Артюхин Сергей Анатольевич: другие произведения.

80 лет форы, часть вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.08*84  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После победы, в Европе стремительно набирает мощь новый союз - СССР, Германии и других европейских стран. Это не нравится руководству новообразованного Альянса Демократической Атлантики. Серые кардиналы не остановятся ни перед чем на пути к мировому господству. Они готовы развязать Третью Мировую Войну, посылать своих соотечественников на убой тысячами и миллионами, готовы бомбами ровнять с землей и травить химией мирные города. Но они не знают, что на стороне Советского Союза имеется неучтенная никакими раскладами сила. Сила знания, о том, что было, о том, как было. Поэтому мир ждет другая, более страшная Война. Книга вышла под названием "На Штурм Будущего", ISBN 978-5-699-50459-6.


   11 января 1946 года.
   СССР, Кубинка.
   Никита Голенко чувствовал себя мальчишкой, получившим долго ожидаемую игрушку. Новый танк, который демонстрировался высочайшей комиссии, включавшей в себя, в том числе, и Сталина с Рокоссовским, слушался молодого гвардии капитана просто до невозможности легко. Натренированный экипаж, с которым Никита воевал еще под Кенигсбергом, управлял пятьюдесятью двумя тоннами смертельного железа настолько виртуозно, что постороннему наблюдателю могло показаться, будто перед ним не тяжелый танк, а легкая БРДМ.
   А Голенко чувствовал восторг сродни тому, что испытывают летчики на своих крылатых машинах высоко в небе. Влюбленность Никиты в танк, возникшая "с первого взгляда", порою даже вызывала вспышки ревности у его невесты.
   Но молодой капитан не мог с собою ничего поделать. По сравнению со всеми остальными танками Т-1000 выглядел...ну как гоночный автомобиль в сравнении со сломанной телегой.
   Сдвинутая назад башня была странной клиновидной формы - приплюснутой и угловатой, но в тоже время зализанной. И вместе с длинной стадвадцатидвухмиллиметровой пушкой спаренной с пулеметом, и торчащим в дистанционно управляемой турели КПВТ, придавала танку устрашающий вид. Могучий двигатель, необычно установленный спереди, давал возможность громаде стали быть исключительно подвижной, полуавтоматический затвор и механизм заряжания с электроприводом по типу морских артиллерийских установок, позволяли развивать скорострельность пушки до шести-восьми выстрелов в минуту, а система управления огнем превращала даже не слишком тренированного танкиста в снайпера...
   И пока гвардеец развлекался, заставляя тяжеленную машину выделывать различные трюки, наблюдавшие за демонстрацией люди что-то оживленно обсуждали.
   - Ну вот, Лаврентий Георгиевич, а вы говорили, что не справимся, - Сталин разгладил встопорщившиеся от мороза усы и вернул руку в карман.
   - Ну, Иосиф Виссарионович, я сказал, что этого у нас не получится настолько быстро. Кто ж знал, что наши ученые, конструкторы и инженеры способны на подобное, - Ледников, улыбнувшись, развел руками.
   - Ну, не только наши, - недовольно пробурчал вождь, пытаясь плотнее закутаться в шубу. - Без немецких, как вы их называете, "вундервафель", ничего бы у нас не вышло. Не так скоро. Точнее говоря, насчет этих красавцев я ни секунды не сомневаюсь, - Сталин махнул рукой в сторону полигона. - А вот управляемые ракеты и реактивные самолеты... На год-другой больше мы бы потратили.
   - Что непозволительно, - отметил молчавший до того Рокоссовский. - Альянс наглеет с каждым днем. Япония на грани краха, у американцев уже тысячи тяжелых бомбардировщиков и они продолжают пытаться создать атомную бомбу.
   - Ну, в настырности им отказать точно нельзя, - несмотря на смерть или побег всех своих разработчиков, а также несколько абсолютных неудач с запуском реакции - за что надо отдельно поблагодарить Лаврентия Павловича, - Ледников отвесил легкий поклон в сторону Берии, вызвав на лице присутствующих легкое подобие улыбок, - они с неизменным упрямством тратят деньги на два проекта: атомной бомбы и антигравитационного двигателя.
   - За последнее, впрочем, надо тоже поблагодарить товарища Берию, - коротко хохотнул Сталин, замолкнув, впрочем, при виде приближающегося Устинова.
   - Вот скажитэ мнэ, товарищ министр, - обратился к нему вождь, едва тот подошел, - сколько таких вот красавцев может сдэлать промышленность для Совэтской Армии к осени слэдующего года? - вновь заговорив с акцентом, поинтересовался вождь у Устинова.
   Тот, подумав несколько секунд, довольно-таки уверенно ответил:
   - Благодаря всеобъемлющей подготовке почти всех наших танковых заводов к выпуску именно этого танка, то за восемнадцать месяцев, начиная с февраля нынешнего года, Красная Армия получит почти восемь тысяч образцов данной техники.
   - Сорок танковых бригад и двадцать танковых же дивизий, - удовлетворенно кивнул Ворошилов. - Размажем американских империалистов в ноль, пусть только сунутся.
   - Не стоит все же забывать, Клим, что нам еще боэвыэ машины пехоты дэлать и зенитные установки. Кстати, товарищ Устинов, как продвигаэтся запуск в производство С-75?
   - Заканчиваем решение последних проблем на некоторых предприятиях. А производство двигателей уже начато.
   - Хорошо. Подготовьте к пятнадцатому числу полный доклад о наших ракэтных успехах. И еще о самолетах. Сколько уже поступило в войска и сколько поступит к весне следующего года.
   - Конечно, товарищ Сталин. Все сделаю.
   Проводив отошедшего министра вооружений взглядом, вождь повернулся к Ледникову и, улыбаясь, сказал:
   - Через год вся Советская армия будет как Особая. А еще через год - нам будут не страшны ни американцы, ни англичане, ни японцы, ни они все вместе взятые...
  
  
   12 января 1946 года.
   США, Чикаго.
   - Господа, рад приветствовать вас всех. Располагайтесь поудобнее, нам предстоит долгая беседа, - высокий худощавый джентльмен обвел рукой небольшой зал на вершине небоскреба. Несколько одетых в костюмы людей занимали кресла и диваны, не забывая прихватить со столиков фужеры с напитками.
   - Здесь и сегодня нам с вами предстоит обозначить решение проблемы Советского Союза.
   - Нам бы для начала еще с Японией закончить, - проворчал пожилой человек, не расстегнувший ни единой пуговицы костюма и не ослабивший галстук, и всем своим видом демонстрирующий неодобрение.
   - Японии крышка, и вы знаете это не хуже, чем остальные, - хозяин небоскреба и нескольких окружающих этот самый небоскреб зданий недовольно нахмурился. - Да, у нас с ними вышла некоторая задержка из-за этого дурацкого токсина, которым они атаковали Сан-Франциско, но небольшая демонстрация возможностей наших стратегических бомбардировщиков и химической промышленности быстро привела их в чувство. А их экономика более не способна тягаться с нашей. На прошлой неделе они потеряли последний авианосец. А у нас, позволю себе напомнить, на пару с английскими друзьями этих самых авианосцев пятьдесят четыре штуки. Из которых семь - класса "Мидуэй". Если япошки еще подергаются, то им же хуже.
   - Ну да, мы почти закончили с их флотом, вышвырнули с Тихого Океана, из Австралии и Индонезии, но, позволю напомнить, они все еще обладают огромной армией в Китае и на собственных островах! - огрызнувшись, пожилой человек залпом осушил свой бокал.
   - Наша армия раскатает их в тонкий блин. У Империи уже сейчас огромнейшие проблемы с удержанием под контролем китайского населения. Там действуют целые армии партизан, с которыми японцы не способны справиться. В Бирме для них все кончено, в Сиаме и на Филиппинах - тоже. Максимум через год они капитулируют.
   - Ага, а потом догонят и капитулируют еще раз. Они нас так откапитулируют, что мы ходить будем в раскоряку. Вы что, совершенно не имели с ними дело? Да они скорее сдохнут всей нацией, чем сдадутся!
   - Если через год они все еще будут сражаться, мы именно это им и обеспечим. Хватит одного налета наших армад с использованием последних изобретений наших химиков. Заодно проверим, как эта тактика работает. Проведем, так сказать тест, перед настоящим применением.
   - Вы предлагаете использовать против Сталина именно химию? - вступил в разговор жирный коротышка, ставший со времени встреч в Лондоне еще толще.
   - Это выглядит логичным вариантом, - высокий джентльмен пожал плечами.
   - Ну да. А еще очень логичным выглядело натравить Гитлера на СССР и хорошенько на этом нажиться. Затем логичным стало дать русским заполучить Германию и почти всю Европу - на чем я, кстати, потерял огромные деньги! - коротышка начал заводиться.
   - Как будто вы их не отбили за последние пару лет, причем с десятикратной прибылью, - послышалась реплика от еще кого-то из присутствующих.
   - А что у нас еще выглядело логичным? Ах да, быстренькая победа над желтопузыми! А потом? Точно! Вбухивание денег в атомный проект! И в антигравитацию! Сколько мы все на это потратили? Десятки миллиардов! А что получили? Пшик! Дырку от бублика!
   То, что лично его дырка от бублика и пшик составляли почти десять миллиардов долларов из бюджетных денег, коротышка решил не упоминать.
   - Да на эти деньги мы бы уже давно построили в несколько раз больше бомбардировщиков и вбомбили бы большевиков и их новых немецких дружков в каменный век! А сейчас мы не имеем ни куска достоверной информации о том, что происходит в Союзе. Та тонкая струйка сведений, поступающих нам оттуда, не дает достаточных данных для хотя бы более-менее приличного анализа. И вы хотите в это лезть? Не боитесь кончить, как Гитлер и его дружки?
   - Ну, Мюллер, насколько я знаю, чувствует себя неплохо, - снова последовала реплика "из зала".
   - Потому что он пошел на сделку с дьяволом! Или вы тоже побежите к коммунякам едва запахнет жареным?
   - Ладно, ладно, возьмем другой пример. Целая толпа наци скрылась в Южной Америке...
   - Да, скрылась. Альверде им это позволил только потому, что они притащили с собою кучу денег, золота и ученых! И живут эти наци не слишком хорошо!
   - Но живут же, - хозяин здания снова обратил на себя внимание. - Кроме того, что вы предлагаете? Не трогать Советы? Мы и так дали им целую кучу времени. Да, вы были правы, надо было тогда, в Лондоне, принимать другое решение. Но кто же знал, что Бек и его ублюдская команда успеют раньше наших людей?
   - Я предлагаю не спешить! Нам нужно, нужно просто до чертиков, очень нужно, нужно и еще раз нужно! - коротышка едва не сорвался на визг, - получить больше данных! Потому что лично мне кажется, что лезть против коммунистов вот так, без тщательного анализа - самоубийство!
   - А не лезть - еще более верное самоубийство! - высокий джентльмен грохнул фужером об стол, расколов несчастную посуду на множество частей. - Если дать русским еще времени - вот тогда мы можем даже и не пытаться. В пятидесятых они уйдут в отрыв и все. Продемонстрировать вам динамику их роста? Да через десять лет мы не спрячемся даже и у Альверде. Мы не сможем спрятаться нигде!
   - Я полагаю, что наш коллега не утверждает, что не надо воевать с русскими, - снова заговорил пожилой мужчина. - Он лишь говорит о том, что надо это делать с умом. Ваше предложение о раскачке ситуации на их территориях с помощью национализма не сработало. Наша пропаганда наталкивается на банальный рост жизненного уровня населения. Это быдло помнит, что было всего несколько лет назад и что есть сейчас. Чтобы ваши методы сработали, нам нужно как минимум два десятилетия. А их у нас нет. У нас нет даже четверти этого срока.
   Но лезть в пещеру к дракону вот так, сломя голову...с абсолютной уверенностью я могу заявить, что это вернейший способ подписать себе смертный приговор.
   - Я уверен в нашей авиации.
   - Да мы все в ней уверены. Вот только войны не выигрываются в воздухе. Земля считается захваченной тогда, когда над ней висят яйца твоего пехотинца - и не ранее. А с этим будут проблемы - что русские прекрасно доказали в своей последней войне. Да и немцы тоже не слабые вояки. Где будем брать пушечное мясо? Если помните, предполагалось, что оным будут русские, немцы и прочие европейцы, вроде лягушатников или итальяшек. А теперь это самое пушечное мясо будет против нас...
   - Вы абсолютно правы. Ошибаетесь только в одном. Да, авиация не может выиграть войну. Обычно. Вот только наша авиация сможет за несколько недель угрохать половину населения Советов. И Европы. Да вообще всех. Если мы разрешим использовать химическое оружие.
   В комнате воцарилось молчание. Пожилой джентльмен подошел к окну и посмотрел на вечерний город. Тот горел тысячами огней, подавляющих тьму на улицах. Но тьму здесь, наверху...
   - А вы не боитесь, что русские применят в ответ на это симметричные меры?
   - У них практически отсутствует дальняя авиация. Чем они будут доставлять бомбы? Полусотней самолетов? Да мы их посбиваем за пару-другую дней. К тому же, после нашей же первой операции им должно стать понятно, что если они не сдадутся и не откажутся от своего красного варварства, то им конец. Крышка. Потому что мы не будем применять отраву против их войск. Зачем? Это неэффективно - что доказано еще тридцать лет назад, во время Первой Мировой. Мы будем бомбить их города. Согласитесь, это очень эффективное средство. Сколько жителей осталось в Хиросиме и Нагасаки после нашего "налета мести"? Пять процентов? Десять? Просто подставьте вместо "Хиросима" или "Нагасаки" что-нибудь другое. Например, "Берлин", "Москва", "Ленинград". Да русские после второго, максимум третьего налета прибегут капитулировать. И если вы считаете, что это будет не так - мы можем проверить метод на япошках.
   - Не знаю, - покачав головой, пожилой мужчина вернулся в кресло.
   - Мы сделаем все возможное, чтобы получить больше информации о состоянии дел в Союзе. Более того, я даже предлагаю вам заняться решением этой проблемы, - обратился хозяин небоскреба к коротышке. - Делайте все, что считаете нужным.
   Жирдяй нехотя кивнул. Худощавый джентльмен подошел к столику с вином и, налив себе немного в новый фужер, залпом выпил дорогущий напиток. После чего повернулся к остальным:
   - Мы должны решить со сроками и методами сегодня. Не завтра. Сегодня. Нам нужна война. Нам нужна победа в этой войне. Нам нужен коллапс коммунизма. Нам нужен мир. И мы получим все, что хотим.
   Все...или ничего...
  
  
   15 января 1946 года.
   Москва, Кремль.
   - Таким образом, основным штурмовиком советской авиации на сегодняшний день является Су-8М, - главком ВВС Новиком с удовольствием посмотрел на появившуюся на экране железную птицу.
   Русский штурмовик выглядел весьма и весьма внушительно. Обладая мощнейшим вооружением (включавшим в себя, в том числе, и шестиствольную тридцатимиллиметровую пушку-монстра, вытребованную лично Сталиным, не пожелавшим слушать разговоры об ее избыточной силе), советский самолет обладал лучшим среди своих собратьев бронированием и шестисоткилометровой скоростью.
   - На данный момент пятнадцать штурмовых авиаполков полностью перевооружены на данный образец боевой техники. К осени сорок седьмого года количество оснащенных Су-8М полков должно достигнуть двадцати пяти. Летчики оснащаемых частей со всем возможным рвением обучаются использованию нового самолета и уже скоро будут способны успешно применять его для выполнения боевых задач, - главком всем своим видом выражал уверенность.
   - Теперь о нашей истребительной авиации. Основным вооружением этого рода авиации станет МиГ-15, - щелчок проектора явил на экране зрителям самолет необычных форм, в котором опытный наблюдатель узнал бы усовершенствованный МиГ-15бис, - поставки в войска уже идут, самолет активно осваивается личным составом. Сильнейшее вооружение данного образца авиатехники, а именно две ракеты и две пушки, при высоких скоростных характеристиках позволяет с абсолютной уверенностью говорить о качественном превосходстве над вероятным противником.
   Последовал еще один щелчок. Демонстрируемый самолет выглядел значительно красивее всех показанных ранее.
   - Всепогодный ночной дальний истребитель-перехватчик, Ла-200. Высокая мощь стратегической авиации вероятного противника и активно применяемые им против Японии методы ковровых бомбардировок, в том числе и ночных, определяют необходимость данного самолета как высочайшую. Первая партия должна поступить в войска в феврале, - Новиков замолк. Подойдя к столику, он сделал глоток из стоящего на краю стакана.
   - В качестве дальнего всепогодного перехватчика на вооружение Советских ВВС принимается Су-9, - возникшая на экране машина выглядела невероятно футуристично и буквально завораживала своим внешним видом. Самолет, спроектированный советскими специалистами с помощью переехавших в Союз немецких конструкторов, был основан на проекте Хенкель Не 1079В, и чем-то напоминал американские стелс-машины будущего.
   - И, наконец, бомбардировочная авиация. Вне всякого сомнения, лучшего бомбардировщика, чем Ил-28 в мире нет. И еще долго не будет. Сочетание высокой скорости, мощного оборонительного вооружения и большой бомбовой нагрузки делает его одним из наших лучших самолетов. Согласно установленного плана, к осени сорок седьмого года количество данных самолетов в войсках достигнет, - главком ВВС сделал паузу, - двухсот пятидесяти единиц.
   Краткие обзоры данных образцов и их тактико-технические характеристики имеются в разделе "Авиация" общего доклада, страницы с сорок второй по шестьдесят первую.
   - Спасибо, товарищ Новиков, за доклад, - поднявшийся Сталин знаком отправил главкома обратно за стол. - Таким образом, товарищи члены Центрального Военного Совета, вы теперь имеете представление о новых возможностях советской авиации. Через год-полтора, наши ВВС, в сочетании с оснащенными зенитными ракетами силами ПВО смогут отразить любую атаку наших потенциальных противников. И полторы тысячи их "Конвэйров" им не помогут.
   А значит, все будет решаться на море и на земле. Константин Константинович, - вождь сделал приглашающий жест.
   Поднявшийся из-за стола Рокоссовский стремительным шагом прошел к месту докладчика.
   - Последние испытания танка Т-1000 завершены. Именно он станет основной ударной силой наших сухопутных войск. Являясь боевым средством нового поколения, он формально относится к так называемым тяжелым танкам. Однако, в подлинном смысле он таковым не является, обладая великолепной подвижностью и гораздо более широким кругом задач. Поэтому, было принято решение о выделении отдельного, нового класса танков, отражающего изменившиеся реалии. Этот класс - основные боевые танки, способные с успехом выполнять задачи как средних, так и тяжелых танков, и обладающие преимуществами обоих.
   Танк Т-1000 - именно такой, и согласно данным, имеющимся в нашем распоряжении, ничего даже близко подобного нет ни у кого. Более того, ни американцы, ни англичане, ни японцы не занимались серьезным решением вопросов танкостроения. Новейший английский танк - "Чариотир" - на самом деле приблизительно равен лишь модернизированному Т-34, и проигрывает по всем параметрам - как количественным, так и качественным - танку Т-1000. А самый многочисленный танк английской армии - "Крестоносец" проигрывает по всем параметрам даже и не модернизированному Т-34.
   Поэтому, еще в процессе разработки было принято решение о масштабном выпуске Т-1000 как главной ударной силы Сухопутных войск СССР. Была проведена большая подготовительная работа - как в войсках, так и на заводах. В частности, двигатель, пулеметы и орудие были готовы значительно раньше, чем остальные части танка - трансмиссия, корпус, башня, система заряжания и прочие. Поэтому, учитывая всевозрастающую опасность военного конфликта с Союзниками, их производство было начато до принятия на вооружение всего комплекса Т-1000.
   Благодаря этому решению, уже к осени сорок седьмого года мы сможем полностью переоснастить тридцать танковых бригад и сорок две мотострелковые дивизии. Все присутствующие могут ознакомиться с обзором характеристик, как данной машины, так и представленных мною в дальнейшем, в соответствующем разделе доклада.
   - Новому времени нужен новый танк, а новому танку - новое имя, - негромкий голос Сталина прервал маршала на полуслове. - Особенно учитывая тот факт, что Т-1000 - совершенно иная машина, чем ее предшественники. Есть мнение назвать танк именем маршала Рокоссовского. Скажем, Р-45?
   - Поддерживаю, - разрезал тишину кабинета мощный голос Ворошилова.
   - Почему нет. Товарищ Рокоссовский - заслуженный военачальник, уважаемый коммунист. Я тоже не вижу в этом ничего плохого, - высказал свое согласие Микоян.
   - Ну вот и решили, - довольно склонил голову вождь после еще нескольких реплик. - Продолжайте, Константин Константинович.
   - Согласно как анализа экспертов, так и имеющегося боевого опыта, танку необходима поддерживающая машина, уничтожающая танкоопасные цели, и, учитывая ограниченность наших ресурсов, выполняющая также и функции ближней ПВО.
   Щелчок проектора продемонстрировал собравшимся образец бронетехники, весьма и весьма похожий на "Шилку".
   Вот только выглядело сие изделие советского военпрома как-то...ну более грозно что ли. Все-таки, учитывая уроки далекого будущего, "Ежа" - как назвали здесь "Шилку" - гораздо лучше забронировали, фактически превратив в средний танк. Да и двадцать три миллиметра калибра орудий поменяли на тридцать...
   Ледников, сидя, как обычно, в углу кабинета Сталина, с удовольствием рассматривал фотографии будущей основы армий Союза и отчеты об испытаниях.
   Вот тяжелая БМП, вот легкий БТР...или вот вертолеты для мобильной пехоты - отличная штука. Не Ми-8 последних модификаций, но уже и не первые уродцы...Мысли маршала прервал общих выдох - большая часть присутствующих о "Граде" не знала. И их, мягко говоря, очень радовало увиденное сейчас на экране.
   Ледников усмехнулся - видели бы эти товарищи, на что способна батарея "Смерчей" - они бы и не так поохали. Всего шесть машин, способные на превращение всмятку дивизии...
   Найдя фотографию новенького Р-45, маршал улыбнулся. Отдаленно похожий на израильскую "Меркаву", танк, ставший развитием еще довоенного проекта - А-44 - был прекрасен. И обеспечивал великолепную по нынешним меркам защиту экипажу. Ведь если Т-1000 можно выпускать в неделю десятками, если не больше, то подготовить танкистов, которым предстоит им управлять - гораздо более сложная и долгая задача. А опыт, который бойцы приобретут в случае своего выживания - гораздо ценнее, чем груда смертоносного железа.
   Так что через полтора года американцам не поможет ничто. В принципе, уже и сейчас им нечего ловить - испытания первых баллистических ракет давно закончились, достаточное их количество в войсках, работа ведется уже над межконтинентальными красавицами. На вооружении состоят пятьдесят стратегических бомбардировщиков Ту-4 - сделанный в плотном сотрудничестве с немцами самолет на основе схемы "летающего крыла" - "Хортен 18" или как-то так.
   Ну а первую атомную бомбу ребята Лаврентия Павловича рванули еще в сорок четвертом...
   Все же сотрудничество с немцами дало обеим сторонам весьма приличные бонусы. Одни доведенные до ума реактивные движки и ракетные технологии чего стоят.
   Даже те самолеты, что полчаса назад демонстрировал Новиков - они далеко не аналоги своих тезок из прошлой истории. Аэродинамика получше, двигатели помощнее, ракетное вооружение есть, электроника, опять же, повыше классом.
   Да и с флотом тоже неплохо получилось. Вот сейчас нам Кузнецов об этом и расскажет...
   Главный моряк начал неожиданно:
   - На данный момент военно-морской флот Советского Союза откровенно слаб и не готов к открытому противостоянию с флотами вероятного противника, - Кузнецов замолк на несколько секунд, дожидаясь, когда затихнут возмущенные голоса.
   - Однако в нынешнем году ожидается вступление в строй двух тяжелых ракетных крейсеров класса "Кронштадт" и окончание модернизации двух линейных кораблей двадцать третьего проекта. Благодаря этому, при удачном стечении обстоятельств, советский флот значительно увеличит свою боеспособность, и сможет играть определенную роль в потенциальном конфликте. Но, даже учитывая вступление к осени сорок седьмого года в строй еще одного ТРК класса "Кронштадт" и целых двух авианосцев, активные действия наших ВМС в Мировом океане будут исключительно затруднены. Превосходство союзных флотов США и Великобритании слишком велико - пятьдесят четыре авианосца и двадцать девять линкоров. При этом в следующие два года ожидается вступление в строй еще трех авианесущих и одного линейного корабля, - тихо сидевший в углу Ледников наблюдал кислые выражения на лицах членов Военного Совета.
   - Все, что может противопоставить Советский Союз подобному превосходству - это ракеты. Как следствие, не имея возможности тратить ресурсы на большие корабли, нами развернута программа строительства катеров с ракетным вооружением. На данный момент в составе флота уже находится тридцать один катер и еще двадцать будет построено в следующие два года.
   - Перетопим америкашек как котят, - снова не удержался от реплики Ворошилов.
   - Эти меры лишь позволяют нам защитить свое побережье, не давая возможности активных наступательных операций, - не согласился морской главком. - Именно поэтому Советский флот в приближающемся конфликте должен будет действовать в тесном сотрудничестве с немецкими ВМС и активно использовать подводные лодки и их возможности.
   Имеющиеся данные позволяют утверждать, что именно подводный флот - наша основная сила. В этом сегменте мы не уступаем флотам Америки и Англии, а если учитывать немецкий подводный флот - то даже и превосходим.
   - Еще бы не превосходили. Выкидываем в трубу миллиарды рублей. Лучше бы танков еще сделали, - ворчание министра обороны не осталось не замеченным:
   - Товарищ Тимошенко, танков у нас хватает - на земле армии Советского Союза равных нет во всем мире. Но, чтобы по настоящему проучить англосаксов, нам нужно стать если не сильнее, то хотя бы сопоставимыми с ними на воде, - Кузнецов пожал плечами.
   - Американцы делают авианосцы с такой скоростью, словно пекут пирожки. За то время, что мы и немцы строим пять авианосцев, они строят тридцать. Мы их так никогда не догоним.
   - Именно поэтому мы сместили акцент на ракетные катера и подводный флот. Советские конструкторы совместно с немецкими (хотя, по правде говоря, это скорее немецкие совместно с советскими...а еще точнее - немецкие с небольшой помощью советских) разработали замечательные проекты подводных лодок. Строительство идет ударными темпами, что позволяет нам надеяться, что к осени сорок седьмого года мы будем обладать достаточными силами для срыва десантных операций англо-американского альянса.
   - А смогут ли Совэтскиэ военно-морскиэ силы обэспэчить высадку Совэтской Армии на бэрэгах Великобритании? - неожиданный вопрос Сталина не застал Кузнецова врасплох:
   - При устойчивом превосходстве советской авиации в небе над Ла-Маншем - да.
   - А без такового?
   - Маловероятно. Это в принципе возможно - все же Ла-Манш не Атлантический океан, но в таком случае я гарантий дать не смогу, товарищ Сталин.
   Вождь задумчиво посмотрел на карту. Затем, словно что-то решив, негромко сказал:
   - Превосходство в воздухе у вас будет. И на море тоже.
   На лицах сидящих отразилось удивление.
   - Вы рассмотрите такой вот вариант. Плывет себе по океану авианосная эскадра. Даже, можно сказать, флот. Линкоры, авианосцы, тяжелые и легкие крейсеры, эсминцы. И вот, на радарах появляется несколько отметок - вражеские самолеты. Отметок немного - скажем, штук пятнадцать.
   Ледников начал догадываться, к чему клонит глава СССР. Тот продолжал:
   - Скажите, товарищ Кузнецов, вот что вы будете делать, как командующий эскадры?
   Главком, не задумавшись не на секунду, ответил:
   - Несомненно, прикажу дежурной группе самолетов сблизиться с противником. Объявлю боевую тревогу.
   - На каком расстоянии ваши самолеты должны будут вступить в бой?
   Кузнецов, не понимая подоплеку вопроса, собрался, было, отвечать, когда Сталин сказал:
   - Мы применим специальные боеприпасы для уничтожения англо-американского флота, - в главном кабинете страны повисла тишина. Неожиданно высказался Ворошилов:
   - А что, мне нравится! Одна бомба - а потом наши подлодки добивают противника. Несколько раз повторим, после чего будем контролировать океан. Прекрасная задумка, товарищ Сталин!
   - В принципе, это действительно логичное решение. Тем более что наши ТРК и авианосцы после этого смогут добить остатки флотов Союзников, - командующий советскими военно-морскими силами несколько неуверенно закончил предложение.
   - А пока, товарищ Кузнецов, расскажите-ка товарищам членам Центрального Военного Совета о наших замечательных кораблях.
   Переведя дух, главком знаком попросил включить на проекторе следующее изображение:
   - Корабли проекта "двадцать три" после модернизации получат усовершенствованную систему противовоздушной обороны, включающую в себя шестиствольные тридцатимиллиметровые автоматы и зенитные управляемые ракеты ближнего радиуса действия. В составе наступательного вооружения появятся противокорабельные ракеты. В то же время, значительно сократится количество артиллерии, как главного калибра, так и вспомогательной. По нашим оценкам, боеспособность модернизированного корабля возрастет как минимум на сто пятьдесят процентов.
   - Неплохо, но явно недостаточно, - проворчал Сталин.
   - Вполне возможно, что эта цифра окажется значительно серьезней. Просто мы не имели пока возможности боевых испытаний наших ракет. Но если зенитное вооружение и в боевых условиях будет работать не хуже, чем на полигонах, то модернизированные суда класса "Советский Союз" значительно повысят свою устойчивость в обороне. В то же время, противокорабельные ракеты превращают линкор в действительно опасное оружие, позволяя ему уничтожать противника без особого риска.
   - Как будто раньше линкоры были безобидны, - снова высказался вождь, чья любовь к могучим артиллерийским монстрам было общеизвестна.
   - Безобидными их, конечно, не назовешь. Однако они серьезно уступали и уступают авианосцам. А после модернизации наши линкоры способны справиться с авианесущими кораблями, что до проведения таковой было очень и очень затруднительно, - все же главком до сих пор вполне обосновано считал, что лучше строить авианосцы вместо линкоров и тяжелых крейсеров. И не боялся отстаивать свое мнение.
   - Ладно, чего уж там. Давайте про "Кронштадт", товарищ Кузнецов.
   Очередной щелчок проектора явил на экране могучий корабль, который выглядел несколько...необычно.
   - Тяжелый ракетный крейсер "Кронштадт". Является развитием соответствующего проекта артиллерийского крейсера. Проект был значительно переработан. Основным достоинством корабля является значительное количество противокорабельных ракет - тридцать две единицы. Из-за столь большого количества ракетного вооружения нам пришлось отказаться от двух башен артиллерии главного калибра. Однако, благодаря некоторой помощи Франции, последняя башня была создана четырехорудийной, что позволяет говорить о необходимом балансе в наступательном вооружении. ПВО, как и на кораблях двадцать третьего проекта, представлено универсальной артиллерией, шестиствольными автоматами и некоторым количеством зенитных ракет, - главком замолк и вопросительно посмотрел на вождя. Тот, уже успев раскурить потухшую, было, трубку, довольно кивнул, после чего обратился ко всем присутствующим:
   - Пожалуй, что и хватит о флоте. Информацию о наших других кораблях вы можете найти на соответствующих страницах доклада. У нас еще много важных проблем на повестке дня. Товарищ Молотов, расскажите Совету о текущей международной обстановке и наших ее оценках.
   Поднявшийся из-за стола министр иностранных дел Советского Союза спокойно прошествовал к месту докладчика. Разложив листки бумаги из принесенной с собою папки, он с абсолютно спокойным видом и каменным лицом после краткого вступления обрушил на присутствующих небо.
   - Максимум через полгода Советский Союз будет находиться с Японской Империей в состоянии войны. И хотя окончательные сроки будут определены позднее, в том числе и руководителями наших Армии и Флота, политическое решение принято.
   Тимошенко удивленно вскинул голову. Все же министру обороны надо бы знать о таких вещах. Нет, товарищ Сталин поручал начать разработку плана по вторжению еще пару лет назад, да и недавно просил поподробнее заняться этим вопросом, но все же на повестке дня американцы и их верные друзья с островов...
   - Это решение было принято буквально на днях высшей сессией Центрального Военного Совета, - Молотов продолжал как ни в чем не бывало, - и основано на множестве причин. Одной из таковых является недавнее повторное использование японской армией биологического оружия в Калифорнии - то есть фактически использование оружия массового поражения. Несмотря на то, что применение японцами биологического оружия принесло нам лишь политические дивиденды - в частности, поставки антибиотиков в США в сорок третьем и сорок четвертом годах значительно увеличили популярность Советского Союза среди американского пролетариата и позволили нам досрочно расплатится за ленд-лиз, - существует большая опасность того, что Япония попытается применить биологическое оружие и против нас.
   - Ну-ну, пусть попробуют, - сегодня Ворошилов был довольно активен, - разом превратим их островки в стеклянную пустыню.
   - Что, тем не менее, не является для нас допустимым. Кроме того, Советскому Союзу нужна Маньчжурия и Корея и не нужна Япония в качестве непотопляемого авианосца американцев. У них и так уже есть один.
   - Ну, насчет непотопляемости можно теперь и поспорить, - небольшая шуточка Берии, сказанная им с хитрой усмешкой, подняла присутствующим настроение.
   - Однако в любом случае Советский Союз не будет продлевать Пакт о нейтралитете, о чем не преминул сообщить некоторое время назад. Советское руководство не считает более необходимым соблюдать нейтралитет. И, как мы надеемся, у нашей армии и флота не возникнет проблем с приведением японских коллег к порядку, - после этих слов Молотов улыбнулся, вызвав очередной взрыв смеха в кабинете.
   Ледников, наблюдая за веселящимися людьми, покачал головой. В той истории Советский Союз размазал Японию без особых проблем. По идее, сейчас все должно пройти еще легче...
  
  
   1 февраля 1946 года.
   Бразилия, Рио-де-Жанейро.
   Сидя на подоконнике в своем кабинете на одном из верхних этажей недавно построенного здания верховного правительства Южно-Американской Федерации, президент Альверде наслаждался прекрасной сигарой, столь же прекрасным видом и восхитительным чувством хорошо выполненной работы.
   Прошедший утром парад в честь очередной годовщины создания ЮАФ зарядил генерала энергией. Картина десятков тысяч солдат, марширующих как единый механизм, сотен самоходок и танков, ползущих по улицам прекрасного города, десятков самолетов, летящих в небесах сплошным строем - все это наполняло гордостью даже его сердце циника. Чего уж говорить о простых бразильцах?
   Президент усмехнулся. Теперь правильнее говорить "южноамериканцах".
   - А ведь отличную работенку мы провернули, а, Жозе? - обратился генерал к своему лучшему другу, министру обороны и по совместительству вице-президенту ЮАФ, генералу Гаспару.
   - Надеюсь, ты вполне осознаешь, что большая часть этого хлама, - Гаспар махнул рукой в направлении окна, - ничего не стоит?
   ТБ-3, Ju-87, Ju-88 и прочие устаревшие самолеты были успешно проданы Бразилии Советским Союзом и Германской Демократической Республикой. Сотни "Чаек", "Ишаков", "Худых" и всяких "МиГов" достались Альверде почти за бесценок.
   Что его вполне устраивало. Лучше такая авиация, чем никакой. Кроме того, на вооружении ЮАФ теперь состояло почти четыре сотни девятых "Яков". Не считая элитных полков с "Мустангами".
   Все это "богатство" генерал использовал с умом. Особенно он гордился использованием ситуации со Штатами. После того, как в начале сорок третьего в США разразились эпидемии, он предложил Рузвельту перенести часть производств на территорию дружественной Бразилии. И даже приплатил немецкими деньгами. Ну и каучуком, - в том числе гарантиями поставок. Плюс пообещал выставить Экспедиционный корпус. Один фиг, тот не успел в Европу...зато всласть повоевал на Тихом Океане.
   Честно говоря, Жозе не слишком надеялся на согласие ФэДээРа. Но тот неожиданно согласился. Похоже, обрадовался появлению некоторого количества пушечного мяса.
   И хотя много производств и станков Бразилия не получила - это все равно было на порядок больше того, на что ее президент мог рассчитывать еще за полгода до того момента.
   На радостях, Альверде увеличил размер Корпуса до сотни тысяч солдат, пошедших в бой во второй половине сорок четвертого - когда, благодаря Советам, американцы неплохо так поправили свое положение. За имеющиеся в его распоряжении полтора года президент ЮАФ (которая, кстати, аккурат в сорок третьем и образовалась) вместе со своим главным помощником успели многое - особенно в плане подготовки войск. Все-таки, чем Бразилия никогда не была бедна, так это джунглями. Да и гор хватало...
   Результатом их усилий стало блестящее выступление бразильцев в Индонезии, где японцам досталось весьма чувствительно. Едва не танцующие от радости американцы (еще бы, на самые жаркие участки можно отправлять других) отправили Корпус в Австралию, на северном побережье которой накал боев вполне мог сравниться с мясорубкой Восточного Фронта. Только было чудовищно жарко, а не холодно.
   Но, несмотря на приличные потери, Альверде продолжал слать войска на Тихий Океан. Для народа причина была очевидна - японцы применили биологическое оружие против США. И против Бразилии. И хотя вообще-то до конца сорок пятого твердых доказательств не было ни у тех, ни у других (особенно понятно это было для Бразилии, применять против которой биологическое оружие японцы даже и не планировали, а вся истерия была делом рук отдела пропаганды Министерства Обороны, где обреталось достаточное количество выходцев из ведомства Геббельса), но убежденности СМИ людям вполне хватало.
   Генерал же слал на фронт людей вовсе не из-за этого. Просто он прекрасно понимал, что японцы обречены. И им крышка - если не от США, то от русских. А те прекрасно помнили обещания, данные им главой Бразильского государства.
   А потому после американо-японской войны вполне можно было бы ожидать советско-американскую. И отсидеться в стороне не получится. Придется воевать. А для того, чтобы воевать более-менее успешно, войскам нужен опыт.
   Вот именно поэтому через стотысячный Экспедиционный Корпус прошло почти триста пятьдесят тысяч человек. И хотя генералу было жаль погибших парней, это не мешало ему трезво оценивать полезность сего мероприятия. По окончании войны у него будет полмиллиона солдат с боевым опытом, что уже дает некоторые надежды на выживание.
   Да и наличие героев стране никогда не помешает. Вот маршал Дутра, например. Жаль, конечно, что храбрый военачальник погиб от пули японского снайпера, но дело его будет жить в веках!
   Вспомнив свою речь на похоронах, Альверде улыбнулся еще шире. Улыбнулся той самой улыбкой, от которой трепетали сердца горячих женщин Южной Америки. Отрастивший себе элегантную испанскую бородку, высокий худощавый президент с белозубой улыбкой и внешностью настоящего мачо мог даже и на честных выборах собирать большинство голосов. По крайней мере, женских точно.
   - Гаспар, ну чего ты придираешься? Чем тебе не нравятся наши самоходки? Вон они как замечательно себя проявили, - все-таки "Хетцер", с которой они были срисованы, была весьма серьезной машиной.
   - Да я не о самоходках. Меня больше наши ВВС интересуют. На хрена ты взял "Чайки", Жозе? Какой от них толк в нынешних войнах?
   - Так они и не воюют. Часть - для курсантов. Часть переоборудуются в корректировщики. А часть - на нужды сельского хозяйства. К тому же почти бесплатно взяли - дешевле только воздушные шары.
   - Все равно зря. Лучше б доплатили и взяли еще пару десятков "Яков" - все пользы было бы больше, - вице-президент недовольно дернул щекой.
   - Да ну тебя, Жозе. Вечно ты всем недоволен. Будут тебе "Яки". А вообще, мне американцы пообещали еще сто шестьдесят "Мустангов" к июлю. И почти три сотни "Аэрокобр". С бонусом в виде обслуживающей техники и запчастей. И тоже почти бесплатно. Так что не парься. Для всего найдется свое место, - отойдя от окна, Альверде направился к бару с дорогущим вином - подарком самого Сталина. Распахнув дверцу, глава большей части Южной Америки придирчиво начал выбирать сегодняшнюю жертву.
   После длительных раздумий, генерал выбрал, наконец, неизвестное ему вино с непроизносимым названием из далекой Грузии.
   Жестом пригласив друга за стол, президент с наслаждением развалился в кресле.
   Все еще недовольный Гаспар неторопливо разлил вино по бокалам.
   - За нашу дорогую страну! За ее процветание и счастье! - этот тост всегда произносился Альверде в первую очередь. Нежный звон двух хрустальных емкостей все же поднял настроение накуксившемуся вице-президенту.
   - Жозе, как ты всегда умудряешься выводить любой спор в другое русло? Вот постоянно этому удивляюсь, хотя знаком с тобой уже Бог знает сколько лет, - министр обороны откинулся в своем кресле, почти точно повторив позу своего друга.
   Хмыкнувший президент согласно кивнул, но ничего не ответил. Затем, через несколько минут тишины и смакования прекрасного напитка, неожиданно сказал:
   - Да мы и не спорили-то, Жозе. Просто подумай, сколько мы всего сделали для родной страны. Бразилия уже совсем не та, что была всего пять лет назад. У нас сильная армия с боевым опытом, набирающая обороты промышленность, людям становится легче жить. Сколько мы запустили электростанций за последние годы? Да только ГЭС у нас три штуки! А малый бизнес? Благодаря нашей программе стимулирования, производство одежды возросло на порядок!
   Да и в сельском хозяйстве, в автомобилестроении - у нас не просто подвижки, у нас чудовищные прыжки вперед. Если все будет идти так, как идет...ну хотя бы еще лет десять, то после этого наша страна уже никогда не вернется в прежние времена и прежнее состояние! - постепенно повышающий голос президент вскочил из-за стола, потрясая руками, словно на митинге.
   - У нас еще полно проблем, Жозе, - несколько охладил пыл генерала Гаспар.
   - Да я и не спорю. Но ты просто сравни, что у нас было тогда, когда мы только пришли к власти, и что есть сейчас. Да одно образование чего стоит!
   - Так я и не спорю, друг. Наши социальные программы показывают отличные результаты...но не забывай, что у нас, скорее всего, не будет десяти лет. Боюсь, у нас не будет даже пяти, - Гаспар пожал плечами.
   Альверде ненадолго задумался. Затем неожиданно сказал:
   - Согласен. Пяти лет у нас нет. Если хорошенько подумать, то у нас вряд ли больше трех.
   - Ты окончательно решил, на чьей мы будем стороне?
   - А ты как думаешь? Русских - тут без вариантов.
   Гаспар не выглядел удивленным. Он и сам, наверное, принял бы подобное решение. Президент ЮАФ тем временем продолжал:
   - После того, как Германия сдалась, русские заполучили могучего союзника. Учитывая тот факт, что Мюллер сдал большевикам подавляющее большинство нацистов, а мы выдали единственного успешно смывшегося к нам из их верхушки Бормана - денацификация там проведена более чем успешно. А после некоторых шуточек советского руководства, то ли купившего правителей Германии на корню, то ли запугавшего их до полусмерти - немец с русским братья на века.
   - Ну, к нам вроде как примчалось довольно много господ с эсэсовским прошлым.
   - Да не так уж и много. Меньше, чем в Аргентину тогда, - Альверде неопределенно махнул рукой. - Нет, мы, конечно, свое взяли. И инженеров нам досталось, и ученых, и фабрикантов с деньгами. Но русские-то получили на порядок больше.
   - Да скорее даже не на порядок, а на порядки уже, - прокомментировал Гаспар. - Нам еще повезло, что успели перехватить Бора.
   - Да, кстати, как у него дела?
   - Работает потихоньку. Вроде как доволен всем.
   Осенью сорок первого года, спасаясь от нацистов, известнейший датский физик Нильс Бор на год раньше, чем должен был, сбежал из родной страны. Сбежал с помощью бразильского посла - через Швейцарию в Португалию и далее в Бразилию. Неожиданно тепло встреченный, он практически сразу же получил гражданство и кафедру в университете. Проработав год, он, после капитуляции Германии, уже собирался, было, возвращаться домой, но оставил эти намерения после начавшегося массового исчезновения коллег в зоне безграничной власти Советов.
   Начавшаяся же в сорок третьем в США эпидемия закрепила желание физика остаться в Рио. Да и созданные для нового "Центра Бора" условия, мягко говоря, внушали.
   - Вот и отлично. Пускай работает. У нас слишком мало достойных ученых, а с мировым именем - и того меньше. Вот пускай господин Бор и создаст нам физическую школу. Ладно, вернемся к нашим баранам, - глава Федерации налил себе еще вина.
   - Так вот, мы будем на стороне Советов и Сталина. Я больше чем уверен, что у него уже есть и ядерная бомба, и средства ее доставки, - сказал Альверде и после паузы добавил:
   - Вполне возможно, что даже и ракетные средства доставки.
   - Да ладно. Это нереально, - вице-президент, собравший под своим крылом весь научный и промышленный потенциал Федерации, прекрасно осознавал трудности, которые необходимо было преодолеть для создания ракетного оружия.
   - Еще как реально. Даже в той истории немцы к сорок пятому умудрились создать нехилый такой задел в этих технологиях - они даже зенитные управляемые ракеты создали. И достижениями ученых Рейха потом вовсю пользовались как русские, так и американцы. А теперь представь, на что они способны, имея целую кучу технологий будущего - хотя бы знают, куда двигаться - и фактически объединенные с Советами промышленные и научные мощности, - Альверде несильно стукнул кулаком по столу, - а еще несколько лет спокойной жизни, чтобы всем этим воспользоваться.
   Гаспар промолчал.
   - Ладно, нам еще пока надо закончить с Японией. А потом уже думать о Третьей Мировой.
   - Президентэ, согласно договоренности с американцами, наши войска скоро можно будет отводить из Вьетнама. Скоро как раз срок выйдет.
   - Это еще не факт. У меня завтра встреча с американским послом. И на ум приходит только одна причина, ради которой ему так сильно хочется со мною встретиться.
   - Наш Корпус.
   - Вот именно. Наши парни продемонстрировали, что они могут воевать не хуже вечно зазнающихся янки. Про это даже Паттон высказывался. И теперь, когда американским войскам предстоят не самые простые операции - напомню, скоро должна начаться высадка на Окинаву - Союзникам ну очень не хочется нести потери в одиночку. Им же еще с русскими воевать.
   - Да ладно тебе, Жозе. Не думаю, что лишние потери в несколько тысяч солдат могут что-то серьезно для американцев изменить. В войне с русскими разменной монетой будут дивизии, если не корпуса и не армии. Вспомни про то, как они воевали тогда. Один Сталинград стоил русским и немцам больше войск, чем американцы потеряли за всю войну против Японии. Так что плюс-минус несколько тысяч... - Гаспар покачал головой. - А вот для нас эти самые несколько тысяч могут стать серьезной потерей.
   Раз уж мы будем на стороне Советов, то вполне очевидно, что нам, так или иначе придется воевать против янки. И здесь несколько тысяч подготовленных солдат могут сыграть серьезную роль в нашей обороне. Особенно, если вспомнить, что все силы американцы против нас бросить не смогут.
   - Ты не прав, друг мой. Американцы и так понесли серьезные потери в этой войне.
   - Так это из-за биологического оружия япошек, а не из-за боевых действий.
   - Естественно. Но это не отменяет того факта, что потери велики. И лишние несколько тысяч смертей, не подрывая собою американскую военную мощь наносят очередной удар по рейтингу президента. И на следующих выборах - хлоп, и следующий президент, - Альверде ухмыльнулся. - А теперь представь, что я смогу выпросить у Трумэна за нашу помощь. Достаточное количество приятных бонусов.
   - Это если только японцы не рискнут с биологическим оружием еще разок, - Гаспар с сомнением посмотрел на генерала.
   - Их серьезнейшей ошибкой было применить ботулотоксин в Сан-Франциско. До этого у американского правительства не было достаточного количества доказательств, чтобы уличить Империю в применении оружия массового поражения. А после этой глупости у американцев развязаны руки - что они и не замедлили продемонстрировать на примере Хиросимы и Нагасаки. Определенно, этим городам не везет, - президент ЮАФ захохотал.
   - Так что теперь японцы не рискнут повторить свой занимательный опыт, - добавил Альверде после того, как отдышался.
   - Ладно. Чего будем просить?
   - Стандартный набор. Станки, грузовики, самолеты. На сей раз затребую у США сразу сотни полторы "Мустангов" последних модификаций сверх обещанного.
   - Так они тебе их и дадут, - мотнул головой Гаспар.
   - Естественно. Но - проси больше, дадут столько, сколько надо. Так что штук семьдесят - восемьдесят я выторговать смогу. И мощь нашей авиации сразу же неплохо так возрастет.
   - Ага. Грядет век реактивной авиации, Жозе. И всю эту "мощь", - Гаспар продемонстрировал руками жест "кавычки", - можно будет выбрасывать на свалку.
   - Не всю, совсем не всю. В Корее английские "Си Фьюри" умудрялись сбивать пятнадцатые "МиГи". А учитывая, что и у англичан, и у американцев реактивные самолеты до сих пор в единичных экземплярах... - Альверде покачал головой. - И еще. Скоро у меня встреча с Резановым. Вот и надавлю на него. Пускай Сталин подгонит нам еще несколько сотен "Яков" и, наконец, поставит дружественному государству "Лавочкиных". А то что же это получается: нам с голым задом против американцев воевать? Не пойдет...
   - Так русские вроде бы уже пообещали поставки?
   - Этого мало, друг мой, чертовски мало. Ну продаст нам дядюшка Джо еще четыре сотни Яков. Капля в море. А наши авиационные заводы пока не способны производить приличную авиатехнику.
   - Да ладно. Наша версия "Фокке-Вульфа" не так уж и плоха, - не согласился вице-президент.
   - Она лучше русских "Ишаков", это уж точно. Но не более того. Я пытался выбить из американцев лицензию на "Мустанг", но ведь не дают, гады, - вставший из-за стола Альверде раздраженно крутанул глобус в углу своего кабинета.
   - Предлагают торговаться с британцами насчет "Си Фьюри", - лицо президента Федерации приобрело задумчивое выражение.
   - А если потребовать у Трумэна помимо поставок техники еще и надавить на Британию? Как думаешь, прокатит такой вариант?
   - Почему нет. Попробовать никогда не вредно, - кивнул Гаспар.
   - Да с этим Трумэном вечно все не так. И чего его русские не пристрелили, когда он был еще никем? Ведь знали же, что эта скотина против них...
   - Предпочли известное зло неизвестному. А так, может быть, к власти пришел бы еще более ярый антикоммунист.
   - Тоже верно... Ладно, у нас сегодня в программе еще награждение полковника Сезарро и его ребят. Парни только с войны, так что негоже опаздывать на такое мероприятие.
   - Я слышал, там будет Мария. Пора тебе уже к ней подкатить. Ты же президент, как-никак. А президенту полагается первая леди...тем более что девушка к тебе явно неравнодушна.
   - Жозе, ты бы не забывался, а?
   - Ой-ой, ну простите, президентэ. Я не хотел ранить ваши нежные чувства, - улыбающийся Гаспар увернулся от дружеского захвата и добавил:
   - Нам еще на церемонию, не забыл?
   - Уу, я ж тебе еще припомню, - Альверде погрозил другу кулаком.
   - Конечно-конечно, мой дорогой генерал. Жду - не дождусь.
   - Ух я тебе счас...
   Сидящий в приемной Рейнальдо несколько минут спустя с удивлением наблюдал за направляющимися к дверям весело переругивающимися и пихающимися высшими лицами Южно-Американской Федерации...
  
  
   15 февраля 1946 года.
   СССР, город Будущее.
   Илья Кравченко с наслаждением вдохнул морозный сибирский воздух. После почти суток беспрерывной работы хотелось вот так просто подышать свежим воздухом и ни о чем не думать.
   Но это не особо получалось, несмотря на прекрасный вид на высокие ели, образующие почти идеальные аллеи в одном из парков наукограда. После того, как товарищ Сталин принял логичное решение по созданию советской "Кремниевой долины" (только не в единственном экземпляре, а сразу в пяти...и это те, о которых Илья знал), руководителю Бюро Особых Технологий стало как-то не до отдыха. Количество требующих постоянного внимания проблем росло как снежный ком. И если в ядерной энергетике львиную их долю брал на себя Берия, то с остальными направлениями научной мысли...
   Грустно вздохнув, ученый покачал головой. Нет, помощь была огромная - и от Устинова, и от Кагановича, но, в общем и целом, напрягаться приходилось так, что мама не горюй. Выпуск транзисторов и прочей электроники, мирные ядерные технологии - воспоминания о том, сколько усилий потребовалось для создания реактора на тории как более безопасного варианта отозвались дрожью по всему телу.
   А ведь это все лишь самые крупные проекты. К примеру, существовала проблема станкостроения - важнейшая и требующая обязательного решения, но не самая приоритетная для высшего руководства. А потому кто будет решать все эти вопросы? Правильно, товарищ Кравченко. Получил Сталинскую премию - будь добр отработать по полной. Ах, даже два раза получил? Три? Ну, тогда уж извини дружок, работать тебе, как рабу на галерах...
   И приходилось раз за разом решать одну проблему за другой, искать решения в технических вопросах, причем зачастую такие решения, которые еще несколько лет назад самому бы показались извращенством в чистом виде.
   Вот взять то же станкостроение. Товарищ Сталин посчитал, что промышленности "очэнь нужен замэчательный станок 16К20". Желательно в модификации с ЧПУ, то бишь с числовым программным управлением. Логичный вопрос: какое к черту ЧПУ, когда нормальных компьютеров пока даже и близко нет, натыкался на пожимание плечами и коронное "совэтскому народу очэнь нужно такоэ оборудованиэ, так что вы уж решитэ вопрос". Хорошо еще, что тогда удалось договориться о том, что пока станок будет создаваться как полуавтомат, но с закладкой под дальнейшую модернизацию. Но даже это решение стоило невероятных трудов. Вон, только недавно и закончили...
   А альтернативная энергетика? Уж очень товарищу Сталину понравилась идея о снижении зависимости страны от ископаемого топлива. Ветряные и солнечные электростанции ему подавай. Вот и мучайся, чтобы они стали рентабельными. А как, если всего этого удалось добиться только к первой четверти двадцать первого века? Слава Богу, удалось отговорить и от этого волюнтаризма.
   Илья грустно вздохнул. Что-что, а ставить сверхвысокие цели в стране Советов и вправду умели. Как и требовать их достижения.
   Хорошо, что хоть в фундаментальной науке все двигалось по накатанной. Математика, теоретическая физика и иже с ними хотя бы не требовали невероятных производственных потенциалов для того, чтобы развиваться. Несколько учебников способны были дать СССР достаточно, чтобы быть далеко впереди всей планеты. Вон, взять хотя бы доказательство гипотезы Пуанкаре или другие подобные задачки. Теперь вся планета знает, что "ученые советского строя - самые ученистые ученые в ученом мире". Нет, советская наука и так была полна талантливейшими людьми - к примеру, Колмогоров и без всяких решений из будущего был гениален, но теперь, после того, как Сталин наградил его несколькими доказательствами...
   Хотя, если даже вспоминать не про теории, а про прикладные исследования, то и здесь, похоже, что отрыв достигает уже десятилетий. Сверхпроводимость, лазеры, медицина...
   Вспомнив про медицину Илья порадовался, что хоть с ней у него почти отсутствуют проблемы. А вот некоторым врачам из пришельцев не так повезло.
   И ладно бы им пришлось заниматься производством антибиотиков. А то ведь, как только товарищ Сталин узнал про применения бактериофагов как альтернативы, им привалило работы лет на десять-двадцать вперед. Если не больше. Советский Союз изо всех сил строил новую промышленность, стремясь увеличить отрыв от конкурентов. И в области медицины за этой несложной формулировкой скрывалась целая бездна проблем.
   Новая фармахимия,  трансплантология, операции на сердце. Плюс реабилитация и поддержка генетики, развитие иммунологии, психотропные вещества, важнейшая для "кремлевского старца" профилактика инсультов и реабилитация после них...всего было не перечесть.
   А эта якутская бактерия, продлевающая жизнь? Как только Берия узнал об этой штуке, то засекретил все так, что Илья до сих пор удивлялся, что может вот так вот свободно ходить по улицам. Не без ненавязчивого сопровождения, конечно, но все же.
   А там и дел-то было, что статья про интенсивные исследования свойств бактерии, найденной в Якутии, на Мамонтовой горе, на левом берегу речушки Алдан. Сам Кравченко про это не знал - он же не медик, в конце концов. А информации в базах данных столько, что в ее распечатках вполне можно утонуть.
   Вспомнив эпопею с полетевшей материнкой одного из компов, на винте которого, как выяснилось, хранилась уникальная информация, не успевшая в распечатку, Илья аж похолодел. Когда приставленный особист уже начал угрожать "вредительством", "саботажем" и еще черт знает какими разделами Советского Уголовного Кодекса, ученый думал, что вот и все, картина Репина "Приплыли". Хорошо еще, что информацию все же вытащили. Там-то как раз эта статья и обреталась.
   После этого инцидента все работы были прекращены до тех пор, пока содержимое баз данных не было снова распечатано дважды (во избежание упущений) и не продублирована еще и после этого неизвестное Кравченко число раз.
   Что началось после того, как верхи узнали про бактерию и ее свойства - словами не передать. Илья, едва не вылетевший в трубу, неожиданно оказался на коне. Хотя правильнее было бы сказать даже, что не на коне, а на тираннозавре. Потому как винт все-таки он спас, а материнка сгорела не по его вине, а из-за какой-то неисправности, то ли с источником питания, то ли со стабилизатором напряжения. В общем, состоялось "награждение непричастных и наказание невиновных". Насчет последнего, правда, Кравченко уверен не был - просто со своего места полетел руководитель какого-то завода. Причем вроде даже как бы не в ГУЛаг полетел.
   Но теперь, когда целая армия ученых от медицины исследовала странную бактерию, у Кравченко как-то почаще стало получаться убеждать Сталина в правильности некоторых решений. Вроде той же схемы "снежка в аду", по которой в будущем будет собираться советский термоядерный реактор. А то Курчатов уже начал было толкать идею про токамак.
   - Илья Петрович? - отвлек ученого от мыслей помощник.
   Нехотя оторвав взгляд от прекрасных картин заснеженных аллей, Кравченко повернулся.
   - Звонят из Москвы, от Устинова. Что-то не так с опытной партией новых ЭВМ, требуется ваше участие.
   Тяжело вздохнув, Илья неторопливо отправился в здание...
  
  
   "Великий рассвет. Памяти Ильи Петровича Кравченко посвящается"
   "Правда" от 10 февраля 2010 года.
   Невероятный экономический и культурный рост, начавшийся в Советском Союзе в начале тридцатых годов двадцатого столетия и не закончившийся до сих пор, получив название "Великий подъем" (в американской историографии распространен также термин "Greatest Jump", т.е. "Величайший прыжок") можно объяснять сразу несколькими факторами.
   Очевидно, что сама по себе коммунистическая система - система, в которой нет эксплуатации человека человеком, несет в себе гораздо больше положительных черт, чем какая-либо другая. Естественно, что даже в состоянии "личинки", "гусеницы", еще не превратившейся в бабочку - социализме - такая система значительно эффективнее капитализма даже в высшей стадии его развития.
   Этот главный фактор, дополненный руководителем огромного масштаба - Иосифом Виссарионовичем Сталиным - послужил основой, скелетом, на которых выстраивалось будущее Советского Союза и всей коммунистической системы.
   Победоносная для СССР Вторая Мировая Война также дала огромный толчок для развития. Сложившееся по ее окончании фактическое объединение промышленных и научных сил СССР, Германии и других стран привело к огромным успехам и настоящим прорывам в научно-техническом прогрессе.
   Успехи советской науки, заложенные и предопределенные еще при Ленине - при принятии программы ликвидации безграмотности, - потрясали тогдашний научный мир, заставляя самых разных людей в самых разных частях земного шара поверить в осуществление вековечной мечты человечества о счастье и гармонии. Город Будущее, задуманный молодым комсомольцем Ильей Кравченко и строившийся еще в середине тридцатых годов как первый образец истинно коммунистического общества, город, в котором для ученых и инженеров впервые был создан настоящий Эдем, дал миру столько научных идей и открытий, сколько до того не знало человечество. И какие из этих открытий более важны, сейчас сказать уже практически невозможно.
   Генетика, электроника, физика, ядерные технологии, медицина, биология, химия, космос - этот список можно продолжать до бесконечности. И практически за каждой позицией в этом списке будет стоять фамилия Кравченко.
   "Блестящий ученый, прекрасный инженер и великолепный руководитель". Это слова Иосифа Виссарионовича Сталина об этом, тогда еще относительно молодом человеке, определившем развитие науки на много лет вперед. Пламенный коммунист, фанатик науки и прекрасный организатор - Илья Петрович Кравченко не покладая рук работал ради ускорения научно-технического развития и успеха дела коммунизма во всем мире. Его идеи, многие из которых обрели свое воплощение много лет и даже десятилетий спустя после их появления (а некоторым из них обрести свое воплощение еще только предстоит) дали небывалый толчок развитию нашего государства и человечества в целом.
   Честно говоря, очень сложно, почти невозможно сказать, какое из его научных достижений более важно. Было ли это создание атомно-силового микроскопа и фактическое основание нового направления инженерного дела - нанотехнологий, сегодня присутствующих везде, вокруг и внутри нас?
   Или, быть может, самое важное - это "схема Кравченко" - принципиальная схема работы термоядерного реактора, в строительстве первого из которых Илья Петрович также принимал живое участие и успех этого проекта во многом именно его заслуга? А ведь ТЯЭС решили энергетические проблемы человечества на многие столетия вперед.
   Или создание первого микропроцессора, чья принципиальная схема опять-таки заслуга этого выдающегося ученого? И хотя сегодняшний мозг квантовых ЭВМ совсем не похож на своего далекого предка - корни все равно лежат в МП-1...
   Как бы то ни было, сегодня вокруг нас почти везде есть изделия и вещи, первые образцы которых были созданы Ильей Петровичем Кравченко или при его непосредственном участии. Даже микроволновая печь, выручающая хозяек и холостяков на кухне - дело именно его рук.
   Но все его открытия и изобретения меркнут перед его уникальной работой - серией статей о развитии государственного и общественного строя. Статей, в которых он убедительнейшим образом обосновал, почему руководство государством должно вестись именно с точки зрения научных обоснований, четких формулировок и доказательств. Статей, в которых он также показал - что единственный путь к победе коммунизма лежит в совершенствовании человека.
   Сегодня это для нас является естественным - заниматься творчеством, спортом, саморазвитием и самообразованием. Но тогда вопрос стоял совсем иначе. Казалось, что победить животные человеческие инстинкты, тягу к лени, безделью, ненужной роскоши и безудержному потреблению - невозможно. Илья Петрович Кравченко доказал, что это не так.
   Причем доказал он это не только в своих работах. Он доказывал это всей своей жизнью - яркой и запоминающейся.
   Его трагичная гибель в катастрофе стала огромной потерей для всего мира. Десять лет мы живем без этого авторитета, принимавшего множество судьбоносных для науки Советского Союза - и всего мира! - решений. Десять лет без этого светлого человека, вдохновлявшего тысячи и миллионы людей в науке, творчестве, жизни...
   Что же, завтрашнее открытие Университета Новых Технологий имени И.П. Кравченко - достойное почтение памяти этого великого ученого. Ломоносов, Менделеев, Колмогоров, Курчатов, Кравченко... История не забывает великие имена.
   И И.П. Кравченко по праву занимает свое место в этом ряду.
  
  
   22 февраля 1946 года.
   Москва, Кремль.
   - Товарищ маршал, так ви считаете, что американцы уже сэйчас начинают готовиться к войне с нами? - вопрос Сталина не застал Ледникова врасплох. Пожав плечами, главный советник вождя ответил как хорошо подготовившийся к экзамену студент:
   - Да. И считаю я так по множеству причин. Американцы, как, впрочем, и англичане, значительно сокращают свои кораблестроительные программы. И вместо авианосцев и линкоров начинают производить танки.
   - Но вэдь их танки ничто по сравнэнию с нашими машинами, не так ли, Константин Константинович? - повернулся глава СССР к своему будущему приемнику.
   - Это так, товарищ Сталин. На данный момент Великобритания начинает масштабное производство танков "Чариотир" с восьмидесятитрехмиллиметровым орудием, а США, в свою очередь, - танков "Шерман", с семидесятишестимиллиметровой пушкой. Как упоминалось в недавнем докладе, и тот, и другой могут лишь приблизительно сравниться с модернизированным "Т-34", и ни в какое сравнение не идут с "Т-1000", - маршал как-то даже стеснялся, что танк назвали его именем, и в разговорах упорно упоминал его экспериментальный индекс.
   - Но хотя эти машины и проигрывают нашим, их много. Очень. А будет еще больше. Вполне возможно, что десятки тысяч. И, как вы понимаете, товарищ Сталин, это вряд ли нужно Альянсу для победы над Японской Империей, у которой танков-то почти и нет.
   - Кроме того, позволю себе заметить, - добавил Ледников, - данные разведки вполне однозначно говорят о том, что в США подходят к завершению работы по созданию тяжелого танка с девяностомиллиметровой пушкой. Вот эта штука будет уже представлять некоторую угрозу для нас. Плюс их пехотные части пересаживаются на грузовики и броневики и становятся мотопехотными. И это тоже вряд ли делается АДА для войны в Китае или на островах.
   - Что же ви предлагаете? Перевести часть гражданской промышленности на выпуск военной техники? Перебросить ресурсы из жилищного строительства на укрепленные районы?
   - Я с этим согласиться не могу, - сразу же отрицательно покачал головой Маленков. - Наши темпы в этой области и так не слишком велики. Наоборот хотелось бы некоторого увеличения доли получаемого ею материального обеспечения. Другим вариантом является снижение скорости строительства заводов товаров народного потребления - а это тоже неприемлемо. Как и уменьшение производства ТНП. Советский человек должен жить лучше, чем американец, англичанин или кто-либо еще. Вы об этом говорили в своем последнем выступлении, товарищ Сталин.
   - Товарищи маршалы?
   - Если честно, мне кажется, что мы вполне справимся с Альянсом имеющимися силами, - пожал плечами Ледников, про себя слегка удивившегося определению "не слишком велики". После введения в строй нескольких десятков кирпичных заводов и даже большего количества фабрик, производящих железобетонные конструкции, жилые дома и инфраструктура строились в таких количествах, что вся страна казалась одной огромной стройкой. - Учитывая, что в современной войне укрепрайоны не слишком эффективны, то дополнительно перебрасывать что-то на их строительство я необходимым не вижу.
   - То есть ви предлагаете не делать ничего? - вождю явно не нравилась такая постановка вопроса.
   - Нет, ну почему же. Мы должны выполнять план по перевооружению согласно графику. Все равно они не полезут раньше окончания разборок с Японией. Единственно, надо бы увеличить количество учений и подготовить войска морально. А в основном наша армия к отражению угрозы готова.
   - И надо определить основные направления ударов, - добавил Рокоссовский. - Хотя, на данный момент это и так более-менее ясно - целями будут север Ирана, Болгария и Кавказ - потому как Турцию они уже похоже уломали, и Югославия с Германией из оккупированной ими Италии. Плюс высадка в Европе тоже наверняка будет - единственный вопрос где. Вполне возможно, что и во Франции.
   - Франция - это навряд ли, - заметил Молотов. - Петен не дурак. После ухода немцев с севера страны, он выглядит человеком, спасшим страну от уничтожения путем вовремя предложенного сотрудничества. Причем спас он ее благодаря нам. И Альянс не рискнет ввязывать в войну против себя еще и французов. Те и так объявили о своем дальнейшем нейтралитете и неучастии в каких-либо военных блоках.
   - Ну, де Голль это правительство не признает. Трумэн вполне может вторгнуться во Францию "для восстановления демократии". Или еще какой-нибудь повод придумает, - не согласился с главой МИДа Рокоссовский. - Не стоит забывать, что Франко тоже на стороне Союзников. Соответственно, если они выберут вторжение в республику, она будет зажата с трех сторон. И, кстати сказать, многие французы будут рады "англо-американским освободителям". Так что этот вариант тоже надо рассматривать.
   - То есть ви считаете, что надо оставить все как есть, и просто сосредоточиться на выполнении уже поставленных задач. И для успеха нам нужно лишь узнать, откуда и куда ударят войска Альянса? - вождь, склонив голову, внимательно посмотрел на маршала. Тот кивнул.
   Ледников, отпив из стакана сока, задумчиво отметил:
   - Все равно у них нет шансов. Даже с их точки зрения это должно быть понятно. Я не совсем понимаю, на что они рассчитывают. Даже при успехе их операций на юге и в Европе они лишь незначительно приблизятся к нашим границам. Не говоря уже о вторжении непосредственно на территорию Советского Союза, - подойдя к карте, Лаврентий Георгиевич указкой провел линию через центральную Европу. - Даже для этого им придется угрохать туеву хучу войск. Да, у наших новоявленных союзников количество танковых соединений невелико. Но пехота-то никуда не делась. Даже без нашей помощи немцы и остальные способны доставить очень много неприятностей Альянсу. А если добавить еще и наши войска...- маршал пожал плечами.
   - Они переоценивают значение тяжелых бомбардировщиков, предполагая, что их чудовищное преимущество в этом роде ВВС способно переломить ход любого конфликта, - высказал мнение Рокоссовский.
   - Кажэтся, кто-то будэт очэнь разочарован, - хитрая улыбка пожилого усатого человека с неизменной трубкой в руках не обманула людей в его кабинете. Сквозь эту добродушную улыбку явно проглядывал оскал почуявшего добычу волка...
  
  
   23 февраля 1946 года.
   Москва, Красная площадь.
   Парад в день Советских войск и Военно-Морского Флота на главной площади страны подходил к концу, когда перед восторженными зрителями появился монстр. На вид не менее восторженные корреспонденты иностранных газет - особенно англо-американских - принялись щелкать фотоаппаратами со скоростью авиационного пулемета.
   - По Красной площади проходит основной тяжелый танк Советской Армии - седьмая модель танка "Иосиф Сталин", - голос комментатора, казалось, лишь подстегнул журналистов и "журналистов", многочисленные вспышки чьих фотоаппаратов сливались в одну.
   Десять чудовищ, по шестьдесят три тонны стали каждое, всем своим видом внушали страх. И были, собственно, для этого и продемонстрированы - одна из последних попыток образумить воинствующих империалистов Запада.
   При этом, как ни странно, ни одного Р-45 на параде не было. И в газетах про это произведение советского танкопрома тоже не писали - в отличие от того же "ИС-7".
   - Джон, - наклонившийся к уху своего соседа человек выглядел как настоящий джентльмен. Не хватало разве что котелка. - Джон, нам нужно достать как можно больше информации об этом танке.
   - Сомневаюсь, что это будет возможно.
   - Попробуем купить полсотни таких, для борьбы с японцами, - джентльмен не сдавался.
   - Не пройдет. Сталин за свои "Т-34" дерет нереальные деньги, и то согласился нам их продавать с большим скрипом. Это, - собеседник джентльмена, высокий блондин с американским акцентом, показав на ползущих по площади красавцев рукой, - не продаст. Или снимет с нас последние штаны. И даже на этих условиях - не продаст.
   В это время высоко в небе правильным строем прошло несколько десятков Ла-9.
   Посмотревший на них блондин ухмыльнулся.
   - Лучше вот о чем подумай. Эти самолеты - лучшее, что есть у большевиков. Последние модификации нашего "Мустанга" и вашего "Си Фьюри" - лучше. И у нас их на порядок больше. Как и опытных пилотов. А превосходство в воздухе равно превосходству на земле. Так что умолять красного медведя продать нам полсотни железок за чудовищные деньги мы не будем. Достать документацию - это всегда пожалуйста. Разведка у нас, в конце концов, должна отрабатывать свое содержание.
   И отвернувшись от британского коллеги, американец продолжил смотреть на проходящие войска.
  
  
   8 марта 1946 года.
   СССР, г. Будущее, Центр Специальных разработок.
   Глубоко вздохнув, Владимир отодвинул бумаги и встал из-за стола. Потянулся, разгоняя кровь, и подошел к окну. На улице шел снег, укрывая белым покрывалом только-только очищенный двор.
   "Хорошо, что все-таки заставил себя встать пораньше и поменял прохудившееся колесо", - мелькнула в голове подполковника мысль.
   "А то сейчас троллейбуса дожидаться...малоприятно. Теперь надо бы не забыть еще в ателье заехать", - на лице новоявленного мужа появилась улыбка, стоило ему представить выражение лица любимой женщины, когда она получит подарок.
   Мельком взглянув на часы, Антонов направился к двери, решив, что в праздник можно уйти и пораньше. Тем более что он вообще не обязан был сегодня работать. И не только не обязан - честно говоря, для похода на работу пришлось провести самому с собой воспитательную беседу. Все-таки создание Корпуса Специального Назначения - это не работа на один день. Да, можно обучить человека некоторым важным вещам за неделю и еще большему - за месяц. А уж за три года...
   Но ведь надо же еще и разработать специальное снаряжение, создать организационную структуру и специальные правила - да полно всего. И вот это-то как раз простым и не было.
   Вот и приходилось работать в выходные и праздники. Потому как даже не слишком сведущему человеку было понятно, что надвигается буря. Еще максимум год, от силы два - и разверзнется ад. Ни американцы, ни британцы не готовы согласиться с создавшимся положением вещей. Большая часть Евразии под контролем Сталина - этого они не допустят. А значит, будут пытаться всеми силами помешать. Вплоть до войны. А поскольку других средств у них уже не остается...
   Сняв с вешалки полушубок и шапку, Владимир посмотрел на оставляемый кабинет. Взгляд последовательно прошелся по комнате, охватив массивный дубовый стол с несколькими телефонами и печатной машинкой, шкафы с бумагами, радиоприемник, парочку картин и портрет Сталина. Глаза офицера зацепились за "уголок отдыха", состоявший из двух глубоких кресел, дивана и журнального столика.
   На последнем лежала купленная еще утром перед работой, но так и не прочитанная газета - "ОбЗарПресс". Это несколько страхолюдное название расшифровывалось достаточно просто: "Обзор зарубежной прессы".
   Владимир весело улыбнулся, вспомнив свою реакцию, когда первый раз увидел сие печатное издание.
   Газета, являвшаяся воплощением еще одной из идей будущего, взятой вождем на вооружение, очень хорошо помогала направлять сознание граждан страны Советов в нужную сторону. Новая тактика - никакого вранья. Только правда. Правильно подобранная, конечно - но это же такая мелочь, верно?
   Перепечатываемые "Обзором" статьи всяческих "Таймсов", "Гардианов" и иже с ними давали советскому человеку вполне четкое представление, что думает о нем зарубежное "общественное мнение". Отличная профилактика от либерастии и прочих подобных заболеваний.
   Впрочем, "ОбЗарПресс" перепечатывал не только негативные статьи. Дружелюбных тоже хватало. Что, в общем-то, не уменьшало эффекта.
   Подойдя к столику, подполковник поднял газету и положил в глубины своего дипломата, к бумагам. Секунду постоял, раздумывая, не забыл ли чего. Однако стоило офицеру вновь направиться к двери, как один из стоящих на столе телефонов громогласно зазвонил.
   Чертыхнувшись, Владимир поднял трубку, буркнув:
   - Антонов.
   - Так и знала, что найду тебя на работе, - грустно заключил нежный голос на другом конце провода.
   - Я это, уже домой собирался, - мгновенно появившееся чувство счастья от любимого голоса разом сняло копившееся весь день раздражение.
   - Ну да. Только чуть-чуть посидишь еще и пойдешь, - саркастично заметила жена бравого диверсанта.
   - Да нет, родная, я уже выходил, когда ты позвонила. Правда.
   Видимо в голосе мужа чувствовалась искренность, поскольку, хихикнув, Настя сказала:
   - Ладно-ладно. Верю. Значит, когда тебя ждать?
   - Ну, сейчас вот спущусь, машину прогрею, в магазин заеду. Полчаса, наверное, может чуть больше.
   Несколько секунд помолчав, самая любимая для Антонова женщина в мире, коротко заявила в стиле доктора Шпака из "Ивана Васильевича":
   - Жду, - и положила трубку.
   Пару минут спустя подполковник уже находился в своем авто - "Охотнике", которое любой знающий человек сразу бы признал донельзя похожим на его англоязычного тезку "Хантера" из двадцать первого века.
   Заведя двигатель, и дав машине прогреться, офицер направил своего железного коня на выход. Выруливая из гаража, Владимир кивнул на прощание охраннику и аккуратно нажал на газ.
   На дороге было пустынно - все-таки вечер праздничного дня, да и автомобилей у людей пока не так уж и много. К тому же дороги в Будущем строились на вырост, и редкие машины терялись посреди всего этого великолепия.
   Притормозив на светофоре у Центра Электроники и Вычислительной Техники, Владимир заметил длинного нескладного человека в пальто, стоящего у крыльца и без особой надежды смотрящего на изредка проезжающие машины.
   Несмотря на сумерки, снег и приличное расстояние офицер все же понял, что это один из его давнишних знакомых - Илья Кравченко, руководитель ОсТехБюро. Мысленно пожелав тому удачи в его занятиях, Антонов рванул "Охотника" с места, едва зажегся зеленый цвет. Ателье скоро закрывалось, и опаздывать было никак нельзя.
   Подполковник влетел за подарком всего за несколько минут до появления на двери таблички "закрыто". Отдышавшись, он неторопливо прошествовал к разочарованно глядевшей на него служащей и, вежливо поздоровавшись, предъявил квитанцию.
   Та, изначально явно настроенная враждебно - а как же, не уйдешь теперь пораньше, и это в женский праздник-то - сразу изменила отношение, когда узнала, кто перед ней стоит.
   - Ой, а вы тот самый Владимир Антонов? - восторженно спросила девушка.
   - Это смотря какой именно Антонов вам нужен, - улыбаясь, заметил офицер.
   - Точно вы, - безапелляционно заявила служащая.
   - Я - это точно я, - согласился Владимир.
   - А правда, что вы с самим Лисовым служили?
   Подполковник усмехнулся, уже предвидя реакцию Ильича на подобную славу и успех в маленьком сибирском городке.
   Получивший за какую-то операцию, закончившуюся, похоже, блестящим успехом, авторство песен Высоцкого в виде приятного дополнения к очередному ордену, тезка Антонова все никак не мог привыкнуть к тому, что первым вопросом после называния фамилии обычно становилось "А вы не родственник того самого?" И во избежание многочисленных ликований частенько заявлял, что "просто однофамилец". А ведь скоро Лисова переведут из центра подготовки под Киевом сюда, в Сибирь. И отмазываться станет точно сложнее - Будущее-то пока не многомиллионный город.
   Наконец, отбившись от набежавших женщин несколькими автографами и обещанием заходить почаще, офицер пулей вылетел из ателье, сжимая в руках пакет с чем-то невесомым и очень дорогим. Сидя в машине, Владимир с улыбкой провел пальцем по фотографии смеющейся Насти. Жена будет довольна подарком.
  
  
   "Триумф советской экономики"
   Выдержки из статьи газеты "Франс Пресс", "Обзор зарубежной прессы" от 7 ноября 1987 года.
   ...Корни успеха советской системы следует искать в целенаправленности политики СССР, в жесткой структурированности и организации всей экономики страны и, несомненно, в кадровой политике...
   ...Первая индустриализация, прошедшая в Советском Союзе в тридцатых годах, превратила аграрную и отсталую страну в промышленного гиганта, не уступающего в своей мощи Германии, имевшей великолепно подготовленное и квалифицированное население, а также сильнейшую промышленность, качественно являвшуюся лидером во множестве отраслей...
   ...Почему же стал возможен столь потрясающий рост советского ВВП?
   Кажется очевидным тот факт, что вся административная система СССР превращала его в, по сути своей, огромную корпорацию. И, как любая крупная корпорация, Советский Союз имел возможность осуществлять значительные инфраструктурные проекты и не бояться долгосрочных вложений.
   Сюда, к примеру, стоит отнести огромные инвестиции в образование, науку и здравоохранение - до сих пор Союз больше всего ресурсов вкладывает именно в эти направления.
   Программа ликвидации безграмотности, предпринятая Советами, дала фантастические результаты - если до Революции неграмотным было около 90% населения Российской империи, то уже к шестидесятым годам процент таковых составлял лишь незначительную величину, позволяющую не учитывать ее в расчетах.
   Само по себе быстрое развитие образования и здравоохранения как фактор экономического роста не являлось советским открытием. К примеру, известны успехи в этом направлении США и Германии в XIX - начале XX века. Однако скорость и масштаб сдвигов в развитии этих отраслей были и остаются беспрецедентными и явились во второй половине XX века образцом для многих государств мира.
   Следует также отметить, что невероятной, даже уникальной была высокая доля производственного накопления в валовом внутреннем продукте, которая позволила быстро наращивать объем производственных фондов на высоком техническом уровне.
   Также, благодаря широким геологоразведочным работам, невероятно успешным и продуктивным (например, большинство сибирских нефтяных месторождений было открыто именно в конце сороковых - начале пятидесятых годов) была подготовлена мощнейшая сырьевая база для развития всех отраслей экономики.
   ...Эффект проявился довольно быстро - феноменальные результаты системы Сталина означились уже к середине и концу сороковых годов, подаривших СССР так и не отданное им первенство в ядерной отрасли, ракетных технологиях, реактивной авиации, электронике, медицине и множестве других отраслей знания...
   Вторая индустриализация, начало которой многие исследователи соотносят с победой над Гитлеровской Германией и начавшимся фактическим слиянием двух мощнейших экономик мира, еще сильнее подстегнула развитие советского государства. Выросшая за счет побежденной Европы мощь Советов была направлена на перевооружение производств на основе последних достижений науки и техники. Этот этап индустриализации закончился уже в середине пятидесятых годов, подготовив СССР к "третьей волне" - становлению безоговорочным лидером по всем экономическим показателям...
   ...Ко второй половине 1950-х годов стали проявляться дополнительные благоприятные факторы для развития экономики: усиление внимания к развитию сельского хозяйства, быстрое улучшение условий труда, более благоприятная социально-политическая обстановка, значительное сокращение военных расходов и, безусловно, стремительный рост уровня жизни населения.
   Так, уже к середине пятидесятых годов уровень потребления основных продуктов питания в СССР, в том числе высококачественных (таких как мясо, молоко, сахар, овощи и бахчевые культуры) достиг уровня наиболее развитых стран мира. Недоедание, бывшее еще весьма распространенным в 1930-х и даже 1940-х годах, было ликвидировано. В несколько раз выросло потребление наиболее дорогих видов тканей, кожаной обуви. Увеличились продажи (и, соответственно, производство) товаров культурно-бытового назначения, достигнув довольно высокого уровня, по многим позициям опережающего аналогичные показатели ГДР (часы, радиоприемники, холодильники, телевизоры, мопеды, швейные машины).
   В 7 раз (!) выросла сдача жилой площади (и это без учета домов, возводимых собственными силами населения), достигнув, в переводе на душу населения, лидерских позиций. Впервые многие миллионы людей получили отдельное комфортабельное жилье, было покончено с бараками.
   Концентрированным выражением указанных и других мер по повышению уровня жизни населения (таких, например, как улучшение здравоохранения) стал стремительный рост продолжительности жизни населения - до 75 лет, что стало наивысшим показателем в мире на тот момент. Без преувеличения можно сказать, что за 1950-е годы, с точки зрения уровня жизни населения, появилась новая страна, свободная от нищеты и по мировым меркам весьма обеспеченная...
   ...Огромные экономические и социальные достижения позволяют назвать конец сороковых - начало и середину пятидесятых годов эпохой зарождения "советского экономического чуда"...
   Стоит отметить, что огромную роль в успехе "третьей волны индустриализации" сыграла великолепная система контроля, созданная Иосифом Сталиным при помощи его лучших ученых - таких как Кравченко, Колмогоров и мн. др. Основанная на тысячах (14724 на 1956 год) математически обоснованных показателей, эта система позволяла с феноменальной точностью реагировать на изменения экономической ситуации, замечать негативные тенденции еще только на стадии их формирования и принимать выверенные и сбалансированные управленческие решения.
   ...Все это позволило Советскому Союзу наращивать темпы экономического развития, с преобладанием именно интенсивных факторов роста...
   Что, в свою очередь, дало возможность Советам совершить гигантский, невообразимый скачок в общественном и экономическом развитии, превратившем государство Сталина в лидера мировой экономики...
  
  
   1 июля 1946 года.
   Приморье, расположение 5-ой гвардейской танковой бригады.
   На советских границах с территориями Японской Империи уже несколько месяцев скапливались войска. Десятки бригад и многочисленные дивизии все прибывали и прибывали, с каждым днем увеличивая мощь предстоящего удара.
   Никита Голенко, с любовью похлопав свой Р-45 по стальному боку, отправился на политинформацию. С недавних пор он вернулся в расположении родной бригады, включенной в состав 1-го Дальневосточного фронта.
   Выслушав лекцию, посвященную на этот раз военным преступлениям японских милитаристов и ответным деяниям войск АДА, офицер отправился спать.
   Однако спать ему лечь не удалось - по дороге его перехватил старый друг, знакомый еще по танковому училищу.
   - Никита, ты? Сколько лет! - невысокий, но удивительно сильный для своих размеров татарин, вынырнув словно из ниоткуда, полез обниматься.
   - Ринат, как сам? Я ж о тебе ничегошеньки с самого выпуска не слышал! - Голенко, признавший в человеке однокашника, был очень рад видеть товарища живым и невредимым.
   - Да отлично все! Единственно, меня немчура в Румынии так жахнула, что я в госпитале чуть ли не полгода провалялся - а потом так в бою и не повелось побывать, - друг пожал плечами.
   - Но вот, недавно сюда перевели, - я на стрельбах лучшие результаты в нашей дивизии показал, и мне сказали, что раз я так из "тридцатьчетверки" луплю, значит, и из новой машины буду не хуже, - старые знакомые весело рассмеялись.
   - И как тебе тут?
   - Хорошо. Как сыр в масле катаюсь. Правда, к своей "Рыси" никак привыкнуть не могу, - татарин покачал головой.
   - А чего так? Это же сказка, а не танк.
   - Ага. Я вот только одного не пойму, чего у него двигун спереди-то? Он как нагреется, целиться неудобно. И выглядит странно.
   Никита едва не обиделся за такие слова о своей любимице.
   - А вам чего, на переучивании не рассказывали для чего такие штуки?
   - Да не особо. Хотя...ну ты ж меня знаешь - я лучше погуляю с красивой девушкой лишний раз, чем на нудных лекциях сидеть, - Ринат смущенно улыбнулся.
   - Эх, товарищ Бусаев, - капитан погрозил другу пальцем. - Переднее расположение МТО выбрано для уменьшения вероятности поражения экипажа в случае поражения танка. Потому как советское руководство считает, что в современной войне выучка экипажа зачастую значит больше качества техники. И опытные танкисты - гораздо ценнее их танка, - увидев смеющиеся глаза товарища, Никита понял, что его просто подкалывают.
   - Ах ты ж, - схватить однокашника у Голенко не получилось. Тот был не только сильный, но и верткий.
   - Вы, товарищ капитан, мне прямо политинформацию читать чуть не начали, - татарин никак не давался. Наконец, сделав обманное движение, офицеру удалось зацепить приколиста и вместе с ним рухнуть на траву. Весело хохоча, старые друзья поборолись еще несколько минут, после чего изменили курс, направляясь в магазин. Отметить встречу - святое дело...
  
   К началу июля превосходство Советской армии над Императорской превратилось из существенного в абсолютное. И если в количественном отношении разница была не так уж и велика, то в технике...
   Восемь тысяч танков, в том числе и сверхновых ИС-7 и Р-45, против девяти сотен безнадежно устаревших жестянок, тридцать тысяч орудий и РСЗО против шести тысяч стволов японцев, многократное превосходство в самолетах...
   А если добавить сюда еще и тот факт, что русские солдаты были обучены и снаряжены на порядок лучше, то результат очередной войны становился очевиден.
   Единственной действительно серьезной проблемой назначенного на Дальний Восток командующим маршала Василевского, прибывшего туда еще в марте, был вопрос скрытного сосредоточения такой массы войск и организация их снабжения. Ведь для достижения поставленной задачи удар должен быть неожиданным. Уж очень не хотелось руководству СССР иметь войну с АДА уже сейчас - а именно это вполне может случиться при затягивании Советско-Японского конфликта. С другой стороны, вопрос это был хоть и трудный, но вполне решаемый.
   А вот Малиновскому приходилось несколько сложнее. Должный обеспечить освобождение Корейского полуострова, Сахалина, Курил и Хоккайдо он работал сутками. И если с Кореей и Сахалином все было более-менее ясно, то десант на Хоккайдо явно должен был встретить серьезное сопротивление.
   Родион Яковлевич, конечно, понимал, что, имея подобное превосходство в силах, вопрос о победе даже не стоит. А вот вопрос о потерях среди советских солдат...
   Да и японский флот еще не был окончательно уничтожен британо-американским альянсом - и вполне мог преподнести неприятный сюрприз. "Ямато", к примеру, все еще не утопили.
   И наличие во Владивостоке переброшенных Северным Морским путем четырех тяжелых кораблей, в том числе и авианосца, проблему не решало. Особенно если учитывать тот факт, что Кремль требовал не использовать ракетное оружие без крайней необходимости. Которой признавался лишь конфликт с союзническим флотом.
   Вот и приходилось продумывать план действий до мельчайших деталей, работая днем и ночью, буквально на износ. И очень скоро мир увидит результаты сего труда.
  
  
   5 июля 1946 года.
   Выход советских войск на позиции был произведен настолько хорошо, насколько это вообще возможно. Поэтому, когда на рассвете артиллерия нанесла свой первый удар, Квантунская армия была к нему не готова. Абсолютно.
   5-я Гвардейская танковая бригада и двигающаяся вместе с ней 114-я мотострелковая дивизия, сопровождаемые двойным огненным валом, долгое время вообще не встречали никакого сопротивления - чудовищный удар "бога войны" превратил местность в мертвую пустыню. На других участках фронтов было похуже - но и там в донесениях докладывалось, что "сопротивление носит спорадический характер, оборона противника дезорганизована".
   Вот так и получилось, что первый бой в этой войне гвардии капитан Голенко провел уже ближе к вечеру, когда его несколько оторвавшийся от своих танк случайно налетел на одну из отступающих частей японцев. Первым увидев выезжающую из-за поворота жестянку "Чи-Ха", Никита едва ли не на одних рефлексах выпустил в нее очередь из КПВТ. Танкетка задымилась, после чего из нее выскочил человек в форме Императорской армии, получивший свое уже из спаренного с пушкой пулемета.
   Коротко приказав роте догонять, Никита ускорил свою "Рысь", стремясь вылететь перед ошеломленными японцами быстрее, чем они сообразят, что происходит.
   За поворотом, однако, оказалось всего три относительно целых "чихающих", походя уничтоженных мощнейшим орудием советского хищника.
   Японская пехота, обреченно лупящая по Р-45 из винтовок, в отличие от экипажей творений "Мицубиси" имела некоторые шансы на выживание - все-таки солдат противника было много, и они вполне могли бы попробовать обойти машину Голенко с фланга или удрать. Вот только русский танк был здесь не в одиночестве, а самураи отступать не собирались.
   Так что все закончилось достаточно быстро - еще несколько появившихся на месте единиц бронетехники поливали огнем залегшую пехоту японцев, дожидаясь подхода взвода "Ежей". А двенадцать тридцатимиллиметровых стволов, в дополнение к нескольким крупнокалиберным орудиям и многочисленным пулеметам поставили жирную точку на еще одной части отступающей в беспорядке армии.
   Сутки спустя, закрепившийся на перерезанной дороге несколькими километрами южнее места боя, Никита узнал, что поучаствовал в окружении целой дивизии, оборонявшей границу у Корейского полуострова. Одной из десятка окруженных и уничтоженных в первые же дни войны.
   Разгром Квантунской группировки японских войск стремительно становился реальностью.
  
  
   12 июля 1946 года.
   Вашингтон, Белый Дом.
   - Насколько все это серьезно?
   - Более чем, господин президент. Советы громят японцев как детей. Те пытаются сопротивляться, но это именно попытки, ничего больше. Фактически, большевики уже выиграли - выдвигающиеся из глубины Маньчжурии соединения ничем не могут помочь передовым частям и уничтожаются одно за другим, - генерал Маршалл показал на карте рубежи, занятые Советской армией. - Если честно, сэр, это блестящая операция. Великолепно задуманная и исполненная. Одновременный удар по нескольким направлениям - и к исходу шестых суток большая часть японских сил окружена или уничтожена. А этот удар через Гоби и Хинганский хребет...это просто нечто.
   Сидящий в кабинете генерал Макартур негромко добавил:
   - И командование Квантунской армии ничего не может с этим сделать, японцев попросту раскатывают в тонкий блин. Укрепленные районы тоже бессильны - их обходят, блокируют, а потом авиацией и артиллерией сравнивают с землей.
   Гарри Трумэн, нервно расхаживающий по Овальному кабинету, внезапно остановился и, вплотную подойдя к командующему всей американской армией, спросил:
   - Сколько продержится Империя?
   Генерал пожал плечами.
   - Сложно сказать. Учитывая нынешнюю скорость продвижения русских частей - в Маньчжурии максимум две недели. Сахалин уже полностью захвачен, на Курильские острова высаживаются десанты.
   - А японский флот?
   - Благодаря нам - не способен им помешать. Кроме того, большевики активно используют парашютистов - а в воздухе у них полное превосходство.
   Президент выругался. Затем, о чем-то подумав, спросил:
   - А Корея, сколько им понадобится для ее занятия?
   - Максимум еще несколько суток, сэр, - ответил Маршалл, посмотрев на Макартура.
   - Несколько суток? - побледневший Трумэн удивленно повернулся.
   - Три дня назад Советы захватили город Ванцин, прикрывавший подступы к Гирину и северным районам Кореи. А ко вчерашнему вечеру они заняли города Юки и Расин как раз на севере полуострова. Плюс захватили базу в Сейсине. В сумме это фактически полностью разрушает оборону Квантунской армии на приморском направлении.
   - И еще высадили многочисленные морские и воздушные десанты в ряде корейских портов и городов, - добавил Макартур.
   - И как нам на это реагировать? - президент США уныло посмотрел на своих лучших военачальников. - С одной стороны, Сталин громит япошек, чему рукоплещут все эти газетенки. С другой стороны, он отодвигает границы от своих промышленных центров еще дальше. Ему понадобилась неделя, чтобы фактически поставить японцев на колени! А мы бьемся с этими макаками уже пятый год!
   - Именно поэтому им и понадобилось всего неделя. Императорская армия понесла большие потери в боях с нашими войсками и серьезно этим ослаблена, - заметил Макартур. - Большевики выбрали отличный момент, чтобы вступить в войну. И надо помнить, что они к ней готовились несколько лет. А мы теперь наблюдаем результат.
   - Наши войска смогут высадиться в Корее?
   - Вовремя - нет, господин президент. Это практически невозможно, - отрицательно мотнул головой Маршалл.
   - Так что же нам остается? Сидеть и смотреть, как Советы забирают себе все барыши, после того как мы несколько лет кровью своего народа их завоевывали?
   Генералы посмотрели друг на друга и синхронно пожали плечами. Отвечать на этот вопрос им не хотелось.
  
  
   14 июля 1946 года.
   Москва, Кремль.
   - Таким образом, товарищ Сталин, Квантунская армия находится в агонии. Ее командование полностью потеряло управление войсками. Курильские острова наши. Сахалин наш. Корея полностью освобождена. В течение нескольких суток мы закончим с Маньчжурией. Полчаса назад мы получили подтверждение от маршала Василевского, что император Пу И схвачен, - Рокоссовский закончил краткий доклад и выжидательно посмотрел на вождя.
   Тот, улыбаясь, повернулся к остальным членам Центрального Военного Совета.
   - Полагаю, нас всэх можно поздравить, товарищи. Совэтские армия и флот в очередной раз продэмонстрировали, что способны выполнить любую задачу.
   В кабинете послышались радостные возгласы, не успевшие перерасти во что-то большее - Сталин продолжил:
   - Но останавливаться на достигнутом наши войска нэ будут. На днях намечаэтся высадка на остров Хоккайдо. И здэсь Советское руководство ждет от армии не меньших успехов, чем в Маньчжурии или Корее.
   Рокоссовский кивнул и коротко ответил:
   - Не подведем, Иосиф Виссарионович.
   - А что говорят наши заокеанские друзья? - вождь с интересом посмотрел на Молотова. Тот, невозмутимо поправив очки, спокойно сказал:
   - Бесятся, товарищ Сталин. Но внешне изображают радость, что мы им помогаем. Один Альверде более-менее честен.
   - А именно?
   - По словам Резанова, президенту не нравится мысль о скором окончании войны с Японией.
   - И почему же?
   - Он наживается вовсю. Британцы построили ему завод по производству новейших истребителей, американцы, опять же, помогают строить промышленность. Но Альверде прекрасно понимает, что все это кончится, как только он перестанет быть нужным.
   - И все? Мы вроде как его не обижаем, - Ворошилов недоуменно посмотрел на министра иностранных дел.
   - Именно. Но он прекрасно осознает, что как только кончится война с Японией, начнется война с нами, или, по крайней мере, подготовка к ней. И президент не чувствует, что Федерация готова ввязаться в такой конфликт. И просит, чтобы мы предоставили ему еще три сотни Ла-9 в обмен на золото и каучук. Помимо "Лавочкиных" также просит предоставить ему другие самолеты, Т-34 старых модификаций и крупнокалиберные минометы. Общий список у меня с собой, - Молотов показал на лежащую перед ним папку.
   - Если честно, то товарищем Альверде можно восхищаться, - покачав головой, заметил Микоян. - Прийти к власти в далеко не самой богатой стране и за несколько лет превратить ее в уважаемого игрока на мировой арене. Но, как мне кажется, его армия в любом случае вряд ли будет способна тягаться с англо-американскими частями...
   - Константин Константинович, а что вы думаете по этому вопросу? - Сталин бросил на военачальника любопытный взгляд.
   - Конечно, сейчас его армия недостаточно сильна для боя с США и Великобританией один на один. Но тут надо учитывать множество факторов, Иосиф Виссарионович. Во-первых, несмотря на численное преимущество англо-американцев во всех родах войск, генерал Альверде добился очень хорошего уровня подготовки своих солдат. Наша наблюдательная группа отметила высочайшую интенсивность тренировок и боевой учебы в частях южно-американской армии, прекрасную организацию передачи боевого опыта от воевавших солдат и офицеров, - Рокоссовский приостановился и, сделав глоток воды, попросил развернуть карту Южной Америки.
   - Кроме того, на данный момент ЮАФ имеет фактический военный союз с Парагваем, Колумбией, Эквадором и Чили. Суммарно это обеспечивает ее безопасность с большинства направлений. Кроме того, уже сейчас активно строится новая столица Федерации вдали от побережья - в частности, комплекс правительственных зданий уже готов и в случае необходимости Альверде и военное руководство исчезнет из Рио молниеносно, - маршал сделал паузу, увидев, что слово просит Ледников. Вождь кивком дал тому высказаться:
   - Следует помнить, что основные производственные мощности, возводимые в ЮАФ, возводятся в глубине континента. И организованные Альверде войска народного ополчения, "герильяс", активно обучаются ведению партизанских действий. Очевидно, что генерал не дурак и прекрасно понимает, что в открытом бою ему не выстоять. Но он надеется продержаться достаточно, чтобы мы проделали основную работу, - Ледников встал и, подойдя к карте, ткнул отобранной у Рокоссовского указкой в несколько точек.
   - Президент строит замаскированные в джунглях аэродромы - а это обеспечит их живучесть. И, несмотря на то, что фактически авиапромышленность Федерации глубоко вторична, он добился приличных размеров и качества своих ВВС. Поставляемые ему американцами, англичанами, нами и немцами самолеты - не самые последние модели. Ну, кроме двух сотен "Мустангов" и аналогичного количества "Си Фьюри" и "Ла-9". Но у него, включая "Фокке-Вульфы" собственного производства, их уже несколько тысяч.
   - Большинство из которых - проданные нами же "Ишаки" и прочее старье, - ядовито отметил Ворошилов.
   - Вот в том-то и дело, что нет. Как докладывал майор Стольнин, значительная часть устаревших самолетов отправляется в Парагвай и другим союзникам Федерации. А ВВС ЮАФ получает все больше и больше современных моделей. Альверде хочет максимально затруднить американцам вторжение - заставить их тратить время на что угодно, но только не на оккупацию его территорий.
   - Да кому он нужен, его оккупировать. Свергнут, посадят марионетку - и вперед, - послышалась реплика уже от Молотова.
   - И снова нет! - Ледников щелкнул пальцами, - Он предусмотрел и это, потрудившись создать образ отца нации, и увеличил свою популярность до небес. Его даже в Аргентине обожают - чего уж говорить про Бразилию и Уругвай. Причем, что характерно, обожают разные слои населения. А значит, американцам придется серьезно напрягаться и воевать в открытом бою, чтобы его победить. Они смогут, сомнений никаких, но потратят столько сил, что это будет попросту невыгодно. Особенно в свете конфликта с нами.
   Хотя, если честно, армия ЮАФ весьма внушает. У нее почти нет танков, но зато имеется несколько тысяч самоходок - причем весьма удачных, хочу заметить. Артиллерия тоже неплохая, множество автомобилей. Альверде создал хоть и относительно небольшие, но зато исключительно мобильные и хорошо вооруженные силы. Опять же, основное стрелковое оружие его армии - автоматическая винтовка. В отличие от тех же американцев с "Гарандом".
   - То есть победить он США не победит. Но крови, в случае необходимости, у них выпьет прилично, - подвел итог Сталин.
   - Именно так. Поэтому-то я и считаю, что нам нужно поставить ему то, что он просит. Против нас он это все равно не использует. Зато отвлечет на себя на процент-другой больше сил Альянса, - закончив свою речь, Ледников вернулся на место.
   - Что ж, полагаю, ми вполне можем удовлэтворить просьбу нашего латиноамериканского друга. Вячеслав, - вождь повернулся к Молотову, - подготовь проект договора.
   - Сделаем, товарищ Сталин, - кивнул министр.
   - И еще. Нам же нэ жалко помочь хорошим людям, ведь так, товарищи? - знаменитая улыбка с прищуром тигриных глаз продемонстрировала сидящим в кабинете хорошее настроение его Хозяина.
   - Конечно, нет! Надо помочь им сбросить ярмо империалистов, - громче остальных прозвучал голос Ворошилова.
   - И мнэ пришла в голову такая мысль: а почему бы нам нэ организовать кредит Южно-Американской Федерации? И не дать им немножко наших замэчательных тяжелых танков, - и увидев несогласие на лицах одновременно Рокоссовского и Ледникова, вождь пояснил:
   - Из тех, что постарше - у нас вэдь сохранились еще пока ранние модели танка ИС?
   - В резерв выведено почти пять сотен штук, товарищ Сталин. Остальные поставлены в войска союзников.
   - И этого хватит с лихвой. И можно добавить товарищу Альверде нэмножко наших легких танков - тоже устаревших. Раз у нэго основная ставка на мобильность и подвижность - вот ми ему этого и добавим.
   - Такими темпами, он скоро и в одиночку навешает американцам, - негромко пробормотал сидящий рядом с Ледниковым Жуков. Увидев, что тот заинтересованно повернулся, прославленный военачальник добавил:
   - Утрирую, конечно, но суть верно отразил. США больно, ой больно будет кушать генерала.
   - Не жалко будет, если подавятся, - заметил Лаврентий Георгиевич и вновь попросил слова.
   - Товарищ Сталин, я все же хотел бы озвучить предложение. Или, точнее, мнение.
   Глава СССР и члены Центрального Военного Совета с интересом посмотрели на заговорившего полководца.
   - Все мы знаем, что конфликт с Америкой и Великобританией практически неизбежен. И мы также должны отдавать себе отчет в том, что, несмотря на наше некоторое техническое превосходство и приличное тактическое, война с этим противником легкой не будет. Более того, она будет невероятно тяжелой - если мы захотим довести дело до логического конца.
   В лучшем кабинете Московского Кремля воцарилась абсолютная тишина. Ледников продолжил:
   - Экономика АДА даже после всех бед войны очень сильна. Население - многочисленно. Армия и флот - огромны. И они не сдадутся. А кардиналы, правящие из тени - тем более. Смириться с потерей власти над миром, когда она была так близка - на это они никогда не пойдут.
   Казалось, что вокруг огромной фигуры медленно говорящего Ледникова сгущалась тьма.
   - А потому, во избежание жертв среди населения Советского Союза и союзных нам государств, я предлагаю закончить эту войну сразу после ее начала.
   Сталин, еще в начале этой речи маршала понявший, к чему тот клонит, с интересом наблюдал за реакцией членов ЦВС. Рокоссовский понял смысл монолога только сейчас и также ожидал окончания.
   - И как это? - прозвучавший вопрос Ворошилова ни сколько не разрядил обстановку.
   - Я предлагаю нанести массированный ядерный удар по территории США.
  
   Двумя часами позже в кабинете Сталина помимо хозяина остался лишь Берия. Прошло уже десять минут, как за последним посетителем захлопнулась дверь, но за все это время вождь не проронил ни слова. Министр внутренних дел терпеливо ожидал разговора, не пытаясь начать его сам. Наконец, задумчивый Сталин отвернулся от окна и неторопливо произнес, покачивая головой:
   - Горяч. Умен, хладнокровен - но горяч.
   - Учитывая, что его брата фактически убили американцы, я удивляюсь, что товарищ Ледников сдерживался так долго, - Берия пожал плечами. - Хотя, Иосиф Виссарионович, должен заметить, что вся эта ненависть к англосаксам у него частенько прорывалась наружу. Эпизодически, конечно, но все же. Можно вспомнить довольно много различных высказываний Лаврентия Георгиевича, это подтверждающих.
   - Смерть брата - это еще не все, - не согласился Сталин. - Надо помнить, что, по всей вероятности, американцы собирались нанести масштабный удар по России. И не потому, что Россия им угрожала, нет. А потому, что отказывалась делиться ресурсами за дешево. И с этой точки зрения предложение маршала выглядит логичным. Зачем нам ждать, пока тигр окончательно заматереет и нападет, если можно с легкостью устранить его гораздо раньше, чем он начнет представлять опасность?
   - Но Иосиф Виссарионович, вы же сами не согласились с концепцией маршала Ледникова? - Берия недоуменно посмотрел на вождя.
   - И я этого не отрицаю - и свое мнение пока менять не намерен. Но, отказываясь от нанесения масштабного ядерного удара, я все же склоняюсь к тому, что в случае необходимости возможно использование специальных боеприпасов. Просто мне ближе позиция маршала Жукова - ограниченный удар по военным базам Альянса, - вождь отодвинул кресло и, устроившись поудобнее, с сожалением посмотрел на недоступную теперь для него трубку - курить ему запретили врачи.
   - Такой подход, Лаврентий, нанесет врагу серьезный урон и в то же время не так сильно озлобит его пролетариат как уничтожение городов.
   - Логично, Иосиф Виссарионович.
   - Но мне все же не хочется раскрывать такой козырь. У нас всего пятьдесят две бомбы всех типов. Отрыв слишком мал, - Сталин недовольно покачал головой, демонстрируя свое отношение к сему прискорбному факту.
   - Так ведь у американцев до сих пор не получилось запустить реакцию!? У них даже и одной-то бомбы нет, не говоря о серийном производстве!
   - Вот именно. И если мы не применим специальные боеприпасы - они сдадутся. Сенат уже недоволен, что огромные деньги уходят в никуда. Еще годика три-четыре, и они прикроют "Манхэттен". И Советский Союз уйдет в отрыв. Но если мы применим ядерное оружие - вот тут они уже точно не остановят исследования. И вечно саботировать их работу не смогут даже и твои люди, Лаврентий. Что, рано или поздно, приведет к появлению атомной бомбы и у них. А оно нам надо?
   Берия кивнул, соглашаясь с мнением вождя. Но все же вставил реплику:
   - А если Альянс применит химическое оружие? Или биологическое?
   - Вот тогда и рассмотрим этот вопрос, - Сталин махнул рукой, заканчивая дискуссию. - А я все же надеюсь, что они еще не окончательно потеряли разум.
   Лидер СССР, бывало, ошибался...зачастую потому, что был слишком логичен и подвержен здравому смыслу...
  
  
   22 июля 1946 года.
   Вашингтон, Белый Дом.
   - Русские вчера ЧТО сделали? - Трумэн буквально прошипел вопрос.
   - Высадились на Хоккайдо, сэр, - спокойно повторил генерал Маршалл. - Теперь, как я полагаю, вы осознаете необходимость немедленных действий.
   - Но мы не готовы!!!!
   - И никогда не будем, господин президент. Но факт в том, что сейчас у нас лучшие шансы, которые мы когда-либо в ближайшем будущем сможем заполучить.
   - Вы уверены? - американский главнокомандующий недоверчиво посмотрел на генерала.
   - Да, сэр. Более того, я даже думаю, что у нас есть неплохой шанс победить относительно бескровно.
   - В смысле?
   - Советы не ждут нашей атаки...хотя нет, я неправильно выразился, - поправил себя Маршалл. - Естественно Сталин ждет нашего нападения. Но он считает, что мы не нападем, пока не закончится война с Японией. Более того, разведка убеждена, что русские не будут готовы к полномасштабной войне с нами до осени сорок седьмого года.
   Неровно расхаживающий по Овальному кабинету Трумэн неожиданно рявкнул:
   - А мы что, по-вашему, готовы уже сейчас?!
   Удивленный сильной реакцией президента, хозяин Пентагона, тем не менее, уверенно ответил:
   - Для приведения в действие нашего плана - абсолютно, - и после секундной паузы добавил, - сэр.
   - Но ведь наша стратегия как раз и рассчитана на сорок седьмой год! И до этапа атаки на Союз срок больше года! Года, черт побери!
   - На самом деле нет, мистер президент. Тот план, который вы подписывали - как раз и был рассчитан на середину сорок шестого года. На август.
   Сказать, что Трумэн удивился, значит было не сказать ничего.
   - То есть как? Я отчетливо помню даты в этом документе - все-таки в этом кабинете пока еще не каждый день решаются вопросы объявления войны одной из мощнейших держав мира.
   - Я и не говорю, сэр, что в нашем плане значилась другая дата.
   - Ничего не понимаю, - американский президент недоуменно посмотрел на генерала. - Вы же сами сказали, что вторжение готовилось на сорок шестой, а не на сорок седьмой?
   - Я поясню. В планах "Августовской бури" специально поставлен не тот год.
   - То есть как? Зачем?
   - ФБР полагает, что в наших рядах имеется высокопоставленный шпион. Причем имеются серьезные подозрения, что этот самый предатель - из вашей администрации, господин президент. И срок, на который официально, так сказать, готовилась "Буря" предназначен для введения Сталина в заблуждение.
   - Но мне-то почему не сказали?
   Генерал Маршалл отвел глаза и пожал плечами. А затем изменил тему разговора:
   - Наша стратегия будет заключаться в одновременном мощном ударе по нескольким направлениям. Во-первых, наша итальянская группировка нанесет удар в Югославии. Это вспомогательный удар. И главные удары - сильнейшая бомбардировка кавказских и румынских нефтепромыслов. Одновременно с этим наши войска перейдут в наступление в Иране, в Китае и с турецкими союзниками на Кавказе и в Болгарии.
   - Вы сошли с ума!!! Это все будет бесполезно! Русские не будут сдаваться. Это же понятно любому идиоту с улицы!
   - Мы их вынудим, нанеся чудовищный удар по экономике.
   - Разбомбив три завода? - съязвил Трумэн, нервно расхаживая по кабинету.
   - Мы нанесем удар по нефтедобыче и нефтепереработке. И по электростанциям. Без нефти и электричества их способность к сопротивлению упадет. А если этого окажется недостаточно, то в ход пойдет план "Запах", - Маршал даже на секунду не поколебался, прямо заявляя о намерении применить химическое оружие против мирных городов.
   - Я этот план не одобрю. Ни за что, - американский президент отрицательно покачал головой. - Я еще не спятил. Немцы и русские смогут ответить аналогичными мерами. Что является неприемлемым вариантом.
   - Не смогут. Наше превосходство в авиации слишком велико. Даже если предположить, что каждый их самолет прорвется к территории США - что само по себе уже невероятно - то даже в этом случае ущерб будет несопоставим.
   - То есть вы считаете смерть тысяч наших граждан приемлемой? - Трумэн гневно посмотрел на генерала, словно не верил услышанному.
   - Применение Японией оружия массового поражения уже нанесло нам приличный ущерб. Этот, согласно нашим экспертам, будет значительно меньше. Америка выдержит.
   - Вы сошли с ума, - с ужасом произнес Трумэн, глядя на главу Пентагона. - Генерал, вы действительно предлагаете мне принять смерть тысяч мирных американцев на территории Соединенных Штатов как неизбежный факт?
   - Сэр, в любом случае - это маловероятный сценарий. Мы же не будем требовать от Сталина капитуляции. Мы просто подвинем его из Европы. А добьем уже потом, - Маршалл в очередной раз пожал плечами. - Тотальная война Сталину не нужна. По крайней мере, сейчас. Он предпочтет выждать и получше подготовиться - а поэтому отступит.
   - А жизни миллионов наших солдат стоят этого риска?
   - Сэр, я еще раз повторюсь, планируется ограниченный конфликт. Мы уничтожим пару десятков советских дивизий, нанесем сильный удар по промышленности - большего не понадобится. Аналитики и разведка единодушны в этом вопросе, - и видя, что президент колеблется, генерал выложил свой последний козырь:
   - А для вразумления коммунистов наша авиация нанесет два чудовищной силы бомбовых удара по японским городам. Киото подвергнется химической атаке, а Токио - обычной бомбовой. После обеих выживут единицы. Примерив ситуацию на себя, русские будут вынуждены пойти на компромисс.
   - Черт возьми, надеюсь, вы правы, Джордж. Потому что я боюсь даже представить, что будет, если в ваши рассуждения вкралась ошибка, - все еще не уверенный в ответе президент подошел к окну.
   Третья Мировая война стала еще на шаг ближе.
  
  
   29 июля 1946 года.
   Передовица газеты "Правда".
   "Уже не война".
   "Это уже не война - это преступление". Именно так выразился товарищ Сталин о событиях последних дней, разыгравшихся на Японских островах.
   И наш великий вождь прав. Это немыслимое, чудовищное злодеяние, не несущее в себе никакой военной цели является актом устрашения - и ничем иным. Уничтожение до основания двух густонаселенных городов - а именно Токио и Киото, причем один из них был уничтожен с применением химического оружия, является актом военного преступления, в чем нет никаких сомнений.
   Японская империя более не способна сопротивляться объединенным силам свободного мира. Это стало ясно сразу же после начала победоносной операции советских войск по принуждению милитаристов к миру. Однако, этот акт доброй воли Советского правительства был встречен с негодованием в высших эшелонах государственной власти стран АДА.
   Речь господина Черчилля, произнесенная им на прошлой неделе в Гарварде, была преисполнена фашистских намеков и теорий. И вот что сказал по этому поводу наш великий учитель, товарищ Сталин:
   "Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира".
   И в доказательство этих намерений, явно отдающих фашизмом - как верно отметил товарищ Сталин - милитаристы, теперь уже из АДА, нанесли показательные удары по гражданскому населению Японии. Причем нанесли их в условиях абсолютного превосходства на море, земле и в воздухе, в условиях, когда капитуляция Империи неизбежна и ожидается со дня на день.
   Все мы, все советские люди, до глубины души возмущены этим варварским актом, актом военного преступления. Но также возмущены и люди из Европы - из Бельгии и Голландии, Франции и Югославии, Румынии и Германии, других стран. Есть также множество недовольных такими действиями военного и политического руководства АДА и в Соединенных Штатах, и в Великобритании.
   Прогрессивная общественность всего мира выражает свое глубокое возмущение подобным преступлением и требует наказания виновных.
   Советский Союз, как сказал в своем выступлении министр иностранных дел СССР В. Молотов, рассчитывает на то, что подобного более повторяться не будет.
   Люди устали от долгих лет войны. Миру нужен мир.
  
  
   2 августа 1946 года.
   Корея, Сеул.
   Мягко ступающий по толстому ковру невысокий человек в военной форме выглядел властно, несмотря на цель своего пребывания во дворце Кёнбоккун. Два его спутника выглядели значительно менее важно, хотя и командовали японскими флотом и армией.
   Прибывший на подписание капитуляции Хирохито - немыслимое дело! - согласился на это лишь после повторной бомбардировки Токио, окончательно сравнявшей город с землей. Сдача Советам выглядела с этой точки зрения "плевком престижа" в лицо Альянсу.
   Со стороны СССР документы подписывал Василевский, подчеркивая роль армии в разгроме Квантунской группировки. А представителей АДА не пригласили. Действительно, зачем?
   Сказать, что американцы были в бешенстве - значит, ничего не сказать. Трумэн, поняв какую подлянку устроила ему Империя в последние дни своего существования как независимого государства, последовательно наорал на генералов, адмиралов, госсекретаря, вице-президента, главу недавно созданного ЦРУ и на министра обороны. А потом сутки не принимал вообще никого, осознав, что извечный русский вопрос "Кто виноват и что делать?" внезапно во всей красе развернулся перед правительством Альянса.
   Капитулировав перед СССР, Япония пустила советские войска на свою территорию, обезопасив себя тем самым от налетов англо-американской авиации. Попытка попугать Союз ничем не закончилась - в ответ на угрозы послов Молотов невозмутимо пожал плечами и заметил, что японский народ, безусловно, имеет право выбирать, кто будет следить за порядком на его земле. А после уничтожения десятков, если не сотен тысяч мирных жителей авиацией АДА этот самый выбор в пользу Советского Союза выглядит вполне объяснимым.
   И сегодня, когда последние подписи на документе были уже поставлены, японский император прибыл в один из красивейших дворцов Сеула с просьбой к Советскому правительству.
   - Мы, естественно, окажем помощь японскому народу в восстановлении пострадавшей экономики. Но военные преступники из правительства империи, ее армии и флота должны быть наказаны - в этом, полагаю, у нас нет никаких разногласий? - Василевский, тщательно проинструктированный Молотовым и Сталиным, на что можно соглашаться, а на что нет, внимательно смотрел на главу Японии.
   - Тот список, что мы получили...выглядит справедливым, - несмотря на поражение, император говорил ровно и гордо.
   - Я надеюсь, у вас нет никаких сомнений в том, что устроители зверств в Нанкине и других местах, экспериментов над людьми и прочих актов чудовищных злодеяний заслуживают суда? - маршала несколько покоробила заминка императора.
   - Нет, что вы. Но ведь военные преступники есть не только в Японии.
   - Полностью согласен. Но Сиам находится в зоне оккупации Атлантического Альянса, и там будет осуществляться их трибунал.
   - Я не имел ввиду Сиам, - мрачно отметил Хирохито.
   - Нацисты и их приспешники свое уже получили, - удивленно сказал Василевский.
   - Я имею в виду, что согласно заявлениям Советского правительства, уничтожение городов химическим оружием является преступлением.
   - По одному шагу за раз. Но каждого преступника рано или поздно настигнет возмездие, - советский полководец уверенно улыбнулся.
   Искра надежды вспыхнула в глазах японского императора.
   Разгром миллионной армии за неделю давал понять, что АДА ждут нелегкие времена в том случае, если он рискнет полезть в петлю.
   Ни Василевский, ни Хирохито, ни Сталин, ни кто-либо еще на континенте не знал, что процесс уже начался. Петля приближалась к шеям преступников Альянса так же неотвратимо, как и к преступникам Японии. Просто она была несколько дальше.
  
  
   10 августа 1946 года.
   Голландская Социалистическая Республика, Амстердам.
   - Леня? Здорово, когда вернулся? - направлявшийся в столовую офицер был остановлен криком сослуживца.
   Повернувшись, Васильев увидел старого друга - командира батальона Терентия Шимазина.
   - И вам не болеть, товарищ майор.
   Видимо тон гвардейца был не слишком радостным, потому как улыбающийся Терентий насупился и серьезно спросил:
   - Ты чего такой серьезный? Случилось чего?
   - Да не, в порядке все. Просто у сестры ребенок заболел, вот, подзадержался на Родине. А то ты ж знаешь, у нее муж в сорок четвертом того, - Леонид отвел глаза.
   - Так у тебя ж отпуск до двенадцатого?
   - Неа, завтра заканчивается. Просто хотелось немножко дольше в Арнеме побыть, - грустно вздохнул Васильев.
   Шимазин понимающе усмехнулся. Он вообще в последнее время стал делать значительные успехи в области "постоянства" - менял девушек не раз в две недели, а раз в два месяца. А последняя так и вообще была у него уже почти полгода. И как подозревали сослуживцы, скоро вполне мог наступить прорыв "линии фронта" - и товарищ майор решит остепениться.
   - Да ладно тебе, скучно будет - позвонишь. Или напишешь, - все же до "прорыва" было еще пока далеко. - И чего ты в ней нашел? Дите еще, худая как не знаю что. Танцует она конечно уууу, - офицер поднял большой палец вверх, - эт да. Думаешь, станет звездой Голливуда?
   - Дурак ты, Терентий, и шутки у тебя дурацкие, - Васильев неодобрительно покачал головой.
   - Да ладно тебе, не кисни. Все будет хорошо. Хотя по виду твоему не скажешь. Ты чего такой помятый?
   - А того, что подняли сегодня в четыре утра, пожрать ничего не успел, весь день бегаю как наскипидаренный. И только собрался чуток передохнуть - как тут ты еще.
   - А, так ты кушать топал? Давай я с тобой. По дороге расскажу.
   - Чего расскажешь-то? - поинтересовался Леонид, уже возобновив свой путь к храму еды.
   - Нам новые игрушки привезли.
   - В смысле?
   - Офицерам и всяким танкистам да летунам вместо ТТ теперь новые пушки выдают.
   - Да? И как?
   - "Оружие персональной обороны". Уж точно не ротной, ха-ха. А вообще - что-то среднее между пистолетом и автоматом. Нашему полку пока не выдали, на днях будут. На вид штука хорошая, хотя странновато выглядит, - ПП, внешне сильно напоминающие израильские "Узи" и чешские Sa 23, и вправду были не слишком обычны для советских офицеров, - только один фиг, если какая заварушка, мы с тобой опять за автоматы возьмемся. Но остальным может и пригодится, - Шимазин пожал плечами.
   - Какая еще заварушка? - Васильев насторожился. - Японцы же капитулировали?
   - А про Альянс ты не забыл? - иронично посмотрел на сослуживца Шимазин.
   - Да ладно. Там же не идиоты сидят. Они чего, не видят, что мы их уделаем? Они вон с япами боролись сколько, а мы их за неделю к ногтю прижали, - не согласился Леонид.
   - Идиоты не идиоты, но ты последний месяц по Союзам да Арнемам гостил, а мы, неусыпно несущие свою службу здесь, на передовой самого передового строя на земле, - Терентий хохотнул получившемуся каламбуру, - должны видеть и понимать больше, чем простые советские люди.
   После этой фразы, введшей Васильева в ступор, комбат заржал как лошадь, вызывая недоуменные взгляды проходящий мимо людей.
   - Это сейчас что такое было? Кто вы такой и что сделали с майором Шимазиным?
   - Ой, не могу, ты бы видел сейчас свою рожу - нет, правда. А всего-то и стоило, что немножко процитировать своего замполита.
   - Хватит фигней страдать, Терентий. Правда. Тут что, какие-то слухи ходят? - уже серьезно спросил Леонид.
   Вечно зубоскалящий офицер убрал с лица улыбку и уже совсем другим тоном заметил:
   - Если б только слухи. У нас же недалеко аэродром летунов. Ну вот, я там пару ребят знаю - совместный футбол, баскетбол - ну все такое, выпивали пару раз. Так вот, последнее время наши заморские друзья повадились постоянно нарушать воздушные границы.
   - Чьи? Голландские?
   - Если бы. Почти всех стран, входящих в этот наш Евразийский Союз. Просто Россия далеко, ее границы особо не понарушаешь, а тут - гуляй не хочу. И их газеты...Ты "ОбЗарПресс" читаешь?
   - Ну да, временами.
   - Заметил, последнее время они как с цепи сорвались? Нас таким дерьмом поливают, что есть у меня - и не только у меня, - сильное предчувствие, что все это неспроста.
   - Думаешь, полезут? - поинтересовался Васильев, заходя в помещение гарнизонной столовой.
   - Ага. Ты вспомни, как немцы перед войной действовали. Точно так же. Да и с торговыми делами - позавчера англичане задержали наш корабль. Уж под каким предлогом не знаю, - но это ведь далеко не первый случай. Чувствуется проторенная дорожка.
   - Неверной дорогой идут товарищи, - перефразировал классика Леонид.
   - Вот-вот. Ладно, ты чего будешь? Я себе мясо по-царски возьму. Нам нового повара прислали - вот это мастер, - Шимазин с интересом уставился в меню, одновременно с удобством устраиваясь за накрытым белоснежной скатертью столом.
   - Советуешь?
   - Ага. Ты, кстати, его знаешь. Помнишь Ваську Терехина? Так это его брат. Готовит - пальчики оближешь.
   Еще пятнадцать минут спустя два офицера с аппетитом уплетали обед, рассказывая друг другу о событиях прошедшего месяца. Отсчет последних мирных дней стартовал.
  
  
   15 августа 1946 года.
   Южно-Американская Федерация, Рио-де-Жанейро.
   Генерал Альверде задумчиво рассматривал собравшуюся в порту толпу. Количество людей было просто огромно - казалось, что весь город отправился к берегу на встречу с возвращающимися из Азии войсками.
   Из-за шума заготовленная речь так и норовила исчезнуть из головы президента, заставляя его вновь и вновь пробегать глазами по листку с основными тезисами.
   Но, помимо гомона толпы, была еще одна причина, отвлекающая харизматичного лидера Федерации - шестое чувство и пятая точка одновременно чувствовали сгущающиеся над планетой свинцовые тучи очередного шторма войны. Еще недавно средний фон англо-американских газет, где встречались как положительные статьи о Советском Союзе, так и отрицательные постоянно темнел. А после речи Черчилля в Гарварде, являвшейся почти точной копией Фултонской (с поправками на изменение обстановки, конечно, но все же), эти изменения стали нарастать как снежный ком, превращая серые полутона в откровенно черные.
   И это пугало, поскольку начинало казаться, что война уже на пороге. И будет не через год, а вот-вот, буквально сейчас. Что, конечно же, устраивать ЮАФ не могло.
   Если честно, то Альверде вообще бы отказался от войны и попытался бы отсидеться в сторонке. Но это с некоторых пор невозможно. Вступления в очередную бойню потребуют обе стороны. И обе не потерпят отказа.
   - Жозе, - голос друга отвлек президента от мрачных мыслей, вернув в реальность, - по-моему, тебе пора, - и Гаспар указал на выстроившихся на пирсе солдат прибывшей с далеких берегов Окинавы 7-ой Гвардейской Бронетанковой дивизии.
   Благодарно кивнув своему вице-президенту, генерал одернул китель и, поправив берет, широкими шагами вышел на трибуну.
   Толпа, увидев своего кумира, взвыла от восторга.
   Дождавшись, пока страсти несколько утихнут, Альверде улыбнулся и громко сказал:
   - Мои дорогие сограждане! Друзья! Я рад видеть вас всех здесь, сегодня, в этот прекрасный день! - простые слова вызвали очередной всплеск народной радости.
   - Но мы собрались чествовать не меня. Мы собрались, чтобы отдать дань уважения героям, вернувшимся с битвы за свободу. Храбрым воинам, сражавшимся вдали от дома за мир. Бившихся за него с отвагой и мужеством, достойным величайших! - развернувшись, генерал указал на ровный строй солдат и офицеров.
   - И я хочу сказать, что наш народ всегда будет готов постоять за себя и за мир! Потому что достоин этого! Ура героям!
   - Уррраааа!! - рев толпы, ее энтузиазм и энергия били через край.
   Альверде простер над людьми руки, словно волшебник добившись тишины.
   - А теперь я хочу, чтобы мы все вспомнили о тех тысячах борцов, которым уже не суждено вернуться домой к своим женам и невестам, детям и родителям. О тех, что пали на полях сражений, защищая свои дома, - тишина, воцарившаяся на площади, казалась еще более торжественной в сравнении с тем шумом, что был здесь же еще пару минут назад.
   - И в память о погибших в боях за правое дело соотечественниках мы должны немножко помолчать, - и отец наций Южно-Американской Федерации склонил голову, предварительно сняв берет театральным жестом.
   Гаспар, наблюдавший за речью друга, едва не захлопал. "Нет, Жозе и в юности умел поговорить, но так...Мой дорогой друг растет над собой. Как сказал бы Станиславский - верю. Полностью и безоговорочно верю".
   Тем не менее, речь друга не спасала от тягостных раздумий. Щелканье метронома, отсчитывавшего минуту тишины, навевало не самые приятные мысли, словно символ последних уходящих секунд относительного спокойствия. Бразильскому министру обороны с каждым днем становилось все страшнее - ибо не увидеть приближающийся шторм мог только совсем ничего не понимающий в политике человек.
   И, как назло, прибытие последних тридцати тысяч солдат из Японии вновь откладывалось, на сей раз на неделю. А ведь несколько бригад обученной пехоты были бы совсем не бесполезны для обороны огромных территорий Федерации.
   Альверде, продолживший свою речь, краем глаза увидел мрачное выражение лица старого товарища и довольно резко закончил свое выступление, призвав народ порадоваться миру, пока не поздно. После чего, заявив, что героям стоит отдохнуть и вручив нескольким солдатикам заслуженные награды, отбыл восвояси.
   - Думаешь, скоро? - вопрос президента, прозвучавший в тишине его лимузина, не требовал дополнительных пояснений. Гаспар, еле заметно кивнув, промолчал.
   Глава ЮАФ задумался и, после недолгой паузы, уточнил:
   - До весны дотянем?
   На сей раз министр обороны ответил довольно уверенно:
   - Вряд ли. В лучшем случае - поздняя осень.
   - Они же не полезут на русских зимой? - Альверде, не согласный с мнением друга, отрицательно качнул головой.
   - Если они в достаточной степени глупы, чтобы ввязаться в войну со Сталиным, то этого хватит. Я надеялся, что, после относительно быстрого поражения немцев, Альянсу хватит мозгов не лезть в Россию. А оказалось, что это сыграло обратный эффект. Отшибло последние остатки разума, - Гаспар невесело усмехнулся. - Их даже разгром японцев советскими танковыми армиями не вразумил. Скорее раззадорил.
   - С этим точно не поспоришь, - президент вспомнил недавнюю встречу с американским послом. - Они убедили себя, что поставили Японию на грань поражения, а русские лишь только ее добили. И новые русские танки их не пугают.
   - У них есть "Першинг" и способности производить его в больших количествах. Думают, что он не хуже последних "тридцатьчетверок" или чего у русских там уже на вооружении, - пожал плечами генерал Гаспар. - Плюс огромное количество самолетов. Десятки тысяч. Вот и считают, что этого хватит.
   - А может еще не поздно? Сменим сторону? - Альверде внимательно посмотрел на друга.
   - Атомная бомба, - просто ответил тот. - У Сталина есть, у Трумэна нет.
   Президент устало вздохнул и посмотрел в окно летящего по Рио к его резиденции авто. Вид веселых людей на улицах вызывал грусть.
   - Сколько их погибнет, Жозе? - этот вопрос Альверде задал скорее себе, чем своему министру обороны.
   - Много. Очень много, - тем не менее ответил генерал. - Но мы будем на стороне победителей.
   - Главное, чтобы победа не стала Пирровой, Жозе. В любом случае, у нас есть пара козырей, о которых янки не подозревают, - и, помолчав, Верховный Главнокомандующий ЮАФ добавил:
   - Надеюсь, что мы не ошиблись, сдернув Бразилию с прежнего пути. Может, лучше было бы не дергаться?
   - И пустить себе пулю в лоб? Мы с тобой вместе выбрались из фавел, Жозе. Хуже, чем там, уже не будет. И если бы не вмешались - вся страна превратилась бы в одну большую фавелу. Поскольку Варгас полез бы в войну на стороне США. Причем полез бы, не имея ни серьезных войск, ни экономики. И это был бы конец. Я не знаю, сколько у Сталина бомб, но нам много и не надо. А сейчас у нас неплохой шанс выжить. И не просто выжить, но и победить.
   - Я молюсь Господу, чтобы ты был прав, дружище. Поскольку без его помощи нам будет не просто тяжело...
   Радующиеся солнечному дню жители Рио-де-Жанейро не знали, что их городу оставалось существовать не так уж и долго...
  
  
   22 августа 1946 года.
   Великобритания, Авиабаза Королевских ВВС "Святой Моган".
   С самого утра база стратегической авиации Альянса выглядела разворошенным ульем. Постоянно подъезжали и отъезжали грузовики, генералы орали что-то в трубки телефонов, пытаясь перекричать шум десятков авиадвигателей, кружили высоко в небесах эскадрильи истребителей.
   На фоне множества других офицеров, капитан Джеймс Стэплтон выглядел на редкость спокойно. Его стальная ласточка уже была тщательно проверена, заправлена и загружена боеприпасами и только лишь дожидалась команды на взлет.
   Несмотря на внешнюю расслабленность, командир одной из многочисленных "Суперкрепостей" был предельно собран и сконцентрирован. А иначе и быть не могло - в отличие от множества сослуживцев, капитан полагал, что легкой победы Альянсу не светит.
   Выруливая на взлетную полосу, Джеймс быстренько совершил традиционный ритуал, помогавший ему выживать вот уже несколько лет - сначала в небе над Европой, потом над далекой Японией. Последовательно поцеловав фотографию жены и крест, капитан размашисто перекрестил штурвал и произнес:
   - Спаси и сохрани, - голос офицера неожиданно дрогнул. Он вдруг осознал, что, несмотря на многолетний боевой опыт, ему страшно. Видимо потому, что Сталин выглядел опаснее Хирохито и Гитлера вместе взятых.
   Наконец, многотонная "Суперкрепость" заняла свой эшелон рядом с десятками своих сестер. Темнеющее небо наблюдало, как сотни английских и американских самолетов, набирая высоту, направляются в сторону континентальной Европы, жители которой не подозревали, что несколько часов спустя для них начнется кошмар.
   Капитан вывел свои бомбардировщики на цель без особых проблем. Военную базу Советов, расположенную в Арнеме, ждал неприятный сюрприз.
   Ад Третьей Мировой Войны разверзся.
  
  
   23 августа 1946 года.
   Москва, Кремль.
   - Опять проспали! - вождь был не в настроении. - Что с Гитлером, что с этими! Нам теперь что, опять ждать пришельцев из будущего, чтобы справиться с проблемой?
   - Товарищ Сталин, несмотря на то, что ущерб, причиненный бомбардировками, достаточно серьезен, территория Советского Союза не пострадала. Попытка налета на наши Кавказские нефтепромыслы была отражена, - Рокоссовский уверенно подошел к огромной карте и ткнул в нее указкой. - Зенитные ракеты оказались неприятным сюрпризом для противника. Как и наши реактивные истребители. Альянс потерял не меньше сотни тяжелых бомбардировщиков только там.
   - А Европа?
   - Румыния подверглась серьезному, но не смертельному удару. Наши военные базы в Голландии и Бельгии тоже понесли урон, но там вовремя сработали системы предупреждения, поэтому среди техники и личного состава потери невелики. Основной удар приняло на себя гражданское население.
   - Хорошо, что хоть радары развернули, - буркнул Сталин. - Что мы предпринимаем в ответ?
   - Атака англичан в Иране отбита. Более того, наши войска перешли в контрнаступление, - Рокоссовский дождался, пока поменяют карту, и провел несколько линий.
   - Мы полагаем, что на этом направлении Советская армия разгромит войска Альянса достаточно быстро.
   - Почему? Я так полагаю, что за океаном не идиоты сидят, и приготовились к войне на этом ТВД, - настроение вождя лучше не становилось.
   - Дело в том, товарищ Сталин, что процент частей, оснащенных новейшей техникой, в Иране достаточно высок. Учитывая качественное превосходство наших новых танков над английскими и американскими, то здесь все закончится весьма скоро. На отдельных направлениях войска Иранского фронта уже продвинулись на двадцать-тридцать километров.
   - Что в Азии?
   - Гоминьдан, подкрепленный силами Альянса, атакует войска Мао. Пока более-менее успешно. Кроме того, американцы пытаются высадить десант в Корее.
   - Успешно?
   - Бои идут на нескольких плацдармах, товарищ Сталин. Сильных продвижений противника пока нет, - ответил уже Жуков.
   - И, надеюсь, не будет. Как Югославия?
   - Там мы отходим. Как и в Австрии, - министр обороны пожал плечами.
   - Товарищ Жуков, это еще почему?
   - Противник ввел в бой силы, значительно превосходящие наши. И большое количество новых танков и авиации. Но пока наиболее опасным направлением представляется вторжение Турции в Болгарию, - мрачно заметил маршал. - Там у нас складывается аналогичная с Югославией картина - противник наступает большими силами, при поддержке значительного числа бронетехники и авиации. Учитывая, что реактивных истребителей у нас пока не так много, ВВС все еще не способны обеспечить устойчивое превосходство наших сил в воздухе на всех театрах военных действий. Вот и приходиться выбирать. Мы выбрали прикрытие Кавказского направления - и это уже дает результаты. Но пока приходится отходить во избежание окружений.
   - Есть еще плохие новости?
   - Да, - неожиданно голос подал Молотов, - в Греции восстание. Явно проанглийское. Так что здесь у Альянса появляется еще один плацдарм, поскольку правительственные войска очевидно проигрывают борьбу.
   Сталин поморщился, но, тем не менее, спокойно произнес:
   - Ладно. Общая картина более-менее ясна. Ваши предложения?
   - Ядерный удар по авиабазам противника, - предложение Ледникова, поданное простуженным голосом вызвало интерес.
   - Уже не по городам, да? - хитро прищурившись, посмотрел на своего советника Иосиф Виссарионович.
   - Это мы всегда успеем. А сейчас одновременная потеря нескольких сотен самолетов может оказать сверхмощное воздействие на боевой дух англо-американских армий. В то время как применение спецбоеприпасов по городам Великобритании и США вызовет ответные меры.
   Вождь задумчиво наклонил голову. Затем, помолчав некоторое время, повернулся к Рокоссовскому:
   - А вы что думаете, Константин Константинович?
   - Я считаю, что пока рано применять атомное оружие. Мы неплохо справляемся и без него, а раскрывать свой главный козырь очевидно преждевременно, - полководец несколько извиняющимся взглядом посмотрел на Ледникова. Тот, пожав плечами, пробормотал:
   - Логично.
   - Товарищ Жуков? - Сталин желал выслушать мнения всех присутствующих.
   - Согласен с товарищем Рокоссовским. Атомное оружие пока применять не стоит.
   - Вячеслав?
   Министр иностранных дел виновато развел руками:
   - Я против бомбежки гражданского населения. Но применение против войск противника мы могли бы объяснить мировому сообществу. Хотя, зная повадки Альянса, можно с уверенностью говорить, что они ответят химией. Поэтому нет, - Молотов помотал головой.
   - Товарищ Берия?
   Один из фактических создателей советского ядерного оружия спокойно заметил:
   - Я за. Нанеся одновременно несколько десятков ударов по крупнейшим авиабазам противника, мы серьезно подорвем потенциал его ответного удара. Кроме того, можно спокойно заявить, что при применении химического оружия против наших городов, мы превратим их страны в пыль.
   - Но у нас же нет столько бомб? - недоуменно высказался Ворошилов.
   - Зато они этого не знают, - спокойно отпарировал глава МВД.
   - Хм, а ведь правда. Тогда я тоже за.
   - Товарищ Микоян?
   - Я в военных вопросах не специалист, поэтому с вашего позволения, товарищ Сталин, воздержусь.
   Вождь задумчиво походил вдоль накрытого неизменным зеленым сукном стола. Повертел в руках трубку, явно желая покурить. Со вздохом отложил. И, наконец, несколько минут спустя, сказал:
   - Пожалуй, пока использовать спецбоеприпасы рановато. Но это не значит, что применять мы их не будем.
   С этим решили. Итак, какой у нас план, товарищи?
   Поднялся Жуков. Подойдя к висящей на стене огромной карте Евразии, он размашистыми движениями очертил несколько областей.
   - На данный момент нашей основной заботой является вытеснение противника из Южного Ирана. По окончании этой операции, мы вторгнемся в Ирак и параллельно будем наращивать группировку на границе с Индией.
   В Европе нашей задачей является недопущение противника вглубь континента. Немецкие союзники уже перебрасывают дивизии в Болгарию и на юг Австрии. Но их основной задачей все же является недопущение высадки войск Альянса в Западной Европе. И они же будут щитом Советского Союза в случае, если Франция решится начать активные действия против нас.
   Наш контингент в Румынии также перебрасывается в Болгарию для помощи Софии. Австрийская группировка маршала Конева уже вступила в бои на итальянской границе.
   - Надеюсь успешно?
   - Более чем. Танки ИС-7 являются огромной проблемой для войск Альянса. Если вам еще не доложили, то во вчерашнем бою командир 7-го Отдельного Тяжелого Танкового Полка полковник Лавриненко за один бой уничтожил двадцать восемь танков противника, фактически остановив его продвижение в районе города Зельден.
   - Слышал-слышал, - Сталин кивнул. - Товарищ Лавриненко у нас военный опытный, имеет множество наград. Хотя не помешает его еще разок наградить.
   Ладно, что еще?
   - Теперь к Дальнему Востоку. В Корее маршал Малиновский обещает вскоре сбросить десант Альянса в море. Кроме того, маршал Чуйков помогает нашим китайским друзьям, как уже делал несколько лет назад. Сейчас мы активно вооружаем их оружием с японских складов. Товарищ Мао и его армия уже много раз демонстрировали стойкость, так что не думаю, что Гоминьдан победит. Но, учитывая, что на этом ТВД у нас не слишком много сил - проблемы будут, товарищ Сталин.
   - Ясно. Тогда не буду вас больше задерживать, товарищи. Завтра с утра я хотел бы увидеть уже более детальные планы.
   Мировая бойня начала набирать обороты.
  
  
   25 августа 1946 года.
   Австрия, неподалеку от итальянской границы.
   Капитан Льюис поднёс к глазам бинокль довольно давно, но никак не мог оторваться. На зеленой траве виднелись несколько закопчённых корпусов, грязные пятна, валяющаяся в стороне башня, похожая на скомканную тряпку, торчащий из земли пушечный ствол и ещё... Он долго всматривался в тёмный предмет, пока, наконец, не догадался, что это остатки бронетранспортера.
   - Мать моя женщина. Скольких же здесь в клочья порвало? - наконец опустив бинокль, спросил американский офицер.
   - Четырнадцать танков - как корова языком слизала. Это их "Сталины" расстреляли, - стоявший рядом сержант затянулся последний раз и щелчком отправил окурок на землю, после чего не слишком уважительным тоном добавил:
   - Сэр.
   Некоторое время сержант молчал, раскуривая очередную сигарету. Наконец, справившись с сим непростым занятием - ветер гулял тот еще - он продолжил:
   - Я это видел, кэп. Избиение младенцев. Четыре "Файрфлая" застали его врасплох. Открыли огонь ярдов с шестисот. Пустая затея. Видите вон того, - сержант ткнул рукой в самый дальний корпус.
   - И?
   - Он добрался до двух сотен ярдов, сэр. И все равно не пробил броню русского. Тот вообще вел себя так, словно по нему стреляют из рогаток. Никакой реакции. Вообще. Просто перестрелял всех из своего чудовища, а потом ушел. 
   - Пытались зайти с фланга?
   Вместо ответа солдат кивком головы показал на два обгорелых корпуса и останки БТР.
   - Но как?
   - У комми помимо пушки еще и чудовищные пулеметы. И он прекрасно ими умел пользоваться. Изуродовал все, что ездило. Танк лейтенанта Дорна вообще обездвижил. А потом спокойно добил. Как будто на полигоне. Но у нас был бы шанс. Если бы не появилось еще два таких же. Когда это случилось, майор решил отступить. От греха подальше. Кто же знал, что эти монстры стреляют так? - последнее слово американец буквально выплюнул.
   Означенный офицер погиб во взорвавшемся танке, получившем статридцатимиллиметровый снаряд с расстояния в три километра.
   - А как же авиация? Вы их вызывали? - американский офицер из штаба Паттона все никак не мог поверить, что одна танковая рота остановила продвижение дивизии.
   - Еще бы. Конечно, вызывали, сэр. Прилетело звено "Мустангов", - сержант говорил медленно, делая частые остановки для того, чтобы затянуться.
   - Не помогло?
   - Помните, я говорил про пулеметы комми, сэр? На крыше этого их танка строенная установка. "Мустанги" прилетели, когда русских было уже трое. Девять стволов.
   - Ребята из Двенадцатой Воздушной армии опытные ветераны. Это не должно было сильно им помешать, - капитан недоверчиво посмотрел на сержанта. Тот, пожав плечами, показал на небольшую рощу в паре километров от них:
   - Оттуда еще что-то работало. Судя по звукам - что-то автоматическое и с большим количеством стволов. Так что бравые "двенадцатые" смылись, не добившись никакого результата. И если бы не наша артиллерия, то я сейчас с вами бы не разговаривал, сэр.
   Последнюю фразу американец проговаривал, уже садясь в штабной "Виллис" капитана, явно планируя доехать до своей части с ветерком. Льюис не возражал.
   Его гораздо больше беспокоила обстановка на их участке фронта. Успешно вроде как начавшееся наступление начало буксовать уже через день. Хотя первые проблемы появились спустя несколько часов.
   Больше всего настораживало не до конца завоеванное превосходство в воздухе. Русские и немцы оказались более чем серьезными соперниками, отчаянно сопротивлявшимися и наносящими все более и более серьезный урон воздушным силам Альянса. Особенно это касалось тяжелых бомберов, в первые же налеты понесших попросту огромные потери. В войсках эту информацию, естественно, не распространяли, но капитан слышал, как матерился генерал Паттон, получив данные о вернувшихся из налета на советские базы самолетах.
   "Так что же, выходит, что русские готовы? И мы сейчас движемся в огромную ловушку, вроде тех, что они устраивают для медведей в своей жуткой Сибири?"
   Льюиса передернуло от подобной мысли. Сидевший рядом сержант усмехнулся, полагая реакцию капитана следствием картины дымящейся техники на месте вчерашних боев. Несмотря на их не слишком приятный результат, он не унывал, полагая, что прибывающие из резерва "Першинги" будут в состоянии справиться с немногочисленными тяжелыми танками большевиков.
   С "Рысями" ветеран японской войны еще не сталкивался...
  
  
   Советские танки последнего этапа Второй Мировой Войны.
   Из серии статей "Наша Победа", "Комсомольская Правда", 1982 год.
   Последний этап Второй Мировой Войны, часто также выделяемый в отдельную, Третью Мировую Войну, характеризовался наиболее масштабным применением бронетехники в истории. С самого начала боевых действий в Европе Германией, а затем и Советским Союзом, была продемонстрирована абсолютная необходимость в оружии, появившемся на полях сражений еще в годы Первой Мировой (Империалистической) войны.
   Окончание Советско-германской войны необходимость совершенствования танковых армий не отменило. И правительство СССР в целом, и товарищ Сталин как его председатель в частности, осознавали, что конфликт с Альянсом неизбежен. И именно танковые армии виделись одной из наиболее важных составляющих вооруженных сил.
   Сразу стоит отметить, что принятый на вооружение уже в начале 1946 года танк Р-45 (Т-1000) ознаменовал переход к совершенно другому, новому поколению бронетанковых сил. Эта машина, будучи всего на 5 тонн тяжелее принятой годом ранее в ГДР на вооружение "Пантеры 2" превосходила ее полностью и безоговорочно по всем тактико-техническим характеристикам, включая и традиционно на тот момент больные места советской бронетехники - систему управления огнем и удобство экипажа.
   Мощнейший дизельный двигатель, изначально разрабатываемый для тяжелых танков (в частности, для тяжелого танка прорыва ИС-7), будучи примененным на значительно более легкой машине (хотя и являвшейся тяжелой по классификации, применяемой в то время), позволил получить необычно высокую подвижность, сравнимую с таковой у наиболее массового на тот период в Советской Армии среднего танка Т-44.
   Основным орудием Р-45 являлась нарезная пушка калибра 122 миллиметра, разработанная конструкторским бюро Грабина. На тот момент это было самое мощное танковое орудие в мире, уступающее лишь главному калибру танка ИС-7. Новаторские идеи - такие как полуавтоматический затвор, двухплоскостная система стабилизации, механизм подачи снарядов из боеукладки, переднее расположение двигателя - все это превращало советскую "Рысь", как ласково прозвали танк солдаты, в сильнейшую машину на поле бое. Даже ИС-7, обладавший для своих шестидесяти трех тонн хорошей подвижностью и великолепными показателями огневой мощи и защищенности, проигрывал этому танку по комплексным показателям. А учитывая, что в производстве Р-45 оказался дешевле последнего тяжелого танка СССР почти в четыре раза - неудивительно, что ИС-7 был выпущен лишь сравнительно малой серией.
   Нужно также отметить сильное вспомогательное вооружение "Рыси" - дистанционно управляемый крупнокалиберный пулемет Владимирова и спаренный с пушкой ПДТ.
   Р-45 был также уникален и в том смысле, что принимался на вооружение по частям - сначала двигатель, потом орудие, потом ходовая часть... И хотя подобный подход добавил конструкторам и инженерам головной боли, он, тем не менее, позволил обеспечить поставку значительного числа "Рысей" в войска до начала боевых действий.
   Результатом же усилий многочисленных заводов и КБ стало появление фантастического танка, наводившего на противников ужас одним свои присутствием.
   Завершая разговор о танке Победы, стоит лишь вспомнить, что этот первый образец совершенно новых, основных боевых танков - тяжелых по весу и вооружению, но средних по подвижности - стал логичным завершением проекта А-44, начатого в Харькове еще до Советско-германского конфликта.
   Однако, на момент начала боевых действий в войсках Р-45 было относительно немного, поэтому в первые недели и месяцы Третьей Мировой войны наиболее многочисленным представителем танковой промышленности Советского Союза на поле боя был танк Т-44, принятый на вооружение в начале 1943 года.
   Этот образец советской бронетехники заслуживает отдельного рассказа. Фактически являясь "родителем" Р-45, этот танк появился в Советской Армии уже в начале сорок третьего года, как об этом уже говорилось. Но началась его история гораздо раньше.
   В ходе работ по модернизации танка Т-34 в КБ завода N 183(Харьков) под руководством А.А.Морозова еще в марте 1941 г. велась конструктивная проработка проектов танка А-44 с различными вариантами основного вооружения и более мощной броней. Эскизный проект был выполнен ведущим конструктором А. Бером к 20 апреля 1941 г. и в мае того же года на заседании макетной комиссии представили модель танка в масштабе 1:10. Проект получил одобрение, и во втором полугодии планировалось продолжить работы в этом направлении, а к 1942 г. построить опытный образец. Тем не менее, начавшаяся война с Гитлеровской кликой помешала выполнить задуманное в срок - проект А-44 был заморожен.
   Однако уже в марте сорок второго года, когда стратегическая обстановка окончательно сложилась в пользу Красной Армии, работа закипела с новой силой. Сама идея иметь танк массой около 40 тонн, вооруженный мощным орудием (коим была выбрана ЗиС-6М, 107 мм пушка с длиной ствола в пятьдесят четыре калибра), с высокой подвижностью и отличной бронезащитой была благосклонно принята в Комитете Обороны. Это особенно понятно в свете того факта, что руководством СССР предполагалось появление на вооружении армий Рейха тяжелых танков, а едва налаженное производство "Иосифа Сталина" давало фронтам не так много машин, как того хотелось ГКО.
   Как бы то ни было, уже летом сорок второго года первые образцы "сорок четверки" были готовы для испытаний. Машина показала себя прекрасно - однако список выявленных недостатков был весьма и весьма значителен, что потребовало продолжения работ, успешно завершенных к концу сорок второго - началу сорок третьего года.
   До сих пор многие эксперты считают первым представителем основных боевых танков именно получившийся в результате доработок А-44, пошедший в серию с индексом Т-44.
   Эта "рабочая лошадка" Красной Армии вынесла на себе много боев с войсками АДА, оставаясь на вооружении еще много лет после окончания войны с Альянсом. Неприхотливость в обслуживании, дешевизна и технологичность производства в сочетании с отличными ТТХ надолго определили место этого замечательного танка в строю. Причем не только в стройных рядах армий Советского Союза - но и всего мира, от Китайской Народной Республики до Южно-Американской Федерации.
   Многократно модернизируясь, Т-44 еще много десятилетий верой и правдой нес свою службу по защите нашей Родины.
   Но "не танками едиными" - так, перефразируя слова маршала Буденного, можно сказать про советские механизированные бригады, оснащенные помимо танков, боевыми машинами пехоты.
   БМП "Лаврентий Берия" впервые поучаствовали в бою еще во время советско-германского конфликта, постоянно модернизируясь и совершенствуясь. Уже к концу сорок третьего года на вооружение Советской Армии принимается третья модификация этой замечательной машины, являющаяся радикальным шагом вперед.
   ЛБ-1 и ЛБ-2 были легкими и дешевыми машинами, предназначенными для увеличения мобильности и боевых возможностей пехотных подразделений, но не имеющих возможности защитить себя при встрече с танками противника. Их спасением была многочисленность - машины, технологичнее и дешевле ЛБ-2 у Советской Армии не было еще долго.
   В то же время, ЛБ-3, созданная на основе Т-44, по сути своей, уже была своего рода танком (все-таки вес - больше 30 тонн!), предназначенным для доставки пехотного отделения непосредственно к месту столкновения, поддержки в ходе боя, а также для защиты от средних танков врага.
   Так, пятидесятисемимиллиметровая автоматическая пушка С-60Т (также разработки Грабинского КБ) с селективным боепитанием, при использовании разработанных в НИИ Вооружений и Боеприпасов (г. Будущее) подкалиберных снарядов уверенно пробивала лобовую броню американского танка "Першинг" с 850 метров (бортовую - с 1200).
   При этом толщина и качество брони БМП ЛБ-3 позволяли ее экипажу уверенно чувствовать себе в противостоянии с врагом как на открытой местности, так и в городских боях.
   В последнем случае надо отметить особенно ценное свойство С-60Т - эта пушка имела довольно высокий уровень возвышения (поскольку при проектировании предполагалось, что она сможет использоваться для постановки заградительного огня ПВО), что позволяло применять ее против целей на верхних этажах зданий.
   В качестве вспомогательного вооружения использовались крупнокалиберный пулемет ДШКМ и спаренный с орудием ПДТ. Впоследствии БМП ЛБ-3 получила в свое распоряжение еще одно грозное оружие - управляемые ракеты "Малютка".
   Несмотря на то, что наиболее массовой БМП в Советской армии был и остается ЛБ-2 и его последующие модификации (как уже говорилось, это определялось ее ценой и технологичностью, а также умением плавать), именно БМП-3 стала настоящим символом механизированной пехоты, служа ей надежным укрытием в боях и удобным средством передвижения на маршах.
   Еще одним неоспоримым "знаком качества" советских танковых войск был (и, пожалуй, в определенной степени остается) "Еж" - официальное название ЗСУ-4-30. Эта весящая почти тридцать две тонны уникальная машина, предназначенная для целей ПВО (и уверенно с этими целями справлявшаяся!), с успехом использовалась против вражеской бронетехники, пехоты и укреплений. При этом "Ежа" боялись даже вооруженные крупнокалиберными орудиями танки - ибо длинные очереди осколочно-фугасных снарядов, выпускаемые советской ЗСУ, полностью уничтожали приборы наблюдения, повреждали ходовую часть, пушку, пулеметы. После чего вражеским экипажам ничего не оставалось делать, кроме как сдаваться - ведь после подобной экзекуции грозная боевая машина становилась бесполезным инвалидом, требующем капитального ремонта...
   Под конец необходимо вспомнить артиллерию, а именно ее подвижный вид - САУ. Легкобронированная "Акация", поступившая на вооружение в середине сорок четвертого года, успешно выполняла роль мобильного "Бога войны" в течение всей Третьей Мировой войны. Ее старший собрат "Пион" - мощная САУ со 152 мм орудием - появился уже к концу войны и значительного воздействия на ход боевых действий не оказал. Но, тем не менее, послужил мощным средством для контрбатарейной борьбы, отлично зарекомендовав себя в полковых тактических группах.
   Именно это оружие стало мечом и щитом танковых войск Советского государства, защищавшегося от небывалой в истории человечества агрессии...
  
  
   26 августа 1946 года.
   Появление множества самолетов в ночном небе Британии прошло незамеченным. Три десятка Ил-28, каждый из которых нес по две однотонные планирующие бомбы объемного взрыва, стремительно приближались к своей цели - заводам Роллс-Ройса.
   Казалось бы - ну что такого могут сделать шестьдесят бомб огромному моторостроительному производству? Особенно в ночном вылете.
   Как оказалось несколькими часами спустя - очень даже много чего. Все-таки точность этих красавиц превышала таковую обычных бомб (про которые какой-то из летчиков-шутников достаточно точно высказался "Советские бомбы очень точны. Каждая гарантированно упадет на землю") на порядок.
   Пилот ведущего "Ила", майор Строганский даже секунды не сомневался, когда получил такой приказ. Уж очень ему запало в душу высказывание одного из американцев в интервью какой-то из английских газетенок. Когда того спросили, что он чувствует, когда сбрасывает бомбы на спящие города, тот ответил: "Сотрясание фюзеляжа". Шутник, блин.
   Теперь советские ВВС, после нескольких "хождений в гости" самолетов Альянса на территорию Евразийского Союза решили нанести ответный визит.
   Майор понятия не имел, что в тот же самый момент к базе английского флота в Скапа-Флоу подлетает втрое большая группа "Илов", вооруженная противокорабельными ракетами.
   Да его это и не интересовало. Подходя к цели, он с каким-то просто нечеловеческим спокойствием бросил в микрофон:
   - Начали, - и приготовился к сбросу бомб.
   "А ведь прав был американец. И правда чувствуется только лишь сотрясание фюзеляжа. Ну и немножко злорадства".
   - Наш Советский Союз покарает, весь мир капитала - жди, мы придем, - Строганский сам не заметил, как начал напевать переделанный советский марш из третьего Red Alert'а, первый раз услышанный им еще несколько лет назад, в Москве. - Над Землей везде будут петь: свобода, братство - ныне и впредь.
   Далеко внизу вспухли огромные огненные шары от тяжелых бомб.
   На майора неожиданно накатила волна чуть ли не эйфории - и он даже не знал почему. Но хотелось петь громче и громче. Волевым усилием заставив себя успокоиться, пилот начал разворачивать машину на обратный курс.
   Поднятые по тревоге ночные истребители английской ПВО обнаружили советские бомбардировщики слишком поздно, но все равно попробовали догнать. Не получилось. Русские самолеты неожиданно резко увеличили скорость и стремительно исчезли в небе над Ла-Маншем...
  
  
   27 августа 1946 года.
   Южная Корея.
   Никита Голенко лежал на земле, широко раскинув руки и бездумно глядя в темное небо. Последние несколько дней были одним постоянным боем - и даже если в данный конкретный момент вокруг не стреляли, то это не значило, что за кустом не притаился американский морпех с "базукой".
   Поневоле вспомнился разговор с пленным танкистом Альянса, дико раздраженным тем, что его "Першинг" оказался значительно слабее советской "Рыси". Он никак не мог взять в голову, какой смысл в том, чтобы размещать двигатель спереди? Ведь при работе он нагревается и портит видимость. Да и ремонтируется сложнее. А все равно лучше его машины...
   Капитан усмехнулся. Буржуй не понимает, что танк - не самое главное. Танкист - вот, что по-настоящему важно. Ведь сколько нужно времени, чтобы сделать танк? Уж точно меньше месяца...даже меньше недели - и это от начала до конца.
   А подготовить экипаж? Правильно - до хотя бы более-менее нормального уровня нужно минимум месяца три. А лучше четыре. Или вообще полгода. И это не учитывая тот факт, что вообще-то человеку надо еще восемнадцать лет, чтобы из младенца превратиться в военнообязанного.
   Плюс не забудем то, что опытный танкист повышает эффективность своей боевой машины на весьма приличную величину. Может даже и на порядок.
   Чему пример вчерашний бой. Рота Голенко - девять "Рысей" и два "Ежика" наткнулись на механизированную колонну Альянса - десяток "Першингов" и столько же бронетранспортеров. Плюс многочисленные грузовики. И что?
   Первые же выстрелы гвардейцев подняли настоящую панику в конвое. Надо отдать американцам должное - они, хотя и растерялись в первые мгновения боя, но все же попытались развернуться в боевой строй. Из-за ошибки Никиты, отдавшего приказ на открытие огня слишком рано, это им даже удалось. Но что толку, если половину своих снарядов экипажи "Першингов" всадили в "молоко"? А тех, что все-таки попали в Р-45, было однозначно недостаточно?
   Да и стреляли американцы значительно медленнее - все-таки сказывалось наличие в советских машинах помогающего заряжающему механизма.
   Но потери у Голенко все же были - один из "Ежей", держащихся позади, еще два дня назад проморгал английскую противотанковую пушку на своем фланге. На счастье советских танкистов, расчет орудия, удачно подбивший ЗСУ первым же выстрелом, далее начал обстреливать идущую на фланге "Рысь" старшего сержанта Молодчанина. Тот, не растерявшись, молниеносно развернул свой танк, разом лишив британцев надежды на свое уничтожение - лобовая броня Р-45 была слишком серьезным препятствием для их семидесятишестимиллиметрового орудия. Но они все же попытались - успели сделать аж два выстрела и один раз попасть, прежде чем прилетевший осколочный снаряд поставил кровавую точку в той стычке. Но экипажу сгоревшего "Ежа" это уже не помогло...
   Откуда-то справа донесся шорох. Капитан инстинктивно схватился за лежащий рядом "Стечкин" - на Дальнем Востоке танкистам "оружие персональной обороны" выдали давно, еще перед японской операцией.
   - Товарищ капитан? - появившийся из-за танка сержант, тот самый Молодчанин, напряженно замер, смотря в притягивающее взгляд дуло. Никита убрал пистолет-пулемет и знаком пригласил сержанта присесть рядом.
   - Не спится?
   - Угу, - сержант кивнул.
   - Вот и мне тоже. А ведь хорошо здесь, да Дима?
   - А то, товарищ капитан. Места красивые, жалко только что войной порченные, - танкист кивнул в направлении видневшейся в стороне воронки.
   - Ничего. Вот надаем буржуям по голове, чтоб не лезли - и тогда заживем. Хотя дома гораздо лучше.
   - А вы откуда, товарищ капитан?
   - Где я только не жил, - Никита улыбнулся. - А вообще - из под Сталинграда.
   - Аааа. А ваша "Рысь" случайно не?
   - Ага. Сталинградская. Специально узнавал. Так что можно сказать, подарок от земляков, - и Голенко чуть ли не нежно похлопал стальной борт.
   - А как там, в Сталинграде?
   - Красиво. Один из красивейших городов на Волге. Зеленый весь...а набережная...- Никита закатил глаза, всем своим видом демонстрируя восторг. - Но самое главное, девушки там - симпатичные почти все, а через одну - красавицы. Я свою жену именно там и нашел. На набережной, - Голенко улыбнулся воспоминаниям. - Вот закончим, Дима, с капиталистами - и домой, коммунизм строить.
   - Вы так свой город расписали, товарищ капитан, что я вот и думаю, мож мне тоже туда после войны поехать?
   - А почему бы и нет? У нас и институты есть, и заводы. Парень ты умный, видный, награды есть. Пробьешься в люди. Только чего ты не к себе-то домой?
   - Да нет у меня больше никого, товарищ капитан. Мамка старая была, в деревне, в Белоруссии. Да там всех фашисты сожгли, - голос молодого сержанта дрогнул.
   Помолчали, внимательно вслушиваясь в ночь. Где-то недалеко щебетала незнакомая птица, ее вторили какие-то насекомые.
   Глядя на зеленую траву, нещадно примятую тяжелыми гусеницами, и теперь медленно распрямлявшуюся, Никита вдруг подумал:
   "А ведь природе все равно, что мы тут делаем. Строим или разрушаем, миримся или воюем. Она просто живет. И зачем все это", - взгляд обратился к воронке от бомбы, на которую еще недавно указывал Молодчанин. "Затем, что иначе нельзя. Эти заморские уроды прикрываются высокими речами и словами - но по факту им наплевать. Несут нам демократию, ага. Бомбардировками", - Голенко сам не заметил, как начал себя накручивать. "И если отступить сейчас, это будет воспринято лишь как слабость. Они не удовлетворятся частью мира. Он нужен им весь. Полностью".
   Решительно врезав кулаком по земле, Никита резко встал, вызвав удивленный взгляд сержанта.
   - Дим, иди-ка ты спать, да и я пойду. Завтра в бой, нужно поднабраться сил.
   - Есть идти спать, товарищ капитан.
   Десятью минутами позже, в засыпающем мозгу гвардейца светилась лишь одна мысль, строчка из еще одной популярной песни: "А значит, нам нужна одна Победа, одна на всех - мы за ценой не постоим".
  
  
   28 августа 1946 года.
   Австрия, неподалеку от итальянской границы.
   Майор Васильев с абсолютно спокойным видом наблюдал за бегущими на него в атаку фигурками в форме американской армии. Среди них постоянно кто-то падал и больше не поднимался - все-таки оставшийся в армии Охлопков свой талант не растерял, а СВД била получше СВТ. Но, несмотря на потери, янки отважно шли вперед, перебегая от одного укрытия к другому.
   Передовая линия обороны батальона молчала - работали только снайперы. Учитывая, что разок даже этого хватило, чтобы атака прекратилась - американцы отошли и вызвали артиллерийскую поддержку - Васильев пока придерживал свой главный козырь в запасе.
   Танков на этому участке у американцев почти не было, а те немногие, что все же имелись, были не фонтан - "Шерманы", причем даже не последних модификаций. И главный козырь майора - тяжелые БМП "Лаврентий Берия 3" с пятидесятисемимиллиметровой автоматической пушкой - вполне мог бы с ним справиться. Но Леонид был уверен, что время для выкладывания джокера на стол еще не пришло.
   Легкий ветерок, гулявший по небольшой ложбинке, где и происходило основное действие, донес до ноздрей комбата вонь от горящего уже почти полчаса танка - РПГ, названная неизвестным шутником "Мухой", была для американского "барбекю" сюрпризом из разряда неприятных.
   - Дельгин! - Васильев повернулся к радисту.
   - Да, товарищ майор?
   - Вызывай артиллеристов. Пусть устроят империалистам огненный душ.
   - Так точно!
   Короткими раскатами прогрохотал автоматический гранатомет, пройдя цепочкой разрывов в порядках наступающей пехоты. Та совершенно логично залегла.
   Несколько раз хлопнули минометы, отправляя восьмидесятидвухмиллиметровые подарки в сторону противника.
   Порыкивая моторами, на сцене вновь появились "Шерманы", плюющиеся огнем с коротких остановок.
   "Эх, счас бы сюда ребят Лавриненко", - мечтательно подумал Васильев. "Или нет...лучше бы даже самого полковника".
   - Товарищ майор, - мысль была прервана появившимся рядом радистом.
   Леонид изобразил на лице вопрос.
   - Артиллерия сейчас ударит. А еще вас сам комдив вызывает, - сержант, словно извиняясь, протянул трубку комбату.
   - Пятый на связи.
   - Пятый, щас по янки артиллерия так отработает, что от них мало что останется. Твоя задача - атаковать и к вечеру занять квадрат десять-десять. Понял меня? Это важно!
   Васильев развернул карту и бросил взгляд на означенный квадрат. Задача была хотя и не самой простой, но вполне выполнимой. Если, конечно, артиллеристы хорошо постараются.
   О чем, собственно, Леонид не поленился немедленно комдиву сообщить. Тот, подумав пару секунд, прошипел из динамика рации:
   - Вас понял, пятый, врежем посильнее. Но смотри, орел, меня не подведи! Конец связи.
   Майор, порадовавшись, что до сих пор сохранил наличие БМП в тайне от американских офицеров по другую сторону фронта, повернулся к вытянувшемуся рядом помощнику и коротко сказал:
   - Готовь людей, скоро идем в атаку, - и полез в укрытую в замаскированном капонире КШМ на базе все той же ЛБ-3.
   Коротко раздав по рации указания командирам всех своих машин, комбат прильнул к перископу, ожидая обещанного комдивом удара.
   Море огня, неожиданно вспыхнувшее на позициях американцев, едва не ослепило привычного уже ко всему офицера.
   Моторы боевых машин пехоты грозно заурчали, грозя янки серьезными неприятностями. Но тем было сейчас совсем не до этого.
   Генерал не обманул - к артподготовке подключились дивизионные "Грады", вгоняя в землю все, что не успело закопаться самостоятельно.
   Превратив передовую линию обороны одной из дивизий армии генерала Брэдли в мясной фарш с землей и кровью, "Грады" и дивизионные гаубицы перенесли свой огонь в тыл, перемещая огневой вал подальше от своей пехоты. Но еще за минуту-другую до этого комбат отдал приказ выдвигаться.
   Многочисленные автоматические пушки бээмпэшек и пулеметы бэтээров в сочетании с огнем бьющей издалека артиллерии помешали американцам осознать, что роли на поле боя только что кардинально поменялись - и тот, кто только что был атакующим хищником, превратился в не подозревающего об опасности кролика.
   - Так вот ты какой, северный олень, - мрачно пробормотал Васильев, увидев в перископ появляющийся из-за холма "Першинг".
   - Хрунин! Жми на полной вперед - попробуй зайти этому хрену во фланг.
   Идущая крайней слева машина означенного офицера резко ускорилась.
   Выросший секундой спустя неподалеку от нее фонтан земли показал, что американец вполне осознал угрозу и постарается ее устранить.
   Чертыхнувшись, Васильев приказал еще одной БМП перенести свой огонь на вражеский танк. Пусть с имеющегося на данный момент более чем километрового расстояния ее пушка и не была способна пробить лобовую броню "Першинга", но доставить его экипажу немного неприятных ощущений оказалось вполне в ее силах.
   Реакция на влепленную в башню очередь была быстрой - немедленно сменив позицию, танк янки довернул башню и всадил снаряд в лоб атаковавшей его БМП.
   Несущаяся на полном ходу та, выбросив клуб черного дыма, резко остановилась.
   Понадеявшись, что переднее расположение двигателя спасет хоть кого-нибудь из экипажа, Леонид довернул перископ, наблюдая за машиной Хрунина.
   Его ЛБ-3 был уже метрах в шестистах от американца и, поворачивая в его сторону башню, поливал поле боя огнем из спаренного с пушкой пулемета.
   "Стреляй же уже, стреляй!", - Васильеву казалось, что "Першинг" разворачивается с какой-то мистической быстротой, в то время как машина лейтенанта движется еле-еле.
   Янки успел выстрелить первым - но не попал, вновь подняв из земли фонтан огня и пыли. На еще одну попытку времени у него уже не осталось - если на поворот орудия американцу его еще хватило, то на поворачивание корпуса - нет. В результате, открывший огонь "Берия" словно насадил тонкую бортовую броню М26 на огненные спицы бронебойных трасс.
   Со своего места Леониду казалось, что от попаданий "министра внутренних дел" "Першинг" буквально трясется и от него во все стороны летят куски брони.
   Неожиданно из башни американца вырос столб пламени - видимо какой-то из снарядов Хрунинской БМП попал в боекомплект.
   Это мгновенно вернуло ситуации статус-кво - неожиданная помощь американской пехоте от танкистов исчезла, не успев нанести атакующим силам советской армии достаточного ущерба.
   Еще несколько минут спустя, спешившиеся мотострелки добили остатки вражеских войск, открыв дорогу батальону в заданный квадрат.
   Сразу над двумя дивизиями американского корпуса в Италии нависла угроза окружения...
  
  
   30 августа 1946 года.
   Бискайский залив, 200 миль к западу от ВМБ Хихон.
   Команда подводной лодки Р-2121 Советского Атлантического Флота не зря считала свой корабль "дважды счастливым". В отличие от лодок этой серии, первыми спущенных на воду, рейдерская "двадцать первая" была избавлена от большинства "детских болезней", так или иначе присутствовавших в любых образцах новой техники.
   Проектирование таких кораблей началось буквально в первые мирные недели силами инженеров из СССР и их немецких коллег, ранее производивших подобные изделия для бывшего Кригсмарине. То, что совсем недавно было лишь только эскизами на кульмане профессора Олфкена, превратилось в подводную лодку в полном смысле этого слова, а не в те ныряющие суденышки, наводившие в свое время ужас на караваны английских транспортов в Атлантике.
   Экипаж, подобранный из лучших подводников-североморцев, начал осваивать свой новый корабль, еще когда тот находился на стапеле, вместе с кораблестроителями каждый день наблюдая, как отдельные части и механизмы складываются в полноценный боевой организм.
   Создание подлодки, тем не менее, протекало не без проблем - все-таки, как и многие другие образцы советских вооружений, она являла собою настоящий прорыв в технике и технологии войны. Одно создание автоматизированной системы управления некоторыми механизмами, упрощавшей управление лодкой и уменьшающей количество необходимого экипажа, представляло собою совсем нетривиальную задачу. Причем самым сложным здесь была вовсе не разработка системы - с этим-то как раз справились быстро, благо помощь потомки предоставили более чем приличную, но вот надежность... с ней мучились долго. Но и эту проблему решили.
   Было это решение скорее произведением искусства, чем чудом техники - согласованной работой многих клапанов управляли несколько аналоговых компьютеров, автоматически проверяющих и, при необходимости, заменяющих друг друга
   И вот теперь плоды труда сотен инженеров и тысяч рабочих - хотя, учитывая, что подлодки производились сборочно-секционным методом, можно было бы добавить и про "десятки заводов" - должны были больно-пребольно уколоть англосаксов в чувствительнейшее место...
   Самый трудный участок похода, форсирование проливов между побережьями Франции и Англии, прошел для лодки благополучно. Малая шумность, наличие достаточно совершенного сонара, позволявшего обнаруживать корабли противника на большом расстоянии, гидроакустические системы и некоторые другие "приятности" позволили ей избежать обнаружения многочисленными противолодочными кораблями Альянса, вышедшими в море с началом боевых действий.
   И вот уже почти сутки субмарина находилась в заданном квадрате, ожидая появления конвоя с американского континента, который просто обязан был проходить в этом районе, везя очередную партию солдат и снаряжения к одному из крупнейших портов Испании. Ибо тех сил, с которыми армии Великобритании и США начали войну, явно не хватало для активного наступления.
   Подводная лодка, ночью зарядившая батареи, призраком лавировала в границах своего участка на сорокаметровой глубине. Командир вместе со штурманом, многие часы колдовавшие над картами, прикидывая возможные маршруты кораблей Альянса, отдыхали за чашечкой настоящего бразильского кофе.
   - Слышу шумы! - голос старшего акустика, раздавшийся из распахнутой двери отсека, отвлек начальства от их, несомненно, важного занятия.
   - Дальность?
   - На самой границе обнаружения, товарищ командир.
   И хотя в центральном посту последние часы и так было тихо, сейчас казалось, что все находившиеся в нем затаили дыхание, чтобы облегчить работу акустикам. Когда еще минут через тридцать на карте появились отметки множества целей, сомнений у капитана первого ранга Маркова не осталось - это точно были те, кого они ждали!
   - Вася, что скажешь? - командир субмарины повернулся к штурману.
   - Не очень удачный для нас расклад, - мрачно отметил тот, недовольно рассматривая карту. - Если они уже расслабились и не будут идти противолодочным зигзагом, то мы не успеваем выйти на позицию для атаки, а всплывать под шноркель сейчас опасно, наверняка у них в прикрытии авианосец, да и до берега недалеко, "Каталины" или "Сандерленды" вполне могут кружить в воздухе.
   Командир лодки несколько минут размышлял.
   - Для чего же нас учили? И зачем нам дали новейшие торпеды? А, как думаешь? - он покатал по карте карандаш и поднял голову, осмотрев всех, находившихся в рубке.
   - Сделаем так. Торпедный отсек!
   - Слушает торпедный!
   - Напомните-ка мне, что у нас в аппаратах? Имитатор вроде есть?
   - Есть, товарищ капитан! В восьмом аппарате - имитатор, программа номер семь! Первый, четвертый и седьмой - управляемые торпеды, второй, пятый, третий и шестой Ђ дальноходные.
   - Отличненько...хорошо, что я еще при выходе имитатором приказал зарядить, - бормочущий себе под нос Марков напряженно о чем-то раздумывал, водя по карте кончиком карандаша.
   - Торпедный!
   - Слушает торпедный!
   - Как восьмой освободится, зарядите его управляемой торпедой.
   - Есть, товарищ капитан!
   - На рулях, курс на пересечение, глубина тридцать метров, скорость семь узлов! - наконец выдал очередное приказание командир субмарины.
   Выслушав доклады, Марков повернулся к штурману.
   - Сейчас мы их спугнем, заставив начать уклонение от "шумелки" как раз в нашу сторону. Охранение, судя по данным акустики, у них не очень сильное. Часть они в любом случае бросят на ложный след - а мы через час снизим ход до минимального. Так что без активного поиска янки нас не обнаружат.
   Штурман, подумав несколько секунд, кивнул.
   - Торпедный, восьмой - пли!
   - Есть!
   Лодку мягко качнуло, обычная с виду торпеда вырвалась из трубы и помчалась в сторону от конвоя. Вместо боевого отделения на ее борту было смонтировано устройство, издающее звуки подводной лодки, идущей с большой скоростью и не соблюдающей маскировку. Достигнув заданной отметки по дальности, аппарат снизил скорость и начал выполнять маневры согласно заложенной в нехитрый механизм программе.
  
   30 августа 1946 года,
   Бискайский залив, 200 миль к западу от ВМБ Хихон. Борт флагманского корабля охранения, конвой WE-03/46.
   - Сэр, шумы подводной лодки, лево по курсу, ближе десяти миль!
   "Твою ж мать!", - контр-адмирал Спиц, получивший свое звание лишь несколько месяцев назад, едва не выругался вслух. Ведь почти дошли уже!
   - Пусть им займутся "Джонсон" и "Кендрик", - два новеньких эсминца немедленно отвернули в сторону угрозы. Образовавшийся разрыв в кораблях охранения был немедленно затянут их соседями, пусть и с несколько увеличившимися промежутками между кораблями.
   Потекли минуты томительного ожидания. На "Эссексе" - легком авианосце, названном в честь погибшего на Тихом Океане ударного собрата - готовили к взлету несколько самолетов.
   - Лодка противника маневрирует!
   "Еще бы она не маневрировала, - злорадно подумал адмирал. - Когда за тобой охотятся сразу два новейших противолодочных корабля тут не только поманеврируешь, тут взлетишь на хрен".
   Сбрасывающие глубинные бомбы эсминцы тем временем сообщили, что шумов более не наблюдается.
   - Интересно, мы прикончили этого комми, или он просто затаился? - пробормотал Спиц себе под нос.
   Ответ на этот вопрос он получил почти сразу.
   - Торпеды по левому борту! - отчаянный вопль лейтенанта прозвучал слишком поздно. В корпус "Эссекса" влетело сразу три торпеды - и отчаянный маневр капитана, попытавшегося отвернуть в последние секунды, ничуть не помог. Управляемые торпеды с легкостью нашли свою цель.
   Эсминец, пытающийся прикрыть флагман собственным корпусом, получил свою торпеду, рванувшую прямиком у гребных винтов и обездвижившую его на весьма продолжительное время. Еще одна торпеда попала в борт беззащитного транспорта, везущего на себе несколько тысяч тонн боеприпасов для американской техники. Чудом прошедший мимо транспорта с войсками последний "подарок" от советской подлодки безвредно ушел в глубину вод Атлантического океана.
   Тем временем разгорающийся на авианосце огромный пожар, в сочетании с громадными дырами в подводной части превращал беднягу в совершенно бесполезную лоханку, набитую не способными из-за крена взлететь самолетами.
   А собирающиеся на горизонте штормовые облака обещали превратить последние мили пути конвоя в весьма занятное приключение...
  
   30 августа 1946 года.
   Бискайский залив, 200 миль к западу от ВМБ Хихон, борт подлодки Р-2121.
   - Вот это эффект! - еле слышным шепотом пробормотал Марков. Нет, он, конечно, знал, что новые "изделия" калибром 650 миллиметров тот еще подарок, но чтобы тремя такими считай утопить авианосец, пусть и не тяжелый ударный, а относительно легкий...
   Перед глазами командира подлодки зажегся зеленый огонек готовности первого аппарата. Все же механизация и автоматизация заряжания значительно ускоряли этот достаточно неприятный и тяжелый процесс.
   Так что теперь Р-2121 могла угостить янки еще парочкой тяжелых торпед. Учитывая, что "Эссекс" теперь был беспомощен, основную угрозу для советской субмарины представляли два эсминца, на полном ходу несущиеся к ее предполагаемому местонахождению.
   - Обеспечим им еще сюрпризов, - решил Марков, увидев как поочередно, один за одним зловещим зеленым светом загорались огоньки готовности остальных торпедных аппаратов.
   Курс "Кендрика" был практически перпендикулярен положению Р-2121, пролегая от замершей подлодки менее чем в миле. "Джонсон" шел чуть в стороне, но в глубине океана ждали своего часа в том числе и сразу три управляемые торпеды...
  
  
   30 августа 1946 года,
   Бискайский залив, 200 миль к западу от ВМБ Хихон. Борт эсминца "Кендрик", конвой WE-03/46.
   Коммандер Дэвис был не просто недоволен. Он был в таком бешенстве, что едва сдерживался, чтобы не орать во весь голос. Но вместо этого отдавал приказания лишь свистящим шепотом, от звука которого матросы и младшие офицеры бледнели и старались все исполнить идеально.
   Ему с самого начала показалось странным, что подлодка противника шла так беспечно, не попытавшись затихнуть в глубинах вод Атлантики. И торпеды, утопившие транспорт, повредившие один из систер-шипов охранения и искалечившие авианосец, вызвали в его груди такую бурю негодования, что он был готов порвать на себе форму.
   И теперь экипаж двигающегося полным ходом к месту тонущего транспорта "Кендрика" был способен лишь только сжимать в бессилии кулаки, глядя на затянутый дымом и накрененный авианосец, неподвижный эсминец и обломки ушедшего под воду корабля с боеприпасами.
   - Торпеды!!! - чей-то вопль словно облил Дэвиса холодной водой. А с чего он, собственно, решил, что комми удрал, а не выцеливает новых жертв, спокойно перезарядив аппараты?
   Отчаянный маневр эсминца, выполненный по приказу капитана, спас его сразу от двух советских подводных снарядов, но последний из предназначавшихся кораблю коммандера, своей цели все же достиг.
   Чудовищный удар опрокинул на палубу всех, кто не успел схватиться за что-нибудь приваренное к стенам. Рвущиеся с жалобным треском переборки буквально кричали коммандеру о том, что все очень и очень плохо. С трудом поднявшись на ноги, Дэвис вытер с лица кровь и уже собрался было затребовать доклад, когда заметил замершего в ужасе молодого матроса, в ступоре смотрящего в иллюминатор.
   Взгляд сам собой переместился в ту же самую точку. И от увиденного Дэвису стало еще хуже. В миле от "Кендрика" под воду уходил "Джонсон". И, судя по тому, насколько быстро проходил этот процесс, один из новейших эсминцев американского флота получил фатальные повреждения.
   - Доклад! - оторвав взгляд от тонущего собрата, коммандер вздохнул и принялся за работу. Так просто сдаваться он не собирался.
  
   30 августа 1946 года.
   Бискайский залив, 200 миль к западу от ВМБ Хихон, борт подлодки Р-2121.
   - Героев понаполучаем, тащ капитан, - штурман пробормотал это так тихо, что слова скорее угадывались по движениям губ, чем слышались. При этом Василий - старый товарищ Маркова еще со времен училища - улыбался так широко, что командиру подлодки даже не захотелось его расстраивать напоминанием о том, что им еще до дома добраться сначала надо...
   - Уходим? - голос капитана был столь же тих.
   Штурман отрицательно покачал головой, ткнув рукой в отметки остатков конвоя, на полном ходу пытающихся удрать подальше от места побоища.
   - Думаешь, догоним?
   Василий на секунду задумался, а затем уверенно кивнул.
   - Может, лучше авианосец добьем?
   Штурман пожал плечами. Потом извлек из кармана небольшого солдатика - подарок на счастье от маленького сынишки - и обвел им отметки на карте, обозначающие транспортные суда конвоя.
   Марков задумался. Соблазн утопить целый авианосец был более чем велик. Но на их счету в любом случае уже и транспорт и эсминец. Плюс один эсминец искалечен, а еще одному придется очень постараться, чтобы остаться на плаву. Да и авианосец тоже не факт, что доберется до родного порта. Меньше чем через минуту капитан первого ранга согласился с аргументами штурмана.
   Охота продолжалась.
  
   Convair B-36 - самый большой серийный самолёт с поршневыми двигателями
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.08*84  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"