Артус Ричард Евгеньевич: другие произведения.

Яр кн.2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга из цикла исторического фэнтези повествующего о непростых временах 14 века.

   Яр. Книга 2.
  Глава 1
  -Как же так? - Посмотрел Яр на сидевшего напротив него Рыгора.
  -А вот так малец. - Печально вздохнул воин. - Жизня-она такая. Значится, не стало больше нашего воеводы. Уморили его злыдни проклятущие в ордене своем поганом. А на что воин-то справный был. Да и как воевода всем подходил. Пусть и строгий да зато честный и рассудительный. Ух. Попадись мне в руки те подонки, что жену его с сынками ливонцам выдали, своими-бы руками удавил. - Бухнул в сердцах мужчина по столу кулаком.
  -А ты точно уверен, что это именно люди боярина сделали? - Уточнил Яр, хотя и сам знал, какой будет ответ.
  -А то кто же? Конечно они. Да и не кому больше. Опосля твоего отъезда этот боярин Фрол Филин всю свою злость на Михала направил. Как только очернить его не пытался. Да только все его потуги без толку были. Даже в Пскове на его наговоры никто внимания не обращал. Ну, а как, стало быть, поперли наместников московских, когда князь Александр вернулся, то и вовсе голову от злобы потерял. - Рыгор скорбно покачал головой. - У меня в голове вот никак не укладывается. Как можно своими руками тех с кем почитай в одном доме живешь врагу выдать? Ну, коль такую злобу в сердце носишь, что аж невмоготу так убей. Хотя-бы даже из-за угла в спину вдарь. Хоть и дело это поганое, зато более-менее понятное. Но на муки лютые врагу отдавать? Эх. - Махнул он в сердцах рукой. - Пытались мы злыдней перенять. Да куда там. Больно времени много прошло пока приметили, что семью воеводы из города умыкнули. Ну, а дальше все по накатанной. Михал сам в орден за семьей подался. И в таком деле насильно ведь не удержишь. Братья-рыцари в таких делах обещают семью на волю отпустить. А тут и ни воеводы и ни семьи. - В очередной раз тяжело вздохнул воин.
  Никто в мире не чурался такого дела как захват заложников. Если можно так выразиться, это самый короткий путь решения проблем. Не всегда и не во всех случаях он работал, этот путь. Иногда давал сбой. Но вот в случае воеводы Острова сработал на все сто.
  Да еще-бы не сработал. Братья-рыцари на этом деле, что говориться, собаку съели. А то как-бы они так лихо нобилей под себя подминали, отбирая у них власть и владения? Особенно на начальном этапе своих великих завоеваний. Нет. Потом конечно будут сочиняться легенды и басни о неустрашимых героях что не жалели ни свои ни чужие жизни, особенно чужие, во славу и величие Господа и истинной матери церкви. И будет огромное число людей свято верующих в эти сказки. Образ героя-рыцаря выгодно отличается от образа героя-шантажиста. Ради справедливости стоит, однако заметить, что по всему миру победители подобными действиями грешили и грешат, не только братья-рыцари.
  -Жаль Михала. - Никак не мог успокоиться Рыгор. - Одно дело в бою пасть. И совсем другое вот так вот ни за что сгинуть и семью при этом не уберечь.
  -Слушай, дядька Рыгор. - Поинтересовался у Рыгора Яр. - А за каким лядом тебя в новгородские земли занесло?
  Мужчина, улыбнувшись, хмыкнул.
  -Так и я не ожидал тебя в этих землях встретить.
  -Со мной все просто. - Отмахнулся Яр. - Я сюда с дружиной князя Наримонта-Глеба пришел по приглашению самих новгородцев.
  Ну да, было такое дело. Московский князь Иван Данилович Калита такими ударными темпами стал выгребать новгородское серебро из кошельков новгородцев, что в конечном итоге они не выдержали. Вместо того чтобы продолжать молча платить новгородцы вдруг начали ругаться. При этом, не стесняясь в выражениях говорить о московском князе нехорошими словами. Естественно, Иван Данилович обиделся на ругань. Ну, а кто из нас любит, когда его критикуют? Осерчал князь серьезно. Так серьезно, что взял, да и Торжок вместе с Бежецким Верхам захватил. Ну и как-бы невзначай еще по областям новгородским немного грабежом пробежался. После такого дела новгородцы стали усиленно бороды с потылицами чесать да думы думать.
  Если честно, то на думы много времени не потратили. Не стали мудрствовать лукаво, а взяли да и послали гонцов в Литву к Гедимину. Видать уже давно мысли подобные во многих новгородских головах крутились. Да пообещали. Коль князь литвинский их поддержит, то они в его правление некоторые свои волости отдадут. Тут нечего думать и нечего говорить. От таких предложений не отказываются. И вскоре из Литвы в Новгород отправился сын Гедимина князь Пинский Наримонт - Глеб. И получил этот Наримонт-Глеб в свое управление от Новгорода Великого землю Карельскую, половину Копорья да еще пригороды новгородские Ладогу и Орехово. Вот Яр с дружиной, что составляла охрану Наримонта в Новгород и заявился.
  -Ну а все-таки может, скажешь? Тебя-то каким ветром в Новгород притянуло?
  -Так Еремей Тимофеевич, воевода наш нынешний, как и многие в городе судьбой семьи Михала озабочены. Вот и послали меня с Семеном да Путятой, чтобы значиться точно, прознать, что с сыновьями его да женой приключилось. Авось каким-нибудь чудом удастся их обратно из полона ливонского в город вернуть.
  -А Еремей Тимофеевич - это часом не наш Ерема будет?
  -Он самый. - Ухмыльнулся в бороду Рыгор. - Пока дружинником был, Ерема звали, а как воеводой стал, так Еремеем Тимофеевичем сделался.
  -Загордился?
  -Да не. Чем там гордиться? Каким был таким и остался.
  -То есть хмурым и обязательно чем-нибудь недовольным. - Засмеялся Яр.
  -Ну, так характер просто так не исправишь. - Поддержал смех парня дружинник.
  Отсмеявшись, Яр, посмотрел на Рыгора серьезным взглядом.
  -Рыгор, а как там Ольга поживает?
  -Зазноба твоя? - Хмыкнул дружинник. - Да нормально поживает. Замуж за Ивана плотника вышла.
  В груди парня от этих слов неприятно защемило. Хотя, чего он ожидал? Ушел незнамо куда. Да и вернется ли обратно, неведомо. А коль с замужеством долго тянуть так того и гляди в старых девах засидишься. Так что правильно Ольга поступила. Умом все это Яр понимал, а вот сердце все одно болью кололо.
  -Слушай. А чего вы не сразу в земли ливонские направились, а в Новгород решили наведаться? - Перевел он неприятный разговор в другое русло.
  -Смеешься? Кто же нам дружинникам псковским позволит по землям ордена просто так разгуливать? Ежели и соваться в Ливонию то надобно знать точно куда идти. А из Новгорода это легче всего сделать. Новгородским купцам не то, что нашим, никто в Ливонии препоны ставить не будет. Они спокойно по всему ордену со своим товаром передвигаться могут. Мы тут сговорились с одним. Его Остап Немчин звать. Обещал помочь в нашем деле. Как товара наберет мы вместе с ним под видом его охраны в земли ордена и въедем. Ну а там, коль Господь сподобит, то отыщем семью воеводы да на родину вернем.
  -А как немец да вдруг купцом новгородским заделался?
  -Да нет. Сам-то Остап тутошний. Просто дочь свою за рижского бронника выдал. Вот его Немчином и окрестили.
  -Я-бы с вами пошел. - Вздохнул Яр. - Да сомлеваюсь что сотник отпустит. Уж больно обстановка вокруг нервозная.
  -Не брат. Тебе с нами точно нельзя. Ты своего волка за собаку никак не выдашь. А немцы волков верными слугам Диавола считают. Как-бы на костре нас потом всех вместе не спалили. Кстати, а чего ты здесь один, без него? Где свою зверюгу оставил?
  -Нет больше Разбоя. - Посмурнел лицом парень. - Погиб в бою с братьями-рыцарями.
  -Жаль. Добрый помощник был. - Посочувствовал Яру Рыгор.
  Оба собеседника на время замолчали. Тяжко это, друзей павших вспоминать.
  -Ладно, пойду я. - Прервал, наконец, тягостное молчание, подымаясь со своего места Яр. - Хлопцам привет от меня передавай. Да коль будет нужда какая, зовите. Подсоблю чем смогу. Удачи вам в вашем деле. Рад был с тобой повидаться.
  -И тебе всего доброго. - Кивнул в ответ головой Рыгор и добавил тихо, когда парень к выходу подходил. - Потрепало видать тебя сильно парень. Заматерел. Почитай ничего уже от юности-то и не осталось.
  Выйдя из корчмы, Яр чуть ли не нос к носу столкнулся с Яриной.
  -Вот ты где. - Накинулась на него девушка. - Я его по всему торжищу ищу, а он тут хмельным медом наливается.
  -И ничего я ничем не наливаюсь. Просто друга старого встретил, с которым ранее в дружине города Острова служил. - Стал оправдываться парень. - Вот для разговора в корчму и заглянули.
  -В корчму он заглянул. - Продолжила недовольно ворчать дивчина. - Кинул меня здесь одну. А вдруг-бы со мной какая беда приключилась?
  -Да какая беда? Если здесь кто что-нибудь злое умыслит, то его тут же на месте порвут. Здесь торг ведут.
  -Все одно просто так уйти куда-то, не предупредив меня. Это с твоей стороны подло.
  -Да ты так товарами заморскими увлечена была, что мне и в голову не пришло, что ты так быстро от них оторвешься. Тем более что и корчма-то от лотков всего в паре шагов находится. - Оправдывался Яр.
  Вот ведь нажил себе хворобу на свою голову. Вообще-то если честно, то нельзя сказать чтобы Ярина много ему хлопот доставляла. Просто иногда ее женское начало над ней верх брало и вот только тогда приходилось парню напрягаться. Но такое не слишком часто случалось.
  -Ну чего? Присмотрела себе что-нибудь из товаров? - Яр своими вопросами постарался переключить дивчину на другую тему.
  -Был-бы у нас дом так много чего прикупить можно было. - Ярина обвела взглядом, стоявшие рядом лотки с разными товарами и вздохнула. - А для теперешних наших нужд все это пустое.
  -Ярина, может зря ты в усадьбе Светозара не осталась? Он ведь обещал с домом тебе помочь. Жила-бы сейчас мирной жизнью, а не моталась со мной с одного края света на другой. Неужто тебе той битвы под Полоцком не хватило?
  Битва под Полоцком с крестоносцами жаркой вышла. Разгром московских загонов в псковской земле не шел с той битвой ни в какое сравнение. Яру с Яриной можно сказать повезло, что их к лучникам определили. Нет. На их долю битвы тоже с лихвой досталось. Помимо метания стрел по врагу пришлось и мечом не раз поработать. Особливо Яру. Ярина к тому времени не сильно шибко еще с мечом дружила. Хотя нужно отдать ей должное дивчина в такие минуты не паниковала, а перезаряжая за спиной Яра арбалет, помогала парню как могла. Иногда совсем тяжко приходилось. Но все же не так как дружинникам что схлестнулись с рыцарями в конном столкновении. Много в той сече славных воинов погибло. Однако же перемогли ворога лютого. Загнали крестоносцев обратно в их ливонское логово.
  За переругиванием между собой не заметили, как к княжьему терему подошли. И только на двор ступили, как их тут же окликнули.
  -Яр. Ярина. Готовьтесь к походу. Ваш десяток для сопровождения послов московских к нашему князю Гедимину назначен.
  Глава 2
  Ох и тяжкие думы одолевали князя московского Ивана Даниловича Калиту. Хотел князь московский новгородцев напужать, но вышло так, что сам себя перехитрил с тем пуганьем. Вот и надо было теперь думать, как положение исправлять. Нужно было искать способы замирения и не только с новгородцами, но и литвинами что за их спинами теперь стали. Большую войну Москва даже с помощью орды не потянет. Тем более что оплачивать ее со своего кармана придется, а это еще один удар по чувствам московского князя. Его ведь Калитой не просто так прозвали. Калита - это кошелек. Кошелек, в который деньги кладут, а не из которого деньгу вытягивают.
  Да и что касаемо орды там тоже все не так просто. Ежели-бы хан Узбек искал войны с Великим Княжеством, то поводов ее начать у него было предостаточно. Однако хан предпочитает все спорные вопросы с литвинами сейчас миром решать. Литвины вон уже до Киева добрались. Внуки Гедимина Кариятовичи, из малого Подолья татар выбили, а Узбек этому не сильно-то и воспротивился. Просто договорился, что теперь Великое княжество гарантом выплаты дани с тех земель становится. И ведь даже не поморщился, что размер дани уменьшился. Неспроста такое поведение. Ой, неспроста.
  То, что Гедимин силой немалой обзавелся, с этим никто не спорит. С этим теперь считаться приходится. Вон сколько княжеств под его рукой помимо собственных владений. Витебское, Полоцкое, Смоленское, Брянское, Псковское, Дорогобуж с Вязьмой, да еще теперь и Киев с Новгородом Великим в придачу. И ведь как ловко все устроил. Князей местных не трогает. Под себя не подминает. Законы что исстари сложились в тех землях, не меняет. Жизни никого не учит. Живут себе, как и жили прежде. Одно только условие у князя. Ежели на кого из соседей напали то надобно, невзирая на споры меж собой сообща на ворога выступать. И ведь что удивительно. Союз этот держится. Не разваливается на части.
  При таких обстоятельствах с Великим княжеством не войны искать нужно. При таких обстоятельствах нужно дружбу налаживать. А еще лучше родственными связями ту дружбу понадежней подкреплять. Ведь никто не скажет, что завтра случиться может. Авось придется на силу литвинов опереться? Вот и отправилось в Вильно посольство с предложением поженить-таки сына Ивана Даниловича Симеона, на дочери Гедимина Августе. Пришла пора эту игру со сватовством заканчивать. А то еще чего доброго опять сам себя перехитрит.
  Еще надо-бы подумать, как обратно к новгородцам подластится. А заодно людей верных по княжествам разослать. А ну получится где-нибудь, какую смуту учинить? Война дело хорошее. Но смута намного дешевле обходится. Тем более что из мутной водицы можно не токмо героем выплыть, но и в кошель пару монет кинуть. А главное ни дать никому в Сарае его место лучшего друга хана Узбека занять. В этом деле чуть проморгал и все. Оглянуться не успеешь, как тебя с твоего места спихнут. Желающих хватает. Как из князей Нижегородских, так и из князей Рязанских. Эти вон постоянно воду мутят, просиживая свои штаны возле ханского дворца.
  Грязное это дело, политика. Не каждый сию науку постичь может. Не каждому человеку дано с ласковой улыбкой в вечной любви и дружбе клясться и одновременно с этим нож в спину поглубже засовывать. Да и не беда-бы была, коль эти политики как пауки в банке только-бы себя жрали. Так ведь нет. Ради своей личной выгоды они людей под нож подводили. Народы лбами друг с другом сталкивали. По их вине весь мир кровью постоянно залит. И все это мечтами о светлом будущем прикрывается. Только вот годы идут, столетия проходят, а мечты о светлом будущем так мечтами и остаются. Но хуже всего, когда к этим мечтам еще и религию припутывают. Вся история рода людского такими примерами полна. Вот только люди на тех примерах не учатся. А может быть, просто не хотят учиться?
  Между Великим княжеством и Тевтонским орденом было заключено очередное мирное соглашение. Только вот мира как не было раньше, так и сейчас не стало. С большими походами на земли Литвы крестоносцы пока не совались. Но тщательно к ним готовились. А пока готовились, все их внимание было направлено на земли Жамойтии и Аукштайтии. Эти земли в состав Литвы не входили, а потому как магнит притягивали к себе взгляды братьев-рыцарей.
  Яр с Яриной после того как прибыли с посольством московским в Вильно недолго наслаждались отдыхом. Обратно в Новгород они не пошли. Все-таки на службе в дружине не у Наримонта состояли, а у Любарта. Любарт не в пример Наримонту князь боевой. Без дела сиднем сидеть, как и его брат Кейстут не любил. Вот они вместе с братом часть своих дружин по просьбе главного воеводы княжества боярина Маргелиса в Жамойтию и отправили. Чтобы значится, тамошним нобилям от крестоносцев отбиваться помогали.
  -А правду бают, что эти брат и сестра колдуны? Что будто-бы они рыцарей за несколько верст учуять могут и наперед знают куды те сунуться? - Приставал молодой дружинник к бывалому десятнику, сидя возле бивуачного костра. - Что будто-бы им в этом деле сами боги ворожат?
  В сотне все считали что Яр и Ярина брат и сестра. Ну а как иначе? Как муж и жена не живут. Но все время вдвоем друг возле дружки трутся. Так что ответ на вопрос, кто они друг другу очевиден. Чужие люди так друг за другом присматривать не будут. Так что только брат и сестра и остается.
  -Насчет колдунов ничего сказать не могу. Да и насчет богов тоже. - Усмехнувшись в бороду, ответил десятник. - А вот то, что лучше их следопыта не сыщешь. Так это точно. Я вместе с ними под Полоцком был. Так вот когда рыцари дрогнули и побежали мы многих успели перенять, пока они своих границ не достигли. И все благодаря этой паре. Они словно гончие по следам беглецов шли. Никто от них даже в самом густом лесу спрятаться не мог.
  -Оно и понятно, что спрятаться никто не мог. - Перебил десятника один из дружинников. - Их в лесу лешие младенцами подобрали, а потом всем своим премудростям обучили. От таких рази, спрячешься?
  -Молодежь, молодежь. Вам-бы только языками чесать. - Вступил в разговор пожилой воин. - Какая разница кто да откуда. Лучше радуйтесь, что они у нас, в нашей сотне в дозоре ходят. Если-бы их с нами не было, навряд-ли сотник позволил всем нам так запросто возле костров сидеть греться, да лясы точить.
  -И то верно. - Согласились с его доводом, сидевшие возле костра воины.
  Время от времени судачили дружинники промеж собой о странной паре. А отчего же не посудачить? Ведь не в кожной дружине бабу дружинницу встретишь. Да еще и молодку. Да к тому же еще в передовой дозорной сотне. Сотне, в которую не каждого дружинника возьмут. Это дело можно сказать вообще невиданное. Да и напарник ее тоже еще та лошадка темная. Вот поэтому и сушили зубы дружинники, предположения разные выдвигая. Кто они да откуда.
  Не сказать, чтобы Яр с Яриной как-то особняком от всех держались. Нет. Такого не было. Просто о себе мало что говорили. Да и по роду службы чаще всего вдали от основной дружины находились. Возле крепостей крестоносцев крутились, высматривая, не готовят ли рыцари какую пакость. А коль все же братья-рыцари в набег выбирались, то тогда дружину на них выводили. К примеру, на прошлой неделе благодаря им дружинники совместно с отрядами нобилей местных здорово отряд тевтонов в несколько сотен верховых пощипали. Лишь небольшая часть ворогов успела обратно до своей крепости добежать.
  -Ты как? Не слишком замерзла? - Участливо поинтересовался Яр у девушки. - А то может, отойдем подальше от крепости да возле костра погреемся. - Предложил он ей. - За то время что нас здесь не будет, все одно ничего не изменится.
  -Да не. Терпимо пока. - Не отрывая взгляда от крепостной стены, отозвалась Ярина.
  За то время что они были вместе, дивчина много чему научилась. Сейчас она ничем не напоминала ту перепуганную девчонку, с которой однажды повстречался Яр. До бывалого ветерана ей еще конечно было далеко. Да и сравнивать ее даже с вполне рядовым дружинником неуместно было-бы. В силе да мастерстве владения ручным оружием она, конечно же, всем уступала. Пока еще уступала.
  Но Ярина довольно упертой девушкой оказалась. Все свое свободное время с чисто женским упрямством на тренировки тратила. И как результат в стрельбе из арбалета уже сейчас многим могла и фору дать. С луком, правда, дело обстояло намного хуже. С пятидесяти шагов она вообще-то в щит уверенно попадала. Но так это не двигаясь с места да стреляя в неподвижную мишень. Мечом что ей Яр подобрал, орудовать научилась. Но выходить один на один с опытным воином все же еще рановато. Но то, что она не больно-то и сильно махать мечом могла, не делало ее ненужным балластом за спиной Яра. Наоборот. Благодаря своему другу она сейчас любого следопыта из их сотни за пояс спокойно заткнет. Да и что тут говорить. Такой слаженности в действиях и взаимопонимания как у них ни у кого в сотне больше не было.
  -Как думаешь? Рыцари скоро повторят свою попытку? - Оторвав свой взгляд от крепостной стены, через некоторое время задала Яру вопрос Ярина.
  -Ни сегодня и не завтра. Это точно.
  -С чего такая уверенность?
  -Так через пару часов здесь метель так заметет, что мама не горюй. Если за это время к ним в крепость подкрепление не подойдет, то завтра, даже если через наметенные сугробы пробьются, никто о походе не заикнется.
  -А откуда ты знаешь, что метель заметет?
  -Так все живое вокруг к ее встрече готовится. - Хмыкнул Яр.
  - Это получается. Нам-бы тоже по-хорошему, о каком укрытии подумать надобно было?
  -Не беспокойся. Я тут недалече берлогу хозяина леса присмотрел. В ней и без костра согреемся.
  -Ты хочешь сказать, что мне придется в обнимку с хозяином в его берлоге сидеть? - Бросила испуганный взгляд на парня Ярина.
  -А что здесь такого?
  -Как что? А вдруг он проснется?
  -Если шибко шуметь не будешь да обнимками его шкуру теребить, то не проснется. - Улыбнувшись, утешил Яр дивчину.
  -А может, все ж таки попробуем до своих добраться. Ну, или хотя-бы до жилья какого, которое здесь поблизости находится. Чего-то совсем не горю я желанием в берлогу лезть.
  -Так давай вон в крепостные ворота постучимся да на постой напросимся. Крепость она ближе всего к нам. Да не переживай ты так. - Приобнял Яр повесившую нос Ярину. - И верь мне. Все будет хорошо.
  Как Яр и говорил. Не успели они до берлоги добраться, как с неба посыпал обильный снегопад да поднялся сильный ветер. В том, что медвежья берлога находилась относительно недалеко от крепости, ничего удивительного не было. Крестоносцы только совсем недавно сумели перебраться и закрепиться на этом берегу Немана. Так что толком обжиться, еще не успели. Правда, чтобы достичь этого успеха им потребовалось 40 лет постоянных военных действий. А теперь вот пришла пора всеми силами этот успех удерживать в своих руках. Для этих целей в крепость даже орудия что при помощи пороха ядрами каменными стреляет, привезли и на стенах установили. Любое военное новшество, дошедшее до Европы, в первую очередь оказывалось на вооружении ордена.
  Ярина посмотрела, как Яр нырнул головой вперед в берлогу. Она знала, что у парня есть какая-то непонятная для других способность. Он как будто-бы умел говорить с лесом и зверями. Даже в незнакомом месте ориентировался так, что можно было подумать, что он здесь всю жизнь прожил. Теперь вот просто взял и в берлогу залез. Только ему такая блажь в голову прийти могла. Ярина потопталась пару мгновений на месте. Взглянула на спокойно стоявших рядом с берлогой лошадок. Те спокойно хрустели овсом из навешенных на их морды торб, и им вроде как было наплевать на опасное соседство.
  -Куда я лезу? - Вздохнула она, покачав головой из стороны в сторону и все же пересилив свой испуг, полезла через проделанный Яром лаз следом за ним. - Сожрут нас здесь. Как пить дать сожрут.
  Глава 3
  Магистр Ливонского ордена Эвергард фон Мангейм приподнялся со своего кресла и подкинул в камин палено, после чего запахнувшись получше в полы шубы, плюхнулся обратно.
  -Так вот дорогой мой Вернер. - Прокашлялся он в кулак. - Дитрих Альтенбургский бывший маршал, а теперь после кончины Лютера Брауншвейгского ставший магистром Тевтонского ордена настоятельно нам рекомендует присоединиться к его походу на жамойтов. Что вы скажете по этому поводу?
  Граф Аренсборгский прибывший со своими людьми недавно в Ригу с задумчивым видом потер свой подбородок.
  -Мне трудно что-либо говорить или советовать вам. Я ведь здесь человек новый. Так что вполне положусь на ваше мудрое решение.
  -Зря ты так Вернер. - Взяв со стола кубок с глинтвейном, хмыкнул магистр. - Здесь твои дворцовые уловки совсем неуместны.
  -Тогда скажу открыто. Мне не улыбается такое счастье как в лютый мороз по лесам да по сугробам лазить, выковыривая оттуда варваров.
  -Согласен. Очень даже неприятная перспектива. Однако готов тебя уверить, что эти варвары живут не в сугробах. Не знаю, кто тебе рассказывал подобные сказки. Но могу точно утверждать, что все они, скорее всего вранье. Литвины, жамойты и аукштайты. Они хоть и язычники, но живут, как и все нормальные люди. Предпочитая пережидать суровые зимние морозы в тепле. В своих укрепленных стенами городах и замках. - Магистр снова прокашлялся в кулак. - Но ты прав. Топтаться в такой мороз под каменными стенами то еще удовольствие.
  -Это означает, что мы остаемся в городе и никуда не идем? Я правильно все понял?
  -Не совсем.
  -Что значит, не совсем? - Изумленно захлопал ресницами граф Аренсборгский. - Простите магистр. Я вас сейчас не понимаю.
  -Да нечего здесь понимать. Отказаться от этого предложения мы не имеем права. Особенно если учесть что в этом походе помимо сына императора Людовика Бранденбургского принимают участие граф Намюрский и граф Генеберский. И это не считая остальной мелочи, что как вы понимаете, часто сопровождают подобные лица.
  -Так значит, мне все-таки готовиться к походу?
  -Вашим людям. Несомненно.
  -Магистр, перестаньте говорить загадками. Вы же сами сказали. Мы не при дворе.
  -От старых привычек дорогой мой друг очень трудно избавиться. - Отхлебнул из кубка горячего вина Эвергард.
  Эвергард фон Мангейм мечтал о великой славе. Но к его огромному разочарованию вместо славы ему довелось гораздо чаще отведывать горечь поражений. Нет. Конечно, его громкая победа над рижанами достаточно сильно прославило его имя. Особенно всех союзников восхитила его выходка с воротами и стеной мятежного города Риги.
  Вот только беда в том, что по сути это была его единственная громкая победа так сладко щекотавшее самолюбие. Он-бы с удовольствием забыл о своих неудачных походах на Полоцк. Забыл пережитый им страх. Вот только, к сожалению, с памятью в этом вопросе не договоришься. И переживать подобное в очередной раз ой как не хочется.
   Придворные летописцы в своих летописях естественно исхитрились. За то им и деньги платят. И те поражения чуть ли не победными лаврами увешали. Но то для потомков. Самому себе так соврать не получится. И вот теперь ему предлагают в очередной раз рискнуть жизнью. И самое противное то, что от этого предложения никак отвертеться не получится.
  -Вернер, а как-бы ты посмотрел на то, что твои люди перейдут в полное подчинение на время этого похода под команду Готфрида Вильде?
  -Это так необходимо? - Скривился граф Аренсборгский.
  -Нет. - Покачал головой магистр. - Если конечно ты все же решил сам лазить по сугробам.
  -Понятно. А если я решу по ним не лазить? Что будем делать мы с вами?
  -Нам все-таки придется совершить небольшую конную прогулку. - Опять приложился к кубку магистр. - До нашего приграничного замка. Из которого мы будем отдавать команды, и следить за ходом предпринятого нами похода. Согласись, что терпеть неудобства под крышей гораздо удобней, чем на улице.
  -А нас не назовут трусами? Особенно если вдруг поход потерпит поражение?
  -В случае поражения за все ответит Готфрид. Ну, а если нам улыбнется победа. То будь уверен. Лавры победителя найдут своего героя.
   -Мне нравится такой подход к делу. - Улыбнулся граф и за один раз выхлебал все вино, что плескалось в его бокале.
  На звон колокольчика в зал вошел слуга, уставившийся на магистра преданным взглядом.
  -Друг мой. - Глядя на пламя в камине, обратился к слуге Эвергард. - Пригласите ко мне Готфрида Вильде. Надеюсь, он никуда не уезжал из замка?
  -Нет. - Ответил слуга, согнувшись в поклоне. - Готфрид Вильде сейчас в замке. И как обычно проводит свое свободное время, обучая догматам нашей матери церкви сыновей казненного изменника, что переметнулся на службу к схизматам.
  -И как продвигаются его успехи в этом деле?
  -Не могу знать. - Еще ниже согнул спину слуга. - Вам лучше задать этот вопрос самому господину Готфриду Вильде.
  Пока слуги искали рыцаря, магистр просто вел с графом ничего не значащую светскую беседу. При этом они оба старались не касаться темы предстоящего похода. А в принципе действительно чего ее этой темы касаться? Вроде-бы все уже обговорили. И приняли все необходимые решения.
  -Вы меня звали мой господин? - Входя в зал, где возле камина грелись магистр с графом, едва открыв дверь, поинтересовался Готфрид Вильде.
  -Да мой дорогой друг. - Улыбнулся рыцарю Эвергард. - Наверное, тебе уже известно, что затевается очередной большой поход.
  -Это не секрет. - Пожал плечами Готфрид. - О нем уже даже слуги шепчутся по всем углам.
  Рыцарь без всяких церемоний подошел к камину и, придвинув к нему свободное кресло, уселся рядом с магистром и графом.
  -Вино будешь? - Глядя на огонь спросил его фон Мангейм.
  -Нет. - Мотнул отрицательно головой Вильде. - Как я понимаю, у меня сейчас появится много работы. А для ее хорошего выполнения нужна чистая ничем не замутненная голова. Вот когда вернемся обратно, вот тогда я с удовольствием налакаюсь до беспамятства.
  -Прежде чем мы начнем серьезный разговор, ответь мне на один вопрос. Зачем ты возишься с детьми изменника? Ты ведь прекрасно понимаешь, что из волчат никогда не вырастут собаки.
  -Здесь все-таки немного другой случай. Как ни крути, а отец у них был не какой-то там язычник. Он был наш рыцарь. И нужно отдать ему должное неплохо воспитал своих сыновей. Так что с таким материалом не грех и поработать. Да и если честно, то жалко их немного. Если выкинуть, сдохнут ведь где-нибудь под забором. Кому они нужны, эти сироты бездомные?
  -Подожди. А что стало с их матерью? Она же вроде жива была? - Наморщил лоб магистр.
  -Ее пришлось умертвить. - Пожал плечами Готфрид. - Слишком уж она дикая оказалась. А вот души мальчиков еще вполне можно спасти.
  -Ты прав. Человеколюбие и сострадание. Вот основные столпы нашего ордена. Я горжусь тобой. И спасибо что напомнил мне об этих добродетелях. А то за всеми этими войнами и походами очень легко очерстветь сердцем.
  -Вам это не грозит.
  -Если не умеешь льстить, то лучше и не начинай учиться этой премудрости. Тем более что тебе это ни к чему.
  -Хорошо. Тогда давайте ближе к делу. Как я понимаю, наши войска возглавите вы, а поведу их в бой я? Так.
  -Да. А еще под твоей рукой будут люди графа Аренсбергского.
  Готфрид посмотрел на тихо сидевшего рядом с магистром графа.
  -Граф. Вы молоды и сильны. Неужели вам не хочется блеснуть отвагой на поле битвы?
  -Хочется. Но все дело в том, что я плохо переношу морозы.
  -Да. Здесь вы правы. Морозы всегда и всем доставляют массу хлопот. Признаюсь честно. Я их тоже терпеть ненавижу. Надеюсь, вы составите магистру добрую компанию в инспектировании нашей новой пограничной крепости Доблен в Земигалии?
  -Об этом можете не беспокоиться. Я приложу массу усилий, чтобы наш славный магистр не скучал.
  -Я надеюсь вся полнота власти только в моих руках? - Посмотрел Готфрид в упор на Эвергарда фон Мангейма. - И никто не будет оспаривать моих решений?
  -Все ведение этой компании исключительно на твое усмотрение. - Заверил рыцаря магистр.
  Глава 4
  Новый день встретил вылезшую из берлоги Ярину ярким солнышком. Щурясь на солнечный свет, девушка вздохнула полной грудью пьянящий морозный воздух. После духа берлоги этот воздух пьянил голову не хуже хмельного меда. Она потянулась всем телом, разминая за ночь затекшие мышцы. Страх страхом, а все же ей удалось неплохо выспаться. Уснула, конечно, не сразу. Все-таки она не Яр. Вот он, да. Только приткнулся к медвежьему боку так сразу сладко и засопел. А вот ей пришлось слегка помучиться. Все казалось, что сейчас хозяин берлоги как проснется, как начнет их драть. Но все-таки усталость оказалась сильнее страхов. Так что она даже сама не заметила, как уснула. При этом тесно прижимаясь к широкой спине медведя и уткнувшись носом в плечо Яра.
  -Ну чего ты там застыла столбом? Сдай в сторону маленько. Выход не загораживай.
  Девушка, ойкнула, когда парень пихнул ее под коленку, требуя не загораживать выход, и сделала несколько шагов в сторону от входа в берлогу, проваливаясь в снегу по колено. За ночь метель знатно снега накидала. Сугробы намела на загляденье.
  Яр быстро выскочил из прохода и под удивленный взгляд дивчины метнулся к лошадкам, что они привязали рядом с берлогой. Быстро снял притороченный с заводной лошади мех, в котором хранились их припасы и тут же засеменил обратно.
  -Ты чего? - Удивленно спросила она парня и, бросив взгляд на вход, плюхнулась в сугроб на попу. - Ой, мамочки. - Выдохнула Ярина испуганно.
  Оказывается, они-таки разбудили хозяина леса, и сейчас его голова торчала из входа в его берлогу. Медведь, подслеповато щурясь на солнце, посмотрел на девушку злым взглядом не сулящим ей ничего хорошего. Ну, может быть и не злым. Только ведь все знают, что ежели хозяин раньше срока из берлоги вылезет то горе тому, кто встретиться у него на пути.
  -Сиди тихо и не дергайся. - Услышала она голос Яра. - Авось пронесет.
  Вообще-то дергаться она никуда не собиралась. От страха у нее просто отнялись ноги. Так что если-бы и хотела, куда убежать то все одно не смогла-бы. Ярина сейчас только что и могла так это пялиться на медведя и подскочившего к нему Яра.
  Вместо того чтобы угостить зверя стрелой аль приголубить мечом по его здоровенной треугольной башке, парень быстро развязал завязки на мешке и высыпал его содержимое прямо перед звериной мордой. Весь их запас еды. А ее, этой самой еды, в мешке не так уж и мало было. Им-бы двоим с лихвой на неделю хватило. Колбасы вяленые. Немаленький шмат сала. Рыба сушеная. Несколько караваев хлеба. Сыра приличный кусок. Овощей охапка. Ну, еще трав разных немного для отваров. Да горшочек меда гречишного.
   Еды они с Яром с собой всегда много брали. Причем вне зависимости насколько времени в лес уходили. И вот сейчас все это добро перед медвежьей мордой в снег высыпано было. Хозяин леса некоторое время смотрел на Яра. А потом вдруг сгреб передними лапами вместе со снегом высыпанные перед ним дары и скрылся в своей берлоге.
  -Фу-ух. Кажись, пронесло. - Утер парень лоб рукавом, как будто-бы вспотел после долгого бега аль тяжкой работы. - Не сильно осерчал видать на нас хозяин за то, что раньше срока разбудили. - Глядя на Ярину кивнул он головой в сторону берлоги. - А то-бы сейчас вместе с угощением еще и нашим-бы мясцом лакомился.
  -Может это. Пойдем уже отседова куда подальше? - Все еще сидя в сугробе, предложила Ярина.
  -Пойдем. - Согласился с ее предложением Яр. - Токмо вначале лошадушек наших покормим. Да от снега, что на них налип во время бури, почистим.
  Зря парень про кормежку сказал. Женский ум - это штука неизведанная. Никто ответа не знает на вопрос, как он работает? Вот тряслась только что дивчина от страха и все готова была отдать, лишь-бы только медведь обратно в свою берлогу залез. И совсем не против была, когда перед звериной мордой парень угощение щедрое из мешка высыпал. А вот подишь ты только страх немного схлынул и дивчина на мир уже другими глазами смотрит. Став за спиной Яра и глядя как он подвешивает торбы с овсом к лошадиным мордам, Ярина уперла руки в бока.
  -Ну и на кой ты скажи мне на милость, все наши съестные припасы этой зверюге отдал? Чем мы сами теперь питаться-то будем? - Ее вопросы были поддержаны ее животом, из которого послышалось громкое урчание.
  -Да ладно тебе. - Отмахнулся от дивчины Яр. - Отдал и отдал. Что я по твоему сидя перед его мордой еще выбирать должен был, что отдавать, а что себе оставить? Радуйся лучше, что мы сами на угощение не пошли.
  Аргумент, выдвинутый Яром в свою защиту, был настолько сильным, что Ярина некоторое время только и делала что зло сверлила парня глазами. Вот уж женская натура. Если вбила себе в голову, что парень перед ней провинился, то все, никакими доводами эту мысль не выбьешь.
  -Ладно. - Процедила она сквозь зубы. - Потом поговорим. - И с видом оскорбленной гордости принялась счищать снег со своей лошадки.
  Яр забрался в седло и с улыбкой наблюдал, как Ярина продолжает чистить свою лошадь, несмотря на то, что на той уже ни одной снежинки не осталось.
  -Ой. Да найдем мы себе, чем полакомиться. Чего злиться-то так? А нет. Так один черт уже к вечеру до своих доберемся. Там и отведем душу разносолами всякими.
  -Ага. - Повернулась к нему лицом дивчина. - А до вечера я, по-твоему, должна тут урчать на весь лес своим животом? Вот значит, как ты ко мне относишься!
  -Да хорошо я к тебе отношусь. - Яр еле сдержался, чтобы не засмеяться. - Только давай мы этот разговор продолжим, когда от берлоги подалее отъедем. А то ведь неравен час, снова хозяина растревожим, а откупиться-то у нас уже нечем.
  Девушка бросила испуганный взгляд в сторону берлоги и быстро забралась в седло.
  -Ну чего ждешь? Поехали уже.
  Отъехав немного от места своей ночевки, Ярина повертев головой по сторонам, крикнула в спину ехавшего перед ней Яра.
  -Погодь. Мы же не в ту сторону едем. Наш лагерь в другой стороне.
  -Знаю. - Не оборачиваясь, кивнул Яр головой. - Токмо давай вначале к крепости наведаемся.
  -Зачем?
  -Да проверим. Все ли там так, как и прежде было.
  -А что за это время могло измениться?
  -Не знаю. - Ответил парень, пожав плечами. - Только вот птиц что-то растревожило. Особенно ворон, что над замком кружат. Глянем что, и после обратно двинем.
  Если в вопросах бытового характера Ярина могла себе позволить вести себя чисто по-женски, то в вопросах касаемых военных нужд ее право голоса пропадало. Тут уж как Яр скажет, так и будет. Это обговоренное ранее правило Ярина никогда не нарушала. Она если честно не видела и не слышала ничего такого, о чем сейчас говорил Яр. Да и как увидишь когда из-за деревьев далее полсотни шагов вокруг ничего не видать? Но если он говорит что возле крепости что-то не так, то так оно и есть. А раз так и есть то надо идти. Причем без всяких споров.
  Подобравшись поближе к крепости крестоносцев, парень и девушка с удивлением уставились на открывшуюся им картину. Возле крепости народу было, что муравьев в муравейнике, и они все продолжали еще подходить.
  -Святы боже. Откуда их сюды столько-то набежало? - Изумленно таращась в сторону замка, выдохнула Ярина.
  -Да уж. Большой поход видать крестоносцы надумали. - Почесал затылок Яр. - Глянь сколько стягов да вымпелов разных. Однако знатно рыцарей с Европы понаехало.
  -Делать-то что будем? - Вопросительно посмотрела Ярина на парня.
  -Для начала может пужнем для острастки? - Пожал он плечами. - А то ведут себя здесь словно хозяева. Ну а потом галопом к своим. Предупредить их об угрозе.
  -А может, не будем пужать, а сразу к своим поедем? - Предложила дивчина. - Больно много их тут. Еще не дай бог обойдут, так что вырваться не успеем.
  -Не боись. Мы их аккуратненько пужнем. С расстояния. Так чтобы добежать до нас не поспели.
  В крепость въехала только небольшая группа из вновь прибывших людей, а остальные занялись разбивкой лагеря возле ее стен. Одни расчищали от снега место под шатры и палатки, а другие направились в сторону леса на заготовку дров. Для такой оравы людей дров много должно было понадобиться. Шли гурьбой. Громко переговаривались меж собой никого, не боясь. А позади этой толпы лошадки тянули сани, на которые эти шумные лесорубы собирались дрова грузить.
  -Кажись, надолго тут обустроиться решили. - Спешившись с коня, стал натягивать тетиву на лук Яр. - Во всяком разе как минимум до завтрева точно с места не сдвинуться. Глянь. - Повернулся он к Ярине. - Лошадки вон еле ногами перебирают. Видать, судя по всему метель их слегка потрепала. Ну, а сейчас и мы еще чутка им радости, доставим. Конечно, не плохо было-бы пленного захватить, чтобы рассказал подробно, за каким таким лядом они приперлись. Ну да это ежели боги сподобят, мы еще справим. Не сегодня так завтрева кого обязательно умыкнем.
  -Еще неплохо было-бы пошамать чего умыкнуть. - Взвела свой арбалет Ярина. - На сытый-то желудок по сугробам скакать куда веселей, чем на голодный.
  -Не переживай, - натягивая лук буркнул Яр. - Добудем мы тебе разносолов разных. Крестоносцы парни запасливые. У них много всяких вкусностей имеется.
  Яр опустошил свой колчан меньше чем за минуту. За это время Ярина лишь трижды выстрелить успела. И то когда третий выстрел делала, парень ее уже сидя в седле дожидался. Оно и понятно. Арбалет ведь не лук, так же быстро с него пострелять не получится.
  -А загомонили-то как. - Пиная лошадку пятками, веселился Яр. - Не по нраву им наше угощение вышло.
  Ярина оглянулась назад и увидела, как лесорубы, рассыпавшись в разные стороны, бегут под защиту крепостных стен. Ну и еще увидела то, что ее порадовало больше всего. Это примерно полтора десятка тел, что лежали сейчас на снегу. Каждая выпущенная ей и Яром стрела нашла свою цель. Конечно, будь на лесорубах броня погибших было-бы меньше. Но так ведь броню целыми днями напролет никто на себе не таскает. Особливо когда думает, что в безопасном месте находится.
  -Яр, а ты про еду не забыл?
  -Не. - Не оборачиваясь, ответил парень.
  -Смотри. Ты меня разносолами разными побаловать обещал.
  -Раз обещал, значит выполню. Токмо для начала пущай рыцари слегка успокоятся.
  Глава 5
  -Интересно, куды вся эта орденская братия так засобиралась?
  -Да мало ли куды? Рази у нас мало мест, где им пограбить можно?
  -Не-е. То, что они грабить собрались понятно. А вот где? Вдруг они на Псков выправиться решили?
  -Да даже ежели и так. Мы-то что сейчас поделать можем?
  -Эй, хватит вам языками чесать. - Осадил Семена с Путятой Рыгор. - Раскудахтались как наседки. Вон, немчура местная уже коситься на нас начинает.
  Это он, конечно, приврал немного. Так сказать ввернул красное словцо для острастки. Но с другой стороны они ведь не дома. Мало ли кто здесь рядом с ними крутиться. Вот возьмет кто, проявит вдруг бдительность да доложит братьям-рыцарям. Так, мол, и так. Шпиенов приметил. Что тогда? А ответ на этот вопрос только один. Порубят им головы, и никто даже не узнает, где они сгинули. А они сюда не для того пробирались чтобы жизни свои попусту на ветер пускать. У них тут дело важное имеется.
  Дружинники псковского города Острова уже почти полгода по Риге ходили, пытаясь что-либо прознать про судьбу их воеводы и его семьи. Про воеводу-то дело понятное. Казнили его за измену ордену. А вот куда эти святоши с мечами его семью упрятали? То пока выяснить, толком еще не удалось.
  Вернее тут одно место, где их держать могут. Только вот до сих пор в ту цитадель дружинники никак пробраться не смогли. Тут помощь местных нужна. Но ведь первого встречного о помощи не попросишь. Хорошо еще, что поначалу им Остап Немчин со своим зятем помогали обжиться. Без их помощи трудно пришлось-бы дружинникам. И может даже уже давно в землицу, где их тела прикопали-бы. Что ни говори это чужой город, а не свой родной. Здесь совсем другие повадки, чем на родине. Да к тому же ведь враги кругом и никому веры нет.
  Если судить по здравомыслию, то им давно уже нужно было вернуться в Остров. Никто им за то, что ни с чем вернулись, слова поперек не скажет. Скорее наоборот. Как на героев смотреть будут. Шутка ли в логове врага столько времени провести. Только вот не желали дружинники, попросту говоря несолоно нахлебавшись, домой идти. Да к тому же здесь в Риге много чего узнать можно было о том, что в мире делается. Вот и тянули время. С одной стороны не бросая надежду, что все же удастся что-нибудь выведать про жену и детей Михаэля Палька. А с другой стороны, слушая в два уха о том, что купцы про дела заморские бают. Авось это знание помимо интереса еще, когда пригодится?
  Любимым местом, где дружинники часто коротали время, была хлебопекарня расположенная недалеко от складов, в которых хранили свои запасы крестоносцы. Естественно помимо выпечки там продавали и пиво с элем. А вдобавок к этим веселящим голову напиткам еще и очень даже приличную закуску. Не смотря на то, что пекарня находилась рядом со складами братьев ордена, эти бравые ребята редко в нее наведывались. Кто его знает, какие на то были причины. Но, во всяком случае, это обстоятельство играло на руку дружинникам. И уж точно они не возмущались таким пренебрежительным поведением храмовой братвы к этому месту.
   А так ничего не скажешь. Хлеб в пекарне выпекался отменный и цены не слишком кусались. Так что пекарня пользовалось успехом. Единственный ее кажущийся недостаток так это то, что находилось она в глубоком подвале под землей, а не так как все другие заведения подобного типа. Но этот казалось-бы минус оборачивался иногда и плюсами хозяину.
  Во время последнего восстания горожан. Особливо когда братья ордена потом в город вернулись. Пострадавших было намного больше, чем тех, кого эта война не затронула. И в это небольшое число счастливчиков попал и хозяин пекарни. Горожанам, когда они громили в городе все что было связано с крестоносцами, пекарню грабить незачем было. А когда крестоносцы в город вошли, то их рыцари по крутым ступенькам лезть под землю не пожелали.
   Так хитрый пекарь и выкрутился, не понеся никаких убытков. А после горьких событий восстания так и вовсе расширяться стал. Даже столы некоторые на улицу с подвала вытащил. Всем его конкурентам-то почитай чуть ли не с нуля дело подымать заново довелось. Крестоносцы люди обстоятельные. Коль рушить и грабить чего надо, так в этом деле их мастерству только позавидовать можно.
  А когда заново дело начинаешь, то пока поднимешься, всю свою клиентуру растеряешь. Вот люди к нему и потянулись. А привычка дело такое. Трудно от привычек отвыкать. Раз дорожку протоптали то много чего измениться должно, чтобы про ту тропку люди подзабыли.
  Дружинники сидели за столом, да потягивая пиво, слушали байки, что травили их соседи. С горем пополам, но кое-как немецкую речь понимать даже научились. Не все конечно понятно было, но знаний хватало, чтобы смысл сказанного уловить. Информации что их делу пригодиться могла от таких разговоров крупицы малые были. Но вот о жизни заморской много чего узнать довелось.
  За соседний с дружинниками столик на лавку уселась пара купцов. Один, судя по всему местный, а другой к маме не ходи из новгородских будет. Парни тут же уши навострили. А вдруг то о чем они говорят и для них лишним не окажется? Тем более что балакают-то купцы по нашенски. Мозги с переводом даже напрягать не надо.
  -Так, где ты говоришь, свой товар брал? - Поинтересовался новгородец у рижанина.
  -В городе Булонь.
  -Это у франков? - Блеснул своей эрудицией новгородец. - У тех, что жаб на обед едят?
  -Не жаб, а лягушечьи лапки. - Поправил новгородца рижанин.
  -А какая разница? Как по мне. Что жаба что лягушка. Один хрен одно другого не слаще.
  -А ты пробовал?
  -Тьфу, на тебя. Буду я еще разными болотными тварями питаться. У меня что, по-твоему, нормальной еды не хватает?
  -Каждый нормальность еды по-своему определяет. Вот я в срединном море на одном острове давеча побывал, так там сыр с личинками живыми, что в нем ползают, за деликатес считают.
  -Тьфу, на тебя Йохан еще раз. Что же ты зараза такая да перед едой непотребства такие рассказываешь. Мне же теперь кусок в горло не полезет.
  -Так нечего было самому про жаб разговор заводить. - Засмеялся Йохан над своим собеседникам.
  -И то верно. - Согласился новгородец. - Моя глупость. Ладно. Сказывай. Чего там, у энтих франков деется? Как они там живут, поживают? Можа интересного чего у них там происходит?
  -У Французов завсегда чего-нибудь интересного происходит. Вот уж где народ неугомонный. И все это, оттого что нравы там у них больно легкие.
  -Легкие аль тяжелые. Без разницы. Главное чтобы интересное чего было.
  -Да я же и говорю, интересное у них постоянно что-либо происходит. У них короли такие затейники, что просто нормально жить не могут. К примеру, был у них один король, Робертом звали, который от своей невесты у алтаря прятался да там псалмы церковные сочинял. За что его в народе даже "Набожным" величали.
  -Больной видать был? - Посочувствовал французскому королю новгородец.
  -Да нет. Просто ему жену на тридцать годов старше его подсунули. Сам понимаешь. Со старой каргой молодцу миловаться то еще счастье. Особливо когда она до юного тела как разъяренная волчица рвется. Вот он от своей женушки и прятался, как мог. - Заржал рижанин. - А другой король по имени Людовик 9 со своей молодой женой от своей маменьки Бланки Кастильской в крестовых походах прятался. Его по этому поводу "Святым" прозвали. Во, до чего иной раз жизня доводит. А все почему? А все потому как им надоело под лестничными пролетами да в темных закоулках в своем дворце под прикрытием стражи, которая их предупреждала, когда маменька на горизонте объявлялась, миловаться. Уж очень она своего сына к невестке ревновала. Король вместо первой брачной ночи несколько дён молитвы под ее присмотром у алтаря читал. Готовился, значит. Чем истомившуюся от ожидания молодую жену до истерики довел. И только после этого их друг к дружке допустили. И то под присмотром маменьки, которая не успел король свои дела справить, уволокла парня обратно в его покои снова молитвы читать. Так сказать грех замаливать. - Утер выступившие от смеха слезы Йохан. - Представляешь. Такое мало кому, конечно, понравиться может. Вот он со своей супружницей в поход крестовый и убег. Не ради романтики конечно. А чтобы им миловаться вдоволь никто не мешал. И с какой стороны тут не посмотри, им в той походной палатке куда как веселей жилось, чем в своем королевском дворце. В той палатке и детей себе нарожали.
  -Материнская любовь штука сильная. - Философски изрек новгородец. - От такой любви всего чего угодно можно ожидать.
  -Это точно. Тут супротив ничего не скажешь. Только то, что сбежал от маменькиной любви сынок с невесткой в крестовый поход и никакими их уговорами, потом обратно в свой дворец завлечь не могли. Даже после того как маменька Людовика, та которая Бланка Кастильская что от его имени страной правила так и не дождавшись возвращения блудного сыночка почила вечным сном. Видишь, как судьба по жизни ударила-то? Время, и то те раны залечить не успело.
  -Но то, как я понимаю дела прошлые. А ныне чего у них происходит?
  -Ныне? - Переспросил рижанин. - А ныне ничем не хуже чем ранее. Нынешнему королю Филиппу 6 точно уж никак не позавидуешь. Женили бедолагу ради политической выгоды на Жанне Бургундской. Но только вот не на девушке, а на дебелой кобыле. Иначе тут никак не скажешь. Своей статью она не хуже любого гвардейца, что на службе дворцовой состоит, выглядит. Ну и видать, оттого что так выглядит эта его женушка еще та характером злющая презлющая стерьва. Ей человека жизни лишить, что мне таракана пальцем раздавить. И ведь губит людей направо и налево почем зря. То не так на нее посмотрели. То поклон не слишком почтительным ей показался. А то и вовсе всей причины было что, мол, рылом не вышел.
  -Откуда ты это знаешь?
  -Да как же мне не знать когда я из Булони паренька одного тайно вывозил, который от ее величественного гнева прятался. Бедолага невольным свидетелем стал, как король королеву мутузил за то, что она его друга чуть под топор не подвела.
  -Как это так?
  -А вот так. - Отхлебнул пива из своей кружки Йохан, чтобы горло промочить. - Ночью значится, она в королевские покои завалилась, и начала требовать, чтобы муж свой долг как положено сполнил. Красавица не красавица, а все же супружница. Ну а король мужчина ответственный. Раз женился, то будь добр от долга не увиливай и сполняй его как положено, а не абы как. Да вот беда супружница-то никак не угомонится. Короче измотала она утехами любовными короля в конец. Так измотала, что уснул он сном беспробудным. А сама тем временем выкрала его королевскую печать да к заранее исполненной ею грамотке приложила, в которой его друга поутру казнить велено было. Да ту грамотку через слуг Прево передала.
  -Кому? - Прервал рассказ вопросом новгородец.
  -Прево. Ну, это главный там у них, который за порядком следит. Ты давай слушай и не перебивай. Потом чего не понял, спрашивай. А то я так собьюсь да еще чего важного сказать забуду.
  -Все Йохан. Понял. Молчу аки рыба.
  -Так вот передали значиться грамотку Прево, тот в нее заглянул да обомлел. Это как же так? Вроде давеча вечером они с королем вино пили и все хорошо было, а тут поутру вдруг без всякой причины приказ дружку королевскому ни с того ни с сего голову на плаху класть? Удивился, конечно, Прево, но делать-то нечего. Приказ есть приказ. Так что отправился он этот приказ по долгу службы выполнять. А дружок королевский, которого дай бог памяти вроде Бертраном звали. Хотя какая нам разница как его звали? Ладно, не в этом дело. Короче упросил рыцарь Прево перед смертью короля повидать. Да спросить у его величества, за что тот его вдруг так в немилость определил? Одним словом пришли они к королю и так, мол, и так все ему рассказали. Филипп естественно казнь сразу же отменил, а сам после этого в покои королевы кинулся. Ну а там уже со всей злости пинал свою женушку, как только мог. А малец тот, которого я вывозил, он пажом при королеве состоял. И на свою беду за дверь как другие выскочить не успел. Вот и стал свидетелем этой неприглядной семейной ссоры. Тут сам понимаешь. После такого нужно бежать куда подальше. Да причем без оглядки. Коль еще пожить немного хочешь. Вот я и сжалился над парнем, когда его историю услышал. Да падалей от границ Франции вывез. Королева эта. Жанна, которая. Она дама злопамятная. И в любом разе отомстить норовит. Как, к примеру, епископу одному. Тоже дружку королевскому. Не знаю уж, чем он там ее обидел. Да только она прямо во дворце того епископа в ванне с ядом чуть не искупала. Ежели-бы сынок ейный в ту ванну вместо епископа не полез то все, Кондратий того епископа точно-бы обнял. А так что епископ, что принц только испугом отделались. Жанна-то как увидала, что сынок в ванну с ядом лезет, так сразу в своем злодействе можно сказать и призналась.
  -И как такую ведьму тот Филипп только терпит?
  -А что ему еще остается? Как-никак жена ведь.
  -Ну, у них и нравы там, в этой их загранице. - Негромко, чтобы не услышали соседи, прогудел себе под нос Семен.
  -Да нравы там такие же, как и везде. - Покачал головой Рыгор. - Просто с жиру бесятся. Особливо бабы, когда им заняться нечем.
  -После таких страстей, что тут наслушаешься, невольно наш Остров с его спокойной жизнью вспоминаешь как самое лучшее место на земле. А бабам нашим так вообще цены нет. - Поддержал разговор Путята. - Вот если-бы еще князья с боярами воду не мутили вообще не жизнь, а сказка была-бы.
  -Ладно. Хватит гундосить. - Прервал перешептывания дружинников Рыгор. - Дайте дослушать, о чем они там еще балакают.
  -Слухай Йохан, а ты часом не знаешь, куда это ваши рыцари так засобирались?
  -Да на войну. Куда же еще. Тем более что здесь граф какой-то с дружиной немалой в гости пожаловал.
  -А с кем воевать намерены? Уж, не с нами ли?
  -С кем они воевать собрались мне не ведомо. - Замотал головой рижанин. - Не такого я уж высокого полета птица. Но то, что в твои земли не пойдут, тут я уверен. От вас братья ордена больше прибыли через торговлю получают, чем смогут через войну получить.
  -Зная подлую натуру ваших рыцарей от них чего угодно ожидать можно. Они ведь все время норовят то в самое подбрюшье садануть, то в спину вдарить. А мы сейчас не самые лучшие времена переживаем. С одной стороны князь московский в наглую в наши земли лезет, а с другой вон свеи какие-то обиды выставлять зачинают. Самое время вашим братьям воинствующим остается нам в спину сунуть.
  -Они такие же наши, как и ваши. - Не на шутку осерчал Йохан. - Сам знаешь, сколько мы крови пролили, чтобы от этих клещей избавиться. С мясом по живому драли. Да только выдрать так и не получилось. Так что нечего тебе нас с орденом равнять.
  -Ты того Йохан. Не серчай на меня. Признаю. Глупость сказал. Сам понимаешь. В запале все что угодно сказать можно.
  -Ладно, парни. Пошли отседова. - Поднялся со своего места Рыгор. - Ночь уже скоро, а нам до ночлега еще идти и идти.
  Дружинники поднялись со своих мест, и бросили прощальный взгляд в сторону купцов. Те вроде уходить никуда еще не собирались, а наоборот поднимали кубки за дружбу да за то чтобы их торговые дела не увядали. Даже через стол лобызаться друг к другу полезли.
  -Делец дельцу глаз на раз выдавит, ежели ему от этого прибыль светит. - Усмехнулся Рыгор, оглянувшись напоследок на купцов. - Их заверения в дружбе, что лай пса на ветер.
  -Однако без торгового люда никак не обойтись. А характер у них такой потому как по-другому в их деле никак нельзя. Либо ты кого сожрешь. Либо тобой закусят. - Отозвался Путята.
  -Мужики гляньте. Никак Петр с Николаем. - Ткнул рукой в сторону рыцарских складов Семен.
  -Точно они. - Выдохнул Рыгор, посмотрев в указанном направлении. - Слава тебе Господи, нашли. Все парни. Конец нашим мытарствам подходит. Таперича остается токмо мальцов Михаэля вызволить и айда да дому.
  Глава 6
  Ярина сидела на подстеленной, на снегу лапке ели и довольно щурясь, тянула свои руки к костру. Не для того чтобы их согреть. Нет. Просто тепло огня приятно ласкало руки. Забитый под завязку желудок, иногда довольно урча, радостно перерабатывал попавшую в него добычу. Ее довольную и умиротворенную слегка тянуло на сон. В этот момент мир казался таким добрым и ласковым. Никаких тебе тревог и опасностей, подстерегающих тебя на каждом шагу твоего жизненного пути. Девушка тяжело вздохнула и перевела взгляд с костра на парня, сидевшего напротив нее.
  -Жалко. - Вздохнула она еще раз.
  -Кого тебе жалко? - Удивленно посмотрел на Ярину не понявший суть этого восклицания сидевший напротив нее Яр.
  -Не кого, а чего? - Хмыкнула девушка.
  -Ладно. Чего тебе там жалко?
  -Мне жалко, что все это обман.
  -Ярина ты меня сейчас пугаешь. Я чего-то никак в толк не возьму. Ты собственно, что именно-то сказать хочешь? Говори лучше прямо все как есть. Я ведь парень простой и не забывай, что все-таки большую часть своей жизни в лесу прожил. Мне ваши эти иносказания и недомолвки, к которым вы в большом мире привыкли понять сложно.
  -Понимаешь. Вот сидим мы сейчас, и все кажется таким мирным и спокойным. Живи только да жизни радуйся. А ведь это не так. Мир не добрый. Он жестокий. И вполне возможно, что в этот самый момент кто-то подкрадывается к нам, чтобы ударить нас в спину.
  -Тю-ю. Нашла об, чем думать. - Улыбнулся Яр. - Мир никогда не был ни добрым, ни злым. Он такой, каким мы делаем его сами. Мне так дед объяснял. Я вначале и сам не совсем понимал, чего он мне в голову вкладывает. А теперь ясно вижу, что все именно так и есть, как он говорил. Хочешь славы и побед? Готовься нести смерть боль и страдание. Желаешь быстро разбогатеть? Иди грабить немощных и слабых. А хочешь мира? Так и живи в мире с соседями. Видишь. Все очень просто.
  -Подлые измышления лживого язычника. - Вклинился в разговор Яра с Яриной лежавший чуть в стороне от них связанный пленный рыцарь. - Нет ничего зазорного в честном и открытом бою. И никто никого не заставляет глумиться над проигравшим противником. Наоборот. Если он сражался доблестно и благородно, то такой противник заслуживает только уважение. А мир темный, оттого что не все в своем сердце приняли Господа нашего Иисуса Христа. И если-бы вы не упорствовали, а приняли истинную веру то и войны никакой не было-бы промеж нас.
  -Малахольный. - Глянув мельком в сторону пленного, выдала ему характеристику Ярина. - Редко, но иногда среди крестоносцев встречаются и такие.
  -Согласен. - Кивнул головой Яр и, посмотрев на рыцаря добавил. - Ты мил человек это полякам скажи. Они вроде с вами одной веры стали, а ваш прославленный орден все едино на их землях разбоем промышляет. Беззаконие разное творит.
  - Ты трус и разбойник. Не тебе судить орден, освященный самим Папой. - Окрысился рыцарь на слова Яра. - Если-бы у нас был честный бой, то никогда-бы ты меня не одолел потому как, правда, на моей стороне. - Заерзал он на снегу в попытке сбросить с себя путы. - Подлый дикарь.
  -Видала. - Посмотрев на Ярину и кивнув в сторону извивающегося на снегу пленника, сказал Яр. - Мы в его разумении подлые дикари. Мало чем от зверя дикого отличаемся. А мне когда-то Михал говорил, что у них там, на родине в их неметчине, коль человек на нескольких языках говорит, очень образованным считается. Вот мы с тобой, сколько языков знаем? - Стал он загибать пальцы. - Польский нам ведом. Ихнему немецкому обучились. Жамойтский понимаем. А все одно видишь, дикарями кличут. Вот ты. - Посмотрел он на пленника. - Сколько, к примеру, языков знаешь?
  Вопрос Яра остался без ответа. Пленный некоторое время молча сверлил парня злобным взглядом, но потом гордо отвел взгляд в сторону. Одно хоть хорошо. Перестал на снегу елозить.
  -Яр, а зачем мы его с собой тащим? - Немного обозленная на рыцаря за его выходку поинтересовалась Ярина у парня. - Выкупа за него никто не заплатит. Он сам в этом признался. Все что мы хотели у него узнать, он нам рассказал. На кой он нам нужен? От него только одни хлопоты.
  -А что ты предлагаешь? Сама ведь знаешь, что горло я ему резать не стану.
  -Ну и не надо. - Пожала плечами девушка. - Давай его кинем здесь в лесу и пусть его Господь сам его судьбой распорядится.
  -В таком случае милосердней будет ему глотку от уха до уха перерезать. Но ты права. Он для нас обуза и помеха немалая. Эй, доблестный рыцарь. - Окликнул пленного Яр. - Если поклянешься и дашь нам свое честное слово, что в этом походе больше участие принимать не будешь, я тебя тогда отпущу.
  -Ты чего? - Зашипела на парня Ярина. - Глупо просто так ему на слово верить. Он же обманет. Дай ему свободу он сразу побежит беззащитных резать.
  -Не стоит о людях по себе судить. - Насколько позволяли путы, гордо вскинул голову рыцарь. - Дикарка.
  Правда его гордость очень быстро куда-то подевалась. Он испуганно заелозил всем телом по земле стараясь отползти куда подальше от налетевшей вдруг ни с того ни с сего на него разозленной фурии в которую превратилась Ярина. Если-бы Яр не успел перехватить девушку то был-бы рыцарю стопроцентный карачун. Крепко обняв и не позволяя вырваться Ярине на свободу, он с укоризной посмотрел на изрядно перепуганного пленника.
  -Ты-бы поменьше тут свою грудь горделиво колесом выпячивал. Гордость к месту хороша. А вот лишний гонор здесь ни к чему - он только до могилы легко довести может. Такие как ты, кто нас дикарями считает, всю ее семью просто так убили и дом сожгли. Ей чудом выжить во время той резни удалось.
  -Я этого не знал. - Потупил взор пленник.
  -А надо было-бы попытаться узнать вначале, прежде чем к нам соваться. Ну, все родная. Успокойся. - Стал Яр увещевать девушку. - Вложи обратно свой нож в ножны да давай спокойно у костра посидим. Подумаешь. Невидаль какая. Рыцарь чего-то обидного ляпнул. Можно подумать ты от них раньше нечто подобного не слышала. Ну, вот чего ты так взъярилась-то?
  -Бесит он меня просто до безумия. - Шмыгнула носом Ярина и приткнулась головой к плечу крепко обнимавшего ее парня. - На губах еще материнское молоко не обсохло, а все туда же. Лезет других жизни учить.
  Если честно, то рыцарь был не так уж и юн. Молод, конечно. Просто юношей уже никак не назовешь.
  -Так что, договорились? Даешь нам свое слово? - Посмотрел Яр на рыцаря.
  -Даю. - Кивнул головой тот, хмуро уставившись в землю.
  -Лады. - Яр отпустил Ярину и, подойдя к пленному, перерезал ножом его путы. - Только давай без баловства. - Покрутил он своим ножом возле его носа. - Сам понимаешь. Это для тебя плохо закончиться может.
  -Я от своего слова никогда еще не отказывался. - Разминая затекшие кисти рук, снова стал было в горделивую позу рыцарь но, посмотрев на Ярину, тут же убрал на место, свою выпятившуюся было вперед грудь. - Я, рыцарь Отто Коке даю вам свое слово и клянусь своей честью, что не буду принимать участие в этом походе и покину ваши земли никому, не причинив вреда. Господь тому свидетель.
  -Ну а теперь коль ты нам уже не враг присаживайся к огню да отведай нашего угощения.
  -Мы его еще и кормить будем?
   Бросив недобрый взгляд в сторону рыцаря, недовольно буркнула Ярина. Однако снова за нож хвататься не стала. Что было уже само по себе хорошо.
  -С нас разве убудет? - Присел рядом с ней Яр и снова ее обнял. - Чего-чего, а запасов у нас таперича с лихвой хватает.
  Это точно. Запасов у них с Яриной после его вылазки в стан крестоносцев было более чем достаточно. Именно там, в лагере противника помимо провизии Яр еще и этого рыцаря неудачника прихватил. Как ему все это удалось провернуть? Ярина не спрашивала. Времени подходящего для этого не было. Вначале долго по лесу петлять пришлось, сбрасывая со своего следа погоню. А потом место под ночлег обустраивали. Теперь вот тоже толком не поговоришь, пока напротив них этот заносчивый рыцарь сидит. А помимо расспросов Ярине самой было, что парню поведать. Ведь пока она его дожидалась, ей самой также пришлось с крестоносцами слегка схлестнуться. Причем что эта сшибка состоялась, изрядная доля вины на самой девушке лежала.
   Останься она в том месте, где ее Яр оставил, ничего бы подобного не случилось. Однако же истомившись ожиданием и беспокойством за друга, она решила подобраться к крепости поближе да поглядеть, не попал ли он в беду. Вот и нарвалась на охранный разъезд. Страшно было одной против троих воинов выступать, да деваться некуда было. Все одно они ее следы приметили-бы. Хорошо, что удача в этот момент была на ее стороне.
  Укрывшись под густыми разлапистыми ветвями ели Ярина сбросив с плеч тяжелый тулуп, что защищал ее от мороза лютого, не спеша взвела арбалет и тщательно прицелилась в одного из воинов. Выстрел был более чем удачный. А как иначе? С десяти шагов только слепой промазал-бы. Так же повезло, что пока воины крутили головами по сторонам в поисках врага, она успела перезарядить свое оружие. Результатом этой ошибки крестоносцев стало то, что с третьим из них она сошлась в поединке один на один.
   Бой оказался на удивление не долгим. Воин, увидав, что перед ним молодая дивчина, видно совсем расслабился, и не про битву его думы были, а о кое-чем другом. Да и Ярина сама не ожидала, что все так быстро закончится. Она буквально в несколько ударов искромсала ранами своего противника. Его даже можно было не добивать. Все одно не жилец потому как быстро истек-бы кровью. Что ни говори, но теперь дивчина воочию убедилась, что не зря так упорно тренировалась. Вот только этой победе девушка не сильно радовалась. Она нарушила указание Яра и точно знала, что он будет сердиться. А это пострашнее будет, чем с крестоносцами схлестнуться. Однако это обстоятельство ей не помешало поймать лошадей поверженных ею воинов да собрать с тел все, что имело ценность и могло пригодиться. Все-таки это были ее первые лично добытые ею в бою трофеи. А трофей - это святое.
  Все это время она ждала, когда же Яр ее ругать будет за непослушание. Видно поэтому и сорвалась на этом рыцаре недоделанном. Ведь нет ничего хуже ожидания наказания. Оно сильно нервы изматывает. Особливо когда толком-то и не знаешь чего собственно ожидать, только вину свою чувствуешь.
  -Я спать пойду. - Буркнула ни на кого не глядя Ярина и запахнувшись в свой тулуп, улеглась на подстилку из еловых лапок, поверх которых был еще расстелен плащ из волчих шкур.
  -И то верно. - Поддержал ее решение Яр. - Всем нам завтра дорога долгая светит, так что выспаться не помешает.
  Парень подошел к лошадкам и, достав из баула, что был приторочен на одной из них точно такой плащ, на котором улеглась Ярина, кинул его пленнику.
  -Думаю, для тебя лишним не будет. К полуночи мороз еще больше покрепчает.
  -Ты чего это моим добром кого непоподя одариваешь? - Зашипела на парня дивчина, приподняв свою голову с лежанки.
  -Да будет тебе злиться. - Яр подошел к ней улегся рядышком и, обняв, добавил. - Если ерепениться не будешь то я тебе ни слова худого, ни скажу за сегодняшний день. А без плаща этот рыцарь даже рядом с костром за ночь околеет. Кому он замороженный нужен-то будет?
  -Ладно, так и быть. - Тут же согласилась с этим предложением Ярина, прижимаясь спиной к Яру. - От меня не сильно убудет.
  Отто с изумлением некоторое время пялился на эту странную пару. Мало того что они просто в снегу спать завалились об охране не побеспокоившись так еще и в руках пленника нож оставили. А вон чуть в стороне от костра их кони топчутся. Садись в седло да скачи, куда душа пожелает.
  -Дикая страна. - Отрезая кусок ветчины, и запихивая его себе в рот, прошептал он. - И люди здесь странные. - Посмотрел он на лежащий, на снегу брошенный ему Яром плащ.
  Сначала ему гордость не позволяла этот плащ надеть. Вроде что-то того мол в подачках не нуждаемся. Еда-то другое дело. Так или иначе, а пленного кормить обязаны. Да только когда мороз стал основательно через его ватник пробираться добираясь до самых костей гордость все же решила пойти на попятную. От лютого холода укрыться уже даже костер не шибко помогал. Ноги вон в сапогах совсем заледенели.
  Рыцарь поднялся со своего места, подкинул оставшийся хворост в костер да прошелся из стороны в сторону, пытаясь хоть немного ступни разогреть. Бросил быстрый взгляд в сторону своих пленителей. Те спокойно спали, будто не на снегу лежали, а на кровати в теплом доме. Несколько мгновений покрутил в руках нож. Проскользнула было в мозгу мысль, а не пустить ли его в дело? Но потом все же засунул его себе за пояс и пошел к лошадям. Он благородный дворянин как-никак, а не подлый убийца.
  -Дорог я здесь не знаю. Что, правда, то, правда. - Тихо рассуждал он сам с собой. - Ну да кони все одно должны будут к какому-нибудь жилью выйти.
  -Неужто тебе так невтерпеж стало, что ты решил убежать незнамо куда по ночному лесу?
  От этого неожиданно раздавшегося за спиной спокойного голоса Отто дернулся в сторону и ухнул в сугроб.
  -Зря ты это удумал. В этом лесу и днем-то сгинуть в два счета легко.
  Рыцарь посмотрел туда, где лежали, обнявшись, парень с девушкой. Ничего в их позах не изменилось. Сомнений никаких быть не могло, они спали. Тогда кто же с ним разговаривает? Отто покрутил головой из стороны в сторону, но так никого и не увидел.
  -Ты кто? Тот, кто сейчас со мной разговаривает?
  -Да какая тебе разница? - Отозвался голос и вдруг раздался женский смешок. - Слушай парень у тебя от холода совсем, что ли мозги отморозило? Кто здесь еще кроме нас, быть может?
  Отто снова посмотрел на лежанку, где лежала пара дикарей и зло сплюнул. Оказывается, они не спали, а наблюдали за ним. И вот теперь потешаются, как только могут.
  -Ладно, парень не дури. В этих местах и днем затеряться-то не проблема. Так что ночью в одиночку ты точно-бы сгинул и следа никто-бы не нашел. К тому же лошадки тебя к себе не подпустили-бы. Одним словом ложись ка ты лучше спать. А утром обещаю, я тебе точный путь к твоим друзьям укажу и лошадку выделю.
  Глава 7
  Слово свое Яр сдержал. Поутру он дал Отто лошадь да подробно рассказал, куда и как тому добираться надо, чтобы к своим выйти. Правда, перед тем как доблестного рыцаря в путь отпустить, пришлось с ним немного повозиться. Все ж таки не май месяц был на дворе. За ночь промерз на ночном морозе парень основательно. Так основательно, что утром не просто подняться на ноги не смог. Голову и ту от земли не оторвал. Лежал под плащом, что ему Яр дал, да дрожал всем телом будто кленовый лист на ветру. Того и гляди лихоманка так скрутит что и не отпустит вовсе. Вот Яру и пришлось слегка над рыцарем потрудиться, чтобы на ноги его поставить.
  Не то чтобы парню с дивчиной его шибко жалко было. Нет. Особой жалости не было. Но и просто так бросить на произвол судьбы душу человеческую им совесть не позволяла. Потому сначала разогрели его тело слегка интенсивным растиранием, а потом горячим отваром по самые уши напоили. Чтобы значит, нутро прогрелось, как положено и лихоманка в свои права вступить не смогла.
  Отто на эти действия ребят только ресницами лыпал да твердил одни и те же благодарственные слова. Понимал курилка немецкая, что не сделай они того что сделали пришлось-бы его родным на родине за упокой его души в церкви свечку ставить. Хотя про свечу это я так - для красного словца брякнул. Никто-бы на его родине за упокой его души молиться не стал.
  Третий в роду. Кому он нужен? Все его наследство и было что только рыцарское звание. Отто Коке вообще в его теперешнем положении к пролетариям приписать можно было. Пролетарий - это слово такое латинское. В Римской Империи людей на классы делили. По доходу. Пролетарии в тех классах тоже прописанными значились.
   Пролетарий - это самый низкий класс с самым низким доходом. Проще говоря, нищие. Про них так говорили: "все их богатство в наследниках". Мало кому из этого класса хоть немного наверх выбраться удавалось. Да и кто им дал-бы? И без них все места давно уже заняты. Одним словом судьба пролетария в том состоит, чтобы детей побольше наделать. Значится, чтобы было кому богатеев содержать, на них бесплатно работая. Да еще за них же на войнах разных воюя жизней своих, не жалея. Во славу Родины значит.
  Отто в этот поход не от хорошей жизни выправился. На родине хоть как-то добром обжиться мало перспектив было. Нет. Можно конечно было на службу к какому богатому вельможе податься. Службу в его дружине тянуть. Только к старости при такой службе, каким-нибудь приличным состоянием обзавестись шансов немного. На такой службе от войны един черт, не убережешься. Любят вельможи на себя лавры полководца примерять, а потому по любому случаю за мечи хватаются. А помимо битв есть еще пьяные потасовки в трактирах да интриги завистников. Вот и решил он счастья искать сам по себе в походе дальнем. Тут тебе и слава светит и добром легко разжиться можно при благоприятном стечении обстоятельств.
  Однако видишь. Все с самого начала в этом походе как-то не заладилось. Хорошо хоть жив, после всех перипетий остался. Враг, против которого воевать шел, лютым зверем на него не обернулся. Жизнь не взял. Даже на душу не покусился. А наоборот. Мало того что отпустил, так еще коня дал да точную дорогу указал по которой он к своим и вышел. Воистину. Неисповедимы пути твои Господи.
  В лагере, Отто Коке никто овациями не встречал как человека вырвавшегося из плена. Что он был. Что его не стало. Никому до этого никакого дела не было. Подумаешь. Был человек да сгинул. Знать судьба у него такая. За минувший день да ночь многие в этой армии со своими жизнями расстались. Кто от стрелы варварской. Кто просто ночью от мороза околел. Одним больше. Одним меньше. Небольшая разница. Бедного люда хватает. Если что так еще наберут. Это подлое быдло только для того и годится чтобы хоть никчемными своими жизнями великим идеям служить.
   Подлый люд. Так власть имущие основную часть населения любой страны величают. Вот ведь порода. Живут за счет других и еще губы в презрении кривят. А ведь если по-честному взять, то большая часть творимой на земле подлости именно им, тем, кто наверху обитает, принадлежит. Как говорится, мал клоп да вонюч. Просто признаваться в этом не хочет.
  Что касаемо дальнейшей судьбы Отто, то если пройти чуть дальше по его линии жизни придется признать, что не повезло парню с его мечтами. Богатством не обзавелся. Славы великой не добыл. Даже пожить толком так и не успел. Однако что ни говори а умудрился свой след в истории оставить. Пусть и безымянный. Просто поленился летописец его имя в свою летопись вписывать. А может и намеренно это сделал. Кто знает?
  А голову свою сложит Отто не в бою справедливом. Через несколько лет после встречи с Яром и Яриной судьба его вновь в эти края занесет. Присоединится он к очередному крестовому походу, что будет гулять по землям литвинов и жамойтов. В тот поход выправятся многие знатные особы, в числе которых будут, Чешский король Ян и король Польский Казимир, заключивший мир с орденом. А возглавит этот поход герцог Генрих Баварский. После захвата жамойтской крепости Вялона герцог продаст ее ордену вместе с пленными, а рыцари ордена начнут сразу же над ними расправу чинить, кому голову с плеч долой, а кого и жечь на своих очистительных кострах изгоняя дьявола. Дело привычное. Вот только видно нервы от этого зрелища у благородного Отто не выдержали, и он бросится рубить верных слуг ордена. В этом бою и найдет его смертушка, а летописец потом запишет в своей летописи об одном рыцаре потерявшем разум от вида жестокости творимой рыцарями ордена.
  -Так ты говоришь, что только свитских рыцарей в той армии более двух сотен? - Посмотрел сотник на Яра и покрутил головой. - Действительно сила не малая. Особливо если к ним прибавить еще братьев ордена. А общее число сил, какое?
  -Около шести тысяч.
  -Надо бояр местных созывать да гонца в Вильно отправить. Пусть князь сам решает, как тут быть. А нам с нашими-то силами в драку лезть нечего. - Сотник посмотрел на парня и, сузив глаза спросил. - Вот мне интересно, когда это ты их всех пересчитать успел?
  -Я и не считал. Мы с Яриной пленного захватили. Вот он нам все подробно и рассказал. Кто армию возглавляет, и какие в этой армии силы.
  -И где этот пленный?
  -Отпустили. - Честно признался Яр.
  -Как отпустили?
  -А на кой он нам? Выкуп за него платить некому. Сам он не богат. Обуза, одним словом и никакого прибытка. А так он клятву дал в этой войне не участвовать. Ну а коль воевать не собирается то, стало быть, и не враг вроде как.
  -Молодо-зелено. - Посмотрев на парня, тяжело вздохнул сотник. - Рыцарскому слову верить - это значит свою жизнь погубить.
  -Поживем, увидим. - Улыбнулся Яр сотнику обезоруживающей улыбкой.
  -А куда они намылились, твой пленный часом не знал?
  -Нет. - Помотал головой парень. - Не настолько он знатным оказался, чтобы его на командирские советы пущали.
  -Жаль. Нам тогда куда как проще было-бы. А так сиди да голову ломай, в какую сторону они идти удумают? Ладно. Ты с сестрой пока отдыхай, а я пойду делами заниматься. Подкинул ты мне хлопот парень.
  -Я-то здесь при чем? - Притворно возмутился Яр. - Я что ли этих крестоносцев сюда притащил?
  -Ага. - Заржал сотник. - Вот этого еще только не хватало.
  Через некоторое время сонный лагерь загудел как растревоженный улей. Во все концы полетели малые да приличные в несколько десятков дружинников отряды. О приходе армии врага много кого предупредить надо было.
  -Ну а мы пока чем займемся? - Подошла к парню Ярина.
  -Как чем? - Улыбнулся девушке Яр. - Для начала ненужное нам барахло скинем. Ну а потом на хутор. В баньке там попаримся. Грязь да тревоги с тел да души смоем.
  -А ты меня веничком попаришь? Ну, или хотя-бы может, спинку потрешь?
  -Заканчивай измываться. - Залился краской Яр.
  -Ага. - Не унималась и продолжала веселиться Ярина. - Как в лесу обниматься так, пожалуйста. Сколько угодно. А как в баньке помочь помыться так в кусты.
  -Будет тебе кричать-то так. Еще услышит кто. - Парень еще больше покраснел, хотя казалось что больше уже некуда.
  -А и пусть слышат. - Уперла она руки в боки. - Пусть все знают, как ты надо мной измываешься. - Но посмотрев на втянувшего шею в плечи парня миролюбиво добавила. - Ладно. Пошуткавала я. - Сжалилась она над ним. - Я и без твоей помощи в бане неплохо управлюсь.
  Яр облегченно выдохнул. Иногда он просто откровенно не понимал, когда его подруга шутит, а когда серьезно говорит. Сказывалось отсутствие опыта подобного общения. Особенно с женским полом. Ну а то, что было ранее, то больше в негативную сторону тянуло. По этой причине не хотел парень ошибки прошлого повторять. Попросту говоря, просто боялся он иной раз чего-либо не так сказать, аль сделать, чтобы в конец их отношения не загубить. А то, что к Ярине всем сердцем прикипел, он и сам давно уже понял. А что касаемо самой дивчины, так она почитай с первых дней их знакомства его за своего мужа безоговорочно приняла. Вот вроде совет им да любовь. Но не тут-то было. Поперек их счастью единственная беда непреодолимой стеной стала. Никак по настоящему признаться, друг другу в своих чувствах у них не получалось. Чуть что сразу в шутку все переводили. Оттого сами же дурни и страдали любовным томлением мучимые.
  -Хорошо-то как. - Прислонившись спиной к бревнам бани, выдохнула морозный воздух распаренная Ярина.
  -На-ко вот тебе кваску медового. - Поднесла ей жбан с питьем хозяйка хутора Ганна.
  -Спасибо. - Поблагодарила ее дивчина и, отпив немного поинтересовалась. - Ну как, серые разбойники более не шалят в округе?
  -Успокоились хвала Велесу. После того как вы с Яром в лес сходили о них ни слуху не духу.
  Было такое дело. Когда Яр с Яриной в первый раз на хутор заявились, то все его население чуть ли не на ушах стояло. Повадилась к ним наведываться в гости волчья стая. Не сказать, чтобы слишком много беды натворить успели. Однако же овцу из овчарни все же уволокли. Да и вообще, кому такое соседство по нраву придется? Перебить бы ту стаю. Да силенок для этого на хуторе маловато. Из мужчин здесь сейчас проживали только муж Ганны Мартын, да двое ее сынов малолеток. Разве с такими силами в лес на серых разбойников сунешься? Конечно, нет. Задерут и имени не спросят. Вот и ломали люди голову как от этой напасти избавиться. А тут на их счастье Яр с Яриной подоспели. Парень с девушкой вошли в положение селян и, не откладывая дело в долгий ящик в лес направились.
  Найти волчье логово в лесу для Яра труда не составило. Так что управились быстро. Нет. Волков никто бить не стал. У парня к зверю лесному свой особый подход был. Он с ними поговорил. И что удивительно. Они его послушали. С тех пор рядом с хутором волков невидали.
  -Стая совсем молодая. - Объяснял он тогда ей. - Взрослых волков всего кабель да сука. Им двоим трудно много мяса добыть. Особливо такой-то зимой. Вот они за легкой добычей к людям и подались.
  -А вон же еще двое рядом с этими матерыми топчутся. Так почему ты говоришь, что их только два?
  -Потому как это годовалые малолетки. Рано им еще на охоту ходить. А в логове слышишь, осеннего помета еще щенки пищат. И всех ведь кормить надо. То, что волк волку враг - это все выдумки человеческие. Если уж откровенно говорить, то, на мой взгляд, жизнь в волчьей стае лучше устроена, чем в людском обществе.
  -Скажешь тоже.
  -А чего здесь говорить. Как есть, так и есть. Да ладно. Коль хочешь то сама своими глазами все увидеть можешь.
  -Это как?
  -Для начала, айда с нами на охоту.
  -С кем, с вами? - Не поняла сразу Ярина, о чем ей Яр толкует.
  -Со мной и волками. - Улыбнулся ей парень.
  -Ты это серьезно?
  -Ага. - Кивнул он головой. - Увидишь как это здорово.
  Охотится с волками, действительно было намного проще. Ни бегать, ни скакать по лесу не надо. Волки сами на тебя дичь наведут. Без всяких подсказок. Ты главное только не промахнись. Конечно, лося что они для волчьей стаи завалили, волки на всю зиму не растянут, но хоть немного отъедятся да точно на время дорогу на хутор позабудут. Ну, а там уж может как-нибудь, до весны дотянут и не пересекутся больше дорожки людей со зверями. А потом было еще интересней и для Ярины весьма познавательно. Матерые первыми добычу не терзали. Дождались сначала, когда у щенков от мяса животы шариками вздуются и только потом сами к еде приступили. Оказывается, закон такой у волков имеется. Вначале едят малые да немощные и только потом сильные. Вот тебе и волки. Вот тебе и жестокие создания. И зачем только люди про волчьи законы сказки страшные выдумывали?
  -А как там на порубежье? - Дошел до сознания Ярины вопрос Ганны. - Эти что с крестами на плащах, зла какого нового ненароком не удумали?
  -Удумали. - Не стала скрывать правды Ярина.
  -Ох, тыж, напасть-то какая. И когда только уже им окаянным кровь людскую лить надоест?
  Девушка собиралась ответить, но в этот момент ее разговор с хозяйкой прервали.
  -Эй, вы там заканчивайте языками трещать. - Послышался крик Мартына от избы. - Ганна, у тебя уже хлеб в печи подоспел. А тебе, - это уже Ярины касалось, - тоже нечего распаренной на морозе засиживаться. Застудиться в два счета легко можно. Об чем только твой пентюх думает, раз так на морозе после бани засиживаться позволяет? Вот вылезет из парилки, я ему мозги-то прочищу. Орясине этой дубовой. - Негодовал старый. - Все курицы облезлые, айда быстро в хату.
  Глава 8
  -Ну, все. Давайте лошадям роздых дадим да сами слегка передохнем. - Остановил свою лошадь Рыгор. - Погони пока не видать. - Подрыгав ногами пару раз, дружинник участливо поинтересовался у Петра с Николаем. - Мальцы вы там как? Не шибко устали?
  -Да ничего дядька Рыгор. - Первым отозвался Петр.
  -Терпимо. - Поддержал брата Николай.
  -Ну, вот и ладненько. Сейчас костерок разведем. Поснедаем чем Господь порадовал. Да со спокойной душой и легким сердцем домой двинем. Семен хвороста для костра подсобирай. Путята, а ты за дорогой присмотри. Береженного бог бережет. - Начал он раздавать команды. - А вдруг все же кто следом за нами увязался.
  То, что дружинникам удалось умыкнуть сыновей Михала у братьев ордена да при этом деле никому из них даже царапины не досталось иначе как чудом и не назовешь. Особливо если учесть что действовали дружинники без определенного плана. Так сказать по наитию. Вначале подвернулся случай. А дальше все как-то само собой сложилось.
  Насчет, подвернулся случай, не совсем верно сказано. Может он и не подвернулся-бы если-бы монашек, что кули с мукой считал, одного из братьев тумаками угощать не стал за то, что мех рассыпался. Рыгор с дружинниками прогуливаясь недалеко от складов это дело, увидали и в стороне не остались. Они быстро объяснили мниху, что не стоит по такому поводу руки распускать. А также что рукоприкладство это не лучший метод воспитания отроков. Ну, заодно и двух братьев из ордена упокоили, что за отроками приглядывали. Уж больно ретивыми оказались. За мечи зачем-то хвататься стали. Видно недавно на плечи плащи орденские надели вот гонор, и пер со всех щелей. А это не всегда к здоровью бывает.
  Потасовка шумной приключилась. Что, правда, то, правда. Но тут есть и обратная сторона медали. Мелкими стычками да потасовками в городе особо никого не удивишь. Особливо ежели в ней служители ордена замешаны. Любят эти ребята показать кто в городе хозяин. По этой причине и тревогу не сразу забили. Местные горожане даже вроде, как и обрадовались, что кому-то из братии бока намяли. Да плюс ко всему еще и добро орденское вдруг бесхозным на некоторое время оказалось. Склады-то рыцари после восстания хитрые удумали. Чтобы в случае чего к ним не так легко подобраться было, они свой склад на втором этаже цитадели устроили да воротом в него все добро подымали. А тут припасы внизу остались, а охрану побили. Грех случаем не воспользоваться пока они там в своей крепости по лестницам бегать будут.
  Ну а что касаемо Рыгора с дружинниками и мальцами Палька? То они задерживаться долго не стали. Прихватили с собой кое-что для нужд насущных и ну тикать по добру по здорову пока пятки припекать не стало. А там уже на припасенных ранее конях да галопом к городским воротам. Благо на них даже внимания из стражи, что у ворот трется, никто не обратил. Мало ли кто тут, куда по своим делам спешит? Да и возле костра в такой мороз куда приятней толкаться, чем нос, отмораживая свое любопытство удовлетворять. Вот так на простор и вырвались.
  -Надо-бы решить как дальше пробираться будем? - Стуча ложкой по миске с кашей, задал вопрос Рыгор.
  -А чего тут решать? - Тут же отозвался Семен. - Идем напрямки к Изборску.
  -Опасно. Нарваться можно. - Степенно возразил Семену Путята.
  -Да на кого нарваться-то? - Удивился Семен. - Погони-то вроде нет.
  -Путята прав. - Поддержал дружинника Рыгор. - Ежели тревогу пробили, то границу перекроют. В таком разе идти через озеро глупо. На льду как в лесу не спрячешься.
  -Ну и что тогда делать будем?
  -Через Литву уйдем. Это конечно круг приличный. - Почесал Рыгор нос. - Зато в том направлении нас точно никто искать не станет. Решено. Догоним орденскую рать да пристроимся к ним в хвост. А там как границу Ливонии минем, сразу же в направлении дома двинем.
  -У тебя Рыгор все так легко на словах получается. Пристроимся. Двинем. - Начал бурчать Путята. - А на деле ты хоть представляешь, сколько это трудов стоить будет? Мы же ни этих, ни тех мест не знаем. К тому же любой встречный поперечный нас врагам выдать может так легко, что мне высморкаться. Где еду брать будем? А помимо еды еще одежей теплой для мальцов было-бы неплохо обзавестись. Сами-то мы более-менее одеты, обуты, а их в чем были в том и сдернули. В их одежке на морозе долго не погулевонишь.
  -Все я знаю и все я представляю. - Перебил бубнешь Путяты Рыгор. - А все что ты перечислил сейчас, так это нас везде ждет. В какую-бы сторону мы не пошли. Насчет одежи ты прав. - Посмотрел он на детей Палька жавшихся к огню костра. - Этот вопрос, стало быть, в срочном порядке нам решить надо будет.
  Когда монахи ордена отправляли парней на разгрузку товара, то естественно никто их особо тепло не одевал. Да и зачем? За работой озябнуть, быстро не успеют. А дольше им по улицам гулять никто позволять не собирался. Рыгор поднялся со своего места, скинул со своих плеч подбитый мехом плащ и укрыл им Петра.
  -Спасибо дядька Рыгор. - Поблагодарил дружинника парень. - Но я пока не сильно промерз. Потерплю еще. - С этими словами он снял наброшенный на его плечи плащ и укрыл им младшего брата.
  -Не дури парень. - Нахмурил брови Путята и протянул Петру свою накидку. - Мы не для того вас из беды вытягивали, чтобы вы потом на свободе от холода околели.
  -Ладно. - Подытожил эти действия Рыгор. - Худо-бедно на первое время сойдет. Но надолго этот вопрос затягивать нельзя. Хотим мы того или нет, а к людям нам выйти все одно придется. Лично меня успокаивает только одно. Насколько я понял, пока мы в Риге обитали, местное население здесь особо рыцарей не жалует. Будем надеяться, что мир не без добрых людей. Авось даст Господь кто-нибудь из местных да поможет.
  -Я-бы на это не шибко сильно рассчитывал. - Вставил свое слово Семен.
  -Поживем, увидим. - Пожал плечами Рыгор. - Местные племена Ливов, Латгалов да Земгалов с Эстами издревле с Литвой да Полоцком дружбу ведут. Для них орден - захватчик их земель да вольностей. Так что почему-бы кому из них и нам помощь не оказать? Тем более что мы по дороге не в каждый дом свой нос совать будем. Да крупные селения стороной обходить станем. Будь моя воля я-бы вообще всю дорогу только лесом шел.
  -А заплутать не боишься? - Посмотрели на Рыгора, Семен с Путятой. - Это ведь тебе не вокруг Острова по знакомым местам бродить. Этот лес чужой.
  -Свой или чужой - без разницы. Вспомните Яра. Он в одиночку в Литву ушел. И ведь не сгинул. Дошел, куда ему надо было.
  -Ну, ты сравнил. - Покачал головой Семен. - Яру любой лес дом. А мы все ж таки, как ни крути, в городе выросли. Знамо дело, что городишко наш не велик. Однако все же таки не лес. Это я к тому, что мы не настолько как он к лесной жизни привычные.
  -Это точно. - Поддержал Семена Путята. - Ежели уж в здешние леса соваться, то только надоть с проводником.
  -Значит, будем проводников искать. - Подытожил разговор Рыгор. - Да и еще одно. - Перешел он на шепот. - Мальцов расспросами о том, как им в плену жилось тревожить не надо. Пусть для начала хоть немного душой отойдут от пережитого.
  -Мог-бы об этом и не упоминать. - Закивали согласно головами Семен с Путятой. - Неужто ты думаешь, что мы без понятия? Знамо дело, что их там не сладкими пряниками угощали. Мы же не изверги какие, чтобы незажившие раны бередить.
  Война - дело страшное. Малая аль большая. Объявленная или скрытая. Это разницы не имеет. Нанесенные ею раны очень долго не заживают. А ведь хватает-то всего одной малой искорки, чтобы вспыхнула ярким пламенем человеческая злоба и ненависть. Множилась по миру, местью питаясь.
  И потом уже не столь важно кто развязал войну, а кто справедливо мстил. И те и другие кровью по самую макушку будут измазаны. Так измазаны что даже летописцы об их делах упоминать не захотят. Соромно будет о таком писать. А время пройдет, и вся эта кровь в ореол некоей романтики укутается. Так уж жизнь человеческая устроена.
   Будут потомки читать книги о воинской доблести и чести. Героями себя представлять. Только ведь на войнах по большей части ненависть, жестокость и предательство процветают. И от этого никуда не спрячешься. Все эти чувства через свою душу пропустишь. А там, как повезет. Дай бог, чтобы Господь к мирной жизни помог вернуться. Злобу, накопившуюся в душе, по ветру развеял. Войну легко развязать, а вот остановить ее трудно. Даже если она и притухнет на время, то все одно еще долго отзываться будет искалеченными душами.
  -Ладно, други. - Обвел всех взглядом Рыгор. - Тушите костер и давайте с места сниматься. Нам по-хорошему крышу над головой неплохо было-бы на ночь отыскать, коль нет желания, под открытым небом мерзнуть. А вечер уже не за горами. Так что все быстренько здесь прибираем и по коням.
  Глава 9
  -Вот же послали боги союзничка командира. - Негодовал сотник, качая головой. - Если-бы не приказ главного воеводы Маргелиса во всем помогать союзникам, я-бы ему собственноручно колуном по забралу заехал. И даже не посмотрел-бы на его боярское достоинство. Это же надо быть таким дураком, чтобы на обоз средь бела дня лезть.
  -Дураков во всем мире хватает. - Успокаивал его ехавший рядом дружинник. - И сколько-бы ты не ругался, меньше их от этого не станет. А если так вдуматься, то задумка боярина была не лишена смысла. Помнится мне в свое время Давид Городенский войско маршала ордена, что на столицу княжества Новогрудок шел, именно с обоза громить начинал. А людей в его дружине тоже не сильно много было.
  -Ты не сравнивай Давида и этого пентюха, себя полководцем возомнившего. Давид обоз разбил, когда его небольшая часть войск прикрывала. А этот герой, чтобы ему леший шишку в задницу запихнул раз боги ума не дали, средь бела дня на глазах у всего вражеского войска к возам кинулся. Славы и богатой добычи ему захотелось. И что обидно. Ведь ничего толкового не сделал, а только людей зазря гад положил. Да ладно-бы только своих. Так ведь и наших парней целый десяток полег. Десяток. - Повысил голос сотник. - Моя сотня за все время нашего нахождения здесь столько людей не теряла. А ведь дружинники как грибы в лесу не родятся. Сам знаешь, сколько времени требуется, чтобы из обыкновенного олуха справного воина создать. Особливо-то с нашей дозорной работой.
  В этом сотник был прав. Дружинник - это профессиональный военный. Его ремесло война, а любое орудие смертоубийства - это его инструмент. Просто взять меч в руки, этого мало. Этим мечом еще орудовать научиться надо. Дружинники всю свою жизнь только и делают, что учатся убивать. А как иначе? Для того чтобы землю свою оборонять приходится не только пот, но и много чужой и собственной крови пролить. Тяжелая это работа. Не каждый воин до старости доживает. Да и не каждому она подходит. Но ведь и ее кому-то делать нужно. Посему воинами просто так не разбрасывались. Без нужды на смерть не посылали.
  -Счастье этого боярина, что он, не встречаясь со мной в свое поместье умотал. Боюсь не сдержал-бы гнева. - Никак не мог успокоиться сотник. - Нет. Ну, каков придурок. Обоз ему, видите ли, подавай.
  Обоз, неотъемлемая часть любой армии и самый желанный приз для противника. Понятное дело, что он как магнит к себе всех притягивает. Еще-бы, стольким добром поживиться можно. Особливо когда знатные европейские рыцари в поход выправились. Эти ребята вяленное на конской спине под потником мясо есть не будут. Да и романтику под открытым небом спать они лучше простым солдатам уступят. А посему таскают с собой в походы поваров и слуг. Шатры шелковые, мебель дорогую полевую разную, утварь кухонную. Да не простую. Из деревянной миски да деревянной ложкой пусть опять же все та же солдатня щи хлебает. Им как минимум все из серебра подавай. Тарелки, ложки, кубки, даже подносы. А еще амуницию дорогую на чем-то везти надо. Не все же время она на рыцаре как на вешалке висит.
  Полный доспех только перед самым боем надевается. А то ведь так и надорваться можно, такой груз целыми сутками на себе таская. Одним словом без обоза рыцарю никак не обойтись. Ему бедному много чего для войны надо. Да и простому воину тоже. Поэтому любой обоз это хоть и обуза для армии, но скажем так, вещь необходимая. Да. Он медленный и шумный. С ним много мороки и хлопот. Особливо если в нем маркитанты да девки продажные имеются. Требует постоянной охраны и внимания. Но все же без него в походе никак не обойтись.
   С обозами много разных историй приключалось. Как смешных, так и печальных. Был случай, когда обоз даже сыграл можно сказать ключевую роль в ходе истории. Было это так. После того как на Грюнвальдском поле Тевтонскому ордену хребет переломали. Весь цвет его рыцарства под корень вырезали. Казалось-бы чего уж проще. Добивай зверя в его логове. Тем более что сил у этого зверя не осталось. Ан нет. Не вышло. Войско Польское, в лесу отсидевшись и в жестокой битве практически не участвовав до обоза, дорвалось, и преследовать разбитого дружинами Великого княжества противника наотрез отказалось. В результате орден еще потом полторы сотни лет просуществовал по-прежнему всем козью морду строя. После чего плавно переродился в Прусское королевство, которое так же не давало мирно жить соседям.
   Понятное дело, что без под ковёрных игрищ дело не обошлось. Правители любят в жизнь как в шахматы играть, двигая человеческими жизнями и судьбами, словно пешками как им заблагорассудится, и плевать они хотели на пролитую кровь и страдания. А ведь добей тогда после Грюнвальда орден, то и Прусское королевство навряд ли на карте Европы возникло-бы. Согласен - это уже измышления из разряда если-бы да кабы. А так уж как получилось, так получилось.
  -Да и я хорош. - Все никак не мог успокоиться сотник. - Должен был предвидеть, что спесивая кровь взбурлить в человеке может. Дал-бы наказ дружинникам в случае чего уходить и не оглядываться парни живы-бы остались.
  -Погодь причитать. - Перебил самобичевания сотника ехавший рядом с ним дружинник. - Глянько старина, никак из дозорных к нам кто-то скачет? - Прищурил он глаза, всматриваясь в приближавшегося к ним верхового. - Не случилось ли чего?
  Из леса действительно выехал дружинник и, нахлестывая свою лошадь, направился сразу к голове колоны.
  -Там, это. - Выдохнул подъехавший всадник, и вдруг запнулся на полуслове, увидав в каком настроении, находится его командир.
  -Чего? Это. Ну что ты глазенками на меня лыпаешь? - Наехал на дружинника сотник, срывая на парне свое плохое настроение. - Аль говорить разом разучился? Докладай давай, что там у вас стряслось? Или прикажешь мне тебя уговаривать, словно красно девицу, с которой собрался на сеновале вдоволь миловаться, а уступит она, аль нет, не знаешь?
  -Не надо меня как красно девицу. - Вконец растерялся гонец.
  -Ты это всерьез? Ты хорошо подумал, прежде чем такое ляпнул? - Заржал ехавший рядом с сотником дружинник и его смех подхватили сгрудившиеся позади сотника воины.
  -А ну прекращайте зубы скалить. - Прикрикнул на всех сотник и переведя взгляд на гонца спросил того нормальным голосом. - Так что у вас там случилось?
  -Такое дело значит. - Заерзал в седле гонец. - Крестоносцы решили в повстречавшейся им деревеньке на ночь остановиться...
  -Так вроде рано как-то. - Перебил его один из дружинников. - До темноты еще как минимум час идти можно.
  -А где дурья твоя башка ночевать лучше? В доме под крышей, или в поле на морозе? - Задал вопрос перебившему гонца дружиннику другой воин.
  -А ну все тихо. - Повысил голос сотник. - Устроили тут торжище, понимаешь ли. Ежели мне чье-либо мнение понадобиться то я того сам спрошу. А теперь всем молчать и чтобы ни звука мне, а то лютовать начну. Продолжай. - Кивнул он головой гонцу.
  После такого заявление как-то само собой между сотником, гонцом и остальными дружинниками образовалось свободное пространство. Шутки шутками, а сотника злить не стоит. Все прекрасно знали, чем это обернуться может. Загоняет так, что несколько раз пожалеть успеешь, что на свет белый заявился. Так что лучше в сторонке, где постоять да помолчать. Здоровее будешь.
  -Стало быть - вошли рыцари в деревню, а местных никого и нет. Успели поселяне про поход прознать. Не стали дожидаться, когда их убивать придут. Собрали пожитки, скотину и в свой лесной схрон подались, прятаться. Да вот беда. Поздно они про поход прознали. Перед самым приходом крестоносцев в лес шмыгнули. След такой опосля себя оставили, что и слепой в полной темноте разглядит. Ну а крестоносцы, сами знаете, на чужое добро падкие. Вот они и выправили отряд вдогон поселянам. Не бросать же людей в беде. Вот мы с парнями и решили от поселян беду отвести. Рыцарей со следа сбить.
  -Сбили? - Поинтересовался сотник.
  -Не знаю. - Честно признался дружинник. - Меня робяты раньше к тебе отправили, чем сами за дело взялись. Одно могу сказать - мы их на вас вывести попытаемся. А потом всех преследователей одним махом прихлопнем.
  -Здорово. Молодцы. Отличный план. - Только вот в голосе сотника особой радости заметно не было. Все больше издевка звучала. - Сколько хоть крестоносцев вдогон за селянами пошли, знаешь?
  -Сотня. - Ответил, опустив голову дружинник. - Может немного более.
  -А у нас полсотни. Не считая вас обормотов. Рыцарей-то если их столько, сколько ты говоришь, мы конечно одолеем. Только вопрос один большой имеется. Скольких добрых воинов мы сами при этом потеряем? Ох, черти некрещеные. Не ко времени вы эту кашу заварили. Ой, не ко времени.
  -Да ладно тебе Жигимонт причитать. - Подал голос один из дружинников, толпившихся в стороне и внимательно слушавших разговор. - Мы воины. Наше дело людей защищать. Вечно только боги живут. Коль кому суждено будет голову свою сложить так ведь за дело, а не по прихоти какого-нибудь недоумка.
  При упоминании о недоумках сотник скрипнул зубами, сразу вспомнив о боярине.
  -Как далеко деревня отсюда?
  -Верст пять. - Покрутил головой гонец. - С гаком. Ну, может семь.
  -Не плохо так верст у твоего гака? - Засмеялись дружинники.
  -Так в лесу верстовых вешек нету, чтобы точно расстояние определять.
  -Значит, до темноты должны будем управиться. - Посмотрел на небо сотник, что-то прикидывая в уме. - Ну что стали? - Повернул он голову к дружине, приняв окончательное решение. - Гайда людей из беды выручать.
  При других обстоятельствах сотник Жигимонт Чекан прошел-бы мимо и даже не подумал вступаться за деревню. Беда одной деревни не так важна как вся война в целом. На войне всегда приходится кем-то или чем-то жертвовать в угоду высшей цели. Сотник не был бесчувственным человеком, но сейчас обстоятельства складывались так, что ему легче было бросить людей из деревни на произвол судьбы, чем жертвовать ради них своими воинами.
  Войско Людовика Баварского двигалось в направлении крепости Пулен. А потеря крепости будет, посерьезней, чем жители даже нескольких затерянных в лесах деревушек. Такова, правда, войны. Жестокая и неприглядная. И не только в отношении мирных жителей. Воинами тоже жертвуют. И причем намного чаще, чем мирными людьми. Правда, на сей раз, сотник принял решение, идущее в разрез с военной логикой. Он наплевал на защиту крепости и пошел на риск ради своих людей.
  Глава 10
  Жителей деревни Яр вместе с Яриной и дружинниками своего десятка нагнали довольно быстро. А чего их долго искать? След приметный. По лесу благодаря нажитому добру и скотине передвигаются со скоростью беременной черепахи. А чего вы еще хотели? На санях в лесу не сильно-то и разгонишься - это тебе не наезженный тракт. Опять же скотина упрямится. Ей ведь не объяснишь за-ради чего люди животину из хлева достали да в лес на холод выгнали. Вот бедные живелины и упрямятся. Все назад в деревню норовят повернуть и на своем языке людей матерными словами ругают без остановки. Да и ушли люди из деревни считай перед самым приходом крестоносцев.
  -Чего делать будем, Жила? - Спросил у десятника один из дружинников. - Этак порубят нас с селянами ни за что ни про что. Им не поможем и сами голов без особой нужды лишимся.
  -Ты предлагаешь их бросить? И это после того как и всю сотню в эту кашу втянули?
  - Ты так уверен в том, что сотник к нам на подмогу спешит? Да даже если и придет толку-то от этого. Яр вон говорит, что больше сотни рыцарей по нашим следам в лес за наживой сунулись. А это не шутки.
  -Ну и что ты предлагаешь? Говори толком. А то, знаешь ли, просто так языком чесать все горазды. В чужом глазу бревно сыскать труда не составит. А как у самих до дела доходит то сначала жидким поносом штаны измажут, а потом орут во все горло, "ратуйте".
  -Да ничего я не предлагаю. - Зло огрызнулся дружинник. - Просто подохнуть в этом лесу, у меня никакого желания нет.
  -А у кого оно есть - это самое желание? - Поинтересовался у воина стоявший рядом с ним дружинник. - Вот лично у меня такого желания тоже нет.
  -Все. Прекращайте этот базар. А то раскаркались как вороны на погосте. - Повысил голос десятник. - Лучше давайте думать, как выкручиваться будем.
  -Перво-наперво пусть животину к своему лесному лагерю другой - отдельной от возов дорогой гонят. Этим хоть немного скорость передвижения повысим. - Предложил один из дружинников.
  -Да. К тому же это хоть как-то возможно со следа крестоносцев собьет. - Поддержал его, кивнув головой, стоявший рядом товарищ. - Или разделит их отряд надвое. Что тоже будет неплохо. С половиной-то бодаться полегче будет, чем с целой сворой.
  -Деревенские могут заартачиться. Для них скотина это самое дорогое, что у них есть.
  -Жизнь дороже.
  -Согласен. Зовите сюда старейшину и старосту, а к тебе Яр, - повернулся десятник к стоявшему недалеко от других парню, - у меня будет отдельная просьба. Понимаю - что просьба эта моя смертельно опасная. Ну да ты со своей сестрой - ребята ушлые. Вам не впервой. Авось выкрутитесь как-нибудь. Побуяньте там возле рыцарей. Пошумите. Если получится, за вымя их подергайте. Для нас любая их задержка - это шанс на жизнь. Нам - бы час - полтора до темноты продержаться. Тогда и вовсе биться ни с кем не придется. Рыцари сами из леса побегут. Не любят они ночью по лесам шариться. Бояться.
  -Хорошо. - Без всяких разговоров и отговорок просто согласился парень. - Только на многое не рассчитывай. Крестоносцы всего лишь в четверти часа хода от нас. Так что как-бы мы не старались, а далеко вам уйти все одно не удастся. Ярина. - Позвал он девушку, оставшуюся рядом с лошадями. - Готовься к выходу. Мы сейчас уходим.
  -А чего готовить-то? - Отозвался мелодичный девичий голос. - Все и так уже давно готово.
  -Слыхала? Чего от нас ждут? - Запрыгивая в седло, хмыкнул Яр, посмотрев на Ярину.
  -А то. - Ответила она, мотнув головой. - Они что нас за былинных героев принимают? Или может за сказочных кудесников? Легко сказать - "подергай рыцаря за вымя". Вот взяли-бы да сами попробовали-бы подергать за то, чего нема. - И после паузы спросила. - Так делать-то чего будем?
  -Чего будем? - Переспросил Яр, нахохлившись и немного помолчав, добавил. - Хозяина леса о помощи просить. Вот чего делать будем. Это единственное что нам остается. Другого выхода из сложившегося положения я не вижу.
  -Хозяина леса? - Удивленно расширив глаза, уставилась на Яра Ярина. - Ты не шутишь?
  -А что сейчас подходящее время для шуток? - Буркнул парень и ткнул пятками свою лошадку в бок.
  С самого детства все знали о хозяине леса. В глаза, правда, его никто никогда не видел в отличие от леших, кикимор и водяных с русалками. А может, и видели, только значения этому не придавали. Много о нем было рассказов, сказок, былин и легенд. Издревле люди ему поклонялись и почитали. А как иначе? Здесь, как ни крути, а все же в его угодьях жили. И все в лесу живут исключительно по его законам. Так что хочешь, не хочешь, а будь добр его законы сполняй - иначе добра от леса не жди. Давно подмечено было и из рода в род передавалось - коль нужно что, проси хозяина, и он поможет.
  К примеру, выправился в лес по грибы да ягоды то не чинись, попроси лесного владыку лукошко наполнить и тогда из леса никогда без лесных гостинцев не уйдешь. Или вот рубишь дерево под сруб, то сначала попроси у дерева прощения да объясни ему, зачем его жизни лишаешь, и тогда бревно долго стоять будет на радость человеку, в труху не превращаясь. А если не попросишь то жуки и короеды разные, да прочая мелкая гадость то бревно в един миг, в негодное состояние приведут. Люди всегда и хозяина леса и его владения почитали, а потому и лес отвечал тем же и был для них и домом и кладовой.
  С приходом христианской веры священнослужители втолковывали людям, что все это сказки. Глупые верования в несуществующих богов и прочие высшие силы. Что нет ничего и никого кроме Господа Иисуса Христа. И что все делается на земле лишь по воле его. Люди слушали, кивали головами и благополучно забывали те проповеди. Добра и чудес от этого единого бога никто пока воочию не видел, а лес - так вот он, рядом. Попробуй не угоди чем его хозяину так в трех соснах до одури плутать будешь. Это ли не доказательство? Да и сами попы вскоре отступились - перестали говорить на эту тему. Видать решили. Пусть верят, во что хотят - лишь бы в церковь ходили. Тем более что и сами не прочь были функции старых богов своим святым угодникам переадресовать. Во всяком случае, люди их имена так быстрее запоминают. Да и в случае чего отговорка будет, мол, не забыли.
  -Яр, - через некоторое время окликнула Ярина ехавшего перед ней парня. - А как думаешь, он на нашу просьбу откликнется?
  -Не знаю. - Пожал плечами Яр. - Я его о такой помощи еще ни разу не просил.
  -Яр, - снова окликнула парня девушка. - А ты его вживую видел?
  Парень, придержав лошадь, обернулся назад, посмотрев на дивчину:
  -Ярина, хозяин леса не человек и не животное. Хозяин леса - это сам лес. Вернее его дух. Так что ты на него вживую с детства смотришь. А обернуться он может кем и чем угодно. Тут смотря, какие к этому обстоятельства будут.
  -А откуда ты это знаешь?
  -Знаю и все тут. - Пожал плечами парень и, пнув лошадку, продолжил путь.
  Странностей у Яра хватало, что уж тут говорить. Да и саму Ярину столько времени проведшую рядом с ним, уже обычной дивчиной с трудом назвать можно было. Здесь как говориться - с кем поведешься...
  -Яр, - еще через некоторое время опять окликнула парня Ярина. - А когда ты с ним разговаривать начнешь?
  -Уже поговорил.
  -Это как? - Удивилась девушка. - А почему я ничего такого не заметила? Ты ведь даже с коня не слазил.
  -А зачем мне нужно было с коня слазить? - Удивился Яр. - Для того чтобы с хозяином пообщаться на колени становиться не надо. Все. Давай я на все твои вопросы, потом отвечу. - Направил он своего коня к вершине холма. - А сейчас нам приготовиться надо. Скоро по той ложбине, - кивнул он головой к подножию возвышенности, - крестоносцы пройдут. Так что времени на подготовку, чтобы их встретить у нас не так уж и много. - С этими словами он слез с коня и сняв с себя тулуп, подошел к заводной лошадке.
  -Яр. - Снова позвала Ярина парня. - А может ну его с целой-то сотней тягаться. - В ее голосе появились просительные нотки. - Если честно - то боязно мне. Это же если они всей гурьбой на нас ринуться, то даже убежать не получится. А мне еще пожить охота.
  -Да ладно тебе домовину себе раньше времени строить. - Не оборачиваясь и засовывая тулуп в огромный мешок, откликнулся Яр. - Мы их просто цапнем - как пес за задницу только издаля и сразу стрелой подальше отседава. Если кто вдогон за нами пойдет, то поглядим, что сделать можно будет. Хозяин поможет их побить, побьем. А нет, так чего тут гадать. Даже связываться не будем.
  -Если не связываться, то нехорошо как-то получается. Получается, что мы своих на растерзание врагам бросили. - Шмыгнула носом Ярина.
  -Они нас - мы их. Это жизнь. И вообще кто мне только что ныл о том, чтобы в это дело не лезть, а тихонько в сторонке отсидеться?
  -Да я совсем не это имела ввиду.
  -А что ты имела?
  -Да ну тебя. - Надула губы дивчина, и тоже спрыгнув с седла на землю, скинула свой тулуп с плеч.
  Не смотря на то, что под тулупом на дивчине оказался полушубок, она передернула плечами поежившись.
  -И за что Господь так на людей осерчал? То за всю зиму снежинки не увидишь, дожди как из ведра поливают, то морозы такие, что мозг в голове даже под шапкой застывает.
  Людям в то время было не известно такое явление как смена климата, что не удивительно. Ведь его периодичность составляет примерно восемьсот лет. Да и сама смена климата дело не одного года. Все бедствия связанные с этим природным явлением люди по большому счету списывали на божью кару человечеству за их грехи. Что в принципе не лишено некоторого смысла. Судите сами.
  Смена климата приводит к резкому увеличению природных катаклизмов, таких как наводнения, землетрясения, повышенная активность вулканов по всему миру. Погода становится неустойчивой. Все эти факторы приводят к не урожаям, вследствие чего люди начинают голодать. Голод заставляет их искать пропитание, что приводит к увеличению числа военных конфликтов. По большей части люди уже испытали на себе все эти "прелести" природного явления. Теперь им предстояло пережить заключительный и самый страшный аккорд этого неприятного для них действа. Мор.
  Костлявая, под ручку со своей новой товаркой Чумой - уже начали свое путешествие по Земле. К этому времени эти две веселые подруги уже серьезно проредили жителей Китая и Индии. Не спеша прошлись с караванами по шелковому пути. И на время задержались похозяйничать в Азии. Скоро на своих галерах этих страшных подруг купцы Венеции, Генуи и Пизы перевезут в Европу, где они продолжат веселиться на славу. По самым скромным подсчетам их веселье обойдется жителям Европы в треть населения. После такого поневоле задумаешься о суде высших сил.
  Яр не спеша нацепил тетиву на свой лук. Придирчиво осмотрел каждую стрелу в колчане и только после этого ответил на вопрос Ярины.
  -А ты считаешь, что твоему Господу не за что на людей сердиться? Я знаком с его заповедями. Заповеди хорошие - вот только все на них чихать хотели. Даже те, кому по службе не положено. Да чего тут говорить. За примером далеко ходить не надо. Взять орден этот крестоносный. В нем ведь в того же бога верят что и ты, а сколько зла вместо добра они людям приносят. Так что есть, за что твоему Господу на людей сердиться.
  -Он не мой. - Выслушав речь парня, возразила Ярина. - Он Господь для всех людей.
  -Для всех так для всех. - Пожав плечами, легко согласился Яр. - Только не ко времени мы этот разговор затеяли. Подожди. - Остановил он девушку, отстегивающую от седла арбалет. - Сегодня нам обоим лучше будет из лука стрелять.
  Глава 11
  Крестоносцы долго себя ждать не заставили. Они появились именно в том месте, на которое указывал Яр. Ни от кого, не прячась, особо ни торопясь - они продвигались по лощине даже не удосужившись выслать вперед дозор. Хотя чего здесь удивляться? Кого им здесь сейчас бояться? Гордых нобилей с их дружинами? Так они рядком засели в своей пуще, и рвут глотки в споре кто из них достойней других, чтобы повести за собой объединенные силы. Может убегающих от них крестьян? Это даже не смешно. Рыцари сами за их счет предвкушают веселье. Конечно добыча не богатая. Но это все равно лучше, чем вообще ничего. К тому же хоть какое-то развлечение для гордых сынов истинной веры.
  Яр и Ярина укрылись на вершине холма за ветвями разлапистой ели. Парень с одной стороны дерева - дивчина с другой. Заранее обговорив, кто, куда стреляет, Ярина теперь только ждала сигнала от Яра. Глядя на приближающуюся толпу ее начала бить мелкая нервная дрожь. Что совсем не удивительно. Не каждый день собираешься встать на пути такого количества опытных воинов.
  Она бросила быстрый взгляд на своего друга. Спокоен и сосредоточен. Словно решил оленя подстрелить. Да только ведь перед ними не олень. Перед ними толпа сильных, опытных и здоровых врагов. Тех самых врагов, что привыкли убивать по поводу и без него. Для них отнять жизнь и пролить чужую кровь ничего не значит. Забава, да и только. Прикрытая радением за веру.
  -Ярина не увлекайся. - Услышала она шепот Яра и повернула к нему голову. - Три - может четыре стрелы, если не сразу сообразят что происходит и бегом к лошадям.
  Дивчина согласно кивнула головой и, обернувшись, посмотрела на лошадок, спокойно стоявших в паре метров от них.
  -Только-бы они взбрыкнуть не надумали. Мало ли вдруг спужаются ненароком тогда нам точно - худо придется. - С беспокойством прошептала она себе под нос и снова перевела взгляд на толпу крестоносцев. - Ладно. - Продолжила она шептать. - Надо-бы выбрать с кого первого бить начну.
  В стрельбе из лука Ярине было далеко до Яра. Тут тянуться и тянутся, и все одно не дотянешься. Парень стрелял так, что даже видавшие виды воины удивленно качали головами.
  -Не иначе лук у него заколдованный - сам в цель стрелы посылает. - Шептались они между собой. - Не дано простому смертному, так стрелять, хоть всю жизнь на это положи.
  Дивчина, слушая такие суждения о своем друге, лишь улыбалась про себя. Она-то знала, что лук у Яра никакой не волшебный. Просто глаз у него верный да рука твердая. А еще за годы тренировок он точно знает, куда стрелу на тетиву накладывает, чтобы та в сторону от цели не вильнула. У нее пока так не получается потому и результатами хвалиться не приходится. Куда как ловчей она с арбалетом управляется. Только с арбалета в таком деле стрелять не сподручно. На перезарядку много времени уходит, а тут нужно как можно больше сейчас стрел пустить.
   Поначалу-то дело ее обучения совсем плохо было. Она спешила, нервничала и очень переживала, что ничего толком у нее не получается. Вот только переживала чисто по-женски. Потому сама ни в чем себя особо не корила, а всю вину за неудачи на другие причины сваливала. А их этих самых причин у женщин - ой как много. Но больше всего конечно в ее неуспехах учитель виноват был. У женщин всегда так. Если рядом мужчина, то он во всем виноват. Во всех женских бедах. По-другому просто не бывает. Это из-за него у нее руки кривые да глаз косой. И вообще - он ее во всем притесняет. Учит неправильно, и вздохнуть свободно не дает тиран проклятый.
  Яр на это дело долго не смотрел. Однажды ничего не говоря завел ее в подклеть, где продукты хранились. Вестимо в таком месте, как ни старайся его уберечь - грызунов полным полно будет. Глазу-то они не видны. Стоит человеку войти, сразу хоронятся. Но то, что их много и так понятно. Так вот - как вошли в подклеть, Яр из-за пазухи ласку достал.
  -Смотри внимательно, что сейчас будет.
  С этими словами он опустил зверька на пол. Тот вначале повел своей симпатичной мордочкой по сторонам, а потом шустро юркнул за мешки. Что потом началось. Писк, визг, гам и мельтешение тел мышей и крыс. Правда, длилось это не долго. Ласка очень быстро с грызунами разобралась, не смотря на их количество и то, что сама невелика росточком. Иные крысы поболее размерами будут.
  -Видала? - Посмотрел на Ярину Яр. - А ведь крысы по виду сильней ласки будут. Перед крысами коты вон пасуют. А она их в два счета уделала. Потому как все движения выверены, точны и никакой суеты.
  То, что ласки да хорьки лучшая защита от крыс и прочих грызунов Ярина и так знала. Ее отец на своей мельнице этих лесных жителей привечал. Специально подкармливал, чтобы они рядом с мельницей селились. Там где ласка или хорек обосновались, ни одного грызуна рядом не будет. Это то, что любому мельнику нужно.
  Еще такие зверьки у европейских знатных дам в чести были. Особливо горностаи и куницы. Правда эти дамы их с собой таскали не для того чтобы они крыс душили. У них была другая работа. Паразитов со своих хозяек убирать. Вшей там и блох разных. Не любили люди в Европе часто мыться, и оттого спасались от паразитов как могли. Некоторых за всю их жизнь только дважды полностью обмывали. При рождении и после смерти. Почему-то на западе считали, что болезнь на человека нападает именно после принятия водных процедур. Вот раз искупался, то обязательно заболеешь. Что тут скажешь? У каждого народа свои взгляды на жизнь. И духи да разные масла ароматные по той же причине на западе придуманы были. А как еще вонь от немытых тел прикрывать?
  После такой демонстрации - дела с учебой сдвинулись с мертвой точки. Ярина перестала психовать по всякому поводу и винить парня во всех грехах. Стала внимательно слушать и выполнять все, что говорил ей Яр. Так что нет ничего удивительного в том, что за столь не долгий срок учебы она постигла много больше того, что за это же время постигают вступившие в дружину мужи.
  Девушка, сделала глубокий вдох, успокаивая разбушевавшееся в грудной клетке сердце. А то от его бешеного ритма руки дрожат мелкой противной дрожью, что обязательно навредит точной стрельбе. А стрелять ведь надо быстро и метко. Чтобы даже если и на смерть врага не свалить, то хоть ранить так чтобы он больше о битве не помышлял.
  -Давай. - Услышала она тихий голос Яра и сразу пустила первую стрелу.
  Своей целью выбрала здоровенного детину. Хотя все они ей сейчас казались здоровенными. Столько разной теплой одежи под их плащи было надето, что казались просто богатырями невиданной силы. А почему выбор на этого пал? Потому. Скажем так, вдобавок ко всему этот воин ей лицом не приглянулся. Ну да, шагов за сорок лицо не очень-то за меховой шапкой, надвинутой до бровей, и поднятым воротником и разглядишь, но это уже большой роли не играет. Не приглянулся и все тут. А если уж так разбираться то, кто его знает, по какому принципу мы цели выбираем. Может и не сами мы этот свой выбор делаем. Может нам его кто-то невидимый на ухо нашептывает.
  Стрела ударила воина прямо посередь груди - как раз туда, куда Ярина и метила. Сдержав радостный крик, она тут же достала их колчана вторую и, наложив ее на тетиву уже не так тщательно целясь, пустила ее в толпу воинов, что находились под ней. А следом за второй ушла и третья. Отметив про себя, что и вторая стрела не прошла мимо цели девушка, как только пустила третью стрелу, закинула лук за спину и опрометью кинулась к лошадям. Смотреть попала, али нет - времени не было.
  Как только на землю из седла вывалился первый из подстреленных воинов, крестоносцы сразу же заволновались. Стали головами крутить, выглядывая, откуда по ним стреляют.
  Не оглядываясь назад и не дожидаясь Яра, девушка, как только оказалась в седле пнула свою лошадку пятками в бок. О своем парне она не беспокоилась. Знала. За просто так свою голову под удар подставлять он не будет. Не на того напали.
  -Ну, родная - выноси. - Крикнула во весь голос уже никого, не таясь и только после того как лошадь набрала приличный ход обернулась.
  Как и следовало ожидать, Яр скакал за ней позади шагах в семи следом. Развернув в седле свой корпус назад, он с наложенной на тетиву стрелой смотрел в сторону ели, от которой они сейчас так быстро отъезжали. И как только рядом с ней появился всадник, выстрелил. Воин, получив стрелу в грудь, широко раскинул руки и вывалился из седла, но это не остановило тех всадников, что въехали на вершину вслед за убитым товарищем.
  -Десятка полтора будет. - Прикинула на глаз Ярина.
  -Если это все, то тогда должны управиться. - Яр, догнав девушку, ловко выудил у нее из колчана оставшиеся стрелы и переложил к себе. - Увлекся слегка. - Как-бы оправдываясь, пожал он плечами. - Половину колчана возле ели опустошил, а нам ведь еще предстоит с погоней разобраться.
  -Как свободная минутка появится, я запасные достану. - Пообещала девушка и снова бросила быстрый взгляд себе за спину. - Вроде ворогов количеством не прибавилось.
  -Это хорошо. Ты готовь свой арбалет. Даже один, но точный выстрел нам сейчас совсем не помешает.
  -Между прочим, я и из лука в пустоту не стреляла. Двоих точно уложила. - Не смогла удержаться Ярина, чтобы не похвастаться.
  -Можно сказать троих. - Еще больше обрадовал ее Яр. - Третьего, конечно, ты только ранила, но если он с такой раной на таком морозе выживет, я сильно удивлюсь. Ладно. Правь на вершину вон того холма. - Кивком головы он указал ей на возвышенность. - И как заберешься, притормози. За мной присмотришь, пока я подыматься буду. В случае чего бей по тому, кто ближе всех ко мне будет.
  -Мог-бы мне этого и не говорить. Как-нибудь сама-бы догадалась. - Улыбнулась ему девушка, показав свои красивые белые зубы.
  Яр придержал своего коня, дав Ярине возможность вырваться немного вперед.
  -Ну что же повоюем, раз угомониться не желают по-хорошему. - Процедил он сквозь зубы и, наложив стрелу на тетиву, развернулся корпусом к догонявшим его воинам.
  Положа руку на сердце, то о чем их просил десятник, они уже выполнили с лихвой. Супротивника как могли, задержали, нанеся ему урон. Там в лощине девять мертвяков это подтвердить могут. Троих Ярина подстрелила и он шестерых. В счете так вышло потому, как он стреляет чуть быстрее, да и позже нее к коню побежал. А шестого так и вовсе уже на ходу подстрелил, когда тот первым на холм взобрался. Так что можно со спокойной совестью и о себе подумать.
  Даже особо не целясь, он выстрелил в ближайшего к себе противника, поразив его насмерть. А нечего таким шустрым быть. Ишь ты - почти уже на пятки наступал. Быстро наложил вторую стрелу и повел луком из стороны в сторону. Следующие по пятам торопыги крестоносцы как один притормозили и пригнулись к гривам своих коней. Знамо дело - никому не охота стрелу в голову получить. Яр теперь точно пересчитал своих преследователей. В погоню за ним с Яриной выправилось четырнадцать человек. Вернее теперь уже тринадцать.
  -Чертова дюжина получается. - Хмыкнул он. - Ну-ну. Поглядим. Кому это число боком вылезет.
  В принципе никаких особо больших опасений такое большое количество противников у него не вызывало. Бывало и больше. К тому же и вооружены его преследователи были не ахти. Нет. Разумеется, у каждого из них при себе имелся меч и кинжал. У пятерых вдобавок к ним еще легкие пики. Но все это оружие ближнего боя. А настолько близко подпускать противника к своей персоне Яр не собирался.
  Из всей чертовой дюжины опасаться нужно было только двоих. Тех, кто имел при себе арбалеты. Вот они действительно были опасны. Даже не совсем меткий стрелок способен наделать бед. Уж кто-кто, а Яр это хорошо знал. Достаточно подстрелить лошадь или даже легко ранить его самого болтом и все можно будет смело тризну по нему справлять. А после они и до Ярины легко доберутся. Вот этого вообще никак допустить нельзя.
  -Ну что ж, стало быть, с вас и начнем. - Игнорируя ближних к нему крестоносцев, Яр стал выцеливать одного из арбалетчиков.
  Стрелять было не совсем удобно. Эти двое немного отстав от основной группы, сейчас пытались на ходу привести свои арбалеты в боевое положение и, так получилось, что прикрылись спинами своих товарищей. Находясь позади всех, арбалетчики считали, что они находятся в безопасности, а потому на свою беду мало интересовались, чем занят их противник. А зря.
  Улучив удобный момент, Яр подстрелил одного из них, а вот со вторым так легко справиться не получилось. Увидав что случилось с его напарником арбалетчик стал осторожнее и пытался не высовываться из-за спин своих товарищей не оставляя попыток снарядить свое оружие. Его же товарищи наоборот, поняв, в кого в первую очередь целит Яр, стали смелее подгонять своих лошадок стараясь наконец-таки добраться до заветной цели.
  То, что ближайший из крестоносцев был всего в шести шагах от него, Яра нисколько не смущало. Он в любой момент мог увеличить дистанцию. Лошади литвинов выросли в лесах, а потому чувствовали себя в них превосходно, что летом что зимой. А вот про коней крестоносцев такого сказать нельзя было. Нет, кони у них превосходные. Породистые. Да только на одной породистости в лесу не выедешь.
  -Ладно. - Прошептал Яр себе под нос слегка огорченный, что не удалось сразу подстрелить обоих арбалетчиков. - Зайдем с другого боку. - И двумя точными быстрыми выстрелами уложил ближайших преследователей.
  За этими играми в догонялки, что он, что его преследователи совсем забыли о Ярине. А дивчина тем временем забралась на холм, что указал ей Яр, и быстро разобравшись, что к чему недолго думала, чем помочь своему мил дружку. Взведя свой арбалет, она некоторое время выжидала, когда Яр и преследователи окажутся у подножия холма и только после этого выстрелила. Арбалетчик крестоносцев сначала с удивлением посмотрел на болт, торчавший у него из груди, после чего кулем вывалился из седла.
  Яр будто только этого и ждал. Он не стал забираться на холм а, свернув чуть в сторону от него начал засыпать стрелами преследователей, а Ярина с холма ему в этом помогала по мере своих возможностей. Меньше чем за минуту потеряв еще четверых своих убитыми, оставшиеся в живых воины ордена решили, что с них погони хватит. Развернув коней и бросив тела павших товарищей, они очень быстро поспешили на соединение со своими главным силам. Ярина - разгоряченная схваткой хотела было броситься в погоню, но Яр ее остановил.
  -Ты на радостях - совсем сдурела что ли?
  -И то верно. - Вдруг без всякого спора согласилась с ним девушка. - Лучше добычу соберем, пока они с подмогой не пожаловали. Кстати - как далеко они от нас?
  -Как далеко? Да ровно столько, сколько мы от них уходили.
  -Тогда берем только все самое ценное. И не стой остолопом. - Принялась командовать она. - Лучше коней поймай, которые далеко не убежали. Боевые кони дорогой мой - всегда в цене.
  Как-то само собой повелось, что в битве Яр главный, а вот что касаемо быта и трофеев будет, то тут Ярина полную власть имеет. Яр-то он, в лесу вырос. Ему много чего не надо. Привык сегодняшним днем жить и малым обходиться. А вот Ярина наоборот - девушка хозяйственная. Своего не упустит и о будущем не забывает. Ежели сегодня всего в достатке хватает, то это не значит, что и завтра так будет. Оттого и кошель что у нее на поясе висит, всегда туго деньгой набит. Помимо этого кошеля и еще кое-что кое-где имеется в земле припрятанным. А как иначе. Ведь не всю жизнь они мечами махать будут. Придет время, и дом они поставят и детишек она своему суженому с радостью нарожает.
  Ярина быстро, но со всей хозяйственной обстоятельностью обследовала ближайшие к ней тела и, отобрав все самое на ее взгляд ценное, посмотрев, чем там занят Яр, обмерла. Яр стоял напротив огромного зубра, за которым стояло стадо, голов в пятнадцать быков и что-то ему говорил. Что именно она не слышала. Да и не до этого ей сейчас было.
  Виданное ли дело - чтобы зубры вот так вот запросто к людям вышли. Или лучше сказать наоборот. Чтобы, какой человек стаду зубров дорогу заступил. Такая мысль никакому здравомыслящему индивиду и в голову не придет. А ее малахольный вон стоит и о чем-то там беседы с ними разговаривает. И как будто не замечает, как косит на него недобрым глазом здоровенная зверюга. Как гневно пышет паром из ноздрей и землю копытом бьет. Жуть-то какая. Но вот Яр закончил свой разговор с лесным великаном. Поклонился ему в пояс и не спеша пошел к своей лошади, а стадо зубров неторопливой рысью направилось в ту сторону, где давеча были крестоносцы.
  -Хозяин леса откликнулся на нашу просьбу. - Подъехав к девушке, обрадовал он ее новостью. - Видала, какую подмогу прислал? Так что бросай ты это добро и давай их нагонять, пока далеко не ушли.
  -Ага. Вот взяла все и бросила. - Окрысилась на него Ярина, выпуская пар за пережитый ужас. - Ничаво. Далеко не уйдут. Нагоним. - С этими словами она торопливыми движениями стала распихивать по сумам и мешкам собранное ею добро на заводную лошадь.
  Глава 12
  Стадо зубров они нагнали, когда оно подходило к отряду крестоносцев. Ярину хоть и потряхивало знатно от страха, но она с интересом еще раз окинула придирчивым глазом это воинство хозяина леса. Одни могучие быки. В повседневной жизни такое не увидишь. Да такие страшные, что от одного их только вида озноб прошибает и появляется непреодолимое желание развернуть коня и гнать его куда подальше.
  -Рядом со мной держись. - Услыхала она тихий говор Яра. - Потому как эти великаны разбирать не будут, кто у них на пути стоит.
  -Так может мы это, где в сторонке лучше постоим? За-ради чего под копыта-то лезть?
  -За-ради того - что это мы их позвали. Негоже будет, коль они в битву вступят, а мы в стороне отсидимся. Не дай-то боги - ежели хозяин леса на нас за это осерчает.
  -В таком разе забудь, что я предложила. Это у меня со страху глупость вырвалась.
  Между тем зубры выстроились цепью и начали набирать разгон. Орденское войско, заслышав, что к ним кто-то приближается, выстроилось в боевой порядок для отражения атаки, но когда крестоносцы увидели, кто на них прет, разбегаться в разные стороны было уже поздно.
   На полном ходу зубры врезались в скопище коней и людей. Удар был страшен. Огромные быки легко опрокидывали на землю, встретившихся на их пути коней втаптывая их седоков в землю. Поэтому нет ничего удивительного в том, что вместо отпора крестоносцы с ужасом шарахались от зверей в стороны, ни помышляя, ни о чем другом, как только о том как-бы избежать смертоносных копыт и рогов, страшных в своем гневе зубров.
   Одного их вида хватило-бы с лихвой чтобы у самого храброго человека сердце ушло в пятки. Оно, можно сказать, и ушло потому, как мало этого страха с зубрами к нему еще один страх присоединился. Ведь за спинами зубров замаячила пара колдунов, которая начала расстреливать деморализованных воинов из своих луков. Вернее колдун и визжащая во все горло ведьма от чьего визга кровь стыла в жилах, и становилось еще страшнее, хотя казалось что дальше уже некуда.
  Те из воинов, кто избежал первого удара, уже не помышляли ни о чем другом, как только о том, чтобы быстрее выбраться из этого ужасного леса. Леса, в котором обосновалась вся нечисть мира, изгнанная из освященных праведной верой земель. Забыв о своих боевых товарищах они, не оборачиваясь, нещадно подгоняли своих коней, чтобы оказаться как можно дальше от места, где как им казалось, вышла порезвиться сама смерть. Ужас, охвативший их души напрочь заглушил все другие чувства. Хватило считанных мгновений, чтобы от отряда преследователей осталось только одно название. Теперь это были насмерть перепуганные люди, разбегавшиеся по лесу в разные стороны.
  -Ух, мы им и врезали. - Радостно улыбаясь, осмотрела поле битвы Ярина. - Таперича будут знать, как не прошеными гостями в наши леса соваться.
  -Мы врезали? - Хмыкнул Яр и, спрыгнув с коня на землю, направился в сторону стоявшего невдалеке от них зубра.
  -Во всяком случае, в стороне не стояли. - Буркнула ему в спину девушка. - А значит, полное право имеем, чтобы так говорить.
  Яр, как и в прошлый раз что-то сказал лесному великану и снова поклонился ему в пояс. Зубр в ответ кивнул своей огромной головой и, развернувшись, не спеша пошел догонять скрывшееся к этому времени за деревьями стадо. Парень некоторое время смотрел ему в след, а потом, вздохнув, вернулся назад к Ярине.
  -Ну что - надо-бы наших предупредить, что опасность миновала, а то, поди, волнуются там.
  -Предупредим. - Кивнула она головой. - Куда мы денемся-то? Только чуть попозже. - С этими словами Ярина, ловко соскочив с седла, направилась к ближайшему телу.
  -Бросай ты это дело. - Крикнул ей в спину Яр. - Здесь добра столько, что нам двоим все одно все не увезти.
  -А я все и не собираюсь. - Срезав висевший на поясе кошель у мертвого крестоносца, ответила девушка. - Но и деньгой делиться ни с кем не намерена. Это наша добыча по праву. Нам с тобой еще дом ставить надо и хозяйством обзаводиться. Все денег стоит. Или ты думаешь, тебе все это даром дадут? Так я тебе так скажу. Задарма в этой жизни ничего не дается. А положить всю жизнь на войну как дед Светозар - я не намерена. Я мужа любимого хочу. Хочу детей тебе нарожать столько, сколько Господь позволит. - В другое-бы время Ярина никогда такого вслух не сказала, но видно события минувшего часа так на нее повлияли, что сняли все внутренние запреты.
  -Так ты со мной всю жизнь прожить собираешься? - Покраснел Яр.
  От слов Ярины он слегка опешил. Нет, сам-то он уже давно об этом думал. Но одно дело думать да мечтать и совсем другое вслух свои думы произнести. Многие так всю жизнь и живут молча мечтой - вместо того чтобы о ней сказать. И не потому, что робкие шибко. Вот как одному в поле против десятка ворогов выйти и то не так страшно - как дивчине о своих чувствах рассказать. Они уже давно краснели да маялись друг, на друга глядя, а разговор на эту тему не заводили. Может, и сейчас-бы его не было - этого разговора, да только не понятно на что или на кого осерчавшую Ярину вдруг прорвало.
   - Ты мне детей родить хочешь? - Лицо парня озарила глупая счастливая улыбка.
  -А то кому же еще? - Усмехнувшись, посмотрела на него в упор Ярина. - Где я такого другого малахольного найду? Аль может ты этому не рад? - Нахмурила она брови.
  -Я? Я рад, конечно. - Смущенно затараторил Яр. - Очень даже рад. Просто не ожидал, что наш разговор об этом в таком месте заведется.
  -А где у нас при такой-то жизни - другое место бывает? Да и от тебя разве дождешься подобного разговора? - Вздохнула она. - Дикарь лесной. Все всегда самой делать приходится. Ну, вот чего ты стоишь? - Прикрикнула Ярина на парня. - Давай помогай. Чем быстрее управимся, тем быстрей своим весть о победе свезем.
  Она посмотрела на то месиво, что оставили после себя зубры, и невольно передернула плечами. Что ни говори, а вид десятков четырех изломанных растерзанных тел то еще зрелище. Да еще мертвые кони. Эта картина сразу ей напомнила поле после битвы под Полоцком. Она после той битвы долго в себя приходила. Вот вроде и видела уже мертвых не раз, а здесь от одного только воспоминания рвота к горлу подкатила. Девушка, подавив в себе этот позыв, решительно тряхнула головой, и твердой походкой пошла к следующему мертвому телу.
  Неприглядное это дело - мертвых обирать. Но с другой стороны они не настолько богаты, чтобы разбрасываться трофеями, а этой работой, похожей на мародерство - никто ни брезгует, ни тебе простой воин, ни боярин аль князь. Такой вот у них у всех вроде бы неприглядный приработок за то, что жизнью рискуют.
  Склонившись над очередным телом Ярина чудом, успела извернуться и избегнуть удара кинжалом. Раненный крестоносец, притворившийся мертвым, попытался напоследок и ее утянуть с собой за кромку, из-за которой нет возврата. Чисто рефлекторно она отвела руку с кинжалом в сторону и в свою очередь сунула своим ножом недобитку в подмышку.
  -Гореть тебе в аду ведьма. - Просипел, дернувшись телом, слуга ордена и испустил дух.
  -Ты как? - Тут же подскочил к ней Яр.
  -Да вроде в порядке. - Ответила Ярина, осмотрев себя и села рядом с мертвецом на снег. - Только испужал шибко.
  -Ты это. Лучше возле лошадок побудь. - Облегченно перевел дыхание парень. - Я здесь сам со всем управлюсь.
  -Вот еще. - Ярина тряхнула головой и решительно поднялась на ноги. - Не настолько сильно я испужалась - чтобы стоя возле лошадей от страха трястись. Тем более что один ты до темноты здесь ковыряться будешь. А тут кто его знает, может орденские вояки назад вернуться решат?
  -Ну, это навряд ли. У страха глаза велики. Да ты и сама видела, как они улепетывали. До своего лагеря без оглядки бежать будут. А после их рассказа я уверен, на ночь глядя ни один рыцарь носа в лес не сунет.
  -Так может и нам тогда нечего спешить? Ну, жалко же. Столько добра пропадом пропадет.
  -Тогда знаешь что милая моя, садись-ка ты на коня да скачи к нашим. Вот тогда все прибрать здесь сможем. Так-то лучше всего будет. А то знаешь у тех, у кого глаз загребущий - чирей на одном месте выскакивает.
  -Я тебе выскачу. - Засмеялась Ярина и направилась к своей лошадке.
  13 Глава
  Прискакавшие на помощь дружинники во главе с сотником Жигимонтом Чеканом с изумлением смотрели на то, как местные мужички да бабы с детьми споро грузят на свои незамысловатые деревенские сани последнее разное добро, добытое с мертвых крестоносцев да груды лошадиного мяса их коней. Староста деревни, улыбаясь, смахнув пот со лба, подошел к сотнику и заломав шапку низко поклонился.
  -Прими поклон боярин от всего нашего селения. За то, что мимо не прошел и в беде не бросил. За то, что от ворога лютого защитил и богатой добычей на радость простому люду поделился. С таким богатством мы в своих лесных землянках теперь запросто это лихое время переживем. - Поклонившись еще раз низко до земли, староста нацепил свой головной убор себе на макушку и, не дожидаясь ответа от сотника, побежал помогать односельчанам, грузить на сани, разрубленные на части лошадиные туши.
  -Чего это он? - Посмотрев изумленно вслед старосте, спросил Чекан находившегося рядом с ним десятника.
  -Так я от твоего имени всю одежу и мясо в их пользу отдал. Нам-то все одно ни то ни другое, ни к чему, а для местных то дар великий. Одежа теплая и мясо - пусть и конина, им лихое время в лесу пережить поможет. Да и после того как крестоносцы уйдут им еще все одно лиха хлебать. Сам ведь знаешь, любят слуги ордена деревеньки палить потому, как их рыцарям на огонь смотреть очень нравится. Поэтому пока заново не отстроятся, жизнь легче не станет.
  -Это ты все правильно сделал. - Одобрил решение десятника сотник. - Но ты вот что мне поведай. Какого лешего ты нас на подмогу тогда звал, коли сам управился? Ну и заодно расскажи, как дело-то было? Вижу, не слабо вы здесь служителей ордена положили.
  -Так рассказывать почитай и нечего. - Пожал плечами десятник. - Потому как сам толком ничего не знаю.
  -Это как это так? - Удивился сотник.
  -Да так. - Махнул рукой десятник. - Послал Яра с его сестрой, чтобы они как могли погоню, что по нашим следам шла, попридержали, а вскоре к нам Ярина прискакала да сказала, что они ту погоню, не токмо попридержали - а и вовсе от нее отбились. Что крестоносцы, получив по сусалам от стада разъяренных ими зубров из леса в деревню убегли и о том чтобы крестьян побить больше не помышляют. Спросил ее, где она своего Яра оставила. Она говорит, мол, трофеи бережет. Я сразу и не поверил. Ну, где это видано, чтобы сотня воев от стада зубров по сусалам получала, а потом убегала от них без оглядки? Такое дело только колдовством справить можно.
  -Ну, или разве только чудо, какое расчудесное случится. - Предположил, хмыкнув Жигимонт.
  -Вот именно. Чудо - али колдовство. - Тут же согласно закивал головой десятник. - По-другому - никак. Уж сколько я на своем веку баек наслушался, но о том, чтобы стадо зубров на огромную толпу людей накинулась, и потоптало их, такого не припомню. Так что без колдовства здеся ну никак не обошлося.
  -Ну, ежели даже и так. Тебе что от этого плохо?
  -Да нет. - Не задумываясь, ответил десятник. - Коль так от ворога можно отбиваться - то я так только за, раз такое дело. А чем плохо? Ворог побит, а наши люди целы и невредимы. Опять же добыча, какая-никакая имеется. Их мечи, ножи да копья - нам при защите крепости ой как пригодятся.
  -Вот это верно. - Одобрил слова десятника Чекан. - Оружия много не бывает. Особливо когда тебя ворог в облогу возьмёт. Слушай, а много народу зубры потоптали?
  -Да чуть более четырех десятков. Правда, некоторые из них стрелами побиты. Навряд ли это зубры из луков стреляли. - С хитринкой улыбнулся десятник.
  -А что сам Яр говорит? Как это колдовство объясняет?
  -Да ничего не говорит. Как только мы сюда пришли он со своей Яриной к деревне умотал.
  -Это еще зачем?
  -Да сказал - на всякий случай. Вдруг все же кто из рыцарей решит проверить, правду ли им бегуны баяли и в лес сунется. Осторожность, мол, не повредит.
  -Ладно. Как вернется сам его пораспрашаю о таком чуде великом. А вам здесь работы еще надолго?
  -Да нет. Почитай уже со всем управились. Сейчас последние возы загрузят, и можно в лесное тайное убежище местных жителей на отдых подаваться. Там уже для всех нас и кашу с мясом кашеварят.
  -Каша - это хорошо. - Вздохнул сотник. - Да только времени много теряем. Нам-бы в Пулен поспешать. Надо-бы там как следует всех в крепости к встрече незваных гостей подготовить.
  -Я уверен там и без нас есть, кому о защите побеспокоиться. Войско крестоносное мы так и так обгоним. Зачем себя без нужды загонять? Горячая еда и спокойный отдых нам больше пользы принесут.
  -Ишь ты, какой умный. Как утка. Может, ты на мое место метишь? А? - Улыбаясь, поинтересовался у десятника Жигимонт.
  -Да нужно мне - это твое место. - Отмахнулся десятник. - Тоже - нашел мне счастье, головную боль на каждый день. Мне и нужд десятка по самое горло хватает.
  -Раз так, то и занимайся своими нуждами, а в мои не суйся.
  -Да понял я. Чего уж не понятного.
  -Вот и добре. А раз понял, то показывай дорогу к этому лесному жилищу и пошли кого-нибудь, чтобы Яра с Яриной в их дозоре подменили. Мне надобно будет с ними обоими переговорить.
  -Так это мы с радостью. - Заулыбался десятник. - Сейчас все исполним, как ты приказал.
  Как не спешил сотник Жигимонт Чекан, как не подгонял свою сотню, а в крепость Пулен попасть ему так и не довелось. Уже на самом подходе к крепости его нагнал гонец из княжества с вестью, что над Вильно нависла угроза, и князь Гедимин собирает все ближайшие войска, чтобы отвести ее от города. Угроза исходила от ливонских рыцарей. Они, не доходя до крепости, свернули с дороги на Пулен, и пошли прямиком, никуда не сворачивая в направлении юной столицы Великого княжества.
  Никто не знает, по какому принципу судьба жизнями людей распоряжается. Поход ливонцев вынудил Жигимонта развернуть коней от крепости, и это спасло ему и всей его сотне жизни. Участь же защитников и жителей крепости была не завидна. На помощь им никто не пришел, а после того как ее стены пали они все погибли. Нобили Жимойтии так и не вывели свои войска против армии Людовика Баварского, и он гордый своей победой вернулся к себе на родину.
  Нобили упрекнули в этом поражении Гедимина, мол, не отведи он свои дружины и все было-бы по-другому. Может и так. Кто его знает? Но только ведь никто не побежит к соседу помогать рыть ему колодец, когда у него самого дом горит. Ну, а упреки сделали свое дело. Гедимин отказался от поддержки жамойтов и оставил их один на один с орденом. У стремительно расширившего свои границы Великого княжества и без них забот хватало, и лаяться с нобилями князю было не с руки. Да и в данный момент ему был необходим мир с орденом любой ценой.
  Неудачная попытка Наримонта подстрекаемого частью новгородцев отбить у Ивана Калиты обратно Торжок привела к тому, что он был вынужден, быстро покинуть пределы Новгорода Великого опасаясь за свою жизнь. Не все сыновья Гедимина были наделены воинскими и политическими талантами, такими, какими обладали Ольгерд, Кейстут, или Любарт.
   Правда, этот неудачный поход привел к тому, что сорвал план вторжения Московского князя в земли Пскова. Вместо Псковского княжества войска обозленного Ивана Калиты вторглись в пределы Великого княжества и разорили пригороды двух приграничных городков, Осечена и Рясны. Шаткое перемирие после свадьбы Симеона Гордого на дочери Гедимина Августе было нарушено.
  В Брянске - в результате переворота горожанами был убит князь Глеб Святославович, поддерживавший дружеские отношения с князем Смоленска Иваном Александровичем и Великим княжеством. Вместо него на княжеский стол сел князь Дмитрий, опиравшийся на помощь Москвы и орды. Заняв Брянск, он тут же объявил смоленского князя своим врагом, а к южным границам Литвы из ордынских степей стали подтягиваться татарские отряды хана Узбека.
  Но не только на восточных и южных границах было не спокойно. Внезапная кончина Галицко-Волынского князя не оставившего после себя наследника создало взрывоопасную обстановку на юго-западном и западном направлениях. Началась борьба за наследство, в котором приняли участие короли Венгрии, Чехии и Польши, а так же и хан Узбек в стороне не остался. На Волынь в спешном порядке отбыл сын Гедимина Любарт - имевший свои права на наследство.
  У Великого князя не хватало дружинников, чтобы прикрыть сразу все направления, откуда исходила угроза, и он был вынужден прибегать к разным политическим уловкам и временным уступкам. В данном случае Вильно для него был важнее, чем крепость Пулен, поэтому он без раздумий отозвал на защиту своей столицы сотню Жигимонта Чекана.
  -Ты как - отправишься догонять Любарта ушедшего на Волынь, или с нами останешься? - Спросил Чекан Яра.
  -Да пожалуй, что здесь я сейчас нужнее буду. - Пожал Яр плечами.
  -Вот это правильно. - Улыбнулся ему Жигимонт. - Сейчас каждый опытный дружинник на особом учете. А таких воинов как ты и твоя Ярина и вовсе еще поискать надобно. Вон сколько шуму наделали со своей выходкой с зубрами.
  -Так мы-то здесь причем? - Сделал большие глаза парень. - Крестоносцы их сами разозлили.
  -Вот так всем и говори, коль кто вопросы задавать будет. Помни наш уговор? А то ведь знаешь, люди разные бывают.
  -Это я уже понял. - Хмыкнул Яр. - Не каждый, кто себя другом называет, на самом деле им является.
  -Во-во. В самую точку сказал. Иногда так бывает, что свой хуже врага лютого становиться. - Тяжело вздохнул сотник. - Ладно. Это все дела житейские. - Махнул он рукой. - А нам сейчас к битве готовиться надобно. По приказу воеводы Маргелиса мы как водится, выдвигаемся дозором вперед основного войска. Ну, а ты паря принимай под свою команду передовой десяток. Лучше тебя никто силы и намерения врага не вызнает. Уж больно ты в этом деле хорош.
  -Мне на пару с Яриной сподручней будет. Да и не дорос я еще до должности десятника. - Стал отнекиваться Яр.
  -Дорос, али нет, не тебе решать. - Хмуро сдвинул брови Чекан. - Сказано тебе принимай под свое начало передовой десяток, так значит принимай и без разговоров. Нам о супротивнике до битвы нужно как можно больше чего узнать. А у десятка воинов шансов довести до князя выведанное о противнике - больше чем у двоих. Не в бирюльки играем. От того что ты прознаешь многие жизни зависеть будут. Все - на этом разговор окончен и чтобы через пару часов духа твоего уже здесь с твоим десятком не было.
  -Чего он от тебя хотел? - Набросилась с расспросами на Яра Ярина, стоило ему только отойти от сотника. - А то вон как хмуро бровями двигал.
  -Десятником назначил в дозорной сотне. - Скривился Яр.
  -Так это же здорово. - Радостно заулыбалась девушка. - Теперь ты вдвое прежнего получать будешь. Так мы быстрее на дом да хозяйство денег соберем.
  -Ярина перестань. У тебя уже давно на дом с хозяйством денег хватит.
  -Может и хватит. - Не стала отнекиваться девушка. - А жить мы на что будем?
  -Для того чтобы жить еще дожить надо. Нас опять во вражий стан посылают. Слушай, - после небольшой паузы предложил Яр Ярине. - А может, ты на время этой войны у Светозара погостишь? То-то старик будет рад. Да и мне так намного спокойней будет, зная, что ты в безопасном месте.
  -Тебе может и да. А мне? Нет дорогой мой. Я не хочу каждый день с замиранием сердца ждать вести о твоей гибели. Мы договорились всегда быть вместе. Значит вместе и будем.
  Яр посмотрел на свою подругу и только вздохнул. Спорить с ней и что-то доказывать бесполезно. Коль уперлась то и дюжиной коней с места не сдвинешь. Правда потом если окажется что зазря так упиралась, будет отнекиваться, мол, нечего было глупую бабу слушать, и нужно было на своем настоять, раз знал, что так лучше будет. Как ни крути, а все одно виноватым останешься. Но с другой стороны он бы сам точно не хотел где-то вдали от нее находиться, зная, что она при этом жизнью своей рискует.
  -Вместе - значит вместе. - Кивнул он согласно головой. - Пошли тогда к походу готовиться.
  Глава 14
  -Подумать только - за два каких-то заячьих тулупчика столько пражских грошей уплатили.
  -Семен, заканчивай уже стонать. - Устало попросил Рыгор ехавшего рядом с ним дружинника. - Второй день пошел, а ты все никак угомониться не можешь. Уплатили и уплатили. Надо же было во что-то парней одеть.
  -Я все понимаю. - Никак не мог успокоиться Семен. - Но за эти деньги можно было шубу соболиную купить, а не два каких-то замызганных задрыпанных тулупчика.
  -Молодой человек - как вам не стыдно хаять первоклассный товар? - Вклинился в их разговор пожилой купец, ехавший чуть позади дружинников на санях. - Вы хотите сказать, что Пиня Гофман торгует некачественным товаром? Ай-ай-ай. - Закачал он головой. - Вот она человеческая благодарность. Пиня сделал вам доброе дело. Он, можно сказать, снял с себя теплую одежду и укутал ею двух замерших мальчиков, что едут вместе с вами. Хотя казалось-бы, зачем ему это было надо? Но так я вам отвечу. Из чувства сострадания. Пиня Гофман никогда не был жестокосердным человекам. И вот она благодарность. Если вы так за это переживаете, так я могу забрать свой товар обратно и вернуть-таки вам ваши деньги. Разумеется, за вычетом той разницы, что к моему великому сожалению он уже не новый, а получается что ношенный. А эти две невинные души из-за вашей жадности пускай так и будут мерзнуть на морозе. Разрывая мое сердце от жалости на две половинки.
  Дружинники уже второй день путешествовали вместе с торговым караваном странного купца, на которого они наткнулись недалеко от Риги. К слову сказать, они действительно купили у него теплую верхнюю одежду для парней за очень большие деньги. Вернее практически за все свои деньги, которые смогли заработать за все время их пребывания в городе. Но другого выхода просто не оставалось.
   Старик, заломив цену и пользуясь тем, что он единственный попавшийся им купец на дороге ни уступил, ни копейки, как они не торговались. Можно конечно было ничего у него не покупать, но парни Петр и Николай уж больно сильно обморозились. Так что как уже было сказано, выбор был не велик.
  -Дозуделся? - Посмотрел Рыгор на Семена недовольным взглядом.
  -Ты гляди, какой слух чуткий у старого пня. - С удивлением прошептал дружинник. - А давеча чуть ли ни в самое ухо ему кричали, а он никак не реагировал. Сидел будто глухой.
  -Молодой человек, - отозвался на этот шепот купец. - Если-бы вы хоть немного были знакомы с купеческим делом, то вы-бы точно знали, что хороший купец должен быть одновременно глухим и чутко слышащим человеком. Потому как в нашем деле по-другому никак нельзя.
  Рыгор удивленно посмотрел на обескураженного Семена, а потом перевел свой взгляд на купца. Удивляться действительно было чему, ведь Семен говорил так тихо, что и ехавший рядом Рыгор всех слов не разобрал, а тут нужно еще расстояние в несколько метров до саней добавить. Что ни говори, а этот старик удивлял их с каждым днем все больше и больше. И не только манерой своего разговора. Хотя чего уж тут скрывать - его речь была необычна. А поговорить купец очень даже любил.
  Просто он и помимо речи был совершенно не похож ни на кого из купцов, с которыми ранее доводилось общаться дружиннику. Но это наоборот даже к лучшему. Благодаря его странностям они теперь могли более-менее спокойно продвигаться в нужном им направлении, не беспокоясь о еде и жилье. Купец совсем не был против того чтобы они присоединились к нему. Хотя вроде-бы и особой нужды в этом не было. На местных дорогах, как и в Литве, только одних разбойников повстречать можно - это братию из ордена. Так что в какой-то мере причитания Семена насчет потраченных денег выглядели в некоторой степени, скажем так - лукаво. Если наложить одно на другое, то вроде выходило что если и переплатили дружинники, то не так сильно чтобы из-за этого столько времени как он убиваться по потраченным деньгам.
  -И часто ты этой дорогой ходишь? - Чтобы не ехать молча, а больше для того чтобы не дать Семену возможность запричитать об утрате денег по-новому задал вопрос Рыгор Гофману.
  -Можно сказать да, но так же можно утверждать, что и нет.
  -Это как это так?
  -Да очень просто. Все зависит от стороны вопроса. Если смотреть с одной стороны, то ответ да. А если заглянуть с другой, то получим ответ, нет. Запомните молодой человек, в нашей жизни существует только два прямых ответа - это рождение и смерть, а все другое имеет двоякое толкование. Вот взять, к примеру, твоего товарища, что все никак не может смириться с тем, что заплатил достойную цену за великолепный товар.
  От этих слов Семен, было, дернулся всем телом и явно собирался что-то неприятное ответить старику, но опустившаяся на его плечо ладонь Рыгора остудила парня, отчего он только скрежетнув зубами повернул свою голову в другую от купца сторону. Что касается самого купца, то он даже бровью не повел на эти дерганья, и продолжал свой монолог, как ни в чем не бывало.
  -Ведь он искренне считает, что старый Пиня Гофман его обманул. И я вам скажу, что в какой-то мере полностью с ним согласен. Если-бы было по-другому, то мне ни в коем случае не следовало-бы заниматься коммерческими делами. Если купец будет честен, то это быстро приведет его к долговой яме. Вы-бы молодые люди хотели оказаться в долговой яме? Нет? Я так и думал. Так с чего вы взяли, что мне этого хочется больше чем вам? Но есть и другая сторона этого вопроса и я вижу по твоим глазам, что ты о ней уже догадался. Пиня Гофман не глупец, но он и не бессердечный человек. За свою жизнь я пережил много горя, но это не значит, что и я сам должен сеять его семена. Скажу тебе так, я не от хорошей жизни и не по своей воле сменил теплое и ласковое солнце юга Франции на эти суровые и холодные места. Можно сказать, что жизнь и обстоятельства сделали этот выбор за меня. Опять-таки - в какой-то мере так и есть. Родиться евреем само по себе уже тяжелая ноша. Мой народ лишился собственной земли. Нас обвинили в убийстве Иисуса Христа, и по этой причине добрый христианин может практически безнаказанно ограбить или лишить жизни любого еврея. Вот именно все это и проделал со мной и моей семьей король Франции. Вначале нам надо было уплатить налог за проживание на его землях. Поверьте мне, это были очень приличные деньги. Но этого королю показалось мало. Вскоре он снова затребовал с нас золото, а тех, кто не смог ему его уплатить, отобрав у них все нажитое добро и дома, выгнали за пределы королевства. Причем по дороге у нас отбирали то немногое, что нам позволили взять с собой и нести в руках. Тех же, кто пытался защищаться от этого грабежа или даже просто перечить тут же убивали. И как вы думаете, что было дальше со всеми этими несчастными людьми? Вы правильно думаете. Какому королевству нужны толпы нищих? Естественно никакому.
  -Но ты ведь выжил. - Заинтересовался рассказом старика Рыгор. Даже Семен, перестав дуться как мышь на крупу, с интересом прислушивался к этой своеобразной исповеди купца.
  -Да. - Просто кивнул головой купец. - Я выжил. Я выжил только благодаря тому, что был превосходным шорником. Когда-то я очень любил свою работу. Но любить работу и работать в удовольствие это одно, и совсем другое работать на износ только для того, чтобы твоя семья не умерла с голоду. И при этом все время опасаться за свою жизнь и жизнь любого члена твоей семьи. Из этого ада мне помог выбраться двоюродный племянник троюродной сестры моей жены Фиры. Он перевез нас на своем корабле в Ригу. Не скажу, чтобы сразу на нас просыпалась манна небесная. Чего не было того не было. Но все же, так или иначе, пусть и потихоньку - все-таки жизнь стала налаживаться. Жаль только что счастье не длится вечно. Боже мой, даже вспоминать страшно какие еще суровые времена мне пришлось пережить. Страшный голод. Время, когда родственникам умерших во время этого бедствия приходилось сидеть над свежими могилами, чтобы толпы голодных людей не вырыли труп и не съели усопшего. Потом восстание горожан против этих ненасытных слуг ордена. Которое принесло вместо свободы смерть, кровь и пожары. Знаете, самые страшные люди это идейные фанатики. Причем без разницы, какие это идеи. Они могут быть на религиозной почве или навеяны мечтами о свободе, равенстве и братстве. Своими действиями такие фанатики только подталкивают других к пропасти. Они сеют среди людей семена злобы и ненависти. К сожалению должен признаться, что подобных фанатиков хватает и среди моего народа. Но, слава богу, Пиня Гофман никогда не был фанатичен. Я предпочитаю жить и радоваться каждому богом данному мне дню. И за это бог вознаградил меня. Лично для себя и моей семьи я нашел то место, которое может стать для нас, выражаясь поэтическим языком - тихой гаванью.
  -И где оно - такое место? - Поинтересовался Рыгор.
  -Как это где? В Великом княжестве разумеется.
  -А почему именно в Великом княжестве? Чем тебе Новгород али Псков не угодил?
  -Почему не угодил? Угодил. Туда мой старший сын Изя ходит за товаром. А почему-бы и не ходить? Зерно дешевое. Много дорогих пород рыбы. Меха да мед с воском. Боже мой, да много каких товаров в Новгороде. Вы и сами прекрасно все знаете, что я вам тут перечислять буду. Но дело в том, что в Новгороде своих купцов предостаточно. Зачем им еще один? Тем более, такой как я? Вот Литва - совсем другое дело. Во-первых, Гедимин много привилегий обещает. И знаете, я ему почему-то верю. Я ведь не первый год в княжество наведываюсь. Поверьте мне, этот князь умеет держать свое слово. Во-вторых, товаров там не меньше чем в Новгороде. А какие ювелиры. - Закачал Пиня головой, закатив глаза. - В третьих, мой второй сын Мойша сейчас налаживает связи в Кракове. Вам известно, что рядом с этим городом есть соляные шахты? Так вот я вам скажу, что тот, кто занимается продажей соли, никогда не будет кушать хлеб без масла. Он всегда будет иметь свой маленький гешефт на радость семье.
  -А стоит ли из-за маленького гешефта, понятия не имею что это такое - так напрягаться? Не лучше ли за один раз разбогатеть? - Влез в разговор, молчавший до этого Семен.
  -Ох. Молодо-зелено - вам еще молодой человек учиться и учиться жизни. Запомните - лучше иметь маленький гешефт, чем большие проблемы. А теперь не перебивайте меня и дайте мне спокойно договорить. Так вот возвращаясь к нашей теме разговора, я вам скажу честно. Но самое главное в моем выборе не то, что я перечислил. И даже не то что я пытаюсь создать свой торговый маршрут. Самое главное, что меня привлекает в княжестве так это то, что там всем абсолютно наплевать, какая у тебя вера и какого ты рода племени. В первую очередь местные там смотрят, что ты за человек. Среди таких людей моей дочери Руфи будет не страшно жить. Даже тогда когда старый Пиня Гофман перестанет дышать. Я-бы может быть с удовольствием и остался жить в Риге если-бы не одно очень большое но, в виде доблестных рыцарей ордена и их церкви. Вы знаете - это очень страшно и дорого, жить по чьей-либо прихоти. - Тяжело вздохнул купец.
  Подъехавший Путята прервал этот разговор.
  -Нас нагоняют всадники.
  -Много их? - Насторожился Рыгор.
  -Точно не знаю. Но не меньше полудюжины.
  -Ну вот. Об чем я и говорил. - Хмыкнул Пиня. - Не иначе местный фогт за мздой в гости пожаловал. Господин Гельмут Функ не упустит случая, чтобы запустить свои руки в мой кошелек.
  -А далеко отсюда до границ княжества старик?
  -Здесь определенной границы нет. Вполне возможно, что мы уже в землях литвинов. Только это мало что меняет. - Пиня Гофман заметил, как дружинники переглянулись между собой и тут же зачастил. - Только не надо крови. Я вас умоляю. Несмотря на сложные отношения между орденом и княжеством убийство на торговом пути подлежит суду и неважно, на чьей территории это произошло. Убийца будет выдан стороне потерпевшего, и судить его будут по их законам. А судиться с орденом на его земле бесполезно. Будь ты хоть ангелом во плоти, все одно окажешься виноват.
  -А если этот фогт сам на нас нападет?
  -Я же только что сказал, чем это грозит. Боже мой, чем вы слушали? А что касается фогта, то Гельмут жадный, а не храбрый. Он, конечно же, будет героически выпячивать свой живот и страшно вращать очами. Но поверьте мне - все это он будет делать только ради того чтобы набить цену. Не буду скрывать, мне жалко отдавать ему честно заработанные таким тяжелым трудом деньги, но лучше так чем не иметь возможность вернуться обратно, или болтаться на виселице.
  -Так ты же вроде собирался осесть в княжестве? Зачем тебе возвращаться обратно?
  -Да. Но все мои торговые планы связаны с Ригой. Поэтому прошу вас, чтобы не происходило, постарайтесь держать свои мечи в ножнах. Пусть лучше пострадает мой кошелек, чем прольется чья-либо кровь. А вот и Гельмут - собственной персоной будь он неладен. - Обернувшись назад, тяжело вздохнул Гофман.
  К торговому каравану быстро приближалась кавалькада наездников укутанных в свои белые плащи, словно в саваны.
  -Их гораздо больше чем полдюжины. - Тихо прошептал Рыгор.
  -Так за деревьями не особо-то и видно сколько скачет. - Так же тихо ответил Путята.
  -Что делать будем? - Спросил старших Семен. - Супротив такой толпы нам троим не сдюжить.
  -Что делать? - Покачал головой Рыгор, прикусив губу. - Да пожалуй, только что и остается, что довериться купцу.
  -Кого я вижу. - Радостно заулыбался ехавший первым рыцарь. - Пиня Гофман собственной персоной. Да еще и с охраной. - Окинул он взглядом дружинников. - Не то время ты выбрал старик для своих торговых дел. Во время войны нужно сидеть дома, а не тащить свой дешевый товар да еще в стан врага. Я конфискую все твое добро в пользу ордена, а тебя вместе с твоими людьми беру под арест как лазутчиков.
  -Господин Гельмут, - запричитал Пиня, - да какие же мы лазутчики? Вы же все обо мне прекрасно знаете. Зачем меня так сильно пугать?
  -На сей раз я не пугаю, а говорю правду. - Попытался придать себе гордый вид Гельмут. - У меня приказ задерживать всех кто пытается пересечь границу. А за тобой я уже давно наблюдаю. Неспроста ты в княжество зачастил. Таким как ты веры нет. Вы Господа предали, что уж говорить о нас его преданных слугах. Признавайся старик, за сколько серебряников ты орден язычникам продал?
  -Боже мой, ну об чем вы говорите уважаемый господин Функ? Какое предательство?
  -Молчи Иуда. - Гельмут Функ повернулся к сопровождавшим его воинам. - Разоружите этих, - кивнул он головой на дружинников, - а если окажут сопротивление, убейте. Ни один шпион не прошмыгнет мимо доблестного...
  Договорить фогт не успел потому, как из-за деревьев вылетела стрела и вонзилась в голову одному из его воинов. Практически сразу же вслед за первой стрелой прилетела вторая, и еще один служитель ордена свалился на землю со стрелой в груди под копыта своей лошади.
  -К бою. - Заревел фогт после того как несколько мгновений таращился на мертвые тела и судорожно стал вытаскивать свой меч из ножен.
  Правда пока он таращился, еще несколько его воинов погибли от стрел, а из леса молча, словно приведения вылетели литвины на своих низкорослых лошадках и принялись рубить испуганных слуг ордена.
  -Не забудьте, жирного гуся живьем берем. - Крикнул один из нападавших с луком в руках.
  -Яр? - Не веря своим глазам, прошептал изумленный Рыгор.
  Глава 15
  По лесным звериным тропам не спеша пробирался торговый караван в сопровождении воинов. Впереди саней с товарами переговариваясь между собой, ехало несколько всадников.
  -Удивил ты меня, так удивил. Даже сказать нечего. Подумать только - всего пара лет в дружине и, не смотря на свой возраст уже десятник. Да не в абы какой дружине, а в дружине князя Гедимина. Да паря - далеко ты шагнул.
  -Да ну тебя Рыгор. - Отмахнулся от собеседника Яр. - Мне эта должность только головной боли добавила. Веришь, нет, я-бы с удовольствием и без нее обошелся.
  -Как был диким лесовиком - так ты им и остался. - Вклинился в разговор Путята ехавший от Яра с другой стороны. - В твои годы стать десятником и мечтать нечего. Любой-бы гордился да грудь выпячивал, а ему видишь ты головная боль.
  -Яр, а кто эта дивчина, что так лихо фогта с коня сковырнула? - Задал вопрос, ехавший позади воинов Семен. - Познакомишь? Я ее как увидал - так сразу и влюбился.
  -Да замолчи ты балабол. - Оборвал Семена Рыгор. - Кому что, а этому одна любовь в голове. Влюбился он, понимаешь ли.
  -Жена это моя, Ярина. - Обернувшись к Семену, улыбнулся Яр.
  -Вот так всегда. - Вздохнул дружинник. - Только встретишь ту, с которой всю жизнь прожить бы рад, а она уже замужем.
  -Яр, ты это серьезно? Эта дивчина твоя жена? - Удивленно посмотрел на парня Рыгор. - И ты ее с собой на такие вот дела берешь? Парень, у тебя с головой все в порядке?
  -Рыгор, Ярина, прежде всего воин, а только потом моя жена. Да и дома у нас нет, в котором она меня могла-бы дожидаться.
  -А в дружине Гедимина еще такие воины есть? - Снова подал голос Семен.
  -Нет.
  -Семен еще раз влезешь со своими дурацкими вопросами, так по шее получишь. - Осадил парня Путята. - Тут серьезный разговор. Так что заткнись и езжай себе молча.
  -Ладно, дела семейные это твое личное дело. Хотя как по мне, то я-бы никогда на такое не пошел. Ну да то твоя жизнь. - Посмотрел на Яра Рыгор.
  -А я смотрю, вы все-таки добились своего. - Перевел тему разговора Яр. - Освободили парней. Судя по всему их мать, как и отец, погибла?
  -Да.
  -Расскажете, как дело было?
  -Отчего не рассказать - расскажем. А за одно и тебя послушаем. Тебе ведь тоже рассказать нам есть чего.
  -Это да. Только сначала к своим выберемся, а там и поговорим.
  -А далеко до своих идти? - Задал вопрос Путята.
  -Да не очень. Если до ночи ничего не случится, то считай мы уже дома.
  -И часто ты так в гости к рыцарям наведываешься? - Поинтересовался Рыгор.
  -Бывает. Только раньше я все больше к тевтонам в гости ходил. В эти места почитай впервые заглянул.
  -А что так?
  -Так ливонцы к нам не шибко лезут. А вот от тевтонов все время отбиваться приходится. Даже в то время когда мирный договор подписан. Настырные гады.
  -Стало быть, ежели-бы ливонцы на вас сейчас не поперли, то тебя-бы здесь не было?
  -Да. Мы как раз шли одну крепость защищать от Людвига Баварского, когда известие получили, что ливонцы на столицу выступили. Пришлось планы менять и ускоренным маршем назад возвращаться. К самой битве поспели.
  -И как?
  -Жаркое дело было. - Тяжело вздохнул Яр. - Не все дружины вовремя подойти успели, да и воевода у ливонцев опытный оказался. Многие дружинники, что бились, свои головы сложили. Князь, пораненный, из той битвы вышел. Однако ворогу разгуляться не дали. Завернули его обратно. Теперь вот к новому сражению готовимся. Ливонцы на своей границе лагерем стали, стало быть, их добить надо. Негоже недобитка за спиной оставлять. Меня с моим десятком вот отправили пленного добыть чтобы, стало быть, о вороге больше узнать. Какие у него силы? Где и как расположены? Сами понимаете вопросов много, без ответов на которые битву начинать нельзя.
  -Получается, нам шибко повезло, что ты на нас вышел.
  -Получается так.
  -Ну и, слава богу, что так получилось.
  -Яр, а ты с Яриной супротив ливонцев на том поле тоже бился? - Не удержался и снова подал голос Семен.
  -Да. - Просто ответил парень.
  -И неужто тебе за нее не страшно было?
  -Страшно. - Признался Яр. - Очень даже. И за нее и за себя. Я вообще считаю, чудом то, что мы смогли остаться в живых. Я же говорил, сильно схлестнулись. Да к тому же нас еще меньше числом было. А если добавить к этому что броня у наших дружинников хуже. - Вырвался из его груди тяжелый вздох. - Одним словом нелегко пришлось. Но слава богам нас с Яриной смерть в отличие от многих дружинников опять стороной обошла.
  Ехавшие рядом с Яром воины, молча между собой переглянулись. Уж им ли было не понять, что скрывалось за этими скупыми словами их друга. Сначала сшибка с закованными в броню с пят до ушей рыцарями, грудь в грудь. Потом страшная толчея рубящих и колющих друг друга людей и метание обезумевших от страха и запаха крови коней, втаптывающих в землю любого, кто попадется им под копыта.
  Кто как ни дружинник знает, что такое на самом деле представляет собой битва. Потому-то люди, пережившие подобные столкновения мало что о них говорят. Хвастать особо нечем. Битвами в основном восторгаются те, кто в них никогда не участвовал.
  Яр на время замолчал, прервав свой рассказ, еще раз тяжело вздохнул. Его память без разрешения стала услужливо прокручивать у него в голове все моменты прошедшего сражения. Память, она такая - она все помнит, и разрешения когда и что вспоминать ни у кого никогда не спрашивает.
  Сотня Жигимонта Чекана как раз поспела к самому началу сражения. Главный воевода Великого княжества Маргелис уже распределил войска, и что-либо менять в построении было уже поздно, потому сотню оставили в засадном полку вместе с малой дружиной князя Кейстута сына Гедимина. Небольшой резерв чуть больше двух сотен воинов. Можно сказать - отряд последней надежды, если все пойдет наперекосяк.
   Что ни говори, а положение не из легких будет, основную силу княжества составляло пешее наспех собранное ополчение. Всего-то чуть больше шести сотен. Дожидаться подхода дружин, не было у князя времени. Никто не спорит это не та сила способная победить закованного в доспехи рыцаря. Но от них этого и не требовалось. Их главная задача была своими жизнями затормозить атаку ливонцев. Ополченцы прекрасно отдавали себе отчет, что выжить им будет очень трудно. Однако смело вышли навстречу всадникам ордена и приняли на себя первый основной удар.
  В Европе считали, что в прямом столкновении остановить пешему тяжелую кавалерию невозможно. В принципе в основном так и было. Но со временем ошибочность подобного взгляда в европейских войнах доказали вначале немецкие кнехты, перенявшие тактику у русских дружин, а после их успех закрепили швейцарцы во время своей борьбы за независимость.
  Что же касается русских княжеств, то их воинам не впервой было выходить в меньшинстве пешими против конных. Святослав Игоревич князь Киевский со своей дружиной практически полностью в свое время вырезал превосходящую его по численности тяжелую арабскую конницу, состоявшую на службе у Хазарского каганата. А ведь в то время эта конница считалась лучшей и непобедимой во всей Азии. И это не считая войск самих хазар. Такая же участь постигла Византийских катафрактов. Лучших воинов империи гордо носящих прозвище "Бессмертные". У них даже кони полностью в броню одеты были.
  Никто не спорит, у Святослава в дружине не было ополченцев. Все воины были профессионалы, посвятившие свою жизнь военному делу что, правда, то, правда. Только ведь и вышедших в поле против рыцарей ордена людей новобранцами назвать трудно. Ну и что с того что это ремесленники и сельские жители. Неутихающая война между орденом и княжеством нередко заставляла их откладывать в сторону свои мирные инструменты труда и брать в руки оружие, чтобы защитить свои семьи.
  Как и следовало ожидать, свой таранный удар орден нанес по ополчению. Около восьми сотен латников обрушилось на ощетинившуюся копьями пехоту. Казалось, остановить такую силу будет невозможно, но ополченцы выдержали удар. Да. Передние ряды были втоптаны в землю, но полностью пробить строй у рыцарей не получилось. После чего пришел их черед погибать, вываливаясь из седел под ударами копий, топоров и палиц не на шутку разошедшихся ополченцев.
  В этой толчее рыцари были лишены своего главного козыря скорости и маневра и теперь их не спасали даже их качественные доспехи. А после удара им во фланг и спину части конной дружины княжества, что возглавил воевода Маргелис, рыцарям стало совсем скучно. Командующий войсками ордена бросил в бой подкрепление в числе четырех сотен, но их перехватили, сорвав эту атаку три сотни дружинников возглавляемых самим Гедимином.
  Как оказалось, это был отвлекающий маневр призванный втянуть в бой все резервы княжества. В это же время еще один отряд крестоносцев из четырех сотен верховых незаметно попытался обойти место сражения и ударить в тыл бившемуся насмерть ополчению. Вот тогда и пришло время вступить в бой засадному полку Кейстута, в котором находились Яр и Ярина.
  Вылетев из подлеска, из которого они наблюдали за ходом сражения, дружинники Кейстута ударили во фланг ничего не ожидавшим крестоносцам. В первом же столкновении более пяти десятков рыцарей оказались выбитыми из седел, что почти уровняло силы сторон. А потом началась жестокая рубка. Никаких рыцарских правил. Бей любого кто подвернется под руку. Хоть в спину хоть в бок.
  Еще до начала сражения Яр строго настрого наказал Ярине держаться рядом с ним. И вначале так, и было, но вскоре водоворот битвы разбросал их в разные стороны. Во время боя такое случается. Сердце невольно кольнуло от воспоминания. Вот он оглянулся по сторонам, а ее рядом нет. Ярина от него метрах в десяти рубится с рыцарем. Ругаясь про себя на все лады, он стал пробиваться к ней на помощь и не успел. Рыцарь наотмашь ударил Ярину мечом по голове, и девушка свалилась на землю под копыта коней.
  От увиденного Яр чуть-чуть не отправился следом за ней, потому как эта картина полностью его вышибла из реальности и вогнала на мгновение в ступор. Он остался жив благодаря своему сотнику Жигимонту оказавшемуся поблизости с ним и прикрывшему его. Не обращая внимания, на убивающих вокруг себя друг друга людей, отмахнувшись от наскочившего на него крестоносца как от надоедливой мухи, Яр пробрался к месту падения своей подруги. Она лежала на земле вниз лицом, широко раскинув руки. Он соскочил с коня и аккуратно перевернул тело. Из губ вырывалось облачко пара, девушка дышала, но находилась в глубоком обмороке. Увидев это, из груди парня вырвался глубокий вздох облегчения.
  Яр расстегнул ремешки и откинул с ее головы шлем в сторону. Осмотрел затылок. Никаких кровавых ран кроме огромной шишки. Видно удар пришелся вскользь либо плашмя, но был настолько сильный, что моментально выбил из Ярины дух. Одним словом в рубашке родилась дивчина, особливо, коль еще прибавить тот факт, что и под копыта коней не попала. Благо сейчас сражение немного сдвинулось в сторону.
  Яр быстро перебросил через седло бесчувственное девичье тело. Достал лук из саадака и отстегнул притороченный к седлу колчан. После чего что-то шепнул на ухо коню, и конь аккуратно передвигая ногами, чтобы не потерять свою ношу, посеменил к лесу, из которого они начали свою атаку. Вот только этот эпизод сражения и все что он в это время чувствовал, парень никому никогда не расскажет. Слишком уж это личное.
  Оставшись без коня Яр, тем не менее, не стал сторонним наблюдателем. Наоборот, с луком в руках он стал еще более смертоносным. Ни одна стрела, выпущенная им из лука, не пропала даром, а попала в свою предназначенную ей цель. Благодаря, в том числе и его меткости дружина Кейстута легко обратила в бегство отряд крестоносцев, а после поспешила на помощь основным войскам.
  Видя это, предводитель рыцарей не стал дожидаться полного разгрома своих войск и отдал приказ к отступлению. Никто крестоносцев не преследовал. Как ни крути, а сил у рыцарей еще оставалось в приличном достатке, несмотря на их потери. Дружине Великого княжества было не до преследования врага, так как эта победа досталась им тоже не дешевой ценой. Только с подходом на следующий день дружины из Витебска и отряда из Полоцка, которые привел с собой сын Гедимина Ольгерд, армия Великого княжества выступила по следам ливонцев. Так они и дошли до границ Ливонского ордена, не вступая больше в боевые столкновения.
  Глава 16
  Только сейчас Яр стал понемногу задумываться о словах деда о том, что возвеличивание нации или религии неважно какой - это прямой путь в бездну. Почему в бездну? Потому что это путь войны, а боги войны не способны созидать. Да, в истории было много примеров когда одни государства и империи возвеличивались над другими. Но за чей счет? Разумеется за счет рабов. Казалось что сила, могущество и власть таких империй нерушимы. Вот только где они теперь?
  Если кто из людей и задумывался над подобными вопросами, и даже начинал об этом говорить, то основная масса их все равно не слушала и не услышит. Ибо слишком занята возведением из обломков славы прошлых лет новых великих государств и империй. Да что там люди. Даже боги, те, что как-бы на стороне добра до людей докричаться не могут. Хочешь мира - готовься к войне. Вот единственный лозунг, который объединяет всех людей.
  Человечество проклинает войну, но при этом не может жить в мире. И не, потому что не хочет или не умеет, а потому что боится. Чего? Да много чего. У страха хватает имен и лиц. А самое главное что право на свое величие кому-либо в мирной жизни доказать будет очень трудно. Люди созидания рождаются не в зависимости от рас и национальностей, а вот взять меч и пойти громить соседа может каждый.
  Предками можно гордиться только тогда, когда их достоин. Все остальное - это бахвальство и пустая визготня. Все это верно. Все это так. Вот только дело в том, что при этом вольно или нет, тем самым мы принижаем других. Тех, у кого тоже есть, чем гордится над нами. Нет. Гордится предками необходимо. Только эта гордость не должна нас возвышать над другими и не превращаться в гордыню. Гордыня не просто грех - гордыня зло.
  Яр слушал в пол уха ответный рассказ Рыгора об их приключениях, размышляя, о словах деда. Разумеется, он понимал, что как-бы он ни хотел на мир повлиять не сможет. Если боги ничего поделать не могут, то куда уж ему. Но ведь зачем-то дед ему об этом рассказал? Вот зачем? Это была для него загадка.
  -Яр. - Окликнул парня женский голос. - За нами никто не идет и как смогли мы замели следы. Крестоносцам придется изрядно попотеть их распутывая. Если они конечно вдруг удумают за нами увязаться.
  К нему и ехавшим рядом с ним дружинникам Острова пристроилась в сопровождении пяти воинов княжества радостно улыбающаяся Ярина. На ее слова Яр ничего не ответил, а только молча кивнул головой.
  -Яр. - Тихо позвал парня ехавший рядом Семен. - Как же ты ей позволил в бою участвовать после того как чуть было в битве не потерял?
  -Я не разрешал. - Пожал он плечами. - Она сама приняла такое решение.
  -Что значит сама? Ты же муж?! А мужнее слово должно быть для жены законом. Сказал нет, значит, нет.
  -Понимаешь ли, если честно, то с женщинами все не так просто. - Вздохнул Яр. - Очень даже не просто. - Вот как тут объяснить словами, что Ярина очень сильно походила на его мать. Не лицом разумеется, а характером. Волевая и не зависимая женщина по своей воле готовая делить все тяготы с мужем. Такая ни с какими запретами мириться не будет. Но это не главное. Да вообще много чего не главного. И если на то пошло, то кому, какое дело до их отношений? Это их отношения и другим здесь делать нечего.
  -Но ведь тот боров, - продолжая говорить Семен, кивнул головой в сторону фогта, что валялся связанным на санях купца, - мог ее убить. Чтобы тогда делал? Как-бы ты себя чувствовал? Как-бы жил после такого?
  -Он мог только попытаться. - Улыбнувшись, ответил Яр. - Причем без всяких шансов. Ведь издалека было видно, что он не боец. Да ты и сам, небось, видел, как легко она его с седла сковырнула. Ну и потом это ей было просто необходимо. А раз так, то становиться ей поперек дороги я не буду. Себе же потом дороже выйдет. А на счет того как-бы я себя чувствовал? Могу ответить только одно. - Ровным голосом продолжил говорить парень. - Плохо-бы я себя чувствовал. Даже представить не могу насколько плохо.
  -Знаешь брат, ты и раньше был, мягко говоря, странный, а теперь так вообще. Вот хоть убей, я тебя не понимаю. - Изумленно посмотрел на Яра Семен и отъехал немного в сторону, о чем-то напряженно размышляя.
  -Господин главный воевода. Извините, что отрываю вас от важных дел, но может, вы уделите толику своего внимания бедному торговцу? Поймите меня правильно, я просто хочу узнать, в качестве кого я сейчас нахожусь, и что вы собираетесь делать с моими людьми и моим товаром? - Обратился к Яру Пиня Гофман, едущий позади всадников на санях.
  -Не понял? - Обернувшись к Гофману, посмотрел на него Яр.
  -Я просто хотел узнать. Я ваш пленник?
  -Конечно, нет. С чего вы это взяли?
  -Значит, я могу в любой момент отправиться куда угодно? - На всякий случай уточнил Пиня.
  -Разумеется. Но ведь вы шли в земли княжества. А я всего лишь выполняю обязанности по вашей защите. Или я в чем-то не прав? В таком случае, поверьте, у меня не было никаких дурных мыслей на ваш счет.
  -Вы знаете молодой человек, я первый раз в жизни слышу подобные слова. Это очень необычно. Подумать только на земле есть место, где бедного еврея охраняют, даже не спрашивая его согласия, и при этом не требуют с него плату. В такое чудо просто невозможно поверить. И таки да. Отвечая на ваш вопрос, я вам без утайки скажу. Я иду в княжество. И скажу даже больше, я-бы хотел в вашем княжестве поселиться. Я и раньше наведывался в эти земли несколько раз, но знаете, меня никто не охранял тогда по своей воле. Хотя не могу ничего плохого сказать, так как относились везде очень дружелюбно. - Пожал плечами и развел руки в стороны торговец. - А могу я еще кое-что у вас спросить?
  -Ну, держись парень. - Тихо прошептал Яру, усмехнувшись Рыгор. - Этот купец очень любит поговорить. От него просто так не отделаешься. Кого угодно уболтает.
  -Да ладно - поговорим. - Кивнул головой Яр. - Тем более что нам еще довольно долго ехать, а за разговором путь укорачивается. Так что вы хотели узнать? - Придержав своего коня и поравнявшись с санями, в которых ехал Пиня Гофман, спросил его Яр.
  -Я просто хотел поинтересоваться у вас, и узнать, что ожидает в будущем уважаемого фогта Гельмута Функа? И могу ли я каким-либо образом повлиять на его дальнейшую участь?
  -Что ожидает фогта, я не знаю. Его судьбу будут решать другие люди.
  -Простите, но ведь господин Функ пленен вашим воином. Вернее воительницей. - Поправился Гофман, бросив быстрый взгляд в сторону Ярины. - А это значит, что раз он ее пленник то ей и решать, как с ним поступить. Я это говорю к тому, что мог-бы внести выкуп за многоуважаемого мной фогта Функа.
  -Думаешь тем самым откупиться от своего предательства Гофман? - Заворочался лежащий связанным на этих же санях фогт. - Ничего у тебя не выйдет продажный иудей. Как только ты появишься в землях ордена, то сразу же предстанешь пред судом и ответишь сполна за свое гнусное предательство.
  -Боже мой, да кого я предавал? - Всплеснул руками Пиня. - Я простой торговец. Я просто езжу из одного города в другой и доставляю товары. И я ни с кем, не воюю. Об чем вы говорите? Зачем мне это надо?
  -Зачем? - Переспросил пленник и добавил после непродолжительной паузы. - Не знаю. Но уверен, что ты задумал очередное мерзкое предательство. Без выгоды для себя ваше племя и шагу не ступит. Знаю я ваши продажные шкуры.
  -Вы по-прежнему хотели-бы внести за фогта выкуп? - Спросил Яр, прервав разговор купца и фогта.
  -Да. - Коротко ответил Гофман.
  - Даже после того что вас все одно обвиняют в измене?
  -Господин фогт сейчас очень злится, но я уверен, что потом он изменит обо мне свое мнение.
  -Если не секрет, чего вы хотите этим выкупом добиться? - Задал вопрос Яр. Ему тоже стало интересно почему это купец так хлопочет о свободе для пленника невзирая на явно плохое того отношение к нему.
  -Видите ли, дело в том, что где-бы, что не произошло, во всем обвиняют евреев. Не взошли всходы на поле, евреи виноваты. Падешь скота - опять мы всему виной. Наводнение, засуха, землетрясение, пожар, чтобы ни случилось вся вина на нас. И сейчас, разумеется, во всем, что произошло с господином фогтом, виноват исключительно я один. Я специально развязал войну между княжеством и орденом, чтобы заманить его в ловушку. А мне всего-то и надо, вернуться обратно в Ригу. А как я это могу сделать, если меня обвинили в предательстве интересов ордена? Теперь только я ступлю на земли Ливонии, как у меня конфискуют все мое имущество, и я больше чем уверен, после этого подвесят еще за шею на перекладине. Знаете, я не вижу в этом ничего для себя хорошего. А висеть синим с высунутым языком, и пугать прохожих, на мой взгляд, очень даже не красиво.
  -Так и будет продажная ты тварь. - Радостно прошипел Гельмут Функ. - И ни куда ты не денешься от правосудия. Мои братья везде тебя достанут.
  -Вашему горю очень легко помочь. - Засмеявшись, сказала до этого только слушавшая беседу Яра с купцом Ярина.
  -И как же?
  -Да просто. - Отмахнулась девушка. - Сейчас я снесу этому дураку его тупую башку, - кивнула она на фогта, - и вопрос решен.
  -Ты не посмеешь. - Гордо дернул подбородком Гельмут Функ, но при этом в его глазах явно читался страх. - С пленными моего ранга так не поступают.
  -Кто тебе такое сказал? - Плотоядно улыбнулась в лицо фогта Ярина. - Помнится мне, дед Светозар рассказывал, как в его молодые годы выловили они одного из тевтонских комтуров. Уж слишком сильно он увлекался борьбой с язычеством. Жесток был не в меру. Пленных перед смертью пытать любил. Так вот в назидание таким же борцам из вашей братии дружинники выловили этого упыря и спалили его живьем на жертвенном огне. Знаешь. Дед говорил что помогло. Крестоносцы в един миг, глумиться над пленными перестали. Нет. Убивать убивали - это дело понятное. Но об издевательствах забыли. Никому как тому комтуру на костер не хотелось. Да и жить в постоянном страхе не высовываясь за крепостные стены тоже. А в твоем случае если я тебе сейчас голову с плеч снесу так только все из твоей же братии над тобой же и посмеются. Это же насколько нужно быть тупым, чтобы из-за неприязни к человеку, который за тебя согласен выкуп внести шею под меч подставлять? Был-бы он еще твоим личным врагом. Тогда понятно. А так. - Она пожала плечами. - Решай фогт, что тебе дороже? Жизнь - или быть для всех посмешищем?
  -Следуя из логики вышесказанного, я так понимаю, что я могу внести выкуп за Гельмута Функа? - Едва Ярина закончила свою речь, тут же задал вопрос Пиня.
  -Возможно. - Кивнул головой Яр. - Все будет зависеть от того что решит сотник после того как с ним поговорит. - Посмотрел он на притихшего фогта. - А пока считаю все разговоры о выкупе преждевременными. Не в моей власти пока решать судьбу этого меченосца.
  После такого решения Яра Пиня Гофман очень быстро потерял интерес к разговору и оставшуюся часть пути до лагеря дружин княжества больше ни проронил, ни слова. Лишь изредка бросал быстрые взгляды в сторону парня и при этом о чем-то своем вздыхал.
  Глава 17
  В лагерь, который разбили дружины Великого княжества Яр со своими людьми и караваном купца добрались без всяких происшествий к полуночи. Если не считать за происшествие постоянные причитания Гофмана о том, что ночью в лесу очень легко заблудиться, сбившись с дороги. Что необходимо сделать привал и продолжить путь только после восхода солнца. Ну и естественно рассказы о том, что ночью в лесу творятся самые страшные вещи, от которых порядочным людям нужно держаться подальше. Бедняга трясся от страха и изводил всех, кто был с ним рядом своими бреднями до тех пор, пока не увидел огни лагеря.
  -Тебя вроде посылали разведать, где какие силы у врага припрятаны, а ты вместо этого какой-то обоз с собой притащил. - Встретил Яра такими словами вместо слов приветствия улыбающийся сотник Жигимонт Чекан. - И как только отбить умудрился?
  -Это не обоз. - Пожал плечами Яр. - Это караван купца рижского, который хочет в княжестве обосноваться.
  -Дело хорошее. - Окинул сани и людей Пини Гофмана, а за одно и самого купца строгим оценивающим взглядом Жигимонт. - Но знаешь, тебя все-таки не за этим посылали.
  -Поэтому я еще решил прихватить с собой в гости кого-нибудь из рыцарей. Ведь согласись, он будет лучше осведомлен о делах ордена, чем это выведаю я.
  -И как? Получилось, кого пригласить? - Засмеялся Жигимонт.
  -Там на санях тебя фогт дожидается с парой своих слуг. - Кивнул головой в сторону саней Яр.
  -Вот это дело. - Хлопнул парня по плечу сотник. - Не сильно его помяли? Говорить сможет?
  -Ярина его аккуратно на землю уронила. Так что целёхонек.
  -Ярина? - Удивленно поднял кверху брови Чекан. - Парни слышали? - Повернулся он к сопровождавшим его воинам. - Так что прежде чем с ухаживаниями подкатывать к дивчине подумайте хорошенько о том, что она с вами сделает, если вдруг обидится. Одно дело рыцаря срубить. В том нет ничего удивительного. Всяк из вас это доброе дело совершить способен. - Поднял он многозначительно палец кверху. - И уж совсем другое дело скрутить рыцаря аки младенца. - И не дожидаясь реакции сопровождавших его воинов на свои слова, обратился к Яру. - Ну, давай показывай, где там этот великий воитель у тебя своей судьбы дожидается? Думаю, князь, не смотря на столь поздний час, его к себе в гости примет. - Усмехнулся довольный сотник.
  -А с купцом как быть? Ему ведь по-хорошему тоже надобно было-бы с князем повидаться. - Напомнил сотнику о Гофмане Яр.
  -Ну, раз надо, стало быть, обоих и отведем. - Согласно кивнул головой Чекан. - А там ужо, пущай сами решают с кем первым разговоры разговаривать. А ты со своим десятком отдыхай пока. Свою службу вы справно справили больше, и добавить нечего.
  На следующий день ближе к обеду к Яру с Яриной подошел мужчина с двумя подростками из купеческого обоза.
  -Вот. Хозяин вам просил передать подарки со словами благодарности. - Указал он на конскую сбрую, что держали в своих руках стоявшие рядом с ним два вьюноша. - Не обессудьте за скудость и примите. Это от всей души. Мы даже и не чаяли, что все так хорошо сложится. А так же Гофман просил передать, что двери его дома всегда для вас открытыми будут, и что вы всегда будете желанными гостями.
  Подарки принимать дело приятное. Ярина не удержавшись, принялась рассматривать, что там за подарок такой и тихо ахнула. Сбруя из дорогой отлично выделанной кожи. Серебром прошитая. С первого взгляда видно что мастером искусным изготовлена и от того не малую цену имеет. Что ни говори, а скудным такой подарок никак не назовешь. Такую сбрую и боярину не стыдно перед людями показать, что уж тут про дружинников говорить.
  -Благодарствую за гостинцы. - Степенно поклонился мужчине Яр. - Рад за вас и вашего хозяина Пиню Гофмана. Может вам еще, какая помощь нужна?
  -Спасибо, но дальше нас люди князя проводят. Сначала в Вильно к Гаштольду, который купеческими делами ведает. Ну а он уже нам место, где жить и торг вести определит.
  -От ведь жизня. - Пробурчал стоявший недалеко Семен. - Кому-то паршивый заячий тулупчик за огромную цену суют, а кого-то дорогими подарками одаривают.
  -Да дался тебе этот тулуп. Сколько можно? - Отвесил подзатыльник, стоявший рядом с Семеном Рыгор. - И нечего другим завидовать.
  -Да я не завидую. - Обиженно посмотрел на Рыгора парень. - Я вообще о жизне говорил. Об том, как она устроена. Что, мол, никогда не угадаешь, где с тебя последнюю рубаху снимут, а где одарят.
  В этот момент посланец купца подошел к Рыгору и протянул кошелек.
  -Хозяин возвращает вам ваши деньги назад и благодарит вас за вашу службу. Тулупы тоже можете оставить себе и не поминайте нас злым словом.
  -Да и не думали даже. - Смутившись, принял кошелек Рыгор. - Будете когда вблизи Острова, милости просим в гости. - Уже в спину уходящему посланнику крикнул дружинник.
  Ближе к вечеру к Яру подошел сотник. Жигимонт не стал ходить вокруг да около, а сразу выложил все последние новости. Несмотря на собранные дружины, Гедимин не спешил начинать поход. Вместо этого он отправил к магистру ордена Эвергарду фон Мангейму гонца, боярина Лесия с предложением о мире.
  -Ну и вдобавок как подтверждение мирных намерений вернул пленённых тобой воинов ордена без всякого выкупа. Но ты не переживай. Князь за них тебе из своей казны деньгу выплатит.
  -А я и не переживаю. - Пожал плечами Яр. - Чего мне переживать? То была добыча Ярины.
  -Стало быть, ты совсем ни при чем?
  -Ну да.
  -Рассказывай больше ухарь. - Весело засмеялся сотник. - Ну, ты брат и хват. Такую дивчину отхватил и молчал. Все ведь взаправду думали, что вы брат и сестра, а вы оказывается муж и жена. Удивил так, удивил.
  -Да ладно тебе. Можно подумать ты не знал.
  -Не знал. - Мотнул головой Жигимонт. - Правда, догадывался. Но знать это одно, а догадываться совсем другое.
  - И вообще чего мы должны были всем говорить, что мы муж и жена? - Яру не очень понравилась эта тема для разговора.
  -Тоже верно. - Увидев скуксившееся лицо Яра, быстро согласился с ним Жигимонт. - То только ваше дело. Ну да ладно. Поговорили о житейском, и будя. Таперича о сурьезном. Только что гонец от меченосцев прискакал. Магистр согласился на переговоры. Войны промеж нас пока не будя. Откладываем это дело на другое время. Так что скоро возвращаемся в Вильно. Здеся больше делать нечего.
  -Жигимонт, просьба тогда у меня к тебе будет.
  -Какая?
  -Дозволь мне с Яриной друзей моих из Острова до границы проводить?
  -Отчего же только до границы? Проводи их до самого города да погости там немного. Навестить дом, это святое. Все одно в ближайшее время вроде никакой войны вообще-то не предвидится и нужды особой в воинах не будет. С Тевтонами мир и на границе вроде спокойно. С Меченосцами тоже замиримся. В этом я убежден. Ни им, ни нам большая война не нужна. Разве только князь Московский, что со своими друзьями татарами учудит. С них станется. Но там Ольгерд князь Витебский границу держит. Оно конечно всякое случиться может, но в случае чего как-нибудь без тебя управимся. - Улыбнулся сотник. - Так что езжай смело. Дозволяю.
  -Тогда завтрева с утречка в путь с псковичами и двину. Чего парней томить. Они и так уже столько времени вдали от дома.
  -Добро. - Кивнул головой Жигимонт.
  -Об чем вы тут шептались? - Не успел отойти от Яра сотник, тут же к нему подошла Ярина. - Что, небось, опять нас к ливонцам заслать хотят? Неужто кроме нас более некого? А отдыхать мы, когда будем? Когда рак на горе свистнет. - Глядя недовольно в спину Жигимонту засыпала вопросами Яра дивчина, не давая тому и слово вставить.
  -С чего бы ты это вдруг такая взбаламученная? - Наконец-то успел слово вставить Яр, пока Ярина воздух в легкие набирала для продолжения своей тирады. - Еще недавно сама в бой рвалась, а тут вдруг такая отповедь? Какая злая муха тебя укусила? Аль случилось чево?
  -Ничего не случилось. - Хмурясь, ответила Ярина. - Ладно, забудь. - Помолчала пару мгновений и снова спросила, но уже нормальным голосом. - Так все-таки, чего Чекан хотел?
  -Да ничего. - Пожав плечами, ответил Яр. - Сказал, что Гедимин послов к магистру отправил с предложением о мире.
  -Так это что получается, что зазря, что ли столько воинов собрали? Как по мне, то зря князь на мировую с меченосцами пошел. С такой дружиной мы-бы их враз обломали. А Господь-бы сподобил так и вывели-бы их вовсе с этих земель. Мыслю, что Земгалы и Рижане в стороне-бы не остались, да подсобили-бы нам в этом благом деле.
  -Тут ты скорее ошибаешься. - Приобнял супругу Яр. - В чистом поле победа за нами была-бы тут сомнений нет. Вот только не будут выходить меченосцы в чисто поле. Опять по своим крепостям запрутся, и выковыривать их оттуда большой кровью придется. А пока мы стены ломать будем, незнамо, сколько ворогов из-за границы к ним на помощь кинется, нам в спину копьями да мечами метя. Да и вообще не наше это дело решение князя обсуждать. Ему виднее. Ведь именно он за все ответ держит.
  -Оно конечно не наше. - Согласилась Ярина, уткнувшись в плечо парня. - Только ведь случись что, не столько по князю вначале ударит, сколько по женщинам да детям коих рыцари убивать да насиловать зачнут.
  -Ну-у, - протянул парень, - что уж так сразу? А мы на что? Да и вообще не об том нам сейчас разговор вести надобно. - Отстранил Ярину от себя Яр. - Лучше пойдем к походу дальнему готовиться.
  -Вот так и знала, что сотник нас куды зашлёт.
  -Не сотник. - Покивал головой Яр. - Он нам как раз свое дозволение на отдых дал. Вот мы этим дозволением и воспользуемся, чтобы ребят до Острова проводить.
  -А чего их провожать? Не маленькие. Чай сами дойдут. Давай уж, коль такое дело подвернулось, к Светозару в гости подадимся. Старик рад такому до жути будет. Да и мы славно время проведем. - Снова прильнула к Яру Ярина.
  Вот ведь женщины. Настроение что ветер. Только в одну сторону дул и бац уже с другой стороны задувает. Женский норов хуже переменчивой погоды. Вроде как лучами солнышка одаривает, но тут же и дождичком поливает, чтобы не радовался шибко.
  -К Светозру мы на обратном пути в гости завернем. Обещаю. Но пойми, не могу я друзей одних в такой путь отправить. Да и ежели честно, мне самому охота в те края заглянуть. Как-никак они для меня домом были.
  -Будь, по-твоему. - Вздохнув согласилась Ярина, и нежно поцеловала парня. - Только не забудь что на обратном пути мы, никуда не сворачивая, к Светозару пойдем и пока там не навеселимся всласть, никуда оттуда не двинем. Ты обещал.
  -Конечно. - Тут же согласно кивнул головой Яр. - Только так и будет. - Вроде и не девица. Да и любились уже как муж и жена не один раз. Но при любом прикосновении к Ярине, или упоминании о близости дух у парня перехватывало, как будто все в первый раз происходит. Сердце как барабан стучать начинало, и кровь в голову шибала со страшной силой. Ажно руки с коленками трястись начинали. Ох уж эта женская сила. Любого молодца на лопатки уложит.
  Дружинники Острова встретили такие вести с огромной радостью. Оно и понятно. Как говорится в гостях хорошо, а дома лучше. Да и чего уж там таить, соскучились парни по родным местам. Столько-то времени на чужбине маялись. С первыми лучами солнца все уже были готовы к дальнему пути. Да и собирать-то им особо нечего было. Никакого такого добра на чужбине не добыли.
  По пути домой, особо не торопились. А чего зазря коней гнать? Днем ранее аль днем позже, разницы большой не сыграет. Да и вообще уже почитай что дома. Ну да, земля не родного Псковского княжества, однако, и от врагов прятаться не нужно. Никто смертью не грозит. В любом селении почти как родных встречают. И накормят и напоят и спать уложат.
   Княжества - они вроде-бы и разные, а отношение к путешественникам везде одинаково приветливые. Да и не делят здесь люди себя шибко по княжествам. Куда как чаще ответ звучит, мол, мы здешние. Удивительно - века пройдут, а люди земель княжества Литовского так и будут о себе говорить. Здешние мы.
  Люди разных племен Кривичи, Радимичи, Дреговичи, Ятвяги, Литвины. Только какая разница, какого ты роду племени коли корни одни. Здешние мы и этим все сказано. А главное что никто первенства не искал и свысока на других не смотрел. Мол, мой род лучше других. Оттого-то и не смогли крестоносцы, как ни старались смуту меж княжествами учинить. Чтобы потом на волне той смуты, так манившие из земли под себя подмять. Тужились - тужились, да сами же и надорвались.
  -Ну, слава тебе Господи добрались. - Окидывая взглядом стены родного города, перекрестившись, радостно улыбнулся Рыгор. - А ведь одно время и не чаял даже более родных мест увидать. - Посмотрел он на счастливые улыбки своих спутников.
  Глава 18
  Эвергард фон Мангейм сидел в своем любимом кресле возле камина, и его лицо лучилось счастливой улыбкой. Наконец-то после стольких неудач его счастливая звезда вернула ему свое расположение. Ну да, победа над Литвинами спорная. А если уж говорить начистоту, то ее и вовсе не было - этой самой победы. Но кому до этого дело? Уж точно не ему. Особенно если еще учесть те поздравления что были присланы ему от Прусского Великого Магистра и Германского императора. А так же принять во внимание тот факт, что это сам Гедимин запросил о мире.
   Людовик Баварский так и вовсе считал, что его поход закончился триумфом во многом благодаря смелым действиям рыцарей Ливонского ордена. Удар на столицу Великого княжества, несомненно, оттянул на себя все внимание злых литвинов, и это обстоятельство позволило ему беспрепятственно достигнуть цели похода и вернуться в свои земли никем не преследуемым. Что касается Жамойтов и Аукштайтов то видно отсутствие воинов Литвы очень сильно подорвало их боевой дух, и они не посмели в одиночку препятствовать его передвижениям.
  Одним словом все радовались огромному успеху в борьбе с язычниками, а летописцы ордена, высунув от усердия языки, строчили в своих хрониках о великой победе и героических свержениях на поле брани отважных воинов Христовых. Причем не забыли упомянуть о ранении короля Литвинов Гедимине, а так же приписали еще и о гибели одного из его сыновей в жестоком противостоянии.
   Имени погибшего сына, правда, не назвали. Но опять же, кому до этого дело? Может этот сын был внебрачный? И пусть он даже на видное место в княжестве в таком случае не метил не в этом дело. Просто само упоминание о гибели княжича возвеличивало героические действия отважных сынов ордена.
   Развитие патриотизма среди народных масс - это дело первостепенной важности. Да и вообще - любой стране в любые времена нужны свои герои. А то, что героизм, выдуманный иногда, так на это восторженные молодые горячие головы внимания не обращают и потому ряды борцов за разную правду постоянно пополняются.
  Оторвавшись от приятных мыслей, так ласкавших его душу, Эвергард фон Мангейм посмотрел на сидевших рядом с ним Готфрида Вильде и графа Вернера Аренсбергского. Их хмурые лица были полной противоположностью его благодушной радостной улыбке.
  -Друзья мои, что вас так расстраивает? - Сделал вид, что не понимает их настроение магистр. - Благодаря вашим решительным действиям мы одержали, не побоюсь этого слова, грандиозную победу над язычниками. Пощекотали внутренности самого Гедимина. Заключили на наших условиях, черт побери, выгодный для нас мир. Вашим подвигом восхищаются во всех просвещённых государствах. Императоры и короли жаждут пожать ваши мужественные руки. Что вам еще надо? Откуда это недовольство на ваших лицах?
  -Мне плевать на славу и почести. - Хмуро буркнул Вильде. - Вы знаете, о чем я мечтаю.
  -Поход на Псков? - Как-бы на всякий случай уточнил магистр.
  -Да. Поход на Псков. - Мотнул согласно головой рыцарь. - Я хочу знать, когда мое желание осуществиться? Когда я, наконец, смогу сполна отомстить за смерть брата?
  -Я тебя понимаю. - Мангейм перевел взгляд на графа. - А вы чем недовольны граф? Уж чем-чем, а славой вы были не обделены.
  -Слава - это, несомненно, хорошо. - Скривил губы в улыбке Вернер. - Но она совсем не окупает понесенных мной убытков.
  -Да ладно вам господа - перестаньте хмуриться. Обещаю вам, что очень скоро вы получите то, о чем мечтаете. Вы мой дорогой Готфрид отмщение, а вы мой любезный друг Вернер возможность пополнить свой кошелек изрядным количеством полновесных монет.
  -И когда же это произойдет? - Процедил сквозь зубы рыцарь.
  -Подготовка к походу на Псков уже идет полным ходом. - Огорошил магистр новостью своих гостей. - Осталось только уточнить некоторые детали по теперешней расстановке сил в Русских княжествах. Мне-бы не хотелось, чтобы война с Псковом затронула наши теперешние хорошие отношения с Новгородом. Вражда с этим Великим городом нам совсем ни к чему? Ведь это может очень сильно помешать нашим планам по дальнейшему расширению наших границ. Странно, что вы не заметили приготовлений. - Хмыкнул Эвергард. - Хотя с другой стороны раз их не заметили даже вы, то смею надеяться, что для псковичей сей поход станет полной неожиданностью.
  -Сколько у меня будет людей? - Сразу взял быка за рога Готфрид.
  -Не так много как-бы того хотел. Сам понимаешь потери восполнить не так легко. Тем более что ждать помощи с Запада пока не приходится. И дело здесь не в бурном зимнем море и реке покрытой льдом. Короли Франции и Англии вдруг решили выяснить кто из них главнее и вместо того чтобы оказывать нам как и прежде поддержку затеяли свару между собой. Германский император решил облить помоями Папу. Ну, а Папа естественно в долгу не остался и стал осыпать голову императора всякими проклятиями. - Вздохнул магистр. - Как все это не ко времени. Так что тебе придется рассчитывать только на тех воинов, что остались после битвы с Литвинами да на молодых рекрутов, что сейчас собирают по всей Ливонии.
  -Мне хватит и рекрутов. - Решительно тряхнул головой Вильде и, посмотрев на графа добавил. - Тем более что мы с графом не собираемся брать города штурмом. Мы просто пройдем огнем и мечом по всему княжеству. Разорим все, что встретится нам по пути и затопим всю землю кровью схизматов, после чего с богатой добычей вернемся назад.
  Молодые рекруты это конечно не опытные прошедшие огонь и воду воины, но энтузиазм желающих проявить себя новоявленных героев, иногда ставит их на одну планку с опытом. Что касается поддержки с Запада то действительно, война Англии и Франции и ругань Папы Римского с Германским императором между собой пусть и не полностью, но существенно повлияло на положение как Прусского, так и Ливонского орденов. Рыцарям и знати запада было чем заняться у себя дома.
  Амбиции правителей - страшная сила. Сколько крови пролилось и льется до сих пор из-за желаний одного или двух, да даже десятка индивидуумов. Странно, что из-за желаний одного человека приходится расплачиваться своими жизнями огромному количеству людей, но это обстоятельство особо никого не трогает. Наоборот. В случае победы все перерождается в национальную гордость.
  Вот в чем была причина зародившейся Столетней войны? 31 января 1328 года скончался прямой потомок Капетингов Карл 4 оставивший после себя только дочерей. По законам Франции женщины не имели прав притязаний на трон. В то время понятия не имели что такое гендерное право. И поэтому 29 мая 1328 года королем был признан двоюродный племянник Карла, Филипп граф Валуа. Капеты ушли в историю, а на их место уселись представители династии Валуа, которых в свою очередь сменят Бурбоны. Все-бы ничего, да только на корону Франции предъявил свои права король Англии, Эдуард 3.
  И, между прочим, он имел на эту корону больше прав, чем Филипп, но на собранной французами чрезвычайной ассамблее ему дали от ворот поворот. Можно было-бы и успокоиться. Одним седалищем на двух тронах сидеть ведь неудобно, но амбиция как говорил вещь страшная. И если еще учесть что в те времена английской короне принадлежал изрядный кусок французских земель, то ничего нет удивительного в попытке аглицкого монарха, захапать всю территорию разом.
  Потом была оскорбительная переписка между родственниками. Ну, куда же мы без оскорблений и обвинений. Тем более что повод нужон позарез, чтобы было, за что войну объявлять. Повод был найден, и переписка закончилась высадкой англичан в Миддельбурге и разорением Булони и Трепора. Вот так и началась Столетняя война, охватившая пол Европы и терзавшая Французов целое столетие добавляя им радости и так в их счастливой жизни. Ну а Английский народ в это же время тоже не горевал, а прославляя своих монархов, радостно рыл могилы для своих павших воинов-героев.
  Эдуард в этой войне действовал по примеру рыцарей Прусского ордена. Он не искал прямого столкновения с армией Франции. Зачем ему это? Особенно если можно действовать по-другому. Более рационально и прагматично. Посему сей славный король в купе со своим сыном, прозванным Черным принцем, просто грабил и разорял города, вырезая, веселясь, мирное население. Можно сказать, сей монарх положил конец рыцарской европейской войне с ее запретами не трогать селян и ремесленников, обеспечивающих благосостояние благородной знати и не воевать в выходные и праздничные дни. Одним словом приемы войны, что велась на Востоке, плавно переместились и на Запад. И жителям запада эти приемы очень не понравились.
  Глава 19
  Яр смотрел на тренировочный бой Ярины с дружинниками Острова и недовольно хмурил брови. Не сказать, чтобы все было плохо в плане ее подготовки. Наоборот. На лицо был виден гигантский прогресс. Да и если уж говорить начистоту, то девушка из трех поединков ни одного не проиграла. Да и этот четвертый бой, скорее всего, выиграет. Уж очень неуклюже как-то машет мечом ее противник. Вот только есть одно небольшое, но.
  Нет, парни ей не поддаются. Во всяком случае, явно. Просто они приняли правила тренировочного боя, а это совсем не то, что настоящий бой. Бой, от которого зависит твоя жизнь. В таком бою, скорее всего даже этот увалень, не сдерживаемый никакими правилами стал-бы для нее грозным противником. Яр это видит, а вот Ярина этого не понимает, или не хочет понять. Она яростно пытается что-то кому-то доказать. Вот только сама видно не понимает что и кому, а потому изводит себя изнуряющими тренировками и такими вот боями. А может и понимает, только не говорит. Одним словом, женщина. Они ведь в другом мире живут.
  Яр сморщил свой нос, увидав как, поднырнув под удар противника, девушка полосонула его мечом по ноге. Будь он на месте этого увальня то все было-бы наоборот. Не он-бы получил рану, а Ярина осталась-бы без головы. Нельзя так себя под удар подставлять. Никак нельзя. Последняя битва с ливонцами поселила в душе Яра страх, и как он не пытался, а избавиться от него не мог. Не за себя страх, а за Ярину. Страх потерять ее, так же как и Разбоя. Может боги, и заберут ее к себе. Только вот ему от этого легче не станет.
  -Вот ведь ведьма. - Восхищенно выдохнул наблюдавший рядом с Яром за этим боем Ерема. - Как она его ловко подловила. И ведь не скажешь, что еще пару лет назад и меч-то в руках не держала. Такое ощущение, что с малых лет с ним в обнимку спала. Да паря, у тебя талант людей бою обучать. И где только сам успел, такой премудрости нахвататься? Хотя, видать в дружине литовской и не таким премудростям еще обучают. Да кстати. Ты к нам насовсем или так, погостить токмо? Рыгор толкового ответа мне так и не дал. Говорит что ты, мол, еще сам не определился. А как по мне, то чего тут определяться? Погулял по свету, и будя. Чем у черта на куличках кровь проливать, лучше родной дом боронить. Неравен час тут у нас такое закрутиться может, что только поспешай поворачиваться да отбиваться. - Заговорил воевода, не давая слово в ответ вставить парню. - Князя-то нашего Александра, поди, знаешь, извели в орде по навету московитов. Сгинул почем зря. И вотчины своей Твери не вернул и нас сиротами оставил. В Пскове вон опять буза идет. Тут ить такое дело. Много-то годочков у нас князьями выбирали Ярославичей из Владимиро-Суздальской земли. Такое в един раз, не забудешь. Хотя с другой стороны тех, кто за союз с Литвой стоит гораздо более сейчас наберется. Сам знаешь, последнее время не все у нас с этой московской княжеской семьей ладилось. Да и сейчас их князь Иван Калита все более норовит мечом вопросы решать. Не хорошо это. Нас задирал. Потом с Новгородом поцапался. Теперь вот в земли Смоленские лезет. Вязьму да Дорогобуж под себя подмял, да поход на сам Смоленск готовит. С князем Брянским заедино уговорился супротив него действовать. Да поговаривают из орды помощь еще к ним подойти должна. А мы-то туточки рядом. Того и гляди что в нашу сторону завернуть могут. А все почему? Да потому что князь Смоленский с Литвой мир учинил да на орду с Москвой поплевывать стал. Мне вроде как-бы не почину о таком размышлять. Потому как мое дело служивое. Идти да биться с тем на кого из Пскова укажут. И я пойду. Токмо вот хотелось-бы мне, чтобы вои мои, други дружинные, как можно меньше смертушку в тех походах находили. Да и гиблое это дело - меж собой воевать. Ворогам токмо одна выгода, а нам слезы да горе. - Вздохнул Ерема. - А у тебя уже вон и опыта в таких делах хоть отбавляй. Виданное ли дело в столь молодые годы уже десятником в столь большой дружине как дружина князя Литовского стать. Того и гляди в скором времени и в сотники выбьешься. А там и до боярского чина рукой подать. То конечно не плохо. Да только здесь твой дом, а не там - в той Литве далекой.
  Яр с Яриной уж как неделю в Острове гостили. За это время много чего рассказать о себе да послушать, о приключениях других успели. Такие байки - это первое дело за столом. А то как-бы люди еще узнавали, что в мире-то вокруг деется? Понятное дело за столь короткий срок много чего не расскажешь. Да и не любил Яр о себе что-либо говорить. Ну да за него было кому байки травить. Тем более что большую часть все слушали о приключениях Рыгора со товарищи, как они сыновей Михала из неволи вызволяли.
  Парней-то вот освободили да жить им пока негде. Был дом у прошлого воеводы, где братья на свет родились. Большой дом. Хороший. Да только там теперь другие люди живут. Выкупил дом у городка купчина какой-то заезжий. Хорошую цену дал. Городской казне прибыток. Нет, знать-бы, что сыновья воеводы точно обратно возвернуться никто-бы дома не продавал. Но так ведь времени сколь прошло, а дому стоять без людей никак нельзя. Мало ли что в таком доме завестись может. А кому нужно чтобы, какая нечисть в городке объявилась? Понятное дело, что никто парней на улице не оставит. Правда придется им некоторое время в казарме с дружинниками пожить, а там ужо жизнь покажет да все по своим местам расставит. И дом для парней выправится.
  Вот и Яр уже не раз о своем доме задумывался. Да и Ярина нет-нет, а на эту тему заговорит. С одной стороны при их-то образе жизни дом вроде даже как обуза стать может. Ну, кто в нем жить будет, коль они постоянно в разъездах? А с другой стороны свой дом - это свой дом и этим все сказано. Только вот где, в какой стороне тот дом ставить? Куда взор не кинь, везде его враги порушить могут. Не орден, так орда. Не орда, так в распре междоусобной. В этой связи дом в Острове дело заманчивое. Тихо тут. Ворог какой, редко в эти места заглядывает. Да только не в этом дело. Не собирался Яр в Острове до конца своих дней оставаться.
  И дело даже не в том, что он в дружине князя Литовского состоит. То совсем не беда. В Литве в отличие от Москвы дружинники еще пользовались той свободой, что была испокон веков заложена. Воины могли спокойно переходить служить туда, где больше нравиться и никто им слова плохого в след не скажет и имущества, коль такое имеется, не отберет.
  Старый закон, но добрый. Благодаря ему не было ранее столь кровопролитных усобиц. А за-ради чего друг дружке по голове лупить, когда все друг друга знают да нередко еще и в родстве состоят? Такое дело сдерживало князей от объявлений войны по поводу и без. Правда нашли они выход из такой ситуации с привлечением в свои разборки наемников варяг, но то дело прошлое. Теперь вот эту вольность в Залесье совсем отменили. Все там тамошние князья под себя подминают.
  Великое княжество в этом отношении демократичней было. Даже спустя века, когда князья из Литвы в Москву на службу подавались или в бега, никто их родовых владений на родине не лишал. В отличие от Московского княжества, где князь Московский волен был делать все, что ему угодно. Властвуя в своих владениях единолично и за малейшую провинность али ради каприза лишая всего, что у человека было за душой. Да и саму душу вместе с жизнью нередко из тела вытряхивая. На то потом еще князь Курбский Ивану 4 пенять будет в их переписке. В Литве в этом плане дела получше состояли.
  -Ты паря с решением не торопись. - Посмотрев на призадумавшегося Яра, сказал Ерема. - С женой посоветуйся. - Кивнул он головой в сторону Ярины. - Да обмозгуйте все на пару. Чтобы не решили, знай, что здесь вам завсегда рады будут.
  -Обмозгуем. - Соглашаясь с таким предложением, пообещал Яр. - Только сейчас точно надолго не задержимся и никакого ответа не дадим. Ярина в своих родных местах тоже погостить хочет, а времени может остаться не столь уж и много. В Литве без дела особо долго не посидишь. Не дают там орден да гости заморские особо без дела засиживаться. Да и Москва с ордой, коль это правда, насчет похода, скучать не дадут. Коль действительно Калита под Смоленск сунется, придется Гедимину свою дружину в помощь князю Смоленскому посылать. И чего ради друг другу зуботычины отвешиваем? Нет, чтобы сговориться меж собой как это недавно в Галицко-Волынском княжестве произошло.
  -А чего там было? - Как-бы невзначай поинтересовался Ерема.
  -Да после смерти последнего тамошнего князя, не помню, как его там звали, да и не в имени дело. Короче, осталось это княжество бесхозным. Вот хан Узбек и решил его к своим рукам прибрать. Земли богатые. Народ ноне в достатке живет. Опять же в Европу в случае чего путь напрямую открыт. Так вот, отправил он туда свою орду. Чтобы значиться закрепиться посильней.
  -И что?
  -Да ничего. Короли Венгрии и Польши сговорились с нашим князем Гедимином. Объединились в одно войско да той орде накостыляли по первое число. Такого пинка пониже спины дали, что они быстрее своих лошадей в свои степи да родную орду побежали.
  -А княжество то кому досталось? Аль поделили союзники меж собой?
  -Нет. Никто ничего не делил. Люди княжества своим князем признали князя из Мазовии. Не помню, как его там зовут. Да и я особо не интересовался. - Пожал плечами Яр.
  -И все с этим решением согласились?
  -А почему-бы и нет? - Вопросом на вопрос ответил Яр.
  -И то верно. - Согласно кивнул головой Ерема. - Особливо, коль так люди сами решили.
  -В том-то все и дело. Волыняне, к примеру, своим князем Любарта выбрали. Но он, чтобы споров да пересудов никаких не было над собой власть того князя из Мазовии признал. Зачем воевать да горе наживать, когда можно в мире спокойно жить?
  -Вот то дело. - Закивал головой Еремей Тимофеевич. - Всем-бы так.
  Их разговор прервал подошедший и топтавшийся рядом Петр, дожидавшийся конца их беседы.
  -Чего тебе? - Повернулся к парню Воевода.
  -Тут это. - Замялся парень. - Вот какое дело. Мы, стало быть, у ворот службу несли, когда в город пришлые заявились. Целых полтора десятка. Да все при броне да оружии.
  -Ну и что с того? - Пожал плечами Еремей. - Мало ли куды путники путь держат. Эка невидаль.
  -Это да. - Согласно кивнул головой Петр. - Да только среди них есть те, кто меня с братом и матерью в орден отвозили.
  -Что? - Воскликнули Еремей и Яр.
  -Ты парень часом не ошибся? - Уточнил Еремей Тимофеевич. - Может, обознался?
  -Нет, дядька Ерема. Не ошибся и не обознался. Мы их с братом на всю жизнь запомнили.
  -Где сейчас эти души продажные знаешь? - Потемнел лицом воевода.
  -А как же. Мы с Семеном их до самого дома, в котором они остановились, проводили.
  -Ну и к кому эти гости пожаловали?
  -В нашем бывшем доме остановились. - Опустив голову, тихо сказал парень.
  -Вот оно как. - Сжал рукоять своего меча Ерема. - Поганое это дело. Сам лично оказывается в городе, изменников-подонков приютил. Ну да мы их сейчас с кровью вырвем, а мне впредь урок будет. Чем за выгодой гнаться вначале, узнать, кого в город пускаю.
  Глава 20
  Весть о том, что в город столь нежданные гости заявилась, слегка взбудоражила не токмо дружину, но и горожан. Издревле так повелось, что не любили на Руси тех, кто злым умыслом разбоем аль воровством на жизнь себе промышлял. Воров да разбойников строго судили, и снисхождения к таким людям не было.
   Хотя, по правде сказать, во всем мире во всех землях среди всех народов подобные люди любви к себе не вызывают. Но тут стоит признать, к сожалению, что ныне времена поменялись. Ныне самый краткий и легкий путь к обогащению только через воровство да криминал проторен. Может оттого ныне и меньше правды на земле стало? Хотя, кто когда мерил? Манит людей к себе легкая нажива, веселя душеньку быстрым достатком. Трудно духу святому, что в человека Господь вдохнул в таком противостоянии с душой бороться. Оттого и гниют души человеческие зло в мире распространяя.
  -Что ты насчет того думаешь чтобы дом здесь свой поставить? - Поинтересовался у Ярины Яр.
  После разговора с воеводой размышления о доме не давали ему покоя. Как назойливые мухи в голове крутились. Тут-бы о предстоящем деле подумать, так нет, лезут в голову проклятущие, все собой затмевая. Вот и решил пока время есть. Пока воевода на пару со Спирком головой городским здешним, а так же по совместительству первым купцом города людей распределяют, где кому быть, обговорить этот вопрос с Яриной и выкинуть его из головы.
  -А сам-то ты что думаешь? - Вопросом на вопрос ответила дивчина.
  -Коль честно, то может лучшего места для жилья и не сыскать будет. Опять же на поддержку завсегда рассчитывать можно.
  -Но тебя все одно что-то не устраивает?
  -Не то чтобы не устраивало. - Замялся Яр.
  -Да говори уж. Чего тебе там неймется? Чем тебе Остров не угодил?
  -Так говорю. Не то чтобы не угодил. Наоборот. С какой стороны не глянь - одна выгода. Вот только знаешь, я в другом месте хотел-бы дом поставить.
  -Это где же?
  -Ты не смейся. - Стушевался парень. - Только знаешь, легенда есть о месте одном. Ну, там, где река Менка протекает.
  -В Минском княжестве? - Уточнила Ярина.
  -Угу. - Мотнул головой парень.
  -И что за легенда? - С интересом поинтересовалась дивчина.
  -Она с основанием города связана. - Смотря куда-то в сторону, стал рассказывать Яр. - Никто ведь точно не знает, когда город основали. Он только после своего уничтожения в летописях упоминаться зачинает. А легенда гласит, мол, построили люди город на этой речушке, потому как вода в ней была живица. Сама знаешь, есть река забвения Лета. Ведь не зря же есть поговорка, все кануло в Лету. Все мы после смерти из той реки мертвых воду пьем, что нам Лада в своей чаше подносит, чтобы значиться забыть о прошлой жизни. А в Менку ручеек тек, попив из которого человек прошлую память вернуть мог. Да еще не токмо мудрости но и сил со здоровьем из того ручья набраться можно было. Но главное - это память. Вот в чем сила волшебная. История жизни незамутненная неправдой. Чистая. Чтобы люди ошибок своих не повторяли и оттого жили в счастье да достатке, свой мир улучшая. Глупостей прошлого не допускали. Конечно, люди и без этого памятью дорожат. Летописцы летописи пишут. Но ведь писцы те не всю правду в этих летописях пишут. Многое умалчивают. Что-то приукрашают в угоду тем, кто над ними стоит. Трудно в таких летописях истину сыскать. Пишут-то ее победители. По этой причине и спалили город Ярославичи, а не потому, что им с Полоцком чего-то делить надобно было. Правдивая память тем, кто миром управляет ни к чему. Бояться они ее. Она дела их темные прятать не позволяет.
  -Это во времена князя Полоцкого Всеслава Чародея? Ну, того - кого оборотнем считали? Битва на реке Немиге?- Уточнила Ярина, блеснув своим познанием истории.
  -Его самого. - Подтвердил Яр. - И сеча потому столь лютой и жестокой была из-за того ручья. И хоть Ярославичи в той битве не перемогли, а город все же со старого места на новое перенести пришлось. Чтобы значит, больше причины воевать не было. Чтобы забыли люди тропку в место заповедное. И со временем так и вышло. Место то заповедное из людской памяти выветрилось. Легенда одна осталась. Да и то, мало кто о ней ведает. А кто ведает не слишком-то в нее и верит. А кто и верит, то помалкивает. Так здоровее будешь.
  -Ой, чтобы причин воевать не было. Скажешь тоже. - Усмехнулась девушка. - Князья завсегда себе причину для драки найдут.
  -Не об том разговор. - Махнул рукой Яр. - Я хотел отыскать тот ручей. Да возле него дом ставить.
  -И жить как ты с дедом? Вдали от людей?
  -Нет. Ну, коли ты против...
  -Я не против. - Прижалась к парню девушка. - Я ведь даже за тобой и в берлогу полезла. - Улыбнулась она. - А на то не каждый-бы решился. Знаешь, а я ведь про основание Минска совсем другую байку слышала. В ней говорилось, что первым жителем города был кузнец по имени Менеск. И это его именем потом город назвали. Кстати, жил он точь в точь как ты с дедом. Лесовик лесовиком. Сам знаешь чего тебе говорить, что кузнецы еще и колдуны, а потому люди их побаиваются. Так вот он при помощи своей ворожбы избавил тамошние места от нечисти всякой. А вскоре и дружину собрал вокруг себя из удальцов знатных, и с той дружиной погань, что к ним забредала, выводил. Да ворогов лютых прогонял, чтобы простому люду в округе жить не мешали. Вот благодаря заступничеству кузнеца и его дружины обосновались люди в тех краях возле его жилья ни его самого никого другого, не опасаясь, да город поставили. И как уже сказала, тот город его именем назвали. Потому как верили, что даже одного имени кузнеца хватало, чтобы нечисть те места стороной обходила. А может тебе слава того кузнеца покоя не дает, только ты в этом признаться не желаешь? - Игриво с хитрецой повела она бровями.
  -Может быть. - Прижал посильней к себе Ярину Яр. - Ну, а заодно и проверим, чья легенда правдивей.
  -Проверим. - Согласилась Ярина, кивнув головой.
  -Ну, все. Заканчивайте миловаться. - Подошел к ним Ерема. - Продолжите в другое время. А сейчас надобно разбойников на чистую воду вывести. Да воздать за их дела по заслугам. Горожане уже дом в такое кольцо обернули, что даже мышь не проскочит. Теперь дело за нами. За людьми ратными. За теми, кто к бою приучен. Вы как стрелки отменные чуть в стороне от дома держитесь, и в сам дом пока не лезьте. Стрелами нас поддерживать будете. Ну, а мы уж лиходеев энтих на копье возьмем, как они наружу выйдут.
  Странно жизнь устроена. Люди планы разные строят. На них надеются. Да только вот редко когда те планы сполняются, так как задумывалось. Никто из дома не вышел. Вернее, вышел только один человек. Да и тот стал стыдить да пужать воеводу и людей опосля того как ему огласили по какой причине вокруг дома столько вооруженного люда собралось.
  Говорил, мол, кто в таком деле на слово дитяти неразумным верит. Мол, обознались они. Так что ежели горожане с воеводой не хотят потом ответ перед Псковом и боярским строгим судом держать за подобное непотребство то им следует всем по домам разойтись. Убедительно так говорил. Да вот только и Ерема на своем стоял. Ты говорил, выдай нам тех на кого отроки Петр с Николаем указали, а уж мы сами решим кто прав, а кто виноват. Одним словом так ни о чем и не договорились. Пришлые в доме заперлись, и Яр с Яриной с их луками вроде, как ни у дел оказались.
  -Тащите бревно, какое покрепче для тарана. - Распорядился Ерема. - Будем дом приступом брать.
  Несколько дружинников бросились тут же сполнять отданное распоряжение, а Ерема глядя на дом крепко призадумался. Одно дело на открытой местности бороться и совсем другое в узкое место с копьями лезть. На открытой местности строем стал, щитами укрылся и держи ворога на длине копья.
   В таком разе при численном превосходстве можно рассчитывать, что и потерь не будет. Особливо при поддержке таких лучников как Яр с Яриной. То как Яр с луком управляется, Ерема не понаслышке знал, а как Ярина стрелы в цель мечет, на тренировках ее видал. Большая надежа на этих двоих была. И вот на тебе - эту надежу из-под ног выбили. Хочешь, не хочешь, а таперича придется в дом лезть. А там ведь при таком деле и людей запросто потерять можно. А вот этого ой как Ереме не хотелось. И что самое гадкое, другого выбора никак найти не мог.
  -Раз они на честный бой выходить не хотят, так может, мы им красного петуха подпустим? - Предложил молодой дружинник. - Тады они сами из дома повыскакивают.
  -Прохор. - Укоризненно покивал головой Рыгор. - Ты, прежде чем языком молоть головой вначале думай. Она ведь тебе для того и дадена, а не только для того чтобы еду туды запихивать. Какой красный петух? Ты паря город спалить удумал?
  Вот это верно. Пожар в деревянном городе можно сравнить с ворвавшимся в город ворогом. Поэтому, коль, где только займется пламя, аль паленым запахнет люди всем миром к тому месту бегут беду отводить. Как тут не вспомнить, как Добрыня Новгород крестил. До сих пор новгородцы его добрым словом поминают. Гореть ему в вечном пламени на адовой сковородке.
  Не смог Добрыня в открытом бою новгородцев одолеть так город поджечь велел, а когда горожане кинулись пожар тушить, стал рубить их в спины всех без разбору. И старых и малых. До сих пор, когда про крещение Руси поминают, новгородцы тяжко вздыхают, приговаривая при этом. Владимир-то крестил водой, а вот Добрыня огнем и мечом. Так что разводить подобный костер прямо посреди деревянного города очень плохая идея.
  -Ерема. - Подошел к воеводе Яр. - Давай пока так поступим. Двери как вынесем, ставь щиты у входа и в дом пока не суйся. Ну, а мы с Яриной из-за тех щитов по ворогу кого увидим, вначале сами поработаем. А там потом видно будет, куда дело повернет.
  Ерема в ответ на предложение долго не раздумывал и согласно кивнул головой.
  -Только вы шибко сами-то на рожон не лезьте. Не получится сразу из дома выбить, так лучше чем кого терять мы измором их возьмем. Нам спешить некуда. А вот голод да жажда не тетка. Любого посговорчивей сделает.
  До измора дело не дошло. Правда и совсем без потерь не обошлось. От пущенной ворогом стрелы погиб Рыгор, да еще с десяток пораненных набралось. В таком деле воинская выучка не всегда помогает. Тут дело случая свою роль сыграть может. А может, так на роду написано было? Кто его знает, как и какие боги, где ворожат, что пройдя много смертельных опасностей от случайной стрелы загинуть доброму воину получилось. Нет бы, еще в первом ряду стоял. Так ведь почитай за спинами Яра и Ярины находился. И оно вишь как вышло.
  Хотя если честно, то те, кто в доме заперся, грамотно свою оборону выстроили. Большую часть своих людей на втором этаже да лестнице укрыли с самострелами и луками. Вот оттуда они свои стрелы по дверному проему и швыряли. Дом Пальк себе по западному образцу выстроил. Не сказать, чтобы очень большой, но из общей массы выделялся, как снаружи, так и внутри.
  Ребятам, что первыми в дом войти попытались, как только двери вынесли, туго пришлось. Помимо стрел их еще мечники у входа поджидали. И, между прочим, совсем не новобранцы. Знали те люди, с какой стороны меч в руки брать нужно. Яру с Яриной вначале тоже крепко доставалось. Вражьи стрелки как поняли, от кого угроза настоящая исходит, серьезно за них взялись. Спасибо дружинникам, что их щитами прикрывали. Сами от стрел да болтов самострельных пострадали изрядно, но их не выдали.
  Ну а опосля, как только с вражескими лучниками разобрались, дело веселей пошло. Тут уж в дом и остатние дружинники потянулись те, что до этого у дома в стороне толкались. Понятное дело, что в небольшом пространстве не очень-то и развернешься для боя, но когда такая масса в дом набилась там не сильно-то мечом и помашешь. Одним словом массой обороняющихся задавили. Горожанам тоже немного веселья перепало. Пара злыдней из дома через окно ускользнуть пыталось, да прямо к ним в руки угодили.
  Не успели еще раненных перевязать, а Ерема уже пленным допрос устроил. Разозлился воевода. За пораненных разозлился, а пуще всего за смерть Рыгора. Ведь столько годов вместе в дружине служили. Почитай, как братья один другому были. Очами Ерема так злобно на пленных сверкал, что тем и никаких пыток не понадобилось. Наперебой стали рассказывать, кто они откуда да зачем в город пожаловали.
  -Вот же где гнида злобная этот боярин Фрол Филин. - Опосля допроса сокрушенно качал головой Ерема. - На честный бой али суд вызвать тебя аль Михала духу у него не хватило, так он на черное дело своих людей подрядил. Замарал их по самую макушку.
  -Их невинными тоже не представишь. - Теребя рукоять меча, отозвался Яр. - Если-бы не по душе был приказ то, и отказаться от него могли. Их ведь за ручку никто не вел, когда они семью Михала Палька умыкнули из города и рыцарям продали. Да и сейчас на поводке никто не тянул. Сами в город поехали по мою да отроков Петра с Николаем души. Так что нечего их жалеть. Не стоят они того.
  -Тоже верно. - Согласно кивнул головой Ерема. - Но вот что с боярином-то делать? Чует мое сердце, так просто он не отступится. Я конечно в Псков бумагу отправлю. Да отпишу еще воеводе Богушу про все что случилось. Вот только беда в том, что Фрол этот Филин боярин Новгородский и толку от моей писанины мало будет. Нет, коль здесь объявится я ему спуску не дам, и за сыновьями Михала пригляжу. Но если честно мне-бы еще хотелось гнездо это осиное что брату его сводному принадлежало уничтожить, откуда он теперь гадит. Я имею в виду поместье Глины ведь оттуда эти молодцы сюда прибыли. Но жаль, тут руки у меня связаны. Надобно ответа будет из Пскова дожидаться. Хотя чего его ждать? И так ясно, что мне это не позволят сделать. - Тяжело вздохнул воевода. - Тебя-то ему в Литве достать будет сложно. Но ты все же по сторонам поглядывай. Как говорится, береженого бог бережет.
  -Буду поглядывать. - Пообещал воеводе Яр.
  -Ну, вот и добре. Да, ты когда отъезжать собираешься?
  -Завтрева с утречка и двину. Чего откладывать?
  Но не получилось у Яра на следующий день обратно в Литву отправиться. Ночью в городские ворота постучал гонец из Пскова. И привез тот гонец не радостные новости, а весть о том, что ливонские рыцари в гости пожаловали. И, стало быть, созывает Псков дружины, чтобы тем рыцарям отпор дать. Какая уж тут дорога в Литву.
  Глава 21
  Наконец-то морозы, что терзали всю зиму не только тело, но и душу, промораживая людей до основания, пошли на спад. Солнышко не просто начало радовать своим светом, но уже нет-нет, да и пригревать слегка стало. Весна уже заворочалась в своей постели, пробуждаясь от долгого зимнего сна, но пока еще правда не открыла свои ясные очи, чтобы своим взглядом окрасить мир в зеленый цвет. До той поры, когда вскроются ото льда реки и сгинет белый покров укрывающий землю как минимум пара-тройка недель пройдет. Людям-бы радоваться скорому приходу весны, ан нет, не до радости тогда, когда в дом вор-лиходей лезет.
  Князь Изборский, как только ему доложили о подходе рыцарской рати, тут же гонцов в Псков отослал да стал крепить оборону города, с тревогой поглядывая за городскую стену. Не то чтобы сильно испужался. За крепостной стеной до подхода Псковской дружины продержаться, сил должно хватить. Но все одно тревога душу терзала. Однако не все в городе его тревоги разделяли.
   Поросль молодая та, что от природы умом обделена, да все о геройских подвигах мечтает, наоборот радовалась. Удалью своей молодецкой похвалялась, грудь выпячивала да всем и каждому хвасталась о том, как будет морды бить рыцарскому сословию. Что тут поделаешь? Не обладает молодость мудростью прожитых лет. Особливо когда целое поколение без войны выросло. И это самое поколение о войне только понаслышке да по рассказам геройским судить могло, представляя себя на месте былинных героев. А что касаемо людей умудренных житейским опытом то им только что и оставалось сокрушенно качать головой. Когда это молодость старость слушала?
  Так уж вышло, что вначале стараниями Псковского князя Давмонта рыцари старались Псковские земли не сильно задевать. Пробовали, не без этого. Да вот только каждый раз такая проба им боком вылезала. А после отца еще и сын его Давид уму-разуму ливонцев поучил. Да так поучил, что они на весь мир стонать стали на все лады, проклиная проклятого варвара, и жалуясь всем, что их больно и сильно обидели. А опосля тех событий Псков щитом Литвинским прикрылся, пойдя на соглашение с Гедимином.
  Хотя не только один Псков. Другие княжества тоже под этим щитом находились в той аль другой степени от угрозы со стороны орденской братии. Пока Литвины оборону держат, рыцарям не с руки было в восточные княжества соваться. Потому и били в этот щит, почитай без передыху, стараясь его разбить. Но пока это никак у них не получалось. Даже не смотря на помощь всей Европы. Вот и вышло, что целое поколение под Изборском выросло, и понятия не имело что такое рыцарский набег. Был, правда, недавний набег на псковские земли устроенный Калитой, но он округу Изборска не затронул. Стороной обошел.
  И вроде-бы все хорошо было. Но заключенный договор Гедимина и Мангейма как-бы выключил Псков из-под опеки Литовской. Да и сами Псковичи резину уж слишком сильно затянули, все решая, как им будет выгодней поступить и с какой стороны князя к себе звать после гибели Александра Тверского в орде. Этим временем рыцари и воспользовались, по сути, оставшись один на один с Псковом.
  Неожиданным удар получился. Тишь да гладь было столько годочков, что все к ней пообвыклись. Вот и расслабились слегка люди не глядя на то, что на порубежье живут да рядом с соседом не совсем мирным. Расслабились да получили. Рыцари миндальничать не стали. Да и не умели они этого делать. Так что успели земли вокруг Изборска глотнуть горечи из чаши печали, пока помощь подоспела. А геройской молодежи пришлось за всем этим с городских стен наблюдать. Даже их буйные головы уразумели, что одним им с этой напастью не справиться. Не такое это легкое дело оказалось - морды рыцарские бить.
  -Не пора ли нам коней домой разворачивать? - С каждым днем беспокойство все больше и больше терзало графа Вернера Аренсбергского. - Добычу мы и так уже хорошую взяли. Или может вы задумали и возле самого Пскова прогуляться? На мой взгляд, это опасная затея. Особенно если учесть оставленный за спиной нетронутый нами Изборск. Да и слишком полагаться на преданность пошедших с нами дикарей я-бы не стал. Хорошо если они просто убегут. Но ведь могут еще и в спину ударить. Не забывайте об их многовековой связи между собой. Если мне не изменяет память, такое уже случалось. И вроде-бы не один раз. Мне кажется, Готфрид вы начинаете играть с огнем.
  -Ваши волнения напрасны Вернер. Мои действия полностью продуманы. Тем более что я действую и в ваших интересах тоже. - Усмехнулся Вильде.
  -Это как же?
  -Да очень просто. Как вы могли видеть все, что мы добыли, по моему приказу сразу же отправлялось на границу владений ордена. Так что как-бы дело дальше не повернулось в накладе уже не останемся. Но еще есть некоторые тонкости. К примеру. Вы хотели-бы увеличить свою долю?
  -Конечно. - Без всяких раздумий тут же ответил граф. - Что мне для этого следует сделать?
  -Вам? - Пожал плечами Готфрид Вильде. - В сущности, малый пустячок. Постарайтесь не геройствовать и не лезьте в драку, когда она начнется. Пусть это за вас делает ваша свита и нанятые вами люди. С их уменьшением пропорционально возрастет ваша доля при дележе добычи. Мертвым ведь платить не надо. То же самое касается и пошедших с нами нобилей из подчиненных ордену народов. Чем больше их погибнет, тем больше денег осядет в наших с вами карманах. Видите ли, в чем дело. Если-бы наша встреча с Псковскими дружинами состоялась сразу на границе то да, я-бы поостерегся вступать с ними в сражение, боясь предательства, как вы выразились - дикарей. Но теперь обстоятельства немного другие. Пошедшие с нами нобили прекрасно понимают, что ничего хорошего в случае поражения им не светит после их прогулки по Псковским землям. Поэтому на их счет тревожиться не стоит. Они будут сражаться со всей яростью, на которую способны. Так уж мы люди устроены. Мы не умеем прощать обиды и боимся наказания за свои проделки. Можем, конечно, про обиды забыть на время. Но простить по-настоящему, нет. Рано или поздно, но эти обиды дадут о себе знать. А благодаря нашему содействию разных обид между народами накопилось уже достаточно. Как видите у меня все продумано. Все учтено.
  -Кроме одного. - Фыркнул граф. - Если нас разобьют, то и нам самим не видать сэкономленных таким способом денег.
  -На этот случай посоветую вам не пересаживаться на боевого коня и держать рядом с собой заводную быстроногую лошадь. - Во все горло захохотал довольный своей шуткой Вильде, а отсмеявшись, добавил. - Полноте граф. Вы и так уже с честью поддержали славу вашего рода. Не каждый из столь высоких особ может похвастать тем, что участвовал за столь короткий срок сразу в двух походах по землям здешних варваров. Уверен. Ваши летописцы уже исписали несколько страниц в родовой хронике, расписывая совершенные вами подвиги, а трубадуры успели насочинять песен о вашем героизме. В любом случае слава вам обеспечена и никаким бегством ее не подпортишь. Тем более что, безусловно, представлено это будет не как бегство, а как героическое отступление, в котором вы, проявляя мужество и отвагу, будете прикрывать своим телом раненых и увечных, гордо шествуя в последних рядах и отбивая все попытки Псковских дружинников, этих злобных варваров, уничтожить нас всех до последнего человека. - Снова заржал как лошадь Готфрид, хлопнув при этом по плечу графа. - Вот только не надо обижаться и строить такую недовольную мину. Вы ведь сами знаете, что я говорю правду. Такая уж у нас военачальников доля. О нас просто обязаны слагать легенды. Так уж исстари повелось. Да и в будущем будет то же самое. Мы в этом списке ни первые и не последние. Зато мы обеспечим себе достойную жизнь и безбедную старость. Если выживем, конечно. Согласитесь - это того стоит.
  -Зачем вам деньги на старость? - Буркнул, все еще негодуя про себя на рыцаря Вернер. - Вы и так в ордене обеспечены по самую макушку.
  -Это да. - Согласно кивнул головой Вильде. - Только понимаете граф. Мне до чертиков уже осточертело махать мечом, и постоянно трястись в седле скача от одной границы ордена до другой. Мне уже просто хочется блевать от прелестей войны и походной жизни.
  -А как же тогда быть с той высокой миссией, ради которой здесь сражается ваш орден?
  -Да плевать мне на нее, как и на сам орден. - Честно признался рыцарь. - Жизнь дороже. Вернее - обеспеченная жизнь. - Поправился он.
  -А как в таком случае ваша месть?
  -Навряд ли я найду того ублюдка который убил моего брата. Я прекрасно понимаю, что это бессмысленная затея. Но если посмотреть на это дело с другой стороны, то думаю, я удовлетворен своей местью. Согласитесь - здешние мужланы заплатили свой долг сполна.
  -Тогда последний вопрос. Каким образом вы намерены покинуть орден, не запятнав себя дезертирством да еще с деньгами, которые должны обеспечить вам достойное существование?
  -О-о. С этим тоже все в порядке. Служба в ордене сделала меня вполне обеспеченным. И дело здесь даже не в той добыче, которая достается во время походов. Как вы понимаете - война это очень дорогое удовольствие. На нее тратятся огромные суммы денег. Денег, которые невозможно просчитать. Никто в мире не в состоянии этого сделать. А потому не вижу особых причин, если часть этих денег осядет в моем собственном кармане.
  -И вы так легко мне об этом говорите?
  -А почему-бы и нет? Тем более что это никакой ни секрет. Все и так прекрасно знают, что часть денег оседает в интендантский карман. Это если можно так выразиться, то зло, которое победить невозможно. А посему с ним просто приходится мириться.
  -Ладно. С деньгами понятно. А что насчет дезертирства?
  -Разумеется, никакого дезертирства и в помине не будет. Как я понимаю, магистр Эвергард фон Мангейм не стал вас пока извещать о своих планах на будущее. Вполне объяснимо. Он ведь еще не получил ответ от Великого магистра из Пруссии на свою просьбу об отставке.
  -Мангейм подал прошение об отставке? Но зачем? - Удивленно посмотрел на рыцаря граф.
  -Этот вопрос не ко мне. А причин может быть сколько угодно. Опять-таки, мы с вами можем сейчас строить какие угодно предположения, но все равно правда останется известна только самому магистру. Поэтому давайте не будем гадать о причинах сего поступка. Но вот в чем я точно уверен так это в том, что раз Мангейм так решил то он своего добьется. И это обстоятельство как нельзя лучше играет мне на руку.
  -Каким это образом?
  -Да все очень просто. Я рассчитываю покинуть орден вместе с ним.
  -Даже несмотря на то, что магистр прочит вас в свои преемники? В одном из разговоров со мной он как-то обмолвился об этом своем решении. Правда, не упомянув при этом о своей возможной отставке. - Хмыкнув добавил граф.
  -В этом вопросе одного его желания мало. - Пожал плечами Готфрид. - Но даже если-бы это было возможно я своего решения не поменял-бы. Как я уже сказал, мне здесь все осточертело.
  В этот момент их разговор прервал подъехавший к ним один из рыцарей ордена.
  -Готфрид, только что пришло сообщение от наших дальних дозоров, они засекли передвижение войск Псковской дружины.
  -Так скоро? Ну, вот граф. Кажется, пришло время последнего акта нашей с вами пьесы. - Хмыкнул Вильде. - Не забудьте о том, что я вам говорил ранее и старайтесь держаться подле меня. Господь сподобит, тогда все у нас получится как надо. Передайте сотникам и нобилям, - повернулся он, к одному из сопровождавших его орденскому брату отдавая распоряжение, - пусть они готовятся к битве.
  Что же касается магистра Эвергарда фон Мангейма, то он таки получит свою отставку после 14-летнего управления и отправится жить в Кельн. Там он проведет свою старость в покое и славе. А кроме всего прочего еще и станет почетным командором при церкви св. Екатерины. Что же касается дальнейшей судьбы Готфрида Вильде и графа, то их дальнейшая история жизни затеряется в огромной книге, имя которой история.
  Глава 22
  Псковские дружины, как выпущенная из лука стрела, поразившая свою цель, без всяких метаний по округе в поисках врага передвигаясь от одного сожжённого и разграбленного селения к другому, вышла на воинство ливонцев. Как можно догадаться благодаря способности Яра определенного по настоянию Еремы в дозорную сотню.
  Сотник Тимофей Скирда, вначале с недоверием отнесся к парню. Мол, с какой это стати ему, опытному в своем деле воину, нужно следовать за недорослем, у которого только-только молоко на губах обсохло? Но перечить приказу воеводы Богуша поостерегся. А опосля того как они прямехонько вышли на разъезды крестоносцев совсем другим взглядом стал поглядывать в его сторону почесывая иногда переносицу в раздумьях. Впрочем, как и дружинники его сотни.
  -Без колдовства тут точно не обошлося. - Судачили меж собой дружинники сотни.
  -Колдун. Вот тебе истинный крест колдун.
  - Где это видано, чтобы без всякого следа да еще через леса дремучие по бездорожью точно на ворога вывести и нигде с пути не сбиться?
  -И отколь он только такой здеся взялся?
  -Говорят из Литвы дикой пришел.
  -Так наш воевода Богуш тоже ить навроде литвин. По их виду вроде не скажешь что они дикие.
  -Ты воеводу не тронь. Наш он бестолочь бестолковая. Псковский. А то, что предки его из Литвы, да и то, что он с князем Давидом долгое время там службу служили, ничаво не значит. И вообще молчи, пока по загривку не схлопотал мелочь пузатая. - Осерчал один из дружинников на другого.
  -А баба его ведьма видать. - Продолжили дружинники, прерванный было разговор. - Раз они на пару ходют. - Переговариваясь с опаской, поглядывали они в Яра с Яриной сторону.
  -И чего тольки в той Литве нема. Тама колдунов да кудесников розных хватает, потому как народа крещеного мало.
  -Это точно. Там до сих пор идолам молятся да на жертвенные камни-алтари разные дары своим старым богам носют.
  -Точно. А по лесам ночами говорят там оборотни-волхвы бегают волками обернувшись, простой люд запугивая. Чтобы они значится, в церкви не ходили и в единого спасителя не верили.
  -А единый спаситель - это кто?
  -Иисус, тот который Христос. Тот, что всем богам голова. Дурья твоя башка. Ты что совсем Улеб безголовый раз такие вопросы задаешь?
  -Ну, так-бы и говорил. - Обиженно буркнул воин. - А то рази с этими колдунами да волхвами сразу и разберешь, об чем речь? Да еще слова такие мудреные выбрал. Единый спаситель. Сказал-бы просто. Христос. Сразу все понятно стало-бы. А то еще и облаял ни за что.
  -Вы там потише-то глагольте. Кто его знает, можа колдун этот весь ваш разговор слышит? Возьмет еще да осерчает. Начнет нас кругами по лесу водить, пока сил не лишимся. Аль еще чего похуже не удумает.
  -Да ладно вам мужики. - Иногда вступался за странную пару кто-нибудь из дружины. - Можа они и колдун с ведьмой. Так ведь нам от этого только выгода вышла. Не метались тут по округе в погоне языки, высунув, а прямой дорогой на ворога вышли. Как минимум благодаря этому несколько селений от разорения уберегли. А то, что колдун али ведьма так это нас не касаемо. Пущай с этим мнихи разбираются. А как по мне, то злого колдовства в таком деле нема, раз оно ворога бить помогает.
  Яр с Яриной на эти разговоры за их спинами никак не реагировали. Ну, разве только что иногда плечами пожимали переглядываясь. Пообвыклись уже. Не впервой их за колдунов принимают. А объяснять каждый раз, что да почему у ребят никакого желания не было. Да и как объяснить, что дар этот свой Яр от самого Симаргла получил? Бога, про которого любой священнослужитель возле своей церкви скажет, что такого божества в природе не существует. Что это все выдумки погрязших в своем невежестве язычников.
  Однако хорошо еще, что сразу, как только дружина на стан врага вышла Яр с Яриной обратно в состав дружины Острова вернулись. А то кто его знает до чего дозорщики договориться сподобились-бы. Страх перед неизведанным - штука опасная. А не вполне здоровое воображение и того хуже. Кто его знает, до чего довести может? Убить, конечно, не убили-бы, но и распря, какая перед битвой тоже никому ни нужна. Так что как говорится с глаз долой из сердца вон. А там подобные разговоры сами собой утихнут. Не до измышлений разных в скором времени станет.
  -Да-а. Не простая нам битва предстоит. - Глядя в сторону орденского воинства покачал головой Ерема. - Ишь как укрепились. В таком случае только в лоб бить придется.
  -Одолеем. - Беспечно заявил стоявший рядом с воеводой Семен.
  -Одолеем. - Передразнил Семена Еремей Тимофеевич и добавил. - Одолеть-то одолеем. Только сколько кровушки при этом своей пролить понадобиться?
  -Война на то и война что на ней кровь льется. - Философски заметил Путята.
  -Оно-то конечно верно. - Кивнул головой, соглашаясь со словами Путяты воевода. - Однакоть не хотелось-бы робят терять. Где потым дружинников сыщем, чтобы службу в городе как обратно вернемся, несли?
  -Охотники найдутся. - Все тем же тоном ответил воеводе дружинник. - Места-то у нас тихие. Да и не часто ворог какой, объявляется. Опять же, плата за службу немалая. На нее и жену с детишками содержать не тяжко.
  -Ты-бы мне лучше душу не травил подобными разговорами.
  -Сам виноват. Заладил. Робят ему жалко. Жалко не жалко, а в бой иттить надо. Жалей не жалей а все одно тут какой стороной карта на судьбу ляжет. Рыгор вон за спинами топтался, а все одно от своей судьбы не ушел.
  -Людям-то что скажу, коль многих положат? Вся вина ведь на мне будет. - Скривился от переживаний Еремей. - Не доглядел. А как представлю, что в глаза семьям погибших смотреть придется.... Зря я воеводой стать согласился.
  -Да ничего не скажешь. - Повысил голос Путята. - Дружинники не малые дети. Знают, в чем их служба состоит. И за семьи погибших не переживай. Никто их по миру побираться не отправит. А зря воеводой стал, аль нет, потом думать будешь. Выкинь-ка ты лучше всю эту блажь из головы. А то с такими думами сам под этой высоткой загнешься.
  Воинство ордена расположилось на холме, ощетинившись копьями. Так что дружинникам псковским ничего другого не оставалось, как только наступать в гору по заснеженной целине. При таких условиях пока до врага доберешься, уже запыхаешься. Но ведь просто так дойти, чтобы в рукопашной сцепиться тоже не дадут. Стрелами сначала забросают. А с горы-то стрелы летят дальше, чем их снизу на гору закидывать. Оттого и получается, что пока до ворога дойдешь не одного воина лишишься.
  Нет. Конечно, и сам стрелами ответишь, но все одно какое-то время вражеский обстрел без ответа терпеть придется, а это потери. Вот и выходит, что нет никакой разницы в том, что дружина псковская на пару сотен больше чем воинство братии ордена. Да плюс еще, что укрепились рыцари сильно на своем холме. В таком разе больших потерь никак не избежать.
  -Одна надежа на Изборцев. На то чтобы они нигде не задержались да в самый удобный момент в спину немцу ударили. - Снова вздохнул Ерема и чисто машинально подергал свой нагрудник. - Жаль, что Богуш на то чтобы князя Изборска известить своих людей отправил. Отправили-бы тебя как я просил, - посмотрел он на Яра, - я-бы так не переживал. Да только вот сотник дозорной сотни Скирда уперся. Не легла у него на тебя душа. Говорил даже, что не с руки с тем, кто с нечистой силой якшается, дружбу водить следует да доверием одаривать без меры. - Улыбнулся кривой улыбкой воевода Острова. - Так что Богуш, чтобы не обижать своего старого друга просьбу мою отклонил.
  -Ну и дурень. - Буркнула из-за спины Яра Ярина.
  -Ладно, чего уж теперь судачить. Надоть к битве готовиться. Вы уж там постарайтесь, - бросил он быстрый взгляд на парня с девушкой, - чтобы их самострельщики не шибко по нашим рядам стреляли. Коль возможность появится их в первую очередь и выцеливайте, как в доме, в котором разбойников что сыновей Палька умыкнули, били. Ну а с ихними ландскнехтами мы уж сами как-нибудь разберемся. Главное до них дойти.
  Позвольте мне немного отклониться в сторону и осветить тему знакомства европейцев с арбалетом. Человек изобретателен на выдумки орудий убийства себе подобных и так получилось, что многое из таких орудий вышло из Китая. Вообще в древнем Китае много чего напридумывали. И не только из оружия.
  Итак, арбалет в Европе появился относительно недавно, и даже несмотря на то, что церковь объявила это орудие убийства дьявольским изобретением, арбалетчиков одно время даже в плен не брали, а рубили всех поголовно на месте, все же прочно занял свое место среди прочего вооружения, постепенно вытеснив собой лук из многих армий.
  Да он уступал луку в скорострельности, но это, пожалуй, был единственный его недостаток. Хотя в Китае существовали и многозарядные арбалеты, пожалуй, даже превосходившие по скорости стрельбу из лука. Правда дальностью и пробивной способностью такие арбалеты не блистали. В остальном практически можно сказать были одни преимущества. А главное не нужно было тратить средства и огромное количество времени на учебу и подготовку как это требовали профессиональные лучники.
  Так вот, первое знакомство так сказать европейцев с арбалетом можно отнести еще к временам Римской империи. То есть более тысячи лет назад от описываемых событий. После разгрома восстания Спартака у Марка Лициния Красса взыграли амбиции, и он зачем-то полез на Парфян. Парфяне оказались парнями боевитыми и не робкого десятка. Это обстоятельство очень огорчило Красса. Так сильно огорчило, что он взял и, потеряв голову скоропостижно и скончался, а огромная масса легионеров, что последовала за ним, посмотрев на такое дело, решили сдаться Парфянам в плен. Видать без Красса они дорогу домой найти не могли.
  Парфянам - бы радоваться такому успеху, да только что делать с огромной массой пленных? Вот они и решили через некоторое время отправить римлян на свои восточные границы, чтобы они там приструнили ханьцев. Сиречь китайцев. Ну не самим же в драку лезть. А римлянам кому нос разбить самое то. Воинственные в то время жутко были. Да и тюремную баланду, скорее всего, хлебать надоело. А так же мостить камнем парфянские дороги. Вот они в поход и выправились.
  Причем, сражаться им пришлось не с регулярной китайской армией, а если можно так выразиться с отбросами китайского общества. Ну, там воры да мошенники разных мастей. Короче всех тех, кого за разные проделки власти за сто первый километр сослали, но не на вечное поселение. Эти бравые хлопцы могли вернуться в пределы родной империи, но для этого им нужно было набрать определенное количество ушей варваров, что жили вдоль границ. Тех самых варваров, которые своими набегами постоянно тревожили пределы Поднебесной, безобразничая и хулиганя.
  Варвары естественно, со своими ушами прощаться за просто так ни в какую не пожелали. На их месте я-бы тоже не хотел без ушей ходить. С ушами я красивей выгляжу хоть и не писаный красавец. По этой причине варвары решили спрятаться на парфянской территории. А китайцам-то уши позарез нужны. Без ушей домой не пущают. Вот так вот и возникают конфликты интересов. Но не будем вдаваться в политические дрязги тех времен, они по большому счету ничем не отличаются от современных. Тем более что рассказ у нас об арбалетах идет.
  Переплетение всех этих событий привело к встрече на поле боя китайцев с римлянами. Это сражение вошло в историю под названием малой битвы великих народов. Хотя по сути никакого сражения и не было. Было, если можно так выразиться, простое избиение. Римские пращники со своими камушками, ни в какое сравнение не шли с арбалетом. А рукопашной китайцы не допустили.
   Римлянам даже дойти до китайцев не позволили. Их просто расстреляли с расстояния. На лицо была чистая победа продвинутой военной технологии. Технологии, которая появиться в Европе спустя только тысячу лет. Правда, китайцам от той победы выгоды особой тоже не было. Не защитали китайские чиновники римские уши отверженным обществом героям. Сослались на то, что те уши ни по размеру да по форме не подходили. Чиновники - они такие. Во все времена одинаковые. Завсегда какую-нибудь пусть и бредовую причину найдут лишь-бы не давать людям то, что им положено.
   Но если посмотреть с другой стороны. То ни технологии Китая, ни воинственность Рима им не помогли. Обе эти империи пали под ударами менее развитых народов. Такое ощущение, что как только какой народ какую-то грань переступает, то ему тут же по макитре кувалдой лупят. Мол, знай, свое место и не выпендривайся. Сколько таких примеров уже было в истории, а сколько еще будет? Тут поневоле задумаешься. А стоит ли на самый верх карабкаться? А главное, какую цену платить приходится, чтобы сначала на самый верх забраться, а потом с этого верха на дно упасть? Может лучше тихо-мирно жить да людей благополучием радовать, чем в геройских боях с патриотическими лозунгами и в противостоянии со всем миром всякие лишения терпеть да кровью по утрам умываться?
  Глава 23
  -Семен, ты какого рожна возле Ярины ошиваешься? Я тебе что говорил? Где тебе быть следует? - Грозно сверкая очами на парня, рыкнул Воевода Острова на дружинника.
  -Да ладно тебе Еремей Тимофеевич. - Отозвался Семен. - Я же ить не новобранец какой, да не малолетка, чтобы возле коней крутиться. Почитай не впервой на бой иду. Пущай этим делом вон сыны Палька занимаются да Антоха с Перегудом. Им это дело в самый раз. А я лучше Ярину щитом прикрою как в деле с разбойниками. В энтом деле у меня уже опыт есть. - Озорно подмигнул глазом парень дивчине.
  -Да пусть его. - Вступился за Семена Путята. - Пущай прикрывает, раз ему так хочется свою голову под вражьи стрелы подставлять.
  -А-а. Делайте что хотите. Совсем вы там в этой неметчине распоясались. - Махнул в сердцах рукой Еремей.
  -Да не серчай ты так. - Миролюбиво прогудел Путята. - А за лошадками приглядеть и Николая с Петром хватит.
  Псковская дружина на бой выдвинулась без большого ополчения. Время торопило. Да и пешему за конным ну никак не поспеть. Нет. Воинство пешее было. Но только ровно столько, сколько в санях, которые к этому времени в городе набрать удалось, уместилось. Вот и выходило теперь что надобно было часть дружинников спешивать, чтобы, стало быть, было кому на ландскнехтов идти.
  -Путята, ты только меня перед боем не заводи. Как-никак я воевода здеся. И мне лучше знать, где и кому лучше находиться следует.
  -Да не завожу я тебя. - Выставил руки ладонями вперед дружинник. - За ради бога командуй себе на здоровье.
  -Вот и буду. - Недовольно буркнул воевода Острова. - А ты с чего вдруг решил ленточки на стрелы наматывать? - Укоризненно посмотрел он на Яра. - Делать тебе больше нечего что ли? У нас более других забот только как стрелы украшать нетути, да?
  -То для дела нужно. - Продолжая наматывать ленту на стрелу, спокойно ответил Яр.
  -Для какого еще такого дела? - Вновь начал заводиться воевода.
  -Мы по дуге стрелы пущать будем. - Стал не спеша объяснять Яр. - Вот я и должон знать куды мои стрелы упадут. Какой угол для стрельбы лучше выбрать надобно будет, чтобы стрелы мимо цели не летели. Ордынцы так постоянно делают. Оттого-то их стрелы завсегда так кучно в людей бьют. Будь я один так не вязал-бы. А тут вон, сколько народу палить в един миг станет. В таком разе за своей стрелой трудно уследить будет. Ну а ленточка в этом деле самый тот помощник.
  -А-а. Ну да. Ну, коли так, то вяжи, конечно. - Сразу же остыл Еремей Тимофеевич. - Чей-то я с этими стрелами... - Он растерянно поводил глазами из стороны в сторону и махнул рукой. - Ладно. Не до вас мне сейчас. - И согнувшись, как будто под тяжким грузом направился к выстроившимся для боя дружинникам.
  -Ишь как его должность придавила-то. - Глядя в след воеводе прогудел Путята. - Но оно и понятно. Богуш его над людьми левой руки командовать поставил. А какой у Еремея Тимофеевича в этом деле опыт? Да никакого. Я хоть в дружине Острова поболей его служу, а ить тоже стушевался-бы. Сам знаешь, - посмотрел он на Яра. - В наших краях тишь да благодать стояла долгое время. Это вон в последние годы токмо лихом зацепило. Ну, это я сейчас ордынцев помянул, которых на нас Московский князь навел. Да еще дело это с челядью боярской. Отколь при такой жизни воинскому-то опыту набраться? Вот он нервами себя и накручивает. А ну как не сдюжит? А ну как из-за его неумелых действий всю дружину побьют? Люди-то в бой пойдут, на него равняясь, да его приказы слушая. Оно-то конечно. Покойный воевода Пальк, царствие ему небесное, многим премудростям боя всех нас обучить успел. Но одно дело потешный бой и совсем другое дело вот так лицом к лицу с врагом в поле выйти. Да при этом еще должность занять, именитых бояр обойдя.
  -Думаю, тут дело без всяких воинских хитростей да изысков обойдется. - Перестав наматывать ленточки на стрелы, и сунув несколько из них в колчан стоявшей рядом Ярины, сказал Яр, посмотрев на Путяту. - Место открытое. Да и людей не больно-то много чтобы какие-то хитрые планы строить. Хотя согласен. В любой битве всякие неожиданности возможны. Да ладно. Чего там гадать попусту? Ты лучше вон пару колчанов со стрелами на себя навесь. Поверь мне, в бою лишних стрел не бывает. Даже ежели я не все сразу расстреляю то в любом случае, потом еще пригодятся.
  -А я так уже для Ярины колчанами обвешался. - Встрял в разговор с довольной улыбкой до ушей Семен.
  -И чего ты лыбишься олух? - Бросил укоризненный взгляд на Семена Путята и мотнул головой. - Зараз кровь проливать зачнем, а ты как дурень лыбу давишь. Чему тут радоваться-то?
  -Так и слезы пока лить рано. - Ответил, сразу набычившись, Семен.
  -Ну, все. Заканчивайте уже лаяться меж собой. - Кивнула головой в сторону дружины Ярина. - Дружина в бой пошла.
  Не спеша. Прикрывшись щитами, Псковские дружинники стали подыматься на холм где засели рыцари со своими кнехтами. В скором времени их встретил рой выпущенных немецкими стрелками болтов да стрел. Не сказать, чтобы эти стрелы большой урон нанесли да остановили дружину, но нет-нет, а какая из них ужалит своим железным жалом человека, отчего тот приляжет на снегу, чтобы потом уже никогда не подняться на ноги. Псковичам несколько таких безответных залпов пережить пришлось, прежде чем их лучники на вражий огонь отвечать стали.
  -В первую очередь арбалетчиков бей. - Напомнил Ярине Яр, натягивая тетиву до уха.
  -Спасибо что напомнил. - Ответила дивчина сквозь зубы. - А то я как-то запамятовала. Ведь у меня память девичья. - Не удержалась она от язвительного замечания и показала Яру язык.
  -Вы того. На разговоры-то не шибко отвлекайтесь. - Прикрывая щитом и своим телом Яра не оборачивая головы, пробасил Путята. - Ить как лупят-то супостаты. У меня уже три болта в щите сидят.
  -Ага. - Отозвался Семен. - И ко мне два прилетело.
  Стрелы что сердитые осы роем летали из одной стороны в другую. Идти под таким дождем, мало удовольствия. Вот только ни в сторону не свернуть, ни назад повернуть, не получиться. От этого смертоносного дождя только одно спасение - это побыстрее до врага дойти. Но и тут ведь бегом не побежишь. На бегу щитом не больно-то и прикроешься. Да и строй ни в коем разе рушить нельзя. А коль зайцем по полю скакать зачнешь, то какой тут строй, может быть? Да и кидаться на ощетинившихся копьями противников поодиночке глупая затея.
  Яр с Яриной время от времени корректируя свою стрельбу стрелами с ленточками, как заведённые пускали стрелу за стрелой по противнику. Так что когда пешие рати сошлись да ударили друг друга щит в щит и копье в копье почитай в колчанах ничего и не осталось. Насколько удачной их стрельба была, судить было трудно. Не одни они по врагу стреляли. Однако все ж таки стрел летевших в их сторону еще до схождения дружин заметно поубавилось.
  -Мы свою работу справно сполнили. - Перевел дыхание, опустив щит к земле Путята. - Таперича троху и отдохнуть можно. К копейщикам в кучу лезть, тольки мешаться у них под ногами.
  -Так что? Так без дела за спинами стоять и будем? - Крутя головой из стороны в сторону, шмыгнул носом Семен.
  -Пока строй держится как с одной стороны, так и с другой наше дело сторона. А вот коль разорвется вот тоды наш черед снова придет в бой лезть. - Наставительно будто малому дитяти что объясняет, прогудел Путята.
  Яр, достав стрелу из колчана и наложив ее на тетиву, прищурил глаз, глядя за спины, убивающих друг друга людей.
  -Ты чаво? - Посмотрел на него Путята. - Может не надо. Вдруг кого своего зацепишь?
  -Конных попробую достать. - Подняв лук и натягивая тетиву до уха, отозвался парень.
  -Далече они. - Высказал свое сомнение Семен. - Зазря тольки стрелу выкинешь.
  -Вот и поглядим сейчас, зазря али нет. - Пуская в полет стрелу, выдохнул Яр.
  -Ну, ты мастер. - Уважительно покачал головой Путята, увидав, как один из конных рыцарей со стрелой в груди завалился на шею своей лошади.
  -А давай еще одного свалим. - Приплясывая на снегу, азартно предложил Семен.
  -Болей так не повезет. - Покачал головой Яр. - Видишь, как они сразу щитами прикрылись.
  -Жаль. - Вздохнул дружинник и стал ковырять себя в ухе. - Хоть какую-бы пользу еще принесли. А то так просто стоять да ждать мочи уже нету. - Простонал он.
  На это признание дружинника никто ничего не ответил. Стони не стони все одно без толку. Остается только набраться терпения да ждать какая сторона первой дрогнет. Хорошо бы чтоб немецкая. Однако кнехты уперлись, и сдавать свои позиции вроде не намеревались.
  -Никак Изборцы идут? - Радостно ткнув пальцем за спины кнехтов вскрикнула, улыбнувшись Ярина.
  --Ну, все. Хана немчуре. - Хмыкнул Путята, поднимая с земли щит. - Зараз начнется для них веселие. Не подвел князь Изборска. С походом морудить не стал.
  Появление на поле боя дружины Изборска действительно сразу изменило рисунок сражения несмотря даже на то, что дружина эта невелика числом была. Пешие ряды кнехтов слегка вначале дрогнули но, увидав как на встречу Изборской дружине выдвинулись конные рыцари, успокоились и вновь уперлись. Правда, все ж таки ненадолго. Богуш с конной дружиной Пскова не дремал и как только рыцари оголили свой фланг, уйдя отбивать изборцев, тут же полез на холм.
  При таком раскладе даже малому дитяти станет понятно, что битва ливонцами проиграна вчистую. Однако прежде чем ливонцы стали кидать оружие и подымать руки в гору довольно еще крови пролилось. Да и не все решили сдаться на милость победителю.
   Пешим кнехтам оно понятно. Деваться-то им было некуда. Выбор невелик. Либо помирать, либо попытать счастья и коль бог даст живыми домой из плена когда-нибудь воротиться. Потому как никто выкупа за их жизни платить не станет.
  Это же чернь. Так сказать расходный материал. Да к тому же большая часть из них Земгалы да Латгалы. Уж кто-кто, а рыцари ордена ими точно не очень дорожили. Подумаешь. Не велика потеря. Местные бабы еще нарожают. А нет, так их жилье и земли переселенцы из Германских земель с радостью займут.
  По этой причине зная, что никто за них слова доброго не скажет, посопротивлявшись немного, стали ливонцы себе условия плена выторговывать. Псковичи тоже понапрасну кровь лить не желали, а потому на переговоры те сразу откликнулись. Лишние смерти ни той, ни другой стороне нужны не были.
  Сами же рыцари другое дело. На конях убегать куда веселее, чем пешему. Да и шансов убежать больше. Понимали, что не шибко-то охотно после их прогулок по Псковской земле их в плен брать будут, а пожить-то охота. Да и попади в плен с добром нажитым разбоем и грабежом распрощаться придется и еще своего приплатить. А жаба-то грудная душит. По этой причине не считали братья ордена, да и рыцари всех мастей тоже, зазорным для себя бегом по утрам заниматься, чтобы значит, в форме всегда быть. И как только жаренным попахивать начинало, сразу о своем этом увлечении спортом вспоминали и на забег выходили.
  -А вы заметили, как часть ливонцев в коей более всего братьев ордена, как только Изборцы появились, сразу же наутек кинулась? Видать важные особы там были. Вот-бы их перенять. - Мечтательно закатила глаза Ярина. - Там добыча была-бы так добыча.
  -Размечталась. - Хмыкнул Семен. - Я видал, как вдогон им часть конной дружины пошла. В таком разе там нам ловить нечего.
  -Так может на отлов тех, кто, из боя вырвавшись, сбежал, у Еремея Тимофеевича отпросимся? Вдруг отпустит? - Просительно посмотрела она на Яра и дружинников. - А то какая же это победа без трофеев.
  -Ну, попробовать можно. - Пожав плечами, прогудел Путята. - Надеюсь, воевода за спрос в нос мне не ударит. - Улыбнулся он. - Ну, можа покричит немного для начала. Для острастки так сказать. Так, то, скорее всего чтобы у самого душу опосля боя отпустило. Вы тут подождите. Я скоро. Авось и выгорит.
  Отойдя на несколько шагов, Путята вдруг остановился и обернулся.
  -А вы точно уверены, что кого перенять получится? А то мотаться просто так по лесу, охоты мало.
  -Ты что дядя? - Пожала плечами Ярина. - Мы с Яром на раз определить сможем, куда эти одетые в железо клопы расползлись. От нас они нигде не скроются. Правда, дорогой? - Повернулась она к Яру.
  Яр глядя на свою подругу покрутил вначале головой. Мол, вот же не угомоняя какая. Совсем от войны сбрендила. Как голодная волчица кровь подранка почуяла и теперь ее никакими цепями не удержишь. И откуда только в ней эта кровожадность берется? Но переведя взгляд на Путяту утвердительно кивнул.
  -Не сомлевайся. Обязательно кого сыскать сумеем.
  -Ну, лады. Тоды я пошел.
  Глава 24
  -Неужто Еремей Тимофеевич на нашу просьбу ни единого слова супротив не сказал?
  -Семен. - Укоризненно посмотрел на дружинника Путята. - Тебе же уже не единожды говорено было, что нет. Даже вон еще людей в подмогу выделил. - Кивнул он головой назад на следующих следом за ними дружинников.
  -Чудно это как-то. - Не унимался воин. - Перед битвой так угомониться не мог. До разных мелочей придирался. Все на судьбу жаловался. Мол, как же быть, ведь побьют многих, а мне в глаза их вдовам глядеть. - Передразнил он голосом воеводу Острова. - А тут видишь еще и людей в придачу послал.
  -Так, то до битвы. - Хмыкнул Путята. - Оно и понятно. Перед битвой у всех нервы на кулак намотаны. Другое дело опосля. Тут тебе и камень ответственности с плеч долой катится и облегчение что сам живым да целым из этой мясорубки вышел. В первом ряду на ворога иттить это тебе не мед сладкий пить. Потом еще ворога копьем колоть да мечом рубить надоть, на грудь ответные удары принимая. Да и дел вон невпроворот стало. Опять же плененные сейчас внимания к себе требуют. Одним словом просто отмахнулся, чтобы голову не дурил. Хотя, - принялся он рассуждать дальше. - Коль дружинников еще на это дело выделил, то сразу видать уразумел выгоду, ежели мы кого из рыцарей изловим. Тут ведь даже выкуп не главное. Деньги так оно понятно - лишними никогда не бывают. Но так ведь за те деньги много чего что дружине потребно не купишь. К примеру, ту самую броню, что на рыцарей делают аль ихние мечи. Тамошние купцы таким товаром нас совсем не балуют. Запрет у них на торговлю с нами таким товаром. - Ткнул он пальцем в небо. - Оно понятно, что доспех тот на себя с рыцаря сразу не напялишь. Он подгонки требует. Ну да наши городские умельцы в этом деле подсобят. И коль свезет добыть для дружины пусть хотя-бы пару таких доспехов аль мечей - это уже хорошо. В таком доспехе да с таким оружием шансов выжить более будет. Да что я тебе сказываю? Сам ведь все не хуже меня понимаешь.
  -Как по мне, то я еще могу в своей старой кольчужке походить. А вот от деньги точно не отказался-бы. - Мечтательно закатил парень глаза.
  -Ну и на кой тебе та деньга? - Улыбнувшись в усы, поинтересовался Путята. - И так за счет городской казны ни в чем себе не отказываешь. На всем готовом живешь.
  -Была-бы деньга, - мечтательно заулыбался Семен. - А на что ее тратить причина сразу найдется.
  -Да у тебя одна причина. - Засмеялся один из ехавших позади дружинников. - Дивчинам пыль в глаза пущать. Небось, ту деньгу на разную мишуру спустишь и будешь по городу как гусь лапчатый разгуливать, перед девицами красуясь.
  -А хоть-бы и так. - Обиженно буркнул, посмотрев на говорившего Семен. - Тебе какое до этого дело?
  -Эй, угомонитесь там. - Обернулась к дружинникам и прикрикнула на них Ярина. - Мы еще никого не изловили, чтобы ту деньгу делить. Да еще мечтать, на что ее тратить будем. - И понизив голос, тихо поинтересовалась у Яра. - А ты точно уверен, что мы туды едем куды надо? А то ить я еще ни одного следа оставленного супостатами не увидала.
  -Ярина, вот, сколько мы уже вместе, а ты меня все своими сомнениями донимаешь. - Занятый своими мыслями вздохнул Яр. - Я хоть единожды тебя, в каком деле обманул?
  -Нет. - Замотала головой Ярина.
  -Так откуда в тебе берется это неверие? - Недовольно покрутил он головой.
  -Да что ты милый. Я твоим словам всегда полностью доверяла.
  -Ага. Только почему-то постоянно вопросы одни и те же. А ты полностью уверен, что мы той дорогой идем? А ты точно знаешь, что нам здесь свернуть надо? А мне умные люди сказывали, что в ту сторону соваться не следует, так может, мы к их совету лучше прислушаемся? И так далее и тому подобное.
  -Ну, вот чего ты сразу к мелочам придираешься? Подумаешь, поинтересовалась разок другой. Спросить уже ничего нельзя. - Обиженно зашипела на Яра Ярина. - И не из-за недоверия я тебе те вопросы задавала, а из-за переживаний разных. Чурбан ты неотесанный. Я и сейчас переживаю. Вон уже, сколько времени ходим и еще ни одного следа на глаза не попалось. А ну как никого перенять, не получиться? Как людям в глаза смотреть будем? Они же ведь на нас понадеялись. Доверились тому, что мы не подведем и без добычи их не оставим.
  -Вот именно что понадеялись. А потому едут спокойно позади молча, не отрывая нас от дела ненужными расспросами.
  -Ах так. Я тебя от дел важных отвлекаю? Ну ладно. Вот подползешь ты ко мне ночью леший ты облезлый. - Пригрозила дивчина Яру. - Я тебе точно так же отвечу.
  На эту угрозу Яр только тяжело вздохнул. Вот сколько раз уже зарекался в разные перепалки с Яриной не вступать. Ведь все одно она именно его во всем виноватым сделает. Завсегда так бывает. Ан нет. Вот дернул черт за язык. Теперь заглаживать вину придется. Ярина ведь ни за что первой не повинится хоть и вину за собой чувствовать будет. Придется, как всегда первому шаг к примирению делать хоть по большому счету ни в чем вины не имеет. Так оно проще будет. Да и сама Ярина понимая, что не совсем права потом по-своему по-женски свое прощение испросит. Тут главное, чуток терпения набраться.
  -Ярина, - миролюбиво заговорил Яр. - Нам ведь по следам ходить не обязательно. Ты это ведь и так знаешь. Тем паче, что заранее уже известно, где эти жуки в панцирях вошкаются. Было-бы за-ради чего обиды друг на дружку накидывать.
  -Знает он. - Все еще недовольно надувая щеки, повернула к нему голову дивчина. - В том-то и дело что ты-то может и знаешь. А я? Нет, чтобы сразу мне все сказать. Так ты завсегда мне душу сначала неведением изводишь. Вот как так можно к любимой девушке относиться?
  -Все. Прости меня и давай этот разговор забудем.
  -Согласна. - Тут же мотнула головой Ярина. - Только ты мне вначале скажи, далеко ли от нас эти жуки аль нет?
  -Да нет. Недалече. Они в овраг уперлись. А чтобы его стороной обойти им в нашу сторону двигаться придется.
  -Стало быть, мы их из засады встретим. - Продолжила мысль Яра, заблестев глазами дивчина. - Коль так все случится, то держись милый. Ночью тебе тогда иная битва предстоит и, пожалуй, посерьезней дневной, она будет. Я тебя до полного изнеможения залюблю. - Радостно заулыбалась воительница. - А сколько их там? И заодно, далеко ли нам еще ехать до того места где засаду устраивать будем? - Задала она вновь вопросы.
  -Да уже почитай добрались. Не более чем через четверть часа на месте будем. - Улыбнулся Яр глядя на повеселевшую подругу. - А сколько ворога числом? То тут точно не скажу. Но думается мне, не менее двух дюжин будет.
  Это только с виду кажется, что лес зимой замирает и как-бы в спячку как многие его обитатели впадает. Но на самом деле это не так. Лес и зимой живет полноценной жизнью. Не такой конечно щедрой как летом. Но все же для того кто понимает то что ему лес говорит этого знания вполне с лихвой хватает. По этой причине Яру не составило особого труда узнать, где рыцари находятся, и какой дорогой идут. Рыцари для леса чужаки, а стало быть, незачем их лесу укрывать было.
  -Эй, служивые. - Обернулась к дружинникам Ярина. - Сейчас никому не шуметь да разговоры не разговаривать. Враг недалече. - Принялась она раздавать команды. - Бить его из засады будем. - Поделилась она планом. - Так что готовьте вначале луки да самострелы. Рыцарей не менее двух дюжин должно быть. Чем больше их первым залпом положим, тем проще потом добивать станет.
  -Так то и так понятно.
  Загомонили меж собой, радостно улыбаясь, довольные дружинники. Все ж таки не подвел Яр. Вывел на беглецов.
  -Две дюжины рыцарей? Так это на всех добра с избытком хватит.
  -Ага. Неплохой куш светит.
  -И не говори. Вот все наши-то обзавидуются, когда назад с такой добычей воротимся.
  -А ну цыц. - Шикнула на мужчин Ярина. - Ишь, разгомонились как бабы на торге. Кому говорено было тишину соблюдать? Лес никакого шума не терпит. Еще не хватало из-за вашей болтовни ворога спугнуть раньше времени.
  Если-бы, какая другая дивчина так на мужчин цыкнула, то точно не здобровать-бы ей было. Досталось-бы по первое число на орехи. А может даже и по второе. Но тут обстоятельства другие. Никто в здравом уме и твердой памяти из дружинников следовавших следом за ними свариться ни с Яриной, ни с Яром не станет. Оно ведь и так ясно, что себе дороже выйдет. По этой причине веселый гомон среди дружинников моментально стих. Воины, молча, но при этом довольные по самые пятки, стали ладить свое оружие для встречи с бежавшими с поля боя ливонцами.
  -Путята. - Остановив свою лошадку, обернулся Яр к дружиннику. - Ты с Семеном и еще с пятью парнями укройтесь вон за тем холмом. - Указал он рукой на деревья. - Сидите там тихо и не высовывайтесь до поры до времени. Ну а как мы с остатними шуметь зачнем, тоды и ваш черед в дело вступать придет.
  -Насчет шума мог-бы и не говорить. - Хмыкнув в бороду, прогудел Путята. - Чай не дети. Не в первой на такое дело идем. Так. - Посмотрел он придирчиво на сгрудившихся воинов. - С нами пойдут Улеб, Борис, Прокоп, да пожалуй, Алешка с Тимохой. - Ткнул он пальцем в каждого из названных воинов, после чего группа верховых молча направилась к указанному месту.
  - А нам немного пехом пройтись придется. - Спешившись, отдал оставшимся с ним воинам распоряжение Яр.
  Оставшиеся с ним воины и Ярина молча слезли с коней. Закинули поводья на сучья деревьев и, утопая по колено в снегу, двинулись вслед за парнем в ту сторону, откуда должны были появиться вражеские всадники.
  -Надеюсь, далеко топать, так не придется? - Ступая следом за Яром, поинтересовалась у него Ярина.
  -Нет. - Мотнул головой парень. - Вон там укроемся. - Указал он рукой на молодой ельник шагах в двадцати от них.
  -А ждать долго придется? - Тут же последовал следующий вопрос.
  -Минут пять не более. Слышишь, как сороки трещат?
  Девушка, прислушавшись, кивнула молча головой.
  -То они нам подсказывают, где сейчас ворог находится и в какую сторону движется.
  -Так то же уже рядом совсем. - Достав стрелу из колчана и наложив ее на тетиву, заспешила Ярина следом за Яром. - Эй, парни, ворог уже совсем рядом. Шевелите ногами быстрее, чтобы до их появления укрыться успеть. - Полушепотом подогнала она воинов.
  Беглецов оказалось чуть более чем две дюжины. Их количество за три десятка переваливало. Сложись обстоятельства по-другому и этот количественный перевес мог-бы сыграть свою роль, но только не в данном положении. Проявлять геройство и воевать, ливонцы ни в коем разе настроены не были. У них сейчас было только одно желание. Поскорее убраться с вражеской территории да укрыться в своих пределах.
  Даже встреть их Яр с дружинниками в открытом поле, они, скорее всего постарались-бы уклониться от боя. Что уж тут говорить, когда в них из засады стрелы полетели. Как только первые из рыцарей вывалились из седла сраженные стрелами дружинников, остальные потеряв голову, не оглядываясь на раненных, попытались побыстрее убежать.
  Да только вот бежать было уже некуда. Из ельника их стрелами смертельно жалили, а спереди Путята с дружинниками нажали. Одним словом ни один из ливонцев не ушел. Несколько из них попытали было счастья через овраг с испугу сбежать, да только зря коней сгубили, переломав им ноги на крутом склоне. Да и сами себе чуть шеи не свернули.
  -Вот же гады. - Сетовала Ярина. - Таких коней угробили. А ведь они денег хороших стоили.
  -Лошадок жалко конечно. - Улыбнулся на эти сетования всем довольный Семен. - Но и без них улов что надо. - Кивнул он головой на пленных и упакованное добро, снятое с мертвых рыцарей. - Эх. -Вздохнул он. - Жаль, что вы с Яром обратно в свою Литву уходить надумали. С вашими талантами глядишь и мы-бы никогда без прибытка доброго не оставались-бы. Пущай и не так часто к нам вороги заглядывают так, то даже и к лучшему. Нажитым добром хоть воспользоваться можно будет, а не просто его, где в земле до лучших времен схоронить. Может, передумаете возвращаться-то, а? - Посмотрел он на Ярину. - А то вон уже, сколько годов война в той Литве идет и конца и края ей не видать. В наших-то краях жить да детей рожать куда как спокойней будет.
  -Может когда в Остров и вернемся. - Пожала плечами девушка, посмотрев в сторону Яра. - Тут, как Господь положит. Все в его руках.
  Глава 25
  -Ай, молодцы. - Чуть ли не приплясывая от радости, встретил воротившихся из погони дружинников воевода Острова Еремей Тимофеевич. - А главное все живы и здоровы. Даже пораненных нема. А немца-то, немца-то сколь в полон взяли. Порадовали. Нет слов, как порадовали. А то тут мне некоторые на нервы давили. Мол, куда твоим мужикам криволапым с немцем тягаться. Скирду сотника вон многоопытного и того побили. Так что можешь, смело тризну по своим сиворылым заказывать. А вот шиш вам всем. - Скрутил он фигуру из трех пальцев незнамо кому. - Не на тех напали.
  -Погодь воевода. - Перебил Ерему Путята. - Как это Скирду побили? Кто?
  -Так знамо кто. - Нахмурился Ерема. - Немец, за которым он вдогон пошел. Ох и много же народу сгубили те супостаты. - Удрученно закивал он головой. - Не токмо дружинников положили, но и бояр с детьми купеческими кои славы ратной искали, да за ними вслед увязались. Бояре те уже видать на себя и доспех заморский, какой получше примеривали, да деньгу что за выкуп получат, подсчитывали. А тут им вместо прибытка их Карачун в гости к себе позвал. Больно немец хитрый да многоопытный попался.
  -А чего бояре-то за немцем увязались? Им ведь, так или иначе, добра захваченного перепало-бы поболей, чем другим? - Влез в разговор с вопросами Семен.
  -Отколь я знаю, какой черт их понес. - Пожал плечами воевода. - Можа славы видать, кому сверх мочи захотелось. - Предположил он. - Битва-то почитай без их участия прошла. Они-то в самом конце на холм полезли. Уже опосля того когда изборцы по ливонцу с тыла врезали. Аккурат к тому моменту как немец стал разбегаться во все стороны. Вот они всей своей знатной гурьбой за Скирдой и увязались.
  -Семен, ну куды ты со своими вопросами без спросу вечно свой нос суешь? Как понос, ей богу, что из задницы свищет, коли ему вздумается.
  -Семен Понос. - Тут же загоготали стоявшие рядом дружинники.
  -Вот уж верно Путята подметил.
  -Усе Семен. Быть табе Поносом до скончания дней.
  -Ну чего зубы-то скалите? - Обиженно обвел всех взглядом дружинник.
  -Тут он прав. - Вступился за Семена Путята. - Не ко времени сейчас потешаться. - И посмотрел на воеводу. - Еремей Тимофеевич можа ты все, что тебе ведомо по порядку с самого начала расскажешь? Что там да как было? Да что такого со Скирдой-то приключилось?
  -Сам понимаешь, с чужих слов сказывать буду о том, что произошло. Потому, как меня там самого не было. Да и сказывать особо много тут нечего.
  -То понятно. - Кивнул головой Путята.
  -Ну, так вот. - Начал свой рассказ воевода. - Стало быть, выправился Скирда по приказу Богуша с дружинниками в погоню за беглецами, как я ранее сказывал. Да бояре за ним увязались. Вначале-то все добром складывалось. Как положено по следу немцем оставленному шли. О бережении даже не помышляли. Да и какое тут бережение? Враг-то от тебя ноги в страхе уносит. А немец-то гад - хитрый оказался. Частью отряда своего петлю как заяц сделал да обратно на свой след воротился. Опосля чего в спину нашим-то и ударил. Понятное дело, что Скирда людей стал к ворогу лицом разворачивать, а тут на него со спины как поворотился и вторая часть рыцарей налетела. Зажали так сказать с двух сторон. Дружинные-то еще отбивались с горем пополам, а вот бояр да недорослей купеческих почитай чуть ли не сразу положили. Они-то к командам да строю не очень-то и приучены. К рыцарям в драку один на один даже лезть пытались. Герои, растудыть их в качалку. А там ведь не просто рыцари были. Там самые что ни на есть волчары матерые, из братвы орденской находились. Они-то ведь всю свою жизнь на войну положили. Супротив такого воина устоять даже многоопытному дружиннику тяжко будет. С другой стороны, правда, пока братва ордена бояр кромсала, Скирде удалось оставшихся в живых дружинников в кулак собрать да из боя вырваться. Так что за место погони сами ноги чуть унесли. Вот так вот. - Тяжко вздохнул воевода. - Заместо трофеев и прибытка сами врага добрым хабаром одарили, да доброй части дружины опытной в военном деле лишились. Псковскому воеводе таперича еще думать придется, как свою дружину пополнить. Потери-то серьезные. А ежели учесть, что к этому делу Богуш завсегда сурьезно относился, то на восстановление дружины ему много времени понадобиться. Он ведь сам лично дружинников подбирает. Иной раз из десятка только одного в дружину запишет, а остальным от ворот поворот дает. Вот так вот друже. Одним махом всю сладость легкой победы огромной горечью поражения густо приправили. Ну да ладно. Что мы все о грустном да, о грустном? Дайте лучше глазу моему на добытые трофеи да пленных полюбоваться. Жизня-то не стоит на месте. Тем паче, что лить слезы да долго горевать по погибшим, не шибко-то мы и приучены. То бабье дело. Матеря да жены за нас слезами горькими обольются. А мы шо? Вот помянули и добре. - Сказав это, он направился к сгрудившимся и стоявшим чуть поодаль от него и дружинников пленным.
  Не успел воевода Острова к ним подойти, как из этой гурьбы на встречу к нему гневно что-то крича, кинулся один из пленных. Еремей Тимофеевич остановился и недоуменно посмотрел на идущих позади него дружинников.
  -Чавой-то этот немой так раскудахтался? Чаво ему надоть? Кто-нибудь понимает, чего он там лопочет?
  -Так знамо чего. - Улыбнулся в бороду Путята. - Лает нас нехорошими разными словами. Мол, не по чести рыцарской да по уставу заморскому, а по разбойной хитрости его в полон взяли. Отпустить на волю требует аль сразиться в открытом бою как того их кодекс рыцарский требует. Значится, надоть сначала выйти в чисто поле да представиться друг дружке всеми именами да титлами, которые у тебя имеются и только после этого уже приступать кромсать мечами друг друга зачинать. Разумеется ежели вы одного поля ягоды. Чтобы значит, все по ихней заморской правде было. И уж только после такого боя победитель имеет право добычу и пленного себе забрать.
  -Вы их в дороге случайно беленой не опаивали? - Поинтересовался у Путяты Ерема.
  -Да у энтих и без белены вишь дурости в голове и так хватает.
  -Интересно, это из какой такой страны заморской сей чудик сюда прибыл? - Разглядывая с интересом, стоявшего перед ним пленного, спросил воевода у Путяты.
  -Да кто ж его разберет. - Пожал тот плечами. - Он и по-немецки-то с трудом балаболит. Поняли токмо, что с горы он какой-то, которая навроде как Альпийской прозывается.
  -Так и сидел-бы там на той своей горе, а не по чужим землям разбоем промышлял. А ну геть от меня к своим. - Засверкал грозно очами на пленного Ерема. - А то не ровен час приму грех на душу. - Стал он теребить рукоять своего меча.
  Понятное дело, что слов пленный не разобрал, но гневный взгляд да движение руки воеводы перевода особо не требовали. Так что, быстро уразумев, что ничего не добьется, а только видать хуже себе сделает, отступил молча к своим собратьям по несчастью.
  -А доспех на нем ладный. - Проводив взглядом немца, хмыкнул воевода. - Я-бы от такого не отказался.
  -Добрый доспех. - Согласился с Еремой Путята. - Токмо на него уже глаз Ярина положила. Уж больно ей по душе нагрудник пришелся, от которого ее стрелы отскакивали. Да наручи добрые с поножами. Она по ним самолично мечом стучала, да так и не пробила, когда они боем сошлись. Яру вон потребовалось в их поединок вмешаться, а то ведь этот горец благодаря своим доспехам мог девчонке бед натворить.
  -А как его Яр одолел? Да при этом еще и в живых оставил?
  -Ты знаешь. Очень просто. Сунул ему вначале рукоятью меча по загривку и пока тот руками по воздуху водил, да ошалело башкой крутил сорвал шелом с головы да ударом кулака уронил его об землю. Да так уронил, что на время и дух из тела вышиб.
  -Ну да. Яр на такое способен. Мужики из села, рядом с которым он со своим дедом жил о нем и не такое сказывали. Да что я тебе-то это говорю. - Махнул Ерема рукой. - Жаль, конечно, что этот доспех мне не достанется, но за-ради него я ругаться не стану. Да и Ярине он потребен более моего будет. Вот ведь где боевая. Огонь, а не дивчина. Все время норовит в самую гущу боя залезть. Не свезло в этом плане Яру. Ой, как не свезло. Это сколько же она нервов этим своим безобразием из него вытягивает? - Покачал сочувственно головой воевода. - Как только он такое терпит?
  -Чужая жизня потемки. А любовь сам знаешь - зла.
  -И то верно.
  -Слушай, а чего вы с пленных доспехи не поснимали?
  -Так здеся сейчас и поснимаем. Какая разница-то в том, к седлу они приторочены были-бы, аль на пленном как на вешалке повисели до поры до времени? Тем паче, что так даже сподручней вышло. Не больно-то много их лошадок после боя осталось целыми. А надобно было еще пораненных с собой волочь. Ну не бросать же их в лесу на радость дикому зверю. По этой причине решили пусть его, они и на себе все неплохо дотянут. Тем самым время вон на обратный путь сэкономили, а так-бы еще тащились где, по сугробам да колдобинам.
  -А порченых доспехов, ну тех, что ремонта требуют после смены хозяев, много ли накопилось?
  -Есть троху. - Кивнул головой Путята. - Как же без этого. Пока ведь доспех не пробьешь, воина не победишь. Не все ведь такие молодцы как Яр, что либо стрелой в прорезь шелома бьет без промаха, либо кулаком дух из тела вышибает, доспеха не шибко помяв.
  -Да уж этот его дед добро молодца ратному делу обучил. - Покивал головой воевода.
  -Кстати, а он часом не объявлялся?
  -Кто?
  -Да дед Яров.
  -Не. Еще тады из города неведомо как пропал, так и с концами. Ни слуху, ни духу.
  -Странный человек. - Пожал плечами Путята. - Оставить мальца одного без присмотру и самому податься незнамо куда. Странно.
  -А я баю, что и не человек сей дед вовсе был.
  -А кто?
  -Да откуда же мне то ведать.
  -И то верно. Колдун он и есть колдун. Кто его знает, какая сила его и куды носит.
  -Во-во. И я об том же.
  -Эй, Еремей. - Прервал разговор воеводы с Путятой окрик. Обернувшись, они увидели подходивших к ним воеводу Пскова Богуша и его сотника Скирду. - Вижу, твои робяты с богатой добычей воротились. - Кивнул головой на полонных Богуш. - То добре. Хоть и нежданно.
  -Отчего же нежданно? - Набычился сразу Еремей Тимофеевич. - Аль ты считаешь, что моя дружина только на то и годится, чтобы лаптем щи хлебать, да дрыхнуть возле городских ворот?
  -Ты не горячись за раньше-то времени. - Улыбнулся Богуш. - Таких дум у меня и близко не было. Наоборот. Мы к тебе за помощью пришли.
  -Это чем же я тебе помочь могу?
  -Выправь своего следопыта по следам немца, что от нас ушел.
  -А как с тем быть, что не след добру молодцу с нечистой-то силой якшаться? - Посмотрел в упор на Скирду Еремей.
  -Ну, вот давай сейчас зачнем обидами перебирать, давая тем самым время немцу подалей уйти. - Глядя в землю пробасил сотник. - Глупство сморозил. - Признал он свою ошибку. - С кем не бывает?
  -И то верно. - Согласился со словами сотника воевода Острова. - С кем не бывает.
  -Ну, так что сговорились? - Хлопнул по плечу Еремея Тимофеевича рукой Богуш. - У меня ужо для погони все готово. И люди и кони.
  -То дело доброе. Тольки вишь, в чем загвоздка. Яр хоть с нами пришел, да только он сам по себе. Он десятник Гедиминовой дружины. Так что приказывать ему я не имею права.
  -А спросить можешь?
  -То да. - Кивнул головой Еремей. - Тольки, каков ответ будет, не знаю.
  Глава 27
  Кони тяжко дышали, закусив удила. Из ноздрей их разгоряченных тел рвался наружу белыми облаками пар. Пеной покрылась шкура. Устали лошадки. Почитай смертельно устали. Да только вот роздых им никто и не думал давать. Ворога лютого перенять успеть надо.
   Перенять, чтобы бить его смертным боем. Смертным боем бить, чтобы другие кто надумает лихо для местных жителей учинить ведали, что безнаказанными ни за что им уйти не дадут. А потому нужно успеть до того момента когда вражина за стенами своих приграничных крепостей не укрылся. А даже ежели и укрылся, то крепости те по бревнышку да по камешку разнести. Мечом и огнем по землям лиходеев так пройти чтобы задумались, а стоит ли их лиходейство того чтобы опосля самим кровушкой по самую макушку залиться.
  "Погоня" берет свое начало еще со сказочных времен о былинном племени Волотов. Могучих колдунов и сильных неустрашимых воинов. Был тот народ добр с соседями и гостями. С теми, кто злого умысла в себе не носил. Жили со всеми в мире и первыми никого не задирали. Соседних земель себе не искали. Незачем то им было. Разве сила для того дается, чтобы слабого обижать? Ведь нет в том деле никакой славы, чтобы над слабым потешаясь сильным себя на весь мир выставлять. Но только вот задумай кто худое на кого из Волотов, то несдобровать тому было. Все племя разом выходило за обиду мстить, забыв на время о своих внутренних спорах да разногласиях.
   И дрожала тогда сама земля от топота их коней. Застывал мир в страхе великом. Потому, как все живое и мертвое в земле Волотов славных в ту "Погоню" за обидчиком выправлялось. И не остановиться та страшная "Погоня" и не замедлит свой бег, сметая все на своем пути пока обидчика того не догонит и не покарает. Сам Ярило те "Погони" возглавлял. То его священное право было. Право бога соединяющего в себе все миры.
   Нажаль, что подзабыли на Руси сказки про те славные времена. А подзабыв вот головы перед всякой нечистью и склонили. Князья первенства меж собой став искать ворогов лютых по родной земле погулять пущать стали. На людей коих защищать должны, совсем наплевали. Отдали их жизни на откуп да на радость и потеху злыдням зловредным. Золотом да властью, а не правдой да бережением людей им глаза застило.
  В памяти наша сила. В пращурах славных. В законах да благоустройстве общества нам завещанных. В делах великих благодаря тем законам свершенных. В законах человеколюбия и служения людям да бережении земли родной.
  Среди вековых дубрав. В коих сохранились еще в памяти людской сказания о великих предках некогда населявших славянские земли, ожила "Погоня". А ожив, не дала сгинуть людям под пятой захватчиков, как это произошло со славными племенами Ободритов, Скалонов, Бартов, Пруссов, да и прочими что склонили свои буйные головы под пятой Тевтонов. Тех Тевтонов, что потом со всех сторон теперь в те пущи да дубравы столетние свои загребущие руки потянули.
  Ужасом да проклятьем для ворогов она обернулась. И, как и в старые времена возглавлял те "Погони" Ярило. Стал он символом на гербе. Воином на лихом коне, с занесенным вверх мечом в руке. А на щите что сбоку всадника прикрывал не христианский крест, как многие считали, а крест его старый единения земель. Верхнего, срединного да нижнего миров.
  Страшились рыцари ордена да земель окрестных "Погони". Сильно страшились. Оттого в летописях своих постоянно о ней упоминали. Да приписывали еще, что не только люди, но и звери лютые, да души умерших в тех "Погонях" славных сынов ордена не единожды преследовали. Оттого героями тех рыцарей почитали и славой их награждали, кто живым из диких лесов назад в орден, аль в земли свои далекие возвращался. Только вот не так уж и много имен таких героев набралось в летописях тех.
  Для Пскова "Погоня" тоже не в новинку была. Все же одного роду племени, Кривического. Псковский князь Давмонт пришедший в город из Литвы тем и прославился, что в погонях своих никому спуску не давал. Много раз он в погоню выправлялся и всегда назад с отбитым полоном да победой возвращался. Иной раз с одной сотней своих дружинников и тысячные войска разбивал.
  Не за красивые глаза да сладкие речи, а за дела великие для людей свершенные псковичи и после смерти сего князя своим святым защитником города почитают. Был тот князь из плеяды князей, о коих говорили, что на коне взращён да с копья вскормлен. Такому князю никаким золотом глаза не прикроешь. Не ради сундуков с добром он живет, а ради людей. Чтобы жили они в мире да достатке ничего и никого, не боясь.
   Сын его Давид весь в отца пошел. Хоть сам и не княжил в городе, но тоже Псков в трудную минуту не оставил. То его родина была. А то, что горожане в свое время ему путь из города указали. Выгнали попросту говоря. Так ту обиду он отпустил и не носил в сердце. Да видать отпустил еще до того, как прознал, что орден ливонский город со всех сторон обложил. И ведь, правда, какие могут быть обиды? Не до обид, когда враг у родного порога стоит. Потому-то с помощью не тянул да разных условий городу не выставлял. Кто с "Погоней" в сердце живет, тот душой не каменеет. И хоть путь из Литвы с Руси Черной, где он правил в городе Гродно не близкий был, с дружиной своей в пути не медлил. Вовремя на подмогу горожанам поспел.
  Ну, а когда орден ливонский не успокоился и в другой раз в земли псковские сунулся, тут уж мало того что их рати помог разбить, сам опосля в их земли с воинами славными наведался. Да так по их землям прошелся, что стоном великим на весь мир орден ливонский застонал. Враги Давида на все лады проклинали, а псковичи на него нарадоваться не могли. Правда, не остался он в городе княжить, как горожане его об этом не просили. Другой ему путь был судьбой уготован.
   В Пскове воеводой остался сотник его дружины Богуш, для которого город тоже чужим не был. Все свои силы сей муж на защиту города направлял. Набег, учиненный на Псков Московским князем, под его руководством отбит был. Войско рыцарское с дружиной псковской вот одолел. Да теперь еще самолично не смотря на свое звание да должность высокую в погоню выправился.
  Яр, что сейчас эту погоню за собой вел, артачится да привередничать не стал. Услыхав, что воеводе Псковскому от него надобно просто молча головой, кивнул, да пошел коня своего в путь дорогу снаряжать. "Погоня" - это дело святое.
  -Паря, роздых нужен и коням и людям. - Прохрипел скакавший рядом с Яром Богуш. - Каков толк будет от того коли мы людей замучаем да коней загоним? Тоды точно служки орденские от нас сбегут.
  -Воевода. - Придержав коня, признался парень. - Не знаю, как быть. Ведет их кто-то. Тайными тропами да дорожками нехожеными они гиблые места обходят. Так люди местности не знавшие ходить не будут. Боюсь не поспеть нам, перенять немца до переправы. А на льду сам понимаешь. Укрыться-то там негде. Из засады по ворогу ударить не получится. Да и в любом разе и кони и люди наши уставшими более их будут. А хуже всего выйдет, коли мы их уже у их берегов нагоним. Они ведь к крепости своей порубежной бегут, а там гарнизон. И насколько я знаю, такие гарнизоны никогда слабыми не бывают.
  -Не тушуйся Яр. Коль на переправе нагоним аль в виду их крепости то не беда. Как-нибудь с божьей помощью сдюжим. А заодно хочется мне теперь еще и в глаза того предателя заглянуть. Да спросить ту гниду, за что он так собственный народ ненавидит, что ордену помогает?
  -Может и не гнида он вовсе. - Попробовал было вступиться за незнакомого проводника Яр. - Может, заставили его. Жену с детьми малыми, к примеру, в заложниках держат.
  -Мне все едино. - Процедил сквозь зубы воевода. - Предательство предательством и остается. Никуда оно не девается.
  Всем был хорош воевода. Воинской выучкой да доблестью обладал. С людьми добр да ласков. Обездоленных не обижал, а помогал да поддерживал чем и как мог. Если кого и судил, то завсегда по справедливости, а не по рангу и чину. Ничего худого за ним не числилось, а потому люди к нему со всем уважением относились.
   Но появилось в нем ожесточение к всякого рода предателям. Особенно после событий произошедших с его другом и князем Давидом. После того как благодаря предательству погибла вначале семья этого славного князя, а после и его самого предатель в спину ножом ударил. А еще князя Александра Тверского, что в Пскове княжил, по злым наветам в орде жизни лишили. Потому он и в деле Яра с боярином Филином сразу сторону Яра принял да всякое содействие парню обещал, коль тот боярин на земле Псковской объявится.
  -Слушай, коль по нормальному догнать не получается так может ты их ворожбой какой-нибудь задержать сможешь? - Предложил Богуш. - Ты это - не стесняйся. За то тебя здесь никто не осудит. А ежели кому такая блажь в голову стукнет, то я тому ту блажь на раз выбью. Ужо очень нам надо тех рыцарей побить. То ведь и есть настоящая сила ордена. Простых воев они еще наберут. Да не одну сотню. И еще не один гость заморский к ним на огонек заглянет. То для них не потери. А вот коль мы их братию серьезно приголубим то тогда они еще долго к нам опосля не сунуться. Вот в чем загвоздка-то состоит.
  -Не умею я ворожить. - Покачал головой Яр. - Коль умел-бы, то и без твоего дозволения по своей воле ужо давно-бы чего наворожил.
  -Ну, нет, так нет. - Не стал настаивать воевода, хотя по его виду можно было судить, что не слишком-то он в слова Яра и поверил. - Ладно, пойду тогда лагерь обустраивать да людей в дозор выставлять.
  -Ливонцы от нас часах в трех пути. Здесь никого кто-бы нам угрожал, поблизости нет. - Сказал в спину воеводе Яр.
  -Может и так. - Не оборачиваясь, молвил, кивнув головой воевода. - Только ведь боги берегут тех, кто сам о своем бережении не забывает, а потому дозорные лишними не будут.
  -Чего это он таким недовольным от тебя отошел? - Поглядев в след воеводе, спросила подошедшая к Яру Ярина. - Чем ты там ему не угодил?
  -Да просил, чтобы я ворожбой немца задержал.
  -Так в чем проблема-то? - Удивленно посмотрела на парня девушка. - Поговори с энтим, как его там? А. С духом леса. Пущай и этот своих зубров на эту братию напустит.
  -Каких зубров Ярина?
  -Ну, ежели у энтого духа здеся зубров нет, то пущай каких лосей или кабанов на энтое дело сподобит. Здоровенный секач - это тебе милый тоже не шутка. - Не унималась девушка. - Да пущай хоть оленей. Чтобы они там своими рогами немного рыцарей пободали. Глядишь, и нам работы меньше будет. А то и вовсе никакой. Знай себе только добро подбирай. Красота.
  -Вот возьми своего бога о том попроси да и жди чуда. - Раздраженно ответил Яр.
  -Не поняла. Да ты никак ругаться со мной надумал? - Сдвинула брови Ярина. - Это чем же я тебе таким не угодила? А?
  -Да всем ты мне угодила. Только как ты не поймешь того что я ничего духу приказать не могу. Он и на просьбы-то мои откликаться не обязан. Я и так у него в долгу за то, что он нам путь указывает.
  -Это, в каком таком долгу?
  -Да в самом что ни на есть простом.
   -И как? Большой уже долг накопился? - Участливо поинтересовалась Ярина, моментально остыв, как только речь о долге зашла.
  -Забудь. - Махнул рукой Яр.
  -Что значит, забудь? - Снова вскипела дивчина. - Ты тут весь в долгах. Незнамо кому, чем и как расплачиваться надоть. А я забудь? Да за кого ты меня принимаешь?
  -Ну, ты-то мне помочь все одно ничем не сможешь. Зачем тебя в это дело впутывать?
  -Зачем? А за тем, что я жена тебе. Мы единое целое. И за тебя я любому духу горло перегрызу. И без разницы мне - есть оно у него это горло или нема. Пусть только попробует тебе какую гадость подложить, - разошлась не на шутку грозная воительница. - То клянусь, что потом сам не возрадуется. Я его этот лес спалю к чертям собачьим, по кусточку с корнем выкорчую. Всю живность здесь насмерть замучаю. Всем птичкам перья пообщипываю. Этот лесной дух потом на пепелище слезами горькими обольется, коль супротив тебя злое замыслит.
  -Вот это я понимаю. Жена так жена. Даже меня страхом прошибло.
  -Деда? - Удивленно глядя за спину Ярины чуть ли не шепотом молвил Яр.
  Глава 28
  -Деда? - Удивленно испуганно повторила за Яром Ярина.
  Девушка обернулась и от удивления, у нее округлились глаза как два блюдца, и немного отвисла нижняя челюсть. Потому как увидела она перед собой не дряхлого прожившего не один век старика, от которого давно землицей пахнет да песок из одного места сыпется, а грозного воина. Что от одного его только вида у всякого на него взглянувшего душа в пятки уходит.
  -Это и есть твой дедушка? - Пропищала она вдруг севшим голосом, посмотрев на Яра, при этом невольно икнув.
  -Он самый милая. - Улыбаясь в усы и окладистую бороду, ответил на ее вопрос вместо парня грозный воин. - Вот выправил, наконец, немного времени, чтобы с внучком повидаться да заодно с супружницей его познакомится.
  -Деда. - Замямлил Яр глядя себе по ноги. - Я. Мы тут. - Взял он Ярину за руку.
  -Да знаю я, что вы тут. - Перебил парня так называемый дедушка, и снова усмехнулся. - И твой выбор одобряю внучок. Жену ты себе выбрал просто на загляденье.
  -Это вопрос. Кто еще кого выбрал? - Не удержалась от замечания Ярина и при этом как-бы ненароком задвинулась за спину Яру.
  -А то милая уже не так важно. - Засмеялся громким смехом дед Яра. - Ну чего вы топчитесь на месте? Подходите да получайте мое благословение. - Развел он широко руки в стороны.
  -Деда, где ты так долго был? - Уткнувшись в широкую грудь воина, прошептал Яр. - Тяжко без тебя.
  -Далече я был. Далече. - Похлопал по спине парня воин. - Но никогда тебя из вида не отпускал. А потому все знаю, чем и как ты жил.
  -А ты сейчас надолго явился?
  -Этого милый я сам не знаю, но какое-то время поживу с вами.
  -А у нас дома своего еще нема. - Шмыгнула носом Ярина. - Вот только надумали где ставить будем.
  -И где же?
  -Да в лесах дремучих. Возле речки Живицы. - Затараторила осмелевшая дивчина. - Яр говорит, из той реки вода людям жизненных сил придает да премудрости предков обучает.
  -Насчет реки, тут Яр погорячился. Не река это вовсе, а криница. Да и в той люди воду так замутили, что всю ее силу на самое дно загнали. Многие века теперь потребуются, пока очистится та криница от этой всякой гнили. Не цените вы даров. Изничтожить их все норовите.
  -Не-е. Мы с Яром дары ценим. - Пихнула в бок парня Ярина. - Мы их не губим, а наоборот бережно к ним относимся. Чего ты там молчишь? Головой хоть кивни, что со мной согласен. - Зашипела она на парня.
  -Точно так. - Кивнул головой Яр, поддержав свою суженную.
  -Ну, коли так, - засмеялся дед Яра. - То принимайте от меня подарок. Как с погоней управитесь, жду вас в вашем новом доме.
  -А где он? - Загоревшимися глазами посмотрела на деда Ярина.
  -Да на том самом месте, где и наша старая сторожка с кузней была. - Посмотрел дед на Яра. - Места там знакомые. Тихие. То, что надо, чтобы воспитанием наследника заняться.
  -Какого наследника? - Яр с удивлением посмотрел сначала на деда, а потом вдруг на зардевшуюся Ярину.
  -Да того самого наследника или наследницу что под сердцем твоя суженная носит. - Ласково погладил по голове девушку воин. - Тебе милая сейчас не о ратных подвигах помышлять надобно, а об том, как дите выносить да здоровым родить. Так что придется тебе меч в сторону отложить.
  -И не подумаю. - Упрямо надула губы Ярина. - Он. - Она кивнула головой в сторону Яра. - Без меня пропадет. И что ты мне потом прикажешь делать? Не хочу я в столь молодые годы вдовой становиться.
  -Так и не надо. - Рассмеялся дед. - Ну, об этом мы с тобой в другой час поговорим. - Подмигнул он ей. - А сейчас, раз с семейными вопросами разобрались, пришел черед и об устроенной вами погоне парой слов перемолвится.
  -Да тут говорить особо-то не о чем. - Опустил голову Яр. - Не получается у меня ворога настичь.
  -Это потому, - хмыкнул дед, - что ты даром моего друга только наполовину до сего дня пользовался. Пришло время тебе полностью даром овладеть.
  -А может не надо? - Стал отнекиваться Яр. - И так вон люди косятся да за спиной перешёптываются. Колдуном да ведьмаком обзывают.
  -То, что косятся да перешептываются то дело обычное. Пусть себе косоглазие развивают, коль это им так нравится. Однако же, как только что подожмет, сразу же помощи ждут. Или ты это отрицать станешь?
  -Не стану.
  -Ну, вот и молодец. - Похвалил дед Яра.
  -А что насчет долгов скажете? Тех, что потом ему за этот его дар выставляют? - Снова вступила в разговор Ярина.
  -Долгов? - Переспросил дед, удивленно посмотрев на дивчину, а потом, улыбнувшись, добавил. - Ну, так то как всегда. Долг - он ведь завсегда платежом красен.
  -Так вот и я о том же. - Не унималась дивчина. - Чем мы за те дела расплачиваться будем? Каким таким красным платежом? И разве это справедливо, что долг на одни плечи вешается? Так что я тут Яра полностью поддерживаю. - Встала она рядом со своим мужем.
  -Да тут-то и долгов-то всех, что коль духу леса, когда самому помощь понадобиться, так чтобы вы в стороне не остались да ему помогли.
  -И часто он такими просьбами нас озадачивать будет?
  -На моем веку пока сам, своими силами завсегда управлялся.
  -А-а. Ну, тогда другое дело. Тогда тебе милый ерепениться нечего. Раз дар дают, то бери. - Ткнула она снова в бок локтем Яра.
  -Нам ведь потом всю жизнь с клеймом ведьмака и ведьмы жить придется?
  -Тю. Напужал. - Пожала она плечами . - Не волнуйся милый, я это как-нибудь переживу. А ведьмой меня и без всякого дара частенько обзывали. Давайте дедушка, учите этого пентюха всему чему надобно.
  -Так учить особо-то и нечему. Разве только, как дружка своего звать. Коль в том нужда возникнет.
  -Какого дружка? - Удивленно воззрился на деда Яр.
  -Да вот этого.
   С этими словами дед Яра поманил рукой кого-то стоявшего за спинами Яра и Ярины. Яр обернулся и с криком радости бросился на шею стоявшего за его спиной огромного волка ростом ничем не уступающего коню.
  -Мама моя родная. - Плюхнулась на снег попой Ярина. - Это же Разбой. - Посмотрела она снизу вверх на довольно ухмыляющегося деда.
  -Он самый. - Кивнул тот утвердительно головой. - Теперь твой муж может устроить настоящую Кривическую погоню. Теперь у него для этого все есть. А от такой погони еще никто не уходил.
  Богуш как раз закончил выставлять дозоры, когда к нему подбежал запыхавшийся Скирда.
  -Чего ты это вдруг заместо отдыха бегом решил заняться? - Посмотрев на сотника, весело хмыкнул воевода.
  -А того, что колдовство мерзкое в нашем стане творится.
  -Колдовство? - Переспросил Богуш. - Вот ведь малец. - Покачал он головой, сразу смекнув, о ком это сотник толкует. - А божился, что ворожить не умеет.
  -Чему ты тут радуешься воевода? Там этот поганец нечисть всякую из того света на этот перетягивать стал. Того и гляди что душами нашими с сатанинскими отродиями им вызванными расплачиваться зачнет. - Истово перекрестился сотник.
  -Тимофей, ну что ты несешь? Знаешь дорогой, тебе надобно поменьше к попам на их подворье наведываться да вино с ними лакать. А то наслушаешься там сказок разных и молотишь потом языком о несусветном как баба на базаре. Не к лицу это сотнику. Не к лицу.
  -И ничего я не несу. - Насупился Скирда. - Коль мне на слово не веришь, то сам сходи да посмотри, что у нас там, в лагере деется.
  -Ладно. И что там такого страшного деется, что тебя ажно всего коробит?
  -Так говорю же. Колдовство мерзкое. Поначалу к Яру и его ведьме воин незнакомый наведался. Здоровенный такой бугай. Кто и как тут объявился, то никому не ведомо. Да и ушел он, так же как и объявился. Словно сквозь землю провалился. Вот тебе истинный крест. А может, так оно и на самом деле было? Ухнул в свою преисподнюю, так как здеся в крещенной земле ему пятки поджаривает.
  -Ты давай самую суть рассказывай. Без всяких там предположений.
  -А чего рассказывать? Как только этот воин с глаз долой сгинул из леса к паршивцу волк вышел. Да не простой волк. А такой, коих еще свет не видывал. С доброго коня ростом та волчина. Да глазищи еще красным огнем брызжут. Роста огромадного, а след на снегу не оставляет. Одним словом - страх божий.
  -А что дружина по этому поводу сказывает?
  -Да ничего пока не сказывает. - Пожал плечами сотник. - Тебя все ждут.
  -Ну, раз ждут хоть то ладно. Ну что пошли, посмотрим, чего это там Яр такого страшного наворожил.
  В лагере действительно дружинники, позабыв о подгорающей каше на котлах, сгрудились в кучу, да поглядывая в сторону Яра, негромко перешептывались промеж собой. А как не перешептываться-то? Не кожный день такие чудеса вживую увидеть можно.
  -Ну, чаво сгрудились, словно дети малые? - Пробираясь сквозь толпу выговаривал дружинникам воевода. - Каша вон прогорает. Ну, право слово, такое ощущение, что волка живого никогда в глаза не видели.
  -Волков не един раз, встречали. - Откликнулся кто-то из толпы. - Но такую страшилу видеть, еще не доводилось.
  -Ну, так налюбовались ужо, поди. Так что идите да отдыхайте, пока время на то есть.
  -Так боязно отдыхать-то, когда рядом такое ходит. - Выкрикнул другой голос.
  -Так это же хорошо. - Засмеялся воевода. - Раз вам боязно, то представьте, каково слугам ордена будет, когда на них эта зверюга попрет.
  -Воевода, неужто ты один к нему посунешься? - Прошептал за спиной Богуша Скирда.
  -Почему один? - Обернулся к сотнику Богуш. - Вместе с тобой и пойдем. Я так понимаю ты ведь в случае чего эту напасть своими молитвами обратно в преисподнюю загнать смагешь? - Улыбнулся он.
  -Знать-бы еще, какая молитва на это исчадие подействует. - Пробухтел про себя Скирда не переставая свой живот втихаря осенять крестными знамениями.
  -Да-а. Устроил ты тут переполох. - Подходя к Яру с Яриной, улыбнулся им воевода. - А ведь божился, что ворожить не умеешь.
  -Так нет тут никакой ворожбы. - Пожал плечами Яр. - Так еще наши предки Кривичи "Погоню" снаряжали, объединяя все миры разом супротив ворога.
  -Значится то посланник других миров земель наших? - Кивнув головой на волка, уточнил Богуш. - Силен. Так силен, что слов нема. И что, он на нашей стороне биться станет?
  -А зачем он тогда явился? - Вопросом на вопрос ответил Яр.
  -Это добре. - Кивнул головой воевода и обернулся к тихо стоявшему за его спиной сотнику. - Видал Тимофей? На нашей он стороне. И никакое это не исчадие ада, о котором ты тараторил, а живое подтверждение наших старых былин и легенд, о которых мы запамятовали.
  -Воевода. - Окликнул Богуша Яр. - Тут такое дело. Нам-бы поторопиться. На такую охоту, какая сейчас пойдет не так уж и много времени дадено. Поспеть-бы.
  -Так кони еще не отдохнули. Сколько тут времени прошло?
  -Отдохнули кони. - Вставила свое слово Ярина. - Об этом хозяин леса побеспокоился. Дал им чуток сил от своих щедрот. Да и к слову сказать, времени на погоню не так много уйдет.
  -Это еще почему?
  -Так хозяин леса еще пути свои для нас откроет. Тропы тайные. По ним мы в единый миг до стоянки рыцарей доскачем.
  -Тогда чего ждем? Подымай людей Тимофей. - Гаркнул он в ухо застывшему сотнику. - Кашей опосля битвы животы набивать станем.
  -Объявляй Разбой "Погоню" - Потрепал как в былые времена в свою очередь Яр холку волка.
   Волк поднял морду к верху и взвыл так что кожного дружинника ознобом от того воя прошибло, а стоявшего недалече Скирду ажно в снег бросило. На этот вой со всех сторон леса стали откликаться воем да рычанием звери дикие. В един миг, пробудился лес ото сна, оповещая все живое о начале "Погони".
  Глава 29
  Несясь вскачь, кони хрипели, закусив удила. Но не от усталости хрипели как давеча, а от возбуждения и нетерпения. Неведомая сила гнала их вперед во весь опор. А почему-бы и не нестись так? Яркая луна путь освещает. Деревья расступились в стороны, словно это тракт наезженный. Ни кочки тебе, ни ухаба. Знай себе лети вперед. А что там тебя ждет в конце этой дороги? Да какая разница. Дело коня десятое. Пусть об этом седоки пекутся.
  На дружинников, прильнувших к лошадиным гривам, тоже как умопомрачение накатило. В другое-бы время все поджилки от страха дрожали-бы, а тут вроде, как и наплевать. Подумаешь диво дивное, что волчьи стаи рядом бегают да подвывают. Аль нет-нет да промелькнет рядом с тобой укутанная в саван призрачная тень, на таком же призрачном коне. Эка невидаль.
  Да и вообще было-бы, о чем думать да чего пугаться? Боги если не выдадут так и никакая свинья не съест. Да и скачка эта дикая не сильно долгой оказалась. Вот вроде только в путь выправились, а уже в лагерь слуг ордена влетели.
  Казалось-бы от того ночного кошмара что закрутился вокруг рыцарского стана должны были люди в страхе в разные стороны разбегаться. Может кто другой и побежал-бы, но только не воины ордена. Встретили они дружинников во всеоружии, распевая во все горло псалмы и тем самым храбрость в себе поддерживая. Правда, когда из леса на них Разбой выскочил, строя все-таки не удержали, а рассыпались в разные стороны.
  -В свалку не лезь. - Напутствовал Ярину Яр. - Держись от нее подалее. А ежели уж так сильно геройствовать хочется то вон из арбалета своего или лука по рыцарям стреляй. Еще не хватало мне, чтобы кто из этой братии тебя в живот копьем аль мечом саданул.
  -А ежели раньше мне кто в живот мог мечом садануть, так это ничего было?
  -Вот же ты дура. И как только у тебя язык повернулся такое брякнуть?
  -Какая есть. Глаза видели, кого выбирают.
  -Вот почему чтобы я ни сказал или не сделал, ты все с ног на голову перевернуть норовишь?
  - Ничего я не переворачиваю. Просто ты сам иной раз не знаешь, чего хочешь.
  -То, что я хочу сейчас я знаю точно. - Сделал глубокий вдох выдох Яр, - А хочу я сейчас чтобы ты как можно дальше находилась от того места где сейчас люди друг другу глотки резать зачнут. Хочу, чтобы с тобой ничего не случилось.
  -А тебе значит, в эту свалку свою голову совать можно? - Посмотрела Ярина исподлобья на Яра. - Я ведь то же самое и тебе сказать могу. Мол, нечего тебе там делать. А то не ровен час, возьмет кто-нибудь, да и тяпнет тебя мечом по голове, а мне вдовой потом свой век куковать, да одной дитяти воспитывать?
  -Не тяпнет. Я тоже никуда не полезу и рядом с тобой буду. Но если кто к нам близко посунется я один с тем разбираться стану. Все поняла?
  -Поняла. Чего уж тут непонятного? - Буркнула обиженно Ярина своему суженому в ответ. Вот только глаза, светившиеся от радости, говорили совсем об обратном.
  Вылетев из лесной чащи на поляну, конь Скирды со всего маху грудью врезался в коня, подвернувшегося на его пути рыцаря. Подобного столкновения сотник никак не ожидал, а потому не удержался в седле и знатно приложился об землю. Так знатно приложился, что на время и дух вышибло. Пока в себя приходил да головой тряс, рыцарь уже тут как тут был. Подскочил гад этакий да мечом по темени врезать приноравливаться стал. И не сносить-бы сотнику головы если-бы тот смертельный удар, закутанный в саван, незнамо откуда появившийся призрачный воин не отвел. Опосля чего так рыцаря своей призрачной булавой приголубил что у того шелом по самые плечи внутрь вогнулся.
  -Вроде и возмужал, а все одно кулема кулемой. Так в седле держаться до сих пор и не научился.
  -Отец? - Изумленно протер глаза Скирда и стал оглядываться по сторонам, потому как призрак исчез. И только лежащий рядом мертвый рыцарь ордена был свидетельством того что ему ничего не привиделось.
  Но долго удивляться да по сторонам пялиться времени сотнику не дали. Размахивая огромным боевым топором, на него наехал еще один слуга ордена. От первого удара Скирда увернулся. Под второй успел подставить сорванный со спины щит. А рыцарь знай себе, машет топором да грудью своего коня сотника давит, ни на миг перевести дух не дает.
  -Да чтоб тебя лихоманкой скрутило. - Изворачиваясь от очередного удара, пропыхтел в сердцах Скирда.
  И видно боги были сегодня на его стороне. Трое волков кинулись на рыцарского коня с разных сторон. Отвлекая его внимание на себя. Всадник попробовал было отбиться от зверей, но сделать это, ему было не суждено. Пропевшие свою песню над головой Скирды две стрелы дружно врезались в тело слуги ордена выбив того из седла, а следом и его конь пал под натиском звериным. Сотник глянул в ту сторону, откуда стрелы прилетели.
  -Видать и вправду я на этих двоих напраслину возводил. - Крутанул он головой. - Ох, дела мои грешные. Прости меня глупого Господи.
  Подобрав с земли рыцарский топор, крутанул им по воздуху, примеряя к руке. Не искать же сейчас меч незнамо в какую сторону улетевший.
  -Тяжеловат, однако. Да и не по руке. Ну да ничего. Управимся как-нибудь с божьей-то помощью. - Подбодрил себя сотник и осмотрелся по сторонам в поисках ближайшего противника. Да вот только врагов уже почитай и не осталось. Почти все полегли. А тех, кто еще жив, оставался, звери дикие драли да дружинники мечами пластали. От такого зрелища сотник невольно передернул плечами. - Святы боже. Не дай-то такое еще раз, когда увидать. - И бодрой походкой поковылял помогать дружинникам, добивать ворога.
  Скоротечной битва вышла. Да и как по другому-то? Тут ведь не токмо люди грудь в грудь сошлись. Тут тебе и звери дикие и воины призрачные коих никаким оружием слугам ордена убить их не получается. Зато сами они с одного удара любого смертного на божий суд отправляют. Кто же против такой-то силы долго устоит?
  -Ну как тебе Тимофей стародавняя "Погоня" Кривичей? - Утирая пот со лба, спросил сотника воевода, когда битва закончилась.
  -Тут только одно на ум приходит. Жуть да страх божий. Знаешь воевода не хотел-бы я еще раз такое пережить.
  -А вот я так наоборот. Совсем не против был-бы вот так завсегда разбираться с теми, кто к нам лезет. Благодаря этой так пугающей тебя погоне мы сегодня здорово орден ослабили. Не смертельную, правда, рану нанесли. Но удар они чувствительный получили. Им ведь теперь много времени понадобиться, чтобы снова подобную силу как прежде набрать. А что это значит? А значит это, что не будут наши люди хоть какое-то время в ночи в холодном поту просыпаться да прислушиваться, не доносится ли со двора конское ржание да топот копыт энтих так называемых слуг господних. А за-ради такого дела я с кем угодно готов супротив них выходить. И мне все едино кто и как на то смотреть будет и что по этому поводу говорить зачнет. Вот такое вот мое твердое мнение. Ну да ладно. Ты мне вот что скажи, много мы наших в этом бою потеряли?
  -Вот хочешь, верь, воевода, а хочешь, нет, но ни единого человека не потеряли. Пораненные есть. Как же без этого? Но так чтобы до смерти кого зацепило, так таких нет.
  -Ну, вот и добре. - Глубоко с облегчением вздохнул воевода.
  -Да помимо прочего еще бояр отбили, коих немцы с собой в полон тащили. Ну это тех бояр что выжили опосля того как мне шею намылили. - Прошамкал сотник, потупив свой взор в землю. - Тут как раз старшой их, Святополк Кишка с тобой парой слов перекинуться хотел.
  -Ну, раз хотел, значит перекинемся.
  -Воевода.
  -Чего?
  -А раз "Погоня" та ужо закончилась, то чаво это звери обратно в лес не уходят, да и призрачные воины вон время от времени за деревьями мелькают?
  -То не у меня, то у Яра спрашивать надобно.
  -Так ты-бы это - спросил у него что ли.
  -А сам не можешь?
  Сотник стрельнул глазами в ту сторону, где находился Яр с Яриной рядом с которыми стоял Разбой и мотнул головой.
  -Не могу.
  -Яр. - Окликнул парня воевода и призывно помахал ему рукой. - Тут к тебе вопрос имеется.
  -Какой вопрос? - Спросил парень, подойдя к воеводе.
  - Все ведь ужо закончилось, как я понимаю? Чего тогда все кто нам помогал, не расходятся?
  -Так каждый свою награду ждет.
  -И чем нам платить надобно?
  -Звери мясом свою долю возьмут. Вон сколько коней павших. А воины иномирья у костра жертвенного согреются. Пусть хоть немного им тепла земного перепадет.
  -Это ты что же - предлагаешь нам по языческому обычаю людей на костре жечь? - Сразу же насупился Скирда.
  -Я не про живых говорю, а про мертвых. - Не удосужил даже взглядом сотника Яр, обращаясь исключительно к воеводе. - Не хочешь их на костре палить. Тогда вон ямы в мерзлой земле долби, чтобы те тела схоронить. А ежели лень, то тогда пусть незахороненными так на снегу и лежат. Только знай, что коль нужда, когда в них снова понадобиться, то не откликнутся они на зов и на помощь больше не придут.
  -Тимофей, распредели там людей. Одни пусть костры погребальные готовят, а другие павших коней в дальний конец поляны оттягивают. За ту помощь, что нам оказана была, то не плата совсем. И спорить здесь нечего. - Строго посмотрел он на сотника.
  -И я воевода с тобой в том полностью согласен. - Пробасил подошедший к говорившим боярин Кишка. - Хотя, по правде сказать, так пужаться как я сегодня испужался мне еще ни разу в жизни не доводилось. Особливо когда звери из леса стеной поперли. Я ведь только в детстве о стародавней силе, что была ранее на Руси, сказки слушал. И вот глянь-ко - вживую пережить такое довелось. - Хмыкнул он. - Совсем не ожидал я, что кто-то сподобится эту силу к жизни вернуть. Но с другой стороны, когда все уже закончилось, то этот мой испуг не такая уж большая цена за свою свободу. - Улыбнулся он в бороду. - Все одно лучше, чем в плену у ордена бесславно сгинуть. Эх, нажаль не всех иродов той волной накрыло.
  -Как не всех? - Удивленно посмотрел на боярина воевода.
  -Да так. - Пожал тот плечами. - Фролка Филин, что у них за место проводника был, с подручными своими да еще парой рыцарей сразу, как только шум поднялся, в бега подались.
  -Фрол Филин? Боярин новгородский? - Уточнил Богуш.
  -Он самый, шельмец. Уж я-то его хорошо знаю. Это ведь он - подпевало московский, громче всех кричал да помоями нас обливал, когда нашему Арсению митрополит Феогност по настоянию Москвы и Новгорода в сане епископском отказал. А теперь вот еще и с орденом якшаться начал. Ну да сойдутся когда-нибудь наши пути дорожки, и я тогда все обиды этому сукину сыну припомню.
  -Да-а. - Протянул воевода. - Дела. - После чего посмотрел на Яра. - Ну, парень, видать вас с этим боярином судьба повязала. Печенкой чую, вы еще не един раз на тесной тропке нос к носу встренитесь. Веришь, аль нет. Но лично я не удивлюсь, ежели он через некоторое время следом за тобой и в Литве объявится.
  -Чему быть то того не миновать. - Пожал безразлично плечами Яр. - Искать специально я этого боярина не стану. Но если его со злым умыслом встречу, то и рука моя не дрогнет. А что касаемо Литвы, то пока с возвращением туда я спешить не стану.
  -Это еще почему?
  -Дом свой обжить надо, да хозяйством обзавестись. - Ответила за Яра подошедшая и ставшая рядом с ним Ярина.
  Конец второй книги.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"