростислав чуть не упал в обморок, когда кот-баюн всё-таки выскочил из-за кустов прямо перед ним.
  Он был похож больше на помесь дикой пантеры и домашнего кота, но только очень больших размеров. Кот был чёрный, как уголь, и одновременно невероятно больших размеров, напоминающие большую лошадь. Его спина была изогнута дугой, а морда оскалена во весь торчащий частокол ослепительных белых зубов. Шерсть его была вздыблена острыми режущими углами, что ещё больше придавало свирепости, помимо капающей слюны с подбородка и огромных, как два неподвижных блюдца, жёлтых глаз. Ростислав чувствовал на себе, что кот воздействует на него гипнозом так, что он даже не мог пошевелиться, но очевидно только не на зайчика.
  -Кто вы такие? Куда держите путь? - отчётливо прошипел кот.
  -Мы прибыли с Земли и держим путь в Лукорье. Я создан, чтобы сопровождать этого мальчика до самого города.-сказал спокойно зайчик.
  -Очередной ученик чародеев? - зашипел кот-баюн и ещё больше взъерошился. - А что он не говорит? Немой что ли?
  В это время Ростислав почувствовал, как с него спала часть чар, навеянных котом, и
  он может шевелить хотя бы языком.
  -Могу - лишь смог пискнуть он.
  -Как тебя зовут? - спросил кот и начал вдруг слегка уже уменьшаться в размерах.
  -Ростислав. Ростислав Арсентьев. - выдохнул наконец-то свободно мальчик.
  -Хорошо. Я пошлю первой сорокой твоё имя в Лукорье. - облизнулся кот.
  Он уже уменьшился свободно до размеров большого пса и прыгнул на ближайшую ветку дерева, не оставляя всё это время взгляда на застывшем Ростиславе. Он весь растворился среди листвы, выставив лишь два огромных горящих шара жёлтых глаз.
  -Двигайтесь дальше - произнёс он уже оттуда. - За ручьём начнутся земли ягынь. И никуда не сворачивайте. Наши заметили в опасной близости стаю стимфалийских птиц.
  Постепенно его огромные жёлтые глаза растворились на ветке, как и тело. Только через некоторое время с Ростислава сняло то странное оцепенение, которое на него нашло во время пришествия кота.
  -Да уж, - потёр он запястья своих рук, - я думал, что это будут небольшие пушистые котики, которые, в крайнем случае, будут ходить на задних лапах.
  -На самом деле это отличные бойцы и любой правитель счастлив получить их в своё расположение. - сказал зайчик. - Они умеют скрываться на местности, увеличиваться и уменьшаться в размерах, и это не говоря уже об их убойной силе. Ты сам мог почувствовать их магию на себе. В этих лесах их развелось до ужаса много, так как волшебники поставляют им достаточно много еды. Они в ответ за это разрешают себе иногда им подчиняться. А вообще они очень гордые и самолюбивые животные. Ну что пойдём к Лукорье через ягынь? Ты как раз обращён лицом в нужную сторону.
  -Хорошо - кивнул Ростислав.
  Он стал углубляться в чащу леса, разводя перед собой кусты выбранной слегой, и осторожно нащупывая, себе дорогу вперёд ногой в тапке. Повсюду торчали изворотливые коряги и впадали крутые ухабы. Несколько раз Ростислав, по мере движения, терял то один, то другой домашний тапок с ноги, и тогда он с ворчанием лез то под одну корягу, то в другой ухаб, чтобы вытянуть его оттуда. К тому же ноги постоянно цепляли петли каких-то растений, похожих на плющ, но разглядывать их мальчик не хотел. Просвет над головой теперь заслонили ветки деревьев, которые наверху тесно переплетались в ковёр и не пропускали вниз ни единого лучика света. Это создавало новые трудности, и лишь светящиеся на плече солнечный зайчик придавал новоявленному путешественнику силы. Чтобы дальше перестать бояться неизвестности, царящей за толстыми стволами деревьев, Ростислав решил поддержать разговор со своим лучезарным спутником.
  -А что это за ягыни, про которые вы все рассказываете? - спрашивал он, лазя за сползшим тапочком под очередную корягу.
  -Это племя, всем правят лишь одни женщины. Своих мужчин они запирают куда подальше или заставляют выполнять ту работу, которую обычно выполняют в других народах сами женщины. По-другому они назывались амазонками и обитали немного ниже этих лесов в степях, пока их часть сюда не вытесняли более воинственные народы. С тех пор, уже пару тысяч лет, они обитают здесь. Они не очень недолюбливают мужчин, но к детям относятся нормально. Из-за них наши маги не хотят подходить близко к месту перемещения детей и отсиживаются в Лукорье, чтобы не портить отношения с ягынями.
  "Ягыня - это же Баба Яга в сказках!" - вдруг догадался Ростислав. Ему сразу вспомнился образ старой, горбатой старухи с метлой в руках и тут стало не по себе. Этого ещё не хватало! Мало ему было встречи с котом-баюном, а тут ещё ожидалась ещё более страшная и коварная встреча, какую представить себе возможно было! "А под конец меня попросят убить Змея Горыныча." - подумал грустно Ростислав.
  -А эти ваши... ягыни... меня не съедят? - спросил осторожно он.
  -Да вроде не должны. - задумался всерьёз зайчик. - Вообще-то они мужчин уж очень не любят.
  -Да что у вас за место такое? - воскликнул Ростислав, ожесточённо расчищая непокорные кусты слегой. - У вас тут никто не погибал случайно?
  -Я не знаю - печально сказал его сопровождающий. - Мне об этом ничего неизвестно.
  Ростислав весь вспотел то ли от волнения, то ли от того, что часто приходилось размахивать перед собой слегой, пробивая дорогу сквозь непокорные заросли. Вскоре у него слетел очередной тапок, и он не смог его найти. Ростислав печально добрёл до поваленного бревна и уселся на нём.
  -Всё - сказал он. - Я устал идти. Посижу немного передохну.
  -Если хочешь, я могу залезть на дерево и посмотреть далеко ли нам? - спросил зайчик, и не дождавшись ответа, ловким лучом света скользнул по окружающим крепким стволам и упорхнул в листву.
  Без солнечного зайчика в лесу стало темно и непривычно. Ростислав сразу же почувствовал растущее беспокойство без своего спутника, поэтому вздохнул с облегчением, когда тот вернулся обратно, скользнув вниз по стволу дерева на его плечо.
  -Ложись в кусты! - завопил зайчик ему прямо в ухо. - Живо!!!
  Ростислав был уже слишком слаб и устал после дороги, чтобы сопротивляться и осмысливать свои действия. Поэтому он тут же бухнулся на землю и пополз в ближайшие заросли. Солнечный зайчик взгромоздился чуть ли не ему на шею и взволнованно прошептал:
  -Лежи и не двигайся, пока я тебе не скажу! Нет времени объяснять!
  Мальчик покорно замер, а солнечный зайчик довольно проворно нырнул в один из его карманов, чтобы случайно кого-то не привлечь внимание своим светом. Раздался довольно сильный клекот. Было похоже, что так щёлкали клювами множество птиц. Звуки были довольно громкими и мощными, и Ростислав представил себе, что это были слишком крупные животные. Он не решился поднять голову, чтобы лишний раз не пошевелиться, да и к тому же сверху небо надёжно скрывали густые переплетения ветвей. Но тут раздался вполне отчётливый громкий стрекот, и кусты над головами пригнулись от слишком сильного порыва ветра. В проёме листвы Ростислав всё же успел заметить одну из гигантских птиц, которая пролетела над ним между деревьями. Оставалось удивляться, как только она ловко лавирует среди бесчисленных стволов со своим огромным размахом крыльев.
  Раздался звук летящей стрелы и глухого удара о землю, на которого мальчик поначалу не обратил никакого внимания. Ему было ужасно любопытно разглядеть всех этих птиц, но он понимал, что солнечный зайчик просто так предупреждать от их налёта не будет. Поэтому он безропотно неподвижно пролежал минут десять, а может пятнадцать, пока его спутник не вылез из кармана и не решил, что можно выйти из укрытия.
  Тут только Ростислав заметил, что в двух метрах от его зарослей в землю воткнулось гигантское блестящее жёлтое перо. Оно было примерно по росту мальчика. Подойдя ближе, он убедился, что перо было металлическим с острыми краями. При падении оно довольно сильно поцарапало ближайшее дерево.
  -Это что такое? - в удивлении произнёс он.
  -Это перо стимфалийских птиц. - пробурчал зайчик. - Мы немного сбились с дороги, поэтому мы нарвались на них. Эти коты-баюны совсем разжирели, раз даже не пытаются их отогнать с нашего пути. Такими перьями они усевают всю землю, пока не попадут в жертву.
  -Они...это...в меня хотели попасть? - совсем убито проговорил Ростислав.
  -Похоже, что оно случайно свалилось. - пробормотал зайчик, высунувшись из-за плеча. - Если бы они нас заметили, то перьев было гораздо больше. Лучше уходить надо в сторону ручья, пока они не вернулись.
  Юного путешественника не надо было уговаривать вновь. Схватившись за слегу, без тапка на правой ноге, он с новыми силами и быстротой стал прорывать себе дорогу через заросли. Идти пришлось дальше неимоверно трудно. В незащищённую ногу то и дело вонзались какие-то острые сучья или острая трава, скрытая темнотой у самой земли. Мальчик потерял счёт времени, так как не видел неба (но что оно могло ему здесь дать!) Ростислав думал, что шёл где-то два часа сквозь чащу, пока стволы деревьев внезапно не расступились и не явили перед ним журчащий ручей.
  -Ага! А вот и он! - подтвердил его спутник, высунувшись из плеча. - Его можно перейти вброд, такой он неглубокий.
  Однако мальчик заметил невдалеке чьи-то услужливо разбросанные гладкие камни по воде, по которым можно было босиком весьма ловко перебраться на другой берег. Противоположные деревья выглядели ничуть не хуже, чем те деревья, которые были у него за спиной. Ростислав весьма уверенно перебрался, сняв тапок, через ручей и двинулся в новую чащу леса. Пока ничего особенного не происходило.
  -Похоже, здесь нет ягынь! - сказал он зайчику. - А ты уверен, что ведёшь правильной дорогой?
  -Вообще-то я не знаю - почесал лапкой свою мордочку солнечный зайчик.
  Ростислав начинал чувствовать, как начинал сердиться на своего неосведомлённого спутника.
  -Как же так не знаешь? А куда мы всё это время шли?
  -Я же ориентируюсь по своим заложенным чувствам, а они сейчас очень смутны. - смущённо пробормотал зайчик.
  Казалось, что лесу не было конца. Ростислав слишком устал и проголодался. Если бы здесь сейчас шло время его мира, то давно уже перевалило за полночь. Лишь через долгое время похода он услышал над своим ухом вкрадчивый голос:
  -Стой!
  Мальчик лениво обернул голову, надеясь увидеть на своём плече сказавшего это зайчика, а вместо этого увидел наконечник стрелы, направленной ему прямо в лоб. Он медленно скользнул глазами по стреле вниз к оперению и заметил за ней туго натянутый короткий лук и молодую девушку, держащую его на прицеле. Она была одета в короткое охотничье платье, сделанное из грубых шкур зверей, и кожаные сандалии с переплетающимися ремнями на ногах. Серые волосы девушки были сплетены в толстую и короткую косу, которая могла не мешать при ходьбе, а из лица Ростислав запомнил только выражение, предвещающее ему ничего хорошего в этой жизни. Единственное на что сподобился он после пережитого - это открыть рот от удивления.
  -Что ты здесь делаешь? - спросила внятно его девушка.
  -Да я вот... - слабо махнул рукой в сторону Ростислав. - В Лукорье топаю...
  -Ты один из учеников чародеев? - смягчилось сразу же лицо суровой девушки, и даже немного приспустила лук. - Давно уже идёшь по лесу?
  -Давно - вздохнул Ростислав обречённо.
  -А где твой солнечный зайчик? - спросила девушка.
  -Я здесь! - пискнул с другого плеча зайчик. - Вы пропустите нас? Нам нужно скорей добраться до города. Очень!
  -Я понимаю - опустила лук девушка и огляделась по сторонам. - Я ведь тоже когда-то была волшебницей.
  -Правда? - удивился осмелевший немного Ростислав. - А как вы оказались здесь?
  -Я пришла сюда из параллельного мира, как и ты. - сказала девушка. - Вместе с солнечным зайчиком мы долго пробирались сквозь Лукоморский лес и встретили множество опасностей, пока не дошли до земель ягынь. Здесь меня необычайно гостеприимно встретили и не отпускали целый день, празднуя вокруг меня и угощая. Когда я вернулась, то почему-то не могла забыть про увиденную жизнь ягынь. Я много изучала их историю и обычаи в нашей школьной библиотеке, пока не решила стать одной из них и не поселиться в Лукоморье. Как только я закончила школу, то сразу же очутилась здесь.
  -Значит ты ненастоящая ягыня? - спросил Ростислав.
  -Нет, настоящая. Среди нас много, кто не родился среди ягынь, а переселился по своей воле, иначе ягыни давно уже вымерли. - сказала девушка, оглядываясь. - Тебе повезло, что ты встретил меня. Другие старейшие ягыни давно уже указали тебе самый долгий и трудный путь до Лукорья, а так я даже помогу скорей до него добраться.
  Она резко зашагала куда-то в сторону так, что Ростислав еле поспевал за ней. Через несколько сотен метров ягыня остановилась резко на пригорке. Ростислав подошёл ближе к ней и увидел, что в этом месте деревья постепенно редеют, а недалеко можно было увидеть целую возвышающуюся над Лукоморьем гору, на вершине которой тянулся ввысь большой кривой замок со светящимися окнами.
  -Это и есть Лукорье - сказала она.
  -До него идти целый час! - простонал Ростислав.
  Девушка взглянула на его босую ногу.
  -Где ты потерял обувь?
  -На нас в лесу напали стимфалийские птицы. - ответил за него до сих пор молчавший солнечный зайчик.
  Тут девушка явно о чём-то задумалась, покусывая губы. Несколько мгновений все стояли молча, ожидая какого-то её решения.
  -Идёмте со мной! - лишь буркнула она.
  Ростиславу ничего не оставалось, как только ей повиноваться. Они снова начали продираться сквозь заросли Лукоморского леса, пока неожиданно мальчик перед собой не увидел дом. Это был обычный деревянный рубленный дом, но только стоящий на тонких высоких жердях над землёй. К тому же у него совершенно отсутствовали окна, а была лишь одна входная дверь. От этой двери спускалась выставная лестница, на которой сидела укутанная в звериные шкуры какая-то старуха. Она была мало похожа на Бабу-Ягу в сказках, но всё равно производила недоброе впечатление. Чуть дальше Ростислав заметил другие подобные дома на высоких столбах, как вросшие в сами окружающие деревья. Без видимых окон и дверей, они производили почему-то жутковатое впечатление.
  -Чу, Ариадна! Кого ты привела! - крикнула старуха с лестницы девушке.
  -Это новый ученик чародеев, прибывший с Земли! - крикнула молодая ягыня.
  -Ты же знаешь, что здесь ему не место - проворчала старуха.
  -Я дам ему детские сандалии, а потом выпровожу из деревни. - заявила ягыня и потащила Ростислава в сторону одного из возвышавшегося домов.
  -Жди меня здесь! - сказала ему ягыня, а затем взлетела с земли и плавно опустилась в чёрный провал дымохода на крыше возвышающегося дома.
  -Ничего удивительного! - пробормотал в ухо удивлённого Ростислава. - Она наверняка закончила одно из Отделений Воздуха в волшебной школе, а там обучают левитации.
  -А что такое левитация? - спросил Ростислав.
  -Левитация - это умение летать по воздуху.
  Пока мальчик ожидал ягыню на земле рядом с домом, он смог достаточно присмотреться к деревне. Оказалось, что она выглядела явно пустой не зря, так как в глубине находился самый большой освещённый дом на нескольких длинных столбах откуда доносились смутные глухие звуки музыки и веселья. Вокруг него туда-сюда ходило довольно много до зубов вооружённых ягынь. У некоторых были за спиной запрокинуты даже большие круглые металлические щиты, достаточно сильно скрывающие тела людей. Но большинство ягынь имели за плечами простые охотничьи луки и колчаны стрел, а сами были одеты в различные одежды из шкур убитых ими зверей в лесу. Они входили и выходили в большой дом по лестнице с наполненными и пустыми чащами явств по опущенной лестнице.
  -Возможно там встречают всех девочек-чародеек из леса. - предположил зайчик на плече у героя.
  Через некоторое время перед мальчиком наконец-то опустилась на землю Ариадна. Она протянула ему пару детских сандалий.
  -Возьми эти сандалии вместо своих тапок и давай уходи отсюда поскорей! - проворчала она.
  Сандалии Ростиславу пришлись в пору, тем более, когда он едва застегнул на них пряжки, их ремни сами обмотались вокруг его голеней и плотно сели на ноги. Когда же он расстегнул пряжки, то ремни сами по себе спали вниз.
  -Вот это спасибо! - с благодарностью произнёс Ростислав.
  -Давай уходи скорей, пока тут на меня не осерчали! - стала его даже выталкивать за пределы деревни нетерпеливо Ариадна.
  В новых сандалиях стало идти легче и удобней. Да и лес расступился, а вокруг стало намного светлей. Ростислав давно уже отбросил ставшую ненужную слегу и теперь бодро шагал без препятствий вперёд. Ему казалось, что неожиданный подарок Ариадны придал ему новых сил всё-таки добраться до ворот первого невиданного им волшебного города. Ему становилось жаль лишь, потому что он не успел отблагодарить, как следует Ариадну и даже попрощаться с ней, настолько она быстро растворилась обратно в чаще леса, как только он покинул деревню ягынь.
  Ростислав так был рад скорому окончанию своего нелёгкого путешествия, что даже не заметил, как стих и погрустнел его солнечный зайчик, а его шёрстка опять начала тускнеть. Постепенно он превращался обратно в красный комок, каким он предстал перед Ростиславом некогда в комнате.
  Когда Ростислав увидел невдалеке перед собой высокие ворота, ведущие за стены города, налепленного из домов вверх по горе, солнечный зайчик произнёс:
  -Всё, я умираю...
  -Подожди! - Ростислав остановился и взял с плеча угасающего зайчика. - То есть как ты умираешь? Мы уже дошли до города! Ты не можешь так просто умереть. А кто будет переносить сюда детей из параллельного мира?
  -Я создан был лишь сопроводить тебя. - сказало тусклое изображение зайчика на ладонях. - Спасибо, что продлил мне жизнь, согласившись перенестись в Лукоморье. Я выполнил своё предназначение и смысл жизни. Я счастлив от этого, но моё волшебство заканчивается. Других детей будут переносить другие зайчики. Прощай!
  Ростислав не успел произнести ни слова, как его зайчик на ладони окончательно потускнел в красный комок. На его месте появилось яркое сияние, похожее на ослепительную вспышку, и в следующее мгновенье мальчик ощутил на своей ладони приятную тяжесть. Когда вспышка угасла, он увидел, что на месте погибшего зайчика был жестяной круглый жетон неопределённого металлического цвета с непонятными чёрточками и точками на одной стороне. Когда Ростислав поднял глаза, то увидел заплаканную девочку с серыми волосами и голубыми глазами, сжимающую на ладони точно такой же жетон.
  
  
  Глава 3. Ночь в Лукорье.
  
  -Дайте, пожалуйста, жетоны сюда! - произнёс голос над ними.
  Девочка и мальчик подняли головы и увидели улыбающегося седовласого старца в длинном сером плаще, который протягивал к ним свои руки. Они не могли не повиноваться его голосу и протянули несмело свои металлические кружки.
  -Ростислав Арсентьев и Ольга Петрова! - прочитал по жетонам их имена и обвёл детей взглядом старик. - Добро пожаловать в волшебный город Лукорье! Здесь вам всегда будут рады. Вам дадут здесь ночлег и пищу, а утром вы сможете отправиться к Макарейским островам. Меня зовут Прекрас Стародум. Я тот самый изобретатель солнечных зайчиков, которых привели вас сюда. Не правда ли весьма занятная штука у меня получилась?
  -Да - сглотнул Ростислав, посмотрев мельком на девочку.
  -Да вы не переживайте. Эти солнечные зайчики всего лишь моё искусное волшебство. - погладил самодовольно маг, свою окладистую белую бороду. - Я занимаюсь этим более шести десятка лет и других занятий не знаю. У вас, конечно, накопилось множество вопросов ко всему происходящему, но прежде всего вам нужен ночлег и пища.
  Он взял жетоны и каждому нацепил на левую грудь.
  -Не потеряйте свои жетоны. - наставительно поучил их седобородый волшебник. - Они вам пригодятся в Ирийских Садах при распределении в волшебные школы.
  Ростислав попробовал оторвать жетон от футболки, но у него это не получилось.
  -Прочно - заметил он.
  -Интересные сандалии у тебя. - кивнул в ответ Стародум.
  -Спасибо - покраснел до корней волос Ростислав.
  -А ты почему не задержалась у ягынь? - спросил старец у девочки.
  -Не захотела. Идти надо было. - дёрнула она плечом.
  -Идите дальше за ворота. Там будет вас ждать повозка без лошадей. Как только она наполнится, то сама довезёт вас до центрального дворца, где вас разместят. - сказал волшебник, поворачиваясь в сторону леса, откуда начали появляться новые фигурки ребят.
  Дети молчаливо поднялись вверх по горе, где прошли за приоткрытые дубовые ворота. Только вблизи Ростислав смог рассмотреть, что весь город был сделан из дерева, даже высотные здания, нависающие над пропастью, тоже были сделаны целиком из него и не обрушивались тоже не без сверхъестественных сил. За воротами начиналась центральная широкая улица, которая лишь немного петляла, сужаясь вверху. По обеим её сторонам городились разнообразные по высоте усадьбы с огороженными забором дворами. Большинство из них были жилыми и не имели дверей, ведущих сразу на улицу, но некоторые имели открытые витрины, где на полках лежал разнообразный товар, прикрытый сверху в виде козырьков серыми полотнищами. Прохожих в это время было крайне мало, и они практически не обращали внимания на вошедших странных детей. Лишь в дверях большого дома с гигантским открытым крыльцом у входа стоял лениво чернобородый здоровяк в коричневой рубашке с засученными рукавами до локтей и в белом фартуке. Во рту он вертел какую-то тростинку и со скукой наблюдал за всем происходящим.
  Повозка без лошадей стояла в углу начала улицы. Она представляла собой телегу с рядом скамеек по бортам. В ней уже сидела достаточная большая гурьба детей, которая с любопытством смотрела на приближающуюся пару. Сзади у телеги имелись открывающиеся створки с откидной лестницей до земли, по которой Ростислав вместе с Олей взобрались. Они оказались друг напротив друга в самом конце обоих скамеек, так как впереди набралось достаточно много человек. Как только они уселись, так выставная лестница убралась сама собой между рядами скамеек, захлопнулись створки, а телега весьма не спеша тронулась по деревянным мостовым в центр города.
  Ростислав с интересом осмотрел других присутствующих в телеге. Рядом с ним сидел высокий худой мальчик в очках, одетый вообще в строгий деловой костюм. Только костюм был уже заметно помят после шествия в Лукоморском лесу. На возникающий вопрос неожиданно ответил другой мальчик с озорным взглядом, сидевший чуть далее:
  -Это его прямо из музыкальной школы забрали!
  -А тебя откуда? - спросил Ростислав.
  -Из улицы. Как раз домой собирался, а тут понимаешь солнечный зайчик на асфальте образовался. - сказал мальчик.
  -Как же тебя забрали у всех на глазах?
  -Да я откуда знаю? - развёл руками мальчик. - Я же со стороны не наблюдал. А тебе как явился?
  -Я сидел и читал книгу за столом. - ответил Ростислав.
  -Мне всё это снится, мне всё это снится ... - забормотал вдруг мальчик в ярко-розовой футболке с изображением Микки Мауса посередине, пока его сосед не толкнул его в бок, и тот замолк.
  -А я тоже сидела за письменным столом. Делала уроки. - подала голос и слегка по-дружески даже улыбнулась Оля.
  -Меня зовут Игорь - представился первый заговоривший мальчик.
  -А меня Оля. Оля Петрова. - представилась девочка.
  -Ростислав - отозвался сам Ростислав.
  -Митя - встрепенулся мальчик в розовой футболке.
  Все сидевшие в повозке расхохотались. Со всех сторон посыпались реплики:
  -Спи уже! Мы все тебе снимся!
  -Молчал, молчал, а тут заговорил!
  -Ребят, это действительно не сон? - бормотал под конец смущённый Митя. - Вы поймите меня правильно. Я просто спал, спал, а в это время мне чем-то ярким стали светить в глаза. Ну, я проснулся, а этот светящиеся прямо на носу у меня сидит и чуть не вопит: "Помогите, угасаю! Давай за мной в мой мир!" Ну, я не разобрался, что к чему и говорю: "Давай!" Тут я вообще очнулся в каком-то лесу. Думаю, ого, какой сон классный приснился. Тут ушастый вокруг меня заскакал, коты набежали, какие-то женщины вперёд прогнали. Думаю ещё, как классно всё ощущается во сне. Повозку увидел, залез, ну, думаю, сейчас и проснуться неплохо. А не могу.
  -Дурачок, ты хотя бы понимаешь, что наделал? - спросил его насмешливо Игорь.
  -А что я наделал? - спросил перепугано Митя.
  -Ты теперь домой, никогда не вернешься.
  -То есть, как не вернусь? - пугался ещё больше Митя.
  -Ну, всё теперь поедешь с нами. До самого конца.
  -Да вы что шутите? А как же моя мама?
  -Всё, нет больше у тебя мамы... - запнулся Игорь и, обретя важную мысль, в задумчивости всех оглядел. - Мы теперь твоя семья.
  -А я вас всех не знаю и знать не хочу. - проворчал коротко стриженый мальчик в углу.
  -Ты что такой злой? - удивился сидевший рядом с ним сосед.
  -Скажите, а кто как через ягынь прошёл? - спросил кто-то.
  -Я с ними не сумела повстречаться, хотя очень хотела. - вздохнула в ответ черноволосая девочка с двумя косичками, сидящая посреди повозки.
  -Меня тоже хотели задержать, но я знала, что мне надо идти вперёд, поэтому я от них отпросилась. - сказала Оля.
  -Лучше расскажите, кто как через стимфалийских птиц прошёл? - спросил Ростислав, и тут все удивлённо на него уставились.
  -Через кого? - переспросил его Игорь.
  -Через стимфалийских птиц. Это такие гигантские птицы, которые разбрасываются металлическими перьями на своих жертв. - пояснил Ростислав.
  -Я их видел. - буркнул лишь коротко стриженный злой мальчик в углу повозки.
  Все заинтересованные взгляды перевелись на него. Однако тот явно не был намерен больше проронить ни слова и сидел молча, скрестив руки и ноги в углу повозки. Так и не стало ясно: соврал ли он или сказал правду.
  -Откуда у тебя девчоночьи сандалии? - спросил Ростислава мальчик в деловом костюме рядом с ним, которого забрали прямо из музыкальной школы.
  -Это мне одна ягыня дала - засмущался Ростислав. - Смотри.
  Он наклонился к полу повозки и расстегнул пряжку на одном из сандалий, сразу же после этого ремни вокруг его ноги развязались сами по себе и опали вниз. Мальчик застегнул пряжку, и ремни сами по себе скользнули ему под штанину и обвились плотно вокруг ноги.
  -Ух, ты! - сразу послышался чей-то голос.
  -Настоящее волшебство! - поддержал его другой.
  Ростислав поднял глаза и увидел, что все заинтересовано теперь смотрят на него. Похоже, многие ещё не видели подобного волшебства. Впрочем, это было совсем не удивительно.
  -Ребят, а теперь мы тоже будем волшебниками! - засмеялся самый рослый мальчик среди всех, обводя взглядом окружающих.
  Повозка очень не спеша, дребезжа на деревянных настилах мостовой, взбиралась на гору по главной улице. Очевидно, что жители города давно свыклись с такой картиной и изредка обращали внимание на странную повозку, провожая её равнодушными взглядами, и то когда требовалось подождать её проезда перед собой. Ещё Ростислав заметил, что в городе совершенно отсутствовала единообразная одежда. Все обитатели города были одеты крайне разнообразно. Многие носили серые длинные до пят плащи, но некоторые были одеты и в весьма современные короткие меховые куртки на молниях, другие в средневековые кафтаны, четвёртые вообще были завёрнуты в некие звериные шкуры и никто ничему здесь не удивлялся. Лишь из-за угла выбежала стайка ребят, которые на вид были лишь чуть постарше сидящих в повозке, и побежали вслед за ними, крича:
  -Дикие! Дикие! Дикие едут!
  Но даже они быстро отстали и остановились на углу одного из перекрёстков, возбуждённо оглядываясь уже назад. Может быть, они выцеливали другую идущую за ними повозку, набитую новыми пришельцами с параллельного мира. Но Ростислав настолько устал, что перестал обращать внимание на происходящее на улице и смотрел лишь себе под ноги, которые противно и нудно гудели от долгой ходьбы. Ему хотелось спать, и его голова стала постепенно склоняться то к одному, то к другому плечу. Он проснулся лишь от толчка внезапно остановившиеся повозки.
  -Среди них три тёмных и семь светлых! Я чувствую это! - произнёс некто посреди головы Ростислава.
  Он посмотрел вперёд и увидел, что повозка остановилась прямо перед высоким каменным зданием, перед воротами которого заканчивалась главная улица города от ворот. Створки ворот повозки, казалось, автоматически распахнулись и выпустили складную лестницу до земли. Дети прибыли до центрального дворца Лукорья.
  Ростислав одним из первых вышел из повозки и построился перед ней. Он же первым увидел старичка, произнёсшего слова, так отозвавшиеся мальчику во сне. В общем, он не выглядел слишком уж дружелюбным, несмотря на то, что он был на голову ниже всех приехавших детей. Он оброс косматой белой бородой даже пуще, чем волшебник Прекрас Стародум так, что у него были видны лишь горящие лихорадочно зелёные глаза. Было в них нечто нехорошее колдовское, что Ростислав опасался слишком часто заглядывать в них. Самого же старичка почти полностью скрывала борода, спускающаяся ему до самых колен. Мальчик с трудом различил, что старичок был одет в серую поношенную одежду из кафтана и штанов с сапогами, сидящую на нём одним сплошным мешком. Этого нельзя было сказать о другой старушке одного с ним с роста, которая стояла рядом и была одета в более опрятное и аккуратное зелёное платье до пят.
  -Я приветствую всех вас в Лукорском замке! - произнёс старичок, обводя всех взглядом. - Я - главный домовой этого замка. Я и моя жена рады видеть вас, совершивших такоё далёкое путешествие и пришедших к нам. Сейчас мои слуги проводят вас до трапезной, а затем определят на ночлег. Эй, Смирн!
  -Да, я здесь! - появился перед ним вдруг точно такого же роста человечек, но только безбородый и одетый во всё светло-серое.
  -Проводи новых гостей в трапезную, а затем определи их ночлег! - скомандовал старичок.
  -Слушаюсь! - вежливо поклонился безбородый невысокий человечек, и, словно из рукава, вытащил достаточно большую масляную лампу, мигом заполыхавшую ярким лучистым огоньком. - Прошу детям следовать за мной! В замке достаточно темно, поэтому вам не помешает немного света.
  Последние слова были обращены уже к детям, несмело вытянувшимся цепочкой вслед за странным слугой. Человечек довольно ловко подскочил к самим высоким железным воротам и отворил среди них маленькую калитку, в которую мог пройти любой невысокий взрослый человек.
  Так вышло, что Ростислав оказался первым в цепи и ближе всех стоял к их проводнику. За калиткой он неожиданно попал в просторный зал. Он был настолько просторен, что потолок и дальние стены скрывались в непроходимой тьме. Всё, что видел Ростислав, был выложенный гладкой холодной плиткой чёрно-белый мозаичный пол. Иногда масляная лампа Смирна выхватывала из темноты безобразные каменные скульптуры, стоящие без пьедесталов прямо на полу. Они мало напоминали изображения людей, так как их конечности и тела были искривлены до безобразия, а у некоторых за спинами Ростислав со страхом различил подобия перепончатых крыльев, и у всех скульптур были злые искривлённые лица с торчащими клыками, высунутыми языками или толстыми губами. Среди особо страшных скульптур наблюдались вообще такие уродства, как четыре глаза или два кривых носа.
  Всё это Ростислав с дрожью в коленках ещё мог пережить, но когда дети начинали проходить мимо первых подобных скульптур, то до их слуха стал доноситься слышимый скрип камня по гладкой плитке. Когда Ростислав осмелился оглянуться на пройдённые, но ещё не затерянные во тьме скульптуры, то с неимоверным ужасом понял, что их изваяния поворачивались вслед за детьми, наблюдая за ними. Впервые Ростислав почувствовал, как волосы на голове могут шевелиться от страха.
  -Не бойтесь скульптур! - заметив это, прокричал Смирн, махнув несколько раз лампой для привлечения к себе внимания. - Это обычные каменные стражи этого дворца! Это их работа наблюдать за вновь пришедшими. Такая уж у них работа ничего не поделаешь. Мы скоро уже пройдём входной зал!
  И, действительно, лампа Смирна выхватила из темноты подножье узкой и кривой лестницы, поднимающиеся в бездонную пустоту второго этажа из зала. Ростислав облегчённо вздохнул и стал подниматься вверх. Чтобы унять дрожь в коленках, он решил немного поговорить с необычным проводником:
  -А что это за тёмные и светлые, о которых говорил ваш главный домовой?
  -Ты что?! - прохрипел вместо Смирна в ответ мальчик в деловом костюме, оказавшемся недалеко. - Тебе разве солнечный зайчик не сказал, что в волшебной школе обучают одновременно тёмных и светлых магов?
  -Нет, наверное. Не успел. - потрогал за свой жетон на левой груди Ростислав, при воспоминании о зайчике.
  -Главный домовой имел в виду, что среди нас находятся будущие семь светлых магов и троё тёмных. - победно сверкнул своими очками гордый своей догадкой мальчик в деловом костюме.
  -Но тёмных магов среди нас же нет. - захихикал подошедший к их разговору Игорь.
  Однако Ростиславу показался, что его смешок был несколько нервным и ненастоящим.
  -Я бы так не сказал. - пробормотал мальчик в деловом костюме и стал выцеливать взглядом кого-то в конце колонны.
  Ростислав обернулся на его взгляд и понял, что тот имел в виду их коротко стриженого мальчика, не желавшего ни с кем общаться и ведущего себя крайне подозрительно по отношению к другим ещё в повозке.
  -Вы не должны ничего решать для себя. - заявил наконец-то Смирн. - Мы, домовые, довольно маленькие и незаметные существа, которые ничего не решают в этом мире. Это было всего лишь чутьё нашего главного домового и ничего большее. Хотя мы можем, например, иногда предсказать пожар или разбитую посуду в доме, но наше чутьё не идёт в никакое сравнение с предсказаниями птиц гамаюн.
  -А что нам должна сказать птица-гамаюн? - спросила вдруг Оля Петрова.
  -Не сказать, а спеть. - сказал Смирн, уже вышагивая по светлому коридору. - Она споёт вам вещую песню, то есть песню о вашем будущем, по которой вы будете определены по магической специальности и уровню вашего мастерства. Солнечные зайчики должны были вам всё это сказать.
  -А почему мы должны добираться до птицы-гамаюн на каких-то ладьях, а не быстрее на коврах-самолётах? - буркнул до сих пор молчавший всю дорогу другой мальчик.
  -Это же Макарейские острова! Это одно из наших сердец нашей страны, где объявлен заповедник и строжайшая защита! - воскликнул Смирн. - Туда можно добраться только с высочайшего дозволения и только определённым путём и способом...Но вот мы и пришли!
  Все остановились перед двустворчатыми красными дверями, украшенные красивой резьбой по дереву. Оттуда уже доносился гул, как из улья пчёл, нескольких десятков оживлённо что-то обсуждающих детских голосов.
  -Мне пора! - заявил Смирн. - Я чувствую, что главный домовой уже зовёт меня на помощь. Как только вы почувствуете, что наедитесь, то вставайте у этих дверей и ближайший домовой отведёт вас на ночлег. Только подождите немного, чтобы набралось достаточно народа. Из трапезной самому лучше не выходить, а то заблудитесь ещё!
  Дети вошли внутрь и оказались в небольшом, но очень наполненном зале, где посередине поперёк входной двери стояли длинные деревянные столы, накрытые белоснежными скатертями и разнообразной едой в деревянной посуде. За столами на грубо сколоченных стульях произвольно располагались пришедшие дети. Большинство из них выглядело грустными и уставшими, и лишь самые бойкие ели и что-то обсуждали за столом, создавая тот самый слышимый гул разговоров. Небольшая часть из них сидела на зелёных скамеечках у входа, с ожиданием косясь на двери. Дополняли картину пара бойких домовых в белых передниках, приносящие и уносящие на подносах посуду и еду между столами. Ростислав для себя отметил, что зал не выглядел так пугающе, как входной, хотя бы потому что сюда проникал свет из узких стрельчатых окон под потолком, а наиболее тёмные места освещали небольшие факелы, подменявшиеся незаметно по мере выгорания домовыми. Мальчик поражался их незаметному трудолюбию во всём.
  Пришедшие новички чуть замялись от неожиданности и смущения на входе, но тут же пара домовых в передниках жестами стали их усаживать за свободные места. Рядом с Ростиславом за стол села Оля Петрова, а слева присоединился вдруг Игорь.
  -Вы разрешите? - усмехнулся он Оле и Ростиславу, присаживаясь за своё место. - Я предлагаю нам держаться вместе. Кто знает, что нас ждёт впереди? Давайте дружить?
  -Давай - согласился Ростислав.
  -Хорошо. - кивнула тоже Оля.
  -Как вы только согласились на переселение в этот мир? - с интересом спросил Игорь.
  Ростислав и Оля непроизвольно переглянулись. Ростислав почувствовал, что покраснел от смущения, а Оля легко засмеялась в тарелку.
  -Вообще-то у меня дома всё нехорошо было. - вздохнул Ростислав и шмыгнул носом. - Наверно я не нужен родителям. После того, как папа ушёл из семьи, мама почти на меня не обращала внимания. Она всё время теперь была занята собой.
  -Постой, а с тобой разве не творились всякого рода странности? - спросил его Игорь.
  -Конечно, творились, но стоило из-за этого покидать свой мир? - пожал плечами удручённо Ростислав. - А вдруг я ошибся? Вдруг бы у меня появились друзья?
  -У тебя тоже не было друзей? - удивлённо подняла на него глаза Оля. - Меня все в классе считали немного странной и обходили стороной.
  -А зачем тебе понадобилось покидать свой мир? У тебя также родители разводились? - спросил Ростислав.
  -Нет, у меня была наверно самая лучшая семья на свете, но... - грустно запнулась Оля. - Я не хотела там оставаться. Я всегда знала, что я несколько особенная. Не знаю, почему я так считала, но когда солнечный зайчик сказал о переселении я не думала ни минуты...
  -У вас была скучная и неинтересная жизнь! - заявил Игорь, отправляя в свой рот жареную картошку с большого дымящегося подноса. - У меня каждый день были свои приключения. Мы с ребятами всё время придумывали какие-нибудь шалости в школе. Однажды мы притащили в класс набор воздушных шариков, наполнили их водой и бросались ими на перемене в одноклассников. Это было весело!
  -А что в этом было веселого? - спросил с неодобрением Ростислав.
  -Ну как что? Представляешь, что было, когда этот шарик над кем-нибудь лопался? А ещё мы играли на смелость. - продолжал Игорь.
  -Как это?
  -Мы как-то поспорили с товарищами, кто больше удержит горящую петарду у себя в руках. - сказал спокойно Игорь. - Вы не поверите, но я был уверен, что не смогу здесь никогда проиграть. Все конечно со страху побросали петарды, и они взорвались. А моя, представляете, продолжала ещё гореть в руках. Все уже наорали на меня, чтобы я бросал, но я её держал и был уверен, что она никогда не взорвётся, пока она будет у меня в руках. И она не взрывалась! А потом, когда я её всё-таки бросил, то она бабахнула сильнее других. Было здорово!
  -Так почему же ты согласился перенестись сюда? - продолжал выпытывать его Ростислав.
  -Ну как почему? - тут Игорь от нехватки слов начал размахивать руками. - Тут двумя словами не объяснишь! Ну, это же здорово, что мы здесь оказались! Ведь, правда? Где ещё такое приключение у себя найдёшь? А родители зачем? Кому они нужны здесь?
  Ростиславу подумалось, что Игорь очень походил на Мишку Сидорова из его класса. У того тоже вся жизнь состояла из приключений между ремнём отца и двоек в школе.
  -Вы как хотите, а у меня не идут слова того домового на входе. - помотала Оля головой. - Кого же из нас он посчитал тёмным?
  -Да какая разница? - продолжал размахивать руками Игорь. - Главное, что мы все здесь и скоро станем настоящими волшебниками! А это что-то значит!
  -Не скажи - сказал Ростислав. - Тёмные волшебники ведь выступают за зло, а светлые за добро. Тебе разве не важно, кем тебя определит птица-гамаюн?
  -А разве есть разница, если ты станешь тёмным? - буркнул вдруг совсем незнакомый мальчик, сидящий за столом напротив Ростислава.
  Ростислав с удивлением взглянул на него. До этого он мало обращал внимание на остальных незнакомых детей, которые располагались в столовой. Тем более половина из них уже подтягивалась к выходу, а вместо них приходили новые испуганные дети из входных дверей, несмело начинающие ковыряться в своих тарелках.
  Но сидящий напротив Ростислава мальчик находился в трапезной уже давно. Он ничего не ел и лишь явно слушал разговоры вокруг себя. Они были не столь интересны, так как рядом разговаривала ещё небольшая группка девочек, обсуждая свои города из которых они пришли, и громко посмеивались между собой. Остальные ближайшие ребята сидели поодиночке и угрюмо ели из своих тарелок, поглядывая по сторонам. Сам же мальчик имел красиво очерченное лицо с карими глазами и намеренно взъерошенными тёмными волосами. Но больше всего его отличала чёрная футболка с белым изображением черепа над скрещёнными костями. Пожалуй, его футболка больше говорила о хозяине, чем он сам о себе.
  -Вам тоже домовой что-то сказал о тёмных и светлых? - спросил он с усмешкой.
  -Он сказал, что среди нас троё тёмных и семеро светлых. - подала голос Оля.
  -Надо же, а нам сказал наоборот: среди нас семь тёмных и трое светлых. - сказал незнакомый мальчик.
  -Наверно он каждой телеге такое говорит. - буркнул успокоившиеся Игорь.
  -Я вот, что скажу. - начал говорить незнакомый мальчик. - Мне лично всегда нравились плохие герои в сказках. Посмотрите, какие грандиозные замыслы они строили и, что сделали хорошие герои. Планы злодеев всегда оригинальнее и грандиознее, чем планы разрушения, построенные героями на чистом везении или на одной большой слабости, на которую не обращает сам злодей. Я не понимаю, как злодеи, сумевшие построить один грандиозный план, могут проиграть на одной явной глупости. Ведь кто-нибудь читал "Урфин Джюс и его деревянные солдаты"?
  -Я читал. - сказал Ростислав.
  -Так вот, Элли и её друзьям чисто повезло, что до башни, где были заточены Дровосек и Страшила был прорыт ход, о котором не знал Урфин Джюс, и они были освобождены. - горячо проговорил мальчик. - Прочитай ещё раз, и ты увидишь, что жители Изумрудного города возненавидели Урфина Джюса лишь из-за того, что он приказал им всем снять зелёные очки и все увидели, что на улицах города вместо изумрудов располагается лишь одно стекло. Они возненавидели его за то, что он открыл им правду. А за что жители Изумрудного города и Мигуны любили Страшилу и Дровосека? За то, что они меньше ели, чем Гудвин и Бастинда! Представляешь?! Вот, чтобы все посчитали Урфина Джюса хорошим - ему надо было есть продукты со своего огорода. И всё. Ему не надо было в одиночку создавать превосходную армию и полицию для защиты страны, не надо было открывать правду для Изумрудного города, не надо было стремиться устроить обратно на работу бывших придворных, которых уволил Страшила, не надо было устраивать пышные празднества для своих поданных. Ему надо было, всего лишь, не есть, собирая для этого продукты горожан и фермеров. Может быть, Урфин Джюса не любили за то, что он захватил власть? Но кто такая сама Элли и её команда? По какому прописанному правилу она свергла власть Бастинды в Фиолетовой Стране? И для правления кого она в конце-концов расчистила путь?
  -Но ведь Урфин Джюс в конце - концов перевоспитался. - возразила Оля. - Он стал добрым и признал мудрую и справедливую власть Страшилы и Дровосека. Он осознал свои ошибки и больше их не повторял. Зло остаётся злом, как оно не притворялось добром. Это можно различить. Каждый может различить.
  Ростислав с благодарностью взглянул на девочку. Она была явно умна. Он уже было чуть-чуть, совсем на капельку был готов поверить речи мальчика. Несколько соседних детей даже перестали есть и стали вслушиваться, что скажет в ответ мальчик в чёрной футболке с черепом и костями.
  -Откуда ты знаешь, что произошло с Урфином Джюсом дальше? - спросил он.
  -Мне мама на ночь читала сказки Волкова. Там есть продолжение. А ты не знал, что у любой сказки может быть продолжение? - невинно спросила девочка.
  -Я не читал. - сознался мальчик.
  -Ты до сих пор хочешь стать чёрным волшебником? - спросила его Оля.
  -Я не знаю, но быть плохим героем, так круто. - проговорил мальчик, но теперь даже Ростислав чувствовал в нём неуверенность. - Мне жалко зло в сказках. Оно всегда проигрывает...
  Его ставший жалкий вид вместе с грозной футболкой и последним высказыванием вызвали смех, всех наблюдавших за их разговором.
  -Да что вы смеётесь? - спрашивал растерянно по сторонам мальчик, совсем превращаясь из представленного собой грозного чёрного мага в беспомощного ребёнка. - Да ну вас!
  -Вот так выглядит любое зло! - смеясь, обратилась Оля к Ростиславу, кивая на растерянного мальчика.
  -Совершенно верно. - не нашёл больше что-то сказать Ростислав в ответ.
  -А почему у тебя такая футболка? - спросил растерявшегося мальчика Игорь.
  -Это моя любимая футболка! - с гордостью произнёс кареглазый мальчик. - Я специально уговорил родителей купить её. Ведь мне же нравится всё плохое!
  -А мне кажется, что ты не злой. На самом деле ты очень добрый, но только боишься это показать! - сказал Ростислав.
  -Да я же сказал, что очень злой! Что вы мне перечите? - даже немного разозлился мальчик.
  -В первый раз встречаю, чтобы люди называли себя злом. - пожал плечами Ростислав.
  -Я вам всем покажу, что я злой! - уверенно заявил мальчик. - Вот увидите, птица-гамаюн ещё определит меня на одно из Мрачных Отделений!
  -Лично мне бы этого не хотелось. - поёжился Ростислав. - Наверно там учатся ужасные люди.
  -А что за Мрачные Отделения? Откуда про них ты знаешь? Сколько их? - заинтересовался Игорь у мальчика.
  -Да я, как только случайно у солнечного зайчика услышал, что в школе магии возможно обучение Тёмным Искусствам, то сразу про школу и начал спрашивать. - развёл руками мальчик. - Всего в каждой школе четыре Мрачных Отделения и четыре Светлых. Одно Мрачное и одно Светлое Отделение обучают магов одной из четырёх Стихий: Воздуха, Воды, Земли и Огня...
  -Постой, а разве школ несколько? - остановила его Оля Петрова. - Ты просто сказал "в каждой школе".
  -Зайчик объяснил мне, что наша школа представляет собой три закрытых училища: Коломыслов, Радимирин и Думиславль. Они одинаковы по устройству Отделений внутри, но каждое набирает учеников с определёнными чертами характера. Некогда их основали трое легендарных волшебников-основателей, которые требовали от учёбы каждое своё, но они так и не смогли договориться, что нужно поощрять у детей и основали три разных училища. - рассказал мальчик.
  -Здорово! - казалось, что от восхищения глаза Игоря расширились.
  -Я ещё знаю, что Отделения называются по преобладающему цвету на своих гербах. Мрачными Отделениями являются: Коричневое, Фиолетовое, Голубое и Жёлтое, а Светлые - Серое, Красное, Зелёное и Синее. - заявил гордо мальчик и добавил грустно. - Только я не запомнил: какое из них принадлежит к Стихиям Воды, Земли, Воздуха и Огня.
  -А ты запомнил: по каким признакам учеников распределяют между училищами? - спросила Оля.
  -Неужели вы даже ничего не спрашивали у солнечного зайчика? - насмешливо вдруг вмешался мальчик в синей рубашке, сидящий довольно далеко от места разговора. - Думиславль - это училище для мудрецов, Коломыслов - для хитрецов, а Радимирин - для всех остальных или простецов. Лично я хотел бы поступить в Коломыслов, потому что хитрость всегда победит мудрость и упорность.
  У Ростислава побежали мурашки при таких известиях. Он взглянул в бойницы окон под потолком и увидел иссиня-чёрное небо с невиданным множеством мирриад звёзд. Его поразило, что в этот момент он увидел на небе холодно-красную реку туманности, в которой располагалось большинство звёзд. "Этих звёзд на небе столько, сколько сейчас у меня выбора перед распределением" - подумал со содроганием Ростислав. Одновременно ему почему-то подумалось, что звёзды на небе располагались совершенно не так, как он их видел в Лукоморском лесу, но он быстро отвёл эти мысли от себя.
  -Мне кажется мудрость самое главное. - неуверенно произнесла Оля.
  -Кажется, что мне пора. - встал из-за стола Ростислав. - Я уже наелся.
  -Подожди меня! - крикнул с набитым ртом Игорь, доедая наспех куриную ногу.
  Однако, когда он встал из-за стола он с огорчением посмотрел на свои заляпанные от еды руки.
  -Похоже, мне их надо помыть - пробормотал он. - Где здесь есть вода?
  Ростислав хотел было уже что-то сказать, как, будто из ниоткуда, вынырнул один из домовых в белом переднике и, подхватив под локти Игоря, повёл его к умывальнику в дальнем углу зала.
  -Пойдём? - позвала несмело Ростислава Оля, вставая из-за стола.
  -А как же дождаться Игоря? - спросил Ростислав, показывая жестами в его сторону.
  -Я хочу спать. - прикрыла свой рот ладонью Оля. - Пойдём, он нас потом нагонит.
  Ростислав нерешительно последовал вслед за ней к выходу, где уже столпилась довольно большая группа ребят. По счастливому стечению обстоятельств, как раз в этот момент их за собой к ночлегу выводил один из домовых.
  -Ты уже решил, куда хочешь поступать? - спросила его Оля после долгого молчания в пути.
  -Я не знаю. - пожал плечами Ростислав. - Разве от нас что-нибудь зависит?
  -А разве тебе не хочется куда-то больше всего поступить, несмотря на всё? - задала вопрос Оля.
  -Разве, что в Радимирин, на какое-нибудь Светлое Отделение. - пожал плечами Ростислав. - Я не думаю, что настолько мудр или хитёр, чтобы поступить в Думиславль или в Коломыслов.
  -А мне бы очень хотелось поступить в Думиславль. - произнесла девочка.
  -Ты обязательно туда поступишь! - заверил её горячо Ростислав.
  -Спасибо! - засмеялась Оля. - Но знаешь, мне кажется, что мы после распределения больше не увидимся друг с другом, ни с Игорем, ни с большинством других ребят. Посмотри, сколько много здесь детей и сколько выбора перед ними.
  -Да, вряд ли мы встретимся уже в школе. - кивнул со вздохом Ростислав. - Но я тебя буду помнить.
  -Я тоже буду помнить. - сказала Оля. - Мы ведь станем светлыми волшебниками?
  -Конечно.
  Домовой привёл ребят в очередной небольшой зал с колоннами и небольшим расписным полукруглым окном под потолком. Для детей здесь были постелены обычные тряпичные тюфяки. Их было несколько десятков, если не больше сотни. Тюфяки были достаточно большие так, чтобы любой ребёнок мог вытянуться во весь рост на нём и укрыться приготовленным клетчатым пледом с головы до пят. Конечно, это было не слишком изыскано предоставить такие спальные места пришельцам с другого мира, но выбирать особо не приходилось.
  Места у стен и у колонн были уже заняты мирно спящими предшественниками, но Ростислав смог отыскать себе свободный тюфяк почти у самой противоположной от входа стены, где находилось под потолком полукруглое расписное живописью окно. Ростислав лишь успел едва накрыться пледом и подбить под голову тряпьё в тюфяке, как провалился в бездонный колодец сна.
  Ростислав не знал, сколько он спал. Ему показалось совсем чуть-чуть. Он лишь прикрыл глаза, а затем их резко открыл. Он находился всё в том же зале, что и уснул, а это значило, что ему ничего не приснилось. Мальчик сжал жетон на груди при прошедших воспоминаниях. Зал был уже весь наполнен. Через расписное полукруглое окно под потолком светило ясно-голубое небо с белыми отметинами звёзд. "Надо же, значит, даже здесь бывает нечто вроде рассвета" - подумал Ростислав.
  Все тюфяки в зале были заняты хозяевами. Хотя большинство из них спало или притворялось, что спало, укутавшись в пледы, но некоторые уже встали и прогуливались между проходов спальных мест, негромко переговариваясь друг с другом. Некоторые пустующие тюфяки были значительно примяты с раскиданными пледами, что тоже говорило о том, что на них тоже недавно ночевали.
  -Ростислав, вставай! - окликнул его кто-то сверху.
  Мальчик недовольно поднял голову и увидел перед собой Игоря.
  -Фууффф! - вздохнул тот. - Ну, ты и спрятался в зале. Я уж думал: никогда тебя не найду. Куда ты вчера подевался так быстро?
  -Я это... спать хотел... - тёр усиленно глаза Ростислав, чтобы проснуться.
  -Представляешь себе, первые ребята уже уплыли на корабле! - начал махать руками перед ним Игорь.
  -Подожди. - сел на тюфяк Ростислав. - Какие ребята? Зачем они уплыли? Куда уплыли?
  -Ну, ты всё забыл что ли? - встрепенул его за плечо Игорь. - На Макарейские острова уплыли, к птице-гамаюн! Первые сорок ребят!
  
  
  Глава 4. Вещая песня птицы-гамаюн.
  
  Ростислав начал долго собираться мыслями. За один день с ним произошло столько, сколько с ним случалось только за один год. Воспоминания о вчерашнем дне приходили очень медленно и не сразу. Только через некоторое время он догадался, что речь шла долгожданном распределении в волшебную школу.
  -Нам надо тоже торопиться! - тревожил его Игорь. - Ты ведь хочешь поскорей узнать свою судьбу?
  Только здесь Ростислав заметил, что у выхода из зала стояло несколько взрослых бородатых волшебников. Особенно среди них выделялся взрослый волшебник с такой длинной чёрной бородой, что он заткнул её за пояс. Сам он весь был похож на старомосковского боярина, сошедшего с исторических гравюр, одетый в длинный до земли коричневый кафтан с большим стоячим воротником и расшитый золотистыми позументами с поясом. На голове у волшебника была красная шапка в виде колпака с отворотом и разрезом впереди, из-под которой выбивались длинные чёрные волосы до плеч. Из-под его кафтана же можно было заметить красные сапоги с загнутыми вверх остроконечными носками. Перед ним уже столпилась стайка проснувшихся ребят, которых он очень прытко заносил грифелем в свой развёрнутый список. Среди них мальчик даже заметил Олю, с которой познакомился вчера, и ещё несколько знакомых лиц.
  -Пойдём, спросим у него, что делать дальше? - потянул за руку Ростислава Игорь.
  Ростислав встал, отряхнувшись с тюфяка.
  -А почему некоторые остаются на тюфяках? - спросил он, обводя взглядом зал.
  -Да я откуда знаю? Может, ждут друг друга? - пожал плечами и потянул за собой Игорь.
  Оба поскорей подбежали к столпившиеся группе. В ней Ростислав заметил, в том числе мальчика в заметной чёрной футболке с черепом и костями, пытавшегося глупо ухмыляться посреди них, и даже очень спокойного мальчика в синей рубашке, вмешавшегося вчера под конец в разговор в трапезной. Оля уже нашла себе каких-то двух подружек и о чём-то с ними оживлённо шушукалась.
  -Привет! - услышал над самым своим ухом Ростислав и обернулся.
  Перед ним стоял знакомый мальчик, которого он видел ещё в повозке рядом с дремлющим Митей. В нём не было ничего особенного, кроме того что он был крепкого телосложения и был одет в тёмную футболку и в короткие летние шорты со сланцами на босую ногу. Видимо он так ходил у себя дома до перемещения.
  -Мы с вами ехали в одной самоездящей телеге до дворца. - подтвердил мысли Ростислава мальчик. - Мы так и не успели со всеми до конца познакомиться. Меня зовут Влад. Влад Буков. Я вас уже знаю. Тут вообще много наших знакомых собралось.
  -А куда делся Митя? - спросил Ростислав.
  -Ну, он как-то очень сильно распереживался под конец пути. По-моему, он начал много плакать, и его домовые куда-то увели перед трапезной. - сказал Влад.
  -Бедняга, он наверно не смог пережить разлуку с домом! - пробормотал Ростислав.
  -Вы пришли сюда, чтобы просто поболтать или хотите записаться на отплывающий корабль? - прогремел вдруг голос над детьми.
  Дети со страхом подняли головы и увидели над собой высящегося рослого чернобородого волшебника со свитком в руках. Игорь быстро наступил на ногу Ростиславу, что тот правильно истолковал, как просьбу промолчать.
  -Конечно! - сказал Игорь. - Запишите нас!
  -Так-так, - пригляделся к жестяным значкам на груди у каждого ребёнка чернобородый великан, - Значит Игорь Шаров и Ростислав Арсентьев? Вы не будете против отправиться в путешествие на корабле того волшебника?
  Ростислав взглянул, куда указывал записывающий и увидел невообразимого скрюченного человека. Он был и так на целую голову ниже указывающего чернобородого старика, а в скрюченном положении был ниже вообще на все две головы. Он был одет во всё чёрное, хотя и относительно современное: в куртку, брюки и в лакированные ботинки. Но больше всего Ростислава поразил его неестественно жёлтый цвет кожи, которая, к тому же, была потрескана, словно высохшая глина. У человека абсолютно не было волос на голове, даже ресниц, а кроме крайне невыразительных землянистых серых глаз запоминался лишь крючковатый нос. Внешность у него была совершенно бандитская, и с таким человеком Ростислав не то, чтобы не отправился в путешествие, а даже бы не сел в переполненный пассажирский автобус. Но Игорь держался другого мнения.
  -Конечно, отправимся! Ты ведь не против? - обратился тот к Ростиславу.
  -Угу - лишь смог промычать Ростислав в поддержку.
  -На каждом корабле мы отправляем по сорок учеников с несколькими взрослыми на борту. - заявил чернобородый. - Вы попали на второй отплывающий корабль из Лукорья, где главным у вас будет господин Пластилинус. Он является главным наставником Коричневого Отделения Коломыслова. Возможно, кто-то из вас попадёт к нему на обучение. Старайтесь теперь держаться за него, он за вас в ответе до самого приезда в Китеж. Не потеряйтесь в пути, смелее обо всём спрашивайте и слушайтесь вашего руководителя. Он плохого не посоветует.
  Ростислав снова взглянул на представленного господина Пластилинуса. И доброжелательные слова чернобородого здоровяка в коричневом кафтане о нём как-то сами собой выветрились из головы. Ростислав не то, чтобы боялся спросить о чём-нибудь своего нового руководителя, а вообще боялся что-то ему сказать и лишний раз посмотреть в его сторону.
  -Пластилинус - чёрный маг! Он же из Коричневого Отделения! - сказал Ростислав Игорю.
  -Ух ты! Настоящий чёрный маг! - загорелись заинтересованно глаза Игоря, и теперь его совсем невозможно было отлепить взглядом от их нового руководителя.
  -Хотелось бы мне посмотреть на капитанов других кораблей! - проворчал рядом Влад, засунув руки в карманы шорт.
  -Почему нельзя было сделать капитаном корабля Прекраса Стародума? - вспомнил о старике, встретившего его у входа в Лукорье, Ростислав.
  -Я слышал, что он обычно уплывает с остатками ребят на последнем корабле.- пробормотал Влад.
  -И что теперь его ждать надо? - буркнул Игорь. - Быстрее уплывём - быстрее всё узнаем.
  Ребята подождали молча ещё около пятнадцати минут. Группа набралась весьма значительная, и они оказались в самом её центре. Пластилинус принял свиток от чернобородого и быстро пробежался по нему глазами. Не сказав ни слова, он всего лишь поманил к себе собравшихся одним указательным пальцем. Сделал он это крайне выразительно так, что никто не посмел его ослушаться, и все приблизились к нему, встав полукругом.
  -Дети, меня зовут Калистрат Мефодиевич Пластилинус. Зовите меня Калистратом Мефодиевичем и никак иначе. - проскрипел он своим голосом. - Всем вам несказанно повезло, что вы все очутились здесь. Не каждому ребёнку с Земли выпадает такой шанс переселиться в Астрал. Но!
  Тут Пластилинус поднял вверх свой длинный узкий палец и выдержал значительную паузу:
  -Ещё не каждый ребёнок отваживается на вечное переселение с такими возможностями. Тысячи и тысячи нераскрытых магов, так и остаются на Земле с невостребованными способностями среди людей. Всю важность своего переселения вы поймёте лишь с возрастом, но пока что дышите и с каждым новым вздохом наслаждайтесь свежим и свободным воздухом Астрала.
  Настала длительная тишина. Никто не знал, что можно сказать, и все лишь удивлённо переглядывались между собой, пока Пластилинус не соизволил заговорить дальше.
  -А теперь перейдем непосредственно к делу! - проскрипел он своим голосом. - Сейчас вы все одеты словно папуасы, встречающие своё новое божество на пляже. Такого быть не должно! Каждый ученик должен иметь свою обязательную стандартную форму. Перед долгим путешествием на Вырий вам всем будет выдана униформа, а также вас накормят крепким завтраком. Если по ходу путешествия у вас будут возникать сложности, проблемы или вопросы, то немедленно обращайтесь ко мне. Будут ли у вас обращения ко мне сейчас?
  -А как долго плыть до Макарейских островов? - взметнулась чья-то храбрая детская рука.
  -Три дня. - бросил свой взгляд на спрашивателя Пластилинус. - Хотя, если будет удачный ветер и настройка корабля, то, возможно, и быстрее. Ещё вопросы? Нет? Тогда я попрошу главного домового Лукорского замка помочь выдать ребятам их новую униформу на время путешествия.
  Рядом в воздухе появился тот самый главный домовой, которого Ростислав видел при входе в замок. Для Ростислава не осталось сомнений, что домовые могут становиться невидимыми, исчезая и появляясь на месте, как из воздуха.
  -Пройдёмте за мной! - сказал старичок и зашагал к выходу.
  Дети зашагали по бесчисленным тёмным и узким коридорам каменного дворца, где были деревянными лишь двери, мебель и посуда. Ростислав также заметил, что большинство входов во дворце были овальной формы, как и коридоры. На этот раз путь детей пролегал не через залы, а в глубины дворца. А точнее вниз, в подземелья, куда не проникал ни единый лучик света с поверхности. Здесь главный домовой зажёг яркий фонарь, освещавший почти всех вытянувшихся по ходам ребят.
  -Интересно посмотреть какую форму они нам приготовили. - говорил рядом Влад, ускоряя шаг вслед за провожающим домовым.
  Дети вошли в обычное подземелье, бывшее с низкими потолком, звуками капающей где-то вдалеке воды и кое-где поросшей зелёным мхом каменной кладкой. Оно было весьма тускло освещено, несмотря на то, что дворцовые домовые здесь очень постарались, развесив факелы по стенам. Но во многих местах оставались жутковатые провалы темноты.
  Вид формы превзошёл все ожидания. Форма висела на стойках в несколько рядов вдоль всего зала насколько хватало взгляда. Это были обычные свободные серые комбинезоны, напоминающие парашютные, с капюшонами. Чуть далее от рядов серых комбинезонов стояли длинные ряды прорезиновых полуботинок с толстой грубой подошвой. Ещё далее параллельно этим рядам находились столы с одинаковыми серыми пластиковыми походными ранцами. И нигде не было видно разделение на мужскую и женскую одежду. Ростислав вспомнил, что как-то читал книжку про десантников и там, на картинках, была изображена точно такая форма, и оставалось только удивляться: почему организаторы не выдали всем ещё автоматы и шлемы.
  -Кто может и хочет - оставляет свою старую одежду под комбинезоном. - обратился к детям главный домовой. - Если вы не хотите её с собой больше брать, то можете оставить её в этом зале. Более качественную одежду вам выдадут уже в самой школе. Не забудьте у ближайших домовых попросить снять значок со старой одежды и перенести на новую, они же вам помогут выбрать свой размер!
  Дети с входа постепенно растеклись вдоль стоек и столов с одеждой и другими принадлежностями. Ростислав довольно быстро нашёл свой нужный размер комбинезона, а с полуботинками пришлось повозиться. Одни слишком жали, в других приходилось передвигаться не иначе, как шаркая ногами. Но, в целом, мальчику почти идеально подобрали форму, и он мог в этом убедиться, взглянув, в одно из выставленных зеркал, где увидел своё угрюмоватое отражение. На выходе домовые проверили рюкзаки, где у каждого ребёнка лежал стандартный набор бытовой утвари из куска рублёного мыла, зубной щётки и порошка, а также полотенце, несколько пар носков, в том числе и вязанных и ещё каких-то мелочей, на которых Ростислав мало обратил внимания. В рюкзаке он нашёл место и для снятых сандалий.
  После получаса всяческих примерок детей отвели наверх, в трапезную, где был накрыт стол и уже ожидал сам Пластилинус вместе с ещё двумя своими спутниками. Один из них оказался двухметровый лысый здоровяк, одетый в грубо сшитый серый комбинезон из больших лоскутов. Его неприятной особенностью являлось то, что в половину его лба занимал тёмный нарост шрама, а в глазах не было зрачков и радужной оболочки - один белок. От этого было непонятно, куда он смотрел, и вообще Ростислав, при виде такого здорового взрослого, почувствовал невольную симпатию к теперь казавшимся милому и безобидному Пластилинусу.
  Вторым сопровождающим оказалась молодая миловидная женщина с белокурыми вьющимися волосами. На фоне своих попутчиков она выглядела более адекватной, хотя была одета, как жокей, в короткую кожаную куртку с лосинами и сапогами. Тем не менее, её лицо было совершенно открыто и не исковеркано невиданными силами, как у других стоящих рядом с ней, что вызывало большее доверие.
  -Дети! - обратил на себя внимание своим скрипучим голосом Пластилинус. - Я хочу вам представить ещё двух сопровождающих преподавателей - представителей Думиславля и Радимирина, где вам, возможно, предстоит честь учиться. Это госпожа Варвара Васильевна Порывай - учитель левитации Синего Отделения в Радимирине.
  -Я рада приветствовать вас, ребята! - отделилась от стены с горящими глазами миловидная женщина. - Когда-то я, точно так же, как и вы, сидела в этом зале и ожидала своего распределения на острове Вырий!
  -А это...ммм... - тут Пластилинус замялся, покосившись на непоколебимого здоровяка. - А это мой, можно сказать, коллега. Учитель самообороны из Серого Отделения Думиславля - Телохранитель. Да, его именно так зовут Телохранитель, и никак иначе. Обращайтесь к нему, пожалуйста, учитель Телохранитель.
  Телохранитель предпочёл сделать маленький шажок от стены и молча наклонить голову, встав обратно.
  -Телохранитель - ветеран боевых действий. Как вы можете видеть. - произнёс Пластилинус, посматривая на своего соседа снизу вверх. - Любые вопросы о войне, его шраме и глазах можете не задавать. Не ответит. Более подробно вы всё узнаете, если доучитесь до старших курсов и придёте на занятия самообороны.
  При упоминании о войне, у Ростислава безмолвный Телохранитель сразу же вызвал уважение. Значит, вот откуда у него повреждены глаза и голова. Постепенно со всех сторон зажужжали, пытаясь втихомолку обсудить новых своих учителей.
  -Ну и кто после этого захочет попасть в Думиславль в Серое Отделение? - кивнул в сторону неподвижного здоровяка у стены удручённо Влад.
  После плотного завтрака в трапезной, где было накрыто два параллельных стола ровно на сорок человек, всех их выстроили попарно в колонну, и повели пешком по улице. На этот раз в городе оказалось более многолюдно, чем вечером, и жители теперь с интересом разглядывали колонну. Кто-то из ребят заметил, что небо стало намного светлее, но не заметил при этом восходящего солнца.
  -Это обычное явление. - отвечала на все вопросы Варвара Васильевна. - Здесь мир периодически пульсирует и иногда пропускает больше энергии, чем нужно. От этого мир светится ещё ярче. Это сложно объяснить, но для начала вы должны понять, что находитесь в не совсем параллельном мире, а в пустоте между мирами, поэтому здесь нет солнца. Всё это вокруг "обочина" вашего мира Земли, которого мы условно зовём Астралом.

Лукорье [dreamworlds]

  Ростислав помотал головой, пропуская мимо ушей эти сложные слова. Пока, что колонна обогнула возвышенность, на которой стоял Лукорский замок, и с другой стороны можно было увидеть наконец-то речной порт. Он выглядел намного интереснее, чем серый деревянный город, так как уже издали на горе можно было увидеть многочисленные цветные пятнышки парусов разнообразных кораблей, лавирующих на причале.
  Порт от любопытных глаз и от постороннего входа был защищён очередной деревянной стеной. Пройти внутрь можно было только через несколько встроенных башенок. Навстречу колонне, из одной таких башенок, вышел здоровяк с квадратной челюстью, одетый в такую же форму, что и Телохранитель, но только более опрятную и аккуратную. Кроме того у него было множество непонятных цветастых нашивок на груди и на плечах. Он всех остановил и затребовал какой-то пропуск. Пластилинус протянул ему свиток из внутреннего кармана своей куртки. Они о чём-то поговорили и ребят пропустили внутрь через ворота одной из башенок.
  Внутри порт оказался ещё более оживлённым, чем город. Он представлял собой вытянутую вдоль берега прямоугольную просторную площадку между построенными деревянными пристанями и хозяйственными постройками у стены, половину из которых представляли собой гигантские амбары. На причалах постоянно находились какие-то корабли. Большая часть из них напоминали собой большие лодки с несколькими рядами вёсел и одним большим цветным парусом. Но вдалеке на пристани стоял настоящий большой корвет с завязанными парусами на мачтах. Несколько кораблей с несколькими парусами, нечто среднее между большим парусником и причаленными лодками, кружили на воде, пытаясь пристать к берегу на прыгающих волнах.
  Один из кораблей возле причала выгружали странные существа с ростом человека. Ростислав с трудом мог бы их назвать вообще животными, так как их ноги напоминали ветвистые корни, а вместо рук они использовали многочисленные толстые белые отростки от черенка-туловища. По навершию в виде шляп, мальчик мог предположить, что эти существа некогда были грибами, но теперь их переросли, вытащили свои корни из земли и теперь могут свободно передвигаться по земле. Ловко перебирая своими многочисленными отростками по трапу, как крабы, они хватали какие-то ящики, мешки, бочки и даже пучки трав на палубе и аккуратно их сортировали на берегу, где выстраивалась значительная пирамида из груза. Рядом с ней стоял равнодушно молодой человек в синей куртке и штанах и что-то считал на своём развёрнутом свитке. Здесь около него стояло непонятное трёхметровое существо в виде дерева, у которого можно было различить длинные руки с множеством палец из веток и две ноги из групп толстых корней. Самое необычное было в том, что у деревца было человеческое лицо с длинной кудлатой бородой, запутавшиеся в собственных сучьях на теле, которое внимательно следило за происходящим на свитке молодого человека.
  -Так не пойдёт - говорил молодой человек, стуча грифелем по своему списку. - Мы можем дать целебный посох за ровно сто мешков злаков, а вы привезли девяносто восемь. Давайте мы пересчитаем: сколько вы привезли пучков трын-травы, и если их выйдет больше положенного количества, то, может, поверх обещанных артефактов вы получите целебный посох.
  -Давайте мы поищем менее полезный волшебный артефакт за злаки? - предложило полудерево за его спиной.
  -Сюда свозят продовольствие и другой товар для города все лешие и русалки с реки Ландыш. - объяснила детям полуголосом Варвара Васильевна. - В обмен за это волшебники выдают им полезные артефакты.
  Неподалёку с другого корабля сгружала товар пара полуголых молодых парней в одних белых парусиновых штанах. Они заглядывали в трюм, махали руками и командовали голосами: куда какому очередному тюку по воздуху лететь из трюма на берег. Выглядело это довольно интересно, так как тюки были довольно больших размеров, которые вряд ли мог поднять один взрослый человек. Между тем, эти огромные кубы, перевязанные толстыми канатами, весьма аккуратно поднимались из раскрытого трюма и перемещались по заданной траектории на положенное место на берегу.
  Ростислав всё ещё продолжал коситься на странных существ, выгружающих всякую снедь с соседнего корабля, когда их отряд остановился возле нужного корабля.
  Это была обычная гигантская лодка, но с высокими бортами и большим свёрнутым косым парусом. Она была причалена к самому дальнему концу деревянной пристани и крепко привязана к специальным столбикам на ней. У входа на причал на земле сидел длинноволосый усталый усач в расстёгнутом синем кафтане с золотистыми узорами. Он вытянул одну из ног в коротком чёрном кожаном сапоге и внимательно проследил за приближением отряда ребят к нему.
  -Капитан Любим Световод, я полагаю? - проскрипел Пластилинус, протягивая сидящему свою узкую длинную руку.
  -Корабль "Заяц" в полном распоряжении для вашей школы. - сделал вид будто не заметил протянутой руки сидящий усач.
  -Ну что ж, - потёр с усмешкой свою вытянутую руку для пожатия Пластилинус, - меня зовут Калистрат Пластилинус, хотя вы должны меня знать по представленным донесениям, как и моих коллег: Варвару Порывай и Телохранителя.
  Любим Световод приветствовал каждого лёгким кивком головы. Он встал с земли и не спеша отряхнулся.
  -Пройдёмте за мной. - сказал он. - На моём корабле из команды только я и кок. Больше никого. И то мой кок заболел, и мне пришлось принять на борт какого-то молодого мальчишку.
  -Ничего страшного - пробормотал Пластилинус. - Данное путешествие вполне рутинно и не представляет собой какую-либо опасность.
  -Ну, если вы не считаете встречу с рыбой-кит опасностью, то тогда да. - пожал плечами Световод.
  Все подошли к кораблю и только тут Ростислав смог разглядеть, что на его резном носу была изображена голова зайца. Этого его позабавило, и он понял, почему корабль назывался "Зайцем". Но тут голова зайца на носу повернулась вбок и поглядела на ребят очень грустным взглядом.
  -Прошу внимания! - отвлёк на себя всех Световод.
  Он подошёл к борту корабля и прикоснулся к нему ладонью.
  -Все вы прибыли с Земли, где существовал определённый порядок вещей, но вы находитесь в Астрале, а здесь всё несколько по-иному, но привыкать надо. Большинство кораблей, находящихся здесь на пристани, имеют свою душу, а, значит, в некотором роде являются живыми существами. Поэтому у меня убедительная просьба не портить намеренно корабль изнутри, не резать на нём ножом рисунки, ничего не поджигать и тому подобное, а в противном случае корабль может на вас рассердиться и долбануть каким-нибудь веслом по голове, что мало не покажется. Если у вас случайно вышло какое-то несчастье в каюте, то нужно его погладить по борту и попросить прощения, ну и, конечно, позвать взрослых. Надеюсь, меня все поняли?
  Дети, не переставая удивляться всему, возбуждённо стали переглядываться.
  -А говорить корабль может? - спросил кто-то из сгрудившихся впереди у трапа.
  -Может, но только когда захочет. - буркнул усатый Световод. - Так что не загружайте его лишними разговорами.
  -Сейчас мы будем загружаться по списку. - вытянул из рукава свиток Пластилинус.
  Дети возбужденно обступили его кольцом, забывая первоначальные свои страхи перед этим жутковатым преподавателем. Всем не терпелось вскарабкаться вверх по трапу на палубу живого деревянного корабля, куда уже поднялись Световод и Порывай. Телохранитель встал молча за спинами всего отряда. Он всегда его замыкал незримо следя за дисциплиной и отстающими.
  -Амвросиев, Сергей! - объявил первого по списку Пластилинус, и от группы ребят на трап быстро вскарабкался первым чернявый мальчик.
  -Арсентьев, Ростислав!
  Ростислав немного залюбовался внешним видом корабля и необычностью Световода, который должен был управлять судном, поэтому вздрогнул от неожиданности, когда произнесли вторым его имя. Он быстро поднялся по деревянному трапу и оказался на палубе с дожидающимся Сергеем.
  -Блинов, Пётр!
  Вслед за Ростиславом, пыхтя, вскарабкался коротко стриженный толстый мальчик, да ещё в толстых роговых очках, в которых, как рыбы в аквариуме, плавали его карие глаза. Он с шумным вздохом остановился рядом с ребятами и протянул пухлую и мягкую, как котлета, руку.
  -Здорова! - добродушно улыбнулся он. - Будем знакомы!
  Вслед за ним на борт по списку взобрались ещё несколько девочек, вставшие чуть поодаль от мальчишек. За ними подтянулся Влад Буков, вставший рядом с Ростиславом, и тот уже больше не обращал внимания на новых взбирающихся пассажиров. Он осмотрел с интересом палубу. Спереди и сзади у корабля имели небольшие надстройки, внутрь которых вели двери. Хотя на мачте посередине был единственный парус, но для его управления наверх вело множество верёвок, обмотанных за различные крепления вдоль палубы. На верхушке мачты Ростислав заметил оборудованное место для дозорного, похожее на насаженную на неё бочку. Туда вела широкая верёвочная лестница с одного борта. Ему сразу же захотелось там побывать. В целом, на борту мальчику корабль показался крошечным, и он подумал, что здесь будет довольно тесно, когда все загрузятся. Действительно, когда все сорок детей оказались на борту, то они заполонили собой всё пространство между носовой и кормовой надстройками. Но это, видимо, не смущало взрослых победно взиравших на всех с высоты кормовой настройки у руля в виде обычной балки, торчащей посередине заднего борта.
  -Прошу всех за мной! - позвал за собой Световод, открывая дверь в кормовую надстройку.
  Моряк провёл для детей небольшую экскурсию по кораблю, показав все помещения корабля. Оказалось, что целиком и полностью кормовую надстройку занимала небольшая кают-компания с привинченными к полу двумя квадратными столами и закрытыми шкафами с жестяной посудой. В кают-компании могли одновременно питаться с трудом двадцать человек, поэтому предполагалось, что дети обедать будут в две смены, а так как есть требовалось и взрослым, то получалось всего три смены.
  Прямо посреди кают-компании располагался открытый люк с крутой лестницей, уходящей под палубу корабля. Здесь располагался длинный и узкий коридор, ведущий в десять жилых кают на каждой стороне. Каждая каюта была рассчитана на четырёх человек с двумя короткими двухъярусными кроватями, столиком между ними и маленькими шкафчиками, поставленными для каждого обитателя друг на друга и плотно привинченные к полу и стенам. Для освещения и разнообразия в каждой каюте располагалось маленькое овальное окошечко, чуть ли не под потолком, которое закрывалось на внутреннюю ставню. Для слива случайно набежавшей воды в углу каждой каюты находилось маленькое отверстие наружу. В корме коридора располагалась маленькая кухонка, называющиеся по-морски камбузом. Это была даже обычная каморка, где половину помещения занимала жестяная печь, все продукты и топливо, для которой доставались из люка в подпола посреди коридора, называющегося трюмом. Сверху над люком в трюм располагался двустворчатый люк на палубу, который был всегда открыт для освещения в ясную погоду. Заканчивался коридор лестницей ведущей наверх в носовую надстройку, где располагались узенькие одиночные каюты для взрослых рядом с гремящей якорной цепью. За лестницей была дверь, ведущая в единственный на корабле туалет, именующиеся не иначе, как гальюном.
  Удобства на нижней палубе были минимальными. Здесь были низкие потолки и короткие кровати, где бы взрослый человек жил бы в вечно скрюченном положении. Но детям они подходили вполне. К тому же, они не могли отойти от первых впечатлений от вида корабля. Многие из них не видели ни разу даже моря. Поэтому предоставленные места в каютах, все восприняли на "ура!"
  Световод быстро взял руководство по размещение по каютам на себя. Незамысловато он определил, что в правых каютах от хода судна должны жить мальчики, а в левых - девочки. Также он тыкнул в первую попавшиеся от входа девичью каюту и заявил, что её обитатели будут первыми дежурить на кухне, то есть помогать накрывать на стол в пути, а другой каюте, где жили мальчики, он заявил, что они будут первыми дежурить по палубе, следя за её чистотой и порядком. Говорил он это непререкаемым тоном, что никто и не подумал его ослушаться, даже взрослые. Он предложил по ночам оставлять на палубе среди них одного дежурного, чтобы он следил за курсом следования корабля. Делать это было легко, так как все основные корректировки курса делал сам корабль.
  Ростислав поместился в восьмой каюте справа от кормы. Вместе с ним поселились Влад, Игорь и увязавшиеся добродушный толстый Петя Блинов. Лучшие места на верхних кроватях сразу же заняли Влад и Игорь. Петя же не мог вскарабкаться выше в силу своего веса, а Ростислав был не гордым и не особо притязательным. Ребята внутри каюты открыли иллюминатор и увидели с правого борта корабля вид на часть порта и на выход реки в море.
  Наверху сразу же затопали бесчисленные ноги, сотрясая с досок древесную пыль. Из-под кровати Ростислава выбежал серый комок шерсти, пискнувший при виде незванных гостей и умчавшиеся обратно. За дверьми в коридоре послышались зычные голоса. Наставали последние приготовления перед отплытием.
  -Ребят, я из Красноярска, а вы? - спрашивал Петя, глупо улыбаясь. - Здорово, что мы скоро уплываем, да?
  Его глаза беспомощно плавали за толстыми линзами, пытаясь найти подходящий предмет разговора с незнакомыми людьми. Но Влад над ним отвернулся на стене, намереваясь спать, а Игорь заломил руки за голову и лежал, глядя в потолок, ни на что не отзываясь.
  -Скажи, а давно у тебя испортилось зрение? - спросил участливо своего соседа напротив Ростислав.
  -Ещё в детском саде. - кивнул Петя. - Родители мне сказали, что у меня плохая наследственность.
  С этими словами он похлопал себя по объёмному животу.
  -И как же ты решился на переселение? - спросил Ростислав.
  -Да я... - пробормотал его сосед и вдруг досадливо отвернул голову к иллюминатору, видимо, вспомнив что-то лишнее.
  В это время отворилась дверь каюты, и внутрь засунулась голова мальчишки, бывшего когда-то в чёрной футболке с черепами и костями. Он остановил свой взгляд на Ростиславе и улыбнулся:
  -О! Это ты? У вас есть здесь кто-нибудь, собирающиеся стать чёрным магом?
  -А тебе зачем? - подал голос оживший Игорь
  -К себе в каюту хочу пригласить. Посидим, поболтаем, а то путешествие будет долгим.
  -Нет, здесь одни белые. Закрой за собой дверь. - буркнул Ростислав.
  -Ну, что вы так резко? - забормотал обиженно в ответ мальчик. - Может, сходим познакомиться к девчонкам напротив?
  -Давай иди уже! - махнул рукой Ростислав.
  Дверь закрылась, но ненадолго. В её проёме показалась Порывай, нёсшая в руках чёрную коробочку, похожую на большую спичечную.
  -Кто-нибудь страдает морской болезнью? - спросила она.
  -А что это? - поинтересовался Ростислав.
  -Это когда человека укачивает на корабле и начинает тошнить. - пояснила преподавательница.- Если у вас возникнут признаки тошноты, обращайтесь ко мне в каюту в носовой надстройке. Есть противотошнотные пилюли.
  Наконец-то через некоторое время Световод соскочил ловко на берег, отвязал канаты от пристани и быстро поднялся по трапу на борт. Судно будто шумно вздохнуло с облегчением, погрузив свой корпус немного в воду, и отпрянуло от деревянного настила. Ростислав с нетерпением, как и многие другие дети, вышел на палубу, чтобы впервые полюбоваться видом волшебного города со стороны воды и увидеть настоящее море, загороженное пока бесчисленными постройками порта и плавающими мелкими судёнышками в устье реки. "Ландыш. Её зовут Ландыш" - вспомнил название речки Ростислав, притронувшись к жетону на своём комбинезоне. Дети сгрудились у левого борта. Световод стоял у самого носа корабля о чём-то беседуя со склонённой резной головой зайца.
  Поверхность Ландыша была матово-серебристой. Небесный свет неясно и тускло отражался в его глади, равномерно распределяясь по поверхности. Сквозь прозрачные воды на мелкобережье можно было рассмотреть гальку на дне. От серых вод Ландыша несло едва уловимым терпким речным запахом водорослей, камышей и чего-то ещё душистого, которым иногда пахнет в мелких речушках.
  Судёнышко, лавируя развёрнутым парусом, с лёгкостью обогнуло построенную надводную стену, огораживающую причал от больших волн и потоков ветра со стороны моря. За ней сразу же простёрлось расширенное устье, за которым лежало огромное открытое море. От его вида Ростислав пришёл в некоторое расстройство, так как это была обычная открытая вода, уходящая под самый горизонт, с небольшими бьющими волнами, который "Заяц" играючи переходил с разбегу, устремляясь дальше от суши. А город остался таким же невзрачным, как и вблизи, с однообразными серыми деревянными усадьбами, раскиданными по берегу. Лишь высокий чёрный каменный Лукорский замок на горе над остальными придавал местному пейзажу разнообразие. И со всех сторон город был окружён густым массивом леса, который словно не мог переступить невидимую черту, и не рос дальше определённого расстояния от тонкой ленты городских стен. Хотя многие ушли в свои каюты, но Ростислав продолжал ещё долго наблюдать с кормы на удаляющиеся постепенно город, становящимся похожим на серое пятно на зелёном фоне.
  С началом путешествия жизнь на корабле протекала весело. Все знакомились друг с другом в каютах, прогуливались по помещениям, о чём-то спрашивали Световода, вечно торчавщего на палубе, просто смотрели с бортов в воду. Телохранитель тоже бродил всё время по палубе, но ко всем разговорам он был глух и нем. Пластилинус решил отсидеться всё путешествие в своей каюте, а Порывай стала проводить в хлопотах за страдающими от морских болезней. Их было немного: человек семь-восемь, но больше всех среди них страдал сам Петя Блинов. Даже после принятия лошадиной дозы противотошнотных пилюль, он чувствовал себя всегда не слишком хорошо. Пожалуй, он был не слишком удачливым в жизни ребёнком, и Ростислав чувствовал в себе подступающую жалость к нему.
  Сначала все опасались по строгому предупреждению Световода даже громко хлопать дверями в каютах, чтобы не рассердить корабль. Но затем привыкли к нему и уже без всякой опаски носились по его дощатым настилам. Однако Ростислав замечал, что хотя корабль и был безмолвен, тем не менее, сам выбирал себе путь по воде, иногда позволяя себе даже двигаться зигзагообразно. На боковые движения резного зайца на носу судна тоже все вскоре перестали обращать внимание. Многие пожелали прикоснуться к нему, но и на ощупь и на глаз это было обычное дерево.
  -У этой души судна есть тайна, как и у множества других. - загадочно буркнул Световод при этом. - Она, может, поделится с другими, если захочет.
  День очень медленно крался в небе. Постепенно оно угасало, становясь обратно иссиня-чёрным. На удивление небосвод выдавался безоблачным, и Ростислав вновь увидел матовую красноватую область, вытянувшиеся среди бесчисленных звёзд. Давно уже за горизонтом скрылась узкая зелёная полоска берега, и теперь кругом царили одни безбрежные чёрные воды, покрытой мелкой рябью. С вечером настал полное безветрие, что оставалось удивляться только, как "Зайцу" удавалось подхватывать едва ощутимый ветерок в парус и продолжать двигаться дальше.
  -Вы же Воздушный маг. Может, подуете нам в парус? - пошутил Световод с кормовой настройки, обращаясь к вышедшей Порывай.
  -И не надейтесь! - буркнула она. - Я не настолько сильна. К тому же, вы прекрасно знаете, что это затишье перед бурей, и я могу её из-за этого усилить.
  -Надеюсь, вы хотя бы сможете задержать её приближение?
  -Ох, оставьте ваши глупости при себе...
  Ростислав в это время прогуливался по палубе. Он, как и многие другие, вообще много времени проводил на палубе, так как в тесных жилых каютах зачастую было душно и неуютно. К тому же, мальчику нравилось смотреть на воду. Особенно когда оно было спокойно, и в его глади отражалось всё ночное небо. Если было вглядеться вдаль, то в такую погоду можно было не заметить, где проходит линия горизонта, и, казалось, что судно плыло по самому ночному небосводу. Ещё в воде отражалась даже тёмно-красная река пелены на небе, где было отображено большинство звёзд, и всё это необычайно завораживало мальчика.
  Однако, в темноте Ростислав заметил и другое. Необычайно большое тёмное пятно, которое словно двигалось под водой. Это было трудно объяснить, как он мог увидеть это уже в вечерней темноте, но он видел это. Тёмное пятно было похоже на огромное растёкшееся пятно нефти. Сначала Ростислав подумал, что это ему почудилось, а затем он подумал, что возможно действительно кто-то разлил в море нечто тёмное. Он не решился позвать взрослых, так как подумал, что происходит нечто обычное.
  А пятно, хотя и лежало далеко в стороне от курса корабля, словно его заметило и стало медленно разворачиваться. А затем оно будто начало догонять борт корабля, увеличиваясь в своих размерах. Ростислав почувствовал себя неуютно, так как находился и видел пятно ближе всех. Тем не менее, от любопытства он не отошёл от бортика до тех пор, пока тёмное пятно не достигло борта, а затем будто прошло под его днищем.
  В какой-то момент Ростислав заметил противоположные края пятна, и в этот момент он понял по очертаниям, что это не просто пятно, а силуэт гигантского тела морского чудовища в прозрачной воде, во много раз превышающего размеры их корабля! Одновременно с этими мыслями в уши врезался пронзительные удары колокола на корабле.
  -Тревога! - крикнул Световод, подскочив к рулю. - Рыба-кит!
  'Какая же это рыба-кит? - подумал почему-то Ростислав. - Это рыба намного больше и ста китов!' Мореход в это время ухватился за балку, играющую роль руля, и дёрнул её вверх. 'Заяц' моментально задрал свой нос вверх и начал постепенно отделяться от водной глади, перемещаясь по воздуху. Ростислав, вцепившись в борт, не знал удивляться ему или больше бояться, так как только судно оторвалось от воды, как она под ним мигом закипела. Рыба-кит, почувствовав, что добыча от неё стала ускользать, решила всплывать.
  Световод вручную задрал корабль, чуть ли не вертикально, и мигом по палубе полетели все незакреплённые предметы. Ростиславу повезло, что он находился близко к кормовой надстройке на середине корабля и мог опереться на её стену спиной. Несколько ребят, гулявших в это время на палубе, с криками сползло по дощатому настилу тоже к стене кормовой надстройки. Остальным удалось зацепиться за борт. Оказалось, что маневр был проделан вовремя.
  Ростислав скосил глаза в сторону кипящей воды и увидел поднимающиеся чёрное бугристое тело из воды вслед за кораблём. Длилось всё это секунды, но мальчик хорошо запомнил всё происходящее. В следующее мгновенье чудовище раскрыло свою пасть, показывая огромный ряд своих зубов, похожих на частокол из острых слоновьих бивней. Открывшегося рта вполне хватило проглотить корабль целиком вместе с мачтой, но далеко чудовище выпрыгнуть вслед за кораблём не успело, упав обратно в море. Удар массивной туши о воду породил огромные волны, разошедшиеся в разные стороны, как цунами. Световод выправил курс корабля по воздуху и скорей направил его в сторону.
  -Эти рыбы-киты стали намного хитрее, чем раньше. - прокричал он палубе. - Раньше они выходили поперёк моря и разевали пасть, создавая воронку, а теперь действуют из засады.
  Ростислав чувствовал, что его сердце может выпрыгнуть из груди от пережитого. Порывай начала ходить и успокаивать наиболее испуганных ребят.
  -Всё хорошо. Эти встречи с рыбами-китами обычное явление. Сейчас мы перелетим опасное место по воздуху и снова поплывём по воде. - объясняла она.
  -А почему сразу нельзя было полететь по воздуху? - спросила одна девочка.
  -В воздухе кораблём более сложно управлять. Его может запросто завертеть на месте, а воде он устойчив. - ответила Порывай.
  Через некоторое время корабль опять коснулся днищем воды и заскользил по гладе вперёд, словно ничего не случилось. В это время Ростислав увидел стоящую одиноко на носу Олю Петрову. Резная голова зайца изогнулась к ней боком, и девочка гладила его. Они о чём-то говорили, и, кажется, душа корабля что-то отвечала юной собеседнице. "Не может быть! - подумал Ростислав. - Надо как-нибудь спросить Олю: о чём это ей поведала душа корабля!"
  После ужина он спустился в свою каюту, где встретил оживлённое обсуждение последнего происшествия соседями. Утомлённый нервным переживанием, Ростислав быстро заснул в своей кровати с высокими бортами.
  А проснулся он от того, что слишком сильно шатало. Петя спал, словно сурок, выдавая при этом недюжий храп слона. Мающиеся от этого Влад спал под подушкой.
  -Уже не спишь? - свесилась сверху голова Игоря. - Честно говоря, мне уже надоело плыть на этом корабле. И эта качка надоела, да ещё храпят под ухом. Вообще надоело мне здесь всё.
  -Скажи спасибо, что мы сегодня не ночуем в желудке рыбы-кит. - пробормотал в ответ проснувшиеся мальчик.
  Ростислав попытался выглянуть в приоткрытый овальный иллюминатор. За ним море заметно волновалось. Казалось, что в каюту через окошко залетают мелкие брызги особо крупных волн. Похоже, действительно собиралась буря, как и предсказывала Порывай. Было ещё рановато для подъёма, так как небо было до сих пор темноватого оттенка.
  -Всё смотришь в небо? - заметил опять свесившиеся Игорь. - Я заметил, что ты часто смотришь задумчиво наверх. Может ты маг Воздушной Стихии?
  -Возможно - равнодушно пожал плечами Ростислав.
  В это время из-под его койки выбежал опять писклявый серый комок шерсти. С прошлого раза Ростислав очень небрежно пронёс с кухни крупные крошки хлеба и отряхнул их только перед своей кроватью. Мышь довольно быстро, вертя острой мордочкой, начала их поглощать, как пылесос, не оставляя после себя ничего.
  -Фу, тварь! - произнёс сверху Игорь. - Как их можно только терпеть? Мало им запаса в трюме?
  -Всё же существо. - заметил Ростислав.
  -Наверняка все мешки с крупой уже прогрызли, натоптали в них своими мелкими грязными лапками и нагадили туда. - проворчал Игорь. - А нам после них доедать. И куда только следит команда? Может убить её, а?
  -Да ладно, не надо. - заступился за мышь Ростислав и замахал рукой перед её глазами. - Кыш! Кыш!
  Комок пискнул и убрался восвояси к себе в норку.
  -Ты слишком добр! - проворчал недовольно Игорь. - Грохнули бы её и заразу бы всякую прекратили на корабле. Надо будет позвать Варвару Васильевну, чтобы она разобралась с этими крысами в нашей каюте.
  Затем, когда уже все проснулись, и настала пора завтрака, Ростислав незаметно напихал в свои карманы побольше хлеба и пронёс в свою каюту. Ему почему-то стало доставлять удовольствие общение с мышью. Он накидал дорогу из крошек к середине каюты и стал следить. Результат не заставил себя долго ждать. Совсем обнаглевшая мышь очень скоро высунулась из своей норы и стала подъедать крошки, постепенно выходя в центр каюты. Ростислав оставил ещё немного хлеба в кармане и стал подкидывать его на пол.
  -Ну, ты даёшь! - пробормотал Петя.
  Он из-за частой морской болезни почти всё время лежал на своей кровати, изредка отлучаясь из каюты, в основном за спасительными пилюлями.
  -Приручить её хочешь? - спросил он.
  -Мне скучно. - признался Ростислав. - А так хоть какое-то развлечение.
  -Может, ты Земляной маг?
  Ростислав неожиданно громко рассмеялся. Это было несколько неожиданно с его стороны, так как до этого, он почти редко проявлял свои эмоции в пути.
  -Что здесь смешного? - обиделся Петя.
  -Да вот уже меня сегодня Воздушным магом называли. Подожду, куда ещё определят.
  -А ты сам как думаешь?
  -Да все разговоры до распределения неважны. Посмотрим, что гамаюн споёт. - улкончиво сказал Ростислав.
  Хлеб закончился, и мышь убежала. День пошёл своим чередом. Ростислав хотел встретиться вновь с Олей и просто поговорить с ней по душам, как в хорошие времена, но она всё время была не одна, а с новой компанией своих подружек, которых он стеснялся. Зато он узнал, что мальчика, бывшего в футболке с черепами и костями зовут Артём, а другого знакомого мальчика, бывшего в синей рубашке, Алёша. Были ещё множество имён и фамилий, лиц, которые слились для него в одно смытое тёмное пятно. Ростислав никого особо запоминать не стремился, так как все они оказались друг другу случайные попутчики до первого распределения.
  А со слов сопроваждающих они знали, что Коломыслов, Думиславль и Радимирин располагаются в разных частях Китежа, и ребята смогут увидеться друг с другом лишь раз в год, если повезёт, а скорей всего очень редко, почти никогда. Даже внутри училищ Отделения занимали друг от друга противоположные места. Больше всего было известно о Синем Отделении, про которое рассказывала Порывай. Для неё это было самым прекрасным местом. Больше всего поразило ребят, что корпус Синего Отделения Радимирина представляет собой пирамиду, опирающиеся острой вершиной на землю, а последним верхним этажом для неё служило основание. Конечно, многие загорелись желанием посмотреть её в живую. Что собой представляло Коричневое Отделение Коломыслова или Серое Отделение Думиславля, никому выяснить не удалось. Когда некоторые ребята попробовали пристать с вопросами о волшебной школе к Световоду, тот заявил, что вообще закончил другую волшебную школу - Нетвердин.
  -А есть ещё другая школа? - удивилась девочка с голубыми бантами, которая и задала вопрос моряку.
  -Вам наверно преподаватели не удосужились объяснить, что ваши школы Коломыслов, Думиславль и Радимирин ничего из себя необычного не представляют, кроме того, что обучают только выходцев из людей и сирот среди волшебников. - засмеялся Световод. - Беловодье не такая уж маленькая страна волшебников, чтобы ей хватило жалких трёх школ. Их здесь не десятки, а сотни! В других обучаются многочисленные волшебники, которые родились и жили всегда здесь. И количество школ продолжает потихоньку расти. Кому уже, какое дело до моей школы Нетвердин в Лукорье, которая стоит на болоте? Фарлаф, Простов, Змеин... Школы можно перечислять без конца.
  - У вас тоже были Мрачные Отделения? - не унималась девочка с бантами.
  - Моя школа специализировалась на Земляной Стихии, и в ней было всего шесть Отделений. Я слышал, что некоторые школы упрощают своё обучение до трёх-четырёх Отделений. Но и школы тогда являются очень узкой специализации. В общем, структура школ в Беловодье разнообразна. Вам попалось восьмеричная.
  -И все волшебники едут на остров Вырий, чтобы узнать свою судьбу? - наконец, решился вмешаться в разговор стоящий недалеко Ростислав.
  - Нет. Только вы. - буркнул Световод. - Видишь ли, у всех уже известно, кто является родителем, какие предрасположенности есть у родственников так, что маги сами потихоньку как-то своих детей к восьми годам уже распределяют по школам, а вы начинаете жизнь с чистого листа. Своими силами волшебники определить специальность таких, как вас, пока не могут. Вот и приходится каждый год вас свозить на остров Вырий.
  -А сироты волшебников, жившие всегда здесь, тоже с нами едут? - заинтересовалась девочка с длинной чёрной косой.
  -Редко, но едут. Когда сложно определить родителей и ближайших родственников. - пробормотал Световод. - На этом корабле их сейчас нет. Да и мало их по стране. В своих училищах ещё их повстречаете.
  -И откуда вы всё знаете? - подивился Ростислав.
  -Я уже десять лет ежегодно перевожу детей на остров Вырий. - сказал Световод.
  Ветер крепчал, и море не на шутку разволновалось. Теперь "Заяц" с трудом с разбега брал большие волны, то и дело окутывающие крупными брызгами его нос. На всякий случай всех детей заставили сойти с носовой надстройки. Порывай лично взвивалась по воздуху на наблюдательную площадку на мачте, чтобы посмотреть путь. Пожалуй, это было первое явное проявление волшебства с её стороны. Световод выволок из своей каюты компас и карту и с важным видом начал делать в ней пометки. Ростислав запомнил, что карта была несколько необычна, так как на ней постоянно двигались какие-то подписанные значки. Небо заволокло тучами, вода совсем потемнела и окрасилась множеством белых бурунов волн. На мальчика погода навеяла тревожное чувство, с которым он уснул. А может это повлияло известие, что они завтра приблизятся к Макарейским островам?
  Следующее утро было рваным и клочным, как и облака на небе. Море по-настоящему завывало и шумело, вздымая огромную свою гладь над кораблём. В каютах жутко качало, что приходилось цепляться за окружающие предметы внутри. Иллюминаторы пришлось закрыть, так как в них стала слишком часто заливать вода. Также был закрыт и двустворчатый люк в коридоре, и внутренние помещения корабля погрузились в настоящий мрак. Лишь яркий огонёк в печи из камбуза изредка озарял проход.
  В жилой каюте тоже стало жутковато. Всем было подлито масла в подвешенные лампы в каютах. Но света на таких лампах было мало. Тусклый и чадящий смрадом фитиль лишь слабо озарял очертания крупных предметов, чтобы о них нельзя было удариться.
  На бушующее море было смотреть интереснее, чем на спокойное, но детей всё время сгоняли с палубы подальше от бьющих волн и наверху оставались в основном взрослые.
  -В такое время только творить тёмные дела! - ворчал, ворочаясь, Влад на своём месте.
  -Можно рассказывать друг другу страшные истории . -предложил в это время Игорь.
  -Да ну тебя! - буркнул Петя, опасливо косясь на иллюминатор. - И так вот-вот утонем.
  -Да, это только начало! Неспокойствие одно. Настоящая буря будет ещё впереди! - попытался его напугать Игорь, но в ответ лишь повисла напряжённая тишина.
  Ростислав подумал, что в самый раз можно было прикормить мышь для развлечения. Но её вряд ли можно было разглядеть в темноте на полу, да и по его поверхности сочилась вода, сливаясь в выходное отверстие в углу каюты. А мыши, как известно, воду не любили. Возможно, вода залила даже её норку, и она куда-нибудь убежала в другое место. Время медленно текло между перерывами на обед, а шторм на море всё усиливался. Если ближе к обеду Ростислав думал, что хуже уже быть не должно, то ближе к ужину морские волны стали биться в иллюминатор каюты и вода начала стекать по стенам, изрядно намочив подушку и матрац, на котором он спал. Но страшней было, то чувство, когда от очередного толчка корабль так кренился, что все думали, что он вот-вот перевернётся. К несчастью, волны бились, в основном в правый борт, и Ростислав слышал, как от них рядом прогинаются и трещат доски. Наверх уже никого не выпускали. Даже ужин раздали по каютам, а не в кают-компании. Заглянул Световод.
  -Поздравляю! - оглядел всех он присутствующих. - После ужина ваша каюта дежурит по палубе. Так как делать наверху всё равно нечего, то я вам выдам щётки, чтобы вы разогнали воду в коридоре от люка в потолке по углам.
  Ростислав даже был благодарен за выданную работу. Оставив неуклюжего Петю скучать в одиночестве, тройка ребят рьяно принялась за дело. В этом они нашли даже свою прелесть - балансировать в узком коридоре. Хотя их труд был напрасен. Сверху через щели люка переливались новые порции воды и текли под двери соседей. Однако, Ростислав заметил, что любая малая, даже бесполезная работа, в минуту опасности заставляет о ней немного забыть. Он ходил с ведром вслед за Игорем и Владом, пытавшихся собрать порции при помощи щётки и швабры, и чувствовал, как страх уходит.
  -Молодцы! - появился в коридоре мокрый с головы до ног Световод. - Хорошо постарались! В награду за труд: не хотите ли посмотреть на остров Буян? Мы как раз в это время к нему подплываем.
  Об отказе и не могло быть и речи! Ребята, сами мокрые с головы до ног, поднялись вслед за мореходом в кают-компанию, где были большие окна.
  -Смотрите в окна на левом борту! Он должен скоро появиться, когда мы будем его огибать! - ткнул пальцем в простор Световод.
  -А зачем его нам надо огибать? Разве мы не причалим к берегу? - спросил Ростислав.
  -Наша цель остров Вырий, а он стоит за Буяном. - пояснил Световод.
  Однако уже в это время в окна был виден тёмный массив одиноко высящиеся горы. Издалека она блестела неестественно белым матовым блеском, будто была сделана из металла. Присмотревшись, Ростислав различил, что она была тёмно-жёлтого цвета.
  -Это Золотая гора. Она целиком состоит из золота, и жаль, что сейчас нет светлого неба, иначе днём она невероятно ослепительно светится так, что её можно увидеть за множество верст отсюда. - сказал с гордостью Световод.

У Макарейских островов [dreamworlds]

  -Ого, вот бы отколоть кусочек! - улыбнулся Игорь.
  -Это священное место для Беловодья. Без проводника сюда не очень можно добраться. -усмехнулся Световод. - Ближе остров мы не рассмотрим, но и на берегу там есть, чем подивиться.
  -Жалко этого не увидят другие! - сказал заворожено Влад.
  Ростислав вместе с ним тоже почувствовал благовейный трепет перед островом. В остром устремлённом ввысь золотом пике было что-то от обелиска и одновременно нечто завораживающее. Чем ближе приближался к острову корабль, тем яснее становилось насколько гора была огромна по размерам и пропорциональная выстроена неизвестным инженером.
  -Почему же не увидят? - переспросил Влада Световод. - А вот сейчас пригласим всех желающих в кают-компанию и увидят. По этой горе, кстати, у нас ориентируется сторона юг. Уж очень точно стоит.
  Вскоре кают-компания наполнилась приглашёнными желающими. Среди них даже протиснулся Петя Блинов. На его очках радостно заплясал огонёк Золотой горы. Вместе, да и при виде Буяна, дети заметно приободрились и стали сыпать со всех сторон вопросами, как "Когда мы приплывём?", "Как пристанем к берегу?" и тому подобное.
  -Успокойтесь! - сказал Световод. - К острову Вырий мы пристанем через пару часов. Вокруг его берегов всегда штиль и полное спокойствие. Мы войдём на него через Восточную реку. Там, на одном из речных островков и будут нас ждать.
  Ростислав с некоторыми самыми бойкими ребятами не стал покидать кают-компанию до самого конца путешествия. Всё равно в жилой каюте было тёмно и страшно, а здесь было побольше людей, да пошире окна, за которыми можно было смотреть за перемещающиеся водой.
  -Ирийские Сады! - внезапно через некоторое время сказал рядом с ним усевшиеся Петя Блинов и ткнул пальцем в окно.
  Он был прав. Взбешенное море до конца не хотело отпускать от себя прыгучего "Зайца". В последний момент ему даже пришлось прорываться через гребень гигантской волны, полностью зарывшись наполовину в её пучине. Зеленовато-мутная вода поднялась до середины окон кают-компании, и Ростислав испугался, что в этот момент нижнюю палубу уже затопило, и их потянуло водоворотом ко дну. Но "Заяц" ловко прошил насквозь толщу воды и съехал по её гребню в воды, где начинался резкий штиль в отличие от моря. Если бы Ростислав находился не в Беловодье, а где-нибудь в другом месте, то он никогда не поверил, что такое могло быть.
  Ровно в километре от берега острова Вырий царили полностью спокойные воды. Определённая невидимая граница, начертанная прямо по жидкой поверхности, не давала бушующим волнам с моря за неё заступить и даже лишний раз обрызгать. Далее за ней начиналась узкая полоска ослепительно белого пляжа и раскидистых вечнозелёных деревьев, похожих на доисторические папоротники. Когда через некоторое время корабль приблизился к ним намного ближе, то удалось всё рассмотреть более подробно. Были здесь и растения похожие на плющ с крупными цветками, как у эдельвейсов, были и деревья, похожие на пальмы, но с слишком разнообразной густой листвой и ветками, и много чего другого, что Ростислав не успевал для себя запоминать. Но больше всего поразил вид крупных красных плодов, видневшихся в глубине леса. Это были Ирийские Сады, и их было трудно с чем-либо спутать.
  Большинство с интересом разглядывали Ирийские Сады, бывшие всего лишь в пару сотне метров от корабля. Другие со страхом и интересом вглядывались в море, где вдалеке бушевала тёмная пелена бури.
  -Я уже думал, что мы никогда не выберемся из этого шторма! - проскрежетал за спинами детей выбравшиеся из своей каюты Пластилинус.
  -А я уже думал, в свою очередь, что вы никогда не выйдете из своей каюты. - не удержался, чтобы не подколоть его Световод. - Что вы там делали?
  -Изучал научные труды. - не моргнув глазом заявил Пластилинус.
  -Ну, это лучше, чем страдать морской болезнью весь путь. - заметил Световод.
  Корабль легко и бесшумно скользил по зеркальной глади. Он даже завернул паруса при помощи Световода, и его само понесло течение. Плыли они довольно долго, и Ростислав ещё не раз мог подивиться различным увиденным растениям на берегу, а также заметить насколько большим оказался этот пологий остров посреди моря. Через некоторое время корабль, постепенно сближаясь с берегом, как-то незаметно нырнул в его заросли так, что Ростислав заметил, что они плывут уже не по морю, а по самому острову по зеркальной реке. Мальчик взглянул на поверхность воды и поразился ей.
  Она была так гладка, что в ней всё отражалось, как в обычном твёрдом зеркале, без всяких волновых искажений. Носом корабль чертил правильную волну, усами разбредающуюся в стороны, и затухающую у берегов. Только она чёткой чертой прерывала изображение на водной глади. Так в реке отражались окружающие деревья, опустившие в воду свои пышные гирлянды ветвей, и редкие протянутые лианы над рекой, обросшие большими, благоухающими розоватыми цветками, и сам корабль с необычными обитателями на борту. Для полной картины не хватало только животных, бегающих в лесу. Но заплыв чуть глубже, все могли увидеть над рекой светлые точки летающих насекомых. А ещё до слуха стал доноситься мерная песня цикад, окончательно наполнившая местность умиротворением. И везде вода была окаймлена белой песчаной отмелью.
  Лишь однажды Ирийские Сады показали суровость. Проплывая над низко висящей лианой, обросшей бутонами цветов, корабль сбил её на палубу мачтой. Несколько девочек попытались сорвать цветки с лианы, но вскрикнули, поранив свои руки о них. Вездесущая Порывай сразу присыпала ожоги какой-то присыпкой, а лиана растворилась на глазах в песок.
  -Будьте осторожны! - предупредила Порывай. - Не всё золото, что блестит!
  И всё же по сравнению с Лукоморским лесом Ирийские Сады были несравнимы лучше. И почему же детей нельзя было перемещать прямо сюда, а в Лукоморский лес, где обитало множество откровенно таких бандитских существ, как стимфалийские птицы или коты-баюны? С такими мыслями Ростислав находился на ногах уже пару часов, и он стал подумывать, как бы спуститься в каюту и лечь спать, когда увидел долгожданный речной остров, на который уверенно стал надвигаться "Заяц". Мальчик ожидал увидеть пристань или ещё какие-то жилые сооружения, дворец на худой конец, но кроме мелкого леска на островке ничего не было. И все места вокруг выглядели необитаемыми и совершенно дикими. Судёнышко в это время приблизилось к берегу и послышалось лёгкое скрежетание о мелкую гальку. "Заяц" выбросился легко на берег, словно тюлень на пляже, задрав свой резной нос. Раздался тягучий скрип дерева и глухой удар чего-то тяжёлого о землю. Это корабль откинул деревянный трап на берег.
  Пластилинус знаками показал, чтобы дети подошли к нему ближе.
  -Вот мы и прибыли в пункт назначения! - проскрежетал он. - Вы можете спуститься вниз и пройтись по пляжу, но не исчезайте из виду и не заходите в лес. В это лесу находится птица-гамаюн, и она не будет петь песню при посторонних.
  В это время из леска на острове вышло трое старцев в серебристых одеждах. Глядя на них, Ростислав подумал, что по сравнению с ними Прекрас Стародум, работавший над созданием солнечных зайчиков более шестидесяти лет, выглядел совсем юной мальчишкой. Старцы приветствовали приставший корабль поднятыми ладонями, и им навстречу спустились Пластилинус и Световод.
  -Мы приветствуем вас! - проговорил самый старший из них, стоящий посередине, опираясь на посох.
  -И мы вас. - буркнул Пластилинус, вытаскивая из внутреннего кармана свиток. - Вот список прибывших учеников на этом корабле.
  -Мне в свою очередь необходимо пополнить запасы провизии на острове, а то мой трюм опустошен сорока пятью ртами и крысами на корабле. - пробормотал Световод.
  -Мы позаботились об этом. - кивнул мореходу главный старец и посмотрел на сопровождающего слева от себя. - Старомир проводит вас на оконечность острова, где мы собрали для вас мешки негниющих плодов и сухофруктов, а также маны. Вы можете загружаться, пока мы будем проводить распределение.
  Световод вежливо поклонился и отошёл вместе со старцем в сторону. Оставшиеся старцы начали о чём-то ещё переговариваться с низко склонённым Пластилинусом, но Ростислав больше их не слушал, так как сошёл вместе с большинством остальных ребят на берег по трапу и заходил по суше, разминая ноги. Больше всего его привлекла спокойная зеркальная вода. Он зачерпнул её в свою ладонь и увидел, что его лицо по-прежнему гладко отражается в её поверхности. Мальчик несмело прикоснулся губами к воде и сделал небольшой глоток. По вкусу вода напомнила прохладную и пресную колодезную. Ростислав также изучил пляж. Он состоял из гальки, а именно из равных мелких белых камней-гладышей. Будто их специально каждого отделали в идеальную овальную приплюснутую форму и рассыпали по берегу.
  Вдалеке Ростислав заметил Олю. Она стояла одна, чуть зайдя в воду в непромокаемых прорезиновых полуботинках, и смотрела на своё зеркальное отражение в воде. Это был подходящий случай, чтобы перекинуться с ней парой фраз, и Ростислав воспользовался им, подойдя поближе.
  -Привет! - крикнул он ей.
  -Привет! - подняла голову и улыбнулась ему Оля. - Правда, здесь удивительно?
  -Правда. - согласился Ростислав и остановился.
  Он не знал, что сказать. У него не было почему-то никаких слов, а в голове была лишь одна звонкая пустота. Вспомнилось, что когда-то хотелось спросить.
  -Слушай...а ты это...-запинаясь проговорил Ростислав. - Я видел, как ты говорила с душой корабля. Как тебе удалось?
  -Что удалось? - спросила девочка.
  -Ну, как что? Поговорить с душой. Она ведь никому ничего не отвечала!
  -Просто её никто правильно не спрашивал. - вздохнула Оля. - Да и не душа это...
  -То есть как это не душа? А что тогда управляет кораблём? - удивился Ростислав.
  -Корабль частью сделан из деревьев, которые провинились перед лешим, или чем-то ему не угодили, а душа корабля - это дух дерева, обречённый быть в заточении этого корабля и обязанный служить некоторое время своим владельцам. - пояснила девочка. - Душа жаловалась, как ей больно, когда мыши начинают грызть её корпус, или когда бьют в борт особенно большие волны, но ей ещё плавать двадцать два года до освобождения.
  -А чем она провинилась так?! - воскликнул удивлённо Ростислав.
  -Сказала, что леший запнулся о её корягу, когда шёл через лес, запомнил это, а затем продал людям. - пробормотала грустно Оля. - Она называет себя дриадой.
  За спиной Ростислава раздался клич. Это Пластилинус подзывал вновь к себе детей. Наставал волнительный момент распределения.
  -Я буду вас вызывать по списку! - помахал он свитком перед собой. - Каждый до птицы-гамаюн сопроводит один из её хранителей.
  С этими словами он посмотрел с уважением на оставшегося неподалёку одного из старцев в серебристой одежде.
  -Амвросиев, Сергей! - крикнул Пластилинус.
  Из толпы вышел уже знакомый Ростиславу чернявый мальчик. Он его мало запомнил в путешествии. Серёжа всегда держался где-то вдалеке, и Ростиславу так и не удалось ни разу поговорить с ним. У Серёжи взбудоражено горели глаза, когда старец взял его за руку и повёл по малозаметной тропинке в лес.
  Несмотря на то, что Ростислав устал, он стал взволнованно ходить по берегу. Все в нетерпении ждали, когда первый будущий ученик вернётся обратно и расскажет, как происходило распределение. Прошло всего меньше десяти минут, когда невредимый и сияющий Серёжа в сопровождении старца вернулся по той же тропинке. На его левой груди непривычно ярко алел жетон. Теперь вместо непонятных риз и черт на нём красовался ярко расписанный герб.
  -Красное Отделение Радимирина! - радостно объявил о своём назначении чернявый мальчик с горящими глазами.
  Ростислав ещё толком не успел рассмотреть изображённый герб на жетоне мальчика, как его мигом окружили множество других любопытных. А Пластилинус неумолимо произнёс:
  -Арсентьев, Ростислав!
  Именно в этот момент у мальчика почему-то от страха затряслись колени. Если бы его под руку не подхватил старец и не повёл по тропе в лес, то он вряд ли сообразил, что надо делать.
  -Боишься? - спросил его добродушно старец в пути. - Здесь ничего страшного нет. С птицей-гамаюн ты будешь находиться даже наедине, и никого там больше не будет.
  -Как наедине? - спросил дрогнувшим голосом Ростислав.
  -Я подожду тебя за поворотом кустов. - кивнул старец. - Птица поёт песню всегда одному человеку без лишних ушей. Ничего не поделаешь. Споёт тебе пару куплетов, и пойдёшь обратно на корабль.
  -А что мне надо делать? - спросил Ростислав.
  -Просто зайди на полянку и поговори с птицей. - сказал старец. - Она очень добрая и не тронет тебя. Только ты не обижай её случайным словом, а то потом её уговаривать придётся заново, чтобы начала распределять учеников.
  Они остановились у поворотных кустов.
  -Я буду ждать тебя здесь. Птицу ты сразу увидишь на дереве, тем более она пышно одета для такого торжественного случая. - сказал старец. - Как только она закончит свою петь песню, возвращайся назад. По образовавшемуся от вещей песни гербу на твоём жетоне я определю твою специальность.
  Ростислав с волнением прошёл ещё несколько метров за кустами, когда густые тонкие стволы деревьев и листья папоротников раздвинулись, и он увидел перед собой обычную зелёную полянку. Посередине её росло одиночное кривоватое деревце с пышными листьями. Птица-гамаюн сидела прямо на нём, и её сложно было с чем-то спутать, как это была полуженщина - полуптица. У неё были женские грудь и голова.
  Её лицо Ростислав даже посчитал красивым, несмотря на мелкие черты. У неё был короткий нос и квадратный подбородок и невероятно большие красивые серые глаза. Казалось, что они всё время были грустными от бремени знаний, лежащих на птице. От этого у неё был и грустный наклон головы. Её светло-русые волосы были заколоты в тугой пучок и собраны под небольшой хрустальной коронкой, украшенной самоцветными камнями. Поверх тела на птице была накинута короткая рубашка с прорезями для крыльев, имеющая красные витиеватые узоры. Ростислав заметил, что птица избегала смотреть на собеседника всегда прямо, будто смущалась него, закрываясь большим крылом.
  -Стань ближе ты ко мне
  И всё не думай о беде! - пропела внезапно высоким голосом птица и перелетела на другую ветку дерева.
  Ростислав поразился, что гамаюн может общаться только стихами, и несмело подошёл ближе к дереву. Но гамаюн явно не спешила со своей вещей песней, похаживая и перебираясь с ветки на ветку. Иногда она разворачивалась и осматривала мальчика с ног до головы, словно подбирая слова для него. Наконец, она остановилась, снова посмотрела на пришельца и пропела:
  -С далёкого мира из-за моря, из-за вод,
  С немым вопросом ко мне явился ты,
  Но пройдёт не один ещё месяц или год,
  Прежде чем сбудутся все твои мечты.
  Трудная дорога зовёт тебя вперёд!
  Многое всякое и невсякое на ней случится,
  Но пропасть на конце той дороги ждёт,
  Где всё должно разрешиться.
  На краю самой бездны лишь ты поймешь,
  Что происходило с тобою рядом.
  И назад пути ты больше не найдёшь,
  И бывший рай станет адом.
  Прости за песню краткую мою
  Но она уже спета!
  Прошу, не кляни судьбу свою,
  Когда увидишь, что на тебе одето!
  Ростислав с испугом оглядел себя и увидел, что лишь значок на его левой груди давно уже стал ярко-голубым. Посередине круглого жетона у него был изображён теперь раскидистый дуб, под которым было изображение бегущего рысцой серого волка. "Означает ли голубой цвет, что я попал на Голубое Отделение?" - со страхом подумал Ростислав. Он постепенно вспоминал, что Голубое Отделение принадлежало к Мрачным. Мальчик повернулся и, еле-еле передвигая ногами от разочарования, добрёл до кустов, где его ожидал старец. Старец первым делом бросил свой взгляд на его ставший цветным жетон на груди и заметно нахмурился.
  -Маг второго уровня Голубого Отделения Думиславля! - объявил он. - Поздравляю, юноша, вы первый определившиеся чёрный маг на корабле!
  
  
  Глава 5. Новый дом.
  
  В голове Ростислав ещё продолжали молотом биться слова гамаюн:"И бывший рай станет адом", когда до донёсся голос сопровождающего старца в серебристых одеждах.
  -Как вы сказали? Маг второго уровня? А что это значит? - пробормотал в растерянности мальчик.
  -Всего есть три пожизненных уровня магов: первый, второй и третий. - начал объяснять старец. - Волшебник первого уровня может управлять магией при помощи мыслей, второго уровня - при помощи жестов, а третьего - лишь при помощи слов. Маги первого уровня обучаются в школе двенадцать лет, второго - восемь, а третьего - четыре года.
  -А куда они идут, когда заканчивают школу? - живо поинтересовался удивлённо Ростислав.
  -В другие магические школы, где более тщательно изучают изготовление волшебных артефактов или какие-нибудь языки, чтобы работать переводчиком. Есть множество направлений. Только для магов третьего уровня такое обучение обязательно после выпуска, а остальным - нет. - сказал старец.
  -А птица-гамаюн не могла ошибиться, что я чёрный маг? - спросил Ростислав, удрученно взглянув на свой значок.
  -Я ещё не знал ни одной ошибки за свою жизнь. - отрезал колдун.
  -Она спела что-то непонятное. - решил пожаловаться Ростислав. - Что это значит, что я всё пойму только на краю какой-то бездны? И что значит: "Бывший рай станет адом"?
  -Гамаюн всегда поёт загадками. Она говорит лишь то, что человек должен услышать и не более. Многие обвиняют её в двусмысленности песен, но другие избирают её слова своим девизом. - пробормотал старец. - Возможно, время всё расставит по местам, и однажды вы вспомните её песню. А пока что вы распределены в Голубое Отделение Думиславля!
  Ростислав заметил разительное недоброжелательство старца, при виде мальчика, как чёрного мага. Когда он вышел к ребятам на пляже, то у многих поползли брови вверх от удивления. Он успел заметить, как стоявшая неподалёку Порывай немного отвернулась от него. Возвышающиеся Телохранитель как всегда не выразил чувств, зато Пластилинус одобрительно крякнул и протянул ему свою цепкую руку для пожатия.
  -Поздравляю с определением судьбы! - сказал он, хитро улыбаясь. - Очень жаль, что вы выбрали Думиславль, а не Коломыслов. Ну что ж, магов Водяной Стихии можно поздравить с пополнением учеником второго уровня. Не так ли?
  -Вообще-то не я выбирал учи...-хотел было сказать Ростислав.
  -Хватит рассуждать! Вечно этим славятся думиславцы. Конечно, вы на самом деле всегда сами выбираете свой путь, а гамаюн лишь его подсказывает. Этот забавный трюк известен и стар, как мир. - сказал Пластилинус, щуря глаза.
  К Ростиславу подошёл взволнованный Влад.
  -Как тебе удалось? - буркнул он, тыкнув пальцем в значок. - Как ты оказался на тёмной стороне?
  -Я не знаю, как так получилось!- с несчастным видом пробормотал Ростислав. - Произошла какая-то ошибка. Я никогда не хотел и не стремился стать тёмным магом!
  Он попытался рассказать в двух словах Владу, что с ним произошло на распределении. Но у того взгляд остался по-прежнему недоверчивым. Лишь Игорь подошёл к нему сзади и по-дружески хлопнул по плечу.
  -Не волнуйся, дружище, с кем не бывает? - подмигнул он ему. - Я так и знал, что в тихом омуте черти водятся.
  -Ещё посмотрим, куда тебя определит птица-гамаюн, а то ты мне тоже не нравишься. - сказал угрюмо Влад.
  В это время по тропинке с несчастным видом стал уходить Петя Блинов.
  -Интересно, куда его определят? - усмехнулся Игорь. - Может он станет чёрным магом первого уровня? Я уже не удивлюсь этому.
  Петя не появлялся довольно долго, а когда он возвращался обратно, то чуть не плакал. Ростислав скосил глазами на его жетон, но он увидел, что тот был синего цвета. Когда Петя подошёл поближе, то объяснил причину своего расстройства:
  -Синее Отделение Радимирина!
  -Ну, и что? - непонимающе уставился на него Игорь.
  -Это же Стихия Воздуха! - воскликнул Петя. - Посмотрите на меня! Разве я с таким весом должен был стать Воздушным магом? Я переселился сюда, чтобы хотя бы тут забыть свои невезения, а они продолжились!
  -Разве это не удача, что ты будешь учиться у Варвары Васильевны? - покосился на неё Ростислав. - Посмотри, она, кажется, идёт сюда.
  Действительно к ребятам подошла Порывай.
  -Я рада, что ты оказался на моём Отделении! - сказала она Пете.- Я поздравляю тебя с поступлением!
  -Спасибо! - несколько растерянно отозвался Петя.
  Ростислав присмотрелся более внимательно к его значку. На синем фоне была изображена тонкая берёза, под которой бежал во всю прыть белый полярный заяц. Ещё он заметил кайму вокруг значка, которую не замечал раньше. У Ростислава она была серого цвета, а у Пети чёрного. После Пети в лес отправились одна за другой две девочки. Олеся Бойко оказалась в Зелёном Отделении Коломыслова, а Настю Буйнову вдруг определили в Синее Отделение Радимирина, как и Петю. Петя вообще не видел эту девочку на корабле, и теперь они встали в сторонке вместе с Порывай и что-то обсуждали. Всё это время Влад ходил беспокойно по берегу, чуть ли не грызя ногти от нервов. Когда объявили его имя на распределение, то он ушёл в лес прыгающей походкой.
  Ростислав сидел на берегу и печально смотрел в воду, когда увидел довольного возвращавшегося назад Влада.
  -Серое Отделение Радимирина! - сказал он с сияющей улыбкой всем, кому ещё было интересно узнавать о специализации других.
  Как и у всех радимиринских значков, у него на гербе была изображена кривоватая берёза на фоне цвета Отделения. Лишь под берёзой у него шагал вдумчиво белый полярный медведь, а кайма была чёрной, как пока и у остальных, кроме Ростислава. Ростислав внезапно догадался, что кайма вокруг значка означает уровень магии обладателя. Выходило, что из семи определившихся он был пока единственным магом второго уровня.
  Однако, затем маги второго уровня полились, как из рога изобилия. Но больше всего Ростислав поразился, когда из леса вышел самодовольный Алёша, тот самый, который ещё в первую ночь Лукорья был одет в синюю рубашку и мечтал определиться в Коломыслов. Его мечта сбылась, судя по изображённой типичной сосне на гербе. Но общий фиолетовый фон обрамляла белая кайма. Алёша оказался магом первого уровня - первым среди всех на корабле.
  В общем, Ростислав уловил правило среди значков. Сосна посреди жетона означала Коломыслов, дуб - Думиславль, берёза - Радимирин. Животное, бегущее или идущее под соответствующим деревом, указывало на принадлежность к магии Стихии. Стремительный заяц - к Воздушной, рыскающий волк - к Водяной, шагающий медведь - к Земляной, хитроватая лиса или лис - к Огненной. Цвет окраса животных указывал на принадлежность владельца жетона к тёмным или светлым магам. Светлый раскрас указывал на принадлежность к Светлой Стороне, а тёмный - к Тёмной. Общий фон, конечно, указывал на название самого Отделения. Всё довершала кайма вокруг значка. Если она была чёрной, то это означало, что перед вами стоял маг третьего уровня, если была серой, то второго, а белая могла означать только магов первого уровня.
  Минуты длились часами, а часы днями. Если поначалу большинство только ожидало своей участи распределения и всем было интересно наблюдать за процессом, то когда распределившихся стало чуть-чуть побольше, то сразу же появилась скука и уныние.
  Ростислав ожидал, что среди сорока человек обязательно найдётся хотя бы один его сокурсник, попавший тоже в Голубое Отделение Думиславля. Он ожидал этого с волнением и одновременно со страхом. Кто знал, как он будет выглядеть? Но после первых десяти человек он ощутил общее разочарование от происходящего. Ведь распределение для каждого длилось от пяти до десяти минут, а это значило, что в час птица-гамаюн принимала меньше десяти учеников.
  Он поднялся вместе с несколько другими на корабль. Здесь несколько человек расположились играть в домино, которому научил Световод в пути. Ростислав сидел и несколько грустно вспоминал про свои происшествия ещё в том мире. "Все они были связаны с водой. - думал он. - Ведь туман - это водяной пар, а рыбы - обитатели воды. Обо всём можно было давно догадаться!" В общем, Ростислав невнимательно следил за игрой, а лишь с замиранием сердца вглядывался в ярко раскрашенный жетон каждого проходящего мимо него. Постепенно прояснялось, что магов второго уровня всего лишь чуть-чуть меньше, чем третьего, зато первый был крайней редкостью, и таких обладателей накопилось, пока трое из двадцати.
  Распределение так долго длилось несколько часов, что Ростислав решил заночевать во время него в каюте. Когда он проснулся, то увидел, что корабль до сих пор стоит на берегу речного острова.
  -Проснулся? - свесился сверху радостный Игорь. - Отплывать было решено после завтрака.
  На его груди гордо сиял знак Жёлтого Отделения Коломыслова с серой каймой. Под пышной сосной быстро рыскала тёмно-бурая лиса с хитроватой мордочкой. Огненный маг! Кто мог бы подумать? Хотя после случая с петардами и об этой будущей специальности не сложно было догадаться.
  -Ты знаешь, куда поступила Оля Петрова? - продолжил Игорь, хитровато улыбаясь. - Зелёное Отделение Думиславля!
  -О, это наверно недалеко от меня. - пробормотал спросонья Ростислав.
  -Шутишь? Вы маги одной Стихии, только она светлый, а ты тёмный!
  В это время Ростислав заметил, что Влад собирал свои немногочисленные вещи в каюте.
  -Ты куда? - удивился Ростислав.
  -Я договорился о переселении в другую каюту с одним коломысловцем. - буркнул Влад. - Посижу вместе с другими белыми магами из Радимирина.
  - Ну, и правильно. - подмигнул Ростиславу Игорь. - Пусть здесь остаются одни лишь маги второго уровня, а не жалкого третьего.
  Влад ничего не сказал, плотно застегнув свой рюкзак, и ушёл, громко громыхая своими полуботинками, по коридору.
  -Похоже, ты его обидел. - заметил Ростислав.
  - А я сказал неправду? - пожал плечами Игорь.
  После выхода обратно из Восточной реки корабль стал приближаться к тёмной пелене бури за водами Вырия. Никому не хотелось возвращаться в это ужасное зрелище, но Световод заявил, что это было просто необходимо всех вовремя доставить в Китеж. "Заяц" с трудом поймал волну, чтобы втиснуться обратно в воды безбрежного то ли синего, то ли чёрного моря, и всех опять начало швырять по каютам. Когда они вошли опять в продолжающуюся бурю, то Ростислав едва успел закрыть иллюминатор, чтобы очередная порция воды не залетела ему на кровать.
  Новый вселившиеся коломысловец оказался очень порядочным мальчиком. Жетон на его груди показывал Красное Отделение, что вызвало неподдельный интерес у Игоря, так как это оказалось такое же Отделение Огненной Стихии, как и у него, только обучающее светлых магов. Как только Ростислав увидел подобный жетон на груди нового пришельца, то он со страхом почему-то начал ожидать драки между владельцем этого жетона и Игорем. Но они довольно быстро нашли между собой общий язык и даже крепко сдружились за время обратного следования до Лукорья. Воздух в каюте был теперь постоянно наполнен беззлобной трескотней этих двух мальчишек, что оставалось только удивляться этому.
  Петя Блинов за три дня следования обратно в Лукорье совсем потерял ориентацию в пространстве. С такой жуткой морской болезнью это было не мудрено, и весь смысл его путешествия сложился в выживание до волшебного города.
  Ростислав же во время обратного следования попробовал потихоньку выяснить о возможных своих сокурсниках на корабле, до тех пор пока Игорь не похлопал его сочувственно как-то по спине.
  -Дружище, поверь, из Голубого Отделения Думиславля на всём корабле ты один. - заявил он.
  Почти у каждого нашлось по сокурснику, но говорили, например, что, например, Фиолетовое Отделение Думиславля было никем не представлено, в то же время из Серого Отделения Радимирина нашлось сразу аж трое одноклассников. Даже у Игоря нашлась одна одноклассница, бывшая, кстати, недалеко в противоположной каюте. Но на её существование Игорь только презрительно фыркал.
  -Найду её ещё в Коломыслове. - говорил он.
  Зато одноклассников на корабле не оказалось и у нового соседа коломысловца. Одним словом, на корабль заходила одна масса ребят, а вышли коломысловцы, думиславцы и радимиринцы.
  После двух дней бед в буре, та постепенно затихла и к Лукорью ребята подплывали уже в полном затишье. Зато буря вынесла их к берегу несколько пораньше обычного, и они прибыли в порт рано утром, когда все в городе спали. Однако на корабле все уже были на ногах. Всё-таки качка бури многих приучила к тревожному сну. После стольких незнакомых мест Лукорье показалось Ростиславу тихим домашним уголком.
  Корабль пристал к пристани до обеда или до ужина. Ребятам разрешили немного сойти на берег, но не выходить за пределы порта. Здесь кипела обычная будничная жизнь. Кажется, здесь даже ничего не поменялось за время их отсутствия, и Ростислав вновь наблюдал, как из очередного корабля гриподобные существа с отростками выгружали какие-то ящики и бочки на берег.
  -Это боровики - слуги лешего. - указывала на существ Порывай. - А вон там стоит и сам леший, похожий сам немного на деревце и на старика с длинной бородой. Он следит, чтобы боровики справлялись с работой. Рядом с ним стоит служащий порта, который проверяет груз.
  -А где находятся корабли с другими детьми? - спросил Ростислав.
  -Они уже давно отправились в путь. - сказала Порывай. - В Лукорском замке больше нет учеников. Наверно мы разминулись в пути из-за бури, а в ясную погоду мы могли повстречать всех шедших вслед за нами.
  Как только корабль в порту набил свой опустевший трюм новыми припасами, он с вечером отправился в путь по реке Ландыш. Это путешествие обещало быть интересным, так как пролегало по внутренним территориям Беловодья.
  -Мы больше не повстречаем на своём пути волшебных городов, кроме Китежа. - заявил мореход корабля Световод, глядя на удаляющиеся серые деревянные крыши Лукорья. - Зато мы поплывём к Пановым горам и увидим Великую Степь Артании и леса Куявии.
  Он был, конечно же, прав. Сначала весь вечер, ночь и утро по обеим берегам Ландыша тянулся дремучий и угрюмый лес Лукоморья, но затем по правому берегу лес перешёл в редколесье, и все могли увидеть бескрайнее равнинное зелёное поле с высоко поднимающиеся до пояса травой. Левый берег же превращался в каменистый и обрывистый. Стали появляться всё более крутые утёсы, на которых гнездились угрюмые сосны и ели.
  Этим же днём на равнинном берегу открылась странная деревня. Она состояла из нескольких низких, врытых в землю землянок, из отверстий которых валил малоприметный дымок. Полностью её разглядеть можно было только со стороны воды, так как она лежала в лощине у реки, и со стороны поля её разглядеть было практически невозможно. В деревне было несколько простых дощатых пристаней, на которых сидели, свесив ноги с удочками, пара обитателей. Они выглядели совсем, как обыкновенные малые дети, но только вместо человеческих голов были собачьи. Это выглядело особенно жутко, так как обитатели деревни были раздеты до пояса и ходили в набедренных повязках или в длинных меховых штанах. Можно было прекрасно видеть, как пара взрослых особей передвигались по деревне, высунув, как собаки, свои длинные языки наружу.
  -Это одно из племён Дивьих людей - песиголовцы. - объясняла затем Порывай, когда корабль отпыл от странных существ подальше. - Дивья люди - коренное население Артании. Вдоль реки есть ещё несколько поселений.
  Поселения стали появляться одно за другим. Везде это было всего лишь пара десяток жилищ, представляющих из себя низкие землянки, укрытые травой. Обычно они надёжно укрывались от любопытных взглядов в лощинах, в камышах и в других тихих заводях реки. Жители, видимо уже привыкнув к проплывающим кораблям, почти не обращали на обитателей "Зайца" никакого внимания. Лишь их дети провожали их внимательными взглядами, а иногда всё же порывались, махали руками и кричали им вслед. Стоявшие на палубе тоже пытались им отвечать, махая и крича, но до берега было слишком далеко, чтобы они услышали друг друга, а тем более Ростислав был не уверен, что дети Дивья людей кричали им на понятном человеческом языке.
  Жилища песиголовцев сменились жилищами ещё более странных существ. Они напоминали людей, но у них была всего лишь одна толстая нога, на которой они, прыгая, перемещались, и одна рука. Также у них был один внимательный глаз. Они были одеты в странные костюмы, напоминающие серые мешковины. Жилища у них были точно такие же, как и у песиголовцев, только более многочисленные. Можно было сказать, что подобных одноруких и одноногих существ было больше, чем песиголовцев в Артании.
  -Полулюды - объяснила Порывай любопытным название этих чудовищ.
  К вечеру ребят встретило многолосое пение с левого крутого обрывистого берега. "Заяц" медленно проплыл в стороне, и вскоре вышедший на палубу Ростислав заметил, что на краю утёса стоял ряд русоволосых девушек в длинных серых домотканных платьях до пят. У каждой на голове находился венок из полевых цветов. Слов их песни разобрать было невозможно, но вместе с этим ощущалось, что они поют о чём-то приятном и душевном.
  -Это русалки. - задумчиво произнёс Световод у кормы. - Наверно просят пристать к берегу, но нам это ни к чему. Нас ждут другие дела. Хорошо, что русалки не сирены и от них можно ещё куда-то деться.
  На следующее утро корабль наконец-то преодолел Ландыш и вышел к двумя крутым скалам, стоявшим, как ворота, при впадении Ландыша в озеро Светлояр.
  Город Китеж стоял посреди Светлояра на острове в слегка мглистой дымке, ещё не успевшего сойти утреннего тумана. На острове находились бесчисленные белые высотные здания, отражавшиеся дополнительно в зеркально чистой глади воды. Однако с отражением в водах Вырия это не могло сравниться, хотя и выглядело очень красиво. Чем ближе подплывал "Заяц", тем неимовернее разрастался на глазах город, занимая белыми постройками весь горизонт обзора. У города совсем не было стен, поэтому до ребят свободно донёсся звук одиноко бьющего колокола "Заяц" быстро вырулил к заполненной набережной города, где толоклись пара десяток других кораблей. Народу здесь было побольше, чем в Лукорье, поэтому в оградительной белокаменной стене порта были сделаны главные большие ворота, через которые беспрепятственно проходили большие массы народа, а также телеги и повозки, гружённые разнообразными товарами. По обеим сторонам ворот порт стерегли два вооружённых шестиметровых великана с длинными косматыми бородами до пояса, в кольчугах, со щитами, в шлемах и при мечах.
  "Заяц" подрулил к пустой пристани, где на конце все могли увидеть три одиноко стоящих дилижанса без коней. Прежде чем всем сойти по уже откинутому трапу на берег, Пластилинус собрал всех ребят перед кормовой надстройкой, чтобы его могло быть видно отовсюду. Он забрался на ней и встал рядом со Световодом.
  - Вот и подошло к концу наше трудно многодневное путешествие! - обратился он с речью к ребятам, тыкнув пальцем в город за портом. - Вы можете видеть за пристанью три экипажа без запряжённых коней. Это экипажи от трёх разных училищ, куда вы были распределены. Вместе с каждым уедет по одному представителю училищ из нас. Училища находятся в противоположных концах города. Я очень сожалею, что в этом году непозволительно мало учеников поступило в Коломыслов, но я надеюсь, что в следующем году их будет значительно больше.
  С этими словами все стали сходить на берег. Здесь, на дощатом настиле пристани, многие останавливались, вдыхали свежий прозрачный воздух Китежа и подбрасывали на плечах рюкзаки. Ростислав дошёл до экипажей вместе с Игорем и пожал ему на прощание руку.
  -Надеюсь, мы с тобою ещё когда-нибудь увидимся! - сказал он.
  -С тобой было неплохо проводить время. - усмехнулся Игорь и запрыгнул в свой открытый дилижанс.
  Ростислав с опаской взглянул на свой экипаж. Огромный Телохранитель не стал залезать внутрь салона, а неподвижно сел на место кучера, глядя своими белками глаз перед собой. А может он косил глазами в сторону? Никто этого не знал.
  Ростислав залез внутрь салона, где вдоль бортов были сделаны уютные скамеечки. Ему уступили место только в самом хвосте салона. Он огляделся по сторонам. Из сорока ребят в думиславском крытом экипаже поехало всего двенадцать. Тут только Ростислав заметил, что ему уступили место рядом с тремя другими чёрными магами. При этом все светлые маги сгрудились впереди, а если Ростислав сидел слева бок о бок с чёрным магом, то справа белый маг уступил значительное место между ними.
  Мальчик быстро скользнул по жетонам на груди сидевших чёрных магов. Рядом с ним в хвосте салона сидело два мальчика и девочка с длинными спутанными волосами. Они угрюмо смотрели прямо перед собой и явно не собирались ни с кем общаться. Хотя двое сидевших друг напротив друга мальчика были из одного Коричневого Отделения, а девочка напротив Ростислава из Жёлтого Отделения. "Два мага Земляной Стихии и один маг Огненной" -отметил про себя Ростислав, увидев соответствующие изображения под дубом в виде бурого медведя и чёрно-бурой лисы. Оля Петрова сидела в самом центре посреди белых магов и о чём-то болтала с белобрысым мальчиком из Серого Отделения.
  Окна в дилижансе были достаточно широки, чтобы в них можно было рассмотреть город. Он выглядел намного богаче, чем Лукорье, хотя потому что имел каменную мостовую, а все дома были сделаны из белого камня с жестяными крышами, блестевшие на свете. И жители здесь были одеты в самые невиданные костюмы разнообразных расцветок, иногда напоминающие по-просту клоунские, в отличие от лукорских однообразных серых плащей до пят. Ростислав не разбирался в улочках города, поэтому не запоминал долгий путь дилижанса. Они много петляли среди домов, пока не вырулили на гигантскую площадь, к которой, как лучи, сходились восемь главных улиц, а посередине возвышался золотой постамент кентавра, держащего над собой кубок в одной руке. В окнах мелькнул быстро белоснежный дворец с огромными колонннами, и дилижанс нырнул в следующую улочку.
  Через некоторое время он стал замедлять свой ход. Казалось, что он заехал в самую дальнюю сторону города. На улице всё чаще стали появляться растущие деревья со свисающими ветвями над головой, почти исчезли прохожие и торговые ряды. Незаметно улица переросла в мрачную аллею, где были слышны лишь встревоженные безобразные крики грачей. Дилижанс совсем уже глухо и безнадёжно запрыгал по грубо выделанным камням брусчатки и остановился перед глухой серой стеной из неотёсанного камня, поросшего плющем. Проскрипели открываемые железные ржавые ворота. Ростислав заметил, что над ними были выкованы из металлических прутьев надпись. Он не успел её прочитать, и повозка умчалась во внутренний дворик.
  Они остановились перед небольшим двухэтажным серым мрачным зданием без пышного входа, со скромно ведущей дверью внутрь. Ростислав подивился ему, так как это было первое здание в городе, которое было явно серым. Наверно со стороны Светлояра его скрывали многочисленные растущие деревья вокруг. Присмотревшись, мальчик заметил, что это были крепкие дубы-колдуны, точь-в-точь повторяющие изображение на жетоне школы.
  За скромной дверью внутрь оказался просторный вестибюльный зал с обшарпанными стенами и потолком. Гранитный пол был значительно выдолблен и весь оцарапан. В центре стояла явно поношенная мебель из красного шёлка с проваленными местами, а кое-где зашитая заплатками. Окружение вокруг всё больше напоминало казарму, чем престижное учебное заведение, где Ростислав оказался.
  Телохранитель красноречивым знаком указал всем ждать его. Дети без пререканий расположились на свободно расставленной мебели вокруг, со страхом озираясь по сторонам. Лишь немногие осмелились нарушить тишину удивлёнными репликами, когда внезапно по лестнице раздались шаги и вниз приспустился по ступеням новый человек в сопровождении Телохранителя.
  Это был лысый старик с гладким, как шар, черепом, в котором матово отражался свет. Он был одет в чёрный бархатный деловой костюм с золотистой цепочкой на груди.
  -Я хочу приветствовать вас в училище Думиславль. - обратился старичок к детям. - Я главный управитель этого училища и меня зовут Скоп Лютович Шумиглав. Прошу ко мне обращаться Скоп Лютович и не как иначе. Нашему училищу уже несколько сотен лет, и я рад приходу нового его выпуска. Думиславль называют училищем для мудрецов, но это не совсем так. Мы всего лишь стремимся получать новые познания о мире, вне зависимости от своих талантов и способностей. Когда же нас спрашивают: "Зачем познавать мир?", то мы отвечаем словами легендарного нашего основателя Думислава, выкованными в железе над воротами училища при въезде: "Знание даёт свободу выбора". Вы проделали долгий путь, но подождите ещё немного и старосты ваших Отделений проводят в ваши спальни, а вы вместе со всеми будете накормлены обедом.
  Ждать пришлось долго, прежде чем по лестнице вестибюля застучали многочисленные башмаки вошедших старост. Это были молодые девушки и парни 16-20 лет, очевидно, по форме и жетонам на груди, сами являющиеся учениками Думиславля.
  К Ростиславу подошёл красивый чернявый парень 16-18 лет с небрежно откинутой вбок прядью волос. Серый комбинезон на груди у него был расстёгнут, где было видно голубую рубашку под цвет его жетона, а также висевший на шее амулет из привязанного на верёвочках чёрного камня. Его лицо было несколько серого цвета с красиво заострённым подбородком и чёрными холодными глазами, в которых находилась мрачная бездна, куда можно было провалиться без остатка. Он оценивающе оглядел прибывшего новичка, чуть презрительно поджав губы. Наконец, хмыкнув, он махнул головой:
  -Пойдём!
  Ростислав избегал смотреть ему прямо в глаза и побежал вслед за ним по длинным коридорам, так как парень шагал вперёд очень быстро, совсем не оборачиваясь на нового ученика. Сначала они поднялись вверх по лестнице, прошли пару коридоров на верхнем этаже, а затем свернули в сторону совсем крутой маленькой лестницы без перил, которая винтом уходила вдоль стен в чёрный колодец без окон и малейшего света. Мальчик нырнул в тёмный провал лестницы вслед за парнем, до сих пор опасаясь его о чём-либо спросить. Он так боялся потерять из виду своего старосту, что совсем не следил за своими ногами, и, в конце-концов, оступился на лестнице, направив ногу в пустоту. Когда Ростислав приготовился уже с криком падать вниз, то он почувствовал, как парень жёстко подхватил его за локоть и прижал обратно к стенке.
  -Тебе жить надоело? - прошипел злобно парень. - Смотри куда идёшь!
  -Мне ничего не видно. - захныкал Ростислав.
  Староста его Отделения ничего не ответил. Было слышно лишь то, что он на что-то дул, пока в темноте не затрепехал тёмно-красный тусклый огонёк. Это парень разжёг свет внутри в висевшем на его груди чёрном камне.
  -Я конечно не маг Огненной Стихии, но хоть какой-то свет добыть сумею. - проворчал он, держа чёрный камень немного впереди. - Скажи, хоть как тебя зовут?
  -Ростислав. Ростислав Арсентьев. - пробормотал с испугом мальчик и, не дождавшись ответа, спросил сам. - А тебя как?
  -Волк Велимор. - сухо буркнул староста.
  -А у тебя волшебный камень?
  -Волшебный. - усмехнулся довольно Волк. - Я его сам сделал. Этот талисман так и называется Чёрный Камень. Немногие чёрные колдуны могут его делать.
  -А почему здесь так тёмно?
  -Ну, ты чё? Мы же тёмные маги, нам полагается жить в темноте. - усмехнулся Волк.
  -Я буду жить теперь всегда в темноте? - спросил с испугом Ростислав.
  -Конечно. А ты как думал? - с апломбом произнёс староста.
  Они довольно глубоко спустились по лестнице вниз так, что оказались в подземелье. Ростислав это понял по запаху сырости и плесени вокруг, а ещё здесь было довольно прохладно. В конце лестницы оказался горящий факел, который тут же снял со стены и понёс с собой староста.
  -Пешочком придётся идти довольно долго.- проговорил староста. - Этот лаз ведёт под воду в затопленную часть города Китежа.
  -А я думал, что мы будем учиться в том сером здании на поверхности. - растерянно пробормотал Ростислав.
  -То здание предназначено для приёма заезжих гостей, да и сам управитель Шумиглав там сидит, а никто там не учится. Все настоящие помещения скрыты под его поверхностью. - проговорил Волк. - Под парком и зданием, где мы сейчас идём, располагается Коричневое и Серое Отделение. Ниже этого яруса в совсем глухом подземелье располагается Жёлтое и Красное Отделение. Зелёное и Голубое Отделение, куда мы идём, располагаются под водой, примыкающей к парку. Самые дальние Синее и Фиолетовое Отделение располагаются в зданиях, стоящих на длинных шестах над парком. Шесты ты мог не увидеть из-за крон деревьев.
  -Почему у вас так всё расположено? - удивился Ростислав.
  -Это у градоначальников Китежа надо спросить. - пробормотал Волк. - Они вечно думают, как на маленькой площади уместить сразу всё. Вот и пришлось Думиславу изворачиваться, чтобы все специальности соорганизовать на территории. Вот, кажется, мы и пришли.
  Мрак лаза подземного каменного коридора, по которому всё это время шли спутники рассеялся, и они оказались в необычной галерее, где по стенам висели фото предыдущих выпусков, а потолок над головой был составлен из прозрачного горного хрусталя. Через хрусталь можно было увидеть, что над галереей расположилась зелёная толща воды, и небом служила её волнующиеся поверхность, играющая сотнями световых бликов. Но Волк глядел на всё это с явной скукой. Ростислав даже не успел рассмотреть многочисленные фото учеников на стенах, которые выглядели настоящими окнами в прошлое, настолько реальными казались чёрно-белые изображения.
  Они свернули в ещё какой-то боковой коридор, где Волк оставил свой горящий факел, и они оказались за дверью нового тёмного помещения. Глаза Ростислава уже немного привыкли к мраку, и он смог оглядеться по сторонам. Ничего примечательного в этом помещении не было, кроме голых стен из серой каменной кладки. Наверх вела короткая лестница, но дверь за ней преграждала статуя горбатого мраморного волка. Она была столь правдоподобна, что Ростислав испугался её, подумав, что он живой. Но он ещё больше испугался, когда мраморный волк действительно изогнулся на месте и грозно зарычал на чужака, то есть на него.
  -Шарик, фу! - крикнул статуе Волк. - Это наш. Пропусти его!
  Мраморная статуя волка оскалилась, ещё несколько секунд наблюдая за приближающимся Ростиславом, но затем с лязгом постамент под ним отодвинулся в сторону.
  -Это Шарик - наш талисман Отделения. - спокойно пояснил Волк испуганному Ростиславу, когда они миновали препятствие. - Ты его не бойся. Он своих никогда не кусает, зато за ребят из других Отделений, особенного Зелёного, я не ручаюсь.
  Этажом выше оказалась просторная гостиная. Она была обставлена почти вся из голубого мрамора. Посередине возвышался небольшой фонтанчик, где из горла уродливой рыбы на хвосте, с перебоями острыми брызгами пробивался слабый ключ. Да и сама чаша фонтана была какой-то кривой и треснутой. Всё просторное помещение некий не особо старательный мастер старался украсить лепниной и резьбой по мрамору. Но получилось у него это страшно некрасиво. Хотя в большинстве резьба и лепнина была уже сколота, но оставшиеся состояла из уродливых рож различных бесов, оскаленных в ужасных мордах. Всюду была расставлена выцветшая мягкая мебель из голубой ткани. Кое-где она была уже распорота и из неё торчали пружины. Даже гигантская люстра, висевшая на высоком потолке была покрыта паутиной, пылью, а в её составе не хватало многих побитых хрустальных кубиков. Довершало весь разгром шикарные голубые бархатные портьеры на высоких окнах, за которыми начиналась зелёная толща воды.
  -А они не треснут? - спросил с опаской Ростислав, покосившись на окна.
  Волк ничего не ответил, лишь с сильным зевком отправившись в глубины комнаты, где сидело несколько человек, играющих в шахматы и в домино. Мальчик замялся у входа, не зная, что делать дальше. Никто на него решительно не обращал внимания, занимаясь своими повседневными делами. Лишь досыта наговорившись со своими двумя приятелями за шахматным столиком, Волк соизволил вернуться к мальчику, но уже в сопровождении некой черноволосой красавицы, которая по виду была лишь чуть младше него.
  -Ты ещё здесь? - удивился он. - Ах, да я забыл показать тебе твою комнату, пойдём со мной.
  -Я подожду тебя здесь. - сказала девушка рядом с ним.
  Они поднялись по лестнице вдоль стены, уводящей на верхний этаж. Там они оказались в коридоре, опоясывающем весь этаж вкруговую. Далее наверх вела посередине ещё более узкая и крутая лестница.
  -Это наше общежитие. - устало разъяснял Волк. - Как ты видишь учеников на нашем Отделении не столь много, поэтому каждый имеет свою отдельную комнату, а ещё больше остаётся пустовать. Обычно на каждом этаже живёт по два курса.
  Они поднялись наверх ещё на один этаж.
  -Вы будете жить вместе с двенадцатым курсом. - остановился в коридоре Волк. - Выбирай любую комнату, но пара из них уже занята.
  Ростислав коснулся рукой первой попавшиеся двери.
  -Занято. - буркнул староста.
  -А здесь. - подошёл Ростислав к соседней.
  -А здесь свободно. - сказал Волк и достал из-под комбинезона связку ключей.
  Он выцепил длинный узкий медный ключ и протянул ребёнку.
  -Открывай - кивнул он.
  Ростислав щёлкнул замком и проник в своё жилище. Это была, по сути, маленькая каморка с единственным окном, выходящим видом на толщу воды. Небольшая кровать была зажата между большим платяным шкафом и спальной тумбочкой у подоконника. Справа находился пузатый комод для обуви и чуть далее к окну письменный стол с придвинутым деревянным стулом. На каменных стенах, обклеенных старыми серыми обоями, было прибито несколько полок для книг. На одной из таких полок располагался будильник с внушительным циферблатом. Ещё один стул находился посреди комнаты на круглом шерстяном коврике неопределённого цвета из-за давности своего изготовления.
  -Смотри, как уютно. - пробормотал Волк. - Советую потом, когда подрастёшь, наложить пару защитных проклятий на дверь, а то, понимаешь, ученики любят здесь шастать по комнатам без спроса, а простой замок вскрыть, как ничего не сделать. Будильник заводить не надо. Он звенит сам по себе, когда необходимо идти на занятия или в столовую. Тогда надо спускаться в гостиную. Вроде всё.
  Волк исчез, и Ростислав остался наедине с собой в пустой комнате. Вещей у него было не особо много, поэтому он с грохотом просто закинул рюкзак в пустой платяной шкаф. Он подошёл к окну и вгляделся в толщу воды.
  Это было несколько необычно смотреть, что творилось под водой через стекло. За ним удивительно прозрачная вода давала рассмотреть обширные скалистые поля, покрытые чёрным илом. Мальчик даже заметил несколько нервно плавающих рыб среди камней. А над скалистыми отрогами на самом дне возвышались величественные белоснежные здания в виде башней и дворцов. По всей видимости, это и была затопленная часть Китежа, который имел в виду Волк, идя сюда. Многого, из-за нечёткости зелёной пелены, было сложно рассмотреть вдалеке, но было понятно, что Думиславль занимал лишь малую часть из затопленных зданий. И внутри они не казались настолько заброшенными. В некоторых окнах горел изредка свет, и тогда Ростиславу казалось, что в оконных проёмах мелькали человеческие фигуры.
  Впервые он задумался о покинутой Земле. Почему-то уже сейчас она вспоминалась ему далёкой и смутной, словно всё вокруг с ним происходило не в реальности. Черты лица его мамы постепенно начинали стушеваться. В последнее время она была хмурой, со сведёнными бровями к переносице. Серые будничные дни были похожи тогда один на другой. Он только начал привыкать к одноклассникам после продолжительной болезни в январе, а теперь вновь их покинул, теперь навсегда. Обо всём это ему думалось с поразительной лёгкостью. "Разве я нужен был родителям на Земле?" - подумал Ростислав с тоской. Возможно, если они бы не ссорились, то он бы смог остаться ещё с ними.
  Ростислав с головой прямо в одежде с ботинками зарылся на кровати в подушку и забылся в тяжёлых воспоминаниях. Он лишь слегка прикрыл глаза, как услышал оглушительный треск будильника у себя над головой. Он попытался его успокоить, нажав на огромную бронзовую кнопку, но тот и не собирался умолкать до тех пор пока он не встал с кровати. Циферблат неумолимо показывал ровно час дня. "Похоже, время обеда" - подумал Ростислав.
  Он вышел из комнаты и спустился в вестибюль. Мимо него проходили различные мальчишки и девчонки. Те, кто был помладше, с любопытством ещё косились на него, а постарше не обращали на него никакого внимания, уходя вперёд со своими разговорами. На лестнице он столкнулся с медленно идущим мальчиком, которого немного сбил с ног.
  -Ты наверно новенький? - пробормотал мальчик с блекло-русыми жидкими волосами. поправляя свои очки.
  -Ну, да - отозвался Ростислав. - Прости, я не хотел тебя толкать!
  Мальчик надменно ему ничего ответил. Его стёкла очков были настолько толсты и водянисты, что за ними практически не было видно его глаз, одни только блики отражённых предметов.
  -Ты маг второго уровня. - сказал он, указав на жетон Ростислава.
  Тот кивнул, не зная, что сказать.
  -Меня зовут Георгий Жуков, но все зовут меня просто Гоша. - представился мальчик. - Ты прибыл недавно? Тогда ты не знаешь, где находится столовая. Я тебе её покажу.
  Они направились к выходу из гостиной. Ростислав исподтишка рассмотрел жетон на груди Гоши. Его обрамляла чёрная полоса.
  -Я поступил в Думиславль в прошлом году, но уже являюсь одним из лучших учеников в своём классе. - начал мальчик, победно поблёскивая своими очками. - Сюда поступают одни только самые умные не то, что эти тупицы из Радимирина. Поступить сюда - всегда большая честь.
  -Я плыл с двумя радимиринцами в каюте, и они не были тупицами. - возразил осторожно Ростислав.
  -Это сейчас ты так говоришь, а пройдёт время, и ты всё поймёшь. - проговорил Гоша самоуверенно. - Конечно, коломысловцы лучше радимиринцев, но полёта ума им тоже не хватает, поэтому они будут всегда на втором месте. Да им и нравиться там всё время быть.
  Они прошли мимо мраморного волка, которого все звали Шариком. Он свободно всех пропускал, отодвинув свой пьедестал от входа. В это время рядом с ним сидел на одном колене мальчик с длинными волосами до плеч, закрывавшие ему лицо. Он почёсывал загривок этому огромному волчаре. Шарику, вроде, это нравилось, и он урчал от удовольствия, хотя, может, это урчал его голодный желудок.
  -Вечно этот Максим возиться с Шариком. - кивнул в сторону длинноволосого мальчика Гоша. - У нас тут много странных учеников учатся так, что не обращай внимания.
  Ученики прошли по боковому подземному коридору, ведущему от башни Голубого Отделения через галерею к другому боковому коридору. Попетляв по бесчисленным ответвлениям, они, наконец, вышли в огромный просторный зал.
  Он представлял собой хрустальную полусферу, накрывшую землю. За стенами полусферы находился уже привычный подводный мир. По краям находились деревянные отполированные трибуны, поднимающиеся ярусами всё выше под самый потолок. На каждом ярусе находился монолитный лакированный деревянный стол, повторяющий свой полукруглый изгиб трибуны, к которому были придвинуты деревянные стулья с высокими спинками, укрывающие даже голову сидящего. Посередине зала находился мраморный бассейн с водой, будто воды за пределами стен хрустальной полусферы было слишком мало.
  -Мы называем это место Куполом. - произнёс довольно Гоша. - Здесь мы не только обедаем, но и принимаем соревнования, слушаем выступления. Если надо, то поверхность бассейна закрывают мраморной плитой.
  Мест на трибуне было во много раз больше, чем пришедших учеников. Всего их набралось на трибуне едва ли три десятка. Места на трибунах были уже накрыты ярко-голубыми скатертями, и каждое место было оборудовано на одну персону так, что каждый был волен сесть, где хочет.
  -Ты должен сесть в первый ряд, а я во второй. В соответствии с годом обучения. - объяснил Гоша, ловко уже взбираясь по лестнице.
  И без того жидкие ряды Голубого Отделения размазались одиночками по всем трибунам. Ростислав прошёлся по-своему первому ряду и заметил, что здесь уже сидела маленькая девочка с огромными карими глазами и тёмными волосами. Он не нашёл ничего лучшего, как сесть рядом с ней.
  -Привет! - смог лишь растерянно он сказать ей.
  -Привет! - не менее растерялась девочка перед ним. - Ты будешь учиться со мной в одном классе?
  -Выходит, что да. - огляделся по сторонам Ростислав. - Ты ведь недавно приплыла на корабле?
  -Ага. - кивнула девочка. - Я здесь уже с утра. Велимор сказал, что к обеду и к ужину подвезут ещё новеньких.
  -Боюсь себе представить, кто это будет. - поёжился Ростислав.
  -Почему? - удивилась девочка. - Везде одинаковые ребята. Ты же меня не боишься?
  -Всё дело в том, что на самом деле я не хочу быть чёрным магом. - сознался Ростислав.
  -А по-моему это прикольно. - сказала девочка, весело улыбаясь.
  -Ты вроде такая маленькая. Как ты здесь оказалась? - спросил Ростислав.
  -Мне только вчера исполнилось восемь лет. - созналась девочка. - И я ходила в первый класс. Ты не знаешь, когда мы начнём здесь учиться?
  -Надеюсь, что скоро - пожал плечами Ростислав.
  Он посчитал девочку слишком маленькой для разговоров, ведь сам мальчик в обычной жизни уже давно учился в втором классе. И этим он уже ощущал себя ужасно взрослым, по отношению к ней. И как только девочке угораздило попасть в Мрачное Отделение?
  Ростислав посмотрел на противоположные трибуны через бассейн, где столы были укрыты цветущими зелёными скатертями. На них было сложно проникнуть, так как две противоположные трибуны были отделены друг от друга высокими деревянными перегородками и раздельными широкими выходами. Белых магов с зелёными значками на груди на них было значительно больше. На первом ряду уже сидело четверо первых учеников. Среди них Ростислав заметил Олю, опустившую смущённо глаза при встрече взглядами.
  -Ты знаешь её? - оживилась незнакомая одноклассница рядом.
  -Да, мы плыли на одном корабле. - печально ответил Ростислав.
  -Нужно забыть о них, ведь теперь они светлые. - сказала девочка.
  После непродолжительного обеда на выходе первоклашек подловил Велимор.
  -Ну, вот вы и познакомились. - сказал он. - Мне от управителя Шумиглава было поручено сказать вам, чтобы вы подождали немного в гостиной. К вам должен явиться домовой с мерками, чтобы сшить подходящую для Отделения форму. Не век же вам ходить в этих дурацких комбинезонах.
  -Вы же ходите. - обиженно заметил Ростислав.
  -Обязательная формальность иначе обязательно накажут. - сверкнул холодным огоньком в глазах Велимор. - Это уличная одежда. Внутри училища вы должны ходить в другом.
  В гостиной действительно ожидал нетерпеливый чёрнобородый домовый, весь увешанный рулетками для измерений. Процедура была недолгой. Измерив детей, домовой сделал пометки в своём свитке и исчез. Поднявшись на свой этаж, Ростислав одновременно познакомился со своей соседкой по общежитию, которая оказалась взрослой дватцатилетней черноволосой девушкой, злобно сверкнувшей глазами на первоклашку. В комнате Ростислав сразу окунулся в тяжёлое забытье сна после стольких событий и проснулся от звона будильника к ужину. Количество первоклашек в Голубом Отделении за это время не прибавилось, зато в ряду напротив в Зелёном Отделении между собой знакомилось уже шесть или семь человек. Всё это навеяло грустные мысли. "Тёмных всегда меньшинство" - подвёл итог Ростислав для себя.
  Когда уже небо в Астрале нахмурилось и потемнело, предвещая глухую ночь, Ростислав получил неожиданное приглашение от знакомого Гоши сыграть в шахматы.
  -Я не умею. - сказал Ростислав.
  -Ничего, научишься - пожал плечами Гоша.
  Шахматы были живыми резными фигурками, которые передвигались по согласно словам игроков. Было забавно наблюдать: какие комичные гримасы они корчили в своих облачениях, когда требовалось сделать тот или иной ход. Убитые фигуры весьма карикатурно артистично изображали смерть, а затем вставали, раскланивались своим невидимым зрителям и с графским достоинством покидали шахматную доску. На попытки их поторопить в своих комичных сценках, фигурки злобно огрызались и норовили укусить за пальцы игроков. Ростислав заметил, что на Отделении шахматы были весьма популярной игрой, так как в гостиной за полдесятком шахматных столиков всё время сидели две-три играющие пары. Когда садились играть наиболее взрослые мастеровитые игроки, то за их поединком могли собраться и понаблюдать несколько человек.
  -У нас тут в конце года принято проводить свои неофициальные поединки на звание чемпиона Отделения или курса по шахматам. - пояснил Гоша, расставляя фигурки по доске. - Каждый желающий может в нём принять участие.
  -А кто у вас является чемпионом? - поинтересовался Ростислав.
  -Конечно Велимор! Его с четырнадцати лет даже старшекурсники обыграть не могли! - сказал Гоша. - Я тоже когда-нибудь стану чемпионом, ведь я обыграл всех своих сокурсниц в прошлом году.
  -Ты хотел сказать сокурсников. - заметил Ростислав.
  -Нет, сокурсниц. - вздохнул Гоша. - Я один среди девчонок на втором курсе. Нас всего четверо.
  Гоша обучил Ростислава первоначальным азам хода фигур и расстановки их на доске. Впрочем, Ростислав ещё не совсем всё запомнил и не обходился без помощи Гоши. Особенно в расстановке фигур перед партией. Но Гоша не унывал и показал на примере первой партии с Ростиславом, как надо легко обыгрывать соперников, срубив все фигуры.
  -Откуда ты всё знаешь? - поражался Ростислав.
  -Скука. - сказал печально Гоша. - Представь себе, что здесь почти нечем заниматься в свободный час. Я потихоньку играл в шахматы целый год, хотя, как и ты, ничего не знал до этого о них.
  -Неужели нечего делать, а магия? - спросил Ростислав.
  -Магия? - переспросил Гоша, зевнув. - Ничего интересного. Нет, поначалу было интересно, но потом привыкаешь.
  -А когда мы начнём учиться? Ты не знаешь? - спрашивал всё Ростислав.
  -О, ну тут всё несколько будет странным для тебя. - пробормотал высокомерно Гоша. - Учебный год начинается сразу после празднования Нового Года первого таленя...
  -Первого чего? - живо переспросил Ростислав.
  -Ну, белояр - это по-здешнему март называется. - ответил снисходительно Гоша.
  -А разве Новый Год не первого января начинается? - спросил Ростислав.
  -Здесь всё по-другому. Даже названия месяцев по-другому. - начал объяснять Гоша. - Первого белояра мы отпразднуем Новый Год и начнём учиться в первую пятницу белояра или в субботу, если Новый Год попадёт в пятницу. И так до последнего четверга овсеня, то есть ноября.
  -Белояр, овсень...-задумчиво пробормотал Ростислав. - У меня как раз тогда первого белояра будет день рождения.
  -То-то я смотрю, что ты слишком взрослый для первоклашки. - удовлетворённо сказал Гоша. - А тебе ведь осталось всего несколько дней.
  Они увлеклись так игрой, что не заметили, как постепенно гостиная опустела, и они остались одни при свете очага и зажженных свечах.
  -Здесь можно ложиться спать, когда угодно. - сказал Гоша. - Но утром тебя всё равно поднимет будильник, а его невозможно заставить замолчать, пока не проснёшься. Так заколдован. Поэтому, чтобы выспаться многие сами ложатся пораньше.
  -А если его разбить? - спросил Ростислав.
  -Эти будильники нельзя разбить или выкинуть. Можешь сам проверить. - холодно блеснул очками Гоша. - Ну, ладно. Мы ещё завтра доиграем.
  -По-моему, это нечестно играть со мной в полную силу. - проворчал обиженно Ростислав, вставая из-за стола. - Ты всё равно меня выигрываешь.
  -Наоборот, как раз нечестно играть не в полную силу. - наставительно произнёс Гоша.
  Он поднялся затем выше на этаж, а Ростислав проник в свою комнату. За окном комнаты толща воды заметно потемнела, и всё покрылось мраком. Для света у мальчика в комнате стояла лампа, накрытая чёрной тканью. Это был хрустальный шар, наполненный водой, с узкой колбочной трубкой наверху. Внутри него беспрерывно переливался яркий свет, достаточный, чтобы прочитать книгу или написать какие-то строчки на бумаге. Ростиславу это показалось чудом.
  Он взглянул в окно и увидел, как преобразилась затопленная часть Китежа. Теперь все белоснежные мраморные здания покрылись сотами ярко светящихся окон, в которых можно было увидеть мелькнувшую ту или иную человеческую фигуру. Ростислав пожалел, что его окно не выходило видом на Купол или на башню общежития Зелёного Отделения.
  "Надо будет спросить у Велимора: почему часть Китежа была затоплена" - успел лишь подумать мальчик уже перед сном.
  
  
  Глава 6. Учёба.
  
  Следующее утро принесло Ростиславу новые знакомства. За завтраком в первом ряду уже дожидались новые двое одноклассников: мальчик и девочка. Они уже были между собой знакомы и оказались намного общительнее, чем первая девочка из класса.
  -Меня зовут Юнона Воронова. - сразу же представилась новенькая девочка.
  Это была черноволосая девочка с мертво-бледным лицом и холодными синими глазами, в которых сквозил металлический блеск, от которого могли побежать мурашки по спине. Значок на груди у неё безошибочно указывал на мага второго уровня.
  -А меня Антон Дорохов. - представился новенький мальчик.
  Он был худ и довольно высокого роста для своего возраста. Не в пример девочки, у него были светлые волосы, спокойные серые глаза и потемней кожа. Значок на груди металлически поблёскивал белой каймой, обозначавшего мага первого уровня. Вместе с девочкой они составили неслабое пополнение для класса.
  -А меня Варя Соловьёва. - представилась первая кареглазая и темноволосая девочка.
  -Ростислав. Ростислав Арсентьев. - сухо буркнул Ростислав.
  -О! - бросила Юнона свой холодный взгляд на его жетон.
  -Мы рады тебя видеть! - поддержал её Антон.
  Ростислав кивнул, не зная, что сказать в ответ.
  -Этих Светлых всё больше и больше. Они плодятся, как тараканы. - презрительно сказал Антон, кивнув в противоположную сторону.
  На противоположной стороне на первом ряду зелёных трибун Светлого Отделения уже находилось не меньше десятка жующих первокурсников. Несколько прибывших новичков одноклассники одобрительно хлопали по спинам и что-то рассказывали, громко смеясь. Особенно усердствовал белобрысый мальчик, у которого рот был всё время до ушей. Рядом с ним выделялся невзрачный сосед в очках из тонкого прозрачного стекла в тёмной оправе. Он не слишком со всеми веселился и имел печальный вид, в отличие от всех присутствующих. На него Антон смотрел почему-то особо пристально.
  -Я думаю, что Светлых не стоит называть тараканами. - заметил Ростислав.
  -Почему это? - удивился Антон.
  -У меня есть среди них знакомые. - ответил Ростислав. - Они хорошие и добрые люди.
  -Дружба со Светлыми ни к чему хорошему не приведёт. - покачал головой Антон.
  -Ты зря защищаешь Светлых. - добавила Юнона. - Они никогда не простят тебя за то, что ты Тёмный.
  -По-моему, это вы не прощаете их за то, что они Светлые. - буркнул Ростислав.
  Он оглядел решительные и угрюмые лица своих одноклассников за столом. Впервые они показались грубыми, невежественными и однообразно злыми. Каждый их взгляд в сторону Зелёного Отделения был неодобрительный и недоверчивый. Так слабые и испуганные зверьки смотрят на крупных хищников, одновременно ненавидя их и боясь разбудить в них своей ненавистью их гнев.
  -Вспоминаю какая рожа была у моего братца, когда он узнал. что я поступила в Думиславль! - продолжила прерванный разговор Юнона с Антоном и обратилась ко всем. - Представьте себе, что он поступил в Радимирин! Да и к тому же оказался магом третьего уровня! Хорошо, что ещё на таком же Голубом Отделении.
  -Ты прибыла в Беловодье вместе с братом? - спросил удивлённо Ростислав.
  -Мы с ним двойняшки. - объяснила Юнона. - Я немного его постарше. Мы прибыли сюда одновременно.
  Тут Ростислав вспомнил пролетевшую комету над его головой в первые минуты после приземления в Астрале. Не они ли это были?
  К обеду к компании из четырёх одноклассников присоединился пятый. Это был мальчик третьего магического уровня со светло-серыми волосами, стриженными "под шапку" и с огромными тёмными кругами под глазами, словно он не спал несколько ночей подряд. Он молчаливо при встрече каждому сунул руку для пожатия, и также угрюмо за своё место неподалёку. От него удалось добиться лишь его имя - Юрий Волков. Возможно, он до сих пор очень сильно переживал своё переселение в Астрал.
  После обеда было множество свободного времени. Ростислав не знал, как его провести. В это время Антон уселся вместе с Гошей играть в шахматы. Неподалёку расположилась Юнона, чтобы посмотреть за поединком и Ростислав решил последовать её примеру.
  -А ты откуда с Земли? - поинтересовалась Юнона.
  -Я из маленького городка. Это в Курской области, если ты слышала. - неопределённо махнул рукой Ростислав.
  -А я из Калининграда. Мы вместе с братом жили в детском доме. - внезапно задумчиво произнесла Юнона.
  Ростислав взглянул в её холодные, как лёд, синие глаза. Он слышал нечто о детдомах, где жили дети без родителей. Мальчику всегда казалось, что это было неким жутковатым, крайним местом на Земле.
  -Как же ты осталась без родителей? - поинтересовался мальчик.
  -Я не знаю. Нам никто не говорил. - сказала Юнона. - Но я, думаю, в этом мире не будет хуже, чем в нашем детдоме.
  Шахматный поединок закончился разгромом Гоши. Тот огорчённо поблескивал очками, когда начал складывать обратно шахматные фигурки.
  -Это было легко. - признался Антон, вставая из-за стола.
  На следующий день Ростислав получил от домовых долгожданную школьную форму, так как он носил свой серый комбинезон уже больше недели. Это оказалась пара новых подобных серых комбинезонов с нашивкой на левой груди, обозначающей теперь не только символы, изображённые на металлических жетонах, но и имя ученика. Но большинство презирало, подобные комбинезоны и предпочитало носить парадную форму из традиционной голубой рубашки для мальчиков и серых штанов с чёрными ботинками и длинных голубых платьев для девочек. Так как занятия ещё не начались, многие щеголяли в парадной форме, прикрепив жетоны от комбинезонов.
  Ростислав постепенно стал узнавать, что вручённые первые металлические жетоны были сделаны целиком из серебра. Это вызывало соблазн продать изделие за звонкую монету, но ученики очень дорожили ими. Некоторые делали из своих серебряных жетонов, в которые превратились солнечные зайчики, в свои талисманы.
  -В эти жетоны порой вложено слишком много эмоций владельца, а это всегда сделает вещь сильнее, если её заколдовать и превратить в магический талисман. - объяснял словоохотливо всё первоклашкам Велимор. - На старших курсах вы научитесь это делать.
  На последних четырёх старших курсах училось всего два мага первого уровня из Отделения. Это был сам староста Волк Велимор и ещё одна девушка-выпускница, которая очень легко впадала в истерику по-любому поводу, и мало кто хотел иметь дело с ней.
  -Это всё из-за мыслей в голове. - вертел пальцем у виска Гоша. - Если честно, то я бы не хотел учиться на последней третьей ступени обучения. Оттуда маги выпускаются совершенно чокнутыми. Им промывают мозги на обучении.
  На второй ступени обучения находилось около десятка человек. Они тоже особняком держались от младшеклассников на третьей ступени. Были они нелюдимы, неразговорчивы и познакомиться с кем-нибудь из них Ростиславу, так и не удалось. Зато все остальные младшеклассники были довольно общительны по сравнению с другими.
  Дни летели за днём. Ростислав совсем не выходил на поверхность. Но он совсем не ощущал от этого стеснения. Его совсем не мучил страх, что теперь может где-нибудь разбиться или треснуть стекло и их всех потопит. Наоборот, каждый раз вид воды за окном его неизменно успокаивал и привлекал к себе внимание. Мальчик с удовлетворением подумал, что он поступил действительно на свою специальность. Только молчаливые и угрюмые одноклассники продолжали на него наводить недоброжелательство. Временами в комнату Ростислава заходил Гоша и предлагал сыграть в шахматы или просто начинал разговор о житье-бытье в школе. Это немного скрашивало дни одиночества.
  Праздник Нового Года был похож на масленицу, которую Ростислав однажды видел в своём городке. Для детей были испечены внушительные стопки блинов, бассейн посреди Купола был задвинут огромной мраморной плитой, на которой поставили четырёхметровое соломенное чучело.
  Преподаватели находились на одной из четырёх закрытых трибун между Голубым и Зелёным Отделениями. Занимали они совсем немного места, так как их было всего около двух десятков человек, а может быть даже и меньше. Ростислав не особо обращал на них внимание, так как эти взрослые люди не особо стремились задерживаться на трибунах и привлекать к себе взгляды. Все эти дни Ростислав заметил, что не видел в общежитии Голубого Отделения ни одного взрослого.
  На этот раз, перед тем как приняться за еду, один из преподавателей поднял кубок с квасом, чтобы произнести речь. Ученики тоже не спешили вслед за ним сесть и учтиво встали с кружками компота или киселя в руках.
  -Дорогие ученики Думиславля! - разнёсся громогласно голос преподавателя в чёрном балахоне.- Я рад приветствовать вас всех в этот очередной день Нового Года в нашем Куполе! А особенно, как наставник Голубого Отделения, я рад приветствовать новых Тёмных магов!
  Тут довольный преподаватель сделал жест кубком в сторону трибуны слева от себя. Что тут началось! Ученики Голубого Отделения сразу же озверело закричали в ответ, затопали ногами, а некоторые особо рьяные застучали кружками по столам, проливая свои напитки. Ростислав с отвращением взглянул на некоторых своих присоединившихся к общей грубой буре одноклассников.
  -Я скажу лишь те же самые слова, что и говорю уже, как двадцать лет под стенами этой школы! - сказал преподаватель в чёрном балахоне и поднял глаза к потолку Купола. - Пройдёт время и старое поколение волшебников уйдёт, а вместо него придёте вы - молодые. Вместе со стариками уйдут их мечты и идеалы, но лишь только молодое поколение может подхватить знамя борьбы из их одряхлевших рук и возродить всё снова. Поэтому мы с особой радостью готовы приветствовать наших новых первоклассников Отделения! Будущее принадлежит вам!
  Раздался новый одобрительный рёв голубых трибун. Ростислав смутился от таких пышных фраз, что нельзя было сказать об остальных одноклассниках, подхвативших оглушительный рёв задних рядов. Все разом вслед за преподавателем осушили свои кружки. Однако мальчик с удивлением заметил, что Зелёное Отделение осталось неподвижным и с ожиданием уставилось на трибуну преподавателей.
  -Почему они не выпили свои кружки? - обратился он к позади сидящему Гоше.
  -Светлое Отделение никогда не выпивает за речь от Тёмного Отделения, а мы отвечаем тем же. - объяснил второклассник.
  На преподавательской трибуне поднялась прекрасная золотоволосая женщина в длинном белом платье. Её голос также разнёсся громогласно по всем уголкам зала.
  -Я пью за всех учеников, собравшихся в этот момент под Куполом! - сказала она. - Я рада приветствовать всех от имени наставницы Зелёного Отделения!
  Она осушила свой хрустальный бокал с квасом, а ей с трибун Зелёного Отделения ученики ответили несколькими дружными криками "ура!". Откуда из-за трибун тут же грянула громкая музыка, словно под ними были спрятаны сотни инструментов из гуслей, свирелей и волынок. Одновременно с этим две мраморные плиты посреди зала стали разъезжаться в стороны, погрузив высокое чучело в воду. Скоро на воде, как только плиты окончательно раздвинулись, чучело завертелось и стало медленно тонуть. Музыка произвела на Ростислава вместе с утопающим чучелом глубокое впечатление. Не зная как, он погрузился сначала в боль и страдание тысяч людей, покидающих навсегда свою родину, а затем в ощущение зарождающегося нового величия оказавшихся на новой и незнакомой земле.
  Мальчик огляделся по сторонам и заметил, что практически все одноклассники испытывали те же самые чувства и мысли от проигрываемой музыки, и многие от этого пугались. Но многие лица Голубого Отделения продолжали оставаться угрюмыми, в отличие от лиц Светлого. Некоторые старшеклассники прижали кулаки к левой стороне груди, в то время, как на трибуне Зелёного Отделения такого почти не было.
  Невероятная музыка закончилась и только после этого все уселись по своим местам и приступили к трапезе. Из-под трибун полилась уже другая мелодичная и непринуждённая музыка, способствующая общему веселью.
  -Я никогда не думал, что от музыки можно так взволноваться! - проговорил Антон Дорохов.
  -Это была часть гимна Беловодья. - пояснила незнакомая черноволосая девочка со второго класса сверху. - В нём нет слов, но зато музыка способна вселить в человека переживания. В гимне Беловодья описывается история создания страны в Астрале. Мы слушали момент исхода волшебников с Земли в Астрал.
  Ростислав подумал, что ничего лучше человечество придумать и не могло! Зачем нужны тысячи слов в песне, когда всё можно внушить одним лишь образом правильно подобранной музыки? Когда-то в школе они проходили пение, и он слышал пару классических мелодий, но по сравнению с прозвучавшим гимном они казались теперь ему неумелым подражательством.
  Сев за своё место, Ростислав заметил, что перед ним на тарелке возвышался громадный медовый торт с девятью зажженными свечами. Тут только он вспомнил, что сегодня у него был день рождения!
  -Ого! Дашь кусочек? - сразу же оживился рядом Юра Волков, усмехнувшись.
  Ростислав засмущался, так как дни рождения в доме у него проходили без всякого застолья и весь праздник начинался и заканчивался вручением очередной пары шерстяных носков. Он задул свечи и разделил торт ножом на пятнадцать частей. По три куска каждому. Домовые постарались на славу своим угощением.
  -А у меня день рождения будет только в августе. - вздохнул Юра, упитываясь своим куском торта. - Или как тут он называется...
  -Серпень. - заметила Юнона. - Пора уже запоминать.
  В это время к ним неожиданно в ряд спустился Волк Велимор. Он раздал каждому расписание, а также очки, похожие на консервные, с защёлкивающимся замочком на ремешке сзади.
  -Что это? - буркнул Юра, вертя на ремешке свои очки.
  -Очки-самогляды. Помогают по учёбе, если что. - сказал Волк.
  -Это как? -поинтересовался Антон.
  -Позволяют быстро читать текст. Ещё на уроке вам выдадут самопишущие грифели, чтобы вы успевали быстро писать за учителем. Они быстро передают на бумагу то, что вы хотели написать, при чём без грамматических ошибок. - сказал Волк.
  -А грамоте нас обучать не будут? - осторожно спросил Ростислав.
  -Какой грамоте? - засмеялся сухо Волк. - Это же волшебная школа. Здесь обучают только магии. Многие волшебники на самом деле безграмотные и даже прочитать своё имя не сумеют без таких очков или линз. Но если у тебя будет особое желание обучиться читать без волшебных линз и очков, то тебя никто ограничивать не будет. В Думиславле есть обширная библиотека, где находится множество интересных книг по этому вопросу. Или можно сходить на общее занятие, где обучают грамотности. Но на них практически никто не ходит. Ведь они по желанию.
  Ростислав надел очки, защелкнув замок на затылке. В них казалось простое прозрачное стекло, но, попробовав читать, он сразу же ощутил разницу. Он быстро пробежался глазами по расписанию, чтобы понять какие предметы его ждут. Наряду с такими предметами, как зельеварение, заклятья, животноводство стояли такие, как краеведение и совсем уж необычное - плавание.
  -Плавать? Мы будем учиться плавать? - разочарованно простонал первым Юра.
  -Как же вы маги Водной Стихии и не будете уметь плавать? - удивился Волк. - Маги Воздушной Стихии, например, учатся летать, а мы будем учиться плавать.
  -Но ведь летать - это гораздо круче, чем плавать! - удручённо произнёс Юра. - Плавать умеют и обычные люди.
  -Мы не обычные люди. - с презрением заметил Волк. - Вы будете плавать гораздо лучше, чем обычные люди. Вас научат сколько угодно находиться под водой, нырять на невероятные глубины, не говоря о том, что вода придаст большую силу вашей магии.
  -А зачем нам нужно краеведение? - с неудовольствием спросил Антон.
  -Краеведение - это изучение карты мира Астрала и его населяющих волшебных народов. Без этого предмета вы просто не сумеете прижиться в Беловодье.
  Ростислав взглянул на расписание и заметил, что краеведение стояло первым уроком в пятницу. Его вёл некий учитель Наум Тихонович Казимир. Местом проведения урока значилась Призрачная комната. Оставалось только догадываться, где она находится. Ростислав пробежался глазами по другим назначенным местам уроков. Единственным знакомым местом оказался Купол, где должен был состояться урок плавания. На это обратил внимание и Антон.
  -А как мы доберемся до комнат, которые тут указаны? - спросил он.
  -Я должен вручить одному из вас карту Думиславля. - достал свёрток Волк и обвёл всех глазами. - Обладатель карты станет старостой вашего разряда.
  Первоклашки вопросительно между собой переглянулись. Конечно же, каждому захотелось стать обладателем заветного свёртка! Но Волк невозмутимо передал её Антону.
  -Ты единственный маг первого уровня в разряде, поэтому я назначаю старостой тебя. У нас тут нет выборов старосты, как на Светлом Отделении. - усмехнулся Волк.
  -Спасибо. - пробормотал Антон.
  Пир продолжался довольно долго, до самой поздней ночи. Ростислав пришёл к себе в комнату совершенно усталый. Прошло ещё несколько дней прежде, чем будильник на полке над кроватью известил его о начале первого занятия.
  В восемь утра Ростислав сбегал на завтрак в Купол. Там уже собрались все его заспанные одноклассники, и Антон уже развернул карту Думиславля. Но, как оказалось, карта отображала лишь часть школы, где находились Водяные Отделения. В верхнем правом углу карты методично отсчитывалось посекундно точное время. В большом круглом помещении, обозначающем Купол, был отмечен кружок с подписью "Карта".
  -Я разобрался с этой картой за эти дни. - заявил авторитетно Антон. - Она показывает своё местонахождение на плане, и таким образом мы можем определить, где мы находимся.
  -А за пределами плана карты она показывает? - спросила Варя.
  -Не знаю, я не проверял - пожал плечами Антон.
  Дети потратили немало времени, чтобы найти Таинственную лабораторию, где и должно было произойти зельеварение. Она находилась на первом этаже затопленного дворца перед Куполом. Дворец так недалеко находился от поверхности воды, что иногда волны обнажали наверху его острые крыши круглых башен.
  Лаборатория по праву так называлась. Несмотря на довольно просторное занимаемой помещение, она была забита хаотично расставленными столами, на которых в величайшем беспорядке громоздились различные кипящие, бурлящие и испускающие пар колбы и реторты с разноцветными жидкостями. Кроме того на некоторых столах находились шевелящиеся механизмы, призванные взбалтывать, перемешивать и переливать жидкости из мензурок и пробирок. К ним ребята вообще боялись прикасаться. Общую картину довершали грязные, занесённые илом окна до потолка с одной стороны и огромные шкафы и полки с другой стороны, забитые различными индигриентами для зелий из сушённых лягушек, пучков трав, кроличьих лапок и прочими снадобьями, вызывающих с непривычки чувства отвращения и страха.
  Ребята не знали куда приткнуться. В своих конических сумках они носили с собой лишь письменные принадлежности, да очки-самогляды. Учебники по правилам находились в двух экземплярах у каждого на полках в комнате и в самой аудитории. Правда, они не менялись уже лет пятьдесят, и каждый владелец считал на них нужным оставить свой персональный автограф, рисунок или вырвать нужную страницу для ответа на экзамене. Подобные мелочи с учебниками, по всей видимости, мало интересовали преподавателей и кого-то другого. Волк Велимор посоветовал в случае трудностей обращаться в центральную школьную библиотеку, находящуюся в палатах Земляных Отделений. Там всегда хранились полноценные экземпляры любых необходимых школьных книг.
  В аудитории же не было видно куда приткнуться. Даже преподавателя удалось не сразу найти в самом дальнем и пыльном углу. Это оказался сам наставник Голубого Отделения Невзор Невзорович Болотовод. Ростиславу уже удавалось о нём многое слышать, но он ещё никогда оказывался с ним рядом так близко.
  Болотовод напоминал Пластилинуса. Он также был лыс, имел постоянно сгорбленную осанку и бросающиеся в глаза большой нос, только кожа у него была нормального оттенка и обыкновенный не скрипучий голос. При виде начинающих чёрных магов он сразу же расплылся в огромной улыбке, изображая показушную радость при их появлении.
  -Поздравляю Голубое Отделение с новым пополнением! Мы вас долго ждали! Среди вас один маг первого и два второго уровней, а это очень большая редкость в тёмных разрядах, поверьте мне. - расплылся сразу же он в речах. - Замечу, что вы опоздали на урок на пятнадцать минут, но я вас на первый раз прощаю. В следующий раз не опаздывайте.
  По слащавой улыбке и речам Ростислав сразу же понял, что этот учитель будет к ним один из самых благосклонных.
  -А где здесь можно сесть...эээ...за парты...-пробормотал в недоумении Юра, оглядываясь по сторонам.
  -Где угодно! - широко махнул рукой в неизменном длинном чёрном балахоне Болотовод. - Настоящий маг сможет соорудить зелье при любых условиях и в любой обстановке!
  Ребята в смущении нашли пару табуреток и совсем каких-то пуфиков, смахнув с них непонятные чертежи и переставив пару мензурок на окружающие столы. Писать за плотно заставленными столами было совершенно невозможно, поэтому класс или разряд, как многие говорили вместо него, расселся полукругом около стола наставника, который был самым большим и заставленным во всей лаборатории.
  -Невзор Невзорович, а у меня вопрос! - поднял руку несмело Антон. - А зачем нужно изучать зельеварение, если все дела можно решить лишь одним хорошим проклятьем?
  -Нельзя взять и заточить заклинание в бутылку на чёрный день. К тому же вдруг вам понадобится причинить обманом неприятность недругу и можно подменить его питьё. - с нехорошим смешком отозвался Болотовод.
  Все, кроме Ростислава, ответили на это тоже глухим смешком.
  -К тому же в зелье часто используется вода, что усиливает магию Водной Стихии. Водяные маги просто призваны стать хорошими зельеварами. - заметил Болотовод, с задумчивостью повертев перед глазами пробирку с алой жидкостью. - У нас первое занятие, а, значит, оно будет всего лишь вводным. Экспериментов сегодня проводить не будем. Доставайте свои свитки и грифели, мы будем писать.
  Дети со вздохом полезли в свои сумки. Болотовод совсем не обращал внимание на их трудности и даже отвернулся к стене, начав диктовать лекцию. Ростиславу с трудом удалось разгрести хлам на одном из ближайших столов. Он сначала пытался выводить свои аккуратные буквы вслед за словами наставника, но за ним было не угнаться. Когда другие одноклассники тоже запротестовали против быстрых слов Болотовода, тот обернулся и впервые сердито сказал:
  -Вас не учили писать самописцами? Просто чиркайте ими в строчку по бумаге, мысленно повторяя мои слова. Написанное само сложится в слова и предложения.
  Так и случилось. Прямо на глазах простое чирканье из-под грифеля расплывалось и складывалось в осознанные слова и буквы, только они несколько отличались от алфавитной кириллицы, которую преподавали Ростиславу когда-то в школе. Лишь надев специальные очки, он мог прочитать написанное.
  Болотовод говорил много и долго. Ростислав понял, что сначала ребята начнут пробовать изготовлять самые простые настойки для сна, внимания, физической активности, затем перейдут ведущим к изменению форм различных тел и далее к ещё более сложным настойкам, воздействующих, например, только в определённое положение луны или при произнесении человеком определённого слова. Огромное направление зельеварения заканчивалось изготовлением противоядий против уже изучённых настоек.
  Несколько раз Болотовод срывался в своих речах на посторонние темы. Было заметно, что ему нравилось произносить длинные и красивые речи. Любимым делом для преподавателя оставалось вечное высмеивание белой магии.
  -Эти белые маги ничего не умеют! - говорил он с нескрываемым презрением. - Они переводят лишь зря мои драгоценные компоненты на свои несчастные похлёбки. Между тем, всем хорошо известно, что лучшими зельеварами в истории всегда были чёрные маги. Если вы её удосужитесь изучить, то заметите, что на каждого лучшего признанного зельевара из беломагов приходится два черномага. Это не зря, и я, надеюсь, среди вас найдётся немало последователей хорошего зельеварения!
  Ростиславу не нравилось, как отзывался Болотовод о белых магах, но он решил ничего не высказывать вслух. Тем более остальные из пятёрки учеников с одобрением кивали словам наставника.
  Следующим уроком после бесконечного зельеварения было говорение. Столь странным названием обозначали занятие, где молодые колдуны должны обучиться составлению словесных заговоров и заклинаний. Это была своеобразная "царица наук" в колдовстве, без которой никто не мог ступить и шагу. Все ожидали этого первого урока с нескрываемым волнением, но обозначение того, что все уроки должны проходить в Светлой комнате, для начинающих тёмных волшебников ничего хорошего не означало.
  Светлая комната вполне отвечала своему названию. В отличие от захламлённой лаборатории Болотовода здесь были тщательно промыты окна и в них даже играли светлые блики с близкой поверхности воды. Учеников здесь ожидала два ряда уютных светлых парт посреди залы с грубой серой каменной кладкой. Занятие вела никто иная, как наставница Зелёного Отделения. Это вызвало немалое удивление у пришедших ребят.
  -Разве вы у нас будете нести заклятья? - спросил за всех, как всегда, Антон.
  Он всегда и везде выступал первым даже тогда, когда его не просили.
  -А что здесь такого удивительного? - прозвенела наставница своим красивым голосом.
  -Ну мы же...это...тёмные маги...-пробормотал в смущении Антон.
  -Я не собираюсь никого обучать Тёмным Искусствам. - сказала наставница уже похолодевшим тоном. - Я обучу вас, как произносить заговоры и заклятья, а что произносить буду выбирать уже не я.
  Наставницу звали Дарьей Львовной Дальнерус. Её фамилия указывала на далёких предков от морских и полевых русалок, от которых до самой глубокой старости у неё сохранялся вечно молодой вид. От ответа на прямой вопрос о её возрасте, Дальнерус тактично уклонилась.
  -Я не буду учить вас множеству разнообразных заклинаний и заговоров, которые вы сможете найти в любых толстых книгах. - перешла она к теме урока после окончательного знакомства с учениками. - Я буду учить вас, как разделять произношение заклятий от обычных слов. Заклятия произносятся на понятном для колдуна языке, иначе колдовство не произойдёт. Вся эта чушь, что если произнести длинные и непонятные слова, как "абракадабра" или "ахалай-махалай", то должно что-то произойти, придумана людьми, чтобы обезопасить своё существование от магии. Самые обычные слова из нашей речи, произнесённые устами настоящего мага в правильной интонации и постановке, уже превращаются в заклятье. Запомните это. Любое неосторожно произнесённое сильное слово или желание может вызвать случайное заклятие. Я, думаю, вспомните из своей жизни несколько подобных случаев. Ещё труднее, чем слова контролировать свои жесты, а ещё сложней мысли.
  Дальнерус выдержала паузу, чтобы все почувствовали важность произнесённого. Ростислав никогда ещё так не осознавал, какую тяжёлую ответственность на самом деле на себе несли маги более высоких уровней. От осознанного его продрало мурашками по всему телу. Хорошо, что в будущем ему не пригодиться контролировать свои мысли.
  -На данном занятии я буду учить вас произносить слова для заклятий с правильной интонацией и построением, но перед этим мы научимся отделять слова заклятий от таких же случайных слов в разговоре. - улыбнулась Дальнерус. - Вы же не хотите случайно в разговоре заколдовать собеседника?
  Лучше механического зазубривания слов на таком уроке не придумали. Да и как можно было уловить правильную интонацию, как не постоянным повторением одного и того же слова? Для эксперимента Дальнерус поставила перед каждым стакан воды.
  -Вы должны научиться управлять водой. Это ваш конструктор. Попробуйте для начала выплеснуть её хотя бы из стакана при помощи одних только слов. - сказала она.
  Ростислав взглянул на стакан. Он был заполнен наполовину. Дальнерус для демонстрации взяла в руки один из таких стаканов и произнесла:"Вверх!" Вода из стакана по команде взметнулась над посудой и образовала в воздухе ровный шар, словно она находилась в невесомости. Дальнерус с довольной улыбкой позволила шару перелиться всеми бликами, после чего произнесла слово "Вниз!" и вода булькнула обратно в стакан.
  -Нам тоже стоит произносить "вверх" и "вниз"? - взметнулась рука Юноны.
  -Нет каждый произносит, что пожелает, но мне нужен такой результат. - улыбнулась Дальнерус, кивнув на свой стакан. - У каждого своя интонация для голоса.
  -А почему волшебники первого уровня должны начинать обучение со словесных заклинаний? - вздёрнул горделиво подбородок Антон.
  -Как ты научишься управлять своими мыслями, если даже не умеешь управлять своими словами? - усмехнулась Дальнерус.
  -Это вы говорите, потому что сами являетесь волшебницей третьего уровня! - дерзко ответил Антон.
  Ростислав впервые увидел, как белая волшебница рассердилась. У неё заметно покраснели щёки от волнения. В полнейшей тишине из каждого стакана ученика поднялась вода и влилась в один большой висящий шар воды над классом, а затем снова разлилась по стаканам.
  -Ты ошибся. Я, как и все преподаватели Думиславля, имею только первый уровень. - сказала Дальнерус. - Начинайте тренировки, а я прослежу за вашим усердием.
  На протяжении всего урока Ростислав чувствовал себя полной тупицей, крича перед стаканом "Вверх!" Дальнерус лишь подходила к каждому ученику и пробовала ему подобрать новую интонацию для голоса или вспомнить другую голосовую команду.
  -Заклятие не обязательно должно состоять из одного слова. Это может быть целое предложение или даже речь. Лучший колдун может свернуть гору одним словом, плохой - может потратить на это чтение целой книги. Но так как вы начинающие, то сейчас без разницы сколько слов вы потратите на одно несущественное заклятье. - говорила Дальнерус. - К концу первой четверти вы все должны выполнить задание.
  Тем не менее, более на уроке ничего не случилось. Это было последнее занятие на сегодня, но ребятам всё равно хватило разговоров на целый день. При традиционной игре в шахматы с Ростиславом Гоша не поленился сам сбегать за стаканом с водой и продемонстрировать перед изумлённым мальчиком умением поднимать в воздух жидкость. Только это у него получилось менее изящным, чем у Дальнерус и множество воды разлилось мимо стакана по шахматному столу.
  В этот день с водой у всех ничего не получилось, хотя почему-то Дальнерус была довольна результатом. Другие занятие в следующие дни тоже были по-своему интересны.
  На животноводстве их встретил сухопарый учитель в огромных очках, занимающих пол-лица. Его звали весьма странно Акакием Нечаевичем Моревладом. Носил он всегда какой-то серый невзрачный деловой костюм и любил частенько рассуждать с самим собой. На первом уроке в аквариуме он догадался продемонстрировать электрических угрей, один из которых сразу же долбанул его током, и половина урока ушла на оказание первой помощи учителю. Точней Моревлад ушёл в больничный пункт при школе и отсутствовал примерно полчаса.
  Урок преобразования вела довольно старая дама Ласка Львовна Скалозуб. По-другому было сказать нельзя. По сути, урок преобразования мало чем отличался от урока говорения, только здесь при помощи заклятий обучали изменять свойства различных жидкостей. Для начала дети учились разделять разделять чай от молока.
  -Чай с молоком пить вредно! - отрезала довольно крикливая Скалозуб с вечно недовольным лицом. - Сделайте при помощи слов так, чтобы с одной стороны кружки я могла отпить чистейшее молоко, а с другой - чистый чай!
  Эта задача казалась совершенно фантастической, тем более дама совершенно не собиралась помогать своим молодым ученикам, кроме поторапливающих окриков. Под конец, Скалозуб не отказала себе в гневной тираде по поводу бездарности и неуклюжести новичков. В общем, Ростиславу мало понравился этот урок кроме бесконечных окриков. К счастью, первый урок преобразования был первым и единственным, на котором Скалозуб сочла возможность присутствовать всё время. В дальнейшем, большинство её уроков проходили в пустующем классе, где домовые, по требованию преподавательницы, оставляли всегда злосчастный чай с молоком в чашках на блюдцах. И урок становился не таким уж и плохим, особенно когда была возможность прихлебнуть из чашки.
  Растениеводство вёл очень чудаковатый преподаватель в деловом костюме самых разнообразных клетчатых расцветок. Сам он был Земляным магом, нанятым в Думиславль из-за недостатка других преподавателей. Тем не менее, он любил все растения какими они не были. Когда первый класс Голубого Отделения впервые вошёл к нему на занятие, то он кормил какой-то плотоядный цветок суповой похлёбкой. Точнее говоря, огромный алый цветок с четырьями зубастыми лепестками выгнулся из своего цветочного горшка на преподавательском столе и ожесточённо что-то шумно жрал с причмокиванием в выставленной перед ним миске. Тихон Миланович Простогляд же сидел рядом и гладил стебель плотоядного растения, как собачку, приговаривая: "Ешь, ешь, мой маленький!" Весь урок Простогляд посвятил рассказу о морской капусте, в то время, как его "маленький" в переставленном на подоконник цветочном горшке оглушительно рыгал и испускал газы через цветок после хорошего обеда. Всё это изрядно впечатлило и заняло внимание ребят.
  После предыдущих преподавателей Ростислав был уже уверен, что учитель по звездочтению будет классическим старикашкой в синей мантии с золотыми звёздами и в остроконечном колпаке с кисточкой. Но он ещё больше удивился, когда увидел, что он оказался вполне практичным молодым человеком крепкого телосложения, который по виду будто совсем недавно начал преподавать. Тем не менее, его карие глаза выглядели уже усталыми и задумчивыми, которые бывают у людей, чересчур обременённых своими знаниями. Был у него такой же усталый и спокойный тон, которому хотелось беспрекословно слушаться.
  -Меня зовут Михаил Владимирович Воробьёв. - заявил он. - Я выпускник Думиславля. Я начал преподавать совсем недавно. А сейчас я попрошу взглянуть в отражение ваших сосудов и сказать, что видите вы.
  Урок проходил в центральном помещении без окон затопленного дворца, который звали Дворцом Водяной Стихии Думиславля. Света здесь было мало, и лишь призрачно горели большие медные тазы с высокими бортами, стоящие перед каждым учеником на столе. Это вызывало немало удивления, но когда Ростислав заглянул в свой таз, то увидел ясное ночное небо, каким он не раз видел в Беловодье. Кроваво-красная пелена полосы разрезала наполовину тёмный небосвод и мирриады звёзд горели как внутри этой полосы, так и за её пределами.
  -Я вижу звёзды. Много звёзд. На небе всё та же красноватая туманность. - сказал первым Ростислав.
  -Какая туманность? - засмеялся Антон. - У меня нет туманности.
  -А я вижу две луны этого мира. - глухо проговорила Юнона.
  Все в удивлении поглядели на неё.
  -Какие две луны? У меня нет лун вообще! - воскликнула Варя.
  Ростислав взглянул в таз Юноны, но там же было его прекрасное небо, разделённое красной полосой.
  -Здесь нет никакой луны. - сказал он и провёл рукой по небесной туманности. - Смотри, здесь красная туманность.
  -Её нет. - покачала головой Юнона и показала рукой куда-то в пустой угол неба. - Здесь два полумесяца лун, при чём они повёрнуты рожками в противоположные стороны.
  -Успокойтесь! - сказал Воробьёв. - Всё в порядке. Вы увидели в тазах то, что я хотел показать. Вы видите настоящее отображение неба Беловодья без дневного света. Но каждое своё. Потому что ни один человек в Беловодье не видит над собой одинаковое небо.
  Все в удивлении уставились на учителя, требуя немыми взглядами разъяснений.
  -Всё очень просто. - вздохнул Воробьёв. - То, что вы воспринимаете за звёзды - это свет далёких параллельных миров. Параллельные миры могут отличаться от нашего всего лишь одним незначительным событием, поэтому ближе всего, а, значит, ярче, светятся миры с наиболее близкими к нашему миру событиями. Но у каждого человека есть свой набор важных событий, которые могут поменять его историю мира в ту или иную сторону, а, значит, для него светится ярче свой набор миров, и он видит лишь свою карту неба. Даже видимые луны - это два совершенно близких мира, а туманность указывает на путь тяжких сомнений.
  -А что здесь светит каждым днём? И почему в этом мире нет солнца? - спросила Юнона.
  -Потому что это не мир вовсе. - отозвался глухо Воробьёв. - Астрал - это межмировая пустота. Здесь нет солнца и свет исходит лишь от двух миров, пульсирующих в унисон, между которыми зажаты мы. Это определяет смену дня и ночи. А границами миров служит местные небо и земля.
  -То есть если глубоко копать, то можно проникнуть обратно на Землю, а если высоко взлететь, то... - начала догадливая Варя.
  -Попасть в антимир Земли. - кивнул Воробьёв. - Но не всё так просто. Чтобы покинуть этот мир нужно добавить магии или запретных людских технологий, иначе копать или лететь вы будете вечно. Ещё по-другому говоря, сделать порталы, через которые все мы сюда попали.
  -А что мы будем учить тогда на звездочтении? - усмехнулся Антон. - Здесь даже солнца и луны нет.
  -Но есть свет параллельных миров. - сказал Воробьёв. - Уже давно маги определили, что по карте собственного неба возможно определить свою судьбу. Вы видите на небе свой возможный путь развития в будущем. Он, конечно, может меняться от обстоятельств, как и карта неба. Впрочем, многие не верят в это, да и сами расчёты подвергаются критике. Но знать вы это обязаны.
  В этот момент над каждым тазом ученика, словно из пара, возникло отображение ночного неба в воздухе. Но теперь они сильно отличались друг от друга. На изображении перед Юноной все увидели два месяца, повернутые рожками в противоположные стороны, на изображении Ростислава - красную туманность, на изображении Антона - чёрное ваксельное небо, похожее на бездонный колодец с лихорадочно горящими углями. У Вари и Юры небо было похоже на Антона, только было поскуднее звёздами в несколько раз, и они горели ярко, словно были далёкими планетами.
  -Это отражение ваших глаз, которые отобразила вода. - сказал спокойно Воробьёв. - А теперь приступим к самому изучению неба...
  Они начали изучать встречающиеся базовые созвездия, коих оказалось много. Ростислав почувствовал, что скучные занятия звездочтения могут затянуться на долгие годы.
  Предпоследним предметом оказалось краеведение. Призрачная комната находилась в самых глубинах подземелья затопленного дворца. Сюда не проникал ни единый луч света, и мрак освещали лишь лампы, наполненные водой внутри которых жили светящиеся бактерии. Подобная лампа стояла и в комнате Ростислава. Как оказалось неприхотливых созданий внутри лампы приходилось иногда подкармливать специальным кормом, спрятанным в ящике стола. Раз в месяц домовые меняли подобные лампы в комнатах, а старые промывали и заселяли новыми бактериями.
  Но каково, же было удивление, когда Ростислав увидел преподавателя. Это был самый обычный чёрный жирный гигантский кот, ходящий на задних лапах. При всём этом он носил чёрный деловой костюм из фрака с белой рубашкой, золотые нагрудные часы и пенсне на носу. На стуле за преподавательским столом у него висел неизменный цилиндр. Все дети были вконец ошарашены, когда он заговорил с ними на чистом русском языке бархатистым голосом:
  -Я рад приветствовать всех вас на первом своём уроке краеведения! Меня зовут Наум Тихонович Казимир. Пожалуйста, зовите меня Наум Тихонович. Да, я кот, но прошу относиться ко мне с уважением, иначе нарушители дисциплины понесут строгое наказание.
  Все притихли, лишь одинокая рука Юноны взвилась вверх.
  -Да. - пророкатал бархатистым голосом кот Наум.
  -А что вы делаете на Водяном Отделении, если вы кот? Ведь коты же боятся воды. - спросила храбрая девочка.
  -Я бы хотел и сам знать, но судьба так распорядилась. - закатил свои жёлтые глаза в потолок кот. - Но вы, же знаете, что существуют корабельные коты. Считайте, что я корабельный кот.
  -А вы настоящий кот? - спросила с места Варя. - Или заколдованный волшебник?
  -В моей крови льётся кровь волшебников иначе я бы не смог преподавать у вас краеведение. - сказал Наум. - Но как видите в моей крови и изрядная доля котов-баюнов, откуда идёт мой древний род.
  У Ростислава мурашки по спине поползли при их упоминании. Всё же Наум Тихонович был совсем не похож на своих ужасных предков. Кроме немного внешнего вида.
  -Итак, я буду преподавать у вас краеведение. - начал свою лекцию Наум. - Так как у нас сегодня вводный урок, то я предлагаю вам вместе порассуждать на тему "Зачем изучать краеведение". У кого есть какое мнение на этот счёт?
  Повисшая гробовая тишина не смутила необычного преподавателя. Он стал расхаживать между рядами парт, поставленных на возвышениях одна над другой.
  -Что ж, давайте я буду обвинять в бесполезности краеведение, а вы попробуете его защитить. - сказал он. - Например, краеведение не нужно лишь, потому что это один из немногих предметов чьё знание не требуется при поступлении в большинство других высших учебных заведений.
  "Ну, не требуется и что из этого?" - не понимал Ростислав. Похоже вместе с остальными.
  -Мы тратим уйму времени на бесполезные занятия, которые в жизни нам могут и не пригодиться. - продолжал невозмутимо кот. - Краеведение можно со смелостью отнести к ним. Разве спустя десять лет после окончания при работе в сувенирной лавке вам понадобится знания о каком-нибудь волховском восстании? Или зачем тратить свою память на войну Куаравов и Муавров?
  Все молчали, переводя взгляды друг на друга.
  -Проклятая человеческая школа! - вдруг проворчал Казимир. - Вечно оттуда приходят школьники, отученные задавать вопросы.
  -Возможно, чтобы мы лучше приспособились к жизни Беловодья, получше узнав быт, нрав и обычаи местных обитателей? - несмело подняла руку Юнона.
  -Отличный ответ! - ободрительно сказал Казимир. - По-крайней мере у нас так считает совет по образованию. Но кто ещё может что-то дополнить?
  Остальные ребята решили упорно отмолчаться.
  -Краеведение научит вас видеть в мелких повседневных событиях общее развитие общества. Кроме того, вы научитесь патриотизму и любить свою новую родину - Беловодье, которой пришлось пережить не меньше страданий, чем из вашей далёкой Руси... - проговорил Казимир.
  -России. Вы хотели наверно сказать России. - перебил преподавателя Ростислав.
  -Чем отличается порой иной иностранец от нашего сородича? - не обратил на мальчика никакого внимания Казимир. - Если вам удастся пообщаться с заграничными колдунами, то поймёте, что ничем. Нет никакого предопределённого менталитета, с которым надо мириться, а есть лишь яркое осознание своей истории и ответственности за неё и больше ничего.
  Похоже, что Казимир увлёкся своей отвлечённой темой. Так часто бывает с преподавателями. Оставалось только выслушивать его ожесточённую речь.
  -Мы начнём узнавать историю с глубокой древности. С нескольких десятков тысяч лет до нашей современности, когда существовала ещё Атлантида и даже со времён, предшествующим её возникновению. - разошёлся кот в своей речи. - Беда в том, что материала долговечнее, чем простой камень, человечество не нашло. Бумага разложится и исчезнет через двести лет, прочный металл через десять лет заржавеет в беспорядочный хлам...
  Пока он это говорил, комната внезапно стала наполняться видениями, возникающими прямо посреди парт учеников. Сначала это были полупрозрачные дымки, но затем они стали преобразоваться в очертания колонн и дворцов, поросших зеленью, среди которых бродили люди гигантского роста, судя по соизмерению с окружающими их деревьями и кустами. Это, очевидно, в такт словам преподавателя в комнате возникал образ видений легендарной Атлантиды. Теперь дети поняли, почему комната называлась Призрачной. Когда преподаватель начинал говорить об истории других стран, то неизменно в Призрачной комнате начинали возникать их видения. Порой они перерастали в полупрозрачные человеческие фигуры в полный рост, которые молчаливо проходили мимо парт учеников или с криками бросались в атаку какой-нибудь средневековой битвы. Ученики только еле-еле успевали крутить по сторонам от изумления головы, но Казимира это никогда не смущало, и он продолжал свою речь.
  Последним уроком в среду было плавание. Оно ничем не запомнилось, в отличие от предыдущих занятий, кроме того, что здесь обучались одновременно Голубое и Зелёное Отделение. При встрече с двумя противоположными Водяными Отделениями ничего не произошло, как опасался Ростислав. Напротив, Юра Волков даже сумел обменяться парой незлобных шуток с белыми магами, но дальше общение между Тёмными и Светлыми не зашло.
  Урок плавания оказался самым обычным, каким бывает и у людей. Будущих магов сначала элементарно учили держаться на воде и нырять с открытыми глазами. В общем, на первых уроках ученикам приходилось выполнять с виду бесполезных упражнений на воде. Чтобы они не утонули под бассейн Купола были заведены те мраморные плиты, что в обычный день закрывали бассейн полностью сверху.
  Вместо оценок учителя писали на учеников свои похвалы или ругательства. Они были самыми разнообразными, в зависимости от художественной фантазии каждого учителя. Чтобы выставить итоговую оценку обычно на каждого ученика собирали все писательства насчёт него и составляли из них одно большое сочинение. Подобные оценки всё же придерживались определённых правил, где полагалось указать сильные и слабые стороны в работе ученика и в конце сделать положительный или отрицательный вывод. Ростислав только не переставал удивляться некоторым увиденным художествам учителей: "Старался долго и упорно, однако череда ошибок привела к полному краху работы", "Продемонстрировал полное владение энциклопедическими знаниями, но на рассуждении был слабоват", "Отвечал коротко и достойно, но неправильно" и.т.п. Как из этих оценок делали выводы: насколько подготовлен ученик, оставалось загадкой.
  Как оказалось, ученикам в школе было заняться ещё кое-чем. Когда настал первый выходной в четверг, то поздним вечером комнаты первоклашек обошёл лично сам староста Велимор и пригласил с собой на тренировку в Купол. Что это была за тренировка, он отвечать отказался.
  В Куполе на сдвинутых мраморных плитах уже собрались почти все ученики Голубого Отделения. На многих были спортивные свитера с символикой Отделения. Велимор вывел первоклашек в центр Купола, где была уже расчерчена спортивная площадка.
  -Каждые четыре года в школе проводится местное первенство по лапте. - начал объяснять он.- Кто-нибудь знает что-нибудь про лапту?
  Первоклассники лишь удивлённо переглянулись и пожали плечами. Ростислав совершенно точно даже не слышал о такой игре.
  -В этом нет ничего удивительного. - хмыкнул Волк. - На Земле она не очень-то распространена. В ней правила примерно такие же, как и у обычной лапты на Земле. На школьном первенстве участвуют на поле в игре всего пять игроков и несколько запасных. Единственное отличие от простой лапты на Земле в том, что здесь мячи подают не битами, а ударами рук, а также применяют разрешённые спортивные заклятья для изменения его траектория полёта, вращения, финтов, захвата и так далее. В поле чертятся две противоположные черты: 'города' и кона. Одна команда встаёт по жребию в 'поле', а другая за линию 'города'. Один игрок от команды в 'поле' становится подающим на линии 'города', а остальные из неё произвольно распределяются по игровому 'полю'. Задача атакующей команды ударить по подброшенному мячу так, чтобы он не упал в штрафное поле, отмеченное, перед чертой города и попал в 'поле'. Подающего, три раза плохо подавшего мяч для команды в 'городе', сменяют. После хорошей подачи мяча метальщик может быстро перебежать за линию кона и обратно до линии города. Задача команды в 'поле' захватить любым образом упавший мяч и осалить бегущего, после чего перебежать в город, то есть встать в атаку. Если ей это удалось, то 'осаленная' команда может перехватить мяч и осалить команду в 'поле', оставив её играть в защите. Каждый перебежавший удачно игрок атакующей команды приносит команде одно очко. Один мяч, пойманный с воздуха, в защите также даёт одно очко. Капитан команды может подавать мяч три раза, а все прочие игроки только один раз. Очередность бьющих по мячу устанавливается капитаном. Бьющие по мячу могут сразу не бежать, а оставаться на линии города до хорошей подачи. Вот вроде и всё. В остальные тонкости вы вникнете сами по мере игры.
  Во время разговора Волк весьма доходчиво указывал на обозначенные линии теперь на мраморных плитах и показал красный шёлковый игровой мяч, который оказался огромным, похожим на дыню овальной формы.
  -А почему мяч такой огромный? - удивился Антон. - Как же его невозможно поймать?
  -В руках профессиональных игроков тебе он покажется мелкой песчинкой. - усмехнулся Волк. - Не забывайте, что здесь употребляется магия. Хотя по мячу бьют обыкновенным кулаком, но обычно игроки сопровождают его различными заклятьями кручения, невидимости и многого чего другого. В нашей лапте, правда, заклятьем мяч может сопроводить только игрок, бьющий по нему, а стоящие в поле должны быстро расколдовать его контрзаклятьями и перехватить, что несколько труднее. За этим следит судья на поле.
  -А как играют вместе маги третьего и первого уровня? Ведь маги первого уровня будут всегда сильнее магов третьего уровня в игре. - пожаловалась обиженно Варя.
  -Об этом позаботились. - буркнул Волк. - У нас устраиваются для каждого уровня магии своё первенство. Последний раз мы завоёвывали школьное первенство более десяти лет назад. Это было первенство второго уровня. В Голубом Отделении мало учеников, но мы стараемся возместить это за счёт личного старания в игре.
  -А как же мы будем применять спортивные заклятья в игре, если мы даже колдовать не умеем? - растерянно произнёс Ростислав.
  -Вы не умеете управлять своей волшебной силой, но она у вас всё равно есть. Через игру вы даже её быстрее раскроете, чем у этой Дашки. - сказал с презрением Волк о Дальнерус. - У нас ушло несколько хороших игроков третьего уровня из команды, поэтому мы бы хотели посмотреть ваши задатки в игре.
  Среди игроков в волшебную лапту Ростислав заметил несколько девушек, из чего можно было сделать вывод, что в Астрале эта игра не делилась на мужскую и женскую, а была смешанной. Впрочем, это можно было объяснить нехваткой набора игроков для полноценной команды.
  Для начала в лапту сыграли уже числившиеся в команде игроки. Мяч в их руках перемещался размытой линией по полю, и уследить за ним было достаточно сложно. Особенно, когда в дело вступали игроки второго уровня, которые управляли мячом при помощи неуловимых жестов рук. Когда же вступили в показательную игру игроки третьего уровня, то поле мигом наполнилось ожесточёнными возгласами и криками. Ростислав ожидал, что игроки будут что-то говорить мячу, но на деле спортивные заклятья произносились одними нечленораздельными возгласами, что было гораздо быстрее и эффективнее, чем длинное слово. Так как мячом управляли ещё неопытные школьники, то бесконечных их криков заложило уши, а мяч весьма криво летал по воздуху, как волан. Затем настала пора проверить силу первоклашек.
  Когда Ростислав вместе с остальными вышел на поле, то понял, что большая часть скучающих зрителей на трибунах из Отделения пришла по-просту поглазеть на новичков команды. Он ещё тогда не представлял, насколько популярна была лапта в Беловодье, поэтому удивился этому первому любопытству старшекурсников их курсу.
  Первые пробы были очень простыми. Необходимо было всего лишь три раза хорошо подать мяч. Для этого Волк сам подбрасывал перед первоклашками красный шёлковый мяч, по которому они должны были ударить кулаком в поле. Ростислав почему-то очень разволновался от этого. Он уже брал этот большой дынообразный мяч в свои руки и заметил, что кроме неудобной овальной формы, он ещё весил немало. Как его можно было кулаком запустить в такое далёкое пространство, как это делали перед ним десятилетние второкурсницы, он не представлял.
  Первым, конечно же, на удар без всяких заклятий вызвался Антон. В наступившей на краткий миг тишине неожиданно раздался пушечный хлопок его удара кулака по мячу. Тот красным зигзагом отправился на трибуны и даже, кажется, в кого-то попал. С трибун, тем не менее, этот удар встретили одобрительными аплодисментами.
  -Следующий! - крикнул Волк, притягивая к себе выброшенный мяч с трибуны в руку.
  -А второй удар? - растерянно спросил Антон.
  -Достаточно и этого. - сухо поджал губы Волк.
  Антон ушёл, разочарованно крутя головой. Следующая подошла Варя. С третьей попытки её мяч достаточно уверенно перелетел через линию штрафной площадки. Тем не менее, Волк одобрительно кивнул головой и произнёс:
  -Следующий!
  У Юры Волкова вышло пара неплохих ударов прямо в середину площадки, и он ушёл с черты очень довольный собой. Ростислав хотел подойти на подачу после него, но его опередила Юнона. Она безмолвно подошла к линии города и после пары косых подач в стороны, всё-таки отправила неожиданно мяч по красивой дуге чуть ли не к самому кону. Этот удар вызвал жидкие и несмелые аплодисменты на трибунах. Ростиславу показалось, что Волк улыбнулся почему-то краешком губ, но тут его лицо вновь приняло обычное равнодушное выражение:
  -Следующий!
  Сначала на подаче Ростислав угодил кулаком в пустоту. Оказалось, что ему непросто уже попасть в мяч.
  -Сосредоточься! - сказал лишь Волк, глядя прямо ему в глаза.
  Ростислав кивнул, махнул кулаком и опять промахнулся мимо мяча. От стыда, казалось, у него горела земля под ногами. Хорошо, что с трибун в это время никто не смеялся. Краешком взгляда мальчик облегчённо заметил, что посторонние зеваки потянулись с тренировки к выходу.
  -Последняя попытка. - определил Волк.
  Ростиславу удалось попасть по мячу, но на этот раз он улетел ему вообще за спину, да и упал довольно недалеко.
  -Достаточно. - сказал староста, отрываясь от игры. - Я думаю, что Антон и... ээээ... Юнона, кажется? Останутся здесь для дальнейшей тренировки.
  -Но ведь мы ещё даже не сыграли! - обиженно заметила Варя.
  -Я посмотрел ваши первые удары по мячу и мне этого достаточно.- сказал Волк. - Если хочешь попасть в основной состав сборной, то приходи через год и докажи, что играешь лучше моих выбранных игроков.
  -Первоклашки всё равно, как правило, находятся весь год в запасе. - заметил до сих пор молчавший до этого Максим в форме игрока сборной.
  Лично для Ростислава всё было понятно. Антона взяли только потому, что он маг первого уровня, и место в сборной ему было обеспечено с самого начала. А Юнону, потому что она девочка, и ей просто повезло на подаче. Ростислав чувствовал, что мог подать мяч намного лучше, но ему не дали шанса. Но разбираться с такими угрюмцами, как Волк Велимор, ему совсем не хотелось.
  Примерно такого же мнения придерживался и Гоша, который, кстати, тоже не входил в команду по лапте.
  -Конечно, туда набирают только одних магов второго и первого уровня, чтобы они продолжали дальше играть. - говорил Гоша. - На моём курсе туда взяли эту вечную задаваку Таню Огурцову только лишь из-за её второго уровня.
  -Но я ведь тоже маг второго уровня. И меня не взяли. - удручённо заметил Ростислав.
  -А-а-а... Я уже забыл про это. - блеснул Гоша и смущённо протёр свою чёрную кайму на значке. - Но ты выглядишь таким слабым магом второго уровня, что больше походишь на третий.
  Ростислав не знал, обижаться ли ему на такие слова или нет. Гоша, как и многие на Тёмном Отделении, ему переставали нравиться всё больше.
  -Ты заметил, что третий уровень обозначает чёрный цвет - цвет Тёмной Стороны? - спросил Гоша. - Это наверно говорит о том, что чёрные маги третьего уровня лучше и искуснее в своём мастерстве.
  -И то, что Тёмная Сторона всегда ниже Светлой. - вздохнул Ростислав.
  
  
  Глава 7. Худший ученик.
  
  Личный кабинет главного управителя Думиславля являлся образцом педантичного порядка. Небогатая, потёртая мебель стояла на строго определённых местах, на строгих чёрных полках книги строились по уловимому глазу порядку, большой шерстистый красно-оранжевый ковёр под ногами был всегда идеально отглажен и вычищен так, что по нему всегда хотелось ступать только на цыпочках. Стол главного управителя стоял ровно посреди больших окон за спиной сидящего.
  Стоял месяц лютень. Обычно на Земле в это время бушевали крепкие морозы, от чего этот месяц и получил своё название. Но в Астрале всегда стояло вечное лето, и сейчас лешие и русалки снимали четвёртый урожай со своих полей и везли его в обмен на магические артефакты в Зачарованные города Беловодья. Поэтому в окно просачивался довольно яркий белый свет, который струился между листьев и веток раскинувшегося дубового сада.
  Внутри комнаты стояла пронзительная тишина. В последний раз такую тишину Ростислав наблюдал в кабинете детского врача, когда ещё был маленьким на Земле, когда её хотелось поскорей прервать, но это не было возможно в силу обязательств.
  Мальчик сидел неподвижно в потёртом красном кожаном кресле для гостей перед столом Скопа Шумиглава. Тот склонил голову, блестевшую лысиной, как бильярдный шар, и сосредоточенно что-то скрипел пером на бумаге. За спинкой его зелёного кресла стоял, молча в ожидании, в своём неизменном чёрном балахоне сам наставник Голубого Отделения Невзор Болотовод. В ином случае Ростислав был бы рад торжественности обстановки, но его направили в кабинет управителя по самым худшим обстоятельствам, которые могли с ним вообще случиться. Из-за плохой успеваемости его собирались оставлять на второй год в первом классе.
  Это звучало ужасно, но Ростислав сам не понимал, как это случилось. Он откладывал пересдачу решающих экзаменов с недели на месяц, с месяц на четверть, с четверти на год, где решительно всё провалил. Отметки его ползли неизменно вниз, но он плохо это замечал. Система сдачи экзаменов и выставления оценок ему казалась настолько вольной, что Ростислав даже не думал, что его легкомысленность может завести к таким последствиям. К тому же, Ростислав в середине учебного года в червень заболел какой-то неизвестной болезнью так, что ему пришлось лечь в больничное крыло. Было это связано как-то с магией, но сам мальчик не разобрался, что ему говорил лекарь. Всё это в совокупности не пошло на пользу учёбы.
  И сейчас в тихом кабинете главного управителя Шумиглава должна была решаться его судьба. Шумиглав не торопился приступать к делу, аккуратно расписываясь и сортируя разложенные бумаги на столе так, что даже Болотовод стал терять терпение и заметно нервничать, кидая недовольно взгляды в спину своего руководителя и переминаясь с ноги на ногу.
  -Ну, и что привело сюда Вас, молодой человек? - наконец разложил свои бумаги на столе по стопкам Шумиглав и уставился прямо в глаза Ростиславу.
  Тот выдержал взгляд, а Болотовод за спиной управителя, нервно переминаясь, терпеливо изложил краткую историю мальчика. Шумиглав наверно всё уже знал. А вопрос задал для начала разговора, так как сразу приступил к делу.
  -В Думиславле обучается триста восемьдесять четыре ученика при сорока восьми учителях. - торжественно произнёс Шумиглав, нервно начав трясти головой. - И мне очень жаль, что с Вами Ростислав Викторович Арсентьев я встретился из-за плохой успеваемости, а не вследствие прекрасных оценок, что тоже бывает. Мы могли Вас исключить, но так как у нас особая специфическая школа, то мы можем оставить Вас только на второй год обучения. Сегодня я могу перевести Вас в дальнейший класс, но при этом я должен узнать веские причины вашего отставания от сокурсников.
  Ростислав молчал, глядя в сторону. Ему было всё уже и так ясно, а объяснять что-то старикашке управителю ему не хотелось.
  -Прошу заметить, что исключение из рядов его курса значительно повлияет на успешность всей группы. - начал Болотовод за спиной Шумиглава. - В кои-то веки в Голубом Отделении получился очень сильный выпуск, а Ростислав Викторович портит всю статистику. Вспомните, Скоп Лютович, что именно в этом разряде учится молодой колдун Антон Дорохов, который подаёт сильные надежды в сборной Отделения по лапте. Его выпуск на поле оказался решающим для прохождения команды в полуфинал первенства, а ведь парень учится только первый год. Здесь же учится такой молодой колдун, как Юрий Волков. Хотя он и маг третьего уровня, но он в своём мастерстве уже заметно превосходит остальных волшебников своего уровня, которых мне доводилось только воспитывать в этой школе. Юнона Воронова стала настоящей мастерицей в зельеварении, а Варвара...
  -Достаточно. - остановил его Шумиглав. - Одним словом, вы настаиваете на оставлении его на второй год. Я услышал Вас, но теперь я хочу услышать мальчика.
  -Прошу не оставлять меня на второй год. - сказал Ростислав и поёжился от мысли, что ему придётся провести целых девять лет вместо восьми на обучении в Тёмном Отделении.
  -Я должен переговорить с учеником лично с глазу на глаз. - сказал вдруг Шумиглав и сделал жест в сторону Болотовода, просящий удалиться. - После этого я вынесу своё окончательное решение.
  Болотовод что-то недовольно пробурчал об управительских штучках и ушёл из комнаты размашистыми шагами из стороны в сторону, громко шаркая по ковру. Шумиглав встал из-за стола, заложил руки за спину и отвернулся к окну.
  -Посмотри в окно. - вдруг сказал он.
  Ростислав подумал, что это ему послышалось, но главный управитель Думиславля повторил:
  -Встань из кресла и посмотри в окно.
  Мальчик ничего не стал спрашивать: зачем это надо. Он подошёл к окну и увидел со второго этажа, где располагался личный кабинет, знакомую каменную ограду, за пределами которой раскидывался также хорошо знакомый школьный дубовый лес.
  -Ты знаешь, чем сад отличается от леса? - спросил его Шумиглав.
  -Н-нет. - запинаясь от волнения, сказал Ростислав.
  -Сад сажают люди и волшебники, а лес выращивают лешие. Так вот, наш дубовый лес перед школой - это сад. Его посадили люди. - пробормотал Шумиглав. - Ты знаешь, что связывает его со школой?
  -У нас на гербе изображён его дуб? - попытался догадаться Ростислав.
  -Один из дубов. Дуб Думислава... - загадочно улыбнулся Шумиглав. - Он является самым большим и раскидистым дубом во всём нашем саду. Но не это главное. А главное в том, что в Думиславле есть традиция: каждый выпускник этой школы сажает в парке свой дуб. И число дубов в этом парке соответствует числу выпускников. Присмотрись к каждому внимательно и заметь, что они все поразительно не одинаковы.
  Мальчик никогда не слышал о такой традиции школы. Старшие ученики об этом не рассказывали, так как не особо любили болтать с младшеклассникми по пустякам. Он с любопытством теперь по-новому оглядел сад. То, что издали, казалось однообразной зелёной массой, вблизи совсем так не выглядело. Некоторые дубы были очень некрасивыми и корявыми, с кручёными толстыми ветками, словно их несколько раз обламывали; другие были совершенно почерневшими и клонились под ветрами, как тени, норовя вот-вот упасть на землю; третьи были необычайно светлыми с массивной распустившиеся листвой и так далее. Среди них не было никакой закономерности, да и дубы располагались совершенно хаотично. Одни дубы лепились группами, чуть ли не на друг друга, а другие стояли в отдельности в лесу, образуя вокруг себя небольшую полянку.
  -Ты это заметил? - сказал Шумиглав одобрительно. - Каждый дуб поразительно не одинаков по сравнению с другим деревом. При чём порой совершенно резко не одинаков, чего не встретишь в обычном лесу. Потому что когда выпускник сажает свой дуб в саду, то между деревом и ним возникает магическая связь, и дуб вырастает таким, какой стала судьба ученика. Одни дубы очень прямолинейны и выросли ввысь, другие дубы извилисты и почерневшие. Дубы повторяют судьбы своих хозяев в своём произрастании.
  -А если хозяин дуба умер? - спросил Ростислав.
  -Дуб продолжает жить своей жизнью, но расти продолжает также, как и начал. - сказал Шумиглав. - Теперь, проходя мимо каждого дуба, ты будешь знать, что их посадили твои предшественники. Я же надеюсь, что тебе тоже удаться через некоторое время, как и всем нашим ученикам, зарыть свой дуб в этом саду. Но чтобы это сделать, тебе нужно доучиться до конца. Ну, хотя бы перестать оставаться на второй год.
  Ростислав виновато кивнул. Ему опять напомнили нелюбимую тему разговоров.
  -Тебе не хочется учиться. - продолжал Шумиглав, не отрываясь от окна. - Это видно любому человеку, даже не обладающему магическими способностями. Это связано с пророчеством птицы-гамаюн. Не так ли?
  Ростиславу не оставалось ничего другого, как опять кивнуть головой.
  -Я не знаю твоего пророчества, да и не хочу знать. - пробормотал Шумиглав.- Когда-то мне тоже доводилось встречаться с птицей-гамаюн. Её пророчество для меня показалось очень туманным и невнятным. Я был совсем маленьким ребёнком, но нужно сказать, что далёким от совершенства. Более грубого и задиристого хулигана было трудно себе представить. Мне была жизнь не мила после смерти матери, и я хотел заставить страдать весь мир вместе со мной. Как ты понимаешь, я тоже выпускник Думиславля. Я был уверен, что мне предстоит учёба на Тёмном Отделении, но меня определили на Светлое, что вызвали лишь большее ожесточение в моём сердце. Я стал гадить и пакостить ученикам Светлого Отделения с удвоенной силой. Я многое натворил и меня тоже собирались оставить на второй год, но из-за того, что во мне всё время разглядывали необычайный талант мага первого уровня меня переводили дальше. Через какое-то время я устал гадить на Отделении, успокоился, взялся на учёбу на старших курсах, белые маги закрыли глаза на прошлую мою неуспеваемость и взяли учеником преподавателя. После некоторых стараний мне удалось сделать карьеру, но всё поменялось в один прекрасный день. Я полюбил одну девушку из Светлого Отделения, хотя боялся себе в этом признаться, но всё-таки после выпуска из школы я нашёл в себе силы признаться в этом не только перед собой, но и перед ней лично. Оказалось, что она все эти годы тоже любила меня и не подходила ко мне только из-за моего сварливого характера. Мы стали встречаться и через некоторое время хотели пожениться. Однако, она поссорилась с каким чёрным магом из Тёмного Отделения, и они вызвались на дурацкую дуэль, запрещённую законами. Во время этой дурацкой дуэли чёрный маг убил её и за это был навечно обращён в обычный камень на пыльной дороге. В моём сознании что-то повернулось в тот момент, и я вспомнил все слова птицы-гамаюн. Я понял, что они все сбылись до единого слова. Я стал убеждённым Светлым магом до конца своей жизни. И с тех пор сожалею, что так много пакостей потратил на своих лучших однокурсников по Отделению, вместо того, чтобы вместе с ними наслаждаться непринуждённой жизнью. С тех пор я погрузился в работу так, как не погружался ни один преподаватель, рядом с которыми я тогда работал. В конце-концов, я тридцать лет назад к своему удивлению стал главным управителем этой школы. Я вижу, что ты на самом деле чувствуешь то же, что и я в свои далёкие годы: несправедливость распределения в своё Отделение, хоть и не можешь сказать это вслух. Мне довелось принять окончательно своё распределение лишь после окончания Думиславля, но по твоим глазам я чувствую, что это произойдёт в твоём случае гораздо раньше, чем думают все. Потому что такие разумные люди, как Болотовод, прекрасно понимают, что на самом деле птица-гамаюн ошибиться с распределением никогда не могла. Он думает, что в твоём предсказании даже заложено, что ты должен остаться на второй год, поэтому так настаивает на твоём оставлении.
  -А откуда он знает, что мне предсказала гамаюн? - спросил Ростислав.
  -Никто не знает. - ответил, развернувшись, Шумиглав. - Могут лишь предполагать твою судьбу. Видно же, что твои неуспехи в учёбе связаны не с твоими плохими способностями, а с нежеланием воплощать свою силу в полную меру. Я же немного смыслю в прорицании и могу слегка просматривать судьбу своих учеников. Я могу сказать, что ты получишь ответы на все свои вопросы скорей, чем думаешь ты, и даже окружающие люди. Я рассказал о своей жизни, чтобы ты понял, что предназначение тебе откроется не сразу, и ты бы смирился со своей судьбой и начал хорошо учиться. Возможно, именно мой разговор с тобой птица-гамаюн определила, как поворотную точку судьбы, а не оставление на второй год. По-крайней мере, я так чувствую. Я привык доверять своей интуиции, поэтому всё-таки перевожу тебя во второй разряд вместе со всеми, но с условием, что в конце учебного года сдашь все необходимые экзамены вместе с экзаменами, которые ты не сдал в первый год. Если завалишь, хотя бы один экзамен, то тогда, безусловно, останешься на второй год. Согласен?
  -Хорошо. - кивнул Ростислав, плохо уже что-то соображая.
  -Болотовод проводит тебя обратно в общежитие. - сказал Шумиглав и указал в сторону окна. - И пусть твой дуб вырастет прямым.
  Известие о том, что Ростислав будет продолжать учиться вместе с ними целый год, одноклассники встретили с довольно кислыми лицами. Они уже ожидали, что от такого некомпанейского товарища им уже удалось избавиться. Остальные Тёмные вокруг лишь пожали плечами и разошлись по своим делам.
  Прогуливаясь на следующий день по подземельям Водяных Отделений, Ростислав внезапно столкнулся с Олей Петровой. Он уже с ней практически не общался и успел позабыть о том, что плыл когда-то с ней на одном корабле. Но на этот раз встреча не была случайной. Оля вдруг подозвала мальчика к себе жестом руки.
  -Тебя и вправду хотели оставить на второй год? - спросила она.
  -Ну, да. - с неохотой проговорил Ростислав.
  -И тебя не оставили? - спросила почему-то с надеждой девочка.
  -Да, но мне пришлось разговаривать с управителем, и он сказал... Хотя, ладно, неважно всё это. - пробормотал в смущении Ростислав, видя, что ему хотят что-то сказать.
  -Пройдём в дубовый сад? - предложила девочка, озираясь по сторонам. - А то мне не нравится быть в подземелье, хоть и под водой.
  Они вышли на поверхности, где был яркий тёплый свет и росли просторные деревья. Ученики часто выходили сюда на прогулку, и иногда даже сбегали в город на несколько дней. Правда, ещё чаще их ловили. За долгий год учёбы Ростислав побывал за пределами Думиславля всего лишь пару раз. И то в составе экскурсий. О городе, кроме исторического квартала с площадью и дворцом Китовраса, он имел мало представлений.
  -Я хочу с тобой переговорить. - сказала Оля, когда они забрели достаточно глубокого в чащу дубового сада. - Мы со стороны Светлого Отделения уже давно наблюдаем за тобой. Многие из нас заметили, что ты не совсем похож на остальных Тёмных.
  -В смысле? - удивился Ростислав.
  -Ты какой-то не такой. - покачала головой Оля. - Очень вежливый и обходительный с нами не то, что твои одноклассники. Ты никогда не принимал участия в ссорах, а пару раз даже пытался защитить нас от своих.
  -Да, было дело. - усмехнулся Ростислав, вспомнив пару своих безобидных слов в защиту очкастого Светлого мага первого уровня.
  -Но мы бы даже этого не заметили, то есть я бы не заметила... - забормотала в смущении Оля. - Но ты, очевидно, тоскуешь среди своих одноклассников. И я вижу, как ты смотришь на меня...
  -Тебе показалось. - покраснел до корней волос Ростислав.
  -Скорей всего. - поспешно согласилась Оля. - Но ведь самые большие проблемы у тебя в учёбе, где ведут Тёмные маги Голубого Отделения. Тебя от зельеварения на целую четверть отстранил сам Болотовод.
  -Я просто сорвался. - признался Ростислав. - Он стал опять высмеивать моё зелье, отбивающее память, и я вылил его ему прямо на стол. К сожалению, у него там оказались какие-то важные бумаги, и он совсем рассердился, отстранив на всю четверть от занятий по зельеварению. Я даже не знаю, как буду сдавать экзамены по зельеварению на следующий год.
  -Я тебе помогу. - горячо отозвалась Оля.
  -Ты!? - воскликнул удивлённо Ростислав, но затем горько рассмеялся. - Даже если это и так, то не твои, не мои одноклассники меня не поймут! Да и как ты собираешься мне помогать?
  -Ну, в отличие от тебя у меня превосходные рекомендации от самого Болотовода. - сказала Оля. - Ты сам понимаешь, как Светлому трудно получить их от него. По вечерам можно заниматься дополнительно в школьной библиотеке. Ты же знаешь, что там располагается пару очагов для самостоятельной подготовки по зельеварению.
  -Я там никогда не был. - сознался Ростислав.
  -И очень зря! Тебе бы следовало там бывать почаще!
  -У нас с тобой ничего не получится. Ты же Светлая, а я Тёмный. - продолжал упорствовать мальчик.
  -Ты говоришь прямо как Денис! - и тут Оля исказила голос, изображая своего однокурсника. - 'Он чёрный маг и этим всё сказано. Его перевоспитать невозможно!'
  -Меня действительно перевоспитать невозможно. - усмехнулся Ростислав.
  -Я верю в то, что дружба между Светлыми и Тёмными возможна! - сверкнула глазами Оля. - Ты Тёмный маг, но... немного другой. Добрый Тёмный маг, что ли?
  Ростиславу хотелось от этой формулировки рассмеяться, но он натолкнулся на серьёзные глаза девочки и умолк.
  -Ты знаешь, что управитель мне рассказал свою историю жизни? - сказал он. - Он сказал, что я никогда не смогу стать Светлым, потому что гамаюн никогда не ошибается в своём распределении.
  -Даже если это правда, то я вовсе не хочу перетянуть на свою Сторону, а показать, что дружба между Светлыми и Тёмными возможна. - проговорила Оля.
  -Хорошо, я согласен заниматься с тобой. Хотя до сих пор думаю, что от этой затеи ничего не получится. - вздохнул Ростислав, хотя внутренне был уже убеждён совсем в обратном.
  Когда он возвращался после разговора с Олей обратно в своё общежитие, то у него внутри что-то весело пело, от чего появилась прыгающая походка. 'Уж не влюблён ли я?' - с тревогой думал мальчик и тут же убеждал себя, что нет. Конечно, он навсегда влюблён в Юлю Звоницкую, оставленную на безвозвратно ушедшей Земле, хотя он вспомнил о ней в первый раз за год пребывания в Астрале. 'Надо будет думать о ней чаще' - заметил про себя Ростислав.
  В гостиной Голубого Отделения он заметил, что вокруг одного диванчика собрались все бывшие первоклашки и что-то оживлённо обсуждали. Было какое-то собрание, куда Ростислава не пригласили. Но это было не удивительно. Подойдя ближе, Ростислав узнал, что на новом втором курсе преждевременно появился новый предмет по самообороне, да и к тому же всех раньше на год переведут в 'Юные Сороки'. 'Юные Сороки' - это была молодёжная организация в Беловодье, напоминающая пионеров или скаутов.
  Ростислав вместе с многими был особенно рад последнему, так как это значило, что у них появится возможность несколько раз выезжать на природу, не только за пределы наскучившего Думиславля, но и вообще за пределы Китежа. Новый предмет по самообороне вызвал лишь настороженность. Первоклашки уже успели прознать про всех преподавателей Водяных Отделений и знали, что предмет самообороны вёл отставной армейский подполковник, который любил часто прикладываться к напиткам покрепче кваса. О его строгости среди старшеклассников ходили настоящие байки. К сожалению, этот же армейский подполковник являлся одним из начальников местной думиславльской ячейки 'Юных Сорок'. Вместе со всем этим Ростислав думал, что могло быть и хуже, вспоминая Телохранителя из Коричневого Отделения. Вёл он крайне замкнутую жизнь, и после приезда в Думиславль мальчик всего видел его раз или два. Как он вёл свои занятия, Ростислав даже представить себе не мог.
  -Зря вы радуетесь! - буркнул за их спиной вдруг сам Волк Велимор.
  Первоклашки, которые обсуждали без участия Ростислава, все прелести походов 'Юных Сорок' в лес, удивлённо оглянулись. Староста Отделения же швырнул на их диван свежую газету, которую приносили для новостей домовые в гостиную.
  -Только слепой может не увидеть, что творится! - воскликнул Волк.
  Ростислав с удивлением впервые заметил на обычно беспристрастном и равнодушном лице старосты было волнение, перемешанное с гневом.
  -На границе с Ванахеймом опять был пограничный инцидент. - с горечью заметил Волк. - Якобы наши бьорны задрали насмерть заблудившегося цверга. Ясно, что это очередная ложь! Вооружённые гномьи отряды давно уже рыскают в поисках новой руды по нашим территориям.
  Первоклашки всё ещё не понимали, куда клонил обычно всегда спокойный и благоразумный староста Отделения.
  -Будет война! - буркнул Волк. - Год или через два, но будет война!
  После этих слов, он странно обхватил голову руками и ушёл в сторону. Его выходка была похоже на временное безумие.
  -Эти маги первого уровня совсем чокнулись на своём обучении! - пробормотал Антон вслед. - Я думал, что хотя бы Волк устоит от помешательства, но выходит, что нет. После выпуска из школы ему предстоит проходить воинскую повинность, вот на этом и съехала крыша.
  -А что там произошло на границе с Ванахеймом? - полюбопытствовал Ростислав, беря брошенную газету на диван в руки.
  -Да там всегда какие-то стычки происходят. - поморщился рядом Юра Волков. - Всё время нудят, нудят, что что-то произойдёт, но ничего не происходит. Совет Асгарда всё время клянётся в вечном мире и мирных намерениях. Надоели эти однообразные новости.
  Ростислав никогда до этого не интересовался новостями за пределами Думиславля, хотя отрывочные сведения до него доходили через некоторые взволнованные обсуждения старшеклассников в гостиной. Он слышал, что недавно в Китеже была большая демонстрация Международной Лиги Добра против Летучей Смерти, но чем она закончилась и как она происходила, он не знал, так как всё это время сидел безвылазно в Думиславле. Были ещё какие-то важные переговоры с Воллачией - страной волчьих оборотней на западной границе с Беловодьем. Вроде как бы безуспешные. Но даже эти отрывочные сведения говорили о том, что жизнь Беловодья за пределами стен школы просто кипела и бурлила стремительно развивающимся событиями. Думиславль при этом казался самым глухим и оторванным местечком в жизни страны, хотя размещался в самом её центре. Впрочем, возможно в Беловодье ничего особенного не происходило, так как первоклашкам было ни с чем сравнить происходящие события.
  Скорее уже по привычке Ростислав стал играть вечером в шахматы с Гошей. Он сообщил свои опасения насчёт начала войны, какие были у Волка.
  -Да ты ещё мало знаешь этих чокнутых магов первого уровня! - повертел пальцем у виска знакомый второклассник. - У них на обучении все мозги выжигают! Свихнулся малость староста, с кем не бывает. Война не может начаться из-за того, что из-за неё вокруг настанет похолодание климата.
  -То есть это как? - не понял Ростислав.
  -Здесь природа очень чутка к магии. Стоит большим массам волшебников воевать друг против друга, как их все намерения и желания неминуемо ожесточатся, и они заморозят всю окружающую местность, на которой находятся. Не сразу же, постепенно настанет вечная зима. Она будет длиться столько долго, сколько будут вестись боевые действия, а припасов на долгий период может не хватить. Но это ещё поправимо, но вместе с тем среди населения настают болезни и мор от великого желания убивать противника. В общем, чтобы развязать полную войну надо быть полным дураком. - проговорил Гоша. - Сам подумай, на какой риск нужно идти. Ведь невозможно предугадать настроение населения, в зависимости от которого как скоро настанет вечная зима или начнётся мор. Поэтому все проблемы решаются мелкими стычками.
  От этих слов на душе Ростислава настало успокоение. Посмотрев на доску, он вдруг озарился улыбкой и указал своему ферзю на нужную клетку, куда нужно было встать.
  -Тебе мат! - сообщил Ростислав, наблюдая, как ферзь по диагонали подбегает к вражескому королю и театрально поражает его шпагой.
  -Ого! Не может быть! - удивлённо проговорил Гоша, протирая очки.
  До этого Ростислав с трудом удавалось только доводить встречи до ничейных результатов. Он сам не знал, откуда у него бралось упорство играть с Гошей целый год, несмотря на однообразные свои поражения и редкие ничейные результаты.
  -Тебе просто повезло! - заявил Гоша, махнув рукой. - Я дал тебе 'зевка'. Завтра доиграем!
  Поднимаясь ночевать на свой этаж, Ростислав думал, что сегодня у него был невероятно удачный день. Его не оставили на второй год после беседы с управителем училища, он договорился дополнительно заниматься с самой Олей Петровой, а под конец ему удалось всё-таки обыграть в партию самоуверенного Гошу. Кроме того поступили весьма радостные известия, что его вместе со всеми второкурсниками примут в 'Юные Сороки' и будет введён новый предмет по самообороне, обещающий новые впечатления. Только назойливой мыслью омрачала выходка Волка. Ростислав вновь и вновь возвращался к словам старосты и не мог заставить себя окончательно не поверить в слова бывшего всегда благоразумным молодого человека.
  На лестничной площадке перед его этажом внезапно перед ним выросла фигура Юноны Вороновы со скрещенными руками. Кажется, кому-то всё-таки хотелось помешать хорошему настроению мальчика. Ростиславу никогда не нравилась Юнона. Наглая и самоуверенная девочка ко всем относилась в классе с высокомерием, кроме Антона. Кроме того, Ростислава просто тошнило от его навечно застывшей мертво-бледной маски лица.
  -Я видела тебя вместе с Олей Петровой! - сообщила она.
  -Ну, и что? - попытался пройти мимо Ростислав.
  -Дружба со Светлым для тебя закончится плохо. - заявила Юнона, усмехаясь.
  -Вечно вы твердите одно и то же! - безнадёжно махнул рукой Ростислав и передразнил её голос. - 'Дружба со Светлым закончится плохо'. Придумай что-нибудь другое.
  -Тебе нужно опасаться не Светлых, а что подумают о тебе наши. - проговорила Юнона.
  -Мне всё равно уже, что вы обо мне думаете. - пренебрежительно ответил Ростислав. - И с каких это пор тебя стала волновать моя судьба?
  -Я думаю о чести всего Голубого Отделения, а не о тебе. - зло вспыхнула Юнона.
  -Ну вот, и ещё подумай о ней на досуге. - ещё раз попытался пройти мимо Ростислав.
  -Ты должен скрываться от Тёмных! - крикнула ему вслед Юнона.
  Это было похоже уже на угрозу.
  
  Конец первой части.
  
  
  Часть II. Светлая дорога.
  
  
  Глава 1. Невидимка.
  
  Центральная библиотека Думиславля находилась рядом с катакомбами Земляных Отделений прямо под административным зданием. Это была настоящая гигантская зала с огромными стеллажами книг, уходящими вверх на несколько метров. Чтобы пройти сюда, было необходимо выйти на деревянный балкон и спуститься с него по резной лестнице. Уже с балкона посетитель мог насладиться видом лабиринта бесконечно тянущихся рядов книжных шкафов со снующими туда-сюда залётными читателями, а также домовыми, вооружёнными маленькими вениками для смахивания пыли с фолиантов.
  Всем этим огромным хозяйством заведовал Наум Стародуб - старый волшебник с густой белой бородой. Он, казалось, врос, как крепкое дерево, в своё место главного библиотекаря Думиславля. Оно находилось внизу сразу же около лестницы.
  Стародуб замечательно помнил лица не только всех посетителей, но и также всю их историю посещений. От его внимательного взора сквозь золотой монокль не мог скрыться ни один ученик, который вздумал за стеллажами вырвать страницу из учебника. Должников в библиотеке он мог и не помнить, так как их было и так легко опознать.
  Ростислав видел их у приёмного места библиотекаря чуть ли не каждую неделю. По обыкновению это были первокурсники, которые никогда не верили до конца словам своих старших товарищей. А зря. Потому что все книги в библиотеке были заколдованы, и если ученик опаздывал вовремя сдать книгу обратно в библиотеку, то автоматически на него накладывалось проклятье. Обычно у него начинал вырастать длинный нос, рука или нога, иногда вырастали непомерно волосы из ноздрей и ушей. Всё это прекращалось, если несчастный ученик всё-таки мог донести книгу обратно в библиотеку.
  Ростиславу приходилось как-то испытывать действие проклятие на себе. Сначала внезапно выросший горб на спине его забавлял. Но с каждым днём горб всё рос и рос. Стала ужасно болеть спина, тяжело ходить. В библиотеку ему пришлось прийти, уже опираясь на длинную палку от швабры, которую ему подарил сердобольный домовой. С тех пор он зарёкся сдавать книги в библиотеке не в срок.
  Вот и сейчас он заметил какого-то мальчишку, который вертелся у приёмного места в библиотеке внизу у лестницы, у которого выросли огромные ступни ног. Конечно он был уже босиком, но ступни стали тяжёлыми и всё время при ходьбе наступали друг на друга, поэтому мальчишка мог передвигаться по коридорам школы только очень медленно и всё время запинаясь. Если бы он задолжал ещё больше, то тогда ступни ног могли вырости на всю комнату, и он не смог бы в один прекрасный день выйти из помещения. Серый жетон на груди показывал, что он был из Серого Отделения. Его лицо выражало крайнюю обеспокоенность происходящим. Под мышкой мальчишка дрожаще зажимал заветную книгу. Стародуб что-то ожесточённо рявкал на него.
  Ростислав не стал здесь задерживаться. Ему не нужно было пока искать книги, а тем более сдавать её. Он уверенно пошёл к дальним у стены читательским местам, где располагалось парочка учебных очагов, где можно было заниматься зельеварением.
  Читательские места представляли собой обычные дубовые столы с традиционными зелёными лампами, которые светили в библиотеке круглосуточно. Вообще деревянная обделка подземного помещения, яркий свет, хорошая вентиляция воздуха делали библиотеку очень уютной и домашней.
  Внезапно его окликнула горстка мальчишек из Коричневого Отделения, сидевших за одним читательским столом.
  -Говорят, что сборная по лапте Голубого Отделения в кои-то веки вышла в финал. - проговорил русоволосый среди своей компании. - Не боитесь проиграть Красному Отделению?
  -С каких это пор Водяное Отделение должно проиграть Огненному? - презрительно сказал Ростислав.
  -Мы желаем вам проиграть, хотя пусть это и безнадёжно выглядит. - проговорил русоволосый. - Мы хотим, чтобы вы, из Голубого Отделения, это знали.
  Ростислав посчитал разговор оконченным и поспешил уйти. Удивительно, как только игра извращала сердца учеников Мрачных Отделений, если они начинали болеть за Светлых! И это всего лишь из-за того, что их команда по лапте обыграла сборную "коричневых", не пропустив их в финал. Было забавно, как это Тёмные умудрялись грызть глотки между собой и ещё, порой успешно, одновременно враждовать со Светлыми.
  В конце зала его ждала Оля. С момента их первых встреч в конце первого года обучения Думиславля она заметно похудела и осунулась. От этого её голубые глаза стали казаться ещё большими, а лицо ещё более заострённым. Она проводила время за чтением книг гораздо больше мальчика, хотя Ростиславу приходилось в последнее время тоже немало читать.
  -Привет! - поздоровался с ней Ростислав и сел за стол.
  -Привет! - отозвалась тихо девочка. - Ну, что тебе сказал Болотовод?
  -Поворчал, конечно же, немного и согласился со скрипом меня перевести на третий курс! - объявил довольный мальчик.
  -Поздравляю, а ты не верил, что сможешь сдать все экзамены. - проговорила Оля.
  -Я и сам удивлён. - сознался Ростислав. - Уже думал не поднимусь никогда в учёбе, не встану рядом с другими. Но спасибо твоим занятиям со мной. Они и вправду меня очень выручили.
  -Не стоит благодарности! - сказала Оля. - Теперь ты можешь учиться самостоятельно без моей помощи.
  -Мои оценки всё ещё остаются посредственными.- заметил Ростислав. - Ты считаешь, что всё можно так просто бросить?
  -Я уже практически не даю тебе советов. Порой мне кажется, что ты говоришь сам с собой! - засмеялась Оля. - В чём нужна моя помощь?
  -Мы могли просто встречаться и о чём-нибудь говорить между собой. - предложил Ростислав.
  -О чём? - хитро взглянула на него Оля.
  -Понимаешь, когда я начал читать книги, то со мной начало что-то происходить. - начал Ростислав.- Я понял, что мир ограничивается не только стенами Думиславля. - Он гораздо шире и простирается далеко за границы Беловодья. Меня стал интересовать не только я или те, с кем я общаюсь, но и общество, весь мир в целом.
  -Я не понимаю тебя. - покачала головой Оля.
  -Мне почему-то стали интересны газетные новости. - пожал плечами Ростислав. - Раньше, даже ещё на Земле, я жил уютно в своём мире из школы, дома и двора и мне больше ничего не было интересно. Всего было достаточно. А сейчас я стал узнавать из книг столько нового, и я хочу постигать знания ещё и ещё. Ты мне открыла новый мир.
  -У тебя повысился кругозор. В этом нет ничего удивительного. - сказала Оля.
  -Возможно и это, но... - Ростислав попытался пощёлкать пальцами в воздухе в поиске подходящего слова. - Это не то... Как бы сказать... Изменилось мышление что ли?
  -Ты же ведь и раньше читал, даже когда был на Земле. Ты это сам говорил. - заметила Оля.
  -Художественную литературу. - усмехнулся Ростислав. - А тут я узнал всё-всё про нынешнее правление Беловодья. И у меня стали возникать вопросы.
  -Какие? - поинтересовалась белая волшебница.
  -Ну, например, кто такой вообще сам Летучая Смерть? Его никто и никогда не видел без белой маски и чёрного балахона, скрывающего фигуру. Он словно появился из ниоткуда. Никто не знает его настоящего имени, ни происхождения и даже чего он хочет. Он редко появляется на публике. Одним словом, загадка.
  -Я бы и сама хотела знать. - вздохнула Оля. - В нашей среде поговаривают, что может быть такого волшебника, как Летучая Смерть вовсе не существует. Под его именем может прятаться группа тёмных волшебников, узурпировавших власть. А Летучая Смерть - это маскарад для народа.
  -Как Летучая Смерть, опираясь на Тёмных волшебников, смог продержаться у власти тридцать лет? Ведь Тёмных среди волшебников - меньшинство. - продолжил Ростислав.
  -Возможно, потому что Светлые слишком разобщены? - предположила Оля. - А Тёмные более организованные...
  -Организованные!? - перебил её с усмешкой Ростислав.
  -У тебя появилась в последнее время эта усмешка. - покачала головой Оля. - Мне она не нравится.
  -Хорошо. Я её уберу куда подальше. - застеснялся своего выражения лица Ростислав. - Просто я чёрный маг по распределению. Я живу среди них и знаю, чем они дышат каждый день. Так вот, организованность - это не про них. Они совершенно друг друга не привыкли выручать или стоять друг за другом до конца. Каждый из них сам по себе.
  -Возможно, это только так на твоём Отделении. Ты же не знаешь, что творится в других местах? - сказала Оля. - К тому же, ты мог просто ошибиться в своих наблюдениях.
  -Пусть будет так. - вздохнул Ростислав.
  -Знаешь...- Оля вдруг сделала паузу. - Я, думаю, мы ещё вернёмся к этому разговору. Мне нужно немного подумать.
  -Ты говоришь загадками. - заметил Ростислав.
  -Ты будешь на финальном матче между Голубым и Красным Отделением? - перевела разговор Оля.
  -Конечно же, буду. Наши впервые добились такого успеха! - сказал Ростислав.
  -Так ты за них будешь болеть? - с поражением посмотрела на него Оля.
  -Ну, а за кого? Не за "красных" же. - буркнул Ростислав.
  -Я думала, что ты другой. - пробормотала Оля. - Ты ведь стал уже почти, как Светлый.
  -Я всего лишь хочу поддержать честь нашего Отделения, а то, похоже, больше её поддерживать некому. - с горькой усмешкой сказал Ростислав.
  -Как ты можешь беспокоиться о чести Мрачного Отделения!? - нахмурилась Оля.
  -Тебе хорошо говорить. - пробормотал Ростислав. - Ты с самого начала определена на Светлую сторону. А мне приходиться жить среди Тёмных и приспосабливаться среди них.
  -В конце-концов ты станешь одним из Тёмных. - буркнула сухо Оля.
  -Я уже один из них. Ты забыла? - улыбнулся Ростислав. - Если честно, то я не совсем не понимаю смысл вражды между нашими Отделениями. Вы все разыгрываете какую-то странную комедию, а между тем, мы все живём в одной стране - Беловодье. Из-за чего такая вражда? Что мы делим между собой?
  Оля отвела взгляд в сторону. Даже она похоже не знала ответа на этот вопрос.
  -Я точно знаю, что Тёмные всегда стремились к власти любой ценой. Все величайшие узурпаторы и тираны - Тёмные. Давно ли ты изучал краеведение? - сказала гневно девочка.
  -Выходит, что я один из таких величайших тиранов. - пробормотал Ростислав. - Но тогда почему же ты дружишь до сих пор со мной?
  -Я не знаю. - вдруг сказала Оля. - Вообще я хотела сказать сегодня, что это будет последняя встреча между нами.
  Ростислав почувствовал, что у него похолодело сердце и почему-то левая рука. Он был в явной растерянности. Ему казалось, что в Оле он нашёл хорошего и верного друга и так будет всегда, а на деле ему предстояло остаться один на один со всем холодным и неприветливым Голубым Отделением.
  За год учёбы в Думиславле он совсем отдалился от своих одноклассников или, как их чаще называли, одноразрядников. После памятной встречи с Юноной Вороновой на лестнице ничего на самом деле не изменилось. Никто на Отделении не кидал в его сторону гнилые фрукты или яйца, ему не подкладывали канцелярских кнопок на стулья и не разукрашивали дверь в общежитии. С ним просто перестали общаться, а затем и замечать.
  Это вышло как-то само собой. Ростислав даже сомневался, кто первым перестал общаться: он или другие. Всё произошло очень естественно и незаметно. Когда он выходил из своей комнаты в общежитии, то с ним никто не здоровался, никто не встречал его даже взглядом. Он ходил и обедал в столовой всегда один, в классах с ним никто никогда не садился рядом, а когда дело доходило до работы в парах, то обычно из-за нечётности числа учеников в разряде Ростислава ему приходилось выполнять классную работу одному или в паре с самим учителем. В больших группах Ростислав садился на самое захудалое и дальнее место, где мог всё время подпирать рукой подбородок, так как к нему за помощью или даже с поручением никогда не обращался и вся работа или собрание проходило без его видимого участия. Именно тогда Ростислав ощутил разницу между словами "жить" и "существовать". В своём Отделении он существовал.
  Особенная тоска на Ростислава нападала, когда после занятий он возвращался в свою комнату в общежитии. Он закрывал за собой дверь и мигом оказывался в пустой тёмной коробке, находящиеся под толщей зелёной воды. Подводный мир за толстым стеклом окна перестал уже успокаивать его в дни грусти, так как стал до боли привычным, как и многое другое в школе. В один из таких самых грустных дней в его жизни он даже на верхнем косяке двери своей комнаты нацарапал:"Невидимка". "И стоило мне перемещаться из мира Земли в Астрал, чтобы стать вновь одиноким, и даже более одиноким, чем раньше?" - думал Ростислав, сопровождая такие свои размышления тяжким вздохом. От плача его удерживало лишь чёткое осознание, что кроме, как на самого себя, в этом мире ему надеяться не на кого.
  Ростислава неожиданно радовало лишь прикосновение к воде. Уж с наклонностью мальчика к Водяной Стихии гамаюн не прогадала. Очень скоро мальчик стал ощущать, как от прикосновения с любой жидкостью к нему стала приходить едва уловимая энергия. При чём от каждой жидкости энергия приходила своя. Чаще это оказывалась обычная вода, но и здесь мальчик научился понимать разницу ощущений от мутной и грязной воды и от чистой родниковой. Он заметил, что если колдун брал энергию из загрязненной мусорной воды, то и заклинания у него выходили неказистые и грязные по исполнению. От чистой родниковой же воды возникали очень звонкие и яркие заклятья.
  Всё это они проходили на занятиях славной волшебницы Дальнерус.
  Прошло уже значительное время с тех пор, когда они ещё юными перворазрядниками пытались вызвать своими словами бурю в стакане. У Ростислава это тогда получилось только через полгода, в то время, как у одноразрядницы Вари Соловьёвой уже через три месяца. А ведь Варя была магом третьего уровня и училась чуть-чуть хуже, чем Юра Волков - третьеуровневый маг в одном разряде с Ростиславом. В общем, дела тогда у мальчишки были очень плохие.
  Сейчас ему требовалось неимоверно много слов, чтобы совершить какое-нибудь простецкое заклинание, но это был значительное продвижение вперёд по сравнению с тем, что было. Ростислав уже более сносно научился управлять жидкостью и на втором году обучения теперь пытался научиться изменять свойства жидкости, что было несколько сложнее.
  Так уж повелось в природе, что маги делились по четырём принадлежностям к Стихиям. В своей родной Стихии маг черпать не только дополнительную энергию для заклинаний, но и материал для них. Если маги Земляной Стихии могли сокрушать на своём пути любые препятствия и вообще управлять любыми твёрдыми предметами, то Водяные маги превосходно чувствовали себя в воде и в других жидкостях, разбираясь во всех разнообразиях водорослей и рыб. Другое дело было в том, что так как маги были скорее сухопутными существами, и вода на их пути встречалась редко. Тем не менее её можно было найти. Любое существо состояло хоть сколько-нибудь из воды, что давало определённые возможности над ним.
  Одно из самых страшных заклинаний было, например, иссушение крови. Применять его, конечно, было запрещено везде, где это возможно. Но разве это останавливало кровожадных смельчаков из Мрачного Отделения? Однажды Юра Волков на берегу Думиславского сада захватил лягушку и принёс её в гостиную. Ему захотелось попробовать иссушить это существо заживо, и естественно на этот аттракцион собрались все ближайшие младшеклассники. Ростислав в то время неподалёку читал книгу и тоже присоединился к любопытным. Он знал, что Тёмных всё равно нельзя было остановить или урезонить от этого бессмысленного поступка, поэтому лишь молча наблюдал за всем происходящим.
  Юра Волков был признанным мастером словесных заклинаний. Медленно, но уверенно по похвалам он захватывал лидерство в своём разряде, но оно ему давалось тяжело. Каждый проходящий вечером мимо комнаты Юры мог слышать его глухое бубнение заклинаний по учебникам. Такой уж был этот целеустремлённый человек.
  И на этот раз Юра не подвёл ожиданий зрителей. Он сделал привычный театральный жест рукой и крикнул:"Кровь изыди!" Раздался слышимый шипящий звук с чмоком в конце, и как-то вмиг свернувшиеся лягушка ткнулась мордой в стол.
  На Ростислава это произвело тяжёлое впечатление. Пожалуй, он тогда впервые понял какая сила заключена внутри него самого. У Юры потом возникли проблемы с главным управителем Думиславля. Никто на Юру не пожаловался, просто некоторые заклинания способны отслеживаться, как по всему Беловодью, так и отдельно в самом Думиславле. Проведённое заклинание оссушивания крови отследила администрация и наказала виновника. Юра ещё долго мыл полы в коридорах и классах Дворца Водяной Стихии Думиславля. Но, как говорил он сам, это стоило того, чтобы провести смертельный эксперимент.
  Многое, что ещё случилось с Ростиславом за последний год. Всё это ему не приходилось вспоминать за одно мгновенье перед Олей Петровой. Всё происшедшее жило с ним до самого последнего мига времени. Чтение книг и редкие встречи с белой волшебницей из одного потока надёжно скрашивали жизнь десятилетнего мальчика, но теперь этому предстояло, похоже, потерять. Вот почему у Ростислава всё так похолодело внутри от желания Оли расстаться. В него переставал верить последний человек.
  -Но, как же хвалёная добродетель Светлой стороны? - буркнул он. - С кем я буду ещё общаться в Астрале? Тёмные меня перестали замечать, другие Светлые при виде моего значка сразу же начинают меня обходить стороной в коридоре. Я общаюсь только с тобой и с Гошей. Но с тем, скорей, уже по привычке.
  -Я всего лишь хотела сказать, но не скажу, так как у меня возник план, как ты можешь стать настоящим Светлым. - сказала Оля.
  -Это как? - не понял Ростислав.
  -Ты останешься на Тёмном Отделении. Здесь уже нельзя ничего изменить. Но будешь помогать Светлым. Ты согласен на это? - спросила Оля.
  -Конечно, согласен. Но как я им могу помочь? - спросил Ростислав.
  -Это предоставь мне. Я пока сама не знаю, что буду делать до конца. - пробормотала задумчиво Оля. - Короче, я всё окончательно скажу лишь после матча между вашим и Красным Отделением. Ты ведь ещё совсем ничего не знаешь о Думиславле.
  -Ну, это вряд ли. - усмехнулся Ростислав. - Я здесь во многих местах побывал и уже ничему не удивлюсь.
  -Мне надо бежать! - встала из-за стола Оля. - Ещё раз поздравляю тебя с переводом на третий курс, хоть и в лютень. Пока!
  -Пока! - ответно встал мальчик из-за стола и растерянно посмотрел вслед уходящей девочки.
  Он не заметил, как боком к его столику подошёл тот самый русоволосый из Коричневого Отделения, который желал проигрыша его команде "красным".
  -Это ты с кем ещё болтал? - процедил он сквозь зубы с угрожающими нотками в интонации голоса.
  -С белой волшебницей. - ответил Ростислав и спокойно взглянул в серые глаза русоволосого.
  -Предатель. - пробормотал русоволосый.
  Он засунул свои руки в карманы и размашисто зашагал к выходу из библиотеки. Ростислав мысленно выругался, насчёт непонятных Тёмных колдунов насколько это мог сделать десятилетний ребёнок. Ещё некоторое время назад этот русоволосый болел за "красных" из числа Светлых, а после общения с белым магом назвал его предателем.
  Но это было не самое главное. Ростислав знал, что игра между Красным и Голубым Отделением по лапте должна была состояться завтра. А значит и разговор должен был состояться тоже завтра.
  В библиотеке было делать больше нечего. Ростислав добрался до своей комнаты общежития без особых приключений. Как всегда в Голубом Отделении на него просто не обратили внимание. Он закрыл за собой дверь в комнате и вновь оказался в глухой и пустой коробке. Его комната всё больше напоминала собой тюремную камеру. Мальчик от нечего делать открыл и заглянул в свой платяной шкаф. На самом его дне валялись запылённые сандалии, подаренные ему ягыней в Лукоморском лесу. Помимо самозастёжек никаких чудодейственных свойств у них не открылись, да и стали они слишком маленькими по размеру. Он хранил их лишь как память.
  Но в этот вечер тоска почему-то накатывала особенно сильно и добрые воспоминания не давали полностью от неё избавиться. Однако Ростислав уже знал, как занимать пустоту внутри себя в такие дни. Он подошёл к своему письменному столу. Тот был практически завален стопками книг, из которых торчали разноцветные закладки с напоминаниями о сроке сдачи в библиотеку. Становится во второй раз горбатым мальчику уже не хотелось.
  Помимо пустого и неинтересного времяпровождения со своими одноразрядниками по Отделению Ростислав стал забивать своё время тренировками чтения и чистописания. Его гордостью было то, что он мог обходиться порой без очков-самоглядов, чтобы освоить школьную программу и даже немного писать самым обычным грифелем, а не самописцем. Очень редкие ученики школы могли похвастаться подобными умениями.
  Между книгами Ростислав даже извлёк затесавшуюся газету "Вестник Беловодья". На передовой странице был изображён сам Летучая Смерть в своём неизменном чёрном балахоне и в белой маске на фоне гигантских выращенных дынь в окружении полевых русалок. Внизу была размашистая подпись: "Праздник урожая в Червене". Чуть далее в глубине газеты можно было узнать подробности спасательной операции в Таврическом море, где терпел бедствие торговый корабль кентавров после нападения рыбы-кит. Таких рыб кентавры называли почему-то на манер греков харибдами. В Энске жители жаловались, что вместо вечно пасмурно-дождливой погоды уже несколько дней стоит весьма яркий свет. Ростислав задумался, что неплохо было бы перебраться из Китежа в этот самый Энск. Зачарованный город Энск славился тем, что там всегда царила вечно плохая погода на болотистой местности, где он был построен. И всё это на фоне соответствующей высотной каменной архитектуры, которая навеивала лишь грусть и уныние. Это был однозначно город для Водяных магов. Каждый из двадцати Зачарованных городов Беловодья был особенным. И Энск был одним из них.
  Ростислав выловил из туго набитой книжной полки на стене пухлый фолиант "История Беловодья". Это была его первая книга, по которой он начинал тренировать свою скорость чтения. Конечно же, поначалу мальчик не мог осознать большинства прочитанного, но постепенно он втягивался в текст.
  Так он узнал, что сама страна Беловодье появилась лишь в шестнадцатом веке от Рождества Христова путём объединения ранее трёх независимых восточнославянских государств: Славии, Артании и Куявии. Теперь они являются основными провинциями единой страны. Помимо них в отдельные провинции, или земли, как они назывались в толстой "Истории Беловодья", были выделены Лукоморье, Биармия. Точнее Биармия была присоединена насильственно к Беловодью сразу же после объединения. Биармия удивительна тем, что это страна медвежьих оборотней. Их называли бьорнами.
  Биармия находилась на севере за Рипейскими горами и была вечным предметом раздора между гигантскими землями, принадлежащих Совету Асгарда и большой лесистой, но малозаселённой Пармы - страны волшебников коми и удмуртов, состоящих в союзе с множеством других мелких финских государств.
  Лукоморье же находилось на юге. При взгляде на изгиб его побережья все вопросы по смыслу названия местности отпадали сами собой. Через Лукоморье Беловодье имела выход в Таврическое море, а оттуда в Великий океан. В Лукоморском заливе Таврического моря находился Макарейский архипелаг из троих островов: Буяна, Вырия и Макария. В Беловодье эти земли были особенно священными. Неподалёку от Макарейских островов находился ещё один очень святой остров Ретра, но он принадлежал другому волшебному славянскому государству - Поморянии. На Ретре располагалось святилище, посвящённое одному из самых могущественных славянских колдунов Радегасту. С Поморянией, как и с Ржипом на северо-западе, были оборваны связи во времена прихода к власти Летучей Смерти. Всё последнее время Беловодье тщательно самоизолировалось от остального мира, пытаясь опираться исключительно на собственные ресурсы. И это похоже удавалось. Это Ростислав прочитал уже в самом конце книги, когда ему наскучило читать её по порядку.
  Об остальных государствах Ростислав знал лишь по сухим наименованиям на картах атласа в Призрачной комнате, где происходили уроки краеведения, да и со страниц газет. Поморяния помимо острова Ретры владела ещё большими землями вдоль Таврического моря, опираясь своей восточной границей на реку Молочную, за которой начинался Лукоморский лес. На севере у неё проходил гиблый Чёрный лес, который огороживал эту приморскую страну от одного из самых неблагополучного соседа в мире - Воллачии.
  Одно упоминание, что Воллачия - это страна волчьих оборотней уже будоражило любое сознание школьника. Даже выпивающий учитель по самообороне подполковник Вырвидуб проходил службу на границе с этим государством. В Беловодье жителей этой страны называли волкодлаками. Их изображали довольно пугающими полулюдьми-полуволками. В этой стране постоянно происходили какие-то гражданские войны между кланами и семействами, а если они вдруг объединялись, то очень скоро находили себе внешнего врага и нападали. Вмешаться во внутренние дела Воллачии старалось любое соседнее государство, чтобы помешать внутреннему объединению этой страны и не допустить внешних нападений на свои границы. Не всегда это удавалось.
  Земли Воллачии лежали к западу от длинной рек Молочной и Полисты, а также озера Мойско, в которую соответственно одна река впадала, а другая вытекала и впадала в Таврическое море.
  На самом северо-западе, где брала своё начало река Полиста, вытекала река Вольчья (основная река волкодлаков). В их верховьях и в самих местных Рипейских горах закрепилось государство Ржип, основанное уже далёкими славянскими колонистами и давно всеми забытое. В общем, Ржип никому в Рипейских горах не мешал, кроме самых отчаянных волкодлаков, поэтому о нём упоминалось очень мало.
  За северными Рипейскими горами находилась уже известная Биармия, граничившая непосредственно с землями Утгарда Совета Асгарда, а также с Пармой на северо-востоке.
  Гораздо интереснее выглядела восточная граница Беловодья, которая всегда обозначалась тонкой красной линией реки Смородины. Это был первый вопрос, который задал Ростислав, когда впервые взглянул на карту своей страны на уроке краеведения. Ему было отвечено, что так могут спрашивать только те, кто никогда не видел реку Смородину вблизи. Потому что по сути Смородина - это не река, а разлом земли, где на дне вместо воды течёт лава, а на поверхность всё время вырываются сернистые газы, создающие специфический запах. Этот разлом создали неведомые древние силы, и он как нельзя кстати подходил для защиты Беловодья с востока, так как на востоке находилось ещё более опасное, чем Воллачия государство Эвлисия. Все жители Эвлисии были в прямом смысле гадами. Гады представляли из себя какую-то дикую смесь разумных ящеров и змей. Некоторые из них были человекоподобными, другие являлись всего лишь тупыми гигантскими животными, способные навести ужас и отвращение на любого их встретившего человека. Но хуже всего было то, что в местности Дикое Поле в Эвлисии обитали многоголовые змеи из древнерусских былин, дышащие огнём. Более смертельно опасных существ в мире, судя по рассказам, Ростислав ещё не знал.
  Жар вокруг Смородины был такой, что вдоль её берегов на многие расстояния длились голые степи. Так вся Артания лежала на востоке в степи от жара этой реки. Лишь на юге Смородина усмиряла свой жар, куда в неё вливались два потока мутно-грязной жижи именуемыми Мутной и Чёрной речками. За ними лежало степная Таврида - страна кентавров, минотавров и других существ с приставкой "тавр". Река Мутная служила восточной границей Лукоморья и Куявии и всего Беловодья в целом.
  Много что было удивительного в Беловодье, и Ростислав, читая простую "Историю Беловодья" познал всего лишь малую часть из всего Астрала, куда он прибыл два года назад. День быстро подходил к концу, и мальчик не заметил, как уснул нераздетым в кровати, накрыв лицо толстым фолиантом.
  Проснулся он от резкого звонка своего строгого будильника. В Думиславле независимо от желания и возможностей было принято вставать в восемь. Ростислав с трудом собрался мыслями, прежде чем вспомнил, что сегодня должен был состояться важный матч и разговор после него. Встреча намечалась в десять, а до этого должен был состояться непременный завтрак в Куполе.
  Он привык уже всё выполнять в одиночку. Быстро ополоснувшись холодной водой из общего умывальника в коридоре, мальчик переместился в столовую в Куполе. Всё происходило обычно, пока вдруг с верхних мест к третьему ряду, куда переместился весь курс Ростислава, не спустился сам Велимор.
  -Все, кто хочет и должен присутствовать на встрече по лапте между нашим и Красным Отделением. - тут он посмотрел на Антона и Юнону - двух основных игроков команды. - Должен подождать остальных у выхода из Купола. В Чертог пойдём все вместе.
  - С каких это пор мы все должны ждать друг друга? - горделиво задрал свой нос Юра Волков. - Почему я не могу отправиться болельщиком на трибуны Чертога в одиночку?
  -Потому что это финальная игра. - холодно произнёс Велимор. - Напряжение перед игрой будет немного не то, что в предыдущих встречах, поэтому передвигаемся все вместе и разом, чтобы избежать ненужных стычек и драк. Вы же не хотите превратить игру в одно побоище?
  -Я был бы не против, если это было побоище "красных". - ухмыльнулся Антон.
  -Шуточки в сторону. - грозно произнёс Велимор. - Их будет больше, и они будут у себя дома. Это касается и тебя, Арсентьев!
  Ростислав вздрогнул. Он уже и не припомнил, когда к нему кто-нибудь персонально обращался из Голубого Отделения. Но Велимор уже быстро отвлёкся от него и уже начал спускаться к с разъяснениями второму курсу. После завтрака у выхода из Купола собралось практически всё Голубое Отделение. И это было понятно.
  Игрой в лапту Думиславль жил все две недели до игры в лютень, так как школьное первенство проводилось всего раз в четыре года. После него обычно наставали городские и межгородские чемпионаты, куда обычно выставлялись лучшие игроки от школ или городов в сборные команды. Игры в лапту от этого внутри школы не прекращались, просто они были все дружескими и победители в таких неофициальных дружеских турнирах всё-таки мало ценились по сравнению с настоящим школьным первенством. Как объяснял Велимор своим подопечным, это было сделано для того, чтобы за четыре года какое-нибудь Отделение из училища могло подобрать свой лучший состав и выступить на первенстве более зрелищно и интересно. Самые лучшие игроки прямо с любительских турниров отправлялись в профессиональные команды по лапте. Были ещё не менее популярные игры в городки, но обычно там играли те же игроки, что и в лапту, поэтому незаметно в школах остальные игры стали менее известны и малопопулярны по сравнению с главной игрой сезона.
  Итоговая игра между Голубым и Красным Отделением состояла из двух встреч. Каждая на одной из домашних арен Отделения. Первая должна была состояться на территории Красного Отделения - Чертоге.
  Огненные Отделения находились на ярус ниже, чем Земляные. Говорили, что для огня маги пробурили из этих Отделений целую скважину для доставки подземной лавы. Так или иначе, но Земляные маги иногда жаловались на грохот, доносившиеся от их соседей снизу. Самих Огненных магов можно было узнать издали. Это были жуткие любители огня, взрывов и разрядов электричества. От высокой температуры у некоторых отсутствовали брови или ресницы, бывали следы ожогов на руках и на лице, но это у особо нерадивых. Забавой у них пользовалась игра с огнём в руках. Ростислав не раз видел в центральной библиотеке, как Огненные маги безбоязненно подходили к очагам и брали отуда огонь в свои руки. Язык пламени не потухал в их руках, а сами маги начинали им жонглировать, как мячиком, явно получая от этого удовольствие. Очевидно, они черпали от этого силу для своих заклинаний, как Водяные маги от любых жидкостей.
  Так и теперь, при приближении болельщиков из Голубого Отделения Огненные маги заполонили собой все свои подземные коридоры и проходы с кривыми усмешками, проигрываясь незатухающими языками пламени на своих руках. Ростислав подумал, что зря не захватил собой какой-нибудь водяной шар в руках, чтобы облить самонадеянных Огненных магов. Обведя взглядом остальных своих разрядников по Отделению, он понял, что они подумали то же самое. Они должны были победить, потому что вода всегда побеждала огонь.
  Чертог представлял из себя гигантский подземный куб с трибунами из деревянных скамей и столов. Отовсюду на железных цепях и шестах свисали или находились огромные чаши, заполненные огнём. "Красные" болельщики уже давно заняли свои места на одной из трибун и, кажется, даже развели какой-то магический костёр между собой. Помимо них здесь было множество и сторонних болельщиков из других Отделений, которые пришли лишь поглазеть на красивую игру. По обыкновению все были одеты в парадную форму цвета Отделения или имели хотя бы небольшую ткань такого же цвета, отличающую их от остальной массы болельщиков. Все старались садиться группами и вскоре все зрительские трибуны стали напоминать собой лоскутное одеяло.
  Ростислав заметил, что на финальную игру все болельщики сели в строгой очерёдности. Правые от входа трибуны заняли многолюдные Светлые Отделения, а левые - Тёмные. От входа сначала сидели друг напротив друга Огненные Отделения, затем Воздушные, Земляные и, наконец, Водяные. Так уж вышло, что Ростислав занял самое дальнее место от входа на левой трибуне. Зато ему было хорошо видна линия полукона на игровом поле.
  На противоположной трибуне, где находилось Зелёное Отделение, Ростиславу стоило труда отыскать взглядом Олю. Она сидела рядом с очкастым пареньком из своего Отделения и о чём-то с ним весело болтала. Очкастого паренька звали Денис Антонов. Он был единственным магом первого уровня в своём разряде.
  Сердце Ростислава тревожно защемило. Помимо важного матча для Отделения сегодня ему предстоял важный разговор. Из последней беседы Оля напустила слишком много тайны, и мальчику не терпелось её раскрыть.
  Предстоял матч магов третьего уровня, а это значит, что соревновались дети 8-12 лет. Тем не менее, даже такую игру в финале можно было считать достаточным успехом. Ростислав слишком мало следил за игрой в лапту, а поэтому очень слабо разбирался во вражеских игроках команды. Из команды "красных" он не знал никого. Зато в команде "голубых" все ему были хорошо известны. После того, как Роман Волостнов закончил Думиславль или, как обычно выражались думиславские ученики, посадил свой дуб, капитанская повязка перешла на рукав Антона Дорохова. Нужно сказать, что это выглядело вполне заслуженно. Антон начал играть в конце первого учебного года и сразу же стал героем встречи, выведя в одиночку своей подачей всю команду в полуфинал. Правда, дальше пройти не удалось. Тем не менее мастерство маленького мальчика росло, а вместе с ним и командный голос, который старался уже не по-детски распоряжаться всеми игроками. Велимор недолго думал, чтобы отдать ему лидерство в команде.
  Помимо Антона в основном составе команды играло ещё три девочки и один мальчик. Все они были сильнейшими на одном из четырёх начальных курсов. От курса Ростислава находилась, например, Юнона Воронова.
  По жребию сборной Голубого Отделения предстояло защищаться в "поле". С первым ударом по мячу трибуны сразу же взорвались поддерживающими криками. Никакого комментатора на трибунах не было, но Ростиславу даже нравилась такая игра, где были слышны лишь одни напряжённые хлопки ударов по мячу, крики заклинаний игроков и метающиеся размытая красная тень красного мяча по полю. Иногда с трибун раздавался нарастающий шум поддержки.
  Игра задалась очень азартной. Обычная тактика атакующей команды всегда заключалась в том, что никто из бивших по мячу игроков никогда не бежал через "поле" зарабатывать очки. Обычно они скапливались у линии "кона", чтобы бежать всем вместе через "поле" при последнем ударе. Ведь стоило обороняющимся "засалить" всего лишь одного игрока, как вся атакующая команда могла переместиться в "поле". Быть "засаленным" всем вместе в одной перебежке было меньше шансов, чем поодиночке во множественных перебежках.
  "Красные" игроки решили немного схитрить. Когда подавал четвёртый, предпоследний, игрок, то никто не ожидал, что после его довольно неплохого удара вся четвёрка сорвётся с места и начнёт перебегать через "поле". Мяч улетел "свечкой" ближе к Тане Огурцовой - третьеразряднице. Похоже она как-то не смогла до конца от неожиданности выговорить заклятье приближения к себе вещей, потому что мяч довольно неуклюже от неё отскочил в сторону, и ей пришлось по-простому бежать за ним и хватать руками. На это ушло пару секунд, но их хватило, чтобы четвёрка добежала до полукона. Антон Дорохов очень недовольно размахивал руками в центре "поля" и даже сумел притянуть заклятьем мяч с довольно далёкого расстояния, но передача от него на Юнону Воронову у линии "кона" опоздала на пару секунд. Вражеские игроки уже все очутились за линией.
  На последнюю подачу вышел капитан "красных". Это был уже довольно рослый чернявый парень с ухмыляющимся лицом. По всему его виду было видно, что это был самый опытный и мастеровитый игрок команды, который доигрывал последний сезон. Если учесть, что команда "красных" была также не особо избалована победами на школьном первенстве, и их капитан играл свой последний сезон, то он должен был из-за всех сил лезть из шкуры, чтобы победить.
  Так и произошло. Паренёк нагло подал мяч на самого мастера команды "голубых" - Антона, но это сработало. Мощная подача сбила с ног незадачливого капитана Водяного Отделения, а его противник сумел с приличной скоростью перебежать всё поле и заставить остаться Голубое Отделение в защите. Красное Отделение мигом взорвалось оглушительными аплодисментами и криками одобрения. Игра продолжилась.
  Ростислав заметил, что за Красное Отделение довольно сильно активно болело большинство трибун. К тому же им в игре пока спутствовала удача. Да и ребята из Коричневого Отделения, как и обещали, явно одобряли действия команды "красных". Другие Тёмные были молчаливы и угрюмы в своих наблюдениях, что нельзя было сказать о Светлых, которые дружно поддерживали исключительно действия "красных". "Хорошо, что из первенства мы не вышибли ещё какую-нибудь команду Тёмных, а то совсем остались без поддержки" - подумал Ростислав.
  Во второй раз "красные" не рисковали, но взамен "голубые" играли более сосредоточенно и нацелено, не допуская ошибок. Антон схватил даже "свечку", дав своей команде первое очко, а Юноне Воронове удалось "засалить" последнего перебегающего игрока. Однако, когда казалось, что "голубым" удалось перебежать за "кон", как из глубины своей команды вырвался капитан "красных", схватил мяч и "осалил" Андрея Иванова - самого младшего в команде, а потому замешкавшегося на "поле". Положение ухудшалось, но не было безвыходным.
  Счёт был 15:3 в пользу команды "красных", когда Голубому Отделению удалось перейти в "город". Это значило, что необходимо было набрать не менее 12 очков, чтобы продолжить борьбу.
  Всё неожиданно закончилось в первом же круге. По обыкновению Антон на правах капитана подал свою лучшую последнюю подачу и команда рванула к бегу через поле. Но на линии "полукона" Юнона почему-то на момент замешкалась, взглянув на трибуны.
  -Давай, Юнона! - закричала её одноразрядница и подружка Варя Соловьёва, вскочив со своего места.
  -Беги, Юнона - поддержал её взволнованным шёпотом Ростислав, который полностью увлёкся ходом игры.
  Тем не менее, Юнона вдруг споткнулась будто о какое-то препятствие и растянулась во весь рост на поле. Добежать уже не было никакого времени и единственная девочка-игрок из команды "красных" торжествующе "осалила" Юнону на пол-пути к финишу. Проделала она это мастерски, так как была уверена в своём результате и в победе "красных". Мяч отскочил довольно далёко от чёрной волшебницы, и она не смогла вовремя заново "осалить" убегающую команду Светлых. "Красные" ликовали. Их команда победила во встрече со счётом 15:7. Следующая игра начиналась с этого же счёта, и "голубые" опять были в обороне.
  Тёмные молчаливо потянулись к выходу с трибун, в то время, как Светлые проводили их позорным свистом. На поле команда Голубого Отделения мрачно обступила Юнону. Никто не ожидал от неё подобного происшествия, ведь до этого девочка ни разу не ошибалась в игре. Велимор остался с командой и Голубое Отделение добиралось до своих помещений в Думиславле под руководством его девушки - Наташи Стерлиговой.
  Ростислав был подавлен поражением своей команды. поэтому едва вспомнил, что необходимо было встретиться с Олей и переговорить с ней о чём-то важном. На выходе из подземелий Огненных Отделений он сделал вид будто у него развязались шнурки на полуботинках и пропустил мимо себя всю колонну Голубого Отделения. Никто привычно на него не обратил внимания и даже не повернул головы. Ростислав мрачно про себя усмехнулся этому.
  Когда он встал, то неожиданно столкнулся носом к носу с самой Олей. У неё был весьма решительный и отчуждённый вид.
  -Насчёт тебя было вынесено положительное решение. - заявила она. - Тебе здесь нельзя оставаться. Пойдём бытсрее в библиотеку на старое место. Там и поговорим.
  -Положительное решение!? - удивился Ростислав. - Насчёт чего? И кто его вынес?
  -Все вопросы потом. Я тебе всё скажу, когда мы доберёмся до старого места. - коротко отмахнулась Оля, направляясь дальше по коридору.
  Ростислав быстро зашагал вслед за ней, теряясь в загадках.
  -Ваши сегодня очень грязно играли. - заметила между делом Оля. - Особенно этот Антон. Он же пытался сделать подножку Артёму.
  -Артём - это капитан "красных" по лапте? - догадался Ростислав и пожал плечами. - Не вижу в этом ничего особенного. Для победы все средства хороши.
  -Судья должен был вас наказать!
  -Это всего лишь игра. - произнёс Ростислав. - То, что это не заметил судья, то это его проблема. Мы сделали всё для победы.
  -Ты сам сказал, что это игра, а сами ведёте себя на поле, будто это последний день вашей жизни! - резко заметила Оля.
  -Мы же не будем ссориться из-за пустячной игры? - спросил хмуро Ростислав. - Наши ребята просто очень старались победить. Что они, по-твоему, были должны сделать? Сдаться?
  -Играть честно. - буркнула Оля. - Для начала.
  -Вы победили в игре! О чём ещё можно спорить? - проговорил Ростислав. - Помнят в конце всегда победителя, а не участников. Так нам Велимор всегда говорил.
  -А нам Дальнерус всегда говорит, что главное в соревновании участие. - сказала Оля.
  -Нас учат в Отделениях разному. - примирительно сказал мальчик.
  Они зашли в центральную библиотеку, расположенную между двумя Земляными Отделениями и быстро прошли к своим местам у учебных очагов. Оля постаралась выбрать самое удалённое и малолюдное место в углу помещения. Сразу после финальной игры в библиотеке в ней было очень мало учеников, чем воспользовались многочисленные домовые, которые с усердием стали щётками наводить порядок на бесчисленных книжных полках.
  -Ааапчхи! - чихнула Оля от поднятых туч пыли, которые долетели даже до их столика.
  -Будь здорова! - пожелал Ростислав и тут же перешёл к теме разговора. - Так, что ты хотела сказать?
  -Многое. - загадочно проговорила Оля и довольно улыбнулась, проследив за нетерпеливым взглядом собеседника. - Помнишь, ты говорил мне во время последней встречи, что стал видеть шире мир, хочешь постигнуть новые знания и всякое такое?
  -Да. - сказал Ростислав и недовольно поморщился, посчитав, что Оля очень грубо определила его душевные стремления.
  -Так вот, у тебя появилась уникальная возможность расширить свои познания о Думиславле, ведь ты не знаешь и десятой части, что на самом деле здесь происходит! - проговорила горячо Оля. - Тебе что-нибудь известно о тайных ученических кружках?
  -Никогда не слышал. - помотал головой Ростислав.
  -Это не удивительно. - сказала девочка. - О них нельзя говорить и в их ряды ведётся строгий отбор участников.
  -Что за тайные ученические кружки? Почему они тайные? И что в них происходит? - удивился Ростислав.
  -Видишь ли, переселенцы с Земли прибывают в Астрал втечение многих поколений и Думиславлю уже около двухсот лет со дня основания. - начала рассказывать Оля. - На самом деле переселенцев с Земли всегда было намного меньше, чем коренных жителей Беловодья, так как за несколько поколений они полностью тоже становились коренными волшебниками этого мира. Однако не всем удавалось полностью слиться с коренным населением Беловодья и очень многие бывшие переселенцы очень страдали и страдают от этого после выпуска из своих закрытых школ, не находя своё место в жизни, вечно тоскуя по покинутой родине...
  -Но как это связано с тайными кружками? - проявлял уже нетерпение Ростислав.
  -Подожди. - остановила его Оля. - Ведь с этого первые ученические кружки и начались, как общества помощи переселенцам с Земли по устройству в Беловодье. Дело в том, что бывшие переселенцы стали помогать друг другу устроиться в новом мире. Постепенно они поняли, что нужно помогать влиться в коренное население с самого раннего детства. Так были учреждены первые ученические кружки. Главное в них было существование содружества между участниками для различной помощи во время всей жизни.
  -Ну, это неплохо. - заметил Ростислав, который смутно и с опаской уже начинал представлять себе жизнь после учёбы в Думиславле.
  -Кружки очень быстро ширились и росли, вливаясь один в другой, пока они не выросли в один большой кружок. - продолжила Оля. - Тогда его внезапно запретили.
  -Почему? - спросил мальчик.
  -Коренному населению не нравилось, что переселенцы с Земли стали объединяться. Они подумали, что кружок направлен против них. Кружок обвинили в том, что он хочет захватить власть в стране и строит заговор. А ведь это было не так. Кружок всего лишь помогал лучше устраиваться детям с Земли в волшебной стране. Но самое страшное было даже не в этом. Всех взрослых руководителей кружка схватили и всячески их наказали, превратив в животных, птиц, а то и в простые каменные изваяния, остались лишь дети, так как Летучая Смерть... - тут Оля перешла к шёпоту. - Думал, что дети без взрослых - это ничто. Что они разойдутся сами по себе и ничего предпринять не смогут, но он оказался неправ. Так появился наш настоящий тайный ученический кружок.
  -Вы боретесь против самой Летучей Смерти? - догадался также шёпотом Ростислав. - Но тогда почему ты упоминаешь этот кружок в разговоре, хотя о нём запрещено говорить?
  -О нём можно говорить, но только с разрешения. - сказала Оля. - Сегодня мне дали это разрешение, чтобы всё рассказать о тебе. Ты должен всё внимательно слушать и запоминать. Мы действительно боремся против Летучей Смерти насколько это возможно для маленьких детей и, чтобы не предавать широкой огласке наше существование. Но это даже не самое главное в нашем кружке. Главное в том, что мы должны стоять друг за друга в Беловодье что бы ни случилось, и отдавать своим товарищам всегда больше, чем получаешь.
  -Классно! - согласился со всем Ростислав. - А как вы так долго сумели сохранить себя в тайне?
  -На самом деле мы не сумели сохранить свою тайну существования до конца. - огорчённо вздохнула Оля. - О нашем существовании известно всем, кто действительно желает о нас знать. В том числе и сам Летучая Смерть.
  -А он откуда?
  -Ничто нельзя хранить в секрете вечно, а особенно если секретом является очень большая организация. В конце-концов кто-нибудь проговорится. - вздохнула Оля. - На наше счастье Летучая Смерть всегда презрительно глядит на детей, да и мы не особенно пытаемся его задирать. К тому же мы постарались сделать всё, чтобы наш кружок невозможно было полностью разгромить и несколько членов всегда могло уцелеть, чтобы начать всё сначала.
  -Значит, тебя ко мне послал тайный кружок? - пытался размышлять вслух Ростислав.
  -Не совсем. - улыбнулась девочка. - Это я уговорила кружок послать меня к тебе с поручением. Мне показалось, что ты подаёшь большие надежды...
  -На что? - спросил Ростислав, хотя уже догадывался об ответе.
  -Чтобы вступить в наш кружок. - сказала Оля.
  -Даже если я Тёмный. - усмехнулся Ростислав.
  Тут неожиданно по лицу Оли пробежала тень.
  -Я тебе ещё не всё сказала. Дело в том, что в нашем кружке есть предатели. И среди них нет ни одного Светлого, как и среди нас ни единого Тёмного. У нас действуют два разных тайных ученических кружка отдельно для Светлых и Тёмных. И мы боремся друг с другом. Чтобы вступить в наш кружок для Светлых, тебе нужно вступить в кружок для Тёмных и давать нам сведения о нём. Как только ты окажешься в нашем кружке для Светлых, то кружок обещает тебе перевод на обучение в Светлое Отделение.
  -Разве это возможно? - усмехнулся Ростислав. - Ты же вроде сама говорила, что я никогда не смогу стать Светлым. Да и наш главный управитель Думиславля Скоп Лютович однажды при встрече сказал, что птица-гамаюн не могла ошибиться.
  -Я тоже это у них спросила. - вздохнула Оля. - Но у кружка гораздо больше возможностей, чем ты думаешь. И ещё они сказали, что в Думиславле было подобное более пятидесяти лет назад. Одного мальчика, бывшего Тёмным, перевели в Светлое Отделение. И меня просили, чтобы ты прочитал вот это.
  С этими словами Оля обеими руками протянула маленькую сложенную беленькую бумажку.
  -Я её не читала. Будь уверен! - почему-то заверила она.
  Ростислав недоуменно развернул записку и прочитал вслух:
  -"Я был Тёмным". Станислав Головин. Что это значит?
  -Похоже на название книги. - произнесла Оля, но тут же поспешно вернулась к основной теме. - Так ты согласен сотрудничать с нами, чтобы вступить в кружок?
  -Подожди, подожди! - замотал головой Ростислав. - Теперь у меня куча вопросов! Например, откуда взялся ещё один тайный ученический кружок Тёмных?
  -Они предатели. - вздохнула Оля. - Дело в том, что в кружок входили некогда и Тёмные, и Светлые. Хотя сейчас непонятно, как это удавалось сочетать. Однако после запрета кружка Тёмные решили поддержать Летучую Смерть. Они захотели превратить кружок в общество поклонения нового правителя. Конечно же, после ужасных наказаний взрослых участников кружка Светлые их не поддержали и так возник раскол.
  -Будто среди наказанных взрослых не было Тёмных колдунов! - буркнул Ростислав.
  -Этого никто не знает. - вдруг сказала Оля. - Их аресты и дальнейшие судьбы засекречены в Беловодье. Но всё же мы думаем, что Тёмные в момент закрытия кружка предали нас в первый раз, выдав всех кого возможно было выдать суду.
  -Но как это произошло? Они же сами состояли в кружке? Почему они хотели его закрытия? - удивился Ростислав.
  -Я же говорю, что внезапно все Тёмные стали ужасными фанатиками Летучей Смерти. Большинство из них покинуло кружок, но самые жестокие и фанатично преданные откололись от нас и всё-таки создали свой кружок поклонения Летучей Смерти.
  -Я о нём никогда не слышал. - сказал Ростислав.
  -Это понятно, потому что они действуют тоже очень тайно.
  -А им зачем скрываться? Ведь Летучая Смерть правит всем Беловодьем! - даже слегка рассмеялся Ростислав.
  -Я не зря сказала, что это самые жестокие Тёмные. - вздохнула Оля, уже в который раз. - Они просто всех ненавидят. Даже самих себя. Если бы в этом мире никого не осталось кроме них, то они бы перебили бы друг друга. Столько ненависти нет даже в обычном Тёмном, поэтому туда трудно попасть. Их запрещают, потому что их опасаются сами некоторые Тёмные, не состоящие в их кружке.
  -И ты хочешь, чтобы я туда вступил? - усмехнулся горько Ростислав.
  -У тебя должно всё получится. - произнесла спокойно Оля. - Во-первых, туда берут одни лишь Тёмных. Во-вторых, ты будешь не один. Мы найдём способы, как тебя негласно поддержать. В-третьих, ты маг второго уровня, а значит тебе учиться ещё шесть лет. За этот срок ты успеешь всё сделать.
  -Но...но...-в замешательстве проговорил Ростислав. - Всё же птица-гамаюн определила меня на сторону Тёмных и это будет...это будет...предательством по отношению к ним.
  -Ты разве не хотел бы стать Светлым? - осторожно спросила его Оля. - Разве тебе нравится своё Мрачное Отделение? Ты доволен своим распределением птицей-гамаюн? Это не будет предательством если ты не был изначально ими, а был один из нас.
  Ростислав ещё раз подумал о сказанном. Со стороны это звучало смешно, что в школе существовали какие-то тайные ученические кружки, которые вели борьбу между собой и даже более того - с самой властью в стране. Однако, всё слишком звучало сказочно, даже для Думиславля. Надо было всё сначала хорошенько опять обдумать и взвесить.
  -А ты меня не разыгрываешь? - нахмурился Ростислав. - Почему же тогда я ни разу не видел действий этих кружков?
  -Ты их просто не замечал, считал обычными происшествиями в день. - сказала Оля.
  -Например?
  -Я не буду тебе рассказывать о наших действиях. Я не могу. - произнесла девочка.
  Ростислав ещё раз крепко задумался над происшедшим. В конце-концов, это было даже интересно принять в тайной ученической борьбе. Но кто знает: насколько далеко всё может зайти?
  -Хорошо. Я согласен. - твёрдо произнёс Ростислав. - Но что мне нужно сделать?
  -Прежде всего, вступить в кружок Тёмных. Он называется "Луна Смерти" или просто "Луна". - сказала Оля. - Тебе нужно вступить туда во что ни бы не стало.
  -Это я уже понял. - досадно проговорил Ростислав. - А как именно туда вступить? К кому обратиться?
  -Мы не знаем. - ответила Оля.
  -То есть, как не знаете? - даже слегка возмутился Ростислав. - Вы даже не знаете, что мне делать?
  -Мы очень плохо представляем внутреннее устройство "Луны Смерти". - созналась Оля. - Правила вступления всё время меняются, а затем ещё засекречиваются. Мы знаем, что в отличие от нашего кружка, называемого "Лучом Надежды", вступление туда происходило только по приглашению самой "Луны".
  -А у вас?
  -У нас может вступить каждый доброволец. Мы приглашения не раздаём. - заявила Оля. - Но правила меняются, поэтому сейчас у "Луны" всё может по-другому.
  -Так с чего мне начать? - всё пытался выпытать хоть какое-то конкретное руководство у Оли Ростислав.
  -Начни с улучшения отношения учеников на Мрачном Отделении. На время ты должен начать враждовать со всеми Светлыми и соглашаться во всём с Тёмными. Необходимо раз и навсегда забыть о нас и об этом разговоре. - проговорила Оля. - И наши любые встречи и разговоры прекратятся, чтобы не вызывать подозрений. Для связи "Луч" сам найдёт тебя.
  -Всё хорошо, но только Тёмные первым же делом заподозрят, что я ваш шпион. - усмехнулся Ростислав. - Я меньше всех со всеми общался, да и ещё все знают, что я встречался с тобой в библиотеке. Думаешь, после такого они будут мне доверять и допустят в свою организацию?
  -Мы что-нибудь придумаем. - пробормотала Оля. - Если всё пойдёт по плану, то ты будешь единственным Тёмным, согласившимся работать на "Луч".
  Ростислав от таких слов заволновался и заёрзал на стуле. Быть единственным возлагало на него больше ответственности.
  -Главное ты не должен слишком активно интересоваться, как вступить в "Луну". - продолжила Оля. - Мы сами с подозрением относимся к таким ученикам, которые начинают слишком активно и громко нас разыскивать. Если новичок в поиске не сумел сохранить в тайне само существование нашего кружка, то как он будет его сохранять, если он уже вступит в кружок?
  -Но как возможно вообще сохранить в тайне кружок, если ты его ищешь? - удивился Ростислав.
  -В этом вся сложность. - сказала Оля. - Найти кружок, не разыскивая его. Ты не раскроешь тайну кружка, если обратишься к его членам. Только Тёмные очень хитры и изворотливы. Поэтому, если ты собираешься обратиться за помощью к разоблачённым нами участникам "Луны", то тем самым уже вызовешь у них ненужное подозрение, что ты знаком с нами. В любом случае тебе придётся действовать в первое время в одиночку.
  -Понятно. Но что если я не справлюсь? Вдруг не получится даже вступить в эту чёртову "Луну"? - спросил Ростислав.
  -Ты можешь всегда отказаться от задания. - сказала Оля. - Тебя никто не держит. Но только я не знаю, как ты ещё сможешь доказать свою преданность "Лучу".
  Ростислав опять задумался. Мальчика влекла эта серьёзная загадочность кружков, но с другой стороны...Выглядело всё это как-то по-дурацки и несерьёзно. Он ещё не совсем понял: зачем нужны были кружки в Думиславле и, что двигало во вражде между собой Светлых и Тёмных. "В Мрачном Отделении мне и так не позавидуешь. - раздумывал мальчик. - Будет ли хуже, если всё раскроется? Возможно. Будет ли лучше, если всё удастся? Конечно. По-крайней мере я приближусь одновременно к Светлым и Тёмным, и пойму из-за чего они враждуют".
  
  
  Глава 2. Начало задания.
  
  После разговора с Олей Петровой, идея о вступлении в "Луну Смерти" у Ростислава превратилась в навязчивую идею. Мысли о том, как сделать всё лучше, не дали заснуть в первую ночь после разговора.
  Первой трудностью, которую определил мальчик, было в том, как узнать существование кружка от Тёмных, не спрашивая их об этом. На самом деле такая противоречивая головоломка заставляла нервничать мальчика. Кроме того, он отчётливо понимал, что перед вступлением в кружок ему нужно было всячески отвести от себя подозрения в сотрудничестве со Светлыми. Как бы ни не припоминал Ростислав, но так и не смог найти примеров среди Тёмных, которые чаще него общались со Светлыми. Всё это наводило посторонних на определённые мысли. Чем больше думал Ростислав о предстоящем задании, тем больше оно казалось ему слишком долгим и невыполнимым. "Может ли чёрный маг, запятнавший себя долгим общением со Светлым, вообще расчитывать на вступление в "Луну"?" - думал Ростислав и всё чаще приходил к выводу, что нет.
  Долгое время, проведённое в одиночестве среди Отделения, приучили Ростислава к долгим размышлениям перед своими действиями, поэтому первые шаги по выполнению задания он начал делать лишь через три дня после его выдачи. Перед этим мальчик тщательно всё обдумал и взвесил, сочинив даже легенду о том, почему он целый год общался со Светлой и мало общался с Тёмными.
  Для этого он встретился со своим знакомым Гошей. Гоша или Георгий должен был учиться в следующем году уже на четвёртом курсе. Так как он был магом третьего уровня, то это означало, что это был его последний год пребывания в Думиславле. Ростислав уже с трудом мыслил себя без стен своей закрытой школы, поэтому понимал, от чего Гоша начинал всё больше печалиться в преддверии выпускного. Перед выпуском Гоша уже заранее посмотрел в библиотеке, куда его отправят учиться.
  -Это будет Первое Китежское Реальное училище для чёрных магов. - как-то объяснял он Ростиславу за очередной их партией в шахматы. - В нём есть четыре Отделения. Это Мыслительное, Созерцательное, Творительное и Испытательное. Я ещё не до конца разобрался, как будет происходить распределение, но зато примерно уже знаю, что будет в них изучаться.
  -И что же? - полюбопытствовал тогда Ростислав.
  -В Мыслительном Отделении изучают разного рода вычисления. Они верят, что числом можно не только всё объяснить, но и предсказать и даже управлять некоторыми событиями. Я ещё не совсем понял в чём суть, но там точно обходятся без всякой магии. Одними лишь числами. - проговорил Гоша. - В Созерцательном же больше изучают живую природу из растений и животных. В конце года каждый выпускник этого Отделения должен вырастить своего ручного монстра, который слушается только его. Это и будет выпускным экзаменом.
  -А почему же я не видел подобных монстров на улицах Китежа? - удивлялся Ростислав.
  -Не знаю. - пожимал плечами Гоша. - Может потому, что не у всех монстры получались должным образом и через некоторое время они погибали? Творительное Отделение не очень отличается от Созерцательного. В нём маги и волшебники пытаются развить свои исключительные способности.
  -Как это?
  -Ну, например, приобретают глаз, который может видеть сквозь стены, или очень быстрые ноги, чтобы скоро бегать. - бормотал Гоша. - Понимаешь, только ради способности им часто приходиться калечить и уродовать собственное тело, а это очень некрасиво выглядит со стороны. Не все соглашаются ради этого учиться на Творителя.
  -Ну, а в Испытательном, что происходит?
  -Эти мастера по неживой природе. Они используют все подручные материалы, чтобы изготавливать разнообразные технические изделия. В общем, это именно они изобретают и делают практически все волшебные артефакты в Беловодье. Обычная рабочая специальность. - говорил Гоша. - Талисманы, амулеты - это их профиль.
  -А у Волка Велимора есть талисман Чёрного Камня. - вспомнил зачем-то Ростислав вслух. - Он тоже закончил Испытательное Отделение?
  -Не говори глупостей. Он сделал его сам. На самом деле это магия высокого уровня. Я до сих пор не понимаю, как это ему удалось сделать самостоятельно без дополнительного обучения. - качал головой Гоша.
  В последние два месяца Ростислав ещё ни разу не встречался со своим знакомым. Казалось, что Гоша начал избегать его. Однако Ростиславу было необходимо с ним поговорить, чтобы хотя бы заново начать общаться с Тёмными. Ведь Гоша был чуть ли не единственным кого он хорошо знал в своём Отделении.
  После повседневного утреннего моциона и завтрака, Ростислав сам заглянул в комнату Гоши этажом выше. Гоша совсем не хотел играть, но мальчик практически заставил его сесть за партию, притащив шахматы из самой гостиной на первом этаже. Чтобы настроить Гошу на хорошее настроение Ростислав специально ему поддался в шахматы и проиграл две партии подряд. В последнее время такое почти не происходило, так как Ростислав удивительно быстро научился ловчее играть в эту игру, чем его некогда учитель. Заметив, что Гоша несколько повеселел, Ростислав хитро начал рассказывать ему сочинённую байку о том, что он встречался с Олей Петровой из Зелёного Отделения только ради получения хороших оценок, чтобы его не оставили на второй год. Это вызвало никаких эмоций.
  -А почему ты это раньше не сказал? - спросил лишь Гоша с невозмутимым лицом, указывая фигуре на доске, куда ей следует переместиться.
  -Так зачем вам надо было рассказывать? - начал лихорадочно сочинять уже на ходу Ростислав. - Одни из вас мог в пылу ссоры со Светлым проговориться, и тогда всё бы раскрылось. А зачем мне надо было, чтобы...э-э-э...девчонка о чём-нибудь догадалась? Она ведь искренне считае...ла, что меня можно перевоспитать.
  -Так вы больше не встречаетесь? - спрашивал Гоша всё также безучастно, указывая путь на доске очередной фигуре в ответ на ход своего противника.
  -Конечно, уже нет! - заверил Ростислав. - Она свою задачу выполнила. Я сдал все необходимые экзамены.
  -А ты уверен, что её помощь тебе больше не понадобится? - продолжал спрашивать Гоша.
  -Э-э-э...нет. - смог лишь буркнуть в смущении Ростислав. - Честно говоря, я многое узнал за последний год и теперь, надеюсь, хорошенько подтянуться в учёбе без чей-либо помощи.
  -А если понадобится, то к кому ты будешь обращаться за помощью?
  "Уж точно не к Тёмным" - подумал про себя Ростислав, а вслух сказал:
  -Ну, уж точно не к Светлым.
  -Молодец. - лишь без энтузиазма одобрил Гоша.
  Партия завершилась в его пользу. Ростиславу ничего не стоило изобразить разочаровние от своей игры, так как был разочарован разговором. "Какой же я дурак, что сочинил такую неправдоподобную историю!" - думал он, вставая из-за стола в комнате Гоши. Похоже первый шаг к выполнению порученного задания ему ничего не дал.
  Приближалась последняя игра в лапту на территории Водяных Отделений. Счёт с прошлой игры 15:3 в пользу "красных" внушал большие опасения насчёт проигрыша принимающей стороны. В гостиной Голубого Отделения за несколько часов до начала игры уже царила нервозная обстановка. Особенно сильно все шишки сыпали на Юнону, которая позволила себе при перебежке в первой игре единственную за всё время и непростительную ошибку.
  -Отыграться в обороне будет очень сложно. - с пафосом рассуждал среди игроков своей команды, совсем как взрослый, Дорохов, укоризненно поглядывая в сторону Юноны. - Мы должны сразу выбить их в "поле", чтобы начать зарабатывать очки. Цепляйтесь, кусайтесь, но сделайте всё, чтобы они при нашей игре в обороне не заработали ни одного очка!
  -Надо быть также более внимательным и сосредоточенным при игре в атаке. - заметил подошедший Велимор.
  Ростислав всё это время вертелся рядом, пытаясь хоть как-то встроиться в общую жизнь Отделения, от которой всё это время был оторван. Его старания заметили так, что на него с удивлением посмотрел Максим . Мальчик смутился от этого и ушёл подальше вглубь гостиной. На лестнице он заметил, как Гоша неторопливо беседовал со своей одноразрядницей Таней - кареволосой, смышленой девочкой с большими карими глазами. По совместительству она являлась самым старшим основным игроком в команде Антона Дорохова.
  -Мы как раз о тебе беседовали. - обратился с лестницы внезапно Гоша к проходящему мимо мальчику.
  Ростислав аж застыл от такой невиданной чести - быть замеченным кем-то из Тёмных в гостиной. Он посмотрел на двух собеседников снизу вверх и заметил, что Таня разглядывала его почему-то с очевидным любопытством. "Уж не влюбилась ли она в меня?" - подумал с раздражением Ростислав, а сам спросил:
  -Да? И что вы обо мне рассказывали?
  -Неважно. - сказал Гоша. - Ты ведь не идёшь на игру?
  -Почему же не иду? - страшно удивился Ростислав. - Я на всех играх нашего Отделения был.
  -Зря. Наши ведь всё равно проиграют. С таким счётом не отыграются. - будто устало пробормотал Гоша.
  -Опять ты за своё! - шикнула на него разозлено Таня. - Когда же ты научишься видеть хоть в чём-нибудь хорошее?
  Гоша лишь повернулся к ней и молча пожал плечами. Таня в ответ покрутила пальцем у виска и отошла по своим делам.
  -Я это к тому, чтобы сыграть в шахматную партийку с тобой. А? Сегодня я чувствую, что у меня есть удача. - снова обратился к Ростиславу Гоша.
  -Прости, сейчас никак не могу. - проговорил Ростислав. - Может сходишь со мной на игру?
  -Ещё чего. - фыркнул Гоша. - Я не люблю лапту, а потому никогда не хожу на её игры.
  Это было сущей правдой. Ростислав ни разу не заметил Гошу на трибунах, хотя бы на одном из матчей Голубого Отделения. Наверно это был единственный такой антиболельщик во всём Отделении.
  Состязание в тот день должно было происходить в Куполе. Перед игрой огромный бассейн посередине этого зала был перекрыт мраморными плитами. На самих плитах была расчерчена площадка. Ещё до игры в зал начали стекаться болельщики с других Отделений. По обыкновению они приходили группами и также рассаживались на трибунах в положенном для Отделений порядке. Водяные Отделения опять оказались на противоположном краю от входа в Купол. Впрочем, это были и их обыденные повседневные места во время обедов и других сборищ.
  Болельщики и игроки Голубого Отделения заметно нервничали, зато дух Красного Отделения был приподнят. По стечению обстоятельств, трибуны болельщиков Красного Отделения находились на самом противоположном конце от трибун болельщиков Голубого Отделения. Несмотря на это от них всё же доносилась какая-то радостная песня. Другие болельщики, в особенности младшеклассники, лишь с любопытством озирались по сторонам. Ростислав глядел на них и с удвольствием отмечал их удивление при виде подводного мира, который происходил за стеклянными стенами зала. Помимо этого отсюда можно было полюбоваться даже на часть затопленного Китежа.
  Игра началась сразу с того, что Юнона неожиданно долгим броском над землёй поймала первый же мяч, выпущенный игроком Красного Отделения. Её поимка мяча была настолько красивой, что даже "красные" болельщики соизволили поддержать её жидкими аплодисментами.
  -Браво! - крикнула рядом с Ростиславом Варя Соловьёва, встав и захлопав в ладоши вместе со всем своим Отделением.
  Но дальше игра не заладилась. Прошли ещё три мастерских броска, которые не удалось споймать. Под конец вышел рослый, чернявый парень Красного Отделения. которого звали Артём. Его удар кулаком по шёлковому мячу был великолепен. Мяч взвился стройной свечкой в небо, закручиваясь одновременно штопором. Игрокам Голубого Отделения всё не удавалось споймать его заклятьями притяжения, пока Антон Дорохов наконец-то не выкрикнул какое-то контрзаклятье, и мяч отвесно рухнул камнем вниз.
  В это время команда Красного Отделения практически уже успела перебежать обратно за линию "кона", кроме единственной девочки в команде. Самый маленький из "голубых" Андрей намеренно будто случайно спиной надвинулся на неё и сбил с ног, вызвав бурю негодования на трибунах. Однако судья не стал останваливать игру, посчитав, что здесь могло быть и непреднамеренное столкновение. Антон с торжествующим криком появилися с мячом рядом с упавшей девочкой и "осалил" её, больно хлопнув им ей по лбу. Девочка, чуть не плача, так и осталась полулежать на плите, в то время, как команда Голубого Отделения ликующе не забежала за линию "кона". "Красные" пытались их "переосалить", но мяч из-за растерянности упавшей девочки, отскочил слишком далеко для его захвата. Теперь в атаке были игроки Голубого Отделения.
  Несмотря на то, что почти все трибуны начали освистывать "голубых", считая, что они действовали в игре несправедливо и не по правилам, тем не менее, первые пять дополнительных очков эта команда на своём стадионе просто не могла не набрать. После удара Антона все очень стандартно перебежали через всё поле. Счёт становился, таким образом, в 9:15 в пользу всё ещё Красного Отделения. Нужно было выиграть хотя бы две полных перебежки команды за линию "кона".
  Капитан "красных" Артём, очевидно, разозлился от происходящего судейского произвола, да и к тому же он очень тонко почувствовал, что Голубое Отделение может вот-вот начинать выигрывать. Как истинный капитан своей команды он поймал слёта аж 2 мяча, выпущенных в поле игроками Голубого Отделения и увеличил разрыв между противоборствующими командами до 8 очков. Но такой разрыв был вовсе не смертелен для Тёмных. Антон вышел на удар и подал в поле замечательный кручёный мяч, но команда "красных" на этот раз действовала выше всяких похвал. Быстро перехватив мяч, они вдруг "осалили" за единственную оставшуюся за линией "кона" ногу самого Антона!
  От оглушительного рёва болельщиков победителей казалось, что взорвалось и упало само небо. Антон прямо так и сел, от стыда закрыв лицо руками. "Красные" тут же устроили кучу-малу на своём командире Артёме. С потолка Купола посыпалось заранее подготовленное конфетти и серпантин, из-под трибун спрятанный оркестр грянул какой-то радостный марш. Большинство болельщиков Голубого Отделения, не сговариваясь, встали и ушли из трибун к себе в гостиную. Впереди остался лишь горделивый Велимор, который широко расставил ноги и скрестил руки на груди, и рядом с ним его девушка Наташа, нежно обняв его за локоть. Краем глаза Ростислав заметил, что на трибуне также остался молчаливый странноватый Максим. Максим был самым странным из Отделения. Его отличала безумная любовь к мраморному стражу входа в Отделение волку по кличке Шарик и до сих пор длинные, не стриженные до плеч спутанные волосы. Он же являлся капитаном старшей команды по лапте Голубого Отделения.
  Ростислав хотел было тоже нырнуть огорчённо вслед за Юрой и Варей на выход из трибун Купола, но что-то внутри помешало это сделать. И он остановился, в нерешительности озираясь по сторонам. Он плохо следил за тем, что творилось на остальных трибунах, что сказал в своей торжественной речи главный управитель Скоп Шумиглав, как преподнесли Кубок Красному Отделению, пока не почувствовал чью-то руку, лёгшую на его плечо. Подняв глаза, мальчик увидел, что это был Максим.
  -А ты почему остался? - спросил он.
  -Я...я не знаю...-захлопал глазами от растерянности Ростислав.
  -Наверно хочешь отпраздновать победу вместе со Светлыми? - криво усмехнулся тот.
  -Нет, что ты! - воскликнул Ростислав, у которого действительно этого не было даже в мыслях. - Ведь вы тоже зачем-то остались?
  -На поражение глядят с широко открытыми глазами. - процедил сквозь зубы Максим. - Думаешь, мне приятно за всем этим наблюдать? Совсем нет. Ты знаешь зачем природа придумала горечь поражений?
  -Нет. - замотал головой Ростислав, стараясь освободиться от его цепкой хватки за плечо.
  -Чтобы мы к ним не привыкали. - буркнул Максим. - Вообще природа ничего зря не придумывает. Даже человеческие эмоции.
  Ростиславу наконец-то удалось отцепиться от рук Максима, и он поспешил уйти от этого мрачного философа. Тем не менее, слова Максима как-то непроизвольно осели в его сознании. "Ничто не происходит случайно, ничто не происходит случайно" - говорил какой-то голос в его голове всё время, пока он шёл обратно в гостиную Голубого Отделения. Мальчик не совсем понимал смысл этих слов, но продолжал их механически повторять. Это был последний день лютеня.
  Следующий день был первым месяца белояра. Это значило не только наступление Нового Года в Беловодье, но и также день рождения Ростислава. Странное дело, если мальчик совершенно отчётливо помнил, как отпраздновал его впервые в Астрале, то не помнил, как произошёл праздник в прошлом году. На праздновании Ростислав поделился медовым тортом с одиннадцатью свечами со своими одноклассниками, чем вызвал у них одобрение.
  -Не то, что Варя. - бормотал с набитым ртом словоохотливый Юра. - Как исполнилось десять лет в лютене, так даже тортом не поделилась, хотя он наверняка был.
  -Это же были каникулы. Вы бы всё равно все разбежались. - обидчиво заметила Варя.
  -Так ведь и сейчас пока каникулы. На занятия выходить только через пару дней. - сказал Юра. - Велимор должен сейчас принести новое расписание.
  -Правда, говорят, что ты, Ростислав, порвал с Зелёным Отделением? - вдруг буркнул Антон.
  Ростислав вздрогнул.
  -Да. - сказал он. - А вы откуда знаете?
  -Таня с четвёртого разряда нам в команде всё рассказала. - ответил Антон. - Все уши нам прожужжала.
  Ростислав испытал небольшую приподнятость от этого известия. Значит, он не зря рассказал байку Гоше. Тёмные оказались настоящими сплетниками.
  -А я ведь ещё с самого начала говорила, что знакомство с этой Олей ни к чему хорошему не приведёт. - самоуверенно произнесла Юнона, гордо вскидывая подбородок.
  В это время к столу третьего разряда подошёл Велимор и раздал всем листки расписаний.
  -В этом году вводятся больше уроков самообороны. - произнёс он. - Вместо одного их будет три в неделю.
  Ростислав вспомнил их неказистого преподавателя по самообороне Вырвидуба. Постоянно подвыпивший, с лысым черепом, но с большими вислыми усами, как у казака. Говорил он вечно с сильным куявским акцентом. Он настолько привык к приказам на военной службе, что даже, когда их не было в мирной жизни, он сам себе командовал:"Отставить!" или "Выполнять!" Что уж там говорить об обращении к маленьким детям! Вырвидуб настолько привык к армии, что требовал к себе обращения не иначе, как "господин старшина". Так как он был отставным головой из беловодского войска в звании старшины. Некогда он служил на пограничной заставе с самой Воллачии, хлебнул лиху, как он сам выражался, стал пить и был уволен в запас. Вообще этот преподаватель был словоохотлив на рассказы о своей жизни и меньше уделял внимание преподаванию. Он мог свободно пропустить занятие, от чего ему часто влетало от Шумиглава, но его не увольняли то ли из-за жалости, то ли из-за покровиельства каких-то важных чинов.
  Первые занятия по самообороне очень удивили Ростислава, так как они представляли из себя обычную строевую подготовку. Он совершенно не представлял зачем это ему пригодится в мирной жизни. Так ребята сначала научились немного маршировать и отдавать честь начальству. Затем их стали учить, как бороться с обычной неживой природой. Как удачно выйти из затянувшего водоворота или пройти по болоту, а также найти брод. Героического и интересного в этом было мало. Особенно, когда ребята приступили к занятиям, где требовалось при помощи лишь своих чувств найти воду в безлюдном месте. Вырвидуб приучил учеников не задавать лишних вопросов, и все лишь с большим неудовольствием выполняли его поручения, не вдумываясь в их смысл. Поэтому известие о троекратном увеличении занятий по самообороне не вызвало широкого энтузиазма у учеников.
  -Мало ему вести у нас ещё занятия в "Юных Сороках" - буркнул Юра.
  "Юные Сороки" - молодёжная организация, в которую вступили дети одновременно с переходом на второй курс, не занималась ничем, кроме постоянной строевой муштровки под Куполом. Каждую неделю дети, учащиеся одного курса Стихии, собирались в Куполе и по часу маршировали в отрядах по группам. Это было нечто вроде гимнастики, только иногда полагалось петь. С прекращением занятий члены "Юных Сорок" освобождались от этих занятий, и им полагалось быть в походах на природе.
  Ростислав был в таком походе всего лишь один раз. Но он ему очень запомнился. Во-первых, учеников хоть ненадолго вывели за пределы стен школы. Их посадили в знакомые дилижансы без лошадей и покатили опять через центр города в порт. Обычно в этот момент у окон дилижанса начиналась давка, так как каждый желал насладиться видами домов и случайных прохожих. Ведь почти все могли лишь слышать о настоящей жизни волшебников за пределами своей школы. Увидеть удавалось мало. Повсюдую были белокаменные просторные здания, чудаковатые волшебники, завёрнутые в длинные одежды, иногда встречались другие волшебные существа, как домовые, великаны-волоты, лешие, а один раз даже самый настоящий кентавр. Он стоял в тот момент у золотой статуи своего собрата на центральной площади Китовраса. Из чужих разговоров Ростислав отдалённо знал, что кентавр Китоврас был один из основателей Китежа.
  Во-вторых, в походе Ростислав побывал на самой настоящей живой природе Астрала. Как только ребята перебрались из привычного порта, где вечно шла торговля различных народов Беловодья со встречающими волшебниками на берег самого озера Светлояр, как они оказались в очень древнем и мощном лесу. Таких толстых стволов деревьев, уносящихся в небо, Ростислав никогда не видел, даже на картинках. Зверей и птиц мальчику так и не удалось увидеть. Как объяснял Вырвидуб, в волшебном лесу все нормальные животные очень чувствительны ко всем звукам, поэтому практически не попадаются на глаза, зато можно их иногда услышать. И, действительно, лес тогда был наполнен чудесным пением птиц и стрекотом различных насекомых.
  В походе ученики были с ночёвкой. Вырвидуб постарался, чтобы всё это время все занимались каким-либо делом. Весь день ребята проводили в тренировках по самообороне, разыскивая в лесу воду или ища брод через найденный ручей. В другое лишнее время они занимались строевыми занятиями, непрестанно маршируя и распевая какие-нибудь песни. Вот и всем, чем запомнился поход Ростиславу.
  Как-то за последние дни Ростислав слишком увлёкся своим вовлечением в жизнь Голубого Отделение, что совсем забыл о записке, которую передала ему Оля во время последней встречи. Он нашёл её чисто случайно, когда уже глубоким вечером стал вытряхивать свои карманы комбинезона от всякого мусора. Была там и скомканная бумажка с надписью: ""Я был на Тёмной стороне". Станислав Головин". "Вот я дурак! - раздосадовался сразу же мальчик. - Наверняка мне её передали смыслом, а я ведь даже не возвращался к ней!" Было слишком позднее время для посещения библиотеки, и мальчик решил сходить в неё непременно завтра, чтобы попробовать найти книгу с указанным названием. Однако что-то ещё назойливое не давало покоя мальчику.
  Ростислав ворочался на кровати перед сном и тщательно обдумывал происходящее. Ему казалось, что он чувствовал, как в воздухе шевелится нечто мрачное и смердящее. Он не знал, откуда у него брались такие мысли, но было ощущение подступающей большой опасности. "Наверно это от лишних переживаний насчёт задания" - подумалось Ростиславу в последний момент перед глубоким сном.
  Первым занятием в третьем учебном году было краеведение. До этого ученики уже быстро кратко проскочили историю Древнего мира, миновав вершины первых египетских и греческих храмов, и Средневековье, где были развязаны первые величественные войны людей против волшебников. Перед глазами учеников промелькнули фантомы сожженных в языческих войнах древнерусских городов, как Новгород и Ростов.
  -Люди придумали даже своего бога в отличие от существовавших для волшебников. - с мелодичным вздохом ведал кот Казимир. - В Беловодье же осталось поверье в язычество, потому что богами провозглашались некогда действительно существовавшие величественные волшебники. Только их магия и сила превосходила по могуществу любого другого существовавшего после них волшебника.
  - А что это за боги? - спросила Варя на уроке.
  - Перун и Велес - два противоборствующих бога. Их неприметные храмы вы можете увидеть даже в Китеже. Обычно они построены из дерева и окружены садами, а над их воротами находится солярный знак - коловрат. - проговорил Казимир.
  -А кто из них самый крутой? - поинтересовался Антон.
  -Такого среди них нет. Каждый из них отвечает за свой круг интересов. Велес - властитель подземного мира, а также покровитель торговли и ремёсел. Это бог мирной жизни. А Перун - это властитель верхнего мира. Бог огня и молнии. Это властитель военной жизни. Каждый выбирает для себя сам, кому он хочет больше поклоняться. - ответил Казимир.
  -А кому поклоняется Летучая Смерть? - не унимался Антон.
  -Этого никто не знает, так как Летучая Смерть был одинаково замечен рядом с капищами этих богов.
  -И почему в нашей школе нет капищ Велеса и Перуна? - пробормотал удивлённо Юра.
  -Считается, что вы слишком маленькие, чтобы верить в них. - ответил Казимир. - Религия Беловодья, иначе называемая родноверием, опирается на сознательную веру человека. Это трудно объяснить. Ведь считается, что Перун и Велес - это были могущественные волшебники, то есть такими же, как и вы, но только более сильными. Мы сами выдвинули из своих рядов богов. Тем самым показывается, что мы верим только в самих себя, в свои силы и не ждём всевышнего чуда для свершения каких-либо дел. Но мы сильно отклонились от нашей темы урока...
  Ростислав заметил, что на уроках краеведения они очень мало и поверхностно изучали историю чужих стран. Зато Казимир был готов говорить часами про Беловодье или государства, которые ему предшествовали. Внезапно Ростислав решился на вопрос и поднял руку. Окружающие его одноразрядники в удивлении повернулись к нему, так как мальчик поднял руку на уроке впервые за долгие годы.
  -А Ростислав хочет что-то сказать! - привлёк внимание учителя Антон.
  Морда Казимира исказилась в удивлённом выражении.
  -Да!? - пробормотал он растерянно.
  -А как вы относитесь к самой Летучей Смерти? - спросил Ростислав.
  В классе почему-то повисла неловкая тишина. Лишь Антон почему-то смущённо захихикал в сторону.
  -Летучая Смерть - это наш вождь, который ведёт страну правильным курсом. - быстро проговорил Казимир и повернулся спиной, заложив передние лапы за спиной. - А теперь опять вернёмся к теме нашествия монголов и затопления града Китежа...
  Когда по окончанию занятия уже отзвенел колокол, требующий перемены, Ростислав привычно сбросил письменные принадлежности в свою сумку и собирался бежать с остальными на занятия с волшебницей Дальнерус. Но вдруг его остановило прикосновение мягкой лапы на плече.
  -А вас, Арсентьев, я прошу остаться. - проговорил Казимир за спиной.
  -А что я такого сделал? - сразу же затревожился Ростислав.
  -Например, вы впервые что-то спросили у меня на уроке. Что это? Обычный грифель? - указал лапой на забытый предмет на месте мальчика учитель.
  Ростислав тут же его поспешно спрятал в свою сумку.
  -Вы меня удивляете всё больше и больше. - покачал головой Казимир. - Не хотите ли вы сказать, Арсентьев, что вы умеете писать и читать на ризах?
  -Да, я в прошлом году ходил на дополнительные занятия... - пробормотал в смущении Ростислав. - Очки-самогляды мне нужны только чтобы исправлять свои ошибки в словах. Ведь они всегда правильно читают ризы и видны все ошибки при написании. А пишу я теперь всегда сам обычным грифелем.
  -Вы довольно сильно изменились за год с небольшим. Но дело не в этом. - сказал Казимир. - Я знаю, что вы несколько отличаетесь от остальных Тёмных, поэтому вам можно несколько доверять. Не спрашивайте меня откуда и почему. Так вот, я хочу откровенно с вами поговорить о Летучей Смерти. Вы спросили о моём отношении к нему. В следующем году я преподам вам официальный курс современной истории, где всё будет подробно расписано. Но наряду с этим вы должны некоторые порядки в Беловодье.
  Он подошёл к своему учительскому столу и из выдвинутого ящика кинул на его крышку золотую прямоугольную пластинку, исчёрканную ризами.
  -Вы уже умеете читать ризы без самоглядов? - проговорил он.
  -"Выдан Отделом Переселения Казимиру Науму Тихоновичу до тридцатого лютеня тридцать второго года правления Летучей Смерти в нашем славном Беловодье о том, что его владелец, будучи потомком смешанного брака ягыни и кота-баюна, имеет право трудиться на земле Зачарованного города Китежа в качестве учителя по краеведению в школе Думиславль, а также постоянно проживать здесь же в любом месте до указанного числа." - прочитал медленно по слогам мальчик. - Вы потомок ягынь и котов-баюнов!?
  -Это древняя история. - заметил с важным удовольствием Казимир. - Но как видишь для труда и жилья в Китеже мне нужен ежегодный пропуск.
  -И что это значит? - спросил мальчик.
  -Ты должен просто знать, что волшебники не просто так создали Зачарованные города. - проговорил Казимир. - Это огромные тюрьмы для них, так как их запрещено покидать без специального разрешения и пропусков. Каждый волшебник приписан к определённому Зачарованному городу. Вы, после выпуска из волшебной школы, также будете распределены по ним для постоянной жизни внутри них.
  -Но почему? - удивился Ростислав.
  -Так распорядился Летучая Смерть. Но как волшебники не могут покинуть просто так Зачарованный город, так и любое существо из Глухомани, то есть местности, лежащей за пределами городов, не может без разрешений и пропусков проникнуть внутрь Зачарованного города. За нарушение грозит кара. Летучая Смерть ограничил право на путешествия, чтобы жители Беловодья не могли множество раз общаться друг с другом, чтобы сговориться против него. А про путешествия в дальние страны можно вообще забыть. Я, как житель Глухомани, не могу, без бесчисленных проверок и ухищрений, находится постоянно на территории Китежа. А я ведь точно такой же житель Беловодья, как и многочисленные волшебники внутри Зачарованных городов.
  -Но ведь я же путешествовал! - пробовал возразить Ростислав. - Я прибыл в Думиславль из Лукоморского леса. Я был в походе на берегу Светлояра в составе отряда "Юных Сорок"!
  -Это исключительные случаи. - помотал головой Казимир. - Да и были в походе всего-то, небось, один раз. Это очень сложно получить право на выезд из Зачарованного города любому волшебнику. Вам уже не получится вдоволь насладиться всеми дивными красками наших вековых лесов с их птеньями птиц и цикад, удивительными видами животных. Но дело даже не в этом. Летучая Смерть любит лишь одних волшебников. Тёмных волшебников. Он выращивает из них настоящих господ в Беловодье, а всем остальным достаются лишь ограничения и наказания. Спроси любого жителя Глухомани: счастлив ли он в этом государстве? И он ответит, что нет. Счастливы лишь одни Тёмные волшебники.
  -Но я ведь Тёмный! Зачем вы мне это рассказываете? Или вы... - тут Ростислав остановился и внимательно посмотрел на учителя.
  -А я знаю, что ты ничего не скажешь своим. - сказал лишь Казимир, посмотрев на него своими немигающими большими жёлтыми глазами.
  Ноги Ростислава сами собой как-то устремились к выходу. В его голове творился настоящий сумбур. Неужели сам Казимир мог принадлежать к обществу "Луча"? Он остановился в разговоре, чтобы не высказать предположение вслух, так как вспомнил предостережение Оли о том, что названия кружков не стоило упоминать где бы ни было.
  На уроке Дальнерус они начали переходить к уже более сложным заклятьям, которые срабатывали лишь при определённом положении света, времени или при других обстоятельствах. Это была сложная наука, так как требовалось обговорить в заклинаниях все условия их выполнения, а порой и несколько раз. У Скалозуб при таких же определённых условиях необходимо было обращать молоко в воду или обратно.
  -Ну-ка молоко в воду обратись!
  А через час обратно возвратись! - пробовал проговаривать заклинание стихами Ростислав.
  Юнона неподалёку фыркнула.
  -И долго сочинял заклинание? - спросила она.
  -Ну, не все же умеют обращать заклинания в стихи. - обиделся Ростислав. - Вообще-то в учебнике было написано, что лучше заклинание произносить в виде стихов, тогда они точно срабатывают.
  -На час оводяней! - буркнул рядом Юра и его молоко в чашке без остатка будто растворилось в прозрачной водице. - А вы тут говорите всякую ерунду. Заклинание должно быть кратким, ёмким и понятным. А ещё нужно правильно сосредоточиться на предмете заклинания...
  Он бы ещё наверняка добавил, но тут ударил колокол перемены и ученики стали собираться к следующему предмету. Это была самооборона.
  Этот урок проходил в самом обычном классе. Только он располагался где-то внутри здания и не имел никаких окон. В нём тускло лишь светило пара люминесцентных ламп, где в водах плавали самосветящиеся бактерии. Ростиславу уже доводилось слышать и даже видеть, что у каждого типа Отделения были свои источники света. В Воздушных Отделениях, например, для освещения использовали светлячков, в Земляных - светящиеся минерал, который называли лунным, лишь в Огненных для освещения применяли простой открытый огонь.
  Тёмные парты были вырезаны из чёрного дерева, под ногами скрипели дощатые половицы, по углам валялся хлам. Подполковник Вырвидуб громоздился, как часть всей обстановки, за своим учительским столом.
  -Добро пожаловать! - рявкнул он при виде вошедших учеников так, что, если в комнате были стёкла, то они бы наверняка задрожали.
  -Сегодня мы наконец-то перейдём от строевых занятий и занятий на природе к школьной программе по изучению всяческих волшебных монстров. от которых вам придётся впоследствие защищаться! - заговорил подполковник Вырвидуб, когда вошедшие ученики расположились по своим местам.
  Ученики оживлённо зашептались между собой. Урок самообороны стал больше походить на урок, а не на строевую подготовку.
  -В первой четверти мы изучим анчуток, кулешат и мокрух, во второй - беса, в третьей - анцыбала, в четвёртой - лобаст. В следующем году нам предстоит изучение таких чудовищ, как медуза. Помимо этого мы изучим существ, которые вам могут помочь на воде: бродниц и ичетиков. Различные виды русалок, помимо лобаст, будут изучены уже в разрядах второго уровня магии. Это же касается водяных. - произнёс важно подполковник Вырвидуб.
  Говорил он быстро так, что дети только под самый конец сподхватились и начали за ним оживлённо записывать.
  -Так как у нас сегодня вводный урок, то будет происходить простая вольная беседа насчёт этих волшебных существ. - продолжал быстро говорить Вырвидуб, словно читая устав. - Будут описаны их внешний вид и основной вид опасности, который они из себя представляют. Прежде чем продолжить, я хочу у вас спросить: сталкивался ли кто-нибудь с чем-нибудь подобным из перечисленного? Нет? Что ж, это неудивительно, так как вы практически не выходили в Глухомань. а современные Зачарованные города практически зачищены от этих существ. Ну, разве кроме самых глухих трущоб. Сидят и не высоваются. Так точно.
  "Как бы он не начал рассказывать очередную байку про свою службу на границе с Воллачией!" - заволновался Ростислав, услышав наконец-то хоть что-то интересное из уст подполковника. Подполковник, казалось, на время заснул, но через некоторое время опять встрепенулся и продолжил:
  -Первым существом для вашего изучения будет мокруха. Это довольно безобидное существо, состоящее из сгустка прозрачной тёмной материи, или иначе говоря, тени. Поэтому его очень трудно прогнать, взяв просто за шкирку. А оно неприятно тем, что везде оставляет мокрые следы. Очень маленькое и неприятное обстоятельство. Ученики обычно любят подсовывать мокрух кому-нибудь на сиденье или в ученические сумки, где мокрухи с удовольствием гадят, оставляя везде от своего соприкосновения с поверхностью мокрые следы. Это довольно безобидное существо послужит лишь первым предметом ваших тренировок по самообороне. Дальше будет больше.
  Вторым будет анчутка. Это вид беса. По сути маленькое существо со свиным пятачком и гусиными лапками. Оно бегает по воде, словно водомерка. В общем, опасно тем, что может закружить и утопить любое более крупное существо. Просто по своей прихоти. Чтобы от него освободиться вам придётся попотеть на первых тренировках.
  Третьими существами для изучения будут кулешата. Они почти ничем не отличаются от ичетиков, кроме того, что ичетики - это хорошо относящиеся к вам водяные человечки, а кулешата - наоборот.
  Более серьёзными противниками в борьбе для вас будут являться бесы, анцыбалы и лобасты - чудовищный вид русалок. Уж совсем будет сложной борьба с медузами. Если кто-нибудь из вас помнит с Земли, то это совсем не те морские прозрачные животные в виде шапок с щупальцами, которые вам встречались. Это существо имеет длинное узкое тело, как у змеи, с человеческой головой и с рыбьим хвостом на конце. Каждая из четырёх лап у неё оканчивается звериной пастью. Я не желаю кому-нибудь из вас повстречаться с чем-либо подобным.
  -Подполковник, а мы не будем изучать болотных кикимор? - спросила Варя.
  -Отставить! - буркнул Вырвидуб. - Кикиморы - это более разумные существа, чем бесы, с которыми возможно договориться. Их изучением мы займёмся в более старших и далёких курсах.
  Этот урок самообороны показался Ростиславу одним из самых насыщенных и полезных из всех уроков по этому предмету, из которых ему довелось побывать. Он усиленно скрипел грифелем, досадливо исправляя ошибки, сделанные в ризах - письменах волшебников. После всех занятий ребята на обеде спешили поделиться своими впечатлениями о начале третьего учебного года.
  -Я уж думал, что мы так навсегда и останемся в изучении бродов и переправ. - делился своими впечатлениями по самообороне Юра. - А так мы наконец-то начали изучать чудовищ.
  -Всё-таки нам оставили пару лишних занятий по самообороне, где нам придётся маршировать. - буркнул Ростислав, вспоминая слова Вырвидуба.
  -А мне нравится маршировать! - вдруг ударил ребром ладони по столу Антон. - Мне нравится строй и порядок! Наверно, когда я вырасту, то поступлю в какое-нибудь военное училище.
  -А разве такие есть? - спросил Юра.
  -Надо спросить, но только не у Вырвидуба. - пожал плечами староста разряда и вдруг добавил совсем тихо. - А ещё я хочу посетить святилище Перуна или Велеса.
  После обеда Ростислав поднялся к себе и вдруг заметил на своём столе запылённую записку: ""Я был на Тёмной стороне." Станислав Головин" Это ему напомнило о задании, которое ему дала Оля. За всё время он о нём даже и не вспомнил. Теперь оно казалось ему совсем невыполнимым. Однако, стоило хотя бы найти указанную книгу в записке.
  Ростислав направился привычным путём в школьную библиотеку, где намеревался и так провести остаток времени до ужина. У стойки Стародуба он сделал заказ на книгу.
  -Начали интересоваться художественными произведениями? - улыбнулся всезнающий библиотекарь Стародуб, отдавая заполненную карточку заказа расторопному домовому.
  Ростислав лишь слабо кивнул. В это время библиотека была почти не наполнена. Точнее не заполнена вовсе, кроме нескольких зевающих по сторонам перворазрядников. Мальчик лишь безнадёжно поискал глазами Олю, но её не было. Надо было начинать привыкать действовать самостоятельно без чужих советов.
  Как только толстый фолиант необходимого произведения лёг в руки мальчика из рук домового, Ростислав устроился для чтения за одним из столов с зелёной настольной лампой. Начало книги не обещало быстрого и лёгкого чтения. "Я Головин Станислав Сергеевич был урождён обычными людьми с Земли..." - прочитал первые строки художественного произведения мальчик. Длинное витиеватое повествование с бесчисленными лирическими отступлениями начиналось чуть ли не с того момента, когда автору было около пяти лет. Книга была автобиографией писателя. Сам автор родился на Земле в обычной таёжной деревне, и Ростислав прочитал ещё немало страниц тоски по запаху свежескошенного сена и соснового леса, прежде чем дошёл до момента, когда автор с удивлением не стал открывать в себе таинственные способности. В этот момент Ростислав вдруг почувствовал душевное единение с рассказчиком, так как испытывал схожие чувства, когда это начинало происходить с ним. Назло на этом месте как раз прозвенел вечерний колокол, призывающий к ужину. Ростислав решил захватить книгу с собой на неделю, получив согласие Стародуба у стойки.
  На несколько дней неожиданно книга захватила ум и сознание Ростислава. До этого ему не приходилось читать художественные произведения волшебников Беловодья, ведь ему надо было восполнять пробелы в знаниях при помощи учебников и другой дополнительной литературы. После прояснения насчёт своих таинственных возможностей главный герой закономерно попадал в Астрал, где проходил распределение и вдруг оказывался на Тёмной Стороне в школе Радомирина. Здесь он столкнулся с совершенным неприятием с окружающими его Тёмными магами. Ему не нравились их грубость и угрюмость. Он стал часто жаловаться на их поступки Светлым преподавателям (потому что жаловаться Тёмным было бесполезно), но взамен получил лишь большую отчуждённость от одноразрядников.
  У Ростислава жизнь в Тёмном Отделении проходила намного спокойнее, чем это было описано у писателя, но, тем не менее, он вполне понимал его чувство несправедливости случившегося. В конце-концов автор повстречался на втором курсе с девочкой из Светлого Отделения. Вместе с ней он окончательно пришёл к выводу, что он на самом деле Светлый маг и его распределили на Отделение ошибочно, но доказывать преподавателям это оказалось бесполезным. Они свято верили в непогрешимость предсказаний птицы-гамаюн. Однако автор продолжал водиться со Светлыми несмотря ни на какие трудности. В конце-концов, автору пришлось пройти через несколько испытаний, чтобы доказать свою преданность Светлому Отделению и повстречавшиеся девочке, прежде чем его вызвал к себе сам главный управитель школы и торжественно вручил ему значок Светлого Отделения с правом обучения на нём. "С тех пор Тёмная Сторона получила одного из самых яростных и беспощадных её врагов, - писал автор. - потому что я изучил вдоволь её гнилую и никчёмную сущность за четыре года обучения на Тёмном Отделении. Но вместе с тем я понял, что единственным способом перевода с Тёмного на Светлое Отделение может только сильная любовь." Далее шёл эпилог, где автор описывал свою современную семейную жизнь с той самой девочкой из Светлого Отделения.
  Взволнованный Ростислав после прочтения не поленился и отлистал до конца ещё несколько страниц, где издательства обычно печатали аннотацию. Помимо неё был указан краткая справочная информация об авторе. Это было настоящей кладезью, так как там указывалось, что автор и поныне проживает в Зачарованном городе Голунь на улице Одинокого Сокола. Конечно, это была художественная книга, но она была описана слишком правдоподобно, чтобы Ростислав не стал стремиться искать в дальнейшем нечто похожее в истории Радомирина в школьной библиотеке.
  Школьная библиотека Думиславля поражала своим разнообразием. Для Ростислава было удивительно, как помимо необходимых учебников и дополнительной образовательной литературы, эта библиотека вмещала в себя обширный список художественных книг и другой посторонней литературы. Тем не менее, если она широко освещала историю Думиславля, то история Радомирина или Коломыслова затрагивались ровно настолько, насколько они пересекались с историей данного училища.
  Как это обычно бывает за поиском необходимого мальчик узнал много нового, например, из истории Думиславля. Это была относительно молодая школа, образованная действительно одним из мудрейших учителем для волшебником Думиславом. По преданию на месте основания школы он воткнул свой волшебный дубовый посох, который разросся в настоящий дуб. Сейчас этот дуб до сих пор растёт в дубовом саду школы, а его изображение является символом школы Думислава. Сам Думислав был первым главным управителем школы и после него сменилось ещё восемь управителей. Однако, когда Ростислав пробовал открывать книги об истории Думиславля во время прихода к власти Летучей Смерти, то целые полосы страниц об этом были замазаны чёрной тушью. Наверняка в эти времена в школе творились непонятные вещи, о которых до сих не принято рассказывать. "Как можно только являться сторонником Летучей Смерти? - думал Ростислав после всего услышанного и прочитанного. - И почему Летучей Смерти удаётся удерживать власть более тридцати лет? Ведь его сторонников всегда было меньшинство!"
  Ростислав после начала долгих поисков совершенно отчаялся найти хоть какие-нибудь сведения об таинственном ученике Станиславе Головине из Радомирина. Его теперь увлекали совершенно другие истории о непокорённой цитадели Пармы Чердынь, чертогах города гадов Эвлисина, о беловодском "городе-солнце" Аркаим, о подземной стране гномов Свартальвхейме, о Монголии с золотым городом Камбалыком, о величественной державе Шамбале на Дальнем Востоке и много о чём другом про которое можно было только догадываться.
  Однажды на уроке по краеведению Ростиславу необходимо было ответить по Свартальвхейму.
  -Свартальвхейм - это подземная страна, находящиеся под землями, контролируемыми Советом Асгарда. - обрадованно заговорил он, встав перед всем своим разрядом. - Основными её жителями являются гномы. Гномы являются родственниками альвов, то есть эльфов, которые скрылись под землёй и стали тёмными альвами или свартальвами. Первоначально первые свартальвы мало чем отличались от остальных альвов. были человекоподобны и могли безпрепятственно выходить на дневной свет. Свартальвы известны всему миру под названием гмуры. Затем гмуры превратились в уже известных гномов. Они имели низкий рост, так как под землёй при рытье всегда не хватало пространства, бороды на их лицах защищали кожу от бесчисленной грязи, сваливающиеся на них при раскопках тоннелей и шахт. Часть гномов, ведущих свой род от легендарного их первого предка Мотсогнира, рыли так глубого и так долго, что исчезли с поверхности земли и затаились в её недрах, храня ценные древнейшие знания. Они получили название чёрных гномов. Другие гномы повели свой род от второго по старшинству легендарного предка гномов Дурина и не стали слишком глубоко копать землю, оставаясь у поверхности для торговли с остальным миром. Их назвали серыми гномами. Есть ещё один род белых гномов, ведущих свой род от Двалина. Им не страшен дневной свет, так как они в основном обитают в топях и в лесах. По сути - это гномы, которые навсегда покинули подземелья, приобрели стойкую защиту от света. Ведь нужно сказать, что чёрные гномы от дневного света превращаются в камень, а серые очень болезненно его воспринимают.
  Центром чёрных гномов является подземный город Карадум - чёрный город. Известно. что он располагается на скалистом острове, окружённом со всех сторон кипящей лавой и вечным огнём, который обитает лишь в самых глубоких подземных недрах. Он же является центром по добыче первородной руды. Считается, что она возникла первой в земле, а значит имеет самые лучшие свойства по сравнению с рудами, лежащими ближе к поверхности. Плавить её можно лишь в этих же глубоких недрах на самом жарком огне в мире...
  Ростислав говорил и замечал, как вдруг становились удивлёнными лица его одноразрядников. Мальчик продолжал отвечать на уроке и недоуменно оборачиваться к застывшему в стороне Казимиру, который ничего не говорил, а лишь помахивал лапой, призывая продолжать рассказ.
  -Более о Карадуме мало, что известно, так как он очень труднодоступен для посещения. Гораздо известен центральный город серых гномов Аркастон - сердце камня. - бормотал Ростислав. не понимая удивлённых лиц. - Главным входом в него является Чёртов мост, представляющий из себя узкий каменнный переход над пропастью без перил, где посередине может пройти всего лишь только один человек. За Чёртовым мостом находятся Нефритовые ворота, являющиеся главным входом в город. Аркастон очень оживлённый город и является ювелирной столицей мира...
  Тут боковым зрением мальчик уловил фантом, проскочивший мимо него дальше по проходу между рядами парт. За ним последовал ещё один, потом другой. Это были кривобокие карлики в разноцветных плащах, которые кряхтя на своих плечах протаскивали тяжёлые холщовые мешки, позвякивающие металлом. Обернувшись, Ростислав увидел, как стена за ним изобразила призрачное видение зеленоватых Нефритовых ворот, ведущих на главную улицу Аркастона, где сновали представители племени белых гномов. Едва лишь он моргнул глазами, как видение и фантомы гномов между парт исчезли. Мальчик теперь прочёл неприкрытое разочарование на лицах своих сверстников.
  -Что это было? - не понял Ростислав происшедшего.
  -Вы вызвали своим рассказом о Свартальвхейме фантомы в этой комнате. Не зря же она называется Фантомной. - пожал плечами Казимир. - Вы, во время рассказа, переживали душой Свартальвхейм. Это говорит о том, что вы прекрасно знаете предмет, о котором вы говорите. Некоторые ученики заучивают лишь бездушную статистику и цифры событий, отчебучивая свои ответы, а вы живёте историей. Это очень ценное качество и постарайтесь его сохранить. Не ожидал, что вы, Арсентьев, будете первым из класса, кто будет способным вызывать фантомы истории в этой комнате. К тому же вы начали рассказывать про Карадум и Аркастон, которые мы ещё не успели пройти в нашем обучении.
  Ростислав тогда в растерянности сел за своё место за партой, не зная радоваться или огорчаться происшедшему.
  -Вот ещё! - потом говорил презрительно о краеведении за обедом Антон. - Краеведение - это пустая трата времени на бесполезные разговоры о былых временах. Гораздо важнее научиться тому, что надо делать на практике. Даже в уроке преобразования я вижу больше смысла, чем в краеведении.
  -А мне понравились видения Аркастона и Карадума, которые вызвал Ростик. - сказала Варя.
  -По созданию видениям лучше обращаться к магам Воздушной Стихии. А мы, Водяные маги, можем лишь создавать лишь ложную память о видениях. - посмотрел на свои руки с недовольством Юра, будто они были виноваты в том, что Водяные маги были не всемогущи.
  -Вот ты, Юра, много знаешь о том, что нам предстоит изучить и не изучить, а всё равно остаёшься глупым. - внезапно буркнул Антон.
  -Это почему же? - вскинулся Юра.
  -Потому что ты бессмысленно копишь знания, а не умеешь их правильно использовать. - спокойно проговорил Антон, глотая кусок сваренного картофеля.
  -Знания много чего дают. - заспорил обиженный Юра. - Ты же знаешь надпись над входом в Думиславль: "Знание даёт свободу выбора"?
  -Знания без рассуждений - ничто! - изрёк категорично Антон.
  -Тебе надо меньше общаться с Велимором. Он тебя всему этому научил. Ведь ты, наверно, на место старосты Голубого Отделения метишь? - съязвил Юра.
  -Хотеть быть первым не так уж и плохо. - пожал плечами Антон.
  -Вот я закончу Голубое Отделение, а затем реальное училище. Тогда и посмотрим кто лучше будет. - пробормотал Юра.
  Антон лишь фыркнул в тарелку.
  -Ты всего лишь маг третьего уровня. На два уровня ниже меня. И так будет всегда. - произнёс он самодовольно.
  -А почему тогда маги потерпели поражение в Великой войне? Почему они были изгнаны в Астрал, а не люди? Не знаешь?
  -Ну, людей было больше... - неуверенно попыталась вставиться в разговор Юнона.
  -Потому что техника иногда идёт наравне с магическими способностями. А если употреблять всё вместе, то получится двойная сила! - пробормотал оживлённо Юра.
  -Если ты даже умножишь надвое свою силу, то всё равно останешься ниже меня магом второго уровня. - упорствовал Антон.
  -Мы это ещё посмотрим, но я уже интересовался Испытательным Отделением. Они производят такие штуки...- Юра от волнения замахал руками и даже ими нечаянно скинул на пол деревянную пустую тарелку. - Ах, чёрт! В общем, увидите. У них всё по-другому. Даже распределение учеников решает Куб, а не какая-то птица.
  -Куб!? Это ещё что такое? - изумился Ростислав.
  -Куб - это машина в виде куба. Она была создана в незапамятные времена специально для распределения учеников. После поступления в реальное училище каждый новый ученик опускает туда свой жетон, а Куб затем высекает на нём имя владельца и полное название Отделения куда он распределён. Правда, здорово? - говорил Юра.
  Ростислав слушал и дивился новым открытиям в этом мире. Тем не менее, книга Станислава Головина висела над ним словно зловещая тень. Прошла ещё не одна неделя и даже месяц после начала учебного года, прежде чем мальчик в один из библиотечных вечеров внезапно не наткнулся на маленькую заметку о нём.
  Стоял тёплый травенский вечер. Впрочем, в Астрале, в частности в Беловодье, всегда стояли изумительные вечера, ласкающие своей теплотой в отсутствии света. Ростислав даже начинал потихоньку любить окружающую вечно зелёную природу с её деревьями с шапками из бесчисленных мелких прозрачных листочков, дрожащих под небольшим ветерком. Ясно чистое голубое небо с редкими перистыми облаками, которые если и появлялись, то очень скоро растворялись в синеве, словно дымки. Журчащую прохладную воду озера Белояр, беспрерывно искрящуюся в дневном свете. Белые стены далёких домов Китежа, которые виднелись за серой, нетесаной оградой школы. Мальчик уже привык глядеть на небо, не жмурясь, и не складывать рукой козырёк над глазами, чтобы посмотреть на горизонт. Сначала это было несколько удивительно и необычно видеть мир без всякого солнца, но затем уже входило в привычку. "Наверно, если бы я вернулся на Землю, то я бы ослеп от блеска солнца и ничего бы не увидел" - думал при этом Ростислав.
  Когда Ростислав задумывался о Земле, то его никогда не задевало чувство щемящей тоски или сострадания по давно утерянному миру. Даже мысли об утерянных родителях он воспринимал совершенно спокойно. Он не знал, как это объяснить. Возможно, это было из-за того, что он должен был жить в Астрале с самого начала? Ведь со стороны многих и многих думиславцев наблюдалось тоже самое.
  Но тот вечер был особенно спокойным и тихим. У Ростислава было очень много свободного времени для простых размышлений. Он думал о том, что на самом деле Астрал не так уж слишком отличается от Земли. Здесь ему не удалось стать великим волшебником, как ему иногда грезилось после прочтений книг фэнтези в ставшем далёком детстве. От него не зависело спасение мира или хотя бы одной страны. В конце-концов, ему даже не удалось завоевать хоть какое-нибудь внимание и признание со стороны окружающих. В этом мире он окончательно становился бледной тенью. Выданное задание Олей ему казалось уже только выдумкой и простым предлогом для расставания. Именно тогда в библиотеке, как назло, Ростислав нашёл упоминание о Стасе Головине в официальной истории Радомирина. Точнее это была книга об истории Думиславля, но в ней автор её возвеличивал за счёт высмеивания историй Радомирина и Коломыслова. Одним из фактов для осмеяния автор посчитал перевод одного ученика Стаса Головина из Тёмного в Светлое Отделение. "Это лишь показывает насколько глупы и неразборчивы ученики этой школы в своих желаниях и стремлениях. Завтра они Тёмные, послезавтра они Светлые, а вчера они были вообще Серыми." - делал выводы насмешливый автор. Далее шли рассуждения о никчёмности радомиринцев, от которых Ростислав с возмущением захлопнул книгу. Такую чушь мог написать только Тёмный маг.
  И тут мальчик внезапно подумал, что мог полюбить Олю и из-за этого перейти на Светлую сторону. Ростислава взволновала эта мысль. "Этого не может быть, но всё же... у меня происходит почти тоже самое, что и некогда у Стаса Головина!" - подумал мальчик, перебирая сюжет "Я был на Тёмной стороне" в голове. В самом деле, все воспоминания Ростислава были связаны с этой девочкой, и наверно только она спасала его от того, чтобы он не стал полноценным Тёмным. А ведь он без её помощи практически уже стал даже сострадать своим одноразрядникам по Отделению!
  После таких размышлений Ростислав совсем нахмурился. Он сидел в пустой вечерней библиотеке. Через некоторое время он встал, но уже с намеренно развёрнутыми плечами и зашагал по коридору, толкнув будто случайно, какого-то Тёмного перворазрядника. Пусть знают все Тёмные чего он стоит!
  Первая четверть, заняв положенные девять недель, подходила к концу в травене. Ростислав расчитывал очень скоро сдать все четвертные экзамены. К этому он подошёл со всей основательностью, вызвав красивые сцены фантомов во время сдачи краеведения, а также удостоившись похвалы на экзамене животноводства, очень достоверно изобразив язык сомов. За мелкими хлопотами к занятиям, редкими разговорами и досужими чтениями жизнь мальчика медленно преодолела весну и переваливалась через лето. За обычным месяцем травенем, шёл совершенно похожий на него кресень.
  Всё случилось после отмечания Великого Купального праздника - традиционного праздника для всех магов Водяной Стихии. Утром учеников в Куполе встретил хор полевых русалок. В эти дни к Китежу очень близко приближались не только морские русалки, но и фараоны - могучие мужчины с хвостами рыб, сжимающие в руках традиционные трезубцы. Всех их прекрасно можно было рассмотреть за стеклянными стенами общего зала для Водяных Отделений. Один раз Ростислав даже увидел мемозину - прекрасную русалку не с обычным чешуйчатым рыбьим хвостом, как у какой-нибудь селёдки, а с разноцветным пышным оперением из юбок и игл, как у цветастых коралловых обитателей. Было видно, что мемозина пела в своём равномерном пути какую-то песню, но стеклянные бока Купола искажали доносимые водой звуки и был слышен лишь тихий, но благостный звук, похожий на отдалённые переливания колокольного звона.
  На берегу дубового сада уже вечером после пышного ужина у озера Белояр пара берегинь осмеливалась приблизиться ненадолго к некоторым ученикам, чтобы передать им цветы и издали помахать руками. После этого они стремились поскорей исчезнуть дымкой над озёрной гладью. Так они подошли к кучке белых Водяных магов, за которыми наблюдал издали Ростислав. Среди них была и Оля Петрова, которой достался очень красивый яркий фиолетовый цветок, названия которого мальчик не знал. Девочка была совершенно счастлива и долго ещё махала уходящим дымкой по воде берегиням на прощание рукой. Рядом с ней стоял и смеялся Денис Антонов - её одноразрядник по Отделению. После чего они повернулись и вместе пошли по саду, что-то оживлённо обсуждая. У стоявшего и наблюдавшего за этим всё это время за могучим деревом Ростислава от чего-то защемило сердце.
  -Наблюдаешь? - спросила его вдруг подошедшая Таня Огурцова.
  Мальчик встревожено обернулся. Он почему-то никогда не замечал её в Отделении. Это была красивая кареволосая девочка, которая уже в двенадцать лет обещала своими внешними данными затмить саму Наталью Стерлигову - девушку Велимора. Она училась в одном разряде вместе с Гошей, и он постоянно отзывался о ней с негодованием.
  -Ты заметил, что берегини почти никогда не дарят цветов Тёмным магам? - проговорила Таня.
  -Почему? - спросил Ростислав.
  -Я и сама не знаю. Нас никто не любит. - усмехнулась девочка.
  -А Летучая Смерть?
  -Разве что он.
  -Зачем ты ко мне подошла?
  -Просто так. Решила тебе рассказать своё наблюдение. Ты вообще многого не замечаешь. - улыбнулась девочка и, помолчав, добавила. - И вообще ты странный. У тебя невероятно высокие оценки чередуются с невероятно низкими. Ты запираешься в библиотеке и часто молчишь, поэтому никто не знает, что творится у тебя на душе. Это немного пугает ребят. Даже Тёмных.
  -Я думаю, это никому не мешает. - проговорил Ростислав и угрюмо зашагал обратно в подводное общежитие.
  Он считал день совершенно испорченным. Не хотелось присоединяться ни к каким купаниям или гуляниям в саду. На полу в его комнате лишь валялась какая-то бумажка, которую мальчик с раздражением ботинком отбросил в сторону и тут же упал лицом в подушку на кровать, забывшись быстрым сном. Когда он открыл глаза, то понял по непроницаемой тьме, что настала уже глубокая ночь. Спать дальше совершенно не хотелось. Ростислав с раздражением пересел за письменный стол и откинул чёрную ткань, заслоняющую люминесцентную лампу. Комнату озарил яркий свет. Мальчик опять заметил на полу бумажку, теперь уже с коричневым следом от его грязного ботинка с улицы. "Удивительно, и как только домовые смогли её просмотреть!" - подумал Ростислав, вспоминая их уборки в комнатах общежития в отсутствии хозяев.
  Бумажка оказалась в свёрнутом виде. Он, кряхтя и ворча себе под нос, уже собирался её выкинуть в деревянное мусорное ведро за комодом, как в последний момент, брезгуя грязью от ботинка на ней, развернул и обнаружил начертанные ризы. Они заставили остолбенеть. На миг для Ростислава настала слишком громкая тишина, которую мучительно хотелось прервать. Вот что было написано в этой записке.
  "Тайный круг "Луна Смерти" уведомляет о вашей возможности вступления в свои ряды.
  Мы всего лишь часть Тёмных волшебников, которые объединились вокруг света. кажущегося многим злом. Для нас недостаточно говорить: "Я верю!". Мы говорим: " Я сражаюсь!" Мы черпаем в ненависти силы, а в разуме - волю.
  Условия вступления в нашу организацию.
  1. Поручительство не менее двух членов нашей организации о вашей благонадёжности в служении Тёмной Стороне.
  2. Персональное испытание, определяемое руководящим Центром нашего тайного круга.
  3. Неразглашение любых данных о "Луне Смерти".
  Мы сообщаем, что вы успешно выполнили два условия из трёх. Последним условием для Вашего вхождения в наш круг является прохождение испытания, определяемое Центром. Мы сообщаем Вам, что по его решению, испытание заключается в том, что до включительно 25 кресеня сего года Вам необходимо сфотографироваться на Калиновом мосту города Арты, и отослать нам данную фотокарточку, оставив её под своей дверью.
  Если вы не выполнили самого задания, то навсегда лишаетесь права вступить в круг!
  Если вы не уложились в сроки выполнения задания, то навсегда лишаетесь права вступить в круг!
  Если вы рассказали кому-нибудь о своём испытательном задании или о самой "Луне Смерти", то навсегда лишаетесь права вступить в круг!
  Если вы решили обмануть нас, предоставив, например, фальшиво сделанную фотокарточку, то навсегда лишаетесь права вступить в круг!
  Если Вы ничего не слышали о нас, то это прекрасно и следуйте своему природному чутью. Природа не обманет Вас!
  Также мы уведомляем Вас, что двое поручившихся за Вас наших участников круга будут исключены из него в случае Вашего невыполнения задания.
  Член круга Полнолуния."
  Это было приглашение в "Луну Смерти"! Но Ростислав совершенно не испытывал радости от полученной записки. Первыми его мыслями были: "Как!? Почему!? За что!? Не заслужил!" Мальчик ещё несколько раз пробежался глазами по строкам записки с очками-самоглядами и без них. Нет, он не ошибся. За него действительно будто поручилось двое участников круга, что он предан Тёмной Стороне. Но кто это был? Наверняка это были отчаянные и храбрые люди, так как Ростислав пришёл в ужас при известии о задании, которое ему надо было выполнить. Он хорошо разбирался в картах и знал, что город Арта находится на самом Крайнем Востоке Беловодья, куда было невозможно было просто добраться за три дня. Существовали, правда, магические порталы - быстрые переходы между городами, но они строго охранялись местной стражей.
  К тому же, чтобы выполнить задание, необходимо было сбежать надолго из самой школы, а это могло повлечь серьёзные последствия. Ростислав не боялся исправительных работ, но он больше боялся, что его могут за это оставить на второй год, так как его учёба всё ещё оставалась посредственной и многие упущенные знания до сих пор приходилось наращивать. И у мальчика не было даже самого обыкновенного фотоаппарата, чтобы сфотографировать себя на Калиновом мосту. Да и кто его мог бы сфотографировать на мосту со стороны?!
  Задание больше походило на издевку со стороны круга. Оно было смешно и нелепо ещё в своей сути. Зачем кругу понадобилось фото Ростислава именно на Калиновом мосту? Что это давало организации? Может это была проверка на благоразумность и задание не следовало выполнять? Но мальчику задание казалось чересчур откровенно нелепым, чтобы не воспринимать его всерьёз, как бы это странно не звучало. Было слишком просто и легко его не выполнить, а затем навсегда лишиться доступа в "Луну Смерти". Из слов Оли Ростислав понимал, что "Луна" - это не просто детская игра, а серьёзная организация, служащая самой Летучей Смерти.
  Другие строчки в записке вызывали тоже немало смятений в душе мальчика. Как они черпали силы из ненависти? И что это был за круг Полнолуния? Итоговое замешательство вызывало само неожиданное появление записки. После долгих месяцев ожидания он уже настраивался на то, что членство в "Луне" ему будет суждено получить спустя долгие годы, если возможно вообще было получить. Ростислав только думал, как вести себя, чтобы вступить в "Луну", как уже приглашение свалилось на него, как снег на голову. И возникал вопрос: что он такого совершил, что за его преданность поручилось аж двоё Тёмных магов?
  Ростислав наконец-то понял, что до сих пор стоит застывшим над запиской посреди комнаты и сел на кровать. Стояла глубокая ночь, ни о каком сне не могло быть и речи. Вчера было двадцать первое число кресеня, а это значило, что для выполнения задания ему оставалось ровно трое суток.
  
  
  Глава 3. Гномы
  
  Ростислав сидел и ещё долго не мог решиться на какие-то действия. Побег из школы означал для него выход в совершенно другой мир, где он почти никогда не был. Он жил в Китеже и не видел самого Китежа и многих других городов. Но многое о них успел весьма кстати прочесть. Об Арте он знал лишь то, что это была древняя столица одного из трёх восточнославянских государств, которые объединились в Беловодье. Этот город стоял на берегу реки Смородины и был целиком выкован из железа от постоянного жара, исходящем от неё. Чтобы добраться до него ему следовало миновать ещё двое Зачарованных городов: Север и Голунь. Север был высокогорным городом, затерянным в Пановых горах, а Голунь наоборот степным и стоявшим на открытом пространстве. Оба города принадлежали Воздушной Стихии, где, в основном проживали маги соответствующего направления.
  Тут Ростислав подумал об Оле и о противоположном круге "Луч". Было, наверно, необходимо обратиться к ним за помощью и спросить совета, что делать дальше. Но тут мальчик окончательно встряхнул головой. Нет, он справится с поставленным заданием сам во что ни бы не стало, и тогда Оля по достоинству оценит его старания.
  Когда-то ему уже приходилось в детстве совершать небольшое путешествие через Глухомань. Он миновал все трудности Лукоморского леса, побывал на Вырии, видел Золотую гору острова Буяна, плавал в Таврическом море и реке Ландыш, наблюдая жизнь водяниц и Дивий людей. Правда, тогда у него был спутник, воплощение высокой и кажущиеся непостижимой магии. При этих мыслях Ростислав с благодарностью прикоснулся к своему серебрянному жетону на груди. Теперь ему предстояло ещё более трудное и долгое путешествие, где ему приходилось надеяться только на самого себя.
  Мысли о пространстве Глухомани между городами манили мальчика. Он интуитивно ощущал, что через порталы города практически невозможно пройти. Настолько они строго и хорошо охранялись. Да и уже бывали побеги из школы до него и почти всех учеников приводили обратно домой, сняв их у ворот ближайшего портала.
  И тут Ростислав вдруг совершенно отчётливо понял, что ему необходимо бежать из школы именно сейчас или никогда, иначе он не сможет сфотографироваться как бы это ни было на Калиновом мосту. Никакого плана в голове у мальчика не было, да и не могло быть. Он просто достал из шкафа старый школьный походный рюкзак, который казался ему в детстве огромным коробом, а сейчас вполне подходящей сумкой, и стал поспешно хаотично набивать его различной одеждой, не зная, как она может пригодиться ему в пути. Совершенно не задумываясь, он положил даже самозастёгивающиеся сандалии, которые ему однажды в Лукоморском лесу подарила ягыня.
  По пути Ростислав решил уже утром потихоньку выяснить советы, как лучше сбежать у других учеников. Больше всех сбегал надолго длинноволосый Максим Конников. Он заканчивал последний восьмой год обучения в Думиславле и стал уже совсем самым отчуждённым и странным в Отделении из учеников, которых мальчику приходилось видеть. Ростислав разговаривал с ним всего лишь один раз на стадионе, когда команда Голубого Отделения по лапте проиграла первенство школы. Этот разговор нельзя было назвать хорошим. У Ростислава пробежали мурашки по коже спины, когда он представил, как он будет разговаривать с Максимом. Остаток ночи пролетел для мальчика незаметно.
  Прозвенел колокол на завтрак. За столом Ростислав решительно, никого не стесняясь, стал набивать свои карманы различными булочками и конфетами. На различные уловки, чтобы украсть еду на дорогу у него не было никакого времени. При разговоре друг с другом у Антона и Юноны лишь высоко поднимались брови от увиденного, но ни о чём спрашивать его не стали, впрочем, как и сидевшие неподалёку Юра с Варей. В гостиной Ростислав предстал уже в полной походной выкладке в уличном сером комбинезоне и рюкзаком за плечами, но никто из Тёмных, кроме изумлённых взглядов, не обратил на это внимания. Хоть как-то из обыденное безразличие друг к другу пригодилась мальчику.
  Было обычное утро выходного дня, и большинство учеников расположилось в гостиной Отделениях за различными настольными играми или чтением книг и газет. По своему обыкновению более старшие ученики уединилсь группой, чтобы обсудить новости со всего мира, поступающие из газет. Над всеми выделялся Велимор, заканчивающий Думиславль в этом году. Это был уже настоящий взрослый молодый человек, которому было скучно проводить время с более младшими учениками, но всё же обязанности старосты принуждали его с ними общаться. От этого он теперь постоянно ронял в разговоры лишь обрывки фраз и редкие слова с неимоверно скучающим видом. Неизменно рядом с ним находилась Наталья Стерлигова, которой предстояло заканчивать Думиславль лишь через два года (ей прочили место старосты взамен уходящего Волка). В этой же компании сидел и Максим Конников, который больше отмалчивался, пока ученик шестого разряда Сергей Юдин оживлённо возмущался раззорением гномами деревни белоглазой чуди.
  -Подумать только! - восклицал он, тыкая пальцем в новость на газете. - Совет Асгарда сказал, что гномы спутали деревню белоглазой чуди с деревней гоблинов! И это при том, что гоблины отродясь никогда в Беловодье не были! Более глупого предлога и выдумать невозможно!
  -И что ты этим хочешь сказать? - спросил устало Волк, едва сдерживая челюстями зевоту.
  -С этим нужно что-то делать. Когда Летучая Смерть поведёт нас против Асгарда? - волновался неугомонный Сергей.
  -Многое ты понимаешь. - усмехнулся семиразрядник Евгений рядом. - У Совета Асгарда под рукой сам Льесальвхейм, Свартальвхейм, Ванахейм, Муспелльхейм, да ещё множество других великих провинций и стран, за которыми могут потянуться сама великая Гэлия и Иберия.
  -А у нас нет, что ли, союзников? - буркнул Сергей. - А Поморяния? А Ржип? Карантания, Антия, где они?
  -Поморяния погрязла во внутренних сутолоках подобно Воллачии и не способна на решительные действия. Поморянские правители не будут сотрудничать с Летучей Смертью. Ржип слишком мал для решительных действий и будет действовать лишь туда, где дует ветер, а ветер дует не в пользу нашей стороны. А Карантания и Антия слишком удалены для оказания помощи. - отвечал Евгений.
  -А я буду просить в войсках устроиться на границу с Утгардом. - всё-таки не подавил широкий зевок вдруг Волк. - Всё же лучше что-нибудь совершать, чем рассуждать о чём-либо на удобных диванчиках в гостиной.
  Ростислав подошёл к ним и попытался вежливо кашлянуть, чтобы привлечь к себе внимание, но взамен этого старшие ребята ещё больше сгрудились между собой от него. Это заставило мальчика несколько растеряться перед ними. Он ещё немного потоптался на месте и покашлял, но это тоже не привело ни к какому результату. Компания была увлечена своими разговорами и смотрела сквозь Ростислава, а вставить лишнее слово в чужие разговоры мальчик не решался.
  -Пойдём играть в шахматы? - вдруг вырос рядом с Ростиславом Гоша.
  Мальчику показалось это предложение очень некстати. И он поморщился с несчастным видом, оглянувшись на старшую компанию в углу гостиной.
  -Что тебе от них надо? - удивился Гоша, проследив за его взглядом.
  -Я хочу узнать, как лучше убежать из школы. - уже совсем в отчаянии пробормотал Ростислав.
  -Ты хочешь бежать из Думиславля? - усмехнулся Гоша. - Не будь дураком. Тебя быстро поймают. Как только тебя недосчитаются, твой портрет будет уже в руках местной городской стражи и тебя возвратят обратно на первом перекрёстке.
  -И что делать? - спросил уже совсем беспомощно Ростислав.
  -Не сбегать. - пожал плечами Гоша. - Вообще лучше уходить из школы ненадолго, чтобы не замечали отстутствия. Так многие делают, чтобы просто побродить по улочкам Китежа.
  -Мне надо в другой город. - несчастно пробормотал Ростислав.
  -Ха-ха-ха! - рассмеялся внезапно Гоша. - Ты в своём уме? Границы Зачарованных городов охраняются, как государственная граница. Ты покинуть его точно не сможешь.
  -Может какие-нибудь возможности? - спросил с последней надеждой Ростислав.
  -Я их не знаю. - отрезал Гоша. - А вообще кто тебя надоумил покинуть город? Никак в "Луну Смерти" хочешь вступить?
  От этих слов у Ростислава похолодело сердце. Он не нашёлся что сказать.
  -Мне тоже приходила недавно приглашение, как повестка на воинскую службу. - проговорил Гоша. - Моим условием было ограбление магазина! Представляешь? Они совсем чокнулись у себя в круге. Им заняться нечем? А главное для чего мне надо грабить магазин?
  -А что тебе надо было украсть? - спросил ошарашено Ростислав.
  -Какой-то фотоаппарат. Не помню марку. - поморщил лоб Гоша. - Да и сам магазин находился на Юго-Западной улице. Это недалеко отсюда. Называется "Лавка братьев Орлозоров". И для чего это нужно? Я бы понял всё, если они мне объяснили: для чего им понадобился фотоаппарат...
  "Стоп! Неужели фотоаппарат хотели выкрасть для моего задания на Калиновом мосту? Тогда может "Луна Смерти" припасла ещё парочку человек для выполнения моего задания?" - подумал вдруг собеседник мальчик.
  -А когда тебе прислали приглашение? - с нетерпением перебил его Ростислав.
  -Да забыл я уже. - отмахнулся Гоша. - Может пару дней назад, может неделю. Ты уже что-то слышал об этой организации?
  -Название у них зловещее. - неопределённо хитро ответил Ростислав.
  -Это прислужники Летучей Смерти. - гордо произнёс Гоша. - Единственное, что я знаю про них это то, что луна у них символизирует кругозор или мировоззрение, а смерть они почитают... В общем, сложно объяснить.
  Ростислав в нерешительности покусывал губы и не знал насколько верить сказанному Гоше. Ему стало казаться, что не могло быть таких случайных совпадений и, весьма возможно, Гоша был на самом деле подосланный участник "Луны Смерти".
  -Так ты никуда не вступил? - спросил Ростислав.
  -Вот ещё! - презрительно проговорил Гоша. - Я сам по себе и ни в какие организации вступать не собираюсь. К тому же я скажу, чтобы ты сам подальше держался от подобных кружков. Потому что туда вступают лишь самые инициативные волшебники.
  -И что в этом плохого? - удивился Ростислав.
  -А то, что инициативные гибнут самыми первыми. - проговорил Гоша. - Пойми, в Беловодье ещё никогда Тёмным волшебникам не жилось так хорошо, как в последние тридцать лет. Удел Тёмных волшебников быть всегда в меньшинстве. Быть Тёмным - быть в постоянно осаждённой крепости. До этого на них всегда были большие гонения. И во время этих гонений погибали всегда наиболее заметные и активные, а выживали и продолжали род лишь самые неприметные. Хорошо, конечно, понимать: на чьей ты стороне, но лучше находиться подальше от основных событий, а тем более драк. Вступив в "Луну Смерти" ты всегда окажешься в самом пекле борьбы. Правление Летучей Смерти не будет вечным и скоро правление Тёмных волшебников падёт. И кто больше всех понесёт наказание за предыдущее правление? Только самые активные. Это те, кто состоят в "Луне Смерти".
  "Ну, уж я точно не понесу никакого наказания после падения правления." - подумал про себя Ростислав.
  -А кто пустит меня в этот круг? - проговорил он вслух. - Ведь я не самый успевающий маг в своём разряде, и даже не первого уровня. Да и мне всего одиннадцать лет.
  -В члены круга принимают магов всех уровней. - проговорил Гоша. - Возможно в моём случае они поторопились меня принять, так как я заканчиваю в этом году Думиславль и ухожу в другое училище, где членов этого круга может и не быть, а принимать в его ряды могут только учеников.
  -Мне надо спешить. - лишь проговорил наконец-то Ростислав, быстро скрываясь от взора Гоши.
  День вступал в свою полную силу, а вместе с ним шедший по подземным коридорам Думиславля на поверхность мальчик чувствовал, что время утекало, как песок сквозь пальцы. Он шагал и пытался думать, что ему на всех наплевать, пока над его головой шатром не раскинулось открытое ясно-чистое голубое небо и широкие шумящие кроны деревьев школьного сада. Здесь предательская тропинка среди деревьев резко запетляла то исчезая, то возникая вновь, ведя к потаённому лазу в серой каменной ограде училища. Мальчик не совсем понимал: зачем была построена эта ограда. Была она очень некрасивой и уродливой. Каждый год ученики проделывали в ней новые дыры и лазы, чтобы ненадолго выбираться в город, а учителя и другие работники училища не уставали их исправно находить и латать, разыскивая участников данного безобразия. Это было нескончаемое действие, которое казалось, что ведётся с самого дня основания школы.
  Ростислав же ещё никогда не сбегал из школы, считая это опасным и неинтересным занятием. Сбегать в город было всегда интересно с товарищем, а надёжного и верного товарища у Ростислава так и не было. В одиночку же ему город представлялся огромным и страшным местом, наполненным опасными созданиями. Кроме того у него и без того были большие проблемы по успеваемости в школе, чтобы усугублять их побегами.
  О потаённых лазах в ограде из школы же знали все ученики, даже такой далёкий от общешкольной жизни, как Ростислав. Негласная ученическая круговая порука позволяла существовать таким лазам два-три дня, прежде чем о них успевали узнать и завалить.
  Лаз, к которому пришёл Ростислав, существовал уже три дня. Он был прикрыт большим кустом смородины. Под кустом лежал чёрный камень, который если его не гладили -становился красным. Это была своеобразная метка от ребят из Коричневого Отделения, что если камень был красным, то, значит, через лаз проходил посторонний человек, не знающий о примете. Ведь некоторые хитрые учителя любили вставать по другую сторону и вылавливать беглецов.
  Ростислав, погладив камень, прошёл сквозь куст смородины и оказался за стеной Думиславля. Училище находилось на одном из дальних отшибов Китежа. От него шла лишь единственная мощённая неровной брусчаткой необитаемая улица, по обеим сторонам которой росли неизвестные мальчику захудалые дикие деревья. С одной стороны за деревьями находилась ограда школы, где начинался дубовый сад, а с другой находились не менее глухие и высокие ограды других сероватых каменных домов, которые были обращены в сторону улицы лишь своими задними дворами. Жильцами этих домов по обыкновению являлись сами учителя Думиславля.
  Оказавшись одним на довольно широкой и длинной безлюдной улице, где лишь слабый ветерок продувал редкие опавшие зелёные листья, Ростислав подумал, что сбежать из Думиславля было несравненно легче, чем определиться, куда идти дальше. Именно в этот момент у него внезапно всплыли в сознании слова подполковника Вырвидуба о том, что часть злобной нечисти всё ещё оставалась в некоторых трущобах города. Вспомнил он и то, что Казимир говорил о своём недовольстве, как жителя Глухомани, на запрет перемещений внутрь Зачарованных городов. "Глухоманцам не нравятся ограничения по передвижению в Зачарованные города. - сам себе на удивление рассудительно думал мальчик. - По существу, большинство глухоманцев - это и есть та самая нечисть, о которой нам рассказыва Вырвидуб на своих уроках. Если в трущобах осталась злобная нечисть, то почему бы там и не обнаружиться и доброй? К тому же, они, возможно, мне помогут скрытно покинуть город."
  Мальчик старался идти вдоль улицы быстро, чтобы никакой шальной выглянувший из своего дома учитель не смог его заметить. Едва он дошёл до конца улицы и свернул пару переулков, как сразу же был подхвачен и чуть не затопчен разнонарядной толпой китежских горожан. Как известно, волшебники в городе не придерживались строго определённой моде и были одеты кто во что горазд от средневековых плащей до современных джинсовых костюмов. Все они были увлечены своим действием и почти не обращали друг на друга внимание. Здесь было всегда очень легко затеряться.
  -Ещё один Дикий! - вдруг крикнул чей-то ребяческий голос за затылком Ростислава.
  Он в удивлении оглянулся и увидел группу ребят, которые были едва ли ненамного старше него. Это были двое мальчиков и одна девочка, одетые в коричневые узорчатые кафтаны и халаты с колпаками, которые, очевидно, спешили на занятия в свою школу.
  -А что это значит? - пробормотал лишь в растерянности Ростислав.
  -А это значит, что ты из Думиславля. - кивнул второй мальчик из компании на его грудь.
  Тут, к своему стыду, Ростислав заметил, что до сих пор забыл снять жетон, по которому его могла опознать и схватить в любой момент городская стража и спросить, что он делает в это время за пределами своего училища.
  -Давайте пройдём дальше. - вдруг сказала девочка, гордо вскидывая подбородок. - Мы же Истинные и не должны общаться с какими-то Дикими.
  Где-то в далёком сознании Ростислава промелькнула громыхающая колымага, в которой сидел маленький восьмилетний ребёнок в компании таких же ребят, а за телегой бежала стайка ребят, родившихся в Астрале, которые кричали: "Дикие! Дикие!" С этим определённо что-то было связано. Ростислав, как не странно, остался благодарен проходившим мимо свободным ребятам из Астрала, отцепив с груди жетон и спрятав его бережливо в карман.
  -Постойте! - крикнул он вдруг уходившим уже ребятам. - А не подскажите, где здесь можно найти трущобы, где обитает ещё глухоманская нечисть?
  Высокомерные ребята аж остановились от такой наглости со стороны Дикого, недоуменно переглядываясь между собой.
  -Какой глупый Дикий! - хмыкнула презрительно девочка, отворачиваясь от собеседника.
  -Мы не можем тебе помочь. - сдержанно ответил первый мальчик, тоже отворачиваясь вслед за ней.
  -Это почему же? - спросил Ростислав возмущённо, которому уже стали надоедать несговорчивые астраляне.
  -Может быть ему помочь, Зол? - спросил второй мальчик у первого.
  -Зачем? Он настолько глуп, что даже не разбирается в простейших вещах Китежа. - буркнул Зол. - Ты бы хотела помочь Дикому, Людмила?
  -Вот ещё! - отрезала девочка.
  -Вот видишь. Ты остался в одиночестве. - похлопал фамильярно по плечу второго мальчика Зол.
  -А мне нетрудно всё объяснить несчастному. - буркнул второй мальчик и повернулся к Ростиславу. - Видишь ли, Китеж не зря называется Зачарованным городом. Если ты не знал, то его планировка всё время изменяется, и ты можешь тем же путём прийти завтра совсем не туда, куда шёл вчера. Поэтому нет никакой карты города, а волшебники пользуются здесь своей интуицией. Если ты хочешь найти самые захолустные трущобы Китежа, то ты должен очень сильно хотеть попасть туда, а также сворачивать в самые грязные и тёмные переулки. Ну и, конечно, следуй всегда своей интуиции. Но ты всё равно глуп, если ты ищещь подобные места в Китеже. Говорят их совсем заполонили гномы и...
  -Пойдёмте! - прикрыла изящно свой зевок Людмила. - Мне наскучили ваши разговоры, да и к тому же мы уже опоздали на урок животновдства!
  Компания быстро повернулась в одну сторону и исчезла за ближайшим поворотом дома, оставив Ростислава в ещё более глубочайшей растерянности, чем он был. Он оглянулся и понял, что ребята были в чём-то правы. Неизвестно как, но он оказался очень близок к центральной шумной площади Китовраса, куда он неосознанно стремился. Вдалеке Ростислав заметил двух проталкивающихся здоровяков в форме городской стражи, переливающиеся цветом хамелеона. Мальчик поспешил в противоположную сторону от них.
  Он ещё долго бродил среди просторных белых каменных домов града, его необычных жителей, пока, наконец, не стал сворачивать в указанные самые тёмные и грязные переулки. День шёл к своему завершению. Вместе с ним ноги мальчика всё больше и больше от усталости уже не хотели идти, а сам он настолько отчаялся куда-либо прийти, что ему почти всегда стали встречаться на пути грязные тупики и задние дворы кабаков, куда выкидывали гниющие остатки еды. В какой-то момент Ростислав прошёл сквозь мусорные кучи, не разбирая перед собой дороги.
  Перед ним сразу же открылась узкая витиеватая улочка, в которой едва ли могли пройти в ряд двое взрослых человека. Над ней нависали кривобокие и кривоугольные здания, где комнаты были нагромождена коробками одна над другой, словно детские кубики неумелой рукой. Они всячески качались и скрипели, норовя вот-вот обрушиться, но держались точно только из-за волшебства. Эти здания явно соревновались в высоте, стараясь помимо обычных комнат надстроить вверх различные остроконечные крыши, шпили и флюгеры. Был уже сумрак и их тёмные искошенные провалы окон и дверей в тенях выглядели ещё более зловещими и уродливыми, чем при дневном свете. Вместе с этим в нос ударял невыносимый запах удушающего смрада обычных человеческих отходов, выливаемых прямо из окон этой улицы. Под ногами они создавали невообразимое чёрное грязное месиво, которое можно было пройти только по редким гнилыми дощатым намосткам.
  На улице практически никого не было. Лишь у деревянных ворот, ведущих в капище Перуна, судя по ризам над ними, встретились две низкорослые горбатые фигуры, закутанные темно-зелёные плащи с накинутыми капюшонами, из-под которых торчали только бороды. По деревянным настилам улицы пробежал небольшой сгусток тени, с шипением исчезнувший среди домов. Ростиславу стало очень жутко и захотелось домой, в Думиславль.
  Когда мальчик прошёл дальше, то внезапно заметил молодого человека, перелезшего через высокую стену и спрыгнувшего на подмостки улицы. Он высок и худ, но больше всего Ростиславу запомнилось, что он был одет в чёрную рубашку и в чёрные брюки с такими же ботинками. Человек этот словно не ожидал увидеть перед собой мальчика.
  Он неторопливо оглянулся по сторонам и приблизился к замершему Ростиславу.
  -Откуда ты? - спросил он, бегая глазами по сторонам.
  Были сумерки, становилось уже совсем страшно, и Ростислав не нашёлся, что сказать.
  -Маленьким детям не место в этих местах. - проговорил молодой человек, до сих пор озираясь по сторонам. - Жди меня здесь. Я скоро вернусь.
  Но мальчик не стал доверять этому подозрительному человеку и поспешно двинулся дальше, запинаясь о выступы деревянных настилов, да то и дело проваливаясь в чёрную зловонную жижу вместо поверхности улицы. Он добрался до единственного ярко освещённого дома в улице, откуда доносились хриплые голоса, громогласный хохот и звуки, похожие на игру на расстроенной арфе.
  Ростислав к этому времени понимал, что задание было скорей провалено. И хоть он забрёл в какое-то захолустье Китежа, но не было и намёка на то, что он сможет хоть как-то покинуть Китеж и отправиться в Арту. Его единственным желанием постепенно становилось лишь то, чтобы его поскорей нашла городская стража и отправила обратно в Думиславль.
  Самым светлым зданием на улице, к которому приблизился Ростислав было харчевней. У её ворот в чёрной жиже валялся самый настоящий пьяный гном, широко раскинувший руки на спине. Его невозможно было спутать, исходя из многочисленных иллюстраций и изображений, которые мальчик прочитал не только во время учёбы в волшебной школы, но и ещё и на Земле. Нос картошкой, широкое красное скуластое лицо, квадратная фигура. Запах хмеля и немытого тела от него был очень стоек. По некоторым отличительным деталям в одежде, Ростислав понял, что это был белый гном, или, как они гордо себя именовали, одним из сынов Двалина. На улице изрядно вечерело и оставаться снаружи для мальчика казалось страшнее, чем оказаться внутри харчевни, что он и сделал.
  Внутри харчевня была до отказу забита сынами Двалина, сидевшими за несколькими столами. Многие из них были уже изрядно пьяны и спали прямо на столах. Другие были только-только навеселе и изрыгали из своих глоток горластые воинственные песни. Всё вокруг напоминало жуткую оргию, чем некий гномий праздник.
  Ростислав переступил через порог и пошатнулся от сжатого воздуха заведения, наполненного алкогольными парами. Гномы были так увлечены своими делами, что, казалось, совсем не заметили вошедшего мальчика. Единственным волшебником за общей стойкой у стены была молодая девчушка в очень простом сером платье до пола с изрядно измятым, серым от грязи переднике. Она очень ловко притягивала к себе на расстоянии различную посуду, напитки и еду из настенного шкафа, выкрикивая в сторону необходимые их названия. Так как девчушка была слишком стара для ученицы начальных магических классов, то Ростислав сделал вывод, что это была волшебница третьего уровня.
  -Мэл, гот эресе ме мунд? - хрипло вдруг проворчал чернобородый гном рядом, сидящий за общей стойкой, сердито просверлив вошедшего глазами насквозь.
  -Вервот карос мэл гет марай! - хлопнул того по плечу соседний седобородый гном и загоготал вместе с ним.
  Мальчику показалось, что гномы были настроены недружелюбно к нему, но, тем не менее, на свой страх и риск уселся неподалеку от них на высоком стуле. Все его действия эти двое гномов проследили хмуро из-под бровей.
  -Что пожелаете, милостивый гном? - спросила Ростислава заработавшиеся девушка за стойкой и подняла глаза. - Милостивая Мокошь! Мальчик! А что ты тут делаешь!?
  -Я заблудился. - не нашёлся сказать что-либо ещё Ростислав, оглядываясь по сторонам.
  -Тебе нужно обратиться в городскую стражу! Где твои родители? - забормотала торопливо девушка.
  -Пиво! Дать пиво! - пробудился неподалёку уснувший гном с фиолетовым носом.
  -Но мне нужно помочь мальчику... - попыталась будто оправдаться девушка перед ним.
  -Сэгодня праздник! День Двалин! Ты слышать об этом? - добавил что-то неразборчивое на своём языке под конец гном с фиолетовым носом.
  Девушка быстро скомандовала: "Разливное пиво!", а затем: "Чистая кружка!". Перед ней сразу же возникла внушительная бутылка с заказанным напитком и большая глиняная кружка, в который она сразу же опрокинула пенистый напиток.
  -Два медника! - протянула полную кружку девушка нетерпеливому клиенту.
  Гном, отчаянно кряхтя и что-то ворча на своём языке, полез в суму под своим свисающим брюхом. Непослушные толстые, как сосиски, пальцы выудили оттуда целую пригорошню ярко начищенных золотых монет. Гном долго жмурил глаза и тряс пригорошню, тщетно пытаясь отыскать мелочь, пока не брякнул на прилавок один из золотых кругляшей.
  -Платить! - грозно сверкнул он глазами, тыкая в свою монету и показывая в свою пригорошню на другой руке. - Нести другой монета!
  -Я принесу сдачу. - поняла его ломаный язык девушка, живо растворившись где-то в застенках заведения.
  -Я купить Беловодье! - торжественно зачем-то объявил гном Ростиславу.
  Ростислава перекосило от его выдохнутого перегара. Со стороны столов в это время начал нарастать шум впыхнувшей ссоры неких низкорослых собутыльников. Всё это вместе наводило дрожь по всему телу ученика волшебников. И зачем он только подался в бега? А девушка всё не приходила.
  -Я Драупнир! - вдруг произнёс на чистейшем русском языке седобородый гном, который до этого разговаривал только на своём языке при встрече с Ростиславом. - Что делает маленький сын волшебников в этом заведении?
  -Я ищу, как сбежать из Китежа. - пробормотал Ростислав, несколько запинаясь. но из-за всех сил пытаясь выглядеть достойно в глазах окружающих.
  Это вызвало взрыв хохота Драупнира и его чернобородого собеседника.
  -Здесь не место маленьким детям в Китеже! - обрезал чернобородый гном после смеха.
  -Отправляйся лучше к себе домой, к родителям! - проговорил Драупнир.
  -Но мне очень нужно! - возразил Ростислав, всё больше набираясь храбрости. - И я уже взрослый. Мне одиннадцать лет!
  -Почему же тебе не начать путешествовать через обычный портал? Почему ты зашёл сюда? - спросил Драупнир.
  -Через портал меня могут схватить. А здесь... я подумал... я подумал, что здесь можно убежать из города незаметно. - проговорил Ростислав.
  -Ты ошибался! - буркнул чернобородый, отпивая из большой глиняной кружки свой напиток, но отводя подозрительно взгляд в сторону. - Из Китежа невозможно выбраться незаметно. Особенно здесь.
  -Я надеялся на помощь глухоманцев! - воскликнул отчаянно Ростислав.
  -С чего ты решил, что они должны тебе помогать? - удивился Драупнир.
  -Нам в школе рассказывали, что в трущобах... - тут Ростислав остановился, тщательно подбирая и обдумывая свои слова, чтобы не обидеть внезапных собеседников. - Что в трущобах скапливается много недовольных глухоманцев, которые могут здесь жить без всякого разрешения. Если они знают, как жить без разрешения властей, то наверняка могут знать, как без разрешения и ведома властей выбраться из города.
  -А ты не настолько глуп, как кажешься! - буркнул Драупнир, тыкнув локтём в бок своего соседа, который так некстати в этот момент отхлёбывал своё пиво и поперхнулся.- Но подумать только: сбежать из самого охраняемого Зачарованного города!
  -Я знаю: на что иду, но мне это очень надо! А ещё мне надо добраться до самой Арты! Может быть, вы можете мне помочь? - проговорил уже совсем отчаянно Ростислав.
  -А много ли ты знаешь об Арте? Да вообще о жизни? - внезапно разворчался уже изрядно подвыпивший чернобородый. - Думаешь, если ты выберешься из Китежа, то сможешь также легко добраться пешком до своей цели? Минуя Славские леса, Пановые горы горы и просторную Артанскую степь?
  -Главное начать. - проговорил убеждённо Ростислав.
  -А ты отчаянный парень. - внезапно с силой похлопал по спине мальчика одобрительно Драупнир. - Я не часто встречаю таких на своём пути, а потому ты мне определённо нравишься. Может и в самом деле ему помочь, Андвари?
  Тут чернобородый Андвари что-то от души добавил на своём языке. Драупнир ввязался с ним в беседу. Разговаривали они долго, то поглядывая на выход из харчевни, то на мальчика. Один раз Андвари даже достал из-под плаща внушительных размеров серебряные часы на цепочке, чтобы посмотреть время. Из этого Ростислав понял, что его собеседники куда-то ужасно торопились.
  -Я принесла тебе бутерброды с сыром и молоком! - объявилась девушка у стойки перед мальчиком, ставя перед ним поднос с едой. - Извини, что отсутствовала так долго, но сегодня у меня много посетителей и всех надо непременно обслужить.
  Тут девушка склонилась и совсем шёпотом добавила:
  -Тебе лучше убираться из этого заведения, мальчик. Я не могу уйти с работы, а вызвать стражу я боюсь, потому что все гномы в этом заведении проживают здесь незаконно и не особо будут рады видеть её.
  -А почему кругом одни лишь гномы? - спросил Ростислав, жадно набрасываясь на предоставленную еду. - Я думал, что в трущобе будут жить лешие, водяные русалки...
  -Лешие? Русалки? - легко засмеялась девчушка. - Да они никогда не будут жить в городах, потому что привыкли к природе! Да и к тому же гномы здесь так засорили и отравили этот конец города, что только они чувствуют себя здесь уютно.
  -А почему они за собой не убираются? - удивился мальчик.
  -Не хотят. Никто не хочет связываться с ними, так как они всегда носят при себе холодное оружие. - уже полушёпотом быстро проговорила девчушка, оглядываясь по сторонам. - Чуть что, то сразу же с ним бросаются на неугодного!
  -Как это можно терпеть? - изумился мальчик. - Почему бы их не прогнать из города?
  На лице девушки волной пробежался ужас, смешанный с удивлением.
  -Ты кто такой, чтобы говорить подобные вещи? Неужели прислужник Летучей Смерти? - гневно пробормотала она, заливаясь краской от возмущения. - У меня есть множество очень достойных гномов, которые так себя не ведут! Все разумные существа в Астрале равны под небом и никто не может преследовать гнома, только потому что он гном. Ты посмотри, какие гномы забавные! Правда, что они много пьют и грубоваты в общении, но в них тоже своё очарование в воинственности.
  Ростислав оглянулся вокруг, но ничего забавного не находил в этих насквозь пропитанных алкоголем пузато-бородатых карликах, орущие песни на своём незнакомом языке и бестолково бряцающие своим холодным оружием друг перед другом. Вот пять или шесть гномов сгрудились вокруг узорчатого топора из лунного железа, но их лица в отблесках свечей выглядели грубыми и нелепыми, словно слепленными из глины с большими нахлобученными ушами и носами. Вот трое других гномов за одним столиком отчаянно орали воинственную песню, где часто мелькало слово 'вальхалла', задрав свои глотки к потолку. Но без смысла их крики только выдавливали ушные перепонки. И всюду пары крепких напитков, душный воздух и жар тусклых толстых сальных свечей. 'Наверно существуют такие хорошие гномы, как Драупнир и Андвари. - только успел неуверенно подумать мальчик. - Они хотя бы умеют говорить на чистейшем русском языке'.
  -Я не прислужник Летучей Смерти, хотя я и Тёмный. - проговорил Ростислав.
  -Ах, не нужно было этого говорить! - заволновалась почему-то девушка. - Я бы всё равно тебе помогла, так как закончила Воздушное училище для Светлых - Ветродуев. Мы, Светлые, в отличие от вас, Тёмных, можем помогать из жалости даже своим врагам.
  Ростислав в неуклюжей благодарности склонил голову, но в это время в двери харчевни ворвалась новая толпа гномов в зеленоватых плащах, которая расселась за одним из больших столов и стала скандировать: 'Пиво! Пиво!'
  -Ой! Мне надо бежать! Жди меня здесь! - быстро проговорила девушка, уходя к новым посетителям.
  'И как в этом ужасном месте можно только сосуществовать!' - подумать лишь Ростислав, глядя вслед этой тревожной девушке. Как раз в это время Драупнир и Андвари закончили не только свою беседу, но и сумели пару раз поочередно сходить куда-то из харчевни. Они были слишком поглощены своими делами, чтобы обратить внимание на разговор мальчика со служанкой-подростком. Вернувшиеся в очередной раз с улицы Драупнир в растерянности приостановился около мальчика, заткнув кисти рук за свой пояс и поминутно в нерешительности почёсывая свой нос.
  -Эээ... мальчик... - обратился Драупнир к Ростиславу. - Я был бы рад тебе помочь не только выбраться из Китежа, но и добраться до самой Арты, но мой друг Андвари несколько против этого. Однако единственное, что может смягчить его сердце это некоторый... ммм... ценный подарок из драгоценного металла. Если ты очень хочешь покинуть Китеж и отправиться в Арту прямо здесь и сейчас, то за небольшое вознаграждение мы с Андвари лично проводим тебя из Китежа и доставим в целости и в сохранности до нужной цели. Ты согласен?
  -Конечно да! - воскликнул Ростислав, потрясённый одаренным счастьем.
  -Так у тебя есть нечто ценное, за что мы можем тебя переправить в Арту? - тут глаза седобородого гнома опасно хищно сверкнули.
  -Д-да... - запнулся Ростислав, лихорадочно перебирая все свои вещи в рюкзаке в уме. - У-у меня есть самозастёгивающиеся сандалии, которые мне некогда подарила одна ягыня при переходе через Лукорский лес...
  -Я похож на старьевщика? - криво усмехнулся Драупнир. - Мне нужно кое-что посерьёзнее. Городские стражники рыщут кругом, и мы затеваем довольно опасное предприятие.
  Ростислав в растерянности стал охлопывать свою одежду, не надеясь ничего найти, и вдруг почувствовал приятную тяжесть в нижнем кармане комбинезона. 'Жетон!' - вспыхнуло в мозгу мальчика. Он его снял после встречи с тремя ребятами на улице. Жетон, бывший некогда солнечным зайчиком, помимо своей ценности воспоминаний был ценен тем, что состоял целиком из серебра. Но ученики никогда и в мыслях не могли подумать продавать их или обменивать на другие вещи. 'Некоторые ученики делают из них пожизненные талисманы' - припоминал слова Волка Велимора Ростислав. Что могло быть ещё дороже всего в этот момент у него? Но расстаться с жетоном значило не только потерять единственную материальную драгоценность, но и расстаться с первым проводником в этом волшебном мире, а главное с множеством воспоминаний, связанных с этой вещью. При одной лишь мысли о безвозвратном расставании с жетоном пробуждало у мальчика появлялась боль.
  -У меня есть серебряный жетон! - заявил он, до конца не веря, что произносит эти слова. - Знак думиславца из Голубого Отделения! Подойдёт?
  Вынутый жетон из рук мальчика быстро перешёл в ладони Драупнира, который сразу же любовно ощупал его со всех сторон и даже попробовал на зуб. Такой дикой радости и потаённого наслаждения на лице Ростислав ещё ни у кого никогда не наблюдал. Однако он совсем не разделял чувства с гномом. 'Это всего лишь пустая жестянка. - пытался убедить себя мальчик, едва сдерживая слёзы от горечи. - Нечего здесь расстраиваться! Разве я вспомню про него, когда вступлю в эту проклятую 'Луну', и Оля наконец-то взглянет на меня по-особому!' Что Ростислав имел в виду 'взглянет по-особому', он предпочитал не задумываться. За этим скрывалось настолько некое сильное и потаённое желание, что мальчику было страшно его открывать не только окружающим, но и даже самому себе.
  Пока Драупнир разглядывал приобретённую драгоценность к нему подошёл со спины Андвари.
  -Мнимое серебро! - с презрением пробормотал он, взглянув со спины товарища на рассматриваемый предмет.
  -Постой, это магическое серебро! - остановил его Драупнир. - Его делает дорогим не металл, а заключенные чувства ученика внутри него...
  Тут он осёкся, посмотрев с подозрением на Ростислава, видимо посчитав, что наговорил слишком много лишнего. После этого гномы начали о чём-то оживлённо шептаться между собой на своём незнакомом языке.
  -Правильно! - одобрительно кивнул с ухмылкой Драупнир. - Мы тут с Андвари посоветовались и решили, что можем взять тебя на корабль только если у тебя есть ещё что-нибудь драгоценное. Путешествие будет слишком опасным, поэтому мы понесём дополнительные расходы.
  -У меня есть ещё одна волшебная вещь! - проговорил Ростислав, вспомнив о захваченных в рюкзаке самозастёгивающихся сандалиях. - Но я её вам отдам, только если вы довезёте меня до Арты.
  -Каков хитрец! - засмеялся добродушно Драупнир, одобрительно похлопав по спине мальчика так, что он даже поперхнулся. - Ты думаешь, что мы можем тебя обмануть?
  -А почему нет? - уже совсем дерзко ответил Ростислав, которому стали уже надоедать ухмылочки на их физиономиях.
  Гномы были с ним почти одинакового роста, их грубые лица казались забавными и смешными в полутьме свечей помещения. Мальчик совсем перестал их бояться, представляя себе, что разговаривает с какими-то бородатыми детьми.
  -Мы не можем тебя обмануть. Ведь мы же гномы. А ты когда-нибудь слышал, что когда-нибудь гномы обманывали в сказках? - проговорил Андвари.
  -Покажите мне корабль, и я вам покажу вещь. - упорно затвердил Ростислав.
  -Ты слишком развит не по годам, малый. - проговорил Драупнир, побряцивая спрятанным грозным металлом под одеждой, напоминавшим совсем не деньги. - В таком случае выйдем ненадолго на прогулку, чтобы увидеть корабль?
  -Корабль? Какой корабль? - заволновался мальчик.
  -Летучий корабль. - прохрипел Андвари. - О нём никто не знает из городской стражи. На нём мы, скажем так, ведём определённую торговлю с другими городами. Ты когда-нибудь был на летучем корабле?
  -Был, в своём роде. - сказал Ростислав, вспомнив своё путешествие до Вырия.
  -Вот и отлично. Мы будем передвигаться в Арту на нём. Необходимо сейчас же быть там. - заявил Драупнир. - Идёшь с нами?
  От невиданного свалившегося счастья кружилась голова. Ростислав отлично понимал, что ему крупно повезло встретить в харчевне двух гномов, готовых его переправить в Арту. Он ещё раз убеждался, что в успех дела было необходимо было верить до самого конца, даже в самых отчаянных и безвыходных ситуациях. Правда и заплатить за такую возможность пришлось немало в виде памятного серебряного жетона, но сейчас об этом думалось гораздо легче.
  Ростислав не забыл о просьбе подростка-служанки оставаться на месте, но обрадовался, что она была занята раздачей кружек эля другим пьянствующим гномам в харчевне и не заметила его ухода. На улице стоял уже глубокий вечер и на небе высыпал весь ворох звёзд. В этот момент мальчик поднял голову и почему-то еле-еле заметил вечно сопровождавшую его во все ночи красноватую туманность. Она была теперь едва уловимой плёнкой. Значило ли это, что у него что-то поменялось в судьбе? Ростислав побрёл вместе с двумя таинственными спутниками сквозь ещё более запущенные дворы и переулки, чем он мог себе представить.
  -А где вы научились так хорошо говорить по-русски? - полюбопытствовал уже в пути Ростислав у гномов.
  -Я уже многие года имею торговые дела в Беловодье, поэтому мне просто необходимо знать основной язык местных жителей. - улыбнулся Драупнир. - А Андвари живёт в Китеже вполне законно, чуть ли не с самого рождения. Лучше скажи, что заставило тебя сорваться с места и отправиться в Арту? Неужели никто не присматривал за тобой в Думиславле?
  -Нет. - просто ответил Ростислав. - Мне нужно отправиться в Арту по заданию. А больше сказать я не могу.
  -Что это за школа такая, откуда сбегают дети? - пробурчал рядом Андвари.
  И Ростислав начал рассказывать в пути о Думиславле, о заведённых порядках и обычаях внутри него (само собой без упоминания о тайных ученических кружках), он даже сумел поведать о своём путешествии до училища из Лукорского леса. Было видно, что гномы не особо его слушали, думая о чём-то своём, и лишь иногда одобрительно кряхтели словам мальчика. Они всё больше в открытую бряцали своим оружием и начиналось казаться, что никакого корабля вовсе не существует, когда Ростислав вместе со сопровождающими не оказался на освещённой водными бликами площадке у пределов самого Китежа, где простыми канатами. обвязанными вокруг вбитых в землю колышек, удерживался парящий в воздухе корабль. Наподобие его плавал к Вырию Ростислав, только меньших размеров. На его носу возвышалась жуткая вырезанная острозубая пасть без глаз и ушей, сжимающая лишь большую кость. Судно парило над самой гладью озера Светлояр, и было причудливо смотреть, как корабль полностью с килем отражался в его зеркальных водах вместе с чёрным небом и яркими точками звёзд.
  Ростиславу и раньше приходилось уворачиваться от разинутой пасти рыбы-кит на летучем корабле, но это было лишь пара мгновений, а здесь корабль и впрямь вознамеревался двигаться исключительно по воздуху. Мальчик помнил, что этим способом передвижения редко пользовались из-за неустойчивости курса судна в воздухе.
  -Мы передвигаемся ночью, так как в этот время царит относительно спокойный ветер. Его зовут 'Кость в зубах'. Стоянка здесь всего лишь пару минут и нам пора уже отправляться. -словно ответил на его мысли Драупнир. - Теперь ты покажешь нам свою вещицу.
  -Давайте поднимемся на корабль. - проговорил твёрдо Ростислав. - Тогда покажу, а то вдруг это не ваш корабль?
  Двое гномов в очередной раз посмеялись над словами мальчика и приблизились к свисающей веревочной лестнице с судна, заменяющей трап. Когда Ростислав предпоследним поднялся по ней на борт, то нос к носу столкнулся с угрюмым гномом, дежурившем у входа. На миг его лицо осветила луна и Ростислав в испуге отшатнулся от него, натолкнувшись спиной на мачту. Его лицо от виска через нос до нижней челюсти прорезал грубо сращенный выпуклый шрам, а само выражение физиономии не сулило мальчику ничего хорошего.
  -Похоже, ты и сам всё понял? - с нехорошим смешком в темноте приблизился к ученику Драупнир. - Ты оказался в не в том месте, не в тот час, малыш. Отдавай нам то, что ты не хотел отдавать нам по-хорошему вне корабля, а то Скафинн изрубит тебя на куски.
  Тут произошло совсем неожиданное. Ростислав с испугом заметил, как вставший за спиной Драупнира Андвари безвучно крестообразно взмахнул руками и упал с глухим стуком на палубу.
  -Мараи! - рыкнул Скафинн, вытаскивая из-под одежды весьма внушительный двуручный боевой топор, одновременно прячясь за приподнятым над палубой бортом.
  -Нозгой лиарлз! Нозгой лиарлз! - скомандовал несколько раз Драупнир, укрываясь за мощным телом Скафинна.
  Раздался топот бегущих ног по палубе. Ростислав ничего не понимал и лишь обессиленно опустился спиной по мачте вниз. На корабле оказалось ещё несколько проворных гномов в тёмных накидках, которые достали свои топоры, спрятанные за поясами под одеждой и стали рубить все канаты и верёвки, связывающие "Кость в зубах" с землёй. В это время Драупнир отделился от Скафинна и направился на кормовую надстройку корабля, где находился рулевой, попутно отдавая чёткие команды на гномьем языке. Едва как только гномы на палубе кое-как справились с управлением корабля и направились по воздуху прочь от Китежа в неизведанные дали, как Скафинн оторвался от бортика, за которым укрывался и приблизился к Ростиславу. Он схватил его за грудки всего лишь одной крепкой рукой и приподнял над поверхностью так, что у мальчика заболтались ноги в воздухе. Только здесь Ростислав ощутил какой неведомой силой обладали эти смешные на первый взгляд карлики.
  Скафинн ужасно ругался так, что мальчик видел, как капли слюней слетали у него с рта. Ростислав от ужаса не мог не кричать, не плакать, так задыхался от собственного ворота, на котором оказался повешен. Но хватка внезапно ослабла. Упавший обратно на палубу мальчик заметил, что к Скафинну подошёл Драупнир и начал что-то ожесточённо выговаривать. Поминутно он оглядывался на мальчика, и тот понял, что речь шла о нём.
  События дальше развивались так быстро, что Ростислав не знал удивляться или бояться ему. Всё вокруг происходило, как в дурном кошмарном сне. В стороне лежало безжизненно тело Андвари. Никто его не трогал. Мальчик отчётливо понимал, что это был первый увиденный им в жизни мертвец. Ростислав смотрел на него и думал, что смерть со стороны не так уж страшна, а все трупы напоминают собой лишь большие куклы. Один из гномов ухватил Андвари за ноги и поволок его куда-то в кормовую надстройку. В это время к мальчику подошёл Скафинн, грубо поставил его рывком на ноги и потащил за плечо тоже куда-то в люк под палубой. Они вдвоём оказались в тёмном коридоре, ведущем в каюты по обе стороны, но тут Скафинн нашёл ещё один люк в полу, ведущий в трюм. Он открыл его и бросил пленника внутрь.
  Трюмом было всего лишь помещение между нижней палубой и самим днищем корабля, где было физически невозможно разогнуться в полный рост даже для одиннадцатилетнего мальчика. К тому же он был сплошь забит каким-то грязным тряпьём, ящиками с бутылками, а главное гигантскими писклявыми серыми крысами, шныряющими туда-сюда в поисках еды. Ростислав не понимал кто убил на корабле Андвари, да и утром он совсем не мог себе представить, что уже вечером он окажется заложником на гномьем летучем корабле.
  Невозможно было представить себе несчастье ребёнка, которого так жестоко обманули в самом начале пути! Ещё недавно от успеха у Ростислава кружилась голова, а теперь он испытывал очень сильную горечь и разочарование от случившегося. Хотелось плакать, и он пытался расплакаться уже в трюме, но слёзы почему-то не хотели течь из глаз. В голове всё перемешалось от ужаса и страха, и несколько минут Ростислав даже не мог ни о чём думать. Больше всего ужасало то, что его могло ожидать, когда гномы вновь бы открыли трюм. С другой стороны Ростислав с ужасом себе представлял, что трюм вообще могли не открыть, а он бы здесь умер от голодной смерти, или от того, что его закидало и раздавило окружающими ящиками. Ростислав сжимал и разжимал глаза, тёр их руками, щипал себя за руки, но, одновременно, всё же не мог до конца представить, что это происходило именно с ним. Куда его везли гномы? Когда откроют трюм? Что его ждёт впереди?
  От всех этих бесплодных раздумий мальчик окончательно устал. Несмотря на присутствие крыс, грохот пробегающих ног над головой пережитых эмоций ужаса и страха помогли всё же Ростиславу на некоторое время погрузиться в тяжёлое забытье, которое было сложно назвать сном.
  Проснулся он от того, что корабль сильно болтало. Даже качка на море во время бури казалась незначительным пустяком по сравнению с тем, как кидало судно в воздухе. Мальчика начинало швырять в разные стороны и его лишь спасало от более сильных ран, чем царапины и синяки, только куча завалявшегося тряпья в трюме, которым были окутаны большинство ящиков. В них находились бутылки с вином, так как от них частенько доносился звон раскалывающегося стекла, после чего из них вытекали красные лужи, пышущие запахом забродившего винограда и спиртного. Ростислав сумел основательно вымазаться в нём. Мальчика от болтанки стало уже подташнивать, и он встал на четвереньки, как в это время впереди него под паническими криками наверху со страшным треском оторвало нос судна, и Ростислав увидел землю с быстро приближающимся деревьями. Уже через несколько минут раздался треск ломаемых могучих вековых стволов и с сильного удара об землю, после которого мальчик перевернулся через голову и оказался на сырой и холодной почве.
  Когда он открыл глаза, то увидел вокруг себя усеянные ящики с расколотыми бутылками и обильно разлившимся по траве красным вином. Здесь же вокруг лежали доски, снасти и другие многочисленные остатки корабля. Чуть подальше от лежащего Ростислава находился основной остов корабля с гордо торчащей мачтой. Одного из гномов из корабля закинуло на сучья деревьев, и он громко кричал то ли от страха. то ли от боли. Вдалеке, в свете утренней зари, Ростислав заметил неподвижно лежащее тело другого из гномов. В это время с остова корабля торолпиво спрыгивали и убегали в лес остальные уцелевшие горе-матросы.
  -Ищите мальчонку! Он должен уцелеть! - прокричал кто-то из леса.
  
  
  Глава 4. Человек и грифон
  
  Оглушенный падением Ростислав посмотрел в сторону его кромки и увидел, что на одно из деревьев опирался огромный человеческий великан. Деревья для него были по росту словно кусты, которые он небрежно пригибал к земле своей огромной ручищей. Великан был в полной военной амуниции. Он был одет в шлем с острым навершием, блестящую золотистую кольчугу и сапоги с мехом оленя наружу, держа в руках огромный красный каплевидный металлический щит, скрывающий его с плеч до пят,. Ростислав был готов поспорить, что на каждый сапог у великана ушло не менее по одной шкуре взрослого животного. У великана было заросшее белой бородой лицо с пронзительно острым взглядом ярко-изумрудных глаз, окинувшего место крушения экспедиции.
  -Быстрее все сюда! Они здесь! - зычно проревел этот старческий великан.
  За ним Ростислав заметил другие колыхающиеся деревья, свидетельствующие о приближении целого отряда подобных великанов. Ростиславу доводилось видеть таких великанов мельком ещё в китежском порту при своём заселении в Думиславль, но он впервые наблюдал за ними столь близко. Он знал, что подобных великанов называли волотами, и они жили в Рипейских горах.
  Один из убегающих гномов вздумал сопротивляться у остова корабля. Он достал из-за спины неизвестно откуда взявшиеся у него короткий толстый арбалет и взвёл тетиву. Быстро скользнувшая стрела ударила в голову появившемуся первому великану, выбив в сторону заметную струю крови. Старческий великан взвыл от боли, зажав рукой свой левый глаз и повернувшись на краткий миг лицом к полусидевшему Ростиславу.
  -Осторожно! У них стрелы! - взревел великан другим.
  Он присел на краткий миг за своим огромным красным щитом, чтобы оправиться от ранения. Гном незамедлительно выпустил в щит вторую толстую стрелу. Воспользовавшись тем, что гном стал взводить арбалет для третьего выстрела, волот поднялся с одного колена и с оглушающим рёвом набросился в атаку. В руках у него была шипастая палица, которая быстро прошелестела в воздухе, смяв со хрустом костей, как пакетик, стрелявшего гнома. Перед этим лес пронзил тонкий предсмертный вопль жертвы, отозвавшиеся ещё долгим эхом в окружающей местности. Услышав его, потрясённый Ростислав думал, что никогда не сможет его забыть.
  Мимо поляны, которую образовал разбившиеся летучий корабль, стали быстро шагать другие великаны помоложе, похуже одетые, тащившие в руках кто топоры, кто мечи, кто даже простые ножи, бывшие настоящими мечами для нормальных людей. Они шагали быстро через поляну, призываемые раненным предводителем догнать беглецов с корабля и отомстить за его потерянный глаз. С плеча одного из проходивших великанов соскользнул человек в чёрном костюме из рубашки и брюк с ботинками. Ростислав протёр глаза и не мог вспомнить, где он видел этого человека ещё раз.
  -Я же просил тебя подождать! Я же просил тебя подождать! - укоризненно приговаривал человек, приближаясь к мальчику.
  Тут только Ростислав пронзительно вспомнил, что видел его ещё в Китеже, когда тот перелезал через высокую стену улочки по его пути к харчевне, набитой гномами. Великан, с которого сполз человек, остался почтительно ждать в стороне, из-за всех сил таращась на лежащее тело гнома неподалёку от мальчика среди обломков корабля.
  -Опять какой-то Двалин! - презрительно лишь сказал о теле человек и опустился перед мальчиком. - Всё в порядке? Ты не ранен? О, Перун! Ты весь в крови!
  -Это я облился. - потрогал себя за голову Ростислав, где по волосам стекал разлитый хмельной виноградный напиток из расколотого ящика.
  Человек не стал доверять словам мальчика и не отстал от него, пока не прощупал его кости на руках, ногах и голове.
  -Вроде всё в порядке. - вздохнул человек. - Ну, и какого чёрта ты попёрся в гномий конец? Зачем ты полез на их корабль?
  -Я...я хотел убежать. - пробормотал Ростислав грустно.
  -Куда убежать? Зачем? Где твои родители? - спрашивал его человек, тряся возбуждённо его за плечо так, что голова у мальчика стала болтаться, как маятник.
  -Я хотел убежать в Арту. Мне очень надо быть там, хотя бы завтра. - бормотал Ростислав, уже плохо соображая, что говорит.
  -Зачем? Зачем тебе надо в Арту? - спрашивал его несколько раз человек, но не мог добиться больше ни одного слова. - Где твои родители?
  -У меня их нет. Я думиславец. - лишь ответил Ростислав.
  -Думиславец? - вдруг с пробежавшей тенью по бледному лицу переспросил человек. - Это хорошая школа. Я хотел бы там учиться. А я коренной китежец и учился в Ветрогонине. Знаешь такое училище?
  -Нет. - ответил Ростислав.
  -Это школа Воздушной Стихии. Тебе сильно повезло, что я Воздушный маг, а то я бы не смог проследить за кораблём и сообщить волотам о гномах. - произнёс человек.
  -А зачем они меня схватили? Зачем везли на летучем корабле? - чуть не плакал от жалости к себе Ростислав.
  -Ну, ты же сам к ним напросился? - усмехнулся человек. - А ты что ожидал от них получить? Распростёртые объятия?
  -Но почему они напали на меня? - продолжал спрашивать Ростислав, обводя взглядом поле побоища.
  -Гномы очень жадны до денег и разнородной прибыли. Особенно сейчас, когда богатые ресурсами земли Свартальвхейма истощились и гномы вынуждены бродить по поверхности земли в поисках новых руд. Так они массами забредают в Беловодье, в частности Китеж. У них нет милосердия и чувства справедливости, ими движет лишь жажда своей наживы любой ценой. Ты ведь им заплатил за провоз на корабле, признайся, а затем пообещал дать нечто ещё ценное, чтобы они переправили тебя, скажем, в твою Арту.
  -Я отдал им свой серебренный школьный жетон. - вспомнил мальчик.
  -Вот видишь. Сейчас уже мало шансов его вернуть тебе обратно. - пробормотал человек. - В следующий раз будешь более осмотрительным. Кто его у тебя забрал?
  -Гном по имени Драупнир. Он у них был главным. - сказал мальчик. - Ещё у меня был рюкзак. Там лежали мои вещи.
  -Вряд ли сейчас что-нибудь можно найти. - обвёл всё взглядом вокруг человек. - Но мы с Вышигором постараемся.
  На поляне больше никого не оставалось кроме одного великана, взрослого и мальчика. Все остальные великаны ушли в погоню, прихватив с собой в плен даже застрявшего в ветках одного из гномов. Среди остатков корабля лежало безучастно ещё одно нетронутое тело гнома. Туда, где лежал поверженный арбалетчик, Ростислав старался не смотреть, но всё равно в глаза бросился как-то маленький оторванный кусок предплечья с бледной кистью руки.
  Человек неторопливо подошёл и откинул лежащее первое тело гнома, пока молодой волот по имени Вышигор лениво стал распинывать деревянные обломки корабля.
  -Он умер давно. - сообщил человек равнодушно. - Это не я ли его пришиб тогда смертельным заклятьем на корабле? Ну, точно я! Его наверно швырнуло при ударе через всё судно. Эй, мальчонка! Мог ли он у тебя забрать твой жетон?
  -М-мог... - простучал лишь зубами от ужаса Ростислав.
  Человек пошарился рукой по одежде умершего.
  -Похоже это его деньги. - извлёк бряцающий мешочек человек.
  Он развязал его и выбросил жёлтые кругляши в траву.
  -Я мог видеть его в харчевне рядом с тобой. - бормотал человек, перекладывая рассыпанные деньги к себе в карман. - Возможно, ты даже знал, как его зовут.
  -Ан-андвари. - продолжал стучать зубами от ужаса и волнения Ростислав. - Он жил в Китеже чуть ли не с самого рождения.
  -Мне всё равно. - проговорил человек и встал с травы.
  Он подошёл к мальчику и вложил в его ладонь некую тяжесть.
  -Держи это твоё. - сказал он. - Рюкзак твой похоже безвозвратно утерян. Тебе здорово повезло, что мы смогли вернуть тебе утерянный жетон. Только он запачкался немного. Не забудь помыть.
  Ростислав разжал ладонь и увидел, что часть жетона была покрыта тёмно-бурым пятном.
  -Что это? - спросил он про пятно.
  -Кровь. Скорее всего, Драупнир передал жетон на хранение Андвари, что сомнительно, учитывая жадность гномов. Думаю, что Андвари как-то выпросил или выкрал жетон у своего приятеля. Ну, это уже всё равно. Пора уходить. - проговорил человек, призвав за собой рукой.
  -А как вы смогли разбить целый летучий корабль? - спросил в растерянности, оглядываясь, Ростислав.
  -Это же волоты! - усмехнулся человек. - Летучий корабль на несчастье гномов прибило как раз Пановым горам, где у меня были хорошие помощники, знающие как обращаться с катапультой.
  -В Пановых горах? - мальчик растерянно оглянулся. - Я нахожусь в Пановых горах? Но откуда же тогда взялись здесь волоты?
  -Их дозорный отряд я встретил совершенно случайно. - пробормотал человек. - Видишь, как сегодня тебе здорово везёт, мальчик? Они возвращались со службы из Зачарованных городов в свои родные края в Рипейских горах. Нужно сказать, что волоты гораздо легки на подъём в бой, чем иная городская стража из волшебников.
  Ростислав вместе с человеком приблизился к волоту. По возрасту великан был совсем молоденьким парнишкой с шапкой светлых волос, из-под которых не было видно его глаз, но уже достаточно рослым и сильным, чтобы спокойно взваливать на свои плечи взрослого человека и ребёнка в специальной корзине с лямками за плечами. У него не было никакого вооружения, а одет он был весьма просто в белую холщовую рубаху, подвязанную канатом, синие штаны, да в вытесанные из стволов деревьев калоши. Он с наружной лёгкостью поместил человека и Ростислава себе за спину на пассажирские места, подкинул вместе с корзиной на миг верх и весьма озорно зашагал в обратную сторону от погони.
  -Не тяжело тебе, Вышигор? - посочувствовал молоденькому волоту человек.
  -Нет, что вы! - озорно крикнул парнишка, ловко чуть ли не перепрыгивая через поваленные отрядом своих соплеменников деревья.
  -Осторожно, а то как бы нашего нового пассажира не укачало! - усмехнулся человек.
  -Будьте здоровы! - весело отозвался парнишка. - Доставлю всех к грифону в целости и в сохранности!
  В голове у Ростислава роилось столько возникающих вопросов, что он не знал с какого начать. Каждый вопрос казался ему очень важным и неимоверно интересным, что он бестолково не мог выбрать: какой задать первым. Он лишь беззвучно открывал рот, чтобы что-то спросить, но тут же закрывал, вновь пытаясь определить, что важней первым сказать. Все ужасные предшествующие события отступили у мальчика перед любопытством.
  Только на спине у волота Ростислав понял, что попал в не совсем обычный лес. Это был лес на склоне одной из гор. Остальные сизые вершины уже хорошо виднелись на самой вершине за деревьями. Одна тёмная громада неизменно перекрывала своей утробой другую, и такие острые пики, теряющиеся в предутренней дымке и облаках, были повсюду. Все их подножия были покрыты густым хвойным лесом, и лишь к самым вершинам оголялась серая скалистая почва.
  -Куда мы направляемся? - наконец-то определился с вопросом Ростислав.
  -К грифону. - спокойно произнёс человек. - Лишь он способен доставить тебя за несколько часов к Арте. Я попросил его подождать на том месте, где я его покинул, чтобы продолжить погоню вместе с волотами.
  -Вы хотите меня отправить в Арту? - переспросил поражённый Ростислав.
  -Да. - ответил молодой человек. - Раз это тебе нужно, то я помогу тебе.
  Видя непонимание в глазах мальчика, он с усмешкой извлёк из-за пазухи знакомый талисман. Такой талисман Ростислав видел за всю жизнь только у одного человека.
  -Ты знаешь этот талисман? - спросил человек.
  -Да. - ответил Ростислав. - Это талисман Чёрного Камня. Он очень редкий. Его могут изготовить лишь Тёмные.
  -Он получается лишь у людей, которые больше не видят хороших качеств в людях, а одно лишь самое плохое. - проговорил ожесточённо человек. - Ими всю жизнь двигает одна лишь злостная обида, которая может исчезнуть или смыться со смертью носителя этого талисмана. Сосредоточием их худших чувств и является этот талисман за пазухой. Светлые ненавидят подобных Тёмных магов.
  -У вас тоже есть какая-то смертельная обида? - наивно спросил Ростислав.
  -Я бы не хотел этого говорить, но у меня умер отец. - усмехнулся человек. - Погиб в стычке с троллем на границе с Утгардом. Он был военным. Он был замечательным человеком и подарил даже ручного маленького грифона. Со смерти отца смерти моя жизнь перешла наперекосяк. Одно время я обучался даже в Думиславле на Фиолетовом Отделении, как обыкновенная сирота, хотя у меня было множество родственников. которые могли забрать к себе. Я видел думиславских Тёмных и, несмотря на их низость происхождения, склоняюсь перед ними. Хочу помочь тебе, не только из чувства благодарности к Думиславлю, давшему мне несколько светлых дней в моей тёмной жизни, но и из-за того, что ты сам Тёмный, а мы должны помогать друг другу.
  -А что вы делали на улице, где жили только одни гномы? Зачем перелазили через стену? - спросил Ростислав.
  -У меня были свои дела, о которых тебе знать не положено, мальчик. - таинственно улыбнулся человек в чёрном. - Ты же ведь не рассказываешь: зачем тебе понадобилось в Арту, тогда и мне позволь сохранить молчание.
  -Вы работаете в городской страже?
  -О, нет! - рассмеялся внезапно человек. - Совсем нет! На самом деле я её ненавижу ничуть, чем эти самые гномы - контрабандисты. Слишком уж много приняли в её ряды Светлых, пропитанных жалостью к различной нечисти, как инородческой, так и к своей.
  -Тогда кто вы?
  -Нас называют чёрными мстителями. - вновь таинственно улыбнулся человек, а затем серьёзно добавил. - Наше государство под давлением внешних сил стремительно разрушается. Оно, может быть, просуществовало ещё несколько веков, если бы тяжёлые обстоятельства не заставляли его скоро вступить в войну. Я в числе некоторых Тёмных, которые пытаются этому помешать вне самого государства.
  -В войну!? -воскликнул поражённый Ростислав. - С кем!?
  -С гномами и другими проходимцами. - произнёс человек. - Только дело в том, что большинство Тёмных поверило сказочкам Светлых о том, что никакой войны не может быть, что все народы настроены против Беловодья дружелюбно, а если и возникнет война, то изменения климата из-за волшебства будут слишком катастрофичными для обеих сторон, чтобы они имели желание и возможность продолжать боевые действия. Но я верю в то, что гномы, эльфы и другие противники Беловодья не остановятся на этом. Уж слишком истощены ресурсы их земель и неизведаны наши.
  -Но всё же, как вас зовут? - не унимался Ростислав.
  -Моё имя тебе ничего скажет, как и твоё мне. Да и лучше тебе при других разговорах забыть о нашей встрече. - пробормотал человек.
  В это время молодой Вышигор развил приличную скорость, передвигаясь по местности чуть ли не бегом, ловко перебираясь через вырастающие на пути отроги скал и перешагивая некоторые расщелины и нагромождения камней и валунов. На преодоление всех этих препятствий обычные люди затратили бы гораздо больше сил и времени, чем мог это сделать простой волот. В устроенном месте за его плечами в котомке здорово трясло, что приходилось частенько хвататься за шею могучего великана, чтобы не упасть на землю. Судя по тому, как быстро меняли свои виды далёкие сизые горы, они передвигались очень быстро. Вышигор предпочитал не вмешиваться пока в разговор волшебников, занимаясь своей атлетикой лазанья по препятствиям.
  -А куда мы сейчас мы направляемся? - спросил Ростислав. - Я слышал, как вы говорили о грифонах...
  -Именно. - кивнул человек. - А ты думал, как мне удалось проследить и настигнуть быстроходный летучий корабль без чужой помощи? Мне помог один грифон по имени Клекот. В очень глубоком детстве мой отец подарил мне Клекота, когда тот едва ещё вылупился из яйца. Когда я отпустил Клекота на волю, то он заключил со мной договор, по которому на каждый мой добрый поступок по отношению к нему, он раз поможет в жизни. Когда ты повстречался с гномами, то Клекот как раз помогал мне в одном деле, поэтому я успел даже несколько опередить гномов, домчавшись до Пановых гор и призвать на помощь заночевавший в них небольшой дозорный отряд из волотов для встречи нежданных гостей. Надо сказать, гномы изрядно плутали в темноте, в то время, как Клекот знал всю эту местность, как свою лапу. Ведь мне уже не раз приходилось скрываться от погони в Пановых горах.
  -Вы убегали? От кого? - полюбопытствовал Ростислав.
  -От городской стражи. - улыбнулся человек. - Вечно пыталась меня ухватить за мои дела против глухоманцев.
  -А что вы делали такого против глухоманцев и почему? - не унимался мальчик.
  -Придёт время и ты обо всём узнаешь. - лишь загадочно проговорил человек.
  -А мы никогда не изучали грифонов. - печально заметил Ростислав. - Я о них ничего не знал.
  -Это не удивительно, потому это существа Воздушной Стихии, и их изучали только на соответствующей специальности. - проговорил человек.
  -Всё-таки здорово мы проучили этих наглецов! - всё же решился вмешаться в разговор Вышигор. - Только жаль меня не пустили в погоню за ними вместе с остальными. А я ведь хоть и молод, но уже ростом почти, как многие воины из нашего ополчения!
  -Ты подаёшь неплохие задатки, Вышигор! - одобрительно похвалил его незнакомец. - Старейшины говорят, что ты можешь достигнуть силы и могущества самого легендарного Светогора! Но всё же тебя берегут, чтобы случайно не утратил жизнь в одной малозначительной погоне. Твоя жизнь понадобится в более великой войне!
  -Это верно. - вздохнул молоденький великан. - Ведь Яромир был таким опытным воином и старейшиной, а сегодня лишился глаза! Но великой войны всё не видно и не видно...
  -Не бойся, Вышигор, она близко. Совсем близко. - пророчески проговорил незнакомец с апломбом.
  -Идти ещё далеко. - проговорил Вышигор, перебираясь через очередной валун на дороге. - Эти чёртовы грифоны живут слишком высоко, чтобы до них можно было добраться, но через несколько часов мы будем там.
  Тем временем день в Астрале вступал в свою полную силу. Светло-голубое небо с перистыми облаками постепенно раскидывалось все шире, простирая свои объятия далеко за пики гор, теряющихся во мгле облаков. Вышигор уже выбрался из лесов, произрастающих у подножья гор, и перешёл на более высотную местность, представляющую из себя серую скалистую почву с резкими обрывами, отрогами и нагромождениями больших и малых камней. Здесь уже росли одни вездесущие мхи и лишайники, да изредка пробивались некие иссушённые колючие кусты. Вышигор, казалось, не знал устали и всё шагал и шагал вперёд через становившуюся всё более трудную и тернистую дорогу. Когда уже стало совсем ярко днём, а Вышигор уже слишком долго карабкался по горному серпантину, нависающему над отвесной пропастью, то неожиданно перед путниками выросла небольшая каменистая площадка, огороженная от ветров большими плоскими валунами на которых лежали грифоны.
  Их было сложно спутать с кем-нибудь ещё. Это были могучие звери с телом льва и головой и грудью орла. Пара из них в момент прихода гостей спала, свернувшись калачиком. Однако Ростиславу это показалось хитростью, так как раз или два спящие грифоны приоткрывали свои золотистые глаза и посматривали в их сторону. Вообще Ростиславу показалось, что грифоны ожидали их прихода задолго до того, как им удалось добраться до их места стоянки, так как почти все грифоны уже ожидательно смотрели на место, откуда появился Вышигор с попутчиками. Мальчик сосчитал всего пять или шесть расположившихся на каменистой площадке грифонов, но, возможно, кругом их было гораздо больше, так как ещё один вылетел из-за других валунов и присел прямо перед волотом.
  -Фуф! -вздохнул Вышигор, стирая пот со лба. - Вот, кажется, мы и пришли. Я оставлю вас здесь и подожду ниже.
  -Конечно. - спрыгнул с его спины проворно человек. - Больше твоей помощи, пока не требуется. Я спущусь к тебе, как только это потребуется.
  Вышигор помог слезть с себя Ростиславу, неодобрительно поглядывая в сторону полуптиц-полузверей, после чего, что-то недовольно бурча себе под нос, удалился с площадки вниз за поворот широкими размашистыми шагами.
  -Что тебе здесь нужно? - вдруг произнёс присевший перед ними грифон человеку. - Зачем ты вновь призвал меня?
  -Разве так встречают своих друзей детства, Клекот? - притворно удивился человек.
  -Ты забыл, что я уже выполнил сегодня последнее дело за твой последний добрый поступок, который мне сделал до освобождения, хотя оно ужасно не понравилось мне. Я уже проклял тот день, когда я заключил с тобой договор. В ответ ты меня заставлял творить такие поступки, которые не мог сделать ни один уважающий себя благородный грифон! - воскликнул Клекот, топорща от злости свои орлиные перья, от чего его вид казался ещё страшнее.
  -Условия договора были превыше всего! - отставил одну ногу назад, но не отступил человек.
  -Ты ужасный человек! - прошипел Клекот. - Ты знаешь, почему здесь собрались все грифоны со всей округи, волей случая, оказавшись далеко за пределами Рипейских гор?
  -Нет. - буркнул незнакомец.
  -Они хотят посмотреть, что я сделаю с тобой, когда ты явишься нагло обратно после выполненного договора!
  -Я тебя не боюсь! - отчаянно вскинул голову человек. - Если хочешь убить меня, то убей. Но если ты спросишь: жалею ли о тех убитых мною и тобою глухоманцев, то я скажу, что нет! Если была необходимость убить во второй раз, то я снова бы убил их. Если бы сейчас в полном сознании и памятью мне бы представилось прожить во второй раз жизнь, то я бы опять нашёл своих жертв и снова бы их убил! И не потому, что мне это нравится, а потому что я убеждён в правильности их жертв и что сама судьба определила их насильственную смерть!
  -Ты вор и убийца! - прокричал страшно Клекот.
  -Вор и убийца! Вор и убийца! - закричали остальные грифоны со своих мест, в том числе и пожелавшие остаться невидимыми за валунами и стенами скал.
  Такого буйства Ростислав не ожидал увидеть. Эти мощные и благородные существа были похожи на стаю цепных псов, которым не давала наброситься и растерзать их на кусочки, словно лишь какая-то невидимая преграда. Они били и царапали валуны когтями и хвостами, а их крики становились всё такими более пронзительными, что от них боль охватила мальчика до самой середины головы. Он схватился за неё и присел на землю, опёршись спиной на ближайший валун и закрыв глаза. Крики со всех сторон также быстро стихли, как и начинались, когда Клекот вновь продолжил свою речь.
  -Несмотря на всю мою ненависть и презрение к тебе, ты знаешь, что я не могу убить тебя. И ты этим пользуешься, негодяй. - произнёс он. - На моей совести по твоей прихоти у меня слишком много скверных дел, от которых мне не отмыться до конца жизни. Я не буду к ним прибавлять ещё твое жалкое убийство. К тому же...
  -Тебя просто жаль меня! - презрительно усмехнувшись, закончил за него человек. - Жалость - какая низость существа!
  -Я и забыл, что ты не знаешь таких слов, как жалость, любовь, доброта... - хрипло проговорил Клекот.
  -Твоя проявленная жалость - глупость, ведь я остаюсь жить и буду продолжать творить свои дела. - буркнул человек и досадливо отмахнулся рукой. - Ладно, в сторону эти пустопорожние разговоры, ведь я пришёл к тебе не за этим, а за помощью.
  Тут поднялся очередной нарастающий возмущённый гвалт присутствовавших грифонов. Сидевший на месте Ростислав ожидал нового прилива головной боли от их криков, но этого не случилось, и грифоны сумели вовремя успокоиться.
  -Так, так. - проговорил Клекот, начав расхаживать из стороны в стороны на площадке перед незнакомцем. - Это уже становится совсем интересно. Просить помощи после прекращения нашего договора? После всего, что случилось? Мне уже убивать тебя не хочется не из-за жалости, а из-за любопытства.
  -Я прошу не за себя, а ради него. - указал рукой человек на зажавшегося в стороне Ростислава.
  Тут Клекот и остальные грифоны будто впервые заметили присутствовавшего ребёнка и обратили все взоры на него.
  -С какой стати я должен помочь этому детёнышу? - проговорил гордо Клекот. - Волшебники и грифоны с Рипейских гор всегда жили отдельно и независимо друг от друга. Это дело самих волшебников считать эти земли, принадлежащими Беловодью, а нам грифонам всё равно на их законы между собой.
  -А как же твои слова насчёт доброты, любви и жалости? Или это были лишь твои напыщенные слова, не подкреплённые делами? - усмехнулся хитро человек.
  От такой наглости Клекот аж досадно бряцнул клювом.
  -Тебе ли, гнусный, рассуждать о таких высоких чувствах!? - возмутился он. - Ты слишком глуп, чтобы сыграть на моём тщеславии. Ты можешь обманывать своими разговорами глупых волотов, но не грифонов!
  -Вот, что я слышу от тебя! - усмехнулся человек. - Проповедник добродетели отказывается помочь тому, кто больше всего в этом нуждается!
  -А почему ты говоришь эти слова за детёныша? - рассвирепел Клекот, ударив когтистой лапой каменистую землю. - Пусть он сам скажет, что ему нужно!
  Ростислав вновь почувствовал, как в него вонзилось со всех сторон множество острых взглядов, в том числе и невидимых. От волнения у него пошли даже нервные колики по всему телу.
  -Мне нужно лишь всего лишь как можно быстрее добраться до Арты! - пробормотал он.
  -Я могу донести детёныша лишь до города Севера. Он всего недалеко за теми пиками гор. - кивнул в сторону Клекот. - Там ему помогут свои волшебники. Дадут еду, тепло и крышу над головой.
  -Но ведь мальчик столько пережил! - возразил храбро человек. - Посмотри на его внешний вид! Тебе это ни о чём не говорит? Его похитили гномы и увезли на корабле. Мы же сами его недавно преследовали. Ему необходимо в этот же день прибыть в Арту, а кроме тебя, грифона из Рипейских гор никто это не сможет сделать так быстро.
  -Что заставляет тебя вступаться за него? - проговорил подозрительно Клекот. - Неужели в тебе пробудилось сострадание и чувства к окружающим?
  -Он просто Тёмный. Мой долг помочь ему. - пожал плечами человек.
  -Вы, Тёмные, всегда помогаете только своим! Какое высокомерие! - с негодованием проговорил Клекот.
  -Называй это хоть высокомерием, хоть презрением, но мой долг помочь этому мальчику. И я не отстану от тебя, пока ты не согласишься. - твёрдо проговорил человек.
  -И что это за долг гонит тебя на такие поступки? Чем ты должен этому юнцу? Может это твой внебрачный сын? - захихикал довольный своей шуткой Клекот, но, опустив свой тяжёлый взгляд на человека и на мальчика, проговорил. - Конечно же нет. Я вижу, что между вами даже нет никакой связи, кроме как случайно встречи. Это удивительно. Тебе удаётся поразить меня, вор и убийца.
  -Так что же ты решил? - в нетерпении поторопил с раздумьями грифона человек.
  -Я решил, что ты удивительно наглый и лживый волшебник, из которых мне когда-либо приходилось встречать. Больше не встречайся мне на дороге, иначе я сброшу тебя со скалы! - рявкнул решительно Клекот, а затем повернулся к мальчику.- Я помогу тебе в этот раз, мальчишка. Но эта помощь будет не во имя присутствующего грязного волшебника, а во имя моих дел. Слишком много на моей душе скверны, от которой хочется освободиться. Я не знаю, поможет моей совести то, что я окажу тебе бескорыстную помощь, но попробовать стоит. Видно, что ты, Тёмный, пока не замешан ни в каких грязных убийствах или коварных делах. Я верю своему взору. Но не думай, что после этого я доброжелательно встречу тебя во второй раз. Весьма возможно, что, находясь не в настроении, я могу убить тебя. И пусть окружающие грифоны будут свидетелям моим словам.
  Несколько грифонов со скал прокаркали нечто, напоминающее одобрение. Человек подошёл и поднял на ноги Ростислава.
  -Вот и всё. - проговорил он. - Прощай, мальчик. Я сделал для тебя всё, что смог. Вряд ли мы сможем ещё увидеться вновь.
  -С-спасибо. - произнёс Ростислав, несколько заикаясь после увиденного. - А вы и вправду убийца и вор?
  -Вор и убийца. - подтвердил человек. - Я борюсь с непослушными глухоманцами незаконными методами, в том числе и через убийства. А что поделать, когда государство насквозь засижено жалостливыми Светлыми? Они говорят, что борются за мир, а на самом деле разрушают моё любимое Беловодье, допуская засилье глухоманцев в Зачарованных городах. Да ты сам это видел вчера в харчевне. Что ещё нужно для подтверждения? Кроме меня бороться против глухоманцев на улицах некому.
  -Проваливай уже быстрей в свою пропасть, откуда пришёл! - грозно рявкнул Клекот за спиной собеседников.
  -Прощайте. - проговорил Ростислав странному человеку.
  Тот ему сухо кивнул и удалился за поворотом из камней. Мальчик лишь смог остолбенело посмотреть ему вслед. Он не мог поверить, что его ближайший помощник оказывался на самом деле ужаснейшим подлецом и ничтожеством. Но почему он стал преступником? Что заставляло совершать его ужасные действия? Разве чья-то жизнь была ценней, чем некие убеждения? И Ростислав ещё долго в смятении не мог понять: кем же был на самом деле для него этот человек. Спасителем или преступником? 'Как бы это ни было я должен его поблагодарить за оказанную мне помощь. Добро не должно забываться, но и причинённые им смерти тоже' - рассудил про себя мальчик.
  В это время Клекот расправлял свои широкие орлиные крылья за спиной, охватившие собой чуть ли не всю каменистую площадку. Ростислав поразился: насколько крылья до этого укладывались компактно до этого аккуратным кожаным мешком за спиной грифона.
  -А вы и вправду доставите меня до самой Арты? - спросил несмело мальчик у грозного зверя, хлопающего своими крыльями.
  -Доставлю. - подтвердил Клекот. - Только, если ты надеешься взгромоздиться на шею грифона, как какой-нибудь всадник на спину бессловесной лошади, то глубоко ошибаешься. Я понесу тебя в своих крепких лапах.
  Тут грифон окончательно хлопнул своими крыльями, оторвавшись от земли. Мощная ударная воздушная волна вырвала воздух из лёгких Ростислава и опрокинула его с ног, а когда он попытался приподняться с земли, то почувствовал крепкие когтистые объятия на своём туловище. В следующий миг его ноги беспомощно заболтались в воздухе, а под ботинками стала стремительно удаляться каменная площадка, на которой оставались сидеть на валунах другие невозмутимые грифоны, провожая улетающих лишь внимательными взглядами. Это было настолько неожиданно и непривычно, что Ростислав закричал. Набирая высоту, Клекот сделал ещё несколько опасных виражей, и перед взором мальчиком беспорядочно замелькали небо и крутые склоны Пановых гор, обросшие зелёными лесами. Затем грифон вообще устремился в отвесное пике вверх, бешено вращаясь вокруг себя. Ощущения у мальчика были словно в центрифуге стиральной машины. Его затошнило, на одном из ботинок развязались шнурки, и ему стало совсем худо от представления, как долго будет падать развязавшиеся обувь в бездну, если сорвётся с ноги.
  В какой-то момент земля и небо перед взором Ростислава установили окончательное равновесие и дышать стало гораздо свободнее. Оглянувшись, он увидел, что они успели набрать приличную высоту, где царил ясный, но всё же разреженный воздух, обдувающий лёгким ветром. Однако лететь среди гор оказалось неимоверно страшнее, чем мальчик мог себе представить. Огромные обросшие глыбы то вздымались, то вновь предательски опускались в пути. Иногда ноги мальчика чуть было не касались верхушек елей, росших на острых краях хребтов, то снова под ним развергалась тёмная бездна с неясным рисунком местности. Некоторые отроги и склоны было сложно облететь сверху и их приходилось огибать почти у самой поверхности. В такие моменты Ростислав отчётливо ощущал бешеную скорость, с которой на самом деле нёсся Клекот, и видел их прыгающую тень на земле. Казалось ещё чуть-чуть и они вместе расшибутся в лепёшку, но грифон в полёте замечательно ощущал меру.
  -Тебе нужно в Арту, потому что там живут твои родители? - проговорил он.
  -Вообще-то нет. - ответил Ростислав. - Мне нужно быть там... В общем, по заданию.
  -По заданию, которые тебе дали Тёмные? - хмуро сразу же пробурчал Клекот.
  -Да... и нет. - проговорил Ростислав.
  -Ты говоришь правду. Мы это сразу различаем. - проговорил Клекот. - Хорошее начало для тебя. В тебе что-то есть.
  Первые несколько минут Ростислав пытался справиться с обыкновенным страхом высоты, особенно когда приближались горные препятствия. В конце-концов, он сумел найти в этом некое удовольствие, представив себе, что находится на каком-нибудь аттракционе. Через некоторое время он уже совсем успокоился и стал просто любоваться местностью, открывающуюся ему с высоты птичьего полёта. "Будет что рассказать, когда я вернусь в Думиславль!" - думал удовлетворённо Ростислав. Под ним пробегали удивительные пейзажи маленьких горных рек и озёр. Их вода была настолька чиста и спокойна, что, казалось, будто они были сделаны из стекла, отражавшего светло-голубое небо. Даже видневшиеся совсем небольшие водопады отдельных ручьёв напоминали собой не стремительно несущиеся и бурлящую воду, а застывшие сосульки из лазоревого льда. И всюду были мощные зелёные куски поросшего леса на склонах гор. В основном это были ельники.
  И всё же мысли о человеке, который выручил его от гномов, а затем сумел договориться с грифоном о том, чтобы тот доставил мальчика до нужного им места, не покидали сознания Ростислава. Было в нём что-то противоречивое, что хотелось непременно разгадать и понять...
  -А как звали того человека, с которым вы заключили договор? - попробовал уважительно спросить Клекота Ростислав.
  -У этого негодяя нет имени! - клацнул недовольно клювом грифон. - Забудь про него или иначе я тебя сброшу по дороге!
  Ростислав в испуге замолчал, тем более Клекот и в самом деле угрожающе на некоторое время ощутимо ослабил хватку, чтобы его пассажир почувствовал всю хрупкость своего положения. После этого Ростислав зарёкся о чём-либо ещё спрашивать летящего грифона, но молчание сохранять удалось совсем недолго.
  Очень скоро горные пики расступились, показав многочисленные каменные башенные строения, нагромождённые друг на друга, словно соревнуясь по высоте. Их было так много на небольшом высоком плато, огороженном со всех сторон кольцом гор, что не возникало и сомнения, что это был один из многочисленных Зачарованных городов Беловодья.
  -Я вижу город! Я вижу город! - не выдержал своих радостных эмоций Ростислав.
  -Это Север - город Воздушной Стихии. - пояснил недовольно Клекот. - Не кричи так, а то можешь привлечь к нам излишнее внимание городского дозора.
  -Да разве они нас заметят? - с сомнением пробормотал Ростислав. - Всё же им до нас далеко, да и никого всё равно не видно, кроме тех птичек на горизонте.
  -Твоими "птичками" на горизонте являются гигантскими горными орлами. - буркнул Клекот. - Они как раз и служат в городской страже. И не забывай, что это город Воздушной Стихии, а это значит, что среди стражников найдутся умельцы подняться и догнать нас в воздухе.
  Ростислав в очередной раз испуганно замолчал, а Клекот стал искусно лавировать в воздухе. Когда они отлетели подальше от видневшихся вдалеке опасных орлов, то мальчик полюбопытствовал о сути его маневров.
  -У этих орлов прекрасное зрение, но я пролетел мимо них под таким углом, чтобы тебя не было видно. - устало и терпеливо объяснил Клекот.
  Он сделал ещё несколько кругов и петель, чтобы убедиться в отсутствии погони или слежки, после чего продолжил путь. Казавшиеся поначалу неприступные горные цепи начали постепенно меняться на более низкорослые и пологие. Через какое-то время невысокие горы сменились на скалы, а затем и вовсе на холмы. Здесь разрозненный лес стал сменяться на просторные рощи. Неприхотливую ель, сосну и кедр стали сменять широколиственные деревья из тополей, дубов и берёз, но и эта местность вскоре сменилась на бескрайние высокотравные просторы степи. Грифон слишком удалился от гор, чтобы быть незамеченным, поэтому опускался ниже, пока вовсе не перешёл на невысокий бреющий полёт. Ростислав порой совершенно отчётливо даже замечал мчащуюся их тень по земле.
  Клекот летал у земли, словно извивающиеся змея, из стороны в сторону. Это удлиняло их путь, а тем более Ростислав после пережитого почувствовал сильный голод. Он вспомнил, что после вчерашнего дня ничего не ел. Наконец-то Клекот, после какого-то времени, окончательно пошёл на снижение, аккуратно посадив мальчика посреди высокой травы.
  -Ты проголодался? - сухо спросил он. - Сейчас я раздобуду еды.
  Больше ничего не спросив, он, тяжело хлопая крыльями, поднялся над землёй и улетел восвояси. Уже скоро он прилетел обратно, швырнув под ноги усевшегося в траве Ростислава изорванную окровавленную гадюку.
  -Ешь! - чуть ли в приказном порядке сказал Клекот.
  Но вид выпотрошенной змеи вызвал у Ростислава лишь чувство отвращения. Он был рад, если от этого вида у него бы пропал аппетит, но голод становился лишь сильнее.
  -Что это? - презрительно оттолкнул от себя труп змеи Ростислав.
  -Еда. А ты что не ешь змей? - удивился Клекот.
  -Мы, волшебники, вообще-то не едим сырого мяса. - пробурчал Ростислав.
  -Ах, да я и забыл! - устало пробормотал Клекот, прибирая свою добычу к себе. - Я слишком долго обитал в Рипейских горах и забыл уже все ваши привычные повадки! Вы, волшебники, такие неженки!
  -Почему бы нам не залететь в какое-нибудь селение и попросить там нормальной еды? - предложил Ростислав.
  -Я их специально облетал, чтобы нас не обнаружили, а теперь ты предлагаешь лететь прямо к ним, чтобы нас сцапали? - усмехнулся Клекот, уже поглощая пойманную гадюку.
  -Но разве не обитают в селениях глухоманцы? Например, Дивия люди? Они то наверняка не сдадут нас городской страже. - пробормотал Ростислав.
  -На твоём месте, мальчик, я бы не испытывал судьбу и держался подальше от любых живых существ во время путешествия. - проворчал Клекот.
  -Сколько нам ещё лететь тогда до Арты? - спросил безнадёжно Ростислав.
  -К вечеру будем там. Если бы мне не приходилось делать огромный крюк вокруг Голуни, то мы были там уже к обеду. - с уверенностью произнёс грифон.
  -Мы огибаем Голунь!? - ухватился за слова своего спутника Ростислав. - Мне как раз нужно было попасть туда.
  -Так ты определись уже: куда ты хочешь попасть! - возмутился Клекот.
  -Мне надо попасть в Арту, но и в Голуни у меня есть дело... - попытался объяснить Ростислав.
  -Так-так, а в Голуни, что тебе понадобилось? Или это тоже секрет, как и то, зачем тебе понадобилось прибыть в Арту? - сощурил свои золотистые глаза Клекот.
  -В Голуни мне нужно встретиться с одним писателем. - пробормотал Ростислав. - Уж если мне не удасться прибыть до Арты, то с ним я просто обязан суметь побеседовать.
  -Мы не можем останавливаться на какую-то пустую болтовню! - отрезал Клекот.
  -Но это может касаться... моего будущего. - пробормотал Ростислав.
  Клекот встал с земли и зашагал в раздумьях взад-вперёд.
  -Ну, хорошо! - буркнул он. - Я помогу тебе добраться и до Голуни. Но учти, если что-нибудь пойдёт не так, то я снимаю с себя все обязательства перед тобой и вольно распоряжаюсь своей судьбой. Согласен?
  -Согласен! - кивнул твёрдо Ростислав.
  -Сейчас лететь в Голунь при дневном свете - чистое самоубийство. - рассудил Клекот. - Мы должны дождаться темноты, тогда у нас возникнет кратковременный шанс проникнуть в город.
  -До темноты!? - простонал разочарованно Ростислав. - А раньше никак нельзя? Мне надо быть в Арте непременно сегодня!
  -Раньше никак не получится. - сипло засмеялся Клекот. - Придётся принять мои условия, иначе я не согласен рисковать. Знаешь, встреча с городской стражей - совсем нежелательный для меня результат!
  -Мне нужно затем вернуться из Арты обратно в Китеж и непременно к вечеру завтрашнего дня! - добавил Ростислав.
  -Уговор был только донести тебя до Арты. - замотал отрицательно Клекот. - Я уже сокрушаюсь, что ввязался во всю эту историю, поэтому больше не помогу ни на один шаг, кроме того на что мы сейчас обусловились. Я по возможности доставляю тебя в Голунь, а затем в Арту, раз уж всё это по пути. А дальше... Дальше ты действуешь, как тебе будет угодно.
  
  
  Глава 5. Загадка писателя.
  
  Это ожидание сумерек для Ростислава в поле показалось бесконечным. Он несколько раз вставал и ходил из стороны в сторону, опять садился и начинал ковырять найденным прутом какие-то камушки. И нарастающее чувство сосущего голода лишь отступило, когда действительно вокруг местности стемнело.
  По договорённости, Клекот опять подхватил его в свои лапы и понёс в сторону Голуни. Очень скоро показалось скопление множества ярких огоньков приближающегося Зачарованного города. Он действительно стоял в одиночестве посреди степи, как шест, воткнутый посреди поля. Ростислав очень удивился этому. Рядом не было никаких источников воды, вокруг располагалась выжженная и вытоптанная голая земля, и казалось чудом, что Голунь до сих пор не уничтожили одним махом какие-нибудь шальные враги.
  -Всё! - вдруг приземлился и отпустил мальчика грифон. - Дальше я не полечу! Слишком опасно! В город Воздушной Стихии лучше проникнуть по земле, а не по воздуху, что не является моей специальностью.
  -Ты дальше не пойдёшь со мной? - удивился Ростислав.
  -Ты земное существо и тебе будет легче войти в этот город, чем мне. - проговорил Клекот, оглядываясь.- Если тебя схватит стража, то соври им что-нибудь, но не упоминай меня!
  Ростислав окинул взором предстоящее пространство до обозримой черты города. До неё было не меньше полуверсты. К тому же, он заметил высокий деревянный частокол, служивший заменой стены у этого города.
  -Вокруг города, похоже, расставлены колья! - с тревогой заметил Ростислав. - А как же мне проникнуть через них?
  -Соври страже, что заблудился. Она всё время патрулирует эти ограждения. Играл и вышел за пределы города, а как и сам не знаешь. - пробормотал Клекот. - После этого я попробую отвлечь их внимание, а ты попытайся убежать.
  -А вдруг мне не удаться? - пробормотал тревожно Ростислав.
  -Ну, тогда всё пропало и наш договор расторгается. Ты сам как-нибудь выпутываешься из этой истории, а я остаюсь сам по себе. - проговорил недовольно Клекот. - Это ты выбрал этот путь. Я с самого начала хотел доставить тебя только до Арты.
  -Хорошо.-кивнул задумчиво Ростислав. - Но как ты узнаешь: в какой момент нужно отвлекать стражу?
  -У меня достаточное зрение, даже во время сумерек. - сказал с уверенностью Клекот. - Просто старайся не пропадать из моего вида, а там я сделаю всё необходимое.
  -Стой! - вдруг озарила Ростислава другая мысль. - Даже, если у нас с тобой всё получится то, как мне выбраться из города?
  -Ну, сам придумай. - предложил грифон. - Почему за тебя всё время должен думать я? Ты не считаешь, что я тебе и так уже существенно помог?
  Ростислав остался стоять на месте, вытянув руки вдоль тела и опустив немного голову вперёд. Он простоял так несколько безмолвных минут, после чего сказал:
  -Ты должен дожидаться меня утром на этом месте, а дальше я придумаю сам, как сюда выбраться.
  -Утро? Это очень размытое понятие! - усмехнулся Клекот. - Я буду ждать тебя до конца рассвета, когда на небе полностью исчезнет красное марево, и оно станет полностью ясно-синим!
  -Хорошо. - в очередной раз кивнул Ростислав.
  Он успел уже отойти от грифона в сторону города несколько шагов, как вдруг обернулся и проворчал:
  -А гномы покинули Китеж гораздо легче! Причём с целым кораблём!
  -Это же гномы! - буркнул Клекот. - Подкупили кое-кого из стражи и были таковы. Нам же подкупить некого и ничем, поэтому приходиться рассчитывать только на свои силы!
  Вместе с приближением Ростислава к Голуни, казавшиеся невысокие редкие колья из ограды, стали всё больше увеличиваться на глазах, а вместе с ними безмерно увеличивался страх и волнение от задуманного предприятия. Больше всего Ростислав боялся встречи с таинственной стражей. К самому ограждающему частоколу Голуни Ростислав от страха подошёл уже на полусогнутых дрожащих ногах. Величественные пики кольев оказались настоящим чудом природы, будучи выточенными из цельных кусков вековых деревьев, которые вблизи словно подпирали своими острыми концами само сумеречное небо. Даже самый обычный человек мог почувствовать мощные волны исходившей древней магии от Зачарованного города. Сам Ростислав никогда не задумывался об их существовании. Видимо из-за того, что слишком долго находился внутри одного из Зачарованных городов и привык к ним, а в детстве, при первой встречи с такими городами, как Китеж и Лукорье, он ещё не мог их до конца понимать из своих ощущений.
  Пока Ростислав шёл, он ужасно переволновался. Уже достаточно стемнело, и он совсем забыл в какой стороне находится грифон, что ещё больше спутало его мысли. В конце-концов, он просто пошёл напролом в одну из сторон вдоль стены, пока не наткнулся на величественные ворота Голуни, которые были закрыты в это время суток. Между двумя грандиозными створками высоких ворот находились две острые башни, где на самых вершинах горело по одному неясному и неяркому огоньку. От них Ростислав почувствовал ещё больший холод и опасность. Он не мог объяснить почему, но ему показалось, что эти две башни будто пристально наблюдали за ним, внимательно изучая его со всех сторон и сумрачно мерцая двумя огоньками. Тут мальчик совсем застыл на месте, так как это был единственный видимый вход в город, и он не знал лишь как к себе привлечь внимание.
  Ему пришлось так простоять в нерешительности и парализующем страхе несколько минут, пока высокие ворота вдруг не сдвинулись с места и не показали узкую щель, сквозь которую чуть ли не выпрыгнули две или три тёмные фигуры взрослых человек. Они были закутаны словно в какую-то тёмную материю, развивающиеся за ними при передвижении, как плащи. Фигуры безмолвно быстро окружили Ростислава и, схватив его за ближайшие руки и ноги, быстро перенесли за ворота. Мальчик не успел ещё достаточно испугаться, как его уже аккуратно опускали на землю на площадку позади ворот.
  -Кто ты? Откуда взялся? - произнёс первый человек, скидывая свою тёмную материю наподобие капюшона, с головы.
  -Я...я Ростислав. - лишь смог произнести, заикаясь, мальчик.
  -Как ты оказался за пределами Голуни? - не отставал задающий вопросы человек.
  -Я...я заблудился! - попытался уже в ходе беседы собраться мыслями Ростислав.
  В ответ внезапно все окружающие фигуры в тёмных материях громко расхохотались.
  -Только не рассказывай нам сказки! - сказал второй ближайший человек. - Голунь настолько хорошо охраняется, что сквозь него не мог просочиться никто, даже один маленький ребёнок! Мы бы узнали!
  -Отвечай! - лихорадочно схватил за плечо мальчика первый человек. - Ты подосланный шпион Утгарда?
  В это время раздался хорошо знакомый Ростиславу пронзительный крик, от которого внутри головы возникала непереносимая боль. На этот раз она оказалась по-настоящему адской так, что мальчик опомнился от неё уже лежа на земле. Вокруг стремительно стали подниматься остальные упавшие от крика фигуры.
  -Это грифон! - крикнул первый человек. - Похоже, шпион Утгарда привёл с собой грифона! Хватайте его!
  С одной из острых башен у ворот на землю сорвалась какая-то тёмная тряпка. Она распласталась на земле, высунув из-под материи человеческие руки и ноги. Ростислав даже заметил выбившуюся из-под капюшона рыжую бороду. Наверху, судя по крикам и смотрящим туда головам стражников, определённо творилась неразбериха. Однако из-за темноты мальчик не стал разбираться в ней, да и у него было желания, так как в этот момент увидел свободный просвет, куда можно было убежать, между упавшими стражниками, которые до этого не давали ему уйти. В такие моменты особо остро чувствовалось, что нужно было бежать именно сейчас или никогда.
  Ростислав сорвался с места в подворотню, побежав, насколько он мог в этой жизни. Ему в спину ещё донеслось пара угрожающих выкриков стражников, но большего убегающему мальчишке они предложить не смогли. Тем более прозвучало ещё два грозных крика грифона в небе, от которых, даже отбежав от места происшествия на приличное расстояние, Ростислав несколько раз споткнулся об землю, обхватив от боли голову руками. Он ещё достаточно далеко забрёл внутрь города, свернув несколько раз в различные подворотни, прежде чем окончательно вокруг всё стемнело и стихло от звуков тревоги и борьбы.
  Ростислав остановился у одного из невысоких каменных домов, чтобы перевести дыхание и мысли. Перед его глазами вновь и вновь падал силуэт стражника, сброшенного с башни. Неужели грифон убил его? Если это так, то зачем он это сделал, ведь ему надо было всего лишь отвлечь внимание стражников, а не убивать их? И смог ли в этой суматохе спастись сам грифон? Ростислав понимал, что наступившая вокруг обманчивая тишина и безлюдность наступили ненадолго, и что завтра весь город будет искать со всех ног проникнувшего внутрь шпиона. Выбраться из Голуни теперь представлялось совсем уже фантастическим.
  В темноте Ростислав совершенно запутался в незнакомом городе и не знал, где он находится. Он предположил, что Голунь обустроен, как и другие Зачарованные города, наподобие Китежа, а поэтому до заветной улицы Одинокого Сокола можно было дойти лишь очень сильно захотев этого. Так и вышло. Через некоторое время шествия Ростислав стоял на одной из центральных, хорошо освещённых улиц. Ризы на ближайшем из домов обозначали, что он находился у своей цели. Город в это время стал наполняться звуками. Мимо мальчишки чуть над землёй промчался дозор из очередных двух стражников, закутанных в тёмную материю. Ростислав едва успел спрятаться от них за угол забора. Он не был уверен, что они его не заметили. Скорей всего они спешили на свой вызов и ещё не имели распоряжения разыскивать именно его, поэтому не отвлеклись на мальчишку.
  В этот момент у Ростислава после нескольких минут ужасного страха заработало ясно сознание. Быстро переходя открытые и освещённые участки местности от дома к дому, он скоро нашёл дом Станислава Головина. Он знал его номер из краткого описания биографии писателя в конце книги, да и примерно узнал по более красочной и нарядной фотографии в ней.
  Это был кособокий деревянный дом, который выглядел когда-то очень внушительно и величественно, но со временем без должного ухаживания совсем осел и разладился. Старая краска поблекла и облупилась на выщербленном дереве, внутренний двор порос разрозненными дикими кустами и рослыми деревцами, это уже не говоря о пышной зелёной траве, выбивающиеся под ногами пышным ковром. Ростислав сначала хотел несмело постучать огромным железным кольцом в калитке, но увидел, что она была совсем незаперта и приоткрыта. Он толкнул её и прошёл внутрь.
  К большому облегчению мальчика в доме ещё горел свет. Светилось одно из боковых окон, но он подавил в себе желание заглянуть внутрь дома через него и поднялся на заметно треснувшую переднюю веранду, постучавшись в дверь, как по пустой деревянной бочке. Ответом ему было гнетущее молчание. Мальчик встревожено обернулся. С улицы доносились какие-то отдалённые голоса, напоминавшие погоню. Казалось, что из каждой подворотни, с каждого окна соседних домов на него уставилось по одному пристальному взгляду. В спину словно вонзилось тысяча ножей от бесконечной тревоги и страха. Мальчик ещё несколько раз постучал в глухую дверь, прежде чем обежал дом по двору и заглянул в единственное светящиеся боковое окно у задней веранды на первом этаже.
  Когда он заглянул, то тут же отпрянул, так как подумал, что его заметили. За окном находилась небольшая комната, увешанная какими-то пестрядными коврами со скромной мебельной обстановкой. В углу находился небольшой платяной шкафчик, напротив окна - диванчик с полуоткинутым клетчатым пледом, у самого окна стоял письменный стол, заваленный различными бумагами и письменными принадлежностями. За ними, устало склонив голову и сгорбив плечи, сидел старик, похожий бородой и белыми волосами на Деда Мороза, шутки ради одетого в смешную черно-белую полосатую пижаму с накинутым старым подлатанным коричневым кафтаном. Он что-то медленно выводил грифелем по белой бумаге перед собой, но больше Ростислав разглядывать его не стал и подошёл к задней веранде, опять торопливо постучавшись в дверь.
  Лишь на второй его нетерпеливый стук раздались неспешные шаркающие шаги у входа и старческий голос:
  -Кто?
  Ростислав не посчитал нужным отвечать и постучался ещё раз.
  -Кто? - повторил всё тот же старческий голос за дверью.
  У Ростислава совсем пересохло горло, потому что он не знал, что сказать в ответ. В спешке различных погонь, драк и похищений он как-то особо не задумывался, что он скажет при первой встречи этому писателю. Да он даже надеялся на эту встречу слишком смутно, и было удивительно, что она вообще состоялась. Но, когда он прошёл через столько препятствий, чтобы оказаться на пороге этого дома, то в самый ответственный момент ему просто не хватало вразумительных слов.
  -Кто? - снова пробормотал старческий голос, очевидно уже собираясь уходить.
  -Мне нужна помощь! - лишь смог произнести Ростислав.
  -Кому нужна ещё помощь в шесть часов ночи? - буркнул старик за дверью.
  -Мне. - беспомощно кратко ответил Ростислав.
  Раздался звук отворяемых засовов и замков. Дверь со скрипом отворилась и на её пороге оказался всё тот же увиденный старик в окне, но уже с удивлённым выражением лица.
  -Вот так новость! - произнёс он. - Мальчик!? А тебе что здесь нужно?
  -Мне нужна помощь. - лишь упрямо повторил Ростислав и шмыгнул носом, ему почему-то не хотелось начинать объяснять всё сразу с порога.
  -У тебя слишком измученный вид! - произнёс, расступаясь, старик. - Будто на тебя напали. Проходи и всё расскажешь внутри!
  Ростислав не заставил себя долго ждать и быстро перешёл за порог. Внутри дом оказался очень сильно захламлён каким-то старым тряпьём, сломанной мебелью и различными вёдрами с посудой. Почти везде лежала толстая серая пыль, на полу роились чёрные клоки, по углам висела дранная паутина с засохшими от голода пауками. Ростиславу подумалось, что его комнатка в общежитии Думиславля через некоторое время стала бы абсолютно точно такой же, если в ней не убирались бы домовые.
  -А можно ли у вас что-нибудь поесть? - совсем уже просто спросил Ростислав.
  -У меня есть плесневелый сыр с хлебом и чаем. - забормотал оторопело старик, явно потрясённый приходом такого сурового мальчика. - Но сначала расскажи, что стряслось с тобой?
  -Вы ведь Станислав Головин? - спросил Ростислав.
  -Да я. - пробормотал удивлённо старик.
  -Я вас искал! - заявил Ростислав. - Видите ли, я сбежал из Думиславля, чтобы специально встретиться с вами!
  -Мать-Сыра-Земля! - всплеснул руками сердобольный старик. - И стоило ради этого сбегать из самого Китежа!? Почему мне бы не стоило написать, например, письмо?
  -Я не знал вашего почтового адреса. - пробормотал смущённо Ростислав.
  -Ну, это можно было легко сделать. - проворчал старик.
  -Да, но я хотел поговорить с вами лично! - проговорил Ростислав обиженно. - Вы ведь даже не представляете через что мне пришлось пройти!
  -Судя по твоему виду, очень даже представляю. - пробормотал старик. - Но, я думаю, всё остальное можно обсудить после ужина.
  Головин неторопливо проводил Ростислава на свою кухню, которая располагалась совершенно недалеко от задней веранды. Он зажёг пару свечей и действительно из еды смог лишь предложить плесневелый сыр с хлебом и чаем. И, хотя бутерброды с сыром были отвратительны, тем не менее, их вкус как-то перебивал превосходный чай, приготовленный из листьев смородины и ещё каких-то тайных индигриентов старика.
  -Чай - это единственное, что мне удавалось делать по-настоящему из еды. - с удовольствием кряхтел Головин, наливая очередную порцию в кружку Ростислава для глотка. - Моя жена Светлана умерла ещё одиннадцать лет назад и теперь больше некому следить за мной, домом и ужином.
  -Значит, она и вправду существовала! - не смог не воскликнуть Ростислав.
  -Кто? - не понял старик.
  - Светлана Верховская - ученица Синего Отделения Радомирина! - заявил Ростислав. - Ваша жена!
  -Ну, конечно она существовала! - забормотал в растерянности Головин. - Что за глупости? Она действительно закончила Синее Отделение Радомирина, как и я. Но откуда тебе это известно?
  -Я читал вашу книгу "Я был на Тёмной Стороне" - заговорил оживлённо Ростислав.
  -Ах, эта... - проговорил с улыбкой Головин. - Это лучшее моё произведение. На деньги от продаж этой книги я построил этот дом.
  -Скажите - тут у Ростислава от волнения перехватило дыхание. - Скажите, а вы действительно единственный известный ученик в истории, которому удалось перевестись с Тёмного на Светлое Отделение?
  Головин лишь молча встал и на некоторое время вышел из-за стола. Вернулся он, держа в руках уже изрядно жёлтую страницу какой-то старой газеты. Это был древнейший номер "Вестника Беловодья". Ростислав дрожащими руками перенял газету в руки, где на передовице была огромное фото взъерошенного белёсого мальчика с заплаканным лицом, который перенимал от какого-то уважаемого толстого господина во фраке новый серебренный жетон. Заголовок гласил: "Крах Тьмы: ученик впервые переведён из Тёмного в Светлое Отделение!"
  -Фото тогда были неважные. - проворчал Головин. - А сейчас и вовсе выцвели, став смотреться, как обычные человеческие. Раньше я был весьма популярен из-за этого. Однако, через некоторое время к правлению пришёл Летучая Смерть и мой случай постарались изрядно забыть. Как видишь, прислужникам Летучей Смерти это весьма удалось сделать. Ныне я прозябаю в безызвестности, пописывая свои произведения, которые не хочет публиковать ни одна цензура этого режима.
  -Вы до сих пор пишите? - ухватился за его слова Ростислав. - А что? А можно почитать?
  -Хм... - кашлянул в кулак Головин. - Как-нибудь, возможно я покажу свои отрывки произведений. Они лежат в моей комнате на первом этаже. Но это в другой раз, когда ты мне объяснишь, что заставило тебя хотеть встретиться со мной?
  -Ваша книга "Я был на Тёмной стороне". - пробормотал Ростислав. - Ведь больше никому не удавалось перейти так с Тёмной на Светлую сторону! В конце вы говорите, что перевод может состояться только в случае существования любви между Тёмным и Светлой!
  -О, да! - улыбнулся своим мыслям Головин. - Я действительно полюбил свою жену, когда она была ещё совсем юной девочкой на Синем Отделении, а я был мальчонкой на Фиолетовом. Мне пришлось многое пережить среди Тёмных...
  -Именно это я и хотел услышать! - проговорил горячо Ростислав. - Мне очень нужен ваш совет, как это всё сделать!
  -Что именно сделать? - не понял его Головин.
  -В общем...-тут Ростислав смущённо остановился.- У моего друга возникла ситуация, схожая с сюжетом книги. Он Тёмный и кажется... кажется влюблён в Светлую... Может он хоть как-то содействовать своему переходу на Светлое Отделение?
  -Книга - это всего лишь красивая сказка, как должно было быть. - произнёс вдруг Головин. - На самом деле всё было не совсем так, как это описано в книге. Меня перевели из Тёмного Отделения в Светлое не совсем из-за любви.
  -Как!? - Ростислав почувствовал себя будто его окатили холодным душем. - А из-за чего?
  -Маленькая техническая оплошность. - пробормотал Головин. - Из-за некачественного выполненного заклятья на жетоне вместо синей у меня появилась фиолетово-синяя раскраска, и меня было решено отправить обучаться в Фиолетовое Отделение.
  -Но это глупо! - замотал головой Ростислав. - И вы целых четыре года терпели после этого Тёмных? Почему вы не сказали всё взрослым преподавателям?
  -А что было поделать? - развёл в стороны руками Головин. - Я был абсолютно уверен, что я Тёмный, но мне никогда не получалось им быть, пока вдруг в конце обучения мой жетон не стал абсолютно синим. Это заметил один из Тёмных преподавателей и велел провести расследование. После него постановили мне выдать свидетельство об окончании не Фиолетового, а Синего Отделения. Все были поражены этим случаем.
  -Но вы даже не пытались бороться против несправедливости на своём Отделении? Разве вы сами не ощущали, что вы Светлый? - спрашивал Ростислав.
  -Я мог об этом догадываться. Но даже если бы знал, то ничего бы не сделал. На самом деле я никогда не боролся против судьбы, а шёл по её течению. И со своей будущей женой Светланой в первый раз заговорил только тогда, когда уже был переведён в Светлое Отделение. То есть после окончания Радимирина.
  -А как же заголовок газеты? - ткнул в жёлтый лист бумаги на кухонном столе Ростислав. - Вы сами её принесли!
  -Если бы ты прочитал статью помимо заголовка, то увидел, что там описывают то же, что я тебе сейчас сказал. - произнёс Головин.
  -Но зачем вам надо выдумывать сюжет своей биографии! - воскликнул Ростислав.
  -Для красоты. - проговорил Головин. - Когда-то мы с женой посоветовались и решили, что лучше мои воспоминания немного приукрасить. Так родилась красивая история. Обычному читателю скучно читать заурядную жизнь. Ему подавай какую-нибудь исключительность или остроту ощущений. Вот я и дал, что ему нужно было.
  -Откуда вы так уверены, что Светлый, а не Тёмный? - спросил вдруг Ростислав. - А если вдруг вы и вправду были Тёмным, а потом жетон выцвел и вы стали Светлым?
  -Это исключено. - пробормотал старик. - Меня повторно несколько раз возили к птице-гамаюн, и она лично подтвердила, что я Светлый.
  -Я вас не понимаю! - ухватился за голову и поставил локти на стол Ростислав. - Неужели вы никогда не хотели бороться против несправедливости?
  -А зачем бороться? - пожал плечами старик равнодушно. - Все войны от этой борьбы. Я никогда не хотел войны. Не лучше посвятить всю свою жизнь семье? Своим страстям и увлечениям?
  -Неужели вас совсем не волнует, что происходит за пределами вашего особнячка? - взволнованно проговорил Ростислав. - А как же гномы? Бродячие чёрные мстители? Вы не слышали о них?
  -Почему же слышал. - проговорил Головин. - Но всё это слишком далеко от меня, чтобы могло задеть.
  -Но я их видел уже! - горячо проговорил мальчик. - Они заполоняют наши Зачарованные города! Сам Летучая Смерть с этим ничего не может сделать!
  -Это проблемы Летучей Смерти или кого-то ещё, но не мои. - пожал плечами Головин. - Мы с женой решили, что главное в жизни - это любовь и больше ничего. В доказательстве этого я сочинил эту автобиографию.
  -Но как можно что-то доказать на выдуманной истории? - изумился мальчик.
  -Ты слишком многое спрашиваешь. - улыбнулся старик. - Я думаю, что ты сильно устал с дороги, поэтому я дам тебе переночевать в своём доме. Не выкидывать ведь тебя сейчас навстречу разъярённой городской страже?
  -Мне надо рано утром уже покинуть Голунь! - проговорил мальчик, слипая глаза. - Пожалуйста, разбудите меня пораньше! Меня должен ждать грифон!
  -Ты полон подарков, мой мальчик! - проговорил с удивлением Головин. - Ты прилетел сюда на грифоне? Не удивительно, что вся голунская стража ищет тебя со всех ног.
  -Мне нужно быть на Калиновом мосту в Арте. - бормотал уже не помня себя, Ростислав, доплетаясь вслед за хозяином до заветного места ночлега.
  -Вот так история! - бурчал Головин. - И зачем же тебе надо быть там?
  Однако мальчик ничего больше не произнёс, так как дошёл до дивана в кабинете хозяина, где упал и там же безмятежно сразу же погрузился в сон. Головин лишь в удивлении накрыл его своим клетчатым пледом и осторожно вынес из комнаты все свечи и некоторые записи, чтобы немного поработать над своими произведениями в другом месте. При этом его голова всё врмя удивлённо моталась. Последними словами засыпающего Ростислава было: "Арта...Калинов мост..."
  Проснулся он слишком поздно. Мальчик понял по слишком ярким и светлым играющим бликам со стороны окна комнаты писателя. Он сел на диван и чуть не зарыдал от разочарования. Как раз в этот момент в комнату, кряхтя, пролез Головин.
  -Ты уже проснулся? - спросил он, почему-то улыбаясь. - Ну и шуму ты наделал в городе! Твой грифон убил двух человек и теперь разыскивается всей стражей Беловодья!
  -Почему вы меня не разбудили? - отчаянно спросил Ростислав вместо утреннего приветствия.
  -А ты разве просил? - удивился старик, а затем спохватился.- Ах да, я и забыл... У меня становится слабой память... Надо сказать, что сначала я не поверил твоим россказням о грифоне, но утренние новости на улице меня убедили в обратном. Тебе здорово повезло, что никто не заметил твоей внешности и особых примет в темноте. Стража не знает даже за что взяться, но на всякий случай преградила все пути из города. Тебе в любом случае будет сложно выбраться.
  -Что же делать? - Ростислав чувствовал, что от отчаяния у него закапали слёзы.
  -Тебе очень надо в Арту? - спросил старик.
  -Да!
  -Тогда. - тут старик неспешно откинул полу серого плаща в котором пришёл ещё с улицы и присел на стул за письменным столом. - Расскажи вкратце, как тебе удалось бежать из Думиславля, и где ты взял грифона. Мне, как писателю, чрезвычайно повезло, что на голову свалился такой путник, который может многое о себе поведать. Взамен я обещаю доставить тебя лично до Арты за пару часов.
  Ростислав, поспешно утерев нос, быстро и сбивчиво рассказал, как смог, свой нелёгкий путь до Голуни. В своём сбивчивом рассказе он лишь не упомянул все предшествующие события до побега. Головин что-то спрашивал, останавливал, важно кивал головой и делал какие-то пометки в своих бумагах. Прошла целая вечность для Ростислава, когда писатель наконец-то удовлетворился его рассказом.
  -Мне очень ценны твои воспоминания. - пробормотал старик. - Конечно, ты пробрался слишком незаконно в город, и твой грифон оказался замешан в жутких убийствах, но, честно сказать, я не очень люблю наших стражников, так как они прислуживают Летучей Смерти, хотя среди них встречаются и добропорядочные волшебники. Летучая Смерть слишком много ограничивает в правах и свободах нас, Светлых. Да и к тому же я привык сдерживать свои обещания и провожу тебя до Арты.
  -Но как!? - воскликнул мальчик.
  -Через городской портал. - пробормотал Головин. - Мне как-то доводилось много путешествовать между Зачарованными городами, несмотря на все препоны для этого творимые Летучей Смертью, но от этого у меня завелось множество знакомых среди служащих городского портала, имеющих возможность свободно провести тебя под моей опекой в любые ворота.
  -Может мне следует вернуться к грифону? - несмело предположил Ростислав.
  -И думать забудь! - буркнул старик, вскидывая руку к окну. - Ты уже видишь, что сейчас уже полдень, а поэтому твой грифон, скорей всего, улетел. Да и его ищет вся стража! И это хорошо, так как в это время мы сумеем свободно ускользнуть из-под их носа в любом направлении.
  -Клекот сам говорил, что если он не дождётся меня до красной зари, то будет считать себя свободным. А это значит, что его точно нет. - понуро согласился Ростислав.
  -Вот видишь. - добродушно сказал Головин. - Одевай мой плащ с капюшоном. Я выдам тебя за своё чудовище Шорка.
  -Кого? - не понял Ростислав.
  -Шорка. Не бойся он уже умер. - пробормотал как бы между делом, вставая, Головин.
  -У вас есть чудовище? - поразился Ростислав. - Вернее...э-э-э...было?
  -Чему ты так удивляешься? - спросил Головин. - Много ли ты встречал Созерцателей без своих изготовленных чудовищ?
  -Нет. - буркнул Ростислав, так как вообще не встречал каких бы ни было Созерцателей на своём пути.
  -Шорк - это было довольно глупое и бессмысленное чудовище. Я даже долго не мог понять: почему так получилось. - устало бормотал Головин, ведя мальчика куда-то в глубины своего полуразрушенного дома. - Он был всё время закутан в балахон, рост не превышал твоего, жил под диваном и всё время там шоркал, за что его я и прозвал Шорком. Он оттуда практически не вылезал и ел исключительно объедки.
  -Он жил под диваном, на котором я спал? - опасливо спросил Ростислав.
  -Ну, да. Как видишь, я настолько стар, что меня покинули практически все существа, так или иначе окружавшие меня. - сказал устало Головин.
  В глубинах своего здания Головин нашёл для Ростислава какие-то тряпки, оставшиеся после Шорка. Вскоре он облачил в них мальчика, набив ему в руки и под спину ещё тряпья так, что тело мальчика приняло совсем бесформенно-уродливый вид карлика, чьё лицо было скрыто под капюшоном.
  -Магию принимать абсолютно бессмысленно. - объяснял писатель. - Ищейки у порталов её очень быстро обнаруживают, поэтому приходиться обходиться вполне материальными средствами для маскировки.
  -По-моему я совсем не похож на чудовище! - пробормотал Ростислав, разглядывая себя в случайном пыльном зеркале.
  -Маги слишком много полагаются на свою интуицию, чем на свои глаза. - пробормотал Головин. - Это я заметил за долгие годы своей жизни. Никто и не взглянет на тебя, а будут лишь прощупывать тебя своими магическими способностями. Доверься мне.
  Головин показал мальчику, как надо правильно кряхтеть, как небольшое злобное существо, и ходить корявой шаркающей походкой, чтобы хотя бы напоминать собой скорей существо, а не человека.
  -Не произноси ни слова, и, не дай Мокошь, чтобы твоё лицо заметили!Я надеюсь лишь на удачу и знакомство со своими старыми приятелями у портала.- предупредил сурово Головин, после чего отправился вместе с мальчиком на улицу.
  Это представление на краткое время даже развеселило Ростислава. Неизвестно откуда он почувствовал от своей бессловесной роли некого уродливого карлика прилив радости и лихого задора. На улице он старался вести настоящим заправским актёром. Ростислав очень громко кряхтел, что-то злобно рычал на ближайших прохожих на языке, похожем на гномий, а также вовсю неуклюже ковылял за своим спутником, словно маленькая собачонка на привязи. Одновременно мальчик не забывал посматривать кругом на город.
  Из-за нависающего на лицо тряпичного капюшона его было сложно рассмотреть. Но всё же Голунь показалась мальчику очень бедным городом по сравнению с Лукорьем и Китежем. Если Китеж был почти целиком сделан из белого камня, то Голунь - из дерева. Все дворы ограждали высокие заострённые частоколы. Очень часто за ними в небо устремлялись острые пики различных башенок хоромов и теремов волшебников. Однако, если до этого в Лукорье дома из дерева были низкими, приземлёнными с горизонтально построенными брёвнами, то в Голуни брёвна в постройках почти везде располагались вертикально. Вся архитектура Голуни была устремлена ввысь. Не зря это был Зачарованный город Воздушной Стихии. К тому же здесь были совершенно немощённые дороги, где поднималась жуткая пыль от различных ездящего транспорта из телег, карет, дрожек и просто от ног прохожих. Она висела такая густая, что Ростислав начинал кряхтеть и злобно шипеть от неё не понарошку.
  За быстрой ходьбой вслед за Головиным, он не заметил, как они приблизились к воротам из Голуни. ведь писатель жил почти в центре города, и добраться до них ему не стоило много времени. От неожиданности Ростислав даже не успел заметить в какое большое придорожное здание они вошли.
  Ещё не успели они протолкаться в большую залу, где наряду с волшебниками толпилось множество других странных существ, как их остановили двое суровых охранников в комбинезонах-хамелеонах. Один из них достал прослушивающее устройство похожее на статоскоп, но заканчивающиеся золотистой коробочкой у которой вертелись две согнутые антенны. Он провёл ею вдоль вошедших, остановившись более внимательнее на Ростиславе. Но тут мальчик собрал последние остатки своей воли и попытался прорычать коробочке с вращающимися согнутыми антеннами что-то злобное, и охранник поспешно убрал её подальше от него.
  -Я бы хотел обыскать это существо! Уж больно оно похоже на человека! - заявил он.
  -Я старый и больной человек - затряс своими конечностями весьма правдоподобно Головин. - Я бы хотел встретиться для начала с вашим начальником.
  -Да, пропусти ты его! - внезапно пробормотал второй охранник первому. - Видишь, дедушке очень надо пройти. Проходите пожалуйста!
  -Спасибо вам! - раскланялся перед ними Головин. - Пусть вам поможет во всех начинаниях Мокошь!
  -Всегда пожалуйста, дедушка. - отозвался лишь второй охранник, в то время, как первый уже занялся каким-то домовым, пытавшимся проскочить внутрь зала.
  -Но мой хозяин забыл в своём доме свою записную книжку. - пытался уже оправдаться домовой и впрямь, показывая какую-то ухоженную книжку в коричневом переплёте с закладкой.
  -Ничего не могу знать! Я должен вас обыскать! - твердил в ответ на это первый охранник с устройством.
  -Не знаю почему, но когда начинаешь усиленно вспоминать про свой возраст, то все начинают тебе незаметно подчиняться. - подмигнул незаметно Головин Ростиславу. - Кроме Тёмных, конечно. Они начисто лишены морали.
  Ростислав оглядел гигантский зал, в котором они очутились. Все вошедшие кольцом окружали высокие дубовые ворота, построенные без всяких причин прямо внутри этого здания. Их узкие створы были распахнуты настежь, но их проём был погружён в абсолютный непрозрачный мрак, словно огромная узкая дыра повисла в воздухе. И в этот мрак спокойно шагали с одной стороны все, кого пропустили мимо своего оцепления дежурившие у ворот хорошо знакомые стражники, окутанные тёмной материей и чуть парящие над полом в пространстве. С другой стороны тёмной дыры портала выходили другие люди.
  Ростислав сначала удивился, что выходило с другой стороны несомненно всегда больше народа, чем входило. Но затем он догадался, что эти портальные ворота были единственными во всей Голуни, а, значит, выходившие были гостями из всех других городов Беловодья, часто проходившие в Голунь попутно в свою точку маршрута. В основном это были торговцы, хорошо знакомые уже всем стражникам.
  Они достаточно спокойно общались со стражами у входа, похлопывали их по плечам, смеялись вместе с ними над одними шутками и не стеснялись при них пересчитывать свои деньги. Некоторые были непонятного происхождения, которые просто слонялись вокруг ворот в бессилии получить разрешение на их пересечение. Таких было большинство. Среди них Ростислав заметил небольшую толпу агрессивно настроенных гномов, насевших на одного из удручённо парящих стражников.
  -Мы должны проходить через эти ворота! - тыкал толстым пальцем передний в компании коричневобородый гном с сильным акцентом.- Дай нам пройти!
  -Не могу! - отвечал лишь стражник, как-то неуверенно опустив голову. - Покажите сначала пропуск!
  -Мой топор пропуск! - не унимался коричневобородый гном под одобрительный гул галдящих на своём языке остальных сородичей.
  У Ростислава были слишком ещё свежи воспоминания о похищении, а поэтому он достаточно торопливо поспешил скрыться от них за телом Станислава.
  -У гномов слишком буйная кровь. - заметил его движение Головин. - Они всего лишь немного погорячатся, а затем успокоятся. Не стоит их бояться. Стража их быстро успокоит.
  Но Ростислав слабо поверил в слова старика, так как гномы уже совсем обступили со всех сторон отпирающегося стражника.
  -Я пойду переговорить с начальником портала. Он мой давний приятель. - быстро проговорил Головин. - А ты подожди меня здесь и никуда не уходи. Скоро всё вокруг закончится.
  Ростислав не мог ничего ответить, ведь он всё время помнил о своей бессловесной роли бесполезного чудовища, созданного несколько десятков лет назад в одном из Реальных училищ. Он огляделся по сторонам и ещё раз подивился архитектуре волшебников. Если стены гигантского зала вокруг ворот терялись во мраке, то крыша была залита светом, от чего создавалось ощущение, что она будто была оторвана от стен здания и просто парила над всем круговоротом внизу. Впрочем, приглядевшись, Ростислав понял, что она и вправду парила в воздухе.
  Ему уже успели изрядно надоесть чёрно-белые квадраты на полу, нарастающий шум от неуспокаивающихся гномов, которых теперь окружило десятка два парящих стражников в чёрном. Сам он притаился у какой-то горы коробок, охраняемой другими охранниками в переливающихся под цвет местности комбинезонах. Между стражей в комбинезонах и в чёрном явно прослеживалось некое различие.
  Через некоторое время раздался грохот перестукивающихся бесчисленных ботинок, и в зале показалась целая стройная колонна стражников в комбинезонах-хамелеонах. Ростислав успел заметить, что они несли на своих плечах, как копья, узкие длинные шесты, заканчивающихся светящимися шарами. От их колонны отделился некий плечистый здоровяк, басом поинтересовавшихся у охраняющих таинственные коробки собратьев делами. Те начали что-то сбивчиво объяснять ему, всё время добавляя в конце "господин сотник". Наконец-то через некоторое время господин сотник хмуро заметил присутствие Ростислава у коробок.
  -Совсем расслабились, воины! - процедил он сквозь зубы. - А если этот сопрёт что-нибудь из ваших коробок? Кто перед командованием отвечать будет?
  -Да этого добра навалом на складах, господин сотник. - пнул ногой ближайший груз совсем осмелевший один из охранников. - Из запасного склада ещё штук десять подобных принесут.
  -Вы что-то заговариваться стали, воин! - вдруг прикрикнул сотник на него. - Смирно! Как надо стоять, когда с военачальником разговариваешь?! За утерянное боевое оружие ответишь по всей строгости закона военного времени!
  -Так точно, господин сотник! - вытянулся перед ним ошалевший охранник.
  В это время колонна из людей в комбинезонах-хамелеонах практически полностью промаршировала в чёрную бездну ворот города. Все торговцы перед ними почтительно расступились, сняв шапки и чуть наклонив головы.
  -Ну, хватит у меня тут с вами разговаривать! - буркнул сотник. - Надо своих догонять!
  С этими словами он последовал вслед за последним рядом марширующих волшебников в распахнутые врата.
  -Прошли уже? - произнёс за спиной Ростислава Головин и опустил руку на его плечо. - Теперь и нам пора вслед за ними. Мне тут начальник портала по старой дружбе чирканул временный пропуск.
  Он подошёл вместе с Ростиславом к чёрным стражникам у входа и подал некие бумаги на рассмотрение. Мальчик не особо вслушивался в их деловой разговор, потому что между гномами и окружающей их чёрной стражей назрела драка. Раздались какие-то яркие световые вспышки и крики среди окружённых гномов. Со всех концов стали по воздуху, как тени, прибывать городская стража. Разговаривающий стражник с Головиным стал тоже спешить и уже поспешно принял его невнятные разъяснения насчёт того, зачем ему вдруг понадобилось так срочно в Арту.
  -Идём!-схватил за руку мальчика и поспешно повёл в сторону ворот Головин.
  Ростислав настолько растерялся, что напрочь забыл о своей маскировке. Он зашагал из зала, как обычный человек, не согнувшись и не хромая, не бормоча что-то своё злое на вымышленном картавом языке. Но на это уже никто не обратил внимания, так как из создавшегося общего беспорядка вокруг гномов вдруг вырвался тот самый коричневобородый с выхваченным из-за пояса топором и попытался прорваться к заветному порталу, но его подхватили под руки двое буквально подлетевших блюстителя порядка. Всё это произошло так быстро, что гном выронил из рук свой топор, который по инерции пролетел чуть дальше и ударил плашмя в спину уходящего Ростислава. Тот на краткий миг покачнулся от неожиданности и боли, хотя набитое тряпьё за спиной смягчило удар. Раздался звяк металла об пол. Мальчик наклонил голову и увидел, что он выронил из кармана от удара свой серебренный жетон. Он едва успел его подобрать, так как Головин буквально втащил того через чёрный провал портала.
  -Скорей! - лишь прохрипел старик.
  Оглянувшись, мальчик заметил, что часть одежды с него слетела, и теперь он был опять похож на мальчика, чем на некое существо, закутанное в балахон. Оставалось только догадываться: заметили ли это в Голуни, так как спутники стояли уже в совершенно другом месте. Ростислав сразу же понял, что это была Арта.
  Так мог выглядеть только сам ад. В этом мальчик не сомневался. Вместо ярко-синего неба над головой возвышались кроваво-густые клубы дыма, занимавшего весь верхний простор насколько хватало глаз. В воздухе стояло ничем несравнимое зловоние из удушливой серы и аммиака. Стоял постоянный гул раскалывающихся горных пород. А самым главным был стоявший невыносимый острый жар, от которого хотелось немедленно снять с себя одежду. Ростислав заметил его ещё в Голуни, но он там был не так ощущаем, как здесь, да и списал он тогда его на свои переживания.
  Мальчик и старик находились на выходе из тёмного провала ворот, стоявших на открытой каменистой площадке. Вдалеке от неё виднелись уродливые острые чёрные здания, смутно переливаясь скользкими неяркими бликами. К ним быстро подошёл один из окружающих стражников в серебристом костюме и попросил отойти, чтобы дать пройти остальным путникам за ними. Ростиславу более не было смысла притворяться каким-то Шорком, тем более, взглянув на корявый почёрк выписанного временного пропуска, стражники довольно быстро без слов выпустили их с территории оцепления портала. За ними из ворот потянулась длинная цепь из шагающих верблюдов, доверху нагруженных огромными перевязанными кубическими тюками. Рядом с ними в просторных коричневых, разукрашенных позументами жилетках с рубашками с пышными рукавами шагали чернявые волшебники, переговаривающихся на каком-то бурлящем языке.
  -А разве никто не знал, что ваш Шорк уже давно умер? - осмелился спросить Ростислав открыто Головина, когда они уже достаточно далеко отошли от портала Арты.
  -Да откуда? Ведь я и Шорк жили затворниками. Да и, честно говоря, я кажется стал часто забывать его вовремя кормить объедками, вот и он умер от истощения. Слабоват я стал на память. - стал нудеть старик. - Ну, теперь ты доволен своей судьбой? Я доставил тебя в Арту. А дальше что?
  -Не вечер ли уже? - попытался разглядеть небо, сощурив глаза, Ростислав. - Мне нужно сфотографироваться у Калинова моста до следующего дня. Вы мне поможете?
  -Что же ты сразу не сказал? - покачал головой Головин. - У меня, кажись, и фотоаппарат какой-то завалялся в доме. Только вот не помню где...
  -Мне бы он сейчас пригодился. - вздохнул Ростислав.
  -Да на какой ляд тебе понадобилось это фото? Ты что-то скрываешь, мальчик. - произнёс неодобрительно старик.
  -Мне нужно сделать всего лишь одно фото, а затем сегодня же очутиться в Китеже. - произнёс Ростислав.
  -Мы проникли в Арту настоящим чудом. Здесь у меня нет знакомых начальников портала, которые могут выписать моментальный пропуск. - пробурчал Головин.
  -Может, что-нибудь придумаем по дороге? - с надеждой спросил Ростислав у писателя.
  -Я не знаю. - пожал плечами тот. - Я могу отвести тебя до Калинова моста. Тем более он здесь недалеко, но, что делать дальше, тебе придётся придумать самому.
  "Как всегда" - подумалось Ростиславу, и он понуро зашагал в сторону вместе с попутчиком, откуда больше всего тянуло невыносимым жаром, удушьём и грохотом крушашихся горных пород.
  -Слышишь? - пробормотал удовлетворительно Головин после самого оглушительного и протяжного грохота. - Это бьётся в свои берега река Смородина.
  -Это река из чистой лавы? - припомнил свои познания из краеведения Ростислав.
  -Именно. - закивал головой Головин. - От неё исходит весь этот жар и удушье. Но ты должен знать, что на другом берегу начинается Эвлисия - страна гадов и многоглавых змеев.
  -Я это уже знаю. - произнёс печально Ростислав. - Её столицей является Эвлисин.
  -Там дальше лежит Монголия... - проговорил Головин.
  -А ещё дальше Жуз и Уйгурия. - подхватил за него Ростислав. - Страны, где нет ни единого волшебного города. А скажите, пожалуйста, кто такая Мокошь, о которой вы всё иногда говорите? И Мать-Сыра-Земля?
  -Неужели ты не знаешь, что это имена одной и той же богини? - поразился Головин. - Чему вас в школе только учили?
  -Ну, я знал немного про Перуна и Велеса, а про Мокошь слышу в первый раз. - уклончиво сказал Ростислав.
  -Не знать таких простых вещей! - тихо засмеялся Головин. - Мокошь - это богиня земли и плодородия, а также семейного быта и благополучия. Весь мир состоит из трёх составляющих: небес, поверхности земли и подземелья. Перун правит небесами, Мокошь поверхностью земли, а Велес подземельем.
  -Нам почему-то рассказывали только про Велеса и Перуна. - пробормотал в задумчивости мальчик.
  -Велес и Перун - это две крайности, а Мокошь - золотая середина! - объявил Головин. - Вас в школе, наверно, хотел поставить перед жёстким крайним выбором, но в мире всё должно развиваться в вечной гармонии и равновесии. Это осуществляет Мокошь. Ещё говорят, что это богиня для женщин, но среди и мужчин хватает её поклонников. У нас, в Радимирине, Мокоши поклонялось большинство учеников, и её считали покровительницей этого училища, ведь ей поклонялся сам основатель Радимир.
  -Интересно знать кому поклонялся Думислав - основатель Думиславля. - достал свой серебреный жетон из кармана Ростислав.
  -Велес и Перун - это две крайности, а Мокошь - золотая середина! - объявил Головин. - Вас в школе, наверно, хотел поставить перед жёстким крайним выбором, но в мире всё должно развиваться в вечной гармонии и равновесии. Это осуществляет Мокошь. Ещё говорят, что это богиня для женщин, но среди и мужчин хватает её поклонников. У нас, в Радимирине, Мокоши поклонялось большинство учеников, и её считали покровительницей этого училища, ведь ей поклонялся сам основатель Радимир.
  -Интересно знать кому поклонялся Думислав - основатель Думиславля. - достал свой серебренный жетон из кармана Ростислав.
  -А что тут знать? - спросил Головин. - Думиславль - это исторический оплот приверженцев Перуна. Думислав поклонялся ему. В Коломыслове традиционно поклоняются Велесу. Но мне претят оба эти божества - предвестники вечной борьбы денег и оружия.
  Головин говорил ещё какие-то вещи о беловодских богах, но мальчик уже мало его слушал и разглядывал окружающий город. Здесь он понял одно: как бы ни фотографировали какую-нибудь историческую достопримечательность со всех сторон, её фото никогда не сравнятся с настоящим видом. Ростислав успел повидать уже немало фотографий и изображений Арты, как плоских, так и невероятно объёмных, но они и рядом не находились по сравнению с настоящим видом застроек. Мальчик мог воочию наблюдать огромные целиком металлические здания с огромными сварными швами или заклёпками с крепёжными устройствами, выглядевшие как огромные механические титаны, вечно передвигающие своими лестницами и арками, как конечностями, и выпускающие поминутно пар для охлаждения. У Ростислава с фотографической точностью выплывали сведения, что многие железные здания Арты могли самостоятельно передвигаться для большего охлаждения от берега Смородины и надвигаться по распорядку обратно. От этого в городе постоянно что-то происходило с железными зданиями, двигающимися в немалой степени вместе, как от волшебства, так и от простой механики.
  В городе была своя мода на серебристые обтягивающие костюмы и короткие причёски. Пару раз Ростислав даже встретил лысых девушек в чёрно-серебристых комбинезонах, прыснувшие от смеху при виде давно не стриженого мальчика. Но Головин, будто вовсе не обращал внимания на окружающих, вышагивая по каменистой мостовой и что-то продолжая бормотать себе под нос.
  -Вот мы и пришли! - объявил он.
  Два раскалённых докрасна железных острия протыкали своим стволами красно-чёрные клубы дыма над головами и исчезали в этой неясной вышине, обозначая очертания входа Калинова моста. Сами путники стояли на небольшом каменном выступе, нависающем над бесконечной пропастью. Прямо от него начинался узкое извилистое тело моста. напоминающего огромную чёрную змею, белевшую от жара. Появившиеся Калинов мост совершенно терялся в ощутимых парах газов, как и противоположный край пропасти. зато Ростислав отчётливо видел, как сторона пропасти. на которой он стоял, вся светилась красным заревом от бушующей внизу огненной Смородины. Свет от огня был настолько ярк, что был сильнее небесного, заслонённого газовыми испражнениями реки. И вокруг стоял оглушительный грохот коловшихся скальных пород, стекающих вместе со Смородиной дальше в неведомые края.

У реки Смородины [dreamworlds]

  Не надо было ничего говорить, хотя чтобы услышать ближайшего соседа здесь, надо было кричать. Ростислав отошёл от старика и в задумчивости ступил ногой на заветный металл моста. Раздалось шипение. Прорезиновая подошва башмака стремительно плавилась, расплываясь в безобразную кляксу.
  -Хватайте его! - вдруг отчётливо прокричал Головин. - Он Тёмный маг! Он убил двоих стражников!
  В следующий миг под руки Ростислава схватили двое здоровяков в серебристых одеждах и потащили мальчика в сторону Арты. Он не мог понять: откуда они взялись, но попытался сопротивляться и извиваться в их руках, несколько раз прокричав: "Стойте!" Однако было сопротивляться поздно, если попадал в крепкие руки городских стражников. В их сопровождении Ростислава чуть ли не поднесли к Головину.
  -Я всё расскажу. - пробормотал Головин, указывая дрожащим пальцем в сторону мальчика. - Он преступник и убийца! Он признался мне в том, что сбежал из Думиславля!
  Ростислав был ошарашен неожиданным поведением старика и вертел в удивлении головой, стараясь разглядеть лица стражников. Но ему удалось лишь запомнить коротко бритые причёски и тяжёлые квадратные челюсти.
  -Вы можете дать показания: что вы делали здесь? И почему мальчик хотел пересечь границу между Беловодьем и Эвлисией? - спросил строго один из них.
  -Конечно да! - горячо согласился старик. - Поначалу я думал, что это обычный Светлый мальчик, заблудившиеся и пробирающиеся домой, но когда он сегодня вытащил при мне свой серебрянный жетон, то я совершенно отчётливо увидел, что он ученик Тёмного Отделения! Какую низость он перед мной скрывал, а я ведь почти доверился ему!
  -Тогда пройдёмте вместе с нами в участок! - буркнул второй стражник, беря старика свободной рукой за локоть.
  -Да-да, я обо всём доложу, что мне известно. - поспешно забормотал Головин, послушно засеменив рядом с сопровождающими. - А ведь каков наглец был...
  Пока они добирались до отделения городской стражи, Ростислав всю дорогу удручённо не мог поверить, что Головин мог вызвать городскую стражу, только из-за того, что он был Тёмным. Но всё складывалась в удивительно правильную мозаику, когда Ростислав вспоминал, что скрывал и не показывал, так или иначе, свою принадлежность к Тёмной Стороне до самой злополучной Арты. Всё изменилось, когда стоило ему мельком показать свою специальность, достав на краткий миг свой определяющий жетон. Следующими мыслями Ростислава были о невыполненном задании. В памяти начали вновь прокручиваться события, которые ему пришлось пережить для его совершения и слёзы сами собой закапали из его глаз на его ботинки и землю. Но его грозные стражи совсем этого не замечали и продолжали широко шагать к своему участку под бессвязное бормотание Головина.
  Из-за своих переживаний Ростислав не особо запомнил окружающей обстановки окружного участка городской стражи с её каменной мебелью и плиточными полами, и когда отвели куда-то в сторону Головина. Вскоре мальчик оказался в одной тёмной комнате без окон с одним лишь большим прямоугольным каменным столом и двумя такими же выграненными стульями. За одним из них сидел он, а за другим достаточно молодой волшебник в серебристом мундире с очень внимательным лицом. Однако его лицо совсем переменилось, когда он в свои руки поднял жетон Ростислава и заметил несмытое бурое пятно на нём.
  -Что это?! - воскликнул он.
  -Кровь одного убитого гнома. - равнодушно ответил Ростислав.
  Молодой человек чуть ли не вскочил из-за стола, а на его место сел другой волшебник, усатый и седой, с немного скучающим видом. Сначала он расспросил мальчика о том как его зовут, откуда он, кто его родители и другие сведения, противно и нудно скрипя своим грифелем по расположенному перед ним свёртку. Затем он кровопотливо долго расспрашивал про все приключения, которые случились с Ростиславом по дороге. Очень заинтересовался молодым человеком в чёрном, приведшего на спасение мальчика волотов и грифона. Но мальчик не мог дать ни его имени, ни определение чёткой внешности, как-то само собой исчезнувшего из его памяти. Ростислав стал даже подозревать, что не без магии этого безымянного спасителя. В конце-концов, пожилой волшебник начал старательно ему подмигивать за столом:
  -Ну, а сам то? Понравился этот человек? Хотел бы делать тоже самое, что и он? Ведь вы, Тёмные, поддерживаете друг друга?
  На это Ростислав непонимающе хлопал глазами. Он ещё сам не понял, чем на самом деле занимался этот безымянный пришелец в своей жизни, а его уже спрашивали: согласен ли он с его действиями. Но тут записывающий пожилой волшебник будто посерьёзнел и напрямую спросил:
  -Ты ведь выполнял задание "Луны Смерти"? Признайся? И не делай удивлённого лица. Мы, городская стража, давно уже знаем о вашем существовании. Наверно до сих пор сложно тда поступить? Ты поступил?
  На это Ростислав спокойно отвечал, что никуда не поступил, а остальное уже неважно. Пожилой волшебник посматривал на него и делал хмуро какие-то свои очередные записи. Тут он вообще разразился восхваляющей речью к Летучей Смерти, рассказал все случаи, за которые он благодарен современному мудрому правителю Беловодья и предложил поделиться случаями из жизни Ростислава, как он помогал править Летучей Смерти в стране, не забывая усиленно подмигивать попеременно обеими глазами. Ростислав совершенно сбился с толку от этого пожилого волшебника и налепетал что-то невнятное и невразумительное, да и не по теме. Чем больше он общался наедине с этим волшебником, тем больше ему почему-то хотелось помыть руки.
  Через некоторое время в комнату заглянул ещё первый молодой человек с очень внимательным лицом.
  -Ну, так что делать? - спросил он. - Куда девать мальчишку? Вроде правду говорит.
  -До чего же бестолковый малец, даром, что думиславец! - махнул рукой сидящий пожилой. - Ещё маленький для серьёзного дела. Было бы побольше лет, а так... Отправьте его обратно в Китеж, откуда он пришёл. Пускай там дальше разбираются, а мы тут с оставшимися бумажками поработаем.
  Молодой кивнул и жестом пригласил за собой Ростислава. Он отвёл мальчика в другую комнату, где для него был накрыт то ли ужин, то ли обед. Еда была очень скромной и состояла всего из пары жидких похлёбок и горки чёрного хлеба с чаем, но от голода Ростиславу это показалось самым чудесными блюдами на земле.
  -А где Головин? - спросил за едой между делом Ростислав.
  -Дал показания и ушёл. - махнул рукой молодой, а затем знакомо заговорщески подмигнул и подсел поближе за один стол. - А ты и вправду один из этих фанатиков Летучей Смерти? Из чёрных мстителей? Я тоже Летучую Смерть люблю и хочу помочь его правлению. Ты мне не подскажешь: как найти твоих друзей?
  -Каких друзей? - спросил с набитым ртом Ростислав.
  -Ну, там из чёрных мстителей или из "Луны Смерти"... - неопределённо проговорил молодой волшебник.
  Мальчик лишь отрицательно помотал головой. После еды молодой человек опять проводил через бесчисленные комнаты и коридоры, пока не оказался перед одной окованной в железо дверью. Он достал из-за пазухи огромный висящий ключ на цепи и с низким скрежетом открыл её замок. За ней оказался охранник уже в строгой серой форме, привычной для Китежа, потребовавший глухим голосом пропуск. Молодой человек с готовностью протянул ему какие-то бумаги. Они ещё о чём-то переговорили, после чего Ростиславу пришлось вместе со спутником прошагать ещё немало коридоров и дверей, прежде чем оказаться в одиночестве в крошечной каморке с зарешеченным окном под самым потолком и деревянной лавкой у стены со всеми удобствами в углу.
  -Сейчас уже глубокая ночь. В Думиславле никто не готов принять тебя, поэтому мы приведём тебя обратно в училище только рано утром. Скажи спасибо, что хотя бы нашли свободную камеру для тебя. - пробормотал сопровождающий молодой человек с широким зевком. - А мне уже пора домой, в Арту!
  -В Арту? - переспросил Ростислав. - А мы разве не в Арте?
  -Если ты не заметил, то мы прошли через небольшой портал, находящиеся в каждом отделении. Понятно дело, караваны мы через них не пускаем и используем только для службы, да и маломощны они для больших передвижений... И зачем я это рассказываю тебе? - пробормотал, потягиваясь, молодой волшебник. - Ну, я пошёл, а ты оставайся здесь.
  Ростислав был настолько усталым и истощённым, что быстро рухнул в бездну сна на неудобной узкой деревянной лавке, и его даже совсем не пугало, что своё путешествие он закончил в стенах китежской тюремной камеры. За закрытой железной дверью в камеру не успели ещё захлопнуться все самозащёлкивающиеся скрытые и нескрытые замки и засовы, как мальчик мирно уснул.
  Когда Ростислав проснулся рано утром, то, казалось, хуже его положения в мире не могло быть. Задание "Луны Смерти" было провалено, он переночевал в одиночной камере китежской городской стражи, а впереди его ждало неминуемое наказание в Думиславле за трёхдневный прогул занятий и побег. Однако после пережитого, мальчик настолько слишком сильно устал и расстроился своей общей неудачей, что чувствовал безучастие ко всему происходящему. О побеге из участка городской стражи он даже не помышлял и лишь смиренно ожидал своей дальнейшей участи.
  Он безжизненно лежал на деревянной лавке несколько минут, а может часов, когда раздались бесчисленные щелчки отворяемые потаённых засовов и замков запертой одиночной камеры. За открытой дверью стоял незнакомый стражник в сером и Болотовод в своём неизменном чёрном балахоне до пят. Меньше всего на свете Ростислав хотел видеть именно наставника своего Голубого Отделения.
  -Пойдём. -лишь холодно пробормотал Невзор Невзорович, обнажая из-под капюшона свой обятнутый лысый череп.
  Ростислав не слишком торопился выполнять его указание, чем заставил Болотовода также холодно повторить:
  -Пойдём.
  Холодная, даже равноудшная встреча с преподавателем после побега в тот момент была хуже, чем удар хлыста по спине. Всю дорогу Ростислав смущённо семенил рядом с Болотоводом, сжавшись в комок, пока он подписывал какие-то бумаги в коридоре и беседовал о чём-то с различными подходящими стражниками. Мальчик понял только одно: его выпускали обратно в Думиславль.
  Вместе с Болотоводом он вышел из зарешеченного здания участка городской стражи на улицу и сел в поджидавший открытый самоездящий экипаж без лошадей. Вся дорога до училища прошла в тягостном молчании. Лишь когда экипаж остановился у заветных входных ворот в каменной ограде с надписью "Знание даёт свободу выбора" Ростислав, шмыгнув носом, тонким голоском поинтересовался:
  -А что мне будет за побег?
  -Ничего. - холодно буркнул Болотовод.
  -То есть как... - не смог договорить свою фразу затихшим от удивления голосом Ростислав.
  -В училище появились дела гораздо поважнее. - сухо сказал Болотовод.
  -Какие? - выдёргивал всё слова от молчаливого Болотовода мальчик.
  -Шумиглав умер. Завтра будут похороны. - проговорил Болотовод.
  -Как!? - потрясённый Ростислав аж остановился на месте. - Когда? Что случилось?
  -Он умер вчера, и всем стало не до вашего побега, хотя вы своим поведением довольно сильно удивили многих преподавателей. Он умер естественной смертью тихо и спокойно во сне. Всем когда-то приходит срок. - проговорил Болотовод.
  -И что же будет дальше? - пробормотал Ростислав. - Кто же придёт вместо него?
  -Я. - кратко ответил Болотовод. - Приказ Народного Образования уже утвердил меня на должность главного управителя Думиславля. Наставником Голубого Отделения назначается Ласка Скалозуб, по зельеварению также скоро будет нанят новый учитель.
  
  
  Глава 6. Труба зовёт.
  
  Стояло душистое лето. Пожалуй, даже слишком душистое и тёплое для одинаково тёплых дней в Астрале. Это было удивительно. Настолько удивительно, что двенадцатилетнему Ростиславу казались удивительными и радостными самые обычные блики от воды, игравшие на широких листьях прибрежных лопухов и дубов у самой кромки берега. Мальчик был уверен, что настолько близко к воде могли посадить дубы только выпускники Водяных Отделений. Да он и сам недавно присутствовал и видел это на церемонии посадки дубов выпускников Думиславля.
  До этого ему никогда не приходилось присутствовать на ней. Но в прошлом году выпускалось слишком много знакомых лиц, без которых жизнь в Голубом Отделении ему, казалось, остановилась. В одном ряду стояли, как и уже молодые двадцатилетние люди, так и совершенно юные двенадцатилетние дети. Все они стали настоящими выпускниками Думиславля. И каждый из них получил совершенно одинаковый дубовый саженец для посадки. Только у самых молодых это были совсем молодые и невысокие деревца, которые они могли унести в своих руках, в то время, как у старших соответствовали деревца повзрослее. Не сговариваясь, выпускники Голубого Отделения посадили деревца совсем неподалёку друг от друга. Это было место у самой воды в тенистой части сада.
  Деревце старосты Отделения Волка Велимора очутилось на самом пригорке среди всех. Он был старостой Отделения целых четыре года, и за это время он настолько доблестно выполнял свои обязанности, что теперь казался незаменимым на своём посту. Он собственноручно снял с себя и прикрепил значок старосты на Наталье Стерлигове - своей преемнице на должность. На миг Ростиславу показалось, что Наталья даже прослезилась в этот момент, но, присмотревшись, он лишь опять увидел беспристрастное лицо девушки. Ей предстояло ждать прихода Волка с воинской службы ещё три года.
  Максим Конников, посадив своё узкое и извилистое деревце, встал на расстоянии от всех, скрестив руки на груди. Как бы ни приставали к нему с расспросами о его планах на дальнейшее будущее, он отмалчивался.
  Гоша - вечный напарник Ростислава по игре в шахматы - затерялся среди выпускников, но имел весьма несчастный и грустный вид. Он слишком привык учиться в Думиславле, чтобы покидать его. Впрочем, Ростиславу было тоже как-то тошно и нехорошо на душе в этот момент. Запомнилось, что Гоша попытался пристать с какими-то расспросами к Тане Огурцовой, но та, резко взмахнув руками, отошла от него в сторону и весь день старалась находиться в тени от выпуска. Ростислав подумал, что Таня совсем возгордилась от того, что осталась единственной ученицей в будущем пятом разряде. Вечером того же дня, после краткого расставания все шесть выпускников Отделения навсегда покинули стены училища, а в лютень появилось дополнительно пять перворазрядников. Произошёл обычный круговорот в Думиславле, от которого впервые стало грустно и страшновато.
  Сейчас стоял уже кресень. Прошло уже около полугода после тех событий. От Гоши Ростислав неожиданно получил известие в виде личного письма от него, что он успешно прошёл распределение Куба в Реальном Училище в Мыслительное Отделение, куда он и хотел поступить с самого начала. По скучноватому и нравоучительному тону письма Ростислав понял, что дела у его приятеля шли весьма неплохо. Гоша с присущей ему сухостью интересовался делами Думиславля, и Ростислав уже отослал ему подробный отчёт о всех более менее самых слышимых им вещах внутри училища.
  Стала так или иначе известна судьба всех выпускников, кроме вечно загадочного Максима, скрывшегося где-то в Биармии. Даже о Волке стало известно, что он попал в Пятый пехотный полк на границе с Утгардом. Там он не смог изменить свои лидерские качества старосты и довольно быстро получил лычки урядника.
  Но было радостно не только от этого. Рядом с Ростиславом на прибрежной полянке среди лопухов, согнув перед собой ноги, сидела в форменной сером комбинезоне грустная Оля Петрова. Она опустила свой подбородок на колени и наблюдала за беспрерывно мерцающей водой Светлояра у сада. Она возникла словно из ниоткуда, когда Ростислав даже потерял мечту заговорить с ней. Может она была наваждением, а может быть явью. Но тем не менее она сказала:
  -Здраствуй!
  -Здраствуй! - брякнул Ростислав и раздосадовался, что забыл из урока по самообороне какое-нибудь простенькое защитное заклинание от наваждения.
  -Как твои дела? - спросила тихо Оля, глядя в воду.
  -Ну, нормально так. - пробурчал Ростислав, разглядывая её до сих с подозрением. - Ты ли это?
  -Я. - ответила Оля.- А что ты таким недоверчивым стал?
  -Есть почему. - проворчал Ростислав.
  -Я есть наваждение Ольги, то есть меня. - вдруг пробормотала девочка. - Кроме тебя меня никто на берегу не видит.
  -А кто тебя наслал? - недоверчиво пробормотал Ростислав.
  -Будто сам не знаешь. - сказала девочка. - Ты помнишь последний разговор со мной? Ты помнишь о чём вы говорили?
  -Ты имеешь в виду задание? - переспросил мальчик.
  -Именно.
  -Я его выполнил. Что дальше? - буркнул Ростислав.
  -Ты врёшь! - воскликнуло необычно эмоционально наваждение, но затем продолжило разговор в спокойном ключе. - Как ты смог это сделать? Мы следили за тобой весь год и не заметили ничего подозрительного.
  -А как же мой побег из школы? - спросил Ростислав. - Вам это не показалось подозрительным?
  -Многие сбегают из школы. - пробормотало неопределённо наваждение. - Мы следили за тем, как ты общаешься с Тёмными и ничего не заметили нового.
  -Возможно, вы не слишком хорошо знаете всё о моём побеге, поэтому я расскажу о нём поподробнее. - усмехнулся Ростислав и начал своё основательное повествование, начиная с выдачи задания "Луны Смерти" и заканчивая похоронами Шумиглава.
  -Постой. - прервало рассказ мальчика в самом конце наваждение. - Но как же ты вступил в "Луну Смерти", если не смог выполнить задание?
  -Я его выполнил. - твёрдо проговорил Ростислав. - Через три дня после похорон нашего главного управителя я без всякой надежды вернулся в свою комнату после занятий. Как же я удивился, заметив, что в комнате меня ждало двое, одетых, как Летучая Смерть, в чёрных балахонах и в белых масках. У них были одинаковые приглушённые голоса, поэтому узнать: кто это был на самом деле, у меня не получилось. Одна фигура была заметно выше другой, от чего я подумал, что один из этих людей был старшеразрядником. Быть может магом первого уровня...
  -Маг первого уровня. - внимательно повторило вслед за рассказчиком Оля.
  -Второй человек был намного ниже первого. По росту он напоминал мне даже моего одногодка. - продолжил неторопливо Ростислав. - Они сидели на моей кровати и сказали, что это именно те двое поручителей из письма и поздравили меня с вступлением в "Луну Смерти". Я очень удивился этому обстоятельству и спросил, как это стало возможным. В ответ они мне показали вырезку из газеты от двадцать пятого кресеня, где было моё фото на Калиновом мосту в тот момент, когда меня хватали стражники. Заметка гласила о гнусном перебежчике в Эвлисию, пытавшегося убежать из Беловодья по Калинову мосту. В общем, меня успели сфотографировать какие-то докучливые писатели газет, и после долгих споров в "Луне Смерти" было принято решение, что это можно считать за выполнение задания. К тому же газета весьма вовремя оказалась в руках членов уже этим же вечером. Распространение вестей среди волшебников поражает своей быстротой. Я ещё много что спрашивал в тот вечер, но открыть лица явившихся ко мне членов "Луны Смерти" (а это были именно они) или узнать больше мне известного о кружке мне не удалось.
  -То есть тебе удалось выполнить задание? - спросило наваждение.
  -Удалось. - эхом повторил Ростислав. - А когда я могу поговорить с тобой настоящей?
  -Это невозможно. - ответило наваждение. - Нас слишком много и часто видели вместе. Каждая встреча, даже с наваждением, очень опасна.
  -Я хотел ещё кое-что спросить. - пробормотал задумчиво Ростислав.
  -Да? - с готовностью отозвалась Оля.
  -Помнишь, во время разговора в библиотеке полтора года назад ты мне передала записку с названием произведения?
  -Кажется это было. - с неуверенностью в голосе произнесла Оля.
  -Я тогда нашёл и прочитал его. - продолжил Ростислав. - Во время побега я встретился даже с его писателем. Там описывался переход ученика с Тёмного на Светлое Отделение. Это оказалось выдумкой. Переход с Отделения на Отделение невозможен. А больше подобных описаний нет.
  -И что же дальше? - спросила девочка, пожав плечами. - Для чего тебе нужен переход?
  -Я тут задумался. - проговорил Ростислав. - Ведь, предавая Тёмных, я становлюсь Тёмным. Ведь Светлый никогда бы не предал Светлого? Ведь так?
  -Ты хочешь сказать, что быть Светлым - это значит поступать в жизни всегда честно и правильно? - усмехнулась Оля.
  -Разве не так?
  -Неужели ты так и не понял в чём разница между Светлыми и Тёмными? - продолжила отвечать вопросами Оля.
  -Наверно быть Светлым - это поступать всегда честно и благородно. Быть добрым, уважать и поддерживать друг друга. - пробормотал неуверенно Ростислав. - Да много ли чего...
  -Для себя я поняла, что все Тёмные очень властолюбивые. Они стремятся к власти любым путём. - проговорила Оля.
  -Будто Светлые не пытаются делать тоже самое. - заметил Ростислав.
  -Ты не понимаешь. - даже немного вспылила жарко Оля. - Все Тёмные эгоисты. Они всё делают ради лишь самих себя, а не ради кого-то. Им чуждо сострадание к друг другу, жалость, любовь, доброта - им чужды.
  -Я бы поспорил насчёт любви. - возразил Ростислав. - Вот наш староста и Волк Велимор разве не любят друг друга? Волк даже с воиснкой службы пишет ей письма, и все это знают, хотя она скрывает это.
  -Два скользких червяка. - презрительно скорчила гримасу о них Оля. - Светлые тоже могут стремиться к власти или к чему-то. Другое дело, как они это делают. Тёмные всё время воспользоваться нечестными приёмами: обмануть или ударить кого-нибудь.
  -Они борются как могут, а не как надо. - проговорил Ростислав.
  -Давай не будем больше об этом говорить. Я заметила, что ты не сильно поменял своё мнение относительно Тёмных. - сказала Оля. - Лучше расскажи побольше о "Луне Смерти". Что тебе удалось узнать за год.
  -Ничего. - ответил спокойно Ростислав.
  -То есть как ничего? - изумилась девочка.
  -С момента встречи с его участниками в моей комнате ничего со мной не происходило. Обо мне словно забыли. - сказал с досадой Ростислав и даже с силой метнул какой-то мелкий камешек под воде. - Я вообще сомневаюсь, что со мной что-то происходило в прошлом году.
  -В любом случае мы должны ждать. - проговорила Оля и стала постепенно растворяться в воздухе.
  -Постой! Ты уже уходишь? - разочарованно проговорил Ростислав. - Когда будет наша следующая встреча?
  -Не знаю. - успела лишь проговорить девочка, прежде чем растворилась бледной дымкой.
  Вокруг снова стало всё тихо и спокойно. Ростислав лишь несколько раз растерянно оглянулся, чтобы утвердиться. что их разговор никто не подслушал и Оля действительно пропала. Спустя полтора года разговор с Олей ему показался разговором с уже совершенно далёким и чужим человеком. Мальчик не мог поверить, что это была та самая девочка, которая выручила его из тяжёлой ситуации в конце первого года учёбы. Полтора года с момента последней встречи был слишком большим сроком.
  Ростислав встал, обтряхнув штаны, и в растерянности побрёл обратно в своё общежитие. Он вспоминал, что с ним произошло за год после побега. Он жил обычной жизнью думиславского ученика, состоящего из череды занятий и некоторых государственных праздников, проводящихся время от времени в школе. Впрочем, в день проводов выпускников Голубого Отделения он почувствовал, что стал намного ближе к своим Тёмным одноразрядникам. Мог ли он представить себе, что будет скучать без Велимора или Георгия? За это время он стал гораздо чаще появляться в гостиной Отделения, чтобы послушать разговоры учеников и даже вставить пару фраз в общие обсуждения. Четвёртый год обучения Ростиславу показался самым лёгким. Основные заклинанья и рецепты зелий были уже изучены, и шло лишь ускоренное повторение перед итоговыми экзаменами. В этом году из его разряда должны были выпуститься Юра и Варя. Всё чаще их стали видеть вместе.
  С такими мыслями Ростислав дошёл до своей комнаты в общежитии на четвёртом этаже и открыл дверь. Посередине его комнаты лежал лист бумаги. Хмыкнув, он поднял его с пола и пробежался глазами по начертанным ризам:
  "Тайный круг "Луна Смерти" уведомляет о вашем зачислении в свои ряды членов!
  На собрании Центра было постановлено, что вы целиком и полностью справились с прошлогодним заданием, а поэтому достойны зачисления в нашу организацию. В связи с этим Центр издаёт приказ, согласно которому вы должны явиться в 10 часов вечера на берег озера Светлояр у стены Думиславского сада для прохождения обряда посвящения в "Луну Смерти".
  Если вы не выполните приказ, то навсегда лишаетесь права вступить в круг!
  Член круга Полнолуния."
  Кратенькая записочка пришла к Ростиславу очень кстати после разговора с Олей. Может в "Луче Надежде" обзавелись прорицателем? Это было весьма возможно в стенах волшебной школы. Тем не менее записка не могла не взволновать Ростислава. Он посмотрел на часы будильника. До намеченного времени оставалось ещё три часа. Он собирался сделать обычное домашнее задание, но охватившее его волнение долго не могло его заставить взяться за грифель. Всё оставшиеся время ожидания прошло за нервным написанием сочинения по краеведению и поглядыванием на циферблат будильника.
  Примерно за полчаса до намеченного времени, мальчик вышел в Думиславский сад. В десять часов уже наставал "тихий час" и ученикам было запрещено показываться вне своих общежитий, поэтому по пути Ростиславу почти никто не встретился. Небо над его головой уже основательно потемнело и лишь у самого горизонта были видна синеватая полоса света. Окружающие дубы становились тёмными, и всё больше Думиславский сад начинал напоминать собой не просторный прогулочный парк, а дремучий и глухой лес из сказаний, где за поворотом путника поджидала какая-то неведомая опасность или невиданное чудо.
  В одном месте стена, ограждающая сад, спускалась к Светлояру. Точнее она уходила куда-то под воду, продолжая ограждать земли Думиславля от остальных даже в затопленной части Китежа. Именно сюда со страхом и волнением в оиждании какого-то чуда и подошёл Ростислав. К его раздражению здесь оказалось слишком многолюдно для выполнения тайного задания "Луны Смерти". На берегу сидела, согнув ноги, его одноразрядница Юнона Воронова. Неподалёку с двумя своими подружками из других Мрачных Отделений болтала и хохотала сама староста Голубого Отделения Наталья Стерлигова. Было несколько необычно видеть её в таком настроении.
  -Ну, всё! Пока! - заторопилась одна из подружек после одного из общих смехов. - Нам пора, а то общежития закроют после десяти.
  Она прошла мимо и почему-то внимательно оглядела Ростислава. Тот сумел едва в ночном свете разглядеть её серебристый значок Фиолетового Отделения.
  -Вот мы и остались одни! - произнесла вдруг над головой Ростислава подошедшая Наталья.
  Мальчик вздрогнул от её слов. Ведь за всю свою жизь он ни разу не разговаривал с Натальей, а тут вдруг она заговорила с ним сама. Он непонимающе лишь захлопал глазами в ответ.
  -Вставай, Юнона! Нам пора! - махнула рукой Наталья в сторону одноразрядницы мальчика.
  Юнона встала с берега, неторопливо отряхнулась и, стараясь не глядеть в сторону Ростислава, зашагала в сторону прибрежных кустов неподалёку от ограды сада.
  -Я что-то не понимаю. - пробормотал вслух Ростислав.
  -Ты ещё не осознал? - спросила удивлённо Наталья. - Помнишь двух поручителей, посетивших тебя в комнате сразу после побега? Это были мы: я и Юнона.
  Ростислав замер в остолбенении. Конечно, он много думал кто мог быть его поручителем, в том числе и об Наталье. Но одно дело было догадываться об этом, и совсем другим узнать об этом на самом деле. На Юнону он мог подумать меньше всего на свете, ведь ему казалось, что эта девочка в его разряде презирала его больше всех. Как так вышло, что его поручителями стали эти две девушки?
  Наталья подошла к прибрежным кустам, где стояла Юнона и слегка повела рукой. Из прибрежных кустов выплыла маленькая лодчонка, где могли как раз уместиться трое взрослых людей.
  -Я должен был пройти обряд посвящения. - пробормотал растерянно Ростислав. - Что это будет?
  -Ничего особенного. - проговорила Наталья. - Обряд посвящения заключается в том, что новый член "Луны Смерти" должен вместе со своими поручителями участвовать в ночном походе в Глухомань.
  -А откуда у вас лодка? - поинтересовался Ростислав.
  -Для "Луны Смерти" нет ничего невозможного. - загадочно сказала Наталья. - Так ты плывёшь вместе с нами на другой берег?
  Ростислав не знал, что и сказать. Он некоторое время помялся на берегу, а потом, махнув рукой, залез в лодку вслед за остальными. Настало уже совсем почти десять часов вечера, и берег был совершенно пустынным. В темноте практически земля стала одинаково тёмна вместе с водой, лишь слабое мерцание звёзд предательски выдавало Светлояр.
  В лодке Наталья расположилась на носу, сев лицом к малорослым Ростиславу и Юноне. Мальчику предстояло управлять одним из весёл.
  -А я не умею грести. - проговорил он смущённо.
  -Научишься. - холодно лишь произнесла Наталья.
  Ростислав осторожно оттолкнулся веслом от берега, и лодка с тихим шелестом отправилась вплавь. Юнона как-то неловко суетилась на своём месте, тоже неумело пытаясь грести веслом.
  -Ну, и Водяные маги! - насмешливо произнесла Наталья. - Столько лет уже учатся на Водяном Отделении, а грести не умеют!
  -Отстань, Наташа! - вдруг буркнула Юнона. - Мы уже далеко отплыли от берега, здесь уже не надо ни перед кем притворяться, что ты злая.
  Наташа в ответ на это вздохнула и посмотрела грустно в воду.
  -Что значит притворяться? - не понял Ростислав всего действия.
  -Отстань, если не понимаешь. - злобно прошипела в ответ Наташа.
  Мальчик как мог грёб на лодке, стараясь, чтобы их не завертело на месте и думал, что сегодня происходит нечто особенное. То, что он никак не мог ожидать. Наталья и Юнона были как-то по-другому настроены на разговор, и Ростислав чувствовал, что сегодня будет сказано нечто очень важное. Однако, его спутницы как-то ещё не могли или не хотели к этому подойти, поэтому он поспешил заговорить с ними сам.
  -А как же мы вернёмся назад в общежитие, если оно будет после десяти закрыто? - спросил Ростислав.
  -А мы не вернёмся. - ответила Наталья. - Мы вернёмся к шести, когда оно будет уже открыто.
  -И никто не заметит наше отсутствие? - дивился мальчик.
  -Никто. "Луна Смерти" об этом позаботится. - подтвердила Наталья, смотря уже задумчиво в сторону.
  -А как же нас не поймает городская стража? - не переставал задавать вопросы Ростислав.
  -Думаешь, что только мы одни ходили этим путём? - переспросила Наталья. - До этого было ещё много предшественников, которые основательно обезопасили дорогу. Из Китежа есть много лазеек для ухода в Глухомань.
  На некоторое время над лодкой повисло тягостное молчание. Доносился лишь стук о борт весёл и плеск воды. Лодка довольно бестолково двигалась, пока Наталья вдруг не применила волшебство. Ростислав был уверен, что это именно она вызвала небольшую волну, которая слегка погнала лодку в нужном направлении, и грести дальше вёслами уже не имело большого смысла. "И нужно было так долго ждать?" - с неудовольствием подумал мальчик.
  -Ты видишь луну на небе? - спросила после долгого неловкого молчания Наталья.
  -Нет. - ответил Ростислав, подняв голову.
  В этот момент он впервые заметил, что тусклая красноватая туманность, сопровождавшая его на небе с самого прихода в Астрал, почти совсем исчезла.
  -У всех состоящих в "Луне Смерти" на небе постепенно начинает появляться луна. - пояснила тихо Юнона.
  -В "Луче Надежды" обычно начинают видеть солнце или его лучи. - проговорила Наталья.
  -Солнце нельзя увидеть, так как оно слишком ярко светит. - подхватила Юнона. - Поэтому ни один из членов "Луча Надежды" не смог полностью увидеть солнце без тёмных очков. От того их организация так и называется "Лучом Надежды", а не "Солнцем Надежды".
  -"Луч Надежды"? - попытался изобразить удивление Ростислав.
  -Это наши враги. Организация Светлых магов. - пояснила Юнона. - Они устроены почти точно также, как и мы, но только во главе у них стоит Совет, а не Центр, как у нас. Это единственное, что мы достоверно знаем о них, ведь никто из Тёмных там не был, а Светлые с нами, понятное дело, не общаются.
  -И за что они борются? - продолжал изображать интерес Ростислав.
  -За равенство, братство, любовь... Одним словом, за всё хорошее против всего плохого. - произнесла Наталья со скукой, прикрывая себе рот. - А за что ещё могут бороться Светлые?
  -Значит, мы боремся за всё плохое, раз "Луна Смерти" против них? - спросил Ростислав.
  -Ты ещё не до конца стал членом "Луны Смерти", раз задаёшь такие вопросы. - усмехнулась Наталья. - Давайте не будем говорить сейчас о наших врагах. О них будет сказано потом ещё немало. Расскажи лучше о своём знаке. Кто он?
  -О моём знаке? - переспросил удивлённо Ростислав.
  -Он не знает его, ведь мы его ещё не проходили. - проговорила в защиту Юнона.
  -Да ты серьёзно отстал в учёбы, если не знаешь таких простых вещей. - усмехнулась Наталья. - Знак - это существо, характеризующее душу каждого волшебника. Оно вызывается, если особенно сильно требуется помощь. Смотри!
  С последним словом она подставила свою раскрытую ладонь и легонько подула на неё. Тут же с ладони словно пыль слетело прозрачно изображение серебристой медузы, быстро зашевелишвей своими щупальцами и уплывшей в неведомую ночную даль.
  -Мой знак! - проговорила Юнона, тоже подставив ладонь и, таким образом, запустив в воздух маленькую актинию, тоже постепенно исчезнувшей в ночной темноте.
  -Я не знаю свой знак. - признался удивлённый Ростислав.
  -Ну вот и будет чем заняться на берегу. - усмехнулась Наталья.
  -А я бы хотел знать: как вы стали моими поручителями? - напрямик спросил Ростислав.
  -В тебя очень сильно верил Велимор.- произнесла глухо Наталья.
  -Велимор!? - поразился Ростислав.- Почему?!
  -Не знаю. - буркнула Наталья. - Потребовалось немало времени, прежде чем он уговорил меня поручиться за тебя, хотя я была уверена, что ты предашь нас в первый же серьёзный момент. Я и до сих пор так считаю, но Велимор... Он был настоящей душой нашего общества.
  -Но почему Велимор сам не поручился за меня? - спросил Ростислав.
  -Его исключили из организации незадолго до его выпуска. - проговорила Наталья. - Он почему-то всегда вытсупал за вступлению в организацию одних из самых ненадёжных учеников в Отделении. Один из таких ненадёжных учеников всё-таки отказался вступать в "Луну Смерти", и Велимор был по правилам исключён, как поручитель за него.
  -Я, кажется, знаю кто это был. - глухо проговорил Ростислав. - Георгий Жуков?
  Ему никто не ответил.
  -А я не могу сказать, почему поручилась за тебя. Просто поручилась и всё. - проговорила Юнона, смотря прямо перед собой.
  -Мне всегда казалось, что ты больше всех презирала меня в разряде. - проговорил с усмешкой Ростислав.
  -Я!? - как-то неловко изумилась Юнона. - Ничего подобного!
  -Ты мне даже угрожала в конце первого года обучения!
  -Я пыталась всего лишь тебя предостеречь и спасти. Я не хотела тебе угрожать или тем более пугать. - произнесла Юнона.- Ты сам понял это, как угрозу, а между тем я тебе никогда не желала зла.
  -А почему, чтобы стать членом круга "Луны Смерти" надо плыть в Глухомань? - поинтересовался Ростислав.
  -Спроси это у Центра. - отрезала Наталья.
  -А что такое Центр? - живо продолжил спрашивать Ростислав.
  -Центр - это Центр. Потом всё узнаёшь. - отмахнулась староста.
  Они ещё долгое время плыли в молчании, пока противоположный берег Светлояра не вырос во всей своей величественности. Это были высокие скалистые утёсы, на краю которых рос массив вековых деревьев, сравнимых по высоте с десятиэтажными зданиями. Стоило труда отыскать свободный кусок суши, где бы могла пристать лодка, но путь, видимо, действительно был уже основательно разведан, так как ночные путники быстро нашли небольшой пятачок берега с пологой мелкой галькой. Лодка выбросилась на берег, проскрежетав бортом об острые края прибрежных камней.
  -Мы приплыли. - объявила Наталья.
  От места, к которому они причалили, вверх вдоль склона утёса поднималась плохо протоптанная дикая тропинка. Наталья самостоятельно при помощи волшебства приливных волн спрятала лодку в колючем кустарнике. Из-за мрака кругом ничего не было видно, и Ростислав ориентировался на ощупь.
  -Не нравится мне всё это. - буркнул он. - Почему нас только трое?
  -А ты можешь знать только своих поручителей. - проговорила молчаливая до этого Юнона. - Если тебя раскроют, то пострадают люди, которые на тебя понадеялись.
  "Продумано." - не мог не подумать Ростислав, поднимаясь осторожно по скалистой тропинке вслед за своими спутницами. Поднявшись наверх, они довольно глубоко стали заходить в лес. Могучие стволы деревьев вокруг, плотный свод переплетённых ветвей над головой навеяли Ростиславу воспоминания о Лукоморском лесе в первый день его пришествия в Астрал. Через некоторое время они вышли на уютную полянку без кустарника и опавших колючих ветвей. На ней, словно скамейки, находилось лишь несколько стволов упавших деревьев.
  -Осторожно! - прикрикнула на мальчика Юнона, когда тот наступил с хрустом на что-то белое в траве.
  -Что это? - не понял Ростислав.
  -Ведьмин круг. - пояснила издали Наталья, обведя вокруг себя рукой.
  Ростислав с трудом сквозь темноту различил, что полянка находилась в черте круга из белесоватых грибов. Скорей всего, это были поганки, а сам он только что раздавил одну из них.
  -Мы находимся в Грибном лесу, поэтому не трогай здесь ничего, а в особенности грибы. - втянула его за рукав в центр полянки Юнона.
  -Да что мне от этого будет? - нервно засмеялся Ростислав, которому переставал нравиться лес всё больше.
  -Говорят, что в Грибном лесу, некоторые грибы вырастают до человеческого роста. Через некоторое время они умеют вытаскивать свои корни из земли и перемещаться по нему, как обычные люди. - проговорила Юнона. - Не думаю, что их обрадует то, что ты только что уничтожил одного из их соплеменников.
  -Мне всегда не нравились грибы. - проворчал Ростислав. - Скользкие и мерзкие на вкус. То ли растения, то ли животные.
  -Будь здесь волшебники из Земляного Отделения, то они бы более подробнее рассказали об этих боровиках. - проговорила Наталья.
  -А из Огненного Отделения развели бы костёр. - подхватила Юнона грустно.
  -Быть волшебником Водяного Отделения не так уж и плохо. - возразила Наталья. - Перейдём к посвящению. Ростислав, встань в центр круга и дай мне свою руку.
  В сплошной темноте мальчик интуитивно выбрал себе подходящее место на полянке и вытянул руку. Его кисть тут сжала холодная кисть Натальи, и в следующий миг Ростислав почувствовал острую боль в мозгу, сравнимую только с болью после оглушительного крика грифона. Очень быстро настало пятнистое потемнение в глазах, и Ростислав в следующий раз ощутил себя уже почему-то лежащим на сырой траве.
  -Ты должен знать, что я маг первого уровня. - донёсся до него голос Натальи. - Я умею творить волшебство только при помощи мыслей. Обычный ученик обучается этому умению за год, а последующие три года он учится контролировать свои мысли, чтобы они случайно не вылились в заклинание. Я сумела достичь некоторых успехов в этой области и научилась не только контролировать свои мысли, но и внушать и даже считывать мысли чужих людей. У меня это пока получается ещё не очень искусно, от того ты и потерял своё сознание. Но мне удалось считать кусочек твоих мыслей. Довольно интересно. Тебя в "Луну Смерти" привела не жажда мести или власти, а жажда познаний. У всех присутствует любопытство при поступлении в наш круг, но у тебя оно несколько особенное. Можно это сравнить с любознательством учёного. Ещё я видела какую-то любовь к девочке или даже простую привязанность...
  -Не было ничего! Это всё враньё! - попытался неловко оправдаться Ростислав, торопливо вставая.
  -Я не смогла её рассмотреть. - беспристрастно продолжила Наталья. - Но с ней связано, что-то важное. Боюсь, что это может даже угрожать существованию нашей организации.Я ещё не слишком владею искусством телепатии и экстрасенсорики, но я ещё вернусь к этому, когда мои знания станут более объёмными.
  -Надеюсь, это будет нескоро. - проворчал Ростислав, притрагиваясь к своему лбу.
  -Ничего страшного. - проговорила рядом Юнона. - Наташа точно также проверяла и меня. Только обо мне ничего не смогла сказать.
  -К сожалению, я тогда только ещё начала изучать телепатию. - сухо пробормотала Наталья. - Но как бы ни было, Ростислав, мне нужен твой жетон.
  Мальчик с готовностью отцепил и передал ей в руки свой нагрудный знак. Староста положила провела над ним своей ладонью, от чего тот засветился серебренным светом. После этой вспышки, Наталья отдала жетон мальчику.
  -Теперь ты считаешься членом круга Новолуния. Туда поступают все новички нашей организации. - торжественно произнесла Наталья. - Со временем, может быть, ты пройдёшь все круги "Луны Смерти": Новолуния, Растущей Луны, Полнолуния и Стареющей Луны.
  -А что они значат? - спросил Ростислав.
  -Это можно понять, только если ты перейдёшь в новый круг. - усмехнулась Наталья.
  -Кругом одни загадки. - пробормотал Ростислав. - Есть ли то, что я ещё могу узнать?
  -Да ничего особенного. - пожала плечами Наталья. - Просто знай, что у нас не любят предателей, трусов и болтунов. Впрочем, это везде. Кстати, теперь у тебя на оборотной стороне твоего жетона будет всегда знак принадлежности к "Луне Смерти". Его можно будет разглядеть только при лунном свете.
  -Но здесь нет луны. - растерянно посмотрел на небо Ростислав.
  -У тебя нет. - заметила Юнона с усмешкой.
  -Похоже ты узнал всё, что тебе требуется. - проговорила Наталья. - Я предлагаю остаток времени попытаться научиться вызывать своё знаковое животное.
  -А нам не пора возвращаться домой? - оглянулся по сторонам Ростислав. - Мы уже достаточно провели время в Глухомани.
  -Неужели ты не хочешь, побывав в Грибном лесу, не увидеть ходящих грибов? - усмехнулась Наталья. - Кто знает: когда мы ещё выберемся за пределы Китежа?
  -А где их искать то? - возразил Ростислав.
  -Их искать не нужно, если они сами ищут тебя. - проговорила Наталья и размазала ногой ряд грибов на ведьмином круге.
  -Что ты делаешь? Зачем? - воскликнул Ростислав.
  -Привлекаю их внимание. Всё равно в ведьмином круге вырастут новые. - проговорила Наталья.
  -Кажется они уже здесь. - втянула ноздрями ночной воздух Юнона.
  -Как ты это поняла? - встревожено проговорил Ростислав, ощущая приближение ходячих грибов уже не на шутку.
  -По сырому воздуху. Они ведь при ходьбе вытягивают корни из земли. - проговорила Юнона.
  -Да вы шутите. - нервно засмеялся Ростислав. - Это вы хотите меня намеренно напугать.
  -Если ты выйдешь из ведьминого круга, то они схватят тебя. - произнесал спокойно Наталья.
  По голосу старосты Голубого Отделения мальчик не мог понять: шутила ли она или нет. Но в лесу действительно происходило какое-то таинственное шуршание, которого до этого не было. "Наталья же умеет внушать чужие мысли. Вдруг и мне внушила страх?"- ободряюще для себя понял Ростислав.
  -Вы всё придумали про ходящие грибы. - усмехнулся он. - Да и кто сюда явится из-за пары несчастных раздавленных растений?
  -Грибы не растения. Ты их обидел. - проговорила тихо Юнона.
  -Ну, это уж слишком. - буркнул Ростислав. - Мы же хотели вроде научиться вызывать знаковое животное? Так давайте поучимся, а не будем плести чепуху про грибы.
  -Избавиться от грибов-боровиков тебе поможет, как раз, твоё знаковое животное. - проговорила Наталья и неожиданно с силой толкнула из ведьминого круга слишком близко подошедшего к его краю Ростислава.
  Мальчик вскрикнул, упав на прохладную землю, и в следующий миг он почувствовал, как на его лодыжках ног и запястьях рук стали заплетаться холодные отростки, похожие на толстый плющ. Уже через мгновенье он не мог встать, а ещё через миг он почувствовал, как плотно обвившие тело отростки поволокли его в чащобу леса. Ростислав не выдержал своих представлений о том, что с ним могут сделать грибы-боровики, и сильно закричал. Его приволокло к каким-то чавкающим и пошатывающимся стволам, которых было сложно назвать деревьями или другими животными. Было слишком темно, чтобы Ростислав узнал в них хоть подобие грибов. К тому же его чуть не стошнило от дурного разлагающегося запаха и непонятное слизи, измазавшей всё его тело.
  -Используй знаковое животное! - донёсся до него эхом отдалённый голос какой-то одной из спутниц.
  Ростиславу в этот момент было совершенно наплевать на все советы, потому что его прижало к одному из чавкающему и рыгающему стволу, а различные отростки почти скрыли его тело в одном удушающем коконе. Вдоль всех этих отростков сочилась густая и липкая слизь, похожая на сопли и смочившая всё тело мальчика. Её смрад было сложно передать словами. Один проворный отросток обмотался вокруг его шеи и похоже начал душить.
  Почему-то в этот момент Ростиславу вяло уже хотелось бороться. Не было ни страха, ни ужаса, а лишь чёткое представление, что его сейчас задушат, переварят и съедят злые боровики, а он ничего сделать не сможет. Когда предсмертная пелена была уже наполовину закрыла взгляд, в мозг мальчика резко врезался голос Натальи: "Используй призыв своего знака! Вспомни свои лучшие моменты в жизни!" Это хоть как-то подействовало на мальчика, хотя он ощутил, что за приятными воспоминаниями в его мозгу начала копаться сама староста.
  -Мой знак...-прохрипел насколько это было возможно в смертельных тисках мальчик. - Мой знак...
  Дальше он уже ничего не помнил. Когда он открыл глаза, то уже лежал освобождённый от всех пут, а над ним проплывало серебристое изображение разъярённой медузы с растопыренными щупальцами. Боровиков уже рядом не было.
  -Ну и как выглядит мой знак? - спросил Ростислав у склонившегося над ним лица Натальи.
  -Не знаю. Ты его не смог вызвать и чуть не сдох. - отрезала Наталья. - Нам нужно теперь скорей сматываться из Грибного леса, пока они не привели сюда за собой целую орду боровиков во главе с лешим.
  -Зачем ты меня толкнула? - лишь слабо спросил Ростислав.
  -Под страхом смерти обучение проходит гораздо быстрее, но ты оказался туповатее, чем я ожидала. - буркнула староста, поднимая освобождённого пленника с земли.
  -А Юнона также училась вызывать свой знак? - спросил Ростислав, уже вприпрыжку стараясь не отставать от помчавшиеся в сторону Натальи.
  -Нет. Она уже умела вызывать его до посвящения. - ответила быстро девушка.
  Через некоторое время они очутились на краю хорошо знакомого склаистого утёса, где их поджидала сама Юнона.
  -Я уж думала, что вас всех съели. - скоро проговорила она.
  -Все в лодку и отчаливаем! - скомандовала Наталья.
  Ростислав был настолько измазан в грязи и в густой смрадной слизи, что обе спутницы тактично от него отсели на вёсла. Грести у них получалось намного проворнее и умеюче чем, когда Ростислав и Юнона гребли до Глухомани.
  -Я больше в Глухомань ни ногой. - заявил Ростислав, вздохнув и омыв руки от слизи в прозрачной воде Светлояра.
  -Ничего, мы попытаемся вызвать твой знак как-нибудь в другой раз! - пообещала Наталья, чем вызвала лишь быстрый испуганный взгляд Ростислава.
  Вернулись они в Думиславль несколько раньше положенного срока, и им пришлось ещё некоторое время дожидаться открытия дверей в общежитие в саду. После такого посвящения от слизи, оказавшиеся желудочным соком грибов-боровиков, Ростислав подхватил какую-то малярийную заразу и пролежал с ней в лечебном крыле школе три дня, держась на горьких травяных отварах. Нужно сказать, что после этих приключений мальчик здорово запутался насчёт мнения Тёмных. То ему, казалось, что он их совсем понял, а теперь и вовсе невзлюбил.
  Его выход из больницы совпал с большим волнением школьников. Оказалось, что утром следующего дня предстояло всей школой собраться на площади Китовраса. Это было несколько необычно, так как до этого из школы отпускали лишь небольшими разрядами в сопровождении многочисленных преподавателей.
  В назначенный день школьников разбили на годовые разряды, а внутри них по Отделениям. Во главе каждой группы поставили по преподавателю, благо в школе их оказалось неимоверно много. Вырвидуб требовал от членов "Юных Сорок" безупречной выучки и марширования. Но никто на это, в его отсутствие, внимание не обращал, и Ростислав весьма балгополучно вместе со своим четвёртым разрядом Голубого Отделения в составе Думиславля добрался до площади.
  Его поразило количество другого собравшегося народа из волшебников и царившая праздничная обстановка. Кругом были развешаны гирлянды треугольных флажков, поминутно в толпе сыпались пёстрое конфетти и серпантин, раздавались хлопки искристых фейверков. Волшебники одели на себя праздничные, в своём понимании, костюмы. То тут, то там лишь изредка шмыгали при своих хозяевах домовые.
  Думиславцы расположились строгими рядами рядом со спешно возведёнными трибунами для особо важных гостей. Эти трибуны уже успели оцепить хорошо знакомые Ростиславу мордастые волшебники в переливающихся под цвет окружающей местности костюмах-"хамелеонах". Это навеяло ему неприятные воспоминания.
  Едва думиславцы успели расположиться рядом с почётными местами, как раздался ещё более оглушительный грохот многочисленных ботинков, и на площадь также организованно вышла ещё одна колонна детей. Все они были одеты, как и думиславцы, в серые уличные комбинезоны и прорезиновые башмаки, но только их было гораздо больше. Ростислав настолько привык видеть в единых серых комбинезонах одних лишь думиславцев, что не сразу понял откуда взялась ещё одна толпа отставших училищников.
  -Это же Радимирин! - произнесла рядом с Ростиславом Варя.
  Ростислав вздрогнул. С момента путешествия из Вырия ему ещё так и не удавалось увидеть ни одного радимиринца или коломысловца. Теперь же их колонны училищ стали появляться и вставать рядом друг с другом на одной площади. Они приходили с совершенно разных концов города, но все колонны одинаково с любопытством разглядывали друг друга. Ростислав, да и остальные тоже, всегда чувствовали разницу себя от обычных школьников, родившихся в Астрале. Было немного радостно наблюдать большое количество учеников, у которых была хоть ненамного, но схожая судьба.
  Говорили, что впервые за долгие годы Летучая Смерть решил устроить военный парад. Площадь Китовраса представляла собой правильный восьмиугольник из от каждого угла которого исходило по одной широкой мощёной улице. Зрители, разбитые на отдельные квадратные сектора, собирались ровно посередине площади. Войска, по всей видимости, должны появляться из одной примыкающих улиц и обходить толпу праздных горожан, выстраиваясь в парадные коробки перед дворцом правительства, находящегося на выходе из Северной улицы.
  За время лечения в больнице, Ростислав чувствовал, что пропустил какое-то важное событие, но до сих спросить о нём среди Тёмных стеснялся. Впрочем, провести когда-нибудь военный парад было вполне в духе Летучей Смерти.
  Начало парада известили фанфары и барабаны. После их звуков толпа ненамного притихла, но после этого раздались звуки другого приближающегося оркестра. Через некоторое время Ростислав услышал звук марширующих ног, а за ним увидел и саму колонну военных, вооружённых длинными посохами с навершиями из хрустальных шаров. Это были обычные бритые волшебники в маскировочных комбинезонах. Шли они довольно густой колонной, где было не менее тысячи человек. Все они были замечательно выправлены и шагали в ногу, как один человек.
  -Это же личная охрана Летучей Смерти! - проговорил восторженно рядом Антон Дорохов.
  -Откуда ты знаешь? - шикнула на него Юнона.
  -А я изучал военных по их форме. - самодовольно проговорил Антон. - Разве я не говорил, что хочу после выпуска из школы поступить в военное училище?
  После марширующей колонны появилась колонна городской стражи в серых комбинезонах. Явно не приспособленные долго маршировать, они выглядели несколько неловко по сравнению со своими предшественниками. Да и внешний вид у всех был разнообразен от бород и усов до гладко выбритых черепов.
  После них прошли малочисленные группки вооружённых Дивья людей. Ростислав их уже видел как-то на берегу Ландыша. Это были песиголовцы и головогруды, по своему обыкновению одетые лишь в широкие холщовые штаны и вооружённые щитами и короткими мечами из лёгкого металла. На общем виде среди волшебников они выглядели довольно необычно. Мальчик не понимал, как при помощи такого лёгкого оружия этим войскам удавалось бы справиться с магами.
  Далее на площади показались уж совсем странные существа, которых издали можно было принять за троллей. Это были высокие металлические машины, похожие по фигуре на человека. Когда они подошли ближе, то Ростислав увидел, что под бронированными стеклянными колпаками находились обычные люди, управляющие механизмами шагающих роботов изнутри.
  -Что это? Откуда в Астрале столько много механизмов? - произнёс поражённо Ростислав.
  -Ты с дуба упал? - уставился на него Антон. - Это же выпускники Испытательных Отделений Действительных училищ. Они применяют магию вместе с техникой. В результате получаются вот такие небывалые машины. А на площади маршируют, кстати, военные подрывники и строители.
  Дальнейшее ещё больше поразило Ростислава так как далее зашагали какие-то калеки. Их было сложно назвать людьми, так как на большинстве, казалось, человеческая кожа была натянута на спрятанную человекоподобную оболочку внутри. Мальчик насмотрелся среди них и на людей с сетчатыми глазами, как у насекомых, и на огромными клешнями и щупальцами вместо рук. У некоторых свободно гнулись конечности в разные стороны. Всё это разнообразие было слишком долго описывать, но Ростислав не мог их назвать иначе, как мутантами.
  -Выпускники Творительных Отделений Действительных училищ! - пояснил всем внезапно Юрий.
  -Что это с ними? Кто это сделал? - произнесла ошеломлённо неподалёку маленькая девочка из первого разряда.
  -Это Творители. Они сами над собой провели эксперименты, чтобы приобрести некую физическую сверхспособность. - проговорил Юрий ей. - При этом чем больше они искалечат своё тело, тем более сильной окажется способность.
  Ростислав между тем приметил. что часто видел на улицах Китежа и других городов странных волшебников, скрывающихся под просторными балахонами с капюшонами. Похоже под ними они прятали зачастую физические уродства, приобретённые после обучения в Творительных Отделениях. Но некоторые Творители выглядели довольно нормально.
  За Творителями показались выпускники Созерцательных Отделений, служащих в армии. Перед ними прошагала стройная колонна разнообразных чудовищ, созданных ими в лабораториях. Ростислав невольно вспомнил писателя Станислава Головина с его Шорком. Под конец парад замкнул отряд волотов в полном вооружении.
  Все промаршировавшие вокруг всей площади останавливались и выстраивались перед дворцом правительства. На одном из самых широком и высоком дворцовом балконе стояло полукольцо магов в чёрном одеянии в центре, которого находилась невысокая фигурка одинокого волшебника. Ростислав совершенно не обращал на него внимания, пока часовой парад не закончился. Музыка стихла, как и стук марширующих ног. Однако, торжественные фанфары возвестили о том, что мероприятие ещё не совсем подошло к концу.
  Настала тишина. Прошло ещё немного томительного времени, прежде чем Ростислав впервые в своей жизни услышал голос самого Летучей Смерти, громогласно разнёсшегося по всей площади Китовраса:
  -Граждане Беловодья!
  Сегодня мы присутствуем на гораздо более важном историческом событии, чем простой военный парад в столице нашей страны. По достоинству это важное историческое событие смогут оценить лишь наши потомки.
  Тридцать лет и три года вы, и я вместе с вами, служили и трудились на благо нашего отечества. Какие красивые здания мы построили, какие искусные изделия стали выпускать, как стало широко известно Беловодье далеко за его пределами! Тридцать лет и три года Беловодье не знало никаких войн и столкновений!
  И теперь всё это у нас хотят отнять. Говорят, что у нас неправильное правление, неправильный народ, неправильные земли. Оказывается, что Бирамия не принадлежит нам по историческому праву. Что беловодские волшебники не способны грамотно управлять своей страной, а на это способны лишь утгардские или, на худой конец, гэльские волшебники. Оказывается, что беловодские волшебники не способны создать свою культуру, а вынуждены заимствовать у пришлых народов. И всё это вместе обусловливает опять же историческое право на захват власти в Беловодье гэлами и утгардцами. Последним дополнением служат общеизвестные военные стычки на границе с этими странами. Как могло получиться? Что же произошло? Чем могло так провиниться Беловодье перед Утгардом?
  Лично я своим указом запретил вывозить любой товар на продажу из Беловодья. Гномы запугивали нас, что наша страна от этого разориться и начнёт голодать. Да, в начале пути было тяжело. Но, мой друг! Теперь каждый товар на прилавке торговца сделан исключительно в Беловодье! Наша страна целиком и полностью поит, кормит и одевает саму себя. И если весь мир погибнет, а Беловодье останется, то оно продолжит своё существование как ни в чём не бывало. Кому от этого стало хуже?
  Раньше мы продавали другим странам, в особенности гномам, различные товары за небывалые кучи золота. Но в то же время за эти же кучи золота гномы продавали нам гораздо меньше товара. Выходило, что нас просто грабили, выменивая меньшее количество товаров на большее. Беловодцы не богатели, а богатели зарубежные гости за счёт нашего трудолюбия.
  Но вместо того, чтобы начать переговоры по установлению справедливых расценок в торговле между странами, зарубежные купцы стали всячески толкать правительства своих стран на запугивание и угрозы в сторону Беловодья, чтобы восстановить своё прежнее положение. Особенно страдали, конечно, гномы, нуждающиеся в ввозимом продовольствии под землю. И вместе с тем я не отменял ввоз товара на продажу из других стран, хотя и поставил его под жёсткий контроль.
  Всё это привело к множествам разорений среди зарубежных торговцев, готовых пойти войной на нашу страну ради восстановления своих грабительских продаж. Но не это подталкивало Утгард и другие подобные страны к окончательному обращению против Беловодья.
  Само собой у самодостаточного и независимого Беловодья стала появляться своё вооружённое войско. Гораздо более многочисленное и сплочённое, чем когда-либо знала эта страна. Рост могущества и силы вызвал опасение у соседних стран, как Воллачия, что они навсегда могут потерять возможность вернуть приграничные спорные территории. Беловодье теперь было не только трудно словесно запугать, но и теперь заставить повиноваться простой грубой физической силой.
  Но и это можно было стерпеть, так как Беловодье, строя свою самостоятельность, никогда не вмешивалось во внешние дела мира. Всё началось с истощения запасов полезных ископаемых под землями Утгарда. Свартальвхейм пожелал расширяться в стону неизведанного Беловодья. Но с какой стати Беловодье, которое до этого никому не вмешивалось, должна была разрешить вмешиваться в свою жизнь чужие страны? Почему гномы должны были копать наши земли, где издревле уже обитали народы панов и чуди?
  Но Утгард и его те или иные союзники не только не обратили достойного внимания на все наши протесты не трогать нас в освоении наших ресурсов, но и продолжили мирное наступление. Беловодье буквально заполонили чужеродные гномы и эльфы, ищущие свободные для освоения шальные леса и рудники. В каждом нашем Зачарованном городе образовался по району, где обитают эти пришельцы. Обычно они приходят под предлогом поиска работы или вообще обычного путешествия.
  Некоторые горячие головы утверждают, что стоит им только выучить русский язык и заставить платить налоги, то они сразу же станут обычными беловодцами. Но посмотрите на них на улице: разве это беловодцы? Разве это они строили и развивали Беловодье? По какому праву они ведут беседы, настраивающие общество против современной власти? Не в угоду ли родному Утгарду или Иберии, откуда они пришли? Пора понять: к нам не внедряются, нас колонизируют.
  Когда мы попытались хоть как-то препятствовать этому мирному нашествию северо-западных гостей, так сразу же их родные страны предпочли перейти к более крутым мерам борьбы. Так появились бесчисленные стычки на границах нашей страны.
  Мы, Беловодье, миролюбивая страна. Мы не испытываем ненависти к другим народам и странам. Мы хотим жить в мире со всеми. Нам не нужны новые земли или новые деньги. Всё, что мы хотим: это чтобы нас оставили в покое и дали жить, как мы считаем нужным. Но в то же время мы продолжаем оставаться мужественными и уверенными в своих силах перед лицом любой опасности, сложившиеся перед нами из-за превратностей судьбы. И в этот момент нашему обществу необходимо сплотиться перед общей угрозой, как никогда. Паны и белоглазая чудь уже почувствовали на себе все прелести вторжения гномов. Тролли, эльфы, гномы доберутся и до высоких гор, где обитают волоты и грифоны. Новая надвигающиеся вражда в конце-концов затронет каждого гражданина и негражданина Беловодья, а поэтому с этого дня и часа, не дожидаясь, пока соединённые армии Утгарда когда-нибудь соберутся для вторжения в Биармию, я лично объявил войну Утгарду. В этот день более двухсот тысяч волшебников в нашем войске и ещё бесчисленное количество воинов глухоманских народов из местных ополчений надвинулись на границу с Утгардом для захвата всех его миров и для выполнения справедливых требований для прекращения давления на наши границы и независимость.
  Руки прочь от Беловодья! Отечество в опасности!
  В этот волнительный момент вся площадь потонула в оглушительном одобрительном рёве и разнузданных криках. Ростислав зааплодировал вместе со всеми и в растерянности стал оглядываться. Практически все из его разряда чуть ли не топали ногами на месте от восторга и прыгали на месте от полученного известия. Лишь где-то вдалеке внезапно мальчик заметил мелькнувшее лицо Оли со слезами на щеках. Внутри у него что-то перевернулось.
  Ростислав, не обращая внимание на общий строй и окружавшую радостную толпу, подошёл прямо к ней. Оля испуганно столкнулась с ним взглядами и произнесла:
  -Что же с нами будет?
  -Не знаю. - пожал плечами Ростислав. - У меня есть уже известия. Я прошёл посвящение...
  -Ты это здесь говоришь? - испугалась ещё больше Оля. - Я потом с тобой свяжусь.
  Между тем строй школы давно порушился, и Ростислав оказался далеко от своих одноразрядников, чтобы они заметили его общение со Светлой. Оркестры грянули какой-то бравурный марш и построенные после марша войска стали уходить из площади уж под совсем воодушевленные крики толпы. Мальчик заметил какое-то смятение на лицах некоторых марширующих. Похоже, об объявлении войны не знали даже они. Их судьбе было не позавидовать.
  Когда после всеобщего шума, различных досужих разговоров и суетливой беготни Ростислав поздним вечером добрался до своей комнаты в общежитии, то мог выразить свои чувства после всего происшедшего всего двумя словами: полная растерянность.
  
  Конец второй части
  
  
  Часть III. На краю бездны
  
  
  Глава 1. Тьма наступает.
  
  Вечное лето Беловодья после объявления войны зашагало вокруг стремительным маршем. Можно было сказать, что страна была морально уже давно готова к войне, поэтому многие испытали облегчение и радость от подобного известия. В будущем наставала какая-то определённость.
  Улицы Зачарованных городов быстро оказались наводнены людьми в военной форме. Это было неудивительно, так как призыву подлежали почти все мужчины старше двадцати лет. Основанием для освобождения от воинской службы могло быть только занятость на необходимой работе в тылу и состояние здоровья. Впрочем, и последнее уже к концу первого месяца начала войны перестало служить для этого основанием.
  Непременной чертой общей картины стали бесчисленные призывники, скапливающиеся у различных порталов и портов для отправки в воинские части. В основном, это были нездоровые волшебники, которые до этого в войске не служили и военному делу были совсем необучены. Обычно они сопровождались тихо плачущими женщинами и детьми в поношенной рабочей одежде, которую не жалко было истереть в пути, с холщовыми мешками за плечами.
  По собственному почину некоторые концы Китежа устроили весёлые проводы призывников, которые выливались в шествие призывных колонн под бравурную музыку и приветственные выкрики окружавшей толпы. Газеты очень быстро подхватили эту праздничную истерию, завалив свои рекламные колонки на последних страницах известиями о подобных шествиях, благотворительных вечеринках среди знати в пользу воющего войска, пирах, посиделках и чаепитиях. И повсюду были устроены семейные проводы многочисленных призывников, которых провожали, чуть ли как не на другой праздник.
  Ростислав не знал, да и не мог знать, сколько всего мужчин отправилось в войско, но их было очень и очень много, так как на улицах, в основном, остались одни лишь женщины. Именно они отныне составляли большинство любых народных мероприятий города. Выражали они чувства гораздо ярче мужчин и, казалось, что радуются войне намного больше, чем их противоположная половинка. И отчасти это было понятно тем, что им не приходилось по приказу отдавать свои жизни на переднем крае за свои отдалённые идеи.
  Пока на улицах шли различные торжественные проводы, празднества и благотворительные вечеринки, Летучая Смерть помимо волшебников обратился за помощью к другим народам, населяющим Беловодье. Как оказалось некоторые народы, как грифоны, баюны, ягыни, отказались принимать какое-либо участие в войне, заявив, что это дело самих волшебников. Многочисленные лешие и водяные со своими слугами по всей стране заявили, что не будут участвовать в войне до тех пор, пока война не дойдёт до их лесных и водяных владений. Остальные малые народы, как домовые, чудь, паны либо не годились для войска в силу своих слабостей, либо нужны были для прикрытия второстепенных направлений. Но большинство волшебников не могли их осуждать, так как старались не вмешиваться в их дела и последнее время сознательно ограждали от своих дел любых глухоманцев. Одним из немногих народов, поддержавших волшебников в нагрянувшей войне безотчётно и до конца оказались волоты. Они провели собственный не менее значительный призыв в Рипейских горах и явились в огромном количестве для участия в боевых действиях на границу с Утгардом.
  Такая помощь в момент, когда в войну волшебники бросили все свои средства, вызвала необычайный подъём. В досужих разговорах мечталось, что за волотами в конце-концов подтянуться остальные глухоманцы. Большая уверенность была в том, что после победы в войне над Асгардом в Беловодье уже не будут больше существовать разлагающие внутренние силы и все сплотятся вокруг немногочисленных волшебников.
  А то, что победа будет скорой, сомневался никто. Ведь для этого были сосредоточены колоссальные средства, проведены огромные призывы мужчин. Уважаемые престарелые военачальники в один голос заверяли о возможности молниеносного броска беловодского войска через земли Утгарда и занятии самого Асгарда. Говорилось о быстром подписании мира.
  Ростислав не столько верил в это, сколько хотел верить. В конце-концов ему пришло осознание, что войны было не избежать. Об этом говорилось долгие годы. Газеты постоянно говорили о каких-то дипломатических ссорах, стычках на границе. Но затем это вошло в привычку, что почти никто не заметил, как это вылилось мигом в большую войну. Вместе с этим Ростислав почувствовал облегчение от этого известия, ведь больше перед ним, и ещё множеством других волшебников, больше не существовало неясностей насчёт определения врага, чьё присутствие напряжённо ощущалось последние годы.
  Единственным, что не понимал Ростислав, это было внешнее спокойствие Светлых волшебников, которые, в большинстве, были недовольны существующей властью Летучей Смерти. Мальчик пару раз ловил напряжённые взгляды некоторых Тёмных при разговоре об участии Светлых в возникшей войне. Никто не знал: насколько Светлые будут готовы пойти в войне вместе с действующим правителем. Однако на первых порах Светлые не слишком выделялись среди остальных магов. Ростислав заметил, что несколько раз Светлые выступали с весьма воинственными речами в поддержку войны. Больше о них было сказать нечего.
  И всё это мальчик мог наблюдать на улицах Китежа своими глазами, потому что как-то в переполохе преподаватели разрешили ученикам покидать школу, уходя в город, и возвращаться уже глубоким вечером. Но Ростислав думал, что это делалось специально, чтобы дети могли пополнить ряды праздных толп, провожающих солдат, и газеты тем самым могли писать о сотнях тысячах жителей, поддерживающих развязанные действия.
  Самым первым детским любопытством стало: а что же творилось на фронте? Ростислав впервые, иногда оказываясь на улицах города, с волнением выпрашивал у случайных прохожих газеты с фронтовыми известиями, если их не удавалось выискивать в гостиной Голубого Отделения.
  Надо сказать, что газеты в Беловодье являлись больше, чем газетами. Так как большинство волшебников были неграмотными и не могли читать и писать без посторонних волшебных предметов, то специально для них газеты разрисовывались движущими картинками. В них изображения людей о чём-то говорили, стоило только провести по ним пальцем или ладонью. Для редкостных любителей чтения под двигающимся и говорящим фото и картинкам располагался текст на ризах - местной азбуке. По сути, он вкратце передавал речь с картинок.
  С момента начала войны подобные газеты быстро заполнились агитационными изображениями беловодских солдат, призывающих поддержать войско. Иногда они даже изображались в окружении смеющихся детей и молодых женщин. Противник, если и появлялся на страницах газет, то всегда в обличии какого-нибудь вонючего огра или грязного гнома, рядом с которыми изображались теперь уже плачущие дети и женщины. На этом резком противопоставлении художники призывали защитить отечество ради будущего своих потомков.
  Защищаться предполагалось нападением. Разные уважаемые престарелые военачальники в отставке и писатели всех мастей с радостью обсуждали выполняемый коварный план нападения на Утгард через земли Пармы. Говорилось, что это было гениальным решением напасть на врага с неожиданной стороны. Никого не смущало, что знаменитую Пармскую цитадель, находящуюся в Чердыни, до этого ещё не удавалось взять осадой ни одной армии мира. Не смущало никого и то, что с вступлением против Беловодья в войну Пармы и увеличивались и без того грозные силы врага. Через Пармские горы к стране поспешили карликовые армии Мари и Мокши. В море чувашские колдуны попытались атаковать сами Макарейские острова. Заколебалась Югра. Через несколько дней появились тревожные новости о вторжении йотунов со стороны Утгарда в Биармию.
  Но всё это померкло в известии о победе волшебников над йотунами в битве в Железном лесу. Китеж окончательно потонул в радостных празднованиях первой крупной победы беловодской армии, заставившей йотунов бежать из Биармии обратно в свой Утгард. Газеты наполнились волнующими историями о битве, где одна была поразительнее другой.
  Как-то Сергей Юдин, семиразрядник Голубого Отделения, решил зачитать вслух одну из таких историй из "Вестника Беловодья".
  -"...Во время битвы в Железном лесу Пятый полк понёс большие потери, залёг и дальше идти в атаку отказался. Хорошо знавшие лес йотуны наносили удар по полку с неожиданных сторон, от чего тот нёс высокие потери. Был убит командир полка, полковой знаменосец... Отдельные бойцы полка вдруг потянулись в тыл. Именно в этот момент из рук умирающего полковое знамя выхватил поручик Любомир. С криком "ура!" он бросился на затаившегося врага. Вместе с ним на противника сначала поодиночке, а затем группами, а под конец и всем полком, устремились и остальные воины. Йотуны знаменитого клана Призрачных Оленей Железного леса не ожидали такой лихой атаки и были быстро сметены общим наступлением. В бою поручик Любомир был тяжело ранен, но он отказался покидать поле брани до конца битвы, продолжая нести полковое знамя, обагрёное его кровью. За этот выдающиеся героизм поручик был повышен в звании до сотника и награждён сразу большим серебрянным рублём. После боя от Пятого полка едва ли осталась половина, но и враги из клана Призрачных Оленей понесли неисчислимые потери..." - читал громко Сергей всем любопытным.
  В это время газета в руках Сергея внезапно скомкалась и перенеслась по воздуху к стоявшей неподалёку старосте. Все обернулись в её сторону и замерли от некоторого удивления. Ростислав никогда ещё не видел Наталью Стерлигову настолько встревоженной с бледным лицом. Она молча взяла газету и поспешно удалилась из гостиной.
  -Волк Велимор же служит в Пятом полку...-тихо произнесла за спиной мальчика поясняюще Чернява Мутновод - вторая по старшинству девушка на Отделении.
  Ростислав отчётливо вспомнил про бывшего старосту Голубого Отделения. Война оказалась ему так близкой, как никогда, в этот момент. Велимор очень некстати оказался на трёхлетней воинской службе, да ещё в самом пекле событий. "Интересно, сумеет ли он выжить? И жив ли он ещё?" - подумалось Ростиславу с волнением.
  Однако, эти вопросы больше волновали Наталью, ставшей после объявления войны ещё более замкнутой и рассеянной. Всё чаще на её лице стало появляться затаённое напряжение, особо, когда кто-нибудь упоминал про известия с места боевых действий. Казалось, что за её очевидным волнением за Велимора затаенно наблюдало всё Голубое Отделение.
  Война была войной, но учёбу никто не отменял. И если преподаватели простили первые прогулы после объявления войны, то затем опять стали наказывать дополнительными заданиями всех опоздавших.
  -Это только в Думиславле наказывают учёбой. - вздыхал Антон Дорохов, листая очередной многотомник по кораллам и водорослям, который следовало выучить к растениеводству. - В Радимирине, например, заставляют делать какую-нибудь ручную работу. Хотя бы чистить картошку.
  -Я уже разучился делать всё без магии. - пробормотал неподалёку Юрий. - По мне всех преподавателей давно надо было отправить на передний край - сражаться с йотунами, а то мы занимаемся сущим бездельем, а не учёбой.
  В четвёртом разряде действительно повторялся лишь пройденный материал. Первые три учебные четверти в году были сжатыми повторениями предыдущих трёх годов обучения. Последняя четверть в году была полностью свободной от учёбы, чтобы ученики могли подготовиться к выпускным экзаменам из младшей школы. Но, как везде и всегда, к экзаменам всегда готовились лишь за несколько дней до их начала, а до этого все ученики предпочитали лишь высыпаться по утрам, хорошо есть и бродить по своим делам по всей школе. Ростислав не был исключением из правил.
  Тем не менее, потратить время на чтение своих любимых книг в досужее время, он не успел, так как едва он вышел на отдых в последней четверти в году, как опять обнаружил послание от "Луны Смерти". На этот раз им оказалась довольно большая коробка, о которую Ростислав запнулся ночью у двери своей комнаты. Чертыхаясь, он добрался до люминесцентной лампы, чтобы откинуть на ней чёрную ткань и осветить комнату.
  Коробка была вытесана из обычной бересты. Сверху на ней белела обычная кратенькая записка. Сначала Ростислав подумал, что домовые принесли ему какую-то смену одежды или ещё какой-нибудь необходимый скарб, но на деле записка гласила:
  "Приветствуем тебя член круга Новолуния!
  Коварный Совет Асгарда заставил объявить ему войну Беловодье. В связи с этими тревожными событиями Центр постановил объявить общий сбор всех членов "Луны Смерти" сегодня в три часа в гостиной своих Отделений. Так как многие ученики не знают о членстве друг друга в нашей организации, то каждый обязан надеть перед встречей предоставленный чёрный балахон и белую маску, чтобы сохранить таинство своей личности.
  Невыполнение задания повлечёт за собой наказание, определяемое Центром!
  Если вы нарушите своё или чужое таинство личности нашей организации, то навсегда будете исключены из "Луны Смерти"!
  Член круга Полнолуния."
  В коробе мальчик действительно нашёл все необходимые вещи, указанные в записке. Так вот, значит, откуда появилась такая одежда у Юноны и Натальи! Просторный балахон был сшит из лёгкой и гладкой материи, быстро скользящей сквозь пальцы. Белая маска была ничем не примечательной со стандартными прорезями для глаз, рта и носа. Ростислав не мог не отметить про себя с недовольством, что обещанная встреча с Ольгой не состоялась, а "Луна Смерти" уже взяла его в новый оборот.
  Ростислав особо не боялся быть замеченным ночью в своём новом странном одеянии, так как верил, что раз уж "Луна Смерти" решилась собрать всех своих членов в гостиной, то надлежаще уж подумала о безопасности и секретности подобного мероприятия.
  Когда Ростислав выходил в одежде участника кружка в коридоре то нос к носу столкнулся с ещё одной фигурой, выходившей из комнаты Юноны Вороновы дальше по коридору.
  -Ты чего шумишь? - набросилась на него та фигура с неестественно низким голосом.
  -Да я...это... - не нашёлся, что сказать Ростислав таким же одинаковым голосом.
  "Значит, маска изменяет даже голос человека", - подумал он при этом. В это время фигура участника "Луны Смерти" из комнаты Юноны быстро повернулась и зашагала в сторону лестницы.
  -Послушай! - окликнул её негромко уже на лестничной площадке Ростислав. - Если нам запрещено раскрывать друг друга то, как нам обращаться друг к другу?
  -Ты ведь член круга Новолуния? - спросила фигура, обернувшись.
  -Ну, да. - ответил мальчик.
  -Тогда тебе никак не нужно никому обращаться. Члены круга Новолуния, как новички, лишены права голоса и бессловесны на собраниях. - проговорила фигура. - Жди, когда к тебе обратятся другие.
  Затем она неожиданно быстро устремилась вниз по лестнице в гостиную Отделения. В это время коридоры и другие помещения Голубого Отделения весьма тускло освещались, поэтому спустившись вслед унесшиеся фигурой участника "Луны Смерти" в гостиную, Ростислав не сразу заметил, что в ней собралось ещё четыре человека в одеяниях. Один из них уже стоял перед остальными спиной к тусклому огню очага и говорил речь. Двое сидели перед ним на диване, и ещё один стоял поодаль, независимо скрестив руки на груди.
  -А вот и двое последних пожаловали из кругов Новолуния и Растолуния. - объявил повернувшиеся к вошедшим говоривший до этого какую-то речь. - Похоже, вся ячейка "Луны Смерти" Голубого Отделения в сборе, поэтому нам необходимо выходить.
  -Куда? - вырвалось у Ростислава.
  -Гостиная Отделения лишь место сбора нашей ячейки. Настоящее заседание пройдёт в Своде. - терпеливо пояснил бывший оратор.
  -Я не думал, что нас будет так много. - проворчал неодобрительно человек со скрещёнными руками на груди, взглянув в сторону вошедших. - Это новый набор?
  -Да. - ответил бывший оратор. - В связи с разгромом ячейки "С" мы создали её заново. Посмотрим: насколько она окажется крепкой.
  -В "Луне Смерти" всё равно проблемы так, что ей окажется гораздо легче доказать свою надёжность, чем предыдущим. - таинственно усмехнулся один из сидевших.
  -Соучастники, не будем о плохом. Не запугивайте наших новобранцев раньше времени. - проговорил бывший оратор. - Обо всём им будет сообщено позже и по порядку.
  -Когда это позже? Когда у них совсем не останется выбора? - не унимался один из сидевших.
  Бывший оратор лишь сделал повелительный жест рукой в его сторону.
  -Меня зовут Су. Я являюсь членом круга Полнолуния и главой "Луны" на этом Отделении. Больше ничего знать вам не нужно. - обратился он к вошедшим. - Теперь все следуете за мной.
  Когда Ростислав зашагал в колонне за остальными, то почувствовал дрожь в коленях от нарастающего волнения. Во-первых, он не ожидал, что в Голубом Отделении было всего шесть членов "Луны Смерти", включая его самого. Во-вторых, один из участников своими загадочными словами навеял на него при слабом мерцающем пламени очага почему-то потаённый ужас. Чем больше он узнавал хоть что-то об этой организации, тем больше перед ним становилось загадок.
  Участники "Луны Смерти" без особых происшествий миновали все подземелья Думиславля и вышли на его поверхность в дубовом саду. Здесь, уже где-то в глубине среди деревьев они натолкнулись на ещё одну бродившую в потёмках группу людей в чёрных балахонах. Ростислав не успел их всех пересчитать, тем более они очень быстро смешались с его группой и стало сложно было определить даже своих. Старшина его Голубого Отделения о чём-то поговорил вполголоса с главным из чужой группы людей.
  Через некоторое время раздался едва уловимый шелест, и на небольшой поляне появилось ещё несколько соучастников "Луны Смерти" в своих одеяниях. Ростислав сумел сообразить, что это были, скорей всего, члены кружка из Фиолетового Отделения, так как они единственными могли обладать даром левитации, перемещаясь легко по воздуху. Пара человек из них стали обхватывать стоявщих на полянке человек за пояс и уносить их вверх в бездонную звёздную пропасть. Ростислав таким образом покинул дубовый сад одним из последних.
  Сложно было передать чувство полёта. Просто ноги мальчика через некоторое время свободно заболтались в свободном пространстве, а ещё через мгновенье он оказался на открытой под небом каменной арене. Это был Свод - зал собраний Воздушных Отделений. Он располагался над дубовым садом, поддерживаемый с земли лишь одиноким тонким шестом. Держался он в воздухе исключительно за счёт магии, хотя может и каких-то изобретённых штучек в Действительных училищах.
  Ростислав здесь никогда не был. Рядовые игры по лапте между Отделениями обычно проходили без выезда в гости болельщиков противоположной команды. Исключение составляли лишь заключительные игры, где Ростиславу удалось побывать только в Чертоге - главном зале собраний Огненных Отделений Думиславля.
  Свод напоминал собой огромную чашу, по краям которой кругами опускались ряды трибун для зрителей. Во тьме было сложно что-либо рассмотреть, да и мальчик не заметил в Своде нечто особенное. Вокруг собралось около двадцати-тридцати участников "Луны Смерти". Лишь несколько человек что-то обсуждали друг с другом вполголоса. Все собрались у самых нижних рядов, где можно было хорошо разглядеть обширную площадку для выступлений. Наконец-то на площадку вышел один из участников собрания.
  -Прошу всех участников "Луны Смерти" рассесться по местам. - проговорил он, немного придерживая свой балахон за грудь. - Я, как один из членов Центра, объявляю наше собрание открытым. Сегодня исторический день. Одновременно с нами всеобщие собрания "Луны Смерти" проходят в Радимирине и в Коломыслове. Практически никому из нас не доводилось участвовать в подобных грандиозных мероприятиях, но всех нас сюда привело совершенно исключительное событие. Его нельзя назвать радостным. Это объявление войны Беловодье Совету Асгарда, а также некоторым сопредельным странам, как Парма, Мари, Чувашия. Возможно, несмотря на все военные приготовления Летучей Смерти, некоторые наши соучастники никак не ожидали подобного развития событий, а если ожидали, то после их наступления не знают, как на это реагировать. Поэтому цель наших собраний не просто показать всю серьёзность существования всей нашей "Луны Смерти" и её могущество, но и также попытаться на собрании сойтись в одном мнении, чтобы продолжать дальше беспощадно и беспрекословно осуществлять наши запланированные цели. Если есть желающие выступить с речью о своём мнении насчёт того, как должна отвечать "Луна Смерти" на происходящее, то не стесняйтесь высказаться. Сегодня, как никогда, мы должны почувствовать друг друга. Для начала я приглашаю выступить на собрании членов круга Стареющей Луны.
  Настала тишина. Ростислав даже услышал стрекот отдалённых цикад или кузнечиков, хотя не понимал: откуда они могли взяться в воздухе. Это мерное стрекотание насекомых содействовало умиротворённой обстановке. Мальчику совершенно ничего не хотелось говорить или высказываться о чём-либо, даже если его бы спросили. Он лишь хотел наслаждаться неожиданно наставшим покоем на душе, несмотря на всю необычность обстановки. Мальчик сидел на одном из верхних мест, поэтому мог прекрасно видеть всех собравшихся зрителей на каменных трибунах.
  -А что говорить? - вдруг произнёс чей-то негромкий голос с трибун. - Лишних разговоров и не может быть. Как скажет Центр, так и поступят члены Стареющей Луны.
  Выступающий участник Центра выждал ещё продолжительную тишину, прежде чем продолжил.
  -Хорошо. - сказал он. - Это было мнение круга Стареющей Луны или, как мы называем его между собой, Старолуния. Но что нам скажут о своём ответе на войну члены круга Полнолуния?
  -Можно я? - поднялась чья-то взволнованная невысокая фигура с передних трибун. - Все мы с самого начала поддерживали приход к власти Летучей Смерти. Мы всегда считали его наиболее достойным выразителем Тёмного Дела. Теперь же ему пришлось в лице Беловодья столкнуться с внешним врагом. Но по-другому быть не могло. Мы все это знаем и понимаем. Ответ может быть только один: полная и безусловная поддержка Летучей Смерти в этой войне. Ведь если Беловодье проиграет, то никто не знает, что ждёт в нём Тёмных волшебников после поражения.
  -А продолжает ли Летучая Смерть являться лучшим выразителем Тёмного Дела? - внезапно с тихим смехом заявил другой сидевший рядом со вставшим участник. - Я не спорю, что в начале правления Летучая Смерть являлся лучшим выразителем стремлений Тёмных волшебников, но что же стало дальше? Светлые перешли к мелким мирным склокам, за счёт которых всё ближе и ближе прибирают всю власть в стране к себе. Скоро эта страна перестанет принадлежать Тёмным волшебникам. Я никого не хочу призывать, например, к свержению Летучей Смерти, но думаю, что "Луна Смерти" вполне могла обойтись без этого всеобщего схода и продолжать жить своей обычной жизнью. Разве мы, ученики, ощутили какие-нибудь последствия войны? Что нам даст решение схода? Наши войска достигли самих Прохладных Вод. Боевые посоха наших воинов уже стучаться в двери Ванахейма, Льесальвхейма, Свартальвхейма и Муспельхейма. Войне скоро конец, а нам нужно скорей подумать, что будет после неё.
  -Может кто-нибудь ещё хочет из Полнолуния высказаться? - обвёл всех рукой участник Центра. - Нет? Ну что же, тогда очередь за членами круга Растущей Луны или Растолуния. Что вы думаете вы о происходящем?
  -Правильно было сказано здесь, что мы выступаем вместе с Летучей Смертью за одно общее Тёмное Дело. - вдруг с волнением вскочил совсем рядом сосед Ростислава. - Я хоть не умею говорить длинных и умных речей, какие здесь были до меня, но я знаю точно, что мы должны в эту тяжёлую пору в очередной раз доказать свою преданность Летучей Смерти, а потом... потом уж разбираться кто прав, а кто виноват. Беловодье превыше всего!
  -Война - это начало нашего времени! Война - это наша сила! - выкрикнул кто-то ещё со скамьи.- Нас так долго к этому готовили, что мы устали ждать! Мы должны действовать!
  -Действовать!? - вдруг усмехнулся член круга Полнолуния, сомневавшиеся до этого в правильности строя Летучей Смерти. - Но ради чего? Не пора ли задуматься?
  -Соучастники! - повелительно поднял руку член Центра на площадке. - Давайте не будем превращать наше собрание в бессмысленный балаган. Я достаточно услышал вас, чтобы вынести суждение о ваших настроениях. Правильно было сказано, что строй Беловодья всё меньше и меньше походит на изначально задуманный при начале правления Летучей Смерти. Подумать только! Такой важный предмет, как краеведение в Голубом Отделении, ведёт глухоманец Казимир! Кто ему вообще дал право обучать волшебников, тем более Тёмных? В каждом Зачарованнном городе теперь имеется часть, выделенная для проживания народов Совета Асгарда. В высших кругах всерьёз ведутся разговоры о предоставлении им прав граждан Беловодья! Разве настоящие сыны и дочери Тёмной Стороны в состоянии претерпеть это!? Это уже не говоря о том, что в Беловодье так окончательно и не углублена разница между Дикими, Обращёнными и Истинными! Но правильно было сказано и то, что никто не знает, что случится с Тёмными волшебниками после поражения Беловодья. Тёмное Дело и так успело осуществить немало своих планов и сейчас трудно удержать эти достижения. Сегодня ещё сложно судить о правильности наших действий, но в действительности мы слишком долго готовились к войне, чтобы остановиться и ничего не предпринимать. В то время, как тысячи волшебников гибнут в горах Нидфьёля, под стенами Трюмхейма и Гюмирсхейма, в Железном лесу и в реке Ножей, "Луна Смерти" решила по силам помочь им в глубоком тылу. Все нам известен самый дальний и грязный конец Китежа, населённый гномами и йотунами. Наша организация решила нанести окончательный удар по оставшемуся внутреннему врагу. До сих пор, оставаясь под видом путешественников и мирных поселенцев, эти утгардцы несут с собой опасность вмешательства во внутренние дела нашей страны. Они засели в самом её сердце- Китеже! Кто может гарантировать, что вся их мерзкая толпа из троллей и огров, однажды в один прекрасный момент не устремится на площадь Китовраса, чтобы в решающий час свергнуть Летучую Смерть и тем самым обезглавить руководство Беловодья во время одной из самых тяжких войн в его истории? Мы не можем допустить этого, а потому от имени Центра заявляю, что "Луна Смерти" впервые в своей истории готовит массовый погром чужестранцев вне пределов своей школы!
  Ростиславу показалось. что при этом у говорившего в тёмных провалах глазниц маски хищно сверкнул изумрудный огонёк. Зрители глухо о чём-то зашептались при последнем известии, но быстро замолкли. Говоривший ещё выдержал паузу и затем опять продолжил:
  -В любом случае война - это удобный для нас момент, чтобы показать существующему правительству, что Тёмные волшебники недовольны мирным сосуществованием с далёкими чужестранцами. Наш погром станет знамением и послужит сигналом для коренных изменений в воющем Беловодье. Мы не знаем, что нас ожидает после войны, но решать вопрос о правлении Летучей Смерти нам предстоит уже после неё. То есть совсем скоро.
  -А как же пророчество? - вдруг разрезал зрительское молчание чей-то голос с трибун.
  -Пророчество? - почему-то сразу заволновался участник Центра. - А кто знает, что оно достоверно и должно сбыться именно сейчас? Слухи о нём зачастую искажены. К тому же дела у Беловодья идут весьма неплохо.
  -А что делать с "Лучом Надежды"? - спросил ещё один зритель.
  -К сожалению, с самого начала войны, по нашим сведениям, "Луч Надежды" прекратил любую какую-либо свою деятельность. Поэтому наша организация не знает: продолжает ли "Луч Надежды" свою борьбу против Летучей Смерти или на время решил забыть свои обиды, чтобы сплотиться для обороны вокруг Беловодья. Мы совсем не понимаем, что творится на самом деле в душе у Светлых. - ответил растерянно член Центра. - Центр решил ограничиться в отношении Светлых лишь разведкой. Мы будем признательны тому, кто разузнает, что творится у них в стане.
  -А что же насчёт погрома в Китеже? Что будет? Что делать? - продолжились выкрики с мест находящихся зрителей.
  -В погроме примут все члены "Луны Смерти", а это около ста волшебников и волшебниц, в том числе возможно подкрепление наших участников из Действительных училищ. Более подробные детали плана вам расскажут ваши руководители ячеек. Через них также будут достаточно точно указаны время и место сбора для начала волнений. - проговорил выступающий. - Запомните, что эти чужестранцы не знают пощады и милосердия. Если выйдет так, что вы их пожалеете на улице в ночь погрома, то они вас уже не пожалеют в другой встрече, напав на вас из подворотни. Эти утгардцы очень коварны, хитры и опасны. Они уничтожат не просто Беловодье, а каждый наш дом, каждого нашего друга, одним словом, всё, что у нас осталось и нам дорого. Беловодское войско с надеждой смотрит на свой тыл, и мы, верные сыны своей отчизны, должны не подвести под лицом внутренней опасности. Воины переднего края должны видеть высшую точку борьбы против Утгарда в наших лицах и принести домой победу над врагом на своих плечах!
  Последнее было сказано так зажигательно, что некоторые даже захлопали в ладоши со своих мест. Ещё некоторое время член Центра говорил какие-то напутственные слова. Кто-то ему пытался возражать, но теперь очень слабо. Все вокруг больше и больше заражались уверенностью в правильности затеянного. Ростислав всё это время старался не выдавать никаких своих чувств от услышанного и всё обдумать попозже, когда ему никто не мог помешать ходу его мыслей. И всё же вышесказанное сильно встревожило его душу и родило противоречивые чувства.
  Все разошлись опять при помощи магов Фиолетового Отделения, которые перенесли участников собрания на землю. Ростислав почему-то никогда не задумывался о том, как это летать человеку. Ему доводилось не раз видеть примеры левитации, но в эту ночь, чтобы хоть как-то подавить в себе возникший страх после собрания, где пришлось всё время молчать, он решился разговориться с членом кружка, перенёсшего его на землю.
  -А как это летать?
  -Это удивительное ощущение. Вам наземным не понять. - произнёс Воздушный маг.
  -А ты попробуй. - дерзко заявил Ростислав.
  Большая тёмная фигура над ним тихо засмеялась.
  -Глупец. Как я могу описать это? Представь, что твоё тело впервые поднялось само по себе над землёй. Ты ещё не можешь летать, но чувствуешь, что можешь подниматься над остальными бесконечно долго - на самом деле насколько тебе хватит страху. Всё твоё тело представляет тонкий нерв, так как полёт требует большой концентрации. Ты можешь свободно перевернуться вниз головой, если выставишь руку вперёд, или обратно, выставив руку в другую сторону. Воздушная свобода действий не сравнится с наземной ограниченностью. Но самое потрясающее настаёт тогда, когда ты забываешься в своей любви к полёту и начинаешь летать, как ходишь по земле - без всякого принуждения и задумывания над тем, как это тебе удаётся.
  -Всё это жалкие сказки по сравнению с тем, когда ты обращаешься в зверя. - проворчал вдруг рядом другой оказавшиеся член круга. - Оборотничество в Коричневом Отделении - вот это настоящий предмет.
  -Оборотничество - это жалкое подражание йотунам, волкодлакам и берендеям. - проговорил презрительно Воздушный маг.
  -Да что толку от ваших полётов? - забурчал второй собседеник. - Когда ты превращаешься в зверя, то приобретаешь намного больше способностей и силы.
  -А кто тебя в Свод переносил?!
  Ростислав почувствовал себя неловко от того, что невольно развязал подобный разговор.
  -Вообще лучше плавание в Голубом Отделении. - заявил он. - Там учат под водой не задерживать дыхание, а дышать ею через обычные лёгкие и кожу. Такое умеют только Водяные маги, как и переносить высокое давление толщ.
  Тут мальчик увидел, что оба его собеседника на него оглянулись с одинаковым негодованием, и он поспешил скрыться в дубовом саду вслед за остальными своими попутчиками в Отделение. Ему предстояло после собрания многое обдумать.
  Тёмные затеяли погром! Это было огромное и опасное дело. Ростислав знал только одну возможность помешать этому - сообщить обо всём Оле, так как у него было подозрение, что "Луна Смерти" имело покровительство среди взрослых преподавателей, иначе никак было невозможно проводить столь большие собрания учеников глубокой ночью без малейшей опаски быть замеченными. Да и происшедший до этого побег из Китежа в составе своих поручителей из Юноны и Натальи это тоже подтверждал. С другой стороны и у Светлых должны были быть свои защитники среди преподавателей. Однако, Ростислав не знал наверняка кто кем является, поэтому решил не прибегать к какой-либо преподавательской помощи. О том, чтобы попросить помощи за пределами Думиславля тоже не могло быть речи. Ростислав достаточно побывал в городе и пообщался с коренными астралянами, чтобы понять их предвзятое отношение ко всем бывшим землянам. Его бы долго не стали слушать, а если бы выслушали, то тут же сначала обо всём преподавателям школы со всеми вытекающими туманными последствиями.
  Удивительно было Ростиславу то, что фигура, вышедшая из комнаты Юноны Вороновы перед ночным собранием "Луны Смерти", вдруг оказалась членом круга Растолуния. Он был уверен, что это и была сама Юнона, но как она смогла оказаться членом круга Растолуния!?
  Но если это было смутной и непонятной тревогой, то неожиданная поддержка углубления разницы между Дикими, Обращёнными и Истинными его ввело в полное непонимание всего происходящего. Лишь по смутным обрывкам фраз и подслушанных разговоров Ростислав узнал, что все волшебники в Беловодье делились ещё на Диких, Обращённых и Истинных. Этот признак им передавался по наследству от родителей. Считалось, что все дети, рождённые на Земле и их все нисходящие потомки, были Дикими. Ещё огромная часть волшебников относилась почему-то к Обращённым. И совсем немногие к Истинным. Были ещё и Настоящие, но ими считались сами боги, как Перун, Велес, Мокошь, то есть их все воспринимали в Беловодье, как некогда действительно существовавшими величайшими волшебниками. Выходцами из их рядов.
  Дикие всегда были ниже Обращённых, а Обращённые ниже Истинных. Собственно поэтому многие презирали Думиславль, Радмирин и Коломыслов - школы для Диких.
  Но всё это говорилось втихомолку, вскользь. Говорить громко об этом почему-то считалось неприличным. Преподаватели в школе об этом вообще никогда не распространялись, а за пределы школы Ростислав стал выходит по-настоящему очень и очень недавно. Всё это обусловило его поздние познания про подобное разделение общества. И теперь Дикие, составляющие абсолютное большинство среди учеников Думиславля, тайно на собрании молчаливо соглашались с существованием такого разделения, где Диким была уготована откровенно невысокая участь.
  Это было возможно объяснить, что власть в "Луне Смерти" захватили Обращённые и Истинные ученики. Ведь после пришествия в Думиславль Ростислав узнал, что вместе с учениками, родившихся на Земле, учились также волшебники-сироты из Астрала, у которых было трудно определить принадлежность к какому-либо роду и принадлежности к Стихии. Бывало и так, что в школы добровольно отдавали своих детей бывшие ученики этих школ. Порой бывало, что в Думиславль, Радмирин или в Коломыслов могли переводить самых нерадивых учеников-астралян. Такой перевод в школу, где учились, в основном, Дикие для них служило наказанием. Разряд Ростислава никогда ещё таким образом не пополнялся, но в других такие случаи были. В общем, среди именно этих учеников могли оказаться Обращённые и Истинные, тайно презирающие Диких.
  С другой стороны его неимоверно пугало участие в будущем погроме. Ростислав тяготился этим сообщённым намерением и не понимал, как другие скрытые члены "Луны Смерти" могли с невозмутимым видом продолжать жить в Отделении, будто вокруг не было даже войны.
  Эти мысли однажды захватили его раздумья на несколько часов. Он не заметил даже как сел в одно из глубоких кресел в гостиной, уставившись в очаг, и провёл в нём неподвижно до самой темноты. Лишь чья-то ладонь на его плече заставила вздрогнуть мальчика. Подняв глаза, он увидел нависшую над ним Наталью.
  -Ты не знаешь: почему Юнона в последнее время стала часто плакать? - спросила она глухо.
  Это заставило Ростислава поперхнуться собственной слюной и закашляться. Хотя бы, потому что он совсем не ожидал, что с ним заговорит сама староста, а тем более, что Юнона умеет плакать.
  -Нет. Но теперь её лицо наверно выглядит оживленнее. - попытался вымученно пошутить он.
  -Очень смешно. - кисло улыбнулась Наталья. - Я бы посмотрела на твоё лицо, если ты всю жизнь на Земле провёл в детдоме.
  -Мне повезло. - согласился Ростислав.
  -Не забывай, что мы должны держаться вместе. Особенно в такое время. А с твоей стороны я что-то не вижу особых дружеских чувств. - проговорила Наталья.
  -Почему же? Я вас очень уважаю. - проговорил быстро Ростислав.
  Староста почему-то тягостно вздохнула и отвела взгляд.
  -Буду надеяться, что это правда, но тебе пора перестать быть замкнутым. Время озлобленных одиночек прошло. - проговорила она. - Тем более случай действительно серьёзный. Юнона сама не своя ходит после объявления войны.
  -Может ей страшно. - заёрзал в кресле Ростислав, ведь нависшая над ним строгая фигура не давала даже встать с него. - Война всё-таки...
  -Мне кажется, что это очень храбрая девочка. Да и какие причины ей бояться войны? У меня их намного больше...-проговорила Наталья, но тут же словно спохватилась. - Это очень плохо, что ты вообще не знаешь о жизни своей одноразрядницы. И как ты только смог доучиться с ней до четвёртого года?
  -Это было трудно. - сказал Ростислав.
  -Что-то вокруг происходит, но что именно, я понять не могу. - пробормотала Наталья и вздохнула. - Волк бы наверняка разобрался во всём. Я плохая староста своего Отделения.
  Это было удивительно слышать от этой строгой девушки, и Ростислав так и остался несколько ошеломлённым в своё кресле, когда Наталья также неожиданно быстро, как появилась, растворилась в сумраке гостиной.
  На следующий день Ростислав решил присмотреться к Юноне. Она ему казалась прежней. пока он случайно не поймал её рассеянный взгляд. Он был явно наполнен грустью и усталостью, о чём говорили тёмные обводы вокруг глаз. Её лицо при этом заметно похудело со впалыми щёками и заострившимся подбородком. Если раньше в больших компаниях он стояла вызывающе чуть в стороне со скрещёнными руками на груди, то теперь она всячески старалась от них отсидеться молчаливо в стороне. Всё меньше её стало видно рядом с гордым Антоном Дороховым, всё больше веселящегося среди старшеразрядников.
  Быть может Ростислав и разобрался, что творилось на душе Юноны, но уже на другой день произошло событие, быстро обратившее его в лёгкую дрожь. Мальчик, как обычно, вечером читал очередную книгу, взятую из библиотеки. В долгие и одинокие думиславские времена это было его единственным развлечением на вечер. Он лишь захотел поправить свет от люминесцентной лампы, как заметил краем глаза фигуру у своего входа, похожее на привидение. Это заставило вздрогнуть.
  Он знал, что привидения и призраки были обычным явлением в Беловодье. Но в Думиславле их нахождение было запрещено правилами. Обычно неуспокоенные души очень быстро вызывались на общение, и с ними удавалось договориться, чтобы они окончательно отошли в свой потусторонний мир. Сам мальчик их никогда вживую не видел, поэтому появление нежданного гостя в его комнате не очень порадовало.
  Но фигура вышла из своего полумрака на освещённое место и оказалась Натальей Стерлиговой.
  -Как ты здесь оказалась? - изумился Ростислав. - Как ты вошла через дверь? Ведь я её запер!
  -Ты до сих пор на неё не наложил даже простенького защитного заклятья. - зевнула, прикрыв рот, Наталья. - А тебя ведь предупреждали, что здесь ученики часто любят шастать по чужим комнатам.
  -У меня не шастали. - заметил Ростислав.
  -Это ты так думаешь. На самом деле у тебя просто не было чем поживиться. - пробормотала Наталья, нахально оглядываясь по сторонам. - Но дело не в этом. Я пришла к тебе с другой новостью.
  -Какой? - резко спросил её мальчик.
  -Погром, о котором говорилось на собрании "Луны Смерти", намечен сегодня вечером. - заявила староста. - В полночь ты должен явиться в гостиную Голубого Отделения. Там тебе расскажут, что делать дальше.
  Ростислав не знал некоторое время, что сказать в ответ. Такую новость он никак не ожидал услышать именно сейчас.
  -Но почему это говоришь ты? Почему мне не прислали записки? - спросил он.
  -Я являюсь главой ячейки "С", в которой ты состоишь. Как глава ячейки я должна лично передать приказ Центра. - пояснила Наталья.
  Ростислав почувствовал, как у него стало нарастать лёгкое волнение. Постепенно оно стало переходить на безотчётный страх и ужас. Он никак себе не представлял, как именно он, двенадцатилетний мальчишка, будет громить взрослых чужестранцев.
  -До начала сбора осталось ещё два часа. - кивнула на циферблат будильника Наталья и достала вдруг из-за пояса небольшой чёрный мешок. - Сыграем до начала в бабки?
  -Ты собираешься пойти на погром вместе со мной? - удивился Ростислав.
  -Нет. Девушки не участвуют в этом мероприятии. Война - это дело мужчин. Да и кто-то должен остаться в запасе, если вдруг мероприятие закончится крахом. - проговорила Наталья. - Так как ты единственный мужчина в ячейке "С", то мне некуда сейчас торопиться.
  Ростислав, сглотнув, кивнул. По внимательному взгляду старосты, он понял, что она просто хочет его проконтролировать, чтобы он никому не успел известить о готовившимся погроме. Впрочем, он и так не надеялся на это за два часа до начала каких-либо действий.
  Игра в бабки вышла очень скучной и унылой. Хотя бы потому, что Наталья неизменно в неё выигрывала, злорадно над этим посмеиваясь. Ростислав заметил, что она изрядно жульничала в игре, пользуясь тем, что творила волшебство одними лишь своими мыслями. Так бабки всегда чуть сдвигались в нужную сторону перед ударом, да и сам биток летел порой по уж очень неровной линии полёта.
  -На самом деле я тебе не доверяю, Ростислав. - вдруг проговорила Наталья после очередного своего выигрыша. - Признайся: ты разведчик Светлых?
  У Ростислава от этих слов пробежал где-то внутри холодок.
  -Нет. - постарался он спокойно ответить, твёрдо взглянув в её жгучие изучающие глаза.
  -Ты не думай, что я забыла о своём обещании опять проверить тебя мыслительно. - продолжила Наталья. - Моя учёба телепатии продолжается, и скоро мои новые успехи в ней позволят опять изучить тебя.
  -Мне нечего скрывать. - попытался также твёрдо и уверенно проговорить Ростислав, но всё равно его голос на этот раз заметно дрогнул.
  Это вызвало неожиданный хохот со стороны старосты.
  -Каждому из нас есть, что скрывать. - усмехнулась она под конец. - Например, я никому ещё не рассказывала, что Волк Велимор был ранен уже в первом бою, но должен скоро поправиться. Юнона Воронова тоже что-то скрывает от нас. Возможно, что-то стряслось с её братом Юлианом в Радимирине. И у тебя найдётся пара скелетов в шкафу.
  Ростислав счёл нужным промолчать, расставив бабки на условной линии кона перед стеной напротив кровати.
  -Я знаю о тебе самое наименьшее из всех учеников своего Голубого Отделения. - проговорила Наталья, швырнув биток на бабки с отскоком от стены. - Скажи, Ростислав, хоть как ты себе представляешь жизнь после Думиславля? Тебе же осталось всего четыре года до окончания? Не так ли?
  -Верно. - кивнул сухо Ростислав.
  -Ты собираешься остаться в Китеже? Хоть на это мало и похоже, но ведь Китеж один из пяти Зачарованных городов Водяной Стихии. - хитро подмигнула Наталья.
  -Нет. Мне больше по душе Энск. - проговорил Ростислав.
  -Энск!? Этот город Вечного Дождя!? Город нытиков!? - изумилась Наталья. - Хотя, конечно, дело за тобой. А чем ты хотел бы заниматься в нём? Как ты представляешь себе жизнь после Думиславля? Только не говори, что не думал об этом. Всякий думиславец в твоём возрасте уже представляет, чем займётся после школьного выпуска.
  -Я...я думал связать своё дело с книгами. - неуверенно проговорил Ростислав, кинув свой взор на письменный стол у окна, где лежало его недочитанное произведение. - Они так скрашивали порой моё время в Думиславле. Думаю, что это будет книготорговля или просто работа в библиотеке.
  -Хочешь стать библиотекарем? - снова изумилась Наталья. - У тебя довольно странные желания, из которых мне доводилось слышать.
  -А в какой город хочешь поселиться ты? - дерзко спросил старосту сам Ростислав. - Чем заняться?
  -Я всегда мечтала о жизни в Волхове. - оторвалась от игры и встала лицом к окну Наталья. - Должно быть, ты слышал о нём, раз прочитал столько книг? Город Крокодила. Его основал легендарный волшебник Столпосвят, умеющий превращаться в это животное. Этот город до наших дней считается сосредоточием чёрной магии всего Беловодья. По слухам здесь родился сам Летучая Смерть. Но Волк хотел остаться в Китеже. Я не знаю, что будет со мной дальше, так как все мои предыдущие желания перекрылись лишь одним - дождаться завершения войны.
  -И оно скоро будёт. - проговорил уверенно Ростислав.
  -Посмотрим. - быстро проговорила Наталья и обернулась. - Скоро уже полночь. Тебе пора собираться.
  Ростислав безмолвно извлёк из шкафа затаенный чёрный балахон и белую берестовую маску. Также безмолвно он вышел в коридор в сопровождении Натальи.
  -Я расчитываю на тебя. - проговорила она на прощание. - Сделай от себя всё возможное.
  Мальчик мог только слабо кивнуть, так как от вспыхнувшего ужаса от ожидаемого мероприятия у него уже начали подгибаться ноги. На полусогнутых он кое-как добрался до гостиной, где тускло мерцали очаги. Здесь на диване находилась всего лишь одна фигура, облачённая в маскировочную одежду члена "Луны Смерти".
  -Наконец-то ты пришёл! - вскочила фигура с дивана. - Следуй за мной. Нам пора в дорогу.
  -А разве больше никого нет? - смущённо пробормотал Ростислав, оглядевшись по сторонам.
  -В погроме со стороны Голубого Отделения Думиславля принимаем участие только мы двое! - проговорила фигура, увлекая за собой к выходу.
  Собрание участников "Луны Смерти" происходило в глубине дубового сада. Собралось всего пять-шесть человек, но они уже заметно нервничали, расхаживая из стороны в сторону и обмениваясь беззлобными репликами. Из-за стволов деревьев безмолвно выходили и присоединялись ещё новые фигуры. Ростислав почему-то не мог ходить и просто опёрся на один из дубов, любуясь бездонным вечерним небом. Из своеобразного забытья его вывел голос говорившего, вокруг которого все начинали потихоньку собираться в полукруг.
  -Разбиваемся на "двойки". Каждый должен помогать друг другу в "двойке" и не рассыпаться в стороны, чтобы ни случилось. Внимательно слушать приказы командиров. В погроме участвуют три школы и ещё несколько человек с Действительных училищ. Своих не бросать. Вроде бы всё.
  Все тревожно закрутили головами по сторонам, ища себе подходящего партнёра для боевой "двойки". К Ростиславу подошла довольно рослая фигура и хлопнула по плечу:
  -Мы похожи друг на друга. Будем в "двойке", а?
  Мальчик совсем не считал, что он может быть хоть в чём-то схож со своим новоявленным спутником, но молча кивнул в ответ.
  -Ты не обижайся. - вдруг пробормотал его новый спутник вполголоса. - Но ты не против, если я спрошу: какой Стихии ты принадлежишь?
  -Водяной. - ответил также тихо Ростислав.
  Наступила пауза.
  -А я Огненной. - ответила глухо фигура. - Приходилось уже когда-либо драться?
  -Нет. - говорил Ростислав и чувствовал, как его оценка в глазах незнакомого спутника быстро падает.
  -Даже не знаю какое совместное заклинанье мы будем способны вместе сотворить. - кисло сказал спутник. - Ты главное тогда не мешайся мне.
  -Я постараюсь. - сглотнул слюну от волнения Ростислав.
  В это время все собравшиеся выступили через сад к пролому в ограде школы. В воздухе витало особое напряжение, бывающее перед ожидаемым боем. Оно усиливалось от того, что все находились в толпе, хотя и не очень большой. Их было всего человек пятнадцать. Однако, когда все выступили в город, выйдя за пределы школы, то у всех проснулось невиданное ощущение самоуверенности и нахальства. Все шли с развёрнутыми плечами посередине улицы мирно спящего ночного города, где давно действовал комендантский час или, как он назывался по-местному, "тихий" час. И в этот миг каждому хотелось разорвать притаившуюся тишину своим громким голосом или стуком марширующих ног. Появились бессвязные крики, какая-то "двойка", к ужасу руководителей, даже затянула узнаваемую грозную песню.
  По всей видимости, "Луна Смерти" не совсем была уверена в сохранении тайны своего мероприятия в самом городе, так как руководители сразу прикрикнули на особо громких и потянули всю толпу через какие-то узкие проходы между усадьбами, которые было сложно назвать переулками между улицами. Так через задние дворы и сады участники будущего погрома дошли пешком до одних из перекрёстков. Уже на подходе они заметили ещё две абсолютно похожие на них группы шумных людей, приближающихся с других концов города.
  -Радимирин! - орали люди из одной приближающихся толп.
  -Коломыслов! - вторили им из второй толпы.
  -Думиславль! - прокричали все из толпы Ростислава, и даже он сам, но только самым тихим голосом.
  При встрече от громкого шума не удержались даже сами руководители. Все смешались в одну большую кучу, щедро одаривая друг друга громкими возгласами, рукопожатиями и похлопыванием плеч и спин. Ростислав, безусловно, мог потеряться в этом лёгком сумбуре, если бы из смешавшихся рядов за плечо не выхватил его спутник в "двойке".
  -Не теряйся! - сурово прошипел он.
  Некоторые всё же потеряли свои "двойки", и их пришлось сводить в новые, так как темнота и похожесть одеяний могли запутать любого невнимательного. Это вызвало дикое неудовольствие командиров, бегающих бесшабашно сквозь всю толпу, и призывающих к порядку.
  -Как же вы будете держать строй!? - возмущались они.
  Под шумок никто не заметил, как на перекрёсток вышло ещё несколько людей в одеяниях "Луны Смерти", которые молчаливо несли пару продолговатых деревянных ящиков. Их заметили только в упор, когда они уже почти слились с остальными.
  -Кто вы? - спросил кто-то их из темноты.
  -Мы из Действительных училищ. - сухо буркнул один из несущих ящики. - В коробках вам небольшой подарок от Испытательных Отделений.
  Тут же чья-то нога с хлопком откинула крышку одного из поставленных ящиков. Любопытные заглянули внутрь и немного обомлели. Один из участников "Луны Смерти" извлёк с осторожностью из ящиков жезл и повертел его в руках.
  -Соучастники! - проговорил он громко. - Пусть все знают, что руководство "Луны Смерти" беспокоилось о предстоящем деле, а поэтому впервые, для многих из вас, раздобыло специальные магические жезлы.
  Прошёлся встревоженный шёпот. Многие слышали, что на Испытательных Отделениях изготавливали волшебные предметы, многократно усиливающие магию, но почти никто не держал их в руках. Тем более магические жезлы. Всем было известно, что магу для сильного заклинания требовалась и сильнейшая концентрация и затрата сил, но магические предметы позволяли этого избежать. Игры с такими предметами были опасны, так как теперь любое заклинание при помощи них могло довести до убийства. Без волшебных предметов маг подсознательно мог остановить себя от убийства или какого-либо другого серьёзного повреждения из-за своей внутренней преграды чувств. С введением неодушевлённых орудий эта последняя преграда спадала, и потому за подобными артефактами в Беловодье старались вести строгий учёт и в школах их владению почти не обучали.
  Ростислав, как и другие, мог слышать о том, как пользоваться волшебными палочками или жезлами только от других или книг из внеучебного направления. Но и этих знаний могло вполне хватить для действия.
  -Мы эти жезлы производили долгие годы, зная, что они когда-нибудь пригодятся. - произнёс один из опустивших ящики. - Они изготовлены кустарным способом, а поэтому недостаточно надёжны. Весьма возможно, что из-за нестатичной магии внутри них, вас может поразить собственное же орудие, поэтому хорошенько подумайте прежде чем их использовать в предстоящем погроме.
  -Тем не менее жезл должен взять с собой каждый. - стальным голосом произнёс один из принёсшихся командиров из толпы. - Использовать жезлы необходимо только с большой осторожностью либо в случае крайней необходимости. И, чёрт побери, не перебейте себя из них!
  Некоторые сосредоточенно закивали головами, а другие с лихорадочным возбуждением уже потянули свои руки к ящикам.
  -Стойте! - прикрикнул на них всё тот же говоривший ученик из Действительных училищ. - Для каждой Стихии магии предназначен свой жезл. Разбивайтесь в соответствующие очереди!
  Ростислав примкнул к очереди Водяных магов одним из последних, а поэтому ему достался не самый лучший жезл. Едва только его передали в руки мальчика, как он с резким треском высыпал целый сноп зелёных искр на брусчатую мостовую.
  -А он не взорвётся? - со страхом спросил мальчик.
  -Всё может случиться, малыш. - фамильярно произнёс выдавший жезл. - Но тебе лучше использовать его, чтобы только взорваться в толпе врагов.
  Его тупой смешок в конце, по всей видимости, обозначал произнесённую шутку. Однако Ростислав совсем не разделил его веселья и подумал, что всё именно так и закончится. Его тут же выцепил спутник из "двойки". В руках он уже вертел свой искусно выбранный жезл.
  -Видал? - самодовольно провёл он жезлом по воздуху, и тут же невдалеке ярко вспыхнула выставленная бочка.
  Позади раздался выразительный хлопок. Ростислава в спину толкнула какая-то тугая волна и заложила ему уши.
  -Перестаньте! - прокричал некий старший участник погрома.
  Он снопом белых искр из своего жезла быстро потушил вспыхнувшую бочку и накинулся на Воздушного мага позади Ростислава, применившего так некстати своё боевое заклинание при помощи своего нового оружия в толпе. Понадобилось некоторое время, чтобы несколько восстановился общий порядок и некоторые научились кое-как применять свои жезлы в деле. Ростислав всё же испытывать свой жезл так и не решился. Настали последние решительные минуты. Всех созвали по школьным группам.
  -В конце этой улицы начинается район чужестранцев. - махнул в сторону одного их поворотов старший думиславец перед всеми. - Радимиринцы как всегда намерены действовать в лоб, коломысловцы не будут вмешиваться до решительного конца, ну а мы же должны отрезать путь к отступлению. Пока радимиринцы будут атаковать с улицы, мы зайдём к чужестранцам по задним дворам. Ну, а дальше по моей команде просто уничтожьте всех, кто движется.
  -А если нас накроет городская стража? - спросил тут же кто-то из слушателей.
  -Сейчас городская стража более опасный противник, чем сами чужестранцы. - произнёс главный. - Если вы её повстречаете, то немедленно сообщите о её появлении всем, кому это возможно вокруг и бегите. Конечная точка сбора - наш Думиславский сад. Атакуем и выходим "двойками". Связь не рушить. Своих не бросать. Главное уничтожить как можно больше их домов и самих чужестранцев. За дело!
  Возбуждённая группа быстро зашагала аз своим лидером в сторону задних дворов. Краем глаза Ростислав успел заметить, что радимиринцы с одиночными выкриками уже стали выстраиваться в боевые линии прямо посередине улицы. Коломысловцы выстраивались неспешно позади них. Действительных училищников было уже не видно.
  -А что будут делать ученики Действительных училищ? - повторил кто-то мысли Ростислава в темноте.
  -Они в погроме будут стоять настороже и помогать нам организовать действия. - ответил ему другой участник.
  -Всё понятно. Как всегда маги будут в боевых порядках, а эти мастеровые отсидятся в глубоком тылу. - проворчал невдалеке третий.
  -Ты лучше посмотри: какие они отличные жезлы сделали! - возразил ему уже четвёртый участник.
  Думиславцы забрались в какие-то садовые заросли, когда услышали нарастающие крики и первый грохот погрома. Радимиринцы уже вступили в дело. Все разговоры давно уже смолкли, и думиславцы лишь поспешнее зашевелились, пытаясь как можно скорей тоже оказаться в гуще событий.
  -Наши уже рубятся. - огорчённо пробормотал боевой товарищ из "двойки" Ростислава, который никогда не терял его из вида.
  Думиславцы перебирались через некие заборы, огибали глухие задние стенки домов, проходили под узкими арочными сводами различных проходов и просто шли по грязной местности, напоминающей скотный двор, а не цивилизованный город. Вдруг стены домов перед идущими расступились, и они оказались посреди хорошо знакомой Ростиславу улице.
  Эта была та самая грязная гномья улица, по которой он ещё год назад совершал свой побег из Китежа в Арту, чтобы вступить в "Луну Смерти". Теперь он вступал в неё уже не просто маленьким испуганным ребёнком, а настоящим малолетним воителем. Кто мог подумать, что судьба так извратится?
  Вокруг были по-прежнему нависающие остроугольные высокие дома с коническими крышами и надстройками из шестов и флюгеров, с перекошенными дверьми и окнами, которые держались в своём уродливом нагромождении только за счёт магии. Также по-прежнему нога без деревянных настилов по лодыжку, если не по колено, проваливалось в вонючие нечистоты, выбрасываемые хозяевами домов прямо на улицу. Всё это порождало вместе с отвращением ещё и недоброжелательные воспоминания у Ростислава. Ощущения от этого были не вполне обычными.
  Радимиринцы, как и ожидалось, атаковали посередине улицы. В центре их атаки оказался трактир, набитый по своей обыденности пьяными гномами. Ворваться внутрь орущие маги не решились и приступили к обильному разнесению с внешней стороны. Наиболее смелые радмиринцы выбрасывали с проклятьями из своих жезлов летающие огненные шары, другие проклятьями вышибали двери и окна, третьи разрушали другими проклятьями все предметы оказавшиеся на улице. Несколько "двоек" откололось от основных сил, чтобы разнести все окна и двери тянувшихся вдоль сторон мостовой, если это месиво посередине можно было так назвать.
  Думиславцы оказались весьма вовремя, так как пьяные гномы привыкли к дракам на улице и не особо обращали на поднятый шум погрома радимиринцев, сидя у себя в трактире. Однако начавшие залетать внутрь помещения огненные шары, взрывные проклятья, ломающие столы и прилавки, вместе с влетающими щепами выломанных косяков, осколками стёкол и ещё различными предметами с улицы вынудили их проявить большее воодушевление при наступлении врага. В дверях трактира появилось их первое войско, нетвёрдо стоящее на ногах, но твёрдое в своём убеждении. Оно было вооружено табуретами, выломанными досками и ножками от столов и стульев, наиболее страстные кухонными ножами и даже личными топорами, которые носили всегда за поясами. И в этот момент малочисленным радимиринцам потребовалась помощь, как никогда.
  Перед погромом Ростислав ещё не совсем понимал, как в нём могут участвовать дети. Он был уверен, что среди погромщиков людей старше шестнадцати лет были считанные единицы. Он был также уверен, что в погроме принимали дети даже младше его возрастом, и их должно было быть немало. Ему было сложно представить, как дети смогут набрасываться на взрослых и оказывать им достойное сопротивление, не говоря о том, что как они могли вообще помыслить о том, что стоит наброситься на взрослых. Но для него всё решил единственный эпизод.
  Дело в том, что снаружи перед радимиринцами оказалось несколько гномьих пьянчуг по привычке, дрыхнувших в уличной грязи. Они стали первыми жертвами нападения. Большинству удалось поспешно убежать от орущей толпы, а другие быстро скрылись за чёрными балахонами окруживших их ребят. Оказалось, что руки и ноги можно было также неплохо применять в погроме точно также, как и проклятья с магическими жезлами. Одному из таких пьянчуг удалось вырваться от дикой толпы и в растерянности побежать прямо к... думиславцам.
  Его лицо было довольно смешно вывалено в чёрной грязи. Ростислав бы даже над ним посмеялся, если не сложившиеся ситуация. Но все ошалели перед выскочившим чужестранцем, не зная, куда себя девать. Не растерялся лишь один главный, приведший их всех сюда. Он смело выбежал навстречу ошалелому гному и одним пинком положил его обратно в грязь.
  -За Беловодье! За Беловодье, мразь! - заорал главный, чуть ли не прыгая на лежащее бочкообразное тело двумя ногами.
  -За Беловодье! - взревели остальные думиславцы, подбегая к распростёртому телу.
  Такой дикой ненависти и злобы Ростислав никак не ожидал. Во все стороны полетели любые предметы, связанные с гномом. Всё одеяние на нём было тут же изорвано в клочья, оторванный капюшон гнома оказался на другой стороне улицы. Каждый думиславец норовил через упавшего гнома пройти своё первое боевое крещение, раздав ему пинок. Ростислав был одним из последних подбежавших. От более решительных действий его спасло лишь то, что радимиринцы несколько отхлынули от трактира, откуда выбежала разъярённая толпа гномов, намеревающихся дать первый организованный отпор. Это заметили многие думиславцы и побежали с криками на выручку.
  Рядом спутник Ростислава по "двойке" попытался дрожащими руками взмахнуть своим жезлом на одного из гномов с табуреткой вдалеке. Но тот лишь досадливо потушил свою внезапно вспыхнувшую одежду на локте. Ростислав же сперва был несколько растерян и просто побежал за большинством к трактиру. Ряд гномов развернулся строем на бегущих думиславцев. Один из них, чернобородый с засученными рукавами, отличался особой решимостью. Он побежал впереди всех с настоящим боевым топором.
  Чернобородый гном с топором бежал впереди своего небольшого клина, а главный думиславец среди своего клина волшебников. Они бежали навстречу друг другу и было видно, что их встреча была неминуемой. Главный думиславец бежал, выставив свою грудь вперёд и даже чуть-чуть отставив свой жезл позади. Это было чистое безрассудство с его стороны, так как в осоловелых глазах чернобородого читалась глухая бездонная пропасть, а его топор был уже занесён для удара за плечо. Ростислав уже видел, как лезвие топора проходило через выпяченную грудь их вожака, и, как на нечистоты улицы падала первая тёмная кровь. Это было невыносимо представлять даже десятые доли секунд, поэтому он вскинул одной рукой вперёд и во всю силу лёгких прокричал:
  -Оледеней!
  В следующий миг чернобородый гном с воплем ухватился за своё лицо обеими руками, выронив топор. Оно было покрыто толстой ледяной коркой. Холод ранил плоть не хуже огня. Это предрешило схватку, так как, лишившись своего негласного главаря, нападавшие гномы растерялись и были разбиты поодиночке. Ростислав ещё долго не мог забыть воплей опрокинутых и избиваемых гномов. Это его почему-то особенно сильно задело.
  Не помня себя от злости за их вопли, он подбежал к одному из ползающих в грязи и избиваемых бородачей и стал сыпать на него леденящими проклятьями, стараясь обратить в замёрзшую статую, подкрепляя свои заклятья пинками. На счастье гнома его тут же избивал какой-то огненный маг, который старался его поджечь. В результате у обоих ничего не вышло, но гном был здорово изранен и замер в своём беспамятстве.
  В это время заполыхал трактир. В последний момент в его дверях появилась девушка в сером платье, которую Ростислав некогда видел за осблугой посетителей. Она была здорово заплакана, закрывая своё лицо руками. В горячке боя все, кто не был в чёрном балахоне, был врагом. Поэтому девушку в грудь сразу же поразило взрывное заклинание. В опасной близости от её головы пролетели поднятые магическим вихрем обломки табурета. Бессмысленное избиение смогли лишь прекратить выскочившие двое главарей. Больше Ростислав рассмотреть девушку не успел, но участь трактира была уже решена. Это был один большой костёр.
  Сохраниться в "двойке" в таком побоище было уже довольно трудно. Ростислав где-то уже потерял своего спутника. Да и все остальные тоже немало перемешались и бросались из стороны в сторону, начиная разбивать обычные жилые дома. В этот момент улица окончательно наводнилась людьми в чёрных балахонах. Сказывалась подошедшая помощь из коломысловцев. Иногда к большому удовольствию погромщиков в окнах мелькала чья-та испуганная рожа из жильцов, и вокруг данного дома сразу собиралось большинство, закидывая, поджигая и взрывая его, как только возможно.
  Этим безумием было уже сложно как-то управлять. Если сигнал к отступлению и был, то его никто не услышал или не захотел слушать и передавать дальше. Так или иначе, вскоре в начале улицы появилась городская стража. Сначала их было немного, но мигом получив небольшое подкрепление, она двинулась в наступление. Первых попавшихся на их пути спасло лишь то, что стража почему-то не стремилась первоначально кого-то схватить, а просто принялась избивать всякого в чёрном балахоне. Многие не стали испытывать свою судьбу дальше и начали разбегаться в свои условленные точки сбора, остальные спохватились только, когда их начали хватать для задержания.
  "Своих не бросать!" - промелькнула лишь мысль Ростислава в голове при этом. Он подбежал к ближайшему задержанному и попытался выкрикнуть стражникам какое-нибудь ледяное проклятье, но тут почувствовал, что охрип. Тут Ростислав испугался во время погрома во второй раз (в первый раз было во время атаки на чернобородого гнома), ведь он был обучен только словесным заклинаньям, а без голоса он не мог творить волшебство. Стражники взглянув на подбежавшего мальчика, злорадно заулыбались. Более лёгкую добычу они и представить не могли. Они уже выставили перед собой волшебные палочки, чтобы свалить Ростислава каким-нибудь парализующим заклятьем, как тот машинально в ответ выхватил из-за пояса и взмахнул жезлом, которого до этого ещё никак не использовал.
  Никто никакого заклятья применить не успел. Нестатичный жезл взорвался в руках Ростислава и отбросил его в сторону. С места взрыва всё заволоклось густым белым паром. Было неясно кому взрыв нанёс больше вреда, так как Ростислав ощущал сильную боль в барабанных перепонках. Все звуки доносились теперь до него, как сквозь толстую вату с тонким писком посередине мозга. К тому же он был уверен, что на несколько мгновений потерял сознание. В паре бродили какие-то тёмные фигуры.
  Ростислав больше не хотел испытывать своё мужество и судьбу. Встав на четвереньки, он поспешно отполз за стены ближайшего здания. Пробравшись в какой-то проулок он ожидал увидеть над собой между крыш уже светлое небо, но вместо этого увидел привычную звёздную пыль. "Странно. - подумал он. - Должно быть уже давно утро." Это были его последние воспоминания с погрома.
  
Оценка: 3.31*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"