Аш Александр Робертович: другие произведения.

Мой подвал

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:


  Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.
  15/01/2013г.
  
  Я прокручиваю в голове картину убийства, буквально каждую деталь. Как бы я сам - убив, избавлялся бы от улик? Чувствуя постоянный страх, в панике, страх быть раскрытым, избавлялся бы от улик. И это в спешке, с главной целью устроить всё так, чтобы отвести от себя любые подозрения в совершении преступления. Возможно, я не жалею о том что сделал, тогда, страх остаётся только перед законом. И с моральной точки зрения мой поступок оправдан. Забавно, но такое тоже бывает, большинство преступлений оправданы благими намерениями.
  Возможно, из близких, людей моего окружения, меня никто и не осудит... уверенный в этом я могу полагаться, по меньшей мере на их молчание, в лучшем случае, даже на помощь.
  Итак, что же я имею: факт преступления очевиден... Убийство, подстроенное под несчастный случай. Группа свидетелей непонятно откуда нарисовавшихся. Скорей всего со стороны, как бы группа, не заинтересованных и случайных людей. И кто они? Ряженные адепты некой секты? Эти люди вроде бы не из этого района? Это те самые из близкого окружения? Преступника? Для меня очевидно, что заинтересованные, либо они, или скорее те, кто их снарядил меня выпасать.
  Внутреннее состояние преступника играет против него, страх! Но как на этом построить расследование? Он боится и как следствие, появление этих со стороны, их повышенный интерес к делу, вызывает во мне повышенный интерес к ним. Можно поймать их на лжи, играя по их правилам. Что я и намерен сделать.
  Я словно чувствовал. И вот, вокруг меня сгущаются тучи, как мрак. Боюсь, они настроены решительно, не только опровергнуть мою уверенность в совершённом кем то убийстве. Я, как будто, сам там был и видел всё своими глазами. По всей видимости, вот это, вот - сам там был, их и пугает. Следовательно, сам то и сделал, что они отчаянно попытаются повесить на меня. Потому что я догадываюсь, кто и как совершал преступление.
  Их присутствие во дворе, шатания около гаражей и сараев, осторожное мелькание любопытных физиономий за зашторенными окнами... они меня пугают своим упрямством. Ума не приложу, как они меня вычислили? Но меня несколько успокаивает боязнь этих шпионов приближаться. Значит, сдерживающий фактор тоже присутствует. Возможно, это страх, но не перед человеком совершившим преступление, убийство. Т.е. передо мной, хотя я никакого преступления не совершал. Страх пред законом, это ли пугает моих незваных "друзей"? Или, может даже не страх, во всяком случае не перед законом, закон на их стороне, но... учитывая мистический ореол, окружающий это запутанное дело облаком таинственности. Мистика пугает?
  Виноватый всегда боится больше, даже когда ему удаётся повесить свою вину на другого. Они конечно же знают о моей невиновности, но театрально изображают опаску, вполне объяснимую. Держатся на расстоянии от убийцы, так сказать соблюдают безопасную дистанцию. Но и не уходят, настырные и наглые, крутятся поблизости, пасут-выпасают. Кто они такие, с кем я связался, что это за организация? Вероятно, удастся через них выйти на настоящего преступника..? Да, он близко, очень горячо близко значит.
  Вот опять, под окном идёт человек. Не бритый такой, мужичок, с хриплым и грубым голосом. Лицо его тоже грубоватое и на первый взгляд выражение на этом лице не располагает к приятному общению, как я посмотрю... Его сопровождает один из этих парней. Нарочно пристроился и идёт рядом, да говорит достаточно громко. Их разговор слышен от части, но при приближении ясно. Они проходят под окнами специально, нет сомнений. Парень на ходу, проходя под окнами моего дома, рассказывает этому типу, так, между прочим; что мол, в этом доме живёт один преступник - убийца, а мы его тут, т.е. меня, стерегут, что бы я не подался в бега.
   - Безжалостный и жестокий убийца здесь живёт, который убил нашего друга.
  Говорит он мужику. Мне больше всего понравилась следующая фраза, о том, что я убил их друга. Забавно!
  Я сомневаюсь в том, что они вообще в курсе а кого собственно убили. В общем, они такие себе скауты, добропорядочные граждане - свидетели, ага, которые занимаются поиском преступника на добровольных началах, уже почти месяц, и наконец... нашли его, гада, т.е. меня нашли. Преступник по плану тех, кто стоит за этими парнями - это я.
  Не смотря на то, что я сам, ведя собственное расследование и дёргая всякий раз нужные ниточки клубка, достал кое кого по делу. И всё это, на протяжении долгого времени, словно я лично и непосредственно находился на месте совершения преступления, чуть ли не каждый день. Или, по крайней мере, в относительной близости от места событий в тот самый час.
  Если серьёзно, я вообще сомневаюсь не только в том, что они видели как это произошло на самом деле, но и где это произошло, и что собственно произошло. Так называемого друга они в глаза никогда не видели. Они вообще понимают о ком речь идёт?
  Просто, ну-у, цирк какой то.
  Однако, апогеем этого цирка стал визит ко мне двух сотрудников местного ГУВД, как бы с обыском. Как бы, как к подозреваемому... в чём? В чём я подозреваем?
  Сотрудник, брюнет лет двадцати пяти с сотрудницей, которую я даже не стал рассматривать. Заявились ко мне и, особенно не задерживаясь в дверях, с неудержимой энергией, буквально ввалились в коридор моей квартиры, прямо в тесный коридор. Настроенные немедленно приступить к раскрытию преступления, прямо у меня дома. Жажда разоблачения посредством обыска в обитель главного подозреваемого, буквально фонтанировала из их горящих глаз.
  Подозрения, основанные на россказнях и баснях не местной шпаны, многие из которых не только не проживают в известном районе, но вдруг, неожиданно появившиеся лишь после означенных событий - оказались главными очевидцами оных, т.е. свидетелями. Случайно гуляли и т.д.. А прочие, те, которые вообще просто обозначили своё участие только сейчас в знак поддержки первых. Все они, конечно же, случайные люди, посторонние так сказать, не имеющие личной заинтересованности. Но то, что многие из них, так или иначе, связанны с преступлением через секту - для меня без сомнений факт! Очевидный теперь. И это тоже козырь, который я не спешу раскрывать. Полагаю, будет разумно придерживаться прежней тактики - молчание золото!
  Ко всему остальному, все эти тенейджеры одеты до такой степени нелепо, даже стрёмно. Впрочем, всё таки один из них всё же, что называется - угадал, с прикидом. Облачённый во всё черное, ещё и напялив эту чёрную ветровку, да накинув капюшон ветровки на голову, напоминал палача, и смотрелся в этом образе достаточно убедительно. Словно провёл в таком ключе всю свою сознательную юность, вплоть до сегодняшнего момента. Такой себе, сатанист получился убедительный, и костюмчик сидел на нём замечательно, как бы по образу сшитый.
  Провожая взглядом ввалившихся ко мне местных следователей, я обратился к ним с вполне закономерным вопросом и спросил:
   - Может соблаговолите предоставить мне ордер, или, может у вас какая другая бумажка есть? Санкция прокурора, например?
  Я хочу дать им понять, что хорошо знаком с процедурой и требую объяснений.
  Но не затрудняя себя ответом, эти двое прошли из коридорчика в комнату, ещё прихватили с собой одного из так называемых свидетелей, из тех парней, с улицы. Как бы опираясь на его слова, с целью взять с него показания. Свидетельства этого липового свидетеля, его самого, и показаний его приятелей.
  Услышав мои слова, следователь посмотрел на меня таким взглядом:
  Мол, ты чего, какой ордер? Какие могут быть формальности между своими? Ты же должен быть в курсе как у нас все эти процедуры делаются..?
  Такой вот немой диалог исказил на своей физиономии в коридоре брюнет. Он сказал - я понял.
  Итак, они нагло, без санкции ввалившись в моё частное пространство, начали обыск, если это действо можно было так охарактеризовать.
  Ещё не старая, даже молодая, и не совсем безобразная оперативница, села на диван стоящий посреди зала, посадила рядом свидетеля и начала старательно писать, записывать показания. Она всё делала так показательно, тем самым выказывая всю серьёзность их намерений.
  Тем временем, второй следователь, ничего не делая, ходил вдоль книжных шкафов, туда сюда. Заглядывал за стекла мебели, рассматривал углы, но при этом ничего не двигая и ни чего не трогая особенно, изучал как бы, быт подозреваемого. Всё что он сделал, так это взял с полки книжку, пролистал и положил тут же на место, в шкаф. Он напоминал любопытного человека, не более того. На обыск не сильно походит...
  Затем, вдруг спросил, как-то так, не затейливо;
   - А подвал есть в доме?
   - Конечно; говорю; - идём, покажу.
  Я приглашал его прогуляться, на кухню.
  Вдруг, он так загорелся этой идеей, словно всем сердцем желал, с той минуты как вошёл, заглянуть и именно в подвал. Он, почему-то, был уверен что именно там что-то найдёт, например - орудие преступления. Странно, но эта, его уверенность передалась и мне. Такое сильное впечатление производила. И если его это обстоятельство воодушевляло, то меня совсем наоборот, не радовало почему-то. Я одного не понимал, оно уже там лежит или он с собой притащил эту металлическую штуковину? Что-то такое, вроде металлического прута должно быть. Не знаю из какого металла, если честно, самому интересно.
  Мы пошли на кухню, подошли к тяжёлому металлическому люку, который находился под ногами, прямо посреди кухни. Я с трудом приподнял увесистую металлическую крышку и мы вдвоём открыли люк. Он мне помог. В квадратном отверстии открылась деревянная лестница уходящая ступенями в темноту. Кромешная мгла пугала.
  Приготовившись спуститься, он то ли поинтересовался, то ли поговорить захотелось, спросил меня:
   - Глубокий?
   - Метра три; я ответил.
  Честно говоря, я сам боялся этого подвала и даже не вспомню сейчас, когда последний раз туда опускался.
   - Большой? спросил он.
   - Под всем домом. Света там нету, не проведён. Руки не доходят.
  Кратко пояснил я.
  Он улыбнулся и включил фонарик. Показывая мне свою решимость спуститься. Лучше бы он этого не делал. У меня было какое-то такое чувство, напоминающее дурное предчувствие.
  Во первых, там очень много больших, серых крыс. Эти мерзкие животные встречаются в домах района очень часто, практически всегда. В этих местах бывают такие откормленные экземпляры и таких внушительных размеров, от чего встреча с ними превращается в реалистичный ужастик.
  Но он не боится крыс, по видимому, и даже меня не не опасается... А ведь я поодозреваемый в убийстве как никак. Очень интересный, психологический момент. Т.е. он уверен в том, что я не убийца. Бывает же такое? Бывает, особенно у человека в период обострения такой болезни как - отсутствие совести. Похоже у него как раз тот случай.
  И я боюсь, как бы одним из отвратительных проявлений этих приступов не проявился в виде металлического прута, орудия преступления. Не пропустить бы этот момент, когда он его обнаружит или лично подбросит, чтобы тут же обнаружить. Но, лиха без добра, как говорят - не бывает. Я ведь сам ищу этот металлический прут и очень давно. Правда нет уверенности, что он каким-то образом связан с настоящим убийцей. Но есть надежда, может быть повезёт и прут будет настоящий, с места преступления... т.е., прямая связь обнаружится, возможно, прямо сейчас. Т.е. пособники будут налицо, как и состав преступления.
  Я продолжаю молчать, так спокойней. Боюсь спугнуть - мне нужен этот прут. Доказательства нужны!
  Итак, он найдёт орудие преступления непосредственно у подозреваемого в подвале или, скорее подложит, что собственно одно и тоже. А вот дальше, надеюсь, всё пойдёт по моему сценарию.
  Хлам подвала напоминал свалку, увы. Тут скопилось столько моих, бесполезных вещей, как и мусора - многое множество. Но и осталось много всего от прежних хозяев, в виде старой мебели, книг, того же мусора. Возможно и они не были первыми здесь.
  Говорю ему;
   - Здесь много крыс, надо осторожней...
  А сам следом, потихоньку, осторожненько спускаюсь по ступенькам крутой лестницы.
  Интересно, как они себе это представляют?
  Вероятно, по их мнению, мне, как убийце, этот прутик может ещё понадобиться, разок, другой, третий? Или я, по их мнению, занимаюсь тем, что засаливаю металлические прутья..?
  Кругом и ступить негде. Под лестницей, сразу, горочка чего то... я поначалу решил, что это соль, вероятно осталась от засолки металлических прутьев? Но нет, похоже на остатки извести или мела, может глина белая? Мне самому любопытно, откуда она здесь взялась? Эта рассыпавшиеся белая мука? Наводит на разные мысли: что это, известь, мука, мел, щелок..?!
  А он вообще на меня не обращает внимания, держится уверенно, совершенно убеждённый в том, что я что-то тут в подвале прячу. А если точнее выразиться, что он, это что-то, сейчас мне организует. Любопытно, какую такую награду ему пообещали за такое рвение?
  Вещи, хлам всюду, на полках и на крышках старой мебели. В некоторых местах всё это возвышается до самого потолка, а точнее, до самого пола кухни, что над нами. И всё это, весьма, в неустойчивом состоянии. Наваливалось, складывалось годами, кое как, одно по верх другого, и пылится в кромешной тьме годами. Я и не ведаю сколько поколений проживавших в этом доме захламляли этот подвал. Слои пыли как слои эпох...
  Вдруг, задеваю старую, розовую подушку, выцветшую почти, и перина падает прямо на голову этого горе-следователя. Он не только не испугался, но даже ничего и не почувствовал словно. Ничего не говорит, лишь пригибается. Перья, всё перья. Он не обращает внимания. Спустился, светит фонариком. Вероятно я переоценил его смелость, и он следит за мной в оба, так сказать на чеку.
  Медленно и осторожно переступая через препятствия освящённые ярким лучом фонарика, останавливаясь всякий раз и осматриваясь по сторонам, не упускает меня из виду. Продвигается всё дальше, вглубь, направляя луч фонарика в темноту. Там, дальше закоулки, как комнаты без дверей. Только проходы. Зачем в подвале двери? Возможно там я и прячу то что ему нужно? То, что он принёс с собой, вероятно? Увы, но всё зависит от того, когда ему это стукнет в голову, а может уже стукнуло и я, просто напросто не упустил этот момент?
  Я стою на нижней ступеньке лестницы, но проходить вглубь жутковато, честно говоря. Вся эта обстановка, присутствие мистического, хоть и невидимое, пока не ощутимое в полной мере, меня иногда пугает. Странно, но в этом подвале нет паутины, причём нет совсем.
  Пыль, кругом пыль, слои пыли. Пыль, как плёнка времени, покрывающая года над юркающими в суете мышами или крысами. В полной тишине, в абсолютном покое, среди царящей темноты - пылинки. Как мельчайшие частицы подвальной вселенной - жители, оживающие лишь от стука шагов, доносящихся сверху. Словно на мгновение сотрясающих воздух мрака, шагов, приводящих подвальный мир в движение. И они, закружатся, сталкиваясь и разлетаясь в стороны, пронизывая пустоту своей ограниченной вселенной, наполняя её собой, своим примитивным существованием, как бы оживут. Другой вселенной для них нет и никогда не будет. И вот, изредка, не многие из этих частиц по счастливой случайности перелетая из мрака в мрак по соседним комнатам, в границах того же мрачного подвала, всё равно оседают и затеряются среди прочих, таких же пылинок здешнего хлама.
  Я молчу. Молчу потому что знаю когда нужно молчать, а когда говорить. Раз уж они затеяли эту игру, я тоже не открываю своих соображений по поводу, и уж тем более без повода. Поживём, увидим.
  Но ждать долго не пришлось. Она появилась вскоре. Неожиданно справа, на фоне яркого света. Словно отворилась дверь, в стене отворилась, где этой двери нет. И она осветилась каким-то неземным светом. Стоя напротив двери. Необычайно яркий, густой белый свет осветил её фигурку с ног до головы, как бы повторяя силуэт по контуру. Она стояла напротив открывшегося прохода, напротив открытой двери, готовая войти в эту дверь, покидая подвал. Удивительный свет, невероятный, освещал только её фигурку, не проникая внутрь подвального мрака. Словно созданный по замыслу таким образом, чтобы осветить только её. И она, появившись предо мной, буквально из ниоткуда, как только я её увидел, тут же встретил её взгляд. Она словно обернулась и смотрела прямо в мои глаза. Её испытующий взгляд, был направлен прямо мне в глаза. Мне не было страшно, но этот взгляд смущал. Ещё никогда не доводилось лицезреть девушку, похожую на ангела, но я был уверен, что у неё взгляд, как у ангела. Она стояла справа, где в глухой стене появился проход, откуда бил яркий, ослепительный свет. Стена, в которой не должно было быть никаких дверей, открылся проход, прямо перед ней, и через открытый проём бил ослепительный, густой, осязаемый свет. Границы света чудесным образом обрамляли её фигурку и как будто упираясь в невидимую грань, свет этот останавливался за её спиной. Так что, остальная часть подвальной комнаты оставалась в привычной темноте. Девочка застыла, замерла, не двигалась. Бросив на меня свой взгляд через правое плечо, она устремила его в мою сторону и смотрела в глаза...
  На ошарашенного следователя она не обращала ни какого внимания, словно его здесь вовсе не было. Фонарик в его руке, то ли погас, или он уронил его, не знаю.
  Её белокурые кудри показались сперва коротковаты, а она чуть полноватой... Одета она была во что-то светлое, то ли платье, то ли юбка с блузкой.
  А вот и она... кого-то она мне напоминает. На кого-то она сильно похожа. Один персонаж из художественного фильма, в котором Анна-София Робб играет некую девочку. Девочку, которая так заигралась, что шлёпнулась с каната и стукнувшись головой о камень и утонула в речке не приходя в сознание. Драматический фильм с печальным финалом. Играя в выдуманном мире, как-то забыла о суровой реальности. Это то, что касается персонажа Анны-Софии Робб и фильма, в котором она играет. Наша история очень похожа, но с той лишь разницей, что девочку убили. И подстроили преступление под несчастный случай. Но, так как я начал копать под преступников ещё раньше, они выдумали новую версию. Раз я знаю всё, значит это я и убил девочку. Всё просто.
  И вот, она смотрит на меня в облачении света, что озаряет её фигурку ослепительно ярко. И смотрит так, словно хочет мне помочь, но и весь её порыв таков, что она готова вот-вот покинуть этот мир переступив порог, туда, откуда бьёт ослепительный свет. Она хочет мне помочь, но в чём конкретно? Девочка меня озадачила. Она так смотрит, словно хочет, чтобы я её отпустил, словно хочет убежать из моего подвала немедленно. Ведёт себя как совсем маленькая девочка из другой истории, в которой, персонаж Анны-Софии Робб - эта маленькая и глупая девочка, в то время как её хотели убить некие сектанты, она бегала по лесу как дикая. Но надо сказать, что я её не держу. Одной ногой она на том свете, который уже обволакивает её упитанную фигурку вполне очевидно. Я её не только не держу, но и не могу удерживать, никак. Или может быть наоборот, она хочет чтобы я её не отпускал, на тот свет? Ну-у, я как бы этой проблемой и занят. Но ещё больше я озадачен взглядом девочки. Раз уж пошла такая история, в которой она напоминает ещё одного персонажа из фильма, с участием Анны-Софии Робб. Где последняя играет очередную заторможенную девочку, которая чаще молчит, чем говорит. И по её глазам, по красноречивому взгляду я должен понять и принять её желание или наоборот, не желание.
  Как это объяснить? Как объяснить то, чего я сам понять не в состоянии?
  То есть девочка смотрит мне в глаза, и взгляд её красноречиво просит помощи. Она словно просит - помоги мне, но спешит убежать на тот свет. Или напротив, молчит о том, чтобы я не помогал ей, но... так смотрит, словно упрекает, мол, если бы ты был рядом, всего этого бы не случилось. Её молчание трудно понять. Мистика именно в этом. Появление её в моём подвале меня самого привело в состояние ступора. Сначала я пытался понять кто это? И что бы это означало? Её, такое явление предо мной, попытка что-то сказать молчанием, взглядом.
  Я не боялся, однако тоже замер, от неожиданности.
   - Ева?
  Удивлено спросил я. Честно говоря, я был крайне удивлён увидеть её здесь, а ещё больше, я был удивлён, что назвал её по имени. Потому что никакой Евы я не знаю. И никогда её раньше не видел - эту девочку! Даже дураку понятно что она Ева, не Адам же. Но я сам даже не понял что сказал... Не знаю, причём тут Ева? Подсознательно понимаю это, но оставаясь в состоянии управлять своим сознанием, на данный момент не находил никаких вразумительных объяснений происходящему. Возникал один вопрос, единственный - кто ты? И почему так смотришь, словно мы знакомы?
  За всеми этими размышлениями я было, совсем забыл о следователе и его присутствии, как таковом. Но тот испугавшись не на шутку, упал от неожиданности, потерял фонарик. Он на четвереньках попятился прочь от неё, к выходу, туда, где я стоял. Затем вскочил, едва бросившись бежать, перецепился через что-то, снова упал. По моему он наступил, в панике, на жирную, калированную крысу? Мне так хотелось думать, во всяком случае. Следователь вскричал, видимо крыса хватанула его или просто почувствовав что-то мягкое и живое под ногой, весьма внушительных размеров, испугался...
  Когда я опустил глаза под ноги, то что я увидел под собой привело меня в состояние панического ужаса. Весь пол кишит крысами, некоторые отдельные экземпляры достигали размеров взрослого жирного кота. И выглядели эти существа, уж совсем не милыми пушистыми зверьками. Забавно, но к тому месту где был рассыпан порошок непонятно чего, крысы не приближались. Островок белой муки их пугает почему-то. В остальном пространстве ими кишит весь пол подвала. Насколько хватало зрения рассматривать в царящем полумраке очертания и детали, которые по мере отдаления от люка просто сливались в одну сплошную мглу. В глубине комнат, где терялись очертания стен и границ, очертания мебели и предметов. На столько там было много этих мерзких созданий. Ужас!
  Следователь от того так и кричал. Он, что называется, попал в самую гущу событий...
  Никогда ещё не видел, чтобы человек, почти на четвереньках, с такой скоростью передвигался через препятствия, прыгая как Тарзан, или скорее как примат. Кажется он об что то ударился. На его душераздирающие крики прибежала коллега... Склонилась над люком в подвал, вглядывалась в темноту. Видела только меня, я стоял ближе к выходу, прямо на муке. Она была так напугана его воплями, что уже тряслась, стараясь не заглядывать внутрь, посмотреть. Что собственно произошло?
  Свидетель, парнишка, тот так вообще выбежал на улицу из дома прочь.
  Женщина сжимала рукоятку пистолета трясущимися руками направляя его на меня, почему-то.
   - Что такое? Отойди от люка сейчас же...
  Эту Еву тоже трудно понять. Хотя, нет, Еву напоминает таинствпнная девочка, а эта дама с пистолетом кого-то другого. Подобного тому, что валяется в моём подвале среди прочих крыс.
  Куда мне отойти, вглубь подвала, или подняться к ней?
  Она требуя объяснений от меня, настроенная крайне решительно, готова уже и выстрелить.
   - Отойди, ты слышишь?
   - Пожалуйста... Я подчиняюсь. Аккуратней с этой штучкой, пожалуйста... поднимаюсь.
  Я попросил её, очень вежливо и с осторожностью. Попросил не размахивать заряженным оружием перед моим носом. Она мне напоминала перепуганную обезьянку с оружием, у которой на мушке сейчас я. Один примат в подвале, обезьянка наверху и полный подвал крысюков. Зверинец, ни дать ни взять.
  Хотелось с иронизировать на тему, о том, как её коллега умудрился отправляясь за халявным званием, чуть не утонул в крысах, в подвале моего дома, но...
   - Может быть надо вытаскивать его от туда?
  Она меня кажется не слушала и только теперь заглядывая внутрь начала потихоньку спускаться. Весь пол усеянный крысами, шевелился, как сплошной мохнатый ковёр у неё перед глазами, прямо у ног.
  Движение этого живого ковра было тем ужаснее, что посреди него не так далеко от лестницы едва освещённым и едва угадываемым валялось тело коллеги-напарника, который лежал без движения. А крысы знай себе ползали по нему, как по мёртвому, словно и не замечая. Она отскочила наверх с визгом, первыми её словами прозвучало:
   - Ты что с ним сделал?
  Я молчал, пожал плечами - сам не знаю, так получилось. Вообще-то, в мои обязанности не входит охранять работника фемиды, чтобы по нему, как по мёртвому не ползали грызуны. Он, естественно, в бессознательном состоянии. Но мне почудилось, что в таком состоянии он и вошёл в мой дом. Из её решительного взгляда я понял, что нам, т.е. мне предстоит его вытащить немедленно.
  Я спускался, уже не обращая на неё никакого внимания, хочет стрелять, пусть стреляет. Больше мне нечего делать, как вытягивать на белый свет из подвального мрака лежачих полицейских. Удивляюсь себе, в последнее время я так здорово научился читать мысли по одному взгляду собеседника.
  Сразу бросив взгляд в ту сторону, где минуту назад стояла девочка тоже готовая пройти в дверь, откуда бил яркий свет. Дверь на тот свет. Я ничего уже не обнаружил, кроме пыльной тьмы, за которой очертания стен словно растворились в густой темноте. Её там не было уже, и дверь в стене тоже исчезла, испарилась во мраке. Конечно же я видел эту маленькую Еву-Деву в своём подвале только образно, как видение. Находилась она так далеко, что я даже не знаю в каком подвале, и в подвале ли вообще. Ступеньки, несколько ступенек, огороженные металлическими перилами, как вход куда-то, но не с улицы, а словно со двора. В этом месте, в этот момент, её фигурку обволакивает ослепительный свет, и она одной ногой, буквально шаг, и на том свете. Так это выглядело. Всего несколько ступенек и дверь, за этой дверью тот свет. И взгляд у неё был такой - останови меня! Или - не надо меня останавливать, но в том, что я сделала шаг на тот свет есть и твоя вина, потому что не остановил меня. Я в ступоре был. Как остановить не останавливая? Как не останавливая остановить?
  Стиснув зубы я пробирался осторожно, стараясь не наступить на этих грызунов, они копошились в ногах. До бедолаги следователя было два шага, буквально. Но они мне давались с таким трудом. Как канатоходец идущий над пропастью.
  Крысы совершенно не боялись меня. Мне даже показалось, что они-то, грызуны эти, не такие противные и страшные, ползали себе мирно, под ногами... Почему люди их так боятся? Ну живут себе в подвале и пусть живут.
  Зря я так подумал о них,как только такая мысль мне пришла в голову я вдруг почувствовал резкую пронизывающую боль в ноге, как глубокий порез от ножа. Кусаются,ещё и как. И не разгонишь, ничего не боятся.
  Едва добравшись до лежащего, облепленного крысами, я схватил его и приподнял.
  Чувствовалось, как весь пол пришёл в какое то неистовое движение. Крысы заметались, как будто взбесились, благо не далеко было тащить. Но и следователь стал подавать признаки жизни, вскоре он опомнился и оттолкнул меня, так что я едва устоял на ногах. Пришёл в себя значит. То есть из одного бессознательного состояния, из лежачего, перешёл в другое, в такое же бессознательное состояние, но в ещё худшее, в стоячее.
  Двоим очень тесно пробираться к лестнице, мебель и прочий хлам, приходится переступать не только через крыс, приходится кое где пригибаться, пробираясь по кучам мусора. Я добрался до лестницы вслед за ним, уверенно став на спасительный клочок из белого белого порошка, рассыпанного под ногами.
  Напарница следователя замерла, словно потеряв дар речи, когда её напарник выбрался наружу, словно появившись на этот свет заново. Он посмотрел на неё ещё более удивлённый. Укусов на лице почти не было, всего лишь пару не значительных царапин. Но она продолжала с ужасом смотреть на его голову. Он весь был покрыт сединой, от его чёрных волос простыл и след...
  Молодой следователь смотрел на неё вопросительно, не понимая, что привело её в такое недоумение. Однако успев испугаться сам, с тревогой спросил.
   - Что? Что не так со мной? Не молчи...
  Она молча указала пальцем на седину покрывшую его голову, у него и самого тряслись руки, и её намёки его расстраивали окончательно. Та указала в сторону ванной комнаты:
   - Зеркало... там зеркало, посмотри сам.
  Тот взглянул на меня. Я, покинув подвал, ещё раз, на выходе взглянул на то место где она стояла. Тьма, ничего не видно. Поспешно закрыл тяжеленный люк, причём с такой лёгкостью и быстротой, с какой у меня ни разу не получилось бы это действо повторить.
  Мой взгляд тоже остановился на его седой шевелюре. Сдаётся мне, но в мой дом он вошёл чёрным брюнетом, правда надушенный одеколоном до такой степени, что по сбегались крысы со всего района. Теперь он седой, и провонялся подвальным душком. Да ладно, всё это ерунда, седина ему к лицу.
  Он спешно направился в ванную комнату, где надеялся прояснить ситуацию поглядевшись в зеркало. По пути спросил, в голос, так чтобы я услышал.
   - Кто она такая?
   - Кто?
  Я переспросил, хотя и понял о ком он.
   - Ты назвал её по имени? Кто она такая, эта - твоя Ева?
   - Моя Ева?
  Напарница поспешила за коллегой в сторону ванной комнаты, не совсем понимая о чём речь, её больше интересовала реакция последнего на изменение цвета волос. Не думала она, что мужчина может так испугаться, хоть и крупных, но грызунов.
   - Какая Ева?
  Громче, вслед спросил я.
  Я прикинулся шлангом, по их же примеру, будто не понимаю о чём вообще речь.
   - Ты смотрел туда, где она стояла, когда закрывал по... Он замолчал, вероятно любуется в зеркало новым имиджем своей новой, шикарной причёски...
  Женщина, словно даже не слушала о чём мы говорим с ним, она уставилась на его седую голову, то и дело щупала, трогала не веря своим глазам... повеяло чем то мистическим. Седой брюнет вытряхивал голову, до последнего момента хотелось верить что это пыль или что то ещё, но нет - волосы седые полностью, почти белые.
  Я услышал как они шепчутся,он сказал.
   - Идём отсюда...
   - Почему, мы ещё не закончили.
  Прошептала в ответ она.
   - У него полный подвал крыс, и призрак девчонки, хочешь спуститься туда? Я ничего там не успел осмотреть... результат...
  Через паузу он добавил;
   - Я что-то там видел. Здесь, что-то дьявольское, в этом доме. Здесь весь район такой, поэтому люди тут не селятся...
  Наступило молчание, потом она всё тем же шёпотом добавила.
   - Из дела, вспомни, с убитой девицей тоже самое было. Что-то дьявольское с ней происходило - вспомни...
   - Идём уже, отсюда поскорее хочется уйти.
  Они убрались восвояси не солода нахлебавшись, даже не объяснившись.
  Взглянул за шторку в окно. С улицы исчезли и отмороженные друзья. Охрана моего жилища была снята. Тихо и пустынно вокруг. Оставаться одному в этом доме как-то страшновато, а ещё даже не вечер.
  Мой подвал забит тайнами, до самого потолка, там есть всё... а эта девочка, она явно выделяется из всего мусора, хлама, мебели и пыли. И я задумался над персонажем, которых сыграла Анна-София Робб. Чем-то её девочки схожи, заторможенностью, ага.
  Анна-София Робб (американская драматическая актриса.
  АннаСофия Робб [АннаСофия Робб]
  В фильме "Лунатизм"
  АннаСофия Робб [АннаСофия Робб]
  В фильме "Мост в Терабитию"
  АннаСофия Робб [АннаСофия Робб]
  В фильме "Жатва"
  АннаСофия Робб [АннаСофия Робб]
  В фильме "Мост в Терабитию"
  АннаСофия Робб [АннаСофия Робб]
  
  В фильме "Жатва"
  АннаСофия Робб [АннаСофия Робб]
  В фильме "Лунатизм"
  АннаСофия Робб [АннаСофия Робб]
  
  
  АннаСофия Робб [АннаСофия Робб]
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"