Ашмарин Николай Александрович: другие произведения.

Паника в Руанапуре

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.53*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кроссовер между "Стальной тревогой" (после шестого тома "Dancing Very Merry Christmas") и "Пиратами Чёрной Лагуны"(после второго сезона сериала). Чидори Канаме много раз брали в заложники самые разные люди - от школьной банды и пьяных якудза до международных террористов и северных корейцев. Однако после того, как она оказалась на борту торпедного катера одной "частной компании", направляющегося к городу Руанапур, возможно теперь возвращение её обратно будет весьма непростой задачей даже для организации "Мифрил" и сержанта Сагары.


Паника в Руанапуре.

Да, мы бандиты и бродяги, как злословит молва,
Мы попадаем в передряги, помня эти слова.
Смотри вперед и не сдавайся ты на милость судьбе!
Предай их всех, останься верен себе.

Гимн клана Бреган Д'Эрт

Пролог
  
  
   Вверх-вниз, вверх-вниз... Корабль медленно качался на волнах, успокаивая и нагоняя сон. Почти так себе Канаме всё и представляла, когда думала об этой поездке: чистое небо, спокойное море и тихий плеск волн, заставляющий большую часть дня проводить если и не во сне, то в полудрёме. Благо на дворе конец января и даже на окинавском пляже в море не полезет и самый большой оригинал. Учитывая всё сказанное, морская прогулка рядом с побережьем казалась отличным способом провести время.
   "Ну да, вот я и на катере. Вот только совсем не таким я себе представляла его экипаж. И маршрут. И своё место". - Подумала она невесело, сидя у жесткой переборки прямо на полу и обхватив руками колени. Школьница уже в который раз за последние часы оглядела каюту, которая ей досталась, но ничего интересного в ней не прибавилось. Голый металл, старые заклёпки, затянутые сеткой тусклые лампы, да пара толстых иллюминаторов - вот и вся обстановка. Не оставалось и малейшего сомнения, что это место предназначалось для содержания пленников. - "Да и сказать по правде, волна поднимается всё выше. И небо уже затягивает тучами. Всё не так, всё совсем не так..."
   Из коридора донеслись приглушённые расстоянием шаги, затем лязгнула, открываясь, старая и уже слегка перекошенная от нелёгкой жизни дверь. Глядя на появившегося в проёме человека, Чидори грустно подумала, что всё-таки она ожидала от отдыха совершенно иного. Но всё опять обернулось как всегда. Хотя и началась эта история тоже не слишком радужно...
  
   Глава 1
  
   Классу 2-4 невероятно везло на приключения. Уже две их школьные поездки не обошлись без появления террористов, потому, когда класс получил ещё одно приглашение на отдых за пределами Токио, Канаме насторожилась первой. В желание ООН устроить "реабилитационный курс жертвам терроризма и насилия" она не верила столь же абсолютно, как и в способности Сагары к игре на рояле или дикламированию стихов Мацуо Басё наизусть.
   Само собой, она собралась наложить нерушимое вето старосты класса на эту затею, однако Соске достаточно прозрачно намекнул, что в этот раз за приглашением стоит "Мифрил". Руководство организации, посвятившей себя борьбе с террористами и наркомафией, было не слишком радо, выставив своих оперативников такими же бандитами и использовав детей в качестве приманки. Таким способом они хотели сгладить хотя бы часть вины, пускай и анонимно. К тому же, на фоне расходов для обслуживания одного М-9, пятидневная экскурсия на Окинаву для одного класса старшей школы значила не больше, чем штраф за парковку танка в неположенном месте по сравнению со стоимостью этого танка.
   Получив от Сагары все самые искренние заверения об отсутствии у предложения второго, третьего или какого-либо ещё дна, Чидори всё-таки согласилась и помогла убедить остальных. В конце концов, должен за все годы в старшей школе их класс хоть раз отдохнуть без стрельбы, или нет?
   "Вернее сказать - с минимальным количеством стрельбы, потому что этот болван никуда ведь не делся, как и все его закидоны!" - подумала Чидори раздражённо, пригибаясь под веткой какого-то разлапистого куста. Она уже пять минут, как свернула с тропы и шла прямо через обильно раскинувшиеся вдоль побережья заросли. Впрочем, сейчас ей именно этого и хотелось. - "Хоть бы тут дал отдохнуть от своих заморочек... так ведь нет! Второй день, да, по-моему, даже с нашего появления в аэропорту он у меня за плечом маячит. Как тогда в апреле, даже ещё хуже - раньше он хотя бы в стороне тёрся, а не ошивался под дверью, стоит мне куда-то зайти. Он даже в гостинице утром уже стоял за порогом, можно подумать, что так всю ночь с места и не сошёл. Я же сегодня не засну, как подумаешь, что он там за дверью, аж прямо не по себе..." - девушка передёрнула плечами. Обошла низкую разлапистую пальму и вновь двинулась между деревьями в сторону всё отчётливее слышимого шороха прибоя.
   Двигалась Канаме целеустремлённо и даже не думала оглядываться по сторонам. С полчаса назад Сагара окончательно вывел её из себя, когда начал с самым довольным и даже гордым видом сообщать, что успел во время обедать размести полдесятка жучков и даже одну камеру в её номере, и теперь будет постоянно видеть и слышать абсолютно всё там происходящее. Когда рука с харисеном устала от ударов, а пульт управления всей этой хитрой техникой превратился в пыль, Канаме просто развернулась и вышла из гостиницы, несмотря на уже коснувшееся горизонта солнце и подступавшую темноту. Скорее наоборот, она была этому рада - в сумерках Соске куда труднее будет её отыскать. Да и маршрут сквозь чащу она выбрала отнюдь не наугад, прохожих туту нет, и побегать ему ой как придётся, прежде чем нападёт на след.
   Деревья расступились в стороны, и Чидори оказалась на берегу, прямо у старого деревянного пирса, где они всем классом уже были днём. Людей поблизости не оказалось, но всё равно - место находилось слишком близко от их гостиницы, и Сагара пойдёт сюда в первую очередь, а Канаме не хотела его видеть ещё хотя бы часа два-три. Она уже собиралась вновь нырнуть в зелёный сумрак зарослей и поискать место понеприметней, однако тут её взгляд остановился на одной из лодок. Посудина была пришвартована явно второпях - ни цепи, ни замка, как на остальных, просто канат с парой нехитрых узлов и ничего более. Опасливо обернувшись в сторону гостиницы, Чидори быстро прошла по скрипучим доскам ближе и заглянула в лодку. Помимо весёл там ничего не оказалось, но и того было вполне достаточно. Больше не колеблясь, Канаме спрыгнула с пирса, отвязала канат и оттолкнулась веслом от края.
   "Ха, просто идеально. Даже если он сюда и явиться, то сначала сорвёт горло, пока до меня доорётся - я же могу его "не слышать" пока самой не надоест. Потом ещё надо будет как-то до меня добраться, чтобы вернуть "под бдительную охрану". Интересно только, как он это сделает? Все остальные лодки на замке, а стрелять в цепь посреди курорта даже у него дурости не хватит. Остаётся разве что вплавь. Тут, конечно, юг, но не африканское побережье, вода отнюдь не тёплая, но он всё это заслужил!" - Придаваясь мстительным размышлениям, Канаме уселась на скамью и посмотрела в сторону берега. Пирс очень медленно удалялся, течение относило её в море, и к вероятному появлению сержанта она окажется как раз на нужном расстоянии. В конце концов, рябь на воде едва заметна, а небо чистое, кроме нескольких облачных клякс на горизонте, подсвеченных закатом. Волноваться о перемене погоды не стоило.
   Окажись здесь сейчас Тесса, она бы очень доходчиво объяснила Чидори, сколь глубоко та заблуждается. А будь с ней командор Мардукас, он бы ещё добавил о пользе классических розог в прикладной педагогике. Но ни старого подводного волка, ни его нынешнего командира поблизости не оказалось, и посоветовать Чидори быстро грести обратно было некому.
   Пока же она сидела и перебирала все обиды за последние дни - а список получался очень длинным. Когда она добиралась до последнего пункта, то переходила к вещам не менее интересным - мыслям о том, как Сагара будет выпрашивать у неё прощения за свои проступки. Изредка между этими увлекательными занятиями она поглядывала в сторону близкого побережья, чтобы не пропустить момент, когда лодка отойдёт слишком далеко. Но планы были слишком уж захватывающими, и отвлекалась Канаме от них всё реже.
   - Я что, задремала? - она резко вскинула голову и огляделась по сторонам. И только после этого до неё дошло, почему она сделала такой вывод. Во-первых, солнце же почти скрылось за горизонтом. Во-вторых, девушка успела слегка замёрзнуть, несмотря на довольно тёплую куртку. И в-третьих - берега она не увидела. Чидори вскочила на месте, опасно качнув лодку, завертела головой по сторонам, но результат был нулевым - только море вокруг и ничего больше.
   Поначалу она даже растерялась, просто села обратно и остановившимся взглядом смотрела на волны - настолько неожиданно всё вышло из-под контроля. Вот только что она держала ситуацию в руках и мгновение спустя - она неведомо где и уже ситуация держит её так, что не вырваться. Чидори потянулась к вёслам, но остановила руку на полпути, ведь остаётся вопрос - а куда грести? Солнце постоянно было справа, когда она смотрела на берег, значит, лодку уносило от побережья на юг. Сейчас солнце гаснет в океане прямо по курсу - даже весьма неглубоких познаний Канаме в географии хватало, чтобы понять - нужно развернуться налево и плыть в эту сторону до тех пор, пока не упрешься в остров. Вот только, если солнце в другой стороне, то и лодку едва ли несло прямо, как по компасу, и потому был шанс просто пройти мимо, и отмахать несколько километров уходя ещё дальше в море.
   Самое интересное, что сейчас Канаме не было страшно. На фоне несущихся по пятам "Аласторов" или горящего Гонконга возникшая проблема казалась не слишком-то серьёзной. В конце концов, курорт - место популярное, здесь просто обязана существовать береговая охрана. Да и потом, едва ли течение успела унести лодку далеко, и высок шанс, что когда стемнеет, застроенный отелями берег даст зарево на горизонте не хуже маяка. Сейчас Канаме напрягали только мелкие неудобства, вроде возможности простыть, если придётся дожидаться темноты, или объяснений с полицией, если её подберёт катер - документов-то с собой она не взяла, да и телефона тоже, она была настолько раздосадована, что ушла из гостиницы с пустыми руками.
   Ветер постепенно становился всё сильней, с севера небо начало затягивать плотными облаками, было уже довольно холодно и быстро темнело. Канаме успела даже пожалеть, что вообще затеяла всё это. И даже подумала, что, возможно, окажись сейчас здесь Сагара - чёрт его знает, как, на плоту из досок пирса, например, с него станется - то она бы не требовала умолять о прощении. Попросила бы, но даже вежливо. Прошло ещё какое-то время, Канаме уже готова была сделать вид, что между ними ничего не произошло, и собиралась перейти на следующий уровень - извиниться самой при появлении сержанта. Но не успела - её внимание привлёк звук мотора, и, повернув голову, она смогла вполне отчётливо различить приближающийся катер.
   При виде этого судна мнение Чидори о береговой охране Японии сильно ухудшилось. Нечто похожее ей доводилось видеть в гайдзинских фильмах про войну во Вьетнаме, так что все бахвальства о "самой новейшей в мире технике" явно так и остались в телерепортажах и на страницах газет, в патриотической колонке. Здесь, на море, вместо изящного сверхсовременного корабля к ней приближалась изрядно потрёпанная жизнью посудина, много повидавшая на своём веку. Впрочем, какая разница, если её явились спасать. Глупо было бы отвергать помощь только потому, что судно береговой охраны не напоминает "Данаан" в миниатюре.
   - Эй, я здесь! Сюда! - Чидори вскочила, замахала руками, заодно пытаясь хоть немного согреться. - Мне нужна помощь! Эй, я здесь! - повторила она тише, когда катер приблизился почти вплотную. Он явно не собирался пройти мимо, но и горящих служебным рвением спасателей, висящих на леере в нетерпении, тоже что-то было не видать.
   - А то я не вижу? Ну вот, я здесь, ты там, бузить-то, блин, так зачем, а? - Неторопливо произнесла девушка двадцати с небольшим лет, появляясь у борта.
   - Что? - Чидори даже переспросила. Она поняла из сказанного не больше половины - язык, по-видимому, был английским, но вот произношение оказалось странным, так говорят американцы, и отнюдь не из богатого пригорода. Да и вообще, вся внешность девушки вызывала искренние сомнения в том, что перед ней офицер береговой охраны: начиная от вполне обыденной одежды вместо формы, разве что слишком лёгкой даже для окинавской зимы, и заканчивая двумя кобурами, отчётливо видимыми под расстёгнутой курткой. Впрочем, одна из них была пустой - массивный пистолет уже был в руках девушки и ствол его смотрел точно в голову Чидори.
   - Тьфу ты, что б его, как же задрали эти азиаты! - девушка сплюнула за борт и поморщилась так, будто хлебнула уксусу натощак. Сказать по правде, на взгляд Канаме незнакомка тоже не выглядела голубоглазой скандинавкой, и больше всего походила на Мелиссу Мао. Такие же восточные черты с налётом чего-то западного в речи и внешности, разве что длинные тёмно-рыжие волосы выбивались из общей картины. Однако Чидори разумно не стала спорить. Рыжая, предположив, что её опять не поняли, обернулась через плечо, не упуская, впрочем, Канаме из виду, и крикнула: - Эй, Рок, тащись сюда, хватит там штаны протирать. Тут опять одна эта, из местных. Скажи лучше, как по-вашему будет "Живо поднялась сюда, а то ноги оторву на хрен!"?
   Чидори не услышала ответа, но рыжая кивнула кому-то и с ужасающим акцентом выговорила, безбожно путая все нормы японского произношения:
   - "Пожалуйста, поднимайтесь на борт, если не хотите пострадать"... - она указала стволом пистолета на верёвочный трап у борта. - Твою мать, язык сломаешь!
   - Я поняла, я говорю по-английски. Я иду, не надо стрелять.
   - Ай молодец, умнеешь прям на глазах. - Умилилась собеседница, впрочем, и не думая опускать оружия. - Живей!
   Быстро перебравшись на катер, Канаме оглядела пустую палубу, тоже знававшую лучшие времена и остановила взгляд на ещё одном человеке, присутствующем здесь. Молодой мужчина, не старше двадцати пяти, несмотря на южный загар, был стопроцентным японцем. Вот только выглядел он сейчас так, словно увидел приведение. Причём, знакомое приведение, а не просто какого-то там всадника без головы.
   - Юкио? Юкио, это ты?
   - Простите, но вы меня, вероятно, с кем-то перепутали. - Канаме постаралась ответить максимально спокойно и вежливо. Кто знает, может, он псих и всех так встречает. - Меня зовут Чидори. И я не знаю, о ком вы говорите.
   - Да, да, конечно, откуда бы ей взяться здесь? - мужчина устало провёл ладонью по лицу. Затем посмотрел на Канаме уже более осмысленно. - Подожди, ты сказала, "Чидори"? Чидори Аяме, верно, дочь Чидори Шуи?
   - Нет, вообще-то, я Чидори Канаме, а Аяме - моя младшая сестра.
   - Да, и впрямь, - он словно бы что-то посчитал в уме, - я немного ошибся с возрастом.
   - Эй, Рок, я, конечно, ваш птичий в упор не понимаю, но сдаётся мне, что ты знаешь эту девчонку, или как?
   - Не совсем, Реви. Я только слышал о её отце. - Его английский был весьма неплох, и уж точно лучше, чем у рыжей. - Шуя Чидори - верховный комиссар ООН по вопросам окружающей среды, это его дочь. Потому, я полагаю нам следует как можно быстрее доставить её на берег и найти другое место для поисков... - он осёкся, видя, что Реви его уже совершенно не слушает.
   - Верховный комиссар, не шутишь? Всегда ненавидела таких больших шишек, но если это его дочурка, то сегодняшний долбанный день всё-таки окажется удачным. А то с этих китайских макак толку было, что два ящика крабов. А за неё ребята нам отвалят баксов столько, что надолго хватит.
   - Реви, ты не можешь...
   - Короче, Рок, давай, переведи ей там: "Шевели копытами и за мной, или жбан продырявлю".
   - Она же сказала, что понимает по-английски.
   - Чё-то не помню. Ну, в таком случае, давай уже, двигай, - это относилась к Канаме. Для убедительности Реви указала направление пистолетом. У Чидори, к немалому её сожалению, это уже была далеко не первая беседа с вооружёнными людьми, потому она не стала качать права, а просто пошла, куда было велено. Спорить под дулом заряженного пистолета вообще не лучшая идея. Тем не менее, она всё же подала голос:
   - А как быть с лодкой? Она не моя, так и бросите в открытом море?
   - Ох, и впрямь... Умница девочка, спасибо, что напомнила.
   Реви потянулась к карману куртки и спокойно, будто это было яблоко или телефон, выудила оттуда ручную гранату. И сорвав чеку не глядя бросила через плечо. Канаме услышала, как граната стукнула о дно, а затем взрыв взметнул за бортом целый фонтан из морской воды и щепок.
   - Всего делов. Ну что, тебе повторить приглашение? - Она вновь махнула пистолетом. Канаме, присевшая во время взрыва, только молча подчинилась.
   Постоянно держа её на прицеле, Реви довела её до каюты, наскоро обыскала и без лишних церемоний втолкнула внутрь , закрыв дверь снаружи. Чидори постояла несколько секунд у двери, думая, что же ей показалось странным. Хотя внешне Реви и была похожа на Мао, её глаза были почти такими, как у Гаурона. В них чётко можно было различить отблески безумия и смерти, таящиеся на дне, но готовые в любое мгновение вырваться на волю. Но в этом взгляде она видела нечто, напоминающее удивление или непонимание. Так, словно что-то в Канаме для неё противоречило нормальному порядку вещей. Впрочем, так и не разгадав эту загадку, девушка села прямо на полу и приготовилась ждать - уж чего, а пребывания в заложниках у неё опыт был богатый. Даже слишком, если бы спросили её мнения.
  
   Дверь лязгнула, открываясь. Канаме повернула голову и посмотрела на появившегося в дверях Рока с каким-то мятым подносом в руках. Впрочем, интересовал её не сам поднос - а складывалось ощущение, что им пытались кого-то бить, неоднократно швыряли о стены и пол - но его содержимое. Конечно, лапша быстрого приготовления и пластиковый стаканчик с чаем после сегодняшнего ресторана на Окинаве смотрелись невыразительно, но выбирать не приходилось, да и обед уже был очень давно.
   Глядя на единственную выданную ей пластиковую ложку, Чидори даже с какой-то иронией подумала: "Интересно, они так боятся, что мастер ниндзюцу Канаме одной вилкой перебьёт всех на борту и как в кино сама отведёт катер обратно прямо к пирсу? Впрочем, до знакомства с Сагарой я, наверное, даже и не поняла бы, почему они мне не доверяют нормальных столовых приборов. Эх, Соске, Соске, вот когда нужен, никогда его рядом нет..."
   Быстро расправляясь с ужином, она успела мимолётно подумать, что её нынешний "тюремщик" обладает очень странным для японца именем. "Интересно, а может, это кличка? "Rock" по-английски это "скала", но что-то он совершенно не тянет. Впрочем, так ли это важно сейчас?"
   - Спасибо за еду. - Чидори отложила ложку и посмотрела на так и сидевшего у двери Рока. - Я так полагаю, это значит, что вы решили взять меня в заложники?
   - Да. Мне очень жаль. Прошу прощения, но уже ничего нельзя исправить.
   - Если вы так сожалеете, могли бы и убедить вашего капитана Флинта отпустить меня. Описали бы, какие кары устроит мой папаша, если меня хватится, глядишь, и не пришлось бы переводить продукты зря.
   - Извини, но я уже ничего не могу поделать. - Выглядел он действительно виноватым. Но Чидори его было не слишком-то жаль, в конце концов, не окажись его здесь, вполне вероятно, что её бы просто отпустили дожидаться настоящей береговой охраны. "Или оставили бы в лодке, перед тем, как бросить гранату" - подумала она, но тут же отогнала эту мысль. - Я здесь просто переводчик, по большей части, и почти ничего не решаю. У нас был очень неудачный рейд, одни убытки, а мы и без того на мели. Нам заказали похитить вице-президента одной компании из Киото, который должен был в этих краях кататься на яхте. Но он в последний момент отменил поездку, и мы остались ни с чем. Ограбили каких-то китайцев по дороге, да много ли с них взять? Но ты не волнуйся. Ты ценный заложник, и как только за тебя заплатят, вернёшься домой. Воспринимай это как каникулы. - Было отчётливо видно, что он делает над собой усилие, изображая оптимизм. Весьма, надо сказать, неубедительно изображая.
   - Да-да, неудачный день, бедные-несчастные пираты... Но, может быть, всё-таки отпустите меня? Отец далеко, но у меня есть друзья, которые за мной придут. И ничем хорошим это не кончится. Бывали уже случаи.
   - Знаешь, если рассчитываешь на своего парня, искренне надеюсь, что он не кинется тебя искать. Или, по крайней мере, не найдёт. Пока в нашей команде Реви, это закончится плохо лишь для него, даже если ты встречаешься с офицером JSDF.
   - Он просто сержант... И мы вовсе не встречаемся! - Чидори быстро покраснела, но тут же взяла себя в руки. - Ладно, забудьте. Но можно мне хотя бы позвонить? Моим друзьям, или отцу, чтобы знали, что нужно за меня платить?
   - Мы посреди океана. Мобильные тут не работают, а к рации тебя никто не пустит, даже если ты или я попросим об этом. Скажешь номер, а уже когда прибудем на место, позвонят кому нужно и договорятся о выкупе.
   - А вы не боитесь. Мой отец, всё-таки, работает в ООН, и может связаться с правительством нужной страны.
   - Там, куда мы плывём, законы не действуют. И ООН - просто набор букв, который далеко не каждый местный расшифрует.
   - Где же вы нашли такое место? Если не секрет.
   - Не секрет, ведь сама скоро увидишь. Это Руанапур, в Тайланде.
   - Тайланд? - переспросила Канаме удивлённо. Она рассчитывала оказаться где-нибудь поближе. - Но мне кажется, ваш катер не для таких путешествий, без обид конечно, но этой посудине не один десяток лет.
   - Разумеется. Мы сюда не своим ходом добирались. Есть корабль, его хозяин подбрасывает таких как мы до нужного места и после подбирает обратно. И очень недешево берёт. Это ещё одна причина, отчего Реви и остальные вцепились в возможность заработать и ни за что не отпустят тебя... - Он сбился, видимо вспомнив о своей роли в этом. - В общем, путь не близкий, поспи пока, уже почти ночь. Если... - он смутился, - если захочешь выйти - придётся ждать утра, тебя не отпустят одну бродить по кораблю. Только вместе с Реви, но я думаю, ты сейчас не сильно хочешь её видеть. В общем, я пойду. - Он как-то слишком торопливо встал, неловко открыл дверь, совсем тихо добавив: - Ещё раз, прости.
   Дверь закрылась. Канаме, не раздеваясь, легла на жесткую и узкую полку у стены и закрыла глаза. Она, в общем-то, не страдала морской болезнью, но сейчас корабль качало всё сильнее - похоже, к Окинаве приближался шторм. Она подумала, что так и пролежит до утра, глядя в потолок. И так с этой мыслью и уснула.
  
   Глава 2.
  
   "Что я делаю не так?" - этот давно ставший сакраментальным вопрос первым возник в голове, когда Сагара пришёл в себя от удара урагана "Канаме" и смог осознать, что так и валяется в углу гостиничного коридора. Вопрос этот, давно превратился для него в привычный, и задавал он его себе всякий раз, получая по голове чем-нибудь тяжёлым от "объекта охраны". С точки зрения сержанта, он каждый раз поступал единственно верным способом, однако Чидори зачастую имела на этот счёт иное мнение. - "И очень болезненно его отстаивала", - подумал он, пытаясь подняться на ноги.
   - Эй, Соске, вставай скорей, а то ужин пропустишь! - от самоанализа и оценки повреждений его отвлёкли крики одноклассников. Переведя взгляд на Онодеру и Канзаву, он не увидел на их лицах не малейшей тени удивления. Скорее лишь сочувствие к товарищу и облечение, что они не попали под раздачу.
   - Ужин? А когда он начинается? - Сагара с трудом вспомнил, что до приёма пищи было ещё далеко, когда он начал тот злополучный разговор.
   - Пять минут. - Синдзи глянул на часы. - Чёрт, уже четыре. Давай быстрей, а то придётся без тебя начинать.
   - Я иду. - Он встал, прислонившись к стенке и подумав даже с некоторым восхищением: "Интересно, чем же она меня так приложила?". - Но можете выдвигаться и без меня.
   - Да ладно, мы ж не совсем звери, чтобы бросить своего, - Онодера подставил плечо. - Обопрись на меня.
   - Благодарю за помощь.
   В зале ресторана обнаружились сразу все одноклассники - уж что, а возможность хорошо поесть за чужие деньги ни один нормальный школьник не упустит никогда. Тем более что и готовили здесь превосходно, и уже ко второму дню каменная стойкость самых упорных поклонниц различных диет рассыпалось мелкой пылью. Однако Чидори сейчас здесь не оказалось. Впрочем, Сагара уже успел понять, что поднимать тревогу по этому поводу ещё рано - если Канаме всерьёз решила на него обидеться неведомо за что, она всегда найдёт способ показать это.
   Наученный горьким опытом, к завершению ужина сержант устроил экспресс-допрос одноклассникам, надеясь узнать, в чьём же номере сейчас отсиживается Чидори. Он уже понял, что в скором времени придётся идти и извиняться. И чем раньше он это сделает, тем быстрее он сможет вернуться к своим прямым обязанностям по охране. О том, в чём же именно он был виноват, Соске уже и не размышлял. В своё время ему запомнилась одна поговорка Андрея Калинина: "Женщина права всегда. Особенно если она не права". Тогда он решил, что не уловил тонкостей перевода, и только сейчас начал немного постигать глубинную суть этого выражения.
   Однако результат всех расспросов оказался неожиданным. Выходило так, что именно он сам видел Чидори последней, после спора девушка ни с кем из друзей не говорила, и, соответственно, не просила "политического убежища" на время ссоры. В этот момент чутьё уже настойчиво требовало вызвать базу, затребовать вертолёты и артиллерийскую поддержку, но Сагара буквально силой сдержал порыв и решил, всё-таки, пока продолжить поиски гражданскими методами. В конце концов, если из-за его лишнего рвения она обиделась в первый раз, то если он сейчас затребует у начальства кордоны на всех дорогах, то всё только усугубится. Потому Соске всё-таки попытался повторить ход мысли обычного гражданского и решил сделать то, что сделал бы любой другой одноклассник.
   - Разрешите обратиться? - Сагара остановился перед стойкой регистрации на входе в здание. Удивлённый взгляд служащей наводил на мысли, что он сказал что-то не то, но останавливаться было поздно. - В течение последнего часа вы не видели выходящую из здания школьницу?
   - Здесь постоянно ходят школьницы, молодой человек. - Довольно симпатичная девушка за стойкой была немногим старше Сагары, но изо всех сил напускала на себя строгий вид. - Мы не можем уследить за всеми.
   - Японка, 17 лет, рост 165 сантиметров, фигура спортивная, карие глаза, длинные чёрные волосы с красной лентой, татуировок или заметных шрамов на теле нет. Одета в джинсы, зимнюю куртку и...
   - Стойте, стойте, стойте, - девушка замахала руками. Всё это перечисление отчётливо напомнило ей недавний допрос из-за кражи в одном из номеров - не самые приятнее воспоминания. - Здесь не проходил никто с подобными приметами. Должно быть, ваша девушка ещё в здании. Но...
   - Благодарю за информацию. - Получив все необходимые сведения, сержант развернулся на месте, не дослушав её. - Спасибо за сотрудничество, продолжайте работу.
   -Простите, что? - она переспросила, но собеседник уже быстрым шагом удалялся по коридору. - Кто это такой, хотелось бы знать?
   Чидори должна была находиться где-то в гостинице, и в следующие полчаса Сагара прочесал всё здание от крыши до подвала. На него поглядывали как на психа, но результат поисков был нулевым - Канаме нигде не оказалось, а система слежения, настроенная на передатчик в браслете и сотовый телефон, лишь привела его к номеру, где остались лежать обе вещи. И лишь заходя на второй круг поисков Сагара вдруг замер посреди коридора и ударил кулаком в стену.
   "Проклятье! Как я мог допустить такую дилетантскую ошибку?" - подумал он, злясь на самого себя. - "Всё из-за спешки, но в результате я потерял ещё больше времени. Охранник, женщина за стойкой - очевидно, что они только заступили на пост. А я этого не учёл. Идиот! Хорошо, дальше будем действовать нормальными методами".
   Услышь Канаме его мысли, едва ли она назвала бы эти методы хоть сколько-нибудь "нормальными", однако уже через десять минут Соске торопливо изучал записи с камер наблюдения. Правда, перед этим пришлось отравить пару охранников на принудительный отдых с помощью шокера, но ситуация допускала экстренные меры. Выключая компьютер в комнате охраны, сержант только скрипнул зубами - убежав после ссоры, Чидори в гостиницу так и не возвращалась, он просто тратил бесценное время зря. Камера, следящая за подступами к гостинице, запечатлела, как девушка скрылась в зарослях, окружающих периметр зданиях, потому, заметя следы проникновения, Сагара выбежал на улицу через главный выход.
   Снаружи уже заметно стемнело, а неровный порывистый ветер и угрожающий шелест листвы подсказывали, что очень скоро на остров рухнет шторм. Не тратя больше ни секунды, сержант подбежал к деревьям и быстро нашёл чёткий след. Канаме, несмотря на все их приключения, так и не научилась незаметно передвигаться в лесу, потому, для опытного человека её путь среди деревьев был незаметен почти так же, как восьмиполосный автобан среди глухой тайги. Торопливо преодолев неширокую стену зелени, Сагара вышел на одну из многочисленных дорожек, но быстро изучив противоположные кусты и найдя след, вновь нырнул в лес.
   Становилось всё темнее, однако сержант чётко держал направление, цепляясь за каждую сломанную веточку и каждый смазанный отпечаток в листве, как охотничья собака, почуявшая зверя. И когда он уже шёл практически на интуиции, не различия следов в подступившей темноте, деревья вдруг сменились пляжем. Соске замер, вглядываясь в землю, но это было бесполезно - что-то разобрать в мешанине отпечатков под ногами не смог бы и индейский следопыт, даже если не учитывать всё усиливающийся ветер, гнавший целые волны по сухому песку.
   - База, это УРЦ-7, личный номер В-3128. - Теперь Сагаре было наплевать, если Канаме потом назовёт его параноиком. - У меня нестандартная ситуация, я потерял объект на достаточно долгий срок. Требуется оказать помощь и перекрыть зону поиска. Прошу отслеживать покупку железнодорожных, автобусных и любых иных билетов на имя Канаме Чидори в окрестностях гостиничного комплекса в пригороде Наказы по координатам, - он продиктовал цифры, - а также упоминания о ней от местной полиции и иных экстренных служб, если таковые последуют. Хорошо, спасибо.
   Запрос приняли. Однако на полицию Сагара всерьёз не рассчитывал, потому и не пошёл к ним сам - старшеклассница вечером ушла из гостиницы на курорте, самое большее, что они сделали бы, это посочувствовали "её парню" и отправили обратно. Впрочем, весь этот звонок был скорее страховкой, он успел увидеть, что сумка Канаме осталась в гостинице вместе с телефоном, а значит, скорее всего, денег у неё нет. Но утверждать этого наверняка нельзя.
   Сделав всё необходимое, сержант прикинул, откуда стоит начать поиски. На пирс и волнующееся всё сильнее море он глянул лишь мельком. Эта возможность совершенно исключалась, с его точки зрения, Канаме никак не могла покинуть берег, видя приближение бури. Узнай Соске сейчас, как всё обстояло на самом деле, его удивление, пожалуй, оказалось бы совершенно неподдельным.
   Больше не обращая внимания на море и качающиеся на волнах лодки, он начал планировать маршрут, основываясь на предварительно изученной карте гостиничного комплекса. В следующие несколько часов Сагара перевернул вверх дном все места, где Канаме могла находиться, а также большую часть мест, где её быть не могло в принципе. Уже в полночь, стоя под грозящимся улететь навесом торговой палатки и перекрикивая гром, ливень и рёв ветра обрушившегося на остров шторма, он сделал контрольный звонок Киоко. Впрочем, ответ он узнал, едва услышав унылое приветствие, ещё до того, как девушка произнесла:
   - Кана-тян так до сих пор и не пришла, а её телефон остался тут. Сагара-кун, ты опять её так обидел, что она убежала ото всех и не хочет возвращаться?
   - Вовсе нет! Нет. Не знаю, может быть... Но я обещаю, что обязательно её найду, где бы она ни находилась.
   - Вот именно. Отыщи её и извинись. Обязательно!
   - Я понял. - Он ответил слишком быстро, чуть не добавив, "мэм" - уж очень явно в голосе обычно спокойной Токивы слышались командирские нотки. - Пока я не найду её, не вернусь. Конец связи.
   Он прервал звонок. Немного раньше одноклассники уже предлагали ему свою помощь, но Сагара отклонил все просьбы, просто сказав, что им хватит и одного пропавшего, а если в бушующем шторме будет носиться с десяток человек по темноте, к утру они могут не досчитаться уже нескольких. Сложнее всего было отговорить Эри, но с учительницей он давил на то обстоятельство, что без её контроля обязательно найдутся герои, которые поднимут на подвиги остальных, и ничем хорошим это не кончится.
  
   Уже на рассвете, напоминающий скорее привидение, чем живого человека, уставший до последней степени Сагара брёл по пляжу в сторону гостиницы. Шторм утих только под утро, и сейчас сержанту после изматывающих поисков хотелось просто упасть и проспать пару суток, но такой роскоши он себе позволить не мог. Во всяком случае, до того, как отыщет хоть малейший след Чидори Канаме. Уже собираясь свернуть к зданию, Соске остановился перевести дух. Он опёрся на пальму, тоже с большим трудом распрямляющуюся и приходящую в норму после ночного буйства стихии, когда до него донеслись голоса:
   - Чёртова непогода, чёртовы туристы и чёртово саке! Ведь я обязан был проверить перед бурей все швартовы, ну а что теперь. Клятые вруны из телевизора, обещали спокойное небо, за что этим дармоедам только деньги платят?!
   Сагара повернул голову. Так разорялся о несправедливости судьбы невысокий толстый и изрядно помятый человек, явно до сих пор не понимающий толком, проснулся он уже, или ещё спит. Сержант с трудом опознал в нём владельца проката лодок, хотя с другой стороны, его самого сейчас было бы узнать ещё труднее, окажись рядом кто-то из одноклассников. Из всех дальнейших проклятий и богохульств выходило, что этот достойный человек вечером оставил все лодки у причала, но теперь из-за вчерашнего урагана (далее следовало множество красочных эпитетов) он, бедный и несчастный, обречён на полное разорение, поскольку одну посудину унесло в море (ещё один блок красочных эпитетов).
   Секунду посмотрев на пирс, сержант прикрыл глаза и вспомнил своё вчерашнее появление здесь. Пересчитал занятые причальные места в обоих случаях. Возникшая после этого идея была бы достаточно безумной для него в обычных обстоятельствах, но сейчас воспринималась совершенно нормально. К счастью, телефон он за все ночные злоключения ухитрился не потерять.
   - База, говорит УРЦ-7. - Соске отошёл в сторону, благо пляж был ещё пустынен, и кроме шумного лодочника в округе никого не наблюдалось. - У нас чрезвычайная ситуация. "Ангел" так и не был обнаружен, однако есть предположения о местонахождении. Прошу передать на мой ноутбук все доступные для моего статуса спутниковые снимки участка Филиппинского моря, на десять километров от нынешней точки выхода на связь, сделанных вчера с 17:00 по 19:00 по стандартному японскому времени. Срочность - максимально возможная. Принято, жду.
  
   Стук в дверь нарушил хрупкую тишину, повисшую в зале совещаний военной базы на Мериде. Услышав приказ, внутрь быстро проскочил курьер, оставил на столе пакет и так же стремительно удалился. Четыре офицера скрестили взгляды на конверте из плотной бумаги, внутри которого угадывался оптический диск. Поначалу доклад с Окинавы не показался слишком опасным, однако, как только первые затребованные снимки прошли обработку, уровень угрозы сразу перескочил несколько пунктов, и командирам пришлось устроить экстренное совещание.
   Капитан Тестаросса, выглядевшая, пожалуй, самой не выспавшейся из всех, вскрыла пакет и, отодвинув до поры в сторону диск с электронными версиями, разложила на столе фотографии, после чего начала доклад. Она уже знала большую часть необходимых сведений, новые снимки лишь служили для наглядности представления фактов, которые сейчас есть у них на руках.
   - Господа, как вы уже знаете, вчера около пяти часов по местному времени "Ангел" вышла из-под опёки сержанта Сагары и исчезла. Проведённые сержантом поиски не дали результатов, но и каким-либо видом транспорта данный район она не покидала. После чего сержантом было сделано предположение, что Чидори Канаме незадолго до прошедшего над островом шторма вышла в море на прогулочной лодке и, вероятно, не сумела вернуться. К сожалению, поскольку речь идёт о прошлых событиях, количество фотографий сильно ограничено, и мы не можем выбирать время съёмки в больших пределах. - Снимков на столе и впрямь лежало совсем немного. - Однако мы смогли обнаружить предполагаемое отплытие "Ангела". - Тереза указала на одну из фотографий. - К сожалению, разрешение техники не позволяет точно установить личность, однако лодку и наличие человека в ней подтвердить удалось. К сожалению, интервал съёмки даже меньше, чем задал в своём запросе сержант Сагара - уже в половине седьмого над данным районом пошёл штормовой фронт, наблюдение стало невозможным.
   Тесса перевела дыхание, взяла несколько снимков и начала выкладывать их по одному, продолжив говорить:
   - С высокой вероятностью, это означало бы гибель Чидори Канаме, так как она не имела ни спецсредств для спасения, ни опыта выживания в подобных ситуациях. Однако у нас есть дополнительная информация. В 18:27 на границе приближающегося штормового фронта был обнаружен маломерный корабль. В 18:46 он сблизился с лодкой, где предположительно находилась Чидори Канаме на расстояние прямой видимости, и на последнем снимке, в 19:12 мы видим корабль, идущий в противоположную сторону и отсутствие каких-либо следов лодки.
   - То есть, мисс Чидори жива и вероятно была спасена этим кораблём с тонущей шлюпки, мэм? - задал вопрос Крузо. - В таком случае, они вскоре выйдут на связь с берегом, и её передадут береговой охране для возвращения на Окинаву.
   Он явно хотел спросить, почему же тогда он находится здесь, а не продолжает подготовку к давно спланированным учениям SRT, однако субординация не предусматривала подобных вольностей.
   - Полагаю, вы не узнали обводов данного судна, лейтенант. - Произнёс Мардукас вместо Терезы. - Если техники ничего не напутали с изображением, то я вижу здесь немного нестандартный PT-103, американский торпедный катер времён Второй Мировой Войны. Надо же, я не думал, что они ещё остались на плаву.
   - Остались. Нам повезло, что их всего несколько, если точнее - шесть. - Ответила Тереза. - И проверить их местонахождение с помощью спутников и компьютерных сетей оказалось куда проще, чем отыскать эти снимки. Два служат музеями в Канаде, один в США, ещё два находятся в собственности береговой охраны Нигерии и Камеруна. Эти пять сейчас на месте. Шестой... - Тереза запнулась, словно сомневалась в своих словах, - шестой находится в собственности частной компании, расположенной в городе Руанапур, в Таиланде. И его как раз на месте нет, а также некоторые особенности данной модификации катера свидетельствуют как раз в пользу таиландской версии.
   - Далеко он забрался от базы. Об этом рейсе есть данные? - задал вопрос Калинин. При упоминании Руанапура он заметно помрачнел, но пока ничего не стал пояснять.
   - Вы не представляете, насколько далеко, майор. - Мардукас ответил с чувством превосходства человека, проведшего всю жизнь на флоте, над "пехтурой". - Даже для ваших советских катеров такого типа дальность в 550 морских миль является предельной, для этого же судна предел - 350 миль без дозаправки и это при идеальных условиях. 1000 и 650 километров, соответственно, - снисходительно пояснил он для "сухопутных". - В данном же случае, расстояние между Наказой и Руанапуром порядка 4000 километров в одну сторону.
   - Они не могли оказаться там случайно, - добавила Тереза твёрдо. - Это требует либо движения в конвое, с возможностью дозаправки и пополнения провизии, либо даже подъёма на борт второго, более массивного судна. Но в любом случае, оказаться там случайно этот катер не мог.
   - Тогда судьба Чидори Канаме достаточно незавидна, а у нас всех очень крупные неприятности. - Произнёс Калинин жёстко.
   - Вы предполагаете, что её похитили, майор? - уточнил Крузо.
   - Вам известно, что такое Руанапур, лейтенант?
   - Никак нет, я не так хорошо знаю Юго-Восточную Азию.
   - А зря. Руанапур, это город вне закона. Там, по сути, не действуют нормы тайского, международного или любого иного права. Этот город - криминальная столица Юго-Восточной Азии, он поделён между несколькими преступными группировками, и большая часть его населения - наёмники, пираты и бандиты всех мастей. Кроме того, через город идёт трафик оружия, наркотиков и даже работорговля. Скажу честно, я чувствовал бы себя более спокойно, если бы человек оказался в заложниках у моджахедов, чем в Руанапуре.
   - Это в том случае, если мы видим спланированную акцию, если произошло совпадение, то мисс Чидори может быть просто убита как лишний свидетель. - Мардукас не проявил оптимизма.
   - Да, однако вероятность этого невелика, скорее наш враг в очередной раз предпочёл действовать чужими руками и захватить Чидори, используя наёмников. - Предложила Тереза свой вариант. - Правда, не очень ясно, как они заставили Канаме выйти в море, ведь, по словам Сагары, её действия были спонтанны, однако нам следует исходить из этого варианта. Ведь в случае, если её нет на борту катера, она погибла - уже утренние спутниковые снимки этой области не показали следов лодки или тела человека.
   - Нам следует готовить команду к новому абордажу, капитан? - спросил Крузо без лишнего энтузиазма. Всё-таки, он всегда был сухопутным военным, да и прошлый их захват корабля, "Пацифик Хризалис" оставил не самые приятные впечатления.
   - Нет. Перехват будем осуществлять в Руанапуре. Минимальными силами. - Произнесла Тереза хмуро. Ей явно не хотелось приступать к этой части.
   - Почему, капитан? Ведь, по словам майора, было бы легче освободить заложника до прибытия в столь опасный город.
   - На это есть две причины, старший лейтенант Крузо. Первая - катер явно двигался не в составе конвоя, а вместе с другим кораблём. Однако у нас нет его обводов, чтобы точно установить тип - лишь смазанное изображение за линией штормового фронта, - она показала пальцем на нужную фотографию. - А учитывая, что в океане шторм ещё продолжается, мы не сможем точно сказать, когда и где появится искомый корабль. Прочесать же целиком Сиамский залив и Южно-Китайское море, досматривая все суда подходящего тоннажа не в человеческих силах. И вторая причина, - Тесса замолчала, явно заставляя себя говорить дальше: Мы не можем задействовать в этой операции крупные силы, требующие согласования с вышестоящим начальством. Потому что с точки зрения руководства, людей, не знающих Чидори Канаме лично, вся эта история с выходом в море выглядит таким образом, будто она добровольно сдалась в руки вражеским наёмникам. То есть, по своей воле перешла на сторону врага. В этом случае последует приказ задержать Чидори любой ценой, а если это невозможно - ликвидировать, не отдавая врагу.
   - Кроме того, - добавил Калинин. - Её могут доставить и в другое место для передачи. В этом случае нам придётся раскручивать цепочку через владельцев этого катера. Капитан, а что у нас по срокам?
   - Десять дней до Руанапура, это минимум при попутном ветре и хорошем состоянии корабля. При среднем ходе я бы сказала - восемнадцать, но они явно будут спешить, не экономя ни ресурсы, ни топливо. Самый предельный срок - семь дней, но это уже почти из области фантастики и невероятного стечения обстоятельств. Однако само событие уже достаточно невероятно, поэтому будем ориентироваться на недельный срок. За это время мы проведём разведку в криминальных кругах и попытаемся выяснить, кто и кому заказал похищение Чидори Канаме и как узнал о её местонахождении. А также перебросим туда непосредственных исполнителей.
   - Кто это будет? - Крузо уже распрощался с мыслью о том, что он сможет нормально провести свои учения.
   - Сначала Сагара, он отправится первым. - Ответил Калинин. - Через два дня после него - Вебер и Мао, они как раз вернутся с задания. Мы не можем использовать бронероботов, город буквально ломится от оружия, и выставить против нас противотанковые комплексы им будет совсем нетрудно. Кроме того, мы не можем использовать много людей - слаженное подразделение без прикрытия там очень быстро заметят.
   - Не думаю, что Сагара будет лучшим выбором. Он уже совершил одну ошибку, да и слишком молод для такого места.
   - Вы ошибаетесь, лейтенант. Если мы не отпустим его на это задание - он дезертирует. Кроме того, сержант Сагара знаком с местностью, как и я. Но мне там точно нельзя появляться, а его, я надеюсь, не запомнили в прошлый раз.
   - О чём вы, Калинин? - Тесса удивлённо подняла голову.
   - В своё время, после моего ухода из армии, мы с Сагарой работали в качестве наёмников в этом регионе, в том числе, однажды оказались в Руанапуре. В те годы русская группировка как раз начинала наращивать давление на остальные кланы, и меня приняли за одного из них сразу картель и одна из китайских банд. Пришлось уходить из города с большим шумом, а бар, где меня пытались взять, был полностью уничтожен. Сержант Сагара тоже был со мной, но он с тех пор сильно изменился, и узнать его не должны. - Калинин сменил тему, закрывая эту страницу своей биографии: - Он, как и Мао с Вебером, пойдёт в город в качестве наёмника, это там никого не удивит. После сегодняшнего инцидента он будет стрелять в любую подозрительную тень, и делать контрольный выстрел в голову, поэтому, я бы не стал за него волноваться.
   - Значит, так и поступим. - Тереза подвела итоги совещания. - Начинайте готовить операцию, обеспечьте скорейший отход сержанта Сагары с Окинавы. Кроме того, нам потребуется подготовить легенду для гражданских о местонахождении Чидори Канаме, однако этим я займусь сама. Все свободны.
  
  
   Глава 3.
  
   - И всё-таки, она какая-то неправильная, что б её. - Реви привычно врезала ногой в переборку рубки. Раздражение имело объяснимые причины - предыдущие сутки корабль мотало по волнам так, что ни говорить, ни вы выходить на палубу просто было невозможно. Впрочем, так же как пытаться что-нибудь съесть, или заняться хоть мало-мальски осмысленной работой - проклятая штормовая качка выматывала людей до предела.
   Сейчас, утром второго дня после похищения Канаме, волны ещё не улеглись, но теперь болтанку можно было переносить без риска для стен, пола и собственного престижа. В результате команда пиратского катера смогла нормально собраться лишь сейчас, да и то, в неполном составе - связист "политикой партии" традиционно предпочитал не интересоваться, и в обсуждения обычно не встревал, не показываясь из радиорубки.
   - И что же тебе в ней не нравится, Реви? - Здоровенный негр в капитанском кресле был спокоен как тяжёлый танк в сотне километров от линии фронта. Кресло он развернул, благо от штурвала и всех остальных приборов толку сейчас было ноль - катер находился в трюме массивного тайского сухогруза, укрытый от лишних взглядов. И, о чём команда пока не знала, спутников-шпионов, нацеленных на этот участок мирового океана.
   - Она чересчур спокойная, врубаешься? Она меня вообще не боится! Ты понял, нет? Я ей направляю в морду ствол, а она скривилась, типа её мамочка сейчас за прогулянную школу поругает. Дач, ты посмотри на Рока, - она указала рукой на стоящего у стены японца, - и вспомни, какой вид был у этой грозы семи морей, когда мы его взяли в заложники. Девчонка из этого долбанного Токио должна истерить и звать папу, а не делать вид, будто её всё задолбало.
   - Ну, давай её отпустим, если тебе не нравятся странности. - Рок сразу влез в разговор. - Не любишь странности, так избавимся от них. Высадим где-нибудь в Китае, там она звонит своему отцу, а мы плывем дальше, и никаких проблем. Не думаю, что эта девушка настолько мстительна, чтобы разыскивать нас, желая расквитаться.
   - Ты тоже хочешь её отпустить, Двурукая? - теперь в голосе капитана было удивление, совсем чуть-чуть, но остальные заметили. - Опасаешься неприятностей?
   - Хрена! Ещё не хватало. Кроме Рока тут идиотов нет, которым деньги не нужны.
   - Реви, слушай, ты уже должна была понять, что непонятные заказы приносят только неприятности, - японец отчаянно попытался всё же достучаться до неё. - Помнишь, как с тем парнишкой из Венесуэлы, ты поначалу тоже смеялась, когда он говорил про свою служанку. Ну и чем всё кончилось? Что, если парень этой девушки на самом деле опасен, как та "горничная"?
   - Окстись, Рок! Ха-ха, нет, ты что, всерьёз что ли? - Реви захохотала, запрокинув голову. - Снаряд дважды в одну воронку не падает. Да и кем может быть её пацан? Специалистом по антитеррористическим операциям, или двинутым на оружии маньяком? Ха-ха, ну ты чёртов юморист...
   Где-то далеко сейчас икнулось сержанту Соске Сагаре, хотя он и понятия не имел о подобных приметах.
   - Не понимаю я тебя, Рок. - Начал Дач весомо и неторопливо. - Ты сам первым выступал за рейд и не мог его дождаться. А тут вдруг идешь в отказ. Ты уж, определись, что ли?
   - Да это же совсем разные вещи! Одно дело, какой-то жирный босс корпорации, вроде моего шефа, я таких уродов всегда ненавидел, которым плевать на весь мир вокруг. Он от выкупа не обеднеет, а, посидев в трюме, хоть немного почувствует, что такое настоящая жизнь. Они видят мир только из окна офиса или с борта яхты, им будет полезно узнать, каково оказаться под дулом пистолета. - Похоже, Рока понесло. Остальные даже с каким-то любопытством наблюдали за этой речью, не пытаясь перебить. Но он, похоже, и сам понял, что слишком увлёкся прежними обидами и сменил тему: - Но эта девушка была здесь не причём. Она там вообще случайно оказалась. Она же не виновата в том, кто её отец. И теперь она превратится в заложника, и с ней будут обращаться, как с товаром. В конец концов, это просто несправедливо.
   - Повтори, как ты сказал, Рок? - попросил капитан всё так же спокойно.
   - Я сказал, что это совершенно несправедливо.
   - Хорошо. - Он кивнул. - Рок, ты же, наверное, в школе слышал кто такой Данте Алигьери, и что именно он написал?
   - Да, конечно, ещё в средней школе, - японец заметно растерялся, и ответил не сразу и сбивчиво, - но какое отношение это имеет?..
   - В "Божественной комедии" на дверях в ад было написано "оставь надежду всяк сюда входящий". Над въездом в Руанапур можно написать то же самое про справедливость. Ты бы уже должен понять, что если она где-то и есть, то Руанапур для неё - последнее место на Земле. Более того, такие как мы, делаем деньги из несправедливости, если где-то кому-то не нравятся законы, или кому-то досаждают конкуренты. Мы, и ты вместе с нами. Рок. Это понятно?
   - Да.
   - Вот и хорошо. Эта девушка - ценный груз. Но не более того, Рок. И думать так в том числе и в твоих интересах.
   - Ладно, ладно, я всё понял, - он выставил руки перед собой. - Она просто наши будущие деньги. Вот я сейчас пойду и позабочусь о деньгах, покормив наш, э-э, груз.
   - Не переигрывай, Рок, - подала Реви совет. - Всё равно выходит хреново. Тебя никто не просит держать её за ящик с крабами. Просто удержись от всякой романтической хренотени. Супергерой из тебя - неважный. А я для верности пойду схожу с тобой.
   - Зачем, я и сам справлюсь?
   - Да так. Любопытство заело.
  
   Канаме в это время стояла в "своей" каюте, разглядывая собственное невесёлое отражение в стекле иллюминатора. Она бы, конечно, сейчас с куда больше радостью смотрела на море или небо, но сомнительно, что такую, в буквальном смысле, дорогую гостью так легко одну выпустят на палубу. Раздумья девушки тоже весёлыми никто бы не назвал.
   Она уже смирилась с мыслью, что сбежать отсюда не получится, как ни старайся. Даже если она врежет подносом тихоне-переводчику, а после запрёт его в каюте, то это ничем не поможет. Наверх путь заказан, там будет ждать эта женщина с пистолетами. Чидори видела достаточно, чтобы понять - уж эта из людей, у которых смерть постоянно стоит за плечом. И она, в отличие от Рока, не будет терзаться всякими цивилизованными глупостями, вроде аморальности убийства женщин и детей - просто выстрелит, едва что-то её не устроит, да пойдёт дальше. Тут шансов нет. И хотя внизу можно попробовать отыскать каюту радиста с оборудованием связи, толку с этого тоже будет чуть - возможно, Соске бы сумел разобраться со всеми этими приборами, частотами и международными кодами, но для неё всё это тёмный лес безлунной ночью. А значит, придётся покорно плыть до Таиланда, и уже оттуда звонить отцу. Или Сагаре.
   При мысли об этом настроение у неё совсем испортилось. Дело было не в том, что придётся заставлять отца лезть в её проблемы или просить помощи у Соске, с которым они номинально в ссоре. Просто она вновь подумала, что сейчас, по всем прикидкам, её считают погибшей, утонувшей в шторм. Ведь если Канаме кто и видел, то все подтвердят, что она шла в сторону пирса, а возможно, кто-то видел и её отплытие на лодке. Девушка грустно опустила голову, представляя картину на берегу: "Киоко наверное будет реветь. И остальные девочки тоже. А этот олух весь город перевернёт, чтобы меня отыскать. Что будет с Эри, вообще не знаю. Да и с сестрёнкой тоже. Отцу, наверное, будет всё равно. Надеюсь, они продержаться неделю или две, пока я не объявлюсь. Хотя зная Соске, от него можно ожидать чего угодно. А, проклятье, ну почему, почему это всегда происходит именно со мной?.."
   - Ау, есть кто на мостике?
   -Что?! - Канаме очнулась от своих мыслей, обнаружив, что Реви машет ладонью у неё перед лицом.
   - Ничего, ничего. Звиняй, что не даю тосковать о храбром рыцаре, принцесска, но у нас и без тебя дел полно.
   Обернувшись, Канаме увидела Рока, вежливым жестом указавшего на поднос с уже привычной лапшой. Японец, как обычно, выглядел немного виноватым, но сейчас ему, скорее всего, было просто неудобно за "коллегу" по неправедному заработку, вздумавшую пошалить.
   - Не лягушачьи лапы с красной икрой, как ты привыкла, но мы народ простой, ресторанами неизбалованный. - Это вновь влезла Реви.
   - Всё нормально. - Чидори решила не идти на конфликт. Да и мысли её ещё были среди друзей, в Японии. - Вы вообще первые из всех, державших меня в заложниках, кто озаботился этим вопросом. Так что, я не в претензии.
   - Первые из всех, говоришь? А что, типа, ещё кто-то был? Тебя, можно подумать, так часто похищают, милашка. - Произнесла Реви с ленивым любопытством, наблюдая за пленницей.
   - Ну, если посчитать... - всё ещё погруженная в себя, Канаме медленно взяла поднос. - Сначала в самолёте, потом террористы, потом на корабле, потом банда Акуцу, но это пойдёт за половину, потом в парке как живой щит, но это даже не считается, потом якудза, потом на лайнере, но это было не совсем по-настоящему... В сумме что-то около пяти-шести раз, вас не считая. Что-то не так? - девушка наконец подняла взгляд и увидела сильно вытянувшиеся лица Реви и Рока.
   - Э-э-э...
   - Ну-у-у...
   - Но это за весь год. Ну, девять месяцев.
   - Похищали семь раз... - начал Рок потрясённо.
   - ...за девять месяцев. - Закончила Реви, тоже не сохранившая самообладания. Но потом попробовала вернуться к прошлой бесшабашности: - Слышь, Рок, по ходу, нам не светит слупить с её папаши выкуп. Он же, верняк, банкрот уже давно с таким подходом. Шесть раз отдавать бабки, это ж убиться танком!
   - И вовсе нет, он даже ничего и не знал, и ничего никому не платил. - Канаме даже обиделась за отца.
   - Тебя что, типа, сами отпускали? - Реви усмехнулась.
   - Ну, как-то удавалось выкручиваться... - начала хитрить Канаме. Она уже поняла, что рассказывать все детали про Мифрил и Сагару будет не очень мудрым решением. - Друзья помогли.
   - Понятненько. Друзья, значит. Ну, жду не дождусь твоих друзей. - Она положила правую ладонь на кобуру и неторопливо пошла к выходу. - Твою мать, похоже, это будет очень весело. - Добавила уже для Рока: - Не буду отвлекать. Присматривай за ней, папаша.
   Дверь с лязгом захлопнулась. Вслушиваясь в удаляющиеся шаги, Рок произнёс:
   - Ты прости, она довольно резкий человек. Но на самом деле, не такая уж и плохая.
   - Ничего, я встречала людей и похуже. Скажите лучше, переводчик-сан, а как вас зовут на самом деле? Неудобно обращаться просто "Рок", мы же не гайдзины. Если не секрет, конечно.
   - Скрывать нечего, я Окадзима, Рокуро Окадзима, Чидори-сан.
  
   Три дня спустя Чидори и Окадзима стояли рядом на палубе сухогруза, глядя на серые волны и такое же серое низкое небо, словно нависающее над океаном, как низкий потолок дешевой квартиры. Когда шторм всё-таки улёгся, и снаружи стало возможно пройти по палубе без риска быть смытым за борт, Рок попросил разрешения выводить их пленницу на прогулку. Погода, увы, стояла отнюдь не тропическая, но он справедливо решил, что сидя сутками в тесной каюте под светом древних ламп, девушка скоро начнёт сходить с ума. Дач и Реви затею не оценили - сами они благоразумно предпочитали лишний раз не показываться с катера, поскольку отлично знали, что помимо их перевозки эта команда похожих как близнецы тайцев обстряпывает ещё кучу не слишком чистых дел по пути. А увидев что-нибудь лишнее внизу, можно утром проснуться и со столовым ножом в горле, так зачем же рисковать почём зря? Впрочем, в итоге Окадзима их всё-таки убедил, предусмотрительно избрав для походов один и тот же маршрут и двигаясь нарочито громко и неспешно, чтобы избежать недоразумений.
   - Значит, вы ни о чём не жалеете, Окадзима-сан? О прошлой жизни.
   - Нет. Ни капли. Ты можешь пока этого не понимать, но наша жизнь там, в Японии, это просто коридор из правил, по которому идешь. Выберешь и окончишь школу, потом университет, потом найдешь работу - весь твой путь определён с самого начала тем, кто ты есть. Твой отец занимает высокий пост, ты получаешь хорошее образование и после займешь приличное место. Я из довольно средней семьи, и всё у меня тоже было... довольно средним. Работа, конечно, не мусорщиком, в приличной фирме, но я там был никем - с утра до ночи кланяйся босу, заместителю босса, помощнику заместителя, секретарю помощника... и так до бесконечности. Гимн славы компании, "уставной восторг" и "показная дружба" на корпоративах. До сих пор муторно, стоит вспомнить обо всём.
   - Ха! Но тут уж никто не виноват. Я сама выбрала школу, где мне учится, и это далеко не элитная академия. Я сама выберу колледж и сама отыщу работу по душе. - К Канаме начал понемногу возвращаться её привычный оптимизм. - Потому что всё решаю именно я, а не кто-то другой.
   - Эх, мне бы твою уверенность.
   - Ну вот не нравилось вам дома, а здесь что-то настолько изменилось? Наверняка, переводчиком были, им и остались.
   - Нет, я вообще специалист по геологической разведке. А языки пришлось учить, чтобы нормально работать. Здесь они мне пригодились. Тут ценится многое, из того, что мне казалось ненужным или совершенно обыденным, и потому здесь мне нравится куда больше...
   Он не договорил, увидев, что к ним движется группа тайцев с оружием. Но сейчас это были не матросы из команды корабля, а скорее их "начальство", если так можно сказать. Уже несколько часов назад к их кораблю пришвартовалась потрёпанная лайба, некогда бывшая яхтой, а сейчас превратившаяся в нечто среднее между плавучей юртой кочевника и патрульным катером в творческом переосмыслении среднего орка. На борту этого незабываемого судна оказалась проверяющая партия из группировки, "крышующей" эту компанию, которая прибыла за своей долей. Впрочем, как Окадзима понимал в меру своего владения тайским, капитан платил дань вообще другой "бригаде" и это был, по большей части, обычный грабёж с самыми минимальными чертами бизнеса. Однако автоматы в руках во все времена служили неплохим аргументом, так что прижимистый капитан всё-таки понемногу отдавал явно заранее припасённую "на взятки" долю товара, но над каждым ящиком был готов буквально удавиться. И теперь, похоже, хитромурый таец окончательно упёрся рогом, а "бригаде" что-то понадобилось и от них. Вслед за шестью боевиками и главарём, которого бы в любом цивилизованном государстве арестовали за одну лишь только морду, просящую даже не кирпича, а портовый копр, мелко семенил капитан корабля, что-то объясняя на ходу. Глядя на него, Рок был уверен - эта крыса продаст любого, даже не задумываясь. И скорее переведёт стрелки на доверившихся ему - и надо сказать, очень недешево заплативших - пассажиров, чем отдаст ещё хоть медную монетку.
   - Вот эта? - бесцеремонно ткнув пальцем в Чидори, задал вопрос командир на тайском.
   - Да. - Капитан поспешил закивать так, словно от скорости зависела сейчас его жизнь. Хотя, возможно так оно и было.
   - Она идёт с нами. - Не озаботившись перейти на английский, велел главарь, сделав знак двум подручным. Те быстро подхватили ничего не понимающую девушку за руки, но тут в спор попробовал влезть Окадзима:
   - Эй, что вы себе позволяете, это наш заложник...
   - Завянь, пацан. - В лицо японца уставился пижонский хромированный "Дезерт игл" главаря, тут же следом залязгали затворы "Калашниковых" ещё четверых боевиков. - Проблемы ищешь?
   - Нет, проблемы мне не нужно. - Рокуро осторожно сделал шаг назад к фальшботу, подняв руки. Канаме, растерявшееся поначалу от внезапности происходящего презрительно крикнула:
   - Эй, ты мужчина, или кто? Решил смыться, да?
   Окадзима только отвёл взгляд. А Канаме, пытающуюся без особого успеха упираться, уже тащили в сторону мрачного творения безвестных тайских энтузиастов судового тюнинга. Вот только на полпути их остановили. Рядом с бортом поднялась на ноги Реви, до того вроде бы просто дремавшая на свежем воздухе и казавшаяся совершенно незаметной. И направилась в сторону этой впечатляющей делегации, окликнув главаря:
   - Эй, парниша, так дела не делаются. - Она сложила руки на груди, оценивающе разглядывая предводителя шайки. - Ты людям честный бизнес портишь, усекаешь, или нет?
   - Не мешай мне. - Он увидел в девушке с пистолетами равного себе человека, и решил, что с ней можно и поговорить, а не просто приставить ствол к голове. Кивнул на капитана. - Этот драный неудачник не смог собрать нужную сумму, и теперь мы забираем то, что можно продать. А он говорит, что девчонка стоит дорого. Пока вы на его корабле, ваш товар - его товар. А значит - мой товар. Всё по понятиям.
   - О, более чем. Не добавить, не убавить. - Реви развернулась на месте. - Забирай, раз такие дела.
   Канаме собиралась и ей в спину крикнуть какую-нибудь гадость. Вот только не успела подобрать нужные слова на английском, а когда вспомнила подходящее выражение, стало уже не до того. Неожиданно для всех загрохотали выстрелы, зазвенели по настилу гильзы, и оба державших Чидори боевика начали оседать на палубу, разжав хватку. Только мгновение спустя Чидори поняла, что ей не померещились вспышки пламени - Реви и впрямь всадила по паре пуль им в головы, незаметно вытащив пистолеты и стреляя не глядя через правое и левое плечо крест-накрест.
   А затем ей стало не осознания, насколько близко прошла смерть - рыжая стремительно развернулась на месте, буквально одним шагом оказалась рядом и отшвырнула Канаме в сторону, заставив прокатиться по сырой палубе. В падении Чидори успела отчётливо увидеть, как Реви заслоняется телом не успевшего упасть тайца , пережидая несколько панических очередей в упор.
   - Сдохни, сволочь! - похоже, воплями незадачливые стрелки пытались добавить храбрости перед дьявольски опасным противником, которого они совсем не ожидали встретить на пути. Впрочем, все крики пропали впустую, и к пожеланиям Реви и не думала прислушиваться. Плавным пируэтом вывернувшись из-за своего "щита", она открыла ураганный огонь сама. Несколько пуль из двух стволов отбросили ещё одного боевика в сторону, Реви тут же повернула руку и, не целясь, выстрелила из правой "Беретты" в живот главарю, не успевшему навести свой чересчур громоздкий пистолет. Таец согнулся, но не упал, вот только Реви того и было надо. Подскочив, она опёрлась рукой на спину раненого, выбирая новую мишень.
   В этот момент Канаме почувствовала, как её тащат в укрытие, на секунду подняв взгляд, она поняла - Рок пытается спрятать её за стоящим у борта контейнером, чтобы укрыться от шальных пуль. Когда Чидори вновь взглянула на поле боя, ещё один из боевиков лежал на палубе, а Реви стояла между двумя ещё целыми тайцами, сбив стволы их автоматов в землю. Две очереди со звоном прошлись по палубе, сквозь грохот пальбы донёсся свист уходящих рикошетом в небо пуль. Рыжая сделала шаг назад, "Беретты" упёрлись обоим боевикам под подбородок. После двойного негромкого хлопка на ногах осталась стоять лишь Реви и раненный главарь террористов, трясущимися руками пытающийся поднять с палубы автомат.
   Пинком выбив старый "Калашников", рыжая подхватила горе-вояку за воротник и потащила в сторону катера рэкетиров. Какого-то человека, пытавшегося высунуться на посудине с дробовиком в руках, она пристрелила просто мимоходом, первой же пулей сбив в воду. Подтащив слабо упирающегося главаря к фальшборту, Реви тихо произнесла:
   - Зря ты меня не послушал, герой. А могли бы мирно разойтись. А теперь, уж извини.
   Ещё два выстрела пробили колени, и после пинка человек рухнул за борт, подняв фонтан брызг в холодной свинцово-серой воде. Реви развернулась на месте, плавным отточенным движением, словно двигается пулемётная турель, а вовсе не живой человек. Не увидев никакого движения на палубе, кроме поблёскивающих гильз, перекатывающихся туда-сюда по палубе, когда корабль качало на волнах, она пошла вперёд, равнодушно перезаряжая пистолеты. Подойдя к побледневшей Чидори, наклонилась и с выражением, которое скорее было оскалом, чем улыбкой, произнесла:
   - Вот так вот, девочка. Добро пожаловать в наш жестокий мир. Хочешь излить душу океану от вида крови - борт вон там. - Канаме только быстро покачала головой, поняв, что же имеется в виду. - Молодец. Ты покрепче Рока будешь. Только вот, не строй иллюзий - на тебя мне плевать, но свои деньги я не отдаю никому. Тем более, подобным идиотам. Ладно, Рок, а ты какого хрена вылез на палубу, зная, что тут ошиваются эти долботрясы? Жить надоело, или Дач слишком давно морду не бил?
   - Дач всё одобрил, даже сам посоветовал идти, когда я засомневался. - Было видно, что для Окадзимы это далеко не первая подобная сцена, но Реви он сейчас всё равно побаивается.
   - Ах, вот как. Наш хитрозадый капитан решил срубить капусты ещё и с узкоглазых за то, что слажал их отряд. Хитро, что тут скажешь. Ладно, пригляди тут, как бы не поплохело ей от впечатлений. - Реви повернулась к забившемуся в щель под каким-то контейнером капитану и убрала оружие. Крикнула: - Эй, приберите тут всё. Нам ещё несколько дней плыть на этом корыте, падаль вонять начнёт. Ну что, девочка, - она оглянулась через плечо, - считай, тебе сказали: "Добро пожаловать в Руанапур".
  
   Глава 4.
  
   Как известно, любопытства сгубило немало кошек и в целом - долгой жизни не способствует. Старый Винай, уже больше полста лет живущий в паре часов езды от Руанапура знал эту истину получше многих. В криминальной столице желание узнать чуть больше положенного обычно быстро оборачивалось тазиком с цементом, и это был бы ещё не самый худший вариант. И тем не менее, старик всегда был любопытен, просто за годы научился ничем не проявлять своего интереса - иначе едва ли он смог бы стать одним из немногих людей, торгующих в Руанапуре и до сих пор способных ходить на своих ногах. Вот и сейчас, хотя выражение его лица оставалось совершенно непроницаемым, Винай упорно размышлял над вопросом - кем же является подобранный недавно попутчик, которого он согласился подкинуть до окраины Руанапура.
   Этого парня он увидел на выезде из Чантхабури, сидящим на безразмерной потёртой сумке под наполовину проржавевшим и простреленным в нескольких местах указателем "Руанапур, 150 км". Судя по всему, сидел он тут уже давно, но в этом как раз ничего удивительного не было - южная дорога обычно пустынна, людей, достаточно отважных, чтобы самому сунуть голову в гнездо бандитов, находилось немного. Впрочем, самого себя Винай никогда излишне смелым не считал, уж скорее место храбрости занимал расчёт: полицейские и сборщики "дорожной дани" были ему известны поимённо и давно прикормлены, а крупные группировки связываться с торговцами едой и прочей шелухой считали ниже своего достоинства. Ну а на случай встречи с не знающими правил отморозками под сиденьем всегда хранился верный дробовик. Вот и сейчас чутьё подсказывало старику, что незнакомец действительно хочет поскорее добраться до Руанапура, а не пытается начать криминальный путь с грабежа на дорогах. Короткий разговор лишь подтвердил это предположение, и после ритуального торга Винай взял попутчика, само собой, содрав тройную таксу за проезд. Впрочем, похоже, деньги сейчас этого человека не волновали.
   Разговора у них не вышло, попутчик, едва машина тронулась с места, прикрыл глаза и, похоже, заснул, а торговцу осталось лишь гадать о том, кто же он такой. Впрочем, у Виная сложилось ощущение, что если человек и спит, то с чуткостью сторожевой собаки, а стоит, к примеру, дотянутся до кармана с оружием, как эта собака мгновенно покажет клыки - и это ощущение тоже о многом говорило. Во всяком случае, за мирного обывателя его уж точно принять было нельзя - молодой, едва ли старше девятнадцати лет, парень, направляющийся в Руанапур, кем ещё кроме бандита он мог быть? Да и в сумке, судя по скрипу не новой уже подвески машины, тоже лежали отнюдь не продукты для голодной матушки. Впрочем, в предположении старика не было страха или пренебрежения. Он давно смирился с тем, что в этой жизни мафия порой оказывается полезней и даже справедливей полиции и чиновников - бандиты, в отличие от последних, хотя бы имеют совесть, обирая людей не совсем уж до нитки. Да и город, десятилетиями раздираемый самой настоящей войной среди тайской шпаны, сумели взять в кулак именно русская и китайская мафия. А затем в это русло свернули и догадки торговца:
   "Скорее всего, он один из этих. Явно не латинос, и уж точно не местный. Конечно, парень явно азиат, да и говорил со мной вежливо, он может оказаться из триады. Но с другой стороны, судя по взгляду, он может меня убить в любой момент, да и держится так, будто успел послужить в армии, как все эти красные. Да, загадка..."
   Сержанту Сагаре сейчас было не до любопытства водителя. И он действительно не спал, опять вспоминая всё, что ему говорили перед операцией. Несмотря на несколько суток бодрствования, заснуть он не смог бы в любом случае. Всякий раз одна мысль о том, что Канаме сейчас в самом лучшем случае у банды похитителей, а в худшем - уже несколько дней как погибла в шторме, действовала не хуже ведра воды или удара током. Ведь до сих пор, несмотря на все развернутые планы, ни у кого не было чёткой уверенности, что она вообще осталась в живых. Возможно, даже знай он точно, что девушка сейчас сидит на хлебе и воде в сыром пиратском трюме, ему было бы легче, неизвестность же понемногу сводила с ума. Неизвестно, до чего бы он такими темпами дошёл на базе, если бы на помощь не пришёл Калинин. Глядя на все метания сержанта, он тогда просто сказал: "Отправляйся в тот город. Если она там - ты её вытащишь. Если она погибла - убьёшь их всех". Как ни странно, это помогло. Соске перестал постоянно задаваться вопросом, жива ли Чидори, или нет. Но заснуть по-прежнему не мог.
   Вместо этого он вновь мысленно прогнал перед глазами инструктаж: "Запомните, сержант, американцы бы назвали это задание "чёрной операцией", потому что отправляетесь вы без прикрытия".- Говорил Калинин. - "Более того - вас в Таиланде в это время просто нет. О вас не должны знать ни наши противники, ни наши союзники: всё это задание - личная инициатива капитана, и если вы будете раскрыты, в первую очередь пострадает именно она. Если с этим всё ясно, перейдём к месту действия и основным силам в Руанапуре. Их вы должны любыми способами избегать - у нас есть сведения, что одна из группировок города может сотрудничать с "Амальгам", однако в точности неизвестно, какая именно. Точно можно сказать, что одна из самых крупных, а таких в городе три". - Сказав это, майор выложил на стол несколько папок, после продолжил говорить:
   "Из них самая бесполезная - колумбийский картель. Скорее хулиганьё, чем серьёзная сила, однако у них установлены тесные связи с армиями Латинской Америки, потому недостатка в оружии нет, да и пушечного мяса хватает. Их лидер", - на стол легла фотография усатого латиноамериканца, - "Абрего, посредственный тактик, однако на удивление везуч, раз жив до сих пор - нельзя исключать, что у него есть какое-то прикрытие, которое открыто не проявляет себя. Вторые и куда более опасные - китайские триады. Это уже если и не армия, то неплохо организованная спецслужба, с дисциплиной, сводом правил и неукоснительным исполнением приказов. Вот их босс", - появилось ещё одно фото, на этот раз на снимке был китаец в солнцезащитных очках и дорогом пальто, - "Чанг Вайсан, или просто мистер Чанг. В своей триаде заведует финансовыми вопросами, однако не стоит его недооценивать. Раньше служил в полиции Гонконга, затем поднялся в группировке с самых низов. Великолепный стрелок, пережил уже не одно покушение, но, несмотря на гибель охраны, всегда уходил невредимым. Вступать с ним в бой при любых обстоятельствах - запрещаю. И последнее..." - Калинин сделал совсем небольшую паузу, незнающий человек и не заметил бы заминки, - "русская группировка, известная как "Отель Москва". А вот эти уже - армия, основу банды составляет рота бывших советских десантников, ветеранов Первой Афганской. Я думаю, ты лучше чем кто-либо знаешь, насколько опасны эти люди. Несмотря на прошедшее время, подразделение по сей день сохраняет дисциплину и слаженность, словно они продолжают служить. И в первую очередь это заслуга их командира". - Майор достал последний снимок, изображающий светловолосую женщину в деловом костюме, её лицо было обезображено старыми шрамами от сильных ожогов. - "Владилена Герасимова, капитан ВДВ, ушла в отставку ещё до Второй Афганской. Хороший тактик и стратег, умелый солдат, специализация - снайпер. Отсюда и её прозвище, "Балалайка", так у нас называли СВД. Она наиболее опасна из всех, как и вся её группировка, кроме того, у них до сих пор остались связи в Союзе, потому постарайтесь не пересекаться с ними ни в коем случае".- После этого майор добавил уже не таким официальным тоном: "С Владиленой я знаком лично, мы работали рядом в первую войну. Запомни о ней две вещи, сержант. Во-первых, она выполняет любые приказы, отстраняясь от моральной их стороны. И второе, она не прощает гибели своих подчинённых, и чтобы отомстить за них пойдёт абсолютно на всё. И у нас очень серьёзные проблемы, если за похищением стоит именно она..."
   Сагара сам не заметил, как многодневная усталость всё-таки своё взяла, и воспоминания незаметно перешли беспокойный сон.
   Водитель, разумеется, понятия не имёл о проблемах своего пассажира, давно оставив бесполезные догадки и вернувшись к вещам более практичным - что везти в следующий рейс, сколько отложить на взятки по дороге, взять ли с собой лишнее оружие, или обойтись дробовиком. В общем, вполне будничные заботы обычного торговца. На удивление, в этот час им так и не встретился никто из дорожных "сборщиков", и рейс обещал выйти весьма экономным. Однако уже на подъезде к Руанапуру вдали показалась небрежно припаркованная под пальмами полицейская машина, и одинокий патрульный лениво и без спешки указал на обочину.
   Вообще, на взгляд Виная, ещё заставшего и период дикой анархии, закончившийся лет тридцать пять назад, и позднейшее становление Руанапура как криминальной столицы, в последнее время полиция совершенно обленилась и порядком оборзела. Ещё лет десять назад патрулирование этой дороги выглядело как армейская операция, с броневиками, спецназом и пулемётами. Если присмотреться, на многих пальмах вдоль дороги до сих пор остались следы от пуль и осколков гранат. Сейчас, когда крупные кланы с комми во главе взяли город за горло, количество отморозков на дорогах почти сошло на нет, вот только полицейские продолжали драть свою мзду по прежним, "фронтовым" расценкам. Ворча под нос, торговец остановил громыхающую и давно уже не новую машину, вышел и медленно направился к полицейскому, уже подсчитывая убытки.
   - О, Винай, сколько лет, давно уже тебя не видел! - патрульный изобразил радушие, впрочем, фамильярности это не отменяло - не достигшему и двадцати пяти парню явно следовало бы обращаться к старику повежливей.
   - Здравствуйте, господин полицейский. - Торговец склонил голову. - Я что-то нарушил?
   - Ну так, а как же иначе, а? А конкретно, нарушил ты... м-м-м, чёртова жара, ничего в голову не лезет! Короче, ты там сам придумай, чего ты нарушил. Ну и с тебя как обычно - ты ж меня знаешь, я по-божески беру, не то, что остальные.
   "Если только где-то в мире есть бог звериной жадности", - подумал Винай уныло, передавая солидную пачку бат, но вслух, понятное дело, этого не сказал. А вот "слуге закона" явно хотелось поболтать:
   - А это ещё кто с тобой? - Он указал пальцем на машину торговца. - Мало стало торговли, старый, решил ещё и таксовать без лицензии? Да вдобавок туристов возить.
   - Господин полицейский, ну какой он турист, сами посмотрите? Человеку было нужно добраться в Руанапур, я и проявил милосердие, подвёз бесплатно. Неужели людям помогать это теперь преступление?
   - Ну да, ещё и сверху ему денег сам дал. Ты бы кому другому так врал, Винай, но уж не мне. Наверняка же ободрал бессовестно. Но вот дорожный сбор ты за него не внёс. Да и багаж его перетряхнуть надо бы, может, там контрабанда есть?
   - Господин полицейский, может быть, не надо? - у старика было не очень хорошее предчувствие. Впрочем, не настолько, чтобы он заплатил за пассажира. - Парень явно уже на кого-то работает, и его босс наверняка внёс все нужные сборы. У вас могут быть неприятности.
   - Ха, классная шутка, старик! - Полицейский развернулся и в упор посмотрел на Виная. - Ты хоть понял, что сейчас сказал? Полицейский не должен проверить человека, который может оказаться мафиози. А может, ты вообще его пособник, а в сумке у вас на заднем сиденье расчленённый труп? Ты же знаешь, у нас в таких случаях всё быстро. Так что, уйди с дороги и... чего? - он вдруг замер и удивлённо уставился на машину.
   -А? - Винай тоже застыл в изумлении. Салон автомобиля был пуст.
   - Там нет трупа, только мои вещи. - Негромко произнесли у полицейского за спиной. - Стоять на месте, руки от оружия. - Глядя через его плечо, Винай увидел попутчика, поднимающегося из-за капота полицейской машины, держа в руках старую "Итаку" торговца. И надо сказать, ружьё он навёл в спину патрульного очень умело. Когда он успел отыскать под сиденьем дробовик и незаметно преодолеть всё это расстояние, так никто и не понял.
   - Эй, пацан, это довольно опасная игрушка. - Полицейский покосился через плечо, рука его осторожно потянулась к кобуре. - А вдруг она заряжена.
   - Я сказал, руки от оружия. - Слова сопровождал лязг затвора, дославшего патрон в ствол.
   Винай уже почуял, чем всё может обернуться, и понемногу отступал назад, а вот полицейский или оказался излишне храбрым, или совершенно не воспринимал противника всерьёз. Он резко развернулся на месте, пытаясь дотянуться до кобуры и одновременно свободной рукой выхватить дробовик, однако и Сагара тоже не стоял столбом. Он чуть присел, опуская ружьё, точным ударом подсёк полицейского под ноги и с размаху врезал потерявшему равновесие противнику прикладом в челюсть. Любитель чужого добра тяжело рухнул на горячий потрескавшийся асфальт, сплюнул кровью - челюсть вроде не была сломана, но нескольких зубов он уже точно недосчитается. Он с трудом попытался перевернуться, но тут все его барахтанья резко прекратили - в спину жестко упёрлось колено, правая рука оказалась заломлена до хруста суставов, а выпавший из ладони револьвер сейчас мог с тем же результатом находиться не в десятке сантиметров, а где-нибудь в Камбодже.
   - Ты что творишь-то отморозок? Ты вообще понял, с кем ты связываешься?! - шевелить свободной рукой полицейский боялся, правую сейчас могли сломать от одного лишнего движения. А вот кричать никто не запрещал. - Мы полиция, а не какая-то там шпана, тебе жить осталось до первого нашего поста, и никто тебя не прикроет, на кого бы ты там не работал, понял, сопляк? - Судя по всему, от столь резких перемен в жизни, в полицейском заговорили былые замашки уличного хулигана, которые он в своё время долго изживал.
   - Я сам по себе. - Голос Сагары был совершенно спокоен. Отложив дробовик и чётко контролируя взглядом все перемещения Виная, он быстро обыскивал карманы пленника. - И я очень спешу, у меня нет на вас времени. - Наконец, он нашел, что искал. Сначала изучил удостоверение, затем быстро распотрошил бумажник и сунул под нос полицейскому найденную фотографию. - Кто это такая?
   - Пошёл бы ты!..
   - Я спросил, кто это такая? - рука хрустнула, полицейский взвыл, пытаясь вывернуться.
   - Нари, моя жена! Какое тебе дело, сволочь?!
   - Запоминай, повторять не буду. Я знаю твоё имя и звание, отыскать твой дом - вопрос пяти минут. Если у меня возникнут хоть какие-то проблемы с полицией, я не буду гоняться за тобой, я приду сразу за ней, и ты очень пожалеешь о своей глупости. Всё понятно?
   - Да! Я тебя вообще никогда не видел и не знаю. - В словах незнакомца было такое равнодушие и даже скука, что полицейский поверил им сразу же. Да и ствол заряженного дробовика у затылка долгим раздумьям не способствует.
   - Хорошо.
   Сначала в придорожные кусты отправился револьвер, потом, кажется, ключ от наручников. Затем руку, наконец-таки, отпустили, но только для того, чтобы тут же приковать его же наручниками к левой. Встав со своей жертвы, Сагара спокойно пошёл к Винаю, спрятавшемуся за своей машиной. Отдав старику дробовик, он вновь занял своё место, будто ничего не произошло. Уже сквозь шум отъезжающей машины полицейский услышал обрывок разговора:
   - ...вы действительно бы это сделали?
   - ...у меня нет времени на игры с полицией...
   Кое-как ухитрившись сесть, полицейский бессильно посмотрел вслед уезжающему автомобилю и перевёл взгляд на свою машину. Тут, к сожалению, ждало лишь разочарование - переднее колесо было пробито, похоже, этот странный мафиози решил всё предусмотреть. Впрочем, это был лишь секундный порыв. Привалившись к бамперу автомобиля, патрульный сейчас больше интересовался вопросом - сумеет ли он в таком виде найти ключ от наручников в лесу и как объяснить удар в челюсть коллегам. Он никогда не был слишком трусливым или впечатлительным, но сейчас у него сложилось чёткое ощущение, что этот человек и не думал преувеличивать и пугать. У полицейского осталось чёткое впечатление, что он мимоходом оказался причастен к столкновению сил, с которыми даже в мыслях лучше не связываться. И если пойти вперёд, тебя просто раздавят. А значит, куда лучше в этот раз забыть про гордость и сделать вид, будто ничего не произошло.
   Расставшись с водителем и оказавшись на улицах Руанапура, Сагара почти почувствовал себя дома. Сложно сказать, сколько таких городов, состоящих преимущественно из бандитов и наёмников, он в своё время повидал. На то, чтобы стать с ним одним целым потребовалось совсем немного времени. И если два немолодых тайца, коротавших время за шашками, обернулись в сторону незнакомого парня, судя по чересчур свободной походке явно прибывшего из цивилизованных мест, то уже через сто шагов продавец в лавке рамена лишь отметил мысленно прошедшего мимо молодого бандита из какой-то группировки, не обратив на него внимания. Мало ли таких здесь ходит каждый день?
   Сейчас сержанту требовалось вжиться в роль, стать здесь своим, один из многих, не выделяющимся из толпы и не привлекающим внимания. А сделать это, разъезжая по городу на такси было невозможно - только пешком, среди людей, по закоулкам и подворотням, рискуя в любой момент расстаться с деньгами, а то и с жизнью. К счастью, встреча на дороге уже настроила его на нужный лад, теперь оставалось вспомнить мелкие детали. Пеший маршрут через город в сторону офиса "Лагуны", предположительно ответственной за похищение, был идеальным вариантом. Правда, несколько раз пришлось спросить дорогу - во всех официальных документах фирмы было указано разное место её расположение, при этом две трети адресов явно никогда не существовали в природе.
   Тем не менее, спустя полтора часа и три сломанные руки, Сагара всё же добрался до нужного здания. Попутно его сумка стала тяжелее на древний разболтанный ТТ и револьвер уже неразличимой модели, а несколько аборигенов очень хорошо усвоили урок, что хамить незнакомцам - не лучшая идея. Мимо офиса Соске прошёл, не замедлив шага, он уже увидел всё, что хотел: контора закрыта, и, похоже, не первый день. Можно было ещё потолкаться в порту, надеясь выяснить, действительно ли вскоре стоит ждать возращения древнего торпедного катера с неплохим уловом, однако эту задачу он отложил на потом. Пока же стоило приступить к следующей части плана.
   Ещё через два часа в дверь большого здания старой постройки, расположенного в приличном квартале, почти в самом центре Руанапура, настойчиво постучал посетитель.
  
   Работа сегодня шла очень неплохо. Новый проект постепенно приобретал всё более чёткие черты, тонкие пальцы отбивали на клавиатуре строку за строкой, превращая новое оружие из туманной концепции в вещественную реальность. Ведь когда вся документация будет готова, останется лишь воплотить всё это в металле и пластике.
   - Разрешите вас отвлечь, сэр, у меня срочное донесение.
   - Я занят, Сабина. Неужели это не может подождать?
   - Вы велели все донесения от разведки в "Мифриле" подавать вне очереди. Тем более что сам источник оценивает его как сверхсрочное.
   - Хорошо. - Леонард Тестаросса развернулся вместе с креслом, внимательно посмотрел на свою ассистентку.
   - Согласно донесению, объект, обозначенный как "Ангел", несколько дней назад пропал во время шторма в Тихом океане у юго-восточного побережья Окинавы. Разведка "Мифрила" сделала предположение, что этот человек мог быть похищен - в этом же секторе был замечен корабль, приписанный к порту Руанапура, в Таиланде. Сейчас Тихоокеанской эскадрой начата операция по освобождению заложника, не санкционированная руководством организации.
   - Вот как. - Тестаросса закрыл неоконченный документ и выключил компьютер. - Да, новость и впрямь оказалась срочной. Сабина, у нас есть ячейка организации в Руанапуре?
   - Нет. Одна из крупных преступных группировок работает на нас в качестве наёмников, однако они будут лишь выполнять приказы за деньги, инициативы или рвения с их стороны ждать бессмысленно.
   - Этого вполне хватит. Сориентируйте их на поиск и перехват Ангела, Чидори Канаме. И через двадцать минут дайте мне полную сводку по региону, а также разыщите того, кто отдал приказ на её поимку.
   - Сэр, если мне будет дозволено сказать, по мнению источника, шанс, что "Ангелу" удалось выжить только тридцать процентов.
   - Это не имеет значение, Сабина. Тридцать процентов, или одна сотая - не важно. Чидори Канаме жива, и сейчас направляется в Руанапур. Я не предполагаю этого, я это знаю. Что ж, всё может получиться даже интереснее, чем планировалось изначально. У вас двадцать минут, Сабина, идите.
   - Слушаюсь.
  
   Глава 5.
  
   - Кого там черти принесли? - Антонио, дежуривший сегодня по конторе прорычал вопрос так, что большинство людей предпочло бы тут же исчезнуть и не занимать своими никчёмными делами столь занятого человека. То ли посетитель оказался весьма неробким, то ли глухим, однако настойчивый стук в дверь повторился.
   Поневоле пришлось вставать и всё же открыть дверь. Впрочем, увидев посетителя, Тони вежливо и тактично поинтересовался:
   - Какого хрена?! Чё те надо, шкет?
   Дело в том, что стоящий на пороге человек довольно сильно отличался от большинства тех, кто приходит в это здание. Тёмноволосый взъерошенный парень не напоминал ни наёмника, ни уж тем более - клиента конторы. Скорее он был похож на дезертира неизвестной армии: на вид вчерашний школьник, лохматый и не поражающий габаритами, в некогда зелёной, а ныне выцветшей и сильно обтрёпанной форме. В руке он держал видавший виды небольшой вещмешком. Не хватало для завершения образа только какой-нибудь винтовки времён Первой Мировой.
   - Прошу прощения, это агентство наёмников "Приют Чарли"? - вопрос был задан спокойно, даже лениво, словно над парнем не нависал почти двухметровый амбал в камуфляже.
   - Это охранное агентство "Приют Чарли", глаза разуй, деревенщина. - Тони указал на вывеску конторы. - Так чё те надо?
   - Я бы хотел получить у вас работу.
   - Ха! Ха-ха-ха! Слушай, шёл бы ты отсюда, пока цел, пацан. Не отнимай время у занятых людей, нам не нужны салаги.
   - Я достаточно опытный солдат, чтобы сражаться наравне с остальными в вашем отряде. - Посетитель был само терпение и кротость. С его словами это поведение не слишком-то вязалось. - Вы можете испытать меня.
   - Пинка я тебе дать могу под зад. Это у нас завсегда быстро.
   - Эй, Тони, чего бузишь? - на шум в холл выглянул сам начальник агентства, Чарльз Даффи, которого уже лет десять иначе, чем Капралом Чарли никто не называл. Выглядел он не меньше своего подчинённого, хотя и был старше лет на пятнадцать, его возраст подходил к сорока годам.
   - Да вот, какой-то молокосос явился. Говорит, типа хочет к нам на службу.
   - Ага. Ну, а почему нет? - Чарли посмотрел на посетителя. - Всё как обычно, парень. Сможешь пройти сюда мимо него - я тебя выслушаю. Если нет - извини, не твой день.
   - Хорошо.
   Тони тоже обернулся во время разговора к своему патрону, потому начала атаки он видеть не мог - разве что почувствовать движение воздуха. Тем не менее, в самый последний момент он успел увести голову в сторону от тяжёлого вещмешка и начал разворачиваться обратно к противнику. Сделал он это как раз вовремя, чтобы остановить прямо у лица ногу в поношенном армейском ботинке. И тут же с размаху врезать кулаком наглому пацану в челюсть, чтобы неповадно было.
   А вот для сержанта Сагары в этой ситуации самым сложным было даже не отбить удар - противник ему попался хоть и массивный, но довольно неповоротливый - куда важнее было не выдать себя и показать лишь то, чего ожидают от "новичка". Потому хук он позорно "прозевал", рухнув в уличную пыль, но тут же перекатился через плечо, оставил мешок на земле и бросился вперёд почти из положения лёжа. Рывок оказался столь внезапным, что Тони пропустил великолепный удар ладонью в живот, которым, без сомнения, гордился бы Цубаки. Однако для причинения серьёзного вреда Сагара должен был или оказаться постарше, или иметь не меньшую чем у противника массу. Сейчас же его удар лишь заставил наёмника слегка качнуться, а затем крупные ладони сомкнулись в замок у сержанта на шее, неумолимо сжимаясь всё сильнее.
   Однако подтаскивать противника к себе, было ошибкой Тони - хлопок ладонями по ушам быстро убедил в этом. Правда, удар всё же вышел не слишком мощным, потому вместо контузии наёмник просто отшатнулся и оттолкнул от себя Сагару, вернув ситуация к самому началу. Впрочем, бой пора было заканчивать - хозяину агентства в любой момент могла наскучить эта игра, и в таком случае о шансе получить работу можно будет забыть. Потому сержант бросился в лобовую атаку, замахиваясь кулаком, и вполне закономерно пропустил умелый удар в живот, заставивший согнуться пополам. Тони уже поднял локоть для классического картинного добивания, как вдруг ситуация вышла из-под контроля. Пистолет из набедренной кобуры оказался в руках выглядевшего уже небоеспособным парня, лязгнул затвор, курок встал на боевой взвод и наёмник вдруг почувствовал касание ствола собственного "Кольта" под подбородком.
   - Замри или я стреляю.
   - Эй, пацан, это же просто драка, без оружия.
   - А что, разве здесь есть какие-то правила?
   - Хе, хорошо сказано, малыш. - Похоже, Чарли остался доволен представлением. - Ладно, верни Тони пушку и подходи сюда, перетрём о делах.
   - Слушаюсь. - Сагара с трудом выпрямился, вежливо, рукояткой вперёд, протянул наёмнику оружие и пошел за своими вещами. Вернувшись в здание агентства, он по жесту начальника оставил мешок у стула и после сел и сам. Чарли оказался напротив него за массивным на вид металлическим столом - должно быть, собеседования тут проводились не впервой, и такая мебель выбирали с условием непригодности для ближнего боя.
   - Меня зовут Чарли Даффи, позывной "Капрал", - начальник положил руки на стол, оценивающе разглядывая нового кандидата поверх сцепленных пальцев. - Кто ты, откуда и почему решил податься к нам?
   - Александр Захаров, бывший сержант СА, службу так и не завершил, решил податься на вольные хлеба, да мир посмотреть.
   - Русский, значит. Не то чтобы я тебе не верил, парень, но вот по глазам не тянешь ты на Александра, - Чарли усмехнулся.
   - Союз большой. - Сержант изобразил обиду. - Я вот с Сахалина, у меня мать из местных, отец с "большой земли". Кое-как могу говорить по-японски, если это ценится при найме. - Всем своим видом он пытался показать, что дальше "семейную" тему развивать не намерен.
   - Да не особо. По-английски говоришь, и ладно, а японцев тут на весь город - полтора человека. Ладно, где служил?
   - 201-я мотострелковая дивизия, граница Таджикистана и Афганистана.
   - Понятно. Ну и почему же ты от своего генерала сбежал, как там его?..
   - Командир подразделения - полковник Фадеев, - Сагара не собирался попадаться в столь элементарную ловушку. - А сбежал потому, что нас там держали не за людей, а за мясо. Круглые сутки - копай окопы, потом закапывай окопы, подметай плац ломом, подрезай траву ножницами и крась в уставной цвет. А в бою - встать в шеренгу и с песней маршем вперёд на пулемёты. К чёрту этот дурдом. - Сержанту пришлось напрячься, чтобы изобразить отвращение к столь нужным и полезным армейским реалиям. - Потому как-то ночью взял я оружие, накидал консервов в мешок и через границу.
   - Через границу? Погоди - в Афганистан, что ли? - в разговор влез так и оставшийся здесь Тони.
   - Конечно. Если местным врать, что ты правоверный - вполне можно пройти через страну. Они же все там наивные до дикости. Ну а в случае чего, некоторых и ограбить можно было. После Афгана попал в Пакистан, потом Индия, ну а после прослышал про этот город и понемногу добрался сюда.
   - Да, впечатляет, - Чарли солидно кивнул. - Наверное, и через Бангладеш идти пришлось?
   - Я там особо не задерживался.
   - Понятно, но вот скажи-ка мне...
   Дальнейшие расспросы заняли ещё минут пятнадцать. Капрал явно неплохо знал этот регион и задавал довольно коварные вопросы, но и Сагара в своё время исходил тут многие тропы, чтобы теперь успешно придерживаться легенды о советском дезертире. Удовлетворив, наконец, свою подозрительность, Чарли под конец спросил:
   - Ладно, солдат, если всё так и было, почему ты двинул к нам, конторе под крышей Триады, а не к Балалайке и своим?
   - Да ну их. Та же наша армия, только у командирши их, наверное, вообще тормозов нет, раз она никому не подчиняется. Мне лучше там, где посвободней.
   - Но ты учти, парень, у меня тут тоже не курорт, и нянчиться с тобой никто не будет, есть приказ - надо исполнять.
   - Нет проблем. Уж бегать ночью вокруг БТР и согревать воздух трением о тело вы точно не заставите, а всё остальное я переживу.
   - Договорились. - Капрал поднялся с места. - Рукопашку твою я уже видел, не шедевр, конечно, но кое-чего ты можешь. Пойдем, поглядим, что ты покажешь на стрельбище. Что у тебя за ствол, АК? - Чарли с сомнением взглянул на мешок кандидата, который едва ли мог вместить полноразмерный "Калашников"
   - Никак нет. - Сержант наклонился к своим вещам. - На повседневное ношение "Браунинг HP", снял его с одного пакистанца, есть "Токарев", это уже местные поделились. Но он раздолбанный, проще продать. Ну а главное оружие - вот.
   - Твою мать, это что за мушкет?! - Тони выругался, рассматривая извлечённое из мешка оружие. - Двенадцатый калибр?
   - Обижаете, сэр. Четвёртый.
   - Спокойней, Тони. - Чарли тоже с любопытством разглядывал не слишком большое ружье в руках дезертира. - Это всего лишь русский полицейский дробовик, их копы такими разгоняют восстания в тюрьмах и всяких хиппарей и прочих голубых на площадях.
   - Четвёртым калибром?
   - Просто их стволы делают из бракованных авиапушек, не пропадать же добру.
   - Нет, я всегда говорил, что все русские - психи. Без обид, парень.
   - Да нет проблем. Где у вас стрельбище?
   - За мной, сюда. Тони, остаешься на посту.
   - Окей, босс. - Когда шеф с новобранцем скрылись за дверью, дежурный только изумлённо повторил: - Четвёртый калибр... Охренеть.
   Агентство "Приют Чарли" далеко не бедствовало, потому и под тир у них отводилась половина обширного подвала, обустроенного по всем стандартам, а не просто угол двора за зданием конторы, как во многих фирмах победнее. После выступления новичка, сняв наушники и вновь оглядев мишени, Капрал произнёс:
   - Неплохо для твоего возраста. Однако очень странный стиль. Если с первыми целями всё ясно, - он посмотрел на картонное конфетти на месте двух попавших под картечь мишеней и большущую дыру от стальной пуле в центре третьей, - то стоило ли дальше ронять дробовик и открывать огонь из пистолета?
   - А что ему сделается, - Сагара пожал плечами, - он железный. А в реальном бою я вряд ли окажусь один на один с десятком врагов безо всяких укрытий, где я успел бы дозарядить карабин. Кроме того, у меня есть и газовые выстрелы на случай сражения с толпой - но мишени ведь не дышат и не кашляют.
   - Ха-ха, а ты юморист, Алекс. - Чарли хлопнул сержанта по плечу. - Мне только интересно, где же ты такую штуку раздобыл? У вас, вроде, армейцев ими пока не вооружают.
   - Так точно. Рядом с нашей частью стояла рота внутренних войск. У одного из их бойцов я этот карабин и выменял, он всё равно снайпер, ему он был без надобности.
   - А тебе он зачем понадобился?
   - Даже и не знаю. Всегда больше любил ружья, да и на охоту можно было ходить. Вот я его у Сергея и выменял.
   - Тот снайпер?
   - Да, Сергей Зауров, мой знакомый.
   Сейчас Сагара ничем не рисковал. Наоборот, оружие было частью легенды, вздумай кто его проверять всерьёз. Наёмник Зауров действительно когда-то служил во внутренних войсках СССР, и действительно когда-то ухитрился добыть этот карабин, который всюду таскал с собой вместе с "Винторезом". До одного инцидента в Ливане, где они пересеклись с Сагарой, а их отряд едва не был уничтожен огнём из засады и только профессионализм головного дозора во главе с Соске помог обнаружить врага и открыть огонь на опережение. На память о том бое сержанту остались пулевой шрам на ноге и столь редкое оружие.
   - Ладно, так или иначе, ты принят, парень. Правда, пока на испытательный срок, но думаю, ты справишься с этим.
   - Постараюсь оправдать ваше доверие, сэр.
   - Да не тянись ты, мы не на плацу. Меня это "сэрканье" ещё там, в армии, достало. Так что, я просто командир, или Капрал. Не бойся, мы люди вольные, каждому столбу не козыряем.
  
   Бар "Жёлтый флаг" гулял как обычно - с шумом и размахом, но пока что без стрельбы. Хотя, вечер ещё только начинался. Среди множества людей всех национальностей, обмывающих радость, заливающих горе или надирающихся просто от скуки немного выделялся лишь дальний столик в углу - один из сидящих за ним наёмников орал, почти перекрывая весь прочий гам зала. Что поделать, светозвуковой патрон, взорвавшийся почти над ухом - аргумент серьёзный.
   - Влетаю я первым, одному прикладом в рыло, второму сапогом! А тут оборачиваюсь - стрелять-окапывать, два косоглазых с дробовиками в паре метров! Хорошо, салага им гранату всадил со своей пищали, ну прям над головой!
   - Да мы это уже три раза слышали, Жан. - Антонио пытался утихомирить коллегу, но пока ничего не добился - тот просто не слышал его, и повторял сегодняшнюю историю раз за разом, полагая, что его не поняли. - Эй, салабон, сгоняй за пивом, может, хоть это его в чувство приведёт.
   - Хорошо. - Сагара поднялся с места и послушно отправился к стойке, разглядывая других посетителей. В его положении сейчас не было ничего нового или незнакомого - с подобного обращения начиналась служба в любом отряде наёмников, вне зависимости от страны, и национальной принадлежности. Некоторые вещи в мире неизменны.
   Поначалу сержант опасался, что бармен-вьетнамец может его узнать - ведь именно в этом заведении когда-то произошла памятная, и как он успел узнать, даже в чём-то историческая драка с участием майора Калинина. Сам Соске в ней принимал участие на вторых ролях, в основном держал спину командиру, потому на него обращали куда меньше внимание. Да и изменился он с тех пор довольно сильно, в отличие от Калинина - так что вскоре Сагара уже безбоязненно проходил перед барной стойкой, не опасаясь, что ему предъявят счёт за то "сражение".
   Взяв кружки для всей компании, кроме себя, он уже медленней пошёл обратно, по пути оценивая текущую ситуацию. С прибытия в Руанапур прошло почти четыре дня, и сегодня состоялось, так сказать, "боевое крещение" на новом месте службы. Не ахти какой сложности задание, конечно: взять штурмом склад, владелец которого задолжал конкурентам и, по его словам, был бедней церковной мыши. Однако судя по не самой слабой охране, истины в этих словах было не больше, чем в предвыборных обещаниях политиков. В результате отряду под командованием Антонио пришлось слегка повоевать, а Сагара воспользовался хорошим шансом, чтобы проявить себя. А после наёмники ещё и получили компенсацию за риск, которую сейчас и прогуливали.
   Сегодня обошлось без трупов, у охраны было несколько раненых, но большей частью они предпочли сдаться, когда увидели, на чьей стороне перевес. Сам Сагара, должно быть, не забыв ещё токийских привычек, использовал лишь нелетальные боеприпасы - резиновые пули и светозвуковые выстрелы. Но ведь нельзя исключать, что в следующий раз отряд бросят в бой насмерть, и тогда достоверность игры и вживание в роль будет оплачено чьей-то жизнью. Впрочем, этот вопрос его тоже угнетал не так уж и сильно - Руанапур это город в котором нет невинных жертв, а тот, кто может оказаться в прицеле заведомо бандит, пират, наёмник или продажный полицейский. "И всё же, лучше бы это быстрее закончилось", - подумал он, - "отвык я уже от грязной работы, наверное".
   - Ваше пиво, командир.
   - Отлично. Шустрый ты, новичок. Я бы тебя даже на полное довольствие поставил, вот только больно дикий у тебя мушкет, нету у нас к нему боеприпасов, придётся покупать самому.
   - Я обычно переснаряжаю старые гильзы. А что, разве здесь можно достать такой калибр?
   - Это Руанапур, парень. Я вчера на базаре "Стингер" в продаже видел. А ты говоришь - патроны.
   - Скажите, командир, а вы, наверное, всех местных знаете. Ну, из наших, из наёмников?
   - Ну не всех, но большую часть, - Тони было приятно, что к нему обращаются как к видавшему виды старожилу и ветерану.
   - Просто я по пути видел странного человека - почти седой, в длинном плаще и очках. С ним ещё какой-то белобрысый тип и латинос.
   - А, как же, знаменитая личность. Роттон по кличке "Волшебник". Говорят, неплохой стрелок, но тараканы в голове у него пожирнее, чем у кого другого. Он позёр редкостный, в результате вечно огребает проблем по полной. Ну, знаешь, из тех психов, кто вместо того, чтобы сначала стрелять, залезают на ближайший столб и полчаса гонят про возмездие во имя чего-то там... Вот он из таких.
   - Второй с ним не лучше, - влез один из наёмников. - Какой-то немец, киллер, но полный неудачник. Они с Роттоном явно нашли друг друга, я слышал, этот идиот хочет совершать только "идеальные убийства" - на виду у кучи народа, с самой дальней дистанции одним выстрелом сквозь телохранителя. В книгу рекордов, наверное, хочет, я не знаю. Само собой, постоянно проваливает заказы, вот сюда и докатился на днях.
   - Дураком больше дураком меньше... - философски произнёс Тони. - Ну а третий - одна из шестерок Абрего из картеля.
   - А разве картель не крупная банда? Зачем им пользоваться услугами каких-то неудачников, наняли лучше бы нас.
   - Картель раньше был силой. А сейчас - так, подбирают объедки за русскими и китайцами. Нет, ну кое-что они ещё могут, конечно, но большая часть профессионалов в городе уже занята, вот им и остаётся всякая... шушера.
   - Хорошо, что мы вместе с Триадой, а не с этими уличными хулиганами. Хотя конечно во всех местных раскладах запутаться можно.
   - Да не грузись парень, это не для нашего ума. С боссами пусть шеф разбирается, у него не голова - сила, два кирпича разом расшибает. А наше дело маленькое.
   - И то верно.
   Уже перед тем как уйти Сагара услышал за соседним столиком разговор, который чуть не заставил его резко обернуться, но он сдержался, лишь чутко ловя каждое слово:
   - Эй, брат. А чего Бао сегодня такой смурной? С похмелья он, что ли? Только вчера весёлый был, довольный жизнью.
   - А ты не слыхал? Через пару дней, говорят, возвращается его личный кошмар - ребята из "Лагуны".
   - Как же, как же, понимаю. Опять на радостях ему весь бар размолотят.
   - Тьфу, не сглазь. Он же тот ещё жлоб, страховку от комми получит, но цены всё равно задерёт...
   Дальше он слушать не стал. Да и его нынешние коллеги уже начали расходиться и расползаться по домам. В дверях Сагара на секунду замер, покосившись на столик "неудачников" - похоже, там тоже успели успешно заключить договор. Как он знал, Мао прибывает в город сегодня ночью, но она собирается действовать из тени, не ища себе прикрытия.
   Сцена подготовлена. Осталось дождаться прибытия исполнительницы главной роли, вокруг которой и завертелся весь спектакль.
  
   Глава 6.
  
   - Вот он, славный город Руанапур... мать его!
   Под комментарий Реви торпедный катер обогнул статую Будды в заливе и двинулся к пристани. С контрабандистом, перевозившим их в Японию и обратно, они распрощались ещё на рейде. Быстро темнело, яркие огни небоскрёбов, ресторанов, рекламные щиты - всё отражалось в тёмной воде залива, создавая ощущение мрачного праздника, где опасно появляться чужакам.
   - Ладно, заказчик ждёт нас на седьмом причале, туда и отправимся сначала. - Произнёс Дач спокойно. - Лучше решить все старые вопросы в первую очередь. Держи стволы заряженными, они явно попытаются свалить всё на нас.
   - Кого ты учишь? А девчонку эту с собой возьмём?
   - Нет. Пока рано. Да и если пальба начнётся, можем повредить ценный товар.
   - И то верно.
   Когда "Лагуна" остановилась у нужного причала, уже окончательно стемнело, подул холодный ветер с моря. На пирсе под раскачивающимся жёлтым фонарём их уже ожидали несколько человек, причём большая часть держала на виду оружие, будто это само собой разумеется. Проводить обычную швартовку пираты не стали - переговоры могли обернуться чем угодно, и вариант с поспешным отступлением исключать было нельзя. Потому катер так и остался покачиваться на невысокой волне с незаглушенным двигателем, а Реви и Дач встали у борта, глядя сверху вниз на встречающую их "делегацию".
   - Ну, здравствуй, Дон. Как поживаешь?
   - И тебе не кашлять, Двурукая, - невысокий мужчина в плаще и шляпе скривился от её слов. На самом деле этого человека, после гибели Веррочио в недавней резне забравшего свою часть группировки в свободное плавание, звали Джакомо, но с лёгкой руки Реви кличка "Дон" пристала к нему намертво. Прозвала она его так любовь одеваться в стиле гангстеров времён Сухого закона и цитировать, порой даже несознательно, "Крёстного отца". Впрочем, занять своё место в криминальном мире эта новая банда всё-таки сумела, проворачивая серьёзные дела, в которых не стыдно поучаствовать. Вроде похищения вице-президента киотской компании.
   - Знаешь, Дач, я всегда думал, что и вы, и мы - серьёзные люди. Однако скажи-ка мне, почему я вчера новости включил и вдруг увидел, что тот япошка, который уже десять дней как должен развлекать крыс у вас в трюме, вдруг устраивает какую-то хренову пресс-конференцию в своём хреновом Киото? Так дела не делаются, партнёр, смекаешь?
   - Это мне надо у тебя спросить, - Реви не осталась в долгу, - почему, когда ты могилой матери клялся, что он выйдет в море, мы там, в Японии, вдруг увидели, что этот косоглазый вместо своей злодолбучей яхты отправился в отель вообще на другом острове и закатил там банкет со всеми своими шлюхами? А мы, типа, скатались туда-сюда, мир посмотреть.
   - Ты забываешься, Двурукая, - Дон повысил голос.
   - Нет, это ты на себя до хрена берешь, макаронник. - Реви потянулась за оружием.
   - Ну, поорали, и хватит. - Увидев, что ритуал "меряния понтами" завершен, Дач решил прекратить этот детский сад. - Может, напомнить вам обоим контракт? Заказчик оплачивает путь команды в одну сторону, если же по независящим обстоятельствам выполнить заказ не удаётся, вторую половину пути команда оплачивает самостоятельно, а заказчик не предъявляет претензий. Как говорят люди культурные - форс-мажор. Впрочем, Джакомо, если остались вопросы, можешь задать их Балалайке, она проверит, всё ли было по правилам.
   - Да чего уж там, - мафиози тоже отступился, поняв, что одним наездом команду не взять. Да и контракт действительно был заключен по всем правилам и при авторитетных людях. - Обидно просто, уж очень жирной добычей был этот япошка. Ну да чёрт с ним, сейчас тут и поинтересней дела творятся. - Дон непринуждённо перешел от угроз к светской беседе. Поняв, что перестрелка пока откладывается, его подручные опустили автоматы, Реви тоже убрала руки от "Беретт". - Вы, кстати, из Японии вместо него на продажу ничего не привезли.
   - Нет. - Дач ответил без заминки. - Ну, два ящика крабов не считаем, да и в пути мы их проредили. Скучное там море, взять нечего.
   - Жаль, жаль, а я уж на вас подумал, - несмотря на притворно-любезный тон, взгляд Джакомо оставался холодным и внимательным. - Не слыхали последние новости? А зря. Сейчас весь город на ушах стоит. Среди наёмников и банд промчался слух, что какие-то пираты, вроде вас, на днях привезут в город интересного заложника. Японская школьница, совсем ещё девчонка, но вот продать её можно - кто говорит, за две тысяч, а кто - и за поллимона.
   - Подумаешь, да ваш япошка больше стоил...
   - Ты не врубаешься, Двурукая. Не местных фантиков полмиллиона, а зеленью.
   - Твою мать!
   - Именно. А нужней всего она русским, говорят. Правда, неизвестно зачем. Ну, уж вы с Палёной на короткой ноге, если что, быстро договоритесь.
   - Я же сказал, мы не при делах, Дон. Заказал бы школьницу, привезли б тебе школьницу. Ну а без заказа мараться - дураков нет.
   - Да, не поспоришь.
   Когда стороны расстались, довольные друг другом, а Дач с Реви вновь оказались в рубке, прозвучал сдерживаемый всё это время вопрос:
   - Я не поняла, так это что, по нашу душу?
   - Очень может быть.
   - Тогда почему ты промолчал? Сплавили бы её ему же. Или хочешь сначала разобраться с Балалайкой.
   - Не лети впереди паровоза, Реви. - Дач был как обычно невозмутим. За разговором он спокойно направил корабль к месту их компании на причале. - Тебе, похоже, сумма глаза застилает. Лучше подумай вот над чем - откуда здесь до нашего приезда вообще могут знать о ней?
   - Ну, та хитрозадая обезьяна проболталась, которая нас везла. Ляпнул кому-нибудь, и пошло-поехало.
   - А что, ему кто-то говорил, что она дочка комиссара ООН? Ты? Я?
   - Кто знает, о чём там Рок с ней трепался, когда эти его матросы рядом шатались. Они же все на одно лицо, хрен разберешь, кто просто полотёр, а кто помощник капитана с хоть какими-то мозгами.
   - Но точную сумму они не могут знать, просто потому что её ещё никто не назначал. Потому всё это звучит очень странно. И до того, как мы узнаем всю ситуацию, не стоит встревать в сделки - можем потерять и навар, и жизнь. Сначала нужно потрясти местных, узнать, что творится, а потом уже идти к Балалайке, Чангу или кому-то ещё с предложениями. Доберёмся до бара, порасспросим, там уже и определимся.
   - А её?
   - Возьмём с собой. У них же не может быть её примет, да и, в конце концов, по-японски на весь город понимает только Рок, а внешне она сойдёт и за местную, если будет вести себя смирно. Но это уж ваша с Роком забота.
   - Не бойся, всё будет в лучшем виде.
   Рок, ставший кем-то вроде переводчика при ценной пленнице, пускай это и вызвало шквал подколок от Реви на тему дворецкого Джо, вывел Канаме только после полной швартовки судна, хотя мог бы сделать это и раньше. Но он справедливо решил, что процесс, в котором во всём мире используют три основные команды, "трави", "выбери" и "твою мать", не самое подходящее зрелище для девушки из приличной семьи. А уж если учесть, что Реви во время каждой швартовки изобретала для кнехтов, кранцев и прочих рым по десятку новых эпитетов такой красочности, что какому-нибудь профессору изящной словесности хватило бы на парочку монографий, то его решение и вовсе становилось совершенно понятно.
   Уже на берегу, пускай Чидори ещё качало после долгого морского перехода, она ухитрилась съязвить, при виде ожидающей машины:
   - "Понтиак", этот антиквариат? Неужели на что-то поновее не награбили пока? В этом сезоне у пиратов в моде "Митсубиси".
   - Это классика, малявка, что бы ты вообще понимала? Ох, доболтаешься ты у меня, мы тебя должны вернуть папочке живой, но ведь не обязательно целой.
   - Реви!
   - А что не так, Рок, она сама нарывается.
   В машине Канаме вполне предсказуемо запихнули на заднее сиденье, благо хоть она была без зимней куртки, бесполезной в тропиках, между Роком и Реви, капитан занял пассажирское кресло, ну а за руль уселся почти незнакомый Чидори радист. Довольно молодой светловолосый парень в очках не напоминал пирата или отморозка, но внешности в этом городе доверять не стоило, об этом Канаме уже догадывалась.
   До "Жёлтого флага" оставалась буквально пара кварталов, когда на очередном светофоре Дач вдруг произнёс, как бы невзначай расстёгивая кобуру:
   - На следующем повороте уходим вправо.
   - Что? Но бар налево через две улицы.
   - Я в курсе. А ещё я в курсе, что за нами полдороги идёт этот тонированный джип, и чёрный "Форд" впереди стоит с незаглушенным движком и явно готовится кого-то подрезать.
   - Но...
   - Лучше быть с паранойей, но живым, чем законопослушным, но мёртвым.
   - Понял, - водитель послушно кивнул, перехватывая руль.
   Едва светофор мигнул жёлтым, "Понтиак" сорвался с места со скрипом шин и, с трудом вписавшись в поворот, ушел на соседнюю улицу. Преследователи среагировали на маневр, но запоздало - "Форд" рванул вперёд, его водитель собирался обогнать их по параллельной улице, джип и идущий за ним седан неизвестной принадлежности попытались вновь пристроиться позади и наверстать упущенную дистанцию. Когда стало ясно, что скрываться больше смысла нет, из заднего окна и люка на крыше внедорожника показались автоматные стволы. Грохот выстрелов был почти неразличим, но звук нескольких ударивших в багажник пуль оказался чрезвычайно красноречив.
   Рок давно отработанным движением упал под сиденье, протянув левую руку, чтобы увлечь за собой Канаме. Однако к его удивлению, девушка пригнулась ещё раньше него, едва машина вздрогнула от первого попадания. Определённо, некоторые её рефлексы сильно настораживали и вызывали в голове странные вопросы.
   - Па-анеслась! - обернувшись на голос, Чидори и Рок увидели только ноги в армейских ботинках, пытающиеся опереться на что-нибудь в салоне - сама Реви уже по пояс высунулась из окна, открывая огонь из обоих пистолетов. По крыше зазвенели пустые гильзы, тут же справа весомо захлопал револьвер Дача, тоже присоединившегося к перестрелке. Ответ не заставил себя ждать. На этот раз стрелки в джипе тоже успели вылезти люка и окон, стреляя теперь не совсем уж наугад. Второй залп оказался куда точнее - с треском вылетело заднее стекло, одна очередь разнесла в лохмотья подголовник пассажирского кресла, благо хоть капитана в нём сейчас не оказалось. Создавалось ощущение, что первые попадания вышли случайными, и людей на заднем сиденье стрелки по возможности старались не задеть. - Дач, это, на хрен, кто такие?
   - Понятия не имею. Бени, проезжай квартал и поворачивай налево!
   - Хорошо!
   Ещё секунд тридцать машины неслись по полупустому шоссе, обмениваясь свинцом и распугивая прохожих по пути. Прицелиться из окна трясущегося автомобиля вообще задача довольно непростая, а уж на поганой трассе, да вдобавок в другую машину, скачущую на тех же ямах и ухабах - и вовсе практически невыполнимая, и попасть в кого-то можно разве что по случайности. Прикрываю голову руками и вслушиваясь в какофонию перестрелки, Канаме вдруг негромко произнесла:
   - Как знакомо звучит. Так вот чем там Соске во время экзамена занимался, когда я ему звонила. А я на него злилась, даже неудобно как-то.
   - Что ты говоришь?! - Рок заметил, что их заложница что-то шепчет.
   - Нет, ничего! - чтобы её услышал даже сидящий (а скорее лежащий) рядом сквозь свист ветра в разбитых окнах и треск выстрелов, приходилось почти кричать.
   Реви удалось достать стрелка в люке, когда "Понтиак" с дымом из под колёс вписывался в нужный поворот, и в тот же момент из-за угла выскочил "Форд", о котором уже успели подзабыть. Преследователи явно не рассчитывали на столь резкую смену маршрута и с заносом развернули машину, собираясь подрезать несущийся к ним, как они полагали, автомобиль. В результате, на какое-то мгновение обе машины практически замерли рядом друг с другом каждая в своём развороте, встав так близко, что не рухни Дач в последний момент обратно в салон, его бы размазало по "Форду". Но этого мгновения пиратам оказалась вполне достаточно, чтобы в три ствола расстрелять растерявшихся стрелков и водителя в упор, словно в тире. А затем будто замершая на секунду картина ожила вновь - "Понтиак" сорвался с места, "Форд" с уже мёртвым водителем рванулся вперёд по встречной и врезался в ближайшую пальму, по пути заставив шарахнуться к обочине водителей джипа и седана. Погоня продолжалась, вывернув на набережную города.
   Перекрикивая звон в ушах - стрельба из тяжёлого револьвера в тесном салоне автомобиля всегда доставляет присутствующим незабываемые ощущения - Канаме спросила у водителя, на пару секунд подняв голову:
   - Эй, дядя, может быть, отдадите мне пока руль, а вы тоже сможете стрелять в тех, кто пытается нас убить?
   - Чего?! - Понтиак вильнул, избегая автоматной очереди. Водитель от неожиданного вопроса едва не потерял управление. - Мисс, вообще-то, я не умею стрелять, у меня даже пистолета нет, я просто радист!
   - А вот очень жаль! - Повернув голову, Чидори увидела округлившиеся глаза Рока, казалось, ещё немного, и у него отвалится челюсть. - А?
   - Ты серьёзно собиралась занять место водителя в машине во время перестрелки, чтобы освободить ещё одного человека для стрельбы?
   - Ну, в первый раз получилось, и во второй должно.
   - Чёрт, похоже, мы что-то упустили...
   - Что?
   - Нет, ничего.
   Тут Рока наглым образом отвлекли от беседы. Сапогом по спине. Реви на секунды вернулась в салон и быстро бросила:
   - С этой клятой тряской прицелиться просто нереально, у меня патроны раньше кончатся, чем мы от них оторвёмся. Значит, надо от неё избавиться. Лови ноги, Рок.
   -Ладно... Стой-стой, погоди, какие ещё ноги, ты что задумала?!
   Но Реви уже исчезла, вновь высунувшись в окно, а после и вовсе одним плавным движением перекатившись на крышу "Понтиака". Развернулась, села лицом к слегка ошалевшим от такой джигитовки преследователям, держа пистолеты наизготовку.
   - Ну, я пошла! - Реви прыгнула вперёд, на секунду или две вытягиваясь в полный рост в падении.
   - Стой!
   - Да она вообще на всю голову больная. - Успела выдохнуть Канаме, наблюдая за этой картиной.
   Однако этот безумный трюк дал Реви пару секунд полёта без тряски на ухабах и вибрации машины. А уж стрелять в прыжке её учить было не нужно. Несколько выстрелов прогремели почти с автоматной скоростью, стрелки повисли в окнах, водитель завалился на руль, машина вильнула в сторону и вылетела за ограждение. Реви ударилась ногами о багажник, готовясь соскользнуть вниз головой на асфальт, но в последний момент её за ноги ухватил Рок, высунувшийся через дыру на месте заднего стекла, а его за плечо и пояс - Канаме.
   - Давай в салон, идиотка! - Рок изрядно обозлился из-за глупого геройства, но упорно тянул её обратно, не давая упасть. Совместными усилиями им удалось затащить девушку обратно, путь и ободравшую ноги об остатки стекла. Однако одна проблема у них ещё осталась - седан и не думал отставать, даже после потери двух первых машин.
   - Эй, Бени, сверни вон в тот переулок, - Реви подчёркнуто равнодушно перезаряжала оружие, готовясь к последнему раунду, будто ничего не произошло.
   - Но там тупик за поворотом.
   - Вот именно.
   Преследователи сбавили скорость, протискиваясь в переулок, где скрылись их жертвы. Спешить им незачем - дальше не было ничего, кроме небольшого внутреннего двора, в котором даже развернуться оказалось бы непросто. Впрочем, беспечности в их действиях тоже не было - из задних окон выглядывали стволы автоматов, командир отряда на переднем сиденье крепко стискивал дробовик, готовясь, если придётся, стрелять прямо через лобовое стекло. "Понтиак", за этот вечер изрядно посечённый пулями, обнаружился во дворе, капитан команды стоял у машины, демонстративно подняв руки и держа револьвер за длинный ствол над головой, у остальных оружия вообще не наблюдалось.
   - Эй, погодите, разве их было не пятеро?
   - А ты наблюдательный! - крыша седана прогнулась от чьего-то приземления сверху, два выстрела выбили стрелков, а затем ещё несколько прямо через крышу изрешетили командира, не успевшего поднять ружьё. - Жалко, что поздно. Ладно, ты, который там ещё живой, давай, трепи, кто вы вообще такие и какого пса вам от нас надо?
   - М-мы не причём, нас наняли, просто наняли. - Похоже, водитель не мог поверить, что отряду так быстро пришёл конец, и он остался один в окружении врагов. - Мы просто наёмники, как все, нам платят, мы работаем.
   - Кто нанял и что ему было нужно?
   - Кто - не знаю, и никто не знал из наших, не в курсе. Мог знать босс, но вы его убили. А заказали нам эту девчонку, сто штук были бы наши.
   - Как вы на нас вышли? Кто нас сдал? - это к разговору подключился Дач, тоже целясь в водителя из револьвера.
   - Парни в порту видели, что девчонка была с вами. Они дали наводку заказчику, а тот - сбросил нам вашу машину и место, где вы зависаете.
   - Ни хрена себе оперативность! - удивилась Реви, присаживаясь на крышу и теперь целясь в водителя через лобовое стекло. - Но как узнали девку - мало ли таких, как она, откуда им знать, как она выглядит?
   - Её приметы весь город заучил. - Водитель тоже удивился незнанию элементарных вещей. - Их все знают. Школьница из Японии, семнадцать лет, длинные чёрные волосы с красной лентой, спортивная фигура, может быть одета в зимнюю одежду... Вот.
   - Я ни хрена не понимаю... - протянула Реви задумчиво. - Откуда у них этой информации взяться. Даже если эта обезьяна нас заложила, они знают слишком много... Ах да! - Треснул выстрел, водитель откинулся на сиденье с простреленной головой. Канаме тихо вскрикнула. - Совсем про него забыла. Так вот, странно это всё. Что будем делать Дач? В бар с ней соваться - это только гусей дразнить.
   - Да. Ладно, уберите эту машину, нам нужно выехать обратно. Идём в офис, там я вас с Роком и заложницей оставляю, и мы двинем разбираться, что тут без нас творилось. Бени, давай переулками, сейчас только ещё каких-нибудь идиотов на нашу голову не хватало.
   То ли друзья в порту нашлись далеко не у всех гангстеров, то ли перестрелка кого-то заставила взяться за ум, но по пути им не встретились новые ловцы удачи, считающие себя круче остальных. Автомобиль спокойно остановился у тёмного офиса, и люди даже успели выбраться наружу, прежде чем начались новые проблемы.
   - Добрый вечер. - Из темноты в круг оранжевого света фонаря вышли трое. Все с оружием в руках, но если двоих Реви знала - недалёкие громилы из конторы Капрала Чарли, один со штурмовой винтовкой, другой не поленился обвешаться гранатами и приволочь ручной пулемёт - то третий боевик ей был незнаком. Не очень высокий парень со странным дробовиком отчётливо выделялся на их фоне, но чёрная маска, словно украденная у кого-то террориста, не давала разглядеть его лицо. - Реви, какие люди без наручников!
   - Билл Табуретка и Жан Бельгиец, цвет нации, туда её. А что это за шкет с вами?
   - А тебе не всё равно, Двурукая? - Билл усмехнулся, придерживая пулемёт, направленный на Реви. - Тебя должно волновать, что тут по переулкам ещё пять человек, и ты их не видишь. Короче, я долго базарить не люблю. Девчонка идёт с нами, мы расходимся мирно. Договорились?
   - Ну ты и хам! Это наша территория, и эта девушка пойдёт с нами. А с "Лагуной" разбирайтесь потом, как хотите. - Донеслось с противоположной стороны. Эта группа была куда больше, но состояла из местных и вооружена оказалась куда скуднее - не с обрезами, конечно, но о пулемётах им явно не стоило и мечтать.
   - Сомбун, ты, что ли? - Дач не выглядел особенно удивлённым, изучая полноватого тайца во главе этой шайки. - С каких пор это ваша территория?
   - Любая территория, где ходят девочки ценой в полмиллиона - наша.
   К этому разговору Канаме уже не прислушивалась, пристально вглядываясь в оставшегося неназванным наёмника. Мысли неслись с ураганной скоростью: "Эта маска, ружьё, рост, как тогда на корабле! Неужели, это он? Но как такое вообще возможно, отыскать меня через полмира в этой дыре, в этот момент? Но неужели, он действительно пришёл спасти меня?.." Додумать ей не дали. Откуда-то сверху донёсся красивый хорошо поставленный голос, хотя содержание речи заставляло недобрым словом помянуть Усаги Цукино, в детстве сожравшую кому-то мозг в один присест:
   - Как смеете все вы, негодяи, покусившиеся на это невинное дитя, рассуждать о правах, ведь все вы равны перед Господом. Но он лишь свидетель ваших злодеяний, а тем, кто своею рукою положит им конец, буду именно я!
   Вид высокого человека в развевающемся плаще на ближайшей крыше, ясно вырисовывающегося на фоне тёмного неба, заставил Чидори пригнуть голову. Какие-то воспоминания из раннего детства подсказывали ей, что после такого эффектного выхода стоило ожидать заточенных роз или освящённых ножей, летающих в воздухе и втыкающихся во всё подряд. Однако Реви не разделяла её опасений, с некоторой ленцой спросив:
   - О, Роттон, а ты что тут забыл вместе с остальными? Да и вообще, что это вы за митинг устроили, а?
   - Я бы на твоём месте озаботился другим вопросом, - протянул один из наёмников. - Какие шансы выжить в этой ситуации лично у тебя. Вот что тебя должно сейчас волновать, ты так не считаешь?
  
   Глава 7.
  
   - Ой-ой-ой, уже напугал. - Реви в притворном ужасе передёрнула плечами. - Интересно, а Чарли вообще знает про вашу самодеятельность?
   - А вот это уж точно не твоего ума дело.
   - Эй, так вы отдаёте девку, или решили все тут лечь? - таец напомни о себе. Его бандиты демонстративно залязгали затворами автоматов и пистолетов.
   - Да что мы тянем, шеф? - влез наёмник в маске. - Забираем её и валим, такой у вас был план?
   - Ну, да...
   - Тогда идём.
   Громыхнул дробовик, дульная вспышка ярко осветила улицу, связист пиратов отлетел к "Понтиаку", сгибаясь пополам. Шаткое равновесие исчезло, сорвавшись в неуправляемую перестрелку всех против всех. Сам виновник этой потехи присел за тяжёлым мусорным баком, предоставив дальше разбираться остальным. Сделал он это очень вовремя - по железной стенке контейнера звякнуло несколько пуль - Реви среагировала с опозданием, не ожидая столь странного хода, ведь по всем понятиям сперва полагалось "перетереть вопрос" на словах.
   Первая её пуля сбила Роттона, опрокинув на спину - просто для подстраховки, уж больно выгодная у него была позиция наверху. А дальше уже плотный огонь из двух стволов накрыл переулок, из которого появились наёмники. Однако стрелок с дробовиком успел спрятаться, Билл присел за припаркованным широким "Кадиллаком", разворачивая пулемёт в сторону тайцев. И только неудачливый Жан попытался вскинуть свою винтовку, целясь в Реви, за что и получил сразу несколько пуль в лицо, швырнувших его на грязный тротуар. Дач, видя, что наёмниками есть кому заняться, присел на одно колено, выхватил револьвер, сразу направляя на тайцев, ещё не успевших понять, что происходит.
   Длинная очередь из "Миними" перечеркнула толпу бандитов, выкосила передний ряд и заставила броситься в стороны остальных, и прежде чем арка выброшенных гильз зазвенела по широкому капоту "Кадиллака", часто захлопал револьвер. Дач одним махом разрядил барабан, практически не целясь, потянулся за новыми патронами. Окинув взглядом улицу в той стороне, где залегли Сомбун и его прихвостни, он вдруг заметил, что первый залп оказался даже каким-то чересчур результативным - погибших бандитов на асфальте валялось больше, чем должно быть, и у некоторых, как ему показалось, дырки от пуль чернели аккурат в районе головы, всегда по одной. Ударила ещё одна пулемётная очередь, пробивая тонкие укрытия и с визгом рикошетя от машин и стен домов, но на этот раз капитан не стал стрелять, вглядываясь в позиции тайцев. Действительно, чутьё не подвело - ещё несколько человек рухнули на землю, поймав по пуле в голову, однако сколько бы Дач не крутил головой, вспышек на окрестных крышах или в окнах он не заметил, да и характерных звонких хлопков СВД или раскатистого грохота М21 тоже не слышно, даже за трескотнёй пулемёта.
   Дальше вслушиваться ему не дали - почти над головой затрещали выстрелы, Реви перенесла огонь с переулка на оставшихся бандитов, так и не давая им толком вступить в бой. В это время подал голос и пулемётчик:
   - Захар, чёрт, поддержи меня, захреначь им гранату, прямо в... Эй, ты что?! С-су...
   Грохот дробовика не дал ему закончить. Тяжёлая резиновая пуля, такая же, как и поразившая Бени, ударила в бронежилет, однако мощи выстрела в упор хватило, чтобы отшвырнуть крупного увешенного оружием человека на несколько метров и выбить из него сознание. Реви не придала этому значения - делёж шкуры непойманного заложника с помощью огнестрельного оружия для Руанапура был традицией давней и славной. Это и стало её ошибкой. Из-за "Кадиллака" по широкой дуге вылетела граната, донеслась отрывистая команда на японском:
   - Береги глаза!
   Канаме, которую Рок всё это время прикрывал собой, зажмурилась, уже догадываясь, что сейчас произойдёт. Сам японец тоже отвернулся, предпочтя последовать совету. Реви заметила новую опасность и начала движение, чтобы уйти за "Понтиак", однако метнувшийся из переулка силуэт убедил её, что здесь просто пытаются разыграть старый фокус с пустышкой. И только когда этот наёмник вдруг безо всякой надобности нырнул на асфальт, чтобы начать перекат, она в последний момент закрыла лицо локтем, крикнув то, что следовало объявить всей команде Року:
   - Зажмурьтесь все!
   Ослепительно-яркая вспышка высветила каждый камешек на асфальте и каждый стебель пробившийся в щелях тротуара травы. Но только на мгновение, затем на всех, кто не успел отвернуться, обрушилась темнота, которую разбавляли лишь яркие круги перед глазами. Убрав руку, Реви, ещё не слишком чётко, увидела, как Рока отбросили в сторону умелый удар в челюсть, заставив проскользить по асфальту - нападающий явно не воспринимал его как серьёзного противника, иначе бил бы наверняка. А затем угрожающе здоровый ствол дробовика уверенно и даже словно неторопливо пошёл вверх, останавливаясь напротив спины ещё не пришедшего в себя капитана.
   - Да кто ты такой, мать твою?! - Реви направила левый пистолет в спрятанное под маской лицо. Но человек среагировал быстрей, чем она могла предположить - едва заметив новую угрозу, он присел, ловко разворачивая оружие в руках и целясь через крышу машины. Оглушительно прогремел выстрел, окажись там картечный заряд, Реви погибла бы на месте, но и от резиновой пули она успела увернуться буквально на сантиметры, в последний момент рухнув за машину. Впрочем, противник ей тоже попался с завидной реакцией - потратив последний патрон, он закинул ружьё на ремне за спину и запрыгнул на багажник, одновременно выхватывая из кобуры "Браунинг". Сделал он это очень вовремя - несколько выстрелов Реви под днищем машины ушли в никуда, только ещё сильнее напугали Канаме.
   Высунувшись из-за края крыши, наёмник сразу открыл огонь, Реви, не успевавшая выстрелить в ответ, перекатилась назад через голову, одновременно поднимаясь на колени, спину ей поцарапала выбитая пулями крошка от дорожного покрытия. Завершив финт, она, даже не целясь начала палить в ответ из двух стволов, просто на подавление. Но противника вновь не оказалось на месте - тот прыгнул в сторону, приземляясь боком в кузов запаркованного у тротуара старого пикапа, тут же открыл огонь, прямо сквозь заднее и боковое стекло машины. Реви откатилась в сторону, услышала, как за спиной пули ударили в многострадальный "Понтиак", над самой землёй прыгнула налево, чтобы уйти в мёртвую зону. Всё это время она про себя считала выстрелы, едва разглядев оружие врага. "Одиннадцать есть, два осталось", - подумала она, на секунду приподнимаясь и стреляя несколько раз наугад. Ответная стрельба не заставила ждать. - "Двенадцать... тринадцать... Попался!"
   Она вскочила на ноги, в три шага - бампер, капот, крыша - взлетела на пикап и направила оружие в кузов. Но вместо того, чтобы лихорадочно менять магазин, враг уже ждал её, встретив умелым ударом ногой с разворота, который должен был подсечь ноги. Реви сделала сальто назад, но уже приземляясь поняла свою ошибку - когда наёмник закончил разворот, ей в лицо уставился короткий полицейский револьвер. Она успела лишь сбить ногой ствол в сторону, пуля по касательной дёрнула плечо, заставив потерять равновесие и рухнуть с крыши пикапа. Но и врагу пришлось несладко, в полёте она успела открыть огонь, заставив его нырнуть через борт машины на тротуар. Они участника дуэли подскочили и замерли, целясь друг в друга через кузов пикапа.
   - А ты хорош... Кто ты такой?
   - А вот и мы! - ответить ему не дал громкий вопль с той стороны, где прятались остатки тайской банды. Вдобавок к нему раздался визг шин и треск мощных движков. Несколько ярких прожекторов осветили улицу не хуже вспышки гранаты. - Никому не шевелиться, всем бросить оружие, козлы, считаю до одного! - Обернувшись на голос, все участники боя увидели несколько подлетевших к офису открытых джипов с прожекторами и оружием на турелях. Судя по акценту, явился кто-то из китайцев, но едва ли подчинённые Чанга - слишком разухабистая была банда.
   Остатки речи потонули в грохоте и треске - заработал крупнокалиберный пулемёт на одной из машин, пули прошли по улице, круша всё, что ещё осталось целым. Канаме вскрикнула, когда одна из них выбила искры прямо у неё над головой, под сдвоенный грохот пулемётчик опрокинулся на спину с пулями во лбу и переносице - Реви и Сагара выстрелили одновременно, на секунду оставив дуэль ради более важной цели.
   - Нашего свалили! Поубиваю, сволочи!
   Ещё одна очередь хлестнула вдоль улицы, прошив пикап, Сагара и Реви отшатнулись в стороны, в поисках надёжного укрытия. Однако времени на это им не дали - начал работать АГС на том же джипе, и первая же граната добила несчастный автомобиль. Сержанта отшвырнуло к стене, Реви откатилась почти до самого "Понтиака". Вскочив на ноги, она сразу выбила расчёт гранатомёта, однако те уже успели сделать несколько выстрелов, и пришлись они как раз в то место, куда упал её противник.
   - Соске! - Чидори бросилась к развороченному взрывами автомобилю.
   - Реви, подхватывай девчонку и валим! - она вдруг заметила, что Дач уже успел загрузить в машину всё ещё бесчувственных Бени и Рока, сам занял место водителя.
   - Поняла! - она ловко сгребла Канаме за пояс и буквально затолкала в салон, пока Дач длинными очередями отстреливался из винтовки, подобранной с убитого наёмника. - Стоять, принцесса, ты едешь с нами. - Реви запрыгнула в салон сама, не давая Чидори выпрыгнуть из машины. - Рвём когти. - Быстро перезарядив оружие, она открыла огонь по колёсам машин новых противников, благо стёкол в "Понтиаке" всё равно не осталось.
   Они сорвались с места, чудом разминулось с крайним внедорожником и понеслась по улице дальше от места боя. Три секунды спустя взорвалась брошенная Дачем граната, до того запасливо припрятанная в бардачке, окончательно лишая бандитов шанса быстро продолжить преследование.
   - Кто это был, что б тебя?! - едва они оторвались, Реви сгребла Канаме за воротник, остановила пистолет у лица.
   - Что? - Чидори заставила себя повернуться. Она всё это время смотрела назад, хотя тот переулок уже давно скрылся из виду.
   - Думаешь, я не слышала, как ты что-то там орала по-своему? Ты с ним знакома? Кто он такой?
   - Я не знаю, о чём вы говорите. - Канаме буквально заставила себя это сказать. Больше всего ей сейчас хотелось наорать в ответ, или заплакать, или и то, и другое сразу. Но делать этого было нельзя. - Я испугалась, даже не помню, что я кричала.
   - Да, рассказывай сказочки. Это же явно был японец, раз Рок его тоже понял. А с японцами в этом городе туго, знаешь ли, нет завоза, так сказать. Неужели это был тот приятель, о котором ты говорила.
   - Понятия не имею, о чём вы. - Она держалась из последних сил. Что не ускользнула от внимания Реви:
   - Ну-ну, не хнычь, принцесса. Чует моя задница, мы с ним ещё встретимся. Такие быстро не умирают. Эй, Дач, что теперь делать будем?
   - Заляжем на дно. Что ещё остаётся?
  
   - Сагара-сан. Сагара-сан, вы уже очнулись?
   - Д-да, но...
   Соске с трудом открыл глаза, приподнялся, оглядываясь вокруг. Не оставалось никаких сомнений - он оказался на больничной койке, в лазарете. Справа за открытым окном ярко зеленели деревья, стрекотали цикады - однако, к нему обращались по-японски, и если он в Токио, то сейчас отнюдь не зима...
   - Сагара-сан, с вами всё в порядке?
   - Ответ положительный. Я вполне боеспособен, - он осторожно повернул голову налево, в сторону этого голоса. - Э-э, Токива-сан?
   - А вы ожидали увидеть кого-то другого? - спросила одноклассница тихо и даже как-то вкрадчиво. Сагара слегка занервничал, увидев, что Киоко сидит у кровати без своих привычных очков, со свободно распущенными волосами, и почему-то в кимоно вместо школьной формы или своей обычной одежды. - Быть может, ожидали, что вас встретит Кана-чан. Но ведь это невозможно. Потому что вы оставили её там, в Руанапуре, совсем одну среди бандитов и маньяков...
   - Постой, Киоко, откуда ты вообще знаешь про Руанапур?
   - А ведь ты обещал мне, что вернешь её сюда, - девушка, похоже, не услышала его вопроса. Словно невзначай, она вязла его за руку. - Ты обещал, что не возвратишься, пока не вызволишь её из беды. Но вот ты здесь, а Канаме сейчас в тюрьме или в лапах какого-нибудь извращенца. А раз ты забыл данное слово, Сагара, то и мне нет нужды держать своё обещание.
   - Какое обещание?.. - сержант пытался вытащить руку, без толку - запястье словно оказалось в тисках.
   - Не убивать тебя. - Сагара видел, как в пальцах Киоко появился длинный гвоздь, который она примерила к его ладони. В левой руке она уже держала молоток.
   - Когда такое было?.. Эй, Токива, стой!
   Демонически усмехнувшись, она широко размахнулась и ударила, вгоняя остриё на всю длину так, что брызнула кровь...
  
   - А, ч-чёрт! - Сагара очнулся, рывком попытался подняться и тут же закашлялся, вновь упав кучу обломков. Первый взрыв швырнул его в подвальное окно, к счастью, не зарешеченное, но ударная волна от последующих оставила без сознания и, похоже, слегка контузила. Сейчас в подвале густо висела пыль, воняло сгоревшей взрывчаткой и бензином, сквозь плотное серое облако виднелся дрожащий оранжевый свет - должно быть, это догорал на улице пикап. Когда пыль слегка осела, а в голове начало понемногу проясняться, сержант кое-как поднялся на ноги и пошёл вдоль выщербленной осколками стены подвала - окно всё равно было почти завалено, и выбраться через него не удалось бы при всём желании.
   Через минуту до двери он всё-таки добрался, со второго раза выбил хилый замок и пошел наверх, по пути просто припугнув выглянувшего на шум хозяина разряженным дробовиком. Уже открывая дверь, Сагара стянул пропылившуюся маску и попытался дотянуться до радиогарнитуры. Пальцы нащупали обломки металла и пластика - даже предназначенная для боевых условий электроника оказалась слишком нежной, чтобы стойко переносить взрывы в упор. Восстановлению устройство явно не подлежало, а тащить с собой бесполезный груз было уж точно не с руки, потому едва выйдя на порог, сержант бросил гарнитуру в пламя горящего пикапа.
   Однако судя по всему, без сознания он пробыл совсем недолго - раз автомобиль ещё довольно жарко полыхает, а две машины китайцев из трёх, так не вовремя появившихся, всё ещё здесь. Точнее, одна стояла у обочины, и там убиты были все, а вот вторая, с двумя ещё живыми головорезами, как раз собиралась разворачиваться, видимо, они хотели продолжить погоню. Потянувшись к одному из карманов, Сагара достал тяжёлый патрон и зарядил дробовик, потом добавил ещё два. Отдача едва не сбило его с ног, а дом чуть не лишился последних стёкол, однако после первого же выстрела автомобиль замер, гул мотора сменился каким-то прерывистым подвыванием. Тяжёлая цельностальная пуля изначально и предназначалась для уничтожения двигателей автотранспорта, вот и пригодилась по профилю. Два других выстрела вышли потише - хотя, возможно, просто хорошо заложило уши после первого - одного из бандитов вмазало резиновой пулей в кресло - другого закрутило вокруг оси, швырнув на асфальт.
   - Прости, Киоко, но, похоже, данное тебе обещание будет выполнить не так-то и легко. Однако придётся. - Он передёрнул плечами, вспомнив на удивление реалистичный кошмар.
   Браунинг так и остался в пикапе, потому проверять раненных Сагара пошёл с уцелевшим револьвером. Расстояние сейчас было велико, да и хоть какие-то бронежилеты на бандитах имелись, потому, в отличие от пулемётчика, до сих пор валяющегося на земле, к приближению сержанта один из них начал приходить в себя.
   - Где машина "Лагуны" и их заложница?
   - Моя не понимай английски... Ай!
   В подголовник пассажирского кресла воткнулся армейский нож, разрезав китайцу край уха. Сагара повторил, уже с нажимом:
   - Спрашиваю второй раз, где машина "Лагуны" и их заложница. - Под подбородок бандита упёрся ещё пахнущий порохом ствол револьвера. - Третий раз будет последним.
   - Они уехали! Обстреляли нас, гранаты накидали и уехали. - Судя по всему, клинок с успехом заменил экспресс курс английского языка для начинающих.
   - Заложница? - лезвие ножа готово было двинуться дальше вправо.
   - С ними! Она что-то кричала, но китаянка её забрала с собой. Наши поехали следом, но не знаю, что с ними стало!
   - Понятно. - Сагара выдернул нож и ударил китайца рукоятью по голове, вырубая вновь. Что ж, следовало признать, их план провалился с треском. Просто с оглушительным, и всего из-за пары мелочей. Они распустили слухи о большой награде, чтобы создать ажиотаж вокруг Канаме, чтобы последний нищий не удивился, отчего это прибывшую девушку так быстро украли вновь. Они присоединились к различным группировкам, чтобы триады, картель и русские - а Сагара ведь не случайно выбрал именно такую легенду - потом тратили время, выясняя, кто кого кинул, и кто всё первый начал. Было совсем нетрудно запудрить мозги обещаниями невероятного выкупа и привести сюда двух дуболомов-наёмников, также как Курц легко сагитировал Роттона на защиту справедливости, а уж тайцев просто нелёгкая принесла, но даже это было неплохо. Оставалось просто помочь бандитом перебить друг друга, взять живьём пиратов из "Лагуны", чтобы выйти на заказчика, и забрать Чидори. Однако они не учли всего двух вещей. Во-первых, что вполне нормальная для большинства стран награда за заложника в триста тысяч здесь будет казаться настолько огромной, как и то, что молва её быстро увеличивала в два, а то и в три раза; а во-вторых, они никак не ожидали встретить в маленькой команде пиратов бойца столь высокого уровня. За всё это и поплатились.
   Однако сейчас было не время скорбеть о своей тяжкой доле, Сагара уже обдумывал, как продолжить выполнение миссии: "Если мы срочно не придумаем, как выкрутиться из этой за... западни, нам придётся иметь дело с Калининым. И Крузо. И капитаном. И Киоко..." Последняя мысль почему-то беспокоила его больше всего. Действовать требовалось немедленно. Уйти по морю пираты не могли - Мао успела гарантированно убить движок катера, чтобы теперь выйти в море команде бы потребовался даже не механик, а профессиональный некромант. Бежать из города по суше им тоже не имело смысла - если даже не перекрыли дороги охотники за наградами или подключившаяся к развлечению полиция, такой высокой цены им вне Руанапура всё равно никто не предложит. Значит, они где-то в городе, и нужно либо отыскать самих пиратов, либо людей, знающих, где они могут прятаться. Таких, как сержант успел узнать, было двое, и если к одному из них приближаться было запрещено, то относительно второго он не получал никаких дополнительных указаний от Калинина.
   Оставалось только привести в порядок арсенал и добраться до запасной рации - в одиночку и лишь с дробовиком и револьвером много не навоюешь.
  
   Глава 8.
  
   Путь от гостиницы к бару "Жёлтый флаг" получился неожиданно очень ностальгическим. Судя по всему, перестрелка у здания "Лагуны" не осталась незамеченной, и теперь кто-то из боссов ввёл в городе "военное положение". Людей на улицах было почти не видно, а на всех наиболее важных перекрёстках занимали позиции боевики, где просто сгоняя рядом несколько машин с тяжёлым вооружением, а где и выстраивая импровизированные блокпосты. Впрочем, чья это была инициатива, сержант понял быстро - русская речь, знакомая по Афганистану советская униформа, да и сам профессиональный почерк развёртывания блокады однозначно указывал на Владилену.
   Притаившись в тёмной подворотне, Сагара слышал, как совсем рядом проезжают два внедорожника, ощупывая окрестности смонтированными на крыше спарками АГС и тяжёлого "Утёса". Машины катили медленно, рядом с ними двигалось ещё до отделения пеших бойцов с разнообразным оружием, но судя по разноязыким переговорам, это уже были обычные наёмники, которых бросили бы в первую шеренгу. Соске чувствовал себя так, будто перенёсся почти на пять лет назад, во времена Второй Афганской. Тогда он точно также затаился в щели между двух валунов, отчётливо слыша, как мимо грохочет гусеницами БМП и ступоходами "Сэведжей" колонна русских, а застывшие на броне солдаты готовы открыть ураганный огонь по любой цели в зоне видимости. Ощущения тогда были, мягко говоря, не из приятных - он чувствовал себя совершенно беспомощным: такой силе одиночке нечего противопоставить. Пользуясь внезапностью, гранатами, грамотной позицией он может убить несколько человек, но остальные не оставят от него и мокрого места, после чего продолжат путь. Сейчас, конечно, был не такой ошеломляющий перевес, но всё равно - один боец не воюет против неполного взвода, если, конечно, не хочет изобретательным способом покончить с собой.
   Потому сержант двигался также, как делал бы это в Афганистане - настороженно, прячась в тени и стремительными рывками преодолевая открытее пространства, в любой момент ожидая щелчка мины под ногой или выстрела из темноты. Впрочем, там, где в горах его вела удача и интуиция, теперь действиями руководил опыт, ведь с тех давних пор он тоже многому научился. А кроме того, сейчас у него была цель, он не просто собирался обстрелять блокпост, снять часового или заминировать дорогу рядом с базой врага - в данный момент ему нужно было освободить Чидори Канаме. А это значит - не ввязываться в бой по пути, не рисковать, не отвлекаться, ведь если он погибнет или будет ранен, то больше ей надеяться станет не на кого. То есть, конечно, Сагара понимал, что даже если его убьют, есть ещё весь "Мифрил", кровно заинтересованный в возвращении Чидори, вот только, сказать по чести, во второй раз он бы девушку родной организации не доверил. Хватит и того, что из-за их беспечности в прошлый раз ей пришлось полуголой бегать по крышам от убийц, чего он бы в жизни не допустил.
   После боя, когда сержант добирался за снаряжением, договаривался с Мао, рассчитывал маршрут к своей цели - всё это время его не покидало странное чувство. С одной стороны, облегчение при виде живой и здоровой Чидори он испытал не меньшее, чем тогда, в Гонконге. С другой стороны - она пока оставалась в плену, именно из-за его нерасторопности и недостаточной подготовленности, при этом сейчас, когда за ней начинает охоту весь город, риск увеличивается в разы - даже в недавней перестрелке никто её не задел только чудом. Поэтому в голове у сержанта держались две основные мысли: "вернуть" и "не допустить впредь", всё остальное шло лишь фоном. Калинин в своём предсказании оказался совершенно прав - за эти дни обычно спокойный и рассудительный сержант успел накрутить себя так, что в каждом мешающем факторе видел свою и только свою вину. Здравые размышления о том, что с шестизарядным револьвером против тяжеловооружённой банды выстоять можно разве что при наличии компактного лямбда-генератора, чувством вины настойчиво глушились.
   Впрочем, за самобичеванием он не забывал смотреть по сторонам. Город не был совершенно безлюдным - проезжали одиночные машины, проходили вооружённые люди, но всех и каждого проверяли, и солдаты на блокпостах, и мобильные патрули. В конце концов, Руанапур не настолько и велик, большинство бойцов друг друга более-менее знают, а вот не примелькавшемуся ещё Сагаре придётся отвечать на множество неудобных вопросов. То же самое касалось и Мао, после восстановления связи оставившей позицию у катера и тоже выдвинувшуюся к бару. А вот о Вебере информации не было - по словам Мелиссы, он пропал из эфира посреди перестрелки и с тех пор на частоте не появлялся. Однако когда Соске об этом узнал, возвращаться к месту боя уже было поздно, задача была сейчас важнее, чем судьба отдельного бойца. Сагаре с этим решение согласиться было даже тяжелее, чем Мелиссе, внутренний голос тихо пытался уверить его, что он просто ставит жизнь Канаме выше, чем жизнь Курца, но сержант эти самокопания пока отбросил подальше, сейчас ему требовалось действовать, а не сидеть на одном месте, ломая голову над моральным выбором.
   Как ни удивительно, но у "Жёлтого флага" отдельного блокпоста не оказалось. Машин вокруг здания хватало, заходили и выходили люди, но по одному или маленькими группами - большая часть оставалась внутри, не рискуя лишний раз прогуливаться под дулом пулемёта.
   - Урц-2, я на месте. Ситуация штатная, связь кончаю.
   - Принято. Удачи.
   Сагара убрал рацию в карман, удобнее перехватил линялую тяжёлую на вид сумку на молнии за жёсткую пластиковую ручку и вышел на свет. Сейчас он был уже не в дезертирских лохмотьях, а во вполне приличном, пусть и не новом городском камуфляже, потому насторожить его вид особенно никого не должен бы. В последней мысли он только укрепился, стоило перешагнуть порог бара и оглядеться по сторонам. В отличие от обычных вечеров, сегодня тут "гражданских" посетителей почти не было - в основном наёмники, почти все с оружием и даже не пытаются его спрятать. На фоне крепких мужиков в форме, придерживающих дробовики и даже автоматы, в зале выделялись две девушки, на первый взгляд, совершенно лишние здесь и сейчас.
   Первая, европейской внешности, сидела прямо у стойки, о чём-то оживлённо болтая с барменом. Едва взглянув на неё, сержант быстро сосредоточился на лице, сфокусировавшись на нелепых розовых очках, чтобы не видеть больше, что одета она чисто символически. Не будь Сагара закалён почти годом службы в школе "Джиндай" с их донельзя короткими юбками, ему бы пришлось очень тяжело, но и без того, сохранить невозмутимость оказалось непросто. Вторая, азиатка, выглядела на фоне первой едва ли не монашкой в своём длинном платье (сержант бы очень удивился, узнай он, у кого из присутствующих действительно есть церковный сан), да и сидела она за столом в полном одиночестве. Неопытный солдат быстро списал бы обеих со счетов, приняв за женщин вполне определённой профессии, часто кружащих рядом с наёмниками, однако Сагара занёс их в приоритетные цели. Характерные движения, пусть даже мелкие и случайные, выдавали их уровень и безо всяких сомнений демонстрировали - перед ним опытные бойцы.
   Однако пока ему не было дела ни до них, ни до всех прочих наёмников в заведении, сержанта интересовала только информация. Пройдя через зал, Соске сел рядом со светловолосой и обратился к бармену:
   - Здравия желаю, мистер Бао.
   Вьетнамец с сомнением покосился на вновь прибывшего, но в разговор вступил и стакан с водой пододвинул - чудиков из своей клиентуры, не употребляющих алкоголь, он знал наперечёт. Беседа текла ни шатко, ни валко, но если Бао и заметил, что бессмысленный трёп даётся посетителю довольно натужно, то вслух этого не сказал. Наконец, закончив с отвлекающими манёврами, Сагара задал главный вопрос, спокойно, как бы между делом:
   - Простите за любопытство, но вы не знаете, у какого врача обслуживаются ребята из "Лагуны"?
   - А тебе-то что за дело, парень? Нужен коновал с богатой историей?
   - Нет. Мы с их радистом знакомы, и я недавно видел, как его подстрелили, хотел узнать, где он может сейчас оказаться...
   Уже заканчивая фразу, сержант понял, что он опять ляпнул что-то не то, и задание вновь близится к провалу. Даже сложно точно сказать, что уверенней всего наводило на эти мысли: перекосившееся в один миг лицо бармена, топот нескольких случайных посетителей, помчавшихся к выходу или просто замерший у виска ствол пистолета. Глянув в сторону, сержант увидел, как светловолосая девушка взводит курок удлинённого "Глока", следом по залу словно "волна" по футбольному стадиону прокатилась целая очередь из щелчков предохранителей и лязга затворов. Впрочем, скосив глаза уже почти за пределами человеческих возможностей, Соске убедился, что не является единственной мишенью - все наёмники целились друг в друга, и на девушке с непривычным для этих мест "Глоком" сошлось как бы ни больше стволов, чем на нём.
   - Смело зашел, паренёк, типтого... - произнесли справа с заметным китайским акцентом. Переведя взгляд, Сагара увидел, что замеченная ранее азиатка поднялась из-за стола, держа в левой руке непальский кукри. Сталь отражала свет ламп, разбрасывая вокруг причудливые блики. Девушка продолжила говорить, бодро без тени страха, будто в неё не целились несколько человек: - Думал по-тихому за призом добраться? Да вот только, что девчонка у Лагуны тут уже каждая собака знает. А теперь ты выдал, где сама "Лагуна" и наши полмиллиона с ней. Потому сделаем мы вот как...
   - Шеньхуа, что-то ты много болтаешь, давай ближе к телу, если есть что предложить, а нет, так и заткнись к чёрту, - в паузу грубо влезла обладательница "Глока". Жизнерадостная улыбка азиатки не изменилась, однако в голосе слышалось отчётливое желание перейти от слов к ножам:
   - Эда, терпения наберись, типтого, а то, погляжу, давно ни у кого у вас к церковным дверям гвоздями не прибивали. Всё просто, даже такая дура как ты поймёт. Где сейчас "Лагуна" кроме Бао знаем мы с тобой. Потому решим всё по-честному - последний в баре, кто останется на ногах, уходит за призом. Если ты или я - то сразу, а если кто-то из прочих, вроде этого паренька у тебя на мушке - то у Бао спросят.
   - Эй-эй-эй, вы что творите!.. - бармен уже понял, что из его заведения хотят устроить арену. Но даже достав из-под стойки дробовик, на фоне остальных головорезов он не смотрелся.
   - Завянь, Шеньхуа дело говорит, а бабла ты и со жмуриков соберешь, - Эда предложенную идею одобрила.
   - Меня это тоже устраивает, - Соске спокойно допил свою воду, очень аккуратно поставил стакан на стойку - любой резкий звук мог спровоцировать пальбу на поражение. - Но у меня есть уточнение к правилам. Давайте сначала... - он поднял левую руку над головой, разжал кулак, - выключим свет.
   Ударившая с улицы длинная очередь разнесла окно и прошлась по светильникам над стойкой бара. Да и Сагара не стал позировать в прицеле, а подхватил свою сумку и скатился с высокого стула вперёд спиной. Треснул пистолет Эды, предназначенная сержанту пуля ударила в спину какого-то наёмника за дальним столом, тут же в стойку с хрустом впились два брошенных Шеньхуа ножа. А затем среагировали и все остальные. В бар словно попал кассетный снаряд: в тёмном зале пронеслась длинная цепь вспышек, все окна вылетели наружу, а от грохота перестрелки здание едва не покачнулось. Вдобавок к этому ещё пара очередей с улицы добила оставшиеся потолочные лампы.
   Первый взаимный обмен свинцом вывел из строя примерно половину активных бойцов, но оставшиеся в живых продолжили бой, наплевав на темноту - стрельба была настолько плотной, что дульное пламя давало почти стробоскопное освещение. Сагара во время дружного залпа оказался на полу, потому отделался парой лёгких порезов от разнесённой пулями бутылки и смог вступить в бой без промедления. В прикрытии нужда теперь отпала, резко дёрнув молнию, он отбросил бесполезную ткань в сторону. И сходу огрел извлечённым дробовиком ближайшего противника, держа ружьё за рукоять для переноски, до того изображавшую ручку сумки. Приклад увесистого оружия отправил наёмника в нокаут, Сагара же быстро перехватил ружье по-боевому и передёрнул цевьё, досылая патрон.
   Первый выстрел пришёлся почти в упор, резиновая пуля швырнула боевика в пижонском "стетсоне" через стол, к потолку взлетел, кувыркаясь, выпущенный карабин. Второй выстрел пришёлся в толстого наёмника у окна, успевшего вскинуть винтовку - заряд картечи ударил в бронежилет, человек вылетел наружу, выбив телом остатки рамы. Сагара быстро нырнул вниз, по столешнице над ним прошлись пули, выбивая щепки и застревая в плотном дереве. Пущенная в ответ резиновая пуля сложила этого стрелка пополам, а стол после пинка ногой опрокинулся на бок и превратился в неплохое укрытие, по пути заехав одному из врагов по голове и отшвырнув в сторону. Привалившись спиной к дрожащим от попаданий доскам, сержант попытался отыскать взглядом наиболее опасных противников.
   Эды в поле зрения не оказалось, однако из-за дальнего края стойки доносились характерные хлопки "Глока", сливавшиеся в сплошную очередь. Со стороны Шеньхуа тоже доносилась стрельба, но откровенно паническая, длинными очередями и из разного оружия, вперемешку с хрипами, криками и руганью. Взглянув в ту сторону поверх дробовика, Соске даже не сразу понял, что происходит в дальнем углу. Пока не увидел среди хаотичного мелькания вспышек два длинных стремительных блика отточенной стали, затем он уже сумел различить и быструю тень, очень ловко и непредсказуемо перемещающуюся между оставшимися пока в живых наёмниками. Она стремительно двигалась между врагами, прикрываясь раненными, рассыпая удары налево и направо, не брезгуя для экономии времени просто оставлять врага без пальцев или без рук, переходя к следующей цели. Возможно, в толчее бара короткие клинки действительно были неплохим выбором.
   Осмотр занял всего пару секунд, больше ему просто не дали. Стол качнулся в сторону от мощного пинка, бородатый наёмник с воплем вскинул "Узи", уже торжествуя победу. И с невероятным изумлением отлетел к противоположной стене, приняв на бронежилет полновесный заряд картечи в упор, теперь даже если он и выживет, подняться сможет ещё не скоро. Сагара подумал, что этот человек явно запомнил и его, и приметил оружие, потому и решил лезть в атаку, рассчитывал на разряженный магазин. Однако Соске всегда считал себя предусмотрительным человеком, потому и к возможному бою в тесном переполненном зале сменил чересчур мощный карабин на юарский "Неостед" - компактный помповик с двумя магазинами над стволом. Мелисса недавно, увидев его перевооружение, только пробормотала что-то про маньяка гладкостволок, но вдаваться в детали не стала.
   Сержант перекатился через уцелевший стол, дважды выстрелил по вспышкам у дверей, врезал прикладом не вовремя показавшемуся из-под стола человеку и развернулся на месте. Доставшаяся ему часть бара теперь была зачищена - среди переломанной мебели лежат лишь убитые и раненные. Часть зала, оказавшаяся в секторе стрельбы Эды, смотрелась точно также, а вот рядом с Шеньхуя несколько человек всё ещё оставались на ногах. Отличный шанс нельзя было упускать, он без колебаний прицелился, ловя в прицел спину убийцы с кукри, и нажал на спуск. Однако среагировала она настолько стремительно, что становилось очевидно - сержанта просто спровоцировали на выстрел. Девушка развернулась на месте, ногой отшвырнула в сторону одного из своих противников, и тот перекрыл линию огня, получив предназначенную ей пулю. А затем сержанта увидел быстрое движение руки и скорее за счёт интуиции, чем логики, рухнул на пол, не успев передёрнуть цевьё. Над головой свистнул воздух, метательные ножи вонзились в двери бара, такой же звук донёсся от стены - похоже, Эда тоже чуть не лишилась жизни.
   - Эй, парнишка, похоже, мы с тобой вдвоём остались, типтого. Ты неплох оказался, должна сказать, думала, сразу ляжешь. Сдаться не хочешь?
   - Да хрен тебе, Шеньхуа, не дождёшься! - это подала голос Эда. Судя по всему, похоронили её рановато. - Меня убить, двух таких как ты мало будет. Ты... эй, куда?!
   Сагара вскочил из-за стола, одновременно разворачиваясь и досылая следующий патрон, но уже в движении по этому крику и стремительно приближающемуся почти незаметному шуму понял, что допустил ошибку. Зная подобный тип людей, любящих поболтать прямо в бою, он решил воспользоваться передышкой и придумать подходящую тактику, однако Шеньхуа подстроила ему элементарную ловушку, выигрывая себе время. Сержант успел боковым зрением различить силуэт, скользящий по столам уже совсем близко, и прямо с колен отшатнулся в сторону, заваливаясь на бок и вскидывая дробовик. Там, где только что была его голова, сверкнула сталь, клинок разрезал край стола, пока убийца в изящном пируэте продолжила путь, даже не остановившись. Выстрел Сагары ушёл куда-то в потолок, не причинив ей вреда, однако на следующем столе Шеньхуа вдруг сделала разворот, прыжком соскакивая на пол и пропуская над головой пулю Эды. Оказавшись внизу, убийца подкинула вверх один из клинков, освободившейся рукой метнула в светловолосую несколько ножей, одновременно пинком отправляя в голову Соске стул. Сержант закрылся ружьём, однако передёрнуть цевьё дробовика он вновь не успевал - считанные секунды, необходимые для этого элементарного действия в бою против врага с ножами казались невероятной роскошью.
   Автоматная очередь прошла прямо перед ней, выбив щепки и упокоив по пути одного из раненных наёмников. Даже не оглядываясь на знакомый тихий треск "П90" сквозь глушитель, Сагара сделала шаг назад, заряжая ружьё и вскидывая к плечу. Вот только девушка, похоже, тоже внимательно следила за боем, потому что она вновь развернулась на месте, подхватывая ещё один стул и выставляя перед собой. Она уже поняла, что патроны в ствол идут поочередно из двух магазинов, и сейчас как раз пришла очередь нелетального заряда. Стул дёрнулся в её руках и тут же полетел прочь, а сверкнувший в отсветах уличного фонаря клинок метнулся к Сагаре. Сержант отскочил назад, рухнул спиной на стол, опрокидывая его за собой и уже с пола, прямо из положения вниз головой выхватил "Глок", открывая огонь по показавшейся над стойкой Эде. Та в этот момент уже готова была застрелить Мао, так вовремя вмешавшуюся в бой, но вынужденно занявшую уязвимую позицию на подоконнике разбитого окна, и среагировать на второго противника не сумела. Девушка вскрикнула, валясь за стойку, её пистолет с пластиковым стуком упал рядом - одно или два попадания оказались удачными.
   В это время Мелисса всё-таки оказалась внутри, чтобы уйти от брошенных ножей ей пришлось прыгнуть за ближайший стол, но продолжить перестрелку она не сумела - Шеньхуа сменила цель, метнувшись к ней и с ходу нанося удар. Наученная горьким опытом, во второй раз Мао не пыталась блокировать удар бельгийским автоматом, а сразу выхватила нож и перешла к рукопашной. Сагара вёл их перемещения стволом ружья, впустую выщелкнув патрон с картечью, но стрелять всё не решался, слишком темно было в зале, и слишком быстро они обе двигались. Исход боя решил технический прогресс и мелкая случайность. Мелисса с самого начала надела прибор ночного видения, дающий неоспоримое преимущество в полутёмном зале, а прорываясь внутрь, успела оглядеться по сторонам. Потому, парируя удары и отходя от атак, он отступала очень целенаправленно, ведя врага за собой.
   Когда Шеньхуа запнулась о руку одного из убитых наёмников, которую Мао благоразумно переступила, Мелисса действовала не думая. Нож полоснул убийцу по руке, заставив вздрогнуть и на мгновение замешкаться, но этого хватило, чтобы Мао отскочила и крикнула:
   - Стреляй!
   Резиновая пуля швырнула Шеньхуа на тело одного из убитых, второго выстрела уже не потребовалось. Хотя она, похоже, и осталась в живых, но как противник больше ни на что не годилась. Та же ситуация была и с Эдой - одна пуля пробила руку навылет, вторая застряла в плече, сама девушка оставалась без сознания, хотя прятавшийся рядом бармен и успел её наскоро перевязать. Обернувшись на звук шагов и увидев два направленных в лицо ствола, он тоскливо спросил:
   - Я ведь не могу отказаться отвечать на ваши вопросы, не так ли?
  
   Любой житель Руанапура, заглянувший этой ночью на парковку за зданием старой обветшалой гостиницы в порту, давно уже служившей пристанищем для различных контор сомнительного толка, наверняка решил бы незамедлительно убраться подальше. Потому что когда рядом оказывается человек, способный лично решать судьбу этого города, неизвестно, чего можно от него ждать. Когда таких сразу двое, то уж точно беды случайному прохожему не миновать. А рассказывать, что ты просто хотел срезать путь через дворы, а вовсе не шпион и не киллер, придётся уже Харону. Потому что людей доверчивых или медлительных среди охранников главарей китайской и русской мафии не водилось никогда.
   Машины так и остались стоять у противоположных въездов, а женщина в деловом костюме и военной шинели и мужчина, похожий в своём дорогом плаще с тонким шарфом скорее на преуспевающего адвоката, чем на представителя Триады, остановились в центре стоянки. Они оценивающе разглядывали друг друга, будто пытаясь угадать, кто и что может сказать, и какие на то будут причины. Наконец, разговор всё же начал китаец:
   - Похоже, свидания нам с тобой светят, лишь когда этот город оказывается на пороге войны. Неужели вам не хватило бойни в Токио и теперь решили развязать новый конфликт уже здесь?
   - Что-то ты путаешь, малыш, - ответ был дан холодно, Владилене явно не понравилось, что разговор начался в подобном тоне. - Если кто и хочет новой драки, то это ваши, которых ты так и не прибрал к рукам. Устраивать посреди города стрельбу из пулемётов - совсем они тут без меня от рук отбились.
   - Балалайка, мы с тобой друг друга уже очень-очень давно знаем. И обманывать нам друг друга совсем ни к чему. Я уже знаю, что перестрелку у здания "Лагуны" начал один из ваших.
   - Из "наших"? Каких именно "наших"? - Она улыбнулась, демонстрируя отношение к сказанному. - Он был из "Отеля Москва", Чанг?
   - Нет. - Это он был вынужден признать. - Но он русский. Из Советской армии. Сама понимаешь, кто попадает под подозрение.
   - Да, разумеется. А может быть мне следует напомнить, на кого он работал в тот момент? В чьём резерве находится контора Чарли?
   - Нет. Но точно известно, что три олуха действовали самостоятельно, - он вздохнул. - Впрочем, ты то же самое можешь сказать и про вашего. И ни к чему мы не придём. Но раз уж встретились, не поделишься, зачем тебе нужна эта девчонка? Неужели это уровень "Отеля Москва"?
   - Я могу спросить и тебя о том же. - Владилена слегка усмехнулась. - Неужели Триада разменивается на такие мелочи. Или у тебя есть особый повод. Может быть, информация за информацию? Как знак наших добрососедских отношений.
   - Хорошо, но я рассчитываю на ответную любезность. Что ж, я думаю, ты знаешь человека по имени Гаурон?
   - Международный террорист, вроде бы, из Камбоджи. Работал в том числе и на триады.
   - Да. Весьма интересная личность. И хотя он был совершенно сумасшедшим, этот человек никогда не разменивался на мелочи. Так вот, почти год назад он по поручению наших заклятых друзей из Кореи угнал японский самолёт со школьниками. И эта девушка была на борту.
   - Случайное совпадение. Знаю я про этот случай, там ни один класс этих школьников был.
   - Верно. Однако покопавшись в деле, я нашел интересный факт. Её не было в списке спасённых заложников. Однако вскоре она вернулась в свою школу, как ни в чём не бывало.
   - Ошибка, полный самолёт, эвакуация, могли перепутать кого угодно с кем угодно, это же гражданские.
   - Разумеется. Вот только ещё одно. Почти полгода назад началась резня в Гонконге, когда едва не сорвались переговоры Севера и Юга. Гаурон был там в это время, мне известно почти наверняка. Некоторые из наших даже подозревают, что он за всем и стоял. Однако если тщательно поискать, то можно узнать, что в день, когда сражение в городе закончилось, туда прибыла именно эта девушка. И на следующий же день вернулась обратно. Тоже совпадение?
   - Уже не похоже. Но что за дело до этого тебе?
   - Я уже говорил, Гаурон не занимался мелкими делами. И если она как-то связана с ним, то дело тут не в выкупе. Проблема лежит глубже, и я хочу узнать, в чём здесь дело, и в чём может быть наша выгода. Теперь твоя очередь. Я уже знаю, что вы с самого начала назначали самую высокую цену, а когда только просочились слухи - даже пытались их подавить, чтобы сохранить эксклюзивные права на покупку этого товара. И сейчас вы готовы перерыть город, чтобы найти её. Зачем?
   - Откровенность за откровенность. - Владилена стряхнула пепел с сигары. Продолжила говорить: - Причин у нас даже больше, чем у тебя. Во-первых, цена всё же немалая. Во-вторых, на неё есть ориентировка конторы.
   - Конторы?
   - Да, нашей конторы. Глубокого бурения. - Она презрительно усмехнулась. Чанг смотрел удивленно, хоть он и уловил суть, но специфического оборота не понял. - Она им зачем-то очень нужна, настолько, что нам предлагается отложить все прочие их поручения. Ну и третье - она не вообразишь как требуется ещё одному нашему нанимателю. Как он просил ей привезти, просто извертелся весь бедный, давал любую цену. А ты ведь меня знаешь, Чанг. Когда за пустяк вдруг предлагают любые деньги - я никогда не поверю, что это от душевной доброты и щедрости. И я тоже хочу узнать, зачем она им всем нужна.
   - И, разумеется, ты не отдашь её нам.
   - Конечно, но ведь и ты тоже.
   - Да, потому, предлагаю действовать в рамках нашей старой дружбы и друг с другом за неё не воевать. Кто из нас двоих её первым получит, тот и выиграл приз.
   - Это честно. Однако что касается всех прочих банд и самих сотрудников "Лагуны"...
   - Само собой, их это не касается. Это только наше джентльменское соглашение. Хотя ты могла бы немного и уступить, у тебя и без того есть козырь в этом деле.
   - Извини малыш, но это твоим ребятам тщательнее нужно место происшествия обыскивать.
   Их разговор был прерван треском раций на выездах со стоянки и голосами охраны:
   - Босс!
   - Капитан!
   - Ну вот, опять что-то у них случилось. Эх, когда же мы уже на покой уйдём, а этим бардаком другие займутся?
   - И не говори...
   Два босса поспешили к своим машинам. Уж если их отрывают во время личной встречи, значит, проблема и впрямь требует личного участия.
  
   Глава 9.
  
   - Мы на месте, Дач, тормози!
   Издырявленная пулями машина остановилась с резким заносом, едва не врезавшись в стену. Двухэтажное широкое здание, с двух сторон зажатое давно закрытым кабаком и каким-то складом, выглядело изрядно потрёпанным жизнью. Хлопнули двери, Дач первым выскочил на улицу, подхватил радиста на плечо, следом Реви почти вытащила на себе Рока, ещё не полностью отошедшего от удара. Чидори, когда взгляд обратился к ней, только замахала руками, изображая скромность, и неловко попыталась отшутиться:
   - Нет-нет, спасибо, я лучше вас в машине подожду, с детства не люблю больницы...
   - Поговори мне ещё! - ей в лицо уставился пистолет, ещё пахнущий сгоревшим порохом. Сейчас Реви уже отошла от опьянения боем, и была серьёзна и чертовски зла. За сорванные планы, за пострадавших товарищей - сразу за всё. - Думаю, если слегка подпорчу товарный вид, цена на тебя не упадёт. А ты сама как считаешь, а? Из-за тебя ведь всё пошло через задницу.
   - Ну-у-у, думаю...
   - Я, кажется, задала тебе вопрос, а? - "Беретта" уже почти упёрлась в лоб, похоже китаянке не терпелось пристрелить ну хоть кого-нибудь.
   - Реви, быстрей, прекрати ломать комедию! - Дач прикрикнул на неё, уже стуча в дверь кулаком.
   - Ха, комедию... - ухмыльнувшись мрачно, Реви убрала оружие. - Можно подумать, кто-то тут шутил. Короче, пошла живей, ну! - больше не церемонясь, она за руку выдернула Канаме из машины и пинком захлопнула дверь. Как две баржи, буксиром поволокла её и Рока за собой - удар у Сагары был поставлен хорошо, и японец до сих пор не совсем отошёл от лёгкой контузии.
   Им уже открыли, в дверях посетителей встречал недовольный и явно давно не высыпавшийся китаец в не очень-то белом халате, повадками добрый доктор больше всего напоминал Сиро Осии и его гуманных подчинённых.
   - Чего колотишься, Дач, темень на дворе уже?
   - Ага, а то я сам не вижу. - Позволив себе сарказм для завязки разговора, капитан быстро перешёл делу. - Короче, болтать нам тут некогда - двоих наших зацепило, принимай, коновал, пациентов.
   - Можно подумать, ты уберёшься, если я скажу "нет". - Доктор тяжко вздохнул, посторонился, давая дорогу, сказал: - Заходите и следуйте за мной, умирающих несите сами.
   - Да что б ты себе язык откусил, знахарь чёртов! - Реви не оценила тонкий врачебный юмор.
   - Ладно, располагайтесь здесь. - На втором этаже хозяин широким жестом указал на совершенно того не заслуживающуюся вытертую деревянную скамью у кривоватой стенки. Больше в тёмном узком коридоре ничего подходящего не наблюдалось. Да и наблюдать, в общем-то, было непросто - одинокая лампочка под потолком едва светила, грозя погаснуть, едва ей всё это окончательно надоест.
   - Я не поняла, Вэнь, у тебя дела совсем хреново пошли, раз ты в коридоре осмотр вести собрался?
   - Нет, Двурукая, просто даже в наглости меру надо знать. - Он почти автоматически приоткрыл глаза Бени, изучил зрачки. - Вот что с ним случилось?
   - Резиновая пуля, крупнокалиберная, в живот, с расстояния в десяток метров. - Ответил Дач вместо неё.
   - Во-от. - Вэнь многозначительно поднял палец. - И даже рёбра не сломаны, и внутреннего кровотечения нет. А у меня там на столе мужик, у которого вилы в башке торчат, и если он там загнётся, его друзья возьмут эти вилы и вставят сначала мне, потом вам. Куда, сказать?
   - Э-э-э, простите, вы сказали "вилы"? - Канаме спросила не очень-то уверенно. Доктор только кивнул. - А разве после такого можно выжить?
   - Были бы там мозги, было бы ранение, а так... - не договорив, Вэнь скрылся за дверью кабинета. Остальным же осталось только ждать стоя - единственная скамья отошла раненным.
   Чидори нервничала всё сильнее - обстановка давила на неё, "больничные" запахи и некая атмосфера тоски и безнадёжности будили старые воспоминания, которые она сама хотела бы спрятать как можно глубже. Чтобы хоть немного отвлечься, она прошла взглядом по коридору, давая мыслям уцепится хоть за что-нибудь. Удивительно, но это сработало: "Интересно, а действительно ли "несмертельные" патроны Соске настолько уж безопасны? Он ведь их в Токио щедро раздавал налево и направо, себя не ограничивая. Но этот доктор говорит, что если обошлось без кровотечения и переломов, значит повезло. То есть, могло и не повезти? И он это знал, понимал риск, стреляя по людям?"
   Спрятавшись в своих мыслях, она не могла бы сказать, как долго они так простояли, но через некоторое время настала очередь и их группы. Канаме с удовольствием отказалась бы от весьма сомнительной чести быть рядом с пиратами, но её мнения сейчас никто не спрашивал. А приказ идти следом чертовски убедительно подкрепляли два пистолета Реви.
   Внутри довольно большая комната выглядела жутковато, похоже, сразу все процедуры и операции проводились непосредственно здесь: зубоврачебное кресло, кушетка, операционный стол, ещё несколько конструкций менее очевидного назначения, вдобавок весь пол в зале был кафельным, и следы крови на нём были замыты далеко не везде. Для полноты впечатлений вокруг каждого "рабочего места" находилось минимум по одному столу с аккуратно разложенными или просто сваленными в кучу инструментами, которые большинство докторов любят перебирать, причём обязательно на глазах у обмирающего от страха пациента. Сам врач своего чувства юмора тоже не растерял:
   - Ладно, стол от него никуда не денется, а пока кладите этого белобрысого на кушетку. Посмотрим, что тут можно сделать, но в палату ему лечь на пару дней придётся в любом случае. Ты, который уже ходячий, но пока ещё не очень - сядь там пока, тобой займусь следующим.
   Остальные расселись кто где смог, вновь им оставалось только ждать, но здесь Канаме пришлось ещё хуже. Сильный запах крови, дезинфекции, лекарств, все эти острые инструменты неприятного вида - всё не только действовало на нервы, но и отчётливо напоминало, что неуязвимых в мире нет. И даже если Соске избежал взрыва (она тут же мысленно одёрнула себя: нет, не "если", "когда"), кто знает, в каком он сейчас состоянии... Должно быть, выглядела она сейчас не слишком хорошо, потому что Реви вдруг ехидно заметила:
   - Ой, гляньте, а нашу девушку из высшего общества сейчас, похоже, очень мило стошнит прямо на пол... Что, девочка, небось, ты в своём Токио про такие места и слышать-то никогда не слышала? Но ты не бойся, скоро вернешься домой, мамочка с папочкой отведут тебя к дорогому психиатру, тот пропишет колёс потяжелее, и ты всё это забудешь как ночной кошмар. А пока - наслаждайся правдой жизни...
   Канаме подняла голову, посмотрела в глаза этой пиратке. Здравый смысл на пару с инстинктом самосохранения попытались отговорить девушку от того, что будет дальше, но она просто отбросила их прочь. Поднявшись на ноги, она холодно произнесла:
   - Моя мать умерла несколько лет назад. А отцу давным-давно на меня плевать, он даже не знает, как именно я живу. Может, я и не убиваю людей как ты, но на смерть и кровь насмотрелась как бы не больше. И не тебе мне указывать!
   - Ха-ха, принцесса решила выпустить когти, - Реви всё ещё усмехалась, разглядывая её. - Я сейчас заплачу. Только где ты могла кровь видеть, интересно, в своей Японии? Когда пальчик порезала на уроке домоводства, или когда любимого котёнка грузовик размазал через весь двор, а?
   - Интересно, а ты когда-нибудь одна шла через горящий город, в котором идёт война? - Сейчас Канаме забыла про всё, про секретность и про то, что куда безопаснее для жизни притворяться обычной школьницей. - Убегала голой по крышам от наёмного убийцы? Видела, как человеку сворачивают шею одной рукой. Играла приманку для врага, которого даже пули не берут, а сам он может пробить стену одним ударом? - Судя по ошарашенным лицам Рока, Реви и даже Дача - такого поведения от неё точно не ожидали. - И ты ещё будешь учить чему-то меня. Я уже давно в вашем мире, и у меня никто не спрашивал, хочу ли я этого. И никому до меня нет дела. А единственного человека, который действительно заботился обо мне, ты пыталась убить. Вообще, из-за вас он оказался здесь - если бы вы меня не похитили, он бы не пришёл меня спасать. И если с ним хоть что-нибудь случилось...
   - То что тогда? - К Реви вернулся привычный сарказм. - Отшлёпаешь меня? Поставишь в угол? Оставишь без сладкого?
   - Нет. Я тоже убью человека, который тебе дорог.
   Быстрее, чем кто-либо успел среагировать, Канаме подхватила с ближайшего стола скальпель, шагнула Окадзиме и замерла у него за спиной, приставив остро отточенный инструмент к шее японца. Сейчас ей всё уже было безразлично, осталось лишь желание поставить Реви на место и отомстить за Соске, ей, всей команде "Лагуны" всему этому чёртову городу.
   - Эй, девочка, ты же не собираешься всерьёз этого делать, правда? - Дач потянулся к револьверу, однако говорил вежливо и почти спокойно.
   - Чидори-сан, давайте не будем доводить до крайности... - Рок старался говорить шепотом, чтобы шея двигалась как можно слабее. На этом фоне реакция Реви была особенно бурной.
   - Блин, его взяла в заложники школьница. Опять! Да только у неё пороху не хватит даже поцарапать его! - ствол "Беретты" уже был нацелен на обоих. - Ты его даже оцарапать не сможешь, поняла?
   - Поставишь на это его жизнь? Хотя, едва ли. Я уже видела, что им ты дорожишь, а значит, не рискнешь стрелять. - Канаме сделала осторожный шаг назад, Рока она потянула за рубашку, заставив подняться и последовать за ней.
   - Дрянь мелкая, что ты вообще себе позволяешь! Да я вас обоих пристрелю, из принципа.
   - Попробуй.
   К несчастью, Канаме полностью сосредоточилась на происходящем, не слыша сейчас ничего вокруг. Вот Реви обращала внимания на то, что происходит в здании. Она обратила внимание и на странную тишину внизу, и на едва различимый скрип рассохшегося пола на втором этаже. Потому когда дверь с треском распахнулась от удара, Чидори только вздрогнула, едва не убив нечаянно своего "заложника", а Реви бросилась вперёд, одним прыжком преодолевая расстояние до школьницы. Канаме показалось, что её растерянность заняла всего долю секунды, но Реви уже была прямо перед ней, успела перехватить её запястье и оттолкнуть Рока в сторону, повалив на пол. Но когда китаянка попыталась заломить ей руку за спину, Чидори вынуждена была развернуться и увидела в дверях ни кого иного, как вполне живого Сагару без маски, но зато с пистолетом.
   Ни медля и секунды, девушка пригнулась, открывая линию для стрельбы. Реви в последний момент успела повторить её маневр и даже подумала, услышав, как пуля из "Глока" ударила в стену за спиной: "Чёрт, до какой же степени она ему доверяет, если сама почти подставляется под выстрелы?!" Тем не менее, вырваться из захвата ей удалось, Чидори отскочила в сторону, явно желая добраться до своего защитника, однако Реви успела раньше. Выхватив второй пистолет и направив его в спину Канаме, первый навела на Сагару, крикнув:
   - Стоять!
   - Никому не двигаться! - справа донёсся ещё один женский голос. Мао, вломилась через дверь личного кабинета доктора, за её спиной была отчётливо видно распахнутое окно. Сейчас она чётко держала Дача под прицелом автомата, тот в свою очередь вскинул револьвер. Рок только успел нырнуть под один из столов, а доктор ошарашено замер на месте - весь "штурм" помещения занял всего несколько секунд.
   - Мать твой йети, мохнатый, гималайский да в связях неразборчивый! - витиевато выругалась Реви, первой нарушив тишину. - Да у нас тут настоящая мексиканская ничья, что б мне пусто было!
   - Отпустите заложника, и никто не пострадает. - Голос сержанта звучал совершенно спокойно. Но вот его взглядом можно было убить.
   - А не слишком ты обнаглел, пацан? Может, лучше опустишь пистолет, а то не дай бог у меня палец дёрнется, и останешься ты без своей милой подружки. Или просто заплатите нам наши полмиллиона, и мы вам её с подарочной ленточкой отдадим, как в грёбанной лотерее.
   - Торг исключён. А шанс гибели от одиночной пистолетной пули - десять процентов, на этот риск я пойти могу.
   - Ладно, дети, повеселились, и будет вам. - Дач заговорил весомо, вся перепалка сразу стала казаться глупой и несерьёзной. - Теперь разберёмся как положено. Вы тоже хотите заполучить наш товар себе, и тоже не хотите платить за него. Неужели вы надеялись, что мы спустим подобный наезд с рук.
   - Вы не за тех нас принимаете, как мне кажется. - Возразила Мао на правах старшего. - Эта оторва, судя по всему, как была среди бандитов, так и осталась, и нас вы, похоже, приняли за таких же отморозков. Вот только у нас другие правила - вы похитили человека, находившегося под нашей защитой - значит, вы будете уничтожены. Впрочем, если назовёте заказчика всей операции, можно будет ещё подумать.
   - Какого заказчика? Тебе до сих пор везде враги видятся, а, папенькина дочка? - Реви покосилась на Мелиссу. - Какой к хренам заказчик? Мы эту дурёху на лодке посреди океана подхватили, пока вы там у себя на берегу пальмы околачивали. А что упало, то пропало, так что цена справедлива, за её спасение-то, не так ли?
   - Э-э-э, прости, что вмешиваюсь, - Канаме медленно и осторожно полуобернулась через плечо. - Но вы что, знаете друг друга?
   - Встречались, в юности. - Мао не стала вдаваться в подробности.
   - Чайна-таун в долбанном Нью-Йорке, это ж одна большая деревня - там все друг друга знают. - Реви ответила более понятно. Добавила, вновь обращаясь к Мелиссе: - Однако не рассчитывай, что я вспомню детство золотое и полезу обниматься. Вы портите наш бизнес, а этого я никому не прощаю.
   Они бы могли долго так пререкаться и дальше, но тут в разговор вмешался ещё один голос. Снаружи донёсся усиленный мегафоном голос, вновь женский:
   - Гляжу, вы там развлекаетесь, "Лагуна"? Мы немного поздно, но, похоже, к самому интересному успели.
   - Сестрица? Она-то что тут забыла?
   Ответить Реви никто не успел. Окна залил яркий свет мощных прожекторов, и тут же снаружи прогрохотало несколько пулемётных очередей. Пули ударили по крыше, но здание ощутимо вздрогнуло - пятидесятый калибр для такого дома был великоват. Опусти стрелки пониже стволы, и стены комнаты очень быстро превратились бы в сплошное решето. Очень крупноячеистое.
   - Итак, раз у нас пошёл разговор, сразу перейдём к главному вопросу. У нас есть положенные триста тысяч и плотная блокада здания. У вас есть девочка и пять минут до начала штурма. Я бы и думать не стала, но вам предоставляю выбор.
   - Сестрица, а как же полмиллиона?! - Реви громко задала самый главный вопрос.
   - Не знаю, какому идиоту пришла в голову эта гениальная идея, но мы с самого начала давали только триста тысяч. А отдавать свои деньги за дурь, которая кому-то втемяшилась, я не собираюсь. Время идет, думайте быстрее.
   - Чёрт, надо было продать её кому-нибудь ещё...
   - Боюсь, уже не выйдет. - Дач оказался ближе всех к окну. - Свет мешает, но я могу разглядеть, что там полно народу - похоже, Балалайка подключила своих десантников, чтобы оцепить здание, устроила настоящую военную операцию, как она умеет. Уйти отсюда нереально.
   - У меня есть предложение. - Сагара потянул из-за спины висящий на ремне дробовик, нацелил его на Реви. Поднял пистолет и всадил по паре пуль в держатели жалюзи над каждым из окон.
   - О, я слышу выстрелы из "Глока". А раз Эды здесь нет, значит, нашёлся и наш загадочный сержант Сахаров. Или Захаров? - Отметила Владилена через тот же мегафон. - Или правильнее мне будет сказать, Соске Сагара? Мальчик, неужели ты действительно был настолько наивен, что рассчитывал в полном наёмников городе остаться неузнанным? Что ж, игры кончились, и для тебя я тоже кое-что припасла. Знаешь, тут с нами вместе твой приятель-снайпер, арийского происхождения, который тоже считал себя самым умным, как и ты. Так вот, у тебя выбор ещё проще - ты можешь оставить девушку нам, забрать его и спокойно уйти, или продолжишь сопротивляться, но тогда я не поручусь, что он доживёт до рассвета.
   - Так вот, у меня есть предложение, - Сагара скрипнул зубами, но больше ничем своих эмоций не выдал, продолжив говорить обманчиво спокойным голосом. - Мы вместе уйдём отсюда и доберёмся до тех, кто заплатит вам полмиллиона. Дальше вы с деньгами убираетесь куда хотите, а мы возвращаем Чидори обратно.
   - Ха, уйти отсюда невозможно, вам сказали ведь. - Реви только засмеялась.
   - Мы подготовили маршрут отхода, прежде чем вломиться сюда. В отличие от тебя, хулиганьё уличное, мы профессионалы. - Мао просто не могла говорить с ней, не скатываясь к издевательствам.
   - А какая вам выгода в этой ситуации, если девушка окажется в руках другой банды, или вы хотите просто нас подставить? - Вопрос Рока, пускай и из-под стола, был вполне резонным.
   - Если после передачи эта банда будет уничтожена, то мы выполним наше задание, а к вам не будет претензий - не ваша проблема, что они не справились с охраной. - Пояснил Сагара.
   - А зачем нам такие проблемы на свою корму, когда можно просто сдать её и вас Балалайке, и получить свои бабки.
   - И потерять двести штук, Реви? - Мао только ухмыльнулась. - Ты же не всерьёз, правда?
   - А, хрен с тобой, золотая рыбка! Дач, что решаем?
   - План рисковый, но мы и за куда меньшие деньги голову подставляли. Хорошо, договор заключён, а теперь все медленно опускаем оружие и идём к вашему выходу.
   Несколько мучительно-долгих секунд спустя стволы оружия уставились в пол, Канаме и Рок облегчённо вздохнули, а доктор вообще впервые сделал вдох с момента появления незнакомцев. Разумеется, полного и абсолютного доверия мгновенно не установилась, все стрелки недоверчиво косились друг на друга, сжимая оружия, но хотя бы уже не целились один в другого.
   Бени пришлось оставить - с ним вместе уйти шансов бы точно не осталось. Вэнь, увидев хищно подбирающуюся к нему Реви, уже примеривающуюся к голове рукояткой пистолета, повёл себя как опытный человек и со словами: "Не надо, я сам" начал быстро смешивать какое-то лекарство. На недоумённый взгляд он пояснил: "Снотворное, вырубит часов на восемь, никому я ничего не скажу. И отосплюсь, наконец..." и быстро воткнул шприц сквозь рукав, почти тут же отрубившись прямо на полу. Для проверки пару раз пнув бесчувственное тело, Реви вышла вслед за остальными.
   На лестнице к первому этажу Сагара, не отходивший теперь от Чидори дальше чем на полшага, сказал негромко:
   - Я очень рад, что с тобою всё в порядке. Мы очень боялись, что ты могла пострадать.
   - Дурак! Что со мной случиться-то? - Канаме мгновенно смутилась, вспомнив, как собиралась мстить всем вокруг за него. Реакция последовала самая привычная. - В крайнем случае, отец внёс бы выкуп, подумаешь, не разорится.
   - Я отвечаю за твою безопасность, и не могу оставить тебя в таком месте.
   - Э-э-э, но... - она покраснела, но в полутёмном коридоре, к счастью, это было почти незаметно. - Но как же остальные? Курца взяли в плен, ты же слышал эту женщину.
   - Да. Но ты не волнуйся, он знал, на что шёл, как и все мы. Не бойся, утром всё будет в порядке.
   - Утром?
   - Да, майор Калинин велел нам продержаться в городе до рассвета. А потом все проблемы будут устранены. Ты же мне веришь?
   - Эй, голубки, потом наворкуетесь, времени у нас уже не осталось, - Мао заглянула на площадку, видя, что отряд отстаёт от графика.
   - Мы вовсе не...
   - Ты всё не так поняла...
   - Да идите уже скорей, краснеть и мямлить ерунду будете потом!
  
   - Капитан, до назначенного времени осталась минута. - Один из подчинённых наклонился к Владилене, сидящей в своей машине за полуоткрытой дверью.
   - Хорошо, сержант. За тридцать секунд до срока отдайте приказ на штурм. Если они так цепляются за свои деньги, что хотят сопротивляться, пусть пеняют на себя.
   - Есть.
   - Напоминаю, девушку брать живой, с остальными - уж как получится.
   - Слушаюсь, капитан.
   Здание вздрогнуло, задребезжали и покрылись трещинами стёкла, изнутри докатился приглушённый грохот взрыва. Судя по сотрясению, рванула отнюдь не ручная граната.
   - Сержант, у тебя часы спешат?
   - Это не мы, вся штурмовая команда на позициях.
   - Похоже, они решили поиграть... - Владилена усмехнулась, стряхивая на асфальт пепел с сигары. - Хорошо, пусть так. Начать штурм, второй и третий взвод отправьте оцепить весь квартал.
   - Так точно, капитан.
  
   Глава 10.
  
   Когда вновь сформированный отряд из шести человек замер в тупиковом коридоре, первой от сарказма не удержалась Реви:
   - И что, это ваш гениальный план? Парень, может, ты ещё не заметил но с этой стороны двери, в общем-то... нету.
   - Разумеется. - Сагара был невозмутим. - Всем занять укрытия, взрываю через пять, четыре... - сержант толкнул дверь и проскользнул в пустующую палату, потянув за собой Канаме. В его руках Дач разглядел пульт для подрыва мин. Прикрикнул:
   - В простенок, быстро. - Капитан растолкал подчинённых за выступы стены, спрятался сам. Мао к тому времени уже успела скрыться за поворотом коридора, контролируя вход в здание.
   Взрыв в тесном помещении прогремел почти оглушительно, вся клиника вздрогнуло как от мощного землетрясения, по коридору прошла ударная волна. Воздух наполнился пылью, дымом и вонью сгоревшей взрывчатки. Ни тратя ни секунды, Сагара, держа Канаме за руку, нырнул в созданный пролом. Следом пробежал Дач с револьвером наготове, потом Реви, таща Рока за собой. Когда пираты проскочили через дыру, стало понятно, зачем понадобился настолько мощный заряд - на самом деле взрыв пробил брешь сразу в двух стенах, довольно тонкой - больницы и куда более внушительной - соседнего склада.
   - Канаме. - Сагара снял с пояса небольшой фонарь, включил и передал девушке. Чидори продолжала кашлять от тротиловой вони и цементного тумана, но смогла разобраться чего от неё хотят - обвела лучом помещение, а затем по жесту Соске встала поодаль, направив луч на пролом. В голубоватом свете сквозь пыль удалось разглядеть штабеля ящиков, погрузчики, рассыпавшиеся от взрыва коробки - склад явно не был заброшен.
   Из больницы уже доносился грохот выбитых дверей и звон разлетевшегося стекла - осаждавший их отряд явно пошёл на штурм. Сквозь эту какофонию почти неразличимо прозвучал тихий прерывистый свист, и тут же послышался стук пуль и взвизги рикошетов - Мао явно высадила через глушитель очередь на полмагазина, пытаясь прижать русских. В ответ внушительно заговорили сразу несколько "Калашниковых". Их грохот был просто непрерывным, будто вся сцена происходит на съёмочной площадке, и по голливудской привычке патроны у стрелков даже не думают заканчиваться. Только через пару секунд Канаме поняла, что киношные стереотипы тут вовсе не причём - просто в атаку пошло куда больше человек, и они менялись, поддерживая друг друга так, чтобы одновременно по цели работало не меньше пяти стволов.
   - Профессионалы, не чета остальным... - Тихо произнёс Сагара, вслушиваясь в звуки перестрелки. Оглядевшись по сторонам, сержант быстрым шагом направился к стоящему рядом с проломом вилочному погрузчику. Повозившись пару секунд, он завёл его и подвёл почти к самой дыре, будто чего-то ожидая. Внутри ещё пару раз прозвучала очередь из П-90, Мао явно не целилась, просто стараясь удержать противника. Затем Мелисса выскочила к остальным, на бегу меняя магазин, Сагара тут же забаррикадировал проход машиной, едва не задев командира.
   - Чёрт, это явно специалисты, а не бандиты. Грамотно прижали, я оттуда еле вырвалась. Растяжки твои не сработали, кстати говоря.
   - Конечно. - Соске только кивнул, прилаживая ещё одну гранату к погрузчику. - Если Афганистан чему и учит, так это смотреть под ноги и по сторонам. Их так легко не подловить, но время, расчищая проход, потратят. Готово, отступаем.
   С лёгким недоверием глядевшая на всю эту сцену Реви спросила у Чидори:
   - Слушай, девочка, откуда у тебя такие друзья, а?
   - А вот в следующий раз будете внимательней слушать бедных испуганных пленников. - Канаме не стала отвечать на вопрос, решив покачать права. - Может, научитесь чему-нибудь. Я же говорила, что за мной придут.
   - Да говорят-то все, приходят только вот за некоторыми, и как тут угадаешь...
   - Ты мне ещё пожалуйся, что пиратство уже не то, что раньше.
   Обсудить столь актуальную тему им не дали - пора было пробиваться к выходу, пока противник не прорвался следом или не окружил весь район. Когда отряд выбрался из складского ангара - Сагара и Реви в три ствола разнесли замок на двери, прежде чем Канаме или Рок успели заикнуться о поиске ключей - оказалось, что огороженная территория тянется ещё довольно далеко. Чидори погасила фонарь - контейнеры и проходы между ними освещали несколько прожекторов, не считая ламп поменьше.
   - Куда тепе... - Мао не успела закончить вопрос, вдруг бросившись за штабель поддонов и крикнув: - Ложись!
   Рядом с ней в асфальт ударил сноп картечи, ночной ветер донёс грохот дробовика. Едва Сагара втолкнул Чидори в открытый контейнер, прикрывая собой, стальная стенка вздрогнула от длинной очередь, автоматные пули с противным визгом отрикошетили в небо. Неподалёку пару раз треснул пистолетный выстрел, ещё раз громыхнул дробовик, Окадзима, упавший за какими-то ржавыми швеллерами только воскликнул недоумённо:
   - Господи, да когда же они успели-то?
   - Это не русские. - Реви, лежащая рядом, вслушивалась в грохот выстрелов. - Не то оружие, не тот темп. Просто охрана складов.
   - У нас нет на них времени! - Дач, удобно устроившийся за опорой небольшого погрузочного крана, резко выскочил, почти в автоматном темпе разряжая свой револьвер, тут же спрятался обратно, чувствуя, как вздрагивает укрытие от ответного залпа. - Двумя меньше.
   Не тратя времени на слова, Соске присел, убрал "Глок" в кобуру, одновременно беря в руки "Неостед", а затем прыгнул над самой землёй, прикрываясь низким штабелем ящиков. Последние пару метров он проскользил по бетону и выстрелил, едва оказался в просвете между ящиками и следующим контейнером. Тут же перекатился, сделал бросок за укрытием, стреляя вновь уже с другой его стороны. Спасаясь от ответного огня, Сагара нырнул за поддоны, прикрывшие вначале Мелиссу, но командира здесь уже не оказалось. Пока охранники были заняты стрельбой по столь норовистой мишени, Реви без команды, будто они уже давно работают вместе, высунулась из-за швеллеров, открывая огонь по всем противником, кто был в поле зрения. Ответить охрана уже не успел - с той стороны вдруг донёсся грохот упавшего тела, несколько панических выстрелов и длинная очередь из автомата с глушителем.
   - Всё, путь свободен. - Мао, судя по всему, под прикрытием перестрелки ухитрилась подобраться к врагу на расстояние броска. - Быстрее, десантники явно среагируют на пальбу и явятся сюда.
   Когда отряд выбрался из лабиринта ящиков на стоянку, Сагара сразу указал на большой грузовик с тентом над кузовом, объяснив:
   - Придётся выбивать им ворота, у нас не осталось времени.
   - Хорошо, Соске за руль, один стрелок в кабину, остальные в кузов. - Мелисса взяла на себя руководство их импровизированным подразделением. - Там загружен какой-то хлам, можно будет устроить себе укрытие.
   - Реви, ты на пассажирское. - Коротко бросил Дач, подсаживая сначала Рока, а потом Канаме.
   - Ладно, ладно, без проблем. - Она заглянула под заднее крыло машины, затем под переднее и, наконец, нашла подвешенные на магните ключи под массивным бампером. - Эй, боец, погоди ломать, открой нормально.
   - Поздно. - Без эмоций ответил сержант, открывая водительскую дверь. Он уже успел высадить стекло рукояткой пистолета. - Но спасибо за помощь.
   - Блин, ну вот откуда такие берутся? Что та шизанутая очкастая, что этот парень, они вообще нормально говорить умеют? - Пожав плечами, она вскочила на подножку, забираясь на водительское место. Из кузова доносился грохот, похоже, там пытались защитить тыл самодельной баррикадой, но Сагара не дал им спокойно закончить, сорвав машину с места с дымом из-под колёс и сразу направив на сетчатый забор. - Ох, мать твою, отца, сестру и брата!..
   Скрип металла лязг и скрежет разнеслись на весь квартал. Одна из створок повисла буквально на честном слове, вторую отшвырнуло ударом, и грузовик практически на ней и развернулся, выруливая на улицу. Едва не приложившаяся головой о ветровое стекло, Реви недовольно прокомментировала:
   - Эй, парень, ты на чём водить учился, блин, на грёбанном катке в Альпах, что ли?
   - Нет, трофейный "Урал" в Афганистане. - Сержант воспринял вопрос буквально. - Куда нам требуется ехать?
   - Номер семнадцать на улице Независимости, там контора этого чудозвона Джакомо. Он конечно засранец редкостный, но киднеппинг это его профиль, да и бабла он собрать сумеет.
   - Слишком много информации. Улица Независимости семнадцать, принято.
   - Сейчас направо.
   - Знаю. - Машина вписалась в поворот, зацепив кузовом фонарь. Улица была широкой и пустынной, однако вдалеке виднелась баррикада из нескольких машин, явно возникшая отнюдь не просто так. - Впереди противник.
   - Плевать на них, прорвёмся! - Реви прищурилась, вглядываясь вдаль. Взвела пистолеты. - Это не русские, а всего лишь наёмники, пролетим и не заметим. Стрелять их можно без проблем, на пушечное мясо Балалайке плевать.
   - Ясно. - Грузовик начал разгоняться для тарана. Однако в квартале от препятствия, когда уже можно было разглядеть залёгших за автомобилями бойцов, машина с заносом и креном на один борт ушла в поворот направо, оставив на асфальте длинную полосу и встряхнув всех пассажиров.
   - Эй, тундра, ты что, право-лево вообще не различаешь!.. - знак вопроса Реви заменила длинной матерной конструкцией - пристёгиваться она и не собиралась, и сейчас вираж едва не швырнул её через всю кабину прямо в выбитое водительское окно. - Почти проскочили же.
   - Никак нет, там нас ждала засада. Обойдём по параллельной улице.
   Когда грузовик выскочил из переулка на шоссе, глаза Реви округлились, но даже выматериться она не успела, хоть повод был: проезд здесь тоже перекрыли, но до баррикады оставалось метров двадцать, и за несколькими джипами явно засели люди в советской военной форме. Но у неё было только мгновение, а потом Сагара, явно ничуть не удивлённый открывшейся картиной, вдавил тормоз, отправляя машину в управляемый занос, и нырнул за приборную панель, дёрнув следом Реви. Крикнул:
   - Все на пол, под огнём!
   Слаженно затрещали автоматы, пули впились в капот и разнесли стекло, обрушив осколки внутрь кабины. Конечно, ничего не стоило прошить грузовик насквозь из станковых пулемётов, но солдаты пытались устранить только водителя, не превращая всех пассажиров в мелкий винегрет. Свинцовый ад длился несколько секунд, а затем скользившая боком машина ударилась бортом о стену, почти у самой баррикады. Из-за руля по красивой баскетбольной дуге вылетела граната, в воздухе со звоном отскочил в сторону рычаг, а сама "лимонка" весело запрыгала по кузову одного из пикапов. Среди десантников не было неподготовленных людей, потому солдаты буквально разлетелись в стороны, ища укрытие от неминуемого взрыва. Чем Сагара и воспользовался, сразу вдавив газ и стартовав с места. Не поднимая головы, велел:
   - Прострели им колёса, тогда будет шанс уйти. Быстрей, граната там без запала.
   Грузовик уже сбил в сторону пикап с фальшивой "лимонкой" и почти вырвался на проезжую часть, потому у Реви была всего пара секунд. Однако она успел выпустить с десяток пуль буквально над головой сержанта сквозь водительское окно. А затем машина уже набрала ход и ушла за ближайший поворот, скрываясь от огня загонщиков.
   - Слушай, псих, ты можешь внятно ответить на простой вопрос: какого дьявола это было? - Реви наконец сумела выговориться. Присвист и деланно восхищенное замечание Рока "О, Реви назвала кого-то психом, если уж он по её меркам сумасшедший, то я даже не знаю..." из кузова она проигнорировала. - Мы, конечно, прорвались, но ведь по прямой дороге проблем было бы куда меньше - те дундуки бы и не поняли, что мы уже прошли сквозь их заслон.
   - Никак нет, там нас ждала засада. Выставить на самой удобной дороге пост из наёмников, а затем захлопнуть мешок с помощью настоящих солдат и расстрелять всех внутри - классическая тактика советского спецназа. Она отлично работает, могло бы получиться и здесь.
   - Много ли ты знаешь о тактике русских? Они не начитавшиеся книжек малолетки, а настоящие солдаты.
   - Я тоже солдат, а не новичок. - Сагара только слегка покосился на неё. - Я несколько лет сражался с ними в Афганистане. Потом меня учил тактике один из них. Я знаю, о чём я говорю.
   - Да уж, похоже, малыш, что ты на самом деле один из нас. - Реви понизила голос, возможно, чтобы её не слышали остальные.
   - Один из вас?
   - Из тех, кто за порогом. Кому осталось только убивать.
   - Может быть, - Сагара пожал плечами, легко соглашаясь с ней. - Для меня куда важнее, что она ещё не в нашем мире. И любого, кто попытается помешать вернуть Чидори домой, я обязан устранить. - Намёк прозвучал более чем прозрачно.
   - Ну-ну, хотела бы я на это посмотреть... - Реви вновь заговорила в полный голос, позвав: - Ну что, Дач, будем думать, как провернуть всё операцию с Доном. Как полагаешь, кто к нему пойдёт?
  
   - Гляжу, вы всё-таки передумали. - Джакомо с удовлетворением наблюдал, как в его приёмную входят Дач, Реви и Рок, ведущие следом Канаме Чидори. - Располагайтесь друзья, чувствуйте себя как дома. - Мафиози широким жестом обвёл помещение, указывая на кресла и диваны. Как и большинство группировок, его банда маскировалась под вполне гражданскую контору, с офисом, справочной службой и даже собственным сайтом. Правда вот сидящий за конторским столом бугай едва ли мог сойти за интеллигентного референта, судя по внешности, голова ему в основном требовалась для разбивания об неё кирпичей.
   - Извини Джакомо, но нам не до посиделок, - Дача всей это напускной вежливостью было не обмануть. - У нас, что называется, горячий товар, и эксклюзивное предложение. И мы очень, очень спешим. Сейчас нам нужны, деньги, а вежливость оставим до более спокойных времён.
   - Ну, хорошо, мне нравится деловой подход. В таком случае, - не дожидаясь гостей, мафиози уселся в кресло и раскурил сигару. Пара его телохранителей осталась стоять за спиной, - даю триста тысяч за срочность, и мы договорились?
   - Эй, Дон, ты явно думаешь, что самый умный здесь? - Реви шагнула вперёд. - За эти гроши мы бы девку и Балалайке справили, безо всякого геморроя. Но раз уж добрались до тебя, то явно ожидали, что ты будешь вести дела честно и дашь справедливую цену.
   - Ладно, и что предлагаете вы?
   - Шестьсот тысяч долларов, сеньор Джакомо, я думаю, это справедливая цена. - Рок тоже присоединился к разговору. - Вы получите эксклюзивный товар, а там уже сами решите, кому и за сколько его перепродать.
   - Я не собираюсь разориться только из-за того, что все рехнулись вокруг этой девчонки. А вдруг утром ажиотаж исчезнет, как возник, и останусь я с никому не нужным товаром? Ей же красная цена - полтысячи, и это в самом лучше случае.
   Канаме только презрительно фыркнула на это замечание. Однако никто не обратил на неё внимания, стороны были совершенно поглощены торгом. Наконец, после споров, препирательств и обоюдных бряцаний оружием, пираты и мафиози сошлись на четырёхстах пятидесяти тысячах. Реви порывалась выжать из Джакомо ещё, но по всему было видно - итальянец окончательно упёрся и больше не даст, хоть четвертуй его грузовиками прямо во дворе.
   Яростно размахивая руками и кроя на чём свет стоит бедность, скаредных клиентов и весь этот прогнивший мир, Дон ушёл в кабинет, сквозь закрытую дверь доносился приглушенный грохот переворачиваемых ящиков. Когда он вернулся с потёртым чёрным портфелем в руках, стала ясна и причина - внутри Реви, Дач и Рок увидели кучу самых разнообразных купюр, от новых ещё хрустящих сотенных, до мятых и грязных десяток и даже пятёрок. Судя по всему, Джакомо хоть и прибеднялся, но всё же не соврал - сделка действительно заставила его выгрести всё подчистую.
   - И учтите, если будет какое-то кидалово, я вас везде достану, и кредиторы мои тоже. Пришлось взять деньги, которые нужно отдавать за крышу, по долгам, да в общём, чёрт ещё знает, кому я только не должен. И если что-то пойдёт не так, запомните, "Лагуна", если я прогорю, на дно я один не пойду.
   - Ладно-ладно, наслушались уже, - Реви передала портфель Року, неспешным шагом направилась к дверям, стараясь не поворачиваться к итальянцам спиной. Произнесла громко и отчётливо: - Ну, если мы закончили, то, аривидерчи, или как там у вас говорят?
   - Погодите, вы что, уже уходите? - Джакомо даже растерялся. - А как же отметить сделку, посидеть, как положено? Мы же деловые люди, зачем всё решать на бегу.
   - Извини, но если мы не поторопимся, то рискуем не пить уже ничего, и никогда. А твой офис будет похож на Пном-Пень после штурма. Так что, извини, но в другой раз, Джакомо. - Дач направился следом.
   Окадзима только слегка поклонился, подтолкнув Канаме в спину, как бы передавая её итальянцам. Затем развернулся и шагнул к двери вслед за остальными, оставив за спиной явно не способного придумать ещё причины для задержки мафиози. Но выйти из приёмной он, как и Дач с Реви, не успел - в коридоре раздалось несколько выстрелов, а затем дверь распахнулась от удара ногой.
   - Всем стоять, оружие на пол! - Мао и Сагара синхронно вскинули автомат и дробовик, обводя стволами комнату и замешкавшихся людей. Джакомо оказался самым расторопным, сразу попытавшись дотянуться до пистолета, но щелчок предохранителя и луч лазерного прицела, светивший точно в глаза остановил его - Мелисса не поскупилась на угрожающие эффекты. - Кому сказано, стоять! Кто дёрнется, получит лишнюю дырку в голове или заряд картечи в брюхо.
   - Девушка, идите... э-э, эй, иди-ка сюда. - Соске через силу попытался играть грубого боевика-отморозка. Как и на лайнере - получалось не очень. - Ты отправляешься с нами, остальным - ни с места.
   Они одновременно сделали пару шагов вперёд, расходясь, чтобы не представлять собой единую мишень. Чидори, надо сказать, куда более убедительно играя жертву жестокой судьбы и бандитского произвола, с опущенной головой и поникшими плечами направилась к выходу. Дон, даже обалдевший от такой невероятной наглости, буквально возопил:
   - Эй, "Лагуна", Двурукая, какого дьявола?! Они уводят наши деньги? Ты будешь стоять и смотреть?
   - Поправочка, Дон. - Реви только оскалилась через плечо. - Они уводят твои деньги. Свои я не отдам, а на твои мне - с сорокового этажа.
   - Но, как же так... - Мафиози неверяще смотрел, как уплывают его полмиллиона. - Мы с вами, мы же... Слушай, останови их, мы же партнёры!
   - Партнёрами мы были бы, дай ты честную цену, а не торгуйся за каждый цент. - Спокойно отчитал его Дач, для виду поднявший руки над головой. - А так мы за твою жадность убиваться не собираемся. Реви, и не думай.
   - Да что, я совсем дурная, что ли? К слову, эта крыса нас явно кинула, либо хочет кинуть. Ты же говорил Дон, что всё отдал? Так что нам сейчас предлагаешь? Или дать тебе нечего, или ты нас наколол при сделке, так ведь. В любом случае, твои проблемы - точно не наши проблемы.
   - Желаю вам разрешить этот волнующий клубок противоречий. - Холодно произнесла Мелисса, когда Чидори оказалась рядом с новыми "похитителями". - А мы откланяемся, дела, знаете ли...
   - О, а я, похоже, чуть не пропустил всё самое интересное. - Весело произнесли позади.
   - Б-блин... - Реви вздохнула, поняв, что почти уже исполнившийся план отправился к чертям.
  
   Глава 11.
  
   - Чанг, а вы-то здесь откуда? - Реви всё же попыталась изобразить вежливость, оглядывая вновь прибывших. В дверях, как обычно легкомысленно улыбаясь, стоял глава руанапурских триад. Чанг даже не достал оружия, однако полдесятка боевиков за его спиной искупали это упущение - китайцы были вооружены пистолетами-пулемётами и уже держали всю комнату под прицелом. Сам босс, со своим пальто и шарфом выглядящий преуспевающим адвокатом или бизнесменом, но никак не мафиози, казался наименее опасным из гостей, но итальянцы и пираты одинаково хорошо знали, насколько обманчиво это впечатление.
   - А это я их вызвал! - радостно заорал Джакомо, торжество в голосе он даже не пытался скрыть. - Такие сделки надо решать в присутствии уважаемых людей, чтобы всё было, как положено. И если б вы, "Лагуна", не торопились, как в задницу укушенные, мы бы чинно и по понятиям всё решили. Простите, сеньор Чанг, я как мог пытался сделать всё прилично.
   - О, нет проблем, у всех бывают сложности. - Китаец легкомысленно махнул рукой. Медленно, с расстановкой вытащил сигарету и не спеша закурил. - Вот только интересно, это ещё кто такие?
   Естественно, мифриловцы не дожидались развития событий, а сразу с появлением Чанга и компании синхронно развернулись вполоборота, одновременно выхватывая пистолеты. Теперь каждый из них целился сразу в две стороны, используя основное оружие с ремня и держа в левой руке запасное. Таким образом, "Неостед" сержанта был направлен точно на босса триады, а автомат Мелиссы по-прежнему чётко контролировал Дона. В столь напряжённой ситуации отвлекаться ещё и на разговоры - самоубийственно, потому оба предпочли промолчать. Вместо них вновь заговорил Джакомо:
   - Какие-то беспредельщики, сеньор. Положили моих людей, объявили девчонку своей и попытались смыться. Вообще никакого уважения к понятиям, залётные они, похоже.
   - Но ты ведь уже успел рассчитаться за сделку, Джакомо, не так ли? - в голосе босса послышалось даже сочувствие. Практически неотличимое от настоящего. Несмотря на кажущуюся рассеянность и невнимательность, Чанг никогда не пропускал ничего важного. Само собой, что портфель в руках Окадзимы он заметил ещё до начала разговора.
   - К сожалению, сеньор Чанг, они ужасно спешили. Но здесь была куча свидетелей, так что всё по честному, вам только подтвердить осталось. - Итальянец заговорил торопливо, пытаясь убедить босса триады в своей правоте. Руки его подрагивали на подлокотниках кресла - мафиози явно очень хотел жестикулировать со скоростью и размахом мельницы, чтобы быть поубедительнее, но сдерживаться под прицелом двух стволов у него мозгов хватало. - А потом и эти отморозки нагрянули и чуть не сорвали всю сделку. Это же совсем не по понятиям, так что, мы с вами уж разберёмся и сделаем так, чтобы всё прошло честно.
   - Хм, Джакомо, у меня такое чувство, что чего-то ты недопонимаешь. - Чанг покачал головой. - Ведь ты сейчас ожидаешь, что мы поможем тебе вернуть эту юную мисс, ведь так?
   - Э-э-э, в общем-то... - Итальянец заметно побледнел, он уже понял, что дела пошли не так и где-то он допустил ошибку.
   - Хочу напомнить, что ты обратился к нам только для посредничества в заключение сделки. При этом саму сделку ты так и заключил без нас. А теперь, не предложив ничего взамен, ты ожидаешь, что я буду класть своих людей ради твоих интересов. Интересно, Джакомо, за кого ты меня держишь, если думаешь так?
   - Нет, сеньор Чанг, всё совсем не так! Вы неверно поняли! - Итальянец вскочил с места, наплевав на оружие, нацеленное в его сторону. - Я заплачу вам, процент с выкупа. К-когда мы её продадим, всё честь по чести, обещаю!
   - Ох, Джакомо, ты явно нас принимаешь за кого-то другого. Но если тебе было нужно авторитетное мнение, за которым ты меня и вызвал... - Чанг наклонил голову, посмотрев на итальянца поверх солнцезащитных очков. Дон после этого взгляда буквально примёрз к полу, боясь дышать, - ...то вот что я тебе скажу. Уговор был честным, ты сам это сказал, деньги свои "Лагуна" заработала, продав тебе нужный товар. Потом тебя, как салагу неопытного, ободрали, и товар перестал быть твоим, уйдя нашим дорогим незнакомцам. А раз так, никаких прав на девушку у тебя больше нет, и ты сам в этом виноват. Её мы заберём с собой. Что же до вас... - он посмотрел на Мао и Сагару, - то лучше бы вам сделать вид, что только проходили мимо и оказались здесь случайно. В противном случае я за ваше благополучие не поручусь.
   Покосившись на Джакомо, явно ошарашенного таким "решением по делу", Сагара, молчавший на протяжении всего спора, произнёс:
   - Мэм, если я не смогу этого сделать сам, скажите майору, что я очень сожалею о невыполнении его приказа.
   Дробовик с грохотом выплюнул сноп картечи, оставляя в прошлом хрупкое равновесие сторон. Однако за мгновение до выстрела Чанг почти неуловимым движением пригнулся, припав на одну ногу и позволив заряду пройти буквально над плечом. Одного из его боевиков отшвырнуло к стене, остальные только начали наводить оружие, а босс уже выхватил из-за спины два пистолета, скрещивая руки перед собой и стреляя в Сагару и Мао. К счастью, мифриловцы начали двигаться одновременно с первым выстрелом - Соске нырнул за кресло, по пути повалив на пол и Канаме, Мелисса отпрыгнула за какой-то низкий столик, переворачивая его и выставляя как преграду.
   - Чёрт! Огонь по "Лагуне", не дайте им унести наши деньги! - Джакомо ожил, выдав единственно возможный, с его точки зрения, приказ. Итальянец после слов Чанга уже успел мысленно примерить на себя тазик с цементом от благодарных кредиторов, однако столь резкий поворот давал ему пусть крохотный, но шанс. Вырывать добычу у триады из когтей, или лезть на них самому - просто изощрённый способ уйти из жизни, и в этом случае сражение с несколькими пиратами выглядело куда предпочтительней. В конце концов, если сейчас вернуть деньги, от кредиторов или того же Чанга всегда можно откупиться. И Джакомо было даже наплевать, что он в этой сделке ничего не получит, лишь потратит кровью (в основном, чужой) заработанные баксы - сейчас его волновала не прибыль, а очень явственная перспектива не дожить до заката.
   - Ах ты ж макаронник долбанный! - Реви с ходу открыла огонь, чего-то подобного она ждала с самого начала, ни доверяя Джакомо и секунды. Итальянец оказался проворным, успел отскочить в стороны, под защиту одного из телохранителей, пули вспороли обивку кресла и сбили с ног боевика, закрывшего своего босса. Рок успел только скатиться на пол, пытаясь забиться за какой-нибудь диван, а Дач уже по-ковбойски, от бедра, всадил две пули ещё в одного мафиози. Бандит с воплем вылетел в окно, звон разбитого стекла почти утонул в грохоте перестрелки. Одновременно со стрельбой Реви прыгнула в сторону, пытаясь добраться ещё до одного врага.
   Тем временем бой у дверей тоже не думал прекращаться. Мао, пользуясь преимуществом острых бронебойных пуль, прямо через свою импровизированную баррикаду выпустила длинную очередь в коридор, заставляя китайцев пригнуться и укрыться за стеной, а Сагара, видя, что Чанг остался без прикрытия и отвлёкся на Мелиссу, выстрелил из дробовика. И уже в тот долгий, и такой неуловимо короткий момент, когда палец вдавил спуск, а пламя и картечь ещё не вырвались из ствола, он признал, что майор был прав - против этого человека ему выступать ещё очень рано. Босс, отнюдь не проморгавший его атаку, мгновенно развернулся на месте, одновременно пнув ногой ещё один стол, покрепче. Заряд ударил в столешницу, выбив щепки, но не причинив вреда Чангу, а Сагара уже видел два пистолетных ствола, выплывающих из-за импровизированного укрытия и неотвратимо находящих его голову. Сержант начал движение, попытался сразу укрыться и передёрнуть цевьё, но ясно понимал, что выстрел последует намного раньше.
   - Стой, зараза! - Мао приподнялась из-за стола, вскидывая автомат. Точка целеуказателя остановилась на спине Чанга.
   - Как вы нетерпеливы... - Босс схватился одной рукой за край столешницы, оттолкнулся и развернулся на сто восемьдесят градусов вместе с ещё не упавшим столом. В результате пули Мао завязли в дереве, а Чанг успел выстрелить из второго пистолета в Сагару. К частью, тот не стал разглядывать трюки китайца, предпочёл упасть за укрытие, потому и предназначенная ему пуля прошла над головой. Тем временем, Чанг уже взял на прицел Мелиссу.
   У пиратов дела шли получше. Реви успела добраться до ближайшего к ней боевика прежде, чем тот вскинул буквально выдранный из кобуры пистолет. Стрелять она начала ещё на бегу - пуля в руку заставила выпустить потёртый "Кольт" - из-за скорости, с которой итальянец выдернул оружие, пистолет улетел через всю комнату. Вторая пуля, уже из "Беретты" в левой руке, попала в колено, бандит покачнулся, и получил в живот локтем от разогнавшейся Реви. Пользуясь беспомощностью врага, девушка быстро развернулась на месте, вздёргивая слабо сопротивляющееся тело перед собой. Мафиози тут же получил пару очередей от кого-то из своих, не успевавших за столь вёртким противником как Реви. Сама она из-за спины своей жертвы выбила сначала второго телохранителя Джакомо, а затем достала и самого главаря. Тот пытался нырнуть в двери своего кабинета, но вместо этого с парой пуль в спине он грузно рухнул через порог.
   Стрелков, от которых Реви так удачно закрылась, уже снял Дач - мафиози слишком уж сильно сосредоточились на самом опасном противнике и упустили из виду капитана команды. Боеспособных итальянцев в комнате больше не нашлось, потому Реви уронила в сторону изрешеченное тело бандита, послужившего ей щитом, и, прежде чем оно свалилось на пол, добавила для верности пулю в затылок. Тихо вскрикнула Канаме - кровь плеснула почти ей под ноги, а затем и труп упал совсем рядом. Мельком глянув на неё, Реви повернулась к дверям и подняла пистолет.
   - Хрен тебе! - Мелисса ещё одной длинной очередью опустошила магазин, пули простучали по столу и стене за ним, разбили ещё одно окно, как раз за спиной Сагары. Мао нырнула из-за издырявленного стола за ближайшее кресло, а в коридор полетела светозвуковая граната, брошенная с точностью опытного игрока в боулинг или бильярд. Взрыв произошёл уже за стеной, потому всем в комнате достались только отсветы и эхо.
   - Как неженственно. Эй, а ты куда собрался?
   Прижав Мелиссу заградительным огнём, Чанг молниеносно развернулся ко второму противнику, но успел увидеть, лишь как сержант исчезает за окном. Несколько пущенных для острастки пуль ушли в темноту. Но поразмыслить, почему это враг решил бежать с поля боя, ему не дали - из коридора донёсся хруст стекла под ногами и почти тут же защёлкали пистолетные выстрелы. Чанг был достаточно опытным бойцом, чтобы сразу вспомнить, как выглядит фасад здания, и что именно над этой парой окон проходит внешний кабель от спутниковой антенны. Прочности его, конечно, не хватит, чтобы долго провисеть, но чтобы изменить направление одного прыжка - вполне достаточно. Тем более что окна в коридоре явно вылетели ещё от взрыва гранаты.
   - Совсем неплохо. Но изначально неверно.
   Чанг свалил стол, сослуживший ему такую отличную службу, ещё до падения взбежал по нему, и на последнем шаге толкнул спинку кресла, за которым спряталась Мао, перенёс вес на эту ногу, заваливая укрытие на Мелиису. Высунувшийся из-за кресла ствол автомата Чанг точным пинком сбил в сторону, а один из его пистолетов уже смотрел Мао в лоб. Тянутся за своим Socom-ом Мелиссе было далеко, она сумела лишь бросить нож, но Чанг выстрелом сбил оружие в сторону. Мао замешкалась на секунду - она была уверена, что подобный трюк физически невозможен - однако Чанг откатился в сторону, пропуская над головой автоматную очередь. Выпущенная им пуля попала Мао в плечо, а не в голову.
   - Командир!
   Одного взгляда Чангу хватило, чтобы окинуть взглядом всю картину: четверо его бойцов на полу, мальчишка с отобранным у кого-то из них автоматом и последний из подручных, встающий у него за спиной. Похоже, этому боевику вместо пули достался хороший удар по голове, вот только кто-то не рассчитал толщину черепа и устойчивость мозгов ребят из триады к любым внешним воздействиям. Чанг был готов воспользоваться непрошибаемостью своих людей и снять врага, когда тот отвлечётся, но тут справа треснул ещё один выстрел, за мгновение до которого Сагара удачно качнулся в сторону. Боевик триады на этот раз всё-таки раскинул мозгами - даже удар прикладом не сравнится с пулей из "Беретты".
   - М-мать твою! - Отчаяние и досада в голосе Реви звучали совершенно искренне. - Это же подстава! Сэр, вы же видели, этот крысёныш дёрнулся в сторону!
   - Я не уверен в этом Реви. - Чанг замер на месте. Теперь один пистолет контролировал Мао и укрывшегося за дверным косяком Сагару, второй был направлен на пиратку. - При всём уважении, думается мне, вы с ними спелись. А раз так, ничего личного.
   - Сэр, вы же меня знаете...
   - Вот именно. Я тебя отлично знаю и уверен, за полмиллиона ты не то что меня, ты кого угодно продашь. Ты же не хочешь сказать, что вы вообще появились здесь случайно, вместе с этими ребятами?
   - Мистер Чанг, мы вас никогда не подводили, - подал голос Дач. Его револьвер теперь тоже был направлен на босса триады, однако говорить он старался выдержанно и спокойно. - Вам нужна девочка, а нам - просто спокойно уйти, и никому здесь не нужны проблемы. Давайте просто устраним недоразумение.
   - Извините, но эта девочка стоит куда дороже, чем моя вера в случайные совпадения. Как я и сказал, ничего личного. - Выражение его лица было совершенно непроницаемым, а взгляд прятался за тёмными стёклами очков. Нельзя было понять, испытывает ли он хоть что-нибудь, целясь в своих недавних союзников.
   - Быть может, всё-таки разойдёмся? - Сагара тоже высунулся, вновь со своим дробовиком. - Нас четверо, ты один.
   - Ну и что с того?
   Как ни ждали они его атаки, всё-таки Чанг начал двигаться слишком быстро. Ногой подбросив в воздух укороченный дробовик, обронённый кем-то из мафиози, он низко присел и развернулся на месте, в движении открывая огонь по всем своим целям. Дач рухнул сразу, Мелисса откатилась к стене, получив пулю в бронежилет, Сагара едва успел убрать голову и выбитые пулей щепки лишь расцарапали лоб, и только Реви спряталась в укрытие невредимой. Оба пистолета встали на задержку, у Чанга кончились патроны, потому он убрал оружие за спину и подхватил ещё не упавший на пол дробовик. Первый заряд картечи выдрал солидный кусок дверного косяка, едва не задев Сагару, три следующих выстрела оставили от дивана, за которым засела Реви, один остов. Босс триады выпустил разряженное ружьё, выхватил один из своих пистолетов, широким жестом зарядил новую обойму и дослал патрон.
   Ни Сагара ни Реви не могли высунуться из укрытия - даже с одним стволом Чанг настолько плотно их прижал, что любая попытка выглянуть означала бы пулю в голову. А сам он, тем временем, уже почти пересёк комнату и добрался до Реви. Вдруг безупречный ритм его шагов и выстрелов сбился на мгновение - Канаме неосторожно выглянула из-за кресла и тут же замерла, увидев направленный в лицо пистолет - Чанг автоматически среагировал на движение, но девушка ему требовалась целой и невредимой. А вот Реви свой шанс не упустила. У неё были всего лишь доли секунды, стрелять пришлось буквально по силуэту, но даже так Чанг сумел перекатом уйти в сторону и приготовился подстрелить открывшегося противника... если бы не звон упавшей на пол чеки и крик Сагары:
   - Чидори, командир, в укрытие!
   То, что на одном дыхании выкрикнула Реви, бросаясь в двери кабинета Джакомо, не слышала прежде не только Чидори, но и Окадзима. Обернувшись через плечо, Чанг увидел подброшенную осколочную гранату и понял, что подрыв произойдёт в воздухе, начинив сталью всех, кто не успел спрятаться. Такие отношения между "союзниками" заставили его усомниться, но оставшиеся до взрыва доли секунды нужно было потратить на что-то полезнее размышлений. Укрытия были слишком далеко, потому Чанг успел лишь подхватить за воротник тело ближайшего мафиози, закрыться им и сделать шаг в сторону окна. А затем здание вздрогнуло от мощного взрыва, засвистели в воздухе осколки и выбитые взрывной волной стёкла.
   Реви сбило с ног сорванной дверью кабинета, Чанга взрывом швырнуло в окно, но от осколков он всё же успел закрыться своим импровизированным щитом. Сквозь звон в ушах до находящихся в комнате людей донёсся грохот и лязг - похоже, вместо асфальта босс рухнул на одну из машин. Остальным пришлось не так плохо, но тоже несладко - ударная волна повалила оставшуюся мебель, грохот оглушил всех так, что приходилось кричать, комнату заволокло пылью и дымом. В придачу ко всему, потолочные лампы разлетелись вдребезги, и сквозь плотный удушливый туман с запахом горелого пластика и взрывчатки пробивались лишь отсветы из кабинета Джакакомо да блики уличных фонарей.
   - Кхе-кхе, сержант, ну ты настоящий полудурок! Ты что здесь устроил, твою мать?! Канаме, извини меня за это двинутого на бомбах психа, я не знала, что он такое выкинет.
   -Ничего, всё нормально... - Канаме с трудом выползла из-под перевёрнутого кресла. - По меркам школы "Джиндай", это ещё был весьма средненький взрыв. Хотя сейчас я конечно очень жалею, что не прихватила харисен.
   - Нет, Сагара, ты точно сумасшедший...
   - Мао, ты как? - Соске вошёл в зал, пытаясь ступать как можно осторожней - осколки стекла, ламп, обломки мебели - комната была разгромлена всерьёз и со знанием дела. Он, конечно, порывался броситься к Канаме, но судя по голосу, с той всё было в порядке. В отличие от Мелиссы.
   - Хреново, но бывало и похуже. Будь у этого чёртова китайца сорок пятый калибр, мне конец, а так, только синяк или трещина в ребре, не больше. - Она преувеличенно бодро рассмеялась, но тут же закашлялась вновь - в воздухе было ещё слишком много пыли и гари.
   - Хорошо, нам пора уходить.
   - Блин, ты распрохитровы...думанный сукин сын, у тебя что, в башке вместо мозгов осколок мины со времён Вьетнама и больше нихрена?!
   - Реви, стой!
   Сквозь редеющий дым и оседающую пыль Канаме и мифриловцы увидели пиратку, в отчаянии размахивающую двумя пистолетами сразу, Окадзима, встав за спиной, всячески пытался удержать её от "подвигов", но давалось это ему явно с трудом. Левая рука Реви понемногу темнела, превращаясь в один сплошной синяк - похоже, именно по руке пришёлся удар дверью.
   - Какое к хренам "стой", эта сволочь пыталась меня убить!
   - Ты тоже пыталась застрелить меня. По-моему, всё справедливо. - Сагара ответил спокойно и без лишних эмоций.
   - Но ты же специально подставился, чтобы я грохнула китайца.
   - Не буду отрицать. Однако это не отменяет того, что ты пыталась меня уничтожить. Ты могла устраниться от боя или выстрелить в моего врага, но избрала целью меня.
   - А ч-чёрт, а едва ли мы теперь убедим Чанга, что это всё грёбанная случайность, а мы не при делах...
   После этих слов все, как по команде, обернулись к окну, оставшиеся на ногах стрелки подняли оружие, будто опасаясь, что босс триады в любой момент вернётся, запрыгнув с земли сразу на второй этаж.
   - Отходим, сержант. - Мао с трудом поднялась на ноги, держась за грудь. Похоже, одним синяком там совсем не обошлось. - Погоня нагрянет в любой момент.
   - Подтверждаю. Канаме, идём быстрей.
   - Не так быстро, отморозки. Мы с вами.
   - Что? - Рок от неожиданности даже выпустил Реви. - Но ты же только что...
   - А какие варианты? Если мы сейчас останемся в городе, нас кончат просто за компанию. А чтобы появился шанс уболтать Балалайку и Чанга, что всё это просто одно громадное недоразумение, нужно вырваться из города и встретиться с ними позже, когда вся эта хренотень уляжется. Ведь так, Дач? Эй, Дач?..
   - Мне кажется, ему попали в голову. - Спокойно констатировал Сагара. Сочувствия к похитителям Чидори он не испытывал. - Вероятно, он мёртв.
   - Ты чушь не мели, пацан! Чтобы Дача убить, такого маловато... - Реви наклонилась к своему капитану. К счастью, его не задело взрывом, но крови из раны за это время успело натечь достаточно... - Ах ты ж мать твою!.. Он... Он жив. Пуля прошла по касательной. В отключке, явно сотрясение, но жив.
   - Слава богу... - Рок облегчённо вздохнул. Так глупо потерять человека, которому он стольким обязан, было бы очень и очень обидно. - Однако это возвращает нас к предыдущему вопросу. - Он обратился к Мао, сразу поняв, что хотела сказать Реви. - Вы не знаете местных дорог, а мы в нынешнем состоянии не отобьёмся от врагов. Давайте покинем город вместе. Дальше каждый пойдёт своей дорогой.
   Мелисса вновь покосилась на окно, затем оглядела себя и Сагару. Они тоже были не в лучшей форме, а времени на раздумья не оставалось совершенно. С сомнением кивнув, она произнесла:
   - Хорошо. Но учтите, ещё один такой фокус, как сейчас, и мы будем решать наши разногласия на поражение. И я с вас глаз не спущу, хватит уже сюрпризов на сегодня. Ладно, выдвигаемся.
   Внизу, пока Реви выбирала подходящую машину, оставив Рока за счёт одной силы воли и через не могу держать не пришедшего в себя Дача, Канаме остановила Сагару, потянув за руку.
   - Соске, подожди. У тебя кровь.
   - Просто щепки, это не критично. - Сержант качнул головой.
   - Да, но это же больно. Рану надо промыть, пластырь наклеить. Они же явно грязные, тебе только заражения не хватает, олух.
   - Сейчас на это нет времени.
   - Да дай хотя бы их вытащить. Я же для тебя стараюсь.
   - Но у нас... - Сагара замолчал. Он не привык принимать помощь, но отказываться казалось ещё неудобнее. - Хорошо, немного времени у нас есть.
   - Ладно, повернись к свету, я быстро.
   Канаме не слишком умело, но изо всех сил стараясь справить побыстрей, выдернула самые крупные занозы. Сержант стоически терпел, всем видом показывая, что действует она совершенно верно. Справившись с этим, Канаме провела рукой по его лбу, стирая кровь, и тут же чуть не подпрыгнула от возгласа Реви за спиной:
   - Ребят, а другого времени вы для обниманий не нашли?
   - Реви вы всё не так...
   - Да всё я так поняла. Давайте в машину быстрей, а то мы тут из-за ваших объятий как раз Балалайку и дождёмся, детки.
   Покраснев, Канаме быстро нырнула в дверь выбранного для побега микроавтобуса. Мао, Рок и не пришедший в себя Дач уже были внутри, Реви и Сагара вновь заняла пассажирское и водительское место.
   - Ну что, каков гениальный план бегства? - пока Сагара выводил машину со стоянки, Реви задала основной вопрос, одновременно перезаряжая пистолеты.
   - Выезжаем из города и идём на северо-восток, к Бо-Рай. Он почти на границе с Камбоджей, оттуда всегда можно будет уйти, или на ту сторону, или в другую провинцию. Устраивает?
   - Вполне. Только вот, дадут ли они нам выехать? Балалайка не из тех, кто так просто отпускает добычу, уж поверь.
   Канаме увидела, как вздрогнул Рок при этих словах. Видимо, им уже доводилось видеть подтверждения этому, и было оно отнюдь не самым приятным.
   - Её действия можно предугадать. Они перекроют главные дороги и пару основных троп, по которым ходят контрабандисты и бандиты. Нужно просто выбрать более захолустную "тропу", чтобы перекрыть их все - у неё не хватит сил.
   - Не недооценивай её, парень.
   - Это их стандартная тактика, я сталкивался с этим ни один десяток раз. Уж вы-то должны знать подходящую дорогу, не так ли?
   - А что делать, работа у нас такая...
   Из города машина выехала спокойно, здесь не выставили даже блокпоста. На первой же развилке фургон свернул на менее наезженный маршрут, потом вновь, всё дальше уходя от главных дорог. Через полтора часа после боя в конторе Джакомо уже начало светать, Канаме почти задремала, вымотавшись после всех ночных приключений. Слева тянулись невысокие холмы, справа - всё тот же тропический лес, смотреть тоже было совершенно не на что. Машину сильно качало на много повидавшей и давным-давно не ремонтированной дороге, однако сейчас это не мешало, усталость была куда сильнее таких мелких проблем. Но уснуть Чидори не успела.
   - Вспышка справа! - Заметив в листве деревьев пламя, Сагара резко вывернул руль, Реви, только выругалась, когда её швырнуло в сторону:
   - Чёрт, какого хрена?!
   - Они нас всё-таки просчита...
   В следующий момент над лесом разнёсся грохот взрыва - упрятанный на обочине фугас сработал под передним колесом точно в нужный момент, с расчётом, что водитель начнёт уводить машину из-под огня. Взрывной волной фургон подбросила в воздух и снесло с дороги, он ударился крышей о дальнюю обочину и, снося кусты, ещё дважды перевернулся через крышу и замер на боку у подножия холма, несколько метров не дотянув до ближайших деревьев.
   Сагара, первым пришедший в себя, сразу же посмотрел в зеркало, но, к его облегчению, все вроде бы остались живы, хотя людей по салону разбросало кого где. Но спросить о самочувствие и удостовериться, нет ли серьёзных травм, он не успел. Над просыпающимся лесом через громкоговоритель разнёсся знакомый, чертовски хорошо знакомый голос:
   - Ну что, мальчик, похоже, тебя переиграли? Извини, но я бы тебя и в Афгане не выпустила, а уж здесь, на моей территории, и подавно. Ты нас, похоже, совсем за дураков держишь. А за это придётся расплачиваться...
  
   Глава 12.
  
   Упираясь ногами в приборную панель, Реви с третьего раза отстегнула ремень и посмотрела назад, на бардак в салоне. Спросила, вглядываясь в свалившихся друг на друга пассажиров:
   - Эй, в трюме, там все ещё теплые, никто остыть не надумал?
   - Реви, ствол тебе в ухо, ты следи за выражениями... - Мао выползла из этого своеобразного "завала", крепко вцепившись в автомат. Даже в тусклых рассветных сумерках было видно, что она смертельно бледна - многочисленные удары во время выполнения фургоном "бочки" явно заживлению сломанных ребёр и хорошему самочувствию не способствовали.
   - Мы, живы... кажется... - Канаме отползла к полу салона, теперь ставшему стеной и потащила за собой Окадзиму. Японец был без сознания - сильно приложился головой, пытаясь прикрыть Чидори, когда всё полетело кувырком. - Капитан ваш тоже вроде дышит.
   - Сейчас у нас есть более важные проблемы. - Сагара уже сидел на полу, раньше бывшем водительской дверью, с "Глоком" в руках, и пытался осторожно выглянуть сквозь разбитое лобовое стекло.
   - Это уж точно. -Добавила Реви, встав рядом и достав оружие. - Если нас поймала Балалайка, думаю, это наш последний рассвет. Ещё идею будут, гений?
   - Мы можем бросить раненых и отступить в лес, там появятся шансы оторваться. Повезло, что машина упала днищем к дороге.
   - Знаешь, мальчик, вот ты вроде умный, но явно считаешь всех окружающих идиотами. - Реви недобро усмехнулась. - Зная эту русскую ведьму, я не удивлюсь, если на траве под машиной нарисован мелом здоровый крест и написано по-русски "упадёт сюда, плюс-минус полметра. Она всё рассчитала, малыш, и каждый твой шаг тоже. А я тебе говорила - не стоит её недооценивать.
   - Эй, детки, довольно-таки невежливо болтать, когда вас зовут старшие. - Вновь донёсся голос Владилены. - Я вас, может, и не слышу, но снайперы вашу трескотню видят очень хорошо. - При этих словах Реви, чертыхнувшись сделала шаг назад, Соске жестом велел Канаме пригнуться и сам вжался в стенку, пытаясь уйти из возможной зоны поражения. Всё это не осталось незамеченным: - Да не мельтешите вы там, не поможет. Ребята ведут всех. А эта стенка против бронебойных из драгуновки - как фанерой от топора прикрываться.
   Выдержав крайне впечатляющую паузу, она продолжила:
   - Ладно, перейдём сразу к делу, вы и так отняли у меня кучу времени. Предложение у меня крайне простое. Так как вы все уже влезли в мой бизнес, отпускать вас нельзя, не так поймут. Потому условия честные: вы, кто ещё может, выходите из-за машины без оружия; после чего мы забираем девочку, а вас всех быстро убиваем. Заметь, мальчик, просто убиваем, честная пуля каждому, я не буду с вами продёлывать всё, что в Афгане такие же как ты щенки творили с нашими ребятами. Думаю, вполне подходящий подарок тому, кто умеет проигрывать с достоинством.
   - Эй, сестрёнка, а как же мы?! - Реви прервала её монолог громким криком. - Нам ваш Афганистан вообще никуда не впился, я даже не знаю, что у тебя к нему за счёты.
   - О, Реви, рада слышать тебя вновь. Для вас условия те же: выходишь и получаешь свою пулю, либо сидишь как крыса, но в следующие пару часов уже не обижаешься, если ребята увлекутся своей работой.
   - Да уж, шикарное предложение...
   Мао, торопливо пытавшаяся придумать варианты побега, даже не сразу расслышала тихий зуммер рации. Покосилась на прибор с некоторым сомнением: Сагара здесь, Курц в плену, больше вызывать их вроде бы и некому. Но всё-таки нажала кнопку приёма.
   - Урц-2 на связи.
   - Урц-2 ответьте Перт-1, доложите о потерях.
   - Э-э... - Мелисса даже немного растерялась. Услышать голос Калинина она уж точно не ожидала, тем более, подобный спокойный и деловой тон. Впрочем, с другой стороны, майор всегда говорил именно в такой манере. - Урц-2 докладываю, Урц-6 захвачен противником, Урц-7 и я имеем лёгкие ранения, в данный момент попали в окружение...
   - Мы вас видим. "Ангел" с вами?
   - Так точно, она здесь, травм и повреждений нет. - Мао хотела уточнить, откуда майор в данный момент может их видеть, но субординация не позволила.
   - Принято, Урц-2. Продержитесь две минуты, не выключайте этот канал. Урц-2, ответьте Перт-1, как поняли?
   - Слушаюсь, сэр, есть тянуть время и не отключать канал. - Отрапортовав, Мао подползла ближе к кабине и сказала: - Сержант, всё слышал? Майор приказал держаться.
   - Понял, слушаюсь. - Сагара кивнул. Подумав пару секунд, набрал воздуху и, как и Реви, крикнул: - Капитан, может быть, начнём переговоры? У нас здесь заложник - если вы начнёте штурм или откроете огонь, мы ликвидируем девушку, которая вам нужна. - Немного повернув голову, Соске наконец смог увидеть своего противника в зеркале фургона. Длинноволосая женщина в костюме и наброшенной на плечи шинели стояла метрах в пятидесяти, рядом с деревьями. Она была безоружна, но рядом замерли несколько человек в советском камуфляже, чётко державших фургон под прицелом.
   - Жалкий блеф, мальчик. Не хватит у тебя пороху её убить.
   - А вы нас, похоже, благородными рыцарями считаете? - Мао присоединилась к разговору, хотя кричать со сломанными рёбрами было очень неприятно. - Мы обычные наёмники, и класть жизнь за идею не собираемся. Уж лучше рассориться с заказчиком, чем всем лечь здесь. Поэтому, предлагаю так - вы даёте нам уйти, мы оставляем вам девчонку целой и здоровой. Сойдёт?
   - Решили покомандовать, да? Ну, так вот что я скажу... Что? Сержант, в чём дело?
   Только через пару секунд Мелисса поняла, что последние слова она услышала уже через наушник всё ещё работающей рации. Можно было предположить, что Калинин, точнее его связисты, ухитрились сделать сразу две вещи: влезть в канал русских и передать сигнал и на эту рацию тоже. Чтобы ничего не пропустить, Мао сразу переключила на громкую связь, положив рацию на пол перед собой. Как раз вовремя, чтобы услышать спокойный голос майора:
   - Сколько лет, сколько зим, Владилена. Кто знал, что мы так встретимся.
   - Какого чёрта, это ещё кто?
   - Мазари-Шариф, восемьдесят четвёртый год, январь. Ещё помнишь?
   - Андрей? Андрей Калинин, майор ГРУ?
   - Именно так, капитан.
   - Откуда ты говоришь, и что тебе нужно? Сейчас не лучший момент, для дружеских воспоминаний.
   - О чём они говорят? - Канаме вопросительно посмотрела на остальных. Русского, на который перешли оба офицера, она не знала.
   - Понятия не имею. - Реви пожала плечами. Подобно известному киногерою, из всех языков она знала только два: английский и матерный английский.
   - Они узнали друг друга, майор действительно знаком с этой женщиной из ВДВ, они встречались в Афганистане в первую войну. - Пояснил Сагара, впрочем, не отвлекаясь от наблюдения за обстановкой снаружи. - Но не похоже, что она готова выполнить всё, что он скажет.
   В результате сержанту, как единственному понимающему эти переговоры, и дальше пришлось переводить для остальных. На Рока, пришедшего в себя, надежды не было - владея английским и испанским, русского он не знал, да и ориентировку в пространстве после сотрясения восстановил не до конца.
   - Совершенно с тобой согласен. - В ответе Калинина Владилене не было и грамма раздражения. - Я здесь по делу - мне нужны мои люди. Кстати, взгляни наверх.
   Мао, Канаме и Реви сделали это, после пояснения Сагары, почти одновременно, благо окна, теперь оказавшиеся над головой, позволяли. Хотя для сидящих в лесу десантников картина была куда более впечатляющей. Над лесом, в полукилометре от поляны, из режима невидимости буквально над деревьями возник вертолёт, быстро к ним приближающийся. Это была машина, которую майор традиционно использовал для наблюдения за полем боя - "штабной" вертолёт с кучей электроники и антенн, а также салоном на несколько человек и всего лишь с одним носовым пулемётом на вооружении. Однако в стороне в трёх километрах за ним одновременно появился ещё один вертолёт "Мифрила" - ударная машина, барражирующая на небольшой высоте и нацелившая на поляну автопушку и неуправляемые ракеты.
   - Спокойно, капитан, мы сюда не воевать пришли. - Должно быть, Калинина разглядел жесты Владилены, уже явно приготовившейся отдать приказ проредить внезапно появившиеся вертолёты. - Да и не успеют твои ребята при всём желании - наша машина сумеет всю поляну и лес вместе с твоими людьми перепахать быстрее, чем они расчехлят "Стрелы".
   - Тогда чего же тебе надобно, перебежчик? - голос Владилены стал опасно весёлым, она явно сдерживалась, чтобы не начать пальбу.
   - Поговорим как взрослые люди, с глазу на глаз.
   Его вертолёт как раз начал заходить на посадку между дорогой и фургоном. Пальмы и кусты вокруг легли под напором ветра от винтов, по высокой траве тот же ветер погнал частые волны. Пилот явно знал своё дело - машина опустилась почти в центре поляны, плавно и красиво, без рысканий в сторону, но так, словно столь опасных для лопастей винта деревьев рядом и не существует вовсе. Пропеллер лишь немного сбавил обороты, не останавливаясь до конца, а из отъехавшей в сторону двери на землю уже вышел Калинин в сопровождении четвёрки бойцов. Словно не замечая поднятого ветра, охрана осталась у вертолёта, настороженно водя по сторонам стволами автоматов.
   - Как безрассудно, Андрей. Или ты полагаешь, что из-за нашего знакомства можешь в одиночку соваться в пасть моего отряда? - Владилена тоже вышла из-за цепи своих солдат, показавшихся из-за деревьев.
   - Зная тебя, я бы на это не рассчитывал. - Сухо произнёс Калинин по-английски.
   - Что-то здесь не так. - Сагара пристальней всмотрелся в зеркало, через которое наблюдал за происходящим.
   - Почему? - Канаме не поняла, что его насторожило. - Потому что говорит не по-русски.
   - Да. И почему он вообще не выключил рацию.
   - Похоже, ты совсем продался западу, раз забыл родной язык? - Владилена прикрыла сарказмом настороженность.
   - Да и не один я тут. - Майор словно бы не заметил её реплики.
   Последняя фраза оказалась командой к действию. Почти над головой Калинина из ECS вышел ещё один вертолёт, тяжелый MH-67, подобравшийся так близко под прикрытием шума и ветра от "штабной" машины. Вспышки интерференции от исчезнувшей завесы ещё не погасли, как люки обоих бортов скользнули в сторону и с высоты в три метра на траву начали десантироваться бойцы из PRT, занимая за спиной майора оборонительную позицию. Выгрузка полного взвода заняла всего несколько секунд, после чего вертолёт резко начал подъём, а Калинин убрал в карман рацию и произнёс по-русски:
   - Теперь можно говорить более предметно.
   - Неплохо, неплохо, но у тебя явно появилась любовь к театральным эффектам. - Владилена спокойно стряхнула пепел с сигары, она вовсе не выглядела шокированной или испуганной. - Да только в тактике появились пробелы. Андрей, ты же понимаешь, что подставил своих людей под перекрёстный огонь.
   - Не стоит их недооценивать, капитан. Вы имели дело всего с тремя, и то тебе этого хватило. Всё ещё считаешь наш разговор неравным?
   - Разумеется. Извини, но лекарства против пулемётного огня ещё не придумали, как не дрессируй солдат. Не впечатлил ты меня.
   - Не забывай о вертолётах. После первого выстрела от твоей роты останется совсем немного, наша задача будет лишь добить. Уж поверь, это не "грач", и не НУРСы "крокодила", точность у этих новых систем сравнима с твоей. - Даже комплимент майор сделал всё тем же ровным тоном, просто отметив существующий факт, а не пытаясь польстить. - Надеюсь, ты не захочешь убедиться в этом лично?
   - Но ты же не хуже меня знаешь, майор, - Владлена улыбнулась. Большая часть мафиози Руанапура бросились бы в бега, если бы такая улыбка была адресована им. - Полётное время всех этих ракет и всего прочего - несколько секунд. Подумай сам, что останется от тебя и твоего взвода за это время?
   - У нас есть приказ, и мои люди знали, на что шли. А вот насколько я тебя помню, Лена, ты своими не разбрасываешься. На свою жизнь тебе плевать, а вот их ты так подставить не сможешь...
  
   - Интересно, о чём они там говорят? - Канаме с сожалением посмотрела на рацию, отключившуюся после высадки десанта "Мифрила".
   - Да уж известно о чем. - Ответила Реви флегматично. В отличие от временных союзников она особого душевного подъёма не ощущала - кем бы ни были нежданные спасители, "Лагуна" их явно интересовала в последнюю очередь. - Балалайка и этот старикан там наверняка уже начали меряться, у кого твёрже шары и толще х...
   - Реви, твою мать, тут дети. - Мао попыталась сохранить хотя бы видимость приличия.
   - ...хребет. Уж не знаю, о чём ты там подумала. Но что-то сомневаюсь я, что даже этот дед её перешибёт. Балалайка - самый опасный человек в городе. Даже без своих десантников, сама по себе. Хорошо, что ей пока ещё есть что терять, иначе над Руанапуром уже пошёл бы дождь из крови. Нет ничего ужасней идеалиста, который свято верит в свои идеалы.
   - Эта русская - идеалистка? - Мао только усмехнулась. - Хорошая шутка. Я видела её досье, она обычный солдат, точнее - отставник, у которого куча проблем с головой после Афганской войны, и её подразделение такое же. Что, конечно, не уменьшает её опасности.
   - Да, папенькина дочка, как была дуррой, так ею и осталась. Написать эти умники что угодно могут. А я с ней знакома лично и повидала в деле. У неё, может, и капитальный сдвиг по фазе, как и у всех нас, но у неё есть цель. Она, главарь банды здесь, но на самом деле она всё ещё предана своей стране и ради неё пустит под нож любого из здешних дружков и соратников, нас в том числе. Они хренов клан якудзы вырезали под корень, чтобы освободить место для своих, ну и хорошо повеселиться по дороге.
   - Э-э, простите, - Канаме подала голос, - но разве это плохо? Ну, то есть, идеалист это тот, у кого есть идеалы, значит она не совсем уж сумасшедшая, у неё есть принципы.
   - Ха, принципы это последнее, что её волнует. У идеалиста есть цель, всё остальное - не имеет значение. Смотри, девочка, может когда-нибудь пригодится в жизни то, что я скажу. Мы уж всё равно отсюда едва ли уйдём живыми. Так вот, в Руанапуре почти все живут ради себя, крутятся, убивают, пытаясь пережить ещё один день. Они опасны, но не более чем бродячая собака. Есть такие, кто поставил целью своё возвышение, через деньги или славу - неважно. Они уничтожат того, кто встанет на пути, но до этого редко доходит, рано или поздно они набирают достаточно, они зациклены на себе. Есть люди, что живут ради других, я таких встречала, та девка из Венесуэлы, япошка, что едва не снёс мне башку, да и ты, думаю, таких видела тоже, - Реви как бы случайно перевела взгляд на Сагару, потом вновь посмотрела на Канаме. - Такие люди смертельно опасны, но лишь если угрожать тому, кого они защищают. И есть идеалисты, такие как Балалайка. Да и ваш старикан, думаю, из таких, если у него хватает духу против неё пойти. Эти - хуже всех, потому что у них есть цель. На самом деле, любая их цель дерьмо, патриотизм, всеобщий мир, равенство, прочая хрень. Но прежде чем они это поймут или их остановят другие - ради высшего блага такие люди прольют реки крови и пустят в расход кого угодно, не терзаясь. Ещё бы, это ж ради высшей цели. Пока Балалайка слишком дорожит своими людьми, она где-то между третьим и четвёртым типом. Но если однажды у неё откажут тормоза, и она пойдёт вперёд, кладя своих и чужих десятками под ноги, в этот день Руанапур превратится в ад.
   - Ужасно! - Канаме передёрнула плечами, отводя глаза от Реви. - Как вы ещё не застрелились, с таким-то взглядом на жизнь?
   - Хочешь сказать, я не права? - Реви холодно улыбнулась. Продолжила тихо и даже вкрадчиво: - Тогда давай представим. Допустим, только допустим, у тебя есть человек, которым ты дорожишь. Допустим, его вдруг не станет, погибнет, к примеру. И дальше через всю хренотень, типа сегодняшней, ты будешь продираться одна. Но взамен получишь цель, что-нибудь такое пафосное, начиная от мести и заканчивая искоренением всех войн в мире. Можешь представить, что из этого получится?
   - Эй, Реви, ты чего девчонке мозги пудришь. Это же нечестная игра, ставить рядом цель и смерть близких.
   - Мао, я тебе так скажу - все идеалисты на голову жизнью ушибленные, ведь нормальный человек во всю эту пургу никогда не поверит. И обычно как раз потерями...
   Но Канаме их перебранку уже не слушала. Видение, возникшее после слов Реви, было настолько отчётливым и реальным, что отвлекло всё её внимание. Нечто подобное она прежде испытывала лишь при редких прорывах Чёрных технологий в сознание. Так, словно кто-то просчитал все вероятности и выдал ей математически точный ответ.
   Чидори словно бы со стороны увидела саму себя. Старше на полдесятка лет, сидящую перед монитором посреди захламлённой лаборатории, заваленной механическими манипуляторами, кабелями, панелями брони бронероботов, деталями оружия и всевозможными чертежами. Прямо перед ней тускло светится голограмма, на которой из различных частей постепенно выстраивается машина, рядом с которой "Гернсбек" и "Чодар" смотрелись бы как примитивные машины второго, если не первого поколения. На столе неровной шеренгой застыли чашки из-под кофе - судя по всему, Канаме не ложилась спать и не выходила из лаборатории уже пару дней.
   Следующая картина была не лучше. База "Мифрила" на Мериде, испытательный полигон под свинцово-серым небом и её творение, разносящие сначала учебные мишени, а потом и выведенных на автопилоте старых бронероботов с одинаковой и весьма пугающей лёгкостью. Резкие порывы ветра ещё не успевают сдуть пороховую гарь, поднятую пыль и чад от горящих мишеней, а отрешенно-равнодушная девушка в лабораторном халате уже проходит сквозь опасливо расступающуюся перед ней толпу наблюдателей, направляясь обратно, в вечный сумрак лаборатории создавать новое, ещё более разрушительное оружие. Перешептывание за спиной, из которых вполне отчётливо слышно, что отстранённого от всего мира конструктора боевых машин начинают побаиваться даже свои, Канаме игнорирует...
   - Чидори, ты меня слышишь?
   - А? Девушка словно бы очнулась от яркого и почти реального сна, удивлённо поглядела на задавшую вопрос Мао. Реви не поленилась ехидно прокомментировать:
   - Эк тебя заклинило, похоже, богатое воображение - та ещё проблема. - Ты ещё с нами, принцесска?
   - Всё нормально, я в порядке. Просто, уснула на ходу, наверное...
  
   Тем временем переговоры двух бывших офицеров только достигли самой важной темы.
   - Значит, майор, все, что ты можешь предложить, это только угрозы?
   - Я не угрожаю, я констатирую факт, капитан. В случае отказа сотрудничать по Руанапуру будет нанесён ракетный удар, и всё, чего ты добилось за эти годы, будет потеряно. Сама понимаешь, каких-либо моральных причин не делать этого, у нас нет.
   - И взамен ты просишь всего-навсего своих людей? - Владилена внимательно изучала лицо Калинина, пытаясь понять, не блефует ли он, но понять по столь непроницаемому выражению хоть что-либо было невозможно.
   - Своих людей и девушку. Не более того.
   - Скорее "не менее". А может, воспользуешься встречным предложением? Я понятия не имею, где ты сейчас служишь, но защита мира никогда не была прибыльным делом. Я же, в свою очередь, могу предложить немало, а такие люди, как ты, незаменимы. Может быть, перейдешь на нашу сторону, если хочешь, даже вместе с подчинёнными? В конце концов, тебе не привыкать менять сторону и стрелять по своим, были бы деньги.
   - Ты ошибаешься. - Ответ был дан столь же сухо. Все шпильки в свой адрес майор словно бы игнорировал. - Я никогда не стрелял по своим. И никому ещё не удалось меня купить. Я сам выбираю свою сторону, и после этого исполняю приказы, даже если приходится сражаться с бывшими сослуживцами. Сейчас у меня есть сторона, за которую воевать и чёткий приказ, так что свои предложения можешь оставить при себе.
   - Холоден, как всегда... Жаль, Андрей, жаль, нам бы нашлось о чём с тобой поговорить, тем более, со времён Афгана немало изменилось. Ты, как я слышала, теперь один. Но это сейчас не имеет значения, важнее, что одних угроз мне недостаточно, попробуй придумать что-то получше.
   - Отнюдь, сохранение твоего города - цена совершенно адекватная. Однако вдобавок к этому я могу дать тебе совет. Тебе бы куда лучше было заняться своими нынешними нанимателями. Они обладают весьма продвинутыми технологиями и помешаны на разжигании локальных войн...
   - Ты полагаешь, будто я буду их осуждать? Пока есть войны, нам есть зачем жить. Зачем бы мне воевать с людьми, которые обеспечивают меня работой и смыслом жизни на годы вперёд?
   - Потому что это не единственная их цель. Куда больше их интересует технологическое и экономическое доминирование. - Когда требовалось, майор легко выходил из образа стереотипного спецназовца, которому голова нужна чтобы разбивать об неё кирпичи. - А значит, и Союз для них в первую очередь сырьевая база и полигон, а не независимое государство. Так что, они были бы очень рады закончить то, что начал Горбачёв. Мне это безразлично, а вот тебе - вовсе нет. Так что, узнай о них побольше и передай материалы Конторе, вот что я тебе посоветую.
   - Что ж, на безрыбье... ладно, будем считать, что этого хватит, информация эта может кое-чего стоить, и мне даже безразлично, откуда она у тебя. Хорошо, выводи своих и убирайтесь отсюда к чёртовой матери.
   - А раненый? Мне нужны все мои люди.
   - Он в городе. Заберёте по пути. Мы уже договорились, обманывать в мелочах было бы просто глупо.
   - Хорошо, спасибо, Лена. - Калинин коротко кивнул. Затем вновь надел наушник рации, включил передачу и скомандовал:
   - Сержант, лейтенант, мы отходим. Берите мисс Чидори и выдвигайтесь к вертолёту.
   - "Лагуна", вы тоже выбирайтесь оттуда. - Владилена тоже подключилось к разговору по своей рации, благо канал пока так и оставался общим. - В данной ситуации убивать вас нельзя, больше проблем будет, чем пользы. Выползайте, договоримся об условиях.
   Упрашивать никого не пришлось, уже через минуту рядом с перевёрнутым фургоном стояли две маленькие группы людей. Стояли одинаково неровно - Сагара поддерживал Мао, держащуюся за рёбра, одновременно пытаясь прикрывать собой Канаме; рядом Реви поддерживала Рока, всё ещё не до конца пришедшего в себя после удара. Дач, всё ещё лежащий без сознания и для них обоих совершенно неподъёмный, остался в машине.
   - Красавцы... - Владилена с усмешкой осмотрела этот неровный строй. Отбросила в сторону догоревшую сигару, четвёртую за недолгий разговор с майором, и обратилась сразу к Реви: - В общем, Двурукая, убивать я вас не буду. Если я отпущу девчонку, а убью только вас, это будет плохо для бизнеса, тут или всех убить, или всех отпустить. Однако не думайте, что легко отделались - неустойку заплатить придётся. Не знаю, сколько вы там выжали из Джакомо, но примерно могу догадываться. Потому - двести тысяч мне за все проблемы и пожженные патроны, сто пятьдесят Чангу за неприятности и убитых людей, ещё пятьдесят Бао за разгромленный бар...
   - Но бар, это не мы... - Реви попыталась сопротивляться, надеясь оставить себе хоть что-нибудь.
   - Но именно из-за вас сюда заявилась эта зондер-команда и начала всё разносить. Так что, киваем и благодарим. Альтернатива вам известна. - Она демонстративно достала "Стечкин".
   - Большое спасибо. - Рок неловко поклонился. - Мы этого не забудем.
   - Чего уж там, сестрёнка, договорились. - Реви вяло махнула рукой. Конечно, тысяч пятьдесят им ещё осталось, да и из передряги выкрутились. Но потерянных денег всё равно было жалко.
   - К вертолёту. - Калинин не стал разводить долгих разговоров. Когда Соске, Мелисса и Канаме побрели к транспорту, он добавил для Владилены: - Я полагаю, над городом нам сообщат, где забрать раненного бойца?
   - Да-да, я же обещала. Давай уже, Андрей, не задерживайся, исчезай опять, и оставь меня заниматься своими делами. У нас слишком разные пути, и вместе мы уже не сойдёмся.
   - Как знать, капитан. - Майор не стал отдавать честь, поскольку головного убора рядом не нашлось, потому просто кивнул и первым двинулся к вертолёту.
  
   Глава 13.
  
   - Ну да, кто может знать? - Владилена хотела оставить последнее слово за собой. Глупая прихоть, учитывая, что она проиграла спор. Глядя на заходящий на посадку транспортный вертолёт, женщина устало потёрла лоб ладонью, подумав: "Что-то я утомилась... Неужели это старость? Я не смогла управиться с этой новой техникой, с новой тактикой. Неужели Андрей смог подстроиться к новым временам, а мне пора уйти в историю вместе с Афганской войной? Кто бы мне сказал?" Она уже хотела задать майору ещё один вопрос, но помешал голос, пробившийся сквозь треск статики во всё ещё включённой рации. Похоже, сегодня все считали за честь ворваться на их закрытую частоту.
   - Очень жаль, мисс капитан, похоже, наше сотрудничество не сложилось. А ведь у нас были такие перспективы. Зря вы решили, что умнее всех, зря...
   - Фаулер? Какого чёрта, что вы делаете на этой частоте, тем более - сейчас.
   - Прощаюсь, мисс капитан, прощаюсь. Извините, что не лично, но это было бы небезопасно для здоровья. Всего наилучшего, мисс.
   - Что за... - Владилена сдёрнула наушник рации, оглянулась в сторону пустой дороги. Затем услышала едва различимый, но становящийся всё громче свист. Очень и очень знакомый свист, переходящий в вой. Оставив спокойный тон главаря мафии, она закричала, как много раз под Кандагаром или в Панджшерском ущелье: - Миномётная атака! Всем в укрытие, по нам работают из "подносов"!*
   До леса было уже слишком далеко, счёт шел на мгновения, потому Владилена просто нырнула в ближайшую ложбину, вжимаясь в сырую от росы траву. Сейчас было не до показного высокомерия - несомненно, босс, переживший залп из миномётов и без того вызывает куда большее уважение, чем погибший даже в самой героической позе. Краем глаза она заметила, что рядом в какую-то яму рухнул майор, перед этим тоже успев отдать приказ своим людям. Сквозь звенящий свист падающих мин пробился громкий стрёкот - пилот явно пытался увести вертолёт с поляны, или хотя бы поднять в воздух. Однако он не успел.
   Сама по себе мина из советского миномёта "поднос" весит около трёх килограмм и накрывает осколками радиус в восемнадцать метров, что уже немало. Однако когда по не столь уж и большей площади начинает работать батарея из нескольких орудий, там открывается филиал ада, где вместо кипящей смолы целые облака стальных осколков, а запах серы заменяет вонь сгоревшего тротила и свежей крови. Первый снаряд угодил почти в самый центр вертолётного винта, взрыв разнёс его на куски и крутившиеся с огромной скоростью лопасти разлетелись по поляне, вспахивая землю, разрезая людей и пробивая деревья насквозь. Секунду спустя полыхнул и сам вертолёт, выбросив в небо облако чёрного дыма и опалив всё и всех поблизости.
   Владилена не могла видеть, что в отличие от неё, или собственного командира, Сагара пытался вместе с Канаме найти укрытие за деревьями, не желая подвергать девушку опасности. Однако и ему не хватило нескольких секунд. Первый взрыв заставил его дёрнуться в сторону, Чидори, тоже сбившаяся с шага, выпустила руку сержанта, сразу отстав. Обернувшись, Соске увидел, как длинный обломок вертолётной лопасти пронёсся буквально между ними, едва не отхватив ему пальцы, коснулся земли, вырыв небольшую траншею, и, кувыркаясь, взлетел вверх, вонзившись в верхушку пальмы. Ещё пара мин взорвалась по ту сторону вертолёта, заставив горящий корпус покачнуться, однако он устоял.
   Ещё две легли рядом у самой крыши фургона, буквально подбросив несчастную машину в воздух и переворачивая в полёте. Сагара бросился к Канаме, словно в замедленной съёмке видя, как фургон летит буквально на девушку, а метрах в пяти от неё падает ещё одна мина. Укрыться негде, растерявшаяся, оглушённая всем происходящим Чидори не сумеет отскочить в сторону и прижаться к земле, а сам он не успевает, никак не успевает... Поразительно, как долго могут тянуться мгновения в бою, если осознаешь, что единственный дорогой тебе человек сейчас погибнет. Сержант увидел, как мина бьёт в землю, а затем всплеск адреналина пошел на убыль, и словно кто-то выключил замедленное воспроизведение.
   Фургон тяжело рухнул наземь в шаге от застывшей на месте Чидори, тут же с другой стороны от него разорвалась мина, начиняя борт многострадальной машины сталью и выбивая остатки стёкол. Сагара в прыжке схватил Канаме, прижимая к себе, спиной тяжело ударился о дверь машины, до конца не веря, что из-за невероятного совпадения они до сих пор живы. Однако доверить свою жизнь одним лишь совпадениям было бы даже не легкомыслием, а полным идиотизмом. Не отпуская девушку и не медля и мгновения, сержант двумя прыжками оказался у вырытой вертолётной лопастью ямы и соскочил в этот импровизированный окоп, закрывая Чидори собой. Почти тут же близкий взрыв забросал их землёй.
   Пытавшиеся выжить под миномётным огнём люди не могли видеть, что затишья от войны не было и в воздухе. Когда небо перечеркнула длинная дымная полоса, а радар показал новую быстро приближающуюся цель, транспортный вертолёт тяжеловесно свалился на бок, пытаясь уйти от атаки. В стороны разлетелся целый ворох тепловых ловушек и ложных целей, пока пилот отчаянно пытался увернуться от невесть откуда взявшейся ракеты, одновременно включая ECS. Вертолёт растаял в воздухе под сполохи интерференции. И через несколько секунд возник снова, когда ракета равнодушно миновала все приманки и точным подрывом снесла короткую хвостовую балку вместе с задним винтом.
   - Здесь Гейбо-3, я подбит! Падаю, пуск с юго-запада, противник неизвестен... - скороговорка рапорта оборвалась, когда пилоту стало не до бесед - машину закрутило вокруг своей оси, сваливая в падение и снося в сторону от места боя. Всё что сумел из последних сил сделать пилот, это не дать транспортнику воткнуться в землю носом, а всего лишь посадить его на днище "всмятку", по пути выкосив изрядный участок джунглей.
   Штурмовой вертолёт не стал изображать конус на полигоне, а одновременно с атакой первой машины развернулся к западу и рыскнул в сторону, тоже расшвыривая ловушки. Вражеского вертолёта или штурмовика в той стороне не оказалось, хотя пилот готов был жизнью поручиться, что стреляли не с земли. Лишь в нескольких километрах мелькнул едва заметный отблеск, система наведения тут же послушно увеличила вероятную цель, представив взору пилота маленький беспилотник, уже сбросивший новую ракету и теперь тающий под завесой ECS. Второй пилот на машине "Мифрила" вдавил кнопку "огонь" одновременно с включением двигателя ракеты, выпуская с полсотни двадцатимиллиметровых снарядов. Почти столь же одновременно беспилотник исчез в пламени взрыва, а вертолёт начал заваливаться набок - каким-то невероятным маневром пилот всё же сумел увести летательный аппарат в сторону. В результате поражающие элементы только зацепили один из двигателей, а не превратили машину в несущийся к земле кусок дырявого металла. Вертолёт шел на экстренную посадку, подыскивая место для приземления, шансы уцелеть у его экипажа были неплохие.
   - Перт-1, ответьте Гейбо-11. Вижу автоколонну, движущуюся в вашем направлении. Лёгкая небронированная техника, до полутора рот живой силы.
   - Здесь Перт-1, Гейбо-11, вас понял. - Голос Калинина в рации звучал глухо. - Доложите состояние.
   - Перт-1, повреждён один двигатель, иду на вынужденную, поддержать огнём не могу. Гейбо-11, передачу ко... - связь оборвалась, вертолёт начал посадку.
   Батарея из двух миномётов выпустила полтора десятка снарядов, и когда осколки последнего из них нашли свои цели, над поляной установилась почти невероятная после такого грохота тишина. Только трещало пламя в уничтоженном вертолёте, да негромко стонали раненные, но для оглушенных обстрелом людей эти звуки были почти неразличимы за звоном в ушах. Однако очень быстро к ним добавился нарастающий рёв моторов, скрежет тормозов и визг шин на изломанном асфальте. Импровизированная колонна из двух десятков джипов и фургонов, в лучших руанапурских традициях увешанных пулемётами, прожекторами и "кенгурятниками" где надо и не надо, картинно с дымом из-под колёс остановилась на дороге. Боевики буквально висели на крышах и в открытых кузовах каждой машины, явно насмотревшись передач про горячие точки и солдат сверхдержав, восседающих на броне своих угловатых амфибий (в случае Союза) или квадратных "садовых домиков" (в случае Штатов). Правда высаживались они далеко не столь эффективно, принимая картинные позы, рисуясь и явно собираясь выстроиться в цепь для зачистки перепаханной миномётами поляны в лучших традициях карателей СС.
   Один из них держал в правой руке немецкий автомат, а левой распределял бойцов эффектными широкими взмахами, не имеющими ничего общего с армейским набором команд любой из стран. Командир уже собирался пафосно ткнуть стволом автомата перед собой, отправляя подчинённых вперёд, но рухнул прямо на середине движение, получив в глаз девятимиллиметровую пулю. Тут же рядом упал ещё один с дырой во лбу, потом почти одновременно ещё двое. Только тут опешившие бандиты заметили Владилену, привставшую из своего укрытия и с убийственной точностью стрелявшую из Стечкина с примкнутым прикладом, превращавшим и без того дальнобойный пистолет в короткий карабин.
   Сосредоточить на ней ответный огонь бойцы, в которых любой житель Руанапура без труда опознал бы боевиков итальянской мафии, не успели. Неподалёку от Владилены короткими очередями застучал автомат - Калинин незаметно подобрал Калашников одного из раненных десантников и открыл огонь, укрываясь за краем ямы как за бруствером. Затем стрельба с двух сторон быстро стала всё плотнее и плотнее: растерянность мафиози прошла, они начали то, зачем сюда явились, а с другой стороны - всё больше бойцов русской группировки и мифриловского отряда поднимались из своих укрытий, словно зомби, встающие из-под земли, и сразу же вступали в бой.
   Уже через пару минут огневого контакта стало очевидно, что два слаженных подразделения выигрывают у толпы неорганизованных наёмников и привыкших только к перестрелкам с полицией и друг с другом гангстеров с немалым отрывом. Инициативу и преимущество внезапности мафиози растеряли окончательно, вынужденные под очень плотным огнём зарывшегося в землю противника отступать за машины, кавалерийский наскок превращался в позиционную войну. Многочисленное оружие на станках и турелях оказалось бесполезно. Едва кто-то из боевиков пытался встать за пулемёт, как уже через пару секунд оставался лежать в том же кузове или на асфальте рядом с простреленной головой - снайперы десантников работали безошибочно. А едва прибывшие оставили последние попытки перехватить инициативу, как огонь по колонне открыли сразу несколько пулемётов, длинные очереди винтовочных пуль несколько раз прошли туда и обратно вдоль цепочки машин, зажимая противника в укрытие.
   И Калинин и Владилена сумели показать, что такое "рота и взвод в обороне" в очень грамотном исполнении. Кроме того, бойцы "Мифрила" начали небольшими группами продвигаться вперёд от укрытия к укрытию, под защитой своих стрелков сокращая расстояние до противника. Однако превратиться сражению в избиение так и не пришлось, у мафии ещё оставался свой козырь в рукаве. Остановившиеся поодаль и словно под прикрытием других машина, два чёрных бронированных фургона, от которых рикошетили случайные пули, до того стояли безучастно к происходящему. Однако когда исход боестолкновения уже казался предрешенным, пассажирская дверь одного из них открылась, выпуская молодого брюнета в длинном чёрном плаще.
   - Грамотно работают, эта шпана им точно не соперники. - Фаулер грустно покачал головой. Откинул скользящую дверь салона и чётко произнёс, словно отдавая приказ:
   - Ситуация А-7, исполнить директиву Л41-2.
   - Есть. - Слитно ответил хор монотонных голосов.
   Сагара активного участия в сражении не принимал. Едва закончился обстрел, он убедился, что с Канаме всё в порядке, во всяком случае, насколько это сейчас вообще возможно - шок, однако никаких физических повреждений нет. Быстро перебравшись под прикрытием перестрелки в соседнюю воронку, сержант достал оружие, но вместо стрельбы лишь наблюдал за полем боя. С одной стороны - не хотел привлекать лишнего внимания и, что неизбежно, лишних пуль в сторону Канаме, с другой - даже самый лучший дробовик не слишком подходящее оружие для таких дистанций. Победа сводного отряда ВДВ и "Мифрила" и без того уже казалась неизбежной, когда на горизонте возникла новая угроза.
   Слаженно и умело, не в пример избиваемым мафиози, из задних рядов синхронно выскочили девять солдат в закрытых шлемах и штурмовых бронежилетах поверх одинаковых чёрных комбинезонов. Действуя синхронно и отработанно, двое поставили на капот изрешечённого пикапа и относительно целой легковушки ручные пулемёты и сразу открыли подавляющий огонь. Остальные навскидку дали залп из современных штурмовых винтовок и карабинов, и затем вступили в перестрелку, постоянно меняя позицию и ведя огонь короткими экономными очередями. Пулемётчики тоже присоединились к ним, с немалой сноровкой перетаскивая своё громоздкое оружие от укрытия к укрытию. Бойцы "Мифрила" потеряли несколько человек и залегли, огрызаясь плотным огнём, десантникам пришлось на время оставить перемалывание итальянских баррикад в железную стружку и сосредоточиться на новых противниках.
   Отвлекающий маневр удался Фаулеру в полной мере, пока его охрана оттянула на себя внимание, через машины дальше по ходу движения колонны перескочили четыре крупные фигуры в длинных плащах. Сагара вздрогнул, увидев, как "Аласторы", едва коснувшись земли, рванулись в его сторону. А куда вероятнее - к Чидори.
   - УРЦ-7 всем - вижу четыре минибронеробота, вероятно, движутся к "Ангелу", прошу огневой поддержки. - Сержант быстро отчитался, впрочем, без особой надежды - в эфире и без того царила изрядная суета, пускай их частота и "расцепилась" с русской после взрыва вертолёта. Сагара торопливо откинул магазин ружья, быстро выбрасывая совершенно бесполезную резину и картечь, а после заталкивая усиленные патроны с тяжёлыми стальными пулями. Уже когда он передёргивал цевьё, отправляя в ствол первый патрон, справа долгой сплошной очередью застрочил автомат.
   Глянув в сторону, Соске увидел Мелиссу, тоже привставшую из своего укрытия и стрелявшую "на расплав ствола". Пули ушли по ногам ближайшего робота, при очередном прыжке ступоход БР подогнулся, тяжёлый механизм закувыркался по земле, и почти тут же замолчало оружие Мао. Сагара, отвлекшийся на падение робота, резко обернулся, боясь, что в неё попали, но к счастью, всего лишь заклинило "П-90", детище "Фабрик насиональ" не выдержало тропического климата и долгой пальбы очередями без чистки. Развернувшись к противнику, Сагара увидел, как между бегущими "Аласторами" взорвалась граната из подствольника, однако если люди погибли бы на месте, роботы только качнулись, да в плащах прибавилось прорех.
   Первый выстрел Сагары пришёлся в прыгнувшего робота всего в пятидесяти метрах впереди, от удара пули БР буквально замер в воздухе на мгновение, потеряв всю свою инерцию. Ещё одно попадание в голову бросило его на землю. Оставшиеся четыре пули свалили и двух других, но это давало лишь выигрыш во времени - сбитый очередью Мао и первый сваленный Сагарой БР уже поднялись на ноги и продолжили движение через поле боя. Соске переключил ружьё на второй магазин, выстрелил снова, пытаясь хоть как-то задержать наступающих роботов. Один из "Аласторов" был уже в двадцати метрах, он прыгнул, явно собираясь добраться до своей цели, как вдруг перевернулся в воздухе, напоровшись на очередь из ПКМ, а едва робот попытался подняться, как его голова тут же откинулась от пули из винтовки Драгунова. Над поляной мелькнула дымная полоса и ещё один "Аластор" разлетелся в яркой вспышке - граната из РПГ угодила ему точно в бок.
   Сквозь непрекращающуюся пальбу Сагара не мог слышать команд, но он видел, что Владилена указывает рукой на "Ааласторов" и понял, что капитан сама, или с подсказки Калинина, обнаружила самую опасную угрозу и переключила внимание подчинённых с тяжёлым вооружением на неё. Дробовик Сагары опустел, но пока стрелять и не требовалось - на БР и без того обрушился шквал огня из автоматов и пулемётов, заставивший их прикрывать руками уязвимые части и отстреливаться из встроенных крупнокалиберных винтовок, к счастью, с невысокой точностью. Вдруг прямо сквозь стрельбу донёсся мощный рык:
   - In avanti, bastards!**
   Итальянцы, увидевшие, что враги отвлеклись на бронероботов и спецназ Фаулера, и явно подбодрённые кем-то из амальгамовцев, полезли из укрытий под своеобразный клич одного из своих главарей, вопя и стреляя во все стороны в лучших традициях трущоб, больше подбадривая себя, чем надеясь кого-то напугать или куда-то попасть. Однако полсотни стволов даже в руках полных дилетантов - совсем не шутка. Сосредоточенный огонь по роботам и оставшимся шести охранникам Фаулера ослаб, а передовые группы "Мифрила" и вовсе вступили практически в рукопашную с гангстерами.
   У одного из роботов хватило кремниевых мозгов воспользоваться моментом, разбив из винтовки ствол пулемёта, крошившего его броню, "Аластор" бросился вперёд, в два прыжка добравшись до Сагары и занеся руку для удара. Соске только и смог закрыться разряженным дробовиком, но удар вышел такой силы, что "Неостед" разлетелся на части, сержанта отбросило на несколько метров в сторону, а падая, он едва не напоролся на очередь одного из русских. Аластор огляделся по сторонам, ещё одним прыжком подскочил к соседней яме и вытащил всё ещё пребывающую в шоке Канаме, пули из пистолета Мелиссы он просто-напросто игнорировал.
   - Стоять, стоять, железяка! - крикнув первое, что пришло на ум, Сагара поднялся с земли на одно колено и вскинул дробовик, но тут же отшвырнул перекрученное ударом оружие в сторону. Развернулся, увидев двух десантников, выцеливающих охранников Фаулера, под чьи пули чуть не угодил. Даже не раздумывая, Соске врезал одному из них локтем в голову, а когда солдат закрылся автоматом - добавил ладонью другой руки в переносицу. Подхватив Калашников, послуживший для блока, он перевернул его в руках и направил на уже готового сбежать Аластора. Сержант выстрелил, целясь в голову и стараясь не попасть в Канаме, но выпущенные длинной очередью пули защёлкали о броню другого БР, прыгнувшего, чтобы закрыть робота с ценной ношей. Третий оставшийся в строю БР встал с другой стороны.
   Спусковой крючок защёлкал вхолостую, магазин автомата был пуст, одновременно Соске спиной почувствовал ствол ещё одного Калашникова. Равнодушно обернулся, встретив злой взгляд ошалевшего от предательства "союзника" солдата. Выстрелить он явно был готов в любую секунду.
   - Ты что творишь, падла?!
   - После боя хоть перед строем меня расстреляйте мне плевать, но сначала я её спасу. Потом делайте, что хотите. А сейчас, дай мне запасной магазин.
   Странное дело, но взглянув на парня перед собой, солдат сразу поверил, что он именно так и поступит. Однако этого было недостаточно, чтобы спускать с рук такие выходки. Но выстрелить ему не дал командный голос капитана, которая если надо легко обходилась и без мегафона:
   - Всем кроме третьего взвода, цельтесь в бегущего амбала, не дайте унести девчонку! Огонь!
   Выматерившись сквозь зубы, десантник отвёл автомат и, поколебавшись, протянул Сагаре смотанную изолентой спарку магазинов. Потом прицелился в бегущего "Аластора", стараясь поймать его за силуэтами двух других роботов, и начал стрелять короткими очередями, через пару секунд Соске присоединился к нему. Заодно сержант смог оценить картину боя в целом. Мельком он увидел, что от мафиози остались считанные единицы, из сумевших отступить обратно к машинам. Сейчас они расстреливали последние патроны в белый свет, лишь бы хоть как-то сдержать врага. Один из роботов хромал на левую ногу, он отстал от общей группы и как раз получил ракету из РПГ точно в голову, разлетевшись горящими обломками. Два других ещё держались, хотя от обоих уже летели в стороны куски брони, но против них применять гранатомёт было рискованно.
   Уже у самых машин замыкающий БР вдруг замер на мгновение, словно решая, а не хватит ли с него на сегодня, а затем подорвал встроенную мину, осколки разлетелись в сторону, немалая часть ударила в спину последнего "Аластора", заставив его качнуться вперёд.
   - Канаме!
   Сагара опустил автомат, силясь сквозь дым от взорванного БР рассмотреть, что же там произошло. Когда порыв ветра отнёс гарь в сторону, сержант увидел, что последний "Аластор" всё же сумел добежать до колонны и буквально рухнул на ближайшую машину. Солдат Амальгам подхватил из его манипуляторов пытавшуюся сопротивляться девушку и потащил к фургону, ещё двое оставшихся в живых прикрыли их, ведя заградительный огонь. Один из них почти тут же рухнул с пробитым шлемом, получив пулю из "Винтореза", но два других смогли буквально закинуть свою заложницу в фургон и запрыгнуть следом. Обе машины, предусмотрительно развернувшиеся в сторону города, сразу сорвались с места и под прикрытием изрешечённых и даже горящих автомобилей мафии помчались по дороге, набирая скорость.
   - Канаме! - Сагара выпустил остаток магазина, целясь по колёсам, но пули достались баррикаде. Отступление прошло очень грамотно, весь план явно был составлен именно с расчётом на побег в определённый момент, и этот план удался. А роботы, последний из которых запоздало взорвался после отъезда Фаулера, равно как и мафиози, послужили лишь разменными пешками в этом гамбите. Осознав всё это, Сагара уронил разряженный автомат и тихо добавил: - Ч-чёрт...
   Через несколько минут, когда хаос перестрелки перетёк в чуть менее безумную послебоевую суматоху, Сагара вместе с тяжело шагающей Мао подошёл к Калинину. Козырнув, сходу начал о единственном, что его сейчас волновало:
   - Майор, сэр, разрешите организовать преследование противника? Они не успели далеко уйти, и у нас ещё остался шанс...
   - Подожди, сержант. - Калинин легко его остановил, обратился к стоящей рядом Владилене, принимающей доклад одного из своих бойцов: - Капитан, какие у вас потери?
   - Девять погибших, тридцать семь раненых, из них шесть тяжёлых. Сволочь, Фаулер, ты мне за всё ещё заплатишь... - сказать, что Владилена была зла, не сказать ничего. Однако она сохраняла спокойствие, и от того казалась ещё страшнее. - А у твоих?
   - Семь двухсотых, одиннадцать ранены тяжело, остальные будут сражаться. Плюс эти двое. Сержант Сагара.
   - Да. - Соске дисциплинированно вытянулся.
   - Вытяни правую руку перед собой.
   - Есть. - Соске сначала сделал что велели, а только потом спросил: - Но зачем, сэр?
   - Как ты воевал-то так, боец? - Калинин указал на два пальца, явственно вывихнутых и торчащих в сторону. Удар "Аластора" и впрямь был силён.
   - Не могу знать, сэр. Сейчас исправлю, сэр. - Поморщившись, Сагара дёрнул оба вывиха. Сжал и разжал кулак. Вытер внезапно выступивший пот, добавил тише: - Слушаю ваши приказы, сэр.
   - И вот что с ними делать? Ладно, капитан, у вас есть транспорт?
   - Само собой. Вашим теперь там тоже место хватит. Полагаю, майор, вам эта погоня нужна не меньше?
   - Да.
   - Но сразу скажу, если какие есть планы на Фаулера - забудь про них, Андрей. Эта тварь - моя, он за смерть ребят у меня долго мучиться будет, пока помрёт.
   - Нам важнее девушка. Но этого человека можно сначала допросить?
   - Сомневаюсь. Не уверена, что мы его вообще живым получим - такие легко не сдаются. А на операцию захвата у нас нет времени, тут догнать бы его. Он явно будет уходить через Руанапур, а там ещё и эта продажная крыса, итальяшка, а в городе у меня почти не осталось бойцов. Чисто не сработаем, будет много лишней стрельбы.
   - Мэм, если можно высказать мнение, есть вариант, как его переиграть.
   - О, "Лагуна", вы ещё живые? - Владилена обернулась к подошедшим Реви и Року. Перестрелку пираты явно где-то переждали, и потому с последней встречи выглядели не особо пострадавшими, в отличие от остальных. К примеру, сама Владилена лишилась шинели, а её костюм пропах порохом и благодаря множеству пятен грязи приобрёл почти камуфляжную расцветку. Калинин выглядел получше, но не намного, его форма тоже была в земле, да вдобавок левый рукав заметно покраснел и был разорван - осколок мины прошёл вскользь, оставив глубокий порез, но крови натекло много. Впрочем, на фоне с трудом дышащей Мао и вымотанного до последней степени Сагары, офицеры смотрелись ещё неплохо.
   - В общем, у нас есть возможность их задержать, благо метод уже отработан. - Рок принял этот риторический вопрос за одобрение. - Вам просто нужно снова забросить приманку.
  
   Глава 14.
  
   - Приманку, о чём ты? - Владилена его не поняла. - Предлагаешь на живца ловить, или на мотыля?
   - Скорее первое. - Рок кивнул, заговорил быстрее - времени у них оставалось немного. - Как они распустили слухи о ценности девушки, чтобы натравить на нас всех подряд и спутать вам карты, так и мы сейчас можем добавить проблем этим похитителям. Нужно только дать знать всем бандам в городе, что девушка у них, и награда за неё осталась прежней. Ловить будут все скопом - одно дело, если приз выиграете вы, уважаемый в городе человек, и совсем иное - если это будет какой-то никому не известный чужак. Кроме того, итальянцы тоже очень захотят спросить с него за всё это, как мне кажется. - Японец указал на разгромленную колонну.
   - Неплохой ход. Но что если кто-то и в самом деле сможет её вернуть? Выплачивать высосанную из пальца сумму, - она покосилась в сторону Мао и Сагары, - или воевать ещё с одной из местных банд?
   - Сестрёнка, ну этого уж точно не выйдет. - Добавила Реви. - Это же явно профи, ни чета даже тем отмороженным детишкам. Их в городе никому не взять, только если Чанг своих соберёт, больше никак. Но задержать их отморозки сумеют, а там уже и мы их догоним.
   - Чанга я возьму на себя. Просто намекну, что всё это игра, а девчонка уже у меня - тогда он в дело не сунется. Но вот скажи мне, японец, тебя не смущает, что там будут умирать люди?
   - Если для того, что эта девочка не закончила как Юкио, должен погибнуть десяток бандитов - это справедливая цена. Я не хочу, чтобы всё повторилось снова.
   - Вот как. Ну хорошо... Сейчас разберёмся, кого оставить с раненными, а кто пойдёт в основном отряде, и выдвигаемся.
   - Мы с вами. Сестрёнка, для тебя же голова этого ублюдка явно чего-то стоит.
   - Хорошо, только не мешайся под ногами. Андрей, вы уже распределили раненых?
   - Да, всё готово. - Калинин кивнул, выслушав доклад по рации.
   - Борис?
   - Мы тоже закончили. - Подошедший заместитель Владилены тоже кивнул, благо с автоматом козырять не положено. Выглядел он не важно - голова забинтована, костюм прожжён в нескольких местах и перепачкан в грязи. Однако он явно не обращал внимания на такие мелочи.
   - Тогда - по машинам.
  
   До Руанапура небольшая колонна из трёх машин добралась без проблем. Фаулер был даже немного разочарован отсутствием погони, раньше русская мафия производила на него куда лучшее впечатление. С другой стороны, куда их допотопным, побитым и переделанным местными "умельцами" рыдванам до современных машин, как у группы из "Амальгам". Даже третий фургон, перевозивший миномёты и с которого же запускали беспилотный аппарат, основной отряд подхватил не на лету, а спокойно сбросив скорость и заодно перестроившись. В авангард вышла машина, прежде транспортировавшая "Аласторы", а теперь самая лёгкая из всех - помимо водителя и одного солдата рядом она была пуста, что-то весили разве что дополнительные так и не пригодившиеся боеприпасы для БР. "Миномётный" фургон с водителем и тремя солдатами в салоне двигался замыкающим.
   Они спокойно пересекли мост и проехали мимо знаменитой петли на въезде в город, дальше осталось только побыстрее добраться в порт и уйти в нейтральные воды на заранее нанятом судне. Однако такой короткий путь до пристани неожиданно начал растягиваться всё сильнее и сильнее. Едва колонна оказалась в черте города, как уже на третьей улице они попали под обстрел. И хотя дешевые пистолеты и обрезы никак не могли повредить бронированным машинам, симптом этот настораживал. Фаулер приказал просто игнорировать налётчиков, однако через пару кварталов их попытались зажать куда серьёзнее. Несколько человек на внедорожниках явно пытались взять колонну в клещи, и тут уж амальгамовцам осталось только отстреливаться. Накуренным бандитом на машинах, которые попрощались с нормальной подвеской десятилетия назад, нечего было противопоставить тренированным солдатам, однако нападение отняло время, пришлось маневрировать и петлять по кварталу.
   - Похоже, мисс капитан оказалась не столь никчёмна, как я предполагал, - подумал он вслух. - Спустить на нас всех бешеных псов города - неплохо, но бесполезно. Ладно, прибавь скорости, едем, не отвлекаясь на стрельбу. Эта шпана всё равно ничего не сможет нам сделать.
   - Слушаюсь, сэр. - Водитель кивнул, прибавляя газу и передавая указание остальным.
   Машины с заносом вылетели на следующую улицу, до центрального бульвара уже было рукой подать, но тут Руанапур убедительно доказал - город не стоит недооценивать. Когда с крыш затрещали автоматные очереди, водитель первой машины только прибавил газу, прорываясь под огнём, потому увидев летящую прямо в их сторону гранату из РПГ, отвернуть в сторону тяжёлый фургон он не сумел. Взрыв разворотил всю кабину, машина вспыхнула мгновенно, завалилась набок и по инерции перевернулась несколько раз через борт. Второй выстрел по всем правилам перехвата колонн сделали по замыкающей машине, но тут подвела техника - дешевая китайская граната срикошетила от покатой крыши в небо, разорвавшись высоко над головой.
   - Тормози! Выходим, или нас перестреляют как уток, живо! - Фаулер не дожил бы до своих лет и не дослужился бы до такой должности, если бы не умел чувствовать опасность и не раздумывая реагировать на неё. И сейчас именно шестое чувство и большой опыт подсказывали, что остаться в машинах означает погибнуть. - Вести заградительный огонь, отходим в переулок слева, за девчонку отвечаете головой.
   Оба водителя были настоящими профессионалами, даже не сговариваясь, они провели по оптимальному для отхода манёвру - средняя в колонне машина остановилась с дымом из-под колёс и разворотом градусов на двести. Вторая тут же прошла юзом, сделав почти полный разворот вокруг оси, и в результате оба фургона замерли углом, развернувшись левой стороной к нужному переулку. Польза от столь сумасбродных действий стала очевидна мгновение спустя, когда справа загрохотали десятка полтора стволов, фланговый удар, который вместо беззащитных во время высадки бойцов Амальгам встретил два бронированных борта. Солдаты с Фаулером во главе выскочили с другой стороны, сразу же пересекая улицу и паля по растерявшимся боевикам на крышах из всего наличного оружия. Шесть человек, умело и даже не снижая темпа, выстроились кругом, закрывая собой Фаулера и несущего скованную наручниками Чидори солдата, они сумели прорваться, даже не понеся потерь, не считая, конечно, погибших в первой машине. Горящий фургон напоследок обеспечил им достойное прикрытие - когда огонь добрался до боеприпасов в кузове, мощный взрыв повышибал стёкла на всей улице, разметав засадный отряд и сбив часть стрелков с крыш. Поднявшийся в небо столб дыма был виден с любого конца города.
   Дальнейший путь команды Фаулера превратился в одну сплошную безумную гонку, особенно с точки зрения Канаме. Вырвавшись из засады, они почти тут же нарвались на летучий отряд картеля, и хотя амальгамовец сразу разнёс одну машину подствольной гранатой, остальные зажали отряд непрерывным огнём, просто не давая высунуть даже руку с оружием. Не дожидаясь вражеского подкрепления, Фаулер приказал пробиваться прямо через жилой дом, в подъезде которого они укрылись. Выбив дверь одной из квартир, хозяина которой, к счастью, не оказалось дома, они расстреляли окно и выбрались в грязный запущенный двор, а через пару минут бега вновь оказались на безлюдной улице города. Завидев тонированный Кадиллак, медленно ползущий по уже начинающему раскаляться на утренней жаре асфальту, один из водителей бросился наперерез. Он подскочил к водительской двери, явно собираясь вышвырнуть шофёра под угрозой автомата, но раздался мощный грохот, и солдата буквально подбросило в воздух, прежде чем он рухнул наземь. В открытой двери Фаулер увидел водителя-итальянца и одного из бригадиров мафии, по-пижонски одной рукой держащего дымящийся обрез.
   "Убийство из "лупары" в упор, смерть, положенная предавшим семью" - машинально подумал эмиссар Амальгам, пока его подчинённые превращали машину в решето и отстреливались от появившихся из ближайшей подворотни мафиози.
   Дальше Чидори ловила происходящее вокруг урывками. Побег через какие-то проулки, яркие гильзы, со звоном отлетающие от грязных стен... рывок через парк, автоматные пули, выбивающие щепки из ближайших деревьев... штурм баррикады, взрывы, разметавшие бандитов и стащенный ими в кучу хлам по всей улице, а потом опять бег и стрельба... Запомнился ей разве что квартал каких-то лачуг, дешевых одноэтажных домов едва ли не из коробок и фанеры, которые пули пробивали навылет, превращая любое укрытие просто в самообман. Здесь отряду пришлось труднее всего, их едва не забросали гранатами и даже коктейлями Молотова - судя по всему, у некоторых бандитов Руанапура были очень своеобразные представления о способах перехвата заложника живым. Однако отряд сумел вырваться из этого района, оставив за спиной ещё одного погибшего наёмника и сильный пожар, быстро перекидывающийся с одного дома на другой.
   Однако, как оказалось, Фаулер бежал не просто, куда глаза глядят, а имея чёткий план. Потому, когда группа вынырнула из очередного проулка перед запертыми железными воротами, он только заявил, сверившись с картой в наладоннике:
   - Отлично! Мы идём в нужном направлении. За этой стройкой через два квартала начинается порт, там нас уже не достанут. Чак, взрывай ворота.
   - Не могу, сэр, гранаты кончились ещё десять минут назад. - Солдат показал пустой подсумок.
   - Проклятье. Ладно, Карлос, давай ты. - Он жестом указал выжившему водителю с крупнокалиберной винтовкой, подобранной у кого-то из бандитов вместо заклинившего автомата.
   - Слушаюсь.
   Короткая очередь снесла замок, с ржавым скрипом и лязгом разматывающейся по бетону цепи ворота распахнулись. Отряд ворвался внутрь, не забывая прикрывать тылы - в переулке уже слышалась ругань и топот преследователей. И хотя загонщики уже несколько раз начинали грызться друг с другом за свою ещё не пойманную добычу, снова рассчитывать на это было бы слишком оптимистично. Амальгамовцы стороной обогнули корпус гостиницы, которую то ли разбирали, то ли перестраивали во что-то получше. Двигаясь вдоль забора и лавируя между кучами песка, щебня, штабелями блоков и кирпичей, они вскоре добрались до противоположных ворот.
   - Расстрелять?
   - Нет, шуметь не будем. Карлос, Сэм, откройте засов и выдвигайтесь первыми.
   - Есть, сэр.
   Быстро открыв калитку в воротах, оба скользнули на улицу, держа оружие наготове. После нескольких секунд настороженной тишины тихо донеслось:
   - Всё чисто, можно продвигаться. - По жесту Фаулера оставшийся отряд начал подниматься, когда за воротами донёсся грохот, лязг пуль по металлу и вопль: - Засада!
   Сквозь калитку головой вперёд проскочил Сэм, тут же прижался к металлу и, не глядя, выпустил в проём весь магазин автомата. От ответных очередей ворота затряслись и заходили ходуном, но пока держались. Торопливо меняя магазин, солдат доложил:
   - Там русские, не меньше взвода, те, которых мы оставили в лесу. Они перекрыли всю улицу, мы тут не прорвёмся.
   - Точно, ты уверен?
   - Никаких шансов, сэр.
   Их диалог прервала громкая команда Владилены из-за ворот:
   - Кравченко, сноси их к чертям!
   Амальгамовцы бросились за ближайший штабель железобетонных блоков как раз вовремя, мощный взрыв снёс ворота, оплавленные и покорёженные створки влетели внутрь и загремели по бетону, тут же без перерыва десантники открыли огонь на подавления, не давая никому высунуться.
   - И впрямь, без шансов. Ладно, с боем отходим к зданию, судя по карте, там должен быть ещё один выход, на северной стороне, пройдём через первый этаж и будем пробиваться туда.
   Фаулер и несущий продолжавшую сопротивляться Канаме солдат побежали первыми. Три оставшихся боевика отступали медленно, отстреливаясь, прячась за укрытиями и перекатываясь, однако всё что они могли - лишь выиграть время, десантники уже занимали оставленные ими позиции. В тёмном после тропического солнца холле гостиницы Фаулер обернулся, глядя, как отходят его бойцы. Двое уже укрылись в дверном проёме и дали залп, прижимая к земле преследователей, чтобы последний смог добежать и присоединиться к ним. Солдат выскочил из-за тронутого ржавчиной бульдозера, петляя, рванул к дверям, влетел под козырёк и уже на последнем шаге вдруг запнулся, повалившись лицом вниз. На дверь плеснуло алым - винтовочная пуля пробила горло навылет.
   - Снайпер. Уходим, его уже не вытащить.
  
   - Хороший выстрел. - Оценил Калинин, выглянув из-за опоры подъёмного крана. - Она не растеряла мастерства.
   - О ком вы, сэр? - уточнил сидящий рядом Сагара, поправляя ремень взятого у русских сто второго АК.
   - Владилена, эта она сейчас отработала. Перед началом штурма взяла винтовку и отправилась вон в то здание, похоже, за своих людей она по-прежнему предпочитает мстить своими руками. Ладно, похоже, противники сами загнали себя в угол, теперь осталось только выполнить нашу задачу. Я на тебя рассчитываю, сержант.
   - Так точно, сэр.
   Сагара поднялся на ноги, рядом встали ещё шесть бойцов PRT и Реви, которую Владилена навязала в их команду. Судя по докладам, два других выхода со двора были перекрыты, а вторая штурмовая группа из десантников под руководством Бориса уже вошла в здание с противоположной стороны.
   - И запомни вот что, сержант. Для Владилены сейчас имеет значение только месть за погибших сослуживцев. Только смерть Фаулера. Если в процессе девочка погибнет, это её не остановит, понятно?
   - Да, сэр. - Соске кивнул, скрипнув зубами. Он уже пришёл к тем же выводам. - Я этого не допущу.
   - Не сомневаюсь. А теперь - вперёд.
  
   Фаулер уже понял, что его всё-таки переиграли. Когда они прошли сквозь коридоры и залы, затянутые плёнкой, заваленные листами гипсокартона, какими-то пыльными рулонами и ящиками, и добрались до северного выхода, их там уже ждали. Судя по всему, русские только что добежали до ворот и сходу вступили во встречный бой с показавшимся из дверей отрядом Амальгам. Уже через тридцать секунд Фаулер скомандовал отход - плотность огня десантников исключала возможности к сопротивлению, здесь нужен был полный боекомплект и весь их отряд, так недавно и так давно вырвавшийся из западни у центрального бульвара. А всё что теперь оставалось - играть на опережение, ускользнуть отсюда, пока клетка ещё не захлопнулась.
   Он ещё думал, что обманул всех, когда группа под огнём поднялась на второй этаж и бегом понеслась к дальней лестнице, к вскрытым ими воротам. Однако Фаулер понял, что на самом деле переиграли именно его, когда сунувшийся первым вниз Сэм погиб в короткой заполошной перестрелке с засадой русских, успев лишь ранить одного из них, прежде чем получить пулю в голову. Буквально выметая площадку длинными очередями, Фаулер вместе с оставшимися солдатами сумел отступить вглубь этажа, но это тоже не сильно помогло - их уже ждал поднявшийся снизу отряд. Снова пришлось отходить под обстрелом, поднимаясь всё выше, уже на третий этаж.
   - А, ч-чёрт! - Уже на площадке тащивший Канаме боец вдруг дёрнулся, получив отрикошетившую пулю в бронежилет, девушка упала с его плеча, перекатившись по пыльному бетонному полу.
   - А ну стоять! - второй солдат протянул к ней руку, но Чидори резво подхватила, несмотря на сковывающие запястья наручники, ближайшую банку с давно засохшей краской и швырнула ему в лоб. - Вот зараза!
   - Второй раз вы меня не поймаете! - она подскочила на ноги и бросилась в ближайший коридор, по пути плечом свалив рулон какой-то плёнки почти на Фаулера, прыгнувшего следом.
   - Проклятье. За ней! Это наша последняя страховка!
   Канаме неслась, не разбирая дороги, для неё главным было оторваться от похитителей. Слыша топот за спиной, она свернула один раз, другой, оказалась в большом зале и сразу бросилась к двери в противоположной стене. Толкнула ободранную створку, закрашенную мутно-серой краской... и едва успела схватиться за дверной косяк, когда дверь распахнулась в пустоту. Раньше здесь, судя по всему, был балкон, но теперь его сняли, а дверь и не вздумали запереть. Чидори держалась изо всех сил, стараясь не думать, что случится, если руки соскользнут, и она с такой высоту рухнет вниз, на кучу битого кирпича.
   - Эй, ты куда это собралась?
   Подбежавший Фаулер ухватил её за шиворот и затянул назад. Добавил тихо:
   - Не дёргайся, тебе же хуже будет.
   Развернувшись, он быстро вытолкал девушку в соседний зал, несмотря на её сопротивление. Один из солдат уже был здесь, второй как раз показался в дверях. Однако последний тут же отскочил в сторону, укрываясь за каким-то обшарпанным верстаком, потому что через дверной проём полетели пули, кто-то из преследователей догнал их отряд. Оставшийся амальгамовец, видя, что путь отступления перекрыт, толкнул последнюю оставшуюся в комнате дверь и скрылся из виду, Фаулер последовал за ним. Канаме он поволок следом, но уже в самый последний момент, она увидела, как в зал врываются Сагара и бойцы из PRT, сразу же начиная перестрелку с засевшим за укрытием боевиком.
   - Чёрт, ну за что мне всё это... - пожаловался Фаулер в пустоту. Они пробирались по узкому коридору мимо закрашенных краской высоких окон, и рассеянный яркий свет отчётливо контрастировал с настроением эмиссара Амальгам. Одно из окон было разбито вдребезги, его они миновали, пригибая головы, но теперь можно было не волноваться хотя бы по поводу снайперов. Фаулер не успел додумать эту успокаивающую мысль, раздался звон стекла, луч утреннего солнца через ровную дырочку в стекле осветил стену и медленно сползающего по ней боевика с простреленной головой.
   "Сквозь непрозрачное стекло? Увидеть нас мельком в начале коридора, просчитать скорость и положение головы со всеми поправками... Да что же это за снайпер?" - думая над этим, Фаулер машинально пригнулся и придержал шаг, полсекунды спустя в бетон перед ним ударила пуля. Он лишь мельком отметил непонятно зачем: "Из СВД, кажется? Но откуда, я же не слышал с улицы выстрела". Но он не успел даже испугаться за свою жизнь - стрельба в зале за спиной стихла, а вместо неё донеслись шаги нескольких человек.
   Одним рывком преодолев этот проклятый коридор, Фаулер буквально вывалился на угловую лестничную площадку, с двух сторон закрытую стеклом, на этот раз к его ужасу прозрачным. Он сразу же прижался спиной к стене, левой рукой держа Чидори и закрываясь ею, а правой выхватывая гранату и поднимая, чтобы её было видно.
   - Всем стоять, или я взорву нас обоих, да и вас тоже.
   Поднимавшийся со второго этажа Борис и ещё двое десантников замерли, наставив на Фаулера автоматы. Из коридора выскочил Сагара, сразу вскидывая "Глок", а на площадке между третьим и четвёртым застыла Реви, похоже, пытавшаяся сократить путь через верхний этаж.
   - Отпусти девушку. - Голос Сагары был холоден, он явно собирался убить Фаулера в любой момент, едва тот хоть чуть-чуть откроется.
   - Все назад, или взорвёмся все, а от неё вообще мало что останется. Опустили оружие и отошли назад. Считаю до пяти. Раз... Два...
   - Три. - Услышал Сагара в рации.
   Звякнуло стекло, пуля из СВУ пробила окно, прошла над самым плечом Реви и попала в руку Фаулера чуть ниже запястья, заставив её удариться о стену. Эмиссар судорожно дёрнул ладонью, кольцо со звоном отскочила в сторону, а граната медленно выпала из разжавшихся пальцев и полетела к полу. Русские рухнули как по команде, укрываясь за ступенями, а Сагара и Реви одновременно ринулись вперёд, едва развернувшись на тесном пространстве. Соске буквально вырвал девушку у Фаулера и повалил на пол, прикрывая собой от взрыва. Реви же в два прыжка оказалась на площадке и ударом, который сделал бы честь любому форварду и который определённо одобрил бы мистер Чанг, отшвырнула гранату в боковое окно.
   Пробив стекло, граната отлетела в сторону и взорвалась в воздухе, в здании посыпались стёкла, выбитые случайными осколками. Пиратка, пытаясь скрыть внезапную бледность и слабость в ногах, гордо произнесла:
   - Видали. Вот так и надо... Хэ!
   Она не договорила - Фаулер, которого все посчитали выбывшим из игры, ногой ударил Реви в живот, заставив согнуться, и бросился в ближайшее окно спиной вперёд, явно приметив кучу песка внизу. Правда, судя по тому, как тело дёрнулось в полёте, и что после падения силуэт внизу остался неподвижен, Владилена тоже не оставила этот маневр без внимания.
   - Похоже... всё... - Реви поднялась, опираясь о перила. Посмотрела на встающих на лестнице десантников, на Сагару, помогающую подняться Чидори. - И где положенные аплодисменты?
  
   Уже на выходе из здания, когда Соске и крепко за него держащаяся Канаме вышли на площадь перед гостиницей, их помимо Калинина и Рока, встретила Владилена. Едва её увидев, сержант ускорил шаг и начал:
   - Вы специально пытались убить их обоих так?
   - О, сколько экспрессии, мальчик. Чему ты только учишь подчинённых, Андрей? - Она покачала перед собой зажженной сигарой. - И вообще, хочу напомнить, что у тебя ещё остались тут долги. Не так ли?
   Глянув в сторону, Соске увидел двух десантников, сидящих на проржавевшей трубе. На переносице одного из них красовался заметный синяк. Кивнув, сержант равнодушно произнёс:
   - От своих слов не отказываюсь. Раз дело закончено, пусть застрелят меня за нападение. Или это сделаете вы лично, как очень хорошо умеете.
   - Следи за языком, сержант. - В голосе Владилены зазвенела сталь. - Я вообще-то хотела им просто предложить набить тебе морду, но теперь уже в этом сомневаюсь... А, ладно, - Она вздохнула. - Что-то я сегодня добрая. Пусть так и будет, на первый раз заменим расстрел показательным мордобоем. А справишься с ними, поговорим с тобой, о морали и прочей чепухе.
   - Как вам будет угодно.
   Аккуратно положив на землю Калашников, Сагара протянул Калинину кобуру с "Глоком" и добавил для Чидори, явно не желавшей его отпускать:
   - Не бойся, я сейчас вернусь.
   Десантники поднялись навстречу, сразу начали расходиться в стороны, оказавшиеся поблизости бойцы ВДВ и "Мифрила" с интересом поглядывали на эту сцену. Битый первым сделал выпад, целя кулаком в голову. Соске качнулся в сторону, тут же ушёл от ноги его товарища, развернулся на месте, вскидывая руки. Следующий удар пришёлся в блок, но Сагара вдруг рухнул на спину, как подкошенный.
   - Соске! - не обращая внимания на сконфуженных столь быстрой развязкой десантников, Канаме кинулась к нему.
   - Капитан, это не я. Он, кажется, сам отрубился. - Десантник пожал плечами. Позвал ближайшего санитара: - Эй, док, глянь, чего там?
   - Чего, чего... - отодвинув Чидори, доктор быстро оглядел потерявшего сознание сержанта. - Отключился он. Истощение, и далее в том же духе. Я даже не могу сказать, когда он спал последний раз, и на этой ли неделе то было. А вы тут устроили, понимаешь.
   - Ну вот, испортили всё представление. - Владилена покачала головой. - Ладно, что уж теперь. Эй, девочка, забирай своего героя, и валите вы оба отсюда как можно дальше и как можно быстрее.
   - С превеликим удовольствием. Вы просто не представляете, как я хочу оказаться подальше отсюда. - Канаме очень серьёзно кивнула. Помогла одному из бойцов PRT поднять Сагару.
   - Ну почему же, вполне...
   - Капитан, разрешите обратиться... - к Владилене подбежал один из её бойцов. Продолжил, переведя дыхание: - там... их главный, которого вы подстрелили, его нет. Кажется, уполз куда-то.
   - С такими ранами? Да, я тоже хочу себе такую шинель. Определённо, мне сегодня хотят испортить настроение. Так, девчонка, ты ещё здесь? Я же сказала, исчезни быстрей, пока я не передумала, и изменника Родины этого с собой забери. Как же тут без вас спокойно было-то...
  
   Эпилог.
  
   Возвращение Сагары и Чидори спустя две недели после злополучного шторма не произвело в школе громкого фурора, хотя и поставило некоторые вопросы. И хотя о причинах их отсутствия все, кому это было интересно, знали давно, всё же сомнения в достоверности этих причин себя ждать не заставили. Вот и Киоко Токива, сидя на скучном уроке японской истории, постоянно косилась на объявившуюся парочку, размышляя обо всех несуразностях:
   "Ладно, допустим Кане действительно пришлось срочно улетать сначала в Токио, а потом в Нью-Йорк - сестра заболела, отец не может вырваться с работы, тут кто угодно полетит, забыв про всё на свете. В конце концов, учительница у нас серьёзная, её не одурачишь так легко, и уж точно она не станет врать, если говорит нам про звонок от Канаме, значит, он и в самом деле был. С другой стороны, Соске отправился её искать, вышел на лодке в море, и его поймала береговая охрана - учитывая, что он как обычно обвешался оружием и изображал из себя Рембо, это не удивительно. Звонил он лично мне, а придумать историю так складно и соврать он бы не сумел, значит, его тоже поймали на самом деле. Да и Рен говорила, что от пограничников действительно приходил запрос, учится ли здесь Соске Сагара. Но почему же они вернулись ровно в один день, вот в чём загадка..."
   - О, Токива-сан, вы так задумались над моим вопросом? Не стесняйтесь, мне интересно, что же вы сумели вспомнить... - вопрос учительницы застал её врасплох. Быстро вскочив, Киоко беспомощно забормотала:
   - Ну... в общем... это конечно же очень важная дата в истории Японии...
   - Вообще-то, я просила вас перечислить подчинённых генерала Курибаяши в битве за Иводзиму. Садитесь уж. Чувствую, на каникулах мы с вами будем часто видеться, Токива-сан.
   - Угу-у-у... - Киоко только уныло кивнула, перспектива отработок её совершенно не прельщала. Так или иначе, загадка с внезапным возвращением друзей пока что отошла на второй план.
   И только после уроков, возвращаясь домой в компании Соске и Канаме, она вспомнила о столь важной теме. И решив не ходить вокруг да около, начала в лоб:
   - Так получается Кана-чан и Сагара-кун пришли сегодня вместе случайно? Случайно?
   - К-киоко, ты о чём? - Чидори резко повернулась, вздрогнув от столь внезапной смены темы.
   - Ты ведь уехала, чтобы присмотреть за Аяме-чан. Так? А Сагара-кун сидел у береговой охраны как подозреваемый. Так? Но как же тогда получается, что вы вернулись назад в один день?
   - Ну... это... - Канаме неловко засмеялась, пытаясь выкрутиться. На Сагару она и рассчитывать не стала. - Это... совпадение. Случайное совпадение!
   - Совпадение?
   - Да, просто совпадение. - Чидори показалось, что где-то она уже слышала этот диалог.
   - И так сильно ты загорела тоже в Нью-Йорке, да? - Киоко пододвинулась ближе, подозрительно вглядываясь в лицо подруги. На фоне хмурого токийского неба и срывающегося мокрого снега, загар Канаме выделялся чрезвычайно явственно.
   - Ну конечно. В Штатах сейчас так солнечно, это же не Токио, да... - Она снова принужденно рассмеялась, изображая беззаботность. - И вообще, Киоко, что это за допрос?
   - Простое любопытство. Ничего больше. Я же за вас волновалась.
   - Ой, да что ты, что с нами могло случиться? Ведь со мной был... - Чидори еле успела остановить свой язык, - мой отец и Аяме тоже. А Соске привык общаться с военными. Ведь так?
   - Подтверждаю, никаких проблем не было. - Сагара кивнул. Сам он был не в восторге от легенды Терезы, и будь его воля, зашифровал бы всё куда достовернее, скажем, представил бы исчезновение Чидори как способ сбежать от долгов и раздобыть деньги. Однако капитан решила иначе, и даже использовала для имитации голоса Канаме оборудование Данаана и ИИ подлодки.
   - Видишь, Киоко? Никаких проблем.
   - Вижу, вижу. - Токива только кивнула с самым невинным видом. В реальности же она подумала о том, что самые нелепые слухи могут оказаться не лишенными оснований. Ещё на Окинаве тишком пошли разговоры, что двое подростков просто поймали момент, обманули одноклассников, учителей, прочих взрослых и сбежали вместе куда-то, где можно провести время куда как интереснее. Возможно, в другой город на той же Окинаве, или на иной остров. Сама Киоко поначалу воспринимала эти домыслы как полнейшую глупость, в которую не поверит никто, близко знающий Чидори, и уж тем более - Сагару. Однако сейчас эта фантазия школьных сплетниц уже не казалось настолько уж невероятной. Во всяком случае, данная версия неплохо бы вся объясняла.
   - Так что, Киоко, все свои подозрения...
   - Чидори, в сторону!
   Канаме успела только услышать шум и крики впереди, увидела появляющееся из-за угла оружие, а затем сначала всё закрыла спина Сагары в тёмной школьной куртке, а затем её оттолкнули в сторону, в полуоткрытую калитку ближайшего дома. Девушка зажмурила глаза, ожидая, что сейчас вновь загремят выстрелы, а воздух наполнится свистом пуль и визгом рикошетов. Однако прошла секунда, другая, а шум голосов так и не сменялся взрывами и треском автоматных очередей. Осторожно приоткрыв один глаз, Чидори увидела Соске, присевшего на тротуар и медленно тянущего ладонь из-под куртки. Пустую. Да и вид у парня был какой-то виноватый и несчастный, словно он уже понял, что ошибся, и сейчас его за это накажут.
   Мельком посмотрев на ошарашено их изучающую Токиву, Канаме удивлённо моргнула и аккуратно выглянула из калитки. Прямо на неё удивлённо смотрели не очередные террористы или похитители, а небольшая орава гомонящих детей не старше лет семи. Судя по пластмассовым автоматам и пистолетам, дошкольники упоённо играли в войнушку, когда им на дороге попались какие-то скучные взрослые, да ещё кричащие и прыгающие безо всякого повода. Увидев её, дети подбежали ближе, и один из ребят с абсолютной серьёзностью заявил:
   - Тётя, ну нельзя же сидеть на тротуаре, ты замерзнешь и простудишься. Все взрослые правда очень глупые.
   - Что? - она оглянулась, увидев, что благодаря помощи Соске приземлилась прямо в подтаявшую кашу из снега и грязи. Действительно мокрую и холодную, как она теперь уже поняла. Но это сейчас не имело никакого значения. - Не обращай внимания. Это такая ерунда... Ха... ха-ха... - Она засмеялась в голос, закрыв глаза и привалившись спиной к сырой ограде дома. Теперь на девушку странно посмотрели не только дети, но и Киоко с Соске.
   - Тётя, а почему ты смеешься? - Мальчик явно растерялся. Такой реакцию на свою отповедь он уж точно не ожидал.
   - Потому что все взрослые - очень глупые. Тут ты прав. Ладно, бегите дальше, мы вам только всю игру испортим.
   - Ты очень странная. Ладно, побежали, ребят!
   - Ага!
   Тут же забыв про это происшествие, дети понеслись по улице, перекрикиваясь и на бегу изображая нечто, должно быть означающее ранения, взрывы и летящие пули. Когда шумная компания скрылась за углом, Чидори тихо пробормотала:
   - Дети... это были просто дети... обычные дети, которым хочется поиграть...
   - Ка-ана-ча-а-ан... - осторожно позвала Киоко. - Ты в порядке? Не ударилась?
   - В порядке. Не представляешь, насколько я в порядке. Так, Соске, а ты чего застыл?
   - Извини, мне очень жаль. Я опять увидел угрозу на пустом месте. - Сержант опустил голову, вполне справедливо ожидая, что сейчас по его душу появится харисен.
   - Глупый. Ты-то в чём виноват? Ты пытался меня защитить, а вдруг бы там и вправду были бандиты с настоящим оружием? Ты всё сделал правильно. - Встретив одинаково изумлённые взгляды Сагары и Киоко, Канаме недовольно произнесла: - Ну что? Ладно, детки правы, хватит тут сидеть. Соске, не стой столбом, помоги мне встать.
   - Д-да, так точно. - Судя по выражению лица, Сагара до конца не поверил, что только что избежал экзекуции. Однако он сумел справиться с растерянностью, быстро поднялся и протянул руку Канаме.
   - Кстати, это всё мне кое о чём напомнило... - наскоро отряхнувшись, Чидори подняла свой портфель и продолжила, после небольшой паузы: - Слушай, Соске, я забыла спросить... В общем, ты не занят завтра?
   - О-о, а я же совсем забыла, мне уже пора. - Токива резко засобиралась домой. Оглянувшись по сторонам, быстро направилась к ближайшему повороту. - Ладно, Кан-чан, Сагара-кун, увидимся. До понедельника, а мне как раз сюда, я же совсем забыла, что опаздываю.
   - Киоко, стой, тебе же в другую сторону.
   - Нет-нет, так куда ближе. Уже бегу, дела, дела, я и так уже опоздала. Пока!
   Она исчезла за углом быстрее, чем Канаме успела сказать ещё хоть что-нибудь, только сверкнули очки, даже взлетели под порывом ветра косы, и её уже нет.
   - До свиданья... - пробормотала Канаме пустой улице. Пожав плечами, вернулась к теме разговора. - Ну так что, ты не занят?
   - Нет. Я уже сдал все отчёты. Но почему ты спрашиваешь? - Сагара выглядел немного озадаченным.
   - Я хотела завтра сходить, погулять по парку. Знаешь, соскучилась по городу, даже по зиме.
   - Но, Чидори, это может быть опасно. Вдруг на тебя опять кто-то нападёт или захочет похитить?
   - Именно поэтому я и спросила, свободен ли ты. Дурак... - добавила она тише. - Ты пойдешь со мной, ведь... ведь что-то такое и впрямь может случится.
   - Есть. Я всё понял, завтра буду готов к любому происшествию.
   - Да, и не вздумай обвешаться оружием и напялить камуфляж. - На этот раз в руках Чидори появился харисен. Судя по тихому вздоху, Сагара явно так и собирался поступить. - Представь, что мы идём... под прикрытием. Как обычные школьники у которых обыч... обычная прогулка в парке. Понятно?
   - Да, я принято. В смысле, я понял.
   - Ладно, хватит уже всякие глупости обсуждать, идём домой.
   Киоко, стоящая за углом не могла их видеть, но догадалась, что на последней фразе Канаме наверняка покраснела. Улыбнувшись, Токива поправила очки и тихо пошла своей дорогой, убедившись, что её вмешательства здесь не потребуется. Где бы ни пропадали эти двое несколько недель, но теперь они хотя бы способны отправиться вместе в парк. И даже пускай оба будут делать вид, что это что угодно, но только не свидание, прогресс по их меркам просто невероятный. Она только улыбнулась вновь, услышав:
   - Отвыкла я от холода. Сейчас дома надо будет приготовить что-нибудь горячее. Лучше оставайся обедать у меня, знаю ведь, опять будешь есть свои консервы, даже не разогрев.
   - Хорошо, у меня нет возражений.
   "Похоже, кто-то преподал ей урок. И хороший урок, раз она наконец-то взялась за ум, пока не слишком поздно. И мне даже не важно, что же там на самом деле произошло, главное, что это сработало. Ну, разве что я спрошу когда-нибудь потом. Ведь интересно же..." - подумала Киоко, оглянувшись через плечо. А затем пошла по улице, тихо улыбаясь, несмотря на усиливающийся снегопад и холодный стылый ветер.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.53*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"