Артемьев Николай Владимирович: другие произведения.

Там, где нет солнца (чистовик)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Типичная история про то, как типичный герой на самом деле оказался типичным волшебником и отправился учиться в типичную волшебную школу.

  
  
  Содержание
  Часть I
  Глава 1. Наивный романтик
  Глава 2. Поход
  Глава 3. Туман
  Глава 4. Переправа
  Глава 5. Тёмный лес
  Глава 6. День и ночь
  Глава 7. Отправление
  Глава 8. Путь в Аркону
  Глава 9. Золотые палаты Свентовита
  Глава 10. Вещая песня птицы гамаюн
  Глава 11. Три приюта
  Глава 12. Новый дом
  Глава 13. 'Привет'
  Глава 14. Первая магическая сделка
  Глава 15. Занятия
  Глава 16. Худший ученик
  Глава 17. Сны и боги
  
  
  
  
  
  
  
  Часть I
  
  
   Глава 1. Наивный романтик.
  
  
   Солнечные блики прорывались сквозь густую листву тополей за окном и падали в класс в виде мелькающих лучей. От ветра деревья постоянно раскачивали ветвями и листьями, создавая на полу, на партах, на самих одноклассниках весьма причудливые сочетания теней. Для Ростислава это были далеко не тени, а целые картины сходившихся сражающихся войск или наоборот сказочные огнедышащие драконы, пролетающие над людскими толпами. Лишь досадный доносившиеся шум из класса вырывал его из фантазий и возвращал в будничную реальность.
   А реальность в этот раз оказывалась не совсем будничной. Дело было в том, что первый класс "А" отправлялся в поход. Да не в какой-нибудь обычный поход на природу на несколько часов, а в самый настоящий с ночёвкой, палатками, рыбалкой и многим чем другим интересным, что не бывает интересным в других однодневных походах. Только, как ребята и взрослые договаривались, Ростиславу не нравилось.
   Всё началось с Вовы Крутова. Он всегда был хвастлив и заносчив перед другими одноклассниками. Дело было в том, что его отец был каким-то очень богатым бизнесменом и покупал всегда только одно новое, чем Вова всякий раз любил похвастаться. В классе у него всегда были какие-то модняцкие фирменные джинсы и кепка с непонятными символами далёкой бейсбольной команды. В любом случае среди одноклассников это считалось круто, и Вова никогда не был обделён вниманием, от чего ещё больше начинал хвастаться новыми приобретениями игр для приставок или даже папиной новой магнитолой в машине.
   Хоть Вова учился плохо и был заядлым троечником, но в последней четверти ему удалось каким-то чудом где-то выцарапать себе четвёрку по математике, и его отец на радости предложил классному руководителю сделать всему классу подарок - отправиться всем классом в трёхдневный поход на природе. Основные расходы по питанию и организации он брал на себя, и ребятам оставалось только договориться на какое число отправляться. И это оказалось самым трудным.
   Сразу же оказалось, что кто-то уезжает в санаторий вместе с родителями, кто-то на отдых на юг, кто-то на дачу, так как обсуждение происходило в конце мая в жаркий день, когда все основные уроки закончились, отметки были выставлены, все устали от учёбы и стремились разбежаться по своим домашним уголкам. Некоторые отказывались идти в поход, потому что он намечался всё-таки в летние каникулы, когда совершенно ничего делать не хотелось. В конце - концов, от разнообразных криков со всех сторон даже у классной руководительницы Нины Павловны разболелась голова, и она ушла домой, оставив детей одних разбираться в своих обсуждениях.
   Ростислав тоскливо поглядел на большие настенные часы над школьной доской. Все стрелки часов давно уже перевалили за двенадцать, и школа уже опустела до начала сентября. Договариваться ребятам надо было во что ни бы стало, иначе больше всех собрать в одном месте не удалось бы.
   -Мы должны всё-таки решить, кто обязательно пойдёт в поход! - кричал с места кафедры учителя Вова Крутов. - Мой отец сказал, что нужно знать точное число едоков до завтрашнего дня!
   -Я может быть пойду, а может быть и нет. - разводил растерянно руками известный хулиган и двоечник Мишка Сидоров. - Откуда мне знать, как мне захочется?
   -По-моему лучше сначала объявить дату похода, а затем спрашивать, кто собирается идти - вставал со своего места отличник Женя Голубцов.
   -Ну, кто идёт? Ну, поднимите руки? - уже жалобно обводил всех глазами Вова Крутов. - Ну, нужно количество же.
   Несколько человек осмеливались поднять руки вверх.
   -Ребята, ну вы чё? - обижался Вова. - Так мало? Ни в индейцев, ни в ковбоев сыграть. Вообще ни во что!
   -А сколько нужно человек набрать? - спрашивал Женя Голубцов с задней парты.
   -Наберём уж сколько-нибудь - сверкал на него глазами с кафедры Вова. - Давайте уже составлять список. Вот Юля Звоницкая идёт в поход или нет?
   Тут класс на время притаился. Даже Ростиславу стал интересен ответ Юле по одной простой причине: Юля Звоницкая была признанной красавицей класса и в неё были явно влюблены все мальчишки, в том числе он. В этом, конечно же, никто и никогда на свете не признался бы, но Юлю могли очень быстро окружить все мальчишки класса и занять её пустяковыми разговорами. Больше никакая другая девочка из класса таким успехом не пользовалась. Белокурая, голубоглазая Юля Звоницкая с слегка вьющимися волосами и острым лицом казалась Ростиславу самим воплощением красоты. Несколько раз он хотел к ней тихонько подойти и признаться в любви, но Юля почти никогда не оставалась одна, то к ней приставали другие мальчишки, то она вечно была окружена подружками.
   -Я не знаю - кокетливо закатила глаза Юля.
   Ростислав подумал, что если Юля отказалась бы пойти на какое-нибудь мероприятие, то и половина мальчишек отказалось пойти на него тоже. В общем, если бы Юля не пошла, то и ему в походе было бы почти нечего делать. Ростиславу становились обсуждения всё более неинтересными.
   -Как же так Юля? Давай соглашайся! - настаивал Мишка Сидоров, озорно подмигивая девочке. - Без тебя никто из мальчишек в поход не пойдёт!
   -А вот и нет! - взволнованно проговорил Вова Крутов.- Я лично пойду в поход в любом случае. Даже если буду один!
   -И я тоже! - некстати поддакнул Мишка Иванов, один из самых толстоватых в классе.
   -Я пойду, если все пойдут. - сказала Юля.
   -Так все и пойдут. - заверил Вова. - Или мой папа зря старался? Короче, собираемся все у школы через две недели.
   -Почему именно через две недели? - взъерошился Женя с задней парты.
   -Потому что я так решил. - сверкнул глазами на него опять Вова. - Чей папа, в конце - концов, всё оплачивает?
   -По-моему, всё должны решать родители на собрании, а не мы. - заявила рыжая Надя Сорокина. - Мы занимаемся чепухой!
   -А что такое чепуха? - спросил Мишка Сидоров, вылупив на неё глаза.
   Собрание класса превращалось опять в словесную свалку. Несколько ребят похватали портфели со столов и ушли уже домой. Остались одни спорящие. Мысли Ростислава по мере продолжения собрания начинали расползаться в сторону. Ему хотелось вернуться домой за любимую книжку фэнтези, которую он начал читать, где начиналась битва между гоблинами и гномами, одновременно он вспоминал, что скоро родители разрешат купаться в речке с началом лета и неплохо бы сходить на местный пляж. Ползающие тени деревьев на полу для него опять превращались в причудливые фигуры людей и зверей, а в душе у него наставала полная расслабленная безмятежность.
   -Я не могу прийти через две недели в поход.- внезапно заявила среди хора возмущённых голосов Юля. - Ровно через две недели я уезжаю к бабушке в деревню. Может быть, тогда назначить поход через десять дней после начала каникул?
   По классу прокатился ещё более сильный стон разочарованных предложением голосов.
   -А как же другие, которые не смогут прийти? - спросил рассеянно Вова.
   -Я по-другому не смогу. - сказала Юля и замолчала.
   -Ну хорошо. - пробормотал Вова. - Я поговорю тогда с папой, и поход начнётся через десять дней, а не через две недели, пока все не разъехались, и может прийти Юля.
   Ну что ж, это было важное решение. Ростислав понял, что Юля скорей всего отправится на мероприятие вместе со всеми, а от этого становилось намного веселей. Собрание на этом подошло к концу, все похватали портфели со столов и отправились домой.
   Так как Ростислав был в благодушном расслабленном состоянии, то он собрался позже всех и вышел из школы одним из последних. Небольшой молодой городок, где он жил весь утопал в цветущей зелени. Дорога домой от школы у него лежала через узкую аллею, по краям которой росли пышные тополя. И сейчас они мягко шелестели и покачивались, словно манили мальчика в дорогу. Ростислав сделал уже первый шаг вниз по ступеньке с крыльца, как увидел, что Юля Звоницкая вышла из школы совершенно одна. Внутри у него всё пересохло от волнения, так как он понял, что это был, возможно, единственный шанс переговорить с ней наедине. На улице, в это время, тоже не оказалось ни единой души.
   Возможно, Ростислав в другое время просто бы повернулся спиной и пошёл своей дорогой, сделав вид, будто не заметил Юлю, но в этот день очевидно солнце сильно припекло ему голову, потому что уже за спиной девочки он осмелился её окликнуть.
   -Да? - удивлённо повернулась девочка.
   -Эээ ... мне надо кое-что тебе сказать - пробормотал смущённо Ростислав.
   -Да? И что же? - ещё больше удивилась девочка.
   -Я тебя люблю! - выпалил Ростислав, собравшись духом.
   -И что дальше? - спросила Юля. - А я тебя нет.
   -То есть, как нет? - слегка ошеломился Ростислав и даже поспешно зашагал рядом с ней, когда девочка равнодушно повернулась к нему спиной и пошла домой. - А почему?
   -А ты разве не знаешь? Посмотри на себя! - кивнула ему Юля.
   -А что такого во мне? - осмотрел свою одежду взглядом Ростислав.- Что-то не так?
   -Ну, вот скажи: за что тебя можно любить? - спросила она.
   -Ну как... - Ростислав аж растерялся от такого откровенного вопроса. - Ну, я добрый... заботиться о зверушках могу...
   -Да? А откуда мне это знать? Ты ведь ни с кем не разговариваешь! - сказала Юля.
   -Как не разговариваю? Вот с тобой я же разговариваю. - пробормотал Ростислав.
   -А в классе ты всегда молчишь. Все знают, что ты на самом деле чудик. Каждый день приходишь, садишься на заднюю парту, подпираешься рукой и просто смотришь в окно.
   -Так я это... на уроках же отвечаю... - попробовал за себя заступиться Ростислав.
   -Когда тебя другие спрашивают и то невпопад! - отрезала Юля. - Ты же ни с кем не общаешься, никто тебя в классе толком не знает. Ты всё время сидишь и смотришь то в окно, то в пол.
   -Мне это... мысли тогда умные приходят...- пробормотал Ростислав.
   -Умные мысли!? - засмеялась Юля. - Ну и какие же умные мысли тебе приходят?
   -Я это... не помню их сейчас... что-то забыл... - почесал лоб Ростислав.- О хоббитах там всяких разных... гоблинах...
   -Кто такие хоббиты? - удивилась девочка.
   -Да книжка есть одна. Я её сейчас читаю. Очень интересная. - затараторил обрадовано Ростислав.
   -Ты книжки любишь читать? Как Женька Голубцов? - спросила Юля.
   -Ну я не знаю, что читает Женька, а я люблю. - сказал Ростислав.
   -Ты никогда этого не говорил.
   -Так меня никто и не спрашивал.
   -Вот видишь. У тебя потому ведь нет даже друзей.
   Ростислав открыл рот, чтобы ей возразить, но тут же понял, что это была правда. Он не мог вспомнить ни одного человека, которого мог назвать своим другом. Ещё давно, в детсаде, во время игр ему казалось, что он всегда окружен какими-то друзьями, но во время школы они все куда-то подевались. Некоторое время они шли рядом молча.
   -Да я боюсь просто лишнего слова сказать, а то вдруг накажут или засмеют. - разоткровенничался Ростислав. - Меня, знаешь, в детском садике воспитательница напугала. Во время тихого часа я болтал без умолку, а она меня подозвала к себе так спокойно. Достала нитку и иголку, и говорит:"Ещё слово скажешь я тебе рот зашью, вот этой ниткой и иголкой". А я маленький был и испугался до смерти, что и вправду рот зашивать начнут.
   -Ааа...- скучающе сказала Юля. - Понятно.
   Настала опять неприятная натянутая тишина, и тогда Ростислав поспешил её заполнить:
   -А что тебе ещё не нравится во мне?
   -Ты некрасивый.
   Ростислав даже остановился на несколько мгновений, как вкопанный. Пожалуй, это было самое обидное откровенное замечание.
   -Посмотри на свою причёску. У тебя же большой утиный красный нос и большие торчащие уши! - сказала Юля, указывая ему на лицо.
   Ростислав почувствовал, как краснеет. Однако он не мог ничего обидного сказать в ответ. Ему не хотелось оскорблять Юлю, да и недостатков особенных он в ней не видел. Помимо старой поношенной одежды, он действительно мало ухаживал за своей дешёвой шарообразной причёской, и его волосы мышиного цвета торчали в разные стороны лохмотьями. К тому же у него было довольно неказистое лицо из-за больших торчащих ушей и носа, похожего действительно на утиный.
   -К тому же, как ты одеваешься? Посмотри на свои поношенные джинсы и серую кофту! Я бы такого никогда бы не одела. - продолжала Юля.
   -Ещё бы, ты ведь девочка - пробурчал себе под нос Ростислав, разглядывая свою изношенную одежду.
   -Может ты мне что-нибудь подарить? - спросила Юля, усмехнувшись.
   -Мне не дают деньги. Я ничего не могу купить для тебя. - растерянно произнёс Ростислав.
   -Ну, вот видишь, за что тебя любить?
   -Так может я это...-Ростислав потёр свой нос.- Может быть исправлюсь и ты меня полюбишь?
   Юля ничего не ответила, и они прошли молча до самого её дома.
   -Только ты не рассказывай никому о том, что мы сейчас говорили. - проговорил на прощание Ростислав. - А то, знаешь, меня все засмеют.
   -Конечно. - произнесла Юля.
   Обратная дорога домой оказалась очень тяжёлой. Ростислав был очень расстроен отказом, но маленькая и юркая мысль, что всё ещё можно наладить его не покидала. "Я обязательно проявлю себя в походе, и тогда она увидит какой я добрый и заботливый"- утешал себя Ростислав. Он знал, что это просто выдуманное утешение для себя, но в него очень хотелось верить. Всё-таки отказ от взаимной любви оставался отказом, и ничто не могло поменять его. Ростислав возвращался домой, но теперь тополя для него не качались, маня его вдаль, солнце празднично не блестело и птицы между собой, не перекликались, возвещая о скором начале лета. Вся дорога домой слилась в одну серо-зелёную полосу. Ростислав серьёзно стал думать не идти в трёхдневный поход вместе с классом, чтобы не видеть Юлю, пока не оказался перед своим домом.
   Он жил практически в центре маленького родного городка в блочной многоэтажке в серой двухкомнатной квартире, выходящей окнами на унылый внутренний дворик. Во внутреннем дворике почти ничего не было, кроме вкопанных наполовину ряда старых резиновых шин и затоптанного грунтового футбольного поля с покосившимися деревянными рамами игровых ворот. Ростислав очень редко видел здесь играющих ребят, а если они и были, то это были слишком старшие по возрасту, чтобы присоединиться когда-нибудь к ним играть, и сплошь незнакомые.
   Ростислав на этот раз, как никогда слишком поздно вернулся из школы. Прошло наверно два часа, как он должен прийти, и он вправе ожидал серьёзного нагоняя от родителей. Однако, когда он щёлкнул замком входной двери, зайдя внутрь, он лишь услышал голос мамы:
   -Ростислав, ты? Садись за стол - кушать пельмени. Они уже все остыли.
   Ростислав облегчённо вздохнул. По крайней мере, никакого нагоняя не ожидалось. Он спокойно разделся в прихожей и помыл руки перед едой. Проходя по коридору мимо гостиной, он краешком глаза заглянул внутрь. Всё так и есть. Его папа находился в кресле перед телевизором и просматривал телеканалы. В его линзах квадратных очков прыгал синий огонёк выпуска новостей.
   -Как сегодня было в школе? Что нового изучали? - спросила мама Ростислава, когда он безрадостно толкал вилкой пельмени в тарелке.
   -Сегодня у нас было классное собрание. Мы обсуждали, когда пойдём в поход. - ответил кисло он.
   -Да, и что же? К какому мнению вы пришли?
   -Мы решили собираться через десять дней после начала каникул возле школы, а подробности сказали, что обсудят на родительском собрании. - пробормотал Ростислав.
   -Ох, уж этот поход! И зачем его папа Крутова его придумал? - проговорила мама.
   -Ну, ты же знаешь, как его сын Вова Крутов учится. Для него четвёрка в четверти, всё равно, что все годовые пятёрки получить.
   -И всё же ты должен быть пообходительнее с этим мальчиком. Его папа очень уважаемый человек в нашем городе.
   -А по-моему он тупица. - угрюмо пробормотал Ростислав. - На деле на уроке он даже два плюс два не может сложить.
   -Нельзя так говорить. Ты слишком высокомерный. Будь снисходительнее. К тому же ты сам не блещешь своими познаниями.
   -Мне неинтересно и скучно отвечать на школьные вопросы. Мне их легко выучить. К тому же, это не самое главное в жизни. - пробормотал мальчик.
   -А что же по-твоему главное в жизни? - усмехнулась мама.
   Ростислав вздохнул и угрюмо уставился в свою тарелку.
   -А вы придёте на родительское собрание или опять пропустите его? - спросил он.
   -Твой папа должен на него сходить - нахмурилась тут же мама. - У него опять какие-то проблемы на работе.
   Ростислав опять уставился в тарелку. Он прекрасно понимал, что, как говорила мама, в семье настали тяжёлые времена. Папа теперь чаще возвращался домой с работы пораньше, и всё чаще злым и раздражительным. Он мало с кем общался в доме и практически сразу же уставлялся в телевизор.
   -Я хотел бы сходить в поход. - пробормотал лишь растерянно Ростислав.
   -Конечно сходи. - сказала мама. - А я переговорю с папой, чтобы он пришёл на собрание.
   Она встала и вышла из-за стола. Из гостиной послышались голоса на повышенных тонах. В последнее время мама и папа часто ссорились между собой, хотя и пытались скрывать это от Ростислава. Однако он прекрасно слышал их ссоры из соседней комнаты. Мальчику это никогда не нравилось. И теперь они ясно спорили, кто должен пойти на родительское собрание.
   -С каких это пор моей обязанностью стало ходить на родительские собрания? - возмущался папа.
   -А с каких пор все работы по дому должна выполнять только я одна? - в ответ возмущалась мама.
   -Раньше таких проблем не возникало.
   -Раньше ты интересовался семьёй!
   -Ну, хорошо, допустим, я приду на это родительское собрание. А какой толк от этого дурацкого собрания? Опять директор будет просить денег на ремонт?
   -Неужели это так сложно сделать? Отсидишь пару часов и уйдёшь.
   -А почему бы тебе самой не сходить на это самое собрание? Неужели ты завтра занята?
   -А я могу позволить себе хотя бы один день отдыха? Что ты выполняешь дома? Помог хоть как-нибудь.
   -Дорогая, ты прекрасно знаешь какие у меня проблемы на работе. Мне сейчас не до житейских мелочей.
   -В общем, ты мог бы и оторваться от телевизора ненадолго и сделать одно полезное дело.
   Ростислав не выдержал и быстро прошёл из кухни через гостиную к себе в комнату. При его виде родители быстро замолчали, но ненадолго. А Ростислав быстрее рылся в письменном ящике стола, где он хранил какую-нибудь заветную недочитанную книгу. Он быстро погружался в неё и уходил от всех проблем. Сюжет в ней был всегда прост и понятен, герои знакомы, а добро всегда побеждало зло. Сегодня был определённо наихудший день из его жизни.
  
   Глава 2. Поход.
  
  
   Через некоторое время поход всё-таки настал. Отец Ростислава сходил всё же на собрание, откуда с недовольным лицом принёс целый список вещей, которые необходимо было взять с собой. В них не было ничего обычного. Все основные принадлежности с собой забирали сопровождающие взрослые. Под походный рюкзак сгодился вполне обычный школьный портфель. На удивление всё на родительском собрании прошло сглажено.
   Надев свой лучший спортивный костюм и захватив вместе с запасным комплектом белья сухпаек в виде бутербродов с колбасой и газировкой, Ростислав направился ровно в девять часов к школе, где собиралась основная команда.
   Уже издали был заметен разбитый лагерь. У входа перед школой стояла чёрная машина папы Вовы Крутова, сотрясающиеся от громкой музыки. Её дверь была слегка приоткрыта, и оттуда торчали его вытянутые ноги. Насколько слышал Ростислав, он совершенно не собирался надолго оставаться с детьми и уезжал вечером обратно в город, а утром его должен был сменить другой взрослый.
   У крыльца сгрудилась несколько детей-велосипедистов. Среди них явно выделялся Вова Крутов, у которого был специальный горный велосипед с пятью передачами скорости, и теперь он им важно хвастался, покровительски похлопывая ладонью по его мягкому сиденью. Стоящие рядом на велосипедах Миша Сидоров и ещё один одноклассник Дима Скворцов явно с огорчением разглядывали свои стандартные зелёные конструкции. Остальные дети сидели на заборе или висели на перилах, кто во что горазд. Ростислав был даже удивлён количеством пришедших, так как думал - соберётся меньше половины или половина класса.
   Впрочем, уже на подходе к школе к нему в душу закрались нехорошие предчувствия. Сначала Ростислав постарался найти незаметно глазами Юлю и заметил её у забора в окружении вечных подружек, которые при виде его очень громко засмеялись. У Ростислава от этого неприятно похолодела спина. Особенно когда он заметил самодовольную улыбку Вову Крутова, обращённую к нему. Не успел Ростислав войти во двор, как услышал крик Вовы:
   -Жених и невеста!
   -Ничего подобного! - тут же поспешила парировать с забора Юля. - Как он может мне понравиться прыщавым?
   -Ну что когда свадьба будет между вами? - не унимался Вова.
   Ростислав опять почувствовал, как у него отнимаются ноги. Только на этот раз не от горечи, а от стыда. Он был готов провалиться сквозь землю от позора, что-нибудь сделать, но не выносить теперь насмешки одноклассников всю дорогу. Неужели Юля не сдержала своего слова? Тем более у Вовы и его друзей были велосипеды, а это значило, что от них теперь в дороге было не так-то просто отвязаться.
   -Да ты не отпирайся, уже все знают. - проговорил авторитетно Вова. - Юлька о тебе уже всем рассказала.
   К облегчению Ростислава в это время близко расслабленным подошёл папа Крутова.
   -Я поеду вперёд! - указал большим пальцем назад на машину он классной руководительнице Нине Павловне. - А то чего здесь торчать? Там у меня заднее сиденье под завязку набито вашими палатками, а багажник различными крупами. Я вывалю всё это на месте планируемого привала и там буду вас ждать.
   -Хорошо. - кивнула Нина Павловна.
   Она посмотрела на время и свистнула в свисток, висящий у неё на груди.
   -Дети! Пора собираться! - объявила она. - Кто опоздал, тот не успел. Выстраивайтесь попарно в колонну!
   Дети нехотя потянулись со всех сторон. Ростислав осмотрелся со всех сторон. Всего пришло человек пятнадцать не больше. Вперёд выехали нетерпеливые велосипедисты, которые стали нарезать свои первые круги. Рядом встал Миша Иванов.
   -Ну что, ты насколько дней? - спросил он.
   -Ну как, на три дня. - пробормотал Ростислав. - А что?
   -Да я всего на один день отправляюсь. Родители сказали, что мне нужно соблюдать режим. - похлопал по своему объёмному животу Миша. - Да и скучать наверно будут. Как же тебя отпустили из дома настолько времени?
   -Не знаю - пожал плечами Ростислав. - Может им сейчас не до меня.
   Вскоре небольшая колонна тронулась в путь. Замыкающим шёл незнакомый Ростиславу взрослый, который был толстоватым добродушным дядечкой в белой обтягивающей футболке, а во главе классная руководительница. Вова сначала ехал гордо впереди, пощёлкивая передачами, но затем это ему наскучило, и он попросился уезжать подальше "на разведку", вместе с ним отправились остальные велосипедисты.
   Стояла на редкость ясная нежаркая погода. Путь класса сначала пролегал по окраинам городка, а затем нужно было пройти около пяти километров до ближайшего привала за его пределами.
   Окраины городка разительно отличались от центра, где жил Ростислав. Это были одноэтажные покосившиеся частные домики, выкрашенные в зелёный цвет. Некоторые из них были настолько старые, что по самые нижние рамы окон опустились в асфальт. Сам же асфальт здесь был нещадно разбит, и движение машин было медленное. Здесь Миша Иванов довольный уже достал газировку из своего рюкзака и стал её распивать, не доходя до привала.
   За городом их небольшая группа сначала двигалась по основному шоссе, затем свернула по грунтовой дороге, а потом опять и вовсе вильнула в сторону от всех дорог и углубилась в чащи разнообразных рощ. Идти оказалось непривычно далеко. Некоторые уже успели устать, поэтому с облегчением восприняли долгожданную остановку на привале. Ростислав же поразился выбранному месту остановки.
   Оно лежало на берегу местной реки, которая резко петляла между двумя холмами. С обоих берегов она была густо покрыта рощами деревьев. Был на её берегу и удачный пологий спуск, и спуск, уходящий в болото с поросшими камышами, и даже крутой обрывистый берег на холме, где можно было очень удобно наблюдать за всей водной гладью.
   Отец Вовы Крутова уже ожидал всех на поляне рядом с прибрежной рощей и пологим спуском в речку. Как и обещал, он вывалил всю кучу палаток и съестных припасов прямо посреди будущего лагеря, и теперь ждал всех со скрещёнными руками на груди.
   -Ну, как долго можно вас ждать? - недовольно пробормотал он при приближении класса. - Я уже целый час здесь нахожусь.
   -Это же дети. - растерянно оглянулась Нина Павловна. - Они идут очень медленно.
   Сначала был разбит пикник, где дети достали свои первоначальные запасы провизии.
   -Уступите место жениху и невесте - сразу же начал подкалывать появившиеся Вова.
   -Да сколько уже можно! - подняла глаза вверх Юля. - Я же вам сама всё рассказала. Если он мне бы нравился, стала ли я рассказывать о признании всем? К тому же, он сам меня просил молчать.
   Ростислав старался упорно не вмешиваться в эти разговоры. Когда все остатки выложенной провизии были поглощены, настало время разведения костра. Всех для начала разослали искать хворост. После того, как накопилась достаточно приличная куча, Нина Павловна всех расставила кругом, решив одновременно преподать урок безопасной жизнедеятельности. Она с увлечением выкопала лопаткой дёрн, разложила хворост особым образом и зажгла костёрок, сопровождая всё это ужасными нравоучениями, как надо всё это выполнять. Становилось очень скучно и все обрадовались, когда, наконец, засверкал огонёк костра, и разбежались в разные стороны по более интересным делам.
   -А теперь настало время настоящей охоты. - сказал Вова, извлекая из своего настоящего походного рюкзака спиннинг.
   -Дурак, это же удочка для рыбалки, а не для охоты. - не замедлил буркнуть Мишка Сидоров.
   -Сам дурак! - обозлился Вова. - А то я не знаю.
   -Можно с вами? - вызвался вдруг Ростислав, который никогда в жизни ещё не рыбачил.
   -А ты умеешь рыбачить? - нахмурился Вова.
   -Нет. Но очень хочу научиться. - попросил Ростислав.
   -Знаешь, что, жених, оставайся тогда на берегу, а то ты ещё неудачу принесёшь. - проворчал Вова, заламывая свою удочку за спину.
   Вместе с новоявленным рыбаком умчалось ещё пара ребят, которым просто хотелось поглазеть на рыбалку. Большинство отправилось же играть в ковбоев и индейцев, что было одно и то же, что и казаки и разбойники. Ростислав не захотел к ним присоединяться, так как заметил там Юлю, и сбежал подальше от их насмешек.
   Он уже давно присмотрел себе другое место, где можно было расположиться. Это было на вершине пригорка, возвышающегося над крутым берегом реки, где она делала резкий петлистый разворот между двумя холмами. Пригорок видимо был некогда намыт речкой, когда она имела несколько другое русло, и теперь на склоне холма зарос низкой травой. Однако река вновь изменила своё русло и стала его постепенно обратно размывать, образуя крутой берег. Перед пригорком не было никакого леска, и река замечательно просматривалась отсюда в обе стороны. Отсюда же пониже слева была видна полянка с разбитым лагерем и дымящимся костром. Периодически на полянку с криками с противоположных рощ выбегали в атаку друг на друга, то индейцы, то ковбои. Также можно было заметить рыбаков во главе с Вовой, которые бегали вдоль всего берега, выбирая себе место клёва. Взрослые же совсем перестали обращать внимание на детей. Вовин папа дремал в своей чёрной машине под ветвистыми прибрежными деревьями, в то время как Нина Павловна и другой взрослый добродушный дядька ползали по земле и ставили палатки, вбивая колышки в землю.
   Поначалу Ростиславу было интересно смотреть на игру своих одноклассников. Потом он пытался рассмотреть, что там делает Вова со своим спиннингом вместе с парой зевак. Зеваки от него один за другим быстро отстали, а сам он постепенно исчез, уйдя по берегу выше по реке. По всей видимости, клёва здесь не было. "Или они не умеют ловить рыбу." - не мог не подумать злорадно Ростислав.
   Место ему понравилось и тем, что здесь можно было посмотреть на текучую воду. Ростислав пока не мог объяснить, чем его так привлекала вода. Особенно, когда её было так много, как здесь. Солнце над рекой стало немного клониться к западу, и вместе с этим над рекой появлялись новые лучезарные блики, образующие серебристую дорожку по реке от берега до берега. Ростиславу показалось, что в свете этой дорожки несколько рыб игрались хвостами. Присмотревшись, он убедился в этом. Несколько довольно крупных рыб высовывали над водой свои длинные чешуйчатые хвосты и колотили ими по водной глади. Рыба в реке была и довольно крупная, и Ростислав уже начал предвкушать уху на ужин.
   Ребятам же надоело вскоре играть в индейцев, и они быстро перешли к купанию. Тут Ростиславу вспомнилось, что он забыл плавки дома. Пришлось, сгорая от зависти, наблюдать за купающимися со стороны. Он спустился к лагерю. В это время с берега вернулся весь грязный и недовольный Вова. Он не поймал ни одной рыбы.
   -Здесь рыба какая-то тупая. - пробурчал он в своё оправдание.
   -А прикормить её не пробовал? - участливо спросил его добрый дядечка в футболке.
   -Во! - достал удручённо из своего кармана пустой целлофановый пакет Вова. - Всю манку потратил.
   -Может, удочку надо было подальше закидывать? Я видел рыбу на середине реки.- предложил Ростислав.
   -Если такой умный, то иди сам попробуй закинуть. - протянул ему свой спиннинг Вова.
   Это было что-то. Видимо Вова был сильно расстроен, если предлагал просто так попользоваться своей вещью! Ростислав с интересом взял из его рук протянутую удочку.
   -А как ловить ею? - спросил он, разглядывая механизм спиннинга.
   -Как, как. Ты что в фильме не видел, как ловят рыбу? - ехидно спросил Вова.
   -Нет - соврал Ростислав.
   -Ну закидываешь просто крючок в воду и ловишь. - усмехнулся Вова и вдруг начал жестами подзывать к себе своих друзей.
   -А где ловить то? - огляделся по сторонам Ростислав.
   -А вот там и лови - махнул в сторону купающихся Вова, ехидно усмехаясь. - Рыба там больше клевать будет.
   Под недобрые смешки нескольких сгрудившихся одноклассников Ростислав подошёл к краю пляжа. Он не знал в чём подвох, хотя и ощущал его. Тем не менее, он почему-то наряду с этим ощущал, что обязательно сможет поймать рыбу. Он остановился в некоторых раздумьях перед броском лески в воду.
   -А мы ничего не забыли? - посмотрел на пустой крючок Ростислав. - Мне, кажется, на крючке должен быть червяк.
   -Ты не обращай внимания. - под смешки перешептывающихся товарищей заявил Вова. - Крючок сам на червяка уже похож. Глупая рыба сама его и заглотит.
   Посомневавшись ещё мгновенье, Ростислав забросил крючок в воду. Моментально вокруг него собралась пара ребят во главе с Вовой. Со всех сторон послышались непонятные смешки.
   -Смотри! Смотри! У тебя уже дёргает!
   -Подсекай! Подсекай!
   -Ух, сорвалась видимо!
   -Жених, жених, а сколько сидеть здесь собираешься?
   Ростислав несколько раз с непонятным видом под смешки наблюдающих ребят вынимал удочку из воды, но она легко поднималась, и крючок был пуст. Это ещё больше веселило ребят.
   -Ты её не прикармливаешь! Рыбу прикормить надо! А давай мы её прикормим камнями?
   -Эй, тащите камни! Сейчас рыбу прикармливать будем!
   Несколько камней врезалось в водяную гладь.
   -По-моему рыба от этого только больше испугается. - неуверенно пробормотал Ростислав.
   -Да мы же любя. - похлопал его фамильярно по плечу Вова. - Мы же тебе помочь хотим.
   В это время, держа в руках спиннинг, Ростислав почувствовал его некоторую тяжесть. Леска вдруг натянулась и повела. Не помня себя, мальчик резко дёрнул удочку из воды и вытянул большую дёргающиеся серебристую рыбу. Все находящиеся вокруг ребята даже раскрыли рты от удивления.
   -Лещ! Ей Богу, лещ! - воскликнул рядом Мишка Сидоров.
   Со всех сторон послышались возгласы:
   -Ну, ты даёшь!
   -Как тебе так повезло?
   -А подсёк как! Подсёк!
   Окружающие ребята сами помогли снять с крючка пойманную рыбу и положить в сумку из проволочной сетки, а весь довольный и сияющий Ростислав вновь забросил удочку. Не прошло и минуты, как он выудил из водной поверхности новую брыкающиеся серебристую рыбу. По красноватым плавникам можно было определить, что это карась. Уже никто не мог скрыть своего удивления:
   -Ну как тебе так удаётся?
   -Как ты подсекаешь рыбу?
   Ростислав ничего не хотел говорить, потому что третья рыба была настолько большой, что её пришлось волочить по земле. Это оказалась достаточно здоровая щука.
   -С каких это пор щука заинтересовалась пустым крючком? - совсем удивился Мишка Сидоров, который оказывался явным знатоком рыбалки.
   -Ребята, а что здесь происходит? - спросил подплывший с воды Дима Скворцов.
   -Тут Ростик на пустой крючок три рыбины поймал! - воскликнул Мишка Сидоров.
   -Ничего себе! А что вы нас купающихся не предупредили? Прикормили тут рыбу и ловите! - заворчал, быстро отплывая, Димка.
   -Ничего подобного! Я здесь не прикармливал! - крикнул ему вдогонку Вова. - Я же не дурак прикармливать рыбу там, где будут купаться!
   А между тем Ростислав вовсе рыбу не подсекал. Хотя бы, потому что он не умел и впервые в жизни рыбачил. Это могли видеть все ребята, так как он часто клал удочку на землю и хватал её, когда уже совсем поплавок дёргался из стороны в сторону.
   -Полезу я из воды! - проворчал Димка, вылезая на берег. - А то расплодили здесь рыб. Того и смотри какая-нибудь укусит тебя и подхватишь заразу.
   Наконец, Вова не вытерпел всеобщего внимания на Ростислава. Он выхватил из его рук свой спиннинг, сказав, что это его вещь и потянул на себя пойманную рыбу, но та неожиданно сорвалась. Наверно впервые за всю удачную ловлю. Однако Ростислав был уже удовлетворен своим результатом, наловив не менее двух десятков жирных экземпляров. После его ухода рыба больше на спиннинг не ловилась, как бы ни сыпали в воду манки и не пробовали подсекать. Все попробовали уговорить Ростислава половить ещё немного рыбки на том же месте, но тот уже нарыбачился за этот день и отказался.
   -Ну, ты даёшь! - похлопал его по спине Мишка Сидоров. - И как ты сумел поймать столько рыбы? Говоришь, что не рыбачил? Ведь на пустой крючок никто не ловит, там приманку насаживают: хлеб или червяка, кому как нравится.
   -Ну, я не знал - смущённо пожимал плечами Ростислав.
   Проходя мимо группы девочек, он с последней надеждой кинул взгляд на Юлю. Однако, она, заметив его, подчёркнуто презрительно поджала нижнюю губу и вздёрнула подбородок.
   -Подумаешь, Ростик наловил рыбу, сейчас Вовка ещё больше наловит! - произнесла она нарочито громко.
   Часть пойманной рыбы быстро почистили и освежевали, сварив уху. После ужина часть ребят отправлялась домой, так как родители не хотели оставлять их с ночёвкой в лесу. Их увёз на своей чёрной машине Вовин папа, который всё это время дремал, а когда пробудился - лишь нашёл своего сына и отругал его за грязные джинсы "Левис".
   С вечером заканчивался день и оставшиеся развлечения. Ростислав ещё сыграл вместе с остальными в зарницу и посидел у костра.
   На жёсткой земле совершенно не хотелось спать, и Ростислав с ужасом представлял себе, что впервые в своей жизни не уснёт до утра. Всего было пять палаток, рассчитанных на двоих взрослых человек каждая. Но там, где умещалось двое взрослых, умещалось трое первоклашек. Тем более их число значительно сократилось после ухода части из похода.
   Уже ночью со стороны реки поднялся туман. Это грозило обернуться утренней росой, что было малопривлекательно для ночующих почти под открытым небом. Ростиславу не спалось, так ещё в соседних палатках проходило какое-то веселье, кроме палатки взрослых, где доносился богатырский храп добродушного сопровождающего дядечки. Чей он был родитель Ростислав так и не узнал. Соседом по палатке ему достался Женька Голубцов, тоже заснувший словно по команде. Весь изворотившись, Ростислав решил выйти прогуляться.
   На улице туман валил с реки густыми клочьями пара, хотя вроде река не могла настолько сильно прогреться днём. Ростислав в первый раз видел, чтобы завеса тумана была настолько густой и стремительно покрывала берега реки. "Сегодня у меня много, что было в первый раз. - подумал Ростислав. - В первый раз отправился в поход с ночёвкой, в первый раз не могу уснуть всю ночь, в первый раз наловил рыбы, хотя как-то странно наловил... И вот в первый раз смотрю, как рождается туман." Ему захотелось посмотреть на ночное небо. Он задрал голову и с удивлением заметил, как над его головой образовался просвет, в который можно было увидеть совершенно ясное небо, будто все тучи отогнала невидимая рука. Его впервые по-настоящему заинтересовали звёзды.
   В это время из одной соседней палаток донёсся разговор. Сначала Ростислав подумал, что это ребята рассказывают друг другу страшилки на ночь, но, приблизившись, понял, что разговор ведут о нём.
   -Этот Ростик совсем странный какой-то. - заговорил голос Вовы. - Всю жизнь его никто не замечал, а тут...
   -С ним что-то происходит. Он какой-то другой. - пробормотал второй голос, похожий на Димкин. - Странное дело это была рыбалка. Как бы он чего-нибудь другого не натворил.
   -Интересно, что он ещё дальше учудит? - поддержал его Мишка Сидоров.
   Ростислав не стал их слушать дальше и забрался поглубже к себе в палатку. Ему удалось уснуть, только с первыми лучами солнца.
  
   Глава 3. Туман.
  
  
   Однако пробуждение не принесло ему большой радости. Хотя всё началось довольно радужно. Ростислав поднялся с помятой головой, но зато хоть как-то выспавшимся. Женьки рядом не оказалось, и он вылез наружу. Должно было стоять давно уже яркое утро, но он обнаружил, что над рекой и её берегами до сих пор весит такой же густой и плотный туман. Быть может даже плотней, чем вчера, так как солнечные лучи довольно неярко пробивались сквозь его пелену.
   Пожав плечами, Ростислав отправился умываться к реке. Он едва успел ополоснуть себе руки и лицо, как услышал Юлькин голос:
   -Ну, хорошо, что ты здесь! А то я думала, что все пропали!
   Ростислав удивлённо поднял на неё глаза:
   -Ты что? Я конечно здесь и никуда не пропадал. А что с остальными?
   -Ты представляешь, беда! - воскликнула испуганно девочка.
   Пожалуй, мальчик ещё никогда не видел её такой испуганной.
   -Ну что случилось? - нетерпеливо спросил он. - Что произошло?
   -Представляешь, мы все встали рано утром, и Нина Павловна сказала, чтобы все отправились умываться к речке. Но туман не прошёл и был такой густой, что мы даже не могли видеть друг друга. Я хотела вернуться обратно в лагерь, а возвращалась в тумане опять к берегу. Тут ребята стали в тумане тоже кричать и звать на помощь, так как сами заблудились. Они все удалялись и удалялись, пока их крики не смолкли. Наверно они все заблудились ещё дальше! - чуть не плакала девочка.
   -Ну, пройдёт туман, и все найдутся. Зачем реветь? - пожал плечами Ростислав.
   -Тебе легко говорить! А ты попробуй с берега уйти, как я. Я не могу уйти отсюда уже несколько часов! - воскликнула девочка.
   -Что ты сочиняешь? Пойдём со мной, и ты уйдёшь отсюда. Вон, я уже отсюда вижу наши палатки. - проговорил Ростислав.
   -А я ничего не вижу. - удручённо пробормотала девочка. - Даже тебя с трудом. Вокруг одна пелена.
   -Ослепла что ли? - проворчал Ростислав. - Держи меня за руку, я сейчас выпровожу тебя к палаткам.
   Они беспрепятственно вернулись обратно к лагерю.
   -Ну, видишь? - довольно проговорил Ростислав. - И бояться нечего.
   -А где же все остальные? - растерянно оглянулась на покинутый лагерь Юля.
   -Зачем тебе остальные? Пошутили наверно зло над тобой. Или над нами. Сами найдутся. - пробурчал Ростислав. - Вот туман пройдёт и...
   -Ростик - перебила его Юля. - А тебе не кажется этот туман странным? Он уже стоит с самой ночи и солнца не видно. Сейчас уже больше полудня должно быть.
   -Больше полудня? А меня не разбудили. Ну и шуточки у них продолжаются! - буркнул Ростислав. - Туман, как туман. Совсем обычный. Может местная погодная аномалия какая-нибудь.
   В лагере никого не было. Даже взрослых. Все вещи были раскиданы так, словно их хозяева покинули их только на минуту и вот-вот должны были вернуться. От того, что туман довольно долго стоял, а может от небольшого дождичка ещё ночью, большинство вещей намокло. Ростислав на всякий случай проверил свои вещи, оказавшиеся совершенно сухими. Он сел на их груду и стал тоскливо что-то чертить прутиком в пыли.
   -Может, стоит тебе поискать кого-нибудь? - несмело к нему подошла Юля.
   -С какой стати? - раздраженно спросил Ростислав. - Вы же не любите меня. Чудиком называете.
   -Это не шутка. Почему они разыграли тогда и меня? - спросила Юля.
   -А я откуда знаю? - развёл рукой Ростислав. - Может ты с ними заодно - меня разыгрываешь. Может, наскучила им чем-то.
   -Тогда почему пропали и взрослые?
   -Не знаю - неуверенно сказал Ростислав.
   Если это была шутка, то она слишком затягивалась. Давно уже настала пора обеда. Он и сам уже проголодался, а пищу на костре он готовить ещё не умел. Да и ребята не такие уж дураки, чтобы вновь его разыгрывать, как с удочкой, столько долго.
   -Пойду, пожалуй, их поищу. - пробормотал он наконец-то.
   Однако это дело оказалось нелёгким. Ростислав сам перепугался потеряться в тумане и далеко от лагеря не отходил. Впрочем, и поисками он занимался без особого воодушевления. Немного покричав "эй!" в пустоту и помахав захваченным прутиком из лагеря, он вернулся назад.
   -Пойдём вместе со мной на пригорок у реки. - предложил он Юле. - Оттуда открывается замечательный вид на реку и наш лагерь. Может быть, сверху мы всех увидим и найдём. Да и тумана там возможно будет поменьше.
   -Пойдём. - удручённо вздохнула Юля.
   На пригорке действительно оказалось меньше тумана. Сверху казалось, что вся местность была укутана густыми клочьями ваты. Удивительно, но Ростислав с пригорка даже видел серебристую гладь речки.
   -Ух ты! - произнёс он и обернулся к Юле. - Смотри, как здесь здорово! Правда, ведь, а?
   -Наверно - сказала в сторону девочка. - Ты нашёл ребят?
   -Ещё нет. - пробормотал Ростислав, оглядывая торчащие из пелены верхушки деревьев.- Смотри, как здесь красиво!
   -Я не вижу здесь никакой красоты. Обычный холм. - пробормотала Юля. - Ты нашёл ребят?
   -Мне иногда кажется, что я вижу какие-то знаки в каждой травинке или в камне и даже в воде. - пробормотал Ростислав.
   -Какие знаки? Что ты говоришь? Ты видишь ребят? - спрашивала его Юля.
   -Мне неинтересно и скучно в этом мире. В нём много печали из злости. - продолжил
   бормотать Ростислав. - Ты бы хотела его покинуть? Туда, где есть справедливость и спокойствие? Туда, где добро всегда побеждает зло?
   - Какая ещё печаль? Какое зло? Что ты чудишь? - удивилась Юля. - Ты нашёл ребят, или нет?
   Постепенно туман у подножья пригорка стал рассеиваться. Его рваные густые клочья словно таяли в воздухе, уходя в никуда, что выглядело несколько удивительно и необычно. Ростислав и Юля повернулись в сторону лагеря и увидели, что его быстро наводняют собравшиеся одноклассники и взрослые.
   -Ну вот видишь, все нашлись, как только туман исчез. - улыбнулся Ростислав Юле.
   -Ты дурак! Я знаю, что туман был из-за тебя! - крикнула Юля и убежала в сторону.
  
   Глава 4. Переправа.
  
  
   Когда Ростислав и Юля вернулись в походный лагерь, то все в один голос утверждали о необычности появившегося тумана, так как все потерялись, находясь всего лишь, порой на расстоянии вытянутой руки друг от друга, в том числе и сами взрослые. Даже третий взрослый появился в лагере уже только поздно вечером, нервно отплёвываясь и чертыхаясь. На подъезде к лагерю он тоже попал в туман, ужасно заплутал, попал в незнакомую деревню, откуда с трудом разузнал дорогу и только тогда попал на место назначения. Под конец разговора он посмотрел на свои часы, махнул рукой и уехал обратно домой.
   Другие взрослые, находящиеся в походном лагере, восприняли всё происшедшее досадным недоразумением и особенно над ним не раздумывали. Что нельзя было сказать о детях, перебивающих друг друга и рассказывающих одну историю о тумане удивительнее другой. После рассказа Юлии всем о странном поведении Ростислава во время тумана, никто не сомневался, что туман наслал именно он. Мальчика стали ещё больше избегать и шептаться о нём по углам.
  Весь остальной день прошёл как-то скомкано для Ростислава. Лишь перед ночёвкой Женька Голубцов попросился переночевать в соседнюю палатку. Оставшись один в палатке, Ростислав тот час же уснул сном праведника. По планам поход должен был продолжаться ещё до вечера, но так как большинство ребят уехало из него ещё до окончания, а остальные вымазались и устали до невозможности, то решено было покинуть место уже утром. Ростислав был просто очень рад, что поход тогда так быстро закончился.
  Мысли о случившемся в походе всё не покидали Ростислава, и он первоначально переживал, как будут к нему относиться ребята после проведённого лета. Мальчик даже начинал потихоньку верить в то, что туман мог наслать именно он. Сразу после похода за обеденным столом Ростислав поведал об этом забавном случае своей маме, на что получил довольно быстрый выговор за 'беспочвенные фантазии' и пожелание больше не возвращаться к этой теме. За время от начала ссор с отцом, его мама, казалось, даже немного постарела, осунулась и стала ходить с постоянным хмурым лицом. Мальчик знал, что в такие моменты её лучше не беспокоить, поэтому больше не приставал со своими случаями к родителям.
  Долгожданное лето начинало своё шествие. Обычно Ростислав в эти дни редко выходил гулять и погружался в чтение различных художественных книг. Чтение его затянуло ещё перед школой, когда в детсаде он сначала научился распознавать буквы, а затем летом пробовал читать отдельные слова. Чтение пошло у него удивительно хорошо, и в классе он вслух читал довольно быстро. К тому же, для практики его родители хранили обширную библиотеку, где хранилось большое количество детских книг.
  Вообще этим летом в квартире у Ростислава что-то изменилось. Напряжённое молчание отца и матери пугали его намного страшнее, чем когда они начинали громко что-то друг другу выговаривать. Всё чаще мальчик попросту хватал уличную одежду и выходил гулять во двор.
   Во внутреннем дворике, в заброшенном месте за гаражами Ростислав создал постепенно своё потаённое место, куда изредка наведывался. Здесь он создал свою вымышленную страну, где он мог играть в солдатиков. Он считал для себя зазорным играть в игрушки, так как считал себя взрослым, пошедшим в школу, поэтому старался скрывать существование этого места во дворе, где он мог жить собственной жизнью. Туда он потихоньку натаскал своих любимых солдатиков из дома, чтобы играть в них скрытно даже от родителей. По примеру прочитанных книг он разыгрывал между ними целые войны и сражения, разделяя на орков и людей. Ведь ему больше всего нравилось перечитывать различные фэнтези, где люди боролись с безжалостными драконами или где какой-нибудь обыватель вдруг срывался с места вместе с другими странниками в долгий поход.
   К сожалению или к счастью, эта идиллия с солдатиками вскоре закончилась. Наступила ранняя осень. Мальчику, казалось, что летом между родителями, что-то налаживалось, но с наступлением осени они стали ругаться между собой ещё чаще и громче, и порой даже совсем переставали стесняться при этом его присутствия в комнате.
   Ростислав стал всё чаще от неприятностей в доме уходить играть за гаражи в солдатиков в свою вымышленную страну. Но однажды он застал там двоих достаточно взрослых мальчишек, которые разгромили это место. Один из них с гордостью заявил, что они здесь собираются строить свою базу. Ростислав, несмотря на свой маленький рост и количественное превосходство противника, попытался с боем отвоевать своё занятое место, но был закономерно поколочен и со слезами возвращён домой.
   В школе же всё вернулось на круги своя. Про поход теперь все вспоминали очень редко. Воспоминания о нём затмили воспоминания о том, кто как отдохнул летом. Только Ростислав стал учиться совсем худо. Он забросил домашние уроки и почти перестал слушать учителя во время классных занятий. В конце - концов, его дела в школе стали настолько плохи, что его наряду с Мишкой Сидоровым рассматривали в декабре на педсовете, чтобы оставить в перспективе на второй год. Но вроде как после разговора с его родителями во время январских каникул, ему кое-как выставили отметки за первое полугодие.
   В Новый Год его родители в последний раз отпраздновали вместе, после чего папа начал собирать вещи и уехал в другую квартиру. Ростислав здесь умудрился жестоко простудиться и попасть даже в больницу, проболев весь январь. Однако, когда он выздоровел, то начало февраля ему казалось гораздо более радужным, чем вся предыдущая осень и зима. В доме стало непривычно тихо после бесчисленных ссор, что уже приводило его в радость. Он пропустил в школе слишком много материала и первые две недели февраля лишь навёрстывал всю упущенную школьную программу. Как раз в это время с ним случилось самая необыкновенная ночь в его жизни.
  Был февраль. Хрустящий белый снег ещё лежал на улицах, напоминая собой, что зима ещё никуда не ушла и ещё долго собирается не покидать землю. Улицы маленького городка, где жил мальчик, были совершенно пусты. Не было ни одного случайно прохожего, и тишина вместе с ясным холодным воздухом заполонила собой всё пространство.
  Давно стихли привычные будничные шумы в квартире. Все взрослые мирно спали где-то за стеной. Настала глубокая ночь, но она словно не собиралась заканчиваться.
  Сумрачные тени деревьев метались по пятнистым синим обоям комнаты. Рассеянный свет яркого уличного фонаря лишь порождал новые, более уродливые изваяния чудовищ на стене. Тени от рамы окна, вышитого узора на лёгкой белой тюли, небрежно накинутой на батарею - всё переплеталось между собой в новые сочетания, порой бесформенных и безликих пятен, а порой правдиво пугающих силуэтов. Все они мигом оживали в сознании суеверного мальчика в страшилища, о которых он только читал или выдумал себе наяву.
  Ещё никогда Ростислав не хотел так не спать. Сна не было ни в одном глазу. Сначала он не понимал этого и лежал, не засыпая, находясь в плену своих тяжёлых мыслей, как это часто бывает перед сном. Он думал, что, несмотря на улучшение своих оценок во втором классе, он всё равно оставался никому ненужным. Что новых друзей ему завести так и не удалось, а его мама, кроме его кормления завтраками и ужинами очень мало им интересовалась, отвлекаясь лишь на выговоры за получение плохих отметок и вызовы на родительские собрания. Что уж было говорить об отце, которого мальчик перестал понимать ещё в первом классе.
  Но что-то ещё помимо собственных тяжёлых мыслей и танцующих теней на обоях не давало мальчику покоя. Он стал всё с большим страхом понимать, что не сможет заснуть почему-то до самого утра.
  Ростислав через некоторое время решил резко открыть глаза.
  Вот напротив его кровати в дальнем углу комнаты стоял гигантский платяной шкаф. Мальчик всегда тайно его боялся, ожидая от него появления какого-нибудь неведомого чудовища. Боялся он и того, что под его кроватью тоже кто-нибудь скрывался. Но в то же время он пытался нарисовать вполне осязаемый образ чудовища, которое бы пыталось на него напасть в этот момент. Почему-то это его увлекало. Его любопытство пересиливало любой страх.
  Что-то ещё помимо страшного шкафа и танцующих теней на обоях не давало мальчику покоя, пока он не понял, что за всё продолжительное время ясно чистое небо с блеклым растущим полумесяцем на своде за окном ничуть не поменяло своего расположения. Это заставило его сердце забиться быстрее.
  Прислушавшись, мальчик также не услышал ритмичного стука больших настенных часов. Эти старинные часы, доставшиеся маме от его бабушки и дедушки, почему-то всегда его раздражали ночью. Что-то в их звуки присутствовало неумолимое и гнетущее. Теперь этого не было, словно они остановились и сломались. Это было немыслимо себе представить, так как они беспрерывно работали в комнате, сколько себя помнил мальчик.
  С другой стороны мальчик вдруг почувствовал, что у него начал проступать холодный пот. Происходило это без всякой причины. Бусинки пота очень быстро бисером покрыли его лоб и лицо. Ростислав слегка потряс лицо, и пара тяжёлых капель с трудом скатилось на подушку. Он скосил глаза на стену около себя и с ужасом увидел, как стал преображаться рисунок на синих обоях.
  Сначала он подумал, что нахлынувший пот просто застлал его глаза, но несколько зажмуриваний и отвод взгляда не помогли. Пугающие тени вдруг стали рваться на части и кусочками сосредоточиваться в центре стены. Ростислав не мог поверить, что это правда и происходит на его глазах, пока не увидел, как одно большое пятно самостоятельно отделилось от более большой тени и, перейдя сквозь множество других отсветов и пятен, присоединилось к теневой вакханалии. В центре этой стены явно начала рождаться новая тень, которая не могла быть тенью ни одного предмета на улице или в комнате.
  Формировалась она довольно странно и тяжело. К ней беспрерывно продолжали присоединяться остальные более менее блеклые пятна и отсветы, но в то же время из большого общего сгустка, как от рваного облака, клочьями отлетали другие довольно большие пятна и обратно рассеивались по всей стене. Это можно было сравнить со сборкой нового робота, от которого будто убирали лишние детали и подбирали более подходящие.
  Порой из этого рваного и клокочущего места вырывалась тень, напоминающая ту когтистую руку, то нечто похожее на рога. Ростислав не мог наблюдать за этим без страха. В конце-концов, это странное рвущиеся пятно быстро сползло по стене прямо по одеялу, под которым лежал Ростислав, и исчезло в тёмном углу комнаты, где было развёрнуто большое кожаное кресло.
  Сначала Ростислав с облегчением подумал, что странное пятно ушло насовсем, но он снова весь похолодел, когда ощутил, что из угла, куда исчезло рваное пятно, на него смотрят. Его сердце совсем сжалось, так как вдруг где-то наверху спинки кресла зажглись два тусклых жёлтых огонька, которые быстро стали разрастаться в два ярко-жёлтых круга. Через некоторое время у мальчика не было сомнений, что со стороны кресла на него уставились два огромных немигающих жёлтых глаза, а странное рваное пятно теперь превратилось в чёрный дым, заволакивающий некое пространство над креслом.
  Глаза всё больше очерчивались в темноте, как и очертания существа, формирующегося из тонкого чёрного дыма. Это было человекоподобное существо с видными проступающими мышцами на руках и спине. Но это был совсем не человек. На подлокотниках кресла показались две огромные когтистые лапы. Каждый коготь напоминал собой длинное жёлтое лезвие. Ещё через некоторое время мальчик заметил, что у существа помимо пары огромных жёлтых глаз появились рога на голове, а последние струйки чёрного дыма сформировали на нём чёрную кудлатую шерсть по всему телу.
  Существо наконец-то встало с кресла, куда оно переместилось со стены, и подошло ближе к мальчику, встав в столб света из окна. Здесь ему озарило рыло, которое было по-другому никак не назвать. Сплющённое в сморщенную картошку лицо с огромным уродливым свиным пятаком вместо носа, шумное дыхание и огромные кривые мохнатые ноги, заканчивающиеся тяжёлыми копытами. Такого мальчик себе никогда не мог представить.
  -Я пришёл за тобой! - произнесло это существо.
  В следующий миг Ростислав почувствовал свободу движений. Первым же делом он отодвинулся в страхе подальше от существа к спинке кровати, поджав к себе ноги. Он захотел закричать, но в шаге от этого заставил себя снова всмотреться в гостя. Ничего, кроме страха и отвращения к нему он не испытывал, но с другой стороны существо явно не стремилось на него сразу напасть и действовало подчёркнуто медленно.
  -Ты не боишься меня? - произнесло с усмешкой существо, вытягивая перед собой свою длинную руку с огромными жёлтыми когтями.
  Ростислав был всё ещё напуган этим монстром, поэтому не мог отвечать.
  -Я пришёл за тобой, чтобы взять тебя в новый мир! - произнесло чудовище, не убирая протянутую к нему руку. - Пойдём со мной, и я покажу его тебе!
  Ростислав лишь плотней обхватил свои колени.
  -Может, тебе для разговора мало того, что ты видишь? - криво засмеялось, продолжая свою речь, существо. - Посмотри вокруг! Время остановилось! Я перед тобой - воплощение мира, лежащего за пределами этой земли!
  С этими словами существо подошло к остановленным настенным часам и прикоснулось к ним своим пальцем с длинным лезвием ногтя. Стрелки часов быстро начали вращаться вокруг своей оси.
  -Я тебя не понимаю! - со страхом произнёс, слегка подрагивая губами, Ростислав. - Кто ты? Зачем ты пришёл сюда?
  Существо, казалось, сдержанно вздохнуло.
  -Я - чёрт или бес по имени Лобаст. Именуй, как хочешь. Неужели ты никогда не видел меня на размалёванных картинках сказок Сердцемирья? О, боги! Многие другие дети были образованнее тебя и хоть что-то читали обо мне. - произнесло с возмущением существо.- Я пришёл к тебе с посланием предложения переселиться навсегда в наш мир . Переселиться можешь только один ты и никто больше другой. При этом ты не можешь взять с собой родителей или кого-то из друзей. Также, если ты согласишься отправиться вместе со мной, то ты больше нигде и никогда не сможешь вернуться обратно в свой мир. Это параллельный мир, где обитают разнообразные волшебники и мифические существа, о которых ты только слышал или читал из своих книг. В нём тебе суждено стать настоящим волшебником. Я расскажу и покажу о нём гораздо больше, если ты согласишься на переправу. Я осуществляю переходы в Околоземье уже много лет и намерен осуществить это и сейчас.
  Наступила небольшая мёртвая тишина. Было лишь слышно, как мерно опять затикали настенные часы.
   -А ты мне точно не снишься? - наконец-то осмелился слабо спросить Ростислав.
   -А это уже от тебя зависит. - сказало вдруг уклончиво существо.
   -Как это?
   -Какое решение ты примешь, так и будет решено: приснился ли я тебе или нет. - ответило загадочно существо. - Если ты откажешься, то я исчезну из твоей жизни навсегда, оставшись твоим ночным кошмаром или забавным сном, но ты больше не столкнёшься с таким чудом, как я сейчас, хотя твои неосознанные способности останутся. В ином случае, ты узнаешь об Околоземье гораздо больше, и твоя жизнь навсегда и бесповоротно изменится.
  -Но...но волшебников не существует. Так мама говорила! - проговорил с неизменным страхом Ростислав.
  -Так получилось, что ты был рождён волшебником в мире людей. Так бывает очень часто.
  -Но где же все остальные волшебники? Почему их нигде нет?
  -Была война. - вдруг глухо ответил бес.- Это было несколько столетий тому назад. Совсем недавно по меркам моего времени. В результате люди оказались изгнаны в сердцевину мира, а волшебники остались сторожить их на краю, то есть в Околоземье. Больше ты узнаешь, если только начнёшь учиться в одной из волшебных школ.
   -Но я себя совсем не чувствую волшебником. - проговорил Ростислав.
   -Правда что ли? - опять криво улыбнулся бес Лобаст. - А ты вспомни себя. С тобой не случались всякие странности?
   Ростислав быстро вспомнил свои случаи в походе. Все они были странными, но в то же время их все он для себя легко объяснил, но не со стороны чудес.
   -Их можно легко объяснить - неуверенно произнёс Ростислав.
   -А как же тебе удалось заколдовать рыбу в реке, чтобы она ловилась только тебе? А как же ты заколдовал обычный туман так, что никто рядом с тобой не мог найти друг друга? Всё это не случайно, и мы тщательно наблюдали за тобой с параллельного мира, прежде чем обратиться с такой просьбой о переселении. - сказал бес.
   Ростислав лишь мог подивиться такой осведомлённости этого посланца из другого мира. Сомневаться в серьёзности намерений жутковатого гостя больше не приходилось.
  -Видишь? - облизнул губы бес. - Таких, как ты, не надо долго убеждать в том, что они могут являться волшебниками и созданы не для этого мира.
  -Но...но я не могу покидать этот мир... - попытался слабо возразить Ростислав.
  -Почему?- наивно спросил бес
  Ростислав вдруг крепко задумался, печально свесив голову. В этом мире, во втором классе, особенно после позорных случаев в походе, у него не было друзей, да и родители не особо бы заметили его уход, даже если он просто растворился в воздухе. Куда уж им до него! У них своих забот хватает! Ростислав нервно сглотнул. Происходящее было похоже на сказку или сон. Но он уже столько прочитал фантастических сюжетов, что втайне давно уже мечтал о воплощении одного из них, когда в его размеренную жизнь врывался какой-нибудь загадочный незнакомец и увлекал за собой в одно таинственных приключений.
  Однако, одно дело быть мечтать, а другое - столкнуться с этим наяву. Чёрт или бес Лобаст совсем не воодушевлял собой мальчика на подвиги, а первые препятствия для начала приключений оказались сразу же непреодолимыми. Но как же легко начинались даваться решения, как только мальчик начинал относиться к этому, как к забавному сну, а не как к настоящему жизненному решению!
  Неизвестно: сколько бы мальчик просидел в своих раздумьях, если бес не поторопил его. Он вытянул руку перед собой, посмотрев на свою ладонь, и тихонько засмеялся.
  -Решайся на переход быстрее. - произнёс он, подмигнув своим жёлтым кошачьим глазом. - Скоро луна минует свою необходимую фазу, и я буду вынужден исчезнуть в свой мир. Смотри, что происходит с моей рукой.
   Ростислав протёр глаза и не мог поверить. В тихом лунном свете рука беса начинала немного дымиться, пеплом растворяясь в настенных тенях. Похоже, что он никак не врал насчёт своего исчезновения. Сам Лобаст, очевидно, был доволен своим представлением, поглядывая на мальчика с наглой ухмылочкой.
  -Я могу подбавить ещё шипения, если тебе угодно. - проговорил он и, не спрашивая разрешения, действительно его подбавил.
  Теперь всё было похоже на то, что лунный свет разъедал тело беса, словно серная кислота.
   -Неужели я действительно волшебник? - произнёс уже с отчаянием Ростислав.
   -Ну, не совсем ещё. - усмехнулся Лобаст. - Тебе надо многому научиться. Для этого тебе надо будет поступить в волшебную школу в том мире, чтобы тебя научили там всяким премудростям.
   - А что станет здесь с моими родителями без меня? Почему с собой никого нельзя взять? Почему нельзя общаться? - проговорил с нарастающим отчаянием Ростислав.
   -Потому что, как не крути, среди твоих близких нет волшебников, а это серьёзное препятствие для переселения. - сказал бес Лобаст. - Не беспокойся, твоё исчезновение никто не заметит, а в том мире тебе предстоит учёба в закрытой волшебной школе и затем вполне обычная жизнь волшебника после выпуска из неё! Я не могу многого объяснить, потому что скоро исчезну. Но в том мире ты найдёшь ответы на все вопросы, которые у тебя сейчас есть.
   Бес начинал всё больше шипеть и растворяться. По-другому, было сказать нельзя. Его чёрная кудлатая шерсть по всему телу превратилась в языки лижущего дыма. Лишь два его ярко горящих жёлтых глаза оставались по-прежнему выразительными. Казалось, что ему самому уже просто трудно удерживаться на месте, чтобы не соскочить обратно в царство теней на стене. Пожалуй, Ростислав ещё никогда не думал так лихорадочно, как в тот момент. Перед его глазами стремительно пробегали все моменты его школьной и будничной жизни, и он их находил довольно скучными и невзрачными. Одновременно он вспоминал сюжеты из его прочитанных книг, которые имели все шансы воплотиться в жизнь, о чём он так много в последнее время мечтал.
   -Постой! - чуть уже не вскричал взволнованный Ростислав - Я согласен!
   И в этот момент вдруг внутри у него возникло ощущение, что будто он начал падать вниз со страшной высоты. Голова его закружилась, а стены и потолок его комнаты то рухнули вниз, то ли наоборот вознеслись куда-то в небесные дали...
  
  Глава 5. Тёмный лес.
  
  "Я, Глас Вождя, государя всего Беловодья, единственного правителя и владельца этих земель, приветствую тебя!
  И прежде чем ты ступишь свой первый шаг по стране, я со всей решительностью спрашиваю тебя!
  Готов ли ты откровенно и неприкрыто принять свою новую родину и отчизну в лице единого и великого Беловодья?
  Готов ли ты стать настоящим гражданином Беловодья и нести честно и решительно его долг до самого конца?
  Готов ли ты стоять за Беловодьем и лично Вождём стеной, чтобы ни случилось. несмотря на никакие превратности судьбы?
  Какими не были твои ответы на эти вопросы, я заявляю, что ты уже стал подданным этой страны. И ты должен гордиться этой страной точно также, как тобой будет гордиться она! Стань великим в своём деле! И славь Беловодье отныне и вовеки веков! Слава Беловодью!"
  
   Это было словно пробуждение от долгого сна. Ростислав поднял веки. Бесконечная бездна белых звёзд шахтой уходила ввысь. Мирриады их скоплений шли нескончаемым потоком и исчезали в тёмной и таинственной глубине. Все они были похожи одна на другую. Все также, как один, они тускло мерцали и излучали тонкий белый свет. Но в этот стройный, спокойный, кажущиеся вечным порядок, всё же иногда врывалась сумятица. Вдруг из их рядов нет-нет да и вырывалась одна, особо неспокойная и надоедливая звезда, которая начинала лететь по особому пути.
  Она вырывалась из ровного строя и уходила прочь, начиная светиться ярче. Остальные звёзды будто в уважительном страхе расступались перед её полётом, не мешая ей чертить свою яркую линию на небе. Через некоторое время яркая и красивая падающая звезда исчезала дымкой в мрачной мгле, но в душе ещё некоторое время продолжало жить ощущение её яркого пути.
   Ростислав лежал на голой земле, в чём был одет дома, широко раскинув руки и ноги. Ему совершенно не хотелось вставать, так как на душе чувствовал невиданное спокойствие и одновременно некоторую усталость в мышцах. Ему хотелось только лежать и смотреть на звёзды. Тем более сквозь весь ночной небосвод пронеслась ещё одна яркая лучистая звезда, разрезавшая его надвое своим ярким длинным узким следом. Ростислав закрыл глаза и даже попытался загадать желание. Однако, открыв глаза, он увидел, как за звездой небосвод проткнула своим длинным следом ещё одна звезда, а за ней ещё одна, потом другая...
   -Звездопад! Звездопад! - вскочив на ноги, радостно проговорил Ростислав, который впервые видел такой метеоритный дождь.
  В это время за спиной мальчик услышал тихий смех. Ростислав обернулся и увидел своего желтоглазого спутника, стоявшего неподалёку скрестив руки.
  -Добро пожаловать в Беловодье! - с ухмылкой сказал он.
  На этот раз чёрт, по всей видимости, уже не собирался никуда пропадать. Он стоял вполне довольный собой с ухмыляющимся лицом. Отблески звездного света ничуть не облагородили его внешность. Мальчик довольно ясно ощущал его сквозившую звериную мощь и первобытную силу вперемежку с сильным зловонием животного пота вместе с горящим немигающим взором двух огромных жёлтых глаз с щелистыми зрачками, что вызывало у Ростислава особые мурашки
  Мальчик огляделся по сторонам. Он находился в центре небольшой полянки, вокруг которой рос дремучий лес из мощных дубов-кодунов. Таких больших и высоких деревьев мальчик не видел ни в своей жизни, ни даже на картинках. По сравнению с ними он чувствовал себя маленькой букашкой, так как каждое дерево было густо заросшим и высотой не менее в десятиэтажный дом. Росли они неплотно друг к другу, поэтому рассеянный звёздный свет проникал сквозь их просторные, раскидистые ветви и матово освещал по-настоящему густые заросли кустарника под ними.
  -А что такое Беловодье? - осторожно поинтересовался Ростислав.
  -Беловодье - это страна волшебников, где ты очутился. - пояснил бес. - Сейчас ты находишься в одном из его мест - Лукоморском лесу. Мы сюда всех переносим, потому что здесь располагается портал из вашего мира.
   -Всех? Кого это всех? - спросил растерянно Ростислав.
   -Всех вас, кто согласился переселиться в наш мир. - заявил довольно чёрт. - Мы называем вас новиками. Посмотри на небо. Видишь падающие звёзды? Это остальные черти и бесы переносят других детей, которые, как и ты согласились сюда переселиться.
   Ростислав на этот не без содрогания посмотрел вновь на небо и заметил ещё две пронзительные падающие звезды. В этом было что-то жутковатое.
   -То есть я был не один? - спросил он.
   -Конечно. - усмехнулся Лобаст и посмотрел на небо. - Наверно сотни две наберётся, не меньше. Очень часто переносятся.
   Ростислав по примеру своего жутковатого спутника осторожно посмотрел вверх и не зря. Небо в это время пронзила настоящая комета, а не звезда! Мальчику показалось, что огромный светящиеся шар пролетел у него прямо над головой, оставляя за собой туманный след на полнеба, и шлёпнулся где-то за верхушками деревьев.
   -Ух! - проговорил тот час же чёрт. - Совсем рядом пролетели! Видал какое огромное? Это наверно близнецов друг с другом перенесли. Трудноватая работёнка досталась тому чёрту.
   -А тебе не кажется, что глухой лес - не самое лучшее место для перемещения? - пробормотал Ростислав, боязливо оглядываясь по сторонам.
   -Ну, во-первых, я сказал же, что здесь рядом расположен портал для перемещений. - пожал плечами бес Лобаст. - А, во-вторых, здесь есть большая ненаселённая площадь и меньше вероятности кому-то свалиться на голову. Знаешь, перемещения между мирами очень опасная и неточная вещь.
   -Я боюсь, что большинство село на прямо на деревья. - буркнул Ростислав, посмотрев на их верхушки.
   -Может быть. - серьёзно проговорил его сопровождающий чёрт. - Но хорошо, что мы приземлились на поляну, не правда ли?
   -Ну да - согласился Ростислав и осмотрел себя. - А что делать дальше? И как я пойду в этом? Я же не как на улицу одет.
   На нём действительно были только домашние тапочки на босую ногу, которые он едва успел накинуть в самый последний момент, чёрные штаны и синяя футболка. Это ещё хорошо, что переправа застала его во время зимних февральских холодов, когда приходилось под одеяло ещё дополнительно одеваться.
   -Ничего страшного! - чёрт махнул рукой. - Представь, что на других сейчас надето! Мы же являемся в определённое время перед закатом, а в это время человек может находиться где угодно. Не простудишься - здесь везде и всегда царит вечное лето, да и дождей почти не бывает.
   -Ты будешь сопровождать теперь меня до конца жизни? - с опаской спросил мальчик.
   -Нет. Я должен сопроводить тебя до определённого места, а после этого я исчезну раз и навсегда. - отрезал чёрт.- Я чту всего лишь договор, который заключил с волшебниками. Нужно сказать, что у меня настали нелёгкие времена, чтобы стать переправщиком детей из Сердцемирья в Околоземье. В остальном - я свободный бес.
  В голове мальчика роилось множество вопросов, и каждый из них требовал, чтобы его задали непременно первым. Так его мысли опережали одна другую, то вдруг накладывались, исчезали и вновь появлялись. Одним словом, мальчик даже не знал, что же ещё задать своему таинственному спутнику, потому что всё вокруг было удивительно и незнакомо для него. Например, ему хотелось спросить: почему вокруг было одно лето, почему на небе не было луны, как выглядели будущие волшебники, какие вопросы они могли задать и т.п. Ростислав, в конце-концов, определился с новым вопросом и уже захотел его сказать, да так и остался с открытым ртом, потому что его сопровождающий вдруг исчез.
  Мальчик остался совершенно один в этом новом и незнакомом мире, и ничто не могло его напугать так сильно, как исчезновение единственного, хоть и малопонятного знакомого. Но оцепенение длилось недолго, так как он почувствовал, как кто-то прикоснулся к его лодыжке на ноге. Ростислав опустил глаза и увидел своего спутника, уменьшившегося до размера обычного котёнка. Тот тут же довольно ловко вскарабкался по его ноге и одежде на плечо.
  -И ничего удивительного. - проговорил с обычной ухмылочкой чёрт. - Это же волшебство, и мы, бесы, ею не обделены. Дальше ты должен идти сам. Я тебе подскажу, если ты не пойдёшь не той дорогой.
  -Ну и куда направляться? - пораженно спросил, вставая с земли, Ростислав.
   -Пока никуда - сказал ему чёрт на плече. - Советую сделать себе слегу. Будешь прощупывать свой путь. А то наступишь во что-нибудь, а мне за тебя отвечать.
   -А что такое слега? - спросил машинально Ростислав.
   -Это такая длинная палка, чтобы опираться на неё во время ходьбы. - объяснил Лобаст. - Отломи её у ближайшего дуба. Лес не будет против этого.
   Ростислав подошёл к самому большому и ветвистому дубу на краю поляны. У его основания росла довольно длинная ветка, без листвы. Как раз, что было нужно. Мальчик на удивление легко её отодрал от ствола, будто ветка ни за что не держалась.
   -Дуб сам тебе её отдал. - пояснил чёрт на плече.
   -А разве дуб живой?
   -Ну конечно живой. Многие деревья в этом мире живые, только не совсем такие живые, как в вашем мире. - проговорил его бес на плече. - Понимаешь, есть живые и мёртвые леса. В живых лесах у каждого дерева и растения есть свой дух, который живёт и страдает, как обычный человек. Живые деревья могут переговариваться между собой, а особо развитые даже вынимать свои корни и передвигаться с места на место, это не говоря о том, что они обладают вполне хорошей памятью. Это один из особых народов этого мира. Правда, среди них немало и вымерших деревьев, которых давно покинул дух, но, тем не менее, они часто чередуются между собой. Волшебникам приходится мириться с их существованием и селиться только в строго оговорённых с ними местах. Со временем такие места превратились в современные Зачарованные города.
   -Ты скажи куда мне направляться надо и что делать. - пробормотал Ростислав. - А то всё время приходится тебя спрашивать обо всём.
  - Для начала нам нужно встретиться с котом-баюном, чтобы получить пропуск в этот мир, а затем пройти земли ягынь в один из Зачарованных городов волшебников - Лукорье. -произнёс бес на плече.- Не бойся это недалеко. В Лукорье тебя накормят и оденут, а оттуда на ладьях ты должен отправиться в странствие до острова Буяна, где птица-гамаюн должна спеть тебе вещую песню. По ней определят твою магическую специальность. Я не разбираюсь в них, поэтому даже не спрашивай: какие они есть или как проходит обряд исполнения вещей песни. Знаю, что после исполнения вещей песни всех будущих учеников развозят в один из четырёх приютов Беловодья.
   -И всё это я должен выполнить в одиночку? - ужаснулся Ростислав.
   -Конечно нет. - усмехнулся его неказистый проводник. - Я хоть смогу сопроводить только до Лукорья, но там тебя будут ждать настоящие взрослые волшебники. Они тебе всё расскажут и покажут.
   -А кто такие коты-баюны?
   -Коты-баюны хранители портала из вашего мира. Они ужасно не любят, когда мимо шастают без их ведома сотни пришельцев с чужого мира. Поэтому надо с ними хотя бы из вежливости поздороваться. Вот и надо отчитаться перед котами, что, мол, так и так прибыли. - разъяснял терпеливо Лобаст. - Только их надо опасаться. Ужасные зверюги. Могут заворожить своими разговорами, а то и убить своим взглядом, поэтому во всём слушайся меня.
   -Понятно - судорожно сглотнул Ростислав.
   - Да ты не бойся, волшебники давно уже договорились с этими котами, и тебя никто не тронет. Ну, может, порычат для вида, стрельнут глазами в сторону для страха, а потом успокоятся. Волшебники всех их держат на коротком поводке.
   Ростислав начинал чувствовать, как у него начинает пухнуть от новых слов голова. Теперь появились какие-то Зачарованные города, приюты, Беловодье, ягыни, Лукорье...Всё смешивалось в одни пёстрые краски, которые тут же смывались новыми. Чтобы хоть как-то развеяться он отправился в путь, бодро опираясь на сделанную слегу.
   -Постой! Ты куда? - завозился на его плече чёрт. - Разве я сказал двигаться с места? Жди здесь. Скоро коты-баюны прибудут. Никуда не уходи.
   -Что-то долго они идут - присел на краешек поляны Ростислав.
   -А ты как хотел? Две сотни душ надо осмотреть. - пробормотал его спутник.
   -Может надо соединиться с ними? - несмело посмотрел в чащобу леса и поёжился Ростислав. - Вместе с ребятами как-то веселей будет.
   -Успеешь ещё на них насмотреться в Лукорье, а затем ещё в школе надоесть успеют. - усмехнулся Лобаст. - Пусть сами выбираются со своими чертями. За них тоже не бойся. Они не пропадут. Они в таких же копытах, как и ты.
   -Расскажи мне тогда побольше об этом мире. - попросил Ростислав. - Что это за Беловодье и приюты ... э-э-э...как там?
   -Беловодье - это одна из стран этого мира, где ты оказался. - начал неторопливо рассказывать его гид по волшебству на плече. - В ней тебе предстоит учиться и жить. А приюты обязана содержать каждая местность Беловодья. Ну, почти каждая. Приюты - это обычные волшебные школы только для таких детей, как ты, которым негде жить до своего совершеннолетия.
   -А какой из них самый лучший? - с интересом спросил Ростислав. - А что в них изучают?
   -Нашёл кого спросить. - тихо засмеялся чёрт на его плече. - Я же не интересуюсь вами, волшебниками. Волшебники недалеко ушли от людей. Чтобы стать волшебником им необходимо обучать своих детей волшебству почти с нуля, в то время другие народы, наподобие моего, владеют умеючи волшебством чуть ли не с самого рождения, поэтому нам никакие школы не нужны для обучения. Лишь из-за этого волшебники возомнили себя особенными и во всём стараются отличаться от других. Вот, и выдумали дурость - сидеть каждому только в своём Зачарованном городе, и ещё множество порядков, которые мне, признаться, изучать, а тем более рассказывать, особо не хочется. У волшебников своя жизнь, у меня - своя.
   -Расскажи, а что будет с моими оставшимся родителями? - внезапно расчувствовался мальчик.
   -Ничего страшного. Я же сказал, что все вокруг будут настолько очарованы, что забудут о твоём существовании. - сказал его советчик. - Отныне это твой дом, и дороги назад больше нет.
   -Что-то неприветлив такой дом. - посмотрел боязливо опять в чащобу леса Ростислав.
   -Ну, ты не видел и одной десятой этого мира, а уже спешишь сделать выводы.
   В это время в глубине леса мальчику показалось, что он увидел чьи-то горящие жёлтые глаза, настороженно наблюдающие за ним со спины со стороны леса, но они быстро скрылись из виду. Где-то хрустнула ветка. Ростислав тонко почувствовал, что за ним кто-то нервно наблюдает со стороны леса, и это не дало ему покоя. Он хотел что-то сказать своему чёрту, но тот склонился над самым его ухом и прошептал:
   -Тссс! За нами наблюдает кот-баюн. Он пришёл сюда!
   Ростислав почувствовал, как всё его тело окоченело, а по загривку поползли мурашки, заползли на голову и подняли волосы вверх. Было непривычно ощущать одновременно волны страха и то, что тело будто специально оцепенело под наблюдательным взглядом и перестало слушаться хозяина. Ростислав чуть не упал в обморок, когда кот-баюн всё-таки выскочил из-за кустов прямо перед ним.
   Он был похож больше на помесь дикой пантеры и домашнего кота, но только очень больших размеров. Кот был чёрный, как уголь, и одновременно невероятно больших размеров, напоминающие большую лошадь. Его спина была изогнута дугой, а морда оскалена во весь торчащий частокол ослепительных белых зубов. Шерсть его была вздыблена острыми режущими углами, что ещё больше придавало свирепости, помимо капающей слюны с подбородка и огромных, как два неподвижных блюдца, жёлтых глаз. Ростислав чувствовал на себе, что кот воздействует на него гипнозом так, что он даже не мог пошевелиться, но очевидно только не на Лобаста, который мигом соскочил с плеча мальчика, увеличившись мигом до своих обычных размеров и встав в полный рост перед новым пришельцем.
   -Кто вы и куда держите свой путь? - прозвучало то ли наяву, то ли в мыслях Ростислава.
  Бес спрыгнул с его плеча, словно никакое оцепенение на него не подействовало, приняв моментально внушительные размеры взрослого человека. Он пошёл прямо на выпрыгнувшего кота, выставив перед собой правую руку с неким лучисто-серебристым предметом.
  -Я бес Лобаст, государственный переправщик Сердцемирья и Околоземья, вызван сопровождать новика до стен Лукорья! - заявил он. - Представься и ты мне, баюн этих лесов!
  -Этого вам знать необязательно! - заявил, вдруг начав немного уменьшаться в своих размерах, представитель окружавших лесов. - Я лишь хотел удостовериться в ваших личностях, посмевших вторгнуться во владения одного из самого запретного лесов Беловодья.
  -В таком случае нет никаких причин задерживать нас в пути следования. - заявил бес Лобаст.
  -Ошибаетесь. - самодовольно заявил хозяин красных глаз. - Вы вторглись в нашу священную поляну, которую мы создали здесь несколько лет назад для выполнения своих обрядов.
  -Вы прекрасно знаете, как труден переход из Сердцемирья сюда, поэтому мы чисто случайно попали в ваши угодья. Трудно обвинять в чём-то и новика. - тут бес снисходительно обернулся на застывшего в магическом оцепенении мальчика. - Сами видите - это пока всего лишь человеческий детёныш, только что освобождённый из стен мировой тюрьмы. Всю ответственность за его поведение могут нести лишь маги, нанявшие меня для его доставки в Лукорье. Сам я исправно исполнял свои обязанности.
  -Ты всё же немного лжёшь. - уверенно заявил обладатель красных глаз в темноте. - Баюнов трудно на этом провести. Но так как твоя ложь мелка и ничтожна, то любое наказание, которое я мог бы выдумать, было бы слишком строгим для такого пустячного проступка. А ведь я мог бы усыпить тебя на три года.
  -Я в этом не сомневаюсь. - усмехнулся чёрт. - Ну, так ты пропускаешь нас дальше в Беловодье или нет?
  -Конечно, пропускаю, ибо чту соглашение между нами и волшебниками. - буркнул собеседник. - Но вы же понимаете, что всё равно бы не миновали встречи с нами.
  -И так будет всегда. - хором повторил бес за обладателем голоса. Он уже уменьшился свободно до размеров большого пса и прыгнул на ближайшую ветку дерева, не оставляя всё это время взгляда на застывшем Ростиславе. Он весь растворился среди листвы, выставив лишь два огромных горящих шара жёлтых глаз.
   -Двигайтесь дальше - произнёс он уже оттуда. - За ручьём начнутся земли ягынь. И никуда не сворачивайте. Наши заметили в опасной близости стаю стимфалийских птиц.
   Постепенно его огромные жёлтые глаза растворились на ветке, как и тело. Только через некоторое время с Ростислава сняло то странное оцепенение, которое на него нашло во время пришествия кота.
   -Да уж, - потёр он запястья своих рук, - я думал, что это будут небольшие пушистые котики, которые, в крайнем случае, будут ходить на задних лапах.
   -На самом деле это отличные бойцы и любой правитель счастлив получить их в своё расположение. - сказал Лобаст, тут же стремительно уменьшившись обратно до размеров котёнка и с ходу запрыгнув на плечо мальчика - Они умеют скрываться на местности, увеличиваться и уменьшаться в размерах, и это не говоря уже об их убойной силе. Ты сам мог почувствовать их магию на себе. В этих лесах их развелось до ужаса много, так как волшебники поставляют им достаточно много еды. Они в ответ за это разрешают себе иногда им подчиняться. А вообще они очень гордые и самолюбивые животные. Ну что пойдём к Лукорье через ягынь? Ты как раз обращён лицом в нужную сторону.
   -Хорошо - кивнул Ростислав.
   Он стал углубляться в чащу леса, разводя перед собой кусты выбранной слегой, и осторожно нащупывая, себе дорогу вперёд ногой в тапке. Повсюду торчали изворотливые коряги и впадали крутые ухабы. Несколько раз Ростислав, по мере движения, терял то один, то другой домашний тапок с ноги, и тогда он с ворчанием лез то под одну корягу, то в другой ухаб, чтобы вытянуть его оттуда. К тому же ноги постоянно цепляли петли каких-то растений, похожих на плющ, но разглядывать их мальчик не хотел. Просвет над головой теперь заслонили ветки деревьев, которые наверху тесно переплетались в ковёр и не пропускали вниз ни единого лучика света. Это создавало новые трудности, и лишь молчаливый переправщик на плече с козьими ногами каким-то неведомым образом придавал новоявленному путешественнику силы. Чтобы дальше перестать бояться неизвестности, царящей за толстыми стволами деревьев, Ростислав решил поддержать разговор со своим спутником.
   -А что это за ягыни, про которые вы все рассказываете? - спрашивал он, лазя за сползшим тапочком под очередную корягу.
   -Это племя, всем правят лишь одни женщины. Своих мужчин они запирают куда подальше или заставляют выполнять ту работу, которую обычно выполняют в других народах сами женщины. По-другому они назывались амазонками и обитали немного ниже этих лесов в степях, пока их часть сюда не вытесняли более воинственные народы. С тех пор, уже пару тысяч лет, они обитают здесь. Они не очень недолюбливают мужчин, но к детям относятся нормально. Из-за них ваши маги не хотят подходить близко к месту перемещения детей и отсиживаются в Лукорье, чтобы не портить отношения с ягынями.
   "Ягыня - это же Баба Яга в сказках!" - вдруг догадался Ростислав. Ему сразу вспомнился образ старой, горбатой старухи с метлой в руках и тут стало не по себе. Этого ещё не хватало! Мало ему было встречи с котом-баюном, а тут ещё ожидалась ещё более страшная и коварная встреча, какую представить себе возможно было! "А под конец меня попросят убить Змея Горыныча." - подумал грустно Ростислав.
   -А эти ваши... ягыни... меня не съедят? - спросил осторожно он.
   -Да вроде не должны. - задумался всерьёз Лобаст. - Вообще-то они мужчин уж очень не любят.
   -Да что у вас за место такое? - воскликнул Ростислав, ожесточённо расчищая непокорные кусты слегой. - У вас тут никто не погибал случайно?
   -Я не знаю - печально сказал его сопровождающий. - Мне об этом ничего неизвестно.
   Ростислав весь вспотел то ли от волнения, то ли от того, что часто приходилось размахивать перед собой слегой, пробивая дорогу сквозь непокорные заросли. Вскоре у него слетел очередной тапок, и он не смог его найти. Ростислав печально добрёл до поваленного бревна и уселся на нём.
   -Всё - сказал он. - Я устал идти. Посижу немного передохну.
   -Я залезу на дерево и посмотрю, что там впереди. - проговорил чёрт, и не дождавшись ответа, ловкой стрелой скользнул по окружающим крепким стволам и ускользнул в листву.
   Без Лобаста в лесу стало как-то даже темнее и непривычно. Ростислав сразу же почувствовал растущее беспокойство без своего спутника, поэтому вздохнул с облегчением, когда тот вернулся обратно, скользнув вниз по стволу дерева обратно на его плечо.
   -Ложись в кусты! - завопил чёрт ему прямо в ухо. - Живо!!!
   Ростислав был уже слишком слаб и устал после дороги, чтобы сопротивляться и осмысливать свои действия. Поэтому он тут же бухнулся на землю и пополз в ближайшие заросли. Лобаст взгромоздился чуть ли не ему на шею и взволнованно прошептал:
   -Лежи и не двигайся, пока я тебе не скажу! Нет времени объяснять!
   Мальчик покорно замер, а бес зачем-то довольно проворно нырнул в один из его карманов. Раздался довольно сильный клекот. Было похоже, что так щёлкали клювами множество птиц. Звуки были довольно громкими и мощными, и Ростислав представил себе, что это были слишком крупные животные. Он не решился поднять голову, чтобы лишний раз не пошевелиться, да и к тому же сверху небо надёжно скрывали густые переплетения ветвей. Но тут раздался вполне отчётливый громкий стрекот, и кусты над головами пригнулись от слишком сильного порыва ветра. В проёме листвы Ростислав всё же успел заметить одну из гигантских птиц, которая пролетела над ним между деревьями. Оставалось удивляться, как только она ловко лавирует среди бесчисленных стволов со своим огромным размахом крыльев.
   Раздался звук летящей стрелы и глухого удара о землю, на которого мальчик поначалу не обратил никакого внимания. Ему было ужасно любопытно разглядеть всех этих птиц, но он понимал, что сам Лобаст просто так предупреждать от их налёта не будет. Поэтому он безропотно неподвижно пролежал минут десять, а может пятнадцать, пока его спутник не вылез из кармана и не решил, что можно выйти из укрытия.
   Тут только Ростислав заметил, что в двух метрах от его зарослей в землю воткнулось гигантское блестящее жёлтое перо. Оно было примерно по росту мальчика. Подойдя ближе, он убедился, что перо было металлическим с острыми краями. При падении оно довольно сильно поцарапало ближайшее дерево.
   -Это что такое? - в удивлении произнёс он.
   -Это перо стимфалийских птиц. - торжественно проговорил Лобаст. - Мы немного сбились с дороги, поэтому мы нарвались на них. Эти коты-баюны совсем разжирели, раз даже не пытаются их отогнать с нашего пути. Такими перьями они усевают всю землю, пока не попадут в жертву.
   -Они...это...в меня хотели попасть? - совсем убито проговорил Ростислав.
   -Похоже, что оно случайно свалилось. - проговорил Лобаст, почесавшись в затылке. - Если бы они нас заметили, то перьев было гораздо больше. Лучше уходить надо в сторону ручья, пока они не вернулись.
   Юного путешественника не надо было уговаривать вновь. Схватившись за слегу, без тапка на правой ноге, он с новыми силами и быстротой стал прорывать себе дорогу через заросли. Идти пришлось дальше неимоверно трудно. В незащищённую ногу то и дело вонзались какие-то острые сучья или острая трава, скрытая темнотой у самой земли. Мальчик потерял счёт времени, так как не видел неба.
  -Когда уже рассветёт? - досадно проговорил он как-то вслух.
  -Я забыл рассказать ещё пару особенностей Околоземья. - откликнулся тут же чёрт на плече. - Как видишь здесь везде практически одинаково тёплая погода без дождей. Можно сказать, что в Беловодье всегда стоит вечное лето. И ещё здесь никогда не бывает солнца, и небо всегда имеет вид, который ты сейчас наблюдаешь.
  -Не бывает солнца? - переспросил Ростислав. - А луна?
  -И луны нет. - ответил чёрт. - Да и звёзды на небе, это не совсем звёзды, а свет далёких параллельных миров. Околоземье так называется, потому что расположено на оболочке целого нашего мира, и светом здесь является солнечный свет из Сердцемирья - места, откуда ты пришёл. Но оно в измерении так далеко, что самого светила здесь не видно.
  В это время Ростислав подумал, что уже никогда не сможет пройти сквозь чащу, как стволы деревьев внезапно не расступились и не явили перед ним журчащий ручей.
   -Ага! А вот и он! - подтвердил его спутник на плече. - Его можно перейти вброд, такой он неглубокий.
   Однако мальчик заметил невдалеке чьи-то услужливо разбросанные гладкие камни по воде, по которым можно было босиком весьма ловко перебраться на другой берег. Противоположные деревья выглядели ничуть не хуже, чем те деревья, которые были у него за спиной. Ростислав весьма уверенно перебрался, сняв тапок, через ручей и двинулся в новую чащу леса.
  -Стой! - вдруг тут же произнёс вкрадчивый голос над его ухом.
  Мальчик лениво обернул голову, надеясь увидеть на своём плече сказавшего это чёрта, а вместо этого увидел наконечник деревянного шеста, направленного ему прямо в лоб. Он медленно скользнул глазами по нему вниз и заметил за ним молодого незнакомца, невысокого роста и достаточно мускулистого телосложения, одетого в одежду из грубых шкур зверей до колен и кожаные сандалии с переплетающимися ремнями на ногах. Тёмные коричневые волосы незнакомца были пострижены в короткую мужскую причёску 'под шапку', а из лица Ростислав запомнил только выражение, предвещающее ему ничего хорошего в этой жизни. Единственное на что сподобился он после пережитого - это открыть рот от удивления.
  -Кто вы и куда следуете? По какому праву вы вступили в наши земли? - произнёс вдруг второй незнакомец, также выросший из-за стволов деревьев, как и первый.
  Только по необычным голосам Ростислав вдруг с ужасом догадался, что оба незнакомца были женщинами, и это были, судя по словам беса, те самые ягыни, которых они должны были встретить. Ничего этого было нельзя сказать, глядя на их угловатые и обветренные лица, да и на то, что вторая ягыня носила красивую косу белых волос. Ничего женского, что привык видеть за свою недолгую жизнь мальчик, в них не было. И это его пугало гораздо больше тёмная чащоба леса за их спинами.
  В это время бес, по своему обыкновению, спрыгнул с плеча мальчика, опять вернувшись до своих нормальных размеров. В этот раз он был почему-то гораздо услужливее, чем перед баюнами.
  -Здраствуйте, милостивые ягыни! - произнёс он, прижав свой кулак к левой груди. - Я, бес Лобаст, сопровождаю этого новика до врат Лукорья, чтобы он в последующем стал учеником чародеев.
  С этими словами он вновь показал, что-то серебристое двум незнакомкам. Та, что была коротко стрижена "под шапку", приблизилась к этому предмету лицом и внимательно всмотрелась в его гладь.
  -Что-то вас много сюда пожаловало! - проворчала в это время другая ягыня с косой волос, которая, судя по всему, была самой старшей.
  -Всё верно. - произнесла в это время молодая, кивнув на изученный блестящий предмет в руках беса. - Похоже, вас необходимо сопроводить?
  Она нерешительно оглянулась на старшую, словно спрашивая совета, и та лишь сурово кивнула.
  -Пройдёмте. - произнесла уже более решительно молодая и растворилась в близлежащих кустах.
  Ростиславу ничего не оставалось делать, кроме того, что следовать за ней, устало перебирая ногами. За ним последовал чёрт Лобаст, и всё их шествие замкнула старшая ягыня.
  -Наш пост находится недалеко. - проговорила молодая, следуя только ей известной дорогой среди деревьев. - Прошу помнить, что нам запрещено говорить на какие-либо темы с незнакомцами, поэтому о чём-то расспрашивать нас бесполезно.
  Ростиславу почему-то устало подумалось, что другого он от них не ждал и поэтому промолчал всю дальнейшую дорогу. Через некоторое время перед путниками вырос высокий частокол с острыми кольями, который был построен между просветами нескольких высоких деревьев, использующихся, как крепостные башни. Ростислав увидел, что такие деревья были дополнительно обнесены деревянными надстройками и щитами. Частокол при этом был обнесён плющом, росшим до самых верхушек кольев так, что издалека эту стену можно было принять за настоящую живую изгородь. Мальчик не уставал только удивляться, как этим величественным постройкам, ведь плотная стена из кольев достигала не менее половины высоты деревьев, а это уже было немало. Такую крепость в абсолютно глухом лесу, казалось, невозможно было выстроить без волшебства.
  Молодая ягыня подошла к стене и вскинула руку кому-то на высоте деревьев. Раздалось скрежетание, и среди частокола образовалась небольшая щель среди раздвинувшихся толстых бревён. Ростислав едва успевал не забывать закрывать рот после удивления. Небольшой отряд прошёл внутрь крепости и брёвна, как шторы, обратно сжались, став снова единой прочной стеной.
  Несмотря на свои величественные постройки снаружи, внутри крепость имела весьма небольшой двор. Всё пространство было без кустов, залито лучами звёздного света и свободно просматривалось. Здесь росло лишь ещё несколько высоких лукоморских дубов, приспособленных постройками среди веток к обороне и к жизни ягынь на самом верху, да находилась пара небольших домиков, построенных на высоких и тонких жердях. Эти заметно более низкие по сравнению с деревьями, слегка кривоватые, небрежные и маленькие домики на жердях чуть иногда поскрипывали и раскачивались на ветру. Всё это было уже поразительно для маленького мальчика так, что он даже не сразу заметил, что в домиках на жердях не было ни единого окна или двери, ведущих к их внутреннему убранству. Было непонятно как с земли ягыни могли пробираться к таким сооружениям, да и зачем они вообще они были такими им нужны.
  Ростислав уже хотел спросить, не взирая на запреты, как ягыни были способны взбираться на такие неведомые высоты, но как раз раздалось какое-то шуршание в воздухе и рядом на земле очутилась новая светловолосая ягыня.
  Ростислав был готов поспорить, что она спрыгнула с высоты одного из крепостных деревьев прямо на землю. При этом женщина убрала за спину некую длинную жердь, какую держала в особом перевязочном чехле каждая ягыня.
  -Какой грязный мальчик. - внезапно заметила она в сторону Ростислава не без ноток презрения в голосе, а потом обратилась к ягыням. - Вы нового привели?
  -А что не видно? - глухо ответила старшая ягыня с косой.
  -А кто их сопровождать будет? - проворчала светловолосая. - Скоро на посту совсем бойцов не останется. Всё прут и прут из леса.
  -Да от кого нам защищаться, Ариадна? - усмехнулся молодая ягыня, стриженная 'под шапку'. -От баюнов что ли? Они, по крайней мере, несколько веков уже не представляли для нас никакой опасности. Только и умеют, что из-за оврага сверкать глазами.
  -Ты не очень забывайся. - проворчала её старшая ягыня. - Тебя для чего на службу в посту из деревни позвали? Вот и сторожи, а думать, что более опасно, так это дело верховных жриц. Мы их сами встретили, и сами сопроводим.
  Она зачем-то кивнула молодой, и та, достав из-за спины свою длинную жердь, уселась на ней, как на скамейке, обхватив её обеими руками. В следующее мгновенье она резко взмыла в воздухе на крышу одного из домиков на жердях и исчезла в его невидимом проходе на крыше. "Так вот как они добираются до таких высот и зачем им нужны эти длинные палки за спинами" - подумал Ростислав.
  -Черти могли бы и сами доставлять новиков до Лукорья. Ведь они умеют летать по воздуху. - косо посмотрела Ариадна на до сих пор молчавшего Лобаста.
  -Вы же сами знаете, что запрещаете даже летать посторонним над своими землями. - слащаво улыбнулся бес. - Что уж говорить о самих непредсказуемых баюнах! Вот и приходится маленьким детям всё расстояние преодолевать пешком вместе со мной.
  Тут молодая вылетела на жерди с крыша домика и опустилась перед стоявшим отрядом у его подножья.
  -Я обо всём договорилась с начальством! - гордо произнесла она. - Я и Ипполита должны доставить этих двух до стен Лукорья, а затем вернуться обратно. В общем, ничего сложного, тем более, здесь это недалеко.
  -Ну что ж, - кисло улыбнулась Ариадна, - возвращайтесь тогда поскорей.
  -А вон уже Янина и Арахна вернулись с полёта. Они заместят, если что нас дозоре. - вдруг указала молодая на две различимые приближающиеся точки на небе.
  Ипполита в это время уже предоставила место на своей жерди себе и надменно чёрту. Бес Лобаст тут же заворчал:
  -Какой поворот судьбы! Хоть я и умею летать по воздуху, но меня, как мешок, будут перевозить на какой-то жердочке! Какая глупость!
  -Просто заткнись и полезай! - шикнула на него старшая Ипполита. - А ты думал, что будешь лететь самостоятельно? Да кто тебя будет держать без охраны над нашим небом?
  -Мы полетим? - осмелился всё же переспросить Ростислав.
  -Да, и ты летишь со мной. - сурово произнесла молодая, предоставляя ему место на своей жерди. - Только держись крепко за шест обеими руками и не вздумай свалиться. Тебе всё равно сегодня уже не преодолеть всего оставшегося расстояния до Лукорья.
  Ростислав это чувствовал, поэтому безропотно, дрожа от волнения, подсел к ягыне. Взлёт тут же произошёл до него слишком неожиданно. Ноги повисли в пустоте, последний тапок безнадёжно сорвался в оставленную крепость, а высота оказалась выше верхушек самых высоких деревьев. Мальчику ещё никогда не приходилось оказываться в жизни так далеко от земли. Он недостаточно плотно ухватился за жердь руками, а поэтому вскоре очень неловко взмахнул для равновесия ими в воздухе и от растерянности ухватился за длинную шерсть на одежде сопровождающей ягыни.
  -Ой! - произнесла ягыня.- Что ты делаешь?
  -Ничего. - лишь смог произнести Ростислав.
  -Я же говорила надо плотней держаться за жердь. - произнесла ягыня. - Мне это нравится больше всего в полёте, что от падения тебя держат всего лишь твои силы.
  Однако, Ростиславу это совершенно не нравилось. На жерди было жёстко и неудобно, да ещё наверху гораздо сильнее дул ветер, а земля внизу была необычайно далека. Кружилась голова, мальчику хотелось спрыгнуть, но одновременно он ещё больше начинал этого бояться и ещё сильнее цеплялся за одежду ягыни.
  -Не быть тебе волшебником Воздушной Стихии. - заметила с усмешкой ягыня. - Ты не слишком любишь полёт.
  -А ты знаешь, что меня ждёт впереди? - с опаской спросил Ростислав.
  -Ну уж побольше, чем какой-нибудь чёрт. - с ехидцей посмотрела назад в сторону летящих Лобаста и Ипполиты ягыня.
  -Почему? - невинно спросил Ростислав.
  -Конечно, это нарушение, что я вообще отвечаю на твои вопросы. - произнесла с усмешкой молодая ягыня. - Но, думаю, всё равно не будет уж слишком большим проступком, если я тебе кое-что расскажу. Волшебники нам, ягыням, гораздо ближе по родству, чем черти. Это легко заметить. Только волшебники всё цепляются за свою человеческую сущность и происхождение, в то время, например, как мы, стараемся уже несколько тысячелетий покинуть человеческую сущность и владеть магией от природы, с самого рождения, а не от обучения в волшебных школах. Поэтому нам, ягыням, и в частности мне известно про волшебников гораздо больше, чем каким-нибудь чертям.
  -Ну, а всё же, что это такое: волшебник Воздушной Стихии? - осмелился спросить Ростислав.
  -Я думаю, что тебе даже после моих ответов всё по-прежнему останется непонятным и вызовет лишь больше дополнительных вопросов. - тихонько засмеялась ягыня. - Ну, слушай, если вызвался. Я слышала, что среди волшебников есть четыре основные специальности, согласно основным природных стихиям: Огня, Воды, Земли и Воздуха. На самом деле волшебник в природе может владеть каждой из этих стихий в равной степени, но, конечно, не так мастерски, если бы изучал всё время одну. В Беловодье принято такое разделение, и здесь волшебник должен обязательно владеть мастерски одной Стихией.
  -И куда же я попаду? - лишь смог растерянно спросить Ростислав.
  - Насколько мне известно, распределение в Беловодье происходит согласно способностям волшебника, а не по его желанию. - произнесла ягыня задумчиво. - Лукорье, Зачарованный город в который ты сейчас направляешься, принадлежит Воздушной Стихии. Это значит, что в нём обитают маги соответствующей специальности, так как именно в таком городе они могут добиться наибольшего успеха в своём ремесле. В нём же находится один из четырёх приютов, где в Беловодье обучают новиков, то есть таких детей, как ты. Соответственно этот приют обучает волшебников Воздушной Стихии. Скорей всего, вас там и собирают перед распределением. Про остальные приюты мне ничего неизвестно. Всё должно решиться на твоём распределении.
  -Ну, а что ты ещё знаешь? - совсем стал дотошничать мальчик.
  -Ну, а больше я тебе ничего не расскажу, потому что и сама многого не знаю. У нас, ягынь, волнуют побольше свои проблемы. - засмеялась в ответ его сопровождающая.
  Мальчик перестал задавать ей вопросы и осторожно попытался посмотреть по сторонам. Они пролетали над деревьями не так часто, как хотелось бы, но летели всё же достаточно быстрее, чем мог идти пешеход. Небольшой острог ягынь довольно быстро исчез в густом лесном массиве. Да и сверху его было очень трудно различить среди других деревьев, так как можно было сказать, что он просто естественно врос в весь Лукоморский лес и был одной из его живых частиц.
  Всюду, насколько мог видеть глаз Ростислава, простирался огромный Лукоморский лес. Он был одним большим дубовым морем, поглотившем целиком весь мир. Лишь неясно вдалеке, за прозрачной дымкой едва виднелся ряд сизоватых вышин. Они ограждали лес с двух сторон, с двух других же было видно ничего кроме бесконечно идущих вдаль деревьев. О вышинах мальчик осторожно поинтересовался у ягыни.
  -Те, что повыше и повиднее - это Рип - горный массив, который ограждает Лукоморье на севере. Вышины пониже - это Лукоморские горы, ограждающие Лукоморье с запада. Вдоль них течёт река Косин. - пояснила та. - Косин вливается в реку Тахнин, которая течёт с самих Рипейских гор. Там, где Тахнин впадает в Бурный океан, проходит восточная граница Лукоморья. От Тахнина отделяется ещё река Касима, рассекающая Лукоморье ровно посередине. Это пограничная река между Ванахеймом и Беловодьем. Ванахейм - это другое государство волшебников, которое по могуществу совсем не уступает Беловодью. Как видишь, Лукоморьем одновременно владеют два государства.
  -А как вы летаете на жердях? -поинтересовался уже другим осмелевший на новом месте мальчик. - Они что волшебные?
  -Да не совсем. - ответила ягыня. - Вам, людям, чтобы вскопать огород, например, нужна лопата. Вы можете вскопать его и голыми руками, но выйдет по времени гораздо дольше. Так и нам нужны некоторые предметы, чтобы усилить своё волшебство. Жердь одна из них. Всё волшебство заключено внутри нас самих. Мы, ягыни, издревле умеем немного колдовать. Именно это нас отличает от каких-то обыкновенных амазонок, обитающих где-нибудь в Иллирии. Мы этим гордимся, а потому живём здесь.
  Ростислав оглянулся, чтобы посмотреть, как летели вместе Лобаст и Ипполита. Лобаст сидел на жерди с самой натянутой и широкой улыбкой, которую мог только изобразить на своём лице. Он сидел скрестив руки и ноги с ярко горящими желтыми глазами, и всем видом давал понять, что не собирается помогать чем-либо в полёте старшей ягыне. Та от этого ещё очевиднее больше злилась и совсем не разговаривала со своим неприятным попутчиком. Ростиславу самому бы не хотелось сидеть рядом с Лобастом в этот момент.
  В то же время Ростислав стал замечать, что полёт, а особенно с грузом в виде попутчиков, даётся ягыням не так уж легко. В процессе он стал постепенно замедляться, а ягыни стали лететь ближе к верхушкам деревьев. На их лицах стала откладываться усталость, а руки подрагивать. Но Лукорья всё ещё не было видно. "Наверно придётся сделать остановку и отдых на пол-пути" подумалось Ростиславу.
  Через какое-то время ягыни действительно закружились над одним местом спиралью, осторожно и устало опускаясь на землю. После пережитого Ростислав с огромным облегчением почувствовал землю под ногами, хотя он и научился давно уже сидеть на жерди, не цепляясь за одежду ягыни.
  -Нам придётся немного отдохнуть. - посмотрела сначала на свои руки, а потом на Ипполиту молодая.
  Ипполита выглядела более измождённой и ещё более разгневанной.
  -Готова поспорить, что этот бес специально увеличил свой вес во время полёта, чтобы мне тяжелее летелось! - ткнула она пальцем в своего нахально улыбающегося попутчика.
  -Ничего подобного! - заявил он, не изменяя своего выражения лица. - А я между прочим давно хотел предложить, чтобы я летел отдельно. Но вы же меня всё равно бы не послушались.
  -Ладно! - досадно махнула рукой Ипполита. - Давай, Янина, уйдём глубже в лес. Не люблю я приближаться к Зачарованным городам так близко, а они пускай идут дальше одни.
  Две ягыни быстро скрылись в чащобе леса, оставив Ростислава в глубоком недоумении, а Лобаста в глубоком безразличии, хотя теперь его глупая наигранная улыбка с лица до сих пор не сходила.
  -Пойдём! - лишь сказал он, приблизившись к мальчику.
  -А как же ягыни? - спросил Ростислав.
  -О них не беспокойся. Они ушли своей дорогой, с ними всё будет хорошо. - заявил Лобаст. - Нам нужно идти.
  -Опять? - вздохнул мальчик. - Я уже больше не могу. Далеко ещё до Лукорья?
  -А ты совсем ослеп? - удивился чёрт. - Мы стоим под самыми его стенами!
  Это ещё больше обескуражило Ростислава. Он завертел вокруг головой и не увидел хоть что-нибудь об этом напоминающее.
  -Ничего удивительного. - наставительно произнёс чёрт, словно знал, что думает сейчас мальчик. - Это же Зачарованный город, где живут одни лишь волшебники, ну, может, ещё пара других существ. Его увидеть не так-то просто.
  Ростислав долго вертел головой, но так ничего и не смог понять.
  -Смотри внимательнее! - чёрт с неудовольствием повернул мальчика в одну из сторон.
  Это был один из просветов между дубов. Здесь стояла какая-то дымка, за которой вдруг начала проступать огромная живая изгородь. Живая изгородь была из колючего кустарника, похожего больше на мотки настоящей колючей проволоки, чем на растение. Ветви кустарника были словно спрессованы в одну непоколебимую стену, бывшей в высоту наравне с лукоморскими дубами. Только дубы не были встроены в её систему, а стена существовала сама по себе. Лес даже отходил перед таким ограждением, создавая открытое пространство перед ним. Чем больше Ростислав всматривался в это место, тем отчетливее оно возникало перед ним, будто вырастая из тумана. И он увидел перед собой уже огромную высокую стену, раскинувшуюся перед ним на десятки километров в стороны с огромными чёрными шипами на высоте. За таким величественным сооружением вполне мог скрываться целый густонаселённый город.
  -Дальше ты дойдёшь один. - произнёс чёрт. - Вход в Лукорье мне воспрещён, да и общество волшебников не для меня. Я совершил переправу и мою награду должны передать в совершенно другом месте.
  -А как я пройду в город? - растерялся Ростислав. - Ведь здесь нет ни души, а в стене нет проходов.
  -Просто подойди к стене и тебе откроют. Только покажи вот это. - с этими словами чёрт вложил в руку мальчика тяжёлый серебристый предмет, который до этого показывал уже баюнам и ягыням.
  -Что это? - посмотрел на врученную пластину мальчик.
  -Наблюдение. - красноречиво произнёс чёрт, не убирая с лица свою глупую улыбку. - Я наблюдал за тобой и записывал все твои поступки в виде риз на эту пластину, которая зовётся дарик. Без него ты не имеешь права и шагу ступить в Беловодье. Не пытайся прочитать письмена на нём. Только отдельные волшебники понимают их. Дарики обычно заколдованы, чтобы возвращаться при потере обратно к владельцам, но лучше его не терять. Кто знает: сколько времени ему потребуется, чтобы вернуться обратно? Что ты будешь делать тогда? Да и к тому же применение противочар никто не отменял. В общем, не теряй его.
  Ростислав ещё раз с любопытством рассмотрел дарик. Он был немного неопределённого металлического цвета. Это был гладкий серебристый кругляш, с одной стороны которого располагались лишь непонятные письмена.
  -У меня лишь один вопрос. - проговорил Ростислав. - Кем я стану?
  -Я думаю, что гамаюн уже знает ответ на этот вопрос. - теперь уже загадочно заулыбался чёрт.
  -До... свиданья - нерешительно как-то произнёс Ростислав, не зная, что сказать дальше.
  -Я надеюсь, что мы больше не увидимся. - вдруг проговорил Лобаст и, повернувшись, громко затопал копытами в темноту стволов леса в противоположную сторону от стен города.
  Мальчик остался теперь по-настоящему один. В руках он лишь сжимал дарик. С одной стороны перед ним располагался лес, а с другой простиралась открытая площадка до самых живых стен Лукорья. Он чувствовал, что может спокойно повернуть обратно в лес, и никто не воспрепятствует этому. Правда, дальнейшая судьба тогда бы представлялась смутной. С другой стороны его ожидала заманчивая возможность стать настоящим волшебником в обмен на забвение своего прошлого мира. Впрочем, Ростислав сделал свой осознанный выбор, когда ещё только повстречал чёрта в своей комнате. Вряд ли он согласился теперь вернуться домой, так как он зашёл слишком далеко, чтобы возвращаться.
  Ростислав сделал свой первый шаг на озарённую звёздным светом площадку у городских стен, и в это мгновенье он увидел неподалёку от себя незнакомую девочку с серыми волосами и голубыми глазами, сжимающую на ладони точно такой же жетон.
  
  Глава 6. День и ночь
  
   -Давай возьмёмся за руки, чтобы не бояться? - вдруг произнесла девочка.
  Мальчик не знал, что ответить, поэтому безмолвно лишь протянул ладонь, которую девочка с готовностью подхватила. Вместе с ней Ростислав безмолвно подошёл к живой изгороди города.
  Девочка посмотрела вверх, и свет ярких звёзд выхватил её правильные черты лица.
  -По-моему дарики надо показать вверх. - произнесла она и обернулась к мальчику. - А ты как думаешь?
  Вдруг рядом с засмотревшимися детьми кто-то нетерпеливо кашлянул. Ростислав вместе с девочкой оглянулся и в изумлении увидел, что к ним неслышно подошёл невысокий человек в зелёной одежде. Он был коротко стрижен, но, тем не менее, было видно, что он зачёсывал свои каштановые волосы с пробором в одну сторону. Кроме того у него был довольно сильный волевой подбородок и ярко-зелёные глаза, поражающие своим осмысленным взглядом. Позади него находилось ещё двое коротко стриженых человек в зелёном, которые были значительно повыше и пошире его в плечах, но они предпочитали молчать.
  -Добрый день. - произнёс мягким басом невысокий человек в центре. - Меня зовут Ясень Лиховзоров. Я воин и гражданин города Лукорье. Я не могу ответить на большинство ваших вопросов, пока перед началом нашей беседы вы не предъявите ваши дарики.
  Мальчик и девочка недоуменно переглянулись между собой, но делать было больше нечего, поэтому они молчаливо предъявили свои металлические знаки.
  -Ростислав Арсентьев и Ольга Петрова. - прочитал по знакам на жетонах Ясень Лиховзоров. - Ну что ж, добро пожаловать в наш Зачарованный город Лукорье. Лукорье - это Зачарованный город Воздушной Стихии. В нём располагается Лукорский приют - один из четырёх приютов, где обучают новиков в Беловодье. Соответственно в нём обучаются волшебники Воздушной Стихии. Как они обучаются и чем отличаются от других трёх специальностей Огня, Воды и Земли, Вы можете посмотреть в нём сами, пока, вы, новики, будете собираться в нём перед отправкой в Аркону.
  -В Аркону? - переспросила сразу же девочка.- Но...
  -Черти должно быть вам рассказали, что вы должны отправиться на остров Буян, где птица-гамаюн должна спеть вам вашу вещую песню. - с полуулыбкой мягко произнёс Ясень. - Они только не любят распространяться, что птица-гамаюн находится в нашем священном Зачарованном городе на острове - Арконе. Поэтому путь на самом деле не меняется. Сейчас же я уполномочен вместе с другими стражниками, сопроводить вас до Лукорского приюта, где новиков ожидают долгожданный ночлег, еда и сносная одежда.
  -А как вы нас так быстро нашли у стен? - не смог не полюбопытствовать Ростислав.
  -Думаете, что мы не ожидали вас? - вопросом на вопрос ответил Ясень.- Я думаю, что уже пора прекращать разговоры и начать следовать за нами.
  Вместе они зашагали еле заметной тропинкой среди площадки перед городом к стене из живой изгороди. От Ростислава не могло скрыться то, что двое молчаливо сопровождающих замкнули их шествие, угрюмо поглядывая по сторонам. "Будто они нас сторожат" - подумалось нервозно мальчику. Ростислав пытался ещё что-то сказать, но вдруг глухая стена перед ними со страшными треском зашевелилась, размыкая скрученные колючие ветви кустарника, пока не образовала в себе тонкий, длинный коридор. Стоявший впереди всех Ясень спокойно прошёл внутрь и обернулся:
  -Ну, что вы встали? Здесь ничего страшного нет. Вы же не хотите оставаться в Лукоморском лесу вечно?
  Было невозможно разглядеть, что ожидало в конце коридора. Внутри необычного прохода посреди стены из живой изгороди стояла какая-то неясная полупрозрачная дымка, с расстоянием превращающиеся в темноту. Дети лишь с большой опаской последовали за Ясенем, боязливо осматриваясь по сторонам. Но постепенно их страх заменяло удивление, а затем и любопытство. В коридоре впереди, сзади и даже сверху темнота лишь плотнее сгущалась, не давая разглядеть, что же скрывалось под её покровом. Однако Ростислав едва успел стряхнуть со своего плеча досадную соринку, упавшую с верхнего края стены, как оказался на довольно ярком месте.
  Сзади детей с шумным треском закрылся проход. Кручёные ветви с колючками опять тесно переплелись и спрессовались друг с другом, вновь став единой и неделимой крепостной стеной. А перед детьми теперь расстилался настоящий большой город, построенный целиком на деревьях.
  Все дома находились исключительно на известных лукоморских дубах. Между ними связывались лишь узкие переходы разнообразных верёвочных и деревянных лестниц и настилов. Некоторые деревья были настолько толсты, что в них просто вырубались двери и окна для жилья, как дупла. В то же время земля внизу города была почти неухожена. Она поросла широким кустарником гуще, чем в самом Лукоморском лесу, не говоря уж об высоких ярких стеблях прорывающиеся травы. Ростислав заметил несколько красивейших двухметровых растений с длинными локонами цветков нежно-фиолетового или розоватого цвета. Они были похожи на тюльпаны или колокольчики, но в то же время и нет. Словом, таких растений и цветков мальчик нигде не видел и, похоже, они могли расти только в Беловодье.
  Город был определённо густонаселён. По его переходам между домами ходило несколько мужчин и женщин, одетые в различные одежды. Женщины предпочитали длинные платья, доходившие чуть ли не до пят, и разнообразные головные уборы, мужчины - короткие куртки, застёгивающиеся несколько в стороне от ворота. Случайных прохожих было немного и, казалось, они совсем не обратили внимания на пришедших детей. Тут же над ними пролетело что-то тёмное.
  -Не обращайте внимание. - буркнул Ясень. - Это всего лишь одно из средств передвижений волшебников.
  -Средство передвижения? Какое? - спросила любопытная девочка.
  -Какое? - хмыкнул Ясень. - А это разве важно? Просто средство передвижения. Проходите дальше и задавайте поменьше вопросов. Скоро вы всё узнаете.
  Они остановились у одной верёвочной лестницы, которая уходила высью куда-то в листву высокого могучего дерева. Предстояло подниматься на высоту никак не меньше пятиэтажного дома.
  -Лезьте. - скомандовал Ясень.
  Уже поднимаясь наверх, мальчик думал, что ягыня была права насчёт него, сказав, что он, скорей всего, не являлся чародеем Воздушной Стихии. От высоты кружилась голова, лестница угрожающе, поскрипывая, раскачивалась на ветру, начинали подгибаться колени и руки, и всё больше хотелось почему-то спрыгнуть с такой высоты на широкий ковёр кустов и травы, лежащий под домами города. Единственное, что заставляло мальчика продолжать ползти вверх это были нетерпеливо за ним полезшие сопровождающие вместе с девочкой.
  Вид города уже скрылся за густыми ветвями дуба, да и разглядывать без них было особо нечего. Лишь по мере набора высоты Ростислав ощущал, как в городе для него открывалось всё больше построек, и оживлялись улицы снующим туда-сюда различным волшебным народом. За листвой не было видно и высоты, на которую взобрался мальчик. Подниматься стало легче, а вскоре он наконец-то разглядел люк на площадке, куда вела лестница, и через некоторое время ступил на дощатые настилы этой постройки. То, что он увидел, поразило его.
  С одной стороны небольшой квадратной площадки находился внушительный насест толщиной в хорошее бревно, на котором, как истуканы застыли гигантские чёрные птицы. Их гладкие и жёсткие перья зловеще блистали при свете звёзд. Казалось, что их такие же чёрные клювы были готовы размозжить с одного удара голову взрослого человека, не говоря об их чёрно-мясистых лапах с желтоватыми загнутыми когтями. Все птицы были в глухих кожаных масках без прорезей для взора. Возможно, поэтому они сидели на своём насесте, совсем не шевелясь, словно огромные и грозные памятники, немного растопырив свои крылья, но всё же, плотно прижав их кончики к своему телу.
  -Будь осторожен. Не подходи к ним близко. - проговорил Ясень засмотревшемуся Ростиславу, который осмелился подойти к чудовищным птицам слишком близко. - Это всё же боевые вороны нашего города. Могут и лицо разбить.
  -Вороны? - удивился Ростислав. - Но у нас в Сердцемирье они совсем маленькие.
  -Это плод трудов Созерцателей. - проговорил с ноткой гордости в голосе Ясень. - Мы специально вырастили таких гигантских воронов. Хотя, возможно, они не настолько маневренны, как куявские соколы, но зато они обладают бешеной скоростью и хорошим умом.
  Тут только Ростислав заметил, что сзади у воронов сразу перед крыльями было приторочено нечто напоминающее кожаное седло с лёгкими стременами. Вообще всё тело каждого ворона было плотно объято различной сбруёй, позволяющей управлять этими созданиями наезднику.
  Площадку в деревьях охраняли ещё двое угрюмых человек в зелёном, весьма спокойно наблюдавших за приближением прибывшего отряда. Ясень при подходе приветствовал их поднятой ладонью. Охранники в ответ чуть заметно кивнули ему, по всей видимости, узнав сопровождающих и дав пройти дальше. Ясень в это время подошёл о чём-то неслышно и быстро переговорил с одним из сторожей.
  -Вы полетите в гостиный двор все вместе на одной вороне. - кивнул он в сторону замерших на дворе дома гигантских птиц. - В сопровождении Ветроносова.
  С последними словами он указал на "зелёного", с которым беседовал только что. Это был высокий и худощавый человек. На его лице были запоминающиеся глаза, горевшим лихорадочным агатовым огоньком.
  -Садитесь! - чуть ли не прикрикнул на детей худощавый человек, ловко взгромоздившись на спину ближайшей чёрной птицы, которую трудно было назвать вороном.
  Парой других ловких движений он усадил девочку полубоком спереди себя, а Ростиславу пришлось ухватиться за его спину, сев позади. Его ноги оказались у самых крыльев, поэтому ему пришлось их даже неуютно изогнуть, чтобы ворон мог беспрепятственно лететь. Скрестив руки за спиной, к отбывающим подошёл Ясень и улыбнулся своей самой открытой, но и одновременно немного странной улыбкой:
  -До встречи! Я желаю вам стать Светлыми!
  -Приготовьтесь. - проговорил Ветроносов, нагибаясь ближе к шее ворона. - Я снимаю с него маску. Держитесь крепко, несмотря ни на что.
  В следующий миг мальчик ощутил себя, как на спине разъярённого быка, пытающегося смахнуть со спины непрошенных гостей. Всё вокруг страшно завертелось и пропало из виду. В какой-то момент Ростислав почувствовал, что летит спиной в пустоту и вместо пояса сидевшего перед ним наездника, он ухватился за длинные чёрные перья птицы. Это, похоже, ещё больше разозлило ворона, так как он закружился в таком бешеном водовороте, что мальчик перестал что-либо ощущать, кроме стремительного падения вниз.
  -Стой, Смельчак- проорал Ветроносов, выкручивая для управления кожаные поводья.
  Это принесло свои результаты, и Ростислав с ужасом заметил, что он верхом на птице несётся на полной скорости почти у самой земли, ловко уклоняясь от стволов и веток, бывших буквально повсюду. Казалось, что от столкновения с очередным препятствием они избегали лишь чудом. Каждый раз кончики крыльев птицы мелькали всего лишь в паре сантиметров от той или иной преграды. Свои уклонения от препятствий Смельчак со своим прижатым наездником Ветроносовым проводил невероятно красиво, то скручиваясь в поворотах вокруг своей оси, так что все внутренности тела прижимались к низу, то изгибая в причудливых ломаных линиях крылья. И всё это проделывалось на невиданной скорости. "Если вороны не так маневренны то, что вытворяют куявские соколы?" - успел только подумать Ростислав.
  На такой бешеной скорости город было разглядеть почти невозможно. В память врезались лишь отдельные прохожие, над которыми путники пролетали особенно близко, чуть ли не сбивая с их голов шапки, да узкие верёвочные лестницы и какие-то свисающие канаты, как лианы в джунглях. Одним словом, Ростислав почувствовал облегчение, когда наконец-то после непродолжительного полёта вновь ощутил земную твердь под ногами. Ещё некоторое время он не мог унять непонятную дрожь в теле, будто от холода, от которой так подрагивала челюсть, что иногда постукивали зубы.
  -Ну, вот мы и прилетели! - довольно произнёс Ветроносов с ухмылочкой, похлопав своего ворона за шею. - Добро пожаловать в Лукорский приют!
  Немного оправившись от полёта, Ростислав смог наконец-то более подробно рассмотреть окружающее место. Вместе с девочкой он оказался на краю площадки, представляющей собой совершенный очерченный круг. Её поверхность напоминала собой нечто вроде гладкой тёмной резины, упруго выталкивающей каждый шаг, сделанный на ней. Края площадки были ничем не ограничены, и весь мир обрывался с них в полупрозрачный туманный мрак, за которым не было видно ни земли, ни самого города с его бесчисленными горожанами. Но Ростислава больше всего поразило вовсе не это, а невероятно открытое и чистое небо над ним. Здесь были мириады мириадов звёзд. Их свет был намного более чётким и ярким, чем когда мальчик впервые их увидел, лёжа на поляне в Лукоморском лесу. Кроме того здесь существовали огромные невиданные красные и голубые звёздные туманности, напоминающие огромные разинутые пасти, которые, казалось, готовились заглотить собой без остатка любой крошечный силуэт звёздного наблюдателя.
  На довольно большом пространстве вокруг находилось ни одного препятствия, что создавало довольно яркое освещённое место. Посередине площадки возвышался вход, который было невозможно по-другому назвать. Это был обычный тёмный проём, напоминающий собой, скорей расщелину, который не имел никаких сделанных чётких рам или косяков, обозначающих, что проём был обычной постройкой, а не дырой в пространстве. Увидев некоторое замешательство детей, Ветроносов поспешно пояснил:
  -Вы находитесь сейчас в Своде Томительной Вечности - Отделении Воздушных Мыслителей Лукорского приюта. А они известны своими большими выдумками насчёт преодоления пространств. Вход, который вы видите, ведёт в зал ожиданий, где собрались остальные собранные нами новики. Там вы встретите свой долгожданный кров и уют.
  На самом деле сказанные слова ещё больше одинаково запутали Ростислава и Олю. Поэтому Ветроносову после некоторой борьбы для обратного надевания кожаной маски на ворона Смельчака, чтобы он не улетел и сидел смирно, поджав губы, пришлось лишь молчаливо подхватить обеих за руки и сопроводить через таинственный чёрный провал посередине площадки.
  -Ну, вот видите. Ничего страшного. - проговорил Ветроносов, проходя сквозь него.
  Ростислав совершенно ничего не почувствовал при переходе. Это было словно, как просто перешагнуть через порог в очередное помещение. Новое место к тому же оказалось действительно небольшим деревянным залом с высоким потолком. Напротив чернеющего провала, откуда пришли дети, находились, весьма обычные, двустворчатые дубовые ворота. По боковым стенам были расставлены два противоположных ряда скамеек, за которым в самых разнообразных одеждах сидело несколько удивлённых мальчиков и девочек. Ростислав сразу же понял, что это были остальные прибывающие новики. Все они с большим любопытством уставились на вошедшую тройку.
  Кроме них в зале ещё находилась каштановолосая девушка 14-15 лет с неподвижными глазами, казавшимся синими осколками льда, которая сразу же поспешила со списком в руках к вошедшим. На ней был серый комбинезон, на груди же пестрел какой-то цветастый треугольный значок.
  -Меня зовут Татьяна. Я староста Ночной Смены Мыслительного Отделения Лукорского приюта. - представилась быстро сразу же она. - Вы привели ещё новых детей?
  -Да. - даже слегка небрежно кивнул Ветроносов. - Забирайте их. У каждого есть свой дарик.
  -Хорошо. - кивнула в ответ Татьяна и протянула руку к Ростиславу. - Здраствуй. Как тебя зовут?
  -Ростислав. - растерянно пожал её длинные холодные пальцы мальчик.
  Он поднял глаза и увидел, что девушка очень внимательно на него посмотрела и, казалось, даже слегка улыбнулась, но всего лишь показалось, потому что вдруг и без того молочно-белое лицо девушки при беглом взгляде мальчика почему-то сразу же нахмурилось, а неприятно сверкнувший её синий взгляд из-под бровей заставил мальчика уставиться обратно в пол. Почему-то он ощутил, что его будто окатили ледяным душем.
  -Вы бы могли всего лишь прочитать их дарики, чем выпытывать на словах их данные. - насмешливо проговорил в это время Ветроносов.
  -Я всего лишь ученица седьмого разряда. - сверкнула своими глазами девушка. - Я не умею читать тайнопись дариков. К тому же я должна просто собрать всех детей перед ужином и ночлегом, установив с ними общение. Ведь я была таким же новиком, как и они.
  -Ну, тогда мне пора в путь. - сразу же завозился Ветроносов. - Мой ворон на площадке уже заждался, наверно, меня. Мы, может быть, ещё увидимся сегодня.
  -Возможно. - кивнула Татьяна. - До встречи.
  -До встречи. - отозвался Ветроносов, поспешно уже шагая в чёрный проём, занимавший всю стену напротив дубовых ворот зальчика.
  Девушка, не теряя времени, тут же вновь бегло спросила Ростислава об его имени и прошлом. Той же участи подверглась и Оля, но, как заметил мальчик, она весьма спокойно выдержала любой пристальный взгляд Татьяны и ответила на все её незначительные вопросы. Сделав какие-то пометки в своём списке, Татьяна усадила обоих на скамьи.
  -Ждите, пока наберётся достаточное количество новиков, чтобы войти в зал для ужина. - окатила каждого своим ледяным взором она.
  Ростислав с интересом осмотрел других присутствующих в зале. Рядом с ним сидел высокий худой мальчик в очках, одетый вообще в строгий деловой костюм. Только костюм был уже заметно помят после шествия в Лукоморском лесу. На возникающий вопрос неожиданно ответил другой мальчик с озорным взглядом, сидевший чуть далее:
  -Это его прямо из музыкальной школы забрали!
  -А тебя откуда? - спросил Ростислав.
  -Из улицы. Как раз домой собирался, а тут понимаешь чёртик на асфальте образовался. - сказал мальчик.
  -Как же тебя забрали у всех на глазах?
  -Да я откуда знаю? - развёл руками мальчик. - Я же со стороны не наблюдал. А тебе как явился?
  -Я спал. - ответил Ростислав. - Я думал, что всех забирают во время сна.
  -Да? - удивился мальчик. - А кто тебе это сказал?
  -Мой... чёрт. - признался как-то неловко Ростислав.
  -А-а-а...-протянул мальчик и махнул рукой. - Им можно вообще не верить. Они, как оказывается, много врут, пока ведут по Лукоморскому лесу.
  -Мне всё это снится, мне всё это снится ... - забормотал вдруг мальчик в ярко-розовой футболке с изображением Микки Мауса посередине, пока его сосед не толкнул его в бок, и тот замолк.
  -А я сидела за письменным столом. Делала уроки. - подала неподалёку голос и слегка по-дружески даже улыбнулась Оля Ростиславу.
  -Меня зовут Игорь - представился первый заговоривший мальчик.
  -А меня Оля. Оля Петрова. - представилась девочка.
  -Ростислав - отозвался сам Ростислав.
  -Митя - встрепенулся мальчик в розовой футболке.
  Все сидевшие в зале расхохотались. Со всех сторон посыпались реплики:
  -Спи уже! Мы все тебе снимся!
  -Молчал, молчал, а тут заговорил!
  -Ребят, это действительно не сон? - бормотал под конец смущённый Митя. - Вы поймите меня правильно. Я просто спал, спал, а в это время мне чем-то ярким стали светить в глаза. Ну, я проснулся, а этот с копытами прямо на носу у меня сидит и чуть не вопит: " Давай за мной в мой мир!" Ну, я не разобрался, что к чему и говорю: "Давай!" Тут я вообще очнулся в каком-то лесу. Думаю, ого, какой сон классный приснился. Тут рогатый вокруг меня заскакал, коты набежали, какие-то женщины по воздуху перенесли. Думаю ещё, как классно всё ощущается во сне. Провал увидел, залез, ну, думаю, сейчас и проснуться неплохо. А не могу.
  -Дурачок, ты хотя бы понимаешь, что наделал? - спросил его насмешливо Игорь.
  -А что я наделал? - спросил перепугано Митя.
  -Ты теперь домой, никогда не вернешься.
  -То есть, как не вернусь? - пугался ещё больше Митя.
  -Ну, всё теперь поедешь с нами. До самого конца.
  -Да вы что шутите? А как же моя мама?
  -Всё, нет больше у тебя мамы... - запнулся Игорь и, обретя важную мысль, в задумчивости всех оглядел. - Мы теперь твоя семья.
  -А я вас всех не знаю и знать не хочу. - проворчал коротко стриженый мальчик в углу.
  -Ты что такой злой? - удивился сидевший рядом с ним сосед.
  -Скажите, а кто как через ягынь прошёл? - спросил кто-то.
  -Я с ними не сумела повстречаться, хотя очень хотела. - вздохнула в ответ черноволосая девочка с двумя косичками, сидящая посреди противоположной от Ростислава скамейки.
  -А мне они предлагали остаться среди них навсегда, но я знала, что мне надо идти вперёд, поэтому я от них отпросилась. - сказала Оля.
  -Лучше расскажите, кто как через стимфалийских птиц прошёл? - спросил Ростислав, и тут все удивлённо на него уставились.
  -Через кого? - переспросил его Игорь.
  -Через стимфалийских птиц. Это такие гигантские птицы, которые разбрасываются металлическими перьями на своих жертв. - пояснил Ростислав.
  -Я их видел. - буркнул лишь коротко стриженный злой мальчик в углу зала.
  Все заинтересованные взгляды перевелись на него. Однако тот явно не был намерен больше проронить ни слова и сидел молча, скрестив руки и ноги в углу повозки. Так и не стало ясно: соврал ли он или сказал правду.
  В общем, Ростислав понял, что у всех испытания в Лукоморском лесу были разные: кто-то встречал в лесу ягынь, кто-то нет, некоторые спасались от волков, сталкивались с медведями, лешими, русалками - насчёт этого можно было выслушать множество забавных и не очень историй, но понять смысл испытаний было всё равно невозможно. И все однозначно сходились в том, что их черти в чём-то успели соврать, так как каждому они рассказывали свои особенные истории.
  Конечно, многое об этом мире прибывшие новики могли узнать, расспросив всего лишь старосту Татьяну, присутствующую в зале. Но после нескольких грубых ответов, её больше никто не осмеливался тревожить. Тем более девушку постоянно отвлекали то и дело приходящие новые дети в сопровождении 'зелёных', доставлявших их на воронах.
  Через некоторое время вдруг всех окликнул женский голос. Женщина в длинном сером платье до пят, словно из ниоткуда появилась среди детей. Это была очень странная женщина во всех отношениях. Во-первых, она была одета в немного странноватого покроя, просторный и длинный белый балахон из лёгких тканей, опускавшиеся ей до пят. Во-вторых, у неё была запоминающиеся внешность. Прежде всего, это болезненно-худое лицо с заострившимся носом и огромные два серых глаза с тёмными обводами вокруг них. Её пепельно-седые волосы заключались в сложную шарообразную причёску. Но больше пугало то, что эта женщина всегда смотрела прямо перед собой, выцеливая только ей известную точку. Обычно себя так вели только полностью слепые люди, но женщина вполне всё видела, но продолжала так себя странно себя вести. Когда все присутствующие в зале обернулись на неё, то женщина сказала следующее:
  -Дети! Добро пожаловать в ваш новый мир Околоземья! И хотя многое из присутствующего вас должно было напугать и запутать, тем не менее, я призываю всех соблюдать спокойствие и терпение. Вам здесь не угрожает никакая опасность, потому что вы находитесь в центре Зачарованного города Лукорья. Вы проделали долгий и нелёгкий путь, но впереди предстоит не менее тяжёлая и дальняя дорога. Здесь вы должны отдохнуть и набраться сил. Меня зовут Влада Дальненегина. Я главный управитель Воздушного Лукорского приюта - первого приюта на пути вашего следования в Аркону. Быть может, каждому четвёртому из всех присутствующих придётся обучаться именно в моём заведении, но это будет потом. Сейчас я прошу следовать за мной, соблюдать порядок и слушаться наших уважаемых старост.
  С последними словами Влада чуть повернула своё лицо в сторону Татьяны, на что та ответила едва заметным поклоном головы и тела. Раздался едва слышимый тихий удар колокола. Он был высоким и приподнятым по звуку. Ростислав даже бы не обратил на него внимания, подумав, что это ему послышалось, если бы Татьяна не проговорила:
  -Звучит утренний колокол. Значит моё дежурство закончилось. Я могу идти в своё общежитие, управительница?
  -Да, конечно. Тебя заменит Елена. - проговорила Дальненегина со своим неизменно неподвижным взором. - Дети. Проходите внутрь.
  Управительница повела руками в сторону, делая приглашающий жест к дубовым воротам. Те, будто сами по себе, с тихим скрипом открылись внутрь, показав убранство нового зала, где посередине поперёк входной двери стояли длинные деревянные столы, накрытые белоснежными скатертями и разнообразной едой в деревянных сосудах. Ростислав для себя отметил, что в зал проникал свет из узких стрельчатых окон под потолком, а наиболее тёмные места освещали небольшие факелы, как и в предыдущем помещении.
  Пришедшие новики чуть замялись от неожиданности и смущения на входе, но тут же появилась новая девушка 14-15 лет взамен ушедшей Татьяны, но только одетая в белый комбинезон, с распущенными кудрявыми волосами, такая же синеокая, но более словоохотливая, чем предшественница, которая сразу же стала жестами и словами усаживать их за свободные места. Из слов, обращённых к ребятам, Ростислав понял, что это и была та самая Елена, о которой говорила Влада Дальненегина . Только на этот раз девушка представилась не иначе, как староста Дневной Смены Мыслительного Отделения
  Её мальчик мог и хотел расспросить о многом, но тут рядом с Ростиславом за стол села Оля Петрова, а слева присоединился вдруг Игорь.
  -Вы разрешите? - усмехнулся он Оле и Ростиславу, присаживаясь за своё место. - Я предлагаю нам держаться вместе. Кто знает, что нас ждёт впереди? Давайте дружить?
  -Давай - согласился Ростислав.
  -Хорошо. - кивнула тоже Оля.
  -Как вы только согласились на переселение в этот мир? - с интересом спросил Игорь.
  Ростислав и Оля непроизвольно переглянулись. Ростислав от такого одновременного действия почувствовал, что покраснел от смущения, а Оля легко засмеялась.
  -Вообще-то у меня дома всё нехорошо было. - повернул голову назад и вздохнул при своих воспоминаниях Ростислав и шмыгнул носом. - Наверно я не нужен родителям. После того, как папа ушёл из семьи, мама почти на меня не обращала внимания. Она всё время теперь была занята собой.
  -Постой, а с тобой разве не творились всякого рода странности? - спросил его Игорь.
  -Конечно, творились, но стоило из-за этого покидать свой мир? - пожал плечами удручённо Ростислав. - А вдруг я ошибся? Вдруг бы у меня появились друзья?
  -У тебя тоже не было друзей? - удивлённо подняла на него глаза Оля. - Меня все в классе считали немного странной и обходили стороной.
  -А зачем тебе понадобилось покидать свой мир? У тебя также родители разводились? - спросил Ростислав.
  -Нет, у меня была наверно самая лучшая семья на свете, но... - грустно запнулась Оля. - Я не хотела там оставаться. Я всегда знала, что я несколько особенная. Не знаю, почему я так считала, но когда чёрт сказал о переселении я не думала ни минуты...
  -У вас была скучная и неинтересная жизнь! - заявил Игорь, отправляя в свой рот жареную картошку с большого дымящегося подноса. - У меня каждый день были свои приключения. Мы с ребятами всё время придумывали какие-нибудь шалости в школе. Однажды мы притащили в класс набор воздушных шариков, наполнили их водой и бросались ими на перемене в одноклассников. Это было весело!
  -А что в этом было веселого? - спросил с неодобрением Ростислав.
  -Ну как что? Представляешь, что было, когда этот шарик над кем-нибудь лопался? А ещё мы играли на смелость. - продолжал Игорь.
  -Как это?
  -Мы как-то поспорили с товарищами, кто больше удержит горящую петарду у себя в руках. - сказал спокойно Игорь. - Вы не поверите, но я был уверен, что не смогу здесь никогда проиграть. Все конечно со страху побросали петарды, и они взорвались. А моя, представляете, продолжала ещё гореть в руках. Все уже наорали на меня, чтобы я бросал, но я её держал и был уверен, что она никогда не взорвётся, пока она будет у меня в руках. И она не взрывалась! А потом, когда я её всё-таки бросил, то она бабахнула сильнее других. Было здорово!
  -Так почему же ты согласился перенестись сюда? - продолжал выпытывать его Ростислав.
  -Ну как почему? - тут Игорь от нехватки слов начал размахивать руками. - Тут двумя словами не объяснишь! Ну, это же здорово, что мы здесь оказались! Ведь, правда? Где ещё такое приключение у себя найдёшь? А родители зачем? Кому они нужны здесь?
  Ростиславу подумалось, что Игорь очень походил на Мишку Сидорова из его класса. У того тоже вся жизнь состояла из приключений между ремнём отца и двоек в школе.
  -Вы как хотите, а у меня из головы не идут некоторые слова. - помотала Оля головой. -Помнишь, Ростик, когда мы улетали на вороне, то начальник охраны пожелал нам стать Светлыми? Нам говорили о всего лишь четырёх приютах для новиков, а здесь появились какие-то Смены и Отделения. Чем Дневная и Ночная Смена отличаются друг от друга? Что значит Мыслительное Отделение?
  Ростислав даже немного вздрогнул, когда девочка обратилась к нему по имени. Однако он не знал, на что это ответить. Его выручил только внезапный голос Елены, неожиданно в этот момент оказавшиеся за их спинами.
  -Вы не знаете, чем отличается Дневная и Ночная Смена? - засмеялась неслышно подошедшая девушка. - Значит, вы ещё не знаете правила трёх 'С'?
  -Какое правило? - переспросила девочка.
  Тут многие дети поблизости перестали жевать и разговаривать между собой, уставившись в ожидании на возникшую рядом старосту.
  -Правило разделения всех волшебников на три категории: Стихию, Сословие и Сторону. - проговорила Елена. - Согласно нему в нашем Беловодье и существуют четыре Приюта по Стихиям, в каждом из которых есть четыре Отделения по Сословиям, а в каждом Отделении есть разделение на две Смены, определяющее Светлую и Тёмную Стороны - Дневную и Ночную соответственно. Вещая песня гамаюн должна точно определить, где вы должны обучаться.
  -А что такое Сословия? - спросила черноволосая девочка с двумя косичками.
  -Это трудно объяснить. - нахмурила лоб Елена. - Лучше я скажу о различии между Дневной и Ночной Сменой. Я думаю, что это гораздо важней знать. Дело в том, что в Дневной Смене обучаются белые маги, а в Ночной - чёрные. Иначе белых магов мы называем Светлыми, а чёрных - Тёмными.
  -А в чём различие между чёрными и белыми магами? - невинно спросил Игорь.
  -Чёрные желают зал всему мира. Их магия направлена на разрушение и ненависть ко всему окружающему, в то время, как белая магия на созидание и любовь к ближним. - проговорила Елена.
  -И неужели кто-то попадает к чёрным магам? - не мог не удержаться от вопроса взволнованный Ростислав.
  -К сожалению, очень многие.- с грустной улыбкой проговорила Елена. - Даже не представляешь сколько. Некоторые идут туда из-за простой романтики, другие - вполне осознанно, чтобы обладать большой силой. Ведь чёрная магия не признаёт никаких правил и действует всегда бесчестно, а поэтому она всегда несколько сильнее белой магии.
  -Но почему нельзя просто запретить Ночную Смену? - насмешливо вдруг вмешался мальчик в синей рубашке, сидящий довольно далеко от места разговора.
  -Запретить? - с грустной усмешкой проговорила Елена. - Слишком много чёрных магов сумело высоко забраться во власть и овладеть соответствующими связями, чтобы воспрепятствовать этому. К тому же, Ночная и Дневная Смена были придуманы не случайно. Раньше, когда белые и чёрные маги обучались смешанно, то в наших разрядах постоянно проходили вражда и драки между ними. Тогда Совет по Образованию принял решение о разделении всех обучающихся на две смены: Дневную и Ночную. Каждые двенадцать часов во всех уголках, где установлены соответствующие часы, звучит колокол, который разделяет обычный день в Околоземье на День и Ночь. Ведь, как видите, здесь не на что ориентироваться, кроме как на внутреннее ощущение времени в виде колоколов из-за постоянного звёздного неба и одинаковой погоды. Когда наступает День, то за обучение принимаются белые маги, поэтому их прозвали Дневной Сменой, а когда Ночь - чёрные из Ночной Смены. Так они меньше встречаются друг с другом, живут по собственному распорядку, и повсюду царит относительный мир и покой. Правда, многие так пристрастились к такому распорядку, что продолжают выполнять его и во взрослой жизни. Поэтому во время Дня вы увидите на улице большинство белых магов, а во время Ночи - чёрных. Сейчас в Беловодье День, и я от имени Светлых поддерживаю порядок в своём Отделении, как староста.
  -Да какая разница Тёмный или Светлый? - неожиданно махнул рукой Игорь. - Главное, что мы все здесь и скоро станем настоящими волшебниками! А это что-то значит!
  -Не скажи - сказал Ростислав. - Тёмные волшебники ведь выступают за зло, а Светлые за добро. Тебе разве не важно, кем тебя определит птица-гамаюн?
  -А разве есть разница, если ты станешь Тёмным? - буркнул вдруг совсем незнакомый мальчик, сидящий за столом напротив Ростислава.
  Ростислав с удивлением взглянул на него. Мальчик имел правильно очерченное лицо с карими глазами и намеренно взъерошенными тёмными волосами. Но больше всего его отличала чёрная футболка с белым изображением черепа над скрещёнными костями. Пожалуй, его футболка больше говорила о хозяине, чем он сам о себе.
  -Я вот, что скажу. - начал говорить незнакомый мальчик. - Мне лично всегда нравились плохие герои в сказках. Посмотрите, какие грандиозные замыслы они строили и, что сделали хорошие герои. Планы злодеев всегда лучше, чем планы разрушения, построенные героями на чистом везении или на одной большой слабости, на которую не обращает сам злодей. Я не понимаю, как злодеи, сумевшие построить один большой план, могут проиграть на одной явной глупости. Ведь кто-нибудь читал "Урфин Джюс и его деревянные солдаты"?
  -Я читал. - сказал Ростислав.
  -Так вот, Элли и её друзьям чисто повезло, что до башни, где были заточены Дровосек и Страшила был прорыт ход, о котором не знал Урфин Джюс, и они были освобождены. - горячо проговорил мальчик. - Прочитай ещё раз, и ты увидишь, что жители Изумрудного города возненавидели Урфина Джюса лишь из-за того, что он приказал им всем снять зелёные очки и все увидели, что на улицах города вместо изумрудов располагается лишь одно стекло. Они возненавидели его за то, что он открыл им правду. А за что жители Изумрудного города и Мигуны любили Страшилу и Дровосека? За то, что они меньше ели, чем Гудвин и Бастинда! Представляешь?! Вот, чтобы все посчитали Урфина Джюса хорошим - ему надо было есть продукты со своего огорода. И всё. Ему не надо было в одиночку создавать превосходную армию и полицию для защиты страны, не надо было открывать правду для Изумрудного города, не надо было стремиться устроить обратно на работу бывших придворных, которых уволил Страшила, не надо было устраивать пышные празднества для своих поданных. Ему надо было, всего лишь, не есть, собирая для этого продукты горожан и фермеров. Может быть, Урфин Джюса не любили за то, что он захватил власть? Но кто такая сама Элли и её команда? По какому прописанному правилу она свергла власть Бастинды в Фиолетовой Стране? И для правления кого она в конце-концов расчистила путь?
  -Но ведь Урфин Джюс в конце - концов перевоспитался. - возразила Оля. - Он стал добрым и признал мудрую и справедливую власть Страшилы и Дровосека. Он осознал свои ошибки и больше их не повторял. Зло остаётся злом, как оно не притворялось добром. Это можно различить. Каждый может различить.
  Ростислав с благодарностью взглянул на девочку. Она была явно умна. Он уже было чуть-чуть, совсем на капельку был готов поверить речи мальчика. Несколько соседних детей даже перестали есть и стали вслушиваться, что скажет в ответ мальчик в чёрной футболке с черепом и костями.
  -Откуда ты знаешь, что произошло с Урфином Джюсом дальше? - спросил он.
  -Мне мама на ночь читала сказки Волкова. Там есть продолжение. А ты не знал, что у любой сказки может быть продолжение? - невинно спросила девочка.
  -Я не читал. - сознался мальчик.
  -Ты до сих пор хочешь стать чёрным волшебником? - спросила его Оля.
  -Я не знаю, но быть плохим героем, так круто. - проговорил мальчик, но теперь даже Ростислав чувствовал в нём неуверенность. - Мне жалко зло в сказках. Оно всегда проигрывает...
  Его ставший жалкий вид вместе с грозной футболкой и последним высказыванием вызвали смех, всех наблюдавших за их разговором.
  -Да что вы смеётесь? - спрашивал растерянно по сторонам мальчик, совсем превращаясь из представленного собой грозного чёрного мага в беспомощного ребёнка. - Да ну вас!
  -Вот так выглядит любое зло! - смеясь, обратилась Оля к Ростиславу, кивая на растерянного мальчика.
  -Совершенно верно. - не нашёл больше что-то сказать Ростислав в ответ.
  -А почему у тебя такая футболка? - спросил растерявшегося мальчика Игорь.
  -Это моя любимая футболка! - с гордостью произнёс кареглазый мальчик. - Я специально уговорил родителей купить её. Ведь мне же нравится всё плохое!
  -А мне кажется, что ты не злой. На самом деле ты очень добрый, но только боишься это показать! - сказал Ростислав.
  -Да я же сказал, что очень злой! Что вы мне перечите? - даже немного разозлился мальчик.
  -В первый раз встречаю, чтобы люди называли себя злом. - пожал плечами Ростислав.
  -Я вам всем покажу, что я злой! - уверенно заявил мальчик. - Вот увидите, птица-гамаюн ещё определит меня в Ночную Смену!
  -Лично мне бы этого не хотелось. - поёжился Ростислав. - Наверно там учатся ужасные люди.
  -Не забывайте, что существует ещё разделение по Стихиям и Сословиям. - добавила и улыбнулась Елена. - Желаю всем поступить в Мыслительное Отделение, которое есть в каждом из приютов. Здесь обучается Сословие Мыслителей. По названию здесь очевидно, что любят очень мудрых и разумных. Боюсь, что другие названия Сословий, как, например, Созерцатели или Испытатели, меньше скажут своими названиями о роде своей деятельности. Больше вы узнаете потом, а пока отдыхайте и набирайтесь сил.
  -Здорово! - казалось, что от восхищения глаза Игоря расширились.
  У Ростислава побежали мурашки при таких известиях. Он взглянул в бойницы окон под потолком и вновь увидел иссиня-чёрное небо с невиданным множеством мириад звёзд. "Этих звёзд на небе столько, сколько сейчас у меня выбора перед распределением" - подумал со содроганием Ростислав. Одновременно ему почему-то подумалось, что звёзды на небе располагались совершенно не так, как он их видел в Лукоморском лесу, но он быстро отвёл эти мысли от себя.
  -Мне кажется мудрость самое главное. - неуверенно произнесла Оля.
  -А мне кажется, что нам пора уже спать. - проговорил Ростислав. - Я уже наелся.
  Действительно, большая часть детей уже просто беседовали за столом, косясь с ожиданием в дальние двери, где был выход из зала. Здесь всё время недвижимо стояла Дальненегина, уставившись в очередную свою точку в пространстве. Но она заметила, что большинство уже закончило трапезу, а поэтому начала подзывать к себе детей, чтобы определить их на ночлег. Ростислав и Оля встали, чтобы присоединиться к ним.
  -Подождите меня! - крикнул с набитым ртом Игорь, доедая наспех куриную ногу.
  Однако, когда он встал из-за стола он с огорчением посмотрел на свои заляпанные от еды руки.
  -Похоже, мне их надо помыть - пробормотал он. - Где здесь есть вода?
  Ростислав хотел было уже что-то сказать, как будто из ниоткуда вновь вынырнула Елена и, подхватив под локти Игоря, повёл его к умывальнику в дальнем углу зала.
  -Пойдём? - позвала несмело Ростислава Оля.
  -А как же дождаться Игоря? - спросил Ростислав, показывая жестами в его сторону.
  -Я хочу спать. - прикрыла свой рот ладонью Оля. - Пойдём, он нас потом нагонит.
  Ростислав нерешительно последовал вслед за ней к выходу, где уже столпилась довольно большая группа ребят. Как раз в этот момент Дальненегина начала выводить их за собой к ночлегу.
  -Ты уже решил, куда хочешь поступать? - спросила неожиданно мальчика в пути Оля.
  -Я не знаю. - вздрогнув, пожал плечами Ростислав. - Нам так мало ещё известно. Да разве от нас что-нибудь зависит?
  -А разве тебе не хочется куда-то больше всего поступить, несмотря на всё? - задала вопрос Оля.
  -Разве, что на какое-нибудь Мыслительное Отделение. - пожал плечами Ростислав. - Хотя я не думаю, что настолько мудр, поэтому, скорей, стану Созерцателем или этим... как его... Хранителем что ли? Хотелось бы знать, что значат все Сословия.
  -А мне бы очень хотелось поступить в именно в Мыслительное Отделение. - произнесла девочка.
  -Ты обязательно туда поступишь! - заверил её горячо Ростислав.
  -Спасибо! - засмеялась Оля. - Но знаешь, мне кажется, что мы после распределения больше не увидимся друг с другом, ни с Игорем, ни с большинством других ребят. Посмотри, сколько много здесь детей и сколько выбора перед ними.
  -Да, вряд ли мы встретимся уже в школе. - кивнул со вздохом Ростислав. - Но я тебя буду помнить.
  -Я тоже буду помнить. - сказала Оля. - Мы ведь станем Светлыми?
  -Конечно.
  Дальненегина привела ребят в очередной небольшой зал с колоннами и небольшим расписным полукруглым окном под потолком. Для детей здесь были постелены обычные тряпичные тюфяки. Их было несколько десятков, если не больше сотни. Тюфяки были достаточно большие так, чтобы любой ребёнок мог вытянуться во весь рост на нём и укрыться приготовленным клетчатым пледом с головы до пят. Конечно, это было не слишком изыскано предоставить такие спальные места пришельцам с другого мира, но выбирать особо не приходилось.
  Места у стен и у колонн были тут же заняты более удачливыми предшественниками, но Ростислав смог отыскать себе свободный тюфяк почти у самой противоположной от входа стены, где находилось под потолком полукруглое расписное живописью окно. Ростислав лишь успел едва накрыться пледом и подбить под голову тряпьё в тюфяке, как провалился в бездонный колодец сна.
  
  Глава 7. Отправление
  
  Ростислав не знал, сколько он спал. Ему показалось совсем чуть-чуть. Он лишь прикрыл глаза, а затем их резко открыл. Он находился всё в том же зале, что и уснул, а это значило, что ему ничего не приснилось. Мальчик сжал жетон на груди при прошедших воспоминаниях. Зал был уже весь наполнен. Через расписное полукруглое окно под потолком светило ясно-голубое небо с белыми отметинами звёзд. "Надо же, значит, даже здесь бывает нечто вроде рассвета" - подумал Ростислав.
  Все тюфяки в зале были заняты хозяевами. Хотя большинство из них спало или притворялось, что спало, укутавшись в пледы, но некоторые уже встали и прогуливались между проходов спальных мест, негромко переговариваясь друг с другом. Некоторые пустующие тюфяки были значительно примяты с раскиданными пледами, что тоже говорило о том, что на них тоже недавно ночевали.
  -Ростислав, вставай! - окликнул его кто-то сверху.
  Мальчик недовольно поднял голову и увидел перед собой Игоря.
  -Фууффф! - вздохнул тот. - Ну, ты и спрятался в зале. Я уж думал: никогда тебя не найду. Куда ты вчера подевался так быстро?
  -Я это... спать хотел... - тёр усиленно глаза Ростислав, чтобы проснуться.
  -Представляешь себе, первые ребята уже уплывают на корабле! - начал махать руками перед ним Игорь.
  -Подожди. - сел на тюфяк Ростислав. - Какие ребята? Зачем они уплывают? Куда уплывают?
  -Ну, ты всё забыл что ли? - встрепенул его за плечо Игорь. - На Макарейские острова уплывают, к птице-гамаюн! Первые сорок ребят!
  Ростислав начал долго собираться мыслями. За один день с ним произошло столько, сколько с ним случалось только за один год. Воспоминания о вчерашнем дне приходили очень медленно и не сразу. Только через некоторое время он догадался, что речь шла долгожданном распределении в волшебную школу.
  -Что за Макарейские острова? - продолжал он собираться мыслями.
  -Это череда островов, среди которых находится наш остров Буян! Нам так рассказали сегодня утром, пока ты спал! Нужно торопиться! - тревожил его Игорь. - Ты ведь хочешь поскорей узнать свою судьбу?
  Только здесь Ростислав заметил, что у выхода из зала стояло несколько взрослых бородатых волшебников. Особенно среди них выделялся взрослый волшебник с такой длинной чёрной бородой, что он заткнул её за пояс. Сам он весь был похож Карабаса Барабаса, только одетого в невообразимый костюм, пошитого из грубых звериных шкур. На голове у волшебника была меховая шапка , из-под которой выбивались длинные чёрные волосы до плеч, а ногах неуместно торчали красные сапоги с загнутыми вверх остроконечными носками. Перед ним уже столпилась стайка проснувшихся ребят, которых он очень прытко заносил грифелем в свой развёрнутый список. Среди них мальчик даже заметил Олю, с которой познакомился вчера, и ещё несколько знакомых лиц.
  -Пойдём, спросим у него, что делать дальше? - потянул за руку Ростислава Игорь.
  Ростислав встал, отряхнувшись с тюфяка.
  -А почему некоторые остаются на тюфяках? - спросил он, обводя взглядом зал.
  -Да я откуда знаю? Может, ждут друг друга? - пожал плечами и потянул за собой Игорь.
  Оба поскорей подбежали к столпившиеся группе. В ней Ростислав заметил, в том числе мальчика в заметной чёрной футболке с черепом и костями, пытавшегося глупо ухмыляться посреди них, и даже очень спокойного мальчика в синей рубашке, спросившего вчера под конец в разговора в трапезной о том, почему нельзя было закрыть Ночную Смену. Оля уже нашла себе каких-то двух подружек и о чём-то с ними оживлённо шушукалась.
  -Привет! - услышал над самым своим ухом Ростислав и обернулся.
  Перед ним стоял знакомый мальчик, которого он видел ещё в зале ожиданий рядом с дремлющим Митей. В нём не было ничего особенного, кроме того что он был крепкого телосложения и был одет в тёмную футболку и в короткие летние шорты со сланцами на босую ногу. Видимо он так ходил у себя дома до перемещения.
  - Я вас уже видел. - подтвердил мысли Ростислава мальчик. - Я так и не успел со всеми до конца познакомиться. Меня зовут Влад. Влад Буков. Тут вообще много каких-то незнакомых собралось. Наверно, сюда впустили переночевать новиков из других групп.
  Ростислав и Игорь тоже представились.
  -А куда делся Митя? - спросил после этого Ростислав.
  -Ну, он как-то очень сильно распереживался под конец. По-моему, он начал много плакать, и его куда-то увели после трапезной. - сказал Влад.
  -Бедняга, он наверно не смог пережить разлуку с домом! - пробормотал Ростислав.
  -Вы пришли сюда, чтобы просто поболтать или хотите записаться на отплывающий корабль? - прогремел вдруг голос над детьми.
  Дети со страхом подняли головы и увидели над собой высящегося рослого чернобородого волшебника со свитком в руках. Игорь быстро наступил на ногу Ростиславу, что тот правильно истолковал, как просьбу промолчать.
  -Конечно! - сказал Игорь. - Запишите нас!
  -Так-так, - пригляделся к жестяным дарикам в руках у каждого ребёнка чернобородый великан, - Значит Игорь Шаров и Ростислав Арсентьев? Вы не будете против, если отправитесь в путешествие на корабле того волшебника?
  Ростислав взглянул, куда указывал записывающий и увидел невообразимого скрюченного человека. Он был и так на целую голову ниже указывающего чернобородого здоровяка, а в скрюченном положении был ниже вообще на все две головы. Он был одет во всё чёрное, хотя и относительно современное: в куртку, брюки и в лакированные ботинки. Но больше всего Ростислава поразил его неестественно жёлтый цвет кожи, которая, к тому же, была потрескана, словно высохшая глина. У человека абсолютно не было волос на голове, даже ресниц, а кроме крайне невыразительных землянистых серых глаз запоминался лишь крючковатый нос. Внешность у него была совершенно бандитская, и с таким человеком Ростислав не то, чтобы не отправился в путешествие, а даже бы не сел в переполненный пассажирский автобус. Но Игорь держался другого мнения.
  -Конечно, отправимся! Ты ведь не против? - обратился тот к Ростиславу.
  -Угу - лишь смог промычать Ростислав в поддержку.
  -На каждом корабле мы отправляем по сорок учеников с несколькими взрослыми на борту. - заявил чернобородый. - Вы попали на первый отплывающий корабль из Лукорья, где главным у вас будет господин Мефодиевич. Он является главным управителем Энского приюта. Возможно, кто-то из вас попадёт к нему на обучение. Старайтесь теперь держаться за него, он за вас в ответе до самого приезда в Аркону. Не потеряйтесь в пути, смелее обо всём спрашивайте и слушайтесь вашего руководителя. Он плохого не посоветует.
  Ростислав снова взглянул на представленного господина Мефодиевича. И доброжелательные слова чернобородого здоровяка в кафтане из звериных шкур о нём как-то сами собой выветрились из головы. Ростислав не то, чтобы боялся спросить о чём-нибудь своего нового руководителя, а вообще боялся что-то ему сказать и лишний раз посмотреть в его сторону.
  -Мефодиевич, похоже, настоящий чёрный маг! - сказал Ростислав Игорю.
  -Ух ты! Настоящий чёрный маг! - загорелись заинтересованно глаза Игоря, и теперь его совсем невозможно было отлепить взглядом от их нового руководителя.
  -Хотелось бы мне посмотреть на руководителей других кораблей! - проворчал рядом Влад, засунув руки в карманы шорт.
  -Почему нельзя было сделать капитаном корабля Владу Дальненегину? - вспомнил об управительнице, Ростислав.
  -Я слышал, что она уплывает на следующем корабле.- пробормотал Влад.
  -И что теперь её ждать надо? - буркнул Игорь. - Быстрее уплывём - быстрее всё узнаем.
  Ребята подождали молча ещё около пятнадцати минут. Группа набралась весьма значительная, и они оказались в самом её центре. Мефодиевич принял свиток от чернобородого и быстро пробежался по нему глазами. Не сказав ни слова, он всего лишь поманил к себе собравшихся одним указательным пальцем. Сделал он это крайне выразительно так, что никто не посмел его ослушаться, и все приблизились к нему, встав полукругом.
  -Дети, меня зовут Калистрат Мефодиевич. Зовите меня господином Мефодиевичем и никак иначе. - проскрипел он своим голосом. - Всем вам несказанно повезло, что вы все очутились здесь. Не каждому ребёнку с Земли выпадает такой шанс переселиться в Астрал. Но!
  Тут Мефодиевич поднял вверх свой длинный узкий палец и выдержал значительную паузу:
  -Ещё не каждый ребёнок отваживается на вечное переселение с такими возможностями. Тысячи и тысячи нераскрытых магов, так и остаются на Земле с невостребованными способностями среди людей. Всю важность своего переселения вы поймёте лишь с возрастом, но пока что дышите и с каждым новым вздохом наслаждайтесь свежим и свободным воздухом Околоземья.
  Настала длительная тишина. Никто не знал, что можно сказать, и все лишь удивлённо переглядывались между собой, пока Мефодиевич не соизволил заговорить дальше.
  -А теперь перейдем непосредственно к делу! - проскрипел он своим голосом. - Сейчас вы все одеты словно папуасы, встречающие своё новое божество на пляже. Такого быть не должно! Каждый ученик должен иметь свою обязательную стандартную форму. Перед долгим путешествием на остров Буян вам всем будет выдана униформа, а также вас накормят крепким завтраком. Если по ходу путешествия у вас будут возникать сложности, проблемы или вопросы, то немедленно обращайтесь ко мне. Будут ли у вас обращения ко мне сейчас?
  -А как долго плыть до Макарейских островов? - взметнулась чья-то храбрая детская рука.
  -Три дня. - бросил свой взгляд на спрашивателя Мефодиевич. - Хотя, если будет удачный ветер и настройка корабля, то, возможно, и быстрее. Ещё вопросы? Нет? Тогда я попрошу следовать за мной.
  Дети зашагали по бесчисленным тёмным и узким коридорам деревянного дворца, где было деревянным чуть ли не всё: двери, мебель, посуда. На этот раз путь детей пролегал не через залы, а в глубины дворца. А точнее вниз, в подземелья, куда не проникал ни единый лучик света с поверхности. Здесь Мефодиевич зажёг яркий фонарь, освещавший почти всех вытянувшихся по ходам ребят.
  -Интересно посмотреть какую форму они нам приготовили. - говорил рядом Влад, ускоряя шаг.
  Дети вошли в обычное подземелье, бывшее с низким потолком, звуками капающей где-то вдалеке воды и кое-где поросшей зелёным мхом каменной кладкой. Оно было весьма тускло освещено, несмотря на то, что дворцовые домовые здесь очень постарались, развесив факелы по стенам. Но во многих местах оставались жутковатые провалы темноты.
  Вид формы превзошёл все ожидания. Она висела на стойках в несколько рядов вдоль всего зала насколько хватало взгляда. Это были обычные свободные серые комбинезоны с капюшонами. Чуть далее от рядов серых комбинезонов стояли длинные ряды прорезиновых полуботинок с толстой грубой подошвой. И нигде не было видно разделение на мужскую и женскую одежду. Ростислав вспомнил, что как-то читал книжку про десантников и там, на картинках, была изображена точно такая форма, и оставалось только удивляться: почему организаторы не выдали всем ещё автоматы и шлемы.
  -Кто может и хочет - оставляет свою старую одежду под комбинезоном. - обратился к детям Мефодиевич. - Если вы не хотите её с собой больше брать, то можете оставить её в этом зале. Более качественную одежду вам выдадут уже в самой школе. И не забудьте в свои нагрудные карманы переместить дарики! Их ни в коем случае нельзя терять!
  Дети с входа постепенно растеклись вдоль стоек и столов с одеждой и другими принадлежностями. Ростислав довольно быстро нашёл свой нужный размер комбинезона, а с полуботинками пришлось повозиться. Одни слишком жали, в других приходилось передвигаться не иначе, как шаркая ногами. Но, в целом, мальчик почти идеально подобрал себе форму, и он мог в этом убедиться, взглянув, в одно из выставленных зеркал, где увидел своё угрюмоватое отражение.
  После получаса всяческих примерок детей отвели наверх, в трапезную, где был накрыт стол и уже ожидал сам Мефодиевич вместе с ещё двумя своими спутниками. Один из них оказался двухметровый лысый здоровяк, одетый в грубо сшитый серый комбинезон из больших лоскутов. Его неприятной особенностью являлось то, что в половину его лба занимал тёмный нарост шрама, а в глазах не было зрачков и радужной оболочки - один белок. От этого было непонятно, куда он смотрел, и вообще Ростислав, при виде такого здорового взрослого, почувствовал невольную симпатию к теперь казавшимся милому и безобидному Мефодиевичу.
  Вторым сопровождающим оказалась молодая миловидная женщина с белокурыми вьющимися волосами. На фоне своих попутчиков она выглядела более адекватной, хотя была одета, как жокей, в короткую кожаную куртку с лосинами и сапогами. Тем не менее, её лицо было совершенно открыто и не исковеркано невиданными силами, как у других стоящих рядом с ней, что вызывало большее доверие.
  -Дети! - обратил на себя внимание своим скрипучим голосом Мефодиевич. - Я хочу вам представить ещё двух сопровождающих преподавателей - представителей Змиевского и Лукорского приютов, где вам, возможно, предстоит честь учиться. Это госпожа Варвара Птицестаева - один из преподавателей Творительного Отделения.
  -Я рада приветствовать вас, ребята! - отделилась от стены с горящими глазами миловидная женщина. - Когда-то я, точно так же, как и вы, сидела в этом зале и ожидала своего распределения на острове Буян!
  -А это...ммм... - тут Мефодиевич замялся, покосившись на непоколебимого здоровяка. - А это тоже, можно сказать, коллега. Преподаватель Испытательного Отделения Змиевского приюта - Телохранитель. Да, его именно так зовут Телохранитель, и никак иначе. Обращайтесь к нему, пожалуйста, господин Телохранитель.
  Телохранитель предпочёл сделать маленький шажок от стены и молча наклонить голову, встав обратно.
  -Телохранитель - ветеран боевых действий. Как вы можете видеть. - произнёс Мефодиевич, посматривая на своего соседа снизу вверх. - Любые вопросы о войне, его шраме и глазах можете не задавать. Не ответит. Более подробно вы всё узнаете, если доучитесь до старших курсов и придёте на занятия самообороны.
  При упоминании о войне, у Ростислава безмолвный Телохранитель сразу же вызвал уважение. Значит, вот откуда у него повреждены глаза и голова. Постепенно со всех сторон зажужжали, пытаясь втихомолку обсудить новых своих учителей.
  -Ну и кто после этого захочет попасть в его Испытательное Отделение? - кивнул в сторону неподвижного здоровяка у стены удручённо Влад.
  -Подожди, может быть в других Испытательных Отделениях дела с преподавателями обстоят лучше. - примирительно сказал Ростислав.
  -С преподавателем Китежского приюта вы познакомитесь чуть позже. - проговорил Мефодиевич. - Я, как вы все должны знать, представляю и возглавляю Энский приют. В нём воспитываются волшебники Земляной Стихии.
  Кто-то из ребят заметил, что в окнах небо стало чуть светлее.
  -Это обычное явление. - ответила на этот вопрос Варвара Птицестаева. - Здесь мир периодически пульсирует и иногда пропускает больше энергии, чем нужно. От этого мир светится ещё ярче. Это сложно объяснить, но для начала вы должны понять, что находитесь в не совсем параллельном мире, а в пустоте между мирами, поэтому здесь нет солнца. Всё это вокруг "обочина" бывшего вашего мира. Происходит это непостоянно, поэтому мы никогда не воспринимаем подобные явления за отсчёт времени.
  После плотного завтрака или обеда в трапезной, где было накрыто два параллельных стола ровно на сорок человек, всех их выстроили попарно в колонну, и повели пешком по дворцу. Однако в этот раз они направились не вниз, как в прошлый раз, а куда-то вверх, над всеми залами и трапезными. Новики миновали немало извилистых переходов и коридоров, которые Ростислав даже и не силился запомнить. То, что вчера ему казалось удивительным, сегодня выглядело для него буднично. Мальчику разве что запомнился последний долгий подъём по широкой лестнице, которая неожиданно закончилась просторным залом с распахнутыми напротив гигантскими воротами.
  За ними начинался широкий треугольный выступ из дворца, который постепенно наклонно поднимался острой вершиной вверх, где находился ... летучий корабль. Хотя все поняли, что это корабль только тогда, когда им объяснили, что это за странное сооружение, парящее в воздухе.
  -Это летучий корабль под названием 'Медведь'! - не без нот гордости в голосе торжественно произнёс Мефодиевич. - На нём вам предстоит отправиться в священный город Аркону!
  -А я думал, что мы поплывём по морю. - произнёс кто-то неуверенно.
  -Мы отправимся и над морем в том числе. - заявил Мефодиевич. - На летучем корабле ведь возможно добраться в любой уголок Беловодья. Ну, или почти в любой.
  Корабль был достаточно большим и напоминал собой скорее кита, завернувшегося в гигантский кокон шелкопряда. Как плавники гигантского динозавра или крылья летающего ящера, сверху, сбоку и даже снизу на корабле располагалось несколько мачт, наделённых несколькими косыми алыми парусами с затейливыми белыми и синими узорами. У него было трудно различить, где был перед или зад, потому что с обоих концов коконообразный дощатый корабль заканчивался заострёнными концами. Приблизившись, Ростислав всё же отличил и нос судна, имевший бронзовую статую головы медведя на острии, разинувшего свою пасть. Всё бочкообразное туловище судна обрамляли бесчисленные ряды перил и поручней, видимо, обозначающих палубы корабля. Они в одинаковом количестве находились как сверху, так и снизу, из чего можно было предположить, что корабль был приспособлен летать в любых положениях вокруг своей оси.
  Сам корабль слегка раскачивался в воздухе, будучи привязанный канатами к самому дальнему углу выступа. Расстояние между зависшим кораблём и площадкой было где-то пять метров, и чтобы подняться наверх от одного из его распахнутых люков свисала длинная верёвочная лестница, волочащиеся по земле. Впрочем, паре молодых людей, ползающих на канатах корабля, казалось, даже она не требовалась, потому что они, как белки-летяги, с лёгкостью перепрыгивали довольно значительные расстояния от верёвки к веревкё.
  Прямо у скинутой вниз верёвочной лестницы на поверхности сидел длинноволосый усталый усач в расстёгнутом синем кафтане с золотистыми узорами. Он вытянул одну из ног в коротком чёрном кожаном сапоге и внимательно проследил за приближением отряда ребят к нему.
  -Преподаватель Мыслительного Отделения Китежского приюта - Любим Световодов, я полагаю? - проскрипел Мефодиевич, протягивая сидящему свою узкую длинную руку.
  -Корабль "Медведь" в полном Вашем распоряжении. - сделал вид будто не заметил протянутой руки сидящий усач.
  -Ну что ж, - потёр с усмешкой свою вытянутую руку для пожатия Мефодиевич, - меня зовут Калистрат Мефодиевич, хотя вы должны меня знать, как и моих коллег: Варвару Птицестаеву и Телохранителя.
  Любим Световодов приветствовал каждого лёгким кивком головы. Он встал с земли и не спеша отряхнулся.
  -Пройдёмте за мной. - сказал он. - Команда корабля обязалась нам не мешать в путешествии, хотя она состоит всего лишь из нескольких молодых людей.
  -Вы кажется не особо мне рады. - пробормотал Мефодиевич.
  -Я не очень люблю Тёмных Созерцателей. - ответил Световодов.
  -Не забывайтесь, дорогой мой Мыслитель. - с усмешкой проговорил Мефодиевич. - В конце-концов, Вы находитесь в Лукорском приюте, чья главная управительница также принадлежит Тёмной Стороне. Вы злоупотребляете гостеприимством.
  -Хорошо, что остальные главные управители приютов для новиков - Светлые. - вполголоса проговорил Световодов и тут внезапно отвлёк на себя всех детей. -Прошу внимания!
  Он подошёл к борту корабля и прикоснулся к нему ладонью.
  -Все вы прибыли с Сердцемирья, где существовал определённый порядок вещей, но вы находитесь в Околоземье, а здесь всё несколько по-иному, но привыкать надо. Большинство кораблей, находящихся в этом мире, имеют свою душу, а, значит, в некотором роде являются живыми существами. Поэтому у меня убедительная просьба не портить намеренно корабль изнутри, не резать на нём ножом рисунки, ничего не поджигать и тому подобное, а в противном случае корабль может на вас рассердиться и долбануть каким-нибудь веслом по голове, что мало не покажется. Если у вас случайно вышло какое-то несчастье в каюте, то нужно его погладить по борту и попросить прощения, ну и, конечно, позвать взрослых. Надеюсь, меня все поняли?
  Дети, не переставая удивляться всему, возбуждённо стали переглядываться.
  -А говорить корабль может? - спросил кто-то из сгрудившихся впереди у верёвочного трапа.
  -Может, но только когда захочет. - буркнул усатый Световодов. - Так что не загружайте его лишними разговорами.
  -Сейчас мы будем загружаться по списку. - прервал самостоятельную речь своего спутника и вытянул из рукава свиток Мефодиевич.
  Дети возбужденно обступили теперь уже его кольцом, забывая первоначальные свои страхи перед этим жутковатым преподавателем. Всем не терпелось вскарабкаться вверх по трапу на палубу живого деревянного корабля, куда уже быстро поднялись Световодов и Птицестаева. Телохранитель встал молча за спинами всего отряда. Он всегда его замыкал незримо следя за дисциплиной и отстающими.
  -Амвросиев, Сергей! - объявил первого по списку Мефодиевич, и от группы ребят по верёвочной лестнице наверх быстро вскарабкался первым чернявый мальчик.
  -Арсентьев, Ростислав!
  Ростислав немного залюбовался внешним видом корабля и необычностью Световодова, поэтому вздрогнул от неожиданности, когда произнесли вторым его имя. Он быстро поднялся по своеобразному трапу и оказался внутри корабля через люк на палубе с дожидающимся Сергеем.
  -Блинов, Пётр!
  Вслед за Ростиславом, пыхтя, вскарабкался коротко стриженный толстый мальчик, да ещё в толстых роговых очках, в которых, как рыбы в аквариуме, плавали его карие глаза. Он с шумным вздохом поднялся рядом с ребятами и протянул пухлую и мягкую, как котлета, руку.
  -Здорова! - добродушно улыбнулся он. - Будем знакомы!
  Вслед за ним на борт по списку взобрались ещё несколько девочек, вставшие чуть поодаль от мальчишек. За ними подтянулся Влад Буков, вставший рядом с Ростиславом, и тот уже больше не обращал внимания на новых взбирающихся пассажиров.
  Все они стояли в длинном и узком коридоре, разрезающем корабль вдоль от начала до конца. Дети заполонили его до отказа, что не смущало взрослых, начавших бодро проталкиваться сквозь их ряды по своим целям. На корабле или точней внутри него было несколько палуб, куда вели свисающие внутренние верёвочные лестницы, но потом не всех из них показали детям.
  Перекличка по списку прошла быстро и без особых осложнений. Прибывшие взрослые развели всех по местам. Жилые помещения для детей были расположены примерно где-то в самой середине корабля и разделялись одним коридором. По правую сторону коридора по ходу судна располагалось помещение для мальчиков, по левую - для девочек.
  Все они представляли собой одинаковые комнаты с немного выгнутой стеной напротив входа, где располагались аккуратные овальные оконца, через которые пробивался сумрачный свет. На противоположной стене от окон на металлических кольцах были подвешены пустующие без светлячков лампы. Для жизни детей в помещении были попарно в ряд развешано около двадцати гамаков. В их изголовьях были уже заботливо приготовлены вещмешки с чистым постельным бельём и даже клетчатыми пледами для утепления. Каждое осветительное оконце имело ставень для плотного закрытия. Все остальные сопровождающие взрослые расположились где-то в отдельных каютах в корме и в носе судна. Там же располагалась кухня и столовая для команды и всех детей. Удобства в помещениях, которые назывались, как и в море. кубриками, были минимальными. Здесь были низкие потолки и короткие гамаки, где бы взрослый человек жил бы в вечно скрюченном положении. Но детям они подходили вполне. К тому же, они не могли отойти от первых впечатлений от вида корабля. Поэтому предоставленные места в каютах, все восприняли на "ура!"
  После расположения всех будущих учеников по кубрикам Световодов, взявший на себя обязанности главного сопровождающего, пока Мефодиевич куда-то ретировался, лично наведался в каждый из кубриков и объяснил распорядок дня на корабле. Из-за большого количества людей на корабле все были должны есть в три смены. Кроме того назначались на время путешествия дежурные по столовой. Как и в школе, где учился некогда Ростислав, в их обязанности не входило ничего сложного. Дежурным надо было всего лишь помочь накрыть и убрать со стола нужную посуду и еду.
  -А почему здесь еда не появляется также сама по себе, как в Лукорском приюте? - наивно поинтересовался кто-то из присутствующих после разъяснения при этом.
  -Потому что Лукорский приют для этого располагает соответствующими средствами, а наше скромное судно нет. Хотите ли вы того или нет, но всё же магам иногда приходится поработать своими руками. - усмехнулся преподаватель.
  Ростислав занял одно из самых выгодных мест в кубрике. Оно находилось в углу у стены, расположенной ближе к носу судна. Здесь ему немного просто повезло, так как его вызвали на борт корабля одним из самых первых, что позволило при входе в кубрик занимать место в передних рядах новиков. Рядом с ним поселились уже знакомые Влад, Игорь и увязавшиеся добродушный толстый Петя Блинов. Лучшие места у оконец сразу же заняли Влад и Игорь. Петя же не мог первым добраться до них выше в силу своего веса, а Ростислав был не гордым и не особо притязательным. У всех чувствовалось приподнятое настроение.
  Наверху сразу же затопали бесчисленные ноги, сотрясая с досок древесную пыль. Из-под гамака Ростислава выбежал серый комок шерсти, пискнувший при виде незваных гостей и умчавшиеся обратно. За дверьми в коридоре послышались зычные голоса. Наставали последние приготовления перед отплытием.
  -Ребят, я из Красноярска, а вы? - спрашивал Петя, глупо улыбаясь. - Здорово, что мы скоро уплываем, да?
  Его глаза беспомощно плавали за толстыми линзами, пытаясь найти подходящий предмет разговора с незнакомыми людьми. Но Влад над ним отвернулся на стене, намереваясь спать, а Игорь заломил руки за голову и лежал, глядя в потолок, ни на что не отзываясь.
  -Скажи, а давно у тебя испортилось зрение? - спросил участливо своего соседа напротив Ростислав.
  -Ещё в детском саде. - кивнул Петя. - Родители мне сказали, что у меня плохая наследственность.
  С этими словами он похлопал себя по объёмному животу.
  -И как же ты решился на переселение? - спросил Ростислав.
  -Да я... - пробормотал его сосед и вдруг досадливо отвернул голову к оконцам, видимо, вспомнив что-то лишнее.
  В это время среди гамаков появился мальчишка, бывшего когда-то в чёрной футболке с черепами и костями. Он остановил свой взгляд на Ростиславе и улыбнулся:
  -О! Это ты? У вас есть здесь кто-нибудь, собирающиеся стать чёрным магом?
  -А тебе зачем? - подал голос оживший Игорь
  -Да так просто. Посидим, поболтаем, а то путешествие будет долгим.
  -Нет, здесь одни белые. - буркнул Ростислав.
  -Ну, что вы так резко? - забормотал обиженно в ответ мальчик. - Может, сходим познакомиться к девчонкам напротив?
  -Давай иди уже! - махнул на него рукой Ростислав и мальчишка отстал.
  "Медведь" ещё некоторое время не отлетал от выступа Лукорского замка, и Ростислав мог наблюдать за всем происходящим через окно рядом с Игорем. Только сейчас он заметил, что выступ, куда приткнулся летучий корабль, находился на довольно приличной высоте. С его высоты домики на деревьях жителей Лукорья казались маленькими коробочками, а прохожих почти вовсе не было видно, но зато сверху была заметнее строгие очертания Зачарованного города, простирающегося на многие километры безграничного лесного массива. Вдалеке Ростислав заметил чёткие высокие стены из тёмной живой изгороди. Создавалось впечатление, что Лукорье было одним городом-садом, огорожённого от буйно разросшегося дубового леса.
  Сам же выступ, с которого должен был отлететь "Медведь", напоминал собой высынутый язык из тёмной пасти обширного зала, через который нужно было пройти, чтобы выйти к пристани. Вообще из оконца Лукорский приют так и не был полностью виден, и мальчик со всем любопытством ожидал рассмотреть весь его, когда летучий корабль отдалился бы на нужное расстояние. Также наблюдавший за всем этим Игорь ткнул пальцем в окно:
  -Смотри! Начали отвязывать канаты! Значит, скоро отлетаем? Может нам следует подняться на палубу корабля? Там вид получше будет. Как ты думаешь, а?
  Ростислав оглянулся и увидел, что мужской кубрик давно уже таинственно наполовину опустел. Лишь откуда-то снаружи обшивки судна доносились подозрительно знакомые детские голоса. Вместе с Игорем они через главный вход у трапа корабля выбрались наружу.
  Наверху действительно было несколько весело. Пара самых смелых ребят вскарабкалась по корпусу судна на самую вершину и висела на перилах, чуть ли не на одних руках. Некоторые пробрались к носу, чтобы рассмотреть удивительно живо выглядевшую бронзовую голову медведя. Это были, в основном, девочки, в числе которых Ростислав заметил и Олю.
  За порядком здесь следило несколько взрослых. У трапа стояла Птицестаева, нетерпеливо ожидающая начала отправления. Чуть повыше стоял Световодов, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. Ближе к носу в таком же положении замер невозмутимый Телохранитель, но лицом обращённый к носу судна. Неторопливо у средней верхней мачты с верёвками возился один из членов команды, внизу на площадке с последними приготовлениями возился другой его сослуживец.
  У трапа Ростислав чувствовал себя неуютно. Многочисленные поручни и заступы на обшивке судна казались ему излишне скользкими и ненадёжными, а расплывающиеся бездна под ногами невыносимо глубокой.
  -Пожалуй, не надо далеко отходить от трапа. - пробормотал он вслух.
  -Согласен. - проворчал неодобрительно рядом Игорь. - Мне тоже не нравятся все эти летучие корабли. Неужели их нельзя было сделать нормально?
  -Чего вы боитесь, трусишки? - раздался чей-то насмешливый голос над их головами.
  Оба мальчика подняли головы вверх и увидели черноволосую озорную девчонку с веснушчатым лицом, вздорными синими глазами и вздёрнутым носом.
  -Меня зовут Аксёна. Не через "о", как некоторые думают, а именно через "а". - представилась девочка.
  -А меня Ростислав. - представился Ростислав.
  -Игорь. - отозвался его спутник рядом.
  Девочка опять засмеялась и, ухватившись вдруг рядом с собой за верёвку, ловко соскользнула вниз мимо мальчиков, повиснув над бездной на одной руке.
  -Правда здорово!? - прокричала она им.
  Ростислав и Игорь только успели открыть рты от такого поступка, а Птицестаева уже повернулась навстречу, чтобы подхватить её и сделать гневное замечание, как девочка пристала к обшивке судна ногами и вскарабкалась обратно по верёвке до мальчиков. Посмотрев на неё, Ростиславу оставалось лишь позавидовать её силе и ловкости. Он узнал в девочке ту самую в зале ожиданий с двумя косичками, которая сожалела, что так и не встретила ягынь. Подойдя к мальчикам, она, наклонившись, оперлась об перила. На этот раз у неё было косичек и короткие волосы свободно спадали ей до плеч.
  -Мда. - проговорила девочка, грустно вдруг взглянув на пристань. - Как жалко покидать Лукорский приют, правда?
  Такая непосредственность, подобная Олиной, опять ошеломила и немного напугала Ростислава. Поэтому он ничего не смог сказать в ответ. Только Игорь не удержался.
  -Что же ты делаешь рядом с мальчиками? - спросил он.
  -С девочками скучно. Слишком тихие и спокойные какие-то. - пожала плечами девочка.
  Последние отправительные работы на корабле закончились, и все члены команды поднялись на его борт, о чём немедленно возвестила Птицестаева всем окружающим детям и призвала их держаться крепче. Команда на судне ощутимо засуетилась. Вновь застучали тяжёлые башмаки по дощатым настилам. Раздались короткие и отрывистые распоряжения. Воздухоплаватели "Медведя" хорошо знали своё дело, а потому, почти не сговариваясь, исправно выполняли все необходимые действия.
  Внутри корабля что-то заскрежетало, завертелись закрылки на больших дощатых хвостовых килях, опали бесчисленные верёвки, за которые судно держалось всё это время у пристани. "Медведь" очень медленно и неуклюже, как тяжёлая птица, стал разворачиваться над своим последним пристанищем, стремясь уйти вверх и влево. Ростислав кинул в какой-то момент взгляд назад и увидел, что Световодов до сих пор не изменил положения своего тела, также спокойно наблюдая за всем происходящим со скрещенными руками. Видимо, всё шло по плану.
  Всё бы напоминало весёлое развлечение, если не было страшно, так выпасть. Ростислав из-за всех сил вцепился в поручни. Через миг ему показалось, что судно вообще встал почти вертикально вверх, уткнувшись бронзовой пастью медведя на носу в небосвод. Мальчик сжал зубы от страха. Но тут вроде слишком крутой разворот судна закончился, и Ростислав мог увидеть вдали ощутимую линию, разделяющую зелёный лес и тёмно-голубое небо.
  -Вот это да! - радостно выдохнула рядом с ним Алеся.
  Порывистый страх сменило внезапное умиротворение. Корабль занял довольно спокойное состояние и продолжил своё движение куда-то вдаль, хотя его паруса довольно слабо зашевелились от ветра. В это время члены команды что-то кричали друг другу, меняя угол наклона и расположение бесчисленных парусов. То и дело между хлопаньем ткани на ветру, раздавались чьи-то повелительные отрывистые крики. Впрочем, они раздавались очень редко и совсем не мешали разглядывать открывшиеся окружающий вид.
  Ростислав с надеждой оглянулся назад, чтобы разглядеть весь Лукорский приют во всей его красе и величии, но 'Медведь' в это время залетел в какую-то белую облачность, и мальчик затем больше ничего не видел кроме белого тумана и бездны звёзд над головой.
  
  Глава 8. Путь в Аркону
  
  С началом путешествия жизнь на корабле протекала весело. Все знакомились друг с другом в каютах, прогуливались по помещениям, о чём-то спрашивали Световодова, вечно торчавщего наверху под парусами, просто смотрели с бортов вниз. Телохранитель тоже бродил всё время по палубе, но ко всем разговорам он был глух и нем. Мефодиевич решил отсидеться всё путешествие в своей каюте, а Птицестаева стала проводить в хлопотах за страдающими от морских болезней. Их было немного: человек семь-восемь, но больше всех среди них страдал сам Петя Блинов. Даже после принятия лошадиной дозы противотошнотных пилюль, он чувствовал себя всегда не слишком хорошо. Пожалуй, он был не слишком удачливым в жизни ребёнком, и Ростислав чувствовал в себе подступающую жалость к нему.
  Корабль несся вперед, иногда меняя направление. Ростислав скоро заметил, что, хотя у руля никого не было, судно, казалось, само выбирало себе путь в воздухе, иногда позволяя себе даже двигаться зигзагообразно.
  Сначала все опасались по строгому предупреждению Световодова даже громко хлопать дверями в каютах, чтобы не рассердить корабль. Но затем привыкли к нему и уже без всякой опаски носились по его дощатым настилам. Движения бронзовой головы медведя на носу судна всех также перестали удивлять. Голова свирепо провожала взглядом каждого, случайно проходившего мимо. Но, не смотря на ее грозный вид, дети заметили в ее взгляде что-то очень печальное и даже испуганное. Некоторые несмело прикоснулись к голове медведя. На ощупь она продолжала оставаться просто металлом.
  -У души судна есть тайна, как и у множества других. - доверительно пояснил детям Световодов. - Она, может, поделится с другими, если захочет.
  Но голова при скоплении детей упорно хранила молчание и, казалось, даже не обращала внимания на их прикосновения.
  -А что сейчас в Беловодье - День или Ночь? - спросил при этом присутствовавший Игорь.
  -Хороший вопрос. - улыбнулся Световодов. - Как только вы научитесь по-настоящему владеть волшебством, то таких вопросов у вас больше никогда не будет. У вас будет внутреннее ощущение, такое же чёткое, если бы вы глазами различали в Сердцемирье утро и вечер. Это сложно передать словами. Ну, а чтобы точно узнать время, вам необходимы часы. Ну, а пока что сейчас в Беловодье День, который вот-вот закончится.
  Лишь наверху небосвод выдался безоблачным, и Ростислав мог видеть, например, матовую красноватую область, вытянувшаяся среди бесчисленных звёзд. Давно уже за горизонтом скрылись постройки Лукорья и дубового леса Лукоморья, и теперь кругом царил один безбрежный чёрный провал, покрытый внизу частой и мелкой рябью белых перистых облаков. Что скрывал чёрный провал за этими облаками, было разглядеть совершенно невозможно, и все надежды Ростислава увидеть воды Бурного океана или целиком Лукоморский лес тут же проваливались вместе с этой пропастью. С вечером такого Дня настало полное безветрие, что оставалось удивляться только, как "Медведю" удавалось подхватывать едва ощутимый ветерок в парус и продолжать двигаться дальше.
  -Вы же Воздушный маг. Может, подуете нам в парус? - пошутил Световодов с кормы, обращаясь к вышедшей Птицестаевой.
  -И не надейтесь! - буркнула она. - Я не настолько сильна. К тому же, вы прекрасно знаете, что это затишье перед бурей, и я могу её из-за этого усилить.
  -Надеюсь, вы хотя бы сможете задержать её приближение?
  -Ох, оставьте ваши глупости при себе...
  Ростислав в это время прогуливался по палубе. Он, как и многие другие, вообще много времени проводил снаружи, так как в тесных жилых каютах зачастую было душно и неуютно. Несмотря на безбрежное и всеобъемлиющее небо, если было вглядеться вдаль, то в такую погоду можно было заметить, где проходит линия горизонта, и, казалось, что судно плыло по самому ночному морю. Ещё в воде отражалась даже тёмно-красная река пелены на небе, где было отображено большинство звёзд, и всё это необычайно завораживало мальчика.
  Однако, в темноте Ростислав заметил и другое. Необычайно большое тёмное пятно, которое словно двигалось под ними. Это было трудно объяснить, как он мог увидеть с такой высоты в море, но он видел это. Тёмное пятно было похоже на огромное растёкшееся пятно нефти. Сначала Ростислав подумал, что это ему почудилось, а затем он подумал, что возможно действительно кто-то разлил в море нечто тёмное. Он не решился позвать взрослых, так как подумал, что происходит нечто обычное.
  А пятно, хотя и лежало в море далеко в стороне от курса корабля, словно его заметило и стало медленно разворачиваться. А затем оно будто начало догонять днище корабля, увеличиваясь в своих размерах. Ростислав почувствовал себя неуютно, так как находился и видел пятно ближе всех, хотя оно и находилось в море в нескольких сотнях метрах от них. Тем не менее, от любопытства он не переставала за ним наблюдать, думая, что же будет дальше.
  В какой-то момент Ростислав понял, что силуэт гигантского тела морского чудовища в прозрачной воде, во много раз превышающего размеры их корабля! Одновременно с этими мыслями в уши врезался пронзительные удары колокола на корабле.
  -Тревога! - крикнул Световодов в сторону воздухоплавательной команды. - Рыба-кит!
  'Какая же это рыба-кит? - подумал почему-то Ростислав. - Это рыба намного больше и ста китов!' 'Медведь' моментально задрал свой нос вверх и начал постепенно отделяться от водной глади, перемещаясь по воздуху. Ростислав, вцепившись в борт, не знал удивляться ему или больше бояться, так как вода под судном, очевидно, закипела, вспеняя невиданные бугры. Это рыба-кит решила всплывать.
  Корабль задрался, чуть ли не вертикально, и мигом по палубе полетели все незакреплённые предметы. Ростиславу повезло, что он находился близко к корме, где наклон чувствовался не так сильно, поэтому вовремя удалось ухватиться за один из канатов и устоять на ногах. Чего нельзя было сказать о нескольких ребятах, бывших в это время на палубе у носа и с криками сорвавшиеся по дощатому настилу вниз к корме. На поверхности судна мигом появилась Птицестаева, обведшая быстрым взглядом всех зацепившихся ребят. Но её помощь не потребовалась. Никто не сорвался окончательно вниз. Помогли и несколько натянутых между парусами сетей, чьё окончательное предназначение стало понятно только сейчас.
   Ростислав скосил глаза в сторону кипящей воды и увидел поднимающиеся чёрное бугристое тело из воды вслед за кораблём. Длилось всё это секунды, но мальчик хорошо запомнил всё происходящее. В следующее мгновенье чудовище раскрыло свою пасть, показывая огромный ряд своих зубов, похожих на частокол из острых слоновьих бивней. Открывшегося рта вполне хватило проглотить корабль целиком вместе с мачтой, но далеко чудовище выпрыгнуть вслед за кораблём не сумело, упав обратно в море. Удар массивной туши о воду породил огромные волны, разошедшиеся в разные стороны, как цунами. Направление корабля по воздуху выправилось и скорей направилось в другую сторону.
  -Эти рыбы-киты стали намного хитрее, чем раньше. - прокричал один из членов команды воздухоплавателей палубе. - Раньше они выходили поперёк моря и разевали пасть, создавая воронку, а теперь уже выпрыгивают из воды.
  Ростислав чувствовал, что его сердце может выпрыгнуть из груди от пережитого. Птицестаева начала ходить и успокаивать наиболее испуганных ребят.
  -Всё хорошо. Эти встречи с рыбами-китами обычное явление. Сейчас мы перелетим опасное место по воздуху. - объясняла она.
  В это время с тихим скрипом открылся один из кормовых люков корабля, и на его поверхности вдруг показалась голова Мефодиевича.
  -Ну, как? - спросил он, заговорщически подмигнув глазом детям. - Сумели рассмотреть рыбу-кит?
  -Где вы находились всё это время? - спросил его в ответ холодно Световодов.
  -Известно где. - ответил со своим тихим скрипучим смехом Мефодиевич. - Беседовал с душой корабля, чтобы она заманила на себя это чудовище, и все могли насладиться красотами Беловодья.
  -Вы специально натравили на нас рыбу-кит, подвергнув опасности сорок новиков? - с дрожащими губами переспросила неподалёку Птицестаева.
  -Когда один из членов команды сообщил мне об обнаружении в нескольких верстах от нас чудовища... - начал говорить Мефодиевич.
  -Я вынужден составить отчёт Попечительскому Совету обо всём случившимся, как только мы достигнем Арконы. Корабль слишком близко подлетел к опасному животному - холодно прервал управителя Световодов.
  -Воля Ваша, воля Ваша. - пробормотал Мефодиевич, расплываясь в своей широкой отвратительной улыбке. - Ну, тогда я также составлю со своей стороны отчёт о несоблюдении субординации между управителем приюта и обычным преподавателем в Попечительский Совет.
  Ростислав не любил выслушивать споры взрослых, поэтому поспешил от слышимого разговора подальше и так не узнал, чем закончились начавшиеся пререкания между их сопровождающими. Тем более корабль вновь безмятежно скользил по небесной глади вперёд, словно ничего не случилось. В это время Ростислав увидел стоящую одиноко на носу Олю Петрову. Бронзовая голова медведя изогнулась к ней боком, и девочка гладила его. Они о чём-то говорили, и, кажется, душа корабля что-то отвечала юной собеседнице. "Не может быть! - подумал Ростислав. - Надо как-нибудь спросить Олю: о чём это ей поведала душа корабля!"
  После ужина он спустился в свой кубрик, где встретил оживлённое обсуждение последнего происшествия соседями. Утомлённый нервным переживанием, Ростислав быстро заснул в своём гамаке.
  А проснулся он от того, что слишком сильно шатало. Петя спал, словно сурок, выдавая при этом недюжий храп слона. Мающиеся от этого Влад спал под подушкой.
  -Уже не спишь? - вдруг отозвался слабо слева Игорь. - Честно говоря, мне уже надоело плыть на этом корабле. И эта качка надоела, да ещё храпят под ухом. Вообще надоело мне здесь всё.
  -Скажи спасибо, что мы сегодня не ночуем в желудке рыбы-кит. - пробормотал в ответ проснувшиеся мальчик.
  Ростислав попытался выглянуть в приоткрытое овальное оконце. За ним простиралось безбрежное тёмное небо. Тем не менее, казалось, что в каюту через окошко залетали мелкие капельки, больше похожие на брызги водяной пыли. Это они опять спустились ближе к морю, ловя попутный ветер, и под ними игрались особо большие волны. Похоже, действительно собралась буря, как и предсказывала Птицестаева.
  -Всё смотришь в небо? - отозвался опять Игорь. - Я заметил, что ты часто смотришь задумчиво наверх. Может ты маг Воздушной Стихии?
  -Возможно - равнодушно пожал плечами Ростислав.
  В это время из-под его гамака выбежал опять писклявый серый комок шерсти. С прошлого раза Ростислав очень небрежно пронёс с кухни крупные крошки хлеба и отряхнул их только перед своим гамаком. Мышь довольно быстро, вертя острой мордочкой, начала их поглощать, как пылесос, не оставляя после себя ничего.
  -Фу, тварь! - произнёс сверху Игорь. - Как их можно только терпеть? Мало им запаса в грузе?
  -Всё же существо. - заметил Ростислав.
  -Наверняка все мешки с крупой уже прогрызли, натоптали в них своими мелкими грязными лапками и нагадили туда. - проворчал Игорь. - А нам после них доедать. И куда только следит команда? Может убить её, а?
  -Да ладно, не надо. - заступился за мышь Ростислав и замахал рукой перед её глазами. - Кыш! Кыш!
  Комок пискнул и убрался восвояси к себе в норку.
  -Ты слишком добр! - проворчал недовольно Игорь. - Грохнули бы её и заразу бы всякую прекратили на корабле. Надо будет позвать Варвару Птицестаеву, чтобы она разобралась с этими крысами в нашем кубрике.
  Затем, когда уже все проснулись, и настала пора завтрака, Ростислав незаметно напихал в свои карманы побольше хлеба и пронёс в кубрик. Ему почему-то стало доставлять удовольствие общение с мышью. Он накидал дорогу из крошек к середине кубрика и стал следить. Результат не заставил себя долго ждать. Совсем обнаглевшая мышь очень скоро высунулась из своей норы и стала подъедать крошки, постепенно выходя в центр перед его гамаком. Ростислав оставил ещё немного хлеба в кармане и стал подкидывать его на пол.
  -Ну, ты даёшь! - пробормотал Петя.
  Он из-за частой морской болезни почти всё время лежал на своём гамаке, изредка отлучаясь из кубрика, в основном за спасительными пилюлями.
  -Приручить её хочешь? - спросил он.
  -Мне скучно. - признался Ростислав. - А так хоть какое-то развлечение.
  -Может, ты Земляной маг?
  Ростислав неожиданно громко рассмеялся. Это было несколько неожиданно с его стороны, так как до этого, он почти редко проявлял свои эмоции в пути.
  -Что здесь смешного? - обиделся Петя.
  -Да вот уже меня сегодня Воздушным магом называли. Подожду, куда ещё определят.
  -А ты сам как думаешь?
  -Да все разговоры до распределения неважны. Посмотрим, что гамаюн споёт. - улкончиво сказал Ростислав.
  Хлеб закончился, и мышь убежала. День пошёл своим чередом. Ростислав хотел встретиться вновь с Олей и просто поговорить с ней по душам, как в хорошие времена, но она всё время была не одна, а с новой компанией своих подружек, которых он стеснялся. Зато он узнал, что мальчика, бывшего в футболке с черепами и костями зовут Артём, а другого знакомого мальчика, бывшего в синей рубашке, Алёша. Были ещё множество имён и фамилий, лиц, которые слились для него в одно смытое тёмное пятно. Ростислав никого особо запоминать не стремился, так как все они оказались друг другу случайные попутчики до первого распределения.
  А со слов сопроваждающих они знали, что Лукорский, Энский, Змиевский и Китежский приюты располагаются в разных Зачарованных городах с соответствующими названиями, и ребята вряд ли смогут увидеться друг с другом после распределения, да и то если повезёт, а скорей уже почти никогда. Даже внутри приютов Отделения занимали друг от друга противоположные места. Больше всего было известно об Творительном Отделении Лукорского приюта, про которое рассказывала Птицестаева. Для неё это было самым прекрасным местом. Больше всего поразило ребят, что здание Творительного Отделения Лукорского приюта, именуемого почему-то Сводом Исходной Пустоты, представляет собой пирамиду, опирающиеся острой вершиной на землю, а последним верхним этажом для неё служило основание. Конечно, многие загорелись желанием посмотреть её вживую. Кроме того выяснилось, что абсолютное большинство магов принадлежит к Сословию Творителей.
  -А иначе быть не может! - уверенно заявляла Птицестаева. - Всё общество магов держится на Творителях, потому что они специализируются на изучении и производстве магических предметов и артефактов. Волшебники выменивают артефакты на еду и одежду у других волшебных народов. Производством различных вещей, быть может, ещё немного занимаются Созерцатели. А что производят Испытатели и Мыслители? Ничего! Поэтому неудивительно, что в нашем Сословии состоят самые трудолюбивые волшебники.
  Что собой представляло, например, Созерцательное или Испытательное Отделение, никому выяснить не удалось. Когда некоторые ребята попробовали пристать с вопросами о волшебных приютах к Световодову, тот заявил, что вообще закончил другую волшебную школу - Нетверд.
  -А есть ещё другая школа? - удивилась девочка с голубыми бантами, которая и задала последний вопрос преподавателю.
  -Вам наверно другие волшебники не удосужились объяснить, что ваши приюты Лукорья, Энска, Китежа и Змиева ничего из себя необычного не представляют, кроме того, что обучают только выходцев из людей и сирот среди волшебников. - засмеялся Световод. - Беловодье не такая уж маленькая страна волшебников, чтобы ей хватило жалких четырёх школ. Их здесь не десятки, а сотни! В других обучаются многочисленные волшебники, которые родились и жили всегда здесь. И количество школ продолжает потихоньку расти. Кому уже, какое дело до моей школы Нетверд, которая стоит на болоте? Фарлаф, Простов, Змеин... Школы можно перечислять без конца.
  - У вас тоже есть Отделения? - не унималась девочка с бантами.
  - В каждом Зачарованном школе находится по сорок волшебных школ. По десять на каждое Сословие. В них присутствует разделение по Сменам, но разделение по Отделениям вынуждено присутствует только в приютах. Кстати, приюты не относятся к этим сорока школам, поэтому их можно считать сорок первым подобным учебным заведением в каждом из Зачарованных городов.
  -И все волшебники едут на остров Буян, чтобы узнать свою судьбу? - наконец, решился вмешаться в разговор стоящий недалеко Ростислав.
  - Нет. Только вы. - буркнул Световод. - Видишь ли, у всех уже известно, кто является родителем, какие предрасположенности есть у родственников так, что маги сами потихоньку как-то своих детей к восьми годам уже распределяют по школам, а вы начинаете жизнь с чистого листа. Своими силами волшебники определить специальность таких, как вас, пока не могут. Вот и приходится каждый год вас свозить на остров Буян.
  -А сироты волшебников, жившие всегда здесь, тоже с нами едут? - заинтересовалась девочка с длинной чёрной косой.
  -Редко, но едут. Когда сложно определить родителей и ближайших родственников. - пробормотал Световодов. - На этом корабле их сейчас нет. Да и мало их по стране. В своих училищах ещё их повстречаете.
  -И откуда вы всё знаете? - подивился Ростислав.
  -Я уже десять лет ежегодно перевожу детей на остров Буян. - сказал Световодов.
  Следующие сутки после сна были рваными и клочными, как и облака под кораблём. Погода по-настоящему завывала и шумела, вздымая огромную свою гладь пасмурных туч. За их покровом в море наверняка творилось нечто более невообразимое, чем встреча с рыбой-кит. В каютах страшновато качало, что приходилось цепляться за окружающие предметы внутри. Из-за жуткого завывающего ветра оконца пришлось закрыть ставнями. Также был закрыт и двустворчатый люк в коридоре, и внутренние помещения корабля погрузились в настоящий мрак. Лишь яркий огонёк в печи из кухни изредка озарял проход. В жилой каюте тоже стало жутковато. Всем были добавлены яркие светлячки в подвешенные лампы в каютах. Но света на таких лампах было мало. Тусклый и мерцающий свет лишь слабо озарял очертания крупных предметов, чтобы о них нельзя было удариться. Наверху в это время оставались в основном взрослые.
  -Интересно, а насколько этот летучий корабль может подняться вверх? - спрашивал Игорь.
  -Да какая разница? В такое время только творить тёмные дела! - ворчал неподалёку, ворочаясь, Влад на своём месте.
  -Наверно не очень высоко, так как мы больше не поднимаемся. - осторожно попытался ответить на вопрос Игоря Ростислав.
  -Да я слышал совсем другое. - издалека вмешался в их разговор Влад со своего гамака. - Взрослые не хотят подниматься выше, так как хотят воспользоваться ветром бури, чтобы быстрее доставить нас до Арконы.
  -Давайте рассказывать друг другу страшные истории. -предложил вдруг Игорь.
  -Да ну тебя! - буркнул Петя, опасливо косясь на закрытые ставни окон. - И так вот-вот, может, сорвёмся прямо в море.
  -Да, это только начало! Неспокойствие одно. Настоящая буря будет ещё впереди! - попытался его ещё больше напугать Игорь, но в ответ лишь повисла напряжённая тишина.
  Ростислав подумал, что в самый раз можно было прикормить мышь для развлечения. Но её вряд ли можно было разглядеть в темноте на полу. Да и возможно она давно уже убежала куда-нибудь в другое место. Время медленно текло между перерывами на обед. Заглянул Световодов.
  -Арсентьев, Шаров, Буков! - оглядел всех он присутствующих. - Вы следующие по списку дежурите в столовой! Прошу не опаздывать!
  Список дежурных ребята в кубрике произвольно сами. Каждый раз требовалось четверо дежурных. Естественно, что Ростислав и близлежащие его приятели захотели быть в одной четвёрке. Только Петю наверно не взывали дежурить из-за его морской болезни. Времени до начала ужина оставалось не так уж много, поэтому следовало торопиться.
  Вся посуда в столовой была жестяная, чтобы она не разбилась при качке. Но всё же было неприятно, если бы содержимое тарелок при падении пролилось бы на пол или одежду дежурных. Еду в готовом виде доставляли от кухни по специальному подъёмнику с носа на корму судна, где располагалась столовая. Задача дежурных состояла лишь в том, что быстро и своевременно накрыть узкий длинный стол, а после приёма пищи также своевременно всё убрать, вымыв предварительно в тазу всю использованную посуду.
  Посуда хранилась в напольных и в навесных шкафах столовой. С началом дежурства ребятам по подъёмнику из кухни доставляли прицепленный список необходимой утвари, которую нужно было доставить на кухню, чтобы наполнить её едой. Дежурные его изучали, после чего набивали небольшой настенный шкафчик, служащим подъёмником, необходимыми вещами.
  Когда шкафчик закрыли, то все уселись ждать обратного прибытия наполненной посуды. Все ожидали, что должно было произойти гудение или хотя бы звонок прибывшего груза, но ничего подобного не происходило. Тогда Влад первым подошёл и несмело открыл дверцу своеобразного подъёмника. В нём уже находились пара тарелок с дымящиеся манной кашей.
  -Вот это да! - лишь смог произнести удивлённый Влад.
  Еда от кухни до столовой, как оказалось, переносилась мгновенно. Стоило только закрыть дверцу и через пару секунд открыть её вновь, как всё необходимое уже находилось внутри. Ростислав подумал, что здесь явно не обходилось без волшебства. Работа в тесной и уютной столовой, среди заваленных шкафов приносило успокоение и умиротворение. После того, как ребята завершили дежурство, к ним снова заглянул Световодов:
   -Молодцы! - произнёс он. - Хорошо постарались! В награду за труд: не хотите ли посмотреть на остров Буян? Мы как раз в это время к нему подплываем.
  Об отказе и не могло быть и речи! Ребята, немного усталые, но всё же бодрые, поднялись вслед за преподавателем на обшивку корабля ближе к носу, где было возможно увидеть первыми приближение заветного острова.
  -Смотрите на левый борт! Он должен скоро появиться, когда мы будем его огибать! - ткнул пальцем в простор Световодов.
  -А зачем его нам надо огибать? Разве мы не причалим к берегу? - спросил Ростислав.
  -Город Аркона сейчас находится за Золотой горой. - пояснил Световод.
  Однако уже в это время в указанной стороне горизонта был виден тёмный массив одиноко высящиеся горы. Несмотря на серо-матовый заслон из облаков, было видно, что издалека она блестела неестественно белым матовым блеском, будто была сделана из металла. Присмотревшись, Ростислав различил, что она была тёмно-жёлтого цвета.
  -Это Золотая гора. Она целиком состоит из золота, и жаль, что сейчас нет светлого неба, иначе в ясную погоду она невероятно ослепительно светится так, что её можно увидеть за множество верст отсюда. - сказал с гордостью Световод.
  -Ого, вот бы отколоть кусочек! - улыбнулся Игорь.
  -Это священное место для Беловодья. Без проводника сюда не очень можно добраться. -усмехнулся Световод. - Ближе остров мы не рассмотрим, но и на берегу там есть, чем подивиться.
  -Жалко этого не увидят другие! - сказал заворожено Влад.
  Ростислав вместе с ним тоже почувствовал благоговейный трепет перед островом. В остром устремлённом ввысь золотом пике было что-то от могущественного памятника. Чем ближе приближался к острову корабль, тем яснее становилось, насколько гора была огромна по размерам.
  -Почему же не увидят? - переспросил Влада Световод. - А вот сейчас пригласим всех желающих сюда и увидят. По этой горе, кстати, у нас ориентируется сторона юг. Уж очень точно стоит.
  Вскоре палуба наполнилась приглашёнными желающими. Среди них даже протиснулся Петя Блинов. На его очках радостно заплясал огонёк Золотой горы. Вместе, да и при виде Буяна, дети заметно приободрились и стали сыпать со всех сторон вопросами, как "Когда мы приплывём?", "Как пристанем к берегу?" и тому подобное.
  -Успокойтесь! - сказал Световодов. - К Арконе мы пристанем через пару часов. Вокруг берегов Буяна всегда штиль и полное спокойствие. Мы должны подлететь к обратной от нас стороне горы.
  Ростислав с некоторыми самыми бойкими ребятами не стал покидать палубу до самого конца путешествия. Всё равно в жилом кубрике было тёмно и душно, а здесь было больше обзора и простора, за которым можно было наблюдать.
  -Ирийские Сады! - внезапно через некоторое время сказал рядом с ним усевшиеся Петя Блинов и ткнул пальцем в окно.
  Он был прав. В нескольких километрах от берега острова Буяна царили полностью спокойные воды. Определённая невидимая граница, начертанная прямо по жидкому и воздушному пространству, не давала бушующим волнам с моря и рваным облакам с неба за неё заступить или даже лишний раз обрызгать или обдать клочком пара. Далее за ней начиналась узкая полоска ослепительно белого пляжа и раскидистых вечнозелёных деревьев, похожих на доисторические папоротники. Когда через некоторое время корабль приблизился к ним намного ближе, то удалось всё рассмотреть более подробно. Были здесь и растения похожие на плющ с крупными цветками, как у эдельвейсов, были и деревья, похожие на пальмы, но с слишком разнообразной густой листвой и ветками, и много чего другого, что Ростислав не успевал для себя запоминать. Но больше всего поразил вид крупных красных плодов, видневшихся в глубине леса. Это были Ирийские Сады, и их было трудно с чем-либо спутать, хотя сам Ростислав до сих пор слышал о существовании Ирийских Садов на острове Буяне лишь по обрывкам чужих разговоров.
  Большинство с интересом разглядывали Ирийские Сады, ставшие теперь всего лишь в нескольких сотнях метров от корабля. Другие со страхом и интересом вглядывались в море, где вдалеке бушевала тёмная пелена бури.
  -Я уже думал, что мы никогда не доберёмся до этого острова! - проскрежетал за спинами детей выбравшиеся из своей каюты Мефодиевич.
  -А я уже думал, в свою очередь, что вы никогда не выйдете из своей каюты. - не удержался, чтобы не подколоть его Световод. - Сейчас же День, что вы в это время делаете?
  -Я не могу пропустить встречу детей с островом. - торжественно заявил Мефодиевич.
  Постепенно узкий белый пляж стал подниматься по своей поверхности вверх, пока внезапно не вылился в массивную и отвесную скалу, глубоко вдавающиеся в море. Скала больше походила на булыжник со своими отвесными и крутыми склонами, обращённых к воде. Она была такой же ослепительно белой, как и мелкий песок на пляжах Буяна. Но сама по себе скала была ничем не примечательна, если бы на ней не стоял одноцветный с ней колоссальный маяк. Его размеры Ростислав даже не знал с чем сравнить. 'Медведь' постепенно спускался к нему, и это сооружение всё больше и неумолимо разрасталось на глазах. В конце-концов, Ростислав понял, что маяк возвышался на сотни метров над не менее массивной скалой, не говоря об обхвате его внушительного туловища.
  К тому же казалось, что с каждым зажиганием яркого огонька на вершине маяка во все стороны расходилась невидимая волна, которая ещё дальше отгоняла от себя неспокойные воды моря и грозные тучи на горизонте. С приближением мерцающий свет огня на вершине маяка всё усиливался и вскоре стал напоминать яркие вспышки молнии, хотя не очень сильные, но достаточные, чтобы залить весь корабль белым светом на доли секунд.
  -Маяк Арконы требует пристать к себе! - заявил Световодов. - Значит, скоро у нас будут гости!
  За этими словами последовал резкий крик, какой бывает только у хищных птиц. Ростислав вместе с остальными задрал голову в сторону звука и между всполохами света заметил их приближение. Сначала мальчик по размерам подумал, что это стимфалийские птицы, которые пролетали мимо него в Лукоморском лесу, и тогда его сердце беспомощно обмерло. Но у приближающихся птиц для этого был слишком низкий голос, но и одновременно слишком высокий для каркающих воронов Лукорья. Лишь с полным приближением Ростислав понял, что это были огромные соколы с золотисто-красным оперением и крюковатыми клювами.
  Они летели со стороны Золотой горы, а не маяка, поэтому мальчик с испугом подумал, что на них вновь напали какие-то чудовища наподобие рыбы-кит, но тут четвёрка приблизившихся птиц сделали изящный разворот перед самым левым бортом корабля, и все могли увидеть прижатые к их шеям крошечные человеческие фигурки. Одна из таких фигурок, летевшая во главе этого строя, при приближении носа судна как-то изогнулась и вдруг в следующий миг покатилась по палубе летучего судна.
  Когда человек встал на ноги, то Ростислав запомнил у него лишь чёрную бороду, торчащий красный нос и угрюмый взгляд из-под косматых бровей. Он был одет во всё коричневое, а на голове у него красовался колпак. Руки при этом он почему-то всё время держал на поясе.
  -В имениу миешканцов шветого място Аркона, пошидани правне Куяве, поздравям вас. - были его первые слова. - По просту зломол вшельке границе пшестцени з Куяв заставу од нашего первшего року Выйшча, и так в имениу стражи граничной ма право затшимывач и пытач: ким ястащ? В яким целю пан попалнил? Яким со твое интенсиа?
  Никто не знал, что ему нужно было сказать в ответ. Вся гурьба новиков отхлынула с носа судна, куда приземлился незнакомец, на корму за спины четырёх сопровождающих взрослых. То, что незнакомец заговорил на чужом и странном языке, ещё больше всех насторожило и даже немного напугало. Только взрослые остались невозмутимыми, а Мефодиевич неожиданно выступил:
  - И поздравям вас, дродз куявяне, в имениу вшестких учивых обыватели и обсад до Беловодэ! Як мам надея, же юж зауважулем, же тен статек належи до панство. По дуги традиции и взаимного поразумения строн, киеруемы ши до пшейщча церемонии в дистрибуции мяста новиков Аркона, цо мам одповидня умор подмуровце.
  С этими словами Мефодиевич откуда-то из рукава вытащил белый свиток, скреплённый красным сургучом, и уважительно протянул надменному бородачу в коричневом. Тот не заставил себя долго ждать. Он схватил протянутую грамоту, сорвал печать, развернул лист и быстро в полном молчании и тишине пробежался глазами по его строчкам.
  - Видае ще, жи вшыстко ест в пожодку. - проговорил он через некоторое время, отнимая глаза от свитка. -В тым пшипадку, нема ши чего обавяч, ешли зато шукач уводжи и подпишач одповидне папере.
  -Так отывещче - участливо закивал Мефодиевич, делая приглашающий жест на судно.
  В ответ на это бородач повернулся и, свистнув, сделал какой-то знак остальным наездникам на птицах, которые образовали над кораблём уже целый круг. К этому кругу каждый раз приближалось всё больше птиц с наездниками на их спинах, и их единый полёт над детьми стал напоминать собой одну жуткую воронку. После поданного знака наездники стали один за другим спрыгивать с кружащихся птиц на судно и после покатывания кубарем вставать на ноги, разбредаясь по всему 'Медведю'.
  Ростислав остался с большинством новиков на корме. В этой толпе он ощущал себя в большей безопасности. Безусловно, происходил досмотр судна с обсуждением разнообразных мелочей пути следования со всеми взрослыми обитателями 'Медведя'. Мальчик не понимал большинства слов на незнакомом языке, но понимал, что происходило нечто серьёзное и не требующее отлагательств.
  Вскоре с разъяснениями к детям поспешил Световодов, на некоторое время отвлечённый разговором с одним из людей в коричневом.
  -Дело в том, что священный город Аркона не принадлежит Беловодью. - объяснял он. - Это владение Куявии - другого государства волшебников, состоящего из своей сети Зачарованных городов. У него вдвое меньше Зачарованных городов, чем у Беловодья, но зато у них гораздо сильнее магическая энергия. Священный город Аркона - один из таких примеров.
  -А почему он называется всё время священным? - не выдержал вопроса кто-то из ребят.
  -По преданиям Аркона - это место поселения одного из первых волшебников в Околоземье, которого звали Радегастом. Над этим городом трудилось самое большое количество поколений волшебников, основав здесь один из самых сильных магических источников энергии. Видите эти чудесные Ирийские Сады? Все они были посажены искусственно ещё первыми волшебниками, прибывших из Сердцемирья. Золотая гора - это тоже плод труда нескольких поколений волшебников многие тысячи лет назад. Со временем многие их секреты магии были утеряны в результате различных войн и бедствий, поэтому многие их чудеса до сих пор не могут повторить где бы ни было. Многие волшебники мечтают овладеть тайнами мастерства древнейших волшебников или подпитаться хотя бы оставленными ими здесь силами. К тому же, достаточно сказать, что именно в Арконе была изобретена существующая для нас особая письменность волшебников - ризы. На них написаны все наши учебники и другие материалы. Обычные люди не в силах их прочитать из-за скрытых волшебных свойств риз. Ведь из риз мы составляем заклинания. В своём начертании ризы уже несут в себе силу, которой можно воспользоваться, если у тебя умелые руки и есть соответствующие способности.
  Люди в коричневом не особо разговаривали, но зато довольно быстро завершили досмотр судна. Ростислав даже с облегчением вздохнул, когда смолкли их многочисленные топоты ботинок по закоулкам корабля, и все они собрались на носу. Покидать судно прибывшие гости вовсе не собирались. Вместо этого они терпеливо дожидались, пока зависший на время в пространстве 'Медведь' снова придёт в движение в обход грозно нависшего туловища маяка, который давно уже перестал ослеплять всех своим светом.
  За время пока 'Медведь' проходил досмотр, словно из темноты, в воздухе над новиками возник новый летучий корабль, у которого на острии была изображена голова ястреба с крюковатым клювом. У него были такие же ало-белые паруса, но с другим своеобразным рисунком. Всё, что успели некоторые заметить, это были те же бледные и удивлённые детские лица, как и у них, смотревших с интересом с борта корабля на неожиданного попутчика, оказавшегося внизу. Новый неожиданный корабль очень быстро скрылся за поворотом маяка, оставив у многих чувство неожиданной и приятной встречи.
  -Кажется, наши собираются. - довольно произнёс Игорь.
  -А он, почему не прошёл проверку? - хмуро спросил Влад. - Почему над ним не кружились птицы, как у нас сейчас до сих пор?
  -А вы сами не догадались? - тихо засмеялся подошедший Алёша. - Потому что это были куявский корабль. Своих проверять не нужно.
  -Неужели сам додумался? - проворчал недоверительно Влад.
  -Птицестаева только что рассказывала нам внизу, что в Аркону слетаются новики трёх стран волшебников: Куявии, Артании и Беловодья. - объяснил довольный Алёша. - От Беловодья - четыре корабля, от Куявии - два и от Артании - один.
  -Небольшой оказалась Артания. - не смог не съязвить Игорь, подмигнув Ростиславу.
  -Зато Артания самая жуткая из этих трёх стран. - продолжал довольно рассказывать страшным голосом Алёша. - В ней обитают волчьи оборотни и вампиры.
  Ростислав рассеянно бросил взгляд в сторону. 'Медведь' под сопровождение круговерти соколов медленно обогнул маяк, за которым открылась широкая пристань для летучих кораблей, зависшая вытянутыми помостами над кипящей от воды внизу пропастью. К ней примкнули уже два или три похожих по размерам и строению на 'Медведя' летучих корабля и ещё быстро привязывался канатами и трапами корабль с изображением ястреба на своём носу, который обогнал их ещё на повороте. 'Медведь', вполне соответствуя своему названию, очень медленно и тяжело перелетел через этот корабль и приткнулся у соседнего причала. Команда воздухоплавателей на судне мигом занялась своим делом, люди в коричневом стали нетерпеливо ждать схода на свою землю, а их соколы стремительно улетели, как и появились, к Золотой горе.
  Пока шли необходимые приготовления всех новиков собрали перед поданным деревянным трапом. Прежде чем им предстояло ступить на долгожданную землю, с речью к детям выступила Птицестаева.
  -Вы все находитесь в чужом государстве волшебников, поэтому прошу вести себя достаточно спокойно и скромно. Будьте вежливы и не заставляйте на вас гневаться. Главное: держитесь вместе что бы ни случилось и не смотря ни на что. Это нужно, чтобы вы не потерялись и не пропустили своей очереди к птице гамаюн. В городе Арконе нам предстоит провести День и Ночь. Завтра, с окончанием Дня, мы должны вновь погрузиться на нашего 'Медведя', который развезёт всех по своим приютам. И да прибудет с вами сила! Удачи!
  
  Глава 9. Золотые палаты Свентовита
  
  После этих слов серая масса новиков в своих комбинезонах быстро столпилась у трапа, начав поочередно покидать корабль. Деревянный лестничный трап с перилами выглядел гораздо надёжнее и удобней, чем сомнительный верёвочный в далёком Лукорье, поэтому спуск прошёл очень быстро. Тем более, на выходе из причала на новиков грянула внезапно затейливая духовая музыка из дудок, свирелей и рожков. Это их встречал достаточно большой строй одинаково одетых юношей и девушек. Задние ряды, состоящие целиком из юношей, усердно выдували сложную мелодию на своих инструментах. Некоторые несли в руках весьма писклявые волынки. Передние ряды же составляли сплошь светловолосые девушки, которые держали в одной руке по венку из простых полевых цветов, а в другой красные длинные ленты, которыми они махали при встрече. У всех встречающих были лёгкие одежды из блеклых тканей.
  Едва стоило прибывшим новикам приблизиться к ним, как ровный строй девушек нарушился, и каждая начала надевать на ребят свой венок из полевых цветов. Это было несколько неожиданно и приятно. На Ростислава же венок одела девочка лет тринадцати, которая, улыбнувшись, сказала:
  -День добре!
  -Добре! Добре! - растерянно лишь пробормотал Ростислав, догадавшись о значении слова и не зная, что сказать дальше.
  Здесь же находилось несколько взрослых арконцев, которые очень сдержанно встретили ребят, но зато живо обратились к их сопровождающим. Ростислав услышал, как одна из встречавших женщин, обратилась, что-то записывая в своём листке, к Птицестаевой, ужасно коверкая слова на русском языке:
  -Вы прилетели из Беловодья? Расскажите, как прошёл путь? Правда, что ваш Вождь давно умер? Как новики к этому относятся?
  Световодов в это время подошёл к более серьёзным седовласым бородачам в длинных серебристых одеяниях, а Мефодиевич, как всегда, опять куда-то таинственно растворился. Словом, на миг у выхода из причала всё перемешалось и не двигалось с места. Ростислав замер на месте в растерянности вместе с несколькими другими ребятами, сорвав с головы надетый венок и в смущении его теребя. Приём не закончился, пока юноши из задних рядов не доиграли до конца свою длинную заливистую мелодию. После этого все встречающие похлопали в ладоши, а отряд новиков под предводительством Птицестаевой, после быстрых переговоров с арконцами, тронулся с места.
  Из-за густой зелени нельзя было рассмотреть полностью Аркону, хотя причал, куда пристал корабль, находился на самом возвышении у подошвы огромного маяка. Но и те редко встречающиеся постройки поразили мальчика своей лёгкостью и изящностью. В основном это были беседки с высокими купольными крышами на тонких колоннах или просто одинокие колонны, обвитые плющем. Все улицы напоминали собой одни прогулочные аллеи в гигантском парке. Немногочисленные большие жилые здания же местные жители предпочитали прятать в густой растительности, словно птичьи гнёзда в траве. Здесь, за огромными и пышными зелёными массивами, скрывались свои неповторимые постройки, вытянутые ввысь, как одиночные колонны, со сводчатыми полукруглыми крышами.
  Свернув за несколько построек и улочек, ребята оказались, по всей видимости, на одной из самых главных улиц города, так как она спускалась вниз с поросшей вершины скалы к основной части города, расположенной непосредственно у начала косы. Как понял Ростислав, весь город, как натянутая струна, вытянулся вдоль этой прибрежной узкой косы, загнутой как бич. На вершине косы, на самом высоком месте, расположился колоссальный маяк. Здесь же белая скала, на котором он стоял, так заворачивалась, что выступом образовывала очень удобную и защищённую гавань. Над ней причаливались летучие корабли. Но и сама по себе загнутая коса образовывала между собой и берегом спокойную и защищённую бухту, куда могли приставать большинство других судов и иных транспортных средств. Здесь находилось множество основных белых построек. Это же была самая оживлённая часть города.
  Но была и другая часть Арконы, расположенной непосредственно на материке, ближе к глуби острова. Как объяснили детям, именно здесь располагалась птица гамаюн. Туда им следовало направиться.
  -А сейчас нам необходимо перенестись в сторону Золотых палат, где нас должен ожидать кров и распределение по магической специальности птицей гамаюн. - заявила Птицестаева, обращаясь к ребятам после вывода их на одну из главных улиц. - Для этого нужно овладеть особым средством передвижения Арконы - скатнем. Чтобы им воспользоваться нам всем нужно для начала дружно взяться за руки, чтобы образовать цепь.
  Ребята, изумлённо перешёптываясь, выполнили поручение преподавательницы. Рядом с Ростиславом оказался Игорь и ещё какой-то незнакомый мальчик. Птицестаева также ухватила за руку Олю, оказавшуюся самой первой в цепи, и подошла к белой прогулочной дорожке, имеющей странную вязкую поверхность.
  -Это и называется скатень. - кивнула преподавательница на белую дорожку. - Остальные преподаватели сразу же последуют за нами, как только уладят последние вопросы после прибытия. Эта дорожка, начинающиеся с данного места, приведёт нас прямо к Золотым палатам. Там она заканчивается. Она специально была сделана местными властями для прибывающих новиков. Действует она очень просто. Нужно ступить на неё обеими ногами, чтобы начать переноситься вдоль её пути. Чтобы мы все прибыли одновременно, нам следует держаться за руки. Скатень не перенесёт всех взявшихся за руки, пока все не встанут на его поверхность обеими ногами. Мы будем с довольно большой скоростью проходить по дороге сквозь город. Вы сможете увидеть все его красоты, но сходить нельзя до самого конца пути. Не расцепляйте руки и тогда мы перенесёмся все вместе. Если сойдёте, и вы будете держать кого-то за руку, то вы остановитесь на этом месте вместе с ним, а если нет, то просто потеряетесь в этом огромном Зачарованном городе. А вы ведь не хотите этого? Не правда ли?
  После небольшого перешептывания дети вслед за Птицестаевой друг за другом взгромоздились на таинственный скатень. И стоило только последнему ботинку из отряда прикоснуться к этой вязкой поверхности, как весь мир вокруг детей вдруг превратился в смазанные очертания. Смазанные постройки, деревья и других предметов, бывших в пределах видимости от построенного скатня, стали проходить мимо них, как пейзаж за окном неспешного поезда. При этом Ростислав, как и все остальные, не почувствовал толчка при начале движения, ни сопротивления ветра. Полностью создавалось впечатление, что будто дети пришли в кинозал, а им на двух огромных стенах стали показывать кино проходящей мимо местности Зачарованного города. Правда, это изображение было мутноватым и смазанным, но это было допустимой терпимостью при таком необычном передвижении. Тем более, что друг друга на дорожке вцепившися дети видели хорошо.
  Ростислав начал уже подумывать, чтобы ради шутки попробовать сойти со скатня и таким образом остановить всё шествие, как вдруг рядом с новиками стали возникать другие волшебники. Сначала это была молодая парочка, которая заметно смутилась при виде детей и быстро сошла со скатня, превратившись опять в тени прохожих. Затем в скатень метнулась другая тень прохожего, превратившаяся в седовласого волшебника в шляпе, который держал в руках газету, где, как в телевизоре, метались картинки что-то оживлённо рассказывающие и показывающие старику. Когда какая-нибудь картинка надоедала, то он с недовольным кряхтеньем прикасался к ней, и она замолкала. После этого он с неудовольствием прикосновением заставлял оживиться другую говорящую картинку и та вновь заливалась незнакомой тарабарщиной. Старик развернул газету так, что одна из таких картинок, где изображался мужчина средних лет с гладко зачёсанными волосами, стала даже заговорщически зачем-то подмигивать Ростиславу.
  По мере следования детей по скатню, рядом с ними оказывались всё новые и новые лица, занятые своими повседневными делами, которые очень старались мало обращать внимание на новиков, но всё же нет-нет, да и косились с любопытством на них. Одна пожилая дама даже о чём-то оживлённо заговорила, указывая на вцепленных детей:
  - То повинно быч пшешле куявски креатор, кторе наступуя в Сильвер Избы? Ни?
  -Нет-нет. - досадно помотала головой Птицестаева. - Беловодье.
  После этого дама потеряла к новикам всяческий интерес. Стало ясно, что арконцы сами были непрочь пользоваться повседневно скатнем. И их можно было понять, так как новики прибывали в город раз в год, а в остальное время скатень без них должен был пустовать. Хозяйственные арконцы быстро приспособили его для своих личных нужд.
  Ростислав не знал, сколько продлилось такое путешествие, но к его концу случайные попутчики из волшебников сошли сами по себе, а отряд оказался в конце скатня на обширной зелёной поляне, состоящей из уютных травяных холмов. Лишь вдалеке виднелась пелена края Ирийских Садов. Жилых построек здесь практически не было, и всё собой напоминало удалённый и скрытых от чужих глаз конец города.
  На одном из холмов возвышалось внушительное сооружение, напоминающее собой дворец. Высотой он был, наверно, с десятиэтажный дом, но точнее сказать было нельзя, так как узкие стрельчатые окна начинались у него только под самым верхом. Дворец был сделан из белого камня, но его полукруглые сводчатые крыши, которых было несколько, блестели на солнце таким же цветом, как и далёкая Золотая гора, что подразумевало, что они были сделаны из одного и того же металла. Стены дворца напоминали собой арки, каждая из которых заканчивалась своим полукруглым сводом, а помимо этого над каждой арочной частью стены поднимались свои небольшие толстые башни со своими золотыми крышами. У этих башен могли быть свои подобные, но более мелкие, башенки на крыше. Всё это нагромождение создавало ещё большую величественность сооружению. По количеству золота, которое виднелось уже снаружи здания, не приходилось сомневаться, что это и были те самые Золотые Палаты.
  К входу здания вела очень широкая белокаменная лестница, начинающиеся уже с подножья холма, на котором стоял дворец. Над перилами для красоты была сделана даже дощатая зелёная крыша, поддерживаемая резными из белого камня столбиками. Эта крыша ничего не прикрывала кроме самих перил и, быть может, людей, которые могли к ним плотно прижаться.
  Лестница заканчивалась у каменной площадки перед гигантскими бревенчатыми красными воротами, окованных в золото. У них была приоткрыта всего лишь одна створка, и поэтому заглянуть внутрь издали не представлялось возможным. Пока изумлённые увиденным ребята поднимались к воротам дворца по широкой белокаменной лестнице, Ростислав заметил вдалеке на других холмах постройки новых незнакомых дворцов. Только с отдалением от Золотых Палат, куда они прибыли по объявлению Птицестаевой, каждый из тих дворцов имел меньшие по высоте стены и больше нагромождений всевозможных башенок. Последний дворец вообще не имел стен и сплошь состоял из огромного числа нагромождённых в кучу башеноподобных построек.
  -Те дворцы, которые вы видите вдалеке, - начала объяснять детям Птицестаева, словно уловив мысли Ростислава в этот момент, - называются Серебряными и Медными Палатами. В них распределение проходят новики из Куявии и Артании соответственно.
  -А разве птица гамаюн не одна? Вы говорили, что она обитает в Золотых палатах.- спросил кто-то из детей рядом с преподавательницей. - Или она перелетает с места на место?
  -Этого я знать не могу. - с мягкой извинительной улыбкой ответила Птицестаева. - Арконские волшебники не очень любят говорить об этом. В конце-концов, они призваны защищать вещую птицу от всяких напастей, поэтому держат все сведения насчёт неё в строжайшей тайне. Одно я знаю точно - вы все пройдёте через это распределение.
  -А от каких напастей волшебники защищают птицу гамаюн? - спросила белокурая девочка с голубыми бантами, которая среди детей любила больше всех донимать сопровождающих вопросами об окружающем мире.
  -Это очень сложный вопрос. - вздохнула Птицестаева. - Птица гамаюн обладает редким даром предсказывать будущее. И многие волшебники ненавидят её именно из-за этого. Ведь далеко не каждый готов воспринять свою судьбу такой, какой она есть. Птицу часто обвиняли во лжи, а частенько и в источнике всех своих жизненных несчастий. Кроме того птицей хотели завладеть просто из-за корыстолюбия. Всем известна её способность не только предсказывать, но и необыкновенная мудрость. С таким союзником или насильным пленником можно было приобрести невиданную силу и власть. Временами из-за возникших войн считалось, что птица гамаюн была даже полностью истреблена, но затем она вновь неизменно возвращалась с незнакомых мест. Сейчас вам невиданно повезло, что одна из гамаюнов настолько приблизилась к волшебникам, что согласилась помогать в распределении по волшебным школам. Раньше с этим обстояли различные сложности. Из-за всего этого её так берегут.
  Дети, поднявшись по лестнице, наконец-то вошли за красные ворота, за которыми сразу начинался величественный колонный зал. Его потолок заканчивался под самой крышей дворца, где находился целый ряд небольших окон, создававших впечатление, будто свод приемного зала был оторван от стен и свободно парил в воздухе. Напротив входа у противоположной стены находилась огромная статуя старца в длинных одеяниях из белого камня и с золотой бородой. Она была ростом под самый потолок зала и согнутой правой руке держала жестяной меч, светящиеся холодным белым свечением под струями звёздного света, падающего сверху. Лицо статуи было очень грозным. Казалось, что острый взгляд из-под косматых бровей этого творения неотрывно наблюдали за каждым вошедшим в здание. Такой взгляд напугал Ростислава и создал неприятное ощущение мурашек по спине.
  Сразу же при входе в зал всех встретил очередной старец в серебристых одеждах и с длинной клинообразной бородой. Его руки были приподняты и чуть разведены в стороны.
  -Добре день! - приветствовал он вошедших с широкой улыбкой.
  -Добре день. - отозвалась ему Птицестаева.
  Они обменялись ещё несколькими словами, пока дети скромно топтались неподалёку от ворот.
  -Я удивляюсь, что здесь столько золота! - проговорил в это время рядом с Ростиславом Игорь. - И никому не приходит его в голову украсть?
  -Я смотрю, что многие из вас заинтересованы этой огромной статуей посреди зала. - вдруг произнёс на чистейшем русском языке, обращаясь к новикам, старец в серебристых одеждах после краткого переговора с Птицестаевой. - Прошу вас не стесняться у дверей и подойти ближе. Всё равно знакомство с этим у вас должно было рано или поздно произойти.
  Немного шушукаясь между собой, дети подошли ближе к этому памятнику. Всё это время Ростиславу казалось, что статуя продолжала наблюдать за ним своим лучистым взором. Скорей всего глаза у статуи были сделаны из каких-то драгоценных камней. Когда все подошли ближе, то взгляд статуи для Ростислава стал настолько невыносимым, что он с трудом мог поднять голову, чтобы снова взглянуть на неё.
  -Это Свентовит - величайший бог и легендарный могущественный волшебник всех времён и народов! - с гордостью произнёс старец. - Он является прародителем самого Радегаста, а, значит, и всех нас! Свентовит - это бог-покровитель Арконы и всех земель Славии, Куявии и Артании!
  -Не Славии, а Беловодья. - поправила вдруг старца Птицестаева, находящаяся всё это время неподалёку.
  -Как вы можете видеть в руках у Свентовита находится меч. - словно не услышав слова преподавательницы, продолжил старец. - По широко известной легенде, когда этот меч будет вынут из рук Свентовита, настанет конец всем потомкам Радегаста, то есть нас, волшебников трёх упомянутых стран. Пока что, как вы видите, это никому не удавалось сделать, и в годы великих несчастий статую всегда удавалось сберечь, несмотря на все досужие вымыслы. Перенос статуи Свентовита из Сердцемирья в Околоземье в Куявии считается конечной точкой Исхода, от которой ведётся исчисление времени. В отличие от вашего Беловодья, где такой точкой Исхода является перенос в Околоземье града Китежа. К сожалению, вы не можете увидеть всю статую Свентовита, так как она имеет четыре лика, обращённых в одну из своих сторон света. Мы зашли через Южный ворота, а это значит, что мы видим лишь южный лик Свентовита.
  -А в остальных залах статуя повернута боком? - не удержалась девочка с бантами.
  -Нет. - вдруг ответил с улыбкой старец. - В том и дело, что эта одна и та же статуя обращена таким же изображением в другие стороны света.
  -Я совсем ничего не поняла. - замотала головой девочка с бантами.
  -А этого и не нужно пока делать. - заявил старец.- В волшебной школе вам предстоит ещё много постичь. Тогда вы, может быть, ещё многое поймёте. Суть волшебства Свентовита открывается только тем, кто чист и благороден душой. Его грозный вид воплощает в себе желание бороться за свои идеалы, быть честным и волевым волшебником, который не терпит криводушия и предательства. Многие приходят, чтобы найти защиту и поддержку в своих начинаниях у этой статуи. В будничные дни здесь просто не протолкнуться от народа, но так как настал грудень, а это значит, что настало время распределений по волшебным школам и сюда не впускают лишних посетителей, чтобы не беспокоить гамаюн. Но, впрочем, мы заболтались, и вам пора поспешить на позднюю трапезу перед распределением.
  С этими словами старец склался жестами, указывающими на правый проход от статуи Свентовита, который было сложно заметить с первого взгляда. Новикам пришлось за этим тёмным проходом преодолеть ещё немало кривых и узких лестниц в толстых стенах дворца, прежде чем они оказались в одном из очередных и просторных залах. Он был намного меньше по размерам по сравнению с приемным, где стояла статуя Свентовита, но он был также ярко и хорошо освещён звёздным светом, что казалось, будто настоящее солнце пробивалось сквозь маленькие оконца под потолком Ростиславу он очень понравился, так как отличался от странноватых неярких залов Лукорья. Здесь уже стояла пара параллельных накрытых столов, среди которых сновали некие прозрачные тени. Сначала Ростислав подумал, что это только очередная игра света, но когда тени стали убирать пустую посуду со столов и приносить новые блюда, то он понял, что это были некие существа.
  -Это домовые. - быстро опередила возникшие вопросы Птицестаева. - Только в Арконе они не стараются быть незаметными. Домовые - это древние бестелесные существа, которые помогают в домашних делах волшебникам. Так повелось издревле. Обычно они стараются лишний раз не попадаться на глаза кому угодно, но в Арконе как раз принят обычай, чтобы все домовые, не прячась, находились в своём естественном бестелесном обличии. Не стоит забывать, что домовые, несмотря на своё природное услужение волшебникам, почти ничем не отличаются от характера обычных людей. Встречаются среди них плохие и хорошие существа. Большинство, конечно же, хорошие, но не стоит их обижать. Есть домовые и в ваших будущих приютах, но вы их почти никогда не увидите. Поэтому наслаждайтесь их видом сейчас, сколько можете.
  Ростислав уже перестал всему удивляться, так как очень сильно устал с дороги. Он обрадовано набросился на еду, чтобы набить свой голодный желудок. Напротив него села сама Оля вместе со своими новыми подружками. Это был подходящий случай, чтобы перекинуться с ней парой фраз, и Ростислав воспользовался им:
   -Привет! - сказала он ей.
   -Привет! - повернула к нему голову от своего разговора и улыбнулась ему Оля. - Правда, здесь удивительно?
   -Правда. - согласился Ростислав и несколько замялся.
   Он не знал, что сказать. У него не было почему-то никаких слов, а в голове была лишь одна звонкая пустота. Вспомнилось, что когда-то хотелось спросить.
   -Слушай...а ты это...-запинаясь проговорил Ростислав. - Я видел, как ты говорила с душой корабля. Как тебе удалось?
   -Что удалось? - спросила девочка.
   -Ну, как что? Поговорить с душой. Она ведь никому ничего не отвечала!
   -Просто её никто правильно не спрашивал. - вздохнула Оля. - Да и не душа это...
   -То есть как это не душа? А что тогда управляет кораблём? - удивился Ростислав.
   -Корабль частью сделан из деревьев, которые провинились перед лешим, или чем-то ему не угодили, а душа корабля - это дух дерева, обречённый быть в заточении этого корабля и обязанный служить некоторое время своим владельцам. - пояснила девочка. - Душа жаловалась, как ей больно, когда мыши начинают грызть её корпус, , но ей ещё плавать двадцать два года до освобождения.
   -А чем она провинилась так?! - воскликнул удивлённо Ростислав.
   -Не знаю, она об этом ничего не сказала. - пробормотала грустно Оля. - Она называет себя дриадой.
  По окончанию пиршества всех детей собрали у входа зала, чтобы отвести на место ночлега, которое представляло себе ещё один зал с уже хорошо знакомыми тюфяками и клетчатыми пледами для каждого на полу. При этом Игорь попытался зачем-то умыкнуть золотую вилку со стола из трапезной, но тут же рядом с ним возникла тень домового и аккуратно положила прибор на место.
  -Такой маленький, а уже воришка. - неожиданно произнесла мягким голосом тень.
  -А вам что жалко? - огрызнулся Игорь. - У вас столько золота. Даже посуда и все ложки из него сделаны.
  Это было чистой правдой. Перед едой Ростислав даже несколько полюбовался затейливо сделанным золотым приборам с ажурной резьбой. Из золота была сделана и вся остальная посуда, но он очень быстро перестал тогда это замечать.
  Домовой ничего не ответил Игорю и лишь молчаливо сопроводил его до дверей. До своего тюфяка Ростислав добрался без особых происшествий. После длительного путешествия было приятно вытянуться на твёрдой земле во весь рост, не чувствуя качки. Смотря на освещаемый из окон потолок зала, мальчик незаметно для себя отошёл ко сну. Поэтому он очень удивился, когда его заставили проснуться.
  
  Глава 10. Вещая песня птицы гамаюн
  
  Это был не толчок и не резкий звук будильника. Ростислав просто проснулся из-за сильного ощущения, что рядом кто-то есть. Присмотревшись, он ещё более сильно удивился, так как над ним склонилась самая настоящая тень домового, которая, очевидно, его и разбудила.
  -Следуй за мной. - то ли наяву, то ли в мыслях произнесла тень домового.
  Ростислав с опаской огляделся по сторонам. Он был уверен, что стояла Ночь. Рядом безмятежно посапывали на тюфяках его знакомые ребята. Что могло произойти? Почему его разбудили?
  -Следуй за мной. - вновь неслышно повторил домовой.
  -А ты мне не снишься? - осторожно произнёс Ростислав.
  -Нет. - ответил домовой. - Тебе надо следовать за мной.
  -Зачем? - сразу же спросил Ростислав. - Почему все ещё спят?
  -Потому что сейчас Ночь и тебе надо пойти на распределение к птице гамаюн. - произнёс домовой таким же удивительным неслышным способом.
  -К гамаюн? Уже? - чуть не вскрикнул от волнения Ростислав. - А почему меня не предупредили?
  -Потому что так захотела гамаюн. - сказала тень. - Ты будешь первым из отряда, кто должен пройти распределение. Так предвидела птица.
  Мальчик взволнованно попытался встать с тюфяка, чуть не запутавшись в складках одеяла и не упав с шумом на пол.
  -Осторожнее. - проговорила тень. - Не разбуди других. Никто не должен знать о начале распределения.
  Ростислав не знал, что и подумать. Почему-то ему сразу во всё поверилось. Его сердце так бешено заколотилось в первое время, что он не мог некоторое время совладать со своими быстро похолодевшими пальцами, чтобы завязать полуботинки. Ведь ему предстояло пройти одно из самых серьёзных и важных испытаний в жизни. Вслед за домовым он вскоре заскользил между тюфяками.
  -А почему никто не должен знать о начале распределения? - спросил тихо мальчик, боязливо озираясь по сторонам.
  -Потому что распределение - это тайна даже для ваших преподавателей. - заявила тень. - Об итогах им сообщат только утром. Птицу гамаюн никто не может обмануть или истребить, потому что она видит будущее. Она знает, когда нужно появиться или исчезнуть в Околоземье, кому дать власть, а кому отказать в помощи. Она также предвидит, как будет проходить распределение. Поэтому она лучше всех знает, как и когда его начинать. Здесь лучше всегда доверяться ей, и ты это скоро поймёшь.
  -А как вы общаетесь со мной? - спросил несмело мальчик. - У вас ведь нет рта, и я вас не слышу. И у меня ощущение, что со мной так уже где-то разговаривали...
  -Думай, что хочешь. - произнёс загадочно домовой, продолжая вести за собой мальчика.
  Они прошли сквозь весь своеобразный спальный зал, несколько коридоров и узких лестниц, спускаясь непременно вниз, пока мальчик не понял, что домовой всё это время вёл в приёмный зал с огромной статуей Свентовита.
  Мальчик не был совсем уверен, что он оказался в зале со стороны Южных ворот. Здесь Свентовит со своего места смотрел на него ещё более грозно и угрюмо, чем прежде. Тем более, на этот раз маленький мальчик оказался в этом огромном пустом зале почти один, от чего незримое веяние статуи Свентовита на него усиливалось. Ростислав чувствовал себя маленькой букашкой, которую памятник был готов раздавить одним своим башмаком.
  В поисках защиты мальчик неуверенно оглянулся, чтобы посмотреть на домового, но тот совершенно исчез, будто растворившись в воздухе оставив его совсем одного. Ростислав поспешил отойти от памятника в середину зала, продолжая неуверенно потирать запястья рук.
  -Эй! - гулко крикнул он через некоторое время под своды зала. - Здесь есть кто-нибудь?
   -Стань ближе ты ко мне
   И всё не думай о беде! - внезапно красиво пропели за спиной Ростислава.
  Он испуганно обернулся и увидел гамаюн. Это была несомненно она. Её сложно было с чем-то спутать, так как это была полуженщина - полуптица. Это существо вылетело из-за спины Свентовита и аккуратно спланировало на пол прямо перед мальчиком, показав свои довольно внушительные размеры по сравнению с ним.
  У неё были женские грудь и голова. Её лицо Ростислав даже посчитал красивым, несмотря на мелкие черты. У неё был короткий нос и квадратный подбородок и невероятно большие красивые серые глаза. Казалось, что они всё время были грустными от бремени знаний, лежащих на птице. От этого у неё был и грустный наклон головы. Её светло-русые волосы были заколоты в тугой пучок и собраны под небольшой хрустальной коронкой, украшенной самоцветными камнями. Поверх тела на птице была накинута короткая рубашка с прорезями для крыльев, имеющая красные витиеватые узоры. Ростислав заметил, что птица избегала смотреть на собеседника всегда прямо, будто смущалась него, иногда закрываясь большим крылом, а большей частью просто описывая шагом правильный круг около мальчика, смотря перед собой.
  Гамаюн явно не спешила со своей вещей песней, продолжая похаживать. Ростислав же в первую очередь поразился, что гамаюн может общаться только стихами, и попытался уследить за её движениями вокруг себя, но не сумев. Иногда гамаюн разворачивалась и осматривала мальчика с ног до головы, словно подбирая слова для него. Наконец, она остановилась, и пошла в обратную сторону по окружности, не глядя на мальчика и снова начав петь:
   -С далёкого мира из-за моря, из-за вод,
   С немым вопросом ко мне явился ты,
   Но пройдёт не один ещё месяц или год,
   Прежде чем сбудутся все твои мечты.
   Трудная дорога зовёт тебя вперёд!
   Многое всякое и невсякое на ней случится,
   Но пропасть на конце той дороги ждёт,
   Где всё должно разрешиться.
   На краю самой бездны лишь ты поймешь,
   Что происходило с тобою рядом.
   И назад пути ты больше не найдёшь,
   И бывший рай станет адом.
   Прости за песню краткую мою
   Но она уже спета!
   Прошу, не кляни судьбу свою,
   Когда увидишь, что на тебе одето!
  Ростислав с испугом осмотрел себя. Он не мог не заметить, как ярко блеснул его именной дарик на груди и постепенно на глазах превратился в абсолютно круглый металлический знак с гладкой бирюзовой эмалью на лицевой части. На ней серебристо-белой нитью был прорисован затейливый узор в виде поперечной черты, пересечённой двумя дугами, которые напоминали две буквы 'с'. Мальчику почему-то это напомнило рыбу с четырьмя плавниками, разрезающую эмальную гладь.
  -Что это? - испуганно поднял мальчик глаза на птицу, но та очень умело бесшумно взмахнула своими огромными крыльями и скрылась где-то наверху за спиной памятника Свентовиту.
  Ростислав недолго оставался в одиночестве, так как сразу же за ним возникла тень домового.
  -Ты прошёл распределение? - спросил его вкрадчивый голос в середины головы мальчика.
  -Да. - лишь смог ответить Ростислав.
  -Тогда дай мне посмотреть твой значок. - попросило существо, приблизившись к нему.
  -Что там? - опасливо спросил Ростислав, подставив немного свою грудь с прицепленным дариком и немного скося на него глаза.
  -Ничего хорошего. - буркнул вдруг домовой. - Вы Тёмный Водяной Мыслитель, и Вам предстоит обучаться в Китежском приюте. Вы первый определившиеся чёрный маг среди отряда, но в Водяной Стихии, как странно это бы ни звучало, вы, чёрные маги, составляете подавляющее большинство. Для Вас это очень хорошо.
  -Выходит, что я чёрный маг!? - удивился Ростислав и почувствовал, как у него внутри что-то замерло. - Но я не хочу им быть. Как так получилось?
  -Птице гамаюн виднее, и она ещё никогда не ошибалась. - довольно резко проговорил домовой. - Своими вопросами Вы задерживаете распределение остальных так, что я прошу следовать за мной, чтобы добраться до спального зала, где Вы сможете продолжить свой прерванный сон.
  Ростиславу ничего не оставалось, как невольно последовать вслед за своим спутником. Его руки и ноги ещё слегка тряслись от пережитого волнения, а в голове продолжали бессвязно биться почему-то только одни строчки песни гамаюн: '...И бывший рай станет адом'. Почему птица гамаюн определила его, как чёрного мага? Что он такого совершил, чтобы его постигла подобная участь? Он ещё мог только слабо соображать, и полное осознание всего происшедшего до него дошло лишь тогда, когда он вновь коснулся спиной своего покинутого спального тюфяка.
  Он - чёрный маг, и этим всё сказано. Ростислав всё никак не мог представить себя среди Тёмной Стороны. Как он мог попасть сюда, когда ему было не чужда доброта к людям? Мальчик никогда не думал, что способен кого-то обмануть или предать. Он не собирался строить кому-либо козни и захватывать власть. Не прельщала его и просто внешняя красота Тёмной Стороны, обречённая на вечное поражение. Его могли определить сюда в качестве наказания за какой-нибудь проступок? Но Ростислав решительно не находил в своих воспоминаниях, хотя бы малейший повод, за который его можно было так наказать. Хотя небольшие, по его мнению, проступки были, но не такие, чтобы последовало за этим настолько суровое наказание. Всё больше Ростислав приходил к мысли, что на распределении произошла какая-то ошибка. Он не мог находиться среди этих коварных и высокомерных ребят, которые называли себя Тёмными.
  Он не смог сомкнуть глаз, хотя ему было всё равно до происходящего, и он уже совсем до конца Ночи не обращал внимания на то, как домовой расталкивал от сна одного за другим спящих детей и уводил их на распределение. Так и пролежал он до утреннего колокола в своих странных размышлениях, как в оцепенении, смотря лишь на один падающий звёздный свет из окон под потолком.
  К моменту начала Дня большинство уже прошло распределение и не ложилось спать, так как было сильно взбудоражено впечатлениями от нового испытания. Некоторые, как Ростислав, пребывали в каком-то растерянном безмолвии, кому-то всё-таки удалось даже повторно уснуть, ну а остальные старались взволнованно перешептаться, так как приходящие домовые весьма строго призывали вернувшихся детей к порядку. Лишь утро позволило всем заговорить громкими голосами. Удивительно, что неуспевшие пройти к утру распределения дети так и не проснулись до самого удара колокола.
  Так с этим ударом проснулся спавший неподалёку Игорь, который спал самым безмятежным сном из всех мальчиков в зале. Узнав, что распределение уже началось, он страшно разволновался и заходил нервно по залу прямо босиком, поминутно спрашивая об обстоятельствах неизведанного испытания всех вернувшихся. Заметив Ростислава и узнав от него, что он стал чёрным магом, Игорь заворожено заблестел глазами при виде бирюзового значка, но затем погрустнел.
  -А меня, наверно, в белые маги засунут. - буркнул он. - Ведь всех чёрных магов определили Ночью и ещё ни одного Днём.
  -Я был бы рад, если это так и случилось. - возразил Ростислав.
  -Хотя мне всё равно. - нервно бросил в сторону Игорь, уже уходя вслед за позвавшим его на распределение домовым, так и оставшись босым.
  Из приёмного зала со Свентовитом Игорь вернулся со своими ярко горящими зелёными глазами и не менее ярким жёлтым треугольным значком на груди, где был изображен довольно странный размашистый знак.
  - Тёмный Огненный Созерцатель! - не преминул заявить о себе сразу же он. - Это одна из самых редких специальностей в Беловодье.
  Это было действительно так. Ещё ни у кого не было подобного значка, да и, словом говоря, Игорь среди всех мальчишек в отряде единственным принадлежал к Стихии Огня. Огненный маг! Кто мог бы подумать? Хотя после случая с петардами и об этой будущей специальности не сложно было догадаться.
  -Уж лучше быть среди множества, но Светлым, чем в одиночестве, но Тёмным. - вдруг буркнул Влад Буков, который имел квадратный значок с серой эмалью и символом, напоминающий в профиль стул, которому зачем-то наверху в виде черты приделали рукоятку.
  Такой значок имели только Светлые Земляные Творители, и их было девять человек из двадцати присутствовавших. По всей вероятности, это было самое многочисленное Сословие в Беловодье. Лишь один был в противоположность им Тёмным Земляным Творителем. Ростислав знал этого коротко стриженого мальчика. Ещё в Лукорье в приёмном зале он угрюмо не хотел ни с кем не знакомиться. Не изменил своей привычке он и здесь, молчаливо находясь от всех на самом дальнем тюфяке.
  -Я думаю, что не надо ссориться. - произнёс наперекор Владу неподалёку Алёша.
  Алёша не нравился на корабле Ростиславу с самого начала, и эти подозрения оправдались, так как на груди этого мальчика гордо поблескивал квадратный коричневый значок с символом, напоминающим обычную букву 'ш'. Это значило, что Алёша стал Тёмным Земляным Мыслителем.
  -Своих защищаешь? - расплылся в еденькой улыбочке Влад.
  -Своих от своих. - рассудительно произнёс Алёша. - Я тоже маг Земляной Стихии, как и ты, а это значит, что нам предстоит обучаться в одном Энском приюте.
  Ростислав не любил ссор, а поэтому поспешно отошёл в сторону блуждающим взглядом пытаясь найти среди мальчишек, похожих по специальности на него. На миг он натолкнулся на Артёма Волошенко - мальчика, бывшего в чёрной футболке с черепами и костьми. Он был немного грустен и печален в отличие от многих. Невероятно, но птица гамаюн распределила его всё-таки в Светлые Земляные Творители. То, что Артём оказался среди большинства - это единственное, что его, похоже, по-настоящему угнетало. Но по сравнению с сидящим рядом Петей Блиновым он выглядел весьма жизнерадостным и успешным человеком, так как первый громче всех в зале вздыхал и покачивался всем телом, при всём этом имея неимоверно несчастный вид.
  -В чём дело? - не мог не поинтересоваться Ростислав у Пети.
  -Я думал, что хотя бы в волшебном мире мне немного повезёт, а здесь... - Петя чуть было не всхлипнул.
  Ростислав с любопытством пригляделся на его необычный ромбовидный значок с синей эмалью, где было изображение, напоминающее в виде черт небольшой самолётик с дугообразными крыльями.
  -Куда тебя распределили? - в прямую поинтересовался Ростислав у приятеля.
  -В Дневную Смену Воздушного Творительного Отделения. - пробормотал Петя. - Представляешь ты меня с моим весом и Воздушную Стихию? Я переселился сюда, чтобы хотя бы тут забыть свои невезения, а они продолжились!
  - А что тут такого? Ты ведь ещё и Светлый, в отличие от меня и... постой...- Ростислав нахмурил лоб. - Получается, что ты будешь учиться у Птицестаевой в Лукорском приюте? Поздравляю.
  -А я не знал, что ты стал Тёмным. - с любопытством взглянул на значок Ростислава Петя. - Что твой дарик обозначает?
  -Я не знаю. - пожал плечами Ростислав и добавил угрюмо. - Знаю, что стал Тёмным Водяным Мыслителем. Может ошибка какая-то? Не думаешь? Домовой сказал, что большинство Водяных - Тёмные. Может только из-за этого меня так распределили?
  -Возможно. - пробормотал Петя неопределённо.
  -Я никогда не думал и не хотел быть Тёмным. - продолжил угрюмо Ростислав и снова попытался оглядеть значки других.
  -Не меня ищешь? - окликнули неожиданно Ростислава.
  Мальчик огляделся и увидел невдалеке другого малознакомого мальчика. Ростислав не знал или уже забыл его имя. Он имел длинные спутанные белые волосы и некрасивое прыщавое вытянутое лицо с тонкими губами, растянувшиеся в кислую улыбку.
  -Похоже, среди Водяных нет ни одного Светлого. - добавил мальчик и протянул руку для пожатия. - Ещё Антона Иванчука определили в Светлые Водяные Испытатели. Мы трое - пока единственные, кто среди нашего отряда принадлежит к Водяной Стихии.
  Ростислав сделал над собой усилие воли, чтобы пожать незнакомцу руку, не менее кисло улыбнувшись в ответ. Ему до конца хотелось надеяться, что среди Водяных ему попадутся Светлые, но их оказалось не так много, как хотелсь. Тем не менее, он с любопытством рассмотрел значок Тёмных Водяных Созерцателей. Он был таким же круглым и бирюзовым, как и у него самого, только у Тёмных Созерцателей знак посередине напоминал перевёрнутую вниз рожками букву 'э'.
  Антон Иванчук же оказался темно-русым мальчиком со слегка взъерошенными волосами. Он мало с кем общался и после распределения сидел на своём месте, сосредоточенно раздумывая над чем-то своим. Ростислав не решился к нему подойти ближе и ограничился разглядыванием его зелёного круглого значка, где был изображен символ, напоминающий двузубые вилы.
  От дальнейших разговоров и пересудов всех прервало появление домовых, которые пригласили детей на завтрак. Тут Ростислав вспомнил о девочках, которые спали в отдельном зале Золотых палат, и с тревогой подумал об их распределении. Быть может, их ещё не распределили? А если распределили, то куда поступила, например, Оля Петрова?
  Поэтому мальчик с особым волнением вошёл в уготованную столовую и с тревогой посмотрел на нагрудные дарики у появившихся одновременно с другого выхода девочек. Однако, так как со всей очевидностью девочки тоже прошли распределение, все при выходе задержались, уставившись с интересом на раскрашенные значки друг друга. Оля стояла в передних рядах, поэтому Ростислав мог без труда разглядеть её дарик и содрогнуться при виде его изображения. Он был такой же круглый, как и у него, с таким же странным знаком посередине, но только зелёного цвета. Ростислав понял, что девочка была распределена туда же, куда и он, но только в Дневную Смену. Им предстояло обучаться в одном Китежском приюте. Любопытно было то, что если одна из вечно сопровождавших подружек Оли имела вполне обычный значок Светлого Земляного Творителя, то вторая уже знак Тёмного Воздушного Созерцателя, имевший форму ромба и фиолетовый цвет с изображением, похожим на перевёрнутую букву 'Р'. Сама Оля не менее заинтересованно оглядела с головы до ног Ростислава и остановилась взглядом на эмали его дарика.
  -Ты стал Тёмным? - неумело попыталась улыбнуться она. - Как так получилось?
  -Я не знаю! Здесь наверняка произошла какая-то ошибка! - горячо лишь успел заверить её Ростислав, прежде чем все начали рассаживаться по местам.
  В столовой с улыбками на лицах их ждали все четыре преподавателя приютов, цепкими взорами быстро выискивая среди вошедших своих будущих учеников. Хотя Калистрат Мефодиевич явно чувствовал себя не лучше Днём, а поэтому заметно морщился и зевал. Световодов с торжественным лицом стоял, широко расставив ноги и скрестив руки. Ростислав с опаской взглянул на своего будущего ближайшего преподавателя. Телохранитель напоминал собой замерший памятник со свободно опущенными руками по швам. Лишь Птицестаева как-то оживлённо вертела головой на своём месте и начала речь, когда новики заняли свои места у столов:
  -Я поздравляю вас! Вы все прошли сегодня Ночью и Утром своё долгожданное распределение. Кто-то из вас рад своей специальности, кто-то - не очень, но запомните, что плохих специальностей среди нас не бывает, и мы не делаем различие на плохих и хороших. Главное, что мы все здесь находимся вместе, и каждый из нас просто несколько особен и отличается от другого. Поэтому я призываю вас не расстраиваться, если вы попали не туда, куда планировали, но и призываю не радоваться остальным, так как впереди вас ждёт долгая и упорная учёба. У каждого Сословия она особенна и неповторима. Как и вчера перед распределением я вам желаю счастья и удачи! Сегодня наш последний день пребывания в Арконе, и уже до Ночи мы покинем этот город на 'Медведе', чтобы развести вас до мест учёбы.
  -А теперь поднимите руки те, кто стал Огненным магом! - вдруг неожиданно заявил Мефодиевич.
  Одинокая рука усевшегося рядом с Ростиславом Игоря смело взметнулась вверх, но затем робко от смущения опустилась вниз.
  -Очень хорошо! - хрипло засмеялся Мефодиевич. - Целый один человек, а я уже подумал, что нам бесполезно заворачивать на пути в Змиев.
  Но тут неожиданно Телохранитель опустил свой тяжёлый взгляд на управителя Энского приюта.
  -Шучу! - буркнул Мефодиевич, быстро искоса взглянув в ответ на Телохранителя. - Мы бы завернули в Змиев в любом случае, ведь кто-то должен отвести Телохранителя домой. Давайте ешьте!
  -Хорошо, что я не попал в Испытательное Отделение. - удовлетворённо заметил тихо Игорь. - А то бы учился бы у этого чудовища - Телохранителя.
  -Огненные маги очень редки. - заметила вдруг за едой Оля со своего места.
  На этот раз она села чуть подальше от Ростислава с Игорем, но ещё внимательно следила по привычке за ходом их бесед.
  -Водяные Мыслители тоже. - осторожно произнёс Ростислав.
  -А вот и нет. - заявила Оля. - Со мной ещё будет учиться Ульяна Спиридонова.
  Ростислав не знал никакой Ульяны, поэтому лишь грустно склонился над своей тарелкой. После приёма пищи в зал зашёл старец в серебристых одеждах, который в самом начале принял ребят в Золотых Палатах. Улыбнувшись, он поднял в приветствии ладонь.
  -День добре! - произнёс привычно он. - Будет невежливо, если вы не отплатите за куявское гостеприимство, если не принесёте жертвы в дар Свентовиту...
  -Дети слишком малы, и я бы не хотела... - поднялась в ответ со своего места у изголовья одного из столов Птицестаева.
  -А мне неинтересно: хотелось Вам или нет. - вдруг сверкнул глазами в её сторону грозно старец. - Вы должны это исполнить, так как находитесь в гостях, в чужих землях, и должны уважать местные обычаи. Каждый ребёнок должен взять со стола любое понравившиеся ему блюдо и сжечь её в кубке у подножья статуи Свентовита, чтобы поклониться ему в дань уважения гостеприимным арконцам.
  -Я должна напомнить, что к тому же каждый из ребят может попросить у Свентовита какое-нибудь желание, которое хотелось, чтобы сбылось. - произнесла наставительно Птицестаева.
  Новики в непонимании вертели головы друг на друга, но взрослые быстро скомандовали взять какое-либо кушание и отправиться вниз в приемный зал. Поэтому никому не оставалось ничего, кроме того что взять со стола какое-нибудь блюдо. Ростиславу почему-то под руку попался чёрный виноград, в то время, как Игорь решился отправиться на поклонение Свентовиту с обглоданной костью куриной ножки.
  Когда Ростислав вместе с остальными в очередной раз оказался в зале бога, то он уже чувствовал вместо страха какое-то сокровенное уважение к этому месту, где так ещё так недавно определилась его судьба. Впрочем, он ещё не знал: насколько можно было радоваться тому, что он стал Тёмным, а, главное, почему?
  У подножья Свентовита действительно уже стоял высокий серебристый сосуд на длинной тонкой ноге в человеческий рост. Старец встал у него, чтобы помогать детям донести свои приготовленные кушания до разведённого еле заметного красноватого огонька на чаше. Удивительно, но каждый предмет, который старец помогал опустить в чашу, исчезал в этом тлеющем небольшом огоньке, как в какой-нибудь кислоте, полностью с шипением растворяясь в пространстве. Взамен этого над чашей поднимался видимый полупрозрачный дымок, который, совсем не разлетаясь по сторонам, улетал наверх, где бесследно скрывался в звёздном свете. К такой жертвенной чаще выстроилась длинная цепочка детей, подходивших к ней по очереди. В конце всего этого рядаприсоединились даже Птицестаева и Световодов, Мефодиевич куда-то при этом неизменно испарился, а Телохранитель хладнокровно проигнорировал всё это действие, встав со скрещёнными руками у самой дальней колонны в зале. Видя это, старец лишь презрительно усмехался.
  При виде протянутой от Игоря, стоявшего перед Ростиславом в очереди, куриной кости он ещё больше скривился.
  -Вы не очень щедры, молодой человек. - проговорил он, кидая в кость в жертвенный огонь, от которого отделился даже слишком черноватый дымок.
  Ростислав не видел никакого смысла во всём происходящем, но так как в этом приняли участие даже некоторые взрослые, то он со вздохом исполнил их волю, отдав зачем-то огню принесённый виноград из столовой. Вспомнив слова Птицестаевой о том, что можно было попросить у Свентовита какое-нибудь своё желание, мальчик вслед за уходящим своим белесоватым дымком подумал: 'Хочу превратиться в Светлого!'
  -Отличное жертвоприношение! - произнёс с улыбкой старец. - Дым от твоего дара был очень лёгок и прозрачен, что говорит о чистоте твоих помыслов.
  Тут его взгляд упал на дарик на груди мальчика и сильно нахмурился.
  -Впрочем, гамаюн вряд ли могла ошибиться. - буркнул он, жестами приглашая уже следующего новика.
  Им была сама Оля. У неё было пара бусинок зелёного винограда.
  -Очень отлично! Очень отлично! - проговорил с одобрением, рассмотрев жертвенный дымок после сжигания дара Оли, старец. - Вы, безусловно, белая колдунья с очень большими способностями!
  От этих подслушанных слов Ростислав как-то растерянно разгладил пальцами бирюзовую эмаль своего значка и посмотрел в сторону небольшой кучки собравшихся Тёмных, которые отвратительно и невежливо хихикали в этом зале. Всё больше и больше мальчик чувствовал какое-то нарастающее неприятие к своим товарищам по Стороне.
  После своеобразного поклонения Свентовиту детей стали собирать в обратный путь. Их вывели из Золотых Палат, и Ростислав ещё некоторое время мог полюбоваться открывающимся здесь видом на зелёные лужайки и холмы с величественными зданиями на их вершинах.
  Из Серебряных и Медных Палат тоже появлялись свои стайки говорливых ребятишек, готовящихся к отправке. Они постепенно подходили к чёрному скатню, ведущего в отличие от белого направление от различных Палат к порту, где стояли приставшие корабли. Отряд Ростислава вслед за ними переместился по чёрному скатню самым последним.
  Мальчик надеялся, что на воздушной пристани их опять встретят местные ребята в торжественном построении, и его надежды оправдались. На этот раз передние ряды из девушек стояли без венков из полевых цветов и просто махали длинными красными лентами, а парни из задних рядов вместо затейливой пастушеской мелодии на волынках исполняли нечто грустное и протяжное. И от музыки, и от торжественного случая стало как-то очень грустно, и Ростислав не без вздоха сожаления по прекрасному городе Арконе поднялся по трапу.
  
  Глава 11. Три приюта
  
  В общем, Ростислав уловил правило среди значков. Например, форма указывала на принадлежность к Стихии владельца: квадрат - Земля, круг - Вода, ромб - Воздух и треугольник - Огонь. Но при этом принадлежность к Сословию у каждой Стихии обозначалась особым знаком так, что без знания всех шестнадцати символов в этом было разобраться непросто. Преподаватели говорили, что эти знаки особенны и неповторимы и по форме напоминают собой магические ризы, при помощи которых совершаются заклятья, но ими не являются. Цвет дариков указывал на принадлежность к одной из двух Смен, а, значит, и к Стороне. Здесь тоже было всё по-особенному. У каждой Стихии был свой цвет, обозначающий Смену. Ночную Смену обозначали жёлтый цвет у Стихии Огня, бирюзовый - у Воды, фиолетовый - у Воздуха и коричневый - у Земли. Дневную Смену соответственно обозначали у Стихий красный, зелёный, синий и серый.
   Далеко не каждому досталось по сокурснику. Например, чуть ли не половина всех ребят стали Светлыми Земляными Творителями, в то время, как, Воздушных Мыслителей или Водяных Творителей было всего лишь по одному человеку.
  Как объяснили преподаватели, путь предстоял неблизкий и за двадцать дней они должны были на корабле посетить ровно четыре Зачарованных города, где находились приюты для новиков: Змиев, Лукорье, Китеж и Энск. К каждому приюту корабль должен был приставать через каждые пять дней или за пятницу, как называли неделю в Околоземье.
  -Вам уже пора привыкнуть, что у нас, в Беловодье, принято немного другое исчисление времени. - объясняла терпеливо Птицестаева всем любопытным. - В году у нас тринадцать месяцев: талень, травень, цветень, кресень, червень, серпень, вересень, жовтень, овсень, студень, снежень, лютень и грудень. Во всех месяцах, кроме груденя, по тридцать дней. В грудене всего пять дней, но раз в шестнадцать лет ему добавляют дополнительно ещё четыре дополнительных дня. В следующий раз такое последует только через тринадцать лет. В каждой неделе у нас по пять дней, где субботы и воскресенья не существует, то есть за пятницей у нас сразу следует понедельник. Да и неделю мы называем пятницей, а неделей - самые обычные школьные каникулы, которые бывают у всех школ четыре раза в году. Сегодня, например, среда третьего лютеня семьсот тридцать девятого года от Исхода Беловодья.
  Первой остановкой на пути 'Медведя' должен был стать Змиевский приют. На удивлённые вопросы некоторых особо любопытных детей насчёт того, что: почему было необходимо прибыть первым именно в этот приют, а не в недавний Лукорский, преподаватели отвечали, что так требовал обычай. До Змиевского приюта же требовалось лететь не менее пяти дней. Особого возмущения это известие ни у кого не вызвало, как и то обстоятельство, что в Змиеве выходило всего двое пассажиров судна: Телохранитель и Игорь Шаров. Впереди назначался новый удивительный Зачарованный город, а, значит, появлялись бы новые впечатления и разговоры об увиденных чудесах.
  При отправке из Арконы погода удалась на редкость ясной, и дети могли наблюдать за морской и небесной синевой насколько мог простираться их взор. Но уже скоро наблюдение за красотами Беловодья почти всем наскучило. То, что раньше казалось удивительным и невероятным, теперь казалось повседневным. После того, как дети достаточно навертели в своих руках новые цветастые дарики и погадали между собой, что их ждёт в дальнейшем на обучении, преподаватели неожиданно вытащили для развлечения из закромов судна припрятанные различные волшебные игры. Это надолго захватило внимание всех новиков.
  Одной из самых любимых настольных игр в эти долгие пять дней, например, для Ростислава стали жучки. Эта игра была по правилам абсолютно такой же, как и шашки, но только вместо самих шашек в ней использовались красные и зелёные жучки, похожие на живых. Их можно было двигать по доске, как голосом, так и указаниями или толчками пальцев. Срубленные жучки беспрекословно с жужжанием куда-то улетали, не мешая продолжать игру и путаться под руками. Но стоило последнего жучка стряхнуть с доски, как все улетевшие жучки возвращались обратно и их можно было споймать и закрыть в шахматную доску, либо наоборот пригласить самостоятельно расставиться по местам для новой партии. Были и другие настольные игры с прыгучими камушками, которых было необходимо метать друг на друга по особым правилам, или игры с заколдованными картами, которые могли накладывать шуточные заклятья на игроков, наподобие непроизвольного ослиного крика.
  Как только через три дня после отлёта из Арконы дети хотя бы немного в результате самостоятельных игр усвоили их правила, стали проводиться различные шуточные состязания и турниры по ним между ребятами. Ростислав с большой надеждой хотел выиграть в жучки, отказавшись даже от участия в других играх, но в итоге проиграл уже в первой встрече Игорю Шарову. Правда, сам Игорь в результате занял второе место по играм в жучки на корабле после небезызвестного Алёши.
  За эти три дня полёта синева моря сменилась под днищем корабля на высокий Лукоморский лес, но здесь он долго не пролетал и быстро углубился дальше примерно на восток (если было считать направление в сторону Буяна югом), где сказочный Лукоморский лес сменился на более приземистые и жизненные беловодские леса. Все они были незнакомы. Ростислав окончательно потерялся в направлении корабля, особенно когда скрылся последний край Бурного океана, и он просто доверялся мнению взрослых, расхаживающих с важным видом по палубам корабля.
  Однако, на пятый день, на подлёте к Змиеву Ростислав ощутил, как вокруг сгустились густые серые тучи на небе и практически закрыли собой весь звёздный свет. Вместе с ними пришёл едва неуловимый неприятный запах, от которого все дети, находившиеся на палубе, презрительно сморщили носы.
  -Что это? - прогудела, зажав нос, белокурая девочка с бантами, которая попала в Дневную Смену Творительного Отделения Энского приюта.
  -Это запах серы. - вдруг буркнул басом на корме Телохранитель, шумно втянув ноздрями окружающий воздух. - Запах моей родины с берегов реки Смородины. Это значит, что мы уже близки к Змиеву - первому Зачарованному городу на нашем пути. Он стоит на берегу реки, сторожа единственную переправу через её огненные воды.
  Ростислав заволновался при мысли, что Игорь, единственный среди всех новиков на корабле маг Огненной Стихии, в это время пропускал приближение 'Медведя' к городу, где тому предстояло учиться, поэтому он спустился поскорей в спальню для мальчиков на корабле, где тот в это время бесцеремонно спал, и разбудил его. Игорь весьма расстроился из-за того, что его разбудили, а затем ещё больше расстроился из-за присутствовавшего запаха серы, но все эти чувства вмиг смылись известием о скором прибытии в Змиев. Игорь не замедлил себя ждать, чтобы поскорей подняться на оболочку корабля и с любопытством свеситься с перил для обзора всей окружающей местности.
  -Смотри-ка! - указал он вдруг вниз Ростиславу. - Мы летим совершенно недалеко от земли!
  Ростислав посмотрел, куда указывал его товарищ и увидел, что корабль теперь летел над бескрайними просторами заболоченного леса. Везде, как лужицами после дождя, блестели серые воды тех или иных болот и трясин. Чахлые берёзы и осины низко наклонялись над этими водами, опустив в них свои длинные, как серьги, ветки. Очевидно, что накопившиеся здесь влага из земли была единственной вещью, которая держала жизнь в этих щуплых, но многочисленных деревцах. Ведь по мере продвижения судна всё дальше в лес вокруг усиливалась дымка на небе, застилающая весь и так небольшой свет. Запах серы также становился более стойким, но Ростислав уже приучился его не замечать.
  -Мы летим дальше! - с гордостью произнёс Игорь. - Представляешь себе, как будет выглядеть Змиев?
  Ростислав мог лишь в ответ обескуражено помотать головой. В это время где-то в глубине облаков на миг блеснуло огромное алое зарево и прокатился гром. Мальчик с тревогой подумал о грозе в Околоземье. Но тут все мысли опроверг Телохранитель, неожиданно ставший что-то оживлённо объяснять всем любопытным новикам за многие дни путешествия на корабле.
  -Не бойтесь! - заявил он. - Это не гроза. Такие вспышки часто бывают на реке Смородине, не давая её пересечь ни в одном месте, кроме Калинова моста. Если какое-нибудь существо пытается как-то пересечь каким-либо способом линию реки, то на месте нарушения границы мигом возникает огромная огненная стена, поднимающиеся до самых краёв небес и подземелий. Всё это сопровождается огромным грохотом, которые вы могли сейчас услышать. Какое-то неразумное существо, скорей птица, пыталось пересечь реку, но Смородина не дала этого сделать.
  -Птичка погибла? -спросила вездесущая девочка с бантами.
  -Возможно, что и нет. - поспешил её заверить Телохранитель.
  -Хватит о грустном! - вдруг хлопнула в ладоши подошедшая Птицестаева. - Вы чувствуете, что наш корабль замедляет ход? Это значит, что мы подлетаем к нужному пункту назначения.
  Тут она выразительно посмотрела на Игоря, стоявшего неподалёку. Тот удивлённо оглянулся по сторонам, встав от перил, но в следующий миг уже принял торжественный и даже немного величавый вид.
  -Я готов! - заявил он.
  Корабль действительно постепенно останавливал свой ход, пока совершенно не завис над одной из бесчисленных заболоченных прогалин, откинув вниз верёвочную лестницу. Игорь, как и каждый из ребят, при себе имел не слишком много пожитков, чтобы собираться, поэтому проводы для него не были слишком долгими. Кто мог тот час же высыпал на палубу, чтобы проводить мальчика или хотя бы разглядеть Змиев, но к удивлению многих, вокруг ничего не было, кроме бесконечных лесов и водянистых провалов среди них.
  -А где Зачарованный город? - с интересом спрашивали многие из них.
  -Мы не можем подлететь слишком близко к Змиеву, так как жар от Смородины настолько велик, что наш деревянный корабль может легко воспламениться от него. Подумайте только: сам Змиев целиком сделан из железа, чтобы не сгореть от близости к реке. Мы не можем так рисковать. - объясняла всем любопытным Птицестаева. - Всем, кто определился в Змиевский приют, придётся дойти до самого города по дороге через следующий лес и болото. Это совсем недолго, как кажется.
  Все теперь с интересом уставились на место, куда спускалась верёвочная лестница. Это была огромная лесная прогалина, окутанная густым и мрачным туманом, сквозь который едва пробивались кочки, поросшие зелёным мхом и лишайником. Под мглой тумана же угадывалась хлюпающая тёмная вода. В наступившей тишине было слышно, как где-то вдалеке уныло квакнула лягушка.
  -Здесь столько воды, что я сомневаюсь в том, что мне предстоит обучаться на Огненного волшебника. - грустно улыбнулся Игорь Ростиславу, протягивая руку для прощального рукопожатия.
  -Может мы ещё видимся. - попытался улыбнуться хотя бы уголками губ Ростислав, сердечно ответив на рукопожатие. - Мне очень жаль, что мы стали Тёмными.
  Игорь пренебрежительно хмыкнул и тут же повернулся в ответ спиной, чтобы принять прощания и поздравления от других желающих этого ребят. Рядом с ними у выхода к верёвочной лестнице, свисающей за бортом, встали все четыре сопровождающих преподавателя. Калистрат Мефодиевич среди них тут же выступил с небольшой прощальной речью:
  -Я рад, что единственный маг Огненной Стихии среди новиков на этом корабле оказался Тёмным. Это говорит о многом. Как показывает практика, маги Огненной Стихии очень редки, поэтому в Беловодье они живут всего лишь в одном единственном Зачарованном городе, и этот город скоро предстоит увидеть нашему Игорю Шарову.
  После этого он отошёл от спуска на землю, который загораживал своей тенью, и пригласительным жестом указал дорогу Игорю и ставшему рядом с ним Телохранителю. Внушительная атлетическая фигура преподавателя и маленького мальчика быстро скрылись за бортом корабля и оказались внизу на небольшой полянке среди тумана. Здесь Телохранитель взял за руку немного испугавшегося при виде тёмного леса в тумане Игоря и медленно вместе с ним растворился где-то впереди по узкой и витиеватой тропинке среди болота. Калистрат сделал прощальный жест и тут же воздухоплавательная команда на корабле быстро зашевелилась, свернув лестницу и начав разворачивать грузный корабль в обратную сторону.
  Ростислав ещё некоторое время не мог без содрогания оглядываться назад по ходу корабля, где периодически возникали грохочущие, огненные вспышки грозной Смородины. Если они издали выглядели так угрожающе, то, как приходилось там самому Игорю, ушедшему вместе с Телохранителем в самое сердце этого царства пламени?
  После расставания с Игорем Ростислав вдруг ощутил одиночество. Как оказалось, из всех своих знакомых Ростислав больше привязался именно к нему. К этому времени Влад Буков уже окончательно отдалился от него, поменявшись гамаками с одним из Тёмных. Петя Блинов же за три дня следования обратно в Лукорье совсем потерял ориентацию в пространстве. С такой жуткой морской болезнью это было не мудрено, и весь смысл его путешествия сложился в выживание до очередного волшебного города. Оля Петрова и вовсе старалась не подходить к нему, проводя всё больше времени с Ульяной Спиридоновой. Кстати, её бывшую подружку, ставшую Тёмным Воздушным Соезрцателем, уже не было видно рядом с ней. Даже как-то прикормленная Ростиславом мышь перестала показываться в спальне мальчиков, наверно сойдя на берег где-то в Арконе.
  Долгие дни одиночества до этого у Ростислава скрашивали постоянные игры в жучки с Игорем. После его отсутствия Ростислав пробовал подсаживаться играть в компанию Светлых Испытателей в заколдованные карты, но начал постоянно проигрывать и поэтому очень быстро отстал от всех настольных игр. Всё чаще он стал просто выходить на поверхность корабля и разглядывать через ограждения местность, простирающуюся на многие километры под его днищем. Но они летели так высоко, что если и было что-то интересное на земле, то это вряд ли можно было разглядеть среди бесконечной зелени лесов и редких нитей и веретён рек и озёр.
  Лукорский приют возник из чёрной бездны на десятый день пути следования от Арконы также как и исчез в последний раз. В некий момент тёмно-серые перистые облака вдруг раздвинулись и показали острый выступ из общего высокого здания, похожего на ствол гигантского дерева. Выступ вёл к распахнутым вовнутрь двустворчатым деревянным воротам. За ними в углублении виднелась широкая лестница, ведущая ещё куда-то наверх. Верх здания терялся где-то в заоблачной мгле.
  К этому времени наверху корабля уже сгрудилось семь новиков во главе с самой Птицестаевой, которым было суждено обучаться в этом приюте. Среди новиков с самым отчаянным и грустным лицом находился Петя Блинов. Его и без того небольшое грузное тело в этот момент выглядело ещё более безвольным и бесформенным. Узнал Ростислав среди них и черноволосую девочку Аксёну, которая вдруг тоже в ответ заметила мальчика и с озорным взглядом махнула ему приветственно рукой.
  -Запомните! - вдруг проговорила Птицестаева, обернувшись к своим подопечным. - Теперь вы все Воздушные маги, а это значит, что вы вполне можете пройти первое испытание! Оно заключается в том, что вы все должны спуститься вниз на причал по верёвкам с судна!
  С этими словами она взяла свободно болтающуюся рядом с собой верёвку и, ухватившись за неё, ловко спрыгнула на причал в виде острого выступа из здания Лукорского приюта, хотя от него до корабля оставалось довольное значительное расстояние. Оставшиеся дети оживлённо между собой загудели, ожидая когда 'Медведь' ещё ближе передвинется к поверхности площадки. В конце-концов, корабль завис всего в паре метров от выступа. Его боковые мачты и вовсе почти волочились по этому причалу. Именно по ним на долгожданную поверхность слезли по свободным верёвкам двое мальчиков и трое девочек. Лишь Аксёна почему-то замерла на миг на месте, словно принимая какое-то решение, а затем с большим криком просто спрыгнула без всяких приспособлений вниз. Все оставшиеся на палубе из-за внезапного вскрика и прыжка этой девочки вздрогнули и перебежали на ближний к ней борт, чтобы убедиться, что с ней стало всё в порядке. Ростислав подбежал вместе со всеми.
  Девочка спрыгнула вниз на расстояние трёх или четырёх метров, но уже твёрдо стояла на своих ногах и беззаботно улыбалась подбежавшей к ней Птицестаевой.
  -Это уму непостижимо! - грозно выговаривала Птицестаева. - С такой высоты, да ещё и маленьким девочкам не пристало спрыгивать! А что если у тебя не проявилась твоя магия, и ты сломала себе обе ноги или, что хуже, шею?
  Девочка ничего не могла ответить и лишь пожимала плечами, продолжая беззаботно улыбаться. В это время взгляд Птицестаевой на мгновенье сполз на её ромбовидный синий значок на груди, где чертами была словно образована птица распростёртыми крыльями и повернутой вбок головой с загнутым клювом.
  -Воздушный Испытатель! - проговорила, нахмурясь, Птицестаева. - Что ж, это вполне в духе вашего Отделения, отличавшегося всегда безумием и безрассудством.
  На корабле ещё остался метаться беспомощный Петя Блинов, который не решился из-за своего грузного тела повторить путь своих товарищей, пока, наконец, кто-то из воздухоплавателей не сбросил специально для него верёвочную лестницу на площадку. Последнее, что запомнил после отбытия Ростислав, была удаляющаяся в сторону ворот Птицестаева, которая по-дружески обнимала смущённого Петю за противоположное плечо.
  Прилёт и улёт в Лукорский приют произошёл настолько быстро, что даже появившиеся снаружи корабля Мефодиевич не успел вовремя произнести какую-либо торжественную речь, замерев на миг с открытым ртом. Но он очень быстро махнул на это рукой и снова бесследно исчез где-то внутри помещений, ведь был, как никак, День.
  -Следующей нашей остановкой будет Китеж! - торжественно тут же объявил Световодов. - Впервые за множество лет на одном корабле оказалось Светлых Мыслителей гораздо больше, чем Тёмных.
  С этими словами он как-то одобрительно посмотрел в сторону находившихся на корме Оли и Ульяны и грозно сверкнул в сторону Ростислава. От этого мальчик почувствовал нехорошие мурашки по спине.
  Сразу после отбытия из хорошо знакомого Лукорья потянулись самые серые и скучные дни для Ростислава. Единственное, что согревало его душу в это время, было то, что следующая должна была быть остановка в его приюте.
  Он пытался завязать знакомство с другими Водяными магами до прибытия в город. Однако блондин с длинными спутанными волосами, который стал Тёмным Созерцателем, был ему неприятен по поведению, как и большинство других Тёмных, вечно ухмыляющихся чему-то своему с поводом и без повода. Светлый Испытатель Антон Иванчук предпочитал больше отмалчиваться и отвечать односложно на все попытки начать разговор с ним. Ростислав отметил для себя, что это было вполне обычное поведение для Антона, который больше всего любил сидеть в сторонке и наблюдать за всеми со стороны, чем самостоятельно говорить. К Водяным магам среди девчонок Ростислав не подходил намеренно.
  За время следования 'Медведя' из Лукорья в Китеж резко поменялась местность, над которой он начал лететь. Некогда густые хвойные леса стали постепенно сменяться на более просторные леса из широколиственных пород деревьев, переходя в редколесье. Здесь деревья стояли всё дальше и дальше друг от друга, давая звёздному свету заполонить собой всё пространство.
  Направление корабль взял на низкую тёмно-синюю громаду гор, называемых Пановыми. Однако по мере приближения они уже переставали казаться такими уж маленькими. С каждым днём они всё увеличивались и увеличивались на глазах, занимая своими крутыми пиками всё больше места на горизонте. Ростислав с опаской начал думать, что им придётся лететь среди них. Также его немного пугало, что более дальние Рипейские горы были по сравнению ближними Пановыми всегда больше. Мальчик никогда не видел напрямик настоящие горы, но зато много раз разглядывал на картинках, и они ему казались волшебным порождением этих изображений. Их создавали словно искусственно, будто некий художник из огромных серых глыб ваял неестественно крутые и отвесные горы для красоты. Это не могло показаться всего лишь богатой выдумкой мальчика, учитывая сущность Околоземья.
  На пятнадцатый день следования 'Медведь' снизился над одной из уютных долин, находящихся в предгорье. Здесь за очередным уютным рядом деревьев обширного и светлого редколесья внезапно разрослась такая широкая и лучезарная водная гладь, что Ростислав невольно подумал, что они долетели до противоположного края земли, где напротив Бурного океана начинался новый. Но на самом деле это оказалось, как объяснил Световодов, предгорным озером Светлояр, на котором располагался город Китеж - столица всего Беловодья. Через некоторое время полёта над удивительно чистыми и блестящими водами озера показался и сам этот город.
  Град Китеж, не скрываясь перед прилетевшими, стоял посреди Светлояра в неизменной мглистой дымке, которая никогда не рассеивалась вокруг него. На месте города были видны скопление бесчисленных белых высотных построек, которые дополнительно отражались в удивительно прозрачных и лучезарных водах озёра, что придавало городу особенно большую красоту. Их было так много, что Ростислав нигде не мог различить и клочка земли, на которой находился Китеж. Постройки лепились одна на другую и переходили друг в друга разномастными арками, крытыми переходами и другими настилами между зданиями. Казалось, что над каждой башенкой возвышалась ещё башенка, возводя всю эту мелочную лепнину одной острой пикой ввысь.
  Нигде не было видно стен, и город продолжал разрастаться на глазах, занимая своим видом всё больше обзор. Ростислав уже различал множество светящихся окон, снующих волшебников в своих причудливых нарядах по улицам города в строгих куртках и плащах. Чем ближе становился город, тем яснее становилась конечная точка их пути, представляющая собой огромное высотное здание с высотными причалами для разномастных летучих кораблей на окраине всех построек. Ростислав с удовлетворением подумал, что ему не придётся наподобие Воздушных магов прыгать на пристань прямо с борта корабля на верёвках или идти, как Огненным магам, сквозь мрачный и пугающий лес к грохочущим потокам огненной реки, так как все причалы для воздушных кораблей здесь были благоустроены, и все путники сходили на них по весьма удобным, заранее пристроенным каменным трапам. Жизнь в столице определённо давала преимущества перед другими Зачарованными городами.
  -Надеюсь, что в Энске будет не хуже. - усмехнулся Алёша неподалёку. - Хотя лучше Китежа может быть только Аркона.
  -А мне жаль, что я не увижу Энск. Всё-таки хотелось увидеть, как можно больше городов и земель Беловодья! - произнесла Ульяна Спиридонова.
  Ульяна была одной из будущих одноклассниц Оли, распределённая в Дневную Смену Мыслительного Отделения. Именно про неё ещё в столовой Золотых палат говорила сама Оля. Она была не слишком красивой девочкой, так как имела два выпирающих передних верхних резца, которые придавали ей речи шепелявость. У Ростислава это почему-то вызывало непреодолимое отвращение.
  -Насколько я знаю, Энский приют находится вне черты Энска. - проговорил Алёша, неуверенно приподняв одно плечо. - Поэтому далее вряд ли всем удалось разглядеть ещё один Зачарованный город.
  Световодов в это время уже ходил по верхней палубе, чтобы собрать всех Водяных магов для отправления в Китеж.
  -Арсентьев Ростислав! Иванчук Антон! Петрова Ольга! Семеренко Зинаида! Смирнова Мила! Спиридонова Ульяна! Страшнов Валентин! - объявлял он имена, достав список.
   При этом Ростислав почувствовал волнительное замирание сердца при объявлении своего имени. 'Медведь' достаточно легко и быстро приткнулся к необходимому месту. Навстречу спускающимся уже сурово шагали два суровых человека в зелёном, которые держали всё время руки в карманах.
  -Вот и подошло к концу наше многодневное путешествие! - проговорил торжественно Мефодиевич, показавшиеся вместе с остальными среди провожаюших.
  -Удачи! - вдруг кто-то на прощание выхватил руку уходящего Ростислава из остававшихся новиков.
  Мальчик, растерянно подняв глаза, увидел перед собой Алёшу. Всё последнее время он почему-то всегда находился где-то рядом с ним. Вот и сейчас он почему-то захотел с ним по-особенному попрощаться.
  -С-спасибо. - запинаясь ответил Ростислав, не ожидав такого поступка.
  -Нас Мыслителей мало осталось. - заговорщически подмигнул глазом Алёша. - Нас беречь надо.
  Тут только Ростислав понял, что среди мальчиков Алёша остался единственным Мыслителем на корабле. Но что-то больше сказать в ответ или добавить Алёше он не смог, поэтому просто, молча, сошёл на причал. Здесь Световодов уже быстро о чём-то побеседовал с одним из людей в зелёных, приблизившихся к кораблю. Наконец-то он обернулся на спустившихся детей.
  -Нам дозволено пробраться дальше в Китеж! - проговорил он. - Следуйте за мной. Путь пешком предстоит долгий.
  -А разве мы не поедем на скатне, как в Арконе? - наивно спросила малорослая и черноволосая Зинаида Семеренко, у которой на груди поблескивал дарик Светлого Творителя.
  -Пешком вы больше насладитесь видом Китежа. - усмехнулся Световодов.
  Высотное здание, к которому они приблизились, оказалось ничем иным, как большой круглой башней с выставленными далеко вперёд каменными помостами на различной высоте. Держались их длинные и вытянутые, как языки, площадки явно не без волшебства. Все зашагали к внутренним широким лестницам башни так быстро, что Ростислав едва успел оглянуться, чтобы заметить, как 'Медведь' уже поспешно отчаливал от Китежа ввысь, хлопая своим красно-синими парусами на ветру.
  Группка жмущихся друг к другу маленьких детей во главе с одиноко вышагивающим взрослым никого не заботила из прохожих. Все они быстро проходили мимо них, находясь погруженными целиком в свои дела.
  -Как вы понимаете, всё было уже заранее обговорено и подготовлено. - говорил Световодов. - Каждый наш шаг расписан по минутам и скоро мы должны очутиться непосредственно в вашем приюте, который станет вашим домом на долгие восемь лет.
  -А потом что? - спросил Валентин Страшнов, тот самый малознакомый светловолосый мальчик с кислой улыбкой, что пожал руку Ростиславу в первый День после распределения.
  -Далее вы вольны делать, что угодно. - улыбнулся Световодов. - Например, многие преподаватели приюта когда-либо его заканчивали. Другие становятся ремесленниками, учёными, чиновниками, торговцами и даже воинами-добровольцами. Государство широко помогает новикам обустроиться в жизни, и после окончания приюта над вами ещё будет определённое время осуществляться государственный надзор.
  -А что учат в нашем приюте? - полюбопытничала Ульяна Спиридонова.
  -О, вам это очень скоро предстоит узнать и без меня.
  Дети и волшебник долго опускались по лестнице, пока не оказались в большом зале без окон, но с колоннадой по краям. Освещение сюда попадало по большим зеркалам, которые были расставлены в особом порядке ещё на лестнице, чтобы отображать звёздный свет прямо внутри самых глубоких и тёмных помещений. Зеркалами под потолком был обставлен каждый свободный клочок. В них причудливо отображались практически все прохожие и окружающая обстановка. Растерянный взгляд Ростислава ловил в них и своё скрюченное отображение. Между колоннами виднелись тёмные проходы, из которых постоянно входили и выходили новые волшебники и волшебницы.
  -Распределительный зал. - представил помещение Световодов. - Нам необходимо попасть в Десятый конец на Четыредесятую улицу.
  Он остановился у одного из бесчисленных тёмных проходов. Ростислав заметил, что он обозначался на ближних к нему краях обоих колонн цифрой '10'.
  -Интересно, а почему улицу не назвали Сороковой? - проговорил мысленно для себя вслух Ростислав.
  -Потому что так принято её называть. Если Четыредесятая улица так называется, то её и нужно так называть. - вдруг жёстко ответил ему Световодов. - Идёмте.
  За тёмным проходом оказался целый широкий коридор с бесконечным рядом арок, поддерживающих его своды, которые затем бесследно исчезали за своей бесчисленностью где-то во глубине мрака. Когда они стали идти дальше по нему, то Ростислав вдруг увидел, что поддерживающие свод арки вокруг становились все меньше и меньше. Стены и потолок сужались по мере продвижения отряда, но в то же время у мальчика складывалось ощущение, что они будто стояли на месте. Складывалось оно из-за того, что арки, которые казались вдалеке маленькими, при приближении не увеличивались на глазах, как это бывает с удалёнными предметами, а оставались ровно таких же размеров, как выглядели вдалеке, при этом ближайшие арки исчезали из поля зрения, словно они их всё же проходили. Пол был выложен из одинакового монолитного серого камня, а арки повторяли друг друга по строению, как близнецы, так, что глазу Ростиславу не за что было зацепиться для сравнения.
  -А почему мы стоим на месте? - едва успела спросить первой Оля, как внезапно отряд будто вытолкнули обратно в распределительный зал, где тёмный проход, в который они вошли вдруг оказался ещё и сзади.
  -Почему мы оказались снова здесь? - сразу же задала следующий недоуменный вопрос за своей ближайшей знакомой Ульяна.
  -Ерунда. - буркнул Световодов. - Мы просто перешли через портал в распределительный зал Десятого конца. Обычное волшебство, знаете ли. Присмотритесь и вы убедитесь, что находитесь в совершенно другом помещении.
  Действительно, новый зал отличался немного другим расположением осветительных кривых зеркал, был более тесным с гораздо меньшим числом тёмных проходов в арках, здесь же было совсем немного народу. Буквально сразу перед Световодовым выросли двое из числа вездесущих волшебников, одетых в зелёные комбинезоны.
  -Кто вы? Что вы делаете в Десятом конце? Куда направляетесь? - буркнул один из них и Световодову, в который уже раз, пришлось перед ними разворачивать свои бумаги с разрешениями.
  -Прошу прощения. - сразу пробурчал после предъявления бумаг главный волшебник в зелёном. - Вы просто слишком приблизились к дворцу нашего Вождя. Вы ведь понимаете, что Десятый конец Китежа является месторасположением нашего градоначальства и правительства Беловодья, поэтому лишняя предосторожность здесь не помешает.
  -Конечно, не помешает. - поспешно согласился Световодов, сложив бумаги.
  -Вы ведь направляетесь на Четыредесятую улицу? - продолжил главный человек в зелёном. - На место бывшей школы Острог?
  -Да-да, на место заброшенной крепости. Теперь там располагается один из четырёх новицких приютов.
  - Дики? - оценивающе окинул взглядом с ног до головы присутствовавших ребят начальник в зелёном. - Интересно, что из них вырастет. Не зря же Вождь расположил их приют буквально у себя под боком.
  -Зато остальные приюты расположены где попало. - заметил Световодов.
  -Я бы так не сказал. Один в Змиеве - городе, построенном для охраны самого Калинова моста, ведущего в легендарную Эвлисию. Другой в Лукорье - городе, расположенном рядом с самым великим порталом, ведущем от Околоземья к Сердцемирью. Третий в Энске - самом новейшем Зачарованном городе в Беловодье, открытом для новых чудесных хитрейших изобретений и творений магической мысли... Впрочем, я заговорился с вами. Желаю скорей добраться до места назначения!
  -А почему дядя назвал нас диками? - спросила при отдалении от поста людей в зелёном Зинаида.
  -Диками? Забудьте про это. - резко проговорил Световодов, останавливаясь перед очередной аркой, где на этот раз по краям были нанесены цифра '40'. - Сейчас вам предстоит новое интересное открытие.
  После прохождения следующего похожего арочного прохода Ростислав ожидал оказаться ещё в одном зале или, наконец-то, в самом приюте, но всё произошло не так, как он думал. Своды арок, уходящих в тёмную бесконечность, снова сузились над ними и выплюнули всех в длинный и узкий коридор, где не было видно иных проходов, кроме как на двух противоположных концах. Коридор в это время был совершенно безлюден. Освещение в нём падало через ряды просторных окон, идущих по обеим сторонам. Присмотревшись, мальчик увидел, что рядом с каждым окном был приделан фонарь с неярким бело-синим светом.
  -Это крытые сени по Четыредесятой улице, которые приведут нас к воротам долгожданного Китежского приюта. Снова произошло перемещение. - проговорил Световодов и сделал пригласительный жест. - А теперь подойдите к окнам и посмотрите, где мы находимся.
  Ростислав боязливо подошёл к стеклу одного из оконных проёмов и даже немного замер в удивлении. За окнами, как в аквариуме, находился подводный мир озера Светлояра. Все они находились в крытом переходе под огромной толщей воды. Но не это было самым удивительным. Вокруг, насколько хватало глаз, простирались огромные и величественные постройки зданий Китежа, построенных на самом дне. Задрав голову вверх, мальчик неожиданно понял, что видневшиеся наверху нагромождение всяческих башенок и крыш на поверхности озера Светлояр были всего лишь малой верхней частью поистине гигантского подводного города и никакого острова, на котором был построен якобы это городское поселение, на самом деле не существовало.
  Оценить всё великолепие подводной части города не давала всё же, хоть и самая прозрачная из всех увиденных, но всё же искажающая видимость предметов на расстоянии вода. Широкие улицы у дна были, очевидно, предрасположены для прохождения по ним самых обычных ног и телег. Это было видно по остаткам мощёных мостовых из огромных прямоугольных плит. У каждого видного здания были двери, ведущие прямо в водную толщу с соответствующими подъездами, ограждениями от прохожих и даже светящимися фонарями. Но всё было давно покинуто и заброшено весьма толстым слоем ила. Для передвижения между домами волшебники построили большое количество верениц крытых переходов и сеней, которыми пользовались теперь, как обычными тротуарами и мостовыми. Всё говорило о том, что Китеж всё же некогда жил целиком на поверхности.
  -Всё, что вы видите сегодня - это печальный итог Исхода Китежа в Околоземье. - проговорил грустно Световодов. - Более семиста лет назад люди возжелали через него вторгнуться в Околоземье. Ведь, как известно, после большой вражды волшебники и люди поделили весь мир на Околоземье и Сердцемирье, где соответствующе решили разделимо проживать. Но люди как-то возжелали вновь воссоединить обе половины мира и вторгнуться в Околоземье через перенос сюда всего града Китежа. Они хотели им воспользоваться им, как лодкой между двумя берегами. Это был последний перенос Зачарованного города из Околоземья, что ещё сильнее подстёгивало человеческую алчность. Как только по одному очень древнему и секретному волшебству Китеж начал перенос, он испытал настоящее нашествие огромного человеческого войска. Прямо на его улицах разгорелось грандиозная битва между людьми и магами. Отменить сам перенос уже не представлялось никакой возможности, но зато можно было изменить его направление, чтобы войско людей не сумело попасть в Околоземье. В результате город пришлось навсегда утопить под водой самим магам. Погибли все сражающиеся на улицах и уцелела лишь горстка местных жителей, закрывшихся в своих домах. Вторжение человеческого войска в Околоземье был предотвращено. И раньше весь Китеж лежал под водой и только с течением времени маги сделали современные надстройки над поверхностью Светлояра.
  -Но почему нам этого ничего не рассказывали? -произнесла заворожено Оля.
  -Потому что это история нашей половины мира, а не человеческой. - ответил Световодов. - Довольно смотреть на это. Идёмте дальше, вас ждут уже в школе.
  -А как же у вас горят фонари под водой? - не удержалась от вопроса Ульяна. - Ведь кругом вода, а она тушит огонь.
  -Хороший вопрос. - улыбнулся Световодов. - Как вы успели заметить, под водой вообще очень мало света и нам, волшебникам, приходится по-разному решать проблемы с освещением у озёрного дна. Например, мы используем кривые зеркала, как вы сумели наверняка заметить, или такие фонари, которые мы называем лучины. На самом деле их стеклянные колпаки наполнены такой же водой, как и снаружи, и стекло служит лишь преградой для собранных специальных подводных светлячков. Они питаются различными веществами, растворёнными в воде, и при их переработке выделяют, как отходы, свет.
  Они прошли ещё немало ломаных пролётов крытого перехода под водой, располагавшегося на сваях, встретив всего пару случайных прохожих внутри него. За окнами мимо Ростислава проплывали за невысокими белыми стенами удивительные сады из окаменевших деревьев, покрытых целиком ракушками и водорослями.
  -На Четыредесятой улице находится вообще много главных правительственных капищ. - продолжал что-то говорить в пути Световодов. - Сюда любили захаживать, чтобы отдохнуть, различные чиновники города и страны, но сейчас этого не происходит. Настали весьма суровые нравы.
  Далее они свернули в одно из боковых ответвлений перехода, где спустились по ступенькам под самую землю. Отсюда начинался очередной гранитный коридор. На этот раз его стены и пол были выдолблены из естественной скалы, и лишь потолок был выложен из монолитного хрусталя, создававшего усиленный свет свинцового оттенка с поверхности озера. Подземный ход начинался прямо от огромных каменных ворот посередине небольшой крепостной стены.
  -Это вход в землю нашего приюта. - пояснил Световодов. - Некогда на месте приюта задумывалась небольшая внутренняя крепость для Китежа, но затем её забросили за ненадобностью и основали здесь училище для одного Сословия под названием Острог. Через некоторое время вместо него здесь обосновали наш приют. Прошу любить и жаловать.
  За стенами земли училища были густо обставлены окаменевшими изваяниями деревьев, залепленных сплошь ракушками и водорослями. Можно было без труда представить себе, какой рос здесь густой лес более семьсот лет назад. За ним не было видно окружающих построек и даже стен, кроме центрального здания, начинающего постепенно увеличиваться на глазах по мере приближения к нему.
  
  Глава 12. Новый дом
  
  Из центрального здания Ростислав сумел разглядеть через хрустальный потолок подземного хода ничего кроме высоких каменных ворот, занимающих собой почти всю переднюю стену. Прямо под крыльцом этого здания подземный коридор от главного входа упирался в большие двустворчатые железные двери. Световодов улыбнулся им и приложил к их поверхности свою ладонь.
  -Открывайте. Это я. Привёл первогодков. - проговорил он.
  Звякнула открываемая смотровая щель, которая затем быстро закрылась. Зазвучало несчётное количество щелчков и лязгов открываемых замков, крючков, засовов и других приспособлений, закрывающих дверь. Ростислав вместе с остальными стоял так, наверно, целую минуту. Он никогда не мог подумать, что на одной двери можно было разместить столько препонов.
  -Домовые. - кивнул с улыбкой на дверь Световодов. - Как вы помните, только в Арконе они показываются на глаза людям, а здесь они блюдут всю чистоту и порядок училища, где только это возможно, не особо показываясь на глаза.
  Наконец-то двери со скрипом открылись вовнутрь, показывая всё неожиданное великолепие, находящиеся прямо за ними. Это оказался огромный зал, напоминающий своими очертаниями шар, наполовину вмурованный в илистое дно. Верхнее полушарье, находящиеся над поверхностью озерного дна была сделана целиком из единого хрусталя, собирая весь свет, падающий с поверхности воды и превращая его в сосредоточенное матовое освещение по всему залу. Нижнее полушарье занимали места, напоминающие места на трибуне. Только у каждого ряда, разделёнными лестницами, находился один единый длинный стол из орехового дерева, накрытый бирюзовой или зелёной скатертью, с придвинутыми стульями из этого же материала. Трибуны кольцом сжимали посередине небольшую свободную площадку с мраморным полом, находящуюся на самом дне этого необыкновенного собора.
  Но больше всего Ростислава очаровали не размеры этого зала, а то, что в это время, когда они вошли в него, внутри него со всей очевидностью готовились к какому-т пиршеству, так как по всему залу в воздухе летали кружки, вилки, ложки и блюда, наполненные разными явствами. Скорей всего их несли невидимые домовые чьё едва слышимое шуршание или очень тихий шёпот с содроганием ощущал мальчик. Не без содрогания он встретил и то, что, когда все они вошли в этот странный зал, за ними мигом захлопнулись двустворчатые железные ворота, начав заново защёлкиваться на все известные запоры.
  -Это место мы называем Куполом. - не без гордости произнёс Световодов. - Оно было построено специально для училища. Ранее здесь находилась обычная столовая для военных, но во время Исхода её стены рухнули, а помещения провалились в подвал, оставив лишь в неприкосновенности входные ворота, которые вы можете видеть спереди этого зала до сих пор. Жители Китежа никогда не теряли надежды, что город рано или поздно поднимется со дна и освободится от воды, поэтому даже новые здания принято строить с воротами, ведущими на улицу, но пользоваться приходиться до сих пор переходами. Как вы видите, все трибуны разделены цветами скатертей на места, где обычно заседают Дневная и Ночная Смена. Мы подошли ко времени начала ужина Дневной Смены, и сейчас можно наблюдать, что домовые готовятся к их пришествию. Сразу после окончания ужина Дневной Смены начинается завтрак у Ночного. Всё сделано, чтобы они могли как можно меньше соприкасаться, но были сохранены места для обоих Смен, чтобы в важное время немедленно собрать вместе всех учеников нашего приюта.
  Все ещё раз с интересом огляделись по сторонам. Ростислава на этот раз привлёк внимание вид за пределами Купола. Здесь, на дне вокруг него, произрастал густой окаменевший лес. Несмотря на своё закостеневшее состояние, он по-прежнему оставался достаточно густым, чтобы скрыть практически все постройки за пределами Купола, кроме трёх серых гранитных зданий, напоминающих собой огромные коробки. Они стояли за пределами Купола напротив его главного входа посреди окаменевшего сада.
  -Это главные учебные здания. - кивнул в сторону трёх гранитных построек, стоявших вплотную друг к другу Световодов. - Это место вашей будущей основной учёбы. В здании посередине располагается управление приюта. Они не слишком изысканно выглядят, но когда-то они задумывались совсем не для красоты. Сейчас вы должны подождать меня немного здесь, пока я схожу с докладом к нашему управителю приюта. Вместе с ним должны прийти старосты ваших Смен из Отделений, чтобы сопроводить вас в общежития и ввести в общее положение дел.
  В это время в зале началось шевеление. Раздался скрип отворяемых дверей входов, располагавшихся наверху лестниц с разных сторон, и через них стали неторопливо заходить первые ученики. Все они были одеты в одинаковые серые комбинезоны с одноцветными зелёными значками на груди. Заходили они в зал далеко не все вместе, а кому как и когда вздумается. Большинство из них совсем не обратили внимания на замерших в почтённом страхе новиков у главных ворот, но некоторые, в основном самые младшие, оживлённо начали переговариваться между собой и тыкать в них пальцами.
  Ростислав при этом обратил внимание, что они выходили из небольших деревянных двустворчатых дверей над лестницами, над которыми были расположены соответствующие зелёные металлические щиты со знаками определённых Отделений. Слева от лестницы, спускающиеся от главных ворот Купола, где находились вошедшие после путешествия дети, оказались как раз Испытатели. Справа от детей были пустующие столы неизвестной Ночной Смены. Ростислав не смог разглядеть их определяющие знаки, пока случайно не опустил свой взор на низ лестниц, где оказались такие же ходы, закрытые деревянными двустворчатыми дверьми. Над ними висели на этот раз щиты с хорошо знакомым бирюзовым цветом для Ночных Смен. У Ростислава пробежал холодок по спине, когда он понял, что ближайшие пустующие столы Ночной Смены принадлежали Мыслителям.
  -Я приветствую вас, уважаемые новики с первого корабля, прибывшего с острова Буян! - вдруг раздался голос с противоположного конца зала.
  Новики испуганно взглянули в эту сторону и увидели низкорослого человечка в чёрном бархатном костюме с золотой цепочкой на груди, стоявшего на самом верху лестницы между Тёмными и Светлыми Творителями. Это был миловидный старикашка румяными щеками и блестевшей, как бильярдный шар, лысиной.
  -Меня зовут Скоп Лютович! - представился человечек, простирая перед собой руки. - Я управитель достопочтимого Китежского приюта, в котором вы имеете честь находиться!
  Последовала многозначительная пауза. Никто из новиков не знал, как на это отвечать, поэтому все лишь недоуменно переглянулись между собой.
  -Я рад наблюдать среди вас троих Мыслителей, двоих Созерцателей и по одному Испытателю и Творителю! Я скажу более того: единственный Творитель среди них является никем иным, как Светлым! А это значит, - указал на одну из трибун Лютович, которая сразу же на это ответила высоким приветственным криком, - что в этой Дневной Смене будет учиться целых два человека!
  После небольшого воцарившегося торжественного молчания, управитель Китежского приюта важно продолжил:
  -Теперь, после такого долгого путешествия из Арконы, вы, новики, разумеется, горите особым нетерпением, чтобы наконец-то влиться в наши дружные ряды и стать единым целым с ученическим составом Китежского приюта. Я целиком и полностью разделяю ваши чувства, я также не терплю увидеть вас уже среди наших стройных рядов, поэтому сейчас же торжественно объявляю вас отныне полноправными учениками нашего училища Водяной Стихии!
  На этот одобрительный крик прокатился по всем трибунам, хотя в этот момент ученики ещё продолжали поодиночке подходить на свои места и присоединяться к своим товарищам, начавших встречать прибывших новиков.
  -Попрошу всех прибывших Светлых среди новиков немедленно спуститься вниз на нашу площадку для выступлений, чтобы все старосты Дневных Смен своих Отделений могли торжественно принять вас в свои ряды! -вытянул руку с широко раскрытой ладонью Лютович.
  Ростислав растерянно посмотрел, как на Олю и уловил её грустный прощальный взгляд на него. Оля, Ульяна и Антон спустились вниз, где к ним подошли соответствующие старосты, бывшие старшими учениками Китежского приюта 14-16 лет. Впрочем, наверняка у Творительного Отделения особого выбора на место старосты не было.
  -Нам, похоже, остаётся ждать, когда подойдут Тёмные. - криво усмехнулась вполголоса Мила с дариком Тёмного Созерцателя на груди.
  -Зато нас отдельно приветствуют. - проговорил Валентин. - Жаль, что среди нас не оказалось ни одного Тёмного Творителя или Испытателя.
  В это время принятых в ряды Светлых развели по своим столам, а проголодавшимся Тёмным среди новиков пришлось усесться за свободные столы Тёмных Мыслителей и уныло наблюдать за воцарившиеся трапезой.
  -Для Тёмных будет проведена своя особенная встреча со своими Отделениями, поэтому прошу дождаться начала завтрака Ночной Смены! - объявил со своего места управитель Китежского приюта, подтвердив уже высказанные догадки детей.
  -За время пути сюда от Арконы мне всё же удалось кое-что узнать об Испытателях. - проговорил между тем Валентин. - Я слышал, что главное, чему обучаются в их Отделении - это оборотничество, то есть превращение в различных животных. Это я из разговора Телохранителя со Световодовым ещё подслушал.
  Несмотря на то, что огромный Купол мог разместить внутри себя не менее тысячи человек, в нём сейчас едва набиралось около сотни учеников, которые к тому же были очень сильно рассредоточены по своим определённым местам. Слева от входа шли почти пустые места Творителей, куда теперь присоединилась Зина. Далее левее от них начинались места Испытателей, которые занимала маленькая горстка из полторы-двух десятков учеников. Вслед за ними начинались самые заполненные места Созерцателей, производящих самое громкое жужжание от разговоров между собой. Замыкали круг Мыслители справа от главных ворот в Купол, старавшихся иметь при себе степенный и спокойный вид. Они тоже были многочисленны и уступали значительно в этом отношении только Созерцателям. Ростислав подумал, что такое число учеников было связано с тем, что в это время могли проходить какие-то занятия, на которых другие должны были присутствовать, да и посещение Купола, как столовой, выглядело уж слишком свободным.
  Все первогодники уселись исключительно в первых рядах трибун. Взглянув на другие пустующие первые ряды, Ростислав предчувствовал, что ему тоже будет суждено сесть туда.
  Ужин длился около часа. Однако, уже на его середине рядом с присевшими за столы Тёмных Мыслителей детьми залетали новые пустые блюда, чашки и другие столовые приборы. Близилась церемония посвящения в Ночную Смену. Ростислав нахмурился.
  Под конец приёма пищи в зале осталось ни одного ученика из Дневной Смены. Первогодки покинули под руководством своих старост Купол чуть ли не одними из первых. Поэтому закрываемые двери Дневной Смены простучали очень глухо и уныло в пустом собрании. Раздались хлопки раскрываемых нижних дверей Ночной Смены и зато появились первые ученики Тёмной Стороны. К этому времени Скоп Лютович уже попросил спуститься всех оставшихся новиков на площадку внизу зала.
  Ростислав очень хотел разглядеть своих будущих товарищей по Смене, но в этот момент так разволновался, что перестал что-либо хорошо различать вокруг себя. Единственное, что он понял - это было то, что Тёмных Мыслителей на трибунах оказалось гораздо больше, чем Тёмных Созерцателей. И вообще их было больше, чем учеников из других Отделений вместе взятых.
  Когда Лютович после кратких торжественных слов попросил подойти к новикам старост Смен, то у Ростислава совсем задрожали от волнения колени. Он очнулся лишь тогда, когда рядом с ним очутился молодой парень лет четырнадцати. Его лицо с небрежно откинутой вбок чёрной прядью волос было несколько серого цвета с красиво заострённым подбородком и тёмно-карими холодными глазами, в которых находилась мрачная бездна, куда можно было провалиться без остатка. Серый комбинезон на груди у него был расстёгнут, где был слегка виден висевший на шее амулет из привязанного на верёвочках чёрного камня. Он оценивающе оглядел прибывшего новичка, чуть презрительно поджав губы. Наконец, хмыкнув, он махнул головой:
   -Пойдём!
  Мальчик, послушно засеменив вслед за ним, уселся за свободное место в первом ряду своей Смены.
  -Как только закончишь трапезу, то не уходи со своего места до конца, пока я не подойду. - проговорил паренёк и усмехнулся. - Мне надо будет тебя проводить и заселить в наше общежитие, да ещё, к тому же, объяснить местные порядки. Странно, что ты прибыл один. Обычно за раз к нам поступает гораздо больше учеников.
  Ростислав лишь смог в ответ слабо кивнуть и принялся за пищу. Перед ним стояла пустая тарелка, которую он мог наполнить из любого стоявшего на столе большого блюда. Стол же просто ломился от сметаны, масла, варенья и больших куч хлеба. Лишь в нескольких кадках Ростислав смог найти пару каш и одну свекольную похлёбку. Тем не менее, всех этих явств хватило на вполне сытый обед.
  -Ого! Ну и горазд ты покушать! - ухмыльнулся подошедший через некоторое время староста. - Нам пора знакомиться. Меня зовут Волк Велимор. Я староста Ночной Смены Мыслительного Отделения.
  -Ростислав. Ростислав Арсентьев. - смог наконец-то вымолвить хоть какое-то слово в ответ мальчик.
  -Пора показать тебе дорогу до нашего общежития и предоставить тебе в нём место. - проговорил паренёк. - Следуй за мной.
  Ростислав избегал смотреть ему прямо в глаза и побежал вслед за ним по длинным коридорам, так как парень шагал вперёд очень быстро, совсем не оборачиваясь на нового ученика. Сначала они направились к хорошо знакомому по щиту над ним выходу, за которым сделали несколько резких поворотов в каменных подворотнях, пока не оказались перед одним широким прямоугольным коридором, напоминавшем своим проёмом чёрный колодец без окон и малейшего света.
  -Это единственный лаз, который ведёт в сторону нашего общежития. - торжественно объявил Волк. - Только через него можно выйти и войти в нашу темницу в подземелье. Чтобы попасть в Купол или даже на учёбу тебе придётся всегда проходить через этот ход.
  -А почему здесь так тёмно?
   -Ну, ты чё? Мы же чёрные маги, нам полагается жить в темноте. - усмехнулся Волк.
   -Я буду жить теперь всегда в темноте? - спросил с испугом Ростислав.
   -Конечно. А ты как думал? - с апломбом произнёс староста.
  -Мне ничего не видно. - захныкал Ростислав.
  Староста его Отделения ничего не ответил. Было слышно лишь то, что он на что-то дул, пока в темноте не затрепетал тёмно-красный тусклый огонёк. Это парень разжёг свет внутри в висевшем на его груди чёрном камне.
   -Я конечно не маг Огненной Стихии, но хоть какой-то свет добыть сумею. - проговорил он, держа чёрный камень немного впереди. - Следуй пока за мной, но не рассчитывай, что я буду каждый раз тебя сопровождать со своим талисманом через мрак. Пора начинать надеяться только на свои силы.
   -А у тебя волшебный камень?
   -Волшебный. - усмехнулся довольно Волк. - Я его сам сделал. Этот талисман так и называется Чёрный Камень. Немногие чёрные колдуны могут его делать.
  Они стали углубляться во тьму коридора, в которую с лёгкостью проходили другие ученики из Смены, совершенно не обращая внимания на двух идущих рядом спутников.
  -Утверждается, что будто это Стена Непроницаемого Мрака оберегает наше общежитие от вторжения Светлых. - задумчиво проговорил Волк по ходу в пути. - Но я лично думаю, что всё сказки, а сама стена из мрака стало нечто вроде обычаем. Вроде для присказки, мол, чтобы попасть на Тёмную Сторону необходимо пройти сквозь мглу.
  Запахло сыростью и плесенью. Было ощутимо, что они находились очень глубоко под землёй.
   -А я думал, что мы будем жить в том сером здании на поверхности. -растерянно пробормотал Ростислав.
  -В этих зданиях на поверхности, что ты видел из Купола, обычно проходят наши занятия по колдовству. - проговорил Волк. - Есть ещё большие крепостные башни, расположенные по краям бывшей крепости, которых не было видно. Каждая из них принадлежит одному из четырёх Отделений. Их надземная часть называется светлица и принадлежит целиком и полностью Дневной Смене. Ход Тёмным туда заказан. Мы, Тёмные, занимаем все подземные помещения под ними, которые называются темницами, куда заказан путь Светлым. Все известные ходы непосредственно между темницами и светлицами на всякий случай давно замурованы. Так, из нашей темницы Мыслителей, невозможно куда-либо попасть, не выйдя по этому ходу, заканчивающиеся только у Купола. Мы сейчас направляемся в сторону башни Мыслительного Отделения.
  -А когда мы начнём учиться? - едва поспевал за старостой Ростислав.
  -Для начала должны прибыть все новики с оставшихся трёх кораблей. - проговорил Волк. - Затем будет празднование Масленицы - наступление Нового Года в Беловодье. После него некоторое время длится неделя. В это время вы пройдёте несколько вводных уроков с Невзором Болотоводовым, позволяющих вам понять суть обучения в училище. После окончания недели вы вместе с остальными учениками отправитесь уже на обычные уроки.
  Мрак лаза подземного каменного коридора, по которому всё это время шли спутники рассеялся, и они оказались в необычной галерее, где по стенам висели фото предыдущих выпусков. Хотя эти изображения было трудно назвать фото. Все они выглядели настолько точно, что люди, запечатлённые на них, будто стояли рядом с проходившими в коридоре. Казалось, что стоило только вытянуть к ним руку, чтобы попасть в их застывшее прошлое. Рядом с фото граничили настоящие картины, отличающиеся тем, что изображали людей лишь более простыми красками, но также объёмно и вполне действительно. Но Волк глядел на всё это с явной скукой. Ростислав только успел заметить, что под каждым фото или картиной висела медная табличка с обозначением номера выпуска и именами изображённых на них волшебников. При мысли о появлении когда-нибудь и своего фото на стене этого коридора, у Ростислава почему-то тоскливо защемило сердце.
  В конце коридора они оказались перед длинными шёлковыми бирюзовыми занавесками, загораживающие выход из этого лаза. Проходящие через них другие ученики почему-то обязательно прикладывались своими снятыми дариками к небольшому соответствующему углублению в стене.
  -Ещё один страж нашего общежития - Голубые Занавески. - усмехнулся Волк. - Если хочешь проникнуть дальше в наше общежитие, то тебе необходимо приложить свой нагрудный дарик к углублению в стене. По нему Голубые Занавески должны распознать тебя и впустить тебя внутрь. Иначе они просто запутают тебя, и ты будешь вынужден вернуться назад. Хочешь попробовать пока что пройти без дарика?
  -Ну, уж нет! - заявил Ростислав, поспешно отцепляя от груди свой знак.
  Когда он приложил свой дарик к углублению, то произошло внезапное серебристое свечение от металлического знака.
  -Запоминает. - пояснил Волк. - Беда, если потеряешь дарик. Доступ без него может открыть лишь управитель училища. Ну, и ещё одно правило: один дарик - один человек. В остальном ты даже можешь пользоваться чужим дариком, и Занавески тебя пропустят. Выпускают же они без всяких проблем.
  Ростислав прошёл сквозь занавесь, как через обычные плотные шторы. Сразу за ними открылось просторное помещение, залитое бело-зелёным светом. Низкий каменный потолок не давал разглядеть полностью его размеры, но они были очень внушительны, и мальчик точно не видел противоположной и боковых стен.
  -Добро пожаловать в гостиную Ночной Смены Мыслительного Отделения! - проговорил за его спиной Волк. - Здесь мы проводим своё основное свободное время.
  Кругом была расставлена старая поношенная мягкая мебель из нежно-голубой обивки. Из некоторых мест здесь торчали пружины или были пришиты разноцветные заплатки. Всё выглядело очень старым и ветхим. Но между тем на низких ажурных столиках между мебелью Ростислав увидел уже хорошо знакомые по кораблю настольные игры из потасканных заколдованных карт, жучков и прыгающих камушков. На других столиках валялись огромные кипы приносимых газет и журналов с завлекательно двигающимися картинками на первых полосах, какие видел Ростислав у прохожих в Арконе.
  -Развлечений здесь бывает крайне мало. - с трудом подавил скучающий зевок Волк. - Управление приюта при помощи домовых распространяет среди нас различные газеты и журналы. Есть пара настольных игр. Вот и всё. Нам нужно идти дальше.
  Но тут завороженный Ростислав подошёл к самому центру заполненной к этому времени учениками комнаты, где находился главный источник бело-зелёного света. Это была огромная круглая каменная ванна, наполненная кипящей серой жидкостью, которая выделяла столбом зеленоватый дымок, который так ярко и светился, уходя в чёрный провал на потолке, повторяющее очертаниями размер ванны.
  -Что это? - спросил Ростислав, поднеся свою руку к столбу света из зелёной дымки и натолкнувшись неожиданно на невидимое препятствие, не давшие ему проникнуть за край ванны, как дымку и огромным пузырям на поверхности постоянно булькающей жидкости обратно в комнату.
  -Хорошо, что местные волшебники и домовые придумали защиту от таких идиотов, как ты, в виде этой невидимой преграды. - тихо засмеялся кто-то за спиной.
  Ростислав испуганно обернулся и вдруг увидел перед собой ещё одного паренька 14 лет, который имел в отличие от всех остальных увиденных учеников, длинные каштановые волосы до плеч, карие глаза и заострённое лицо.
  -Почему? - обиженно вспыхнул маленький мальчик.
  -Потому что это кипящая ртуть - ядовитый металл, которому не даётся растечься по комнате эта незримая стена. - ответил длинноволосый паренёк, положив в воздухе на неё свою ладонь.
  -А зачем это сделали посередине гостиной? - наивно спросил Ростислав.
  -Ты слепой что ли? - усмехнулся незнакомый паренёк. - Для света и тепла! А для чего ещё по-твоему? Чтобы сэкономить кислород под водой, мы почти никогда не разводим здесь открытое пламя. Магия Водяной Стихии заставляет частицы ртути в ванне находиться всё время в движении, давая нам свет и тепло, так необходимые в глубинах морского дна. Ведь вода - это, прежде всего, влага и холод.
  -Красиво. - пробормотал Ростислав, повернувшись к ванне.- Я думал, что у вас всё будет по-другому.
  -Да что ты знаешь о нас! - вдруг вскричал неожиданно длинноволосый паренёк и вцепился в плечо Ростислава. - Что ты знаешь о Ночной Смене!? Да ты не видел ничего из того, что здесь видел я! Беги из Ночной Смены, как только сможешь! Ты слышал, парень!? Беги!
  Паренёк будто в диком умопомешательстве затряс за плечо Ростислава, и мальчик, глядя в его лицо, с ужасом видел, как в одном глазу у него быстро набухал кровяной сосуд.
  -Что ты мелешь!? - подбежал в это время резко возникший рядом Волк и размашисто ударил кулаком в плечо озверевшего длинноволосого подростка.
  Подросток, охнув, упал на плиточный пол, выставив позади себя руки.
  -Что ты мелешь!? - грозно повторил Волк, злостно утирая свои губы кулаком.- Алесь, приди в себя!
  Подросток ничего не отвечал, лишь растерянно хлопая глазами.
  -Пойдём! - ухватил за руку Ростислава и повёл его быстро в сторону Волк. - Не обращай на него внимания. Это просто кратковременное помешательство. Такое бывает.
  Рядом с упавшим подростком мигом стали образовываться новые подошедшие любопытные ученики Ночной Смены. Когда Ростислав обернулся, то длинноволосый паренёк продолжал полулежать на полу среди них, всё также растерянно хлопая глазами перед собой.
  -Да-да, такое бывает. - насмешливо проговорила вслед уходящим из столпившихся длинноволосая блондинка из старших учениц. - У нас тут одна девочка только недавно вышла из трёхдневной комы. Представляешь себе, новик?
  -Это не Алесь сошёл с ума. Это Волк сошёл с ума, а я ведь давно говорил... - начал произносить какую-то речь среди собравшихся, скрестив руки, другой старший ученик, имевший кудрявые волосы пепельного цвета.
  -Что здесь происходит? - в непонятливости завертел головой Ростислав.
  -Очередной бунт. - кисло улыбнулся Волк. - Тебя это всё равно не касается. Просто заткнись и следуй за мной дальше.
  -Эй, Волк! - кто-то окликнул старосту уже на подходе к одному из жилых коридоров.
  Волк ничего не ответил, лишь с подчёркнутым зевком отправившись в глубины комнаты, где сидело несколько человек, играющих в шахматы и в домино, которые позвали его для какого-то разговора. Мальчик замялся у хода, не зная, что делать дальше. Никто на него решительно не обращал внимания, занимаясь своими повседневными делами. Даже толпа вокруг упавшего Алеся постепенно рассосалась после речи кудрявого старшего парня. Сам Алесь, озабочённо почёсываясь в затылке, поспешил также куда-то быстро смыться. У кресла с высокой спинкой худенькая, достаточно старшая девочка со светлыми вьющимися волосами негромко сказала своей золотисто-рыжей подружке:
  -А новенький то не очень красивый. У него такие большие красные уши и нос!
  -Ганна! - с возмущением пробормотала её золотисто-рыжая подружка. - Ему всего восемь лет!
  -Ну, и что? Надеюсь, другие мальчики прибудут симпатичнее. - бесцеремонно проговорила Ганна.
  Ростислав, чувствуя себя, как новый товар на витрине, от смущения был готов провалиться сквозь землю. Он хотел крикнуть, что у него красные уши и нос были от их разговоров, но с другой стороны, они действительно почему-то от природы выглядели чуть более красноватыми, чем это было необходимо. Поэтому он лишь с досадой к ним прикоснулся и погрузился в краску полностью всем лицом.
  Только досыта наговорившись со своими двумя приятелями за шахматным столиком, Волк соизволил вернуться к мальчику, но уже в сопровождении некой черноволосой красавицы, которая по виду была лишь чуть младше него.
   -Ты ещё здесь? - удивился он. - Ах, да я забыл показать тебе твою комнату, пойдём со мной.
   -Я подожду тебя здесь. - сказала девушка рядом с ним.
  -Запомни свой коридор и комнату, где ты будешь жить. - говорил Волк Ростиславу, уже идя вдоль бесконечного ряда дверей в одном из боковых коридоров, идущих от самой гостиной. - Одно из преимуществ подземелья является то, что здесь можно рыть вглубь и поперёк сколько угодно, поэтому наша Ночная Смена обзавелась лишней сотней одиночных комнат для учеников. Здесь же располагаются банные комнаты, которые посещаются строго по расписанию, и многое другое, необходимое для личной гигиены. А вот и твоя комната.
  С этими словами Волк тронул заржавевшую ручку одной из самой убитых и разбитых дверей в коридоре.
  -Конечно, это не самая лучшая комната в общежитии. - проговорил Волк, со скрипом отворяя дверь. - До тебя тут жил один парень, которого мы тут считали самым настоящим психом и отморозком. Хорошо, что он уже выпустился. Он многое, что поломал внутри, но домовые всё же большинство вещей сумели восстановить. Если ты хочешь переселиться в другую комнату, то тебе следует занять последнее место в длинной очереди из постоянно желающих переселиться в помещения получше.
  -А у других первогодников такие же комнаты? - безнадёжно спросил Ростислав, просунув голову в своё жилище.
  -Все комнаты давно расписаны по прибывающим новикам. - проворчал Волк. - Можешь пожаловаться Болотоводову, но тебе всё равно предстоит жить в этой комнате, хотя бы год. Всё из-за того, что несколько комнат затопило водой, в буквальном смысле, и нам пришлось их замуровать. Выбирать особенно было не из чего. В конце-концов, кто-то же должен был начать жить здесь.
  Небольшая комнатка представляла из себя квадратную каменную коробку. Серые обои клоками свисали со стен, обнажая не только облупленную штукатурку, но и скальный камень, в котором было выдолблено это помещение. Пол был весь расшаркан и расцарапан с забитым по углам каким-то чёрным мусором. Вся мебель была здорово расшатана и хорошо скрипела. Письменный стол, казалось, был криво сколочен и как-то плохо скроен, словно восстанавливался из обломков двух предыдущих, у одного из двух стульев почему-то отсутствовало сиденье, в комоде не могли закрываться до конца выдвижные ящики. Ничего кроме слова 'погром' в голову Ростислава не приходило.
  -Да ты не беспокойся. Домовые со временем здесь наведут порядок. - проговорил Волк. - Просто они давно сюда уже не захаживали. Последний жилец их сюда вообще не пускал.
  -А что здесь за надписи на крышке стола? - подошёл ближе к письменному столу напротив входа Ростислав.
  -Не знаю. - раздражённо бросил староста. - Выучи ризы и прочитай их сам. Видимо, это Ярослав, предыдущий жилец, оставил.
  -Как же вы живёте вечно под землёй без хотя бы звёздного света? - спросил Ростислав, брякнувшись на звонкие пружины кровати между платяным шкафом и письменным столом.
  -Я привык и ты привыкнешь. - мрачно улыбнулся Волк. - Некоторые, наподобие Созерцателей, разводят для развлечения подводных светлячков в аквариумах или другую забавную живность в комнатах. Но по мне это полный бред. В конце-концов, для развлечения у нас есть неплохая библиотека в училище. Тебе осталось рассказать ещё кучу других правил, но я, думаю, их ты будешь лучше узнавать по мере проживания. Так легче всё запоминается. Для распознавания времени у тебя есть водяные часы на столе - клепсидра. Следующий обед у нас в пять часов Ночи, а ужин - в одиннадцать. Посещение приёмов пищи у нас свободное, поэтому советую запомнить время и не пропускать их. После первого часа Дня запрещено покидать наше общежитие, а в два часа гаснет весь ртутный свет в комнатах, оставаясь только в гостиной.
  С этими словами Волк указал многозначительно на хрустальный шар, подвешенный под потолком комнаты, который давал весь свет в этом помещении.
  -Скажи. - произнёс Ростислав. - А этот Алесь в гостиной... Это ведь был розыгрыш, да?
  -Розыгрыш? - сперва удивился Волк, а затем растянул лицо в своей приторной улыбке. - Конечно, розыгрыш. А ты что подумал? Что мы тут все сумасшедшие? Хотя, возможно, что он просто траванулся ртутными парами от ванны. От них можно сойти с ума.
  -Может я тоже траванулся? - с испугом произнёс Ростислав. - Ведь я стоял рядом с ним.
  -Ты?! Нет, что ты! - усмехнулся Волк. - Защита у ванны надёжная и ещё ни... Впрочем, ты задаёшь слишком много лишних вопросов. Может быть, когда-нибудь ты всё узнаёшь. Алесь Хицевич мог надышаться ртутью в другом месте и в другое время. Забудь про это и никогда не вспоминай. Здесь вообще многое, что удивительного творится. Соскучиться не дадут.
  -Хорошо. Я запомнил. - кивнул Ростислав. - То есть, я хотел сказать, не запомнил. То есть я хотел сказать, что...
  -В общем, понятно. - сурово прервал его, уходя, Волк. - Тебе пора привыкать к самостоятельной жизни. Сегодня я помогал тебе, потому что ты настолько незнаком с окружающей действительностью, что даже не понял, насколько я был сегодня добр с тобой. Это было в первый и в последний раз для тебя, как для одного из вновь прибывших новиков. Когда я прибыл в первый раз в Китежский приют, то мне не рассказали и не показали и половины, что показал и рассказал я. Далее больше не надейся на меня и рассчитывай здесь только на свои силы. Ведь ты попал на Тёмную Сторону.
  
  Глава 2. 'Привет'
  
  
  Едва за суровым старостой закрылась дверь, Ростислав устало улёгся спиной на упругие пружины кровати. На ней было постелено бельё, выглядевшим не первой свежести, поэтому мальчик вообще сомневался, что будет лежать и спать на ней когда-либо без верхней одежды. В коридоре где-то вдали гремели чьи-то тяжёлые шаги и противно скрипели, открываемые двери, похожие на завывания диких зверей. Всё выглядело в общежитии Ночной Смены очень мрачным и угрюмым.
  Не добавлял радости и последний случай с неким Алесем Хицевичем. Если он так хотел напугать и разыграть мальчика, то почему сохранял серьёзное, хотя и в некоторой растерянности, лицо до самого конца? Почему после удачного розыгрыша никто из стоявших учеников не посмеялся над первогодком? И почему у всех вокруг были такие беспристрастные, холодные лица?
  Мальчик глядел на матовый зелёный свет хрустального шара, подвешенного в комнате на потолке, и с ужасом вспоминал белок глаза Алеся, в котором красной жилкой наливался кровеносный сосуд, когда он смотрел на него, и думал, что это невозможно забыть никогда, тем более подстроить. На него глядели глаза явно сумасшедшего человека. В Ночной Смене творились некие ужасные вещи, если довели до такого состояния этого ученика. Да и не о них ли хотел предупредить этот несчастный бедолага? И ещё эти странные слова, брошенные в спину, о девочке, пролежавшей три дня в какой-то коме...
  Вдруг Ростислав почувствовал жалость к тому пареньку у ртутной ванны. Наверно, его, как и самого мальчика, по ошибке определили в Ночную Смену, и на этой почве он, скорей, сошёл с ума. Через некоторое время учёбы здесь, он, как и Алесь, тоже сойдёт с ума, отрастит длинные волосы до плеч и будет приставать к первогодкам, тряся их за плечи и оря в лицо: 'Ты знаешь куда попал!? Ты знаешь куда попал!? Вы все умрёте!' От этих всех безысходных мыслей пронимала дрожь. Поэтому Ростислав, как можно быстрее, постарался прикрыть глаза и уснуть, чтобы забыться.
  Он проспал неимоверно долго, так как сразу же проснулся в полной темноте. Не разобравшись, где он находится, Ростислав встал с кровати и сразу же споткнулся об стул без сиденья, поставленного посередине. Он чуть не заплакал от боли и сел на пол, потирая ушибленную голень. 'Странно, а я думал, что стул должен был стоять в другом месте' - подумал мальчик, но быстро откинул эти мысли в сторону, потому что вокруг стояла темнота, а это значило, что хрустальный шар на потолке потух, и настало время далеко за два часа Дня, как и предупреждал Волк.
  Здесь мальчик раздосадовался самого на себя. По привычке он ещё продолжал жить Дневной корабельной жизнью, поэтому пропустил своим сном свободно посещаемые обед и ужин Ночной Смены. Волк, оставаясь верным своим словам об его самостоятельной жизни, не предупредил об этом, впрочем, как и другие ребята. Хотя, какую милость можно было ожидать от Тёмных? Удивляло лишь то время, которое он проспал.
  В это время раздалось нечто похожее на стук и тихий смех в комнате. 'Неужели шальной домовой забрёл сюда?' - подумалось мальчику. Однако далее настала напряжённая тишина, которую нарушал лишь сторонний шум, похожий на дуновение ветерка, хотя никаких сквозняков в общежитии не было.
  -Домовой, это ты? - на всякий случай осторожно спросил мальчик, нашаривая в темноте письменный стол.
  Ему никто не ответил. Два раза где-то глухо ещё раз стукнуло. 'Они же желают оставаться незамеченными. - вспомнил мальчик. - Наверно, если он здесь, то ему хочется прибраться в моей комнате, куда давно не заходил'.
  -Я ухожу! - сказал некому собеседнику в тёмной комнате Ростислав и подошёл к выходной двери, которая противно заскрипела, когда её начали открывать.
  Её скрип в гулком и пустом каменной коридоре отдался так тяжко и противно, что мальчик почувствовал мурашки по коже от захватившей жути. Внутри хода было пусто и молчаливо, так как Тёмные давно уже все спали по своим комнатам. Лишь вдали мерцал зеленоватый цвет от гостиной, которая никогда не выключался. Ростислав направлялся именно туда из-за того, что совершенно не знал чем заняться до следующего завтрака, тем более совершенно не хотелось продолжать спать и ещё оставаться одному в своей тёмной и ставшей мрачной комнате.
  В гостиной без людей со струящимся зелёным светом от ванны было очень уютно. Ростислав хотел уже померить одно из самых и больших уютных кресел в помещении, как заметил в нём ту самую светловолосую девушку, которая сообщила ему как-то о девочке, впавшей в трёдневную кому. Её тело безжизненно обмерло, положив руки на подлокотники и смотря ровно перед собой. Можно было подумать, что девушка спала, если бы мальчик не увидел её открытые остекленевшие синие глаза, которые совсем не шевелились и перестали моргать. Ростислав со страхом уже успел подумать о том, что девушка действительно мертва, но жизнь в Околоземье уже приучала ему сперва ничему не удивляться и ужасаться. В соседнем мягком кресле находилась ещё одна девушка, которая была чуть пониже первой, темноволоса и темноглаза. Она находилась в точно таком же положении.
  Стоило только Ростиславу слишком близко к ним подойти, как светловолосая словно вышла из оцепенения и повернула свою голову в сторону мальчика.
  -А ты что тут делаешь? - гневно спросила она.
  -Я...это...заблудился. - беспомощно пролепетал мальчик.
  -Тебе здесь нечего делать! Убирайся вон! - раздражённо проговорила светловолосая.
  -Подожди, Анна, похоже, уже далеко за два часа Дня. - провела напряжённо рукой по лицу другая темноволосая девушка, которая тоже словно вышла из оцепенения. - Пора заканчивать занятия. Уже поздно.
  -Ну что ж, если кое-кто не хочет убираться из гостиной, то из неё уберёмся мы! - высокомерно вздёрнула подбородок перед Ростиславом Анна.
  -Подождите. - вдруг осмелился на вопрос мальчик. - А что с вами было? Почему вы лежали, как мёртвые?
  -Потому что это тебе ещё слишком рано знать. - вдруг склонилась Анна над Ростиславом и пару раз тыкнула указательным пальцем ему прямо в лоб. - Ты ещё ничего не знаешь и даже не представляешь, что творится в Ночной Смене!
  В это время со стороны ученических коридоров раздался душераздирающий вопль. Трудно было поверить, что это кричал человек, а тем более ученик. Так могли кричать, только столкнувшись с чувствами на грани жизни и смерти. Впервые Ростислав увидел испуганное выражение на лицах Тёмных Мыслителей. Обе девушки разом быстро повернули головы в сторону крика, как и мальчик.
  -Что это было? - испуганно с трудом проговорил мальчик.
  -Ничего. - вдруг хмыкнула и слегка пожала плечами Анна, взявшая себя в руки. - Такое бывает здесь. Это в порядке вещей. Ты ведь ещё не забыл, где ещё находишься?
  -Но вдруг там кому-нибудь требуется помощь? - проговорил обеспокоенно Ростислав. - Кто это кричал?
  -Не знаю, да это и не имеет значения. - спокойно проговорила Анна. - Видишь, даже никто не проснулся в общежитии, потому что до этого никому нет никакого дела.
  Это было действительно так. Пустые глазницы овальных проёмов жилых коридоров от гостиной продолжали хранить своё беспристрастное молчание. Не было слышно ни единого скрипа двери, удивлённого возгласа или обеспокоенных шагов. Всё продолжало находиться на своих местах, как находилось и до этого, будто ничего не происходило. Раздался ещё один вопль, который был более угасающим.
  -Неужели, если кто-нибудь погибнет, то вы так и останетесь за этим наблюдать? - поражённо заговорил Ростислав.
  -Ты задаёшь слишком много вопросов, маленький мальчик! - с гневом опять к нему повернулась Анна. - Ты даже не представляешь и не понимаешь, о чём ведёшь речь!
  -А вы знаете?! - дерзко выпалил им в лицо Ростислав.
  Но тут Анна, как некогда Алесь, твёрдо вцепилась ему в плечо и вместе с темноволосой девушкой напряжённо вслушалась в тишину, не давая уйти мальчику со своего места.
  -Вроде прекратилось. - проговорила она. - Давай, Юля, уходить отсюда, пока что-нибудь опять не стряслось.
  -А я? - пискнул снизу Ростислав.
  -А ты оставайся здесь или можешь пойти и проверить: откуда исходил крик, если, конечно, не боишься. - усмехнулась ему Анна. - Хотя я советовала бы тебе возвращаться в свою комнату и ложиться спать. Ведь всё может повториться.
  Оставшись один в пустой гостиной, Ростислав почувствовал нахлынувший страх. Ещё недавно это помещение ему казалось очень тихим и уютным, но теперь после услышанных криков оно снова превратилось в одно из самых страшных мест, из которых когда-либо предстояло побывать мальчику. Ростиславу совсем не хотелось возвращаться обратно в свою одинокую и пустую комнату, но и оставаться в гостиной тоже хотелось всё меньше и меньше. В этот момент мальчика захватило любопытство, которое преодолело первые приступы неизведанного ужаса, и заставляло его думать над разгадкой происшедших криков. 'Слишком много тайн, слишком много непонятных поступков!' - подумал со злостью Ростислав, медленно начав приближаться к одному из тёмных провалов коридоров, откуда, по его мнению, доносился крик. Уж одну тайну он твёрдо намеревался раскрыть.
  Крики больше не доносились, и мальчику приходилось ориентироваться исключительно только на свои воспоминания и чувства. Чем он дальше забирался вглубь коридоров, тем меньше становилось проникающего света от гостиной общежития. Ростиславу сначала казалось, что кричал ученик. Однако, долгие размышления приводили его к тому мнению, что это был и не человек вовсе. Всё это заставляло поскорее прекращать свои бессмысленные поиски и возвращаться назад. Наудачу Ростислав попробовал открыть за ручки некоторые двери в коридоре. Все они оказались запертыми, но даже если они были открытыми, приходилось сомневаться в добродушии хозяев комнат, если к ним, пока они спали, проник бы какой-то восьмилетний мальчик. Ростислав уже хотел по переходам между коридорами перебраться к своей комнате, но вместо этого окончательно заблудился.
  Его глаза постепенно привыкли к полумраку, и он стал отличать вокруг себя отдельные предметы. В какой-то момент он услышал нечто похожее на разговор между собой двух человек. Ростислав вынырнул навстречу из-за угла и сразу же спрятался, так как увиденное ему совсем не понравилось. Это были две странные тени, которые двигались вдоль коридора. Это были не люди, а именно тени. Они были хорошо различимы в зеленоватом просвете, исходившем со стороны гостиной в коридоре. Лучи сквозь них странно преломлялись, очерчивая в воздухе полупрозрачную чёрно-фиолетовую оболочку. Тени, переговариваясь между собой, быстро прошли мимо скрывшегося Ростислава, совсем его не заметив. Мальчик сумел различить только то, что они разговаривали неестественными низкими грудными басами. 'Если это обычные домовые, то почему они разговаривают такими голосами? И почему у них в свете различимы головы и плечи, как у обычных людей? - подумалось с любопытством мальчику. - Это не связано ли с донёсшимся криком?' Тени прошли до конца коридора, где остановились перед одной из дверей. Тут мальчик понял, что они остановились совершенно неподалеку перед его хорошо знакомым разбитым входом в собственную комнату. Последнее желание попасться им на глаза быстро улетучилось.
  -Вот и она. - прогудела своим голосом одна из теней, указывая на соседнюю дверь от комнаты, занимаемой Ростиславом. - Он живёт здесь.
  -Ты ничего не мог перепутать? - быстро спросила вторая тень.
  -Даже если и мог перепутать, то всё равно с помощью нашего средства - это не страшно. - засмеялась тень, что-то извлекая из своего нутра.
  -Тогда заходим. - буркнула вторая тень.
  Она задумчиво вытянула перед собой руку и толкнула дверь. Дверь в комнату открылась с еле слышимым скрипом, и тени одна за другой проникли в открытое помещение. Через некоторое время оттуда донеслись какие-то глухие стуки и звуки перекатывания. Ростислав буквально оцепенел от страха, так как не знал в нужную ли дверь вошли две загадочные тени. И разыскивали ли они вообще его? Через какое-то время шум прекратился, и настала гнетущая тишина, но тени вовсе не собирались выходить из занятой комнаты. Мальчик подумал, что они всё-таки достигли своей намеченной цели, поэтому попытался на цыпочках проскочить мимо зловещей двери к себе.
  И тут Ростислав увидел, что за дверью начали происходить яркие белые вспышки. Они были настолько яркими, что у мальчика через некоторое время от них поползли цветные пятна перед глазами, несмотря на то, что они мелькали всего лишь в щелях между дверью и её косяком. Одновременно с яркими белыми вспышками за дверью опять послышались звуки глухих ударов и перекатывания. Мальчику было страшно представить, что в этот момент творилось в помещении.
  Он забрался к себе в комнату через едва приоткрытую щель так, как боялся из-за скрипучести распахивать свой вход достаточно широко. От страха даже забыв её прикрыть за собой, мальчик в потёмках нащупал свою кровать и забрался туда с ногами. Из коридора вновь послышались голоса вышедших теней.
  -Ты уверен, что нас не заметили? - говорила одна другой.
  -Это было наше последнее задание. Больше мы не существуем. Если нас заметили, то это не так страшно по сравнению с тем, что мы предотвратили. - произнес второй голос в ответ.
  -Нас могли услышать соседи. Смотри, та дверь, похоже, раньше не была раскрыта.
  -Хватит размениваться на мелочевку. Там никто не живёт, если этот идиот Волк не поселил этого первого новика. Пора просто сваливать. Необходимо скорее уничтожить эти данные и покончить с этим делом.
  Некоторое время Ростислав лежал на своей кровати не живой, ни мёртвый, не зная: далеко ли ушли эти две тени и не подкарауливали ли они его за дверью. Лишь через большой промежуток он встал и до конца закрыл дверь в свою комнату. К сожалению, мальчик не знал: где у него располагался дверной замок, иначе бы закрылся на все известные ему препоны. Его сердце начало ещё больнее сжиматься, когда ему опять почудились глухие стуки и перекатывания. Было ощущение, что будто где-то на потолке катали какие-то шары. Затем мальчик вспомнил, что Волк примерно говорил о расположенных светлицах Дневной Смены над ними, и немного успокоился. Мало ли что могли наверху у себя мастерить бодрствующие Светлые? Это был один из самых страшных проведённых Дней в Околоземье.
  Он не сомкнул глаз на кровати до самого возникновения света в своей комнате. Это принесло ему самую большую радость за все прошедшие сутки. Радостно вскочив на ноги, он тут же весь скривился от невыносимой боли в спине, будто кто-то по ней провёл своим раскалённым железным прутом. Любое прикосновение к ней также приносило острую боль. Даже одежда слишком больно тёрла спинную кожу.
  Ростислав не понимал в чём дело, так как сегодня и вчера нигде не мог настолько пораниться, чтобы испытывать такие боли. От боли ему хотелось чуть ли не плакать. Еле сдерживая слёзы, он вылетел в коридор, пытаясь найти себе хоть какое-то зеркало, чтобы рассмотреть свою себя сзади. Но повсюду все ученики ещё продолжали спать, либо только выходили из своих комнат, недовольно сверкая своими глазами на проходившего Ростислава. Сам он не знал, где искать помещения с зеркалами.
  -Стой! Куда идёшь? - вдруг осадил за плечо мальчика неожиданно возникший в коридоре Волк Велимор.
  -Ой! - весь скривился мальчик.
  -В чём дело? - сразу же нахмурился староста. - Я хотел всего лишь сказать, что сегодня к завтраку прибудут ещё первогодники.
  -Спина. - страдальчески вымолвил Ростислав в ответ.
  Волк больше ничего спрашивал. Он быстро схватил за руку Ростислава и повёл за собой. Так они оказались в одной тесно обставленной жилой комнатке. Обычный ученический набор мебели здесь был хорошо и уютно расставлен, а также вполне ладно скроен. Вокруг к стенам до самого потолка было прибито множество книжных полок, но даже их не хватало, чтобы вместить все хранящиеся толстые фолианты и энциклопедии, которые в большом беспорядке на разных раскрытых страницах с цвестастыми закладками лежали на письменной столе, на кровати и даже под кроватью.
  - Здесь немного неубрано. - хмыкнул Волк, проводя пальцем по пыли на крышке стола.
  -Сюда тоже не пускают домовых? - проговорил Ростислав, продолжая кривиться от боли.
  -Вообще-то после первого года обучения ученики обязаны сами убирать свои комнаты. - усмехнулся Волк. - Просто здесь оседает ещё пыль с библиотечных книг, которую я не успеваю убрать. Домовые прибираются в комнатах старших учеников только в исключительных случаях. Покажи, что сотворилось с твоей спиной.
  Мальчик наконец-то страдальчески расстегнул свой комбинезон на груди и, чуть не хныча, развернулся к старосте.
  -О, боги! - сорвалось с губ обычно невозмутимого Волка. - Я такого ещё никогда не видел!
  -Что там? - даже испугался немного за себя Ростислав.
  -Сам посмотри! - Волк развернул висевшее зеркало на своей стене так, что Ростислав мог свободно рассмотреть себя сзади.
  На спине кровавыми порезами по диагонали было начертано: 'ПРИВЕТ'.
  
  Глава 14. Первая магическая сделка
  
  Ростиславу нравилось в больничном крыле. В огромной и пустой общей палате из окон открывался чудесный вид на подводный коралловый сад училища, а также на некоторые дальние величественные постройки Китежа, выглядевшими смутными сизыми громадами. Перед празднеством Масленицы дети старались меньше болеть, поэтому он в палате лежал один.
  Сами по себе царапины на спине оказались пустяковыми и легко заживляемые. Как оказалось, надпись 'ПРИВЕТ' сделал барабашка - существо, поселившиеся в комнате Ростислава до его приезда, и на время пока его помещение очищали от всяческих вредоносных существ, мальчика поселили в больничном крыле. Также ему обещали, что его комнату ещё более подготовят к заселению домовые. Обещали даже повесить зеркало на стену, которое должно было быть у каждого ученика.
  Ростислав не слишком скучал в больничном крыле. Для коротания времени ему предоставили несколько интересных книг с картинками. Это были обычные сказки волшебников, только двигающиеся картинки на страницах при прикосновении рассказывали и показывали сюжет. Так мальчик узнал сказку о трёх волхвах, предсказавших смерть одному очень гордому и самолюбивому князю. Затем сказку об одном волхве, помогавшему одному из обычных людей добиться больших успехов в военном деле. Все они подозрительно напоминали сюжетом, которые мальчик когда-то слышал ещё у себя в Сердцемирье, но здесь главными героями всегда являлись мудрые волшебники, которые различными хитростями и магией заставляли продвигаться по службе незадачливых людей, при этом оставаясь в тени и извлекая для себя наибольшую выгоду от затеянных предприятий.
  К тому же мальчику было над чем задуматься в благоприятном одиночестве. За один первый День в училище с ним произошло столько событий, что раздумий над ними хватило на весь учебный год вперёд. Ростислав благоразумно никому не сообщил об увиденных тенях в коридоре, которые больше напоминали собой скрытых обычных учеников Ночной Смены. По росту они напоминали учеников старших классов. Также мальчику было любопытно: в чью комнату вошли эти две тени и что они там делали. Перед уходом в больницу Ростиславу это выяснить не удалось.
  С другой стороны мальчик просто наслаждался светом и простором больничного крыла, расположенного в светлице училища. Ростислав с большим успокоением наблюдал за лучезарными бликами подводной поверхности Светлояра и иногда проплывающими мимо окон блестящим рыбёшкам и угрям. Здесь же он постепенно привыкал к распорядку Ночной Смены. Даже в больничном крыле существовало это разделение, где палата чёрной занавеской была отделена от мест, предназначавшихся для Светлых. Завтрак, обед и ужин ему приносили неизменно на подносе и ставили на спальную тумбочку у кровати. Обычно мальчик не замечал, как это делали, поэтому сделал вывод, что его обслуживал домовой.
  Единственным врачом в больничном крыле был доктор Смертин. По своему обыкновению он был сух и молчалив, почти не разговаривая с мальчиком. Он заставлял лишь регулярно принимать необходимый целебный кипящий отвар перед завтраком и сменял мазь на спине, проверяя заживление царапин. Всё остальное время он проводил в своём закрытом кабинете, почти не показываясь оттуда.
  -Завтра будет Масленица, и я намерен выписать вас на праздник. Тем более раны на спине зажили за два дня, а вы лежите здесь уже третий. - сухо проговорил как-то Смертин, передавая мальчику в очередной раз свой кипящий целебный отвар. - Наше больничное крыло, всё-таки, не гостиница какая-нибудь. Здесь лечат волшебников, лишь в самых серьёзных случаях, отправляя пострадавших в настоящие городские больницы.
  Ростислав лишь растерянно кивнул на это.
  -А вы не знаете: мою комнату уже очистили от барабашек? - спросил он.
  -Этого я знать не могу. Спросите об этом вашего наставника по Смене в Отделении. - пожал плечами Смертин.
  На следующий день перед завтраком Ночной Смены за мальчиком зашёл его наставник по Смене в Отделении - Невзор Болотоводов. Это был абсолютно лысый человек с хорошей белой кожей и немного горбоватым носом. От всех преподавателей он резко отличался тем, что по своему обыкновению носил чёрный балахон до пят, напоминающий собой монашескую рясу. Подвязывался он простым серым поясом и опирался на простую белую трость с поперечной ручкой. Но больше всего Ростиславу он запомнился немигающим взглядом зелёных металлических глаз и двумя большими ушами, напоминающими два крыла летучей мыши. Говорил он очень медленно и с расстановкой, тщательно заглядывая в глаза своим собеседникам. От этого почему-то постепенно как-то кидало в дрожь.
  Ростислав имел 'честь' с ним познакомиться, когда Волк начал отводить его в больничное крыло. Староста встретился с наставником в том единственном ходе от общежития Тёмных Мыслителей в Купол и весьма спокойно выдержал на себе пристальный взгляд наставника после доклада о происшествии с Ростиславом. Затем до больничного крыла Ростислава проводил сам наставник их Смены, методично расспрашивая все подробности о происшествии, а также о первых впечатлениях мальчика от приёма в училище и об его путешествии по Околоземью в Китеж.
  Мальчик чувствовал, что наставник ведёт себя с ним, как удав с кроликом. Когда его глаза пристально всматривались в глаза Ростислава, то он чувствовал, что не может не только отвести взгляд в сторону, но и также что-то солгать или скрыть при разговоре. Болотоводов без сомнений обладал некой гипнотической способностью, которую применял на учениках. Неудивительно, что все ученики очень скрыто и с боязнью говорили о своём наставнике. В своих способностях признался напрямую сам Болотоводов, пока они направлялись по подземным коридорам рядом с Куполом в центральное здание на поверхности, где находилось управление училища, а на первом этаже - больничное крыло.
  -Частенько бывает, что ученики Тёмной Стороны врут. Поэтому я приучился различать особым способом их ложь от правды. - говорил он самодовольно мальчику. - Вы же никогда не даёте соскучиться всему училищу, подкидывая ему различные неприятные истории, а Мыслительное Отделение в Китежском приюте, я хочу заметить, среди Ночной Смены самое многочисленное из всех присутствующих, поэтому основные шалости от Тёмных исходят отсюда.
  От рассказов про увиденные тени в коридоре и таинственные вопли в общежитии Ростислава удержало лишь то, что Болотоводов задавал такие вопросы, которые никак не могли коснуться в своих ответах эти странных явлений.
  -А можно как-то перевестись из Ночной Смены? - неожиданно тогда спросил Ростислав.
  -Что!? Как!? - от неожиданности Болотоводов остановился, как вкопанный. - Ты уже хочешь покинуть Ночную Смену?
  -Я думаю, что здесь произошла какая-то ошибка. - пробормотал торопливо Ростислав, чувствуя, что второй возможности могло не представиться. - Возможно, что птица гамаюн допустила ошибку в определении насчёт меня. Я совсем сюда не подхожу. И посмотрите, что со мной случилось в первый же День.
  -Это простая череда совпадений. - уверенно проговорил Болотоводов. - Ты ещё совсем не узнал Тёмную Сторону. Поживи с Тёмными учениками хотя бы годик, тогда и поговорим. Многие с большей уверенностью до тебя говорили, что не подходят для службы Тёмной Стороне, а потом становились со временем самыми верными и преданными её сторонниками. Вот увидишь со временем, и ты станешь точно таким же.
  -Не стану. - упрямо буркнул Ростислав.
  -Что ж, - проговорил Болотоводов, - тогда давай заключим с тобой сделку. Ровно через год жизни в Ночной Смене я снова спрошу тебя о желании перевестись в Дневную Смену. Однако, ровно год ты больше не будешь помышлять о переходе на другую Сторону, постараясь больше изучить своих товарищей по учёбе и проникнуться духом Тёмной Стороны. Если твоё желание о переводе не изменится, то я посодействую твоему дальнейшему обучению в Светлой Стороне.
  -А такое действительно возможно? - спросил с надеждой Ростислав.
  -Возможно. - после некоторого молчания проговорил Болотоводов. - Но памятуй условия нашего договора. По рукам?
  Тут преподаватель неожиданно вытянул свою длинную цепкую руку для пожатия мальчику.
  -По рукам. - согласился мальчик, осторожно пожав кисть волшебнику.
  В это мгновенье Ростислав был готов поспорить, что между ним и волшебником промелькнуло некое малозаметное сияние.
  -Вот и хорошо. - засмеялся волшебник. - Я рад поздравить тебя, мой мальчик, с первой заключённой магической сделкой. Если ты будешь искренне выполнять все её условия, то она состоится.
  -А если нет? - осторожно спросил Ростислав.
  -Тогда не состоится. - улыбнулся Болотоводов. - Это же магическая сделка. Я с лёгкостью пойму, что ты не выполняешь мои условия, впрочем, как и ты поймёшь, что я не выполняю свои.
  После этих слов они приблизились к дверям больничного крыла, где Ростислав перешёл в распоряжение доктора Смертина.
  Сейчас же Болотоводов своим появлением перед Масленицей опять болезненно напомнил мальчику разговор между ними.
  -Почему так рано? - спросил со вздохом Ростислав, одеваясь в обычную школьную униформу. - Ведь мне не подали даже завтрака.
  -И не подадут. - проговорил Невзор Болотоводов, смотря перед собой. - Вы, молодой человек, слишком изнежились в больничном крыле. Свой завтрак вы должны провести самостоятельно вместе со своей Сменой в Куполе. Тем более, это завтрак перед Масленицей - великим праздником в Беловодье, обозначающим наступление Нового Года.
  -Я уже праздновал Новый Год. - недовольно пробурчал мальчик.
  -Вы его праздновали по своим человеческим обычаям у себя в Сердцемирье. - холодно произнёс Болотоводов. - Вы же находитесь в Беловодье и теперь должны подчиняться местным порядкам.
  Вскоре мальчик удрученно зашагал рядом с мешковатой фигурой волшебника по безлюдным коридорам приюта в сторону Купола. Окна больничного крыла выходили в противоположную сторону от этого сооружения, поэтому им пришлось перейти через всё здание, спустившись в его подвал, где начинались ходы, ведущие к общему залу. Ростиславу в этот момент меньше всего на свете хотелось возвращаться обратно в своё общежитие Тёмных Мыслителей и ещё меньше отправляться на непонятный ему праздник. Поэтому он брёл немного поодаль от волшебника, засунув руки в карманы и чуть ли не шаркая ногами по каменному полу.
  -Быстрее. Быстрее. - неумолимо каждый раз приговаривал Болотоводов, озираясь на отстающего мальчика и совершенно не обращая внимания на его настроение.
  -Наставник, - обратился к волшебнику, как он выучил его при первой встрече, Ростислав, - а можно ещё как-то перевестись в Дневную Смену?
  Болотоводов резко остановился и развернулся к мальчику на каблуках. При этом его мешковатое одеяние на миг раздулось в воздухе, как облако мглы. Его лицо с питоньем взглядом невероятно близко приблизилось к лицу Ростислава.
  -Не смей! - просверлил он насквозь своим безжизненными металлическими глазами мальчика. - Каждое твоё новое слово и помыслы насчёт этого лишь больше разрывают между нами связь заключенной магической сделки. Ты просто ещё не понимаешь её сути, чтобы так говорить! Ты ещё помнишь: о чём мы говорили тогда?
  Одного серьёзного взгляда Болотоводова было достаточно, чтобы мальчик понял: насколько тогда было важно заключённое между ними соглашение. 'Но это всего лишь были слова. - подумалось тут же почему-то мальчику. - Слова очень просто взять и нарушить, и никто ничего не сможет сделать против этого'. Однако, его ужаснула сама мысль того, что последняя надежда перехода между Тёмной и Светлой Сторонами при этом была бы разрушена.
  -Помню. - проговорил спокойно мальчик, из-за всех сил стараясь выдержать взгляд наставника своей Смены.
  -Хорошо. - усмехнулся Болотоводов, развернулся и более спокойно пошёл дальше, уводя за собой младшего ученика. - Тем более, я так понимаю, ты совсем незнаком с теми, кому тебе суждено учиться в одном разряде и в этом приюте ещё долгие восемь лет. Эти первогодки приплыли на трёх последних трёх кораблях: трое на 'Волке', трое на 'Зайце' и двое на 'Лисе'. Начни попытаться понимать Тёмную Сторону со своих одноразрядников и я обещаю, что сдержу своё слово. Больше мы никогда не будем возвращаться к упоминанию нашей магической сделки до условленного срока. Запомни это.
  -Угу. - пробурчал угрюмо Ростислав, едва поспевая за начавшим ускорять шаг Болотоводовым.
  Когда они вошли наконец-то в Купол, то Ростислав не мог не остановиться в поражении. Во-первых, его сразу же оглушила громкая музыка из свирелей, барабанов и бубнов, которая была совсем не слышна за чертой порога раскрытых дверей. Во-вторых, весь зал был обряжен в более яркие краски бирюзового и зелёного цветов, чем обычно. Появились дополнительно развёшанные знамёна с изображением символов Отделений и Смен с соответствующими цветастыми полотнищами и чёрными и белыми узорами. В-третьих, посередине зала на мраморной площадке возвышалось гигантское четырёхметровое соломенное чучело. В-четвёртых, и это было самое главное, в зале одновременно находились все Тёмные и Светлые.
  -Масленица - один из четырёх праздников, которые собирают под ним небом всех: и Тёмных, и Светлых. - торжественно проговорил Болотоводов, заметив изумление на лице Ростислава. - Весь праздник ученики обеих Смен проведут вместе.
  Мальчик и наставник оказались у низа разделительной лестницы между Светлыми и Тёмными Мыслителями. Слева в первом ряду уже сидело четверо мальчиков и четверо девочек с яркими бирюзовыми значками на груди. Рядом с ними пустовало всего одно место. Справа, за столом с зелёной скатертью, сидел ровно один мальчик с тремя девочками. Среди них, не без вздрагивания, Ростислав заметил Олю, которая также испуганно заметила его. Свободных стульев рядом с ними не было.
  -Тебе пора присоединяться к своим одноразрядникам. - указал на свободное место рядом с ними Болотоводов. - А мне необходимо пройти в специальную ложу для преподавателей.
  С этими словами волшебник удалился на места, обозначенные исключительно белыми и чёрными скатертями. Они находились на особой трибуне, которая находилась между Созерцательным и Творительным Отделением. Напротив неё таким же разделительным расстоянием между Мыслительным и Испытательным Отеделнием служила большая разделительная лестница от закрытых главных ворот Купола. По бокам от преподавательской трибуны тянулись два узких лестничных спуска, ведущие, как и на разделительных лестницах между Отделениями и Сменами, к двум узким дверям на противоположных концах. Ростислав же безмолвно присел на краешек стула рядом со своими Тёмными Мыслителями. В это время все они что-то уже оживлённо обсуждали между собой, но при появлении новенького разом замолкли и в изумлении уставились на него.
  -А ты кто такой? - спросил его тёмно-русый мальчик, который имел голову, похожую на шишку.
  -Я Ростислав Арсентьев. - представился скромно Ростислав.
  -Ты прибыл на корабле? - спросила соседка по столу, единственная имевшая каштановые волосы среди одноразрядниц.
  -Я прибыл на 'Медведе'. - в замешательстве проговорил Ростислав.
  -Быть такого не может! - проговорила упитанная и высокая черноволосая девочка с некрасивым лицом, сидевшая посередине всех. - Когда прибыли ребята со второго корабля, то здесь никого не было. Ты не можешь быть новиком с первого корабля.
  -Но, это так. - возразил Ростислав. - Просто в первый День мне барабашка на спине нацарапал на спине слово 'привет', и мне пришлось всё это время лежать в больнице. Разве вам не рассказывали?
  -Рассказывали? -искривился в усмешке другой тёмно-русый мальчик со стрижкой под 'шапку' и тёмными кругами под глазами. - Нам здесь мало, что рассказывают.
  -А мне, похоже, что-то про это рассказывали. - вдруг проговорил тихо, но слышно мальчик с самым пустым и отсутствующим взглядом перед собой, из которых Ростислав когда-либо видел у новиков. - Он говорит правду.
  -Тогда меня зовут Вячеслав Приходченко. - сразу же представился общительный шишкоголовый. - Я прибыл сюда вместе с Антоном Ждановичем и Юноной Вороновой на 'Волке'.
  Ростислав с любопытством взглянул на представленных ему нового мальчика и девочку, которые до этого всё время молчаливо сидели в самом дальнем от него конце стола. Мальчик с тёмными щеками совсем не обратил внимания на своё представление, хотя черноволосая девочка с неизменным мёртво-бледным выражением лица изобразила подобие натянутой улыбки.
  -А меня Варвара Васильченко. - проговорила оживлённо каштановолосая соседка рядом с вновь пришедшим. - Я прибыла на 'Зайце'. Правда, здорово, что все мы вместе оказались в Ночной Смене?
  Ростислав совсем не разделял её мнения, поэтому извинительно улыбнулся.
  -А я всегда хотела на самом деле оказаться именно здесь. - мечтательно закатывала глаза Варвара. - Здесь всего много интересного можно встретить, чего нельзя встретить на Светлой Стороне!
  -Чего, например? - неуверенно спросил Ростислав.
  -Например... например... - девочка запнулась. - Ну, меня всегда манила Тёмная Сторона своей загадочностью или силой. Поэтому я здесь. Я этому очень рада.
  'Ну, и дура!' - не мог не удержаться от мысли при этом Ростислав, продолжая изображать на своём лице натянутую улыбку от смущения.
  -А ты почему здесь? - продолжала говорить Варвара Ростиславу.
  -Не знаю. - откровенно произнёс тот и пожал плечами. - Может быть, произошла ошибка?
  По столу разом прошёл угрюмый смешок.
  -Ты, видимо, умеешь шутить. - сказал словоохотливый Вячеслав.
  -Птица гамаюн не может ошибаться. - добавил с мрачной улыбкой мальчик со стрижкой под 'шапку'.
  Игравшая до этого будто из-под зрительских мест музыка замолкла. По всему залу пронёсся звук, как кто-то прочищал горло перед разговором. Подняв голову, Ростислав увидел, что голос принадлежал наставнику его Ночной Смены, который располагался на преподавательской трибуне. Среди сидевших преподавателей мальчик заметил даже Световодова. Болотоводов же встал со своего места и поднял кубок с квасом, чтобы произнести речь. Все ученики тоже учтиво встали с кружками компота или киселя в руках и не спешили вслед за ним сесть.
   -Дорогие ученики Китежского приюта! - разнёсся громогласно голос преподавателя в чёрном балахоне.- Я рад приветствовать вас всех в этот очередной день Нового Года в нашем Куполе! А особенно, как наставник Ночной Смены, я рад приветствовать новых Тёмных магов!
   Тут довольный преподаватель сделал жест кубком в сторону зрительских мест, занятых Тёмными. Что тут началось! Ученики Ночной Смены сразу же озверело закричали в ответ, затопали ногами, а некоторые особо рьяные застучали кружками по столам, проливая свои напитки. Ростислав с отвращением взглянул на некоторых своих присоединившихся к общей грубой буре одноразрядников.
   -Я скажу лишь те же самые слова, что и говорю уже, как двадцать лет под стенами этой школы! - сказал преподаватель в чёрном балахоне и поднял глаза к потолку Купола. - Пройдёт время и старое поколение волшебников уйдёт, а вместо него придёте вы - молодые. Вместе со стариками уйдут их мечты и идеалы, но лишь только молодое поколение может подхватить знамя борьбы из их одряхлевших рук и возродить всё снова. Поэтому мы с особой радостью готовы приветствовать наших новых первогодников Ночной Смены! Будущее принадлежит вам!
   Раздался новый одобрительный рёв трибун Тёмных. Ростислав смутился от таких пышных фраз, что нельзя было сказать об остальных одноразрядниках, подхвативших оглушительный рёв задних рядов. Все разом вслед за преподавателем осушили свои кружки. Однако мальчик с удивлением заметил, что Дневная Смена осталась неподвижной и с ожиданием уставилась на этот же стол преподавателей.
   -Почему они не выпили свои кружки? - обратился он к Варваре.
  Та лишь смогла растерянно взглянуть на него.
   -Дневная Смена никогда не выпивает за речь от Ночной Смены, а мы отвечаем тем же. - объяснил вдруг сзади незнакомый второразрядник.
  Ростислав обернулся и оценивающе оглядел незнакомца. Это был мальчик с жидкими русыми волосами, имевший весьма сухое выражение лица с впалыми и щёками и в очках, которые по толщине линз могли смело конкурировать с очками Пети Блинова, некогда плывшего на корабле рядом Ростиславом. Незнакомец никак не ответил на этот взгляд, продолжив смотреть в сторону говорящих преподавателей.
   На преподавательской трибуне через человека от Болотоводова поднялась прекрасная золотоволосая женщина в длинном белом платье. Её голос также разнёсся громогласно по всем уголкам зала.
   -Я пью за всех учеников, собравшихся в этот момент под Куполом! - сказала она. - Я рада приветствовать всех от имени наставницы Дневной Смены Созерцательного Отделения!
   Она осушила свой хрустальный бокал с квасом, а ей с трибун Светлых ученики ответили несколькими дружными криками "ура!". Откуда из-за трибун тут же грянула громкая музыка, словно под ними были спрятаны сотни инструментов из гуслей, свирелей и волынок. Одновременно с этим две мраморные плиты посреди зала стали разъезжаться в стороны, погрузив высокое чучело в воду. Скоро на воде, как только плиты окончательно раздвинулись, чучело завертелось и стало медленно тонуть, одновременно со звуками вечернего колокола, обозначавшего наступление Ночи. Музыка произвела на Ростислава вместе с утопающим чучелом глубокое впечатление. Не зная как, он погрузился сначала в боль и страдание тысяч людей, покидающих навсегда свою родину, а затем в ощущение зарождающегося нового величия оказавшихся на новой и незнакомой земле.
   Мальчик огляделся по сторонам и заметил, что практически все одноразрядники испытывали те же самые чувства и мысли от проигрываемой музыки, и многие от этого пугались. Но многие лица Ночной Смены продолжали оставаться угрюмыми, в отличие от лиц Дневного. Некоторые старшеразрядники прижали кулаки к левой стороне груди, в то время, как на трибунах Дневной Смены такого почти не было.
   Невероятная музыка закончилась и только после этого все уселись по своим местам и приступили к трапезе. Из-под трибун полилась уже другая мелодичная и непринуждённая музыка, способствующая общему веселью.
   -Я никогда не думал, что от музыки можно так взволноваться! - проговорил Вячеслав Приходченко.
   -Это была часть гимна Беловодья. - пояснила незнакомая девочка со слегка вьющимися светлыми волосами со второго класса сверху. - В нём нет слов, но зато музыка способна вселить в человека переживания. В гимне Беловодья описывается история создания страны в Околоземье. Мы слушали момент исхода волшебников из Сердцемирья в Околоземье.
   Ростислав подумал, что ничего лучше человечество придумать и не могло! Зачем нужны тысячи слов в песне, когда всё можно внушить одним лишь образом правильно подобранной музыки? Когда-то в школе они проходили пение, и он слышал пару классических мелодий, но по сравнению с прозвучавшим гимном они казались теперь ему неумелым подражательством.
  Была уже Ночь, и Ростислав мог заметить, что на многих лицах Светлых появилось скучающее или сонливое выражение лица. Но праздник, по всей видимости, совсем не собирался заканчиваться, потому что в это момент невидимые домовые по воздуху стали быстро вносить огромные дымящиеся блюда, набитые стопками свежих блинов. Блины подавались с разнообразной начинкой или приправой из ягод, творога, масла и сметаны. Во время этого поглощения еды Ростислав успел достаточно рассмотреть все зрительские места Купола.
  В Китежском приюте оказалось примерно равным количество Светлых и Тёмных, хотя они были распределены по Отделениям очень неравномерно. Например, в Мыслительном и в Творительном Отделениях Тёмных было большинство, а Светлых Испытателей оказалось ровно столько же сколько и Тёмных Творителей - двое человек. Всего учеников было двести-триста человек. Посмотрел мальчик украдкой и на первый ряд Светлых Мыслителей, где с досадой заметил, что Оля весьма оживлённо общается с единственным мальчиком из своего разряда.
  Дети не особо хотели есть поданные свежие блины, так как до этого уже насытились своими лёгкими завтраками из похлёбок и каш. От всего происходящего через некоторое время всех оторвал поднявшиеся со своего места за преподавательским столом сам управитель училища Лютович.
  -Дети! - проговорил он, взмахнув своим хрустальным бокалом с квасом в воздухе. - Хочу сказать, что Китежский приют не изменил своим ставшим привычным обычаям и в это празднование организовал некоторое представление! Сегодня у нас на благотворительном выступлении должен появиться один из самых известных и лучших певцов города Китежа - Услад со своим хором русалок!
  С этими словами распахнулись двери Дневной Смены Испытательного Отделения, и под хлопанья в ладоши в зал проследовало длинное шествие из девушек, имеющих длинные одеяния до пола и такие же длинные до пола серые волосы. Они были, как на подбор, настолько похожи друг на друга, что Ростислав не отличил бы их, если каждая не несла в своих руках какой-то особенный инструмент, начиная от обычных трещоток и заканчивая волынками на плечных ремнях. Хотя инструменты повторялись, но было удивительно, что каждый из музыкальных инструментов был не похож на другой, имея свою оригинальную резьбу, выкрашенный цвет или какое-то дополнение в виде дополнительной дудки на мешке волынки или духового отверстия на свирели. 'Неужели это действительно русалки? - подумалось мальчику. - Тогда, где их хвосты?'
  Во главе всего шествия шёл какой-то золотоволосый зрелый мужчина с такого же цвета бородкой и причёской до плеч. Его голову стягивал золотистый изящный обруч. Из одежды на нём выделялась белая рубаха с затейливыми красными узорами и подвязанный синий пояс с длинными свисающими концами. Шествие вышло на площадку посреди Купола, расположившись в особом порядке, где давно уже сдвинулись мраморные плиты. Мужчина с золотистой бородкой присел тут же впереди всех выстроившихся молодых девушек с музыкальными инструментами на возникший высокий табурет, положив на свои ноги гусли.
  Заиграла заливистая мелодия, улетучивая вслед за собой мысли куда-то ввысь по таинственным спиралям души. Глухо застучали бубны и барабаны, нагнетая атмосферу звучания. Это было настолько необыкновенно и интересно, что Ростислав не удержался, чтобы заворожено открыть рот и начать внимательно вместе со всеми слушать музыку, подперев рукой свой подбородок.
  -Альвы когда-то в одно место пришли
  И Эвлисией его гордо назвали.
  Тугими горами за века обнесли
  И также Смородину-реку создали. - мрачно начал петь златокудрый Услад, ударяя пальцами по струнам гуслей у себя на коленях через некоторое время.
  За этим строй девушек за его спиной ещё громче заиграл на своих свирелях и волынках, также громко пропев вслед за ним:
  -Не думали, не знали альвы тогда:
  Какое зло они совершали!
  Хоть никому не желали зла никогда,
  Но зло всё же создали!
  Зазвучали по-новому пронзительные волынки, предвещая дальнейшее грустное развитие событий. Мальчик с удовольствием насладился несколькими мгновеньями этих звуков, вернувшихся под конец к глухим ударам бубнов и барабанов.
  -Альвы предались веселью в судьбе-
  Другого они знать не желали.
  Никто не мог угрожать их цветущей земле,
  И лучше себя никого не считали. - продолжил петь певец.
  -Не думали, не знали альвы тогда:
  Какое зло они совершали!
  Хоть никому не желали зла никогда,
  Но зло всё же создали! - подхватили вслед за ним тут же хор девушек.
  Новый проигрыш музыки между куплетами на этот раз зазвучал одинаково из ударных и духовых инструментов. 'Интересно, что за тайну имеет Эвлисия?' - успел лишь подумать мальчик, как певец вновь затянул красивым голосом:
  -Захотели альвы быть лучше себя -
  Без меры они возгордились.
  Безумные опыты на себе сотворя,
  В нечто ужасное они превратились!
  -Не думали, не знали альвы тогда:
  Какое зло они совершали!
  Хоть никому не желали зла никогда,
  Но зло всё же создали! - уже грозно пропел хор девушек.
  Музыка духовых волынок и других дудок начисто исчезла из мелодии. Гудели лишь одни бубны и барабаны.
  -Испытания многих столетий назад
  В Эвлисии совсем не забылись!
  Так вместо альва обратился мерзкий гад,
   А цветущие земли в ад превратились! - закончил грозно песню певец.
  -Не думали, не знали альвы тогда:
  Какое зло они совершали!
  Хоть никому не желали зла никогда,
  Но зло всё же создали! - спели очень громко девушки вслед за ним.
  Музыка раскатилась в это время что-то смешанное опять из духовых и ударных инструментов. Опять повторился незатейливый припев. Ростислав с большим чувством прослушал всё эту музыку до конца, а затем встал вместе с остальными учениками, чтобы похлопать в ладоши исполнителям. После такого успеха он ожидал услышать ещё одну песню, но вместо этого после удара по гуслям Услада зазвучала новая протяжная мелодия, которую быстро заглушил строй чистых голосов девушек. В этой песне совсем не было слов, а одни лишь тянущиеся голоса, но всё равно это звучало очень красиво и умиротворяюще, как речные волны, катящиеся по течению. Мальчик был очарован всем представлением.
  Был ещё много спето подобных песен одними лишь голосами, да и со словами тоже и просто красивой музыки без слов и голосов, но запала в душу Ростислава после ухода исполнителей самая первая. Может потому что она была самая первая?
  -Эвлисия - это страна змеиных оборотней. - проговорил вдруг за спиной Ростислава уже знакомый ему щуплый второразрядник в очках.
  -Что? - не понял, обернувшись, Ростислав.
  -Кажется, ты спросил: в чём заключается тайна Эвлисии? - невозмутимо проговорил незнакомец.
  -Ничего подобного. - проговорил Ростислав.
  -Значит, мне показалось. - продолжил равнодушно мальчик. - Но ты ведь хочешь узнать тайну Эвлисии?
  -А ты откуда знаешь? - вопросом на вопрос ответил Ростислав.
  -Неважно. - проговорил мальчик. - Как я уже сказал: Эвлисия - страна змеиных оборотней. Она не всегда была такой. Согласно легенде некогда это была страна альвов или эльфов. Только очень древних. Согласно этой же легенде именно альвы возвели вокруг этой страны знаменитую реку Смородину, а за ней - Тугие горы, чтобы никто не мог проникнуть в их мир. Для общения они создали всего лишь один узкий переход, связующий их с внешним миром. Он именуется Калиновым мостом через реку Смородину. Как ты понимаешь, это то самое место, где расположен беловодский Зачарованный город Змиев с одним из новицких приютов. Альвы в Эвлисии никогда не знали проблем и тревог внешнего мира, так как смогли хорошо и надёжно от него отгородиться. Они могли целиком посвятить свою жизнь своим интересам. Однако, праздная жизнь их небывало возгордила. Они возомнили себя лучшими созданиями в мире, достойными ещё лучшего. Они решили усовершенствовать свои тела и души непрерывным развитием. В результате многовековых исследований, в отрыве от всего мира, они до неузнаваемости изменили свои тела и местность. Через некоторое время окружающий мир увидел, что альвы в Эвлисии настолько изменили самих себя, что перестали быть альвами, а сами они почему-то небывало ухудшились, превратившись в ужасных и кровожадных чудовищ. Говорят, что в своих опытах над телами и душой они зашли так далеко, куда нельзя заходить, они открыли то, что нельзя было открывать в знаниях. Это их сгубило и превратило в ужасных тварей, именуемых сегодня гадами, а их цветущую садами страна стала каменной пустыней. Сейчас там живут немного гадов и множество переселенцев из Железного леса из клана Змеи. Это и есть современные змеиные оборотни. Первая песня Услада была посвящена этим событиям.
  -Ничего себе. - в смущении пробормотал Ростислав. - А ты откуда всё знаешь?
  -Читал в библиотеке. - проговорил мальчик. - Тем более у нас в приюте есть особый предмет по изучению местного мира - краеведение. Ты там должен узнать о всех семи стран оборотней.
  -Расскажи мне ещё про какую-нибудь страну оборотней. - заворожено проговорил Ростислав.
  -Могу про Воллачию. - усмехнулся еле заметно мальчик. - Но давай сначала хотя бы познакомимся. Меня зовут Георгий Жуков или просто Гоша.
  Ростислав живо представился в ответ.
  -Хотя Воллачия - самая известная страна, так как там обитают волкодлаки, но больше всех я хотел бы посетить Ямато, чтобы увидеть Ёкаи. - продолжил Гоша, мечтательно блеснув стёклами очков, и тут же поперхнулся от больного тычка локтём в бок соседского мальчишки.
  -Ты уж определись, что ты хочешь рассказывать первогоднику: об Ёкаи или Воллачии. - едко засмеялся мальчишка, толкнувший локтём вбок Гошу. - Ты всё больше становишься похожим на Созерцателя.
  -Это почему же? - обиженно поправил очки Гоша.
  -Потому что настоящий Мыслитель может познать мир, не сходя со своего места, а не странствуя по всем окрестностям. - проговорил мальчишка и ещё раз толкнул Гошу локтём вбок.
  Гоша ойкнул, но ничего не сказал в ответ.
  -Тебе бы следовало себе выбирать собеседников получше. - обратился мальчишка к Ростиславу. - Ты знаешь, что Гоша - слабейший ученик в нашем разряде?
  -Вообще-то я слабейший среди мужчин нашего разряда, а в общем списке... - начал говорить Гоша, обиженно поправляя свои очки.
  -Общего списка не существует! - перебил его невежливо мальчишка. - Мы не соревнуемся с девчонками!
  -Что за списки? - не понял всех Ростислав.
  -Да будет тебе известно, - едко улыбнулся мальчишка ему, - что в Беловодье не существует оценок, как когда-то было в сердцемирской школе. Вместо них составляются списки успеваемости учеников, которые обновляют каждую неделю. Списки для девочек и мальчиков составляются отдельно. Я, например, по списку успеваемости в своём разряде являюсь вторым учеником, в то время, как Гоша - пятым, самым последним. Правда, Гоша?
  -Это не совсем так. - в который раз уже обиженно поправил очки Гоша.
  -Я советую тебе общаться с более способными учениками в Смене, которые могут передать гораздо больше знаний и умений. - высокомерно поднял подбородок перед Ростиславом мальчишка.
  -Я буду общаться с кем пожелаю. - осторожно заметил с неприязнью Ростислав.
  -Как хочешь. - фыркнул мальчишка. - Потом ты пожалеешь.
  Ростислав счёл разговор законченным и отвернулся от второго ряда. 'Видимо, Гошу здесь обижают из-за низкой успеваемости' - подумал с сочувствием Ростислав. Пир постепенно подходил к концу. Первыми к выходу потянулись сонливые Светлые. В это же время веселье среди Тёмных, только набирало обороты. Когда Ростислав начал выбираться по коридорам вслед за остальными в своё общежитие, то его вдруг кто-то сильно оттолкнул к каменной стенке. Это был испуганный Гоша, который убегал от пары блинов из Купола, вертящихся около его головы и пытающихся попасть ему куда-нибудь в лицо, но не в рот. Позади слышался глумливый смех нескольких Тёмных из числа старшеразрядников. По всей видимости, это они устроили своеобразное преследование.
  'Как я могу стать одним из этих Тёмных? - думал с отвращением Ростислав, наблюдая за всем происходящим. - Как я могу понять и полюбить эту Сторону? Как я могу стать таким же злым и грубым?'
  
  Глава 15. Занятия.
  
  -Можете снять цепи. - произнёс чей-то голос в мутном свете.
  Загремело чем-то железным, и в следующее мгновенье Ростислав почувствовал свободу запястий рук и лодыжек ног. Сказать, что у него болела голова - ничего не сказать. Она просто раскалывалась на две части. Все звуки доходили до него, будто его уши были плотно забиты ватой. Глаза почему-то резал яркий белый свет, который затем начал постепенно переходить в серую мглу из смутных очертаний предметов в комнате. Сознание мальчика также было замутнено и напоминало собой помехи на экране неработающего телевизора. Ростислав перегнулся через перила железного кресла, к которому чуть раньше был прикован, и здесь его вырвало в заботливо приготовленный медный тазик на полу. Теперь было понятно для чего они стояли у каждого такого кресла.
  -Что ты видел? - донёсся всё тот же вкрадчивый голос из мутного света.
  -Свет. - с трудом проговорил несчастный Ростислав. - Я видел свет.
  Казалось, что на миг настала совершенная тишина. Мальчик мог постепенно прийти в себя. Смутные очертания предметов наконец-то приобретали ясные размеры, мутный свет преображался в темноту подземного помещения, где он всё время находился. Рядом с ним стояло несколько третьеразрядников.
  -Свет? Ты точно не ошибся? - не унялся вкрадчивый голос теперь уже где-то рядом.
  Ростислав лишь мог растерянно помотать головой, ища собеседника взглядом.
  -Странно. Это очень странно. - пробормотал один из стоящих рядом третьеразрядников по имени Василий Бутусов - первый ученик среди своего разряда. - Учитель, что это могло значить?
  -Ничего вразумительного. - презрительно буркнул голос, и его обладатель вышел из-за спинки кресла, где продолжал сидеть Ростислав. - Это же был его первый сеанс гипноза.
  Это был Ворон Скоровремин - преподаватель предмета сосредоточения. Он был уже постаревшим человеком. Несмотря на полулысину на голове, он имел длинные седые волосы до плеч и хмурый взгляд, как и у многих Тёмных преподавателей, отдававший мрачным огоньком. Предпочитал он носить длинные чёрные одежды, но не просторный балахон, как у Невзора Болотоводова, а нечто более строгое, как сутана или сюртук. Сейчас он выглядел несколько задумчивым.
  -Как твой голос, Арсентьев? - спросил он, не оборачиваясь, у Ростислава.
  -Спасибо, хорошо. - слегка прочистил его сидевший в кресле.
  -Ты кричал громче всех. - проговорил, как между прочим, преподаватель.
  -Как резаная свинья. - ухмыльнулся рядом с Ростиславом тощий, высокий блондин из третьеразрядников по имени Леонид Самаров.
  Ростислав испуганно перевёл свой взгляд на соседние кресла, где также расслабленно находились другие его товарищи из первого разряда. Все они выглядели измождёнными и усталыми в разной степени. Некоторые и без того бледные лица стали ещё бледнее, но некоторые, как Антон Жданович или Юнона Воронова, имели скорей не усталые, а скучающие выражения, будто они только сходили на лёгкую прогулку, а не впали в состояние транса на весь урок. С неудовольствием мальчик также отметил про себя, что вырвало его только одного из всех. Может на него чуть сильнее, чем на остальных воздействовали магией?
  -Что это было? - проговорил он удивлённо.
  -Вы забыли о том, что вам говорили на вводных занятиях и перед началом урока, Арсентьев? - наконец-то обернулся лицом Скоровремин. - Я спишу это на отрицательные последствия после выхода из сеанса магического сна. Вообще-то вы находитесь на предмете сосредоточения, призванном вызывать у учеников потаённые магические силы. Каждый урок я искусственно ввожу учеников в особое состояние, в которое они должны научиться входить сами, а также в котором они должны научиться вызывать и управлять своими способностями. Сейчас вы только что вышли из подобного состояния. Нужно сказать, что не без последствий.
  -А теперь что будет дальше? - с трудом проговорил Ростислав.
  -Вы слишком любопытны и торопливы, чтобы задавать такие вопросы. - вынул откуда-то из глубин своей одежды некий свиток Скоровремин. - Интересно: как вы вели себя в Сердцемирье? Неужели также заносчиво? Уверен, что нет. Итак...
  Тут Ворон остановился и обвёл всех присутствующих в подземелье долгим взглядом.
  -Первое распределение по списку среди перворазрядников от первых учеников до последних такой: Жданович, Богун, Приходченко, Буйносов, Арсентьев и Воронова, Владимирова, Меняйлова, Васильченко. Кажется, всё понятно? Не будем далее задерживаться и приступим к распределению следователей по проводникам. По обычаю худшие ученики приставляются к лучшим и так далее по списку, поэтому первая пара - Василий Бутусов и Ростислав Арсентьев.
  -Учитель! - крепыш с уже ясно проявляющимся широким волевым подбородком из третьего разряда решительно поднял руку. - Я бы хотел сразу отказаться от такого следователя!
  Наступила мрачная тишина, от которой у самого Ростислава пробежали мурашки по коже. Остановившиеся на некоторое время преподаватель с убийственным взглядом уставился на смельчака, поднявшего руку.
  -Почему? - тихо спросил он.
  -Вы же сами видели, что его вырвало уже после первого вхождения в Сознание! - проговорил смело мальчик, глядя прямо в холодные глаза преподавателя. - А что с ним будет на третьем уровне? К тому же, я с ним буду сильно отставать, в отличие от других пар.
  -Во-первых, для сдачи проходных испытаний достаточно хорошо владеть первым уровнем Сознания. - надменно проговорил Скоровремин. - Во-вторых, обычай суров, но он гласит, что распределение по парам должно происходить именно так. Я ясно выразился, Бутусов?
  -Ясно. - безнадёжным голосом ответил Василий.
  Только Ростиславу был неясен их разговор. Он напряжённо провёл рукой по лбу. Видимо, погружение в особое состояние для него действительно далось не без последствий. Из памяти будто стёрлись все ближайшие события. Лишь по отдалённым воспоминаниям вводных уроков Невзора Болотоводова он вспомнил, что на уроках сосредоточения они должны были погружаться в состояния, именуемого Сознанием. Мальчик очень плохо помнил, что это именно такое. Говорилось, что погружение в Сознание - это как поход в иные миры, где, чем дальше забирался путешественник, тем больше становилось опасностей и трудностей на его пути, которые могли заставить волшебника не вернуться обратно. Это было сравнимо с самой смертью. Однако именно вхождение в Сознание давало возможность волшебникам черпать те необходимые силы для волшебства, которые были в природе. Поэтому погружение в Сознание были необходимы. Выяснилось, что абсолютно все волшебники без труда умеют входить на первые уровни такого состояния. Только они это делают перед волшебством настолько искусно и умело, что окружающие даже не успевают этого замечать. Ещё таких известных уровней Сознания было семь. Это всё, что знал для себя Ростислав.
  -Должно быть, старшеразрядники уже забыли важность должности проводника. - тем временем невозмутимо продолжил говорить Ворон Скоровремин перед остальными учениками. - На уроке сосредоточения ученики действуют парами. Неважно то, что они ещё не научились выходить из своих тел или хотя бы искусно ощущать волны Сознания. Важно то, что в Сознание должно входить двое человек. Это необходимая мера безопасности. Вдвоем легче преодолевать трудности Сознания. Более опытный проводник таким образом повторяет и закрепляет уже полученные знания, а следователь их получает вновь. Проникновение в Сознание парами убыстряет прохождение обучения для следователя и улучшает качество знаний для проводника, не говоря о том, что это с детства составляет привычку безопасности ходить в опасные места парами. Не забывайте, что мы - Мыслители. В нашу подготовку заложено обязательное прохождение трёх первых уровней, не говоря о четвёртом. На последующих уровнях вы повстречаете такие опасности, от которых у большинства волшебников встанут волосы дыбом. Вы побываете в таких местах, о которых большинство волшебников предпочитают говорить шёпотом или молчать. Ведь большинство волшебников из других Сословий даже не заходят дальше первого уровня, и они просто не могут себе представлять, что на самом деле их может ждать впереди. А ждут их, поверьте, далеко не самые лёгкие встречи и трудности. Я это говорю не с целью запугивания, а с целью подготовки вас к дальнейшему прохождению обучения на уроках сосредоточения. Для всех правило очень простое: проводник ведёт, а следователь идёт за ним. Вместе в их путешествии связывает одна невидимая нить, которую, пока что, составляю только я.
  Все напряжённо слушали преподавателя и поминутно ему кивали в ответ. Лишь Ростислав, да ещё несколько перворазрядников имели несколько расстроенный и растерянный вид. Урок давно подошёл к концу и Ворон Скоровремин уже занимал своими разговорами необходимую получасовую перемену для смены помещения на другое занятие. Поэтому далее распределение по парам проводников и следователей прошло достаточно быстро и скомкано. Перед тем как всех распустить Ворон строго проговорил:
  -Я напоминаю, что вход на пятый уровень Сознания строго воспрещён в нашем училище, так как он представляет собой сильнейшую опасность не вернуться обратно. Все мы помним прошлогодний случай с Антониной Прохоровой. Я полагаю, что среди вас больше не найдётся безумцев, желающих застрять между жизнью и смертью на три дня. А ведь девочку мы могли и не спасти.
  Последние слова, как-то особенно сильно въелись в память ещё слабого Ростислава. Была ли это та самая девочка, которая впала, по словам старшеразрядницы Анны, в трёхдневную кому? События тех далёких дней, когда Ростислав впервые услышал о той девочки при приёме в общежитие Тёмных Мыслителей, казались ему совсем далёкими и даже сказочными. С тех пор минуло немало пятниц, и те давние события сменились и стушевались не менее яркими новыми впечатлениями и случаями, где, кстати, сеанс гипноза на уроке сосредоточения был только одним из них.
  Однако свой уточняющий вопрос Ростислав уже не смог задать. Все ученики при завершающих словах преподавателя быстро сорвались со своих мест, собирая листы бумаги, где вели свои записи во время урока, и двинулись на выход. Ворон Скоровремин уселся за свой преподавательский стол с самым безучастным видом, который он мог только изобразить. Но он всё равно будто продолжал нести внутри себя нечто довлеющее и угрожающее всем окружающим. Было понятно, что к нему не стоило подходить с любыми дурацкими вопросами.
  -Я надеюсь, что ты не будешь мне мешать во время обучения на сосредоточении. - буркнул в это время, проходя мимо, Василий Бутусов Ростиславу.
  Мальчик мог лишь в ответ испуганно посмотреть на здорового крепыша и ничего не сказать. Он поспешно сгрёб свои пустые от записей бумаги на одном из столов в помещении, поместив их в форменную сумку, и одним из самых последних засеменил к выходу из зала.
  -А какой у нас будет следующий урок? - спросил Ростислав у Василия, так как рядом с ним оказался опять только он.
  -Неужели ты думаешь, что если ты стал моим следователем на сосредоточении, то теперь должен таскаться повсюду за мной? - недовольно проворчал в ответ Василий.
  -Следующим будет урок знаковедения. - негромко произнёс голос за их спинами.
  Ростислав обернулся и с благодарностью посмотрел на сказавшую эти слова старшую рыжеволосую девочку.
  -Девчонки! - почему-то с возмущением закатил глаза и отошёл от них Василий.
  -Меня зовут Смела. Смела Живоглот. - представилась необычно приветливо девочка. - Я учусь в третьем разряде, как и Василий.
  -Ростислав Арсентьев. - представился тут же мальчик и замялся. - Кажется... э-э-э... ты проводник Юноны Вороновой?
  -Точно так. - засмеялась Смела. - Я хочу сказать, что Василий Бутусов один из лучших магов в нашем разряде. Он по праву будет тебя сопровождать в Сознание.
  -Только он не очень рад мне. - осторожно заметил Ростислав вслед уходящему крепышу.
  -Потому, что ты немного... другой. - вдруг сказала Смела после некоторой запинки.
  -Почему это? - даже с некоторым вызовом воспринял эти слова Ростислав.
  -Я не могу это сказать уверенно. - отвела глаза в сторону Смела. - Например, как-то странно, что ты видел при гипнозе свет. Говорят, что при попадании в Сознание свет больше видят Светлые, в то время, как Тёмные - только бездонный мрак. Но это, наверно, единичный случай и не присуще тебе. Всего лишь мелкий досадный пустяк.
  -Вообще-то я на самом деле хочу быть Светлым. - откровенно признался мальчик.
  На лице девочки мигом отобразился живой испуг.
  -Никогда об этом никому не говори! - торопливо проговорила она и огляделась по сторонам, отведя мальчика к большому окну в коридоре уже первого этажа здания. - Хорошо, что нас не слышали другие Тёмные, а то бы тебе хорошенько досталось.
  Ростислав смотрел на неё с некоторым остолбенением. Пожалуй, он впервые встречал такого приветливого и сочувствующего представителя Тёмных. Обычно все они ходили с сумрачными лицами и вечно что-то бурчали под нос. Эта же девочка имела необычно мягкие черты лица и весьма живо отображала на нём свои чувства.
  -Ты тоже хочешь стать Светлой!? - вдруг с надеждой прояснилось лицо мальчика.
  -Догадался? - улыбнулась краешком губ девочка и отвернулась к стеклу, за которым таился подводный мир. - Я на самом деле уже не знаю. Я слишком долго уже нахожусь в Ночной Смене.
  -Как это? - не понял её Ростислав.
  -Никто не знает по какому правилу гамаюн определяет по Сторонам новиков. - проговорила задумчиво девочка. - Может она определяет Тёмных, потому что кто-то должен быть на Тёмной Стороне? Вдруг мир не может обойтись без существования добра и зла? Как бы мы узнали радость, если не знали грусть? Мне кажется, что я попала на Тёмную Сторону просто потому, что здесь должен был кто-то быть, также, как и на Светлой Стороне.
  -Ты смирилась? - так и не совсем понял её Ростислав.
  -Смирилась? - удивлённо проговорила девочка. - Наверно, да. Здесь вообще учится много волшебников, которым всё равно на своё распределение. Хотя, может быть, они что-то скрывают. Я ничего не знаю. Завтра мне может очень сильно захотеться стать Светлой, а послезавтра, может, я захочу из-за всех сил стать Тёмной. Не могу сказать, где мне было лучше. Я запуталась.
  Девочка всё больше начинала походить на сумасшедшую, и Ростислав начал потихоньку пятиться от неё назад.
  -А разве тебе Болотоводов не предлагал тебе магической сделки? - спросил он.
  -Сделку? Магическую сделку? - девочка удивлённо приподняла брови.
  -Болотоводов заключил со мной сделку, по которой я должен за год обучения понять Тёмную Сторону и остаться в Ночной Смене либо меня переведут в Дневную. - скромно объяснил Ростислав, перестав пятиться.
  -Я никогда не знала, что возможно перевестись между Сменами. - широко распахнула глаза Смела. - Ты шутишь?
  -Совсем нет. - заверил её Ростислав.
  -Даже если это было правдой, то я бы никогда не согласилась на сделку. - вновь отвернулась к стеклу девочка. - Я сама не знаю до сих пор: чего хочу в Ночной Смене. Хотя я имею прав на перевод в Дневную Смену побольше, чем у тебя.
  -Это почему же?
  -Потому что один из моих родителей является Тёмным, а другой Светлым. И такое бывает в Беловодье. Они тоже учились когда-то в Китежском приюте, где и познакомились. Мои родители спорили: какой Стороне я должна принадлежать, поэтому попечительский совет определил мне посетить гамаюн. Затем мои родители спорили: с кем мне оставаться жить после их развода. И так я оказалась по их обоюдному согласию в Китежском приюте.
  -Ты родилась в Околоземье? - проговорил поражённо Ростислав.
  -Это нетрудно понять по моему имени. Все, кто рождается в Беловодье, обязаны иметь подобные понятные имена. Таков закон. Даже наш староста, Волк Велимор, тоже рождён в Околоземье. - произнесла Смела. - Хоть он никому не говорил, но всем известно, что его подкинули в Китежский приют ещё младенцем, поэтому никто не знает его род. Судя по его способностям, его род не принадлежал ни Диким, ни Обращённым. Похоже, что он даже Истинный или Ист.
  -Что это значит? - не уставал спрашивать маленький мальчик.
  -Это уровни чистокровности волшебников. - мягко улыбнулась Смела. - Считается, что чем более чистокровный волшебник, тем более он способен.
  -Что за чушь? - удивился Ростислав. - А кто тогда загрязняет кровь, если есть чистая?
  -Мы. - ещё раз улыбнулась девочка. - Мы - Дикие - самый низший уровень чистокровности. Мы или наши предки, которые прибыли из Сердцемирья. Считается, что в нас остаётся ещё слишком много людского, чтобы быть настоящими способными волшебниками.
  -А сама ты кто? И кто такие тогда, например, Истинные? - всё спрашивал Ростислав.
  -Я же сказала, что я Дик, как и ты, так как мои родители прибыли из Сердцемирья. - терпеливо пояснила Смела. - Есть ещё следующий уровень чистокровности - Обращённые или Обры. Это древние рода, которые, согласно былинам, превратились со временем из Диков. Хотя некоторые считают это сказками и говорят, что Обры сами себя такими объявили когда-то из Диков. Есть ещё возможность родиться Обром от союза Дика и Иста, но это крайне маловероятно.
  -А если волшебник родился от Дика и Обра? - не унимался Ростислав.
  -Он будет Диком. - твёрдо ответила Смела. - Закон всегда гласит, что от таких браков рождается ребёнок на уровень чистокровности ниже, чем один из родителей с самым высоким уровнем чистокровности. Я не договорила об Истинных. Это волшебники чьи рода существуют с незапамятных времён. То есть они могли произойти даже от весьма древних Диков, о которых уже никто не помнит. Либо... либо родиться от любого союза с Настоящими. Но это совсем невероятно, так как Настоящими являются волшебники, которых мы называем богами. Они само воплощения волшебства в природе. Недостижимый уровень чистокровности, к которому надо стремиться. В мире сейчас не существует ни одного Настоящего волшебника или Наста. Можно сказать, что в Беловодье существует всего три уровня чистокровности: Дикие, Обращённые и Истинные.
  -Но я совсем не чувствую себя неспособным волшебником! - заметил обидчиво Ростислав.
  -Неужели? - хитро поглядела на него Смела. - А ведь тебя только одного стошнило из перворазрядников во время сосредоточения. Да ты ещё по-настоящему не встречался с Обрами или Истами, чтобы так судить.
  -А Волк Велимор? - угрюмо буркнул Ростислав.
  -Никто не знает его происхождение. Ему даже родовое имя дали вымышленное! - проговорила Смела. - В его происхождении всё настолько запутано, что никто не в силах в нём разобраться. Ты видел талисман Волка - Чёрный Камень? Он его сделал ещё до начала обучения в училище! Это и без слов понятно, что в нём затаённое зло на отказавшихся от него родителей.
  -Ты столько знаешь об учениках. - пробормотал задумчиво Ростислав. - А можешь ты рассказать о том, что случилось с Антониной Прохоровой?
  -И здесь не обошлось без нашего Волка Велимора. - с кривой усмешкой заявила Смела. - Известно, что случилось: она пыталась проникнуть на пятый уровень Сознания и не смогла вернуться обратно в своё тело. Вместе с ней в запретное путешествие отправились Волк Велимор, Алесь Хицевич и Филипп Джалалий. Естественно эти трое вернулись назад, а она нет.
  'Алесь Хицевич!' - судорожно подумал в это время Ростислав. Он не случайно ухватился за это имя, так как мальчику пришлось ещё не раз встретиться с этим пареньком. По какому-то совпадению Алесь оказался соседом мальчика по коридору. Тем самым соседом, к которому в тот один из самых злополучных вечеров в общежитии Тёмных Мыслителей приходили таинственные тени.
  После Масленицы Ростислав ещё долго не осмеливался подходить, а тем более говорить с Алесем. Всё-таки это был взрослый, в глазах ребёнка, человек, который имел свои странности. Однако, теперь он выглядел очень тихим и спокойным пареньком, даже каким-то забитым, после посещения его комнаты теней. Может это был неудачный розыгрыш его одноразрядников, как и нападение на Ростислава во время его прихода в общежитие? Мальчик старался об этом не думать. Лишь совсем недавно перед занятиями он осмелился как-то приветствовать своего соседа по коридору. Алесь ответил на его приветствие очень растерянно и холодно, будто только в этот день заметил, что Ростислав жил в комнате неподалеку от него. Больше Алесь никак о себе не напоминал, растворившись в серой толпе других невзрачных Тёмных Мыслителей.
  -Удивительно, как ещё Волк после этого остался старостой нашей Смены. - хмыкнула Смела. - Хотя их всех вызывали к нашему управителю приюта на допрос. Я уже заболталась с тобой. Нам необходимо идти на знаковедение. Предмет наверняка уже начался.
  -Подожди! - вдруг остановил её Ростислав. - Может, ты знаешь ещё Тёмных, которых хотят стать Светлыми?
  -Нет. Я больше таких не знаю. И вообще советую тебе просто сейчас же немедленно забыть наш разговор. - резко развернулась Смела. - Также я советую никому не упоминать о своей магической сделке с Болотоводовым. Это может быть просто опасным потому, что мы учимся в Ночной Смене, где может произойти всё, что угодно. Просто поверь мне. Также учти, что при других Тёмных я не собираюсь тебя выгораживать или защищать. Я не хочу иметь неприятности.
  -Я понял. - удручённо кивнул Ростислав. - Только почему ты заговорила со мной?
  -Я не знаю. - растерянно обернулась и пожала плечами Смела. - Просто хотела поговорить с тобой по душам.
  'Она точно сумасшедшая, как и все Тёмные в этой Ночной Смене!' - подумал мальчик, молчаливо последовав вслед за ней.
  Занятие по знаковедению должно было проходить в просторном помещении с большими окнами на первом этаже. Вообще Ростислав заметил, что все занятия Тёмных проходили не выше первого этажа. Его ещё называли подклетницей. Некоторые занятия, как сосредоточение, проходили всегда в подземном этаже, часто именуемом просто подвалом.
  Преподаватель знаковедения, молодой человек в строгом костюме, уже начал ведение своего предмета, активно что-то показывая перед собой руками, когда опоздавшие на урок девочка и мальчик вошли в его помещение. Смела неразборчиво пробурчала себе под нос нечто вроде извинений и шмыгнула дальше. Ростислав не нашёл ничего лучшего, как и ранее в полном молчании последовать за ней. Преподаватель ограничился тем, что сердито на них посмотрел, но затем возобновил свой разговор.
  -Кто это? - едва успел малозаметно прошептать Смеле, садясь за свободный одиночный стол Ростислав, кивнув в сторону учителя.
  -Его зовут Бран Паутовский. - только лишь шёпотом сумела ответить Смела и тут же уселась за один из столов рядом со своими третьеразрядниками.
  -Ризы. - продолжил говорить Бран Паутовский, разводя руками в воздухе. - Что вы о них знаете? Да именно, что ничего! Даже те, кто будет изучать этот предмет уже четвёртый год!
  Преподаватель нервно проходил по чёрно-белому мозаичному полу помещения, где происходил предмет. При этом его полинялые выцветшие сапоги из красной мягкой кожи негромко клацали своей твёрдой подошвой среди гулкой комнаты.
  -Ризы - это нечто большее, чем простое обозначение звуков и чисел! - говорил он, продолжая сдержанно разводить перед собой руками. - Это даже нечто большее, чем просто нарисованные картинки. Одна и та же риза, поставленная в разных местах, может иметь совершенно противоположные значения. Риза не имеет чёткого начертания и зависит во многом от существующего в данном времени настроя рисующего. Понять идеальное начертание ризы практически невозможно, но мы на наших уроках всё же попытаемся это сделать. Многие из Мыслителей говорят, что изучение риз неважно, что важны лишь исключительно походы в Сознание и всякое такое. Но, мои друзья, как же вы собираетесь задерживать заклинания из Сознания? Стоит только немного почерпнуть волшебных сил из этого состояния, как их необходимо тратить, так как хранить, оказывается, их негде. Разве можно наполнить магией сосуд подобно молоку? Разве магия - это осязаемый предмет в ваших руках? Конечно же нет. Для задержания магии требуются иные средства, чем простые кастрюли или рыболовные сети. Имя им - знаки. По-нашему - ризы. Сам по себе волшебник не источник магических сил, а всего лишь более менее способный их проводник. Задержать или накопить их он может лишь через правильное искривление пространства, откуда он черпает свои силы. А начертания правильного искривления пространства определяется уже ризами. Воистину сложная наука, у которой нет, и не было пределов в изучении.
  Вдруг преподаватель остановился напротив стола, за которым сидел сразу заскучавший Ростислав, ещё не совсем хорошо чувствовавший себя после урока сосредоточения, да и занятый раздумьями после последнего разговором со Смелой.
  -Я вижу, что некоторых перворазрядников уже утомили мои длинные речи. - проговорил с усмешкой Бран Паутовский, поглядев в несвежее лицо мальчика, и бесцеремонно ткнул в него своим длинным узловатым указательным пальцем. - Вы! Выходите в центр зала!
  Ростислав не смел пререкаться с этим грозным преподавателем, а поэтому безропотно подчинился, ещё не совсем осознавая или представляя, что с ним произойдет дальше. Он вышел в центр зала и безвольно развернулся лицом к одиночным столам учеников, которые сидели за ними в весьма расслабленных позах, не соблюдая никаких правил приличия. На всех их одинаковых сухих лицах было лишь обозначено суровое ожидание или безразличие. В воздухе висела некая тревожная тишина, прерываемая лишь громким голосом преподавателя.
  -Кто из вас пожелает показать этому перворазряднику свои способности по ризам? - у усмешкой обратился Бран Паутовский ко всем разрядам.
  -Учитель! - вдруг дёрнулась вверх единственная рука. - Позвольте мне! Я хочу попробовать!
  По пригласительному жесту преподавателя в центр зала вышел светловолосый четвероразрядник с горящими голубыми глазами.
  -Ну что ж, Никита Ордов. - скрестил руки на груди Паутовский. - Для начала покажите перворазряднику основные ризы человеческих эмоций.
  Никита сосредоточенно кивнул и откинул непослушную прядь белых волос со своего лба. Он думал, наверно, несколько секунд, уставившись в сторону. Наконец-то он начал делать какие-то сосредоточенные движения ладоней в воздухе, похожие на метание теней. Затем он произвёл некое резкое действие, похожее на толчок в воздухе в сторону Ростислава, и в следующее мгновенье тот не выдержал, расхохотавшись в полный голос, опёршись руками на колени.
  -Для начала нашему перворазряднику - этого будет мало. - произнёс тут же Паутовский. - Как и многие другие людишки, он поспешит списать смех на то, что ему действительно стало смешно от ваших действий, Ордов. Покажете ему другие человеческие эмоции.
  Никита также быстро сосредоточенно кивнул своему учителю, вновь, то ли быстро вспоминая новые действия для применения риз, то ли просто мысленно настраиваясь на очередное упражнение, оставаясь на некоторое время недвижимым. Последовали новые движения ладонями и толчки невидимой преграды в сторону Ростислава. После каждого такого действия с мальчиком неизменно что-то случалось. То он вдруг в испуге отворачивался от Никиты, закрыв руками лицо, то вдруг по щеке сама по себе прокатывалась жалобная слеза. Под конец Ростислав испытал вообще тошнотворное ощущение, от которого скрючился пополам и с трудом справился с проявлениями рвоты.
  -Последнюю ризу вы сделали крайне плохо. - хладнокровно заметил Паутовский Никите.
  -Я не виноват, учитель! - проговорил, оправдываясь, Никита. - Он был измотан до тошноты ещё на уроке сосредоточения!
  -А вы не заметили ничего странного в своих действиях? - спросил Паутовский, продолжая не обращать внимания на состояние поправляющегося Ростислава.
  -Эм... - промычал в некоторой задумчивости Никита. - Меня больше удивили странные действия перворазрядника.
  -Это каким же образом?
  -Дело в том, что первая риза, которую я применил на перворазряднике, обозначала ненависть. Но вместо ответной ненависти на неё или обыкновенного страха перворазряднику стало смешно. Я впервые вижу, чтобы в ответ на гнев радовались.
  -Ваши первые слова, Ордов, лишь подтверждают: насколько далеки в знаниях по ризам от совершенства даже четвероразрядники. - удовлетворённо кивнул Паутовский. - Смех развился из чувства страха и является одной из его извращённых представлений. Смехом мы показываем, что будто боимся собеседника, и он может чувствовать себя в безопасности. Это подсознательное ощущение, которое трудно отследить.
  -Вторая риза, которую я применил, обозначала печаль, но, похоже, что перворазрядник вместо гнева испытал страх или смущение. Третья риза обозначала уже сам страх, но перворазрядник вместо радости испытал печаль. Наконец, четвёртая риза радости у меня просто не получилась. Чувства перворазрядника слишком разнородны и по ним нельзя определить его сущность... -путанно начал говорить Никита.
  -Другими словами - он не одержим, как многие Тёмные. - резко прервал его Паутовский. - Он не испытывает постоянно одно и то же чувство на все эмоции. Весьма редкие свойства для Тёмного. Однако, этим примером для других было преподнесено несколько уроков. Во-первых, в природе существует четыре основных чувства, которые были сейчас испытаны на ученике: страх, гнев, печаль и радость. Некоторые учёные, правда, предлагают в своих азбуках другие основные эмоции. В любых других неназванных чувствах можно их разглядеть. Например, обида или зависть чаще обозначают затаённый гнев. В то время, как растерянность может обозначать затаённый страх. Во-вторых, как вы успели все заметить: мало научиться чертить правильные ризы - надо уметь их ещё правильно растолковывать. Этим мы будем заниматься огромную часть времени наших занятий. Дело в том, чтобы правильно воспользоваться ризой - необходимо понимать все последствия её применения. В-третьих, все могли также наблюдать за необходимыми действиями для использования риз волшебником. Сначала требуется небольшое накопление магии на первом уровне Сознания, чтобы затем её передать опосредованно через начертание риз. В-четвёртых, я удивлён, что никто из вас до сих пор не начал записывать за мной получаемые знания...
  Несколько младшеразрядников испуганно схватились за свои самопишущие грифели, именуемые самописцами, и начали что-то корякать в своих чистых листах. Ростислав также поспешно уселся за своё место. Он быстро застегнул на голове лентовые очки-самогляды, чтобы скорей читать, и зашуршал вслед за остальными исписанными страницами.
  Краткое обучение применения самоглядов и самописцев Ростислав со всеми перворазрядниками прошёл на вводных занятиях Болотоводова. Чтобы не тратить времени на простое обучение письму и чтению, среди волшебников были крайне распространены подобные приспособления. Самогляды позволяли сразу понимать любой читаемый сквозь них текст из риз, переводя его смысл прямо в сознание волшебника. Представляли они из собой обычные очки, прикреплённые к ленте с застёгивающимися на затылке замком. Застёгивание замка приводило их в действие. Со временем они имели свойство: терять магическую силу, и их нужно было 'заправлять' магией из первого уровня Сознания. Так как перворазрядники не могли этого делать, то за них самописцы и самогляды по просьбе 'заправляли' домовые. Тоже касалось и самописцев - продолговатых предметов, напоминающие обычные ручки. Ростислав со временем заметил, что значительное число Тёмных Мыслителей всё же не использовало очков-самоглядов.
  За прошедшим занятием знаковедения последовал урок яснознания, который проходил в подземном помещении, больше похожим на захламленный склад. Вёл его ещё один довольно странный черноволосый бородач с длинными спутанными волосами, постоянно падающими на лицо. Его звали Вадим Вырвизуб. По его собственным заверениям перед детьми он был войсковой старшиной и служил на границе с Железным лесом в пограничной заставе. По совместительству он ещё вёл уроки самообороны, начиная с пятого разряда. Когда он поминутно приближался во время своих речей к Ростиславу, то тот ощущал от него небольшой квасной запашок. Как потом выяснилось: Вадим Вырвизуб не брезговал приложиться к крепким напиткам прямо между уроками. По подслушанным разговорам от других детей, Ростислав узнал, что Вырвизуб якобы так справлялся с болью от старого ранения, полученного в бою. Что это был за бой, на какой войне был этот преподаватель - было узнать невозможно, так как Вырвизуб сразу же набрасывался на ученика, тыкая в него пальцем и говоря, что он ничего в этом не понимает, чтобы ему всё об этом рассказывать. Складывалось впечатление, что Вырвизуб просто врал о своих былых заслугах, чтобы поднять свою значимость в глазах окружающих. Как его до сих пор терпели в училище, было непонятно.
  Тем не менее Вырвизуб начал свой урок достаточно трезво, хотя и немного размашисто и неуклюже, передвигаясь среди учеников.
  -Яснознание - это первая ступень вашего развития! - говорил он. - Как только вы её достаточно изучите до четвёртого разряда, то перейдёте на настоящее обучение, где вместо основных положений яснознания, вы будете упражнять определённое чувство вашего тела: ясновидение, яснослышанье, ясноосязание, яснообоняние или ясновкусие. Сейчас же на данном уровне развития вы научитесь просто искать в пространстве при помощи своих органов чувств аномальные поля, живую и неживую энергию созданий и предметов, просвечивать ауру, в конце-концов просто находить небольшие предметы на огромных участках окружающей местности. Так как вы все маги Водяной Стихии, то прежде всего это будет касаться поиска источников воды на огромных расстояниях или безупречного нахождения бродов среди рек и других водоёмов. Со временем от ваших способностей у вас будет наиболее развит один из органов чувств, которые вы начнёте более углубленно развивать в старших разрядах.
  Последним основным уроком перед обедом оказался самым странным из всех предыдущих. Как и многие другие уроки Тёмных, он проходил в подвальном помещении по соседству с местом проведения уроков яснознания. Здесь также было всё захламлено, что складывалось впечатление, будто от помещения урока яснознания этот новый странный урок отделяла груда хлама до потолка. Только вместо каких-то коробок, больших старых полотнищ и сломанной мебели здесь в горах хлама были музыкальные инструменты.
  -Проходите сюда все быстрее! - крикливо проговорила из угла помещения женщина с растрёпанными во все стороны тёмными волосами. - Так как сегодня прибыли впервые очередные перворазрядники, то я снова объясню для них смысл нашего урока!
  При этих словах Смела, рядом с которой теперь весь день подсознательно держался Ростислав, сдержанно вздохнула и закатила глаза к потолку.
  -На этом смежном уроке все ученики изучают три вида искусств: музыку, танцы и пение. - заявила женщина. - Как вы понимаете: каждый из разрядов одновременно с другим занимается своим видом искусства. Четвёртый выполняет то, что лучше получается у каждого ученика.
  -А рисовать мы будем? - не удержался, чтобы не хмыкнуть Антон Жданович.
  -Вам мало занятий по знаковедению? - недовольно стрельнула в его сторону глазами женщина. - Приступаем к занятиям согласно распорядку. Первый разряд занимается сегодня пением, второй - танцами, третий - музыкой, четвёртый - всем из чего предложено.
  Вздохнув, ребята стали разбредаться по сторонам. Третьеразрядники с грохотом потянули музыкальные инструменты из общей груды, второразрядники заняли середину помещения, где было больше простора для движений, перворазрядники сбились в кучу у одной из стен с лицами идущих на расстрел. Четвероразрядники, в большинстве, также стали вытягивать какие-то музыкальные инструменты, несколько из них присоединились к танцорам. Преподавательница, которую звали Ласка Скалозубова, весьма пристально за всем этим следила, после чего по мановению руки указала, чтобы заиграли музыканты.
  По сравнению с музыкой, некогда звучавшей в Куполе на праздновании Маслницы, это было невыносимо. Хриплые и бессвязные мелодии духовых свирелей, рожков и волынок действовали весьма душераздирающе. Ни у кого не было нот, никто не наигрывал по памяти что-то более связанное. Расстроенные и хриплые звуки беспорядочно вырывались от музыкантов, заполонив собой всё помещение и вырываясь дальше в другие коридоры и помещения училища. Но, похоже, Ласку Скалозубову это нисколько не смущало, и на её губах заиграла довольная улыбка.
  Танцоры в это время начали прыгать на месте, бессвязно выкидывая перед собой то руки, то ноги. Происходило это постепенно и бессвязно. Первыми вступили в этот странный танец четвероразрядники, а за ними потянулись и остальные. Как и музыка, их бессознательные подпрыгивания и дёргание рук и ног мало походило на хорошо отрепетированное действие. В это время Ласка Скалозубова начала хмуриться, глядя на остолбеневших от такого действия перворазрядников. Она сделала один резкий жест рукой, и мигом всё буйство в помещении прекратилось.
  -Почему вы не поёте? - спросила она перворазрядников.
  -А что надо петь? - недоуменно огляделся по сторонам Антон Жданович.
  -Неважно что - главное петь. - нахмурилась Скалозубова. - Неужели непонятно, что мне нужно, чтобы я услышала ваши голоса?
  -Непонятно. - глухо подтвердил Юрий Буйносов, тот самый перворазрядник, который удивил Ростислава своим самым отсутствующим взглядом.
  -Я ещё раз для всех объясняю, что одновременное использование танца, музыки и пения способствует вашим упражнениям по быстрому погружению на первый уровень Сознания. - сдержанно произнесла Скалозубова. - Как вы собрались погружаться в Сознание, если даже не знаете, как это сделать?
  -На уроке сосредоточения научат. - угрюмо буркнул Вячеслав.
  -Там вам не объяснят порядок действий вхождение в Сознания. - неожиданно громко расхохоталась преподавательница. - Вас погружают на этом уроке насильно по чужой воле учителя. Чтобы самостоятельно перейти в Сознание вам придётся научиться идеально контролировать три своих вещи: речь, жесты и мысли. А как этому не научиться, как не при помощи танцев, музыки и пения? Своим одновременной музыкой, пением и танцами вы помогаете себе и другим достичь определённого настроя. Если вы поймаете определённый настрой, то вы сможете даже самостоятельно войти на первый уровень Сознания, к чему и стремится весь наш урок. Нельзя к этому прийти, выучив какую-то одну последовательность действий. У каждого она своя. Это нужно почувствовать и нельзя описать словами. Поэтому каждый у нас подбирает для музыки или танца или пения свой особенный настрой, чтобы учиться, как можно быстрей входить в Сознание и черпать оттуда необходимую энергию.
  -И всё же, что нам петь? - не унялся хмуро Антон.
  -Пойте то, что подсказывает ваш разум. Пойте то, что поможет вас погрузить в Сознание. - произнесла торжественно Скалозубова.
  В тот день разум Ростислава ничего ему не подсказывал, поэтому весь последующий урок для него вылился в одну небольшую несуразицу. Все слова песен, которых он знал до этого, как-то мигом выветрились из его памяти, и мальчик просто несмело пытался напеть нечто вроде 'ла-ла-ла' этой хаотичной музыке. Периодически все останавливались на передышку, где Скалозубова начинала ходить среди учеников и разъяснять, что им нужно было почувствовать или сделать, чтобы наилучше достичь Сознания. Под конец никто из перворазрядников так Сознания и не достиг. Достигли ли этого загадочного состояния другие ученики, Ростислав так и не понял. Плохо было и то, что на этом уроке для учеников напрочь отсутствовали какие-либо столы или стулья и приходилось порой отдыхать прямо на полу, оперевшись спиной о стену.
  С большой радостью Ростислав воспринял начало долгожданного обеда в Куполе, но дальше после него начинались дополнительные необязательные занятия. Они так назывались, потому что они предоставлялись для изучения на самостоятельный выбор ученика. Всего их было четыре: зельеварение, живознание, плавание и спорт. Перворазрядников на них никогда не оценивали, но они были обязаны посещать каждое из них для ознакомления хотя бы одну четверть. Вели их, кроме спорта, наставники соседних Отделений: Творительного, Созерцательного и Испытательного. Зельеварение, например, вёл наставник Творительного Отделения, где этот предмет был один из основных, живознание - Созерцательного и плавание - Испытательного.
  При небольшом описании этих занятий на вводных занятиях Ростислава больше всего заинтересовало плавание. Невзор Болотоводов обещал, что на уроках этого занятия научат легко переносить давление водных толщ и свободно дышать под водой. Кроме того Ростислав просто не умел плавать и всегда смутно ощущал от этого некоторое стеснение ещё с жизни в Сердцемирье. А здесь, в Околоземье, когда он оказался магом Водяной Стихии, ему стало просто стыдно за то, что он не мог даже держаться на поверхности. Другие занятия тоже выглядели многообещающими. Было неплохо изготовить и какой-нибудь волшебный отвар на уроке зельеварения, или изучить некую чудную морскую гадину на живознании. Времяпровождение на уроке спорта при помощи игр в лапту или городки также обещало выглядеть далеко не скучным.
  -Вообще-то я не понимаю зачем нужно изучать предметы, которые преподаются на соседних Отделениях. - тем временем недовольно бурчал за столом перворазрядник со стрижкой 'под шапку' тёмно-русых волос, которого звали Иван Богун. - Неужели у Мыслителей не хватает своих?
  -Ага, оставили бы одни спорт. - поддакнул и заливисто засмеялся Вячеслав.
  -А я вот до сих пор не понимаю: почему первые четыре года все четыре разряда должны обучаться вместе. - со вздохом говорила Варвара. - Когда же, наконец, настанут занятия хотя бы отдельно для одного разряда?
  -Когда повзрослеем. - со вздохом замечала за ней другая светловолосая перворазрядница Лика Меняйлова.
  В это время Ростислав сосредоточенно жевал еду на своём месте, снова задумываясь над разговором со Смелой Живоглот. Всё же, как он мало ещё знал о Тёмных! Ему действительно было необходимо ещё со многими познакомиться поговорить, чтобы лучше узнать Ночную Смену. Тем более упоминание Алеся Хицевича снова подтолкнули его к размышлению над теми странными случаями, которые произошли во время его заселения в его общежитие. Ведь с тех пор он больше никогда не слышал ничьих криков в коридорах или странных теней, посещающих комнаты учеников. Что-то внутри мальчика подсказывало, что когда-то эти события найдут себе объяснение. От размышлений его оторвало то ощущение, что рядом с ним никого не было. Удивлённо оглянувшись, Ростислав увидел, что остался один среди Мыслительного Отделения на трибунах, а его за локоть влечёт один из невидимых домовых. Мальчик подобрал рассеяно свою висевшую сумку на стуле и прошёл к выходу. Для изучения в первой четверти он выбрал себе дополнительным занятием зельеварение. К плаванию он решил приступить только к концу года.
  
  Глава 16. Худший ученик
  
  Ростислав оглянулся. Всё вокруг него было чуждо и незнакомо. Над головой светило ярко-жёлтое солнце. Перед ним расстилался обычной жилой двор с детской игровой площадкой, огороженный со всех сторон серыми многоэтажками. Звучали детские крики и смех. Мальчик прекрасно понимал, что этому всё это снится. Это было странное ощущение. 'Ну, не просыпаться же мне обратно. Ведь я только уснул' - почему-то подумал он. На миг вокруг всё исказилось, будто захотелось стереться из сознания мальчика, но тот уверенно лишь заскользил по окружающему двору, где так весело играли дети.
  Дети действительно играли на своей площадке, ползая на каких-то спортивных кольцах и скатываясь с небольшой железной горки. Взрослых поблизости было не видно. Ростислав также с любопытством оглядел высаженные кусты роз перед жилыми домами, где были видны уже огромные и тяжёлые ярко-алые бутоны цветов. Рядом с ними росли ещё какие-то красивые растения с длинными стеблями, на которых находились ещё одни пышные соцветия. На ум мальчика приходили бессвязные названия цветов: мальвы, георгины...
  Ростислав прошёл вдоль ряда розовых кустов совсем немного, как наткнулся на деревянную лавочку рядом с подъездом, на которой сидела и читала книгу маленькая белокурая девочка. Она едва успела только приподнять голову и посмотреть на мальчика краем своих глаз, как сердце Ростислава дрогнуло. Это была Оля Петрова...
  
  Ростислав проснулся в своей комнате. Над ним уже сиял зеленовато-белый матовый свет хрустального шара под потолком. Быстрого взгляда на клепсидру, стоящую на письменном столе, было достаточно, чтобы понять, что давно уже настало время завтрака. Пожалуй, он давно уже так крепко и долго не спал.
  Шли долгие дни самой большой недели в году до и после Масленицы. Ростислав даже сумел несколько соскучиться от безделья. Время короталось лишь в настольных играх, да в прогулках по Китежу за пределами училища в сопровождении взрослых. Но сегодня была необычная Ночь. Не из-за того, что сегодня в Китежский приют должен был прибыть второй летучий корабль 'Волк', привезя очередных новиков училища, а из-за того, что сегодня из-за плохой успеваемости его собирались оставлять на второй год в первом разряде. Это звучало ужасно, но Ростислав сам не понимал, как это случилось. Он вроде бы во время обучения весь год выполнял такие же действия, как и его одноразрядники, но у него всё получалось неизменно хуже, чем у всех остальных. На уроке сосредоточения он всё время выходил из гипноза в состоянии рвоты и тошноты. Дошло до того, что, к радости начавшего отставать вместе с ним по предмету Бутусова, его отстранили от уроков сосредоточения на некоторое время по состоянию здоровья. Но и это всё равно не пошло на пользу успеваемости Ростислава, как и для других предметов. За прошедшее время он единственным из перворазрядников, так и не смог войти даже на первый уровень Сознания, как бы старательно не пытался этого сделать. В совокупности это не давало право Ростиславу никак перейти во второй разряд вместе со своими однокашниками, как из-за несдачи испытаний таких предметов, как яснознание, знаковедение и музицирование, идущих тесно в своём обучении со сосредоточением.
  Вообще-то собеседование с главным управителем училища у него должно было произойти ещё вчера, но по необъяснимым причинам его перенесли на сегодня, чем усугубили его позор. Ему пришлось выслушать несколько чувствительных колкостей от других учеников Ночной Смены насчёт того, что его место было на самом деле среди первого разряда, где уже сидела первая пара растерянных новиков с первого летучего корабля. Без насмешек не могло обойтись и сейчас.
  И в довершение всего ему ещё приснился сон с Олей Петровой. Ростислав не видел её уже давно, хотя она должна была жить всего в одной-двух саженях над ним, и он с любовью вспоминал именно те времена, когда гамаюн ещё не определила его судьбу, и он вместе со всеми на летучем корабле впервые для себя открывал Околоземье. Ведь Оля была с ним чуть ли не с самого начала. Наверняка её судьба в Отделении сложилась гораздо лучше, чем у него. Может он полюбил её? Мальчик решительно отогнал от себя эти последние мысли. Это было полной чушью, так как он впервые её увидел во сне, хотя до этого уже почти год, как не видел вживую, а все его предыдущие сны напоминали собой одни лишь провалы в тёмную пропасть.
  Он проснулся к завтраку довольно поздно, но к нему можно было ещё успеть. Быстро облачившись в форменный комбинезон, мальчик ополоснулся холодной светлоярской водой из крана в пустынной ванной комнате и побежал по направлению к Куполу. К его неудовольствию на трибунах всё ещё оставалось множество Тёмных учеников, оставшиеся поглазеть на новых перворазрядников. Торжественная церемония уже прошла, и Волк Велимор после неё что-то неторопливо объяснял пополнившемуся первому ряду, стоя со скрещёнными руками.
  Подойдя к своему второму ряду трибун, Ростислав ещё издали заметил на себе пару насмешливых внимательных взглядов. Это не предвещало ничего хорошего. Остановившись у своего места, мальчик понял, что его стул переместили к первому разряду. Что ж, это была ещё невинная шутка. Все вокруг делали вид или действительно не замечали этого происшествия. Ростислав ещё немного замешкался, прежде чем спокойно спустился вниз и самостоятельно принёс себе один из пустующих стульев для первого разряда обратно. Однако когда он попытался на него сесть, то со всего размаха под окружающий смех очутился на полу. Кто-то отодвинул принесённый стул при помощи магии или без неё в сторону. Ростислав попытался сердито нахмуриться и сесть на него ещё раз и вновь очутился на полу. Стул опять отодвинули.
  На этот раз он уже вскочил с определёнными намерениями, с ожесточением сжав кулаки. И тут Ростислав с удивлением заметил, что смеявшиеся Тёмные посмотрели на него с испугом и поспешно отвернулись к своим тарелкам. Обернувшись, Ростислав понял, что они увидели за его спиной грозную фигуру Болотоводова. Тот тяжело опустил свою руку на плечо мальчика.
  -Пойдём за мной. - глухо пробасил он.
  -Но... - попытался возразить Ростислав.
  -Пойдём. Твоё время пришло. Лютович не будет ждать. - проговорил строго Болотоводов.
  Ростиславу ничего не оставалось делать, как со вздохом последовать за ним. Очевидно, что так настало время рокового собеседования с самим управителем. Завтрак приходилось пропустить. Вполне обычное явление жесткой действительности Ночной Смены. Некоторое время оба шли молча, но как только Болотоводов вместе с Ростиславом углубились в безлюдные коридоры, ведущие от Купола к зданию управления училища, то наставник вдруг сразу же глухо произнёс:
  -А ты помнишь, что ровно год назад мы на этом месте заключили между собой сделку?
  Мальчик от этих слов слегка вздрогнул и растерянно посмотрел на Болотоводова.
  -Не совсем. - тихо произнёс Ростислав.
  -Ровно год назад я отводил тебя в больничное крыло, и мы условились, что в течение года ты постараешься больше не помышлять о переводе на Светлую Сторону. По истечению этого срока я тебя снова спрошу о твоём желании перевестись в Дневную Смену, и если ты его не изменишь, то всячески посодействовать твоему переходу из Ночной Смены на противоположную. - проговорил торжественно Болотоводов.
  -Но... это было так давно. - нерешительно произнёс Ростислав.
  -Если ты думаешь, что я просто так бросаю слова на ветер и нарушаю магические сделки, то ты глубоко ошибаешься. - остановился и уставился в глаза мальчика своим питоньим взглядом Болотоводов.
  -Честно говоря... - начал немного заплетаться языком мальчик. - Я уже забыл про эту сделку. Мне подумалось, что я на Тёмной Стороне оказался просто потому, что здесь кто-то должен находиться. Я думал, что навсегда останусь в Ночной Смене.
  -Значит, ты потерял надежду? - ухмыльнулся Болотоводов.
  -Надежду? - переспросил Ростислав.
  Почему-то от этих слов мальчика как-то больно кольнуло в душе. Он печально задумался на месте, свесив голову.
  -Если есть хоть маленькая возможность перевестись в Дневную Смену, то я готов воспользоваться ей. - проговорил он, как можно твёрже, спустя некоторое время.
  -Ну что ж, - опять облизнул губы Болотоводов. - я чувствую, что ты не нарушал условия сделки.
  -Вообще-то, я однажды сказал о намерении стать Светлым одной девочке... - вспомнил неуверенно Ростислав.
  -Этого было слишком мало, чтобы полностью разрушить наш договор. - торопливо прервал его Болотоводов. - Я не отступлюсь от своих слов и выполню свою часть договорённости до конца! Пусть видят это боги. Итак, ровно через год я опять стою перед тобой и спрашиваю тебя, как и было условлено нашей сделкой: желаешь ли ты до сих пор перевестись в Дневную Смену?
  -Да. - кратко ответил Ростислав.
  -Идём. - тут же увлёк его за собой по коридору наставник.
  -И это всё? - поразился мальчик.
  -А ты что ожидал? - спросил его Болотоводов. - Теперь я должен замолвить слово о твоём переводе перед самим управителем. Может, со следующего года ты уже будешь учиться с совсем другими учениками.
  -И меня не оставят на второй год? - радостно проговорил Ростислав, идя вслед за наставником чуть ли не вприпрыжку.
  -Кто тебе такое сказал? - удивился Болотоводов. - Речь шла всего лишь о переводе тебя в Дневную Смену, но ты туда перейдёшь вместе со всеми успехами и неудачами по учёбе из Ночной. Скорей, ты будешь обучаться в первом разряде. Ведь ты же хотел перевестись в Дневную Смену не из-за своей плохой учёбы в училище, а из-за мыслей, что здесь тебе не место?
  -Но, может, мои неудачи связаны с тем, что я не нахожусь на своём месте? - с надеждой проговорил Ростислав.
  -Всё может быть. - неопределённо ответил его наставник. - Однако состоится ли твой перевод в Дневную Смену или останешься ли ты на второй год в первом разряде, решит всего лишь один волшебник в училище. Имя ему Скоп Лютович - наш главный управитель. В таких важных делах за ним всегда остаётся последнее слово.
  Личный кабинет главного управителя Китежского приюта находился в одной из башенок главного здания училища. Пробраться туда было возможно лишь по крутой, чуть ли не приставной, деревянной лестнице. Болотоводов оставил мальчика в приёмном помещении, откуда поднималась эта лестница, и, откашлявшись, поднялся наверх.
  Приёмное помещение представляло собой достаточно уютное и просторное помещение. Его окна выходили на стеклянный Купол, на который можно было полюбоваться впервые с небывалой высоты. Вокруг была расставлена потёртая чёрная кожаная мягкая мебель. Посередине помещения рядом с центральной лестницей, ведущей в комнату главного управителя, было расстелено несколько пёстрых ковров из грубой шерстяной вязи.
  В уши Ростислава здесь сразу же ударяла непривычная тишина. Обычно в общежитии всегда было немного шумнее. Сейчас же эта тишина ему казалась гнетущей и совсем никчёмной. Вся комната будто была торжественно отделена от всего мира, бушующего своими событиями за пределами её стен. Ничто не могло здесь нарушить свою размеренность и постоянство. Это совсем не соответствовало тем душевным волнениям, которые переживал мальчик.
  Ему ещё никогда не приходилось так близко видеться и общаться с самим управителем училища. Обычно он видел его на больших расстояниях во время пиров под Куполом или слышал о его деятельности от других. Главный управитель всегда казался мальчику неким недостижимым большим начальником, который всегда был занят более важными делами, чем повседневная жизнь простых учеников и преподавателей. Всё положение ухудшалось ещё тем, что для мальчика сегодня неожиданно стал одновременно не менее важный вопрос о его переводе в другую Смену, о чём он даже мечтать забыл. Именно в этот момент Ростислав больше всего понял: насколько ему предстоял впереди судьбоносный разговор.
  Болотоводов не приглашал его на собеседование очень долго, поэтому время ожидания для Ростислава затянулось на невыносимый долгий срок. Было понятно, что в отсутствие мальчика наверху происходил очень серьёзный разговор. Видимо, Болотоводов действительно, как и обещал, начал настаивать о его переводе в другую Смену. От таких мыслей Ростислав совсем распереживался. Когда Болотоводов всё-таки спустился, чтобы пригласить его на собеседование, то мальчик почувствовал, как при ходьбе у него лихорадочно задрожали колени.
  Личный кабинет главного управителя Китежского приюта мог являться образцом совершенного порядка. Небогатая, потёртая мебель стояла на выверенных местах, на аккуратных чёрных полках книги были выстроены в легко уловимой для глаза последовательности, большой шерстистый красно-оранжевый ковёр под ногами был всегда идеально отглажен и вычищен так, что по нему всегда хотелось ступать только на цыпочках. Стол главного управителя стоял ровно посреди больших окон напротив входа от лестницы.
   Стоял месяц лютень. Обычно в Сердцемирье в это время бушевали крепкие морозы, от чего этот месяц и получил своё название. Но в Околоземье всегда стояло вечное лето, и сейчас лешие и русалки снимали четвёртый урожай со своих полей и везли его в обмен на магические артефакты в Зачарованные города Беловодья. Поэтому в окно просачивался довольно яркий белый свет, который струился от бликов с поверхности Светлояра, освещая корявые ветки раскинувшегося окаменевшего дубового сада на дне, где расположилось училище. Внутри комнаты стояла пронзительная тишина, как и в приёмном помещении.
  Мальчик сел неподвижно в потёртое красное кожаное кресло для гостей перед столом Скопа Лютовича. Тот склонил голову, блестевшую лысиной, как бильярдный шар, и сосредоточенно что-то скрипел самописцем на бумаге. За спинкой его зелёного кресла встал, молча в ожидании, в своём неизменном чёрном балахоне сам наставник Ночной Смены Мыслительного Отделения Невзор Болотоводов. В ином случае Ростислав был бы рад торжественности обстановки, но сейчас худшие обстоятельства, приведшие его к этому случаю, заставляли его сотрясаться от волнения чуть ли не всем телом.
  Лютович не торопился приступать к делу, аккуратно расписываясь и сортируя разложенные бумаги на столе так, что даже Болотоводов стал терять терпение и заметно нервничать, кидая недовольно взгляды в спину своего руководителя и переминаясь с ноги на ногу.
   -Ну, и что привело сюда вас, молодой человек? - наконец разложил свои бумаги на столе по стопкам Лютович и уставился прямо в глаза Ростиславу.
   Тот выдержал взгляд, а Болотоводов за спиной управителя, нервно переминаясь, нетерпеливо изложил краткую историю мальчика. Лютович наверняка всё уже знал, а вопрос задал для начала разговора, так как сразу приступил к делу.
   -В Китежском приюте обучается двести пятьдесят шесть учеников при восьми наставниках и несметном количестве преподавателей. - торжественно произнёс Лютович, нервно начав трясти головой. - И мне очень жаль, что с вами Ростислав Арсентьев я встретился из-за плохой успеваемости, а не вследствие прекрасных оценок, что тоже бывает. Мы могли вас исключить, но так как у нас особое училище, то мы можем оставить вас только на второй год обучения. Сегодня я могу перевести Вас в дальнейший разряд, но при этом я должен узнать веские причины вашего отставания от одноразрядников.
   Ростислав молчал, глядя в сторону. Ему думалось, что Болотоводов и так всё рассказал управителю, а заново пересказывать очевидное ему не хотелось.
   -Прошу заметить, что исключение из рядов его разряда значительно повлияет на успешность всей Ночной Смены. - начал Болотоводов за спиной Лютовича. - В кои-то веки в Мыслительном Отделении получаются очень сильные выпуски, а Арсентьев портит своей учёбой все плоды этой работы. Ведь своим неумением правильно входить даже на первый уровень Сознания он очень сильно ослабил успехи в обучении своего проводника на уроке сосредоточения - Василия Бутусова. Тот закончил учебный год чуть ли не на самом последнем месте среди учеников своего разряда, а ведь до этого он являлся среди него самым сильнейшим на протяжении всех двух предыдущих лет. Также вспомните, Скоп Лютович, что вместе с Арсентьевым разряде учится молодой колдун Антон Жданович, который подаёт сильные надежды по лапте. Здесь же учится такой молодой колдун, как Юрий Буйносов. Хотя он и не самый первый ученик в этом же разряде, но он в своих умениях по яснознанию уже заметно превосходит остальных волшебников своего уровня, которых мне доводилось только воспитывать в этом училище. Юнона Воронова стала настоящей умелицей в зельеварении, а Иван...
   -Достаточно. - остановил его Лютович. - Одним словом, вы настаиваете на оставлении его на второй год. Я услышал Вас, но теперь я хочу услышать мальчика.
   -Прошу не оставлять меня на второй год. - сказал Ростислав и поёжился от мысли, что ему придётся провести целых девять лет вместо восьми на обучении в Ночной Смене.
   -Я должен переговорить с учеником лично с глазу на глаз. - сказал вдруг Лютович и сделал жест в сторону Болотоводова, просящий удалиться. - После этого я вынесу своё окончательное решение.
   Болотоводов что-то недовольно пробурчал об управительских штучках и ушёл из комнаты размашистыми шагами из стороны в сторону, громко шаркая по ковру. Лютович встал из-за стола, заложил руки за спину и отвернулся к окну.
   -Посмотри в окно. - вдруг сказал он.
   Ростислав подумал, что это ему послышалось, но главный управитель Китежского приюта повторил:
   -Встань из кресла и посмотри в окно.
   Мальчик ничего не стал спрашивать: зачем это надо. Он подошёл к окну и увидел со высоты башенки над третьим этажом, где располагалось помещение, знакомую каменную ограду, в пределах которой раскидывался также хорошо знакомый приютский окаменевший дубовый парк.
   -Ты знаешь, чем сад отличается от леса? - спросил его Лютович.
   -Н-нет. - запинаясь от волнения, сказал Ростислав.
   -Сад искусственно высаживают, а лес является наследством самой дикой природы. Так вот, наш дубовый лес перед приютом - это сад. Его посадили волшебники. - пробормотал Лютович. - Ты знаешь, что связывает его с училищем?
   -То, что он растёт на его земле? - осмелился предположить Ростислав.
   -И это тоже... - загадочно улыбнулся Лютович. - Дело в том, что некогда, когда Китеж ещё стоял на поверхности, на этом месте располагалось древнее волшебное училище, где магии обучались такие же дети, как и вы. Это было одно из самых лучших учебных заведений в том уголке Сердцемирья, где обучались только наиболее одарённые волшебники. Чтобы их защитить от всевозможных напастей, постепенно древнее училище превратили даже в некое подобие крепости. Во время Исхода этого Зачарованного города, когда на его улицы неожиданно вторглись вооружённые орды алчных людей, крепость древнего училища стала одной из опорных точек обороны. Так как людское нашествие было неожиданным, то на защиту Зачарованного города пришлось стать даже детям. В итоге все ученики во главе со своими преподавателями того древнего заведения приняли участие в защите своей крепости, и все до единого погибли в бою, а крепость была разрушена. На его обломках воссоздали уже совсем другое учебное заведение, которое именовалось Острог, но и оно со временем было распущено, и лишь затем на его месте обосновали нынешний наш приют. Но дело не в этом. Главное в том, что по преданию этот чудесно сохранившиеся сад сделали ещё те самые первые ученики древнего училища. У них существовал обычай, согласно которому каждый ученик после своего выпуска должен был высадить дуб. Присмотрись к каждому внимательно и заметь, что они все поразительно не одинаковы.
   Мальчик никогда не слышал о таком предании училища. Старшие ученики об этом не рассказывали, так как не особо любили болтать с младшеразрядниками по пустякам. Он с любопытством теперь по-новому оглядел сад. То, что издали, казалось однообразной серой массой, вблизи совсем так не выглядело. Некоторые окаменевшие дубы были очень некрасивыми и слишком уж корявыми, с кручёными толстыми ветками, словно их несколько раз обламывали; другие были совершенно почерневшими и клонились, как под ветром, напоминая тени, норовящие вот-вот упасть на землю; третьи были необычайно светлыми с массивными стволами и ветками, густо обляпанные водорослями и ракушками, и так далее. Среди них не было никакой закономерности, да и дубы располагались совершенно хаотично. Одни дубы лепились кучками, чуть ли не на друг друга, а другие стояли в отдельности в саду, образуя вокруг себя небольшую полянку.
   -Ты это заметил?- сказал Лютович одобрительно. - Каждый дуб поразительно не одинаков по сравнению с другим деревом. При чём порой совершенно резко не одинаков, чего не встретишь в обычном лесу. Потому что когда выпускник сажал свой дуб в саду, то между деревом и ним возникала магическая связь, и дуб вырастал таким, какой стала судьба ученика. Одни дубы были очень прямолинейны и выросли ввысь, другие дубы стали извилистыми и почерневшими. Сейчас это трудно разглядеть под толстым слоем ила. Но дубы повторяли судьбы своих хозяев в своём произрастании и не изменили его даже тогда, когда им пришлось разом умереть.
   -Но как же они сохранились? - удивился Ростислав.
   - Известно, чем древнее магия, тем она прочнее. Для начала прошлые древние ученики вложили слишком много сил на создание этого творения, чтобы оно просто взялось и разрушилось. А затем для сохранения помогло само время, как бы это странно ни звучало. - сказал Лютович. - Теперь, смотря на каждый дуб, ты будешь знать, что их посадили твои предшественники. Я же надеюсь, что когда-нибудь Китеж восстанет от дна, и этот обычай возродиться в нашем приюте вновь. Ты понимаешь меня? Чтобы это случилось надо верить. Тебе точно также нужно верить в свою судьбу и доучиться до конца, перестав оставаться на второй год.
   Ростислав виновато кивнул. Ему опять напомнили нелюбимую тему разговоров.
   -Тебе не хочется учиться. - продолжал Лютович, не отрываясь от окна. - Это видно любому человеку, даже не обладающему магическими способностями. Это связано с пророчеством птицы гамаюн. Не так ли?
   Ростиславу не оставалось ничего другого, как опять кивнуть головой.
   -Я не знаю твоего пророчества, да и не хочу знать. - пробормотал Лютович.- Когда-то мне тоже доводилось встречаться с птицей-гамаюн. Её пророчество для меня показалось очень туманным и невнятным. Я был совсем маленьким ребёнком, но нужно сказать, что далёким от совершенства. Более грубого и задиристого хулигана было трудно себе представить. Мне была жизнь не мила после смерти матери, и я хотел заставить страдать весь мир вместе со мной. Как ты понимаешь, я тоже выпускник Китежского приюта. Я был уверен, что мне предстоит учёба в Ночной Смене, но меня определили в Дневную, что вызвали лишь большее ожесточение в моём сердце. Я стал гадить и пакостить ученикам Дневной Смены с удвоенной силой. Я многое натворил и меня тоже собирались оставить на второй год, но из-за того, что во мне всё время разглядывали необычайный талант мага меня переводили дальше. Через какое-то время я устал гадить в Смене, успокоился, взялся на учёбу в старших разрядах, белые маги закрыли глаза на прошлую мою неуспеваемость и даже взяли помощником преподавателя. После некоторых стараний мне удалось сделать карьеру, но всё поменялось в один прекрасный день. Я полюбил одну девушку из Светлых, хотя боялся себе в этом признаться, но всё-таки после выпуска из школы я нашёл в себе силы сделать это не только перед собой, но и перед ней лично. Оказалось, что она все эти годы тоже любила меня и не подходила ко мне только своей робости. Мы стали встречаться и через некоторое время хотели пожениться. Однако, она поссорилась с каким чёрным магом, и они вызвались на дурацкую дуэль, запрещённую законами. Во время этой дурацкой дуэли чёрный маг убил её, и за это был навечно обращён в обычный камень на пыльной дороге. В моём сознании что-то повернулось в тот момент, и я вспомнил все слова птицы гамаюн. Я понял, что они все сбылись до единого слова. Я стал убеждённым Светлым магом до конца своей жизни. И с тех пор сожалею, что так много пакостей потратил на своих лучших одноразрядников по Отделению и Смене, вместо того, чтобы вместе с ними наслаждаться непринуждённой жизнью. С тех пор я погрузился в работу так, как не погружался ни один преподаватель, рядом с которыми я тогда работал. В конце-концов, я тридцать лет назад, к своему удивлению, стал главным управителем этой школы. Я вижу, что ты на самом деле чувствуешь то же, что и я в свои далёкие годы: несправедливость распределения в свою Смену, хоть и не можешь сказать это вслух. Мне довелось принять окончательно своё распределение лишь после окончания Китежского приюта, но по твоим глазам я чувствую, что это произойдёт в твоём случае гораздо раньше, чем думают все. Потому что такие разумные люди, как Болотоводов, прекрасно понимают, что на самом деле птица-гамаюн ошибиться с распределением никогда не могла. Он думает, что в твоём предсказании даже заложено, что ты должен остаться на второй год, поэтому так настаивает на твоём оставлении.
   -Но тогда зачем он заключал со мной магическую сделку? И откуда он знает, что мне предсказала гамаюн? - спросил Ростислав.
   -Никто и никогда точно не знает предсказанного. - ответил, развернувшись, Лютович. - Могут лишь предполагать твою судьбу. Мне трудно объяснить, чем руководствовался твой наставник, когда заключал с тобой сделку. Видно же, что твои неуспехи в учёбе связаны не с твоими плохими способностями, а с нежеланием воплощать свою силу в полную меру. Я же немного смыслю в прорицании и могу слегка просматривать судьбу своих учеников. Я могу сказать, что ты получишь ответы на все свои вопросы скорей, чем думаешь ты, и даже окружающие люди. Я рассказал о своей жизни, чтобы ты понял, что предназначение тебе откроется не сразу, и ты бы смирился со своей судьбой и начал хорошо учиться. Возможно, именно мой разговор с тобой птица гамаюн определила, как поворотную точку судьбы, а не оставление на второй год. По-крайней мере, я так чувствую. Я привык доверять своей интуиции, поэтому всё-таки перевожу тебя во второй разряд вместе со всеми, но с условием, что в конце учебного года сдашь все необходимые испытания по предметам вместе с испытаниями, которые ты не сдал в первый год. Если завалишь, хотя бы одно испытание, то тогда, безусловно, останешься на второй год. Согласен?
   -Хорошо. - кивнул Ростислав, плохо уже что-то соображая. - А как же мой перевод в Дневную Смену?
  -Ты должен оставаться там, куда был определён. Мне больше сказать нечего. Болотоводов проводит тебя обратно в общежитие. - сказал Лютович и указал в сторону окна. - Я думаю, что твой дуб должен был вырасти прямым.
  То, что его всё-таки переводили во второй разряд, но оставляли в Ночной Смене, вызвало у мальчика смешанные чувства. С одной стороны он избежал позора в глазах своих одноразрядников, но с другой стороны в один день у него возродилась одна из величайших надежд в его жизни и тут же была окончательно разрушена. Некоторое время, Ростислав растерянно молчал, покидая личный кабинет главного управителя, а затем, направляясь по различным ходам в жилую темницу Мыслительного, пока, наконец, вдруг тихо не сказал сопровождающему его Невзору Болотоводову:
  -Наставник, а почему вы не сдержали своё слово?
  -Какое!? - Болотоводов чуть ли не бешено сверкнул своими глазами в сторону мальчика.
  -Не перевели меня в Дневную Смену. - продолжил также тихо мальчик.
  -Я своё слово сдержал. Ведь я обещал только помочь тебе насчёт перевода, но не сделать его. Это было не в моих силах. - проговорил Болотоводов. - К тому же я мог не сильно стараться, так как вы, Арсентьев, всё же однажды нарушили договор, что ослабило силу сделки. Не так ли?
  -Но вы ведь знали, что меня никогда не переведут обратно? Ведь так?! - чуть ли не вскричал горько Ростислав.
  Наставник ничего ему не ответил, продолжив мерно вышагивать вместе с ним дорогу к общежитию. Ростислав тоже до конца пути сохранил молчание.
  В гостиной Ночной Смены Мыслительного Отделения вокруг одного диванчика собрались все бывшие перворазрядники и что-то оживлённо обсуждали. Никто не обратил внимания на вошедшего Ростислава и не поинтересовался итогами его собеседования с главным управителем училища, что, впрочем, было неудивительно. Ростислав кисло улыбнулся, представив себе разочарованные лица своих одноразрядников, которые, наверняка, надеялись уже избавиться от их некомпанейского товарища. Сейчас же все они были увлечены чем-то другим.
   -Послы Воллачии обратились за помощью к Беловодью! - оживлённо говорил Антон Жданович перед всеми. - Якобы Красные и Одинокие Волки нарушают перемирие между ними и Волками Боевого Топора, и для их преследования вторгаются в земли Алемании! Ясно, что это очередная ложь! Алемания всегда была настроена против Красных и Одиноких Волков, а поэтому поддержала Стаю Боевого Топора. Готов поспорить, что это Алемания вторгается в пределы Воллачии, а затем лживо обвиняет в этом правящих волкодлаков!
  Ростислав никогда до этого особо не интересовался новостями за пределами Китежского приюта, хотя отрывочные сведения до него доходили через некоторые взволнованные обсуждения старшеразрядников в гостиной. Он слышал, что в Воллачии происходили какие-то гражданские бои между соперничающими Стаями волчьих оборотней - волкодлаков. Эта страна была зажата между Алеманией, а также самой Артанией и Куявией где-то далеко на востоке. Правили этой страной попеременно две Стаи - Красные и Одинокие Волки, но через некоторое время при поддержке Куявии началось восстание против этих двух правящих родов Стаи Боевого Топора. Стая Боевого Топора в последнее время терпела постоянные поражения, а поэтому всё время бесчисленно объявляла перемирия, которые тут же нарушала и вновь просила новые мирные соглашения. Во всей этой круговерти было трудно разобраться, но вмешательство в дела Воллачии Алемании обещало ещё больше закрутить водоворот событий в этой стране оборотней. Ростислав плохо понимал интересы Беловодья в Воллачии, но некоторые его одноразрядники считали забавным следить за ходом современных событий в этой необыкновенной стране.
  -Наконец-то у Беловодья есть повод указать место Алемании, которая допускает проникновение гномов на наши земли в поисках руды. Я, надеюсь, что наш Вождь не откажет в помощи Красным и Одиноким Волкам. - продолжил Антон Жданович.
   -Зря вы радуетесь! - буркнул за их спиной вдруг сам Волк Велимор.
   Перворазрядники, которые обсуждали без участия Ростислава, все прелести вмешательства Беловодья в гражданскую войну Воллачии, удивлённо оглянулись. Староста Отделения же швырнул на их диван свежую газету, которую приносили для новостей домовые в гостиную.
   -Только слепой может не увидеть, что творится! - воскликнул Волк.
   Ростислав с удивлением впервые заметил: на обычно беспристрастном и равнодушном лице старосты было волнение, перемешанное с гневом.
  -Будет война! - буркнул Волк. - Год или через два, но будет война!
   После этих слов, он странно обхватил голову руками и ушёл в сторону. Его выходка была похоже на временное безумие.
   -Этот старший разряд совсем чокнулся на своём обучении! - пробормотал Антон вслед. - Я думал, что хотя бы Волк устоит от помешательства, но выходит, что нет. После выпуска из школы он хочет стать военным добровольцем, вот на этом и съехала крыша.
   -А разве так важно знать, что происходит в Воллачии? - полюбопытствовал Ростислав, беря брошенную газету на диван в руки.
  -И ты здесь? - посмотрел на него, недовольно поморщившись, Антон
   -Да там просто всегда какие-то стычки происходят. - глухо проговорил рядом Юра Буйносов. - Всё время нудят, нудят, что что-то произойдёт, но ничего не происходит. Совет Ванахейма всё время клянётся в вечном мире и мирных намерениях. Надоели эти однообразные новости.
  -Войны не будет по одной простой причине. - сказал Иван Богун. - Силы магов сейчас, как никогда, очень велики. Если между ними будут большие войны, как между Беловодьем и Алеманией, то будут большие жертвы из-за применения массовых моров, болезней и изменений в природе, как наводнений, похолодания и многого чего другого. Пострадает очень много волшебников и других народов. Сами подумайте, на какой риск нужно идти. Поэтому всё будет решаться мелкими стычками. Это я в другой газете просмотрел.
  Последние слова успокоили Ростислава. Он прошёл ещё немного вглубь гостиной и с удивлением заметил один полностью свободный диванчик, что было редкостью в это время в Смене. Ростислав тут же с удовольствием откинулся на его бирюзовую поверхность спинки, почувствовав всю накатившуюся нервную усталость и разбитость после всех происшедших событий. Ему было достаточно того, что его никто не беспокоил. Пожалуй, он впервые порадовался привычной холодности и отчуждённости учеников Ночной Смены, которые почти никогда не интересовались делами друг у друга. Ростислав хотел всего лишь немного посидеть в наедине со своими мыслями, но и не заметил, как его веки сами собой сомкнулись...
  
  
  Глава 17. Сны и боги
  
   -Иди ко мне!
  
  Мальчик быстро открыл глаза на услышанный шёпот. Вокруг по-прежнему было многолюдно. Учеников Ночной Смены в гостиной даже стало больше, и они вели себя ещё шумнее, чем когда Ростислав засыпал. Было удивительно, что он вообще смог так быстро и легко заснуть посреди гостиной, как и то, что он проснулся от шёпота, если он был, конечно, наяву. 'Похоже, мне опять что-то приснилось' - подумал мальчик, протерев глаза.
  Причина многолюдности в гостиной была очевидной. Ученики собирались на обычную городскую прогулку за стены своего приюта под строгим надзором своего наставника. Такие прогулки происходили ежедневно перед самым ужином на один-полотора часа. Формально они выполнялись для поклонения учеников своим богам в святилищах, но на деле большинство из них хотели сменить наскучившую обстановку приюта и просто поглазеть сторонам. К тому же на эту прогулку выходила одновременно вся Смена, и можно было больше пообщаться с учениками их других Отделений.
  Впервые Ростислав сходил на прогулку ещё во время вводных занятий и очень удивился ей, так как ученики в Китеже ходили на поклонение к совсем иным богам, чем в Арконе: Перуну, Велесу и Мокоши. Три святилища в городе стояли отдельно друг от друга и на большом расстоянии, поэтому нужно было с самого начала определиться: к какому из отрядов в походе надо было примкнуть, чтобы попасть на поклонению к тому или иному богу. При этом поклонение в святилище ничего из себя особенного не представляло. Внутри него было достаточно постоять пять минут в молчании, чтобы счесть свой долг выполненным, после чего можно было походить по сторонам.
  Из вводных занятий мальчик знал об этих богах немногое. Например, Перун считался воинственным покровителем неба. Согласно сказаниям он также покровительствовал огню. Ему поклонялись, в основном, Испытатели. Мокошь считалась покровительницей земли, ткачества, семейного быта и плодородия. Ей поклонялись, в основном, женщины, но поговаривали, что также больше всего Мокоши поклонялись почему-то Творители. Велес же пользовался самым большим почётом у Мыслителей, так как считался покровителем не только всего животного мира и торговли, но и также покровителем тайных знаний. Поэтому и сейчас к его святилищу выстраивалась в гостиной самая большая очередь.
  Ростислав никогда особо не задумывался: зачем нужны было обязательно совершать поклонения, как и зачем существовали в Беловодье эти боги. Он просто во время таких походов радовался появлению новой обстановки, за что их и полюбил. Несмотря на свою плохую учёбу по поведению он никогда не отличался от самых средних учеников по Отделению, а поэтому почти никогда не наказывался лишением прогулок. Мальчик успел сходить на них за один год несчетное количество раз, но именно сегодня его разбитое настроение совсем не хотело его отпускать наружу приюта.
  Мальчик ещё некоторое время безучастно наблюдал за всем этим сбором, но неожиданно для других и даже для себя в самый последний момент встал и присоединился к самой большой очереди учеников, идущих к Велесу. Составлявший список выходящих за пределы приюта детей Болотоводов лишь быстро выразительно посмотрел на него и молчаливо отметил его присутствие в своём свитке. В своём полном молчании мальчик дождался выхода всех собравшихся.
  По своему обыкновению Ростислав всегда замыкал любое торжественное шествие к богам. Не отошёл он от этой привычки и в этот день. Вышедшие на прогулку Мыслители быстро перемешались в главном подземном ходе под главными воротами с ребятами из других Отделений. Однако здесь на поклонение к Велесу помимо их большинства присоединилась ещё пара Созерцателей, которая заняла место прямо перед мальчиком, что-то оживлённо обсуждая между собой.
  Путь пролегал через ставшую обыденной и скучной обстановку Китежа. Ростислав давно не восхищался крытыми подводными переходами вместо улиц, не изучал забавные виды из окон обнесённых илом больших каменных зданий. Тем не менее он чувствовал, как смена обстановки благоприятно заставляла отвлечься от тяжких мыслей насчёт своего будущего в Смене. Ростислав с большим успокоением и даже с некоторой радостью через некоторое время встретил перед собой привычные тёмные ворота, ведущие к святилищу Велеса.
  Они находились в широком полуовальном проходе через всю скалу, стоявшую прямо посреди улицы. Сквозь скалу приходилось проходить множеству случайных прохожих, чтобы продолжить свой намеченный путь, так как иных обходных путей поблизости не было. Уже здесь на гладких гранитных стенах можно было прочесть золотистые узоры и ризы, посвящённые Велесу. В основном, это были различные краткие изречения и поговорки. Больше всего Ростиславу запомнилось одно: 'Знание даёт свободу выбора'. Оно как раз было высечено над маленькими боковыми воротами в проходе, куда обычно на поклонение впускали новиков.
  После нетерпеливого стука прикованным к двери молоточком Болотоводовым, всегда сопровождавшего детей к Велесу, ворота со скрипом открылись и показали маленького сгорбленного человечка - служителя святилища. При виде наставника Ночной Смены он тут же расплылся в своей кривой улыбке, закивал головой, что-то одобряюще заговорил и пригласительным жестом указал заходить. Болотоводов, явно мало его слушая, протолкнулся внутрь, а вслед за ним и остальные.
  Здесь существовало множество маленьких и тесных коридорчиков с бесчисленными лестницами, пролётами и поворотами, неизменно ведущих к вершине скалы, где располагался главный зал. Все их стены были разрезаны ещё более пышными письменами и узорами, теперь ещё ярче горевших золотистыми и алыми переливающимися красками. В этих переходах было очень легко заблудиться без служителей-проводников, одним из которых и являлся встретивший шествие новиков маленький сгорбленный человечек. К тому же Ростислав заметил, что коридоры и лестницы внутри скалы каждый раз после их ухода меняли своё месторасположение и вели не совсем туда, куда они могли вести ещё вчера. Также стирались и появлялись на стенах новые письмена. В этот момент нужно было только твёрдо следовать за проводником и не отставать от него. Озираясь по сторонам, Ростислав продолжал думать, что внутренне убранство святилища очень походило на убранство его общежития Ночных Мыслителей. Может быть, поэтому его посещало так много Мыслителей. Всё те же каменные коридоры без единого окна, низкие потолки и гладкие гранитные стены. Даже главный зал был освещён слегка зеленоватыми яркими узорами на стенах, подобно бело-зелёному свету паров от бурлящей ртутной ванны в их гостиной Ночной Смены.
  Вокруг ничего ровным счётом ничего не изменялось. Ещё немного потолкавшись вместе со всеми у входа в главный зал, в котором располагалась статуя Велеса, Ростислав направился на долгожданную улицу, если так можно было назвать переход под водой.
  В эту Ночь вместе с Мыслителями к Велесу отправилась и Наталья Стерлигова. Она была девушкой Волка Велимора, несмотря на свой юный возраст, и все это знали. Однако, говоря ради справедливости, она выглядела слишком взрослой для своих сверстников, чем немного пугала. Всё это Ростислав хорошо знал, так как она училась в четвёртом разряде, и он её мог часто видеть на уроках.
  -Подумать только: зачем только волшебники создали святилища ради поклонения? - презрительно говорила она свои подружкам, стоявшим в крытом переходе. - Разве для общения с предками нужны посредники и специально отведённые места? Никогда этого не понимала.
  Евгения Холодова и Александра Морозова - две её извечные подружки и длинноволосые девицы с мертвенным выражением лиц лишь этому кивали.
  -Похоже, что ты, Наталья, не уяснила главного. - проговорила вдруг подошедшая белокурая Алёна Самойлова, одна из её одноразрядниц - Сильные находят в богах подтверждение своей силы, а слабые - своей слабости.
  -Для подтверждения силы мне не нужны вымышленные предки. - ещё более высокомерно вздёрнула подбородок Наталья. - Ты всё так же можешь только сыпать цитатами из своих богословских учебников, но это никогда не придаст тебе ума.
  -Не забывай, что я являюсь старостой нашего разряда. - едко улыбнулась Алёна.
  -Ты им являешься, потому что мне не нужна вся эта никчёмная возня со своими одноразрядниками. - проговорила Наталья, гордо откинув за спину прядь своих широких чёрных волос. - Если я захочу, то стану старостой в любой момент. Ты это знаешь.
  -Не всё так просто. - прошипела угрожающе Алёна. - Старост разрядов не выбирают, а назначают. Думаешь, что всё зависит всего лишь от твоего желания?
  -Ты глубоко ошибаешься, если считаешь, что старост выбирают только из самых умных и способных учеников. Примеров этому ты можешь найти множество. - надменно продолжила Наталья. - Но зачем нам надо продолжать спорить? Разве ты не шла своей дорогой? Не скажешь: почему так скоро покинула своё любимое святилище Велеса?
  -Я не обязана перед тобой отчитываться. - встала в стойку Алёна. - В отличие от некоторых особ, у меня есть и некоторые дела и поважней на прогулке.
  -Поважней, чем поклонение Велесу? И ты не подскажешь: какие? - притворно зевнула Наталья.
  -Конечно, нет. - усмехнулась Алёна. - Будешь много знать - скоро состаришься.
  С этими словами она резко развернулась от девочек и прошла ещё несколько пролётов по переходу, скрывшись за одним из его боковых ответвлений.
  -Похоже, что она свернула к запретному святилищу. - вдруг вполголоса проговорила Александра Морозова. - Может сказать Болотоводову, что наш староста нарушает все правила прогулки?
  -Зачем? - сказала Наталья со скучающим видом. - Только если спросит: где она. Не обращать же внимание на такие мелочи.
  Ростислав знал, что от святилища Велеса запрещалось удаляться слишком далеко, как и от их сопровождающего наставника. Но разве ему одному можно было иногда уследить за более полусотней ребят? Поэтому было вполне обычно, что некоторые ученики сбегали в город прямо во время прогулки. Но если их не было слишком долго, то вслед за этим обязательно следовала поимка и суровое наказание в приюте. Сам мальчик никогда не отваживался на такие побеги, так как по городу всегда было веселее бродить с кем-то, чем в одиночку, а ему никогда не предоставлялась возможность сбежать в город вместе с хоть каким-нибудь спутником. Правда, пару раз он всё же отдалялся на несколько шагов от всего отряда ребят, но ничего интересного и впечатляющего ему рассмотреть не удалось.
  В этот раз было удивительно, что правила нарушила сама Алёна - староста четвёртого разряда, который после Масленицы должен был переместиться в пятый. Более того, она направилась в сторону запретного святилища! До этого мальчик всегда считал её одной из самых прилежных и исправно следующих объявленным правилам Тёмных старост среди своих разрядов. Ещё во время первой прогулки Ростислав запомнил, как Болотоводов встал перед перворазрядниками в стойку у одного из боковых ответвлений в переходе и сказал: 'Этот ход ведёт к запретному святилищу! Туда ходить запрещено всем! Слышите? Всем!'
  Ростислав никогда особо не задавался вопросом: почему святилище было запретным. Он слышал, что оно было слишком заброшенным, чтобы соваться туда. Да и не стремился он тогда разузнать всё обо всём.
  Сейчас же это как-то резануло по его слуху. 'Почему я всегда и во всём должен слушаться взрослых? - вдруг подумалось мальчику. - Почему они лучше знают: в какой Смене мне учиться? Почему они знают, что мне лучше не посещать запретное святилище? И почему я должен дожидаться кого-то, чтобы просто уйти с прогулки?' Одновременно с этим ему стало любопытно - куда это могла отлучиться Алёна? Во всём этом деле было что-то неуловимое странное.
  -Запретное святилище? - подал голос неожиданно Ростислав рядом. - Вы знаете, где оно находится и почему оно является запретным?
  Александра и Евгения одновременно посмотрели на него с удивлением, как на привидение. Лишь Наталья сохранила хладнокровную невозмутимость и снисходительно ответила:
  -Если ты хочешь что-то узнать, то просто следуй за Алёной.
  Ростислав подумал, что это была очередная скрытая издевка со стороны Натальи над своей вечной соперницей, но, повинуясь какому-то внезапно вспыхнувшему внутри чувству, он послушался её слов и быстро нырнул в боковое ответвление, в которое ушла до этого Алёна.
  Мальчик не знал: откуда у него с каждым шагом всё больше возникало чувство увлечённости своим путём. Это было очень странно. В мыслях он всё больше запутался. Ростислав не знал, что им в этот момент двигало: желание проследить за Алёной или просто увидеть запретное святилище. Оба объяснения находили в нём смешанные чувства, так как мальчик чувствовал, что в иное время ни по одному из этих поводов он бы никогда не нарушил правила своего училища.
  Ростислав так увлёкся своими переживаниями, что не заметил, как влетел в тройку городских ребят, которые были едва ли ненамного старше его. Это были двое мальчиков и одна девочка, одетые в коричневые узорчатые кафтаны и халаты с колпаками, которые, очевидно, спешили на занятия в своё училище. Как только все опять приняли своё первоначальное положение, один из ребят скользнул быстрым взглядом по жетону на груди Ростислава и, ухмыльнувшись, сказал:
  -Ещё один Дикий!
   -Давайте пройдём дальше. - вдруг сказала девочка, гордо вскидывая подбородок. - Мы же Истинные и не должны общаться с какими-то Дикими.
  Где-то в далёком сознании Ростислава промелькнул разговор с Таней Живоглот. Жаль, что с тех пор девочка будто сознательно сторонилась его и даже пару раз очень нелестно о нём отозвалась при своих одноразрядниках. Больше мальчик подойти к ней не осмеливался. Зато теперь упоминание Истинных привлекло его внимание к этим детям. Значит, они происходили из тех древних незапамятных родов волшебников?
   -Постойте! - крикнул он вдруг уходившим уже ребятам. - А не подскажите, где здесь можно найти запретное святилище?
  Сказав это, мальчик тут же с горечью подумал: откуда они могли знать, что какое-то святилище является запретным. Может, оно было запретным только для приюта? Но сказанное было уже не вернуть. Высокомерные ребята аж остановились от такой наглости со стороны Дикого, недоуменно переглядываясь между собой.
   -Какой глупый Дикий! - хмыкнула презрительно девочка, отворачиваясь от собеседника.
   -Мы не можем тебе помочь. - сдержанно ответил первый мальчик, тоже отворачиваясь вслед за ней.
   -Это почему же? - спросил Ростислав возмущённо, которому уже стали надоедать несговорчивые Истинные.
   -Может быть ему помочь, Зол? - спросил второй мальчик у первого.
   -Зачем? Он настолько глуп, что даже не разбирается в простейших вещах Околоземья. - буркнул Зол. - Ты бы хотела помочь Дикому, Любима?
   -Вот ещё! - отрезала девочка.
   -Вот видишь. Ты остался в одиночестве. - похлопал фамильярно по плечу второго мальчика Зол.
   -А мне нетрудно всё объяснить несчастному. - буркнул второй мальчик и повернулся к Ростиславу. - Если ты являешься нормальным Тёмным, то ты должен развернуться и уйти, позабыв про это святилище навсегда!
  -Почему это? - в Ростиславе начала уже говорить упёртость.
  -Потому, что оно заперто в это время суток! Потому что это святилище Светлых! - отрезал незнакомый мальчик. - Это святилище Свентовита!
  Эта новость заставила Ростислава остолбенеть. Неужели всё это время в Китеже находилось в том числе и святилище Свентовита? Но почему тогда это так тщательно скрывали? Почему оно являестя запретным для Тёмных?
  -А с чего вы решили, что я Тёмный? - вдруг медленно проговорил Ростислав. - Может быть, мне надо именно к этому святилищу.
  -Как же? - удивился его собеседник. - А кто ещё в это время суток находится на улицах Китежа? И почему же у тебя значок Тёмного Мыслителя?
  -Мне надо попасть в это святилище. - хмуро проговорил Ростислав исподлобья, начиная уже сжимать свои руки в кулаки.
  -Видишь, Любима. - негромко обратился Зол к девочке. - Я всегда говорил, что все Дикие - предатели.
  -Успокойся. - нагло улыбнулся другой мальчик Ростиславу. - Твоё святилище скрывается всего лишь в двух шагах отсюда. Сверни в следующий поворот и следуй по переходу до конца. Это должно вывести тебя к главным воротам. Если ты хочешь упасть, то падай до конца.
  -Пойдёмте! - прикрыла изящно свой зевок Любима. - Мне наскучили ваши разговоры, да и к тому же мы уже опоздали на урок животноводства!
  -Я ещё докажу, что я Светлый! - крикнул им уходящим вслед Ростислав, а затем отвернулся от них в сторону и тихо проговорил. - Проклятые Истинные!
  Но, как оказалось, городские ребята его совсем не обманули насчёт пути следования. Ростислав давно уже отчаялся проследить за пропавшей из виду Алёной, а поэтому теперь желал только увидеть запретное святилище. Очень скоро перед ним выросли глухие каменные ворота с металлическим кольцами вместо ручек. Увидеть что-нибудь за ними не представлялось возможным.
  Ростислав ещё некоторое время постоял перед ними с опущенной головой, собираясь мыслями: что делать дальше, пока, наконец, решительно не поднял голову и глухо несколько раз стукнул металлическим кольцом вместо ручки в каменную твердь двери. В ответ ничего не произошло, но Ростислав продолжал стоять на месте, как вкопанный. Всё больше мальчик с потаённым ужасом ощущал, как его влекли внутрь святилища некие магические силы.
  Через продолжительное время за дверь что-то прогремело и заскрипело. Между створками образовалась небольшая щель, куда просунулось заспанное старческое лицо. Оно недовольно взглянуло на мальчика двумя жгучими глазами вниз.
  -Что тебе надо? - буркнуло лицо.
  Тут Ростислав запнулся, так как сам не мог определить: зачем он здесь находился. Его просто сюда явно влекла какая-то магия. Мальчик не хотел ей уже сопротивляться, так как хотел из-за любопытства узнать её источник.
  -Мне нужно попасть внутрь. - произнёс негромко Ростислав.
  -Ещё чего! Убирайся вон! Святилище для Тёмных закрыто! - угрюмо проговорило лицо и поспешило скрыться между створками ворот.
  -Как же так!? - очень громко и неожиданно вскрикнул мальчик так, что лицу пришлось вновь высунуться из-за ворот. - Вы же Светлый ? Почему вы не хотите принять меня к себе, хоть я и Тёмный? Где же сострадание и милосердие Светлых? Где их любовь к близким? Если его нет у Тёмных, то где его мне искать? Я прошу всего лишь пустить меня в святилище!
  Во время произнесения этой пламенной речи Ростислав чувствовал, что будто у него под ногами плавился раскалённый пол. Слова для речи у него возникали словно из ниоткуда, и он тут же забывал что произносил. Весь окружающий мир исказился перед ним, как в прозрачной дымке, и Ростислав чувствовал, что мог совершить в этот момент многое, и стены, пол и потолок не были для этого ему препятствием.
  -Ты что ли околдованный? - буркнуло недовольно лицо. - Я за версту таких чую. Не знаю, кто это сделал, но ты должен вернуться к себе, и через некоторое время чары спадут.
  -Пусть я околдованный, но я не меньше этих чар хочу попасть внутрь. - пафосно произнёс Ростислав уже заплетающимся языком.
  -Чары уже проходят. - недовольно пробурчало лицо и подвигало в задумчивости нижнюю челюсть. - Я всего лишь сторож этого святилища и не служитель, но так и быть. Я впущу тебя внутрь. Но ты будешь здесь находиться до первого проступка. Я запомнил тебя. Поверь, память на лица у меня неплохая.
  Дверь тягуче проскрипела, давая больше простора, чтобы мальчик мог пройти внутрь, и Ростислав не заставил себя долго ждать, быстро прошмыгнув в образованную щель.
  -Честно говоря, я не очень разбираюсь в священных писаниях, как служители, поэтому не могу провести тебе хоть краткое ознакомление со Свентовитом. - бурчал обладатель лица, оказавшиеся стариком в какой-то серой хламиде, похожей на паутину. - Я провожу тебя до главного зала, где ты можешь ему поклониться или посмотреть на статую, но не более того.
   Они прошли через несколько широких каменных коридоров, прежде чем очутились в нужном месте. Огромный зал с высокими потолками и рядами изящных колонн мигом напомнил Ростиславу святилище Свентовита в Арконе. Только предыдущее святилище было гораздо лучше отделано камнем и резьбой и вызывало больше чувств восхищения и гнетущего великолепия, да вместо окон под потолком здесь висели кривые серебреные зеркала. Во главе зала всё также находилась большая деревянная статуя стоящего Свентовита, зажимающего в руках жестяной меч.
  -Ну что ж, - позевывая и потягиваясь произнёс сторож. - ты оказался там, где, по всей видимости, хотел очутиться. Что дальше?
  -Не знаю. - чистосердечно признался Ростислав. - У меня такое ощущение, что я всё это где-то видел... На распределении я был в Арконе, где мне довелось побывать в таком же святилище.
  -Скажешь тоже, что в таком же. - засмеялся сторож. - То святилище в Арконе особое. Это все знают. Это святилище не настолько особенное и могущественное, как на острове Буяне. Ты мог почувствовать это с самого входа.
  -А я могу прийти сюда ещё раз? - несмело спросил Ростислав.
  -Не знаю. - широко зевнул сторож.- Я должен рассказать о тебе нашим служителям. И, если они согласятся, то тебе дадут постоянный пропуск в это место. Я думаю, что тебе не откжаут, так как сюда приходят поклоняться все Светлые ученики с твоего приюта. Ты можешь сюда приходить даже Ночью, если тебе это будет удобно. Ведь, насколько я знаю, в Беловодье действует негласное правило: боги для всех.
  -Для всех? - изумился Ростислав. - Тогда почему это святилище является запретным для Тёмных?
  -Тёмные сюда не ходят, а если и ходят, то это обычно добром не заканчивается. Поверь мне. - глухо буркнул сторож. - Обычно служители говорят, что волшебников надо любить и принимать несмотря на их принадлежность Стороне, но... В конце-концов, я тебя сюда впустил так, что радуйся этому.
  -А я могу остаться здесь на время один? - спросил Ростислав, заворожено оглядываясь по сторонам. - Хотя бы ненадолго?
  -Один? Зачем один? - удивился сторож, но затем опять потянулся и зевнул. - Впрочем, неважно. Можешь торчать здесь сколько угодно. Время позднее, и я был бы не прочь поспать хотя бы лишние пять минут. Надеюсь, ты запомнил выход? Как только тебе понадобиться наружу, то просто постучи в ворота одним из железных колец, и я открою их, чтобы вывести тебя.
  С этими словами, почёсываясь и бурча себе под нос о сумасшедших Тёмных, старик удалился из зала, а Ростислав остался стоять в смущении посередине. Ему просто хотелось совсем немного насладиться окружающим великолепием хотя бы чуть-чуть в одиночестве. Мальчик подумал, что зря отпустил старика, так как после его ухода уже захотел вернуться обратно к своим ребятам из прогулки. Там могли уже заметить его отсутствие. Перед прощанием он ещё раз окинул взглядом весь зал и опять почувствовал что-то нехорошее.
  Безусловно, зал напоминал ему обстановку арконского, но был он ему знаком совсем не поэтому. Было ощущение, что он видел его буквально наяву, как вчера или даже сегодня. Такие смутные мысли не покидали Ростислава с самого порога святилища. Вся эта обстановка и предметы после взгляда узнавались, как где-то ранее увиденные. Ростислав силился мыслями, но всё никак не мог вспомнить, где это мог приобрести эти ощущения.
  В такой задумчивости Ростислав подошёл к статуе Свентовита. Такая же большая, как и в Арконе, но почему-то не давлеющая своим видом, да и ещё с каким-то безликим взглядом вставленных хрустальных глаз. Перед глазами мальчика вдруг именно в этот момент промелькнуло, как яркой вспышкой, воспоминания и будто всё тот же знакомый голос проговорил ему в ухо:'Иди ко мне!'
  Сомнений быть не могло. Все виды святилища он видел совсем не в Арконе. Он видел всё это во сне перед отправкой на прогулку в гостиной своей Ночной Смены! Всё до мельчайших подробностей!
  -Ростислав?
  Негромкий голос и появление маленькой светловолосой девочки из-за статуи Свентовита привело мальчика буквально в дрожь. Это была Оля Петрова. Немного похудевшая, но с таким же открытым чистым взором голубых глаз.
  -Ты?! - Ростислав ощущал странную смесь страшного удивления с приятной радостью увидеть давно знакомого человека.
  -Зачем ты преследуешь меня! - внезапно воскликнула девочка. - Зачем ты мучаешь меня во снах? Зачем зовёшь?
  Это ещё больше смешало Ростислава, и он только непонимающе завертел головой. Он отступил несколько назад. Всё походило на несбыточный сон.
  -Я не понимаю о чём ты говоришь. - смущённо проговорил мальчик, продолжая не осознавать в каком пространстве он находился.
  -Неужели ты ничего не помнишь? - глаза Оли расширились. - Но такое невозможно забыть! Людмила говорила об этом, но я в это не поверила.
  -Что ты говоришь? - начал говорить Ростислав. - Какая Людмила? Почему я тебя преследую? Ты мне не снишься?
  -О, нет конечно. - сразу же грустно улыбнулась Оля. - Ты даже себе представить себе не можешь: чего мне стоило спрятаться в этом святилище Днём, чтобы дождаться Ночи и твоего прихода.
  -Что вокруг вообще происходит? - проговорил Ростислав, озираясь по сторонам. - Мне кажется, что всё это сон. Как ты могла ожидать меня здесь?
  -Похоже, что тебе нужно всё рассказать с самого начала. - опять грустно улыбнулась Оля. - Всё началось с того, что ты начал являться в моих снах.
  Ростислава тут же распёрла многозначительная улыбка, но ему пришлось осечься, натолкнувшись на суровое выражение лица девочки.
  -Это не смешно! - чуть уже не вскрикнула она, приближая пальцы к своим вискам. - Ты даже не представляешь: насколько это мучительно - вторжение чужих сновидений! Ты входил на второй уровень Сознания и изменял мои сны для своих посланий...
  -Постой! - несмело поднял руку Ростислав. - Здесь какая-то ошибка. Тебе делал послания кто-то другой, так как в учёбе я не смог даже достичь первого уровня Сознания...
  -Смысл твоих посланий был один и тот же: ты звал меня на помощь. - холодно продолжила девочка. - Поначалу я думала, что это обычные сновидения, которые пройдут сами по себе, но вскоре они стали повторяться всё чаще и ярче. Ты прямо приходил в мои сны, изучал их, а затем начинал звать меня на помощь. Я чувствовала, как твои чужие мысли проникают в мою голову. Это было ужасно, я была напугана и хотела обо всём рассказать нашим преподавателям...
  -Такого быть не могло. - пытался всё возразить негромко Ростислав. - Мне действительно нужна была помощь, но я не мог изменять твои сны. Этого делать я не умею...
  -Неужели ты всё забыл? - холодно блеснула глазами Оля. - Неужели у тебя не осталось и крошки воспоминаний твоих сновидений?
  -Мне уже давно не снились сны. - слегка дрожащей рукой от волнения прикоснулся к своей голове Ростислав. - Последний сон привёл меня сюда, и я не понимаю, как такое может быть и почему ты оказалась здесь.
  -Всё просто. - созналась девочка. - Во всём виноваты мои друзья. Мне пришлось рассказать о своих снах другим людям, и в дело вмешался наш староста - Людмила Федорчук. Она вошла к тебе на четвёртый уровень Сознания и оставила наваждение этого святилища, чтобы ты мог прийти сюда и увидеться со мной.
  -Так вот откуда у меня эти образы! - проговорил облегчённо Ростислав. - И вот какие силы меня с самого начала влекли сюда! Но как такое возможно?
  -Обыкновенное волшебство среди старшеразрядников. Ты к этому не был готов, так как был этому необучен.- вздохнула Оля. - Тебя было труднее усыпить на расстоянии, чем заставить воспринять все эти образы. Но у Людмилы, похоже, всё получилось. Для встречи мне пришлось во время прогулки своей Смены спрятаться здесь и прождать тебя целую половину суток. Конечно, я не была до конца уверена в успехе, но Людмила заверила меня, что всё произойдёт нормально.
  -Я слышал во сне голос. Это был голос Людмилы? - безжизненно зачем-то спросил Ростислав.
  -Да. - кратко ответил Оля. - Теперь ты понял, как я сюда попала и почему не снюсь тебе. Людмила сказала, что мне необходимо увидеться с тобой, чтобы остановить всё это.
  Ростиславу нужно было собраться мыслями, чтобы всё это осознать. Он прислонился к возвышению Свентовита, на котором тот стоял, и немного поник головой.
  -Хорошо. Я насылал на тебя свои сны. Но как я мог это делать? Ведь в обучении я не достиг даже первого уровня Сознания. - удручённо проговорил Ростислав. - Да и к тому же я спал Днём, когда ты бодрствовала.
  -Ты это мог делать неосознанно, как это делал ещё задолго до поступления в приют. Ты действительно приходил ко мне только Днём, но сны тогда были очень яркими и запоминающимися. Я много училась в своём разряде и даже стала первой ученицей, поэтому я иногда дремала над учебниками во время Дня. От учебников я впервые поняла, что ты таким образом можешь обращаться ко мне. Впрочем, без помощи других Светлых я ничего с этим поделать не могла. И ты при этом не просто достиг второго уровня Сознания, а развил его. Это называется уровень два дробь два. - проговорила Оля. - Возможность передавать сновидения на расстояния. Ведь ты должен знать, что в Сознании можно не только перемещаться по уровням вверх-вниз, но и внутри них, открывая новые области для способностей. Многие волшебники, так и делают. Со временем твои послания во снах стали настолько сильными, что к концу года стали даже сохраняться в пространстве и остатками приходить ко мне Ночью. Безусловно, для этого нужно было скопить огромные магические силы, неиспользованные из Сознания...
  -Это неудивительно. - безжизненно подал голос Ростислав. - Ведь я за год почти не колдовал.
  -Вот видишь. - торжествующе сказала Оля. - Ты начинаешь осознавать.
  Ростислав действительно с каким-то жутким холодком в животе вспомнил тот редкий сон, где он посетил Олю в каком-то жилом дворе.
  -Я помню сон. - хрипло проговорил он медленно. - Ты сидела в одном дворе и читала книгу на скамье...
  -Мой родной двор в Сердцемирье. - по лицу девочки пробежала мрачная тень. - Последний сон был самый жуткий. Ты кричал, как никогда.
  -Я этого не помню. - признался Ростислав. - Прости, если я чем-то обидел или напугал тебя. Я правда не понимаю: почему эти сны стали приходить именно к тебе.
  -Мы думали на эту тему. - сказала девочка грустно. - Людмила сказала, потому что я являюсь приятным воспоминанием из прошлого для тебя. И возможно, потому что... я единственная из твоих близких знакомых, которая стала Светлой.
  -Что это значит? - не понял Ростислав.
  -Нам известно, что ты просишь помощи, потому что хочешь на самом деле перевестись из Ночной в Дневную. - проговорила девочка. - Нам известно, что твоё поведение и способности несколько отличаются от Тёмных и напоминают собой белую магию. Это исключительная особенность. Пока что нам неизвестны подобные маги с такими возможностями. Также в последнее время нам стало известно, что для окончательного перевода во второй разряд тебе было необходимо пройти через собеседование у самого Скопа Лютовича.
  -Откуда вы всё знаете? - всё поражался Ростислав.
  -Ваш староста Ночной Смены - Волк Велимор - знает точно также и о положении дел в нашей Смене. Ведь мы учимся в одном Мыслительном Отделении - проговорила Оля. - Я об этом всё узнала через Людмилу.
  -Ваш Людмила - великий человек. - не смог не сыронизировать Ростислав.
  -Это, пожалуй, так. - улыбнулась Оля. - Мы со стороны Дневной Смены уже давно наблюдаем за тобой. Многие из нас заметили, что ты не совсем похож на остальных Тёмных. Ты, очевидно, тоскуешь среди своих одноразрядников. И я вижу, как ты смотришь на меня...
   -Тебе показалось. - покраснел до корней волос Ростислав.
   -Скорей всего. - поспешно согласилась Оля. - Но ведь самые большие проблемы у тебя в учёбе, где ведут Тёмные маги. Тебя от зельеварения на всю четверть отстранил сам наставник Ночной Смены Творительного Отделения.
   -Я просто сорвался. - признался Ростислав. - Он стал опять высмеивать моё зелье, отбивающее память, и я вылил его ему прямо на стол. К сожалению, у него там оказались какие-то важные бумаги, и он совсем рассердился, отстранив на всю четверть от занятий по зельеварению. Мне даже пришлось перевестись в эту четверть на уроки плавания. Знаешь, я об этом не пожалел, хотя магии на уроках почти нет. Зато это единственный учебный предмет, в котором я смог преуспеть.
   -Я тебе помогу. - горячо отозвалась Оля.
   -Ты!? - воскликнул удивлённо Ростислав, но затем горько рассмеялся. - Даже если это и так, то не твои, не мои одноразрядники меня не поймут! Да и как ты собираешься мне помогать?
  -Ну, в отличие от тебя, у меня превосходные отметки по учёбе. - сказала Оля. - Я могу помогать тебя во снах по ней. Я могу передавать по ним знания. Для этого всего лишь необходимо начать осознанно постигать уровень Сознания два дробь два.
  -Легко сказать. - усмехнулся Ростислав.
  -Тебе всего лишь нужно научиться управлять своими силами и заснуть Ночью, чтобы связаться ос мной. Ты уже доказал, что неосознанно уже можешь это сделать. - горячо проговорила Оля. - Ведь наши встречи наяву всё же опасны. Да и вряд ли больше произойдут.
  -У нас с тобой всё равно ничего не получится. Ты же Светлая, а я Тёмный. - заупорствовал мальчик.
   -Ты говоришь прямо как Денис! - и тут Оля исказила голос, изображая своего одноразрядника. - 'Он чёрный маг и этим всё сказано. Его перевоспитать невозможно!'
   -Меня действительно перевоспитать невозможно. - усмехнулся Ростислав.
   -Я верю в то, что дружба между Светлыми и Тёмными возможна! - сверкнула глазами Оля. - Ты Тёмный маг, но... немного другой. Добрый Тёмный маг, что ли?
   Ростиславу хотелось от этой формулировки рассмеяться, но он натолкнулся на серьёзные глаза девочки и умолк.
   -Ты знаешь, что управитель мне рассказал свою историю жизни? - сказал он. - Он сказал, что я никогда не смогу стать Светлым, потому что гамаюн никогда не ошибается в своём распределении.
   -Даже если это правда, то я вовсе не хочу перетянуть на свою Сторону, а показать, что дружба между Светлыми и Тёмными возможна. - проговорила Оля.
   -Хорошо, я согласен заниматься с тобой. Хотя до сих пор думаю, что от этой затеи ничего не получится. - вздохнул Ростислав, хотя внутренне был уже убеждён совсем в обратном.
  -И ещё. - тут Оля почему-то тревожно вздохнула. - Тебя оставили на второй год?
  -Нет. - ответил мальчик и продолжил. - Но во втором разряде я должен буду сдать испытания и для первого.
  -Это уже хорошо. - облегчённо проговорила девочка и улыбнулась. - Значит, не всё так плохо, как я ожидала.
  -И всё же тебе не следовало приходить сюда. - сказал Ростислав. - Тебе не следовало так рисковать собой и делать то, что ты сейчас для меня делаешь.
  -Я делаю это. потому что Светлая и не могу поступить иначе. Я чувствую, что это моя обязанность. - сказала девочка. - Тебе довольно объяснений?
  -Наверно, мне пора идти. - боязливо оглянулся по сторонам Ростислав. - Наверняка на прогулке все заметили моё исчезновение и наказания не избежать, но я всё равно рад, что встретился с тобой, хоть и в таком виде.
  -И я рада. - как-то всё же печально улыбнулась девочка.- Прощай! Помни мои слова!
  -Прощай! - ответил ей мальчик.
  Отдаляясь от статуи Свентовита в сторону выхода, Ростислав взглянул в его хрустальные глаза. Ему сегодня показалось, что Свентовит определённо приносил ему какую-то удачу. Приятные воспоминания об Арконе и сегодняшную приятную встречу неуловимо связывал этот бог. 'Я теперь буду поклоняться только тебе. - с благодарностью подумал про божество Ростислав. - Мне больше не нужны чёрные боги!'
  
  
  
  
  Конец первой части
  
  <Продолжение следует>
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"