Ашмарин Николай Александрович: другие произведения.

Часть 3. Тебе стоит ненадолго задержаться...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть из пяти, две последних пока в состоянии последней правки.


  
   Часть 3. "Тебе стоит ненадолго задержаться..."
   Пролог
  
   - Как всё это достало... - пробормотал я, закончив фразу тихим рычанием. Чтобы не пугать соседей, схватил с подоконника чёрствый кусок хлеба, за пару дней на солнце начавший плавно эволюционировать в ржаной сухарь, резко откусил и начал вдумчиво жевать. Вокруг на столе, на кровати, на полу разбросаны десятки исписанных листов дешевой грязно-серой бумаги, чернила въелись в пальцы, наверное, уже до кости, перед глазами пляшут строчки букв и тусклые огни свечей. Я уже много раз пробовал создать какой-то заменитель вменяемых ламп, наколдовать свет напрямую, без источника, но пока всё зря. Тем более, сейчас нет времени на эксперименты, осталось всего пару дней, а с этой проклятой книжонкой ещё работать и работать!
   Сам дневник мага лежал на покосившейся и изрезанной с одного бока тумбочке, в своём футляре, от металлических стенок отражалось пляшущее на сквозняке пламя свечного огарка. Пока я добирался сюда, "подарок" от покойного нерадивого подмастерья стоил мне кучи сожженных нервов. И дело не в содержании даже, это отдельный ох какой неприятный разговор. Всё куда банальнее. У меня на руках есть зашифрованная книга, есть кусок её ключа... Но что дальше-то предпринимать, как играть в чудо-хакера, если местные тексты мне любезно переводит заклинание, а я даже понятия не имел, сколько букв в санкарском алфавите? Страницы дневника поначалу выглядели просто как набор закорючек, без намёка, где кончается один знак и начинается другой, и только кое-где в этой каше мелькают понятные слова, если случайно несколько букв сошлись рядом во что-то осмысленное. Пришлось по пути купить у бродячего торговца местный аналог азбуки, неизвестно каким чудом завалявшуюся у него тонкую книжку, потёртую, исчёрканную, и вроде бы даже погрызенную с краю. Смеяться он, правда, не смеялся, когда о повальной грамотности никто даже не слышал, решивший взяться за букварь взрослый - дело вполне обыденное.
   Дальше пошло чуть полегче, я начинал понемногу узнавать все сорок, что б им сгореть, шесть санкарских букв, потом уже взялся и за вскрытие. Шифр, по меркам 21 века с цифровыми подписями и защищенными соединениями в сети, совершенно детский: сдвиг по алфавиту на заданное число в каждом абзаце и замена на буквы из фразы-ключа один к одному. Работал на привале или в скрипящей попутной повозке, изведя гору бумаги, которую в пути через ничейные земли и сельские окраины Санкары ещё чёрта с два достанешь, не говоря про цену (а прихваченная у школяра кончилась очень быстро). В итоге я набрал тонкую пачку разномастных листов с переведенным текстом, что складывался в голове в понятные фразы и предложения. Несколько частей вразброс, где-то четверть общего объёма дневника, а остальное так и осталось густой кашей из закорючек. Дафсар использовал полдесятка неповторяющихся ключей, разных кодовых фраз замены и числовых последовательностей для сдвига, я полагаю. Зная принцип, это можно взломать... в теории. Посмотреть, как часто встречаются буквы, выбрать из них гласные, потом выбрать основные согласные, шаг за шагом нащупать ключ. Ага, сейчас! Даже притом, что ушла бы уйма времени, которой в наличии нет, нужно ведь ещё с нуля считать проценты для букв. Это в русском "а" попадается чаще "я", а "т" чаще "ф", а в санкарском? Здесь вряд ли кто-то даже занимался сбором такой статистики, разве что какой-нибудь монах летописец, которому было ну просто запредельно скучно. А сам я не слышу этого языка каждый день, не знаю, как он звучит, могу лишь пытаться угадать по губам, но толку с этого не больше, чем с попыток без очков вникнуть в страницу конспекта по теормеху, лежащего на глубине двадцать метров под водой. А текст, который приведён в читаемый вид, сразу кажется единым целым, заклинание не переводит по словам, оно доносит смысл предложениями и фразами. От попыток же сосредоточиться там на отдельном слове, на его слогах, начинает раскалываться голова и слезиться глаза. Я мог выделить, например, слово "жертвоприношение" или "эксперимент", кое-как произнести по слогам, посчитать буквы. А дальше? А если другие коды использовали иные, каждый раз разные принципы, меняя местами слоги или целые абзацы, то вся работа вообще теряет смысл. А ведь у меня только на текущую четверть, и это при наличии ключа, ушло почти две недели работы, пускай и урывками.
   Смахнул с колен ржаные крошки, потянулся и взял в руки одну из переведенных страниц. Угловатые, переделанные из каких-то рун буквы словно расплылись, исчезли, так "проглатываешь" главу за главой в интересной книге, не зацикливаясь на отдельных словах, видя сюжет, а не последовательность знаков на бумаге или экране. "Подопытный номер шестнадцать: купленный у местной стражи преступник, эльф, не маг. Попытки инициации провалились, потенциала не выявлено, дальнейший эксперимент по методу три. Объект физически здоров, вынослив, объём жизненной силы заметно выше среднего. Наложение и подгонка чар нагрева ассистентом в течение шести с половиной часов, объект надёжно зафиксирован в малом зале. Эксперимент проводится там же, после инициации мной наложенного заклинания, смерть подопытного от полного истощения наступила через четыре секунды, за это время удалось частично расплавить железную плиту толщиной..."
   - Вот дрянь! - произнёс, давя желание спалить листок прямо в руках. Бумага не виновата, она всё терпит. А это ведь был ещё не самый выдающийся эпизод. Может, поэтому я не горел страстным желанием плавить мозги и выпаривать глаза в попытках найти ключ к остальным частям. Возможно, я просто боялся того, что могу там прочесть?
  
   Глава 10.
  
   - Да замолчишь ли ты?! - крикнул я, просыпаясь и резко вскакивая, по взмаху руки полтора десятка длинных игольчатых штыков вспороли воздух, сплетаясь в тускло поблескивающую сеть из острого железа от стены до стены. Я неловко замер на середине движения, так и не встав в полный рост, озадаченно посмотрел сквозь скрещенные клинки на исцарапанную щелястую дверь напротив. Ну да, тёмная обшарпанная комната на постоялом дворе, снятая четыре дня назад... и никого здесь больше нет. А я спал, не раздеваясь и сидя на полу спиной к грубо сколоченной тяжелой кровати. И когда кто-то, явившийся во сне, достал своими бесконечными жалобами и мерзким замогильным голосом, в сочетании с нотациями, сразу вскочил, готовясь посечь его в лапшу. А ведь даже не вспомнить, кто именно это был, знаю лишь, что человек, убитый моими руками. Небрежным жестом развеяв клинки, только вздохнул - не проходило ночи, чтобы я не видел кого-то из них во сне, но привыкнуть пока так и не смог. И всякий раз был второй голос, тихий, но один и тот же, и одни и те же слова, мне кто-то пытался читать мораль. И так ночь за ночью, снова и снова, стенания убитых и тихий шепот чьих-то нравоучений и советов. - Ну и ладно, раз уже светает, не ложиться... то есть, не садиться же опять.
   Уже больше двух недель я спал подобным образом, если вообще доводилось ночевать под крышей. С одной стороны, так можно дремать, но трудно уснуть глубоко, и сны приходят не очень часто. С другой - когда не только у Академии магов и Альянса, но и у стоявших за Стефаном "посредников" есть весомый повод кого-то убить, этому человеку едва ли разумно по ночам дрыхнуть без задних ног под одеялом. Покачиваясь, я поплёлся к крохотному окну, выглянул на улицу с высоты третьего этажа. Одновременно потёр глаза, но быстро понял, что дело не в затуманенном со сна взгляде, просто стекло действительно очень мутное, да и пыльное снаружи вдобавок. Прохожих внизу оказалось совсем немного, большой город ещё только просыпался, а ведь в любой деревне, да и в том же Рившене, уже давно бы все были на ногах. Итак, начинается новый день, а конкретнее - суббота, двадцатое апреля. Судя по чистому небу, сегодня будет тепло, возможно, кто-то заранее обеспечил хорошую погоду к этой дате?
   - Не зря так гнал. Успел-таки в срок, - пробормотал я, отворачиваясь и снимая с вбитого в стену гвоздя куртку. Привычным по старому миру жестом захотел поправить воротник, но остановил руку, вспомнив, что здесь он фасоном не предусмотрен вообще. В пограничье встречались и более "поздние" модели одежды, некоторые даже у нас в городе смотрелись вполне уместно, там в этом плане как-то больше свободы. А вот уже в Санкаре сразу чувствуется, что мода через Ничейные земли не перебралась, по эту сторону границы одежда резко шагнула на сотню-две лет назад, к более "средневековому" стилю, как я его представлял по книгам, даже самая новая. Редкие же вкрапления более близких к нашему миру нарядов обычно отмечали гостей из Пограничья, не успевших или не пожелавших вписаться в местную моду. Подозрительность ко всему чужому и там-то была высока, а в Санкаре её можно было ещё умножить на два.
   Застёгивать тоже пришлось пуговицы, а не молнию (местные пока не дошли, а с шулерских трофеев повторить не смогли или не захотели), да и на самом деле этот предмет тут называется куда более заковыристо, но мне легче ещё считать подобное одеяние курткой. И сделано оно из кожи, что помогло при покупке - за столетие мира начала понемногу выходить из моды простота охотничьей и военной одежды, уступая место вычурности, от нынешней городской моды Санкары мой наряд отставал на десятилетия. Потому весьма подозрительный тип, от которого буквально за версту разило контрабандой, в не менее сомнительной лавке одного городка на санкарской границе охотно сбрасывал цену на "неликвид". Фасон помодерновее "в духе бесов" стоил бы тут ещё дешевле, но я решил не привлекать слишком уж много внимания. А стоило попросить за спиной с внутренней стороны пришить двойные ножны, только понимающе кивнул и сразу озвучил вполне разумную цену. Без пары метательных ножей из вполне реальной стали в дополнение к новому кинжалу, я никуда вообще не выходил, не хватало остаться безоружным против очередного любителя антимагических барьеров. Но в остальном, финансы стоило беречь - не считая неправедно снятых со школяра-мага, бандитов и Стефана денег, больше рассчитывать пока ни на что не приходилось, с этим маршем через Западные земли Санкары подработать было негде и некогда. Какие-то гроши принесла охрана в качестве боевого мага тех караванов, к которым я приставал в пути, но всё это мгновенно уходило на путевые расходы. А определённая часть монет осела в карманах пограничной стражи, дабы избежать лишних расспросов и затуманить их память на лица. Однако именно "погранцы" сообщили, что время поджимает.
   Конечно же, я был не единственным "абитуриентом" из диких земель, пожелавшим пробиться в одну из академий, потому стражники знали сами, а с тихим ехидством просветили и тёмную деревенщину из Пограничья, что набор учеников там происходит раз в три месяца. Ближайшее зачисление ожидается двадцатого апреля, и времени у меня осталось совсем немного, учитывая здешние скорости. В результате пришлось рвануть вперёд. Где самому, делая долгие переходы по подсохшим дорогам, где с первыми купцами, однако скорее в виде исключения. Их повозки были ошеломительно медленными, сидя на такой, я просто физически чувствовал, как проносятся мимо потраченные впустую минуты и часы. Но за время вынужденного безделья возвращались силы, необходимые для нового рывка, раз уж заклинание, компенсирующее магией выносливость, мне пока не давалось. Да и книгами, и переводом дневника вполне можно заниматься на ходу. В итоге прибыть в город удалось-таки за несколько дней до срока.
   Был, правда, и более "технологичный" вариант. О нём рассказал один купец, пока мы тряслись по степной дороге, объезжая ещё в войну сожженный магией город на Ничейной земле. Санкарские колдуны уже довольно уверенно осваивали телепортацию, вплоть до "коммерческого использования": существовали курьеры, мгновенно прыгающие между городами с письмами и мелкими посылками, имеются даже маги-паромщики, переправляющие небольшие грузы или пассажиров. Первая площадка для таких перемещений как раз находилось в дне пути, после пересечения санкарской границы. Конечно, магам не нужна километровая бетонка для разбега, дело тут в ином. Самое сложное в телепортации это наведение, волшебник должен представить себе всё расстояние между двумя точками, и если в условиях прямой видимости для этого нужен всего лишь хороший глазомер и минимальный навык, то перемещение на десятки километров уже задача весьма нетривиальная. По слухам, для телепортеров Альянса готовили настоящие карты, не "плюс-минус двадцать вёрст", а с реальными масштабами, ориентирами, разметкой на квадраты и вообще... по-взрослому. Может, даже по заимствованным у Шулеров методикам. Но даже в таких условиях добиться абсолютной точности невозможно, потому в разных местах страны, обычно рядом с городами и перекрёстками, огораживали своего рода ВПП, круглые куски степи или поля без деревьев и кустов, под две сотни метров радиусом. Прыжки не точно в комнату нужного дома через полстраны с первого раза без ориентиров, а просто между фиксированными площадками требовали уже не гениальности, а просто таланта и опыта, потому их поставили на регулярную основу. Вот только цена всё равно оказалась заоблачной. Да и светиться лишний раз не хотелось, до сих пор нет чёткой уверенности, что замёл все следы в Галрэндене чисто, а маг наверняка отчитается начальству, кого и откуда он переправлял. Потому, дороги и ещё раз дороги, а неизбежные приключения в пути сойдут за практику в боевой магии. За две недели регулярных попыток гоп-стопа я уверенно освоил полдесятка метательных клинков и плотно занялся пулями разных калибров и форм.
   Постоялый двор я покинул где-то час спустя, когда окончательно рассвело. Время это, помимо обычных утренних процедур и торопливого завтрака, вкуса и запаха которого я не запомнил, было потрачено на утреннюю зарядку и тренировку с кинжалом. Благо с мебелью в комнате было не густо, места на отработку ударов хватило. Магия магией, а поддерживать себя в форме приходится, даже если и нет желания, уж больно часто всё это чародейство не срабатывало в нужный момент. Короткий клинок в городе с собой носить не запрещалось, так что оружие, купленное уже в Санкаре вместо оставшегося со Стефаном, я открыто повесил на пояс, как в прежние времена. Про плащ пока можно было и не вспоминать, весна здесь уже развернулась во всю ширь, и в куртке вполне тепло, особенно после мартовских ночевок едва ли не на голой земле.
   - Если не появлюсь послезавтра, хозяин, продай моё барахло или забери себе. Значит, мне оно уже не понадобится, - посоветовал я напоследок угрюмому неразговорчивому владельцу двора, напоминающему габаритами и красотой скорее карликового тролля, чем человека. Тот лишь проводил взглядом исподлобья, не утруждаясь ответом. В данном случае никакого риска нет, в исхудавшем мешке кроме походных мелочей ничего уже не осталось, компрометирующие книги ещё пару дней назад упокоились в приметной роще за одной деревней неподалёку. Большую часть всего полезного на данный момент я оттуда уже выудил, спалить было жалко, но нести в город такие улики против себя же, это для самоубийц. В соседней яме ждал своего часа и тошнотворный дневник вместе с копиями расшифрованных страниц. Эту дрянь очень хотелось сжечь и развеять по ветру, но пришлось стиснуть зубы - дневник был последним резервом и запасным вариантом, если план с Академией ничего не даст. И за улику сойдёт, такой компромат ещё поискать.
   Всё-таки, мегаполис есть мегаполис, у него свой дух и своя атмосфера. И пускай Самрен, как назывался этот город, в моём времени был бы сравним максимум с большим райцентром, Рославлем или, прости Аллах, Урюпинском, но здесь и сейчас он воспринимался как нечто среднее между Нью-Йорком, Пекином и Москвой. Даже для меня, после всех деревенек, городков, обезлюдивших сёл и полисов Пограничья, чьи владения тянутся на день пути от стен максимум. А уж о местных провинциалах и говорить не приходится. Кстати, таких всегда узнаешь по вертящейся чуть не на триста шестьдесят градусов голове, и, как правило, паре невыразительных словно выцветших типов, идущих следом - от денег местное ворьё гостей города освобождает поистине моментально. Со мной фокус не прошел, наведенный на висящий у пояса кошель небольшой барьер оказался весьма эффективен, а слабый электроразряд самое то, чтобы и не расстаться с деньгами, и на месть со стороны этой шушеры не напороться. Уже два дня, как в звон монет ни разу не вплетался сухой треск, сопровождаемый запахом озона, похоже, как ни велико население, а среди карманников слухи расходятся моментально.
   Пускай и осторожно, я тоже постоянно глазел по сторонам. Большой город, это не только кабаки, притоны, нищие у храмов, проститутки в подворотнях и всякий висельный сброд у городских стен. Это ещё и каменные дома один другого внушительнее, впечатляющих размеров крепости-особняки, площади, мосты и храмы. Есть на что посмотреть даже мне. "Особенно мне", ведь всё вокруг не декорации к фильму, не компьютерная графика, не приукрашенные ради очередного схода реконструкторов старые постройки, а самый что ни на есть реальный средневековый город. Даже слишком реальный, учитывая несущиеся со всех сторон звуки, от пьяных криков не успокоившихся ещё с ночи гуляк до ржания лошадей, скрипа несмазанных тележных осей, визга забиваемого где-то поросёнка, лязга доспехов стражи и хриплых голосов только-только проснувшихся зазывал на рынке. А ещё были и запахи - аромат свежего хлеба от пекарни, едкая химическая вонь, давно пропитавшая лавку алхимика, не говоря уж о канализации - сточные канавы города были частично упрятаны в трубы, но ключевое слово "частично". Слава Перуну, хоть всепобеждающей грязи было на порядки меньше - центральные улицы замощены камнем, а кое-где и деревом, что менее привычно. Правда, благодаря оживлённому движению, под ноги смотреть всё равно стоило почаще, "выхлоп" у лошадей, может, экологически чистый, но сапоги после него отмывать не хочется.
   - Храмовый мост - лучшее место во всём городе! Подходи, заплати да послушай! Расскажу всё, что знаю, про богов и про людей, про сушу да про воду... - у парапета широкого каменного моста через неспешную реку немолодой полноватый гном, ярко сверкая роскошной лысиной при каждом повороте головы или кивке, громогласно рекламировал свои услуги. Название мост получил неспроста - на одном берегу рядом с ним находилось три местных церкви, а на другом сразу пять. Место действительно красивое, тут и храмы местных богов, каждый в своём стиле построен, не перепутаешь, да и сама переправа заслуживает внимании, массивные каменные пролёты, возносящиеся над зеленоватой водой, их не иначе как с помощью магии возводили. Сегодня дела у гнома шли не очень - он рассчитывал на встающих рано деревенских, однако людей пока кругом было ещё немного, и монет рядом с "экскурсоводом" лежало всего ничего.
   Я ему только кивнул, встал чуть подальше у парапета, чтобы гном не оглушал. Посмотрел вниз, на воду. Рассказчик из него действительно неплохой, я эти байки ещё позавчера послушал, отдав вполне заслуженную плату. Заодно немного разобрался в местной не самой простой теологии. Сам я и дома никогда по-настоящему не верил в бога, а в присловьях любил взамен использовать имена всяких языческих, а то и выдуманных божеств, порой шокируя малознакомых собеседников. Но для достоверности требуется знать хотя бы самые основы веры бывшей империи, благо далековата она оказалась от моих ожиданий. Так, например, богом-творцом, создавшим мир, здесь была Первая Мать, однако больше о ней почти ничего не говорили. А вот основной пантеон составляла так называемая Семья: множества божеств-покровителей разных видов деятельности, от охоты и войны, до земледелия и врачевания. И самое интересное, что все они когда-то были смертными, и совсем не святыми, мучениками или полубогами, а самыми обычными людьми, эльфами, гномами, просто достигшими высот в своём деле. Проще говоря, человек, который изобрёл, скажем, гончарный круг, через век или два считался ушедшим в пантеон после своей смерти и ставшим богом этих самых гончаров. На мой взгляд, куда логичнее, чем в нашем мире, когда старым святым вдруг поручают присматривать за Интернетом, реактивной артиллерией или дальней авиацией. Ещё одна странность, в разговорах здесь принято было всегда называть богов по "должности" - Воин, Кузнец, Пахарь. Настоящие же имена дозволено использовать, лишь молясь в одиночестве, к тому же человек обычно знал по имени лишь своего бога-покровителя, да и то, открывали ему жрецы это имя не сразу. Все эти боги, однако, считались не родителями людям, а старшими братьями и сёстрами, один из которых "берет шефство" над верующим в зависимости от его места в мире. Ничего необычного, на Земле в большинстве языческих пантеонов боги были в родстве, хотя имели обычно куда более сложные отношения, плюс в это всё вплавлен и культ предков.
   Но не обошлось и без сугубо местных завихрений. Если боги и смертные это одна семья, то этот мир - их общий дом. А значит, противопоставляются им... ну да, как нетрудно догадаться, это опять мы. Шулеры, пришельцы, бесы - мы это чужаки из других домов, может даже из других селений, просто по умолчанию враждебные местным и вторгающиеся в их дом. А ещё есть демоны из бездны между мирами, такое себе дикое зверьё из необжитых людьми земель, что пытаются проскочить или вломиться в дверь. О чужих богах лишь упоминалось мельком, но в легендах и они вторгались в этот мир. В любом случае, мне достаточно уметь поддержать беседу на соответствующую тему, не вызывая подозрений, а не верить во всё это. Для себя же менять ничего не собираюсь. Кесарю, как говорится, кесарево, ну и так далее, а я как-нибудь и сам проживу, без богов. Тем более, это фактически культ предков, а моих в этом мире быть не может.
   Над рекой поплыл солидный, какой-то даже степенный и неторопливый звон, часы на одной из башен Академии пробили девять утра. Отлично, пора отправляться... ха, на зачисление. Цель у меня есть вполне конкретная - подобраться к Дафсару, преподавателю Западной Академии Магии. Сейчас на руках пара вариантов, но один долгий и не слишком приятный, а второй быстрый и ещё хуже. Ну не везёт как-то с самого начала на лёгкие решения, однако после всего, что довелось узнать, просто идти дальше никак не получится, не после Аргемба и понимания, что Дафсар пытается сотворить то же самое в ещё больших масштабах... На всякий случай я ещё раз посмотрел на своё отражение в спокойной воде. Чисто выбритое лицо, короткие волосы, невыразительная одежда, ничего не говорящая о профессии. Можно сказать, что если кто и рыскал в Галрэндене, то сейчас им меня с любым описанием не узнать. По крайней мере, искренне на это надеюсь.
   ***
   "Западная Академия Магии гостеприимно распахнула свои двери перед десятками абитуриентов! Сколько радостных детских лиц кругом, сегодня эти молодые люди начнут свой славный путь к знаниям. Факультет прикладного экзорцизма, факультет теоретической некромантии, кафедра магической биоаугументации - все дороги открыты для них!" - Не знаю почему, но мои мысли упорно сносило на пафосно-восторженный тон халтурного репортажа о первом сентября в каком-нибудь Государственном Институте Органической Философии и Объектно-Ориентированного Машиностроения. Справедливости ради, большие кованые ворота, бессистемно украшенные разными магическими символами, действительно были раскрыты настежь. Да и детей вокруг хватало, большую часть будущих студентов составляли подростки, с четырнадцати до семнадцати лет. Нашлось несколько абитуриентов даже ещё младше, а также всего четверо взрослых, если считать со мной, но на общем фоне те и другие терялись.
   Академия внушала некоторый трепет и уважение. Высокое центральное здание с изящными башнями (включая и ту, с часами), на просторном дворе которого мы сейчас находились, являлось лишь символом, воротами в своё отдельное государство. Академия магии занимала сразу несколько огороженных стеной кварталов у реки, внутри периметра уместились не только массивные донжоны и разбросанные там и тут каменные здания лабораторий и учебных корпусов, но, даже два больших парка, как можно судить по виднеющимся над стеной верхушкам деревьев и запаху леса. Рассмотреть все эти детали с городских улиц невозможно, однако приближаясь к Самрену и глядя с холма на раскинувшуюся внизу столицу западной провинции, я просто не мог не обратить внимания на огороженную территорию в самом центре местного мегаполиса.
   Здание Академии выстроено из белого камня в форме подковы, два его крыла справа и слева изящно протянулись к внешней стене, на фоне резких, словно топором из глыбы гранита вырубленных, местных замков их плавные очертания радовали глаз. Множество высоких окон и даже несколько больших витражей светились оранжево-желтым светом, отражая восходящее солнце. И довольно неожиданно, что полукруглая площадь за воротами была вымощена не какой-нибудь разноцветной мозаикой с рунами, а обычным серым булыжником, здесь даже ни одной статуи или завалящего фонтана не нашлось. На пустом дворе довольно скромная толпа будущих учеников и, возможно, их будущих учителей почти терялась. Судя по мантиям, здесь присутствовали человек пятнадцать магов и их ассистентов, должно быть, со старших курсов. Решивших же посвятить себя изучению колдовства людей, гномов и прочих разумных набралось где-то шестьдесят, в самой разнообразной одежде, так что зря я беспокоился о незнании правил ношения формы. Обставлено всё без размаха, скорее даже скучно - кандидаты подходили, по одному и небольшими группами беседовали с потенциальными преподавателями, проясняя какие-то детали. Во всяком случае, двор пока никто не покинул. Над толпой стоял ровный деловитый гул, люди были делом заняты. Хотя я, признаюсь, ожидал этакой ярмарки со спецэффектами и завлекалками от разных факультетов, и старшекурсниками, наперебой расхваливающими свои кафедры. А уж учитывая профиль учебного заведения, реклама бы у них могла получиться очень выразительной, от молний в небе до парада каких-нибудь призванных демонов. С другой стороны, возможно, само деление на кафедры и факультеты в позднейшие века появилось, а тут пока не дошли?
   В любом случае, моё несерьёзное и слегка легкомысленное настроение имело веские причины. Выяснилось, что какой-либо охраны и фейс-контроля в Академии нет, во всяком случае, сегодня. А проходящие мимо профессора и старшекурсники смотрели на меня совершенно равнодушно, или с минимальным вежливым интересом, не пытаясь вглядываться в лицо, сравнивать внешность со словесным портретом и выяснять, не тот ли это проходимец, что устроил переполох в Галрэндене. Явившись сюда, я сознательно пошел на риск, просто потому что деваться уже некуда - мне нужно учится магии, если хочу выжить и чего-то добиться, не говоря уж о планах вернуться домой, а одни книги мало чем помогут. Да и Дафсар, что б он сгорел, самый лёгкий путь к нему тоже лежит через Академию... Однако все тревоги и беспокойства оказались пока беспочвенны, моя скучная непримечательная персона никого не интересовала, а все копившиеся в душе страхи таяли. Исчезла дрожь в руках, немного расправились плечи, взгляд понемногу перестал метаться от одного обладателя мантии к другому.
   - Ты, да ты, - вынырнувший из толпы студент без лишних церемоний обратился прямо ко мне, едва не заставив подскочить на месте. Будто не заметив такой реакции, он сходу спросил: - Ты тоже хочешь учиться магии у нас, не так ли? - прежде чем ответить, я оглядел собеседника. Парень лет так двадцати в тёмно-серой мантии, наверняка ещё старшекурсник, едва ли он успел стать полноправным волшебником. Притворной улыбкой и фальшивым радушием напоминает талантливого менеджера по продажам, какой и эскимосам снег со скидкой впарит, глазом не моргнув. Незапоминающаяся внешность только дополняла образ, эдакий "свой парень", ничем не выделяющийся и потому, очевидно, простой как швабра. Неужели я так долго разглядывал толпу, что он меня принял за чересчур застенчивого абитуриента, который и уйти может, по робости своей? Ну, зато мой испуг не вызовет вопросов, болезненная скромность и всё такое. Хм, мне вроде как не по возрасту говорить со студентом, лучше было бы пообщаться с кем-то из профессоров, но момент уже упущен. Молчание затянулось, я подбирал достаточно вежливые слова под тот образ, что он сам для меня придумал:
   - Разумеется. Извини, просто задумался, засмотрелся вокруг. Да, я прибыл в этот замечательный город, чтобы поступить в вашу прославленную Академию, о которой столько слышал. И, если боги окажутся благосклонны, когда-нибудь выйти отсюда уже полноправным магом, мне бы очень этого хотелось.
   - Похвальное стремление, я думаю, сегодня тут каждый мечтает об одном и том же. Кроме наших уважаемых наставников, конечно, - добавил он с улыбкой. Ну да, ставит себя на одну доску со мной, автоматически входя в доверие. Неплохой ход. - Полагаю, ты уже определился с выбором направления?
   - Более-менее. Я маг неживого, колдун, а не целитель. Так что очевидный выбор - боевая магия, говорили, что у меня есть к ней способности, да и самому очень интересно. В будущем, думаю, было бы интересно изучать и порталы - довелось увидеть недавно телепортацию в действии, очень захватывающе, сразу одолело любопытство... Если, конечно же, не прошу слишком много. И одного из двух будет вполне достаточно.
   - О, отличный выбор, всегда приятно видеть человека, который с самого начала знает, чего он хочет от учёбы. Наша Академия обучает и магов живого, и неживого, и чародеев, а в боевом применении мы впереди всей Санкары. Исследованию порталов тоже уделяют всё больше внимания, тут мы были одними из первых, ты действительно не ошибся с выбором. Раз мне нет нужды расписывать разные специализации, и ты уже знаешь сам, каким путём пойдешь, то стоит сразу обсудить программу вступительных испытаний?
   - Испытаний? - переспросил я "удивлённо". Странно, если бы экзаменов у этой Академии не существовало, но может ведь человек мечтать, правда?
   - Да, испытаний, - подтвердил "менеджер" с притворным сочувствием. - Если говорить конкретно: история, философия, астрономия, риторика, арифметика и геометрия - все эти науки будут изучаться в Академии, но претендент должен продемонстрировать начальное владение ими. И, разумеется, магические дисциплины, однако здесь уже индивидуальная программа, в зависимости от талантов. В твоём случае, как стихийному магу, требуется продемонстрировать уровень своего контроля над различной материей...
   Понятно, порталы с первого дня не изучают, и за основу обучения возьмут боевое направление. Но вот списочек дисциплин ой как не понравился - у меня зачищенный с помощью магии город с упырями на счету, а комиссия потребует рисовать пифагоровы штаны и демонстрировать умножение в столбик? Не говоря про историю и философию, да и с астрономией можно влететь, ляпнув что-нибудь не то про законы Кеплера - как-то судьба Джордано Бруно меня не привлекает, я люблю пламя, но не в виде костра аутодафе. Разумеется, изучить в пути точный уровень развития местных наук, у меня не было ни времени, ни возможностей, ни особого желания. Посему стоит поторговаться:
   - Довольно странно звучит, как мне кажется. То есть, понимаю, математика или геометрия, но основы контроля? Я маг с боевым опытом и пока сюда добирался, этим самым контролем успел дел наворотить. А здесь всё придётся начинать сначала, демонстрировать самые основы как вчерашнему ученику?
   - Ох, ну вот каждый год так... - пробормотал студент, устало прикрывая глаза. Сейчас из-под маски напускной любезности показалась его истинная натура. Даже, казалось, черты лица изменились, когда исчезло это радушно-вежливое выражение, а голос стал более резким: - И каждый раз с боевыми, все вы до одного с огромным опытом, ну неужели вам всем так горит, а? Ха, неплохой каламбур. Однако, да, для кандидатов в боевые маги, и для колдунов, и для малефиков, есть ускоренная процедура, минуя общий экзамен, она как раз скоро начнётся, - я отметил, что и "толмачу" иногда везёт на совпадение метафор, но не успел переспросить, что же это за процедура такая. Собеседник обернулся, негромко позвал высокого мага в дорогой украшенной шитьём мантии: - Магистр Ольсен, у меня тут ещё один на особое испытание.
   - Замечательно, просто замечательно... - энергично ответил тот, потирая полускрытые рукавами ладони. Внешне магистр отчётливо походил на Чехова с портретов, разве что без очков. Бросив лишь беглый взгляд, маг отвернулся - я его интересовал как часть какой-то церемонии, а не сам по себе. И на том спасибо. - Итого уже восемь желающих, в этот раз я точно увижу интересное представление.
   - Магистр А'Ладиш Ольсен, я изучал твои, - что б его, как тяжело без вежливого "вы" в языке, всё время кажется, что сейчас отхвачу за панибратство, надо хоть поклон добавить для почтительности, - труды и эта встреча большая честь для меня...
   - Разумеется. Ох, похоже, хоть кто-то из нынешней молодёжи ещё читает правильные книги, значит, для нас не всё потеряно. Немного подожди, юноша, сейчас вы все получите своё испытание.
   Я присвистнул мысленно - однако самомненьице у волшебника неслабое. Но вслух ничего не сказал. В толпе началось движение, кто-то вышел вперёд, приготовившись говорить, а среди кандидатов шестеро особенно усердно тянули шеи, пытаясь разглядеть, что происходит. Пришлось мне расталкивать молодежь и продвигаться в первые ряды.
   - Все, кто хотел прийти сегодня, уже пришел. Прикажете начинать, магистр? - стоящий перед толпой человек, обратился ещё к одному из старших магов.
   Самого этого невысокого мужика, похожего на бандита - с кривым шрамом через сильно обветренное лицо, в не новом и кое-где залатанном жилете поверх рубахи, с постоянно прищуренными злыми глазами - я заметил ещё от ворот. Но так и не смог понять, кто же это. Маг в романтика с большой дороги не станет наряжаться, да и потрёпанным больно он выглядел, не представляю уважающего себя колдуна, который будет ходить с пыльно-серыми волосами, будто неровно обрезанными охотничьим ножом в несколько заходов. С другой стороны, его окружал заметно "фонящий" магический барьер, явно мощный, раз даже я со своими дилетантскими навыками способен разглядеть это свечение. Вообще, большая часть магов видит силу как прозрачные слабо светящиеся потоки и конструкции разных цветов, некоторые, обычно из эльфов, воспринимают магию на слух, как звуки разной громкости и тона, и только очень редкие уникумы ощущают энергию как есть, вне пяти чувств. Однако, даже если все эти течения всего лишь иллюзия, попытка мозга приспособиться к новым нежданно обретённым "сенсорам", интенсивность цвета и яркость сияния всё равно в должной степени отражают вложенную в активное заклинание энергию, если всматриваться, конечно. А такой барьер обычный заклинатель на себе не вынесет, выжало бы мощью досуха. Да что там заклинатель - у всех магов, большей части учеников и даже некоторых претендентов были тускло едва заметно светящиеся барьеры вокруг тела, но такой яркости даже близко не встречалось. Я читал, что среди магов считается нормой всегда окружать себя слабым антимагическим барьером, который прикрывает от магии жизни, от проклятий и управления разумом, хотя бы от первого удара, пока волшебник развернёт плотную серьёзную завесу. Повезло, что Хас не успел освоить этого умения, и даже слабая антимагия его не прикрывала, а то мой первый удар пропал бы впустую и стал сразу и последним, для меня. Реже, как правило, у боевых магов, встречались другие барьеры, автоматически защищающие от "низкого" материального оружия, но мужик, кажется, навесил на себя что-то ещё более мощное. Я начал склоняться к мысли, что перед нами очень толковый и опытный самоучка, решивший в своём возрасте всё-таки хлебнуть академических знаний о магии. Оказалось, что ошибся.
   - Да-да, наставник, переходи к делу, дольше ждать смысла уже нет, - ответил высокий эльф-магистр. Выглядел он немного странно, манера речи, жесты, выражение лица - всё больше подошло бы седому старцу, волшебник даже опирался на причудливый посох из тёмного, кажется, даже не ошкуренного дерева. Вот только на вид ему самое большее лет тридцать, и этот контраст немного сбивал с толку. А ещё интересно, зачем ему посох, если заколдовать оружие всё равно невозможно? Могло показаться, но палка словно тоже слабо магией фонила, может, это ещё живое дерево, обработанное местными "друидами"? Коротко поклонившись эльфу, "разбойник" обратился уже к нам:
   - Так, мальчики и девочки. Я Сарт, наставник этой академии и будущий учитель для кого-то из вас. Одна из моих специальностей - боевая стихийная магия, и я лучше многих, знаю, что настоящие элементальные маги обучаются быстрее всех прочих. Перед ними стоит выбор, которого не возникает в лабораториях и библиотеках: победить в бою или умереть. Но порой это сказывается на отношении к учёбе, к товарищам, и даже к правилам и официальному порядку поступления. Потому мы предоставляем вам шанс сразу проявить себя, доказать, достойны ли вы особо отношения, какого сразу для себя потребовали. И это - дуэль, поединок между вами и мной, благо даже вы все разом не считаетесь за равного мне противника. Тем, кто сумеет победить, дорога в Академию откроется сразу, тех же, кому это не удастся, не допустят до обычных испытаний в течение года, придётся надолго уйти ни с чем, если желания у них не по способностям. Всем тут всё ясно?
   - Какие ограничения и правила? - азартно спросил крепкий подросток лет шестнадцати, стоявший в двух метрах от меня. Сложением он больше напоминал какого-нибудь боксера или каратиста из молодежной сборной, чем "хилого ботаника", какими обычно представляют магов. Если смотреть по одежде и благородной осанке, явно из дворян, да и меч он с пояса снял, судя по характерному движению рукой, совсем недавно.
   - Никаких. Используйте всё, что сочтёте нужным. Я тоже свободен в выборе - это же дуэль магов. Вы вызываете Академию, сомневаясь в правилах, я выступаю в качестве её защитника. Приступим, или из восьмерых "особо одаренных и многоопытных" кто-то решил отказаться?
   Магистры и студенты уже отводили кандидатов к стенам академии, освобождая площадь для поединка, а выбравшие "ускоренную процедуру", начали переглядываться друг с другом. В итоге, одна из добровольцев, девушка в простом крестьянском платье, покачала головой и направилась вслед за прочей абитурой, следом ушел задавший вопрос дворянчик. Я не тронулся с места - нет лучше возможности проявить себя и запомниться преподавателям, чем выстоять в учебном магическом поединке. Сразу можно завоевать доверие, у меня сейчас нет времени идти общим путём, да и шансов сдать экзамены по общим предметам никаких. Более того, если сразу выбиться в отличники и активисты, думаю, и возможные подозрения будут воспринимать не так серьёзно. Кто станет-то подозревать убийцу в образцовом студенте Академии, ну вы же не серьёзно, правда? Очевидно, что в полную силу драться никто не собирается, да и ничего мы все опытному магу не сделаем, наша задача лишь продержаться положенное время, "показать уровень", ничего более. Это очевидно, но многие, кажется, верят в бой насмерть.
   - Вот как... Что ж, хорошо, я думал, вас будет меньше.
   Перед Сартом осталась половина больно наглых "боевиков", ещё двое ретировались, пока я отвлёкся на свои мысли. Маг занял удачную позицию напротив центрального входа, словно преграждая нам, стоящим полукругам добровольцам, путь к академии. Четверо ушли, четверо остались. Рядом со мной в должной изображать непоколебимое достоинство позе (даже немного получалось) замер нескладный парень, словно года на два задержавшийся в подростковом возрасте, надменность во взгляде уверенно выдавала мага не менее чем в десятом колене. За ним потягивался и разминал ноги мужик самого лихого и разбойного вида в дорогой, но словно снятой с чужого плеча, а то и не одного, одежде, он явно из Пограничья, к тому же полугоблин с отчётливо видимыми клыками. Последней оказалась тёмноволосая девчушка лет одиннадцати на вид, в слишком лёгком для весны коротком платье, она же восьмая из добровольцев, я просто тогда не разглядел её в толпе, больно мелкая. Да уж, компания...
   Воздух над площадью будто бы вздрогнул, когда остальные маги, вставшие полукольцом на равных промежутках друг от друга, установили защиту: высокие прозрачные стены, как из толстого стекла, ещё и мощная завеса рассеивающего магию поля перед ними. Преграда укрыла полукругом академию и абитуриентов, внешняя же стена никого не заботила. А я всё удивлялся, почему в воротах зеваки не толпятся и на заборе не висят - ну да, огрести шальным копьём или струёй пламени желающих мало. А затем створки вовсе захлопнулись, под действием механизма или кто-то из магистров ухитрялся колдовать через свои барьеры. Стоило нам удивлённо обернуться на звук, как Сарт, ни слова не говоря, взмахнул руками, будто хотел взлететь.
   - Что б ты сгорел! - выругался я, едва успевая материализовать прямоугольный щит, сразу зазвеневший и закачавшийся под ударами. Созданная наставником волна полусотни кинжалов, железных и серебряных вперемешку, покатилась дальше и с жалким лязгом расплескалась о стену и ворота, не задев никого из нас. Подросток сбил мощным порывом ветра в сторону отмеренную порцию смертельных подарков, девчонка просто укрылась завесой, развоплотившей лезвия, а гоблин каким-то диким, невозможным для человека высоченным прыжком с переворотом увернулся от своих, приземлившись на ноги уже в низкой стойке. Судя по тому, как засветилось в "магическом диапазоне" его тело, мужик рассчитывал на чары вместо обычных заклинаний.
   Я перевести дыхание не успел, как гоблин рванул прямо с места, двигался он раза в два быстрее, чем возможно даже тренированному спортсмену. Удары подкованных сапог по камню слились воедино, почти пролетев десяток метров, он мощно оттолкнулся ногами и прыгнул вперёд, в полёте у него в руках возникла массивная алебарда. Так стремительно мог бы нападать не обычный воин, но скорее тигр или леопард, вдобавок оружие гоблин создал целиком из железа, нормальный человек бы им даже не взмахнул, но выглядевший расслабленным и не осознающим опасности маг оказался готов к такой угрозе. Идеальный прыжок, траектория упиралась в Сарта, но оторвавшись от земли, направление уже не изменить. Когда навстречу понеслась плита толстого стекла, гоблин запоздало дёрнулся, пытаясь развернуться, но всё равно ударился в неё, со звоном разнеся на блестящие осколки. Оглушенный кандидат покатился по булыжникам и стеклянным крошкам, остановился, гулко встретив лбом бронзовый осадный щит, возникший в шаге от мага.
   - Жалко, просто жалко... - со вздохом констатировал наставник.
   Затем отбросил взглядом щит, взмахнул рукой, телекинезом по-ситховски поднял не оправдавшего надежд абитуриента за горло и как котёнка швырнул обратно, к нашему неровному строю. К чести гоблина, он не рухнул мешком, извернулся и приземлился с перекатом, только тихо зашипев. Ещё бы, хотя плотная, не по погоде, одежда и защитила немного, осколков в его шкуру впилось изрядно, мужик уже был весь в крови, а ведь мы только начали. Сам виноват, что полез на рожон, но и Сарт хорош, потому в следующую секунду мы втроём, я и дети, ударили не сговариваясь. Несколько крупнокалиберных пуль от меня плюс сноп картечи, длинный язык бесцветного пламени, созданный девчушкой, ураганный порыв ветра, несущий бритвенно-острые лезвия изо льда, от подростка - всё это исчезло в небрежно выставленной магом полусфере завесы. Защита вышла мощной, прикрывающая мага пелена слабо мерцала даже в утреннем свете, а наши удары заставили преграду несколько раз вспыхнуть белым, но для её истощения нужно нечто большее.
   Глазом не моргнув после этой тщетной попытки, наставник снял завесу и рубанул воздух ладонью, метрах в пяти от него вспыхнуло пламя, быстро опавшее и оставившее после себя странную фигуру. Больше всего она напоминала высокого рыцаря в медной, отсвечивающей на солнце красным, полной броне. Однако шлем был сделан в форме змеиной головы, почему-то, со множеством клыков, а латы усеивали шипы и лезвия, так рисуют разных тёмных властелинов в низкопробном фентези. В довершении создание без усилий держало в каждой лапе по полутораметровому зазубренному тесаку.
   - Демон, он призвал демона... - пронёсся среди товарищей по испытанию шепот.
   - Демон? Вот это? - переспросил я недоверчиво.
   Затем, не тратя времени, отправил несколько материализованных метательных ножей в мага и ещё десятка два разномастных лезвий без единой формы просто швырнул в небо, взмахнув другой рукой. Лучший способ изгнать демона - прибить того, кто осуществил призыв, так мне кажется, тем более Сарт занят контролем над тварью. Оказалось, что не настолько сильно он отвлёкся - появившаяся глыба льда остановила ножи в паре метров от колдуна. Однако раз он не использовал рассеяние магии, а перед этим снял защиту, значит, требуется прямой контакт с демоном, радио, что б его, управление. Девчонка тоже это поняла, гудящая закручивающаяся колонна синего пламени метнулась к Сарту по дуге, пытаясь дотянуться с другой стороны. Однако один небрежный взмах создал щит из сероватого металла, стойко принявший на себя всю мощь атаки, даже не думая оплавиться. Подросток в это время крутил руками, бормоча под нос, видимо, творил что-то мощное и угрожающее, но небыстрое.
   Тяжело грохоча металлом по булыжнику, демон, сильно раскачиваясь, побежал к нам, Сарту тоже наскучило изображать мишень. Но на полпути тварь встретилась с гоблином, уже вооруженным новым двуручным мечом вместо обронённой алебарды. Похоже, нам в союзники достался умелый воин, раз он может спокойно полагаться в бою на разные виды оружия. Бросив приспешника в бой, наставник ленивым жестом поднял руку, рухнувшие с неба лезвия отскочили от изображающего зонт щита, выбивая сиреневые искры. Жаль, а я надеялся. Кандидат же вместе с бронированным существом только вошли в раж - лязг там не прекращался и на секунду, становясь лишь громче и пронзительнее, от него заныли зубы, а в ушах появился громкий несмолкающий звон. Гоблин определённо был хорош, своим двуручником он вертел, будто пенопластовым, успевая не только парировать два клинка монстра, но ещё и постоянно атаковать сам. Вот только демону с тех ударов было ни тепло, ни холодно, летели искры и даже куски меди, доспех уже покрылся глубокими бороздами и зарубками, но твари было наплевать, словно она целиком...
   - Проклятье! Эй, гоблин, отойди от него на секунду! - крикнул я, когда вдруг дошло, что же Сарт устроил на самом деле.
   Не пускаясь в дискуссии, союзник отбил один меч, пропустил над лысиной второй и отскочил назад. Демон попытался шагнуть следом, но его голова с грохотом разлетелась на куски, над площадью пролился дождь из мелких обломков. Если пятидесятиграммовую пулю разогнать примерно до семи сотен метров в секунду, то удар по мощи сопоставим с попаданием из крупнокалиберной винтовки... даже если использовать железо вместо стали и карбида вольфрама. Среди медного конфетти не было следов крови, костей или мозгов, похоже, догадка оказалась верной, и перед нами никакой не демон в доспехах, а просто голем, кусок металла в форме человека, которым Сарт управляет напрямую. Тем более что и без башки тварь лишь качнулась, а затем сделала шаг вперёд. Интересно, наставник ухитряется командовать этой жестянкой, но при этом ещё следит за нами и отражает атаки, может, этот голем является своего рода сложным барьером, близким к компьютерной программе - он действует независимо от мага, либо тот управляет им на подсознательном уровне? Как бы то ни было, я тряхнул ладонью, сбрасывая напряжение, и приготовился к следующему выстрелу. Удар оторвал монстру руку у плеча, отбросив её в сторону и разметав вокруг облако медной стружки, пуля исчезла в завесе "на трибунах". Гоблин собирался броситься на добивание, но детский голос остановил его, скомандовав:
   - Эй, дядя, не приближайся.
   Переведя взгляд на девчонку, я увидел, что она держит над одной ладонью облако серебристых, блестящих металлом обрезков, над другой - сферу кипящей воды. Только когда она швырнула их одновременно в цель, я понял, что же юная пироманка пытается сделать. Металл ударил голема в грудь, тут же плеснула вода, и противник вспыхнул ярким жёлтым пламенем, а девчонка добавила того и другого снова и снова, пока тварь не начала оплывать глыбой плавящейся меди. Я мысленно хлопнул себя по лбу, припомнив наконец-то школьные опыты, оставившие кое-кого без бровей и ресниц, зато с ожогами - натрий реагирует с водой, вспыхивая и взрываясь, неудивительно, что Сарт не попытался тушить свою игрушку.
   Пока мы занимались медным недовсадником, четвёртый кандидат сосредоточился именно на наставнике. За спиной подростка вспухла огромная капля воды, из которой взметнулись длинные плети, напоминающие щупальца осьминога. Я даже не сразу понял, что эти хлысты движутся с огромной скоростью, "внутри себя", словно цепь бензопилы, и каждый является замкнутой петлёй. Лишь когда увидел, как замерзающие в главной капле острые льдинки стремительно вливаются в этот поток и несутся поверхности, прояснилась вся суть заклинания. Сам кандидат оцепенел, по лицу катился пот от усилий для контроля, однако взамен двинулся "осьминог". Игнорируя неопасного уже голема, плети метнулись к Сарту, такая самопальная цепная пила, оживший поток воды с ледяными зубьями, если и не разрубит надвое, но мясо с костей сдерёт наверняка. Оставив своего робота в покое, наставник укрылся завесой, однако в яркой вспышке растаял в небытие лишь атаковавший его бич, три других понеслись к цели, норовя хлестнуть в обход стенки из рассеивающего магию поля. Парнишка не просто держал сложное заклинание, оно оказалось составным, все щупальца он контролировал отдельно. Силён... мне до таких высот работы с энергией, как до Арнара по-пластунски.
   - Эй, гоблин, бей его, пока мы атакуем, - хриплым ломающимся голосом произнёс он.
   - Давай, мы ему и хрюкнуть не дадим, - добавил я, поднимая руки и посылая в Сарта поток метанового пламени. Секундой позже девчонка поддержала, отправив широкий огненный фронт, а затем вновь переключившись на несколько потоков почти бесцветного огня, идущих к наставнику с разных направлений. Интересно, что она использует, неужто водород? Увидев такую плотность огня (и воды), гоблин уверенно побежал, заходя сбоку, чтобы не поджариться самому.
   Показалось даже, что мы зажали наставника в угол. А на самом деле он только играл с глупыми детьми. Широкая ледяная стена в три метра возникла без предупреждения, отгораживая Сарта, водяные плети только выбили крошку, царапая гладкую поверхность, а пламя метана и водорода подняло облако пара, быстро скрывшее преграду. Гоблин всё равно с разбегу прыгнул вверх, надеясь преодолеть стену. Когда перед ним в воздухе появился лист стекла, напоминающий большое окно, наученный опытом боец только закрылся руками и подтянул колени, создавая нечто вроде грубых наручей и поножей из железа. Однако стекло разбилось само - по середине аккуратно ударил вынырнувшая из облака свинцовая болванка, два осколка с убийственно острыми срезами отправились вперёд, через мгновение разлетевшись крошевом о мостовую. Нижний чисто снёс гоблину ноги по колено, а верхний срубил пальцы на руках, вдобавок к этому и сделавший своё дело свинец поплыл, завис расплавленным шаром, а потом жидкой лентой окутал его, не давая даже крикнуть от боли. Тело безжизненно ударилось о край ледяной стены, прежде чем соскользнуть вниз, секундой позже зазвенел по камням выпавший из рук меч, по мутному подтаявшему льду протянулась красная полоса.
   Мы втроём ошарашено замерли, шутками и игрой в поддавки тут совсем не пахло. Я быстро оглядел оставшихся соратников. Девочка не ожидала подобной жестокости, как и я, у неё на лице написаны растерянность, недоверие и совершенно детская обида. А вот парень, кажется, с самого начала подозревал, что нас ожидает, но переоценил свои силы, в его взгляде я увидел лишь досаду и запоздалый страх. Так или иначе, когда рассеялся пар, первым среагировал я, выхватывая из-за спины нож и телекинезом со скоростью пули запуская в Сарта на краю стены. Неразличимый от скорости клинок рассёк воздух, в полуметре от мага срикошетил в небо от железной пластины, возникшей из ниоткуда. Судя по недоверчивому выражению и вытянутой руке, наставник выставил завесу, но защитило его что-то иное, возможно, автоматически среагировал тот самый барьер, что я приметил раньше. И, похоже, тут мне и конец... Если не сработало даже "грубое" оружие
   - Эй ты, заставь его прикрыться, хоть как-нибудь! - велел подросток мне, потом добавил для девчонки: - Мелкая, сможешь накидать своего жёлтого огня под стену, чтобы он не достал? У меня есть хорошая идея.
   Обращения ни мне, ни ей не понравились, но если хоть у кого-то есть план, то не до привередливости. Я ударил пламенем, Сарт порывом ветра едва не вернул его обратно, и дальше в ход пошла свинцовая картечь и залпы титановых игл, чтобы заставить его держать широкую завесу, не дать пойти в атаку. Через несколько секунд на булыжниках площади бушевал жёлтый натриевый пожар, напоминая горящие поля из фильмов про войну. А затем слабый ветер, колышущий пламя из стороны в сторону начал становиться всё сильнее, закручиваясь в торнадо. Огонь потянулся вверх, ветер всё усиливался, он дул в сторону этого смерча, тот словно бы втягивал в себя воздух. И даже несмотря на это вокруг становилось всё жарче и жарче, пот катился как в бане, казалось, ещё немного, и вспыхнет одежда, а камни жгли ноги прямо сквозь подошвы. Увидев, как дети понемногу, спиной вперёд и против нарастающего ветра отходят назад, счёл за лучшее последовать их примеру. Судя по тому, что парень прекратил махать руками, дальше этот кошмар пожарника уже будет существовать сам по себе. Чёрт, если тут так припекает, то каково же Сарту там? Не знаю, что к чему, но и жар, и ветер имели уже немагические причины, и экранировать их мы не могли, как бы ни хотелось.
   Мощный взрыв буквально сдул торнадо в сторону, отшвырнул, почти рассеяв, нас всех разбросало и покатило по раскалённым камням. Над стеной взлетело искрящееся белое облако, больше всего напоминающее на вид обычную соль, опустилось в жёлтый огонь, прибивая его к земле, словно пена огнетушителя. Ещё несколько горстей поменьше накрыли последние языки, яростный порыв ветра отшвырнул замедляющийся столб вихря ещё дальше. Стоило поднять голову, как я увидел на оплывшей быстро тающей стене Сарта, с дымящимися волосами и обгоревшей одеждой, но явно живого. Молниеносным движением он швырнул в подростка глыбу льда раза в два больше себя. Парнишка в последний момент, не успев подняться с колен, вскинул руки и создал мощную, почти непрозрачную от яркости завесу, вложив уйму сил, но это ничем не помогло - снаряд не долетел пары метров, нырнул и врезался в площадь, накрыв кандидата поднятыми ударом булыжниками и землёй.
   Яркая синяя молния коснулась щита девчонки, ослепительно вспыхнувшего белой полусферой и мгновенно потухшему от попадания. Она успела вскочить перед атакой, но сразу начала оседать наземь, то ли исчерпала силы, то ли нейтрализация этого заклинания оглушило её мгновенным расходом прорвы энергии. Тем не менее, наставник уже сложил пальцы тем же жестом вновь, мне ничего не оставалось, как взмахом вбить прямо перед ребёнком железное копьё, каким раньше пришпиливал к дороге мертвяков и волков. Молния ударила в этот импровизированный громоотвод, оплавила его, но не коснулась девчонки и ушла в землю. Я только успел выдернуть второй нож, замахнуться, но Сарт уже швырнул очередную глыбу. Перекат в сторону, увернуться и сразу атаковать... Последнее, что я увидел, прежде чем земля и небо несколько раз перевернулись перед глазами - как лёд разлетается от удара и накрывает меня осколками, будто шрапнелью.
  
   Глава 11.
  
   - На этом и закончим. Мы неплохое представление устроили, обычно всё проходит куда скучнее, - сквозь звон в ушах услышал я вдалеке чей-то голос.
   С трудом повернув голову, потяжелевшую раз в пятнадцать и гудящую, как после удара арматурой, я кое-как разглядел стоящего у тающей мутной стены льда Сарта. Маг разглядывал что-то на земле, я только через пару секунд понял, он изучает погибшего кандидата. Сплюнув кровью, я попытался встать, но не смог даже приподняться. Да и видел-то его с трудом - правая бровь рассечена, скула начинает распухать после сильного удара, ещё немного, и один глаз совсем закроется. Но это мелочи рядом с обожженным лицом и ладонями, парой сломанных, похоже, рёбер, отказывающим сгибаться коленом и кучей синяков, ушибов и порезов по всему телу. Да уж, сходил за хлебушком... Пытаясь не пропустить мимо ушей слова наставника, я направил немногочисленные оставшиеся силы на исцеление и приглушение боли, так хотя бы встать сумею... достаточно скоро. Наверное, всё-таки на первые выстрелы энергии ушло очень много. Пробормотал почти неразборчиво:
   - А в Хоггвартсе так экзамены не проходят...
   - Оценим результаты нашего испытания, - продолжал Сарт тем временем, похоже, обращаясь не к нам, а к остальным абитуриентам. Он говорил спокойным менторским тоном, словно не раскатал только что четырёх человек по площади и чуть не сгорел сам заживо. - Сначала чародей - убого, просто убого. Самые банальные приёмы, топорно и неумело. Вдобавок, всего пара чар за раз - просто смешно, ни потенциала, ни таланта, ничего, только гонор. Испытание провалено. Студиозусы, ты и ты, вы по целительству, быстро, займитесь им. И практика будет. Если кто работал с ожогами, привлеките с собой.
   Видимо, стены из стекла уже убрали, потому что со стороны академии приблизились пару человек в мантиях, склонились над телом. Слава не знаю кому, но, кажется, мужик ухитрился выжить. И одновременно меня будто током ударило от простой мысли: "а ведь мы втроём молча согласились с тем, что он мёртв". И обгорел он, думаю, куда сильнее не от свинца, а от нашего смерча, мы чуть было не убили нашего союзника... Ч-чёрт, мы наставника ещё и благодарить теперь должны, что он закончил бой прежде, чем гоблин превратился в угольки, да ещё и льдом прикрыл? Однако вряд ли от большого гуманизма и доброго сердца, то, как Сарт его разделал, наводило на мысли о комплекс у наставника по поводу чародеев? Ну а маг уже забыл о несостоявшемся кандидате, приблизившись к нам троим. Я даже разглядел, как его ожоги медленно светлеют, исцеляясь, интересно, да сколько же у него энергии? Любопытно, шрам остался нетронутым, так же обезображивая лицо. Оглядев нас, остановился напротив сидящей на земле девочки, прямо у торчащего из земли оплавленного копья. По сравнению с остальными, она почти не пострадала, но выглядела так, будто готова заплакать - нас-то чётко выбили из боя (ох, даже слишком чётко), а её взяли в плен, пока была беспомощна, есть чего стыдиться. Сарт объявил:
   - Тут у нас маг стихий, специализация - огонь. Неплохо выступила, но необходимо больше разнообразия, одна стихия тебя не вывезет, если даже есть к ней сродство. Огонь почти бесполезен для защиты, а экзорцизм не защитит от всего, ты зря понадеялась на него, раз не можешь пока мгновенно тратить большое количество силы и держать завесу. Тем не менее, в будущем чего-то добиться шансы есть. Принята.
   Девчонка всё-таки заплакала, но тихо, улыбаясь, от радости, она уже не ожидала, что всё-таки пройдёт. Не знаю, что привело её сюда, но, чувствую, Академия действительно была шансом, на который она поставила всё, возможностью, единственным в жизни. Тем временем маг сделал несколько шагов в сторону, встал на краю внушительной воронки, оставленной глыбой льда, посмотрел на подростка. Тот с заметным усилием приподнялся, опираясь на одну руку, левая беспомощно повисла, сломанная как бы не в двух местах. Парнишку изрядно потрепало, одежда порвана, синяков на лице побольше моего, но он сумел привстать и посмотреть в глаза наставнику. Тот заговорил неожиданно дружелюбно и с вдохновением:
   - Ещё один маг неживого, но тут ветер и вода. Ты хорошо проявил себя, мальчик, держать весьма сложные заклинания, умело приспособил обычный вихрь, чтобы создать огненный смерч, а твой резерв магии просто вне конкуренции. Уже можешь управлять большими объёмами силы. Только скорости недостаёт, долго ты плёл, что смерч, что свою каплю. Позади верного строя можно себе позволить, но рядом с незнакомыми союзниками - могло плохо кончиться, да и кончилось. Ничего, это всё поправило тренировками и временем. Принят, разумеется, ты будешь учиться у меня.
   Подросток кивнул, он изо всех сил пытался сохранить безразличный и достойный вид, показать, что меньшего он и не ждал. Но очевидно, парень готов запрыгать от радости, ну, если бы смог встать. И вот Сарт приблизился ко мне, слегка замедляя шаг и разглядывая с каким-то странным любопытством, я не мог понять, что кроется за этим выражением лица. Однако судя по текущей последовательности, лучшие новости он припас напоследок. Впечатлило-таки, что мой кинжал почти достал его? Так или иначе, я каким-то чудом сумел подняться на ноги, опираясь на с трудом материализованную кривоватую железную трость. Остановившись напротив и слегка нарочито раздавив мутный подтаявший кусочек льда, наставник начал:
   - И, наконец, ты. В чём-то даже самый интересный случай. Я не спорю, швыряние болванками было забавным, ты даже ухитрился остановить моего демона. С пламенем можешь кое-что, хотя заниматься ты точно начал совсем недавно, - я скромно опустил глаза после похвалы. Доброе слово и недоучке приятно. - Тем более странно выглядит такой выбор, учитывая твой смехотворный резерв. Даже подняв его со временем в разы, ты никогда и маленький пруд не заморозишь, уж тем более, не вскипятишь, какой из тебя боевой маг тогда? А не боевой вовсе не получится, твои потоки сил заточены под быстрое высвобождение большого объёма энергии, ты физически неприспособлен к долгим и кропотливым заклинаниям, целителя или чародея из тебя не выйдет. Только вспышки силы, штурм и натиск вместо вдумчивого контроля... тем более забавно, что энергии для этого у тебя почти нет. Такой вот магический парадокс, сочетание качеств, навсегда тебя делающее бесполезным, как волшебника. Но даже это не самое печальное...
   Я стоял как громом пораженный, не знаю, может, и упал бы, не упрись трость в щель между выбитыми из мостовой камнями. Конечно, за скоротечный бой я успел оценить, какими энергиями манипулируют настоящие маги, но услышать, что это не временная проблема, не недостаток опыта, а отсутствие дара, похоже, закрывающее для меня путь во "взрослую лигу" - такое нелегко принять. Дорога домой сразу отодвинулась в мыслях намного, намного дальше, куда-то за горизонт. Однако он ведь хотел что-то добавить, может, не всё потеряно? Приложив усилие, я вновь сосредоточился на словах наставника:
   - Самое постыдное и отвратительное, что у тебя нет ни малейшего представления о чести мага. Я вызвал вас всех на поединок, ты согласился, как прочие. Но ты, несомненно, никогда не слышал о его правилах. Скажи мне, юноша, что такое боевая магия?
   - Это...
   - Это искусство! - резко оборвал он попытку ответить. Голос разнёсся над площадью, враз стал громче, как будто Сарту дали мегафон. Неужели он умудрился усилить звуковые волны с помощью колдовства? - Искусство противостоять врагу, когда всё, что у тебя есть, это магия. И только магия. Ты сам себе оружие и сам себе щит. Ты выходишь с пустыми руками и создаёшь для себя и доспехи, и копья, и стрелы. Конечно же, как раз не ты, а настоящий, достойный маг. Даже этот бесполезный чародей имел представления о чести, которых нет у тебя, того, кто воспользовался низким оружием, лишь бы только вырвать победу, - он мановением руки подтянул к себе обронённый мной нож, подвесил в воздухе перед собой. Под яростным взглядом мага рукоять вспыхнула, а сталь добела раскалилась, потекла, собираясь в металлический шар, а потом и вовсе испарилось. - Позор, самый настоящий позор для любого мага! - тут он вновь заговорил обычным голосом. А я успел подумать, что оказывается вот почему Хас, когда выдал ему арбалет, смотрел, как на врага народа - всё из-за этих дурацких правил. Харальд упоминал что-то такое, но я посчитал обычными предрассудками, личными вкусами, а не суровым табу, нарушение которого означает бесчестье. - И я даже не буду говорить о твоей смешной попытке героически спасти понравившуюся девушку, словно рыцарь из сказаний, когда сам ты был в большей опасности. Это уже просто глупо, превращать испытание в сентиментальную балладу. Особенно для человека, не слыхавшего о чести...
   - Девушку? - переспросил, даже не сразу поняв, о ком речь. Затем дошло, я резко взмахнул рукой в сторону названной "девушки", ляпнув без раздумий: - Да ты из ума выжил, старче, зачем мне это дитё? - что поделать. Я мог снести его разглагольствования о чести мага и прочей лабуде, но последнее оскорбление проглотить не получилось. В горло не полезло.
   - А что, уже почти самый возраст. И кого это когда останавливало? - усмехнувшись, съязвил Сарт. Мой резкий тон он то ли проигнорировал, то ли пока оставил в стороне.
   - Я знаю, даже не представляешь, насколько хорошо... - ответ прозвучал тихо. Перед глазами сразу встала резня в Бертане. - Но меня с такими ублюдками не равняй.
   - Как будто ты можешь мне помешать. Или будто мне стоит замолчать из уважения к тебе. Но зачем-то же ты её спас?
   - А что мне оставалось, просто смотреть, как ты превратишь ребёнка в пепел?
   - Да это всё равно простое любопытство, не более. Можешь идти, ворота открыты, - по его жесту створки действительно распахнулись, мои слова наставник проигнорировал, - среди магов такому, как ты, делать нечего.
   - Не сказал бы, что буду по вам всем скучать, - произнёс я искренне.
   Огляделся по сторонам, осторожно поворачивая всё ещё гудящую после ударов голову. Магистры, студенты, даже кандидаты - почти все смотрели с презрением, как на полураздавленное насекомое. Разве что на лицах тех, кто помладше, написано скорее удивление, от них дуэльный кодекс магов был пока далековат. Да спасённая девчонка, хоть и явно недовольная, что к ней отнеслись, как к маленькому ребёнку, смотрела всё же с благодарностью, думаю, даже не столько за спасение, сколько за то, что так или иначе помог сдать экзамен. Что ж, всегда пожалуйста, думаю, на самом деле я не очень-то и рассчитывал на этот путь возвращения домой, хотя действительно хотелось помимо прочего изучать магию и разбираться в своих способностях, будь для того возможности. Что ж, сэкономим время, переходим к более быстрому "плану Б", уже без альтернатив. Ещё по пути в город я понял, что мои самостоятельные возможности исчерпаны. Чтобы подобраться к Дафсару, глубже изучить магию, да чтобы банально с голоду не помереть без денег - в любом случае придётся присоединяться к какой-то околомагической организации с большими возможностями. Таких, помимо Альянса с входящими в него академиями, я знал ещё две: посредники Стефана и убийцы Элизы. Однако эта девчонка, относящаяся к людям как к куклам и без особой бережливости разбрасывающаяся чужими жизнями, симпатии отнюдь не вызывала, и выходов на её соратников тоже нет, а Стефан хотя бы обмолвился, что с заказом надо будет добраться до главного рынка Самрена. Но в любом случае, придётся отдать свой последний актив - дневник. А ведь дьявол его знает, в чьи руки он потом может попасть, и какой мерзости с его помощью могут натворить, но выбора нет, в конце концов, живой Дафсар представляет куда большую проблему, чем его торопливо нацарапанная тетрадка.
   Может быть, на этом поле магическом есть и другие игроки, но как о них разузнать? В научных трудах и методичках о таком не пишут, Интернета тут нет, и не будет, газеты есть, но стоят дорого и посвящены в основном делам мирским, особенно придворным и торговым. Остаточные знания из игр подсказывали, что работу и слухи всегда можно найти в тавернах, но на деле там говорили о чём угодно, но только не о магии. Да и с чего бы? Это как у нас в городе зайти в ближайшую заводскую столовую или кафешку для свиданий и заводить с незнакомцами разговор о синтезе гелия-3, и о том, где можно из-под полы купить несколько литров. А в кабаках возле академии, где о таких материях говорить могут, был строгий фейс-контроль и людей с улицы туда вообще не пускают. Вот и остаётся пользоваться той информацией, что есть на руках.
   Идти к теневым дельцам придётся уже без вопросов, раз я, оказывается, вообще не колдун, так, одно название, какая теперь Академия магии? Чёрт, а это всё-таки ударило куда больнее, чем я предполагал. Не спорю, мысленно уже успел примерить мантию магистра, и в фантазиях сидела она очень даже неплохо. А теперь выясняется что всё, к чему я пришел, что успел изучить, не стоит капли внимания "нормальных" магов, а я для них так и останусь бесполезным фокусником, как не тужься и не крутись. Теперь придётся о многом подумать заново, но, в конце концов, мой дар никто не отнял, каким бы слабым он ни был. Бесполезный я или нет, но Сарта почти смог убить. Так что, теперь придётся взять таймаут и заново обдумать намеченный запасной план. Да и этот дуэльный кодекс подкинул кое-каких идей
   - Ну, тогда до встречи. Берегитесь чужаков, - сказал я, глядя в глаза несостоявшемуся наставнику. Кивнул девчонке, помахал рукой, всем разом, и медленно похромал к воротам. На площади про меня уже забыли, там закипела деловая суета: студенты развеивали остатки магического мусора, профессора собирали вокруг себя абитуриентов, магистр Ольсен затянул речь о том, что маг должен всего достигать в своё время, а не рваться вперёд, как некоторые... Удаляясь от толпы, я вдруг подумал, что простой серый камень вместо мозаики на этой площади используют, чтобы легче было ремонтировать четырежды в год после подобных шоу. Неуместная мысль пришла, потому что я опустил взгляд в землю, но она помогла отодвинуть размышления о том, куда и как двигаться дальше. Если у меня был второй путь, ещё не значит, что на него так легко решиться. План не зря был запасным. Я ещё не готов к нему. Но нельзя и отказаться и забыть про всё. Если Дафсар останется в живых, я уже буду соучастником его преступления. Как тот кто знал, и мог вмешаться, но просто занялся своими делами.
   Уже выходя за ворота Академии, я почувствовал взгляд. Не могу поручиться, но, кажется, Сарт вовсе не забыл о моём существовании, едва закончился разговор.
   ***
   - Что, болезный, хочешь тоже двадцать капель для поправки здоровья? - произнёс сиплый, но очень жизнерадостный голос.
   - Не...кхе-кхе... - слишком резко отвернувшись от стеллажа, заполненного склянками с красками, ядами и эликсирами, я закашлялся от боли в груди. Прошла уже почти неделя, проведенная на полупостельном режиме за парой купленных уже в городе книг. Ценой перманентного использования всего магического резерва синяки и ожоги почти сошли, но колено и не до конца зажившие рёбра доставляли хлопот. Восстановив дыхание, всё-таки ответил, медленно подбирая слова: - Нет, пожалуй, воздержусь.
   Гном-алхимик только отсалютовал мензуркой с какой-то парящей фиолетовой гадостью, демонстрируя, что не собирается настаивать. Не то чтобы я такой убеждённый трезвенник, но один вид разноцветного пойла, обычно стоящего на стойке бессистемно прямо среди колб с реактивами, заставлял проникнуться отвращением к алкоголю. Запах этой дряни сам по себе начинал вызывать похмелье, и рядом с ним даже самые убойные коктейли, вроде любимого Сержем "Бронебойно-зажигательного", бьющего по голове с армейской прямотой, или обманчиво-коварного "Возмездия Брэган Д'Эрт" от Славы, казались не крепче лимонада. Порой возникало ощущение, что хозяин этой небольшой полутёмной лавки выбрал стезю алхимика исключительно ради доступа к спирту и другим интересным веществам. Странное имя, "Лесэй", заставляло подозревать в нём собрата по несчастью, по аналогии со мной, "Алексея" бы тут переиначили именно так. Вот только внешне алхимик был первым встреченным мной чистокровным гномом, от массивных ботинок пятьдесятздорового размера и до шикарной русой бороды, кое-где опалённой по краям, причём расстояние от одного до другого не превышало и полутора метров. На вопрос же о родителях, польщенный алхимик ответил, что они оба гномы из южных земель Санкары, и на том расследование и закончилось.
   Пытаться копнуть глубже если и стоит, то не сейчас, уж больно тема опасная. К тому же теперь я не просто догадываюсь, я чётко знаю, что в этом мире такой не один. Через два дня после расставания с Хасом - доверия между нами так и не возникло вновь, потому оба от греха подальше предпочли разбежаться, едва добрались до населённых мест - в забытом богами городке на нейтральной полосе, должно быть построенном ещё до падения империи, мне встретилась табличка "казнённый шулер". Указывала она не абы куда, а на железную клетку с выбеленным солнцем скелетом, стоящую подле небольшой, на два "висячих места", виселицы у ратуши, такой же заштатной, как и весь городок. Я не воспринял это всерьёз, пока в этой самой ратуше, внутри такой же пыльной тёмной комнаты, как в этой лавке, не увидел мутный колпак из толстого дешевого стекла, прикрывающий оставшийся от шулера "артефакт". И потом долго простоял, не в силах отвести взгляд от этой "витрины". От пистолета Кольта М1911, навечно вставшего на затворную задержку, когда закончились патроны.
   Отвлёкшись от воспоминаний, вновь пробежал взглядом по представленным товарам и похромал к хозяину, опираясь на тяжелую трость. Несмотря на злоупотребление разной бормотухой собственного изготовления, в деле он явно разбирался. Наткнувшись на эту лавку ещё до экзамена, я пару раз заглядывал, пытался окольными путями выяснить точный уровень местной науки и, что важнее, перспективы практического применения. Магия этого мира невольно поддавала направляющего пинка здешним менделеевым, заставляя отвлечься от поплёвывания в пробирку в надежде вырастить гомункула, заняться реальными исследованиями. Теперь ещё и неудавшееся испытание подкинуло идей, а желание добраться до Дафсара требовала расширить собственный арсенал.
   - Скажи-ка, уважаемый, неужели такой выдающийся алхимик, как ты, занимается лишь красками да спиртом? Неужели металлы остались вне рамок изысканий? - спросил я учтиво. Из каких-то остатков школьных воспоминаний всплывало, что алхимики знали семь металлов: золото, серебро, медь, железо, ртуть, кажется, и два ещё каких-то...
   - Да ты знаток, эт самое. Вечно вам волшебникам подавай что-нибудь эдакое, - сказал он под неопределённый взмах лопатообразной ладонью. В другой крепко сидела склянка с очередным алкогольным кошмаром, переливающимся оттенками пронзительно-зелёного цвета. В любом случае, удобно, сразу представился магом и не будет лишних вопросов. - Есть кое-чего, но сам понимаешь, редкие металлы, они редко кому и нужны, хе-хе. Чего не могут сваять кузнецы по соседству, то уже блажь и не потребно никому, понимаешь?
   - Более чем. И всё-таки, у меня и интерес не самый обычный. Недавно один маг продемонстрировал - он сделал щит из почти белого металла, который даже пламя... - я запнулся, температуру горения метана забыл, да и едва ли фамилии Цельсия и Кельвина кому-то здесь что-нибудь скажут, - даже пламя болотного газа выдерживает, не думая плавиться. Было бы интересно пощупать такой материал руками.
   - Конечно интересно, мне тоже, и ещё как! - Лэсей согласно кивнул, без малейшего промедления добавил, оставляя в сторону свой "бокал": - Понял, о чём ты, мы, алхимики, называем его "холодным серебром". Лишь очень сильные маги таким могут пользоваться, секрет передаётся от одного другому, а найти настоящее и вовсе почитай невозможно. Очень-очень большая редкость, у меня такой нет, и не думаю, что даже во всём городе ты его отыщешь, разве только у ваших, в Академии. Это почти что металл волшебников.
   - "Металл волшебников"? - он не подразумевал, что предмет разговора принадлежит людям из Академии, словосочетание звучало как устойчивое выражение. - Алхимический термин?
   - Не слышал раньше? - сделав не большой глоток, он пояснил: - Ну, может у вас это как-то иначе называли, но в санкарской Академии привыкли так говорить. Металл волшебников или в широком смысле "вещество волшебников" это чистая материя, в том числе и металлы, и кислоты, и газы, которые в нашем мире не существуют вообще, или их не научились пока добывать в земле, выплавлять из руды или намывать из песка. То есть, маг призывает в мир этот металл, показывает ученику. Раз показывает, двадцать раз, или двести. Пока тот сам такой же не призовёт. А потом тот покажет своему ученику... понимаешь? Настоящего естественного вещества во всём этом процессе вовсе нет.
   - А, ну я вроде уловил. А откуда их берут? Если его нет в мире, самый первый маг в начале цепочки ведь где-то его взял? Нельзя придумать материал, которого нет, я уж на что новичок, а за это ручаться могу.
   - Да это само собой. Должен быть самый первый образец. Кое-что в старых руинах ковыряют, за все войны в ремесле утеряно много было. А так находятся сумасшедшие, что притаскивают в обжитые земли всякие редкости из той бездны, - я беззвучно пробормотал "сталкеры", пока гном отвлёкся на очередной глоток своей дряни. - Что-то, говорят, вовсе случайно изобрели или по ошибке, но это больше слухи. А вот некоторые принесли Шулеры из своих миров или наколдовали уже здесь. Тот, что ты просишь, иногда называют бесовским серебром, одна из этих тварей из-за грани лет сто пятьдесят назад любила пользоваться заклинанием "серебряный шторм" - на самом деле ни беса не серебряный, а просто стена клинков из "холодного серебра". Потом его в каких-то горах всё-таки нашли, но по граммам, и куда дороже золота. Понимаешь, откуда у меня взяться подобному?
   - Ага, понимаю. Спасибо, учитель всё это и впрямь иначе называл, так хоть теперь буду местных понимать. Но жаль, были планы на этот металл, - ответил я, не вдаваясь в детали о моих отношениях с Академией. А ещё мысленно вознося молитвы призраку коммунизма и мировому разуму, что не сделал трость для выхода в город из алюминия. Более чем уверен, что и он в списке волшебных подарков от Шулеров. Какое-нибудь "лёгкое серебро". И вольфрам отпадает, лучше поискать что-то безопаснее, что могли открыть в средние века. Вряд ли та девчонка тоже из иного мира или имела в учителях серьёзного мага. - Но если есть холодное серебро, может, бывает и горячее? Серебристый лёгкий металл, который горит как пор... как стружки, если поджечь или плеснуть водой?
   - Не горячее, а горящее, - важно поправил гном. - И тут тебе повезло, незнакомец, такое у меня действительно имеется. А раз ты маг, и явно хочешь научиться сам его повторять, то задаток вперёд.
   - Что ж, звучит честно.
   Монеты отсчитал охотно, но жаба в душе уже разминал лапы - сегодня я планировал раздобыть денег, но вот если план сорвётся, то начнутся проблемы, а про все замыслы можно надолго забыть. Несколько небольших кусочков белого металла гном со всеми предосторожностями принёс откуда-то из своих закромов на глиняной тарелке, не достал из керосина, как я помнил из школьных опытов. Но с другой стороны, какой тут керосин?
   - Это точно он? Насколько я слышал, такой ведь может и на воздухе вспыхнуть, и хранят его обычно не так.
   - Хороший у тя слух, маг, про такие тонкости мало кто знает, даже из ваших. Но и ты не ведаешь, что есть разные сорта горящего серебра, одни очень чуткие, даже к воздуху, другие не настолько. Этот - не самый редкий, но и нам хранить такой немного проще.
   - Вот как? Ну, беру-то я его в любом случае.
   Отсчитав остаток платы, я поднял в воздух самый маленький из кусочков, подвесил чуть в стороне и начал греть, пускай отдавать силу незнакомому материалу и сложновато. Свинец уже бы два раза расплавился, однако металл продолжал стойко держаться, как вдруг мгновенно полыхнул ослепительно-белым пламенем, оставившим яркие круги в глазах. Как от световой гранты или фотовспышки... Когда эта мысль пришла в голову, я улыбнулся, не слушая заковыристой брани гнома, и на ощупь потянулся к кошелю. Определённо, стоило компенсировать ему беспокойство, ведь у меня есть все шансы получить в руки неплохое средство в виде даже не натрия, а магния. Да и работать нам с Лэсеем ещё вместе, благо имеются и иные задумки...
   В итоге я слегка задержался с непредвиденными экспериментами, и к ювелирным рядам на рынке подбежал с небольшим опозданием. Пожилой торговец посмотрел с укоризной, явно желая сказать что-то на тему "эх, молодежь...", но вместо этого только кивнул на свою палатку. Едва ли стоит доверять человеку, который впаривает такое откровенное барахло для деревенских, включая "подлинные реликвии старой империи" (купившим более пяти реликвий - скидка). Но когда ещё в прошлый четверг, до экзамена, я начал искать "друзей моего хорошего знакомца Стефана", именно он первым ответил, что знает, о ком идёт речь. Второй раз мы общались пару дней назад, на встречу я скорее приполз вдоль стенки, постоянно подновляя самодельные и примитивные лечебные заклинания. А там пришлось ещё общаться многозначительными намёками на грани угроз и шантажа, чтобы добиться уже реальных переговоров. Назначенных как раз сегодня.
   Полог из тяжёлой тёмно-серой ткани отдёрнул телекинезом, ещё за пару шагов до входа. Просто на всякий случай. Однако внезапного удара или арбалетного болта в упор не последовало, и я вошел внутрь. Непохоже, что тут хранили товар, скорее место для переговоров: небольшой стол с одиноко горящей свечой, два табурета и ничего больше. Ближайший из стульев предназначался для меня, а вот напротив уже сидел мужик, пусть и одетый как успешный торговец, но при том самого каторжного вида, без ушей, половины зубов, с много раз сломанным носом и парой рваных уродливых шрамов. Справа и слева у матерчатых стен замерли двое, по одну руку - туповатый громила с дубинкой у пояса, по другую - тщедушный и бледный "интеллигент", укутанный в просторный плащ.
   - Я слышал, ты искал встречи. А теперь и сам опаздываешь. Нехорошо так поступать, не деловой это подход, - произнёс главный из них неторопливо. Голос у него был низкий и жутковатый, но не похоже, что пытается угрожать, скорее это его обычный тон.
   - Прошу меня простить, имелись хлопоты, что пойдут на пользу, в том числе, и нашему сотрудничеству, - ответил я вежливо, опустил голову, признавая свою вину.
   - Вот как? А с чего ты взял, что нам нужно с тобой сотрудничать. И кто ты вообще такой?
   - Как и говорил вашему связному, я просто свободный маг, который вместе со Стефаном участвовал в одном предприятии, думаю, известном тебе. К сожалению, сам он убит упырями во время зачистки города, но успел объяснить, что ищет, и кто в сей вещи заинтересован, - объясняя детали, я так и не стал садиться. Просто стоял перед столом, в какой-то момент аккуратно потянувшись к поясу и вытащив из висящей там сумки небольшой цилиндр, деревяшку, обтянутую тканью. Крутя её в руке, я закончил: - И хотя его не стало, цели достичь удалось. Полагаю, та самая вещь очень бы пригодилась вам?
   - Хочешь сказать, что это она? - переспросил главарь с сомнением, разглядывая кусок дерева. Его пальцы странно двигались, то беспокойно ощупывая край стола, то выстукивая какой-то мотив, то просто сплетаясь и расплетаясь - это меня настораживало.
   - О, конечно нет, просто моя игрушка, чтобы руки в походе было чем занять. Тебе же нужно вот это... - я расстегнул дополнительный ремень на поясе и потянул из-за спины тяжелый ящик, с большую книгу размером, из полированной стали, с причудливым замком и креплениями для переноски. Защелки оплавлены - разгадывать секреты всех хитрых запоров было некогда. Ремень тоже новый, но что поделать, если старый давно или сгнил, или его сгрызли крысы. - Тот самый дневник, того самого мага. Обсудим цену?
   - Вот только откуда мне знать, что Стефан действительно умер из-за вампиров? А не оттого, что кто-то всадил нож в спину, не пожелав делиться призом.
   - Да ниоткуда. То есть, конечно, можете собраться и большой ватагой отправиться в Аргемб, найти там тело, если упыри - а не вампиры, кстати - от него что еще оставили. Но, думаю, сейчас тебе куда важнее получить заказанный товар. Который ты больше нигде и ни у кого найти не сможешь. Потому мои требования просты - те же деньги, что полагались Стефану, а также дальнейшее сотрудничество.
   - Не уверен, что в подобных обстоятельствах... - начал он.
   Пальцы каторжника как-то странно дёрнулись, складываясь в непонятный знак. Тут уж у меня не выдержали нервы, и без того дрожавшие во время всей беседы, как провода под током. Резким жестом я с помощью телекинеза подбросил кинжал из ножен прямо в пустую ладонь, затем швырнул вперёд. Одновременно пошло в ход заклинание, долгими часами заучивавшееся по пути в город. Деревяшка в руке, являвшаяся пустой рукоятью меча, уже была направлена торцом в нужную сторону, когда возникло лёгкое титановое лезвие, оставалось лишь лёгким движением ткнуть остриё под подбородок противнику. Этим приёмом я мог гордиться - ведь требуется не просто создать клинок вместе с хвостовиком, но материализовать последний точно внутри полой рукояти так, чтобы гарда и "яблоко" на другом конце надёжно закрепили лезвие. Через мгновение остриё висящего в воздухе кинжала замерло перед глазом каторжника, а меч почти коснулся горла потянувшегося под плащ "интеллигента". Похоже, образ мыслей Стефана разделяли и его коллеги, делая ставку на неожиданность и обман - так, сурово выглядящий громила на самом деле был магом, с начала разговора он довольно успешно закрывал палатку от прослушивания, глуша все звуки и не давая им выйти за тонкую ткань - воздух у стен и вокруг самого амбала будто слегка светился от магии, энергии уходило много. А вот его напарник, хоть и выглядел как ученик летописца, очень шустро дёрнулся за оружием, ещё чуть-чуть, и я бы не успел. Да и главный у них явно поумнее, чем пытается казаться.
   - Думаю, мы просто слегка не поняли друг друга? - спросил я. Судя по ощущениям, попытка изобразить ухмылку плавно переросла в нервный тик.
   - А не слишком ли ты шустрый, парень? - спросил каторжник почти равнодушно. Он вздрогнул, когда я начал двигаться, похоже, и в самом деле не отдавал никаких команд. Но уже сумел справиться с собой. - Приходишь, железяками машешь...
   - Что поделать, жизнь у меня такая, неспокойная. От неё верить людям становится тяжело. Ваш заказ тому поспособствовал тоже, на этот ящичек желающие находятся быстро. Итак, у нас просто маленькое недопонимание, или?..
   - Будем считать, что так, - ответил он, движением пальца велел "интеллигенту" не дёргаться. По крайней мере, тот медленно отшагнул к стене, плавно опустил руки.
   - Очень рад, - ответил я, тоже опуская оружие, хотя и не расслабляясь полностью. - Я ведь так и не озвучил своё предложение. Думаю, вас бы очень заинтересовали все записи Дафсара вместо одного дневника, не так ли? А кроме того, уверен, вы всегда найдёте человека, а может и не одного, кто охотно оплатит смерть Эрика.
   - Вот даже как? Однако мы лишь посредники, убийством магов занимаются другие люди...
   - Ой, да я умоляю, и ваша группа просто так откажется от денег?.. Я-то немного попрошу в оплату, а Дафсара явно ненавидит целая толпа народу, и вы можете ободрать сразу их всех. А остальным заинтересованным потом рассказать, что брали заказ только на его книги и документы, а что колдуна пристукнули при ограблении, так это случайно получилось. Вам книги его ведь и впрямь не помешают, раз даже вокруг одного журнальчика столько возни? И кстати нём, вначале обсудим вознаграждение за дневник - часть его, думаю, могу взять и информацией, вы же наверняка собирали сведения о Дафсаре уже давно.
   - Может и так. Но я пока не говорю ни "да", ни "нет", предложение выгодное, если возьмешься, но тут как главный решит. А вообще, зачем тебе это всё нужно?
   - Будем считать, что мне срочно потребовались большие деньги и надежные друзья.
   ***
   Для маскировки в городе нет ничего удобней уличной толпы. Главное не лезть против потока, а плыть вместе с её течением и будешь незаметен, как ещё одна рыба в косяке или ворона в огромной стае. Проблемы возникают, когда доберешься до места и понадобится её покинуть.
   С самого утра толпа запрудила улицы города, а на площадях эти людские реки сталкивались, подобно шумным бурлящим водоворотам. Самрен был и оставался в первую очередь торговым городом, века назад поднявшись на пересечение новых караванных путей после распада старой Империи. Само собой, праздник в честь бога торговли, пятнадцатое мая, здесь считался заодно чем-то вроде Дня города, и отмечали его все подряд, даже поклоняющиеся другим богам. Не говоря уж, что куча народу съезжалась со всех окрестных сёл и деревень, побузить с городскими, попьянствовать, ну и поторговать заодно.
   Из плотного потока людей в ярких праздничных нарядах меня выбросило почти у дверей постоялого двора на одной из центральных улиц. Четырёхэтажное каменное здание с двускатной крышей на фоне всех виденных прежде в этом мире гостиниц как "Хилтон" рядом с ночлежками смотрелось, не меньше. У входа даже пара охранников с крепкими дубинами присутствовала, а их форма и лёгкие доспехи казались подогнанными лучше, чем у городских стражников. Благо сравнить можно прямо на месте - эти гостиничные церберы беззаботно трепались как раз с одним из них. Штатную алебарду страж порядка устроил на плечах, перегородив длинным древком почти всё крыльцо. То ли местные постояльцы так рано не встают, то ли наоборот - уже все разбрелись по торговым рядам и кабакам. Второй вариант куда хуже, но он и более сомнителен. Ладно, не стоит долго топтаться в стороне, так можно пропустить момент, да и подозрения вызвать совершенно ненужные.
   - Лёгкого пути. Уважаемый сударь, не будешь ли любезен уступить дорогу? - спросил я в меру подобострастно. Мой небогатый наряд лавочника отлично сочетается с таким тоном, а довольно дорогой, даже пышный плащ немаленького размера, что очень осторожно держу в руках, должен только добавить образу достоверности. Уже почти неделю я по паре часов в день бродил в нынешнем образе по центральным кварталам, чтобы привыкнуть к маскировке, но всё равно сейчас было очень страшно. Вдобавок приходилось голос повышать, почти кричать, чтобы пробиться сквозь шум бурлящей толпы, а примут стражи это за агрессию, и что тогда? - Меня наверняка уже ждут.
   - И тебе лёгкого. Звиняй, парень, не заметил. Проходи себе, - радушно ответил стражник, беря алебарду в руки и освобождая путь.
   - Благодарю.
   - Эй, постой! А ты к кому идешь? - охранники не утратили бдительности, один из них, повыше, с роскошными будёновскими усами и эльфийскими ушами, что создавало крайне дикий контраст, шагнул вперёд, начав расспросы.
   - Да вот, заказчик наш у вас тут живёт, на четвёртом, вроде как, этаже. Праздник, знаете, праздничком, а человек не ждёт. Одёжка готова, стало быть, надо доставить. Знаешь, чего стоило сюда такой плащ донести, когда кругом куча уже с утра бухих в дугу сельских дуболомов, а каждый второй машет кружкой налево и направо? - решил сыграть на сочувствии и классовой, так сказать, близости.
   - Что есть, то есть, тут человек пять деревенских уже в двери ломились, приняли с пьяных глаз нашу гостиницу за трактир.
   - Одно слово, деревня, и так каждый год, - согласился второй охранник, низкий, но очень крепкий, наверняка полугном. Но явно не дурак, я ещё вызывал у него подозрения: - Вот только, это кто ж там у нас на четвёртом этаже любитель таких тряпок? Как именно звать? Мне-то ничего заранее никто не сказал.
   - Ой, да откуда я-то знаю? Хозяин сказал - сюда придти, там на четвёртый, слышь ты, не на третий, именно на четвёртый этаж, - я изобразил строгий ворчливый голос, - там от лестницы по правую руку вторая дверь. Ещё и повторил на три раза, будто я совсем уж тупой пень или вчера родился . Слушайте, я понимаю, ворота стеречь - ваша работа. А тряпки по городу таскать такие, за любое пятно на которых два года в долг пахать бы пришлось - то моя работа, - для убедительности я аккуратно встряхнул вешалку, стараясь не откинуть капюшон. И не так уж сильно и соврал - всю дорогу приходилось беречь плащ, как картину Репина на пейнтбольном полигоне, явись я с испорченной одёжкой, кто ж тогда поверит? - Но сам подумай - будет большой человек, а если ещё из благородных про тебя или про меня вспоминать лишний раз? Тебя предупреждать, что придёт кто, или мне указывать, как заказчика зовут?
   - Твоя правда, - согласился низкий охранник, вздохнув тяжко. Похоже, не в первый раз у них такое. Жестом велел напарнику освободить дорогу. - Давай, но только быстро, туда и обратно. А решишь чего прикарманить по дороге, ты учти - назад всё равно тут пойдешь, а у меня глаз намётанный...
   - О, не изволь беспокоиться, я не первый день в деле. Уж знаю, что можно, чего нельзя. Спасибо, от кого другого бы я понимания не дождался.
   Портье, или как зовётся этот мальчишка, раздающий ключи от номеров, взглядом не удостоил - раз охрана пропустила, значит, так и надо. Я начал быстро взбираться по замечательной, даже не думавшей скрипнуть, лестнице наверх, придерживая свою ношу. Попутно пристально оглядывал себя, пытаясь отыскать хоть искру действующей магии. Однако работа проделана неплохо - убрал все барьеры, вплоть до стерегшего кошелёк от карманников, и теперь в плане заклинаний был чист и невинен. Остался разве что толмач, но эти чары практически незаметны даже во время работы. Совсем было бы хорошо, если б под воротом рубахи кожу угрожающе не холодил толстый ошейник из олова - страховка Посредников на случай всяких неприятных осложнений.
   На четвёртом этаже, вспоминая данные рекомендации, я прошел до конца коридора и убедился, что тут совершенно безлюдно. За дверью моего якобы заказчика стояла тишина, дворянчик-провинциал, известный в узких кругах пьяница и кутила, наверняка отсыпался после очередного загула - легенду умелые люди прорабатывали тщательно, укажи я на пустой номер или комнаты, занятые немолодой волшебницей, и операция бы срезалась ещё на внешней охране. Тихо подошёл к почти незаметному люку в потолке там, где и указано на плане, открыл, аккуратно забросил в темнеющий проём плащ и сам полез на чердак. Засов лишь с одной стороны, сверху уже не закрыть, ну да мне тут не ночевать.
   - Итак, приступим, - произнёс шепотом, когда глаза привыкли к пыльному полумраку, расчерченному полосами света. Медленно вытащил не очень большой "одноножный"* арбалет, чьи плечи служили "вешалкой" плаща, а стремя было скрыто капюшоном. Аккуратно ступая по рассохшимся доскам, подошел к маленькому окошку без стекла, выходящему на площадь, присел с краю, чтобы не попасть в столб солнечного света. Даже немного дух захватило, давно не приходилось видеть такую массу ярко наряженных люда сразу, да ещё танцующих под музыку и собственные пьяные песни. Аж в глазах зарябило от пестроты. Поглядывая на шумную толпу, поглощенную представлением бродячих циркачей, бросил на пыльный пол плащ, он ещё пригодится при отходе, уложил на него три болта, до того притянутые огрызком верёвки к ложу. Начал взводить тетиву торчащим на месте приклада винтом - оружие одолжили продвинутое и чертовски недешёвое.
   Приметив, что из нужного переулка показался маг в ало-золотом плаще, надменно вышагивающий в окружении четырёх охранников, я торопливо наложил болт и приставил стремя арбалета к оконной раме. К счастью, статус мага, тем более - старого и опытного наставника Академии, как свидетельствуют цвета, с гарантией держал людей в стороне. А его воины в крепких доспехах под ярко-оранжевой, в тон хозяину, одеждой ещё облегчали задачу, чётко держали пустым метровый квадрат вокруг хозяина. Оставалось дождаться, пока Эрик Дафсар остановится, превратившись в отличную мишень. После вдумчивого, до тошноты и отвращения ко всему миру, многократного прочтения рабочего дневника, пускай лишь той части, что удалось расшифровать, я не испытывал и малейшего сомнения в совершеннейшей этичности убийства этого человека, и угодности сего действия любым возможным богам. Хорошо, что арбалет тут почитают за оружие для стрельбы залпом из строя, не придавая значения его точности, это сыграет на руку. За городом маг на себя, может, и навесит барьер на случай обстрела из кустов, а среди домов и под прикрытием охраны они куда больше опасаются внезапной молнии или ледяного копья, потому упор идёт на рассеивающую завесу. Но это общая теория, отсюда мне не видно, есть ли на Дафсаре барьер и какого типа.
   Наконец, маг остановился у помоста. Любые дополнительные сведения Посредников стоили дорого, но надо отдать должное - тут мне не соврали. Эрик недолюбливает общество, но показаться среди простого люда в праздник означает продемонстрировать близость к народу, которую на словах провозглашают Альянс и Академия, это одобряют. Вот по большим датам Эрик и посещает пару раз в год ближайшую к своей резиденции площадь, просто, чтобы его увидели, но далеко не пришлось тащиться.
   - Попался, - удовлетворённо отметил я, прицеливаясь в яркий силуэт. Последние две недели, сразу после фиаско с экзаменом, стрельба из арбалета занимала в моих упражнениях далеко не последнее место, до мозолей на пальцах и натёртого плеча, а расстояние тут даже чуть меньше сотни метров. У этого чуда местных левшей ещё и вместо приклада винт, при интенсивных тренировках быстро сплошная рана будет вместо плеча, из-за этого под одеждой приходилось крепить кусок войлока как амортизатор.
   - Стоять, мразь! - крик эхом разнёсся по чердаку, сверкнувший на солнце кинжал с хрустом воткнулся в деревянную раму у моего лица. В момент выстрела я дёрнулся от этого вопля, потому клинок и не вонзился мне в глаз. Но и выпущенная стрела ударила в спину девушку в лёгком платье, стоявшую метров за пятнадцать от Дафсара.
   Судя по тому, что маг почти сразу начал оборачиваться в мою сторону - настоящие неприятности ещё даже не начинались. И радушный прежде стражник, с перекошенным лицом поднимающийся на чердак, не доброго здоровья мне пожелать явился.
   _________________
   *Арбалеты делятся на одно- и двухножные (1-feet и 2-feet) в зависимости от того, одной ногой или двумя надо вставать на стремя для натягивания тетивы.
  
   Глава 12.
  
   Даже не задумываясь, я бросил арбалет, откатился от окна и сразу же, не поднимаясь с колен, вскинул правую ладонь с повисшей над ней круглой мушкетной пулей. Алебарду стражник с собой не поволок, просто бросился с голыми руками на трусливого убийцу. Что этот самый киллер-неудачник может оказаться магом, в голову ему не приходило до момента, когда мощный удар сбил стража порядка с ног. Пыли поднялось до потолка, опасно захрустели доски, но кровь по ним так и не потекла. Я придержал скорость пули, она даже не пробила доспех, но пара сломанных рёбер и долгий сон будут гарантированы.
   Оглушительный грохот и треск за спиной заставили упасть на пол, закрывая голову руками. Обернувшись, я увидел, что на чердаке стало куда светлее - гигантская стрела, напоминающая даже не снаряд баллисты, а рельс с половиной противотанкового ежа на конце, расширила окошко раза в два и застряла в противоположном скате крыши. Меня начал бить озноб от мысли, что пройди она на полметра ниже и...
   - Пора валить... - хрипло констатировал я. И сразу закашлялся от пыли. Быстро отыскал среди обломков и щепок уцелевший арбалет, подхватил вместе с оставшимися болтами и, низко пригибаясь, побежал на другой конец чердака. Была мысль надеть и плащ, чтобы не сумели опознать во время побега, но это лучше сразу забыть. Носиться в развевающемся длиннополом одеянии по черепичным крышам - довольно причудливый способ покончить с собой. На бегу я вбил три широких меча в пол, перегородив лезвиями проём люка минут на десять. Попутно отметил с некоторой гордостью, что наконец стало получаться нормальное оружие, с гардой и правильной рукоятью, а не просто заточенная полоса металла
   - Блин, с парашютом не повезло, если теперь ещё и с коровой обломали... - пробормотал я фразу из старого анекдота. В конце концов, маршрут отступления тоже готовили Посредники, и моё знакомство с ним пока ограничивалось разглядыванием издалека да схемами. Вот только рассиживаться тут точно не стоит, а то возникнут серьёзные проблемы. Конечно, если непонятный маг с горы убьёт для них Дафсара, прибыль многократно окупит любые риски - так почему бы ему не довериться. Но на случай, а вдруг этот самый маг попадёт в плен, или с самого начала решил просто сдать всех Эрику, и существует этот ошейник у меня под воротником. Где-то неподалёку должен сидеть контролёр, специализирующийся на работе именно с этим металлом, и если что-то пойдёт не так, то магическая удавка из расплавленного олова определённо помешает мне заговорить. Потому не стоит давать им поводов для лишних подозрений. Конечно, я как смог попытался поднять завесу вокруг него, чтобы хоть первую "команду детонатора" погасить, но нет гарантий, что получится. И даже если это пустая угроза, проверять их искренность своей шеей как-то не хочется.
   Метров за десять от торцевой стенки я швырнул вперёд большую горсть магниевого порошка, следом отправил узкую струю пламени, левой рукой и арбалетом закрывая лицо. Громыхнуло, обдало жаром, вспышка вышла ослепительной даже сквозь зажмуренные веки. Доски и щепки вылетели наружу, осталась неровная округлая дыра, сквозь которую видно соседнюю односкатную крышу, вот только выбраться через неё совсем нереально. Пара полновесных залпов картечи быстро исправили это, расширив пролом до удобного размера, но надо будет учесть на будущее, что объёмный взрыв не лучшее средство для быстрого разрушения преград. В любом случае, если теперь подойти и перебраться аккуратно через измочаленный край дыры, то можно попасть как раз на следующую крышу... Позади что-то оглушительно взорвалось, я обернулся, приседая и выставляя завесу полусферой. И только смог, что присвистнуть при виде начисто снесённого куска крыши: скаты, стропила, балки, всё выше полуметра как корова языком слизнула, открывая взгляду безоблачное голубое небо. Секунду спустя в другое окошко влетела сиреневая ярко светящаяся сфера, природы которой я поначалу не понял. Ровно до момента, как в воздухе повеяло озоном, а потом мощный взрыв разметал ещё четверть кровли, попутно сбив меня с ног и протащив по доскам почти до пролома.
   - Шаровая молния? М-мать, сколько же у него сил?..
   Впрочем, проверять это на практике было бы неумно. Потому я вскочил, сначала несколькими пулями быстро проломил пол вокруг бесчувственного стража, заставив доски обрушиться под весом тела, кажется, прямо в чей-то номер. Правда, тратить лишнее время пришлось, и использовать медленные круглые снаряды мушкетного калибра, все современные боеприпасы просто прошли бы сквозь преграду без особых разрушений. Больше я для этого человека всё равно ничего сделать не мог. Затем отбежал, опасаясь очередной молнии, разогнался на нескольких метрах до пролома и, сгруппировавшись, просто выпрыгнул наружу, чувствуя, как в спину толкает ударная волна нового взрыва. Короткие мгновения полёта, потом нагретая черепица ударила в подошвы, ободранное о доски плечо болью отозвалось. Равновесия я не удержал, перевернулся через голову и заскользил к краю крыши, обдирая пальцы в попытках уцепиться хоть за что-нибудь.
   - Что б тебя черти!.. - начал я ругательство, пытаясь взмахнуть свободной рукой.
Железный вытянутый щит косо врезался в черепицу, воткнулся на треть, разбросав острые куски обожженной глины. Вытянув ногу, я упёрся башмаком в его вибрирующий после удара край. Падение остановилось в полуметре от пропасти. Невнятно ругнувшись, перевернулся на живот, кое-как поднялся, стараясь удержать равновесие и не навернуться вновь. На самом деле, тут не такой уж и большой наклон, просто с разбегу прыгать совсем не стоило. Я осторожно добрался до ближайшей каменной трубы, перевёл дух, держась за неё, и дальше двинулся уже быстрее, почти что уверенными шагами. Ладно хоть, площадь с разозлённым магом лежала по другую сторону здания. Когда за высокий край крыши уцепились две руки в перчатках, а затем воин в оранжевом праздничном плаще даже не подтянулся, а рывком подбросил своё тело в воздух, приземляясь на хрустнувшую под немалым весом черепицу, я только и смог протянуть:
   - Да вы издеваетесь...
   Там три этажа и высокий скат, по такой стенке ни один, даже самый обколотый стероидами паркурщик не взбежит. Но с другой стороны, имеется и куча украшенных подоконников, карнизов и тому подобного, а от появившегося человека явственно фонило действующей магией, в ход были пущены чары усиления. Не давая времени на оценку ситуации, воин плавно и стремительно направился ко мне, его украшенный узкий меч и обоюдоострый кинжал с широкой гардой стремительно и беззвучно покинули ножны.
От волны пламени враг увернулся лёгким, буквально танцевальным движением, словно под ногами мостовая, а не наклонная крыша. Заряд картечи пропустил над головой, присев в последний момент, выпущенная пуля тоже прошла мимо. Даже с ускоренными рефлексами человек не может уклониться от выстрела почти в упор, но враг отслеживал мои движения и жесты, а его скорость реакции просто невероятна. Ещё один широкий фронт синего пламени ушел в никуда, враг высоким прыжком заскочил на трубу, а затем сразу бросился ко мне - даже не представляю, как он до такого уровня оттачивал координацию. Всё что я успел придумать - создать железную решетку из переплетённых прутьев в метре перед собой, где-то такую видел в прошлой жизни. Воин грузно приземлился на преграду, я всем телом почувствовал этот вес, когда возрос расход силы, а прутья слегка прогнулись под его сапогами. Ячейки решётки, словно вырванной с мясом из какого-то забора, были слишком мелкими, чтобы пролезла рука или нога. А вот меч прошел свободно, только гарда лязгнула о прутья, а остриё уже неглубоко вошло мне под ключицу. Кинжал отлетел в сторону, левая ладонь врага сжалась в кулак, вокруг неё появилась железная латная перчатка. Нечеловеческий удар смял прутья напротив моего лица, а второй точно пробьёт преграду насквозь. И завеса бесполезна - она развеет и решетку, урод рухнет на меня, а его кулак разнесёт мою голову на куски.
   - Тебе не вывернуться, парень, сдавайся, - предложил воин почти дружелюбно.
   - Сгинь, зараза!
   Стиснув зубы, я оттолкнул решетку вместе с человеком, тот, впрочем, ловким пируэтом приземлился на крышу, в прыжке высвободив оружие, стряхнул, несколько демонстративно, капли крови с лезвия. Прутья решетки загремели по крыше, выбивая мелкие осколки. Так, если сейчас не предпринять что-нибудь неожиданное, то мне конец. Отступив на шаг и чуть не покатившись вниз снова, я вытянул вперёд руку, мысленно подготовившись к тому, что сейчас произойдёт. Затем, открыв рот и небрежным жестом материализовав наверху алюминиевый шлем. Стоило ему упасть на голову и приглушить уличный шум, как над ладонью возникли заранее отработанные колебания воздуха, порождая звуковую волну...
   Протяжный вой сирены речного буксира эхом разнёсся над городом, даже я слегка вздрогнул, хоть уже и делал так прежде, а воин на мгновение действительно опешил, руки дёрнулись к ушам. Уронив арбалет вместе с одной стрелой на черепицу, я оставил вторую в пальцах и взмахнул ею, будто пытаясь дотянуться наконечником до груди врага. Тот на инстинктах отмахнулся мечом, концом лезвия чисто срезав треть древка - всё-таки, расстояние между нами ещё было слишком велико, но так и задумывалось. Импульс силы, и заострённая деревяшка с оперением набрала скорость в пару сотен метров в секунду, глубоко вошла воину в низ живота, под доспех. Он схватился рукой за рану, возможно, пытаясь в тот же момент выдернуть стрелу, на мгновение наши взгляды встретились. Я только сейчас разглядел, что сражаюсь с парнем, которому едва ли есть и двадцать пять лет. А затем сорвавшаяся с так и выставленной ладони пуля калибра четырнадцать с половиной миллиметров ударила его в грудь, в буквальном смысле разорвав тело надвое и забрызгав крышу ярко-красным. Не вырвало меня только чудом, должно быть, организм понял, что если я начну здесь, то закончу уже на мостовой с переломанными костями.
   - Да провались оно всё! - то ли прорычав, то ли простонав это, я жестом заставил не успевший скатиться арбалет прыгнуть обратно в руку.
   Побежал по скользкой крыше дальше, мимо сползающего вниз тела, точнее того, что от него осталось. До следующей крыши, двускатной, почти плоской даже, было метра два, я не стал рисковать с прыжком, просто, с напрягом, подтащил магией отлетевшую как раз в эту сторону решетку, на манер мостков перекинул. Не удалось отбежать от края и на пятнадцать метров, а следом из пролома уже перепрыгнули двое в оранжевом, должно быть, поднявшиеся снизу, через постоялый двор и повторившие мой путь через чердак. Шансы на выживание становились всё ниже и ниже, случившееся с их товарищем тоже радушия этим двоим отнюдь не прибавило. Извлекая из ножен клинки, они перешли на шаг, словно выжидая чего, а нарастающий свист заставил меня вскинуть голову. В ту же секунду я выставил над собой антимагическую завесу, словно зонт. В крышу там и тут всё чаще начали бить гранёные серебряные стрелки, где вонзаясь, где рикошетя от черепицы. Всё это время я пятился назад и когда этот сверкающий град закончился, чуть не рухнул вниз, остановившись за пару шагов от края. Пара ударов пламенем со свободной руки держали врагов на расстоянии, но если за меня возьмутся всерьёз, то ничего не поможет.
   Где-то здесь имеется окно на чердак, вроде того, что я использовал для стрельбы. Вот только искать его сейчас, а потом протискиваться внутрь и петлять по узким коридорам, известным лишь по нарисованному от руки плану - нет, спасибо, риск чересчур велик. С другой стороны, до следующей крыши метра четыре, внизу улица с деревянной, но от того не менее жесткой мостовой, а пожарных лестниц ещё не придумали.
   Неторопливо подходившие преследователи, даже не переглянувшись, мгновенно перешли на бег, стремительно скользнули ко мне, примериваясь для удара. Крикнув что-то бессвязное, но, подбадривающее, я создал и тут же поджёг горсть магния, а сам сиганул через край, почти ничего не видя после вспышки. Взмах, прямо под ногами возникает прямоугольный щит из толстого железа, ладонь выпрямляется, пальцы словно судорогой сводит, но заклинание действует, телекинез тормозит падение этой импровизированной платформы, а уже она тормозит меня. Проклятье, это не проще, чем вытягивать за волосы самого себя из болота, а энергия выгорает просто с огромной скоростью.
   На самом деле, падение заняло всего пару секунд, показавшихся тогда часами. Щит с чудовищным лязгом ударился о твердь земную, заставив редких прохожих отшатнуться к стенам домов, я пару раз перекатился по грязной мостовой, почти влетев в ближайший переулок. Удар был силён, ноги онемели на мгновенье, но в любом случае, лучше синяки и ушибы, чем переломанные кости. Стоило чуть приподняться, как сразу стошнило на ближайшую стену - от усталости, от страха, от отвращения к сделанному, за всё и сразу.
   Даже не утерев рот, я кое-как привстал и, качаясь из стороны в сторону, побежал по переулку. Кто знает, на что способны преследователи, может, и прыжок с крыши не является для них большой проблемой, а ведь и обычные стражники тоже никуда не делись, и на ближайших улицах их даже слишком много. Самое поразительное, арбалет я ухитрился так и не выпустить из рук, наоборот вцепился так, что пальцы надо разжимать клещами. Интересно, где там обещанный контролёр, неужели несётся следом?
   "Ну, есть и хорошая новость - я ещё жив", - пришла в голову не очень-то радостная мысль, когда минут через пятнадцать в дворе-колодце, пытаясь отдышаться. Сплюнув, добавил про себя: "Должна же быть хоть одна приятная новость на общем фоне?"
   ***
   "Кто б мог подумать, что в средневековье так дорого покрасить одежду в зелёный цвет. А уж в несколько оттенков, так вообще разорение..." - такие вот странные мысли приходят, когда нечем заняться и остаётся лишь ждать. Ну, не только ждать, ещё можно давиться каменно-твёрдыми сухарями, запивая остатками воды из фляги, что я и делал, сидя под раскидистым деревом неизвестной породы. Понемногу сгущались сумерки, но сквозь не очень плотные колючие кусты по-прежнему было видно лесную дорогу, узкой светлой лентой петляющую меж деревьев и огибающую овраги и небольшие болота. Холм, где я занял позицию, выбран неслучайно - отсюда появление цели заранее можно засечь, минут за десять-пятнадцать, что сейчас критически важно.
   Про дороговизну вспомнилось отнюдь не случайно. Выправившийся, вроде, баланс вновь начал тонуть в тратах и расходах. Если сегодняшнее покушение тоже провалится, а я ухитрюсь остаться в живых, то третью попытку придётся устраивать уже практически за идею и еду, без надежды на прибыль. Технически, конечно, третье нападение будет уже сейчас, но предыдущая атака позавчера была исключительно для виду, чтобы напугать Дафсара. Как написано в инструкции к одному гранатомёту, "разрядить выстрелом в сторону противника". Вот и я, сделав пару выстрелов "в направлении" особняка Эрика, смылся прежде, чем он успел отправить погоню. Так или иначе, задумка удалась - маг в спешке засобирался в родное поместье на несколько дней раньше намеченного и резво покинул город заполдень, собираясь к ночи уже оказаться в родных стенах. Тот факт, что с первого покушения прошло всего два дня, а убийца оба раза скрылся невредимым (ну, почти), явно заставил Дафсара поверить в серьёзные намерения взявшихся за него людей.
   Выехали из Самрена мы через разные ворота почти одновременно, но в итоге я получил примерно час форы с учётом пары известных лишь кому надо коротких троп, а также смены лошадей и бешеного галопа. Посредники, они ведь не только воры, но и контрабандисты, однако за всё это тоже пришлось доплатить. Воспоминания о скачке отдавались сильной фантомной болью пониже спины, всё-таки мои кавалерийские навыки пока остаются на уровне "держусь в седле со словарём... в смысле, с трудом". Минут сорок ушло на подготовку разнообразных немагических сюрпризов дорогим гостям, благо с собой я прихватил пару полезных вещей, больше не полагаясь на импровизации, авось и закидывание шапками. А теперь остаётся только выглядывать приближение всадников с этого холма. Место для засады вообще выбрано неплохое - всего километр до тракта напрямик, потому я без затей прошел пешком через лес, не оставляя следов на уходящей к поместью дороге. А магические ловушки и барьеры, оберегающие логово Дафсара, начинаются отсюда только километрах в трёх. В общем, можно просто сидеть, опираясь спиной на жесткую кору непонятного дерева, и ждать, не опасаясь, что цель насторожится заранее. Немного покоя не повредит, а то с этой авральной подготовкой нового нападения последний раз поспать удалось пару часов, и было это три дня назад. Благо в этот раз обошлись без перестраховок, ничего не давит на шею - в искренности моего желания разобраться с Дафсаром наниматели убедились. Тем более, я теперь смертник, наживший себе врага в лице беспринципного, достаточно мстительного и изобретательного волшебника. Хотя не исключаю, что кто-то за операцией приглядывать и будет ...
   Похоже, я всё-таки задремал. Потому что когда из-за невысокой ивы вышла смутно знакомая светловолосая девушка в голубом сарафане и направилась ко мне - даже не удивился. Заговорила она буднично, словно продолжая прерванную полчаса назад беседу, но приятный чуть низковатый голосом, никак не вязался с её словами:
   - Знаешь, а ты неплохо держишься для убийцы. Что, кошмары уже не мучают, запах крови больше не мерещится, а?
   - Чего? К-кто ты вообще?
   - Ой, а ты уже не помнишь, Сашка? Должно быть, слишком занят был в последнее время, раз про всё позабыл, - насмешливо ответила она, разворачиваясь вполоборота, так что подол сарафана чуть взлетел от движения. Спросила, склонив голову и подбородком перебросив за спину короткую косу: - Как ты говорил тогда, "а было бы славно сменить униформу на платье из голубой органзы...", верно?
   - Света? Но... проклятье, я же почти забыл, как ты выглядишь... Светлана, Светлая...
   Как-то в начале лета Серж затащил меня на большую сходку реконструкторов, где были сразу все городские клубы и просто отдельные любители. Рядом стояли сразу и фанаты войны 1812 года, и ратники в облачении времён Александра Невского, и даже оригиналы, одетые в стиле Сенгоку Дзидай или Столетней войны. Наблюдая за реконструкцией очередного сражения Гражданской, я случайно встретился взглядом со стоящей рядом симпатичной девушкой в форме, и надо сказать, я в жизни не видел настолько очаровательного советского снайпера. Тогда-то по наитию и процитировал эту песню. Мы разговорились, быстро выяснилось, что оба оказались там почти случайно - она тоже явилась просто за компанию, вместо заболевшей подруги. А на следующую встречу Светлана, действительно, пришла вот в этом голубом платье. Это было так давно... В июне по календарю того мира, за год до моего перемещения сюда. Света, или как я её называл иногда, Светлая - но она никогда не любила это прозвище, считала чересчур пафосным. Чёрт, а я действительно уже начал забывать её.
   - Рада, что ещё помнишь нашу встречу. А я уж подумала, настолько увлёкся отстрелом ни в чём не повинных людей, что даже понравилось, а? Сколько ты уже народу положил, это хоть помнишь? - спросила, беззаботно улыбнувшись и чуть наклонившись вперёд. Я до сих пор сижу под деревом, а она вдобавок чуть выше меня ростом. Чёрт, её голос, её жесты, даже манера речи, но подобных слов Света в жизни не говорила, да и едва ли могла сказать такое когда-нибудь. Этот контраст меня до дрожи пугал.
   - Но я вовсе...
   - Не убивал невинных? Или со счёту сбиться успел, Саша?
   - Нет! Я всех их помню, и никого не забыл. Шесть человек. Они не заслуживали смерти, однако погибли из-за меня, - после этих слов перед нами действительно появились шестеро. Харальд, возившийся со мной и оказавшийся на пути у мага, мальчишка-волшебник, виноватый лишь в том, что не умел сдерживать свой гонор, Сорен и Клэр, погибшие из-за меня, Стефан, смерти которому я тоже не желал. Последней была девушка, убитая на площади ушедшей мимо цели стрелой. Четыре дня назад я не разглядел лица, а сейчас она почему-то напоминала Свету.
   - Неплохо. Честно, по крайней мере, - Оценила Светлана, кивнув мне. Не знаю, можно ли это назвать "одобрительно"? - А сколько жизней ты спас взамен?
   - Одну. Только Хаса.
   - И то сомнительно. Не убей ты Стефана, не погибни из-за тебя Сорен и Клэр, возможно, не пришлось бы и его спасать? Но есть ведь ещё та девочка на испытании, так?
   - Её не считаю. Ребёнка я бы спас в любом случае, вне зависимости от счетов и долгов.
   - Надо же, как благородно с твоей стоны... Но в итоге в активе у тебя ноль, зато в вечный пассив ты отправил многих. А может, ещё и объяснить сумеешь, для чего были все эти жертвы? Ты так отчаянно рвешься домой, что готов идти по трупам? Думаешь, тебя ещё кто-то ждёт? Думаешь, тебя там кто-то примет с таким счётом? Ты думаешь, что стоишь всех этих жизней?
   - Ну да, "И не будет места на целой земле, куда я вернуться смогу", - ответил я, зло усмехнувшись. Не знаю, почему допрашивала меня именно она, но вот сейчас вопросы действительно подходили Свете. Получая любое предложение, она всегда интересовалась, чего ей это будет стоить. И ни на что не соглашалась, не перечитав дважды все условия, включая самый мелкий шрифт. На редкость здравомыслящая девушка. Это мне в ней тоже нравилось. - Я помню, почему мы расстались, Свет. Ты говорила, что у меня нет амбиций, что я не стремлюсь стать хоть кем-то, а не просто существовать бесцельно. Именно поэтому я тут был готов терпеть что угодно, поэтому хватался за каждый новый шанс, пытаясь хотя бы здесь стать торговцем, охотником, магом, как-то выделиться из массы...
   - И снова ничего не добился, - с улыбкой ответила она, лёгким танцующим шагом пройдясь перед шеренгой призраков. - Ты каждый раз бежал за новой возможностью и в итоге остался ни с чем. Как там тебя тот дядя называл? "Магический парадокс бесполезности"? Ты сделал неверную ставку, Сашка.
   - Может быть и так. Скорее всего так. Но свой счёт я оплачу в любом случае. Если бы хотел только убежать, прорваться домой, то просто ограбил бы Эрика. Однако я собираюсь его убить, а от особо интересных исследований не оставить и пепла. Светлая, ты же знаешь, что написано у него в дневнике! - о том, что моя бывшая девушка не может знать о каких-то дневниках, их содержании, о Дафсаре вообще, я не задумывался в тот момент. - Он пытается повторить заклинание призыва "шулеров", пробиться в иные миры. Но каждый раз не хватает силы, потому он ищет потенциальных магов, инициирует и превращает просто в источники энергии для себя. С каждой попыткой всё больше и больше за раз. Его смерть спасёт десятки людей.
   - Ты думаешь, что можешь устраивать такой размен? Что оплатишь этим свои долги?
   - Да!
   - Хорошо? Но интересно мне - а что произойдёт, когда уже у тебя не хватит энергии для возвращения обратно? Тоже устроишь размен, а? И что отдашь на этот раз, тысячу спасённых жизней на сотню отнятых? Две тысячи, три? Какой у тебя обменный курс?
   - Я... - проснулся резко, ошалело оглядел пустое пространство перед собой, кусты, траву и деревья. Закончил фразу: - Я определённо должен спать почаще.
   В следующую секунду ужас буквально приморозил к земле. Мысль, что пока я спал, Дафсар уже пронёсся мимо, просто парализовала. Но, оглядевшись по сторонам, облегчённо выдохнул. Судя по оттенкам тёмно-серых теней и фиолетового неба, которые уже научился различать за неимением часов, прошло минут десять-пятнадцать, иначе бы стемнело куда заметнее.
   - Ни хрена себе глубокое погружение. Я уже начинаю бояться себя... - произнёс, проведя ладонью по лицу и потерев веки. Конечно, все эти мысли так или иначе крутились в голове, прячась в самых дальних углах сознания, сон просто собрал их в кучу и окунул меня туда мордой. Ещё и Света... я, правда, почти забыл, как она выглядит, что ж, хотя бы за напоминание о ней спасибо этому сну. А тогда, тот голос во снах, что слышится ещё с Аргемба, неужели, и это тоже она?
   Ну а заодно вспомнился и проклятый дневник Дафсара. Волшебник не был банальным маньяком или садистом, убивающим людей ради удовольствии, скорее просто увлекающимся учёным, в самом худшем смысле. Судя по записям, для него исследования всегда стояли на первом месте, а всё остальное уже было вторично, человеческие жизни в том числе. Включая и его собственную, впрочем, упоминал, что несколько раз едва не погиб в ходе своих экспериментов, но такая самоотверженность ему ничуть не добавляла привлекательности. Добившись в своё время всего возможного сразу в нескольких областях волшебства, он просто пытался найти новые знания, продвинуть магию дальше, для чего и требовались шулеры - в дневнике приводились истории некоторых из них, вроде Балаза, в своё время неплохо подтолкнувших колдовство вперёд. Найти живого шулера Эрик так и не сумел, древнее заклинание работало хаотично и нерегулярно, а гости в новом мире делились на две категории - мёртвые и умеющие хорошо маскироваться, потому решил взять всё в свои руки. Вот только оригинальный контур призыва требовал, согласно его записям, просто космическое количество энергии, притом непонятно откуда её регулярно черпал. Вот так много лет назад попытки продвинуть магию вперёд у Дафсара превратилась в гонку за всё более мощным источником энергии. И желая победить в ней, он перепробовал действительно всё возможное. Конечно, если верить дневнику, не думаю, что в собственных записях маг бы выставлял себя спятившим отморозком, даже если бы и был им, а людей превращал в полуживые аккумуляторы сугубо ради иллюминации над своим особняком.
   Я сбился с мысли, когда на дороге появилось несколько всадников, и приближались они довольно быстро. Что ж, хватит тут сидеть, пора заняться последними приготовлениями. Забавно, что десятилетиями изучавший магию призыва Дафсар не утруждал себя освоением порталов, просто не считал достойным своего внимания. Он считал нас скорее демонами или призраками, которых надо вызывать из тёмных глубин мироздания. Будто бы маги материализуют наши тела по древнему сложнейшему рецепту, собирают из разных материалов, а после каким-то образом вкладывают душу из иного мира и запускают магические потоки, тогда свежесозданный гомункул начинает поддерживать сам себя. Странная теория, но везде о ней говорилось, как о непреложной истине, да вдобавок она в потенциале могла раскрыть тайну нелимитированной по времени материализации, без распада, этот секрет тоже стоил для Эрика любых жертв.
   Зато он и ехал теперь как простой смертный, на лошади в окружении охраны, а не шагнул из самренской гостиницы прямо на порог своего особняка. Тем лучше для меня.
   ***
   Пытаясь восстановить дыхание, я присел, даже почти рухнул на колени в кустах на склоне холма. Очень аккуратно уложил на землю две тонкие цепочки, концы которых держал в руках. Сплетённые из серебра нити тянулись к дороге, уже через пару метров теряясь в густых почти чёрных тенях. Успеть удалось с большим трудом, совсем уж в последний момент. С самого первого шага c холма я считал про себя и сейчас уже дошел до семисот пятидесяти. Почти всё готово, разве что от одной ловушки пришлось отказаться - просто не хватило бы времени её снарядить и замаскировать. Потому обойдёмся оставшимися, на первый удар и так выставлено почти всё, что удалось подготовить за прошедшие недели. Вариант с засадой с самого начала рассматривался наравне с ликвидацией на площади, теперь же ему, надеюсь, суждено будет стать основным. Чуть отдышавшись, я затаился в кустах, руки дрожали над цепочками, глаза всматривались в уже едва различимую дорогу - по темноте и с учётом пусть даже редких деревьев и кустов пятьдесят метров это уже многовато.
   На счёте "семьсот восемьдесят два" донёсся не очень громкий стук копыт по мягкой земле, эта дорога не была утоптана до асфальтовой твёрдости. А затем, чуть-чуть не досчитав до восьми сотен, я увидел, как чуть сбавившие темп всадники появляются из-за поворота: всего семеро, дозорный впереди, затем пара охранников, маг рядом с учеником, а ещё два воина двигались замыкающими. Выделить колдунов оказалось нетрудно, доспехи охранников даже в темноте отчётливо поблёскивали, а уж оружия на каждом было с двойным запасом. Почти сразу же несущийся в авангарде телохранитель вместе с конём полетел кувырком. Ну ещё бы, натянутую почти над землёй толстую верёвку с вплетёнными в неё гвоздями чёрта с два заметишь, да и не ожидают такой подлянки местные. Ладно там ещё канат на уровне шеи конника повесить, но калечить лошадь это грязный приём, который наверняка запретила бы местная Женевская конвенция, существуй таковая в этом мире.
   - Да гори всё синим пламенем! - выдохнул я одновременно с его падением, уже привычным усилием создавая на цепях разность потенциалов, как тогда, отчаянно отбиваясь от Стефана. Опыты показали, что одной цепи, даже с разомкнутым последним звеном, недостаточно, потому пришлось протянуть от дороги сюда сразу две. Да и как сказать цепи - я, создавал короткие отрезки, сплавляя их вместе, пока сквозь кусты пятился от дороги на эту позицию. Если хоть один фрагмент пропустил и не замкнул, то у меня огромные проблемы, но вот если всё удалось, то шансы есть. Противоположные концы цепочек сейчас находились на расстоянии сантиметра друг от друга, и когда возникает достаточно мощный заряд, которому чистое серебро послушно станет проводником, между ними неизбежно проскочит искра, такая красивая и безобидная на вид.
   Чудовищный грохот разнёсся над лесом, холм под ногами вздрогнул, будто началось землетрясение, однако вспышка взрыва оказалась совсем слабой. Зато в воздух мгновенно взлетели осколки, земля, а среди них ярко светились редкие огненные кляксы, оставляя после себя длинные 118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118118следы в темноте, словно от трассеров. Ударная волна качнула деревья, обломки железа и стекла посекли ветки, а капли пламени начали падать тут и там, поджигая всё, чего касались.
   Ради такого эффекта стоило городить весь огород. То есть заранее снимать тонкий слой почвы, с помощью телекинеза и магии выкапывать воронку в метр радиусом, откидывая часть земли дальше в лес. Потом торопливо укладывать сверху хрупкую стеклянную пластину, создать под ней метан в нужном количестве, высыпать сверху смесь принесённой из города в мешочке железной окалины и свежесотворённого алюминиевого порошка, с примесью магния вдобавок, а затем подвести самопальные "электроды" под стекло. А уже поверх класть срубленные загодя свежие ветки, которые я в самый последний момент вновь прикрыл землёй, а после начал тянуть сквозь лес "провода". В итоге искра воспламенила газ, создавая объёмный взрыв, от вспышки полыхнул магний, а уже от него кое-как занялся кустарный термит. Я неделю ломал голову, пытаясь подобрать хоть что-нибудь, пригодное вместо мины... И оно того стоило - второго всадника, оказавшегося прямо над воронкой, разнесло в клочья вместе с лошадью, ещё одному досталась гроздь осколков и термитная клякса в грудь, а эта смесь и в моём самопальном варианте прожигает даже местную паршивую сталь, не говоря о человеческом теле. Про первого тоже не стоило волноваться - в месте его приземления тонкий слой земли скрывал ещё один лист стекла с десятком клинков под ним. Всех остальных швырнуло наземь, свалило вместе с конями или раскидало по кустам, только один из магов прикрылся каким-то заклинанием, но ударивший навстречу взрыву материальный щит обезглавил его лошадь.
   Впрочем, всё это уже скорее угадывал, чем действительно видел. Не успело стихнуть эхо, а я, пригибаясь, уже нёсся по намеченной тропинке между деревьев на следующую позицию. Едва ли они заметят врага - вдобавок к прочим факторам, я ещё был и в самопальном камуфляже - крашенном зелёными разводами длинном плаще с прикреплёнными к вшитым снаружи петлям ветками, пучками травы и кусками мха, плюс глубокий капюшон. Днём подобным поделием опытный глаз не обмануть, да ещё и тяжелое оно, зараза, но в сумерках вполне сгодится. Оказавшись в нужном месте (надо же, ухитрился не заплутать), подхватил прислонённый к дереву арбалет, также оплетённый где можно травой и мхом, уложил на подходящую ветку и прицелился. Отсюда до дороги уже было метров семьдесят, но зато этот кусок склона почти голый и вдобавок немного возвышается, линия для стрельбы по нужному участку открывается замечательная.
   Отчаянные крики на дороге уже затихли, напоровшийся на термит охранник умер, хотя рядом с ним присел один из магов, вероятно, пытаясь помочь и потушить жуткое пламя. Вспомнив о термите, горючей смеси алюминия с оксидом железа, я потратил ни один вечер, сначала пытаясь вытащить из памяти точный состав, а потом экспериментами, вместе всё с тем же Лесэем, определял требуемые пропорции, пару раз даже спалил себе пальцы почти до костей. Но эффективность пока так себе, во взрыве загорелась лишь малая часть порошка, надо обдумать на будущее иные способы применения.
   Деревья озарил тусклый свет, это второй маг, вставший с раскинутыми руками посреди дороги, создал всё расширяющуюся полусферу завесы, надеясь вырубить другие возможные ловушки. Очень мощная магия, раз это поле стало отчётливо видно не в "магическом диапазоне", а невооруженным глазом, да и радиус купола уже метров пять и продолжает быстро увеличиваться. В результате дорога просела ещё в паре мест, а затем на опушке с обеих сторон начало разгораться дымное желтое пламя, словно бы окружая попавших в засаду людей. Ничего особенного, ещё одна заготовка - пара маленьких ламп, лампад даже, висящих на созданных магией цепях среди деревьев, и разлитая полосами сырая нефть внизу, оказывается, здешние алхимики её уже используют, пусть и понемногу. Когда завеса растворила цепи, лампы упали, подожгли нефть, и вот оно, понемногу расширяющееся кольцо пламени, начавшее перекидываться на кусты и деревца. К тому же - совершенно безразличное к рассеиванию магии, потому что целиком и полностью настоящее. Жаль, что термит не запалил нефть раньше, тут мне не повезло.
   - Уж извини, ты сам выбрал свою судьбу, - пробормотал я тихо, наводя примитивный прицел арбалета на стоящего мага. Ну захотелось сказать что-то значительное, под стать моменту, но вышло как-то глупо и выспренно. Куда важней, что прицеливаться было довольно просто. Никаких фосфорных точек, я молчу о коллиматоре или ПНВ, но пламя недурно подсвечивало цель, вдобавок мешая всем на дороге вглядываться в тёмный лес. Да и маг спокойно торчал на открытом пространстве, уверенный в непробиваемости своей завесы. И он был бы прав, поджидай их тут обычный колдун, но ведь из произошедшего уже мог бы и какие-то выводы сделать...
   Болт ударил человека прямо между ключицами, пробил тощее тело, защищённое лишь мантией, насквозь. Повезло, конечно, что нет ветра, да и скорее просто - повезло, целился-то я ниже, в живот. Единственный оставшийся на ногах охранник закрутился на месте с коротким луком наизготовку, но в момент выстрела он глядел в другую сторону, выцеливая ближайшие деревья.
   Кое-как преодолев десяток метров и пару раз запнувшись о корни по пути, я присел у толстой берёзы. Пока руки уже практически на автомате взводили винтом тетиву, я вглядывался в дорогу. Стрелять с этой позиции не рискнул бы, слишком много кустов и веток, но кое-что увидеть можно. Например, что второй маг почти сразу материализовал небольшое цунами, залившее кусты вокруг него, теперь там лишь тускло догорало нефтяное пламя. Не успел рассеяться пар и дым, а волшебник уже закрутил воздух вокруг себя в ураганном вихре, мгновенно поднялась пыль, закружились срезанные взрывом листья и мелкие ветки. С такой скоростью любую стрелу сметёт, да и свинцу ловить нечего. Конечно, будь у меня в руках настоящая крупнокалиберная винтовка, разговор был бы иной, однако мои пули, даже имея близкую к реальным скорость, не разгоняются в стволе и не получают стабилизирующего вращения от нарезов в нём. Потому уже чуть дальше пистолетной дистанции разброс быстро становился просто чудовищным, словно у М-14 в режиме стрельбы очередями.
   Устранив пламя и воздвигнув вокруг себя колонну ветра, маг поднял ладонь, а затем выпустил в небо настоящий столб огня, не хуже чем какой-нибудь газовый факел над серьёзным месторождением. Вспышка осветила всё вокруг, под деревьями причудливо заплясали изменчивые тени, а жар дотянулся даже до моей позиции. Бормоча мысленно "я кочка, кочка, кочка, а вовсе не стрелок", замер на месте без движения, боясь даже вздохнуть, но, похоже, камуфляж себя оправдал. А ещё себя оправдала куртка, занявшая ещё час назад здоровенный куст на краю небольшой проплешины с другой стороны дороги, равно как и подвешенный рядом нож. Смутного силуэта и отблеска металла оказалось вполне достаточно, чтобы через мгновение яркая сиреневая молния углубила эту полянку на метр и расширила раза в два. Не желая мелочиться, волшебник перепахал ещё пару удобных для стрельбы мест, включая и мою предыдущую позицию. Похоже, выжил всё-таки более опытный Дафсар... Затем факел потух, и мир после него погрузился едва ли не в абсолютную темноту.
   "Неприятно оказываться в дураках, не правда ли?" - подумал я зло, аккуратно поднял взведённый арбалет. Пока всё шло более или менее по плану, теперь, по моим прикидкам, маг посчитает стрелка погибшим и возьмётся за вражеского колдуна. В том, что со своими предрассудками относительно магии, он считает меня сразу двумя разными людьми, сомнений почти не было. Теперь впереди самая опасная часть плана. Подобравшись ещё чуть ближе к дороге и молясь неведомо кому, чтобы зрение быстрее адаптировалось к темноте, я достал из сумки на поясе небольшую, но увесистую укладку, несколько десятков дробинок, связанных тонкой проволокой в сеть. Если не врала выжатая за последние недели, не сказать жестче, изнасилованная, память, то называется это макраме "вязаной картечью", такая изредка применятся в дробовиках и уменьшает разброс. На всякий пожарный случай свинец был настоящим, а вот проволоку я сотворил и сплавил с ним минут пятнадцать назад. Сейчас было чертовски страшно, до дрожи в коленях просто - применить магию, значит впервые за бой указать врагу своё местонахождение (почему и приходилось глупо вертеть винт арбалета, а не взводить тетиву взмахом руки), а там реакция может последовать моментально. Тем не менее, поймав взглядом тусклый отблеск металла доспехов, я подпрыгнул, уцепился за низкую ветку, чем приподнял линию стрельбы над кустами, и с коротким выдохом выпалил картечью в том направлении.
   Не дожидаясь результатов, рухнул обратно на траву, подхватил арбалет, с низкого старта рванул в сторону, вдоль дороги, петляя и одновременно пытаясь не запнуться о корни и не выколоть глаза низкими ветками. Кажется, даже удалось расслышать удары картечи в тело, но я мог просто выдавать желаемое за действительное. Останавливаться хоть на мгновение смерти подобно - одновременно с моей атакой над Эриком вспыхнуло яркое зелёное пламя и сейчас оно, словно рухнувшее с неба северное сияние, падало на лес широкой пеленой. За спиной затрещали деревья и кусты, казалось, ещё чуть-чуть и плащ со всеми листьями и травой вспыхнет, превратив меня в живой факел. Однако обошлось, но зато сквозь ветки и листья начали одно за другим валиться тяжелые копья с ярко отблёскивающими, похоже, серебряными наконечниками. Попадание означает неизбежный конец, не только потому что пришпилит к земле как жука, но и из-за самого серебра. Оно враг упырей, вампиров, мертвяков, всех магических созданий, но и самих волшебников тоже - после инициации даже серебряная вилка начинает жечь нам пальцы, а открытая рана, контакт серебра с нашей кровью, словно испаряет запасённую энергию. Сарту или кому из магистров понадобилось бы автоматная очередь серебряными пулями в упор, мне же "до нужной кондиции" хватит и удара посеребрённым кинжальчиком.
   Когда очередное копьё чуть не вскрыло шею, с хрустом вонзившись в дерево совсем рядом, я решил завязывать с прятками, тем более что до дороги уже оставалось пара метров. А ещё полминуты такого забега в постоянной боязни, что сейчас проломившее кроны копьё пробьёт меня от затылка до задницы, я бы уже не выдержал, и так страх остался едва ли не единственным чувством в душе, и именно из страха я собирался убить Дафсара, просто борясь за свою жизнь. Вытащив болт и уложив желоб, выскочил из кустов, держа арбалет у плеча. Уже совсем стемнело, а разгорающийся пожар давал неровные, какие-то дикие отсветы и зеленоватые тени, прицелиться в таких условиях было бы невозможно. Конечно, если бы Эрик с такой щедростью не расходовал силы, буквально срубая ближайшие деревья многометровой плетью из текущего расплавленного серебра и одновременно поддерживая вокруг себя стену многослойной антимагической завесы, сменившую колонну из ветра. Любой колдун бы увидел сияние текущей в нём силы за пару километров, мне оставалось просто навести арбалет на этот ослепительный в магическом спектре силуэт и спустить тетиву. Болт без проблем прошел заслон от магии, вонзившись колдуну в бок, куда-то под рёбра.
   - А-а-ах! Откуда?! - в его крике больше слышалось изумление и недоверие, чем боль и страх. Однако толстая стена завесы поплыла и почти тут же растаяла, затвердевающее на лету серебро отправилось в направлении последнего удара, в накрытый горящим фосфором лес.
   Поставив арбалет на стремя, я пошел дальше, позволив ему плавно падать в пыль, одновременно вскинул освободившиеся ладони. Винтовочная пуля удачно буквально оторвала обернувшемуся Эрику левую руку ниже плеча, в отсветах пламени я, кажется, даже различил белые обломки кости, но струя крови едва ли не на глазах остановилась. Да, всё-таки Дафсар даже раненым остаётся сильным и опытным волшебником, не чета мне. Он снова выставил барьер, закрываясь здоровой рукой, не такой мощный, но я чистой силой бы его не пробил, даже вложив все запасы в один удар. Потому поступил проще - продолжая шагать к Дафсару, выхватил из-за пояса метательный нож, с ускорением швырнул, по-прежнему целясь в потускневший, но всё ещё очень яркий силуэт "ауры". Клинок вошел магу в грудь, но даже этого оказалось недостаточно. Покачнувшись и что-то простонав, он судорожно дёрнул рукой, теперь закрывшись от меня большим ростовым щитом из железа и меди - действительно мастер, так легко провести двойную материализацию в подобном состоянии. Щит был замечательный, крепкий, широкий, такой, думаю, и удар рыцарского копья с разбегу бы выдержал, не то что стрелу или нож. Вот только у меня были другие представления о броне и средствах её преодоления, потому следующий выстрел пробил преграду и самого мага навылет, добавив ему радости ещё и от обломков собственного щита. А что, тяжелая пуля калибра 14.5 кирпичную стенку прошивает влёт, куда уж тут листом железа закрываться? Щит с рваной дырой в центре медленно завалился набок, укрывавшегося за ним Эрика отбросило на пару метров, вдобавок ушедшая ниже прицела пуля почти оторвала одну ногу и превратила в месиво таз и часть живота. Но маг ещё был жив, теперь все силы его уходили лишь на то чтобы залечить чудовищные раны и остановить боль, энергия покидала его тело вместе с льющейся на дорогу кровью. Окажись тут вампир, он бы наелся лет на двести вперёд. Однако у меня были другие заботы. Остановившись в пяти метрах от раненного мага, я поднял ладонь с бешено крутящимся над ней железным диском, а затем швырнул его вперёд. Промахнуться с такого расстояния было бы грешно, острая кромка чисто отделила голову, а сам диск глубоко зарылся в землю. Самое удивительное, что глядя на всё, что сотворено моими руками, я не чувствовал отвращения или жалости. Ну разве что к охранникам, действительно просто исполнявшим свой долг, а этот человек получил по заслугам, и даже ещё очень легко отделался. А уж от паники при виде изуродованного или разорванного на куски тела я избавился давно, ещё во время зачистки Аргемба.
   Кстати об охранниках, шедший в авангарде рухнул на клинки в яме, второго разнесло взрывом, ещё один напоролся на термит. Четвёртого буквально порвало залпом картечи, его тело отсюда было неплохо видно в отсветах враз ослабевшего пожара - магическое зелёное пламя догорело, подкидывать новое стало некому, и теперь лес тлел только сам по себе. Оставался вопрос, где же ещё один? А как говаривал Харальд, если ты не видишь врага, значит он у тебя за спи... Резко нырнув вперёд, я перекатился в пыли и развернулся, с двух рук швыряя широким фронтом зазубренные металлические диски. Тёмная фигура, метнувшаяся вслед за мной, ловко подскочила метра на два, улетевший ещё в начале боя в кусты охранник лишился во время взрыва правой руки, но его это, кажется, не заботило, меч в левой держался крепко, словно продолжение ладони. Да, хорошая вещь - развитая паранойя, мгновением позже, и он бы насадил меня на клинок, а так самому пришлось атаковать, догоняя шуструю жертву.
   - Чёрт! Не подходи, урод...
   Всё-таки он двигался слишком быстро, а расстояние между нами был совершенно смешным, так, на один прыжок. Когда воин приземлился, я с колен отскочил назад, буквально сразу упёршись спиной в труп лошади. Одновременно швырнул целое облако острых игл, требовалось выиграть хотя бы эти метры и секунды. Враг взлетел в воздух снова, его скорость была невероятной для человека, а коснувшись земли, он уже отвёл руку, собираясь просто швырнуть в меня меч. Вот только я того уже ждал, сидя на земле с вытянутыми руками. Сарт убедительно доказал, что самый быстрый воин, оказавшись в воздухе, не может изменить направление или точку приземления. Потому и моего противника у земли уже ждало небольшое облачко метана и воспламенившая его искра. Даже самый маленький объёмный взрыв это верная смерть, если происходит прямо перед лицом - изломанное дымящееся тело охранника отшвырнуло в сторону, меня ударной волной перебросило через лошадь и прокатило в пыли, а перед зажмуренными глазами ярким пятном застыла вспышка взрыва.
   Я лежал, тяжело дыша и не желая вставать, куда-то идти, что-то делать. Хотелось просто вырубиться на пару суток, плюнув на весь мир, вот только мне это не светило. Ночь ещё только начинается, впереди не столь долгая, но крайне непростая дорога. А пока неплохо бы заняться огнём, а то так и весь лес вспыхнет, а оно мне надо?
  
  
   Глава 13.
  
   К жилищу Дафсара я вышел только перед рассветом. От места боя до границы дубовой рощи, в центре которой поселился маг, всего три километра, и оттуда до особняка ещё почти четыре. По офисным временам для меня расстояние почти непреодолимое, но по нынешним такая дистанция считалась уже "как в ларек за пивом", тем более что и луна вскоре показалась над горизонтом, осветив путь. Вот только из примерно шесть часов дороги, думаю, четыре, если не пять, ушло на преодоление границы.
   Когда я подошел к шеренге крепких, явно с любовью выращенных дубов, то замер на секунду. Деревья ярко сияли в магическом плане, множество барьеров и охранных заклинаний переливались разными цветами, пересекаясь и наслаиваясь друг на друга. Даже в реальном мире среди узловатых ветвей порой проскакивали светящиеся сиреневые искры или пролетали небольшие зеленоватые огоньки - побочный эффект высокой концентрации магии. Сильнее всего свечение оказалось возле дороги, там раскинулось целое минное поле из разнообразных ловушек и "сигнализаций", просто не представляю, как Эрик включал и отключал их каждый раз. Подбирать ключ к этому магическому блокпосту можно месяцами, потому я направился кругом, обходя границу в поисках более перспективного места для прорыва. И в конце концов такое мне встретилось.
   - Люблю я студентов, они всегда такие старательные... когда нужно спустить на тормозах порученное задание, - произнёс я вслух, разглядывая при лунном свете брешь в довольно ровном строю деревьев. Судя по обугленным кое-где ветвям, не столь давно какой-то неудачник пытался здесь пробраться и нарвался на заклинание. Взрыв или простое пламя, а может и всё сразу. Сие непринципиально, куда важнее, что после Дафсар не стал мараться сам, а явно поручил перезарядку и восстановление барьеров кому-то из учеников. Это даже мне очевидно, учитывая, насколько сильно полдесятка чересчур мощных и грубовато сляпанных конструкций выделяются на фоне точно отмеренного угрожающего свечения почти совершенных заклинаний Эрика.
   Казалось, в роще собраны все возможные и невозможные ловушки разом. Заклинания, реагирующие на тепло, на движение, на объём, на звук, на приближение металла... в разных сочетаниях и даже всё одновременно. Каждый раз я долгие минуты до рези в глазах и головокружения вглядывался в очередной шедевр маго-взрывного дела, отыскивая "растяжку", ту часть, что активирует барьер, наплевав на его содержимое. Всё равно половина из них подаст сигнал в особняк в случае срабатывания, потому задевать или разминировать подрывом нельзя ни одного. Но всё равно вскоре глаза уже слезились и болели так, словно я уже неделю каждую ночь их вынимал и клал в стакан с песком, и эту фантомную боль даже магией не убрать. Глубина минного поля оказалась метров тридцать, первые полдесятка кривых ученических заклинаний лишь позволили сэкономить мне немного времени и настроиться на нужный лад, чтобы не подорваться сразу, когда дальше стройными рядами потянулись исключительно творения Дафсара.
   К счастью, лес означает не только бесконечный источник энергии для заклинаний, но ещё и кучу живности, шастающей по округе, потому настраивать ловушки на человека требуется очень точно, чтобы охрана за каждым зайцем не гонялась. В результате приходилось то миллиметр за миллиметром красться по холодной земле, одновременно поддерживая температуру тела за тридцать девять, то наоборот, пробегать очередной барьер резкими рывками и укутавшись ледяным туманом. Или ползти с тяжеленным созданным магией грузом в руках, обходя "детектор массы", либо по-звериному передвигаться на четырёх конечностях там, где замерялось распределение давления на землю. В какой-то момент я даже вынужден был снять с себя весь металл: завернуть арбалет, кинжал и всё прочее в плащ, да и швырнуть в сторону дороги. Хорошо, что за последнее время я ту книгу убитого студиозуса о барьерах едва ли не наизусть заучил, да ещё парочку на эту тему подкинули нынешние работодатели. Да уж, неудивительно, что в эффективности защиты никто не сомневается - представить себе того же Дафсара или магистра Ольшена, ползущим на карачках ночью посреди пустого леса, я не смог, как ни старался. А обычные воины и наёмные убийцы не увидят магических мин, им остаётся или выжигать лес, или идти по трупам, пробивая дорожку пушечным мясом в стиле Элизы.
   Из-за отсутствия часов, да ещё и из-за собственноручно вызываемого раз за разом жара чувство времени начало сбоить. То казалось, что уже вот-вот начнёт светать, то наоборот - что я всего полчаса, как расправился с отрядом Эрика. Проклятье, ну почему же в кино-то всё так просто? Вся система охраны, что жутко дырявая сетка лазерных лучей - баллончик аэрозоля, акробатика уровня средней школы, и вот через две минуты ты уже внутри неприступной крепости. Где уже ждёт ведущий к нужному залу широкий, ярко-освещенный и кажется даже отапливаемый вентиляционный ход, разве что лифтом и эскалаторами не оборудованный. Ну да, мечтать вредно не бывает. Чем дальше, тем сильнее хотелось плюнуть на всё и повернуть обратно. Вот только в этом случае я лишусь шанса изучить бумаги Дафсара, посвященные феномену "шулеров", да и нарушение контракта с Посредниками ой как осложнит и без того не самую лёгкую жизнь. А потому - ползи, улитка.
   В итоге я всё-таки выбрался на дорогу уже по другую сторону границы, надел плащ и распихал по сумкам и ножнам всё металлическое барахло. Теперь можно спокойно и безопасно двигаться напрямик, разве что поглядывая по сторонам почаще. Вот только когда голова освободилась от дум о выживании в данную конкретную секунду, следом полезли иные мысли. Не знаю, может, тут ещё магически вызванная лихорадка сказалась. Так или иначе, я начал сомневаться, а правильно ли вообще поступил с Дафсаром? Как сказал бы отец, "достоевщина попёрла". Не знаю, я даже "Преступление и наказание" в школе, что называется, "не осилил", как-то отвертевшись и от сочинения на тему. Но, возможно, в его книгах действительно говорилось о чём-то таком - мои шансы когда-нибудь прочесть это самому, теперь прямо скажем, куда ниже ста процентов.
   Так вот, вся моя ненависть и презрение к Эрику строились на переведённых кусках его дневника, да ещё на информации Посредников. Однако они могли и соврать, а дневник я сам, возможно, перевел неверно, криво применив ключ Стефана, или же просто не разглядел целого за частностями, имея на руках лишь отдельные главы, те, что использовали один шифр. Да даже если всё там изложенное правда... Я уже не тот, что полгода назад, успел кое-что узнать об этом мире и не оцениваю его лишь по своим меркам. Дафсар - не маньяк, не местный Жиль де Рэ, Джек-Потрошитель или иной душегуб, легендам о котором суждено сотни лет пугать людей. Он просто сильный маг, каких десятки, лишь немного увлёкшийся в своих опытах. Но именно что "немного", в самом убийстве десятков людей ради исследований и достижения определённого результата и другие волшебники не увидят чего-то очень уж зазорного. Так уж тут воспитывают и дворян, и магов из старых семей: что крестьяне и прочие простолюдины это, можно сказать, другой биологический вид, ещё одна разновидность домашнего скота, который должен пахать, плодиться, а если надо, то его и на убой пустить не грех. Будет ли нормальный человек (не свихнувшийся "веган", то есть), купив кожаный плащ, о судьбе коров переживать, отправленных в расход ради получения материала?
   И вот тут появляюсь я, весь в белом, и начинаю судить мага за то, что никто из его коллег или он сам и за преступление не посчитают. Это как если бы в наш мир из будущего победивших "зелёных" вломился пришелец, и начал отстреливать биологов за поколения безвинно загубленных лабораторных мышек. Проще говоря, кто я вообще такой, чтобы судить местных? Или может я сам до черта святой, что в этом времени и мухи не обидел? Это уже отдаёт двойными стандартами и звучит в духе "гуманитарных бомбардировок во имя мира на Земле", популярных в моей реальности. Впрочем, этот метод, "утопить в крови всех, кто не признаёт гуманизм", был популярен во все времена, у нас просто научились делать ему хорошую рекламу. Ну и какое у меня право судить жителей этого мира? Потому что я знаю "как надо"? Наши реалии куда лучше этого средневековья (кто бы и как не любил у нас рассуждать о радостях простой жизни и исходящем от технологий зле), но и там далеко не утопия. Да и Мартин Лютер Кинг или Александр Второй из меня тоже едва ли получатся.
   Казалось бы, смирись, живи с волками и вой по-волчьи... Однако не могу. Пытаясь не сдохнуть, я тут уже много натворил такого, чего в прошлой жизни бы сам от себя не ожидал, и от многого отказался. Но оказывается через некоторые вещи переступить просто не получается. А теперь, после того сна, в голове оформилась ещё одна причина, сколь бы абсурдной или наивной она не казалась - я уверен, что Светлана не одобрила бы моё равнодушие. Что я смирился с законами этого мира и прошёл себе мимо, когда мог помочь. Не то чтобы она была таким из себя воином справедливости, но Света всегда уважала правила, и меня постоянно приучала - если проблемы можно решить по закону, то надо не "забить и оставить как есть, раз ничего не поделаешь". Чем отличается цивилизованное общество от дикого племени - одна из её любимых речей на многие случаи жизни, и в общем-то я с не был согласен... в теории, если самому не надо что-то делать. И вот тут, сотня убитых, сотня крестьян, горожан или дворян - неважно, пройду ли я просто мимо, или вмешаюсь, как подобает цивилизованному человеку? Хотя убийство она бы точно не одобрила, но всего, что натворил Дафсар даже по известным мне фактам, вполне достаточный повод, чтобы уничтожить какого-то человека, вне зависимости от сопутствующих потерь и расходов. Правда, вот если бы в дневнике ничего не было о шулерах, поступил бы я так же и зашел бы столь далеко? И сам хотел бы знать.
   Наконец, на фоне светлеющего неба показалась крыша особняка, возносящаяся над лесом, ветер донёс слабый запах дыма. Дальше следует красться осторожно, а значит, все лишние мысли надо силой отбросить подальше. А то вот так разфилософствуешься о том, тварь ли ты дрожащая, и налетишь прямо на патруль или кого-то из учеников мага, решивших с утра пораньше приступить к занятиям, или просто сбегать по ветру. Потому - сосредоточиться, а все раздумья отложить до более спокойного времени. Предстояло ещё тихо проникнуть внутрь, а план дома у меня весьма примерный, да ещё только первого и второго этажа.
   ***
   Впрочем, добраться аж до ведущей в подвал двери оказалось не так уж и трудно, видимо, основную защиту маг сосредоточил именно на границе своих владений. Даже ограда вокруг довольно большого трёхэтажного особняка была скорее символической, от зверья, а не от людей. Само здание тоже выглядело "современно" - именно деревянный дом, для комфортной жизни, с довольно широкими окнами, парадной дверью, даже с балконом. А не миниатюрная каменная крепость с узкими бойницами в стенах и галереей для арбалетчиков поверху, какие в Самрене ещё встречались. Разве что небольшая башенка над крышей казалась данью традициям, но маячащий там караульный и не думал прятаться, да лишь изредка поглядывал в сторону дороги. Внутрь я тоже пробрался относительно легко - через окно. И хотя создать алмаз, который пригодился бы для самопального стеклореза, пока так и не получалось, поступил проще - расплавил свинцовый переплёт. В отличие от кабинета самого Дафсара, окна первого этажа, отведённого под комнаты прислуги, были дешевыми, из множества разномастных мелких кусочков стекла, скреплённых вместе. А дальше оставалось только прокрасться к подвалу. Арбалет я повесил за спину, благо извлёк уроки из забега по крышам и ещё перед боем элементарно примотал ремень к стремени и прикладу перед винтом.
   Сам особняк при взгляде сверху напоминал бы большой квадрат, в который вписан другой, поменьше - внутренний двор с садом, плотно засаженный разнообразными деревьями и кустами, причём скорее южными на вид, я узнал кипарис, абрикос, даже пальма какая-то мелькнула. На первом этаже помимо комнат слуг и большого холла ещё и кухня, на втором комнаты для гостей, библиотека и учебные классы, на третьем покои самого Эрика и спальни учеников. Жена мага, слабая волшебница, пусть и известного рода, предпочитала проматывать деньги в городе, а не киснуть в здешней глуши. Среди волшебников хватало семей, которым дворянский титул был уже не нужен, поскольку по своему влиянию в магическом мире и стране они намного превосходили многих феодалов.
   Ну и самое главное, конечно же, подвал с лабораторией Дафсара, куда я и стремился попасть в первую очередь. Здесь как раз и встретилась магическая защита - барьер, "запитанный" от сада и наведённый на дверь, правда несмертельный, всего лишь сильная воздушная волна. Думаю, страховка от любопытства собственных студентов, хотя у меня и сложилось ощущение, что недавно его переставляли, всеми силами пытаясь сработать "под учителя". Разминировать пришлось, держа одной рукой завесу, чтобы тут же обнулять эффект заклинания. В лесу бы такой фокус не прошел - там и мощность и площадь поражения куда больше, те мины так не успокоишь, а вот здесь получилось, хотя и отняло изрядно сил. Дверь не пришлось даже выбивать или плавить, хотя было чем, снятый с шеи Эрика причудливый ключ, больше напоминающий амулет, оказался как раз от этого замка. Войдя внутрь, запер дверь за собой на засов, просто ради предосторожности. Если я никого не встретил, пока крался через коридоры первого этажа, это ещё ничего не значит. И так за этот короткий маршрут перенервничал не меньше, чем за дневной переход по лесам Пограничья. Когда из любой двери, из-за любого угла могут вдруг возникнуть пару ускоренных чарами мечников, либо враг вовсе может ударить в спину, не дав даже обернуться - тут двадцать раз пожалеешь, что ввязался во всё это.
   В подвале, чтобы не тратить зря энергию, я зажег несколько висящих вдоль стен ламп, их света вполне хватило, чтобы разглядеть это место. Большой холодный зал, примерно так двадцать на двадцать метров, с низким потолком, здесь пахнет пылью, кровью и старыми книгами. На полу чем-то нарисован сложный составной магический круг, правда, из-за полутьмы трудно различить мелкие детали. Чуть в стороне мягкое широкое кресло и письменный стол с какими-то тетрадями. Дальше темнеет проём, ведущий в соседний зал, вот та комната как раз и напоминает классическую лабораторию волшебника: полки с колбами и реактивами, столы для препарирования, стопки книг, какие-то инструменты, клетки для животных. Разбираться тут можно долго, потому, я вернулся обратно и направился к столу, стараясь ступать поаккуратнее, уж больно отчётливо разносились шаги в этом пустом зале, эхом отражаясь от стен. Открыл журнал, лежащий поверх всех прочих, и прочёл вслух последнюю запись, быстро запалив и поднеся ближе причудливую лампу со стола. Светильник был сделан в форме замершего перед атакой дракона, со множеством мельчайших деталей, вплоть до отдельных клыков и когтей, интересно, сколько же стоит подобная штуковина?
   - Восьмой день месяца апреля, 574 года Раскола. Двенадцатый эксперимент в текущей серии. Материалы: сто сорок четыре растения, из них сорок восемь инициированных и девяносто шесть простых. Все размещены ассистентами в новом круге распределения энергии для оптимальной концентрации силы, согласно моими расчётами. Для контроля хода эксперимента на нижнем уровне помимо моих ассистентов находились и оба старших ученика. Итог: удалось добиться финальной магической вспышки, но в целом результат провальный - энергии вновь оказалось недостаточно для пробития стены между мирами. Расход материалов: из-за потери силы, внутренних повреждений или спонтанного применения магии инициированными погибло восемьдесят три растения. Остаток для следующих экспериментов: шестьдесят одно, из них инициированных шесть. Замечание... - я вчитался, последний абзац был написан более отрывисто, иным почерком, похоже, это как раз набросал сам Дафсар, а не ведущий протокол ученик: - Замечание: "И снова провал! Мне вновь не хватило силы. Однако теперь я могу оценить, что собрал около трети от объема энергии, необходимого для пробоя. Требуется провести ещё два пробных эксперимента для точной оценки, прежде чем готовить полномасштабный прорыв. Заодно мне стоит подумать, как усилить выход сил на текущем материале. В конце концов, мой способ, несомненно, окажется куда более эффективным".
   Похоже, это как раз протокол очередной попытки пробиться в иной мир за шулерами. Неудачной попытки. И всё вроде бы звучит неплохо, вот только часть про "растения" несколько настораживает. Сомнительно, что после экспериментов, описанных в старом дневнике, Дафсар перешел на фикусы. Да и можно ли инициировать комнатный цветок? В любом случае, тут где-то ещё должен быть нижний уровень.
   Правда, чтобы его найти пришлось пройтись вдоль стен, пока не наткнулся на уходящую в темноту лестницу, через один этаж упершуюся в толстую дубовую дверь без замка. Спустившись, даже застыл на пороге - уж больно тяжелая вонь стояла тут внизу, неудивительно, что маг отправляет на второй этаж ассистентов. Создав пламя поярче, я разглядел такой же круг, как наверху, но только тут на пересечениях его линий стояли железные клетки, явно рассчитанные сразу на несколько человек каждая. Некоторые были повреждены - оплавлены, искорёжены, разбиты. Другие казались целыми. И только потом в неверном свете я разглядел у стены... загон.
   Толстыми стальными прутьями был отделён дальний угол зала, и там внутри находились люди. Если можно их так называть... Полсотни человек, обгоревших, искалеченных, одетых в какие-то лохмотья, просто сидели или стояли, не двигаясь с места и глядя пустым взглядом перед собой. Словно зомби или тихие сумасшедшие. Даже самые забитые и измученные пленники так себя не ведут.
   - Эй... - голос сорвался, я закашлялся и позвал уже чуть увереннее: - Эй, ответьте мне.
   Несколько голов повернулось в мою сторону, но такой взгляд... Наверное так может смотреть кукла или деревянная маска - никакого выражения, никаких эмоций, вообще ничего, будто на меня глядят мертвецы. Резко развернувшись, я подошел, скорее даже подбежал к ближайшей лампе, зажег и в тусклом свете вновь раскрыл журнал Дафсара, который нёс собой. Быстро перелистал, даже надорвав пару страниц, пока не вернулся на двенадцать экспериментов назад. Там-то и указывалось, что, намучавшись с "расходным материалом", Эрик решил просто выжигать им мозги заранее, превращая в идиотов. Такая вот магическая лоботомия, зато в результате никакой возможности для бунта, да и свежеинициированные маги не станут думать о побеге. Потому что они уже никогда и ни о чём не станут думать вообще.
   - Растения, значит?
   Подняв журнал над ладонью, я превратил его в пепел и развеял прах по залу. Затем вытянул дрожащую руку в сторону пленников, но остановил себя. Лучше умереть, чем существовать так, но, возможно, процесс обратим? Записи по прочим исследованиям, скорее всего, либо на том столе этажом выше, либо в кабинете Дафсара. Не оглядываясь, я пошел к лестнице, дверь же так и оставил открытой. А когда среди журналов с описанием предыдущих экспериментов ничего не оказалось, просто неспешным шагом направился наверх, оставив в подвале догорать стол и дневники. Эти исследования по использованию жизней в качестве ресурса не должны никому попасть в руки, а из уже переданных Посредникам записей восстановить ритуал целиком не удастся, слишком отрывочны там сведения. Да, к чему-то я был готов, к чему-то, как оказалось - нет. А чтобы попытаться самому пойти этим путём - нет, спасибо, я может уже и не в ладах с головой, но пока не до такой степени.
   Первое, что я увидел, выйдя в коридор, как к подвалу направляется слуга, уже держащий в руках ключ на цепочке. Высокий и крепкий парень больше всего напоминал вышибалу или санитара из психушки почему-то, судя же по замедленным движениям и пустому взгляду, тут без прочистки мозгов тоже не обошлось. Это и есть ассистент Эрика? А раз он собирается спуститься, то может как-то и барьер снимать? Благодаря последней мысли к ближайшей стенке не успевшего среагировать человека пригвоздил не железный, а серебряный клинок. Слуга дёрнулся, но даже не крикнул, вместо того пытаясь замедленным совершенно механическим движением просто вытащить меч из живота. Полдесятка вращающихся стеклянных лезвий остановили эту попытку, просто порубив его на куски. Звон разбитого стекла далеко разнёсся по коридору. Всё, теперь о скрытности можно забыть, скоро весь дом будет на ногах.
   И даже раньше, чем я подумал. И минуты не прошло, как по особняку разлетелся волчий вой и звон пожарных колоколов, небо над внутренним двором осветилось пламенем и разрядами молний. А затем по коридору там и здесь начали возникать барьеры, у дверей, на перекрёстках, рядом с окнами - они были самые разные, антимагия, сигнальные полосы, атакующие "мины". Полюбовавшись несколько секунд на этот фейерверк, я просто парой уцелевших лезвий разбил ближайшее стекло, выглянул в сад и без преклонения перед работой неизвестного садовника отправил широкий фронт пламени с двух рук в сторону ярко сияющих от расходуемой магии тополей, берёз и яблонь. Потом добавил ещё пару залпов лезвиями по ближайшим кустам. Короче говоря, кинул гранату в распределительный щит сигнализации - ну а откуда ещё в особняке вся эта громадная куча барьеров могла запитываться, как не от сада? И даже недостаточно всё выжигать в золу, достаточно просто нарушить работу тонко настроенных заклинаний. Поглядев, как искажается и начинает растворяться ближайшая магическая мина, я пошел вперёд по коридору, вытащив из воздуха тонкое копьё с широким титановым наконечником и оценив расстояние до показавшегося из-за поворота охранника, уже успевшего нацепить броню всё тех же ярких цветов уже покойного Эрика Дафсара. Бросок, вспышка окутывающей воина завесы, и пробивающий её ливень осколков разбитого окна, в полёте разбитых зарядом дроби в острую стеклянную крошку...
   К тому моменту, как я по узкой лестнице добрался до второго этажа, в коридорах осталось лежать ещё шесть трупов. Двое слуг и четверо охранников поместья попытались меня остановить, и, в буквальном смысле, попали под горячую руку - троих просто сжёг, изрядно попортив богатую обстановку поместья. Правда и сам теперь мог похвастаться парой ожогов и подпаленным плащом. Ну кто же знал, что один из ассистентов, уже объятый огнём, не станет с воплями кататься по полу, а полезет в рукопашную, намереваясь просто задушить наглого мага. К этому стоило прибавить кучу глубоких порезов на всей левой стороне лица, при том что глаз уцелел лишь чудом - идея картечью снести вместе с воином и брошенный им кинжал была не самой здравой, меня неплохо зацепило обломками и рикошетом. Но сейчас это не имело значения. Потому что в коридоре второго этажа меня уже ждали двое.
   - Стой на месте, я вызываю тебя на поединок! - с достоинством произнёс подросток в ученической мантии, выставляя перед собой раскрытую ладонь. Даже голос почти не дрожал, и колени тряслись совсем незаметно. Позади него жалась рыжая девчонка в такой же серой мантии, ей бы я вообще лет тринадцать дал, не больше. Она здорово напоминала мою двоюродную сестру, какой та была лет пять тому назад, разве что Надю я никогда не видел такой перепуганной, но, к счастью, в её жизни и не случалось никогда ничего подобного. Парень никаких ассоциаций не вызывал, однако смелость, с которой он вышел на бой, заслуживала уважения.
   Судя по всему, передо мной младшие ученики Дафсара. А учитывая, что они явно видели отсветы пламени в нижних окнах, вполне логично, что узнали во враге собрата-мага. И парнишка даже официально вызвал меня на дуэль наверняка по тем же правилам, о которых говорил Сарт. И я могу принять этот вызов, вот только... "Ты и впрямь готов своими руками убить двоих детей, Сашка? Просто потому что они стоят у тебя на пути и мешают пройти? Даже если они взрослые по меркам этого мира, но ты уже забыл, из какого мира пришёл сам?" - я почти услышал в голове голос Светланы. Ну да, конечно я не хотел их атаковать, потому и не ударил первым, наплевав на все условности и этикет дуэлей. Но я допускал такую возможность. Если договориться не выйдет, если они нападут первыми. Но, да... скажи она это на самом деле, она была бы права. Я не должен забывать, откуда пришёл и что у меня там были другие представления о морали. Не останется их, и что останется от меня?
   - Детки, вы полагаете, что если я убил в бою вашего учителя, то у вас есть хоть малейший шанс? - спросил я глухо, протягивая левую ладонь с ключом-амулетом, качающемся на цепочке. Одновременно чуть наклонился вперёд, чтобы тень капюшона на лицо падала погуще, да другой рукой достал из воздуха максимально зловещий, зазубренный и вычурный клинок, какой смог вообразить. Ладонь сначала на инстинкте уже потянулась за спину, к стальному кинжалу, на случай, если переубедить не удастся, но я остановил движение, ограничившись этой железякой, безвредной для мага даже со слабейшим барьером. - Может, лет через двадцать у вас что-то и получится, но вот сейчас - да не смешите меня. А ну брысь отсюда, убегайте из особняка, пока я добрый, и можете не возвращаться. Вы мне всё равно не нужны. В противном случае в этом коридоре вы оба и останетесь. По частям, а то и вовсе - тонким слоем по стенам. Так что - брысь!
   Парень ещё колебался, в его глазах отражался "последний и решительный бой", попытка мести за учителя. Я добавила безумия в свою усмешку, даже совсем стараться не пришлось, вдобавок подвесив кольцо газового пламени вокруг клинка. А девчонка уже тянула малолетнего мага за рукав мантии, и в итоге он сдался. Пробормотав почти беззвучно что-то угрожающее напоследок, он обернулся и вслед за ней побежал к холлу и парадной лестнице. Хорошая девочка, быстро сориентировалась. Ну не хочу я на них нападать, эти дети лично не имеют отношения к происходившему в подвале, им просто не повезло с наставником. Искренне на это надеюсь, по крайней мере. И что у них хватит мозгов не пытаться меня подкараулить из-за угла или на выходе - тоже очень надеюсь.
   Больше по пути в кабинет Эрика мне никто не встретился. Разрядив очередной барьер на двери и просто переждав взрыв за металлическим щитом, я попробовал старый ключ, но тут уже ничего не вышло, замок оказался иным. Впрочем, немного термита на петли, и эта проблема перестала быть актуальна, тяжелая дверь просто грохнулась на пол коридора. А вот спускался вниз я через полчаса уже не так бодро, медленными тяжелыми шагами. Книги и журналы Дафсара нашлись сразу - у него в кабинете для собственных работ, опубликованных, или ещё пребывающих в виде черновиков, был отведён целый шкаф на видном месте, маг явно любил если и не перечитывать собственные сочинения, то тыкать ими в нос гостям. И к сожалению из собрания работ по "биологической" магии чётко следовала, что это затупление действительно нечто вроде лоботомии, мозг оно повреждает уже необратимо, даже и целитель не поможет - при попытке регенерировать уничтоженные части будет только ещё хуже. Иначе говоря, людям в подвале уже не помочь. Ну разве что последним оставшимся способом.
   Даже сведениями о шулерах я толком и не разжился, проглядев все имеющиеся записи на эту тему. Дафсар смог установить, что существующее заклинание достаточно нестабильно, и активируется, по его оценкам, каждые лет шестьдесят, а то и реже. В этом месте я ещё надолго задумался - ведь с учётом, что нынешний календарь в королевствах считается от Раскола, то есть, от года гибели Дэса и распада Империи, что же тогда получается? За весь период, пока существует заклинание, сюда из иных миров попало с десяток, ну самое большее дюжину человек? Включая Дэса, несчастного парня с кольтом, того колдуна, создавшего магические мины, и меня самого. И всего двенадцать человек смогли так сильно изменить целый мир? Звучит совершенно неправдоподобно.
   Ещё одна загадка - для этого каждый раз требуется просто прорва энергии, чтобы обеспечить пробой и перенос, на порядки превосходящая резервы даже сильнейших волшебников, однако берётся она неизвестно откуда, буквально из воздуха. Эрик связывал два фактора воедино, предполагая, что периодичность заклинания связана с какими-то течениями силы за границами этого мира, от которых оно и подпитывается. А поскольку он подобную магию осилить так и не сумел, вынужден был искать более простые и понятные, "альтернативные" источники энергии. То есть, чужие жизни. Мне же придётся пойти иным путём, ведь наверняка этой проблемой занимался не один Дафсар. Впрочем, записи я проглядывал второпях, и, почти наверняка, что-то упустил, но всё равно, как-то пока все полученные сведения ничем меня не радовали.
   На втором этаже я остановился, из коридора потянуло сквозняком - похоже, детки, убегая, не потрудились закрыть парадную дверь. Ладно, стоит запереть особняк, ещё раз пройтись по комнатам в поисках выживших врагов и после отправляться вниз, чтобы всё закончить. От мысли об этом меня начала бить лёгкая дрожь, но иначе поступить уже было нельзя.
   Однако стоило появиться на площадке второго этажа и через высокие деревянные перила заглянуть вниз, как меня окликнули:
   - Уже уходишь? Уверен, тебе стоит ненадолго задержаться. Юноша, ты ведь людей занятых ждать заставляешь.
   - К-какого... демона?.. - пробормотал я, делая полшага назад и быстро создавая язык синего пламени над ладонью.
   Украшенные резьбой крепкие двери были распахнуты настежь, створки без скрипа покачивались от сквозняка. Прямо у дверей к стенке прислонился низкорослый мужик в потрёпанной одежде, недельная щетина, угрожающе прищуренные глаза и шрам через пол-лица делал его похожим на бандита. С другой стороны в изящном кресле с удобством устроилась рыжая улыбчивая простушка в сером неброском одеянии, по правую руку от неё, будто верный пёс, замер безучастный ко всему рыцарь с обнаженным мечом. Детей видно не было.
   - И свидетелей оставляешь, - продолжил Сарт таким тоном, как будто я всего лишь забыл принести домашнее задание. - Простительно для новичка, но если бы здесь нас не оказалось?
   - Да вы... да вас... - несвязно пробормотал я, отводя руку в сторону. Но уже на середине движения пламя потухло, а я был вынужден схватиться за перила, чтобы не упасть. Похоже, чересчур увлёкся, кроша и изжаривая обитателей особняка, и не заметил, что уже исчерпал резервы. Сам не пойму, как я сумел устоять на ногах - когда закончилась сила, про лечебную магию тоже пришлось забыть, я сразу почувствовал боль от порезов на лице, от всех ушибов и ожогов, в полной мере. Волшебство отучает беречься каждой царапины, ведь раны всегда можно быстро залечить, но вот такие моменты, как сейчас, быстро спускают с небес на землю.
   - Я же говорила - такой забавный щеночек. Правда слишком уж близко к сердцу всё принимает, - с усмешкой заметила Элиза, разглядывая меня, потянулась в своём кресле как кошка. - Хотя в целом работа неплохая, как я думаю. Не Глен и не Симил, конечно, но для новичка вполне недурно, пусть и со второго раза.
   - Откуда вы здесь вообще взялись? - только и смог я спросить, пока правая рука уже автоматически потянулась за кинжалом.
   - Не каждый день кто-то берёт заказ на столетнего мага. К тому же новичок. Вдобавок ухитряется его выполнить, пусть даже маг был не боевой, а так, обитатель лабораторий и библиотек, - пояснил Сарт. - Я знал, что при таких обстоятельствах потребуется подчищать за тобой. Потому человек, контролировавший исполнение заказа, быстро доложился командиру, мы успели как раз вовремя. Ты действительно сглупил, решил поиграть в добрячка и чуть не испортил всё дело, как я и рассчитывал. В следующий раз учти это и не повтори ошибок.
   - Следующий раз, какой ещё следующий раз?
   - А что, щеночек, у тебя были счёты только к Дафсару? И теперь ты решил сбежать, хвост поджав? Не ты ли ставил условием дальнейшее сотрудничество? Или думаешь, получил, что хотел, и про Посредников можно забыть? Или что Академия с пониманием отнесётся к человеку, распотрошившему одного из опытных наставников вместе со всеми учениками? Ты же не собирался оставлять в живых и тех двоих, что не покинули город вместе с учителем, правда? - уточнила она, будто мы тут просто развлекаемся светской болтовнёй, а вон в том углу не валяется разрубленный на несколько частей труп одного из слуг. Элиза даже ногу на ногу закинула как ни в чём не бывало, довольно рисковый жест для дамы в данную эпоху, даже если она и носит дорожные штаны вместо юбки.
   - Что ж, я могу говорить о начале долгого и плодотворного сотрудничества, - произнёс Сарт с каким-то фальшивым пафосом. Кивнул на кинжал у меня в руке и добавил сквозь зубы: - Как маг ты своими методами вызываешь у меня только презрение и желание прикончить в назидание остальным. Но вот как убийца неожиданно оказался полезен своими трюками. Кому придёт в голову, что волшебник, - это слово он произнёс, будто сплюнул, - способен пасть так низко, опуститься до арбалета и ножа? Этим мы и воспользуемся.
   - Так, стоп, стоп, стоп, притормозите, я не собираюсь ни на что соглашаться и иметь дела с такими как вы, - произнёс я быстро. Сражаться заведомо бесполезно, так что осталось прикидывать пути отступления дальше вглубь особняка. А вот Элизу мой ответ, кажется, только сильнее умилил.
   - Очаровательно, он ещё думает, что может побарахтаться. Но, если понадобится, мы всё закончим прямо здесь, - она выразительно поглядела на своего рыцаря, продолжавшего строить из себя неподвижную статую.
   - В этом нет необходимости. Раз юноша не хочет договориться с нами, значит, ему не терпится пообщаться с семьёй Колвейн.
   - С кем?
   - Ты быстро забываешь своих жертв. Или даже имени спросить не успел? - спросил маг, приподняв бровь. И не поймешь, комедию ломает или действительно удивлён. - Студент нашей Академии по имени А'Джеймс Колвейн был отправлен на практику в Пограничье, в окрестности дыры под названием Галрендэн. Больше его никто и никогда не видел. Нескольким магам из Академии пришлось добираться туда, проводить поиски, а его семейство готово заплатить очень немало за того, кто причастен к этой истории. И лучше за живого. Да, учти на будущее, юноша, что если собираешься творить барьер, реагирующий на ночной холод, то они всегда получаются очень чувствительными. Чтобы сработал тот, что поставили возле дома для студентов в Галрэнденском лесу, вода должна была не просто застыть в лужах, а на лету превращаться в лёд. Понятно?
   - Понятно... да ничего мне непонятно! Вообще ничего... - я действительно стоял почти в прострации, раздраженно глядя на визитёров. С каждой секундой злость и недоумение только усиливались, я и впрямь перестал улавливать что-либо, похоже, дошел до своего предела. - Я берусь за работу для Посредников, потом сюда заявляется магистр Академии из Альянса вместе с убийцей магов. И "предлагает" работу. Да какого... демона вообще, а?
   - Я наставник, а не магистр, - со скучающим видом поправил Сарт. Спросил у волшебницы, обернувшись через плечо: - Элиза, ты докладывала, что он умнее, чем выглядит?
   - У всех бывают трудные дни, наставник. Я уверена, щеночек пока просто ещё не привык, не понял, куда он влез по самый хвост. Это проходит с опытом. Не кипятись так... коллега, ничего сложного тут на самом деле нет, - сказала она уже мне. - Да, Посредники это организация, которая по заказу вынюхивает и крадёт чужие секреты. А Охотники на магов - сборище убийц, от отчаяния готовых резать волшебников, а не купцов или дворян. Однако на самом деле и те, и другие фактически подчиняются Альянсу, действуя в его интересах.
   - Что?
   - Не числись Дафсар в чёрных списках, никто и никогда не дал бы тебе охотиться за его головой, - пояснил наставник вместо неё. - Кто-то из убийц всё равно отправился бы за ним, но нам удачно подвернулся решивший подзаработать дилетант.
   - Но какой в этом смысл? Зачем Альянсу магов убирать одного из своих же?
   - Разве не очевидно? Хотя, в твоём случае... Уверен, ты даже этого не знаешь, но девиз всех Академий и девиз нашего Альянса - "результат выше метода". Главная цель - приумножение знаний и продвижение магии вперёд, постоянное её развитие. По глазам вижу, что слышишь впервые, хотя собирался у нас учиться, - да, Сарт явно привык читать лекции, у него даже голос изменился, когда он принялся поучать меня. Будто решил зачитать монолог на пару или две. - Если каждый маг запрётся с несколькими учениками в подвале родного замка, трясясь над своими секретами, то какое это развитие? Если же секрет могут украсть, более того, если кто-то сам может получить чужие тайны в руки, то разговор совсем иной.
   - Что же касается убийц, - воспользовалась точно рассчитанной паузой волшебница, чувствовалось, что при всём самолюбовании и высокомерии сейчас она в постоянной роли ведомой, - всегда есть маги, настолько увлекшиеся исследованиями, что забывают об их цели. Как Даан или Эрик, как десятки других, которые готовы растрачивать энергию, деньги, материалы и чужие жизни впустую, ради самого исследования, а не его результата. Таких рано или поздно приходится останавливать. Или тех, кто просто слишком несдержан в запросах, даже если его работа и приносит пользу. Понимаешь ли, когда такой маг пустит в чистую силу и сырьё для экспериментов пару деревушек, нам приходится выбирать между одним талантливым волшебником и крестьянским восстанием, которое, сметя его, наверняка выйдет из-под контроля и опустошит немало земель, потом и силы на его подавление придётся тратить. Да ещё все они, как и Эрик, очень любят пускать на опыты молодых или даже неинициированных магов, а их не так много среди народа, стоит поберечь. Думают только о себе, вот потому я подобных типов и ненавижу.
   - Иначе говоря, если бы Дафсар действительно смог восстановить древнее заклинание, а для ритуала использовал в основном обычных людей, им бы не заинтересовались?
   - Ну да. Если результат может оправдать потери и затраты в разумный срок, и иначе его никак не добиться. А путь в иные миры был бы как раз таким результатом, этого пока никто не сумел повторить, многое отдать можно. Правда, абсолютной материализации он бы этим путем, конечно, не достиг, но тоже что-то неожиданное могло открыться. В этом суть магии - достигать целей, которых иначе просто не добиться. А для этого приходится жертвовать чем-то. Я понятно всё изложила?
   - Ясно, всё с вами ясно. Я никогда этого не приму, но... у меня разве есть выбор?
   - Есть, - ответил Сарт, кивнув, - я его уже описал - продолжение работы, бой здесь и сейчас, общение с Колвейнами.
   - В общем, отсутствует. А условие я могу поставить?
   - Не можешь. А какое?
   - Ну, - я немного растерялся от такого ответа. Но всё-таки произнёс: - Если уж мне всё равно теперь придётся убивать для вас магов, пошедших не тем путём, то я могу выбрать, кого именно? Если точнее, я бы хотел заняться любителями поиска шулеров.
   - Вот как? - наставник переспросил довольно равнодушно. Элиза глядела на меня удивлённо, но вот Сарту было безразлично. - И почему же?
   - Некромантия, попытка оживить мёртвых ради получения энергии - гарантированный тупик. Маги, работающие с кровью - слишком сильны, тут кто-то иного масштаба нужен. А вот искатели шулеров - самая подходящая цель, пока они не добились своего, то не усилятся чем-то невероятным, а их успех может принести немало бед, если подобная магия окажется не в тех руках.
   Оба мага смотрели на меня с каким-то снисходительным интересом, словно на первоклассника, рассуждающего о законах Ома с видом знатока. Однако Сарт, пожав плечами, бросил:
   - Не могу обещать, но допускаю это. Некоторые из заказов будут именно на таких исследователей. Что ж, договор заключён?
   - Да. Как будто у меня есть выбор...
   - Есть, щеночек, выбор, он всегда и у всех есть хоть какой-нибудь, - ответила Элиза, поднимаясь с кресла. Потянувшись вновь, добавила уже другим, деловым тоном: - Что ж, займёмся особняком. Тут немало чего надо забрать до того, как слуга уронит лампу в корзину с бельём и начнётся пожар. В конце концов, раз наш щенок пообещал "все документы Дафсара", придётся унести кучу его журналов и книг, да и в лаборатории я бы покопалась тоже. С твоего разрешения, конечно, наставник?
   - Идите с Лисом вниз, я займусь кабинетом, потом определим, что ещё здесь достойно внимания. Быстрее, мы и так много времени уже потратили.
   - Да, и ещё вопрос. А зачем Альянсу какие-то посторонние организации, если вы могли бы убирать магов сами же? Уж если нашлось, кому искать пропавшего студента, найдутся и убийцы.
   - Скоро сам узнаешь. А сейчас действительно хватит уже болтать, держись рядом и не отставай, - ответила Элиза вместо наставника, направляясь к подвалу уверенными шагами.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"