Zaitsev Artiom: другие произведения.

Элементарно. Аластер Рейнольдс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Have we got a treat for you! We are thrilled to share Open and Shut, an exclusive short story by Alastair Reynolds, today. Step into the futuristic world of Prefect Dreyfus for a fast paced new SF crime story. This is your new SF obsession. One citizen died a fortnight ago. Two a week ago. Four died yesterday . . . and unless the cause can be found - and stopped - within the next four months, everyone will be dead. For the Prefects, the hunt for a silent, hidden killer is on . . p.s. Перевод тестовый, максимально близкий к стилю Рейнольдса на английском (this/that)

  ЭЛЕМЕНТАРНО. АЛАСТЕР РЕЙНОЛЬДС
  
  By Gollancz
  Related Categories: Alastair Reynolds, Gollancz News, Science Fiction, Short Story
  
  Have we got a treat for you! We are thrilled to share Open and Shut, an exclusive short story by Alastair Reynolds, today. Step into the futuristic world of Prefect Dreyfus for a fast paced new SF crime story. This is your new SF obsession.
  One citizen died a fortnight ago. Two a week ago. Four died yesterday . . . and unless the cause can be found - and stopped - within the next four months, everyone will be dead. For the Prefects, the hunt for a silent, hidden killer is on . .
  
  
  
  
  Несколько месяцев спустя после кризиса Аврора, Дрейфус был вызван Джейн Омунье. Она находилась в своей собственной комнате, расположенной в медицинской секции, лежа на наклонной платформе с головой и верхней частью тела, зафиксированными в конструкции из сплава. Стены вокруг неё пестрили изображениями и сводками состояния, отображая набухающие и сокращающиеся в беспокойной последовательности грани.
  Дрейфус подошёл к ней.
  -Вы вызывали меня, Верховный Префект.
  Одеяло из зеркала плыло над лицом Омунье, создавая адаптивную сеть, обученную реагировать на сознательные сигналы. С плавным трепетом скоординированного движения зеркала повернулись так, чтобы их глаза оказались на одной плоскости.
  -Я прочитала ваш отчёт по делу Чертоффа, - сказала Омунье. Её губы шевелились, в то время как остальное оставалось неподвижным. - Немногословно и по делу, Том, как от вас я и ожидала.
  -Я подал этот отчёт недели назад, - ответил Дрейфус, грызя яблоко, которое он подобрал по пути в медицинскую секцию. - Были какие-то проблемы с этим?
  -Вы думаете, там они могли быть?
  Дрейфус вернулся в Доспехи после рутинного опроса главной инспекции в одно из жилых oбиталищь возле края Глиттер Бэнд. Уставший, он расстегнул свой ремень и снял гончий кнут и кобуру. Он оставил их в ближайшем медицинском кабинете, радуясь, что избавился от давящей тяжести вокруг своего брюшка.
  Он откусил ещё.
  -Я думал это было элементарно. Так я и отнесся к этому в моём отчёте. Если вам нужны вафли и затемнение. другие префекты доступны.
  -Вы были активны после Чертоффа. Двадцать три дня беспрерывной службы, с не более чем тринадцатью часами между двумя расследованиями, и несколько взятыми позже, - зеркала вновь переместились, направив взгляд Омунье в область разрыва графиков и списков, пролистывая их вниз. - Вы не получились свои обычные перерывы, и вы торопились временно заменить других префектов каждый раз, когда был риск, что у вас может быть время на руках.
  -Я наслаждаюсь своей работой
  -Спарвер говорит, что у вас наблюдаются признаки стресса и раздражительности после Чертоффа. Тоже самое говорит и Талия, хотя из неё было сложнее это получить.
  -Что-нибудь ещё хотели бы узнать у моей команды, пока меня нет рядом?
  -Я задала им обоим прямые вопросы, и они не могли не ответить мне. Это ясно?
  -Совершенно.
  -Тогда мы перейдём к сути вопроса. Что-то взволновало вас во время дела Чертоффа. Я не сомневаюсь, что ваш отчёт полностью действительный. Но, мой неизбежный вывод заключается в том, что вы закапываете себя в свои обязанности с тех пор, ибо что-то сломало этот обычную непримиримую видимость - зеркала вновь трепетали, выровняв их взгляды, - Я изучила вашу служебную историю. Не из-за того, что у меня есть сомнения в вашей компетентности, но потому-что я заинтересовалась, было ли это вашим первым 'простым' делом?
  -Я отработал свою часть изоляции.
  -Но, до этого момента, вам никогда не приходилось сталкиваться непосредственно с последствиями этих действий.
  -Я не вижу связи.
  -Тогда это необходимо, чтобы кто-то из нас был способен на это. Вы могли бы перестать есть яблоко, пожалуйста? Достаточно отвратительно лежать здесь и слушать своё дыхание, без вашего хруста.
  Дрейфус бросил недоеденное яблоко на пол, где оно моментально всосалось в быстродействующий субстрат под ногами.
  -Вы провели одиннадцать лет в закрытом помещении без возможности общения. Я бы подумал, что несколько месяцев здесь были ветерком.
  -Вы советуете мне перестать жаловаться?
  -Говорите откровенно.
  Едвазаметная улыбка играла на неё губах:
  -И я подумала врачебный такт Демихова нуждается в доработке.
  -Он отличный терапевт. Но он не один из ваших старых коллег и друзей.
  -Не могли бы вы принести мне стакан воды? Демихов говорит мне безопаснее глотать.
  Дрейфус подошёл к стене, наколдовал стакан воды и принёс его обратно к кровати, когда Омунье проговорила команду и платформа под ней увеличивала наклон, пока она не уперлась примерно в тридцать градусов по горизонтали.. Дрейфус поднёс стакан к её губам, позволив ей сделать несколько небольших глотков за раз.
  -Демихов должен быть доволен вашим прогрессом.
  -Он делает храброе лицо, но он думает, что я уже должна была восстановить свои моторные функции - возможность двигать моими руками и пальцами, хотя бы.
  Взгляд Дрейфуса упал на бледные линии вокруг её шеи, едва видимый след операций, которые пришили голову Джейн Омунье к её собственному телу. Сама операция и её последствия были полностью беспрецедентны. Никто, даже Демихов, не хотел делать конкретных прогнозов о ходе её выздоровления.
  Тем не менее, в настоящее время существовало неизбежное ощущение, что всё станет ещё более пессимистичным, хотя Дрейфус все еще надеется на лучшее.
  -Не стоит спешить, - ответил он.
  -Это то, в чём я пытаюсь убедить себя, - она губами облизнула последнюю каплю воды. - Спасибо, этого достаточно. Но ты не слез с крючка. Напомните мне об обстоятельствах первоначального ордера на изоляцию.
  Дрейфус вздохнул. У него не было желания ворошить эту старую землю. Точно так же она была права в том, что дело Чертоффа играло у него на уме, ведя его к знакомой картине переработок, как если бы он стремился доказать свои профессиональные качества. Он размышлял не только о тех этических принципах, которые представляют собой Доспехи и его методы. Сверхурочная работа, усталость, теснота с коллегами и товарищами, последующая потеря эффективности в принятии собственных решений. Это была самоорганизующаяся спираль, которую он так хорошо знал, и видимо не способный её избежать.
  -Это была сорокалетняя изоляция, - ответил он, говоря медленно и осторожно, - Я был всего-лишь несколько месяцев в Поле Два, когда Альберт Дюсоллье отправил меня расследовать деятельность отклонения в доме Чертоффа. Оглядываясь назад, я был таким же зелёным как и все. Но я чувствовал себя уверенным - готовым ко всему.
  -Дюсоллье не послал бы тебя, если бы у него были какие-то сомнения в твоих способностях. Он также имел догадки, что избирательный глюк может быть основанием для изоляции, и что вы полностью компетентны решать на месте. Что было самым необходимым?
  Глаза Дрейфуса уставились на стену, к постоянной шаркающей игре сводок. Большинство райнов были ему незнакомы. Десять тысяч жилых обиталищь были под опекой Доспех, и Дрейфус сомневался, что мог бы назвать больше десяти из них, даже после тридцати лет службы. Но это только лишь потому, что большинство жилищ никогда не попадало в заметки Доспех напрямую.
  Это не означало, что их граждане все были святые, или что серьёзные преступления не совершались. Но сфера компетенции Доспех была весьма специфична. Организация - с её крошечным штатом префектов - была посвящена обеспечению того, чтобы аппарат демократического участия работал безупречно во всех обиталищях. Сто миллионов жителей Глиттер Бэнд жили со вживленными нейронными связями, имплантатами, позволяющими массовое участие в голосовании в реальном времени, а также теоретический доступ ко многим уровням абстрактности. Независимо от того, жили ли они в изобильной утопии, деревенском доиндустриальном регрессе или же в Добровольной Тирании, каждому гражданину давалась гарантия на их право выбора.
  Доспехи защищали их права с оперативной силой, и наказывали нарушителей с безжалостным беспристрастием. Иногда эти наказания были направлены против отдельных лиц, но очень редко целое обиталище было вовлечено в какое-то подобие фальсификации голосования.
  В таких случаях последствия были особенно тяжелыми.
  -Чертофф это - было - маленькое обиталище, с менее чем пятью тысячами постоянных жителей, когда я его посетил. Мне не требовалось копать слишком глубоко чтобы найти доказательства сговора на высшем уровне с целью фальсификации голосования.
  -Какова была лазейка?
  -Пьетр Чертофф обнаружил крошечный изъян в нашей рутинной программе обработка ошибок. Время от времени законное голосование страдало бы от повреждённых пакетов и сбрасывалось. Система бы предложила повторно отправить голос. Чертофф нашёл способов обмануть аппарат, приняв как поврежденный, так и повторный пакет, эффективно усилив свое влияние на голосование.'
  -Основания для действия против Чертоффа конечно, но должен существовать предел ущерба, который он мог бы создать, или личной выгоды, которую он мог бы получить.
  -У Чертоффа были союзники. Он заполонил обиталище своими друзьями, и они делились схемой подмены голосов. Их было не менее двух сотен, и когда они голосовали скоординированно, в маргинальных опросах, у них было достаточно кумулятивного влияния, чтобы подменить результат. Они должны были быть очень осторожны, чтобы избежать подозрения, и в течении нескольких лет они такими и оставались. Но наши фильтры в конце концов обнаружили отклонение, и Дюссолье инспирировал полную слежку, которая идентифицировала Чертоффа и его сообщников.'
  -Зачем им было всё это?
  -Деньги за голоса, как бы банально это не звучало. Чертофф оперся в своём гнезде с богатыми клиентами, которым нужны были те маргиналы так или иначе. В конце концов мы достали всех их - одна рыба в общем. Но Чертофф и его приятели представляли собой организованный синдикат, действующий на самом высоком уровне местной администрации Дома Чертоффа. Это и было основанием для немедленной изоляции.
  -Как они к этому отнеслись?
  -Так же как и всегда. Оскорбления, возмущения, страх и паника, - Дрейфус скрутил свои пальцы, осознавая, что его ладони были влажными от пота, чувствуя, будто его попросили отчитаться о самом себе. - У них был был стандартный запас в шестьсот секунд до того как изоляция стала бы обязательной. Время отправить сообщения близким, перед тем как мы наложили полное отключение связи. Время для очень немногих счастливчиков, чтобы успеть добраться до пришвартованных космических кораблей и убраться с обиталища, пока мы не запечатали замки и силой исключили. Я думаю, около сотни смогли выбраться - может меньше Возле шаттловских доков были беспорядки, когда они пытались попасть на борт.
  -Не посещала ли тебя мысль, что некоторые из гражданских, которым предстояло быть изолированными внутри дома Чертоффа, были ни в чём не виновны?
  Он пожал плечами.
  -Само собой.
  -И ты всё равно инициировал изоляцию, даже зная это?
  -Есть такая вещь называемая тщательная осмотрительность, - ответил Дрейфус после недолгого размышления. - Многие из тех гражданских не имели прямого участия в преступлении Пьетра Чертоффа. Но они должны были подозревать его. Я видел, на что это место было похоже. Целое обиталище было дворцом, с Чертоффом на троне, его друзьями на высоких постах и всеми остальными, живущих жизнью избалованных придворных. Везде золото. Его расплавленные реки текут по каналам сквозь земли дворца. У них даже были фонтаны, распыляющие жидкое золото в воздух. Всё, что не было золотом, было драгоценностью. Там, в дворце, не было ни одного квадратного сантиметра, которое не кричало бы о сосредоточении денег и власти. Всё по-настоящему, как и должно быть. Ничего голографического или виртуального.Никаких перьев или абстракции, ибо Чертофф хотел дать тебе понять, что это реальные вещи, богатство, до которого ты бы мог дотянуться и потрогать. Никто, кто бы не жил там, не мог не задуматься, откуда всё это богатство. Тем не менее, они заглушили свои угрызения совести, закрыли глаза, и наслаждались плодами фальсификации выборов Чертоффа. Они рискнули и они проиграли.
  -Некоторые из них, - сказала Омунье. - Те, у кого хотя было чутье, что возможно, что-то прогнило внутри дома Чертоффа. Но что с теми жителями, которые были просто наивны, или же чрезвычайно доверчивы?
  -Я сожалею, что изоляция застала их. Но не может быть никаких полумер. К тому же, сорок лет не самый долгий срок, который мы когда-либо назначали.
  -Были ли вы уверены, что у дома Чертоффа были внутренние ресурсы, чтобы сохранить своих граждан живыми в течении этого промежутка времени, без помощи извне?
  -Нет, - ответил Дрейфус. - Но опять же, жители знали о риске и у них было достаточно времени, чтобы осознать меры достаточными. Если они сомневались в доме Чертофф, в его способности пережить свою изоляцию, то им стоило переселиться.
  -Вы выбираете очень непростительную черту.
  -У меня есть работа для этого, - Дрейфус разжал свои руки, приложив ладони к своим брюкам, которые моментально впитали и переработали пот. - Мы не лишены совести. Поэтому у нас тут всё элементарно. Дюсоллье распорядился об промежуточном осмотре, двадцать лет в изоляции. Если бы я обнаружил что-либо неподобающее...что-либо, что оправдало бы прекращение наказания...
  -И вы нашли?
  -Вы прочитали отчёт.
  -Как я уже сказала, немногословно. Только сухие факты, а также рекомендации о том, чтобы изоляция продолжалась до истечения срока её действия. Бесцветно, без эмоционального контекста. Несмотря на тот факт, что он играет на вашем уме спустя три недели. Что вы там увидели, Том?
  Дрейфус сцепил руки за своей спиной, глубоко вдохнув через нос. Сквозь игру зеркал её глаза встретились с его собственными, на этот раз слишком пристально. Он отвернулся, затем презрев себя за этот момент слабости.
  -Это не будет лёгким билетом.
  -Вы видели?
  -Начнём не с этого. Я проник тайно, как мы всегда и делаем. Тихо состыковаться, и открыть замок без обнаружения. Отправить внутрь одного или двух гончих как разведчика, потом провести обследование.. Оно не должно быть всесторонним - лишь бы удовлетворяло основные критерии. Если бы мы обнаружили, что они деградировали за какой-либо предел... если бы всё стало слишком плохо...
  -Так и стало?
  -Не совсем, - Дрейфус сглотнул, прочищая тесноту в своей глотке. - Не достаточно. Чертофф и почти всё его окружение были мертвы, возможно от рук агрессивно настроенных жителей, которым некого было больше винить, когда случилась изоляция. Внутреннее дворцовое святилище было взято штурмом. Орнаменты и украшения были разграблены и разбиты. Очевидно, там было время насильственной анархии, затем постепенная стабилизация к новому социальному порядку. Инфраструктура жизнеобеспечение обиталища всё ещё функционировала. Оно поддерживало дыхательный воздух и рециркулировало отходы достаточно эффективно, чтобы предоставлять еду и воду, хотя и на значительно сокращенном уровне. Жителям приходилось довольствоваться ежедневным рационом, достаточным для пропитания, и очень низким уровнем медицинского обеспечения. Большинству из них приходилось работать, чтобы удержать систему жизнеобеспечения от поломки. Там было очень холодно, и энергетический бюджет позволял только сумеречное освещение, - он изучал лицо Омунье, интересуясь, как хорошо его собственные слова описывают картину. - Представьте постоянный, дрожащий мрак, и ни минуты без голода, жажды и истощения. Представьте постоянный страх перед болезнью или травмой.
  -Вы только что описали девять десятых человеческой истории.
  -Возможно. Я видел и похуже, тоже, в добровольной тирании. Но это вынудило тех граждан, которые не были приспособлены к такой сознательной жизни. Даже если так, это не соответствовало нашим пределам для снятия блокировки.
  -Если бы мы вмешались каждый раз, как только условия становились чуточку тяжелее, чтобы снять блокировку, - ответила Омунье, - мы могли бы не блокировать вовсе.
  Дрейфус подумывал над её ответом несколько мгновений, прежде чем продолжить.
  -Я встретил человека, ковылявщего над мусорным холмом из разбитого золота. Он потерял ногу ниже колена. Его одежда была в лохмотьях. У него была палка, и обрубке была грязная повязка. Он пах очень плохо. Я думаю, он мог искать остатки еды, или что-либо, что мог обменять.
  -К каким выводам он пришёл насчёт тебя?
  -Удивился увидеть меня, конечно, будучи подозрительным и радостным одновременно. Если он и узнал меня, то не подал виду. Я объяснил, что я был там для обзора ситуации, что я был бы признателен ему за сотрудничество, и что будет лучше для нас обоих если бы я избежал привлечения внимания.
  -И он был готов помочь?
  -Да. Он провёл меня дальше внутрь обиталища, выбрав маршрут который держал бы нас подальше от слишком многих любопытных глаз Он начал расспрашивать меня, и постепенно меня осенило, что у него нет представления, как долго он был внутри обиталища. Он думал, что я был здесь, чтобы снять блокировку.
  -Он думал, что прошло сорок лет, а не двадцать?
  -Это кажется невероятным, но как только я увидел состояние этого места, мне стало легче это принять. В этих бесконечных сумерках не было четкого разделения на день и ночь, и не было возможности проверить. Дни и месяцы, должно быть, слились в одну бесконечную тяжесть страдания и убожества. Но во мне он видел надежду. Он думал, что время наказания близится к концу, и чем больше помощи он мне окажет, тем быстрее наступит конец.
  -Ты...поправил его?
  -Я никогда не лгал, - ответил Дрейфус. - И в то же время, я подумал, что он будет более полезным мне, если он будет сотрудничать со мной, поэтому я обошёл стороной его вопросы. Когда я был готов уйти, надежда всё ещё мелькала в его глазах. В тот момент я думал, что сказать ему правду было бы гораздо ужаснее, чем позволить ему надежду, если бы только нескольких часов ему хватило осознать, что мы не вернёмся. Но я ошибся.
  -Я понимаю почему вы чувствовали подобное, - сказала Омунье, - И почему это грызет вас с тех пор. Но вам не стоит быть слишком грубым по отношению к тому, что вы сделали, или чего вы ему не сказали. Насколько вам известно, он мог быть одним из близким союзников Чертоффа.
  -Возможно. Я уверен, что он сам не был Чертофф.
  -Проверила ваша гончая?
  -Этого не требовалось, - ответил Дрейфус, - он отвёл меня к Чертоффу.
  -Вы же сказали, что он был убит.
  -Я уверен, что он был, и это произошло в сразу после блокировки. Это был один из номинальных садов дворца, едва узнаваемый после двадцати лет. Это место могло быть более оживленным, но это было примерно в то время, когда обиталище выпускало последние распределение рационов продовольствия и воды, и большинство выживших собрались в диспансерном районе. Человек отвёл меня к труппу Чертоффа.
  -Они не избавились от него?
  -В этом не было нужды. Он не был подвержен риску заболевания. Они бросили его в одну из его же рек золота. Судя по позе, в которой я его застал, и по выражению его лица, он был всё ещё жив, когда они сделали это. Золото находилось в процессе охлаждения, готовясь стать твёрдым металлом - машина, которая держала золото расплавленным и текучем, должно быть, сломалась, - и заковала его в оболочку, подобие расплавленного чугуна. Его выловили в этой затвердевшей реке, словно утопающего, хватающего свой последний вздох. Они оставили его в таком состоянии. Я не думаю, что он продержался бы долго, если бы кому из выживших нужно было золото.
  -Нет, я сомневаюсь, что они сделали бы это. И через двадцать лет мы с большим удовольствием решим, что делать с этим трупом, - Омунье опечалилась. - Хотя я предполагаю, что это будет проблемой моего преемника, а не моей.
  -Я надеюсь, что мы сможем рассчитывать на ваше руководство ещё немного.
  -Это будет зависеть...от многих факторов, - одеяло зеркал трепетало, словно Омунье хотела взглянуть по длине вниз на своё тело. - Посмотрим. Возможно, лет через двадцать это будет вашей головной проблемой, кто знает. Я так понимаю, вы уже готовы оставить это позади? - Она не дождалась его ответа. - Вы ведь не забудете ни того оборванного человека, ни надежду в его глазах? И вы, будучи собой, не перестанете сомневаться в своём решении. Меньшего я не ожидала. Но сейчас вы проведёте под ним черту, возьмите не меньше двух дней отдыха, и сочтете своё поведение вполне удовлетворительным.
  Дрейфус вздохнул, какая-то часть напряжения последних дней оставила его наконец. Он всё ещё нёс свою долю этого, и это отпускало его медленно, если вообще отпускало, но он осознал, что было ошибкой не поделиться этим опытом раньше. Он был ослаблен, его работа ухудшилась, и следовательно работа его близких коллег Талии и Спарвера. Доспехи были маленьким, но очень тесно связанным механизмом, и он функционировал должным образом только тогда, когда все компоненты работали гладко.
  Ему следовало заметить это раньше, вместо ожидания этой зажигательной речи...
  -Спасибо, - сказал он, начиная тянуться к своему гончему хлысту.
  -Ещё две вещи. Во-первых вы не единственный, кто прошёл изоляцию, и затем столкнулись с содеянным. Я тоже, и у меня было столько же проблем с последствиями.
  Дрейфус склонил свою голову, удивленный тем, что его старый друг всё ещё мог удивить его.
  'Вы никогда не упоминали об этом, и я считал, что у меня хорошее представление о вашей истории службы.
   -В те дни мои отчёты были такими же немногословными и точными, как и ваши. Если не более того. Это была похожая ситуация. Я была зелёной, когда я прошла изоляцию, и примерно на двадцать лет менее зелёной, когда вернулась. То, что я нашла...было похожим испытанием, - напряженность подкралась к её лицу. - Это было обиталище Картер-Сафф Спиндл. Три тысячи жильцов на момент изоляции, и каждый надеялся, что большинство из них будут всё ещё живы, когда я вернусь назад.
  -И? - спросил Дрейфус.
  -Они сделали мрачное исключение моему решению . Всё оказалось немного сложнее, чем ожидалось. Всё сложилось очень плохо, очень быстро. Наступил голод, потом каннибализм, и в забвении они поедали друг друга - сначале покойники, потом старые и беспомощные, затем менее старые, менее беспомощные. Когда я оказалась там, всё, что осталось, было несколько банд диких детей.
  Ошеломленный, Дрейфус в ужасе покачал своей головой.
  -Должно быть, они перешли наши пределы.
  -Самособой. Немедленное снятие блокировки с последующим оперативным гуманитарным вмешательством. Но было уже поздно. Немногочисленные живые дети были вне обычной реабилитации. Мы послали лучших из них к Нищим. Не так многое мы могли сделать для остальных, кроме как удерживать их подальше от острых предметов и остальных людей. Могу ли я рассказать тебе самое худшее из всего этого?
  -Можете.
  -Они сложили груду костей для меня. Подобие статуи в мою честь. Моя фигура была сделана из трупом, или из того, что от них осталось. Это должно было быть то последнее действие, которое они совершили перед последним поколением, прежде чем они забыли язык, письменность, или последнее чувство, почему они были там. И я до сих пор помню это. Не проходит и дня, чтобы я не задумалась об этом. Даже те одиннадцать лет когда я не могла уснуть....это было всегда рядом. И это было благословение, в каком-то смысле, ибо это была часть меня, к которой Часовщик не смог прикоснуться. Нечто худшее.
  После недолгого молчания Дрейфус сказал:
  -Если и есть вещь, которую я выучил, это то, что всегда есть что-то хуже.
  -Да. Странно, что это то, что двигает нас, но вот оно. Мы находим успокоение там, где мы можем.
  -Находим.
  -есть ещё две вещи. Демихов скоро вернётся, но я бы предпочла, чтобы ты был первым, кто узнает.
  Дрейфус улыбнулся сквозь своё опасение: - Что ещё?
  -Коснись моих пальцев.
  Он наклонился вниз и положил свою руку, так, чтобы дотронуться до её руки.
  -Чувствуешь что-нибудь?
  -Да - слабо, но не так слабо, как неделю назад. Думаю, с каждым разом всё лучше. Эта броня начинает раздражать меня ниже шеи тоже, и это должно быть очень хорошо, потому-что я могу это чувствовать. Но есть ещё кое-что. Я сделала это впервые этим утром, но я хочу быть уверенной, что это не мой мозг играет со мной. Зеркала не могут дать мне достаточно хороший вид.
  -Вид чего?
  -Этого, Том, - Она вздохнула, расслабила свои пальцы, затем медленно накрыла ими его собственные.
  Элементарно.
  
  
  
  No Alastair Reynolds, Open and Shut, 2018
  
  Elysium Fire will be available in hardback, eBook and audio download on the 25th January 2017.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 3 (новая версия)"(ЛитРПГ) Д.Маш "Никто не ждет испанскую инквизицию!"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) Д.Деев "Я – другой 3"(Боевая фантастика) А.Фролов "Мертвятник 2.0"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаСоветник. Готина ОльгаПорченый подарок. Чередий ГалинаМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова ЕленаВыбор Архимага. Ольга РыжаяЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаКогда плачут драконы. Вера ЭнТурнир четырех стихий-3. Диана ШафранОтверженная. Печурина Мария
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"