Макгваер Артур: другие произведения.

Атоммаш Книга 2. Рывок к будущему

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Книга 2. 22.06. Глава 23. Поездка Петра Капицы на Родину и его впечатления.

  Книга 2. Раскрутка.
  
  Глава 1. Запорожецъ - это звучит гордо!
  
  Наступило утро дня, который должен был решить многое.
  Ещё на подходе к воротам завода Николай и Матвей увидели стоящий во дворе автомобиль, - потрёпанный небрежной эксплуатацией Роллс-Ройс. Подошли ближе, и увидели копошащегося в моторе водителя.
  
  - Здорово! Что за машина?
  - Англицкая, - водитель выглянул из-за капота. Пускается вот тяжёло.
  - Где такую взяли? - Матвей обошёл автомобиль, разглядывая.
  - Конфисковали её у буржуев, ещё в Гражданскую.
  - А... И как авто?
  - Вроде ничего. Керосином заправляем, пустить трудно бывает, а так - надёжная!
  - А кто приехал-то?
  - Дык товарищ Титов, секретарь уездного комитета партии. Частенько нам с ним приходится по окрестностям разъезжать. Вот и выбили мы это авто...
  
  Поговорив с водителем, на разные околоавтомобильные темы, Матвей прошёл в корпус.
  
  - Бронштейн?! Вот ты где! Явился!
  - Ну да. Как, привезли заказанные материалы?
  - Привезли. Даже фосген в аварийных баллонах. Подвода стоит, как ты и советовал, в низине, у реки. Кстати, с тобой хочет товарищ Титов поговорить. И ещё кое-кто...
  
  Кое-кем оказался представитель ОГПУ.
  
  - Тэээк, пристально посмотрев в глаза Бронштейну, начал он разговор.
  Матвей взгляд выдержал, твёрдо, но без вызова смотря на чекиста.
  - Интересный ты человек, Матвей. Мы уже думали тебя арестовывать, за попытку диверсии.
  - У вас, товарищ, служба такая - всех подозревать. Раз уж не арестовываете, значит, вопрос улажен?
  - Улажен. Распоряжением самого Феликса Эдмундовича. Он, кстати, сейчас в Киеве, ваш "Кибер" его удивил, очень. А нас, меня и ещё трёх товарищей, назначили тебя охранять.
  - Надеюсь, не как арестанта?
  - Охранять от возможных покушений. Ибо слухи о ваших успехах, коммуны вашей, уже широко разошлись.
  - Отлично! Есть у вас вопросы ко мне?
  - Фосген-то тебе зачем? Привезли его, по твоей рекомендации проверили баллоны, и точно - в некоторых дрянь завелась помимо газа! Перевертывали баллоны, как ты советовал, слегка открывали, шланг в бутыль, - и жидкость какая-то в некоторых! Откуда ты это знаешь?!
  - А это любой химик должон знать! Баллоны-то для экономии стальные используются, верно?
  Чекист лишь хмыкнул.
  - Фосген при длительном контакте со сталью образует хлористое железо и железный карбонил. Последний жидкий, и кстати, ядовит тоже. Соответственно, стенки эта реакция постепенно разъедает. Так понимаю, товарищи военные уже имели опыт утечек газа по этой причине?
  Чекист не ответил, но кивнул головой.
  - Фосген тебе зачем? - снова спросил он.
  - Выгонять из руд хлорид ценных металлов. Лучше конечно, четырёххлористый углерод использовать, но за его отсутствием, сойдёт и фосген. Аварийные баллоны опорожним, и ценный продукт получим.
  - Ладно, трудись. Посмотрим, что у тебя выйдет.
  - Звать-то вас как, а?
  - Василий. Кузнецов.
  
  Матвей пошёл в цех. Там, на бочке из-под керосина, стоял оратор, и "толкал" речь.
  Рабочие, что собрались у импровизированной трибуны, слушали не без интереса.
  
  - Товарищи! - став в немного картинную позу, вещал он. Нам брошен вызов! Я, только что вернулся из Киева. Так вот, тамошние энтузиасты наладили выпуск маленьких тракторов! И за один только месяц выпустили их уже более сотни!
  
  Далее оратор перешёл на перспективы развития тракторостроения, и закончил он речь заявлением, что кичкасский ныне уже тракторный завод, с его подачи, вошёл в ассоциацию поддержки индустриализации своими силами, автономное хозяйство "Кибер".
  - Кстати, вспомнил Титов о "варягах", здесь, у вас должны быть два товарища, как раз полномочных представителя...
  
  Разговор с Титовым вышел сложным. Тот, во время пребывания в Киеве, увидев своими глазами, чего за полгода добились рабочие бывшего велозавода, послушав заводские агитки, буквально "загорелся" добиться подобного на своей подотчётной территории. Выпуск "Запорожца", кстати, было инициативой именно Титова, ещё до знакомства того с успехами киевлян.
  Матвею оставалось лишь сожалеть об исчезновении пришельца, - Макаров умел буквально парой фраз осаживать увлекающихся. Невзирая на ранги. Хотя по нынешним временам, по словам самого пришельца, простота в общении и безразличие к рангу собеседника были нормой.
  
  - Ты мне скажи, действительно можно в следующем году выйти на уровень выпуска тракторов десять тысяч в год?
  - Возможно многое, товарищ Титов. Вопрос лишь в ресурсах и желании...
  
  
  
  - Ну, Матвей, давай, показывай, что за аппарат ты выдумал для фосгенирования руды, - сразу перешёл к делу главный инженер Унгер.
  Бронштейн подошёл к грифельной доске, висящей на стене цеха. Её позаимствовали в школе, было лето и директор временно уступил часть школьных принадлежностей свежеобразованному конструкторскому бюро завода.
  - Итак, товарищи, конструкция аппарата будет такая...
  
  - Как видно на чертеже, воздух, перед тем как попасть в топку подогрева реакционной камеры, обдувает её, поэтому негерметичности не столь опасны - ядовитый газ уносит, закончил доклад Бронштейн.
  
  Фосген находился в баллонах, коими была нагружена пара подвод. Больше всего Бронштейна поразил и насмешил внешинй вид привёзших ядовитое вещество красноармейцев и их лошадей.
  На бойцов предусмотрительно напялили противогазы. И на лошадей тоже!
  Поотдаль от опасного груза расположились небольшим лагерем чекисты, в количестве восьми человек. Что любопытно, у охраны был даже пулемёт Максим. И оборонительную точку бойцы успели подготовить по всем правилам воинской науки.
  - Так это тебе газ понадобился? - скинув "слоника" поинтересовался боец. Что делать с ним будешь?
  - Баллоны аварийные? Матвей надел на лицо маску из толстой хлопчатобумажной ткани, пропитанной крепким раствором поташа.
  Внешний вид баллонов говорил сам за себя. Грязные, в ржавых потёках. Вид хранилищ смертельного газа не вызывал доверия.
  - Вестимо, что баллоны с дефектом, - отозвался боец. Как ты и советовал.
  Быстро осмотрев баллоны, Матвей бегом вернулся на пригорок, снял маску и заинтересовавшись, взял в руки противогаз.
  - А известно ли вам, товарищ, обратился Бронштейн к вознице, что эти противогазы от фосгена не защищают?!
  - Как так?! - лицо бойца на миг посерело. Мне сказали, чтоб я его одел и не снимал, пока не доеду и с тобой не встречусь!
  - Перестраховщики, - усмехнулся Матвей. Запомни, как тебя-то звать?
  - Антон.
  - Так вот, запомни, Антон, что этот противогаз только от хлора и может защитить. Поскольку простой фильтрующий, с угольной забивкой. Чтоб он от фосгена защитил, надобно набивку воздухоочистительной коробки заменить. Хотя бы налить туда крепкий раствор зольного щёлока...
  
  Установку для хлорирования собрали за два дня, благо что вышла она простой. Для ускорения работ, и резки толстых кусков металла Матвей буквально на коленке собрал из нарезанных пластин кровельного железа и кусков шпона, пропитанных маслом, электролизёр, что позволил, при помощи постоянного тока со сварочного генератора, получить гремучий газ. Его, после пары громких, но не очень сильных взрывов, благо что Матвей их предвидел, удалось заставить спокойно гореть в газорезочной горелке, изготовленной из металлической трубки. Простой водяной затвор, сделанный из бутылки, решил проблему проскока пламени и взрывов гремучего газа. Но получившийся газосварочный аппарат мог лишь резать металл. Поэкспериментировав с разными добавками к гремучему газу, Матвей остановился на ацетилене - на заводе был ацетиленовый генератор и горелка. Но не было кислорода. А подав в горелку дополнительно к гремучему газу ацетилен, удалось добиться хорошего сварного шва, исключить потребление весьма дорогого и труднодоступного кислорода, за счёт превращения окислительного пламени раскалённого водяного пара в восстановительное, подобное пламени ацетиленовой горелки. Расход ацетилена снизился по сравнению с чисто кислородно-ацетиленовой горелкой втрое. Удалось даже варить тонкие листы жести. Работы заметно ускорились. Сочетание газорезки и электросварки позволили быстро собрать аппарат.
  Самоделка Бронштейна своей простотой приятно удивила как главинженера Унгера, так и фабричного сварщика.
  
  Наконец, спустя два дня упорных работ, установка фосгенирования была завершена.
  Расположили её на вершине холмика, на берегу реки.
  Загрузили железную окалину, зажгли каменный уголь и согрели реактор. Затем наступил самый ответственный момент - Бронштейн, надев противогаз, набивку коробки которого заменили на пропитанные крепким раствором поташа опилки, прикрепил к баллону фосгена, выглядевшему наиболее разъеденным, "погрызенным лангольерами", как непонятно сказал Матвей, шланг, и повернув маховичок, который, после пары оборотов обломился, пустил газ в реактор.
  Хотя "авария" и напрягла сначала самого Бронштейна, а затем и остальных, дело пошло на лад - спустя пару минут, отсоединив приёмник, собирающий пары хлорида железа, в емкости обнаружили налёт желтоватого цвета, а из трубы, к которой была подсоединена ёмкость, повалили клубы желтого дыма.
  Быстро вернув емкость на место, продолжили хлорирование.
  Истратив десять баллонов фосгена, перевели в хлорид практически всю окалину.
  
  В опустевших баллонах обнаружилось с десяток литров пентакарбонила железа, который перелили в заранее заготовленные десятилитровые бутыли. Сами баллоны водородно-кислородной горелкой порезали на кольца. Их Матвей предложил использовать в качестве анодов электролизёра, дабы добро не пропадало.
  Разрезав баллоны, после их прокалки в огне топки установки фосгенирования, обнаружили раковины, некоторые проели почти половину толщины стенки баллонов.
  - Своевременно ты предложил от этого добра избавится, - удостоился наконец похвалы от одного из бойцов химотряда Бронштейн. Ещё бы год-другой и была бы утечка...
  
  Наработанный хлорид железа пересыпали в десяток герметично закрывающихся деревянных бочек.
  Неизрасходованными остались два десятка баллонов с фосгеном.
  - Что с этим добром делать-то? - обратился к Матвею главинженер. Или хранить будем? Так ведь нельзя, можем дождаться "газовой атаки".
  - А зачем хранить-то? - удивился Бронштейн. Раз остались лишние баллоны, проведём опыт, с переработкой... ну хотя бы обычной гончарной глины! Глина-то надеюсь, поблизости есть?
  - Как не быть, заинтересованным тоном ответил Унгер. А из неё что можно получить?
  - Алюминий и железо. Тоже в виде хлоридов. А если где есть месторожения никеля и хрома, то и их соли можно получить. И изготовить... НЕРЖАВЕЮЩУЮ СТАЛЬ!
  - Гальваникой?!
  - Гальваникой! - утвердительно ответил Матвей.
  - Тогда хорошо, попробую хромовую руду достать. А марганец можно так получить?
  - Можно.
  
  
  
  
  
  Глава 2. Первый металл.
  
  Энтузиасты модернизации "на постиндустриальных принципах", труженники завода, что поддерживали инициативы Титова и Унгера, времени даром не теряли.
  Пока доставали материалы, варили "фосгенатор", они, используя недавно собственноручно изготовленный трактор, расчистили площадку под будущий гальванический цех.
  Поставили деревянные навесы, должные защищать гальванические ванны от атмосферных осадков. Цех, поскольку было лето, решили организовать для всемерного ускорения модернизации прямо под открытым небом. Что помимо прочего, решило проблему вентиляции помещений, где иначе мог бы накапливаться ядовитый хлор.
  Из добытой где-то Титовым свинцовой руды, точнее свинцового сурика, выплавили свинец, и отлив в гипсовые формы листы этого металла, сделали первые гальванические ванны.
  Часть ванн покрыли внутри олифой, часть оставили как есть.
  К тому времени, как на территорию завода въехала подвода с полученным хлоридом железа, гальванический цех был почти завершён.
  
  - Ну что, товарищи, приступим к производству на новых, нигде ещё толком в мире не используемых технологиях листа железной жести! - с этими словами Матвей повернул рубильник, включив ток в ванне.
  Подрегулировав его величину, путём подстройки карбюратора мотора сварочного генератора постоянного электротока, по самодельному амперметру, грубо показывающего величину тока, Матвей заглянул в ванну.
  Там, прямо на глазах у удивлённо перешёптывающихся любопытных тружеников завода, что сгрудились вокруг ванны, на деревянной проваренной в олифе пластине с токопроводящим угольным слоем, тщательно, кстати, наполированном, стала происходить затяжка катода свежеосажденным железом.
  
  В этом первом, демонстрационном опыте, хлор с анода не выделялся, поэтому толпящиеся вокруг ванны любопытные не рисковали отравиться. Причина была в материале анода - им были обрезки баллонов из-под фосгена и металлическая стружка. Железный лом был упакован в плотные полотняные мешки, расположенные напротив катода. Фактически, гальваническая установка превращала железный лом в железный лист.
  
  Выждав, когда железом покрылась вся пластина анода, и в том числе вытяжной железный прут, через который с катода снимался ток, Бронштейн включил "шарманку" - изготовленный из механизма этого музыкального инструмента аппарат вытяжки наросшего металлического листа. Шарманкой энтузиастов модернизации завода снабдили работники ОГПУ, просто конфисковав её у рыночного шарманщика.
  Завертелись колесики, и винтовое вытяжное устройство "стронуло" наросший слой железа с подложки. Едва заметно глазу, медленнее движения конца минутной стрелки карманных часов по циферблату, лист свежеосажденного железа стал подниматься из гальванической ванны.
  За истекшие с момента начала электролиза два часа уже успел нарасти миллиметровый толщины слой железа, лишь на краях листа имевший матовый цвет. Само же электролитическое железо, в центре пластины, имело зеркальный блеск и ярко сверкало в лучах Солнца.
  
  Ещё спустя час приехал Титов, сразу направившийся в цех гальваники.
  Подошёл к электролизёру, посмотрел на уже вытянутые из ванны полметра "полированной" жести.
  - Вот это да! - вырвалось у него. Без домны, без сталепрокатного станка! Ё-моё, это же переворот в металлургии!
  
  - Совершенно верно, товарищ! - отреагировал Матвей. И это ещё что! Можно таким способом "вытягивать" бесшовные трубы, сразу делать весьма сложные детали кузовов автомобилей!
  - Вот только дешевизна этого производства кажущаяся! - внезапно вмешался в разговор главинженер, только что закончивший расчёты. Вот смотри, керосина сгорело за полтора часа восемь литров. А угля при выплавке чугуна, на такое же количество железа, расходуется почти втрое меньше!
  - Это хорошо, что вы, товарищ Унгер, этот вопрос подняли, - не растерялся Бронштейн.
  - Вот только считаете вы... неправильно! Во-первых, сварочный электрогенератор - он ведь для демонстрации подключён! КПД его, хорошо если 20%.
  Во-вторых, а затраты энергии на производство стали, прокат? А чистота металла? Если все эти энергозатраты учесть, и сравнить с нашим производством, то даже с этим, не самым лучшим источником энергии баланс будет в пользу нашего электролизёра!
  А какие источники тока можно использовать? Чтоб значит, лучше генератора были? - заинтересовался Титов.
  - Дык например, обыкновенные цинково-воздушные батареи! Цинк ведь из руды можно отгонять простым прокаливанием с углём в "реторте"! Если правильно процесс организовать, с рекуперацией тепловой энергии, то КПД восстановления цинка углём как бы и не эффективнее производства чугуна будет!
  Полученный жидкий цинк можно по трубам направить в... солерасплавные электрохимические ячейки, где он, окисляясь кислородом воздуха, породит непосредственно, электроток! Безо всякой электромашинной переработки угля! Получим цепочку уголь-цинк-электричество. Без движущихся частей! КПД такой угольной электростанции может превысить 60% и достигнуть 90%! Тогда как традиционный способ превращения энергии угля в электричество, уголь-пар-генератор-электричество, сейчас, хорошо если 30% даёт в лучших электростанциях!
  - А как, Матвей, сможешь такую станцию у нас построить?!! - глаза Титова буквально загорелись лихорадочным блеском.
  - Азартный товарищ, однако! - подумал Матвей.
  - Без проблем. Только тут нужно, чтобы все мы одной командой работали. Чтоб товарищ Унгер мне не завидовал, при этих словах на лице главинженера появилось мина возмущения, а как ПРАВИЛЬНЫЙ коммунист-ленинец "впрягся" в общее дело, и усваивал знания, что я "принёс" из нашей коммуны, и которые мы все вместе у нас по крупицам из залежей книжной руды выковыривали, и своим опытом "шлак заблуждений", а то и откровенной дезинформации выбивали, - закончил длинную фразу Матвей. Вот тогда "горы проблем" одним движением мысли своротить можно будет!
  
  
  Работа над "химической" электростанцией была в самом разгаре, уже успели пустить первую ячейку гальванического генераторного блока, когда в Кичкасс пожаловали гости.
  Рано утром, сразу после начала работ, у проходной остановились два грузовика. Из которых как горох, "посыпались" бойцы РККА. Их появление вызвало немедленную реакцию бойцов ОГПУ. После короткой перепалки, проверив документы приехавших и установив их личности, чекисты пропустили командира подразделения на территорию завода. О новых "варягах" охрана была предупреждена заранее, телеграммой из Киева.
  
  - Я Михаил Бровин, - представился командир приехавшего подразделения, войдя в кабинет "директора", где сейчас находились главинженер и секретарь.
  - Товарищи! - продолжил Михаил. Мне и моим бойцам поручено сопровождать товарищей Бронштейна Матвея Петровича и Островского Николая Алексеевича. До самой до Москвы. Распоряжением Совнаркома.
  - А товарищи Бронштейн и Островский сейчас в электрогенераторном цехе. Настройку производят...
  
  Матвей вслушивался в стук колёс пульмановского вагона, везущего его в далёкую Москву.
  Сотни мыслей роились в его голове.
  - Вот и подошёл к концу "киевский" период моей жизни. Интересно, зачем меня вызвали в Москву? Возможно, товарищи из наркомата народного образования хотят узнать "секреты" моей сверхуспешной по их меркам, преподавательской деятельности. А может быть поручат наладить какое-нибудь производство. Может быть вообще - поставят организовывать рабфаки или скорее ВТУЗ-ы.
  - Кстати, пришла Бронштейну в голову мысль. Он оглядел купе вагона. - Вот куда делись вагоны первого и второго класса! Литерные составы из них формируют. Неплохо же устроились "народные избранники"! И после таких вагонов в "народные" им будет очень некомфортно пересаживаться. Ну а те, кто не будет испытывать дискомфорта, тот в таких поездах скоро ездить перестанет. Налицо отрицательный отбор в учреждениях Советской власти!
  
  Личным распоряжением Дзержинского, для охраны "особо ценных" спецов, выделили целый вагон в литерном составе.
  Приехавшая охрана, после довольно напряжённого разговора с уже прикреплённым к Бронштейну чекистами, доставила киевских спецов в сам Киев за пару дней. Там Бронштейна принял Дзержинский. Несмотря на попытку остаться в городе, главный чекист был непреклонен.
  - Здесь вам оставаться более нельзя. Есть данные, что этой осенью поляки могут предпринять нападение на СССР. И одной из их целей будет уничтожение и захват членов вашей коммуны. Уже было покушение, пока вы отсутствовали. Но, ваших поляцкая безпека недооценила. Думали обычным гоп-стопом обойтись. Послали пару человек. Так ухари из "Кибера" им наваляли по самое "небалуйся"!
  - Молодцы! Не зря мы выбили разрешение на производство оружия и вооружения всех членов коммуны? - отреагировал Матвей. А ведь не хотели нам верить, что мы сможем новое оружие разработать!
  - Действительно. Ваш "народный пистоль" в Главном техническом управлении РККА наделал шуму! Без пороха и не пневматика! Зарядить выстрелы можно ручным насосом! А бъёт неплохо, лучше "Нагана"!
  - Ну, довели товарищи до ума идею "дизельгана". Теперь можно стрелять хоть постным маслом. Нагрузка на молодую, неокрепшую советскую пороховую промышленность меньше - порох дизельгану не нужен.
  - Вот, Матвей, с тобой, как с человеком, вдохнувшим в образование коммунаров жизнь, и сумевшего подготовить спецов просто экстра-класса, и хотят в Москве встретиться. Товарищ Луначарский, да и многие другие.
  - Понимаю, но жаль... Мы с ребятами "локомотив индустриализации" разогнали только...
  - Ничего, сейчас главное, чтобы из вас никого не убили и не похитили. Да и пора уже московское болото учёных спецов тряхнуть как следует. Ведь что получается?! ВЫ тут, в Киеве, без всякой существенной поддержки советского государства таких делов успели наворотить! И никаких закупок за границей станков, оборудования, не делали! А вот московские учёные товарищи блеснуть ничем похожим не могут! Пора их сонное царство расшевелить.
  Глава грозного ведомства был в очень хорошем расположении духа. Было видно, что обнаруженное в Киеве его впечатлило, и весьма обрадовало.
  
  
  - Итак, товарищ Бронштейн, закончил говорить Луначарский, к вам от Совнаркома есть предложение. Как вы видете себя в роли... ректора Московского Университета?
  
  При этих словах, потрясённый Матвей сел на стул. Затем тихо выдавил:
  - Но у меня нет диплома! Только справки об образовании!
  - Забудьте этот буржуазный, сословно-цеховой вздор! ВЫ - гений! Серьёзно, так ваши и ваших товарищей труды оценили в... зарубежной печати! В журнале "Nature" ваша статья о кристаллах, и об основах гильбертовой механики произвела просто фурор! Какой вам ещё диплом нужен?
  - Нужен. Раз меня признали как выдающегося исследователя, то, выпишите мне диплом физфака МГУ! Я могу его хоть завтра защитить! А там и о ректорстве можно поговорить!
  - Вот не ожидал от вас бюрократических замашек, Матвей!
  - Ну а что здесь такого? Раз я так нужен советскому государству, пусть всё будет по правилам.
  - Хорошо. Завтра защита.
  
  
  
  
  
  Глава 3. У Ильича.
  
  Поселили Матвея Бронштейна в общежитии работников Народного Комиссариата Путей Сообщения. Сразу после "аудиенции" у Луначарского. Матвей только закончил раскладывать вещи и переоделся в домашнюю одежду, как в дверь комнаты постучали.
  - Бронштейн Матвей Петрович? - спросил товарищ чекистского вида, держа в руках какую-то бумажку.
  - Я. Есть вопросы?
  - Мне поручено доставить вас в Горки. С вами хочет поговорить Владимир Ильич Ленин.
  - А как вас звать, товарищ? Мне сказали быть бдительным, возможна попытка похищения!
  - Василий Мальцев. Я водитель, мне и ещё одному товарищу, из твоей охраны, поручили привезти тебя в Горки.
  По лестнице в это самое время поднялся хорошо знакомый Матвею Александр Дедов.
  - Хорошо, сейчас переоденусь. Матвей быстро натянул на себя дорожную одежду и вышел на улицу.
  Недалеко от подъезда общежития стояло обшарпанное авто. Легковая машина неопределённой марки.
  Водитель достал "кривой стартер", что-то включил на своём месте в салоне, и крутнув рукоятку, оживил двигатель. Тот смачно чихнул, почти выстрелил из глушителя чёрным дымом, хрипло затарахтев.
  Водитель, Матвей и его охранник Александр уселись на потёртые кресла салона. Скрежетнув передачей, Василий стронул с места авто.
  Постреливая прогоревшим глушителем, машина выкатила на московские улицы.
  
  Поездка заняла час. Матвей вертел головой, рассматривая виды Москвы.
  - Да-с, подумал он про себя, никакого сравнения с Москвой двадцать первого века из "воспоминаний о будущем" Макарова. Хотя... периодически попадаются знакомые вроде здания. Воздух определённо чище. И смога - характерной пелены коричневатого цвета, хорошо видной в ясный солнечный день нет.
  Задорно бибикая клаксоном, автомобиль неторопливо по меркам суматошного двадцать первого века катил по плохо замощённым, а иногда и вообще без покрытия улицам, открывая перед взорами любопытных пассажиров всё новые и новые виды города.
  
  - Ну как авто? - не без нотки самодовольства спросил Василий, остановив машину рядом со входом в здание санатория.
  - Честно или соврать?
  - Конечно честно! - нахмурив брови, ответил водитель.
  - Ушатанный драндулет!
  - Это почему драндулет?! - с обидой воскликнул Василий. Это, да будет тебе известно, Руссо-Балт!
  - Ага. Выпускная система труб очевидно, прогорела, подсасывает воздух. Трамблёр магнето болтается на оси, так что угол зажигания гуляет, как ему заблагорассудится. Отсюда проскоки огня из цилиндров в выхлоп и подрывы смешавшейся с воздухом через щели глушителя не догоревшей топливной смеси. Кстати, на чём ездите?
  - Керосине. Слушай, откуда ты так хорошо знаешь устройство авто?
  - Так я... В этот момент Александр незаметно показал Матвею кулак.
  - В общем, знаю я устройство и типичные поломки авто.
  - А...
  - Пошли уже, не стоит заставлять больного товарища Ленина ждать! - тоном, не терпящим возражений закончил спор Дедов.
  
  Ленин сидел в кресле-качалке, держа в руках журнал. Рядом на столике лежала небольшая стопка журналов и газет.
  Вошедшие на веранду, где расположился больной вождь мирового пролетариата, Матвей и Николай поздоровались.
  Владимир Ильич повернул в сторону вошедших голову, оторвавшись от чтения журнала.
  Острый взгляд Матвея - благодаря освоению с подачи Макарова "методов клеточной психологии и пластики" от его былой близорукости не осталось и следа, разглядел название журнала. Это оказался журнал "ТМ"!
  - Ого! Интересно будет узнать, что Владимир Ильич думает по поводу некоторых моих статей. Собственно, для их обсуждения меня и Николая пригласили, скорее всего.
  Кроме Ленина, на веранде в плетёных креслах сидели ещё двое человек. Одного из них можно было опознать по характерной одежде, выдававшей принадлежность к ордену целителей здоровья.
  Напрягая память, доставшуюся от пришельца, Бронштейн в конце концов припомнил имя врача Ленина. Отфрид Фестер, германец. Интересно почему немец? Своих что ли нет? И почему один человек? Тут консилиум нужен. Похоже, Ильича серьёзно лечить не хотят.
  
  - Зд'авствуйте, молодые люди, - с некоторым напряжением, было видно, что память ему плохо подчинялась, ответил вождь мирового пролетариата.
  
  - П'ежде всего, хочу сказать, что идея назначить 'екто'а московского университета моя. П'очитал созданный вами, молодые люди, жу'нал, все выпущенные вами номе'а. Ст'ашно заинте'есовался! Ведь попытка пост'оить коммунизм в 'оссии пос'едством о'ганицазии коммун, на кото'ую были ист'ачены немалые деньги, если гово'ить отк'овенно, п'овалилась! Мы вот, посовещавшись в Совна'коме, уже 'ешили брать ку'с на ст'оительство классического госуда'ства! И вд'дуг появились ВЫ, с а'хиуспешным п'оектом "Кибе'а"! И ведь название дали своему детищу какое! гово'ящее!
  - Кибе' - это ведь, 'улевой!
  - Так что 'улить индуст'иализацией Союза 'еспублик Вам! Пе'вому поколению к'асных инжене'ов!
  
  - Спасибо за доверие, Владимир Ильич! - не растерялся Бронштейн.
  Третий человек из находившихся на веранде до прихода Матвея и Николая поднялся с кресла и прошёл к ограде веранды.
  Рябое лицо, освещённое солнцем, заставило Бронштейна слегка вздрогнуть.
  - Это Сталин!
  - Владимир Ильич, я думаю, что напутствие ребятам вы уже сказали...
  
  Бронштейн, услышав эту реплику, понял, что аудиенция у Ленина может завершиться, так толком и не начавшись.
  Островский, за всё время пребывания, пока ничего не сказал. Николая Матвей встретил в холле санатория. Того, как оказалось, тоже пригласили, как главного редактора "Техники-Молодёжи".
  Сейчас же Николай просто смотрел на вождей революции, впав в легкий ступор от восторга. Чем и объяснялось его молчание.
  - Вот выпроводят нас сейчас, - думал Матвей. Рискну!
  - Владимир Ильич! Есть к Вам, от комсомольцев "Кибера", предложение...
  - Нам в коммуне стало известно о вашей болезни. Мы с ребятами навели справки, и установили, что ваше заболевание - наследственное. Из-за нарушения обмена веществ, у вас на стенках кровеносных сосудов мозга образовались отложения кальциевой соли. Они нарушили доступ кислорода и питательных веществ к мозгу, отсюда ваши проблемы... От этой болезни умер ваш отец Илья Николаевич. В пятьдесят четыре года. Исходя из этого, можно предположить, что вам осталось жить не более полугода. Где-то в начале следующего, конец января - начало февраля вероятнее всего, ВЫ, если не принять мер, при этих словах Ленин попытался привстать, вы умрёте.
  Вам, фактически, нечего терять. Это ЧМО германское, Матвей кивнул в сторону Фестера, подобные болезни лечить не может. Вообще, мировая медицина ими практически не занималась, из-за редкости. Потому, если вы не примете наше предолжение, комсомольцев "Кибера", кровно заинтересованных в продолжении вашей полноценной жизни, то вы умрёте, скорее всего впав в маразм из-за поражения мозга.
  - Что вы п'едлагаете? - хрипло воскликнул Владимир Ильич.
  - Экспериментальное лечение. Сыграть с вашей судьбой в медицинскую "русскую рулетку".
  Мы создали препарат, инертный биохимически, то есть, не нарушающий правильную работу клеток организма. Но могущего переводить отложения кальция на стенках кровеносных сосудов в растворимую форму, элементарно выводящуюся из организма почками. Препарат не проверен полностью, но в вашем положении, думаю, терять уже нечего. Даже если отпущенное вам наследственностью время препарат и не продлит, то восстановить умственную деятельность, он очень даже возможно, восстановит. А у нас, к ВАМ, товарищ Ленин, очень много вопросов есть. Касаемо вашей точки зрения на мировую политику, экономику, принципов строительства новой жизни в СССР. Нельзя вам никак, Владимир Ильич, умирать сейчас. Крайний случай - через пару лет, когда корабль СССР выйдет на устойчивый курс.
  Закончив говорить, Матвей посонnbsp;
чарной глины! Глина-то надеюсь, поблизости есть?
мотрел на Сталина. В его янтарных глазах были видны смешанные чувства - ярость и... восхищение! Будущий диктатор СССР молчал.
  Зато "возбух" немецкий доктор.
  Его реплики кратко можно было охарактеризовать так:
  - Да КТО ВЫ такие? Да как ВЫ смеете! и т. д.
  Воплям крикливого немца положил конец Островский. Внезапно очнувшись, он быстро подошёл к Фестеру и мощным хуком отправил того в нокдаун.
  Наклонившись над немцем, Николай, пришедший в состояние сильнейшей ярости, прошипел:
  - Заткнись крыса забугорная!!! МЫ - СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ!
  
  
  
  
  
  Глава 4. Ленин в Горках.
  После безсонной ночи Матвей чувствовал себя скверно.
  События после вчерашнего демарша Островского, которого взбесил немецкий доктор, не лечивший на самом деле Ленина, а изучавший его болезнь, как болезнь какой-нибудь лабораторной крысы, понеслись буквально вскачь.
  - Раз Вы, Владимир Ильич, согласны рискнуть, подвёл тогда итог Матвей, то не будем откладывать лечение. Я могу синтезировать необходимое лекарство прямо на ваших глазах, здесь. Пусть доверенные люди, обратился он к Сталину, добудут вот эти вот вещества и химическую посуду. В современных химлабораториях университетского класса это всё есть.
  Сталин ещё раз яростно глянул на Матвея, и сказал:
  - Хорошо. Реактивы и химпосуду доставят. Однако вы дерзкий человек!
  - Я веду себя так, как ОБЯЗАН действовать НАСТОЯЩИЙ КОММУНАР! Представитель новой общественной формации, свободной от иерархического маразма. В которой КАЖДЫЙ человек может поставить заболевшему диагноз, самостоятельно изготовить из подручных средств несложные лекарства. То есть обладает квалификацией минимум фельдшера. ТОЛЬКО ТАК МОЖНО СОЗДАТЬ ИСТИННО БЕЗПЛАТНУЮ МЕДИЦИНУ! Для этого необходимо раздавить цеховую кастовость врачей. Само слово ВРАЧ - подозрительное! Явно ведь от слова ВРЁТ! При этих словах Ленин согласно кивнул головой.
  Сталин забрал листок, и вышел.
  
  Любопытно было наблюдать за реакцией Ленина на произошедшее. В глазах вождя Матвей увидел удивление и... одобрение!
  - Молодец, Матвей! - прервал молчание, воцарившееся на веранде после ухода Сталина, Владимир Ильич. Я всецело дове'яю тебе. Де'зай!
  Фестер, которого Островский довольно грубо поднял и усадил в кресло, сопел, но ничего не говорил. Сам Николай стоял рядом, наблюдая за врачом.
  Сталин вернулся спустя десять минут.
  - Послал порученца в МГУ. Доставят затребованное часа через два.
  Помолчав, добавил:
  - Любопытно было бы ознакомится с твоим взглядом на политику большевиков, Матвей. И как так получилось, что ВЫ единственные из коммунаров сумели добиться чего-то реального.
  - В журнале "ТМ" довольно подробно приводится...
  - Журнал мы читали. Даже подробно разбирали некоторые статьи из него на совещаниях. После того, как вы сумели своими успехами нас удивить. Но многое в короткой журнальной статье не расскажешь. Вот нас как старых большевиков и интересует, как у ВАС всё то, чего вы достигли за неполные полгода, получилось! Бисова сила, в выражении Сталина зазвучал восторг. Да если бы мы сумели найти ваши принципы тогда, ещё в пятом! Революцию можно было бы уже тогда свершить!
  - Не получилось бы так просто эти принципы найти, товарищ Сталин, - ответил Матвей. Они были "сгенерированы" в нашей коммуне не только как следствие упорной теоретической и практической работы, но и как следствие стечения удачных обстоятельств.
  - Истинный большевик, Матвей, строгим тоном выговорил Сталин, должен стремиться исключить случайное из своей деятельности!
  - Увы, товарищ Сталин, случайность - это базовое, фундаментальное свойство окружающего нас мира. Мировая наука пока даже не поняла ещё, НАСКОЛЬКО СЛУЧАЙНОЕ ПРАВИТ миром!
  - А знаешь что, Коба, внезапно заговорил Ленин. Пожалуй я с Матвеем соглашусь. Случай п'авит ми'ом!
  
  Спустя час с половиной в коридоре раздались многочисленные шаги несущих увесистый груз людей. Дверь на веранду распахнулась, и прибывшие стали раскладывать прямо на полу, застелив по требованию Матвея его газетами, принесённый груз.
  Матвей взглянул на немецкого врача. По мере того, как прибывшие раскладывали оборудование, его глаза становились всё больше.
  Когда же Матвей и сухонький старичок профессор из МГУ закончили монтаж оборудования, у Фестера, что называется, "отпала челюсть". Немец не сдержался, и глухо воскликнул:
  - Майн Готт! Да здесь оборудования на пару лабораторий! И это "небольшой синтез"?!
  
  Не обращая внимания на немца, Матвей приступил к священнодействию.
  - Итак, Владимир Ильич, перед вами реактивы для синтеза препарата, на основе этилендиаминтетрауксусной кислоты...
  
  Когда синтез и очистка препарата были завершены, Ленин, заворожённо слушавший лекцию Бронштейна, сказал:
  - Вы, Матвей, очень мне сейчас напомнили б'ата, Сашу. Он тоже любил химию, и мог часами 'ассказывать о получении того или иного соединения.
  Соорудив капельницу, из доставленных медицинских приборов, Матвей приготовил раствор. Подсоединив к капельнице трубку, а к той - стерильную иглу, резиновая трубка была простерилизована ранее, протёр спиртом место укола, и воткнул иглу в вену руки Ленина, по всем правилам медицины.
  Фестер, глядя на действия Бронштейна, не выдержал, и когда тот стал нащупывать вену, попытался вмешаться.
  Островский, положил руку на плечо порывающегося встать немца и сказал:
  - Спокойно, герр доктор. Матвей - сын врача. И как найти вену, он знает.
  Наступило время напряжённого ожидания.
  Действие препарата стало проявляться на третьем часу. Внезапно, Ленин смог пошевелить парализованной рукой. Этот факт буквально взорвал тишину.
  Сталин, увидев такое дело, зааплодировал, что-то восторженно воскликнув на родном языке.
  Вид у немца Фестера был как у побитой собаки, хотя доктор усилием воли сумел придать своему лицу спокойное выражение.
  Заговорил даже молчаливый химик, что помогал Матвею.
  - Ну вот, товарищ Ленин. Правильное лекарство, точно бьющее в цель, буквально ломает картину болезни! И для этого достаточно ЧАСОВ!
  
  - Лекарство Вам придётся вводить еженедельно. Сейчас сходите по малой нужде, и выпейте пару кружек чистой воды. Не напрягайтесь, чтобы не было инсульта. Всё же заболевание у вас крайне тяжёлое, наследственное. Его последствия ещё могут сказаться. Но перелом в болезни налицо!
  Обсудив со срочно приехавшим русским доктором, кандидатуру которого назвал сам Ильич, меры по уходу за больным, Матвей смог наконец уехать.
  По личному распоряжению Ленина его и Николая повезли на автомобиле вождя и выделили усиленную охрану.
  
  
  
  
  
  Глава 5. Красный косинус.
  
  Взглянув в окно, Матвей увидел приближающийся старый корпус Московского Университета.
  Телохранитель открыл дверь авто, и Бронштейн вошёл в здание, поднявшись по каменным ступенькам.
   Аттестационная комиссия уже находилась в лекционной аудитории физического факультета.
  - Здравствуйте, товарищи! - поздоровался Матвей.
  - Здравствуйте, молодой человек, - ответил один из сидевших за длинным столом. Можно посмотреть вашу дипломную работу?
  - Она у меня в голове. Вот, Николай, будет прямо во время защиты печатать на пишмашинке её текст.
  - Неужели нельзя было подготовить работу ранее? - с ноткой возмущения отреагировал кто-то.
  - К сожалению, обстоятельства сложились так, что нет.
  - Хорошо. Раз принять вашу защиту рекомендовал Совнарком, нам остаётся только подчиниться.
  - Не будем, товарищи, терять время. Какая тема вас больше интересует? Я могу изложить следующее:
  - Расширенная теория кристаллографических групп.
  - Основы гильбертовой механики.
  - Генератор монохроматического и когерентного электромагнитного излучения.
  - Но первая тема самая простая и короткая для изложения.
  
  Члены аттестационной комиссии после короткого совещания утвердили первую тему.
  Защита прошла без осложнений. Доходчивое объяснение Бронштейна, синтез прямо на глазах членов комиссии кристаллов с заявленными группами симметрии, и наконец, вручённая председателю свежеотпечатанная дипломная работа произвели хорошее впечатление, во всяком случае, претензий не было.
  - Молодой человек, поздравил Матвея чуть позже председатель, защиту вы выдержали успешно. Надеюсь, что вы сделаете доклад по двум другим темам.
  
  
  Возвращаясь к себе, в ныне охраняемую комнату общежития, Матвей задумался.
  - От меня потребуют предъявить развёрнутую программу преобразования университета. Что взять за образец? Возьму-ка я за образец структуру МФТИ...
  Соединение в единую систему преподавательской, научной и производственной линий. Эта система, Физтеха, отлично зарекомендовала себя в середине века. Преподавательскую деятельность на заводе я, точнее Макаров также строили, опираясь на принципы преподавания в Физтехе.
  Вернувшись, Бронштейн достал из письменного стола, что по его просьбе установили в комнате, кипу чистой бумаги, карандаш, и приступил к наброске принципов реформирования МГУ.
  
  В это самое время, Николай Островский, посетив совещание Всероссийского союза писателей, вновь вернулся в Горки, для беседы с Ильичом. Собственно, на совещании союза писателей, Островскому поручили поговорить с Лениным, на тему развития литературы в СССР.
  Ленин, чьё самочувствие улучшалось прямо на глазах, принял Николая в своём кабинете. Ильич сидел в кресле, когда дверь открылась и в комнату вошёл Островский. Перед вождём лежала кипа газет.
  - Зд'авствуйте, Николай - Ленин радушно предложил Островскому тоже сесть в кресло.
  - Пе'едайте Матвею г'омадное спасибо! Его лека'ство чудесно! Я уже могу сам ходить, память восстановилась. Вот, решил немного просмотреть те иностранные газеты, что раньше не мог...
  - Здоровья и Вам, Владимир Ильич! - обрадовался Островский увидев Ленина столь быстро идущим на поправку.
  - А 'асскажи-ка, Николай, п'о ваше житьё-бытьё в "Кибе'е". Как вы коммуну создавали? С какими сложностями столкнулись?
  - Идея коммуны была нашего комсомольского вожака Семёна... А вот кстати, вспомнил Николай мысль которая давно его мучила, есть у меня к Вам, Владимир Ильич, вопрос:
  - Как вы считаете, социализм и коммунизм - антагонистические формации?
  - А почему вы задали такой странный вопрос, молодой человек? - Ленин внимательно посмотрел на Николая.
  - Ну, мысль проста. Смены общественных формаций всегда сопровождались, если и не революциями, то борьбой классов, зачастую вооружённой. Вот мне и подумалось, а почему социализм и коммунизм должны быть исключением? Тут ведь что сразу в глаза бросается? При социализме - государство есть, а при коммунизме - нет. Государство же так просто себя не распустит. Это, Владимир Ильич, Система, своеобразный организм, можно даже провести параллель с Големом из средневекового мифа. Раз возникнув, Голем так просто в небытие не уйдёт. Жить Голем хочет, как и всякое живое существо.
  - Действительно, любопытный воп'ос вы задали, молодой человек, - задумался Ленин.
  - Я, вот, товарищ Ленин, думаю, что дело обстоит так:
  - Государство "расплавляется" в обществе коммунаров. Собственно, так мы правоохранительную деятельность в свой коммуне наладили. Каждый выполняет функции, ранее делегированные чиновникам госаппарата. Отсюда - очень высокие требования к членам такой коммуны.
  Лениться нельзя, перекладывать обязанности на товарищей не выйдет. Каждый должен заниматься непрерывным повышением своего образовательного уровня. И кстати, законы в таком обществе просты и понятны обязаны быть каждому, и каждый с ними обязан быть ознакомлен.
  - Если форма обычного классового государства - пирамида, то общество коммунаров - это диск!
  - Любопытно, молодой человек, любопытно.
  - К сожалению, людей, что можно организовать в дееспособные коммуны, в нынешнем обществе мало. Несколько процентов от силы.
  - Ещё один принцип, товарищ Ленин, который важен для успешного функционирования коммуны - богатеть своим трудом - почётно! Коммуна предоставляет каждому из своих представителей максимально благоприятные условия для созидательного труда.
  
   ***
  
  "Инаугурация" на должность ректора МГУ состоялась через два дня. Луначарский, курировавший реформу МГУ от Совнаркома, внимательнейшим образом прочитал представленный ему Бронштейном план реорганизации учебного заведения, буквально замучав Матвея дотошными распроссами по каждому пункту предложенного плана.
  Готовый физтеховский "шаблон", конечно помог, но не слишком. Анатолия Васильевича интересовали мельчайшие подробности предлагаемых реформ. Особенно его волновал вопрос старых кадров.
  - Вы уж, Матвей Петрович, "по-взрослому" обратился нарком просвещения, постарайтесь их не "обижать". Взгляды у многих представителей старой профессуры старорежимные, но, увы, других учёных нам взять негде.
  - Обещаю, Анатолий Васильевич, приложить все усилия. Но, боюсь, что инициативу Совнаркома с моим назначением ректором МГУ будет воспринята профессорско-преподавательским составом чуть ли не как личное оскобление...
  - Ничего, Матвей, Советское Правительство на твоей стороне, дерзай, не бойся! - напутствовал в конце Бронштейна Луначарский.
  
  В главный корпус МГУ, где должно было произойти собрание всех научных работников московского университета, Матвей приехал к десяти часам, как раз к началу совещания.
  Сказать, что Бронштейн мандражировал, значит сильно преуменьшить его чувство.
  Восстанавливающиеся после исчезновения пришельца эмоции, всё сильнее и сильнее давали о себе знать.
  Матвей внезапно понял, что он вел себя эти полгода буквально как робот, но ведь теперь он не какой-то там, как говорили в будущем Макарова, "бот", а живой молодой человек!
  
  Войдя в здание, Бронштейн, преодолевая самый настоящий страх, направился к актовому залу.
  Прошёл в подсобное помещение, из которого был выход на сцену. Там его уже ожидал инструктор, кратко посоветовавший, как и что говорить в самом начале.
  Наконец, Матвей вышел к аудитории. Прошёл к трибуне, осмотрелся. В первых рядах он увидел наркома просвещения и ещё нескольких известных деятелей культуры. Луначарский подмигнул ему, а затем встал со своего места и обратился к недоумённо переговаривающимся представителям столичной науки.
  - Товарищи учёные, позвольте вам представить..., Анатолий Васильевич сделал паузу, дабы подчеркнуть эффект, нового ректора МГУ! Товарища Матвея Петровича Бронштейна! Несмотря на свою молодость, он уже довольно знаменит, в первую очередь своими успешными опытами в области быстрой подготовки специалистов высочайшего класса, из... из вчерашних в буквальном зачастую смысле неграммотных энтузиастов инженерной науки! Кроме этого, товарищ Бронштейн показал себя просто гениальным администратором, сумев буквально на голом месте, на базе архаичного, полуразрушенного гражданский войной заводика, выпускавшего до революции обыкновенные велосипеды, за неполных полгода, создать передовое не просто в России, а по некоторым позициями, и в МИРЕ!, предприятие. Именно успехи товарища Бронштейна на административном и преподавательском поприще и подвигли Совнарком и самого товарища Ленина рекомендовать товарища Бронштейна Матвея Петровича на должность ректора нашего университета. Это во многом опыт, но лично я уверен, что Матвей Петрович справится с возложенными на него Советским правительством обязанностями. Его план реорганизации и развития университета был рассмотрен и признан оригинальным и передовым.
  
  После заявления Луначарского на несколько мгновений в зале повисла тишина. Матвей буквально чувствовал, как его буравят взгляды десятков учёных, отнюдь не последних в стране, а то и в мире.
  Глядя на лица собравшихся профессоров, Матвей видел на них разную реакцию. От доброжелательного любопытства до откровенной неприязни. Что это мол, за выскочка тут, понимаешь, выискался?
  Некоторые лица Матвей узнавал, памятью Макарова.
  Тишина в зале сменилась сдержанным "гудением", в которое сливались десятки реплик начавших обсуждать персону Матвея собравшихся.
  Решившись, Бронштейн обратился к аудитории:
  - Происходящие в мире и особенно в нашей стране изменения, затрагивают все области общественной жизни. Не может остаться в стороне и наука, становящаяся из занятия "для посвящённых" производительной силой общества. Соответственно, меняется и общественный статус учёного. Если раньше, при царе, учёные были с точки зрения властей чаще всего полезными иногда чудаками, в большей своей массе, за исключением может быть, представителей инженерных и медицинских наук, то сейчас от развития разнообразных отраслей знания зачастую зависит само выживание государства и страны, где это государство осуществляет свою деятельность. Наука в буквальном смысле становится производящей силой общества. Соответсвенно статус учёного сближается со статусом квалифицированного рабочего и инженера.
  Аудитория притихла. В наступившей тишине отчётливо был слышан шопот одного из представителей математиков, возмущавшегося "авантюрой Совнаркома".
  - Задам вам, товарищи, среди вас я вижу многих представителей математической науки, простенький на первый взгляд вопрос:
  - Может ли значение функции косинус быть больше единицы?
  - Конечно же нет, молодой человек! - выпалил кто-то из середины зала, и тут же осёкшись, замолчал. Сидевший рядом с ним более находчивый коллега тихо выговорил:
  - Он же не задал явно область определения аргумента функции! Опозорились вы, Валентин Семёныч, с вашей "школьной практикой"!
  - НАШ, ПРОЛЕТАРСКИЙ, "КРАСНЫЙ" КОСИНУС, МОЖЕТ ПРИНИМАТЬ ЛЮБОЕ ЗНАЧЕНИЕ, И РАЗУМЕЕТСЯ, МОЖЕТ БЫТЬ БОЛЬШЕ ЕДИНИЦЫ! - заявил Матвей, вызвав оживление в зале.
  - Математики хорошо знают, что при мнимом аргументе этой функции значение косинуса действительно может быть больше одного. Что это означает в идеологическом плане?
  - Что мы, новое, советское поколение исследователей, можем превращать мнимое в действительное! Воплощать мечты в реальность!
  Луначарский и группа представителей Совнаркома, а также группа студентов, судя по их виду, при этих словах бешено зааплодировали. Раздались одобрительные выкрики, даже свист.
  Старые преподаватели реагировали по-разному. Кто присоединился к овациям, кто сидел с "кислой миной". Последних однако, к облегченияю Матвея, было немного.
  Аплодисменты стихли, и Матвею стали задавать вполне конкретные вопросы, относительно будущего университета. Совещание продолжилось...
  
  Поздно вечером, Матвей вернувшись к себе в комнату, поужинал чаем с галетами, из пайка, и лёгши в постель, при слабом свете керосинки, задумался о том, что ему предстояло.
  План переустройства университета в конце совещания всё-таки большинство "прогрессивных", как выразился Анатолий Васильевич, профессоров приняло. План предусматривал фактически превращение МГУ в инженерный вуз, тесно связанный с производством.
  А на месте корпуса МГУ на Воробъёвых Горах, должен был возникнуть полноценный промышленно-учебный городок. Причём строить его должны были силами студентов и добровольцев...
  
  
  
  
  Глава 6. "Нечаянный флеш-моб".
  
  - Матвей, срочно выезжай на стройку! Голос начальника СМУ-1 Олега Осипова чуть было не сорвался на крик. Тут такое твориться!
  Матвей положил трубку телефона, быстро собрался, закрыл кабинет и буквально выскочил наружу.
  Внизу его уже поджидал служебный автомобиль, выделенный персонально Бронштейну по личному требованию В. И. Ленина.
  Авто, впрочем, было тем самым "Руссо-Балтом", что раскритиковал Матвей.
  Неизвестно, было ли решение выделить эту "развалюху" чьим-то тонким издевательством, или решили проверить талант автомобилиста и решимость поддерживать свой статус у нового ректора МГУ.
  Матвей впрочем, не растерялся. "Косметический" ремонт, который под его личным контролем провели в мастеской Кремля, где кстати, Бронштейн сразу нашёл общие интересы с механиками и водителями, через месяц был повторён, и уже как капитальный. Матвей решил немного повыделываться, и в состав нового авто вошли:
  - Четыре мотор-колеса, суммарной мощностью сто киловатт.
  - Цинк-воздушная АКБ, емкостью полкиловатт-час на килограмм собственной массы, весом полтонны, но легко извлекаемая одним человеком - по блокам. Впрочем, о реальных ТТХ батареи Матвей скромно умолчал, а вопросы спецов-"подводников", кои довольно быстро "прочухали" о новых аккумуляторах, были отметены одним-единственным простым фактом - для работы АКБ был нужен воздух.
  Прошедший капитальный ремонт "Руссо-Балт", блестевший хромом и воронёными деталями, выглядел минимум не хуже служебных автомобилей членов Совнаркома. А его "инаковость" и умышленно введёная Матвеем сложность в управлении служили неплохой защитой от притязаний излишне блюдущих "статут" сомнительных "товарищей". Которых возможно, следовало бы именовать так: товар-ищи.
  Безуспешные демарши с их стороны, попытки завладеть "новеньким" мощным комфортным авто, были тщательно запомнены на будущее Бронштейном - врагов надо знать в лицо.
  Иллюзий по поводу процессов, идущих в Советском правительстве Матвей не питал, и очень ответственно относился к своим публичным действиям.
  
  Выскочив на улицу, Матвей, хлопнув дверью сел на заднее кресло авто, и коротко выпалил водителю:
  - На "Воробъёвку"!
  "Воробъёвкой" коротко назвали грандиозную стройку первого в истории СССР НПО, разворачивавшегося, как нетрудно сообразить, на Воробъёвых Горах, где в истории Макарова был построен основной корпус МГУ.
  
  Василий кивнул, и включив сеть электромобиля, нажал на педаль акселератора.
  Массивный автомобиль буквально "выстрелил" со своей стоянки, резко развернулся и помчался по улице, поднимая клубы пыли.
  
  
  Море. Море ребятишек, буквально затопившее стройплощадку завода мототехники "Красный байкер", бросилось в глаза сразу, как только авто Матвея приблизилось к Воробъёвым Горам.
  
  К остановившемуся электромобилю подбежал начальник стройки.
  - Тридцать! Уже больше тридцати тысяч пацанов! И новые всё прибывают! Много приехавших из Питера! Несколько десятков из Киева, и даже есть семеро из Одессы!!!
  
  Постепенно картина произошедшего стала прояснятся.
  Причиной внезапного "нашествия" тинейджеров, основную массу прибывших составляли подростки лет четырнадцати-пятнадцати, послужила статья в "ТМ". В ней, редколлегия журнала, с подачи Бронштейна, естественно, поскольку только он мог чётко набросать картины будущей мототехники СССР, было рассказано о начале строительства завода "Красный байкер". Первоначально предложенное название, инициатива которого также исходила от Матвея, удивило некоторых товарищей.
  - Почему байк, а не мотоцикл?
  - Потому что байк - сокращение от слова бицикл, т. е. двухколёсник. Тогда как мотоцикл - может быть и одноколёсным, что кстати неискушённому человеку из самого звучания покажется, и двух-, трёх-, четырёх-, и т. д. колёсным. Само слово байк и точнее, и короче слова мотоцикл.
  Название было одобрено большинством голосов.
  В конце статьи была размещено приглашение. Приглашались молодые, от двенадцати лет, люди, принять участие в строительстве завода, поучиться рабочим профессиям и новым технологиям. Для подростков был открыт летний "пионерский" лагерь, хотя приехать туда мог любой желающий.
  "Изюминкой" же было обещание, тем, кто выработает за месяц полную трудовую норму, и не испортит выделенные ему инструменты, наградить такого умельца персональным... байком с мотором. Вдобавок, Матвей помнивший рассказы Макарова о приципах работы производителей мототехники в Европе, а особенно - в Китае, где покупатель мог прямо зайти в цех и заказать желаемую технику, решил внедрить эти новшества. Поэтому "ударник" мог САМ СПРОЕКТИРОВАТЬ СВОЙ БАЙК!
  За основу первых советских "лёгких мотоциклов", или как их окрестил Матвей "мопедов", были выбраны досконально известные Макарову изделия рижского завода "Саркана Звайгзне", Риги11 и 13. Особое внимание Матвей уделил последней, как наиболее удачной. Взяв эти будущие в мире Макарова изделия советского мотопрома как исходные образцы, Бронштейн вовремя вспомнил о "любительских" доработках. Таких как более удобное сидение, от Карпат. Движкок Матвей решил поставить не простой советский Д4,5,6,8 и неудачные его модернизации, Д14 и Д16, а сразу воспользоваться богатым китайским опытом модернизации - изготовить копию китайского клона Д - семейство двигателей F-50, 80, 100. С более удачной конструкцией ЦПГ и цилиндра, а также с новшествами, типа автоматического центробежного сцепления. Поставить на них копии карбюратора К-38, как наиболее удачную разработку советского мотопрома для малокубатурных двухтактных двигателей. При мощности двигателя до 8 л. с., движок, в случае успешного копирования мог буквально произвести переворот в мотостроении. Да и не только - в области малогабаритной тракторной, насосной, электрогенерирующей и т. д. техники.
  Ведь и сам Д4, в истории Макарова, смог в конце 50х занять первое место на всемирной выставке, среди своего класса веломоторов.
  Внешний вид будущих мопедов и лёгких байков, несколько вариантов двигателя, велосипеды, что также планировалось выпускать, тоже был приведён в той статье "ТМ".
  Эффект же от этой публикации в редколлегии журнала явно недооценили.
  Статья "порвала" рассудок множеству подростков Союза.
  Всего ОДИН МЕСЯЦ РАБОТЫ, на полном обеспечении кстати, поскольку трёхразовое питание и место в палатке гарантировались, и ТЫ - ВЛАДЕЛЕЦ ПЕРСОНАЛЬНОГО МОТОЦИКЛА!
  Для подростков 20х годов это было как... высадка инопланетян.
  Лишь относительно малый тираж журнала, данный номер которого, впрочем, был выпущен в количестве сто тысяч экземпляров, и всего лишь три города, типографии которых его выпускали, немного органичил наплыв желающих...
  
  - Что делать будем? - задал риторический вопрос Олег. Мы же готовились принять максимум пару тысяч ребятишек! Пионерлагерь для них развернули! У нас же еды на такую ораву нет!
  - Что делать? А давай прямо с прибывшими и посоветуемся! Готовь выступление!
  К Матвею и Олегу подошёл секретарь московского отделения РКСМ Лазарь Шацкин.
  
  - Ну что, комсомол, - немного иронично произнёс Бронштейн. Принимай шефство над "пионерией"!
  
  Лазарь Шацкин появился в поле зрения Бронштейна где-то с месяц назад. Московские комсомольцы изъявили желание влиться в дружные ряды киберовцев. Вот только довольно быстро прояснилось, что видят секретари московского отделения РКСМ свою деятельность так: Вы, "простые" технари, ботаете, а мы - говорим от вашего имени.
  К чести воспитанников "Кибера" фишку с "отжатием" от реальных административных рычагов Островский со товарищи, которые и вели дела технокоммуны, ныне располагающейся уже на территории двух городов, просекли молниеносно. И ответили. Да так, что "полетели клочки по закоулочкам"!
  Было проведено полномастабное "расследование". С фотодокументами, записями речей, образа жизни "подследственных". В результате, при прямой поддержке В. И. Ленина в Правде опубликовали статьи Ильича "О коммунистах-болтунистах" и левацком извращении "марксизме-кащенизме". По которому голосистые, но не имеющие за душой реальных достижений, посылались на реальные участки "фронта работ разворачивающейся индустриализации". А дальше просто смотрели, как они смогут разгрести текущие на данный момент проблемы. После чего, право говорить от имени коммунаров либо подтверждалось, либо такой товарищ изгонялся из комсомола.
  Но свою исключительную роль в управлении процессом разворачивающегося создания технокоммун киберовцы отстояли.
  Лазарь Шацкин сумел доказать, что ему под силу не только "языком молоть" и "лозунги толкать", но и работать с коллективами, действительно организуя их.
  Но всё же нагрузка на технически "неграммотного" Лазаря оказалась запредельной, и он сам попросил перевести его на "работу с пионерами". Расчёт Шацкина был простой - "подковаться" в понимании техники, без которого руководить деятельностью даже "простецкой" технокоммуны, к примеру, сельхозориентации, было решительно невозможно.
  Пионерия Москвы, включая даже пригороды, была пока немногочисленной. Поэтому, опубликовав приглашение ребятни на стройку, к точно указанному в журнале сроку, рассчитывали на максимум пару тысяч человек.
  
  
  Пока шла подготовка к выступлению, Матвей решил пообщаться с прибывшими.
  Недалеко от домика начальника стройки располагался "отдел кадров", где шла регистрация новоприбывших. Десять человек, сидя за столами, записывали данные десяти очередей подростков, "хвосты" которых уходили чуть ли не "за горизонт".
  Подростки - это не взрослые, поэтому в очередях вспыхивали перебранки, иногда заканчивающиеся даже драками.
  Уже зарегистрированных разводили по группам, и они, чтобы не маяться безделием, уже махали лопатами, роя траншеи под фундамент будущих цехов.
  Аксиому "солдат должен быть занят, дабы в его голову не лезли дурные мысли", в головы начальников стройки Бронштейну удалось вколотить накрепко.
  Пройдя к накопившемся "личным делам" прибывающих, Матвей сказал заведующему отделом кадров Степану Бульбе, знакомому ему ещё по Киеву:
  - Покажи-ка мне дела "одесситов", уж больно любопытные это личности должны быть, неординарные, раз в такую даль не поленились отправиться.
  - Тэк, Степан выдвинул ящичек и вытащил карточки. Смотри!
  Матвей внимательно вчитался в бисерный текст.
  Горохов, Маркушин, Игнатенко... Королёв, Глушко, Еремеев, Александров!!!
  Глаз запнулся за фамилии Королёв и Глушко. Неужели те самые?
  
  Искомые молодые люди обнаружились у электролитического чана, где выращивались оси и ободья для вагонеток. Последние, изготовленные из дерева, широко применялись на стройке для транспортировки разных сыпучих грузов - от вырытой земли, при закладке котлованов и траншей под фундаменты будущих зданий, до глины и цемента. Пока деревянные "рельсы" для вагонеток только прокладывались, был завершён лишь один путь, ведущий в глиняный карьер.
  Поскольку пока работники стройки, копающие землю, могли рассчитывать только на сnbsp;nbsp;вои силы, было важно выровнять пути, так, чтобы они шли всю дистанцию примерно на одном уровне, - ибо вагонетки, составленные в короткие "поезда" толкались по путям вручную. Для облегчение работы "бурлакам", а также для повышения "живучести" ходовой части вагонеток и делались железные оси, обручи на деревянные колёса и вкладыши для осей колеса.
  - Вот так мы, молодые люди, делаем железные и стальные конструкции, преимущественно тела вращения и фигурные плоскости. А вот здесь у нас выращивается медный провод. Тут - идут опыты по выращиванию безшовных труб. На вопросы группы интересующихся отвечал мужчина лет тридцати характерного "профессорского типажа", хотя, учитывая его слегка воинственный вид, лучше подошло бы выражение "дон-кихотского".
  Для комплектации создающегося производства приборами Матвей Бронштейн безжалостно "ограбил" лаборатории, поломав многим учёным исследовательский процесс.
  Необходимость отложить свои исследования, и перейти из лабораторий "под открытое небо" было причиной многочисленных жалоб на нового ректора.
  Впрочем, Николай Николаевич Семёнов, электрохимик, сейчас был вполне доволен, и даже счастлив.
  - Сильно! Глаза Сергея Королёва, а это был именно он, Матвей сразу узнал его, несмотря на молодость, светились откровенным восторгом.
  - А где можно на моторы посмотреть? - задал вопрос другой парень.
  - Моторы, Валентин, мы пока выпускаем только для экспериментов, ответил Семёнов.
  - А они вообще, есть в наличии? Или только на ватманах чертежей? - не сдался Валентин.
  - Есть и воплощённые в металл. Но они все заняты - трудятся в разных цехах. Обкатываем их, проверяем ресурс, ну и заодно, пользу получаем...
  - Здравствуйте! Матвей громко поздоровался с группой энтузиастов. Я Матвей Бронштейн, может знаете такого?
  - Матвей Бронштейн?! - мгновенно отреагировал Королёв. Привет! У меня к тебе вопрос, нельзя ли на основе твоего Д3, того, который в одноцилиндровом варианте развивает индикаторную мощность восемь лошадей, сделать, ну хотя бы пяти цилиндровую "звезду", лошадок так на сорок?
  - А зачем тебе такой мощный мотор? - задал риторический вопрос Матвей, уже догадываясь, что ответит Королёв.
  - Хочу построить самолёт! И вернуться в Одессу на нём! Это возможно?!...
  
  
  
  
  
  Глава 7. Марксизм - это мировоззрение, в основу построения которого декларируется, что, положен научный метод.
  
  -Здорово, Матвей! К Бронштейну, сидящему за письменным столом библиотеки МГУ, подсел Островский. Матвей, обложившись грудой книг, что-то выписывал в толстую самодельную, из газетной бумаги и деревянных дощечек в качестве обложки, тетрадь. Толщиной "тетрадка" была с хороший том Британской Энциклопедии, которая, кстати, в количестве трёх томов присутствовала на столе.
  - Над чем "корпим"? Николай взял в руку томик, только что отложенный Бронштейном в сторону. Прочитал название: "Теория групп". Открыл книгу, просмотрел оглавление.
  - Вот, кстати, хочу тебя спросить, помнишь тот наш разговор, пару месяцев назад, когда мы в Кичкасс ездили?
  - О чем? Матвей прикрыл тетрадь, заложив её цанговым карандашом. Тексты в тетрадях, подразумевающие необходимость частых правок, Бронштейн предпочитал писать карандашом. Выпуск цанговых карандашей, со стержнями из прессованого древесного угля наладили ещё в мае месяце, в Киеве. Разработка этого писчего устройства, простого и очень технологичного, произвела фурор. По требованию Нагульного тогда Матвею выплатили приличную премию, которую он оставил родителям.
  Несколько таких карандашей Матвей, как впрочим и Николай, и другие киберовцы прихватили с собой, в Москву.
  Эти письменные принадлежности неизменно становились причиной повышенного внимания, и в конце концов, Луначарский, оценив простоту и удобство, пробил их выпуск на паре мебельных фабрик столицы.
  Последствия внедрения новинки оказались неожиданными, правда, пока реакция заинтересованных лиц запаздывала. Цанговые карандаши больно наступили на интересы "капиталиста-друга СССР" Арнольда Хаммера. Потребление продукции фабрик, построенных при его активном участии, сократилось, буквально за месяц, и в строительстве новых производственных единиц ему было отказано. Соответственно, не были перечислены и средства, на закупку оборудования.
  В результате "лучший друг СССР" понёс некоторые издержки. Что, в свою очередь, послужило причиной повышенного внимания бизнесмена, к причинам подобного провала. Неожиданно для себя "товарищ Хаммер" нашёл горячую поддержку в лице товарища Троцкого.
  Но пока реакция этих товарищей и подконтрольных им административных структур только вызревала. Троцкий, например, лишь пытался разобраться, и осмыслить, произошедшее. Мысли его были пока весьма неоднозначны.
  
  - Помнишь, ты мне тогда рассказывал о том, что мол, бытие ада можно доказать из обычных соображений классической термодинамики?
  - Ты это до сих пор помнишь? - удивился Матвей.
  - Попробуй ТАКОЕ забыть! - недовольно проворчал Николай. Я тот кошмар свой, что приснился мне тогда, вспомнил.
  - И что же тебе снилось?
  - Феерическая хрень! Я даже в рассудке своём засомневался...
  
   ***
  Ситуацию с "флеш-мобом", как непонятно окрестил внезапный наплыв жаждущих приобщиться к достижениям самого передового в мире советского мотопрома, передового без иронии, удалось немного разрешить к вечеру. Волевым решением Матвей приказал принимать всех, размещая под открытым небом, у костров. Благо, что погода была тёплой.
  
  Поиски пропитания без "затягивания поясов"...
  Запасов пищи должно было хватить на пару-тройку дней. Впрочем, у многих подростков были с собой средства. Централизованно организовав закупки еды, можно было отсрочить наступление голода дней на десять...
  
  Как услышал Николай из разговора двух подростков, новизну предложенных в "ТМ" конструкторских решений оценил весьма уважаемый немецкий инженер, живший на квартире у одного из говоривших. Мол, подобная конструкция весьма оригинальна. Для завода, где работал этот немец, мол, ничего невозможного, но дорого такой моторчик встанет, в производстве, чтобы его так дёшево продавать...
  Кроме рассуждений на тему того, что себестоимость таких моторов никак не может быть меньше заявленной в журнале "ТМ" розничной цены, а реально, должна быть раза в три-пять выше, немец возмутился фактом "патентного воровства", ибо, некоторые узлы, так-то, разборный цилиндр, позволявший извлекать гильзу из рубашки охлаждения, по его словам, один-в-один совпадали с узлами разрабатываемого фирмой, где работал немец, велосипедного моторчика MAW. Впрочем, именно из-за высокой себестоимости и отсутствия по этой причине хорошего спроса, веломоторчик не нашёл рынка сбыта. И вот, теперь, кто-то из "проклятых коминтерновцев" "сдал" конструкцию движка...
  
   ***
  
  - Так что же тебе такое приснилось тогда? - Матвей чуть насмешливо посмотрел на Николая
  - Сон. Который оказался настоящим, как ты иногда выражаешься, "выносом мозга".
  Мне приснилось, что окружающий нас мир - нечто вроде гигантской фабрики. Причём, мы люди, по сравнению с "настоящими" обитателями Вселенной, которые творят... творят окружающую нас действительность, по размерам, ну просто здоровые как.. как галактики, помнишь свой рассказ о "звёздных островах"?! Каждый наш вздох, шаг, даже моргание веками глаз длятся по часам истинных хозяев Вселенной целые геологические, да что там, космические эоны времени! Наши тела - это некие "мегасущества", "процессоры", решающие задачи, которые им задают "элементары", так кстати можно самоназвание их, этих существ, перевести.
  Мы столь велики по сравнению с элементарами, что одна секунда наша на целых сорок три порядка больше ихней! Сантиметр - на тридцать три порядка!
  При этих словах Островского Матвей дёрнулся, удивлённо взглянул на него и переспросил: - Скоко-скоко?!! Затем открыл тетрадь и посмотрел записи. После спросил Николая:
  - Ты эти величины как-нибудь считал?
  - Нет, они мне во сне приснились. Сон яркий был, странно, что я его забыл...
  - Расказывай дальше. Блин...
  - Ну, в общем, начался он так...
  - Сон?
  - Угу. Гигантская плоскость. На ней стоят "человечки". Элементары почему-то чаще мне во сне представлялись в виде человечков, как их дети рисуют. Ножки-ручки, палочками, кружок - голова. Без носа и ушей, глаз и рта и т. д. Все эти детали, оказывается, нужно было... ИЗОБРЕСТИ!
  - У них, элементаров, время - функция сознания. Дискретно. Как кадры киноплёнки. Идёт... с толкача! Причём может идти как захочешь. Вперёд, назад, вбок... Пространство - тоже "самодельное". Причём я точно помню, на лице Николая появилась гримаса страдания, что размерность пространства мог вообразить... любую. А сейчас, только пытаюсь что-то отличное от обычного трёхмерного вообразить, мозг "раскалывается". Реально, голова болит и галлюцинации возникают. Я даже, говорил тебе, в рассудке своём засомневался...
  - Дальше что было?
  - Спросил я у "товарища Знайлера", который у них заведует созданем некоего "мэона", особого не знаю как назвать, в общем, где идеи складывают, что наш мир такое, и что они такое, элементары. Они и рассказали...
  Николай посмотрел на Бронштейна. В его глазах плескался самый настоящий страх.
  - Этож то, что они рассказали, это Ужас блин сплошной! Один только "Гильбертов Колхоз" чего стоит!
  Матвей титаническим усилием воли подавил смешок:
  - Представляю. Вот как раз до того, как ты меня отвлёк, я нечто похожее обсчитывал... Методами высшей математики исследовал.
  - Нифига ты не представляешь, Матвей! Знаешь как они ко мне обращались? Товарищ Титан! Так вот, оказывается, любое понятие, которым мы пользуемся, было изобретено элементарами! ИЗОБРЕТЕНО, ты можешь понять смысл этого слова?! А как тебе такая истина - атомы - это на самом деле... ТЮРЬМЫ! Чудовищные порождения ГУЛАГОВЕРСА, вселенной-унификатора! А война ЛЮДЕЙ-ЗВЕРЕЙ как крайних форм "генераторов истин"?!
  - Так вот, захотел я узнать, почему у меня со здоровьем плохо... Николая буквально затрясло. Так мне целый эпос рассказали. И в конце концов, понял я, что пытаясь реализовать "трудовое перенапряжение", рекламировал на самом деле... РАБСКИЙ ТРУД! Этож уму непостижимо, какие на самом деле мы калеки! И как нам ВРЁТ ОКРУЖАЮЩАЯ НАС ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ! Наш мир - это некое "пастбище", в которое "старшие миры" сливают свои проблемы, мы их решаем, кстати, выглядет постановка задачи как некое "увлечение" или "нужда", возникающие вроде как естественным образом. Полученное решение у нас прямо из мозгов крадут, и сливают новое задание. Причём выглядет это так, что ворует... пустота!
  - А на самом деле, продолжил Николай, выглядет это так: наши истинные тела стоят в ячейках "гильберпрозекторной машины", выглядящей как вращающийся вал, утыканный ножами, режущими саму Действительность. Ножи "срезают" выработанные нами качества, а для нас это выглядет как... процессы коррозии, разрушения. В свою очередь, "турбину" можно "свернуть". И знаешь, что получается?
  Матвей покачал головой.
  - Короче, с непередаваемо серьёзным выражением лица продолжил Николай, "свёртывается" "ежик-ножик" в "челюстеверс", вселенную "хищных инструментов". Попросту, в "формулу хищника"!
  - А что такое кислород! Это же ведь сам ХИЩНИК! Когда мы дышим, атомы-челюсти проникают в наше тело, и, гады, попадая в клетки, поедают нас заживо! И падлы, если "наркотрон", снимающий у нас болевой синдром, отключить, то, так щиплюстся, что это вытерпеть невозможно!
  - Кислород - хищник хищников, то есть газ-вселенная, содержащая в себе все возможные формы хищных существ!
  - А как другие газы? Те же галогены? Фтор, хлор, бром, йод?
  - Фтор. Это просто кошмар. Его поэтому и не стали в нашей вселенной вводить как газ порождающий биосферы "молота войн". Рождает просто невообразимых уродов. Николай зябко передёрнул плечами.
  - М-да... Ты, Николай, никому больше об этом сне не говори. А то в дурку упекут. А вот рассказ на базе твоего сна, написать можно очень даже неплохой. Назвать можно его так:
  - Знайка, Незнайка, Винтик, Шпунтик и товарищи... создают свой мир. Как идея?
  - Я серьёзно...
  - И я серьёзно.
  - Знаешь что, мне элементары во сне сказали?
  - Что?
  - Марксизм, мол, пока всего лишь мировоззрение, которое, декларируется, что создаётся на базе научного метода. Реально же это пока просто свалка разных фактов. И мол, не желаете ли, товарищ ТИТАН, создать из этой свалки что-то более действительное? Если, мол, получиться, то и ВОРОВАТЬ у нашего мира будут меньше, а то и вообще прекратят...
  
  
  
  
  
  Глава 8. Из всех искусств самое для нас главное - кинематограф.
  
  Дзига Вертов сидел на скамье кинозала московской академии искусств, и от охвативших его чувств не находил себе места, то порываясь навестить киномехаников, подозрительно долго по его мнению возящихся с новым кинематографическим аппаратом, то вновь усаживаясь на своё место.
  В жизни режиссера после той памятной поездки в Киев произошли крутые перемены.
  Командировка в Киев, разведать слухи о якобы возникшей там на волне комсомольского энтузиазма коммуне, выбравшей себе целью не много ни мало указать всему СССР путь наилучшей индустриализации, с опорой только на собственные силы, была для любопытного Дзиги весьма желанной. Тем более, что словно по мановению волшебной палочки, съёмочную группу вдруг снабдили срочно закупленным в Германии лучшим в мире фото- и кинооборудованием. В результате "Кино-Глаз" начал свою деятельность почти на год раньше запланированного и с намного большим размахом. А качественное оборудование и фотоматериалы обещали очень приличный уровень съёмок. О таком Вертов и не мечтал, надеясь всего лишь в следующем году приступить к съёмкам, на плохоньком, дореволюционной постройки, киносъёмочном аппарате.
  
  Слухи подтвердились, как потом выражался экспансивный Вертов "на все 1000%"!
  Технокоммуна, как свою организацию назвали "киберовцы", вызвала у многих из приехавшей съёмочной группы "Кино-глаза" настоящий шок. Шутка ли! Создать на голом месте технику, словно сошедшую со страниц романов Жюль Верна!
  Не меньший шок вызвало у Дзиги то, что киберовцы сумели буквально за пару недель разобраться в, как они говорили, "навороченной" и "переусложнённой" немецкой съёмочной технике, даже сумели сделать киноплёнку не худшего качества, чем немецкая. Но вот затем... Грянуло как гром среди ясного неба:
  - А давайте сделаем "великому немому" голос и цвет!
  - И ведь сделали! ЗА НЕДЕЛЮ! Решив по мнению многих, "нерешаемые" проблемы. Чего стоит только съёмка цветного кино на чёрно-белую плёнку! А суперкачественный звук, записываемый на киноленту?
  Но пожалуй самым впечатлившим Вертова предложением было организовать студию анимационного кино.
  - Судите сами, ребята, агитировал Бронштейн. Фантастическая литература, как бы её не ругали ретрограды и бюрократы от литературы, является по факту самой популярной среди молодёжи.
  Поэтому можно с уверенностью прогнозировать, что фантастическое кино будет пользоваться просто бешеной популярностью среди граждан СССР.
  В то же время создание моделей для фантастического фильма - весьма дорого. А вот рисунки рисовать, к рисованному или анимационному кино, выйдет на порядки дешевле. А если привлечь к "моделлингу" и "анимации" студентов художественных вузов, то и быстро.
  Сказано - сделано. У киберовцев дистанция между словом и делом, вообще, по мнению Дзиги, отсутствовала.
  Ещё в Киеве, с подачи главного их администратора и фактически, души коммуны, Матвея Бронштейна, началась работа над сценарием. И подготовка некоторого инструментария, на порядки ускоряющего деятельность.
  Решили на первых порах, не делать идеологический фильм. Содержание должно было быть нейтральным. Мало ли. Вдруг, из-за "спешки", как возмущался обстоятельный Вертов, получиться халтура? Тогда, если содержание фильма будет революционно-пропагандистским, можно нажить врагов.
  Выбрали по рекомендации Бронштейна пьесу Одоевского "Городок в табакерке". Матвей за день набросал сюжет сценария и пару десятков карандашных рисунков, должных служить, как он выразился "опорными кадрами" будущей анимации.
  Рисунки анимационной команде понравились, сюжет, с "папой и мальчуганом нашего времени", пытающимися починить сломанную шкатулку, тоже.
  Фильму сделали за... месяц. Триста студентов академии художественных искусств и приспособления для быстрого рисования, вроде "морфера" - тонкой прозрачной резиновой мембраны, на которой выполнялся цветной рисунок персонажа, а затем, при помощи стеклянных игл, деформировался как требовалось для раскадровки. И много других простеньких, по словам Бронштейна, но не по мнению самих участников проекта, приёмов, ускоривших создание ленты.
  Затем Бронштейн плотно увяз в делах, связанных с его назначением ректором МГУ.
  Дзига довел "Музыкальную Шкатулку" до годного к показу состояния уже без его помощи.
  Фильм удался. Ещё бы! Цветной, с великолепным звуком. Народ валил валом. Заработали на показе хорошо. Ещё лучше оказалось то, что большую часть собранных при "прокате" средств, оставили съёмочной группе "на развитие", организовавшей, по велению охватившей страну моды, технокоммуну "Союзанимация".
  Гром грянул, когда кто-то из товарищей, отвечающих за идеологию, усмотрел в этой картине... иделогическую диверсию! Хотя при первом просмотре крамолу "не заметили".
  Мол, "городок в шкатулке" - это старое, царское, дворянско-сословное общество. И мол, игнорирование "винтика-шута" развалило всё государство, изображённое в фильме. Мол, последние кадры, где мальчик и его папа говорят, что "надо ещё разбираться. Давай вместе разберёмся", есть ни что иное, как замаскированный призыв к... РЕСТАВРАЦИИ СТАРЫХ ПОРЯДКОВ!
  Фильм сняли с проката. Лишь "громовой" оклик Ленина спас "Союзанимацию" от более серьёзных последствий. Испугавшись, злопыхатели травлю прекратили. Но фильм больше не показывали.
  Второй проект, "Ну погоди!", про безшабашного Зайца и безтолкового Волка зарубили ещё при просмотре "превьюшки", как с точки зрения Дзиги, "не в бровь, а в глаз" окрестил предварительный монтаж охотно консультировавший их Бронштейн. Мол, нечего прославлять хулиганство!
  Решив не спорить, комсомольцы "Союзанимации" сжав зубы, запустили третий проект.
  "Кот в сапогах". Сценарий которого был написан снова Бронштейном. Вот только к сказке Шарля Перро сюжет этого фильма не имел ни малейшего отношения.
  Был он, что называется, на "вынос мозга" - новый модный слоган, широко распространившийся в Москве и Киеве.
  Красноармеец, умерший от гангрены, воскрес в теле... "инопланетного кота". Коего содержали в клетке и показывали на потеху зевакам не упускающие возможности пограбить торговцев на "большой дороге" "бременские музыканты".
  Боец РККА, придя в сознание, решительно не мог согласится со своим новым положением "тигра в клетке". Хотя от шока чуть не умер. Заручившись поддержкой "мальчика на побегушках", что "шестерил" на бродячих циркачей, "Саблезубый", как назвал себя боец из-за характерных зубов своей новой верхней челюсти, взял реванш...
  Фантастический фильм, в отличии от "детских" прежних проб, неожиданно оказался серьёзным. И даже зловещим. Особенно, когда коту-красноармейцу стали сниться сны. О прошлом расы "котов", которые оказались... жителями иной планеты, потерпевшими крушение и высадившимися на территорию Ближнего Востока Земли!
  
  Наконец, свет в зале погас, и на экране появились вступительные титры...
  
  С первых же кадров фильм захватил внимание зрителей. Даже Дзига, плотно общавшийся с монтажной группой во время сборки кадров, и по идее, знавший сюжет первой части задуманного многосерийным анимационного сериала, проникся картиной.
  - Открылась Бездна звезд полна,
  - Звездам числа нет, Бездне - дна, - тихо продекламировал поэму Ломоносова Вертов.
  На фоне усеянной звёздами космической бездны, благодаря консультациям Бронштейна удалось добиться практически "эффекта звёздного неба планетария", что производило на неподготовленного человека неизгладимое впечатление, появилась пара: Земля и Луна, обе видимые как планеты. Дзига вспомнил, сколько споров вызвал нарисованный по просьбе группы Бронштейном, неожиданно продемонстрировавшем недюжинный талант художника-космиста, облик "Земли из космоса". Пригласили даже "варяга" в лице профессора астрономии для консультации. Тот попытался было заикнуться о том, что так Земля из междупланетного пространства выглядеть не может. Мол, у неё будет белёсый цвет, и очертания континентов должны плохо просматриваться. Но Бронштейн в характерной для него манере заявил:
  - Или Земля такая, или я прекращаю консультации. Вопрос был решён.
  Фон на экране сменился спутником Земли, видимым... со своей обратной стороны! Почему-то Матвей не нарисовал на ней моря. Так что обратная сторона Луны получилась непохожей на видимую. Что тоже вызвало со стороны столичных астрономов нарекания.
  
  Внезапно, пространство на фоне Луны "прогнулось". Как будто перед экраном резко разместили здоровенную линзу, а затем также внезапно убрали. Несколько мгновений зрители как бы глядели в жерло исполинского колодца, непонятным образом возникшем в пустом пространстве!
  Переход от и так держащей в напряжении картины космоса и Луны, выполненных очень реалистично, "качества планетария", к непонятному феномену был настолько резок, что в зале послышались вскрики испуга.
  "Линза" и "колодец" исчезли. Но за мгновение до этого из "колодца", как камень из пращи вылетело НЕЧТО! Исполинский звездолёт расы "котов"!
  Который тут же разделился на две части. Задняя, из которой постепенно начали бить "чёрные молнии", отстала от передней.
  Появился "капитанский мостик" звездолёта. На котором, сидя в креслах, оживлённо "перерыкивались" главные герои фильма - антропоморфные коты.
  "Голос за кадром" перевёл инопланетную речь:
  - Повреждён гиперпространственный трансформатор. Двигательный отсек катапультирован. Сила взрыва активной массы слишком велика, чтобы обитаемый отсек успел удалиться на безопасное расстояние. До распада трансформатора осталось десять минут.
  Коты, сидевшие "за пультом управления", выскочили из своих кресел как ошпаренные и помчались к "спасательным шлюпкам". Пульт управления, кстати, выглядел невообразимо даже с точки зрения знавшего сюжет Дзиги - не как набор тумблеров и кнопок, а как пара "объёмных экранов".
  Кстати, голограммы Вертов видел РЕАЛЬНЫЕ, в лаборатории Тартаковского, что кстати, сильно нарушило его душевное спокойствие.
  "Шлюпки", оказавшиеся выглядевшими как тарелки ракетами, резво "прыснули" от обречённого обитаемого отсека.
  
  Взрыв "гипертрансформатора", снова вызвавший восклицания в зале, был изображён просто эпических масштабов!
  "Чёрные молнии", бьющие из двигательного отсека, усилились, и вокруг последнего вновь возник "колодец". В который оный и провалился. А также и обитаемый отсек, не успевший удалиться на безопасное расстояние.
  Прыткие "блюдца", семь маленьких и одно большое, с трудом, но успели убежать от "воронки", затягивающей в себя предметы оказавшиеся поблизости. Затем "воронка" с ХЛОПКОМ! причём голос за кадром сказал, что хлопок... слышен в ваккуме междупланетного пространства, ибо он есть сотрясение мирового эфира, гравитационная волна... слышимая ухом! исчезла.
  "Блюдца" же направились к Земле.
  
  Уже эти первые кадры фильма так загрузили зрителей, что Вертову вдруг показалось, что он слышит скрип "мозговых шестерёнок" окружающих, пытающихся осмыслить увиденное.
  
  Тем временем кадры на экране сменились на пейзаж ливанской пустыни, посреди которой стоял какой-то средневекового вида городок.
  Муэдзин на минарете мечети приготовился читать утреннюю молитву. Его высокий голос разнёсся над улочками города. Вдруг, в небе появились восемь падающих звёзд. Прочертив огненными стрелами небо, они скрылись за невысокими горами на горизонте. Спустя несколько минут голос муэдзина, несмотря на знамение продолжавшего молиться, был заглушён громовыми раскатами.
  
  Снова сменились кадры. Военный госпиталь. На кровати лежит боец, забинтованный с ног до головы, и читает что-то. К нему заходит военврач, осматривает его ноги, и пытается ободрить раненого. Боец выговаривает врачу. Мол, я знаю, что у меня неоперабельная гангрена. Знаю что возможно, скоро умру. Поэтому, доктор, вы выполнили своё обещание? Принести книги из бывшей барской усадьбы? Хочу отвлечься, книги помогают забыть боль...
  Врач кивает, уходит, а затем возвращается с книгами.
  Крупным планом показан разворот книги. Изображена схема... блочного арбалета. Боец РККА с интересом его рассматривает.
  
  Снова сменяется сюжет на экране. Боец умирает, бъётся в горячке. Агония. Смерть.
  Смерть с точки зрения... бойца. Темнота, в которую он было погрузился, внезапно начинает "прорастать" чёрными и белыми точками. Через некоторое время на экране "снег" из этих точек. Вдруг одна из них начинает "разрастаться", превращаясь в... копию колодца, из которого сначала "вынырнул", а затем "провалился" звездолёт пришельцев!
  Сознание умершего бойца с невообразимой скоростью несётся в этом "колодце". Мир вокруг "выворачивается наизнанку". Вспышка света и снова темнота.
  Боец, несмотря на летальный исход, приходит в себя. Открывает глаза. Он в тесной клетушке, перед ним прутья из плохого железа.
  Боец пытается встать "на карачки", бросает взгляд вниз, на свои руки. Что-то его удивляет, так, что он быстро подносит кисть руки к лицу. Всматривается. Похожая на человеческую, кисть тем не менее имеет очень характерное отличие - на пальцах в отличие от человеческих, не ногти, а... когти!
  Повернув голову, бывший боец РККА видит миску с водой. Придвигает её, смотрит.
  Крупным планом: из воды на зрителей глядит морда антропоморфного саблезубого тигра!
  
  Этот кадр вызвал наибольшее оживление в зале. Даже сам Вертов вздрогнул, из-за резкости перехода.
  Просмотр фильма продолжился...
  
  Спустя десять минут после начала анимационной кинопремьеры к Вертову подсели запыхавшиеся, судя по их частому дыханию, из-за быстрого бега, Матвей, Николай, Сергей, Валентин, и старичок, задорно блеснувший очками.
  Присмотревшись к нему, Дзига вдруг узнал в этом дедке... Константина Эдуардовича Циолковского. К которому он ездил за репортажем "о русско-советском видении грядущего освоения космоса человечеством". Эту поездку настоятельно рекомендовал ещё в Киеве Бронштейн, сейчас сидевший справа от Вертова.
  - Эх, не успели к началу! - негромко посетовал Циолковский. Я поездом из Калуги, буквально час назад вышел на перрон. Спасибо товарищам из депо, сумели вызвать Матвея. Много пропустили?
  - Минут десять. Самое начало.
  - Эх, самое интересное пропустил! Матвей мне сказал, в начале показывают работу нереактивного двигателя для сверхсветового перемещения в межзвёздном пространстве...
  - Что, правда?! - вмешался Валентин Глушко. А ведь фильм заявлен как НАУЧНО-фантастический! Как это, нереактивное, да ещё и сверхсветовое перемещение?
  На громко говорившего Валентина зашикали. И не без причины - действие фильма подошло к эпизоду, который Бронштейн окрестил "экшеном", и это слово прижилось в съёмочной группе.
  "Кот-пока-без-сапог", которого пьяные в дупло "бременские музыканты" выпустили из клетки, перед этим вдоволь наизмывавшись, над, как они думали, "зачуханным щуплым тигром", начал действовать.
  Ударом когтистой лапы распорол брюхо одному из своих обидчиков, другого достал ударом когтистых пальцев по шее, вырвав дубину, третьего огрел этой дубиной по голове.
  Кадры были весьма реалистические и жёсткие. И кто-то в зале не выдержал и блеванул, при виде вывалившихся кишок.
  - Вот видишь, Матвей, не зря мы были против этого эпизода...
  - Ничего, не вырежут его. Я с товарищем Дзержинским говорил на эту тему. Вас ОГПУ поддержит. Нечего воспитывать будущих строителей коммунизма патокой с розовыми соплями. У них, как сказал Феликс Эдмундович, в будущем будут тысячи схваток с представителями отживших своё классов! Пусть видят, как это на деле - драться насмерть.
  Надо сказать, немного забегая вперёд, что по настоятельной просьбе Максима Горького, который не поленился просмотреть фильм, этот эпизод всё же пришлось немного смягчить, заменив разваливающееся брюхо кровавой полосой поперек живота и корчами пострадавшего.
  
  
  Действие на экране тем временем шло своим чередом. Прикопав в лесу "бременских разбойников с большой дороги", "кот-уже-с-сапогами" и мальчишка, который помог одолеть последнего, четвёртого "музыканта", наконец-то смогли наесться досыта, "трофейной" едой.
  
  
  Премьера фильма имела просто оглушительный успех.
  После просмотра, по настоятельной просьбе Бронштейна, которой отказать киномеханики не могли, товарищу Циолковскому показали начало фильма.
  Сказать, что старик был впечатлён, значит сильно преуменьшить его душевное состояние. Циолковский был потрясён.
  Однако куда более был ошарашен Бронштейн, которому Константин Эдуардович, не скрывая слёз на глазах, сказал:
  - А я ведь догадывался о таком способе перемещения в космосе! Только вот не мог языком математики это рассказать. Видел подобное во снах...
  
  
  
  
  
  Глава 9. Девушкам из высшего общества...
  
  Успех первой серии научно-фантастического фильма, имевшего неплохой шанс вырасти в полноценный сериал, решили отметить в небезызвестном в кругах граждан, "причастных" искусствам, особенно таким, как стихосложение и литература, "Доме Герцена". Известный на всю Москву "элитный" кабак. Который помимо завсегдатаев, связавших свою профессиональную деятельность с искусством, был излюбленным местом сборища "совбуров".
  Правда, сегодня, этих граждан, которые нам, если разобраться, как говаривал Островский, далеко не товарищи, быть в "Доме Герцена" не могло. Ибо все места были забронированы как раз "богемой", просто жаждавшей пообщаться поближе с создателями сногсшибательной, и в чём-то даже скандальной фантастической эпопеи.
  Список приглашённых и изъявивших желание присутствовать был внимательно изучен Броншnbsp;Однако куда более был ошарашен Бронштейн, которому Константин Эдуардович, не скрывая слёз на глазах, сказал:
тейном, как только появилась такая возможность. Надо ли упоминать, что и Матвея, как главного сценариста кинопроб "Союзанимации" желnbsp;али видеть все сколь-нибудь причастные к "инженерии человеческих душ" лица.
  Максим Горький, который приехал с итальянского курорта, где был на лечении, специально для того, чтобы "разведать слухи" о "экстраординарных" событиях в литературной жизни.
  Яков Исидорович Перельман, которого пригласил лично сам Бронштейн. Впрочем, и сам "доктор занимательных наук" хотел познакомится с новым "светилом" на небосводе научно-популярной литературы. Изданные ещё летом книги для "развития научной грамотности" подрастающего поколения, "Атомы, электроны и ядра", "Солнечное вещество", "Строение вещества" которые были восстановлены Бронштейном совместно с Макаровым, и по рукописям которых Матвей ещё в Киеве читал популярные лекции для желающих, заинтересовали Перельмана. Кроме этих книг, взятых практически в "готовом" виде из альтернативной истории, уже совершенно не походившей на реалии окружающие Бронштейна, была недавно написана и издана научно-популярная книга по астрофизике "Адские звёзды", посвящённая коллапсарам и "ядерным" звёздам.
  Умело избежав упоминания концепции нейтрона, опираясь исключительно на известные массы "радирующих" атомных ядер, факт существования бета-распада, Матвей выдвинул гипотезу "гравитационно-стимулированного укрупнения атомных ядер" и предположил существование "ядерных звёзд", т. е. звёзд-атомных ядер, стабильных благодаря чудовищной гравитации. Причём в книге были рассчитаны на базе элементарной математики, даже без использования дифференциальных уравнений, их характерные массы, события, ведущие к их возникновению, а также некоторые свойства, такие как магнитные поля невообразимой мощности и следующий из их наличия эффект "радиомаяка", позволяющий легко и уверено находить "ядерные звёзды" при помощи радиотелескопа весьма умеренных размеров!
  Чёрные же дыры, или как их заново окрестил придерживающийся пуританских взглядов Матвей, коллапсары, были предсказаны ещё Лапласом и Митчелом, осмыслены на базе общей теории относительности Карлом Шварцшильдом. Бронштейн лишь взял на себя смелость добавить к "статическому" решению Шварцшильда решение известное в реальности Макарова как "ЧД Керра", вращающегося коллапсара. Плюс описать механизм работы "галактического вулкана", или в реальности Макарова, квазара. Экземпляр "Адских Звёзд" был отправлен Александру Александровичу Фридману, тоже на оценку.
  В среде же московских астрономов книга приобрела скандальную известность. Хотя Матвей всего лишь выдвинул гипотезу, о том, что "коллапсары в центрах галактик являются их, галактик, гравитационным скелетом" и "активно принимали участие на ранних стадиях формирования Вселенной в процессах образования галактик и их скоплений". Именно эта гипотеза почему-то действовала на столичных астрономов как красная тряпка на быка. Даже "ядерные звёзды" вызывали меньше нападок.
  Фридмана, кстати, Матвей пригласил деканом на кафедру астрофизики, на вновь образованный в МГУ астрономический факультет.
  
  Вернёмся к приглашённым литераторам. Кроме Горького, должны были быть Есенин, Маяковский, Алексей Толстой и многие другие.
  
  Остановив свой "Руссо-Балт" на охраняемой стоянке для авто, Бронштейн направился в ресторан.
  Его приход не остался незамеченым. Кто-то зааплодировал, и Матвей пошёл между столиков, приветствуемый бешеными овациями.
  За прошедшие несколько месяцев, Матвей научился контролировать свои чувства. Поэтому он шёл мимо приветствующих его людей спокойно, рассматривая собравшихся в зале.
  Внезапно его взгляд зацепился за одну из присутствующих. И за человека, сидевшего рядом с девушкой.
  - Неужели они?
  Макаров неоднократно "показывал" Бронштейну портрет его жены и её отца - известного детского писателя.
  Любопытно, из воспоминаний Макарова, Корней Чуковский принимал участие в дипломатической миссии 1916 года, целью которой было установление отношений с Англией, т. е. возможно, выполнял функции дипломата!
  Ассоциации сцепились друг с другом, и в памяти Матвея вдруг всплыла песенка Валерия Меладзе "Девушке из высшего общества".
  - А ведь Лидия ещё не была замужем! - всплыла ещё одна подробность из возможной личной жизни самого Бронштейна.
  Попробую я её перехватить! Буду первым!
  С этими мыслями Матвей решительно направился к столику Чуковских.
  
  - Корнейчуки Лидия и Николай Васильевич? - спросил он удивлённых отца и дочь, присаживаясь на свободный стул.
  - Да, они самые. Хотя меня больше знают как Корнея Чуковского, - отреагировал мужчина средних лет, лицо которого ещё слабо походило на портрет из воспоминаний Макарова.
  - А откуда вы нас знаете? Мы знакомы?
  - Вообще-то я читал о вас заметку в газете, - начал беседу Бронштейн. Там описывалась ваша дипломатическая миссия в Англию.
  - Дипломатическая?! - мужчина рассмеялся. Увы, я не дипломат! Всего лишь журналист, хотя действительно, ездил в 1916 году в Англию, но всего лишь в качестве труженика пера...
  - Меня, надеюсь, вы должны знать. Но, на всякий случай, представлюсь. Матвей Петрович Бронштейн, недавно избранный ректор МГУ, по совместительству - научный консультант и редактор журнала "Техника-Молодёжи".
  - Да, я о вас наслышан, - с ноткой уважения в голосе ответил Чуковский. Головокружительная карьера для такого молодого человека!
  - Сейчас время у нас в стране такое, головокружительное! - не растерялся Матвей.
  Старые кадры, что инженерные, что научные, в большинстве своём дёрнули за кордон, вакансий нужных специальностей - море, а квалифицированных кадров - нет. Я же - самоучка, несколько университетских курсов, таки, выучил, но, не без пробелов, к сожалению всё знать невозможно. "Проковал" своё знание "молотом практики" на производстве. В результате, товарищи из Совнаркома, впечатлённые успехами группы энтузиастов, у которых я возглавлял подготовку научно-инженерных кадров, решили рискнуть...
  - Так значит, ваше назначение ректором МГУ - авантюра?
  - Авантюра, кивнул головой Матвей. Такая же, какой было плавание Колумба в Америку.
  - А вы находчивый молодой человек! - одобрительно произнёс Чуковский.
  - Чего изволите откушать? - внезапно за спиной Матвея возник "халдей", с блокнотом в руках. Обращался он к Бронштейну.
  Повернувшись к официанту, Матвей, продиктовал заказ:
  - А сделайте-ка нам, начал заказ Бронштейн после секундной заминки подобрав обращение соответствующее духу времени, уважаемый, три обеда. Состав блюд - что-нибудь из рецептов Елены Молоховец. На десерт - бутылку хорошего вина, чтобы угостить девушку, бутерброды с икрой...
  Официант ушёл выполнять заказ.
  - Хочу спросить вашего дозволения, Корней Иванович, использовать героев ваших детских стихов, Мойдодыра, например, в рекламных целях. Например, в рекламе моющих средств. Небольшие рекламные анимационные "ролики" можно было бы вставлять в начало кинопремьеры. Как на это смотрите?
  - Положительно. Однако вы к тому же и деловой человек!
  
  В этот момент к столику, где сидели Чуковские и Бронштейн подошла группа любопытствующих. Молодой, болезненного вида мужчина, и два, в противоположность ему, здоровяка.
  - Маяковский, Владимир, - басом представился один из "здоровяков".
  - Есенин, - немного неприязненно посмотрев на конкурента-поэта, представился другой.
  Третий же, взяв у соседнего столика свободный стул, сел на него и назвался:
  - Фридман Александр Александрович. Матвей, ваше предложение возглавить кафедру астрофизики, подумав, решил принять. Если как вы обещали, темой исследований будет новая космология...
  - Естественно, будет.
  - Замечательно. Кстати, смотрел ваш фильм. Потрясающе! Кадры изображающие сверхсветовое движение потрясающие! Кстати, это чистая фантазия или есть какое-нибудь физическое обоснование?
  - Есть. Этот двигатель я придумал, исследуя некоторые решения общей теории относительности.
  - Но тогда как быть с запретом на перемещение материальных предметов со скоростью выше световой? Разве тут нет противоречия?
  - Не большее, чем ваша, Александр Александрович, теория "нестационарной Вселенной"!
  Собственно говоря, мой "гипердвигатель" - закономерное развитие ВАШИХ идей!
  - Невероятно! Не могу понять, в чём подвох.
  - Александр Александрович, всё очень просто. Из вашей теории нестационарной вселенной следует, что пространство может как расширяться, так и сжиматься. Представьте себе устройство, которое сжимает пространство перед движущимся с досветовой скоростью космическим кораблём, и растягивает его за ним. Нетрудно догадаться, что, хотя кинетическая скорость корабля останется досветовой, его относительное перемещение в межзвёздном пространстве может значительно превысить световую. Это и было показано в фильме.
  Любопытно. Но это ведёт к парадоксам...
  Нет. Нарушений причинности при таком перемещении не будет...
  
  Любопытна была реакция Маяковского и Есенина. Маяковский заинтересовался, а вот взгляд Есенина ясно выразил "обречённость"...
  
  - Товарищи, ваш заказ. Официант подкатил к столику тележку с заказанными блюдами.
  - Как, товарищи, обратился Бронштейн к собеседникам, смотрите на то, чтобы поесть?
  - Я только за! - отреагировал Чуковский. Лидия же за всё это время не проронила ни слова, глядя на Матвея.
  
  Маяковский, не растерявшись, также заказал себе еду. Его примеру последовали Есенин и Фридман.
  
  Празднование тем временем шло своим чередом. Постепенно, в ресторан подтянулись все приглашенные. Оркестр играл бравурные композиции.
  Внезапно, музыканты заиграли "марш авиаторов"! Матвей чуть не поперхнулся.
  Спустя пару минут, к столику, где сидел Бронштейн, подошёл улыбающийся Островский.
  
  - Как тебе понравился марш? Ты его всё время насвистывал, на стройке. Особенно часто, когда ребята принялись делать аэропланы. Вот Дима Скворцов и решил, тебе сюрприз приготовить. Переложил мелодию на ноты, для оркестра.
  - Раз есть марш, то тогда к нему нужны стихи! - отреагировал Матвей. Как тебе эти:
  
  - Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!
  - Преодолеть Советии простор!
  - У нас теперь стальные руки-крылья,
  - И вместо сердца - пламенный мотор!
  - Всё выше, выше и выше, стремим мы полёт наших птиц!
  - И в каждом орудии дышит спокойствие наших границ...
  
  - Бросая в высь, свой аппарат воздушный, наш лётчик весь отвагою горит!
  - И пусть природа ставит ультиматум, он знает, что её он победит!
  
  Макаров, который частенько напевал для бодрого настроения этот марш, слова стихов помнил не все, поэтому Бронштейн сочинил их заново.
  Николай, услышав стихи, быстро достал блокнот и записал их. Затем сорвался с места и бегом куда-то направился.
  Прошло ещё полчаса. Оркестр несколько раз менял репертуар.
  Внезапно, когда разговорившийся с поэтами Матвей уже и думать забыл о своём творчестве, увлечённый рассказом Есенина о его охотничьих похождениях, что кстати, злило Маяковского, грянул марш. И тотчас же раздался хор голосов, чётко, как солдаты во время парада маршируют на плацу, декламировавший стихи, сочинённые Матвеем!
  
   ***
  
  - Я могу вас подвести до дома. Длинный праздничный день наконец закончился, и приглашённые стали расходиться по домам. Матвей, решил "идти на абордаж" и посетить квартиру Чуковских. Судя по признакам, о которых ему рассказывал более опытный в амурных делах Макаров, Лидия была к Матвею неравнодушна.
  - Спасибо, очень кстати, - не стал отказываться Николай Васильевич.
  
  Галантно открыв перед девушкой дверь электромобиля, Бронштейн подождал, пока она усядется на заднее кресло, после чего, закрыл дверь и сел на место водителя. Рядом, на правое кресло сел Чуковский.
  - А разве не нужно заводить мотор? - удивился он, глядя за манипуляциями Матвея на приборной доске.
  - Это электромобиль. По образу и подобию американских нью-йоркских такси. Правда, думаю, что совершеннее их. Мощный воздушно-цинковый аккумулятор, на двести пятьдесят киловатт-часов емкостью, сто вольт напряжением и полторы тысячи ампер максимально допустимого отдаваемого тока. Каждое колесо - электромотор, закончил лекцию, трогаясь с места, Матвей.
  - Кстати, заметил он, выруливая на дорогу. Видете ремень справа от вас висит? Пристегнитесь! Это моя придумка, должна защищать водителя и пассажиров от травм, в случае аварии.
  С этими словами Матвей показал, как пристёгиваться.
  - Машина новая, мало ли что.
  Чуковский пристегнулся, согласившись с доводами.
  
  Выкатив на ровный участок дороги, свободный от транспорта и пешеходов, Матвей "втопил" педаль акселератора. Четыре колеса-мотора резко рванули дорогу "на себя". Меньше чем за десяток секунд скорость перевалила за сотню километров в час.
  Впечатление немного портила жестковатая подвеска, автомобиль чувствительно встряхивало на каждой кочке дороги.
  Относительно ровный участок дороги закончился, и Матвей не менее резко затормозил.
  - Тормоза кстати, на этом авто - рекуперационные, с системой против скольжения колёс!
  - Матвей, не нужно больше так гнать, у меня сердце "в пятки ушло"! - пожаловался Чуковский. И Лида наверно испугалась!
  - Ничего подобного, папа! - бойко возразила девушка. Так здорово!
  
  Поездка до дома Чуковских заняла полчаса. Пришлось попетлять по узким улочкам, вдобавок часто приходилось подстраиваться под скорость гужевого транспорта.
  Наконец, показался дом. Матвей подкатил к подъезду, остановился, и дождавшись, когда Чуковские выйдут, что-то нажал на приборной доске, после чего закрыл дверцу.
  
  В квартире Лида пошла на кухню, готовить чай с булочками. Матвей разговорился с её отцом, "за жизнь". Затем, разговор как-то сам собой перешёл на литературу, и Николай Васильевич показал Бронштейну рукопись "Тараканища". Продиктовал некоторые части.
  Затем обсуждение перешло на книги Матвея. Особенно заинтересовала Чуковского книга "Адские Звёзды". Оказалось, что эту книжку любопытный детский писатель приобрёл неделю назад, и читал вечерами.
  - Очень впечатляет. Я, например, не верю, что может быть небесное тело, размером с Москву, и весом полтора-два Солнца. Это ведь, как вы написали тут, в полмиллиона раз больше веса Земли! А чайная ложка "ядерного вещества", как вы назвали материю этого небесного тела, весит миллиард тонн! Как гора!
  - Николай Васильевич, нет здесь ничего невозможного. Плотность атомных ядер легко рассчитывается из результатов опыта Резерфорда, по определению строения атома. Кстати, ядерная звезда настолько тяжела, что пространство вокруг неё будет "продавлено", и его риманова геометрия будет видна невооружённым глазом. Кстати, я сделал иллюстрации, но их, из-за экономии, не включили в книгу. Вот смотрите, Бронштейн взял лист бумаги и быстро набросал карандашом рисунок.
  - Вот так выглядит это небесное тело вблизи.
  
  Вернулась Лида, неся на подносе три чашки чая и булочки.
  Подкрепившись, продолжили разговор.
  
  Внезапно, на улице раздался мощный рёв сирены.
  Матвей вскочил с кресла, и подбежал к окну.
  - Что там?
  - Мальчишки, - с видимым облегчением ответил Бронштейн. Рассматривали авто, и видно, включили сигнализацию.
  - А зачем она?
  - Чтобы знать, если кто посторонний в машину залезет. Против угонщиков.
  
  Возвращался в общежитие Матвей в хорошем расположении духа. Удалось произвести впечатление на Лиду, и их отношения явно будут развиваться...
  
  В комнате Матвей достал из письменного стола "вопросник", в который трудившиеся на стройке НПО свежеиспечённые инженера разных участков, заносили описания возникавших проблем.
  Вот например, результаты опыта по "фигурному" выращиванию. Попытка на базе техники 20х реализовать 3D принтер с "мануальным" управлением.
  Отчёт об испытании "цельнорасчёного" цилиндра двухтактного двигателя. Хромовый цилиндр, вставляемый в алюминиевую рубашку охлаждения, судя по результатам испытаний, явно удался.
  
  
  
  Глава 10. Нам песня строить и жить помогает!
  
  Алексей Толстой откинулся на потёртую спинку пролётки с недовольным видом.
  Эффект от издания романа "Аэлита" оказался смазан шедевром "красных аниматоров".
  Фильм, который показывали раз в неделю во многих кинотеатрах Москвы, Петрограда и ряда других городов, произвёл среди публики настоящий фурор. Да и сам Алексей Николаевич, чего таить, был ошарашен прорывом, совершённым группой Дзиги Вертова. Да что, он, Толстой! Знакомые в эммиграции зарубежные деятели кино прислали телеграмму, мол, правда ли то, что в СССР сумели решить основную проблему кинематографа - проблему звука и цвета.
  Поэтому сейчас Алексей Николаевич ехал на Воробъевы горы, для сбора материала очерка о ведущемся там строительстве научного полигона, "советского Менло-Парка". Именно там расположились мастерские, где и был произведён прорыв в исскустве кинематографии.
  
  Проехали КПП, шлагбаум был поднят, и по дороге неторопливо катили крестьянские телеги. Движение было довольно оживлённое.
  - Что везёшь, отец? - спросил крестьянина на подводе, загруженной мешками, Толстой.
  - Зерно. Обещали за него тележных колёс и лопат американских. Подковы из стали.
  
  Дорога поднялась на пригорок, с которого открылась картина обширной и в чём-то даже величественной стройки.
  Внизу, на промплощадках, копошились, что-то тащили, везли, несли в руках, носилках, тачках тысячи, если не десятки тысяч человек.
  Подъехав поближе, Алексей Николаевич вдруг осознал, что большинство из видимых им, если не все поголовно, - дети! Ну, или если быть скрупулёзно точным, подростки, лет четырнадцати. Именно они доминировали на грандиозной стройке.
  - Ничего себе! - удивление Толстого было сильным и искренним.
  
  Попросив извозчика остановиться, Алексей Толстой привстал, и окинул взглядом стройку, высматривая здания администрации.
  Они вскоре обнаружились. Несколько добротных кирпичных и, судя по серому цвету, бетонных, зданий. Расположенных у подножия чего-то, чему слово было подобрать трудно. Больше всего это строение напоминало шуховскую башню. Такая же ажурная конструкция, но заметно большая в размере.
  Прикинув её высоту на глаз, используя в качестве репера человеческий рост, Алексей Толстой вдруг с потрясением понял, что высота этой башни около двухсот метров! Причём, судя по фигуркам монтажников, что облепили вершину и основание башни, строительство ещё не завершилось! От подножия на многочисленных талях поднимались балки, наверх, к возводимому шпилю сооружения.
  Хмыкнув, Толстой распорядился ехать к обнаруженным им зданиям.
  
  - Алексей Николаевич Толстой? - скорее для проформы переспросил дежурный на входе в административный корпус, просмотрев документы писателя. С чем пожаловали?
  - Репортаж о вашей стройке написать. Кого из толковых проводников посоветуете?
  Дежурный задумался. Затем вытащил из-под стола наушники с микрофоном, нацепил их на голову и воткнул вилку в розетку на коммутаторной панели.
  - Дайте Михаила, громко произнес он. Миша? Ты? Тут товарищ один приехал, Алексей Толстой. Да, тот самый "красный граф". При этих словах Толстой поморщился.
  - Нужно человеку помочь. Разобраться в нашем хозяйстве...
  
  - Итак, Алексей Николаевич, что желаете узнать? - Михаил оказался молодым, лет восемнадцати парнем, немного настороженно смотрящим на Толстого.
  - У меня вопрос. На стройке просто море детей! Почему вы используете детский труд?
  - Ну, это отдельная история. Вкратце, из-за плохо рассчитанной реакции подрастающего поколения на сообщение о возможности заработать на личный моторный транспорт, поизошёл, как выражается ректор строящегося здесь университета-завода, "флеш-моб", или внезапный "толпазм"! Понимаете, что для простого советского мальчишки значит, узнать, что можно заработать за каникулы на личный, к примеру, мотоцикл! На призыв принять участие в стройке и приобрести профессии откликнулись уже около пятидесяти тысяч мальчишек и девчонок со всего СССР! Это не считая вполне взрослых комсомольцев. Такого наплыва желающих не ожидал никто. На железнодорожных станциях Москвы была паника! Представьте - подходит состав, на крышах вагонов которого плотно, в несколько рядов сидят, свесив ноги, сотни детишек! Пришлось даже движение по некоторым линиям прерывать, гонять пацанву! Настоящий "пацанский" прилив в столицу получился! И до сих пор едут. Хотя и уехало, не выдержав спартанских условий жизни много. Хорошо, что пока стоит сухая погода, дождей почти не было. Однако уже идёт сентябрь, ребятам учиться надо, так что по решению товарища Луначарского и ректора МГУ Матвея Петровича Бронштейна начали возводить школу "юных учёных"! Представьте себе - корпусов школы ещё нет, а занятия уже идут!
  - Вот пожалуй, со школы и начнём осмотр, - предложил Толстой.
  - Лучше с "Дома Занимательной Науки"! Там сейчас САМ Перельман экскурсии ведёт! И кстати, Тартаковский свой "Излучатель Флогистона" демонстрирует!
  - "Излучатель Флогистона"? - удивился Толстой. Что это такое?
  - Говорят, что настоящий "генератор теплового луча" марсиан Уэллса! Сегодня должны продемонстрировать установку на десять киловатт, будет показано разрезание обычного кирпича и рельса тепловым лучом!
  - Тепловым лучом? - ошарашенно переспросил Толстой. Ведите!
  
  Павильон, где расположился Тартаковский, был запружен любопытствующими. Протолкавшись сквозь густую толпу преимущественно подростков, с интересом что-то высматривающих, и чуть ли не залазящих по спинам впереди стоящих, для лучшего обзора, Алексей Толстой и Михаил зашли за выгородку, где над странным аппаратом из стеклянных трубок колдовал молодой мужчина.
  Коротко поздоровавшись они отступили в сторонку, чтобы не мешать Тартаковскому.
  Тот, закончив подкручивать юстировочные винты, повернул рукоятку рубильника, и... на глазах у потрясённой публики из "объектива" установки вырвался ярко-зелёный луч, прямой как вязальная спица!
  
  Вы видите, товарищи, начал лекцию Тартаковский, работу нового типа лазера, иначе генератора монохроматического и когеррентного электромагнитного излучения. Показанный мной вчера аппарат испускал невидимое глазу инфракрасное излучение. И был малой мощности, чтобы это излучение можно было обнаружить при помощи наглядных и простых методов. Сегодня мне удалось закончить наладку сразу двух лазеров. Один из них вы видете перед собой. Это лазер на парах ртути, даёт ярко-зелёный луч, видимый невооружённым глазом. Мощность лазера один милливатт, для глаз эта мощность излучения безопасна, поэтому глаза можно использовать в качестве данного нам самой природой естественного детектора. Что сильно упрощает многие технические вопросы.
  - А почему вы решили, что это именно монохроматический и когеррентный свет? Пока я вижу перед собой "фонарик", оригинальной конструкции! - возразил Тартаковскому представительный мужчина, из академической среды МГУ.
  Алексей Толстой заинтересованно посмотрел на говорившего. В этом направлении толпа подростков была "разбавлена" группой взрослых, пожалуй что и с большим интересом наблюдавших за опытами Тартаковского.
  - И почему вы дали название своему первому аппарату "Излучатель Флогистона"? Со стороны профессуры послышались смешки. Разве теория флогистона не была отвергнута ещё столетие назад?!
  - На базе теории флогистона и теплорода была создана вся классическая термодинамика, - тоном, исключающим любое несерьёзное восприятие, парировал Тартаковский. И, эти теории не были завершены. Я взял на себя труд пересмотреть ошибку мировой науки, которая сто лет назад, отказавшись от развития теории теплорода и флогистона, выплеснула вместе с "грязной водой" по меньшей мере двух "ребятёнков". Тех самых теплород и флогистон. Новые открытия в фундаментальной физике, особенно упростившиеся с созданием вот этих вот аппаратов, требуют пересмотра "приговора"! Тартаковский показал на ртутный лазер и его массивного собрата, занимавшего всю заднюю стенку павильона и поэтому, из-за "эффекта слона", которого "не заметили", не привлёкшего внимание Толстого.
  - Давайте прямо здесь "вправим мозги" этим старым теориям, создадим на их базе великолепные "карты" теории твёрдого тела и тепловых процессов, простые и наглядные!
  - Мы с интересом Вас послушаем, доктор, - в словах представителя московской профессуры прямо "звенел" сарказм.
  - Итак, как были определены теплород и флогистон? Теплород - тепловая субстанция, существующая в конденсированных веществах, и отвечающая за их свойства, прежде всего, температуру. Флогистон - "огнеродная" материя, ответственная за, собственно говоря, возникновение огня, или иначе, плазмы - четвёртого состояния вещества, идущего на смену газообразному, при как раз подведении к веществу флогистона. Нетрудно понять, что, определённый подобным образом флогистон это... не что иное, как электромагнитное излучение... в ваккуме!
  - Что же тогда такое теплород? - снова с иронией спросил профессор-оппонент.
  - То, чем его и определяли ранее - тепловая материя, "наполняющая" обычное вещество!
  - Ай-яй-яй, - с "укором" возразил оппонент. А разве ещё Ломоносов, не доказал, что тепло - это движение атомов и молекул вещества?
  - А вот здесь есть любопытная особенность! - не сдался Тартаковский. Диалектический дуализм. Следующий из квантовой механики, которую в этом году буквально революционно продвинул наш новый ректор! Квантовая механика постулирует двойственность описания материи. Как одновременно множества частиц и волн. Каждой частице соответствует волна.
  - Хм, слышал, и даже читал что-то о новых построениях в квантовой механике. Но причём здесь, корпускулярно-волновой дуализм? И, квантовая механика, особенно новые гипотезы в ней, расходящиеся с классическими взглядами на строение материи, всёж, ещё не доказанная теория.
  - Можно рассматривать тепло как колебания частиц нагретого вещества, - продолжил Тартаковский. А можно, согласно квантовому дуализму, и как субстанцию, состоящую из квант... теплорода! То есть, к примеру, внутри нагретого твёрдого тела существует целый сонм таких квант-квазичастиц. Причём, они, внутри исследуемого к примеру, нами образца вещества, находятся в состоянии "конфайнмента", или "пленения", а именно, вне этого образца вещества, не существуют! На границе образца могут происходить процессы преобразования этих квазичастиц в кванты флогистона - электромагнитного излучения в вакууме, свободном от плотных скоплений вещества! Вне образца вещества кванты теплорода не существуют! Кванты теплорода образуют физические свойства вещества - такие как теплоёмкость, теплопроницаемость, прозрачность и т. д. Простейшие представители квазичастиц - фонон и ротон. Кванты звука в веществе и кручения кристаллической решётки. Описания тепла как колебания атомов и молекул, и как самостоятельных квазичастиц в неподвижной кристаллической решётке взаимно дополнительны! И позволяют использовать математический инструментарий квантовой механики! Очень, кстати, товарищи, успешно!
  Оппонент Тартаковского промолчал, но по иронической усмешке, застывшей на его лице, было понятно, что согласится с приведёнными доводами он не спешил.
  
  - Доказательство монохроматичности лазерного света. Тартаковский взял в руки квадратик из металла.
  - Это дифракционная решётка. Если этот луч - луч монохроматического света, то, разместив на его пути дифракционную решётку, за ней получим "частокол" линий, а не радугу, как в случае немонохроматического света.
  - Что мы и наблюдаем, секундой позже произнёс Тартаковский. Ироническая ухмылка на лице его оппонента наконец исчезла, сменившись выражением лёгкой озабоченности.
  
  - Перейдем к опыту с тепловым лучом, или лучом флогистона. Тартаковский выключил ртутный лазер и откинул покрывало со второго аппарата. Под ним оказался стол, с установленными образцами - обычным обломанным красным кирпичом и куском рельса.
  Алексей Толстой почувствовал нарастающее волнение. Дыхание спёрло. В голове носились мысли:
  - Неужели это будет так, как я представлял себе действие "излучателя Гарина"? В голове писателя сами собой стали возникать фрагменты задуманного, но ещё толком не записанного даже на черновики романа...
  
  Тем временем Тартаковский включил большую установку и начал крутить верньер регулятора мощности.
  Запахло палёным. Затем на кирпиче зажглась ослепительно яркая точка, и, спустя пару секунд появился язычок ярко-белого огня, от которого вверх потянулся столбик белёсого дыма.
  - Вот видите, товарищи. Всё как в древней теории огнеродной материи. Флогистон плюс вещество, в данном случае, кирпича, в обычных условиях совершенно негорючее, порождает ОГОНЬ!
  Добавив мощности, так, что кирпич в буквальном смысле начал гореть, из точки, куда очевидно попадал невидимый луч вырывалось самое настоящее пламя, Тартаковский добился того, что луч прожёг кирпич насквозь. В результате начала гореть деревянная стенка ограждающая павильон.
  Тартаковский, не отвлекаясь на пожар, просто сдвинул тележку, на которой стоял кирпич, поперек луча. И прямо на глазах восторженно вопящих зрителей кирпич был аккуратно разрезан на две части!
  Срез был чёрным, вокруг линии реза застыли чёрные потёки расплавленного вещества кирпича, отметил для себя Алексей Толстой.
  Выключив большой лазер, Тартаковский убрал половинки кирпича и установил вместо них двадцатисантиметровый обрезок рельса. Внимательно осмотрев его, снова включил лазер.
  История повторилась. За тем исключением, что горящее железо рельса разбрасывало на довольно приличное, около полуметра расстояние искры, как исполинская "бенгальская" свеча...
  
  
  
  
  Глава 11. Парадигмальный "дрозофилл".
  
  Дождавшись окончания демонстрации, Алексей Толстой, донельзя заинтригованный произошедшим, "атаковал" Тартаковского.
  - Впечатлён вашим "лазером"! И не менее впечатлён вашей лекцией. Только вот не могу понять, вы шутили тогда, когда говорили о "возрождении" теплорода и флогистона, или же ваши слова нужно воспринимать всерьёз?!
  
  - Почти всерьёз. Когда обнаружилось, что законы квантовой механики требуют диалектического описания материи, ещё в Киеве, я с ребятами обнаружил одну малоизвестную работу Альберта Эйнштейна, посвящённую вынужденному излучению атомов. Как раз из этой работы и следовала возможность создания лазера. Ну а затем... Были предприняты с подачи энтузиастов "научной архелогии" "раскопки" старых научных трудов, нас интересовала математика, приведённая там и описания интерпретации исследованых физических явлений. Вот тут-то, наткнувшись на старые работы Карно, Клаузиуса, Больцмана, мы и заметили странность. Эти труды строились на базе теории флогистона. И вполне адекватно описывают тепловые процессы. Тогда как сейчас возобладало мнение о том, что тепло вещества - это движение мельчайших частиц, из которых это вещество и состоит.
  - И в чём было ваше открытие, что подвигло Вас начать такой демарш как возрождение старых осмеянных теорий?
  - В попытке создать математику диалектики. Перевести на математический язык принципы диалектики Гегеля. Вот тут-то мы и обнаружили просто "стада слонов", принципиально не рассматриваемых современной наукой. Более того, мы обнаружили фундаментальную ущербность современного естествознания, значительно снижающую количество возможных открытий...
  - И в чём она?
  - В стремлении к унификации знаний. Поиски некоего "всеобщего принципа", "окончательной систематизации знаний", прежде всего физических, на основе неких принципов, число которых конечно и невелико. Оказывается, если, как говорил Владимир Ильич Ленин, материя неисчерпаема в своих проявлениях, и познание безконечно, то и количество описаний природы тоже должно быть безконечно.
  - Но как из этого следует возможность возродить теорию теплорода и флогистона?
  - Представьте себе, что вы житель страны "планимеров". Двумерных существ, могущих видеть лишь два измерения. Может быть читали книгу с одноимённым названием?
  - Читал.
  - Так вот, представьте, что будучи планимером, вы изучаете к примеру, тетраэдр. Фигуру трёх измерений.
  - Вы хотите сказать, что в таком случае тетраэдр предстанет перед исследователем - планимером как некое безконечное множество разнообразных фигур-сечений?
  - Не совсем так. Планимер - исследователь природы, учёный. И как учёный он будет искать в проявлениях тетраэдра в его плоском мире, закономерности. И естественно, он будет пытаться найти "основополагающие принципы", чтобы свести многообразие сечений тетраэдра к простым формулам, описывающим его. И вот тут, он, привыкнув оперировать двумерными понятиями, может попасть в ловушку.
  - Какую?
  - Он обнаружит, что тетраэдр имеет следующие "фундаментальные" структуры, "помещающиеся" в пространство двух измерений и задающие его свойства - точки вершин, рёбра, плоскости. Через них можно однозначно описать все сечения тетраэдра. Но вот что из обнаруженного фундаментально? Чем на самом деле является тетраэдр? Точкой, отрезком, треугольником? Можно выбрать в качестве основ вершины. А можно с не меньшим успехом - рёбра. Или даже грани. Более того, для разных задач будет удобнее использовать свои "фундаментальные" понятия.
  - Кажется я понимаю. Сама постановка вопроса, из чего состоит тетраэдр, безсмысленна! Тетраэдр - это тетраэдр. Объёмная фигура.
  - Именно! Основным шагом к решению возрождать забытые теории была попытка описать математически диалектику. Занявшись этим вопросом мы вдруг обнаружили, что диалектики хорошо перелагается на язык теории групп! В частности, диад, то самое единство противоположностей.
  - Следующим шагом была попытка объединить существующие описания мельчайших частиц вещества и электромагнитного излучения. Как известно, в отношении электромагнитного излучения есть две группы теорий. Рассматривающих его как поток частиц, или волн. Мы выбросили приставку "или", заменив её на "и". Этот труд выполнил практически полностью Матвей Бронштейн. И обнаружил, что для полноты описания нужно предположить, что волновое описание требуется также и веществу!
  - Так. Но всё-таки, причём здесь теплород?
  - При том, что тепловые колебания атомов и молекул в веществе - это фактически, волновые процессы! Но, тогда, согласно квантовому диалектическому принципу, им соответствует также и некоторый ансамбль частиц! Точнее квазичастиц. По крайней мере, исходя из этой гипотезы, мы получили указание, "карту научных сокровищ", и уже открыли целый ряд новых физических явлений в твёрдой материи, имеющих к тому же немедленную народохозяйственную отдачу! Это сравнимо с открытием электрической энергии, и сулит в перспективе если и не революцию, то по крайней мере существенное продвижение в области к примеру, радиотехники!
  - Частицам, пусть и "-квази", должна соответствовать некая материя. Если немного подумать, то как раз идея теплорода неплохо на её роль подходит. Масса теплорода, наполняющего вещество, очень мала по сравнению с массой вмещающего её вещества. Собственно, как раз предположение о значительной массе теплорода и было главной ошибкой в старых теориях. Вновь переопределив понятия теплорода и флогистона мы получили любопытное системное построение, органично вписавшее в себя как достижения классической термодинамики, так и достижения физики твёрдого тела, и квантовой механики. Давшее глубину понимания и устранившее недочёты существующих по отдельности теорий. Но вот само построение "выламывается" из существующей парадигмы физической науки. Поэтому мы решили обострить коллизию. Дабы исследовать не только сугубо научные вопросы, но и вопросы, касающиеся самой организации науки и её социального организма, в который интегрированы учёные исследователи. Вопрос стоит так:
  - В какой мере наука - то, что она сама о себе провозглашает, а в какой - цех, поражённый кастовыми играми его представителей, стремящихся добыть себе "тёплые" места, "тёплые" во многих отношениях.
  - "Сотрясатель устоев", в виде отдающей ретроградностью при поверхностном взгляде возрождённой теории тепловой материи, тут подходит как нельзя лучше. Мы назвали его парадигмальный "дрозофилл". Подобно этой мушке, рабочей "лошадке" генетиков, он проверяет собой "здоровье" науки, её соответствие запросам общества на новые технологические прорывы, а также исследует практичность самой концепции "множественности описаний" группы физических явлений.
  - Мудрено, я понял не всё, - отреагировал Алексей Толстой. Но. Понял следующее. Ваш демарш - в некоторой мере шутка. И попытка проверить коллег "на вшивость", научные методы - на эффективность. Так?
  - Так! Тартаковский улыбнулся.
  
  ***
  
  - Что это за башню у вас строят? - спустя пару минут спросил Михаила Толстой.
  - Аналог Шуховской башни. Правда, сам Владимир Григорьевич был весьма разозлён "непоследовательностью", как он выразился, Советов. Сначала, мол, построили башню на Шаболовке меньшего размера, чем было запроектировано. А теперь строят на Воробъёвых Горах, наоборот, увеличив размер почти в полтора раза по сравнению с проектом, да в добавок, совсем не из тех материалов, что были запланированы... - подражая недовольному тону Шухова, ответил Михаил.
  - Значит это будет радиобашня?
  - Не только. Для радиопередатчика башни-антенны на Шаболовке нужна электроэнергия. А наша Башня будет сама её вырабатывать...
  - Очевидно, из энергии ветра? Но ветряк крепить на этой сетке неудобно! - возразил Алексей Николаевич.
  - Нет. Будет использоваться энергия атмосферного электричества. По схеме Плаусона. Должно хватить на нужды радиостанции и может быть ещё и предприятиям что-то останется.
  
  ***
  
  Алексей Толстой решительным шагом направился к виднеющимся вдали "цехам под открытым небом". В ту сторону, где особенно кучно "роились" ребятишки.
  Внезапно, несильный шум гигантской стройки разорвал треск. Треск мотоциклеток. Прямо на опешившего от неожиданности Толстого неслась "стая" из восьмёрки мальчишек, разбавленная двумя девчонками, верхом на лёгких мотоциклах. Сии аппараты издавали отчаянный треск, временами уходивший в визгливое завывание, когда мотоциклетчики пытались выполнить "манёвр опережения".
  Михаил дёрнул за рукав остолбеневшего Толстого и утянул его в боковой проход, освобождая дорогу ребятишкам.
  Больше всего Алексея Николаевича поразило выражение их лиц. На них застыло просто-таки "сумашедшее" счастье!
  Присмотревшись к аппаратам, кои оседлали подростки, Толстой с удивлением обнаружил, что они... РАЗНЫЕ! Конструкция почти каждого мотоцикла несла некоторую особенность, отличность от похожей мотоциклетки соседа.
  Вот мимо прокатился мотоцикл, на багажнике которого была закреплена здоровенная, литров на пятьдесят, бочка. Присмотревшись, Толстой успел разглядеть, что от неё к мотору, укреплённому на раме, тянулся чёрный резиновый шланг. Очевидно, это был "бензобак"!
  Самыми многочисленными были аппараты с надписью, выполенной чёрной краской на хромированных бензобаках, расположенных сверху на раме, над мотором. Надпись гласила: Москва-13.
  - Москва-13 - это очевидно, название мотоциклетки? - спросил Толстой у Михаила.
  - Ну да. Базовая модель. Основа так сказать, производства. Однако у нас всячески поощряются самостоятельные переделки ребятишками своих байков. Правильнее их было бы назвать мопедами. От слов "мотор и педали". Видели педальный привод? На всякий случай оставили. По нынешним временам очень полезная особенность.
  - Тот вон пацанчик, на байк которого вы так пристально смотрели, ну тот, что бочку вместо бензобака подключил к мотору, предусмотрительный тип. Специально дополнительно неделю отработал, чтобы пятьдесят литров синтина залить в свой бак-бочёнок. Зато теперь на одной заправке доедет до самого Киева!
  
  - А не опасно ли детишек одних домой отпускать, без сопровождения?
  - Опасно на их пути становиться! - почему-то со смехом ответил Михаил. Вон, смотрите на плакат!
  Приблизившись к строениям, откуда "выпорхнула" стайка ребятишек, Толстой увидел нарисованный на деревянной стенке сарая-склада плакат.
  Грозно выглядящий мотоциклетчик, пригнув голову, в шлеме, отчаянно нёсся на двух кулаков, пытавшихся сбить его оглоблями, зажатыми в мускулистых руках. Надпись под рисунком гласила - "Таран - оружие героя"!
  Михаил, стоявший рядом, с трудом сдержал смешок.
  - Это у нас Валера Птицын отметился. Талантливый парень! Учиться в академии художеств.
  - За ребят же не волнуйтесь! Они сами, кого хочешь скрутят и по месту назначения доставят!
  - Дети?!
  - Ну, во-первых, их сверстники в Гражданскую командовали полками. Во-вторых, за месяц-другой, что они здесь проводят, им преподают основы НВП. Начальной Военной Подготовки, заметив недоумевающий взгляд Толстого пояснил Михаил. Едут домой детишки "бандами", по десять человек в каждой. И друг за дружку горой! Да что говорить! Читали в газетах? Наши пацаны сумели "застукать" на месте преступления "питерского мясника"! Душегуба, промышлявшего ограблениями пассажиров, что имели глупость отправиться на пролётке этого извозчика за город! Убивал он свои жертвы топором! Вот его-то и "взяли в плен" парнишки. Слава Дедов выполнил как раз то, что тут изображено! Протаранил мерзавца! Тот даже топор поднять не успел! Ну а дальше банда Славы скрутила мерзавца, от души его помолотили палками, связали и доставили в отделение.
  
  - Но они же ДЕТИ!
  - И что с того? - взгляд Михаила вдруг приобрёл характерный "прищур", словно он смотрел на Алексея Толстого сквозь прицельную планку мосинки. Если они дети, то, значит, ни шагу без опеки?!! А кого такая опека мелочная выращивает, вы сообразить можете?!
  
  - Я понимаю, Гражданская, шли бои, решалась судьба Страны, - не сдался Толстой. Тогда подобное было оправдано. Но сейчас, в мирное время! Нужно уже отходить от жёсткости военных лет!
  Взгляд Михаила чуть смягчился. Укоризненным тоном он начал выговаривать писателю:
  - Какой, к чёртовой матери, Конец Гражданской! Гражданская Война Вечна как сама Жизнь! Недаром же говорят - Борьба за Существование! Гражданка никогда не кончается, и сейчас лишь перешла из "горячей фазы" в "тлеющую"! Сами можете рассудить, о каком мире можно говорить, когда в деревнях часто безобразничают кулаки, когда СССР окружён кольцом враждебных государств! Кстати, для наших идеологических врагов - буржуазии, и особливо высшего правящего класса, понятие "вечности гражданской войны", которая лишь меняет свои обличья, но никогда не прекращается - сама собой разумеющаяся аксиома! Фундамент, если подумать, их концепции накопления и удержания богатства и власти! А вы что предлагаете? Сопли розовые размазывать? Пальчиком головорезам грозить? А? Что-то, гражданин Толстой, мне ваша позиция активно не нравиться!
  
  - Михаил, были у вас здесь несчастные случаи?
  - Были. Взгляд Михаила затвердел. Один со смертельным исходом, десяток - переломы разной степени тяжести. Погибший сорвался с высоты ста метров. Самовольно залез на Башню, не пристегнул страховку. Переломы случались из-за нарушения техники безопасности.
  - И как ответственные за жизнь ребятишек смотрели потом в глаза их родителей?
  - Нормально смотрели! Все подростки проходят обучения ТБ. Технике безопасности. И в договоре чётко указано, что в случае её нарушения ответственность коммуна "Кибер" за наступившие тяжёлые последствия не несёт!
  - Вот как? А какже тогда завоевания социализма?
  - А здесь надо отделять мух от котлет! - не растерялся Михаил.
  При капитализме в случае тяжёлых последствий для рабочего происходит что? Его, ставшего инвалидом выбрасывают "на улицу". Даже медицинскую помощь не оказывают. Иди лечись в богадельне, у монахов-филантропов, в лучшем случае.
  Мы же, в свою очередь, ВСЕГДА оказываем пострадавшим медпомощь. Но вот разводить сопли по поводу травм, и снимать руководителей, на чьих участках произошли инциденты, если конечно, их вины в них нет, это мы не допускаем! Никому не позволено ломать производственный и учебный процесс!
  
  Прекратив разговор, Алексей Толстой пошёл к зданиям цехов. Михаил направился туда же, сопровождая.
  
  
  Глава 12. Новые технологии.
  
  
  Цеха представляли собой ряды станков, очень продуманно расположенные под навесами. Стены ещё не были возведены, хотя кое-где уже шёл монтаж щитов из похожего на древесину материала.
  Но не древесины, по крайней мере, Толстой при близком разглядывании не мог припомнить такой идеально ровный, без сучков, лист арборита. Вдобавок "дерево" было покрыто чем-то вроде лака.
  Подойдя к работавшим за станками ребятам, Толстой принялся разглядывать, что выходит из-под их рук.
  
  Пацанёнок, невысокого роста, увлечённо скручивал что-то, лежащее перед ним на монтажном столе. Рядом стоял другой мальчишка и периодически помогал малышу разобраться с какой-нибудь "заковыристой" деталью.
  - Что это будет? - заинтересовался Алексей Николаевич.
  - Электрический мотор! - с донельзя важным видом, вызвавшем у Толстого улыбку ответил паренёк. Я для него ротор собираю. С новыми сверхсильными магнитами. Сама... самарий-кобальтовые вот!
  - Ух ты! - вырвалось у Толстого восклицание. А что это такое - самарий-кобальт?
  - Это металлы такие. Самарий - редкозем, а кобальт - его довольно много и встречается он часто. Впрочем, самария в природе тоже много, но он - рассеяный элемент! - с по-прежнему важным видом "просветил" "тёмного", с его точки зрения, взрослого, юный самоделкин.
  
  - Та гдеж его тогда берут?
  - Та месторождение юные геологи недалеко от сюда нашли! Линзовое. Маленькое, всего на пару десятков тонн целевого вещества, если Максим и Олег не ошибаются. А вот кобальтовое месторождение, что под Домодедово, поболее будет - под тысячу тонн там кобальта.
  - И что, там ребятишки карьер лопатами выкопали? - продолжил расспрос Алексей Николаевич.
  - Зачем карьер? Чего ради людей заставлять лопатами махать, труд зря переводить? - возразил "Филиппок". Поставили там большой ветряк, новой конструкции, с электрогенератором. Зарядили от него никель-железную батарею, а от неё - запитали бур. Пробурили скважины, прямо в рудную жилу. А затем, при помощи электротока получили из воздуха и воды азотку, и по трубам из пропилена закачивают её в жилу, по центральной скважине. По боковым скважинам раствор выкачивается насосом вверх, и поступает на... йонобменник, немного запнулся паренёк. А тот из раствора нужные атомы выбирает. Через неделю шихту выгружают, промывают водой и пропускают особый реагент. И - получают чистейшие соли кобальта, редкоземы тоже так добывают!
  
  - А что за мотор ты собираешь? Для чего он? - продолжил распрос Толстой.
  - Это электромотор-колесо! Для велосипеда! Один килоуатт мощностью!
  - Звать-то тебя как?
  - Филипп. Прибылой! - с по-прежнему важным видом ответил мальчуган.
  
  Алексей Толстой взял со стола блестящие, словно покрытые хромом, прямоугольнички. Из них Филлипок, мальчишку и в самом деле, оказалось, что зовут Филиппом, собирал сердечник своего электромотора.
  Решив выяснить, насколько магниты "сильные", Алексей Николаевич стал "сводить" два прямоугольничка.
  - Осторожнее! - увидев, что делает "неграмотный" взрослый, воскликнул мальчик. Берегите пальцы!
  Но было уже поздно. С глухим стуком два магнита притянулись друг к другу, защемив Толстому пальцы.
  Не выдержав сильной боли, писатель чертыхнулся. Попытка развести магниты руками оказалась безуспешной.
  - Не выйдет, силы рук недостаточно. Давайте я при помощи вот этой штуки сниму их, - не растерялся Филипп.
  
  Растерев болящие пальцы, Алексей Николаевич, оглядевшись, спросил мальчика:
  - Филипп, а что это за баки вон там?
  - Это? Аппараты гальванические. В них выращиваются пластины, из которых набирается статор электромотора. Причём, пластины сразу получаются фигурные, обрабатывать их не нужно!
  Заинтересовавшись, Толстой пошёл к означенным станкам.
  Один из них был открыт, и юноша лет семнадцати-восемнадцати извлекал из него... лезвия лопат!
  Плоские, они тем не менее имели характерные очертания. Металл, из которого лезвия лопат были сделаны, ярко блестел, как полированный.
  - Это, очевидно, будущие лопаты? А как их получили?
  - А посмотрите! - пригласил юноша.
  Подойдя вплотную к аппарату, Алексей Николаевич заглянул внутрь. Там, рядами, на медных прутьях висели пластины. Одни были завёрнуты в полотно, а другие, медные, были плотно покрыты с обеих сторон листами металла, имевшего форму заготовки лезвия лопаты.
  Юноша же, достав из бака медный лист с заготовками, при помощи ножа стал отколупывать их от медной основы. И складывать на тележку.
  Через пару минут подошёл ещё один парнишка, и забрал заготовки.
  Заинтригованный Толстой пошёл за ним.
  Носильщик заготовок, или правильнее будет сказать "катильщик", поскольку он тянул за собой тележку, доставил свой груз в кузню. Где был самый настоящий горн, наковальни, кувалды и другие принадлежности всякой уважающей себя кузни.
  Заготовки были переданы кузнецу, молодому мужчине лет двадцати, который, взяв клещами одну заготовку, положил её под механический молот.
  Удар! И плоская заготовка приняла форму готового лезвия лопаты.
  Кузнец положил её обратно на тележку, отдельно от заготовок, и взял следующую.
  
  ***
  
  - Михаил, я что-то не могу обнаружить здесь обычных станков. Где токарные, фрезерные, сверлильные?
  - Они есть. Но, вы, Алексей Николаевич, только что своими глазами увидели, какова техника будущего. Те станки, что вы упомянули, это инструменты девятнадцатого века. Громоздкие, шумные, опасные, неэкономичные. Шутка ли, от заготовки при её точении на токарном станке, хорошо, если треть в дело идёт! Расточительность страшная! Ведь "сточенный" металл в дело уже не пустишь, без переплавки. А гальванопластика, особенно трёхмерная гальванопечать, позволяет получить готовое изделие сразу!
  Если учесть, сколько расходуется того же угля, с учётом всех стадий обработки, добытой руды на пути превращения её в готовое изделие, то получиться, что наш метод, минимум в три раза меньше угля требует! А при более тщательном анализе разница может быть и на порядок!
  - А почему на Западе таких технологий нет?
  - А почему это Вас волнует?
  - Царская Россия отнюдь не блистала техническими достижениями...
  - Кто Вам это сказал? А может быть, как раз-то достижения были, не было лишь интереса их внедрить? И что нам, молодым демиургам СССР, какой-то там Запад? Мы знаем, видим своими глазами, что можем мы, и что может промышленность Запада! В советчиках нам нужды нет, сами с понятием!
  Ну, а ежели Вас, Алексей Николаевич, интересует вопрос, почему такие эффективные технологии не существуют на Западе, несмотря на то, что там вроде как подхватывают любые инновации, сулящие прибыли либо экономии, и что той же гальванике уже полвека, если не более, то ответ на это таков:
  - Что является первоочередной целью правящего класса в странах Запада? Кстати, это вообще основная цель господства.
  - Увеличение капитала?
  - Двойка! Ошибаетесь, Алексей Николаевич. Даже странно, вопрос простейший.
  - Ну, тогда сохранение своего господствующего положения.
  - Вот теперь в точку! Именно сохранить своё положение. И если проблему инноваций рассматривать под этим углом, то многие странности, с тем же распространением неэффективных технологий, вроде как наносящих ущерб капиталу господствующего класса, становятся понятны. Ведь основная цель - это отнюдь не приращение капитала любой ценой! Помните легенду о Мидасе? Сильно его возвысило над окружающими государями-воинами умение делать из всего золото? Возвысило, конечно, но до той поры, пока не пришёл в его страну сильный завоеватель. Не всегда силу можно на золото купить, если по-простому. Сейчас конечно, из-за отлаженности экономической системы, в рамках капиталистического хозяйства - выглядет так, что мол, деньги решают все. На самом деле, на высшем уровне решают не эти глупые символы, всего лишь символизирующие веру людей в них, а реальные общественные структуры, выражающие интересы господствующего класса. В средневековье это было выпукло, видно невооружённым глазом. Недаром нищий дворянин смотрел свысока на купца и банкира. Есть же даже стих о том, что злато - господину, серебро - слуге, медь - крестьянину, но вот "хладное железо", имеется в виду железо оружия, "властвует над всем"!
  Возвращаясь же к вопросу о частом доминировании неэффективных технологий, посмотрите, как они существуют! Они же помимо производственной функции выполняют ещё и общественную - привязывают народ к определённым "правилам игры". Написанных, естественно, в значительной мере, господами, и обслуживающие их интересы!
  Вот по этой-то причине мы и не стали морочиться с заимствованием западных технологий! Мало того, что даже за знания по производству нам нужно будет платить, а средств у нас негусто, так ведь западное производство, оно же на себе несёт печать службы капиталу, точнее господствующему классу! И, будучи один-в-один воплощено у нас, породит "событийное давление", воспроизводящее буржуазные отношения! И никакая "классовая сознательность" такой горы, взваленной на него, в длительной перспективе не выдержит! Нам нужна наша, коммунарская экономика, коммунарские технологии, наше ОРУЖИЕ! Которые вместе взятые, обслуживают НАШИ интересы, дают стабильность!
  
  ***
  
  Внимание Толстого привлекла нелепая конструкция. Из, по внешнему виду, электромотора, торчал вал со множеством шкивов. На каждый шкив был накинут ремень передачи. Всего их было с десяток. Часть ремней висела на крючках, расположенных над шкивами, и были они неподвижны, несмотря на то, что вал бешено вращался. Другие же ремни были накинуты помимо своего шкива электромотора, на шкив бензинового мотора, закреплённого на качающейся раме. Бензомоторчики яростно трещали, выплёвывая из смешных похожих на сигару выхлопных труб струи сизого дыма.
  Рядом сидели мальчишки, что-то подкручивая в моторах.
  Вот, к свободному шкиву, ремень которого висел на крючке, подошёл парнишка с новеньким, блестящим хромом и полированным алюминием моторчиком. Закрепил его в качающейся раме, осторожно накинул на шкив бензомоторчика ремень, и повернув рычажок рамы, натягивающий пружину, привёл шкив бензомотора во вращение.
  Почихав, бензомоторчик запустился. Из его выхлопной трубы, их единообразие удивило Алексея Николаевича, подспудно он ожидал от выхопных труб такого же разнообразия, которое заметил в мотоциклетках, вылетело облако сизого дыма. Мальчишка, по примеру своих сверстников, также стал что-то подкручивать в своём моторе.
  Толстой осмотрел электромотор. Или, правильнее будет назвать эту электромашину генератором, Алексей Николаевич разглядел толстые, с руку сечением, медные шины, идущие к, как он уже выяснил, гальваническим ваннам.
  Как только паренёк подключил и настроил свой бензомоторчик, к одной из ванн, подключённых к генератору, подошёл ещё один парнишка, и стал вывешивать на медных шинах гальванической ванны листы металла, судя по цвету, меди.
  
  - Привет, парень, - обратился к мальчику, только что подключившему свой мотор к генератору Толстой. Что вы тут делаете?
  Паренёк неодобрительно посмотрел на писателя, но, увидев рядом с ним Михаила, который видимо, был ему хорошо известен, ответил на вопрос:
  - Деху свою обкатываю. Горячая обкатка, для притирки движущихся деталей мотора. А чтобы зря синтин не жечь, подключил его к генератору тока. Генератор запитывает гальванические ванны. Всего их десять. Каждый мотор, подключённый к генератору, позволяет запустить одну ванну.
  - А что в них выращивают? Как делают лезвия лопат я уже видел.
  - Здесь выращивают детали моторов. Обоймы подшипников, гильзы цилиндров, пальцы, втулки и многое другое. Вон тот вон аппарат - гальванический трёхмерный принтер. Печатает блины коленвалов, шестерни, шатуны, ролики подшипников.
  - И что, детали твоего моторчика были все напечатаны?
  - Нет, не все. Картер, например, отлили из дуралюмина. А вот слитки дуралюмина вырастили электролизом хлоридов магния, алюминия, железа и марганца в неводном растворе. Это соседний цех, спросите там товарища Плотникова, Владимира Александровича. Это он придумал растворители, которые позволяют при комнатной температуре получить электролизом их солей активные металлы. Даже натрий и калий!
  - А где мотоциклетки собирают?
  - Это вам нужно в сборочный цех. Пройдете три корпуса, и увидите. По правде говоря, не заметить этот цех трудно - там постоянно толпа любопытных толчётся, и мотоцилетки тарахтят.
  
  ***
  
  Действительно, пройдя три строящихся здания цехов, Алексей Толстой услышал звуки большого количества моторной техники.
  Обогнул полувозведённую стену третьего цеха, и его взгляду открылось ЗРЕЛИЩЕ.
  Здоровенный сборочный комплекс. Цех, это слово всё же не отражало размах предприятия.
  Сотни мотоциклеток и не только, на разных стадиях сборки. Вереницы монтажных столов, стендов, шкафов измерительной аппаратуры.
  Присмотревшись, Толстой различил сотни подростков и юношей, увлечённо собиравших свои аппараты. Причём это были не только мотоциклетки. А и странные аппараты, с мотоциклетными рулём и седлом, но о четырёх колёсах. И даже такая техника, которую как минитракторами и грузовыми автомобилями иначе и не назовёшь.
  Быстрым шагом писатель преодолел расстояние.
  В глазах рябило от обилия интересных объектов и субъектов.
  Вот маленький, щуплый парнишка уверенно держит в руке газовую горелку и латунный пруток, спаивая раму своего будущего байка.
  Другой вьюнош отрезает при помощи странной пилы, похожей на точильный круг точильщика ножей, трубку, делает заготовку для рамы мотоцикла. Именно мотоцикла, тяжёлого аппарата с коляской, что видно из чертежа, с которым он сверяет свои действия.
  А вот группа подростков увлечённо обсуждает свои байки. Двое яростно о чём-то спорят, затем один из них берёт в руки руль своего мопеда, и крутнув педали, заводит его. Затем, опустив сцепление и прибавив газа, роет задним колесом песок.
  - Видишь, Димка, не глохнет! - задорно выговаривает он оппоненту.
  
  Внезапно, перекрывая гул, раздаётся громкий крик.
  - Айда в карьер! Соревнования по байк-джампингу вот-вот начнуться!
  
  - Товарищи, вас подвезти?! - рядом с Алексеем Николаевичем и Михаилом остановился четырёхколёсный аппарат. За спиной водителя была установлена скамья, для пассажиров.
  - На соревнования?
  Водитель кивнул.
  - Вези! - охотно согласился Толстой.
  
  ***
  
  Соревнования по "фигурному вождению" проходили в бывшем глиняном карьере.
  Маленькое месторождение глины было исчерпано буквально за пару месяцев, и сейчас глину добывали в двух километрах от "заброшенного карьера". Который был превращён в трассу с препятствиями в виде горок, крутых подъёмов и поворотов, луж. Где стали проводить гонки всевозможной мототехники, испытывая разнообразные концепции на практичность.
  Группа мопедистов выстроилась в ряд на старте, дожидаясь отмашки флага стартёра.
  Взмах клетчатого флага и десяток байкеров, взревев моторчиками, рванули вперёд.
  Вот один из вырвавшихся, стремительно взлетел на холмик, и аппарат уже буквально, а не как оборот речи взмыл ввысь.
  Находчивый всадник железного коня казалось, нимало не был обескуражен потерей связи с землёй.
  Наоборот, используя силы инерции, он оторвался от своего байка, и сделав сальто, умудрился точно сесть обратно! Уверенно приземлившись в десятке метров от точки прыжка!
  Подобная акробатика не была чем-то из ряда вон. То один, то другой, байкеры демонстрировали просто невероятные трюки!
  Алексея Толстого эта картина соревнований потрясла и заворожила. Демонстрацией небывалых возможностей человека!
  
  
  Глава 13. Удобрения.
  
  - Вира помалу! - прокричал прораб буровой Алёша Смелов. Восемнадцатилетний парень был начальником смены буровой, что сейчас дырявила землю под селом Домодедово в поисках полезных ископаемых.
  Бур тяжело вышел из скважины. Оператор бурения подхватил буровую колонку и включив механизм выброса, извлёк из неё керн породы.
  
  Спустя час.
  - Тэк, что тут у нас есть, - произнёс химик-аналитик Стас Коробов. Железо, пятнадцать процентов, алюминий десять, марганец пять... и ЗОЛОТО! Восемь грамм на тонну!
  Слух об обнаружении "золотой жилы" быстро разнёсся по кемпингу поисково-геологического отряда. Срочно завершили плановое обслуживание буровой и приступили к "оконтуриванию" возможного месторождения золота.
  
  Спустя сутки.
  - Итак, Феликс Эдмундович, можно уже с уверенностью говорить, что обнаружено месторождение золота. Прямо тут у нас под носом. Глубина залегания золотоносной породы около ста метров. Запасы - не менее ста тонн, может и больше.
  - Я проконсультировался по вашему сообщению с Михаилом Петровичем, из геологического, - ответил на реплику Матвея Бронштейна Дзержинский. Восемь грамм на тонну - это не очень много. А учитывая глубину залегания, затраты на добычу великоваты выходят...
  - По старым технологиям. Если копать карьер или даже шахту, затраты будут велики. Но у нас есть другой способ добычи...
  Мне хотелось бы поставить на совещании следующий вопрос. Для точных приборов, таких, как авометры, желательно использовать золотые проводники. Для надёжности и точности. Золото также требуется для покрытия кристаллизационных камер, например, для выращивания кварца. Так что очень нужно направить часть добытого металла на эти нужды. И, есть, ещё одно соображение, как повысить покупательную способность СССР на мировом рынке...
  
  ***
  
  - Стас, а как вы извлекаете целевое вещество из рапы азотнокислых солей? - спросил молодого юношу, почти мальчика, московский геолог Михаил Петрович Серов.
  - Видите эти реакторы? В каждом - ионообменная смола, своя для каждого металла. Раствор, выкачанный из скважины, сначала очищается от механических примесей в этом вот отстойнике. Затем, пропускается через слой кварцевого песка, и поступает в ионообменные колонки. После идёт в этот бак выпарного устройства, где под ваккумом упаривается. При этом в осадок выпадают сначала нитрат калия, затем нитраты железа и алюминия, магния, кальция.
  В земле содержится довольно много калия, магния, кальция. При прокачке через рудное тело десятипроцентного раствора азотной кислоты соединения этих щелочного и щелочноземельных металлов переходят в нитраты. И, после отделения от других веществ, мы сразу получаем безбалластное, то есть не содержащее лишних веществ, химическое удобрение! С нашего обогатительного цеха снабжаются удобрением лосиноостровские экспериментальные поля. Урожай успели собрать в сентябре просто феноменальный!
  - Значит, вы настаиваете, что добыча золота благодаря извлечению попутных соединений, типа калийной, магнезиальной и кальциевой селитры, нитратов железа и алюминия, марганца, будет рентабельной?
  - Физически, безусловно. Затраты энергии и сырья на производство реагента - азотной кислоты и оборудования для прокачки и обработки выщелачивающего раствора дают пятнадцатикратный выигрыш по затратам. Т. е. процесс самоподдерживающийся, и позволяющий расширять производство.
  В денежном же выражении считать рентабельность - от лукавого. Какую ставку налогообложения и прочих поборов установите - такой доход и получиться. Можно и в убытке остаться. Так что за попытку считать рентабельность по-старому, буржуазными показателями, я бы к стенке ставил. Нам такие экономисты-плутократы даже как удобрение для земли не нужны!
  
  На лице Серова промелькнуло мимолётное выражение испуга, впрочем, сразу исчезнувшее, - сорокалетний мужчина хорошо владел собой.
  - Значит, золото - попутное вещество. Учёт всех добываемых веществ даёт самоокупаемость. А много ли можно добывать в год золота?
  - Зависит от того, сколько будет добыто сопутствующих веществ. Мы хотим выйти на показатели не менее двадцати тысяч тонн калий-магниевого нитрата в год. На тонну калийной селитры выходит сорок пять грамм золота. Выходит, почти тонну золота в год месторождение даст. Впрочем, цена полученных удобрений, уже с лихвой цену добытого золота перекрывает. А ведь есть ещё и нитраты алюминия, железа, марганца, что тоже доход дают!
  - Ещё вопрос. В азотной кислоте золото не растворяется. Как же вы его извлекаете?
  - Ну, Михаил Петрович! Как геолог вы должны, просто обязаны знать, что в земной коре и практически любых осадочных породах всегда есть немного хлоридов. В условиях кислой среды закачиваемого в рудный пласт раствора азотной кислоты эти хлориды и дадут примесь соляной кислоты, растворяющей благодаря окислительному потенциалу нитрат-аниона металлическое золото. Т. е. фактически, под влиянием содержащихся в земле хлоридов мы имеем дело с раствором царской водки! Уже после двух-трёх циркуляций электролита. Ежели однако, хлоридов окажется мало, то их можно добавить в закачиваемый раствор. Мы тут недалеко месторождение сильвинита нашли.
  Кстати, помимо ионнообменного выделения металлов из раствора, что имеет смысл для тех их представителей, что расположены в ряду электрохимических потенциалов до водорода, для металлов что расположены после водорода, лучше использовать электролиз. Так, собственно говоря мы и получаем золото. Дешевле выходит, чем специальную ионообменную смолу для золота использовать.
  
  ***
  
  Лосиноостровское опытное сельхоз-лесное хозяйство было образовано решением Совнаркома на месте бывшего царского заказника по инициативе нового ректора МГУ.
  Причиной создания стала "насущная необходимость собрать воедино накопленный русской сельскохозяйственной и лесной наукой опыт" и на его основе разработать эффективную концепцию развития сельского и лесного хозяйства российского нечерноземья.
  По этому вопросу Бронштейн вступил в ожесточённую полемику с такими видными деятелями как Бухарин, Мичурин и даже Вернадский. Владимир Иванович, узнав о произошедшей в Москве реорганизации Университета, изыскал возможность приехать из Парижа и лично ознакомится с преобразованиями.
  Мичурина чуть ли не силком вывезли из посёлка Долгое, где был расположен его "сортоиспытательный участок". Иван Владимирович пытался отказаться от переезда, ссылаясь на "необходимость непрерывного контроля" за процессом селекции новых сортов плодовых деревьев. Тем не менее, "нажиму" со стороны Наркомзема, он уступил.
  - Вы хотя бы съездите в Москву, поговорите с тамошними энтузиастами. Это для вашего же дела архиважно! - напутствовал его комиссар Дедов.
  В Москве Ивана Владимировича встретил сам ректор МГУ, и сразу отвёз на своём авто в новенький корпус "Института прикладной химерологии им. И. В. Мичурина", расположившегося прямо на территории бывшего царского заказника, чем невероятно смутил скромного селекционера.
  Иван Владимирович был немало обескуражен, когда обнаружил, что работать ему придётся с... подростками! Хотя и "классические" сотрудники лабораторий наличествовали.
  Но всё это было "предвестником" настоящего "ошеломления", когда Мичурин наконец, ознакомился с планом исследований...
  Причиной создания "Лосиноостровского полигона новых биотехнологий" была острая продовольственная проблема, возникшая в связи с массовым "наплывом" желающих приобщиться к достижениям науки и техники представителей подрастающего поколения.
  
  ***
  
  - Молодой человек! То, что вы поставили в план исследований моей лаборатории на следующий год, это неслыханно!
  - Что Вас беспокоит, Иван Владимирович?
  - Вы смеетесь надо мной, Матвей? Вот первый пункт вашего плана:
  - В течении следующего, 1924 года провести исследования и установить природу молекул, отвечающих за передачу наследственной информации в клетках живого организма! Да над этой проблемой генетики голову уже не первое десятилетие ломают! Как можно планировать такое? Когда ещё функции клеточных органелл толком не выяснены?
  - И тем не менее, Иван Владимирович, МОЖНО! И даже НУЖНО! Установить локализацию носителей "генетического кода" и их природу - задача достаточно несложная. И посильная пытливому исследователю уже на существующем оборудовании...
  - Вы смеётесь? Почему тогда в других странах нет намёка на то, что проблема носителя генетически определяемых свойств живых существ хоть как-то обозначена?
  - Ну почему нет. Есть! В 1868 году швейцарский исследователь Ф. Мишер впервые выделил из ядер лейкоцитов человека соединения нового типа, ранее неизвестные, которые он назвал нуклеинами. Вскоре сотрудники лаборатории Ф. Гоппе-Зейлера, в которой работал Ф. Мишер, в том числе и наш соотечественник Н. Любавин, выделили нуклеины из эритроцитов птиц, рептилий, из дрожжевых клеток и ряда других объектов. Позднее Ф. Мишер установил, что нуклеин - это сложное соединение, состоящее из кислого компонента с высоким содержанием фосфора (в 1889 году этот компонент назвали нуклеиновой кислотой) и белкового компонента. Так были открыты нуклеиновые кислоты и новая группа сложных белков, содержащая их, - нуклеопротеины.
  К середине 80-ых годов XIX века нуклеин был найден в составе хромосом, в связи с чем сформировались первые представления о его важной роли в передаче наследственных свойств. Однако позднее эти представления не получили развития, передачу наследственных свойств стали связывать с молекулами белка.
  - Лично я твёрдо убеждён, что белки в передаче наследственных свойств играют второстепенную роль. И вот почему. Нуклеиновая кислота - это полимерная молекула, состоящая из четырёх оснований-мономеров. Белок - тоже полимер, но состоящий из более чем десятка оснований.
  Чисто математически, решая "конкурентную задачу", на "выживание" носителя наследственных свойств в борьбе за ресурсы в виде молекул-мономеров, можно показать, что чем меньше оснований в образующемся полимере, тем он устойчивее и его синтез вероятнее. Поэтому выживает как носитель наследственных свойств именно нуклеиновая кислота, ибо этот полимер содержит меньше мономеров.
  - Любопытное рассуждение, молодой человек. Значит, вы считаете, что носитель наследственных свойств - именно нуклеиновая кислота?
  - Именно она. Четыре мономера, составляющие полимерную молекулу нуклеиновой кислоты, можно уподобить четырём буквам. Аналогия с азбукой Морзе напрашивается. Белки хромосом должны тогда отвечать за упаковку и распаковку "нитей" нуклеиновой кислоты, образуя нечто вроде молекулярных "книг". Этакие тома, где подробно записаны, ну, скорее всего, формулы белков. А также "командные книги", где записаны программы, включающие и выключающие те или иные белковые комплексы. Этого уже достаточно, чтобы "запрограммировать", как это делала Ада Лавлейс, создавая программы для аналитической машины Чарльза Бэббиджа или как набиваются программы для жаккардовых ткацких станков, все отвечающие за развитие организма, в простейшем случае - живой клетки, "молекулярные чертежи и команды".
  - Очень интересно. Но это ваши домыслы, молодой человек.
  - Ну почему же домыслы? Гипотезы! Математически обоснованные! Которые можно проверить. И первое, что нужно сделать - окончательно подтвердить гипотезу о том, что ядро клетки - носитель ВСЕХ специфических признаков данного организма. Проще всего это сделать на амёбах, типа диатомей. Среди них есть весьма крупные экземпляры. И ядра у них большие. Что позволяет микропипеткой извлечь ядро из одной раковинной амёбы и пересадить её другой, предварительно убрав её ядро. Если после этой операции изменятся характерные признаки амёбы - к примеру, форма её раковины, то локализация носителя наследственных свойств в ядре, считайте, доказана.
  - А как быть с безъядерными клетками? Многие бактерии не имеют ядра. Где у них локализованы, по-вашему, носители наследственных свойств?
  - Думаю, что эти представители микромира тоже имеют некий аналог ядра. Но, намного более просто устроеный. Что-то вроде хромосомы, без защитной оболочки, как в случае ядерных клеток.
  - Хорошо. Раз вы настаиваете...
  
  
  Глава 14. Бронштейн: размышления над грядущим.
  
  Матвей откинулся на спинку кресла, сидя в своём рабочем кабинете ректора МГУ, в новом корпусе, который буквально день назад закончили возводить. Сейчас шли отделочные работы, но кабинеты администрации уже были завершены, причем, что самое пикантное - силами самих административных работников.
  Это нововведение, которое пробил Матвей, очень не нравилось гражданам "старой закалки", считающим, что "каждый должен заниматься своим делом", и мол профессор в роли маляра - это глупо. Мол, профессиональный маляр справится лучше.
  - Где ж их взять-то, профи красильных дел, да вдобавок, готовых работать без оплаты? Так что субботникам по отделке главного корпуса быть! Поддержим почин Владимира Ильича... - ответил тогда недовольным Бронштейн.
  - Внедрение нового всегда идёт с трудом. Даже тогда, когда это новое выгодно, но как правило, выгоду поначалу не видят. Зато опасения насчёт лишних проблем, часто оправданы, - думал Митя, вертя в руках толстую авторучку.
  Взгляд Матвея перешёл с разглядывания портретов классиков марксизма, висящих напротив, на пишущий предмет в его руках. Не только пишущий...
  - Пока мне удаётся производить на членов советского правительства исключительно благоприятное впечатление. Почему? Поддерживаю "генеральную линию партии на строительство коммунизма в России", ещё не успевшую, официально, на бумаге, сделать крутой поворот "к социализму", а реально - к строительству классического государства. Причём "с элементами имперского стиля". Врагов, правильнее будет сказать, недовольных, пока мало.
  Объёмы продукции, выпускаемой "Кибером", пока не "наступают" на интересы "гешефтмахеров" типа Хаммера, хотя с последним я прокололся. Ведь помнил о карандашных фабриках этого "господина-товарища"! Впрочем, похоже, последствия пока слабые.
  С другой стороны. Есть в Совнаркоме и других учреждениях Советской власти лица, которые по памяти Макарова, и по моим наблюдениям, сыграли весьма неблаговидную роль в том, как события будут развиваться уже буквально через год-другой. Навскидку, например, Генрих Ягода.
  Гадёныш! Сразу себя проявивший. Как он на мой "Электро-Балт" смотрел! И как "отжать" хотел, пока мы с товарищами из автомастерской Кремля не наладили переделку бензиновых авто на электротягу. И даже сейчас недоволен мной. Мол, что себе этот "пацан" позволяет! Не по статусу ему так себя вести.
  В общем, таких нужно "решать", по заветам Аль-Капоне. И чем быстрее, тем для дела лучше.
  Матвей снова посмотрел на авторучку в своей ладони. "Мастерок Екатерины Медичи". "Редактор Истории", Перо, в буквальном смысле равное Револьверу.
  Сдержав зловещую улыбку, Матвей погрузился в воспоминания. Как-то разговор с Макаровым пошёл о том, как нейтрализовать противников возможного резкого изменения курса страны.
  - Понимаешь, в чём дело, Матвей, - начал разъяснять суть проблемы Макаров. Слово "коммунизм", если к нему подойти с точки зрения "обобщённой диалектики", можно ведь расшифровывать по-разному! Например, так:
  - Коммунизм - кому вверх, кому вниз! То есть, реально, возводимое общество в России может быть вообще экспериментом "лиги "красного дракона"".
  - Кто это такие?
  - Хозяева Земли. Преимущественно члены королевских семейств, видные роды банкиров, и всевозможные главы "тайных обществ", типа масонов и других, менее известных. Например, знаешь ли ты, что недавно организованная в США федеральная финансовая резервная служба - во-первых, частная "контора", буквально "надгосударственная организация", а во-вторых, её учредителями, внёсшими средства в уставный фонд как раз и были королевские семейства Европы. И Николай Романов тоже денежку внёс. Кстати, возможно, одна из причин, почему его не стали спасать - как раз тот злосчастный вклад. Хотя вряд ли. Скорее царь-неудачник, имевший все возможности спастись, но даже такое простое дело заваливший, не достоин спасения. И дефективный генетически был...
  - Но тогда, если реформы в СССР пойдут не "по-правилам", СССР объявят войну!
  - Это в крайнем случае. Скорее, попытаются ликвидировать "прорабов" изменений, неугодных "экспериментаторам". Как Ильича. Его ведь, отнюдь не Клара Каплан подстрелила. Там вообще, целая банда отметилась. Как раз, возможно, из-за "своеволия" Ильича. Поэтому нужно этот фактор учитывать.
  - Как?
  - Во-первых. Не получиться тебе "супергением" в СССР стать. Просто в один прекрасный день попросят тебя, Матвей, настоятельно попросят, эмигрировать. Гениями вообще-то не разбрасываются, так что сначала попытаются перетянуть на свою сторону.
  - И что делать?
  - Как что? Торговаться! Миллиард долларов на личный счёт, персональный дворец и яхта, самолёт и охрана из лиц, которых ты сам отберёшь! Давить можешь на свою пользу. Вон, Эдисона в ценах 199х оценили почти в двадцать миллиардов долларов! Теперь это где-то полмиллиарда. А ты, с моей помощью, можешь и на теперешние двадцать миллиардов потянуть.
  - А СССР, получается, бросить?! Знаешь, что Макаров, а тебе не кажется, что это предательство?
  - Предательство, глупый ты мой лошок, Бронштейн, это когда ты, как создатель советской резины Лебедев, умираешь от тифа в гнилом вагоне третьего класса, и в отличие от Лебедева, знаешь, что умираешь зря. Тогда как в более благодарной стране ты имел бы СВОЙ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ПОЕЗД!
  - Так что, советуешь сразу "продаться на Запад"?
  - Матвей, ты не понимаешь масштаба "игры"! Смысл фразы "вышли мы все из народа", дополнительный к общеизвестному, можешь понять? Само слово народ - оно же уничижительное! А тебе следут действовать так:
  - Либо стать одним из ХОЗЯЕВ СССР, по крайней мере определять политику и будущее страны на манер "серого кардинала", из аналогов, ну хотя бы Джона Гопкинса, реального автора "Нового Курса" Рузвельта, либо действительно уехать туда, где тебя лучше ценят. И доказали это практикой.
  - Альтернатива - кончить как враги клана Медичи. Внезапной желудочной хворью, или как Ильич - впадением в маразм. Способов устранить конкурента, за тысячелетия накоплено просто невероятное количество. И их знают те, кому нужно, "на зубок".
  Вообще, Матвей, пойми. Что реальных "народных" восстаний нет в природе. За всеми ними всегда стоят те, кто относятся к правящему классу. Восстания под такой точкой зрения - это способ избавиться от недовольных за счёт их "самозабоя", подняться с низов тем людям с "генами прирождённых правителей", кто реально может предложить что-то дельное для хозяев Земли.
  - А что ещё можешь посоветовать?
  - Свою ИГРУ. Но это трудно. Придётся раздать открытия тем, кто их заслуживает. Резину - Лебедеву, ДНК - Мичурину или Кольцову, и т. д. Себе можешь оставить то, чем ты и был знаменит в моей реальности - теорию гравитации, ну и квантмех впридачу...
  
  Матвей снова взглянул на "редактор истории", возвращаясь в реальность из своих дум. Данный пишущий предмет мог стрелять крохотными вольфрамовыми шариками, начинёнными рицином, и покрытыми желатиновой оболочкой с точно рассчитанным временем растворения в теле человека. Один месяц. В отличии от истории с "уколом зонтиком", которым ликвидировали болгарского диссидента, придуманная Матвеем конструкция исключала провал. Особенно сейчас, когда так много людей умирает от тифа. Внедрение вольфрамовой капсулы, разогнанной сжатым азотом из баллончика, воспринималось как "укус комара", и особого безпокойства не вызывало. Саму ручку, при неквалифицированной разборке, заподозрить в "двойном дне" было очень трудно. Тем более, что ею Матвей постоянно пользовался.
  Однако решиться на ликвидацию, пусть и откровенно сволочного человечка, который отметился в истории СССР исключительно кроваво и был одним из инициаторов создания ГУЛАГА, интиллигентному человеку, которым Матвей пока себя ещё считал, несмотря на откровенно негативный смысл, который это понятие приобрело в будущем став синонимом "слабака", было трудно.
  Аргументом, прекратившем колебания Матвея стал факт крайне негативной реакции Ягоды на то, что его совершенно не касалось, - а именно, на план развёртывания геологоразведки в СССР.
  
  - Да, сильный тогда спор на совещании вышел, - снова погрузился в воспоминания Матвей.
  Группа геологов "старой закалки", превратно поняв слова М. Ломоносова о том, что "Сибирью будет прирастать Россия", почему-то решили "загнать" геологоразведочные партии на Крайний Север.
  Да, будут обнаружены Норильское месторождение никелевых руд, Мончегорское месторождение апатитов, Сибирская нефть, золото Алдана и Колымы. Вроде всё правильно. Но ПРАВИЛЬНО ли?
  Достаточно посмотреть на глобус, не искажающий в отличии от плоской карты площади территорий около северного полюса и экватора, и сразу становиться видно, что территории средней полосы СССР и юга куда обширнее. Следовательно, просто по теории вероятностей, и месторождений там больше, интересных для разработки. А вот вклад в первичное освоение - меньше. Не так холодно, не нужно сводить лес и искать источники энергии, наконец, можно совместить добычу полезных ископаемых с "цивилизацией" тамошних аборигенов. Всяких диких казахов, таджиков и узбеков. Создать из представителей этих народов крепкую ячейку рабочего класса, разбавив тем самым засилье дехкан и баев.
  Фактически, итоги того совещания "висели на волоске". Вмешательство Ягоды, поддержавшего "арктикофилов", чуть было не привело к тому, что я знаю из рассказов Макарова о РИ.
  Пришлось выложить "козырного туза", найденные якобы, во время работы группы охотников за забытыми открытиями, "Научного Дреглайна", в библиотеках высших учебных заведений и архивах бывшей Российской Империи, письма "неизвестных землепроходцев", о якобы найденных ими:
  - Гигантских месторождениях золота в Узбекистане, и там же - месторождениях газа и конденсата.
  - Нефти в Татарии и Башкирии, а также в бассейне Каспийского моря, с чётким указанием расположения месторождений.
  - Месторождении полиметаллических руд в Казахстане.
  И многое другое. Всего было "проанализировано" более пятнадцати писем.
  
  После такого "залпа тяжёлой артиллерии", совещание большинством голосов приняло резолюцию "о проверке" вскрывшихся фактов.
  Скоро, учебники геологии могут "украсится" фамилиями никогда в реальности не существовавших людей. Точнее, ни сном, ни духом не подозревавших о сделанных ими открытиях.
  
  - С геологией вообще, внезапно оказалось довольно много проблем. Мой труд "Термодинамика планеты Земля и её приложение к геологической науке" воспринят в штыки геологами.
  Почему-то им очень не нравится моя поддержка и физическое обоснование гипотезы А. Вегенера о "дрейфе континентов". Хотя я в этой работе, написанной совместно с геологом Демяненко, одним из немногих, кто восторженно воспринял идеи Вегенера, чётко показал, что движет континентами, и даже предложил методы "визуального" наблюдения этого процесса. Например, в Африканском Рифте. Там в некоторых местах действительно, скорость расхождения литосферных плит можно в буквальном смысле "померить линейкой".
  
  Пришлось устроить несогласным с моей линией в геологии "научный погром". Выгнав товарищей с занимаемых ими должностей. Ничего, поработают школьными учителями, всё одно польза будет, нежели быть "тормозами" в деле формирования новой советской геологии. На самых передовых научных принципах, подразумевающих активное вовлечение в дальнейшее развитие геологии приёмов и подходов таких наук как физика и химия, вместе с их языком - математикой.
  
  - Прорвёмся! Если меня с должности "главного куратора" советской науки не выгонят "за волюнтаризм", то уже через пять лет сформируется новая школа советских геологов, которые усвоят принципы этой науки образца начала двадцать первого века.
  
  Ещё один интересный вопрос, состоит в том, стоит ли разворачивать масштабные геологоразведочные работы по всей стране, разведывая и оконтуривая месторождения полезных ископаемых.
  Или стоит проявлять бдительность и сдержанность. Доклады о найденных природных сокровищах имеют дурную тенденцию попадать в конце концов на стол к тем, кто больше за эти сведения заплатит. Соответственно, "градус" интереса к СССР как гигантской "сокровищнице всего человечества" вырастет.
  А соответственно, вырастет интерес "пограбить" готовое. Одно дело, когда не известно, что есть на захваченных территориях, и совсем другое - прийти "на готовое", когда всё разведано и создана инфраструктура.
  Думаю, нужно будет разумным людям в Совнаркоме "ввести в уши" концепцию "достаточной геологоразведки", когда количество изысканных месторождений полезных ископаемых чётко соответствуют нуждам промышленности.
  Вообще, если у меня выгорит с созданием постиндустриала "здесь и сейчас", то и проблема поиска крупных месторождений потеряет остроту.
  
  Матвей положил ручку и открыл ящик письменного стола. Достал оттуда бумаги, и погрузился в их чтение.
  - Специалисты завода "Красный каучук" настоятельно требуют помочь им в создании и наладке оборудования для выпуска разных сортов резины из синтез-газа. Возмущены, что группа Зайцева, разработавшая синтез, поступила "не по-товарищески", отказавшись войти в состав предприятия, вместо этого предпочтя создать свою технокоммуну.
  Также просят помочь в "поиске детских болезней нового советского дирижабля".
  
  - Дирижабля?! В памяти Бронштейна возникли картины из двадцатых годов двадцать первого столетия, из эпохи "ренессанса" этих воздушных кораблей...
  
  Одна из причин "фальстарта" небесных кораблей были "детские болезни" и неотлаженность их системы управления, которые не успели устранить до возникновения массовой потребности в обычных самолётах. В результате потенциально революционные воздушные аппараты, способные в теории снизить себестоимость грузоперевозок до уровня стоимости перевозок морским транспортом, "скончались в колыбели".
  Макарова вообще удивил тот факт, что дирижабли сразу стали строить гигантских размеров, вместо того, чтобы "набить руку" в их конструировании, соорудив нечто вроде "небесной полуторки".
  Впрочем, парадокс быстро прояснился. За странными вывертами судьбы дирижаблестроения, сделавшего все мыслимые ошибки при внедрении нового, стояли интересы транспортных компаний, недовольных возникновением конкурента, потенциально способного похоронить их бизнес.
  По воспоминаниям Макарова, в СССР дирижаблестроение повторило маразмы мирового развития этого вида воздушного транспорта.
  - Вот какого хрена, возмущался пришелец полгода назад, в СССР стали копировать западные аппараты? Зачем было сразу строить монстров на десятки тысяч кубометров "воздушного измещения"? Почему бы не начать с малых аппаратов, грузоподъёмностью полтонны-тонна, максимум полторы тонны? Этож был бы целый флот "небесных полуторок", мгновенно бы разруливший проблемы с обеспечением удалённых областей СССР необходимым! И, учитывая бездорожье страны, этот путь представлялся самоочевидным! Так какого хрена этого не было в реале?
  Мысль исправить эту ошибку овладела Бронштейном.
  
  
  
  
  Глава 15. Дирижабли - строй!
  
  Инициатива построить дирижабль силами на на средства работников московской химической и резинотехнической промышленности принадлежала группе энтузиастов завода "Красный каучук".
  Послав курьера, на следующий день, Матвей через два часа принимал делегацию с завода.
  - Матвей Петрович! - по-взрослому, видимо оценив собеседника начал Олег Конюхов - один из инициаторов строительства. Я знаю, что вы работали вместе со Станиславом Зайцевым, и ваше слово для него - закон! Требую, чтобы вы, "настучали" по голове этому снобу и зазнайке!
  - А в чём дело?
  - Этот не совсем товарищ, отказал нам в поддержке. Мы просили у него хотя бы помочь с составом для пропитки ткани. Нам известно, что резина "С-3" обладает очень хорошими газоудерживающими свойствами. Так этот замаскированный пособник мировой буржуазии отказал нам, аргументируя, что эта резина очень дорогая, и, идёт знаете на что?
  Матвей улыбнулся, уже понимая, какой будет ответ.
  - Эти скрытые вредители гондоны из неё делают! Тогда как советская промышленность не получила от них пока ни грамма ценной резины, и это несмотря на то, что резиновый "голод" даже в Москве страшный! Остро нехватает масло-керосиностойкой резины, нужна резина для шин...
  
  - Значит так, товарищи. Это не Станислав Зайцев вредит, это Вы не понимаете текущий момент во внешнеэкономической политике СССР!
  Осмеянное вами изделие идёт в странах Европы и не только на "ура"! Доход громаден, и средства от продажи позволили СССР уже купить подшипниковый завод, в Швейцарии, нанять швейцарских специалистов, и это несмотря на запрет правительства торговать с нами. Пришлось переплатить впятеро! Но завод того стоил, СССР сможет в ближайшее время решить проблемы разных типономиналов подшипников, что очень важно для нашей промышленности и машиностроения.
  
  - Так что же делать? - Олег заметно погрустнел.
  - Трясти Зайца, конечно! - снова улыбнувшись ответил Матвей. Понятно, что "уступить" вам резину он не мог, но вот обучить ваших спецов синтезу и поделиться катализатором был просто обязан!
  - А теперь перейдём к дирижаблю. Матвей озвучил сформированную вчера на основе воспоминаний пришельца концепцию.
  - Так этож то, что мы хотим построить! Как раз общая грузоподъёмность будет три-четыре тонны, а полезная - около тонны, думаю, - отреагировал Конюхов.
  - Тогда вот какие изменения нужно внести в конструкцию, - Матвей наклонился над чертежами, принесёнными "ходоками" и стал вносить правки.
  - Прежде всего, доставите мотор "Фиат" в нашу двигательную мастерскую. Мы проведём "тюнинг" этого изделия итальянского мотопрома, удвоим мощность и в полтора раза уменьшим вес, повысим надёжность и устойчивость работы, поставив карбюраторы новой конструкции, установим новую систему пуска двигателя.
  - Хорошо, завтра принимайте мотор. Но чтобы всё было по-честному. Наш товарищ присмотрит за вашим "тюнингом"!
  - Второе. Изменим концепцию дирижабля. Сделаем его модульным...
  - Вот здесь в хвосте нужно установить винты подруливания. Значительно упрощает управление аппаратом.
  - На дирижабле толкающие винты расположим вот здесь. С приводом от электромоторов. Мотор "Фиат" будет крутить динамо, вырабатывая трёхфазный ток 380 вольт.
  - Каждый блок дирижабля находится в свой гондоле-контейнере. Как видите, это позволяет очень легко перестраивать аппарат.
  - Для получения водорода мы разработали химический генератор новой конструкции. Работает потребляя синтин и воду, а также воздух. Вырабатывает кубометр водорода в секунду.
  - В секунду?! - изумился кто-то из группы энтузиастов, внимательно слушавших Бронштейна. Это же что получается?! Водородный завод не нужен? А дорогой генератор?
  - Достаточно дешёвый и лёгкий, чтобы его устанавливать на каждый дирижабль...
  
  Разговор о дирижаблях затянулся до позднего вечера. Матвей обещал энтузиастам дирижаблестроения всемерную помощь как со стороны Университета, так и со стороны Коммуны, которую он по-прежнему возглавлял.
  В итоге было решено строить Завод Дирижаблестроения. Ибо рентабельным "небесный грузовик" мог стать при ежедневном выпуске хотя бы одного дирижабля. А покрыть нужды СССР в грузовом транспорте по-минимуму мог при количестве "воздушных полуторок" не менее десяти тысяч штук. Что требовало "экспоненциального" ежемесячного роста объёмов производства!
  Этот план, озвученный Матвеем, ошеломил энтузиастов. Они вообще-то хотели построить всего ОДИН дирижабль, для начала, и не планировали в ближайший год-два начать массовый выпуск.
  Покритиковав Олега за недальновидность, Матвей настоятельно рекомендовал энтузиастам дирижаблестроения обратиться в Совнарком, сказав, что он, Матвей Петрович Бронштейн, одобрил их почин, и добиться постановления о создании технокоммуны "Дирижаблестрой". А в качестве стройплощадки порекомендовал посёлок Долгопрудный.
  
  ***
  
  - Знаешь что, Матвей, через пару дней говорил Бронштейну Островский. Я много размышлял, над тем, какую роль в строительстве нового общества играет ВЕРА. Сродни религиозной, но НАША, а не поповская. И, пришёл к неожиданному выводу - ВЕРА сроди аксиомам геометрии, задаёт базис реальности, которую хочется построить.
  - И что ты хочешь этим сказать?
  - Что без веры, без непрерывного поиска решеий, как согласовать аксиомы тех ценностей, которых придерживаешься, с реальностью, любое дело постепенно разваливается... Кстати, на эти мысли меня натолкнуло изучение... математики!
  - И что, есть твоим взглядам доказательства? Некие факты?
  - Есть! Рассмотрим к примеру, труд Макиавелли. Помнишь, ты как-то раз обмолвился, что это "букварь политика". Я тогда сильно разозлился, ведь макиавеллизм часто приводили как пример, чем руководствуются западные политики в своей деятельности. Но решил, почитать, ибо уже усвоил твою науку - "ничьими словами". А в данном случае - читай первоисточник!
  - И что?
  - По прочтении я лишь укрепился во мнении, что сей труд написан сволочью для сволочей. НО!
  - Что но?
  - Я подумал и обратил внимание на тот факт, для кого он был написан!
  - Для кого?
  - Для Цезаря Борджиа, кстати говоря, редкой сволочи. Макиавелли якобы хотел, чтобы этот политик стал объединителем Италии.
  - Но ничего не вышло, верно?
  - Естественно. Отсюда вывод - а являетя ли труд Макиавелли тем самым "букварём политика"? А что если это был на самом деле "интеллектуальный яд для нейтрализации негодяев"?
  - Отчего такой вывод?
  - Да вот смотрю я на практику наших дел, и прихожу к выводу, что для успешной в том числе и политики, нужны качества, о которых Макиавелли либо вообще не упомянул, или говорил плохое. Я же вот, пришёл к выводу, что любые действия должны свершаться на "своём поле". И честность для политика, прежде всего перед самим собой - не последнее по важности качество!
  
  ***
  
  Спустя пять месяцев.
  Новенький, блестящий белым материалом жёсткого корпуса, дирижабль "Осоавиахим", воздушным измещением 8000 м3 величественно выплыл из эллинга.
  Несмотря на протесты Бронштейна и некоторых других товарищей, непосредственно занятых в строительстве первенца советского коммерческого воздушного грузового флота, на площадке перед эллингом в числе наблюдателей помимо членов приёмо-сдаточной комиссии СНК, была пара германских товарищей, "камрадов". Реально, как вычислил Матвей, это были агенты немецкой фирмы "Граф Цеппелин", каким-то образом "разнюхавшей" о создании дирижабля принципиально новой конструкции в СССР.
  - Конрад, смотри. Этот русский аппарат обходится без помощи наземной команды! Выплыл из эллинга сам, без посторонней помощи. И смотри - держит расстояние до земли уверенно, без рысканий вверх-вниз!
  - Весьма интересно. Откуда большевики взяли столь опытную команду?
  
  Тем временем дирижабль проследовал до причальной мачты, и снова без помощи наземной команды "пристыковал" свой нос к захвату, установленному на вершине этой телескопической выдвижной конструкции. Мачта прямо на глазах у любопытных "выросла из-под земли", что было весьма неожиданно.
  К дирижаблю тихо подъехало грузовое авто. По эмблеме на кузове можно было безошибочно сделать вывод, что это почтовый грузовик.
  
  - Обрати внимание, что у автомобиля не слышно шума работы мотора. Следовательно, слухи о нелегальной закупки Советами у янки конструкции электромобилей не лишены оснований.
  - Да, довольно неожиданно применение электротяги на грузовике. Хотя я уже давно лично убедился, что все авто членов правительства большевиков - электрические, на манер нью-йоркских такси.
  
  - Товарищи! Из кабины дирижабля вышел представительный мужчина лет тридцати пяти, в белоснежной "морского типа" форме, и поприветствовал Климента Ворошилова, вышедшего ему навстречу. Затем он поднялся на невысокий помост и обратился к присутствующим.
  - Команда опытного советского дирижабля "Осоавиахим" готова выполнить первый опытно-коммерческий рейс Москва-Киев!...
  
  Тем временем, пока командир воздушного судна "толкал речь", грузовик заехал прямо под дирижабль. Перед этим наземная команда закрепила дирижабль тросами за кольца, приваренные к забитым в землю металлическим стержням.
  Вместо того, чтобы открыть кузов автомобиля и перегрузить в дирижабль мешки с почтой, они подцепили к балке дирижабля сам "кузов" авто, оказавшейся на проверку... транспортным контейнером!
  Командир закончил произносить речь, выслушал ответ от членов СНК, после чего вернулся обратно в кабину.
  - Контейнер только что закрепили, - обратился к капитану пилот, сидящий в кресле перед довольно внушительных размеров пультом, загадочно "подмигивающем" разноцветными лампочками.
  - Ну, Юра, поехали! - обратился капитан к своему первому помощнику.
  Юрий что-то переключил на пульте.
  - Перекачка газа из баллонета высокого давления в подъёмные баллонеты завершена, - спустя несколько минут доложил он. Подъёмная сила положительная, в допустимых пределах. Отстыкуюсь от причальной мачты.
  Освободив "нос" из захвата, дирижабль, компенсируя лёгкий ветерок работой тяговых винтов, взмыл вертикально вверх.
  - Высота пятьсот метров по барометру...
  Некоторое время дирижабль рыскал вверх-вниз, ища воздушный поток, дующий в нужном направлении. Затем, силовая установка воздушного корабля вышла на номинальный режим, и дирижабль довольно резво - скорость перевалила за сто двадцать километров в час, а учитывая скорость воздушного потока, в котором тот находился, то и за сто сорок относительно земли, полетел в юго-западном направлении.
  На земле в это время был самый настоящий празник. Сотни людей, наблюдавших за отлётом "Осовиахима" бросали вверх кепки, поздравляли друг друга. Наземная команда так вообще, пустилась в пляс.
  
  - Вы Матвей Петрович Бронштейн? - с незначительным акцентом обратился к Матвею представительный господин.
  - Я. С чем пожаловали? Какие вопросы?
  - Я барон фон... Представитель фирмы "Граф Цеппелин"...
  
  ***
  
  Капитан "Осоавиахима" Виктор Седых сел в кресло пилота. Дирижабль быстро скользил над просторами русской равнины. С машинами и оборудованием судя по показаниям индикаторов пульта всё было в порядке. Виктор прикрыл глаза, решив немного отдохнуть. Пригороды Москвы быстро закончились и внизу потянулись лесные массивы, изредка прерываемые деревеньками.
  Пришли воспоминания. О прошедших пяти месяцах лихорадочной производственной и опытно-конструкторской работы. Как спорили о конструкции первого дирижабля... Строго говоря, он не был первым. Если уж быть точным, то был предшественник - питерский дирижабль "VI Октябрь", построенный буквально полгода назад. Но тот аппарат был настолько неудачным, что сейчас о нём старались не вспоминать, чтобы не позориться.
  Необычным в "Осоавиахиме" было буквально всё! Например, способ регулирования подъёмной силы при помощи перекачки водорода между баллонетом высокого давления и подъёмными.
  Когда Бронштейн впервые озвучил давление, которое должен выдерживать баллон с газом, чтобы можно было отказаться от балласта, многие, после расчётов необходимой прочности материала, посчитали эту идею неосуществимой. Требовался материал с прочностью минимум в десять раз превышающей прочность стали!
  Однако Бронштейн, твёрдо пообещал решить эту проблему, и через месяц химики Станислава Зайцева показывали новый материал, созданный в их лаборатории. Боролон. Который был прочнее стали не в десять, а в пятьдесят раз!!! Вдобавок мог растягиваться под нагрузкой, на несколько процентов, амортизируя ударные нагрузки.
  Многие не верили своим глазам, разглядывая двухпудовую гирю, висящую "на паутинке".
  Материал оказался технологичен, и судя по энтузиазму Зайцева, выходил недорогим при массовом выпуске!
  Баллонет высокого давления, испытанный на разрыв, выдержал десять атмосфер избыточного давления. При толщине стенок один миллиметр. Удельная плотность боролона была 2,7 г/см3.
  Испытания проводили на Долгопрудненском полигоне. Когда баллон лопнул, хлопок был слышан за километр. Кстати, разрушение происходило довольно медленно, оболочка порвалась не по всей длине. Разорвался всего метр плёнки.
  
  Мотор "Фиат", фактически, создали заново. Вместо чугунных, поставили более лёгкие стальные поршни. Заменили шатуны, также на более лёгкие. Проточили систему каналов, подающие масло в коренные подшипники коленвала, заменили баббитовые подшипники скольжения на роликовые. Просверлили отверстия в корпусе мотора, так, чтобы не снижать существенно его прочность, но значительно облегчить.
  Был заменён карбюратор, вместо "родного" поставили какой-то особенный, очень сильно улучшивший работу мотора.
  Был установлен электрический стартёр, сделавший пуск мотора простым - достаточно было нажать на кнопку в кабине.
  Обороты мотора также существенно подросли. Раньше, работая на таких оборотах, мотор стёр бы подшипники коленвала за десяток минут. Сейчас же он мог работать в таком режиме часами.
  Топливо, которым "кормили" мотор, синтин, в отличие от керосина, содержало в себе избыточную энергию, и в результате всех модернизаций индикаторная мощность мотора выросла со ста до двухсот пятидесяти лошадиных сил.
  Динамо, что подключили к мотору, оказалось на удивление небольших размеров. Вес - всего пятьдесят килограммов. Суммарный вес мотора и генератора трёхфазного электротока оказался даже меньше прежнего веса одного мотора.
  
  Отдельно шло конструирование тяговых и маневровых электровентиляторных установок. Винтовентиляторные тяговые электромоторы, были двухроторными, со встречным вращением пропеллеров. Со встроенным в ступицу пропеллеров электромотором. Два тяговых электродвижителя, могли поворачиваться вокруг своей оси, меняя вектор тяги. Пропеллеры были заключены в кольцевые обтекатели - импеллеры, хотя многие были не согласны с таким нововведением Матвея. Но он как всегда оказался прав - без них скорость дирижабля на максимальной мощности была на десять километров в час меньше.
  Маневровые движители, тоже винтовентиляторной схемы, но меньших размеров, располагались в хвосте и носу аппарата, причём носовой мог менять вектор тяги. Что просто революционизировало управление дирижаблем.
  Отказ от применения водяного балласта позволил увеличить запас топлива.
  Остов дирижабля был сделан из особого пластического материала, более прочного чем сталь, но могущего обратимо "складываться". Что делало "скелет" воздушного судна одновременно гибким и прочным. Внешняя обшивка была выполнена из боролона толщиной треть миллиметра. Тем не менее она выдержала несколько столкновений с землёй, при обучении команды азам управления. Невероятно прочный материал! Военные уже на него заглядывались. Как на материал для парашюта. Срочно строился парашютный цех, в Долгопрудном. У каждого члена команды "Осоавиахима" был личный парашют новой конструкции, и ими были совершены прыжки с дирижабля во время испытаний.
  К центральной балке крепилась гондола кабины, бытового отсека, электрогенератора. Затем шёл топливный танк и генератор водорода. После них была установлена кран-балка, к которой крепились контейнеры с грузом.
  Сейчас в генераторном отсеке находился Стас Мамин, проверяя работу установки.
  Всего команда "Осоавиахима" насчитывала пять человек.
  Концепция максимально эффективного применения "воздушного грузовика" подразумевала, что дирижабль, для достижения максимальной рентабельности и снижения эксплуатационных расходов, должен постоянно находиться в воздухе, постоянно быть занят перевозкой груза. Команде Виктора предстояло изучить и установить, как долго без ремонта "Осоавиахим" может совершать челночные рейсы. Сейчас выполнялся рейс Москва-Киев. Если после возвращения в Долгопрудный не будут найдены неисправности, практически сразу же после проверки состоиться рейс Москва-Одесса, но уже с другим экипажем. Затем - Москва-Баку...
  
  ***
  
  Имя "Осоавиахим" дирижабль получил после просмотра командой инженеров, а также представителями комиссии СНК анимационного фильма "Осы Авиахима".
  Фильм нарочно сняли в "ура-патриотическом" стиле. Таков был заказ агитпропа команде аниматоров Вертова.
  - "Снимите фильму о доблестных бойцах РККА, громящих новую АНТАНТУ"!
  Чтож, вспомнив приёмы кинокомпаний двадцать первого века, Бронштейн написал сценарий довольно глупого, но изобилующего спец эффектами фильма:
  - Решили как-то раз главные буржуины Японии, США и Англии напасть на СССР...
  Вторжение началось на Дальнем Востоке, как наименее защищённой части СССР.
  В процессе борьбы с иноземными захватчиками отличился отряд... комсомольцев, любителей необычной авиатехники, членов "Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству".
  На своих "воздушных турбобайках" - фактически "голых турбореактивных двигателях, с колёсиками для езды по земле", на которых восседали эти ухари, вооружив свою технику автоматическими пушками-миниганами, громили орды вражеских бомбардировщиков... Б-52, точных копий реальных бомбёров из памяти Макарова! Был даже эпизод со сбитием "летающей крепости"... выстрелом из нагана!
  Обладающий нечеловеческой реакцией вожак комсомольской дружины впав в состояние "пулевого времени", попал пулей своего нагана прямо в детонатор только что выглянувшей из бомболюка бомбы.
  И всё это на встречных скоростях за тысячу километров в час!
  А затем бравый комсомолец в "стиле Нео" уклонялся от летящих обломков вражеского бомбёра!
  Один из двигателей разорванного взрывом самолёта угодил точнёхонько в кабину другой "летающей крепости"! Так что фактически герой одним выстрелом из нагана сбил ДВА СТРАТЕГИЧЕСКИХ БОМБАРДИРОВЩИКА!
  В общем, получилась киноверсия известной шутки, которая больше чем просто шутка:
  Пулемётчик: - Командир, патроны кончились, не могу стрелять!
  Коммисар: - Но ты же коммунист!
  И "Максим" застрочил по цепям наступающих беляков снова...
  
  Неожиданно фильм приобрёл в народе просто-таки "бешеную популярность"! Люди выстраивались с ночи в очереди перед кинотеатрами, чтобы посмотреть супербоевик.
  Вскоре последовала и реакция правительства. "Осоавиахим" появился на три года раньше, чем это произошло по воспоминаниям пришельца.
  
  ***
  
  Виктор, закончив сидеть вахту, прошёл в свою каюту, расположенную сразу за кабиной. Взял с полки "кинокассету" - заправленную в прямоугольный ящичек особо тонкую киноплёнку, созданную на основе боролона.
  Прошёл в кают-компанию, и вставил в проектор кассету с второй серией "Кота в сапогах", добытую "по очень хорошему знакомству" через Матвея Бронштейна. Непосредственно у Дзиги Вертова - председателя "Союзанимации". В этой молодой кинокорпорации, имевшей все шансы стать "Советским Голливудом", а то и переплюнуть корпорацию американов, уже выделились свои "фирмы", пока оформившиеся в виде студий. Серию "Кота" взялась экранизировать студия, для названия которой группа энтузиастов выбрала слоган "Труд мечты". Причём название было на двух языках - русском и английском!
  Сидящие в кают-компании свободные от вахты Стас и Дмитрий одобрительно кивнули головой, Дмитрий закрыл непрозрачной шторкой иллюминатор.
  Олег включил проектор. На белой стене каюты появились титры фильма...
  
  ***
  
  Кассетный кинопроектор был разработан учёными и инженерами МГУ по просьбе кинематографистов.
  - Сделайте удобный небольшой киноаппарат, как-то раз попросил Дзига Вертов.
  Неожиданно в процесс рутинного копирования немецкой техники вмешался ректор.
  - Что мы, германцев глупее? Копируем эту бандуру. Настоящий революционный кинопроектор должен выглядеть так:
  На рисунке, который показал Бронштейн, был изображён совершенно непохожий на изученный немецкий аппарат ящик. Но до боли известный жителю конца двадцатого века, присутствуй он на совещании. Похожий на телевизор. А контейнер, в который было предложено упаковывать для сохранности и упрощения загрузки в киноаппарат плёнку, подозрительно напоминал видеокассету...
  Идея "кинокассеты" понравилась всем. Особенно, когда стало понятно, насколько она упрощает загрузку киноаппарата. Правда, традиционной "толстой" плёнки в кассету предложенного формата помещалось всего на десяток минут фильма. Но, ректор пообещал вскоре разрешить эту проблему.
  С появлением боролона тонкая плёнка была создана. Помимо увеличения времени проигрывания одной кинокассеты до полутора часов, резко сократилась длительность процесса проявки плёнки - из-за более тонкого слоя светочувствительного покрытия. Кстати, основой которого была не желатина, а некий "секретный" полимер, намного более прочный чем желатина, но также как и она, проницаемый для молекул воды.
  Киноаппараты в результате работы инициативной группы разделились на два типа:
  "Домашние" или "клубные", похожие на видеодвойку конца двадцатого века, и "проекторные", похожие на советский диапроектор семидесятых-восьмидесятых или на компьютерный проектор более позднего периода.
  Но вскоре трудами "детского КБ", изобретателем был Филлип Прибылой, самостоятельно додумавшийся до идеи микрофильмов, было рождено нечто революционное!
  В ДКБ он пришёл с фотоаппаратом, собственной конструкции, сделанным из... спичечного коробка!
  Поработав три месяца, поднакопив опыта, этот "Филлипок" советского кинопрома, придумал... переносной киноплеер! Медиаплеер 20х годов! С наушниками, экраном, в формате листа бумаги А5. Загружаемый миниатюрными кинокассетами формата магнитофонных кассет конца века, с микрофильмами!
  Толстый и "неуклюжий", на взгляд Матвея, формой больше похожий на радиоприёмник VEF семидесятых годов, на окружающих Филлипа мальчишек плеер произвёл просто "неземное" впечатление.
  Произошла самая настоящая медиареволюция. Правда, это поняли не сразу...
  
  ***
  
  Успешный полёт "Осовиахима" вдохновил энтузиастов дирижаблестроения. На начало массового выпуска аппаратов.
  Слова Бронштейна о том, что дирижабль как "небесный грузовик" становится выгодным при количестве построенных экземпляров не менее десяти тысяч штук, для чего необходим ежедневный их выпуск, были восприняты как руководство к действию.
  Благодаря использованию ангаров, которые возводились буквально за пару дней, из листов титана, выпуск которых методом электролиза в неводном растворе рутила освоили металлурги группы Плотникова, стало возможным быстрое разворачивание производственных мощностей.
  Работая в три смены, за месяц основные мощности Долгопрудненского завода дирижаблестроения ввели в строй.
  Основные затраты были на возведение Долгопрудненской газогенераторной электростанции - химзавода.
  Это было без всяких скидок, эпохальное достижение в мировой промышленности.
  Назначение ГХЭС (газогенераторная химическая электростанция) было не столько в производстве электроэнергии, сколько в масштабном синтезе водородно - окисьуглеродной газовой смеси.
  При строительстве этого предприятия Матвей развернулся во всю инженерную мощь таланта Макарова.
  Топка-газогенератор. Могла работать на любом твёрдом топливе. От каменного угля, до торфа и бытового горючего мусора.
  Для сжигания топлива была применена схема парокислородного дутья. Для генерации пароводяной смеси должны были использоваться по плану, промстоки. Например, стоки гальванических производств.
  Получение кислорода было организовано на двух турбодетандерах, конструкции Бронштейна. Одновременно, получался аргон, азот, и смесь инертных газов, для дальнейшей переработки.
  Горение топлива с одновременным получением синтез газа шло в топке с "кипящем слоем", шахтного типа. Помимо синтез-газа, топка позволяла отбирать сжижающиеся продукты пиролиза топлива. Для дальнейшей их переработки. Так получали ксилолы, толуол, нафталин и т. д.
  Для очистки от твёрдых включений, синтез-газ пропускался через слой раскалённого шлака, непрерывно выгружаемого из топки в химический реактор для переработки, очищаясь от горючих и твёрдых пылевых частиц. Из шлака методом выщелачивания получали соли алюминия, галлия, индия, германия, урана, редкозёмы и др. Выжатый до, фактически, кремнезёма, шлак использовался как строительный материал.
  Затем синтез-газ поступал в парогенератор, охлаждаясь. Это был первый контур электрогенерации.
  Холодный синтез-газ, шёл в особый, сконструированный под него, турбодетандер, где за счёт сжижения углекислоты и моноокиси углерода происходило разделение газов. Водород из-за очень низкой температуры сжижения пока не получали в виде жидкости. Но вскоре, после освоения выпуска турбин из стойкого к низкой температуре сплава, должны были начать перерабатывать и его. Разделяя протий и... дейтерий!
  После "рекуперативного" разогрева моноокиси углерода и водорода, с использованием низкопотенциального тепла, с выработкой электроэнергии расширяющимися газами, их смешивали в пропорциях, необходимых для синтеза.
  После "вымораживания" водород и окись углерода были столь чистыми, что их можно было использовать для производства продуктов питания. Например, синтетических сахаров - сорбита, маннита, эритрозы, а также синтетических жирных кислот - стеарина, пальмитина.
  Сахара можно было есть сразу, и так была закрыта "сахарная проблема" в Москве и области, позже - и в Петрограде и других городах и посёлках европейской части СССР.
  Жирные кислоты использовались как добавки к комбикорму, для откорма сельскохозяйственных животных.
  
  Избыточные же водород и окись углерода сжигались в... газовой турбине, вырабатывая электроток, а затем, ещё горячие после турбины продукты сгорания вновь подавались в парогенератор.
  Электростанция планировалась мощной. Очень. К концу двадцатых её мощность должна была превысить гигаватт электрической мощности. Соответственно, ежегодный выпуск продуктов химического синтеза должен был измеряться сотнями тысяч тонн!
  Пока же успели ввести в строй первую очередь, пилотный блок, мощностью десять мегаватт.
  
  Второй дирижабль, "Московский химик-резинщик", был построен за месяц. На подходе был следующий - "Торгсин".
  Опытные коммерческие полёты "Осовиахима" завершились даже более чем успешно. Нареканий на работу машин и агрегатов не было, ремонта аппарат после прибытия обратно в Москву, после совершения челночного рейса "Москва-Киев-Москва" не потребовал.
  Сразу же после планового осмотра, занявшего день, "Осовиахим" направился в город Баку.
  Работникам связи быстрая доставка корреспонденции очень понравилась. Так что и в Баку "Осовиахим" нёс контейнер с почтой. Правда, меньшего размера - "тележный". Основной груз составили буровые аппараты, для нефтепромыслов. Нового типа, использующие принципиально новые способы разрушения буримой породы, они позволяли проходит ГРАНИТ СО СКОРОСТЬЮ МЕТР В МИНУТУ! На более мягких породах проходка была раза в три-пять выше!
  По правде говоря, грузоподъёмности "Осовиахима" хватило на один буровой аппарат.
  
  И этот полёт произошёл без ЧП. Обратно, помимо почты, дирижабль привёз дары "солнечного Азербайджана" работникам "Дирижаблестроя" - фрукты.
  
  Невероятная надёжность дирижабля вскружила голову экипажам, и ответственным лицам в Совнаркоме.
  Поэтому третий рейс "Осовиахима" должен был проходить по маршруту... Москва-Владивосток!
  Матвей Бронштейн был категорически против. Но его не стали слушать. Жажда рекордов обуяла всех...
  
  
  
  
  
  Глава 16. Рождение советского телевидения.
  
  О принципах телевидения Матвей знал немного. И то, большей частью, почерпнутые им сведения были из памяти пришельца Макарова, и исчерпывались книжкой француза Айсберга "Телевидение - это очень просто!". Личной практики ремонта телевизионных аппаратов Макаров, увы, не имел. Несмотря на то, что был радиолюбителем, и очень даже неплохим. Вот не пришлось, и всё тут - сокрушался пришелец.
  - Ага "просто", чуть ли не матами думал Бронштейн, стоя в лаборатории "Московского Общества Содействия Телевидению". Гордые собой энтузиасты "МОСТ"-а показывали ректору МГУ собственную разработку - улучшенный механический телевизор системы Нипкова.
  - Честно говоря, по нынешним временам, им удалось-таки создать шедевр.
  Сделав диск развёртки из тонкого листа дуралюминия, применив вместо тусклой неоновой лампочки яркую безэлектродную ксеноновую газоразрядную лампу на пятьдесят ватт, мотор со стабилизатором частоты вращения, применив некоторые другие ухищрения, мостовцам удалось получить на экранчике размером пять на десять сантиметров довольно чёткую картинку, с числом строк сто.
  Использование же цезиевого фотоэлемента-умножителя сигнала, комбинированной лампы, совмещающей в себе светочувствительный прибор и электронный умножитель, позволило создать весьма чувствительное фотоприёмное устройство, позволявшее получить хорошую картинку в помещении без дополнительного освещения.
  Ксеноновая лампа и комбинированный фотоэлемент-усилитель были детищами лаборатории электровакуумных приборов. Которая располагалась на территории завода "Радиолампа", в последние полгода плотно сотрудничавшего с молодыми исследователями коммуны "Кибер".
  
  Матвей помнил, что в становлении телевидения будущего громадную роль сыграли полупроводниковые приборы. Хотя, вроде как по памяти Макарова, у родителей которого в семидесятые годы этого века параллельной истории был старенький телевизор "Крым", создать сносный телеаппарат можно было и на лампах. Тем более, что предложенная Бронштейном революционная "стержневая лампа" и "резиновый компьютер", для моделирования движения электронов между электродами лампы, наконец-то пошла в серию. Триоды, пентоды, диоды уже выпускались малыми партиями для нужд радиосвязи. По правде говоря, они пока "исследовались", искались оптимальные схемы их включения.
  Помощь в целом "малограммотного" в схемотехнике Бронштейна была здесь минимальна. Поэтому и успехи были скромные.
  Для решения проблемы "транзисторной техники" Матвей через Дзержинского, с которым у него наладились очень хорошие деловые отношения, можно было без преувеличения сказать, что "железный " Феликс "боготворил" "гениального технолога", невзирая на имевшие место между ними разногласия, вызвал из Нижнегородской радиолаборатории Олега Владимировича Лосева.
  Молодой инженер, приехав в Москву с удивлением узнал, что ему уже "заготовлена" кафедра "кристадинов". Ректор МГУ в личной беседе настоятельно рекомендовал Олегу Владимировичу заняться этими открытыми Лосевым приборами. Причём вкратце описал физические механизмы, ответственные за "эффекты кристадина". С позиции разрабатываемой ректором "квантовой механики" и "физики теплорода".
  Олег Владимирович был потрясён. Слушал жадно, записывал "откровения" в тетрадь.
  Матвей особо подчеркнул, что для устойчивой работы и повторяемости характеристик кристадинов нужны особо чистые вещества, с количеством примесей один атом на миллиард, а лучше - на триллион или квадриллион атомов германия или кремния, карборунда.
  На удивлённый вопрос Лосева, как добиться такой "невообразимой" чистоты, Матвей предложил использовать так называемый процесс "многократной зонной перекристаллизации", а для контроля чистоты полученного вещества - масс-спектрограф.
  Кристаллизатор и масс-спектрограф поступили в лабораторию Лосева спустя три месяца после памятного разговора.
  Олег Владимирович, получив лаборантов, подготовленных в "Кибере", с "головой" ушёл в работу. И уже был первый успех - диод-детектор радиосигнала, с чётко повторяющимися характеристиками при изготовлении копий. Но трудностей пока было много, тем более, что Матвей увы, ничем не мог помочь - подробности обработки кристаллов транзисторов он знал очень поверхностно.
  
  Разглядывая "телевизор", Матвей раздумывал, что сказать, ждущим его вердикта инженерам-энтузиастам "МОСТ"-а.
  
  - Товарищи, наконец в голову Матвею пришла идея. Телеаппарат у вас вышел... неплохой. Но уже морально устаревший.
  - Даю вам ориентиры, чтобы было понятно, к чему стремиться. Во-первых, цвет. Телевидение должно быть цветным. Чёрно-белое изображение допустимо лишь для специального применения.
  - Во-вторых, чёткость. Которая зависит от числа линий развёртки. Сто линий - это хорошо, но не революция. Даёшь разрешение шестьсот линий на восемьсот точек!
  
  - Матвей Петрович, помилуйте! - взмолился один из лаборантов, пожилой энтузиаст телевидения Осип Гольдберг. У нас тут и так всё "на пределе". Куда ещё наращивать число строк?! Диск оборотов не выдержит!
  - А зачем диск использовать? Вот пришла мне в голову сейчас, идея "зеркальной винтовой лестницы", для более эффективной развёртки изображения...
  
  Спустя неделю Матвея снова пригласили посмотреть на телевизор.
  Зеркальный винт пока был в "опытах", его конструкцию отрабатывали, исследовали разные варианты.
  А вот показанный ранее телеприёмник "системы Нипкова" был кардинально переделан.
  Разрешение удвоили, теперь количество строк было 200. Размер ящика аппарата существенно уменьшился, до размеров портативного радиоприёмника! Экран же увеличили до размера nbsp;В итоге было решено строить Завод Дирижаблестроения. Ибо рентабельным "небесный грузовик" мог стать при ежедневном выпуске хотя бы одного дирижабля. А покрыть нужды СССР в грузовом транспорте по-минимуму мог при количестве "воздушных полуторок" не менее десяти тысяч штук. Что требовало "экспоненциального" ежемесячного роста объёмов производства!
десять на двадцать сантиметров.
  - Мы диск лентой замкнутой в кольцо как у стробоскопа заменили, - объяснил сделанные изменения в конструкции главный разработчик Денис Харитонов. Лента позволяет сделать изображение "идеально прямоугольным", и значительно уменьшить размер аппарата. Заодно и число строк удвоили...
  Посмотрев на довольно-таки чёткое изображение на экране, Матвей вынес вердикт:
  - Вот такой аппарат уже можно "двигать в массы"...
  
  Конечно, с уже созданными аналогами видеомагнитофона - "видеофонами", заряжаемыми кинокассетами, качество изображения по-прежнему сравниться не могло.
  Чёрно-белое, низкой чёткости, на маленьком экране... Оно существенно проигрывало "видеофонному". Которое, как с удивлением отметил про себя Матвей, судя по воспоминаниям пришельца превзошло даже качество даваемое VHS-видеомагнитофонами!
  
  На видеофоны, по мере того, как широкая публика знакомилась с этим достижением, постепенно стал формироваться спрос. Очень скоро ситуация стала напоминать похожую с видеомагнитофонами из "мира Макарова". Спрос стал просто-таки ажиотажным!
  Отличие же было в том, что "забугорье", как это было в мире Макарова, ничего похожего предложить не могло. Не считать же конкурентами "домашние кинотеатры" по просто-таки "космическим ценам", целевым потребителем которых были очень обеспеченные семьи.
  Стоимость же видеофона киберовцы быстро довели до величины месячной зарплаты квалифицированного рабочего...
  Клубы, "красные уголки", библиотеки, маленькие кинозалы в посёлках и "продвинутых" сёлах страны буквально "завалили" требованиями "выслать" аппарат! Суммы за "видеофон" предлагались довольно солидные. Это если не считать требований партийных организаций, часто "халявщических".
  Однако самым зримым признанием революции, свершившейся в медиасфере, были закупки крупных партий видеофонов представителями иностранных государств.
  Германии, США, Англия - в каждой стране нашлись желающие...
  Но это было ещё не всё!
  Скоро, усилиями Михаила Зеленцова, сотрудника лаборатории Станислава Зайцева, произошла новая "миниреволюция" в деле видеозаписи!
  Этот ухарь изобрёл... многоразовую киноплёнку! Изображение на которой можно было стирать, просто нагрев до температуры кипящей воды!
  Особые химические пигменты, чувствительные к УФ-излучению, и становящиеся из прозрачных - красного, зелёного и синего цветов после засвечивания ультрафиолетом, излучаемым ртутной лампой, позволяли тиражировать ленты на "доработанном" от статуса "плеера" до статуса "пишущий" видеофоне! Для этого достаточно было создать "мастер-ленту", из обычной, с "серебренным" светочувствительным слоем, киноплёнки.
  Революция в массмедиа приобрела завершённый вид.
  Последствия это вызвало далеко идущие...
  
  ***
  
  - Айда Витька ко мне, брат видеофон купил, фильмы посмотрим! - пригласил после школы своего приятеля Юрка Октябрьский.
  
  В доме уже собрались любопытствующие. Много. Все знакомые старшего брата и не только. Даже папа с мамой пригласили на демонстрацию "технической диковинки" своих друзей.
  Аппарат стоял в "красном углу" избы, на столе, который изготовил отец, специально для диковинной машины.
  Из-за тесноты, в небольшую комнату набилось двадцать человек, Витьке и Юрке пришлось залезть на шкаф, чтобы видеть экран, невидимый с уровня пола из-за голов присутствующих взрослых.
  - Это что за патефон? - спросил кто-то из старших. Чудной какой-то, на аквариум в московском ресторане похож...
  Брат купил видеофон на премию, за серию рацпредложений, которые высоко оценила дирекция завода "Красный Шинник".
  Кроме видеофона были приобретены кинокассеты, существенно "облегчившие" кошелёк старшего брата, с "хитовыми" фильмами. Не забыл Саша и Юру, для него он купил кинокассету с новым анимафильмом...
  - Что сначала смотреть будем? - спросил брат, доставая из мешка кинокассеты.
  - А для младшего брата есть у тебя что-нибудь? - спросила мать.
  Юра покраснел, смутившись.
  - Как не быть! Вот, новый рисованный фильм, "На задней парте". Первая серия.
  
  Брат щёлкнул тумблером на передней панели видефона, и нажал кнопку. Открылось окошко, в которое он запихнул кинокассету.
  Видеофон "проглотил" её, закрыл окошко загрузки, и... НА МАТОВО-БЕЛОМ ДО ЭТОГО МОМЕНТА ЭКРАНЕ ПОЯВИЛОСЬ ИЗОБРАЖЕНИЕ! И раздался ЗВУК!
  
  ***
  
  Спустя ещё неделю Бронштейну вновь демонстрировали "улучшенный" механический телевизор.
  Разрешение аппарата осталось прежним, двести строк. НО ПОЯВИЛСЯ ЦВЕТ!
  - Достаточно было сделать три канала, свой для каждого цвета, и заменить газоразрядную криптоновую лампу на стержневые газоразрядные лампы синего, зелёного и красного свечения! - пояснял довольный как кот, объевшийся сметаны, Осип Гольдберг.
  - Однако нарисовались и нешуточные проблемы! - вмешался в разговор Денис. Как мы эти три канала по радио передавать будем?! Очень много информации в видеосигнале содержится!
  - Значит так. Решением правительства диапазон средних волн отдан под государственный канал телевещания! 2,7 Мгц.
  - Но позвольте, ведь есть международное соглашение, по которому этот диапазон используется для передачи сигнала SOS!
  - Это учтено. Покрытие московской опытовой телевещательной станции - Центральная Россия, и моря не затрагивает. Так что помех не будет.
  - А как быть с иностранным вещанием в СВ-диапазоне?! Оно же помехи создавать будет!
  - Не будет. Все современные европейские станции, работающие в СВ-диапазоне, используют амплитудную модуляцию несущей частоты. А мы будем использовать принципиально иную - частотно-фазовую.
  - Ну-ка, ну-ка, поподробнее, - заинтересовался Гольдберг...
  
  ***
  
  Сергей Михайлович Прокудин-Горский, постукивая тростью по тротуару, неторопливо шёл по пешеходной дорожке одной из парижских улиц, размышляя о разном.
  Взгляд Сергея Михайловича блуждал по вывескам разных торговых учреждений столицы Франции, пока не зацепился за что-то, резко "выламывающееся" из обычного порядка вещей.
  Торговый салон "Фотомир". Сергей Михайлович как-то зашёл туда, посмотреть предлагаемые фотографам товары.
  Салон торговал преимущественно "элитными" аппаратами и кино- фотоплёнками, пластинками для кино- и фотосъёмки, а также оказывал услуги по обработке отснятых фотоматериалов. Кроме этого, продавались киноустановки, в том числе и для домашнего пользования, но цены... За цену комплекта для домашнего просмотра фильма нужно было выложить круглую сумму. На эту сумму семья парижского рабочего могла бы жить год, ни в чём в своём скромном быту себе не отказывая.
  Впрочем, эти подробности, Сергея Михайловича волновали мало. Он был не просто кем-то из безвестных эммигрантов, а признанным во всём мире фотографом, обласканным милостью самого Императора Всея Руси Николаем II! Благодаря поддержке его величества, Сергей Михайлович сумел создать целую галерею снимков старой, увы, канувшей в Лету, России. От великолепных дворцов высшей знати Империи и до пейзажей российской глубинки.
  И каких снимков! В цвете!
  Творчески развив идеи своего учителя - германского энтузиаста фотографии Адольфа Митте, Прокудин-Горский разработал метод цветной фотографии на... чёрно-белые первоначально фотопластинки, а затем и фотоплёнку! Кроме собственно "тройной" фотографии через светофильтры, дающей негатив цветного изображения, он создал сенсибилизатор, делавший бромосеребрянную фотопластинку или фотоплёнку одинаково чувствительной ко всему цветовому спектру!
  Но после революции дела у Сергея Михайловича не заладились.
  Вскоре после Октябрьской революции 1917 года Прокудин-Горский участвовал в создании Высшего института фотографии и фототехники (ВИФФ), который был официально учреждён декретом от 9 сентября 1918 г., уже после отъезда Прокудина-Горского за границу. Сергей Михайлович не выдержал откровенно хамского отношения к своей персоне новой власти черни, и опасался за свою жизнь, чему были вполне реальные причины. В последний раз его коллекция фотографий демонстрировалась в России 19 марта 1918 года в Зимнем дворце.
  Большевистское руководство новой России Сергей Михайлович недолюбливал, считая произошедшую в России революцию историческим недоразумением. Которое подобно Французской, вскоре разрешиться контрреволюцией и переходом России, наконец, целиком и полностью в лоно развития мировой европейской цивилизации.
  
  "Великий Немой ЗАГОВОРИЛ!!!" - кричала рекламная вывеска над "Фотомиром".
  В сам же салон стояла громадная очередь, "хвост" которой занял всю пешеходную часть улицы.
  
  Пройдя в торговый зал "Фотомира" через вход для ВИП-персон, где очереди не могло быть по определению, Сергей Михайлович был весьма удивлён, увидев и здесь довольно-таки большое число посетителей. Увидеть пусть и маленькую, но очередь из богатейших граждан Города было весьма необычно.
  - Что происходит? - поинтересовался Прокудин-Горский у представительного господина, оказавшимся порученцем мэра города.
  - Революция! - с чувством произнёс тот. На этот раз мирная - революция в кинематографии!
  - Я так понимаю, что наконец-то проблема звукового сопровождения изображения разрешена?
  - ДА! - с чувством сказал тот. И КАК! КАЧЕСТВО! ЗВУК ПРОСТО НЕБЫВАЛОГО КАЧЕСТВА!
  Сергей Михайлович был весьма заинтригован. Как раз в этот самый момент менеджер-продавец закончил распаковку аппарата. Уже своим дизайном он сильно выделялся на фоне "коллег".
  Когда же продавец закончил подключать к аппарату изумительно стильные как он назвал, "колонки", которых было почему-то три, два одинаковых, а третья заметно большего размера, и загрузил в аппарат плоский продолговатый ящичек, а затем нажал кнопку воспроизведения, на экране аппарата зажглось ЦВЕТНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ танцующих балерин, а из "колонок" полился чистейший звук, такой, что Сергей Михайлович на мгновение ощутил себя сидящим в одиночестве в театре.
  - У нас есть разные модели, - продолжал тем временем нахваливать товар продавец. Например, если вы хотите послушать музыку, никому не мешая, у нас для вас есть вот этот вот "плеер". Звук слушается через наушники.
  - Какой маленький аппарат! И что, качество звука столь же божественно, как то, что вы продемонстрировали только что?
  - Возможно, даже лучше. В наушниках Вам не мешают слушать окружающие вас шумы...
  
  - Это - переносной "видеофон". "Филлипок".
  - Может быть "Филлипс"?!
  - Нет, торговое название именно такое...
  Прокудину-Горскому в названии портативного кинотеатра послышалось нечто знакомое.
  Подумав, он решился.
  - Любезный, я пожалуй, приобрету у вас этот портативный кинотеатр, - обратился он к продавцу.
  Вернувшись к себе в номер, Сергей Михайлович сначала включил "видеофон", и посмотрел несколько лент, запакованных в оригинальной конструкции контейнеры. Называлось сие "кинокассетой", что не было чем-то из ряда вон, "элитные" аппараты снабжались похожими устройствами, за исключением цены, бывшей на порядок меньше.
  Насмотревшись вдоволь на очень качественное цветное изображение, над которым в движущемся варианте Сергей Михайлович безуспешно бился почти десятилетие, так и не придя к удовлетворившему бы его варианту, он принялся за изучение инструкции.
  - Клавиши << и >> позволяют ускорено перематывать ленту. Возможны два варианта - быстрая перемотка без просмотра изображения и медленная, с просмотром-поиском...
  Клавиша с рисунком динамика позволяет перебирать звуковые дорожки кинокассеты...
  
  Наконец инструкция подошла к концу. И вот тут, Сергей Михайлович прочитал НЕЧТО, что буквально как громом его поразило:
  - Для воспроизведения цветного изображения используется метод С.М.Прокудина-Горского.
  Произведено: в СССР. Завод "Видеофон" технокоммуны "Кибер".
  
  Лицо Прокудина-Горского медленно приобрело пунцовый цвет.
  Посидев несколько минут в неподвижности, он вдруг сорвался с места и быстрым шагом прошёл во вторую комнату, где лежал саквояж, с инструментом. Достав тонкую отвёртку, вернулся, и разобрал "видеофон".
  
  Потрясённый до глубины души, Сергей Михайлович рассматривал внутреннее устройство видеофона.
  - Как просто! И ведь, неоднократно приходило мне в голову ранее! НО... действительно, дьявол скрывается в мелочах.
  - Вот хотя бы форма выступа, за который цепляется перфорацией киноплёнка, для "рывкового" продвижение перед кадрирующим окошком.
  Сергей Михайлович тщательно осмотрел выступ в сильную лупу.
  - Форма немного необычна, "скошенно-зализанная". Отсутствие острых углов значительно снижает вероятность заедания механизма. И, тут вообще нет смазки. Втулки из какого-то скользкого материала, - ощупав детали лентопротяжного механизма, сделал вывод Прокудин-Горский.
  - На ленте три дорожки чёрно-белых позитивов. А за кадрирующей рамкой - три светофильтра. Хм. Их, оказывается можно настраивать!
  - Но самое удивительное вот это. "Призма из трёх полупрозрачных зеркал", собирающая одну цветную картинку из трёх одноцветных. Очень продуманная конструкция. И юстировка - всего двумя винтами...
  Сергей Михайлович с "головой" ушёл в анализ шокировавшей его техники.
  
  - А коммунары меня таки "сделали", спустя пару часов размышлял фотограф. Используют моё изобретение и моё имя без моего разрешения. Словно такого явления как "патентное право" не существует в природе.
  - Вообще-то большевики с самого начала заявляли, что патенты - буржуазное извращение, и в СССР их быть не может. Но Франция, слава Богу, ещё вполне обычное цивилизованное государство. Надо поднять вопрос авторских прав...
  
  Разговор с знакомым юристом однако обрисовал всю сложность возникшей коллизии.
  - Практически безнадёжное дело. Советский Союз отказался признавать долги старой России, а вы хотите с них лицензионные отчисления слупить! Дохлое дело!
  - Но по крайней мере во Франции Советы вынуждены соблюдать французское законодательство!
  - Всё это так, но помните старую поговорку: - "Осёл гружёный золотом откроет ворота любой крепости"? К прискорбию, вынужден признать, Советы научились пользоваться этой нехитрой формулой мастерски. Оказывается, есть масса лазеек в нашем законодательстве, позволяющая при сохранении буквы закона обходить неугодные бизнесмену положения. Некоторые комбинации, что реализовал уполномоченный представитель "Торгсина" Парвус, даже меня, юриста с двадцатилетним стажем, удивили.
  - Вдобавок, запрет официально приобретать аппараты в России по большому счёту ничего не изменит. Поздновато спохватились. Эти новые кинематографические аппараты можно сравнить с опием - попробовав последний, затем отказаться от его приёма очень сложно. Есть такое явление как контрабанда. Советы с каждого киноаппарата, как вашему покорному слуге удалось выяснить, получают восемьсот процентов прибыли! Понимаете, какие возможности перед талантливым дельцом при такой норме прибыли открываются?!
  Наконец, официально отказать Советам в праве продавать аппараты сложно. Они не поставляют политически ангажированных лент. По правде говоря, я и мои коллеги в недоумении - почему в лентах, что ввозят из Союза, нет даже скрытой большевистской агитации.
  Везут в основном ленты с развлекательными или познавательными фильмами. Та же "Музыкальная Шкатулка", кстати, очень понравилась представителям старых аристократических родов Франции.
  Или "Ну, Погоди!" Добротный развлекательный сюжет. Сугубо "американская" анимация, можно даже подумать, что Советы умыкнули кого-то из американских аниматоров.
  - Значит, дело безнадёжное?
  - Так, как Вы поставили вопрос первоначально - конечно. Государство - это даже не Коза Ностра, итальянские гангстеры, если вы не знаете. Это гораздо страшнее, особенно когда в его руководстве стоят "отмороженные типы", как они сами же и заявляют. Посмотрите ленту "Красный Гангстер"! Кстати, единственная политическая лента, контрабандный товар. О жизни и делах Якова Свердлова. Говорят, в Америке, среди местных гангстеров, она стала культовым фильмом.
  Но, всё же, я бы не советовал вот так прямо сдаваться. Советы отчаянно нуждаются в признании их легитимности. И Вы могли бы неплохо на этом заработать, и надеюсь, меня при этом не забыть...
  
  Спустя час Сергей Михайлович бросил в ящик советского торгового представительства "ТОРГовля С ИНостранцами" невзрачный конверт.
  Ещё спустя неделю, почтальон принёс ответ. Прочитав его, Сергей Михайлович пришёл в хорошее расположение духа.
  Ему предложили должность "продвиженца" фото- и кинопродукции Союза, фактически главы рекламного агенства, с очень хорошим окладом. Вдвойне был приятен тот факт, что первенство в изобретении метода цветной фотографии, нашедшей наконец массовый спрос, было окончательно признано за ним, Сергеем Михайловичем Прокудиным-Горским.
  - Теперь осталось лишь дождаться нормализации политической обстановки на Родине, и можно будет вернуться! Вдобавок, вновь можно заниматься любимым делом - создавать атласы, как мои цветные снимки назвали - слайдов, различных заслуживающих запечатления уголков Земли.
  Любопытно предложение возглавить группу фотографов в советской экспедиции в Южную Америку. Этнографическую. Интересно, что Советы там забыли?...
  
  
  
  
  
  Глава 17. ТОРГовля С ИНостранцами.
  
  Лондон. Два джентельмена беседуют в одном из закрытых клубов "по интересам".
  - Джон, меня стала беспокоить ситуация в России. Особенно, когда прояснились некоторые любопытные факты.
  - Какие Сэм?
  - Хотя бы то, что торговый баланс России в истекшем полугодии был явно в их пользу.
  Было продано товаров фабричного производства на сумму большую, чем сырья и продовольствия.
  - Разве? У меня другие данные...
  - Они ошибочны! Ты не учитываешь контрабанду. По моим сведениям, она составляет две трети всего внешнего оборота большевиков.
  - И что же я упустил?
  - Некие резинотехнические изделия, о которых обычно в приличном обществе не принято говорить.
  На лице собеседника появилась широкая улыбка-усмешка.
  - ЭТИ? Моя жена этой продукцией была очень довольна...
  - Джон, не стоит над этим смеяться. Данные изделия могут стать проблемой. Вот какой.
  Аналитики уже отметили сокращение рождаемости на территориях, где эти изделия большевизма получили широкое распространение. Готовится законодательный акт о запрете торговли и о наказании несознательных граждан, приобретших запрещённый товар...
  - Думаю, автомобили членов парламента, вздумавших принять этот закон, будут подвергаться на улицах атакам содержимым ночных горшков, Сэм!
  - На самом деле не смешно. Во-первых, Империя несёт ощутимые потери. Во-вторых, сокращение рождаемости, особенно среди высшего класса, едва ли можно считать положительной тенденцией. Особенно, если вспомнить наши потери в Великой Войне! Уже ощущается нехватка управляющих в колониях...
  - Что ещё есть по торговле с большевиками?
  - Они значительно сократили закупки готовой продукции машиностроения. Покупают меньше станков, полностью прекратили закупки сырой резины, даже более того - стали торговать своей, как будто в Сибири у них выросли плантации гевеи!
  - Они у них таки-выросли, Джон! Мои парни выяснили, что русским, похоже, удалось найти "святой Грааль" резинотехнической промышленности - дешёвый способ получения синтетического аналога природного латекса.
  - Ещё. Советы резко увеличили поставки сахара. Наши недоумки было обрадовались - Советы вынуждены идти на продажу пищевых продуктов. Диетического сахара, кажется он называется сорбит. Причём объёмы поставок превысили их возможности по производству этого сахара! Известные посевы сахарной свеклы явно недостаточных для этих объёмов продаж!
  - Любопытно. Если русские научились производить синтетический сахар... Это уже серьёзно.
  - Есть ещё любопытные факты. Недавний скандал в Швейцарии. С продажей секретов производства подшипников!
  - Слышал о нём. Мои ребята выясняют обстоятельства...
  - Действовать надо, а не выяснять! Иначе твои ребята могут "проспать" большевистскую "мировую революцию"! Почему я до сих пор не знаю, кто это у большевиков там так отличился?!!
  
  ***
  
  - И был великий эконом,
  - То есть, судить умел о том,
  - Как государство богатеет,
  - И почему, не нужно золото ему,
  - Когда простой товар имеет!
  
  - Вот видете, ещё Пушкин век назад чётко указал, основной источник богатства для крупной страны, а вы всё золото да золото! Стыдно должно быть - додумались у населения золото изымать!
  - Сколько его этого золота? И ста тонн не будет! А те, у кого из этих ста тонн восемьдесят, никогда, ни при каких условиях, вам его не отдадут. Насмерть не отдадут! И не стоит думать, что вы их перехитрите. Не выйдет. Эти дельцы ГОРАЗДО БОЛЬШЕ опыта за свою жизнь в подобных делах получили, чем Вы за всё время своей революционной деятельности! Ведь их МНОГО, а Вы, и даже ВАШ АППАРАТ совсем-совсем ОДНИ! И практики в таких делах не имеете!
  - Так Вы что, бужуев в покое оставить хотете?!! Золото им оставить?!
  - Не будьте идиотом. Рабом непонятно кем вложенной в вашу безтолковку идеи "всё изъять и поделить"! Вы подумайте, сколько смекалки, изобретательности, насилия придётся вложить для полного изъятия золотых запасов населения?! А что в результате? Копейки по масштабам государства! Испорченный авторитет в глазах народа. Резко возросшая контрреволюционная активность. Не зная Вас, Феликс Эдмундович, можно было бы подумать, что вы личные гешефты реализовать, прикрываясь словесами о интересах государства, хотите. Ибо подобное крохоборство как раз интересно дельцам, пробравшимся на госдолжности. Им-то всяко для личных нужд изъятого хватит.
  - Хорошо, что Вы предлагаете?! Золото, по крайней мере, товар на все времена.
  - Глупость. Сами увидите, как этот "вечный" эквивалент стоимости сбои давать начнёт. Почему? Потому что по факту экономики европейских стран УЖЕ контролируются финансовым капиталом. Нам нужно, дабы не расходовать свои ресурсы, с выдумкой к получению нужного нам подойти!
  - И в чём выдумка?
  - А в том, чтобы ОСОЗНАТЬ сперва, а что собственно говоря, СССР от буржуазных стран НАДО?!
  - Станки, редкое сырьё, квалифицированные специалисты!
  - Станки, некоторые, устаревшие - охотно, нам может быть и продадут. Сырьё, втридорого, тоже. Спецы... Талантливый спец и подгадить может так талантливо, что вы будете по уши в том самом сидеть, да ещё и считать, что так и надо!
  - Вас послушать, так и торговлей с Европой заниматься не стоит - всё одно "надуют"!
  - Ну почему сразу в крайности? Не умеете Вы, Феликс Эдмундович, такие вопросы "видеть системно", как умеет любой средней руки спекулянт. Поэтому и играть в такие игры, по чужим правилам, по которым Вы всегда, как в казино, будете проигрывать, не стоит.
  - А надо - навязать СВОИ правила! Есть этому хороший пример - сокрушение Британией в прошлом веке империи ханьцев!
  - Это кто такие?
  - Ну-у... Не знать, как китайцы себя сами называют, при том, что дел с китайскими товарищами проделано было немало - недопустимый пробел!
  - А ценно для нас в этой истории то, что "сломать" Китай, на его поле игры, невозможно для "варвара"-европейца. В отношении бюрократических игр они пожалуй, что "впереди планеты всей"!
  - Как же их тогда сломали?
  - Задействовали ресурс, который у "длинноносых варваров", как европейцев сами ханьцы называли, был в наличии - КАЧЕСТВЕННО ПРЕВОСХОДЯЩАЯ военная сила! Но её недостаточно было. Поэтому подключили второй ресурс - РАЗЛОЖЕНИЕ. Которое вызывается... опием! Сие вещество иначе как местью растительного мира животному и назвать-то язык не поворачивается!
  - Это интересно, Исидор Петрович, но не по теме. Куда-то у нас разговор в сторону ушёл.
  - По теме, Феликс Эдмундович. Это Вы должны себе признаться, что "объять необятное" - не в ваших силах. И пора уже понять, что нужно свою манеру работы перестраивать. Вот представить себе последствия вашей преждевременной кончины, можете?
  - Хватит! Давайте вернёмся к вопросу внешней торговли!
  - Давайте! Первое. Мы должны понять, что НАМ от ЗАПАДА нужно! А нужны нам, в первую очередь, ЗНАНИЯ! А отнюдь не прорва станков, кои сами-то есть "органы западного типа производства"!
   Мы же вроде как новое общество строим? А у нового общества - органы свои! Заимствование же органов "на стороне" делает нас подвластным тем, кто нам эти органы продал!
   Для подкупа организаций, золота уже может быть недостаточно. Ибо ОРГАНИЗАЦИЯМ его нужно много. А вот подкупить неприметного человечка, в том же швейцарском патентном бюро, особенно, если он идеям социализма сочувствует, куда дешевле. Дать этому человечку оргтехнику, типа потайного фотоаппарата, и он нам весь архив патентов и переснимет! Не торопясь, за год-другой, в процессе рутинной каталогизации патентов!
  Или, как найти спеца, что нам по наущению своих хозяев гадить не будет? Эту задачу успешно решал семь столетий назад... Чингис-Хан. Когда приобщал своё войско достижениям ханьской военной мысли. Уже тогда на воинов в Поднебесной Империи смотрели как на людей второго сорта. Жутка судьба рядового воина - из привелигированной касты, в процессе эволюции госаппарата Поднебесной, стать... аналогом турецкого мамлюка, воина... раба!!!
  Отсюда, такое положение дел, рождает множество обиженных. Тех, кто по праву практики мог государству нечто дельное предложить, естественно, за почести и ласки. А обнаружил, что на него, как на "сырьё" для карьеры "избранные" смотрят. Вот таких инженеров военного дела Чингис и обласкал, и получил требуемое. И мы этой формулой воспользоваться можем!
  В Швейцарии до сих пор сохраняется цехово-кастовая система деления на "мастеров" и "подмастерьев". Недаром образ сказочных гномов-ремесленников со швейцарцев чаще всего списывается. Отсюда, есть много талантливых "подмастерьев", кои уже поняли, что ходить им в этом звании вечно! Они-то и есть наш "контингент", кой за денежку справедливую, в их глазах, и агитацию малую в тему, согласятся приобщить инженеров СССР к вершинам достижений швейцарской технической мысли!
  
  ***
  
  - Что должен развивать СССР у себя? Чему уделить первоочередное внимание?
  - А как Вы думаете, Феликс Эдмундович?
  - Для всемерного ускорения индустриализации нужно основной упор сделать на машиностроение!
  - А производство товаров для народа?
  - Придётся подождать, туже затянуть пояса!
  - Двойка! За такие "умствования", Феликс Эдмундович, пользуясь Вашего комиссариата терминологией, "к стенке ставить надо"! Ну как можно подходить с "домашней" экономической моделью, оправданной для "зажатого" и не имеющего доступа к ресурсами "раба государства", к решению проблем, стоящих перед субъектом совершенно иного плана! Свободного. Имеющего громадные ресурсы, которые далеки не то, что от исчерпания, а фактически - от осознания их масштаба! Думать нужно в таких вопросах как ДЕМИУРГ, а не как РАБ!
  - Что Вы хотите этим сказать?!
  - А то, что машиностроение и производство товаров народного потребления, и наконец, аппарат управления этими производствами - это ведь, не "чулан" дома. Где есть вещи только в незначительном количестве! Производство любой страны - это ОРГАНИЗМ! И законы развития у него свои!
  - Но ведь ещё Бисмарк кажется, говорил, что либо пушки, либо - масло!
  - И ДУРАК БЫЛ! Мыслил в узких рамках буржуазного экономического организма. Так называемой "игры с постоянной суммой". Это когда преимущества в одном, убыли - в другом. Тогда как уже в Англии, или правильнее будет Наглии, поняли, что возможно и иное - "игра с растущей суммой"!
  Когда ПУШКИ ДЕЛАЮТ МАСЛО!
  - То есть... Вы хотите сказать...
  - Германия потому и продула Великую Войну, что мыслила в рамках навязанных ей, воспринятых как "достижения мировой экономической мысли", правил! Вместо поиска и создания своих. Конечно, нельзя сказать, что мыслители немцев не искали выход из создавшегося положения, для опоздавшей к "разделу мира" Германии.
  Вот только не поняли они, что основной ресурс колониальной системы - "ПАПУАСЫ"! А в 1914г, особливо в Европе, папуасы - закончились! Так что вышли у немцев - ТИТАНИЧЕСКИЕ УСИЛИЯ ПО СОКРАЩЕНИЮ СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ!
  - А что Вы, Исидор Петрович, тогда предлагаете?
  - ВЫДРАТЬ ИЗ СОЗНАНИЯ, как паразита, "мозгового червя", всю "классическую политэкономику". Это МЕРЗОСТЬ! Созданная для порабощения хитрожопым финансовым капиталом вашего мыслительного процесса!
  Развивать нужно и машиностроение, и производство товаров народного потребления, как... единого организма! Разве вы видели, в норме, чтобы у ребёнка руки например, росли, а рот и попа - этак "ждали", пока руки вырастут? Это ведь уже не ребёнок получиться, а УРОД!
  ...
  - На Западе закупать лишь НУЖНУЮ НАМ ИНФОРМАЦИЮ. О новейших достижениях науки, приглашать лекторов в нашу страну читать лекции. И НЕ ВЕРИТЬ ИМ! А всегда проверять, что они тут нам "набормотали", ПРАКТИКОЙ! Делать выбор в пользу тех, чьи теории дают "мгновенную" отдачу!
  Полностью прекратить закупки, особенно дорогого сырья. Заменить его нашими аналогами. Как с резиной получилось, к примеру.
  Делать выборочные закупки иностранных товаров "народного потребления". Изучать их, спрос на них НАШЕГО НАСЕЛЕНИЯ, и приступить к выпуску аналога, не худшего, минимум, качества! Желательно же, самим предлагать новинки, "формировать народный спрос"! Как у моего брата с мопедами и видеофонами с радиоплеерами получилось!
  
  - Ну, раз Вы, Исидор Петрович, в этих вопросах лучше МНОГИХ разбираетесь, то и как говориться - "карты в руки"! Составте-ка план развития внешнеэкономических отношений СССР с Европой!
  - Сделано. Ещё как говориться, Вчера! Кстати, Феликс Эдмундович, заговорились мы, а рыба-то уже наживку схватила!
  С этими словами Исидор Бронштейн дёрнул удилище, подсекая некрупную щуку...
  
  Лодка, в которой "железный Феликс" и будущий гений новой экономики, сидели, решив "порыбачить на выходных", а фактически - без "лишних ушей" обсудить "судьбоносные для страны" вопросы, тихо покачивалась по центру озера "Островное", что находилось в одном из лесов Московской ныне уже области...
  
  
  
  
  
  Глава 18. Пионерская дружина имени Ж. Верна.
  
  - Наконец-то можно переехать из надоевшей общаги в собственное жильё! - довольный Матвей остановил авто напротив недостроенного коттеджа.
  Вообще, это был риск. В стране пока сильно доминировали идеи "коммунального счастья", того, что потом выразилось переселением большей части городского населения в "коммуналки", по-сути, те же "общаги" на несколько семей.
  С вошедшими "притчей во языцах" "милыми нравами", кои частенько устанавливались в таких жилищах. Впрочем, по воспоминанию Макарова, а тот - по воспоминаниям своих родителей, в разных коммуналках было сильно по-разному. Были дружные "коммуны", а были "паучатники".
  Тем не менее, неблагоустроенность жилья - длительное время было характерной особенностью "советского образа жизни". Советский человек, особенно, чьё детство пришлось на 30-50 годы, и кто не жил в "частном секторе", представлявшем из себя преимущественно "деревенские избы", жил в условиях, средних между западными трущобами и жильём зажиточного рабочего класса, последнее - в последние годы существования соввласти.
  Перспектива провести большую часть сознательной жизни в убогом жилище, вдохновила Бронштейна на попытку "миниреволюции" в этом вопросе. Так появился жилищно-строительный кооператив "СамСтрой". Созданный по образу и подобию знаменитых МЖК шестидесятых-семидесятых годов этого века.
  По мере завершения строительства комплекса учебно-производственных зданий на Воробъёвых горах, и приближения зимы 1923-1924 годов, вопрос жилья встал с особой остротой.
  Воспользовавшись своим авторитетом, Матвей, не без труда, решение удалось пробить благодаря поддержке Дзержинского, добился принятия решения о строительстве на Воробъёвых Горах полноценного кампуса.
  "Научного городка", если пользоваться терминологией более позднего советского времени. С индивидуальным жильём для научного персонала и коллективным - студентов.
  Применив и создав заново все приёмы ускоренного строительства, что были в памяти, доставшейся от пришельца, Матвею удалось при возведении "коробок" капитальных зданий студенческих общежитий уложиться в срок месяца.
  Это стало возможным благодаря строительству своих: кирпичного, цементного, арматурного заводиков.
  Концепция "мобильного завода" была опробована как раз на них. Что позволило минимизировать логистические издержки.
  
  На выделенных десяти сотках под собственный дом, Матвей решил воздвигнуть что-нибудь в духе "начала двухтысячных". В принципе, получилось.
  Использовав знания пришельца, Бронштейн смог воспроизвести простейшую рецептуру газобетона.
  Благодаря этому строительному материалу и "скользящей опалубке" стены здания были возведены за пятнадцать дней, работы вечерами, по четыре часа.
  Ещё месяц ушёл на проводку коммуникаций, электричества и газа, водопровода. Покрытие крыши титановой "черепицей". Внутреннюю отделку помещения. Теперь, в недостроенном пока коттедже, можно было зимовать.
  
  Открыв ворота встроенного в дом гаража, Матвей закатил электромобиль внутрь, закрыл ворота на замок и пошёл в дом. Там его уже ждала жена - Лидия Бронштейн.
  
  ***
  
   "Пионерлагерь "Юный Троглодит"".
  Воспоминания Филлипа Александровича Прибылого.
  - В восемь лет я впервые заинтересовался часами, ходиками, что были в нашей семье. После месяца разглядывания и возни, я понял как они устроены и сумел их отремонтировать. О моём успехе стало известно односельчанам. И потянулись в нашу избу ходоки, с просьбой починить...
  - О возможности заработать свой мотоцикл я узнал из журнала "ТМ", который как-то раз привёз в избу-читальню наш библиотекарь, из Киева, куда он ездил за литературой.
  - Была весна, скоро наступило лето, и я, десятилетний мальчуган, загорелся идеей стать обладателем собственного мотоцикла...
  
  - Пешком отмахал тридцать километров, до ж/д станции "Бычково". Первый раз мой "поход" окончился ничем - паровозные бригады не хотели меня брать с собой "в Москву". Но я выяснил расписание и маршруты движения составов...
  
  - Следующую попытку я как следует подготовил. За неделю собрал себе еды на дорогу, и как-то одним солнечным летним утром вышел из дому, сказав родителям, что собрался к родственникам в станицу Звонцово, а сам пошёл на станцию. Дождался прохождения состава, двигавшегося "на северо-восток", и догнав медленно катящий товарный вагон, забрался на его крышу.
  - Так началась моя "одиссея"...
  - Уже ближе к Москве, на крышу вагона забрались другие ребята, тоже как они сказали, ехавшие "заработать мотоциклетку".
  С ребятами я быстро поладил, и мы даже подружились.
  Решившиеся на подобную авантюру, были как правило, людьми незаурядными. И чем дальше от Москвы располагалось жильё энтузиаста, тем это был человек необычнее.
  Например, два одессита. Почти взрослые парни, Королёв и Глушко.
  Именно от них, я много узнал о аэропланах. Если большинство нас, мальчишек двадцатых, мечтало о собственном мотоцикле, то эти хотели не много ни мало - свой аэроплан!
  Рассудили они так: если можно сделать мотоциклетку, то и простой аэроплан - тоже.
  Им было легче - всёж уже почти взрослые. Договорились с паровозными бригадами, Глушко даже смог наняться помощником кочегара, и не просто безплатно прокатился до Москвы, а ещё и подзаработал немного.
  
  Прибыл я точно к оговоренному сроку. Зарегистрировался без труда, в первый день наплыв желающих на стройплощадку "Воробъёвы Горы" был ещё небольшой.
  Надо мной и приехавшими вместе со мной сразу взяли "шефство" московские пионеры и комсомольцы.
  Очень дисциплинированные и ответственные ребята. Тогда пионером мог стать только отличившийся школьник.
  Нас поселили в палатке на восемь человек. Перед этим провели "проверку на вшивость", наголо обрили волосы на голове, и сводили в новенькую баню, где мы мылись, тщательно отскребая себя при помощи мочалки и дегтярного мыла.
  Одежду нашу забрали, а взамен выдали форму тёмно-зелёного, "защитного цвета".
  
  На следующий день начался "курс молодого строителя нового общества".
  Кроме выделенных московской пионерией и расположенными под Москвой военными частями палаток, у нас ничего не было.
  Ещё в день прибытия нам, поселившимся в поле ребятишкам, показали кое-что из арсенала "приёмов Робинзона". Например, у нас не оказалось спичек. Поэтому костёр зажгли при помощи самодельной лучковой дрели, шнурок для лука которой позаимствовали из ботинка Григория, а сам лук и деревянное "свёрлышко" вырезали при помощи складного ножа Валентина. Десять минут упорного сверления сухой деревянной ветки, и - перед палаткой весело заполыхал костёр.
  Паренёк из Карелии, умевший делать берестяную посуду, показал, как из кусков бересты соорудить замену котелку, тарелкам и вырезать из берёзовой ветки ложки.
  Это вообще был принцип нашей пионерской коммуны - поделись с товарищами своими умениями.
  Тогда, в первый день, когда нас ещё было меньше запланированного, и никто ещё не догадывался о "флеш-мобе", мы хорошо поужинали - гречневой кашей с тушеной говядиной.
  Едой нас обеспечили повара подмосковной военной части.
  На следующее утро мы встали в шесть часов, сходили к умывальнику, помылись. Затем сделали утреннюю зарядку. На это ушёл час.
  Затем позавтракали. После еды, московские пионеры, на линейке для новоприбывших, рассказали о предстоящих делах, и сформировали три дружины. Каждой дружиной руководил комсомолец-"Киберовец".
  Сперва предстояло овладеть строительными профессиями...
  
  Нас организованно, поотрядно, сводили к уже построенным зданиям. Где нам показали, как производится сталь по новой технологии.
  Меня очень удивило то, что по новому способу для получения металла не нужно кузнечного горна и сталь сразу получается готовой.
  Прямо при нас из, как нам объяснили, "гальванической ванны" извлекли заготовки будущих лопат и топоров. Показали, как из стальной проволоки делаются гвозди. Проволоку тоже получали гальваническим способом.
  Лезвие лопаты изготавливалось одним ударом кузнечного молота. Несколько больше труда требовало изготовление топора.
  Заготовку накаливали в кузнечном горне, и затем кувалдой "загибали" пруток металла, формируя "ухо" куда вставляется рукоятка, а затем сваривали ударами молота. После чего придавали форму, и затачивали на точильном круге.
  Лезвия топоров точили так остро, что ими можно было брить волосы.
  Показав нам изготовление инструментов, нашему отряду затем выписали "книжки трудового учёта". По которым, мы должны были контролировать сделанную нами работу. Для получения мотоцикла нужно было отработать определённое количество часов, и при этом, не быть оштрафованным за порчу инструмента.
  Затем нас расспросили, кто что уже умеет. И рассортировали в группы "взаимопомощи". Так что умение одного дополняло умение другого.
  Я, как показавший очень высокий уровень подготовки, был назначен "бригадиром" своей группы. Было весьма необычно стать начальником над группой, где некоторые ребята были старше на год-два чем я.
  Мне и ещё нескольким ребятам выдали лезвия лопат и топоров. А ручки к ним мы должны были сделать сами.
  Рукоятки для лопат точились на простом токарном станке, из расщеплённых на заготовки, при помощи клина, брёвен.
  А вот рукоятки топора, затейливые, как нам пояснил наш наставник, комсомолец Макар, "эргономические", требовали заметного количества ручного труда, для выстругивания их из деревяшек-заготовок.
  К обеду мы успели полностью завершить сборку инструмента, и даже сколотить из досок тройку носилок.
  После чего, пообедав, мы приступили к обустройству нашего пионерлагеря. И первое, что мы стали строить - "биореактор"!
  
  Этим мудрёным словом научные руководители пионерлагеря назвали забавный аппарат, для получения горючего "болотного газа" из... г...а!
  
  Проблеме мусора и отходов уделялось первоочередное внимание. Нам прочитали лекцию о причинах болезней, терзавших и терзающих человечество в "диких", да и не только, регионах Земли, из-за элементарной антисанитарии. А затем рассказали агитку о том, как нужно работать "с г....м", чтобы в нём не испачкаться.
  Прежде всего - долой необходимость золотаря! Раз г...о - удобрение, которое нужно вывозить "на поля", то пусть оно там сразу и оказывается!
  После лекции и митинга мы пошли на опытное поле. В нём уже работал трёхколёсный трактор, довольно необычный на вид - как оказалось, подарок МГУ от Кичкасского Тракторного Завода.
  Поле уже было наполовину вспахано, и мы, вооружившись лопатами, стали делать "узкие гряды", и затаптывая пахоту в междурядьях, формировать дорожки.
  После, из привезённых брёвен, которые опытные в деревообработке старшие товарищи, при нашем живейшем участии распустили на доски при помощи... клиньев, мы стали делать опалубку. Точнее, моя группа и ещё несколько.
  Другие же группы принялись копать яму, на краю поля.
  Работали ребята энергично, так, что кто-то из старших комсомольцев даже пошутил, что сто пионеров с лопатами заменяют экскаватор.
  Трудились же мы над "биореактором"-газогенератором. На лекции об основах санитарии и значении гигиены, нам рассказали о глистах - "жо...х червях" и к сожалению, не только, кои обнаружились во время саносмотра у некоторых ребят. Рассказал нам о них, причём такие подробности, что у меня "сердце в пятки ушло", специалист-учёный как раз по этим жутким созданиям природы - доктор Скрябин, Константин Иванович, из московского государственного института экспериментальной ветеринарии.
  Чтобы исключить малейшую возможность заражения, мы и строили "биореактор". На пятьсот тонн фекалий, утеплённый, подземного размещения, с подогревом. Куда должны были из расположенных рядом "скворечников" М-Ж стекать отходы жизнедеятельности человека.
  Внутри "биореактора", без доступа воздуха, масса фекалий должна была "бродить", наподобие браги, только в результате должен был получаться не спирт, а горючий газ - метан, и немного углекислоты.
  Перебродившая масса переливалась в бетонное хранилище, и подвергалась "термоудару" - обеззараживанию при помощи высокой, 150С, температуры. Поток жидкости проходил через теплообменник, забирая тепло у уже обеззараженной, выходящей из нагревателя массы, затем поступал в нагреватель, где грелся метановым огнём. Обмен тепла по методу "противотока" между поступающей необработанной жидкостью и вытекающим "пастеризованным" удобренем очень сильно экономил топливо.
  "Пастеризованное" удобрение заливалось в автоцистерну и использовалось на поле.
  
  Метан можно было использовать как горючее для двигателей внутреннего сгорания. Вырабатывая, например, электроэнергию.
  
  К ужину мы успели вырыть яму, установить опалубку в виде кольца и залить на дно и между стенками кольца раствор самодельного бетона, приготовленного из "отходов" производства железа-сырца, недалеко от места, где мы работали.
  Другие группы ребят сколотили нужники. Каждый отряд брал "шефство" над своим нужником и следил за чистотой.
  В качестве "лопухов" использовался верховой торф либо мох.
  
  Большая часть работ по возведению биореактора была закончена на второй день моего пребывания в пионерлагере.
  После ужина мы послушали лекции, о принципах безопасного труда. И сшили чехлы для топоров - они были очень остры и несколько ребят порезались.
  Лёг спать я усталый, но счастливый. Энергичная атмосфера стройки очень бодрила. Плюс бодрая музыка, что звучала из динамиков громкоговорящей сети, закреплённых на столбах, которые установили ребята из других дружин.
  
  На следующий день мы почувствовали, неладное. Количество прибывших стало расти просто как снежная лавина!
  
  Количество прибывших за этот день сравнялось со всеми нами, приехавшими ранее.
  Но и тогда мы даже представить себе не могли, как много будет желающих заработать свой мотоцикл!
  
  Я лично на следующий день записался в кружки общества "Содействия Индустриализации". Сначала это был химический, очень уж мне понравилась идея делать жидкое топливо из любого горючего хлама. Потом я понял, что премудрости химии - не по мне, мне больше понравилось возиться с механизмами и радиолампами.
  Из опытов, что нам, кружковцам показывали, мне больше всего запомнился опыт получения газообразного фтора химическим способом. И то, как в атмосфере этого очень агрессивного газа горела вода.
  Запомнился же мне опыт помимо своей зрелищности, что впрочем, не было чем-то из ряда вон, поскольку я попал, как скоро начал понимать, в научную "страну чудес", из-за реакции на опыт маститого учёного.
  Опыт проводил САМ ректор МГУ - молодой парень, Матвей Бронштейн. Увидев его, Серёга Королёв выдал такую реплику:
  - Ничего себе - он же наш ровесник!
  
  Так вот, Матвей рассказал нам об истории открытия газа фтора Анри Муассаном. И о том, что Анри смертельно отравился соединениями фтора, при своих многочисленных неудачных попытках выделить этот газ. Причём Муассан хотел получить фтор электролизом, что в конце концов у него получилось.
  - Смешно, но если бы Анри Муассан был чуть сообразительнее, то он мог бы получить свободный фтор так же, как мы недавно получали кислород - термическим разложением перманганата калия!
  - Что?! Профессор химии, Николай Дмитриевич Зелинский от волнения аж встал со своего кресла и стал ходить взад-вперёд перед лабораторным столом.
  - Это решительно невозможно, Матвей Петрович! Я конечно, уважаю ваш инженерный талант и познания в физической науке, но вот то, что вы утверждаете - получение фтора химическим (!) путём принципиально невозможно! Фтор - самый сильный окислитель, чем вы его вытеснять будете?!
  - А давайте посмотрим на опыт, и будет видно - предложил Бронштейн.
  
  - Для получения газообразного фтора достаточно взять... тот самый перманганат калия, флюорит-плавиковый шпат или иначе дифторид кальция, концентрированную серную кислоту для получения безводного фтороводорода и пятиокись сурьмы!
  С этими словами Матвей приступил к опыту.
  
  Меня почему-то насмешило, хотя смешного тут не было совсем, восклицание Матвея:
  - Аудитория! Газы!!!
  Нам на этот опыт выдали противогазы.
  Сам опыт проходил на открытом воздухе.
  Услышав восклицание экспериментатора, мы натянули на лица "слоники", как окрестили противогазы в пацанячей среде.
  
  Надо было видеть лицо профессора Зелинского, когда опыт удался и из флюоритовой газоотводной трубки повалили желтые клубы фтора!
  Заполнив им колпак из плавленного флюорита, Матвей затем показал нам как горит ВОДА в атмосфере этого газа. Затем продемонстрировал горение в струе фтора разных веществ, преимущественно в обычных условиях негорючих - песка, стекла, глины, пожарной пены...
  После опытов Бронштен прочитал целую лекцию о будущем соединений элемента фтора и их важности для народного хозяйства. После конфуза Николая Дмитриевича, который, как я думал, ушёл с лекции обидившись, Матвея слушало человек двадцать из преподавательского состава факультета химии. Николай Дмитриевич, оказывается, уходил чтобы пригласить коллег посмотреть как невозможное становится возможным!
  
  Впрочем, это было позже. А в первые дни мы слушали основы химии, техники безопасности работы с разными веществами, историю науки.
  Занятия в кружках начинались сразу после завтрака и длились до обеда.
  Затем мы трудились на стройке, обычно четыре часа. Кто хотел побыстрее "набрать" трудовые часы - мог работать и дольше, но не больше восьми часов максимум.
  
  На второй день мы после полудня размечали фундамент под будущие опытные производства.
  Для разворачивания стройки нужны были стройматериалы. Мне объяснили, что стройка МГУ - это "автономное хозяйство", задействующее иначе не используемые ресурсы - трудовые, это мы, ребятишки-энтузиасты и природные - это месторождения полезных ископаемых, на которые по какой-либо причине не обратили внимание...
  
  Нас ознакомили с элементами съёмки местности при помощи простых средств землемера.
  Мы вбили по углам будущих ленточных фундаментов стационарных ангаров деревянные палки и натянули бечёвку. После чего "помахали" лопатами, выкапывая неглубокие траншеи, под заливку бетоном.
  Ресурсы, "запал" для "инициации" "автономхоза" Совнаркомом были выделены скромные. Было очень важно расходовать их бережно.
  Поэтому, а также по причине наплыва желающих, дисциплина была введена "драконовская".
  Два нарушения принятых здесь правил - и "гуляй Вася"! Подальше отседова, если не хочешь познакомиться с "рабочим движением"! Крепким хуком в "бубен".
  Лекции по "прикладной социологии", что нам зачитывали на утренней линейке, объясняли "линию партии" в настоящий момент.
  Нам подробно объяснили, чем на самом деле являются те или иные поступки. Особенно мне запомнились лекции "Знай Врага"! Где я с некоторым даже душевным смятением узнал, что многие особенности поведения моих сверстников - это "врождённые" программы поведения человека, доставшиеся ему ещё от обезъяних предков! И что часто нет смысла пытаться "перевоспитывать обезъяна"! Всё равно иначе он не может.
  Ну, а здесь, просто нет возможности возиться со всякой шпаной. Поэтому, либо соблюдаешь правила - либо вали, пока цел!
  И, надо сказать, соблюдали эти свои "установки" организаторы стройки жёстко.
  По моим наблюдениям, ребята, приехавшие через "полстраны", как раз отличались повышенной ответственностью, и с их стороны проступков, за которые нужно выгонять, не было.
  А вот москвичи в этом отношении отличились не в лучшую сторону. Среди них хватало людей случайных. Просто потому, что Москва - рядом, и "селекция на сознательность" из-за легкодоступности стройки "не включилась".
  Хватало и откровенной "гопоты", представители которой, не разобравшись в предложенном, "завербовались" на стройку в надежде что-нибудь стянуть и перепродать.
  Когда же выяснилось, что ВСЁ практически, нужно делать своими ручками, энтузиазм у таких граждан мгновенно иссяк. Но было поздно - ушлая администрация уже взяла их "на карандаш".
  Впрочем, тогда я не понимал этих тонкостей. Меня просто удивило, что некоторые ребята, поработав день, на следующий просто не явились на линейку.
  Понимание же пришло тогда, когда мне удалось подслушать разговор таких:
  - Нет здесь нихрена! Каждую лопату - сделай сам! Нахрена нам такой расклад! Лучше подождать, пока эти "головы чугунные" не "накопят жирок", а это месяц минимум!
  
  Так что первый месяц на стройке работало "самоочищение", поэтому и нравы среди ребят были товарищеские.
  Инструмент, что мы делали, лопаты, топоры, стамески, рубанки и многие другие, были отменного качества.
  Например, лопата. "Американская лопата", якобы широко распространённая в североамериканских соединённых штатах Америки. Якобы американцы, любители экономить во всём, специально разработали такую лопату, которая максимально удобна в пользовании, и экономит силы.
  Лопаты действительно были очень неплохи. Настолько, что их хищения местными аборигенами деревень и сёл начались уже через неделю стройки...
  Забавно, но позже я узнал, что наши лопаты Арнольд Хаммер экспортировал в... США!!!
  Вот так американская лопата! Реальным создателем дизайна этого землекопного инструмента оказался наш ректор - Матвей Петрович Бронштейн.
  
  Личность ректора была во многом загадочна.
  Самоучка, без "государственного высшего образования", которому доверили руководить одним из старейших "ВУЗ"-ов страны. Более того, фактически позволили "разгромить" МГУ, как в открытую жаловались многие профессора.
  Под обещание "наладить выпуск специалистов мирового уровня" и обеспечить грядущую индустриализацию СССР кадрами.
  И Бронштейн развернулся! Да так, что старые, "бывшие" учёные, привыкшие к спокойной и размеренной жизни при царе, чуть ли не "кипятком писали" от возмущения - что этот выскочка себе позволяет! Волюнтарист, диктатор, второе пришествие "якобинца Марата" - неуча и зазнайки!
  Уже одна только профессура с геологического факультета готова была "распять" нашего ректора! За то, что он учинил им "научный погром", поувольняв всех тех, кто смел не согласиться с "самой передовой в мире" теорией "мобилизма" Альфреда Лотара Вегенера, единственным "магистральным путём развития советской геологии", если мы хотим "обогнать весь мир" в геологоразведке!
  
  А его убеждённость в том, что учёные - это рабочий класс! От чего старая профессура была в смятенных чувствах!
  Впрочем, по нынешним временам, это-то, как раз не было чем-то из ряда вон. "Маратовские настроения" буквально пронизывали реформаторов образования.
  Как много позже я выяснил, решение "тряхнуть гнездо ретроградов", коими почему-то стали считать профессорско-преподавательский состав МГУ, было принято на особом совещании Совнаркома.
  Большинство подобных реформаций, увы, оказывались ни чем иным, как тем самым "погромом", результатом которых было резкое снижение эффективности научного и педагогического процесса.
  Но не у Бронштейна! Оказалось, что наш новый ректор уже успел отметится, в Киеве...
  
  Ещё мне запомнился первый учебный фильм, что нам показали. О идущей в посёлке Долгопрудный стройке мощной электростанции.
  Директор стройки, совсем молодой парень, лет двадцати, увлечённо просвещал "тёмного" журналиста газеты "Правда".
  - Эта электростанция возводится ВНЕ государственного плана электрификации России. Поэтому мы, инженеры технокоммуны "Кибер", сочли допустимым внести в конструкцию агрегатов этого предприятия максимально возможное количество новаций.
  - Например, если Каширская электростанция предназначена ТОЛЬКО для производства электроэнергии, то наша электростанция - это "комбинат". Комбинированное производство.
  - Мы планируем:
  Помимо выработки электроэнергии обеспечить предприятия и дома посёлка Долгопрудный теплом.
  Добиться КПД преобразования химической энергии топлива выше 50%!
  Использовать в качестве топлива любое горючее. Предполагается использовать преимущественно торф, в меньшей степени - бурый уголь. Но, возможно, более выгодным окажется "газифицировать" бурый уголь подмосковных месторождений прямо на месте - под землёй, а по "газопроводу" - подавать полученный под землёй синтез-газ - смесь угарного, углекислого газа и водорода на электростанцию!
  Кроме этого планируется совместить электростанцию с химическим заводом, и обеспечить промышленность московской области синтетическим керосином - синтином, вы наверно о нём уже знаете, а также такими продуктами химического синтеза как резины, искусственные продукты питания, водород для кухонных плит сначала посёлка Долгопрудный, а затем, по мере наращивания мощности комбината, и Москвы.
  - Это правда, вы не оговорились, когда упомянули синтетическую пищу?! - взволнованно переспросил корреспондент.
  - Правда. Станислав Зайцев, без преувеличения, ТИТАН советского оргсинтеза!
  - Расскажите о нём!
  - Пусть лучше Стас сам вам расскажет. Вкратце же, от себя, скажу, что ему удалось совершить в химической науке переворот, сравнимый разве что с открытием строения вещества - установлением структуры молекул.
  - Опыты создания искусственной пищи ведутся с прошлого, девятнадцатого века - блеснул эрудицией корреспондент "Правды". Но до сих пор оказывалось, что синтетические заменители пищевых продуктов дороже получаемых обычным способом.
  - Это потому, что в отличии от "природных", синтетические продукты питания, получаемые традиционными методами органической химии, сильно загрязнены токсичными веществами. Тогда как чистота природных пищевых веществ в отношении ядов, обычных побочных продуктов "классического" оргсинтеза, превосходит самые чистые химические вещества, используемые в анализе. Очистка и поднимала цену продуктов, того же гидролизного сахара, например, до величины делавшей его производство нерентабельным.
  - А что тогда сумел открыть Станислав Зайцев?
  - Сумел понять роль и создать "гиперселективные" катализаторы реакций, способные, подобно автоматическим станкам Жаккарда, синтезировать из простых веществ, таких как угарный газ и водород, молекулы только и исключительно целевого вещества. Так была получен синтетический латекс, из стереорегулярного изопрена, равный или даже превосходящий природный!
  Но самое пожалуй, важное, чего добился Станислав - это проведение реакций в "щадящих условиях", сравнимых с внутренней средой живой клетки. Как известно микробиологам, бактерии способны осуществлять такие синтезы, о которых химики-органики до недавних пор могли только мечтать!
  
  - Это, действительно, прорыв! Команда Станислава Зайцева сделала великое дело!
  
  - Не только Стас отличился. К примеру, буквально ВСЕ машины электростанции - экспериментальные! Например, электрогенератор. Нам, благодаря использованию новых материалов для изоляции, магнитных сердечников, - якоря и статора, жидкого сплава щелочных металлов вместо меди, удалось уменьшить его объём, по сравнению с электрогенератором "традиционной" конструкции, в... ТРИДЦАТЬ раз!
  Мощность его должна быть не менее десяти мегаватт, а вес агрегата - всего пара тонн!
  
  - Извините, товарищ, не верю! - проявил скепсис журналист. Я по образованию, электрик. И теорию электрических машин, знаю. Как вы обмотки охлаждать будете?
  - Не догадались? А ведь я уже дал намёк! Провода ротора и статора электромашины - ЖИДКИЕ! А, значит, САМО ИХ ВЕЩЕСТВО может служить хладагентом, вынося тепло из "рабочей зоны" электрогенератора!
  - На этом же принципе мы создали очень компактные и лёгкие, но в то же время чрезвычайно мощные трансформаторы, что значительно уменьшает потребную для трансформаторной подстанции площадь!
  - Очень любопытно! Но ведь это всё НЕПРОВЕРЕННЫЕ технические решения! А как насчёт возможных АВАРИЙ?
  - Они неизбежны, и их не стоит бояться!
  - Вот как? Но это же риск, расходы народных средств!
  - Позвольте, товарищ! Не надо путать государственный карман и карман коммуны! Средства - НАШИ! И мы рискуем СВОИМИ средствами, а не государственными! Государству наши расходы, на преодоление последствий аварий не будут стоить ни единой копейки!
  - Но может быть, стоило всё-таки придерживаться проверенных решений?
  - Нет, ваша позиция понятна, но неправильна. Давайте взглянем на аварию - как на КУЗНИЦУ ОПЫТА!
  Только "задавая вопросы Вселенной", а ОНА говорит на языке ДЕЙСТВИЙ, можно решать "системы нелинейных диффуравнений", коими описывается работа машин и агрегатов станции. Кстати, нами разработан новый метод математического анализа - "физическая математика". Которая занимается поиском "прообразов" математических построений в реальном мире. Такие "прообразы" являются "решателями" математических задач, иначе, чисто "мозговым методом", НЕ РЕШАЕМЫХ!
  В частности, нам удалось "проломить" стены трудностей решений нелинейных дифф и интегральных уравнений. Которые, по большому счёту, и ОПИСЫВАЮТ природу, с куда БОЛЬШЕЙ ДОСТОВЕРНОСТЬЮ, чем до сих пор используемые ЛИНЕЙНЫЕ приближения.
  - Результат - революция в математическом анализе и прикладной математике!
  
  
  
  
  
  Глава 19. Наш ответ Чемберлену.
  Клуб где-то в Англии. Два джентльмена вновь обсуждают события в России.
  - Итак, Джон, что удалось выяснить?
  - Отличились на этот раз какие-то совсем неизвестные ранее личности. Из Киева. Похоже большевикам удалось-таки добиться толка от этих своих "коммун". По крайней мере, то, что удалось выяснить говорит за то, что в "технокоммунах" большевики решили отойти от идеологии и заняться бизнесом. В том же ключе, что небезызвестный Эдисон.
  - Любопытно. И чем объяснить их успехи?
  - Тем, что им повезло собрать в этих "технокоммунах" талантливых людей. Уставших от неустроенности личной жизни. Им предоставили возможность заниматься наукой и бизнесом, пусть и под "красной" идеологией. Фактически, например, тот же "Кибер" - это полноценная корпорация, получившая исключительно благоприятные условия для своей деятельности.
  - И какие гении науки и бизнеса согласились работать на большевиков? Вроде как большинство из сколь-нибудь известных до революции русских светил науки из большевистской России эмигрировало...
  - А вот здесь как раз загадка. Проявили себя совершенно неизвестные ранее люди. Например, по каучуку - отличился некий Станислав Зайцев. Самоучка, сумел самостоятельно освоить университетский курс органической химии. Удивительно, но он добился лучших результатов, чем окончивший Петербургский университет Сергей Лебедев.
  - По физике и электротехнике отличился некий Матвей Бронштейн. Кстати, его за "выдающиеся организаторские успехи" назначили ректором Московского университета. Он же затеял полную реформу этого русского учебного заведения. В Москве сейчас развернулась грандиозная стройка. Строят что-то похожее на Менло-Парк Эдиссона.
  - Это случайно не тот Бронштейн, который наделал шума у наших "высоколобых"?
  - Этот самый.
  - Судя по оценке, данной ему нашими "светилами", талантливая личность. Сумел далеко продвинуться в физической науке. Что-то связанное с описанием атома...
  - Кстати, есть любопытные сообщения о большевистском вожде Ленине. Якобы, он прошёл курс экспериментального лечения и поправил здоровье...
  - Это любопытно. Мне известно, что его заболевание не поддавалось лечению...
  - Однако русские нашли средство. Владимир Ленин пользуется в партии большевиков очень большим влиянием. Так что можно ожидать любых неожиданностей...
  - Ещё новости. Кто-то скупает во Франции бумаги старых царских обязательств. Ходят слухи, что большевики готовы признать часть старых царских долгов. В частности, может быть положительно решён вопрос о концессиях на Балхашские медные рудники.
  - Вот как? Всё чудесатее и чудесатее...
  
  ***
  
  - Основной задачей внешеэкономической деятельности СССР, Феликс, должна стать задача "поссорить" финансовый и промышленный капитал. Это даст куда больший эффект, чем ставка на поддержку "Коминтерна" и европейских рабочих партий. Увы, но их по факту контролируют как раз финансисты. Нам с ними по возможностям влияния тягаться пока не получается. А тратить средства на заведомо продажных "союзников" - глупость...
  - Подобный "правый уклон" в ваших речах, Владимир Ильич, если бы не события в Германии, был бы непростителен!
  - "Правый", "Левый", "Красный", "Зелёный"! Да какая разница, какого цвета кошка, лишь бы ловила мышей! Надо же и извлекать уроки из недавней истории! Возможности для влияния на политику европейских государств, надо признать, у нас невелики. Пока нас "не принимали всерьёз" ещё можно было надеяться на "солидарность" европейских "союзников". Однако сейчас за них там взялись всерьёз...
  - С другой стороны, как раз промышленный бизнес в Германии сейчас переживает не лучшие времена. Дать ему возможность заработать свои "300%" и он порвёт "на британский флаг" любых недоброжелателей. Особенно в Германии.
  - Значит, Вы категорически за "полный капитализм" в этих "свободных экономических зонах"?
  - Не "за капитализм", там всё же будет НАША ВЛАСТЬ и действовать пусть и "облегчённые", но НАШИ законы. А за "защиту прав производителя". За создание "тепличных условий" для того же немецкого промбизнеса, который будет создавать у нас промышленные предприятия. Заодно и проблему басмачества в средней Азии решим, руками немецких военных...
  
  ***
  
  - Ещё мои агенты выяснили, что эти русские "Эдисоны" успели создать в Киеве, прежде чем их перевели в Москву.
  В самом Киеве они создали на базе бывшего предприятия по выпуску велосипедов довольно современное производство различной техники сельскохозяйственного назначения и инвентаря. Но не только! Налажен выпуск гальванических батарей большой ёмкости. Кстати, эти батареи удивили моих аналитиков. Счастье, что для их работы нужен воздух. Иначе, Роял Флит в скором будущем получил бы в лице большевистских подводников грозного врага.
  - Что в этих батарейках такого необычного?
  - Ёмкость. Около восьмисот ватт час на килограмм. Гигантский отдаваемый одним элементом ток, где-то триста ампер. При весе элемента около фунта. Плюс громадное число циклов заряд-разряд. В фирме Роллс-Ройса уже идут разговоры о том, что неплохо бы купить секрет этих аккумуляторов.
  
  В Кичкассе наладили выпуск тракторов оригинальной конструкции. В том числе и на электротяге. И наращивают их выпуск, несмотря на многочисленные трудности, связанные с отъездом спецов, создавших новые производства. Но пожалуй, самое интересное, что удалось выяснить, это кичкасская электростанция. Построена на средства завода, его рабочими. Вроде ничего существенного.
  - Действительно, ну построили большевики ещё одну электростанцию... Кстати, какая у неё мощность?
  - На момент выяснения этого вопроса, агенту сообщили, что мощность около трёх мегаватт. Но станцию собирались расширять...
  - Так что в ней необычное?
  - Коэффициент преобразования энергии угля в электричество. Более 60%! Такого нет нигде в мире!
  - Чёрт побери, Джон! И я узнаю это только сейчас? Чем она отличается от наших электростанций?
  - Тем, что эта станция по-сути - электрохимическая! Большевики не сумели наладить у себя выпуск современных электрогенераторов, и вместо них, применили на этой станции... схему цинковой батарейки! Там вообще нет движущихся частей. Аналитики утверждают, что это прорыв в технологии электрогенерирующих установок!
  
  ***
  
  Пётр Капица сидел в лаборатории, собирая установку для опыта. В случае удачи, Пётр рассчитывал обнаружить новую элементарную частицу входящую в состав атомного ядра.
  Изменение плана исследовательской работы - исследование мощных магнитных полей, чем занимался Капица до той памятной статьи в "Nature", "Крокодил" - так в кругу друзей-единомышленников называл Резерфорда Пётр, не одобрил. Но не стал возражать, несмотря на известную нелюбовь к чрезмерно увлекающимися практикой в ущерб теории сотрудникам, опытам Петра во внерабочее время.
  Установка для обнаружения ядерной частицы была проста. Исходя из гипотезы, что эта частица скорее всего лишена электрического заряда, Капица рассчитывал обнаружить её простыми средствами.
  Металлический радий в составе амальгамы, к которой Пётр подмешивал разные вещества, могущие по его мнению дать при взаимодействии с альфа-частицей, излучаемой ядром атома радия, искомую частицу. И набор экранов, а также мощный магнит, что позволял рассматривать деятельность Капицы как "расширенное" изучение мощных магнитных полей.
  
  Наконец все части экспериментальной установки собраны воедино. Для регистрации нейтральных частиц, по какому-то наитию, Пётр решил использовать адаптированный датчик Гейгера-Мюллера, заполненный вместо неона парами диборана.
  Сразу после включения, датчик зафиксировал наличие радиоизлучения, идущего от капли амальгамы радия-бериллия.
  Уже расстояние между источником и приёмником вселяло надежду на то, что наконец-то искомое обнаружено.
  Включён мощный магнит. Показания датчика не изменились.
  Затем серия опытов с экранами из разных веществ. Сразу же обнаружена аномалия в экранирующих свойствах - пластина из свинца лишь ослабила поток частиц. А вот блок парафина полностью задерживал частицы.
  Закончив серию опытов, взволнованный, Капица пошёл к своему наставнику - поделиться новостью.
  
  - А, Питер! Резерфорд устало взглянул на Капицу, оторвавшись от чтения газеты.
  - Если ты пришёл сообщить о положительном результате твоих поисков "нейтрона", то опоздал! Вот полюбуйся, что пишут в "Таймс"! Для нас это, откровенно говоря, ПОЗОР!
  
  Капица порывистым движением взял в руки газету. На первой странице (!) крупным шрифтом был набран текст:
  - Русский школьник открыл новую элементарную частицу атомного ядра - НЕЙТРОН!
  Состояние Петра в течении нескольких мгновений после этого можно было бы характеризовать термином из бокса - нокаут. Было трудно вздохнуть, от охватившего чувства сильнейшей досады. Затем проснулась ярость и вместе с ней, скепсис.
  Открыв текст статьи, Капица погрузился в чтение. По мере того, как его взгляд скользил по строкам, на лице проступали всё более сильные чувства. Резерфорд с интересом наблюдал за своим учеником.
  
  - В это трудно поверить, но это факт! - слоганом, скорее приличествующем "желтой прессе" начинался текст статьи.
  - Российский школьник, Илья Лесников, 14 лет, учащийся школы номер 251 города Москвы, во время занятий в "детской Академии Наук", что недавно была создана при московском университете, совершил открытие, достойное самых именитых профессионалов физической науки. Им была обнаружена новая элементарная частица атомного ядра, возникающая при некоторых ядерных процессах...
  
  Далее шло подробное описание опыта Ильи. Если до этого Капица питал надежду, что сообщение в "Таймс" - всего лишь утка или ложная тревога, то по мере прочтения от неё не осталось и следа. Схема опыта была очень похожа на ту, по которой работал сам Пётр.
  Мальчишка из Москвы, школяр, был допущен до работы с настоящим радием, бериллием и прочим научным оборудованием. Так что "Детская Академия Наук" похоже, была вполне серьёзным заведением, а не только "школой".
  В отличие от Капицы, парнишка работал с... металлическими радием и бериллием, получив их сплав. Что дало значительно более сильный поток нейтронов, и позволило Илье простейшими средствами установить параметры новооткрытой элементарной частицы.
  Была установлена её масса с погрешностью в полпроцента, а также установлен факт её нестабильности и определён с погрешностью в десять процентов период полураспада - нейтрон распадалась на протон, электрон и... нейтралон (!) - лишённую заряда новую гипотетическую частицу. Которую Илья ввёл для того, чтобы объяснить непрерывный спектр электронов, вылетающих из атомного ядра при бета-распаде.
  Практически под всем в этой газетной статье, за исключением выглядевшим явно лишним "нейтралона", Капица мог бы подписаться...
  
  - Питер, не стоит давать волю своим чувствам, - наконец, прервал установившуюся тягостную тишину Резерфорд. Этот "нокаут" - всего лишь вершина айсберга, череды очень странных событий в научной жизни Советской России.
  Посмотри, что я недавно обнаружил в "Nature"!
  
  Капица отложил в сторону газету и взял из рук учителя журнал.
  Взгляд упал на заголовок статьи: - "Подтверждение существования нового астрофизического объекта"?
  
  - Месяц назад в нашу редакцию пришло письмо за авторством небезызвестного советского физика Матвея Бронштейна, и его коллеги астрофизика Александра Фридмана.
  - Исходя из положений общей теории относительности Альберта Энштейна и разрабатываемой Матвеем Бронштейном квантовой механики субатомых частиц, эти исследователи обосновали возможность существования нового класса небесных тел - ядерных звёзд.
  - МЫ, редакция журнала "Nature" тогда посчитали слишком спекулятивным предположением их гипотезу, и не стали её публиковать. Но, спустя месяц нам пришло сообщение из Краснопресненской обсерватории московского государственного университета об обнаружении в центре туманности Taurus A (Крабовидная Туманность) "мерцающей звезды". Причём, частота "мерцания" невероятно велика! Тридцать раз в секунду! Что трудно объяснить на базе существующих теорий звёздного строения. Даже гравитация белых карликов мала, чтобы предотвратить разрушение небесного тела центробежными силами, если конечно предполагать, что причина мерцания - вращение звезды.
  Тогда как гипотеза "ядерной звезды", с плотностью атомного ядра и чудовищной гравитацией на поверхности, в сто миллиардов раз как минимум, сильнее земной, позволяет объяснить странное "мерцание" звезды в Крабе именно её вращением.
  Эти наблюдения были перепроверены в Кембриджской обсерватории сэром Артуром Эддингтоном. По его словам, для обнаружения эффекта оказалось достаточно установить на телескопе зеркальный удвоитель изображения, а после него, но перед фотопластинкой - стробоскоп, с частотой перекрытия хода лучей тридцать герц, в противофазе перекрывающий ход лучей образующих двойное изображение на фотопластинке. Практически сразу, после экспозиции, факт мерцания центральной звезды Крабовидной Туманности был обнаружен, по стробоскопическому эффекту, выразившемуся в отсутствии изображения на одной фотографии и его наличия на другой.
  По рекомендации сэра Эддингтона мы решили опубликовать полный текст письма русских астрофизиков...
  
  - Питер. Я убеждён, что тебе стоит съездить на родину и разузнать, что там происходит...
  
  ***
  
  Особняк в одном из городов США. Представительный мужчина прошёл в кабинет своего дома, где его ожидал агент, нанятый для выполнения разнообразных поручений, чаще всего разведывательного плана.
  Предусмотрительность очень часто оправдывала себя в деятельности этого бизнесмена, богатейшего человека Америки и её "нефтяного короля".
  Знать, как обстоят дела у возможных и реальных конкурентов, успеть заранее договориться с партнёрами, чтобы "выбить" лишних, по разумению бизнесмена людей из той сферы деятельности, которой он занялся - вот часть из набора правил, выработанных Джоном Девисоном Рокфеллером.
  Не изменил своим принципам он и сейчас. Поводом для лёгкого беспокойства стала заметка в газете "New York Times", на которую обратил внимание его агент, занимавшийся "черновой" обработкой сообщений, по могущим заинтересовать босса темам.
  В заметке, присланной из Советской России корреспондентом Оливером Бенчли, сообщалось о необычном заменителе керосина, производимом в государстве большевиков.
  Бенчли лично "опробовал" новое вещество, в качестве топлива для керосиновой лампы.
  По его словам, горючее превосходило керосин по эффективности. Пламя было значительно ярче керосинового, лампа давала больше света, а вот расход горючего был меньше.
  Первоначально Рокфеллера заинтересовало само топливо. Любопытно, что это такое, и имеет ли смысл его производить в Америке?
  Кроме этого, Рокфеллер имел свои виды на бывшие нефтепромыслы Нобеля в России, но пока подвижек в этом направлении, связанных с возможным установлением контроля за бывшей собственностью шведа не просматривалось.
  Политическая ситуация в Советском Союзе - так недавно начало называться государство созданное большевистским правительством, была с точки зрения осторожного Рокфеллера, нестабильной.
  
  И сейчас, "Big boss", сев в кресло, приготовился слушать своего агента...
  
  ***
  
  - Чем в свете возможного конфликта с белопанской Польшей может нам помочь наука? - Михаил Тухачевкий вопросительно посмотрел в сторону представителя Особого Технического Бюро.
  - У нас есть новинки, могущие неприятно удивить ясновельможных панов. Но, к сожалению, как показала практика недавно минувшей Великой Войны, военные часто не умеют извлекать правильные уроки из прошлых боевых действий. Достаточно вспомнить о том, что характер Великой Войны, как войны окопной, позиционной, был предсказан ещё царским министром Дурново. Он использовал для анализа возможного всеевропейского вооружённого конфликта описания американской войны за независимость. Именно там впервые были применены те новинки, что стали характерны для Великой Войны. Пулемёты - неуклюжие "шарманки" Гатлинга, которые тем не менее уже тогда показали, что произойдёт с пехотой идущей в атаку классическим строем.
  Именно тогда широко были применены пехотные мины, снайперские винтовки и многие другие новинки, которые, судя по удивлённым взглядам присутствующих здесь, якобы впервые нашли применение в Великую Войну.
  Лицо Тухачевского помрачнело. Катнув желваки, он жёстким голосом проговорил:
  - Вас, Иван Волков, пригласили не для того, чтобы вы выражали своё сомнение в умственных способностях членов совещания...
  - А разве я назвал кого-то конкретно? Всего лишь описываю диагноз, поставленный группой компетентных товарищей классической организации вооружённых сил, к коей, увы, идёт сползание РККА.
  
  Принцип единоначалия, принятый в армии, чаще всего лишь способ заставить толпу вооружённых людей идти на убой. То есть быть безмозглым "пушечным мясом". Особенно это было хорошо видно на примере англичан...
  Способности каждого солдата, оценить боевую обстановку, кои могут кое в чём и превосходить генеральские, в классической армии используются часто чуть менее чем никак.
  Яркий пример. В минувшую гражданскую, были примеры успешного применения солдатами принципов "военной демократии", в критических ситуациях - гибель командира и т. д. Тем не менее, выпячивают только неудачные примеры попыток привлечь к решению боевых задач рядовой состав.
  - У вас есть что ответить по заданному вам прямому вопросу? Что с новым вооружением?
  - Оно есть. Но смысл его описывать, если понять его эффективность некомпетентному человеку трудно? Сначала нам нужно определиться с управлением в грядущем советско-польском конфликте.
  - Особо подчеркну, что само по себе оружие - набор мёртвых инструментов. Важны люди, которые им владеют. Их способность ПРАВИЛЬНО применить имеющееся вооружение. Короче, новому оружию нужны по-новому мыслящие командиры и по-новому обученные солдаты. Иначе мы уподобимся дикарям, кои использовали захваченные у европейцев мушкеты как... дубинки.
  С другой стороны, виртуозное применение даже первобытных видов вооружений, так-то копьеметалок и палиц, позволяло маорийским племенам Новой Зеландии одерживать победы над колониальными войсками англичан, вооружёнными пушками и карабинами!
  - Что, это на самом деле было? - в глазах Будённого загорелся огонёк неподдельного интереса.
  - Было. Есть записи английского офицера, описывающего плачевные результаты атаки на деревеньку мятежного маорийского вождя, имевшего наглость пообедать присланным в его поселение христианским священником, а приданную священнику охрану - отпустить, предварительно заставив их наблюдать пиршество.
  На Ивана устремились взоры всех присутствовавших на совещании. Даже во взгляде Тухачевского ярость сменилась любопытством.
  - Англичане, провели "артподготовку", расстреляв из пушек мятежную деревню. Снесли хижины, проломили ограждающий деревню частокол.
  Под барабанную дробь шеренги английских солдат вступили на территорию неприятеля. И... никого не обнаружили. Походив по территории деревни, солдаты рассыпались на отдельные группы. О ведении боевых действий никто уже не думал.
  Правда, того англичанина терзали смутные предчувствия - маорийцы не могли покинуть окружённую деревню. Куда они делись?
  Затем кто-то из офицеров обратил внимание на то, что англичан как будто стало меньше.
  Начали перекличку. И точно - пары десятков (!) человек недосчитались! Англичане встревожились. Начали собираться в кучу. И вот тут... Из-под земли выскочили сотни вооружённых копьями и дубинами маорийцев. Не успели англичане передёрнуть затворы своих карабинов - как их уже ополовинили!
  В том бою англичанам с трудом удалось унести ноги. Преимущественно, нескольким высшим офицерам, командовавшим карательной экспедицией. Были брошены пушки и много карабинов...
  Война англичан с маори длилась полвека. И, кстати, завершилась подписанием... мирного договора с маорийскими вождями! Что вообще-то из ряда вон!
  
  В чём мораль истории? В том, что преимущество в вооружении не отменяет искусства ведения боя.
  Какая основная задача должна стать первоочередной для бойца РККА в грядущем сражении с белополяками?
  - Уничтожить противника! - яростно ответил Тухачевский.
  - Двойка! Обеспечить производство инвалидов-некомбатантов в "индустриальных" количествах! Вы подумайте, товарищи, чем на самом деле являются покалеченные в бою солдаты противника?! Самым эффективным видом антивоенной пропаганды! Плюс, они повисают тяжёлой гирей на ногах военной машины противника. И, снижают его возможности по поощрению своих "героев"...
  
  
  
  
  
  Глава 20. А в это время...
  
  Семён был буквально готов скрипеть зубами от безсильной ярости. Всё валилось из рук.
  После отъезда команды Станислава Зайцева, уже стали возникать серьёзные трудности с синтезом резины. Хорошо что команда оставила подробные инструкции и запас катализатора. Так что худо-бедно, привлекая тех ребят, кто хоть немного разбирался в теме, и собрав их в бригаду "химиков", удалось поддерживать производство.
  Но вот дальше... После отъезда Бронштейна...
  Семён сам удивился, как много, оказывается, зависело от этого умника. По мере того, как при попытках освоить тот или иной технический процесс возникали вопросы, становилось ясно, КАКУЮ роль играл этот "незаметный" еврейчик.
  - Он ведь был, фактически, "ходячей библиотекой"! - понял Семён, перелистывая тетради с лекциями, что записывали ребята.
  Бронштейн заполнял "пробелы", которые теперь обнаруживались в знаниях ребят почти непрерывно. С ним же было легко - получив список тем и литературы по интересующему вопросу, прочитав рекомендованное, дальше было просто задавать правильные вопросы и понимать ответы. Теперь же... Когда оказывается, что матан - это настоящее чудовище, формулы, что не были объяснены Бронштейном - не просто непонятны, а даже неясно, с какой стороны к ним подступиться...
  А городской Совет "наседает", давят авторитетом. Привыкли уже к "легким" победам...
  Тут просто разобраться в возникших вопросах у технологов не получается, а они объёмы производства наращивать хотят! Как например, маштабировать газогенератор, чтобы он не взорвался?...
  Хорошо хоть Нагульнов "прикрывает", понимает возникшие сложности...
  - Вот ведь москали! Всегда нагадят! Как хоть суметь удержать достигнутое, а? - невесело размышлял Семён.
  - Единственное, что на ум приходит - обратиться к студентам. Но не из "В.И.Н.О."! Те болтуны страшные, а дело делать не умеют. Не все кончено... Однако даже те, кто что-то знают и работать не на словах умеют, по нашим проблемам ничего предложить толковое не могут. Пригласил я было Макара Степанова, помочь разобраться в газогенераторе. Тот посмотрел "глубокомысленно" на нашу опытовую установку, полистал техдокументацию и... одним словом - "этому нас не учили", "мировая наука не знает прецендентов", "почему бы не воспользоваться технологиями производства светильного газа?". Слова-то учёные гад выучил - "прецендентов", "технологиями"! Только лучше бы вместо слов учёных, технологии наших, отечественных углехимиков изучал бы...
  Единственный, кто "в теме", это Денис Бульбашов. Старается, я ему помощников выделил, троих, ездят по губернии, к угольщикам, на завод светильного газа, собирают по крупицам информацию об эффективных аппаратах газификации твёрдого топлива. Но так медленно!!!
  
  - Семён, ты здесь? В комнату к секретарю комсомольской организации киевского велозавода ворвался молодой парень.
  - Я Олег Мальцов. Меня из горсовета прислали...
  - Чего им? Сказано же - нет кому руководить работами над газогенератором! Спецов москали клятые увели! А "наобум" делать - взорваться!
  - Иди! Там как раз вопрос со спецами решаться будет...
  
  ***
  
  - Здорово Семён! - шумно поприветствовал секретаря Нагульнов. Тут вам из Москвы посылка и письма пришли... Зайдёшь на почту, возьми ребят и какой-никакой транспорт. Послания от москвичей объёмистые...
  
  ***
  
  - Значит так. Тут мы с товарищами на совещании горсовета приняли решение, Семён, направить в Москву для "повышения квалификации" группу ребят. Ты отбери из своих энтузиастов товарищей поспособнее...
  
  ***
  
  "Послание" из Москвы представляло собой тюки с книгами и стопку писем от уехавших оставшимся. Среди писем было и адресованное лично Семёну.
  
  - Семён, не злись на "москалей", - после обычного вежливого приветствия писал Матвей. Понятно, что у Вас сейчас "завал" и хочется обвинить "клятых москалей" в возникших трудностях. Однако, помимо "шкурных" интересов москвичей есть и объективные, для нашего перебазирования.
  Очень даже возможно, что этой осенью или даже летом со стороны белополяков будет предпринята попытка очередного вторжения. И Киев вполне, при неудачном для нас развитии событий, в их досягаемости. Рисковать с таким трудом наработанным оборудованием, ребятами, и самое главное - Знанием в их головах непростительная глупость!
  Однако и желание центральной власти собрать у себя "всё самое лучшее" скидывать со счетов не стоит!
  Поэтому, когда приедешь в Москву, ТРЕБУЙ помощи!
  
  ***
  
  - Матвей, ЭТО мы выпустить не можем! - резко ответил Алексей Прохорович Максимов - куратор от ГлавЛита в московском недавно созданном печатном объединении "НаучКнига".
  - Почему???
  - Ну, хотя бы потому, что ты в своём "Мультиверсе" поддерживаешь поповский бред преподобного Жоржа Леметра, теорию "Большого Взрыва"! Ну нужно же видеть политический момент! От теории "Большого Взрыва" до богословского "Сотворения Вселенной" - один шаг!
  - Слушай, Алексей, а ты мою книжку-то читал?!
  - Целиком - нет, времени нету, но главу о "Большом Взрыве" просмотрел.
  - Ага, и видимо, сразу вспомнил о "отце-атоме" Леметра...
  - Естественно, нам про эту поповскую выдумку рассказывали...
  - Так почитай же, что у меня там написано! Я же ведь в "Мультиверсе", в той главе, теорию "Большого Взрыва" не защищаю, а наоборот, критикую!...
  - Вот, спустя несколько минут продолжил Матвей, слона-то в этой главе комиссия и не приметила! Эту книгу сам нарком образования читал и одобрил. В ней же идеи грека Анаксагора и реформатора описания Солнечной Системы Коперника дальше развиваются! Отличная прививка подрастающему поколению советских школьников от западных лжетеорий!
  
  ***
  
  В Москву Семёну предстояло лететь на диковинном воздушном корабле - дирижабле СССР-1.
  Не то, чтобы Семён совсем был незнаком с воздухоплаванием. Аэропланы несколько раз за свою молодую жизнь он видел. Но дирижабля - нет.
  Поэтому подходил комсомольский секретарь к здоровенной белоснежной сигаре с надписью яркими алыми буквами СССР-1 с некоторым даже трепетом, и тщательно скрываемой робостью.
  "Билет", а точнее командировочное предписание, позволяющее Семёну подняться на борт воздушного корабля, выполняющего свой первый "коммерческий" почтовый рейс между Москвой и Киевом, был выписан в горсовете.
  С Семёном должны были лететь ещё трое отобранных им кандидатов в "красные инженеры".
  
  - Ну, Семён, удачи! Возвращайся скорее! Ведь без вас производство, фактически, приходится законсервировать, спецов нет! - напутствовал комсомольского вожака Макар Нагульнов.
  
  Перешагнув через порог кабины дирижабля, Семён сразу был взят под плотную "опеку" тремя сменившимися пилотами экипажа - Алексеем Дмитровогорским, Александром Ковальчуком и Денисом Матросовым.
  Те проводили Семёна и его "команду" в кают-компанию, в которой сразу стало тесно.
  
  ***
  
  - От винта! - громко крикнул Валентин Глушко, отпрыгнув от резко крутанувшейся лопасти.
  Небольшой одномоторный самолётик, в котором абориген двадцать первого века мог бы опознать "Сессну", адаптированную к местным материалам, взревев двигателем, промчался по короткой травяной взлётно-посадочной полосе и взмыл в небо.
  За штурвалом аппарата сидел Сергей Королёв, конструктор этой машины.
  Рядом с ним сидел Филлип Прибылой - мальчишка, который тем не менее уже успел стать известным фотографом, предложившим целый ряд усовершенствований и упрощений фотографического аппарата.
  Курс аэроплан взял на Калугу - город, где проживал большой друг советских воздухоплавателей и авиаторов Константин Эдуардович Циолковский.
  По инициативе нового ректора МГУ, в Калуге открыли филиал. Специализацией же его было как раз дирижаблестроение и конструирование сверхлёгких летательных аппаратов. Парапланов и дельтапланов, с моторами и без.
  Выросший в чистом поле под Калугой палаточный городок, названный "Энтузиасты", на волне восторга от первых успехов в создании дирижаблей и лёгких аэропланов, во многом обусловленных прорывом в материаловедении и двигателестроении, буквально на глазах превращался в полноценный наукоград.
  Надо ли упоминать, что с недавних пор, жители этой "комсомольской ударной стройки" стали практических постоянными завсегдатаями скромного домика и особенно его веранды, где расположились приборы и модели собственноручно собранные владельцем этого дома Константином Эдуардовичем Циолковским?!
  Старый основоположник научной космонавтики был очень тронут этим вниманием. А электронный слуховой аппарат, подаренный Константину Эдуардовичу от почитателей из МГУ, совершенно преобразил жизнь Циолковского.
  По решению наркома просвещения, Константину Эдуардовичу было присвоено звание почётного профессора МГУ. А в Калуге, в новеньком, только что отстроенном здании факультета дирижаблестроения и аэронавтики его ждала кафедра... практической космонавтики!
  
  Медленно плывёт под крылом аэроплана зелёный покров Земли. Высота полёта всего ничего - километр, скорость - сто двадцать километров в час.
  Филлип верит головой, разглядывая открывающиеся внизу пейзажи. Аэроплан, по широкой дуге обогнув Москву, вышел на курс к городу Калуге.
  
  Сергей Королёв, сидящий за штурвалом, спокоен и сосредоточен. После набора высоты и выхода на курс, особого разнообразия в управлении аэропланом не предвиделось, и Серёга задумался о своём новом увлечении.
  - А вот действительно, получиться ли уже сейчас сделать ракету? Могущую хотя бы "выглянуть" за пределы земной атмосферы? По новейшим гипотезам, для этого нужно подняться вверх на сотню километров. И можно уже будет фотографировать Землю "со стороны", а окружающая аппарат среда будет мало отличаться от междупланетного космического пространства!
  - И, такие ракеты, если к ним приделать "крылатую кабину", способную планировать до места назначения, могли бы совершенно преобразить скоростные авиасообщения!
  - За полчаса можно было бы долететь от Одессы до Владивостока!
  
  Воображение Сергея Королёва, "подогретое" спорами в кружке "ГИРД", организованном по его инициативе при МГУ, нарисовало возможный облик подобной транспортной системы. Авиационно-космической, если уж определять точно, о как!
  
  Мощный тягач, минимум о пяти осях, способный везти на себе груз весом тонн сто. Нужен для того, чтобы можно было пускать ракеты из любой точки СССР. Вдобавок, отсутствие "ракетодромов" в случае военного конфликта повышало защищённость пусковой установки.
  На тягаче "уютно" разместилась "безступенчатая" "цельносгораемая РН".
  На вершине РН закреплён выглядящий как "лапоть" планер. Необычность его форм вызвана тем, что двигаться в атмосфере этому планеру предстоит со скоростью километры в секунду!
  К планеру ведёт ажурная металлическая лесенка, по которой в салон поднимается команда пилотов и пассажиры.
  Вот все члены экипажа и пассажиры поднялись на борт. Тягач, стоящий на широко расставленных упорах, поднимает РН в вертикальное положение. Выглядет это весьма пикантно.
  РН, находящаяся в специальном креплении, становится на землю. Тягач убирает упоры и отъезжает от пусковой. Ракета заправляется жидким кислородом, производимым прямо из воздуха мобильной газоразделительной станцией.
  РН заправлена жидким кислородом. Теперь он "куриться" через дренажные отверстия вверху "трубы" РН.
  Старт! РН включает двигатели, и опираясь на огненный хвост, начинает упорно карабкаться в небо...
  
  "Цельносгораемый РН" был рацпредложением Фридриха Артуровича Цандера. Его "сырую" идею, "сжигать" отработанные и более ненужные конструкции ракеты-носителя для получения дополнительного запаса тяги, внезапно горячо поддержал ректор МГУ, также бывший в числе членов группы изучения реактивного движения. Надо сказать, что Матвей Бронштейн проявил просто-таки "мистическую", как шутил Фридрих Артурович, осведомлённость в мельчайших подробностях ракетостроения. Особенно по части жидкостных ракетных движков. Одно только его "откровения" насчёт возможной конструкции ракетного двигателя чего стоят!
  Любопытно, что Бронштейн выступал за одновременное развитие как пороховых, или твердотопливных ракетных двигателей, так и за всемерное развитие жидкостных, или как сокращённо их назвали ТТРД и ЖРД. Более того, он сходу предложил и весьма перспективные топлива! Для ТТРД - смесь синтетического каучука из "бракованных" партий, синтезированного на уже "выродившемся" катализаторе, и перхлората аммония, а для ЖРД - жидкий тетраоксид азота и синтин. Для воспламенения горючей смеси в камеру сгорания при старте должен был подаваться триэтилалюминий.
  Вначале предложение Матвея было воспринято как рядовое среди прочих. Но по мере предварительных опытов, стало выясняться, что Бронштейн как всегда, оказался прав - его конструкция ракетных двигателей оказалась наиболее "сбалансированной" с разных точек зрения, выявлявшихся по мере разворачивания работ над советскими ракетами.
  "Цельносгораемый РН" от Бронштейна выгодно отличался от первоначального предложения Цандера тем, что изначально конструировался как единая концепция.
  В отличие от идеи Цандера, где нужно было предусмотреть некое "демонтирующее и готовящее из ненужных более конструкций топливо устройство", у Бронштейна сама РН была изготовлена целиком, за исключением двигательной установки, из топлива - особого пластика. Устойчивого к температурам и действию жидкого кислорода.
  По-сути это была пластиковая "труба", с закреплённой вверху полезной нагрузкой в виде "космопланера", и двигательной установкой внизу.
  В "трубу" заливался жидкий кислород, и заправленная РН была готова к старту. При работе ДУ постепенно "наддвигалась" на "трубу", расплавляя её жаром прокачиваемого через "рубашку" камеры сгорания и сопла теплоносителя. Расплав закачивался шнековым турбонасосом в камеру сгорания, где и сгорал в кислороде, давая тягу.
  Таким образом получилась "безступенчатая" ракета, обладающая максимальной ПН - по расчётам около 10% от общего стартового веса аппарата!
  
  Мысли Королёва отвлёк рисунок местности под аэропланом - показались пригороды Калуги.
  Покружив над городом и найдя дом Циолковского, Сергей полетел к увиденным вдали постройкам научного городка.
  Посадка аппарата прошла без нареканий. Вокруг быстро собралась толпа любопытствующих, затем, самолёт загнали под тент - на всякий случай, защитить от дождя.
  Филлип уже куда-то ушёл, и Королёв направился к возводимому корпусу сборочного цеха. В нём калужане и жители новообразованного посёлка-наукограда "Энтузиасты" собирались заняться сборкой небольших дирижаблей - для нужд почтового сообщения, медицинских, курьерских, аэрофотосъёмки...
  
  
  Глава 21. Эпициклы и деференты классической термодинамики.
  
  - Тема сегодняшнего совещания посвящена основам классической термодинамики, - Алёша Чаромский на мгновение замолчал и осмотрел собравшихся в актовом зале.
  - В свете полученных экспериментально НАШИМИ, СОВЕТСКИМИ изобретателями результатов остро встала необходимость дать им теоретическое обоснование. Я имею в виду теорию "денотационного двигателя", который наделал много шума в среде конструкторов, хоть каким боком связанных с разработкой двигателей внутреннего сгорания. Шутка ли, КПД реально работающего мотора в реальных, опять же, подчёркиваю, испытаниях, превысило 70%!!! И такой КПД - не предел! Что совершенно исключено с позиций классической термодинамики!
  
  - Позвольте! Со своего места поднялся Александр Микулин. В процесс регистрации опытовых параметров двигателя явно закралась какая-то ошибка! КПД 70% невозможен в рамках теории тепловых машин! Он ведь превосходит допустимый даже для идеального цикла Карно!
  
  - Ошибки не может быть, мерялся расход топлива и отношение энергии, выделяемой при его полном окислении кислородом к совершённой при этом двигателем работе! Ошибка исключена, замеры производились по разным методикам и не единожды! А насчёт ТЕОРЕТИЧЕСКОГО "цикла Карно" - есть очень веские основания сомневаться в его применимости к реальным ДВС, особенно к бензомоторам и дизелям. Впрочем, даже работу классического парового двигателя паровоза этот цикл не описывает! - возразил Чаромский.
  
  - Позвольте, - снова не согласился кто-то из присутствующих. Вы что, отвергаете классическую термодинамику?! Которой уже больше ста лет? И на базе которой и были созданы все тепловые двигатели, что сейчас широко применяют в промышленности!
  
  - Именно так! - резко отреагировал на реплику Алексей. Теория движения планет Птолемея тоже просуществовала не одно, замечу между прочим, тысячелетие! И хорошо предсказывала движение планет по небосводу! На первых порах даже лучше, чем теория Коперника! Что не мешало ей быть ошибочной!
  Смею утверждать, что современная термодинамика, так называемая "классическая", по аналогии с теорией движения планет Птолемея, также погрязла в своих "эпициклах" и "деферентах", что уже более ста лет не позволяет радикально повысить эффективность работы тепловых двигателей!!!
  Поскольку "серьёзные" учёные "раболепствуют" перед её авторитетом и отвергают РЕАЛЬНО РАБОТАЮЩИЕ конструкции, даже не утруждая себя их СКРУПУЛЁЗНЫМ АНАЛИЗОМ, если им кажется, что существование такой машины невозможно в рамках теории тепловых машин Карно!
  
  - На чём же вы основываете свои крайне радикальные выводы?! - на лице молодого Микулина было выражение неподдельного любопытства.
  - А пусть создатель этого двигателя, хорошо всем известный Матвей Бронштейн и расскажет! - Чаромский сошёл с трибуны.
  
  - Товарищи! - начал доклад Бронштейн. Классическая термодинамика возведена на крайне зыбких предположениях, не реализующихся в реальной жизни. И вот первый типичный дефект в её основаниях, можно сказать, апеллируя к астрономической классике, "деферент" этой теории:
  - Рассмотрим цикл Карно. В нём как хорошо известно, есть две "адиабаты", которые должны, ВНИМАНИЕ!, совершаться "безконечно медленно"!!!. Такое предположение сразу выводит "цикл Карно" за рамки опытного, делая его экспериментально непроверяемым! Более того, предположение о том, что "безконечно медленным осуществлением" чисто адиабатический процесс возможен, является ошибочным! Мной и товарищем Тартаковским показано, что даже при сколь угодно медленном осуществлении, "чистой" адиабаты не будет!
  - Второй "деферент" "цикла Карно" состоит в предположении, что "рабочее тело" его двигателя - идеальный газ, сохраняется в процессе работы. С нагревателем и холодильником осуществляется обмен только теплом, или, как реально предполагал Карно, "теплородом". Причём полные выводы из "теплородной" гипотезы Карно не сделал, "зевнув" целый косм вполне возможных в рамках его построений эффектов!
  Среди РЕАЛЬНЫХ тепловых машин, за исключением быть может, двигателя Стирлинга, НЕТ ДВИГАТЕЛЕЙ С СОХРАНЯЮЩИМСЯ РАБОЧИМ ТЕЛОМ! Впрочем, даже в отношении "Стирлинга", если постулировать существование "огнеродной", "теплородной" субстанции, которая есть не что иное, как "газ"... фотонов - квантов электромагнитного излучения, есть в рамках НОВОЙ, КВАНТОВОЙ ТЕРМОДИНАМИКИ, серьёзные сомнения в самой возможности "неизменного" рабочего тела.
  Как известно, в двигателях Дизеля и Отто, и даже обычных паровых машинах паровозов, рабочее тело - сменяемое, после совершения работы в цилиндрах, оно как правило, выбрасывается в атмосферу, что снова открывает целый косм новых возможностей, которые Карно и его последователями даже не рассматриваются. Забыли эти господа слова:
  - "Теория, мой друг, суха, а древо жизни вечно зеленеет!"
  
  - Третий деферент теории тепловых машин Сади Карно - утверждение об обязательности холодильника для любой тепловой машины.
  Это слишком сильное допущение, в общем случае, для тепловых машин со сменяемым рабочим телом и идеальными газами разной природы, выступающими в его качестве, холодильник не нужен.
  
  Возможность работы тепловой машины определяется возможностью роста энтропии в системе, включающей эту машину. А предельный КПД определяется не разностью температур в общем случае, а как раз отношением выработанной тепловым мотором "негэнтропии" - отрицательной энтропии, заключённой в совершённой двигателем работе, и сопутствующем этой работе приращению энтропии. При их равенстве КПД будет единичным, равно 100%!
  
  - Что ж, молодой человек, произнёс кто-то из "корифеев" классической термодинамики со своего места в зале, теорию тепловых машин Карно вы раскритиковали в "пух и прах", можно сказать, положили её "на лопатки". По-вашему, получается, что пребывает наука о тепле в том же состоянии, что и вся физика в догалилеевские времена почитания Аристотеля. Действительно, аналогии с "движением под действием силы", "осьминогими мухами", "Солнцем вращающемся вокруг Земли", прямо-таки напрашиваются!
  Но ведь есть, кроме Карно, и труды других! Того же Людвига Больцмана, надеюсь его труды Вам известны! Как с ними дела обстоят?!
  - Ещё один взгляд на "эпициклы и деференты". Под другим углом. Математически безупречно, возможно, в рамках сделанных Людвигом допущений, но практически - тот же "аристотелев туман" в отношении ясности описываемого. Если уж делать аналогии, с титанами физической науки эпохи Возрождения, то аналогом Галилея в термодинамике можно пожалуй сделать Нернста, а вот аналогов хотя бы Ньютона, - увы, НЕТ!
  - Вот формула абсолютного термодинамического КПД любой тепловой машины. Обратите внимания, насколько она изощрённее той, которую вывел Карно! - продолжил лекцию Матвей. В ней определение КПД дано через статистическое определение энтропии Больцманом. Сразу видно, что формула Карно - частный, и даже не очень интересный случай! Моя формула учитывает всё то, что проигнорировал Сади. И разные рабочие тела, и их смену. Видно, что возможны случаи, когда, при установившемся тепловом равновесии в системе, но при возможности роста энтропии за счёт, например, смешения разных газов, отличимых друг от друга, возможно совершение работы за счёт их тепловой энергии. Причём холодильник не требуется! Отсюда следует вывод, что КПД обычных ДВС в некоторых случаях может "превысить единицу"! То есть можно получить работы больше, чем заключено энергии в топливе и его окислителе - кислороде воздуха! За счёт того, что, согласно моей формуле, классический ДВС, бензиновый и дизель, обладают "энтропийными резервами" для превращения части тепловой энергии поглощаемого для сгорания топлива воздуха в... полезную работу!
  
  После этого заявления в аудитории поднялся сильный шум. Раздались выкрики:
  - "Неслыханно", "Да за кого он нас держит"! и прочие, столь же неконструктивного содержания.
  - Товарищи, лицо Матвея закаменело, и приобрело жёсткие черты. ВАШЕ ЧАСТНОЕ МНЕНИЕ В НАШЕЙ СТРАНЕ - ВСЕГО ЛИШЬ ВАШЕ ЧАСТНОЕ МНЕНИЕ. Стране нужны супермоторы, и они уже существуют "в металле". Поэтому, мы, не можем позволить себе, как с прискорбием заметил один западный учёный-физик, дожидаться времени когда старые кадры, не согласные с новыми веяниями, "уйдут на покой". Мы будем вынуждены таких ретроградов "уйти"! В конце концов, в Москве, в средних, и средних специальных учебных учреждениях острая нехватка преподавателей физики! Надеюсь, история с преподавателями геологической науки Университета, кои проявили прискорбное скудоумие, вам известна?!
  - Необходимость создания новой термодинамической науки, свободной от старых догм, и плодоносящей минимум ежемесячно практическими достижениями на благо нашей страны - входит составной частью в приказ Рабоче-Крестьянского Правительства создать в СССР собственное двигателестроение! А вы, товарищи, должны понять, что отныне, с победой пролетариата в нашей стране - вы тоже пролетариат! Пролетариат Знаний! И можете пролететь, если не проявите остро необходимую НАСТОЯЩЕМУ ИССЛЕДОВАТЕЛЮ гибкость мышления! Причём "плодоносящую", "практически полезную" гибкость! Чтоб кто не подумал, что я призываю Вас хитрить! Мошенникам в нашей стране будут надёжно обеспечены нары!
  После этого заявления Бронштейна в аудитории воцарилась "гробовая тишина".
  Матвей же, невозмутимым тоном продолжил совещание.
  - Итак товарищи, надеюсь все осознали серьёзность положения. Поэтому считаю необходимым перейти к практической части нашего совещания - изучению образцов ДВС с новыми рабочими циклами, обеспечивающими рекордный КПД! И помните - ПРАКТИКА наш ЛУЧШИЙ УЧИТЕЛЬ!
  
  Матвей сошёл с трибуны и пройдя к стене, нажал кнопку. Часть "подиума" лекционного зала, вместе с меловой доской и столами повернулась на круглом основании. И в аудиторию из подсобной лаборатории плавно "вплыл" стенд, с закреплённым в нём бензиновым двигателем.
  - На примере этого двигателя внутреннего сгорания я продемонстрирую новый рабочий цикл, который позволяет превратить в полезную работу более 60% энергии топлива.
  С этими словами Матвей принялся энергично крутить рукоятку.
  - Это не пусковая рукоятка или иначе "кривой стартёр", как некоторые наверно подумали. Это инерционный, маховичный пускач. Его мощи хватит, чтобы провернуть коленвал океанского буксира, даже если тот "намертво" заклинил. Можно вместо вращения рукоятки, которое раскручивает спрятанный в этой коробке маховик, использовать небольшой электромотор малой мощности. Что позволяет при запуске двигателя обходиться пусковым аккумулятором со скромной величиной отдаваемого тока. Это значительно увеличивает срок службы аккумулятора и вдобавок, позволяет использовать его при пуске двигателя только для выработки искры в цилиндрах.
  Про себя в это время Матвей думал: - инерционные "пускачи" использовались ещё во Вторую Мировую, немцами, для пуска танковых дизелей вручную. Какого хрена на авто более позднего времени использовали стартёры, вынужденные напрямую вращать электромотором коленвал? Для чего естественно, требовались просто немыслимые пусковые токи, надёжно "убивавшие" стартерные АКБ буквально за пару лет? Надеюсь в моей истории этого маразма не будет.
  Закончив "заводить" стартёр, Матвей повернул пусковой рычаг и мотор на стенде бодро взревел.
  - Детонация. Что мы знаем о ней? Только то, что это "вредный" процесс, разрушающий двигатель. Детонация - взрывное, со скоростью километры в секунду, сгорание топливной смеси в цилиндре мотора, против сотен метров в секунду при обычном сгорании топлива. Детонация формирует в газе, заполняющем цилиндр, сверхзвуковую "ударную волну", способную разрушить цилиндр и поршень с шатуном и коленвалом. Будет топливно-воздушная смесь детонировать или нет, зависит от октанового числа топлива, его концентрации в горючей смеси, степени сжатия смеси перед её поджигом и опережения зажигания, используемого для того, чтобы дать топливной смеси перед расширением в рабочем ходе поршня как следует прогореть.
  - Из моей последней реплики можно заметить, что детонация, с её километрами в секунду скоростью горения топливно-воздушной смеси, справляется с задачей своевременного её сжигания заметно быстрее обычного, "штатного" горения.
  
  - Поэтому сразу напрашивается мысль - а почему бы не использовать детонацию как штатный режим сгорания топливной смеси?
  Вообще, к этому режиму горения много вопросов. Опыты показали, что мощность, развиваемая продуктами сгорания и передаваемая поршню при детонации раза в три-пять выше, чем при обычном "неторопливом" сгорании. Количество механической энергии также выше, в среднем в три раза.
  И это при том же стехиометрическом составе топливной смеси и её количестве!
  Получается, что при детонации химическая энергия топлива преобразуется в механическую в три раза эффективнее, чем при штатном горении!
  Но как тогда уберечь поршень от разрушения?! Сила ударов сверхзвуковой денотационной волны продуктов сгорания взорвавшейся топливной смеси на своём фронте может достигать сотен атмосфер!
  Просто! Надо всего лишь уменьшить содержание паров топлива, причём любого - денотационный двигатель - принципиально многотопливный, и может работать на любом жидком топливе, в те самые три раза, в которые выше выделяемая взрывом механическая мощность!
  Следующим изменением рабочего хода по сравнению с обычным ДВС является поджиг смеси сразу после прохождения поршнем ВМТ, или так называемое "позднее зажигание". Любопытно, что чисто опытовым путём установлено, что "подрыв" топливной смеси должен осуществляться для достижения максимального КПД в данном экземпляре двигателя после прохождения поршнем пути в пять миллиметров от ВМТ. Давление же топливной смеси в этот момент должно быть не менее сорока атмосфер. Но поршень уже уходит от ВМТ! В самой ВМТ тогда давление будет 80 атмосфер! Но... если сжимать топливную смесь, даже обеднённую, произойдёт её самоподжиг! То есть реализуется дизельный режим. Для устранения этого эффекта, в двигатель установлена форсунка. Только вот впрыскивает она в цилиндр не топливо, а... дистиллированную воду! Непосредственно перед достижением поршнем ВМТ, когда температура топливно-воздушной смеси опасно близко подходит к точке самовоспламенения, охлаждая её. В результате, смесь благополучно переживает момент прохождения ВМТ, дополнительно обогащаясь парами воды. После прохождения ВМТ и достижения точки поджига смеси, искра подрывает топливно-воздушно-паровую смесь, и происходит ВЗРЫВ. Формирующаяся ударная волна "мягко" давит на удаляющийся поршень, эффективно и наиболее полно передавая ему механическую энергию.
  Матвей выдержал паузу, разглядывая показания измерительных приборов, анализирующих информацию поступающую с датчиков мотора.
  
  - Так вот, товарищи, на этом экземпляре мотора, работающего на... сырой нефти, удалось добиться показателя КПД в 79%!!!
  
  В аудитории послышался шум, раздались выкрики: - "этого не может быть", "фокус", "мошенничество"! Александр Микулин прошёл к работающему мотору и внимательно осмотрел показания приборов. Хмыкнул, вытащил записную книжку и что-то записал.
  - Как измеряется расход топлива? - спросил он Матвея.
  - При помощи ультразвукового датчика измерения скорости поступления топлива в распылительную камеру прибора карбюрации. Кроме этого сама емкость с нефтью - мерная и кроме точного определения расхода, можно дополнительно применить и грубый метод оценки - мерной ёмкостью.
  
  Микулин ещё раз осмотрел мотор. Тот работал в "установившемся режиме" удивительно тихо. Шум металлических частей - колец поршня, подшипников, был почти не слышен. Шум отработанных газов - вот наиболее громкая составляющая "симфонии" звуков, издаваемых мотором. К выхлопу двигателя была прикреплена длинная гофрированная труба, выводившая выхлопные газы на улицу, через отверстие в потолке.
  - А почему форма выхлопной трубы такая затейливая? - удивился Александр.
  - Это резонатор. Мотор - двухтактный, и такой выхлоп "вколачивает" прорвавшуюся во время продувки топливную смесь обратно в цилиндр, за счёт отражения газа от фигурных стенок выхлопной трубы. В "резонансном режиме" оборотов потери топлива практически отсутствуют.
  - Всё же впрыск воды, Микулин указал на бачок для дистиллята, усложняет конструкцию...
  - КПД 79% стоит того... Если же не гнаться за "сверхэкономичностью", и удовлетвориться 50-60% коэффициента полезного действия, то можно отказаться от впрыска охлаждающей воды, понизив давление в ВМТ до тридцати-сорока атмосфер...
  
  Александр положил руку на рубашку цилиндра.
  - Какое здесь охлаждение? Водяное? - удивился он невысокой температуре.
  - Отсутствует вообще! При денотационном горении температура расширяющихся газов на удивление мала, основная энергия выделяется в виде кинетического движения массы газа ударной волны. Кстати, денотационное горение происходит не по законам классической термодинамики. Фактически, происходит прямое преобразование химической энергии топлива в кинетическую энергию макроскопического упорядоченного движения газа в ударной волне...
  
  
  
  
  Глава 22. Автомобили Страны Советов.
  
  Вокруг небольшого, в габаритах "эмки" - популярного у администрации служебного авто из другого возможного варианта развития СССР, автомобиля оживлённо шумела толпа любопытных. Раздавались различные возгласы, в большинстве одобрительные.
  Выставлялся автомобиль, который позиционировался именно как служебный и возможно, такси, в буквально только что отстроенном павильоне "Выставки Достижений Народного Хозяйства". В отличие от другой истории, в этой "ВДНХ" расположилось не в самой Москве, а в тридцати километрах от столицы, на территории села "Сокольники". Это, на первый взгляд странное решение было продиктовано тем, что выставка по задумке должна была быть одновременно и торговой площадкой, где круглогодично экспонировалась бы разнообразная продукция "набирающей обороты" промышленности СССР. Где были представлены и аэропланы с дирижаблями, которым в Москве было бы откровенно тесно...
  Поскольку же количество позиций экспонируемых товаров должно было только расти, и выбрали стройплощадку вне самой Москвы. Доводом в пользу "Сокольников" было и то, что через него проходила ж/д "Москва-Петроград".
  Хотя представленное авто "разрабатывал" целый коллектив молодых энтузиастов автомобилестроения, фактически, главным конструктором был ректор МГУ. Разработка велась на территории разросшегося университета.
  Весь опыт общения с автотехникой Бронштейна был заимствован из памяти Макарова. А тот на протяжении своей жизни имел опыт "плотного общения" с такими шедеврами советского и мирового автомобилестроения как:
  - запорожец "горбатый", купленный отцом Макарова в пору "беззаботного" детства пришельца с рук, "б/у", за весьма скромную в конце семидесятых годов двадцатого века цену пятьсот рублей. Приложив к драндулету руки и добытые через знакомых запчасти, Макаров-старший сумел вдохнуть жизнь и даже немного прыти в старое авто. Естественно, процесс "реанимации" "горбунка" проходил при живейшем участии будущего времяпроходца.
  - вторым авто в жизни Макарова стал "ушатанный" "Сузуки", кой инженер по безопасности объединения "Маяк" сумел за месяц довести до состояния "как с завода"!
  - потом был новенький "Мерседес", и наконец, непосредственно перед "попаданием", был приобретён электромобиль фирмы "Электролюкс".
  
  Кроме этого, опыт Макарова также пополнился вознёй со стареньким "Трабантом", производства бывшего завода "Хорьх", что оказался на территории ГДР. Шоу "Трабантов" часто устраивали в городе, где поселился Макаров, и тот волей-неволей изучил историю создания и конструкцию машинки, заинтересовавшись, откуда она такая взялась.
  
  "Москвич", так назвали новый автомобиль, уже успевший поразить внимание широкой общественности не только в СССР, но и находящихся в Москве иностранцев, "происходил" от двух "родителей" - "запора" и "трабанта"! Именно в этих отлично знакомых пришельцу автомобилях и взял Бронштейн конструктивные особенности концепции "Москвича". Суммировав СИЛЬНЫЕ стороны конструкций исходных автомобилей, а то!
  Получившийся автомобильчик удался! Ему была уготована долгая жизнь и место "чемпиона продаж" по всему миру! Это был второй автомобиль после "Форда Т", потрясший мировой авторынок, и потеснивший своего американского конкурента в Европе, и даже завоевавший популярность в Америке. Несмотря на титанические усилия, приложенные американскими производителями автотехники, дабы "выпнуть" конкурента. Как это было сделано - отдельная история, связанная с искусством промышленных "войн", и выразившаяся в подкупе ключевых фигур. Надо сказать, что этого оказалось бы недостаточно, если бы не выдающиеся эксплутационные характеристики автомобиля.
  "Эм" не ломается - вот был главный слоган, связанный с этой русской автомашиной.
  "И едет на чём угодно, лишь бы горело!"
  
  - Занятное авто. Говоришь, едет на чём угодно?!
  - На любой горючей жидкости, Макар Семёныч. Лишь бы золы было немного. А так даже нефть сырую можно...
  - А на олифе поедет? - с азартом спросил тот, кого назвали Семёнычем.
  - Поедет! Только после опорожнения бака нужно будет скипидаром промыть, дать авто на скипидаре поездить! Иначе можно "козла" в топливопроводе, а то и распылителе "поймать"!
  - А вот давай и проверим сейчас! Можно? Коли не врёшь, наш "Красный Маляр" купит авто! А есть грузовики такие же "всеядные"?
  - Есть, в соседнем павильоне. Тащи олифу, испытаем. И скипидар не забудь.
  - Лёха, бери бричку, и вези канистры с олифой и скипидаром. И чтоб одна нога здесь, а другая - там!
  Спустя полчаса Алексей - помощник Семёныча привёз две пятидесятилитровые бочки.
  - Так, куды заливать?
  - Вот сюда, продавец-консультант открыл капот машины. У самого края, под лобовым стеклом была видна горловина бака, подвешенного над мотором.
  - Любопытная конструкция, - проявил осведомлённость в автомобилях покупатель. Доводилось мне "Руссо-Балт" водить, так у того мотор - на весь капот. А здесь где он?
  - Так вот же! - удивлённый продавец ткнул пальцем на небольшой агрегат.
  - Тю! Это? Это мотоциклетке и то мало будет! Мощща-то у него какая?
  - Индикаторная - сто килоуатт.
  - А в лошадях это сколько будет?
  - Больше сотни лошадей!
  - Врёшь, зараза! На моём "Руссо-Балте" был мощностью всего двадцать лошадок, а по размерам кроет этот как бык козу!
  - А ты не суди раньше чем испытал! Проверь!
  - Эх! Семёныч бросил оземь картуз. Ставлю червонец. Твой, коли не врёшь, и авто более ста километров в час разгонишь!
  - Без проблем! С этим ответом продавец с помощью Алексея, предварительно вставив в горловину бака воронку из странного скользкого белого материала, не похожего ни на что, виденное Алексеем ранее, поднял бочонок олифы и вылил содержимое в бак, как раз оказавшийся пятидесятилитровым.
  К странному материалу воронки олифа, это поразило Алексея, не липла вообще! Достаточно оказалось тряхнуть воронку и она стала совершенно сухой!
  Закрыв горловину бака, от которого к мотору шла толстая, в большой палец руки трубка, того же белёсого цвета что и воронка, продавец достал из-под капота "кривой стартер", и вставив его в двигатель, точнее в цилиндр сбоку, принялся с усилием крутить его, словно что-то раскручивая.
  Затем, убрав рукоятку под капот и закрыв его, он прошёл в салон авто, за водительское место, и, вставив ключ зажигания в замок, нажал на расположенный внизу, под ногами водителя штырь.
  Раздался "чихающий" звук, и мотор "Москвича" запустился!
  Послушав звук работающего двигателя, кстати, весьма негромкий, продавец широким жестом пригласил "Семёныча" на пассажирское место автомобиля.
  Больше места в авто не было. Автомобиль для служебных нужд представлял из себя, как классифицировали бы жители иного двадцать первого века, "спорт-купе". Две двери, два места - водителя и пассажира. Вместительный отсек для багажа сзади.
  Продавец нажал педаль "газа", а затем вторую педаль - сцепления. Больше, кроме руля и рычажков указателя поворота, а также дворников, и рычага стояночного тормоза, органов управления автомобилем не наблюдалось. На приборной панели был установлен спидометр.
  "Москвич" отреагировал на "газ" ожидаемым повышением оборотов двигателя. При нажатии на педаль сцепления тронулся с места.
  - У "Москвича", чтобы тронуться, нужно "поддать газу" и включить сцепление этой педалью. Чем сильнее на педаль сцепления нажал - тем меньше передаточное отношение, и при тех же оборотах мотора скорость выше.
  - А что за коробка передач такая странная установлена? В иных авто есть рычаг переключения скоростей, проявил осведомлённость Семёныч.
  - Электромагнитный вариатор. Двигатель вращает подвижную обмотку мотор-трансформатора Тёслы-Броншейна, а педаль - вдвигает или выдвигает её из второй обмотки - трансмиссии. Соответственно, меняется рассеяние магнитного потока, и коэффициент передачи... - водитель замолчал, глядя на растерянное лицо Семёныча. В общем, автомобиль может, помимо своего основного назначения - транспортного средства, служить мобильной электростанцией, и даже сварочным генератором! - закончил объяснение продавец.
  
  - Сварка - это хорошо! - одобрительно крякнул Семёныч. А какая мощща-то у динамо?
  - Десять килоуатт.
  - Это значит, поболее десяти лошадок. Хорошо!
  
  "Москвич" тем временем, выехал за пределы выставочных ангаров и направился к свежевспаханному полю - первому препятствию.
  - Вот смотри, Семёныч, "Москвич" - он-то ведь, вездеход! Везде пройдёт, проберётся! Даже по пахоте или весенней распутице! С этими словами продавец направил авто на пахоту.
  Преодолевая эту полосу препятствий, водитель то останавливал машину, то наоборот, разгонял её. "Москвич" с честью выдержал первое испытание - преодолел свежую пахоту аки трактор. Эта особенность - вездеходность, при приводе всего на два колеса - была заимствована у "горбатого" запорожца. Благодаря использованию пластических масс в кузове авто - а это уже было наследие "трабанта", вес автомобиля получился даже меньше, чем "горбатого". При в три раза большей мощности двигателя! Неудивительно, что автомобиль получил проходимость внедорожника. Да и не всякий внедорожник из альтернативного по отношению к этому миру будущего мог бы достойно состязаться в проходимости с "Москвичом"!
  Ещё одной достоинством автомобильчика был надёжный старт с места. В отличие от ЗАЗ-965, часто глохшего при попытке тронуться, "Москвич" этой крайне раздражающей особенностью не страдал. Он вообще мог тронуться на холостом ходу, благодаря своей уникальной электромагнитной трансмиссии. Которая "накапливала" энергию, вырабатываемую мотором и плавно наращивала тяговый момент на колёсах вплоть до начала движения.
  Эти особенности и продемонстрировал продавец Виталий радующемуся как ребёнок, получивший в руки игрушку о которой давно мечтал, Семёнычу.
  - Когда скорость покажешь? - нетерпеливо напомнил он об обещании, на котором "побились об заклад".
  - Уже, - ответил Виталий. "Москвич" выехал на грунтовый, тщательно утрамбованный трек, и водитель плавно "втопил" сначала педаль газа, а затем сцепления. Автомобиль буквально "выстрелил", доказав, что носит название "спорт-купе" не зря.
  Меньше, чем через десять секунд скорость авто перевалила за сотню кэмэ в час. И продолжала расти! Когда стрелка спидометра приблизилась к отметке 160 км/ч, Семёныч сдался, и судорожно вцепившись в кресло, выпалил:
  - Хватит, родимый, выиграл ты пари! Вот твой червонец! Останови, а то голова кругом идёт!
  
  Спустя полчаса Семёныч, подписав чек, довольный как слон, укатил на новеньком "Москвиче".
  В соседних павильонах кроме легковушек, были представлены авто разных классов.
  
  Тягачи, "идеология" которых была почерпнута у "КАМАЗА". Те же три оси, и набор сменных прицепов-кузовов. Хотя автомобиль получился проще, чем КамАЗ, и мог тянуть груз не более десяти тонн.
  Грузовики, грузоподъёмностью полторы, три, и десять тонн.
  Автобусы, весьма непривычных для аборигенов Советского Союза 20-х очертаний, идею которых Митя заимствовал у "ПАЗ"-а.
  Отдельно шла автотехника с/х назначения. Лидировали с огромным отрывом... мотоблоки! Эти скромные суррогаты трактора внезапно оказались необычайно популярны. Причем, отнюдь не только в СССР. География заказов на крохотных трудяг полей и огородов приводила виновника их появления в изумление.
  Вот например, Иран. Из этой южной страны, "изнывающей" под властью персидского шаха, поступил заказ аж на тысячу экземпляров мотоблоков!
  После некоторого выжидания резко возрос интерес к новинке и в Германии. Немецкие концессионеры, осваивающие целину заволжских степей, проявили определённый интерес к этой сельхозтехнике, а от них о новинке узнали и в самой Германии. Кризис, связанный с поражением в Великой Войне, сделал карманы немецких фермеров "тощими". Поэтому маленькие, но "удаленькие" эрзац-трактора очень быстро нашли в Германии ажиотажный спрос. Ведущие производители, сами переживающие не лучшие времена, сопротивления "прорыву" на немецкий рынок советской сельхозтехнике не оказали. Вообще, чтобы там не говорили о "поделённости" рынка, историческое "землятресение" Великой Войны хорошо "вспахало" рыночную стихию, очистив на время рынки стран, особенно претерпевших убытки по итогам военных действий, от крупных "игроков".
  Советский Союз смог урвать свою толику выгод послевоенного десятилетия экономического оживления.
  
  
  Глава 23. "Бусы" для белых "папуасов".
  
  - Итак, товарищи, лаборатории синтеза кристаллических материалов сумели выполнить поставленную перед ними задачу, - начал доклад на закрытом совещании недавно созданной государственной ювелирной фирмы "СоюзДрагКамень", Матвей Петрович Бронштейн.
  - Освоен синтез всех природных драгоценных каменьев, причём получающиеся синтетические аналоги невозможно отличить на существующем ювелирном оборудовании от природных. Что открывает перед нами известные возможности. Особенно хочу обратить ваше внимание на синтез алмазов. Найденное решение позволяет осуществить синтез без использования сложного оборудования и высоких давлений. Синтез из метаново-углекислотной газовой смеси идёт в очень "щадящих" условиях и полностью имитирует процессы происходящие в природе, при образовании алмазов естественным путём...
  Освоен синтез изумрудов, тождественных по своему строению колумбийским...
  
  Это совещание положило начало самой масштабной афёре двадцатого века, пожалуй, афёре тысячелетия, по масштабам не уступающей знаменитой "тюльпановой", а по объёму добытых средств сопоставимой с деятельностью Ост-Индской Компании.
  На Урале, в местах где уже были обнаружены месторождения не очень качественных ювелирных камней, в шахтах, оставшихся после выработки камненосной породы, в глубочайшей тайне были построены мини-заводы по синтезу ювелирного сырья.
  После подготовительных работ, к началу 1927 года, после накопления "стратегического" запаса ювелирного сырья, было объявлено об обнаружении на Урале крупных месторождений изумрудов, алмазов и т. д. Что, собственно говоря, не было из ряда вон - Урал славился своими самоцветами.
  Первые партии ювелирных камней были потрачены... на подкуп фигур в политике и экономике ряда западных стран, что обеспечило товарам из СССР "зелёный свет" на европейском рынке. А когда произошла "Великая Депрессия", к которой в СССР усиленно готовились...
  
  
  - Господа, открыл заседание совета ведущих инженеров-дирижаблестроителей, Хуго Эккенер.
  - Я только что вернулся из "красной" России, где смог ознакомится с достижениями наших "красных" коллег.
  - Честно говоря, как это мне не тяжело признавать, мы отстали. Я восхищён аппаратами, сконструированными в Советской России! Хотя я и не сторонник их экономических методов, я вынужден признать, что они добились ПРОРЫВА!
  - Один только отказ от балласта - это ПЕРЕВОРОТ в дирижаблестроении! Который стал возможен только по причине создания суперматериалов. Не знаю, насколько это правда, но так называемый "боролон", некий синтетический тканый материал, по удельной прочности превосходит сталь... в пятьдесят раз! Я теряюсь в догадках, откуда "красные" инженеры смогли его взять? Нигде в мире нет ничего подобного! К сожалению, выяснить, как его получают, мне не удалось. Ходят слухи о секретных химических заводах...
  При этих словах в зале совещания возник сильный шум. Потрясённые коллеги Эккенера оживлённо обсуждали новость.
  - Если это правда, то боже мой! Боже, спаси Западную Цивилизацию от орд большевизма! - резко выпалил сухонький старичок. Это ведь не только переворот в дирижаблестроении, это вообще переворот в авиации, танкостроении, и даже судостроении! В ПЯТЬДЕСЯТ РАЗ ПРОЧНЕЕ СТАЛИ! Надеюсь, Вы ошиблись, на порядок минимум...
  
  Итогом совещания стала рекомендация приобрести дирижабль советской постройки для самого тщательного изучения.
  
  
  Пётр Капица стоял среди небольшой группы пассажиров наблюдая, как к причальной мачте медленно подводят белоснежный дирижабль, на боку которого ярко алели буквы "СССР" и чуть сбоку выделялись выведенные золотом "Дирижаблефлот".
  Закрепив нос воздушного корабля в сцепном устройстве причальной мачты, наземная причальная команда, закрепив боковые тросы за врытые в землю кольца, приступила к разгрузке.
  Металлический ящик, висевший за пассажирской кабиной, был спущен в кузов грузовичка, и тот сразу покатил прочь с поля.
  Дополнительно закрепив дирижабль, к входному люку пассажирской кабины подали сходни, и пассажиры, в числе двадцати человек, стали занимать свои посадочные места.
  
  Решение именно лететь на Родину, советским дирижаблем, Петру подсказал "Крокодил", обратив внимание молодого учёного на тот факт, что уже месяц как в воздушный порт Англии ходят воздушные суда постройки СССР, до недавнего времени возившие почту и ещё кое-что, неназванное. А буквально неделю назад открылось и пассажирское сообщение, по трассе Лондон-Париж-Берлин-Москва.
  Почитав статью в "Таймс", о новом и удобном воздушном транспорте, а также крайне "скомканное" описание английского корреспондента "удивительного достижения" "большевиcтских инженеров", "вызове британской инженерной мысли", заинтригованный Капица согласился лететь именно дирижаблем, преодолев страх перед полётом - жгучее любопытство перевесило.
  С деньгами на довольно дорогой билет помог Учитель, не меньше своего ученика заинтригованный воздушными судами Советской России:
  - Питер, если предоставиться возможность, узнай, как можно больше подробностей о конструкции этой машины. Мои знакомые, причастные к созданию дирижаблей в недоумении - почему в СССР сделали ставку именно на дирижабли, а не на аэропланы, несмотря на очень многие проблемы, выявившиеся в ходе эксплуатации подобной техники. У твоих соотечественников получилось что-то такое, что буквально загипнотизировало наших дирижаблестроителей. Во всяком случае, в их среде только и говорят о необходимости закупить дирижабли постройки СССР, если Англия не хочет отстать в воздушных перевозках...
  
  Пассажирский салон дирижабля оказался весьма "спартанского" типа: - ряды кресел, с проходом посередине. Двадцать посадочных мест. Было видно, что конструкторы этого аппарата в первую очередь думали о вместительности, и только затем - об удобствах пассажиров.
  Кресла были обтянуты грубым тканым материалом, похожим на хорошо выделанную мешковину. Впрочем, были они мягкими, и расположены так, что их можно было откинуть назад, преобразовав в спальные места. Расположение кресел также позволяло вытянуть ноги не вставая и не мешало садиться. Это были единственные "послабления" в пользу удобств, отступления от "спартанского" стиля. Сам дирижабль, кстати, носил как раз гордое имя "Спартак", очень удачное, на взгляд Петра.
  Сзади пассажирского салона расположился салон-ресторан, на десять мест.
  
  В путь отправились спустя полчаса. По салону прошлась стюардесса, задала дежурные вопросы насчёт самочувствия, рассказала о правилах для пассажиров. Пользоваться рестораном можно было спустя полчаса после отправления.
  
  Чем Пётр и воспользовался, высидев положенный час в кресле. Рядом с ним расположился представительный джентльмен, который сначала читал газету "Таймс", а затем решил поговорить с Капицей.
  - Всё-таки лететь этим..., господин выдержал паузу, риск. Лишь срочные дела побудили меня воспользоваться этим "кораблём".
  - На мой взгляд, вполне достойный аппарат, - возразил ему Пётр. Если правда, что говорят о материалах, из которого его изготовили, то риск даже меньше чем при путешествии морским судном. В конце концов, "Титаник" утонул. Надеюсь, этот воздушный корабль окажется более похож на героя, чьё имя он носит.
  - Надеюсь, что судьба Спартака его минует! - нервно отреагировал господин. Кстати, мы не представились друг другу, примите мои извинения. Джеймс Стоун.
  - Пётр Капица. Молодой исследователь природы.
  
  - Так вы считаете, что в "красной России" могут изготовить что-то более надёжное, чем их национальная обувь "лапоть"? - с некоторой дозой сарказма поинтересовался Джеймс.
  - Ну, если Вам кто-то не нравиться, для умного человека это ещё не повод для критики. Посмотрим, как этот дирижабль себя покажет...
  
  Спустя полчаса.
  - За такую цену билета сервис мог бы быть и побогаче - недовольно заметил Джеймс, закончив есть.
  - По-моему, сервис вполне на уровне, - невозмутимо отреагировал Пётр. К тому же это первые опыты в таких сообщениях.
  - Ну разве что..., - согласился Стоун. Сделаем скидку новичкам. Но всё же не уровень, достойный жителя метрополии...
  - Если вы летите в Россию, то привыкайте. По правде говоря, у меня есть опасения, что в Москве сервиса не будет вообще. Или по крайней мере он окажется далёк от привычного Вам уровня, - усмехнувшись, ответил Капица.
  - Надеюсь, вы ошибаетесь.
  
  До Парижа долетели быстро, всего за четыре часа. Несколько больше времени занял перелёт по маршруту Париж-Берлин. В берлинском аэропорту "Спартак" дозаправился топливом.
  Капица, чтобы размять затёкшие от долгого сидения в кресле ноги, вышел на лётное поле, последовав примеру многих пассажиров. И с интересом наблюдал, как производится заправка воздушного судна. Кроме этого, механик "Спартака" открыл двигательный отсек - проконтролировать общее состояние мотора.
  - Вот видишь, что я говорил! - буквально сразу после того, как откинутая крышка мотогондолы явила миру своё содержимое, отреагировал Джеймс. Отсталая Россия не может в принципе родить что-то своё! Посмотри, Питер, на очертания двигателя - это же вылитый "Ролс-Ройс"! Очевидно, позаимствован из авто, принадлежавшего какому-нибудь богатому бедолаге, имевшему неосторожность попасть под каток известных событий...
  - А по-моему, только похож, - Пётр, которого уже раздражали реплики британского сноба, подошёл к предмету спора поближе.
  
  - Э..., товарищ, вспомнив принятое в красной России обращение граждан друг к другу, произнёс Капица. Вот тут у нас с одним господином вышел спор, что за мотор движет "Спартак"?
  - Василий Северцов! - представился механик. Мотор сделан на базе двигателя гоночного авто "Роллс-Ройс". Но существенно переработан...
  
  Оказавшийся "фанатом" моторостроения, весьма любезный и разговорчивый механик продолжил осмотр двигателя, объясняя любопытствующим Петру и Джеймсу некоторые свои действия.
  
  - Одним словом, запас надёжности коленвала и коренных подшипников позволил поднять мощность почти в пять раз. Пятьсот лошадиных сил максимальной мощности! При расходе керосина всего пятнадцать литров в час!
  
  Полёт в Москву был самым продолжительным из отрезков пути воздушного путешествия.
  Рано утром следующего дня дирижабль прибыл наконец, на аэровокзал столицы СССР.
  
  Капица проснулся за час до прибытия. И с любопытством, и даже, временами, изумлением вглядывался в простирающийся внизу пейзаж.
  "Спартак" был оборудован неким подобием "балкончиков", предназначавшихся, в первую очередь, для осмотра винтовентиляторных движителей дирижабля прямо в полёте.
  Упросив капитана экипажа, Капица, получив разрешение, вышел на "балкончик", и теперь, с неподдельным интересом вглядывался в проплывающие внизу виды...
  
  Прежде всего в глаза Капице бросились многочисленные дирижабли разного тоннажа, что буквально усеяли небо над подмосковным аэродромом. За минуту Пётр насчитал их больше тридцати штук, и это только в пределах видимости!
  Воздушные корабли летали на разной высоте и в разных направлениях, своим видом утверждая напряжённую и бурную деловую жизнь столицы.
  Присмотревшись, Пётр смог различить опознавательные знаки на ближайших воздушных кораблях. Судя по ним, принадлежность дирижаблей была такая: самые крупные - грузовики, чуть меньшего тоннажа - почтовые, и наконец, самые многочисленные и небольшие по размерам - аэротакси. Опознающиеся по характерными "шашечками" на корпусе, даже если не читать крупно выведенное "маршрутное такси". На самом близком к Петру аппарате можно было прочитать маршрут: "Москва-Конаково-Тверь-Бологое-Валдай-Новгород-Петроград". Были даже видны выполненные мелким шрифтом цифры расписания полётов.
  
  На самой же земле заинтересованный взгляд Капицы привлёк громадный аэропорт, расположенный в пятнадцати километрах от окраин столицы. На нём также были видны многочисленные дирижабли, десяток и возможно ещё несколько в эллингах. Кроме воздушных кораблей были также и аэропланы, всевозможных расцветок и конструкций. Некоторые же летательные аппараты Пётр опознать не смог. Как например, странный аппарат с двумя "мельничными" винтами над кабиной. Издавая громкий гул, отдалённо похожий на стрекотание кузнечика, он завис над взлётным полем.
  - Однако! - подумал Капица, возвращаясь в салон по требованию стюардессы. - Такой прогресс всего за пять лет! Что-то ждёт меня в Москве!
  
  Спустя полчаса "Спартак" "пришвартовался" на одной из посадочных площадок аэропорта "Сокольники" и Пётр, взволнованный встречей с Родиной, вышел на взлётное поле.
  Его встречали. Пройдя к ограждению, Капица увидел группу из трёх человек, всматривающихся в "ручеёк" пассажиров, идущих от дирижабля.
  Затем один из них обратил внимание на Петра и крикнул:
  - Капица Пётр Леонидович?
  - Я. Пётр направился к группе встречающих.
  - Матвей Петрович Бронштейн, - представился выкрикнувший имя Капицы молодой человек. Пройдёмте к автостоянке, у нас есть авто, так что довезём вас до гостиницы с комфортом.
  Пётр, кивнув, пошёл к видневшейся вдали автостоянке следуя за встречающими.
  
  Подойдя к автостоянке, где помимо крупного легкового автомобиля были и другие, Капица вновь почувствовал укол любопытства. В глаза бросалась некая особенность большинства стоящих здесь авто. Через пару секунд, вглядевшись, Пётр понял, в чём причина его мимолётного удивления - у авто не было выхлопных труб!
  - Это электромобили? - удивлённым тоном спросил он Матвея.
  - Они самые! Наподобие нью-йоркских такси, но прыти в наших поболее...
  
  "Руссо-Балт" мчался по покрытому новенькой брусчаткой проспекту. Свежая, не затёртый ещё колёсами повозок и автомобилей поверхность дороги указывала на недавние дорожные работы.
  
  Однако больше Капицу заинтересовали новые небоскрёбы делового центра столицы, мимо которых проехал автомобиль. Практически все они строились, это было понятно из наличия строительных лесов и работающих на них и подъёмных кранах, окружавших постройки, рабочих-монтажниках. Лишь один небоскрёб был завершён, блистая стеклом и полированным алюминием. На его крыше, а также над входом в исполинское, метров ста пятидесяти высотой здание, была хорошо видна выполненная золотым шрифтом надпись:
  - "Главный офис объединения И. Г. Фарбиндустри". Причём надпись была на русском языке, а немецкий вариант почему-то отсутствовал!
  - И. Г. Фарбиндустри? - Капица заинтересовался. Вроде их запретили?!
  - Ну да! - отозвался Бронштейн. Но это в Германии, по Версальскому договору, и кстати, запрещён был в том числе слоган "IG Farben". Но мы-то не Германия! А Советская Россия! Наше правительство сделало "IG Farben" предложение, которое они после некоторого периода колебаний и сомнений, убедившись в наших намерениях, приняли. И не прогадали - объединение смогло возродиться на территории России, и как! Оборот компании уже превысил в три раза наибольший прежде, ещё в Германии! Ну а у нас, в России, эта корпорация построила и строит десятки новых химзаводов, причём, на самых передовых научных позициях! Прежний опыт немцы творчески переосмыслили, и отказались от намерений спихнуть нам "старьё", наглядно убедившись, что кроме финансовых потерь и упущенного рынка они выгод не получат. Кстати, бывший "IG Farben" конкурирует с сугубо нашим "ХИМПРОМОМ". И пока очки в нашу пользу... Общая же польза - нам -приобщение к немецкой культуре производства, им - к некоторым достижениям русской науки, сумевшей "уделать" западных коллег, а также к источникам дешёвого сырья в республиках Туркестана.
  - Заодно, на территории Туркестана сейчас "пасётся" бывший немецкий рейхсвер, наводя порядок. Басмаческое движение буквально за год сошло благодаря усилиям "камрадов" на нет.
  - А это не опасно? Пускать на свою территорию армию чужого государства?
  - Ну, военные части смешанные. На одного немца приходится два русских. Так что контроль за "гансами" поставлен на "Ъ". Вдобавок, немцы представлены там преимущественно строительными частями, и лишь пара дивизий - отборные кавалерийские и пехотные части, которые впрочем "по горло" заняты местными басмачами и радикалами. Помогает им авиация, дирижабли патрулирования и штурмовые аэропланы. Что и позволило за год "зачистить" Туркестан.
  Главное же - что немцы приняли советское гражданство, на правах "временных граждан" и отвечают по нашему военному и гражданскому законодательству. Ну, а наши военные получили возможность перенимать полезный немецкий опыт...
  
  Спустя ещё полчаса авто въехало на территорию научно-производственного объединения "Воробъёвы Горы". Внимание Капицы сразу же привлекла исполинская ажурная башня, установленная на вершине одного из холмов, что дали название этой местности.
  - Это что за сооружение?!
  - Это теле- и радиобашня, вещает на Москву и окресности теле- и радиопрограммы круглосуточно!
  - Радио это понятно, а что означает приставка теле- ? Далёкий? Что далёкое? Телефония или точнее радифония, или... неужели вещание изображения? Кажется я что-то читал об этом эксперименте русских связистов...
  - Теле- означает телевидение, или сокращённо тиви. В Москве оно уже полтора года как существует, под государственный телеканал отведён весь диапазон "средних волн"! На площадях столицы установлены "народные" телевизоры, по которым можно узнать видеоновости жизни страны. Кроме этого идут эксперименты по созданию кабельного телевидения. Оно для городов и крупных населённых пунктов предпочтительнее передачи сигналов через эфир - надёжнее, и помех служебной и сотовой радиосвязи меньше создаёт...
  - А что это такое, "сотовая" радиосвязь?
  - Экспериментальная телеграфия с миниатюрных переносных искровых радиостанций в метровом диапазоне радиоволн. Позволяет народным дружинам, милиционерам, врачам бригад скорой помощи быстро связаться друг с другом и вызвать, например, "скорую помощь" к больному, не используя обычные телефонные сети. А "сотовая" сеть названа из-за ретрансляторов, образующих на территории города своим расположением некое подобие пчелиных сот.
  - Понятно. Удивительно, откуда на всё это у вас взялись средства?
  - Так власть буржуев и помещиков революция семнадцатого года уничтожила, и сейчас земля, минеральные богатства, леса - народное достояние. Вот народ и сумел, оперевшись на накопленное человечеством знание о эффективных методах производства материальных благ, развернуть их производство...
  Бронштейн замолчал, размышляя над поднятыми Капицей вопросами.
  - Если честно, то в текущих изменениях промышленной жизни Страны больше от Шоу, чем от Дела. Умело выпятив перед комиссиями Совнаркома "сногсшибательные" достоинства предлагаемых технических и экономических инноваций, Матвею удалось буквально "загипнотизировать" членов комиссий достигнутыми возможностями. А неизбежные огрехи и недочёты жестом факира обявить "неизбежной платой природе" за проработку "мелких подробностей". Или по-простому, мол, аварии и неудачи - это нормальная, деловая жизнь любого нового производства.
  Впрочем, без действительно прорывных и потрясающих воображение достижений, вроде "генератора марсианского теплового луча" добиться "карт-бланша" группе Бронштейна вряд ли бы удалось. Сказывалась и низкая техническая культура большинства из большевистских управленцев, и их просто-таки религиозное преклонение перед достижениями индустриальной цивилизации Запада. А тут свое, выглядящее не хуже, а намного лучше!
  
  - Когда Госплан рассматривал план индустриализации СССР, разработанный с нашим участием, то, при традиционной системе учёта и анализа потребного финансирования итоговая сумма оказалась запредельной - чтобы построить всё задуманное было необходимо финансирование в объёме ста миллиардов рублей! Учитывая "крупность" современного рубля, в тех же евро начала следующего века мира Макарова суммы получались уже триллионными!
  Так что в конечном итоге утвердили план-минимум, бюджет которого всего восемь миллиардов.
  - Забавна была реакция товарищей на наше предложение "мажоритарного планирования" и "инфляционного строительства". Некоторые подумали что речь идёт об обрушении рубля...
  Вот насколько "закисло" экономическое воображение товарищей! Уже не первый год мы читаем на экономическом факультете курс лекций об отображении классовой сущности анализируемого общественного экономического механизма в его экономических показателях и структурах! А понимания у товарищей до сих пор нет!
  А какое выражение лиц у некоторых в Госплане было, когда Леонтьев "на пальцах" им объяснил, что те же принципы, которые используют мошенники для организации финансовых пирамид, можно-то ведь, после переосмысления использовать и в промышленности, реализовав "промышленную инфляцию", по-простому - экспоненциальное раздувание объёмов и номенклатуры производимых товаров, если у экономического организма страны, как это есть у Советской России, наличествуют свободные природные ресурсы...
  Решили в конце концов одновременно реализовать два плана индустриализации - Совнаркомовский "минимальный", и наш, "инфляционный", подразумевающий создание многочисленных "положительных обратных связей" и максимально раскрывающий потенциал "опоры на собственные силы"! Россия единственная страна в мире сейчас пожалуй, которая может реализовать этот "сценарий" промышленного развития, благо ресурсов достаточно.
  - Но вот на Западе, в Англии особенно, похоже назревает паника... Тамошние экономисты-капиталисты похоже "прочухали" наконец, что развитие Союза пошло в каком-то совершенно непредсказуемом направлении.
  
  Пётр же тем временем, оторвавшись наконец от созерцания радиобашни, обратил внимание на группы зданий НПО, весьма продуманно размещённые на территории.
  Его внимание привлёк корпус биологического факультета, построенного из блестящего и матового чёрного камня. Архитектура здания чем-то напоминала готические соборы Германии, и в то же время была совершенно иной.
  
  - Матвей, а что за это за архитектурный стиль? - Капица указал на здание биофака.
  - Это? Бронштейн улыбнулся. Это наши архитекторы-авангардисты расстарались. Создали "комсомольскую неоготику". В этом стиле выполнены здания био- и физического факультетов. На товарищей из правительства эти здания кстати, почему-то подействовали как красная тряпка на быка. С трудом отстояли их!
  
  "Руссо-Балт" остановился напротив входа в корпус главного здания физического факультета. Его архитектура оказалась не менее любопытной, чем архитектура биофака, которую подробно Капица рассмотреть не успел.
  На фронтоне здания был изображён... ухмыляющийся атом, точнее атомное ядро, вокруг которого вращались черепа-электроны.
  От недоброго взгляда скульптуры Петру стало зябко. Он передёрнул плечами, отгоняя наваждение и с досадливой интонацией в голосе выговорил Матвею:
  - Кажется я понимаю товарищей из Совнаркома! Зачем такое страхолюдство ваять было?
  - Поработаешь - узнаешь! - загадочно ответил Бронштейн.
  
  
  Глава 24. Люди нового мира.
  
  Первое, что бросилось Петру в глаза, лишь только он пересёк порог здания, был возраст сотрудников.
  Очень много молодых людей, даже более того - подростков лет четырнадцати-пятнадцати, "тинэйджеров", как иногда выражался "Крокодил" об английских школьниках.
  
  - Матвей, решил прояснить Капица этот вопрос, у вас что, день "открытых дверей", и сегодня школьники знакомятся с Университетом, или... Пётр вспомнил заметку в газете, что привела его в смятенное чувство и послужила причиной поездки, - или они сотрудники?!
  - Сотрудники. В должностях лаборантов преимущественно. Учатся у старших товарищей, а иногда - и учат их.
  - Но что может "тинейджер"?! - удивлению Петра не было предела. У него же нет профессионального образования?!
  - На самом деле, чтобы сказать новое слово и открыть новое явление, нужно не столько многознайство в разных, зачастую плохо связанных друг с другом областях знания, сколько знание "нужного", по данной конкретной проблеме. Зачастую для например, анализа данных опытов нет нужды знать высшую математику! Хотя при более подробной обработке полученного материала без неё никак.
  Собственно говоря, подобно тому, как при переходе от мануфактурного производства к фабричному было изобретено разделение труда, резко повысившее его эффективность, так и мы тут нашли нечто подобное! К тому же, ребята которых ты видишь - можно сказать "прирождённые" исследователи!
  Многие из них не поленились пересечь пол-страны, чтобы иметь возможность получить высшее образование и приступить к исследовательской работе! Их отбирали из десятков и сотен кандидатов.
  Вот например, Илья Лесников - он ведь сумел, обладая намного более скромными знаниями, чем, что можно со всей определённостью утверждать, Вы, тем не менее открыть новую частицу мира атомных ядер - нейтрон. А всего лишь потому, что его скромные знания были НУЖНОГО характера. И он не остановился на достигнутом! С нашей, старших коллег помощью, он САМ составляет себе учебный план, наращивая свой интеллектуальный арсенал!
  А вот и он сам кстати!
  - Илья, - позвал Матвей подростка лет пятнадцати на вид, шедшего навстречу группе встречавших "варяга" из Англии. Тут с тобой один "заморский" товарищ познакомиться хочет!
  Однако Капица в этот момент не слушал Бронштейна. Его внимание привлёк взрослый, спускавшийся по лестнице, ведшей на второй этаж здания физического факультета.
  С некоторым смятением Пётр вдруг понял, что это не кто иной как Альберт Эйнштейн!
  
  - Я смотрю, у вас тут не только молодёжь но и признанные мировые исследователи в наличии! - отреагировал Пётр отойдя от лёгкого шока.
  Подросток, который умудрился положить "на лопатки" лаб самого "Крокодила", подошёл к ним и поздоровался, с любопытством разглядывая Капицу.
  Эйнштейн тоже подошёл к ним, узнав ректора, и поздоровался на немецком.
  - Удивлён увидеть Вас в Советской России! - после обмена приветствиями поинтересовался Пётр.
  - В последнее время отсюда пришло слишком много интригующих заявлений, чтобы я продолжал и далее терпеть неизвестность, улыбнувшись отреагировал отец теорий относительности. Рискнул и приехал, узнать кто здесь "возмутитель спокойствия" мировой науки, пожалуй, что и посильнее меня! Здесь мне сделали предложение, достаточно любопытное, чтобы я остался преподавать...
  
  - Над чем Вы здесь работаете, если не секрет? - в голосе Петра Капицы зазвучало неподдельное жгучее любопытство.
  - Над делом, пожалуй что, всей моей научной жизни - единой теорией поля, - улыбнувшись, ответил Альберт. Лишь в стенах этого исследовательского заведения я понял, какую невообразимую глыбу человеческого незнания мне предстоит "поднять". Но я не один, наш общий друг сумел привлечь к её решению очень неординарно мыслящих людей. Самое любопытное во всём этом то, что о них в среде исследователей мира мало кому было известно. Но именно они сумели революционно раздвинуть рамки теоретических представлений в физике субатомных частиц и полей.
  - И кто это?
  - Немецкий теоретик Теодор Калуца и русский космолог Александр Фридман. И не стоит забывать нашего ректора - он также очень много предложил нового, особенно для описания механики субатомных частиц. Более того, я неоднократно был потрясён тем, что мои и моих коллег казалось бы сугубо теоретические и далёкие от опыта построения оказалось возможно проверить чуть ли не при помощи "сургуча и верёвки"!
  Эйнштейн заметно оживился.
  - Например, при создании ОТО я ввёл в уравнения дополнительную переменную, дабы сделать "вселенную моей теории" статичной. Позже, благодаря письму и личному знакомству с Александром Фридманом я стал склоняться к мысли об ошибочности моего допущения. И каково было моё изумление, когда в несложном опыте эффект "поляризации вакуума", который фактически и описывала введённая мной величина, был экспериментально обнаружен! А революционное открытие так называемого "лазерного" излучения? Я лишь предполагал возможность "вынужденного излучения" корпускул вещества, а сотрудники Университета сделали установку, работающую на выведенных мной принципах! И она уже широко используется в промышленности буквально революционно преобразив обработку сверхтвёрдых материалов. И это только то, что лежит на поверхности! Лазер вообще оказался просто-таки "волшебным" инструментом, позволив добиться невообразимой точности измерений и открыв мир совершенно новых физических явлений!
  - Это любопытно, Капица умело скрыл свои чувства и широко улыбнувшись, завершил беседу:
  - Матвей Петрович, я удивлён тому, что удалось добиться МГУ под вашим руководством. Как вы уже знаете, цель моего приезда - принять самое непосредственное участие в происходящих здесь грандиозных, без преувеличения, событиях! На что я могу рассчитывать?
  
  - Если судить по вашей анкете, то для вас несомненный интерес представляет изучение мощных постоянных магнитов и возможно, изучение поведения вещества в области температур жидкого и твёрдого водорода и жидкого гелия.
  Недавно нам удалось закупить значительное количество последнего вещества в Германии, после свёртывания их программы строительства дирижаблей военного назначения, так что гелием мы обеспечены...
  - Это правда, что Вашим исследователям удалось существенно продвинуться как в области создания постоянных магнитов большой силы, так и в изучении открытого Каммерлинг-Оннесом эффекта аномально низкого сопротивления металлов при температурах жидкого гелия?
  - Правда. Созданы магниты с индукцией поля превышающей десять тысяч гауссов, из таких материалов как сплав кобальт-самарий и неодим-железо-бор. Кроме этого, недавно были получены магниты из нитрида железа, индукция в отдельных образцах которых превысила сто тысяч гауссов! По сверхпроводящим же материалам могу вам сообшить, что получены образцы, в которых переход в состояние сверхпроводимости наблюдается уже при температуре, превышающей т. н. "комнатную"!
  - Невероятно! - Капица не смог сдержать эмоций.
  - Также вы можете присоединиться к группе астрофизиков. Благодаря энергии нашего ректора и созданию принципиально новых астрономических приборов в древнейшей науке - наблюдательной астрономии назревает самая настоящая революция! - вмешался в разговор Илья Лесников.
  - Кстати, Илья, - обратил внимание на юношу Капица. Я слышал о твоём открытии "нейтрона" и хотел бы поговорить с тобой о нём...
  - Приходите на семинары, посвящённые нейтрону и новым исследовательским методам, основанным на получении пучков этих частиц, - ответил Илья.
  
  Оформив документы, Пётр пошёл в гостиницу, устраиваться на "постой".
  Научный городок, возникший на Воробъёвых Горах, имел всё необходимое для комфортного житья студентов и преподавателей. Общежития для студентов, гостиница для "варягов" приглашённых из-за рубежа, продовольственные и канцелярских товаров магазины.
  Идя в направлении гостиницы, Пётр увидел продовольственный магазин "Гастроном". Зайдя в него, Капица был приятно удивлён обилием продовольствия, предлагаемого к продаже. Ассортимент представленного товара не уступал таковому в крупных лондонских "супермаркетах".
  Решив купить чая и сахара, а также булок, Пётр подошёл к соответствующим полкам, и присмотрелся к предлагаемым товарам.
  Чай был одного сорта - "Копорский". Взяв пачку, Капица подошёл к полке с пакетами сахара. И вот тут Петра ждало потрясение. Сортов сахара было более десятка!
  Самый дорогим был сахар "Свекловичный". Самым дешёвым - сахар "Фруктоза Химическая".
  Взяв пачку последнего, Капица прочитал:
  - Данный пищевой продукт получен методом суперселективного каталитического синтеза из очищенного синтез-газа. Содержание посторонних примесей из списка "нежелательные побочные продукты синтеза" менее одной части на квадриллион целевого вещества. Одобрен к продаже в качестве пищевого продукта Наркоматом пищевой промышленности.
  Взяв пакет "химической фруктозы", Капица осмотрел и другие предлагавшиеся сорта. За исключением дорогого свекловичного сахара, остальные - манноза, сорбит, эритроза - были как и фруктоза "химического" происхождения.
  Закончив наконец осмотр так поразивших его продуктов, Пётр прошёл к стеллажам со свежей хлебной выпечкой и набрав булок, пошёл к кассе.
  
  У касс внимание Петра привлекли "сумки", сделанные из какого-то белого вещества. Заинтересовавшись, он взял с крючка, на котором висела стопка "сумок", одну и расправил её.
  - Очень странный материал, думал Капица, разглядывая "сумку". Но довольно прочный.
  - Э... Гражданочка! - обратился Пётр к продавщице, скучавшей у кассового аппарата. Покупателей в этот ранний утренний час в магазине было немного. Если честно, то кроме Петра вообще никого не было.
  - Что это за вещица, не подскажите?
  Продавщица, обрадовавшаяся нарушенному одиночеству, что было видно по её улыбке, кокетливо ответила:
  - Это пластиковый пакет, из полиэтилена низкого давления. Специально выпускается Долгопрудненским химзаводом органического синтеза как экспериментальный товар для забывчивых покупателей, что не захватили, отправившись за покупками, с собой сумку или авоську.
  - Спасибо! Капица сложил набранную сдобу и сахар в пакет, и прошёл к кассе.
  На удивление, сумма, потраченная на оплату оказалась невелика - меньше рубля.
  
  Выйдя из понравившегося обилием продовольственных товаров магазина, Пётр осмотрелся, выглядывая гостиницу. Практически сразу восьмиэтажное здание бросилось в глаза - не заметить "башню" гостиницы, доминирующую в своём окружении, было просто невозможно.
  Подойдя к строению, Капица увидел, что на первом этаже разместился ресторан, со смешным названием "Гурманоид". Помимо названия, на вывеске был также и "лэйбл" - опознавательный знак - гурман уплетающий "в три руки" какой-то деликатес.
  Негромко рассмеявшись такой рекламе, Пётр в хорошем расположении духа - его предположение о "голодной Москве" и ожидаемые трудности с элементарными удобствами жизни не подтвердились, зашёл в фойе гостиницы.
  Его сразу окликнул вахтёр, дежуривший у проходной "вертушки". Пётр достал своё удостоверение, и после придирчивого рассматривания вахтёр пропустил его внутрь.
  
  Оглядевшись, Капица сразу направил свои стопы в ресторан.
  И здесь Пётр был приятно удивлён - выбором блюд и расторопностью официантов. Впрочем, посетителей было немного, и возможно этим и объяснялась скорость обслуживания.
  Заказав суп харчо на первое, гречневую кашу с шашлыком на второе, и компот на третье, Капица, быстро получил заказанное, кстати говоря, оказавшееся отменного вкуса. На весь обед ушла всего пара рублей, и подумав, Капица решил столоваться в "Гурманоиде". Качество пищи и обслуживания было не хуже, чем в лондонских кафе.
  
  Выйдя из ресторана, Пётр огляделся в поисках кастеляна, чтобы узнать, в какой номер ему заселяться.
  Взгляд его привлёк стенд, на котором было написано: "Информационный блок".
  Подойдя поближе, Пётр увидел нечто вроде телефонного аппарата с прикреплённым сбоку списком вызова служб.
  Вызвав кастеляна, Капица выяснил, куда ему идти.
  Поднявшись на лифте на восьмой этаж, он вышел в довольно большой холл, где стояли кресла и диваны, а также был аппарат, сразу приковавший внимание Петра - телевизор, с по-видимому механической развёрткой, судя по негромкому жужжанию, слышимого как фон звукового сопровождения изображения. По которому как раз шёл какой-то фильм, судя по тому, что все свободные места были заняты, и любопытствующие не брезговали стоять, весьма интересный.
  
  - Что за фильм? - обратился Пётр к невысокому юноше, вставшего на цыпочки и смотрящего на экран телевизора через плечи товарищей.
  - "Энергоблок". Фильм-"катастрофа" об опасностях, кои несёт в себе освоение атомной энергии человечеством!
  - Фильм о практическом применении атомной энергии?! - Капица оглядел толпу смотрящих фильм, нашёл "слабое" место в стене спин, и решительно нажав плечом, заставил зрителей расступиться и дать ему место.
  Телевизор действительно оказался "электромеханическим". Очень похожим на телевизоры системы Нипкова, о которых Пётр и читал, и даже видел подобный аппарат. Вот только отличался этот от того как современное авто отличается от первобытной телеги.
  
  Отойдя от чувства сильного удивления, от неожиданного совершенства телевизионного аппарата, Капица переключил внимание на собственно сам фильм.
  Посмотреть было на что. Сюжет, как постепенно стало доходить до Капицы был посвящён эксплуатации гигантской атомной электростанции, построенной в местечке Чернобыль, что недалеко от Киева. Первые десяток минут шёл рассказ о станции, о её значении для народного хозяйства. Затем, пошло повествование о том, как однажды на этой электростанции решили провести опыт, для повышения надёжности и исследования скрытых резервов...
  Капица досмотрел фильм до конца. Хотя в фильме не были подробно освещены принципы практического применения атомной энергии, для весьма "подкованного" в атомной физике Петра изложенного оказалось достаточно, чтобы до многого догадаться самостоятельно.
  - Неужели это "нейтронный реактор"? Тогда что за "металл Х" используется в качестве топлива? Навскидку это должен быть тяжёлый металл. Ну да, чем больше номер элемента в таблице Менделеева, тем более значительные электростатические силы будут его разрывать. Тогда... свинец, висмут... нет, эти естественной радиоактивностью не обладают. Остаются... торий и уран!
  Однако же сценарист фильма - гений! Столько следствий предусмотреть! И опираясь лишь на один факт существования нейтрона и его свойства! Кстати, кадры с поражёнными "беккерелевыми лучами" просто леденят душу! Теперь понятно, почему на фронтоне физического факультета такой барельеф! Похоже ректор МГУ и написал сценарий этого фильма! Ну Бронштейн! На лице Капицы отразилась борьба между чувствами зависти и восхищения.
  
  После окончания фильма кто-то подошёл к аппарату и "пощёлкав" кнопками, вывел на экран телевизора список программ.
  Пётр с любопытством прочитал его. Сразу после "Энергоблока" шла десятиминутка новостей, за ней - телепередача "В Мире Природы" с ведущим Владимиром Дуровым, сегодня передача была посвящена реорганизации московского зоопарка, а также очень любопытным исследованиям интеллекта врановых птиц и попугаев, выполненных под руководством Владимира...
  Вообще, в списке передач доминировали посвящённые вопросам народного образования и научно-популярные. Увидев в списке передачу "Очевидное-Невероятное", темой которой должны были стать недавние открытия московских астрофизиков, Пётр решил, что обязательно посмотрит её.
  Вторыми после этих тем шли новости, передававшиеся каждые три часа.
  График телевещания оказался плотным - круглосуточным! Кто мог смотреть телевизор в три-четыре часа ночи, можно было только догадываться.
  
  Преодолеть очарование тиви оказалось непросто - Капица просмотрел передачу Дурова, и только вспомнив, что ему ещё обустраиваться и знакомиться с коллегами, сумел найти в себе силы оторваться от очень увлёкшего его зрелища.
  Любопытно, что так называемая "кульурная" составляющая в телепередачах практически отсутствовала, в отличие от практиковавшихся экспериментальными британскими телекомпаниями передач из театров и арен. Впрочем, цирковые представления всё же иногда, по словам "заядлых" телезрителей, появлялись на экране. И неизменно поражали публику достижениями дрессировщиков животных.
  Уже заходя в номер, Капица подумал, что неплохо бы выяснить, где можно приобрести подобный тиви-аппарат.
  
  Номер, где поселили Капицу, на его взгляд, был уютным, хотя и чувствовался "спартанский стиль" - совмещение рабочего кабинета и спальни. Зато был балкон, а самое главное - номер был одноместным. В коридоре, практически рядом, был туалет и душевая комната.
  В стенах номера Пётр обнаружил розетки, привычного ему в Англии стандарта.
  Щёлкнув выключателем, зажёг свет. Лампа тоже привлекла внимание Петра - необычно ярким свечением белого оттенка, в отличие от привычных ему электроламп. Приглядевшись, он пододвинул под лампу стул и вынул её из крепления.
  Лампа оказалась тоже непростой. По виду это была пустая сферическая колба, и было решительно непонятно, каким образом она светится.
  
  Присмотревшись, Пётр прочитал идущий по "экватору" текст: "продукция долгопрудненского экспериментального завода индукционно-плазменных ламп. Рекомендованная мощность плазменного разряда 20 уатт".
  - Хм. Читал я как-то раз об опытах Теслы... Похоже его опыт мои соотечественники творчески развили. Пётр поместил лампу обратно в держатель, представлявший собой три витка толстой алюминиевой проволоки. Лампа, оказавшись в держателе, вновь засияла ярким светом. Приглядевшись, Пётр различил кольцо плазмы - "виток вторичной обмотки" высокочастотного трансформатора, первичной обмоткой которого очевидно, были как раз три витка держателя.
  - Такая лампа должна создавать неслабые помехи радиовещанию, задумался Капица. И генератор высокочастотного тока для неё потребен. Как интересно эти проблемы были решены? А так - лампа настоящее чудо. Яркий, "солнечного спектра" свет, и, очевидно намного больший коэффициент преобразования энергии электротока в видимое излучение, чем у лампы накаливания. Если генератор высокой частоты недорогой, то экономия очевидна - простая конструкция колбы светильника, не нужен вольфрам, раз в десять меньше потребление энергии. Самый настоящий революционный светильник для революционной страны! Со времён Яблочкова это второй "русский свет" получается!
  Пётр вновь взглянул на лампу. Спектр её света слегка изменился - стал более "тёплым". Новое явление не прошло незамеченным.
  - Хм. Ещё одна загадка. Возможно, в колбу добавлены какие-то металлы? Наподобие ртути, испаряющиеся при невысоких температурах? Для улучшения спектра свечения лампы? Неплохо бы сделать спектральный анализ этого светильника - закончил размышлять над удивившим его прибором учёный, выключая в комнате свет.
  
  Раскладка вещей по своим местам не заняла много времени. Переодевшись, сменив "дорожную одежду" на "деловую", Пётр, закрыв выданным заглянувшим в номер кастеляном ключом комнату, направился обратно, к зданию физфака.
  
  - Ещё раз здравствуй, Матвей, - поздоровался Пётр, зайдя в кабинет ректора. "Матвей Петрович" как-то не получилось произнести - возраст Бронштейна был даже меньше, чем у Капицы, и он машинально обратился к ректору по имени. Впрочем, Матвей не обратил на оговорку внимания.
  - Привет Пётр, и тебе того же. Решил чем займёшся?
  - Криогеникой, исследованиями жидкого гелия. Чувствую нутром, что здесь могут быть целые "алмазные россыпи". Кстати, а что за "инновационные", как у Вас пишут в журналах и газетах, лампочки в гостинице установлены? Что за конструкция?
  - А, заметил-таки наши ксенон-серные плазменные лампы! Действительно, инновационные. В Долгопрудном заканчивают строить завод для их масштабного выпуска. Но "опытно-промышленные" экземпляры уже трудятся в советских госучреждениях. В Кремле ими освещение наладили, в небоскрёбе Госплана, и у нас тоже.
  - Ксенон-серные? Я думал, что помимо ксенона там пары щелочных металлов использовали, и ртуть.
  - Была задумка сделать ртутно-люминисцентные. Но увы, состав люминофора ребята Кощеева подобрать не сумели. Как и люминисцирующее стекло сварить. А вот предложение Александрова, использовать пары серы, для получения "солнечного" спектра излучения, реализовать удалось, правда только благодаря находкам ребят, позволившим реализовать эффективное испарение серы и стабилизировать мощность разряда.
  - А ток высокочастотный как получают? Неужели вся осветительная сеть проложена ВЧ-кабелем?
  - Каждый держатель лампы имеет свой ВЧ-генератор. "Дитя кристадина" Лосева. Побочное изделие от проекта ВЧ-связи между госучредениями и проекта кабельной телевизионной связи в городе. Кстати, был настоящий "бой" между нами и Остехбюро. Пришлось в буквально смысле "раздавить" "секретчиков". Без авторитета Владимира Ильича вряд ли бы технологию ВЧ-связи передали "гражданке". Но... Очень уж товарищам, принимавшим решения, понравился свет и возможность телеконференций.
  - То есть, если я правильно понял, "кабельное телевидение" подразумевает реализацию в скором времени и "видеофонии"?!
  - Естественно! И, кстати, дешевеющие ВЧ-генераторы позволят революционизировать даже готовку пищи! Есть опытные образцы ВЧ-печей, разогревающие пищу при помощи высокочастотного радиоизлучения дециметрового диапазона длин волн, частотой 2450 МГц.
  
  - А можно посмотреть на ВЧ-генератор, тот что используется в лампе?
  - Смотри! С этим словом Матвей протянул Петру деталь, взяв её из ящика своего письменного стола, в размерах большого пальца руки взрослого человека.
  - Такой маленький?! - удивился Капица. Ты же говорил о дециметровых волнах, а тут больше пары сантиметров просто геометрия не позволит!
  - Правильно рассуждаешь. Но! Забыл про эффект интерференции двух или более источников излучения. Принцип, что используется кстати, и в так называемых супергетеродинах - устройствах, позволяющих очистить принимаемый радиосигнал от помех и увеличить селективность приёмника. В этом магнетроне можно получить несколько основных мод колебаний и гибко перестраивать частоты. Вот здесь радиоизлучение смешивается, и можно получить более низкочастотные колебания. Использование сверхпроводящих резонаторов, надеюсь ты обратил внимание на мои слова о том, что нам удалось получить "комнатнотемпературную" сверхпроводимость?, позволило довести КПД прибора до 95%! Этому же поспособствовал "безнакальный катод" на углеродных "виксерах", тоже сверхпроводящий!
  - Подожди, подожди, Капица от напора Бронштейна немного опешил. Впрочем, до него только что дошло, что сверпроводящие материалы оказывается, уже широко используются в промышленности СССР!
  - У Вас что, есть уже сверхпроводящие изделия?! Например проводники или силовые кабели?!
  - Уже полгода как! Освоен промышленный выпуск упомянутого тобой! Сверпроводимость в силовых кабелях и проводах осветительной электросети сохраняется до примерно +80С. Более чем достаточно для широкого внедрения в промышленность! Например мы провода на ЛЭП заменили на сверхпроводящие. Учитывая что их токовая устойчивость более мегаампера на сантиметр квадратный сечения кабеля, мощность уже существовавших ЛЭП, при той же величине напряжения удалось повысить на порядок. И сам кабель, при массовом промышленном производстве оказался дешевле медного или даже алюминиевого и значительно легче их! Единственная беда - проблема его сращения - сверпроводимость сохранить не удаётся. Нужно делать куски кабеля с заранее заданными размерами. Да что далеко ходить! Вот у меня катушка, намотана кольцом сверхпроводящего провода - с этими словами Матвей извлёк из ящика стола кольцо чёрного цвета.
  - Смотри! - Бронштейн положил катушку на стол и достав из другого ящика коробочку с магнитами, извлёк один, а затем, поднёс его к катушке. Отпустил, и магнит... завис в воздухе!
  - Так это же... Пётр запнулся, не сумев подобрать слова, чтобы выразить свои чувства.
  - Это РЕВОЛЮЦИЯ! В электротехнике, и не только в ней! Впрочем, у нас тут обстановка такая - революционная! Каждую неделю - революция в той или иной области знания, а каждый месяц - "куём Нобеля"! Вот только забугорные господа эту награду чегой-то не спешат вручать нашим кудесникам знания. Обидно, так что в пику буржуям Европы недавно Совнаркомом было принято решение об учреждении Ломоносовской премии, причём в денежном выражении она будет выше Нобелевской. Номинации - заимствовали у шведа, но убрали политиков и литераторов, добавили "обиженных" Нобелем математиков. Присуждается награда "бригадам" исследователей, чьё участие было жизненно необходимо для открытия. Обычно это группа из трёх, максимум семи человек. Но иногда, как в разработке полупроводниковых приборов, речь идёт о тысячах человек.
  
  - А можно о полупроводниковых приборах поподробнее? - с жалобными нотками в голосе попросил просветить его Пётр.
  
  - Удалось создать достаточно убедительную теорию полупроводниковых приборов, опираясь на новые представления в физической науке, конкретно - на приложение квантовой механики к описанию строения полупроводниковых материалов...
  
  Матвей задумался, воспоминания вихрем понеслись в его голове, после того как за Капицей закрылась дверь.
  "Опупея" с внедрением в радиотехнику полупроводниковых приборов уже насчитывала пять лет. Начиная с того самого дня, когда Матвей получил письмо от Олега Владимировича Лосева - ответ на послание Бронштейна, где тот вывел основы эффектов в полупроводниковых веществах.
  Уровень изложения был не намного выше чем популярное изложение теории полупроводников в таких известных пришельцу книгах как "Радио и телевидение - это просто!" француза Айсберга и "Юный радиолюбитель" Борисова, по которым Макаров во времена своего детства учился работе с паяльником.
  Добавив от себя немного формул и предположение, что для устойчивого воспроизведения полупроводниковых приборов необходима феноменальная чистота исходного монокристалла полупроводника, её примерный порядок, а также объяснив физику процессов, происходивших в изобретённых Лосевым кристадинах, Матвей отправил в нижнегородскую радиолабораторию свой труд, ещё находясь в Киеве.
  На удивление, Олег Владимирович отреагировал быстро - настолько, насколько позволяла неторопливая почта СССР. Через пару месяцев пришло письмо, где Лосев довольно эмоционально описал свои изыскания, и в конечном итоге, соглашался с предложенной Бронштейном интерпретацией своих открытий.
  В последующем, Матвей, получив в руки рычаги влияния на становление исследовательских работ по тематике полупроводников, всемерно ратовал за расширение "фронта работ" по этим чрезвычайно перспективным направлениям создания новых радиодеталей. Вот только посоветовать он мог немного.
  Увы, Макаров в своём радиолюбительском опыте не пошёл дальше пайки простейших радиоприборов, а его знания о технологии изготовления тех же транзисторов, особенно таких, остро заинтересовавших сначала самого Матвея, а через него - Лосева, Бонч-Бруевича и других причастных радиоэлектронике, как транзисторы MOSFET и IGBT, ограничивались примерным описанием технологии получения сплавных диодов и биполярных транзисторов.
  Хорошо хоть удалось вспомнить о способе производства сверхчистого германия! При помощи метода многократной зонной плавки, как оказалось, уже изобретённого.
  Больших трудов стоило настоять на разворачивании широкого фронта работ по германию и кремнию. Лосев и К с упорством ишаков, идущих по караванному следу, сворачивали тему на как им казалось, уже "проторенный" западными исследователями путь создания купроксных и селеновых приборов, игнорируя предупреждения Матвея о том, что эти материалы не позволяют создать радиодетали с рекордными характеристиками, и по-сути их исследование является бесполезной тратой сил.
  - Технологии создания этих выпрямителей уже отработаны на западе, в той же Германии, и лучше их там закупить, а наши усилия направить на германиевые и кремниевые радиодетали - сетовал Бонч-Бруевичу Матвей.
  "Великий Перелом" во внимании к озвученным Бронштейном веществам наступил сразу после создания германиевого точечного диода, с устойчиво воспроизводящимися характеристиками.
  Подготовив квалифицированных лаборантов, Матвей получил поддержку от советского правительства и смог, поставив во главе коллектива исследователей Олега Владимировича Лосева, наконец "разогнать" локомотив советской полупроводниковой электроники...
  Эта исследовательская работа была первой, где "послезнание" в деле создания новых технологий производства полупроводниковых приборов почти не использовалось. На её примере Бронштейн изучал эффективность внедрения нового и её зависимость от объёма передаваемого знания. Периодически в памяти, доставшейся Матвею от пришельца всплывали обрывки представляющих технологический интерес сведений о производстве полупроводниковых радиодеталей, тех же мощных полевых транзисторов. Из этой "мозаики", заполняя "пробелы" упорным исследовательским трудом, команда вновь подготовленных "красных инженеров", численность которых уже перевалила за тысячу человек, создавала технологические цепочки получения полупроводников.
  Неожиданно у них возник конкурент - со стороны электровакуумных приборов, технологии производства и концепции которых тоже с подачи Бронштейна переживали революцию. Одни только стержневые и комбинированные радиолампы одним рывком выдвинули советскую радиопромышленность на лидирующие позиции в мире! А идея "безнакального катода" и "вакуумных микросборок" судя по эффекту от их реализации, оказалась революционной.
  Сам Матвей уже не контролировал развитие детищ, возникновение которых он инициировал. Да и накопившийся объём специфических технологических знаний, ещё и учитывая эффект от влияния технологий "альтернативной химии", технологий, которые также возникли с подачи Бронштейна, не позволял уже одному человеку быть компетентным во всех нюансах.
  Одно стало ясно - по всем решающим направлениям в радиоэлектронике Советский Союз прочно занял лидирующие позиции!
  
  
  
  
  Глава 25. "Распятый Марс".
  
  
  Небольшой биплан, с торчащими под крыльями стволами пулемётов, сделал заход для штурмовки спрятавшихся за камнями басмачей, обстрелявших из пулемётов "Гочкинс" караван транспортных автомобилей, направлявшихся на газовое месторождение, из города-столицы газодобывающего региона, что возник в пустыне Узбекистана. Имя сей город носил для этих мест непривычное - Нью-Берлин.
  
  Советско-Германское соглашение о "свободных экономических зонах", в число которых вошли и "проблемные", но богатые полезными ископаемыми, особенно газом и золотом территории советского Туркестана, привело к бурному росту численности пришлого населения вновь образованных городков добытчиков минерального сырья.
  Характерное для немцев, кои и составляли значительное число новых поселенцев высокомерие и склонность рассматривать местных аборигенов как досадную помеху, не могло не привести к росту напряжённости в регионе. А если учесть активно снабжаемое и морально поддерживаемое англичанами, кои действовали с территории Персии, басмаческое движение... Конфликт стал неизбежным.
  
  Басмачи "безобразничали" в Советском Туркестане ещё до начала массового освоения месторождений Туркменистана и Узбекистана немецкими фирмами. Однако, суровые тевтоны, получившие концессии на разработку газовых и золотых месторождений, церемониться с "набегаторами", неосмотрительно решившими, что новые лица на политическом театре Средней Азии - хороший источник пленников, за которых можно получить выкуп, не стали.
  Советское же руководство решило, что "красные баи" ему едва ли нужны. Зачем консервировать феодальные пережитки, и маскировать за личиной "как бы советских" начальников фактически феодальных владык? Если есть в наличии "суровый полисмен", могущий навести порядок?
  Тихо, без особой огласки лицами ответственными за национальную политику СССР, после тщательного ознакомления с многочисленными фактами заскорузлой феодальной действительности, была принята программа "Новой Колониальной Политики". Руками немцев и их "щедрыми пинками" население отсталых окраин Союза должно было приобщиться к европейским стандартам цивилизации.
  Сами немцы оказались не против, и хотя через их посредничество агенты влияния стран Антанты, прежде всего Англии пытались "подружиться" и использовать местных в борьбе с набирающим силу большевизмом, практика хозяйствования в новых условиях очень быстро сделала немцев "кровниками" местной феодальной элиты.
  Но сила солому ломит. После нескольких фактов похищения немецких колонистов и их изуверской казни, факты которой были запечатлены на фото, и широко освещались в прессе Германии, басмачи добились прямо противоположного - пришествия в Туркестан "Железной Пяты".
  Были приняты многочисленные меры по пресечению разгильдяйства и легкомысленности, бывших одними из причин "набегации" местных. По негласному соглашению немецким колонистам был выдан "каперский патент" на изъятие материальных ценностей у местной аборигенной элиты и дан карт-бланш на низведение её до уровня пренебрежимо малых политических величин.
  
  Советские же, преимущественно русские играли роль "доброго полицейского" - лечили больных и пострадавших в конфликтах, организовывали детские дома для оставшихся без родственников детей, проводили разъяснительную работу среди местных дехкан, выступали в качестве третейских судий при расследовании фактов злоупотребления "колониальной администрации".
  
  Предложил и разработал эту политику Генрих Ягода. У Матвея не хватило духа ликвидировать его собственноручно, а спустя некоторое время этот деятель исчез с политического горизонта Москвы. Как оказалось, он и в этой ветке истории "носился" с идеей ГУЛАГА, но, под воздействием нарастающих искажений хода истории по сравнению с тем, что было известно пришельцу Макарову, эта идея трансформировалась в метод "перевоспитания отсталых народов, находящихся в "гомеостатическом равновесии архаического образа жизни"".
  Естественно, самих аборигенов Советского Туркестана спросить о том, хотят ли они в "Светлое Будущее", не то чтобы забыли, но спрашивали в первую очередь тех, кто приветствовал новые веяния. Эти граждане от происходящих изменений ничего не теряли, наоборот выигрывали - в первую очередь очень немногочисленный рабочий класс Туркестана, "сознательные" дехкане рискнувшие посягнуть на вековые устои доминирования баев.
  Соответственно бывшая элита, лишившись "кормления" и потерявшая влияние, была категорически против. Насмерть против.
  
  
  "Битва за Туркестан" - резкая активизация басмаческого движения, после принятия непопулярных мер, благодаря очень жёсткой политике колониальной администрации и продуманным военным акциям, вдохновителем которых был небезызвестный Слащев, уже полгода как вошла в фазу "затухания", по причине истощения ресурсов и резко выросших в результате противодействия трудностей, доставляемых быстро набирающими опыт колониальными войсками. Слащев, вернувшийся в СССР по приглашению Фрунзе, и по его же рекомендации поставленный во главе командования особым экспедиционным корпусом РККА в Туркестане, творчески переосмыслил опыт Ермолова, и наладил деловое взаимодействие с частями рейхсвера в составе РККА. Немцы показали себя хорошо обучаемыми и жёсткими воинами, стойко держащими удар противника. Впрочем, быстрый успех в деле усмирения басмаческого движения в первую очередь был обеспечен широким применением военных новинок - так-то разведывательной и штурмовой авиацией, дирижаблями охранения, бронемашинами, насыщеним спецвойск личным автоматическим оружием.
  Англичане же, со своей стороны, части Персии подконтрольной им, тоже не сидели сложа руки. Лагеря обучения беженцев из зоны боевых действий, снабжение боевиков сначала "неликвидным", устаревшим оружием, которое впрочем, было вполне на уровне - штуцерами и винтовками, а затем, после выяснившейся неэффективности и автоматическим, - все это было поставлено на широкий поток.
  Однако растущая насыщенность боевой техникой приграничных районов Туркестана, совершенствование связи и боевого опыта колониальных войск однозначно склонили чашу весов в сторону колонистов.
  
  Победа в противостоянии фактически спецслужб Англии и СССР, была предопределена в пользу СССР по следующим причинам: более глубокого понимания и бурного промышленного развития региона.
  Стремительно росла добыча газа. Буквально за считанные месяцы были возведёны: газоугольный завод каталитической конверсии, производивший из добываемого газа и угля великолепное моторное топливо для стремительно растущего автопарка, сборочный завод "MAN", поставивший на поток выпуск грузовиков в "пустынном исполнении", газовые электростанции. Компания "Сименс" выиграла тендер на строительство каскада гидроэлектростанций на реках Амударья, Сырдарья, Мургаб и Теджен. Что должно было надёжно обеспечить электроэнергией и водой предгорные долины Узбекистана и Туркменистана, осваиваемые немецкими колонистами. Первая плотина Амударьинского каскада ГЭС уже была возведена. Что позволило укротить характер своенравной реки. Широкое использование новых видов взрывчатых веществ, в частности оксиликвита на угольной пыли и органических отходах (преимущественно, кизяке), резко сократило время горных работ. ГЭС строили в горах, сразу решая множество проблем, от эффективного получения электроэнергии и до предотвращения ежегодных паводков и экономии таким образом, водных ресурсов.
  Постепенно налаживалось деловое взаимодействие с представителями местного трудового населения, сознательными гражданами Советского Туркестана. Древние рода ремесленников, испокон века занимавшиеся добычей и обработкой металла, производством скобяных изделий, прокладкой тоннельных колодцев, керамикой, с освобождением из-под феодального гнёта, буквально переживали вспышку трудовой активности, став из "зачуханных", худородных полноценными участниками деловой и политической жизни обновляющейся Средней Азии.
  
  Война за Туркестан отсчитывала последние дни. Басмачи не могли успешно противиться "бульдозерному" накату тевтонской и русской военной мысли и техническому превосходству. В отличие от более поздних времён, опыта "народно-освободительных движений" у основных спонсоров басмаческого движения - наглов, ещё не было, и британцы на первых порах показали откровенно "любительский" уровень, не слишком тратясь на вооружение своих наймитов.
  Самый главный эффект принесла трезвая военная политика, свободная от иллюзий относительно того что происходит, и что нужно менять.
  Снизившаяся плотность боевых действий однако, не могла не сказаться на боевом духе, и способствовала установлению благодушия.
  Боевые действия пока ещё изредка вспыхивали кое-где, и нападение на караван, везущий буровое оборудование, не стало неожиданностью.
  Неожиданным оказалось великолепное оружейное оснащение нападавших. Насыщенность пулемётами, установленные на дороге управляемые по проводами динамитные фугасы, хорошо подготовленные огневые точки. Каравану пришлось несладко.
  
  Водитель Садык Батыров прикрываясь противопульным щитом - очередной военной новинкой, которой недавно снабдили кабины грузовиков, работающих в "басмачеопасных" районах, пробирался к простреленному заднему колесу авто.
  Подобравшись вплотную, бегло осмотрел повреждения. Пуля пробила скаты сдвоенного колеса навылет, оставив аккуратные дырочки.
  Поддомкратив колесо и открутив колпачёк ниппеля камеры, Садык выкрутил золотник, и взяв прихваченный с собой баллон спецпены для шин, приступил к заполнению пробитого баллона. Через минуту из отверстий, оставленных пулей, полезла белая пена. Садык закрутил колпачёк ниппеля и принялся ждать результата, периодически проверяя, как застыла пена. Аналогично был заправлен и второй пробитый скат.
  Белёсая масса буквально на глазах "схватилась", а затем стала раздуваться, увеличив свой объём раза в два.
  Срезав ножом излишки пены, Садык убрал домкрат и с чувством удовлетворения поглядел на колесо - пена держала вес груза и машины.
  Собрав инструмент, Батыров двинулся к кабине авто. Противник, до сего момента не обращавший на водителя внимания вдруг словно опомнился, и щит затрясся от пуль дум-дум, что с противными влажными шлепками разбивались о сверхпрочную поверхность.
  
  Аэроплан, что кружил над каменным развалом, где обосновались боевики, наконец что-то высмотрел, и начал штурмовку. Свалившись в отвесное пике, зашёл на цель, и от крыльев аэроплана потянулись дымные облака. Спустя мгновение донёсся характерный рёв роторных шестиствольных авиационных пулемётов "Людоед". Облака пуль, которые мог различить острый взгляд наблюдателя - столь кучно они летели, выбили тучу пыли из валунов, за и под которыми прятались атакующие.
  Впрочем, это не произвело на банду особого впечатления - стоило автомобилям автоколонны каравана двинуться как вновь раздалась трескотня "Гочкинсов".
  Положение атакованного каравана становилось критическим. Солнце уже коснулось горизонта на западе, а с началом темноты нападающие обязательно предпримут штурмовку.
  
  Солнечный диск неторопливо погружался за линию горизонта. Однако прячущимся за грузовиками людям его движение, наоборот, казалось стремительным.
  
  - Летят! - вдруг заполошно вскрикнул один из бойцов, осматривавших небо в цейссовский морской бинокль в поисках вызванной подмоги.
  На небе, со стороны города покинутого караваном, появилась продолговатая сигара.
  В бинокль можно было разглядеть корпус дирижабля, позолоченный лучами заходящего солнца. На нём ярко-алыми буквами выделялась надпись: "ВВС Наркомата Народного Ополчения".
  Спустя пару минут дирижабль заметили и нападавшие.
  После чего события понеслись вскачь. Не дожидаясь темноты, поняв, что новое действующее лицо на арене боестолкновения не оставит им шансов не то что на победу, а на само выживание, бандиты пошли на штурм.
  Бой был в разгаре, когда "Гнев Пролетариата", такое название носил воздушный корабль достиг цели. И сразу же приступил к бомбометанию.
  Громадные размеры дирижабля, немногим не дотягивающие до размеров "Гинденбурга" из другой истории, позволяли ему взять на борт двадцать тонн бомб. И не простых, а "бензиновых".
  Что и были с успехом применены.
  Когда огненный вал немного уменьшил свою высоту, уцелевшие оборонявшиеся вышли из укрытий и пошли осматривать поле боя. Каменный завал однако, пока представлял из себя гигантский костёр.
  В это время в паре километров от места событий джентельмен с характерной внешностью, закончил смотреть в бинокль на последствия вылазки диверсионной группы.
  Настроение у него было "ниже плинтуса". Несмотря на первоначальный успех, вроде бы подтвердивший его теоретические наработки подобных акций, в конце, когда оставалось совсем немного до окончательного разгрома и уничтожения груза, имевшего весьма немалую стоимость, последовал сокрушительный разгром нападавших.
  Джентельмен убрал бинокль в рюкзак, и уже хотел закинуть его за спину, как вдруг почувствовал что ему в позвоночник упёрся ствол винтовки.
  - Стоять! Хенде хох! - рявкнули сразу два голоса одновременно.
  Оглянувшись, нагл покорно поднял руки - ситуация была патовой. Против пятерых бойцов ОСНАЗА, державших его "на мушке", предпринимать было, в отличие от сюжетов "ура-патриотических" фильмов, что-либо смертельной глупостью. Судя по лицам, стреляли бы они без колебаний и предупреждений.
  - Кто таков? - грубо развернув джентельмена, спросил боец. Затем повторил приказ на неплохом английском.
  - Бонд, Джеймс Бонд - обречённо произнёс англичанин.
  
  
  Глава 26. Будни "Маразмостроя".
  
  
  По пересохшей степи южной России, региону Поволжья, словно оживший кошмар двигалось Нечто. Задорно подпрыгивая на крупных рытвинах и холмиках, что изредка попадались на пути боевой колесницы двадцатого века, она стремительно неслась вперёд. Скорость машины для подобного сооружения была невероятной - около, а временами и поболее ста километров в час!
  На борту железного чудовища, о трёх гигантских, девятиметрового диаметра колёсах, увидев которые взорвался бы с досады бензиновым фаерболом любой внедорожник-"бигфут" что из этой, что из аналогичных альтреальностей, были начертаны алым буквы, слогавшиеся в название машины - "МАМОНТ".
  
  В довольно просторном боевом отделении аппарата, на сидениях, "анатомического", как сказали бы в иной реальности, профиля, сидела и управляла движением команда. Пятнадцать человек, от командира и до помощника механика.
  Недовольно поморщившись лихой манере вождения, один из команды, молодой инженер спецартвооружения Таубин Яков Григорьевич мысленно продекламировал стишок, кой он недавно слышал в одной из сатирических передач шоу-группы украинских лицедеев "Маски-Шоу", посвящённых правда, будням немецких войск времён Великой Войны:
  - По прямой извилистой дороге!
  - Через горы прямо?! - Может быть!
  - Ехали на кладбище уроды,
  - Ехали живого хоронить!
  
  Идея возродить танк Лебеденко, что ржавел в подмосковном лесу и должен был быть разобран на металлолом, пришла в голову Александру Александровичу Микулину, когда он ознакомился с появившимися новыми конструкционными материалами.
  Остов танка, ржавеющий под открытым небом, среди вывороченных им некогда деревьев, был спасён от рук сборщиков металлолома буквально в последние мгновения, - оператор автогена уже собирался начать рез корпуса.
  Вовремя появившаяся группа чекистов, сумела отстоять останки машины.
  Мощный тягач "Мастодонт", похожий на колёсный тяжёлый трактор К-700, сумел выворотить корпус из лесной земли. Погрузив на волокушу, корпус доставили в сборочный цех автономного хозяйства научно-исследовательского института нетрадиционных технологий и конструкций.
  Тогда ещё злые языки не называли НИИНЕТ "Маразмостроем".
  Инициативная группа, формирующая руководство институтом, благодаря тесному взаимодействию с коммуной-корпорацией "Кибер", имела доступ к разнообразным материалам и технологиям, вообще не известных более нигде на Земле.
  Проекты, которые реализовывал НИИНЕТ, заключались в экспериментальной проверке найденных в ещё дореволюционных царских архивах документах, идеях.
  Там было много всего - собранная при помощи микрофильмирования информация, найденная в результате тотального "пролопачивания" сохранившихся архивных документов, неожиданно принесла массу нового. Собственно, НИИНЕТ и создали для "отделения зёрен от плевел". Тем более, что в первые три четверти двадцатых годов, даже Германия неохотно делилась с Советской Россией передовыми технологиями. А успех "доморощенного" "Кибер" явно показывал направление, кое должна была избрать молодая промышленность СССР.
  
  Танк Лебеденко был переосмыслен на базе сохранившейся документации, и возможных областей применения, прежде всего, весьма проходимого, после преодоления "детских болезней", шасси танка. Его можно было использовать для создания карьерных самосвалов, как платформу для закрепления и перемещения роторных экскаваторов, для создания самоходных геологоразведочных баз "институт в авто". И т. д.
  Конструкцию танка изменили. Теперь она была модульной, и при помощи козлового крана агрегат можно было пересобирать, как детскую игрушку "полиморф-конструктор", реплику известного в реальности пришельца Макарова конструктора "Лего".
  Число колёс у нового "Мамонта" - одно из названий танка решили сделать официальным, увеличили до трёх, заменив задний каток на полноценное девятиметровое, как передние.
  Вместо снятых с танка пары трофейных "Майбахов" установили два "Вулкана", дизельных монстра конструкции Микулина-Бронштейна, по тысяче лошадиных сил каждый. Новенькие опытовые моторы, которым нужно было пройти испытания "в поле".
  Корпус танка облегчили и сделали разборным, из модулей.
  Колёса пришлось создавать заново, так как старые проржавели и были частично разобраны. Вместо них изготовили три колеса, из перспективных нержавеющих сплавов, их спицы и арматура были изготовлены из боролона - материала, представляющего собой неорганический полимер, молекулярные цепочки которого были сплетены наподобие кольчуги. Передние колёса теперь были установлены отдельно, а не на одной оси, как в проекте Лебеденко. Все три колеса могли синхронно поворачиваться электроприводами, что дало танку феноменальную манёвренность. Каждое колесо имело свой электромотор со сверхпроводящими обмотками в ступице, а сама ступица была защищена крышкой из композита. Крутящий момент от двух дизельных мотор-генераторов "Вулкан" на колёса передавала сверхпроводящая электротрансмиссия. Сверхпроводник, позволивший накапливать энергию в обмотках генератора и моторов, позволил также реализовать эффект "рывка", когда кратковременно максимальная мощность движителя танка могла быть увеличена с двух до десяти тысяч лошадиных сил.
  Материал демонстрировал феноменальные характеристики. В частности, спицу-трос стало невозможно перебить пулей и даже снарядом - она "пружинила", за счёт невысокой массы в точке соприкосновения с летящим объектом, и просто отталкивала его, не давая себя повредить. "Эффект тетивы лука" был хорошо виден на скоростной съёмке процесса взаимодействия пули и троса.
  Ободья колёс, вновь изготовленные из армированного боролоном дуралюмина показали феноменальную живучесть - в частности, на испытаниях, шасси танка спокойно преодолело минное поле, и сломать или серьёзно повредить колёса не смогли даже десятикилограммовые заряды тротила.
  Танк после окончания сборочных работ испытали на подмосковном полигоне. Машина уверенно шла через лес, форсировала речки, взбиралась на довольно крутые склоны. Осмелевшие испытатели стали проводить всё более и более жёсткие "пробеги на выживание", кои шасси с честью выдержало.
  И вот наконец, танк подвергли самому важному испытанию - самопробегу Москва - Нью-Берлин, где машине предстояло принять участие в том числе и в рейдах на территорию Персии - для уничтожения лагерей подготовки басмачей...
  
  Громадный купол водородного воздушного шара медленно округлялся, по мере того, как в него поступали всё новые и новые порции водорода, вырабатываемые мобильной водородной фабрикой.
  Наконец, исполинский воздушный шар, внутрь которого мог бы поместиться Зимний Дворец в Петрограде, наполнился требуемым для его и груза подъёма на высоту десяти километров, объёмом газа.
  Шар, представлявший собой тут, у земли, исполинскую перевёрнутую каплю из сверхпрочного пластика, от которого вниз шёл тонкий, на взгляд дилетанта, совершенно несерьёзный тросик, начал подъём.
  Внизу, сразу под шаром, от земли оторвалась гирлянда острых электродов, вскоре придавшая сооружению вид радиовещательной антенны. Тонкий тросик, что крепил её к шару и шёл к здоровенному барабану, с которого и сматывался, великолепно справился с тяжестью довольно тяжёлой на вид "метельчатой" антенной.
  Шли минуты, шар поднимался всё выше и выше в выцвевшее небо пустыни Каракум.
  Вдали виднелись горы, с которых в пустыню стекала река Сырдарья. Посреди глинистой равнины расположился палаточный городок строителей, что и предприняли этот безпрецендентный опыт. Опыт по созданию электростанции атмосферного электричества мощностью более ста мегаватт. Помимо самого электричества, предполагалось, что станция сможет управлять погодой в округе.
  
  Два инженера, стоя невдалеке от вращающегося барабана, с которого сматывался сверхпрочный трос, являвшийся одновременно и высоковольтным кабелем, спорили о сути происходящего.
  
  - Заряд ВСЕЙ верхней атмосферы Земли не более долей кулона, - авторитетно заявил старший, убелённый сединами спец. Так что хватит его всего лишь на короткий всплеск тока...
  - Максимиллиан Петрович, возразил ему молодой инженер, вы допустили в своих рассуждениях одну принципиальную ошибку!
  - Какую же, молодой человек?! - недовольным тоном спросил старик. Максимиллиана Петровича сильно раздражал тот факт, что его, признанного авторитета в области электротехники и атмосферного электричества, подчинили этому юнцу, знающему теорию очень поверхностно. Впрочем, то, что относилось к делу, Юра Александров знал, что называется, "назубок", что не смог не признать его старший помощник.
  - А сами догадаетесь? А то стыдно вам должно быть - вопрос-то элементарный...
  В течении минуты Максимиллиан Петрович пытался сообразить в чём подвох, но увы, годы берут своё...
  В чём же дело, Юра, - наступив на свою гордость, спросил старик.
  - В том, что этот заряд, земной атмосферы, поддерживается ДИНАМИЧЕСКИ! И нас должна интересовать не его ВЕЛИЧИНА, а ТОК ПРОБОЯ АТМОСФЕРЫ, отрицательные ионы, что непрерывно текут от земной поверхности в ионосферу, и ток ЗАРЯДА, который создаёт преимущественно солнечное излучение! При таком, правильном рассмотрении вопроса, картина меняется кардинально! Ток, что течёт через атмосферу из ионосферы к Земному Шару, превосходит по своей суммарной величине триллионы ампер! Гораздо превосходит, речь возможно идёт о сотнях триллионах... Фактически, этот ток ПРАВИТ ЗЕМНЫМ КЛИМАТОМ, ОПРЕДЕЛЯЯ ПОВЕДЕНИЕ, В ЧАСТНОСТИ, ВОДЯНОГО ПАРА.
  - Господь с вами, Юра! Откуда такие исполинские числа? - удивился старик. Хотя вашу идею я понял...
  
  Шар поднимался всё выше и выше, и наконец, спустя пару часов, достиг запланированной высоты. Уже через пару километров подъёма, датчик напряжения, закреплённый на барабане с кабелем, показал его наличие, в несколько киловольт, и в дальнейшем напряжение только увеличивалось, пока не достигло четверти миллиона вольт.
  
  - Ну, что, Максимиллиан Петрович, давайте решим наш спор экспериментально! - с этими словами молодой парень прошёл в пультовую и включил сверхпроводящий высоковольтный трансформатор постоянного тока.
  Ток, что выдала установка, пошёл в электросеть посёлка, к мощным электрическим экскаваторам, готовым начать рыть котлованы под будущие капитальные здания.
  
  Глядя на ваттметр, Юрий спустя минуту радостно воскликнул, - ну, что я говорил! Превышена мощность в сто мегаватт!
  Максимиллиан Петрович однако, не слушал юношу. Взгляд старого электротехника, в котором всё явственнее проступало потрясение, был прикован к вершине исполинской антенны. Прямо на глазах небо вокруг хорошо различимого даже на такой высоте шара стали затягивать облака. А спустя десяток минут пошёл дождь...
  
  Удачный пуск атмосферной электростанции вызвал бурю ликования! Ещё бы, ликвидирована зависимость от поставок топлива, решили проблему пресной воды для полей, и строительство будущего города учёных и техников, названного в честь известного среднеазиатского правителя и астронома Улугбека, будет идти быстрее.
  
  Об успехе первого опыта доложили в Москву, в МГУ, который курировал проект и оказывал серьёзную помощь энтузиастам нетрадиционной электроэнергетики.
  Началась серия опытов, чтобы установить рабочие параметры и предельные характеристики установки.
  Быстро было обнаружено, что снимаемый ток не должен превышать определённого уровня, в противном случае ток резко падал из-за эррозии электродов ионизатора. Однако, при соблюдении найденных предельных величин тока, установка работала неделями без существенных осложнений.
  Шар выдерживал несколько месяцев, после чего начинал пропускать газ и требовал замены.
  Поэтому было решено увеличить снимаемую мощность, дабы уменьшить общие издержки генерации.
  В тот памятный день, во время сеанса радиосвязи с московским университетом, его ректор вдруг потребовал от Юры Александрова принять экстраординарные меры безопасности.
  - Неспокойно мне на сердце, Юра, говорил главному инженеру проекта Матвей. Дело новое, всех подводных камней мы не знаем. Как бы не столкнуться с разрушительным феноменом.
  - Думаешь, молнией шандарахнуть может?
  - Не думаю, знаю. Мощность-то получилось снять громадную? Значит, может быть и "сверхмолния". Установку отведите от города подальше, и установите дистанционное управление, когда "пойдёте на рекорд". Особенно если будете штурмовать высоты за двадцать километров. Обязателен блиндаж...
  
  И вот пришёл день, когда случилась КАТАСТРОФА.
  Шар, поднимавшийся в этот раз на предельную высоту, которую ещё могла обеспечить его подъёмная сила, превратился в шарик, потом в малое пятнышко. В этот раз съём мощности начали с высоты пятнадцати километров, и облаков, обычно образующихся на относительно небольших высотах, не было. Появился лишь небольшой в диаметре столб из мелких ледяных кристаллов, потянувшийся вверх, к ионосфере. Фактически наблюдалась искусственная генерация перламутровых облаков.
  После достижения высоты в двадцать километров, ток, а с ним и мощность, начали быстро увеличиваться.
  Тревогу подняли приборы. Вместо роста напряжения, начал резко расти отдаваемый установкой ток, хотя, казалось бы, при падении плотности воздуха он должен был бы падать.
  А затем пришел свет. Мертвенное, фиолетовое мерцание осветило всю равнину, как второе солнце.
  Затем - по всей длине вспыхнул, превращаясь в плазменный жгут, сверхпрочный, сверхпроводящий, практически неразрушимый кабель.
  Горожане, кто имел оплошность пренебречь сигналом тревоги, и находившиеся в предгорьях геологоразведочные партии увидели невероятное, невозможное зрелище - сверхмолнию. Мощный вертикальный ствол разряда, на гигантской высоте расходящийся в светящийся зонт и дальше - в щупальца 'обычных' разрядов, протянувшихся в ионном слое на десятки километров. Затем ствол разрушился и светящееся облако погасло. На месте установки осталась остеклованная площадка диаметром в несколько сотен метров - след от воздействия сконцентрированного атмосферного электричества.
  Погибло несколько человек, а в городе ударной волной от феномена сорвало крыши, выбило окна и двери. Перевернуло автомобили.
  Даже виновники происшествия - Юрий и его команда, сидевшие в блиндаже во время установки "рекорда", почувствовали мощь ПРИРОДЫ, - блиндаж, ближе всех находившийся к эпицентру, сильно тряхнуло, по бетонным стенам зазмеились трещины.
  
  Впрочем, последствия были ликвидированы быстро - меньше чем за неделю. Стройке нужна была энергия, и, после "разбора полётов", которые однако, не привели как можно было ожидать к оргвыводам, ибо произошедшая катастрофа была "запланирована" как экстремальное испытание установки, её восстановили. Спустя два дня из Долгопрудного прибыл дирижабль с новым шаром и кабелем, трансформаторами и иной необходимой техникой, что погибла в плазме исполинской молнии.
  
  Юра попытался было "заикнуться" о возможности создания "супервафли" на базе сделанного открытия, но, оказалось, что рентгеновских излучателей необходимой мощности промышленность СССР не производит из-за отсутствия надобности. Впрочем, пытливый ум парня на этом не успокоился, и, после того, как на запрос в бюро промышленной разведки пришло сообщение, о ведшихся Николой Тесла исследованиях атмосферного электричества с подробными описаниями их результата, загорелся идеей провести свои, дабы обнаружить "зёвнутое" Теслой, начал собирать команду энтузиастов.
  
  
  
  
  Глава 27. "Кровь из носа мира шоубизнеса".
  
  - Матвей, ты не понимаешь стратегической важности нашего предложения - горячился Вертов. Ты представь, МЫ ПОЛОЖИЛИ "НА ЛОПАТКИ" ГОЛЛИВУД!
  За прошлый год было получено прибыли от проката фильмов по всему миру более миллиарда червонцев! Это неслыханно, мы стали абсолютными лидерами кинематографа! В правительстве наш успех очень впечатлил ответственных товарищей! Шутка ли, объём выручки превысил таковой от продажи с/х продукции! А ты не хочешь выдумать новый сценарий!
  - Истощился у меня запас "идеологически правильных" сценариев! - не менее раздражённо парировал Бронштейн. Есть только "хулиганские" и "человеконенавистнические"! Такие, что волосы дыбом у товарищей-цензоров встанут!
  - А и хрен с ними, - вдруг выразился Вертов. ТАКИЕ ДЕНЬГИ, что принёс наш кинематограф - это ЛЕДОКОЛ ТАКОЙ МОЩИ, что проломит любой ГЛАВЛИТ и ГЛАВКИНО! Стране нужны средства, а тут такой источник дохода! Что хоть за сценарий такой у тебя "скандальный" выдумался?!
  - А вот такой! В пику глупым товарищам, что считают, что в будущем будут "реки молочные и берега кисельные", а войны канут в "мрачную предысторию человечества", придумалось мне развитие этих гадостей в будущем, если НАШ ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ ЛУЧШЕГО ОБЩЕСТВА ПРОВАЛИТСЯ!
  - Так-так, это уже интересно! "Бодрявчиков" о "железной поступи торжества коммунистического общества" мы выпустили немало, и уже есть негативная реакция у граждан. "Ушат холодной воды" будет полезным, мне сам Ленин сказал, что неплохо бы, Дзига, какой-нибудь "фильм ужасов" о будущем, где несознательный рабочий класс продул буржуям, сделать! "Кин-дза-дза" кстати, у Ильича просто взрыв восторга вызвала, по-перву, но потом он сказал, что очень уж "общо" там, непонятно, как конкретно местные труженники паразитам "продули". Вот в "Психомашине", что ты с Гончаровым выдал, там чётче, хотя и спекулятивнее показано. В природе ведь ТАКИХ "психолучей" нет? Вот Ильич и выразил просьбу, сделать "хардкор", сугубо реалистичный. Этакий "фантастический реализьм" проявить...
  
  Матвей на минуту задумался, а затем улыбнувшись, сказал:
  - Ладно, есть у меня сценарий для Вас, выдумал буквально только что! Записывай, я специально для вас пальцы о клавиатуру мозолить не буду! И нечего так на меня смотреть, Дзига, я ведь, если ты не забыл, РЕКТОР! Бумажной работы у меня выше головы!
  - Ну если так, то нет проблем, - Вертов вытащил из кармана "электронную записную книжку". Этот аппаратик, был по-сути, первым в истории электронным записывающим прибором, преобразующим нажатие на кнопку, морзянкой, в текст, что записывался на магнитный диск. Вставив диск затем в электронную пишмашинку, его можно было распечатать на бумаге.
  
  - Молодец, посмотрю, от жизни не отстаёшь! - похвалил предусмотрительного Вертова Бронштейн.
  - Подарок ребят из бюро по разработке электронной оргтехники! - с гордостью отреагировал Дзига. Ты, кстати, знаешь, что одобрен проект "электронного учебника"?
  - То есть, идея с заменой бумажной макулатуры фильмоскопами с микрофильмами нашла положительное решение? - улыбнулся Бронштейн. Я последнее время не отслеживал состояние этих работ специально, хотя, Матвей взял в руки гаджет, представлявший собой небольшую коробочку, закреплённую на надеваемом на голову держателе, куда загружались кассеты с микрофильмами. Микрофильмы последнее время уверенно конкурировали с бумажными книгами, кое-где даже вытеснив их.
  - Гораздо совершеннее! - ответил Вертов. Не нужно портить глаза, смотреть в окуляр. Увеличенное изображение выводится при помощи световодов прямо на экран прибора, очень удобно, как книгу читаешь!
  - Молодцы! - Матвей был обрадован новостью.
  
  - Итак, вернёмся к нашим "баранам", то есть сюжету, я думаю, очень кассового фильма.
  - У тебя все сценарии получаются "кассовыми"! Не было ещё случая, чтобы сделанный по твоему сценарию фильм не собрал зрителей!
  
  - В далёкой-далёкой г..., стоп, не так! В далёком-далёком будущем, когда Солнечная Система уже была освоена вдоль и поперёк, и слетать на соседнюю планету стало также привычным и обыденным, как в наше время съездить из Москвы в Петроград, возник КРИЗИС. Из-за того, что жители Солнечной расслабились, и утратили бдительность. А развитие технологий предоставило паразитам-авантюристам шанс на реванш... В Солнечной системе вновь появились фактически, короли, начали на новом витке истории возрождаться... феодальные отношения. Для борьбы с этими негативным поползновениями "исчадий предыстории" был создан Орден Джедаев - суперменов, могущих один-на-один потягаться с целой армией...
  В "пику" им, "плохиши" создали своих суперменов - ситхов...
  
  В течении последующих трёх часов Матвей тезисно рассказал Вертову синопсис "обработанных напильником" "Звёздных Войн". Стоило "немного" изменить посылы и техвозможности, и идея "ЗВ" вдруг "заиграла реализьмом"!
  
  - В самом деле, - после того как Дзига ушёл, размышлял Матвей. Достаточно было "ужать далёкую-далёкую галактику" до размеров солнечной, и как многое тут же встало на свои места! Беспин - это ведь, несомненно, Венера, осваиваемая с летающих "аэроплатформ"! "Космический червь" в астероиде, что "заглотнул" "Тысячелетний Сокол" - это, очевидно, "биоморфный" ГОК, разрабатывающий недра данной планетки, и "забытый"! И т. д. "Ужав" далёкую галактику, сразу убираем проблемы со сверхбыстрыми перемещениями, конфликтами биологий разных планетарных биосфер и много чего другого.
  
  
  Улыбнувшись своим мыслям, Матвей прошёл в спортивный зал своего коттеджа, который он и Лида строили своими силами, эпизодически им помогали друзья. Довольно приличное здание, в котором по окончании работ не стыдно было бы жить и западному миллионеру, строилось семейством Бронштейнов постепенно, объём работ был велик, и закончить стойку Матвей рассчитывал в середине 30х.
  "Научный городок", недалеко от главных корпусов МГУ, где помимо Бронштейнов поселились единомышленники по "Киберу", задал "хороший тон" в советском массовом жилищном строительстве.
  "Никаких ипотек" и прочих извращений буржуазной экономики, выдуманных хитрыми банкирами для фактически, долгового закабаления пользователей ипотеки. Бронштейн максимально использовал свои знания и авторитет чтобы пробить такую концепцию молодёжных жилищно-строительных кооперативов, которая исключила бы любые виды спекуляций на жилье.
  К слову сказать, несмотря на НЭП, у советского правительства была сильная идеосинкразия к "доходным домам". С другой стороны, государство пока не могло выделять достаточно средств для разворачивания массового жилищного строительства. Поэтому предложение молодого ректора МГУ о создании МЖК, учитывая более чем успешную деятельность созданной им корпорации-коммуны "Кибер", встретило самый живой интерес в правительстве большевиков.
  По-перву, инициативной группе пришлось тяжко. Ничего не было - ни строительной техники, ни кадров. Первоначально в качестве архитекторов привлекли выпускников архитектурных училищ. Но эта публика оказалась настолько в своей массе "заражена" авангардизмом, при частой катастрофической некомпетентности в таких вопросах, как "а как говно, простите, убирать?", что помучившись с анализом предлагаемых новшеств, "бронштейновцы" в конце концов осилили науку жилищного строительства сами. И, после того как их усилия стали видны невооружённым глазом, задали вектор архитектурной моды.
  Шутка ли, в стране, где, правда, благодаря как раз упомянутым энтузиастам со скоростью снежной лавины набирали силу весьма непривычные тенденции в области промышленного развития и его скорости, замахнуться на создание общедоступного жилья, общедоступного в том смысле, что группы энтузиастов, объединённые в кооперативы могли его строить сами даже не располагая первоначально активами.
  Главным однако было качество этого жилья! Для многих выходцев из рабочей среды, чьё детство и юность прошли в лучшем случае в рабочих бараках, где семьи снимали... всего лишь комнату, ориентация на массовое строительство коттеджей, где был предусмотрен даже бассейн, а самое главное - реальность полностью завершить строительство своими силами лет за десять-пятнадцать, было настоящим откровением...
  
  В спортзале, который был завершён этим летом, Матвей, после занятий общеукрепляющими упражнениями, направленными прежде всего на оптимизацию самочувствия, сел "в позу йога" и погрузился мысленно в созерцание и эпизодическую коррекцию процессов жизнедеятельности, в обычном состоянии для человека недоступных.
  Уровень самоконтроля Матвея за истекшие годы существенно развился. Теперь, в случае необходимости он мог прервать свою жизнь, да так, что и в двадцать первом веке остановить его было бы не под силу даже опытному нейрофизиологу, вооружённому всей химией, что создала наука о психике за истёкшие с начала её создания время.
  Впрочем, "стоп-кран бытия" не был основным достижением пытливого естествоиспытателя.
  Гораздо более серьёзным достижением стала возможность непосредственно вмешиваться в... биохимию и даже генетику! Правда, сколь-нибудь серьёзно вмешиваться в эти материи Матвей не решался, чтобы не покалечить ненароком себя, но вот к примеру, убрать чувство боли, вызвать экстаз без употребления сильнодействующих средств, поддерживать мышечную массу без физических нагрузок, оптимизировать метаболизм для более полного усвоения пищи и создания препятствий на пути инфекций и даже сознательный контроль иммунитета - всё это для Матвея уже было доступно.
  Дальнейший прогресс в самопознании тормозился тем фактом, что существующее оборудование, которое было необходимо для проверки добытых в процессе самосозерцания знаний, было явно недостаточно.
  С другой стороны, память пришельца Макарова изобиловала подсказками, образовавшимися во время психологических опытов медика-исследователя Алексея.
  
  Настроив себя, Матвей прошёл в спальню, лёг на кровать. Мысли вновь вернулись к теме, что поднял посетивший его Вертов - революции в, как говорили современники Макарова, шоу-бизнесе.
  
  Буквально за пару лет массовые, и что самое главное - дешёвые "киноплееры" названные по аналогии с видеоплеерами мира пришельца, наводнили все сколь-нибудь развитые страны мира. Главную роль сыграло всемерное удешевление их производства, и в частности, широчайшее использование пластиковых штампованных деталей. Что кстати, свидетельствовало о революции в органическом синтезе. В отличие от "мира Макарова", где доминирующую роль в производстве пластиков играла нефть и продукты её переработки, особенно газ этилен, в огромных количествах образующийся при термическом и каталитическом крекинге нефти, здесь роль основного вещества органических синтезов занял... синтез-газ, само название которого говорило за себя. Что, в свою очередь, вызвало революцию в деле конструирования и строительства газогенераторов. А в свою очередь совершенные газогенераторы резко ослабили нагрузку на ещё только разворачивающуюся химию моторных топлив СССР. Хотя заводы оргсинтеза росли как на дрожжах, вместе с электростанциями, которые и вырабатывали массово генераторный газ, их мощностей для полного закрытия вопроса в снабжении ГСМ страны пока было недостаточно, особенно в свете того, что "распробовав" качество советского бензина и смазочных масел, их крупнейшим покупателем стала Германия, а СССР, пока остро нуждающейся в современном станочном парке, охотно продавал выработанный бензин. Высочайшие качества бензина, так-то октановое число и стойкость к смолообразованию и окислению, высокая температура кипения вместе с малой температурой вспышки, делала "советский бензин 100" чемпионом среди мировых моторных топлив. Продуманная же маркетинговая политика, пока не привела к серьёзному беспокойству тяжеловесов на рынке нефтепродуктов. Потребителем советского бензина стала Германия, которая не была крупным рынком сбыта по причине известных событий и вызванного ими кризиса национальной экономики. Ну, а многочисленные агенты пока "тормозили" в силу чрезвычайно высокой скорости развития событий. Реакция нефтемагнатов запаздывала.
  В самой Германии сотрудничество с СССР уже привело к стабилизации экономики. Но, просвещённые группой талантливых советских экономистов, в число которых вошёл и брат Матвея, не без его подсказок, деловые круги германцев, всячески делали вид, в подконтрольных им органах печати, что "всё пропало", Германия нищенствует. Отчасти это притормозило реакцию стран бывшей Антанты. Но то, что это временный успех, также было очевидно. Вскоре игроки на мировом рынке почувствуют "могучий пинок" новых экономических концепций. И как деловые, начнут реагировать, постепенно наращивая "жёсткость" реакции.
  В деле же постановки "под контроль" мирового рынка кино- и аудиопродукции, возможность выпускать соответствующую воспроизводящую технику сыграло решающую роль.
  Попытки западных компаний конкурировать с советскими аппаратами с "треском" провалились. Активный подкуп чиновников, отвечающих за "защиту" рынка стран, где данные изделия сбывались, открыл "зелёный свет". Разоряющиеся компании, производившие кино- и аудиоаппараты, от примитивных граммофонов и до новейших магнитофонов, скупались, через подставные фирмы и лица, а на их освобождённых от выпуска устаревшей продукции мощностях и территориях налаживалась "отвёрточная сборка" новой продукции, из комплектующих, поставляемых из СССР и частью - Германии.
  Миллионые продажи киноплееров сформировали громадный рынок для продукции киностудий, а уникальные характеристики киноплёнок позволили захватить мировую монополию на их производство и продажи, сам факт которой пока тщательно оберегался от осознания конкурентами. Схема была проста - разорившуюся или обанкроченную "красными рейдерами" фирму, выпускавшую к примеру, киноплёнку, покупало некое физическое лицо или малоизвестная вновьобразованная фирма, и после налаживала выпуск "современных киноматериалов". Правительствами стран это воспринималось как достойный ответ "красному вызову". А "тонкая механика" происходящего была скрыта от поверхностного, и даже более пристального взгляда контролирующих структур.
  Не меньшую роль сыграло и то, что в ассортименте предоставляемых фильмов и аудиозаписей не было политических, "ангажированных". Что стоило немалых трудов. Лишь авторитет вождя - Ленина, который, с применением крепких выражений, вплоть до нецензурных, объяснил текущую политику по этому вопросу, позволил избежать вполне предсказуемой реакции властей стран сбыта продукции.
  Коротко слова вождя можно охарактеризовать так - "не мешайте рыбе заглатывать наживку"!
  Поэтому поток хлынувшей на рынки кинопродукции был вполне невинен, в политическом смысле. Но, практически всегда - интересен ещё не искушённой публике, что устойчиво обеспечивало ажиотажный спрос.
  
  Впрочем, "пробный камень" для проверки реакции контролирующих рынок кинопродукции служб был уже "запущен" - довольно безобидная на взгляд Матвея кинокомедия "Свинарка и Золотарь".
  В реальности Макарова это была комедия "Свинарка и Пастух", но, Матвей, творчески переосмыслил сюжет этого фильма и добавил в него немного "фантастики ближнего прицела", а заодно и поменял название. Ибо кто наиболее презираем в животноводческих хозяйствах? Золотарь. Вот поэтому, в пику "чистоплюям" и была раскрыта в фильме тема, как правильно, "по-коммунистически", говно убирать.
  
  Сюжет комедии был таков:
  Гордый осетин, сын кавказских гор, во время событий гражданской лишился обеих ног, выше колена.
  И, поскольку лучше всего умел махать шашкой, то... скатился на самое дно. Ибо кому нужен безногий? Тема, актуальная для десятков тысяч советских инвалидов, особенно во времена НЭП-а.
  Безногого пожалела молодая свинарка - работница коммуны "Новый Путь". Поговорив с председателем, бывшего лихого рубаку пристроили... говновозом, возить то самое.
  Ну, а дальше начинается собственно сам сюжет фильма. Подруга научила инвалида читать, и тот стал завсегдатаем избы-читальни, надеясь поднять свой образовательный уровень и переквалифицироваться из золотаря в кого-нибудь по-престижнее.
  И вот однажды он прочитал в журнале "ТМ" о биореакторе... И события завертелись.
  Как рационализатора инвалида послали в Москву - представлять достижения коммуны на ВДНХ. Там он познакомился с разработчиками манипуляторов, управляемых биотоками. И ему сделали предложение, от которого безногий не смог отказаться - получить новые ноги, получше старых, в чем его клятвенно заверил главный инженер проекта.
  Так родился... СОВЕТСКИЙ КИБОРГ.
  Там было все - и победа на всесоюзном чемпионате по бегу (а безногий быстро догонял), и борьба со шпионами, хотевшими устроить диверсию в институте перспективных разработок, и многое другое, что смотрелось в двадцатых чистой фантастикой.
  Собственно фильм получился о том, что "не верь в худое" - возможность подняться есть всегда, ищи её, и обрящешь!
  За весь фильм прямым выражением советской идеологии были лишь слова бывшего золотаря - разве мог я рассчитывать на подобную поддержку при прежней царской власти?!!
  Очень бодрый, добрый и воодушевляющий фильм получился, и на западе, особенно Германии, пошёл "на ура". Распространяли его однако, в отличие от других, "политически нейтральных" фильмов, контрабандой, проверяя концепции нелегального сбыта продукции.
  
  Ещё одним "пробным камнем" стал совместный советско-германский фильм "Пределы Роста или Орднунг Головного Мозга". Едкий фильм о истинных причинах поражения Германии, и о принципиальной невозможности в Новое Время добиться прибыли при прямом участии в военном конфликте. Доказывалась убыточность Войны для обеих реально воюющих сторон. Фильм вызвал в Германии неоднозначную, но, в целом, положительную реакцию. А его политические последствия оказались столь далеко идущими, что изменили облик двадцатого века.
  
  
  
  
  Глава 28. Дорожное строительство в СССР
  
  На будущей трассе Берлин-Киев-Орднунг кипела работа. Целые стада грузовиков нового типа - большегрузных, возили щебень и гудрон для прокладываемого полотна дороги.
  Проект "южной" или "туркестанской" автомагистрали был выдвинут немцами, и после недолгих обсуждений, одобрен советским правительством.
  Проект предусматривал строительство в течении 10 лет автодорожного полотна, в шесть рядов по три полосы в каждом направлении под перспективные виды автотранспорта, могущего двигаться со скоростями до 200 км/ч.
  Протяжённость трассы должна была превысить три тысячи километров, а при строительстве закладывались нормы так называемого "римского стандарта", получившего своё название с лёгкой руки советских археологов.
  Интерес к проекту проявила Италия. Именно на её территории в течении года велись раскопки совместной советско-германо-итальянской экспедицией, изучавшей технологии дорожного строительства древнеримской эпохи. Целью было разработать на современных материалах методы строительства дорог с аналогичной древнеримской долговечностью дорожного полотна.
  Проблема была в том, что уже сами античные римляне столкнулись с тем, что дороги, построенные по их же технологиям, но севернее определённой широты, где были по-настоящему холодные зимы с промерзанием грунта на глубину более полуметра, разрушались образующимся при замерзании просочившейся в дорожное полотно воды льдом. Происходило вспучивание дорожного покрытия, со всеми сопутствующими проблемами.
  Требовалось решить эту проблему.
  И необходимую технологию разработали.
  На предварительно выровненное полотно будущей дороги, после его уплотнения при помощи гигантских тяжёлых суперкатков, утрамбовывающих грунт на глубину пяти метров, насыпался щебень, пропитываемый гудроном, толщиной полметра. На это гидроизолирующее покрытие укладывались каменные плиты из диорита или гранита, аналогично римским дорогам, и приклеевались "геоклеем" - аналогом гудрона, но на базе перфторированных углеводородов. Разметка полотна также проводилась плитами, из плавленного цветного стекла. Поэтому она получалась практически вечной.
  
  Результатом было очень прочное дорожное полотно, способное без проблем выдерживать вес стотонного грузовика, и не подверженное сезонному вспучиванию из-за замерзания воды. Поскольку пропитанная гудроном масса дорожного покрытия была водооталкивающей средой, куда вода не проникала. А отсутствие доступа воздуха к массе гудрона исключало его разложение аэробными бактериями. Для анаэробных же, гудрон в бескислородной среде был "не по зубам". А уплотнённый на глубине грунт был защищён от просачивания воды и промерзания дорожным полотном.
  Супермагистраль в Германии рассматривалась как средство "от безработицы" и способ получить доступ к несметным природным ресурсам Советской России. Дорога прокладывалась в Советский Туркестан, в частности, Среднюю Азию, ставшей "новым Клондайком" как Союза, так и Германии. Конечным пунктом, где оканчивалась магистраль "Дружба", был новый немецкий городок добытчиков газа и других минеральных ресурсов - город Орднунг.
  
  Полотно "римской автомагистрали" по проекту не должно было требовать обслуживания, что позволяло только за счёт ненужности дорожных работ сэкономить за полвека стоимость прокладки самого полотна...
  Уже были проложены первые сотни километров дорожного полотна. Автомагистраль, ещё только строящаяся, но доступная для движения на построенных участках, резко оживила деловую жизнь Германии. Благодаря всё растущему сотрудничеству промышленностей СССР и Германии, в экономике последней наступил "великий перелом". Несмотря на продолжающиеся выплаты по контрибуции странам Антанты, экономика росла, и как! По 10-15% в год! Во многом этому способствовала изящная схема "ухода от поборов" - размещение немецких предприятий на территории СССР, регистрация немецких фирм там же, что позволяло немецкому бизнесу избавиться от "тягла", возложенного на него победившей Антантой.
  
  Ещё одним совместным советско-германским проектом была "стратегическая железная дорога". В отличие от весьма недешёвой Магистрали "Дружба", которую проложили по южным территориям СССР, и которая должна была дать доступ немецкому бизнесу в советский Туркестан, "стратегическая железная дорога" должна была пересечь Весь СССР с запада на восток, и завершиться во Владивостоке, где уже началось строительство крупного порта.
  Для железнодорожной магистрали, мало чувствительной к смене времён года в отличие от автомагистрали, был разработан совместный советско-германский проект. Предусматривавший строительство железнодорожной колеи шириной Четыре метра! Что позволяло снизить цену перевозки тонны груза до величины равной цене перевозки тонны морским транспортом.
  Проект начал реализовываться в глубокой тайне, чтобы такие страны как Франция и Англия не "всполошились" бы ранее чем это было допустимо, и не стали бы "вставлять палки в колёса". Ведь "стратегическая железная дорога" должна была успешно конкурировать с морскими трансевразийскими перевозками, где пока была монополистом Англия!
  
  Помимо двух этих грандиозных проектов, реализация которых была рассчитана на двадцать лет, и финансировалась при помощи уже опробированого метода "автономного хозяйства", что позволяло избегать слишком крупных расходов, началась "глобальная модернизация" существующей железнодорожной сети СССР. Благодаря помощи германских товарищей, были созданы поезда, позволяющие проводить точные измерения параметров железнодорожного пути. И выявлять участки, требующие капитального ремонта.
  Кроме этого, был налажен выпуск новых типов рельс, таких как Р-90. Эти рельсы были известны Бронштейну, который поделился их рецептом с железнодорожным Институтом. За год разработали недорогую технологию производства рельс. Были построены вдоль существующих и требующих обновления железнодорожных трасс заводы железобетонных конструкций, начавших массовый выпуск железобетонных шпал.
  Первой реконструкции подверглась трасса Петроград-Москва. Был заменено железнодорожное полотно, на рельсы Р-90 и железобетонные шпалы. Спрямлён путь, теперь Октябрьская Железная Дорога стала прямой "как стрела". Немецкие измерительные вагоны позволили выпрямить уровень дороги буквально до миллиметров на километр. Очень помогли в этом недавно разработанные лазерные дальномеры.
  Все эти меры позволили поднять скорость движения по Октябрьской Железной Дороге до величины максимально возможной для существующих локомотивов. Т. е. 120-140 км/ч.
  Реконструкция Октябрьской ЖД была осуществлена в течении первой пятилетки.
  Удалось уложиться в три года.
  
  Остро встала задача дальнейшего увеличения скорости движения поездов, особенно пассажирского сообщения.
  И здесь, Матвей, принимавший весьма активное участие в решении вопросов модернизации дорожной сети СССР, вспомнил о скоростных поездах реальности Макарова, французских TGV.
  Понятно, что о копировании этого высокотехнологичного экспресса не могло быть и речи. Что говорить, Октябрьская ЖД пока не была даже электрифицирована!
  Но, вспомнив главные "изюминки" проекта французов, Матвей выдвинул идею дизельного суперэкспресса. Могущего развивать скорость до 300 км/ч.
  К моменту этого предложения авторитет Бронштейна как "инженера которому подвластно Всё" уже вполне сформировался. Поэтому в отличие от других железнодорожных конструкторов, которые также предлагали разработку сверхскоростных экспрессов, предложение Матвея выслушали с интересом, и, после обсуждения, показавшего полную некомпетентность спецов в поднятых вопросах, решили провести исследования.
  Был построен опытовый состав, в котором реализовали часть изобретений французов из альтернативной реальности. Такие как особые колёсные тележки, уменьшающие сопротивление движению состава. Дизель-электрические генераторы новой, безколенвальной конструкции, со значительно, до 65 процентов увеличенным КПД, и сверхпроводниковых накопителях электромагнитной энергии, что позволило снизить "холостую" мощность энергогенерирующей установки экспресса.
  В первых же опытах "сверхэкспресс" развил скорость выше 200 км/ч!
  
  Дальнейшие опыты со сверхскоростным составом показали принципиальную достижимость скорости в 450км/ч. Несмотря на опасения части специалистов железнодорожников, "рисковый заезд" состоялся, и, решительно настроенная на сверхрекорд бригада машинистов разогнала состав до 457км/ч. Как говорили испытатели, - "мы хотели покорить отметку 500км/ч, но получили приказ лично от товарища Ленина, не рисковать новой техникой и своими жизнями".
  После проверки железнодорожного полотна, началась опытовая эксплуатация сверхэкспресса, на магистральной скорости сначала 300км/ч, а через год, убедившись в безопасности эксплуатации, скорость увеличили до 350км/ч.
  Сверхэкспресс назвали вполне ожидаемо - "Революция".
  Сначала он ходил раз в неделю. Спустя пару месяцев, после достройки еще пяти составов, "Революция" стала ходить ежедневно.
  Спустя полгода сверхэкспресс с честью выдержал своё первое испытание - столкновение на скорости 315км/ч с коровой, зашедшей на дорожные пути. Корову "распылило на атомы", сам локомотив не пострадал, пришлось лишь заменить обшивку носовой части.
  Несмотря на это, было принято решение построить "Забор Века", как в шутку назвали возведение вдоль всей трассы ж/д "Москва-Петроград" сплошного электрифицированного ограждения. "Забор" был снабжён датчиками присутствия, и мог, помимо препятствования проникновению животных на пути, сигнализировать о своём преодолении злоумышленниками.
  Первые из них попались уже спустя год после начала эксплуатации сверхэкспресса. Группа ребятишек, захотевших посмотреть на прохождение "Революции".
  Далее раз в месяц случались подобные ЧП, пока летом 1935года не были задержаны, с перестрелкой и даже скоротечным боем, с применением пулемётов, группы британских диверсантов.
  Реакция СССР была КРАЙНЕ ЖЁСТКОЙ. Были "дистанционно казнены" ВСЕ причастные к организации диверсии, по приговору ревтрибунала Коминтерна. Вплоть до членов королевской фамилии, выдвинувших саму идею "перманентного террора краснопузых". Британии было сделано "первое и последнее советское предупреждение", о недопустимости подобного, и о, в случае "непонятливости", начала МАССОВОГО ИНДИВИДУАЛЬНОГО ТЕРРОРА. Взорвалась массовым террором против "британских оккупантов" Ирландия.
  Подействовало. Парламент Империи был ошеломлён, шокирован и подавлен молниеносностью и неотвратимостью возмездия. Более попыток диверсий не было. Однако Запад "напрягся". Понимание того, что в СССР ситуация давно вышла "из-под контроля" внезапно дошло до всех.
  Группа "Мороз" Павла Судоплатова действовала решительно и безпощадно, проводя политику "мир хижинам - война дворцам". Сам же "товарищ Эреб" получил награду - первого "Героя Советского Союза".
  Все эти события однако, не замедлили процесс тотальной реконструкции железнодорожного транспорта и путей сообщения СССР даже "на миллиметр в час".
  Особое внимание Совнарком уделил процессу модернизации локомотивного состава СССР.
  Это был давно назревший и чрезвычайно болезненный вопрос. Существовавший набор локомотивов, преимущественно паровозов разнообразнейших конструкций и годов выпуска, зачастую конструктивно не совместимых, недостаточной мощности и скорости, "прожорливых", удовлетворить бурно растущие грузовые и пассажирские перевозки в СССР не мог.
  Начало коренному обновлению состава локомотивов в СССР было положено ещё в начале 20х, в Киевском локомотивном депо, группой энтузиастов, инженерный состав которых возглавил Матвей Бронштейн.
  Железнодорожники появились на бывшем киевском велосипедном заводе внезапно, и без "предупреждения". Молодые рабочие железнодорожного депо, комсомольцы, секретарь ячейки которых был знаком с секретарём комсомольцев велозавода.
  Ребята решили "совершить трудовой подвиг" и восстановить три безнадёжно изувеченных паровоза, что стояли и занимали место на запасных путях паровозного депо.
  
  Идею восстановить сломанные паровозы Матвей, уже вошедший в "авторитет" как чрезвычайно удачливый комсомолец-инженер, раскритиковал "в пух и прах".
  
  - Чего мы добъёмся ПРОСТЫМ восстановлением этих паровозов? С огромным трудом восстановим всего ТРИ локомотива, и по-сути, воспроизведём "древние как говно мамонта" конструкции дореволюционных паровозов! Где, как уже ясно из практики эксплоатации подобных локомотивов реализованы безнадёжно устаревшие технологии, ведущие как к перерасходу стали и спецсплавов, так и в процессе эксплоатации паровозов - угля. Недостаточно мощные, неунифицированные по применяемым составным частям. Зачем нам ЗРЯ тратить свои силы на заведомо устаревшие машины?!
  - Развитие науки, и в частности, технологий строительства парогенераторов, паротурбинных установок и электромашинного преобразования движущей силы пара, даёт нам возможность создать на базе остовов этих безнадёжно сломанных паровозов локомотив принципиально нового типа - паротурбовоз!
  Использование прямоточного котла высокого давления системы американского производителя паромобилей Доббля, создавшего на данный момент лучший в мире парогенератор, трубу для которого мы тут, на бывшем велозаводе уже можем производить в количестве трёхсот метров в месяц, дисковой турбины Тесла и электромеханического преобразователя крутящего момента турбины с передачей его к движущим колёсным тележкам локомотива, даёт нам возможность получить "два в одном" - мощный и экономичный МНОГОТОПЛИВНЫЙ локомотив, и электростанцию мощностью один-пять мегауатт в "его лице". Надо ли говорить, какое значение имеет такая, не побоюсь этого слова, революция в паровозостроении в свете грядущей массовой индустриализации СССР? Вот это будет - РЕАЛЬНО ТРУДОВОЙ ПОДВИГ! Который сразу заставит ВСЮ СТРАНУ говорить о нём, и, не пройдёт "стороной" в деле решительной модернизации локомотивов Союза!
  
  Трубу для нового парогенератора "вырастили" в растворе неводного электролита спустя месяц. Сразу заданной формы, используя опытовый метод "гальванопечати".
  Прямоточным парогенератором "системы Доббля" оснастили взамен разрушенного котла один из трёх паровозов, у которого как раз пострадал котёл, так что не подлежал восстановлению - в него попал снаряд крупного калибра. Паровая машина однако, была цела, и после того, как геометрию рамы, штоков цилиндров и труб паропроводов восстановили, заработала "как надо", без нареканий.
  Для реализации "многотопливности" создали "тендер-газогенератор", отдельный прицепной вагон, в котором уголь или иное твёрдое топливо перерабатывалось в горючий генераторный газ, а уже этот газ сгорал в топке "котла Доббля".
  Паровоз удался! Были полностью восстановлены его тяговые и скоростные характеристики. Впоследствии, после модернизации колёсно-шатунного движителя, балансировки и замены подшипников и материалов трущихся частей, локомотив смог длительно развивать скорость в 160км/ч, подняв таким образом её на 40км/ч.
  Паровоз - первенец новых технологий, назвали "Артёмом", в честь видного революционера. Уже этот локомотив позволил киевским паровозных дел мастерам "громко о себе заявить". После решительных действий Совнаркома, по "стимуляции" заимствования "передового опыта", подобную модернизацию локомотивов стали производить по всему СССР. На киевский велозавод "посыпались" заказы на "трубопровод парогенератора системы Доббля", с которыми его наличные производственные мощности справиться не могли. Это и была одна из причин, по которой "команду Кибер" перевели в Москву.
  В дальнейшем, уже на заводах Москвы, были введены в строй паровые локомотивы нового типа - паротурбовозы, буквально революционизировавшие процесс масштабного строительства новых предприятий, ту самую знаменитую "индустриализацию", что начала разворачиваться по всей стране.
  Помимо паровых локомотивов нового типа, начало разворачиваться строительство тепловозов, или, как сложилось их название в этой истории - дизельвозов.
  Матвей Бронштейн здесь не был пионером. Задолго до начала его инженерной деятельности, такими конструкторами как Яков Гаккель и Юрий Ломоносов, были построены опытовые дизельные локомотивы.
  
  
  
  
  
  Глава 29. "Русский Рассвет". Герберт Уэллс в обновлённой России.
  
  - Признаюсь, дорогие читатели, в Советскую Россию меня подвигли поехать необычные и временами даже неправдоподобные слухи, широко распространившиеся в научной, околонаучной и литературной среде. Поговаривали даже о том, что многие мои "предсказания", насчёт якобы возможных открытий, уже сделаны там!
  Для меня "научное обоснование" моих допущений, было всего лишь литературным приёмом добавить им "наукообразности", для занимательности и правдоподобия. Я никогда не производил глубокого анализа своих допущений, и относился к попыткам их представить как "научные прозрения", зная истинную подоплёку их создания, сугубо иронично.
  Можете представить моё смятение, когда я вдруг узнаю, что "тепловой луч" из моих "Войны Миров" изобретён большевистскими инженерами!
  Надо сказать, что сообщение было воспринято широчайшими кругами читающей публики Англии очень неоднозначно. Настроения варьировались от панических, до пренебрежительных. Венцом слухов стала карикатура в сатирическом журнале "Панч", где умирающий от голода "красный инженер" пытается построить из "папье-маше" ДЕЙСТВУЮЩИЙ "марсианский треножник".
  Волна слухов пошла на спад, но ей на смену пришли новые слухи, и наконец, зримое подтверждение того, что что-то в Советской России происходит - великолепные дирижабли, что стали всё чаще навещать английские аэропорты.
  
  Решение ехать в Россию было принято на одном из заседаний литературного клуба, где меня недавно выбрали главой.
  Знакомство с достижениями советской инженерной науки я решил начать со зримого её проявления - дирижабля, на котором и вылетел в Москву.
  Чтож, могу заметить, что дирижабль выглядел вполне достойно, не хуже своих британских коллег, хотя заметно уступал в сервисе пассажиров.
  Тем не менее минимальный комфорт он обеспечивал, и я благополучно долетел до Москвы.
  Первое что меня поразило, когда я вышел на взлётное поле - сам аэродром. Даже не так, название этого чуда инженерной и архитектурной мысли нужно произносить с заглавной буквы - Аэродром, ибо нигде в мире, по моему глубокому убеждению, ничего подобного нет!
  Громадное количество швартующихся небесных кораблей буквально потрясло меня с первых же минут пребывания. К этому добавилось не меньшее количество аэропланов, всевозможных конструкций, деловито снующих в небе Аэропорта. И не только их. Окончательно добило мою "англосаксонскую гордыню" зрелище парящего в небе геликоптера - всего лишь гипотетической машины в практике британской инженерной мысли. Я вдруг остро ощутил, что не понимаю, что могло произойти в Советской России такого, что породило эти изменения, буквально за несколько лет со времени моего предыдущего посещения страны большевиков.
  Меня встретили, и сопроводили до гостиницы. Устроившись, я на следующий день посетил собрание литераторов Москвы, и принял самое непосредственное участие в оживлённых дискуссиях, в том числе посвящённых моему творчеству.
  Меня пригласили за столик молодой мужчина в очках, представившийся Яковом Исидоровичем Перельманом и его собеседник - известный мне по публикациям в журнале "Nature" Матвей Петрович Бронштейн.
  Из уважения к моей скромной персоне они продолжили свой разговор на английском языке, приглашая меня также принять участие.
  
  - Итак, Яков Исидорович, в своём предположении о необходимости совершения громадной работы при помещении предмета в сосуд, экранирующий гравитационное поле, равной работе по перемещению этого же предмета от поверхности Земли "на бесконечность", вы допустили ошибку. Всё совсем не так. Хорошая физическая аналогия обсуждаемому опыту уже существует - это сверхпроводящая сфера и магнетик в магнитном поле. Смею вас заверить, что усилие, которое нужно приложить, чтобы ввести кусок, к примеру, железа, внутрь сверхпроводящей сферы, совершает значительно меньшую работу, чем та, которую необходимо совершить, дабы удалить этот же кусок железа от притягивающего его магнита "на бесконечность"! Догадаетесь в чём подвох? В чём была допущена принципиальная ошибка в ваших рассуждениях о "кейворите"?
  Перельман задумался на минуту. Затем, он ответил:
  - В своих рассуждениях, я исходил из самой простой модели свойств кейворита. Но, если использовать аналогию с, как вы предлагаете, Матвей Петрович, сверхпроводником, то, очевидно, что необходимая для выполнения законов сохранения энергия должна запасаться в кейворите при его создании! Ведь выталкивание гравитационного поля из кейворита, что и есть экранировка гравитации этим материалом, должно привести к тому, что предмет из кейворита приобретает отрицательный вес! А значит, в момет возникновения кейворита, им должна быть аккумулирована энергия, высвобождающаяся при удалении предмета из кейворита от Земли! Следовательно, действительно, энергии для помещения обычного, тяготеющего к Земле предмета внутрь кейворитовой сферы, будет меньше...
  
  Я с интересом слушал беседу Бронштейна и Перельмана. Перельман был известен мне тем, что сумел доказать тот несомненный факт, что человек-невидимка, коего я вывел в своём одноимённом романе, неизбежно был бы слеп. Поскольку для достижения полной невидимости сетчатка глаза также должна была пропускать свет.
  Собеседники завершили свою беседу, придя к устраивающим обоих выводам, и я решил присоединиться к разговору.
  
  Господин Бронштейн. До меня дошли слухи, что под вашим руководством был создан "генератор теплового луча" из моих "Войны Миров". Так ли это?
  - Вы, наверно, имеете в виду "лазер"?
  - Да, я читал и о таком названии.
  - Генератор монохроматического и когерентного света был разработан не мной, я всего лишь выдвинул идею...
  Мы разговорились. Я с удивлением и часто даже изумлением обнаруживал, насколько сильно стала отличаться русская научная мысль от известной мне европейской. Более всего меня удивило, и даже несколько разозлило то, что русские исследователи решили идти против общепринятых воззрений. В частности, возродили теорию теплорода.
  Привожу фрагмент нашего спора с Бронштейном по этому поводу:
  - Теплород? А почему нет? Согласно разрабатываемой мной новой механике субатомных частиц, тепловым процессам в по меньшей мере твёрдых телах, соответствуют свои "ансамбли квазичастиц", которые и образуют "тепловую материю"...
  В конце концов, наш спор зашёл в "глубокие дебри" теоретической физики. Я, решив блеснуть своей научной образованностью, упомянул в качестве нерешённых проблем и так называемую "Тепловую Смерть Вселенной". На что получил отповедь от Бронштейна:
  - Эта проблема имеет отношение к реальности то же, что и знаменитая "тепловая катастрофа" при попытке обсчитать тепловое излучение "абсолютно чёрного тела" в понятиях классической механики и термодинамики - то есть, никакого! Подобно тому, как решение проблемы "тепловой катастрофы" привело мировую науку к необходимости гипотезы квантов излучения, и, в конечном итоге - вообще материи, "тепловая смерть вселенной" - такая же ерунда, преодоление которой создаст новую науку о тепле!
  - Но как же быть со статистической интерпретацией энтропии Больцманом? Оно же ведь математически безукоризненно! И тепловая смерть вещества Вселенной там следует с неизбежностью, так как вероятности упорядоченного состояния материи чрезвычайно малы по сравнению с вероятностью разупорядоченного состояния!
  - А вот здесь есть один очевидный факт, который "адепты" классической термодинамики не хотят видеть с "упёртостью ослов"! - резко возразил Бронштейн. Дело в том, что, если "упорядоченные состояния материи" так маловероятны, как это предположил Больцман, то, наша Вселенная вообще была бы невозможна, и любая упорядоченность вещества была бы окружена "бездной" хаоса. И, это в частности, привело бы к тому, что сам ход времени был бы невозможен. Ибо согласно такому предположению, которое сделал Больцман, в прошлом разупорядоченные состояния материи должны встречаться намного чаще, чем упорядоченные. И движение времени, когда одни упорядоченные состояния сменяются другими, менее упорядоченными состояниями материи, было бы невозможно. Просто потому, что каждый момент времени был бы "забит" наиболее вероятными состояниями материи. Чего мы не наблюдаем. Отсюда, статистическое определение энтропии Больцманом, по меньшей мере неполно!
  
  - Очень смелое заявление, - я не собирался сдаваться. Если вы его с таким пылом и задором отстаиваете, то скорее всего, имеете на это свои основания? Это так?
  - Не совсем свои, - Бронштейн улыбнулся. Мне в руки попали тетради доктора Больцмана, содержащие его мысли. Которые он запечатлел незадолго до своей трагической смерти, не найдя понимания у коллег.
  - Очень любопытно, - меня действительно, не на шутку заинтриговало это признание русского гения. И о чём думал великий Больцман?
  - О том, что при введении статистических схем очень важны начальные посылки. Ну, например, при анализе статистических состояний газа часто забывают, что нужно обращать внимание не только на сам газ, но и на "сцену", на которой этот газ рассматривается. То есть на структуру пространства и времени. Если это сделать, что часто забывают, то проблема "тепловой смерти" исчезает как недоразумение. О чём и пытался поведать коллегам гениальный Больцман. Но его почему-то не стали слушать... А вот я с коллегами сумели разобраться в "сумбурных" мыслях немца, и... очередная научная революция - не за горами!
  
  Я смог лишь недоверчиво хмыкнуть. Всё-таки математика не была моей сильной стороной, и я воздержался от дальнейших комментариев.
  
  Некоторое время прошло в тишине, нарушаемой лишь негромким гулом ресторана и позвякиванием ложек и вилок. Наконец мы закончили поглощать обед, и я решил вновь возобновить своё интервью:
  - И всё-таки, господа, признайтесь, как России удалось за такой короткий срок добиться столь многого? Я помню сентябрь двадцатого года, когда посетил вашу страну во второй раз. И, честно сказать, я ожидал, что восстановление, если и будет возможно, займёт намного больший срок...
  - И, как представитель Англии, чья голова забита заботливо лелеемыми идеологическими службами империи предрассудками, исходили из неверных посылок - задорно "поддел" меня Матвей.
  Вы исходили из типичных для буржуазного государства возможностей и сроков. Не понимая, что они носят ИССКУСТВЕННЫЙ, а не естественный, и тем более предельно возможный характер.
  В конце концов, если соблюдать английскую законность, возможностей не так уж и много, у тех, кто в них остро нуждается. А у тех, у кого возможностей много - они как правило не нужны, не возбуждают деятельность. Им и так хорошо. Отсюда и неторопливый даже по сравнению с янки дух "старой доброй Англии". Посмотрите на историю своей страны честно. Она же является описанием сплошной череды преступлений и превозможений "людей и обстоятельств"! Чудо просто, что при такой архаике в политике Британия смогла стать мировой державой! Но, смею Вас заверить, хотя это вам как патриоту своей страны будет обидно, такой статус Британия занимает ВРЕМЕННО! И "колокол уже звонит" по былому британскому величию...
  - Это почему же?! Я действительно обиделся, тем более что нападки моего собеседника не были очевидны, и тем более справедливы. Трудности текущего периода? А когда их у моей Империи не было? Метрополия ещё себя покажет!
  
  Бронштейн, наблюдая за игрой чувств, видимо отразившейся на моём лице, усмехнулся и продолжил:
  - Вы сами можете сделать необходимые умозаключения, если честно и без "индульгирования" своему чувству патриотизма обдумаете известные вам события, имевшие место быть ещё буквально десятилетие назад.
  - Вы имеете в виду Великую Войну? Я немного успокоился и заинтересовано ожидал, что мне ответит оппонент.
  - Её родимую! Именно тот факт, что Британия не сумела избежать участия в событиях Первой Мировой Войны свидетельствует о непрофессионализме её политиков! К тому же вошла в Войну Британия мировым кредитором, а вышла - должником! И кого же вы думете? Янки!
  - Но тем не менее, Британия сохранила свою армию и флот! И вдобавок, является победителем в этой войне! Колониальные владения Империи не только не сократились, но даже приумножились! Как можно говорить в этом случае о закате величия Империи?!
  - Да очень просто! Просто "включите мозг", Герберт! Кто погиб под Соммой и на других бойнях Великой Войны? Против кого обернулся "учитель наш - пулемёт"?
  - Вы имеете в виду погибших английских солдат? Но на войне всегда убивают, и мне не очень понятно, как погибшие англичане могут умалить величие Империи?
  - Ай-яй-яй, ведь несложно сообразить, сопоставив количество погибших, их общественную принадлежность, и возможные их судьбы в отсутствии Великой Войны! Ладно, не буду вас интриговать. Значительная часть погибших - это были джентельмены, дословно - младшие сыновья богатых аристократических семейств Англии. Которые с "младых ногтей" получали элитное образование, и имели опыт аристократического образа жизни. И были ознакомлены с "правилами жизнедеятельности" "сильных мира сего" что называется "из первых рук"! Но не могли, согласно британскому законодательству, а именно - принципу майората, претендовать на наследство своих родителей, и поэтому вынужденные искать источники своего содержания. Что автоматически "выпихивало" их из Метрополии в колонии, обеспечивая таким образом административный штат колониальных правительственных служб! Аристократия в Англии составляет менее 10% всего населения, поэтому общее количество джентельменов невелико. И их итак невеликая численность подверглась радикальному "прореживанию"! Потому что в их среде до Великой Войны бытовала взлелеянная колониальной практикой уверенность, что Война - это место для доблестных и смелых, а не бойня для идиотов. Но "учитель наш - пулемёт" объяснил им, насмерть, всю глубину их заблуждений. Превратив в общем-то подтверждавшиеся колониальной практикой убеждения в ГЛУПОСТЬ!
  Результат - Империя лишилась сонма "маленьких Атласов", подобно этому титану державших на своих плечах всю бюрократию колониальных администраций! И уже в колониях чувствуется острая нехватка компетентного руководства "среднего звена"! Понятно, что "свято место пусто не бывает", на их место придут другие. Но! Как правило - выдвиженцы из "низших классов", "дуболомы" по своему мировоззрению, и не имеющих "аристократической чуйки", особого "нюха" на экстремистскую деятельность против интересов Метрополии, могущий сформироваться только в конкурентной среде аристократических семейств! Это на самом деле страшной силы удар по "опорным колоннам" величия Империи, принципиально уже невосполнимый!
  
  Услышав Это, я, молчал пару минут, потрясённый открывшейся мне Истиной. Но мой оппонент, продолжал излагать свои мысли:
  - На самом деле, это решаемая проблема. После Великой Войны осталось много представителей аристократических классов стран-участниц конфликта, кои оказались выброшены со своих мест в социуме пострадавших стран, я имею в виду в первую очередь бывшую Австро-Венгрию и Россию, и которые вполне мотивированы работать как следует на то правительство, которое предложит им хоть какое-нибудь подобие тем должностям, которые они занимали ранее. Другое дело, хватит ли у британской бюрократии сообразительности и расторопности в этом вопросе, а также понимания, что например, бывшие австрийский аристократ, или русский офицер - лучше как чиновники безродных выдвиженцев из англосаксонской среды в колониях. Думаю, что как раз расторопности вместе с сообразительностью не хватит. Ну а интерес Союза здесь в том, что потенциально агрессивное русское офицерство за границей, чреватое антисоветской деятельностью усилиями Метрополии будет распылено и занято обустройством своей и своих семей жизни "на чужбине", и у них просто не останется возможностей и времени вести против нас подрывную деятельность.
  - Но потеря представителей "среднего класса" - станового хребта британской бюрократии в колониях, это лишь одна из причин заката Империи.
  
  Я резко посмотрел на собеседника:
  - Что ещё может быть? Указанной вами проблемы, как я уразумел, уже достаточно для очень серьёзных последствий.
  - Закат величия Империй - это действие СОВОКУПНОСТИ причин, а вовсе не одной, тем более такой очевидной, что я вам рассказал.
  Ещё один "бетонный блок" на спину "верблюда британской Империи", это ДОЛГ Британии перед Янки. У меня сильное подозрение, что реальный правящий класс Британии, "серые кардиналы" типа клана Ротшильдов, что определяли макрополитику Британии последние два века, уже "списали" Империю, как основного Мирового Игрока. Именно поэтому сейчас Британия - должник. А клан Ротшильдов переводит свои активы в САСШ. И врагом Британии номер один станут как раз Североамериканские Соединённые Штаты. Хотя, и в этом катастрофическое заблуждение чиновников британского правительства, есть склонность считать, что янки - это "кузены", представители плоть от плоти британской культуры. Англосаксонской цивилизации. Но! Увы, хочу вас разочаровать - именно такие "родственники", согласно законам природы, в частности, законам формирования новых видов живого, являются злейшими соперниками своих "предков".
  Поэтому основная подрывная деятельность янки будет направлена против колониальной системы Британии!
  Я уже приготовился к тому, что мой собеседник "выльет на мою голову ушат холодной воды", как принято говорить у русских. Но то, что я услышал, было подобно удару. Я не поверил.
  
  Бронштейн тем временем, продолжал свой чудовищный анализ:
  - Следующая причина краха колониальной системы - исчезновение "папуасов", т. е. массы плохо образованного и не знакомого с практикой европейских колонизаторов туземного населения. Собственно, непонимание того факта, что эволюция вооружений даёт возможность туземцам в скором времени НА РАВНЫХ говорить языком оружия со своими бывшими господами, и является причиной неизбежности краха колониальной системы.
  Если бы в Британском парламенте заседали бы дальновидные люди, то, поняв, что Империю в прежнем виде не спасти, они могли бы сообразить как можно всё-таки отсрочить Крах, и сделать его не только менее болезненным, но и даже выгодным Метрополии...
  
  Эта фраза меня вновь ошеломила. Как можно сделать ВЫГОДНЫМ РАЗВАЛ ИМПЕРИИ?!
  
  Увидев мою реакцию, Бронштейн понял невысказанное и продолжил объяснять:
  - Удержать силой стремящиеся выйти из-под британского владычества страны не получиться. Поэтому затраты на удержание будут с течением времени расти и в конце концов превысят получаемые от колонии выгоды.
  В таком случае имеет смысл провести переучёт имеющихся колониальных активов Империи, и поскольку силовое удержание некоторых колоний становиться невыгодным... ПРОДАТЬ ИХ!
  
  Я с интересом посмотрел на моего собеседника. Тот нимало не смутившись, объяснил, что он имел в виду:
  - Торговать обычно в стратегическом плане ВЫГОДНЕЕ, чем воевать, для сторон - непосредственных участников данных действий. У Британии уже есть "убыточные колонии", которые не приносят прибыли, затраты на содержание там административного британского корпуса и войск, а также затраты на создание инфраструктуры выше чем получаемый доход. Это в основном некоторые африканские владения Метрополии. Почему бы их не продать? Или, если такая мысль в силу своей радикальности не найдёт понимания в Парламенте, "сдать в аренду" или "продать с рассрочкой выплаты, вступление в полные права владения - только после окончания выплат"? В целом, нечто подобное, тому, что сделал Союз в отношении Германии, в виде создания "особых экономических регионов"?
  В этом направлении действий можно найти решения, делающие неизбежное усекновение владений Метрополии по крайней мере ПРИНОСЯЩИМ ПРИБЫЛИ, а не затраты, и замедляющие сам процесс распада, ибо заинтересованные в нём стороны, равные в возможности причинения друг другу ущерба, оказываются связаны чисто экономическими интересами. В этой ситуации Британская Империя может ещё "протянуть" век, а может быть и два...
  Последняя фраза моего собеседника вновь буквально ошеломила меня.
  - Господин Бронштейн, я не понимаю, почему вы, как представитель большевиков, желаете Метрополии стабильности? Выжить в новом мире? Это не вяжется с вашей идеей "мировой революции"...
  - Ну, причина тут в том, что НАМ удалось разобраться, чьи интересы реально будет обеспечивать "мировая революция", в том виде в каком мы её представляли ранее, если сделать учёт реальных обстоятельств. Вторая причина в том, что Британия ещё не закончила выполнять свой долг, который блестяще озвучил Киплинг в своём "Бремени Белых". Архаика колониального мира ещё не канула в Лету и делать там революционерам, акромя "таскания" "каштанов из огня" для янки, нечего.
  Как ни странно, Британская Империя вносит стабильность в Мир, и её крах в стратегическом плане не принесёт пользы СССР.
  
  Я сидел как оглушённый. Можно было конечно списать заявление г-на Бронштейна на "азиатскую хитрость русских". Но что-то мне подсказывало, что реально это я не понимаю чего-то важного.
  
  Возразить я одновременно мог многое, и в то же время я понял, что мои попытки будут жалкими и неубедительными. Поэтому, собравшись с духом, я решил вернуться к началу нашей беседы:
  - Вы нарисовали страшную и надеюсь, далёкую от реальности картину будущего Британской Империи. Но всё-таки, мне как литератору, хотелось бы изобразить в своих репортажах, в чём причины такого бурного расцвета экономики СССР? В чём причины феномена, который уже получил на Западе название "Русский Рассвет"?!
  - Это нельзя выразить словами, господин Уэллс. Вам лучше самим поездить по стране, посмотреть как живут люди, побеседовать с ними. Возможно, вам удастся понять...
  
  
  
  
  
  Глава 30. Герберт Уэллс знакомится с культурой СССР.
  
  На улице меня "атаковал" молодой человек, представившийся как Дзига Вертов. Фамилия показалась мне знакомой и спустя пару секунд я понял, что разговариваю со сценаристом, ставшим буквально легендой мирового кинематографа.
  Его облик разрушил существовавшее у меня убеждение, как может выглядеть столь известный деятель кино. Никакого сравнения с чопорными господами из Голливуда!
  
  - Мистер Уэллс, у меня к вам деловое предложение! Мы снимаем фильму по вашему роману "Первые Люди на Луне". И, было бы очень неплохо, если бы вы согласились сыграть роль доктора Кейвора!
  - К сожалению, я плохой актёр...
  - Игра "на публику" не требуется. Ведите себя при съёмках естественно. И, если вы согласитесь, то по контракту имеете право на процент, от полученных при прокате картины сборов...
  Я заинтересовался. Тем более, что на период съёмок мне обещали полное содержание.
  
  Сюжет фильма русские сценаристы впрочем, сильно изменили по сравнению с моим романом. Так, доктор Кейвор, не найдя понимания на родине, и осмеянный профессурой, отказавшейся воспринимать его опыты иначе как ловкие фокусы, разорился и некоторое время бедствовал, перебиваясь частными уроками.
  Об опытах Кейвора узнали в СССР, по сюжету он переписывался с Константином Циолковским, и тот, узнав о бедственном положении учёного, рассказал этот факт представителям правительства.
  И Кейвора пригласили в СССР! Где убедились в реальности его изобретения и развернули целый проект по освоению Космоса!
  Способ использования "кейворита" также заметно изменили. Теперь, это была кейворитовая сфера, которая после загрузки обычного вещества могла либо улететь в космос, либо зависнуть над Землёй в невесомом положении на строго определённой соотношением масс кейворита и груза высоте. При подъёме вверх кейворит постепенно утрачивал свои выталкивающие гравитационное поле свойства из-за как пояснил мне консультирующий сценаристов Яков Перельман, "гравитационной индукции" в материале. Поэтому улетит или нет сфера из кейворита в космос, зависело как от начального выталкивающего "заряда" вещества, так и от груза, который в неё поместили.
  Я также узнал, что очень ошибся, когда счёл, что над пластиной из кейворита образуется "бьющий в мировое пространство" столб воздуха. Оказалось что нет - над пластиной всего лишь будет область пониженной гравитации и только! Более того, предмет, помещённый над пластиной кейворита будет в неустойчивом положении, и обязательно "упадёт" за край пластины!
  Чувствовать себя невеждой в элементарной физике, правда элементарной в смысле Шерлока Холмса, становящейся таковой после объяснения, было неприятно. Тем более, что эти вопросы были разъяснены в фильме, во время бесед доктора Кейвора, в роли которого согласился выступать ваш скромный слуга, с русскими коллегами.
  Предложенный мной способ управления полётом кейворитового шара был "разгромлен в пух и прах", как неэффективный. Теперь, отважные путешественники летели на самой настоящей ракете, помещённой внутрь кейворитовой сферы, которая играла роль носителя, доставляющего обитаемый аппарат в космос. Т. е. сценаристы совместили как мои идеи, так и идеи Константина Циолковского.
  Аппарат стартовал вертикально вверх, так, чтобы оказаться точно под Луной в момент прибытия в точку равнодействия земной и лунной сил притяжения. В этой точке он сбрасывал кейворитовую сферу, и падал под действием лунной силы тяжести на Луну. Половинки сферы улетали в межпланетное пространство, отталкиваемые гравитацией Земли и Луны.
  Аппарат Циолковского, внешне совсем не похожий на привычный нам образ ракеты, скорее это была "фара автомобиля", тем не менее ею был, и в конце своего падения на Луну тормозил себя при помощи ракетного двигателя. Запас топлива ракеты был достаточен, чтобы после посадки на поверхность Луны, вновь поднять отважных "космонавтов" и доставить их на Землю. Последний участок своей траектории аппарат тормозил свою скорость об атмосферу Земли, аки метеор, и далее спускался к поверхности моря, именно на воду производилась посадка, на парашютах.
  На Луне экспедиция, против моего сюжета, не нашла никаких "лунитов". Фильм был предельно "жёстким" с точки зрения научной достоверности. Единственным "послаблением", чисто фантастическим допущением, был мой "кейворит", и то, полностью согласованный с известными законами физики.
  Но! Хотя селенитов на Луне не было, была обнаружена база инопланетян, много тысячелетий назад прилетевших в солнечную систему от системы другой звезды! Хотя на базе самих инопланетян не оказалось. База, как выяснилось, это был "задел на будущее", и её построили автоматы, прилетевшие в Солнечную систему, для своих так и не объявившихся хозяев. Обращаться с материалами подобными кейвориту, инопланетяне умели значительно лучше, чем земляне. Поэтому, исследовав образцы инопланетной техники, наука Земли очень далеко продвинулась в познании гравитации и её природы. И, помимо этого, результаты обследования лунной базы, по сюжету фильма, кардинально поменяли будущую историю человечества, дав ему средство полёта к звёздам! Поскольку кейворит позволял реализовать привод "Бронштейна-Фридмана-Энштейна" - деформатор пространства, позволявший двигать звездолёт быстрее скорости света!
  
  В целом две недели, проведённые на студии объединения "СоюзФильм", мне понравились, это были пожалуй, что наиболее интересные дни моей жизни!
  
  После съёмок, я отправился в турне по Советскому Союзу, знакомиться с достижениями советского народа.
  
  
  
  
  Глава 31. Начало атомного проекта в СССР.
  
  Илья Лесников был сильно возбуждён. Месяц назад был закончен сбор радиевых препаратов, буквально со всего СССР. Иногда их обнаруживали в необычных местах - например, у одного частнопрактикующего стоматолога. У которого нашлись аж десять миллиграмм радия! И похоже, этот энтузиаст радиевых препаратов, несмотря на принятые им меры предосторожности, таки "обзавёлся" "болезнью Кюри"!
  В общем, ребята из радиологической лаборатории провели с этим буржуазным элементом профилактические беседы, показали ему фильм "Радиевое безумие в САСШ" снятый бригадой врачей-радиологов, командировку которых в САСШ ЛИЧНО выбил в СОВНАРКОМЕ САМ РЕКТОР, о последствиях длительного плотного и не очень контакта с этой "волшебной солью". Господчик проникся, а когда ему пообещали ещё и посодействовать в поставке на постоянной основе новых зубных протезов на основе плавленного корунда для имплантаций...
  Уступил настойчивым просьбам и свою "заветную пробирку" с хлоридом радия, в который он вложил во время Революции все свои сбережения дабы их сберечь от инфляции и лихолетья, отдал.
  Ещё довольно значительное количество радия, в виде амальгамы, удалось "выклянчить" у французов Кюри.
  Однако основной поток радия обещал дать Азовский Монацитовый Комбинат, что силами энтузиастов начал свою деятельность в этом году.
  Тем не менее, после того, как исследователи СССР "поскребли по сусекам", грамм радия они "наскребли".
  Этого количества было более чем достаточно для того, что задумал Илья со товарищи.
  А задумали они, после того памятного открытия "нейтрона" - фундаментальной частицы атомных ядер, ни много не мало - АЛХИМИЮ НОВОГО ВРЕМЕНИ!
  - В самом деле, рассуждал Лесников. Нейтрон - данный самой Природой снаряд для "прощупывания" и "манипуляций" с атомными ядрами. В отличие от протона, который от атомного ядра отталкивается, и "загнать" его в ядро - большое везение, вдобавок требующее сложного оборудования, нейтрон - заряда не имеет, и свободно может лететь в ядро, не испытывая отталкивания, уводящего его с прицельной траектории.
  Сплавив грамм металлического радия с несколькими граммами металлического бериллия, юные экспериментаторы получили мощный источник нейтронов - "Свечу Лесникова". Поток частиц был настолько мощен, что сразу позволил совершить целый "спектр" прорывных открытий в ядерной физике!
  Впрочем, не обошлось без сложностей. Ректор жёстко настоял на экстраординарных мерах безопасности. Специально для этих опытов построили "горячую лабораторию". С манипуляторами дистанционных действий, специальной защитой. Изготовили большое количество счётчиков Гейгера. И не только для гамма-лучей, но также и нейтронов, на базе датчика, заполненного дибораном.
  
  Откровения вернувшейся из САСШ бригады врачей хорошо "охладили" горячие головы из команды Лесникова, готовые дни и ночи напролёт возиться с как оказалось, смертельно опасными препаратами.
  После изготовления "Свечи", перво-наперво провели опыты по взаимодействию нейтронного потока с разнообразными средами. И оказалось, что такие вещества как вода и особенно дейтериевая вода, способны снижать скорость движения нейтронов до скорости атомов водорода при комнатной температуре. Причём сами нейтроны практически не терялись в среде, особенно если это была дейтериевая вода. Выпуск которой, в практически индустриальном масштабе, был налажен на Долгопрудненском заводе аммиачных удобрений. Около тонны в год, и это был по заверениям Ректора, не предел.
  Одной из идей, выдвинутой Ильёй, было получение трансурановых элементов. В самом деле, нейтроны неплохо поглощались в... практически любом веществе, часто вызывая "вторичную радио-активность". И, представлялось вполне вероятным, что ядро урана, поглотив нейтрон и испытав бета-распад, превратиться в ядро нового элемента, который пока неофициально назвали нептунием.
  Детали предстоящего опыта Илья обсудил с ректором. Вообще, Илья прекрасно понял, что без помощи всего на четыре года старшего товарища, ему пришлось бы трудно. Матвей Бронштейн, буквально чувствовал, что надо делать, и мог предсказать весьма неочевидные мелочи, необходимые для успешного проведения экспериментов.
  Матвей посоветовал Илье сделать пластину из смеси солей урана с фоточувствительным покрытием фотопластинок для рентгеновских аппаратов. Сделав слой "толстым". Готовить смесь перед опытом и сразу же опыт облучения нейтронами проводить.
  - Таким образом можно будет регистрировать поведение ядер урана после поглощения нейтрона. Там ведь не только может быть бета-распад, по идее...
  - А что ещё? - Илья заинтересовался.
  - Догадайся!
  - Ядро урана - самое тяжёлое в таблице Менделеева. И неустойчивое к тому же. Могу предположить, что дополнительная энергия, привнесённая нейтроном, может привести к... вынужденному альфа-распаду!
  - Или вообще, разорвать ядро. Вот смотри, Илья...
  В течении часа Матвей объяснял Илье на примере простых формул и свойств атомных ядер середины таблицы Менделеева, своё предположение.
  
  И вот сейчас, после первого же опыта облучения "эмульсии Бронштейна-Лесникова" пучком замедленных кюветой с дейтериевой водой нейтронов, Илья, просмотрев эмульсию под микроскопом, пришёл в сильнейшее возбуждение. Нетерпение юного исследователя было настолько велико, что он с трудом дождался проявки фотобумаги, где была запечатлена картина "эмульсии Б-Л" после нейтронного облучения, с многочисленными короткими и толстыми белыми чёрточками возникшего сильнейшего вторичного излучения в облучённом образце, и сразу же помчался в кабинет Ректора.
  Уже опытный в определении характеристик частиц по их трекам, Илья сразу понял, что ядра урана, поглощая "тепловые нейтроны", как их окрестил Ректор, РАЗРЫВАЮТСЯ!!! А ведь это... Илья чуть не споткнулся на леснице, ЭТО ЖЕ КЛЮЧ К ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГИИ!!!!!
  
  
  
  - Вот и наступил "Юрьев День", - подумал Бронштейн, слушая сбивчивые объяснения Ильи, который, захлёбываясь от восторга, рассказывал о сделанном им открытии - нейтронном делении ядер атомов урана.
  Матвей пытался первоначально отсрочить начало Атомного Проекта. Понимая, что Страна не готова к подобным технологиям. И зная, к чему привела авральная реализация Атомного Проекта в Реальности Макарова.
  - Миллионы тонн радиоактивных отходов. Выросший в три-десять раз общепланетарный радиационный фон. Миллионы людей, страдающих от заболеваний, типа белокровия, вызванных избыточным облучением либо отравлением радиоизотопами.
  С другой стороны, Матвею было ясно как день, что остановить развитие мировой научной мысли едва ли возможно. Особенно после открытия нейтрона, которое всё равно было бы сделано Чедвиком или кем-нибудь иным в начале тридцатых. Поэтому он и не "придерживал" Лесникова, наоборот, помог ему с нейтроном, и помогал по мере сил.
  
  Илья Лесников - был по-своему уникальным человеком. Бывший безпризорник, тем не менее не "упавший на дно", сохранивший черты интеллигентного человека. Происходил "юный Титан советской атомной науки" из семьи учителей гимназии, погибших во время волнений 1918г. И до 1921г. был безпризорником.
  Илья, не смотря на постигшее его горе, сумел найти в себе силы, и фактически, "захватив власть" в группе подростков, своих друзей по гимназии и иных лишившихся родителей ребят, сколотил банду. Но весьма нетривиальную - сказалось увлечение некоторых товарищей Лесникова, как и впрочем, его самого, книгами Майн Рида и прочих авторов авантюрных романов, вплоть до "Робинзона Крузо" Дефо.
  
  Ребята подумали: - а чем мы хуже Робинзона? Ушли в лес, во время боевых действий против белогвардейщины и зелёных, там сумели наладить простенькое хозяйство, опираясь на почёрпнутый в книгах опыт, и на опыт своих деревенских сверстников.
  Три года ребята Лесникова жили в лесу "дикарями", периодически совершая налёты на сараи и поля крестьян окружающих деревень, забирая инструмент, зерно и изредка - воруя поросят и птицу.
  Однако больше ребята "налегали" на сбор "даров леса", и рыбную ловлю. Что позволило им свести "набеги" до предельного минимума, и ни разу не попасться.
  Затем, уже в 1921г., "банду Лесникова" выследили и задержали работники ЧК. Ребятишек поместили в детдома, некоторые попали к Макаренко.
  Сам Илья оказался в подмосковном детском доме, где и заинтересовался атомной физикой, прочитав найденную в библиотеке дома популярную книжку о "лучах Беккереля". Библиотека была укомплектована книгами из библиотек погибших во время Революции образованных граждан. И интересных вещей там было в достатке. Однако мало кто по-перву мог библиотекой пользоваться в силу почти поголовной безграммотности. Лесников сполна воспользовался предоставившимся шансом.
  А затем, когда под руководством Матвея на Воробъёвых Горах стали создавать юношеский учебно-оздоровительный центр, сбежал из детдома и стал одним из молодых "красных инженеров". Незаурядный ум парня, позволил ему довольно быстро стать классным естествоиспытателем.
  
  И вот теперь нужно принимать радикальное решение. Лесников был уже "вхож" в самые высокие инстанции Советской Власти. Без проблем и долгих согласований раз в неделю беседовал с такими деятелями Советского Правительства, как Ленин, Кржижановский, Бухарин, Бонч-Бруевич и другие. И вряд ли он станет скрывать от "старших товарищей по-партии" возможность овладеть ядерной энергией, и то, какие сказочные перспективы в плане завоевания безоговорочного военного превосходства это сулит. Тем более что "старшие товарищи" запросто могут организовать "под Лесникова" не то что "персональный Атомный Институт", но и целый наркомат, вроде знаменитого в реальности Макарова "Средмаша".
  - Чтож, не можешь предотвратить - Возглавь! Именно этой нехитрой формулы и решил придерживаться Матвей Бронштейн.
  
  - Это просто замечательно! - Матвей поддержал радость Ильи по поводу открытия.
  - Матвей Петрович, это не "просто здорово"! Это прорыв, пожалуй что и самый значительный с момента Вашего руководства Университетом! Этож, если подумать! Море энергии! Мы же с вами тогда рассчитали, что возможное деление ядра урана даст энергии в двадцать миллионов раз больше, чем окисление такого же по массе количества угля!
  - А ещё это сказочной мощи БОМБА, - вдруг добавил Матвей. Если удастся вызвать реакцию очень быстрого деления большой массы атомных ядер урана.
  - И правда, - Илья посмотрел на Матвея обалдевшим взглядом.
  - Ну так вот, нужно поставить в известность товарищей из Правительства. Срочно. Соблюдать секретность. Сам пойми - на Западе эти открытия, как ты сам знаешь, очень простые по использованному инструментарию и реактивам, повторят "влёт". И шанс на гегемонию Страны Советов, будет упущен. Сам знаешь - равны лишь те, кто могут причинить друг другу равный ущерб. А в ином случае - возможны лишь отношения слуги и хозяина. Именно так думают буржуи по всему миру.
  - Понятно, Матвей Петрович, буду нем как рыба, и своим товарищам по лаборатории заповедаю!
  
  Лесников ушёл, а Бронштейн, глядя на закрывшуюся дверь, подумал:
  - Эх! Пора вспоминать основную специальность Макарова! Тем более, что диплом он защитил по канадским ядерным реакторам "CANDU-6", и в процессе написания диплома, кстати, защищённого на "отлично", буквально "разжевал" мельчайшие подробности конструкции и эксплуатации этого типа реактора. Вплоть до анализа разнообразных топливных циклов, и мер безопасности при работе с таким типом реактора!
  
  Совещание, посвящённое "чрезвычайным возможностям, открывающихся в свете новейших достижений физики атомного ядра", было назначено на следующий день, в Горках, на даче Владимира Ленина.
  Лесников воспользовался правом "чрезвычайного звонка", на счёт которого ранее в одной из своих бесед, посвящённых значению научной деятельности для становления и укрепления страны рабочих и крестьян, договорился с вождём мирового пролетариата.
  
  Ленин за прошедшие с того памятного для узкого круга посвящённых события годы, кардинально поменявшего многое, существенно поправил своё здоровье. Пышущим здоровьем богатырём он не стал, но память и ясность ума восстановил, а также и довольно неплохую для человека его возраста физическую комплекцию.
  Бронштейну в беседах с Лениным, удалось отговорить его от слишком интенсивной политической деятельности.
  - Есть подозрения, Владимир Ильич, что то самое "покушение Каплан", существенно ударившее по вашему если и не здоровью, - ваше заболевание было предопределено генетически, то статусу и душевному покою, было заказано определёнными кругами мировой экономической элиты. Скорее всего, это были представители финансовых кругов "надгосударственной" элиты США и Британии.
  - Поэтому Вам с точки зрения Нас, молодых естествоиспытателей-коммунистов, которых я имею честь Вам представлять, лучше изображать "очень-очень больного старого несчастного человека". В силу состояния здоровья не способного активно заниматься политикой.
  
  Владимир Ильич возмущённо посмотрел на Матвея.
  
  - Понимаете, в чём дело. Человек смертен, и, что особо прискорбно - часто смертен в самый неподходящий момент истории. И Дело, особенно оставшееся без преемников, "сбавляет ход и терпит неуспех", - закончил Бронштейн цитатой из "Фауста" Гёте.
  
  - Я предлагаю вам стать продолжателем дела Маркса в разработке идеологии марксизма, уже в практическом смысле, в отличие от первооснователей, и подготовить молодых специалистов-политиков, которые смогли бы воспринять ваш чрезвычайно интересный, и чётко, увы, не озвученный опыт успешного политика. Иначе трудно гарантировать продолжение устойчивого курса СССР на построение самого передового государства рабочих и крестьян.
  
  Фактически Матвей советовал Владимиру Ильичу стать кем-то наподобие атоллы Хомейни из истории Макарова - духовным лидером нации.
  
  И Ленин, почувствовавший на своём личном опыте, что это такое, когда Костлявая "дышит в ухо", был вынужден согласится.
  
  Так у Вождя мирового пролетариата появились вполне классические ученики, из "Академии естествоиспытателей-коммунистов" - детища Бронштейна, созданного как противовес классической Академии Наук, где увы, было сильно влияние если и не ретроградов, то по крайней мере людей аполитичных, если не сказать сильнее. В то же время распускать старую Академию было нельзя - это бы сильно дезорганизовало научную жизнь в стране. Лет через двадцать - когда сменится поколение исследователей и молодёжь будет доминировать во всех сферах научного знания - может быть. А пока в СССР было две Академии - старая Академия Наук и её конкурент под патронажем комсомола - "Академия естествоиспытателей-коммунистов", своим возникновением перехватившая инициативу у организации "красной профессуры". Увы, то что получилось в истории Макарова было больше сборищем "горлодёров", чем чем-то реально в научном плане значимым.
  
  Бронштейн же действовал просто - принимал в "красные естествоиспытатели" надёжно зарекомендовавших себя как реальные плодовитые исследователи молодых комсомольцев, им же в большей мере и подготовленных. Таким образом, в "новые меха" вливалось "новое вино", что гарантировало защиту от "пиз......в".
  Предпочтение Матвей отдавал тем, кто уже имел закалку практикой как "классовых боёв", так и отличался добросовестностью в суждениях - чрезвычайно важном качестве исследователя.
  
  Одним из "завсегдатаев" субботних "посиделок у Вождя" стал Илья Васильевич Лесников.
  
  "Бронемобиль" Бронштейна, за прошедшие пять лет изменившийся до неузнаваемости "Руссо-Балт", теперь больше походил на инкассаторские броневики двадцать первого века Макарова. Неразговорчивый водитель, и по совместительству, личный телохранитель Матвея Пётр Кувалдин, аккуратно втиснул машину на охраняемую стоянку рядом с комплексом зданий санатория "Горки", ныне резиденции Владимира Ленина.
  Матвей, открыл дверь и вышел в крытый переход, ведущий внутрь здания.
  
  Мерам безопасности, по мере того, как достижения СССР стали всё более и более привлекать пристальное внимание мировой общественности, придавалось всевозрастающее значение.
  Личный бронемобиль "естествоиспытателя номер один" СССР был им же, настолько укреплён, что в мире пока не существовало оружия которым мог бы без проблем воспользоваться диверсант, и которое смогло бы не то что уничтожить, а просто повредить машину.
  Например, швейцарская мощная крупнокалиберная винтовка "Солотурн", которую специально закупили для испытаний бронетехники, в Германии ребята Павла Судоплатова, не пробивала "стёкла" авто, даже при выстреле в упор.
  Колёса, представляли из себя сплошные литые диски из синтетической резины. И повредить их выстрелом из трёхлинейки было невозможно. Сама же силовая установка авто, электрическая, была построена на принципах распределённой схемы, отдельные узлы которой многократно дублировали друг друга. Поэтому это авто было самым "терророустойчивым" на данный момент в мире. А о его особенностях, кроме самого Матвея, более не знал никто.
  
  Вообще, вопросам личной безопасности Бронштейн уделял всёвозрастающее внимание, прекрасно понимая, что рано или поздно, его может "взять на заметку" "мировая закулиса". Озабоченная выявлением источника усиливающегося экономического давления тандема СССР-Германия на остальной мир. И устранять проблему при помощи покушений, бывшим бандитам Дикого Запада было также естественно, как и дышать. Поэтому, затруднить деятельность киллеров до предельно возможного уровня стало для "заболевшего" паранойей Бронштейна одной из первоочередных задач. Самой же важной задачей для него, как и раньше, была задача наиболее полной и быстрой передачи того поистине циклопического объёма знаний, что принёс с собой пришелец Макаров, молодому поколению советских учёных и инженеров. Не менее серьёзной задачей стало отделение "зёрен от плевел", ибо и информационного "говна" в голове пришельца было немало...
  
  В актовом зале уже собрались все причастные. Помимо Ленина, живо заинтересовавшегося сообщением Лесникова, присутствовали Сталин, Кржижановский и другие деятели, связанные непосредственно с реализацией плана ГОЭЛРО-2 и развитием вооружений.
  
  - Итак, товарищи, - по обоюдному соглашению, доклад об совершённом открытии и перспективах, которые оно открывает, делал Матвей, а Илья, как его подчинённый, лишь комментировал некоторые вопросы,
  - буквально вчера в Университете, Илья Васильевич Лесников и его товарищи, совершили прорывное открытие в области физики атомных ядер. Обнаружено индуцированное нейтронами, надеюсь все здесь присутствующее знают об этом открытии частицы атомного ядра советских учёных, нобелевского уровня, деление ядер атомов урана. Это позволяет целенаправленно извлекать гигантскую энергию атомного ядра тяжёлых элементов таблицы Менделеева, и даёт нашей стране возможность овладеть оружием невероятной разрушительной силы, кардинально меняющем облик Войны. В буквальном смысле, если выражаться сказочными терминами, это "Меч-Кладенец", обладающий аналогичным сказочному военным значением...
  
  - Не может быть - возразил кто-то из военных. Было очень много заявлений об создании разных "чудо-оружий", но на практике всегда оказывалось, что их возможности сильно преувеличены.
  
  Бронштейн посмотрел на собравшихся :
  - Вижу, вы не понимаете всю серьезность этого открытия. Давайте посмотрим небольшой научно-популярный фильм с моими комментариями.
  Погас свет, зажужжал мотор проектора. На экране появилась схема деления атомов урана в цепной реакции.
  - Вы видите перед собой рождение джинна. Атомного джинна. Их много, его собратьев по силе, надо только их найти, - зазвучал ранее записанный голос Бронштейна
  - Как и любой джинн, Атом своенравен и не склонен подчиняться человеку.
  - Больше всего он любит разрушение. Один килограмм Урана-235, так зовут нашего джинна, выделяет при полном делении ядер своих атомов столько же энергии, сколько его содержится в сорока тысячах тонн лучшей химической взрывчатки.
  Отъехавшая от слитка на подставке камера показала ГОРУ ящиков с надписью "не бросать! Взрывоопасно!". И вся гора исчезла в ослепительной вспышке на месте слитка.
  - Но у джинна вся эта энергия сжата много, много сильнее. В миллионы раз против силы динамита. Его можно поместить в бомбу, снаряд, торпеду, самолет - и провести такой взрыв, который потребовал бы нескольких больших кораблей со взрывчатым веществом.
  - Это первое и самое простое применение. Супербомба.
  Кадр сменился. Теперь на нем оказалась сложная установка, похожая на машинный зал большой тепловой станции.
  - Мирное применение нашего джинна заключается в управлении цепной реакцией распада таким образом, чтобы она была на грани - но не за гранью - неконтролируемого роста. При этом, загруженное в котел атомное топливо, дает длительный и постоянный источник энергии, постепенно "сгорая" в пламени распада. Им можно снабдить электричеством и обогреть город (кадр сменился, показывая, как энергия от здания электростанции по линии электропередач дошла до города, и тот осветился огнями на улицах). Можно вскипятить море (кадр показа бесчисленные ряды опреснителей, выдающих целую реку пресной воды). А можно поставить установку на корабль или подводную лодку, и получить неограниченный запас хода - сказал он под картинки огромного корабля с плоской палубой, на которой разместились... самолеты? - и странного вида подводной лодки с зализанными контурами и черным, как будто покрытым сажей корпусом.
  Кадр опять сменился.
  - И главное - этот джинн достаточно могущественен, чтобы поднять человека к звездам, и сделать его равным богам.
  Из громкоговорителей раздались звуки музыки и голос на их фоне :
  - Ядерно-импульсный космический корабль Орион. Ключ к Солнечной системе.
  Камера отодвинулась, показывая затопленный в море вертикальный ствол гигантской пушки - от поверхности до самого дна, и помещенный почти около дна снаряд. Запуск! Разгоняемый легким газом снаряд пролетел все 5 километров ствола, и оказалось, что это не снаряд, а огромная, не менее 100 метров в длину конструкция из основного корпуса, и плиты на тонких ножках. На некотором расстоянии от среза ствола, конструкция выбросила сзади совсем неразличимую точку снаряда. Вспыхнуло. Еще. И еще. Подгоняемый ударами ослепительного пламени, корабль летел быстрее, быстрее, еще быстрее.
  Наконец, вспышки прекратились, и все тот же голос Бронштейна сказал
  - Прибытие на опорную орбиту. Расход рабочего тела - 11.5 тысяч тонн. Расход тяговых зарядов - 230 штук. Масса корабля на орбите - 38 тысяч тонн.
  - Как линейный корабль - ахнули в зале.
  - Да - как будто услышав, добавил Бронштейн - Орион еще называют космическим линкором. Это машина обеспечивает полное превосходство в космическом пространстве тем, у кого она есть.
  Между тем, передняя часть корабля раскрылась, и из нее полезло в стороны огромное полотнище. Приглядевшись, можно было рассмотреть споро собираемые из блоков фермы, на которых оно натягивалось.
  - Космическое зеркало - прокомментировал Матвей - служит для того, чтобы сделать ночь - днем.
  Кадр опять сменился. Полярная ночь, Новая Земля. Внезапно в небе, где по полгода нет ничего, кроме Луны и звезд - взошло Солнце. Это развернутое на геостационарной орбите 500-километровое зеркало отбросило на остров сфокусированный солнечный зайчик. И ночи вокруг острова не стало. Взлетели испуганные птицы, куда-то засеменил спавший до того медведь... скалы острова окутались паром, а вокруг, как сахар в кипятке, начал таять многолетний паюсовый лед.
  Кадр опять вернулся к Ориону. Другому. На этот раз на орбите Луны. Несколько десятков импульсов - и корабль явно пошел на посадку. Перед самым грунтом, верхняя часть отделилась, и на факелах ракетных двигателей приземлилась несколько в стороне.
  - Развертывание первой очереди лунной базы Циолковский. Первая фаза лунной индустриализации. Начало переделки человечеством Солнечной Системы, превращение её в дом.
  
  Зазвучала тревожная музыка. Голос Бронштейна стал глубоким и низким.
  - Но если человечество не сможет удержать контроль над этим джинном, если он будет использован во зло - жизнь обернется смертью, свет - тьмой. Навсегда.
  Разрушенная энергостанция, в которой угадывается контур из фильма "Энергоблок", с призрачным сиянием из пролома в реакторный зал. Вспышки атомного пламени над крупнейшими городами
  - Париж, Нью-Йорк, Лондон... Москва. Тени на стене от прохожих. Грибовидные облака. Разорванное в клочья орбитальное зеркало. Кратер на месте лунной базы. Дым и пепел, затягивающие планету, превращающуюся в серый шар. И наконец - падение на поверхность планеты - и вид вверх - поземка, метущая пепел пополам со снегом, и руины городов... без Солнца, только тускло светящееся небо с редкими всполохами молний.
  
  Во время демонстрации роликов, Матвей внимательно следил за лицами присутствующих в зале. Равнодушных не было. Военные смотрели ролик об атомной бомбе с каким-то детским восторгом. Такое выражение глаз Матвей часто видел у ребят, приехавших из глубинки, при их знакомстве с авто- и мототехникой.
  Глаза Ленина горели возбуждением. Сталин что-то тихо бормотал себе под нос, но было видно, что ролики его зацепили.
  В глазах Кржижановского был чётко виден профессиональный интерес. Особенно сильно отреагировал Глеб Максимиллианович на кадры атомной электростанции. А когда была озвучена типичная электрическая мощность ОДНОЙ ядерной энергоустановки, у Кржижановского упали очки. Он что-то энергично выпалил, и заговорил со своим соседом, не переставая впрочем, смотреть на экран.
  
  В целом, презентация более чем удалась. Равнодушных не было.
  
  Наконец, плёнка подошла к концу, и в зале зажгли свет.
  Секунд десять стояла "оглушительная" тишина, затем взорвавшаяся бешеными аплодисментами.
  - Так значит, сюжет фильма "Энергоблок", это отнюдь не фантастика? - Глеб Максимиллианович "впился" взглядом в Матвея.
  - Фантастика "ближнего прицела". Несмотря на то, что консультировавшие режиссёров спецы, за исключением вашего "покорного слуги", считали сюжет не более правдоподобным, чем романы Герберта Уэллса.
  - В это трудно поверить. Один гигауатт электрической мощности! Да Весь Днепрогэс даёт лишь 650 мегауатт! А у вас только один так называемый реактор будет давать... если принять КПД паросиловой установки за 20%, ПЯТЬ ГИГАВАТТ тепловой энергии! В мире нет подобных технологий, и я думаю, что в ближайшие лет двадцать построить подобное нереально!
  - Реально, Глеб Максимиллианович. Мне реально. Я, в отличие от некоторых спецов, не скован предрассудками, в том числе и научными. И, если мне поручат проект "АТОММАША" - думаю, именно так стоит назвать новую отрасль народного хозяйства, я гарантирую всем своим научным авторитетом, что за пятилетку по меньшей мере ОДНУ показанную в фильме ядерную энергоустановку построю! Два года на строительство, три года на доводку электростанции.
  - Немыслимо! Кржижановский был потрясён, и чисто по-человечески, стал отрицать.
  Это же батенька, принципиально новые технологии! Вообще, не существовавшие ранее! И вы берётесь, по всего лишь одному опыту высвобождения энергии ядра атомов урана за такой проект!
  - Глеб Максимиллианович! Не повторяйте глупые вопросы одного английского министра, который увидев на выставке первый электромотор конструкции Майкла Фарадея, спросил - какой в этом толк? На что Фарадей ответил - а какой толк в ребёнке? Пройдёт время, и вы будете брать за это налог!
  Я в отличие от Майкла, уже вижу, как и из чего можно создать атомную промышленность в СССР. Думаю, что месяца предварительных опытов будет достаточно, чтобы выяснить принципиальные вопросы. И надо принимать решение. Надеюсь, Всем понятно, что технологии, следующие из открытия Ильи Лесникова - решают судьбу "Красного Проекта"? Именно сейчас у нас появляется возможность встать вровень, а то и много выше остальных "мировых игроков"!
  
  - Судя по реакции товарищей, моя презентация произвела впечатление и понравилась. Кржижановский просто потрясён, это видно, и ещё плохо соображает. А вот Ленин, Дзержинский и Сталин поверили. Вон как Дзержинский смотрит... Да и Ленин тоже впечатлён.
  
  Для окончательного убеждения скептиков, достаточно оказалось подробно, "на пальцах" пояснить что такое ядерная энергия, насколько она превосходит по своей концентрации энергию химическую, и как эту энергию можно высвободить, при помощи облучения ядер урана нейтронами. Люди этого времени, пришедшие во Власть, испытывали просто-таки "религиозное" преклонение перед Точным Знанием и Техникой. Поэтому, "школьного изложения" обнаруженных группой Лесникова фактов оказалось достаточно, для прояснения возникших у аудитории вопросов.
  - Эх, насколько же проще иметь дело со этими людьми, в технических вопросах, по сравнению с тем как приходилось Макарову в его реальности! Понятно, почему он был таким циником!
  
  Чтож, аудитория вполне "дозрела" до принятия необходимых решений. Всёж, современники Бронштейна - это не пресыщенные всевозможными диковинами, и напуганные ядерными авариями современники Макарова. Манипулировать ими даже проще, нет ещё в членах Совнаркома эдакой "барской вальяжности", что пока может быть обнаружена... на зоне, у верхушки уголовного мира. И что "надёжно" похоронила в мире Макарова шансы России на научно-технологические прорывы, сделав чиновничью братию как ни странно, восприимчивыми к "сладким речам" мошенников, и глухими к реально могущим технологам-практикам. А всё потому, что мошенники всегда думают о выгодах своих "партнёров", предлагая схемы, сводящиеся к простейшему "попилу" "бабла" госфинансирования, а вот суровые практики-технологи это часто вообще не рассматривают. Потому и были в "мире Макарова" "в пролёте", несмотря на вполне реальные предложения.
  Здесь же народ банально честнее, и вполне искренно считает, что место мошенников - в расстрельном рву, невзирая на могущество и должность ответчика. Дело здесь ставят на первое место, и сейчас часто даже выше идеологии - моё скромное достижение, результат почти семилетней разъяснительной работы "в массах" - с ноткой самодовольства подумал Бронштейн.
  
  Оставшееся время посвятили разъяснению предварительных мер, необходимых для всемерного ускорения советского ядерного проекта.
  
  Последующий месяц прошёл для команды Ильи в "авральном" режиме, чему впрочем, энтузиасты были рады.
  Был определён изотопный состав урана, при этом Илья опередил мировую науку на год.
  С помощью переделанного в примитивный калютрон масс-спектрографа, были получены в чистом виде изотопы природного урана - 238, 235 и 234. Простейшее повторение "опыта Лесникова" с "Эмульсией ЛБ", показало, что тепловыми нейтронами делиться изотоп за номером 235, как и предполагал "вычисливший" его Ректор. Далее были выполнены рутинные для Бронштейна, но не для группы Лесникова измерения нейтронофизических параметров, как для природного урана, так и для возможных конструкционных материалов будущего реактора.
  Матвею было любопытно и забавно видеть, как буквально крохи информации из "мира Макарова", которыми он изредка делился с "лесниковцами", резко катализирует эффективность их поисков.
  Постепенно, под чутким руководством Бронштейна, у советских ядерщиков вырисовался проект будущего реактора.
  В конце месяца концепт был завершён. Встал вопрос как назвать будущую установку. Матвей воспользовался своим авторитетом, и дабы не усложнять себе будущее проектирование, протолкнул оригинальное название реактора, только уже с русской аббревиатурой - реактор КАНДУ - КАНАЛЬНЫЙ ДЕЙТЕРИЙ-УРАНОВЫЙ.
  Наконец месяц предварительной подготовки истёк, и вновь в Горках прошло закрытое совещание.
  Надо сказать, за месяц ответственные лица "дозрели", и выслушали доклад Ильи благосклонно. Даже недоверчивый Кржижановский стал сторонником скорейшего разворачивания работ.
  Главным стал вопрос места размещения будущего первенца "АТОММАША".
  И здесь Матвей вновь взял инициативу в свои руки.
  
  - Товарищи, дело которое мы начинаем, новое и неисследованное. Поэтому вопросам безопасности нужно уделить первоочередное внимание. Все из вас, здесь присутствующих, видели или слышали о фильме-катастрофе "Энергоблок". Это не фантастика, а вполне объективное моделирование одной из возможных опасностей, которую таит в себе ядерная энергия. Надеюсь, все осознают МАСШТАБ возможной катастрофы, при разрушении ядерного реактора.
  Отсюда, не может быть и речи, как предлагает Глеб Максимиллианович, о размещении подобной установки в окрестностях Москвы, а не то, что в черте города. В данном случае нужно смотреть на проблему шире и глубже. И, хоть это и противоречит смыслам рассказа "Хлеб" Мамина-Сибиряка, мы должны "одним выстрелом", в решении данного вопроса, "убить тысячи зайцев" реализовав возможности, что нам предоставит эта технология, как можно более полно.
  - Итак, где лучше расположить первую очередь советского "АТОММАША"?
  
  Матвей развернул карту СССР.
  - Что мы можем уже со всей уверенностью говорить об ядерных технологиях? Что эти технологии используют очень опасные вещества. Представьте себе иприт, который нельзя химически дезактивировать, и который способен сохранять свою ядовитость десятки, сотни, тысячи и даже миллионы и десятки миллионов лет! Взрыв одного реактора, подобного предлагаемому отравит сотни тысяч квадратных километров территории, на десятилетия.
  - Отсюда, размещать такое производство нужно там, где подобные последствия не будут носить для экономики страны фатальный характер.
  - Матвей обвёл глазами аудиторию. Его речь произвела впечатление - слушатели подобрались, и внимательно смотрели на него.
  - Несложно понять, что подобные местности в СССР находятся либо на Крайнем Севере, весьма труднодоступном ныне, и на Юге - в Советском Туркестане. Например, это пустыни Узбекистана, полупустыни Таджикистана и Казахстана.
  - Для охлаждения реактора нужно много воды - при заявленной нами тепловой мощности, в четыре-пять гигауатт, это не менее двухсот тысяч тонн воды в сутки. При этих словах из зала раздались восклицания.
  - В пустыне воды нет? Или всё-таки бывает? Смотрим на карту. Заявленным условиям удовлетворяют два объекта на территории СССР - побережья Каспия и Аральского Моря.
  - Аральское Море отпадает по причине неустойчивой береговой линии, а также потому, что подвоз необходимых материалов для строительства ядерной установки возможен только железнодорожным или автотранспортом, что усложняет логистику и удорожает Проект.
  - Остаётся Каспий. Западное побережье отпадает по вполне понятным причинам - это Северный Кавказ, проблемный регион, и вдобавок, на западном побережье Каспия довольно заселённая местность, ведётся сельское хозяйство.
  - А вот восточное побережье представляет интерес. Я, наведя справки в комитете "Архивного Наследия Российской Империи", обнаружил, что на полуострове Мангышлак, возможно, есть крупнейшие из известных на данный момент месторождения полиметаллических руд, нефть, газ, соли. Много сырья для строительных материалов. Крутые берега Каспия в этом регионе, обеспечивают постоянство положения береговой линии, что очень желательно для возводимого Объекта.
  - Если смотреть на карту размещения промышленных регионов СССР, то можно видеть, что по рекам бассейна Каспия, Волге, Уралу, легко осуществить доступ от мест возможных размещений Объекта до промышленных предприятий, которые будут обеспечивать его материалами.
  - На Мангышлаке есть поселение Актау, рядом с которым малоизвестным российским геологом Петровым были найдены следы нефти. Что, в случае успешного бурения, которое можно осуществить переброшенными по Каспию буровыми установками Бакинских нефтепромыслов, даёт полную обеспеченность Объекту нефтепродуктами. В случае отсутствия нефти, можно воспользоваться атмосферными электроустановками. Однако, данные Петрова однозначно указывают на большие запасы нефти.
  - После возведения Объекта мы получим громадный источник тепловой и электрической энергии. Что позволит получать дистиллированную воду прямо из морской воды, в количестве не менее двухсот тысяч тонн в сутки, что закрывает проблему снабжения пресной водой.
  - Громадное количество электроэнергии позволит в кратчайшие сроки освоить минеральные богатства Мангышлака, а наличие громадного количества пресной воды - даже вести сельское хозяйство. В результате СССР получит новый бурно развивающийся и обладающий хорошей логистикой промышленный регион.
  
  - Итак, вот краткие итоги предварительного анализа возможных мест размещения Объекта. Кто что может возразить ПО СУЩЕСТВУ?
  
  Как оказалось, возразить было что. И к неудовольствию Матвея, альтернатива начала вырисовываться на... хорошо известных памятью Макарова объектах Южного Урала.
  Пришлось ещё раз напомнить, об невозможности гарантировать "на сто процентов" отсутствие крупной аварии. Что автоматически вело бы к превращению Южного Урала в регион радиационного бедствия.
  Немного "сгустив краски" и продемонстрировав фильм о результатах исследования советских врачей последствий радиевого отравления в САСШ, Матвей смог протолкнуть именно Мангышлак, окрестности посёлка Актау как место разворачивания советского ядерного проекта.
  
  После того, как территория Объекта была утверждена голосованием, приступили к обсуждению техники и материалов, которые нужно было "мобилизовать", благо что в не последнюю очередь усилиями самого Матвея и его сторонников был создан "Технический Госрезерв" Совнаркома, целью которого было создание задела для внеплановой реализации срочно вдруг потребовавшихся технических проектов. Средства уже раз были выделены, на создание атмосферных электростанций, в Узбекистане, здорово облегчивших работу "камрадам", на строительстве каскада ГЭС и при разработке месторождений.
  Теперь же нужно было трясти "госкубышку" вновь, и затраты должны были быть заметно больше.
  Серьёзным вопросом было также то, что для Объекта требовались металлические сплавы, которые советская промышленность массово не выпускала. Поэтому основную роль в обеспечении должны были сыграть опытовые производства коммуны-корпорации, уже разросшейся до масштабов небольшой ТНК "КИБЕР". А следовательно, ученикам Владимира Александровича Плотникова вновь предстоит без всяких скидок штурм новых технологических вершин.
  
  
  
  Глава 32. Крестьянский вопрос.
  
  Одним из определяющих для дальнейшей судьбы СССР был "крестьянский вопрос". Сразу после Революции и Гражданской Войны, когда крестьяне наконец получили то, о чём так мечтали на протяжении веков, землю и волю, начался настоящий "ренессанс" русского крестьянства. Позже, по воспоминаниям Макарова, время с 1920 по 1928 осталось в народной памяти как эпоха наилучшей из когда-либо бывших жизни крестьянства. Которая, увы, в истории Макарова сменилась "ВКПБ" - вторым крепостным правом большевиков. Без скидок - сплошная коллективизация и ущемление крестьян в правах поставили крест на начавшем было формироваться новом облике свободного советского крестьянина. Результат Бронштейну был известен - к концу 20 века российская деревня стала вымирать, а ушедшие в города бывшие сельские жители, поголовно перешедшие на одно, в лучшем случае двухдетные семьи уже не восполняли убыль русского населения. Русская деревня как историческое явление, умерла.
  
  Понять реформаторов, что протолкнули коллективизацию, было несложно - стране было необходимо продовольствие, для индустриализации, а взять его можно было только у крестьян. Посему и были они вновь закабалены и оплатили своим каторжным трудом, вдобавок вообще, без оплаты часто, становление промышленности в СССР.
  Во всяком случае, именно это было в памяти Макарова. А сам Бронштен, напрямую общаясь с членами правительства, пришёл к выводу, что то, что помнил пришелец, не так уж и далеко от истины.
  В Правительстве была "крестьянская группа Бухарина-Чаянова", ратовавшая за сохранение традиционного уклада крестьянства. И, в лице Матвея Бронштейна они неожиданно приобрели верного соратника.
  
  - Коллективизация, "слизанная", чего греха таить, с англосаксонского опыта решения "крестьянского вопроса", в Метрополии и Колониях, не сможет дать достаточно продовольствия СССР! Кроме этого, она побудит крестьян к массовой миграции в города, что подорвёт воспроизводство населения в СССР.
  - И я могу это доказать, фактами - как-то раз начал свой доклад на совещании, посвящённому "аграрному вопросу" Матвей, в качестве лидера экспертной группы аналитиков-аграриев от Университета.
  
  - Основная задача, которую должна выполнить коллективизация - дать государству предсказуемый источник продовольствия.
  - Однако, данная задача может быть решена и другими методами. Нам, молодым естествоиспытателям, пришедшим на смену старым царским кадрам, была поручена задача - проанализировать накопленный мировой сельскохозяйственный опыт. И мы её решили. Собрав данные начиная от опытов агронома Екатерины Великой Болотова и заканчивая опытом товарных хозяйств Североамериканских Соединённых Штатов.
  - Можно со всей уверенностью утверждать, что мировое сельское хозяйство эволюционирует в сторону создания крупных товарных сельскохозяйственных предприятий, высшей формой которых будут так называемые "агрохолдинги". Это высшая форма капиталистического отчуждения труда, когда владельцы такого предприятия не несут никакой персональной ответственности за его деятельность, в то же время являясь основными выгодополучателями. Вся ответственность за деятельность такого "держания" сельхозпредприятия ложиться на среднее звено управленцев и работников.
  - Фактически, в сельское хозяйство проникают промышленные методы организации производства. Можно со всей уверенностью утверждать, что конечным итогом такой эволюции будет агрозавод, выпускающий бывшую сельхозпродукцию вполне индустриальными методами.
  - Мы, члены коммуны "Кибер", смогли понять эту закономерность ещё на самых ранних этапах нашей деятельности и, предприняли попытку построить такой "агрозавод". После вполне понятных и неизбежных поисков и неудач, нам удалось достигнуть запланированного.
  - Так вот, достигнутый рост производительности труда превышает производительность труда крестьянина в... СТО РАЗ И БОЛЕЕ!
  - Например, выращивание скота на мясо. Благодаря использованию достижений микробиологии, нами разработаны корма, для получения которых используются микроводоросли типа хлореллы и спирулины. С одного гектара, занятого биореактором, где выращиваются эти микрорастения, можно получить в год до тысячи тонн биомассы. По питательным свойства не уступающей лучшим традиционным зелёным кормам. Что полностью закрывает вопрос обеспечения животноводства кормами...
  
  - Специалистам сельского хозяйства известно, что товарное производство сельхозпродукции ведёт к истощению почвы. Вместе с выращенными растениями из земли уносятся минеральные соли, причём это не только калий, фосфор, азот, а почти вся таблица Менделеева. Особенно показателен дефицит таких "микроудобрений" как кобальт, бор, магний, кальций. Без которых даже при наличии "трёх китов плодородия N-P-K" нельзя получить хороший урожай...
  
  - Однако особенно важным представляется переход к прямому синтезу некоторых питательных веществ, таких, как сахара, жиры и витамины, последние можно синтезировать при помощи специально подобранных штаммов бактерий. Синтез глюкозы и фруктозы, из синтез-газа, полностью делает ненужным трудоёмкое выращивание сахарной свеклы. Синтез глицериновых эфиров олеиновой, пальмитиновой и стеариновой кислот - резко сокращает потребность в выращивании масличных культур.
  
  - Эффект от внедрения этих новинок в сельское хозяйство не только делает ненужным коллективизацию, которая даже при тотальном включении всего сельского населения СССР даст в десять раз меньше, но и позволяет полностью преодолеть зависимость от "капризов погоды и природы". Дав экономике Страны стабильный источник продовольствия!
  
  При этих словах, аудитория, со стороны "бухаринцев", разразилась "бешеными аплодисментами" и одобрительными выкриками. Оппонентов уже не слушали.
  Матвей счёл, что аудитория "дозрела" и дал знак кинооператору начать показ фильма о достижениях "аграрной индустрии", и "агрозаводов"...
  
  - Итак, товарищи, ясно, что только переход на принципиально новые методы индустриального хозяйствования может полностью и в кратчайшие сроки максимум двух пятилеток решить продовольственную проблему. Количество занятых в продовольственной индустрии людей будет составлять менее одного процента от трудоспособного населения СССР.
  
  - Сразу же встаёт вопрос, а что делать с крестьянством, в свете этого направления развития сельского хозяйства?
  - Для СССР крестьянство решает один принципиальный и чрезвычайно важный вопрос - расширенное воспроизводство населения! Даёт Стране самый ценный фактор - ЛЮДЕЙ! Именно ради этого одного уже необходимо сохранить класс крестьян!
  - Практика ВСЕХ промышленно развитых стран Европы показывает, что уже во втором поколении, переехавшие в города бывшие крестьянские семьи перестают воспроизводить себя! Массовый и неизбежный в городах переход на одно, в лучшем случае двухдетные семьи эффективно сокращает городское население!
  - В то же время современное советское крестьянство характеризуется семьями с численностью детей 8-10 человек. Что, при наличии элементарного медицинского обеспечения, позволяет СССР довести численность населения к 2000 году минимум до пятисот миллионов, максимум - миллиарда человек! Этого ДОСТАТОЧНО для завоевания мировой промышленной гегемонии, эффективной работы системы пенсионного, медицинского и социального обеспечения по солидарной схеме. Такое население, сможет эффективно заселить ВСЮ территорию СССР, обеспечив достаточное "присутствие" дабы исключить отчуждение территорий.
  Рост числа сельских жителей, при жёстких гарантиях со стороны государства защиты плодов труда крестьянина, а также права на землю, автоматически выталкивает избыточное население в города, обеспечивая воспроизводство РАБОЧЕГО КЛАССА высококачественными, привыкшими к труду, кадрами!
  - Именно ради этого одного необходимо сохранить и оберегать класс крестьян.
  
  "Жёсткий вариант" коллективизации таким образом был "пох..н". Начавшаяся было подниматься в газетах "шумиха" улеглась, и основная ставка была сделана на развитие кооперативного движения, а также создания в городах и посёлках "рынков союзпотребкооперации".
  А вот "нэпманы", из экономической жизни центральной России были "выдавлены", в "особые экономические зоны".
  Идея, реализованная в КНР китайскими товарищами, "одна страна - две общественно-политические системы", обнаруженная Матвеем в воспоминаниях пришельца, была им аккуратно озвучена Владимиру Ильичу. Ленин, благодаря обширному набору фактов, что служили аргументацией Бронштейну в его споре с ним, после периода раздумий, предложил новый экономический курс.
  Так в Туркестане и на Дальнем Востоке, а также Западной Украине возникли "особые экономические зоны", куда и вытеснили нэпманов, столкнув их с допущенными туда же капиталистами Германии преимущественно.
  Забавно, но "Особая экономическая зона ЗУкр" расположилась на территориях, которые по "Брестскому Миру" должны были отойти Германии. Теперь это была территория, подконтрольная СССР, но в которой были свои экономические законы, и где германскому капиталу, как промышленному, так и сельскохозяйственному, были созданы "тепличные условия" аналогичные тем, которые по памяти Макарова существовали в постреформенном Китае.
  Немецкие фермеры, пришедшие на земли Западной Украины, вполне ожидаемо столкнулись интересами с местными националистическими формированиями.
  Соглашение СССР-Германия было составлено так, что новым хояевам не нужно было искать компромисса с националистами, и они могли действовать сугубо в рамках своего понимания "орднунга". Поэтому вполне ожидаемо, националисты, начав терять источники "кормления", в виде проигрывающих из-за "постороннего тягла" разнообразных мелких предприятий, "обложенных" националистами "данью", начали "наезды" на немецких предпринимателей. И, столкнулись с принципиальной позицией немцев, что "туземцы не могут взымать налоги, они их ОБЯЗАНЫ ПЛАТИТЬ".
  В результате вспыхнули вооружённые конфликты. Но, не получая существенного снабжения оружием, националисты, против которых немцы применили даже газы, быстро "сдулись". А далее, их просто "вычистили", собрав в "исправительно-трудовые лагеря", где немецкие "арендаторы" могли набирать дешёвую рабсилу.
  
  Об этих "экзерсисах" нового экономического курса Матвей не знал, просто потому, что не особо интересовался, и для него данные "с места событий", собранные экономистами Университета, оказались полной неожиданностью.
  
  Западная Украина и Белоруссия вновь вошли в состав советских республик в результате Второй Польско-Советской Войны. Которая ещё получила название "Смишной" или "Польского Позора".
  Какая вожжа попала "под хвост" президенту Польши Игнатию Мощицкому, было известно лишь ему и его окружению.
  Как бы то ни было, Польша, обеспокоенная ростом промышленного влияния Советской Украины, чьи весьма приличного качества товары стали проникать в том числе и на её рынки, и соблазнённая на первый взгляд военного-"традиционалиста" слабостью вооружённых сил Союза, а также по-видимому, "подзуживаемая" Великобританией, таки решилась напасть на СССР.
  Поляки перешли советско-польскую границу 1 мая 1928 года. И, надо признать, по-перву сумели развить успех. Смяв, в скоротечных приграничных боях пограничные войска, "Войско Польское" перешло в наступление. Главной целью удара был Киев, где поляки рассчитывали в том числе поживиться "большивистскими диковинами". В частности, отдельный дивизион, должен был способствовать захвату "в целости и сохранности" киевского каучукового завода.
  В первые три дня польские войска, не встречая особого сопротивления, быстро продвигались вперёд. А вот на третий день, когда их передовые отряды подошли к успевшим подготовить позиции передовым отрядам "Наркомата Народного Ополчения СССР", их ждал Сюрприз.
  
  То, что Британия помогла Польше "выбрать верное направление", следовало из наличия у Войска Польского значительно количества, более пятисот единиц, лёгких экспериментальных танков "Виккерс". Которые сильно облегчили полякам прорыв госграницы.
  Поэтому "гордые жолнежичи" пёрли вперёд, в полной уверенности в лёгкой победе над "краснопузыми".
  И были неприятно удивлены, контратаками, предпринятыми против них вышеозначенными.
  Внезапно, по наступающим танковым клиньям и конным лавам поляков, отработали экспериментальные советско-немецкие реактивные миномёты "Небельверфер". Они не были аналогами немецких реактивных миномётов 40х истории Макарова.
  
  Это были типичные "вундерфаффе", опытовые разработки добровольческого общества "Фольксган", чьи представительства и предприятия были размещены в основном на территории Советской России. Одним из "главных инженеров" этого "народного предприятия" был юный Вернер фон Браун, привлечённый открывающимися возможностями и вступивший в это общество добровольцем годом ранее. Впрочем, его вклад как инженера был пока невелик.
  Тем не менее, залп нескольких десятков прототипов, спешно доставленных к будущей линии обороны, реактивными минами, снаряжёнными... составом "зелёный дракон", или более научным языком, пентабораном, произвели на атакующих поляков... неизгладимое впечатление.
  
  В целом, Советско-Польский конфликт оказался скоротечным, а учитывая, что среди "ополченцев" по какой-то странной причине более половины были бывшие немецкие граждане, "временно" переехавшие в СССР дабы избавиться от тягот выплат контрибуции по Версальскому Договору (бегство немецкого капитала в СССР, благодаря жёстким гарантиям со стороны Советского Правительства и объявленного "Нового Экономического Курса" к 1928 году приняло массовый характер), то и малоизвестным в центральных частях СССР. Ну был такой "приграничный конфликт", завершившийся разгромным счётом 1385 человек погибшими со стороны СССР против 86342 человек со стороны Польши, и возвратом Западных Украины и Белоруссии в состав СССР, ну повоевали трохи, "пугнули" панов, так разве это война? Смех один, особенно во второй части, когда польские генералы, мозгами оставшиеся ещё в эпохе Великой Войны, устроили СВОИМ частям "перманентный Ипр и Сомму"! Совсем болезные, не понимали правил ведения войны современным оружием! Этож курам на смех, атаковать конной лавой поголовно вооружённых пулемётами ополченцев! А гордыня доходящая до маразма польских танкистов! ЦЕЛЫЙ ТАНК "Виккерс" пара работяг с бензопилой в плен взяла! Совсем паны связь с реальностью потеряли!
  
  Реально Советско-Польская Война была конечно, более серьёзным событием, чем это представили острословы. Лишь благодаря самоотверженным действиям "опытовых войск", террор-групп дезорганизации тыла врага, создаваемых молодым Павлом Судоплатовым, удалось минимизировать ответное применение поляками химоружия. Запасы которого, перемещаемые поляками на "угрожающие направления" были вовремя отслежены и уничтожены.
  Впрочем, то, что поляки с самого начала планировали широко использовать химию, дало моральное право на "ответку" - масштабное использование мин и авиабомб, снаряжённых пентабораном, выпуск которого был налажен для... нужд разворачивающегося Ракетного Проекта СССР. И накопленные запасы которого были мобилизованы на советско-польский конфликт.
  
  Разработчиком плана нападения на СССР, после которого Польша существенно уменьшилась в размерах, был некий стратег Кшиштофф Вольницкий. Его план предусматривал стратегию "скоротечной войны", и был основан на взаимодействии танковых, конных и авиационных частей. В качестве "оружия ошеломления" предполагалось массово использовать хлорпикрин, фосген и иприт. В частности, хлорпикрином должен был быть обработан киевский каучуковый завод, дабы его возможные защитники не создавали призовым командам проблем.
  Артиллерии также отводилось важная функция - удержания уже захваченных территорий, но всё-таки было уделено меньшее внимание, поскольку маневренность этого рода польских войск была с точки зрения Вольницкого "недостаточна" и "сковывала" маневр танковых войск.
  
  Танки Польше поставила английская фирма "Виккерс", до этого безуспешно пытавшаяся получить госзаказ в Метрополии. По этой причине в истории Макарова танк появился значительно позже, чем тому имелись возможности.
  Здесь же, Игнатий Мощицкий, и его командующий Вольницкий, обеспокоенные стремительным промышленным развитием Советской Украины, и получив английский льготный кредит, закупили экспериментальные танки, в количестве 538 штук. Танки были двух типов - чисто пулемётные, и вооружённые автоматической пушкой дюймового калибра, по-сути, тяжёлым пулемётом.
  Показали они себя в первые дни конфликта очень неплохо. Сходу преодолели укрепления советской госграницы. Их массовое применение оказалось для пограничных войск СССР неожиданным. Взаимодействие с конными частями было отлично слажено, что позволило польской кавалерии прорваться к стрелковым ячейкам пограничников и истребить их.
  Впоследствии танки показали себя не с лучшей стороны. Уже на второй день наступления стали происходить поломки ходовой части, как оказалось, плохо приспособленной для движения по ещё не до конца просохшим просёлочным дорогам.
  Танки элементарно выводились из строя простейшими минами, а с появлением у защитников советской территории противотанковых ружей с бронебойно-зажигательными патронами, быстро были выбиты.
  Авиация должного уровня, могущая оспорить небо у советских истребительно-штурмовых самолётов И-1, у поляков присутствовала в "гомеопатических" количествах и больше занималась разведкой, чем штурмовкой позиций противника.
  Поставленные Великобританией радиостанции сыграли решающую роль в "трёхдневном парадном марше" гордых жолнежичей. Значительно облегчив взаимодействия разных частей и родов войск. Но уже через неделю радиостанции из-за массовой постановки радиопомех полностью утратили своё значение.
  Со стороны СССР, после того, как прошло первое ошеломление массовой и хорошо организованной атаки госграницы, последовала предельно жёсткая реакция.
  Были мобилизованы дирижабли и опытовые бомбардировщики ТБ-1, произведены ночные бомбовые удары по территории Польши. Использование тяжёлых пентаборановых бомб позволило в течении недели полностью вывести из строя промышленные и транспортные коммуникации.
  Поголовное вооружение отражающих нападение солдат ручными пулемётами свело на нет эффект от польской конницы. А не менее широкое чем у поляков применение гораздо более малогабаритных и защищённых от помех радиостанций позволило быстро наладить эффективное взаимодействие между частями.
  "Горячая фаза" войны завершилась за две недели. И ещё столько же шёл планомерный захват польских территорий.
  Многие военачальники СССР предлагали полностью оккупировать Польшу и разделив её на несколько частей, присоединить к Союзу.
  
  Тем не менее это сделано не было. Во многом из-за того, что Англия, Франция и присоединившиеся к ним САСШ выразили решительный протест. Хотя, после аннексии СССР Западной Украины и Белоруссии, то что осталось от Польши часто в шутку называли "Мощи Мощицкого".
  
  Вновь приобретённые территории, по рекомендации Аграрного Комитета, не стали присоединять к Украине и Белоруссии, а выделили в самостоятельный "Особый Экономический Регион" общесоюзного подчинения.
  Где действовали вполне капиталистические законы, за некоторыми дополнениями. Например, был разрешён неограниченный вывоз готовой продукции. И запрещён вывоз капитала. В целом, принятые законы для осведомлённого путешественника между разными историческими последовательностями были калькой с аналогичных законов, принятых континентальным Китаем в отношении особой экономической зоны "Сянган".
  От этих мер выиграли в том числе и польские немцы. Прессинг со стороны поляков исчез, и предприниматели немецкой национальности смогли развернуться в соответствии со своими возможностями.
  
  В целом, по Союзу, аграрный вопрос нашёл следующее разрешение:
  Основная ставка была сделана на агрозаводы, как высшую форму развития сельского хозяйства. И эта новация дала эффект буквально за пару лет. Например, подмосковное агропромышленное объединение смогло полностью накормить Москву и область качественной и недорогой пищей.
  К радости "бухаринцев" и "чаяновцев", русское, как впрочем и крестьянство других республик, "оставили в покое", сохранив законодательную базу времён "Декрета о Земле". Жёсткие меры против деревенской буржуазии и перекупщиков породили просто "вулканическую" активность широких масс крестьянства, контролируемые правительством сельскохозяйственные рынки быстро заполнились разнообразными продуктами крестьянского труда. Естественным образом пошёл процесс образования сельскохозяйственных кооперативов, на базе "трудовой солидарности" - от каждого по способностям, каждому - по его труду. Гнилая практика "псевдокооперации", когда под этой вывеской фактически проталкивалось акционерное общество, где распределение полученной кооперативом прибыли проводилось по имущественному, а не трудовому вкладу, характерная по памяти единственного осведомлённого в этом вопросе Матвея для реформы Горбачёва 1986 года, не практиковалась. Наоборот, за организацию такого "кооператива" была предусмотрена уголовная ответственность.
  Уровень жизни в деревне "пошёл" вверх, крестьяне стали богатеть.
  Это, вкупе с возрождённой на новой технологической и идеологической базе системой земских врачей, которые смогли развернуть широкую сеть прежде всего медпомощи при родовспоможении, снизило уровень младенческой и детской смерти до уровня значительно более низкого чем в наиболее развитых странах Запада, и обеспечило быстрый численный рост здорового населения СССР.
  
  
  
  
  Глава 33. Медицина.
  
  Ещё в Киеве, Матвей вспомнил формулу стрептоцида, и сумел уговорить своего отца попытаться вместе со знакомыми фармацевтами его синтезировать.
  Формула стрептоцида уже была известна, и его даже производили. Красный стрептоцид. Однако наивысшей активностью обладал белый, и как раз его попытались выделить.
  Затем больше года Бронштейну было не до медицины. Организация и руководство коммуной-заводом "Кибер", поездки в другие коммуны промышленной направленности, написание учебных брошюр для рабочих, и наконец, переезд в Москву заняли собой практически всё время Матвея.
  И только будучи уже ректором, волюнтаристски назначенным по требованию В. И. Ленина, Матвей задумался вновь о "врачебном вопросе".
  Собрав воедино то что удалось найти в памяти пришельца, а также проанализировав опыт российской медицины, Матвей предложил следующие шаги по достижению советской медициной передовых позиций:
  Ликвидация цеховой кастовости медработников. Это решение, одобренное в правительстве, несмотря на сопротивление со стороны ряда видных врачей, предусматривало следующее:
  - Введение основ медицины в школе. Помимо хорошо известных Макарову "правил оказания первой медицинской помощи пострадавшему", школьный курс включал в себя предметы, преподаваемые на первых двух курсах мединститутов. Конечно, школьный курс был максимально упрощён, адаптирован к детскому восприятию. Но, поскольку курс медицины был введён в школьную программу по объёму наравне с математикой, то, за семь лет обучения школьники получали объём знаний, позволявший претендовать на звание фельдшера, а после десяти, в зависимости от выбранной специализации - по уровню знаний могли не уступать выпускнику вуза.
  Тем самым подготовка медиков была сделана предельно широкой по охвату населения. Что в перспективе давало громадное количество обученных специалистов, из массы которых, при надлежащей подготовке и отборе можно было рекрутировать армию медслужащих.
  Прежде всего, это позволило квалифицированно обсуждать проблемы целительства, и исключить монополизацию исследовательской работы "цеховыми" группами старой профессуры. Получить более широкий взгляд на проблему, привлечь для решения чисто медицинских проблем достижения инженерных и смежных наук.
  Как и ожидал Матвей, и к удивлению членов правительства, эта программа встретила быстро усиливающееся противодействие со стороны врачей. Им не нравилось всё. И что в "святилище медицины" допустили дилетантов, и то, что практикующих медиков обязали грамотно и разборчиво писать рецепты, и введение "балов квалификации", которые начислял "народный контроль", и принуждение делиться врачебными методиками.
  Тем не менее, реформа здравоохранения, "со скрипом", но пошла, и уже через пять лет можно было подводить итоги.
  
  Чем и занялся Матвей на одном из совещаний, где шло обсуждение решений, которые необходимо было принять для управления процессом реформы медицины в СССР.
  - Товарищи. Нами пять лет назад было принято решение, сделать медицину, и особенно - медицинские знания, доступными каждому желающему гражданину СССР. Основанием стало понимание того факта, что по-настоящему качественная, передовая, и при этом - безплатная медицина возможна только при участии широчайших слоёв населения при осуществлении ею своих обязанностей.
  Нами был принят за аксиому принцип, согласно которому Медицина - это ни в коем разе не Дело, или по-западному, Бизнес, на котором делаются капиталы, а прежде всего - Служение, цель которого - поддержание здоровья Нации на предельно возможном высоком уровне.
  Таким образом, товарищи, нам предстояло буквально "создать с нуля" новую медицину коммунистического общества.
  Сюда хорошо ложится принцип, согласно которому гражданин коммунистического общества - всесторонне развитый человек. Что с неизбежностью подразумевает, что этот человек способен понять и применить всё необходимое для удержания своего здоровья на должном уровне.
  Следовательно, гражданин коммунистического мира ПРОФЕССИОНАЛЬНО разбирается в медицине.
  Также, нам стало понятно, в свете собранных учреждением уважаемого Феликса Эдмундовича фактов, что доставшаяся нам от царской России "по наследству" медицина ни в коем разе не обеспечивает необходимый уровень, несмотря на то, что идея служения, как основной, "хребтовой" стержень медицины как социального явления, была медикам "старой школы", в общем-то не совсем чуждой. Тем не менее, среди них оказалось очень много типов, для которых медицина была прежде всего "кормлением".
  Если же говорить о западной медицине, то это уже довольно давно - БИЗНЕС, для которого сохранение здоровья гражданина не является первоочередной целью. А только декларируемой. Полноценное медобслуживание на Западе могут получить обеспеченные люди, либо волонтёры, чей состав может включать и беднейшие слои населения, но... на правах "подопытных". Где снова, восстановление здоровья лишь декларируется для привлечения "человеческого материала".
  Столкнувшись с подобной реальностью, мы, молодые комсомольцы, приняли на себя груз реформаторов советской медицины.
  Несмотря на откровенный дилетантизм реформаторов, и, чего греха таить, откровенный саботаж старой школы врачей, что потребовало вмешательства народного комиссариата внутренних дел, дабы принудить медиков старой школы исполнять свои обязанности, нами был успешно "собран и запущен" организм новой, советской медицины.
  Уже подготовлены первые массовые кадры врачей, которые вскоре смогут дать стране новые методы лечения заболеваний. Существенно расширены методы профилактики заболеваний, благодаря начавшим формироваться широчайшим слоям медицински грамотного населения. Понимание причин и источников заболеваний среди масс народа даже повлияло на обычное поведение граждан.
  
  Несмотря на то, что на данный момент мы создали фактически, если проводить аналогии с новой техникой, "драндулет" новой медицины, он уже даже в таком состоянии демонстрирует фантастическое превосходство над медициной старого мира!
  
  - Например, в кратчайшие сроки, опираясь на обнаруженные в царских архивах упоминания о восходящей ещё к китайской медицине методике "малотравматической хирургии", через фактически проколы в коже, нами были разработаны методы подобной хирургии уже для современной медицины, и создан необходимый инструментарий.
  Уложиться в крайне сжатые сроки при разработке удалось только благодаря привлечению широчайших слоёв инженерно образованных кадров. Что позволило в течении буквально полугода решить все вопросы, связанные как с обучением специалистов новым хирургическим приёмам, так и с производством необходимого для операций инструментария.
  Само же создание хирургии нового типа, наносящей пациенту предельно малые повреждения, является самой настоящей революцией в этом медицинском искусстве. Делающей искусство-наукой!
  Как результат - полностью исчезли постхирургические осложнения, на порядок ускорилась послеоперационная реабилитация пациентов. Значительно, в разы, выросла скорость проведения операций. Стали возможны ранее крайне рискованные операции - например, на живом, функционирующим сердце и мозге!
  Надо сказать, что со стороны хирургов старой школы эта новация встретила жёсткое неприятие. Число прогрессивно мыслящих хирургов, позитивно принявших новые методы хирургии, можно пересчитать "по пальцам". И, без "волюнтаристских", в буквальном смысле "диктаторских" методов, внедрение новых хирургических методик растянулось бы на десятилетия в лучшем случае!
  
  После этих слов Бронштейна, аудитория, представленная преимущественно, членами Совнаркома, "разразилась бурными овациями".
  - Так держать, молодцы! - громко выкрикнул кто-то.
  
  Матвей, подождав, когда овации смолкнут, продолжил:
  - Ещё одним выдающимся достижением, является первая в официальной истории медицины методика, позволяющая радикально увеличить срок здоровой, трудоспособной жизни человека!
  При этих словах зал замолчал и далее слушал "затаив дыхание".
  
  - Этими разработками ранее занимался товарищ Богданов Александр Александрович. Многие его знают как автора романа "Красная Звезда", по которому недавно был снят научно-фантастический фильм.
  - Гораздо менее известно, что товарищ Богданов занимался вопросом радикального продления человеческой жизни.
  - Нам удалось разрешить возникшие у Александра Александровича проблемы. Благодаря как масштабному поиску среди архивного наследия царской России, так и собственным поискам, с привлечением тысяч энтузиастов.
  - В архивах, доставшихся нам от прежнего режима, в результате кропотливых поисков оказались найдены крайне любопытные "лабораторные журналы". В результате дактилоскопической, графологической и семантической экспертиз, при помощи которых разрозненные архивы этих рукописей были собраны воедино, удалось достоверно установить, что их автором был не кто иной, как граф Сен-Жермен. Именно на территории России ему в результате бесчеловечных экспериментов на людях удалось подобрать методику, позволяющую значительно продлить срок жизни человека. Сам граф прожил, благодаря описанным в его лабораторных дневниках опытам, двести восемьдесят пять лет. И умер отнюдь не по естественным причинам - есть основания полагать, что графа убили, пытаясь заставить того "выдать секрет бессмертия"! Однако методика, которую разработал граф, находилась в таком противоречии с образом жизни знати, и отнюдь не из-за вопросов человеколюбия, что воспользоваться ею, по крайней мере широко, не сумели. А вот мы, молодые естествоиспытатели-комсомольцы, смогли разобраться в записях графа, "отделить зёрна от плевел", разработать и испытать эту методику. Заодно, произошла революция в гематологии - удалось полностью завершить успешным разрешением проблем работы над переливанием крови от человека к человеку.
  - Более того, мы уже провели испытания этой методики на добровольцах, в числе которых и Владимир Ильич Ленин. Результат налицо - эта методика не только продлевает жизнь, но и что самое важное - добавляет "жизни к годам", и даже способна корректировать генетические недостатки организма, за счёт замены дефектной части клеток тела на новые, генетически полноценные. Нам также удалось разработать намного более приемлемый с моральной точки зрения способ "активации" крови донора, не наносящий ему ущерба. Можно сказать, что на пути борьбы с Костлявой осуществлён решительный штурм её крепости - Старости!
  
  После этих слов, аудитория, замершая в изумлении, буквально "взорвалась" аплодисментами.
  Дождавшись, пока аудитория успокоится, Матвей продолжил:
  - Могу добавить, что произошедшая революция в гематологии включает в себя, например, надёжно установленное наличие четырёх так называемых "групп крови", а также наличие или отсутствие в крове специфических белков, ответственных за "резус-фактор". Именно непонимание этой особенности, правил совместимости крови донора и реципиента и приводила ранее к неудачам при попытках использовать переливание крови в медицинских целях. Сюда также надо добавить условие обязательного здоровья донора, поскольку переливание крови от больного и даже переболевшего некоторыми инфекциями, обязательно вызовет у реципиента заболевание.
  Начаты работы по разделению и изучению компонентов крови, что позволит расширить количество доноров, и выделить из крови ответственные за те или иные реакции организма вещества.
  
  - А в чём сущность "методики омоложения"?! - раздался выкрик из зала.
  - В переливании крови от молодого человека пожилому. Обратное переливание категорически недопустимо - из-за наличия в крови старика веществ "распада", приводящих к нарушениям в функциях молодого организма.
  На практике это выглядит так:
  Находят доноров из числа детей не старше четырнадцати лет. У которых кровь насыщена так называемыми "недифференцированными клетками", из которых могут развиваться клетки любой клеточной ткани человека. Для максимального усиления действия крови её "активируют" - посредством воздействия электромагнитными волнами определённой силы и частоты. Кровь вновь вливают донору, и затем, спустя сутки, когда эффект "ремонта" в крови максимален, переливают пожилому реципиенту.
  Для эффективного действия "молодой крови" на одного реципиента нужно несколько доноров - ибо переливание крови нужно проводить часто, не реже раза в неделю. И так - на протяжении от месяца до года!
  В свою очередь, желающий таким образом омолодиться, должен скрупулезно соблюдать особую диету, вести на протяжении всего срока терапии строго предписанный образ жизни, которого крайне желательно придерживаться и после окончания лечения.
  Дело в том, что омолаживающемуся крайне важно создать в своём организме все условия для полноценной интеграции клеток молодой крови. Процесс "очень хрупок", и чтобы находиться в "области определения" процесса омоложения, нужно очень постараться.
  Но, если методика омоложения подобрана правильно, то результат виден уже через месяц - реципиент становиться здоровее, нормализуются процессы метаболизма, улучшается деятельность нервной системы, исчезают проблемы с органами. Конечно, важно также перед процедурой омоложения устранить причины разрушения организма микробиологической природы. Т. е. реципиент должен быть здоров, его болезни должны быть преодолены, агенты, их вызывающие - истреблены.
  Тогда, можно за год "скинуть" до десятка лет, либо значительно улучшить самочувствие реципиента.
  Надо отметить, что при такой терапии происходит "химеризация" организма реципиента, подобно происходящему в опытах Ивана Владимировича Мичурина. Стареющие клетки замещаются молодыми, которые могут даже полностью вытеснять первые.
  Особую важность играет восстановление процессов саморегуляции организма, характерных для молодого. И очищение от "ядов старения".
  
  Вновь раздались аплодисменты. Матвей невозмутимо их переждал, и продолжил:
  - Также достигнут впечатляющий прогресс в деле разработки новых лекарственных средств. Найдены лекарства, лечащие ранее считавшиеся неизлечимыми заболевания, типа туберкулёза и целого класса болезней, вызывающихся граммположительными и граммотрицательными бактериями.
  Также надёжно установлено, что более половины болезней человека вызывается не бациллами, а так называемыми клеточными автокаталитическими ядами, которые впервые обнаружил Дмитрий Иосифович Ивановский, и предложил назвать "контагием". Эти заболевания требуют принципиально иного подхода к своему лечению, чем это можно проделать с заболеваниями, вызываемыми бактериями.
  В числе этих заболеваний находятся такие как: оспа, корь, насморки, бешенство и т. д. Наиболее действенными в лечении таких заболеваний можно считать такие препараты, которые блокируют действие этих "клеточных автокаталитических ядов".
  Сугубо химический подход в решении проблемы создания лекарств для этого типа заболеваний, уже позволяет добиться серьёзного успеха. Буквально "одной иньекцией" можно ломать течение болезни, блокируя действие "контагия". Например, бешенство, ранее болезнь в случае своего развития, неизлечимая, теперь может быть излечена в течении часов, и если разрушение нервной ткани не достигло фатального уровня, при котором невозможно исключить расстройств функций центральной нервной системы, гарантируется полное исцеление и устойчивость в дальнейшем к повторному заражению "контагием"!
  
  Есть все предпосылки полностью изжить большинство известных болезней. Таких как корь, коклюш, полиомиелит и т. д., благодаря эффекту "вакцинации", также довольно подробно исследованному благодаря усилиям, принятым в рамках медицинской реформы.
  
  Активно началось строительство фармацевтических предприятий. Также развернулось массовое строительство новых зданий больниц. В связи с этим, хочу обратить внимание на то, что старая концепция госпитального строительства себя изжила. Новейшие исследования в области профилактики и причин распространения заболеваний привели нас к выводам о том, что именно больницы существующей архитектуры являются причинами распространения некоторых заболеваний. Также хочу упомянуть о том, что ныне является твёрдо установленным, что любые массовые мероприятия, подразумевающие скопления народа, являются причинами массового распространения таких заболеваний как насморки, энфлюэнца, туберкулёз и т. д., т. е. любых болезней передающихся воздушно-капельным путём.
  В связи с этими результатами придётся пересмотреть и концепцию санаторно-курортного строительства, дабы здравницы не превращались в места распространения разнообразных заболеваний. Пляжи, места общего пользования, и даже морская и речная вода - могут являться средами распространения кожных, лёгочных, желудочно-кишечных заболеваний. В результате отдыхающие, приехавшие за здоровьем, получат новые болезни.
  Вообще, к прискорбию энтузиастов общественного транспорта и зданий, именно эти объекты массового пользования также массово способствуют распространению заболеваний. И одними мерами гигиены тут не обойдёшься.
  В свете развития индивидуального двухколёсного транспорта представляется целесообразным сделать упор на дальнейшем наращивании его выпуска. Поскольку индивидуальный транспорт в силу монопольного использования ОДНИМ человеком гарантирует препятствия на пути распространения заболеваний.
  Концепция же общественного транспорта требует существенной доработки. В частности, крайне желательна ежевечерняя уборка вагонов трамвая, автобусов, вагонов поездов пригородного и дальнего сообщения. Так называемая "влажная уборка" с использованием хлорной извести, выпуск которой нами всемерно расширяется. Для ежегодных нужд дезинфекционных и санитарных служб СССР крайне необходимо довести выпуск хлорной извести до десяти миллионов тонн.
  Ведётся разработка уборочных автоматов, что позволит максимально поднять эффективность труда уборщиков, и удешевить сам процесс очистки.
  
  На базе стремительно развивающегося дирижабельного флота СССР нами разработан и запущен в серию "концепт" "мобильного госпиталя", и "мобильной скорой помощи". Для этой цели разработан специализированный дирижабль малой, от тонны до восьми тонн, грузоподъёмностью.
  Полностью укомплектованный всем необходимым. На крышах города Москва сейчас ведётся оборудование причальных мачт и удобных входов-выходов на маршевые лестничные пролёты.
  Благодаря началу функционирования этой службы скорой помощи, время прибытия к пациенту сократилось до десяти минут. Для Москвы, для полного обеспечения услугами "скорой", достаточно будет ста дирижаблей медпомощи.
  "Летающий госпиталь" же позволяет распространить высококачественное медобслуживание в любую точку Союза. Важность этой новации трудно переоценить - уже только за истекшее с момента начала реализации проекта время удалось сократить к примеру, детскую смертность в европейской части СССР в восемь раз! И это на фоне серьёзных успехов "наземных" местных медслужб! Можно сказать со всей ответственностью, что СССР прочно занял лидирующие позиции по мобильному и качественному медобслуживанию в мире!
  
  Напоследок хочу выразить горячую благодарность тем врачам, которые, несмотря на давление со стороны коллег, нашли в себе мужество перешагнуть кастовые условности своего цеха и оказали всемерную поддержку молодым энтузиастам новой медицины.
  Это: (список прогрессивных медиков).
  
  
  
  
  Глава 34. На штурм космических высот!
  
  Во второй половине 20х под Калугой, на родине основоположника русского видения освоения космоса - Константина Циолковского, возник посёлок энтузиастов полётов в междупланетное пространство, который так и назвали - Энтузиасты.
  По своей форме это был значительно увеличенный в численности участвующих ГИРД, из другой возможной истории Советской России.
  В отличие от своего идеологического вдохновителя из другой реальности, Калужский ГИРД с самого начала взял курс на скорейшее достижение поставленных целей - создание ракеты, способной "закинуть" груз на низкую опорную орбиту, на высоту не менее 200 километров, разработку методов практической космонавтики.
  Численность добровольцев, создавших посёлок "Энтузиасты" и организовавших автономное хозяйство "Группа Изучения Реактивного Движения и сопутствующих технологий освоения Космоса", имела чёткую программу, на ближайшие десять лет, где были расписаны все необходимые для создания полноценной РН шаги.
  Автономное хозяйство - это была одобренная Советским Правительством форма хозяйствования, предусматривавшая полное освобождение от всех видов налогов и иного "государственного тягла", включавшая в себя полный цикл жизнеобеспечения участвующих в Проекте - цели создания Автономхоза, а также создание всей производственной цепочки, необходимой для успешной реализации Проекта.
  Автономхоз не требовал от Государства вложения прежде всего денежных и продовольственных средств в реализацию Проекта. В то же время, созданная в процессе работы Автономхоза информация, научного и инженерного типа, была собственностью государства. Также Автономхоз тянул единственное государственное тягло - подготовку высококвалифицированных специалистов.
  Идеологически Автономхоз был "зародышем" Корпорации, кроме этого, любой Автономхоз создаваемый в то время в СССР помимо целевой задачи решал также задачу организации автономного жизнеспособного человеческого общества в условиях "пустыни, богатой ресурсами". Т. е. фактически, это была подготовка к освоению Космоса.
  Именно в Автономхозах решалась задача, которая была сформулирована на форумах, посвящённых космической тематике из реальности Макарова, и которая звучала так:
  - Если Вы рвётесь освоить Луну и Марс, то почему бы вам сначала не освоить земные пустыни, Антарктиду и водные просторы Мирового Океана? Это ведь куда проще, по средствам и возможностям!
  Государство пошло на этот шаг по следующей причине:
  - Во-первых, в числе Правительства было много людей, ещё не "скрученных в бараний рог" практикой бюрократической реальности. И, склонных к рисковым шагам.
  Второе. От Государства требовалось лишь Соизволение и Чёткое выполнение простых и необременительных договорённостей. Фактически, членам Автономхоза выделялся "кусок Природы" и гарантировалась их безопасность. В смысле защищённости от любых видов поборов, а охрану от злоумышленников члены Автономхоза могли обеспечить и сами. Такой шаг со стороны Правительства был возможен именно в 20х, когда ещё не укрепилась идея тоталитаризма.
  Специалисты, что вошли в состав Автономхоза, были как правило, "любителями", и потеря государственными предприятиями в их лице инженерно-административных управленцев была неощутима. Скорее наоборот - меньше возникало коллизий из-за непрофессионализма "неофитов".
  То, что правление Автономхоза было всецело представлено энтузиастами Проекта исключало "нецелевое развитие", как опасались некоторые, что мол, под видом Проекта может получиться "гнездо белогвардейщины или буржуев".
  Наконец то, что фактически своими силами, без затрат госсредств, происходило формирование инженерно-административного корпуса, "прокованного" практикой и привыкшего решать сложные задачи реального хозяйствования, рассматривалось в то время членами Совнаркома исключительно положительно.
  Именно в двадцатые, когда ещё не "протух" в "бюрократических мехах" революционный запал, и возможно было подобное.
  А с толковым идейно-практическим обеспечением Автономхозы - дети "Кибера" имели все шансы на успех в реализации Проектов, ради которых их и создали.
  
  От "Кибера" энтузиасты "ГИРД"-а получили "ЗАПАЛ" - набор стартовых инструментов и помощь от опытных инструкторов, которые научили плохо образованную массу волонтёров приёмам "адаптивного" планирования и эффективного труда.
  И труд над Проектом закипел!
  Перво-наперво приехавшие в Калугу весной энтузиасты "выбили" территорию под будущее строительство НПО "Космос". Несколько десятков тысяч гектар. Пришлось непосредственно обращаться за поддержкой в Совнарком, дабы поторопили товарищей "на местах".
  Затем, полностью закрыв вопрос с формами собственности и гарантировав свободу действий, гирдовцы приступили... к сельхозработам. И это понятно - никто не собирался их кормить, за исключением поддержки от "Кибера" в первое лето.
  Смекалка и труд всё перетрут - посевная и закладка огородов на новых принципах прошли в срок, и даже с "перевыполнением плана-минимум". На всякий форс-мажор, чтобы не было голода осенью. Эта предусмотрительность оказалась кстати - за лето приехали ещё добровольцы.
  Отсев тоже был, из трёх приехавших один уезжал, поняв, что это не его призвание.
  Тем более что к возникновению незапланированного "тягла" в виде, например, черезчур предприимчивых спекулянтов, гирдовцы относились КРАЙНЕ негативно. Впрочем, из спекулянтов удалось "выбить толк" - расколоть их на предмет доходных мест.
  Калужский "ГИРД" носил с самого начала некоторые элементы военизированной организации, впрочем, без потакания "армейскому феодализму". Начальники "ели из общего котла" и были подотчётны своим подчинённым. После короткого периода "притирки" "ГИРД" "вышел на проектную мощность".
  Закончив сельхозработы, энтузиасты приступили к строительству производственных помещений. Волевым решением Совнаркома им были переданы убыточные механические мастерские Калуги, было получено разрешение на разработку небольших месторождений полезных ископаемых - глины, извести, кварцевого песка, болотной железной руды, торфа и т. д.
  Была установлена атмосферная электростанция большой мощности - подарок "Кибер"-а, которая сразу закрыла вопрос с обеспечением электроэнергией.
  Началось строительство жилых зданий и коммуникаций. В качестве жилья строили полуземлянки, впрочем, довольно удобные и тёплые, на вершинах холмов, так что помещения были сухими. За месяц удалось полностью закрыть вопрос с жильём для волонтёров, хотя летом многие жили в палатках.
  С июля месяца начались первые "целевые" исследования - испытания самодельных ТТРД, НИОКР по керосино-кислородному реактивному двигателю большой мощности.
  Естественно, всё это не могло обойти самого вдохновителя "Русского Космоса" - Константина Эдуардовича Циолковского.
  Старик был потрясён, обрадован и преисполнился энтузиазма наряду с прочими добровольцами. Естественно, он стал почётным членом Совета ГИРД.
  Константин Эдуардович добровольно передал все свои наработки и оборудование личной мастерской ГИРД-у. Активно принял участие в работе новосозданного Калужского Ракетного Института.
  Оказалось, что Константином Эдуардовичем подготовлены кадры из местных детишек, которые не могли оставить своим вниманием разворачивающееся действо, и приняли посильное участие в становлении ГИРД-а.
  Первое смесевое твёрдое топливо было испытано уже в конце весны. При работе лесопилки, что построили добровольцы ГИРД-а, образовывалось много опилок. Их-то и решили использовать. Опилки перетирались в древесную муку на местной мобилизованной под нужды ГИРД-а мукомольной мельнице, что стояла неподалёку от самой Калуги, на протекавшем через подходящий к городу лесной массив ручье.
  В городе организовали сбор золы, из которой получали зольный щёлок, или по-другому, поташ.
  Атмосферная электростанция дала высокое напряжение, которое использовали для "сжигания воздуха". Пропуская окислы азота вместе с воздухом через поглотительную колонну с крепким горячим раствором поташа, получили калиевую селитру. Основу смесевого порохового заряда для ТТРД.
  Сами топливные шашки делали так: пропитывали горячим раствором калиевой селитры древесную муку, сушили, затем смешивали с битумом в пропроции 1 к 100 и прессовали из смеси топливные шашки.
  Топливо показало себя удовлетворительно. Кроме этой смеси исследовали гибридный двигатель, на твёрдом топливе и жидком окислителе - закиси азота. Которая также в изобилии образовывалась в цехе сжигания воздуха. И которую научились улавливать, а не спускать в атмосферу с прошедшими поташевый поглотитель газами.
  Гибридный двигатель представлял из себя древесно-битумную шашку, без калиевой селитры - окислителя, и бак с жидкой закисью азота.
  Испытания этих конструкций шли всё лето. А осенью, 4 октября 1928 года был произведён первый запуск "геофизической" ракеты. Весом десять тонн, с ТТРД упомянутой выше конструкции.
  Ракета закручивалась перед пуском вокруг своей длинной оси, что обеспечивало стабилизацию гироскопическими силами. Конечно, это требовало очень тщательного изготовления корпуса ракеты и топливной шашки. Но, гарантировало полёт ракеты вертикально вверх даже без стабилизаторов.
  Благодаря тщательной предварительной экспериментальной отработке частей ракеты, во многом ставшей возможной благодаря консультациям ректора МГУ неожиданно обнаружившего недюжинные знания по ракетной теме, а также работам Мещерского, и тетрадям американца-конфедерата, в которых были дневниковые материалы по так называемой "ракете конфедератов", якобы первой в мире баллистической ракеты большой массы, могущей обстреливать города на расстоянии до ста миль керамическими бомбами, начинёнными высушенными гнойными корками с пустул оспенных больных, первенец ГИРД-а полностью выполнил свою программу полёта.
  Поднявшись на высоту ста пятидесяти девяти километров, которую смогли точно установить как при помощи радиопеленгаторов, так и кинотелескопов.
  Запущенная рано утром ракета удачно подсвечивалась в высшей точке своей траектории лучами восходящего Солнца. Поэтому была хорошо видна в кинотелескоп.
  На самой ракете была установлена спускаемая парашютная капсула, радиопередатчик, и несколько кинокамер, снимавших как сам полёт ракеты из головной части, где была установлена капсула, так и закреплённые на обтекателе головной части, и снимавшие ракету во время полёта.
  
  Это был первый, но отнюдь не единственный успех ГИРД-а.
  Фотография "Земли из Космоса" "облетела" сначала все газеты и журналы СССР, а затем, к ней проявили интерес и зарубежные издательства.
  Короткий фильм "Земля в Космосе" на несколько месяцев стал "хитом" как кинопоказов, так и в передачах нарождающегося советского телевидения.
  Ракету назвали "Советский Комсомол".
  Следующей была двухступенчатая ракета, с твердотопливной первой ступенью, и второй ступенью с гибридным движком. Эта ракета, также неуправляемая, сумела подняться на высоту двух тысяч километров. Спускаемая капсула, увы, не выдержала столкновения с земной поверхностью при возвращении, из-за того, что раскрывшийся парашют был порван ударом об атмосферу. Но кинокассета выжила, и помимо первых снимков Земли с более дальнего расстояния, принесла запечатлённые на плёнке свидетельства существования радиационных поясов Земли, предсказанных Матвеем Бронштейном год назад.
  
  Создание Калужского ГИРД, однако, не было "стартом" советской практической космонавтики. Подготовка к разворачиванию космического Проекта в СССР началась на три года раньше, первые опыты с ракетами на гибридном топливе проводились энтузиастами ещё на бывшем Киевском Велозаводе.
  "КВ", бывший велозавод Киева, тоже не "захирел", несмотря на "катастрофический" уход практически всего кадрового инженерного состава в Москву.
  Оставшиеся работники, а также их куратор Нагульнов, уже были "заражены" принципами успешной деятельности. И, восприняли своё "одиночество", как Вызов.
  Не забыли "щедрый пинок Науки" и в Кичкассе.
  
  В пересотворённом МГУ также была открыта "Кафедра Ракетостроения", которую возглавил Иван Всеволодович Мещерский, которого пришлось буквально "силой" переводить из Питерского Политеха. Но, Бронштейн, сумев доказать Ленину, что "и в науке нужно бить проблему кулаком, а не "растопыренными пальцами"", добился решения Совнаркома о переводе "ведущих специалистов".
  Впрочем, ознакомившись с предложенной для исследований темой, Иван Всеволодович, "с головой" ушёл в предложенное.
  Ещё с начала 1926 года на подмосковном полигоне были проведены испытания перспективных топливных пар для будущих жидкостных ракетных двигателей. Исследовались пары бензин-жидкий кислород, керосин-жидкий кислород, жидкий метан-жидкий кислород, жидкий водород-жидкий кислород, и экзотическая пара гидразин-пентаборан. Производство пентаборана было лично отлажено Бронштейном, путём термического крекинга диборана. Был разработан "химический скафандр", для работы с этим крайне токсичным веществом. Скафандр "на голову" превосходил Общевойсковой защитный комплект, который разрабатывало Остехбюро. Хотя он был дороже, но удобство пользователя этого скафандра, превосходило ОЗК очень сильно.
  В отличие от ОЗК, где в холод - мёрзнешь, а в жару можно сойти с ума от ощущений "помещённого в крематорий", скафандр, который кстати, разрабатывался как и в том числе высотный и космический, не сковывал движений, поддерживал комфортную температуру путём регулирования теплоотдачи, использовал в качестве как дыхательного газа, так и хладагента жидкий кислород, имел небольшой вес.
  Понятно, что разработка этого скафандра также была всецело обязана Ректору МГУ.
  Поэтому вместо ОЗК на вооружение был принят "Скаф".
  Производство же гидразина и пентаборана, загодя, для проверки сроков их хранения, сыграло свою роль в быстром разрешении Советско-Польского Конфликта 1928 года. Накопленные в количестве нескольких сот тонн реагенты, особенно пентаборан, крайне неприятно "удивили" агрессора.
  
  Почему в качестве ОВ решили использовать пентаборан? Хотя уже были синтезированы и зарин, и зоман, и VX-газ, причём удалось реализовать концепцию "бинарного оружия"?
  Просто чтобы не наводить противника на правильные мысли. Общее состояние польских вооружённых сил позволяло использовать простейшее концепции передового вооружения, ещё не исцелившиеся от "болячек вундерфаффе", а посему скорее "заблуждающие", нежели информирующие противника.
  Вкупе с хорошей управляемостью войсками и передовой для конца 20х тактикой и стратегией, этого было достаточно для уверенного разгрома поляков. Одновременно изучались последствия масштабного распыления ракетного топлива и отдалённые последствия массового поражения людей пентабораном. Можно сказать, что польские жолнежичи в добровольно-принудительном порядке помогли Советской Космической Программе, "предоставив" добровольцев для масштабного изучения последствий широкомасштабного внедрения в практику РН с гидразин-пентаборановыми двигателями.
  Бомбы объёмного взрыва на пентаборане вполне справлялись со своим предназначением. И в то же время создавали максимум информационных "помех" на пути осознания армейским руководством вероятных противников принципов создания вооружений нового типа.
  
  Успех первых космических запусков "вскружил" голову энтузиастам. Особенно Королёву и Глушко, которые стали ведущими инженерами Калужского ГИРД-а.
  После проведённых ещё в подмосковье испытаний, для перспективных ЖРД были отобраны топливные пары метан-кислород, синтин-кислород, и гидразин-пентаборан. За крайнюю топливную пару "уцепился" Валентин Глушко. Ибо с кислород-водородным двигателем, как уже стало ясно, было много проблем в реализации. А вот отобранные топливные пары позволяли делать ЖРД с хорошими параметрами уже сейчас. И особенно выделялась рекомендованная Ректором пара гидразин-пентаборан, как обладающая сравнимым с кислород-водородом УИ.
  
  После двух удачных пусков "геофизических ракет", и удачного испытания осенью 1928 года метан-кислородного двигателя, в руководстве ГИРД-а заговорили о возможности полёта человека в космос по баллистической траектории. О "прыжке" Калуга-Владивосток.
  
  Метан-кислородный ЖРД был выбран "в пику" остальным возможным реализациям ракетных двигателей, например синтин-кислородному, в силу того, что метана у ГИРД стало очень много. По следующей причине:
  В мае 1928 года вышел в прокат по кинотеатрам СССР фильм-комедия "Свинарка и Золотарь". Где как раз получению "синтетического болотного газа" и было уделено очень пристальное внимание.
  Горсовет Калуги, без преувеличения "наскипидареный" вниманием правительства, и возбуждённый открывающимися возможностями, после просмотра его членами этой комедии, которая по заявлению главного героя фильма - бывшего кавалериста, бывшего золотаря, а ныне - первого советского КИБОРГА Сосо "намного больше чем комедия", загорелись идеей провести "ассенизационную революцию"!
  А ГИРД и его "патрон" "Кибер" с пониманием отнеслись к "всплеску энтузиазма" руководящих работников.
  Были поставлены пять экскаваторов, пластиковые канализационные трубы, фаянсовые изделия, газгольдеры, установка отделения метана от углекислого газа.
  Канализационная система г. Калуги подверглась тотальной реконструкции. Уложились в квартал, и 1 октября 1928 года обновлённая канализационная система города заработала "на полную мощность". Была построена система, которая принимала только фекальные воды ватерклозетов граждан и животноводческих хозяйств города и пригородов. Что давало в сутки несколько сот тонн высококонцентрированных стоков, поступавших в биореакторы газогенерирующего хозяйства.
  И метана, который по договору, как и сами биореакторы, был собственностью ГИРД-а, стало более чем достаточно. Как для опытов с ЖРД, так и для хозяйственных нужд.
  
  В сутки метана получалось поболее тонны. Полтонны оставалось на нужды лаборатории реактивных двигателей.
  Обычно метан "для ракеты" накапливали в газгольдере объёмом 100.000 куб. м., а затем сжижали, либо, при испытании двигателя на стенде, сжимали до давления в пару сот атмосфер.
  Самый первый "метановый" ЖРД не имел турбокомпрессора. Сжатые кислород и метан подавались под давлением двести атмосфер в камеру сгорания, где и сгорали, создавая давление которое постепенно увеличивали, исследуя колебательные процессы, возникающие в КС.
  Тягу двигателя постоянно увеличивали, и довольно скоро, на первом опытовом макете КС довели до двадцати тонн.
  После этого, уже зимой 1929 года были проведены испытания турбокомпрессора, могущего перекачивать жидкий кислород и метан.
  Работы шли ОЧЕНЬ БЫСТРО. И, понятно, что "локомотивом и душой" этих работ был Ректор МГУ, еженедельно прилетавший на персональном самолёте в Калугу, на субботу-воскресенье, и консультирующий ведущих специалистов по возникающим у них вопросам.
  В основу как метанового, так и синтинового ЖРД Матвей положил конструкцию самарского двигателя НК-33, о котором пришелец Макаров знал довольно много подробностей, ибо в бытность подрядчиком, разрабатывавшем дешёвое производство синтина для "Фалькона-9Н", заинтересовался этим ЖРД конструкции Кузнецова.
  Двигатель был интересен тем, что в нём почти не использовались сложные спецсплавы, а широко использовалась обычная легированная сталь.
  
  Конечно, Матвей Олегович Макаров не был профессиональным двигателистом, и поэтому информация от него носила концептуальный характер. Тем более, что и метан, и синтин требовали несколько иного подхода в конструировании, например, камеры сгорания или турбонасоса двигателя.
  Возникли и определённые сложности с реализацией закрытого цикла. Поэтому к весне 1929 года был завершён лишь концепт кислородно-метанового двигателя тягой 50 тонн, открытого цикла. Тем не менее, была "прокачана" инженерная мозговая "извилина и мышца", инженерно-конструкторский отдел ГИРД получил ценный опыт работы с ЖРД подобной мощности. Опыт был абсолютно уникален.
  
  Успешные пуски простейших геофизических ракет, которые тем не менее принесли очень необходимую информацию о строении земной атмосферы, о наличии радиационных полей и распределении частиц в них, о принципиальной возможности осуществления связи с КА при помощи электромагнитных волн дециметрового диапазона, "раззадорили" молодых, и ОЧЕНЬ молодых энтузиастов космонавтики.
  Надо добавить к этому, что отношение к допустимости смерти испытателя новой авиационной и космической техники в это время было иным, чем в "мире Макарова". Жертвы считались допустимыми и неизбежными на пути освоения новой техники. Хотя, в пику западному образу жизни, в СССР считалось, что в рамках осуществляемого Проекта нужно делать ВСЁ, чтобы испытатель мог с честью и живым выйти из единоборства с проблемами летательных аппаратов.
  Неудивительно, что сразу после полёта "Советского Комсомола-2", показавшего принципиальную достижимость экстремальных высот, пошли разговоры о желательности пилотируемого полёта.
  Вообще, Это было возможно. Даже несмотря на то, что при возвращении капсулы второй геофизической ракеты были зарегистрированы перегрузки, при вхождении в плотные слои атмосферы, достигающие трёх десятков же. Для решения проблем с перегрузкой было предложено поместить космонавта в физиологический раствор с плотностью человеческого тела.
  В медико-биологическом исследовательском центре ГИРД уже была построена центрифуга, и весной-летом 1929 года решили проверить концепцию "водной амортизации перегрузок".
  Идея пилотируемого полёта овладела Массами.
  
  Однако, довольно быстро были обнаружены проблемы, при попытке реализовать "водную амортизацию". Уже при паре десятков g испытуемый ощущал сильный дискомфорт при дыхании. Хотя перегрузка переносилась легче, чем просто "лёжа в кресле", давление на грудную клетку было сильным, и, чтобы дышать, требовалось подавать воздух под давлением.
  Стало ясно, что "гидроамортизация" - не панацея от высоких перегрузок. Вдобавок спускаемая капсула получалась заметно тяжелее.
  В то же время было обнаружено, что по крайней мере до 8g "лёжа" космонавт переносит и без гидроамортизации хорошо.
  Поэтому от плана "запуска вертикально вверх" отказались, и вернулись к первоначальному плану полёта "Калуга-Владивосток".
  В это же время, "подоспели" новые композитные материалы, разрабатываемые в секретных лабораториях "Химпрома" - ещё одного автономного хозяйства, расположившегося в г. Дубна под Московой. Дубна к 1928г. стала "химической столицей" Союза. Именно сюда перебазировали производство резины с Киевского Велозавода. Сюда переехал Плотников Владимир Александрович. Несмотря на протесты. Владимиру Александровичу не хотелось бросать свою лабораторию в Киеве. Тем более, что благодаря настойчивости Матвея, он отправил свои труды по химии неводных кислот и оснований в зарубежные научные журналы, и буквально на полгода опередил Гилберта Ньютона Льюиса в публикации донорно-акцепторной теории апротонных кислот и оснований.
  Работа была мирового уровня и принесла Владимиру Александровичу мировое признание.
  Тем не менее, Плотникова в добровольно-принудительном порядке переселили в Дубну.
  Здесь его талант развернулся "во всю ширь". Работам по неводным электролитам было придано первоочередное значение. Выделены большие средства. И понятно почему - ведь Владимир Александрович совершил прорыв в деле получения чистых металлов электролизом в неводных электролитах! Да за один способ получения таким образом лития и алюминия, из их хлоридов, Владимир Александрович заработал себе памятник при жизни!
  Поскольку способ оказался чище, дешевле, проще чем получение того же алюминия электролизом раствора окиси в расплаве криолита! А уж литий, неводный электролит для которого, как впрочем и для алюминия, открыл путь создания литий-воздушных и алюминий-воздушных аккумуляторов большой удельной мощности и отдаваемого тока на единицу массы! Плотников стал химиком номер один СССР.
  Александр Зайцев, бывший студент Киевского спецПТУ номер один, уже успевший защитить докторскую степень, ставший выдающимся химиком-полимерщиком, у которого учился Сергей Васильевич Лебедев, тоже не стоял "на месте".
  После довольно случайного открытия боролона, представителя так называемых "кольчугенов", веществ, молекулы которых были переплетены между собой наподобие проволок кольчуги, Зайцев сосредоточился на изучении аллотропных модификаций углерода...
  
  Зима 1929 года для Калужского ГИРД-а была "горячей". Работы шли в три смены. Хотя людей никто не подгонял - Совнарком не ставил перед энтузиастами освоения космоса жёстких планов, жажда успехов, энтузиазм, были такими, что исследователи совершенно добровольно работали в три смены, без выходных. "Понедельник начинается в субботу", знаменитый роман Стругацких из другой реальности, можно было бы списывать с них.
  Каждую субботу к девяти утра на небольшой аэродром ГИРД-а прилетал маленький двухместный самолётик, личное транспортное средство Ректора МГУ, который без преувеличений, был "душой" Проекта.
  Сергей Королев отчаянно завидовал инженерной интуиции Матвея Бронштейна. Его способности находить решения самых трудных задач. Причём весьма нетривиальные решения. Как например, метод защиты сопла и камеры сгорания гидразин-пентаборанового ЖРД от засорения нитридом бора - "белым графитом" - продуктом реакции этих двух компонентов топлива.
  Температура реакции гидразина и пентаборана, в которой образовывался водород и графитообразный нитрид бора, "белая сажа", была настолько велика, что нитрид бора плавился, и налипал на стенки КС и сопла, забивая их. В результате, в первом опыте двигатель спустя десять секунд работы просто взорвался.
  Аналогичная проблема возникала и при попытке запитать турбонасос двигателя этим топливом.
  Впрочем, проблему "чистоты ТНВД" Валентин Глушко, также отчаянно ревнующий к таланту Бронштейна, решил самостоятельно, проведя пару безсонных ночей за расчётами. Достаточно было понять, что сам гидразин, являясь унитарным топливом, вполне может справиться с приводом турбогенератора. Нужно было лишь выдерживать температурный режим, дабы гидразин не детонировал от перегрева. Образующийся водород и азот лопатки турбины не загрязняли.
  А вот проблему чистоты КС без подсказки Бронштейна решить не получилось.
  Идея же, которую Глушко "подарил" Ректор, после осмысления и расчётов оказалась настолько проста, что Валентин не мог скрыть досады по поводу того, что он сам до этого не додумался!
  Чтобы решить проблему "налипания" "белой сажи", оказалось достаточно сделать внутреннюю стенку КС и сопла "дырчатой" и закачивать в полость между внешней стенкой двигателя и "дырчатой" внутренней продукты разложения гидразина из турбонасоса!
  В результате был создан и отработан гидразин-пентаборановый двигатель тягой десять тонн и УИ 390 с, что было достаточно для разгонной третей ступени, выводящей АМС или пилотируемый КА на орбиту или даже на траекторию полёта к Луне или в глубины Солнечной Системы!
  
  В этот день, 23 февраля 1929 года Матвей Бронштейн проснулся рано утром. Электронные часы-будильник, ещё только собирались подать сигнал побудки, а Матвей уже открыл глаза.
  Благодаря помощи товарищей, живших рядом в посёлке при Университете, возведённый руками самих жильцов за минувшие с момента открытия стройки три года, личное жильё Ректора было завершено.
  Это был весьма смелый архитектурный проект, предусматривавший строительство коттеджа, в котором было бы не стыдно жить и королевской семье английских монархов.
  Смелый ещё и потому, что в СССР он мог быть воспринят весьма неоднозначно.
  Но... Фантастический авторитет, который Ректор сумел заработать, отмёл все возражения и обвинения!
  Вдобавок, в Стране разворачивалось массовое жилищное строительство.
  Коттедж был полностью завершён осенью прошлого года, и, помимо самого здания, был возведён гараж-мастерская. Где и поселился личный самолёт семьи Бронштейнов, собственноручно ими сделанный по ими же разработанному проекту.
  Внешне самолёт напоминал спереди - "Сессну" из "мира Макарова", сзади это был самобытный аппарат, с двумя килями и расположенным между ними пятицилиндровым звездообразным дизельным двухтактным двигателем мощностью пятьдесят лошадиных сил. Что было достаточно для уверенного полёта. Для взлёта же использовался сверхпроводящий накопитель энергии и династартер, со сверхпроводящими же обмотками, позволявший двигателю в течении пары минут развивать мощность в двести киловатт.
  
  Матвей быстро встал, размял конечности, позавтракал, и, тепло одевшись, пошёл в гараж.
  Проверив "НЗ выживальщика" и парашют, на случай маловероятного, но не исключаемого форс-мажора, он уже было хотел сесть в кабину и завести двигатель. Взгляд упал на лыжи, стоявшие в углу помещения, и Матвей вдруг, поддавшись минутному желанию, погрузил их в самолёт.
  Сел в кресло пилота кабины, и нажав кнопку, увидел, как отъехали в сторону сдвижные ворота гаража.
  Гараж был достаточно широким, чтобы в нём поместилось несколько транспортных средств. Автомобиль стоял сбоку, не мешая самолёту. И ещё оставалось место для работы в мастерской и обслуживания техники.
  Нажав на кнопку стартёра, Матвей запустил двигатель. В открывшемся проёме ворот, куда падали лучи фары самолёта, крутила свой танец редкая метель.
  Несмотря на ветер умеренной силы, видимость была метров тридцать.
  Бронштейн, поглядев на круговерть снега, почувствовал нерешительность.
  - Всё же погода нелётная. Ветер дует, могут быть проблемы при наборе высоты. Да и ориентироваться придётся "по приборам".
  С другой стороны его ждут, и как пилот, Матвей себя чувствовал достаточно уверенно, для такого рискового полёта.
  Двигатель гудел за спиной, указатели температуры масла и заряда аккумулятора показали допустимые величины.
  Решившись, Матвей нажал педаль газа. Двигатель бодро взревел, и самолёт выкатился из гаража.
  Для быстрого взлёта Матвей ещё летом соорудил с товарищами стартовую эстакаду, которая шла через весь его участок, и обрывалась у ограждения. Длина полосы была достаточна для уверенного взлёта, при условии, что самолёт перед заездом на эстакаду, раскрутит двигатель "на полную мощность". Для чего были предусмотрены упоры в начале эстакады.
  Матвей точно подкатил самолёт к началу "взлётной полосы" и, уперев колёса в убираемые по сигналу передатчика упоры, от души "газанул". Двигатель, усиленный работой династартера в режиме мотора, оглушительно загудел. Самолёт слегка присел на стойках шасси.
  Выждав мгновение, Матвей нажал кнопку уборки упоров.
  Аэроплан буквально "выстрелил" с места. Выбивая снег из колей эстакады, он разогнался и "зацепив" крыльями ветер, дувший навстречу аэроплану, стремительно взлетел!
  
  В стёкло кабины не было видно чего-либо, кроме серой хмари. Спарка дизель-династартер мощно гудела, вращая трёхлопастный винт с изменяемым углом атаки лопасти, толкая "Аэрокар", такое название дал своему детищу Матвей, вперёд. А воздух, что с силой протыкал аэроплан, поднимал его всё выше и выше.
  - Хорошо не забыл установить альтиметр "на ноль". Эта операция, необходимая для привязки барометрического альтиметра к уровню аэродрома как нулевой отметки, выполнялась простым нажатием кнопки на приборной доске.
  - Не видно ни зги, лететь можно только по приборам. Поднимусь-ка повыше, авось распогодится - пробъю слой облачности.
  Не сбавляя оборотов двигательной установки, Матвей поднимал аэроплан всё выше.
  Наконец, на высоте трёх тысяч метров слой облаков закончился, и над головой Матвея появилось чистое небо, где на востоке уже во всю алела полоса зари, а в противоположном направлении были видны яркие звёзды.
  Опытный взгляд заядлого астронома, уже далеко не любителя, а вполне профессионала, быстро сориентировался по звёздам. Память Бронштейна была достаточно тренирована, чтобы чётко установить курс самолёта, даже не заглядывая в полётную карту - этот курс за минувшее время, за десятки полётов, Матвей выучил наизусть.
  Поднявшись на высоту четырёх с половиной тысяч метров, и оставив облачность далеко внизу, Матвей, согревшись, кабина самолёта неплохо прогрелась теплом, поступавшем от мотора, и снизив мощность двигателя, отключив династартер, некоторое время летел по маршруту, словно впав в оцепенение.
  В голове роились мысли. Вдруг вспомнились события минувших с момента переезда в Москву лет.
  
  Оказалось, что решение назначить его ректором МГУ принадлежало В.И.Ленину. Умирающий Вождь сумел-таки, настоять на этом решении, и доказать, что это не маразм больного человека. Сыграли свою роль журналы "Техника-Молодёжи", которые начали выпускать в Киеве.
  Ленин подчеркнул деловое и высококачественное изложение естественно-научного и технического материала. То, что было как воздух нужно для воспитания своих, "пролетарских" инженерных кадров. Нехватка квалифицированных специалистов была жуткая.
  Вот по этой причине Ленин и предложил Совнаркому авантюру с назначением создателя очень успешной в решении инженерных задач коммуны "Кибер" ректором МГУ. Авантюра рассматривалась также как средство жёсткого давления на весьма своенравный и по мнению Ильича, глубоко реакционный кадровый состав Университета.
  - Если бы я был тем прежним Бронштейном, размазнёй, если честно, слишком мягкий у меня характер был, то... а что рассуждать - из "показаний" пришельца из будущего ясно. Был бы обычным человеком, и...
  А вот с подачи Макарова... Фактически, вместо того жалкого листочка с призывом к рабочему классу о недопустимости установления на территории Союза тоталитарного режима, глупой в общем-то попытке, и похоже, сделанной под влиянием троцкистов, кстати, одной из целей их было как раз провоцировать успешных деятелей науки на конфликт со властью, я развернул мощнейшую пропаганду в "массах"! И похоже, получилось. История уже мало напоминает то, что помнил Макаров...
  
  Впрочем, "пропаганда" здесь не подходит. Скорее "обращение внимания" на "принципиальные вещи". Главное - создать соответствующую информационную атмосферу вокруг человека, подсказать некоторые неочевидные вещи. А дальше - человек сам додумает необходимое. Иначе с ним вообще дел иметь не стоит.
  
  Матвей откинулся на спинку кресла и снова погрузился в свои воспоминания:
  - Моё назначение ректором МГУ "старые кадры" восприняли в большинстве своём в "штыки". Достаточно неприязненно. Что это мол, за "хрен с горы нарисовался"? Такой молодой и борзый?!
  С другой стороны, НКВД уже побаивались, даже в академической среде. Поэтому открытых демаршей не было. Однако довольно скоро со стороны "непримиримых" начался откровенный саботаж.
  Пришлось срочно искать опору. Среди молодых, жаждавших перемен.
  В среде математиков удалось найти опору на таких отличающихся друг от друга людей, как Понтрягин и Колмогоров. Студент Лев воспринял идеи Матвея о том, что "математика такая же естественная наука как и физика, химия, биология", и что любой математической идее найдётся прообраз в Природе, положительно. Несмотря на слепоту, этот молодой математик показал настоящий "класс" как исследователь. Органично воспринял продвигаемую Матвеем идею "физической математики" - прикладного раздела математической науки, исследующего вопрос создания "решателей" на базе специально подобранных физических процессов для задач, описываемых нелинейными диффурами.
  
  Работы же самого Матвея, по теории дробномерных пространств и фракталов, большинство математиков восприняли очень неоднозначно. Вплоть до истерик доходило, мол, что за хрень молодой ректор выдумал. А строгое доказательство неполноты математики как науки, и невозможности создания завершённой системы математического знания?! Это было настолько МОЩНО, что даже пришлось собирать "философский конгресс", под покровительством Совнаркома, где разгорелись нешуточные баталии. И как бесило оппонентов, когда Матвей на их в общем-то жалкие попытки его опровергнуть, отвечал: - это понять можно даже из того факта, что в БЕЗКОНЕЧНОЙ ВСЕЛЕННОЙ БУДЕТ БЕЗКОНЕЧНОЕ КОЛИЧЕСТВО СТРУКТУР, СООТВЕТСТВЕННО И ОТРАЖАЮЩИХ ИХ СИСТЕМ ЗНАНИЙ!
  "Формалистов", ратовавших за предельную "формализацию" математического знания, или как их позже назвали "бурбакистов" Матвей погнал из МГУ "ссаными тряпками", мол, нечего заниматься "проституированием математики", которая нужна "как воздух" молодой промышленности Страны Советов, для описания технологий. И в формализацией математики создаются миллионы ненужных препятствий в деле понимания и освоения молодым поколением "красных инженеров" аппарата математической науки.
  Наоборот, нужно всемерно приветствовать и поддерживать "мостики наглядности", позволяющие свести математические конструкции к реально наблюдаемым в природе процессам. Там где это позволяют сделать человеческое воображение и чувства.
  Не то чтобы Матвей был совсем против формального подхода, но он жёстко следил, чтобы формализм не мешал обучению, и был бы только там, где без него - никак.
  
  Собрав команду из студентов и молодых исследователей, Матвей смог опереться на их, и нейтрализовать выпады "старой научной гвардии".
  Неплохим ходом оказалось приглашение западных специалистов. Из числа "никому не известных", хотя на самом деле скорее "широко известных в узких кругах", молодых учёных. И даже вполне известных, но "ошельмованных", как например, Альфред Лотар Вегенер.
  
  С Вегенером и его учеником, советским геологом Демьяненко была целая история. С "геологической революцией" и "геологическими ретроградами-ортодоксами". Которые заняли крайне неконструктивную позицию, саботируя предложения исходящие от группы, поддерживающей Ректора.
  Тогда Матвей "нажаловался на ретроградов" в Совнарком, и постановлением, смог "выгнать старпёров" из Университета. Это был волюнтаристский акт, но... вполне оправданный. Незачем советской геологии терять почти век, повторяя "зады" теоретиков века девятнадцатого.
  Термодинамику ядра и мантии Земли, Матвею удалось обсчитать быстро. Большую помощь здесь оказали "решатели", что были разработаны под руководством Понтрягина. И позволившие проанализировать уравнения, выведенные Демьяненко и Бронштейном совместно.
  В результате в геологии "грянуло". Правота Вегенера стала очевидной. Проблемы его теории "мобилизма" земной коры были в том, что неясен был источник чудовищной по своей величине энергии "приводящей в движении континенты". Предположение самого Вегенера о том, что "континенты двигают лунные приливы" не проходило "по энергетике процесса".
  Теория же Демьяненко-Бронштейна "наглядно" показала, что в мантии Земли конвективные потоки вещества - само собой разумеющиеся на протяжении значительного периода геологической истории процессы. И их энергия на порядки больше требующейся для привода в движение коры Земли.
  Более того, эта теория позволяла с уверенностью прогнозировать строение планет земной группы солнечной системы.
  И, само собой разумеется, при корректном использовании давала чёткие указания, где искать минеральные богатства Земли. Что и подтвердилось, буквально в считанные месяцы, обнаружением "нефтяных океанов" Демьяненко. Что существенно расширило запасы нефти, доступной для нефтяников Баку и Грозного. Нефть в Поволжье, на Урале, гигантские газоконденсатные месторождения Туркмении... В общем, это было "пенальти" в ворота мировой геологической науки.
  
  "Выгнанные геологи", столкнулись с тем, что их устаревшие теории "никому не нужны". Часть из них, впрочем, смогли устроиться преподавателями в школы. Так что пришлось проверять, как они преподают. Дабы не засоряли головы подрастающего поколения "устаревшим хламом".
  
  Пожалуй самым крупным достижением Матвея на "идеологическом фронте" стало официальное признание ошибочности некоторых положений в теориях Энгельса.
  И, провести это удалось через В.И.Ленина. Написанная творцом Революции книга:
  - "Принципиальные ошибки в работах Ф.Энгельса" дала группам "реформаторов марксизма" карт-бланш на пересмотр устаревших утверждений. Были "реабилитированы" мнимые числа и многомерные пространства, изгнан дух догматизма из экономических построений.
  Это "выбило почву из-под ног" марксистов-ортодоксов, и фактически, открыло двери, как называл эту экономическую политику Матвей, "китайскому НЭПу". Впрочем, так в слух он не выражался.
  
  Ещё одним крупнейшим достижением "на идеологическом фронте", личной заслугой Матвея, была организация серий экспедиций. С целью изучения успешных коммунистических поселений городского типа бронзового века.
  Благодаря очень хорошим отношениям с Турцией, удалось провести несколько сезонов раскопок городища "Чатал-Гююк". Где и были найдены предсказанные Матвеем характерные особенности коммунистических поселений. И, более того, были обнаружены свидетельства первой в истории человечества коммунистической революции.
  Соответственно, теория общественных формаций подверглась конструктивной критике.
  
  Путешествие же в Парагвай, для изучения опыта коммунистических поселений созданных иезуитами на основании идей Т.Кампанеллы, также дало массу "материала для размышления".
  
  Всё это вместе взятое очень способствовало нормализации исследовательского процесса, и превращению марксизма в полноценную науку. Изгнанию из марксизма духа догматизма и религии. За что с настойчивостью бульдозера ратовал В.И.Ленин.
  Результаты были видны что называется, "невооружённым глазом"!
  
  Не менее сильное влияние оказали его идеи и на военных. Один "истребитель дредноутов" чего стоит!
  Маленький, неприметный грузовичок, артустановка на котором способна пробить снарядиком, скорее даже просто крупнокалиберной пулей дредноут насквозь!
  
  Матвей улыбнулся, вспоминая то испытание "вундервафли":
  
  Бекаури - представитель госприёмки, создатель Остехбюро, с любопытством разглядывал артустановку, смонтированную на грузовичке-трёхтонке.
  - Любопытный пулёмет. Но мне непонятно его назначение. Разве у нас мало пулемётов? Тех же Максимов? Сколько эта штуковина весит, что ее надо на грузовик ставить? Сколько? ПОЛТОННЫ? А скорострельность всего 3 выстрела в секунду? Ну и зачем на ещё один пулемёт тратить народные деньги?
  - Спокойнее, товарищ. Вы упустили из виду один маленький момент.
  - Какой же это?!
  - Дульная энергия пули пропорциональна квадрату скорости. Знаете, какая тут скорость?
  - Ну подняли вы ее вдвое - что это поменяет?
  - Не вдвое. В тридцать раз. Энергия этой 'пули' равна энергии снаряда трехдюймовой пушки. При скорострельности в три и две десятых выстрела в секунду.
  - Что? Как?!!
  - Мы придумали оригинальную схему передачи энергии, которая позволяет снять ее с однопоршневого двигателя практически без потерь - прямое преобразование. Приступим к испытаниям?
  - Ну... давайте.
  - Заводите, малый газ. Все в укрытие.
  Матвей повернул ключ зажигания на пульте, и бочонок в основании орудия задергался, а из глушителя раздалось характерное дыр-дыр-дыр двигателя внутреннего сгорания.
  - А... разве он не на порохе?
  - Зачем? Порох очень неэнергоемкая субстанция. Мы используем воздух и природный газ, по схеме Дизеля. Приступаем?
  - Ну... давайте, да. А мишень не далеко отнесена? 5 километров - никакой пулемет так далеко не стреляет - пуля просто остановится в воздухе.
  - Увидим. Подключайте загрузку снарядов.
  Дернулись реле, и к стволу поползла лента цилиндриков, сверкавших медью и графитовыми контактами. Посередке были стержни из тускло-серого металла.
  - Вольфрам - откомментировал Матвей. - Пробовали стальные, но они сгорают уже на втором километре.
  - СГОРАЮТ?
  - Ну да, а вы чего хотели? Дульная скорость - десять километров в секунду, как метеорит. Вольфрам вроде до расплавления может пролететь километров десять-пятнадцать. То есть продержаться одну секунду.
  Тем временем, пушка начала плеваться снарядами - в сторону мишени полетели огненные стрелы, как от трассирующих выстрелов - это на лету обгорала медно-графитовая обвязка сердечников.
  - Отлично. Теперь полный газ.
  Мотор взревел. Если раньше траектории снарядов еле заметно изгибались, то теперь огненные линии были идеально прямыми. А мишень начала... взрываться?
  - Вы туда засунули шимозы?
  - Нет, зачем. В снаряд закачано достаточно кинетической энергии, чтобы простая болванка при контакте с препятствием, взорвалась в 25 раз сильнее ее веса в шимозе или пироксилине.
  - Теперь испытания на реальной мишени. Слева от листа - три трофейных танка.
  Смотрите.
  Линия разрывов поползла в сторону стоящих рядом с мишенью английских Викерсов, и накрыла их. Танки начали дергаться как от ударов кувалдой - возникающее огненное облако вминало броню и пробивало ее насквозь, причем на площади, значительно большей, чем скромный диаметр снаряда.
  - Почему так? - поинтересовался Бекаури.
  - Все просто. На той скорости, на которой летит снаряд, место его контакта с броней мгновенно перегревается до состояния фазового взрыва материала - он и происходит. Весь кусок брони, контактирующий со снарядом, мгновенно превращается в очень горячий газ - это как попадание фугаса, только тут энергия куда как более концентрирована. Снаряд, кстати, тоже испаряется. Тонкую броню, как на Викерсах, это частично сомнет, частично пробьет. А в толстой - сделает кратер. Учитывая, что прицельная дальность из-за высокой скорости снаряда, у нас большая - это орудие может 'проковырять' даже броню линкора. Не сразу, конечно. Попаданий за 5-10 в одну и ту же точку.
  
  Солнце медленно появилось из-за горизонта, осветив косыми лучами пейзаж под самолётом. Сплошное покрывало облаков закончилось, теперь в нём было много разрывов, сквозь которые была видна заснеженная земля внизу.
  Матвей, посмотрев вниз, повеселел. Посадка на аэродром Калуги, если подобная погода сохраниться и там, не будет представлять труда.
  Спустя ещё полчаса, в громадном разрыве облачности появилась Калуга.
  Сразу бросалась в глаза атмосферная станция полигона. Исполинская "башня" антенны, поддерживаемая стратостатом, увенчивалась облаком мелкой ледяной взвеси, что тянулась в стратосферу. Судя по интенсивности "парения" над вершиной антенны, с неё снималась полная мощность.
  Атмосферная станция не только избавила Калугу и окрестности от летних гроз, но и позволила довольно уверенно управлять климатом города и окружающей местности.
  Например, летом, в пасмурную и холодную погоду, подняв антенну до уровня облачности, можно было затем "прожечь" её, вызвав выпадение дождя и образования "прогала" величиной километров двадцать-тридцать. В принудительном порядке сменив серую хмарь на ясное солнечное небо.
  Мощность станции была двадцать-сорок мегаватт, в зависимости от высоты подъёма антенны. Можно было снять и большую мощность, но, помня о "каракумском событии" этим не рисковали.
  Станция в подарок от "Кибер"-а получила накопитель энергии на базе сверхпроводящей тороидальной катушки, что позволило получать какие угодно мощности в случае необходимости.
  
  Внизу проплыли пирамиды "Биосферы-2" - первого на Земле поселения с замкнутым экологическим циклом.
  По-сути "Биосфера" была гигантской теплицей, или правильнее - оранжереей, в которой круглый год поддерживался тёплый субтропический климат. Что позволило в секции "джунгли" выращивать бананы, хлебное дерево, ананасы, папайю и другие тропические диковины. Подсвечивание зимними ночами позволило нормализовать суточный цикл деревьев, а газоразрядные серные лампы свели расход электроэнергии на ночную подсветку к минимуму. Освещая зимой оранжерею дополнительно двенадцать часов, с шести утра до шести вечера, требовательным тропическим деревьям обеспечили правильный суточный цикл, устранив последствия короткого зимнего дня.
  "Биосфера" строилась усилиями энтузиастов, как прообраз внеземного поселения. Ей уже исполнился год. За это время были возведены постройки секции "Джунгли", жилой блок, секция микробиологической очистки воды и воздуха, трансформаторная подстанция.
  Корпуса оранжереи изготовили из поликарбоната и титановой арматуры которые изготовила калужская опытовая электрохимическая фабрика.
  "Малой мощностью", день за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем, "Биосфера" приобретала свои черты.
  Бронштейн был как вдохновителем её строительства, так и архитектором. При проектировании он постарался учесть все ошибки допущенные при строительстве прототипа в реальности Макарова.
  Так, в советском аналоге не пытались построить подобный природному биом. Например, не стали заселять насекомых, поскольку ими, как оказалось, очень трудно управлять.
  Наоборот, биологические циклы возведённого сооружения всячески контролировались, и были упрощены до предела.
  Результат - "Биосфера" Матвея в отличие от прототипа вырабатывала кислорода больше, чем требовалось, и его спускали в атмосферу.
  Растения для проекта собирала по всему миру команда гирдовцев под руководством Вавилова Николая Ивановича. Их трудами, правда с подачи Матвея, в оранжерее появились саженцы хлебного дерева, привезённые на специально оборудованном дирижабле из тропиков.
  
  Собственный аэрофлот, пока в количестве трёх самолётов и двух дирижаблей, был подарком долгопрудненской коммуны "Дирижаблестрой". И, трудился с полной отдачей!
  
  Внизу стало видно полотно посадочной полосы. Матвей связался с диспетчерской и узнал, что боковой ветер на ВПП отсутствует. Получив добро на посадку, он направил свой самолёт к аэродрому.
  
  
  
  Глава 35. Агропромышленная Революция.
  
  
  Владимир Иванович Вернадский присев на корточки, осматривал саженцы тропических деревьев.
  Судя по их внешнему виду, чувствовали они себя на новом месте удовлетворительно. Даже хорошо. Что было удивительно. Культуры, что здесь высадили, относились к числу проблемных, для культивирования в оранжереях. Во всяком случае, в Московском Ботаническом Саду далеко не всегда растениям удавалось прижиться. Правда там и не было "климат-контроля", как назвали установку жизнеобеспечения создатели этой оранжереи.
  
  С "киберовцами" Владимир Иванович познакомился ещё в Киеве. Когда его попросили осмотреть тепличное хозяйство коммуны.
  Уже тогда Вернадский испытал лёгкий шок от невероятной осведомлённости в довольно не очевидных вопросах культивирования растений в закрытом грунте, которую продемонстрировали вчерашние крестьянские парни. Уровень их знаний и навыков многократно превышал мировой. Многие вопросы, которые молодые исследователи подразумевали как само собой разумеющееся, мировая практика оранжерейного земледелия даже не рассматривала.
  Неудивительно поэтому, что у коммунаров "Кибера" всё "росло и колосилось"! С первых же попыток выращивания теплолюбивых овощей, коммунары "попали в десятку", собрав громадные урожаи, ставшие предметом зависти земледельцев всей Украины!
  Тогда же у Владимира Ивановича произошёл и первый конфликт с коммунарами, а чуть позже - и грозной НКВД.
  Коммунары, в обмен на "посвящение в тайны" "суперземледелия", "хайпоники", как они назвали свои методы тепличного хозяйствования, потребовали от Вернадского "подписки о неразглашении". На возмущённые реплики Владимира Ивановича о том, что "эффективные методы сельского хозяйства" это "достояние всего человечества", и, как может совмещаться "коммунарская мораль" с "засекречиванием методов", "могущих накормить миллионы", Вернадскому пришлось выслушивать "суровую отповедь". А затем познакомиться и с Феликсом Эдмундовичем.
  
  На удивление "грозный" нарком оказался человеком вменяемым, и, на возмущённые реплики Владимира Ивановича "прочитал курс лекций" на тему "нового экономического курса":
  - Знаете что, товарищ Вернадский, начал он. Есть уже пример, к чему приведёт так страстно Вами защищаемая "передача информации всему миру".
  - Что Вы имеете в виду? - удивился Вернадский.
  - Я имею в виду опыт супруг Кюри, по передаче технологии выделения радия "всему человечеству". Результатом было обогащение кучки дельцов, которые ничто же сумняшеся, запатентовали технологии. И продавали радий по сотне тысяч долларов за грамм. В то время как Кюри не получили от них НИ КОПЕЙКИ помощи. А ведь могли, суки, подкинуть Кюри пару десятков тысяч "американских президентов" вполне того заслуживающим, чем спускать заработанные миллионы в казино.
  И, я вас, Владимир Иванович, спрашиваю, Вы можете гарантировать, что "переданные всему человечеству" созданные трудом Советских Агрономов "передовые технологии" не станут собственностью какого-нибудь мерзавца-дельца от агробизнеса?!
  - Так как, спустя минуту молчания учёного переспросил нарком. Даёте "голову на отсечение", что Этого не будет, тем более что негативный опыт Кюри - налицо!
  
  Вернадский был растерян, и от смущения не мог найти слов.
  - Понятно. Не можете! А ведь, запатентуй Кюри радий, они могли бы "взять его производство под контроль". И высылать образцы радия нуждающимся лабораториям безплатно! И брать деньги с тех, кто по своему богатству ОБЯЗАН ПЛАТИТЬ!
  - У меня нет возражений, наконец смог преодолеть себя Вернадский. Давайте свою бумагу...
  
  Ребята из "Кибера" заставили Владимира Ивановича на довольно многие вещи взглянуть по-другому. Во-первых, в отличие от "горлопанов-горлодёров", толкавших речи "о мировой революции" на улицах, эти ребята отличались взвешенностью в суждениях. Агитировать "за мировую революцию" они не пытались. Вообще в их суждениях было мало политики, а если и была - то всегда обоснованная делом.
  Во-вторых, как и сам Вернадский, эти ребята "боготворили научный метод". И в отличие от учёных-болтунов, признавали верховным авторитетом только ОПЫТ.
  
  В вопросах биологической науки, киберовцы были "убеждёнными дарвинистами", более того, откуда-то достали все сочинения Дарвина, и читали их в оригинале. Но вот в вопросах эволюционной биологии их взгляды, по мнению Вернадского, сильно разошлись с общепринятыми.
  
  Киберовцы подвергли жёсткому осмеянию позицию генетиков, считавших случайность мутаций "наследственного вещества", который они почему-то упорно называли "генетическим кодом, библиотекой", догмой, не подлежащей сомнению. Труды Моргана и Вейсмана, которых сам Владимир Иванович считал основополагающими в генетике, киберовцы оценивали невысоко. И вообще, неутомимо заявляли, что в "генетике не бывает "законов", есть только ПРАВИЛА"! Правда к работам Менделя отношение у анархистов генетики было положительное, и они признавали полезность его исследований. Но считали, что Дарвин ПРИДУМАЛ намного больше полезных гипотез, чем горе-генетики, стремящиеся в первую очередь обосновать своими работами притязание правящего класса стран Запада на исключительность, чем заниматься "добротной наукой".
  - В само деле, Владимир Иванович - убеждали его, ну какие могут быть "законы" в насквозь пока феноменологической генетике?!! Посмотрите с каким апломбом западные авантюристы от науки выдвигают плохо обоснованные гипотезы! "Закон необратимости эволюционных изменений", "Закон случайности мутагенеза" и прочая дребедень! Они что, Сами лично следили за массивом живых организмов в дикой природе, чтобы делать такие выводы? Или хотя бы поставили достаточно масштабные микробиологические опыты?! НЕТ! Есть лишь очень неряшливо сделанные наблюдения, без ДОСКОНАЛЬНОГО изучения условий, в которых находились исследуемые организмы!
  
  Наше мнение таково - на данном историческом этапе "труды" западных генетиков малополезны, и скорее будут "заблуждать", чем прояснять истину. Поэтому мы, советские исследователи природы наследственности живых организмов, должны двигаться своим путём, не полагаясь на авторитет западных "спецов"!
  
  И ребята дали "класс"! Одна только методика скоростной селекции новых сортов растений сельскохозяйственного назначения чего стоит! За три года киберовцам удалось создать несколько новых сортов сахарной свеклы, помидор, картофеля, пшеницы и ржи.
  Более того, киберовцы были почему-то убеждены, что реальная эволюция живого - это целенаправленное приспособление к существующим условиям среды, которое включает в себя целый набор механизмов "индукции изменений генетического кода". И, что первейшей задачей генетиков является как раз поиск и открытие механизмов наследственности. И что живая клетка на самом деле - это "химический вычислитель", способный целенаправленно менять свой генетический код!
  
  Самым поразительным для Вернадского "откровением" была странная убеждённость молодых исследователей в том, что носитель генетических свойств уже открыт. Мишером, в 1869 году. И это ни что иное как нуклеиновая кислота, которая по заверениям главы Кибера Матвея Петровича Бронштейна не что иное как "молекула-запись генетических свойств организма"! Идея Бронштейна о том, что нуклеиновый полимер образует "четырёхбуквенный код", в котором и записано строение белков и даже план развития организма, в среде "киберовцев" была общепринятой. Почему именно нуклеиновая кислота, а не белки, для Вернадского было загадкой. На вполне законные вопросы, Бронштейн отвечал, что "закрепление роли носителя наследственных свойств" за нуклеиновой кислотой закономерно, из-за математических свойств такой линейной молекулы, которая является ни чем иным, как простейшим логическим автоматом. Белки такими свойствами в достаточной степени, и самое главное - устойчивостью реакции похвастать не могут. А нуклеиновая кислота - может себя копировать.
  
  Заявления Бронштейна на взгляд Вернадского были спекулятивными и плохо обоснованными, но энтузиазма тому было не занимать.
  
  В целом, усилия "молодых естествоиспытателей" Владимир Иванович оценивал положительно. По сравнению с болтунами, начитавшихся "вершков" из научно-популярных статей Энгельса, и на этом основании пытавшихся с апломбом поучать учёного "как ему делать науку", контраст серьёзных и деловых киберовцев был разительным.
  И прежде всего из-за добротности, аргументированности опытами их теоретических построений.
  А практические достижения киберовцев были, что называется, "сногсшибательными"!
  
  Например, инструментарий и методика "индустриальной селекции" растений сельскохозяйственного назначения.
  Были справедливо раскритикованы существующие методики селекции и выведения новых сортов. Прежде всего был сделан упор на тот факт, что условия опытной делянки селекционера и промышленного сельскохозяйственного поля - структуры принципиально разные.
  На селекционном поле растения находятся в "райских условиях". Им обеспечены нормальное питание, проводится тщательный отбор посевного материала. Всё это вместе взятое сильно отличается от типичных условий промышленного производства зерна. Когда посевной материал, хранившийся часто в "спартанских" условиях высевается в истощённую землю, в которой к тому же могут в изобилии находится возбудители разнообразных заболеваний культивируемых растений.
  
  Селекционная методика "киберовцев" предполагала иной путь селекции. Прежде всего - масштабность. В идеале, в процесс селекции должен был войти ВЕСЬ семенной материал, обращающийся на ПРОМЫШЛЕННОМ поле. И основной упор в селекции должен был быть сделан на создании "селекционных машин", способных буквально поштучно осмотреть и оценить ВЕСЬ массив подвергаемых селекции растений, с учётом ВСЕХ существующих между агентами сельскохозяйственного биоценоза взаимосвязей!
  Это ТРУДНАЯ задача. И решить её в рамках существующих методик не представляется возможным. Поэтому здесь открыты все двери для творчества!
  
  Владимир Иванович задумался, вспоминая тот разговор.
  - Нами созданы "зерноаналитические машины", способные сепарировать зерно, поступающее на хранение, по шаблонам заданных признаков. Что позволяет уверенно отделять "элитный" посевной материал от не удовлетворяющего заданным критериям.
  Внедрение в практику хозяйствования таких машин запускает процесс АВТОМАТИЗИРОВАННОГО создания новых сортов растений сельскохозяйственного назначения, прямо в самом хозяйстве. Фактически, получается искусственная эволюция растений, когда в деле создания нового сорта участвуют ВСЕ ЗНАЧИМЫЕ ФАКТОРЫ, влияющие на развитие и плодоношение!
  
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"