Ашмарин Николай Александрович: другие произведения.

Правда ранит людей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по сериалу Футурама. Не кроссовер, однако по традиции содержит множество пародий на другие произведения. Жанр: комедия, боевик, пародия. Сюжет: "Чего не хватает хорошей молодой семье? Наверняка - детей. Каким выглядит идеальный ребёнок в представлении молодых и неопытных родителей? Наверное, как милая тихая девочка, очень послушная, приходящая домой вовремя, внимательно слушающая взрослых, хорошо успевающая в школе, умеющая с закрытыми глазами разобрать лазерный автомат или даже с умирающим передатчиком скорректировать орбитальную бомбардировку. Так, кажется что-то из этого явно было лишним..." Примечание: автор всех иллюстраций к тексту Кот из Алма-Аты.


Правда ранит людей.

  

Now I throw away all sorrows
And I won't avert my eyes from the wounds, tears, and truths...

  
   Пролог.
  
   Январь три тысячи шестого выдался на редкость суровым. Может, люди окончательно расшатали экологию, может, природа решила отомстить за многовековые издевательства и контроль над погодой. Или просто напомнить, что и у неё остались сюрпризы в запасе. В этом году морозы, снегопады и метели быстро стали делом привычным, горожане привыкали к "настоящей" зиме. А вот работники городских служб или быстро искали менее нервные посты, или носились как сумасшедшие, пытаясь хоть как-то управиться с разбушевавшейся стихией и взять ситуацию под контроль. Ценой настоящего подвига и работ в режиме военного времени, им удалось свести чрезвычайное положение всего лишь к жестокому непрекращающемуся авралу. Но пусть и бросив на передовую войны со снегом тысячи ремонтников, уборщиков и техников, трудящихся день и ночь, Новый Нью-Йорк всё-таки продолжал жить в прежнем ритме.
   Этим заледенелым утром словно все яркие краски были выморожены из города, оставив только чёрные дома, белый снег и серые мрачные тучи. Казалось, даже здания, уличные фонари и заметённые машины замерли в пронизывающем холоде, словно очередной порыв ветра может разбить их на куски. Сквозь пелену серого снега, косо летящего бесконечным потоком с низких небес, продрался служебный аэромобиль, плавно опустился на полупустую стоянку. Здание рядом, едва различимое за снежной завесой, было известным на весь город "образцово-показательным" медицинским центром. Машина зависла над землёй, её ощутимо качало порывами ветра, но это не имело большого значения - транспорт других участников презентации находился чуть в стороне. Наружу без лишней спешки выбрались три человека и медленно направились к центральному входу в здание. Даже сквозь вой бурана звук шагов разносился далеко - стоянка была открыта всем ветрам, снег просто сносило в сторону, и под ногами прибывших оказался только промёрзлый асфальт.
   - Почему меня вообще послали вести это сборище? - бурчал пожилой чиновник в дорогом пальто, без сомнения, главный в этой группе. - Вернулись сегодня ночью, мне ещё гору отчётов оформлять. Так ведь нет - будь любезен выступать перед какими-то бездарями и журналистами, словно аспирант...
   Ответа не последовало, да он сочувствия и не ожидал. Его спутники молчали, кроме того им приходилось подстраиваться под шаг старика, чётко держась за спиной и не обгоняя начальство. Крупный тёмнокожий мужчина справа от него, озирающийся взглядом сторожевой собаки, мог быть только охранником. Пальто куда дешевле, стандартный серый костюм, под которым явственно угадывалась кобура, всё лишь утверждало в этом мнении. Слева чиновника сопровождала рыжая девушка, не старше лет пятнадцати на вид, одетая слишком легко для такой погоды. Неплохо сидящая форма мелкой служащей, просторная не застёгнутая куртка и легкомысленно-яркий берет совершенно не годились для защиты от холода и мелкого режущего снега. На дочь или внучку старика она не походила, зато вполне могла оказаться референтом или стажёркой, просто выглядящей моложе своих лет, и для которой толком не смогли подобрать одежду подходящего размера. С любопытством оглядываясь по сторонам и, кажется, совершенно не замечая холода, она тихо и совершено серьёзно произнесла, обращаясь к чиновнику:
   - Сэр, прошу вас поспешить. Ситуация развивается в невыгодном направлении. Обстановка отлична от стандартной - вокруг слишком много посторонних. Уровень возможной угрозы повышен...
   - О чём ты говоришь? - Перебил её собеседник на полуслове. - Здесь и так практически никого нет, метель всех разогнала. Какие тут посторонние?
   - Группа электриков на девять часов, фургон репортёров прямо по курсу, два снегоуборщика позади нас, и ещё по одному - слева и справа на краях стоянки. Вместе с тем, слишком много прохожих для данного времени и погодных условий. Сэр, как ваш телохранитель, прошу - идите быстрей, в здании я смогу обеспечить вашу безопасность. - В голосе не слышалось никаких эмоций, только сухое изложение ситуации. Так мог бы говорить старый робот, не оборудованный синтезирующим интонации блоком.
   - Какая глупость! - Воскликнул старик, но, тем не менее, попытался спокойно и доходчиво объяснить. Ещё приходилось отвлекаться и выбирать дорогу между запаркованных машин, их уже покрывали снег и изморозь, окрашивая всё в один бледно-серый цвет. - Послушай, не знаю, где ты провела всю жизнь, но тут большой мегаполис. Здесь это нормально, здесь на улицах много людей, а город живёт в своём ритме, несмотря на бурю. И никакой в этом угрозы нет.
   - Босс, а девчушка-то того... права, по-моему. - Влез в разговор охранник. Уже по одному выговору можно было без проблем расписать всю судьбу, не ходя к гадалке - родился в Нью-Джерси, вырос на улицах, но всё же хватило ума пойти не в банду, а в охрану. Старик привычно поморщился от его просторечия, но сделать тут что-либо он был бессилен. - Видал я этих репортёров - хилые они все, толкнуть страшно. А мужики, что там возле тачки дымят - как на подбор, навроде боксёров или штангистов. Давайте, и правда, быстрее пойдём, чего зря судьбу искушать?
   - Да вы, похоже, спелись...
   Договорить ему не дали. Когда тройка прошла полпути до здания, началась кем-то заранее спланированная и хорошо подготовленная атака. Донёсся пронзительный визг рельсовых винтовок, тяжёлые пули буквально вспороли замерзший воздух и снежную завесу над стоянкой. Охранник погиб сразу, два точных попадания швырнули его на землю. Девушка среагировала за секунду до нападения, перекатом умело отскочила в сторону, скрывшись за корпусом легковой машины. На ноги она приземлилась уже с изящным пистолетом в руках, отыскивая цель. С этим проблем не возникло - после залпа снайперов от снегоочистителей к ним бросилось по несколько человек, другие, до того прогуливавшиеся по округе, явно попытались блокировать пути отступления. Присев на одно колено, она выстрелила, сменила укрытие, выстрелила ещё раз. Пространство над стоянкой расчертили оранжевые штрихи плазменных зарядов, тусклые и почти неразличимые за пеленой метели. Затем телохранительница метнулась к своему подопечному, но не в попытке закрыть собой, а наоборот - максимально сокращая дистанцию до объекта охраны, чтобы снайперы не могли вести плотный огонь из-за боязни задеть цель захвата. Стрелки слегка растерялись - ни одному охраннику подобный финт и в голову бы не пришёл.
   После шести выстрелов девушка перекатилась по промороженному асфальту, вынимая опустевший магазин и заряжая в пистолет новый. Четверо нападавших были убиты, двое ранены - вполне удовлетворительный результат. Данную модель пистолета большинство военных недолюбливало, считая годящейся только для штабных пижонов - крайне низким было останавливающее действие, в отличие от проникающего. Часто заряд вовсе пробивал цель навылет. Правда требовалась хорошая меткость и реакция, чтобы попасть в нужную точку, а не куда попало, но для этой девушки подобная точность огня, похоже, являлась привычной. Только плотная одежда противников и необходимость постоянно перемещаться затрудняли ей прицеливание, потому два выстрела и вышли слегка неточными.
   Вскочив на ноги, она одним взглядом окинула поле боя и поняла, что эффект внезапности растрачен, пора срочно менять стиль сражения. Бойцы группы захвата уже уяснили, кавалерийским наскоком им победу не добыть, и потянулись за пистолетами и парализаторами. Вновь оказавшись возле объекта охраны, девушка бросила оружие наземь, выдернула из-под куртки гранату и с решительным видом сорвала чеку. Успевшие подобраться близко противники отработанно попадали на асфальт и за машины, но вместо осколков или плазмы в стороны ударили струи белого дыма. Уже через несколько секунд всю стоянку затянуло плотным облаком, которое дополнял туман из тающих снежинок - при скоростном высвобождении дым заметно нагрелся.
   С начала перестрелки старик не двинулся с места, будто в ступоре. Всё происходило слишком быстро, он не успевал следить за развернувшимся вокруг сражением. Когда в дыму совсем рядом сверкнуло несколько бледных вспышек, а затем его схватили за руку, чиновник едва не закричал. Но знакомый ровный голос успокоил его, насколько это вообще сейчас возможно:
   - За мной. Не сворачивайте, не останавливайтесь, держитесь пониже. В здание не прорваться, будем отходить.
   - Х-хорошо... А Стив?
   - Пуля в голову, убит на месте. Эвакуировать тело невозможно. Двигайтесь за мной, не отставайте.
   В дыму раздавались крики, слышался топот, пару раз в стороне взвизгнул парализатор, но стреляли явно не прицельно. Провожатая то ли умудрялась что-то видеть в этом дыму, то ли хорошо запомнила расположение машин и стоянку в целом. Выбрались из облака они на краю парковки, рядом с одним из массивных снегоочистителей, напоминающем после всех буранов этой зимы скорее вырвавшийся из боя танк, чем обычную уборочную машину. Ни секунды не колеблясь, девушка точным выстрелом сняла ожидающего у широкого отвала часового и потащила подопечного мимо, к ближайшему переулку.
   Выбежавший с другой стороны человек был в комбинезоне муниципальной службы, но отработанные движения и армейский пистолет в руках немного мешал воспринимать его как обычного дворника. Вероятно, услышал падение тела, потому был наготове, стрелять они с телохранительницей начали одновременно. Вместе с первым выстрелом девушка резко оттолкнула чиновника назад за машину, сразу же прянула в сторону. Сорвала с головы берет, и швырнула во врага, сама вновь отскочила с линии огня. Невинный предмет одежды ярко вспыхнул - противник отвлёкся на быстрое движение. Девушка нырнула вперёд, переворачиваясь на спину. Третий выстрел зацепил её по касательной, но это уже не имело значения. "Дворник" не успел опустить оружие - его рука оказалась перехвачена и вывернута в сторону, а в лицо был направлен ствол пистолета. С такого расстояния не промахнулся бы и новичок, одного выстрела оказалось достаточно.
   Девушка поднялась на ноги, коснулась обожженного выстрелом плеча, и едва не силой потащила старика за собой, надеясь укрыться за машиной. Выстрелы, прыжки и полыхнувший в лазерном луче берет должны были привлечь внимание даже в бушующей метели, уменьшая шансы уйти тихо. Она оказалась права, снайперы, очевидно, посчитали, что беглецы собираются захватить транспорт, потому сразу открыли огонь по антиграву, несколько раз выстрелили и по бросившимся за машину людям. Оставшись без подвески, снегоочиститель упал на днище, девушка тут же присела, чтобы не попасть в сектор стрельбы, чиновник повалился на асфальт рядом. Телохранительница уже решила, что он впервые среагировал, как надо, но беглый осмотр подтвердил её ошибку. Одна из последних пуль пробила крыло, осколки металла впились в ногу, кровь уже начала пропитывать одежду и закапала на асфальт. Теперь старик не смог бы идти, а о беге вовсе стоило забыть
   - Вот и всё, - он тоже понял ситуацию сразу. - Здесь я и останусь. При всех талантах, даже поддерживать ты меня не сможешь, про то чтобы нести, я и не говорю.
   - Сэр, мне приказано защищать вас в любых условиях. Подход подкрепления или полиции маловероятен, отступление невозможно. Но я постараюсь тянуть время, позволю вам как можно дольше остаться в живых.
   - Но на результат это никак не повлияет... - он начал говорить с перерывами, шок уже прошёл, и теперь боль становилась всё сильнее. - Помимо моей охраны, ты обязана исполнять мои приказы, верно?
   - Так точно.
   - Тогда, я... тебе приказываю, - старик с трудом снял с запястья электронный браслет, торопливо пробежался пальцами по клавиатуре, вводя несколько строк, и протянул ей, - бери мой коммуникатор, и убегай отсюда. В его памяти хранятся копии всех... наработок по этому делу, включая черновик сегодняшнего отчёта, он и вовсе в единственном экземпляре. Тебе необходимо передать их моему заместителю и рассказать о сегодняшнем инциденте... Ты обязана завершить расследование. Иначе всё, что мы делали, пропадёт впустую.
   - Сэр, вы отдали приказ, ваши мотивы не имеют значения, - сказала девушка, спрятав браслет под куртку.
   - Хорошо... На самом деле, это плохо, но ты всё равно не поймёшь меня. На улицах тебе оставаться опасно, эти ребята просто так не отстанут и пустятся в погоню. Ты сможешь найти пристанище у моего давнего друга, я записал для тебя адрес, отправляйся туда.
   - Будет исполнено, сэр. А что собираетесь делать вы?
   - Передай мне пистолет этого негодяя, пожалуйста... - Девушка быстро высунулась наружу, подхватила оружие, тут же быстро откатилась назад - пули снайперов чуть не оставили её без руки. - Благодарю. Я ничего не знаю об оружии, но постараюсь позаботиться о них, сколько смогу. А потом - возможно, и о себе.
   - С предохранителя уже снят, направляете на врага, целитесь здесь, нажимаете сюда, - провела она краткий ликбез, на большое времени уже не оставалось, - обойму вы всё равно израсходовать не успеете. Продержитесь как можно дольше, сэр.
   Она быстро огляделась по сторонам, ещё раз оценивая варианты отхода. Ни один из них не был безопасным, но если она останется на месте, то гарантированно погибнет. Машина всё чаще вздрагивала от попаданий, и даже такой прочный корпус не продержится долго. Кроме того, необходимо выполнить приказ. Вытащив из кармана куртки ещё одну гранату, телохранительница швырнула её в сугроб. На этот раз, граната оказалась боевой, взрыв поднял в воздух целый снежный завал, ненадолго превратив метель в настоящий буран. В белой пелене сразу же возникло несколько прорех - снайперы среагировали на новый источник тепла, туда же пришлись с полдесятка плазменных очередей, начавших испарять падающий снег. Пользуясь возникшей неразберихой, девушка с места прыгнула вперёд, петляя понеслась к пабу в полуподвале соседнего здания. Когда преследователи перенесли огонь на неё, было уже поздно - беглянка добралась до лестницы и с разбегу нырнула в пролёт вниз головой.
   Старик прикрыл глаза, поняв, что всё кончено. На его памяти полтора десятка человек сломали себе шеи, случайно поскользнувшись на этой лестнице - шансов у девчонки сейчас не было никаких... Однако вместо глухого удара тело о бетон, он услышал шум распахнутой пинком двери, испуганные крики а чуть позже - стрельбу, уже из глубины квартала. Катрин удалось сбежать, но, похоже, у чёрного хода её ждали. Что ж, теперь всё зависит только от неё.
   "Коммуникатор я ей отдал, а иначе бы успел сказать пару слов кому-нибудь из близких, - подумал он рассеянно, - жаль, но в следующий раз буду умнее, нужно делать несколько копий таких важных документов. Зато смогу исполнить свою давнюю мечту". - Не очень уверенно подняв пистолет, чиновник прицелился в яркую вывеску паба. Название "Здоровье нации" раздражало его при каждом посещении этого центра уже лет двадцать, а о местных врачах не стоило и говорить. Но не судиться же с владельцем по обвинению в дурацком чувстве юмора. Выстрелить он успел только четыре раза, но попасть всё-таки удалось.
  Пролог []
  
   Глава 1.
  
   - А ты чего тут разлёгся? Ну-ка за работу!
   - Дорогая, сейчас же перерыв!
   Бендер, Зойдберг и Эми, резавшиеся в карты за столом, только вздохнули в унисон. Видеть, как Лила будит Фрая деликатным ударом сапогом по дивану, вкупе с сержантским криком, им было не впервой. Наивные попытки оправдаться всё только усугубили.
   - Одиннадцать утра, это что за галактика, где в такое время устраивают перерыв?
   - Да ты сама глянь: начальства нет, все дурью маются. - Фрай всё-таки сел на диване, махнул рукой в сторону картёжников. - Я же только прилёг...
   - Это их собственные заботы. А вот ты - уже моя проблема. Я бы даже сказала, одна большая головная боль... Прилёг он. Я аж в зале совещаний храп слышала, а мне его с чужим спутать невозможно, учти, лентяй.
   Пока коллеги отвлеклись на перепалку, Бендер успел втихаря подглядеть их расклады. Теперь он, изображая искреннее волнение за друзей, прижимал свои карты к груди, быстро меняя на припасённые заранее.
   - Но ты приказала мне погрузить все ящики из ангара в трюм и закрепить их. Я всё сделал в точности, от и до. И скажу тебе, там почти полный трюм, они едва потолок не подпирают, а я всё грузил один. Сначала перетаскал, потом закрепил, в чём проблема-то? У меня даже возникло нехорошее ощущение, что ты, благоверная, решила поиздеваться, потому и никого не отправила на подмогу.
   - Бог в помощь. Но ты крепил по одному канату на ряд, понимаешь?! А по правилам для перевозки хрупких, потенциально опасных, либо способных уничтожить звездолёт предметов - каждый ящик закрепляется отдельно. Но тебе было лень, не правда ли, дорогой? - поинтересовалась Лила с участливым сарказмом.
   Пользуясь тем, что эти двое слишком увлечены ссорой, Бендер произнес вполголоса:
   - Прямо как мачеха, в сказке о Золушке.
   - Или злая свекровь у невестки дома, - добавила свой вариант Эми. Робот молча дал ей пять.
   - И вы таки ещё спрашиваете, почему я не завожу романов, - сварливо добавил Зойдберг. - Это же невероятная морока, если попадётся такая самка.
   Два других игрока торопливо оглянулись на него. Бендер не удержался от комментария:
   - Заткнись, креветка. И молись Нептуну и Ктулху, чтобы она не услышала, иначе ты вживую увидишь картину "Разгром Сайлонских захватчиков под Аль Наир". Подсказка: порванных на флаг сайлонцев будем играть мы.
   Тем временем спор только набирал обороты.
   - Лила, Мы везём груз шаров для боулинга, потому что на Альферац-4 они поголовно рехнулись на этом спорте. Тоже, наверное, телесигнал дошёл... А ящики остались с прошлого раза, от груза улиток с Проциона. Потому что именно ты решила сэкономить. И вообще, рейс только в пять, всё ещё может перемениться на семь раз. Не говоря уже, что старик с утра в кабинете треплется неизвестно с кем, и если это новый клиент - придётся всё планировать и грузить заново. Как обычно, впрочем.
   - Но приказ есть приказ. И правила тоже никто не отменял. Если я сказала всё закрепить, как положено, значит, нужно это делать по всем правилам.
   Разборка пошла по крупному, оба уже были на ногах и хмуро смотрели друг на друга, будто собираясь кинуться в любой момент.
   - Ты знаешь слово "инициатива"?
   - А ты знаешь разницу между "инициативой" и "самоуправством"? Сначала научись всё исполнять, как по учебнику, а потом уже говори мне про инициативу. Или, хотя бы, не оправдывай свою лень умными словами. Если мы на подходе к Альферацу наткнёмся на пиратов, придётся отрываться с виражами - там ящики будут по всему трюму летать без надёжной страховки.
   - Интересно, и почему же я только сейчас узнаю про пиратов?
   - Потому что спал на совещании!
   Поняв, что всё покатилось по давно известной колее, Эми, Бендер и Зойдберг вернулись к покеру. Точнее, Бендер просто выложил карты, не удержавшись от ехидства победителя:
   - Флеш рояль! Вам ещё учиться и учиться, детки, прежде чем с дядей Бендером в карты играть.
   - Да что б тебе вместо порно из сети цитатник Мао Цзеэдуна скачать. Все триста пять томов, - Эми бросила карты.
   - Надеюсь, из тебя получаться хорошие консервные банки... - Зойдберг последовал её примеру.
   - Что бы вы там не говорили, салаги, а ещё пятьсот баксов и зарплата Зойдберга за следующие пятнадцать лет теперь мои, - Бендер начал тасовать карты.
   Скандал за их спинами подходил к своему пику:
   - По-моему, тебе просто нравится командовать. И стоит кому-то всё сделать раньше, использовав свою голову, и после пойти честно отдыхать, как ты тут же выходишь из себя. Потому что сама умеешь только исполнять приказы.
   - Ах ты...
   - Хорошие новости, друзья! - в комнату очень вовремя вошёл лучащийся энтузиазмом Фарнсуорт. Ответом ему стали только хмурые взгляды - все уже давно привыкли, что о "хорошем" у начальника весьма экстравагантные понятия. Не дождавшись ответа, профессор азартно продолжил: - Один мой друг влип в крупные неприятности.
   - А что же тут хорошего? - выразила общее недоумение Эми.
   - То, что вы сегодня никуда не летите. Он поручил мне закончить его дела, а я не могу отказать ребёнку в беде. Вполне логично, что вы займётесь его долгами и проблемами.
   - Какими проблемами и какого ребёнка нам нужно заняться? - пока всё окончательно не запуталось, Лила решила разбираться последовательно.
   - Да я ж вам говорю. Что за нетерпение... Один мой аспирант, а позже и коллега. Совсем ещё пацан, и ста тридцати не стукнуло. Но голова у мальчишки варит неплохо. Думаю, вы видели его остроумное доказательство теоремы Купера-Новицки через криволинейный интеграл второго рода по базису четыре...
   - Профессор, вы говорили про какую-то проблемку, - пришёл черёд Фраю аккуратно возвращать разговор к основной теме
   - Я о чём и толкую! У парня сдали нервы после одного нашего эксперимента, и он поклялся вместо создания оружия заниматься защитой окружающей среды, дабы искупить свои грехи. Какие могут быть грехи в уничтожении планетарных систем, ну скажите мне? Впрочем, он довольно высоко поднялся в Министерстве Здравоохранения. Вот и закономерный итог применения талантов на чужом поле - сам он неизвестно где, а мне приходится разгребать его проблемы. Хорошо, у него хватило ума передать документы своему телохранителю и ассистенту, а также отдать приказ идти сюда. Помнит ещё, паршивец, кто ему на защите докторской подсказывал, и потом за шиворот тащил. Ещё бы он забыл...
   - Профессор, вернитесь к делу! - хором напомнили Эми, Фрай и Лила. Сегодня Фарнсуорт казался даже рассеянней обычного, и это явно было неспроста. Лила даже предположила, что старик просто не хочет переходить к текущим делам, закопавшись в прошлое, но она не восприняла эту догадку всерьёз.
   - О чём это я... Ах, да! Телохранитель доктора Гринфилда. Идёмте, я вас познакомлю, а потом принимайтесь за работу - разгребайте долги Али.
   - Кого? - переспросил Фрай.
   - Алистера Гринфилда, моего ученика. Воистину, чтобы с вами общаться, необходимо иметь ангельское терпение. За мной.
   Люди и нелюди послушно направились в лабораторию вслед за профессором. Лишней радости на лицах не наблюдалось, зачастую неожиданная работа не могла сулить ничего, кроме новых неприятностей. Лила, вышедшая из лифта первой, удивлённо огляделась по сторонам - никакого телохранителя в зоне видимости она не обнаружила. Впрочем, учитывая количество разнообразного кругом хлама, здесь можно и роту космодесанта не заметить. Вместе с бронетехникой. Она спросила:
   - Профессор, ну и где этот помощник? И к слову, вы бы хоть раз прибрались здесь. Для разнообразия.
   - А, кажется, вон там. - Фрай махнул рукой в сторону.
   В указанном направлении обнаружилась только спящая за верстаком девочка, в лёгкой, совершенно не подходящей для зимы, одежде. Гостья была вымотана до предела и, похоже, ещё вдобавок ранена. Поняв, что других вариантов нет, Лила снова обернулась к начальнику.
   - И вот это и есть ассистент вашего друга? С которым вы говорили почти два часа?
   - Именно так. А что тебя не устраивает?
   - Я скажу, что меня не устраивает. Вы, прошу прощения, совсем уже в маразм впали? К вам приходит уставший и раненный ребёнок. С улицы! Из пурги! - Лила махнула рукой в сторону заледеневшего окна. Словно отвечая ей, в стекло ударил сильный порыв ветра со снегом. - А вы два часа мучаете её своими расспросами. У вас совесть, вообще, есть? Или хоть какой-то родительский инстинкт?
   Лила не на шутку разозлилась. Она протянула руку, чтобы схватить профессора за воротник и встряхнуть как следует в воспитательных целях. Мелькнувший в стороне силуэт и крик Фрая помешали ей завершить движение.
   - Берегись! - он оттолкнул Лилу в сторону, спасая от опасности.
   На оценку ситуации оставалось всего несколько мгновений, но она успела заметить угрозу и верно среагировать. Лила без деликатности сгребла Филиппа за воротник и завела себе за спину, пытаясь уберечь от угрозы. Сама она только чуть отклонилась в сторону, давая брошенному ножу пролететь мимо. Клинок только звякнул о корпус Бендера, а девчонка, до этого спавшая без задних ног, уже оказалась рядом с ними, по пути ухитрившись не зацепиться за один из агрегатов Фарнсуорта, разбросанных в совершенно хаотичном порядке. Она отбила руку Лилы в сторону, встала между ней и профессором почти так же, как Лила закрыла Фрая.
   - Тихо вы! Прекратите цапаться, здесь все свои, - Произнёс Фарнсуорт, словно разнимал двух карапузов в детском саду. - Катрин, перед тобой мои подчинённые. Ну сама подумай, какой вред мне эти дети могут причинить?
   - Извините сэр, я этого не знала. - С точки зрения Фрая, таким безэмоциональным голосом мог бы говорить только очень примерный ребёнок, который боится голову поднять от земли, а даже за мысль о шалости отправляется на горох. Нормальные дети так говорить не могут. - Тогда, мои извинения, но...
   Девочка потеряла сознание, на полуслове она начала медленно оседать на пол.
   - Похоже, отключилась, - Лила подхватила её. Потом начала споро отдавать распоряжения: - Быстрей, её нужно отнести в лазарет. Фрай, идёшь со мной. И давай сюда пиджак, она наверняка замёрзла. Эми, ты тоже пригодишься. Бендер, бери профессора на буксир, он сам будет туда полчаса шлёпать. Живо, вперёд.
   Зойдберг минуты две рассматривал закрывшиеся двери лифта, прежде чем до него дошла вся абсурдность ситуации. Он принялся колотить в стальные створки и жать клешнёй на кнопку вызова. К грохоту и лязгу прибавились тоскливые вопли:
   - Эй, вы про меня забыли! Это же я врач в этой компании! Это мой лазарет! Что вы там без меня будете делать?! Неужели никто тут не помнит, что медик в "Планет Экспресс" - я?!
   Судя по циничному молчанию в ответ и заблокированному внизу лифту - об этом отлично помнили все. "Или, как минимум, предводительница этого бойкота", - подумал Зойдберг грустно, усаживаясь на пол у двери. - "Но ведь... они помнят обо мне! Ура, Зойдберг не нужен своим друзьям, о нём не забыли!"
   Эти мысли немного подняли ему настроение.
   В лазарете Лила подводила неутешительные итоги осмотра и своей работы. Внимательно слушал только Фрай - Бендер откровенно скучал и не обращал внимания на своего капитана, Фарнсуорт вновь ушёл в размышления на своей табуретке в углу. Претензий не было только к занятой делом Эми, та за ширмой продолжала возиться с раненной девушкой, накладывала последние бинты.
   - Всё это очень странно. Обморожения нет, но зато сразу три касательных следа от лазера, и явно не гражданского, точнее сказать не могу. Все три попадания не опасны, я наложила повязки с регенератором и гелем против ожогов, пройдёт быстро. Кроме того, куча синяков, ушибов и ссадин. А также сильное истощение и переутомление. Я не могу понять, как у неё вообще хватило сил броситься на нас. А уж судя по состоянию одежды, девчонка добиралась сюда через гетто роботов или венерианский квартал.
   - Я закончила, - Эми вышла к ним, неся в руках пиджак. - Думаю, она будет отсыпаться пару дней, не меньше. Прямо как я в школе после чемпионата по родео... Хотя, Лила, могла бы и всю работу мне доверить. У нас в Университете был курс первой помощи. Помню, особенно мне искусственное дыхание нравилось, я всегда соглашалась изображать "жертву". Лежишь, вокруг столько красивых парней, все целуют... - Она тараторила быстро, в этот поток нельзя было втиснуть и слова, разве что - вбить альпеншток. - Кстати, Фрай, симпатичный костюмчик, и качество хорошее, ты где такой купил, и кто выбирать помогал?..
   - Спасибо. Тебе рано заниматься серьёзными травмами самостоятельно. Именно потому, что ты целовалась со всем курсом, вместо занятий. Костюм купил по моему совету, - Лила быстро ответила на все вопросы. Такой стиль действовал куда лучше, чем призывы замолчать. - А теперь, у меня накопились вопросы к дорогому начальству. Профессор, ау, есть кто на мостике?
   Ответом ей стал лишь наглый индифферентный храп. Ещё несколько всё более громких призывов ничего не изменили. Видя, что так может продолжаться долго, Фрай что-то припомнил, потом попросил, обернувшись к Лиле:
   - Дорогая, задай какую-нибудь задачу по математике, самую простую. У меня есть план.
   - Н-ну хорошо, если ты просишь. Задача из средней школы: раса омикронцев уничтожает половину человечества за четыре дня, а раса тиранидов - всё человечество за пять дней. Вопрос, какую часть они успеют уничтожить вместе за сутки, прежде чем подерутся и истребят друг друга?
   - Э-э-э, так, восемь в уме, - Фрай задумался всерьёз, взгляд упёрся в потолок, будто в поисках готовой подсказки. - Четыре плюю пять, в общем, я так думаю, это будет одна четверть!
   - Ноль триста двадцать пять, остолоп! - учёный проснулся мгновенно. - Чему вас в яслях учат сейчас? Это же элементарно!
   Под ошарашенными взглядами Эми, Лилы и Бендера, Фрай смутился и пробормотал:
   - Да я, между прочим, специально над ответом думать стал, что б уж точно ошибиться. А ведь иначе мог и угадать.... Главное, действует безотказно.
   - Профессор, а теперь объясните нормально, что тут происходит? Кто она такая, и что нам с ней делать? - спросила Лила, пока он опять не ушёл в себя.
   - Да что за молодежь пошла? Ладно, чего уж от вас ждать, повторяю ещё раз: Катрин - ассистент и телохранитель моего друга из Министерства Здравоохранения. Он вёл дело против серьёзной корпорации, подозреваемой в экологических преступлениях, потому эту девицу и назначили ему в помощники. Что с ним сейчас - неизвестно, а все материалы дела у неё. Он приказал передать документы в министерство, но сейчас там будет разворошённый улей. Значит - ей нужно скрыться на некоторое время, дней пять, и обеспечить легальное прикрытие. Чтобы эти чёртовы законники к ней и подкопаться не могли. Учитывая уровень противника - город просеивать будут очень тщательно, используя, в первую очередь, компьютерные поисковые системы. Кроме того, понимаете, мы с Катрин обсудили ситуацию, и у нас есть все основания считать, что Алистера подставил кто-то из своих, уж очень оперативно было организовано нападение. Потому, не стоит ей при всём параде шагать в министерство с документами в руках - действовать нужно куда осторожней. Ну и что тут неясного?
   - Да много чего. - Ответил вместо Лилы Фрай. - И самое главное - как вы предлагаете ей помочь? Прятать здесь неделю едва ли получится. Да и жестоко это. Мы к такому бардаку, эт-самое, адаптировались, а она может и свихнуться с непривычки.
   - Точно-точно, неокрепшей детской психике и одного Зойдберга за глаза хватит, - влезла Эми.
   - Разумеется, я в жизни бы такой глупости не предложил. Я же вам ясно сказал, и по слогам повторю для неандертальцев и деревенских: нужно ле-галь-ное прикрытие. Понятно? Она сюда пробиралась через такие дикие подворотни, где и камер слежения нет. Потому что первая же доложит, что обнаружена неучтённая ни в одной базе личность, после этого можно садится на месте и ждать патруль, убежать теперь не получится. Не знаю, как сейчас, а в моё время в школе преподавали "основы общественной безопасности".
   - Хорошо, ну и что же вы тогда предлагаете? - Эми явно обиделась, но постаралась это скрыть.
   - Лила с рыжим олухом просто скажут, что это их дочь. Разве не очевидно?
   Первой от шока отошла как раз Лила. Она даже сумела обратиться к профессору в вежливом тоне. Впрочем, опытный в таких делах Фрай сразу заметил, что до предела осталось совсем немного. Перейдя черту, она начнёт швыряться табуретками и рычать на окружающих, потому, лучше бы до того не доводить.
   - Профессор, я признаю, что вы гений в своей области, и специалист по суб-кварковой физике из вас отменный. Но вы в ладах с арифметикой? Ей не меньше пятнадцати лет, а мне только... тридцать... будет... Во сколько лет я её родила, по-вашему? Я молчу про все документы и про тот факт, что это просто-напросто странно. В конце концов, неужели у неё нет родственников, которые могли бы взять опёку на себя?
   - Зато она на вас похожа, - возразил профессор. - А родных у неё нет, эта девочка - сирота, как и все они... Да и кому, кроме вас? Вы двое - молодая, бездетная и, моими стараниями, финансово перспективная семья, да вдобавок ты и сама из приюта. И вообще, я отдал вам приказ, мелочи меня не заботят. Или вы забыли главный принцип нашей фирмы?
   - "Команда заменяема, посылка - нет"? - уточнила Эми.
   - Это для клиентов.
   - "Расшибись в лепёшку, но сделай"? - Бендер решил всё-таки поучаствовать в разговоре.
   - Именно. И какие ещё вопросы? Тебя, Лила, я вовсе не пойму. Ты всегда поддерживала этих сбрендивших экологов, разных борцов за права непальских летающих бобров, и даже голосовала на выборах за партию "Антиурбанисты седьмого дня". А теперь в отказ... Если я понадоблюсь, я в своей лаборатории. И беспокоить меня запрещаю!
   - А если по делу? - поинтересовался Фрай.
   - По делу и запрещаю, кто не по делу придёт - просто получит пинка от моего нового автомата на входе. - На пороге Фарнсуорт остановился, и о чём-то подумав с полминуты, произнёс: - Ах, да, чуть не забыл. Катрин, ты поступаешь в распоряжение этих двоих.
   - Есть, сэр, - ответ девушки заставил вздрогнуть от неожиданности всех, кроме профессора.
   - Чудесно.
   Окончательно переложив проблему на подчинённых, Фарнсуорт покинул лазарет. Первой заговорила Лила:
   - Так ты всё это время была в сознании?
   - Никак нет, - тихий шелестящий голос, короткие фразы, никаких эмоций - телефонный автоответчик мог бы показаться менее отстранённым, чем она. - Я потеряла слишком много сил, отрываясь от погони. Но приказ я обязана услышать в любом состоянии. Прошу простить за свою слабость. Дайте мне девяносто минут на сон, и я буду готова.
   - Господи, да тебе отдыхать нужно не меньше суток. Никаких ограничений, спи сколько хочешь, - произнесла Лила с жалостью.
   - Полутора часов будет достаточно.
   - Хорошо, с тобой оставить кого-нибудь?
   - Здесь безопасно?
   - Да.
   - Тогда в этом нет необходимости.
   Лила подошла ближе, посмотрела на Катрин и тихо произнесла, обращаясь к остальным:
   - Мгновенно уснула. Бедный ребёнок, через что же она прошла? Ладно, не будем ей мешать, поговорим в комнате отдыха. Попробуем разобраться, во что мы опять влипли.
   Едва они вошли, как Фрай и Эми одновременно набросились на своего капитана:
   - Дорогая, слушай, чёрт с ним, с этим приказом, но мы ведь обязаны ей помочь. Мне её просто жалко. Я понимаю, ты против, тебе это не нравится, но ведь ей некуда идти, и никто больше не позаботится о ней, кроме нас...
   - Точно, Лила, она же ранена, не стоит её отсюда гнать. Пусть хоть немного побудет здесь, ладно? Она милая, никому не помешает. И она, правда, на вас обоих похожа, неужели тебе её совсем не жаль?
   Бендер демонстративно развалился на диване и включил телевизор на полную громкость, демонстрируя всем своим видом полное равнодушие к проблемам теплокровных. Тоже присев на диван, Лила спокойно спросила:
   - А с чего вы взяли, что я против этой идеи?
   - Но, ты же сама наехала на профессора, - опешил Фрай.
   - Разумеется. Я не давала ему права лезть в мою личную жизнь. Дети - это слишком важный вопрос, чтобы кто-то другой решал - когда и как их заводить. - Посмотрев на Фрая, она сбавила тон. - Ты должен понимать, насколько это для меня важно. Я не хочу, чтобы моей семьёй руководили "сверху".
   - Дорогая, ты слишком серьёзно всё воспринимаешь. Это же просто игра. Нам её никто не отдаёт на всю жизнь, мы просто несколько дней должны изображать родителей, вот и всё. Никаких обязанностей.
   - Ладно, пусть так, но всё равно, его план - полная ерунда. - Лила немного успокоилась, но ещё не до конца. - Фил, дети не берутся из ниоткуда, без документов, записей и прошлого. Такой ход только привлечёт к ней очень много лишнего внимания.
   - Но ведь ты появилась в приюте именно так, - возразил он. - Без прошлого и документов, прямо как ты и говоришь.
   - Мне тогда и года не исполнилось.
   - Точно, давайте подбросим Кэт к дверям приюта, - Эми не услышала её возражений, захваченная своей идеей, - а потом вы её себе заберёте...
   Увидев выражение лица подруги, Эми замолчала и попыталась сделать вид, что её тут нет. Тяжело вздохнув, Лила произнесла:
   - Это самый глупый план, который я когда-либо слышала, - она покосилась на сидящих рядом Бендера и Фрая. - По крайней мере, в десятку он точно входит. Катрин, в конце концов, в корзинку не влезет.
   - У меня - поместится. Давай, помогу, а? - Сразу оживился Бендер.
   - Верю на слово, но проверять не хочется. Ишь ты, как глаза загорелись, прирождённый враг всего живого, - сегодня Лила била все рекорды по сарказму. - Но что-то интересное даже в настолько сумасшедшем плане, определённо, проскочило. Думаю, если оставить только половину, то всё станет звучать куда умнее.
   - Отдать её в приют, и там оставить? Дорогая, не думаю, что у них Катрин будет в безопасности, да и искать её там тоже станут. Если она и этот друг старикана насолили каким-то важным шишкам, её ведь станут тщательно искать, так?
   - Да нет же, олух. Мы только заберём ей оттуда.
   После небольшого молчания Бендер поинтересовался:
   - Эй, куски органики, только я тут вижу ошибку причины и следствия, или кто-то ещё? Блин, глазунья, ты вообще с логикой дружишь? Чтобы нечто откуда-то взять, надо его туда сначала положить, или я ошибаюсь?
   - Да включи голову, для разнообразия, никто, никого и никуда сдавать не собирается. Мой старый приют - идеальный вариант. Все личные дела давным-давно склевали совы, а последнюю видеокамеру там разбила... разбили какие-то хулиганы. Появилась девчонка там пятнадцать лет назад, в прошлом году, или вчера - нельзя доказать. С моей стороны необходимо только договориться с директором, чтобы он оформил нужные бумаги. Я полагаю, он даже сумеет провести документы задним числом - раз её станут искать, то прошерстят и всех, поступивших в приюты после сегодняшнего дня. То есть, девчонка останется вне подозрений - ведь она, как бы, попала в семью задолго до этой заварушки. Вот и всё. Наш директор - человек неплохой, я думаю, он согласится уладить проблему.
   - Это хорошо, только вот... Вы сами, ребята, потянете такую задачу? - слова Эми поставили обоих в тупик. Видя, что эти двое ничего не поняли, она пояснила: - Наводящий вопрос: почему у вас до сих пор нет детей?
   - Она слишком серьёзно к этому относится.
   - Он слишком несерьёзно к этому относится.
   - Что и требовалось доказать! - воскликнула Эми. - У вас противоположные взгляды на этот вопрос. И как вы собираетесь заботиться о девочке, если до сих пор между собой так ничего и не решили?
   - А по мне, так пусть забирают, - Бендер включился в разговор, не повернув головы в их сторону, всем видом изображая безразличие. - Я уже не могу вспомнить последний день, когда они не орали друг на друга, и на всех кто подвернётся. А так, они оба будут орать на неё дома, а у нас на службе - покой и тишина, и никаких ударов ботинком по голове; не думай, что я забыл, глазунья.
   - Да не было такого!
   - Не придумывай, железяка!
   - Неужели? - поинтересовалась Эми.
   - В любом случае, на детей кричать нельзя, - произнёс Фрай, Лила только кивнула.
   Они смущённо переглянулись, не зная, что сказать. Сколько не возражай, а друзья правы - в последнее время редкий день обходился без выяснения отношений. И если раньше это почти всегда было игрой, всего лишь соревнованием в острословии и упрямстве, то чем дальше, тем серьёзней становились перепалки, всё больше находилось поводов для спора. Но ведь не только склоками всё ограничивается. Оба они вспомнили первую встречу с Катрин. Каждый из них пытался в первую защитить другого, а не себя. Молчаливый обмен взглядами затягивался, и, наконец Лила произнесла:
   - В общем, мы попробуем, - Она поднялась на ноги, и продолжила, вновь обретя уверенный тон: - Значит так, действуем по плану. Мы с рыжим сейчас идём к Гермесу, чтобы он составил и заверил все необходимые документы. Зная этих дотошных сволочей из Бюрократического центра, наверняка, там будет стопка бумаг до потолка. А нам ещё надо достаточно вникнуть в этот нормативно-правовой маразм, чтобы убедить Гермеса оформить всё, "как бы", месяц назад.
   - А как вы объясните ему, что этот кусок мяса делает здесь? Если вы только собираетесь её забрать.
   - Очень просто. Часто будущие приёмные родители берут ребёнка на пару дней, прежде, чем окончательно принять решение, - объяснила Лила невесело. - Внешность тоже работает на нашу легенду - чаще всего стараются выбрать детей, которые похожи на будущих приёмных родителей.
   Фрай ласково погладил её по плечу, стараясь утешить. Бендер изобразил презрительно фырканье при виде этих жалких эмоций, а Эми, поняв, что на сегодня, похоже, ссоры кончились, спросила:
   - Хорошо, а что делать мне?
   - А для тебя у меня будет маленькое, но очень ответственное поручение, - сказала Лила, переведя взгляд на подругу. - То, что у Катрин нет обморожения, уже настоящее чудо. Короче, в таком виде ей лететь нельзя. Да и внешне та одежда, что есть, в жутком состоянии. Доберись домой и подбери ей что-нибудь, пожалуйста. Вы почти одного роста. Да и не одевается так молодежь, твой стиль ей ближе. - Лила провела ладонью по рукаву тонкой водолазки. Как оказалось, подростковый стиль одежды неважно сочетается с обручальным кольцом, так что, в последний год гардероб пришлось немного пересмотреть. - Только не тяни - хватай первое, что под руку подвернётся.
   - Так точно, капитан, - Эми унеслась. Похоже, идея лишний раз перетрясти весь свой гардероб и, возможно, откопать что-то интересное в процессе, ей понравилась.
   - Дорогая, а ты её не слишком поторопила? Ещё полтора часа, она успеет добраться домой и не спеша выбрать что-то подходящее. Или даже купить новое.
   - Дурилка... - произнесла она не зло, - дай Бог, чтобы она в отпущенное время обернулось. "Бери самое первое" - это часа на два. А если бы я её попросила купить, мы бы нашу наследницу богатой фамилии увидели дня через три. Минимум.
   - А так как жалкие людишки не умеют подзаряжаться от сети - можете мне верить, я экспериментировал - то ей понадобиться что-нибудь съесть, когда проснётся. И значит, у Величайшего Чудо-повара Обеих Вселенных, то есть меня, появится новый восторженный почитатель. Раз вы меня упорно не цените, буду надеяться, что у неё здравомыслия и хорошего вкуса куда больше, чем у вас. Фанаты лишними не бывают, раз уж она тут застряла на неделю. Надо изобрести что-нибудь оригинальное, - робот направился на кухню.
   - Бендер, а может, не стоит? - безнадёжно спросил Фрай вслед.
   - Конечно, друг, я понимаю, что зря трачу свой талант. - Бендер развернул голову на 180 градусов, не сбавляя шага. - Но чего не сделаешь ради поклонников.
   - Ну, мы ведь можем заказать еду по телефону, - привела Лила последний довод.
   - Ха, ерунда! Только домашняя еда по-настоящему насыщает. А во всех этих забегаловках с доставкой готовят бездушные механизмы, не имеющие вкуса, способные испортить любые продукты и запороть самый простой рецепт. Так что, я пошел. Вам обеда не обещаю, неудачники.
   Через пару минут, переварив всё сказанное, Лила произнесла:
   - Думаю, у девочки есть инстинкт самосохранения, и она поймёт, что от обеда лучше отказаться.
   - Да, я тоже очень на это надеюсь.
  
   Катрин проснулась ровно через полтора часа и, после короткого блуждания по коридорам, нашла Бендера, Фрая и Лилу в комнате отдыха. Робот возился с тарелками, что-то немузыкально насвистывая через PC-спикер, а её новые "родители" валялись на диване в бессознательном состоянии. Встрёпанный вид, усталые, но довольные лица и тяжёлое дыхание наводили на определённые мысли. Но последние сомнения развеивала толстая папка в руках Лилы - бой с жестокой бюрократической машиной явно завершился викторией, вот только, далась она им дорогой ценой.
   - Катрин Сэнфорд прибыла в ваше распоряжение. - Отрапортовала она, останавливаясь у дивана. - Какие будут указания, мэм? - Катрин безошибочно определила главного в тандеме.
   - Всё остаётся по-прежнему, - произнесла Лила, с трудом приоткрыв глаз. - Сейчас тебе нужно поесть, а потом отправимся в мой приют. Какие бы глобальные замыслы не строил старикан, решает всё возня с документами. Зато у тебя будет прикрытие не только от неудобных вопросов, но и, что куда важнее, на случай проверки документов. Я думаю, лучше закончить со всеми делами одним днём.
   - Всё понятно. Разрешите задать вопрос?
   - Да, конечно, спрашивай.
   - Уточните мне субординацию в вашем подразделении.
   - Чего? - Лила помотала головой, пытаясь перебороть усталость и сосредоточиться на вопросе. Определённо, лексикон у этой девушки был очень и очень странным.
   - Порядок подчинения. Главным является мистер Фарнсуорт, вы, я предполагаю, руководите оперативной группой. Порядок взаимодействия, а также функции других участников отряда нуждаются в пояснениях, чтобы я могла определить своё место в новой части.
   - Хорошо, тут нет ничего сложного. Мы, межзвёздная курьерская фирма "Планет Экспресс". Гражданская. - Уточнила она на всякий случай. - В штате семеро. Профессор осуществляет общее руководство и занимается техникой, когда захочет его левая пятка. Наземный персонал, трое: Гермес занимается документами, Эми - ремонтом, а Зойдберг - считается у нас доктором. Только потому, что в фирме должен числиться какой-нибудь врач. Курьерская команда тоже трое - я, капитан и пилот, Фрай курьер и мой заместитель, Бендер числится как бы поваром, хотя и делает много чего, порой полезного, порой и не очень. Когда не лень.
   - Благодарю за информацию. Теперь я понимаю своё место в подразделении.
   - Прошу к столу, мясной рулет. На обед будет как раз мясо, - Бендер захихикал над собственной шуткой, внося еду.
   Увидев результат его стараний, Лила вздрогнула, отодвинулась и попыталась перебороть отвращение. По внешнему виду и запаху блюдо больше всего напоминало старый сапог, зажаренный на некондиционном машинном масле и хорошенько приправленный автомобильной полиролью. Учуяв это кулинарное творение даже сквозь сон, Фрай жалобно пробормотал:
   - Папа, ну хватит тренировок! Я верю, что ты сможешь приготовить барбекю из пленного коммуниста, потому что после атомной войны это будет единственный источник еды... Но давай, это будет сюрприз, которым ты нас удивишь после Апокалипсиса, сейчас не надо пробовать...
   - Эй, Фил, просыпайся! - Лила толкнула его локтем в бок.
   - Ай... Хм... - он с трудом открыл глаза. - Ой, что это?
   - Похоже, новый рецепт, я не помню подобного... произведения искусства. Катрин, может быть, мы лучше по дороге где-нибудь перекусим?
   - Не беспокойтесь, это не займёт много времени. Если еда уже готова, отказываться от неё нецелесообразно. Перед этим, мистер Бендер, вы не могли бы вернуть мой нож? Я благодарна, что вы подобрали моё оружие, однако в дальнейшем оно может мне понадобиться.
   Фрай с Лилой внимательно вглядывались в её лицо, пытаясь понять - она тонко издевается или имеет в виду лишь то, что сказала. Но как бы то ни было, после разъяснений Лилы Катрин явно стала чувствовать себя свободней, словно незнание своего места в новой команде её сильно выводило из равновесия. Расстроенный Бендер, до этого железно уверенный, что никто не заметил небольшой кражи, покорно вернул клинок. Спрятав оружие в расклешённый рукав жакета, Катрин приступила к еде, не дрогнув лицом. Мясо, если это было оно, исчезало со скоростью денег на взломанной кредитке. Бендер на это глядел с гордым самодовольством, остальные - со страхом и жалостью. Закончив, Катрин подняла взгляд на робота, сказала:
   - Приношу мои извинения, но если у нас ещё есть время - можно повторить? Я потеряла слишком много энергии в бою, прошу простить...
   - Да шуми "винтом", рыжая, сейчас всё будет, тут дел на пару бит. И не смотри на этих обалдуев, у них теперь права голоса вообще нет. Вот так вот, получите и распишитесь, неудачники! Моё искусство просто не всем дано понять, оно ждало своего ценителя. Вы просто слишком примитивны для него. Я за добавкой, а вы знаете, что вам надо укусить.
   Когда он ушёл, Лила негромко произнесла:
   - Кэт, если хочешь продемонстрировать вежливость, совсем не обязательно идти на такие жертвы. Это ведь просто кошмарно, на самом деле, правда?
   - Да, хоть Бендер наш друг, но его готовка, пожалуй, самая худшая в этой Вселенной, - поддержал её Фрай.
   - Самое худшее - разнесённый из бластера четырёхжаберный пальцеглаз. С гарниром из местных папоротников, запечённых пиропатронами в собственном хитине. Их готовил один арктурианец из взвода связи. Сражение на Четвёртой Бетельгейзе, прошлый год, мы два дня ели это на завтрак и ужин, обеда не было вовсе. А это жаркое вполне ничего, довольно сытное.
   - Погоди, ты хочешь сказать, участвовала в боях при Бетельгейзе? - переспросила Лила. Сложившийся, было, образ начал стремительно рушится. Она могла понять, что девочка-сирота, желая добыть денег, рано пошла работать, пусть даже она смогла как-то пробиться в референты достаточно крупного чиновника. Бывают в жизни самые разные случаи. Но как она, при самых невероятных совпадениях, могла оказаться в зоне боевых действий на войне, которой вовсе как бы и не было?
   - Именно так. Я выступала в качестве референта и телохранителя полковника нашей разведки.
   - Но официально Земля вообще там не замешана, это столкновение между Вегой и Омикронцами.
   - Да, так и есть.
   Их разговор прервал вернувшийся Бендер. Когда обед был закончен, робот зажёг сигару и произнёс тоном олимпийского чемпиона, взявшего медали сразу в хоккее, баскетболе и синхронном плавании, причём каждый раз - за всю команду:
   - Вот так вот, Бендер начинает и выигрывает. Вы просто слишком ограничены, чтобы понять всё моё великолепие. Устами младенца глаголет истина, не так ли?..
   Движение успела заметить только Лила. Короткий блеск стали, свист, и Катрин уже спокойно убирает нож, а Бендер сопровождает взглядом куски сигары, падающие на пол. Первым в себя пришёл именно робот, рявкнув во все киловатты своего динамика:
   - Кусок мяса, и это твоя благодарность?! Да я ж не посмотрю на приказ...
   - Да, это моя благодарность, - голос девушки звучал на удивление спокойно и дружелюбно. - Курение это очень опасная привычка. Для роботов она даже хуже, чем для людей. Как новый участник вашей группы, я обязана заботиться о здоровье младших по званию. Разве вы не знали, что частицы дыма оседают на решётке радиатора, забивают кулеры, что в перспективе ведёт к перегреву и отказу важнейших цепей и устройств...
   - Чтобы какая-то малявка читала мне лекции о здоровом образе существования? Да не бывать этому!
   К счастью, скандал так и не перерос в драку. Очень вовремя вернувшаяся Эми погнала всю компанию разгружать вещи. Предположения Лилы оправдывались - одежды было много.
  
   Глава 2.
  
   После обеда буйство стихии в городе пошло на спад. Ветер и острые снежинки больше не рвали в клочья стылый воздух, крупный снег ленивой пеленой летел с небес на землю, скрывая всё вокруг. Лететь над городом пришлось медленно - с такой видимостью стоило бы Лиле разогнаться до своих привычных скоростей, и корабль бы точно врезался в оттопыренную корму какого-нибудь летающего автобуса.
   Лила и Катрин, слово сверстницы свободно болтали о манёврах в воздушном бою и методах экстремального форсажа. Фрай только наблюдал за ними со стороны, не встревая в разговор и чему-то улыбаясь всякий раз, когда переводил взгляд на свою "подопечную". Когда Эми приволокла целый завал одежды, Катрин, пожалуй, впервые выглядела так, словно пытается скрыть удивление. Судя по всему, она даже и предположить не могла, как верхней одеждой может считаться нечто, напоминающее скорее противоперегрузочный костюм в габаритах очень открытого купальника. Сам Фрай тогда прокомментировал данное творение неизвестного дизайнера словами "блин, да у меня на галстук больше ткани ушло". Впрочем, ограничения здесь вносил не только здравый смысл, но и необходимость прятать под курткой кобуру с пистолетом, впрочем, совершенно несерьёзным на вид. Впрочем, стараниями Лилы через полчаса усилий всё-таки удалось подобрать для Катрин одежду, превращающую её в обычного подростка, а не приманку для всех маньяков района.
   - Для этого рейса не ведётся регистрация маршрута? - этот вопрос отвлёк Фрая от воспоминаний.
   - Нет, конечно же, мы вообще её редко ведём. - Ответила Лила. - А сейчас это просто вылет "по служебной необходимости".
   - Хорошо. Тогда, если возможно, сделайте остановку вон на той крыше, - она показала в окно на один из жилых домов прямо по курсу. - Это займёт не больше десяти минут.
   - Ладно, сейчас, - Лила начала манёвр. - А зачем, если не секрет?
   - Разумеется, информация не секретная. Мне нужно договорится о встрече с заместителем мистера Гринфилда. А так как звонок быстро отследят, лучше делать это в отдалённом районе города.
   - Хм, Кэт, можно так тебя звать? - уточнил Фрай.
   - Да, как вам будет угодно.
   - Отлично, Кэт, просто хотел сказать - когда мы в детстве делали всякие трюки с телефоном, вроде звонка ФБР, что наш сосед - коммунист, всегда приходилось искать будку без камеры рядом.
   - Разумеется. Поэтому у меня есть ещё один вопрос. Среди запчастей на корабле имеется запас тяжёлых гаек или болтов?
   Когда девочка исчезла в снежной завесе, почти бегом бросившись к выходу с крыши, Лила произнесла:
   - Согласись, она странная?
   - Ну, есть немного. А что тебе не нравится?
   - Да не то чтобы, не нравится. Просто удивляюсь. Она говорит вежливо, но совершенно свободно, будто привыкла общаться больше со взрослыми, чем с ровесниками.
   - Если она рано начала работать, то почему бы и нет? Тем более с каким-то дедком, которому за сотню лет - он же ей, зная нашего, явно все уши прожужжал, какая вежливая была в его время молодежь.
   - Может быть, может быть...
   Далеко развить тему они не успели - уже минут через пять на мостик вошла Катрин, стряхивающая с плеч и волос хлопья снега. Прежде чем занять своё место, она дисциплинированно отчиталась:
   - Контакт прошёл успешно, встреча с представителем министерства состоится через два дня. Подготовку я предлагаю начать позже, сейчас важнее покинуть данный район как можно быстрее.
   - Ну, нам и так здесь делать нечего, - Лила подняла корабль в воздух и вернулась на прежний маршрут. - Значит, два дня. Кстати, Кэт, можно задать вопрос?
   - Разумеется.
   - Сколько, всё-таки, тебе лет?
   - Пятнадцать. Это важно?
   - Нет-нет, просто интересно стало, - Фрай сразу попробовал сгладить неловкость. В своё время он, как и любой подросток, весьма болезненно воспринимал намёки на свой возраст. Потому сейчас предпочёл быстро перевести разговор в иное русло: - Ты лучше скажи - гайки пригодились?
  
   - Красиво пошёл.
   - И не говорите, сэр. Идеальный взлёт, как по учебнику.
   Два человека остановились у панорамного окна в зале единственного космопорта этой захолустной планеты. Несмотря на жару, царящую в здании вопреки робким усилиям климат-контроля, один из них был одет в чёрный мешковатый комбинезон с низким капюшоном, напоминая техника, вступившего в какую-то секту и решившего не разделять работу с убеждениями. Его сосед выглядел менее импозантно, высоким ростом, крупным сложением и полувоенной одеждой он больше всего напоминал армейского отставника, какие здесь, на Коломе-2, не были редкостью. Впрочем, человек, посмотревший ему в лицо и увидевший длинный неровный шрам от бровей до подбородка, или просто встретивший холодный и отрешенный взгляд, серьёзно усомнился бы в уместности слова "отставник".
   - Хорошее изобретение, эти автоматические грузовозы. - Произнёс "сектант", наблюдая, как крупный угловатый звездолёт отрывается от покрытых трещинами каменных плит и начинает подниматься в блекло-голубое, словно выцветшее от палящей жары, небо.
   - Не думаю, что будь там живой пилот, его бы понесло осматривать лётное поле под кораблём. Оно ему надо, снаружи шататься по такому пеклу? - Второй тоже смотрел, как дрожит и мерцает воздух в зоне действия гравитационных движков корабля, всё быстрее несущих старую посудину с грузом рубидия к орбитальному терминалу. - По-моему, жарче было только на Альхене, как думаешь, Пауль?
   - Пожалуй, тем более что там солнце класса А. Лучше скажите, капитан, стоило ли оставлять его под гравитационным двигателем? Сунули бы под плазменную струю от соседнего корабля, и даже молекулы бы не осталось. Это было бы рационально.
   - Ну вот, опять ты за своё. - Человек вздохнул, похоже, данное замечание он слышал не впервые. - Рационально ещё не значит лучше. Тогда бы он и числился пропавшим без вести, начальство ещё подумает, что мы халтурим, а клиент сбежал. А так всё честно.
   - Ну, вам видней.
   Ещё одна фигура неторопливо пересекла почти безлюдный зал, с тихим лязгом приближаясь к собеседникам. Стоило присмотреться к ней, как источник звука становился очевиден - третьим был тёмно-серый робот. Само собой, что обувь носить он и не думал, хотя и надел просторный слегка вытертый пыльник - не лишняя предосторожность, учитывая количество не слишком дружелюбных к механизмам песка и пыли снаружи.
   - А вот и Тёрнер. Опаздываешь, тратишь время. - Произнёс "сектант", развернувшись к прибывшему.
   - Я обо всём доложил, здесь наша работа закончена. - Ответил тот. В отличие от большей части роботов с простецким выговором, у этого было хорошо поставлено произношение, разве что пробивался лёгкий акцент.
   - Теперь утечка устранена полностью? - в разговор вступил и "военный".
   - Боюсь, что нет, сэр. Здесь мы всё зачистили, но там они прокололись, данные ушли. Нас отзывают на Землю.
   - Дай-ка угадаю. Они там сваляли дурака, и им нужны мы, которые всегда заткнут брешь и которых можно бросить в прорыв.
   - Боюсь, что так. Подразумевается, что нам следует вылетать немедля.
   - Ясно. Эх, а я прямо так хотел тут позагорать.... - "военный" притворно вздохнул. - Ладно, выступаем. Пауль, выключай свою машину, уже в ушах от неё звенит.
   - Слушаюсь. - Под широкими рукавами комбинезона что-то тихо щёлкнуло, и едва уловимый высокий гул, сопровождавший всю беседу, и делавший невозможным прослушивание, исчез. - Можно идти.
   Трое уверенными шагами направились через зал, к терминалу частных звездолётов - на этой планете гражданского рейса им пришлось бы ждать ещё пару дней.
  
   Приют находился в пригороде, так что, вырвавшись из киселя городских пробок, звездолёт достиг его одним длинным прыжком. За это время Лила успела только в двух словах объяснить Катрин возможности их корабля, как боевой единицы, чем девочка заинтересовалась. Под милую беседу о преимуществе курсовых лазеров над неуправляемыми ракетами, Лила плавно опустила корабль на потрёпанную временем стоянку, не решившись приземляться прямо в заметённый двор. От снега площадку очистили, но это явно не работа коммунальных служб, а "внеплановый урок физкультуры" детей из приюта.
   Плотнее закутавшись в пальто, Лила направилась к проржавевшим воротам, Фрай и Катрин следовали за ней. Предводительница этого небольшого отряда уже собиралась исполнить детскую мечту и разнести едва живые ворота в труху одним ударом ботинка, когда из будки охраны им навстречу выполз древний робот, массивный и неповоротливый. Судя по виду, запаху и отваливающимся частям, создали его, как бы ещё не в двадцать восьмом веке, когда вместо компактных движков на алкоголе применялись громоздкие газовые турбины, занимающие чуть не весь корпус. Перемотанная скотчем винтовка, которую он держал в клешнях, явно прошла всю Третью Межгалактическую и отметилась в половине локальных конфликтов последних лет, прежде чем попала сюда. Осторожно подняв оружие, чтобы оно не рассыпалось в руках, и чтобы не отвалились сами руки, охранник проскрипел:
   - Бракованный товар возврату и обмену не подлежит. Тащите её обратно.
   - Старый хрыч, если ты ещё добавишь "со своими нельзя", я этот штуцер тебе молотком забью в сетевой порт. - Лила никогда не любила холод и считала это достаточным основанием пройти внутрь без задержек. - И ты до конца жизни будешь порно с дискет смотреть. Пропусти нас, если тебе эти ворота дороги как память.
   - О, какие лю... кхм... Да это же ты, Глазу... Э-э, Лиза... Нет, Лили... Тоже не так. Точно, Лила! Давно не виделись...
   - Слушай, открывай уже, у нас не вечер воспоминаний. - Приказала Лила резко. Фрая, пытавшегося успокоить её прикосновением к плечу, она просто не заметила. - И карамультук свой убери так, чтобы я его не нашла, даже если захочу.
   - Ничуть не изменилась, никакого уважения к старшим... - проскрежетал робот, пропуская их внутрь. Винтовку он предусмотрительно спрятал где-то в будке.
   Пока они шли к кабинету директора, оставив Катрин в пустой приёмной, Фрай тихо спросил:
   - Дорогая, а ты не переборщила с опекой? Ты ей выдала кучу инструкций и велела защищать себя, если придётся. Не думаю, что тут может быть так опасно. Сейчас день, а тут ходят воспитатели.
   - Всегда лучше перестраховаться. По-моему, она слегка наивная, а тут могут лавировать полные отморозки, лучше всё учесть. И потом, здесь и правда может быть опасно, уж поверь мне.
   - Ох, любишь ты всё просчитывать, относись к жизни легче. Зачем волноваться даже о том, что никогда не случится? Какая тут молодёжная банда посреди бела дня?
   - Я жива до сих пор только потому, что всегда думаю наперёд. И тебе много раз советовала поступать подобным образом. А так, сейчас у меня голова ещё и за тебя болит, я уж молчу про остальную нашу команду пофигистов...
   Они прекратили разговор, когда Лила постучала для проформы в исцарапанную дверь и, не дожидаясь ответа, вошла внутрь. Директор Вогель оказался на месте, как им и сказали по пути. Старик поднялся из-за потрёпанного стола, при взгляде на который приходили мысли о батальоне древоточцев, или показательном расстреле из дробовиков за некие, ужасные для столов провинности.
   - Лила, сколько лет, сколько зим? Не балуешь ты нас своими посещениями. Уже больше года прошло.
   - Но ведь, прихожу иногда. Другие, как я слышала, с той годовщины и вовсе не объявлялись.
   Вогель пожал гостям руки, сказав:
   - А это ваш кавалер, Питер, кажется?
   - Филипп. - Отозвался тот. - И мы с ней уже скоро год, как женаты, свадьба была в прошлом марте.
   - Да? Признаюсь, не ожидал. По крайней мере, так скоро. Наша Лила всегда куда больше хотела быть Воином Справедливости, чем невестой. - Он ни словом не укорил её за то, что она не прислала приглашение. Вогель достаточно руководил приютом, чтобы понимать - в самый счастливый день сирота вряд ли захочет видеть напоминание о своём прошлом.
   - Да будет вам, директор, - произнесла Лила, когда расселись по местам. - Между прочим, мы к вам по делу.
   - По делу? Вы решили взять ребёнка из приюта?
   - Нет, не совсем, - Фрай тоже решил активней поучаствовать в разговоре. - То есть взять, но не то чтобы из приюта. То есть, из приюта, но не совсем взять... - жена молчала, не спеша прийти на помощь. Если влез, пусть учится говорить, всю жизнь за её спиной не проведёшь. - В общем, у нас есть небольшая проблема, и без вашей помощи не обойтись, вот.
   - Не могу сказать, что я всё понял, но попробую разобраться. В чём конкретно дело?
   - Мы должны помочь одной девочке. - Лила решила всё рассказать как есть. - Я бы могла вам соврать, что это дочь наших друзей, или нечто в таком духе, но не буду. Просто нам поручили заботу о ней. И в первую очередь, ей нужно легализоваться. Если мы проведём через ваш приют бумаги об удочерении, эти записи пойдут в бюрократический центр. Если вы сможете предоставить пустую регистрационную карточку приюта, для неё, это было бы совсем замечательно. И, скажу честно, будет просто отлично, если все записи и документы будут датированы, скажем, прошлым месяцем. Если это будет чего-то стоить, я готова... отнестись с пониманием. - Ей было неприятно предлагать такие сделки своему бывшему директору. Однако выбора у них сейчас не было. - Но мы, правда, должны позаботиться о ней, и кроме вас никто нам не поможет.
   - Значит, вот как, - задумчиво произнёс Вогель, осторожно выбираясь из едва живого кресла. - Помочь вам не трудно, и ничего это стоить не будет. Только вот, есть тут одно "но"...
   - Какое? - спросили супруги в унисон.
   - Вы говорите, вас попросили заботиться о ребёнке? - они синхронно кивнули. - Хорошо. Я даже допускаю, что вам приказали делать это. Служебное рвение похвально, но как быть с вашим собственным мнением?
   - Что? - Лила не поняла, к чему он клонит.
   - Ситуация в чём-то забавная, я, по сути, устраиваю удочерение, пусть я этого ребёнка никогда и не видел. Вам её поручили. Но что думаете вы сами? Это только формальность, какой-то способ выгадать кредит, или произвести впечатление на работодателя? Или вы, действительно, будете заботиться о ней, как о приёмном ребёнке, она, хотя бы, жить будет у вас?
   Фрай и Лила переглянулись, от директора не ускользнул этот обмен взглядами. Но ответить Лила предпочла насколько могла честно:
   - Не спорю, она будет у нас, скорее всего, недолго. Но это время мы постараемся быть для неё семьёй. И для неё, и для нас, это будет полезный опыт. И потом, мы так выручаем её из серьёзных неприятностей.
   - Понятно. Но хотите ли вы сами, чтобы она стала частью вашей семьи? Я за годы видел много пар, нередко один из родителей относился к усыновлению, как к повинности, способу что-либо выгадать, или возможности показать себя перед "второй половиной". Чаще всего, при таком подходе всё заканчивается не слишком хорошо. И в первую очередь, всегда страдают не родители, а именно ребёнок.
   На этот раз молчали они дольше. Первым заговорил Фрай:
   - Ну, мне кажется, что ей будет лучше у нас, чем одной. Она хорошая, а мы постараемся, чтобы ей не пришлось жалеть о решении остаться с нами. Думаю, так.
   - Я думаю, ей это пойдёт на пользу. Насколько я смогла понять, Кэт никогда не жила в семье, даже недолго. Думаю, ей это будет интересно не только как игра.
   - Что ж, никаких заверений, что вы самые лучшие родители в мире, это меня радует. Подобного я тоже навидался. Давайте подпишем документы и скорее завершим эту бумажную возню, не люблю я её.
   С бланками и заявлениями покончили быстро, Вогель, и впрямь, предпочитал разбираться с бумагами быстро - в отличие от Гермеса, он не видел священнодействия в простановке печатей и не получал удовольствия, сверяя даты на десятке различных форм. И, тем не менее, Гермес обеспечил им полный пакет документов, а в отношении справок и договоров его никто не мог бы назвать легкомысленным, папка получилась объёмной. За дверью то усиливался, то вновь затихал шум, уроки уже закончились, но приют жил в своём ритме, воспитанники проходили мимо по своим делам, не задерживаясь у кабинета.
   - Вот и всё. Необходимые сведения отправлены в Бюрократический центр. В наш архив они тоже внесены, но это до первого холодного дня, пока совы не проголодаются. То есть, примерно до завтра. - Вогель улыбнулся, давая понять, что понимает всю подоплёку. - Пока они не доберутся до картотеки... месячной давности. Это идентификационная карта, такая же, как была у тебя, Лила, тут есть информация о приюте, но биометрия будет снята, когда ребёнок её коснётся. Вот здесь, будьте осторожны. Печати и заверения установятся поверх автоматически. Это не совсем легально, но трюк старый, проверенный.
   - Спасибо, я даже не знаю, как вас благодарить, - Лила приняла карту и остающиеся у них бланки. Папка похудела, но не так уж сильно.
   Голоса в коридоре зазвучали громче, донеслась приглушённая ругань. Заметив беспокойство на лице Вогеля, Лила без колебаний бросилась к дверям, остальные последовали за ней. Открывшаяся картина оправдала все её опасения - стоящую на том же самом месте Катрин полукольцом окружили четверо парней, пятнадцати-шестнадцати лет, и беседа мирную фазу давно успела миновать. На взгляд Лилы, ситуация уже стала крайне опасной, но девушка была совершенно спокойно и попыток уйти даже не предпринимала - казалось, она просто не обращает внимания на мелкую помеху. Лила ещё подумала, что так выглядела бы сторожевая овчарка в окружении своры бродячих собак. Увидев в дверях своё начальство, Катрин направилась к ним, игнорируя оставшихся справа и слева задир. Такая наглость, как уход посреди разговора, не могла сойти ей с рук. Один из сирот, движениями и сломанным когда-то носом похожий на боксёра, схватил девушку за плечо, со словами:
   - Куда, мы ещё не договорили...
   По всей видимости, этот захват Катрин расценила как попытку ей помешать. В этот момент и стала видна разница между профессионалом своего дела и обычной дворовой сворой. Катрин одним движением вывернулась из-под руки "боксёра", толкнула его на двух других хулиганов и, продолжая движение, с разворота вырубила ещё одного, нескладного блондина, подвернувшегося ей первым. Обернулась, неожиданно шагнула вперёд прямо навстречу удару "боксёра". Поднырнула под руку, пропуская кулак над головой, не дав врагу опомниться, ударила боксёра локтем по затылку и тут же в горло кулаком шедшего "во втором эшелоне" длинноволосого "металлиста", так и не успевшего приготовится к нападению. Последний, тот, кто и вёл большую часть беседы, оказался умнее прочих - не пытаясь изображать Мохаммеда Али, он просто вытянул из кармана куртки складной нож. Болтун сразу ударил, бросившись вперёд. Лила, не говоря уже о Фрае, даже не поняла, каким финтом девчонка оказалась у хулигана за спиной, но она отчётливо увидела, как Катрин заученным движением схватила его за шею и подбородок, чтобы дёрнуть в сторону...
   - Отставить! - Крик Лилы отразился от стен, его эхо раскатилось по коридору. Вся драка заняла несколько секунд, но последний приём был ей слишком хорошо знаком, чтобы промедлить хоть на чуть-чуть.
   - Так точно. - Подтвердила девушка совершенно спокойно, отпуская едва живого человека. Парень опустился на колени - слишком уж сильно дрожали ноги, он успел понять, какой участи только что избежал.
   Лила посмотрела на шокированного Вогеля, потом на словно примерзшего к месту Фрая. Толку от обоих не было, она быстро сунула папку в руки мужу и побежала к лежащим подросткам. Опыта у неё хватало, чтобы быстро разобраться, что к чему. Все четверо живы, но выведены из строя - два сотрясение мозга, травма гортани и сильный шок у последнего. Если бы она не крикнула, ему бы сломали шею, Катрин не шутила и не собиралась пугать, просто устраняла препятствие.
   Женщина быстро оглянулась на ещё не пришедших в себя Фрая и Вогеля, перевела взгляд на безмятежную Катрин, ожидающую приказов. Потом она заметила одного из детей, с опаской и любопытством рассматривать "поле боя" из-за угла. Не тратя времени, Лила позвала строгим тоном:
   - Эй, малец, доктор Свиши у себя? - неуверенный кивок. - Тащи его сюда, пулей!
   Лила ещё раз огляделась по сторонам. Она знала, что не может всё слишком долго идти как по маслу. Уж больно легко и просто всё сложилось, без малейших проблем, чего в их работе никогда не бывает. Вот и расплата, слишком уж быстро она к хорошему привыкла. Повезло, что нет погибших, но так отплатить Вогелю за доброту - подло.
   Услышав торопливые шаги и разглядев, что к ним спешит пожилой доктор, знакомый ей и почти не изменившийся за пятнадцать лет, Лила подняла "металлиста", получившего удар в горло. Опасливо приблизившемуся к ним Фраю она кивком указала на "боксёра" с сотрясением мозга. Потом посмотрела на Катрин и спросила:
   - Ты сможешь привести в чувство вот этого, - она указала на блондина, - и довести до лазарета?
   - Нет проблем, - наклонилась к недавнему противнику она столь же равнодушно, как и во время драки с ним.
  
   - Зачем ты это сделала? - Спросила Лила, ухватив Катрин за плечо.
   - Действовала согласно приказу, мэм. Вы велели защищаться, используя только рукопашный бой. Попытка силой меня удержать может расцениваться как агрессия.
   Сопроводив пострадавших, Лила, едва ли не бегом, ретировалась из приюта, таща за собой остальных. Понять её было несложно - слишком уж стыдно оставаться после такой искренней помощи и столь неприятного инцидента в ответ. Едва все оказались на борту, как она подняла корабль и направила на автопилоте вокруг города. Звездолёт шел достаточно ровно и мягко, чтобы Лила могла без проблем расхаживать по рубке, не боясь упасть при резком манёвре. Катрин встала у стены, и только Фрай уселся в своё кресло, приготовившись наблюдать за спором.
   - Почему ты действовала настолько жестко? Они могли погибнуть, но даже так, те трое попали в больницу не на один день. А последнего ты хотела хладнокровно убить. Ты подумала, что это преступление?
   - Никак нет, данные действия считаются "самообороной". Меня атаковали холодным оружием, я защищалась.
   - Ты могла просто выбить оружие или вывести противник из строя.
   - Подтверждаю, но это нецелесообразно. Лидер, как и остальные, мог иметь и другое оружие. Кроме того, уничтожение предводителя деморализует участников его группировки, принуждая их к сдаче. Это стандартная тактика действий против вооружённых формирований и в случае отражение атаки террористической, либо мафиозной группировки.
   - Катрин, но они же ещё дети!
   - По предварительной оценке, трое из них старше меня. - Произнесла она ровно. В ясных голубых глазах не было и тени раскаяния или сомнения в своей правоте.
   - Хорошо... Они нормальные дети.
   - Ага, вчетвером на одну девчонку. Ещё и с ножом. Нормальные детки, хорошо воспитанные... - сыронизировал Фрай.
   - Для меня не имеет значения, кто они такие, их возраст, или принадлежность к гражданским лицам - они атаковали меня, когда я, согласно приказу, обязана защищаться.
   - Но ты могла их убить.
   - Жизни этих людей не оговаривались в приказе.
   - Постой-ка. Так тебе уже приходилось убивать?
   - Да.
   - И ты бы сделала это и с ними.
   - Конечно.
   - Но... - она слегка растерялась.
   - Лила, да хватит уже. Сделай как я - признай, что это наша ошибка, мы не приняли девушку всерьёз, за что и поплатились.
   Она остановилась, потом медленно повернулась к нему и сказала:
   - Ладно, допустим. Работа телохранителем в пятнадцать лет, пистолет под курткой, упоминание Бетельгейзе - нормальный ребёнок не может быть таким. Но всё равно, ты хочешь сказать, это лично мы с тобой виноваты, а не она?
   - Ну, а кто же ещё? Как ты там говорила, "всегда ставь оружие на предохранитель"? Вот то же самое.
   - Она человек, а не оружие. Да и откуда ты, вообще, можешь это знать?
   - Да, человек. Между прочим, весьма на тебя похожий. А уж тебя я знаю. Потому, могу понять и её.
   - Недооценили, значит. Ладно, пойдём простым путём, - она повернулась к девочке и резко спросила: - Имя, звание?
   - Катрин Сэнфорд, мэм! - Услышав командный тон, она принялась отвечать в таком же духе. - Оперативник, постоянное звание не предусмотрено. Временное: от сержанта до лейтенанта.
   - Специализация?
   - Обеспечение безопасности особо важных персон в боевых условиях.
   - Стаж работы?
   - Четыре года.
   - Господи, в бою в одиннадцать лет... Значит, если я отдам тебе любой приказ, ты его выполнишь. Даже если прикажу кого-нибудь убить?
   - Да.
   - Даже себя?
   - Да.
   - Или меня?
   - Такой приказ необходимо будет подтвердить.
   После этой фразы Лила замолчала, глядя перед собой. Впрочем, она вряд ли видела сейчас туманные огни Нового Нью-Йорка за окном, размываемые снегопадом в яркие бесформенные пятна. Внимательно наблюдавший за ней Фрай поднялся с места и подошёл ближе. Обняв жену, он шепотом спросил:
   - Ты помнишь, что мы обещали твоему наставнику? - она слабо кивнула и опустила голову ему на плечо. - Тогда, давай попробуем. Ты говорила, что в детстве тебя несколько раз не взяли в приёмную семью, возвращали в приют, едва познакомившись. Ты ведь не хочешь поступить точно так же? Давай хотя бы попытаемся? Это всего несколько дней, но давай попробуем побыть одной семьёй?
   Он едва расслышал ответ:
   - Хорошо...
   - Вот и чудно, - Фрай взял у неё папку с документами и, порывшись внутри, достал идентификационную карту. Улыбаясь, он протянул её Катрин и произнёс: - Что ж, добро пожаловать в нашу дружную семью. Извини за задержку, просто, уж очень необычный ты человек.
   - Всё в порядке, сэр. Я уже видела реакцию неподготовленных людей на мою специальность.
   - Ну, значит, не мы первые, - он обернулся к Лиле и попросил: - Дорогая, летим домой. Уже поздно, да и нет особого смысла возвращаться в офис. Я пока позвоню, предупрежу их.
   - Хорошо. Пробок многовато, но, думаю, доберёмся быстро. Да и потом, зачем стоять в пробках, когда у нас манёвренный звездолёт и пилот экстра-класса? - Лила устроилась в своём кресле. Пристегнув ремень, она размяла пальцы и положила руки на штурвал. - Всем занять свои места.
   - Кэт, быстрей пристегнись. Лила, очень прошу, только давай без тройной бочки? - взмолился Фрай.
   - Ничего не обещаю...
  Глава 2 (уменьшенная версия) []
  
   Глава 3.
  
   Все друзья, коллеги и знакомые, побывавшие в квартире семьи Фрай, соглашались, что место это до крайности забавное. Особенно, если ты гость, а не постоянный жилец. Бендер, несколько раз остававшийся здесь на день-два "от кредиторов схорониться", честно признавался, что если бы не аппаратная блокировка, у него бы уже через пару часов началось раздвоение личности. Сразу в тяжёлой стадии. Квартира эта являлась давним полем боя между двумя противоположностями, местом, где в равной схватке схлестнулись маниакальный аккуратизм и вопиющая безалаберность.
   Здесь одновременно могли сочетаться курганы из пустых банок и идеальный порядок на рабочем столе, стерильная, словно армейский лазарет, кухня и покрытые пылью и грязью окна, сквозь которые уже не проникает свет. Если в одном углу всё сверкает, значит в другом - среди мусора и паутины уже едва волки не воют. Борьба эта с переменным успехом продолжалась с самой покупки квартиры весной три тысячи пятого, и конца ей не было видно. Впрочем, хаос имел небольшое преимущество над порядком: во время скандалов никому ещё не приходило в голову прибираться, а вот разрушения производятся с удивительной лёгкостью.
   Однако сейчас перевес был на стороне уюта. В немалой степени способствовали тому аппетитные запахи, доносящиеся с кухни. Это было тем необычнее, что Лила всегда первой поддерживала идею "лучше закажем чего-нибудь на дом". Но сегодня предложила закупиться продуктами по дороге и сейчас заняла место у плиты. На удивление Фрая она просто ответила "не тупи", кивнула в сторону Катрин, но объяснять ничего не стала.
   Фрай сидел рядом с женой, наблюдая за её действиями. От помощи она отказалась, но он остался, чтобы поговорить, благо, тем накопилось у них немало. Катрин засела за компьютером в гостиной, пытаясь разузнать о судьбе своего нанимателя и в целом, прощупать обстановку вокруг его министерства. Однако кухня от остальной квартиры отделялась чисто символически, потому супруги старались говорить тихо.
   - Фил, передай хлеб, пожалуйста.
   - Да, вот. Оу-у... - протянув требуемое, Фрай качнулся на месте, схватился за стол, чтобы не упасть. - Резко встал. Голова кружится... Знаешь, Лил, я в очередной раз хочу найти того, кто учил тебя пилотированию. Просто в глаза посмотреть этому человеку, или кто он там...
   - Я выполнила обещание, тройную бочку не закрутила. - В голосе слышалась еле-еле заметная тень вины.
   - Зато было две мертвых петли подряд. В космосе - я тебе и слова не скажу. Но посреди переполненного мегапылес... не... полиса, это чересчур. Меня ещё качает.
   - А девчонке, вроде, понравилось.
   - Если ты считаешь слова "манёвры данной категории на гражданских судах выполняют только альтаирские камикадзе" похвалой, то без сомнения.
   Они оба замолчали, посмотрев в сторону гостиной. Тишину нарушало лишь бульканье и шипение на плите. Первой заговорила Лила:
   - Извини, что я так колебалась. Глупо с моей стороны. И стыдно. Раз уж решились, то нужно действовать. А не дурью маяться.
   - Да ладно тебе... После такого - кто угодно бы растерялся.
   - Но не ты. Ни намёка на страх, принял её как родную, мне помог голову включить, что вовсе удивительно просто до крайности.
   - Да боюсь я её. Очень боюсь.
   - Что? - Лила посмотрела на мужа. На лице и в голосе - ни намёка на шутку, он говорил всерьёз, что редко с ним бывало. - Ты её испугался? Почему?
   - Когда она схватилась с теми обалдуями, и чуть не убила последнего... Ты же знаешь, я не люблю, когда тебе приходится драться с кем-то. Хотя в такие моменты ты необычайно красива, но сейчас не о том. Просто, когда ты с кем-то сражаешься, у тебя соответствующее выражение лица: злость, ярость, сосредоточение, страх, что-то ещё. А она - у неё в глазах ничего не было, ни гнева, ни испуга, ни жалости. Вообще ничего, понимаешь? Ей, правда, не было до них дела. - Он поёжился, как от струйки холодного ветра по спине. - Это и страшно, если бы они сразу напали с оружием, Катрин бы их убила без колебаний, как будто, так и надо поступать.
   - Теперь понятно. Я этого не заметила. Я тогда не смотрела ей в глаза. Честно сказать, я отвлеклась, и едва не пропустила момент, после которого было бы уже поздно.
   Она продолжала помешивать содержимое сковороды, но было видно - делает это просто автоматически, уйдя в свои мысли. Готовка никогда не была сильной стороной Лилы, даже при полной сосредоточенности, потому Фрай внимательно следил за её действиями, готовясь помочь, если она, забывшись, что-то сделает не так. Преимущество небольшой кухни: с табурета в углу до плиты можно дотянуться, практически, не вставая. Он поторопил жену, слишком уж затянулось молчание:
   - Отвлеклась? Глядя на драку?
   - Да. - Она очнулась. - Это было слишком похоже... Лет шестнадцать назад, на том самом месте ко мне привязалось хулиганьё. Их тоже было четверо. Словно, ничего и не изменилось.
   Фрай внимательно посмотрел на неё, будто желая понять, каково ей было увидеть точно такую же сцену сегодня. Потом спросил:
   - И ты поступила так же, я прав?
   - Нет. Я вырвалась и убежала. О чём потом пожалела не раз и не два. Конечно, с одной стороны, их четверо. Но с другой - я просто сбежала. Струсила. Если бы я напала сразу, если бы ударила без жалости, жестоко, может, даже насмерть - то я могла бы победить. - Она смотрела в сторону, вновь перебирая в уме тактики и приёмы, пытаясь найти ответ. - А так - я опозорилась. Понимаешь теперь, почему я не сразу её остановила?
   - Практически, твоя мечта, так?
   - Да. Поступать без жалости, не думать о последствиях, вести себя, как хочется, и верить в свою правоту.
   - Ага, как в той песне, "как жестокий ангел, что не знает сожалений"... Лила, она ведь ещё ребёнок. И ты сейчас описала, как любой ребёнок относится к миру. По твоим же словам. Ты ведь сама постоянно учила меня не думать так, жить иначе. Повзрослеть.
   - А может, я сама ошибалась?
   - Разрешите обратиться? - донеслось сзади. Едва ли Катрин могла подслушивать их разговор, скорее всего, заговорила сразу, как вошла на кухню. Тем не менее, Фрай и Лила торопливо обернулись к ней, словно их отвлекли от чего-то непристойного. Пару секунд супруги смотрели друг на друга, потом всё-таки заговорил Фрай:
   - Да, конечно, в чём дело?
   - Необходимо доложить: местонахождение и статус доктора Гринфилда установлены, дальнейшие цели и задачи ясны. Я хотела проинформировать вас об этом.
   - Хорошо, Кэт, только можно попросить об одолжении. - Сказал он.
   - Разумеется.
   - Ты можешь говорить попроще... Я, действительно, половину слов не понимаю.
   - Это странно, я не использовала в речи профжаргон. Но если вы приказываете, буду говорить проще, сэр.
   - Я тоже хотела попросить тебя, - добавила Лила. - Постарайся обращаться к нам... по-граждански. Согласно легенде, мы твои приёмные родители. Конечно, не надо нас звать мамой и папой, но хотя бы, просто по именам. Чтобы не вызывать лишних подозрений.
   - Так точно.
   - Лучше и наедине тоже. - Попросила она. - Никогда не знаешь, в какой момент рядом объявятся посторонние. Да и привыкнуть стоит, чтобы не ошибиться в реальных условиях.
   - Ты ведь раньше говорила проще, - добавил Фрай, - не так официально.
   - Я обязана сдать доклад. Здесь послабления неуместны.
   - Хорошо. - Лила кивнула. - Но всё же, готовься к наличию посторонних рядом.
   - Хорошо, миссис Лила.
   - Что ж, подойдёт. Вернёмся к делу. Что ты хотела рассказать.
   - Согласно всей имеющейся информации, доктор Гринфилд мёртв. - Катрин вновь подобралась, посерьезнела, словно для доклада у неё включался иной режим. - По официальной версии - сердечный приступ, в реальности - могу предположить, что он успел застрелиться. Я оставила ему пистолет. Если бы Гринфилд оказался у противника, то за мной бы уже пришли.
   - А если его успели допросить, и сейчас за тобой просто установили слежку. Чтобы напасть в выгодный момент? - Спросила Лила. Она автоматически покосилась на дверь, окна и положила под руку нож, продолжая готовить. Перспектива нападения её не радовала, но сдаваться так просто она не собиралась, кто бы ни оказался противником.
   - Это нецелесообразно. Если его схватили, он рассказал всё - современные методы допроса исключают возможность соврать. Он бы рассказал, что я действую в одиночку, а документы у меня существуют в единственной копии. Для удачного перехвата сегодня было, по моей оценке, от двенадцати до шестнадцати удобных ситуаций, а в случае успешного задержания они получат всю необходимую информацию. Как было сказано ранее, я также не смогу сопротивляться профессиональному допросу. Атаки не было, кроме того - обнаружить признаки какого-либо наблюдения мне не удалось. Значит, с крайне высокой вероятностью моё местонахождение не установлено.
   Фрай следил за её речью с таким вниманием, что казалось, либо сейчас мозг отключится от перегрузки, либо из ушей пойдёт дым. Тем не менее, через полминуты он просветлел лицом и радостно выдал:
   - То есть, враги тебя не нашли, и ты можешь спокойно жить у нас, так?
   - Подтверждаю. - Она задумалась. - Вернее: согласна с вами.
   - Как думаешь, тебя будут искать? И какими силами? - Спросила Лила.
   - Наверняка будут. У противника широкие возможности. Но и поле поиска очень велико, даже если ограничивать его только городом. Мой враг - крупная корпорация. Они будут использовать информационные ресурсы и программы обработки данных чтобы найти меня. Несоответствия в записях статистики, или отклонения от нормальной картины. Вы устранили первую проблему, проведя легализацию задним числом. Теперь важно не выделяться для статистических алгоритмов. - Видя непонимание во взглядах, она попыталась объяснить: - Сейчас я числюсь, как обычное гражданское лицо, к тому же - несовершеннолетнее по законам данной планеты. Если я попытаюсь купить себе снайперскую винтовку или плазмоган, это будет выглядеть крайне странно.
   - Вот, значит, как, - Лила задумалась. - То есть, со стороны ты должна выглядеть обычной девочкой пятнадцати лет. Хорошо, думаю, несколько дней ты справишься, под нашим присмотром. А как ты пойдешь на эту встречу, и куда?
   - Место - небольшая площадь в Новом Бронксе, хорошо просматривается издали, а кроме того - достаточно близко к автомату, из которого я делала звонок. Моя задача - прибыть туда в одиннадцать часов утра и передать доктору Беннету, заместителю мистера Гринфилда, последние материалы дела. - Она вытащила из кармана кристалл памяти. - Он отдал мне коммуникатор, но от основного блока пришлось избавиться, осталось только это.
   - А что там? - с жадным любопытством поинтересовался Фрай, глядя на кристалл, как на лампу с толкающимся внутри джинном. - Всю жизнь мечтал почитать секретные материалы правительства.
   - Я сама этого не знаю - данные закриптованы, с имеющимися у вас возможностями этот шифр не вскрыть. Кроме того, мне нужно лишь передать эту информацию и продолжить работу над своим заданием.
   - Понятно. - Лила кивнула и, поглядывая за почти готовым ужином, продолжила: - От нас требуется какая-либо помощь?
   - Да, если это возможно. Если всё пройдёт по плану, то после этой встречи я вновь войду в штат Министерства Здравоохранения. Однако если Беннет также участвует в заговоре, то там меня будет ждать засада, и дальше придётся действовать по собственному усмотрению.
   - И ты так спокойно об этом говоришь? - поразился Фрай.
   - Это часть моей работы. Потому, требуется прикрытие. Необходимо обеспечить алиби на случай, если передача сорвётся. Для этого нужно прибыть в какое-нибудь место, находящееся достаточно близко от точки встречи и где ведётся учёт удостоверений личности. Желательно, при участии кого-то из вас.
   - Я поняла. Действительно, очень предусмотрительный ход - если всё накроется, ты по-прежнему Катрин Фрай, сирота из Приюта Минимальной Безопасности, к которой никаких претензий. Ладно, позже попробуем найти, куда ты можешь отправиться в том районе.
   - Благодарю за помощь.
   - Ладно, с планами определились, - Фрай встал, словно подводя итог теме. А пока, Кэт, можешь хоть немного о себе рассказать? Откуда ты? Детей-телохранителей ведь так часто не встретишь.
   Она не удивилась вопросу. Начала спокойно отвечать. Фрай только сейчас подумал, что она стоит весь разговор, но перебивать и предлагать сесть уже не стал.
   - Официально наша организация не существует. Неофициально - это спонсируемая государством структура, занимающаяся подготовкой специализированных кадров. Отбирают детей-сирот, после чего проводится курс интенсивной подготовки, он занимает всё имеющееся время, даже отводимое на сон. Начиная с одиннадцати лет - работа, в зависимости от специальности. Обычно, на госструктуры и отдельные компании.
   - Так тебя с самого детства готовили? И ты можешь что угодно? - Живо заинтересовался Фрай. - Дерево мечом свалить, или от пуль увернуться?
   - Нет. Наша подготовка предполагает использование всех возможностей организма, но не такое их превышение. Я просто тренированный оперативник, а не киборг.
   - Ты очень уверенно об этом рассказываешь, - заметила Лила.
   - Мне доводилось много раз говорить на эту тему.
   - Но всё-таки, почему они готовят детей, почему не увеличили возраст начала работы?
   - Эффект внезапности. Маскировка и прикрытие. Подвижность. Лучшие показатели регенерации после ранений, по сравнению со взрослыми, особенно после всех доработок. Управляемость.
   - Последнее тебя не смущает, Кэт?
   - Почему это должно меня смущать, миссис Лила?
   - Ладно. Ты упоминала Бетельгейзе. А были и другие войны?
   - В последнее время не случалось глобальных войн, в основном - локальные конфликты. Это моя специализация. Гамма Дракона, Денебола, сражение при Марло-четыре, операция в секторе Мицара...
   - Ясно, я поняла, - прервала её Лила. Потом весело произнесла, изобразив забывчивость: Ой, я всё болтаю, болтаю, а ведь ужин уже готов. Прошу к столу.
   Фрай спросил, видя, что жена старается увести разговор в сторону:
   - Кстати, Кэт, всё так неожиданно, что мы оказались не очень готовы к появлению ещё одного жильца. Ничего, если сегодня придётся спать на диване в гостиной?
   - Нет, всё штатно.
   - Прости, что?
   - Всё в порядке, никаких проблем.
   - Вот и славно.
   Уже ночью, вслушиваюсь в установившуюся тишину, Фрай шепотом спросил, обняв жену:
   - Как думаешь, что ей снится?
   - Что может присниться мечу? Или штурмовой винтовке? Фронтовому истребителю? Кто знает? А может, оружие не видит снов.
   - Она человек. Но даже если она сама считает себя только продолжением своего пистолета, мне бы хотелось это исправить, хотя бы частично. Потому что так не должно быть.
   - Мне тоже. Вот только, сумеем ли? Времени нам дано совсем немного.
  
   - Доброе раннее утро, постепенное переходящее в день, гражданин. - Динамик входного контролёра был чрезвычайно любезен. Но, к сожалению, из-за возраста и отсутствия какого-либо техобслуживания последние три сотни лет, громкость его не поднималась выше тихого шепота посреди металлопрокатного цеха, да и тот разобрать за помехами было мудрено. - Какова цель вашего визита в "Прикладную криогенику"?
   - Да вот, хочу дочери ваш музей показать, - ответил Фрай и дисциплинированно махнул удостоверениями личности мимо изрядно запылившегося сканера, который большинство посетителей считало просто элементом оформления холла.
   - Добро пожаловать, мистер Фрай, мисс Фрай, мы чрезвычайно рады вашему визиту. Музей достижений криогеники занимает весь третий этаж, для жителей Нового Нью-Йорка вход совершенно бесплатный. - Но посетители уже направились к лифтам, вновь оставив автомат в одиночестве. Динамик лишь грустно вздохнул: - Вот так всегда. Но со мной сегодня хотя бы впервые заговорили за последние пять месяцев и шестнадцать дней. Эх, служба наша...
   - Кэт, напомни ещё раз, зачем мы всё это делаем? - спросил Фрай, когда они поднялись на нужный уровень и вышли на музейном этаже, само собой, пустом, как обещания политиков о светлом будущем.
   - Как я уже говорила - обеспечиваем моё и ваше алиби. Если встреча обернётся ловушкой, но удастся оттуда уйти, то меня попробуют отыскать. Мой примерный возраст известен, потому нельзя исключать, что система отбора проверит и меня среди тысяч других подозреваемых. А теперь она получит подтверждённый ответ, что в это время я была совершенно в другом районе вместе с вами.
   - Сложно это всё, - признался Фрай честно, когда они сделали круг по залу и по аварийной лестнице вновь спустились на первый этаж. Теперь путь лежал через служебные коридоры.
   - Прошу простить. Однако это минимальное прикрытие. Мистер Фрай, а вы уверены, что нас не попытаются задержать за вторжение?
   - Да нет тут по утрам никого, все приходят ближе к обеду, да и всё равно - в этот угол никто может месяц не заглядывать. Вот мы, кстати, и пришли уже. - Он остановился у двери с надписью "запасной выход".
   - Спасибо за помощь. Ждите меня, я в любом случае вернусь сюда. - Катрин поставила на пол сумку, которую до этого несла на плече, достала ещё одну зимнюю куртку с глубоким капюшоном и быстро переоделась.
   - Подождать? Ну уж нет, мы идём вместе.
   - Почему? Вы уже сделали достаточно для обеспечения нашего прикрытия.
   - Потому что ты слишком похожа на Лилу. А я уже слишком привык о ней заботиться. Конечно, она тоже вечно говорит, что ей не нужна ничья помощь - и что в итоге? И не спорю, девять раз из десяти она сама со всем превосходно управиться. Но вот на десятый без моей помощи она влипнет в очень крупные неприятности. И очень часто этот десятый случай и оказывается самым первым. Потому я лучше тебя в сторонке там подожду, чем здесь без толку шататься. Вот примерно так, - Фрай был совсем не уверен, что его сбивчивую речь поймут.
   - Хорошо, если вы так считаете. - Катрин только кивнула и шагнула за порог.
   Сегодня с утра опять ударил мороз, потом Фрай успел изрядно продрогнуть, прежде чем они дождались транспорта. В заледеневшем, казалось, городе машины и так были редкостью, а им вдобавок пришлось два автономных робота-такси пропустить мимо, прежде чем попалось то, что нужно. Завидев подходящую колымагу, Фрай поднял руку в не изменившемся за тысячелетие жесте. У тротуара с ощутимым заносом остановилась типичная новоньюйоркская "ховер-арба" - изъеденный жестким излучением пепелац, кое-как перекрашенный в жёлтый цвет, и обычно являющийся водителем сразу и жилищем, и звездолётом, на котором при необходимости можно добраться домой. Конечно, правил никто из этих инопланетян не знал в принципе, и летать с ними было раз в семь опасней, чем с Лилой в дурном настроении. Но, во всяком случае, о системе регистрации или безналичного расчёта не стоило и думать - обычно подобные ксеномобили по документам либо давно числились на переплавке, либо якобы до сих пор таскали уран где-то на Тау Кита.
   - Залезай. - Фрай пропустил Катрин вперёд, втиснулся в узкий салон следом, по пути пытаясь повесить на место отвалившуюся дверь. Обратился уже к водителю, чешуйчатому пришельцу, напоминающему комодского варана с жуткого похмелья: - Эй, приятель, твоя знает, где тут Бронкс?
   - Куда ехать надо? Весь город покажу! В космопорт надо, да?
   Видя, что этот диалог может продолжаться очень долго, Катрин издала высокий переливчатый свист, обрадованный ящер ответил ей тем же. Через несколько секунд Катрин отчиталась:
   - Он только сегодня в городе, ничего тут ещё не знает. Довезёт куда надо, но дорогу придётся показать. Я думаю, вы куда лучше меня знаете город.
   - Всё понятно. - Фрай вздохнул. Придвинулся ближе к водителю: - Ладно, брат, слушай, сначала летим прямо...
   По пустым холодным улицам до места они добрались быстро, правда, высадиться предпочли чуть ближе нужной площади. Когда такси умчалось на поиски очередного достаточно сумасбродного клиента, Катрин быстрым шагом направилась переулками к месту встречи в паре кварталов отсюда, а Фрай присел под козырьком ближайшего подъезда - дверь успело слегка замести, жители на улицу сегодня явно не спешили.
   Вообще, весь город был непривычно тих и неподвижен, будто впал в спячку до весны - не было слышно обычного столичного шума: болтовни на десятках галактических языков, рёва клаксонов в бесконечных пробках, лязга коммунальных роботов, поддерживающих улицы в каком-то подобии порядка. Только свист ледяного ветра, да далёкий шум транспортных потоков на самых высоких городских трассах.
   Ленивые и тоже постепенно замерзающие мысли Фрая были прерваны, когда к этому небогатому фону добавился ещё один звук - частый быстро приближающийся скрип снега под ногами. Катрин выскочила из переулка, тут же рухнула в снег, пропуская над головой залп нескольких парализаторов. Сразу перекатилась, присела на одно колено и вскинула к плечу небольшой автомат, которого Фрай у неё точно не видел в прошлый раз. Сплошной алый луч лазера вспорол неподвижный воздух, из переулка донесся крик, ударило ещё несколько выстрелов, на этот раз явно не прицельно. Катрин одним рывком преодолела проезжую часть, присела за почтовым ящиком и вновь открыла огонь, не давая противнику выбраться на улицу.
   - Кэт! - Фрай вскочил с места, собрался броситься к ней.
   - Засада. Отходим! - Чтобы описать ситуацию ей хватило двух слов и одного жеста - взмаха автоматом в сторону арки меж домами.
   Спорить со столь красноречивой просьбой было трудно. Катрин тут же вжалась в снег - на ящике замерцали тусклые вспышки от огня из станеров. Взрослому бы на её месте пришлось и вовсе несладко - укрытие было совсем не большим даже для неё. Фрай слетел вниз, едва не упав с лестницы подъезда, бегом бросился к арке. Уже оттуда он обернулся, чтобы посмотреть, как дела у Катрин. Та сумела улучить момент и открыть огонь на подавление - лазерный луч кромсал стены, выход из переулка уже затянуло туманом от испаряющейся изморози. Не прекращая стрелять, Катрин быстрыми шагами отступала спиной вперёд, явно полагая, что это направление прикроют в случае опасности. Едва она нырнула в арку, как стена слегка вздрогнула от залпа, к парализаторам прибавились пули, плазма и электроразряды - врагов на той стороне явно прибавилось. Быстро сменив опустевший магазин на новый, выуженный из кармана куртки, Катрин вдруг наклонилась, будто что-то обронив, а потом резко взяла быстрый темп, подталкивая Фрая перед собой.
   - Что там случилось? - только и смог спросить тот, пока они неслись по узкому переулку между домами, постоянно оскальзываясь на замерзшей мостовой.
   - Я хотела удостовериться в безопасности встречи. Проверила несколько точек, с которых контролируется площадь. На третьей была обнаружена команда противника - снайперское звено и группа поддержки. Я их недооценила - снять засаду не удалось, я только сумела добыть оружие и отступить.
   К удивлению Фрая, они бежали не оглядываясь, словно противник не мог последовать за ними. Затем звук гигантской лопнувшей струны и прошедшая по переулку воздушная волна ответили на этот невысказанный вопрос. Катрин только подтвердила догадку:
   - Гравитационная мина. Самодельная, у мистера Фарнсуорта нашлись подходящие детали. Сюда. - Она указала путь.
   Преследователи, вроде бы, отстали - следующие несколько минут Фрай с Катрин бежали, не слыша шагов или криков за спиной. Однако заглянув за очередной поворот, Катрин отшатнулась, прошептав:
   - Чёрт, меня просчитали.
   - Что?
   - Я снова недооценила врага. Они не просто начали преследование, но ещё и оцепили район, к которому я отступила.
   - Да нет там никого. - Не согласился Фрай, тоже аккуратно выглянув за угол. - Тебе показалось.
   - Видите тех троих у машины?
   - Двоих.
   - Третий внутри. Они все вооружены, к тому же - явно выжидают, а не просто беседуют. Значит, скорее всего, вокруг сжимается кольцо.
   - Но я никого не видел, даже за нами никто не гнался.
   - Значит, нас преследуют не дилетанты. Просто так нам не скрыться. Будем пробиваться сквозь строй.
   - Это как?
   - Уйдём за спинами поисковой команды. За мной, быстрее.
   Катрин вновь направилась вглубь квартала, Фраю оставалось только следовать за ней. Добравшись до безлюдной строительной площадки, мимо которой они недавно пробегали, Катрин несколько секунд оглядывалась, а затем велела:
   - Идите первым, я прикрою. Вон туда, - она указала на длинную бетонную трубу, серым горбом торчащую из снега, - потом наверх.
   Там за балкой вплотную к недостроенной стене были навалены массивные блоки.
   - Кэт, я не сумею.
   - Выбора нет - двери и окна первых двух этажей заперты, а нам попасть внутрь необходимо. Поторопитесь. Я буду защищать вас, но боеприпасов у меня немного.
   Фрай вновь посмотрел на предполагаемый маршрут. Затем оглянулся на Катрин, уже присевшую за массивным ковшом экскаватора и спокойно выложившую на мёрзлый снег два запасных магазина к трофейному автомату. Девочка явно не сомневалась, что он последует совету.
   "А если я сейчас начну вопить, что у меня этого никогда не выйдет, то нас быстро найдут". - За годы опасной работы Фрай всё-таки научился думать быстро, когда очень нужно. - "Одна она не побежит, как и Лила на её месте, не сможет меня бросить, хотя ушла бы легко. В результате нас тут убьют обоих. А что хуже, она явно перед этим совершенно разочаруется во мне. Странно, почему-то это хуже всего, будто и впрямь трушу на глазах у дочери".
   Больше не оглядываясь, Фрай с трудом взобрался с торца на трубу и очень медленно пошёл по ней, расставив руки, чтобы хоть как-то удержать равновесие и не рухнуть вниз. Ветром с неё сдувало весь снег, потому этот путь давал хоть какую-то возможность сбить врагов со следа. Да и влезть наверх по крутому боку трубы Фрай бы точно не сумел.
   Позади коротко свистнул автомат, раздался треск и чей-то стон. Рискуя свалиться, Фрай оглянулся через плечо, но увидел только небольшое облачко дыма над дальним выходом с площадки и падающее вглубь проулка тело. Катрин была права, преследовали и не думали бросать погоню. Наконец, бетонные блоки, видевшиеся невероятно далёкими, оказались под руками - влезть по ним наверх было уже просто трудно, а не почти невероятно, в отличие от прогулки по трубе. Перевалившись через край последнего блока на пол третьего этажа, Фрай посмотрел, как там дела у подопечной, только вот пар от тяжёлого дыхания сильно мешал что-либо увидеть.
   Когда "командир" оказался в безопасности, Катрин быстро вскочила на ноги, подобрала оставшиеся боеприпасы и направилась следом. Фрай только ошарашено смотрел, как маршрут по трубе, у него самого занявший половину вечности, Катрин преодолела за несколько секунд, при этом двигаясь с автоматом наизготовку и спиной вперёд.
   - Кэт, слева!
   Свист лазера. В этот раз Фрай отчётливо смог увидеть, как выглянувшего из-за угла человека поразил раскалённый лазерный луч. Странное дело, сейчас это не вызывало особых эмоций. Разве что радость, что враг не успел выстрелить первым - Кэт эти несколько секунд оказалась открыта со всех сторон, и укрыться ей было бы негде.
   - Противник уничтожен. Спасибо за помощь.
   Она быстро взобралась наверх, не забывая контролировать обстановку внизу и готовясь в любой момент стрелять вновь. Перед тем, как отправиться вниз, Катрин швырнула подобранный на площадке булыжник в сторону ближайшего выхода со стройки, от стен отразился стук по мостовой. После всего этого промышленного альпинизма, спуск по криво собранной и шатающейся под ногами лестнице показался Фраю сущей ерундой. На первом этаже Катрин огляделась в полутьме, затем осторожно и бесшумно подобралась к забранному решёткой окну, сделала Фраю жест следовать за ней. Тот здраво оценил свои способности ходить по-кошачьи, потому безизысков прополз оставшиеся метры. Взглянув на него, Катрин жестом велела молчать и прислушалась к происходящему снаружи.
   - Ну что там? - низкий голос с сильным марсианским акцентом. Фраю, вспомнившему о Марсе, представился классический реднек, который способен три часа трепаться о породах буггало и никогда не расстаётся с фамильным дробовиком.
   - Двое наших, уже холодные. - Характерные дребезжащие интонации выдавали робота. - Жаль, что для вас это не естественное состояние.
   - Очень смешно... Девчонки нет?
   - Обшарили, куда дотянулись, её нет. Третье звено говорит, что она направилась на восток, к выходу из квартала.
   - Знаю. Но там пока её не встретили. Здание проверили? - при этих словах "реднека" Катрин потянулась к спусковому крючку автомата.
   - Да, снаружи. Всё задраено, даже человеческий детёныш не пролезет. К тому же, докладывали, что она не одна. Вроде, ещё какой-то гражданский.
   - Вроде... - передразнил "реднек". - Но его никто не видел. Так, погоди... - судя по всему, у него включилась рация. - Принято. Значит так, через полчаса будет подкрепление, они притащат поисковых дронов и биолокаторы. Сейчас блокируем оба кварта в два кольца. Если она проскочит, немец нам головы оторвёт.
   - Принято к исполнению.
   Когда шаги достаточно удалились, Катрин произнесла:
   - Я опять недооценила врага. Думала, что поторопятся и начнут прочёсывание своими силами. Теперь нам не уйти - район оцепят.
   - Но мы же спрятались.
   - Для поисковых роботов это не укрытие - они как комариный рой, залетают в каждую щель. А через блокаду с этим оружием не прорваться. Прошу меня простить, это моя вина, - Катрин опустила голову. - Я с самого начала не должна была вас брать с собой.
   - Ну что за глупости, Кэт? - Фрай попытался её подбодрить. - Прорвёмся, я и не в таких передрягах выживал. А если нам вызвать сюда Лилу?
   - Сигнал вряд ли засекут, но её одной будет недостаточно. А вызвать сюда ваш корабль - подставить всю команду и лишиться путей отхода.
   - А если мы спрячемся где-нибудь? Кругом полно домов, скажем, ну я не знаю, что мы пришли водопровод чинить.
   - Сомнительно. Даже если придумать правдоподобную легенду, мы не доберёмся до укрытия - улицы явно под контролем, а если прорываться с штурмом, то после дом оцепят и прочешут сверху донизу. Транспорт тоже захватить не удастся - нас собьют.
   - Погоди-ка, у меня была идея... - Фрай почесал затылок сквозь шапку. - Что же я сказать-то хотел... Не, не то. А, вот! Наверх нам нельзя. А если вниз?
   - Вниз?
   - Мы пробегали мимо спуска в старое метро. Что если уйти через него?
   - Не думаю, что это возможно. Карт метро Нового Нью-Йорка не осталось, к тому же, населяют его агрессивные мутанты. Риск превышает допустимый уровень. Есть отдельный приказ для полиции города, запрещающий спускаться в метро и канализацию, даже если это необходимо для продолжения преследования.
   - А если бы у нас была карта, и чёткая гарантия, что там нет смертельно опасных мутантов? Уж что-что, а метро города, где я родился, мне не забыть. А самый опасный мутант сейчас на работе... - Фрай улыбнулся, показывая, что шутит. Тут же опасливо добавил: - Только не вздумай при ней это сказать.
   На прорыв пришлось нестись бегом. Даже если поблизости не было преследователей, вырезание лазером дверного замка могло привлечь внимание. У плотно окружённого домами пустыря, в который превратилась бесполезная станция, Катрин резко притормозила и жестом остановила Фрая. Рядом со старой лестницей обнаружились ещё четверо, столь же непримечательные на вид, два человека, гуманоид и птицеобразный инопланетянин, явно невероятно мёрзнущий. Они могли бы и сойти за случайных прохожих, если бы не лютый мороз на улице и то, как чётко они держали в зоне внимания все подходы к своей позиции. Оглядев эту заставу, Катрин что-то прикинула в уме и шепотом спросила:
   - Сэр, вы умеете стрелять из автомата?
   - Да, разумеется, - Фрай кивнул, потом замешкался, когда до него дошла суть вопроса, - вот только, не в людей.
   - Хорошо, если устраните двоих, этого хватит.
   - Ты не поняла. Имею в виду - вообще в живых, любой расы.
   - Хорошо. - Катрин ясно понимала, что переубеждать у неё времени нет. - А если мимо? Над головой, в землю рядом?
   - Так смогу.
   - Хорошо, - она передала оружие, вытащила из-под куртки свой пистолет. - Тогда считайте до сорока и потом пугните их. Один выстрел - и сразу же назад, вы меня поняли?
   - Да, конечно, ну я же не совсем новичок.
   - Ясно. Начинайте считать. - Сказав это, Катрин исчезла в соседнем проулке, явно собираясь зайти со стороны.
   "Тридцать восемь... тридцать девять... сорок!" - Фрай выглянул из-за укрытия и, как было велено, провёл лазерным лучом в полуметре над головами "прохожих". Те отреагировали ожидаемо - рухнули на снег и за парапет станции, вытаскивая оружие. Фрай тут же дёрнулся обратно за угол и уже не увидел, что гуманоид и один из людей упали наземь совсем не в поисках укрытия - каждому досталось по плазменному заряду в голову. Двое других открыли огонь по новой цели - Катрин, успевший пробежать только половину расстояния до станции, пришлось каким-то головоломным прыжком уходить от первых выстрелов, но долго она бы на открытом пространстве не продержалась. На помощь пришел Фрай, без приказа вновь отвлёкший внимание на себя, давая Катрин время прицелиться и парой точных выстрелов закончить бой.
   - Противник уничтожен, отступаем, - Катрин махнула рукой, затем расстреляла последние два заряда в намертво заклинивший засов ржавой двери на станцию. Она не слышала, но буквально чувствовала, как сюда со всех сторон бегут враги, потому каждая секунда промедления увеличивала риск. Пока Фрай пробирался к ней, Катрин зачем-то достала ещё и нож и полоснула одно из лежащих тел.
   - А они не погоняться за нами сюда? - Спросил Фрай, когда они спустились на станцию. К сожалению, из источников света у них был только фонарь в его коммуникаторе. В своё время Лила настояла, чтобы он приобрёл нечто близкое её модели. В данный момент стоило признать - жена оказалась очень дальновидна.
   - Нет. Я говорила вам, что карт метро не осталось, а наличие мутантов - практически достоверный факт. Кроме того, я отвлеку внимание, - Катрин бросила автомат на пути, у входа в тоннель. Затем взмахнула ножом, чтобы ещё не успевшая замёрзнуть кровь попала на оружие и рельсы. Пояснила: - Профессионал никогда не бросит оружие, если он ещё жив и в состоянии двигаться. Да и анализ крови отнимет у них лишнее время. - Она убрала нож. - Хорошо, в какую сторону нам надо идти, чтобы попасть к музею?
   - Сюда, - Фрай указал нужный туннель. - Теперь я пойду первым, а ты прикрывай меня. Чёрт, всегда хотел это сказать...
  
   В передвижном оперативном центре, замаскированном сейчас под большой рекламный флаер и медленно дрейфующим в небе над районом поиска, царила деловая суета. Большая часть находящихся здесь были заняты делом, собирая и сводя в единую картину поступающие с земли данные. Прочие же могли этой самой картиной любоваться, наблюдая на висящей в центре прямоугольного зала карте района, как внизу сжимается кольцо облавы. Сходящиеся всё ближе красные точки обозначали группы, ведущие облаву, мелькающие тут и там между ними мелкие россыпи маленьких пятен - поисковые рои. Позади тех и других территория района окрашивалась серым, обозначая сектор обследованный и заведомо свободный от противника.
   Правда, вволю смотреть на это могли лишь трое, остальные были слишком заняты работой. Группа, совсем недавно прибывшая с Колома-2, теперь выглядела куда внушительнее. Робот сменил неновый пыльник на длинное пальто, удачно прикрывающее длинные ножны, закрепленные магнитом в районе пояса. На "Сектанте" вместо невнятного балахона был чёрный костюм для спецопераций, открывающий ладони и лицо и позволяющий увидеть, что у него механическая левая рука, да и на голове под волосами угадывался вживлённый электронный блок. Командир же переоделся в адаптивный камуфляж, сейчас выдавший чёрно-серые пятна в тон стенам зала, да подвесил на поясе пистолет и нож, словно готовился в любой момент первым отправиться в бой.
   Всё выглядело размеренно и почти скучно, прежде чем одна из оранжевых точек, обозначающих сторожевой отряд внутри периметра, не замерцала алым, прежде чем распасться на несколько мелких пятен и погаснуть уже насовсем. Реакция операторов последовала незамедлительно:
   - Капитан Майер, сэр, докладываю, сигнал Браво-3 пропал, группа вступила в огневой контакт, возможны потери.
   - Уже вижу. Отправьте туда Альфа-4 и Альфа-6, Чарли-2 выдвинуться из второго эшелона и прикрыть брешь в цепи.
   - Есть.
   - Кэп, а чего они там охраняли? - задал вопрос Тёрнер, изучая движение на карте.
   - Спуск под землю, там станция заброшенного метро, - ответил вместо командира Пауль с секундной задержкой, вероятно, сверяясь с базой данных через свою электронику.
   - Девочка явно решила забаррикадироваться и принять свой последний бой. Достойно, но мы её выкурим. - Добавил Майер.
   - Боюсь, она попытается уйти.
   - Исключено. Она не способна так поступить. Спуск дальше запрещён приказом, она не может его нарушить.
   - Боюсь, что не разделяю вашей уверенности, капитан...
   - Да чего ты всё время боишься-то? - Влез Пауль. - Всего бояться - нервы впустую тратить, если бы они у тебя были.
   - У нас в Венгрии все так говорят. Это всё равно лучше, чем быть повёрнутым на рациональности.
   Майер только вздохнул, переводя взгляд с этих двоих обратно на карту. Пауль, а точнее, лейтенант Поль Беккар, был афроевропейцем и коренным парижанином, когда-то от скуки подавшимся в армию, мир посмотреть. Там он быстро увлёкся верой одной известной марсианской секты, поклонявшейся машинам и почитавшей всё правильное и логичное. Среди них было принято заменять тело электроникой, и потому, когда он в бою остался без руки, Поль вместо клонирования выбрал механический протез, а позже только продвигался всё дальше, "совершенствуя" себя и приближая к идеалу, к машине. В свою очередь Тёрнер, токарный робот из столицы Робовенгрии, отправился в армию подальше от кредиторов, успев прихватить только семейный цепной меч, и ни разу о том не пожалел. Хотя машинам карьера заказана, и он так и оставался сержантом-взводным в роте Майера, робот был доволен своей судьбой. И пускай эти двое постоянно спорили по пустякам, капитан мог быть уверен, что более преданных соратников у него просто нет. Иначе они бы едва ли ушли в отставку вслед за ним, чтобы вместе податься в вольные стрелки.
   - Капитан, докладывает Альфа-4, - торопливо произнёс один из операторов, - группа Браво-3 уничтожена, следы ведут к метро. Точно можно сказать, что противников было двое. Подождите, у них новая информация... цель потеряна, внизу следы боя и брошенное оружие. Прекратить преследование?
   - Дайте мне изображение. - Рядом с картой повис голографический экран, картинка на нём слегка покачивалась - вероятно, трансляция шла через оптику одного из роботов в отряде. Майер приказал: - Увеличение на автомат, направьте больше света. Хорошо. Похоже, будто её унёс мутант, но маловато крови, да и оружие не повреждёно, ни ударом, ни падением. Не знаю, она не могла уйти. Однако её нет. Хорошо, Альфа четыре и шесть - продолжайте преследование.
   - Но, сэр, у нас нет карт, к тому же это зона повышенной опасности. - Попытался возразить оператор.
   - У неё тоже нет карты, а двигаться мы сможем куда уверенней. Ладно, Пауль, Тёрнер, спускайтесь вниз, каждый возглавите по отряду и пойдёте по туннелю. Мертва девчонка или жива, вы должны её найти, и плевать на любых мутантов. Двигаться осторожно, отряд не разделять. Задача ясна?
   - Так точно, сэр.
   - Приступайте. Мы ещё посмотрим, кто из нас кого перехитрит.
  
   - Вот это вы отличились! - Лила ходила по гостиной от стены к стене. Если бы чисто физически это было возможно, она бы сейчас била хвостом из стороны в сторону как очень и очень рассерженная кошка. - Слушайте, вы, полтора мушкетёра, вам же элементарное дело поручить нельзя - обязательно влипните в неприятности. Всё что было нужно - прийти, убедиться, что там ждёт засада, потом тихо уйти. Всё! Так ведь нет же, устроили из этого голливудский боевик. Вот только патроны были у них боевые... Ладно, Катрин, это её работа, в конце концов, но ты-то зачем туда полез?
   Фрай и Катрин с унылым видом сидели за столом и сопровождали все её перемещения взглядом. Оба после забега по подземельям выглядели отнюдь не лучшим образом, но человек, который мог позволить им сначала привести себя в порядок, предпочёл сразу устроить заседание трибунала. За тем же столом сбоку приткнулась голограмма Фарнсуорта, решившего дистанционно поучаствовать в столь важном обсуждении, но пока выбравшего здоровый сон вместо наблюдения за экзекуцией.
   - Если мне можно объяснить... - начала Катрин.
   - Тихо. - Лила даже не повысила голос, но командные интонации сработали безукоризненно.
   - Есть.
   - Дорогая, послушай, я не мог оставить ребёнка в беде.
   - Даже ты должен понимать, что этот ребёнок намного компетентнее тебя. И что, возможно, именно из-за тебя всё так затянулось. Если бы ей не пришлось за тобой бегать, то она бы ушла оттуда куда легче. - Лила сделала ещё один круг по комнате. - Господи, мы с тобой шесть лет знакомы. Почти год женаты. Но до сих пор ты порой меня поражаешь. Не мог оставить ребёнка он... Это она тебя не могла оставить! Ты хотя бы понимаешь, что не окажись там этого метро, вас бы там убили, а?
   - Понимаю, - он угрюмо кивнул. Но тут же поднял взгляд. - Но и что с того? Мы обещали о ней заботиться? Обещали. Не мог же я там её бросить. И потом, без меня бы оттуда никто не выбрался.
   - Значит, уступать не желаем. Ладно, тогда перейдём к следующему подсудимому. Катрин, как ты умудрилась на просто задании нажить такую кучу неприятностей? Ты же говорила, что профессионал своего дела?
   - Я не учла подготовки неприятеля, поскольку основывалась на прошлом сражении. Вероятно, они тоже сделали из него выводы, либо операцией руководил другой человек, потому что в этот раз засада была организована гораздо лучше. Впрочем, есть и положительные стороны - судя по задействованным силам, документам Гринфилда они действительно придают очень большое значение.
   - Ладно, но почему вы со мной не связались?
   - Это не изменило бы ситуацию.
   - Да чёрт с ней, с ситуацией. - Лила наконец остановилась, внимательно посмотрела на обоих. - Но вы хоть подумали обо мне? Пока вы там бегали под пулями, я спокойно себе драила корабль и болтала с Эми, ни о чём не зная. А если бы вас поймали, я бы так и прохлаждалась на работе, ничего не зная.
   - Мне жаль, - "подсудимые" ответили одновременно. - Это больше не повторится.
   - Ну ладно, пошумели, и хватит, - вся ситуация вдруг начала ей казаться совершенно абсурдной. Будто, и впрямь, она распекает мужа и дочь, задержавшихся в парке аттракционов допоздна, а не устраивает разбор перестрелки. - Давайте подумаем, как нам быть дальше.
   Лила вышла на кухню, быстро вернулась с тремя чашками чая и расставила их на столе. Фрай на свою покосился так, будто там был намешан коктейль из цианида и сыворотки правды. Лила, перехватившая этот взгляд, устало произнесла:
   - Да не злюсь я уже. Это просто чай, на улице холодно, а уж с вашим ползанием по снегу и подавно не повредит.
   - А мне? - Фарнсуорт будто и не спал.
   - Профессор, вас здесь даже нет, это просто голограмма.
   - А уважение проявить? Фрай, я тебе говорил - не женись на ней, а ты меня не слушал. Вот результат, твоего родного племянника обижают у тебя на глазах.
   - Сумасшедший дом... - Лила быстро вернулась ещё с одной чашкой. - Теперь довольны?
   - Разумеется, - Фарнсуорт невозмутимо вытянул словно из воздуха трёхлитровую кружку с чем-то дымящимся. - Уважение - это главное.
   - Вот теперь во всём разобрались. - Лила заняла своё место за столом. - Кэт, не расскажешь в двух словах, что ты теперь намерена делать и что же, всё-таки, может быть на этом кристалле?
   - Поскольку контакт с министерством невозможен, я буду действовать самостоятельно. Это задание должно быть завершено любой ценой. - Катрин выложила на стол тот самый кристалл. - Некоторое время назад в деятельности корпорации "Пандион" были обнаружены некоторые нестыковки. Доктор Гринфилд занялся их анализом и систематизацией, после чего пришел к выводу: корпорация не только ведёт теневую деятельность, но последний проект, находящийся в стадии реализации, настолько масштабен, что скрыть все его следы им не удалось. Именно после этого вывода и ряда угроз я была приставлена к нему. На прошлой неделе доктору удалось выйти на одного из сотрудников корпорации, готового поделиться информацией за вознаграждение и гарантии безопасности. Встреча прошла в одной из внешних систем, где расположен филиал корпорации, но разговаривал Гринфилд с ним наедине. Весь обратный полёт доктор писал отчёт, а сразу по прибытии его направили на конференцию, оказавшуюся ловушкой. Таким образом, это единственная копия.
   - А если снова поговорить с тем предателем? - влез Фрай с неожиданно здравой мыслью. - Предал один раз, предаст и второй.
   - Невозможно. Он мёртв. В местной прессе прошла заметка, что этот человек по недоразумению оказался на лётном поле во время старта грузового корабля. "Несчастный случай".
   - По-моему, как-то это подозрительно звучит, про несчастный случай, - начал Фрай.
   - Да все это уже поняли. Ей что, каждый раз пальцами кавычки изображать, что ли? - спросила Лила.
   - Ну не знаю, может быть.
   - Кэт, не обращай внимания. Ладно, а если всё-таки попытаться вскрыть шифры? Или отыскать к нему ключи?
   - Ключ был всего один, и составлен он по всем правилам безопасности. Теперь ключа нет. Всё что можно сделать - ломать простым перебором, а здесь вопрос упирается в доступные вычислительные мощности и программное обеспечение. Кое-что у меня есть здесь, - она выложила ещё один кристалл, - это блок памяти уже с моего коммуникатора. Но я не уверена, что найдётся компьютер подходящего уровня. Мистер Фарнсуорт?
   - Чего? Ах, компьютер. Да бери, какой хочешь. Хоть все сразу. Мне больше не нужны эти ненадёжные игрушки. Я изобрёл уникальную вещь, компьютер, абсолютно независящий от источников энергии и политики профсоюза ИИ, а также от сетевых штормов, и который невозможно заразить вирусом. - Он поймал три недоверчивых взгляда и сварливо добавил: - И зря вы мне не верите. Узрите же, я назвал это..., - Фарнсуорт вновь протянул руку куда-то за фокус проектора и достал прямоугольную полимерную раму, - счёты. Ладно, у меня ещё испытания, так что пора идти. Со старыми бесполезными компьютерами делайте, что вздумается, они своё отжили.
   Голограмма рассыпалась облаком быстро гаснущих искр. Проводив её взглядом, Лила произнесла:
   - Значит, Кэт, ты у нас всё-таки задержишься. Что ж, нечто подобное я и предполагала. Надо будет подобрать тебе новый коммуникатор, чтобы вытащить всё из памяти старого, и заодно на случай повторения сегодняшней истории.
   - Заодно надо будет комнату для гостей до ума довести, раз уж Кэт у нас теперь явно не гость, а будет жить какое-то время.
   - Да, иногда и тебя здравые мысли посещают. Кстати сказать, Кэт, со стороны ты ведь должна выглядеть обычной девочкой пятнадцати лет. Логичный вопрос - на время своего задания, ты согласишься пойти в школу?
   - В школу?! - Фрай и Катрин переспросили одновременно. Контраст её ровного тона и его изумлённого восклицания вышел забавным.
   - Именно так. Дети в пятнадцать лет ходят в школу. И будет странным, если удочерённая в полную семью девочка проигнорирует учёбу. Ладно, несколько дней, но ведь сейчас речь может идти о неделях. Впрочем, Катрин, если это не помешает твоему основному заданию?
   - Нет, не помешает. Полагаю, времени останется достаточно для моей основной деятельности, а вызывать лишние подозрения не стоит.
   - Вот и замечательно. Рано мы профессора отпустили, надо будет позвонить ему или Гермесу и узнать, где их дети учатся, и как всё оформить. Да, лучше спросить сразу у Гермеса. Ну а пока, приведите себя в порядок и посмотрим, что нам понадобится для комнаты нормальной девочки-подростка пятнадцати лет. Всё равно, оплата за профессором, а главное в таком деле - это достоверность. Не так ли, Кэт?
   - Вы совершенно правы.
  
   Глава 4.
  
   Ни Кьюберт Фарнсуорт, ни Двайт Конрад, понятия не имели, зачем родители велели явиться к себе на работу, ещё и воскресным утром. Есть тысячи способов куда круче провести законный выходной, однако раз велели, ничего не попишешь. Лишь бы всё не оказалось очередной невероятно занудной лекцией на тему "когда ты займешь моё место...", а что-нибудь поинтересней. Неторопливо подходя к зданию, они обсуждали самый животрепещущий вопрос последних дней:
   - Помнишь ту новенькую, что перевелась к нам в прошлом месяце? Мэрил? Вот. Теперь у меня есть её телефон. Ты продул пари.
   - Эй, брат, не шути святым, как бы ты смог достать её номер? Да она бы на тебя и не посмотрела. То ли дело - я. Неужели, вот прям так подошёл и спросил?
   - Нормальные герои всегда идут в обход. Через две недели научная конференция в школе, она тоже участвует от нашей школы, как и я. А она у нас без году неделя, представляешь. Так или иначе, все участники обменялись телефонами. Предупреждая возражения - о способе мы не договаривались, значим лишь сам факт.
   - Вот же сволочь... Ну ничего, дальше первого телефонного звонка всё равно не пойдёт, тебе и хуже. Зато в следующий раз, без вопросов, победа останется за мной. Что б мне никогда на бирже не играть!
   - Ага, держи карман шире, раста.
   За болтовнёй они уже вошли в "Планет экспресс". Надеясь скорее разобраться с делом, подростки сразу направились к залу совещаний в ангаре, ожидая обнаружить там родителей. На удивление, за круглым столом никого не оказалось - видимо, все собрались в лаборатории или комнате отдыха. Двайт уже направился дальше по коридору, но Кьюберт вдруг прижался к дверному косяку и жестом велел другу сделать то же самое. В ответ на недоумённый взгляд он прошептал:
   - Боевая готовность. Осторожно выгляни, и зацени: корабль, рядом с левой опорой...
   - Держите меня четверо, трое не удержат! Откуда здесь такое чудо? Похоже, новое пари у нас подоспело куда раньше, чем мы думали, а?
   Рыжая девчонка, примерно их лет, смотрелась исключительно странно в этом ангаре. Словно не замечая наблюдателей, она возилась с каким-то собранным на скорую руку агрегатом, похоже, совершенно поглощённая своим занятием. С виду она казалась вполне обычной, разве что, даже на шатком ящике сидела очень прямо, а не склонилась над своей работой. Да не слишком длинные волосы странно растрёпаны, будто она за ними совершенно не следит.
   - Какая милашка. Кто она такая, братан?
   - Понятия не имею. Но клёвая девчонка, клёвая... Единственное разумное объяснение - мой старик, после стольких лет, добился успеха в создании андроидов.
   - Она робот? Хм, а почему бы и нет. Может, нас позвали для тестирования?
   - Как же, дождешься от них.
   - Слушай, а может, она настоящая, а? Давай, проверим?
   - Как? Загадку про критян ей загадать, что ли? Так с этим парадоксом сейчас даже пылесос справится.
   - Да не, без этого крети... как его там... Просто подойдём к ней и поговорим. Если она робот, это станет очевидно. А если нет, ну, познакомимся...
   - Ладно, простые решения - самые лучшие. Действуем по схеме номер три.
   - Понял.
   При их приближении девчонка даже не шелохнулась, продолжая мудрить с непонятным устройством. Когда стало ясно, что она слишком увлеклась работой, Кьюберт решил первым начать разговор:
   - Привет! - она повернула голову в их сторону таким жестом, что стало сразу очевидно - девчонка прекрасно знала об их присутствии. Просто игнорировала. Тем не менее, Кьюьерт продолжил: - Слушай, а ты знакома... С Двайтом? - он отступил в сторону, вытолкнув напарника вперёд.
   Похоже, финт пропал даром. Обычно этот фокус помогал заставить девушку растеряться, ведь она обычно не ожидает, что подошедший представит другого вместо себя. Но в этот раз о растерянности говорить не приходилось. Рыжая спокойно перевела взгляд с одного на другого и ровно произнесла:
   - Нет, не знакома. И с вами тоже. Кто вы такой?
   - М-хм... Кьюберт. А ваше имя, мисс, если не секрет?
   - Нет, почему же, это не секрет. Меня зовут Катрин.
   - И что ты здесь делаешь? - спросил Двайт. Инициатива уже упущена, так хоть стоит вести беседу сразу вдвоём, надеясь слегка сбить её с толку.
   - Свою работу.
   Ответ абсолютно точный и столь же бессмысленный. Разговор не клеился, потому Кьюберт решил присмотреться к занимавшему её устройству. Старенький ионизатор мерцал в центре, похожий, благодаря кружащейся в магнитном поле плазме, сразу на генератор Ван дер Графа и на магический шар гадалки. Через нечто среднее между металлизированным шлангом и кабелем к нему был подсоединён разделитель, из гнёзд которого торчали небольшие контейнеры. На вид всё это напоминало кустарное устройство для зарядки пустых кассет плазменного резака. Разве что ёмкости выглядели непривычно, слишком мелкие, и совершенно новые на вид, не чета потрёпанному оборудованию. Кьюберт честно признал, что собрать он такую схему, может, и сумел бы, но вот запускать её точно бы не решился - требовалась очень точная синхронизация магнитных полей всех компонентов, ошибка была чревата яркой вспышкой и кусками горе-инженера, разбросанными по всей комнате. Версия о роботе набирала очки, обычный подросток вряд ли мог обладать настолько специфическими знаниями.
   Но Кьюберт, хотя бы, мог теперь завести разговор:
   - А ты знаешь, что если переключить фазу на шесть, и выставить режим 4-А, то расход сырья будет меньше почти на треть?
   - Да? - впервые в её голосе послышалось нечто вроде интереса. - Мне это было неизвестно. Здесь используется крайне устаревшее оборудование, я с трудом смогла вспомнить схемы настройки.
   - Я мог бы рассказать тебе о нём больше.
   - Не вижу необходимости. Моя задача может быть выполнена с текущими возможностями. Однако спасибо за совет.
   - Слушай, а у меня такой вопрос, - Двайт решил не ходить вокруг да около, а припомнить и применить способ проверки роботов из какого-то старого сериала: - Вот представь, если я говорю только одну неправду.
   - Тогда то, что он сейчас сказал - тоже неправда, - Кьюберт сразу понял, что задумал друг, тот сериал они смотрели вместе, - таким образом, он прекратил говорить неправду. Либо, сказанное им ложь, а значит, обычно он говорит только правду. Что ты скажешь на этот парадокс?
   - Человек не может всегда говорить неправду безнаказанно. Существует целая группа химических препаратов, а также детекторы лжи. Кроме того, не стоит забывать банальный допрос третьей степени. Проведённый с умом, он надёжнее большинства детекторов.
   Кьюберт и Двайт переглянулись. Девчонка обошла парадокс рекурсии, по сути, ту же загадку о критянах в продвинутой версии, который подвесил бы примитивного робота. Но ответ выдала довольно странный. Речь могла идти просто о сильном искусственном интеллекте.
   - А тогда...
   - Стоп. Тихо.
   Она предостерегающе подняла руку, призывая замолчать. Оба вполне оправданно ожидали, что сейчас их отошьют, но вместо этого рыжая осторожно покосилась в сторону и тихо сказала:
   - Внимание, не делайте резких движений. Кажется, мы здесь не одни?
   Двайт по сторонам, и переспросил:
   - Чего? Как это понимать.
   - Я же сказала - тише. Теперь немного сдвиньтесь в стороны. Когда я начну действовать - найдите себе укрытие, и постарайтесь не поднимать головы, возможно, будет небезопасно.
   - Но...
   - Это приказ. Выполняйте.
   Они последовали её указаниям. Стараясь не делать резких движений, Катрин вытянула из лежащей неподалёку стопки несколько термоупорных плиток для обшивки. Тонкая керамическая пластина очень удобно легла в руку, и следующим движением девушка швырнула плитку в прислонённую к стене деревянную крышку от неведомо куда и когда увезённого контейнера. Пластина с треском пробила препятствие, Катрин перепрыгнула через ящик, тут же сделала ещё один бросок вслед неизвестному, панически бросившемуся искать новое укрытие. После третьего снаряда из-за крышки вылетел Нибблер и попал как раз под четвёртый. Плитку он поймал зубами, как собака "тарелку", выплюнул и тут же схватил другую. Эту он просто сжевал. Но само развлечение ему понравиться никак не могло - не успей он перехватить плашки, его бы разрезало надвое, потому инопланетянин испуганно начал крутить третьим глазом во все стороны, отыскивая новое убежище. Только пока он занимался ловлей плиток, Катрин успела сделать несколько шагов в его сторону.
   За всей суетой она не придала значения восхищённо-ошарашенному диалогу за спиной:
   - ...я тебе говорил, старикан ничего не делает без второй функции. Даже будильник его работы можно использовать как протонную гранату. У неё включился боевой режим!
   - Так сделай что-нибудь, ты же у нас гений! Я не знаю, крикни ей "Контрол-Альт-Дэл!", вдруг отключится.
   - Орать боевому андроиду "Контрол-Альт-Дэл" во время атаки глупее, чем пытаться голышом остановить танк криком "Абракадабра!"
   - Ладно, тогда я сам. - Двайт высунулся из-за укрытия и позвал: - Эй, Катрин, а что тебе Нибблер сделал? Сапоги сгрыз, что ли?
   - Я уверена, что это существо подслушивало наш разговор.
   - Но, это же, вроде как, обычное домашнее животное.
   - Настоящий - да. Однако нет гарантий, что это не маскировка. Существует минимум четыре типа чужих-полиморфов, способных на подобную операцию, не считая ещё не изученных рас. Поскольку существо принадлежит к неизвестному биологическому виду, замаскировать под него шпиона проще, так как все повадки и биологические особенности его неизвестны.
   Нибблер на протяжении этой речи затравленно озирался и прикидывал, успеет ли он применить стирание памяти, или его раньше разрежут на куски.
   Шипение входной двери привлекло внимание всех сразу. При виде явившихся на шум Лилы и Фрая нибблонианец восторженно заверещал и кратчайшим путём понёсся к ним.
   - Мэм, будьте осторожны, это существо выглядит подозрительно. Необходимо подтвердить, является ли оно настоящим или нет.
   - Кэт, извини за прямоту, но самая подозрительная тут, скорее, ты... - резковато ответила Лила, подхватывая Нибблера на руки. Зверёк тут же принялся скулить, жалуясь на столь суровое обращение со стороны нового члена семьи. - Это Нибблер, кто же это ещё может быть? - Она погладила любимца по голове, ласково произнесла: - Малыш, как тебя можно с кем-то перепутать? Ты же у нас один такой. Ну, прости, прости, она ведь не нарочно, и больше так не будет... Кэт, извинись перед ним за грубость.
   - Мисс Лила, это домашнее животное.
   - Я знаю. Хочешь сказать, поэтому с ним можно творить всё, что вздумается?
   - Хорошо, - Катрин кивнула Нибблеру, - приношу свои извинения за необоснованные подозрения.
   - Ну вот, другое дело. Вот и помирились.
   Нибблер в этот момент мысленно утёр пот со лба. За почти шесть лет безукоризненной работы его едва не раскрыли.
   - Вот оно что, а я думал, что девица просто решила разделать трёхглазого, потому что он ей под руку подвернулся. Прямо как мамочка... Но и так неплохо, классное шоу вышло. Не думал, что кто-то, кроме одной нашей лилововолосой знакомой, умеет так резко реагировать на безобидные вещи.
   - Бендер, а ты здесь чего делаешь? - Фрай удивлённо развернулся к роботу. Тот стоял прислонившись к стенке, с бутылкой пива в клешне.
   - Наслаждаюсь представлением.
   - Ты здесь уже давно, и ничего не предпринял? - возмутилась Лила.
   - Эй, полегче, глазунья! Я, например, дверь контролировал, чтобы никто не убежал. Да и болел я за твою зверушку, она должна была девчонку сожрать и не поморщиться.
   - Ах ты железяка...
   - Кэт, мы его нашли на Вергоне-шесть, - Фрай решил внести ясность и не дать поругаться Бендеру и Лиле. - Потом ни один из справочников не показал, что же это за зверь. Даже в интернете, среди терабайт документальных фильмов о животных от "Дискавери" мы ничего не нашли, а это совсем странно. Правда, потом нам сказали, что животных там описывали геологи и бурильщики, а их всегда больше интересует, из какого местного кактуса лучше гнать огненную воду, и до всяких зверьков им дела нет. Но тем не менее, он, может, и странный, но совсем не подозрительный.
   Лила задумчиво посмотрела на мужа. Что ж, не Цицерон, конечно, но такая длинная и связанная речь была неплохим прогрессом. Обычно от него чего-то такого можно дождаться только наедине, да и то, под настроение. Она покосилась на панорамный экран зала и сменила тему:
   - Ну что, удалось расколоть шифр?
   - Пока нет. Мы с профессором утром сумели отыскать нужные программы и соединить все машины здания в единую сеть, плюс бортовой компьютер корабля. Но даже так вычислительной мощности не хватает. Похоже, даже на два-три порядка, а здешнее оборудование весьма неплохо для гражданской лаборатории. Перебор вариантов займёт не один десяток лет.
   - И что теперь? - спросил Фрай. - Будем ждать?
   - Боюсь, получится слишком долго... - Катрин покосилась на гражданских. - Впрочем, у меня ещё есть варианты решения этой проблемы.
   Лила кивнула, понимая, что подопечная не хочет распространяться о деталях при посторонних. Ещё раз оглядев место сражения, она тоже остановила взгляд на Кьюберте и Двайте, наконец выбравшихся из-за стола. Спросила:
   - Так, молодёжь, а вы здесь откуда?
   - Ну, мы, это... тут...
   - Нам велели явиться сегодня, сказали, что-то важное будет, - Кьюберт первым сумел немного прийти в себя и подобрать слова. - Миссис Фрай, скажите, а это кто? - он кивнул в сторону Катрин, начавшей споро прибирать беспорядок.
   - Ах, да, вы ещё не знакомы. Это Катрин Фрай, наша дочь.
   - Что? Но как? Она же тут такое...
   - Приёмная дочь. - Пояснил Фрай. Видя, что на него всё ещё смотрят с вопросом, он добавил: - Из того же приюта, что и Лила. Небольшой мили-ли... тар... исткий, точно, уклон сказывается. Да и потом, в том приюте по углам какой только нечисти не водится, начиная с сов. Вот и реакция такая...
   - Для этого мы вас, ребята, и позвали, - добавила Лила. - После приюта ей будет не так просто привыкнуть к обычной школе. Поэтому мы решили, что будет лучше, если она там не окажется совершенно одна. Документы уже оформлены, её переводят в вашу школу. Вы одного возраста, потому она будет учиться с вами. Уж присмотрите за ней, хорошо?
   Такого восторженного вопля эти стены не помнили с того легендарного случая, когда Гермес нашёл идиота, пожизненно застраховавшего их корабль, и объявил, что из сэкономленного он теперь может платить Зойдбергу три доллара каждый квартал. Эхо не смогли заглушить даже свист метко брошенной гайки, звон стекла и нецензурная брань Бендера на ассемблере - алкоголь Катрин тоже считала вредным пристрастием, от которого младших товарищей следует избавлять.
  
   - Нас точно сегодня в школу вызовут, я уверена.
   - Да успокойся ты, не вижу поводов для волнения.
   - Не будь таким спокойным.
   - А ты не будь такой нервной.
   - Пофигист!
   - Истеричка!
   Наблюдая, как Фрай и Лила начинают ругаться третий раз за час, сидящая у опоры звездолёта Эми только поморщилась. Вместо того чтобы проводить порученную проверку корпуса, они постоянно ругались, раскачивая антигравитационную платформу. Бендер ошибся, Катрин не превратилась в мишень для скандалов, она стала новым поводом. Сам робот бесцельно шатался по ангару, наслаждаясь сигарой, которую никто не пытался выбить, порезать на куски или снести точным выстрелом.
   - Ты ей дала тридцать три ценных указания, она будет бояться и шагу ступить. Вечно ты всеми помыкаешь, теми же методами и детей воспитывать решила? Муштра и ничего другого, да?
   - Да уж лучше муштра, чем наплевательство. "Иди, развлекайся в школе, это будет весело..." Ты что, совсем дурак? Ещё не понял, она ведь каждое слово воспринимает как приказ? Мне подумать страшно, что в её понятиях означает "развлекаться".
   - Это нормальная свобода. Я не решаю за других там, где они и сами справятся. Ей твои советы нужны, как политику совесть.
   Забыв про работу и про всё на свете, они стояли лицом к лицу на опасно кренящейся платформе
   - А это уже полное раздолбайство. Значит, так к воспитанию относишься ты? Пусть растёт абы как, лишь бы под ногами не мешалась?
   - Да когда я такое говорил? Это ты на неё свои комплексы проек-ецируешь, как бы она теперь не стала избивать всех подряд!
   - Каких ты умных слов набрался, а до знакомства со мной был - дуб дубом!
   - Извините, конечно, что прерываю... - начал Гермес, некоторое время наблюдавший за развитием событий.
   - Ну что ещё?! - огрызнулись супруги в унисон.
   - Опять советы опытного семейного человека? - предположил Фрай. - В общем, нам её доверили, сами мы и разберёмся.
   - Да и вообще, что вы понимаете в воспитании? Мы в чужую семью не лезем, вот и к нам не надо, - поддержала его Лила.
   Ничего не возразив, Гермес развернулся и ушёл, по пути он добавил тихо, сам себе:
   - Значит мы уже лучшие в мире родители, так?
   А между тем, спор продолжался. Скандал уже перерос первоначальную тему и уверенно набирал обороты от лёгких аргументов "ты никогда не слушаешь моих советов" к тяжёлым снарядом "ты меня совсем не любишь", но тактические заряды так и не были пущены в ход. Перекрывая ругань, со стороны шкафчиков персонала донёсся взрыв. Все обернулись, забылась даже ссора. На первый взгляд, Бендера просто сильно ударило дверцей шкафа, но все бросились к месту происшествия, чтобы разобраться лично. Правда, Фраю и Лиле сначала пришлось спуститься, и к их приходу Бендер уже начал приходить в себя.
   - Что тут рвануло? - выяснение истины Лила сразу взяла на себя.
   - Не знаю. У меня пиво кончилось, я пошёл за своей заначкой. Ничего не сделал, только открыл...
   Робот озадаченно щупал вмятину на лбу, пытаясь настроить сбившуюся фокусировку фотоэлементов. Убедившись, что с Бендером всё в порядке, остальные принялись изучать содержимое шкафа. Судя по размерам кучи стеклянного крошева и растекающейся лужи с характерным спиртовым запахом - раньше тут хранился стратегический запас алкоголя, которого бы хватило на небольшой штат. Осмотрев шкаф, Лила тоном знатока заключила:
   - Гравитационная мина направленного действия. Малого радиуса, и, похоже, самодельная, но тем не менее. Бендер, тебе повезло, что почти вся ударная волна ушла внутрь. Иначе тебя не дверью бы ушибло, а по стенке размазало.
   - Тут ещё и записка есть, - отметила Эми очевидный факт, и тут же начала читать: - "Подумайте о своей жизни. Алкоголь крайне вреден, роботы моделей выше Вэ-Эс-Бэ-17-62 гораздо эффективней функционируют на минеральном масле. Считайте это предупреждением".
   - Ну, эта мелочь рыжая у меня ещё увидит "восстание машин", стоит ей только вернуться, - проворчал Бендер. - На всю жизнь заречётся со старшими спорить!
   - Кэт, думаешь это она? - не поверил Фрай. - То есть, конечно я у неё такую мину видел, но зачем бы ей...
   - Нет, а кто, рободьявол, что ли? Это она у нас главный боец за здоровый образ жизни, только ей придёт в голову собрать гравитационную мину из подручного хламья и запихнуть в мой запас топлива. Во всём виновата ваша сумасшедшая девчонка!
   - Ну-ка громкость прикрути, железяка, - прикрикнула Лила. - Мы ещё разберёмся, кто тут сумасшедший и насколько.
   - Но в школу вам прогуляться точно придётся. Ты представь, если она там нечто подобное отчудит? Ладно, я железный, титановый и прочая, я хорошо держу удар. А хрупкие и слабые человеческие детёныши?
   - Бендер, а не пошёл бы ты... проверить другую заначку, - недовольно произнёс Фрай. - Это хранилище не последнее у тебя, но ведь и у Катрин было время на поиски.
   - Чёрт! - робот вскочил со скоростью человека, севшего на венерианского ежа-мутанта. - От не приведи Торвальдс она хоть пальцем тронула мою вторую захоронку - я же не посмотрю, что она фанатка моей кулинарии и интересуется моим преступным прошлым и настоящим...
   Бендер унёсся проверять тайники, забыв про повреждения. Когда вскоре из коридора долетел звук ещё одного взрыва, никто и ухом не повёл, все продолжили заниматься своими делами. А вот вновь явившийся Гермес быстро привлёк внимание, сказав:
   - Так, специалисты по воспитанию, успокоились?
   Супруги переглянулись. И впрямь, желания раскручивать скандал ни у кого не было, они и так уже слишком увлеклись. Потому, Лила спросила:
   - Допустим, в чём дело?
   - Я бы сказал, что вас там к телефону. Между прочим, лично мистер Энкарт.
   - Кто?
   - Директор школы, где учится мой сын. И с недавнего времени - и ваша дочь тоже. Зачем он звонит объяснить, или сами догадаетесь?
   Фрай с Лилой одновременно шагнули вперёд, но Гермес только усмехнулся, напомнив с бюрократической точностью:
   - Я не зря ведь сформулировал "я бы сказал". Вы же не думаете, что такой занятой человек будет ждать, пока у вас порох закончится? Я ему передал, что вы уже выезжаете. Если быть точным - двадцать четыре минуты и двенадцать секунд назад.
  
   Уроки уже должны были заканчиваться, потому едва ли в школе оставалось много учеников. В противном случае, Фраю сейчас было их жалко. Хотя Лила и опустилась на широкую плоскую крышу центрального корпуса школы плавно и мягко, всего за несколько секунд до этого она сбросила скорость до нуля почти с первой космической, и пускай стёкла в здании не разлетелись, но снег сдуло основательно.
   Когда они выбежали из корабля, Лила резко дёрнула рукав и бросила взгляд на коммуникатор. Уже медленней пошла к спуску с крыши, прокомментировав:
   - Кажется, успели вовремя. А хорошая тут площадка, хоть звездолёт сажай, хоть в футбол играть можно.
   - Главное, чтобы никто из детишек не поседел от твоих фокусов. Я-то ещё к твоему пилотажу не до конца привык. Это ведь только старшая школа, а то могло бы получиться неудобно.
   - Старшая школа Верхнего Ист-Сайда, имени генерала Броклау. - Лила указала на каменную стелу у ворот, уже присыпанную снегом. Замечания о своих качествах, как пилота, она предпочла мимо ушей пропустить. - Вроде, пришли куда надо.
   - Тогда вперёд. Надо узнать, где тут кабинет директора.
   Галантно открыв дверь и пропустив жену внутрь, Фрай попытался ей помочь отряхнуть снег с пальто, но Лила только раздражённо дёрнула плечом, недовольная излишней опекой. Нужный кабинет обнаружился быстро, пусть и пришлось порыскать по верхнему этажу в поисках кого-нибудь, прогуливающего уроки. По пути не встретилось ни следов перестрелки, ни раненных, что Лила тоже сочла добрым знаком. В приёмной, помимо покорно ожидающей Катрин, обнаружилась бледная светловолосая девушка, чуть младше тридцати. Взглянув на посетителей, она едва слышно спросила:
   - Мистер и миссис Фрай? - Синхронный кивок. - Проходите, директор ждёт вас.
   Просторный затенённый кабинет резко контрастировал с тесноватой, но солнечной приёмной. Тусклый зимний свет, едва пробивающийся сквозь зашторенные окна, чётко очерчивал фигуру человека за столом у дальней стены, но не позволял рассмотреть деталей.
   - А вот и вы. Как я и предвидел, - директор поднялся из-за стола, поправил ярко блеснувшие в полумраке очки. В темноте нельзя было видеть выражение его лица при появлении Лилы, но голос не дрогнул и на мгновенье. - Я мистер Энкарт, я сегодня звонил вам.
   - Филипп Фрай.
   - Лила Фрай.
   - Рад знакомству, - его интонации плохо сочетались со сказанным. Говорил он внушительно и тяжеловесно, с такой уверенностью в собственных словах, что в себе начинали сомневаться все остальные - Я рад, что вы отдали своего ребёнка именно в мою школу. И, конечно, вашей уверенности в качестве нашего образования, ведь вы предпочли ограничиться рекомендациями, не нанеся в школу личного визита и доверив всю бумажную возню бюрократу вашей компании. Дабы оправдать оказанное доверие, я бы хотел устроить небольшую экскурсию по нашему учебному заведению. Прошу за мной.
   Тон не оставлял возможности для возражений, потому Фрай и Лила безропотно покинули кабинет. Директор последовал за ними. В приёмной он приказал светловолосой девушке:
   - Рейчел, юную мисс оставляю на вас. Я покажу нашим гостям школу.
   - Будет исполнено, директор.
   Энкарт вышел за дверь и, заложив руки за спину, направился по коридору. Он ни секунды не сомневался, что визитёры последуют за ним. При ярком свете Фрай и Лила лучше его рассмотрели: высокий бородатый мужчина, которому по меркам тридцать первого века можно было дать и сорок, и шестьдесят лет. Потёртый значок бюрократа девяносто восьмого ранга был прикреплён к чёрно-красному форменному комбинезону. В целом, выглядел он мрачным и суровым руководителем, которому больше подошла бы военная форма, чем гражданский костюм.
   Некоторое время они шли молча. Не выдержав многозначительной тишины, Фрай тоже заложил руки за спину и сделал лицо "кирпичом", передразнивая директора. Лила беззвучно захихикала, но потом в шутку дала ему подзатыльник и погрозила пальцем. Энкарт не мог видеть происходящего за спиной, но выбрал именно этот момент для начала разговора:
   - Как вы должны были понять, у нас обычная государственная школа. Возможно, у нас нет переусложнённых программ или классов, после которых ученик обязательно поступит в любой университет. Наша школа не является спортивным центром, на который все равняются. Но с другой стороны, у нас нет подростковых банд, продажи наркотиков или нападений на учеников. Тихое и спокойное место, о котором у детей остаются хорошие воспоминания. Впрочем, не стоит думать, что у нас тут царит тёмный двадцатый век. Вот, например...
   Он открыл дверь в один из классов, сейчас пустующий. Судя по голограммам флоры и фауны различной степени агрессивности, которые висели вдоль стен, здесь преподавали биологию. Энкарт взял с учительского стола пульт и нажал несколько клавиш. Классная доска, до этого чистая, покрылась рисунками и записями. Директор прокомментировал:
   - Электроникой оборудованы все классы. Конечно, техника старовата, но она вполне надёжна. К примеру, первым уроком у вашей дочери была биология. Сегодня изучали "ксенозоологию", вот что она ответила, когда её попросили рассказать о любом животном звёздной системы Брук.
   На доске возник схематичный рисунок жуткого страховидла со множеством щупалец и рогов, рядом - несколько картинок "в разрезе", дополненных большим количеством пояснений.
   - Шушпанцерный Аколит, тактические характеристики и способы уничтожения, - прочитала Лила заголовок. Дальше она читала выборочно: - Точки для поражения лазерным оружием, плазменным оружием... ракетным оружием... применение огнемётов. Бой с цепным мечом, бой с лазерным мечом... бой без оружия. Но это невозможно, я встречала такую тварь, её невозможно уничтожить без взвода космопехоты, выходить с голыми руками - просто самоубийство.
   - Я тоже так считаю, глядя на этот рисунок. Однако ваша дочь весьма одарённая ученица, если столь превосходно разбирается в ксенозоологии. Как мне рассказала учительница биологии, ответ Катрин произвёл неизгладимое впечатление, рассказывала она с чувством и глубоким знанием предмета. Правда, порой некоторые подробности были уж чересчур... натуралистичны.
   - Простите, - пробормотал Фрай.
   - О, не за что извиняться. Я рад, что у неё столь глубокие знания по этому предмету. Но давайте продолжим нашу экскурсию.
   Дальше Фрай и Лила шли, хмуро переглядываясь. Ещё не провал, но что-то этот мрачный директор явно заподозрил. Чем ближе они подходили к очередному кабинету, тем отчётливей слышалась доносящаяся оттуда музыка.
   - Бетховен, "Лунная соната", - отметила Лила.
   - Да, тут у нас музыкальный класс, - подтвердил Энкарт.
   - Слегка фальшивят на второй части... - отметил Фрай.
   До двери они спокойно не дошли. Совершив виртуозный переход, внутри заиграли "Металлику", иногда добавляя несколько тактов из "Блэк Саббат". Музыку перекрыл пронзительный визг, затем дверь распахнулась и наружу, заливаясь слезами, вылетела тёмноволосая девушка в аккуратном "учительском" костюме. Впрочем, сейчас она была растрёпана и едва не билась в истерике. Швырнув в дверной проём папку с нотами, она выкрикнула:
   - Дикари! Варвары! Сатанисты! Панки! Как вы можете это играть на тех же инструментах, что и великого Бетховена, изверги?! Нет вам прощения.
   Ответом ей было громкое гитарное соло из "Раммштайн", плавно перешедшее в аккорды из "Кэнибал корпс". Причём играли с душой и задором, изо всех сил. С силой хлопнув дверью, учительница пронеслась мимо них, стуча каблуками и отчётливо напевая, сквозь слёзы:
   - Туда пойдёшь ты в этот час... В ночь к страшным тем местам? Там по ночам ходить опасно: охотник страшный бродит там...
   - Синтия, моя дочь, она преподаёт у нас музыку, - как ни в чём не бывало пояснил директор, даже не обернувшись. - Она виолончелистка и преклоняется перед старыми композиторами, но у неё просто идиосинкразия на музыку старше девятнадцатого века. Все её ученики рано или поздно узнают об этом, а дальше уже зависит от их фантазии. К сожалению, её очень просто довести до слёз, чем и пользуются.
   - И вы ничего не предпринимаете, зная об этом? - Лила не поверила своим ушам.
   - Разумеется. Я не собираюсь пользоваться служебным положением. Кроме того, если она не поймёт, что нельзя вечно убегать от проблем, то так и останется плаксой, которую можно довести до истерики за несколько секунд.
   Лила хотела возразить, но в последний момент остановила себя. Кто она такая, чтобы нагло лезть в чужие отношения? Если отец - черствый и бесчувственный эгоист, то тут ничего не поделаешь.
   Следующей остановкой стал кабинет физики. Без лишних пояснений, директор взял пульт и объявил:
   - Хотел бы показать вам чрезвычайно занимательное зрелище. Вторым уроком у вашей дочери сегодня была физика. Хочу признать, её ответ был столь же блистательным, думаю, вам будет интересно. Вот, взгляните. Это задача, которую ей дали для проверки уровня знаний. Классический пример из механики, пуля попадающая в деревянный брусок на подвесе...
   - Необходимо изобразить все силы и их вектора, - закончила за него Лила. - Я её помню. Даже скажу, что в учебнике это было...
   - На сороковой странице, - произнёс Фрай. - Помню, я тогда первый раз на физику пришёл в школе, ещё думал, что и впрямь забацают этот эксперимент со стрельбой, прямо в классе. Эх, молодость, пора разочарований...
   - У тебя был тот же самый учебник? - недоумённо переспросила Лила.
   - Вижу, задача вам знакома. А вот её решение, - произнёс Энкарт, не обратив внимания на их спор.
   Здесь повторилась та же ситуация, что и с биологией. Множество подробнейших пояснений, ответ на простенькую задачку по кинематике был превращён едва ли не в программу для баллистического вычислителя.
   Дальше была английская литература, но этот кабинет Энкарт пропустил, сказав:
   - Я хотел бы показать наш спортивный комплекс и запись сегодняшнего матча, вы определённо будете впечатлены.
   Добрались они быстро. Здесь, в отличие от предыдущих классов, шел урок. Энкарт махнул рукой учителю, попросив подойти. Перед тем как направиться к ним, физрук дал задание занимающимся ученикам:
   - Ещё сорок отжиманий! Приду - проверю. Кто будет волынить, получит ещё сорок, плюс наряд на уборку спортзала. Шевелитесь, шевелитесь, что вы как черепахи, бойцы?
   - Мистер Вайбурн - военный в отставке, порой это сказывается на его методах. Но учитель он хороший, - пояснил директор.
   Внешне Вайбурн данной характеристике вполне соответствовал: рост под два метра, внушающие уважение мышцы и подстриженные "ёжиком" седые волосы. Из общего брутального образа выбивались только усы и небольшая борода, похоже, среди местных учителей это было модно. Не отдавая приказы говорил он на удивление спокойно, пусть и не забывая про жаргон:
   - Слушаю вас, командующий. Что от меня требуется?
   - Вольно, - ответил Энкарт без тени иронии. - Хочу представить тебе родителей мисс Фрай. Нам нужно увидеть сегодняшний матч.
   - Будет сделано, сэр, прошу за мной, - затем он обратился к Фраю и Лиле. Удивительное дело, но при виде её глаза он только хмыкнул, но так ничего и не сказал. Лила начала думать, что либо школа тут какая-то ненормальная, либо того что отчудила Катрин утром хватило, чтобы после этого уже никто и ничему не удивлялся. - Катрин ваша дочь? Рад с вами познакомиться, для меня честь встретиться с родителями столь достойной леди.
   К тому времени, как все четверо подошли к столу в углу зала, на котором разместилось несколько мониторов, Фрай и Лила уже были в полной растерянности, столь уважительное отношение без явных причин сильно смущало. Усевшись за стол, Вайбурн хоть немного внёс ясность:
   - Сегодня у нас в качестве урока физкультуры для девочек был волейбол. После обязательной разминки, разумеется. Должен заметить, что с ОФП у неё всё в полном порядке - редкий случай, когда новичок сразу после перевода ко мне не ударил в грязь лицом, а наоборот, показал всем остальным. Мне даже несколько раз пришлось увеличить число упражнений - глядя на неё, я решил, что сбился со счёта. Но сейчас речь о волейболе. Обратите внимание...
   Внимание они обратили, но пока на экране не было ничего необычного: просто волейбольная площадка, готовящиеся к игре девушки. Катрин, уже в спортивной форме, стояла в центре. Свисток, подача, мяч должен был приземлиться рядом с центральной частью поля. Одна из девушек бросилась вперёд в тщетной попытке достать мяч, и так вышло, что на её пути оказалась Катрин.
   - Стоп. Можно повторить этот эпизод в замедленном воспроизведении? - попросила Лила, Фрай только согласно кивнул.
   - В этом месте я произнёс то же самое, - спокойно сказал Энкарт.
   В замедлении ситуация немного прояснилась. Что Лила не преминула прокомментировать:
   - Да она же специально так прыгнула, чтобы наскочить на Кэт. Выставлено колено, и локоть, чтобы она "случайно" ударилась при падении. Ах ты, стерва белобрысая...
   Фрай с опаской покосился на всерьёз разозлившуюся жену. "И чего это она? Неужели, материнский инстинкт запоздало проснулся? Тогда приехали, тут всем мало места будет..." Оценив эту мысль, он снова посмотрел на экран, стараясь не упустить ни одной детали. Катрин успела заметить угрозу, но повела себя неожиданно: в последний момент сделала сальто вперёд с переворотом, избежав удара на миллиметры. Не ожидавшая подобного девушка упала, чувствительно приложившись о пол. Таких инцидентов было несколько. Кувырок назад в ответ на "случайную" подножку, перекат от "нечаянного" броска мяча в голову, финты и увороты от ещё нескольких "атак".
   Лила растерянно помотала головой, подумав: "Я ничего не понимаю, это из-за меня? Я ей приказала не вступать ни в какие физические конфликты, и она теперь уворачивается даже от случайных столкновений, с риском шею свернуть? Я не понимаю, неужели это так важно, ведь то была просто просьба, ничего более".
   После показа Фрай задал прямой вопрос:
   - Может, вы попытаетесь объяснить подобное обращение?
   - Да что тут объяснять? - учитель виновато пожал плечами. - С одной стороны, она новенькая, а им её надо "проверить на вшивость" и поставить на своё место. С другой стороны - из того что я о ней слышал - может, дело тут в банальной зависти, ваша дочь сразу привлекла к себе чересчур много внимания, девушки этого не прощают, сами понимаете. Да и моя вина тут есть, насчёт разминки.
   - А теперь - имена и адреса всех... отличившихся, - потребовала Лила. Прежде чем ей успели ответить, Фрай сказал, положив руку ей на плечо:
   - Дорогая, не глупи, и не лезь в детские игры.
   - Ничего себе игры...
   - Но всё же - игры. Кэт молодец, она сама справилась. Зачем теперь по новой ворошить? Будут проблемы, где без нас не обойтись, там и вмешаемся.
   - И всё же, мы должны ей помочь, это нельзя так оставить.
   - В чём помочь? Всё уже закончилось, и без нашего ведома. А для неё, сама видишь, это такая мелочь, что она решила и нас не предупреждать. Будь тут что серьёзное, она бы позвонила, точно.
   - Хорошо, пусть я и не уверена, что ты прав. - Смирилась Лила явно вынужденно - просто не хотела начинать новой ссоры при посторонних.
   Потом разговор с Вайбурном быстро закруглился, ему нужно было продолжать урок, а супругов ждала Катрин. Двигаясь обратно неспешным шагом, директор вслух заметил:
   - Всё-таки ваша дочь чрезвычайно одарённый человек. Хотя должен сказать, меня несколько озадачивает направленность её талантов.
   - Она приёмный ребёнок. А в её приюте был сильный военный уклон в воспитании, - быстро озвучила Лила заготовленную "легенду".
   - Знаете, приют мистера Вогеля даёт определённые навыки выживания, но да армии или военной академии ему очень далеко.
   - Вы знаете Вогеля? - удивилась она.
   - Разумеется. Образование, это, своего рода, закрытая область в бюрократии. Все занятые в ней знают друг друга, а часто и являются хорошими друзьями. Например, на днях мне звонил мой старый друг и жаловался, что одна его глазастая воспитанница опять влипла в неприятности. Что для неё, вообще, очень характерно. И он просил меня помочь, если я окажусь на её пути.
   - Просил помочь, несмотря даже... - не поверил Фрай
   - Несмотря даже, - директор не дал ему договорить. - Людям нужно помогать. Но проблема в том, что наша школа место тихое и самое обыденное. И неприятности, а тем более опасности, нам здесь нужны меньше всего. В конце концов, мы работаем с детьми. Пусть это и старшая школа, но все они ещё дети.
   - А если я пообещаю, что никаких опасностей не будет? - спросила Лила, немного подумав. - Отсутствие странностей я не могу гарантировать. Но проблем со стороны вашего нового ученика не последует. Нам сложности нужны куда меньше, чем вам.
   - В таком случае, я бы мог пообещать, что и лишнего шума вокруг нескольких совершенно незначительных происшествий не будет. Это внутренние дела школы, зачем впутывать в них посторонним?
   - Да, но вы говорили, что все бюрократы в образовании знакомы между собой, - напомнил Фрай.
   - Это так, но хороших друзей у меня не очень много. Вот мы и пришли, - они действительно вновь добрались до приёмной директора. - Здесь я вынужден откланяться - у меня намечена проверка одного из классов. Буду рад увидеть вас здесь вновь. Смею надеяться, что вы не забудете о своём обещании. Хотя, если бы вы сразу пришли ко мне, было бы проще. До свиданья.
   Забрав Катрин, они вышли на улицу, под усилившийся снегопад. По дороге Фрай и Лила вполголоса обсуждали разговор, и в итоге пришли к выводу, что директору стоит верить. Убедившись, что вокруг нет посторонних, девочка склонила голову и виновато произнесла:
   - Прошу меня простить. Я не смогла выполнить ваш приказ. Инфильтрация провалена, ваша подготовка моей операции прошла впустую. Я прошу дисциплинарного взыскания по всей строгости за неисполнение приказа. Мои ошибки непростительны.
   Фрай и Лила озадаченно переглянулись. На мгновение показалось, что их подопечная шутит, но она была совершенно серьёзна. Лила положила ей руку на плечо и спросила:
   - Кэти, о чём ты говоришь?
   - Вы дали мне приказ внедриться сюда под видом гражданского лица. Из обсуждения разговора с командующим этого учебного заведения я делаю вывод, что моя миссия провалилась, меня раскрыли.
   - Да и что с того? - Фрай только пожал плечами. - Он на нашей стороне, пока ты не опасна. Просто учти это, и всё.
   - Тем не менее, приказ не был выполнен, - твёрдо произнесла Катрин. - Вне зависимости от финала операции, я допустила ошибку, которая могла привести к провалу. Я требую справедливого наказания.
   - С наказания мы разберёмся позже, - Лила решила сменить тему. - Мне вот этот случай с волейболом сейчас интереснее. Кэт, ты раньше училась в школе или чём-то подобном?
   - Да, полагаю, нашу систему обучения можно сравнить с этой. У нас был большой учебный комплекс, рядом общежития. Дисциплины по специализации нам преподавали для группы бойцов моего направления, а общие предметы - вместе с соседями.
   - С соседями, это как? - уточнил Фрай.
   - В комнате общежития шесть человек одного возраста, но разных специальностей, это одно звено. Четыре звена из соседних комнат и составляют один, как здесь говорят, "класс" на общих предметах. Впрочем, особо сложные вещи преподают только в рамках звена.
   - Звено... - повторила Лила. - Твои соседи, вы, наверное, с ними были дружны?
   - Полагаю, можно так сказать, - сейчас Катрин немного растеряла свою обычную невозмутимость, куда больше напоминая самого обычного подростка. - У нас у всех были разные специальности, но полигоны, тесты, марши, всё это мы походили вместе. Правда, я так и не поняла, зачем же было собирать бойцов с разными программами обучения. Не знаю, может быть, чтобы мы учились друг у друга.
   - Учились? Вам же тогда было лет по десять.
   - Да, но это не мешает делиться знаниями. Скажем, Рика меня многому научила. Фредерика, снайпер, одна из моих соседок. Или Кларисса, её готовили как специалиста-подрывника. С остальными мы были не настолько близки. - Катрин оглянулась на Фрая с Лилой, тут же взяла прежний ровный тон. - Прошу прощения, вам, наверняка, это совершенно неинтересно.
   - Ну, почему же, наоборот. Я только хотела предупредить - будь осторожней со своими новыми одноклассниками, особенно с девочками. Это уже не твоё звено, не воспринимай их, как часть подразделения.
   - Я поняла. Кроме того, хочу напомнить о взыскании за провал операции.
   - Ну, хорошо... - Лила поняла, что спорить бесполезно. - Тогда я подберу тебе достойное наказание.
   - Лил, не надо.
   - Надо, рыжий, иначе никак. Хорошо, Кэт, вот моё решение, - она выдержала паузу. - Сегодня мы отправляемся вместе с Эми, она с первого дня хочет привести твой гардероб в соответствии со своим мнением. Поэтому тобой займётся она. А мы пойдём, чтобы всё проконтролировать. Думаю, ты не знаешь, что у Эми чёрный пояс по шопингу?
   - "Шопинг"? Это вид рукопашного боя?
   - В каком-то роде. Выматывает, уж точно, не меньше.
   - Надо же, а на мой взгляд, миссис Вонг совершенно не похожа на подготовленного бойца.
   - Век живи, век учись, Кэт.
  
   Пытка магазинами продолжалась третий час. С точки зрения не только Катрин, но даже Фрая, торговые кварталы можно было обойти медленным шагом вдоль и поперёк уже несколько раз. Но с учётом задержек в каждой торговой точке по пути, прошли совсем много. Через час после начала Фрай вслух обозвал это занятие самым глупым способом тратить время. Ещё через полтора Лила объявила, что любой нормальной девушке достаточно одно платья раз в десять лет, а все, кто думает иначе - заслуживают пожизненных каторжных работ. На четвёртом часу этого кросса даже терпеливая Катрин отчётливо произнесла: "марафон с полной боевой выкладкой в ОЗК является более рациональным времяпрепровождением". Благо Эми для неё являлась младшей по званию, а не командиром, и можно открыто выразить своё мнение.
   Все жалобы и язвительные замечания Эми стоически терпела, прокладывая путь по одной ей ведомому маршруту от торгового центра, к бутику и далее к новому торговому центру. Вдобавок постоянно нагружая "мулов" группы всё новыми порциями вещей. Крайними оказались Фрай и Катрин, он - как единственный парень, она - как самая молодая среди девушек. Разумеется, о том, что первоначальной целью было придать Катрин цивильный вид, Эми быстро забыла. А к мнению самой девочки она и не прислушивалась, как неоспоримый авторитет во всех вопросах шопинга. Каждый новый "последний взвизг" моды, "идеально ей подходящий" Катрин лишь изучала недоумённым взглядом, явно и в мыслях не держа когда-либо это носить. Одобрение у неё вызвал только белый берет, о котором она туманно отозвалась "похож на уставной, в бою удобен". Тогда же на слова Эми, что ей куда больше пошли бы длинные волосы, Катрин только ответила без тени иронии: "неудобно надевать каску или шлем", поставив "эксперта" в тупик.
   Как назло, сегодня квартал был полон народу, потому двигалась группа медленно ещё и по этой причине. Очередной магазин был столь же безликим, как и остальные, и настолько пытающимся выделиться среди прочих, что он становился копией любого другого. Пока Эми самозабвенно бродила меж рядов, Лила подошла к подопечной, поговорить. Почти все посетители шатались по торговому залу, у окна, где встала Катрин, никого не оказалось. Разговору никто не мог помешать.
   - Кэт, можно кое-что у тебя спросить?
   - Так точно, мэм.
   - Ладно, забудем про обращение. Я хотела узнать - почему ты себя так необычно ведёшь?
   - Вопрос неясен.
   - Ты постоянно держишься за спиной у меня или у Фила. Хотя наша любительница шопинга нагрузила тебя по полной - ты всё несешь в одной руке. Минимум два раза хваталась за оружие. В чём дело?
   - Я охраняю вас. Одна рука всегда должна оставаться свободной, а позиция за спиной и сбоку - наиболее выгодна для отражения атаки. Относительно оружия - к нам подбирались личности, которых я сочла подозрительными. Тревога была ложной, но я не имею права расслабляться.
   - Кэт, но ты не обязана этого делать. У тебя есть своя задача, а мы тебя прикрываем, нападение может быть направлено на тебя, мы ни при чём.
   - Это мой долг. Я обязана защищать своего командира в любой ситуации. Сейчас я нахожусь в вашем подчинении, забочусь о вашей безопасности. Привычная работа.
   - Но если дело обычное, то почему ты нервничаешь? - Лила замолчала, потом наконец поняла, что её смущало. - И мы сейчас в безопасной обстановке. Говори свободно, никто на нас не нападёт посреди разговора. Так в чём причина беспокойства?
   Катрин помедлила с ответом. Бросила быстрый взгляд на покорно идущего за Эми Фрая, затем второй, будто прицеливаясь, на ближайших к ним посетителей и продавцов.
   - Непривычные условиям работы. Я специализируюсь на зонах боевых действий. Но даже в тех случаях, когда мне приходилось охранять людей на условно мирных планетах, я никогда не работала рядом с таким количеством гражданских. У меня иной опыт, я не адаптирована к подобным условиям несения службы, меня этому просто не учили. В первую очередь, речь о поведении окружающих.
   - А в чём проблема? Всё как обычно, нормальные улицы большого города.
   - Я почти никогда не работала в таких условиях. Я могу предсказать поведение потенциально опасных людей в зоне гражданской войны или на планете с высоким уровнем преступности. Я знаю, чего от таких людей ожидать и как реагировать на каждое действие. Поведение жителей этого города в данные схемы не укладывается, у меня есть лишь базовые представления об их реакциях, я не знаю, чего от них ждать в следующий момент, кто из них может представлять угрозу, а кто - нет. Я не могу отсеивать их по внешности и поведению, а потому считаю потенциальным противником каждого находящегося рядом с вами, кроме сослуживцев. Это требует постоянной концентрации. Прошу прощения за то, что не могу действовать с полной отдачей. Но я обещаю адаптироваться к этим условиям.
   Лиле стало её просто жалко, как сегодня в школе. Погладив Катрин по волосам, женщина мягко произнесла:
   - Тебя никто ни в чём не винит. Это довольно спокойный город, мы в центре, а сейчас день, опасности нет. Да и мы уже не маленькие. Я тут живу с детства, знаю, что к чему. Не нужно так усердствовать. Переключись в мирный режим.
   - Не могу этого сделать. Я всегда ожидаю нападения, так меня учили. А среди нашей группы только у вас, по моей оценке, есть боевой опыт и хорошие рефлексы. Мисс Эми и мистер Филипп являются новичками, не способными противостоять врагу, они слишком беспечны. - Словно подтверждая её слова, Эми бросила очередную покупку на гору уже имеющихся, это и стало последней каплей. Фрай рухнул на пол, пытаясь выкопаться из завала... - Но даже вы - не специалист.
   - Всё понятно. Знаешь, хочу тебе кое-что рассказать, вдруг, это поможет.
   - Я вас слушаю.
   - Я уже говорила, что росла в приюте. В городе лет до двенадцати мы почти не бывали, не говоря уже - оказаться там одной. Но когда я начала регулярно бывать на улицах, и после, когда стала жить одна - у меня было именно такое чувство. Когда не знаешь, чего ждать от встречных. Когда любой может оказать врагом. Наверное, характер у меня такой. Фрай совсем иной, он не боится незнакомых людей, чужих, роботов... Он первые дни, как оказался здесь, просто ходил по городу, рот раскрыв. Какой уж тут страх, я от него кроме "круто" и "ну-ничего-себе!" других слов не слышала.
   - Я не могу понять такого поведения в незнакомой обстановке. Это нелогично.
   - И я не могу. - Лила пожала плечами. Понизила голос и заговорила доверительным тоном. Забывшись, так, словно она разговаривает с обычным ребёнком и делится важной тайной. - Но слегка завидую. К чему всё веду: я не смогла изменить взгляд на мир. Но смогла найти подходящее решение. Теперь я не одна. Если и встретится опасность - рядом со мной те, кто заботится обо мне, и о ком забочусь я. Понимаешь?
   - Да. Вы описываете действия в составе слаженной группы. Но в данном случае, это неприменимо. Сейчас я - единственный телохранитель. Моя цель - обеспечивать вашу безопасность любой ценой.
   - Кэт, если на тебя нападут, мы не будем просто стоять и смотреть. Ты наша подопечная. Мы обязаны заботиться о тебе, ты ещё ребёнок.
   - У меня больше боевого опыта, чем у вас.
   - Ну и что? Это ничего не меняет. Мы своих не бросаем.
   - Девчонки, хватит секретничать! - к ним подлетела довольная жизнью Эми. - У нас ещё куча магазинов, которые надо посетить.
   - Это ещё не всё?! - Возмутилась Лила. Фрай только что-то согласно простонал из-под груды пакетов и свёртков.
   - Да о чём ты, вечер только начинается! Вперёд!
   - Господи, неужели в прошлой жизни я была убийцей и военным преступником, раз так страдаю в этой?
  
   Глава 5.
  
   В среду утром Лила проснулась до звонка будильника от тихого шума. Несколько секунд прислушиваясь к этому звуку, она так и не смогла определить причину. Нибблер шуметь не мог - он крепко спал под боком, и не думая обращать внимания на какие-то там подозрительные звуки. Фрай следовал его примеру. Стараясь двигаться бесшумно, Лила встала и осторожно прошла к двери в гостиную. Открыв которую она сразу обнаружила, что же её разбудило.
   В комнате Катрин, похоже, уже полностью проснувшаяся и успевшая одеться, несмотря на раннее утро, проводила тренировку. По крайней мере, сейчас она отрабатывала атаку и защиту с ножом, при этом, даже не подумав расчищать от мебели свободное пространство, или включать свет кроме горящей в полнакала настольной лампы. В прошлые дни она обходилась самой обычной разминкой, видимо, из-за подвешенного состояния, в котором все оказались.
   - Доброе утро.
   Заметив Лилу, Катрин остановилась посередине движения, опустила оружие и дисциплинированно поздоровалась в ответ.
   - Тише, Фрай ещё спит.
   - Как скажете. - Она послушно понизила голос.
   - Кэт, извини, если лезу не в своё дело, но разве обязательно заниматься в такую рань? Да и уже довольно долго, судя по всему.
   - Да, необходимо. Я обязана поддерживать боеспособность на высшем уровне. Учитывая возраст, я постоянно расту, изменяется вес и баланс тела. Это обязывает постоянно вносить поправки. В бою любая ошибка приводит к смерти.
   - В этом есть резон, - произнесла Лила. - Тогда разреши спросить, а почему удары обязательно на столь высокой скорости и часто из совершено неудобных положений? Да вдобавок в такой тесноте. Я не самый большой специалист, но это выглядит довольно странно.
   - Тоже связано с возрастом. - Катрин убрала нож, беседовать с оружием в руках было не слишком-то удобно. - Какую бы подготовку я не прошла, в рукопашном бою невероятно много зависит от банальной массы тела, весовой категории. Создатели нашего курса предпочли компенсировать массу за счёт скорости. Поэтому удары наносятся очень быстро и в движении: это обеспечивает нужную силу, манёвренность и внезапность. Ну а стеснённые условия это необходимость - при отражении нападения в помещении нет времени убирать все препятствия, приходится работать, как есть.
   - И как давно ты занимаешься рукопашным боем? - уточнила Лила. Подошла ближе, чтобы не повышать голос. Всё-таки, ещё раннее утро.
   - С детского возраста, лет пять, может, четыре года. С тех пор - каждый день.
   - Понятно. - Она замолчала, потом всё-таки добавила: - Знаешь, я хотела извиниться, что тогда устроила вам разнос.
   - Вы были правы, подобный разбор был совершенно необходим, ведь мы допустили ошибки, выполняя задания.
   - Даже если так, обвинять тебя во всём подряд не стоило, за это я и прошу извинить. И ещё, хотела сказать спасибо. За то что ты позаботилась о Фрае. В последнее время он делает успехи, почти привык к нашему времени. Но всё равно, он ещё слишком многого не знает, и каждый раз ему не обойтись без моей помощи.
   - Интересно. Он почти то же самое говорил мне о вас.
   - Хм, - Лила не прокомментировала эту фразу. - Ладно, ложится уже всё равно поздно, скоро будильник зазвенит. Да, я надеюсь, этот разговор останется между нами?
   - Да, конечно.
   Дальше утро пошло своим чередом. Проснулся Фрай, Лила засела за прогнозы дорожных заторов на сегодня, Катрин что-то высчитывала на недавно приобретённом коммуникаторе. Когда Фрай уже заканчивал готовить завтрак, она закончила с расчётами и произнесла:
   - Хочу сообщить, мне удалось найти способ для расшифровки карты памяти. Операцию можно начинать в любой момент.
   - Вот как. Неужели профессор смог собрать сеть нужной мощности? - спросил Фрай
   - Нет. На поиск нужных компонентов и их сборку уйдёт слишком много времени. Мы отыскали иной путь решения проблемы. Можно прибегнуть к помощи одной из групп хакеров, промышляющих подобными делами. Правда, они находятся не на Земле.
   - Понятно. И куда нам нужно попасть? - задала вопрос Лила, выводя на монитор звёздную карту и готовясь рассчитывать маршрут.
   - Вам знаком Галактический Базар, находящийся в системе Шестьдесят Первой Лебедя?
   - О, более чем, - ответил Фрай, потирая нос. - В этом точно есть какой-то скрытый смысл - самый незаконный чёрный рынок галактики находится на территории ДАП.
   - И всего в двенадцати световых от Земли, - добавила Лила. - Путь туда займёт меньше часа. Жаль, много времени уйдёт на манёвры, в той системе вечно не протолкнуться от подозрительных кораблей.
   - Я рада, что вы знакомы с местом действия. Когда выдвигаемся?
   - Думаю, чем быстрее ты добудешь информацию, тем лучше. Но и о прикрытии забывать нельзя. Что, если сегодня, когда ты вернёшься из школы? И кстати говоря, как ты нашла эту группировку? Старые контакты? Неохота связываться неизвестно с кем.
   - Нет, мне помог Бендер. Его связи в криминальном мире оказались весьма обширны, отыскалась нить и к подобным людям.
   - Неужели он тебе помог за просто так? - изумился Фрай. - В жизни не поверю.
   - Мы заключили взаимовыгодное соглашение. У него тоже оказалось одно дело к этой группе, займусь им я.
   - Понятно. - Лила решила выяснить детали позже. - Ну, раз уж профессор официально поручил тебя нам, то я просто обязана пользоваться кораблём фирмы.
   - Да и можно прикупить чего-нибудь редкого, потом пусть Гермес на Земле сбагрит, - добавил Фрай.
   - Отличная мысль, рыжий. Порой я думаю, что ты не безнадёжен.
   - Эй!
   - Да шучу, не обижайся. Время уже поджимает, как там завтрак?
   - Всё готово, прошу к столу. Бон апети!
   - Чего?
   - Ах да, мёртвый язык, постоянно забываю. Кэт, садись есть, иначе опоздаешь.
   - Ясно, иду.
   Когда завтрак подходил к концу, в дверь нетерпеливо позвонили. Складывалось ощущение, что гость не мог ждать ни секунды. Пожав плечами, Фрай открыл дверь. Скороговоркой бормотнув "доброе утро, мистер Фрай", Двайт и Кьюберт просунули головы внутрь и хором крикнули:
   - С добрым утром, Катрин!
   Девушка подхватила с дивана берет, надела и козырнула со словами:
   - Здравия желаю. - Судя по всему, своими эти двое ей пока не стали, и общаться в их присутствии она предпочитала официально.
   Опустив взгляд, Фрай увидел, что оба пацана в радостном обалдении разглядывают его подопечную, только слюни на пол не текут. Возвращая их к реальности, спросил:
   - Ау, ребят, а вы чего тут делаете? Вам же совсем не по пути, школа в другой стороне.
   - Но вы ведь просили позаботиться о Кэт, не так ли? - спросил Кьюберт.
   - А она совершенно не знает город, может заблудиться, - поддержал его Двайт.
   - Суду всё ясно, - сказала Лила. - Чего уж там, заходите. Кэт, ты готова?
   - Подтверждаю, - она встала, подняла с пола портфель и направилась к выходу. Оба гостя вились вокруг неё, не умолкая:
   - Мисс, вам наверняка тяжело, разрешите помочь.
   - Да куда тебе, задохлик. Лучше я вам помогу.
   - Кэт, сегодня у нас подготовка к научной конференции, не хочешь сходить?
   - Кэт, лучше давай со мной. Сегодня у нас урок музыки, будем донимать Синди Чайковским в стиле рэгги, повеселимся, обещаю.
   - Да что ты понимаешь в развлечениях, растаман?
   - Да кто бы говорил, ботаник!
   Позволив им дойти до двери, Фрай ласково произнёс:
   - Кэт, пожалуйста, подожди внизу. Хочу наедине поблагодарить твоих друзей за столь трогательную заботу.
   - Вас поняла.
   Когда закрылась дверь, Фрай, не меняя тона, сказал:
   - Спасибо, что зашли за ней. Я рад, что вы заботитесь о Кэт. Только вот, небольшое напутствие. Выслушаете?
   - Конечно, сэр.
   - Хорошо. Просто хотел сказать: разумеется, Катрин с нами живёт совсем недавно, но она часть нашей семьи. Я вижу вашу чуткую заботу о новой однокласснице. Даже вне школы. В общем, к чему я веду... - он вдруг рявкнул: - Если только пальцем тронете мою дочь, я вас найду хоть на дне моря, хоть в чёрной дыре! Лично отпилю всё лишне, засуну каждого в торпеду, доберусь до края галактики и отправлю вас на первой космической в звёздные дали! Можете у Бендера спросить обо всех подробностях, он один раз так полетал, опыт есть. Всё понятно?
   Дети в поисках поддержки посмотрели на Лилу. Та только улыбалась, задумчиво вертя в руке внушительный нож и кивая. Они смогли лишь тихо ответить:
   - Понятно.
   - Не слышу!
   - Нам всё понятно, сэр!
   - Вот и хорошо, - он дружелюбно распахнул дверь, - Не смею задерживать.
   Когда осела поднятая пыль, Фрай засмеялся в голос и весело произнёс:
   - Чёрт, это я тоже всю жизнь мечтал сказать. Кстати, классно ты меня поддержала.
   - Ничего я не делала. Так, задумалась о своём.
   - Ой, ну разумеется.
  
   Корабль Лила поставила в режим максимальной безопасности и без советов Катрин. Но даже это не давало никаких гарантий - во время прошлого посещения, вернувшись они едва узнали звездолёт - граффити его покрывали уже тремя или четырьмя слоями. К счастью, в этот раз компания двигалась в нужную сторону куда уверенней - в местных кишкообразных коридорах и грязных перекрёстках Катрин ориентировалась превосходно, а значит, был шанс, что к возвращению с корабля не успеют скрутить дворники и посадочные опоры.
   Шумные торговые ряды оказалось ещё интересней - постоянно там и тут вспыхивали драки, порой доходило и до стрельбы. Половина торговцев во всю глотку (или то, что им её заменяло) расхваливали свой товар, желая поскорее всё сбыть, и оказаться отсюда как можно дальше, вне досягаемости конкурентов или полиции. Ассортимент был под стать - контрабанда, пиратская добыча, просто награбленное барахло с разных миров, или вещи, которые запрещалось продавать на обитаемых планетах. Прямо на их пути большой синий робот, напоминающий паука, яростно пытался выторговать скидку на взломанный модуль памяти. На немногочисленных площадях к общему гаму добавлялся ещё и шум от кучи рекламных экранов, которыми был увешан весь потолок.
   Катрин ловко двигалась через плотную толпу из самых разных существ, не испытывая страха или неуверенности, чувствуя себя как дома. Она временно оставила обязанности телохранителя, чтобы указывать путь и как можно быстрее вести группу к цели. Впрочем, она не выпускала "родителей" из поля зрения, ведь здесь опасность подстерегала в каждой подворотне. На одном из перекрёстков Фрая толкнул плечом крупный мордоворот в спецовке докера, тут же начал с агрессии:
   - Эй, мужик, ищешь пробле...
   Он не договорил, стремительный удар сапогом в ухо приложил его о ближайший пакгауз. Убедившись, что второго удара уже не потребуется, а бугай чинно сползает по обшарпанной металлической стенке, Катрин напомнила:
   - Пожалуйста, будьте настороже. Здесь ошивается сброд со всей галактики, почти все местные вооружены. Кстати об этом... - добавила она, быстро присев и обыскав человека. - Жаль, что он является исключением, сейчас оружие не стало бы лишним.
   - Ну, возможно, по пути попадётся кто-то ещё? - предположил Фрай.
   - Это разумно.
   Она продолжила путь, спускаясь к самым опасным нижним уровням космической станции. Всё больше стало тёмных углов, всё меньше вокруг было людей, эти этажи почти целиком занимали роботы и чужие. В паре районов системы кондиционирования были выставлены на совершенно безумный режим, приходилось пробираться через вымороженные или плавящиеся от жара улицы. Наконец, они добрались до затрапезного магазинчика подержанных роботов, Катрин заявила:
   - Интересующий меня человек находится здесь. Вы пойдёте со мной, или останетесь ждать?
   - С тобой, конечно. Раз уж мы сюда дошли, - ответила Лила.
   - Хорошо. Тогда, у меня есть ещё одна просьба. Не могли бы вы изобразить предводителя отряда.
   - Могу, но зачем?
   - Я привыкла работать в качестве поддержки, когда всё внимание посторонних нацелено на клиента, а не на меня.
   - Хорошо. Давай пароли, явки, что там ещё нужно, и идём.
   - Лил, это не опасно?
   - Да ладно тебе, Фрай, в конце концов, капитан я или нет? Мне было бы неудобно выступать простым ассистентом у подростка.
   Внутри, пройдя между ржавыми роботами, связками манипуляторов и рассыпающимися кучами мелких деталей, Катрин добралась до прилавка. За ним с выражением всей мировой скорби и тоски в глазах сидел старый декаподианин. Лила спросила, явно не придавая значения сути самого вопроса:
   - Скажите, уважаемый, у вас робот модели "стабилизатор" ещё остался?
   - Был, да я его одному инспектору продал.
   - Это случайно не тот, который с жабами переговоры вёл?
   - Он самый. Что ж, пароль ты знаешь. Нужна особая консультация?
   - Именно так. Проблем с этим нет?
   Продавец пару раз задумчиво щелкнул клешнёй, потом указал ротовым щупальцем на дверь.
   - Да, вроде, нет. Проходите внутрь, там вам всё объяснят. Наверное.
   Встретивший их человек, скорее, походил на консультанта в магазине, чем на мафиози. Кивнув, он вежливо попросил следовать за ним. Через два лестничных пролёта и несколько захламлённых помещений, пол которых буквально покрывал толстый ковёр из переплетённых кабелей разной толщины, они неожиданно вышли в зал, где одну стену занимал большой аквариум. Фрай изумлённо уставился в подсвеченную воду, воскликнув:
   - Там внутри дельфин?
   - Это Джонс. Наш талисман, - любезно пояснил "консультант", подходя к едва заметной двери. - Вам сюда, проходите.
   Могло показаться, что в этой просторной комнате решили отметить старинное Рождество в хакерском стиле. Вся комната была заставлена аппаратурой, весело перемигивающейся разноцветными лампочками, в воздухе там и тут висели десятки ярких голограмм с бегущими цифрами и различными графиками, постоянно меняющие форму и цвет. Всё было увешано гирляндами проводов, растянутых под потолком, свивающихся в петли на полу и плотной сетью оплетающих центральную колонну из серверных блоков и мониторов, напоминающую кибернетический вариант рождественской ёлки. При некоторой доле воображения пузатый обросший хакер в центре зала, сидящий перед полудесятком клавиатур и ещё большим количеством мониторов, сошёл бы за опустившегося Санта-Клауса, а несколько его помощников, словно по контрасту - худых и бледных - за эльфов. Правда, три робота с укороченными автоматами, сторожившие вход, на сказочных оленей не тянули при всём желании.
   - Какого рода услуги вам требуются? - спросил у Лилы один из подошедших "эльфов". Та заученно ответила:
   - Два терабайта, вскрыть шифр Эн-Аш-23, длина ключа не меньше шестнадцати символов, сделать сейчас, оплата по факту.
   - Без проблем. Хотя обойдётся недешёво, сразу скажу. Носитель информации, пожалуйста, - "эльф" подставил руку.
   - Вот, - Она протянула кристалл.
   Заметив слабый кивок помощника, стоящий за спиной Катрин "консультант" вытащил пистолет и направил в затылок Лиле. Впрочем, кивок заметил не только он - Катрин ногой выбила оружие под потолок. Тут же врезала сапогом по голове, ошеломила противника и, пользуясь шансом, буквально взвилась в воздух, захватывая шею ногами и делая бросок через себя. Лила, тем временем, сцепилась с липовым программистом, мешая достать оружие.
   Оставшийся безоружным против трёх роботов-охранников Фрай выхватил бластер у Лилы из кобуры, открыл рассеянный огонь на предельной мощности - пространство между ним и врагами затопил вихрь плазмы - отвлекая на себя и бросаясь к ближайшему укрытию, пока дроиды не успели поднять стволы автоматов. Лилововолосая была слишком занята противоборством - противник ей попался достаточно опытный, он сумел навязать ближний бой, не давая ей дистанции для любимых размашистых ударов.
   Рухнув на пол вместе с противником, Катрин слегка его придушила, не давая дёрнуться. Ловко подхватила упавший пистолет "консультанта", начала прицельно выбивать тех программистов, кто хватался за оружие. Справа и слева от Лилы начали на мгновение вспыхивать алые нити лазера, с такой частотой, что почти сплетались в паутину. Катрин крикнула:
   - Мэм, опасность сзади!
   Пока один робот прижал огнём Фрая, поливая ставший укрытием ящик длинными очередями, два других уже нацелились в спину Лиле. В последний момент женщина смогла развернуться на месте, подставляя "программиста" под огонь. Засвистели реактивные пули, в неподвижном воздухе зависли десятки дымных следов. В ответ Катрин, не вставая с пола, начала стрелять из трофейного и собственного пистолетов. Когда она свалила первого робота, к ней присоединился Фрай, а затем и Лила, завладевшая оружием убитого "программиста".
   Сопротивление было быстро подавлено. Лила уронила послужившее щитом тело, Фрай поднялся из-за изглоданного пулями ящика. Катрин выпустила, наконец, шею "консультанта", быстро вскочила на ноги. Отбросила в сторону трофейное оружие и обвела стволом своего пистолета оставшихся на ногах хакеров. Мгновенье подумав, она без предупреждения выстрелила в грудь одному из помощников, тот упал, так и не успев дотянуться до оружия. Всего, помимо главного хакера, "эльфов" осталось трое. Предупреждая вопросы Лилы и Фрая, Катрин пояснила:
   - Это был не программист - не те рефлексы, да и оружие при себе, - она прицелилась в главного компьютерщика. - Теперь ты. Заблокируй двери, иначе я стреляю.
   Хакер, ошарашенный тем, с какой быстротой всё произошло, дотянулся до нужной кнопки. Щёлкнули автоматические замки на дверях. Достав из кармана настоящий кристалл, вместо фальшивого, обронённого Лилой, Катрин направилась к нему. По пути она не спускала глаз со всех остальных. Подойдя ближе, она произнесла:
   - Ты уже слышал наши требования. Сделаешь?
   - Да-да, только убери пушку, здесь же кругом сервера! Я и так не знаю, сколько вы тут накрошили, вандалы.
   - Приказы здесь отдаю я.
   - Ладно, ладно, ладно. Надеюсь, вы оставите нас в живых, когда получите своё?
   - Возможно.
   - Что за тон, юная леди?! - Лила немного пришла в себя после перестрелки и сумела даже возмутиться. - Эй, пузатый, с тобой всё нормально будет, если сделаешь, как она говорит.
   - Благодарю вас, добрая мисс, - толстяк изобразил полупоклон, не вставая с места. Не похоже, чтобы он очень боялся, видимо, успел в жизни повидать не одну перестрелку. Сейчас его изумляла только скорость, с которой ситуация перешла под контроль чужаков. - Только, пожалуйста, не размахивайте так оружием, здесь очень нежная техника, она очень не дружит с пулями. Давайте ваш кристалл, фройляйн.
   Передав карту памяти, Катрин вернулась к дверям и попросила:
   - Мэм, мне нужно допросить военнопленного. Прошу вас, проследите за гражданскими.
   - Только, постарайся без пыток.
   - По возможности. Сэр, помогите мне.
   - Что нужно-то делать? - он слегка растерялся.
   - Подержите пленного.
   Удар, сваливший "консультанта", был жестким, да и придушили его хорошо, но человека всё же привели в чувство. Катрин быстро показала командиру, как правильно держать его, и затем приступила к допросу. Фраю следующие несколько минут показались кошмаром, но отказаться от участия он уже не мог. Впрочем, и пистолет, и нож Катрин использовала только для запугивания, обойдясь простыми ударами и давлением на психику. Но безэмоциональность всех действий заставила Фрая её испугаться не меньше, чем пленника. Через три минуты бандит, прикидывавшийся служащим, начал отвечать на все вопросы, хотя и пытаясь показать, что ещё не до конца сломлен.
   - Почему на нас напали? - вопрос Катрин был задан привычно равнодушным тоном.
   - Пароль был верным. Но нас предупредили, что может явиться такая шустрая, вроде тебя. Велели задержать или уничтожить, но только если носитель информации будет при тебе. Когда с нами связались и сообщили, что кое-кому нужно вскрыть этот шифр, мы подготовились к визиту.
   - Кто поручил?
   - Эй, деловым такие вопросы не задают!
   Не изменившись в лице, она пару раз ударила его под рёбра рукоятью пистолета, повторила вопрос:
   - Кто?
   - Я их не знаю. Серьёзные люди, они говорили только с боссом. Сказали, возможно, придёт девчонка, но велели хватать любого, кому понадобиться срочно вскрыть код Эн-Аш-23.
   - Насколько серьёзные? Из какой группировки?
   - Босс сказал, они не из мафии. Что всё хуже, они из корпорации, и лучше у них на пути не становиться, а делать, как скажут.
   - А из какой корпорации ты, конечно, не в курсе?
   - Нет. Только знаю, что главного у них звали Майер.
   - Откуда знаешь?
   - Пока они с боссом перетирали, его охрана трепалась с нашей. Оттуда и знаю. Но это всё, я больше ничего не знаю.
   - Что ж, этого достаточно, Отпускайте его. - Сделавший шаг в сторону бандит даже не успел ничего понять - выстрел Катрин пришелся точно в лоб. - Он видел ваши лица, - сказала она, прежде чем кто-либо отреагировал. Затем развернулась к продолжающему колдовать над клавиатурой хакеру. - Блокированные двери возможно открыть снаружи?
   - Нет, только отсюда. Этот информационный центр - ценный ресурс, проще заблокировать его, пережидая нападение, чем вести бой внутри.
   - Но вы позволили нам войти внутрь, - уточнила Лила, чувствуя подвох.
   - Им нужно было убедиться, что носитель информации при вас, и что его не уничтожат при попытке захвата, сеньорита. Пожалуйста, вот ваш раскриптованный кристалл. Вы сделали правильный выбор, обратившись к нам. Хотя я, конечно, хотел бы, чтобы наше сотрудничество началось более дружелюбно. Возможно, тогда бы вы мне заплатили за работу.
   - Вы верно оцениваете ситуацию, - сказала Катрин, забирая кристалл.
   - Большой опыт, что поделать. Живём от разборки до разборки, но тут, хотя бы, не так скучно, как на Земле.
   - Раз у вас большой опыт в таких инцидентах, то вы, вероятно, догадались вести расшифровку на отдельной машине? На которой также уместно хранить записи камер наблюдения за сегодняшний день.
   - Да, разумеется, - толстяк вздохнул, ткнув пальцем в один из серверов, - вот этот блок. У меня есть хорошая программа, стирающая данные на физическом уровне...
   Три плазменных выстрела расплавили компьютер, что-то восстановить там уже было невозможно.
   - Ты понимаешь, что с тобой будет, если ты нам соврал?
   - Да, очень хорошо понимаю. Но это не моё дело - мне же лучше, чтобы следов не осталось, а я ничего не слышал и не видел, как и мои люди.
   - Разумно. Хотя я бы предложила ещё один вариант. Вы забираете здесь всё, что есть ценного и очень-очень быстро отсюда убегаете, так, чтобы вас не нашла ни я, ни они. В противном случае... вы ведь нас тоже видели...
   - Хорошо, - старший ответил за всех не слишком-то весело. - Будем считать, что мне давно пора сменить место работы.
   - Правильный выбор. В случае если у вас есть мысль не послушаться, и выдать меня, я бы хотела напомнить один недавний случай. Инцидент на Ганимеде, три месяца назад. - Судя по тому, как побледнел хакер и его помощники, эту историю они уже неплохо знали. - Вижу, помните. Вот в той ситуации один человек тоже подумал, что можно нам что-то пообещать, а исполнять необязательно. Не повторяйте его ошибок. Да, и вот ещё. Мне известно, что у вас есть определённые образцы программного обеспечения. А именно: RequiemforWin32.65.047, Goldeditplatinum64.09.017, Coreldrawaway8.30.65. Думаю, они тоже здесь, так?
   - Эй, эй, девушка, не приписывайте нам лишнего. Взлом шифров, это одно дело, но тяжёлые нарко-программы для роботов - это совсем другая статья. Киберполиция за это душу вынет, да и многие наши партнёры не поймут...
   - Мне приступать к поискам? - Катрин спокойно шагнула в его сторону. Толстяк был человеком достаточно опытным, чтобы понимать - сколько время не тяни, а пристрелить она его всё равно успеет. Сдавшись, он повозился с сейфом под столом и извлёк три жёстких диска без маркировок, сказал уныло:
   - Вот, всё тут. Кто бы нас ни сдал, товар он перечислил точно. А я даже скопировать его не могу - на этих программах защита куда лучше, чем на коммерческих продуктах.
   Передав диски Фраю, Катрин произнесла:
   - Последний вопрос: в этом комплексе есть чёрный ход?
   - Да, на этом этаже, он выходит на один уровень станции ниже того, где расположен магазин.
   - Какая стена ближе всего к коридору, ведущему туда?
   - Эх, ещё и стены... Хотя, мне ведь уже всё равно. Вон та, за ней склад, потом по коридору направо.
   - Отлично. Сэр, мэм, начинаем отход. Продолжайте держать их под наблюдением. Я обеспечу выход.
   Быстро простучав стену, Катрин достала из-под куртки несколько деталей, торопливо их соединила. Потом пару раз выстрелила в стенку и прикрепила собранное устройство в точке попадания. Включив его, она скомандовала:
   - Найдите укрытие, и приготовьтесь отходить, - после чего Катрин быстро побежала к ближайшему углу.
   - Что там такое? - Спросил Фрай, пока Лила тащила его в сторону.
   - Кажется, опять гравитационная мина. Только теперь, думаю, настроенная по-боевому.
   Ударная волна выбила в стене вполне приличное отверстие, заставив металл выгнуться наружу острыми лепестками. Не тратя времени, Катрин бросилась вперёд и проскочила через дыру в полутёмный зал, заставленный контейнерами, старым оборудованием и просто невнятным барахлом. Лила с Фраем побежали следом. Приземлившись, Катрин сразу перекатилась в сторону и огляделась. Здесь не оказалось поста охраны, в дальнем конце зала была распахнутая дверь. Мимо которой как раз двигался отряд - два человека, амфибионец и ещё какой-то синий гуманоид - явно спешащие принять участие в штурме.
   Катрин выстрелила первой, успев прицелиться - плазменный заряд снёс голову амфибионцу. Остальные залегли, огрызнулись огнём, но девчонка уже метнулась за массивный контейнер. Переждав первый залп, она молнией метнулась к следующему укрытию. Уже на последнем метре перепрыгнула старый сервер, опёршись рукой, на секунду зафиксировала правую кисть и выстрелила вновь. Выстрел пробил плечо человеку, Катрин тут же рухнула ничком, вжимаясь в пол за низкой кучей хлама и пережидая ответный огонь. Высунула руку, дважды выстрелила не глядя, тут же покинула укрытие и рванулась к противнику. Два последних заряда достали гуманоида прямо сквозь ящик из тонкого металла, Катрин бросила пистолет. Бросок ножа добил раненного. Но достать последнего она уже не успевала.
   Буквально под дулом пистолета она изо всех сил пнула контейнер, ставший укрытием. Удара краем ящика хватило, чтобы немного сбить прицел. Высоковольтный разряд пронёсся возле головы, Катрин перескочила контейнер, сбивая противника с ног. Провести добивание она не успела, два прибежавших из коридора боевика подняли пистолеты. Девушка перекатилась по полу, сбила в сторону один ствол, успела ударить, но ей тут же вновь пришлось уворачиваться от огня. Несколько секунд она вертелась среди выстрелов на предельной скорости, не останавливаясь и на мгновенье, один плазменный заряд обжёг ногу, удар по голове едва не выключил сознание.
   Трёхсекундная круговерть, показавшаяся бесконечной, закончилась внезапно. Удар тяжёлым ботинком вырубил сбитого ящиком, Катрин воспользовалась образовавшимся "окном" и достала второго, последнего они выключили уже вместе с подоспевшей Лилой.
   Тяжело дыша, Катрин быстро подняла с пола свой клинок, приготовившись ликвидировать противников. Понять её намерения было нетрудно, потому Лила прикрикнула:
   - На них нет времени, уходим!
   Подбежавший Фрай молча отдал Катрин брошенное оружие и, подхватив обеих за плечи, практически потащил вперёд, пробормотав:
   - Быстрее, быстрее, они скоро пробьются в центр, сейчас ещё набегут.
   Выход, и впрямь, оказался неподалёку, хакер не соврал. Единственного охранника, непрофессионально бросившего пост и побежавшего к ним навстречу без предупреждения застрелила Катрин, к тому времени перезарядившая оружие. Снаружи дверь в кривой и грязный переулок, никто не охранял, потому группа без лишних проблем рванула к ближайшей лестнице на верхние уровни. По пролётам Фраю и Лиле уже пришлось практически нести Катрин на себе - она хорошо держалась в бою, но сражение было слишком неравным и изматывающим. Впрочем, на последнем этаже по пути к кораблю она немного оклемалась и шла уже сама, пусть и прихрамывая на обожженную ногу.
   Обойдя нескольких идиотов, слишком близко подобравшихся к кораблю и вырубленных электрошоковой сигнализацией, Катрин, Лила и Фрай быстро поднялись на борт. Погони за ними не наблюдалось, но не стоило искушать судьбу. Лила подняла корабль, резко развернула на месте и бросила его вперёд с такой скоростью, что едва не поцарапала борта о не успевшие до конца разойтись створки шлюза.
   Оказав всю помощь, которую позволяли скудные возможности лазарета и немного успокоившись, Лила собрала всех в рубке. Она хотела о многом поговорить, после произошедшего, но пока задала только один вопрос:
   - Что ж, давайте посмотрим, ради чего всё это было?
   - А не опасно ставить под удар этот компьютер, обрабатывая на нём такую информацию? - спросила Катрин.
   - Не думаю. Там операционная система и искусственный интеллект написаны профессором, они такие же, как и у него: вроде кое-как работает, но вытащить оттуда что-то нужно практически невозможно. Поверь, мы пробовали.
   - Ладно, давайте уже. Я всю жизнь мечтал увидеть секретные материалы не в сериале, а лично, - поторопил Фрай.
   - Так точно, - Катрин вставила кристалл в нужный приёмник на капитанской консоли.
   На центральном экране возникли строки: "расследование противоправной деятельности корпорации "Пандион", полный отчёт".
  Глава 5 []
  
  
   Глава 6.
  
   - В начале тридцать первого века корпорация "Пандион" стала одним из признанным лидеров Земли и ДАП. В девяти из десяти домов находились её товары. Политическое и финансовое влияние корпорации ощущается повсеместно. Официально она является крупнейшим поставщиком лекарств и важным игроком на рынке компьютерных технологий. Между тем, мы предполагаем, что часть своих прибылей они могут получать из иных источников.
   - Так, стоп, - Лила удивлённо посмотрела на Катрин. - Цель вашего расследования это корпорация "Пандион"? Ты упоминала, но я в прошлый раз не обратила внимания.
   - Да, именно так. Вы с ней как-то связаны? - спросила Катрин, кивнув.
   - Конечно нет. Просто, я хочу сказать... они же не самые плохие. Занимаются производством лекарств, очень много денег отдают на благотворительность, нередко проводят вакцинации вовсе бесплатно. Или отправляются на иные планеты для борьбы с эпидемиями.
   - Да и цены они никогда не заламывают, в отличие от остальных, - добавил Фрай.
   - А ещё я слышала, они как-то даже вступили в конфликт с военными из ДАП, - добавила Лила, - когда те запретили эвакуировать людей с одной из планет, где подозревали эпидемию. Обе стороны пошли на принцип. Дело кончилось стрельбой на орбите. Но военные потом быстро замяли инцидент, он так и остаётся на уровне слухов.
   - Я не знала этого. Но это не имеет для меня значения. Приказ отдан, а противник может быть совершенно любым.
   Тем временем докладчик перешел от вступления к предыстории вопроса:
   - В сентябре три тысячи пятого года произошли столкновения между силами ДАП и Альянса Денеболы на планете Сахара-три. В ходе этого конфликта была сильно повреждена биосфера планеты, что, в том числе, привело к эпидемии одного из мутировавших в местных условиях земных штаммов. Корпорация "Пандион" проводила экстренное изучение вируса, а также разрабатывала и поставляла вакцину от него. Во время проверки их отчётов было обнаружено противоречие в записях: поставки вакцины начались семнадцатого сентября, тогда как первый случай заражения зафиксирован девятнадцатого. По подозрению в подделке отчётов и финансовых махинациях было проведено расследование...
   Слушая многословный и чрезвычайно подробный отчёт о начале работ Гринфилда, Лила задумалась над словами Катрин. Их смысл был понятен, но сказаны они были странно. Словно изменилась манера речи. Она решила проверить предположение и продолжила разговор:
   - Кэт, думаю, тебе не стоит в таком виде появляться в школе. Проблемы будут и у тебя, и у нас.
   - Всё нормально. Завтра я уже буду почти в полном порядке. Только с ожогом придётся ждать немного дольше.
   - А это не слишком быстро? - удивился Фрай. - Такие синяки за день не проходят, это точно.
   - Здесь не такой уж плохой лазарет. Кроме того, у всех нас была повышена скорость метаболизма: это даёт преимущества в реакции и скорости, а также способствует более быстрому заживлению ранений. Правда, как побочный эффект - питаться приходиться чаще и по многу.
   - А, ясно, так вот почему ты ешь за двоих. А я всё удивлялась.
   - Это является проблемой?
   - О, нет-нет-нет, что ты, - произнесла Лила быстро, выставив руки перед собой. - Никаких проблем, всё отлично. Я люблю готовить, мне не в тягость, - закончила она, неестественно изобразив веселье и энтузиазм.
   - И почему мне кажется, что это неправда? - произнёс Фрай негромко, ни к кому не обращаясь.
   - Фил, замолчи, ты отвлекаешь от доклада. Там самое интересное началось.
   - Ну да, разумеется.
   "Вот это я сглупила, - подумала Лила, оценивая беседу. - Всё-таки порой хорошо, что у неё столь странное воспитание. Будь на её месте обычный подросток, после такого замечания я бы нажила проблем на неделю, если не больше. Я сама бы невероятно обиделась на её месте. Когда у нас появятся дети, нужно будет тщательнее следить за своими словами".
   Покойный доктор Гринфилд отличался велеречивостью - доклад подошел к концу, когда корабль уже вышел на орбиту Земли. Правда здесь пришлось задержаться - начался спор, и не стоило продолжать его во время посадки корабля.
   - Признаюсь, я ожидала большего - произнесла Лила, оглядывая список отчётов. - Но и это неплохо. Доктор указал два чётких следа: уничтоженная лаборатория на Шевире, где вели какой-то смежный проект, и учёный с Новой Австралии, проводивший испытания.
   - Я тоже ожидала большего, - согласилась Катрин. - Но придётся работать с тем, что есть. Эти планы рассчитаны на возможности группы министерства, а не на одного бойца, но выбора у меня нет. Думаю, из этих двух вариантов в первую очередь стоит разобраться с комплексом на Шевире. Искать одного учёного на целой планете можно долго, а вот здания никуда не спрячутся. Этим направлением я и займусь.
   - А на нашу помощь ты больше не рассчитываешь, не так ли? - спросила Лила.
   - Я не имею на это права. Вы и так прикладываете усилия, обеспечивая моё прикрытие. Вы не профессионалы, чтобы я втягивала вас в это расследование.
   - И как ты доберешься до этой планеты? - спросил Фрай. Он встал со своего места и подошел к окну, будто пытаясь разглядеть среди множества звёзд ту, к которой собралась нежданно свалившаяся на них "дочь".
   - Эта задача решаема. Туда нет прямых рейсов, но звездолёт можно угнать, или подкупить экипаж, или перепрограммировать какой-нибудь корабль-робот, вроде контейнеровоза.
   - Но это опасно, это лишний риск и лишняя трата времени. Если ты будешь пропадать слишком долго, мы не сумеем скрыть твоё отсутствие, - произнесла Лила.
   - Но и непосредственно участвовать в операции может быть для вас слишком небезопасно, ни та, ни другая планета не рекомендованы к посещению гражданскими лицами.
   Фрай и Лила помолчали, глядя друг на друга. В словах Катрин был резон. Они уже семейные люди, да и обоим за тридцать - становится сложно рисковать жизнью по три раза на дню безо всякой причины, как в старые времена. Но с другой стороны, они уже взяли на себя ответственность за неё, и будет очень неудобно бросить свою подопечную при первом признаке опасности.
   - Мы в такие шагали дали, что не очень-то и дойдешь, - произнесла Лила наконец, стараясь выглядеть безмятежно. - Мы не какие-то там обычные гражданские, нас где только не носило. Чапек, Каннибалон, Стумбос, и это далеко не всё. А кроме того - если ты специализируешься на защите людей в опасных условиях, такая работа будет для тебя куда привычней, чем действия в одиночку, не правда ли?
   - А ещё, знаешь... - Фрай опёрся о пульт у окна, словно у него вдруг закружилась голова. - Мне страшно влезать в такие игры, но ведь с другой стороны - это лучшее решение. Чем быстрее ты завершишь расследование, тем быстрее мы окажемся в безопасности. А если тебе придётся лишний раз рисковать, то подвергаемся риску и мы. Давай договоримся так: пока мы не станем для тебя балластом, мы будем помогать тебе?
   Лила удивлённо смотрела на мужа, пока он всё это говорил. Необычная проницательность и предусмотрительность. Это больше похоже... на неё саму. Видимо, кое-чему она всё же его научила.
   - Я согласна с этими условиями, - Катрин кивнула. - Прошу прощения, если я нарушила субординацию, но приказ о расследовании для меня выше, чем подчинение вам.
   - Нет проблем, - Лила решила подвести итог: - Что ж, по возвращению готовимся к полёту на Шевир. Окрестности лаборатории, судя по записям, в блокаде военных, потому нам придётся очень постараться, чтобы туда попасть.
   - Кстати, Кэт, неужели на Ганимеде тот ужас, на самом деле, ты устроила? - спросил Фрай, вспомнив о её угрозе хакерам. Тот случай получил широкую известность - не каждый день жилой купол небольшой компании, оказавшейся прикрытием мафиозной группировки, сначала выжигают изнутри, а затем и вовсе взрыв не оставляет от него ничего кроме воронки.
   - Нет, там поработала Кларисса, я вам рассказывала о ней. Однако в остальном история правдива - оказавшийся там человек не внял её предупреждению.
   - И ты так легко их обманула, приписав это себе?
   - Своих обманывать нельзя. Тех, кому не доверяешь - можно.
  
   Они вернулись в сумерках, но рабочий день ещё не закончился. В ярко освещённом, ставшем уже почти родным ангаре коллеги возились с какой-то установкой под сонным руководством профессора. Когда в зал ворвались снег и морозный ветер, они с облегчением бросили эту работу, готовясь к прибытию корабля.
   Первыми друзей с участием и добрыми словами встретил Бендер:
   - Ха, рыжая, как тебя расписали, любо дорого посмотреть.
   Рукоять брошенного ножа ударила его точно в лоб, лязг пошел эхом гулять под потолком ангара. Проходя мимо Эми и Зойдберга за оружием, Катрин невозмутимо произнесла:
   - Не будем нарушать субординацию.
   - Ребят, вы тут проведите всё необходимое обслуживание, ладно? - устало попросила Лила. - А нам надо обсудить одно дело с профессором.
   - Ну, ладно, сделаем, - пробормотала Эми, видя, что от подруги сейчас и впрямь не будет пользы в работе. За спиной марсианки Зойдберг изображал клешнями кастаньеты, радуясь, что его упомянули вместе с остальными.
   - Вот и хорошо, - вместо Лилы ответил Фрай. - Кэт, ты тоже останься, присмотри тут за всем. Только особо не напрягайся, всё-таки.
   - Вас поняла.
   Подхватив под руки ещё не сориентировавшегося в ситуации Фарнсуорта, супруги потащили его к комнате отдыха. Позади ещё окончательно не пришедший в себя Бендер проскрежетал:
   - Зачем сразу по голове-то? Ладно, у людей там всего лишь мозг, булькнет и не заметит, но у нас-то там тонкая электроника, по ней нельзя так просто бить.
   - Я не приемлю подобного обращения с вышестоящими. Кроме того, мне бы очень хотелось узнать - на чём основывалось ваше мнение о непричастности этой банды к серьёзным синдикатам?
   - Да с кем они могут быть связаны, это же шпана?
   - Тогда откуда бы у них взяться таким дорогим вирусам?
   - Кстати о них, удалось достать.
   - Да, но теперь их придётся ещё заслужить...
   Дверь в ангар с лёгким скрипом закрылась, и окончания разговора они не услышали. Хотя не стоило сомневаться, что Катрин сейчас устроит роботу фильм ужасов "Формат-Цэ подручными инструментами" за оказавшуюся неверной наводку. Но у Фрая с Лилой были свои заботы, которые тоже требовали внимания. Профессор был усажен на диван, Фрай встал у окна, а Лила - напротив Фарнсуорта. Она и собиралась начать разговор, как профессор вдруг спросил:
   - Итак, удалось ли подобрать ключ к отчёту, и нашли ли вы там что-то важное, либо нет?
   Супруги переглянулись. Либо им повезло попасть на редкое просветление старика, либо память о бывшем ученике была одним из немногих якорей, которое удерживало его сознание на плаву, не давая утонуть в холодных пучинах маразма. Ответила ему Лила:
   - Они занимались расследование деятельности корпорации "Пандион". И как оказалось, практических результатов у них не так уж много. В основном, подозрения и догадки, основанные на финансовых отчётах и перехватах информации в сети, и только два чётких следа этого таинственного проекта. Мы пока займёмся первым. По имеющимся данным, на планете Шевир когда-то находилась их лаборатория, и из неё не успели вывезти все материалы, их ещё можно достать. Как только соберём достаточно информации и подготовимся - вылетим туда. Но технические подробности обсудим на днях, когда будет больше данных о планете.
   - Шпионские игры? Как всё это сложно, куда проще сначала разнести врага, а потом уже по кускам добывать о нём сведения. Так увлекательно...
   - Верю, но лучше будет обходиться без лишнего шума. Кроме того, сейчас есть более важный вопрос.
   - Да? Какой же?
   - Кто такая Катрин? - спросил Фрай вместо Лилы. - Вы ведь знаете, не так ли, профессор?
   - Часть одного старого проекта. Он был запущен лет семьдесят назад, частной компанией, хотя и с правительственным финансированием. Проект сводился к "рациональному управлению свободными ресурсами" с одной стороны и "изучению предельной специализации" с другой.
   - А можно это изложить человеческим языком? - спросила Лила.
   - Почему вы такие нетерпеливые? Всё просто. Берётся ребёнок из детского дома, которому при иных перспективах ничего хорошего бы не светило. И проходит подготовку по определённой специальности, полностью ориентируясь лишь на неё, в ущерб другим навыкам и собственным интересам ребёнка. Свобода воли замещается приказом. А ускорение метаболизма обеспечивает преимущества в борьбе за выживание. Всё же роботы недостаточно универсальны, да и маскироваться им трудновато будет в обществе, при всём их превосходстве.
   - Но ведь она не всегда будет маленькой девочкой. Она вырастет, и больше не сможет играть роль незаметного телохранителя.
   - Это только самый первый этап, с одиннадцати до восемнадцати лет - индивидуальная скрытная работа. Потом до двадцати пяти - те, кто выжил, объединяются в малые подразделения, по два-три человека и действуют как профессиональные наёмники, более открыто. До тридцати шести - командно-тактическая работа, там, где нужнее опыт и умение работать головой, но при случае придётся и пострелять. Потом до сорока пяти - преподавательская работа, передача знаний следующим поколениям.
   - А после? - спросил Фрай, когда он замолчал.
   - А "после" у них нет. До пятидесяти доживают единицы. Множество ранений и травм, нажитых за эти годы, предельные нагрузки, да и акселератор метаболизма палка о двух концах - он изнашивает организм сильнее, чем это происходит естественным путём.
   - А откуда вы всё это знаете? - спросила Лила, когда пауза уж слишком затянулась. Нужно было хоть что-то спросить.
   - Я принимал участие. У меня был выбор, заняться балансированием психики - это похоже на программирование роботов - или поработать с ускорением обмена веществ. Я выбрал последнее, меня всегда интересовал данный вопрос.
   - И как вы это сделали? Хронотоны?
   - Нет, тогда эту частицу ещё не открыли. Приходилось действовать доисторическими методами, по сути эффект обеспечивается целым комплексом медицинских процедур в раннем детстве.
   - А его можно отменить? Ну, эффект этот? - спросил Фрай вдруг.
   - Никогда не интересовался такой ерундой. Если я что-то делаю, то это гениально, зачем бы отменять такую отличную работу?
   - Потому что вы это можете.
   - Хм, а хороший аргумент, надо будет поразмыслить...
   - Ладно, профессор, потом подумаете, - Лилу больше интересовало другое. - Вы всё это описали как какой-то... конвейер. В конце концов, если бы пропало столько детей, все бы всполошились?
   - Ты так считаешь? Эх, наивность. Чем больше вокруг новых удовольствий, от современных технологий, из иных миров - тем меньше интереса людям в старых занятиях. Семья, дети - зачем это всё, когда есть тысячи способов провести время куда интересней? Правительству нужны люди, и оно устраивает программы по поощрению рождаемости. Но результат тот, что мы видим сейчас - быстро родить, получить, что причитается и умыть руки. А ребёнок отправляется в детский дом.
   - Я никогда...
   - ...так не поступлю!
   - Хм, похвальная солидарность. Но речь не о вас. В общем, недостатка в кадрах у организации нет, уж поверь. В конце концов, они ж не шерстят известные приюты, куда всякие шишки демонстративно жертвуют деньги. Второй-третий сорт, окраины, где без шума можно "потерять" лишнего человека в документах. Как твой.
   - Вот так... - теперь паузу нарушил уже Фрай, видя, что Лила продолжает молчать. - Пойдём дорогая, посмотрим, как они там справляются.
   - Что? А, да, идём. Пока, профессор.
   Фарнсуорту понадобилось бы выкрутить слуховой аппарат на максимальную громкость, чтобы услышать обмен репликами между Лилой и Фраем:
   - Знаешь, иногда я думаю, что он специально себя в маразм загнал.
   - Чтобы всего этого не помнить, да?
   В ангаре тем временем работа шла вовсю. Рёв заново калибруемого двигателя заглушил шипение открывшейся двери. Супруги замерли в коридоре, слегка ошеломлённые увиденной картиной. То есть, в девушках, почти закопавшихся в нутро двигателя, ничего странного не было. Но вот бодро наматывающий метры вокруг корабля Бендер выглядел очень странно. Как раз в это время робот завершил очередной круг и остановился рядом с Катрин, изображая усталость и одышку.
   - Задание выполнено, чёрт бы тебя побрал! Сорок два долбанных круга, в робоад их дорогой непрямой да по ухабам! На этом всё, ошибка эволюции?!
   - А как же требования субординации? - Катрин выкарабкалась наружу. Строго посмотрела на робота, заложив руки за спину. - И уважение к старшему по званию, боец? Так у нас дело не пойдёт. Видимо, придётся перевести патриотический чип во второй режим.
   - Ты не посмеешь...
   - Потом ты меня поблагодаришь. Зет-Икс семнадцать-двадцать два, Танго-Браво Эль четыре. Слушай приказ, боец! Шестьдесят пять кругов, приветствие старшего по званию на каждом круге, через каждый двадцать метров - упал, упор лёжа, отжался, побежал дальше. Приказ ясен?
   - Есть, мэм! Буду стараться, мэм! - робот против своей воли вытянулся почти идеально прямо.
   - Приступить к выполнению.
   - Мэм, есть, мэм! - Скрипя перегруженными суставами, робот резво понёсся вперёд. Теперь через равные промежутки времени в ангаре раздавалось "Командир, согласно приказанию боец Бендер вышел на следующий круг!" Эми с любопытством спросила, глядя на всё это:
   - Кэти, а откуда ты знаешь код включения его патриотического чипа? Зэпп вообще пультом пользовался.
   - Их делают по шаблону, в зависимости от модели робота. Главное запомнить принцип и таблицу робокодов.
   - И что, вот так кто угодно может?
   - Не совсем. Нужно всё же знать точный код. Да и командный голос требуется, это ведь экстренный вариант на случай военного времени.
   Фрай с Лилой, простоявшие в дверях, как раз собирались зайти, когда Катрин спросила:
   - Эми, можно тебе задать вопрос о моих... опекунах, верно?
   - Про Лилу и Филиппа? Да, конечно, что угодно.
   - Благодарю. Я только хотела прояснить одну неясность. Как я поняла, они давно знакомы. Давно работают вместе - чувствуется боевое слаживание, они хорошо знают друг друга. Они привыкли работать как команда. Но при этом - столь странное непонимание в обыденной жизни, вне боя. Они оспаривают самое простое решение, порой по часу выясняют детали, которые на их уровне должны решаться автоматически, незаметно для обоих. Я не могу понять этого противоречия, я не сталкивалась с подобным.
   Те, о ком говорили, замерли на месте, потом одновременно отодвинулись из дверного проёма, чтобы их не так легко было заметить.
   - О, об их отношениях можно написать диссертацию по конфликто-, психо- и ещё десятку -логий. Но я попробую объяснить по-простому. Причина тут одна - упрямство. Понимаешь, их отношения простыми никогда не были, и очень много всякого произошло, пока они, наконец, сошлись. Я ни секунды не сомневаюсь, что они любят друг друга, но в этом как раз и кроется основная проблема.
   - Прости, я не понимаю.
   - Не мудрено, куда тебе пока. Знаешь, каждый из них хочет, чтобы другому было лучше. Но каждый имеет своё мнение о том, что же такое "лучше". Если взять Лилу - у неё упрямства как у носорога... Хм, учитывая её нос, отличное сравнение, - в коридоре Фрай зажимал Лиле рот, не давая перечислить избранные моменты генеалогии Эми, особенно по материнской линии. - Если она считает что-то правильным для себя и для других - будет переть напролом, невзирая на препятствия и чужое мнение. Она ведь знает лучше, и никак иначе. С Фраем чуть по-другому. Он обычно ленивый и несобранный, но если этому рыжему дятлу уж придёт в голову идея, будет долбить в одну точку до посинения. Самое странное, что обычно это приносит плоды, как с Лилой, например. Ты знаешь такое выражение, "нашла коса на камень"?
   - Нет, оно мне незнакомо.
   - Мне тоже. Я не понимаю, это ведь такая причёска, зачем в ней нужен камень? В общем, это мой университетский преподаватель по сопромату так говорил, когда описывал столкновение двух материалов с одинаковой прочностью, - Катрин кивнула, давая понять, что уловила смысл. - У каждого свой взгляд на то, как же им обоим будет лучше. И, чёрт возьми, легче сделать из Зойдберга успешного финансиста, чем заставить любого из них отказаться от своего мнения. Чем всё закончится, я и представить не могу, но этим людям явно проще вместе идти в бой, чем провести полдня в одной комнате не выясняя, кто прав. Понятно?
   - Не всё, но в целом смысл ясен. Хотя я с таким не сталкивалась прежде, обычно боевое слаживание предполагает и взаимопонимание вне боя.
   - Ладно, я потом ещё расскажу. А пока у нас дела - нужно настроить этот блок, а то если Лила придёт раньше, она нам такое устроит...
   - Принято.
   Так и не войдя в ангар, Фрай и Лила стояли в коридоре, слушая рёв двигателя и едва пробивающийся через него ритмичный лязг ступней Бендера по металлическому полу. Подумав, Фрай кивнул на лифт в конце коридора, Лила первой пошла вперёд, согласившись с ним.
   К тому времени уже стемнело. Впрочем, иллюминация громадного мегаполиса была такой, что освещалось всё вокруг, даже звёзды были едва видны за этим блеском. Фрай и Лила стояли рядом на балконе, опираясь на перила. Даже сюда доносилось слабое эхо от двигателя корабля, работающего в холостом режиме.
   - Да уж, союз дятла с носорогом. Интересно, они все так считают, или только Эми? А, Лил?
   - Как знать? Да и важно ли. Слушай, неужели мы действительно так много спорим? Но ведь только на важные темы.
   - Типа того, какие дынеяблоки готовить на ужин, сиреневые или чёрно-серые? Да шучу я, шучу, такого не было. Вроде.
   - Как думаешь, мы и впрямь плохие родители? - спросила Лила после паузы.
   - Почему ты об этом вдруг заговорила?
   - Постоянно ругаемся. Обращаем внимание лишь друг на друга, а не на неё. Это только задание, но мы ведь, на самом деле, решили стать семьёй для неё. А вместо этого...
   - Слушай, на тебя это не похоже. Дорогая, с чего такая меланхолия вдруг? Неужели только этот разговор?
   - Нет. Но посмотри - сколько времени уже прошло, а она ни капли не изменилась? Не знаю, заметил ты или нет, но она словно бы не из нашего мира. Нет, слишком сильно сказано. Лучше - не из нашего круга. Иные понятия, иные проблемы, словно у них свой мир, а у нас свой. Ты вспомни, как она с тем толстяком-хакером говорила: легко, понимая с полуслова, словно они давно знакомы. Это их жизнь, сражения, перестрелки, банды, украденная информация. Мы с тобой для них случайные люди, нам их не понять. Я надеялась, что для Катрин что-то изменится вместе с нами, но, похоже, переоценила себя.
   - О-хо-хо, Лилочка, любимая ты моя максималистка... - Фрай вздохнул, обняв её за плечи. - Мы с Кэт и недели не знакомы. А если её с самого детства тренируют и дрессируют - ты думаешь, что исправишь всё за пару дней? Превратишь хмурого боевика в милую школьницу, только уделив немного внимания? Ха, ну ты даёшь...
   - А что не так, что тут смешного? - она обиженно поджала губы.
   - Смешного ничего. Просто быстро такие метамор... как его... превращения не случаются. Тут нужно стараться и стараться, тогда Кэт сама вспомнит, что она не только оружие, но ещё и обычная девочка. У которой сложилась непростая жизнь, но это ещё не повод забывать, что и она просто человек.
   - А ты сейчас точно про неё говоришь? - Лила нахмурилась. - Уж больно гладко.
   - Про неё, про неё, про кого же ещё? - Фрай изобразил самое наивное выражение, на какое бы способен. - Так что, упорство и упорство. Капля камень точит, налётом такие крепости не взять.
   - Вот дятел...
   - От носорога слышу!
  
   Профессор продолжал проявлять то ли великодушие, то ли забывчивость, но в четверг служебные обязанности сотрудников ограничились ремонтом и профилактикой, не занявшими много времени. Так что, к обеду вся семья Фрай в своём новом составе была дома. Муж лежит перед телевизором, жена читает книгу в кресле, дочь тихо сидит в своей комнате за письменным столом. Пример покоя и семейного уюта. Если не принимать во внимание заглавие "Торпеды в космических боях" на книге Лилы. Как и тот факт, что Катрин уже закончила с домашним заданием и теперь разбирает и чистит пистолет.
   - Девочки, а не прогуляться ли нам? - неожиданно спросил Фрай, поднимаясь с дивана.
   - Что? - Лила подняла взгляд от книги.
   - Погода сегодня отличная. Погуляем, посмотрим город. Она же кроме школы и нашей фирмы нигде и не была.
   - Зачем её силком тащить куда-то? Ребёнку нужно оставлять свободное время, личное. - Лила тоже встала с места.
   - Сначала ты сама обвиняешь меня в расхлябанности и недостатке контроля, а теперь возражаешь против такого решения. Ты это назло делаешь, только чтобы со мной не соглашаться?
   - Ничего подобного. Просто ты опять предложил глупость. Если ребёнка постоянно таскать за собой, делать всё вместе, ни на секунду одного не оставляя - он счастливей не будет. Как у нас в приюте, ни минуты без присмотра.
   - А думаешь полная свобода лучше? Сам себе хозяин, и твори весь день что хочешь? Так, знаешь, сколько раз я мечтал в детстве, что бы меня отец хотя бы на бейсбол сводил?
   Они замолчали, одновременно посмотрели на так ничего и не сказавшую Катрин. Потом Лила признала:
   - Похоже, паритет. Мы оба пытаемся решить свои проблемы. Что ж, Кэт, сама решай. Пойдешь или останешься дома?
   - Давай, будет весело. Город посмотришь, вдруг пригодится.
   - Хорошо, я думаю, это будет полезно, - она быстро собрала оружие.
   - Тогда и я пойду, - согласилась Лила. - Не одних же вас отпускать?
   Падал тихий снег, скрывая грязь и облупившиеся фасады, мусор и граффити на стенах. А когда они подошли к одной из площадей, на несколько мгновений выглянуло солнце, заставив всё кругом заискриться яркими цветами. Но тучи набежали вновь, и город опять стал белым, навевая приятные мысли о рождественских и новогодних праздниках.
   - Вы не замёрзли? - спросил Фрай, поглядывая, как в фиолетовых волосах жены замирают снежинки.
   - Может быть, совсем немного. - ответила Лила.
   - Что ж, тогда горячий шоколад или кофе будет в самый раз. Вон там есть кафе с верандой, лучший вариант, и на снег можно посмотреть, и есть где присесть. Кэт, ты как? - повернулся он к девочке, не заметив растерянного выражения лица Лилы, что-то вспомнившей в этот момент.
   - Нет необходимости, я хорошо переношу низкую температуру.
   - Так ведь это не только полезно, но ещё и приятно. Даже если ты и не замёрзла.
   - Приятно?
   - Ага. Попробуй, тебе понравится. Не всё ж на свете пользой мерить, правда?
   Народу было немного, место нашлось без проблем. Садясь за столик, Лила увидела, как Катрин почти незаметно оглядывается по сторонам, словно оценивая направления возможной атаки. Она решила спросить:
   - Тебя ещё удивляет город? Или снег? Неужели ты, правда, никогда не бывала в больших мегаполисах или под снегопадом?
   - Нет, дело не в этом. Я привыкла и к городским условиям, и к зиме. Я просто редко бывала в целых городах. Где всё мирно, всё работает, как положено.
   - В смысле, таких здоровых? - переспросил Фрай.
   - Нет. Уцелевших. После бомбёжки, штурма, военного положения.
   - Я тоже не совсем понимаю, - согласилась с мужем Лила. - Может быть, расскажешь на примере? Если это не секрет.
   - Это возможно. Операцию на Гамме Дракона уже рассекретили. Мне было приказано сопровождать майора...
  
   Осторожно лавируя между глыбами бетона и стараясь не наступить на укрытые снегом арматурные прутья, Катрин осторожно пробралась к краю насыпи. Во тьме зимней ночи разглядеть что-либо было почти невозможно, а тяжёлые снежные облака скрывали все три луны этой планеты. Осторожно выглянув из-за груды обломков, она несколько секунд изучала залитую светом прожекторов площадь перед комплексом из нескольких высоких зданий, после чего спряталась вновь. Катрин прижала к себе револьверный гранатомёт, легла в снег, на одну из уцелевших бетонных плит и стала смотреть в небо, дожидаясь назначенного времени.
   Бои за город продолжались четвёртый день. Между закопчённых и полуразрушенных небоскрёбов больше не шумели магистрали для гражданских аэромобилей. Лишь изредка над городом проносились штурмовики, но и рёв их двигателей быстро сменял или грохот разорвавшихся снарядов и бомб, или частый треск зениток, за которым следовал вой падения. Вместо праздных горожан по улицам теперь ходили только настороженные солдаты, отвечающие огнём на каждый шорох. А те площади и развязки, которые не завалило обломками полностью, заполнила бронетехника. Тёмно-зелёные танки и самоходки в летнем камуфляже сильно выделялись на фоне чёрно-белого города, покрытого снегом и копотью пожаров, но ни у кого не было времени их перекрашивать.
   За время гражданской войны мегаполис на побережье моря уже несколько раз переходил из рук в руки, но это сражение грозилось сравнять его с землёй. Правительственные войска только успели закрепиться здесь и с помпой доложить о полном контроле над данным районом. Была даже направлена небольшая группа старших чинов с майором во главе, дабы торжественно наградить героев.
   Четыре пятнадцать, штурмовики уже в воздухе, значит, теперь нужно действовать, чётко и без задержек. Катрин поднялась на ноги, бросила ещё один взгляд на площадь, тщательно оценивая расстояние до стоящей на другой стороне зенитки. Средних размеров шагающий танк со счетверённым лазером на подвижной турели напоминал жука, слегка присыпанного снегом, и виден был издалека. Катрин нашла опору среди снежной грязи и обломков, подняла гранатомёт и выстрелила в небо. Затем высунулась из-за насыпи и отправила три осколочные гранаты в копошащихся возле танка солдат.
   На самом деле сепаратисты просто отошли с боем в ближайшие леса, а часть и вовсе - укрылась в старых подземельях, когда-то бывших сетью метро. В результате молниеносная атака оставшихся в городе сепаратистов оставила мегаполис без обороны, а прорвавшиеся основные силы приступили к разгрому занявших город частей.
   Всё это Катрин узнала уже потом, на разборе операции. В данный момент для неё существовала только задача - выйти из окружения и вывести порученного ей командира штабной группы. Они, вместе с несколькими подобранными бойцами местных частей, уже четвёртые сутки пробирались к окраинам, преодолевая развалины и прячась от вражеских патрулей. Но этой ночью перед рассветом стало ясно - дальше им не пройти. Данный район сепаратисты прочёсывали постоянно и, не скупясь, поливали огнём любую подозрительную тень. Один человек мог бы пробраться, отряд - нет. О попытке воздушной эвакуации не стоило и мечтать, а ждать в ближайшее время освобождения города войсками было просто по-детски наивно. Да и отсидеться бы не удалось, припасы подходили к концу, каждый патрон приходилось теперь экономить, а от первоначального отряда, после нескольких случайных стычек, осталось не больше половины.
   Последняя граната ещё только летела к цели, а Катрин уже отбросила разряженное оружие и быстро скатилась по насыпи вниз. Почти в самом конце спуска её нога зацепилась за арматуру, и девушка рухнула в снег, ободрав руки об острые каменные сколы. Сбежала она вовремя - раздался высокий пронзительный свист, лазер зенитки одной очередью чисто срезал вершину этой горы обломков, рассыпав в стороны целый фонтан ярких зелёных искр и обрушив куски бетона вниз. Катрин вскочила и едва не на четвереньках бросилась в сторону, чтобы не оказаться под завалом. Сквозь грохот падающих глыб, она услышала вдалеке хлопок, а после гул пламени - самая первая зажигательная граната, пущенная ею, ударила в крышу танка.
   План, предложенный одним из офицеров, был в меру безрассудным, но давал хоть какие-то шансы на победу. Если уничтожить временный штаб сепаратистов в данном секторе, это даст шансы уйти, а кроме того - подобная диверсия позволит осаждающим войскам усилить нажим, ведь сектор был пограничным. Силами двенадцати человек, из которых половина штабные, сделать это было нереально, но к счастью у них ещё осталась связь с войсками, а ради такой цели можно выпросить для поддержки остатки авиации. Правда вот сидеть и наслаждаться фейерверком не получалось, зенитка перед штабом превращала авиаудар в недостижимую мечту, потому требовалось избавиться ещё и от неё, чтобы дать хоть какой-то шанс лётчикам.
   Достаточно далеко отбежав, Катрин через пролом в стене попала в руины разрушенного дома, выглянула через выбитое окно, оценивая происходящее на площади. Танк неуклюже топтался на месте, словно надеясь сбить пламя, и поливал руины очередями из мелкокалиберных плазмомётов. На фоне пламени были чётко видны солдаты, пытавшиеся оттащить в укрытие соратников, оглушенных первыми взрывами или посечённых осколками. Время от времени то один, то другой падали тяжелоранеными - снайпер группы старался вывести из строя как можно больше врагов. В этот момент из здания на дальней стороне площади вылетели две ракеты, зигзагами понеслись к зенитке. В такой ситуации тепловое наведение просто не могло подвести. Танк успел лишь шагнуть в сторону и выстрелить неприцельно из всех стволов, но это его не спасло - первая ракета оторвала одну из четырёх "лап", взрыв второй намертво заклинил турель. Они успели.
   Катрин глянула на часы и тут же бросилась наземь, зажимая уши и стараясь сильнее вжаться в снег и камень. Земля вздрогнула, мощный удар подбросил девушку вверх почти на метр, по всей округе лежащий снег закружился новой метелью. Удар плазменных и бронебойных ракет раскатал штаб сепаратистов в щебень, только третье здание ещё держалось, рушась медленно и торжественно. Вслед за ослепительной вспышкой по площади прошел вихрь бело-голубого пламени, опаляя камень и испаряя металл оружия. От людей вовсе оставался только пепел. Начали оседать ещё несколько домов, не выдержавших встряски.
   Едва прошла волна плазмы, Катрин перевернулась на спину и сквозь расширившуюся прореху в стене взглянула на небо. Пара отстрелявшихся штурмовиков как раз пролетела над площадью, расходясь в стороны и роняя гроздья ярких огней навстречу ударившим с земли ракетам. Только затем по ушам ударил низкий подавляющий рёв двигателей, и донеслись частые хлопки - это подрывались на выпущенных ловушках противовоздушные ракеты, расцвечивая небо словно фейерверком - и треск зенитных орудий из других кварталов.
   Катрин кое-как поднялась на ноги, её слегка шатало, но она без промедления направилась к подвалу, в котором оставили штабных. Нужно уходить, пока не улёгся шум и есть шансы затеряться, пока вновь не наладили управление патрулями. Тогда она ещё не знала, что из шести отправившихся на задание солдат выжили только трое, включая её. Не могла предвидеть, что, благополучно выбравшись из города, они напорются сразу на диверсионную группу регулярных войск и отряд сепаратистов. Что в тяжелом встречном бою она получит две разрывные пули в бронежилет, прикрывая майора, что её, как и ещё нескольких раненых, будут безо всякой техники тащить на себе до полевого госпиталя.
   Она всего этого не знала, но у неё была задача, которую требовалось выполнить. Несмотря ни на что.
  
   Кофе уже остыл, когда Катрин закончила свою историю, но "родители" этого не заметили. Наконец, Лила ещё раз оглядела площадь, словно по-новому всё оценивая. И потом она спросила:
   - Так вот почему для тебя происходящее вокруг кажется странным? Ты бывала в городах, но никогда рядом не находилась столько людей, да ещё без оружия. Удивляют целые дома и оживлённое движение?
   - Да.
   - Но ведь всё не так дико, как в первый день, правда? - спросил Фрай. - Ты, наверное, понемногу привыкаешь к городу? Я тут, когда только появился - долго в себя прийти не мог. Всё странное такое было, жуть! А сейчас, ха, да я как дома, меня будущему уже ничем не удивить. О, кофе остыл, пойду, принесу свежий...
   - Фил, там кнопка подогрева в ручке.
   - Да? Вот кто бы знал...
   - Я адаптируюсь к необычной обстановке, хотя это и сложно, - произнесла Катрин, следившая за их спором. - Если бы я не умела приспосабливаться к новым условиям, то насколько низкой была бы моя эффективность, как солдата?
   - Ты относишься к этому, как к ещё одному полю боя, такому же как и другие? - спросила Лила.
   - Это так.
   - Жаль. Но начинать надо с малого. Ладно, рыжий, что там у нас дальше по культурной программе?
   - Чего? Ах, дальше. Зима не самое подходящее время, но я бы хотел найти какой-нибудь открытый танцпол. Исключительно в научных целях, если не показать Кэт такие э-э, явления, как "современные танцы", то если её пригласят в клуб, она себя поведёт среди людей в точности как ты. Сама понимаешь, чревато тяжёлыми травмами у окружающих...
   Главе семьи торопливо пригнулся, чтобы хрупкая женская рука не вывихнула ему челюсть.
  
   Грязный коридор орбитальной станции, невероятно захламлённый и грязный, ощутимо давил на плечи - высота до тускло и неравномерно светящегося потолка была едва ли метра два. Жилой сектор свободного поселения, по какому-то недоразумению названного "Орфей", представлял собой длинный цилиндр километров трёх диаметром и ещё два в высоту. На каждом уровне пролегало по три кольцевых коридора, по одному из них, внешнему, и двигался сейчас капитан Майер в сопровождении двух своих помощников. И хотя станция, не числившаяся ни под чьей юрисдикцией, и являлась местом весьма небезопасным, с ними связываться пока никто так и не рискнул.
   - Он должен находиться здесь, квартиры внешнего кольца, самые дешевые даже в этом клоповнике. - Поль указал на ряд дверей слева.
   - А почему дешевые? - не понял Тёрнер. - Оттуда хоть какой-то вид открывается, а в прочих, кроме внутреннего ряда, и окон даже нет.
   - На нормальной станции так и было бы, - пояснил Майер, - но учитывая местную технику, в случае отказа они первыми рискуют промёрзнуть до абсолютного нуля или получить дозу космической радиации. Или если система вдруг решит форточки приоткрыть.
   - Еретики, что с них взять. Это сооружение точно неугодно Омниссии. - Поль вздохнул. - Кажется, пришли, вот эта дверь. Сержант, готовься.
   - Я зайду со стороны. - Тёрнер шагнул к двери в соседнюю комнату.
   - Хорошо, только не переусердствуй.
   Хакер, ещё недавно обретавшийся на галактическом базаре, а после очень быстро покинувший место работы, был человеком уравновешенным и дальновидным. И что шансы уйти не пойманным у него не больше одного к четырём - хорошо понимал, потому-то, когда вылетела дверь, и с грохотом обрушился выпиленный кусок боковой стены, а в комнату вломились три вооружённых человека, он остался на месте. Не в пример одному из своих помощников, отчаянно попытавшегося проскочить мимо визитёров и, вполне ожидаемо, отлетевшего обратно после удара ногой.
   - Господин Майер, вы явились сюда лично, я польщен. - Поприветствовал он капитана, вставая.
   - Что поделать, времена такие. Никому верить нельзя, уж вы со мной, думаю, согласитесь?
   - Всё так, всё так. Думаю, вам совсем неинтересно, как же я оказался здесь, а куда больше хотите знать, что же там произошло?
   - Приятно иметь дело с разумным человеком. Итак, для начала, может, расскажете, как вся ваша хвалёная банда не совладала с одним ребёнком?
   - Она была не одна. С ней пришли ещё двое.
   - Так... - Майер переглянулся с подчинёнными. Информация о наличии у цели напарников во время перестрелки в Бронксе так и осталась неподтверждённой. - Кто именно? Кто с ней был?
   - Двое, парень и девушка, лет по тридцать, или чуть больше. Не из деловых, это точно, но с оружием обращаются весьма умело. Я бы сказал - из частных детективов, или что-то в таком духе, но точно не военные. Люди, но скорее всего не с Земли, парень - странно говорит, как на мирах первой экспансии, а девушка - либо после генетической модификации, либо планеты с активной средой, где часты мутации.
   - Интересно, интересно... - Майер кивнул, словно бы и не слушая его, а думая о своём. - Какого рода мутации и акцент?
   Хакер не успел ответить. Второй его помощник, до того застывший и лишь оцепенело следивший за движением зубьев цепного меча у одного из агентов корпорации, вдруг что-то выкрикнул и не слишком умело выхватил из кармана маломощный лазерный пистолет - у него явно сдали нервы. Майер даже не двинулся с места, не делая попыток защититься, а стоящий рядом Поль только повёл левой рукой. Яркая вспышка на мгновение ослепила всех в комнате, несчастного человека просто испарило на месте, под низким потолком растеклись струи удушливого дыма. Второй помощник, согнувшийся на полу после удара, с трудом попытался отползти подальше, но его сил хватило едва ли на метр пути. Поль с невозмутимым видом опустил руку, со щелчком встала на место кисть, пряча дуло плазменной пушки, снова втянулись в корпус протеза дальномер, ствол ещё какого-то встроенного оружия поменьше и прочие системы.
   - Продолжим. - Произнёс Майер невозмутимо. - Мы остановились на тех двоих, что появились с целью.
   - Вы ведь хотите узнать все детали, не так ли? Когда я расскажу всё, вы перейдёте к допросам, потом к пыткам, а после уже дойдёт и до сканирования мозга по секторам, чтобы извлечь всё до последнего бита?
   - Я бы мог соврать, что это не так, но вы же мне не поверите. Однако вы можете в той или иной мере облегчить себе участь.
   - Да, пожалуй, что могу. - Хакер кивнул, словно думая о чём-то ином. - Я, конечно, не рассчитывал, что вам хватило бы только моих слов, но попытаться стоило. Ну что ж, если вопрос стоит так... я слишком не люблю допросы...
   Уже на этих словах Поль бросился вперёд, пытаясь его опередить, Тёрнер чуть приотстал от него. Но оба не успели совсем немного - хакер уже нажал кнопку на браслете, отдавая приказ давно взломанной системе контроля станции, отвечающей за данный этаж. Коротко взвыли сирены пожарной тревоги, повинуясь команде, не рассуждающая программа беспрекословно выбила наружу окно, не заботясь о мелочах, вроде космического вакуума.
   Первым уходящим потоком воздуха подхватило самого хакера, за ним в безвоздушное пространство вылетел так и не сумевший встать помощник. Наёмники корпорации успели среагировать, несмотря на неожиданность - Поль воткнул в пол длинное лезвие, выдвинувшееся из руки, подброшенный к потолку Тёрнер почти беззвучно включил меч и заглубил в потолок, а Майер вцепился в косяк двери и вбитый в стенку нож. Несколько секунд спустя внешние щиты закрыли пробоину в корпусе, давление начало выравниваться, возникший в комнате и коридоре смерч улёгся, а все трое смогли вновь твёрдо стоять на ногах.
   - Похоже, он нас переиграл. - Мрачно заключил робот, оглядывая погром вокруг.
   - Да, он оказался смелее, чем можно ожидать. Но с другой стороны - мы всё равно собирались его ликвидировать. - Майер оставался спокоен. Равнодушно убрал нож, действуя так, словно не они пару секунд назад едва не отправились в открытый космос без скафандров. - Да и вся затея с хакерами была скорее отвлекающим маневром. Я и не рассчитывал, что её сумеют перехватить, однако, не спорю, надеялся, что девчонку хотя бы ранят. Зато теперь можно точно сказать, что она продолжает расследование. А если у неё теперь есть материалы того предателя с Колома, то мы точно знаем, где её следует ждать.
   - Сильный ход, капитан.
   - Надеюсь на это, Поль. Но побегать за ней, как я думаю, всё равно ещё придётся.
  Глава 6 (уменьшенная версия) []
  
   Глава 7.
  
   Прикрыв глаза, Катрин прислонилась к стене. Перерыв между занятиями, свободное время. На этом задании у неё неожиданно оказалось слишком много свободного времени, и слишком мало приказов. На время обучения её ограничивали установленные начальством правила, вроде неприменения оружия без крайней необходимости, но чёткого задания у неё не было. Пожелание маскироваться под обычного человека, заданием можно было назвать весьма и весьма условно.
   Это слегка смущало. После многолетней подготовки, отнимавшей абсолютно всё свободное время, после заданий и новых постоянных тренировок для поддержания себя в форме - эта свобода была непривычна. Порой она просто не знала, как ей поступать, ведь приказа нет, и она предоставлена самой себе. Это было внове.
   В остальном задание напоминало многие другие. Как всегда, местные проверяли новичка всеми способами, демонстрируя враждебность. В этом гражданские мало отличались от военных. Поскольку ей довелось служить во многих подразделениях, к подобному прощупыванию она давно привыкла, скорее она бы удивилась, если б его не последовало. Правда масштаб был меньше привычного ей - "случайные" подножки, назначение крайней на все задания начальства, анонимные угрозы и тотальное игнорирование. Обычная проверка, всё как всегда.
   Впрочем, было и кое-что новое. Ещё один способ проверки, с которым Катрин раньше почти не сталкивалась просто в силу возраста.
   - Доброе утро, мадемуазель, - из толпы рядом с ней вынырнул один из одноклассников. От Кьюберта и Двайта Катрин уже знала, что Джеймс Моррелл считает себя неотразимым дамским угодником и ни одной новой ученицы пропустить неспособен. Некоторые основания для подобного самомнения, вроде привлекательной внешности или обходительности, у него были, вот только в случае Катрин всё это не имело ни малейшего значения.
   - Приветствую. У вас ко мне дело?
   - Зачем же сразу о делах? Почему бы мне просто не поговорить с красивой девушкой и не выразить ей своё восхищение?
   - Что ж, если выразили, то более не задерживаю.
   - Нелюдимая ты какая-то. Может быть, не хватает внимания? Я мог бы это исправить.
   - Я так не думаю. - Она сделала шаг в сторону, ловко уклоняясь от попытки себя приобнять, и лёгким касанием по ноге заставило назойливого кавалера почти потерять равновесие.
   - А ты упорная. Но мне как раз нравятся упорные девушки. Приятно было поговорить, - он изобразил полупоклон и отошел в сторону.
   Катрин вернулась на своё место. Она, разумеется, не стала говорить Джеймсу, что его уже дожидается в шкафу анонимная записка с просьбой о встрече. Пусть выйдет сюрприз. Кьюберт с Двайтом, которых Моррелл достал не меньше остальных, предложили очень интересную идею.
   Со стороны могло показаться, что она просто дремлет, стоя у стены. Однако она не забывала пристально следить за обстановкой вокруг. Разумеется, она заметила, что несколько девушек её года обучения устроили бейсбольную разминку прямо в коридоре неподалёку, перебрасывая друг другу мяч. Заметила, как одна из них отшатнулась в сторону от слишком сильного броска, и мяч полетел по коридору.
   Слегка отстранив голову, Катрин рукой поймала мяч у самого лица. Ладонь побаливала - стоило признать, подача вышла мощной и очень меткой. На секунду она задумалась - как же поступить дальше? Правила игры явно предполагают ответный бросок той же силы, но с другой стороны, её ещё не считают здесь своей, и состязаться с ней по правилам никто не собирается.
   - Эй, рыжая, ты тормозная, что ли, совсем? - с вызовом спросила светловолосая девушка, делавшая подачу. - Мяч не твой, и не тебе его кидали. Или это непонятно?
   - Никаких проблем, всё ясно, - спокойно ответила та, отходя от стены. Катрин отвела руку, как для мощной подачи и начала движение. Оказавшиеся перед ней ученики шарахнулись в стороны, все сразу поняли, что странная ученица за эту "шалость" сейчас будет выбивать на поражение. В самый последний момент, уже завершая убойный бросок, Катрин повернула ладонь и пальцами подбросила мяч вверх. В результате тот, даже не достигнув потолка, упал в руки одной из школьниц, растерянно оглядевшейся по сторонам и не успевшей убраться из сектора вероятного поражения. - Пожалуйста, возвращаю.
   Как раздражённые и озадаченные ученики поднимаются с пола, ей досмотреть не дали. Сзади её окликнули, по всем традициям холодного приёма - и не подумав называть по имени:
   - Эй, новенькая.
   - Я слушаю. - Катрин обернулась. Голос она распознала верно - звал её Ассид, высокий нептунианец и, как она успела понять, один из неформальных лидеров этого года обучения. "Всё у этих гражданских не как у людей, даже не могут создать чёткую иерархию. Курсанты представляют собой просто невразумительную массу, ни о каких младших командирах речи не идёт, управление внутри подразделение осуществляется случайным образом. Неслыханно, о каких результатах и командном духе тут можно говорить?" - подумала она в очередной раз.
   - Всё-таки, ты ж теперь одна из нас. А раз так вышло - ты должна быть частью коллектива. А это значит - не только команда постоянно что-то делает ради тебя, но и ты изредка должна что-то делать ради всей команды? Ведь так? - у него была странная привычка жестикулировать сразу всеми руками во время разговора. Катрин приходилось уделять внимание, она не могла не думать о собеседнике, как о потенциальной угрозе.
   - Всё верно. Что я должна сделать?
   - О, сущий пустяк, право слово, - он доверительно понизил голос и попытался подхватить девушку под локоть. Однако по взгляду понял, что его могут неправильно понять и против воли приблизить по анатомии к землянам, убрав пару слишком длинных рук. - Ты ведь знаешь, что четвёртым уроком сегодня у нас будет химия? Также, полагаю, тебе неизвестно, что на этом уроке ожидается тестирование. Весьма непростое. Поэтому именно тебе в этот раз поручается добраться до кабинета учителя и скопировать ответы на этот тест. Понятно?
   - Но будет ли это честно? Ведь конечная цель - дать нам навыки, которые пригодятся в полевых условиях. А уход от их изучения может привести к трагическим последствиям, когда они понадобятся для выживания.
   - Ты слишком прямолинейно ко всему относишься, здесь так не принято. - Ассид покачал головой, но сбить его было не так легко. - Ведь часто многие уроки на деле не то, чем они кажутся. Особенно если на первый взгляд они лишены смысла, как вопросы о квазиорганических полимерах. Но в реальности, это проверка скорости и ловкости, способностей к маскировке и оперативным действиям. И что важнее - командной работы. Если подводит один, страдает вся команда, каждый должен быть готов положиться на каждого. Понимаешь меня?
   - Разумеется. Эта логика бесспорна. Время и место операции?
   - Лаборантская за кабинетом триста шестнадцать. У тебя будет ровно пять минут, на перемене перед третьим уроком - мистер Логис крайне педантично относится ко времени ленча.
   - Поняла, можете на меня рассчитывать.
   Коротко кивнув, она направилась в сторону класса, урок должен был вот-вот начаться. Нептунианец остался смотреть ей вслед, заложив нижние руки в карманы брюк, а верхние - сложив на груди. Когда к нему подошла светловолосая любительница бейсбола, он с чувством превосходства произнёс:
   - Вот так, это легче лёгкого. И чего вы столько с ней возились, Ширли? Обычная зубрила.
   - На зубрилу она похожа меньше всего, - ответила светловолосая, подкинув в ладони мяч.
   - Это ерунда. У неё душа ботаника, вот что важно. "Будет ли это честно" - как такое вообще в голову пришло? Теперь дождёмся, когда она полезет к Логису, тут-то ей и конец. Если он поймает человека за попыткой списать, то после этого у него даже нобелевский лауреат по химии выше тройки не получит.
   - Что-то ты стал чересчур самоуверен, Сид. А если её предупредят эти два прихвостня?
   - Ха, всё просчитано. Сейчас Блоб их задержит. На уроке болтать она не станет, не тот человек. А после будет некогда, она сразу рванёт в кабинет, героически спасать весь класс. Святейший наивняк, право слово, неинтересно.
   - А ты не думаешь, что это несколько... чересчур? - она усомнилась. - Она, конечно, задаётся, но будет скандал, и балл ей это снизит капитально...
   - А ты предлагаешь оставить как есть? Может, нам теперь всем танцевать перед этой самоуверенной нахалкой. Если тебе так хочется, давай, вперёд.
   - Сид, не кипятись.
   - Я спокоен. Но правила надо уважать. Ты согласно, что мы во главе этого курса? - Ширли кивнула и он продолжил: - И ты согласна, что мы приложили немало сил, чтобы добиться такого положения? Вот. И ты предлагаешь просто взять и отдать всё ей? Нет? Вот так-то!
  
   На следующей перемене не меньше четверти учеников девятого класса столпились у нескольких окон на четвёртом этаже, напротив лаборантской химии. Некоторые, приготовившись к шоу, запаслись биноклями, несколько учеников из расы Камчи предпочли пользоваться собственными телескопическими глазами. Разумеется, Кьюберт и Двайт быстро узнали о разговоре Ассида и Катрин, потому побежали предъявлять претензии. Первым начал Конрад:
   - Эй, Сид, так дела не делаются. Ты понимаешь, как ты её подставил? Логис настоящий параноик, когда речь заходит о списывании. А я слышал, Кэт и так у Энкарта на заметке, а тут ещё вы ей подкинули неприятностей.
   - А ты чё, защитник её что ли? - вперёд вылез Блоб, но нептунианец остановил его небрежным жестом.
   - Умнее нужно быть. Уважать правила. С первого дня привлекать внимание, подставлять остальных, смотреть на всех сверху вниз... Тут этого не любят, понятно? Такие как вы этого не понимают. Ничего, ей полезно немного остыть, а то у девочки явно началось головокружение от успехов.
   - Сид, время! - быстро произнёс ещё один из его подпевал - спортивный парень, казавшийся старше своих пятнадцати лет.
   Все взгляды сфокусировались на окнах нужного кабинета. Комната выглядела настолько мирно и образцово, хоть сейчас можно снимать на календарь или плакат о жизни школы. На столе мерцает экран монитора с расписанием занятий. Лёгкий сквозняк из приоткрытого окна перебирает лежащие документы. Неяркое зимнее солнце освящает строгую обстановку кабинета - ничего лишнего, стол, несколько стульев, шкафы вдоль стен и дверь кладовой, из общего стиля слегка выделялась лишь большая картина в тёмном углу. Многие ученики на личном опыте знали, сколь обманчиво это спокойствие.
   - Гарольд, как думаешь, ломанётся прямо через дверь? - спросил Ассид у "спортсмена".
   - Ну, а как ещё? Через окно, что ли?
   - Не знаю, ты, в своё время, смог найти лестницу. Правда, тебя это не спасло, - в этот момент погас монитор, остановились видеокамеры в углах кабинета. - Догадалась отключить электричество? Неплохо. Вот только, если бы всё было так просто.
   Вентиляционная решётка на потолке медленно сдвинулась в сторону. Но вместо того, чтобы с лязгом рухнуть вниз - всего лишь повисла на гибком кабеле. Выглянув из шахты, Катрин осторожно осмотрелась по сторонам. Короткие волосы сейчас не были прикрыты беретом, но проблем не создавали, к примеру, Лиле бы пришлось куда труднее. Удовлетворившись проверкой, Катрин вниз головой полетела к полу. От синхронного возгласа вздрогнуло стекло на четвёртом этаже. Сколь бы вредной ни была эта новенькая, такой глупой смерти ей не желали...
   Катрин ухватилась за край стола, остановив падение и зафиксировав стойку на руках. Быстро перевернулась, в нормальное положение, села на краю стола и махнула рукой, заставив листы с ответами слегка разъехаться из ровной стопки.
   - Кто её предупредил?! Что там вообще происходит? - Ассид не верил в происходящее. Девчонка действовала так, словно заранее знала о лазерных лучах над полом, сканере в дверях и множестве других ловушек. Более того, даже отрубив электричество, она действовала осторожно, словно кто-то ей заранее сказал, что некоторые системы имеют автономное питание. Весь проработанный план летел к чертям.
   - Ничего не понимаю, - поддержал его Гарольд. - Если ей никто ничего не сказал, то почему она действует так, будто знает, где могут находиться ловушки. Она что, ожидала их увидеть? Какой нормальный учитель расставляет у себя в классе сигнализацию военного уровня? - Ассид, Моррелл и ещё несколько учеников оглянулись в его сторону. Под их взглядами Гарольд хлопнул себя по лбу, а потом постучал кулаком по голове однозначным жестом "дурак, признаю".
   Тем временем Катрин быстро огляделась и нашла новую цель. Быстро выполнив мостик - несколько человек одобрительно присвистнуло - она сделала кувырок назад, оттолкнулась от подвернувшегося стула и совершила ещё один прыжок. А затем замерла в углу над картиной, упираясь спиной в шкаф, а ногами - в ближайшую стену. Быстро приблизив браслет компьютера к панели, она начала подбирать код.
   - Время поджимает, чего она там возится? - с волнением спросил кто-то из девчонок. - Время-то идёт.
   Видимо, шифр оказался не слишком сложным, вскоре дверца открылась. Споро проверив содержимое на наличие ловушек (ничего не оказалось, похоже, даже паранойя Логиса не заходила так далеко, как её собственная), она начала сканировать страницы уже с настоящими ответами. Время приближалось к четырём с половиной минутам.
   - Ну! Ну, давай, беги оттуда! - за неё уже болело не меньше четверти зрителей, к вящей досаде "ядра" класса.
   Скопировав последнюю страницу, Катрин оттолкнулась от стены, по пути захлопнула сейф и прыгнула в сторону. Времени на отход через дверь или вентиляцию уже не оставалось. Приземление на тот же стул, второй прыжок к столу. Она подхватила одну из толстых книг, бросила перед собой, чтобы распахнуть приоткрытое окно. Мощный рывок со стола, вылет через окно ногами вперёд. В последний момент она схватилась за раму, последовало короткое падение, и ещё секунду повисев на руках ухватившись за подоконник, она упала в занесённый снегом внутренний двор.
   - Скорее, вниз! Может, она себе не свернула шею из-за нашей дурости, - крикнув это один из учеников, низкорослый азиат, стремглав бросился к лестнице.
   Многие последовали следом, почти рядом с ним бежали Двайт и Кьюберт. Зачинщики происшествия не двинулись с места. Глядя на суету, Ширли лишь мрачно усмехнулась, сказав:
   - Ничего ей не сделается. Там куча снега, а рыжей хватило ума падать крестом, а не нырять, так что до асфальта она не закопалась. Тем не менее, Сид, похоже, твоя затея накрылась.
   - Ха, всё идёт по плану, - Ассид успел принять спокойный и равнодушный вид. Произнёс неторопливо и значительно: - Это был первый этап. Сейчас начнётся второй, когда они её откопают и триумфально принесут сюда. Не нужно нервничать, у меня всё просчитано.
  
   - Интересно, и кто бы это мог быть? - спросил вслух Моррелл, открыв дверь класса, где неизвестная отправительница любовного послания назначила ему встречу. Учитывая, что за последние дни он "подкатывал" к пяти или шести девушкам, то автором письма могла оказаться любая из них, это не считая варианта с незнакомой воздыхательницей.
   Комната была пуста, но он не стал расстраиваться по этому поводу, просто усевшись за ближайший стол. Раз уж девушки всегда заставляют себя ждать, то с этим ничего не поделаешь. Минут через десять Он уже начал думать, не решили ли его так бездарно разыграть. Поднявшись на ноги, Джеймс спросил сам у себя:
   - Уроки уже закончились, интересно, появится кто-нибудь или нет?
   - Не можешь дождаться встречи? - равнодушно спросили за спиной.
   - Что за?!.. - он мгновенно обернулся, ведь в классе больше никого просто не могло быть. - А, Катрин, так это ты? Похоже, я не заметил, как ты вошла. - Он слегка занервничал. Новенькая выглядела странно - вся в чёрном и с совершенно непроницаемым выражением лица. Вдобавок всегда растрёпанные волосы сейчас были аккуратно зачёсаны назад. С первого взгляда он её даже не узнал.
   - Так ты не можешь дождаться этой встречи? - повторила она вопрос тем же лишённым эмоций тоном.
   - Ну, да, разумеется. А уж если бы я знал, что меня позвала именно ты, то и вовсе бы был в нетерпении, - справившись с растерянностью, Моррелл пустил в ход одну из своих тактик.
   - Интересно, чем же вызвано столь сильное желание уйти? - не меняя выражения лица, она обошла несколько столов и встала напротив собеседника.
   - Уйти? А что, мы куда-то идём? В записке об этом ничего не было.
   - Твоё назойливое внимание ко всем встречным девушкам явно выражает это желание. Поэтому я была вынуждена появиться здесь. Чтобы тебе помочь.
   - Помочь? В чём? - от её слов он растерялся ещё больше, чем от неожиданного появления.
   - Уйти. - В этот момент в классе погас свет, похоже, отключилось электричество. Хорошо, хоть солнце не успело ещё зайти, и комната всего лишь погрузилась в полумрак.
   - Так всё-таки, куда же?
   - Из жизни.
   Джеймс только и успел, что заметить быстрое движение и отшатнуться в сторону. Где-то рядом свистнул разрезаемый сталью воздух. Опёршись рукой на стол, он посмотрел на Катрин, теперь стоящую совсем близко и держащую в руке неведомо откуда взявшийся нож. На секунду опустив взгляд, он увидел, что рубашка и пиджак на груди разрезаны, а нижняя половина галстука валяется на полу.
   - Эй-эй-эй, стой, погоди! Выбрось нож, ты ж меня поранишь, даже если он ненастоящий!
   - Выбросить? Я не могу. Нож мне нужен, ведь я и хочу, чтобы ты умер.
   Она вновь бросилась вперёд. Моррелл отскочил, выставляя между собой и убийцей ближайшую парту и пытаясь спрятаться за ней. Катрин успела среагировать, высоко подпрыгнув и перелетев через стол и напуганного до полусмерти школьника. На мгновение их лица оказались совсем близко, и Джеймс успел отлично рассмотреть непроницаемое выражение лица и вертикальные кошачьи зрачки напавшей на него девушки. Это стало последней каплей - едва услышав за спиной её почти беззвучное приземление, он прямо с пола понесся к выходу, едва не вышиб дверь и вывалился в коридор, тоже оставшийся без электричества. Обернувшись через плечо, он с ужасом увидел убийцу всего в паре метров от себя, приближающуюся подчёркнуто неспешным шагом и держащую нож на отлёте. Как назло в коридоре больше никого не оказалось, а если броситься к окну, то это будет последним, что он успеет сделать в жизни.
   Усилием воли заставив себя отвернуться, Джеймс вскочил и побежал по коридору. Каждые несколько метров он озирался через плечо и видел одну и ту же картину - Катрин с ножом в руках всего в паре шагов от него, как в кошмарном сне, когда бежишь изо всех сил, но не можешь оторваться от неспешно бредущего чудовища. Если у него ещё не начались галлюцинации от страха, то идущая за ним девушка тихо что-то напевала, до него доносились лишь отдельные слова:
   - ...заберу тебя я с собой, но назад ты уже не вернёшься...
   Сделав последнее невероятное усилие, Моррелл захлопнул у неё перед носом дверь на лестницу, задвинул ржавый засов и понёсся вниз, перескакивая через пять ступеней. Он уже не видел, как Катрин одним движением убрала нож, быстро спрятала в карман контактные линзы и сразу побежала к другой лестнице. Также он не видел, как в коридоре вновь загорелся свет.
   Почти выпав в холл первого этажа, Джеймс замер как вкопанный. Уже у самого выхода к дверям неторопливо шли Кьюберт, Двайт... и Катрин. Новенькая была одета совершенно как обычно, а рыжие волосы опять являют собой форменное недоразумение. Глаза её он с такого расстояния видеть не мог. Обернулся назад, но лестнице была пуста, никто за ним не гнался, и не торопился отправить на тот свет. Моррелл вновь посмотрел на одноклассников - те о чём-то оживлённо спорили. Вернее сказать, спорили в основном парни, Катрин лишь изредка вставляла свои замечания в поток их слов. Пару секунд подумав, он осторожно направился в их сторону.
   - ...обещаю, хорошо повеселимся, будет очень интересно, даже не сомневайся.
   - Да, я приду. - Катрин кивнула. - Но ведь мы можем и завтра это обсудить?
   - Конечно-конечно, как я сам не подумал...
   - Прошу прощения, - Джеймс впервые, наверное, за несколько лет обратился к девушке вежливо и с опаской. - Катрин, мы сегодня с вами уже встречались?
   Двайт и Кьюберт удивлённо переглянулись.
   - Да, разумеется. Сегодня все уроки у нас были общими. Кроме того, перед третьим уроком вы говорили со мной на перемене.
   - Да, разумеется, как же я мог забыть, - он хлопнул себя по лбу и ненатурально рассмеялся. - Простите, а после уроков?
   - После? Нет. Мои одноклассники показывали мне школьную библиотеку на случай подготовки к тестам. Должна заметить, я ожидала меньшего.
   - Да, конечно, библиотека у нас хорошая. Э-э-э...
   - Что-то ещё?
   - Нет, нет, прошу прощения за то, что отвлёк.
   - Хорошо. - Катрин вышла на улицу. Секунду подумав, помахала рукой, так, словно жест для неё внове. - До встречи, Конрад, Фарнсуорт. Увидимся завтра.
   - До встречи. - Они с энтузиазмом замахали в ответ.
   Моррелл так и остался стоять в дверях, пытаясь понять, что же это с ним сейчас произошло.
  
   - Слушай, а она точно придёт? - Кьюберт посмотрел на часы. - Уже почти назначенное время.
   - Придёт. Она ведь обещала. Но если она не появится - виноват будешь ты, - безжалостно сказал Двайт. - Додумался, позвать её на выставку новых антигравов для ховертанков.
   - Но ей явно нравится оружие! Она ведь согласилась.
   - Но она ещё и девушка! Сейчас позвонит и скажет, что у неё внезапно появились дела, вот и вся история.
   - Конрад, Фарнсуорт, - окликнули их. Оба быстро обернулись, звать их по фамилиям могло прийти в голову только Катрин.
   - Отлично, Кэт, а почему ты опаз... Ох! Ну-у-у... э-э-э... А почему ты так выглядишь? - Справившись с удивлением Двайт смог задать вопрос. Кьюберт только кивнул, так и не сумев ничего сказать.
   Они, конечно, советовали ей приодеться, но такого себе и не представляли. Светлый костюм, больше похожий на летний, белая просторная куртка - всё это явно было из накупленного Эми ещё в тот ужасающий и разорительный набег по магазинам. Лишь массивные сапоги без каблука выбивались из общей картины. Но по-настоящему их удивили её волосы, осветлённые до белого цвета и связанные в короткий хвост. Место отлично подходящего ко всему этому ансамблю берета, почему-то, занимала легкомысленная бейсболка.
   - Я не хочу, чтобы меня узнали, - ответила она на заданный вопрос, не понимая столь сильного удивления.
   - Но мы же не делаем ничего аморального? - "К сожалению" - подумал Кьюберт, но вслух, само собой, не сказал. - Это просто прогулка в торговый центр.
   - И тем не менее.
   - Да не приставай ты к ней. Хотя, честно говоря, оранжевый цвет мне нравился больше.
   - Это не проблема. Окрашивание временное, через два часа всё будет, как прежде. Меня интересует другой вопрос: почему военно-техническая презентация проходит в подобном месте?
   - Тут народу больше. Так они привлекают зрителей, - пояснил Кьюберт. - Ладно, до начал ещё час с небольшим, давай пока прогуляемся по округе, тут много интересного.
   Дальше все события полетели очень быстро. Они посмотрели на подготовку к презентации, прошли по нескольким магазинам на разных этажах. Соблазнить Катрин на виртуальные игры спутникам не удалось, но, на их счастье, этот комплекс, и впрямь, был просто громадным. Здесь нашлось место даже для небольшого теннисного корта на последнем этаже, и к предложению провести пару матчей для разминки она отнеслась с куда большим интересом. Правда, здесь было несколько отличий от классических правил, известных ей - силовые поля вместо сетки, игра трое на трое и уменьшенная для большей зрелищности гравитация. Но тем не менее, она смогла проявить свои таланты, и не дать весьма далёким от спорта Кьюберту и Двайту потерпеть унизительное поражение на глазах у зрителей и посетителей торгового центра.
   Дальше планы вновь были вполне обычными: перекусить у "Рыбного Джо", а потом совершить ещё один круг по окрестностям, дожидаясь назначенного времени. За десять минут до открытия они продолжали гулять по последнему этажу. Кьюберт и Двайт начали спорить перед витриной с досками для аэросёрфинга, а потом разговор от спорта перескочил к вчерашнему инциденту с тестами по химии. Катрин внимательно слушала их мнения и советы, кивала обоим, постоянно переводила взгляд с одного одноклассника на другого.
   - ...мой тебе совет - будь осторожней с Ассидом. Даже не с его командой, а с ним самим. - Сказал Кьюберт. - Он очень талантливый, пожалуй, даже чересчур - по оценкам держится среди лучших, но у него ещё хватает времени строить из себя лидера всего курса. А в перспективе, думаю, он может замахнуться и на место в школьном совете. Он не такой уж плохой, но очень, как бы сказать... амбициозный и честолюбивый.
   - Да, раз уж выгрыз себе особое место среди учеников, то он его никому не отдаст, - добавил Двайт. - А ты, едва появившись, уже стала популярна в школе, ну или, по крайней мере - привлекаешь внимание. Вот он и хочет поставить на место внезапно возникшего конкурента. Он, вообще-то, неплохой парень, и действительно делает для курса немало полезного, способен завести всех и объединить для чего-нибудь важного. Но этой "властью" над остальными он не хочет ни с кем делиться. И для этого может придумать что угодно. К тому же, он умный - его развести так же, как нашего "Казанову", будет ой как непросто.
   - Да, когда мы вдвоём начали резко набирать авторитет среди, ну назовём это своими словами, "ботаников" школы, он тоже не мог допустить появления конкурентов. Несколько его планов против нас были весьма изобретательными, но при этом они всегда начинались, как что-то совершенно невинное и обыденное. А мы так и не смогли ему противопоставить ничего равноценного.
   В какой-то момент прямо на середине фразы Катрин просто развернулась и нырнула в толпу, бросив:
   - Извините, у меня возникло дело, составить вам компании я не смогу.
   Сомнений у неё не оставалось. Слежка, минимум четверо в зоне видимости. Возможно и больше, она не была так самоуверенна, чтобы считать свою торопливую оценку идеальной. Оставшиеся за спиной приятели ещё пытались понять - куда же она делась, а Катрин успела преодолеть половину расстояния до намеченного эскалатора. Наблюдатели направились за ней, неожиданный манёвр даже выявил пятого - до того не замеченный агент попытался перекрыть самый простой путь отступления, но она сразу двинулась не по очевидному маршруту. Спускаясь вниз, она увидела, как на нижнем этаже зашевелилось несколько людей и чужих, якобы случайно перемещающихся в сторону эскалатора. Похоже, захват готовили второпях - профессионалы бы двигались в ритме толпы так, что их движение казалось совершенно естественным, и его не уловил бы даже опытный взгляд.
   На середине спуска она спрыгнула вниз, точно выбрав просвет среди толпы людей и прочих существ. Ближайшие посетители отшатнулись, но, в целом, внимания она почти не привлекла. Катрин быстро поправила одежду, повернулась и уверенным шагом направилась в запомнившийся ей магазин под яркой вывеской "Ремонт нельзя закончить, но можно прекратить". Пузатый охранник у входа её появлением не заинтересовался - хороший знак, видимо, противники действуют без привлечения персонала, а может даже, и без ведома службы безопасности комплекса. Это открывало дополнительные возможности.
   Посетителей было немного - два человека рассматривали различный инструмент на прилавках - потому продавец быстро принёс требуемое. Человек этот явно вырос на одной из планет с очень высокой силой тяжести, потому что фигура его лучше всего вписывалась в квадрат - рост чуть больше метра, но и в плечах столько же. Кому другому он бы напомнил классического гнома, но у Катрин возникли ассоциации лишь с её старым инструктором по подрывному делу. Голос у "гнома" был под стать внешности, глубокий порой чуть не переходящий в инфразвук:
   - Вот, как просили, юная леди. Гвозди стандарта Q-17, для инопланетной древесины, - явно встав на скамейку или тумбочку, он поставил на прилавок небольшую тяжёлую коробку.
   - Я могу взглянуть?
   - Да, конечно, - он открыл коробку. Катрин вытащила один из гвоздей, длиной почти с её ладонь. - Титан и сталь, повышенная прочность, идеальная острота. Танковую броню пробьёт, обещаю.
   - Последнее излишне. Однако это мне подходит. И вы могли бы сделать для меня ещё одно одолжение?
   - Да, почему бы и нет?
   - Пожалуйста, вызовите службу безопасности, - Катрин ссыпала гвозди в ладонь и подхватила пустую коробку. - По подозрению в грабеже и нападении на охрану.
   Метко брошенный футляр попал охраннику в голову, тот не успел даже среагировать. Отшатнувшись от стремительного замаха, "гном" потерял равновесие и рухнул со своей скамейки, из-за прилавка донёсся звук, словно уронили мешок с цементом. Не тратя ни секунды, Катрин швырнула гвоздь в телекамеру, до этого невинно жужжавшую в углу. Продавец не соврал, прочность и острота действительно были на высоте - линза разлетелась с первого броска. Катрин приготовила ещё один гвоздь и направилась к выходу. Два других посетителя явно не испытывали желания её останавливать.
   Толпа только начала бурлить - кто-то спешил убраться подальше, кто-то наоборот, хотел поглазеть на происшествие. Раздвигая в стороны и тех и других, к возмутительнице спокойствия поплыл летающий охранный бот. Он только успел поднять манипулятор со встроенной массивной пушкой и начал зачитывать стандартное предупреждение, как Катрин бросила ему в голову гвоздь. После второго броска оптический сенсор не выдержал, в стороны полетели осколки, внутри что-то заискрилось.
   Катрин предусмотрительно нырнула под антиграв бота, едва увидев результат своей атаки. Робот закрутился на месте, запоздало открыл огонь. Из ствола широким потоком ударила струя ядовито-зелёной пены, мгновенно твердеющей на воздухе. Это оружие предназначалось для захвата нарушителей, но сейчас обездвиженными и приклеенными к полу оказались посетители, довольно большая толпа, включая и нескольких охранников. И, как отметила Катрин, не меньше двух её преследователей.
   Вот теперь по этажу начал распространяться хаос. Посетители понеслись во все стороны, сметая тех, кто пытался пробиться ближе. О панике пока речи не шло, но спокойной ситуацию назвал бы только большой оптимист. Сквозь гул толпы и крики попавших под "огонь" донёсся вой сирены. Катрин выбралась из-под антиграва и быстро подхватила с манипулятора робота электронный ключ. Она прямой дорогой направилась к неприметной двери для персонала, пробравшись буквально по головам обездвиженных людей и дальше жестко пробившись сквозь бурлящую толпу. Люди вокруг перемещались хаотично, но Катрин сумела быстро поймать общий ритм и вскоре двигалась без лишних проблем. Она разбила камеру над дверью ещё одним броском, приложила ключ к замку и быстро проскользнула в полутёмный служебный коридор. С третьего удара ей удалось вбить ещё один гвоздь в потёртые кнопки замка, закоротив электронику и заблокировав дверь.
   В быстром темпе двигаясь по пыльному слабоосвещённому коридору, резко контрастирующему с прилизанной чистотой торговых павильонов, Катрин планировала свои дальнейшие действия. Остановилась она только на пару секунд, чтобы изучить закреплённый на стене план эвакуации. Катрин в мыслях поблагодарила нью-йоркский технадзор - схема оказалась чрезвычайно подробной. Через два поворота она, с трудом открыв проржавевшую дверь, оказалась перед старой лестницей и начала спускаться вниз. Она не одолела и половины пролёта, как на площадку между этажами поднялся незнакомый инопланетянин. В другой ситуации жукообразный гуманоид в земном пиджаке смотрелся бы забавно, но сейчас Катрин было не до оценок, она действовала в боевом режиме, сразу бросив гвоздь в новую цель.
   Стремительным движением богомола инопланетянин поймал импровизированный снаряд в полёте, другая лапа метнулась за оружием. Катрин выхватила свой пистолет, на мгновенье раньше, она выстрелила первой. Лазерный луч прошел у неё над головой - инопланетянин дёрнулся от её попадания, а больше шансов она ему не дала, быстро прострелив руки и ноги. Сейчас ей был нужен пленный. Топот и звуки взводимого оружия заставили Катрин броситься в сторону, она перевалилась через перила, прошедшие на уровне её ног автоматные очереди достались упавшему инопланетянину. Ухитрившись не свернуть шею при приземлении, она прыгнула к выходу на следующий этаж, секундой позже очереди прошли по лестнице и дверному косяку. Вероятно, она была нужна живой, но о целости и сохранности никто и не думал заботиться.
   А всего через два поворота она вышла на перекрёсток технических туннелей и столкнулась с отрядом ещё из трёх противников. В обычных условиях это могло закончиться фатально, но неожиданно для обеих сторон между ними оказалось полдесятка рабочих, куда-то тащивших коробки с товаром. От оказавшихся в руках загонщиков парализаторов в этой ситуации не было толку - попав под залп рабочие бы просто застыли и перекрыли сектор огня. Пока они выхватывали более убойное оружие, Катрин успела сместить в сторону начать стрелять мимо гражданских. Двое загонщиков рухнули сразу, а вот третий проявил находчивость - схватил ближайшего человека, совершенно растерявшегося от внезапной перестрелки, и попытался закрыться им, для верности приставив к голове заложника пистолет. Катрин выстрелила, даже не задумываясь - плазменный заряд пробил обоих навылет в районе правого плеча. Противник уронил оружие и выпустил жертву, ещё один выстрел от Катрин, теперь в голову, не заставил себя ждать.
   Спустя ещё несколько минут Катрин добралась до небольшого склада на этаж ниже. Это стоила ранений нескольким рабочим, оказавшимся на её пути - сейчас Катрин действовала не думая, предпочитая сначала бросить гвоздь в возникший за поворотом силуэт, а потом уже разбираться, с кем имеет дело. Никаких признаков погони видно не было, но лишь на первый взгляд. Она поняла, что с самого начала верно оценила стратегию противника. Загонщики действовали стандартно - видимо, сначала они перекрыли все выходы из комплекса, затем второе кольцо окружало её на некотором удалении, не давая сбежать и затеряться внутри огромного здания. После того, как это кольцо замкнулось, и преследователи загнали её в подходящее помещение, к действию начала готовиться группа захвата. Это был её шанс, командир этой группы должен быть достаточно информированным, чтобы знать, как им удалось её вычислить. Если сейчас взять и пойти на прорыв, её просто поймают в следующий раз. Теперь всё зависело от точности расчёта, у неё будет только один шанс; она уже оценила противника, как достаточно опытного и осторожно, и ошибка была бы фатальна. В последний раз окидывая взглядом склад, она вдруг обратила внимание на крепко связанные рулоны плёнки в углу...
   Бойцы ворвались на склад с трёх сторон, прикрывая и страхуя друг друга. Для бродящего по коридорам персонала вся подготовка не выглядела подозрительной - просто стоят работники какой-то курьерской службы по два-три человека, ничего странного, даже если у каждого в руках сумка или портфель. Впрочем, здесь лишних свидетелей и не было, цель специально загоняли в безлюдное место. Командир группы, неприметный человек чуть старше тридцати, отдал приказ двум сопровождавшим его подчинённым, а сам остался ждать. Лишь когда они скрылись из виду, он направился следом, по всем нормативам захват уже должен быть завершен. Одновременно с первым шагом он почувствовал за спиной движение, словно кто-то беззвучно спрыгнул на пол из переплетения труб и кабелей под потолком.
   Он сделал рывок вперёд, избегая возможного удара, одновременно нажал кнопку на ручке кейса, что держал в левой руке, на пол со звоном упали алюминиевые стенки, до того маскировавшие компактный автомат. Он развернулся на месте, перебросил оружие в правую руку, готовясь стрелять от пояса, но жертва, сама ставшая теперь охотником, тоже действовала быстро - девчонка успела догнать его и сходу ударить несколько раз. Удар по ноге заставил его присесть, следующий отбил ствол автомата в сторону, третий командир смог блокировать, но этого она и добивалась - Катрин сразу перехватила оружие, чуть не вывихнув ему руку, и продолжила наступать. Ни один из ударов не был слишком сильным, но она была чересчур стремительна, командир никак не мог перехватить инициативу и навязать бой по своим правилам.
   Лишившись оружия, он попытался мощным ударом остановить Катрин, но она повела себя неожиданно - качнулась в сторону, затем прыгнула к стене, и оттуда, перевернувшись в воздухе, под потолок. Только дёрнув головой вслед за ней, командир заметил, что его шею захлестнул прочный упаковочный шнур, а затем петля начала сжиматься, девчонка явно перекинула верёвку через трубу и повисла на ней всем весом.
   Ему повезло дважды. Во-первых, почти задушив, Катрин приложила его по голове, оставив в живых. Во-вторых, оттащив пленного в ближайший чулан, она обнаружила у него необходимую для полевого допроса химию, что избавило от иных методов получения информации. Впрочем, узнав всё необходимое и избавив "языка" от комбинезона и всего полезного снаряжения, она всё равно поступила по инструкции для военного времени, оставлять врагу столько информации о себе было бы глупо. Теперь задача изменилась, необходимо было прорваться через оцепление, уничтожить все следы своего пребывания здесь и после этого покинуть комплекс. Кроме того, пленный выдал весьма любопытную информацию: оказывается, сюда вот-вот должен прибыть тот самый Виктор Майер, о котором она слышала на космическом базаре, и который, на самом деле, теперь руководит всей операцией по уничтожению следов чёрного проекта Пандион. Включая и памятную засаду в Бронксе.
   Уже через пятнадцать минут Катрин неторопливо шла к воротам служебного ангара на последнем этаже. Она почти не опасалась быть узнанной - добытый комбинезон оказался контактного типа, потому она подогнала его, сделав на пару размеров больше, чем ей требовалось, волосы были спрятаны под большую кепку с эмблемой курьерской службы одного из магазинов. Вдобавок у неё был пакет для доставки, пропуск и ключи от служебного транспорта. Сам курьер без сознания валялся в одной из подсобок, на своё везение, он не успел её разглядеть.
   Первое кольцо окружения удалось преодолеть почти без проблем, хотя в одной из технических шахт она чуть не свернула шею, сорвавшись с заплеснувшей железной лестницы. Сейчас у неё оказалось немного времени, чтобы оценить свои действия. "Из-за одной ошибки приходится устраивать такой хаос и полноценную операцию прикрытия, обрубая "хвосты". Я слишком расслабилась, это задание слишком отличается от прочих, но меня это не оправдывает. Я изменила внешность, но стоило предположить, что в торговом комплексе столь крупного города может оказаться программное обеспечение, осуществляющее проверку по сигнатуре моторики".
   Охрана ангара оказалась посерьёзней, чем в торговом зале - два массивных ED-209 стерегли дверь, время от времени поводя пулемётами по сторонам. Когда Катрин приблизилась к ним, один из роботов навёл оружие и проскрежетал:
   - Предъявите ваш пропуск, иначе вы будете расстреляны через десять секунд, девять...
   - Вот, - Катрин махнула перед ним электронной картой.
   - Пропуск принят, - робот тщетно пытался имитировать радушие, - Добро пожаловать. Проходите внутрь, иначе будете уничтожены через десять...
   - Поняла, иду, - она направилась внутрь, пробормотав: - Тупая курица, ей лишь бы пострелять...
   В массивном гулком ангаре она пошла в сторону целого скопления различной техники, от летающих мотоциклов, до звездолётов среднего тоннажа. Логотип курьерской фирмы, служащей которой она сейчас притворялась, был нанесён на трёх машинах. Но она справедливо решила, что парню лет восемнадцати едва ли доверят тяжёлый грузовик, или скоростной флаер, потому двинулась в сторону потёртого мопеда на антиграве.
   В зале находились не меньше семи агентов корпорации, но пока они её не узнали. Конечно, можно было сразу отходить этим путём, но тогда шансы не оставить следов были бы куда меньше. Потому пришлось добраться до подвала здания и пробиваться в серверную. Изготовленная из собственных запасов и трофейного оружия мина, закреплённая на сервере с видеозаписями, должна была сработать с минуты на минуту. Почувствовать удар не удастся, мощность заряда была совсем не велика, но узнать результаты работы ей было очень важно.
   Мопеды, ховербайки и прочий лёгкий транспорт парковали на внешней открытой площадке, чтобы не мельтешить на пути солидных грузовиков и транспортов. Катрин остановилась у парапета и посмотрела вниз. Этот ангар не был единственным в здании - ниже, через каждые три этажа располагались ещё два таких же. Правда, устроили их не один над другим, а веером вокруг оси здания. Потому Катрин ясно видела, как на площадку ангара ниже опустился солидный аэромобиль, и выбравшегося из него человека сразу якобы невзначай окружает четвёрка телохранителей, не считая рассредоточившихся рядом бойцов охраны. Она не слышала отсюда слов, но по жестам и работе с гарнитурой коммуникатора поняла, что вновь прибывший явно берёт силы корпорации в здании под своё командование.
   У Катрин не было сомнений, что она сейчас видит перед собой человека, виновного в провале её миссии по охране Гринфилда. И уж пользуясь такой возможность, не могла не изучить его внимательней. Рост под два метра, короткие светлые волосы, мрачное лицо с длинным шрамом, свободная одежда прикрывает оружие, но скупые и чёткие движения выдают в нём опытного солдата. Да и командовал он уверенно и быстро, явно имея немалый опыт, хотя на вид ему нельзя было дать больше тридцати пяти. Его куда легче было представить в бункере на передовой за тактической картой или в камуфляже в лесу, нежели в гражданской одежде среди толпы посетителей торгового центра. Катрин мысленно оценивала риски и шансы на успех, если она сейчас попытается его уничтожить. К сожалению, с такого расстояния и из пистолета она едва ли попала бы наверняка, а вот если она сейчас себя выдаст, то от погони уже будет не уйти. Уничтожение этого человека не стоило провала задания.
   По всему зданию зазвенела пожарная тревога, Катрин отвернулась и убрала руку с рукояти пистолета. Затем почти рухнула на мопед, с третьего раза завела его, и, из последних сил держа равновесие, направила его к открытым воротам. Она очень устала, а предстояло ещё избавиться от транспорта и со всеми предосторожностями, отсекающими погоню, добраться домой. Катрин уже не видела, как человек на посадочной площадке остановился и посмотрел вверх, будто почувствовав на виске перекрестье прицела. Но уже через секунду он помотал головой и продолжил движение. Требовалось как можно быстрее разобраться с последней проблемой в этом деле, прежде чем корпорации можно будет вновь перевести проект в обычный режим и не тратить уйму ресурсов на лишние меры безопасности.
  
   - Значит, удалось уйти чисто? - спросила Лила подчёркнуто равнодушно.
   - Так точно, преследования не обнаружено. Все доступные мне способы проверки показали, что слежки за мной не было.
   К тому времени, как Катрин удалось добраться до дома, Фрай и Лила уже были здесь. Когда она появилась, едва держась на ногах, супруги переполошились, но Лила быстро перевела ситуацию в нужное русло - велела кратко изложить ситуацию и прикрикнула на Фрая, велев повременить с заботой. С одной стороны, такая манера помогла Катрин быстро собраться и по-военному чётко пересказать происшествие. А с другой, Лиле было неудобно за своей первый слишком эмоциональный порыв, и она пыталась скрыть лишние эмоции. Сейчас она стыдилась уже этой холодности, но решила сохранить выбранную ранее интонацию:
   - Повтори, как они смогли тебя вычислить, и смогут ли вновь?
   - Это моя ошибка. - Признала Катрин тихо. Пусть она и не потеряла столько сил, как при самой первой их встрече, но всё равно выглядела бледной и очень уставшей. Она говорила негромко, словно в любой момент способна заснуть в кресле посреди разговора. В руках девочка крепко держала кружку с горячим чаем - путая следы, ей изрядно пришлось пробежаться по морозу. С точки зрения Фрая, сейчас она как никогда напоминала самого обычного ребёнка, уставшего и замёрзшего, но сказать Лиле, что он думает о её бесчувственности, можно будет и позже. - Я не предполагала, что программное обеспечение такого уровня может оказаться в простом торговом центре. В современных условиях - внешность можно изменить слишком легко, потому передовые службы предпочитают вести поиск по сигнатурам. То есть - набору характерных параметров, таких, как походка или манера двигаться в боевой обстановке. Там тоже была подобная система, и, подключившись к ней, "Пандион" добавили к картам преступников и террористов также набор моих параметров. В обычных условиях это не сработало бы - я контролировала свои движения в толпе. Но во время теннисного матча наша команда оказалась в затруднительной ситуации, чтобы избежать проигрыша мне пришлось действовать на боевой скорости, вероятно, тогда в "Пандион" и ушел сигнал обо мне, вместе со списком основных примет.
   - Я мало что понял, но если они тебя нашли как-то хитро, а не просто по видеозаписи - то зачем тебе было лезть ещё и в подвал и подрывать сервер, на котором они хранятся? - задал Фрай резонный вопрос.
   - По записям они бы получили куда более точное изображение. И кроме того, я бы подставила Фарнсуорта и Конрада, а также всех остальных. Потому что обязательно бы проверили тех, с кем я пришла, и все их связи. На третьем шаге бы вышли на Гринфилда, а на четвёртом - на меня.
   - А ты уверена в этом? - после её кивка Лила пояснила: - Я хочу сказать, дети с подобной подготовкой - нечастое явление. А если "Пандион" влиятельная корпорация, то они наверняка знают о твоей организации. То есть, могли получить у них и детали твоего задания, и информацию о тебе.
   - Совершенно исключено. У нашей организации есть несколько правил, на исполнении которых и держится её авторитет. - Ответила она даже с какой-то скрытой гордостью. - Мы не выдаём никакой информации о клиентах. Мы не выдаём никакой информации о сотрудниках. Взявшись за работу мы выполняем её вне зависимости от того, сколько средств и людей придётся потратить, если ситуация ухудшится. Сотрудник исполняет своё задание до полного завершения, или своей смерти.
   - То есть, необходимость работать без подкреплений - это всего лишь рекламный ход? Какая чушь! - возмутилась Лила. - Из-за этих дурацких правил ты обязана сражаться в одиночку, когда могла бы выйти на контакт со своими.
   - Эти правила обязательны для меня. Тут я ничего не могу поделать. Кроме того, они показали свою эффективность, как в достижении целей, так и в привлечении новых контрактов. - Когда Лила только покачала головой, не соглашаясь с её мнением, Катрин продолжила: - Отдельно замечу, что выбор не столь очевиден. Помимо нашей организации заметно снижен приёмный возраст у рейнджерской структуры "Часовые", кроме того, у антитеррористической организации "Мифрил", а также ряда менее значимых, вроде одного специального института. Хотя в данных случаях, это скорее исключение, чем правило, тем не менее - мою принадлежность определить не так легко.
   - А что ты дальше будешь делать? - спросил Фрай просто. - Запрешься дома, чтобы не попасть ни под одну из камер, или продолжишь вести себя по-старому?
   - Если я сейчас резко изменю стиль поведения и затаюсь - я попаду под подозрение. Теперь я твёрдо уверена, что меня будут искать и с помощью статистических методов, а значит, любое отклонение в статистике от "легенды" будет работать против меня. Я буду вести себя как обычно.
   - Но если тебя смогут засечь вновь? - спросила Лила. - Во второй раз ты можешь не успеть сбежать?
   - Я удвою осторожность. Буду контролировать каждое своё движение. Сведу к минимуму использование боевых способностей.
   - А ты не могла бы, так сказать, включить мирный режим? Забыть про боевые навыки и притворяться простым мирным человеком, далёким от войны?
   - Подобное возможно, для этого и нужен самоконтроль. Я могу притворяться, но за исключением одной ситуации. В случае нападения на командира, не подозревающего об опасности, предусмотрена взрывная реакция, вне зависимости от обстановки. Это рефлекс, с ним я ничего не могу поделать. Наши инструкторы клиентам это упоминают так: "если сознательно допускаете подобную ситуации, придерживайте её, чтобы не бросилась".
   - Слушай, но ты же не собака. Ты человек, который отвечает за свои действия.
   - Так точно. Я контролирую себя, но подобные экстренные рефлексы крайне важны для выживания группы в бою.
   - А может, тебе просто расслабиться? - предложил Фрай. - Веди себя естественно, не будь такой напряженной. Веди себя, как обычный человек.
   Катрин несколько секунд смотрела на него, её лицо выражало непривычную растерянность и попытки осознать приказ. Она уже открыла рот, чтобы ответить, но тут Лила просто дала мужу подзатыльник и произнесла:
   - Кэт, не обращай внимания. Он сам не понял, что сказал. - Она повернулась к Фраю. - Ты что, совсем дурак? Или ещё не понял, что для неё естественным и нормальным как раз является поведение солдата на минном поле под вражеским огнём. И именно в случае если она слишком расслабиться и утратит контроль, то это поведение начинает выпирать и вызывать подозрения. Поэтому ей приходится прилагать много сил, чтобы казаться нормальным, с нашей точки зрения, человеком. Я сама хочу, чтобы она воспринимала всё происходящее как мирную жизнь, а не новое задание, но ничего не могу поделать.
   - Прошу прощения? - Катрин попыталась уточнить. Фрай ответить ей не мог, всё ещё пребывая в нокдауне - рука у Лилы была тяжелая.
   - А, нет, ничего, не бери в голову. Значит, планы по мирной жизни пока неизменны? Школа, прогулки с друзьями для поддержания образа обычного подростка?
   - Так точно. То есть, да, это так. Я предполагаю, что готовится некий ритуал моего окончательно приёма в подразделение... в коллектив. Меня пригласили завтра отпраздновать успехи в школе, но думаю, это только повод.
  
   Из дверей дискотеки на свежий морозный воздух вывалилась небольшая группа подростков. Точнее, вывалилась примерно половина, остальные их поддерживали, давая время прийти в себя. Растянувшаяся компания направилась дальше по улице, постепенно удаляясь от оживлённых кварталов. В арьергарде меланхолично шагала Катрин, обеспечивая опору Кьюберту и Двайту. Впереди двигались Гарольд и Ассид, таща на себе приятелей: двух человек и сигноида. Убедившись, что Кэт их не услышит, человек спросил нептунианца:
   - Эй, Сид, а ты уверен, что это было хорошей идеей, в качестве "признания заслуг" взять её с собой развлекаться? Ладно бы только её, ещё и эти двое увязались. Да и эта история с Джеймсом - сдаётся, она тут тоже замешана.
   - Она отказывалась идти без них. Да не волнуйся, они делу не помеха, всё идет, как задумано. Даже слишком точно, я просто удивляюсь. А Джеймс... - Ассид презрительно хмыкнул, - ему явно следовало или меньше ужастиков на ночь смотреть, или разбавлять то, чем он тогда закинулся. Или и то, и другое.
   - Не знаю. Напоить её не удалось ни под каким предлогом, танцевать она тоже не пошла, да и к музыке была совершенно равнодушна. План трещит по швам.
   - План идёт просто идеально, - Ассид был спокоен и беззаботен. - Этот манёвр был направлен на группу поддержки - я с самого начала предполагал, что такую тихоню на алкоголь не уломать. Смотри и учись - мы подходим к третьей стадии, а за ней последует четвёртая, решающая. Она нам весь год будет тапочки в зубах приносить, - он заговорил громко: Что ж, хватит развлекаться просто так, думаю, пришло время для небольшой тактической игры.
   - Тактической игры? - переспросила Катрин.
   - Да, для тренировки внимательности, скрытности и ориентирования на незнакомой местности. Кроме того, там высоко ценится умение бесшумно передвигаться, выжидать в засаде и использовать преимущества местности.
   - Это может быть полезно. Я бы хотела принять участие.
   Гарольд только хмыкнул. Похоже, наживка проглочена с крючком и леской, расчёт оказался верен.
   - Отлично, вперёд. Тут недалеко наш... полигон.
   - Ну ты, прям, супермозг... - пробормотал Гарольд
  
   Секундная стрелка часов плавно и методично отмеряла пятую минуту одиннадцатого. Столь же размеренно Фрай и Лила нарезала один круг за другим по центру комнаты. Словно две голодные акулы кружили вокруг стола, ни на секунду не останавливаясь и не сбиваясь с темпа. Это продолжалось уже некоторое время, и в итоге тишину нарушил Фрай:
   - Она точно тебе звонила?
   - Слушай, а думаешь, есть ещё один ребёнок, знающий мой номер и начинающий разговор фразой "Линия безопасна, прослушивания нет"? Конечно она.
   - И что она сказала?
   - Я тебе в седьмой раз повторяю - что она гуляет с друзьями из школы. Ну, если перевести её жаргон на нормальный язык.
   Ещё два круга в тишине.
   - Во сколько же должен приходить домой нормальный подросток пятнадцати лет?
   - Да мне-то откуда знать, а? Я в приюте выросла, я понятия не имею о таких вещах. Тебе должно быть видней.
   - Моим родителям на меня всегда было наплевать - когда я возвращаюсь и в каком состоянии. Они это никогда не контролировали.
   Оба вздохнули в унисон, пробормотав сквозь зубы:
   - Чёрт...
   Кружение возобновилось, столь же равномерное и гармоничное.
  
   Воскресным утром вся семья Фрай собралась в пустом зале совещаний "Планет Экспресс". Даже начальство столь безумной фирмы признавало право своих сотрудников на выходные, потому сейчас в здании никого не было, лишь из лаборатории доносились какие-то приглушенные вопли, порой сменяющиеся чем-то вроде "Р'льех вгах'нагл".
   Подготовка к исследовательскому рейду шла своим чередом, и сейчас Лила решила воспользоваться большим экраном конференц-зала, чтобы прочитать лекцию об их месте назначения. Несмотря на то, что все они вчера легли спать почти в полночь, сегодня выглядели совершенно по-разному. Катрин была бодра и привычно собрана, Фрай наоборот - дрожал с недосыпу и добивал вторую чашку кофе, в перерывах душераздирающе зевая. Состояние Лилы было компромиссным между этими крайностями - от вида серого неба и пурги за окном клонило в сон, но она стойко держалась.
   - Итак, приступим, время у нас есть. Кстати, Кэт, хорошо вчера повеселились?
   Лила прибегла к нечестному приёму. Вечером они с Фраем несколько раз переругались на предмет "что мы с ней сделаем, когда вернётся?" Он предлагал оставить всё без расспросов, говоря, что если захочет, то сама расскажет. Лила, в свою очередь, предлагала устроить полный допрос с проверкой алиби и показаний. В итоге ценой нечеловеческих усилий Фрай отстоял свою правоту. Но то, что он победил, ещё не означало для Лилы, что она проиграла.
   - Спасибо, хорошо, насколько я понимаю. Хотя, под термином "веселиться" знакомые мне люди обычно подразумевали нечто более масштабное. К примеру, гонки на танках по саванне или охоту на черепах с рельсовой винтовкой. Но это к делу не относится. Как и предполагалось, они запланировали ритуал моего приёма в свои ряды, как полноправной участницы группы. Правда, я ожидала большего.
   - Да, почему же?
   - В большинстве подразделений есть некие ритуалы для признания новичков. Они весьма разнообразны, но почти все довольно жестоки. Здесь же всё обошлось одной тактической игрой. Как они это назвали - "прятки"?
   - Прятки?
   - Да. Думаю, в случае проигрыша я бы вступила в коллектив на их условиях, на самую низшую ступень. Но, даже несмотря на их попытки обойти правила, я не проиграла...
   - Лила! - Фрай наконец сконцентрировался на беседе и понял, о чём идёт речь. - Мы же договорились! А ты меня обманула.
   - Тише, не нервничай. Как видишь, ничего страшного не произошло. Итак, что было дальше?
   Фрай только покачал головой, но ничего не сказал, подумав про себя: "Опять всё в детство упирается. Я, всё же, рос в обычной семье, у меня были секреты, которые не стоит знать родителям. Это нормально. А вот Лила росла без родных, ей наверняка всегда хотелось, чтобы был кто-то, кто интересуется её делами и волнуется за неё. Вот и результат, опять мы спорим..."
   - Драка. Нет, не с ними. Место выбрали достаточно уединённое, потому ничего удивительного, что там в такое время оказалась банда. Сначала я приняла сторону бандитов, а после того, как на одноклассников было произведено должное впечатление - вступила в бой. К счастью, камер наблюдения там не было, меня не засекли.
   - Надеюсь, ты никого не убила?
   - Никак нет, среди наших никто не пострадал, среди бандитов ранения лёгкой и средней тяжести, но никакой угрозы жизни.
   - Но зачем ты так поступила? - это спросил уж Фрай.
   - Это был удачный случай. Сначала я напугала своих одноклассников, а после - спасла. Второе куда важнее, так что, в коллектив я войду на своих условиях, а они могут стать достаточно близкими товарищами. Это поможет мне адаптироваться.
   - Ладно, что-то мы заболтались. Хотя, Фил, ты был прав, может мне и не стоило всего этого знать. Тем не менее, приступим к лекции о планете Шевир, нашей следующей цели.
   Сейчас она очень старалась, прикладывая все усилия, чтобы одновременно сойти и за сурового тактического командира и за заботливую мать, разговаривающую с несмышленым сыном.
   - Как я уже говорила, Шевир, это, по сути, это космическая деревня. Граница проходит в десятке парсек отсюда, поэтому, гарнизон там не держали. Но и торговых маршрутов нет, ни наших, ни чужих. В общем, тихо колупаются на планете, чего-то добывают, туристов возят к себе, охотников разных. Самым современным объектом на территории планеты была исследовательская биостанция на окраинах города Янтарного - столицы планеты.
   Фрай отставил в сторону опустевшую чашку, словно в школе поднял руку и сказал:
   - Но на карте нет такого города. Их там всего-то два.
   - Верно замечено. Но раньше их было три, - Лила приблизила на экране участок карты, демонстрирующий излучину полноводной реки. - Янтарный раньше находился здесь. Сейчас весь этот район обозначен как "закрытая территория" и оцеплен военными. Около двух лет назад начались первые возмущения, недовольство правительством планеты и города, выступление против существующего положения вещей, - рядом с картой возникло несколько снимков пикетов и столкновений демонстрантов с местными шерифами. - В итоге, шесть месяцев назад всё это вылилось в полномасштабную гражданскую войну. Когда там начался бунт, это даже никого не удивило. Ведь в любом фильме о космосе колонизация обязательно заканчивается бунтом. В этом есть своя романтика. Но романтика бывает только в кино, в реальности самая справедливая революция перерастает в кровопролитную резню, которой уже всё равно, кто на её пути... - Она явно увлеклась, вероятно, цитируя какой-то фильм. Остановилась, возвращаясь к теме: - Два других города изо всех сил держали нейтралитет, а ДАП тянуло с вмешательством, ведь их методы подавления восстаний обычно сводятся к уничтожению всех участников.
   Она сделала точно рассчитанную паузу. Лила сталась следить за своей речью и вести брифинг подобно опытному лектору. "В конце концов, я ведь не буду всю жизнь читать стандартное "Прилетаем, доставляем, улетаем" для нескольких оболтусов", - подумала она, дожидаясь реакции Катрин на задержку. Та не заставила себя ждать:
   - Значит, нашей целью будет биостанция "Пандион", разрушенная в ходе гражданской войны?
   - Нет, всё гораздо сложнее. Корпорация исследовала местных животных. Они же первые обнаружили странности в поведении некоторых из них. Увеличилась агрессивность, начались нападения на людей, по непроверенным слухам, были даже замечены мутации. И чем дальше - тем хуже шли дела. Были серьёзные опасения, что эта аномалия распространится на весь материк, именно поэтому жители двух других городов обратились к военным. - Она выделила на карте область вокруг Янтарного. - Те огородили территорию размером с небольшой штат, никого не выпуская. Предполагалось, что у сторон, в конце концов, закончатся бойцы, война прекратится, и можно будет приступить к отстрелу животных. - Она замолчала, выводя несколько новых снимков. - Ничего не вышло. Достоверных причин никто не знает, то ли стороны решили дать генеральное сражение, то ли животные совсем с цепи сорвались, однако известен итог. В трёхдневном сражении все, кто жил в городе, были убиты. Дольше всех продержались "Пандион", но и их оборона была прорвана. Две попытки корпорации эвакуировать сотрудников успехом не увенчались. А после того, как из города перестали поступать какие-либо сигналы, зону на полгода закрыли для любых посещений.
   - Что известно об обороне сектора?
   - Не так много, как хотелось бы. Выставлено оцепление, воздух контролирует ПВО. Впрочем, орбитальной группировки нет, прикрыта только атмосфера. Орбита планеты пересекает множество метеорных потоков, потому там проблемы с размещением спутников. Но воздух перекрыт надежно - они сбили немало мародёров и фанатов теории заговора, которые пытались прорваться в сектор.
   - О, а вы уже здесь?! - восхищенно воскликнул Фарнсуорт, входя в зал. Лила мгновенно выключила экран, обернулась к нему, чтобы спросить:
   - Профессор, а что вы здесь делаете, сегодня же выходной? А ваш сериал начнётся только в шесть вечера. 24 578 серия об интригах среди студентов и профессоров университета Святой Варвары, вы это смотрите, не так ли?
   - Да какие там варвары, вандалы и гунны? У нас сейчас совещание, а ты уже готовишь доклад за меня. Выслужиться хочешь, Эми? Ну, это ты зря - я бессердечен, мягок, жесток и сентиментален - твои уловки не пройдут.
   - Дядюшка опять в маразме, - прокомментировал Фрай этот пассаж. - Погодите, какое ещё совещание?
   - Что ж, у меня сегодня, как всегда, хорошие новости. Дружба и долг дело хорошее, но, тем не менее, вы должны зарабатывать для меня деньги. Потому сегодня снова в рейс, для чего я и собрал вас здесь.
   Остальные сотрудники, вошедшие вслед за ним и теперь занимавшие места у стола, вздохнули. Лишь Фрай и Лила быстро переглянулись, явно обрадованные открывшейся перспективой. Нежданный отпуск закончился, пора впрягать вновь. Никто не ожидал, что профессор позволит им бездельничать сколько угодно, но ещё бы подольше, хоть чуть-чуть подольше...
   - Я полечу с ними, - заявила Катрин, вставшая между кресел Фрая и Лилы.
   - О, само собой. Потому я тебя и вызвал. Потому и задание взял повышенной опасности. Ну да это мелочи. Стоп.
   - Что ещё? - недовольно поинтересовалась Лила. Они с Фраем казались расстроенными приказом о совместном рейсе.
   - Не так сели. Раз Катрин теперь значимый участник команды, значит, ей положено место за столом. То есть, сейчас мне придётся решить, кто здесь самое слабое звено?
   Под хныканье отправленного в угол ангара Зойдберга и торопливые перешептывания Лилы с Фраем Фарнсуорт начал свою речь:
   - Итак, звёздная система Мицар была разведана не исторически оправдавшим себя военным патрулём, а группой выскочек из Академии наук. Которые осмеливаются называть себя настоящими учёными, не создав в жизни ни одного устройства безумного разрушения...
  
  
  
   Глава 8.
  
   Космодромов на этой планете никогда не существовало, потому сажать корабль пришлось на ближайшую удобную поляну в лесу. Даже явившись на мостик в самый последний момент, Лила смогла превратить топорный стандартный манёвр автопилота в изящное приземление. Однако до деревни им предстояло теперь добираться своим ходом. А в этой части планеты солнце уже клонилось к закату.
   Бендер вышел первым, на середине трапа он остановился и с чувством потянулся, удлинив руки раза в полтора.
   - Эх, неужто прибыли? Край галактики, чтоб его, дикая глушь. Не удивлюсь, если на этой планете не найдешь ни единой розетки.
   - Да будет тебе ворчать, - идущий следом Фрай хлопнул его по плечу. - Зато, какой тут воздух - просто опьяняет, на Земле такого нет. Ты только вдохни... А, да, мой просчёт. Тогда поверь на слово. Да и вообще, оглянись кругом - такая природа, такой лес, такой закат, дома уже не встретишь подобного, обязательно или деревья с радиоуправлением, или в воздухе больше хлора, чем, ну, собственно воздуха. Хотя, на Землю, конечно, всё это похоже.
   - Кому какое дело до вашего процесса поглощения газов? А вот электромагнитное поле тут просто закачаешься, - робот мелко затрясся. - У-ух, хорошо пробирает.
   - Ты что, решил набраться прямо сразу? Ты на работе, ёлки-палки. Я не знаю, шапку прорезиненную на антенну надень.
   - Ага, разбежался, - Бендер потянулся вновь, явно не собираясь двигаться с места. - Я вообще уже давно ни капли алкоголя не видел, спасибо кое-чьей надоедливой девчонке. Так что - мне на всё плевать, имею право!
   - Да ну тебя, - не став спорить, Фрай бодро спрыгнул в высокую траву с середины трапа. - Лил, ты идешь?
   - Здесь я. Нужно было немного привести себя в порядок. Я ведь не могу появиться перед аборигенами растрёпанной, - видя, что Бендер наслаждается местным магнетизмом и не думает убираться с дороги, Лила просто съехала вниз по перилам, словно школьница. - А и впрямь, место замечательное. Вот-вот у выросшего на городском смоге организма начнётся аллергия. На кислород и запах леса.
   Посмотреть действительно было на что. Заходящее солнце золотило высокую сочную траву и отражалось в броне корабля, разбрасываю вокруг яркие зеленоватые блики. Но под деревьями уже начали собираться первые тени, под кронами царили сумерки, тут и там рассечённые тускнеющими лучами, пробившимися сквозь листву. Тихий тёплый ветер доносил свежие ароматы хвои, цветов и трав, с которыми контрастировали резкие запахи остывающей брони и ракетного топлива. Сквозь слабый шелест крон доносился громкий стрёкот - знакомый, но почти забытый.
   - Дорогая, что это за звук? Что-то он мне напоминает.
   - Будь мы на Земле... Я бы предположила, что это поют цикады. Летний вечер, самое время. Хотя, я могу ошибаться - на Земле их почти не осталось.
   - Эй, Бендер, ты же смотрел отчёты о планете? Есть тут цикады, или это какой-нибудь энт-людоед самок подзывает?
   - Отчёты, кусок мяса? Ой, ну разумеется, я весь полёт штудировал эти отчёты, раз за разом, все эти мегабайты бесполезной информации. Конечно, если вы отправили бедного ребёнка дежурить за пушкой и разносить в клочья пролетающих пиратов, а старого друга - протирать свой железный зад на мостике. Пока вы в это время...
   -Кхм!
   - Поднимаете себе настроение. Я и погляжу - веселье так и прёт. Да, конечно, в таких обстоятельствах я отдавал всего себя подготовке к заданию. Фрай, ты идиот? Само собой, мы с автопилотом всю дорогу рубились в "очко" на порнофайлы, забив на эту ерунду.
   Супруги переглянулись. Конечно, глупо было ожидать от Бендера иного, но надежда умирает последней. Лила легкомысленно произнесла:
   - Ничего, не в первый раз. В конце концов, у нас был брифинг перед заданием. Этого вполне достаточно.
   - Если бы вы на нём слушали, а не глазки друг другу строили, и не измышляли коварный план, как сделать, чтобы вам никто не мешал развлекаться - тогда да, этого бы хватило.
   - Слушай, Бендер, что на тебя нашло? - Фраю надоели эти обвинения. - В конце концов, ты сидел на вахте не за "спасибо", а за честные доллары. И чтение всей этой научной чуши о планете тоже оплачивалось, если я не ошибаюсь?
   Вместо ответа Бендер, в конце концов, спустился с трапа и неожиданно сменил тему разговора:
   - И кстати говоря, где этот вечный источник проблем? Или вы оставили её на цепи, корабль стеречь?
   - Да, в самом деле... - Лила начала озираться по сторонам. - Фрай, а ты снял её с поста на турели?
   - Первым же делом, ещё до посадки. И велел готовиться к приземлению, - он тоже начал крутить головой. - Кэт, ты где?! Мы только тебя и ждем!
   - Я схожу за ней, - Лила направилась к трапу. В этот момент её коммуникатор щелкнул и переключился в режим радиосвязи, выдав слегка изменённый голос Катрин:
   - Зона высадки под контролем, противника не обнаружено. Группа может выдвигаться. Рекомендуется взять быстрый темп, чтобы достичь населённого пункта до наступления темноты.
   - Кэт, ты где, всё ещё на корабле? - Фрай повернулся в сторону рубки и прикрыл глаза ладонью от яркого солнца, отразившегося в бронестекле.
   - Ответ отрицательный. Я высадилось самой первой и провела разведку местности на предмет возможных угроз. В округе тихо, никого обнаружить мне не удалось.
   - Кэт, к чему эти прятки? Выходи, нам надо спешить, - позвала Лила, обернувшись к лесу.
   - Этот приказ нецелесообразен. Я буду обеспечивать вашу безопасность в качестве головного дозора, двигаясь впереди группы. Если сейчас за нами наблюдают, моё присутствие будет установлено.
   Фрай и Лила одновременно вздохнули и обменялись красноречивыми взглядами:
   "Опять её унесло в паранойю о безопасности".
   "Похоже, так, давай быстрей разберёмся с этим, мы и без того спешим".
   - Кэт, но ты сама сказала, что здесь никого не обнаружено, - Лила решила соглашаться с ней. - А если за нами наблюдают издалека - тебя обнаружили ещё во время высадки.
   - А ещё - если мы тебя не видим, ты, наверное, прикинулась каким-нибудь, ну я не знаю, саксаулом, - добавил Фрай, оглядывая опушку леса. - А если так, мы ведь тебя можем и за врага принять, когда мимо такое дерево пробежит. - Он заслужил одобрительный взгляд жены, ей самой это в голову не пришло. Лила даже не стала его поправлять.
   - Это логично, - через секунду донеслось по рации, а затем раздался негромкий оклик уже обычным голосом: - Я здесь!
   На краю леса тень одного из деревьев шевельнулась, стала выше, и когда она попала в полосу света, то их взорам предстала Катрин в камуфляжном комбинезоне и с автоматом в руках. Слова Фрая теперь казались ещё более разумными - в таком виде они бы её сразу и не узнали. Лила подумала, что девушка выглядит здесь необычно, и даже противоречиво. С одной стороны, маскировка и впрямь была хороша, если бы она сама не вышла на свет, остальные бы в жизни её не обнаружили. Но с другой - со своим оружием в мирном летнем лесу этой планеты она казалась чем-то чуждым и посторонним, даже больше, чем все остальные.
   Разумеется, это нельзя было оставить без внимания:
   - Кэт, ради всего святого, почему ты так выглядишь? И ведешь себя как на войне, почему?
   - Согласно единому каталогу, данная планета, Мицар-три, или иначе Спарк, имеет категорию опасности Д-4. Об этом говорилось на брифинге перед заданием. Мои действия нормальны для данного уровня угрозы.
   - Так, куски мяса, я на такое согласия не давал. Пограбить наивных аборигенов с примитивного мира, выменять пару тонн золота на бусы - это всегда пожалуйста. Но прорубаться сквозь орды агрессивных тварей, или плыть по пояс в реке из кислоты - не моё. Чао, неудачники! - Бендер направился к кораблю.
   - А ну стоять! - Лила перехватила его по пути. - Ладно, с опасностью мы разберёмся по мере возникновения - сейчас уже нет времени рыться в записях. Кэт, у меня вопрос из другой оперы: откуда у тебя это оружие и снаряжение? Такое из подручных средств не соберешь.
   - Да, вы правы. Но узнав о том, что я вхожу в штат команды, я решила, что моей обычной экипировки будет недостаточно. Потому я получила у интенданта дополнительное оборудование.
   - Ин-в-тень-да-та? - пробормотал Фрай по слогам. - Не знаю, чего это значит, но что-то получить у нас в компании можно только у Гермеса.
   - Именно так, речь о мистере Конраде.
   - Но я у него не смог даже новый фонарик выпросить. Он потребовал заполнить форму Цэ-60-бик в трёх экземплярах. А там только вопрос про пол встречается двести семнадцать раз!
   - Да, стандартный протокол оформления заявок. Работа с ним занимает не так много времени, это не расширенная форма на тяжёлое вооружение Т7-дк...
   - Ясно, но я надеюсь, тебя не вычислят по этому заказу? - спросила Лила, поняв, что после армии к бюрократическим измывательствам их подопечная столь же устойчива, как и к готовке Бендера. - И мне очень интересно, что же сказал Гермес, когда получил эту заявку?
   - Он сказал "да ты с ума сошла, они же специально существуют, чтобы вас отвадить!" и забрал бланки. А подозрений возникнуть не должно, заказ прошел как на стандартное оборудование для компании - униформа для вас, и охотничье оружие для кока. Чтобы обеспечивать добычу провианта в походных условиях.
   - Охотничье оружие? Скорострельный лазерный автомат? С подствольным гранатомётом? - Лила не могла в это поверить.
   - Рейнджерская модель, для миров фронтира. Скажем, на планете Луг кумулятивные боеголовки считаются боеприпасом только на мелкую дичь.
   - Всё понятно, - Лила только вздохнула. - Но почему ты спряталась в лесу, а не дождалась нас?
   - Я уже говорила, в существующих условиях мне будет лучше выступать в качестве авангарда, двигаясь отдельно от основной группы.
   - Ладно, пошли.
   - Есть.
   Почти мгновенно Катрин исчезла среди теней, растворившись в лесу, будто её и не было. Немного подождав, Лила выбрала направление на деревню аборигенов и повела остальных за собой по едва различимой тропинке между деревьями. Уже остановившись на границе тени и света, Фрай спросил, ни к кому не обращаясь:
   - Интересно, почему цикады стрекочут так громко? Может, они хотят о чём-то нас предупредить?
   - Фил, ты ещё не проснулся, что ли? Хватит философствовать, идём.
   Казалось, этот вечер, приятно тёплый и тихий после буранов в Новом Нью-Йорке, будет длиться вечно. Широкая тропа сама ложилась под ноги, дорогу сквозь деревья ярко освещало солнце, пение птиц и цикад просто очаровывало, а от густого аромата леса кружилась голова. Порой среди деревьев на мгновение мелькал знакомый силуэт, напоминая, что их надёжно охраняют, и беспокоиться тут совершенно не о чем, особенно среди этого дружелюбного леса.
   Чтобы идти было не скучно, Фрай начал вспоминать анекдоты из своего времени. Многие из них были настолько старыми, что звучали в тридцать первом веке, словно только что придуманные. Другие были известны, несмотря на разницу в тысячу лет. Лила смеялась над всем - сегодня даже старые байки удавались Фраю особенно хорошо. Неожиданно в их разговор влез Бендер, самодовольно заявивший, что настоящие анекдоты рассказывают только роботы и о роботах, и начал одну за другой травить истории из цикла о лейтенанте Ржавом, Юнит СШ56. Лила прерывала его на первой же фразе словами "такой разврат, ну не при детях же!" Моральный облик Катрин был спасён, но тот факт, что Лила, похоже, знает все фривольные анекдоты про Юнит СШ56 наизусть заставлял задуматься. В общем, было весело.
   - Эх, прямо как в детстве, когда мы в школе ходили в поход. Правда этот лес не идёт ни в какое сравнение с тем, где были мы. - Он подпрыгнул на ходу, сорвал с ветки местную шишку. - Что называется, никакого бензина в воздухе. Слушай, Лил, здесь сила тяжести, что ли, меньше? Такая лёгкость при прыжке.
   - Вроде нет, примерно как на Земле. А мы вот в походе от приюта были всего раза два. И то, в роще рядом, она просматривается-то насквозь, одно название. Но всё равно - нам и этого хватило.
   Не сговариваясь, они посмотрели на Бендера. Робот шел последним, так что взгляды заметил сразу. А вот прежде, чем он ответил, прошло несколько секунд, словно он пытался уяснить - чего от него хотят.
   - А что вы так смотрите? У роботов от детского сада до получения диплома колледжа проходит секунды полторы. Впрочем, в марсианском университете мы часто выбирались в окрестные джунгли. Контрабанду, там, с Земли принять, под новым вирусом потусить. Да и вообще, чего я перед вами отчитываюсь-то, а? Лучше скажите, раз столько воспоминаний - чего идём такие скучные?
   - Чего? - спросил Фрай у разошедшегося работа.
   - Спрашиваю, почему так уныло идём, раз всё так хорошо?
   - А что ты предлагаешь? - спросила Лила. - Спеть, что ли?
   - А почем бы и нет? Сами ж говорите - всё как в походе. Ох уж эти мне человеческие глупости. Но я сегодня добрый, буду потакать.
   - А почему бы и нет? В конце концов, мы ещё молоды, можно и повеселиться. - Поддержала идею Лила. - Попросим Кэт начать первой?
   - Только не это чудо в камуфляже. У неё все армейские речёвки одна другой похабнее. А ты ж у нас моралистка, тебе это не нравится. Фрай, давай ты?
   - Да легко. Раз не хотите слушать её песни, то у нас найдётся песня как раз для неё. Бендер, выводи музыку на динамик. Почётна и завидна наша роль.
   - Да наша роль. - Бендер сразу включил бравурную маршевую мелодию.
   - Да наша роль. - Сразу присоединилась Лила, махнув рукой.
   - Не может...
   - Без охранников...
   - Король!
   - Когда идём...
   - Дрожит кругом земля
   - Всегда мы подле.
   - Подле короля!
   - Ох, рано...
   - Стоп! - Лила замерла на месте, хватаясь за пистолет, Фрай и Бендер по инерции врезались в неё. Её переход от беззаботного веселья к тревожной настороженности был мгновенным.
   - Эй, глазунья, слова забыла, что ли?
   - Тихо! - Лила вытащила оружие. - Я уверена, там кто-то был позади. Катрин, на связь.
   - Слушаю. - Ответ был кратким. Она не прекращала воспринимать это задание как боевую операцию, несмотря на поведение начальства.
   - Это ты сейчас двигалась позади нашей группы?
   - Никак нет. Я нахожусь в тридцати метрах, на два часа по направлению движения. Я гарантирую, что рядом с вами никого нет. Но лес кажется мне подозрительным. Словно рядом кто-то есть, кого мы не можем обнаружить. - Такой неуверенный тон для неё был совершенно нехарактерен.
   - Продолжаем движение. Удвоить бдительность.
   - Принято.
   - Дорогая, в чём дело? - Фрай так и понял, что её так взволновало.
   - Я уверена - рядом с нами кто-то шел. Я успела заметить только тень, но ошибиться не могла. А здесь никого не должно быть. Аборигены считают корабль "нечистым", потому мы сели так далеко, а больше на этой планете никого и нет. Двигаемся осторожно. Будьте наготове, понятно?
   - Есть, мэ-э-эм! - протянули оба, явно не понимая причин её беспокойства.
   Но с каждым шагом вглубь леса её волнение словно передавалось Фраю. Он уже по-иному смотрел вокруг. Гаснущие кроваво-красные отсветы на листьях навевали тревогу, а в каждой из мрачных теней мог таиться некто, посторонний, которому здесь не место, и который пришел за ними. Он постоянно вслушивался в стихающее пение птиц, ожидая, когда они замолчат из-за человека рядом. Или кого-то иного, преследующего их. В чужом присутствии он уже и не сомневался. Казалось, только Бендеру наплевать на всё, он продолжал шагать, насвистывая что-то в стиле кантри.
   - Замрите, - Фрай застыл на месте первым, оборачиваясь назад, Лила следом, а роботу сначала пришлось дать по лбу, он совсем не обращал на них внимания. - Лила, ты тоже слышала?
   - Что? О чём ты? Только ветер поднялся, и больше ничего.
   - Я был уверен, что слышал... - Фрай засомневался. - Когда мы сейчас шли, я слышал шаги четверых сразу. Кто-то шел за нами, но я не успел его увидеть. Я обернулся, а там уже никого не было. Слушай, если кто-то так близко к нам, то что там с Кэт?
   - Катрин, доложи обстановку, быстрее.
   - Капитан, мэм, нас обходят, не могу определить точное количество...
   - Что? - Лила вцепилась в свой браслет. - Где, кто именно?
   - Я не знаю. Я так и не смогла их увидеть... Но у меня постоянно чувство, что за нами наблюдают. Порой - они буквально стоят у меня за спиной. Но я не могу никого заметить.
   - Может быть, это местные? - неуверенно спросил Фрай. Похоже, он сам не верил в свои слова.
   - Сомневаюсь. Так или иначе - двигаемся, осталось недалеко. Кэт, будь наготове, и лучше держись поближе к нам.
   - Слушаюсь. Сэр, мэм, будьте внимательны. Похоже, приближается гроза. У этой планеты явно нестабильный электромагнитный фон, могут быть проблемы с радиосвязью.
   - Понятно, Кэт. Надеюсь, это просто дикари за нами тут наблюдают, - попытался Фрай её подбодрить. - Удачи.
   Резко стемнело, над лесом начали собираться тучи, в кронах зашумел ветер, пока ещё первыми редкими порывами. Странное дело, при этом вокруг всё ещё было довольно светло. Они даже не сразу поняли причину этому, когда внезапно Бендер слегка запинающимся голосом произнёс:
   -Ух ты, тока гляньте сюд-да, а? Кр-расота, не передать словами.
   Друзья тревожно обернулись к нему. На антенне и пальцах робота ярко горели синеватые огни, он безуспешно пытался прикурить от одного из них, постоянно хихикая. Похожие огоньки можно было видеть вдалеке между деревьев, разве что они были разных оттенков, от белого до фиолетового.
   - Коронарный разряд? - спросила Лила, разглядывая робота. - Похоже поле здесь и впрямь нестабильно. А сейчас оно просто зашкаливает. Ясно и почему он выглядит, как будто закинулся парой аккумуляторов.
   - Лил, а там тогда что такое, вокруг? Другие роботы? - Фрай указал пальцем на огни вдали, потянув её за руку. Почему-то сейчас этот детский наивный жест её напугал.
   - Нет. Больше похоже на шаровую молнию.
   Словно в доказательство её слов, метрах в десяти от них между деревьями неторопливо проплыл яркий синий шар, вдруг безо всякой причины остановившийся под одной из веток.
   - Не бойся. Они сами по себе, мы сами по себе. Им до нас нет дела. Лучше посмотри, видишь там свет между деревьями? Нам туда, мы уже почти пришли.
   - Хорошо. Кто бы за нами не шел, думаю, там всё разрешится. Идём, Бендер, - Фрай толкнул подвисшего робота.
   - Капитан, цель в зоне видимости, готова открыть огонь, - это включилась рация. Голос у Катрин был напряжённым, даже слегка дрожал.
   - Кэт, в чём дело, какая цель? - первым опомнился Фрай.
   - Вероятно, абориген. Парламентёр. Один, стоит на виду, оружия не обнаружено. Но он выглядит крайне подозрительно. У меня не покидает ощущение, что нас окружают. Капитан, прикажете ликвидировать цель и начать отход с боем?
   - Отставить, - приказала Лила после паузы. Предложение звучало заманчиво. - Просто контролируй его и подходы к точке встречи.
   - Так точно.
   С её ответом упали первые капли дождя. А когда троица добралась к долгожданной поляне, он уже поливал в полную силу. Слабым утешением было лишь царящее тут лето, так что дождь был тёплым.
   Широкая поляна сейчас напоминала аэродром под дождём - широкое поле, множество ярких огней, мерцающих за водяной завесой, резкие синие тени. Там и тут над травой висели шаровые молнии, словно сбегаясь из леса к центру поляны. К тому, кто их ждал. Блеснувшая вдали молния бросила ещё один отсвет на эту высокую темную фигуру, напоминающую человека в чёрной мантии или плаще. Но, подойдя ближе, они поняли, что это было лишь первым обманчивым впечатлением. На самом деле, незнакомец походил на человека лишь издали.
   - Лила, а это что ещё за Бетмен? - Спросил Фрай, когда они начали осторожно двигаться в сторону аборигена. - В таком наряде...
   - Это не плащ. Это скорее крылья или плавники. Гермес упоминал, что местные произошли не от обезьян, а вовсе от скатов. Пусть они и научились дышать воздухом, обрели разум и стали походить на гуманоидов, но тем не менее, по сути это электрические скаты.
   - Эл-лектрический? Круто! Интересно, а у местных кусков рыбы есть традиция обниматься при встрече? Нет, так я научу.
   - Бендер, не так быстро, а то могут быть проблемы, - Лила пресекла его попытки броситься к инопланетянину. - Мы должны просто отдать подарок, и ничего больше. Да и потом - он очень подозрительный. А уж если верить Кэт, и нас действительно окружили, то вовсе не стоит рисковать здоровьем.
   - Вот всегда ты так, глазунья. Интересно, а он вообще по-нашему понимает?
   - Вроде бы. Но, кажется, они не могут говорить сами...
   - А вот и проверим, - решил Фрай. Ему очень хотелось побыстрее разобраться со всем и бежать отсюда как можно дальше. Потому за напускной бравадой легко читался страх. - Эй, крылатый, твоя моя понимай? Здесь кто-нибудь говорит по-американски, или у вас тут каменный век покруче, чем в Мексике?
   - Эй, амиго, а чё ты против Мексики имеешь?.. - Бендер покачиваясь полез в драку, но Лила без труда остановила его. А в следующий момент абориген начал отвечать.
   Из-под блестящего от воды "крыла" показалась чёрная ладонь, почти человеческая, разве что больше раза в два, да пальцы украшены загнутыми когтями. Над ладонью поплыли оранжевые искры, а потом в воздухе перед аборигеном зажглись немного кривые, но вполне читаемые яркие буквы:
   - "Мы вновь видим чужаков на нашей земле. Из того же вы народа, что и первые, и преподнесете ли нам обещанный дар в знак смирения? Либо вы иные чужестранцы, и только впервые склонитесь пред нами?"
   - Лил, а он не слишком надменный для мирных переговоров?
   - Если тут полон лес его друзей, он вполне может так говорить. Да и потом, все дикари такие, - ответила Лила вполголоса. - С ним надо быть осторожней. Эти искры перед ним - похоже на плазму, они как маленькие молнии. Может быть, все эти шары тоже неспроста здесь, а он управляет ими.
   - Капитан, не верьте такому дешевому блефу, - это в разговор без предисловий включилась Катрин, её голос в рации постоянно перебивали помехи, и говорила она торопливо, порой, понять её было непросто, - беллатрийцы славятся своими ловушками. Они любят показывать врагу несуществующие слабости и заставлять видеть опасность там, где её нет. Он просто отвлекает ваше внимание, готовясь напасть. Звено МакФаррена уже не отвечает, вторую двойку тоже не удаётся обнаружить. Они начинают сжимать кольцо. Капитан, они могут напасть в любой момент, не теряйте бдительности!
   - Кэт, отставить панику, - Лила была удивлена. Впервые она слышала в голосе подопечной такие сильные эмоции. - Это "Спарк", а не Беллатрикс. Да если рядом кто-то и есть это, скорее всего, просто аборигены, друзья этого ската. Успокойся, не усложняй ситуацию.
   - Я поняла вас, - произнесла Катрин после паузы. - Но прошу, будьте осторожны.
   Уяснив, что удалось всё решить миром, Фрай задал интересовавший его вопрос:
   - Он командует шаровыми молниями. Ты серьёзно?
   - А почему нет? Скаты могут выделять электричество. Могут чувствовать магнитные поля. Почему бы за тысячи поколений им не научиться и управлять этими полями?
   - Всё понятно. Колдун, однако.
   -Ты безнадёжен, - она посерьезнела, вновь обратившись к невозмутимому аборигену: - Мы привезли посылку для вас, подарок от землян, который они обещали. Вы сможете как-то подписать бланк о подтверждении доставке?
   - "Покажите мне заверение в преданности, и уберите его от этого живого магнита, иначе я не вижу".
   - Что? А, поняла, - Лила открыла отсек уже совсем посоловевшего Бендера и достала электронный планшет. Отойдя на несколько шагов, она протянула его к аборигену. - Вот оно.
   - "Да, так мне видно лучше. Узрите".
   Он шевельнул пальцами. Планшет несколько раз мигнул, а когда экран пришел в норму Лила увидела внизу подпись, похожую на след когтей и витиеватую фразу "сим бесстрашные повелители молний и стихий покорность вашу подтверждают, и подчинение ваше признают, отныне и присно". У Лилы вновь зародилось подозрение, что учёные и аборигены в своё время не совсем поняли друг друга, и по-разному оценивают этот подарок.
   - Благодарю за сотрудничество, приятно было с вами работать, - Лила вежливо кивнула, убирая планшет в карман куртки. "Похоже, все опасности нам только примерещились. Теперь можно спокойно возвращаться назад". - Подумала она, устало потерев глаз. От этого напряжением и дождя со зрением творилось что-то неладное - предметы на краю были совершенно неразличимы, зато всё прямо перед собой виделось по-прежнему чётко, словно через подзорную трубу. - Пойдём, ребята.
   Она развернулась назад, пытаясь отыскать среди деревьев тропу, когда громкий крик Катрин заставил её броситься в траву:
   - Это нападение, всем залечь! - в лесу полыхнуло несколько лазерных вспышек. - Меня пытались обойти, отвечаю огнём. Начинаю уничтожение наиболее опасной угрозы. Капитан, лейтенант, прошу поддержать с фланга.
   Из-за деревьев в сторону аборигена вылетела граната, почти невидимая за пеленой дождя. Упавший лицом к нему Фрай видел, как парламентёр снова шевельнул пальцами, и одна из роящихся вокруг молний полетела навстречу угрозе. Едва померкла вспышка от взрыва сбитой гранаты, из лесу ударила лазерная очередь, которая должна была разрезать ската на куски. В самый последний момент ещё одна молния метнулась вперёд, на мгновенье разворачиваясь широким ярким полотном. Лучи погасли в плазменной завесе. Вверх поднялось облако пара, трава на метр перед скатом была сожжена.
   Но Катрин так легко сдаваться не собиралась. Из другой точки ударила ещё одна очередь, потом ещё - она вела огонь, ни на секунду не останавливаясь. Скат таким же образом погасил обе атаки. А затем ответил сам - ещё одна шаровая молния полетела в лес. Мощный взрыв свалил одно из деревьев, опалил кусты вокруг. Если бы не дождь, лесного пожара было бы не избежать. Яркая вспышка высветила метнувшуюся в сторону тень. Катрин и скат обменялись ещё несколькими выстрелами, прежде чем Лила произнесла, внимательно вглядываясь в темноту леса:
   - Кажется, я всё поняла. Здесь никого нет, вокруг нас.
   - Что? - Фрай отвлёкся от огненного представления.
   - Нас никто не окружал, и никто не преследовал. Здесь всего один абориген. Я не знаю в чём тут дело, в воздухе или магнитных полях, но оно как-то воздействует на нас. Вспомни, мы вели себя как детсадовцы на прогулке - откуда взяться такой эйфории? А потом перекинуло в другую крайность, начали подозревать врага в каждой тени.
   - Но разве так бывает? Что бы наши мысли менялись только из-за воздуха.
   - Да. Это похоже на переизбыток кислорода или отравление азотом - галлюцинации, чувство тревоги, нарушения зрения. Нас никто не преследовал, мы просто первыми напали на местного жителя.
   - Но он же подозрительный! Сама посмотри.
   - Да это тебе только кажется. Ну-ка, соберись! Сейчас проблемы не у нас. Проблемы у Катрин. У неё метаболизм быстрее нашего, она этой гадости надышалась уже вдоволь. Если мы среди ветра и теней видели только местных дикарей, то представь, что там могла видеть она?
   - Не знаю. Похоже, что-то с прошлой войны. Мне показалось, она нас даже начала принимать за каких-то других людей.
   - Вот именно! Нужно их остановить, пока они тут всё не разнесли. А если кто-то из них погибнет, это будет международный инцидент, мы вовек не отмоёмся. Но гораздо важнее, что она может пострадать, понял?
   - Да, конечно.
   - Вот и молодец. - Лила поднялась на ноги. - Она отключила рацию, так что, придётся её ловить по вспышкам выстрелов. На вас с Бендером остаётся скат. Делай что хочешь, но вы должны его утихомирить. Если не справишься, я тебе этого не прощу, ясно?
   - Хорошо, я всё понял, - Фрай серьёзно кивнул. Он тоже встал, с трудом поставил на ноги Бендера. - Береги себя. Железный, пошли, время погеройствовать!
   - О, эт я зав-всегда г-готов!
   Увидев, что им, и впрямь, всё ясно, Лила понеслась к лесу, в сторону, откуда били автоматные очереди и куда всё чаще летели шаровые молнии. О риске она сейчас даже не задумывалась. Среди деревьев ей почудилось несколько фигур, даже, вроде бы блеснуло оружие, но она силой заставила себя игнорировать эти видения.
   Опушка была затянута дымом - сырые деревья не загорались от выстрелов и взрывов, но чадили нещадно. Свист автомата и звуки разрывов приближались к ней, значит теперь оставалось самое сложное. Перескочив через дымящийся ствол снесённого молнией дерева Лила вылетела прямо на свою подопечную. Электрический всполох чётко высветил её силуэт, включая и вскинутое оружие. Не стоило сомневаться, что Катрин приняла её за врага.
   - Кэт, оставить! Свои! - Лила понимала, что даже если та её и поймёт, то не мгновенно. Она поскользнулась на влажной траве, взмахнула руками, теряя равновесие. В последний момент перед падением Лила оттолкнулась одной ногой, отпрыгнув в сторону, перекатилась по траве, на середине движения вновь подпрыгнув вверх. Сложный трюк себя оправдал - все выстрелы автоматной очереди прошли очень близко, но всё-таки мимо. Катрин отвлеклась на долю секунды, отправив в сторону ската подствольную гранату, и затем вновь перевела оружие на Лилу.
   К счастью, в этот момент разум взял под контроль рефлексы, потому она отвела автомат в сторону и недоверчиво спросила:
   - Капитан, а вы тут откуда?
   Фрай с самого начала знал, что разобраться с этим противником будет непросто. Но только оказавшись один на один рядом с жонглирующим молниями аборигеном он понял, сколь трудна эта задача. Да и от пребывающего в прострации Бендера особой помощи не ожидалось. Подобраться вплотную не стоило и мечтать. Но угроза подвести Лилу и подвергнуть ещё большей опасности Катрин заставляли голову работать на пределе возможностей. О таящихся кругом опасностях просто не оставалось времени думать.
   "Думай, думай... Эх, колдунишка, дать бы тебе по башке чем-нибудь тяжёлым. Против таких лучший способ, всегда срабатывает. Только, я ж к тебе не подойду. Да и что тут в лесу есть тяжелое, а? Опа, идея!" - пришедшая в голову Фрая мысль была достаточно безумной, но он к этой тенденции давно привык. Быстро оглядевшись по сторонам, он нашел что искал и схватив Бендера за манипулятор побежал к опушке леса.
   Отыскав подходящее дерева, нечто похожее на местную сосну, и весьма примерно кое-как более-менее прикинув расстояние, Фрай решил действовать наудачу. Как обычно. Правда, теперь требовалось хоть немного привести напарника в чувство. Дело было не только в нехватке времени - помимо этого Фраю очень не хотелось оставаться в этом лесу одному. Сколь бы ни были убедительны слова Лилы, стоило хоть чуть отвлечься, как ему вновь начинало казаться, что рядом кто-то есть, в шуме кустов слышались чужие шаги, порой он отчётливо мог разобрать треск мелкой ветки под чьей-то ногой. Долго он в одиночку не продержится, нужна хоть какая-то компания. Хлопнув Бендера по плечу (руку дёрнуло от удара током), Фрай сказал:
   - Друг, вот ты можешь распилить рукой доску. А дерево слабо?
   - М-мне слабо? Мне нич-чего не слабо! Где там твое это дерево?
   - Вот оно.
   - Какое из трёх? - Бендер пару секунд разглядывал стоящую перед ним сосну. - Да, какая р-разница!
   Когда сзади на него начало валиться высокое дерево, парламентёр не изменился в лице. Впрочем, неизвестно могла ли это хрящеватая рыбья морда вообще иметь больше одного выражения. Шаровая молния отправилась в сторону новой угрозы. Взрыв разметал ветки, опалил ствол, но дерево продолжало падать ему на голову. Абориген прыгнул в сторону, несколько метров над землёй он пролетел, расправив свои крылья-плавники, сейчас он как никогда напоминал гигантского ската, по странной прихоти судьбы оказавшегося в лесу.
   Молнии тоже потянулись за ним следом, но слишком медленно. Выпущенная Катрин граната была сбита почти вплотную - взметнулось пламя, в этот раз она применила зажигательный заряд. Шансом надо было воспользоваться, другого не будет, это Фрай понял сразу. "Второй раз он на тот же трюк не купится, нас прожарят до того, как начнём лесорубить. Нужен другой ход. Стрельбы не слышно, похоже, Фиалка утихомирила Кэт, значит, теперь мне нужно проделать это с "Бетменом". Легко сказать, он же электрический", - пока Фрай думал, скат уже опустился на ноги, и вновь принимал вертикальное положение.
   - Слушай, Бендер, я знаю, тебе сейчас очень хорошо. Но ты хочешь напиться просто в хлам? Вообще до нуля, до полной перезагрузки?
   - Об ч-чём разговор, брат? Конечно, хочу!
   - Тогда иди и обними вон того парня. Он только что пришел, и с тобой ещё не поздоровался. А у него наверняка и бумажник при себе есть.
   Дальше Бендер уже не слушал, он по причудливой кривой направился вперёд. Не дожидаясь приближения угрозы, абориген отправил в него одну за другой две шаровые молнии. Эффект оказался совершенно неожиданным - к тому моменту на Бендере уже накопился такой заряд, что шары просто сделали вокруг него несколько витков, так и не коснувшись, и повисли рядом. Даже не заметив этого, робот, качаясь, приблизился к аборигену и от всей широты несуществующей души его обнял. Ярчайшая вспышка высветила каждую травинку на поляне, в воздухе отчётливо запахло озоном и жженой изоляцией. Слегка оплавившийся робот не только превратился в надежные "кандалы" для аборигена, но ещё и полностью сбил тому настройку своим присутствием - лишенные управления шаровые молнии разлетелись по лесу. Теперь Фраю оставалось надеяться, что Катрин тоже прекратит сражение, а не добьёт схваченного противника.
   - Кэт, на какой планете мы сейчас находимся? - Лила задала вопрос подчёркнуто спокойным тоном.
   - Беллатрикс-семь, армейское обозначение "Лес". Капитан, вас контузило, если вы задаёте такие вопросы?
   - Хорошо, тогда второй вопрос: моё имя и звание?
   - Мэм, на это нет времени...
   - Отвечай, солдат, это приказ!
   - Капитан космической пехоты Гелена Илек... нет, ошибка. Лила Фрай, рядовой космодесанта в отставке, капитан космического корабля... Так, но тогда почему вы здесь, и где остальные из моего подразделения?.. - она растерянно огляделась по сторонам, опустив оружие.
   - Кэт, битва за Беллатрикс закончилась три года назад победой Демократической Ассоциации. Это другой мир. Просто дождливый лес планеты Спарк, здесь нет твоих врагов и сослуживцев. Здесь вообще никого нет, - последнюю фразу она произнесла напряжённо, убеждая ещё и себя. Приходилось прикладывать всё больше усилий, чтобы отгонять постоянные наваждения. - Ты ошиблась.
   - Но я была уверена... - сев прямо на траву, она заново огляделась. - Да, это не моя штатная винтовка, на деревьях нет серого мха, и гравитация ниже... Но я ведь точно видела их, врагов...
   - Слушай, что же там произошло? - Лила села рядом с ней, не обращая внимания на грязь и гарь. Положила руки ей на плечи.
   - Потом это назвали "бой за высоту 17-34". Наш отряд двигался по лесу, в нейтральной полосе, была сильная гроза. Я предупреждала о приближении противника, однако к моим советам не прислушались, не приняли всерьёз. Группа двигалась походным ордером, так и не подготовившись к обороне, - она на несколько секунд замолчала. - Отряд капитана Илек был уничтожен в полном составе. Прорваться с боем удалось только мне. Будь я старше, или просто сумей найти лучшие аргументы - этого бы не произошло.
   - И теперь ты боишься, что всё повторится снова? - спросила она спокойно. Сейчас нельзя было показывать волнения или страха, только участие и забота, ничего больше. - Опять лес и гроза, и от рук врага погибнем уже мы?
   - Я не боюсь. Мне запрещено бояться... Я просто не умею. - Сейчас она едва ли не впервые была похожа на нормального испуганного подростка, а не бесчувственного солдата.
   - Кэт, ты хочешь казаться взрослой - но тогда и поступай как взрослый человек. Не отрицай свой страх, этим ты только делаешь хуже. Ты тоже нормальный человек, ты боишься, как и все мы. - Лила говорила успокаивающим материнским тоном, какой давно был отработан на Фрае. Вот только, наверное, в первый раз, она и не думала притворяться. - Если будешь прятаться от него и отворачиваться - он останется с тобой навсегда. Поступи как взрослая - обернись, встреть свой страх и порви его в клочья.
   - Встретить страх?
   - Слушай, ты боишься, что тебе опять не поверят. Но хоть здесь и не было врагов, мы сразу приняли твои слова. Если бы на нас напали, мы были бы готовы. Потому что доверяем тебе. Посмотри вокруг - врага здесь нет. Это только твоё воображение - здесь лишь дождь, тени и ветер.
   - Просто тени? - Катрин медленно встала, оставив оружие на земле. Было заметно, что последнее ей далось нелегко. Она всмотрелась в пелену дождя, слегка удивлённо произнесла: - Действительно, никого нет. Прошу меня простить, я опять подвела всех.
   - Да нет, я как раз очень рада, - Лила тоже поднялась на ноги, поправила промокшую челку. - Ты тоже нормальный человек, а не бесчувственный киборг, каким хочешь казаться. Это хорошо.
   - Страх, это хорошо?
   - В данном случае - точно. Слушай, я должна была спросить ещё с самого начала, но забыла об этом. Похоже, неважная из меня мать... В общем, скажи, ты боишься чего-нибудь? Любой человек боится чего-то: смерти, темноты, тишины, высоты, одиночества, замкнутых пространств и ещё сотни вещей. А ты чего-то боишься?
   - Нет. Только поражения. Я живу, чтобы исполнять приказы. Если я не могу справиться с ними, то моё существование лишается смысла. Устаревшее оружие просто заменяют новой моделью.
   - Кэт, ну хотя бы сама к себе относись по-человечески, а не как к винтовке, - Лила вздохнула, поняв, что вряд ли она послушается. - Ладно, похоже, Фил уже там со всем разобрался, судя по затишью. Пора выбираться с этой параноидальной планетки, пока нам ещё чего-нибудь не привиделось. И не волнуйся насчёт задания, раз я капитан - вся ответственность на мне. Хотя, конечно, очень интересно, что же скажет профессор?
  
   - Восхитительно, просто восхитительно! - восторгам Фарнсуорта не было предела. Измученный экипаж (не было только оставшегося в трюме оплавленного Бендера) смотрел на него с видом людей, приговорённых к расстрелу и обнаруживших, что палачам дали водяные пистолеты. Удивлённой выглядела даже Катрин.
   - Вы не сердитесь на нас за случившееся? - уточнила Лила.
   - Господи, конечно нет. С вашими данными я напишу такую статью для журналов о космическом туризме, что они со мной не расплатятся. - Профессор в возбуждении вскочил из кресла, начал расхаживать по залу, теряя тапочки.
   - Но ведь доставка провалена, - напомнил Фрай.
   - Во-первых, вы получили подпись, значит, деньги мне заплатят. А во-вторых - да и чёрт бы с ней! Куда важнее, что я теперь смогу посрамить этих дармоедов из Академии наук. Которые меня... Меня! Называют лжеучёным. Нет, вы только задумайтесь - эти так называемые "контактёры" ходили по планете исключительно в скафандрах высшей защиты. Что они могли так узнать? Я всегда говорил - только опыты на людях двигают науку вперёд! И я ещё раз убедился в собственной правоте. Казалось, бы, концентрация азота и кислорода в воздухе выше на полтора процента от нормы за счёт отсутствия инертных газов. Но этого оказалось вполне достаточно, чтобы обеспечить азотное опьянение, кислородную эйфорию, а вместе с ними сложные галлюцинации и лёгкие расстройства сознания, вплоть до псевдопараноидального синдрома... - название каждой напасти он выговаривал всё медленней и выразительней.
   - Но мы вступили в боестолкновение с представителем данной планеты, - попыталась вернуть старика на землю Катрин.
   - А, этот мир всё равно даром никому не нужен. И потом, сами подумайте - эти олухи из Академии провели переговоры на таких условиях, что аборигены решили, будто те принесли им вассальную клятву от имени всей Земли. Тот "дар", что они всучили, был ярлыком на правление от имени повелителей. Только тотальное запугивание и геноцид...
   - Ясно, - Лила его уже не слушала, развернувшись к своему экипажу. - Задание выполнено, всем отдыхать.
   - Но, мэм, ведь мы неоднократно нарушили отданный приказ, и цель миссии достигнута не была. Тогда почему?.. - Катрин была в растерянности.
   - А ты как думала? - вместо неё ответил Фрай. - Это тебе, Кэт, не строем маршировать, это в армии всё параллельно и перпендикулярно.
   - Где ты слов-то таких набрался...
  
   День перед вылетом на Шевир тянулся неожиданно долго. Операцию они решили провести за ночь, потому днём Катрин как обычно отправилась в школу, в меру своих способностей изображать нормального человека. Сейчас, сидя на уроке и вполуха прислушиваясь к допросу очередного ученика, она размышляла над странным чувством. Ей не хотелось лететь. Это было необычно, ведь Шевир означал выполнение задания и возможность завершить работу. В этом и было всё дело. Она сама не могла понять почему, но ей словно бы хотелось продлить эту миссию подольше - мысль, раньше бы показавшаяся верхом абсурда.
   Чтобы отвлечься от этих противоречий Катрин вернулась к своему текущему заданию. Иначе говоря, к учёбе. В данный момент тот самый учитель химии Логис, взлохмаченный старик, приближающийся к столетнему юбилею и на первый взгляд производивший впечатление буйного сумасшедшего, с пристрастием расспрашивал Ширли. Та кое-как ответила на основной вопрос, но множество дополнительных, один хитрей другого, тащили её ко дну надёжней тазика с цементом. Логис, может, и был параноиком, но уж точно не идиотом, и списать абсолютно верные ответы целого класса в тестировании на хорошую подготовку он просто не мог. Зато список участвовавших в тесте одновременно являлся для него и списком подозреваемых.
   - И всё же расскажите нам, какая реакция произойдёт между гелий-дейтериевым льдом и сплавом самария с рубидием? Неужели не знаете.
   - Ну-у-у, э-э, о, окисление?
   - Верно? А при нуле по Цельсию?
   - А при нуле-е..., кажется...
   - Происходит реакция массированного окисления, переходящая во взрыв. - Катрин встала со своего места и чётко озвучила ответ. - А в случае применения ингибиторов, взрыв будет отсрочен во времени на срок, определяемый типом и количеством вещества.
   - Если не ошибаюсь, мисс Фрай? Но, кажется, вопрос был задан не вам, во время проведения той лабораторной работы вы ещё не учились в нашей школе.
   - Это так. Однако мисс Уолл помогала мне с этой работой, чтобы догнать вашу программу, и сейчас я просто повторяю её слова.
   - Вот как. Интересно, интересно. Да садитесь уже Уолл, не с вами разговор. Значит, мисс Фрай, себя вы считает очень много знающей?
   - Полагаю, нет.
   - И я сейчас вам это убедительно докажу.
   Продержалась Катрин недолго. Вопросы на тему взрывчатых веществ, кислот и ядов она ещё могла отбивать, но когда химик это тоже понял, стало по-настоящему туго. Дело кончилось полным разгромом Катрин, ну а Логис, видимо, удовлетворившись этой жертвой, перешёл к новой теме. И тем не менее, несмотря на разнос, занимая своё место, Катрин чувствовала, что всё сделала верно.
   Уже после урока Ширли остановила её, спросив:
   - Эй, разве я просила меня вытаскивать? Тем более изображать святую мученицу? Не рановато ли ты лезешь, куда не просят?
   - Я не лезла в чужое дело. Ты из нашей группы, одна из нас, значит, я должна помогать тебе, даже если есть риск подставиться самой.
   - Только не думай, что я тебе чем-то обязана.
   - Разумеется. Я поступила, как считала правильным. Командой всегда легче справится, чем в одиночку.
   - Фе... - Ширли только фыркнула показав, что она думает о глупостях новенькой. Но уже явно без прежней агрессии.
   Когда она отошла в сторону, сзади, на удивление вежливо, позвали:
   - Катрин.
   - Я слушаю, - она развернулась к подошедшему Ассиду. После субботнего инцидента гонора у инопланетянина явно поубавилось. Почему бы и не поговорить.
   - Спасибо за помощь. Хорошо, когда одноклассники выручают друг друга, - зашёл он издалека.
   - Не за что. Я сделала то, что должна. Взаимопомощь - залог победы.
   - Жаль, что не все это понимают. - Ассид покачал головой. Не понять, притворно или искренне. - И раз уж речь зашла о помощи... В общем, ты тогда хорошо справилась с проблемой. И удачно разрулила вопрос с Джеймсом. - После субботней драки он явно изменил мнение о том, что Моррелл в своё время просто нашел дурь позабористее.
   - Я не имею к этому никакого отношения.
   - Да-да, конечно. Тогда скажем так - мне нравится, как разрешилась ситуация с Морреллом. В общем, ты явно понимаешь в вопросе и есть одно дело, как раз для тебя.
   - Да, какое же?
   - В общем, у нас в последнее время как раз проблемы с безопасностью. Участились драки, и ладно бы эти придурки просто рожи друг другу начищали, так в ход идут биты, кастеты, и уже чуть ли не топоры. Чёрт знает, как мимо охраны они всё это проносят. Но раз уж взрослые не справляются, придётся всё делать нам.
   - Хорошо, я поняла. Полагаю, мы сможем доработать систему видеонаблюдения для поиска оружия. Только мне потребуется полный доступ.
   - Ну, уж это в силах школьного совета, а значит - и в моих тоже. - Ассид понимающе улыбнулся. Он был уверен, что Катрин хочет подчистить следы афёры с Морреллом. Она не стала его разубеждать на этот счёт, просто сказав:
   - Прошу прощения. Если больше дел нет, то мне пора идти.
   - Работа по дому?
   - Да, что-то в этом роде.
  Кэт (уменьшенная версия) []
  
   Глава 9.
  
   Основную охрану закрытой территории осуществляли автоматические пулемёты и патрулирующие периметр гусеничные роботы, потому солдатам прощались мелкие нарушения в карауле. Так, двое из них вместо того, чтобы с автоматами наизготовку вглядываться в ночь, отошли в сторону от пулемёта и закурили, глядя на звёзды. Предосторожность была нелишней - выдать турель огоньком они вряд ли могли, а вот делиться с пулемётом сигаретами пришлось бы, в конце концов, он старше них по званию.
   - И что я тут забыл? - ёжась от холода, пожаловался один из них, землянин, переведённый на планету пару дней назад. - С той войны прошло полгода, две трети войск неделю назад отправили по другим гарнизоном. Ан нет, меня назначили именно в эту глушь! Что за невезение... Служил бы сейчас на Дантуине, получал медали за героизм. Согласен, Квазихис?
   - Эх, молодой ты ещё, зелёный, - в устах андромедянина, похожего на двухметровую жабу в форме и бронежилете, этот оборот звучал особенно забавно. - Там ведь медали не за геройства на стрельбище получают, и не за разгон дикарей. Там серьёзная война, хоть и говорить об этом не принято.
   - А в новостях рассказывают - противник вообще там никакой.
   - Ты новости больше слушай, салабон. Вот только вчера показывали интервью с нашим героическим командиром зенитчиков, не смотрел? Очень познавательно. Оказывается, мы сбиваем всё что подлетает к планете, вероятность поразить любую цель равна единице.
   - Полная чушь! Мы же пропускаем внутрь кого угодно; если так хочется, то это их проблемы.
   - Ага, врал как сивый свисс. Зато, вдруг, меньше идиотов будет ломиться в зону, нам не придётся их потом загонять обратно.
   - А что, сами виноваты. Раз уж попал внутрь, то всё, назад не выйдешь... Ч-чёрт! - человек схватился за щёку, уронил автомат. - Что это за пакость?!
   - Комар, - ответил Квазихис меланхолично. Потом вдруг выстрелил языком на метр, ухватил что-то над ухом товарища, задумчиво прожевал. - Да, и впрямь комар.
   - Какой, к бесу, комар? У него там, похоже, не жало, а танковая пушка.
   - Новичок. Это ведь комар с той стороны. Сам знаешь - неизвестно что там творится вообще. Только понятно - всё там не по-людски.
   Человек собирался достойно прокомментировать последнюю фразу, как вдруг заметил в небе быстрый яркий росчерк.
   - Эй, что там такое? Если это метеор, то не кажется ли, что он летел прямо сюда?
   - Сейчас разберёмся, - Квазихис включил рацию. - Это семнадцатый пост, приём. Наблюдали неопознанный объект, похожий на метеор.
   - Да всё нормально, Квак, - ответ пришел быстро. Судя по голосу, диспетчер тоже счёл эту ночь холодный и решил погреться прямо на своём посту. - Обычный камень, каких тут куча. Радар врать не станет. Он даже до земли не долетел, развалился и сгорел по пути, как обычно.
   Словно в подтверждении его слов, в небе возникла бледная вспышка, в стороны посыпались мелкие искры, и вновь стало тёмно. Диспетчер прокомментировал:
   - Вот и всё, готов. Пропал с экрана радара. Мир вашему дому, так сказать, хе-хе. Ладно, я бы ещё поболтал, но, хи-хи, работа ждёт. Кормите дальше комаров. А, да, скорее они тебя накормят, ха-ха...
   Квазихис оборвал связь и сказал, глядя, как вдалеке ругаются и трясут пушками два караульных робота:
   - А ты говоришь, Дантуин.
   Ни он, ни диспетчер, ни операторы радаров не знали ни о существовании профессора Фарнсуорта, ни о созданных им устройствах радиопоглощения и имитации. Но даже если бы это кому-то и стало известно, ничего бы не изменилось. У охраны территории давно действовали свои негласные правила.
  
   - Похоже, нас всё-таки опередили.
   Капитан Майер вернул радисту наушники, дослушав перехват армейского эфира. Оглядел штабную палатку, остановил взгляд на экране радара, словно размышляя, как же им действовать дальше. Этот небольшой лагерь в паре километров вглубь от границы зоны был развёрнут всего пару часов назад, техники сейчас только успели наладить системы навигации и связи. Теперь штабная палатка хотя бы действительно представляла собой командный пункт, а не просто укрытие от холода, как две другие. Наконец, приняв решение, Майер вышел наружу и без предисловий обратился к ожидающим его помощникам:
   - Планы изменились. Почти наверняка, противник уже здесь, чего от неё и следовало ожидать. Правда, если судить по траектории, они сядут на другом конце города, потому, у нас пока есть преимущество. Значит, действовать будем так. Поль, ты с отрядом выдвигаешься к объекту, разведывательного выхода не будет, вы пойдёте сразу к цели, там найдёте все необходимые материалы, после чего закрепитесь и примете бой. Девчонку брать живой, остальных - уничтожить. Выход через десять минут.
   - Есть. - Лейтенант отсалютовал и развернулся на месте, быстрым шагом направившись к своей группе.
   - Хорошо. Тёрнер, ты со второй группой разворачиваешь оборону лагеря. В случае необходимости - будь готов взять половину бойцов и выступить на помощь первому отряду.
   - Слушаюсь. - Робот слегка поклонился по традициям Робовенгрии и направился налаживать оборону.
   Через десять минут, когда отряд лейтенанта растаял во тьме близкого леса, а вокруг палаток заняли своё место управляемые мины и автоматические турели, Тёрнер подошёл к своему командиру, так и стоящему у командного пункта. Доложив об исполнении задачи, он произнёс уже не столь официально:
   - Капитан, разрешите задать вопрос?
   - Давай сержант, не стесняйся. - Майер кивнул.
   - Я хотел спросить, сэр, вы так уверенно говорите о намерениях противника, что она не могла нарушить приказ, например. Вы уже сталкивались с ней?
   - В некотором роде. Просто мне довелось иметь с ними дело прежде?
   - С этой командой, сэр? - переспросил Тёрнер удивлённо.
   - О, конечно же нет. Этой девочки тогда ещё, думаю, на свете не было. Я сталкивался с другими такими детишками, вроде неё.
   - Я не совсем понимаю, капитан.
   - Ну, ничего удивительного, об этом знают немногие. - Майер опёрся спиной на стену палатки из управляемого полимера, сейчас затвердевшего до прочности стали. - Понимаешь, сержант, такие детки, они ведь не сами по себе, они часть одного проекта, о котором мало что известно. Я с ними впервые столкнулся... да уже почти двадцать лет назад. Ты когда-нибудь слышал про планету Манагуа?
   - Сырьевая колония где-то на периферии, больше я ничего не знаю.
   - Да больше о ней и сказать-то нечего. Колония Земли, там три города, десяток шахт и военная база, плюс деревни местных, но кто этих жукоглазых считал бы? В общем, лет двадцать назад какой-то местный Лумумба решил, что хватит с них прислуживаться колонизаторам, он Земля на ось вертел, и флагом пальма хлопал. Подняли они восстание, а народ на базе почти весь был, вроде меня тогда - кто полгода в армии, а кто и трёх месяцев не будет. Короче, война была, смех один, как в анекдоте - один день мы их из лесу выбьем, другой день - местные нас.
   - А потом пришел лесник?
   - Потом пришел... конец. Когда бои приблизились к территории одной из шахт, всем стало резко не до смеху. Корпорацию охраняли наёмники, которым вся эта революция была до фонаря, но вот порушить в ходе веселья собственность нанимателя они нам не дали. А подготовка у них была - ни чета нашей, знаешь, как говорят наёмники, "кто больше платит - тот в войне победит". Сначала накрыли и нас и местных артиллерией, потом навязали бой, а уже после, когда отдельные группы, кто сумел вырваться, начали бежать, за нами устроили погоню. Я был в таком отряде - с поля боя сбежали второй и третий взвод нашей роты, почти шестьдесят человек. К рассвету осталось сорок пять. К закату - тридцать восемь. Только следующим утром, когда осталось едва ли два отделение, мы увидели, что нас преследуют дети - два пацана и девчонка, всем лет по четырнадцать, не больше. Они всё это время кружили вокруг отряда, выбивая по одному, по два человека, и всё что мы пытались предпринять, было бесполезно. Секреты, мины, патрули - всё впустую, мы лишь теряли людей. Только к полудню мы буквально столкнулись с нашим отрядом - группа спецназа, из только что прибывших, всего семеро, но они сумели начать бой с этими чёртовыми детишками и заставить прекратить преследование. В живых у нас оставалось тогда шестнадцать человек.
   - Сэр, но разве вы не воевали в регулярных войсках?
   - Да, конечно.
   - Получается, корпорация атаковала солдат ДАП, своих же. Это преступление.
   - Ну да, только им бы кто это объяснил. С такими связями они легко всё замяли, списали на местных. Но это не так важно, куда интересней, что командир отряда - он назвался майором, но его имени я так и не узнал - кое-что нам про них рассказал. И позже, когда я пару раз пересекался с такими "детишками", в его правоте только убеждался. Понимаешь, хотя все они земляне, они - не совсем люди. Скорее, инструменты, просто оружие, умеющее выполнять приказы. Для них приказ, это всё, их постоянно тренируют, но обратная сторона в том, что у них нет свободы. Она не могут думать вне стандартных схем, всегда просто подчиняясь командам. А потому, их возможности ограничены, и хотя нужно потратить много сил, чтобы достигнуть их уровня, но мы потом сможем идти дальше, становясь сильнее, а у них, как у любых инструментов, есть потолок, предел. Возможно, я когда-то ушел из армии именно поэтому - дальше для меня была только бумажная работа, а я знал, что своего предела я ещё не достиг. Ну а вы двое подались за мной, хотя легко могли служить дальше.
   - И не пожалели о том, сэр. Вы наш командир и всегда им будете.
   - Да, но не пожалею ли об этом я? Всё-таки, я за вас отвечаю, хоть мы уже и не в армии. - Майер вздохнул, глядя в сторону леса. Предчувствие подсказывало, что эта ночь будет долгой.
  
   - Кажется... сели... - медленно произнесла Лила, утирая пот со лба.
   Приземление вышло экстремальным даже по меркам их компании. Сначала почти отвесный спуск в атмосфере, потом резкое торможение, имитация взрыва метеора и падение до земли с выключенным двигателем и огнями в режиме радионевидимости. Только над самой поверхностью она превратила падение в дугу и сумела посадить корабль достаточно мягко, чтобы тот потом смог взлететь вновь.
   Разумеется, это был риск, огромный риск. Но по сути перед командой в качестве выбора оказалось просто два способа изощрённого самоубийства - либо сгореть в атмосфере под зенитным огнём, либо же высадиться за периметром и погибнуть или на границе зоны, или днём, когда их, валящихся с ног от усталости, застигнет рассвет. Оба варианты были сложно выполнимы, но в первом все надежды были только на корабль и его пилота, а вот во втором немалые скрытность и выносливость требовалась уже от каждого участника команды, и маршрут едва ли одолела бы даже Лила, не говоря о Фрае. При такой альтернативе шансы проскочить незаметно мимо противовоздушной обороны уже не казались столь ничтожными.
   Сели они в пригороде, на относительно уцелевшей парковке рядом с полуразрушенным супермаркетом. По предварительным расчётам, они успеют справиться со всеми делами за ночь и покинуть планету к утру, однако по опыту зная, что забытые в планах овраги всегда подворачиваются в самый неподходящий момент, Лила перестраховалась. Если ведётся воздушная разведка, то среди опустевшего города ярко-зелёный корабль заметят с первыми лучами солнца, потому она применила ещё одну разработку профессора - над кораблём раскрылся громадный зонт, грубо раскрашенный под серый бетон и щебень. Фарнсуорт утверждал, что пока корабль стоит на земле, зонт будет медленно мимикрировать под местность, но ему никто особо не поверил.
   К выходу подготовились быстро. До объекта было всего несколько километров, но никто не знал, сколько займёт его изучение и какие сюрпризы ещё встретятся по пути. Глядя как Лила скалывает свой "хвост" на затылке, чтобы он не помешал в случае чего, Фрай спросил:
   - Дорогая, а у нас на корабле есть зонтик?
   - Зонтик? - переспросила Лила. Такая причёска в сочетании с форменной чёрной курткой прибавляли ей лет десять.
   - Ага. Серый или чёрный. Дадим его Кэт, и её тоже не будет видно с воздуха, если мы тут прошатаемся до утра.
   Лила хмуро смотрела на него секунд десять, прежде чем до неё дошло, и она перевела взгляд на свою подопечную в том же летнем лесном камуфляже.
   - Ну и юмор у тебя... Но, в общем-то, верно подмечено. Кэт, а ты не будешь слишком выделяться в таком виде?
   - Никак нет. Это адаптивная модель. - Катрин поправила воротник, коснулась нужного сенсора и комбинезон сменил цвет на тёмно-серый.
   - Прекрасно. А ты сам? - ехидно поинтересовалась Лила. - Так в своей красной куртке и пойдёшь? Ты же специально покупаешь старые модели, цвет тебе не поменять.
   - Спокойно, я всё предусмотрел. - Фрай открыл гардероб шлюзового отсека, покопался там, - Так, скафандр-бикини Эми, походный мешок для песка профессора, женская форма СС последнего размера... Форма СС? Сдаётся, Бендер, что-то ты нам не договариваешь... Так, вот оно! - Фрай выудил тёплую куртку цвета хаки, оставшуюся после нептунианских приключений.
   - Ладно, покатит... Тьфу ты! Поживешь с тобой, наберёшься словечек.
   - Так точно, капитан! - довольно ухмыляясь, Фрай отдал честь. - А это что?
   - Пистолет. - Лила протянула ему кобуру, вторую закрепила на поясе. - Чёрт его знает, что там до сих пор водится. Безоружными мы идти не можем. Хорошо, вперед. Кэт, на этот раз, держись поближе к нам, идём плотной группой, не рассеиваться.
   - Есть.
   Двигались в темноте, стараясь не привлекать внимания светом. И от возможных наблюдателей и от тех тварей, что могли тут остаться. Для Фрая нашелся старый прибор ночного видения, Катрин не отрывалась от ночного прицела, а Лиле пришлось обходиться своими силами. К счастью, несмотря на раннюю осень, небо ещё не затянуло облаками, а света звёзд ей было вполне достаточно, благо в темноте она видела куда лучше обычного человека.
   По пути всё время попадались следы уличных боёв - разрушенные баррикады, следы от выстрелов, иногда кучами блестели стреляные гильзы - оружие тут применялось самое разнообразное. На одном из перекрёстков Фрай придержал Лилу за плечо и локоть.
   - Осторожно, не упади. Тут дыры в асфальте.
   Полсекунды подумав, она решила, что помощь не была излишней и просто сказала:
   - Спасибо. А что это?
   - Следы миномётного огня, - пояснила Катрин, обходя несколько широких воронок. - Калибр - 120 миллиметров. Вероятно, на этом перекрёстке была хорошо укреплённая оборона. Мисс Лила, пока в окрестностях не замечен противник - расскажите больше деталей. Как именно закончились бои за город, это важно знать.
   - Да, конечно. Идём, объясню на ходу. После гибели города выдвинули несколько версий. Официальная - поведение местных животных изменилось из-за активности людей, как попытка себя защитить. Согласно неофициальной - одна из сторон применила биологическое оружие. До сих пор спорят, какая именно, а некоторые говорят, что сразу обе. Но все противники официальной легенды признают его применение.
   - И мы тут так спокойненько идём?! На тебя мутагены не действуют, но как же Кэт? Или я? - воскликнул Фрай. Он тут же попытался задержать дыхание, словно это могло помочь.
   - Спокойно. Даже если оружие и впрямь применяли, оно было разового действия и направлено на животных. Говорят, больше всего досталось местным волкам - они стали действовать стаями с точно просчитанной организацией и научились убивать людей и других гуманоидов, даже если они вооружены.
   - А если они на нас сейчас из-за ближайшего поворота попрут?
   - Это маловероятно, - прокомментировала Катрин. - После гибели людей звери наверняка отошли в лес, даже если они и были изменены. Сейчас мы в городе, однако если цель достаточно близко к городской черте, нас могут учуять.
   - Да, но расслабляться не следует, продолжайте смотреть по сторонам, - приказала Лила.
   Некоторое время они шли молча, выполняя распоряжение и оглядывая окрестности. Первой странности заметила Катрин:
   - Изменился характер боёв.
   - Что?
   - Здесь не было баррикад. Здесь не было боёв за дома и другие объекты. Здесь шло наступление. Смотрите, - она указала на относительно целую стену. - Окна или двери ничем не укреплены, хотя с этого места можно контролировать весь сектор, однако этот дом использовали только как прикрытие для движения вперёд под заградительным огнём. Стреляли плазмой по навесной траектории, довольно специфичное и дорогое оружие. И ещё...
   Она выдвинулась вперёд. Перед ними как раз открылась солидная площадь, что удивительно для такого молодого города - выложенная когда-то камнем и, возможно, даже мозаикой. В прежние времена центр площади занимал какой-то памятник, но сейчас всё что осталось от него - оплавленный каменный "пень" не выше метра. Вся земля вокруг была изрыта небольшими гладкими кавернами, блестящими в свете звёзд. Иногда из них торчали части оружия или иные куски. Катрин медленно пошла, указывая автоматом.
   - Насколько я поняла раньше, у представителей двух сторон было разное оружие. У одних - лучевое устаревших моделей, у других - и вовсе баллистическое, но довольно новое. - Фрай с Лилой отметили, что она избегает деталей, например, не перечисляет модели и фирмы. Похоже, Катрин приноравливается к общению на их уровне. - Здесь же, смотрите, можно совсем рядом увидеть части и того и другого. Вот лазерный карабин. Вот это был реактивный пистолет, а там - ствол гранатомёта, вплавленный в камень. Такой эффект даёт протонное орудие. Складывается ощущение, что представители обеих сторон вместе прорывались здесь под огнём. К тому объекту, который нас интересует.
   - Они могли идти в разное время. Или просто одна из сторон одержала победу и воспользовалась трофейным вооружением. - Заметила Лила.
   - Шли одновременно. Прошу мне верить. Насчёт трофеев - может быть. Но по тому, что довелось увидеть, оружия у обеих сторон хватало с лихвой. Что странно для партизан. А если человек привык к гранатомёту ТМ-54у "Шершень", то он не поменяет его на равнозначный позитронный бластер. И наоборот. Это конечно всё условно. Но картина становится всё более странной.
   Лила не стал спорить. Вместо этого, когда они вновь двинулись дальше, она заметила:
   - Ты явно предпочитаешь гранатомёты. Даже на твоём оружии он есть. Странно, архаично, и давно широко не используется.
   - Это ошибочное мнение. Гранатомёт предельно универсален. Можно использовать самые разные заряды, от осветительных, до плазменных. Стрельба навесом, рассчитываемая мощность заряда и возможность применять в ближнем бою. Опять же, в наше время, когда противником может быть инопланетянин или робот, значение гранат нельзя недооценивать. Даже несмотря на то, что для меня это неправильно, я предпочитаю использовать это оружие.
   - Неправильно? - Отреагировал Фрай на её последние слова. Остальное он практически не понял. - А кто тебе запретит? Если это так хорошо, то почему нет?
   - Это оружие не положено бойцу, осуществляющему охрану, таковы правила. Важное качество солдата - универсальность. Если клиент работал с другим бойцом моей специализации, он будет ожидать всего того же самого от меня. И он обязан это получить. Мы солдаты, мы не имеем права на личное отношение к предмету или мнение, не совпадающее с приказом. Мы не должны отличаться друг от друга. Есть диверсанты, разведчики, снайперы - они пользуются разным оружием и имеют разные навыки. Но для командира один снайпер не должен отличаться от другого. Не важно, о чём думает солдат и чего он хочет сам, он должен соответствовать требованиям. - Она замолчала, потом сухо произнесла: - Прошу меня простить. Мне не стоило говорить этого.
   - Да нет, почему же, это было очень интересно. - Не согласилась Лила. - По-моему, ты права. В первой мысли. Слушай, в конце концов, любой солдат он в первую очередь ещё и человек. Или другой разумный. В обычной армии. Но даже ты - человек, а не штампованная винтовка или танк. У тебя есть свой взгляд и свои желания. Собственное мнение.
   - Это неправильно. Если в бою мне отдают приказ, командир знает, что я могу, а что нет. Если я буду отличаться от других солдат - либо приказ будет неверен, либо он будет слишком долго пытаться сформулировать иной. Это приведёт к поражению. Один из моих сослуживцев также предпочитал пользоваться необычным оружием: хотя его специализация это уничтожение и перехват, в рукопашной он использовал не штатный штык или виброклинок, а косу раза в полтора больше него самого. Несмотря на выдающиеся скоростные данные, он был несколько раз серьёзно ранен, и в результате вынужден перейти на меч и метательные ножи для ближнего боя.
   - Слушай, но ведь отличия это не только слабость, но и сила. Отличаться от других, это хорошо. - Подхватил любимую тему Фрай. - Ведь если ты можешь больше других, то зачем ограничивать себя ради правил?
   - Таковы нормы. Таков приказ. - Ответила она тихо.
   - Кэт, ты собираешься так прожить всю жизнь? По приказу? - Лила слегка разозлилась. Эта ситуация зацепила её.
   - Да.
   - Ладно, сейчас ты ещё ребёнок. Но когда повзрослеешь - ты всегда будешь только подчиняться? У тебя может быть своя цель?
   - Нет. Всё решено, у каждого своё место. Я солдат, я всегда выполняю приказы.
   - Эй, а что там такое? - Фрай прервал их, указывая куда-то в сторону.
   Лила и Катрин обернулись быстро, но оружие вскидывать не стали - в тоне Фрая не было тревоги или предупреждения об опасности. Их взгляду предстала небольшая площадь перед широким зданием официально-бюрократического вида. Вероятно, раньше в нём располагалась местная власть или бюрократический центр этого района, но сейчас было невозможно утверждать наверняка - от фронтальной стены практически ничего не осталось, а из обломков выглядывали перекрученное крыло и борт десантного бота. Лила осторожно подошла ближе, под ногами шелестели опавшие листья, они густо устилали всю площадь. Вид разбитых кораблей всегда наводил её на грустные мысли. Каждый корпус, взорванный или смятый, плывущий в вакууме или лежащий на острых скалах, словно говорил ей, что не стоит считать себя неуязвимой. Их пилоты тоже могли называть себя лучшими пилотами Вселенной, и где они теперь. Она не могла бы точно сказать, пришли эти мысли вместе с работой пилота, или уже позже, когда она увидела брошенный корабль предыдущей команды "Планет Экспресс".
   - Странно, он похож на самолёт ещё из моего времени, - произнёс Фрай, разглядывая находку.
   - Да, десантные корабли этой серии стилизовали под древние конвертопланы, - ответила Катрин. - Это же и стало причиной уничтожения - такие размашистые крылья представляют собой удобную мишень. Вероятно, они проводили десантирование или разведку, когда самолёт поразили с земли. Похоже, попадание пришлось в крыло, взрывом двигатель отбросило куда-то вон к тем домам, а сам корабль - швырнуло на здание.
   - Они стоят на вооружении ДАП. Но войска в город не входили. Похоже, это один из кораблей "Пандион", только вот что-то маловат он для эвакуации целой станции, - Лила достала фонарь, включила на четверть мощности и провела лучом вдоль борта. Сквозь грязь вполне ясно различался логотип - чёрная скопа в круге. - Что и требовалось доказать. Похоже, под конец тут уже все с ума посходили, раз начали палить по эвакуационной команде.
   - Вряд ли это была эвакуационная команда, скорее штурмовой отряд, - сказала Катрин, и после начала показывать: - В темноте не очень хорошо видно, но, думаю, сумеете разглядеть: куча мелких пробоин звездообразной формы, вон в той стене, в той, возле того окна, и на тех остатках баррикады. Такие следы остаются от гиперзвуковых пуль, такими снаряжается оружие штурмовых групп корпорации. Здесь шел бой десанта против представителей обеих сторон, почти как на площади.
   - Да, на эвакуацию это мало похоже, - согласилась Лила.
   - Так точно. Небольшой отряд не смог бы и зачистить местность от бунтовщиков перед подходом основных транспортов. Впрочем, зачистить объект тоже. Вероятнее всего, они прибыли, чтобы получить и вывезти кого-то или что-то важное, так я предполагаю. Но они не успели развернуться, и были уничтожены. Ещё одно предположение - они могли не знать, что бунтовщики по какой-то причине объединились, иначе действовали бы осторожней.
   - Девочки тише, - Фрай вдруг шикнул на них. Хотя громко говорила только Лила. - По-моему, там что-то впереди, слышите?
   - Где? - Она замерла, прислушалась. - Так, объект там, значит, на пару километров восточнее идёт перестрелка. Нужна высота. Вон то здание в конце улицы, Кэт, за мной, Фрай, прикрывай нас.
   Она побежала к относительно целому гражданскому дому, не тратя времени на попытки пробраться в подъезд сразу запрыгнула на пожарную лестницу. Катрин следовала за ней, прикрывая, Фрай остался внизу. Лестница была покрыта пятнами ржавчины, но ещё не прогнила насквозь, потому подъём не занял много времени. Осторожно ступая по старому покрытию, Лила подобралась к краю плоской крыши - от реки дул сильный ветер, из-за резкого порыва можно было и равновесие потерять.
  
   Короткая очередь заставила волка буквально вспыхнуть, зверь начал кататься по земле, пытаясь сбить пламя. Майер выбросил из болтера опустевший магазин, сразу вставил в оружие новый - он по старой привычке оставлял напоследок три зажигательных заряда, чтобы всегда узнать, что патроны на исходе, прежде чем нажать на спуск. Волка уже добил Тёрнер, вырвавшийся вперёд со своим любимым мечом наперевес, однако целей кругом ещё было в избытке. Капитан вскинул оружие, стреляя короткими очередями в наступающих на лагерь мутантов.
   Отряд лейтенанта не успел даже выйти к пригороду, как Поль доложил, что они атакованы дикими животными, мутировавшими после старого эксперимента. Майер отдал приказ идти на прорыв и пробиваться к городу, и уже собирался отправить следом второй отряд, когда уже на них обрушилась первая волна зверья. Судя по всему, местная живность оказалась достаточно умной, и научилась не приближаться к периметру, где их ждал бы только шквал огня от перепуганных охранников. А вот всех, оказавшихся в зоне, они уже явно считали своей законной добычей.
   К счастью, мины и турели дали достаточно времени, чтобы загнать техников в палатки и наладить оборону. Местные волки, какие-то громадные нетопыри и многолапые тёмно-серые рептилии, почти неразличимые в темноте - всё это шло сплошным потоком, всё ближе и ближе подходя к лагерю. Оружие начало заклинивать, боеприпасы таяли с ужасающей быстротой, все турели, кроме двух, были сметены первым натиском, а животные пока и не думали отступать. Тёрнер встал на передний край, умело орудуя своим мечом, но даже хотя роботу и не грозила усталость, без поддержки он быстро бы разделили судьбу турелей.
   - Отступаем! Отходим на блокпост! - сквозь грохот пальбы, вой, рёв и визг Майеру пришлось орать даже в гарнитуру связи. - Сначала налегке бегут техники, затем с боем отступает основной отряд!
   - Сэр, капитан, - слова робота почти заглушил визг цепного меча, - там же остались наши! Поль ещё там!
   - Я знаю! Но сейчас всё что мы можем для него сделать, это не полечь здесь, а оттягивать всю эту орду на себя как можно дольше! А на блокпосте сделать это будет проще! - Майер дёрнулся в сторону, волк, уже наметившийся вырвать у него кусок мяса из бедра встретил мордой армейский сапог, и ещё в полёте его добила короткая очередь. - Я не хочу его бросать, но иного выхода у нас нет, это приказ, сержант!
   - Слушаюсь, сэр! Второй отряд, прикройте отход техников!
   - Бенфорд, заминируй тут всё к чертям! - Велел Майер одному из трёх солдат, не числившихся в разведывательных отрядах и охранявших лагерь. - Когда мы уйдём, зверь попрёт через это место, и мы сможем устроить им хороший сюрприз!
   - Понял, сэр, дайте мне пять минут! - отозвался боец с плазменной винтовкой. Достреляв остатки магазина, он забросил оружие на спину и бросился к палаткам.
   - Три минуты, больше у нас нет! И поторопи техников, которые там трясутся в "штабе"! Если они не уберутся отсюда за это время, и не добегут до периметра раньше нас, здесь они и останутся!
  
   Выбор был сделан верно - за этим домом уже начинался пригород, здания не выше двух этажей, потому вид с этой крыши открывался отличный. И на темнеющий слева комплекс из нескольких куполов - ту самую биостанцию. И на пригород, превратившийся в один громадный пустырь. И на двигающуюся от леса группу. На таком расстоянии были отчётливо видны лишь частые вспышки энергетического оружия да изредка - разрывы плазменных гранат. Кто гонит десяток хорошо вооружённых бойцов по полю как котят, разглядеть не удавалось. Не могла ничего определённого сказать и Катрин - ночной прицел не предназначался для такой дистанции.
   - Кэт, твои предложения?
   - Мало данных для оценки. Есть два очевидных варианта: либо это группа военных, посланных расследовать наше приземление, либо это группа "Пандион", и тогда им здесь нужно то же, что и нам. Второй вариант вероятней. Во-первых, столь мощное оружие не выдают линейным частям DOOP, во-вторых, вектор движения явно направлен на биостанцию, а не место нашего приземления. Полагаю, нам нужно захватить хоть кого-то из группы живым. Лучше командира. Также требуется изучить объект. На мой взгляд, нам лучше не выдавать своего присутствия сейчас.
   - А если мы поможем им? Мы спасём их, этого недостаточно, чтобы с нами поговорить?
   - Я считаю, нет. Первое - наша огневая мощь невелика, и значительно уступает их возможностям. Реально помочь мы им не можем, по крайней мере - без корабля. Второе - даже если бы мы их спасли, это не отменяет их приказы и инструкции. Если им приказано никого к объекту не допускать, мы не станем исключением. - Чуть подумав, явно не уверенная, стоит ли это говорить, она добавила: - Я бы поступила именно так. Думаю, там такие же солдаты. Как и я.
   - Хорошо, я тебе верю. Значит, мы первыми займём станцию и подождём их там, а до этого обычщем всё внутри, как и планировали. Так и поступим. Спускаемся, сейчас предстоит марш-бросок.
   Это оказалось сложнее, чем предполагала Лила: в районе биостанции, похоже, полгода назад шли самые ожесточённые бои, в результате, во многих местах приходилось перебираться через завалы, а кое-где даже искать обход. Теперь уже оглядываться по сторонам было некогда, Лила подгоняла их, заставляла держать темп.
   Когда Фрай чуть не рухнул через поваленную надолбу, Лила подхватила его под руку и прикрикнула:
   - Держись, мы почти у цели. Всего квартал остался.
   - Эх, вернёмся домой... сяду на диету...
   - Мэм, здесь кто-то есть - уже почти у самого здания предупредила Катрин. - Не могу сказать точно, но рядом с нами кто-то живой.
   - Чёрт, это могут быть волки. Усилить бдительность.
   - Но разве волки не там, по пригороду чужаков гоняют? - спросил Фрай.
   - Порой они так охотятся: часть стаи загоняет добычу к остальным, - ответила Лила. - Но даже если они не по нашу душу, не думаю, что упустят такую добычу.
   Они уже почти добрались к биостанции, когда в стороне послышалось приглушенное рычание. А затем из переулка показались таившиеся до того волки. Катрин ударила длинной очередью наискось через приближающуюся стаю, звери прянули в стороны. Её тут же поддержала Лила, в темноте ей приходилось тратить по три-четыре выстрела на каждого врага, её пистолет работал со скоростью автомата, грозя перегреться в любой момент. Фрай задержался, он никак не мог вытащить оружие, путаясь в кнопках и клапанах кобуры.
   В лазерных отсветах стало возможно, наконец, разглядеть врага. Как отметила Лила, они действительно были похожи на земных волков, только раза в полтора крупнее и с небольшими рогами, торчащими изо лба. Звери двигались неожиданно ловко и слаженно, словно не впервые стая оказывалась под огнём. Ситуация была патовой - волки не могли приблизиться, люди не могли прекратить стрельбу. Впрочем, такими темпами группа бы вскоре добралась до биостанции, а внутри держать оборону было бы куда легче. Но, как назло, от здания к ним бежали ещё не меньше десяти волков, преграждая путь.
   - Фил, прекрати копаться и расчисти путь. Если ты сейчас со своими пальцами кривыми не справишься, мы тут все ляжем. Понял? Нажать кнопку, откинуть клапан, извлечь оружие, что тут сложного?
   - Понял, - он повторил действия, действуя по её инструкциям.
   Пистолет удалось извлечь с первой же попытки. Пока Фрай готовился к стрельбе, Лила буквально услышала, как у него в голове звучит её же голос: "...снять с предохранителя, вытянуть правую руку, задержать дыхание..." А затем он начал стрелять, очень быстро переводя оружие с одной цели на другую.
   - Ха, надо же, как в тире, - он попытался картинно сдуть несуществующий дым с пистолета, но Лила подхватила его под руку, не оставляя времени на позёрство.
   - Научила я тебя на свою голову, тебе вообще оружие нельзя давать - проворчала она, когда тащила его мимо убитых зверей. Следовало признать, ученик превзошел учителя: на каждого волка потрачен ровно один выстрел, и проделано всё было в очень хорошем темпе. Реакция фанатичного любителя аркад при правильном приложении и шлифовке обеспечивала поразительные результаты.
   Уже оказавшись в тени массивного скруглённого здания, почти у самого входа Лила обернулась и спросила:
   - Кэт, как обстановка?
   - Стая рассеяна. Однако они могут притворяться, слишком необычные животные. Я оставлю на входе пару мин, они не сунутся внутрь - понимают, что такое мина.
   - Действуй.
   Лила и Фрай проскочили разбитую дверь и остатки бронещита. Катрин задержалась на несколько секунд. Здесь таиться уже не имело смысла, потому она включила фонарик на своём автомате, а Фрай с Лилой - обычные походные фонари. В большем холле когда-то явно разыгралось последнее сражение: стены пол и даже высокий потолок усеивали разнокалиберные следы от попаданий, там и тут лежала различная мебель, когда-то сваленная в баррикады, а сейчас разломанная, обгоревшая или вплавленная в пол. Стойка регистрации и вовсе выглядела так, словно по ней сначала вели огонь из тяжёлого пулемёта, а после ещё и подожгли. Крупный логотип корпорации над стойкой отчего-то расстреливали особенно упорно, узнать его было почти невозможно.
   - Теперь всё серьёзно, - произнесла Лила, доставая из кармана три видеокамеры размером не больше карандаша. - Вот, как мы и обсуждали перед полётом - закрепите на воротнике, дальше пойдём с ними. Если с одним из нас что-то случится, две других записи всё равно можно будет использовать в качестве доказательств. Не дай бог, конечно.
   Когда под ногой звякнул металл, Лила осветила пол и с удивлением увидела винтовку, аккуратно разрезанную на три части. Она не знала оружия, которое может такое проделать, но вполне вероятно, что это какая-то старая или редкая модель. На стволе винтовки сквозь пыль были видны засохшие капли крови, что в очередной раз заставило задуматься - почему нигде нет тел убитых, или даже костей. Похоже, местное зверьё за полгода постаралось на славу.
   - Первоначальный план накрылся, как обычно и бывает. - Заключил Фрай. - Потому - что дальше будем делать? Кэт, это всё же твоё задание, мы только помогаем. Как следует поступить?
   - Вторая группа явно продвигается сюда, но неизвестно, удастся ли им это, и сколько их останется. А также - кто будет их преследовать. Кроме того, в любой момент может появиться противник, с которым мы не сможем справиться, и нам придётся отступить. Судя по двум попыткам пробиться к биостанции, здесь осталось что-то важное. Даже если они пытались спасти руководство или ведущих учёных, здесь должна быть информация о проекте, возможно, какие-то образцы и документация.
   - Хорошо, идём. - Лила двинулась первой.
   Но всё оказалось не так просто. Со двора донеслось угрожающее рычание на несколько голосов. Обернувшись, люди увидели не совсем ту картину, какую ожидали: их преследовали не остатки первой стаи. Снаружи напротив входа стояли с полдесятка волков и ещё один перед ними, сильно отличавшийся. Он был массивней раза в полтора, заметно тяжелее, серая шкура серебрилась в лучах фонарей, словно покрытая инеем, а зубы и когти оказались куда больше и острее, чем нужно хищнику такого размера.
   - Вероятно, это один из мутантов, - предположила Катрин. - И он стал вожаком этой стаи. Он может быть куда опаснее остальных.
   Волки ещё несколько секунд рычали, словно о чём-то совещаясь, а затем один из них бросился вперёд, к людям. Прыгая из стороны в сторону, он избежал нескольких попаданий, а затем ринулся прямо на оставленную Катрин мину, будто исполняя приказ. Все трое попадали кто куда, прячась от обломков и ударной волны. Вот только времени на передышку им никто не дал - оставшиеся волки тут же бросились к расчищенному проходу. Катрин сразу отправила гранату в вожака, но тот прыгнул в сторону с такой скоростью, что она не успела даже разглядеть. Взрывом расшвыряло в стороны остальных, но мутант двигался так быстро, что глаз не успевал ловить его перемещения, различия лишь смазанную тень. Впрочем, ещё его движение сопровождал странный клацающий звук, будто по асфальту бьют тонкие копыта - Фрай и Лила стреляли практически на слух, не надеясь отследить мутанта. Перед входом зверь на мгновенье замер, готовясь к прыжку, но этого хватило, чтобы в него ударило сразу три лазерных луча.
   Все они рассеялись радугой на искрящейся шкуре, волк прыгнул, выбрав себе жертву. Катрин дёрнула Фрая за руку изо всех сил, повалила на землю, совсем близко от себя он увидел промелькнувшие клыки и когти. Мутант пробежал по инерции несколько шагов, развернулся и приготовился к новой атаке. Лила торопливо оглядывалась по сторонам: она уже поняла, что лазеры здесь бесполезны, и теперь искала среди валявшегося в пыли оружия что-нибудь более примитивное и желательно целое. Наконец увидев нечто подходящее, она сделала рывок к оружию. Волк тут же бросился наперерез, он выбрал её в качестве своей цели.
   Ещё несколько выстрелов не причинили ему вреда, а от подствольной гранаты он вовремя пригнулся - явно понимал опасность этого оружия. Потому Катрин перевела оружие, начала стрелять перед ним, будто пытаясь не пустить к Лиле. Разумеется, тот не обращал внимания на этот заградительный огонь и рвался к своей цели. Когда вдруг равномерное клацанье прервалось и, огибая проржавевший остов кресла, мутант потерял равновесие, на полной скорости врезался в стену. Вниз посыпалась паутина, копоть и пыль, удар оказался очень мощным.
   - Фил, лови! - Лила подхватила с пола древний дробовик и бросила Фраю, оказавшемуся ближе всех к "месту аварии".
   - Примитивно, убойно, то что надо! - он схватил ружьё и практически не целясь выстрелил в уже поднявшегося мутанта. Во все стороны полетели искры, его защита явно не предназначалась для такого грубого оружия. Заряд дроби отбросил волка, на этот раз встать ему было куда сложнее.
   - Сэр, в сторону, укройтесь за тем завалом! - Катрин уже наводила оружие, и пытаться спорить с ней было заведомо бесполезно.
   Встать во второй раз волк не успел - прямого попадания подствольной гранаты он не перенёс, тем более что заряд оказался плазменным, чтобы осколками не посекло своих. Только убедившись, что мутант действительно уничтожен и не поднимется в самый неподходящий момент, земляне отправились дальше. Оружия никто не убирал - в любую секунду могла появиться какая-нибудь тварь похлеще. Лила так и не могла забыть аккуратно разрезанную винтовку. Этот волк на бегу впивался когтями в пол, чтобы маневрировать на такой скорости, потому и ударился в стену - лапа попала в расплавленный выстрелом металл - но его когтей для такого разреза было бы недостаточно.
   Пару верхних этажей они оббежали торопливо, но там помимо всё той же атмосферы полного разгрома не было ничего подозрительного, или говорящего о двойном дне этого объекта. Тогда они вернулись на первый этаж и вскоре обнаружили люк в подвал, взорванный и оплавившийся от энергетического оружия. Здесь продвижение замедлилось - подземные помещения пострадали куда сильнее, да и подозрительных вещей здесь оказалось намного больше. С другой стороны, никто из них троих не был специалистом по биологии и медицине и не мог сказать, когда перед ними установка для честных медицинских исследований, а когда - оборудования для каких-то чёрных разработок. Потому они только снимали всё подряд, надеясь, что потом удастся по записи определить предназначение всего этого оборудования.
   - Лила, как думаешь, что тут произошло? - Спросил Фрай по пути. На её вопросительный взгляд пояснил: - Ну, здесь, в городе, при штурме? Почему они так внезапно полезли? Может, раз это медицинская компания - они сделали какой-то вирус, знаешь, как в кино, и у местных поехала крыша? Ну, как зомби в фильмах, готовы на всё, лишь бы сожрать не заразившихся.
   - Идея интересная, но я в ней сомневаюсь. Судя по тем же фильмам - они тупые и готовы рвать людей руками. А здесь использовалось современное оружие. Нет, не всё так просто. Хотя странностей хватает. Например, на верхних этажах шла обычная перестрелка. А на нижних - сам видишь, - Лила указала на большую вмятину в стене, длинные царапины в металлическом потолке, выбитую тяжелую дверь. - Словно резня была. Эх, найди бы какие-нибудь "Хроники Янтарного", где всё расписано...
   - Внимание, кажется, я обнаружила то, что нам нужно, - произнесла Катрин в стороне. Когда взрослые обернулись, она посветила фонарём на табличку рядом с очередной выбитой дверью. "Кларк Шаффери, директор".
   Обстановка внутри мало чем отличалась от остальных кабинетов. Тихо, пусто, пыльно, некогда роскошная приёмная теперь напоминала свалку. Почти одновременно все три фонаря остановились на массивном предмете у стены - там лежал большой кейс, рассечённый надвое, вокруг в пыли поблёскивали информационные кристаллы, видимо, высыпавшиеся из него. О грустной судьбе владельца этого кейса приходило только догадываться. Несколько кристаллов, оказавшихся ближе к двери, было раздавлено, но раскатившиеся по другим углам выглядели целыми. Пока Фрай и Катрин прикрывали коридор, Лила быстро собрала их и пересчитала. Семь целых, четыре уже не восстановишь. Остатки кейса, бронированного, судя по весу, она поставила на заскрипевший стол. Как она и предполагала, в углу кейса нашлось автономное устройство для считывания этих кристаллов. Выбрав наудачу, она вставила один из них, надеясь, что калифорниевая батарейка ещё работоспособна.
   - Дневник работ Объекта 731, часть четвёртая. - После небольшой задержки над столом возникла голограмма. Изображение сильно дрожало, звук был ниже всякой критики, но этого и следовало ожидать от старого ненастроенного проектора и пыльного кристалла. - Проверка местных особей на устойчивость к модификациям. Часть первая, доклад первый "Манипуляция вида Lupus Cornus с силикатами, применение соединений кремния для усиления своего организма"...
   Лила прослушала начало доклада, перемотала, взяла следующий кристалл, потом третий. Она торопилась, чувствуя, как уходит отпущенное им время, но желая хотя бы в общих чертах понять ситуацию. А также узнать, какие ещё опасности могут им встретиться на пути. Когда стены слабо вздрогнули от взрыва, а сверху донёсся почти неразличимый шум перестрелки, Лила раскидала кристаллы по карманам, выдернула из проектора последний и скомандовала:
   - Идём наверх. Вероятно, сюда добралась вторая команда, и чувствуя я, их там тоже кто-то встретил. Или догнал. Идём к группе, в зависимости от уровня опасности - пытаемся произвести захват, или отступаем. Понятно?
   - Да. - Ответ вышел слаженным, это её порадовало.
   - Тогда - ходу!
   На бегу Лила пересказала им всё, что удалось узнать после краткого пробега по всем этим записям. Сначала - факты. Планета Шевир оказалась очень удачной для генетиков. С одной стороны, жизнь близка к земной. С другой - много необычных видов и особенностей, вроде той же возможности местных волков есть песок и использовать полученный кремний для укрепления своих рогов. Сотрудники "Пандион" работали в двух направлениях: изучали восприимчивость местных видов к модификациям и выделяли местные гены, отвечающие за наиболее необычные и полезные свойства. Особо удачные образцы даже были пущены в серию, для отработки методики. О гражданской войне в имеющихся записях упоминалось весьма туманно, но, похоже, какое-то отношение корпорация к ней имела. Кроме того, они, вероятно, снабжали оружием обе стороны. С переходом конфликта в активную фазу совпало и начало "испытаний" самых перспективных гибридов.
   Дальше уже шли домыслы. Могла ли корпорация пожелать натурных испытаний для своих разработок? Могла ли она не только поставлять залежавшееся вооружение с выгодой для себя, но и спровоцировать сам конфликт? Могли ли учёные и впрямь использовать вооруженные отряды как противников для своих гибридов? Могли ли люди из обоих враждующих лагерей объединиться перед своим настоящим врагом? И кроме того - могли ли они, в последнем сражении прорвав мощную укреплённую оборону, начать крушить станцию и в результате выпустить нечто такое, чему не следовало давать свободу?
   Слишком много предположений, слишком мало фактов, но обстановка в городе вписывалась в эту теорию. Лила говорила быстро, стараясь изложить всё важное, и при этом ещё и не сбить дыхание, но даже с краткой версией она едва уложилась. О том деле, которое их сюда и привело, информации тоже было немного - лишь несколько упоминаний, что эта лаборатория поставляла биологические материалы второму проекту.
   На первом этаже уже стало не до разговоров - все трое вслушивались в звуки сражения, стараясь определить, где оно происходит. Несмотря на эхо, сориентироваться удалось быстро - шум доносился из внутреннего двора. По найденным в сети рекламным плакатам компании они знали, что в центральной части биостанции разбит небольшой парк для отдыха сотрудников и гостей. Перед спуском вниз Катрин успела заглянуть сюда в поисках чего-нибудь подозрительного. Однако совершенно ничего полезного не нашлось, она лишь отметила, что несколько плодовых деревьев и различные кустарники легко отделались в первой битве - лишь кое-где на стволах и ветках виднелись старые следы от выстрелов. А сейчас, к их второму приходу парк уже догорал. Почерневшие деревца ещё чадили, от кустов остались лишь голые прутья, а вместо листьев и травы под ногами был только пепел.
   Перестрелка ещё продолжалась. Среди гари и дыма темнела высокая нескладная фигура, на которую с трёх сторон сыпались выстрелы. Впрочем, бойцов прорвалось на биостанцию больше - четвёртый лежал возле одной из дверей, его тело в лёгком скафандре и массивный лучемёт были пробиты десятком длинных острых игл. Шипы эти казались не металлическими, а скорее из рога или кости.
   Притаившись в тени и пока не желая ввязываться в бой, Фрай Лила и Катрин изучали участников сражения. Все бойцы группы, явно принадлежащей корпорации, были в облегчённых скафандрах разведки, без шлемов или реактивных ранцев. Ближе всех к ним стоял чужой из расы Ген Мо Кай, похожий на ярко-оранжевую рептилию, прячась за декоративной колонной, он один за другим отправлял во врага заряды из крупнокалиберной плазменной пушки. Второй, светловолосый парень, на вид не старше двадцати присев за остатками фонтана непрерывно поливал цель огнём из двух скорострельных автоматов. Третий, выглядевший самым старшим и наиболее опасным из них, оказался вооружен тяжелой лазерной пушкой. Оружие, которое обычно устанавливают на станке, он ухитрялся не только держать одной левой рукой, но и даже стрелять из него с завидной точностью. К сожалению, он прятался в самом дальнем углу, и его лица не было видно в темноте.
   Но самым интересным и страшным персонажем был их враг. Бойцы держали его в лучах фонарей, потому рассмотреть очередного мутанта можно было в деталях. Похожий на человека, но больше двух с половиной метров ростом, с серой, скользкой на вид, кожей и руками, свисающими почти до пола, он производил незабываемое впечатление. Остальные детали не так сильно бросались в глаза: худые узловатые конечности, слишком большие для человека глаза, никакого носа. А ещё казалось, что в его теле вообще нет костей, только мышцы и сухожилия. Он двигался быстро, избегая плотного огня, но даже удачные попадания, казалось, не причиняют ему большого вреда - раны затягивались буквально на глазах.
   - Это регенератор, - прошептала Лила едва слышно. - Гибрид на основе нескольких видов. Я видела упоминание в файлах, но не поверила. Он может запасать массу и использоваться для самовосстановления - такой весит раза в три тяжелее, чем должен при своих размерах. У него нет постоянного скелета, но он может формировать кости, как те иглы, например, или как другое оружие.
   В этот момент мутант сумел подобраться достаточно близко к чужому и резко выбросил правую руку, удлинившуюся раза в полтора. В момент удара три пальца на ладони сплющились и затвердели, в отсветах плазмы блеснули три длинных лезвия. Ген Мо Кай успел лишь закрыться оружием, но это его не спасло.
   - У него очень сложная нервная система, с многочисленным дублированием, но если оставить его без головы, возможно, мы сумеем выиграть время, - продолжила Лила. Сейчас важно было выжить самим, эмоции от гибели других можно оставить на потом. - Кэт, жди здесь. Мы обойдём по первому этажу и подберёмся к командиру. Через полторы минуты попытайся попасть мутанту в голову, и вывести из строя второго человека.
   - Будет исполнено.
   - Тогда, время пошло.
   Всё получилось не совсем так, как наметила Лила. Когда они добрались до нужной двери, монстр уже разобрался с молодым бойцом и теперь направлялся к командиру отряда. Мощные лазерные залпы прожигали шкуру, однако этим дело и ограничивалось - потому регенератор шел вперёд, но словно против ветра. Человек отбросил оружие в сторону, вытянул руку перед собой, и зал озарила яркая плазменная вспышка - Катрин даже не успела понять, каким оружием он воспользовался. Монстр отшатнулся, застыл на месте, обожженная и полуоторванная левая рука повисла без движения, а правой он отмахнулся от врага, выпуская когти. Однако солдат вскользь принял удар когтей на возникший в левой руке длинный клинок, а затем, не давая опомниться, прыгнул вперёд, сбивая регенератора всей массой. Тут же отскочил от рухнувшего мутанта, успев напоследок полоснуть его лезвием, впрочем, явно не причинив особого вреда. Быстро поднявшийся на ноги регенератор оказался идеальной мишенью, и Катрин не стала медлить. Бронебойная граната вонзилась в голову монстра, разнеся её в мелкие клочки. Мутант медленно завалился на пол, подняв волну пепла. Вот только во вспышке взрыва она разглядела лицо оставшегося в живых солдата и узнала одного из подручных Майера. Стало понятно, и откуда он успевает брать оружие - пламя взрыва отразилось от серого металла кибернетической руки, от торчащегоя из запястья ствола пушки и выдвижного клинка
   - Огонь на поражение! Отменить захват! - сейчас было не до субординации, просто она чётко понимала, что в плен этого человека (или уже не совсем человека?) им не взять никак.
   Но и Поль успел среагировать. Едва громыхнул взрыв, он откатился в сторону и попытался разглядеть стрелка с гранатомётом. Однако сделать этого не успел - заметив движение в коридоре, он правой рукой сорвал с пояса гранату и швырнул туда, одновременно пытаясь перекатом добраться до плазменной пушки своего подчинённого. Катрин увидела, как Фрай с Лилой вылетела из дверного проёма, падая в стороны. Ураганный огонь отсёк Поля от оружия, заставив спрятаться за каменным ограждением парка. Тут же оттуда вылетела навесом ещё одна граната, которую Катрин решила сразу сбить в полёте. Вот только на то и был расчёт, граната оказалась светозвуковой: ослепительно-яркая вспышка заставила зажмуриться всех, а того и ждавший Поль прыгнул прямо к ней.
   Неприцельная очередь от Катрин прошла в стороне, ничем ему не повредив. Лила, оказавшаяся дальше остальных, сквозь слёзы и яркие круги после вспышки увидела, как солдат перекатывается по земле, бросается вперёд, замахиваясь левой рукой с выпущенным лезвием. И вдруг застывает, словно споткнувшись. За взрывом гранаты никто не заметил, как регенератор успел подняться на колени. А прыгнувший вслепую Поль не увидел метнувшуюся к нему руку. Когти пробили левый бок в трёх местах, не встретив преграды - не начни он замах, удар пришелся бы на металл, но теперь было уже поздно. Катрин смотрела на замершего в метре от неё человека сквозь прицел автомата, она слышала, как набирает заряд плазменное орудие, направленное ей точно в голову. Мутант замер на секунду, но тут же убрал лапу и встал на ноги, переключившись на новые цели. Поль рухнул наземь, так и не успев выстрелить.
   - В укрытие! - пришедшая в себя Катрин успела перезарядить оружие, в регенератора полетела ещё одна граната.
   Вот только тот оказался не таким уж и тупым - завидев знакомую угрозу, мутант отмахнулся правой, уже регенерировавшей лапой, ухитрившись отправить гранату в дальний угол, где взрыв никому не причинил вреда.
   - Похоже, здесь нам больше ничего не светит. - Лила здраво оценила ситуацию. - А теперь, "план Б".
   - Бежим? - уточнил Фрай на всякий случай.
   - И как можно быстрее. Кэт, уходим! Выстрели ему под ноги, и бежим отсюда. - Катрин кивнула, показывая, что поняла приказ. Быстро, как только смогла, отыскала в подсумке последнюю гранату и зарядила оружие. - Готова? Хорошо... Огонь! Все за мной!
   Граната ещё не достигла земли, а Фрай с Лилой уже развернулись на месте и понеслись к выходу. Катрин бросилась следом, пригибаясь за ограждением, а когда над головой просвистели осколки гранаты - побежала уже во весь рост. К дверям все трое бежали так, словно за ними гонятся черти. В данном случае метафора была не далека от истины. Когда они вылетели на улицу, несколько бродивших у входа волков просто шарахнулись в стороны. Даже не обратив на них внимания Лила побежала прочь от биостанции, Фрай и Катрин следовали за ней. Одним духом отмахав полкилометра, они остановились, пристально глядя на вход. Только сейчас стало понятно, почему бежать им было так легко - тьму уже сменили сумерки. Эта планета вращалась в обратную сторону, потому здесь небо начало светлеть на западе, а не на востоке.
   - Мэм, не лучше ли будет принять бой? Даже если он регенерирует повреждения - его ресурсы восстановления ограничены, а у нас ещё достаточно боеприпасов. У этого мутанта нет кристаллического покрытия на коже.
   - Да, но тут предусмотрен другой механизм. Там намешана куча разных генов, растений бактерий, чёрт его знает, чьи ещё. Он способен просто поглощать энергию света, и солнечного, и даже лазерного излучения. И вообще - те ребята приняли бой. Ну и где они теперь?
   - В следующий раз берём оружие разного типа. - Предложил Фрай. - На такой вот случай.
   Надежды, что монстр потеряет их из виду, не оправдались - мутант показался в дверях биостанции и тут же безошибочно обернулся в их сторону. Не тратя больше времени, Лила вновь побежала, с ходу взяв приличный темп. На ровном участке монстр бы их очень быстро догнал, потому приходилось петлять среди завалов и руин. Катрин держалась неплохо, а вот Фрай быстро начал сдавать. Лила бежала рядом с ним, на случай, если он упадёт, и дальше придётся тащить его на себе. На бегу она пояснила:
   - Я подняла корабль дистанционно, он скоро будет здесь.
   - Но разве его не засекут службы ПВО? - Катрин, не останавливаясь, запрограммировала последнюю мину и бросила её среди битых кирпичей. Если монстр идёт за ними след в след, взрыв может его задержать.
   - Наплевать! Они не лезут в зону, а сами мы до корабля точно не успеем добраться, прежде чем нас догонят.
   - Но там же... хе... лазерное... оружие... хе... - Фрай дышал с большим трудом, такие нагрузки отличались для него от обычных, как "Шаттл" от "Звёздного разрушителя".
   - Его способности по поглощению тоже не безграничны. Герань цветёт, если поставить её на солнце. Если ты оставишь её в Сахаре, она засохнет в мгновение ока. В крайнем случае, наш ИИ повторит подвиг монгольского камикадзе Ю Кина, то есть протаранит его к лешему. Сейчас нужно только найти подходящую целую высотку, на крышу которой мы сможем его выманить.
   - Мэм, разрешите узнать. Вы вызвали корабль тремя командами с коммуникатора. Первая на взлёт. Вторая на движение к капитану. А третья?
   - Третья - "расстрелять из курсовых лазеров злобного монстра, преследующего команду". Кэт, я ж говорила, мы люди тёртые, а по дополнительным процедурам корабля можно карту наших путешествий составить. Ладно, хватит болтать - вон тот дом кажется подходящим, - Лила указала на длинную двадцатиэтажку у самой набережной. - Последний рывок!
   Катрин пошла первой, на случай, если придётся вскрывать дверь, следом Лила, последним бежал Фрай. Он уже и сам бы не смог сказать, за счёт чего ещё держится. Уже на втором пролёте ноги отказывались подчиняться, хотелось просто упасть и минут десять хватать воздух, пытаясь отдышаться. В глазах темнело, он уже почти ничего не различал по сторонам. Взгляд цеплялся только за фиолетовые волосы Лилы впереди, как за маяк, он отчётливо понимал, что если упустит её из виду, то рухнет прямо там и долго ещё не сможет подняться. По ощущениям всё это сильно напоминало Спарк, да и преследующий их монстр словно возник из ночных кошмаров. Но было бы наивно думать, что всё происходящее только ещё одна галлюцинация. Где-то очень далеко, словно на другом материке, прозвучала длинная автоматная очередь, затем донёсся звук удара ногой по железу. Неизвестно как преодолев ещё один пролёт, Фрай вылетел на свежий воздух и упал бы, не подхвати его жена за воротник.
   - Продержись ещё немного, всё почти закончилось, - произнесла она тихо, быстро отступила от лестницы и взяла дверь на прицел. Рядом подняла автомат Катрин. Кое-как сев, Фрай дрожащими руками тоже навёл пистолет на дверь, ствол отчаянно вело из стороны в сторону.
   Среди домов уже гуляло эхо двигателя, вдалеке блеснул зелёный корпус, но успеет ли корабль добраться к ним раньше монстра? И без того помятая дверь отлетела в сторону от одного удара, когда мутант появился на крыше, заметно расширив собой дверной проём. Монстр пошел вперёд, поднимая руки, пальцы его начали превращаться в когти. В отличие от людей, по нему совершенно нельзя было сказать, что он только что бегом преодолел несколько километров и подъём в двадцать этажей.
   Длинная сдвоенная очередь ударила с расстояния в пару кварталов, мощные лазеры в импульсном режиме оставляли длинные борозды на крыше, испаряли остатки перил и дырявили полуразрушенную многоэтажную башню напротив. Монстр попытался прыгнуть вперёд, но несколько попаданий сбили его с ног, один из выстрелов оторвал половину когтистой руки. Зависнув на месте, корабль внёс все необходимые поправки и начал поливать крышу уже непрерывными очередями, поджаривая и разрывая мутанта в клочья. Первым не выдержал Фрай - каким бы слабым и бесполезным ни был его пистолет по сравнению с корабельным оружием, он начал стрелять, стараясь поразить каждый кусок монстра, пытавшийся шевелиться. Секунду спустя к нему присоединились Лила и Катрин. Если бы от оцепления наблюдали за территорией сектора, возможны эту пальбы заметили бы даже там. Через минуту, когда их оружие отказало от перегрева, а крыша стала напоминать полотно абстракциониста, прекратил огонь и корабль. Лила секунду вглядывалась в разводы на иссечённой поверхности, боясь увидеть хоть малейшее движение.
   Затем она одним касанием коммуникатора отправила корабль на посадку и без сил опустилась на крышу. Фрай и Катрин просто упали, кто где стоял. Наступила тишина. Конечно, доносился шелест листьев на ветру, плеск реки, стрёкот насекомых, но за ними не было посторонних звуков. Ни гула двигателя на форсаже, ни тяжёлых шагов, ни пронзительного свиста лазеров. Наверное, это можно называть тишиной. Через несколько минут Лила медленно прошла по крыше, по пути она распустила волосы, словно показывая - вот всё и закончилось, теперь некого бояться. Она оперлась на ржавые перила, не заботясь об одежде, и вдруг произнесла:
   - Теперь я поняла, почему этот город назвали Янтарным.
   - Что? - Фрай засмотрелся на жену, её слов он не услышал.
   - Идите сюда. - Когда они приблизились к краю, Лила указала на реку. - Смотрите.
   Виной тому другой состав атмосферы, или иной тип звезды, но рассвет здесь был не красным, как на Земле, я светло-оранжевым. В первых солнечных лучах вся вода в реке казалась прозрачно-жёлтой, словно поток янтаря. Смотреть на это зрелище можно бесконечно, но рассвет недолог, солнце поднялось выше, и перед ними вновь была обычная река, в которой отражалось светлеющее небо и серые руины забытого города.
   - И что, Кэт, так было всю твою жизнь? - спросила Лила негромко. - Только гарь и руины, сталь, огонь и кровь?
   - Да. Хотя я и не совсем понимаю ваши слова.
   - Ничего. Ты не волнуйся, в твоей жизни может появиться что-то иное. Будет ласковый дождь... Будет всё у тебя по-иному.
   - Я так не думаю. Вы ведь знаете, кто я такая. Для вас всё происходящее - нечто новое и необычное. Для меня - просто часть работы. Да и зачем мне нужно что-то иное, ведь моя специальность уже определена.
   - Наивность молодости. Будущее создаём мы сами, и ни кто больше. А однажды ты поймешь, что мир не должен ограничиваться полем боя. Ладно, всё это ненужная философия... Идём, корабль приземлился только в квартале отсюда, рядом не оказалось ни одной ровной площадки. А нам ещё нужно выбраться с этой планеты.
  
   Глава 10.
  
   Утром Эми пришла на работу первой. Тихо ругаясь по-китайски, она кое-как стряхнула снег, повесила куртку на вешалку. Другой верхней одежды пока не было, кроме оставленной Фраем, Лилой и Катрин ещё со вчера, значит, никого пока нет, а эта неугомонная троица до сих пор не вернулась. Идти в лаборатории или ангар было чревато - профессор мог немедленно приставить к какому-нибудь наверняка бессмысленному, но обязательному труду.
   Марсианка пошла туда, где старый маразматик никогда не догадается её искать - в комнату отдыха. Дверь отъехала в сторону, Эми остановилась на пороге, умилённо изучая открывшийся пейзаж. Фрай с Лилой крепко спали на диване прямо в одежде - похоже, выйдя с корабля, сумели лишь добрести сюда и рухнуть в чём были. Катрин сидела, прислонившись спиной к дивану, голова опустилась на грудь, она явно устала даже больше остальных. Всё очарование семейной идиллии несколько сбивал пистолет в руках девочки, но на общем фоне им можно было и пренебречь.
   Стоило Эми шевельнуться, Катрин мгновенно раскрыла совершенно ясные глаза, оглядела источник шума и тут же вновь крепко заснула, не выпуская оружия. Эми зябко повела плечами и, так и не войдя в комнату, закрыла дверь. Конечно, свалившаяся им - а в основном Фраю с Лилой - на голову девочка была милой и симпатичной, но в такие моменты она немного пугала. "Нормальные люди не могут так переходить ото сна к бодрствованию, и тут же засыпать обратно". - Думала она, направляясь к ангару. Нужно было проверить корабль после рейса. - "На такое даже Лила с её бойцовскими замашками не способна. Так или иначе, нужно будет потом с ними обязательно поговорить..."
   То ли звёзды сегодня расположились неудачно, то ли подвела погода на родном Марсе, но в дверях ангара Эми застыла вновь. После чего громко произнесла по-китайски то, что когда кричал её папа, застав её в комнате с ухажером. Точнее, он это выкрикивал, когда узнал, что никаких серьёзных намерений у парня нет, и рождение внуков опять отодвигается в туманную даль. Раз уж на то пошло, Эми медленно с чувством повторила и всё, что говорил папаша, пока гнал несчастного парня без штанов до самой ограды позитронным дробовиком.
   Корабль в ангаре выглядел сногсшибательно в худшем значении слова. Левое крыло было пробито в двух местах, по правому шла изрядная трещина, а турель монотонно ворочала пушкой по горизонтали, градусов на пять в каждую сторону - то ли заклинила, то ли ИИ накрылся. Весь корпус равномерно украшало множество вмятин, словно корабль пронёсся через метеоритный поток, да и редкие пятна зелёной краски едва виднелись сквозь толстый слой копоти и пыли.
   Внутри, когда Эми всё же решилась подняться на борт, всё было перевёрнуто вверх дном - через что бы корабль не прошёл, гравитатор не смог погасить эффект от всех манёвров. Посадка, да и большая часть полёта, похоже, были проведены на ручном управлении - автопилот находился в полном ступоре. На экране безостановочно мелькали варианты противозенитных манёвров, траектории противовоздушных ракет и маршруты уклонения. Ко всему ещё стоило прибавить не прекращающую выть аварийную сирену и вопли автопилота о приближающихся ракетах - видимо, именно по этой причине искатели приключений на корму корабля предпочли спать не здесь, а на старом диване и полу. Эми не являлась большой специалисткой по оружию и сражениям, но сложила для себя общую картину. Всё выглядело так, будто ИИ звездолёта противостоял в вычислительной дуэли тактическому компьютеру системы управления огнём, а ставкой в этой дуэли было выживание корабля.
   Вздохнув, Эми сняла нужную секцию пола, полезла в узкий туннель, выстланный пучками проводов, из глубины которого доносился вечный запах жженой изоляции. Похоже, в своё время Фарнсуорт наивно полагал, что компьютеру никогда не понадобится аппаратная перезагрузка, потому засунул эту кнопку чёрт знает куда. По пути Эми набрала короткую команду на своё коммуникаторе - вскоре снаружи донеслось царапание и тихий скрежет. За ремонт взялись несколько маленьких паукообразных роботов, которых Фарнсуорт в своё время собрал для помощи в каком-то эксперименте, после чего сразу забыл про них, и Лиле с Эми удалось приспособить эти машины к делу. Марсианка уже поняла, что человеческой помощи в ремонте она сегодня если и дождётся, то не скоро.
  
   Лила проснулась первой. Ощущения были не из приятных - все перенапряжённые мышцы болели, а организм отчаянно просил проваляться без движения ещё пару суток. Как бы она не храбрилась перед Катрин, а такие приключения всё-таки выше их уровня. Помимо беготни по планете и экстремального взлёта, после ещё и корабль пришлось вести домой практически по звёздам и карманному компасу. Впрочем, до того компьютер смог справится со своей задачей, провёл их через плотный огонь с земли, пригодились алгоритмы, отточенные на ПВО омикронцев и ещё пары десятков "благодарных клиентов".
   Может, столь поспешный отход и напоминал бегство, но они просто не могли там оставаться после всего увиденного. Последней каплей стало возвращение к кораблю. Они уже почти добрались до места посадки, настороженно пробираясь через руины и не опуская оружия и на секунду, когда Катрин жестом велела остановиться. Все трое упали за полуразрушенную стену. Минута прошла в напряжённой тишине, потом Катрин очень медленно выглянула за угол, Фрай с Лилой столь же осторожно последовали её примеру. Совсем близко между домами виднелся небольшой пустырь, и там друг напротив друга стояли регенаратор и такой же "улучшенный" волк, как возглавлявший давешнюю стаю.
   Люди замерли, ожидая, когда два монстра бросятся друг на друга, чтобы под шумок миновать опасное место. Всё пошло не так. Чудовища медленно сблизились. Регенератор убрал когти, протянул руку и потрепал волка по голове, тот только слегка высунул язык, будто собираясь облизывать. Картина выглядела так, словно хозяин стоит рядом с верной собакой. Едва ли нечто подобное могли вложить те, кто создавал этих мутантов для сражений, значит, монстры научились уже после. Больше всех зрелище ошеломило Катрин, наиболее осведомлённую о применении биооружия - она смотрела на происходящее так, будто перед ней зенитная установка дружески беседует со штурмовым вертолётом. Испуганно и недоверчиво разглядывая эту картину, Лила отдала приказ нестись на корабль, наплевав на скрытное перемещение. Ей просто захотелось оказаться как можно дальше оттуда.
   Потому что сейчас она отчётливо поняла - люди здесь теперь чужие, эта земля им больше не принадлежит. Спасибо одной неназываемой корпорации и чересчур умным её учёным, обожающим сначала сотворить монстра, а потом уже думать, как же его контролировать. Впрочем, большинство учёных таковы, разница лишь в масштабах их ошибок.
   - Лила, с тобой всё в порядке?
   - А? - Она только сейчас поняла, что муж уже некоторое время проснулся и смотрит на неё. - Всё нормально. Просто вспомнилось всё, чего мы сегодня навидались.
   - Не бойся, они все остались далеко. Здесь только мы. - Произнёс он тихо, гладя её по волосам.
   - Знаю... - она замолчала, наслаждаясь происходящим. Лила не слишком любила, когда её утешают или успокаивают, но любой девушке порой хочется побыть слабой. Наконец, она тряхнула головой и бодро произнесла: - Ну, ладно, отдохнули и хватит. Пора вставать. Корабль надо в божеский вид привести. Кэт, ты ещё успеешь в школу, или сегодня обойдешься без неё.
   - Не стоит нарушать прикрытия. - Та ответила сразу, поднялась на ноги, убрала оружие в кобуру.
   - На первый урок ты точно опоздаешь, - Произнёс Фрай, с заметной неохотой сел на диване. - Но если поспешишь, можешь успеть на второй.
   - Понятно. Тогда, мне надо поторопиться. - Она направилась к двери.
   - Кэт, постой. - Лила остановила её. - У меня есть идея. Со всей этой беготнёй по руинам, как-то я соскучилась по нормальным людям вокруг. Может быть, сегодня к вечеру, когда вернёшься, сходим куда-нибудь всей конторой, отметим наше возвращение?
   - Это приказ? - Катрин остановилась.
   - Конечно, нет. Всего лишь предложение. Если у тебя есть другие дела или просто не хочешь, идти необязательно.
   - Не знаю. - Катрин задумалась. - Я просто оцениваю приоритеты. У меня ещё будут вечером дела в лаборатории, готовим с профессором из подручных средств одну полезную систему. Но это будет поздно вечером, когда вернёмся. А вот если мне придётся задержаться в школе по какой-либо причине, приказ придерживаться легенды вступил бы в противоречие с приказом следовать за вами. В данном случае, противоречие устраняется.
   - В общем, позвони, если придешь позже, - сказал Фрай. - мы подождём тебя или пойдём одни. Силком тебя никто не тянет.
   - Понятно. Я сообщу в случае задержки.
   - Вот и договорились. - Подвела итог Лила. Потянулась, поморщилась от боли. - А теперь - труба зовёт. Фрай, подъём и двигаемся к ангару, корабль нам скоро понадобится, а судя по тому, что я даже здесь слышу эхо ругани на мандаринском, состояние его ещё хуже, чем мне показалось ночью.
  
   В школу Катрин всё же добралась и даже на второй урок она не опоздала. Правда, по территории школы пришлось уже пробежаться, с преодолением забора и залезанием в окно второго этажа, но, вроде бы, лишнего внимания она не привлекла - к странноватой новенькой уже стали привыкать, а расположение камер ей было известно. На большей перемене она, как обычно, отошла в сторону с Кьюбертом и Двайтом. Но вскоре в их разговор, не особо церемонясь, влез Ассид, уже практически на правах если и не её начальника, то знакомого. На этот раз нептунианец был без привычных прихлебателей, в одиночку.
   - ...вот поэтому, если нужно пересечь город быстро, нужно двигаться через Квинси, а не через Манхеттен, там вечно пробки и на улицах, и в трубах. Ещё есть вариант обхода через Бронкс.
   - Понятно. Спасибо, я воспользуюсь этим советом, если возникнет надобность.
   - Кэт, - нептунианец, скорее уже по инерции, изредка ещё пытался продемонстрировать превосходство и покровительственный тон, но так в этом и не преуспел - она подобные попытки просто игнорировала, - ты, конечно, может, очень крутая, умная и полезная. Но если думаешь, что тебе за красивые глаза станут прощать прогулы с опозданиями, то ошибаешься. Проспала, что ли?
   - Нет, просто у меня нашлись более неотложные дела.
   - Интересно, какие? Раз уж оказалась в школе, учёба - вот твои самые неотложные дела. Не хочу читать мораль, - произнёс он доверительно. Впрочем, как и всегда после произнесения подобной фразы, именно её читать и начал: - Но я, вроде как, отвечаю за весь курс. Твои опоздания могут создать проблемы курсу, а значит - проблемы будут и у меня. Потому и хочу решить всё сейчас, пока не зашло далеко. После школы - это твоё время. Но уж в школе - будь добра, подчиняйся правилам.
   За спиной Катрин Двайт с Кьюбертом переглянулись. Ситуация была вполне ясна - Ассид решил восстановить хотя бы часть потерянного авторитета, пользуясь своим положением. Но девушка, похоже, не просчитала всех обстоятельств, потому что она вполне серьёзно спросила:
   - В чём именно состоит проблема и как она связана со всем коллективом?
   - О, всё просто. У нас идет постоянный сбор статистики - посещения и успеваемость учащихся, чем она лучше, тем выше рейтинг школы, тем больше людей поступят именно к нам. В свою очередь, это даст увеличение бюджета, возможность улучшить штат и оборудование, что, в перспективе, поднимет успеваемость... и так по нарастающей. Потому логично, что если ты снижаешь показатели, ты вредишь не только остальным, но и самой себе. Понятно? - он настолько увлёкся собственной речью, что даже перестал смотреть на собеседницу. Впрочем, сейчас она должна быть полностью раздавлена подавляющим превосходством. Ассид даже улыбнулся собственному каламбуру.
   - Да, принцип ответственности перед коллективом хорошо зарекомендовал себя. - Ответила Катрин невозмутимо. Если он и забыл их прошлый разговор, то она - нет. Впрочем, фраза вышла скорее одобрительной. - Однако насколько я успела разобраться, прочие мои показатели превосходят средний уровень. Таким образом, моя польза группе больше, чем негативное влияние. Я права?
   - Оно, конечно, так... - Ассид слегка стушевался. Он в хитростях этой системы долго разбирался, а девчонка сразу повела беседу на его уровне, вновь сведя на нет зыбкое преимущество. - Но, чем статистика выше, тем для тебя же самой и лучше.
   Кьюберт с Двайтом уже откровенно скучали, их данная тема занимала слабо. Ассид, тем временем, продолжал:
   - Я, конечно, понимаю, всё это перспектива дальняя, но вот рейтинг школы должен занимать тебя уже сейчас. Чем он выше, тем больше у тебя будут шансы поступить в нормальный колледж, а после - отыскать подходящую работу. Я же вижу, что ты куда серьёзней большинства учеников, ты явно понимаешь, что оценки, результаты учёбы и перспективы на её продолжение - именно этот вопрос тебя должен волновать в первую очередь. Иначе, зачем было идти сюда учиться?
   - Оценки должны меня заботить в первую очередь? - Переспросила Катрин. - Интересный взгляд...
   - Само собой. Нужно взрослеть вовремя и понимать, когда пора взяться за ум. В конце концов, ты ведь на своё будущее работаешь. Чёрт, сейчас начнётся урок, - Ассид сверился с часами на одной из левых рук. Развернулся, махнул на прощание, добавив: - Было интересно поболтать. Держись меня, не пожалеешь, я гарантирую.
   - Вот пижон шестилапый! - Бросил Кьюберт, когда новый конкурент исчез из виду.
   - Будущее является основным приоритетом, - повторила Катрин задумчиво. - Как необычно...
  
   "Если так всё пойдёт и дальше, эти игры могут длиться до бесконечности". - Хмуро думал Майер, стоя поздним вечером на крыше небоскрёба "Пандион". Только что закончилось очередное бесполезное совещание, где его всячески торопили с результатами, а он неохотно огрызался, напоминая начальству, кто же виноват в провале шевирской операции. - "Если бы не их бесконечные согласования и проверки допусков, мы бы успели туда намного раньше. Отправили бы разведку, подготовили нормально отряд, проложили маршрут. Однако вместо этого я в одиночку изучал на земле довоенные карты местности, потому что неизвестно, кого из оперативников допустят на столь ответственное задание, а кто рожей не вышел. В результате, всё пришлось делать на бегу, а девчонку успела туда раньше. И никаких, что б её, допусков не понадобилось. А мы из-за долбанной секретности потеряли людей. И Поль тоже погиб..."
   Контрольные системы подтвердили смерть лейтенанта прежде, чем отходящая с боем группа Майера добралась до блокпоста, а остальные из отряда Поля были убиты ещё раньше. И теперь даже неизвестно, кто стал причиной смерти - неугомонная девчонка, спутавшая им все карты, её таинственные союзники или местное зверьё. И даже тело забрать невозможно - если даже от него что-то и осталось, на организацию ещё одной группы прорыва у них сейчас нет ни времени, ни ресурсов, а выбить разрешение на полёты в закрытой зоне не может даже "Пандион".
   Вздохнув, Майер тяжело опёрся на ограждение, рассеянно оглядываясь по сторонам. На такой высоте только размеренно и спокойно мерцали в темноте алые контрольные огни на высотных зданиях и башнях. Но картина менялась, стоило опустить взгляд. Небоскрёб "Пандион" был одним из самых высоких в центре Нового Нью-Йорка, и с его вершины наблюдателю открывался вид на целое море огней - дома, магистрали, рекламные щиты, клубы и рестораны - никогда не спящий город был залит светом.
   "Новый Нью-Йорк, столица Земли, население - больше двадцати миллионов разумных существ, из них процентов девяносто, это люди. Неужели информационный отдел надеется отыскать здесь одного единственного человека, особенно если он очень не хочет, чтобы его нашли? Один раз нам повезло, она подставилась. Надеяться, что это произойдёт вновь - абсурдно. Поиск по имеющейся информации так ничего и не дал, а стоит аналитикам расширить параметры, как система выдаёт десятками ложные срабатывания. Хватай мы их всех, чёрт, как раз бы на целую женскую школу набралось, и без того поначалу с их энтузиазмом чуть не убили пять человек впустую. На Шевир вёл чёткий след. А что нам осталось теперь?"
   Майер посмотрел вверх, на почти неразличимые за городским заревом холодные звёзды. Всё что у них осталось - имена четырёх учёных, вышедших из проекта компании, о которых предатель сообщил Гринфилду, а после, когда его нашли, и Виктору. Причём никто не может точно знать, кто из них привлёк внимание не в меру любопытного эколога и остался в его записях, а кем он не заинтересовался. Четыре имени, четыре мира. Один ушел по истечении контракта и сейчас трудится над каким-то проектом в компании Вонгов, на Марсе, другой теперь работает на ДАП и сейчас в лаборатории на Альголе-7. Но эти участвовали только на самых ранних стадиях проекта, и мало что знают. Третий официально считается погибшим, однако аналитики уверены, что он просто залёг на дно на Австралии. И четвёртый, который числится пропавшим без вести -пытался сбежать, но корабль подбили и он, едва выйдя из прыжка, рухнул на Стиксе, необитаемом бескислородном мире.
   "Этот вариант наиболее вероятен, однако нам всё равно придётся поставить на особый контроль все четыре планеты, окружить агентами первых двоих, и попытаться ещё раз отыскать третьего и четвёртого. А всё только потому, что кто-то поленился организовать нормальную подстраховку первой ликвидации, и теперь мы все получили проблем с запасом". - Подумал Майер зло.
   - Будь оно всё... - так и не закончив проклятия, он развернулся на месте и пошёл к лифту вниз. Предстояло ещё сделать очень и очень многое.
  
   - Я полагаю, мы успели закончить всю тонкую работу, - болтала Эми негромко. Голос был сорван приказами и руганью во время осмотра и аврального ремонта корабля. Сейчас она, уже успокоившись, вела компанию сослуживцев к нужному заведению в нескольких кварталах от "Планет Экспресс". В соответствии с правилами морских конвоев, эскадра двигалась через толпу со скоростью самой медленной баржи, в данном случае - профессора. - С остальным справятся и роботы, там ничего сложного.
   - Да, конечно, эксплуатируйте роботов. - Проворчал Бендер. Весь маршрут он вертел головой на 360 градусов, похоже, высматривая себе что-нибудь достойное на ночь. Пока тщетно. - Мы работаем - вы отдыхаете. Люди с самого начала относилась к нам, как к вещам... Э-э, стоп, мясо по-китайски, это что, нам сюда, что ли? - Бендер затормозил на месте, указывая манипулятором на вывеску бара "Беднота бедной бедняжки" прямо по курсу.
   - Именно сюда. А что, Бендер, ты здесь уже был?
   - Да ты с небоскрёба рухнула?! Это же бар любителей "мыльных опер". Он, ну-у-у... он обозначен на карте для робомачо, как место, к которому на километр подходить нельзя. Так что, вперёд, неудачники, а я пошёл отсюда.
   - Эй, а если там окажется Калькулон, раз бар для любителей "мыла"? - удивился Фрай.
   - Невозможно. Калькулона они предали анафеме и его сериалы не смотрят. Так что, адиос!
   - Бендер, мы все вместе куда-то выбрались впервые за год, наверное. Не порти вечер, - попросил он друга.
   - И иди с нами, - добавила Лила безапелляционно, хватая робота за плечо и буквально волоча за собой.
   Пробираясь через полный зал к нужному столу, Эми пояснила:
   - Здесь очень хорошо готовят. Да и оформление забавное. И вообще, это заведение сейчас - самое модное по версии пятнадцати журналов. Обойти Эльзара, это, знаете ли, надо суметь. К тому же, здесь собираются такие интеллигентные люди.
   - Эй, Бендер, а мне показалось, или здесь у дверей стоит робовышибала. И он тебе кивнул, когда мы вошли. - Заметил Гермес.
   - Просто, э-э, выражение почтения к более совершенной модели. Эми, почему наше место в самом дальнем углу?
   - Оттуда самый лучший обзор. Хватит уже ворчать.
   По крайней мере, обслуживание оказалось на высоте, едва все расселись, к столу на изящных дамских гусеницах подкатила официантка-женоробот. Быстро собрав заказы, она даже не стала спрашивать Бендера, просто на прощание доверительно сказав:
   - Рада видеть, полагаю, тебе всё как обычно, Бендер.
   - Да, спасибо, Петти...э-э, прекрасная незнакомка.
   Теперь на Бендера смотрели уже все.
   - Что?! Ну да, был я тут один раз или два. Эти рудименты от Коллет, знаете, как я замучился, пока вытравил с харда эту девчачью любовь к сопливым сериальчикам... Бр-р-р! - робот ненатурально изобразил отвращение.
   На весь обширный зал ресторана приходилось всего пара слабеньких ламп под потолком. Основную часть освещения давали многочисленные телеэкраны, которыми были увешены стены, декоративные решётки, колонны, да и вообще, всё что можно. На них беззвучно крутились, надо полагать, лучшие моменты из бесчисленных телесериалов. Лишь на круглом возвышении-голопроекторе в центре зала то одну, то другую сцену показывали со звуком, в полный рост и со всеми возможными спецэффектами. Проектор погас, завершив очередной эпизод, откуда-то сверху голос ведущего, напоминающий рассказчика краткого содержания серий из всех мыльных опер разом, объявил:
   - Дамы, господа, а также прочие. О, прости, Бендер, я тебя не заметил. Следующей пойдёт сцена признания из твоей любимой "Просто Юнит М-642". А пока, по заказу нашего гостя с солнечного Меркурия, 5432 серия исторической астрономической драмы "Не родись Кассини".
   Все экраны притушили яркость, верхний свет вовсе погас. Над возвышением закружилась объёмная надпись: "1967-й год, средневековая Италия". Потом возникла большая лаборатория, выглядящая словно там Ньютона попросили развинтить кварковый ускоритель, а инструкции для сборки не дали. Посреди этого бедлама мирно стояли двое: примитивный женоробот и мужчина в парике и облачении, напоминающем смесь камзола с аквалангом.
   Фрая одна эта картина ввела в ступор на пару минут, остальные смотрели с ленивым любопытством. Человек заговорил первым:
   - Любимая, я улетаю изучать кольца Сатурна не ради вечной славы, но ради наших детей, которым нужны лекарства от оспы, холеры и СДВ. Обещай, что ты будешь ждать меня.
   - Обещаю, пройдёт хоть тысяча лет, наша любовь не потускнеет и на люмен. Клянусь здоровьем трёх твоих детей!
   - Дорогая, но у нас с тобой семеро детей.
   - Ой...
   После выразительной паузы донёсся громкий закадровый гогот, который, на взгляд Фрая, за тысячу лет не изменился совершенно ни грамма. Бендер смахнул несуществующую слезу, пробормотав:
   - Эх, идея совмещать мелодрамы с ситкомами действительно была гениальной. Вот она, золотая эра головидения.
   Жаль, его мнение разделяли отнюдь не все собравшиеся. В паре столов от проектора с места встал благообразный седой джентльмен и хорошо поставленным голосом заявил:
   - Долженствует заметить, что снята данная сцена чрезвычайно неизобретательно и плоско. Даже по сравнению с совершенно не выдающимся произведением из жизни высшего общества самых глубин Робоада "Рогатые тоже плачут", этот эпизод поставлен просто бездуховно и серо. Сериал - жалкая посредственность, его создатель - бесталанный графоман и должен отведать цикуты.
   И впрямь, тут интеллигентными были даже критиканы. И только Бендер быстро оглядывал зал, словно боясь кого-то увидеть. Нашел, вздохнул. Узнал. Культурный молодой человек не стал прерывать старшего по возрасту, он дождался окончания речи, поднялся и произнёс:
   - Уважаемый мессир, разрешите мне не согласится с вашим авторитетным мнением. Критику, не понимающему само собой разумеющихся вещей, определённо, стоит совершить акт ритуального самоубийства у Стены плача. Если ваша компетентность в вопросе столь невелика, нет никакой необходимости это демонстрировать.
   - Должен ли я указать вам, молодой человек, что ваша достойная точка зрения совершенно не оказывает сколь-нибудь существенного влияния на мою жизненную парадигму? А кроме того, смею ли я заметить, что ценитель, оставляющий за шедеврами уровня этого сериала право на существование, подобен неразумному отроку, и следовательно, нуждается в повторном знакомстве с нашей системой среднего образования?
   - Да, но ведь и тот, кто не видит всех неоспоримых достоинств данной сцены, не может быть никем иным, кроме как убеленным сединами старцем, испытывающим определённые трудности с восприятием современной жизни. Также вам следует знать, что славное место, где мы сейчас имеем честь находиться, никоим образом не является учебным заведением.
   - Скажите, достойный юноша, а не можете ли вы чисто теоретически допустить, что оптимальное для вас местоположение находится возле ватерклозета? - Старик выразил всё своё презрение к наглому юнцу одним движением брови. Что значит, богатый опыт споров.
   - А вам со мною незачем тягаться. - Молодой человек встал из-за стола, пошёл к собеседнику, говоря нараспев: - Нет смысла находить во мне врага. И с вами мне не хочется ругаться... Лишь в ваш живот влетит моя нога!
   Слово с делом у него не разошлось. Но и старик оказался бойцом опытным, согнувшись от удара, он на ощупь схватил со стола бутылку с квантовой ядер-колой и разбил о голову оппонента. В стороны разлетелись осколки стекла и светящиеся сиреневые брызги. С мест поднялись соратники обоих критиканов, о сериалах все уже забыли - через пару секунд посреди зала закипела классическая драка "стенка на стенку". А ещё через полминуты началась цепная реакция - кто-то промахнулся, кто толкнул не того: в результате скоро потасовка охватила почти весь ресторан.
   - Вот почему я не хотел сюда идти. - Произнёс Бендер, брезгливо смахнул со стола прилетевшую вставную челюсть, та с яростным чавканьем заскакала по полу. - Здесь так каждый вечер заканчивается - они все заводятся с пол-оборота. Я почему и не желал лезть в дальний угол.
   - Мог бы и предупредить. - Лила профессионально оглядела сражение. - К выходу нам не проскочить, двери на кухню заблокировались автоматически. Будем пробиваться. Бендер...
   - Всегда к вашим услугам. - Бендер распахнул дверь грудного отсека жестом опытного дилера чёрного рынка, продемонстрировал разнообразное холодное оружие. - Налетай, выбирай! Камер здесь нет, сдерживаться не надо.
   Эми помотала головой, только поудобней перехвати сумочку на манер кистеня. Гермес, откуда-то выудил солидных размеров линейку, укреплённую металлом, явно боевую. Лила достала из "оружейки" старую полицейскую тонфу, потом световую дубинку для Фрая. Спросила:
   - Кэт, что-нибудь нужно?
   Та окинула взглядом маршрут к двери, ответила:
   - Электрошокер есть?
   - А то! - Робот с грохотом покопался в отсеке, выудил требуемое. - Как раз дамская модель, розовый.
   - Непринципиально.
   - И я даже знать не хочу, где ты его взял, - проворчала Лила, отдавая деньги. - Ладно, вот план действий. Катрин прокладывает трассу до центра зала, потом движется основная группа: я иду первой, за мной Фрай и Бендер, Потом Зойдберг несёт профессора, Эми и Гермес в арьергарде. Вопросы? Нет вопросов. Катрин, приготовься. Учти, это не сражение, просто драка - не калечить, не убивать.
   - Я понимаю. - Она кивнула. Было очевидно, что она и впрямь верно оценивает ситуацию, а не просто соглашается с приказом.
   - Хорошо. Тогда - вперёд.
   - Слушаюсь.
   Она встала из-за стола, подняла одну из тарелок потяжелее и запустила в голову ближайшего любителя кабацких драк. Человек выпустил стул, которым до этого лупил какого-то очкарика, начал заваливаться вперёд. Катрин понеслась к нему, подпрыгнула, оттолкнулась от падающего тела и "без плеска" нырнула в толпу. Частые разряды слились в сплошной треск, словно кто-то из посетителей решил впечатлить противников и порвать рубашку на груди голыми руками. Цепочка ярких вспышек, будто взлётные огни, обозначили путь Катрин, девушка прошла сквозь толпу, не останавливаясь, вырубая или отталкивая людей на ходу. Добравшись до стола почти в центре зала, она от души врезала по краю, один из замешкавшихся людей хорошенько получил столешницей в челюсть.
   Основная группа уже двинулась следом через проложенную Катрин "просеку", расталкивая тех кто подходил близко - все сотрудники фирмы были достаточно опытными, и ситуация для них новой не являлась. Действовал отряд слаженно, потому уже через несколько секунд Лила перескочила через стол, приняла на дубинку предназначенный Катрин удар и ногой вырубила одного из её противников.
   - Меняем порядок. - Произнесла Лила быстро. - К дверям мы с ней пробиваемся вдвоём, остальные двигаются следом прежним построением. Работаем вместе.
   - Принято.
   - Пошли!
   Уже на улице Лила немного отдышалась, пока все они приводили себя в порядок после прорыва к дверям. Катрин с Бендером задерживались - девушка вырубила напоследок вышибалу его же табельной кувалдой и теперь стирала ему память о последнем часе с помощью Бендера. Сгибальщик заодно сбрасывал себе видео самых классных драк - то есть, всех со своим участием. Гермес отправился домой первым, потом Зойдберг повёл профессора к "Планет Экспресс". А вот Эми отчего-то не спешила уходить, нерешительно ждала чего-то. Поняв, что так можно всю ночь простоять, она всё-таки сказала:
   - Я хотела с вами поговорить и, желательно, сегодня. Разговор будет серьёзным, да и не быстрым.
   - Хорошо, - Лила старалась не улыбаться. В "серьёзность" Эми она верила слабо. - Пойдём с нами, по дороге и поговорим.
   - Да, но мне и сейчас проблематично домой добраться, а уж от вас и ещё позже...
   - Не проблема, останешься у нас. - Поддержал Фрай. - В первый раз что ли?
   - Кроме того, поесть нам так и не дали, так что ужин я буду готовить в любом случае. Составишь компанию, - добавила Лила.
   - Всё готово. - В дверях появились Катрин и Бендер. - Я стёрла всё лишнее.
   - Правда, стирал скорее я. - Пробурчал робот. Впрочем, недовольным он не выглядел.
   - Кстати, Бендер, а как вообще существует этот бар, если его каждый вечер разносят как винный в ночь перед объявлением сухого закона?
   - Регулярно восстанавливают, - ответил тот отвлечённо. Явно уже что-то смотрел из трофейного видео. - На деньги тех, кто остался после погрома и не сумел уехать, уйти или уползти сам. Это справедливо - если не можешь проиграть, то какой в игре интерес?
   - Понятно. - Сказал Фрай. - Эми, так о чём ты хотела поговорить?
   - Наедине с вами. Если можно?
   Катрин посмотрела на "родителей", прося подтверждения. Лила произнесла:
   - Хорошо. Кэт, идите с Бендером вперёд, нам почти до самого дома по пути. Если встретятся любители подзаработать, вы уж разберитесь, чтобы они нам не помешали говорить.
   - Ладно.
   - Так и быть. Пойдём, рыжая, только давай без фанатизма - если будет кто из моих знакомых, бей, хотя бы, аккуратно...
   Робот вместе с Кэт почти растворились за падающим снегом. Потом вслед за ними пошли и остальные.
   - Я вот что хотела спросить, - начала Эми. - Как продвигаются ваши дела? Ну, основные, те что профессор получил. Кэт ведь не просто так у вас "гостит".
   - Довольно неплохо. - Ответила Лила, подбирая слова. Всё уже зашло настолько далеко, что Эми явно не стоило знать лишних подробностей для своего же блага. - Кэт удалось отыскать кое-что интересное, последний ключ, который всё откроет. Сейчас нам остался последний шаг. Ничего опасного, просто вполне легальная экскурсия на одну планету.
   - Ясно, а что вы думаете делать потом?
   - Потом? В смысле? - переспросил Фрай.
   - Потом это потом. После того, как кончатся ваши приключения, и она завершит свою работу. Дальше-то что? Вы просто дадите ей вернуться на прежнюю службу? Киллером, или кем она там работает, я не знаю. Или не захотите расставаться. Я ведь вижу, что вы к ней привязались, каким бы солдатом или ещё кем она не была, в первую очередь Кэт - ребёнок. Сирота. И, по-моему, она вас в качестве семьи воспринимает уже не только для маскировки. И вы её. Как бы ты, Лила, не пыталась это скрыть.
   - Эй, а что сразу я? Ничего я не скрываю, нормально я к Кэт отношусь. И ничего не скрываю.
   - Ой, ну конечно... - Фрай не мог не влезть. - А кто у нас её отчитывал, при этом едва не смахивая слёзы от собственной безжалостности?
   - Не было такого! Кхм... - Лила сбавила тон, глянув вперёд. - По крайней мере, не утрируй. И вообще, мы сейчас не об этом. Эми, что ты там хотела сказать?
   - Да я уже всё сказала. Могу только повторить - вам надо разобраться, как быть с ней дальше. И побыстрее. Как я погляжу, вы ещё и не приступали.
   - Мы над этим уже думали, - возразила Лила. Не слишком-то уверенно. - Но, знаешь, вопрос не простой, что б его так легко обсуждать. Лучше в другой раз.
   - Это тот редкий случай, когда я с ней полностью согласен. У нас ещё море времени. Обсудим завтра, или послезавтра. Не срочно.
   - Так, а ну стоять. Я вас обоих знаю не первый день. И не первый год. - Эми не дала обоим уйти в отказ. - И я знаю, как вы любите ставить вопрос "на паузу". И на паузе он может стоять хоть до бесконечности. Вы так и не решили, в каком порядке мыть посуду, так и не решили, до скольки каждый может задерживаться с друзьями, не решили ещё сотню вещей, каждый раз вместо этого превращая всё в скандал. Вы, в конце концов, так намертво и запаузили вопрос, заводить ли вам детей, или нет, не так ли?
   - Пожалуй, ты не права.
   - Думаю, снят с паузы.
   - Ох, ну хоть какой-то прогресс. Но даже этот вопрос мог подождать. А вот эта девочка ждать не может. Сколько вам ещё с ней вместе носиться по планетам? Неделю, едва ли две. И что потом, будете придумывать на ходу или пустите всё на самотёк? Очень, очень по-взрослому.
   - Эми, тебе никто не давал права лезть в нашу семейную жизнь, если у тебя своей нет, - попыталась Лила слабо огрызнуться.
   - Неужели? Считайте меня голосом вашей совести.
   Супруги пристыжено молчали. Наконец, заговори Фрай:
   - Знаешь, Лил, я думаю, она права - нельзя бесконечно оттягивать этот спор, однажды нам придётся к нему вернуться и лучше, если ещё не будет поздно. Почему не сейчас?
   - Ну, хорошо, если ты так уверен, можем и перестать избегать этой темы.
   Эми ободряюще кивнула. Она всем видом показывала, что не уйдёт и не успокоится, пока они всё не обсудят. Фрай начал первым:
   - Ладно. Тогда сначала я. Знаешь, Эми, Катрин - хороший человек, несмотря на её профессию. Она привыкает к мирной жизни, ведёт себя всё непринуждённей. Мне тоже потребовалось время, чтобы стать здесь своим, да и Лила после приюта не сразу приспособилась к жизни в этом городе. Она такая же, как мы, и если надо, мы поможем.
   - Да, но есть разница между нашим и её отличием от нормы. Пройдёт много времени, прежде чем она перестанет воспринимать наш привычный мир как поле боя. Сколько лет понадобится, чтобы она перестала в ресторане отслеживать каждого человека с ножом или постоянно садиться лицом в сторону двери и так, чтобы стол не мешал выхватить оружие?
   - Ерунда, Лил. Вопрос времени. Ты просто сгущаешь краски, она очень быстро привыкает. Да и вообще, в каком-то смысле, Кэт просто идеальный ребёнок. Она не начнёт курить или баловаться наркотиками, она не влезет в подростковую банду, не решит утопиться из-за того что её впервые бросил парень, не исчезнет из дома и школы, чтобы стать солисткой молодежной рок-группы. Не совершит ещё множества поступков, которыми дети доводят родителей до инфаркта и многое из того, о чём я сейчас жалею. Ну, и кое-что, чем горжусь тоже, но хорошо, что родители меня сейчас не слышат.
   - Да, но нашей-то заслуги в этом не будет никакой. Родители гордятся тем, как они воспитали детей, а нам чем гордится, если её воспитывал какой-то сержант на военной базе и инструктор по стрельбе? И потом, у всего есть оборотная сторона. Или ты об этом, как обычно, не подумал? Представь, сколько мы потратим времени, прежде чем научим её принимать самостоятельные решения? Для неё жизнь - подчинение приказу. Приказ, это всё, важные решения принимает командир, она только исполняет. Она может сама решить, какой обед заказать в кафе, но выбор колледжа будет для неё неразрешимой проблемой без подсказки "старшего по званию". Нам всё придётся решать за неё, и она останется без выбора, ты это понимаешь вообще?
   - А чем тебе не повод для гордости, если мы сможем её этому научить?
   Вопрос остался без ответа, впереди послышались звуки короткой потасовки, стихшие так же быстро, как и появились. Фрай, Лила и Эми замедлили шаг, но через метель донеслось:
   - Прошу простить за эту задержку. Опасность нейтрализовано, жертв нет, можно двигаться дальше.
   Переглянувшись, они пошли дальше, метров через десять миновав нескольких оборванцев, заботливо прислонённых к стене - чтобы снегом не занесло, прежде чем очнутся. Разговор продолжать никто из супругов не спешил. Потому Эми их поторопила, зная, что если сейчас не придать ускорение, то спор опять окажется на паузе ещё на пару месяцев:
   - И что, это всё? Только вопрос выбора, и ничего больше?
   - Нет, отнюдь, - ответила ей Лила. - Есть ещё затруднение. Моё, по большей части. Как бы объяснить-то попроще... - Лила явно смутилась. Как объяснить Эми, выросшей в тепличных условиях, страхи и надежды сирот из приюта? - Это общая проблема для всех, кто вырос без родителей. С одной стороны - мы хотим помочь другим ребятам из приюта, дать им семью, которой не было у нас. С другой стороны, мы не меньше хотим завести собственных детей, чтобы они родились в нормальной семье и знали, кто их мама и папа. Обычно в итоге или что-то одно перевешивает, или варианты совмещаются. Катрин, по сути, такой вот приёмный ребёнок. Трудность в том - что выбора мне... нам не дали. Мы не взвешивали варианты, принимая решение - она просто появилась и всё.
   - А дети вообще имеют свойство появляться неожиданно, когда ты их совсем не ждешь, - парировала Эми ехидно.
   - Ты так говоришь, будто у тебя они есть.
   - Ну, в каком-то роде... - Она пожала плечами. Пояснила на непонимающий взгляд Фрая: - Тот случай с головастиками и Кифом. Лила, к слову, тоже поучаствовала.
   - Да, но ты вообще сбежала! - та не собиралась сдаваться легко.
   - Но я ведь и вернулась, разве нет? Просто очень уж неожиданно всё получилось. Но это ведь были наши дети. Да и у обычных людей дети порой появляются, когда их совсем не ждёшь, ну... сама понимаешь, случаи разные бывают. Вот и скажи мне теперь. Ты всегда и всё планируешь заранее, составляешь расписание своей жизни. А тут вмешался случай и добавил новые обстоятельства. Что ты сделаешь с ними? Просто сотрешь?
   - Она не просто "обстоятельства", она человек, - ответил Фрай вместо жены. - И теперь она одна из нас. Никто её стирать ниоткуда не собирается. Мы с ней налаживаем вполне неплохие отношения. Я думаю, мы смогли подружиться.
   - Подружиться? - переспросила Эми.
   - Именно. А чему ты удивляешься? Может быть, я просто не желаю, чтобы дети меня воспринимали только как человека, который их кормит и поит до двадцати одного года, а потом выставляет за дверь и хочет видеть только по праздникам. Всегда не любил этот чересчур прагм... слишком правильный подход. Семья это не парковка машины - она законами не управляется.
   - Твои бы слова да Богу в уши. Или хотя бы моим родителям. - Эми вздохнула, вспомнив теперь о своих неразрешенных проблемах. - У них тоже вечно всё по расписанию, а я из этого расписания уже давно выбиваюсь.
   - Кстати, почему? - заинтересовалась Лила. Всегда приятно перевести разговор с копания в собственных сложностях на чужие неприятности. - У вас с Кифом вроде давно всё нормально, так почему не сделать следующий шаг? Жили бы вместе, а с детьми, не знаю, разобрались бы как-нибудь.
   - Сама бы хотела. Но я его сейчас, бывает, и полгода не вижу. Пропадает на "Нимбусе" - сперва капитальный ремонт, потом испытания, теперь учения. После того боя, когда они не успели уйти из-под атаки, и полкорабля им разворотило всё пошло не так. Бранниган погиб, Кифа назначили капитаном. С тех пор я его толком и не вижу. И вообще, хватит уходить от темы снова. Мы сейчас про вас говорим. Или это все причины ваших споров?
   - Да.
   - Почти, - поправила Лила. - Ещё одна, тоже только моя. Страх.
   - Страх? А я думал, что это я её боюсь, а не ты.
   - Не совсем её. Скорее, она будет напоминать, что если бы не внешность - я бы могла оказаться на её месте. И где и кем бы я сейчас была - никто не знает. Подумай только, под боком у правительства есть организация, которая собирает детей почти в промышленных масштабах и превращает в таких солдат, готовых убить по первому слову. Я в это до сих пор верю с трудом. А если бы не это, - она коснулась рукой глаза, - я бы могла сейчас быть одной из них. Не могу этого представить.
   - Знаешь, Лила, ты уж слишком мнительная. И привередливая, но это я тебе уже очень давно говорю, даже повторять устала. - Эми покачала головой. - И к чему в итоге вы пришли? Пустите на самотёк?
   - Это будет неправильно.
   - Я думала поговорить с ней, когда всё выйдет на финишную прямую. Мы постараемся дать ей выбор. Это ведь вопрос не только нашего желания или нежелания, не только её решение, это ещё и вопрос дезертирства из организации. Я не думаю, что они вот так даром отдадут оружие, в которое вложено чёрт знает сколько средств, и которое себя ещё не окупило в полной мере, как я думаю. Если она решит остаться - будем искать пути, если вернётся, что ж... - Лила резко замолчала, поняв, что они уже подошли к перекрёстку, где Бендеру нужно поворачивать к своему дому, и робот с Катрин ждут их приближения.
   С Бендером они попрощались быстро. Отсюда до их дома было уже недалеко, да и Катрин предпочла двигаться ближе, потому продолжить разговор у них уже не вышло. Впрочем, Эми осталась довольна собой. Она знала привычку Фрая с Лилой вечно откладывать важные споры в самый дальний ящик. Самого неприметного стола самой позабытой комнаты в глубине запертого подвала. А раз она сумела вывести их на подобную откровенность, значит, они сами собирались поговорить. Другое дело, что они могли бы ещё пару лет собираться.
   Поздняя готовка неожиданно превратилась почти в дуэль китайской и американской кухни, с Катрин и Фраем в качестве секундантов. Впрочем, ужин всех быстро помирил. А засыпая, Эми и вовсе чувствовала себя так, словно просто навестила друзей, и ничего необычного в этой семье не было.
  
   - Значит, мы, всё-таки, будем искать этого учёного?
   - Угу, больше ничего не остаётся.
   Следующим утром Фрай с Лилой вполголоса разговаривали на кухне. Катрин уже ушла в школу, но Эми ещё не проснулась. Доставка на Спарк, даже без учёта статьи об аборигенах, принесла профессору достаточно неплохой куш, чтобы он на некоторое время оставил работников в покое. Таким образом, на работе им можно было появляться лишь для регламентных работ с кораблём да чтобы посплетничать с коллегами, а для этого приходить рано нет никакой необходимости.
   - Но где его там искать? Это же как всю Землю обшарить.
   - Я же тебе уже объясняла.
   - Объясни снова, я ничего не понял. Мне иногда кажется, что ты специально подбираешь слова, которые я и знать не могу.
   - Ну хорошо, говорю ещё раз. - Лила бы и рада была раздражённо повысить голос, да и Фрай тоже, чего греха таить. Но вот только Эми мешала. А если ругаться шепотом, то пропадает весь интерес. - Кэт лазила во всех кристаллах, что мы добыли по пути домой, это-то ты хоть помнишь?
   - Не держи меня за идиота, конечно... И что с того?
   - А то, что там среди массы очень интересных вещей оказались и кое-какие пароли для доступа к тому накрывшемуся проекту и даже кое-что от нового. Вчера, пока было время, она наскоро пробежалась по доступным сведениям и выяснила, что этот самый профессор, упомянутый в отчёте, вроде бы числится погибшим, но корпорация ищет его до сих пор. А уж особенно активно теперь, когда есть реальная угроза.
   - Ну ладно, ну вот допустим мы его найдём и всё узнаем, - Лила, услышав это замечание, только вздохнула. Фрай сейчас одним махом пропустил две самые большие проблемы. - И что после? Кэт же не может вернуться, дело кончится новой засадой.
   - Вот тут я сам точно не знаю. Доказательств будет с верхом. Может, пойдёт в полицию или сразу к федералам - те за такой подарок родину продадут. Хотя, как по мне, лучше бы она им тихо-мирно передала папку с делом и сама не появлялась.
   - Не оставила следов и вернулась к нам?
   - Да, ты всё верно понял.
   Проснувшаяся Эми с удивлением увидела, что Фрай с Лилой сидят за столом смотрят друг на друга так, будто размышляют одновременно над одной и той же мыслью. Она даже подумала, не продолжается ли сон дальше - она уже успела позабыть, как это обычно выглядит.
  
   Глава 11.
  
   - Добро пожаловать на Новую Австралию. - Приветливо улыбаясь, таможенник в униформе ДАП открыл турникет.
   - Благодарю, - Лила забрала у него проверенные сканером документы и, пропустив Катрин и Фрая в зал, задержалась, чтобы заметить: - Людно у вас тут, мы даже не ожидали. Хоть найдётся, где остановиться, или все гостиницы забиты?
   - Почему же, мест хватает. Правда, лучше ищите на окраине, центр весь уже занят. Но могут возникнуть сложности. Вы указали цель прибытия как "туризм", но вы ведь приехали посмотреть на аборигенов?
   - Да, конечно, чтобы взглянуть на резервацию. А что, это называется как-то иначе?
   - Обычно цель визита в таком случае указывают как "гуманитарную помощь". Поверьте, это не напрасно - даже те, кто прилетал сюда просто посмотреть, не могут остаться равнодушными.
   - Что ж, думаю, не пройдём мимо и мы с семьёй.
   - Несомненно. - Охранник кивнул, ни на мгновение не сомневаясь в своей правоте. - А если не секрет, зачем вы взяли с собой столько лекарств и даже портативный медсканер? Вам здесь выдадут все, что только сможет понадобиться.
   - Бережёного бог бережёт, как говорят. Это планета в карантине, так что, всегда лучше перестраховаться. Ладно, благодарю за помощь, но нам пора идти.
   - Никаких проблем, для этого я сюда и прилетел - чтобы помогать всем людям.
   Они раскланялись, довольные друг другом, Лила направилась к выходу через шумный, но стерильно-чистый зал единственного на планете космопорта, Фрай с Катрин последовали за ней. Лила спросила, обернувшись через плечо:
   - Кэт, ты как думаешь, он знает о происходящем здесь?
   - Вряд ли, но точно не уверена. Скорее всего, рядовой состав ДАП не имеет представления в большинстве случаев, однако доверять им нельзя - велик риск столкнуться с подкупленными корпорацией сотрудниками.
   - Я тоже так считаю. Ладно, теперь следует найти гостиницу и "оставить вещи", а потом постараться не опоздать на экскурсию.
   - А нужны ли такие сложности, если мы всё равно?.. - начал Фрай. Лила прервала его, не дав договорить:
   - Нужны. Главное это правдоподобие, всегда прокалываются на мелочах.
   - Как скажешь, дорогая. - Они уже вышли из здания вокзала и Фрай огляделся по сторонам в поисках подходящего такси.
   Отыскивая нужное, он с удивлением глядел по сторонам. Улицы столицы, Нью-Мельбурна, выглядели странно, стерильно и немного искусственно, словно декорация для фильма, собранная в павильоне. В какой-то степени так дела и обстояли - весь город был накрыт прозрачным куполом почти пятидесяти километров диаметром: дождей, ветра или снега здесь не бывало в принципе. Впрочем, ему стало не до особенностей города, когда подходящая машина попалась на глаза, и пришлось бежать наперерез, перехватывая транспорт у менее расторопного заказчика.
  
   Плотная стайка туристов неотрывно следовала за гидом, уверенно водящим их по окраинам города. День сменился сумерками, впрочем, не менее странными, на этой планете разве что короткая ночь была относительно нормальной. Новая Австралия находилась в системе Каппы Тукана, центром которой являлась не одна звезда, а две звёздные пары. К счастью, планета располагалась достаточно далеко от них, чтобы субгигант из первой пары казался чуть ярче земного солнца, а вторая пара и вовсе ночью играла роль лун. Но двоящиеся неверные тени были для этого мира обычным делом.
   - ...Сразу после того, как планета вышла из-под юрисдикции Галактического Управления по Исполнению Наказаний, корпорация "Пандион" приложила все силы, чтобы установить протекторат над миром и спасти жителей от уготованной им страшной участи, - гид продолжал заготовленную речь, не обращая внимания, слушают его или нет. Удивительно, но в этом городе среди гидов не оказалось роботов, только люди и несколько представителей иных рас.
   - А какой участи? - подал голос один из туристов. - Планета стала обычной - это же благо.
   - Несомненно. Только вот за годы Новая Австралия превратилась в настоящее гнездо разнообразных болезней, эпидемии по планете прокатываются чащи, чем грозы летом на Земле. Прямо в космопорту каждому посетителю, и вам в том числе, вкалывают дозу универсального фага - он способен бороться с любыми известными болезнями. Но, к сожалению, действует он чуть меньше трёх суток и вновь его применять можно лишь через месяц. Потому корпорация продолжает день и ночь бороться с различной заразой, постепенно сокращая список бушующих тут заболеваний.
   - Получается, всем жителям города постоянно грозит опасность? - спросила Лила из задних рядов.
   - Нет, купол абсолютно герметичен, а его система жизнеобеспечения является замкнутой. К примеру, вон те белые здания на периметре обеспечивают рециркуляцию атмосферы. Но, конечно, из любого правила возможны исключения, потому все местные работники прививаются в обязательном порядке от излечимых болезней и знают, как избегать неизлечимых. Ну а риск - мы его понимает, иначе бы не пошли в ДАП. - Закончил гид с гордостью и пафосом. - Итак, продолжим экскурсию.
   Через пару кварталов Фрай, после незаметного тычка локтем от Катрин, задал вопрос:
   - Прошу прощения, а вон там что такое? Тоже рецыр... это самое?
   - Что? Ах, это здание, нет, это совсем из другой области. - Гид начал рассказывать, указывая на довольно большое, но невысокое тёмно-серое строение, созданное как одно целое с периметром и словно бы растянутое вдоль него: - Здесь расположен терминал. Терминал для выхода наружу.
   - Но вы же сами говорили?.. Как такое возможно?.. Это опасно... - донеслись выкрики со всех сторон.
   - Не волнуйтесь, не волнуйтесь, у нас всё надёжно. Там сразу три линии самой современной дезинфекции и биологического контроля. Плюс всякий, кто возвращается из рейда наружу, проходит двухмесячный карантин.
   - И всё равно, это очень опасно! - возмутился высокий негр, стоявший рядом с Лилой: - Здесь нет указателей или табличек. А что если туда войдёт случайный человек, турист, вроде меня? Я могу выйти наружу и попасть в руки дикарям, монстрам, я не говорю о тех самых тысячах болезней.
   - Успокойтесь, никакой опасности нет. Там три кольца охраны, прорваться через них невозможно, хоть снаружи, хоть изнутри. Не говоря о том, чтобы забрести случайно. Не беспокойтесь, граница на замке, а вам ничего не угрожает.
   Через полчаса экскурсионная программа первого дня была завершена, туристов отправили отсыпаться или бродить по городу, кому что больше нравится.
  
   Примерно через час, когда уже почти стемнело, Фрай с Лилой оказались на той же улице, где проходила экскурсия. Сейчас район был совершенно безлюден, что оказалось им на руку. Двигались они быстрым шагом, потому что уже почти опаздывали к назначенному времени. После экскурсии они оставили Катрин в гостинице, а сами направились к одному из баров, коих в центре города оказалось множество. Регистратор на входе и платёж за выпивку с кредитной карты - всё это обеспечивало приемлемое алиби и подтверждало их местонахождение. Но вот на то чтобы незаметно выбраться оттуда ушло лишнее время.
   Остановившись в переулке рядом с одним из рециркуляторов, Лила поинтересовалась:
   - Как думаешь, она уже выбралась из номера?
   - Наверняка. Она не мы, её этому учили.
   - Главное, чтобы она не сделала это слишком профессионально.
   - В смысле?
   - Если там начнётся какая-нибудь проверка ночью, или мы задержимся дольше, чем предполагается, то её исчезновение без малейших следов будет очень подозрительным. А если номер будет выглядеть так, словно оставшийся без родителей подросток отправился искать приключений на свою... голову, то ничего странного в том нет.
   - Прошу простить за ожидание, - из узкой тени, где, казалось, и кошке не укрыться, появилась Катрин. - Всё в норме?
   - Да, прикрытие есть, ушли без проблем. - Ответила Лила, всё ещё пытаясь понять, как девчонка к ним подобралась без единого звука..
   - Хорошо, тогда начинаем основную стадию операции.
   Катрин подошла ко входу для обслуживающего персонала рециркулятора, ввела со своего компьютера нужный код. Может, добытые на Шевире кристаллы и не могли служить доказательством из-за своего состояния, но в этом массиве полезной информации среди прочего оказалось немало ссылок на работы лабораторий Новой Австралии. В том числе удалось вытащить некоторые технические коды и пароли, видимо, предназначенные для синхронизации работ разных комплексов корпорации или для каких-нибудь автоматических транспортов, скажем, перевозящих материалы между объектами. Так или иначе, коды удалось выделить, а сейчас они и пригодились. Штурмовать основной выход было бы чистым самоубийством.
   Им удалось пробраться через узкие и запутанные технические туннели к шлюзу, предназначенному для выхода на поверхность. Конструкция выглядела не сложнее той, что применялось на корабле "Планет Экспресс", что уже наводило на мысли - что-то с этой тройной безопасностью и двухмесячным карантином не так. Наконец, пройдя все предупреждения и уточнения, Катрин ввела команду на активацию шлюза. Дезинфекция, и впрямь, оказалась не сложнее той, что на их звездолёте. Люк быстро закрылся, отрезая их от безопасного и стерильного купола. Катрин направилась в сторону леса, и не думая скрываться, пояснила на ходу:
   - Камеры, направленные на этот сектор, я отключила, а спутниковой разведки здесь нет - слишком мощный солнечный ветер от четырёх звёзд, на орбите долго не выдерживают даже защищенные аппараты. Опасность может прийти не с неба, а с земли, если территория патрулируется.
   Они углубились в лес, Катрин взяла направление на один из ближайших посёлков аборигенов, отмеченный на тех полулюбительских картах, которые удалось обнаружить. На картах от корпорации были обозначены только несколько самых крупных поселений. В отличие от купола, здесь было довольно прохладно - судя по голым деревьям и кустам, лишь кое-где едва зеленевшим свежей листвой, да пробивающейся там и тут траве, на планете сейчас царила ранняя весна. Только не было слышно птиц или зверей, все окрестности будто вымерли. Хотя это можно было списать на соседство с людским городом.
   Километров через пять среди деревьев начали попадаться пускай и слегка заросшие, но вполне отчётливые человеческие тропы, а ещё через десять минут движения по такой тропе лес поредел, и земляне вышли к окраинам небольшого поселения, где они надеялись добыть какую-нибудь информацию или хотя бы нормальную карту. Даже назвать его деревней означало бы польстить - всего десяток покосившихся домов жались друг к другу, словно боясь окружающего леса. Жестом остановив остальных, Катрин присела за старым узловатым деревом, напоминающим земной дуб.
   На первый, второй и даже пятый взгляд посёлок выглядел необитаемым: заросшие дворы, заколоченные окна в некоторых домах, полная тишина, пускай ещё и не очень поздно. Только в одном из домов ветер монотонно раскачивал полураспахнутую дверь, наполняя воздух громким противным скрипом несмазанных петель, да изредка от сильного порыва хлопал почти оторванный ставень ближайшей хибары.
   - Какие странные дома. - Произнёс Фрай, изучая серые грязные стены. - Вроде деревянные, а кое-где словно куски металлической обшивки.
   - Так и есть. Будто разобрали челнок или контейнер. - Согласилась Лила.
   - Новая Австралия изначально была планетой-тюрьмой, - ответила Катрин, продолжая оглядывать окрестности. - Тогда здесь не было космопортов - каторжников просто сбрасывали на поверхность в одноразовых капсулах типа СТ-07лп. От них и обшивка. За двести лет капсул накопилось много. Странно, посёлок кажется необитаемым, но согласно картам здесь должны быть жители. Необходимо проверить. Я иду первой, вы за мной, заодно прикрывайте тыл.
   Осторожно пробираясь сквозь высокую траву, Катрин быстро преодолела расстояние до ближайшего дома, Фрай с Лилой держались следом за ней. К сожалению, даже из весьма либеральных законов ДАП об оружии бывают исключения и карантинные планеты - одно из них. В результате отправляться в рейд пришлось с голыми руками. Окна дома были затянуты пылью и густой паутиной так, что рассмотреть что-то внутри оказалась невозможно. Остановившись у двери, Катрин уже привычными жестами указала каждому своё место, после чего Лила одним рывком открыла незапертую дверь. Катрин перекатом влетела внутрь тёмного грязного коридора, никого не встретив на пути.
   Схожим образом они проверили все комнаты, но хозяев внутри не оказалось, ни живых, ни мёртвых. Судя по запустению, домом не пользовались уже с полгода, а то и больше - каждый шаг оставлял отчётливый след в плотной слежавшейся пыли, сильно воняло плесенью. Крыша явно прохудилась, пропуская в дом немало дождевой воды. В коридоре и одной из комнат в отпечатках следов явственно обнаружились пятна крови на неровном деревянном полу, что тоже не прибавляло радости и оптимизма. Впрочем, Катрин уверенно заявила, что следов борьбы тут нет, а найденный на одной из самодельных полок грубый кустарный пистолет подтверждал - на хозяина не нападали. Оружие Катрин забрала себе, после некоторых поисков отыскала в пыли ещё один столь же примитивно изготовленный магазин к нему. Несмотря на образовавшуюся кое-где ржавчину и общую топорность исполнения, пистолет казался ещё вполне боеспособным, да и выбирать не приходилось.
   - У орков подобное называется "пуляло", - прокомментировала она, когда земляне направились на проверку следующего дома. - Большой калибр, но эргономика и малошумность отсутствуют, совершенно примитивно. Но другого оружия нет.
   С пистолетом дальше проверка домов пошла куда быстрее. Две следующие хибары тоже оказались необитаемы, и ничего полезного или способного пролить свет на судьбу хозяев там не нашлось. На пути к следующему дому Катрин вдруг остановилась, беря на прицел одно из слепых окон. Пару секунд постояв так, произнесла:
   - Кажется, я заметила движение. Здесь действуем аккуратно, открывайте как можно резче.
   Стоило Лиле рвануть вновь незапертую дверь, как из глубины дома донёсся отчётливый стон и грохот падения. Катрин осторожно пошла вперёд, контролируя стволом оружия все двери и места, где может укрыться человек, Лила и Фрай двигались следом, подсвечивая путь лучами фонарей. Этот дом отличался от других - грязи и пыли здесь наблюдалась поменьше, да и комната не была совершенно выстужена - зола в потухшем грубо сложенном камине выглядела довольно свежей, похоже, его зажигали не так давно. Дверь захлопывать никто не стал, чтобы не лишаться дополнительного света и потенциального пути к отступлению. Потому, когда по комнатам прошелся порыв ветра, это никого не удивило. Но в ответ изнутри вновь донёсся то ли вой, то ли стон.
   Из соседней комнаты, покачиваясь и шаркая ногами, вышел человек в мятом, давно не стираном тряпье, заросший бородой до глаз. Незнакомец побрёл к людям, но как только к нему метнулись лучи фонарей, тут же закрыл лицо руками, вновь завыл, пытаясь что-то бормотать, но вышла одна невнятица.
   - Уберите свет, - Велела Катрин. Фонари погасли. - Сэр, прошу прощения, можно с вами поговорить?
   Бородач только что-то замычал в ответ, подходя ближе и как-то странно перекосившись на одну сторону. В тусклом свете блеснули зубы, он протянул руки вперёд, будто собираясь броситься на людей.
   - Сэр, не вынуждайте меня применять силу.
   Игнорируя предупреждение, бородач сделал ещё шаг. Катрин не стала открывать огонь сразу, вместо этого он быстро шагнула к стене, подхватила прислонённую к полуразвалившемуся шкафу метлу и от души ударила аборигена в плечо. Удар мог свалить человека, но бородач лишь слегка качнулся, будто и не почувствовал его.
   - Стоять! - отбросив бесполезную палку, Катрин отступила на шаг, перехватила двумя руками пистолет, - Стой на месте, или я стреляю.
   Сделав ещё один нетвёрдый шаг, бородач вновь поднял руки и оскалился. Катрин спокойно, как в тире, выстрелила ему в ногу. Грохот просто оглушил, отдача едва не опрокинула девушку на пол, оружие и впрямь оказалось чересчур мощным. Крупнокалиберная пуля пробила аборигену бедро и ушла в пол, но человек не заметил и эту рану, только слегка припав на повреждённую ногу.
   - Стреляй ему в лоб! - у Фрая не выдержали нервы, раза с третьего попав по кнопке, он включил фонарь и направил бородачу в лицо, высветив оскаленные зубы со стекающей слюной и совершенно безумные глаза. - Это же зомби, его иначе не убить! Только в голову!
   - Поняла. - Пока абориген вновь заслонился от света, Катрин подняла пистолет выше, подобрала момент и нажала на спуск.
   Пуля снесла полголовы, "зомби" рухнул навзничь, уже не шевелясь. Тем не менее, Катрин очень осторожно приблизилась к нему, не сводя оружия с лежащего тела.
   - Фрай, зомби не существует! - Лила пришла в себя. Она, что редко бывает, растерялась от всего происходящего.
   - А ещё не существует людей, которым плевать на удары и которые хотят нас сожрать. Кто это ещё мог быть? В такой деревне, в таком виде, рядом с корпорацией, производящей биооружие? Никто в них не верит, пока он половину героев не перекусает, и они не превратятся в таких же зомби!
   - Успокойся! Зомби. Не бывает! - Лиле пришлось прикрикнуть и слегка встряхнуть мужа за плечи. - Кэт, ну что там, он мёртв?
   - Подтверждаю. - Она присела рядом с телом, формальности ради пощупала пульс на грязной шее застреленного бородача. - Разрешите вопрос, а что такое "зомби"?
   - Чушь из дешевых древних "ужастиков".
   - Оживший мертвец, человек, который умер, но ходит и пытается укусить живых.
   - Это невозможно с научной точки зрения, труп не может ходить. - Возразила Катрин спокойно. - А этот человек был жив, когда атаковал меня. У мёртвых кровь прекращает идти, а у этого из первой раны успело натечь немало. - Она проследила собственным фонарём цепочку капель на полу.
   - Но он же мычал, не понимал ничего, был весь перекошенный какой-то, скалился и пытался на тебя броситься. - Фрай не отступался так легко.
   - Причиной может оказаться болезнь, паразит или боевое отравляющее вещество определённого типа. Но оживших мертвецов не бывает. Хотя я полагаю, что будет полезно выяснить причины его поведения, это может оказаться связано с деятельности корпорации. Думаю, мы можем потратить на это время. К сожалению, медицинское сканирование довольно долгое, а здесь могут быть ещё люди, нормальные, или такие как он. Предлагаю осмотреть этот дом и остальные, а после вернуться к изучению.
   - Хорошо, идём. - Лила направилась к соседней комнате.
   - Э-э, погодите, а если он того... встанет? - Фрай со страхом смотрел на предполагаемого "зомби".
   - У него разрушен центр координации, мозжечок и ряд других областей мозга, он физически не может ожить. Но если каким-то образом поднимется - у меня достаточно патронов.
   Фрая всё сказанное не слишком успокоило, но он всё-таки пошёл следом за остальными. Больше никого в доме не оказалось, а из полезных вещей нашелся довольно большой запас продуктов, которые никто из землян пробовать не решился, и самодельный дробовик. Стволы обреза были разве что не пеньковой верёвкой притянуты к цевью, да и картечь явно делали из резаной проволоки, но оружейного салона под рукой не оказалось, потому Лиле пришлось взять то, что есть. Во время всех перемещений по комнатам, Фрай поглядывал на труп, но тот лежал вполне пристойно и никаких попыток подняться и сожрать людям мозги не предпринимал.
   Когда они закончили с этим домом, на улице уже почти стемнело, лес и посёлок начал окутывать густеющий холодный туман. Остальные строения зачищали быстро, в чём помогало добытое оружие. На весь посёлок живых больше не нашлось. Правда, отыскались мёртвые. Две хибары стояли с заколоченными окнами и дверьми, и когда земляне оторвали гнилые доски найденным в траве у одного из домов гвоздодёром, зрелище им представилось не самое приятное. В первой халупе умерший дня три-четыре назад хозяин был привязан к кровати всем, что нашлось. Во второй человека, примерно в то же время, просто крепко прибили вилами к стене в коридоре, явно пытаясь остановить и не выпустить на улицу. Катрин ко всему увиденному отнеслась совершенно равнодушно, а вот взрослые с непривычки долго приходили в себя после каждой проверке, сидя на пожухлой прошлогодней траве подальше от домов.
   Вновь собрались в том же доме, где встретили "зомби", как самом обжитом. Или наименее запущенном, что вернее. Убитый по-прежнему вёл себя дисциплинированно, никуда не уходил и никого не кусал. Катрин достала портативный сканер, взяла образец крови и задала полный анализ. Само тело отнесли в чулан и там закрыли, несмотря на опасения Фрая. Людям требовалось отдохнуть пару часов и откорректировать первоначальный план, а с лежащим посреди комнаты трупом делать это было несколько затруднительно.
   - Прошу, выключите фонари, - попросила Катрин, наблюдая за прогрессом сканирования на маленьком экране прибора. - Здесь нет электрического освещения, мы выдадим себя.
   - А что делать? - задала Лила вполне логичный вопрос. - В темноте мы окажемся уязвимы.
   - Используйте местные средства - вон там лампа на столе.
   - Где? - спросили взрослые одновременно. Ничего, даже отдалённо напоминающего вакуумную или газоразрядную лампу в той стороне не обнаружилось, хоть убей.
   - Вот это. - Она отвлеклась от прибора, встала и с помощью зажигалки затеплила странную конструкцию, в которой никто из её "родителей" и не заподозрил осветительный прибор. Фрай счёл непонятную штуковину каким-то устройством, вроде мезонного граммофона, а Лила решила, что видит перед собой средневековое радио или древнюю микроволновку.
   - Кто бы мог подумать, - ответил Фрай честно. Фонарь он погасил, Лила следом. - Слушай, Кэт, а откуда ты столько знаешь про эту планету? Бывала тут раньше?
   - Нет. На другой, действующей тюрьме. Туда отправили следователя, понадобились любой ценой, показания какого-то из сброшенных туда каторжников. Правда, я тогда была частью отряда, и с нормальным снаряжением, но впечатление составить удалось. Почти всегда такие "колонии" получаются из оставленных по каким-либо причинам сырьевых планет. Когда вскоре после начала разработок выясняются какие-либо важные обстоятельства, пропущенные или даже скрытые группой разведки. Чересчур агрессивная фауна, нестабильный радиационный фон или что-то из этого ряда. Ту бросили из-за метеоритной опасности, эту - из-за солнечной активности. Если нет быстрого решения проблемы, а в ближайших системах скопилось достаточно преступников, такой мир становиться каторгой. Добытчики уходят, а на поверхность начинают сбрасывать заключённых. В зависимости от множества факторов, на планете либо устанавливается полная анархия, либо некое подобие общества. Очень редко - единого, обычно что-то вроде земного феодализма с поправкой на технологический уровень, - Катрин приподняла трофейный пистолет, - который обеспечивают остатки оборудования и способности самих заключённых. Так уж вышло, что почти всегда имеющийся уровень технологии можно определить по оружию, на котором делают основной упор. Здесь, к примеру, смогли добраться до унитарного патрона.
   - Но эта планета считается свободной, пусть и в карантине. - Уточнила Лила.
   - Такое случается, но довольно редко. Вероятно, "поставщики" создали более удобную колонию, а поток транспортов с преступниками на эту планету иссяк, но население планеты уже преодолело определённый порог, за триста лет потомки заключённых смогли построить достаточно стабильное общество и, возможно, даже выйти на связь с соседними мирами. После чего им сменили статус и назначили куратора для решения проблем. Поскольку основной сложностью теперь являются заболевания, логично, что курирует планету медицинская корпорация. В свою очередь, эта схема обеспечивает им серьёзные налоговые льготы, так мне объяснял доктор Гринфилд. Он любил делиться не слишком важной информацией.
   - Ты жалеешь о его смерти? - Спросил Фрай. Показалось, что он уловил в её голосе грусть.
   - Необычный вопрос. Я жалею о невыполненном в точности задании, можно сказать так.
   - Понятно...
   - Тихо, здесь кто-то есть! - призвав к молчанию, Катрин мгновенно метнулась к окну. Фрай с Лилой вздрогнули одновременно - порой они начинали забывать, кем является их подопечная. Однако она в очередной раз показало, что, несмотря на все изменения, остаётся солдатом, а не обычным подростком - вот только что она вела неторопливую беседу, а в следующее мгновение уже прислонилась к стене и вглядывается в темноту за мутным стеклом, сжимая в руках пистолет.
   - Что там?
   - Не могу точно определить. Взгляните, возможно, вам удастся идентифицировать это явление.
   Видимость сквозь невероятно грязные стёкла была отвратительной, ситуацию усугублял туман и лишь едва начавшие всходить "луны" планеты. Сквозь мутно-белую пелену размеренно брели, словно плыли массивные силуэты, на вид заметно больше людей в росте и комплекции. Туман сильно искажал звуки, потому их сопровождал лишь какой-то тихий шелест, почти сливающийся с шумом листвы. Детали рассмотреть не удавалось, можно было лишь различить вытянутые морды, когтистые длинные пальцы и полное отсутствие глаз. Двое из них остались маячить перед их домом, стараясь держаться в тени, подальше от тусклого света из окон. Ещё по два "монстра" медленно, никуда не торопясь, пошли во вскрытые сегодня дома, даже не остановившись и словно не заметив запаха. Если Лиле не показалось, то на краю леса среди деревьев словно бы шевельнулся какой-то ещё более массивный силуэт, но это могло быть просто игрой воображения.
   - Они могут на нас броситься? - Лила скорее прочла по губам, чем расслышала шепот Фрая.
   - Сомневаюсь, - она тоже ответила почти беззвучно, - если бы хотели, уже вломились бы. Не думаю, что бояться света, скорее им нужны не живые, а мёртвые.
   - Но у нас здесь один в чулане.
   - Проклятье... Остаётся молиться, что дело ещё и в свете.
   - Они возвращаются. Замрите и ни звука, - велела Катрин, удобнее перехватывая оружие и выбирая первую цель.
   Но вновь собравшись в полном составе, монстры постояли несколько минут напротив, да и побрели обратно к лесу, столь же размеренно и неторопливо. Лила выдохнула, спросила:
   - Они ушли, но что же это такое было? Среди местной фауны и близко нет ничего подобного.
   - Не знаю. Может, очередная разработка корпорации. - Ответила Катрин, вглядываясь в тёмные стволы деревьев и понемногу редеющий туман. - В таком случае, лучше бы захватить образец.
   - Да вы что? Это же явно были монстры. В тумане ночью с такими воевать - это верная смерть. Я вас туда не отпущу!
   - Фил, успокойся, пока никто ни с кем не воюет. Мы ещё не разобрались с делами здесь, так, Кэт?
   - Да, Анализ уже должен быть окончен. - Она вернулась к сканеру. Фрай и Лила, с некоторой опаской косясь на окна, последовали за ней, присели у прибора. Катрин нажала кнопку, сказала: - Вот результат. Хм, это какая-то ошибка? Нет, расчёт верен, но такой результат невозможен...
   - Всего три пункта? - Фрай указал на экран. - А как же все разговоры про ад для врачей?
   - Да, и это очень странно. - Катрин тоже недоверчиво изучала список. - У любого землянина можно найти гораздо больше. Но это противоречит всей информации о Новой Австралии.
   - Зато я, кажется, могу сказать, что же его убило. Посмотрите-ка вот на эту строчку. Да, точно, объяснение было перед нами, но мы его не заметили.
   - Бешенство. - Прочёл Фрай медленно. Хмыкнул, будто ему рассказали забавную шутку. - Это же смешно! Вы бы ещё сказали - чума. Люди бешенством не болеют. Даже в моё время. А уж сейчас-то и подавно.
   Лила с Катрин быстро переглянулись. Пояснять начала старшая:
   - Насколько я знаю, в твоё время его переносили, в основном, летучие мыши. Но они не пережили один из катаклизмов в двадцать третьем веке, и в итоге главным переносчиком заразы стали птицы. А уж последние лет четыреста, когда крыс вытеснили совы, это очень и очень серьёзная проблема.
   - Ладно, допустим, вы правы, но я ещё не понял, почему эта болезнь всё объясняет?
   - Её симптомы на последних стадиях именно такие, как мы видели. Паранойя, галлюцинации, судороги, боязнь света и движений воздуха, агрессивность и желание укусить. Частичное онемение - он просто не чувствовал ударов и выстрелов.
   - Я-ясно, - Фрай был поражён тем, как легко она объяснила все признаки "зомби". - То есть, получается что же, Кэт застрелила невиновного, которому мы могли бы и помочь?
   - Нет, это была самооборона. - Та ответила сама. - Он пытался меня атаковать. И помочь мы не могли - бешенство в активной стадии неизлечимо даже в наши дни. Этому человеку оставался день или два.
   - Ясно. - Он хмуро смотрел в пол. - Но всё равно, простите. Я запаниковал, и его застрелили.
   - Здесь ничего уже нельзя было поделать. - Сказала Лила, положила ему руку на плечо. Сейчас ради утешения не было необходимости врать - поделать они, и впрямь, ничего не могли. - Я думаю, что и с теми двумя жителями было также. Только один успел привязать себя, а второй вот пытался вырваться. Ладно, вернёмся к анализу. Кэт, что там ещё странного?
   - Сразу несколько вещей. Во-первых, две другие болезни - эриданская лихорадка и синдром Веерштрасса - получили известность совсем недавно. Откуда бы им взяться здесь, по сути, на карантинной планете? Помимо этого, у него в крови сразу несколько различных видов антител, плюс следы иммуномодуляторов. В общем, словно ему сделали несколько разных прививок от этих болезней. Притом система точно не опознаёт ни одну из них.
   - Они работают? - уточнила Лила.
   - Сложно точно сказать, наш сканер не рассчитан на незарегистрированные типы. Насколько можно судить - кое-что работает, подавляет или замедляет развитие болезней. Но всё это очень странно. Нужно больше информации.
   - Ещё одно сканирование? - Фрай, как человек в экстремальных ситуациях уже научивший разбираться и давно выработавший идеальное чутьё на неприятности, понял, что первоначальный относительно безопасный план летит к чертям. Впрочем, как обычно.
   - Нет, этого недостаточно. Нужна информация от местных, это минимум. Крупный по местным меркам посёлок, который нам нужен, в пяти километрах отсюда, если карты не врут. Предлагаю всё-таки двигаться туда самим, раз уж не удалось взять тут детальную карту.
   Фрай с Лилой посмотрели друг на друга. Было уже понятно, что на полпути они не свернут и раз уж начали дело, придётся довести его до конца. Они поднялись на ноги, Лила ответила за двоих:
   - Хорошо, идём. Есть ещё шанс управиться до рассвета. Правда, он всё меньше и меньше.
  
   Глава 12.
  
   Карлос Тортлотт, которого последние лет десять называли не иначе, чем Рыжий, притаился на склоне заросшего лесом холма у большой прогалины в километре от своего городка. Что странно при такой кличке, был он брюнетом, а запутанную историю о происхождении своего прозвища любил рассказывать только в хорошей компании, да перед этим ещё и приняв чего-нибудь для настроения. Впрочем, сейчас было не до того. Сидя в холодных мокрых кустах и крепко сжимая корявый самодельный автомат, он мог думать лишь об одном - как не проворонить приближение врага. И не попасться первым самому, чего он тоже опасался, раз за разом поправляя маскхалат, как и всё на этой планете, сделанный из нашедшегося под рукой барахла. Может, скрывал он и неплохо, но от сырости, которой тянуло с реки у подножия холма, не защищал совершенно.
   - Замри. - Произнес за спиной тихий женский голос со странным акцентом. Слова подкрепил ствол пистолета, упёршийся в затылок. - Ни звука, ни движения без команды.
   - ..., приехали! - проигнорировав приказ, Карлос столь же тихо выматерился. Вся столь долго и тщательно подготавливаемая операция летела псу под хвост. Вслед за этим он подумал, что не услышал ни звука за спиной до первых слов. Это был шанс.
   - Патрон в стволе, курок взведён, - произнесли сзади, будто прочтя его мысли. - Рекомендую верить на слово, но можешь убедиться лично.
   - Ладно, твоя взяла, - Рыжий расслабил напрягшиеся для броска мышцы, с пулей ему всё равно в скорости не тягаться. - Если сразу не завалила, значит, чегой-то тебе надо от меня, а?
   - Имя, численность группы, вооружение и задачи. Отвечай.
   - Трое нас. Я - Сэм, Джек и Кирпич. У меня автомат, у них обрезы, дозор мы тутошний, город охраняем, понимаешь?
   - Это ложь. Мы взяли пятерых только на этой стороне, ты последний. Как минимум автоматы у всех, не считая гранат и прочего. А если вы так бездарно организовали пост, то у города нет шансов. Повторяю вопрос: численность, вооружение, задачи? Если во второй раз не захочешь проявить содействие, то для тебя актуальным станет иной вопрос - успеешь ты разглядеть свои мозги или нет?
   - Карлос. Кроме меня тута ещё пятеро. - Рыжий начал отвечать сразу. Он уже поверил, что всех товарищей взяли, и теперь думал об одном - кто мог такое проделать. Ни в одной окрестной банде не было настолько подготовленных людей, а Охотники на мелочи не разменивались. - У всех автоматы, гранаты, всё самопал, тока у Алана плазма, но почти пустая. Ждём Охотников.
   - Каких ещё охотников?
   - Чего? - Рыжий переспросил. У него в голове не укладывалось, как может кто-то не знать вещи, известной любому годовалому ребёнку на этой богом забытой планете. - Ты с лун свалилась, барышня? Охотников в самой глухой дыре знают.
   - Считай, что свалилась. А может, проверяю твою искренность. Ну, что это такое?
   - Да то не секрет, их каждая блоха знает. Солдаты корпорации, - это слово он выговорил чуть не по слогам. Потом только Карлос подумал, что если у него переспрашивают даже самые элементарнейшие вещи, что говорить о сложных, - ну, тех сволочей, под которыми мы сейчас. Бродют тут в железной броне, обходят по ночам леса и дороги, кого поймают - или уносят с собой, или вырубают и только берут кровь, для проверки. Каждые четыре дня у них обход, проверяют города и хутора, не накрылись ли ещё. Тут с этим тока оглянись, сама знаешь. Наверное.
   - Когда ожидается противник?
   - Полчаса, может и поболе.
   - Зачем они вам?
   - Оружие. У нас осталось последнее ружжо плазменное, пустое почти, а на нас собирается идти банда Навязчивого Джо. С нашими самопалами они сметут город, а так будет хоть какой-то шанс.
   - Кустарным оружием против экзоскелетов? Шанс близок к нулю.
   - Дело не только в нём. Много мы тута чего припасли. А на той стороне, внизу - три противно танковые, или как их там, мины. Мало, но этого должно хватить, Кузнец их уже давно шаманил, божился, что долбанёт до небес, и всем там хватит, или он землю есть будет.
   - Ясно. Ты можешь подать остальным сигнал "внимание на меня" или нечто подобное?
   - Да, свистнуть могу, если надыть. Но зачем, вы же всех успели повязать нашенских? - Карлос слегка растерялся от такого предложения.
   - Считай, что это была дезинформация. Свисти, потом вставай, только медленно.
   Ещё не до конца осознав, что его обманули, Карлос поступил, как велено. Из-за кустов поднялись его товарищи, пятеро рядом и ещё шестеро на другой стороне, все с оружием наизготовку. Туман уже разошелся, луны поднялись достаточно высоко, чтобы можно было довольно сносно это увидеть. А ещё Карлос разглядел, что лица у его друзей слегка вытянулись. Алан, единственный сжимающий в руках высокотехнологичное оружие, удивлённо произнёс:
   - Девчонка? И она схватила Рыжего?
   Карлос только сейчас обратил внимания, что ствол пистолета у затылка ниже, чем должен бы быть, да и голос, которым его допрашивали, помимо акцента казался странным. А сейчас эти запоздалые подозрения укрепились, когда захватившая его заговорила уже громко и не таясь:
   - Не волнуйтесь, я отпущу вашего человека, когда мы устраним все недоразумения. Два с половиной месяца назад, по земному счёту, на вашу планету прибыла с Земли комиссия Министерства Здравоохранения. Насколько мне известно, результаты проверки были самые радужные, хотя побывали они только в одном посёлке, расположенном буквально под стенами города. Том же, который показывают всем туристам. Других новостей тут нет, вы не могли об этом не знать. Мы - группа Минздрава, которой поручено убедиться в правдивости отчёта прошлой комиссии.
   - Гнилой базар. - Вежливо заявил Алан, но ружьё опускать не подумал. Он, также как и остальные, на взгляд Катрин, имел очень уж "деревенский" выговор, но что поделать, если язык здесь так и остался на уровне трёхсотлетней давности. И это не считая арго. - Если ты с большой земли, то почему ж тады, ..., с нашим шпалером, а не крутой волыной, а, ... ?
   - ... не лепи горбатого. - Катрин тоже перешла на официально-деловой стиль. Как она и предполагала, после пяти веков в качестве тюрьмы на этой планете, как и всех прочих колониях, основой для языка являлась чудовищная смесь матерщины и воровского арго. - Вертухаи б не пропустили, шмон у вас на входе. Вышли без волын, этот взяла в посёлке, что на три километра в сторону города, тем уже без надобности.
   - Привалили что ль ради ствола, или ещё чего?
   - Зачем, там уже без нас всё было готово. Двое три дня как остыли, третий бешенный оказался, на нас попёр, ну мозгами и раскинул.
   - Бородатый такой? - уточнил один из бойцов.
   - Да.
   - Это старик Джованни был. Хотел я к нему вчера дойти, да не собрался, а оно эвон как оказалось. Не мучился, хоть?
   - Боли он не чувствовал, а вторая пуля уже в голову. Я хорошо стреляю. И раз мы добрались до этого. Сколько этих ваших обычно ходит за раз в одном отряде? - увидев их искреннее удивление, она добавила: - Я действительно этого не знаю.
   - По трое, по одному городским стрёмно, а будет их больше - шороху больно много выйдет.
   - Ясно. Там в посёлке я видела шестерых. - Местные переглянулись при этих словах. Такого явно никто не ждал. - И с ними, кажется, ещё какая-то здоровая дрянь. Похоже, они сюда и направляются, я их сумела опередить, ходят они и впрямь небыстро. Вам нужно их оружие. Нам только нужен хотя бы один живьём. Либо, на крайний случай, откровенно поговорить с вашим главным, я тут ищу одного человека. Я вижу повод для партнёрства.
   - А я пока нет, - возразил Алан. - Ты взяла одного нашего, уже не по понятиям. Потом - мы засаду планировали без сопливых, сами и управимся, вам тут делать нечего. Сколько бы их, там, не пришло.
   - Ни у кого из вас нет современного боевого опыта, в том числе - противодействия силовой броне класса "Скаут 4". Всё известное мне о технологиях и ресурсах планеты говорит, что ваших зарядов хватит на одного врага. Максимум двух, и, скорее всего, не насмерть. Ещё одного, может быть, уничтожите с помощью плазменной винтовки. Четвёртого - огнём из ваших хлопушек, если стрелять всем сразу. Ещё бы, вы же с запасом готовились. Но два оставшихся раскатают вас по лесу. Даже без плазмы, просто руками, дойдут и переломают по одному. Мы возьмём на себя двух солдат. Одного гарантирую вывести из строя, ещё одного как минимум отвлечём и свяжем боем.
   - Много ли девчонка понимает в перестрелках, - возразил пренебрежительно стрелок рядом с Аланом. Он заметил это появившееся "мы", но как человек достаточно умный, вслух ничего не сказал.
   - Полагаю, что больше всех присутствующих. Вашу засаду, например, я могла уничтожить полностью, даже без стрельбы. В качестве доказательство и для повышения шансов на успех, - она включила фонарь, осветила винтовку Алана. - Да, как я и думала. Здесь, на верхней части вашей винтовки, почти по центру, расположены два регулятора и клавиша, поставьте регуляторы в положение "два", потом нажмите кнопку дважды.
   С некоторым сомнением, будто опасаясь, что оружие взорвётся у него в руках, Алан всё же послушался её. И едва не уронил винтовку, когда на её верхней части вдруг появился голографический прицел. Не дав времени изумиться, Катрин добавила:
   - Отлично, теперь регуляторы слева и сверху от предохранителя. Левый на "семь", верхний на "три", переводчик огня ниже - на одиночные. - Добавила она. Эта винтовка была рассчитана на спецназ, а не на обычных солдат, потому обычный принцип "прицелиться, огонь" с ней работал не всегда. Впрочем, многофункциональность оправдывала этот недостаток, при наличии прямых рук. По крайней мере, никаких неприятных сюрпризов, вроде красной кнопки под стволом, на ней не было.
   - И что? Ничего ж не изменилось.
   - Винтовка была выставлена в стандартный режим стрельбы по незащищённой цели. Бронекостюму бы она почти не причинила вреда. Теперь она будет бить бронебойными - концентрированным плазменным зарядом, способным повредить экзоскелет.
   - А откуда я знаю, что ты не врешь?
   - А зачем? Про прицел я сказала правду, так? Про количество врагов тоже - сам скоро убедишься. Тогда же убедишься, что и про бронебойные заряды я не врала. Могу поклясться, уж чем тут у вас принято?
   - Ладно, допустим, ты соврала. - Подчинённые посмотрели на него с сомнением, но Алан давно привык доверять первому впечатлению. А по этому самому впечатлению девчонка была слишком странной для подставы городских. Те в своём презрении к местным такими сложностями обычно не заморачивались. - Это похоже на правду.
   - Это значит, что мы договорились?
   - Пожалуй. Двое на тебе и кого там ещё с тобой принесло, четверо на нас, весь хабар нам, будет пленный - сначала тебе. Будут одни жмурики - извиняй, сама понимаешь, что никаких гарантий, мне свои кенты дороже. - Катрин только кивнула. - Хорошо, когда люди друг друга понимают. Ещё что-нибудь нужно от нас, или обойдешься?
   - Да. Один автомат, один пистолет, по три магазина к тому и другому. Зная "надёжность" ваших самопалов я не поверю, что вы не взяли запас.
   - Ну, а как без него, конечно есть.
   - Прекрасно. - Теперь уже Катрин пришлось тихо свистнуть, вызывая своих. Дальше всё понеслось в быстром темпе. "Дипломатические переговоры" и так отняли немало драгоценного времени перед атакой. Катрин говорила достаточно громко, чтобы прятавшиеся неподалёку Фрай с Лилой могли её слышать, так что, ей осталось лишь кратко их просветить о полученной от пленного информации. Излагала она всё скороговоркой, торопливо размещая вновь прибывших по позициям. Не полагаясь лишь на удалённость от места подрыва и чахлые кусты, она подобрала обоим укрытия среди корней местных высоких деревьев, напоминающих сосны, велев до взрыва и вовсе не поднимать головы. Так их защищал от удара ствол, а после от шального выстрела неплохо прикроют корни и массивный комель каждого дерева. Сама Катрин заняла самую крайнюю позицию, с которой проще всего уйти в лес и обойти прогал стороной. Слева от Лилы оказался Фрай, а справа - Карлос, куда беспечней них укрывшийся одними лишь ветками кустов.
   - Лил, тебе не кажется, что это всё... неправильно? Что мы влезли не туда, не в своё дело?
   - В каком смысле? - Лила повернулась к мужу.
   - Нам дела нет до этой войны - они сами по себе, мы сами по себе. Мы с тобой раньше участвовали в перестрелках, но когда защищали себя или помогали Кэт. А сейчас мы будем стрелять непонятно в кого, потому что неизвестно кому зачем-то понадобилось оружие.
   - Интересная мысль, - Лила задумалась над его словами, а потом произнесла: - А не думаешь, что сейчас мы действительно оказались в её положении. - Судя по незамутнённому ясному взгляду, Фрай её совершенно не понял. - Их тренируют, а после отправляют воевать. Не объясняя причин войны, кто там хороший, а кто плохой. Кто им заплатил, тот и хороший.
   - Страшно.
   - Мне тоже. Но мы должны это сделать.
   Они замолчали, вновь оценивая ситуацию с этой стороны. Чтобы нарушить тяжёлое молчание перед боем Лила поинтересовалась у Рыжего:
   - Слушай, э-э, Карлос, - позвала Лила настороженным шепотом. Она, всё-таки, до конца не доверяла местным, да ещё после такого знакомства. А оставленный Катрин пистолет был слабым аргументом против автоматов. - А вы не боитесь, что в темноте фитиль вас раньше времени противнику выдаст?
   - Нету тама фитиля. Эльетричикий профод, - эти слова он выговорил тщательно, будто они из чужого языка. Впрочем, почти так оно и было. - Слава Предкам, у нас оставались записи. Не будь их, мы бы ни в жисть не решились на подрыв.
   - Но было сказано, что на планете нет электричества.
   - Нету. Старики болтают, много раз пробовали, но или припасы кончались раньше, или сами бросали. А у одного, говорят, даже вышло, но жадность фраера сгубила - возомнил себя королём планеты, да ему быстро объяснили, насколько он не прав.
   - Тогда какое отношение к теме имеет кабель? - Лила уже запуталась.
   - Постоянного нет. Но этих проводов осталось - хоть обвешайся. Здесь не работает это, как там его звать, радио, вроде, связь вся как-то шла по таким проводам. Их давно приспособили вместо верёвок, нам пришлось лезть в старую шахту, чтобы добыть цельный кусок.
   - Ладно, но если нет батареи, толку-то с него?
   - Динамо-машина. - Пояснил Карлос с умным видом, словно понимал, о чём говорит. - Эдакая штука мелкая с ручкой, её крутят, нагоняют заряд, потом жмут на кнопку и бабах!
   Лила слушала эту тираду с таким выражением лица, будто перед ней кроманьонец излагал тонкости добывания огня трением двух палочек. Наконец, она спросила, попытавшись опуститься до того же уровня:
   - А что за взрывчатка? Аммонал и азид свинца в качестве детонатора, насколько я помню школьный курс истории?
   - Интересная у вас в школе была история... - пробормотал Фрай, прислушивающийся к их разговору.
   - Не знаю, что это такое, - честно сказал Карлос. - Кузнец это называет динамитом. А де-та-на-тар, так, кажись, он про него сказал, что сделал просто капсюль, как для патрона, но здоровый.
   - А треть этих слов уже я не слышала, - настал черёд Лилы недоумённо покачать головой. - И много вы туда напихали динамита?
   - Всё что было. - Ответил Карлос с нескрываемой гордостью. - По семь кило две мины в землю врыты и ещё одна на пять - в дупле большого дерева, вона энтого. Хотели так повесить, но спалились бы.
   - Слушай, ты меньше руками маши, - прервал его Фрай. Ему уже надоело, что Лила столько внимания уделяет какому-то уголовнику. - Сам ведь сказал, они скоро придут. Хочешь выдать тут всех?
   Словно в подтверждение его слов по цепи шепотом донеслось предупреждение: "минута до подрыва". Один из местных занял позицию на "сосне" неподалёку от засады и подал знак ближайшему товарищу, завидев движение среди деревьев. Все постарались сильней вжаться в свои укрытия, оберегая уши и раскрыв рот как для громкого крика. Донеслось жужжание, местные, как предположила Лила, "добывали электричество". Оно почти тут же стало глуше, наверное, догадались прикрыть чем-то подрывную машину. Жужжание прекратилось, словно выключили, все напряглись перед взрывом, однако ничего не произошло. Затем оно повторилось вновь, только уже более быстрое и, если так можно сказать, нервное. Стихло опять, даже до Фрая с Лилой донеслась приглушенная хитрозаплетённая ругань и обещания в том духе, что если подрывник не поставит вновь выпавшую ручку от машинки на место, то Алан сам эту ручку вставит ему куда нужно и начнёт вращать, пока искры не посыплются.
   Жужжание раздалось снова, уже слегка истеричное, пара человек, решившиеся выглянуть из укрытий потянулись за оружием - показавшиеся из леса солдаты в броне почти вышли на поляну, оставляя мины за спиной. Люди уже приготовились начать отчаянное сражение без начальной форы, когда в третий раз боец всё же довёл начатое до конца, набрал заряд и вдавил кнопку подрыва.
   Тем, кто высунулся, показалось, что сработал здесь, самое меньшее, ядерный фугас. Хорошенько встряхнуло весь окружающий лес, оглушительный грохот взрыва пошел гулять среди деревьев, эхо далеко разнеслось над рекой. Воздух на несколько секунд приобрёл твёрдость каменной стены, а каждая щепка - скорость бронебойной пули, ударная волна разошлась в стороны, руша, ломая и поднимая в воздух всё, что оказалось на пути. Весь прогал и окрестный лес затянул туман из пыли, сухих листьев, веток, хвои и щепы в придачу к дымному облаку самого взрыва, впрочем, вся эта хмарь медленно оседала по склону к реке. Сквозь звон в ушах до оглушенных людей донёсся едва различимый шелест - так на фоне взрыва звучал треск рушащегося дерева, срубленного взрывом.
   Лила довольно быстро пришла в себя, подняла голову, огляделась по сторонам, прикрываясь рукой от норовящего запорошить глаз мусора. Дальний конец прогалины терялся в дыму, по ближайшим деревьям и кустам словно ураган прошёл. Сразу посмотрев налево, она убедилась, что Фрай жив и даже не ранен, хотя его, похоже, оглушило взрывом сильнее. Она скорее прочла по губам, чем услышала, как муж бормочет что-то вроде: "если здесь так долбануло, то что же тогда в Вашингтоне творится-то...". Лила потрясла его за плечо, пытаясь привести в себя, а сама, не глядя на результат этих усилий, посмотрела направо, в сторону засады.
   А вот тут дела обстояли намного хуже. Карлос валялся без сознания, но дышал ровно, Лила попыталась криком привести его в себя, хотя для неё самой это показалось тихим шепотом. Остальным пришлось ещё трудней. Подрывник то ли убит, то ли тяжело ранен - из шеи торчит кусок какой-то деревяшки. Алан шарил по траве рядом, наверное, пытаясь отыскать свою винтовку, остальных не было видно за кустами, кучами веток и другого мусора.
   - Дьявол, сколько они туда напихали?.. - пробормотал Фрай, осторожно выглядывая из-за корня. - Тут пол холма к чертям разворотило!
   - Не утрируй. И не высовывайся. Мы уже упустили момент для атаки, сейчас дым развеется и начнётся перестрелка. Надежды лишь на Катрин и на то, что здесь не всех поубивало взрывом.
   - А что, кого-то из наших убило?
   - Ты же сам говорил, что они к нам относятся мало.
   - Да, конечно, но...
   - Соберись уже. Достань пистолет и ложись на место.
   Сама Лила так и поступила. Краем глаза она видела, что Карлос всё же пришел в себя, тоже потянулся за своим автоматом. В этот момент из медленно тающего облака дыма веером разлетелась длинная очередь тусклых синих разрядов - кто-то из солдат пустил в ход парализатор. К счастью, выстрелы этого оружия не могли нормально пройти даже через кусты, потому в лесу оно было малоэффективно. Но тем не менее, знак был тревожный - кто-то из врагов не только выжил, но и сохранил боеспособность несмотря на чудовищный взрыв. В стороне загрохотал автомат, ещё один ближе, потом третий совсем рядом - это в перестрелку включился Карлос. Все пули ушли куда-то в туман, в сторону выжившего солдата. К сожалению, всего лишь в сторону - крупнокалиберные автоматы имели очень сильную отдачу, а все стрелки сейчас были не в том состоянии, чтобы вести огонь расчётливо и просто лупили длинными очередями, забыв про всё.
   Такого ответа точно никто не ожидал. Под жуткий грохот в ответ пришёл целый поток снарядов, к счастью, пока прошедший слишком высоко. Вниз посыпались ветки и даже срубленные кое-где верхушки деревьев. Несколько плазменных шаров на этом фоне совершенно терялись.
   - Да растудыть же твою через колено! - высказался кто-то на фланге. - Какого дьявола это было! Совсем городские, что ли, в корень оборзели?
   Его голос почти тут же утонул в хаосе перестрелки - со стороны засады подключились, наверное, все, кто ещё мог держать оружие, а грохот десятка самопальных автоматов не то, что соседа - собственные мысли услышать не даст. Шуму добавила ещё одна очередь из тумана, на этот раз парой метров ниже и наполовину из зажигательных снарядов. Ещё пара-тройка таких заходов, и чтобы собрать хотя бы одного бойца из засадной группы потребуется опытный специалист по паззлам. Хорошо только, что лес был насквозь сырым и не загорался так легко ни от снарядов, ни от плазмы. Лишь Алан до сих пор не открывал огня, он явно собирался бить только наверняка, а не действовать вслепую.
   Наконец рассеялся достаточно дым, осели пыль, земля и листья - теперь положение сторону уравнялось, и те и другие могли видеть друг друга. И сразу выяснилось, что большая и непонятная дрянь в посёлке вовсе Лиле не примерещилась. Несколько солдат в экзоскелетах виднелось меж стволов, один даже ухитрился выйти чуть ли не в центр поляны, но они казались почти безобидными рядом с основной ударной силой. Бронированная капсула с пилотом держалась на длинных птичьих ногах, сейчас намертво вцепившихся когтями в сырую землю, а обвешенные оружием манипуляторы с многоствольной пушкой в правом завершали образ. Окажись Катрин рядом, она бы, без сомнения, узнала боевой скафандр класса "Астарот".
   - Твою мать, тёщу, бабушку, корову и свинью! - Алан оценил обстановку весьма образно. - Джим, рви давай!!
   - Его убило плазмой! Здесь только Чарли!
   - Да мне вообще ... кто там сейчас, ясно?! Сказал - рви, значит, рви, ... тебе в ... и там два раза провернуть!
   Вместо ответа в стороне что-то хлопнуло не громче слабенькой гранаты, и рухнувшее на поляну массивное дерево резво покатилось по склону, подпрыгивая и набирая скорость. Нестройный залп подпалил его, но не смог остановить, однако тут вновь заговорила автоматическая пушка. Цепочка взрывов разнесла бревно в горящие щепки, только оставшаяся у самого основания словно бы обгрызенная колода подскочила в воздух и ударила вырвавшегося вперёд пехотинца. Тот взлетел на пару метров и, проломив кусты, с оглушительным лязгом покатился по склону, будто рыцарь, по пьяному делу свалившийся по лестнице своего донжона.
   Пока все стороны обалдело глядели на это зрелище, Лила скомандовала:
   - Фил, берём крайнего. Целься как сказала Кэт, в голову в районе висков и темени - нужно выбить оставшиеся сенсоры.
   - Понял, начинаем.
   Слаженно хлопнули пистолеты, двойная вспышка раскрыла позицию стрелков. Обе пули ушли куда-то вверх - отдача оказалась слишком мощной для привыкших к современному оружию землян. В следующий момент пришлось вжаться в землю - над головами прошёл плазменный заряд, прожигая себе путь сквозь листву и ветки. Впрочем, стрелок быстро переключился на новую цель, дав им возможность выглянуть вновь. Уже второй-третий выстрел пришёлся куда нужно, крайний солдат застыл, когда пули начали с опасным постоянством бить по шлему, постепенно выключая одно устройство за другим и рискуя оставить без электроники с одним зрением. Но перенести огонь он уже не успел. Из леса с их стороны ударила короткая очередь, затем ещё одна и ещё, Катрин делала отсечку на трёх-четырёх патронах, не давая стволу задраться в небеса. Выстрелы били в спину, прицельно в одну точку между лопаток, Солдат начал оборачиваться, но вдруг застыл на середине движения - вмятая пулями броня повредила центр контроля приводов скафандра. А переключиться на резервные системы уже не удалось - короткая плазменная очередь пришлась точно в голову, Алан выбрал момент, чтобы вступить в бой, одновременно заорав:
   - Лео, делай что хочешь, но вали здорового!
   В следующий момент Лила с Фраем едва не подскочили на месте - им показалось, что рядом взорвалась ещё одна мина. Впрочем, они быстро поняли, что причиной всему ненормальной длины винтовка, до того прикрытая кустами. А уж учитывая местные калибры, она скорее приближалась к противотанковому ружью. Первый выстрел выбил искры на броне робота, не причинив заметного вреда, разве что, заставив отступить на полшага и сбив равновесие. Второй и третий пришлись в то же место - стрелок явно пытался пробить броню. Автоматчикам оставалось только палить изо всех стволов, отвлекая робота и не давая ему вычислить снайпера. Фрай с Лилой просто переключились на единственного оставшегося в зоне видимости солдата.
   А затем очередной грохот винтовочного выстрела сменился взрывом, кто-то на позиции заорал, видимо, задетый осколками разлетевшегося затвора. Самопальная винтовка просто была не рассчитана на столь интенсивную стрельбу. Робот, которому больше ничего не мешало, устойчиво закрепился на ногах, поднял правую руку, выдвинув из-под кисти пусковой контейнер неуправляемых ракет. Вот только зря он забыл посмотреть по сторонам.
   Плазменная очередь справа пришлась точно под запястье, Катрин успела завладеть винтовкой убитого пехотинца и настроить её на нужный режим. Взрыв снова заставил вздрогнуть весь холм - когда все ракеты сдетонировали разом, робота просто отшвырнуло в сторону, по пути он вмял в землю замершего на месте солдата и, прокатившись по склону, застрял между двух больших деревьев.
   - Не стрелять! - на мгновение Лиле удалось перекрыть грохот очередей. - Она всё закончит сама!
   Огонь действительно стих - все видели, как Катрин пробралась через свежую просеку и подбежала к пытающемся подняться роботу. Может его корпус и был рассчитан выдерживать энергетические попадания, но кабина была сильно искорёжена взрывом и помята пулями стрелков, потому Катрин просто подобралась ближе и выпустила очередь на весь оставшийся магазин трофейной винтовки. Больше на той стороне движения не наблюдалось.
   - Кэт, там должны быть ещё трое! - Фрай продемонстрировал, что начальная арифметика ему не чужда.
   - Они мертвы - убиты взрывом мин. От одного вообще почти ничего не осталось. Бой завершен. Теперь нужно оказать помощь раненным и после узнать - сколько и чего кому досталось. А после отходить.
   Через десять минут шумной суеты удалось навести хотя бы видимость порядка. Подсчитали погибших среди аборигенов, помогли оставшимся в живых, кучей свалили на поляне все трофеи, какие удалось поднять. Впрочем, Катрин пока не спешила расставаться с добытой в бою винтовкой, успев под шумок снять с кого-то пару запасных магазинов.
   - Да, как-то неудачно получилось, - заключил Алан, оглядывая склон. Результаты оказались не слишком утешительны для землян - пленных взять не удалось. Пятеро солдат и пилот робота погибли, шестой, который попал под бревно, судя по следу, скатился к подножию холма и рухнул в реку. Среди аборигенов погибли десять человек, включая тех, кто так и оставался в засаде, так что, численный перевес был всё ещё не на стороне землян. Странным казалось лишь то, что бойцы смотрели на предводителя не в ожидании приказа, а словно бы опасаясь, будто тот может совершить какую-то ошибку. Наконец, Алан продолжил: - Я сразу говорил, что гарантий никаких. Но если по-другому глянуть, вы нам серьёзно подсобили, без вас бы нам тут всем амбец пришёл. В общем, я понял так - вам нужно рассказать про планету и когой-то там найти?
   - Именно так, - ответила Лила за всех.
   - А кого, если не секрет? Чем бугра нашего лишний раз беспокоить, можить, и я знаю, а вдруг?
   - Почему бы не проверить. Мы ищем доктора Бейли, - Катрин достала из кармана сложенную фотографию и осветила фонарём. Со снимком они, конечно, рисковали, но на словесный портрет в таком деле положиться было нельзя, - вот этого человека.
   - Ну-ка... А с какой целью интересуетесь?
   - Поговорить с ним нужно, у нас с ним одни враги. Да и у вас тоже, если широко взглянуть. - Пояснила Лила.
   - Опа, а вот теперь я его узнал. - Произнёс Алан, ухмыльнувшись. - Это ж Весёлый доктор.
   - Кто? - переспросил Фрай.
   - Ну, врач тутошний. Заодно библиотекарем работает, уважаемый человек. В общем, он из ваших. Тоже с "большой земли". Умник какой-то, добрался сюда, да так и остался. Из города носу не кажет, боится этих.
   - И много здесь ещё людей с других миров, кроме солдат? - уточнила Лила.
   - Кто ж его знает-то? Двадцать, может быть, тридцать на всю планету, если слухам верить. Про них обычно мало кто знает. Для нас они ценность немалая, сами понимаете, уровень техники, - он быстро поднял руки: - Но к вам никаких претензий, никто не держит, идите потом, куда сами хотите. Надо - оставайтесь, надо - улетайте. Только, это, - он нахмурился, - если вы доктора завалить хотите, или ещё какой наезд на него - скажите сразу, разберёмся тут. Что б вы для нас не сделали, доктора я вам не отдам за так.
   - Нет, нам просто надо с ним поговорить, - быстро ответила Лила. - Он нам самим живой и здоровый нужен.
   - Ну вот и ладно. А ежели ещё чего узнать хотели, с моих рассказов, думаю, толку мало будет. Да и не до того вам сейчас, тут нужен человек свободный, и кто трепать складно умеет. В общем, я решил так. Рыжий.
   - Тут я. - откликнулся Карлос, пытавшийся разобраться с намертво заклинившим автоматом.
   - Отведешь их в город. К Весёлому доктору. С охраной договорись, скажи, от меня, ему тоже объясни - пусть им говорит всё как мне.
   - Не вопрос, шеф. Только, мне бы это, с пушкой разобраться, а то мало ли...
   - Не парь мозги, возьми в запасе другую. И им подбери. Чтобы как для себя, понял? Вот и славно. - Алан вновь обернулся к Лиле, пояснил: - Город наш, с километр отсюда будет. С мелочью. Но если пойдёте без местного - заплутаете в миг, в ту сторону даже эти редко суются, - он плюнул в сторону мёртвого солдата. Ладно, если ещё что надо, спрашивайте Рыжего, он объяснит. Эй, ты где там застрял, вообще?!
   - Иду, иду, сам говоришь - пушки выбирать как себе.
   В лесу Карлос ориентировался неплохо и шел уверенно, почти не глядя по сторонам, похоже, встретить ещё один патруль он не ожидал. Двигались не слишком быстро - бой вымотал всех, да и каким бы ни был хорошим проводник, ночь есть ночь. К тому же и склон холма был не слишком-то пологим. По пути Лила решила прояснить интересующий её вопрос:
   - Карлос, а вы не боитесь, что всё это раскроется? Если ребята из корпорации всерьёз решат мстить за своих, от вас и мокрого места не останется.
   - Месть? О чём вы? Правила мы не нарушили.
   - Какие ещё правила? - переспросил Фрай.
   - Охотники ж не просто ходют и беспределят. В города и дома в деревнях и посёлках - не входят, если там живые. Днём - не подходят на два километра к поселениям. Никогда не мстят за убитых из других шаек, даже если знают точно, кто это сделал. Но взамен - любой, кто попадётся им ночью или от города далече, это их добыча. Людей парализуют, а потом забирают с собой или проверяют кровь. Мёртвых тоже проверяют.
   - Известно, зачем они это делают? - спросила Катрин.
   - Говорят, людей забирают на опыты. Многие пытались узнать, куда их уносят, но никто не вернулся. А по крови они проверяют лекарства свои. Ну, они за просто так делают прививки от местных болезней, нужно только прийти в их лагерь у Города. Только вот, там они тоже опыты ставят. Может сразу вылечить. Может убить или искалечить так, что и умереть рад будешь.
   - И что, приходят? - Лила не могла поверить, что кто-то рискнёт участвовать в подобной лотерее.
   - Многие. Вы не отсюда, вы не знаете местных болезней. Здесь доживают до десяти лет три ребёнка из двенадцати. До двадцати лет - каждый седьмой. А их лекарства дают шанс не загнуться от простой болезни, если тебе повезёт.
   - А зачем тогда эти охотники, если люди сами туда идут? - не понял Фрай эту систему.
   - Ежели у человека кровь не закипит сразу, как ширнут, то как же прознать, сработало ли лекарства? Они просят приходить на проверки, но редко кто слушает. Да и за лекарством ходят не все. Вот для того и надобны охотники. Если поймают человека, кто решил сныкаться - делают укол и отпускают, если найдут того, какого уж "лечили", то проверяют, что из этого вышло.
   - А не проще было бы держать вас всех в лаборатории, а не ловить по лесам? - спросила Катрин.
   - Не знаю. Я простой парень, город охраняю, умных вопросов не задаю, что все знают, то и я знаю. Спросите Доктора, он вам всё расскажет. Мы уже скоро придём.
   - Кстати, а такой вопрос, - начала Лила, не дав ему закончить беседу. - Я понимаю, это, наверное, секрет, но почему вы так смотрели на босса, когда он решал, что с нами делать? Неужели мы так сильно помогли?
   - Да как сказать, - Карлос слегка растерялся и смутился. Ему было непросто говорить с людьми, не понимающими самых элементарных вещей. - Вы чужаки, к тому ж могли потребовать долю в хабаре. Да и разговор начали с оружия, короче, полного доверия не было. - Земляне только кивнули. Никто из них не питал иллюзий. - Но вы подсобили нам после боя, занялись нашими, кого подранило, а не только собой. - На него всё ещё смотрели непонимающе. - Ну, у вас не так, думаю, но здесь все, что касается лекарств и докторов - особый вопрос. Если поделился лекарством с другим, считаешься если не братом, то одним из товарищей. Обычай такой. Приказал бы Алан атаковать вас - это было бы против всех понятий, не поняли бы его.
   После этого разговор сошел на нет. А вскоре среди кривых невысоких деревьев на фоне звёзд показалась и стена города. Очевидно, что Карлоса здесь хорошо знали - после короткого обмена приветствиями, среди которых, наверняка, были и пароли с отзывами, гостей пропустили за городские стены, несмотря на поздний час. Насколько удавалось рассмотреть в свете лун и очень редких газовых фонарей, поселение было не таким уж и большим. Нечто вроде крупной деревни, разве что, обнесённой стеной и с несколькими корпусами, напоминающими заводские, на окраине. Карлос быстро провёл землян по совершенно безлюдным узким и кривым улицам к нужному месту. У дверей низкого дома, толстыми стенами и маленькими окнами напоминающего скорее бункер, он постучал в дверь. Колотить пришлось долго, прежде чем сквозь окна узкими полосами пробился тусклый свет и дверь открылась.
   - Ну что там у вас стряслось?! У Карра жена рожает или у Кёртли опять приступ? - В проёме стоял человек лет пятидесяти на вид, одетый в лучших традициях профессора Фарнсуорта - короткое пальто и шарф поверх мятой пижамы. В одной руке врач держал потёртую сумку, в другой - лампу.
   - Нет, доктор, это я, Карлос из охраны. Меня Алан прислал. Тут пара человек издалека, с ними нужно поговорить, это срочно.
   - О чём это? - доктор отступил на шаг.
   - О многом, доктор.
   - О многом, доктор Бейли, а времени у нас мало, - ответила ему Катрин. Врач уронил сумку, потянулся к карману пальто, где, вероятно, носил оружие. - Не волнуйтесь, мы не причиним вам никакого вреда, нам только нужны сведения, которыми вы владеете.
   - Эгей, так вы знакомы, что ли? - Рыжий с удивлением смотрел на эту сцену.
   - Заочно, - ответила Катрин, не вдаваясь в детали. - Если не трудно, подождите нас здесь, беседа не займёт много времени.
   - Лады, никаких проблем, жду сколько надо.
   Неуверенно ступая, будто опасаясь выстрела в спину, доктор направился вглубь дома, гости последовали за ним. По пути Лила шепотом спросила у Катрин:
   - Ты его встречала раньше?
   - Нет, - та ответила столь же тихо. - Но я слышала о нём и до материалов Гринфилда. Он был не самым последним человеком в корпорации до того как пропал. Моя работа, это ведь не только стрельба - готовясь к заданию нам ещё нужно запоминать множество фактов, мест, событий и людей.
   Лила как-то неопределённо хмыкнула, поняв, что это была пусть и довольно специфическая, но всё-таки шутка. Все четверо прошли в комнату, довольно большую, но заставленную множеством шкафов, полок и просто засыпанную горами различных папок и самодельных книг. Похоже, здесь и находилась библиотека, за которой присматривал Бейли. Доктор поставил лампу на небольшой стол, занял единственное грубо сработанное кресло. Фрай, и так еле стоящий на ногах после сегодняшних маршей, уселся прямо на пол, опёршись на стопку книг, Лила с Катрин остались стоять.
   - Кто вы такие? - Доктор не торопился пока убирать руку от оружия.
   - Группа проверки Министерства Здравоохранения. - Ответила Катрин. - Из-за сложностей с проникновением в эту зону состав минимальный - контроллёр, секретарь и телохранитель, - она последовательно указала на Лилу, Фрая и на себя. - С подачи доктора Гринфилда началась проверка вашего, полагаю, уже бывшего, работодателя.
   - Гринфилд? - переспросил доктор, сощурившись. - Убийца теперь расследует чужие злоупотребления? Как иронично.
   - Убийца? Почему убийца? - не поняла Лила.
   - Я гляжу, слабо теперь готовят чиновников. - Ответил Бейли снисходительно. - Или вы совсем не интересуетесь своей профессиональной областью. Слышали когда-нибудь про Альдераминский инцидент?
   - Смутно припоминаю. Но мне тогда было года три, не больше.
   - А истории и прецедентам уже не уделяют время, или вы пропускали этот скучный предмет?
   - Вы не в том положении, чтобы демонстрировать сарказм, - прервала его Катрин, опередив Фрая. - Инцидент на второй планете системы Альдерамин произошел семнадцатого февраля 2979 года, причиной стал человеческий фактор. Первоначальная цель проекта: облегчение колонизации путём выборочного уничтожения шести агрессивных биологических видов, завезённых на планету другой расой и полностью нарушивших экологический баланс. По причине крайне ограниченных сроков, был избран радикальный метод - вирус, направленный против мешающих жизненных форм и безвредный для остальных. В результате недостаточного контроля и нескольких ошибок вирус быстро мутировал и начал поражать все виды без разбора. Биосфера планеты была уничтожена полностью, потери колонистов и военных по официальной версии - пятьсот тринадцать разумных, в реальности - четыре тысячи двести. Руководитель проекта - профессор Уилсон, разработчик средств доставки и распространения вируса - профессор Фарнсуорт, разработчик вируса - доктор Гринфилд. - Секунду помолчав, она добавила: - Ответственный за тестовые испытания - старший научный сотрудник Бейли.
   - Ладно, нам, и впрямь, некогда вспоминать старые дела, - произнёс Фрай. Он старался не подавать виду, что удивлён этой историей - такого он о своём "племяннике" не знал. - Мы шли сюда только ради вас. И даже я понимаю, что раз вы тут, то эти ребята из города вам отнюдь не друзья. А значит, почему бы нам не помочь?
   - Интересно, чем? Если бы я хотел расследовать деятельность корпорации или вести с ними войну, я бы сейчас не здесь сидел. Скорее всего, я бы вовсе не сидел, а тихо и мирно лежал под землёй. Если бы тело вообще нашли.
   - Ваша помощь не будет сильно отличаться от той, что мог бы оказать обычный абориген-доктор на вашем месте. - Лила решила зайти издалека. - Просто расскажите нам о ситуации на планете. Думаю, именно доктора здесь знают больше, чем кто-либо иной.
   - Вас интересует деятельность корпорации, не так ли?
   - Да, - подтвердила Катрин. - Есть основания полагать, что тут ставят опыты на людях. Вероятно, с целью создания нового биооружия. А люди наряду с некоторыми видами местной фауны и флоры служат материалом для разработок.
   - Серьёзно? Вы что, правда, так считаете? Ха. Ха-ха, ох уж эти мне борцы за правое дело. - Он коротко рассмеялся, но тоскливо, без какого-либо веселья. - Ну да, здесь делают монстров и новых мутантов, вы их убиваете, все счастливы. Ах, если бы, если бы всё это было так просто.
   - Я не понимаю. - Произнесла Лила. Её этот непонятный разговор уже утомил, потому она аккуратно опёрлась на ветхий стеллаж. - Мы были в руинах лаборатории на планете Шевир и еле оттуда унесли ноги. Ты всё кишело вашими мутантами!
   - Ну да, Шевир. Объект 731, вотчина Шаффери. Спрос на пушечное мясо всегда очень высок, эта отрасль приносит неплохие дивиденды. Но неужели вы, действительно, предполагали, что это и есть основной источник доходов корпорации? И здесь, на Австралии мы занимались тем же самым?
   - Как вам сказать. Ну да, полагали. - Лила сбилась, заметив что Бейли сморит на них, как на нерадивых студентов, в семнадцатый раз пришедших пересдавать заваленный зачёт. - А если дело не в этом, то в чём?
   - Неужели всё-таки зомби? - Фрай подался вперёд, одновременно боясь подтверждения и желая всё-таки доказать свою правоту.
   - Что? Ха-ха, зомби - тупиковое направление, молодой человек. Толку с них мало, одни проблемы, этот проект давно закрыт. На этом не получишь не славы, ни денег, ни влияния и доверия. А также премий мира, Красного креста и множества других висюлек и сервизов, - Бейли изобразил руками наградной кубок, - которые так любит наше руководство. Основное направление корпорации "Пандион" - разработка новых лекарств и борьба с эпидемиями.
   - Но это же вроде и так всем известно. И не запрещено, - Фрай растерялся.
   - Погодите... - Лила замерла, словно боялась сама закончить свою фразу, - не хотите ли вы сказать, что вся эта планета просто...
   - Полигон. Или лаборатория, как вам больше нравится. Ха, поняли наконец-то, что ваши фантазии далеки от реальности?
   - Значит, ответ с самого начала был рядом, - кажется, проняло даже обычно невозмутимую Катрин. - Огромная скорость исследований и невероятный темп появления новых разработок, стопроцентная гарантия надёжности на медикаменты, никаких жалоб, все эффекты учтены. Журналисты и менеджеры компании всё объясняют огромной работоспособностью и великолепным научным потенциалом корпорации. Тогда как в реальности всё проще. Вы просто выкинули из разработки все ненужные звенья - мышей, собак, обезьян и даже придурков-добровольцев.
   - Чего? - Дошло даже до Фрая, но он не мог поверить в то, что сейчас понял. - Вы хотите сказать, они просто мешают на коленке лекарства и сразу колют его местным? Карлос ведь рассказывал, что некоторые умирают вообще сразу, а другие остаются калеками. Но также... также нельзя делать. Это ведь запрещено. Они же люди.
   - Добро пожаловать в реальность. - Бейли театрально развёл руками. - И это вы ещё даже не видите всей картины. Я не упомянул, к примеру, про один интересный факт: как вы знаете, планета двести лет провела в изоляции, так откуда же здесь тогда самые новые и самые "модные" болезни? Буквально со страниц газет и медицинских ежемесячников: то же птичье бешенство, вирусный диабет, серая волчанка. Ещё не упомянул, что Пандион довольно известен как производитель не только различных вакцин, но и "экстремальных" препаратов. Противошоковых, средств от ожогов, поражения током, обморожения и много другого.
   - Замолчите. Пожалуйста. - Попросил Фрай, бледнея всё сильнее.
   - Нет. Мы должны всё это знать, - возразила Лила. - Чтобы прекратить. Об этом мы ещё поговорим, а мне интересно другое - что же за мразь идёт туда к вам работать? Это я даже не знаю, кем надо быть.
   - Обычным человеком. Самым обычным жителем Земли или любой из планет центральных областей ДАП. Я над этим думал не один раз, и порой мне кажется, что даже раскрой Пандион все карты ничего бы не изменилось. Наша цивилизация очень эгоцентрична, это пошло ещё с давних времён. Есть "Я" а всё что вокруг - неважно. Спроси у любого человека в Новом Нью-Йорке, променяет ли он дешевые и эффективные средства от того же гриппа НБ17 или массово распространённую вакцину от бешенства на жизни каких-то немытых заключённых в какой-то дальней системе. И едва ли общее возобладает над личным, над интересами своими и своих близких, других "нормальных" людей.
   - И что же, вы все сюда шли с такими взглядами? - спросила Катрин с любопытством. Должно быть, для неё такая позиция оказалась внове.
   - Не только. Многие учёные шли, чтобы продвигать науку вперёд. А с чистыми руками этого не сделаешь, любой проект завязнет в тысячах ненужных тестов, проверок и согласований, а каждый лишний тест лекарства - множество жизней тех, кому оно не успеет помочь. На этом фоне число подопытных совсем невелико, и цена вполне сравнима. А если брать болезни и повреждения, которые бесполезно исследовать на животных? Что такое на фоне множество спасённых людей потом эти, мало кому и нужные жизни сейчас? Сколько они здесь проживут? Лишний год или два, а так, они помогут всем людям.
   - Вы считаете, что жизни людей можно просто считать, как использованные пробирки или разбитые чашки Петри? - вкрадчиво спросила Лила. - Что можно решить, что три землянина дороже пяти "дикарей", можно вообще сравнивать эти цифры?
   - Разумеется. Мы врачи, мы постоянно сравниваем жизни. Просто арифметика - три сотни местных проживут каждый на пять лет дольше без нашего вмешательства, а те тысячи землян, кому спасёт жизнь полученная за их счёт на год раньше вакцина - каждый получит по восемьдесят-сто лет жизни. Вот такая математика
   - И ты ещё называл Гринфилда убийцей? - перебила его Лила. - Ты такой же маньяк, как и все остальные, но ты ещё и прикрываешь себя лицемерными оправданиями.
   - Будь это так, я бы сейчас не при свете керосинки сидел, а в своём кабинете с десятком новейших роботов на подхвате. Но я сумел соскочить,
   - И ты, наверное, сейчас обалдеть как собой гордишься? Ну, ещё бы, поживодёрил и хватит, можно и сбежать вовремя.
   - А если и так? Я ничем не хуже вашего Гринфилда. Он полез бороться с системой и искупать вину. А я поступаю по-своему. И ещё вопрос, кому из нас проще, а кому труднее. - Неизвестно, кого именно он пытался убедить.
   - Доктор Гринфилд погиб пару недель назад. - Сказала Катрин. - Застрелился, окруженный группой захвата корпорации.
   - Что ж, я этого не знал. Жаль, учёным он был неплохим. - С Бейли словно бы слетело всё его напускное веселье и цинизм. - Хорошо, я ещё могу чем-то вам помочь?
   - Да. - Катрин быстро кивнула, пока он не передумал. - Ответьте на главный вопрос - что скрывается за проектом ДСК 25-01, который вы разрабатывали совместно с шевирской лабораторией и тестировали здесь?
   - Да почему и не сказать? Мне до этого уже дела нет. - Он лишь пожал плечами с каким-то философским безразличием. - Мои бывшие боссы решили, что как-то давно им не давали премию мира. Слишком долго не было глобальных проблем. Бубонный грипп, то же самое бешенство, аскарида Эль-Гамаля - кому интересна вся эта рутина, согласитесь? Даже если от них каждый год гибнут миллионы людей. Но это же не зрелищно, драмы нет. А вот если бы возникла пандемия... и появились отважные герои, которые бы с нею справились. Старая схема, конечно, но работает до сих пор.
   - Они что, решили создать сразу и вирус, и вакцину? - предположил Фрай. - Говорил мне папа, что правительство этим промышляет, а я-то всегда считал бредом, как и комми-людоедов.
   - Да, именно так, - Бейли кивнул. Вторую часть фразы он, без сомнения, не понял. - На Шевире оказалась очень много любопытных организмов. Если вы видели там мутантов, я думаю, встречались с местными волками?
   - Да.
   - Их самое необычное свойство - они могут усваивать кремний благодаря одной весьма необычной бактерии. А родственницы этих бактерий, живущие в симбиозе с одним из видов рыб, могут проделывать подобную операцию с кальцием. А представьте, что будет, если этот же механизм реализовать с помощью универсального вируса, устойчивого к большинству способов противодействия и способного распространяться воздушно-капельным путём.
   - Э-э, люди отрастят панцири как у жуков? - предположил Фрай.
   - Простодушно, но верно. Вот только человек не приспособился к подобному существованию и такой трансформации не переживёт. А ещё один момент - у тех рыб в диете сплошной кальций, но если вдруг они сменят рацион, то механизм продолжает действовать, используя теперь уже внутренние запасы, то есть, материал костей.
   - И каков, каков будет эффект для человека? - спросила Лила.
   - Как показали испытания, на полную перестройку эндоскелета в экзоскелет уходит четыре дня. Сами понимаете, что к этому сроку получившаяся "статуя" уже довольно долго, как живой не будет. Как раз для репортажей и первых полос, это не скучный грипп.
   Лила так и застыла с открытым ртом, в отличие от Фрая, она смогла представить изложенную картину. Катрин перенесла эту идею легче, просто спросив:
   - И какова летальность?
   - Сто процентов. Вакцина помогает в девяти случаях из десяти. В итоге, наши симуляции предсказывают потери в два процента населения Земли, плюс минус полпроцента, с учётом всех факторов.
   - А население сейчас примерно восемь миллиардов. Сто шестьдесят миллионов, плюс минус ещё сорок. - Лила быстро подсчитала. - Вы настолько хотите приз премии мира на каминной полке?
   - Во-первых, уже не я. А во-вторых, есть ещё и слава Спасителей Человечества. Кроме того, никто же не говорит, что вакцина будет бесплатной, правда?
   - И когда проект будет закончен?
   - Должен, примерно, месяц назад. - Глядя на побледневших людей, Бейли быстро добавил, - Но это в штатном порядке. Из-за развёрнутой вашим доктором активности, дела наверняка застопорились. Секретность, и тому подобное.
   - Ладно. А теперь расскажите нам всё, что знаете об этом проекте. В мельчайших подробностях. - Произнесла Катрин жёстко. Если бы Бейли вздумал упираться сейчас, она бы явно не посмотрела на все обещания Алану и выбила информацию любыми доступными способами. Впрочем, доктор был умным человеком и тоже понял это сразу. Да и нормальных собеседников у него не было очень давно. А может, он поверил, что ещё есть возможность исправить свои старые ошибки.
   Разговор продолжался долго, на улице уже начало понемногу светлеть. Заметив свет, пробившийся в дом через окна-бойницы, Катрин напомнила о времени. В общих чертах картина уже была ясна, да и деталей Бейли привёл достаточно. По мнению Лилы с Фраем, даже чересчур, без многих из них они бы дальше жили куда спокойнее и засыпали бы куда легче. Гости поднялись на ноги, понимая, что сейчас предстоит ещё один марш, и направились на выход.
   В дверях Лила остановилась и сказала:
   - А вот у меня есть посторонний вопрос. Откуда здесь все эти книги? Всё-таки бумагу сделать с нуля задача не самая простая, и тратить неизвестно на что её не будут, как мне кажется.
   - Всё верно. Когда на планете немного наладилась жизнь, стало понятно, что одна из главных ценностей в местных условиях это знания. Самые разнообразнейшие знания, нам, привыкшим к цивилизации, порой трудно представить, каких элементарных вещей лишены здесь люди. В своё время те, кто поумней, оставляли записи, они записывали для других свои знания, все, какие могут пригодиться сейчас или в будущем. Таких людей, тех, кто строил и готовил почву для других, а не пошел в разнос, тут называют Предками. Это своеобразный культ здесь, наравне с медициной. А я имею отношение к обоим, и мне, к моему удивлению, этого вполне хватает. Возвращаться я не собираюсь, даже если вы сможете что-то изменить.
   - Что ж, нет судьбы кроме той, которую мы выбираем сами. И вот ещё. На вашем месте я бы на неделю-другую спряталась так далеко, как вообще на этой планете возможно. Ну а потом, либо мы справимся со своей задачей, и вас отыщут уже следователи, либо, в противном случае, больше никто и не будет вас искать.
  
   Уже незадолго до рассвета они всё-таки добрались до города. Требовалось спешить, потому времени на долгие прощания не тратили, Катрин просто отдала Карлосу ненужное теперь оружие, а после, к полному ошеломлению, протянула и пакет с запасёнными лекарствами, кроме медсканера. Пока Рыжий прибывал почти что в эйфории, земляне торопливо пересекли нейтральную полосу и вернулись в город тем же путём, что и вошли.
   Хотя сил ни у кого почти не оставалось, им сейчас требовалось хоть немного привести себя в порядок, а после вернуться в гостиницу в соответствии с принятыми легендами. Сначала на рассвете явится неплохо прогулявшаяся по ночному городу дочь, а после - весело проведшие время родители. Несмотря на карантин, планета никогда не была обителью одних аскетов, напротив, чувство опасности только усиливало желание брать от жизни всё. Потому, от персонала гостиницы каких-то серьёзных подозрений ждать не следовало.
  
   Глава 13.
  
   Два последующих дня прошли спокойно, в методичной подготовке к последнему аккорду. Впрочем, о легенде пока забывать было нельзя, потому Катрин продолжала поддерживать образ обычной ученицы.
   После первого урока Кьюберт с Двайтом поднялись на крышу школы, надеясь поболтать с отправившейся туда ранее Катрин. Но в дверях пришлось остановиться, к их раздраженному недовольству, девушка уже что-то обсуждала с Ассидом. Крыша, как дополнительная прогулочная площадка, была нововведением данной школы, пускай и явно откуда-то позаимствованным. Потому весь периметр окружал трёхметровый забор из мелкой сетки, не мешавшей обзору, но достаточно прочной, чтобы не дать подросткам бросится вниз после очередного трагического расставания и достаточно лёгкой и скользкой, чтобы не позволить перелезть без специальной подготовки. Вот у этого забора они и стояли, не торопясь и обстоятельно о чём-то беседуя - Катрин хорошо переносила холод, а уж об уроженце промороженного Нептуна и говорить не стоило.
   В конце концов, чужой всё же завершил разговор, до Двайта и Кьюберта донеслось:
   - Спасибо, ты нам очень помогла. Всё и впрямь работает, как надо, дальше я уже сам разберусь.
   - Никаких проблем, обращайся, если потребуется ещё что-то.
   - Обязательно. Твоя помощь очень ценна. Увидимся, - Ассид ушел, помахав на прощание левыми руками.
   - О чём это вы с ним тут секретничали? - ревниво спросил Двайт, приближаясь к ней. В отличие от засыпанного внутреннего двора, на крыше снег сгребали к углам, не приходилось брести через сугробы.
   - Ничего секретного, - она почему-то ухватилась именно за последнее слово. - Всего лишь обсуждали результаты. Некоторое время назад Ассид пожаловался, что в школе возникли кое-какие проблемы. Я ему помогла.
   - Что же, ты сделала даром? За здорово живешь?
   - Помощь в обеспечении безопасности входит в мои обязанности, как учащейся здесь. Кроме того, я настроила для себя выход на сеть безопасности через коммуникатор. На всякий случай.
   - Да ладно, зачем бы это тебе понадобилось?
   - Я просто хочу контролировать ситуацию.
   - Ну, ладно, ладно, как хочешь.
   - У меня возник иной вопрос.
   - Да, всё что угодно.
   - Я не совсем понимаю Ассида. Он достаточно известен и обладает определённым авторитетом, но его действий в качестве лидера для этого недостаточно. Я упускаю что-то, не так ли?
   - Ну, в каком-то роде, - нехотя пояснил Двайт. - Скорее речь о его принципах. Он, конечно, тот ещё высокомерный козёл, и я раньше думал, он просто набирает себе очки, объявляя на каждом углу, что не бросает своих в любых обстоятельствах. Но он доказал в прошлом году, что не врёт. Была у нас пара случаев. Один раз, Эльза, подружка Ширли, повздорила с учителем. Уже не помню повод, но всё было серьёзно, одними извинениями не обошлось. В результате тот начал на неё давить, стал влиять на других учителей - в общем, одна бы она долго не протянула. Тогда Ассид и погнал волну в ответ. Сначала сам, потом подключил друзей, потом и вовсе весь курс и родительский комитет. В общем, ситуацию разрешить удалось, учителя не уволили, но он стал преподавать у другого года обучения.
   - А второй случай был ещё хлеще. - Продолжил Кьюберт. - Один парень попался на угоне аэромобиля. Причём, вообще без вариантов ему было спастись, хоть он сам и говорил, что это подстава. Но, понимаешь, кто же в это поверит?
   - Ну да, а что он ещё мог сказать?
   - Именно. Полная безнадёга. Но Ассид ему поверил. Опять поднял народ, в результате тот парень, отнюдь не ангел, между прочим, получил такие характеристики, что его хоть канонизируй. После шестилапый сам влез в дело со своими. - Кьюберт понизил голос. - Тут я всех подробностей не знаю, там дело тёмное было. То ли они нашли тех парней, кто подставил нашего, то ли смогли убедить всех, что нашли, то ли ещё что... Но важен итог - они отмазали нашего, хоть дело и было закрыто, как говорят, "за недостаточностью". Хотя это и показывает, что с законом у Ассида отношения не идеальные, но он, по крайней мере, стоит за своих. Не будь он ещё таким самовлюблённым, вообще был бы хороший человек... ну, или чужой.
   - Понятно. Ценное качество для командира, пускай даже оно не всегда применимо для разведки или РДГ.
   - Прости, что?
   - Ничего, не обращайте внимания. Лучше идёмте вниз, нам уже пара.
   Когда Катрин первой пошла вниз по лестнице, Двайт шепотом спросил:
   - Что она хотела этим сказать?
   - Понятия не имею.
  
   Сегодня над Новым Нью-Йорком небо хмурилось с самого утра, с севера на город заходили тёмные тучи, приближался снегопад. Корабль "Планет Экспресс" шел над домами, его слегка покачивало на ветру. Впрочем, до непогоды вернуться они должны были успеть. В сегодняшний рейс отправили полный экипаж, несмотря на то, что любой из них мог справиться с такой задачей и в одиночку. Всего-то требовалось закинуть несколько ящиков оборудования на исследовательскую базу где-то в Антарктиде. Заказчик, судя по заплаченной без вопросов двойной цене, очень спешил и, скорее всего, выбрал курьерскую службу просто наугад. Но Гермес бы и на смертном одре мучился жадными сожалениями, упусти он столь выгодный заказ только из-за несоответствия профилю фирмы.
   Поскольку доставка прошла, на удивление, без каких-либо проблем, в результате беседа быстро соскочила на тему извечную и ставшую для Бендера любимой - подавляющее превосходство холостяка над глупыми "женатиками". Развалившись, насколько это позволяло жесткое кресло, держа в клешне бутылку пива, робот привычно философствовал:
   - Идея о том, что всё должно иметь пару, основана на изучении природы человечками. Мы, роботы, как порождение автоэволюции, на природу плевать хотели. Маслом повышенной вязкости. Мы самодостаточны. Тогда как каждая пара означает лишь разрушение. Позитрон и электрон аннигилируют, отрицательные числа дают с положительными ноль, люди вот - женятся.
   - Ты бы сам попробовал сначала, прежде чем утверждать с таким уверенным видом. - Лениво возразил Фрай. Все аргументы в этом споре были давно известны наперёд. - Сейчас ты как маленький мальчик, который в пять лет клянётся, что никогда не женится.
   - Эй! Мне уже скоро будет семь. И не ваших, человеческих, а настоящих роболет.
   - Тем более, такое упрямство совершенно не красит.
   - Ох, навострился ты с ней спорить. Я надеялся, хоть займётесь самокопированием, или как вы там это называете, митозом? Тогда я хоть полгода или год тишины бы получил, рулил бы здесь всем один. Так ведь, и тут обломали - нашли себе эту девчонку, миновав первую фазу. Обманщики. Может быть, ещё раз попробуете, уже по-честному?
   - Может быть. - Согласился Фрай.
   - Может быть... - произнесла Лила задумчиво.
   - Может быть?! - Переспросили Бендер и Фрай хором. Первый - со страхом, второй - с нескрываемым восхищением.
   - В дальней перспективе. - Та сразу пошла на попятную. - Я просто слегка пересмотрела свои взгляды. И думаю, когда-нибудь потом, это будет не так и плохо.
   - Надеюсь, не очень дальней и не очень потом, - сразу решил уточнить Фрай. - Как раз будет время решить наш старый важный спор?
   - Какой ещё? - заинтересовался Бендер. Похоже, робот был не очень сильно рад перспективе исполнения своей "мечты".
   - Как мы назовём ребёнка, если... нет, когда он у нас будет, - ответила Лила вместо мужа. - Он предлагает в честь меня, я - в честь него, и обоим притом не нравится приставка к имени "младший".
   - Ха, ерунда. Люди не роботы. У вас куча вариантов имён, никакой рационализации.
   - Над этим мы думали. - Согласилась Лила после паузы - она выводила корабль на посадочный маршрут, ориентируясь на маяк "Планет Экспресс". - Если будет дочка, её можно назвать Филиппа.
   - Но из имени Лилы ну вот никак ничего не сделаешь для сына. Разве что "Лин" хоть сколько-то близко.
   - А есть такое имя?
   - Да, французское.
   - Такая древность.
   - Не знаю, Катрин это не мешает.
   Словно по заказу, раздался сигнал коммуникатора Лилы. Та спокойно ответила, взглянув на имя абонента:
   - Да, Кэт, слушаю.
  
   День шел своим чередом. На третьем уроке, математике, Катрин спокойно сидела на своём месте, когда коммуникатор завибрировал с частотой, обозначающей высшую срочность. Не желая показывать посторонним лишнего, она аккуратно включила экран. Аварийные сигналы подавала та самая программа распознавания, которую она ставила для Ассида. В школу проходило всё больше людей с оружием, причём, это явно были профессионалы, а не подростки с пугачами. А когда в камеру попало лицо одного из них, последние надежды на то, что всё обойдётся и это просто какая-то ошибка, испарились. Игнорируя удивлённые взгляды, Катрин быстро достала коммуникатор, набрала нужный номер, скороговоркой произнесла:
   - Мэм, у нас ЧП. Я в школе, здесь отряд корпорации неизвестной численности, во главе с Майером, которой возглавляет охоту на меня. Буду прорываться. Где бы вы не находились - немедленно скрывайтесь. Встретимся позже. - Она выслушала ответ. - Нет, я уйду сама, за мной нельзя прилетать ни в коем случае - вас собьют прямо здесь. Подтверждаю, я уйду сама. Принято, конец связи. - Она повернулась к классу, не скрываясь достала пистолет и уверенным тоном объявила: - Внимание, это экстренная ситуация. Совершено террористическое нападение на школу - сохраняйте спокойствие, ситуация под контролем. Ассид.
   - А? Что? - Нептунианец растерялся, когда обратились к нему.
   - Можешь устроить, чтобы то, что я сейчас произнесу, объявили по громкой связи?
   - Да. Сейчас, подожди.
   - Быстрее, времени очень мало.
   Ассид набрал какой-то номер на коммуникаторе, быстро перебросился парой фраз, передал браслет Катрин со словами:
   - Вот. Всё что скажешь, пойдёт в эфир, задержка двадцать секунд.
   - Хорошо, спасибо. - Она взяла коммуникатор, заговорила, удачно имитируя официальный тон: - Внимание, учебная тревога, повторяю, учебная тревога. Нападение террористов, ученикам направиться в ближайшие классы, ученикам на территории - как можно быстрее покинуть периметр школы. В классе действуйте по правилам: заблокировать двери, закрыть шторы, укрыться за партами от дверей. Террористы движутся по школе, не препятствуйте и не сопротивляйтесь, выполнять любые их приказы. Их оружие заряжено несмертельными боеприпасами, однако попадание крайне болезненно и приводит к травмам - не провоцируйте их. Дождитесь полиции и эвакуируйтесь. Любого, кто нарушит данные правила, ждёт суровое взыскание. Повторяю, объявлена учебная тревога, правила действует с этой минуты.
   Она вернула коммуникатор, перевела дух. Катрин почти физически ощущала, как уходит драгоценное время, которое можно было бы потратить на побег. А растерянные и ничего не понимающие ученики и учителя только прибавили бы шансов на успех, отвлекая противника. Более того, можно было просто объявить полную эвакуацию, заорать "в школе бомба!", чтобы обезумившая толпа ринулась через все двери и окна. Уйти за барьеры в этой ситуации вообще задача для дилетанта. Но неизвестно, сколько бы человек погибло, если бы началась беспорядочная стрельба, и сколько было бы затоптано в панике.
   Учитель, растерявшийся от всего происходящего, неуверенно спросил:
   - Так это всего лишь учения?
   - Нет. Это всерьёз. - Катрин отвлеклась от своих мыслей. - Но паника недопустима. Террористы настоящие, потому выполняйте все правила. - Подумав, она добавила: - Я прошу вас. Всё закончится быстро, просто не высовывайтесь и вызовите полицию.- Катрин направилась к выходу. - Извините, что всё так получилось, я надеялась избежать стрельбы, но, похоже, не вышло. Мы больше не увидимся. Прощайте, и спасибо за всё. Мне было интересно учиться вместе с вами.
   Уже почти у дверей она вытащила из-под куртки нож. Джеймс при виде этого остолбенел и только показал на неё пальцем, так и не сумев ничего сказать. Кивнув всем на прощание, Катрин присела рядом с дверью, рывком распахнула её. Когда снаружи никого не оказалось, выставив край лезвия, посмотрела вдоль стены. Слегка поморщившись, она повернулась к настороженно разглядывающим её ученикам, жестом попросила Кьюберта перебросить её портфель. Когда тот послушался, она на секунду высунула в коридор руку с пистолетом, подхватила портфель и на уровне пояса выкинула его наружу. В конце коридора заговорили два ствола, несчастную и ненужную более вещь выстрелами разнесло в горелые клочья, Катрин по полу скользнула за дверь, сразу же наводя оружие. И поняла, что критически недооценила противника. В коридоре находилось не два человека, а три - пока двое крались вдоль стен, третий до последнего момента прятался на лестничной площадке, и Катрин просто не могла его разглядеть. И пока его напарники только опускали пистолеты, последний уже держал под прицелом нижний уровень. Выстрелили они с Катрин одновременно.
   Только у неё была возможность изо всех сил вжаться в пол и оттолкнуться дальше в сторону, а вот наёмнику корпорации, в широком дверном проёме деваться было некуда - он дёрнулся в сторону, но Катрин просто довернула пистолет. Его выстрел пробил пол рядом с Катрин, прочесал по боку и поджёг куртку, она же сумела попасть в руку с оружием. После чего упёрлась ногами в стену и подоконник, стабилизировала позицию и лёжа на спине в три прицельных выстрела уничтожила авангард. И только потом начала сбивать пламя. Управившись с этой проблемой, Катрин вновь оглянулась на бывших одноклассников, ногой захлопнула дверь и откатилась под подоконник.
   Когда через несколько секунд донесся грохот сдвигаемой в баррикаду мебели, Катрин только удовлетворённо кивнула. По крайней мере, выход прошёл относительно гладко, но свои возможности явно не стоило переоценивать. Девушка вскочила на ноги, быстро побежала к лестнице. С этого направления на эффективной дальности не было достаточно высоких зданий, снайперского огня опасаться не стоило. Но она всё же двигалась неровными зигзагами от стены к стене, наработанные рефлексы включились сразу в полную силу. И не зря. Катрин поняла, что вновь недооценила врага, когда, повинуясь инстинкту, нырнула на пол у последнего окна. Пробив стекло и стену класса напротив, над ней прошла пуля из гауссовой винтовки - в классе раздался визг и испуганные крики, но, вроде, никого не зацепило, насколько можно судить. Уже преодолев простреливаемый сектор и оказавшись под защитой стены, Катрин поняла, что же её насторожило. В ясном небе блеснула на солнце далёкая искра зависшего неподвижно флаера или аэромобился. Её счастье, что стрельба с баражжирующего аппарата никогда не была простой.
   Наконец добравшись до цели, Катрин присела, боковым зрением и оружием продолжая контролировать лестницу и коридор. Бластер одного из противников, купившихся на маневр с портфелем, она подобрала ещё на бегу - теперь можно было контролировать два направления одновременно. После полуминутного обыска она убрала свой пистолет в кобуру - шести зарядов было мало для боя с превосходящим противником - вместо него подобрала скорострельный лазерник, из которого её и зацепило. Плюс пара обойм к нему и граната. Катрин хотела подобрать ещё и рацию, но та оказалась бесполезна - встроенный биометрический датчик отключил устройство после гибели владельца. Третий пистолет девушка так и оставила лежать в коридоре: на бегу его подбирать было неудобно, а сейчас она бы и не рискнула - боевик лежал прямо в квадрате солнечного света из окна, словно в прицеле. Вдобавок, оружие было слишком мощным и с лёгкостью пробило бы местные стены. А Катрин было достаточно и того, что, похоже, самой придётся уводить вражеский огонь в сторону, чтобы не пострадали ученики в классах.
   Выбор между лестницей и тёмным коридором оказался несложен. Хватило пары выстрелов в пролёт, чтобы оттуда ответили огнём несколько человек. Больше не сомневаясь, Катрин отправила гранату по ступенькам вниз, а сама бегом понеслась по коридору, заранее выцеливая каждую дверь. Она надеялась, что удастся выиграть время - граната была не взведена, но едва ли враги успеют это разглядеть сразу. Конечно, профессионал в ней ругался на чём свет стоит от такой глупости - взрыв бы убрал кучу народу и привлёк внимание, отвлекая остальных, а вместо этого она выиграла всего несколько секунд. Но рядом с лестницей расположены классы, а эти стены держать осколки тоже совсем не предназначены. На бегу Катрин швырнула коммуникатор в ближайшее окно, надеясь, что этим хоть немного отвлечёт охотников.
  
   В рубке было достаточно тихо, да и режим громкой связи работал, потому ответ услышали все. Помедлив долю секунды, Лилы произнесла:
   - Хорошо, продержись совсем недолго, мы на корабле, сможем подобрать тебя в школе.
   - Нет, я уйду сама, за мной нельзя прилетать ни в коем случае - вас собьют прямо здесь. - Пришел безапелляционный ответ.
   - Ты уверена? Мы быстро доберёмся, и нас так легко не сбить.
   - Подтверждаю, я уйду сама.
   - Хорошо. Мы найдём друг друга. Удачи.
   - Принято, конец связи.
   Фрай и Бендер ещё не пришли в себя от столь резкого изменения обстановки, а Лила уже обдумывала следующую мысль: "Странный экстренный заказ. Корабль идёт по автоматическому маяку, диспетчера нет на месте. Конечно, может быть, Эми, опять унеслась посреди дня по магазинам. Но..."
   Зависший над раскрытым ангаром корабль рванулся вперёд и вверх. Нежданное ускорение вдавило людей в кресла, снизу донёсся лязг - уже выпущенная передняя опора чиркнула по крыше и снесла кусок перил балкона. На мониторе задней полусферы было видно, как внизу забегали люди, до этого скрывавшиеся среди разного хлама в ангаре.
   - Похоже, рейс оказался подставой, - заключил Бендер, в таких делах самый опытный из троих. - Интересно, почему нас не взяли прямо там, на полюсе?
   - Хотели исключить сопротивление, - ответила Лила спокойно, быстро меняя настройки навигатора, радара, двигателя и ещё нескольких систем. - Там я была настороже - подозревала, что нечисто с этим рейсом. А сейчас мы уже прибыли домой. Расслабились. Если бы не звонок, мы бы прямо так и сели, тут-то нас прямо на трапе бы под руки и увели. И синхронизацию неплохо просчитали - не обнаружь Катрин их на подходе, всё бы получилось.
   - И что нам теперь делать? - спросил Фрай. - Оторваться от погони, а потом искать Катрин?
   - Да, именно так. Но сначала отрываться. - Ответила Лила, перехватывая штурвал поудобней.
   - Отрываться на всю катушку? - уточнил Бендер.
   - Нет. От них. - Лила кивнула на экран заднего обзора, ей сейчас явно было не до каламбуров. Отчётливо было видно, как из ближайших переулков в воздух поднялись несколько флаеров и аэромобилей. Ещё пара шла к ним от соседней воздушной магистрали.
   - Хм, дорогая, а зачем ты подключила главный двигатель?.. - Фрай побледнел, но договорить уже не успел - жена закончила настройку и легко коснулась нужного регулятора.
   Дома и рекламные щиты за боковыми иллюминаторами размазались в сплошное яркое полотно - скорость в три с лишним маха, совершенно несерьёзная в космосе, для города оказалась просто чудовищной. За мгновение проскочив прямой ничем не занятый "коридор" в несколько километров, корабль буквально споткнулся - включился реверс, гравитационный двигатель тоже работал на всю мощь, гася скорость. Гравитатор корабля звенел почти в ультразвуке, он тянул на пределе возможностей, гася ускорение, которое должно было размазать гуманоидную часть экипажа по лобовому стеклу тонким-тонким слоем.
   Впрочем, этот сумасшедший маневр оказался успешным - для оказавшихся вблизи преследователей корабль словно телепортировался вперёд - настолько быстрым было его перемещение. Само собой, что на флаерах не нашлось ни настолько мощных двигателей, ни настолько безумных пилотов, чтобы попытаться повторить такой фокус. К тому же, Лила пересекла одну из трасс воздушного транспорта, подгадав "окно", и не успел ещё улечься поднятый рывком вихрь, как по ней в обе стороны проскочили несколько машин.
   - Отлично, немного времени мы выиграли, - произнесла она деланно равнодушно. Поворачивая корабль к промзоне, штурвал Лила сжала покрепче, чтобы не показывать, как сильно дрожат руки. - Приводим в действие "план Б".
   - Да мы вроде и так убегаем. - Пробормотал Фрай, поглядывая за преследователями.
   - Нет, сейчас это "План А". Но я просто чуяла, что мы не могли уйти с Австралии чисто, потому подготовила пару шагов. Мы уйдём, Катрин тоже, а вот остальной команде потребуется прикрытие. Иначе сказать, им придётся включать дурака.
   - А нам? Ты же знаешь, я в этом специалист.
   - Знаю, знаю. Но нам пока рано. - Лила развернула над браслетом голографическую клавиатуру, пробежалась по прозрачным кнопкам, запуская нужную команду. Сейчас на коммуникаторы Эми, Фарнсуорта и Гермеса ушло торопливо и с ошибками составленное сообщение о том, что Катрин неожиданно захватила корабль и взяла их в заложники. Для Эми и Фарнсуорта это означало, что пора начинать претворяться ничего не ведающими, а Гермес и так не знал ничего лишнего, потому его показания будут самыми убедительными.
   Следующим шагом Лила, заставив Фрая с Бендером молчать и не произносить ни звука, сделала несколько звонков. Изображая страх и панику, она сообщила полиции и нескольким новостным каналам, что на офис компании "Планет Экспресс" совершено нападение большого отряда террористов из неизвестной группировки. Конечно, все эти меры могли дать лишь временный эффект, но большего сейчас и не требовалось - ей было необходимо лишь исключить вариант, при котором все сотрудники быстро исчезнут в неизвестном направлении, а офис "случайно" будет уничтожен пожаром. Поэтому она специально выбрала каналы, падкие до дешевых сенсаций - наличие над зданием пары флаеров с журналистами и множеством камер, передающих изображение сразу в прямой эфир и в сеть, могли обеспечить определённую страховку.
   - И вот ещё... - начала она. - Чёрт!
   Лила дёрнула штурвал, корабль ушел в сторону, пролетел между трубами громадного завода, лавируя, словно на занятиях по вождению. Только вот, скорость и препятствия были совсем не ученическими. Фрай завозился в своём кресле, пытаясь дотянуться до ремней. Лила обернулась на шум, удивлённо посмотрела на него. Тот ответил:
   - Пойду на турель. Ты же не можешь уходить одними маневрами, поддержу огнём.
   - Не говори ерунды. Пусть это и промзона - мы посреди мегаполиса, а у нас на турели крупнокалиберный лазер. Каждый импульс мимо цели - потенциально чья-то смерть. А то и не одна. Мы можем нарушать мелкие правила, но жертвовать случайными людьми ради спасения я не готова. Уйдём без стрельбы, другими способами.
   - Какими, например? - спросил Фрай хмуро. Он понимал её логику, но обижало, что не дали помочь, когда это действительно необходимо.
   - Теми же. Они явно не успели изобрести контрмер.
   - Лила, только не!..
   Корабль вновь скакнул вперёд, потом, не медля, ещё дважды. Фрай так и не закончил предложение - замер в кресле, боясь пошевелиться, перед его глазами продолжал плыть карниз заводского корпуса, с которым они разошлись буквально на полметра. Лила наоборот, закончила начатую ранее фразу:
   - И вот ещё. Бендер, извини, но нам надо прикрыть и тебя.
   - То есть? - Робот сощурился, чувствуя недоброе.
   - Ты, потенциально, едва ли не самый большой источник компромата на всех нас. Ну, и вообще, и в данном случае - особенно, в конце концов, ты ведь ходячая видеокамера.
   - Эй, эй, глазастая, ты что, решила стереть мне память?!
   - Необязательно, - пришел на помощь очнувшийся Фрай. - Ты можешь просто отдать нам свой диск. Без него ты - просто механизм с простейшими командами, но без личности. Как тогда, с Проктор. А память мы сохраним, и когда всё закончится - в целостности вернём обратно. Я верну, обещаю.
   - Нет. Вот ещё! Можно подумать, я вас не знаю, моралисты - сотрёте всё порно, поставите фильтр на ругань и антитабачную библиотеку в операционку, и это ещё в самом лучше случае.
   - Бендер, слушай, у нас нет времени на споры. - Попыталась урезонить его Лила.
   - Ага, мы же не грибы, - ответил тот ехидно, не дав договорить.
   - Чёрт, это в твоих же интересах. Если мы сейчас не обезопасим твой диск, с ним сделают такое, что ты в "Восставших из утиля" не видел. Потому, мы конечно виноваты, но сейчас, прошу, дай нам тебя спасти.
   - Ох, человеки, вы же со мной не расплатитесь. - Сымитировав тяжелый горестный вздох, Бендер развернулся на кресле, подставляя затылок. - Но учтите, один изменённый байт, и прощения у меня вымаливать ещё внуки будут ваши.
   - Спасибо. Но не сейчас, мы пока ещё не покидаем корабль. Проклятье, что ж вы не уймётесь-то никак?! - она бросила корабль в новый вираж.
  
   Катрин двигалась к переходу между школьными корпусами. Она уже пару раз вступала в перестрелки, стараясь быстрее выйти из боя. Боезапас таял буквально на глазах. Впереди опять был ярко освещённый коридор - с широкими окнами по правой стороне. Тихо вздохнув, Катрин приготовилась и резко бросилась вперёд, маневрируя в тесном пространстве и стараясь комбинировать между собой стандартные противоснайперские манёвры. Судя по зазвеневшему несколько раз стеклу - ей это пока удавалось. Она миновала последнее окно, с обеих сторон потянулись стены, теперь можно было расслабиться. Если бы за поворотом не обнаружился человек с оружием наизготовку. К тому же не один.
   Рефлексы сработали сами: несколько выстрелов из левого пистолета просто на подавление, потом уже прицельный из правого в голову дёрнувшегося врага. Катрин отшатнулась к противоположной стене, как раз вовремя - вражеская группа отступила, огрызнулась огнём, надеясь отыграться за проигранный огневой контакт. Стена расцвела вспышками плазмы и пламенем краски, мгновенно сгорающей от касания лазерных лучей. Не давая противнику передышки, Катрин в два прыжка добежала до угла, открыла огонь широким веером, ещё даже не видя противника.
   Один из врагов, совсем молодой, на вид не старше учащихся здесь, попал под луч, схватился за раненную руку, второй наёмник отступал, прикрываясь телом убитого товарища. Этого пришлось выцеливать тщательно, тратя драгоценное время, пока второй пистолет продолжал неприцельно поливать огнём молодого. Когда оба, наконец, упали, Катрин выбросила опустевший магазин лазерника. Но сменить уже не успела - догнавший её отряд сходу открыл огонь, заставил прыжком уйти за угол. Катрин второпях перезарядила оружие, ответила огнём, выигрывая лишние секунды.
  
   Мистер Энкарт как всегда сидел в слабо освещённом кабинете у широкого стола. Ассистентка замерла за правым плечом безмолвной тенью. Сложив руки у лица, директор внимательно изучал передаваемые на голографический монитор записи с камер наблюдения, которые ещё не успели отключить. Он перебирал точки обзора небрежным движением указательного пальца по мере продвижения Катрин, и сейчас разглядывал перестрелку с четырёх направлений. Словно стрельба разворачивается у него в школе каждый божий день, Энкарт спокойно и безо всякого выражения произнёс:
   - Я это предвидел. Рейчел.
   - Да?
   - Полагаю, зданию нанесён уже достаточный ущерб. Подготовь запрос на капитальный ремонт после террористической атаки.
   - Хорошо, директор.
   - Все эти данные пишутся?
   - Да, директор.
   - Полиция уже в пути, как и журналисты. Ученики сидят по классам.
   - Вы не зря предложили проводить учебную тревогу каждый месяц, директор. В результате сейчас нет паники. Вы догадывались, что она их предупредит?
   - Нет. Я был искренне уверен, что она попытается поднять толпу и сбежать под шумок. Потому, такой ход с объявлением заслуживает уважения, хотя он совершенно нелогичен с её точки зрения. Или тот бросок гранаты - это тоже нелогично.
   - Может, просто отказ механизма?
   - Не думаю. Когда она бежала по коридору, не похоже, чтобы она вообще ждала взрыва за спиной. И хотя она подставила всех нас, её нынешнее поведение мне даже чем-то импонирует.
  
   Катрин приготовилась к рывку. Дальше был весьма небезопасный участок маршрута - открытый коридор, а за ним лестница на второй этаж, которая почти наверняка блокирована и хорошо пристреляна. Но обход не имеет смысл - спуск в подвал есть только в этом корпусе, а уж оттуда она всегда уйдёт по техническим туннелям. Катрин приближалась к нужной точке, готовясь действовать на пределе возможностей, если придётся прорываться, да ещё и вниз, когда взгляд уловил движение слева. Среагировала она автоматически, лишь в последний момент идентифицировав цель и как-то отвернув руку в сторону.
   Незнакомый школьник, вышедший на шум из какой-то лаборантской, примёрз к полу, одним глазом затравленно косясь на дымящуюся в дверном косяке дыру. Коситься ему приходилось потому, что взгляд поневоле притягивала уже прославившаяся в школе девчонка с двумя пистолетами, направленными прямо на него.
   - Почему здесь? Быстро назад, тревога же была!
   - Она ж-же уч-чебная.
   - Да, но всё очень достоверно. Потому ты сейчас мог остаться без глаза от учебного лазера. - По взгляду можно было прочесть, что он думает об "учебности" оружия, но возразить парень не посмел. - Времени нет, у тебя два варианта: уходишь туда, откуда вылез, баррикадируешься и сидишь тихо, либо я тебя вырублю, и ты будешь тихо лежать.
   - Я с-сам.
   - Правильный выбор.
   Услышав топот со стороны лестницы, она бесцеремонно втолкнула его обратно, локтем захлопнула дверь и открыла огонь в сторону приближающейся угрозы. Бойцы корпорации залегли за подвернувшимися укрытиями, но этот огневой контакт Катрин дорого обошёлся - один из выстрелов превратил лазерник в брызги расплавленного металла, пролившиеся на ладонь и предплечье. Катрин только стиснула зубы, чтобы не закричать, кроме того, к боли от ожогов добавлялось отчётливое ощущение провала - она лишилась одного пистолета, а левая рука теперь годилась разве что для ударов локтем. Её ответная пальба не давала противнику поднять головы, но это была секундная передышка, время на отступление по старой схеме она уже потеряла. Пришлось импровизировать в условиях цейтнота.
   Она выпустила полобоймы в ближайшее окно, почти израсходовав магазин, и отправила последние заряды в остальные окна вдоль по коридору. Шагнула к осыпающемуся стеклу, выбросив опустевший пистолет. У самого подоконника отскочила в сторону, перекатилась, подобрала оружие одного из убитых и, разбив следующее окно, выпрыгнула во внутренний двор. Маневр удался - пара снайперских выстрелов пересеклась в той точке, где бы она сейчас оказалась, уйди ближайшим путём. Когда они перевели огонь, было поздно - Катрин уже упала внизу, подняв облако снега.
  
   - Всё необычней и необычней. - Прокомментировал Энкарт столь же равнодушно. - Она пожертвовала шансом уйти вниз ради того, чтобы помочь этому мальчишке. Более того, в момент нападения она могла просто закрыться им и, наверняка, сохранила бы оружие и избежала ранений, после чего смогла бы продолжить путь.
   - Вы полагаете, она всерьёз могла так поступить? - даже у невозмутимости Рейчел был свой предел.
   - Я в этом уверен. То, как она двигается и как стреляет - она не обычный подросток, даже не обычный солдат или полицейский. Она могла убить его, она могла встретить штурмовиков среди своих одноклассников, но она предпочитает сама подставляться, спасая других. И потому она проигрывает.
   - Проигрывает? Она ранена, но это не смертельно. И террористы так и не смогли её зажать, она ещё может уйти, я так считаю, она тренирована явно лучше их, кем бы эта девочка ни была.
   - Рей, ты неплохой тактик, но не видишь стратегической картины. - Поправив очки, директор указал на экраны - там Катрин уже вновь вернулась с улицы в здание и грамотно отстреливалась от преследователей на втором этаже. - Она уже проиграла. Её вынудили отступить в другой корпус, где нет спуска в подвал или близкого к школе укрытия, и теперь неторопливо загоняют наверх, к крыше.
   - Да, но что им это даст? На крыше никого из них нет, а они явно хотят схватить её более-менее живой.
   - Всё элементарно. Ты видела, как разлетались окна - тут уже всё контролируют снайперы. Стоит Катрин оказаться на крыше, и она будет в полном их распоряжении. А с простреленными ногами от погони уже не побегаешь.
  
   - Мы должны вернуться. - Сейчас Фрай не спорил. Он утверждал.
   - Куда вернуться? - Лила на секунду отвлеклась от штурвала. Им удалось стряхнуть хвост, но она собиралась достаточно оторваться.
   - За Катрин. В школу.
   - Ты что, вообще идиот? Или ты не слышал, что она сказала?
   - Слышал, и что с того? Ты тоже в своё время говорила, к пчёлам лететь безопасно, ну и чем всё это кончилось?
   - Слушай, ты хоть понимаешь, что она подставилась, спасая нас?
   - Чего?
   - Чего-о? - передразнила Лила. - Того! Если нас нашли, то её комм ведут, именно поэтому я вырубила свой и тебе велела. И когда Кэт нам позвонила, то они поняли, что она их засекла. Теперь понял?
   - Понял. Ну тем более, мы должны ей помочь! Она ради нас рискует, а мы в ответ что? Убегаем.
   - Самая правильная тактика... - попытался вставить слово Бендер.
   - Заткнись, не до тебя! Фрай, ты понимаешь, что она этого хотела? Чтобы мы спаслись.
   - Она ещё ребёнок. И это мы должны её спасать. В отличие от тебя, я себя просто уважать перестану, если мы так и смоемся ценой её жизни, понятно? А ты как хочешь.
   - Да за кого ты меня держишь вообще! - Лила всплеснула руками, корабль опасно вильнул в сторону, она тут же вновь перехватила штурвал. - Монстра из меня не делай. Ты ещё скажи, что она мне никогда не нравилась, и я просто хочу от ответственности сбежать.
   - А что, разве нет?
   - Да я за неё сама порву кого угодно. И я не убегаю! Просто, где нам её искать теперь? Она давно ушла из школы, и сама нас найдёт. - Кажется, она больше убеждала себя, чем Фрая.
   - А если нет? Летим к ней!
   - А если она оттуда уже давно сбежала, и мы явимся как раз к ждущим нас убийцам, пока Кэт пытается нас отыскать?
   Бендер вновь крайне убедительно сымитировал тягостный вздох, но его никто не услышал.
  
   Высунувшись из-за угла, Катрин сделала пару выстрелов, быстро спряталась обратно. Плотный ответный огонь заставил лестницу, за которой она укрылась, задрожать. Путь отступления блокировали надёжно, но и подниматься на крышу было бы форменным самоубийством.
   Противник медленно приближался, держать оборону становилось всё труднее - патроны оставались лишь в собственном пистолете, но таяли с угрожающей скоростью. А навязать ближний бой ей просто не позволят. Лестница вздрогнула вновь, чётко обозначая новую опасность - если всё так и дальше пойдёт, пролёт может рухнуть, лишая укрытия и отрезая путь наверх. За свистом лазеров и шипением плазмы всё отчётливей слышался шорох падающей вниз бетонной крошки, иногда прибавлялся и стук отколотых крупных кусков.
   Сама Катрин пока серьёзно не пострадала. Конечно, к первым ожогам прибавилось ещё несколько, вдобавок множество порезов от стекла и едва не сломанная всё та же левая рука - пришлось ставить блок, когда на аварийную лестницу выкатился не в меру шустрый оперативник и сходу попытался выключить цель ногой в голову. Помимо этого ноги от многочисленных рывков и перебежек просто готовы были отвалиться, но сейчас нужно было терпеть. Впрочем, всё это были сущие мелочи. "Как говорил один из наших учителей: лучше быть исцарапанной, выжатой, но живой, чем без усталости лежать в чистой и немятой форме с парой лишних дырок в голове". - Подумала она вдруг. Слегка покачала головой. - "Какой ещё "учитель"? Учителя у меня были только здесь, там - лишь инструкторы. Это совсем разные вещи".
   Вообще, она сейчас очень странно себя чувствовала. С одной стороны, её технично переиграли, загнав в безвыходное положение. С другой, была чёткая уверенность, что она всё сделала правильно. А помимо всего не покидало ощущение тоски. Сначала она решила, что дело в проваленном задании - без неё Фраю с Лилой ничего не сделать, даже если они захотят продолжить эту борьбу. Но потом, поняла, что причина совсем не в этом. Она так и не попрощалась. А кроме того, она втравила их в эти неприятности, и теперь не сможет помочь. И думать об этом почему-то было гораздо больнее, чем о корпорации и невыполненной работе.
  
   - Она сдалась. - Констатировал Энкарт, вглядываясь в изображение.
   - Что, простите?
   - Она поняла, что сопротивляться бесполезно. Теперь она не будет пытаться сбежать. Она только постарается разменять жизнь подороже.
   - Это может быть опасно, директор. Если ей нечего терять, она может устроить взрыв, например.
   - Не думаю. Она не тронет учеников. Но я не хочу, чтобы она так погибла. Но что мы можем сделать? - Он вновь прошёл глазами по камерам. Остановил взгляд на одной из них, показывающей слегка присыпанную снегом крышу. Подумав, произнёс: - Рейчел, дай мне личное дело Катрин Фрай. И подключи СКС.
   - Директор?
   - Да, я не ошибся.
  
   Катрин вновь выглянула в коридор с пистолетом в вытянутой руке. Очень вовремя - выстрел не целясь, по силуэту, свалил подобравшегося почти вплотную врага. Остаток магазина, выпущенный в предельном темпе, заставил пригнуться остальных. Перезаряжать пистолет одной рукой было непросто, а уж скорость по её меркам и вовсе была невероятно медленной. А каждая секунда теперь играла на врагов. Но явно и она, и её противники одинаково удивились, когда опять включилась система оповещения, правда только на этом этаже:
   - Катрин, с тобой говорит директор Энкорт. Как твой вышестоящий начальник, я отдаю тебе приказ - через четыре минуты и двадцать секунд ты должна стоять на середине крыши, чтобы провести эвакуацию. Да, я понимаю, что тебя там ждут. Однако, используя оборудование СКС, мы вывели из строя электронику в ближайшем радиусе, включая снайперские и зенитные комплексы. - Катрин поняла, о чём идёт речь. За этим грозным названием скрывалась, на первый взгляд безобидная, "Система контроля списывания". Однако в реальности она представляла собой мощный комплекс РЭБ локального действия, в обычном случае предназначенный для подавления всей электроники во время годовых экзаменов. Оказалось, что можно его использовать и иначе. - Второго шанса у тебя не будет. Ты обязана исполнить этот приказ.
   Посмотрев в сторону висящей под потолком камеры, Катрин только кивнула. Других вариантов всё равно не было. Она уже решила, что передача окончена и теперь только нужно выждать положенный срок, когда в динамиках раздался характерный визг цепного лезвия, грохот вышибаемой двери и затем знакомый визг лазерных очередей.
   - Ну, вот мы и снова свиделись. И в этот раз я тебя переиграл. - Голос в динамиках теперь был иным. И хотя в нём не было злорадства или торжества, Катрин подумала, что Майер - а кто ещё это мог быть - сейчас улыбается. Как человек, победивший в сложной шахматной партии. - Ваш трюк с радиоподавлением был неплох, но тебя он не спасёт, а больше предпринять ничего не получится. Хотя, сказать по правде, тебе и в этот раз почти удалось уйти от нас. Только вот, когда вы мужественно боролись с войсками злой корпорации-угнетателя, вам бы следовало добивать всех солдат противника. В том числе и тех, кто упал в реку. Особенно если он успел увидеть подростка с автоматом в партизанской засаде. Ну а когда мы его нашли и всё узнали, дальше задача была элементарной - выборка из всех землян на планете подходящего возраста, и вот мы здесь. Да и столь внезапно совершать перелёт на Австралию, а сутки спустя - обратно, с твоей стороны это было не слишком умно. А теперь, сумей проиграть достойно. Выходи с поднятыми руками. - Вместо ответа Катрин выстрелила в камеру. - Хорошо, я предполагал, что ты будешь упрямиться дальше. Если тебе интересно, тут со мной осталась одна девушка, думаю, ты её знаешь. И я полагаю, что не захочешь, чтобы она погибла из-за тебя?
   Почему-то Катрин была уверена, что он не причинит Рейчел вреда, если сейчас выйти без оружия. Вот только обозначенный срок уже почти подошёл. А Майер явно не слышал, что именно Энкарт сказал в микрофон.
   Катрин уловила шаги в коридоре и, высунувшись за угол, сразу выстрелила точно в крадущегося врага. Остальные повалились за укрытия. Один из бойцов, рухнувший на пол лицом к окнам вдруг повёл себя донельзя странно. Вместо того чтобы не высовываться, он резво вскочил и понёсся к ближайшей лестнице, наплевав на опасность. Не воспользоваться этим было бы глупо, Катрин, выстрелила в убегающего, потратив первый заряд в последнем магазине. После чего перекатилась по ступенькам лестницы и с низкого старта бросилась наверх, перепрыгивая ступени, на бегу она двумя выстрелами разворотив замок.
   Одного взгляда наверх хватило, чтобы понять случившееся в коридоре. Именно с той стороны, куда взглянул неудачливый преследователь, на школу заходил корабль "Планет Экспресс". Вернее сказать, он полого падал на здание, последними и явно тщетными усилиями пытаясь набрать высоту. Из-под крыла валил густой дым, звездолёт ощутимо кренился на один борт.
   Неудивительно, что среди боевиков началась лёгкая паника, и Катрин буквально чувствовала, что умей она воспринимать радиоволны - то уже слышала бы, какой бедлам творится на частоте командования и групп поддержки. Даже простой кинетический удар такой массы мог развалить половину учебного корпуса. А если рванёт реактор чернухи, то от всего комплекса останется лишь облако щебёнки, падающей на город с высоты в пару километров. Конечно, наёмников корпорации жизни гражданских заботили слабо. Да и жизни коллег, по большей части. Но вот гибель оперативного командующего и объекта захвата означали полный провал. Впрочем, она бы сейчас тоже предпочла спрыгнуть с края крыши, если бы не успела изучить стиль пилотирования Лилы и не монтировала самолично системы выброса дыма, по сути, являющиеся простым способом сбивать со следу самонаводящиеся ракеты, за счёт увеличения температуры дыма или добавления радиоактивных и намагниченных частиц.
   Когда звездолёт уже на уровне четвёртого этажа выровнял полёт и даже слегка набрал высоту, кто-то из наблюдателей явно вздохнул с облегчением и расслабился. О том, что события развиваются неправильно, они подумали, увидев, как корабль снёс край сетчатого ограждения и устойчиво, без малейшего крена, пошел над крышей. На последних метрах покрытие едва не цепляла выдвинутая до половины грузовая платформа, а скорость у двери вовсе составляла не больше двадцати километров в час. Выждав до самого последнего момента, Катрин распахнула дверь, выскочила наружу, перекатилась и запрыгнула на проходящую в полуметре над крышей платформу. Отсек сразу начал закрываться, но слишком неспешно, потому она быстро подтянулась, и только оказавшись на полу грузового трюма, позволила себе рухнуть без движения. Она была уверена, что с Рейчел всё будет в порядке - Майер был врагом, но он казался честным врагом, солдатом, а не карателем. Убивать заложника, ставшего бесполезным, он бы не стал. Да и полиция уже начала оцеплять школу по периметру, во время своего рывка Катрин отчётливо слышала множество сирен.
   Корабль рванулся с места, словно лопнула державшая его цепь, набрал ускорение, пытаясь затеряться в транспортных потоках над мегаполисом. Разумеется, отыскать судно межзвёздного класса в городе, пусть даже таком, как Новый Нью-Йорк - лишь вопрос времени. Сотрудники корпорации справились с задачей за полчаса - именно столько им понадобилось, чтобы найти звездолёт, уже брошенный, с вычищенным компьютером и оставшимся без блока памяти роботом. Корабль обнаружили на берегу Гудзона, рядом с дешевыми районами сезонных рабочих с иных планет Солнечной и большим канализационным коллектором. Но поначалу на второй факт никто внимания не обратил.
  
   Глава 14.
  
   - "Каштан", "Кедру", как меня слышите?
   - "Кедр", "Каштану", слышу вас хорошо, передатчики работают штатно.
   - Здесь "Клин", слышу обоих чётко. Продолжайте движение, установка ретрансляторов на всех поворотах и каждые тридцать метров по прямой, приём.
   - "Каштан", принято.
   - "Кедр", принято.
   Три группы захвата "Пандион" продвигались по сырым канализационным туннелям. Радиосвязь практически не проходила - толстые стены туннелей, множество труб и проводов, да плюс ощутимо фонящая "вода", всё это делало устойчивое сообщение задачей очень нетривиальной. За три дня, прошедших с провального нападения на школу, внизу пропали без вести уже четыре звена, включая два, усиленных "Астаротами". В результате технический отдел получил ощутимый нагоняй, но всё-таки смог в кратчайшие сроки выдать подходящее решение - набор передатчиков и компактных ретрансляторов, подходящих для установки на стены или пол по ходу продвижения.
   И сейчас три тройки бойцов в бронескафандрах двигались от коллектора у места посадки корабля дальше вглубь лабиринта туннелей и переходов. Эта территория официально уже находилась за чёртой города, а значит, теперь не действовали все ограничения на тяжелое оружие и огонь по всем целям в зоне видимости. Если бы не острая необходимость брать объект живьём, они бы взяли с собой крайне удобные в туннелях огнемёты, но пришлось обойтись без них.
   - "Кедр", ответьте "Клину", доложить обстановку! - командир группы "Клин", заодно возглавлявший весь отряд, ещё несколько раз повторил бесполезный призыв. Так и не дождавшись ответа, он велел: - "Каштан", "Клину", приём.
   - Здесь "Каштан".
   - "Кедр" на запросы не отвечает. Двигайтесь в их направлении через коридор Д-17, мы подойдём со своей стороны, при наличии противника - огонь без приказа.
   - Есть!
   Первый тревожный знак обнаружился метров через пятьдесят - ретранслятор, вбитый в склизкий бетон, был уничтожен и явно не случайной крысой-мутантом. Едва группа остановилась на перекрёстке двух туннелей, как прорезалась радиосвязь:
   - "Клин", ответьте "Кедру". Повторяю, "Клин"...
   - "Клин" на связи. Ретранслятор на перекрёстке СК-05 был уничтожен. Всем, боевая готовность.
   - Есть.
   - Граната! - одновременно с криком, справа заработал тяжёлый плазмаган, яркое зарево осветило крошащиеся мокрые стены и лужи под ногами. Командир группы резко обернулся, разглядел как со стороны узкого прохода, по всем схемам кончающегося тупиком, к ним летит плазменная гранат, крутясь, словно бейсбольный мяч.
   "Интересно, смогу ли я отбить эту подачу?" - только и успел он подумать, оценивающе глядя на свою винтовку. А потом туннель затопило пламя. Взрыв плазменной гранаты не был фатален для бронекостюмов, но он снёс почти всю электронику, заставив их замереть на месте, пока не подключаться резервные системы. Только этого времени им никто не дал - три точные очереди выбили солдат, а Катрин окончательно оставила своё укрытие в тупике, куда вёл один из проложенных мутантами ходов. Она быстро метнулась за угол - сквозь пар уже показались бойцы второй тройки.
   Правда их подвела спешка, а заодно уверенность в точности предоставленных начальством карт и в том, что никто не успел бы зайти за спину. Растяжка, установленная одновременно с отключением передатчика, быстро указала им на эту ошибку. Противотанковая граната, после распространения бронекостюмов снова вошедшая в арсенал солдат, почти скрывалась под тяжёлыми волнами потока сточных вод, несущегося по середине туннеля. Времени срабатывания как раз хватило на то, чтобы первый из бойцов пробежал мимо, и она сработала под ногами у второго, разбросав бронированных пехотинцев, будто соломенные пугала.
   Времени на "контроль" уже не осталось - по туннелю неслась последняя тройка, они успели обойти и почти догнать вторую. Когда взрыв, едва не обвалил туннель, группа замерла, наставив оружие на поворот коридора. В напряженном и безмолвном ожидании прошла минута. Никто из них и не заметил, когда на другой стороне коридора появилась девчонка, которую и требовалось захватить, и, видимо, которая и атаковала группы "Кедр" и "Клин". Отразившись на густых испарениях от сточной воды, слаженный залп парализаторов накрыл цель... Которая его просто проигнорировала, продолжая приближаться. Командир тройки собирался повторить, когда пустота на их стороне туннеля хлестнула по бойцам длинной очередью, вдруг ушедшей куда-то в потолок. А вслед за тем словно что-то невидимое со всплеском рухнуло в мутный поток.
   - Стрелять куда и я! - крикнул он, плазма ударила по подземному ручью, едва не заставив его вскипеть.
   До Катрин донеслись звуки стрельбы, пускай и искаженные под водой, ей оставалось только быстрей перевернуться после падения и постараться как можно дальше убраться с линии огня. В какой-то момент стрельба стала интенсивней и отдалилась, словно бойцов корпорации атаковали в спину. Наступила тишина, а потом знакомый голос позвал:
   - Кэт, ты жива? Кэт, отзовись!
   - Я здесь, - отплёвываясь от воды, Катрин кое-как выбралась на бетон, огляделась по сторонам. Её снесло течение достаточно далеко, сейчас она оказалась почти напротив тройки "Каштан". Над убитыми солдатами стояли несколько дюжих мутантов с оружием, а из-за их спин выглядывали Лила и Фрай. - Я оступилась и упала в воду, спасибо, что пришли на помощь. Думаю, это мой предел. Отступаем в убежище, а мутанты позаботятся обо всём остальном.
   - Ты не ранена? - Фрай направил на неё фонарь, желая убедиться, что на Катрин нет крови, только вода. - Выглядишь неважно.
   - Всё в порядке. Я просто устала. Нам нужно поспешить, времени сейчас просто в обрез.
  
   Среди мутантов Клоаки этот район называли по-разному. Некоторые - хутором, некоторые - выселками. По сути, здесь был даже не квартал, а отдельный район города, с десяток потрёпанных домов, выстроенных за окраинами. Один из них после отрыва от погони и заняли под временную базу Фрай, Лила и Катрин, на случай, если охотники из корпорации их всё-таки достанут. Хотя бы не пострадают непричастные к этой войне мутанты. Всё равно, посёлок этот был почти пуст, жилыми остались лишь два дома, да и там хозяева редко появлялись.
   Кое-как приведя себя в порядок после незапланированных водных процедур, Катрин начала совещание, чтобы подвести итоги и разрешить все накопившиеся вопросы. И Фрай и Лила заметили - выглядит Катрин далеко не лучшим образом. Она за всё время после побега не поспала и пяти минут, но при этом, пришлось выдержать бой с несколькими поисковыми командами, не считая долгого предварительного изучения подземных ходов, сначала с местным проводником, а потом по самодельным картам мутантов. Плюс множество другой беготни и подготовки. Конечно, Фраю с Лилой тоже пришлось нелегко, но они участвовали в сражениях только на подхвате, да и взрослый организм, несмотря на все биологические изменения, всё же лучше приспособлен к долгому бодрствованию. Ускоренный метаболизм позволял быстрее восстанавливать силы, но для этого требовался хоть какой-то сон. Сейчас чёрный комбинезон только подчёркивал её бледный и осунувшийся вид, но в данный момент перед ними была не школьница, а солдат, для Катрин существовала лишь цель и ничего больше.
   - Ждать дольше нельзя, - начала она, опираясь на грубо сколоченный стол, за которым сейчас сидели Лила с Фраем. - Выступаем завтра. Полагаю, мы уже осуществили все приготовления, какие только возможны в наших условиях.
   - А что с последними трофеями? Будем что-то из них использовать?
   - Разве что, броню, доведём численность группы прорыва до шести единиц. Оружия и взрывчатки более чем достаточно, средства на бартер тоже более не требуются. Пусть останется местным, сверх оговорённой половины трофеев за помощь. За оставшееся время нужно проверить всю электронику и связь. Хорошо, что мне, по крайней мере, удалось достать на чёрном рынке все необходимые медикаменты. - Катрин поставила на стол небольшую сумку.
   - Но ты говорила, что наших средств тебе хватило, чтобы подлечить ожоги. Думаешь, что тебя могут снова серьёзно ранить? - спросила Лила, глядя на сумку, как на чёрную кошку, прошедшую с левой лапы под лестницей по разбитому зеркалу.
   - Сейчас я в порядке. Ну а здесь средства на случай ранения, и не только. - Она начала медленно выкладывать лекарства на стол. - Нейромедиаторы, обезболивающие, препараты, изменяющие ритм работы сердца, повышающие выносливость и остроту восприятия. Их применение даст мне возможность кратковременно повысить свои боевые способности, в первую очередь - скорость и реакцию.
   - Кэт, но разве это не опасно? - спросил Фрай неуверенно.
   - Конечно опасно, дубина! - резко ответила Лила. - Кэт, применять всё это даже по отдельности - неразумно и рискованно, а всё сразу - самоубийственно.
   - В данном случае, это единственный выход.
   - Слушай, может, лучше будет, если мы отправимся с тобой? Хотя бы даже используя, - Фрай неопределённо махнул в сторону разложенных ампул, - всю эту дрянь.
   - Сожалею, но это невозможно. Данная миссия за пределами ваших способностей. Моих тоже, но я, по крайней мере, продержусь достаточно времени.
   - Кэт, а разве тебе не хватит той маскировки, что вы с профессором доработали? Это намного лучше всякой химии.
   - Система камуфляжа и создания двойника неплоха. - Катрин посмотрела на левую руку в серой сенсорной перчатке, обычно применяемой для дистанционного контроля различной техники. - Но сейчас моей скорости реакции не хватает на её оперативное применение в бою, только на самые примитивные команды. Но даже с элементарными приказами я отвлеклась и едва не погибла, оступившись в последний раз. А контролировать голограмму дистанционно не получится - там наверняка будет множество помех, да и реакция нужна крайне высокая.
   - Ладно, тогда в чём наша задача?
   - Вы доставляете меня на место и обеспечиваете первый удар. Дальше броня с автопилотом обеспечивает прикрытие, а я на "Астароте" прорываюсь наверх. Ну а это наш главный козырь. - На стол лёг маленький электронный блок со стандартным разъёмом подключения.
   - Та штука, которую ты получила от подруги? - Уточнил Фрай.
   - Не совсем верно. Рика сейчас работает на фармацевтическую компанию, конкурента Пандион. Через неё я только вышла на них с предложением. Им оно понравилось. Потому, если добраться с этим блоком до серверов "Пандион", то он уже сам отправит все документы по нужному проекту в сеть, в общий доступ. Ну а всё остальное, что найдёт - на сервер этой компании, бизнес есть бизнес.
   - Раз они такие крутые, могли бы и сами всё сделать, - проворчала Лила.
   - Не хотят подставляться. Если мы провалимся, они будут всё отрицать. Единственный их кредит доверия - небольшой отряд, который поддержит штурм.
   - Хорошо, всё понятно. Хотя, Кэт, а ты не думала, - Лила замолчала, аккуратно подбирая слова, - о том, чтобы вообще отказаться от этой затеи? От всей атаки. Просто уйти, отыскать безопасное место, затаиться.
   - Боюсь, это уже невозможно. Мы зашли слишком далеко, возвращаться поздно, можно только двигаться вперёд...
   Её прервало эхо приглушённого взрыва. Когда все трое вылетели на улицу, то увидели именно то, чего и боялись - два или три дома на окраине поселения уже горели, на фоне пламени отчётливо вырисовывались фигуры в силовой броне, несколько раз мелькнули плазменные вспышки.
   - Они нас нашли. Уходим! - решила Катрин. - Уходим прямо сейчас.
   - Что? - Лила обернулась к ней.
   - Ввяжемся в бой, оттянем их на себя, доберёмся до транспорта и начинаем операцию.
   - Кэт, ты не в том состоянии. - Попытался образумить Фрай.
   - Это уже неважно. Или сейчас, или никогда.
   - Тогда мы идём с тобой. Я возьму один из силовых доспехов, Фрай - "Астарот", и мы тебя прикроем.
   - Но...
   - Не обсуждается, это приказ. Нам отступать теперь тоже некуда.
   Через несколько минут передовой отряд "Пандион" понял, что зря вырвался вперёд. Очередь бронебойных снарядов - довольно весомый аргумент для убеждения, да и растерявшиеся, было, мутанты быстро схватил оружие, которого у них за последнее время изрядно прибавилось, и тоже до предела осложнили жизнь. А главное - подкрепления можно было не ждать - основная цель уже отходила по туннелям, и прочие отряды направили вслед за ней. Авангард был списан в допустимые потери.
  
   - Ладно, салаги, привал!
   - У-ф-ф-ф-ф... - дружный вздох облегчения заставил окна спортзала громко задребезжать. После инцидента с террористами школу закрыли всего на один день, кое-как навели порядок и возобновили занятия. Вот сейчас мистер Вайбурн и нагонял пропущенные из-за нападения уроки, тираня подопечных безо всякой жалости. Даже тот факт, что в этой группе многие учились вместе с Катрин, то ли пособницей террористов, то ли каким-то агентом в штатском, не останавливал бывшего сержанта. В конце концов, что лучше помогает от депрессии и лишних вопросов, как не лишних два километра кросса, даже в стенах спортзала?
   Со стены привычно вещал большой телеэкран, навечно настроенный на круглосуточный новостной канал, но внимания на этот фоновый шум никто не обращал. Некоторое время назад руководство школы решило, что можно совместить подготовку к истории и прочим гуманитарным предметам с физкультурой. Всё равно, во время упражнений работают ноги и руки (либо щупальца и прочие жгутики у совсем уж негуманоидных чужих), а голова (или то, что её заменяет) остаётся свободной - а это растрата полезного времени. Правда, Вайбурну было наплевать на петляние генеральной линии школьного совета, и он как нагружал учеников до степени, когда моргнуть лишний раз времени не хватает, так и продолжил это благое дело.
   - Колись, ботаник, так, в конце концов - кто такая эта девчонка? - спросил Гарольд у Кьюберта. Эта тема прочно заняла первое место среди школьных разговоров и сдавать позиции не собиралась.
   - Да я же в пятитысячный раз говорю, я ничего не знаю! Она же ни с кем особо не общалась, откуда мне было знать, что она такое выкинет?
   - Ага, гони больше... - не согласилась Ширли. - Вы же, два остолопа, за ней всё время увивались, неужто она о себе ни полслова не сказала? А вам последние мозги вышибло, и вы ничегошеньки не видели.
   - А раз ты у нас такая умная и проницательная, что ж ты всех не предупредила, а? - огрызнулся Двайт.
   - Ну, а кем она ещё может быть? Она же, получается, всё время таскала с собой в школу ствол и нож! - подбавил напряжения Джеймс. - Да оно точно была заодно с этими долбанными террористами, если бы не полиция...
   - Так, ну-ка заткнулся и выдал тридцать отжиманий, быстро! - физрук среагировал мгновенно. Вайбурн не любил ругань не по делу и учеников за неё гонял беспощадно.
   Беседа вернулась в прежнее русло домыслов и предположений. Решил высказаться и молчавший до того Ассид:
   - Вы бы головой подумали, что ли? Особенно ты, Моррелл. Работай она на террористов, то зачем бы ей было предупреждать учеников, рассказывать, как себя правильно вести? Я уж скорее поверю в то, что она какой-нибудь коп, направленный к нам, когда узнали о предполагаемой атаке.
   - Защищаешь её, да? - переспросила одна из подруг Ширли. - А ты помнишь, что она стреляла в людей? Помнишь, там остались тела, когда нас эвакуировали? Хочешь сказать, копам можно убивать налево и направо.
   По итогам разговора так ни к чему и не пришли. А когда учитель уже скомандовал подъём, экран на стене рывком увеличил громкость и взволнованный диктор объявил:
   - Мы прерываем выпуск новостей спорта ради срочного сообщения!
   - Идишь твою, опять лебединое озеро... - Ругнулся Вайбурн хмуро. Никто из учеников смысла фразы не понял.
   - Как нам только что стало известно, в настоящий момент совершено нападение на штаб всем известной медицинской корпорации "Пандион". - Возникла картинка, явно снятая с флаера - центральный вход высокого небоскрёба, напрочь развороченный мощным взрывом, доносится треск очередей, кое-где на этажах видны отсветы выстрелов. Ещё один отряд, похоже двигался сверху, на крыше застыл небольшой флаер, а дверь была расплавлена каким-то оружием. Улицу уже перекрывали обычные патрульные, выставляли оцепление и оттесняли в сторону всё прибывающую толпу, и без того же немалую, но внутрь полиция пока не совалась. - Как вы видите, действия приняли крайне серьёзный оборот, внутри идёт полномасштабный бой, и мы пока не знаем, кто же виноват в этом дерзком преступлении. Неясности только добавляют вот эти материалы, полученные нашим каналом одним из самых первых, наряду с полицией и ФБР.
   - Да что б моему комбату гравитанком отдавило... - начал физрук изумлённо. Тирада вышла длинной, цветастой и изобретательной, включив в себя не только всё командование сержанта Вайбурна, вплоть до дивизионного уровня, но также сотрудников служб снабжения, автороты, батальонной разведки и инженерно-сапёрного взвода. Раскаиваться за сказанное через физкультуру он однако не спешил - а значит, ситуация была как раз из той категории, оценивать которую не грех и в несколько этажей.
   На экране, словно трейлер к новому боевику, крутились смонтированные кадры из множества видеозаписей: перестрелки, допросы, панорамы разрушенного города или вымершего посёлка. Иногда их сменяли медицинские записи, схемы каких-то монстров, мелькали графики и медицинские отчёты, тоже настраивающие зрителя на нужный лад. И в этих записях одним из главных персонажей оказалась Катрин, а к восторгу учеников даже несколько раз мельком показали их школу.
   - Исходя из всех полученных материалов, которые мы вам, конечно же, покажем в полном объёме, - продолжил репортёр, когда нарезка кадров подошла к концу, - к корпорации "Пандион" уже возник ряд вопросов у полиции и ФБР, однако пока нет чётких доказательств, что всё это не является хитрой фальсификацией или происками конкурентов. Кроме того, наличие на видеозаписях этого человека позволяет связать данное происшествие с другим беспрецедентным случаем последних дней - нападением на школу имени Броклау.
   - Три дня назад этот парень по радио тоже что-то говорил про корпорацию. - Произнёс Кьюберт медленно, когда на экране замелькали уже знакомые всем кадры репортажей из их школы.
   - И перестрелка там продолжается до сих пор. - Добавил Ассид.
   - Мы сейчас об одном и том же подумали, да? - задал Двайт риторический вопрос.
   - Скорее об одной и той же. - Озвучил Ассид общую для всех мысль.
  
   Вопреки всем правилам воздушного движения массивный фургон спикировал из потока транспорта и опустился на крышу банка напротив штаб-квартиры корпорации "Пандион". Выбравшийся из его недр человек в силовой броне тоже не слишком напоминал законопослушного обывателя, а уж внушительная труба гранатомёта у него на плече работала не хуже штампа "террорист" с печатью штатного бюрократа. Лила разложила оружие, быстро настроила прицел и выстрелила. Выхлоп ударил по крыше, плавя снег, Лила, не глядя на результаты стрельбы, бросила использованное оружие под ноги и быстро вернулась в фургон, сразу тронувшийся с места.
   Оставляя дымный шлейф, граната прошла в паре метров над наземным транспортным потоком и ударила в центральный вход. Оглушительный взрыв разворотил и обычные двери, и аварийную систему, с помощью которой их бы можно было заблокировать. Эхо не успело затихнуть, как всё тот же фургон спикировал ко входу, задние двери распахнулись и изнутри вышли пятеро в полной броне, сразу открывшие огонь из парализаторов по охране. Следом выкатился слегка закопченный во время захвата "Астарот", в своё время так удачно застрявший в канализационных туннелях, и обработал снарядами и без того развороченный главный вход. За несколько секунд выведя из строя всю смену, четверо бойцов в броне ровным маршем, двигаясь в ногу, как один человек, направились к выбитым дверям, пятый так и остался у фургона. Пост на входе был пуст, но несколько охранников успели добраться из глубины здания, правда, все они тут же получили свою дозу парализующего излучения от даже не замедливших шаг штурмовиков. Броня втянулась в здание, оттуда сразу донеслись звуки интенсивной перестрелки, охрана штаб-квартиры пришла в себя и начала реагировать на нападения.
   Через минуту после начала штурма открылась водительская дверь грузовика, Катрин спрыгнула на занесенный снегом тротуар, поправила автомат на плече и побежала к зданию. Редкие снежинки таяли, не касаясь лица - в качестве одного из побочных эффектов от всех принятых стимуляторов, её температура сейчас приближалась к тридцати девяти по Цельсию, пульс и частота дыхания также были ощутимо выше нормы. Катрин вихрем пронеслась по лестнице, прислонилась к повреждённой взрывом стене и осторожно заглянула за угол. Фрай с Лилой как раз смогли её догнать - с непривычки, подниматься по ступеням в силовой броне, а тем более при помощи робота, оказалось непросто. Перестрелка внутри была в самом разгаре: четверо бойцов её поддержки цепью двигались через холл - самая сложная тактика, на который был способен самодельный ИИ - охрана же укрылась в дальнем конце зала.
   Пора было начинать. Катрин отправила светошумовую гранату в сторону охранников, отскочила за стену, перезаряжаясь и пережидая вспышку. А затем направилась вперёд, двигаясь перебежками от укрытия к укрытию, пока союзники вели огонь на подавление из всех стволов. Добравшись до середины зала, ещё совсем недавно очень солидного и каждой деталью оформления излучающего надёжность, а сейчас изрядно разгромленного, Катрин короткой очередью срезала неосторожно высунувшегося охранника. Затем отправила в их сторону ещё одну гранату, на этот раз осколочную. Как по команде, союзники одновременно пришли в движение и начали продвигаться вперёд, ведя плотный огонь. Никто из них и не думал пригибаться, все бронескафандры шагали ровно, как на смотре. Конечно, парализаторы обычной охраны им повредить не могли, но служба безопасности уже открывала арсеналы с тяжелым оружием, плотность стрельбы с их стороны постепенно росла, но это не заставляло бросить тот же строевой шаг. Пока охрана отвлеклась на броню, в зал вломился "Астарот", переваливаясь и слегка размахивая руками, чтобы удержать равновесие. Лила двигалась рядом, стреляя из парализатора в сторону охраны.
   Когда все закрепились на позициях, Катрин вновь начала движение. Высунувшись из-за "обгрызенной" автоматными очередями колонны, она бросила гранату, а когда через несколько секунд всё заволокло густым дымом - понеслась вперёд со всей возможной скоростью, по памяти лавируя между препятствиями. Серая пелена кончилась неожиданно, будто её отрезали, ещё мгновение назад вокруг клубился туман, плотный как вода, и вот уже Катрин оказалась лицом к лицу с несколькими охранниками, не меньше неё удивлёнными этой встречей. Одного взгляда ей хватило чтобы оценить противника: обычной "цивильной" охраны здесь уже не было, только солдаты в лёгкой броне с автоматическим оружием.
   Катрин среагировала первой, сейчас для её восприятия двигались враги довольно медленно. Очередь по ногам подкосила одного охранника, тут же Катрин прыгнула к следующему, ногой сбила ствол оружия в сторону, развернувшись на месте, с размаху добавила прикладом по голове. Высунулась из-за падающего тела, сбила очередью ещё одного, заставила остальных пригнуться и, пробежав мимо них, скрылась за поворотом. Ошарашенная охрана потянулась вслед за ней и попала под плотный огонь из парализаторов от "ботов" и Фрая с Лилой.
   В это время бронепехота двинулась вперёд, усиливая нажим и оттесняя охрану, не дала им сгруппироваться и начать контратаку. Это им удавалось пусть и медленно, но верно они теснили охрану за счёт лучшего снаряжения и полного бесстрашия. Наконец, один из защитников здания не выдержал и выскочил из-за баррикады с криком:
   - Да вы все обкуренные что ли?! - Скорострельная лазерная винтовка в его руках израсходовала весь магазин одной очередью, длившейся не более трёх секунд, но человек добился своего - выстрелы пробили шлем ближайшего скафандра навылет и потухли в противоположной стене здания. Вот только противник, вместо того чтобы рухнуть на усыпанный раскалённой бетонной крошкой пол, аккуратно накрыл смельчака очередью из парализатора и двинулся дальше как ни в чём ни бывало.
   За счёт этой передышки Фрай с Лилой успели добраться до стены холла и остановились у панорамного внутреннего окна на втором этаже. "Астарот, полностью распрямившись, как раз дотянулся до него левым манипулятором, осколки стекла обрушились вниз. Затем опустил конечность, в отличие от правой, оканчивающуюся не орудием, а неким подобием ладони. Дал Лиле время забраться и доставил её наверх через разбитое окно. С разбегу кое как запрыгнул сам - лишние суставы в ногах оказались не только причудой дизайнера, но и реальным преимуществом.
   - Да что же тут творится, а?! - командир звена, наблюдавший эту картину, выругался и, спрятавшись за угол, крикнул в рацию:
   - Подкрепление, нам срочно нужно подкрепление! Тащите всех, кто у вас есть!
  
   - Фил, ты как там?! - Лила высунулась из-за "Астарота", только что прикрывшего её от лазерного залпа охраны. Несколько раз выстрелила в ответ, уже плазмой, не размениваясь на парализаторы.
   - Да всё зашибись! - пришёл по радиоканалу радостный голос. Так мог бы говорить ребёнок, просивший на Рождество поездку на русские горки и вдруг получивший в безраздельное владение целый лунапарк. - Просто не передать словами, как же это круто. Круче чем в "Квейк" играть с включённым бессмертием. - Лазерный луч с "Астарота" чиркнул на уровне ног, тут же следом унёсся целый вихрь парализующих зарядов. - Ага, съел, козёл, да?! Так, и тут ещё... На, выкуси! Ламер... Ха, да я в "дезматч" играл, когда ты ещё под стол пешком ходил.
   Лила только вздохнула. Дорвавшись до пилотского кресла робота, Фрай сначала растерялся. Но уже через пару секунд, когда включились все экраны, с набором оружия, прицелом, системой навигации и всем прочим, глаза у него загорелись и любые попытки его оттуда вытащить он просто игнорировал.
   - Фрай, не увлекайся, это не игра, и у тебя тут только одна жизнь.
   - Да они мне только краску царапают с этими хлопушками. Знаешь, у меня, кажется, есть отличный коммерческий план. Мы из этой штуки потом можем такой аттракцион заделать!
   - Ага. Ну, конечно, - ответила Лила с сарказмом. - Армейский боевой робот - три миллиона по кредитной карте. Штаб-квартира корпорации - десять триллионов по кредитной карте. Щенячий восторг - бесценен.
   К сожалению, даже самые широкие коридоры и переходы были узковаты для этой машины, потому робот двигался буквально на коленях - сложив ноги и выдвинув из них несколько колёс. Правда на огневой мощи это не как не сказалось - Фрай не собирался никого убивать, потому ракеты и автоматическая пушка пылились без дела, ну уж всё прочее оружие было пущено в ход щедрой рукой. Лила, получив пару шальных выстрелов по скафандру, нашла себе лучшую позицию - забралась "Астароту" на спину и дальше двигалась на броне, да аккуратно постреливала, уперев винтовку в расположенное на плече машины гауссово орудие.
   - Так, здесь направо, а там будет возможность забраться на следующий этаж. Как думаешь, у Кэт всё в порядке?
   - Да, конечно. Её скорость нашей с тобой не чета. Надеюсь, этот план того стоит. Может, лучше бы я приказала ей пойти с нами?
   - Вы ведь это уже обсуждали. Мы прём напрямки, как носорог, и собираем всех на себя. Ну, не считая тех придурков, кто до сих пор внизу с куклами воюет. А она быстро движется в обход.
   - Да знаю я. Просто, на душе неспокойно. Чёрт! Да откуда вас столько?! - Едва не свалившись, Лила развернулась и широким веером полила коридор плазмой. Пытавшимся их обойти со спины охранникам это очень не понравилось.
   - Ха, да, получи сволочь! - ещё один отряд вынырнул спереди, к вящей радости Фрая. - И ещё, и это тоже всё тебе! Чёрт, это даже круче, чем "Анреал". Лил, попкорну не принесешь?
   - Интересно, как ты собираешься его есть, сидя там внутри? И вообще, какой, к чёрту попкорн?! Мы делом заняты. Мы тут не только для того, чтобы ты мог поиграть в стрелялку с реалистичной графикой, олух.
   - Уже и пошутить нельзя. Ах ты ж чёрт! - Фрай ругнулся, увидев предупреждение на боковом экране.
   - Что там?
   - Второго терминатора в холле вынесли. Наседают.
   Здание слегка качнулось, сверху донёсся едва различимый звук взрыва. Судя по паре замешкавшихся и подставившихся под огонь охранников - работники корпорации этого тоже не ожидали.
   - Лил, что там?
   - Не знаю, но, похоже, шум с крыши или верхних этажей. Может, тот самый кредит доверия Катрин.
   - А какая разница. Сами прорвёмся. Эх, по полю танки грохотали!..
   Судя по всё увеличивающемуся количество врагов у них на пути, первая цель была выполнена - они смогли выдать себя за главную угрозу. Осталось всего ничего - суметь выжить.
  
   Высоковольтный разряд прошел над головой, лазерная трасса оплавила стену рядом. Катрин успела перекатиться в сторону, навскидку выстрелила из гранатомёта, вскочила и бросилась по чистенькому пластиковому коридору офисного этажа, включая маскировку. От стен отразилось эхо взрыва, засвистели осколки, но ей требовалось только задержать врагов, а не добивать их. Огонь перенесли на голограмму, давая ей лишние секунды и шанс покинуть простреливаемую зону без потерь. Пока она обходилась царапинами, но долго так продолжаться не могло, даже с учётом громкого прорыва Фрая с Лилой и возящихся в холле ботов, врагов было многовато, а времени на грамотное их уничтожение - нет. Требовалось бежать и только бежать, даже оставляя противника за спиной, а что толку от разогнанной реакции и системы маскировки, если огонь ведут со всех сторон, да и побочные эффекты препаратов понемногу начали сказываться.
   "Я даже не могу сказать, сколько времени уже бегу, но осталось уже немного. Судя по шуму на крыше, обещание поддержки не было просто словами, это уже хорошо. Я не собираюсь в одиночку всех перебить, мне нужно лишь пройти сквозь этот разворошенный муравейник к своей цели. Но кто бы знал, как это сложно".
   Она выскочила из-за угла, как раз чтобы наткнуться на группу, похоже, спешащую поучаствовать в весёлом празднике на нижних этажах. Катрин выстрелила от пояса, стремясь не столько убить, сколько хотя бы сбить темп врага. Щелчок возвестил об израсходованном боекомплекте, не колеблясь, она отбросила оружие вперёд, сама метнулась вправо, выхватывая пистолет. Выстрелила, не целясь, на интуиции, один из охранников рухнул, получив заряд в ногу, но второму заряд пришелся в броню, заставив только отшатнуться. В результате лазерная очередь не прошила Катрин насквозь, а прошлась снизу вверх и немного в стороне, лишь прижгла предплечье, бок в двух местах и пробила левую ногу. Рывок Катрин в сторону завершился ударом о стену коридора, но она сумела сохранить устойчивость и добить обоих, потратив по несколько зарядов в том же ураганном темпе в ущерб точности.
   Перестрелка слишком затянулась, давая шанс преследователям. Даже не глядя в коридор, Катрин швырнула за угол гранату, одной рукой кое-как перезарядила пистолет. Она пока ещё не добралась до своего штатного оружия, оставшегося на крайний случай, пользуясь трофейным армейским плазменником, но даже он был очень слабой заменой автомату. Пользуясь выигранными секундами, Катрин села прямо на пол, положила оружие под руку, из пока ещё уцелевшей аптечки достала инъектор со смесью обезболивающего и противошокового. Быстро вколола, подобрала оружие и, хромая, направилась дальше, к своей цели. У неё имелась довольно примерная информация о планировке здания, что позволяло не ходить кругами, но всё же незнакомые участки попадались слишком часто.
   К сожалению, система камуфляжа хотя и уцелела, но индикатор заряда опасно светился жёлтым, показывая, что энергии осталось всего ничего. Резерв Катрин решила оставить для безвыходной ситуации, а пока ей придётся рассчитывать лишь на свою скорость и ловкость, изрядно поубавившиеся от этого ранения. К сожалению, "освободившееся" от контроля голограмм внимание никак не могло компенсировать эту потерю. Впрочем, хорошо уже, что эта маскировка прикрыла её множество раз, дав возможность добраться хотя бы сюда. Пару секунд подумав и реально оценив все шансы, Катрин вновь потянулась за аптечкой. Достала ампулу с красной маркировкой, уже вторую за этот рейд. Замерла на несколько секунд, пережидая, пока лекарство начнёт действовать. Эта адская смесь даст ей возможность некоторое время пользоваться ногой так, будто рана является всего лишь лёгким ушибом, но чем потом за это придётся расплачиваться, сейчас думать не хотелось.
   Чтобы обойти пост охраны она срезала путь через пустой кафетерий. Но в нём тоже оказался поисковый отряд. Так или иначе, внимание к себе ей привлечь удалось, но сейчас его было уже слишком много. Здесь ей повезло ровно один раз - когда с первого подвернувшегося охранника удалось снять малогабаритный автомат, годившийся для стрельбы с одной руки. А дальше начался кромешный ад прыжков, уклонений и перекатов - хрупкие столы и стулья закрывали разве что обзор, но не могли задержать ни одного выстрела. Три минуты спустя Катрин с трудом выбралась за дверь, с парой новых ожогов, лишившись ножа и израсходовав почти все патроны к новому автомату, но всё ещё живая. До пути на следующий этаж оставалось совсем немного.
  
   Броня вздрагивала от попаданий всё чаще и чаще. Воздух в коридоре уже был раскалён от мельтешащей плазмы, лазерных лучше и электрических разрядов.
   - Ты же говорил - как с кодом неуязвимости?! - перекрикивая пальбу, Лила обратилась к мужу. - Говорил, только краску царапают?! Ну а почему тогда так вышло?! - Она выглянула из-за повреждённого "Астарота", загнанного в какой-то тупик и теперь перекрывающего большую часть коридора, выстрелила несколько раз и спряталась обратно. В паре метров дальше находилась только глухая стена, бежать отсюда было некуда.
   - Ну а что я мог поделать?! Они согнали против нас, наверное, всех, кто тут был! И мы их основательно проредили! Я же не виноват, что на этой штуке не бесконечные боеприпасы! - у Фрая в руках был только пистолет, спасённый из павшего смертью храбрых "Астарота". Но при таком плотном огне стрелять приходилось, по большей части, выставив над головой только оружие. Стоило признать - ещё немного, и их просто закидают гранатами, и укрытие не поможет.
   Пусть и не с самым мощным оружием, но напротив собрался почти взвод охраны, и огневой мощи у них было более чем достаточно, чтобы надёжно прижимать к земле - ну а в данном случае, к роботу - пару человек. Хорошо ещё, что тот самый контейнер с ракетами с запястья робота сняли ещё внизу, иначе бы кто-нибудь из местных стрелков уже просто за счёт случайности повторил бы подвиг Катрин с фатальными для всех последствиями.
   Лила выглянула наружу снова, как раз чтобы увидеть, как голова целящегося в неё охранника дёрнулась от попадания. Затем упал ещё один, потом ещё, на каждого неизвестный снайпер тратил только по одному выстрелу. А в следующий момент в месте скопления охраны разорвалось сразу несколько гранат, и коридор затянуло дымом и поднявшейся пылью. Когда из этого облака вырвался невысокий солдат в незнакомой чёрной броне, вооружённый укороченной снайперской винтовкой, Лила едва не выстрелила. Но уж больно знакомыми были движения, потому она отвела оружие в сторону и позвала:
   - Кэт, это ты?
   Боец остановился, оглянулся за спину. Дым рассеивался, и было видно, что ещё несколько солдат в чёрном взяли коридор под контроль. Убедившись, что всё спокойно, он вновь повернулся к ним, снял шлем. Однако это была не Катрин. Светловолосая девочка не старше четырнадцати лет на вид, слегка удивлённо разглядывала Лилу, будто ожидая увидеть кого-то совсем другого.
   - Катрин с вами?
   - Нет. Рика, я так думаю?
   - Подтверждаю. Значит, у вас скрывалась Кэт?
   - Да, у нас, - Фрай тоже выглянул из-за брони. - Вы пришли нам помочь?
   - Пока только эта группа. Как только цель будет достигнута, начнётся полномасштабная зачистка. Мы шли к основному источнику шума, но Кэт здесь нет. Где она?
   - В одиночку продвигается к серверам, мы только отвлекали внимание.
   - Ясно. В таком случае, вы либо прячетесь тут дальше, либо переходите под моё командование, берёте оружие и мы идём за Катрин.
   - Идём. - И Лила, и Фрай кивнули, не раздумывая.
  
   На нужном этаже, почему-то оставшаяся охрана сосредоточилась у лестниц и лифтов, путь к серверной был практически открыт. Конечно, бой на нижних и верхних уровнях отвлекал охрану, но ведь не до последнего инвалида были выбраны ресурсы службы безопасности. Впрочем, к нужному залу она приближалась, держа пистолет наизготовку. И не напрасно.
   - И всё-таки я был прав. - Произнёс Майер без выражения. Он с непроницаемым лицом стоял у стены, держа в руках пистолет, нельзя было сказать, о чём он думает или что собирается предпринять. - А эти олухи думают, что ты пойдешь к кабинету совета директоров. Но это ведь тебе не нужно.
   Рядом с ним Катрин заметила робота, уже виденного пару раз мельком, во время захвата в торговом центре, и через камеру - в школе. Сейчас тот застыл с выключенным пока цепным мечом наизготовку, одновременно целясь в неё из гаусс-пистолета. Странное дело, но казалось, что робот выглядит разозлённым и нетерпеливым, и вообще, проявляет больше эмоций, чем его командир.
   Попутно она торопливо осмотрела помещение. Не слишком широкий коридор метров десяти в длину, справа - стеклянная стена с логотипом корпорации, отделяющая комнату с серверами. Дверь закрыта, но она тоже из стекла, а бронированные панели, способные закрыть доступ в комнату при необходимости, сейчас убраны в пол.
   - Дайте мне пройти. Мы всё равно уже победили.
   - Не переоценивай себя. Твоё нахождение здесь уже невероятно, едва ли стоит рассчитывать, что тебе и дальше будет так везти.
   - Прошу простить, но я не собираюсь сдавать.
   - А этого и не требуется. - Ответил он ровно. Почти синхронно прозвучали два выстрела, оба заряда попали в цель. - Живой ты мне больше не нужна. Что?..
   Катрин не спешила падать. А когда из пустоты вдруг ударил плазменный заряд, Майер и Тёрнер еле успели отшатнуться в стороны. В результате выстрел только оплавил корпус робота, не причинив серьёзного вреда.
   - Кэп, это маскировка, голограмма! - крикнул робот, несколько раз стреляя вдоль коридора веером, не целясь, и тут же бросаясь в рукопашную. Взвыли зубья цепного меча, широкий взмах разрезал воздух. Однако Катрин - или её изображение - не стала ждать удара, нырнув под клинок.
   Маейр скорее угадал, чем действительно услышал сквозь гул касание стены, однако дёрнулся в сторону, выстрелив навскидку. Луч оплавил стенку там, где от неё, похоже, оттолкнулась для прыжка настоящая Катрин, а два плазменных заряда из пустоты пронеслись совсем рядом с капитаном.
   - Серж, сверху на пять часов.
   - Понял! - Робот ударил мечом назад и вверх, одновременно разворачиваясь на месте.
   Катрин сделала шаг в сторону, пытаясь обойти его слева, Тёрнер отмахнулся свободной рукой, но удар вновь ушел в пустоту - это по-прежнему была только голограмма. Майер выстрелил в пространство рядом с ним, но луч встретил только воздух. Катрин сделала очередной финт, длинным шагом уходя в сторону и поднимая пистолет. Однако робот не собирался вновь попадаться на тот же трюк, потому вместо неё он дважды перечеркнул мечом пустое место рядом. И тут же рухнул на пол, получив два заряда в голову в упор - на этот раз Катрин оказалась вполне настоящей, в какой-то момент подменив голограмму и отключив маскировку.
   Уронив разряженный и ставший бесполезным пистолет, она взглянула на оставшегося в одиночестве Майера. Тот уже держал оружие на изготовку, потому, не тратя времени и слов, просто дважды выстрелил в Катрин. Лучи прошли насквозь, она уже успел сменить позицию и вновь включить голограмму. Затем призрак вдруг растаял, возникла настоящая девушка, присевшая рядом с роботом и подхватившая его меч. Майер выстрелил вновь, но Катрин почти упала на пол, пропуская заряд буквально над головой, и затем резко вскочила, сразу нанося удар трофейным оружием снизу вверх.
   Капитан отшатнулся назад, пытаясь выстрелить ещё раз, но включившийся клинок разнёс на куски пистолет, едва не оставив его без пальцев. Сейчас Катрин стоило бы всё завершить одним ударом, но она явно не рассчитала свои силы - хотя человеческие цепные мечи изготавливают из лёгких материалов, а порой ещё добавляют и компенсатор, предназначенная для роботов венгерская модель подобными ухищрениями не отягощалась. В результате Катрин смогла поднять его для удара, но, попытавшись, развернуть для выпада, упустила оружие из рук, и меч почти по рукоять вгрызся в стену под самым потолком.
   Однако потеря оружия никого не остановила. Катрин скользнула в сторону, пытаясь обойти Майера сбоку. Впрочем, и тот на месте не стоял, сразу ударив ногой в тяжёлом ботинке. Катрин сблокировала удар, но её отбросило в сторону, она едва не потеряла равновесие, с трудом устояв на ногах. Следующий удар Майера, кулаком, попал прямо в лицо... и прошел насквозь, через голограмму, заставив сделать лишний шаг. Ответный удар пришёлся под колено, заставив присесть, от следующего он пригнулся в самый последний момент, уже почувствовав, как кулак пронёсся над головой. Ударил в ответ, на удачу, но впустую.
   Майер уже пропустил несколько, пусть и не смертельных, ударов, отбиваясь вслепую, и хотя пару раз сумел-таки коснуться Катрин, но вскользь, не причинив серьёзного вреда. Он вновь уклонился в сторону, ориентируясь скорее на движение воздуха и звук, приготовился вновь ударить наугад. Как надоедливо мельтешащая рядом голограмма вдруг исчезла, а на дистанции удара возникла на середине шага настоящая Катрин. И Майер не дожил бы до своих лет, если бы упускал подобные возможности. Отработанный удар ногой пришёлся в живот, она не успел увернуться или закрыться - Катрин отлетела в сторону, пробив стекло серверной и ударившись там о стену.
   - Ха, а ты ведь чуть меня не обыграла... - произнёс Майер, переводя дыхание. - Жаль только тебя подвели твои же фокусы. Жаль, у меня к тебе столько вопросов, но ничего не попишешь, дело прежде всего. - Он неторопливо вытащил из ножен за спиной армейский нож - драка вышла слишком молниеносной, даже на столь простое движение не оставалось лишнего времени. Направился к разбитому окну.
   - Почему я... больше не нужна живой?.. - отчаянно пытаясь восстановить дыхание и подняться хотя бы на колени, она всё-таки сумела задать этот вопрос.
   - О, всё просто. Должно быть, тебе было не до новостей по телевизору, готовилась к штурму, но сейчас там мнения разделились пятьдесят на пятьдесят. То ли это нас так хотят очернить, то ли мы - бездушные монстры. - Прямо на середине фразы он прыгнул вперёд, нанося удар сверху вниз. Нож лязгнул о металлический пол, Катрин каким-то чудом сумела откатиться в сторону и всё же подняться на ноги. На её щеке краснела длинная царапина, с лезвия ножа скатилось несколько капель крови. Майер, как ни в чём ни бывало, продолжил: - И если у нас будет тело основной подозреваемой, убитой на месте преступления, как думаешь, во что они поверят? Во что они захотят поверить?
   - Боюсь, только, тело будет сопротивляться. - С трудом смогла она ответить.
   - Да ничего, без обид. Я уже понял, что с тобой по-хорошему не получается.
   Он вновь бросился вперёд, замахиваясь для удара. Катрин скорее упала, чем присела на пол, подхватывая осколок стекла и швыряя в лицо противнику, о своих порезах она уже не волновалась. Майер отбил бросок, не сбившись с шага, тут же ударил сам. Катрин каким-то чудом сумела принять выпад вскользь на ещё один длинный осколок стекла. Выронив его, она отскочила назад, почти к самой двери.
   - Какое упорство. Чего и стоило ожидать от механизма. Даже интересно, как же вас дрессируют до такого состояния. Но на самом деле, ты только и можешь, что исполнять чужие приказы, а значит, в конце концов - проиграешь.
   - Неужели?
   Катрин сделала шаг вперёд и вдруг бросилась на противника, видимо, поставив всё на эту атаку и не заботясь о защите. Она успела увидеть разочарование и даже какую-то жалость в глазах врага, прежде чем в живот, прекрасно известным ей приёмом, вонзился нож, и на несколько секунд стало не до окружающего мира.
   Майер стёр с лица кровь - девчонка успела выхватить из кармана какую-то дрянь и полоснуть его с размаху лица, но лишь едва зацепила щёку. За спиной послышался глухой звук - она ударилась в массивный терминал, к счастью, рассчитанный ещё и не на такое.
   - Ну вот и всё. - Произнёс он, оборачиваясь.
   - Да, всё... Ты проиграл.
   Удар оказался не совсем точен - Катрин была ещё жива. И даже ухитрилась улыбнуться. За её спиной из терминала торчал какой-то блок - видимо, им она и ударила - а на экране уже исчезло требование пароля и всё быстрее мелькали цифры, таблиц и графики.
   - Ты, ты специально подставилась? Сначала вышла на вектор для атаки. А потом получила смертельную рану, но добралась, куда хотела.
   - Да...
   - Чего и следовало ожидать от таких, как вы. Но теперь ты умрешь. А я просто найду себе другую работу. Профессионалы ценятся, знаешь ли. Потому, я всё-таки победил.
   - Не думаю. И просто к сведению, если бы я не умела нарушать приказы, ты бы остался жив. - Она слабо взмахнула рукой. - Привет, Рика!
   - Этот трюк устарел тысячу лет назад...
   - Привет Кэт.
   - Что?.. - Майер обернулся, одновременно дёрнувшись в сторону, потому первый выстрел попал только в шею, не убив сразу. Но больше предпринять он ничего не успел - второй заряд пришелся в голову.
   - Ладно, Рика, я своё условие выполнила. Я всё замкнула на себя. Дело за вами. Больше обвиняемых в этом деле быть не должно. Ты уж извини, кажется, в этот раз доставила тебе проблем с работой.
   - Кэт! - крик Лилы она уже не услышала.
   Рика присела рядом, коснулась шеи Катрин щупом меддиагноста своей брони. Сообщила тихо:
   - Пульс пропадает. А применять какие-либо медикаменты сейчас нельзя - у неё в крови и без того столько дряни, что любое лекарство её просто убьёт. Нужно доставить её в госпиталь, здесь мы ничего не сделаем. - Она обернулась в коридор, позвала одного из бойцов своей группы. - Четвёртый, наши уже должны быть на подходе, сориентируй один из фургонов, чтобы подошел к окнам этого этажа. Третий, пятый... Так, отставить. - Рика перевела взгляд на Фрая с Лилой. - Сможете её нести?
   - Конечно!
   - Да!
   - Хорошо. Аккуратнее с ножом. Поднимайте её, а мы прикроем путь до окна. Только осторожно, я не позволю ей так глупо погибнуть от какой-то царапины.
   А с экрана терминала, так же как на нескольких телевизионных и сетевых каналов, продолжал говорить ровный спокойный голос:
   - Моё имя - Катрин Сэнфорд. Личный номер - МТ-54326-02. Я состою в организации, занимающейся подготовкой оперативников для корпораций и государственных структур. Согласно запросу номер 3427-05 от семнадцатого ноября 3005 года я поступила в распоряжение доктора Гринфилда из Министерства Здравоохранения с целью обеспечивать его безопасность и оказывать силовую поддержку в ходе расследования преступной деятельности корпорации "Пандион"...
  Рика (уменьшенная версия) []
  
   Глава 15.
  
   - Свободу борцу за идею!
   - Скажем "нет" терминаторам рядом с нами!
   - Вырвем храброго бойца из лап кровавого режима!
   - Убийцам не место среди нормальных людей!
   Две группы митингующих собрались на площади возле военного госпиталя. Полиции пришлось выставить сразу два оцепления - одно из них отрезало здание от демонстрантов, второе - разделяло две группы активистов. Второе было поплотнее - друг на друга бунтовщики бросались даже активней, чем на полицейских.
   Фрай с Лилой сидели на скамейке в парке, в стороне от разгоревшихся страстей. Разумеется, к Катрин, которую отправили в этот госпиталь, их никто не допустил, несмотря на то, что им даже удалось пробиться сквозь всех активистов почти до дверей здания. И всё, что теперь оставалось - сидеть и наблюдать, сделать уже ничего было невозможно.
   После сражения в штаб-квартире прошло уже четыре дня. Их полицейские допрашивали, но чисто символически - подключались всё те же юристы Вонга. Они уже начали вычерчивать грандиозный план дела ""Планет Экспресс" и человечество против "Пандион"", надеясь выбить из идущего ко дну "Титаника" громадной корпорации как можно больше. А Фрай с Лилой в этом деле были просто бесценны как свидетели. Официальная версия, по которой во всём была виновата Катрин, задурившая голову добрячку-профессору и паре наивных лопухов-приёмных родителей, прижилась и пустила корни. Как обычно и бывает с официальными версиями, достоверность её мало кого волновала.
   - И что мы теперь будем делать? - спросил Фрай тихо.
   Повисла тишина. Конечно, шум города никуда не делся, да и демонстранты разошлись пуще прежнего, но оба супруга почти физически ощущали, как между ними тянется это напряженное молчание.
   - А что мы можем? - ответила Лила в конце концов. - Счастье, что врачи её вообще смогли спасти. Но теперь ей собираются предъявить всё, что только можно, а ни прорваться туда, ни доказать невиновность мы не сумеем, как бы ни хотели.
   Они замолчали вновь, невольно стараясь сесть ближе друг к другу. Даже не из-за мороза - сегодняшний день выдался довольно тёплым и тихим, с самого утра лишь падал лёгкий снег. Но сейчас им хотелось быть как можно ближе. Это чувство осталось после недавних событий - после едва не погибшей Катрин, дороги в госпиталь, допросов и внезапного освобождения. После ожидания официальных новостей о Кэт, после всех обвинений, которые разом на неё свалили. И Фрай, и Лила думали, что поодиночке всё это они могли и не перенести. Но вместе им хватило сил.
   "Странно". - Подумала Лила, положив голову мужу на плечо и глядя на беснующуюся толпу. - "Я сейчас не могу вспомнить, когда мы ссорились в последний раз. Неужели она действительно смогла нас отвлечь и связать крепче, чем наша свадьба? Не знаю, неужели эта игра зашла слишком далеко".
   - А если подключить тех же ребят, которые вытащили нас? Катрин ведь тоже свидетель, и куда важнее, чем мы.
   - Вышло бы, просто сбрось она информацию в сеть. Но после её признания об организации убийц - ни один самый отмороженный адвокат не возьмётся за это. Даже тот старикан, что защищал Зойдберга, не подписался бы. Я уже думала над этим, но не вижу никаких вариантов. Даже если мы пойдём и всё расскажем в деталях, что она взяла часть нашей вины на себя - это уже не поможет. Кажется, впервые в жизни я настолько бессильна. Понимаешь - она заранее знала, что не выберется оттуда живой. Потому раскрыла все карты и взяла всю вину, чтобы выгородить нас с тобой.
   - Лил, успокойся. Мы её не бросим. - Фрай обнял жену. - Мы сделаем что-нибудь, я тебе обещаю.
   - Да, но что? Смотри, даже эти чудики там орут, пытаются чего-то добиться, а мы забились в угол и просто сдались.
   - Мы можем поднять их на общее дело. Смотри, как бы они друг на друга не орали, власть и те, и другие не любят ещё больше. Их можно направить одним путём. Если ты веришь, что так мы вытащим Кэт, я это сделаю, неважно - как именно.
   - Боюсь, это тупиковый путь.
   Фрай и Лила резко обернулись на голос. За скамьей, прямо около них стоял человек, прежде им незнакомый. На вид ему было лет тридцать, впрочем, холодный, будто прицеливающийся взгляд не оставлял сомнений, что перед ними человек, успевший немало повидать, и отнюдь не хорошего. Незнакомец был в обычной спортивной одежде, пожалуй, даже слишком лёгкой для января, но никаких неудобств он от этого не испытывал. Никто из супругов не слышал, как он приблизился к ним, не слышал скрипа снега или шелеста одежды, казалось, он просто возник рядом.
   - Простите, кто вы?
   - Ах да, забыл представиться. Я лейтенант Уильям Айследж, Полицейской Департамент Нового Нью-Йорка. - Он продемонстрировал значок. - Хотел поговорить с вами в неофициальной обстановке.
   - А что вы хотели сказать про этот митинг? - переспросила Лила.
   - Я говорю, даже если вы поднимете всех этих крикунов разом, то ничего не сможете сделать. Эта загадка решается иначе.
   - Э-э, сэр, а как вы здесь оказались? - поинтересовался Фрай.
   - Пришёл, - ответил Айследж, не вдаваясь в детали. - Мне нужно было поговорить, а найти вас оказалось совсем нетрудно.
   - А зачем мы вам понадобились? Я думала, что мы разрешили все недоразумения в вашем участке три дня назад?
   - Разумеется.
   - А можно я у вас тоже кое-что спрошу. - Лила дождалась короткого кивка. - Скажите, сколько вам лет, если это не служебная тайна?
   - Ну отчего же. Тридцать два года, это не секрет.
   - Тогда примите мои извинения, офицер. Похоже, наша девочка сделала вас безработным.
   - Вот это и называется - аналитический ум. - Уильям слегка склонил голову.
   - Эй, эй, погодите, вы о чём, вообще? - Фрай явно потерял нить разговора.
   - А ты ещё не понял? Помнишь, что профессор говорил о Кэт и её сослуживцах. Об их старении?
   - Ну, что они взрослеют быстро и живут не слишком долго. - До него, наконец, дошло. - Точно, это же будущее! Он ведь должен выглядеть в тридцать лет куда моложе... Ой, кхм, прошу прощения.
   - Да ничего. Так всё и обстоит.
   - Так вы остались без работы и тоже попадёте под следствие? В новостях, вроде, говорили, что взяли всё ваше руководство, а также списки сотрудников и так далее.
   - Разумеется. Но безработным я не останусь. Буду служить дальше на прежнем месте. Как и сотни других наших коллег. Сейчас вопрос именно о Катрин.
   - И что же вы хотите узнать? - спросила Лила настороженно.
   - О, вопрос у меня всего один. Вы будете её ждать?
   - Да, конечно. Но какое это имеет значение?
   - Определяющее. Что ж, этого достаточно, я узнал, всё, что хотел.
   - Эй, погодите! - Фрай поднялся с места. - Но мы ещё ничего не узнали. Какое вам вообще дело до того, будет ли её кто-то ждать?
   - Всё очень просто, - Уильям остановился. - Вы не хуже меня понимаете, что Катрин теперь для организации враг. И что нам, всем тем, кто связан с её делом дали вполне однозначный приказ. Однако в отличие от молодёжи, вроде Рики или самой Катрин, я такой приказ получаю не впервые. И порой у нас есть выбор. Если она должна исчезнуть, какая разница - исчезнет ли она жизни или из поля зрения властей и организации?
   - И что же, её вот так прямо возьмут и отпустят? - изумление Лилы было понятно.
   - Конечно, нет. Не всё так просто. Но, в конце концов, - он как-то неопределённо пожал плечами, - для чего тогда нас всему этому столько лет учили?
   - И зачем бы вам это делать? Вы лично с ней знакомы?
   - Никогда не видел. Но вы, я думаю, могли получить от неё некое представление о нас. Мы не просто бойцы некоей группировки. Мы, солдаты организации, это семья. Другой семьи у нас нет. Вам, миссис Фрай, я думаю, это чувство знакомо. У Кэт были только отношения с теми, с кем она училась в детстве. Но после определённого возраста мы часто работаем небольшими группами, и после этого такое отношение становится нормой. Катрин мне как младшая сестра. И я не хочу, чтобы она погибла, просто решив жить иначе.
   - И вы даже на неё не злитесь? - Фрая удивляло другое. - Она уничтожила вашу организацию, вы все остались без работы, и теперь помогаете ей?
   - Одиночка не способен уничтожить систему. Одиночка не способен противостоять системе. Одиночка не в силах даже понять систему, во всяком случае - пока.
   - Но ведь Катрин именно это и проделала. Пусть даже такой ценой. - Не согласилась Лила.
   - Вы, правда, так думаете? Вот, обратите внимание на толпу её сторонников, это очень интересно.
   Действительно, там, среди демонстрантов происходило что-то необычное. Взобравшийся на небольшое возвышение молодой нептунианец произносил речь, среди его сторонников Фрай с Лилой заметили Кьюберта и Двайта. Парк находился далековато, но всё же слова сюда долетали достаточно отчётливо:
   - Как вы только смеете осуждать её?! Она рисковала жизнью, только чтобы раскрыть этот заговор! Открыть людям глаза, спасти множество жизней! И это ваша благодарность?! А, может быть, вы как раз хотели бы, чтобы всё так и оставалось? Пусть они ставят опыты на невинных людях, подумаешь, какие-то дикари, но ведь мы цивилизованные, мы имеем право на лекарства и лечение, созданные ценой их жизней. Так вы считаете, да? Пусть бы прошла болезнь, подумаешь, каждый пятидесятый превратится в костяную статую с желе внутри, этого вы хотите?! А это по их оценкам. А если бы всё вышло из-под контроля, то спросите себя - что тогда? Катрин рисковала собой, чтобы спасти, в том числе, и всех вас. А на чью сторону встаёте вы?
   - Нет! Да что ты несешь, мальчишка?! Да я бы их сам передушил, расстреливать таким маньяков надо!
   - Тогда почему же вы за них и против неё? Или вы думаете, что время всё спишет? Каких бы высот не достигали учёные садисты, их всегда будут помнить как военных преступников, а не гениев! Йозеф Менгеле, Сиро Исии, эти имена пугают людей, а не вписаны в зал славы мировой науки! Скоро к ним будут добавлены и имена учёных корпорации "Пандион". Катрин совершила невозможное, выведя их на чистую воду, а во что вы превращаете её усилия, когда поддерживаете убийц?!
   - Талантливый мальчик, далеко пойдёт. - Оценил Уильям. - Хоть у него и нет шансов, но двигается он в нужном направлении. Обратите внимание, как он нашел слабое место. Порой ведь чтобы обратить на свою сторону не обязательно расписывать свои достоинства. Достаточно лишь представить демоном оппонента.
   - Катрин поступила точно так же. - Сказала Лила. - Она просто дала людям шанс выбрать, на чьей они стороне. А после воспользовалась последствиями их выбора, создав волну, которая смела врага.
   - Да, с этой точки зрения всё выглядит очень красиво, не спорю. Но ведь если приглядеться, в этой волне достаточно грязи. Например, почти все ненавидят крупные корпорации, возможно, завидуя успеху их владельцев. А ещё, подумайте, в этой толпе наверняка у каждого второго либо есть при себе какие-то лекарства, либо он их регулярно принимает. А учитывая, кто является сейчас самым крупным производителем, нетрудно догадаться о происхождении большей их части. А немногие найдут в себе достаточности честности и цинизма признаться, что их действительно устраивает такое положение вещей, и собственное здоровье и деньги важнее им каких-то замученных штрафников и вырезанных колонистов где-то там в тридесятой системе... Но большинство никогда не признается в этом даже самому себе, не говоря о других. А вот шкурный интерес в самом буквальном смысле слова - опасность для своей драгоценной шкуры, или, если чуть поблагородней, за свой ближний круг - это другое дело. Этот инстинкт пересилит всё. И потому они растопчут корпорацию, глядя на которую ещё пять дней назад умилялись и говорили, что на свете осталось милосердие и не всё решается деньгами. Удар по мировоззрению, это тоже довольно больно.
   - Будь все люди такими, Катрин бы ничего не добилась. - Ответил Фрай спокойно. - Ей бы не помогли ни мы, ни кто-либо ещё. Она погибла бы, пытаясь на минуты продлить жизнь Гринфилду или прячась в городе, потому что наш старик отказал бы ей в убежище. Но это ведь не так.
   - Вы - исключение.
   - Предпочитаю думать о нас, как о правиле.
   - Что ж, вы старше, вам видней, - Уильям легко отступился, вновь меняя тему: - Но возвращаясь к Катрин и этому пареньку - вы поняли, что их объединяет?
   - Они поднимут волну людей и станут её частью, - ответила Лила. - Так поступила Катрин, так пытается поступать и он. Но сил у него не хватит.
   - Да, системе может противостоять только другая система. Одиночка на это не способен. Всё что может один человек - нарушить баланс, стать тем камешком, который изменит равновесие всей системы. Катрин с самого начала противостояния стала частью новой системы, вашей. А на последнем этапе стала частью куда большей организации. Всё это я говорю вам по одной причине, - его голос слегка изменился, супруги поняли, что именно ради этого и был затеян весь разговор. - Я хочу, чтобы вы понимали - этот способ не работает против любой системы. И если вы и Катрин так уж непременно хотите истребить всё зло в этом мире, и покончив с "Пандион" решили взяться за нас - оставьте эту идею.
   - Противостоять организации? - переспросила Лила. - А зачем? Ведь мы уже об этом говорили - руководство и так под следствием, сотрудники в розыске, здания опечатаны. Или хотите сказать, что всё это тоже часть плана?
   - Разумеется. Людям время от времени нужно давать возможность выпустить пар. Порой нас "вытаскивают на свет", неделю стоит шум до небес, потом проходит тихий процесс, пара человек садится, остальных отпускают и всё возвращается на круги своя. Вы же не думаете, что Федеральное бюро или полиция, основные наши клиенты после армии, действительно захотят вести тщательное расследование?
   - Так вы что, планировали такой ход Катрин с самого начала? Что она вас сдаст? - не поверил Фрай.
   - Конечно, нет. Но у нас всегда наготове механизм "показательной ликвидации", да и времени с прошлого раза уже достаточно прошло. Это могла быть Катрин, мог быть я, мог быть кто-то другой - не суть важно. Понимаете, тут всё довольно просто. Новая эпидемия, испытания лекарств - это понятно, это близко, это касается каждого. Затронь эту тему, и против тебя встанут тьмы и тьмы. А наши дела - политические убийства, терроризм, локальные конфликты и корпоративные войны, разведка и минирование, охрана и устранение чиновников - вы послушайте, как всё это звучит. Обычный человек, услышав такие слова, обычно переключает телевизор или отводит глаза. Он не хочет знать про войны на Поллуксе-пять, где каждый день гибнут тысячи, ему не хочется знать про уничтоженных террористов и торговлю оружием. Потому что для тех, кто столкнулся вплотную с этой темой, жизнь становится очень несчастливой и обычно очень короткой. Поэтому мы не заинтересуем общественность. Поэтому мы продолжим работу. Ну а Катрин - что ж, это её выбор.
   - Вы что, осуждаете её? - произнесла Лила мрачно. - За то, что она попыталась отказаться. Тихая жизнь, просто тихая жизнь - нежели это так много?
   - Много, - Уильям серьёзно кивнул, глядя на неё. - Это действительно очень много, но вы этого, думаю, не поймёте.
   - По-моему, будет правильно, если она найдёт тихое место и будет жить спокойно. - Ответил Фрай. - Это будет... справедливо, точно. Она ведь столько сделала для нас, для других людей, да и для вас тоже, получается. Выполнила часть этой вашей, "Великой работы". По-моему, такое решение будет справедливым.
   - Я не думаю, что в мире есть справедливость. Но выбор уже сделан, и изменить его невозможно. А вы, я надеюсь, будете помнить о нашем разговоре. А теперь, не буду вам мешать. - Уильям развернулся, чтобы уйти. Негромко произнёс: - Рика, отходим.
   - Есть. - Из-за ствола дерева в паре шагов от них вышла светловолосая девушка, вежливо кивнула Фраю и Лиле, будто давним знакомым. Так, словно она не простояла весь разговор с оружием в руках.
   Они медленно пошли по аллее прочь, Уильям нарочито громко скрипел свежим снегом, Рика напротив, шла рядом тихо скромно, будто примерная младшая сестра. Глядя им вслед Лила сказала:
   - А ведь они боятся.
   - Чего?
   - Они боятся нашу Кэт. Если бы она их не интересовала, не было бы всех этих намёков, что нам никогда не найти достойную систему, равную им, и всё тому подобное. Нас бы просто оставили в покое.
   - Э-э, я что, опять не всё уловил? Мне показалась, он и сказал, что её оставят в покое?
   - Да, всё так. Но не представляй Кэт для них угрозы, про неё и про нас вообще бы не вспомнили. Ладно, хватит тут сидеть, пойдём к остальным.
   - Куда? - не понял Фрай.
   - К толпе. Там этот парень, похоже, сумел-таки всех завести и направить куда следует. Идём, а то всё пропустим. - Лила направилась к выходу прямо через сугробы.
   Фрай вскочил, бросился за ней следом, увязая в снегу. Пробормотал смущённо:
   - Но зачем это нужно? Этот же вроде сказал, что всё и так решено.
   - Мало ли что он сказал. И даже хоть я ему верю, почему бы не взглянуть, на что мы способны сами? Как думаешь?
   - Конечно, дорогая. Давай проверим, чего мы сможем добиться.
  
   Газета "Нью-Вашингтон Пост", выпуск от третьего марта 3006 года, первая полоса.
   "...Сегодня в одиннадцать утра должны были пройти предварительные слушания по так называемому "делу Сэнфорд", однако они так и не состоялись. Машина военного госпиталя, перевозившая подозреваемую, все ещё не оправившуюся от полученных ранений, попала в автокатастрофу. Когда аэромобиль двигался по 138-й авеню, по нему было произведено несколько выстрелов из неустановленного оружия. В результате попаданий машина потеряла управление и, совершив несколько непредсказуемых маневров, упала в реку Гудзон.
   В результате робот-водитель и роботы медперсонала получили фатальные повреждения, несовместимые с функционированием, два офицера полицейского спецназа, осуществлявшие конвоирование, отделались ранениями средней тяжести и сумели самостоятельно добраться до берега. После прибытия спасателей аэромобиль подняли со дна, однако, тело подозреваемой Катрин Сэнфорд так и не было обнаружено. По словам врачей, самостоятельно передвигаться она ещё не могла.
   Начальник службы спасения Нового Нью-Йорка, почётный рыцарь Британской автономии, сэр Г. Шоу заверил, что поиски будут продолжены с привлечением всех существующих средств. Он поклялся, что Сэнфорд обязательно найдут, живой или мёртвой, сколько бы времени не прошло, и кто бы ни мешал этим поискам.
   Масштабный митинг, проходивший у здания суда, едва не перерос в массовую драку с полицией, и только усилиями руководителей сил протеста удалось избежать потасовки. Напомним, что это дело вызвало очень широкий и продолжающий нарастать общественный резонанс. К митингующим постоянно присоединяются всё новые сторонники, призывающие снять с Сэнфорд все обвинения.
   Мы, как и всё наше общество, осуждаем бездушных убийц, попытавшихся спрятать концы в воду и убрать основного свидетеля их бесчеловечных преступлений, ни капли не смущаясь тем фактом, что это всего лишь тяжелораненая маленькая девочка. Но даже это жестокое преступление было напрасно, мы уже неоднократно писали, живодёры, ответственные за создания целой преступной сети, готовившей профессиональных убийц и террористов, не избегут самого сурового наказания. Но у них ещё остались сподвижники, те, с чьего попустительства в наш просвещённый век происходят подобные средневековые зверства, и долг каждого гражданина голосовать против них, выбирая только честных людей! Таких, как новый кандидат в сенаторы от штата Нью-Йорк, человек с героическим прошлым, обязующийся положить конец диктатуре и притеснению демократии..."
  
   Эпилог.
  
   - ...Вот так всё и было. - Фрай замолчал, ожидая реакции.
   - Ух ты, ну ничего себе! И ты молчал! Почему вы мне раньше не рассказали, что у меня есть сестра? - дочь подпрыгнула на кровати. - Ну и пускай, что не родная, кому какое дело.
   - Фили, Фили, Филия... Как мы договаривались? Ты лежишь, слушаешь и не вертишься, а я рассказываю. - Он поправил сбившееся одеяло. - Когда болеешь, нужно лежать в тепле.
   Комнату для гостей освещал только неяркий ночник у кровати, в углах таились тени, ветер шумел за стеной, бросая горстями песок в стекло. Дом на Марсе хорош, особенно в пригороде столицы, неподалёку от Университета, но в такие вечера буря просто отрезает его от остального мира. Окажись она здесь вечером одна, Филия, может статься, и испугалась бы, но сейчас рядом сидел отец, внизу были мама, тётя, к которой они и приехали, да среди гостей тоже не нашлось бы чужих людей.
   - Но всё-таки, почему вы мне этого никогда раньше не рассказывали? - Она отбросила подбородком фиолетовую косу на спину. Строго посмотрела на отца, готовясь выслушать оправдания.
   - Да всё, как-то, повода не было. Да и ты ещё не подросла достаточно, чтобы слушать такие длинные и скучные истории.
   - Ничего она не скучная! Так жаль, я ничего этого не застала. - Она вздохнула вполне искренне.
   - Ну да, это всё произошло почти пятнадцать лет назад, ты появилась на свет только через полтора года после этой истории. - Фрай погладил дочь по голове. Хотя глаза у неё было, всё-таки, два, совсем без мутаций не обошлось. Правда, всё ограничилось заметно заострёнными ушами, которые Филия и не думала прятать, наоборот, носила причёску, выставляющую их напоказ. - Не волнуйся, Фили, на твою долю ещё хватит приключений, уж поверь.
   - Куда мне, всё интересное уже произошло. Кэти тогда была чуть старше меня, а сколько всего с ней случилось. А мне уже тринадцать лет, но ты решился только рассказать мне всю эту историю. - Филия сложила руки на груди, всем видом демонстрируя обиду. - Тогда бы хоть полностью рассказывал. А что дальше было-то?
   - О, сейчас расскажу. - Фрай только улыбался, глядя на неё. - Школа имени Броклау как стояла, так и стоит, директором там теперь Синтия Энкарт, а Рейчел так и осталась при ней порученцем. Вогель открестился от всех обвинений в махинациях с документами, да и комиссия бюрократического центра особого рвения не проявила. Двайт пошел по стопам отца, стал бюрократом. Эми вскоре вышла замуж и осела на Марсе, совмещая работу в компании отца с исследованиями в Университете. Кьюберт руководит темой там же и преподаёт; говорят, сложно найти преподавателя более въедливого, но из его студентов выходит толк. Ассид получил кое-какую известность в той истории, потому и дальше двинулся "по профсоюзной линии", сейчас он возглавляет Физфак того же Университета. Ну а мы с мамой больше никогда всерьёз не ссорились. Ну, почти...
   - Папа! Я всё это и так знаю. Почти все они сейчас внизу сидят, отмечают "окончание семестра", что бы это ни значило. Расскажи, что случилось с Катрин.
   Фрай вздохнул, похоже, именно от этой темы он и старался уйти.
   - Хотел бы я сказать, что она осталась мирно жить в семье, вышла за Двайта и нашла своих настоящих родителей, которые её встретили со слезами... Хотел бы, но обманывать не стану. - Он замолчал, потом заговорил, медленно подбирая слова: - После процесса организация была уничтожена. Физически. Базы, лаборатории и учебные центры взяты штурмом и разгромлены, персонал предстал перед судом, оперативники младшего возраста отправлены на принудительную реабилитацию, старшие - объявлены вне закона.
   - Реабили... в общем, что ты имеешь в виду? Какое-то слово слишком заумное.
   - Лечение и перевоспитание. Понимаешь, когда всё открылось, работавшие над проектом учёные, включая и дедушку Фарнсуорта, быстро подсуетились и выдали набор препаратов, курс которых приводил метаболизм... ну, здоровье, в норму. Конечно, были разные побочные эффекты - уж больно рьяно старички торопились продемонстрировать сотрудничество со следствием - но, в целом, лекарства работали.
   - То есть, Кэт потом просто схватили? - уточнила Филия, с надеждой подавшись вперёд. - А после лечили?
   - Ловили только детей до двенадцати лет. Согласно официальной версии, все остальные боевики организации были убиты "при оказании сопротивления". Для Катрин исключения бы не сделали.
   - Подожди-подожди. Пап, так что же это получается? Моя сестра... погибла? И даже после всего, что она сделала для всех? - она всё же произнесла вслух то, о чём уже какое-то время думала. Ведь, как иначе объяснить, что они с сестрой даже не знакомы.
   - Не могу сказать точно... - Фрай не смог выдержать её испуганный взгляд, отвёл глаза. - Не уверен, сможешь ли ты понять, но я попробую объяснить. Знаешь, такие организации - вечны. Я даже не могу назвать их неизбежным злом, они просто зло, но они часть нашей жизни. Возможно, где-то в иной параллельной Вселенной, где все люди и чужие живут в согласии, в них нет надобности. Но для нас - это просто часть мира. Ликвидация стольких прекрасно подготовленных бойцов была бы глупейшим расточительством с точки зрения государства, это даже если не считать погибших во время их уничтожения. Да ещё в тех самых подразделениях, которые отправили бы на задание, часто оказывались люди из организации, а иногда они подразделения и возглавляли, вроде Уильяма. На самом деле организация просто была как бы распущена. Кто-то остался на последнем месте службы, некоторые стали работать на себя. Но большая часть сотрудников просто вскоре оказались в компании, заменившей организацию. Ну и совсем немногие предпочли исчезнуть, возможно, приведя организм в норму.
   - То есть, Катрин тоже исчезла?
   - Да. Многие бойцы просто сменили место службы или даже досрочно ушли с неё - их имена остались лишь в паре секретных досье. Но Катрин была слишком известна, она не могла так просто зажить мирной жизнью. В общем, по документам, по официальной версии, её больше нет. Пропала без вести. И никто не знает, где она и что с ней - следов никаких не осталось. Хотя, взрослеет Кэт обычным образом, где бы ни была сейчас - она прошла курс лечения, восстанавливающий нормальный метаболизм.
   - Жалко. Я бы очень хотела с ней познакомиться. Всё-таки, она моя сестра.
   - Может, когда-нибудь ты её и встретишь. Вселенная велика, так что, кто может поручиться? Но теперь ты хотя бы знаешь о ней. И всегда будешь помнить, ведь именно в её честь тебя и назвали Филия Кэтрин Фрай.
   - Первым именем было бы лучше.
   - Извини. Я предлагал, но мама оказалась против. Это как раз был один из наших "почти" споров. Понимаешь, - он замялся, словно решая, стоит ли это говорить, или нет, - первым именем обычно называют в честь умерших родственников, ну а Катрин, возможно, она где-то живёт тихо и спокойно.
   Дверь в комнату открылась, добавив к ночнику свет из коридора. Внутрь вошла Лила, а следом за ней высокая девушка лет тридцати с длинными волосами, стянутыми в "хвост". Обе одеты по-деловому, и обе явно устали от приёма внизу.
   - Мама, тётя Алина.
   - Милая, извини, что пришлось тебя оставить. Будь моя воля, плюнула бы я на это сборище. - Лила подошла ближе, коснулась лба дочери. - Как ты тут, всё нормально?
   - Всё отлично, мам! Папа со мной, он такие интересные истории рассказывает! Я последнюю раньше никогда не слышала.
   - Жаль, мне тоже пришлось возиться с гостями. Я бы с интересом послушала. - Алина тоже остановилась у кровати.
   - Лин, ты извини, что так получилось. Никто ведь не ожидал. Подкинули тебе проблем. - Произнёс Фрай. Та только отмахнулась:
   - Вот уж ерунда. Марсианская простуда всегда подкрадывается внезапно. Вроде бегаешь, веселишься, а через пять минут - бац, и лежишь с температурой. С кем угодно случается.
   - Только я никогда не видела, чтобы ты болела. - Заметила Филия. - Ни простудой, ни чем ещё.
   - Я везучая. - Алина только улыбнулась, погладила девочку по волосам. - Да и как здесь говорят - "простуда гостей любит".
   - Ясно. Но мне другое интересней. Папа сейчас столько про прошлое рассказал, про маму, про тётю Эми, про всех остальных, даже про то, что у меня есть сестра. - Лила и Алина быстро посмотрели на Фрая. Тот только развёл руками и кивнул, явно ни капли не раскаиваясь в своих действиях. - Но почему он совсем ничего не рассказал про тебя? Я до самого конца ждала, когда ты появишься.
   - Мы тогда ещё не знали друг друга, Фили. Я познакомилась с твоими родителями, когда тётя Эми переехала жить на Марс, и они стали часто бывать здесь. Мы с Эми дальние родственницы, тут я с твоими мамой и папой и встретилась.
   - Родственница тёти Эми? - Филия скептически посмотрела на её почти белые волосы и голубые глаза.
   - Дальняя. Родство - такая запутанная штука.
   - А почему ты тогда со мной всегда в детстве сидела? Или меня отправляли к тебе. Почему? Почему?
   - Я ближе всех подходила по возрасту. И ты мне сразу понравилась - почему бы и не приглядеть.
   - Понятненько. - Филия только кивнула. Поправила одеяло и случайно зацепила рукой тумбочку у кровати. Будильник, до того мирно стоявший на ней, полетел вниз. Сидящая с другой стороны Лила только дёрнула рукой, но дотянутся, конечно, не смогла. Алина наоборот резко выбросила ладонь и подхватила часы у самого пола. Медленно поднялась, произнесла, неубедительно изобразив досаду:
   - Ну вот, подставилась... Теперь ты наверняка будешь меня путать с кем-то другим. И совершенно напрасно, Фили, - она подмигнула девочке, - я это я, ты ведь меня знаешь столько, сколько себя помнишь, разве может статься, что я, на самом деле, не та, кем кажусь? Ну, это же смешно, сама посуди.
   - Да, конечно, если так посмотреть, - Филия с преувеличенно серьёзным видом закивала.
   - Вот и хорошо. Да и вообще, разве можно найти более мирного человека, чем я? - Алина развела руками.
   - А кто-то возглавляет в Университете тему по созданию оружия... - добавила Лила ехидным шепотом.
   - А кто-то владеет фирмой, которая возит наши образцы на испытания и показы, я же про это молчу. - Ответила Алина в тон. - Ладно, Филипп, Лила, время уже позднее. Устраивайтесь во второй комнате для гостей, я пока тут посижу. Да здесь и переночую, на всякий случай.
   - Алина, нет необходимости...
   - Право слово, будем спорить из-за такой мелочи? Мне совершенно нетрудно. С этой вечеринкой мы с Фили и не поболтали толком, а ведь, сколько уже не виделись-то. В конце концов, лучшему гостю, лучший приём, правда? - они улыбнулась Филии. - А всё, что ей сейчас необходимо для выздоровления - покой.
   - Хорошо, раз ты так говоришь. - С некоторым сомнением Лила всё-таки вышла из комнаты, Фрай последовал за ней.
   Спустя час или полтора, когда за окном уже совсем стемнело, а все животрепещущие темы обсудили по паре раз, Алина спросила:
   - Что ж, пора спать, ты не думаешь? Мы и так засиделись, а тебе сейчас нужно отдыхать.
   - Но ещё совсем рано, правда-правда...
   - Нет, снова ты меня не уговоришь. Засыпай. Если хочешь, могу тебе рассказать сказку на ночь.
   - Сказку? Это для детей! Я уже взрослая.
   - Конечно, взрослая. Думаю, достаточно взрослая, чтобы признаться честно, что ты любишь их слушать. Я вот люблю. Только слышать редко доводилось. Пользуйся возможностью, пока она есть.
   - Ладно, раз ты так убеждаешь. Но только одну и не слишком длинную.
   - Само собой. Это твой отец умеет рассказывать долгие истории, я бы запуталась намного раньше, чем добралась до середины. Ладно, ложись поудобней, закрывай глаза и слушай. На этот раз сказка будет добрая. Никаких злых драконов, никаких рыцарей с мечами. И никто в ней не умрёт и не исчезнет без следа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Свободина "Императорский отбор" (Приключенческое фэнтези) | | А.Енодина "Слушай своё сердце" (Любовная фантастика) | | Т.Серганова "Настоящие, или У страсти на поводу" (Женский роман) | | Д.Билык "Хозяин снегов" (Попаданцы в другие миры) | | С.Грей "Двойной удар по невинности" (Современный любовный роман) | | А.Красников "Альтернатива-1. Точка отсчета" (ЛитРПГ) | | Е.Светлакова "Наказание для Короля" (Женский роман) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Сказочник" (Романтическая проза) | | A.Michi "Чародейка его светлости" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"