Кашира Ася, Татиго Яна: другие произведения.

Тайна Шести королевств

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.86*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тася - обычная одиннадцатилетняя девчонка, из обычной школы и в самом обычном городе. Ее жизнь размеренна и спокойна. Неожиданно все меняется. Девочка узнает страшную тайну. Всю жизнь отец и бабушка обманывали ее. Оказывается, погибшая мама Таси - Хранитель Шести Народов из таинственного Безвременья. Древнего и загадочного мира, колыбели всех других миров. По глупости попав в родной мир матери, девочка оказывается в самой гуще событий. Кому можно доверять, когда друзья кажутся врагами, а враги прикидываются друзьями? И кто она сама? Неудачница, ничего не знающая о своем происхождении и случайно попавшая не в то место не в то время? Слепая марионетка в руках таинственного кукловода? Или "Болэйда" - величайшая из Хранителей, избранная самим Временем. Сможет ли она спасти Шесть Королевств от неминуемой гибели в лапах самого жуткого ужаса, который когда-либо видел этот мир, и вернуться домой целой и невредимой?


Глава I "Белая ворона"

   Прозвенел звонок. Школьные коридоры почти мгновенно заполнились громкими голосами, смехом и шумом. Тася, не дождавшись указаний учителя, схватила сумку и стала пробираться сквозь толпу ребят. Внимание в новой школе к ней было повышенным, порой даже чересчур. Тася была девочкой неглупой и в свои неполные одиннадцать лет умудрилась уже перейти в шестой класс, хотя ее сверстники еще учились в четвертом.
   С внешностью ей особенно повезло. Маленькая, худенькая, угловатая - она больше походила на мальчишку. Да и одежду любила самую простую. Джинсы и безразмерные толстовки. Только длинная толстая коса до пояса, которую девочка прятала под бейсболкой, выдавала, что она не мальчик.
   Бантики, бусики, розовые платьишки и куклы Барби были не по ней. Единственное украшение - кулон в форме половинки раковины на витой цепочке - подарок мамы. Тася носила его не снимая.
   С волосами отдельная история. Казалось, природа решила отыграться на ней за что-то, и в насмешку сделала их всех мыслимых оттенков рыжего. Почти янтарно-желтые на висках и челке, морковно-рыжие с огненными концами на макушке, и коричнево-красные на затылке. Тася всегда заплетала их в толстую тугую косу. Сама девочка считала себя уродиной - мало того, что рыжая и конопатая, так еще и огромные сине-зеленые глаза на пол лица.
   К сожалению, бейсболку, штаны и толстовки в новой школе носить ей все же запретили. Выдали пару черных юбок, несколько пар серых гольф, серых рубашек и черных джемперов - форму, которой придерживались все ученики гимназии Святой Елены. Другим девочкам разрешались рубашки и гольфы пастельных оттенков. Но у Таси был запрет на любой цвет, кроме серого. Это тетя Поли постаралась, посчитав все остальные цвета слишком маркими.
   Каждый раз, как только звенел звонок, она отправлялась по своему излюбленному маршруту в раздевалку. И отсиживалась там всю перемену. Лишь бы не оставаться наедине с ненавистным классом.
   Поводов для ненависти хватало. Новеньких не любят нигде, а Тасе ну прямо везло на неприятности. Она в первый же день нечаянно облила компотом Наташу, подружку главной заводилы и красавицы класса Вики. Да еще и уселась на Викино излюбленное место, рядом с первым красавчиком класса Сережей. Вика в этот день приболела.
   В общем, главная зазнайка решила, что новенькая сделала все специально, и посчитала это объявлением войны. А воевать Тася не любила.
   Поэтому сейчас она спешила укрыться в своем укромном уголке. Вдруг кто-то сильно толкнул ее в плечо:
   - Прочь с дороги, мелкая! - послышалось сзади.
   Девочка обернулась и увидела старшеклассника Костю, который часто обижал младших. Тасе стало страшно. Вдруг он начнет издеваться и над ней. Но еще хуже, если это увидят одноклассники. Особенно Вика. Сердце девочки сжалось, но что-то мешало ей сдвинуться с места. Так она и стояла, как вкопанная, ожидая самого худшего.
   - Ну! Чего уставилась?! - грубо сказал Костя и, толкнув девочку еще раз, скрылся из виду.
   Сумка, а вместе с тем и ее содержимое, посыпалось на пол. Тася судорожно кинулась все собирать, ликуя в душе, что Костя оставил ее в покое. Наверное, он очень удивился. Тася просто стояла и смотрела на него вместо того, чтобы трусливо пятиться назад.
   Учебники были собраны. Никто больше не досаждал. Можно было спокойно отправиться восвояси и отсидеться остаток перемены в любимом месте. Но до боли знакомый голос позади буквально пригвоздил Тасю к полу.
   В коридоре стояла Вика со свитой:
   - О-о-ой! Посмотри-и-и-те, кто-о-о это у нас? - она притворно улыбнулась, нарочно растягивая слова. -- Да это же наша рыжая мышка! Пучеглазая, ты опять покидаешь нас? Ну почему-у же?! Почему ты никогда не остаешься с нами поболтать?
   Каждая фраза Вики сопровождалась громким хихиканьем ее компании.
   - Оставь меня в покое... - тихо процедила Тася.
   - Тебе что же, не нравится с нами разговаривать? Или, может, мы этого не достойны?! - задира специально сделала паузу. - Конечно, ведь мы - простые смертные. По два класса за один год не проходим... Из школы в школу не скачем... Это ты у нас - вундеркинд! Особенная!
   Вика довольно хихикнула. Она привычно издевалась над съежившейся под ее взглядом Тасей. А девочке хотелось провалиться сквозь землю от такого пристального внимания.
   - Ах, да... Совсем забыла,ты ведь даже не из нашего мира!
   - Точно. Прилетела с другой планеты! - подхватила лучшая подруга Вики, Наташа.
   - Не лезь, я сама... - одернула ее главная зазнайка и продолжила, прищурившись. - А ты никогда не думала, что пора возвращаться обратно?!
   - Я... Я не... - Тася задохнулась и стала пунцовой, словно получила пощечину. - Нет, это не так...
   "Ну почему я никогда не могу ответить ей достойно?!" - подумала с горечью девочка и попыталась молча ускользнуть от обидчиков. Вика вцепилась в ее запястье.
   - Нет! Ты не сбежишь в этот раз! - она крепко впилась ногтями в руку Таси и дернула ее к себе. - Стой, я сказала!!! - никто даже не попытался вступиться, а задира продолжила. - Может лучше послушать твоего сумасшедшего папочку-историка?
   - Он археолог!!!
   От боли в руке на глаза Таси навернулись слезы. Она сгорбилась, но сдержалась: "Главное не заплакать! Нельзя плакать!"
   - Историк, археолог. Не важно! - не дав договорить, оборвала ее скалящаяся Вика, продолжая крепко держать свою жертву. - Слушай, а может, он говорит правду? Тот бред о параллельных мирах?! Откуда еще на нашей планете могут появляться такие уроды, как ты и твой чокнутый папаша? Правда, Пучеглазая? Может, возьмешь и меня с собой в гости в ваш дурдом, а, Пучеглазая?
   Сегодня задира перегнула палку. Тася резко выпрямилась, слезы застыли в глазах, не успев пролиться:
   - Не трогай моего отца! - и, собравшись с духом, добавила, глядя Вике прямо в глаза. - Может я и из дурдома. Но лучше быть психом, чем такой как ты, пустышкой с каменным сердцем и ядовитым языком!
   Такого поворота не ожидал никто. Все онемели. В гробовой тишине Тася молча вырвала свою руку. Оттолкнув обидчицу, она повернулась и твердым шагом направилась в раздевалку. Вика в испуге даже отступила на пару шагов назад, да так и осталась стоять с открытым ртом:
   - Ты... Ты... Да я тебе....
   В толпе кто-то засмеялся:
   - Точно, пустышка! В яблочко, мелкая...
   - Кому здесь смешно?! - взвизгнула главная красавица с перекосившимся лицом.
   От ее самоуверенности не осталось и следа.
   - Ну, мне... А что?! - из-за спин свиты вышел Костя и продолжил с угрозой в голосе. - Хочешь что-то добавить?!
   - Ни-и-и-чего. - Вика поежилась под его колючим взглядом и пробормотала. - Ну, мышь рыжая, выскочка вонючая, придешь ты на урок!
   Тася тем временем тихонько пробиралась к выходу. Что делать дальше, девочка не знала. Весь ее запал прошел. Она уже жалела о том, что вот так при всех унизила свою мучительницу. Девочка понимала, что Вика этого так не оставит. Но дальше терпеть насмешки наглой зазнайки сил больше не было.
   "Вот же я влипла..." - с этой мыслью девочка осторожно, чтобы дежурный учитель не заметил ее сумку, забрала все вещи из раздевалки выскользнула наружу.
   Выходные Тася проводила у двоюродной тетушки. Поэтому сумку с вещами собирала с утра. Тетя Поли терпеть не могла опозданий. Появиться у нее нужно было ровно в пятнадцать ноль-ноль. И неважно, что занятия заканчивались в четырнадцать тридцать. Если девочка опаздывала хотя бы на десять минут, с тетушкой мог случиться очередной приступ бешенства. И тогда девочку ждало суровое наказание.
   "В класс я не вернусь... Если меня увидят гуляющей по школе, отправят на занятия, а там Вика... К тетушке ехать тоже нельзя. Еще рано... Владик тут же меня выдаст..." - мысли неслись в голове несвязанным потоком, пока она бодро шагала по улице.
   На выходные и обратно Тася добиралась сама, пешком. Ее воспитанием теперь занималась тетя Поли. Бабушку это очень расстроило. Да и новое обучение девочки стоило немалых денег. Женщина переехала жить в дом, доставшийся ей от родителей. Поэтому в городе идти было больше некуда.
   - Карманные деньги портят детей! А прогулки по городу полезны для здоровья! - заявила тетушка и оставила себе все деньги, что бабушка дала внучке с собой.
   Тася, задумавшись, привычно шла по короткой тропке между домами. Сегодня пятница, и это был ее обычный маршрут. Рука уже не болела, только посинела чуть выше запястья и немного припухла. После очередной стычки с одноклассниками девочка старалась придумать, как все объяснить тетушке. Но голова отказывалась работать. "Тетя Поли наверно уже знает о моем побеге из школы и пришла в бешенство... Может попытаться все ей объяснить?! Нет... Уж лучше сразу обратно в школу к Вике... - рассуждала она мысленно. - Куда бы мне пойти?"
   Ее взгляд упал на наручные часы. Это был подарок отца, и девочка ими очень гордилась. Противоударные, пылеводонепроницаемые. Они, помимо времени, еще показывали дату. "Блин, ну я и бестолочь! Сегодня уже двадцать девятое апреля. Завтра мой День Рожденья и приедет папа!" - девочка от счастья подпрыгнула и начала пританцовывать на месте.
   Прохожие, улыбаясь, оглядывались на странного подростка, выплясывающего замысловатые фигуры прямо посредине улицы. Тася, покраснев до корней волос, успокоилась: "Я предупреждала тетку, что скоро поеду к бабушке! Вот я и поеду! Сейчас! Только где достать денег на билет?"
   Задумавшись, она повернулась и едва не налетела на одну из соседок тетушки. С опозданием девочка поняла, что оказалась уже возле ее дома.
   - Здравствуйте, Жанна Леопольдовна! - вежливо поздоровалась Тася. - Как ваше самочувствие?
   - Здравствуй, деточка! - добродушно ответила Жанна Леопольдовна. - Уже лучше, спасибо тебе за помощь в прошлые выходные. Если бы не ты, мой Ферапонт наверно умер с горя. Ах, эта мигрень меня доконает...
   Жанна Леопольдовна, соседка тети Поли, обожала своего мопса с гордым именем Ферапонт. В прошлые выходные ей было необходимо срочно отлучиться на обследование. А Тася согласилась присмотреть за ее любимцем.
   Тетка собак на дух не переносила. Но она дорожила дружбой с этой грубоватой, простой и, главное, щедрой любительницей животных. Поэтому даже милостиво разрешила девочке взять Ферапонта к себе. Правда с условием, что это не отразится на выполнении постоянных обязанностей девочки и "это мохнатое чудовище" не попадется ей на глаза.
   - Мне было не сложно, он у вас просто душка! Не то, что тетины коты! - с улыбкой сказала Тася.
   - Кстати о тете. Она только что умчалась куда-то. Чуть не сбила меня с ног! Наверно случилось что-то серьезное. На ней лица не было. А Владик сегодня вместе с Инессой Львовной на экскурсии. Я их встретила прямо перед Полиной, так что ваших никого нет...
   Она говорила еще что-то, но Тася не слушала ее больше: "Ну все, мне конец! Тетка уже узнала о моем прогуле! Почему я такая невезучая?! Что теперь делать?!"
   - Ты почему так побледнела? - соседка заботливо пощупала ей пульс и ужаснулась. - Господи, Тася, что с твоей рукой? Нужно срочно ехать в больницу! Я звоню Полине!
   - Нет! Только не тете!!! - взмолилась девочка. - Пожалуйста, не надо никому звонить! Я сама схожу в больницу! Только не звоните!!!
   - Ну хорошо, хорошо. Хочешь я тебя отвезу? Ближайшая больница не близко.
   - Я сама. На автобусе... или пешком, - щеки девочки порозовели.- Да, я сама дойду пешком.
   - Деточка. С тобой точно все в порядке? У тебя деньги на дорогу есть? - под ее пытливым взглядом Тася промолчала и еще больше покраснела. - Ну, все понятно. Вот, держи!
   Жанна Леопольдовна протянула ей несколько свернутых купюр.
   - Что вы, не надо! - девочка стала совсем пунцовой.
   - Бери, бери. Это сущие мелочи. Считай, что это благодарность за заботу о моем Ферапонте. И обязательно езжай в больницу! А на сдачу купи себе шоколадку или две... Ой, совсем забыла! Меня заказчица ждет уже полчаса! Я полетела! - с этими словами соседка сунула деньги в руку растерянной девочки и побежала к машине, на ходу доставая телефон.
   Тася, наконец, разжала ладонь. Денег хватало не только доехать до больницы и обратно, но и на билет к бабушке.
   - Спасибо! - тихонько пробормотала она со слезами на глазах.
   Тем временем Вика, так и не дождавшись прихода Таси с перемены, решила действовать сама. Улучив удобный момент, когда учительница литературы оказалась совсем рядом, она уткнулась лицом в ладошки и принялась негромко всхлипывать.
   - Вика, что с тобой? Ты в порядке?! - заботливо спросила Анна Яковлевна.
   - Да-а- а, все хорошо-о-о... - плаксиво выдавила из себя девочка и театрально разрыдалась.
   - Ну что ты, что ты. Успокойся. Что случилось?
   Но Вика, продолжая рыдать, словно маленький ребенок, повторяла одно и то же:
   - Все хорошо-о-о...
   Наконец, учительница не выдержала:
   - Наташа, объясни почему твоя подруга плачет? Что произошло?
   - Анна Яковлевна! Это все новенькая! Она Вику при всех унизила, обозвала и ударила... Такие гадости наговорила ей! Такие мерзости! Даже повторять не хочу, какие! А потом еще пригрозила поколотить Вику, если кому-нибудь пожалуется... И с уроков сбежала...
   - Тася?! Странно. Мне она показалась очень спокойной девочкой... - и, задумавшись, добавила негромко. - Я буду вынуждена сообщить обо всем директору. Такое поведение в нашей гимназии не допустимо! - а затем, оглядев класс, сказала уже громче. - Так, открываем страницу пятьдесят восемь и читаем по ролям. Оксана, ты за старшую. Вика, сходи, умойся! Наташа, можешь ей помочь.
   Сама Анна Яковлевна отправилась в учительскую. Наташа вместе с всхлипывающей подругой шли следом. Чтобы привести Вику в порядок. Но стоило им только зайти в туалетную комнату, слезы и рыдания тут же стихли. Главная красавица ехидно улыбнулась:
   - Теперь эта рыжая выскочка за все ответит. Вылетит из гимназии, как пробка! Или я все расскажу отцу!
   - Да! Будет знать, как открывать свой поганый рот! - поддакнула улыбающаяся Наташа.
   И довольные подружки стали "наводить красоту" на опухший нос Вики.

Глава II Благодетельница

   Весенняя зелень замелькала в окне автобуса. То тут, то там розовым ковром раскинулся багульник. За ним пробежал сосновый бор, за которым тянулась густая полоса вязов с непролазным кустарником. Вдоль дороги кое-где виднелись желтые головки одуванчиков. Затем лес сменился редкими перелесками вперемешку со степью.
   Тася отвернула голову от окна и стала рассматривать пассажиров. Слева одиноко ютился пожилой мужчина с проседью в черной бородке. Он о чем-то негромко разговаривал по телефону и улыбался.
   Когда он закончил, девочка вежливо обратилась к нему с просьбой:
   - Извините, пожалуйста... вы не могли бы мне помочь? - сказала она краснея и запинаясь.
   - Я вас внимательно слушаю, молодая леди.
   - Я... мне... - девочка еще сильней залилась краской и замолчала.
   - Ну же, смелей. Что-то случилось?
   - Понимаете. Я еду к бабушке, а предупредить ее не успела... Вот я и хотела... - Тася ни как не могла решиться.
   - Ты хочешь ей позвонить, а телефон забыла дома? - догадался он и протянул ей телефон. - Номер-то помнишь?
   - Спасибо огромное! Конечно помню!
   Девочка дрожащими пальцами быстро набрала заветный номер и срывающимся голосом постаралась заверить бабушку, что с ней все в порядке:
   - Бабуль, привет это я... Да, скоро буду, встреть меня пожалуйста... Объясню как приеду... Ну все, не могу говорить...
   Поблагодарив мужчину еще раз, девочка уселась обратно на свое место. Прямо перед ней сидела красивая женщина лет тридцати пяти и рассказывала что-то поучительное своей маленькой дочке. Ее большие голубые глаза с любовью смотрели на малышку. А та, открыв рот, слушала маму с немым обожанием. Сердце Таси защемило. На глаза навернулись непрошеные слезинки: "А я не знаю маму. Совсем. И посидеть с ней рядом не смогу! Никогда!" Девочка незаметно вытерла предательские капельки и, шмыгнув носом, отвернулась.
   Мама Таси, по словам отца и бабушки, погибла под снежной лавиной в экспедиции в Гималаях. Это все, что ей удалось узнать. Самой девочке тогда не было и трех лет. Поэтому Тася почти ничего не помнила. А отец и бабушка обходили эту тему стороной, словно считали ее запретной.
   Иногда отец упоминал о маме. Правда, бывало это очень редко. И он сразу же умолкал. А Тася просто не решалась спросить еще что-то.
   "У меня нет даже ее фоток..." - размышляла девочка, стараясь не замечать парочку перед собой.
   Неожиданно обида захлестнула ее: " Бросили меня здесь совсем одну! Отца никогда нет дома! И бабуля переехала... Зачем он отдал меня в эту проклятую гимназию? Я его жду-жду, а вдруг он совсем не приедет?"
   Вокруг назойливо кружила огромная жирная муха и словно передразнивала девочку:
   - Жждди-и, жжди-и-и-и, не дожжждешшься! - Тася попыталась ее прихлопнуть, но та на удивление ловко увернулась и продолжила. - Жжжди-и-и, жжди-и!
   - Ах ты, гадина! - и еще одна попытка, но снова безуспешно.
   - Да ну тебя, все ты врешь! Папа приедет! - в конце концов сдалась девочка, но обида ее не оставляла.
   Мысли бились в голове, как та огромная назойливая муха о стекло: "Зачем?! Зачем отец согласился на перевод в эту дурацкую гимназию?! Мне прекрасно было в моей старой общеобразовательной школе?!"
   Тася теперь проводила пять дней в неделю в закрытой гимназии-пансионате имени Святой Елены. Это была самая престижная школа в Абакане. Но девочку это не радовало.
   Конечно. Кому по собственной воле захочется прямо посреди учебного года поменять школу? Свою обычную, знакомую с детства и любимую школу, пусть даже на самую лучшую гимназию в мире?
   "Проклятая тетя Поли! Все мои беды от нее!" - Девочка вздохнула и с тоской уставилась в окно. Воспоминания последних нескольких месяцев снова закружились в самовольном хороводе мыслей.
   На переводе настояла та самая тетя Полина. Это была довольно высокая худая тетка с вытянутым лицом и маленькими черными цепкими глазками. Всегда в строгом черном платье. Жидкие светлые волосы собраны в тугой пучок на затылке. Зауженные очки в черной роговой оправе придавали ей особую строгость. Она, в общем-то, и не была родной для Таси. Ведь ее дядей был Герман, покойный муж тети Поли и двоюродный брат отца. Он пять лет назад уехал изучать в Африке новый вид мухи цеце и там скоропостижно умер от лихорадки.
   Дядя Герман в свое время был известным на весь мир энтомологом. В городе очень ценили его и уважали. Поэтому его жену, Полину, после его смерти в знак уважения к покойному пригласили возглавить Попечительский совет той самой гимназии Святой Елены.
   Жила тетушка вместе с сыном Владиком и тремя котами египетской породы в огромной шестикомнатной квартире.
   Деньги, что оставил ей дядя в наследство, подходили к концу, а отказывать себе в чем-то тетушка не привыкла. Вот поэтому в ее голову и пришла гениальная идея. А почему бы не взять к себе " бедную сиротку" Тасю (она называла ее только так, и всегда при этом закатывала глаза)? Ну, а отец, в благодарность, оплатит ее пансион и прочие мелкие расходы на содержание. Тем более самой тетке, как главе Попечительского совета, обучение девочки вообще не будет стоить ни копейки.
   До этого момента, семья тетушки с двоюродным братом мужа никак не общалась, считая его "грязным пятном" на репутации семьи. Они предпочитали делать вид, что Петр Громов всего лишь их случайный однофамилец.
   Отец Таси в городе был известен не меньше брата. Но к нему стойко приклеилось прозвище сумасшедшего археолога, ищущего вход в параллельный мир. Нашумевшая работа, написанная им больше пяти лет назад, действительно так и называлась "Параллельные миры - скорый контакт неизбежен". Петр Громов настолько увлекся исследованиями, что с дочерью виделся всего пару-тройку раз за год. Зато каждый день рождения Таси, где бы он не был, отец приезжал, и они проводили этот день с ней.
   А теперь, когда почти все уже забыли об этом исследовании, Петр Громов совершил еще и парочку удачных экспедиций, принесших ему как известность так и солидный заработок. Так что отношение общества к Тасиному папе начало меняться, и их родство стало тетушке на руку.
   Решив не терять ни минуты, она тут же помчалась к бабушке девочки:
   - Будущей леди нужно приличное образование! Что уж тут скрывать, без матери да с отцом-археологом (при всем моем уважении к Петру, он же постоянно в разъездах) она вырастит просто отвратительно невоспитанной!
   - Полина. Но я же тщательно слежу за ее манерами и обучением, даже успехи есть... - робко попыталась возразить Айдота Мангдалаевна.
   - Я, конечно, не хочу обидеть вас, но посудите сами! - резко оборвала ее тетка. - Вы уже не девочка, давление скачет, сердечко пошаливает. Зачем вам лишние хлопоты и заботы в вашем-то возрасте?! А тут такая возможность. Самая элитная гимназия в городе! Пансион на всю неделю! Что может быть лучше? - говорила она. - Ведь я же хочу нашей сиротке только добра! - тут она притворно вытирала платочком глаза.
   - Но Тася не сирота! У нее есть папа! - возмущенно бормотала бабушка. - Девочка и так получает отличное образование. Я сама проработала в этой школе двадцать лет. Петя со мной согласится!
   - Вы в этом уверены? - сладким голосом переспрашивала тетя Поли. - А вот мы с ним не так давно обсуждали этот вопрос, и он был полностью другого мнения. Мы просто ждали свободное место в гимназии. А сейчас как раз есть одно! - врала тетушка без зазрения совести, с Тасиным отцом она виделась последний раз на похоронах мужа.
   Бабушка Таси, Айдота Мангдалаевна, была человеком очень мягким. Ее сын был в очередной экспедиции, и связаться с ним не было никакой возможности. В итоге, через неделю такой осады, она не выдержала и дала свое разрешение на перевод Таси в гимназию:
   - Раз уж Петя согласился, даже не посоветовавшись со мной, нет смысла спорить! - И тут как раз зазвонил телефон бабушки. - А вот и сам Петя! - обрадовалась она.
   Но тетушка не дала бабушке ему и слова сказать. Она выхватила телефон и довольно сообщила отцу Таси:
   - Петя, здравствуй! Это Полина! Тебе повезло! Твоя дочь будет учиться в нашей гимназии! Не возражай! Такой шанс выпадает только раз в жизни! Ну конечно ты рад... Естественно, она в восторге... Да, пансион на пять дней в неделю.. Ну а выходные... Она поживет у нас... И еще кое-что... Тася все-таки не в обычной школе будет учиться, я там тебе перешлю небольшой счет. Это для того, что ей будет нужно... Ну конечно, тебе его придется оплатить... Да.. Да... Что? Не можешь говорить... Ты торопишься?! Ну, хорошо,хорошо... Я их от тебя поцелую...
   Довольная тетушка положила трубку и, повернувшись к Тасе и бабушке, объявила:
   - Я все уладила! Петя просто в восторге!!!
   - У меня одно условие, выходные внучка будет проводить со мной! - добавила бабушка поспешно, приобняв девочку.
   - Не думаю, что это хорошая идея! - возразила тетушка. - Айдота Мангдалаевна, голубушка! Вы же последнее время большую часть времени стараетесь проводить здесь, на этой даче. Тишина, спокойствие. Свежий воздух. Ну стоит ли вам ради пары дней снова кататься туда-сюда?! Зачем вам лишние хлопоты? - голос тетушки стал очень мягким и вкрадчивым. - Если вы уж так сильно заскучаете, я могу всегда сама привезти сиротку к вам в гости... У девочки будет пятидневный пансион. Мы живет буквально в паре остановок от гимназии, так что на выходных она поживет у нас. Уверяю, ей не будет скучно...
   - Полина, у Пети же в городе своя квартира. Мы будем проводить выходные тут. Ты и так много делаешь для нас, неудобно тебя совсем загружать.
   - Поверьте, мне совсем не сложно! А насчет Петиной квартиры.... Он считает, что ее лучше сдавать, а деньги потратить на обучение девочки... Вы ведь все равно предпочитаете свежий воздух.
   Это был удар ниже пояса. Бабушка от обиды прикусила нижнюю губу:
   - Раз Петя так решил, думаю мне здесь делать больше нечего! Я переезжаю в дом, доставшийся мне от родителей!
   - Ну вот и славненько!!! - Тетка просто засияла от удовольствия, а затем, брезгливо взглянув на джинсы и любимые кеды девочки с облупившимися Микки-Маусами, добавила:
   - А теперь нам с вами нужно приодеть ее поприличней. А то в этом тряпье, боюсь, ее даже со мной на порог гимназии не пустят!
   Не дав никому опомниться, тетушка загрузила Тасю с бабушкой в свой дорогой лимузин и они отправились по магазинам.
   В итоге бабушка с тетей так и не решили, как должна выглядеть современная леди. Тетка настаивала на простых черных юбках почти до пола и серых блузках, а также уродливых ботинках на толстой плоской подошве:
   - Это ближе всего к нашим стандартам формы! Сиротку ни к чему слишком баловать. А яркие вещи не практичны, да и слишком большой гардероб девочки испортит ее воспитание.
   Бабушка же, наоборот, до смерти любила все яркое и кружевное:
   - Полина, Тася, посмотрите, ну что за прелесть! - восклицала она каждый раз, разглядывая самые несуразные платья. - Вот это в самый раз! Тася, примерь!
   И выбрала несколько на свой вкус. Ядовито-зеленое, ярко-малиновое и оранжевое в желтую полоску. Да еще по две пары перчаток и туфель в тон каждому платью.
   Тася от расстройства и ужаса просто сбежала с этой примерки. Тетя Поли жутко обиделась таким невниманием к своей персоне. А бабушка так увлеклась выбором платьев, что про внучку совсем забыла. На этом пополнение Тасиного гардероба и закончилось.
   Вот так, за пару часов, жизнь девочки перевернулась с ног на голову. И ее никто даже не спросил.
   Но на этом ее несчастья только начинались.
   Тетушка решив, что она и так проявила достаточно благородства, сразу же, как только привезла Тасю к себе, заявила:
   - Послушай, милочка! Твой перевод в нашу элитную гимназию стоил мне много нервов и денег. Подумать только, я из-за расходов на тебя даже отказалась на целых два дня в неделю от домработницы! А это при моей катастрофической занятости недопустимо... - добавила тетка, хотя в магазине за все платила бабушка. - Думаю, небольшая работа по дому на выходных тебе не повредит! Это будет полезно и для твоего воспитания, а то бабушка тебя совсем распустила!. Так что можешь приступать... И не стоит благодарности...
   И отправила девочку на кухню, помогать поварихе со званым ужином.
   В обязанности девочки вошла почти вся грязная работа по дому. В будни ее выполняла приходящая домработница.
   Во-первых, Тася должна была ухаживать за любимцами тети Поли -- Рамзесом, Тутанхамоном и Клеопатрой. Девочка каждое утро начинала с того, что гуляла с ними, затем тщательно мыла и кормила этих наглых ленивых и злобных кошек. А еще нужно было почистить их спальные места, миски, лотки и игровую комнату до завтрака.
   Во-вторых, наведение чистоты в доме тоже было ее прямой обязанностью. Сделать генеральную уборку, протереть от пыли коллекцию хрустальных кошек тетушки, а также коллекцию редких насекомых покойного дядюшки. Натереть до блеска старинный паркет в гостиной. Сменить, выстирать и перегладить постельное белье и рубашки для Владика. И это все нужно успеть сделать до обеда.
   В-третьих, девочка должна была дважды в неделю помогать приходящему повару с приготовлением и сервировкой благотворительного обеда на двадцать персон.
   В четвертых, тетушка считала, что любая воспитанная дама должна заниматься рукоделием и благотворительностью. Впрочем, первое к ней самой не относилось. Поэтому Тася в свободное время должна была сидеть в своей каморке и мастерить различные мелочи: шляпки, жилетки, и украшения для кошек и собак. Их тетушка с блеском продавала на своих мини-аукционах. И ее гости даже не догадывались, что эти прелестные мелочи шьет не сама хозяйка, а ее "племянница-сиротка".
   Основной список постоянно пополнялся устными пожеланиями тетушки. Тетка всегда делала вид, что очень спешит и ничего не успевает.
   Пару раз в неделю появиться на собрании членов Попечительского совета. Потом три часа болтать по телефону, обсуждая очередной званый ужин или чей-то наряд. Да еще пара благотворительных обедов каждые выходные. Вот и вся "катастрофическая занятость".
   Обеды тетка устраивала в пользу приюта голодающих бездомных животных. Причем самих животных никто не видел. Каждый раз для примера она выводила своих кошек, которые отнюдь не были похожи на голодающих или бездомных. Но все настолько были уверены в ее порядочности, что никому даже в голову не приходило, что никакого приюта нет.
   - И помни! Твое хорошее воспитание стоит мне огромных трудов! - старалась она вдолбить племяннице при любом удобном случае.
   Своенравные кошки сводили с ума своими капризами. Рамзес терпеть не мог мыться. Каждый раз он орал и царапался так, словно его режут, вызывая у тетушки нервный припадок.
   Клеопатра же, наоборот, мыться очень любила. Стоило только Тасе открыть кран, как она оказывалась тут же и ныряла прямо в воду. И неважно, что это было: ванна для тети или кастрюля для супа на благотворительный обед.
   Тутанхамон вообще предпочитал делать вид, что он ее не замечает. Но каждый раз, как только девочка оказывалась рядом, он кусал ее за любые части тела, оказавшиеся рядом.
   Владик, двоюродный брат Таси, тоже старался, как мог. Маленький пухлый, круглый как мячик, мальчик в очках лет шести. Волосы его всегда разделены пополам пробором и тщательно зализаны. Он категорически не признавал их родство, называя Тасю так же как и мать "сироткой". Владик всегда вел себя подчеркнуто вежливо, но никогда не упускал возможности сделать гадость.
   Если девочка присматривает за супом и в него не залезла Клеопатра, там обязательно всплывет "приветик от Владика". Обычно это было что-то из любимых шейных платков или украшений матушки .
   Тася протирает пыль с коллекции хрустальных кошек. Владик тихонько крадется сзади. Толкнет ее под локоть, или неожиданно выскочит из-за угла с воплем. А уж если девочка разобьет что-нибудь от испуга, Владик тут же несется к матери и ябедничает.
   Она стирает его рубашки. Пока те сушатся, он изрежет парочку самых нелюбимых. А матери скажет, что это сестра. За все его шалости тетушка обычно лишала девочку ужина. А иногда, когда считала урон наиболее ценным, заставляла по два часа стоять коленками на горохе.
   Тася не была неженкой и всегда помогала бабушке по дому. Девочка решила доказать всем, что справится, и стала с упорством выполнять свои новые обязанности. Но с каждым днем их становилось все больше. А отношение тетушки оставляло желать лучшего.
   В итоге, хлопоты по дому стали отнимать все свободное время на выходных. Девочка не успевала даже толком подготовиться к занятиям, доделывая уроки прямо на перемене в раздевалке.
   Она не жаловалась, надеясь, что тетя все же заметит ее старания. Да и отец был в очередной экспедиции вне зоны доступа. А бабушку огорчать не хотелось. Тем более разговаривала Тася с ней только под чутким контролем и по городскому телефону. Сотовый "благодетельница" забрала вместе с карманными деньгами.
   Только в пансионе девочка чувствовала себя более или менее спокойно. Вика с остальными девочками не проживала. Папа ее был главным меценатом гимназии, поэтому, в виде исключения, девочку каждый день привозил личный шофер на новенькой иномарке. А без нее остальные, даже Наташа, лучшая подруга Вики, Тасю не трогали. Они просто делали вид, что не замечают свою новую одноклассницу. И девочку это устраивало.
   Тетка же при посещении гимназии Тасю никогда не навещала. А если они вдруг нечаянно встречались в коридорах, нарочно начинала усиленно щуриться и громко жаловаться на свою близорукость. Тася всегда при этом становилась пунцовой и старалась тихонько улизнуть подальше.
   Девочка никому не говорила об их родстве, не желая лишних насмешек. Ведь по ее внешнему виду нельзя было даже подумать о том, что они родственники с этой холеной богатой дамочкой. А уж тетушка убедила всех, что взяла "сиротку-однофамилицу" исключительно из жалости.
   Но все это не мешало тетке уделять время Таси даже в стенах гимназии. Тетушка всячески старалась исправить "дурное воспитание бедной сиротки, полученное в стенах ужасной общеобразовательной школы, которую так боготворит выжившая из ума бабушка". Тася сама слышала как тетушка говорила это ее новой классной руководительнице.
   По ее указу всю неделю девочку тщательно контролировали. Она не имела права как другие ученики в течение недели отлучаться из гимназии, хотя остальным разрешалось несколько раз в неделю посещение родных. Тасе выход в город был строго воспрещен, даже в гости к подругам. Правда и подруг среди новых одноклассниц у нее не было. А визит в старую школу грозил ей немедленным отчислением. И за любую оплошность Тасю наказывали особо строго.
   Вот такая веселая жизнь ждала ее до окончания гимназии.

Глава III "В гости к бабушке"

   Вскоре автобус в очередной раз остановился, объявив нужную остановку: "Московское".
   "Надеюсь, папа приедет! Или это будет самый ужасный день рожденья!" - с грустью подумала девочка. Она взяла черную сумку с вещами и вышла. Двери с шумом закрылись за спиной, и автобус исчез из виду.
   В это время толпа встречающих раздвинулась. Тася увидела Айдоту Мангдалаевну, маленькую худенькую женщину средних лет.
   Одета она была как всегда. Фиолетовая шляпа с зеленой вуалью и огромными полями. Сверху кислотно-зеленые цветы, отдаленно напоминающие розы. Ультрамариновое шелковое платье с коротким рукавом. Перчатки до локтя и сумочка в тон того же цвета, что и цветы на шляпе. Сливово-синие туфли на удобном высоком каблучке с невообразимо длинным загнутым носами. На них огромные желто-зеленые цветы. В руках маленький фиолетовый зонтик сот солнца с ядовито-зелеными кружевами по краю.
   Бабушка произвела фурор своим появлением. Прохожие расступались и с улыбкой разглядывали ее. Толпа зевак стала расти прямо на глазах. Но женщина шла с высоко поднятой головой, гордо цокая каблучками и не обращая ни на кого внимания.
   Она не спеша подошла к внучке. Звонко расцеловала ее в обе щеки и поправила съехавшие на бок дымчато-серые очки-хамелеоны.
   - Здравствуй, дорогая! А почему ты одна и на автобусе? Где же личный шофер Полины? Где хотя бы сопровождающая? Разве так полагается приезжать приличным девушкам? А особенно таким юным и неопытным, как ты!
   - Ба, ну ты чего?! - смущенно пролепетала зардевшаяся Тася.
   Девочка никак не могла привыкнуть к тому, что бабушка привлекает всеобщее внимание. Поэтому каждый раз Тася жутко стеснялась. Ей хотелось как можно быстрее улизнуть подальше от любопытных взглядов. Бабушка же наслаждалась и вела себя так, словно вокруг не было ни души. Она вновь деловито поправила съехавшие набок очки. Лицо вдруг стало серьезным:
   - Разве так здороваются приличные леди?!
   - Здравствуй, бабушка! Я очень рада тебя видеть! Надеюсь, тебя не затруднило встретить меня так неожиданно?!
   Тася, дурачась, сделала маленький реверанс и кивнула головой. Женщина оглядела девочку с головы до ног. Она сморщила нос и с озабоченным видом начала быстро расспрашивать внучку:
   - Уже лучше... Господи, ну что на тебе надето... И почему ты все-таки на автобусе? Какая огромная сумка! Разве Полина не должна была отправить тебя со своим шофером?!
   - Все нормально, я сама попросила разрешения ехать на автобусе...
   Тася, краснея, про себя подумала: "Ну да, как же! Она только здесь такая милая и заботливая. Мне в ее машине даже просто посидеть не разрешается!" - а вслух добавила:
   - Ба, ну ты даешь! Я не маленькая. Мне уже почти одиннадцать!
   Последнюю фразу она произнесла так гордо, как будто ей исполняется восемнадцать. Бабушка только покачала головой. А Тася, вспомнив, что она просто сбежала с занятий, добавила:
   - Да и тетя Поли сейчас очень занята... У нее дела там всякие... благотворительный обед... Думаю, не стоит тебе ее отвлекать. Я ей позвонила и сказала, что уже доехала. Ты не волнуйся, Ба.
   - Ну, хорошо, хорошо, не переживай. С Полиной мы попозже поговорим, - бабушка, успокаиваясь, отправилась в обратную сторону, начисто позабыв об огромной сумке девочки. - Пойдем домой, я приготовила твои любимые булочки!
   - С черничным вареньем?! - по-детски воскликнула Тася, на миг забыв обо всем. - Я так по ним соскучилась!
   - Не кричи так громко, видишь, на нас уже все смотрят! Ну где твои хорошие манеры? - одернула ее бабушка.
   "Ага, конечно! Эта толпа собралась здесь еще до моего приезда и точно не ради меня!" - весело подумала девочка, разглядывая наряд бабушки: "Интересно, где она находит все свои эти штучки? Например, этот зонтик?" - Но вслух она произнесла совсем другое:
   - Конечно, бабушка. Прости, ты права. Я привлекаю слишком много внимания своим неподобающим поведением.
   Бабуля хитро подмигнула ей в ответ:
   - Ничего, ты ведь такая юная. Бабушка тебя научит, как себя вести настоящей леди!
   Оглядев сумку девочки, она на ходу прибавила:
   - Пойдем. Иван Сергеевич, наш сосед, любезно согласился меня подвезти! Я хотела прогуляться пешком. Но теперь вижу, его помощь лишней не будет! - И тут же позвала куда-то в сторону. - Иван Сергеевич!
   Тася увидела как из-за угла на старой двуколке выехал сосед. В нее был запряжен гнедой мерин Рагдай. Дядя Ваня залихватски сделал круг почета по площади и, подъехав к дамам, объявил:
   - Карета подана!
   Толпа зевак вокруг взревела от удовольствия. Некоторые захлопали и заулюлюкали. Кто-то уже подсмеивался: "Барыня домой ехать изволит!"
   Тася, вновь начиная краснеть, быстро закинула сумку в двуколку и уселась сама.
   - Таисия! Что за манеры?! Ты же будущая леди! - Бабуля, ни на кого не обращая внимания, подождала, пока сосед спустится и подаст ей руку. Затем неспешно поднялась и, усевшись, прибавила:
   - Трогай, Ваня!
   Всю дорогу до дачи ехали молча. Бабушка считала неприличным обсуждать домашние дела при посторонних.
   Иван Сергеевич, остановившись в метре от их калитки, по-молодецки спрыгнул на землю и подал дамам руку. Первой спустилась бабуля. Она одарила его благодарной улыбкой и отправилась прямым ходом в дом. Тем временем сосед помог спуститься Тасе, подав ей сумку, потрепал по щека и сказал:
   - Бабушка твоя - чудесная женщина! - а затем заговорщицки подмигнул и улыбнулся. - У меня привезли парочку новых лошадок для верховой езды. Будет время, заходи!
   - Обязательно!
   Пообещала девочка и направилась следом за бабушкой, волоча за собой сумку. Рука снова дала о себе знать ноющей болью.
   Дача была не очень большой, да и в полном смысле дачей ее было назвать сложно. Это, скорее, было родовое гнездо. Когда-то здесь жили родители Айдоты Мангдалаевны, а затем и она сама с мужем. После смерти дедушки, она решила перебраться поближе к сыну. Но дом продавать категорически отказалась, заявив: "Моим будущим внукам свежий воздух будет просто необходим!" На том и порешили.
   А теперь, когда после перевода Таси в гимназию Святой Елены, бабушка категорически отказалась жить в городской квартире сына, дача пришлась как нельзя кстати.
   Двухэтажный домик состоял всего из четырех комнат и веранды. Кухня и гостиная внизу, спальни Таси и бабушки - наверху. Отец в перерывах между командировками обычно жил в гостиной.
   Ухоженный маленький сад с несколькими фруктовыми деревьями, садовая клубника и парочка грядок под овощи и зелень. Дорожка, посыпанная гравием, вела к двухметровой площадке под машину, огражденную полуметровым забором. Вот и все, что представлял собой двор.
   Когда они зашли в дом, Тася устало плюхнулась на стул и небрежно бросила сумку возле ног.
   Бабушка тем временем, уже переодевшись в домашний костюм из льняных алых брюк и свободной лимонной туники, а также неизменной шляпы (в этот раз она была соломенной и с узкими полями и небольшим павлиньим пером), стала хлопотать вокруг и накрывать на стол. Ее волосы были, как всегда, тщательно убраны под шляпу.
   - Ну что за манеры, Тая! Убери сумку и иди мыть руки с дороги!
   Через несколько минут, когда Тася уже помыла руки, Айдота Мангдалаевна, продолжая хлопотать, рассказывала очередную историю из жизни, когда она преподавала в школе:
   - Был случай, - говорила она, - когда один мой ученик ... Кажется, его звали Алешка. Решил проверить, одевается ли большая треугольная линейка через голову!
   - И фто, полуфилось? - спросила Тася с полным ртом, за обе щеки уплетая свои любимые булочки с черникой.
   - Одеть то он ее одел. А снять сразу не смог! Друг спрятал его в шкафу. Я захожу, вижу - нет его, а ведь пять минут назад был!
   - Но вы же потом нашли его?
   - Нашли. Он начал снимать угольник прямо в шкафу и ударился головой о верхнюю полочку. Полка завалилась, все посыпалось прямо на него: куски мела, мишура, гирлянды для украшения класса. Это было под Новый Год. Дверь шкафа открылась, и он вывалился прямо на меня. Представь, весь белый, и со всем этим добром на голове. Такой был шум!
   Тася, живо представила себе этот случай и звонко расхохоталась, выронив булочку.
   - А линейку-то он снял?
   - А ему и снимать ее не пришлось! Она раскололась от удара!
   В этот момент бабушка повернулась к ней, рукав девочки предательски сполз вниз.
   - Таисия, что с твоей рукой?! - возмутилась бабуля. - Почему она вся синяя?!
   - Я... просто я... Ударилась в автобусе... - девочка стала пунцовой под строгим взглядом бабушки и попыталась прикрыть предательский синяк. - Мне уже не больно.
   Айдота Мангдалаевна, нахмурившись, сказала:
   - Ладно. Ты кушай, а я пойду. Совсем забыла, мне ведь нужно сделать пару важных звонков.
   Женщина, взяв в руки телефон, вышла на улицу. Тася выглянула в окно - бабушки не было видно.
   "Что теперь будет?!" - от этой мысли аппетит девочки сразу же улетучился. Чтобы хоть как-то отвлечься она стала разглядывать комнату.
   Маленькая кухонька была как всегда чиста и уютна. Темно-коричневый буфет прямо напротив стола, за которым сидела девочка. За спиной белый холодильник, справа большое окно со шторами вишневого цвета, освещавшее всю комнату.
   Любовь бабушки к идеальной чистоте и порядку отражалась во всем. Белоснежная скатерть на деревянном столе. Железные кастрюльки на плите начищены до блеска. На подоконнике красовались ухоженные фикусы, кактусы, бегония и фиалки. На деревянных стенах висели календарь и семейные фотографии в рамочках.
   Тася видела эти фото уже много раз. Но до сих пор не понимала, почему нет ни одной фотографии с мамой.
   Вот черно-белая фотография. С нее на девочку смотрят еще молодые Илья Андреевич, ее дедушка-летчик, и бабушка, Айдота Мангдалаевна, учительница математики и физики.
   А вот фотография, где отец и бабушка смеются и играют с маленькой двухгодовалой Тасей. И еще фото. Русоволосый мужчина в прямоугольных очках, Петр Громов, обнимает маленькую рыжую первоклассницу с двумя белыми бантами на волосах и огромным букетом георгинов в руках.
   Немного погодя в комнату вошла бабушка. Тася, сидевшая лицом к двери, сразу заметила, как она попыталась смягчить выражение лица. Но это ей не удалось:
   - Что-то случилось, бабуль?
   - Ох, Тася-Тася... - улыбнулась женщина, скрывая огорчение. - Ты ведь не предупредила тетю Полю о своем внезапном отъезде! Да еще и с уроков сбежала. А она, бедная, с ног сбилась... Даже забыла меня предупредить о твоей пропаже! - тут в ее голосе послышались нотки сарказма. - И слегла с мигренью от огорчения... Как же, кто же теперь будет ей готовить на благотворительный обед?! - последнюю фразу бабуля произнесла с нескрываемым возмущением.
   - Бабушка! Да ведь я ей уже месяц каждые выходные напоминала о том, что на майские праздники уеду к тебе! - попыталась защититься девочка. - Наверно, она просто забыла об этом... А на счет уроков... Так получилось! Прости! - Тася виновато опустила голову, но бабушка лишь улыбнулась в ответ:
   - Не переживай! Ничего с твоей теткой не случится! Она меня переживет! А со школой мы разберемся!
   Девочка радостно улыбнулась, похоже бабушка совсем не сердилась на нее за побег из школы. Она потянулась за недоеденной булочкой, и ее синяк снова попался на глаза бабушке. Та, заохала, засуетившись, и воскликнула:
   - Подумать только, сделала из моей внучки прислугу для своих званых ужинов! - такой сердитой Тася бабушку еще не видела. - Вот теперь пусть сама и справляется со своим обедом! Я ей покажу, как обижать мою девочку!!! Совсем извела, окаянная! Приедет Петя уж я ей устрою... - бормотала она вполголоса, открывая шкафчики и доставая оттуда тюбик с какой-то мазью, бинт и эластичную . - Так, это самая лучшая мазь от ушибов. Дай помогу.
   - Ба, мне правда уже не больно!- попыталась возразить девочка, но женщина глянула на нее так строго, что Тася молча протянула руку.
   - Не спорь со мной! Так. Перелома вроде нет. Но тугая повязка не повредит!
   Бабушка бережно ощупала посиневшее запястье, нанесла мазь и наложила тугую повязку. Затем достала еще одну тарелку с маленькими румяными конвертиками из теста.
   - Вот, с мясом, сыром и курятиной. И никаких возражений, чтобы хотя бы парочку съела! Я на обед борщ сварю, с мясом как ты любишь. А то скоро уже ветром качать будет от такой благотворительности!
   Но через напускную строгость в голосе пробивались нотки волнения и заботы. "Ох и попадет же мне от тетки, когда вернусь... Может, ба разрешит мне остаться у нее?! Эх, и спрашивать бесполезно. Если бабуля так поджала губы, то с нее и слова не вытянешь.... Вот тебе и День рожденья!" - размышляла девочка, нехотя жуя пирожок.
   - Спасибо бабуль, твоя выпечка просто супер! - девочка чмокнула женщину в щеку. - А теперь пойду разбирать вещи! - Тася кивнула головой в сторону сумки.
   - Ну что за супер? - поморщилась женщина. - Конечно, иди! Устала с дороги, рука болит, можешь и подремать часок... Вот что, уж не знаю, как там тебе живется у Полины. Но как только Петя объявится, я с ним серьезно поговорю на счет твоего нового обучения! - ответила бабушка и совсем тихо, словно только для себя добавила, - Надеюсь, что он все же сможет приехать...
   Настроение девочки стремительно ухудшилось:
   - Отец не приедет?! - на глаза девочки навернулись слезы. Получается сегодня все ее мучения были зря. - Зачем нужны эти дурацкие дни рождения с их ненужными подарками?! Для меня лучший подарок - папа рядом!!! - И она, схватив сумку, бросилась вверх по лестнице.
   - Тася, подожди! - крикнула бабушка вслед.
   Но девочка уже вбежала в свою комнату и, бросив сумку в угол, закрыла дверь на ключ. Через несколько секунд раздались легкие шаги. С другой стороны двери голос бабушки ласково пообещал:
   - Он обещал приехать, значит приедет. Ты же знаешь, что твой папа всегда держит слово.
   - Бабуль, да все в порядке! - ответила девочка, глотая слезы. - Извини, я просто устала с дороги.
   - Точно?
   - Ну конечно! Это мои дурацкие манеры...
   - Ну, тогда отдыхай.. - Она нерешительно переступила за дверью и добавила. - Смотри, если понадоблюсь, я в саду.
   - Хорошо, не волнуйся.
   Заскрипела лестница и Айдота Мангдалаевна спустилась вниз.
   Слезы обиды душили девочку. Тася, не раздеваясь, бросилась на кровать лицом в подушку и разревелась. Поплакав власть, она и не заметила, как уснула...

Глава IV "Странный сон"

   "Где это я?"
   Мир вокруг голубовато-зеленый. Мимо величественно и плавно проплывает огромный прозрачный шар, похожий на гигантскую медузу. За ней, резвясь, быстро проскальзывает стайка серебристых существ. То ли птицы, то ли рыбы.
   Тася от удивления открывает рот. Из него вырывается пара воздушных пузырей, которые медленно подымаются кверху. Но девочка совсем не боится. Ей даже нравится ощущение невесомости и легкости, словно пушинка в воздухе.
   Посмотрев под ноги, она с ужасом понимает, что это действительно так. Земли не было видно. "И дышать так легко!" - думает Тася. Она, дурачась, выпускает струйки воздуха, которые маленькими пузырчатыми столбиками сразу же устремляются вверх.
   "Что это?" - девочка замирает и прислушивается.
   Где-то в отдалении зазвучала непередаваемо прекрасная песня. Голос слышится все ближе и ближе. Нежный высокий и в тоже время немного грудной. Он похож на веселую весеннюю капель, шум дождя, рокот прибоя и пение соловья одновременно. Тася никак не может разобрать слова. Внезапно песня обрывается. Голос, словно обращаясь к девочке, призывно манит: "Тэйса-а-а, Тэ-э-э-эйса-а!" Что-то до боли знакомое угадывается в нем. Девочка лихорадочно озирается, пытаясь найти источник звука. Но вокруг ни души.
   Вдруг с одной из сторон, вдалеке, мелькает черная точка. Невозможно разобрать, что это. Непонятная тревога охватывает Тасю. По спине бегут противные мурашки. Точка начинает стремительно расти и приближаться.
   "Тэйса!" - голос раздается прямо за спиной.
   От неожиданности девочка хватается за кулон на груди, пытаясь обернуться и вскрикивает от боли...
   Руку обожгло чем-то горячим и ледяным одновременно. Тася открыла глаза.
   По комнате разливался привычный тонкий древесный аромат, который бывает лишь в деревянных домах из сосны. За окном уже темно, но луна ярко освещала спальню. Она лежала на кровати прямо поверх одеяла в огромной луже воды.
   - Вот это да!
   Тася встала с кровати, вода струйками потекла с одежды на пол. Девочка стала быстро стаскивать мокрую одежду и тихонько позвала:
   - Ба, это ты?
   Из соседней комнаты раздалось мерное похрапывание. Айдота Мангдалаевна спокойно спала у себя. В углу что-то скрипнуло, а по стене промелькнула серая тень. Тася испугалась не на шутку. Она быстро схватила подушку и, встав в бойцовскую стойку, начала озираться по сторонам:
   - Кто здесь?!
   Комната была пустой.
   - Выходи! Или я тебя сейчас ка-а-ак тресну!
   Никто не отвечал. Тася обшарила всю комнату с подушкой наперевес, но она казалась абсолютно пустой. Окно и дверь плотно заперты. Натянув штаны, девочка собрала мокрую постель. Неслышно открыв дверь ключом, она на цыпочках спустилась вниз и развесила мокрые одеяла прямо на веранде.
   - Может очередное "поздравление" бабули сработало раньше времени?! - успокаивала себя Тася вполголоса. - Это же надо! Вылить на меня ведро воды посреди ночи!
   Бабушка каждый год считала своей обязанностью "оригинально" разбудить и поздравить внучку. Причем "поздравлять" могла начать заранее.
   Три года назад она набила Тасе матрас горохом. А сама в костюме доброй феи вскарабкалась по лестнице и постучала в окно "волшебной" палочкой, из которой сыпались искры бенгальских огней. Но не удержалась, запуталась в длинном пышном платье и свалилась вниз. По пути подпалила собственный подол и сломала руку. Все не на шутку перепугались. И это еще цветочки.
   Два года назад бабушка соорудила прямо под окном внучки огромный торт с сюрпризом. И устроила сумасшедший фейерверк. Все окрестные пожарные примчались на его всполохи. А остатки торта еще неделю собирали птицы и местные зверушки. Но и это был не предел.
   На десятилетие бабуля возомнила себя Снежной Королевой. Она сделала в саду замок из искусственного льда. В нем огромную ледяную кровать. И перенесла туда спящую Тасю, предварительно подсыпав ей в чай снотворное. В итоге, девочка ужасно простудилась. И к утру ее увезли на скорой с температурой в сорок градусов и воспалением легких.
   Поэтому каждый свой День Рождения Тася запоминала надолго.
   Правда, после того случая отец серьезно поговорил с бабушкой и попросил обходиться без таких сюрпризов. Но девочка уже ничему не удивлялась.
   Проходя мимо комнаты для гостей, Тася вспомнила, что вечером должен был приехать отец, и заглянула туда. Гостиная оказалась пустой.
   - Не приехал! - огорченно вздохнула она и присела на нижние ступеньки лестницы. - Ай! - рука снова напомнила о себе ноющей болью.
   Размотав бинт, девочка с удивлением обнаружила, что он в крови.
   - Этого еще не хватало! - пробормотала она, разглядывая ладошку. Посредине красовалась маленькая ранка с запекшейся капелькой крови. - Может, во сне укололась?!
   Тихонько, чтобы не разбудить бабушку, девочка помыла руки и заклеила ранку пластырем. Затем на цыпочках поднялась в комнату, вытерла лужу на полу, и открыла окно. Решив, что с нее на сегодня хватит приключений, она спустилась на первый этаж в гостиную и легла там.
   ...Где-то вдалеке снова звучит та прекрасная песня на непонятном языке. Она манит и зовет, становясь все громче. Язык кажется смутно знакомым. Но слов пока не разобрать.
   Вокруг призрачный зеленовато-голубой мир. Правда, сейчас, весь пронизанный лучиками света. Девочка вытягивает руку вверх и подставляет под ближайший лучик. Он причудливо окружает ладонь и разбегается в разные стороны от растопыренных пальцев.
   Оглядевшись по сторонам, Тася замечает, что к ней приближается какое-то существо. Его словно ореолом окружает радужное облако. Облако все время переливается в лучах света и играет тысячей оттенков. Сейчас девочка ничего не боится, только жгучее любопытство гложет ее изнутри.
   Голос снова как будто манит: "Тэ-эйса! Тэ-э-эйса-а!"
   В этот раз Тася не спешит хвататься за кулон. Прекрасное существо оказывается миловидной юной красавицей. Вот она останавливается в каком-то метре от девочки, затем прижимает руку к груди и четко произносит по слогам:
   -Та-ли-я!
   - Та-ли-я! - Эхом отзывается девочка, подумав: "Может это приветствие?"
   А незнакомка, указывая на нее снова повторяет:
   - Тэйса!
   Девочку озаряет, что так звучит ее имя на этом языке. Она прикладывает руку к груди, кланяется и произносит:
   - Я -- Тэйса, но кто ты?
   Незнакомка лишь улыбается в ответ. Длинные волосы переливаются всеми оттенками синего. Они уложены в высокую прическу, напоминающую гигантского осьминога. Заколки с крупным жемчугом похожи на глаза, а свободно шевелящиеся пряди волос кажутся гигантскими щупальцами. Радужное облако -- это просто длинное струящееся платье незнакомки. Оно плавно покачивается и играет всеми цветами радуги.
   С минуту они молча разглядывают друг друга. Тася вдруг понимает, прекрасная незнакомка неуловимо напоминает ей кого-то очень знакомого. Но вот кого?
   Огромные глаза цвета морской волны, маленький, немного вздернутый носик. Белая матовая полупрозрачная кожа.
   - Кто ты? - снова спрашивает она, но не получает ответа.
   Немного помолчав, словно вспоминая или подбирая слова, незнакомка начинает петь:

ТЭЙСА, МИУ ТОБ НОЗА.

ТЭЙСА МИУ СУБ РОЗА?!

ЮДО АКВА ПАПУРИ,

МАРГАРИТА ФАБУЛИ.

ИНО РОДОС УНО ДИН,

МЕДИЯ НОКСТИС АМАНДИН.

АМИНОЗО ЛИДУ ДАК

УМБРА СИВИН КАВАРДАК!

УМБРА ЛУЦЕНТИС АДОС!

АЕГУЙТАС МЭНТЭМ НОЗ!

ХРОНОС ВИРУ ТУБО ДАН,

РЕДОС НОКТАМ ТАРАРАМ,

ИНО ВЕРТО ИНО ВИР

КРАКАДУМОС ПРАВА ИР!

МИРУС НУМОС ИНДАРУМ

ФИРУКАЛЕ ХЛАДОХРУМ

УМБРА ОРТУС СУМ УМБРА

УМБРА ОРТУС ДИН КОСТРА

УМБРА ПАСЕ РАБОЛЕП

СИВИН РОДОС ПРИМО СКЛЕП

ДЭСПЕРАТЭ НУЛЛА СПЭС ЭСТ,

ДЭСПЕРАТЭ НУЛЛА СПЕС ЭСТ,

ТЭЙСА, СПЕМ БОНАМ ПОНЕРЭ

ПАРАДИЗ ДОНО МИТТЕРЭ!

   Это та самая странная песня, которую Тася слышала в прошлый раз.
   Незнакомка, спев песню, вопросительно смотрит на девочку. Она словно ждет, что та ее поймет.
   - Что это за песня? Я не понимаю! - девочка качает головой.
   Тогда женщина снова поет песню. На этот раз Тася разбирает каждое слово. Но вот какой в ней смысл?
   Она разводит руки и виновато улыбается:
   - Не понимаю, что ты хочешь?
   "Чушь какая-то! Абра-кадабра!" - успевает подумать Тася, как вдруг иголочки страха снова начинают противно покалывать в груди. Незнакомка, увидев что-то ужасное за спиной девочки, вскрикивает и, не дав девочке опомниться, поет последний куплет еще раз:

УМБРА ОРТУС СУМ УМБРА

УМБРА ОРТУС ДИН КОСТРА

УМБРА ПАСЕ РАБОЛЕП

СИВИН РОДОС ПРИМО СКЛЕП

ДЭСПЕРАТЭ НУЛЛА СПЭС ЭСТ,

ДЭСПЕРАТЭ НУЛЛА СПЕС ЭСТ,

ТЭЙСА, СПЕМ БОНАМ ПОНЕРЭ

ПАРАДИЗ ДОНО МИТТЕРЭ!

   - Я не понимаю ни слова!!! - Тася в отчаянии заламывает руки и оборачивается.
   Но рядом уже никого. Только вдалеке мелькает радужное пятно навстречу какой-то черной точке. Девочка в волнении хватается за кулон...
   Рука снова полыхнула ледяным огнем.
   - Ай-яй-яй! - Тася, разжав пальцы, увидела пятно крови, которое проступило через пластырь.
   Она попыталась подняться и поняла, что снова лежит в луже воды:
   - Нет! Это уже слишком!!!
   Ранку на руке защипало, словно от соленой воды. Девочка, не переодеваясь, отправилась разыскивать новый пластырь. Она оставляла за собой повсюду маленькие лужи, бурча под нос:
   - Вот пусть теперь сама все и вытирает, шутница!
   Солнце уже во всю ласково светило в окна. Босым ногам было приятно ступать по нагревшимся доскам. Рука больше не болела, но вот огромный синяк еще напоминал о вчерашней стычке. "Интересно, откуда взялась эта ранка на ладошке?" - на секунду задумалась девочка. Найдя пластырь, Тася зубами оторвала старый. "Странно, вода и правда соленая!" - с удивлением отметила она. Да и кожа начала зудеть и покрываться тоненьким белым налетом.
   Тася взглянула на часы. Всего лишь полшестого. Из комнаты бабушки все также раздавалось мерное похрапывание. Девочка отправилась мыться, решив, что она вряд ли уснет после такого душа. Да и спать совсем не хотелось. По пути на веранду она вспомнила о том, что отец так и не приехал. "Пора взрослеть! Наверно, у него есть дела поважнее меня!" - с горечью подумала девочка, подходя к зеркалу. Про странный сон она тут же забыла.
   Не глядя на свое отражение, Тася включила воду. Решив для начала почистить зубы, она потянулась за зубной щеткой. На веранду прокрался солнечный зайчик и пробежался по стене. Он отразился в старинном зеркале, висевшем на стене. Глаза кольнуло, и девочка, зажмурившись на мгновение, потерла их рукой.
   Что это? На груди, прямо в середине кулона появилась прозрачная капелька. Капля играла на солнце и переливалась всеми цветами радуги. Тася дотронулась до нее. А капелька, вдруг став шариком, прилипла к кончику ее пальца. Затем скатилась с него обратно в центр кулона и мгновенно затвердела. Теперь прямо в середине красовалась пузатая голубая жемчужина.
   Девочка сняла украшение и стала его разглядывать так, будто видела в первый раз. Казалось, в кулоне чего-то не хватает. Обычно у таких раковин две половинки, а на Тасиной цепочке - всего одна. Жемчужина в центре была необычной и довольно крупной.
   "Как красиво! Интересно, откуда она взялась?! - удивилась девочка. - Наверно опять бабушкины штучки!"
   До этого раковина была пустой. Тася в задумчивости наклонилась к струе воды. Набрав полные пригоршни, она принялась энергично умывать лицо.
   Странно! Лицо продолжало оставаться сухим. В ладонях вместо воды катались маленькие упругие шарики, словно из силикона или резины. Они просыпались сквозь пальцы, на лету превращаясь обратно в капли воды. И падали в раковину с громким стуком. Тася потерла ладони друг о друга, но бесформенные капли не исчезали. Наоборот, они собирались в шары побольше. Соединялись цепочкой. Словно притягивались какой-то неведомой силой. Девочка в испуге встряхнула руками. Шарики громкой капелью осыпались вниз.
   "Чертовщина какая-то! Может бабушка в воду желатин добавила? Или какой-нибудь реагент? - подумала Тася и заглянула в умывальник. Затем повернула кран. Вода хлынула тоненькой струйкой. - Да нет, обычная вода..."
   Девочка снова попыталась умыться. Но как только вода касалась ее ладоней, моментально вновь становилась загадочными шариками. Тася глубоко вздохнула и махнула рукой:
   - Похоже, бабуля превзошла саму себя! Интересно, как она это сделала?
   Наконец, еще раз взглянув в зеркало на свою удивленную всклоченную физиономию, она расхохоталась:
   - Ну и видок... Вот возьму и буду ходить прямо так! Два ведра воды, вылитые на меня, вполне сойдут за приличный душ!

Глава V День Рождения

   Решив проверить догадку, Тася осторожно поднялась наверх. Из спальни раздавалось мерное похрапывание. Бабушка крепко спала.
   - Странно, бабуля спит, как убитая... Может, это не она совсем? Но кто тогда? - в раздумье девочка зашла в комнату и принялась оглядываться, бормоча под нос. - Где-то в сумке должна быть пачка влажных салфеток... Надеюсь, в них бабушка ничего не насыпала?! Интересно, какие еще "сюрпризы" меня сегодня ждут?
   "Ничего не понимаю... - продолжала размышлять Тася, приводя себя в порядок. - Надеюсь, она не спрячет петарду в праздничный пирог? А вдруг все же не она? Но кто тогда? И почему папы до сих пор нет?!"
   Вопросы роились в голове, оставаясь без ответа.
   Девочка тихонько спустилась вниз, решив прибраться в гостиной. Через полчаса комната сияла чистотой и порядком. Чего нельзя было сказать о мыслях Таси. В голове был полный кавардак. В гостиную донесся аромат свежеиспеченных блинчиков.
   - Тася, пойдем пить чай! - позвала Айдота Мангдалаевна.
   Девочка даже подпрыгнула. Она так увлеклась размышлениями и уборкой, что не заметила, как бабушка уже хлопочет на кухне.
   - Доброе утро, бабуль! - она привычно чмокнула женщину в щечку.
   Бабушка была в легком дачном костюме из ярко-розовой рубашки с огромными желто-зелеными цветами и темно-зеленых бриджей в золотую полоску. На голове сегодня был замысловатый тюрбан золотистого цвета с фиолетовым камнем посередине, на ногах мягкие восточные туфли без задника с загнутым носом и вышивкой.
   - Ты меня сегодня просто убила! Два ведра соленой воды посреди ночи - не многовато ли?! И что ты подсыпала в умывальник? Твои шуточки в честь дня рождения меня скоро совсем доконают!
   - Во-первых, доброе утро. Ну что за манеры? Убила... Доконают... Да от твоих словечек Пушкин с Толстым в гробу переворачиваются! - одернула ее бабушка. - Учишь тебя, учишь, но все без толку... - вздохнула она и уже спокойней добавила. - Тася, ты о чем? Какие могут быть шуточки?! Ты ведь взрослая уже. Все-таки одиннадцать лет. Да и я твоему папе обещала больше...хмм... - тут бабушка на секунду замялась. - В общем, подарок для тебя серьезный в этом году!
   Ее слова прозвучали вполне убедительно.
   - А как же ночной сюрприз?! - начала девочка и тут же прикусила язык.
   Бабуля, казалось, не расслышала слов внучки и спокойно накрывала на стол. Перед ней уже стояли две тарелочки. Свернутые вчетверо блинчики политые сверху медом и сметаной ароматно дымились.
   "Интересно, что это за шутник у нас завелся? Вдруг это папа? А как он забрался в закрытую спальню?! И куда пропал? Нет, это не он... Эх, вот найду этого юмориста и дам ему по шее!" - подумала Тася, но вслух ничего не сказала.
   - Вот. Кушай. А то скоро совсем прозрачная станешь, - бабушка тяжело вздохнула, на секунду задумавшись о чем-то своем, а затем продолжила. - С днем Рожденья, дорогая! Хотела дождаться вечера, ну да ладно... Спорный вопрос, когда твой настоящий День Рождения - сегодня или завтра. Ты ведь родилась ровно в полночь. Держи!
   Айдота Мангдалаевна протянула Тасе красиво упакованный сверток. Девочка быстро открыла подарок. Внутри лежала огромная старинная толстая книжка по этикету. Бабушка как всегда была в своем духе. Тася нехотя поблагодарила:
   - Спасибо бабушка, чудесный подарок!
   - Конечно чудесный! Она досталась мне от моей бабушки. А теперь пришло время передать ее тебе. Хорошие манеры всегда цене. Надеюсь, теперь ты будешь истинной леди... - Женщина прослезилась и с напускной строгостью добавила. - А теперь ешь, а то все остынет!
   Тася не стала больше спрашивать о ночном происшествии. Девочка решила сама найти этого шутника завтра. Она задаст ему такую трепку, что он ее надолго запомнит! Кем бы он ни был.
   День пролетел в приятных хлопотах. Рука больше не беспокоила и бинт сняли. Сначала Тася помогала бабушке с праздничным вишневым тортом и другими угощениями. Затем на пару часов она погрузилась в сладкий сон без сновидений. Мысли об утреннем происшествии ушли на задний план. Только беспокойство за отца не давало девочке полностью расслабиться. Нужно было еще решить вопрос с гостями.
   - Тетя точно нет приедет. Она всегда была не в восторге от дачи, а сейчас и подавно! - размышляла Тася вслух. - Бабуля звонила ей, так она даже к телефону не подошла, передав через гувернантку Владика. "У меня ужасная мигрень от огорчения за побег этой несносной девчонки", то есть меня! - она очень похоже передразнила интонации тетки и улыбнулась. - Ну и ладно! Хоть отдохну от нее... Может позвать соседа, дядю Ваню? Но он вроде собирался за новыми лошадками... Нет, не пойдет... А может?! - девочка даже подскочила от идеи, пришедшей в голову. - Не буду никого звать! Пусть это будет тихий семейный праздник, только для нас троих! Вот будет здорово!!! - решила она и радостно запрыгала, предвкушая целый вечер рассказов отца о его путешествиях.
   Да и приглашать особо было некого. Остальные двоюродные братья и сестры также сторонились семьи Петра, считая его чокнутым. Они, конечно, приедут по официальному приглашению бабушки. Но исключительно из вежливости. Будут сидеть с кислыми лицами весь вечер и вполголоса обсуждать "бедную сиротку". А их несносные дети, кузены и кузины Таси. Они снова попытаются при первой же возможности запереть ее в чулане или каком-нибудь сарае. Как бывало уже не раз. Нет уж, спасибо.
   С местными ребятами отношения тоже не ладились. Девчонки считали Тасю зазнайкой. А ее бабушку немного чокнутой. Они всегда при их появлении говорили гадости и поспешно убегали. Мальчишки же, наоборот, думали, что бабуля со странностями - хороший повод для шуток. Поэтому вечно задирали Тасю. И она, не стерпев однажды, так поколотила главного забияку, что теперь ее все обходили стороной.
   Наступил вечер. Сумерки окутали маленький домик. Праздничный ужин ждал на столе. А Петр Громов еще не появился. Бабушка, взглянув на часы, сказала:
   - Пора начинать. Я надеюсь, к торту Петя будет.
   - Бабушка, давай еще немного подождем его! - взмолилась девочка, но бабуля была непреклонна.
   - Тая, приличия требуют от меня провести праздник по плану! Мы и так уже слишком долго его ждем!
   - Но мы ведь вдвоем!
   - Это ничего не меняет! Даже когда ты одна! Всегда нужно соблюдать приличия и правила хорошего тона! - назидательно пояснила она. - А теперь будь добра, займи свое почетное место...
   Настроение Таси стало резко ухудшаться. Женщина произнесла долгую длинную речь в честь именинницы, и подала первые блюда. Есть совсем не хотелось. Но чтобы не обидеть бабушку, она проглотила пару кусочков мяса с картофельным пюре.
   Айдота Мангдалаевна старалась, как могла. Но все уловки женщины не помогали, и развеселить девочку ей так и не удалось. Наконец, она сдалась. Ужин проходил в тягостном молчании. Тася нервно постукивала вилкой по тарелке. Бабушка то и дело беспокойно поглядывала в окно.
   - Бабуль, расскажи о маме, - неожиданно попросила девочка.
   Вопрос застал Айдоту Мангдалаевну врасплох.
   - О маме? Что ты хочешь узнать? - осторожно продолжила она.
   - Какая была? И почему нет ни одного ее фотки? Ах, как бы я хотела ее увидеть ну хоть разок!
   Женщина ненадолго замолчала. Затем, обреченно вздохнув, она, наконец, решилась:
   - Аля была очень красивой, доброй, отзывчивой. И в тоже время смелой и отважной. Даже немного безрассудной. Но... - тут бабушка замолчала на пару минут. - Знаешь... мне кажется... она была не совсем обычной... - казалось она хочет добавить еще что-то, но никак не может решиться. - Твой папа ее лучше знал. Я думаю, он как-нибудь сам тебе все о ней расскажет...
   - Почему ты всегда уходишь от ответа?! - воскликнула Тася с обидой.
   Громкий стук в дверь спас бабушку, прервав тяжелый разговор.
   -Тук-тук-тук. Это здесь празднуют именины одной маленькой принцессы?!
   На пороге показался высокий крепкий мужчина. Под боком он сжимал огромный сверток с красным бантом наверху.
   - Папа!
   Девочка бросилась ему на шею. Он крепко обнял ее и закружил по комнате. Затем осторожно поставив ее на пол, отец хитро подмигнул и сказал:
   - С днем рождения, малышка! А теперь переодевайся, и пулей в машину! Я хочу показать тебе что-то очень важное.
   - Как в машину?! А торт, а праздничный салют?!
   Айдота Мангдалаевна попыталась еще что-то возразить. Сын повернулся к ней, приподняв над землей, и расцеловал в обе щеки со словами:
   - Мамуль, все потом. Это ненадолго и очень важно! Лучше положи нам что-нибудь с собой! Я ужасно проголодался.
   Бабушка начала поспешно собирать бутерброды, попутно бормоча: "Ну что за воспитание... Сорвал весь праздник... Куда на ночь глядя? Да еще и с ребенком!... Даже поесть-то толком не успели..."
   - Пап, а куда мы? - с любопытством спросила Тася, глаза ее горели от возбуждения.
   - Все по дороге. А теперь прыгай в машину. Мы недалеко! - улыбнулся отец, сев за руль, и завел машину.
   Девочка радостно схватила пакет с бутербродами и устроилась на заднем сидении.
   - Только не долго! Я вас жду! - сказала Айдота Мангдалаевна и ушла в дом, продолжая ворчать под нос.
   - Как дела в новой школе?
   - Но-ормально. - Вопрос отца застал девочку врасплох. - Все хорошо, только скучаю очень по тебе и бабушке. Я так рада, что ты приехал! Пап, давай про школу завтра поговорим!
   - Хорошо. Я тоже рад, малышка! Ну, а как вообще дела у моей зайки?
   - Все хорошо! - Тася покраснела.
   Она знала, что отец еще не в курсе последних событий. Девочка решила не портить праздник.
   На небе взошла полная луна и осветила все вокруг. Тася взглянула на нее. Луна была так близко. Казалось, протяни руку и дотронешься. На мгновенье девочке померещилось, что она видит там свое отражение. Необычайно ярким, большим и круглым был этот спутник земли сегодня. По небу желтыми крапинками рассыпались мириады звезд. Само небо было почти черным, но чистым и ясным, словно зеркало. Ночь медленно опускалась на землю.
   Девочке нравилось вот так просто молча ехать с отцом и разглядывать все вокруг. Лунный свет причудливо менял очертания знакомых предметов. Трасса была почти пустой, лишь изредка попадались навстречу летящие иномарки. Петр выехал на шоссе и увеличил скорость.

Глава VI Большой секрет для маленькой девочки

   Отец сегодня был особенно задумчив и молчалив. Но Тася была так счастлива, что не обратила на это внимания.
   - Мне нужно столько тебе рассказать... - затараторила она. - Представляешь, надо мной кто-то подшутил! В закрытой спальне вылил два ведра воды в кровать! Но и это еще не все... - она перевела дыхание и продолжила. - Я не смогла умыться! Вода скатывалась в резиновые шарики прямо в моих руках... Я думаю, это все-таки бабушкины проделки. Но бабуля никак не признается...
   По лицу отца пробежала какая-то тень. Он резко крутанул руль в сторону. Девочка в ужасе завизжала и прикрыла лицо руками:
   - Папа! Ты же сейчас нас разобьешь!
   В окнах машины с бешеной скоростью промелькнули приближающиеся темные кусты и деревья вдоль обочины. Петр выровнял машину, немного сбросил скорость и уставился на дорогу:
   - Прости, малышка. Что ты там говорила?
   Тася не могла ничего сообразить. Она боялась, что отец вот-вот куда-нибудь врежется. Девочка мысленно благодарила судьбу за то, что трасса была пустой.
   Немного помолчав, мужчина добавил:
   - Сомневаюсь, что это бабушка...Расскажи все по порядку. Еще что-то странное было?
   - Я же говорю - все странное!!! Сначала сон. Потом мокрая постель...
   - Что за сон? Расскажи!
   - Я видела девушку! Мы словно висели в воздухе. Так странно. Все вокруг было сине-зеленое. Она спела песню. Правда я ничего не поняла. Знаешь, мне показалось, что язык мне знаком... А когда я проснулась... - Тася буквально захлебывалась словами, не успевая рассказывать. - Бац! Океан выплеснулся в мою кровать... - девочка задумалась на секунду и продолжила. - Не ты случайно?! Или все же бабушка?!
   - Постой, Тася! - оборвал ее отец, - Ты говоришь, девушка?
   -Ну, да.
   - Как она выглядела? - Петр вдруг стал серьезным.
   - Я же говорю, она красивая и какая-то... другая. Длинные синие волосы и прическа в форме осьминога. Мне даже сначала показалось, что он живой. Еще длиннющее радужное платье! Я сперва подумала, что это облако... И она так странно меня назвала... Тэй-са! А я сразу поняла, что это она меня зовет. Ну, это все ерунда! Вот что потом было!..
   - А что она пела?
   - Я почти и не помню...Тарабарщину какую-то... - девочка снова нахмурила лоб, пытаясь вспомнить. - Умбра, Тэйса, Десператэ... В общем, чушь полная! - она махнула рукой и продолжила. - А вот когда я проснулась...
   - Тася, постарайся вспомнить! - настаивал отец. Он опять почти не смотрел на дорогу, продолжая гнать на всей скорости. - Что она говорила? Это очень важно!
   - Не знаю. Говорю же, тарабарщина. "Дэспэратэ... нулла спэс эст..." Что-то в этом роде.
   - Дэспэратэ нулла спэс эст? - с вытянувшимся лицом переспросил отец. Он словно совсем забыл о дочке. - "Дэспэратэ нулла спэс эст" - "ты наша последняя надежда"...
   - А! - вдруг вспомнила девочка. - Она в самом начале прижала руку к груди и сказала: Та-ли-я!
   - Талия?! Талия... - Повторил отец дрогнувшим голосом и лихорадочно переспросил. - А больше она ничего не говорила?
   - Нет. Пап, не перебивай! Я и так ничего вспомнить не могу! - Недовольно поджала губы девочка.
   - Прости, малышка, не буду.
   - Вроде бы все. Я не думала что это так важно, прости.
   Петр задумался. По лицу пробежала целая лавина эмоций: страх, волнение, а затем облегчение и даже радость. Он тут же овладел собой:
   - Главное, что с тобой все в порядке!
   Тася не понимала, что с отцом. Что же так напугало его? Может, ей всего лишь показалось?
   - Хорошо, а что дальше было? - сказал он как-то рассеянно.
   - Что было дальше? Дальше я проснулась.
   - И-и-и, когда ты проснулась...
   - Когда я проснулась, я пошла умываться... Дальше ты знаешь...
   - Тася! Я думаю, бабушка, тут не при чем.
   Тася вопросительно посмотрела на отца. Да что с ним такое? Взгляд опущен, нотки вины в голосе.
   - Понимаешь, малышка, э-э-э... Есть кое-что... Несколько фактов... из жизни твоей мамы... - Петр тщательно подбирал слова. - Они... э-э-э... немного отличаются... от того, что ты про нее знаешь... - он резко выдохнул и продолжил. - Открой бардачок. Там лежит синяя коробочка.
   Тася, ничего не понимала. Она послушно достала и открыла коробочку. Внутри, на мягкой бархатной подстилке лежала вторая половинка ее раковины. Девочка достала кулон и сравнила со своим. Они были одинаковыми: перламутровые, коричнево-голубоватые, чуть переливающиеся в свете луны, падавшего на них. Тася сложила половинки вместе.
   Что-то щелкнуло. Раздался мелодичный звон. Между ними пробежала голубая искра. И вот на руке уже лежит целая раскрытая раковина с мерцающей жемчужиной посередине.
   - Совсем забыла!!! Ночью кто-то приклеил жемчужину мне в кулон! Если не веришь, можешь сам взглянуть! - Тася протянула отцу кулон.
   В нем блестела голубая пузатая жемчужина, около сантиметра в диаметре. Петр посмотрел на украшение. Но ничуть не удивился. Лишь еще раз тревожно посмотрел на дочь.
   - Думаю, это подарок твоей мамы!
   - Мамы?
   Она ждала, что еще скажет отец. Каждый раз, когда он упоминал о матери, девочка жадно впитывала каждое слово. Но он молчал.
   Петр сбавил скорость машины, осторожно свернул налево, и поехал по грунтовой дороге куда-то в сторону, в степь. Раньше бы Тася стала расспрашивать отца, куда он все-таки ее везет. Но теперь ее ждала более интересная тема.
   - Там, в коробочке должен быть свиток. Посмотри!
   Девочка заглянула в коробочку еще раз. Действительно, сверху, к крышке, синей шелковой лентой был привязан маленький, пожелтевший от времени свиток. Он был не толще Тасиного мизинца. Казалось, сердце сейчас выскочит из груди. Тася развернула его. Но увидела там лишь непонятные каракули, похожие на танцующих морских звезд.
   - Пап, что это?
   - Подожди минутку, и ты все узнаешь, мы почти приехали.
   Машина подъехала совсем близко к какому-то холму и остановилась. Холм был явно творением рук человеческих. Он представлял собой купол из земли, покрытый дерном. Внизу, по кругу, располагались мощные древние каменные плиты. Они лежали на боку и через равные промежутки между ними стояли огромные столбы причудливой формы. То ли так было задумано их строителями, то ли это был результат вековой эрозии. Каменные плиты блестели в свете луны, отполированные ветрами и дождем за многие века. На самом верху купола был такой же круг из монолитов поменьше. Сверху их перекрывали плиты поуже. Все это походило на причудливый амфитеатр и захватывало дух.
   - Как красиво! Как стоунхендж в Англии!
   Тася выпрыгнула из машины, отец последовал ее примеру.
   - Эта женщина из сна. Талия! - Петр, на миг оторвал взгляд от холма и, взглянув на дочь, повторил. - Твою маму звали Талия... Это ее настоящее имя.
   - Но как же...
   - Не перебивай. Дослушай до конца, это важно. Она... - Петр снова тщательно подбирал каждое слово, - ...была необычной. Ты очень на нее похожа. Только ее волосы ты, увы, не унаследовала. Волосы цвета морской волны в солнечный день...
   Он замолчал на минуту. Тася боялась вставить даже слово. Вдруг отец перестанет рассказывать дальше.
   - Я сидел вон там, на холме... Я любил бывать здесь ночами. Сбегал из дома и приезжал на отцовском велосипеде. Часами разглядывал звезды. И вдруг появилась она. Прекрасная незнакомка в переливающемся платье... Я даже подумал, что задремал и это сон. Стоял, как дурак, разинув рот, и смотрел. Талия рассмеялась и окатила меня водой... До сих пор помню этот соленый привкус на губах...
   Петр облизнул пересохшие губы. А девочка вдруг вспомнила как противно зудела кожа после ее ночного душа.
   - Она исчезла также неожиданно, как и появилась. С этого момента я каждую ночь бывал на холме. И она стала приходить ко мне... Талия не любила рассказывать о себе. О том, откуда она. Порой она пропадала надолго, но всегда возвращалась. Я повзрослел за это время, стал мужчиной. А твоя мама совсем не изменилась. Она была такой же прекрасной и юной девушкой, как при первой встрече. И в один чудесный день она пришла насовсем... Точнее, я так думал. Она больше не исчезала. Это были самые счастливые годы в нашей жизни...
   Отец замолчал на минуту. Тася жадно ловила каждое слово:
   - Но однажды она снова собралась уходить. Я не знал о ней ничего! Это было невыносимо! Я отдал тебя бабушке, а сам решил проследить за ней. Талия пришла на этот холм и... исчезла. Просто растворилась прямо в воздухе. А я... - слова давались ему с трудом. - Я не успел ее остановить!
   - Отец судорожно вздохнул и замолчал. Но собрал волю в кулак и продолжил:
   - Ее не было всего несколько минут! Каких-то пару минут! А я не смог спасти ее...
   Он скрипнул зубами. Кулаки сжались в бессильном гневе. Петр снова переживал события той ночи.
   - Она сильно изменилась. Словно стала старше лет на 100... Нет, внешне она была такой же прекрасной и юной! Но ее глаза были другими. Словно она прожила еще тысячу жизней за эту пару минут... А теперь... Она умирала у меня на руках!
   Отец еще раз судорожно вздохнул, но сдержался:
   - Талия отдала мне письмо и свою половинку раковины. Их я должен передать тебе в день твоего одиннадцатилетия... Вторая всегда была с тобой. Это твой оберег. Ты должна носить его, не снимая, постоянно. Талия сказала, когда придет время, она сама расскажет тебе все.. А потом... она закрыла глаза... и... растаяла, превратившись в миллион соленых капель ... Прости меня, малышка, я не сумел сберечь твою маму...
   Тут мужчина не выдержал. Слезинка скатилась по его щеке. Он стыдливо смахнул ее и продолжил:
   - Как видишь, твоя мама не обманула... Пока Талия жила с нами я немного подучил ее язык. Она называла его Всеобщим. Но свиток был совсем на другом наречии. Я пытался расшифровать его! Найти что-то подобное на Земле... Я даже организовал раскопки на этом месте. Надеялся, что найду вход в ее мир... Но раскопал только этот курган ... - в голосе его звучали боль и горечь. - Все бесполезно. Может у тебя выйдет.
   Тася снова достала свиток. Руки дрожали. Голова ничего не соображала. Все путалось, перемешивалось. Слезы катились по лицу девочки: "Почему отец ничего не говорил мне раньше? Разве мама - та незнакомка из сна? Красавица с синими волосами? А папа - рыцарь на белом коне? Точнее, археолог на велосипеде! Что за сказки? Разве может такое быть?"
   Тася взглянула на письмо. По ее щекам катились слезинки и падали прямо на развернутый свиток. Ей показалось, что странные иероглифы, так похожие на танцующих морских звезд, начали двигаться на бумаге, сливаясь в слоги и слова.
   - Я тебе не верю! - она скомкала свиток и отбросила его в сторону.
   Отец молчал. Он ждал чего-то.
   - Так не бывает! Ты все врешь! - тихо повторила девочка.
   Кажется, Петр уже был готов и к такому ответу:
   - Нет, Тася, это правда. Ты должна мне поверить! - твердо ответил он. - Твоя мама была другой! Не знаю точно, как объяснить... Она все рассказала тебе в письме. Ты поймешь. Должна понять! Я знаю.
   Он поднял скомканный лист и протянул его девочке. Тася со злостью схватила листок и, не разворачивая, сунула его в карман. Слова отца казались просто бредом.
   - Неправда! - волна недавней обиды снова захлестнула девочку. - Ты все выдумал! Врал мне, что мама погибла в экспедиции! Теперь говоришь, что она умерла неизвестно от чего прямо здесь! Вручаешь какое-то письмо! А завтра скажешь, что она на Луну улетела?! - Тася кричала, уже не сдерживая эмоций. - Это все неправда! Неправда! Ты снова врешь! Не нужны мне твои письма! И ракушка твоя не нужна! Знаешь, что! Забирай ее себе!
   Она сдернула кулон и бросила его. А сама развернулась и, не разбирая дороги, рванула вперед. Петр последовал за ней:
   - Тася! Малышка! Ты не представляешь даже, насколько все серьезно! Одень кулон немедленно!!! Он защищает тебя. Я ведь пытаюсь тебе помочь. Талия сказала, что тебе нужно остерегаться того мира, откуда она пришла!
   - Ты сам все выдумал! И эту опасность, и этот мир. - Тася повернулась и зло посмотрела на отца. - Загадочный неизвестный мир! Ха! Как же! Не нужно меня защищать от него! - девочку затрясло от злости и обиды. - Что ты вообще знаешь о моей жизни?! Ты месяцами пропадаешь в своих командировках! А меня бросил с бабушкой! С бабушкой, которую все соседи считают чокнутой...
   - Но она ведь тебя очень любит... - оправдывался отец, Тася его не слушала.
   - А меня ты спросил? Нет! Зачем! А теперь ты забрал и бабушку! Я учусь в этой проклятой гимназии, в которой все ненавидят меня... Все выходные провожу у тетушки. У тетушки, которая свалила на меня все свои домашние хлопоты! Ей плевать на меня! Да и тебе тоже! Вам всем на меня плевать!
   - Тася! Прости...- Петр понуро опустил голову. - Я же не знал...
   Рассказ о матери и ее письме стали последней каплей. Казалось, девочка сейчас взорвется от накопившейся злости. Вся обида и горечь вырвались наружу. И она не могла остановить этот поток:
   - Ненавижу всех вас!
   Тася развернулась и побежала на холм. Она взбиралась, цепляясь за траву, задыхаясь от душивших ее слез. Отец бежал следом, но не успевал за ней. Злость придавала девочке сил. Она очень быстро взбиралась по склону. И вот показалась вершина холма. Тася остановилась в центре каменного круга.
   - Малышка, подожди... - кричал отец, уже почти добравшись до нее. - Тебе сейчас тяжело это принять. Но ты должна хотя бы выслушать меня!
   - Выслушать? Меня кто-нибудь слушал, когда я просила рассказать о маме? Слушал, когда я просила тебя остаться со мной?! Слушал, когда переводил в эту дуратскую гимназию, где меня все ненавидят?! Нет, нет и нет!!!
   Отец, пытаясь что-то сказать, взял ее за руку и вложил кулон-ракушку. Тася выдернула руку, зажав ее в кулак. Она не желала останавливаться:
   - Я хотела всего лишь быть рядом каждый день! А ты разъезжаешь по миру, ищешь какие-то миры, которых не существует! Еще и меня в этом убедить пытаешься! Мама меня бы не бросила! Она бы так никогда не поступила! Да лучше бы я была с ней! Но она умерла! Ее не вернуть! Мамы больше нет!
   Петр пытался сказать что-то еще. Тася закрыла уши руками. Она разрыдалась от обиды и беспомощности:
   - Ненавижу тебя! Ненавижу! Права была Вика! Ты лишь чокнутый историк, который ищет параллельные миры! Всех вас ненавижу!!! - Ее слова, словно пощечины, хлестали отца. - Лучше остаться совсем одной!
   Яркая вспышка разрезала небо. Раскат грома, заставил девочку остановиться. Тася и Петр взглянули наверх. Огромную кроваво-алую луну заволокло серо-черными тучами. Тучи, приближаясь к луне, становились багрово-красными. С неба хлынул дождь, перерастая в сплошную стену ливня.
   Тася подставила ладонь под косые струи дождя. В ней на мгновение вспыхнула и тут же погасла голубая искра. Девочка стала всматриваться сквозь темноту. Капли на ладошке собирались в маленькие упругие шарики, светящиеся синим неоновым оттенком. Они становились все больше и больше. Притягивались друг к другу, как магнитом, соединяясь в причудливую сетку и полностью скрывая руку под собой.
   - Тася! В прошлый раз, когда твоя... - отец осекся, словно что-то понял и, посмотрев на дочку, крикнул. - Тогда тоже был ливень! Уходим отсюда, быстро!
   Он резко схватил девочку за руку и потащил вниз.
   Слишком поздно. Водяные нити уже соединялись в огромный шар, образуя плотный кокон. Они обволокли Тасю почти полностью. Девочка попыталась их разорвать или скинуть их с себя. Мокрые пальцы не слушались. Ничего не помогало.
   Петр почувствовал, что рука дочери выскальзывает. Он обернулся. Позади светилась голубая сфера из искрящихся капель. Упругая и плотная, словно резина. Тася беспомощно стояла в центре. Отец не смог даже коснуться ее сквозь водяную завесу.
   Сфера разрасталась прямо на глазах, становясь все больше и больше. И, наконец, вспыхнув миллионом синих искр, лопнула, оставив после себя в воздухе лишь легкий запах озона и тысячу маленьких брызг. Все произошло за каких-то пару секунд.
   Петр с ужасом осознал, что дочь растаяла прямо в воздухе, как когда-то ее мама.
   - Та-а-а-ся! - крикнул он в темноту.
   Ответом была лишь гробовая тишина. Даже эхо, словно испугавшись, пропало куда-то.

Глава VII "Мир вверх дном"

   - Кап! - звук эхом разнесся в голове. - Кап-кап!
   Нестерпимо громкая капель в оглушающей тишине. Казалось, череп сейчас взорвется.
   "Что это?" - Тася с трудом разлепила веки и попыталась сесть. Но только неуклюже взмахнула руками и вскрикнула. Из раскрытой ладони что-то выскользнуло вниз. От неподвижности тело затекло. Она висела посреди какой-то огромной комнаты. Девочка запуталась в странных длинных нитях, свисавших с потолка. Казалось, они состоят из тысячи шариков, прилипших друг к другу, образуя длинные цепочки и гроздья. Бусины светились мягким лазурным светом. Они были разного размера. Самые маленькие не больше бисера, а самые крупные с перепелиное яйцо.
   Тася потянулась рукой к ближайшей жемчужине. Дотронувшись, она с удивлением отметила, что бусина очень мягкая и упругая на ощупь. Поэтому ей и не было больно, хотя положение было неудобным. Глаза постепенно привыкали к полумраку. Мягкого света от странных шариков хватило, чтобы оглядеться.
   Тася была в небольшой пещерке. Вокруг голые каменные стены. Потолок и пол украшали причудливые длинные сосульки, усыпанные голубыми гроздьями.
   "Как я сюда попала? Где я? - мысли девочки хаотично всплывали одна за другой. Она попыталась освободиться, но только еще крепче запуталась в странных нитях. - Интересно, как долго я здесь болтаюсь?"
   Тася попыталась перевернуться лицом вниз. Наконец, ей это удалось и девочка, прикинув расстояние до каменного пола, в испуге сама покрепче ухватилась за ближайший голубой пучок:
   - Вот это да! Костей не соберешь, если свалишься! Ну и как мне теперь спуститься?
   Словно услышав ее мысли, нити постепенно ослабли в районе ног. Девочка почувствовала, что они начали опускаться. Тогда она покрепче ухватилась руками и плавно, словно по смазанной веревке, съехала вниз.
   Она еще раз осторожно дотронулась до странных шариков. Те вдруг зазвенели и лавиной посыпались вниз, превращаясь в сплошной поток воды. Тася еле успела отскочить.
   - Ледяной душ?! Нет, спасибо! - недовольно хмыкнула она и начала ощупывать руки и ноги.
   Кости целы. Лишь пара царапин на коленках, огромная шишка на затылке и, не менее огромная, на лбу. Руки, опускаясь с головы на шею, привычным движением искали цепочку. Но вот незадача. Ее не было. И тут Тася вспомнила...
   ...Ночь. Ливень. Они с отцом на вершине кургана. Девочка зажмуривается. От слепящего света больно глаза. "Та-ася!!!" - голос отца растворяется в шуме грозы. Вокруг уже гробовая тишина и абсолютная темнота. Затем оглушительный хлопок...
   И снова темнота. Но это уже не та, наводящая ужас, молчаливая темнота. А обычные предрассветные сумерки.
   Место вроде тоже. Все затянуто туманом. Интересно, откуда взялся лес вокруг холма? Тася оглядывается по сторонам. Неожиданно за спиной раздается протяжный полувой-полуплач. Над головой проносится какая-то ухающая крылатая тень. Девочка, не разбирая от страха дороги, бросается вперед. Туда, где мутным рельефом виднеется холм. Она видит в его основании черное пятно входа. Тася влетает в темную пещеру и со всего размаха ударяется обо что-то лбом...
   - Да уж, вот это "подарочек"! С днем рожденья! - произнесла девочка вслух и рассмеялась.
   Постепенно смех перешел во всхлипывания, и слезы закапали на пол. Она бессильно опустилась на ближайший камень. Вдруг на полу что-то блеснуло. Тася наклонилась и подняла свой кулон. Только теперь он был целой раковиной на перевитой двойной цепочке. А внутри все также ярко сияла голубая пузатая жемчужина.
   Перед глазами девочки всплыла недавняя сцена: она кричит на отца, а он стоит, опустив голову.
   "Что же я наделала! Наговорила отцу гадостей, а ведь он защищал меня! Прости, пап, я такая дура..."
   Слезы брызнули из глаз с новой силой. Тася громко разревелась, чувствуя, что совершила что-то непоправимое.
   Прошло пару минут, и она вдруг застеснялась собственных слез.
   - Ну все! Рева-корова... Подумаешь, пара шишек! Найду отца и извинюсь! Где бы он ни был! Хватит ныть!
   Она решительно встала, надела кулон на шею и отправилась к выходу.
   У входа девочка осмотрелась: та же влажная травка под ногами, тот же высокий холм, окруженный каменными монолитами. Луна и звезды наверно уже спрятались за тучки. А вокруг все окутал полумрак, причудливо искажая знакомые предметы до неузнаваемости.
   - Пап! - закричала девочка. - Па-па!
   В ответ раздался лишь хриплый крик неведомой птицы. Она огляделась еще раз и поняла. Это совсем другое место,так похожее на тот курган.
   Запах сырости, тлеющих грибов, листьев и еще чего-то незнакомого щекотал ноздри. Со всех сторон ее окружала неизвестная полугористая местность. Справа она переходила в редколесье из причудливых и немного страшных деревьев. А слева вдалеке виднелось что-то отдаленно напоминающее горы.
   Глаза постепенно привыкли к полутьме и пытались отыскать хоть что-то знакомое. Но ни той степи, ни земляной дороги, ни папиной машины она найти не смогла. Их просто не было.
   Местность казалась не похожей ни на что из того, что девочка видела раньше. Бредя в полумраке практически наощупь, Тася лихорадочно пыталась сообразить, куда же ей пойти дальше. Да и как определить направление в темноте, где на небе нет ни единой звездочки?
   По привычке посмотрев на часы (циферблат с фосфорным напылением было хорошо видно), девочка заметила, как стрелки крутятся в разные стороны, не останавливаясь ни на секунду. Вдруг обе стрелки замерли на цифре двенадцать, стекло треснуло, а вместо даты на маленьком мониторе внизу загорелись шесть нулей.
   "Ну вот, сломала самый дорогой подарок отца! Какая же я раззява!" - с горечью подумала девочка. Отойдя еще на десяток шагов, она решила, что в темноте искать что-либо бесполезно.
   - Вернусь в пещеру и дождусь рассвета! Хоть спички с собой! - рассуждала она вполголоса, чтобы хоть как-то подбодрить себя. - Спасибо папе!
   Отец часто брал ее в походы. Он учил, что при любой прогулке (даже вместе с ним в ближайший парк) в кармане всегда должны быть складной ножик и спички в непромокаемом пакете. И перед отъездом она по привычке захватила все с собой. Девочка, подсвечивая себе спичками, собрала несколько толстых веток, пару кусков высохшего мха и двинулась обратно.
   Сложив ветки домиком у входа, Тася достала спички и подожгла сухой мох в его центре. Огонь сразу же перекинулся на топливо. Оно при ближайшем рассмотрении оказалось кусками какого-то гигантского высохшего гриба и даже пахло также.
   Пол в пещерке после неожиданного потопа покрылся маленькими лужами. Тася, найдя более-менее сухое местечко, натаскала сухой травы и мха и сделала что-то наподобие лежака. Девочка легла на сооруженную кровать и, подумав, что вряд ли уснет на такой жесткой постели, почти сразу же провалилась в сон...
   Открыв глаза, Тася с удивлением обнаруживает, что находится в своей классной комнате. Прямо перед ней лицом к доске стоит... тетя Поли. Тетка поворачивается, и начинает с возмущением отчитывать девочку:
   - Как ты могла, так подвести меня, члена Попечительского Совета, и сбежать с уроков? Да ты знаешь, каких трудов мне стоило замять этот скандал? Неблагодарная!!!
   - Тетя, я... - девочка испуганно сжимается, а тетя, не дослушав ее, продолжает.
   - Это все влияние твоего отца, забил тебе голову своими глупостями! Но ничего, я сама займусь твоим воспитанием! -и с фальшивой ласковостью добавляет. - А теперь, Тэйса, будь хорошей девочкой и отдай мне ту гадкую бумажку, что передал тебе твой отец... Ну же, я жду...
   Тася уже тянется в карман за письмом. Вдруг в голове у нее словно что-то щелкает: "Как странно, почему тетка называет меня Тэйсой? И откуда она знает о том, что отец дал мне письмо?"
   - Ничего я вам не дам!! - кричит Тася и пятится к двери.
   - Стой, мерзкая девчонка!
   Тетка, расставив руки в стороны, медленно прижимает девочку к стене. Тася, резко дергается в сторону, едва не угодив в ее объятия. Но, в последний момент, уворачивается и со всей силы толкает дверь. Слепящий свет бьет в глаза. Девочка зажмуривается...
   "А-а-а-а!" - Тася открыла глаза.
   Мелкие бисеринки пота покрывали холодный лоб. Костер догорел, и только уголья еще тлели. В пещере стало зябко. Клочья молочно-белого тумана медленно подбирались к девочке. Постель в этот раз была сухой. Тася встала и подкинула еще грибных "дров". Ее била мелкая дрожь. Огонь быстро затлел. И вот уже веселые языки пламени пляшут на кусках, нагревая пещерку и выгоняя остатки сырости и тумана.
   Тася села рядом с огнем и обняла себя за коленки. Спать больше не хотелось. Чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, она похлопала себя по карманам. Решив сделать ревизию на случай, если вдруг что-нибудь полезное завалялось:
   - Так, что тут у нас...
   Девочка выгребла все.
   Несколько цветных пуговиц. Пара-тройка монет разного цвета и достоинства. Кучка крупных разноцветных бусин от порвавшегося браслета. Ракушки, найденные на берегу речки. Несколько ирисок и маленький компас, очередной подарок отца. Вот и все богатство.
   - Ура! Ириски! - Тася поняла, что жутко проголодалась. Она развернула пару конфет и с удовольствием отправила их в рот. - И компас есть! - девочка открыла крышку компаса. - Вот блин...
   Стрелка компаса, также как и стрелки часов, словно сошла с ума. Она беспрестанно вращалась и никак не могла остановиться.
   - Мдаа, наверно выбраться отсюда будет немного сложнее, чем я думала...
   Девочка решила, что стоит поэкономить ириски. Другой еды у нее не было. И бережно убрала их в нагрудный карман. Сложив все сокровища обратно, она обнаружила то самое злополучное письмо, виновное в ее ночном кошмаре.
   Развернув его, Тася задумалась. "Папа сказал, что мама там все объяснила. И я его обязательно прочту... Но как?! - она повертела пожелтевший свиток в руках. - Вместо букв какие-то каракули, напоминающие танец морских звезд... Они не похожи не на английский, не на французский... - рассуждала Тася. - Даже китайский или японский и то понятней... Может это мой детский рисунок, а папа все выдумал?! Нет... Если бы я сразу ему поверила, то ничего бы не случилось! - Девочка попробовала просветить его огнем, но все было без толку. Она грустно шмыгнула носом, но тут же взяла себя в руки. - Я все узнаю! Ради папы и бабушки! Ради мамы!"
   Тася подкинула остатки грибов в костер. Бережно сложила письмо в несколько раз и убрала его в карман. Решив, что утро вечера мудренее, она заставила себя прилечь. Но больше уснуть так и не получилось. Сон словно ушел куда-то. Остатки ночи девочка проворочалась, размышляя о том, как же все-таки она смогла здесь оказаться.
   Наконец, устав от раздумий и озябнув, Тася решила, что прошло уже достаточно времени и пора вставать. Костер давно прогорел, оставив после себя горстку холодной золы. Выглянув из пещеры, она заметила, что мрак немного рассеялся. Причудливый лес еще окутывали сумерки.
   "Сколько же я пролежала?" - подумала девочка. Решив, что и так потеряла достаточно времени, Тася двинулась в путь. Но найти дорогу никак не получалось. Бредя наугад, она никак не могла определить направление. Компас продолжал свою бешеную пляску. Солнце так и не появилось, звезды и луна тоже.
   Тасе казалось, что она ходит кругами. Она постоянно натыкалась на одну и ту же пещеру. В очередной раз, повернувшись к ней спиной, девочка упрямо пошла в противоположную сторону.
   Странно. Последние минут двадцать ей настойчиво казалось, что за ней кто-то пристально наблюдает. Хотя вокруг не было не души.
   Вдруг где-то в стороне раздался уже знакомый полувой-полуплач. Девочка оглянулась и в ужасе замерла...

Глава VIII "Девочка с волосами цвета огня"

   В густых сумерках широко шагала темная фигура в капюшоне, не беспокоясь о том, что ее заметят.
   "В этих дебрях точно никого нет! Здесь даже Темные не ходят! С чего я взял, что смогу отыскать ее?!!" - раздумывал Арон, направляясь к границе королевства Людей Тьмы. Он решил, что увидел предостаточно.
   За плечами юноши висел рюкзак с провизией и самым необходимым, который почти опустел. Мысли текли сами собой, не отвлекая его от привычной тропы: "Эта несносная девчонка вдруг неожиданно пропадает. Но как, как мне ее найти?".
   "Как, как, как?" - эхом отдавался каждый шаг в его голове.
   Глаза Арона настолько привыкли к полутьме, что он мог различить мельчайшие детали. Вдруг яркий свет на входе одной из пещер привлек его внимание.
   "Интересно, что за псих развел огонь в Сумеречном лесу?" - юноша незаметно двинулся в сторону странного огонька.
   Прямо у входа в пещеру виднелась темная фигура. Она устроилась у огня, обняв колени. Незнакомка беспечно сидела спиной к выходу. Ее лицо скрывала густая тень от стены.
   "Может это она?! Да нет, не может мне так повезти! - размышлял про себя Арон, решив устроиться в ближайших кустах и попытаться разглядеть незнакомку - Совсем спятила! Неужели не боится тех тварей, что могут зайти на огонек?!"
   Минут десять девочка сидела неподвижно. Затем резко встала и кинула что-то в костер. Взметнувшиеся искры не дали толком ее разглядеть. Незнакомка отправилась вглубь пещеры.
   Когда шорохи, наконец, стихли, Арон осторожно подкрался и заглянул внутрь. Девчонка улеглась спать на подстилке из сухой травы и кусков мха, отвернувшись спиной к выходу. "Сзади вроде похожа. Задери меня спиногрыз, что за странная одежда на ней? И лица не видно! Жаль, поближе незаметно не подберешься. Придется торчать здесь, пока она не проснется! - интуиция подсказывала Арону, что девочка здесь не просто так. Но здравый смысл явно протестовал. - Нет, не она. Эта какая-то дуреха! Мало того, что огонь развела, так еще и за входом не следит. Одним словом - девчонка!".
   Костер уже прогорел, но уголья ярко светились.
   "Ну вот, не хватало еще пары плотоядных тварей поблизости! - подумал Арон и пожал плечами. - Видимо, у нее здесь какие-то очень важные дела! Иначе какой бешеный симург ее сюда приволок?! - юноша огляделся в поисках подходящего места для сна. - А то тьма хоть глаз выколи, еще потеряю это место!" - решил он.
   Мир вокруг казался сплошным месивом серо-черных оттенков.
   Справа проступали очертания огромного древогриба, толстый ствол которого постепенно переходил в ветви. Они крестообразно переплетались, образуя сетчатую чашу с крупными ячейками. Идеальное место для ночлега. Если быть уверенным, что он не ядовит. Но в такой темноте разобрать сложно.
   Слева возвышалась скала неизвестной высоты. Ее продолжением и была пещерка с ютившейся там незнакомкой.
   Внизу кое-где были раскиданы кустарники. Одни росли очень густо и были закручены по спирали, возвышаясь на полметра над землей. Другие напоминали собой уютные округлые пуфы, правда, сплошь утыканные иголками. Земля под ногами была мягкой и холодной, поросшей мхом и травой.
   Решив, что все-таки спиралевидные кусты удобней, Арон натаскал туда сухой травы и мха. Кусты были настолько густыми, что импровизированную кровать и паренька на ней скрывали полностью. Сна не было ни в одном глазу, поэтому, устроившись поудобнее, Арон наблюдал за пещерой незнакомки.
   Мрак продолжал сгущаться. Наконец, наступила полная темнота. Не было слышно ни единого шороха. Казалось, весь мир окутало толстым слоем что-то черное и плотное.
   "Странно, никогда еще я не видел ничего подобного здесь! Может, пора уносить ноги? Но в такой темнотище я сам могу угодить в лапы спиногрыза или другой плотоядной твари.. Вот проклятая девчонка, свалилась на мою голову!" - мысли лениво текли сами собой и юноша даже задремал.
   Вдруг он услышал шаги, отдававшиеся эхом из пещеры. Арон резко открыл глаза. Незнакомка уже проснулась, подошла к выходу и стала осматриваться по сторонам. Сильнее прижавшись к земле, он затаил дыхание, как будто она могла его услышать. Лица ее различить так и не удалось. Арон мысленно выругался.
   Приближалось время Сияния. Это было поистине невероятное зрелище, какое можно увидеть только в Грибном Сумеречном лесу.
   Девочка решительно направилась вперед, что-то бормоча себе под нос. "Куда это она? - С любопытством подумал Арон. - Интересно. Она хоть помнит, что во время Сияния опасно ходить по Грибному лесу?! Точно, чокнутая! Так что пусть катится на все четыре стороны! Хватит с меня того, что я ее столько времени тут сторожил!"
   Арон довольно улегся обратно. Теперь ничто не заставит его сдвинуться с места! Еще немного в этом проклятом лесу, и он на границе с Горными. А завтра он отправится на заслуженный отдых и даже не вспомнит об этой сумашедшей!
   Юноша закрыл глаза и попытался задремать. Но внутри что-то противно нудило, не давая ему покоя: "Вдруг ты ошибся и это она, а ты так легко ее отпустил?"
   Пару минут он еще ерзал и ворочался на холодном мху. А потом все-таки встал.
   "И чего ей на месте не сидится!" - хмуро подумал юноша, устало потянувшись.
   - Какой скальный гриф клюнул эту психованную? - тихонько выругавшись, он отправился следом. - И куда я иду?! Может, хотя бы разгляжу ее поближе?
   Мрак потихоньку рассеивался, переходя в серые сумерки. Проблуждав по лесу, Арон услышал шаги совсем близко и затаился за огромным древогрибом. Всмотревшись в сумрак, он увидел как, озираясь по сторонам, из-за кустов выходит та самая девчонка. "С чего я вообще взял, что эта она? Никакого сходства! И что с ее волосами? Почему они такого странного огненного цвета?"
   Девочка удивленно взглянула на пещеру. Снова повернулась к ней спиной и направилась в обратную сторону. Но уже не так решительно. Это очень заинтриговало Арона.
   "Может, она что-то разыскивает? А что, если она тоже кого-то ищет? Например, ее. Вдруг она шпионила за ней? И теперь точно знает, где искать?! - вопрос повис в воздухе, разжигая все большее любопытство. - Как эта пигалица так быстро вернулась?! Она же ушла совсем в другую сторону!" - Арон на мгновенье задумался.
   Девочка тем временем попробовала уйти еще раз в другом направлении. Но опять очень скоро вернулась.
   Тут его осенило: "Дуреха, да она просто напросто заблудилась!"
   Где-то поблизости раздался хриплый полувой-полуплач.
   "Гигантский слигер! - промелькнуло в голове Арона. Он посмотрел на приближающееся существо. - Они подползли совсем близко к пещерам. Значит скоро начнется Сияние!"
   Слигер тем временем полз в их сторону, попутно собирая остатки грибов с прошлого урожая и с довольным урчанием пережевывая их. Девчонка испуганно замерла. Но, всмотревшись, с облегчением вздохнула, и начала медленно подходить к существу.
   Оно было огромным. Ростом со взрослую лошадь. Помесь гигантской улитки с коровой и бегемотом. Тело и раковину покрывал густой розовато-серый мех средней длины. Спереди две толстых ноги с присосками вместо копыт.
   Над ними длинная шея и огромная голова. Большие, по-коровьи добрые, глаза и здоровая, как у бегемота, пасть. Внутри пасти что-то наподобие щеток в два ряда. Они служили существу зубами.
   Сверху по всей голове множество тонких длинных усиков-антенн. Усики беспрестанно шевелились, словно ощупывали воздух вокруг. Сзади вертикально закрученная раковина на толстой розовой ноге как у улитки. За слигером тянулся полуметровый по ширине след слизи.
   Незнакомка протянула руку и попыталась погладить существо.
   "О, Предки! Она, и правда, сумасшедшая! Кто же гладит дикого слигера?!"
   Арон хотел крикнуть ей, но было уже поздно. Слигер, усиками осторожно ощупав воздух вокруг, издал трубный звук. Затем набрал полную пасть слизи, смачно плюнул ей в девочку и поспешно пополз обратно.
   Слизь с остатками пережеванных грибов стекала на одежду незнакомки. Лицо ее было настолько удивленно-обиженным, что Арон не удержался и, зажав рот рукой, прыснул от смеха.
   "Нет, она точно ничего не знает о Грибном лесе! Эти огненные волосы... Кого же она мне напоминает? - юноша еще раз беззвучно рассмеялся. - Сейчас она мне напоминает пережеванный гриб".
   Насмеявшись вдоволь, он решил для себя: "Она точно не та, кого я ищу!"
   Сияние было совсем близко. Отовсюду стали раздаваться хлопки, похожие на звуки лопающихся пузырей.
   Незнакомка вытерла густую слизь с лица и замерла на месте.
   Из-под земли с огромной скоростью вылезали разноцветные грибы. Они мягко светились призрачными неоновыми оттенками: коралловый, салатно-зеленый, небесно-голубой, насыщенный синий, фиолетовый, канареечно-желтый.
   Грибы росли моментально. На глазах становясь выше человеческого роста, они принимали самые причудливые формы. Гигантский мохнатый шар. Сетчатая пирамида. Что-то похожее на объемную морскую звезду. Некоторые имели вполне обычный вид - длинную ножку и широкую шляпку с юбочкой сверху.
   Лес сразу же преобразился и наполнился светом, заиграв всеми цветами радуги.
   Мир вокруг оживал прямо на глазах.
   Из-под земли, шелестя лапами друг о друга, выползли гигантские полупрозрачные сороконожки и стали пожирать только что выросшие грибы. Сами они при этом начинали светиться теми же неоновыми оттенками, что и съеденный гриб.
   Со всех сторон послышалась оглушающая перекличка слигеров. Они тоже спешили на пир. Спешили настолько, насколько могла спешить улитка. Самые большие из них были нежного серо-розового оттенка, чуть поменьше - фиолетово-синие. А совсем маленькие, размером не больше кошки, принимали оттенок того гриба, который съедали.
   Тем временем из ближайших спиралевидных кустов показалась стайка каких-то существ, размером не больше взрослого кролика. Круглые, упитанные, с гладкой лоснящейся кожей серовато-белого оттенка и с множеством коротеньких толстых ножек. Плоская мордочка без единого глаза, вместо носа и рта - длинный хоботок, закрученный в спираль. Мерзкие малютки немного напоминали вшей или тлей. Они быстро забирались на ближайший гриб, облепляли его и присасывались, воткнув хоботок. Через несколько секунд от гриба оставалась лишь пустая оболочка. А они переползали на следующий.
   Девчонка наконец вышла из ступора и лихорадочно завертела головой. Повсюду было полно огромных насекомых, пожирающих светящиеся грибы.
   Земля у нее под ногами зашевелилась и оттуда вылез очередной гигантский сороконг. Тоненько завизжав, огненноволосая отпрыгнула в сторону.
   "И чего так орать? - недоуменно пожал плечами Арон. - Здесь же нет ни одного ядовитого или хищного. Представляю, что было бы, если бы она увидела спиногрыза!"
   Девчонка с громким визгом бросилась в ближайшую пещеру.
   Парень усмехнулся и встал: "Эта трусиха точно мне не та, кого я ищу! Пора подумать, где искать эту несносную девчонку. А огненноволосая может и дальше гулять по Сумрачному лесу. Если ей так здесь нравится. В конце концов это ее дело".
   Он осторожно развернулся и двинулся в обратную сторону.

Глава IX Пещера "сладких снов".

   Арон не заметил, что недалеко впереди на шляпке одного из грибов мелькнула серая тень. Внезапно раздался зловещий клекот и хищник прыгнул вниз.
   Юноша молниеносно развернулся и достал свой меч, на ходу выставляя его вперед. Существо уже полакомилось кем-то. Его раздувшийся живот говорил об этом. Тварь не успела среагировать на выставленный меч и увернуться. Она грузно навалилась сверху и с душераздирающим визгом резко накололась на него под весом собственного тела. Арон отскочил назад и отдернул руку. Удар, взмах, еще удар.
   Бездыханный спиногрыз повалился на землю. Юноша подошел поближе и перевернул его кончиком меча. "Фу, ну и мерзость! А вонь какая! На картинках он все-таки выглядел не так отвратительно!" - его передернуло, а в голове всплыла цитата из книги: "Спиногрызы - самые опасные существа Сумеречного леса. Они подкрадываются к жертве сзади, вонзают в нее свое жало и, удерживая когтистыми лапами, начинают есть со спины".
   Хищник был похож на огромную, размером со взрослого сенбернара, блоху. Вертикально плоское тело, покрытое тонкими черными волосками. Сзади длинное ядовитое жало. Шесть тонких игольчатых лап, усыпанных мелкими шпорами. Спереди маленькая головка, практически вросшая в тело. С четырьмя парами глаз и огромным крепким клювом. Клюв приоткрылся и из него вывалился раздвоенный язык с присосками.
   Вдруг недалеко промелькнула еще пара серых теней. Юноша, сломя голову, кинулся в ближайшую пещеру.
   Внутри раздался душераздирающий вопль. Пещера заполнилась посвистыванием и шуршанием, словно тысяча змей одновременно оказалась здесь. Влетев, Арон увидел посередине скользкую черно-вишневую копошащуюся массу. Она все сильнее и сильнее опутывала огненноволосую девчонку, оставив свободной только голову. Глаза ее были полузакрыты, голова безвольно свешивалась вниз. Плотоядный змеекуст впустил свои шипы в тело девочки, ядовитый сок, попав в кровь, моментально одурманил ее.
   - Симург на твою голову! - выругался Арон, на ходу вынимая меч из ножен и отрубая тут же потянувшиеся к нему лианы-щупальцы.
   Змеекуст, казалось, немного отступил. Но через мгновение щупальцы с новой силой ринулись к юноше. Одно из них подползло сзади и моментально вонзилось Арону в ногу. Он попытался отбить его мечом. С разных сторон к нему устремились все больше и больше лиан, которые так и норовили сбить с ног.
   Сердце бешено заколотилось: вот-вот лианы опутают и его, впуская свой яд. Тогда уже никому не выбраться. Голова начала кружится из-за дурманящего аромата. На Арона накатила волна жгучей ярости. Он со злобой накинулся на щупальца, рубя все, что попадалось под руку:
   - Столько времени я бродил по этому проклятому лесу! И теперь, когда мне осталось совсем немного, какой-то куст пытается мне помешать?! Я порублю тебя в салат! - кричал юноша, шаг за шагом все ближе подбираясь к незнакомке.
   Растение немного ослабило хватку. Но юноша упорно продолжал.
   Вот уже весь пол пещеры был залит чем-то липким. От змеекуста осталась груда кусков. Они сочились темно-вишневым густым соком с терпким дурманящим ароматом, от которого кружилась голова. Арон приподнял девчонку. И, взяв ее на руки, быстро, как только мог, вытащил вон из пещеры.
   Сияние уже закончилось. Сороконги, дайпери и слигеры разбрелись кто-куда. Спиногрызы ушли следом. Выход был свободен.
   Отбежав пару сотен метров, юноша, запыхавшись, положил незнакомку на землю. Он сел рядом и стал нащупывать пульс:
   - Вот же свалилась на мою голову!
   Поспешно порывшись в рюкзаке, он достал мягкий бурдюк с водой из кожи вопрала и промыл раны незнакомки. Руки и ноги девочки сплошь покрылись багровыми пятнами с черной окантовкой. Из дырочек в центре сочилась кровь вперемешку с соком дерева. Кожа вокруг принимала синеватый оттенок.
   - Жива! - с облегчением подумал он, осматривая раны. - Надолго ли? Слишком много яда. Пара часов и она уснет навсегда. Нужно противоядие. Срочно!
   Снова порывшись в рюкзаке, он достал маленький пузырек. Руки юноши дрожали от усталости и яда, попавшего в кровь. Вдруг земля под ногами зашевелилась. Оттуда выскочил маленький сороконг, который тут же пустился наутек. Арон поскользнулся и упал. Заветный пузырек опрокинулся и укатился куда-то, противоядие выплеснулось на землю.
   - Гад, гад, гад! Чтоб тебя спиногрызы сожрали, проклятая многоножка! - юноша вскочил и в сердцах пнул первый попавшийся гриб. - Что теперь делать?!
   "Что? Что? Что?" - мысли потоком неслись в голове. Нужной так и не приходило.
   Арон попытался лихорадочно сообразить, где взять противоядие: "Можно попробовать сделать его самому, но уйдет куча времени. Собрать все компоненты, сварить, остудить, процедить. К тому же Сияние закончилось, в темноте я могу ошибиться. Тогда вместо противоядия получится отрава. Нет, это слишком долго и опасно..."
   Немного успокоившись, Арон осмотрел свои ноги и руки и увидел лишь пару багровых пятен. Плотная одежда пропиталась соком змеекуста, но послужила хорошей защитой от его шипов.
   - Не страшно. Если поторопиться, я успею добраться до Горных. А вот с ней что делать, ума не приложу?!
   Мысли путались. Яд, проникший в кровь, начинал действовать.
   - Может хоть что-то осталось в пузырьке?
   Сгустившиеся сумерки надежно укрывали все вокруг. Юноша принялся обшаривать поляну наощупь. Наконец неподалеку он отыскал заветный флакончик и заглянул внутрь. На самом дне осталось совсем чуть-чуть.
   "Отдать остатки противоядия этой огненноволосой? Я смогу выиграть время и продлить ей жизнь. Но вот на сколько? Успею ли я с ней до Горных? А вдруг я сам усну по дороге?! И что тогда? Кому я помогу?" - он вскочил и начал расхаживать взад вперед, чтобы не уснуть. Но силы уходили, наваливалась усталость.
   "Что теперь делать? Оставшаяся пара капель ее не спасет, а меня может! Я не гнал ее в пещеру змеекуста. Сам чуть не погиб из-за ее глупости! - уговаривал он свою совесть. - Кто она мне? Просто какая-то девчонка, выбравшая не то время для прогулок по лесу. Я и так сделал все что смог, вытащил ее. Ей даже не больно, она просто спит! - юноша разозлился. - Я не отвечаю за всех бестолковых пигалиц в округе! Просто оставлю ее тут и все. Может ей повезет и на нее наткнется кто-нибудь из Темных!"
   Он уже собрался уйти и бросить ее. но вдруг встал как вкопанный. Нужная мысль пришла сама собой.
   - Точно! Вот я дайпер пустоголовый! У любого из Темных есть противоядие!
   В голове всплыла картинка: несколько людей Тьмы выносят своего паренька из пещеры, его тело покрыто багровыми пятнами. Они поспешно обмывают тело и мажут какой-то мазью, а затем паренек быстро приходит в себя.
   - Ну огненноволосая, ты теперь моя должница! - Арон поднял на руки девчонку и помчался к убежищу Людей Тьмы.
   Тело незнакомки безжизненно болталось на руках юноши. По дороге в деревню, Арон старался разглядеть смутно видневшиеся во мраке черты огненноволосой. Он не знал точно, в каком пристанище сейчас Темные. Но зато юноше было известно, где находится каждое из них.
   Люди Тьмы постоянно переходили из деревни в деревню, патрулируя по очереди каждый из шести Входов. Поэтому у них было несколько поселений, оснащенных самым необходимым: удобными хижинами на древогрибах, небольшим родником, местом для сбора в центре деревни и крепким частоколом с запирающимися воротами.
   Как раз к одному из них и побежал Арон, неся на руках девочку. Он молился всем богам, чтобы племя Темных было еще там. Не добежав метров триста до предполагаемого места, юноша увидел костер у ворот, и облегченно выдохнул - он не ошибся. Парень осторожно подкрался и прислушался: со стороны костра доносились еле слышные голоса.
   Тогда он положил незнакомку так, чтобы ее было легко заметить. Затем отбежал на пару десятков метров и залег в кустах. Никто его не заметил. "Надо привлечь внимание!" - решил Арон. Набрав побольше воздуха в легкие, он закричал так громко, как только смог:
   - Э-э-э-э-эй! Эге-ге-ге-э-э-эййй!
   Спустя пару мгновений сквозь кусты к тому месту, где лежала незнакомка, очень тихо пробрались трое Темных с короткими мечами наготове. Один из них склонился над девочкой, нащупывая пульс. Двое других ходили, осматриваясь вокруг и словно ожидая, что на них кто-то нападет.
   - Атаро! Да она же с волосами цвета огня! - воскликнул самый молодой из Темных.
   - Она без сознания! - тихо проговорил другой, он был самым старшим. - Здесь должен быть кто-то еще. Тот, кто позвал на помощь.
   - И он не мог уйти далеко! - подтвердил третий.
   - Вы двое займетесь поисками, а я унесу ее в лагерь! - произнес старший. Он, очевидно, был главным. - Если мы хотим узнать, кто она и как сюда попала, нужно поторопиться. Яд действует очень быстро.
   С этими словами он поднял девчонку на руки и быстрыми шагами направился к лагерю.
   - Бросили ее умирать! Может, они нас испугались? - сказал третий.
   - Вряд ли. Скорее это ловушка и она шпион! А теперь за дело! - ответил первый, и они начали обыскивать местность.
   "Так, с огненноволосой разобрался, теперь бы самому не попасться!" - размышлял Арон, наблюдая, как эта парочка внимательно разглядывает то место, где только что лежала девчонка.
   Он осторожно достал пузырек и выпил остатки противоядия. Затем бесшумно отполз к ближайшему древогрибу и укрылся за его толстым стволом. Темные тем временем медленно шли по следу к тем кустам, где только что лежал юноша.
   "Люди Тьмы - лучшие охотники! Пора сваливать!" - решил Арон и мелкими перебежками от дерева к дереву углубился в чащу Сумеречного леса. Он еще немного попетлял, запутывая следы. Затем залез на ближайший древогриб и перебрался с него на соседний. Сделав это еще несколько раз, он, наконец, спустился вниз и осторожно двинулся в сторону гор.
   Тьма вокруг становилась все гуще, укрывая его следы и помогая ему сбежать.
   Отойдя достаточно далеко, Арон перешел на бег. Противоядие подействовало, но мысли еще кружились в голове несвязанным потоком: "Хочется отдохнуть... Откуда все-таки взялась эта девчонка?! Что ей здесь нужно? Темные сказали, что она шпион... Может ее подослали Водные или Горные шпионить за мной?! Да ну, бред...Отец, я, похоже, становлюсь таким же параноиком, как и ты... Никто не знал, что я здесь. Да и не похожа она на шпиона..."
   Отбежав достаточно далеко, юноша вспомнил, что не отдыхал уже очень-очень долго. Усталость сразу же навалилась на него мертвым грузом. Он перешел на шаг и начал подыскивать место для ночлега.
   Мысли упорно цеплялись за незнакомку: "Интересно, что сделают с ней дети Тьмы? Жаль, что я не смог узнать кто она... Проклятый змеекуст, как же хочется спать... Теперь огненноволосая - проблема Темных, а у меня свои дела. - Убеждал он себя. - Я должен найти эту несносную девчонку, или расстанусь со своей головой!"
   Плотная тьма окутала все вокруг.
   "Странно, снова эта непроглядная темень! Раньше я не замечал ничего подобного!" - юноша решил, что отошел на достаточно безопасное расстояние. Сейчас даже Темные не смогут никого отыскать. Он взобрался на ближайший шарообразный сетчатый древогриб. Осторожно залез внутрь и рухнул без сил.
   "Надеюсь, он не ядовитый!" - подумал юноша и тотчас уснул, свернувшись клубочком. Идти дальше не было смысла. В такой темноте проще заплутать, чем найти обратную дорогу.
   Но как только Сияние вновь озарило грибной лес, Арон проснулся бодрым и полным сил.
   "Дети Тьмы уже ищут меня. Нужно убираться как можно дальше!" - решил он.
   И темная фигура снова зашагала к границе Грибного леса.

Глава X "Сумеречные стражи"

   Каменные стены пещеры сплошь увиты каким-то странным растением. Его лианы повсюду. Даже свешиваются на пол. Они похожи на спящих змей. Ветерок слегка покачивает их и кажется, что они, как живые, очень медленно и незаметно подползают все ближе.
   Подняв глаза кверху, Тася с ужасом вскрикивает. Под потолком, запутавшись в тонких лозах, висят изуродованные останки каких-то животных. За спиной слышится тихий хруст. И вдруг со всех сторон раздается шуршание, похожее на шелест крыльев насекомых.
   Девочка испуганно оборачивается и немеет от ужаса. Никакого ветра в пещере нет! К ней, словно щупальца гигантского спрута, со всех сторон тянутся черные скользкие лианы, покрытые густой, темно-вишневого цвета жижей.
   Тася чувствует, что щупальца уже обвили ее ноги, обхватывая их все туже и туже. Вот они опутывают все тело, прижимают к нему руки. Сжимая ее в смертельных объятьях, выпускают тонкие и длинные, как иглы, шипы. Она кричит от боли. Пытается вырваться. Но с каждой секундой становится лишь слабее. Чем сильнее бьется девочка, тем крепче лианы обвивают ее.
   Какой-то шум у входа. И вот темная фигура в капюшоне уже держит меч на изготовку.
   - По-мо-ги-и-те... - хриплый едва уловимый шепот тонет в бесконечном шуршании.
   Какой-то незнакомец пробивается к девочке сквозь сплошную стену оживших лиан. Тася успевает разглядеть лишь пару склонившихся к ней серо-коричневых глаз. И теряет сознание от непереносимой боли...
   ...Снова школьный класс. У доски тетя Поли и Снежана Арнольдовна, классный руководитель Таси. Они отчитывают девочку за прогул и грозятся ее отчислить.
   - Но если ты исправишься! Я помогу тебе! - добавляет внезапно подобревшая тетя Поли. - Обещаешь забыть обо всех глупостях, что тебе наплел твой отец? - она протягивает руку к девочке. - Ну же, Тэйса, будь умницей... отдай мне письмо...
   - Нет! - кричит Тася и бежит к дверям.
   Но вместо спасительного коридора, она снова и снова оказывается в той самой пещере с ужасными лианами. Они опутывают ее все крепче. И сквозь их мерзкое шуршание девочке мерещится шепот: "Ну же, будь умницей... отдай письмо... и все закончится"...
   Тася кое-как открыла глаза и села. Лоб покрылся мелкими капельками пота. Девочке было жарко и душно. Но кожа была ледяной, а одежда мокрой от пота.
   Она проснулась в небольшой юрте. Вся мебель состояла из переносных плетеных корзин разного размера и формы, закрытых сверху точно такими же плетеными крышками. На одних стояли какие-то бутылочки с жидкостью. На других несколько банок со светящимися грибами, освещавших комнату вместо ламп.
   Слева громыхала чашками женщина с двумя толстыми черными косами до пояса, перевитыми по всей длине шнурками с бусинами и перьями. Она обернулась, и увидела, что девочка открыла глаза:
   - Здравствуй, Атаро! - обратилась она к Тасе, сложив руки и чуть наклонив голову. - Мы уже думали, ты не оправишься.
   Кожа женщины была матовой и очень бледной, серебристо-сероватого оттенка. Тасе на секунду даже показалось, что она мягко сияет. Большие небесно-голубые глаза лучились добротой:
   - Меня зовут Имани.
   - Здравствуйте, Имани.
   - Прости. Я Не понимаю тебя. Скажи на Всеобщем, дитя. Этот язык знает каждый ребенок Шести Королевств с момента рождения.
   -Ээээ... здравствуйте... Имани... - немного растерялась Тася. Она вдруг поняла, что отвечает на чужом языке. Переборов свой страх, Тася спросила:
   - Где я? И почему Вы назвали меня так... А-та-ро, - повторила девочка по слогам. - Меня зовут Тася, - вспомнив вдруг сон про маму, девочка поправилась. - То есть Тэйса.
   Имани как-то странно посмотрела на нее и ответила:
   -Запомни! Никогда и никому не называй свое настоящее имя. Ты пока будешь Атаро - это на нашем языке значит "загадка".
   Она пристально посмотрела на девочку, словно ожидая объяснений. Тася ничего не ответила, тогда Имани продолжила :
   - Ты у людей Тьмы, в поселении Атинос. Тебя подобрали недалеко отсюда.
   - Но как я тут оказалась?.. Я ничего не помню.
   Девочка присела на своеобразной кровати. Она состояла из большой низкой овальной корзины, доверху набитой сухой травой, и толстого шерстяного матраса. Сверху было тонкое шерстяное покрывало серовато-розового оттенка и маленькая подушка.
   Руки и ноги Таси сковала невыносимая боль. Они распухли, и девочка с трудом могла ими пошевелить. Багровые пятна на теле чуть посветлели, а кровь на ранках запеклась. Имани с сожалением посмотрела на девочку и ответила:
   - Накато сказал, что кто-то позвал на помощь. Когда он с Адисом и Баако пришел на место, там лежала ты. Они уверены, что ты кричать не могла и обыскали все вокруг. Но никого не нашли.
   Женщина снова пристально посмотрела на девочку. В памяти Таси возникла фигура из сна с серо-карими глазами, но она промолчала. Мало ли что может привидеться в бреду.
   Имани подала Тасе глубокую глиняную тарелку и ложку:
   - Возьми. Ты столько времени пролежала, не шевелясь, и, наверное, очень голодна.
   Девочка, взяв посуду в руки, заглянула туда и помешала ложкой. От серого кашеобразного варева исходил горячий ароматный пар.
   - Не бойся, это всего лишь грибная похлебка! - заверила Имани, видя, как морщится девочка.
   Тася нехотя проглотила одну ложку. Несмотря на внешний вид, варево было очень неплохим на вкус: кусочки грибов напоминали куриное мясо. Неожиданно проснувшийся волчий голод не заставил долго смотреть в тарелку. Похлебка моментально была съедена.
   - Спасибо, ничего вкусней я не ела! - поблагодарила девочка и задала вопрос, который мучил ее весь завтрак. - Сколько же я пролежала?
   - Два дина. Накато очень злится, что никак не может тебя расспросить. Вот, выпей! - Имани протянула Тасе плошку с какой-то серо-коричневой жидкостью с отвратительным запахом.
   Девочка поморщилась, но выпила все до дна. Она с удивлением заметила, что опухоль стала удивительно быстро спадать. Синяки бледнели прямо на глазах.
   В это время полотно, закрывающее вход, отодвинулось. В юрте оказалась высокая девочка лет тринадцати. На голове ее было много тоненьких косичек, также украшенных бусинами и перьями. Косички были собраны в высокий хвост. Кожа девушки была угольно-черной с фиолетовым отливом. Высокие скулы, приплюснутый маленький носик. Чуть раскосые большие кошачьи глаза глубокого голубого оттенка. Намного темнее, чем у Имани. Черные изогнутые брови.
   Она подошла к одной из корзин и выпила какую-то жидкость из маленького пузырька. Кожа гостьи начала моментально светлеть. Наконец, она приняла точно такой же серебристо-сероватый оттенок, как и у женщины, и стала лучиться изнутри.
   Тася поняла, что ей не показалось. Кожа этих странных людей действительно издавала мягкий свет, похожий на свечение быстрорастущих грибов, которые она видела пару дней назад. Не успела девочка зайти, как Имани обратилась к ней:
   - Эйо, дочь моя. Скажи отцу, что Болэйда очнулась.
   - Хорошо. Только отец просил не называть эту "Болэйда"! - девушка бросила на Тасю презрительный холодный взгляд.
   - Иди. А с Накато я еще обговорю.
   - Значит, мне сейчас придется говорить с Накато? - спросила Тася, когда Эйо скрылась. - И почему ты снова назвала меня другим именем?
   Имани улыбнулась:
   - Болэйда - не имя! -но объяснять не стала и продолжила. - Он хочет узнать, кто ты и откуда взялась. Накато думает, что ты шпион. Он сразу отличает шпионов и не щадит их.
   - Но я ничего не помню. А почему я не могу рассказать все вам?
   - Накато - наш вождь. А я всего лишь знахарка. Он сам должен решить, что делать с тобой. Но я попытаюсь тебе помочь, если ты мне все расскажешь.
   - Конечно, я...
   В комнату ворвалась Эйо и, запыхавшись, сказала:
   - Отец требует эту к себе! Он хочет видеть ее немедленно!
   - Она ведь еще не оправилась! - возразила Имани, но Эйо уже убежала. - Что ж, тебе придется идти к Накато, - вздохнула женщина и протянула Тасе еще одну плошку, но уже с лекарством ярко-алого цвета. - Юрта Старейшин недалеко. Осторожно вставай, я тебя провожу.
   Боль постепенно отступала. Поморщившись, Тася безропотно встала и медленно вышла из юрты. Имани поддерживала ее за руку, пока они шли по тропинке. Девочка стала осматриваться.
   Огромную поляну, окруженную со всех сторон плотным трехметровым частоколом окутывали сероватые сумерки. Девочка, уже привыкшая к ним, хорошо различала окружающие предметы. За ограждением виднелся Грибной лес. По обе стороны от частокола росли причудливые деревья разной формы. Овальные, круглые, полусферы, даже похожие на пирамиды. Девочка насчитала около тридцати.
   На каждом из них было устроено по хижине. Все домики были красивы по-своему: окна закрывали плетеные ставни, двери тоже были плетеными. Каждый домик располагался примерно в полутора метрах над землей, в него вела веревочная лестница, которую при необходимости всегда можно поднять. В окнах тускло горели огоньки импровизированных грибных ламп, как окрестила их для себя Тася.
   Несмотря на сумерки, деревенька была очень оживленной. Между хижинами бродили мужчины и женщины, переговариваясь между собой. Маленькие дети кучками бегали друг за другом, играя во что-то отдаленно напоминающее казаков-разбойников. Они вдруг окружили Тасю и Имани и стали кричать: "Чиамака! Чиамака!" Девочка вопросительно посмотрела на свою спутницу:
   - Чего они хотят?
   - Ничего. Они считают тебя красавицей. Если хочешь, подари им что-нибудь - у нас это добрая примета! - ответила с улыбкой женщина.
   "Ага, красавица, вся в синяках!" - подумала Тася, шаря по карманам. Она нашла горсть безделушек, бережно убранных в пещере. Пара-тройка разноцветных пуговиц, несколько монет разного цвета и достоинства, кучка крупных разноцветных бусин от браслета и маленькие ракушки, найденные на берегу речки. Все это она протянула детям. Малышня в восторге завизжала и, расхватав "подарки", бросилась врассыпную.
   Тася внимательно рассматривала прохожих. У всех были продолговатые лица с немного выпирающими скулами, кошачьи глаза всех оттенков синего, широкие приплюснутые носы и пухлые губы. Волосы черные, как смоль, заплетены в косы. У женщин и девушек в несколько, а у мужчин в одну. Только одежду все носили разную: кто-то штаны с бахромой, кто-то юбки или шорты, а кто-то еще и длинные плащи.
   Впереди показалось огромное сооружение в форме полусферы, над которым поднималась тонкая струйка дыма. Оно было обтянуто шкурами неизвестных животных и расписано причудливым орнаментом. На входе стояли двое парней.
   - Ну что ж, тебя ждут. Иди, Атаро, рассказывай все, как есть, и ничего не бойся! - Имани обняла девочку и, развернувшись, исчезла в ближайшей хижине.
   Тася глубоко вздохнула и двинулась прямо к часовым. Лица их были суровыми и бесстрастными. Юноши расступились, пропуская ее внутрь.
   Вдруг один из них улыбнулся и хитро подмигнул ей. Девочка, зажмурившись, переступила порог Юрты Старейшин. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди.

Глава XI Юрта Старейшин племени Атинос

   В центре Юрты горел костер. Дым мелкими кольцами поднимался вверх и скрывался в отверстии в потолке. Вокруг костра полукругом располагалось шесть огромных плоских камней, накрытых шкурами животных. Пять из них были заняты.
   На четырех восседали мужчины почтенного возраста. Длинные черные с проседью волосы (у одного почти полностью серебристые) у них были заплетены в косу. Точно также как и бороды, которые почти касались колен. Строгие, мужественные лица с небесно-голубыми глазами практически одного оттенка.
   Они были похожи как братья. Широкоплечие, крепкого телосложения, лишь пара морщин и седина выдавали их истинный возраст. Одеты старейшины были только в мягкие кожаные штаны с бахромой по бокам и кожаные мокасины.
   Тело до пояса было покрыто причудливыми рисунками алого цвета, орнамент у каждого был свой. Кожа серебристо-сероватого оттенка светилась мягким сиянием. Шеи украшали талисманы из когтей и зубов каких-то животных. Мужчины сидели прямо и величественно.
   В центре, между ними, восседал мужчина помоложе. Волосы его также были заплетены в косу, но бороды у него не было. Голову украшал необычный головной убор, состоящий из костей и перьев, скрепленных между собой, как у американских индейцев. Лицо его было суровым, глаза темно-синего цвета из-под черных широких бровей смотрели строго, но справедливо.
   Одежда его была такой же, как и у старейшин. Орнамента на теле не было. Зато во всю грудь изображение летящей двуглавой совы или филина На шее темно-бордовый талисман с уменьшенным изображением этой же птицы. Это был вождь.
   - Приветствую тебя, девочка с волосами цвета огня. - обратился он к Тасе. - Кто ты? Как попала к нам?
   Она немного растерялась, но тут же взяла себя в руки:
   - И я приветствую вас! - почтительно ответила девочка. Она не знала, как правильно к ним обращаться.
   - Мы слушаем тебя, дитя! Расскажи нам свою историю! - сказал один из старейшин, поглаживая бороду и видя, что девочка замялась.
   - Я Тас... Атаро! - поправилась Тася, вспомнив слова Имани. - Если честно, я сама не знаю, как попала к вам... - девочка задумалась, вспоминая события последних нескольких дней. - Не знаю, с чего начать...
   - Если не знаешь с чего начать, тогда начни с самого начала! - ответил вождь с усмешкой.
   Тасе показалось, что глаза его стали немного темнее. Девочка сбивчиво продолжила:
   - Я жила с отцом и бабушкой. Маму свою я не знаю. И вот, в канун моего одиннадцатилетия, стали происходить странные события ... - и Тася подробно рассказала все, что с ней случилось вплоть до того момента, как она оказалась в злополучной пещере змеекуста. - А дальше я помню смутно. Меня обвили лианы. Я потеряла сознание. А очнулась уже в вашей деревне. Как я смогла сюда попасть - не знаю. Может я в беспамятстве вырвалась и уползла оттуда... - девочка развела руками.
   - Покажи нам свой кулон! - властно приказал вождь.
   Девочка привычно потянулась рукой к шее и вдруг с ужасом поняла, что на ней уже нет цепочки. Кулон бесследно исчез:
   - У меня его нет...
   - И куда мог подеваться твой кулон?! Был ли он вообще?!
   Тася еще ниже опустила голову, понимая, что подарок матери утерян навсегда. По ее лицу прокатилась слезинка:
   - Наверно он остался там, в пещере ... - ответила девочка и опустила голову.
   Все пристально смотрели на нее. Но добавить Тасе было нечего. Вождь, помолчав, сказал:
   - Мои сыновья, Адис и Баако, были со мной, когда мы обнаружили эту девочку недалеко от нашего лагеря. Также, они сегодня по моему приказу были в той самой пещере, где растет змеекуст. Мудрейшие, я прошу Вашего разрешения пригласить их сюда!
   Дождавшись одобрения, он кивнул кому-то у входа. На середину юрты, между девочкой и советом вышли те самые юноши, что встретили Тасю на входе.
   - Расскажите, что видели, сыновья Накато! И пусть только правда льется из ваших уст! - приказал один из старейшин.
   - Приветствуем вас, о, Мудрейшие и наш Вождь! Два дня назад мы с братом стояли в дозоре. Вдруг послышались крики. Я бесшумно пошел вперед, а брату приказал позвать отца! - начал тот из них, что постарше. Брат согласно кивнул, а старший продолжил.- Они подоспели вовремя, и мы вместе обнаружили ее, - он указал на Тасю, - без сознания! Позвать на помощь она сама не могла, да и приползти туда тоже. Все ее тело было покрыто уколами змеекуста. Если бы мы опоздали хоть немного, девчонка умерла бы.
   - Продолжай!
   - Сегодня мы по приказу отца были в той самой пещере, где растет змеекуст. Вернее рос, - поправился он. - Растение было изрублено на мельчайшие кусочки. Пещера вся залита его соком, мы оттуда еле выбрались, Это все!
   Он замолчал и посмотрел на старейшин, брат еще раз кивнул в знак согласия.
   - Скажи, девочка с волосами цвета огня. Разве могла ты в беспамятстве так изрубить змеекуст? - вкрадчиво начал свое наступление Накато. - Кто помогал тебе? И для чего он оставил тебя нам?! Отвечай!
   Глаза его сузились и стали практически черными. Губы вождя побелели от злости, а голос угрожающе понизился. Девочка испуганно сжалась. Она снова вспомнила то лицо из сна, скрытое под капюшоном. Из-под капюшона на нее смотрела пара серо-карих глаз, но Тася упорно продолжала молчать.
   Тут голос подал младший сын:
   - О Вождь, она была без сознания. Мы обыскали и ее, и пещеру. Оружия нигде нет. Наверно кто-то помог девочке из жалости! Все знают, как ужасна смерть в объятьях змеекуста! - он ободряюще посмотрел на Тасю. - Также как все народы знают, что только мы умеем варить противоядие! - с нажимом продолжил он, глядя прямо в глаза вождю. - Посмотри, все ее тело покрыто синяками и следами от уколов этого проклятого растения... Разве стали бы так рисковать жизнью шпиона? А если бы она умерла, так и не добравшись до нас?! - закончил он.
   - Ты прав, сын мой... - Накато задумался, глаза его снова стали темно-синими. - Что ж, если вы все рассказали, можете идти! - юноши с уважением склонились и, пятясь спиной, покинули совет.
   - Кто помогал тебе? Зачем ты пришла к нам? - вождь снова пристально смотрел на девочку.
   Сердце Таси буквально выпрыгивало из груди. Во рту пересохло от волнения, но страха не было. Она посмотрела прямо в глаза вождю и ответила, гордо подняв голову:
   - Я не знаю, как к вам попала! Даже если кто-то мне помог, я его не видела! Но у меня нет дурных намерений. Единственное, о чем я вас прошу - помогите мне вернуться домой!
   Старейшины и вождь стали вполголоса совещаться между собой. Вдруг в юрту снова вошел Адис и, низко поклонившись, объявил:
   - Говорящая с Предками хочет взять слово!
   Старейшины согласно закивали, а вождь нехотя ответил:
   - Что ж, пусть войдет.
   Адис, снова подмигнув Тасе так, чтобы никто не видел, и отодвинул полотно от входа. В комнату величественно вплыла какая-то женщина.
   Длинные черные волосы заплетенные во множество кос, перевитых шнурками с бусинами и клыками каких-то животных. Лицо, покрытое наполовину черной, наполовину красной краской. Балахон до самой земли из тонкой черной шерсти, расшитый таким же красным орнаментом, что и рисунки на теле старейшин. В одной руке ее было что-то зажато. Женщина обратилась к совету:
   - Мудрейшие!Позвольте мне по праву занять мое место!
   Старейшины согласно закивали, только вождь недовольно поджал губы. Женщина прошла и села на свободный камень.
   - Что скажет Совет? - обратился вождь к старейшинам, не обращая внимания на Говорящую с Предками.
   Мужчины снова заговорили между собой вполголоса. Но общего решения так и не нашлось. Вдруг один из старейшин обратился к женщине:
   - А что скажешь ты, Говорящая с Предками?
   Женщина величественно встала и не спеша заговорила:
   - Девочка не лжет. Я сама обрабатывала ее раны! - Тася вдруг поняла, что это говорит Имани. - Яд действует почти мгновенно. Поэтому она могла не видеть своего спасителя. Предки сказали мне, что он в тот же дин покинул наши земли. Значит, девочка была ему просто не нужна.
   Она сделала небольшую паузу, а затем продолжила:
   - Это было на шее огненноволосой, когда Накато принес ее! - женщина вытянула руку. - Вы сами знаете, что это значит! Я взяла его, чтобы спросить у предков, кто она такая. И они подтвердили рассказ девочки.
   Тася узнала свой кулон. Сердце ее запрыгало от радости. Старейшины зашептались. А когда они успокоились, Накато недовольно улыбнулся:
   - Это только слова! Как ты подтвердишь их? Мы не сможем сами расспросить предков!
   Имани подошла к Тасе и, ободряюще взяв ее за руку, ответила, гордо взирая на Совет:
   - Что ж, раз моего слова не достаточно. Думаю, предки сами вам все покажут. Я требую Зова Крови!
   Мужчины разом загомонили. Глаза вождя потемнели, снова став почти черными. И он негромко ответил:
   - Ты понимаешь, женщина, если девчонка врет, Предки убьют ее?!
   - Она говорит правду! - спокойно ответила та.
   - Ну что ж... Зов Крови расставит все по своим местам. А пока ты головой отвечаешь за девчонку!
   Он посмотрел на Имани. На миг глаза его вспыхнули небесно-голубым, но снова стали темно-синими. Говорящая с Предками низко склонилась перед старейшинами, сделав Тасе знак рукой повторять за ней. Мужчины встали и вышли из юрты, оставив девочку наедине с женщиной.

Глава XII "Поселение Атинос"

   - Ты молодец! Держалась достойно! - похвалила Имани. - Ничего не бойся! Мне для обряда потребуется лишь твой кулон и твоя кровь.
   Тася поежилась:
   - Кровь?
   - Всего капля! Нужно подготовиться... Адис!
   Позвала женщина, и в юрту вошел тот самый юноша, что пытался приободрить девочку на совете, Она с любовью посмотрела на сына:
   - Атаро в твоем распоряжении до вечера. Познакомь ее с нашим поселением. Но смотри, мы с тобой за нее головой отвечаем перед отцом!
   Он кивнул и, подмигнув Тасе, шутливо ответил:
   - Да за Чиамаку я готов не только голову, жизнь отдать!!! - и, улыбнувшись, добавил. - Ну что, пошли?
   Девочка зарделась до корней волос, вспомнив, что "Чиамака" означает "красивая". Имани рассмеялась:
   - Вот льстец! - и вышла.
   Тася шла по лагерю рядом с Адисом и незаметно разглядывала его. Бледная серебристо-серая кожа мягко светилась. Полные губы. Широкий, немного приплюснутый нос с ноздрями вразлет. Большие кошачьи глаза с длинными загнутыми черными ресницами, а над ними широкие прямые брови смоляного оттенка. В одной из них, ближе к виску вставлено маленькое металлическое колечко.
   Овальное лицо с немного выпирающими скулами. Волевой подбородок с ямочкой посередине. Черные с синеватым отливом волосы заплетены во множество косичек. А те, в свою очередь, собраны в тугой хвост на затылке . Казалось, этим он бросает вызов обычаям племени. Все мужчины, которых видела девочка до этого, ходили только с одной косой.
   Мягкие кожаные штаны с бахромой и множеством накладных карманов. Такого же цвета кожаные мокасины и черная куртка с разноцветным орнаментом и бахромой на плечах нараспашку. На шее амулет из огромного когтя какого-то животного с вырезанными на нем непонятными девочке иероглифами.
   На вид ему было лет шестнадцать.
   Первым молчание нарушил Адис:
   - Не переживай! Мой отец - очень хороший человек! И хотя он немного строг, но всегда справедлив.
   - Ну да, хороший! - пробормотала Тася, поежившись, она вспомнила с каким пристрастием вождь допытывался до истины.
   - В последнее время появилось слишком много желающих разведать наши тайны. Ну что, Чиамака, пойдем, я покажу тебе наше поселение! - быстро сменил тему Адис.
   - Хорошо! - ответила Тася и снова стала пунцовой от произнесенного им слова. Чтобы скрасить неловкий момент девочка задала вопрос, давно мучающий ее:
   - А сейчас что, ночь? Почему здесь так темно?
   - Нет, сейчас примерно четверть дина, - с улыбкой ответил юноша, - Ты находишься в Сумеречном Грибном лесу. Здесь не бывает светло.
   - Но как вы тогда отличаете день от ночи?
   - День, ночь? Что это?
   Девочка задумалась, как бы понятней объяснить:
   - Ну... У нас день - это когда светло. Мы делаем свои дела. А ночью -- темно , все обычно спят.
   - Понял... Очень просто. Днем у нас мрак и туман немного рассеиваются. А ночью становится темно так, что хоть глаз выколи. Между ними, когда наступают полные темнота и тишина, начинается Сияние.
   Девочка вопросительно посмотрела на Адиса, и он пояснил:
   - Во время Сияния в лесу растут светящиеся грибы. Опасное время. Их тут же поедает местная живность: слигеры, сороконги, дайперы. Да много кого, а также на охоту выходят спиногрызы.
   - А я видела что-то подобное. Там в лесу.
   - Кстати, слигеров мы используем в хозяйстве. Хочешь, я покажу тебе их? Идем!
   Он указал рукой куда-то в сторону больших деревянных ворот, и, взяв девочку за руку, быстрыми шагами повел ее.
   Когда они пришли к положенному месту, Тася увидела большой загон, сооруженный из переплетенных толстых веток древогрибов. Внутри ползали около десятка существ разных размеров и цветов. Это были те самые животные, похожие на корову, бегемота и улитку.
   - Ой, я в лесу хотела одного погладить...
   Улыбнулась девочка и рассказала своему спутнику про лесное происшествие. Оба они громко расхохотались. Посмеявшись, Адис сказал:
   - Все очень просто! Возьми кусочек светящегося гриба и покорми им слигера. Тогда он твой навеки!
   Он нашарил в кармане салатово-зеленый кусок, который и протянул самому большому из животных. Слигер потянулся к нему и, взяв гриб, стал блаженно жевать, не замечая ничего вокруг. Адис тем временем ловко перепрыгнул через ограждение. Он взгромоздился на зверюгу, удобно расположившись на мохнатой раковине. Управляя усиками как штурвалом, сделал почетный круг и позвал Тасю:
   - Вот видишь, совсем не страшно! Давай ко мне!
   И вот она уже сидит за его спиной, крепко вцепившись обеими руками в юношу.
   - Здорово!!!!
   Накатавшись вдоволь, ребята вылезли из загона, и Адис снова стал рассказывать:
   - Эти животные медленные, но очень сильные. Они у нас перетаскивают вещи, когда мы переходим в другие поселения. Чтобы слигеры далеко не расползались, мы сделали загон, из которого периодически выпускаем их пастись. Женщины из их шерсти делают нам одежду, одеяла, да все, что нужно. Шкуры тоже идут на одежду или на юрты. А еще самки дают очень вкусное млеко! - он зашел в маленький плетеный сарай рядом с загоном, вынес оттуда стакан, наполненный чем-то розоватым, и протянул Тасе. - Хочешь?
   Девочка с удовольствием попробовала необычное млеко. По вкусу оно напоминало жидкую сгущенку. Сладковато-терпкое, с тонким ароматом, похожим на карамель и ваниль. Млеко оказалось таким вкусным, что было выпито все до самого дна.
   - Обалденно! - девочка облизнула губы, над которыми получились розовые "усы".
   -А как вы их различаете? Ну, где девочки, а где мальчики?
   - Пока слигеры маленькие, они не имеют пола и могут быть любого цвета. Видишь? - он указал на парочку малышей, размером не больше комнатной собачки. - Этим малюткам всего 3 дина от роду, но они очень быстро растут.
   Дав Тасе кусок светящегося зеленого гриба, он взял такой же и протянул его ближайшему крохе. Тот радостно принялся смачно его пережевывать. А немного погодя сам стал ядовито-зеленым.
   - Через несколько катренов они станут сине-фиолетовыми. Это значит что они уже самцы.
   - А как же млеко? - удивленно спросила девочка.
   - А еще через некоторое время примерно половина из них начнет светлеть. Их окрас станет серо-розового цвета. Это уже будут самки. Но к старости они постепенно все становятся самками! - добавил юноша.
   Как-то странно посмотрев за спину Таси, он продолжил экскурсию. Девочке показалось на мгновение, что глаза его стали темней, а потом снова вспыхнули голубым. То же самое она замечала у всех Людей Тьмы. Не сдержав любопытства, она спросила:
   - Адис, мне показалось... Твои глаза меняют цвет... - Тася замялась, но спутник понял, о чем она.
   - Стали темней? У нас часто так бывает. Цвет глаз изменяется от небесно-голубого до сине-фиолетового или черного, в зависимости от настроения.
   Глаза Таси загорелись от восхищения:
   - Здорово! То есть, можно понять настроение собеседника, просто посмотрев ему в глаза?
   - Да! - ответил Адис и спросил:
   - Слушай, сколько ты уже живешь? Выглядишь ты, где-то, на двенадцать дан!
   Девочка подумала, что под вопросом "сколько ты живешь" юноша подразумевал "сколько тебе лет", но что такое были эти "даны"?
   - Мне одиннадцать лет, - ответила Тася, гадая, правильно ли поняла Адиса, - А что обозначают эти "даны"?
   - Ну... мы так считаем время... - задумчиво произнес парень. - Один дан состоит из ста тридцати катренов, а в одном катрене двадцать пять динов. Один дин - это тридцать две склянки. Одна склянка - это сорок пять капель сока жизни. А что такое "лет"? - ответил вопросом на вопрос юноша.
   - А у нас время считается летами. Тьфу, то есть годами. Год - двенадцать месяцев, месяц - тридцать дней. День - двадцать четыре часа. Час - шестьдесят минут. Минута - шестьдесят секунд. Секунда... - тут девочка задумалась на мгновение, пытаясь правильно объяснить, что же такое секунда, - ...это промежуток времени, за который ты успеваешь сказать "один".
   -Ого, но это же очень мало...
   - А что такое сок жизни? - перебила его девочка.
   - Пойдем, покажу тебе кое-что... - ответил юноша, и они двинулись по направлению к центру деревни.
   Тася показалось, что за ближайшей хижиной мелькнула тень. Но ее глаза еще не совсем адаптировались под сумерки. Девочка решила, что ей просто показалось.
   Впереди показалось большое каменное сооружение. Округлой формы в виде большого купола на семи столбах. Прямо под ним круглая площадка, выложенная большими гладкими камнями с глубокой чашей посредине. Чаша была словно вырезана из целого куска какого-то полупрозрачного камня. Ее основание было оплетено жгутом из нескольких каменных лиан. От них вверх поднимались семь толстых каменных стеблей насыщенного изумрудно-зеленого цвета. На высоте около метра стебли переплетались между собой, образуя небольшое ложе.
   Сверху, не касаясь его, находилась огромная склянка, напоминающая водяные или песочные часы. В каждой части этого склянки располагалась закрученная спиралью цепочка из шестнадцати шаров. Один из шаров был заполнен яркой голубой жидкостью. Она постепенно перетекала в другой шар, который находился сразу же за ним, но чуть ниже. Но в следующий шар она не попадала, оставаясь каким-то загадочным образом на месте.
   - Это Хронос. Их всего шесть, по одному в каждом королевстве. Когда-то, когда нашим миром еще правили Прародители, они установили их и наполнили соком жизни. Своей собственной кровью вперемешку с неизвестным ингредиентом. Видишь вот этот лазурный шар?! - он кивнул в сторону того самого шара, что заворожил девочку секундой ранее, и она послушно кивнула в ответ. - Он почти полный, значит сейчас всего тринадцать склянок. Так что времени у нас - хоть отбавляй... Говорят, что когда остановится последний Хронос, наш мир исчезнет... - добавил он шепотом.
   Глаза Таси расширились от ужаса. Она представила, что все Хроносы остановились, а она так и не успела попасть домой. Адис глянул на нее и рассмеялся:
   - Глупышка! Это просто старинная легенда. За все время они даже ни разу не ломались. - девочка, глядя на него тоже рассмеялась, а потом снова с любопытством уставилась на диковинный механизм.
   - Я посчитала... одна капля сока жизни - это же минута по-нашему. Значит тридцать две склянки - это... это двадцать четыре часа... Сколько ты говоришь у вас дней в каторене?
   Не в каторене, а в катрене. И не дней, а динов! - поправил ее юноша. - Двадцать пять. А что?
   - Подожди... Так, двадцать пять значит... А сколько в дане катренов?
   - Сто тридцать, да что ты хочешь узнать? - он нетерпеливо уставился на нее.
   - Не мешай... - девочка несколько минут что-то бормотала себе под нос, а потом радостно вскрикнула. - Ого, да это же... Три тысячи двести пятьдесят - Почти девять лет - один дан. Это чуть меньше, чем мне сейчас...
   - Эй, да по нашим меркам ты еще совсем младенец! - засмеялся Адис. - Ну что, "крошка", пойдем дальше? - поддразнил он Тасю.
   Девочка снова покраснела до корней волос, но тут же ответила:
   - А тебе-то сколько?
   - Мне? Мне уже пятнадцать данов! - гордо ответил паренек.
   - Ну, тогда по нашим меркам... Тебе уже около сто тридцать пяти лет, и ты такой дряхлый, что без палочки не то что ходить, стоять не можешь! - парировала она, рассмеявшись.
   Вдруг Адис снова стал как-то странно озираться:
   - Как же жарко. Вот сейчас попьем водички, и я расскажу тебе кое-что важное про Совет!
   Нарочито громко сказал юноша, увлекая девочку к фонтану. Наклонившись низко к воде, он произнес так тихо, что Тася еле расслышала:
   - Приготовься. По моей команде начинай плескать воду на противоположный край фонтана. Я все объясню потом... Вперед!!! - громко скомандовал Адис.
   Они вместе с Тасей буквально залили противоположную сторону. Раздалось бульканье, затем кашель и чихание. Вдруг от земли отделилась какая-то водянистая фигура и кинулась в противоположную сторону с криками ругательств. Тася завизжала, а ее спутник заливисто рассмеялся:
   - Это Баако! Ну ничего. Больше он не будет за нами шпионить. А теперь быстро за мной!
   Он бросился к краю площади, за ближайшую хижину. Девочка послушно рванула за ним. Водянистая фигура, отбежав метров триста, остановилась и словно растворилась в воздухе. А они уже взобрались наверх, на плоскую крышу и легли так, чтобы их было не видно.
   Тася шепотом спросила:
   - Как он это сделал? И почему я его не увидела, а ты увидел?
   - Все просто. Мы же Темные. Так как мы охраняем... - Адис прикусил язык, поняв, что сболтнул лишнее - - В общем, мы - лучшие шпионы. Наша кожа приспосабливается под любой темный цвет, делая нас практически незаметными. Но если потренироваться... - он замялся. - Просто я давно знаю своего брата. Так и думал, что он будет все вынюхивать. Ну что, чем займемся? Конечно, хижины Темных в Грибном лесу - не лучшее место для экскурсии в Шести Королевствах... - постарался он сменить тему, каясь, что и так слишком много наболтал.
   - А что такое Шесть Королевств? - с любопытством спросила девочка.
   -Ну, ты даешь! Ты что, и правда с небес свалилась?
   Девочка, немного обидевшись, ответила:
   - Ниоткуда я не свалилась! Я оказалась на точно таком же кургане, что и дома. Но вот как и почему, не знаю... И твой папа мне не верит... А мой...
   Плечи девочки вздрогнули, и она, всхлипнув, отвернулась. Адис растерялся. Он пошарил по карманам и достал горсть орехов:
   - Хочешь? Это наши, местные, очень вкусные! - уговаривал он Тасю, проклиная себя за то, что невольно ее расстроил. - А давай я принесу тебе еще млека слигеров? У тебя были такие смешные розовые усы! Прямо как у Лесных! Правда у них они зеленые... - улыбнулся он, и попытался пальцами изобразить те самые усы.
   - А Лесные - это один из народов? - девочка примиряюще взяла несколько орехов и попросила. - Расскажи мне еще о вас... Я почти ничего не знаю!
   Она выглядела такой беззащитной и по-детски доверчивой, что Адис подумал: "Да разве это шпион?!". Ему вдруг захотелось развеселить ее, и он заговорщицки прошептал:
   - Хорошо. Я расскажу тебе про Шесть Королевств. Ну а ты расскажешь мне, как сюда попала. Обещаю никому не говорить, - и подмигнул, - По рукам?
   - По рукам, - ответила Тася. Глаза ее загорелись любопытством, - Только ты первый!
   - Ну ладно!- задумавшись на мгновение, Адис начал рассказывать. - В мире Безвременья существует Шесть Королевств. Люди Тьмы, Люди Света, Лесной Народ, Горный Народ, Водный Народ, и Люди Ветра С Темными ты уже знакома.
   - Ну да, немножко, - добавила девочка.
   - Не перебивай! - Адис продолжил. - Мы живем в Сумеречной Зоне, Горные - по соседству с нами, в скалистых ущельях. На границе с ними живут Лесные. Говорят, что у них город построен прямо в кронах вечнозеленого леса. Они могут прожить всю жизнь, ни разу не спустившись на землю. Недалеко от Лесного живет Водный народ. Он строит дома в глубине пяти озер, которые окружают огромную пустыню. Над озерами парят воздушные замки, Людей Ветра.
   -А люди Света?
   - Ах да... Говорят, они могли летать по воздуху без всяких приспособлений, перемещаться в любое место в один миг и даже исцелять любые болезни. А еще они не стареют и не умирают. Правда, их никто не видел уже более тысячи данов. С того момента как Таящаяся во Тьме ... - Адис вдруг замолчал. - В общем, это просто старинная красивая легенда. Я думаю, они самые необычные люди из всех Шести Королевств!
   Он снова спохватился, что наболтал лишнего, но Тася уже с интересом спросила:
   - А кто это, Таящаяся во Тьме?!
   - Да еще одна легенда... Расскажу ее в другой раз. Твоя очередь.
   - У нас все намного проще...
   И Тася коротко рассказала о своем мире, в конце добавив историю своего появления здесь. Конечно, она упустила тот момент, когда поссорилась с отцом. Адис слушал, затаив дыхание. Для него диковинным был тот мир, из которого явилась девочка. Когда она закончила, то лицо ее стало немного грустным. Тася очень скучала по родным и беспокоилась за отца.
   Сумерки стали сгущаться. Болтая, они совсем забыли о времени. Спохватившись, юноша пробормотал, спускаясь на землю и увлекая свою спутницу с собой:
   - Ну и попадет же мне от матери. Я же не покормил тебя.
   - Я не голодна! Мы и так напились млека, да еще и с орехами! - улыбнулась Тася в ответ.
   - А теперь бегом к Юрте Старейшин. Иначе отец решит, что ты сбежала. И я вместе с тобой. Мы ведь спрятались от Баако, который приглядывал за нами по его приказу...
   Они сломя голову бросились к священному месту племени Атинос.

Глава XIII "Зов крови"

   Запыхавшись, Тася еле перевела дух. Перед входом их уже поджидал Баако.
   - Ну, как тебе купание? - поддел брата Адис.
   Лицо старшего из братьев осталось беспристрастным. Он только повел бровью, словно говоря: "Вы же еще дети, что с вас возьмешь?". И важно ответил ровным голосом без эмоций, подражая отцу:
   - Уже почти все готово для обряда! Проводи огненноволосую в хижину знахарки! - и отвернулся, даже не удостоив девочку взглядом.
   Пока ребята шли, Тася вспомнила, как выглядели старейшины, и спросила Адиса:
   - А кто ваши Старейшины? Они так похожи, как родные братья!
   - Или как отец с сыном? - улыбнулся Адис. - Вернее, это и есть отцы и сыновья. Накато - мой отец и вождь, Руфаро - его отец и мой дед, Гакеру - мой прадед, Рутендо - мой прапрадед, а Иони - самый старший мужчина из всех живущих в нашем роду. Ну, вот мы и пришли, - дверь хижины приоткрылась и из нее выглянула Имани, - А теперь, Чиамака, извини! Нам пора проститься! Надеюсь, это наша не последняя встреча!
   Он шутливо ей поклонился, а Тася снова раскраснелась. Из хижины снова выглянула Имани уже в своем ритуальном облачении и поманила девочку рукой. Взобравшись по веревочной лестнице в хижину, Тася стала разглядывать ее. Все стены были увешаны сушеными растениями и кореньями, а также лапами и хвостами каких-то животных.
   В центре стоял плетеный круглый пуф. Имани показала на него рукой и пригласила Тасю сесть. Женщина в полном молчании расчесала ее. Заплела пять косичек и украсила волосы шнурками с бусинами. На одной щеке девочки она алым нарисовала маленькую птичку, отдаленно напоминающую летящую колибри, а на другой - открытую ладонь. Лоб Таси украсило изображение, напоминающее третий глаз. Такой же рисунок был на лбу и у самой женщины. На шею девочки она повесила раковину - тот самый кулон, что достался ей от матери. Критически осмотрев свою работу, Имани осталась довольной.
   Затем, также не произнеся ни звука, они отправились в юрту старейшин. Тася не знала, что ожидает ее там, и очень сильно волновалась. Она ждала, что Адис снова подбодрит ее взглядом. Но вход в юрту охраняли двое незнакомых мужчин. Один из них заглянул внутрь и объявил, что они пришли. Вождь приказал мужчинам-охранникам отправляться к себе. И они поспешно скрылись в темноте.
   Оказавшись в юрте, Тася огляделась. В центре также полукругом стояло шесть плоских камней, но на них уже никто не сидел. По четырем сторонам от них в чашах горели благовония. Старейшины и вождь стояли в центре. В руке каждого были короткие палки с набалдашниками. Их украшали фигурки все тех же странных животных, вырезанные из костей. Внизу на палке были прикреплены длинные перья разной окраски.
   В юрте была полутьма. Кожа мужчин, в этот раз темно-фиолетовая, почти сливалась с ней. Одеты в этот раз они были по-другому. Широкие юбки-шорты до колен, на ногах - браслеты из перьев. На голове ритуальные уборы, спускавшиеся до самой земли и состоявшие из из перьев и костей. И только ярко-красные рисунки животных по-прежнему оставались у каждого на груди.
   Имани усадила девочку на колени перед советом. Сама встала сзади, взяв ее за плечи. Женщина сказала что-то старейшинам на непонятном языке, и они окружили Тасю. Знахарка ударила в шаманский бубен, задавая ритм. Мужчины стали медленно ходить вокруг девочки, иногда подпрыгивая или одновременно поворачиваясь в обратную сторону. Они в такт потряхивали палками-инструментами, по звуку похожими на маракасы, и тихо бормотали:
   - А-ТА-РО! А-ТА-РО! КУ-ЭН-ТОС-ДИ-МО-НО! А-ТА-РО! МЭЙ-ТА-ТА! МЭЙ-ТА-ТА! КА-У-РА-МИ-ДУС-ФА-ТЭ-РА! МЭЙ-ТА-ТА! МЭЙ-ТА-ТА! А-ДУ-ЛЯ-ТИ-КУС-МУ-ТЭ-РА!
   Имани все убыстряла темп, ускоряя ритм заклинания.
   Шаги, медленные вначале, становились все быстрее и быстрее. Фигуры казались размытыми, словно из тумана или сгустков тьмы. Сливаясь в один непрерывный ряд, они становились все менее заметными в темноте. Шепот становился громче и громче, и вот они уже почти кричали.
   Девочке показалось, что вокруг нее уже не пять, а сорок пять человек слились в танце в один непрерывный круг. Вот она перестала различать их силуэты. Теперь вокруг нее кругами пробегали только ярко-красные животные, нарисованные у мужчин на груди.
   Мимо проскакала трехрогая косуля с кисточкой на длинном тонком хвосте. За ней ловко и быстро гнался хищник, похожий на рысь. Но с тремя головами, шестью ногами и пятью хвостами. Словно по ночному небу, пролетела стайка каких-то маленьких птиц. Их возглавляла самая большая и величественная - двуглавая сова, прежде нарисованная на груди у вождя.
   Они уже не казались просто рисунками, а жили своей жизнью. Сердце девочки бешено колотилось. Она дрожала от страха, но не могла оторвать глаз от невероятного зрелища. Имани за спиной девочки гортанно прокричала: "Мэйтата!". Члены Совета резко остановились
   Взяв руку Таси, женщина проколола ей указательный палец. Выдавив каплю крови, она нарисовала алый круг на лбу девочки, прямо в центре "третьего" глаза.
   Вождь, повернувшись лицом к Тасе, громко заговорил уже на понятном ей языке:
   - О, могущественные предки! Услышьте Зов Крови! Отзовитесь! Отличите правду от лжи в глазах и на устах этой огненноволосой девчонки! Свершите правосудие! Пусть истина восторжествует!
   Он закрыл глаза и что-то пробормотал на языке заклинания. Встав на колени, вождь поднял руки с дымящейся чашей вверх. Старейшины последовали за ним, тихо шепча то же самое на своем языке.
   Имани, взяв кусочек чего-то желеобразного, собрала еще пару капель крови, и бросила в чашу:
   - Дети Ночи! Услышьте нас! Осудите или оправдайте Атаро!
   Желе впитало кровь, как губка. В чаше тот час же вспыхнул и погас огонь, оставив только густой едкий дым. Дым заполнил юрту, он щекотал и пощипывал нос.
   Ничего не произошло. Несмотря на таинственную атмосферу, Тасе вдруг стало смешно. Все выглядело как неудавшийся фокус у уличного шарлатана. Девочка, стараясь сохранять серьезное лицо, с трудом подавила смешок.
   Внезапно Имани впилась пальцами Тасе в плечо. Девочка обернулась и вскрикнула. Шаманка почти растворилась в воздухе. Лишь ее глаза и изображение, нарисованное на лбу, ярко вспыхнули небесно-голубым. Таким же голубым огоньком запылало нарисованное око на лбу девочки.
   Она потянулась к нему, чтобы дотронуться и тут же обожглась. Прищурив глаза от непривычного света, Тася обернулась и увидела, как члены Совета безмолвно внимают Говорящей с Предками.
   - Я - Чиджэнда Иму Мэйтата, первый сын Тьмы! Прародитель племени Атинос и первый его вождь! - громко заговорила Имани чужим грубым мужским голосом. - Кто посмел нарушил мой покой?
   Теперь девочка понимала каждое слово на древнем языке. Вождь встал, поклонился, и почтительно ответил:
   - Я - шестьдесят третий вождь племени Атинос! Верный сын и потомок Твой...Ваш! - тут же поправился он. - О, Чиджэнда Иму Мэйтата,! - Накато изо всех сил старался скрыть свои эмоции, но, вслушавшись, можно было отличить тонкие нотки неуверенности и страха. - Я вызвал Вас! И на то у меня были веские причины...
   - Какие же?- голос был суров и непоколебим.
   - О, Великий Сын Тьмы и Первый Вождь нашего племени! Мы нашли девчонку возле лагеря, и подозреваем в ней шпиона! Но она утверждает обратное...
   - Вы призвали меня лишь для того, чтобы я сказал, кто эта девчонка?! - в голосе его зазвучали гнев и презрение. - О, Тьма! Разбудить меня ради такой глупости!!! Неужели вы - мои потомки, испугались какой-то девчонки?!
   Он даже не посмотрел на Тасю. Голос Накато стал дрожать еще более заметно, но он продолжил.
   - Да... То есть... нет ... Конечно, я мог бы и сам решить ее судьбу. Но она говорит такие вещи, в которые с трудом хочется верить!
   - То есть она лжет?!
   - Я не уверен! Девчонка говорит, что пришла из другого мира! Она воспользовалась Входом, о котором никто ничего не знает! Ее волосы цвета огня! На ее шее тот самый кулон! - помолчав, мужчина продолжил. - По легенде из ниоткуда вернется к нам Болэйда, отмеченная самим Светилом! Она освободит Шесть Королевств от великой Печали - Таящейся во Тьме! Иными словами, она утверждает себя Болэйдой!
   Девочка хотела возразить, что никем она себя не утверждает. Но страх пересилил, и она продолжила молча вслушиваться в каждое слово.
   - Гмм... Это очень дерзко - называть себя избранным... - вдумчиво ответил голос. - Для этого должны быть доказательства...
   - Поэтому мы и вызвали Вас сюда, о, Великий Предок! - Накато облегченно вздохнул.
   - Чтобы найти доказательства?! Ну... Я попробую, но мне нужно время... - милостиво согласился Мэйтата.
   Все разом затихли, услышав эти слова, и неподвижно уставились на девочку. Нарисованный глаз на лбу Таси загорелся ярче прежнего. В глазах потемнело, и девочка ощутила в голове странную пустоту. Веки стали тяжелеть, она закрыла глаза, чтобы прийти в себя.
   Вдруг картинки из воспоминаний последних нескольких дней замелькали перед ней в обратном порядке. Казалось, кто-то перебирает их. Девочка открыла глаза, снова почувствовав пустоту в голове. Она поняла, что это тот самый предок проник в ее воспоминания. Через мгновение голос снова заговорил:
   - Девчонка говорит правду!
   - Она избранная?! - вождь удивленно воззрился на шаманку, говорящую голосом Первого Сына Тьмы.
   - Не перебивай! Этого я не говорил! Но все, что она сказала -- правда! А я не наказываю за истину. Поэтому мне уже пора покинуть вас! - он с неохотой спросил. - Это все, что вы желали узнать?
   - Подождите! Но как же мы узнаем, избранная она или нет? - в отчаянии вскрикнул вождь, пытаясь не дать Сыну Тьмы исчезнуть.
   - ТЫ точно мой потомок?! - он скептически уставился на вождя. - Я же объясняю, она говорит правду!!! Мне не за что ее наказать. Избранная она или нет, знают ее Предки. Вот и спросите у них! А мне пора!
   -Но кто ее предки?! - вождь в отчаянии поднял руки кверху.
   - Почем мне знать? Я - сын Тьмы. Спроси у нее самой! - голос стих, глаза шаманки перестали светиться, кожа ее стала светлеть, и она без сил упала на пол. Вождь тут же подбежал к ней и помог встать. Она оперлась о его плечо и с трудом произнесла, обращаясь к Тасе и не глядя на Накато:
   - Видишь, Болэйда, все оправдалось! Теперь мы обязаны принять тебя как гостя! Ты слишком устала... Да и я тоже. Пойдем ко мне в хижину!
   Девочка кивнула. Она тоже почувствовала себя слишком уставшей, чтобы заниматься чем-то еще. Единственной ее мечтой сейчас было повалиться на мягкую теплую кровать и уснуть глубоким непробудным сном.
   - Подожди... Атаро... Скажи мне, кто твои предки?
   Вождь пытливо уставился на девочку, Тася, поежившись, устало ответила:
   - Я не знаю, о, Вождь! Я ведь рассказала вам все...
   - Хватит, Накато! - прервала его Имани. - Теперь Атаро наш почетный гость. Мы еще успеем узнать, к какому племени она относится...
   -Ты права, женщина... - Накато немного замялся, но тут же продолжил - Ну, что ж, Атаро! Рад приветствовать тебя в поселении Атинос. Будь нашей дорогой гостьей!
   Все приличия были соблюдены. Совет окончился.
   Неожиданно в юрту Старейшин влетел запыхавшийся Адис:
   - О, Вождь, прости мне мою дерзость! Но ты срочно нужен. Случилось непредвиденное -- караульные Шестого входа исчезли!
   Накато кивнул сыну и поспешно вышел.
   Имани с Тасей склонились, ожидая пока все старейшины покинут юрту. Затем они отправились в хижину шаманки.
   - Сегодня ты переночуешь у меня. Уже поздно и я слишком устала, чтобы искать тебе отдельное жилье. В юрте больных ты жить не можешь. Теперь ты, Болэйда, и наш почетный гость. Ты, наверное, замерзла?
   - Немного!
   Девочка кивнула, но вдруг поняла, что Имани очень слаба, чтобы самостоятельно передвигаться. Она поспешила к женщине:
   - Давайте я помогу вам дойти.
   - Ты очень добра! Спасибо!
   Имани облокотилась на Тасю и слабо улыбнулась.
   Хижина была не слишком далеко. Но идти пришлось медленно. Тася ступала на ощупь, тогда как шаманка уверенно двигалась в кромешной темноте. "Наверное, она уже так привыкла к мраку? - Думала Тася, - А может, это еще одна способность Людей Тьмы?" Девочка вспомнила, что еще с утра она сама вот так же опиралась на Имани от нестерпимой боли. А теперь она позабыла о своих ранах. Боль уже совсем не чувствовалась, но спать хотелось жутко.
   Когда они поднялись в хижину, девочка, быстро умылась и скинула одежду. Она тут же повалилась в плетеную кровать и уснула.

Глава XIV Письмо, забытое в заднем кармане

   - Нет... не отдам... Пустите... Нет... - Тася металась по кровати и не как не могла проснуться.
   - Атаро! Атаро! А-та-ро!!! - Имани, что есть силы тряхнула ее за плечо.
   Вскрикнув еще раз, девочка проснулась и с трудом открыла глаза.
   Лицо покрылось мелкими бисеринками пота. Она никак не могла сообразить, где находится. Имани ласково провела по лбу Таси и спросила:
   - Что случилось, Атаро? На тебе лица нет...
   - Кошмары... Мне все время снятся кошмары.
   - Ты многое пережила, скоро это пройдет...
   - Да нет же! - девочка наморщила лоб, словно от нестерпимой боли. - Они пытаются забрать у меня письмо... Мамимо письмо, понимаете! - вскрикнула она еще раз и начала лихорадочно ощупывать карманы.
   В одном из них лежал заботливо сложенный вчетверо небольшой листок. Он каким-то чудесным образом не пострадал в пещере змеекуста. Девочка с радостью развернула его. Те же непонятные каракули, напоминающие танец морских звезд...
   - Вот. Это письмо мне написала моя мама. А отец передал мне его перед ... Перед тем, как я к вам сюда попала. Он сказал, что здесь она рассказала мне все. Но я не пойму ни слова! - девочка беспомощно развела руками. - Я совсем про него забыла.
   - Спросите ее предков - так вот о чем говорил Мэйтата! - пробормотала Имани. - Пойдем, Атаро! Нужно срочно переговорить с Накато!
   У входа в Юрту Старейшин снова стояли двое юношей, но это были не сыновья вождя. Они молча расступились перед Имани и пропустили ее вместе с девочкой. В центре Юрты на своем месте гордо восседал вождь. Он был один:
   - Доброго дина тебе, Атаро! Похвально, что ты встаешь рано и не тратишь время на пустое валяние в кровати. Хочу пригласить тебя сегодня на почетный пир в честь твоего прибытия на главной площади племени.
   - О, вождь, выслушай меня! - обратилась к нему Имани, низко склонившись и сделав знак Тасе повторить за ней. - Ты суров, но справедлив. Так будь же благосклонен...
   - Говори, Имани, я внимательно слушаю... - брови Накато нахмурились, глаза из небесно-голубого стали лазурными.
   - Вчера, наш предок Мэйтата сказал: "Спроси предков ее"... Кажется, я зная один способ...
   -Ну, продолжай... - улыбнулся он, а глаза вновь посветлели.
   - Прости нас, о, мудрейший! Я - глупая женщина, Атаро всего лишь ребенок. Мы совсем выпустили из внимания письмо, что передала Атаро ее мать. Здесь рассказана история девочки. Но, увы, сама она не понимает ни слова... - Имани развела руками. - Вчера я забыла тебе рассказать о нем. Это моя вина и я готова понести суровое наказание... - она смиренно склонилась еще ниже перед вождем.
   - Хммм... Сплошные каракули, похожие на стаю бешеных сороконгов посреди грибного леса! - Накато взял в руки письмо и попытался его прочесть, но безуспешно. Казалось, он забыл о своих гостьях. - Ну да, спроси ее предков! - улыбнулся он и воскликнул. - Имани, ты прощена! Но впредь, пожалуйста, не забывай о таких важных вещах. А сейчас, проводи нашу гостью и возвращайся! - Накато кивнул в сторону Таси и добавил на языке Темных. - Не следует ей слышать наши тайны, я не доверяю ей, даже если она не шпион.
   Брови девочки сложились домиком, так как поняла каждое слово. Шаманка, взглянув на нее, кивнула и, скрывая улыбку, ответила на том же языке:
   - Ты прав, о великий Вождь. Но не забывай, теперь Болэйда одна из нас. Зов крови стер границы и открыл ей тайну нашего языка! - ей не понравилось, что вождь по-прежнему не доверяет Тасе.
   - Атаро! - мужчина неловко кашлянул, но твердо добавил. - Хоть ты и не нашего племени, но вчера держалась достойно. Я рад принять тебя как дорогую гостью и постараюсь помочь тебе, чем смогу. Это пока все, слишком много тайн окутали твое появление.
   Девочка виновато склонила голову. Она снова вспомнила пару серо-карих глаз из пещеры змеекуста, о которых никому не сказала ни слова. Даже Имани. Шаманка взяла ее за руку и потянула к выходу, ободряюще шепнув:
   - Не переживай, все обойдется.
   Они вышли из Юрты Старейшин и отошли на несколько шагов. Говорящая с предками была еще слаба после вчерашнего общения с духами, но старалась не показывать это.
   - Атаро, мне сейчас придется на некоторое время покинуть тебя! - обратилась она к девочке. - Сама ты вряд ли найдешь мою хижину, поэтому просто подожди меня около вон того орехового деревца, хорошо?
   И указала на деревце, которое чуть виднелось во мраке, хотя росло не дальше десяти метров от них.
   - Ничего не бойся, просто жди меня там! - продолжила знахарка. - А я попытаюсь как можно скорее вернуться.
   С этими словами Имани снова прошла к юрте и скрылась за полотном, по пути сказав что-то юноше-караульщику. Он согласно кивнул и метнулся куда-то в сторону.
   Сидя под деревцем, Тася немного озябла.
   Вход в юрту, как ни странно, больше никто не охранял. "Что же такое важное могут обсуждать они там?" - до девочки слабо доносились голоса. Они совещались. Было ясно, что Имани с вождем спорят о чем-то очень важном.
   Жгучее любопытство не давало ей сидеть и спокойно ждать. "Ну что случится, если я "нечаянно" услышу то, о чем они спорят?" - Тася решила просто прислушаться. На минуту она затихла, но и голоса стали тише. Слов не разобрать. Девочка сделала пару шагов в стороны юрты: "Я ведь не замышляю ничего плохого..."
   Любопытство боролось с совестью. В конце концов, оно победило.
   Тася медленно подходила все ближе и ближе, пока голоса внутри не стали совсем отчетливы. В паре метров от Юрты старейшин она остановилась и замерла:
   - ... Что ты предлагаешь? Запереть ее здесь?! - тихо спрашивала Имани.
   - Не верю я ей. Вдруг она сбежит по пути?! - жестко настаивал Накато. - Что тогда мы будем делать?!
   - Она же не шпион! Болэйда - избранная, она должна прочесть письмо матери и помочь нам всем! Ты знаешь легенду, и сам все слышал от Чиджэнды Иму Мейтаты!
   - Вот именно слышал! Он не подтвердил, что она Болэйда! С чего ты взяла, что это она?
   - Но и не отверг! Разве того, что она сама сказала, недостаточно? Предки подтвердили ее слова! А знаки? Ее кулон! Волосы цвета огня! Разве есть еще такие в Шести Королевствах? Чего ты еще хочешь? Какой смысл держать ее здесь?
   Наступило недолгое молчание. Затем Накато заговорил, но уже настолько тихо, что до Таси доходили лишь обрывки фраз:
   - Хорошо... но отправится... Баако...
   - Он же наследник, - тихо возражала Имани, -...не сможет... нужно подготовиться... пару дней... пойдут втроем. Так будет надежнее!
   За ближайшей хижиной скользнула черная тень. Девочка отскочила от входа, уселась на свое прежнее место и сделала вид, что увлеченно изучает ореховое дерево.
   Из-за угла вывернула Эйо. Она увидела Тасю и поджала губы. Проходя мимо, Темная процедила сквозь зубы на родном языке:
   - Отец был прав, эта шпионка до добра нас не доведет.
   Тася вспыхнула от неожиданности, но дерзко ответила ей:
   - Я теперь одна из вас. И все прекрасно понимаю. И не какая я не шпионка!
   - Да? А что ты тогда здесь делала? Случайно подслушивала у Юрты старейшин? Я все видела и расскажу отцу!
   - Я жду твою маму. Она меня сама попросила! А ты можешь ябедничать сколько угодно!
   - Запомни, иноземка! Ты никогда не будешь одной из нас! А сейчас убирайся отсюда, иначе пожалеешь!
   Топот бегущих ног прервал перепалку, грозящую перерасти в драку. Кто-то спешил к Юрте Старейшин. С разных сторон показались три тени. Две из них скользнули в Юрту, а третья замерла на входе.
   - О, Вождь! Плохие известия! Дозорных так и не нашли! Караул увеличили до пяти человек на каждом входе!
   - О, Вождь! Подмога, отправленная к Первому входу, тоже не обнаружила своих часовых!
   - Вот видишь, Имани! От нашей гости одни неприятности!
   - Атаро здесь не причем! Я уверена!
   - Надеюсь, ты права. Слишком много странного произошло с момента ее появления. Займись подготовкой лично. А мне нужно разобраться в случившемся!
   А еще через мгновение из Юрты показалась шаманка. Она подошла к девочкам:
   - Атаро, да ты совсем продрогла. Зуб на зуб не попадает. Пойдем. Эйо, детка, ты что-то хотела? Отец сейчас очень занят, зайди попозже!
   - Хорошо, мамочка! - невинным голосом ответила девчонка, незаметно показала Тасе язык и убежала.
   Женщина отправилась обратно в хижину, ведя Тасю за собой.
   В хижине Имани достала что-то с самой верхней полочки и повернулась к девочке.
   - Вот, держи. Это - ловец снов. Больше кошмары не будут мучить тебя. Правда и хорошие сны тоже не придут. Всегда храни его под подушкой! - с этими словами шаманка протянула девочке небольшой круг, украшенный перьями и бусина по краям, а внутри причудливо перевитый красивой фиолетовой нитью, напоминающей паутину.
   - Письмо пока побудет у Накато. Так надежней.
   - Имани, вы не доверяете мне? Тоже считаете шпионкой? - спросила девочка с обидой, вспомнив перепалку с Эйо.
   - Что ты, нет, конечно. Болэйда, разве ты можешь быть шпионкой?!
   - Почему вы все время зовете меня Болэйдой, хотя остальные твердят обратное?
   - Всему свое время. Ты все узнаешь чуть позже. Я точно знаю, что Болэйда -- это ты. За письмо не переживай. Как только мы поймем, что твои ночные кошмары закончились, я сразу же тебе его верну. А сейчас давай завтракать.
   И они вместе с Имани сели завтракать розовым млеком, а также какими-то очень вкусными хрустящими шариками молочно-желтого цвета.
   Девочке ужасно хотелось расспросить знахарку обо всем. Но та хранила молчание. Тася из их разговора лишь отдаленно уловила, что Накато по-прежнему не доверяет ей. И что они собираются отправить ее куда-то. Хотя может даже и не ее. Кто такая эта загадочная "Болэйда", и почему девочка должна ей быть?
   В любом случае, спросить она ничего не могла, ведь вся информация была подслушана: "Если Имани посчитает, что мне нужно это знать, то все скажет сама. А если нет, что ж, в любом случае к вечеру станет ясно хоть что-нибудь".
   Эта мысль успокоила девочку, и она принялась аппетитно уплетать необычные шарики, которые напомнили ей любимые кукурузные хлопья.

Глава XV "Та, что таится во тьме"

   В густых сумерках Грибного леса шагала темная фигура в капюшоне. Лицо незнакомца скрывал черный шейный платок. Лишь пара внимательных каре-серых глаз поблескивала из-под глубоко надвинутого капюшона.
   Позади, на почтительном расстоянии, бесшумно двигались несколько Темных. Их черные силуэты казались сгустками тьмы. Только глаза, горящие как раскаленные угли, позволяли незнакомцу определить их местоположение. Но он абсолютно не беспокоится об этом.
   Процессия двигалась в абсолютной тишине.
   Вдруг один из Темных замер на мгновение. А немного погодя и остальные учуяли что-то. Они окружили незнакомца, но не подходили слишком близко. Тот, заметив их беспокойство, хмыкнул. А затем произнес негромко хриплым шепотом:
   - Ну что же, выходи, раз пришла!
   Из Грибного леса появилась какая-то тень и двинулась по направлению к ним, но замерла на полпути, спрятавшись за огромным валуном. Хриплый шепот незнакомца, казалось, немного напугал ее.
   - Что ты хотела? Я, кажется, уже рассчитался с тобой за оказанную помощь...
   Неподалеку раздался какой-то шорох и хруст веток. Но никто так и не показался.
   - Выходи, не бойся. Даже если мои Охотники будут смотреть на тебя в упор целый дин, то не смогут этого никогда вспомнить.
   Из ближайших кустов снова раздался треск. И на поляну, не спеша, вышла Темная. Решив, что прятаться больше нет смысла, она, осторожно выглянув еще раз, вышла из-за валуна и приблизилась к незнакомцу. Женщина с опаской покосилась на ближайшего Охотника. Его лицо не выражало никаких эмоций. И женщина с облегчением вздохнула.
   - Что, твой дружок? - с издевкой произнес незнакомец шепотом. - Долго ты его еще не увидишь.
   - Рутендо знает меня. Он, в общем-то, неплохой парень. Не хотелось бы его убивать, - спокойно ответила она.
   - Что тебе нужно?
   - Я... мне... я хочу служить тебе ... - прошептала она негромко и облизнула пересохшие губы.
   - Да? Но, насколько я помню, ты ничего не делаешь просто так. Что ты хочешь в замен? - насмешливо спросил он.
   - Я знаю, ты можешь все... - казалось, она никак не могла решиться, но, наконец, переборов себя, добавила. - Спаси моего сына! Освободи его из мира грез!
   - Какой мне от тебя толк? Я управляю сильнейшими мужчинами твоего племени. Они покорны мне словно псы и выполнят любое мое поручение, ничего не требуя взамен. Зачем мне еще ты?!
   - Но это я принесла тебе "око ночи". Поэтому любой из них в твоей власти! Да и разве может пес узнать то, что добудет маленькая птичка? Она слаба, зато летает повсюду и много слышит... Может многое рассказать...
   - Ты что-то знаешь? Говори! - он схватил женщину за руку выше локтя и с силой сжал ее. - Не играй со мной. Ты не знаешь, кого дразнишь...
   - Я расскажу тебе все, но только если буду служить тебе...
   - А если я прикажу своим верным Охотникам убить тебя? - глаза под капюшоном зло прищурились. - Что ты на это скажешь?
   - Что же, такова воля Предков... Если мое племя узнает, что я их предала, меня все равно не оставят в живых.
   - Хорошо... но если ты обманываешь меня и ничего не знаешь, берегись! - от его шепота мурашки бежали по коже женщины, но она продолжала стоять как ни в чем не бывало. - А теперь рассказывай.
   - В нашем лагере появилась огненноволосая девчонка...
   - Это твоя новость? Я и так об этом знаю... - незнакомец насмешливо перебил ее, но женщина продолжила:
   - У девчонки есть письмо!
   - Я знаю и о письме!
   - Но я могу его достать. Так, что никто не заметит. Оно же нужно тебе?
   - И как же?
   - Я пока не знаю точно. Но уверена, девчонка всегда носит его с собой.
   - Хмм... - незнакомец задумался на минуту. - Ладно. Теперь ты будешь моими глазами и ушами.
   - Хорошо, господин!
   - Ну, чего ты еще ждешь?
   - Мой господин, есть еще кое-что. Скоро ты будешь править повсюду. Я готова служить тебе верой и правдой, но взамен попрошу у тебя совсем чуть-чуть...
   - Тебе не кажется, что ты и так хочешь слишком многого? - незнакомец усмехнулся. - Что же это?
   - Сущий пустяк для тебя, господин. Еще одну жизнь - жизнь Накато!
   - Жизнь вождя своего племени? Зачем она тебе? Может, ты сама хочешь править Темным народом?!
   - Нет... власть меня не интересует. У меня старые счеты с ним. Могу я рассчитывать на такую малость? - женщина, склонив голову, покорно ждала.
   - Хорошо. А теперь убирайся. Ты мне надоела.
   Женщина кивнула и растворилась в ближайших кустах.
   Тем временем Тася и Имани закончили завтракать. Кожа шаманки с утра была угольно-черной. Тася заметила, как она пьет что-то светящееся из маленькой глиняной баночки, и спросила:
   - Что это?
   - Это? - Имани взглядом указала на баночку. - Специальное снадобье, оно придает коже бледно-серебристый оттенок.
   - А зачем оно вам? Я видела, как многие постоянно пьют его.
   - Люди Тьмы - лучшие разведчики. Мы сливаемся с природой в Сумеречном Грибном лесу. А когда мы в своем поселении, нам не нужно прятаться. Чтобы лучше друг друга видеть, мы варим зелье из грибосветов -- светящихся грибов. Действует оно почти весь день, поэтому достаточно выпить его утром.
   - А еще это очень красиво! - добавила Тася, завороженно разглядывая, как кожа шаманки побледнела и засияла. - Кажется, что свет отражается от кожи, поэтому получается такой сияющий оттенок.
   - Ты права. Еще оно защищает нашу кожу от Светила. Мы не привыкли к его лучам. Любой свет, кроме мерцания грибосветов губителен для нас. Если мы будем жить не во мраке, придется пить его постоянно!
   Девочка, удовлетворив свое любопытство, стала разглядывать остальные баночки. А Имани, немного подумав, добавила:
   - Накато решил тебя отпустить к Лесному народу...
   - Как отпустить? Зачем? - девочка с удивлением посмотрела на шаманку.
   - Ну, точнее, не совсем отпустить. Он хочет расшифровать письмо, что дала твоя мама. Лесные - лучшие умы Шести Королевств. Все самые значительные изобретения, включая Хроносы, принадлежат им. Так что перевести какое-то письмо им труда не доставит. Накато во что бы то ни стало, желает знать, кто ты такая!
   - Я рассказала вам все о себе, разве этого мало? - с удивлением спросила Тася.
   Женщина замолчала на минуту, задумавшись о чем-то. Девочка терпеливо ждала.
   - Сейчас настали тяжелые времена для нашего племени, - продолжила Имани. - В старину все было по-другому...
   ... Однажды, когда еще не было ничего: ни Горных кручей, ни Грибного леса, ни Шести озер, ни Вечнозеленого леса ни Великой пустоши, ни Грозового города; капля света случайно попала в бесконечную тьму.
   Они слились воедино и от их союза явились двое: отец света Аргус и мать тьмы Дэйо. Вслед за ними из света и тьмы вышли мать воды Талори, отец скал и гор Иннес, мать ветра Фарина и отец лесов Хорус. Имя их Великие Предки, Прародители Шести народов.
   Все они были равны по силе и могуществу. Каждый из них был в состоянии уничтожить все вокруг. И тогда Прародители, чтобы обезопасить себя, договорились жить в мире и согласии. Они создали свой собственный дом и назвали его Безвременье. А остальные миры разделили на равные части, соединив их коридорами времени. Безвременье - мир внутри миров. Он не подчиняется тому ходу времени, что течет вне его. Оказаться здесь можно только пройдя через один из шести Входов. Прародители строго охраняли эту тайну. Они мудро правили многие сотни данов.
   Чтобы соблюдать заведенный порядок, Предки поклялись не вступать в союз друг с другом. Каждый из них создал свое королевство и свой народ, наделив его особым талантом. Дети Аргуса стали самыми искусными лекарями. Дети Дэйо - лучшими разведчиками. Дети Талори - великими предсказателями. Дети Фарины - талантливейшими музыкантами и артистами. Дети Хоруса - умнейшими изобретателями. А дети Иннеса - трудолюбивыми мастерами.
   Но Дэйо и Аргус нарушили запрет. Они полюбили друг друга. От их тайного союза родилась дочь. Тогда они поклялись объединить оба королевства в дин ее перерождения.
   Фарина, Хорус, Иннес и Талори узнали обо всем и очень разгневались. Они отобрали девочку и запретили Аргусу и Дэйо видеться, пообещав за это сохранить жизнь их дочери. Но однажды девочка исчезла.
   Прародители перестали верить друг другу. Дэйо обвинила Аргуса в пропаже дочери. Миру и спокойствию пришел конец. Наступило время великой смуты и войн. Много сотен дан длилась борьба между королевствами.
   И вот, наконец, случилось непоправимое. Безвременье погрузилось в вечную тьму и хаос. А из хаоса вышел самый могущественный из правителей. Еще более сильный, чем все создатели Безвременья. Порождение ужаса, боли и страха, самое безжалостное существо на свете. Оно уничтожало всех на своем пути.
   Прародители поняли свою ошибку и объединились вместе. Они выбрали Хранителя и запечатали Ту, что таится во тьме, проклятием семи печатей в собственном логове.
   Сила проклятья была такой, что королевство Света в центре Безвременья исчезло вместе со своим народом. А на его месте образовалась Великая пустошь. Вечная тьма ушла за границу Грибного леса, оставив его в нескончаемых сумерках.
   Но западня не сможет вечно сдерживать Таящуюся во Тьме. Однажды она скинет свои оковы. Тогда мир вновь погрузится во тьму и появится Болэйда. Избранная, отмеченная Светилом, нашедшая дорогу среди других миров и открывшая коридоры времени своим ключом. Она спасет Безвременье...
  
   Имани оборвала свою речь на полуслове и посмотрела прямо в глаза девочке:
   - Плохой мир лучше войны. Но Шесть королевств так и не научились после великой битвы доверять друг другу. Брат не доверяет брату, сосед соседу... Народы верят, что избранная спасет наш мир от Той, что таится во тьме, и все изменит... Им нужна надежда... Нам нужна...
   Имани замолчала. Ее слова эхом звучали в голове девочки.
  
   Тася упрямо тряхнула головой:
  
   - При чем здесь я, обычная девчонка, случайно попавшая к вам?!
   - Знаешь, Атаро, у нас говорят: "Даже Боги играют великими судьбами по воле случая!" Твое появление здесь было предсказано еще за тысячу данов до твоего рождения. Ты смогла найти дорогу к нам, в Безвременье. Твои волосы словно пламя. А раковина так похожа на одну вещь, потерянную много сотен данов назад. Ты нужна нам. Знаки говорят, что близится возвращение Той, что таится во тьме.
   Девочка почувствовала угрызения совести.
   "Ни какая я не избранная! - думала она. - Обычная девчонка. Невезучая неумеха. Я даже не знаю как попасть обратно домой. Кому я могу помочь?"
   Ей стало стыдно. Чтобы отвлечься от грустных мыслей она спросила:
   - Я пойду одна к Лесному народу?
   - Нет, что ты. Накато настоял, чтобы тебя сопровождал Баако. Не знаю, почему Накато так не доверяет тебе, и ничего не могу с этим поделать. Он никому не верит в последнее время...
   - Это я заметила, - перебила Тася, но Имани не обратила внимания и продолжила. - Но я уверена, что ты - настоящая Болэйда. Поэтому я уговорила его отправить с вами кого-нибудь, на кого он надеется больше, чем на других. Я очень беспокоюсь за вас всех, ведь путешествие может быть слишком опасным!
   Тася не слушала дальше, ей было интересно, кого отправят с ней в путь.
   - Что поделать? Сейчас смутные времена, и мало на кого можно положиться!
   - Вы отправите со мной Адиса? - вдруг осенило девочку, но шаманка лишь таинственно улыбнулась. - Скоро все узнаешь сама. Ты будешь под хорошей защитой и наблюдением!
   - За мной будут следить, как за преступником! - поникшим голосом ответила девочка.
   Имани тут же попыталась ее успокоить:
   - Ну-ну, девочка моя, не беспокойся! - она ободряюще улыбнулась. - Одна ты все равно не дойдешь. А они не будут слишком тебя опекать.
   - А когда в путь?
   - Уже через пару динов. А сейчас нам нужно подготовится. Накато решил устроить пир в честь почетной гостьи.

Глава XVI "Происшествие у Юрты Больных"

   Первую половину дина они хлопотали, собирая все, что нужно для путешествия. Пару раз девочка выглядывала из хижины, исполняя поручения шаманки. Остальное время они находились внутри. Идти решили налегке. Поэтому Имани положила только самое необходимое: кожаную фляжку с водой, маленький каменный кинжал, огниво. (Тася не стала говорить, что при себе у нее уже имеются спички и нож).
   И кое-что из съестного. Брикеты из смеси вяленого мяса и грибного порошка. Те самые шарики, что так понравились ей за завтраком и оказались тоже смесью грибов (только другого вида) с орехами. Еще пару глиняных баночек с чем-то ярко-розовым ароматным и густым. Имани сказала, что это особым образом выпаренное млеко слигеров.
   Туда же добавили пару копченных сушеных рыбин и еще парочку вяленых кусков мяса неизвестного животного.
   - Роскошь, купленная на Всеобщем рынке специально для таких случаев!
   похвасталась Имани и достала очень тонкие и хрустящие хлебцы.
   - Наверное, хлеб - это большая редкость? А где вы берете муку? - спросила девочка, укладывая тонкое шерстяное покрывало, маленький кожаный котелок и ложку.
   -Хлеб?! Что это?!
   - Ну вот эти лепешки... - девочка показала рукой.
   - Это слайты. Мы готовим их из грибов-камнеежек, которые растут на каменных выступах повсюду. Добавляем молотые орехи, яйца дайперов, млеко слигеров. Иногда ягоды и перемолотые цветы архидаусы, мясной порошок. Да много чего еще. - улыбнулась Имани. - Попробуй!
   Девочка взяла одну из овальных лепешек и откусила кусочек.
   - Ммм... - первые секунды она не могла говорить от удовольствия.
   По вкусу слайты напоминали что-то среднее между печеньем и бисквитом. С нежным ореховым вкусом и сладковатым запахом, напоминающим корицу с кориандром. Тася с удовольствием доела лепешку.
   - Вот, попробуй еще эту! - Имани протянула девочке небольшой кусок, по форме похожий на квадрат.
   Этот слайт был солоноватым, с терпким ароматом специй и привкусом мяса с чесноком.
   - Здорово! И очень сытно! Никогда не думала, что грибы могут быть такими вкусными! Сколько всего вы из них готовите!
   - Это еще что! Вот попробуешь все блюда, которые мы умеем готовить из грибов, тогда и поговорим.
   - Грибной лес - наш дом! - продолжила Имани. - Он обеспечивает народ Тьмы практически всем. Мы живем в грибных хижинах. Из высохших кусков древогрибов мужчины делают посуду и мебель, а стружка и мелкие куски идут как топливо в очаг. Маленькие грибосветы мы используем как лампы, а большие для приготовления снадобий и корма для слигеров.
   Девочка слушала, затаив дыхание и на время забыв обо всем.
   - Более удивительного места, чем Грибной лес я не встречала! - воскликнула она с восторгом.
   - Мы любим свой дом и он платит нам тем же! - улыбнулась женщина. - Кстати, совсем забыла! - Имани всплеснула руками. - Тебе нужно переодеться! Не можешь же ты появиться на празднике в таком виде! Эээйооо! - позвала Имани свою дочь, выглянув в окно, и та забралась в хижину. - Эйо, будь добра, одолжи нашей почетной гостье свою одежду!
   Эйо лишь фыркнула и презрительно перевела взгляд с Таси на свою мать. Ласковая улыбка Имани сыграла свою роль. Девочка, обреченно вздохнув, принесла ворох одежды.
   - Так-то лучше, Атаро! - одобрила Имани, увидев уже переодетую гостью.
   Джинсы сменились на кожаные штаны. Футболка и ветровка на тонкую шерстяную майку с бахромой и бусинками и коричневую кожаную куртку. Кожаные мокасины заменили пошарканные кеды. Подумав, что эти старые вещи больше не пригодятся ей, девочка просто-напросто их выкинула.
   После обеда, когда вещи были приготовлены, а девочка переодета, шаманка сказала:
   - Вы пойдете по Грибной Тропе к Скалистому Ущелью и остановитесь в гостинице "Крик симурга". - девочка удивленно посмотрела на шаманку. Имани пояснила. - Горный народ очень гостеприимный. А в этой гостинице останавливаются только постояльцы, которые менее всего хотят привлечь внимание других. Там вам и скажут, как лучше всего добраться до Лесного народа.
   Тася внимательно вслушивалась в каждое слово. А Эйо, не проронившая за день почти ни одного слова, вдруг встала и с жалобным видом начала просить свою мать:
   - Мам, я тоже хочу с ними! Ты ведь не поручала мне еще таких заданий! Но я уже достаточно взрослая, чтобы быть сопровождающей! Я и так никогда не выходила из Сумеречного леса. А мне очень хочется посмотреть, что там, за границей! Можно и мне с ними, мам?
   Имани молча выслушала дочь. С минуту они просто смотрели друг на друга - женщина как бы обдумывая ответ, а Эйо замерла в немом ожидании. Глаза шаманки сияли небесно-голубым цветом, и казалось, что вот-вот она даст положительный ответ, но через мгновение они потемнели и она ответила:
   - Нет, Эйо. Для тебя есть более важное задание здесь. Давай сюда свой волосок и дуй за метаморфозной мазью.
   Она с напускной строгостью в голосе продолжила, хотя глаза ее снова засветились ярко-голубым:
   - Иди, принеси мне банку с ярко-малиновой крышкой из юрты больных. И не отвлекай меня от сборов своими капризами!
   Эйо поджала губы. Но вдруг лицо ее приняло спокойное выражение. Она, смиренно склонив голову, дала вырвать пару волос. Голос ее был покорен, но вот глаза сияли темно-синим, выдавая, что она что-то задумала.:
   - Хорошо! Я принесу тебе эту банку из юрты больных!
   Девочка вприпрыжку подбежала к двери и больно дернула Тасю за косичку. Та обернулась, а Эйо показала ей язык. Имани, взглянув на дочь, покачала головой и прибавила:
   - Смотри, не шали ... слишком. - знахарка обернулась к Тасе с виноватым лицом. - Прости ее, она всего лишь ребенок.
   Но Эйо уже скрылась в дверях хижины. Через пять минут девчонка принеслась обратно и протянула матери ту самую банку.
   - Что-то поубавилось мази для метаморфоз. Эйо, твоя работа?!
   - Ну что ты, мамочка. Ты же мне строго запретила пользоваться твоими снадобьями без разрешения. Особенно этим, пока мне не исполнится пятнадцать данов! - голос дочери был убедителен и невинен, но в глазах пряталась хитринка. - А сейчас мне пора... то есть ... Я иду помогать Адису и Баако!
   И она умчалась, насвистывая что-то веселое.
   - Праздник начнется только через несколько склянок. Отдохни немного. Скоро вам предстоит длинный путь. - предложила Имани. - А я пока займусь приготовлениями.
   Тася с удовольствием прилегла. Она уже оправилась после яда змеекуста, но все еще чувствовала слабость.
   Тем временем тень неслышно перемещалась в глубине Грибного леса. Наконец, возле огромного валуна, она замерла в ожидании. Немного погодя с другой стороны появился человек в капюшоне. За ним на небольшом расстоянии трусцой двигалось пятеро Темных. Они окружили поляну по периметру, но не приближались к говорящим.
   - Ближе к делу. Ты принесла то, что обещала?
   - Нет, но...
   - Мне не нужны твои "но"! - злобным шепотом резко прервал он ее. - Или в следующий раз ты выполнишь обещанное, или..
   Человек в капюшоне плавно взмахнул рукой. Темные как по команде окружили женщину. Перед ней, в центре поляны заклубился туман, принимая очертания детской фигуры.
   - Мама, мамочка... Забери меня отсюда... - тоненький дрожащий голосок срывался на всхлипывания. - Мамочка, прошу тебя, мне страшно...
   Женщина рванула к дрожащей фигурке, но не смогла даже сдвинуться с места. Туман растаял, оставив лишь пару сизых клубней.
   - Отпусти моего сына сейчас! И клянусь, я буду тебе служить до последнего вздоха! - голос женщины дрогнул, но она стояла, гордо выпрямив голову.
   - Не забывай, женщина! Это ты виновата в том, что он теперь в мире грез! Ты хотела отомстить своему вождю и отправила его туда! Я лишь пообещал помочь тебе его вернуть, но при условии, что ты поможешь мне.
   - Я могу...
   - Ничего ты не можешь!
   Незнакомец щелкнул пальцами, мужчины расступились, пропуская его. Он приблизился к ней вплотную. Серо-карие глаза сузились.
   - Достать какую-то бумажку. Разве я прошу так много?
   - Но шаманка печется об этой огненноволосой сильнее, чем о собственной дочери! Она не отпускает ее ни на мгновенье...
   "Проклятая девчонка. Она все время ускользает от меня. Сначала в пещере змеекуста все пошло не так, как надо. Как можно было допустить такую глупость и позволить ей остаться в племени детей ночи?! Но у меня не было выбора... Она нужна мне живой... Кто знал, что эта шаманка так привяжется к ней? Может, она что-то узнала?"
   - Это уже твои проблемы. Если к исходу второго дина тебя не будет...
   Он щелкнул пальцами. На мгновение в центре поляны возникла и тут же исчезла детская фигурка. Она пыталась отчаянно отбиться от стаи жутких тварей, которые медленно окружали ее.
   - Я принесу все, что ты просишь! Но обещай мне, что ты спасешь моего сына, - голос женщины дрогнул, - обещай, что эти меркие выродки не тронут его!
   - Я держу свое слово! - усмехнулся незнакомец. - Теперь все зависит от тебя.
   Женщина молча кивнула.
   - И разузнай все, что известно об этой девчонке! Не хочу новых сюрпризов!
   Темная покорно кивнула и спокойно двинулась в обратный путь. Незнакомец, убедившись, что она отошла достаточно далеко, неспешно отправился в одну из пещер.
   Охотники последовали за ним. На входе пещеры они замерли. А затем улеглись прямо на землю и свернулись, словно верные псы, охраняющие покой хозяина.
   Женщина, покинув поляну, бросилась со всех ног к поселению Атинос. "Нужно успеть до пира в честь этой огненноволосой. Иначе будет слишком много лишних вопросов!"
   А расспросы сейчас ни к чему. Все и так уже интересуются, куда подевался маленький Чиэнджа. Они пока верят в то, что у него сильная простуда. Ведь все знают о том, что она не в ладах с шаманкой уже много лет и самостоятельно лечит себя и своего сына. Но не может же он болеть вечно.
   Столько лет она вынашивала план мести. Готовила его, собирая по крупинкам. И вот все ее мечты пошли прахом. А единственный сын теперь заложник собственной глупости.
   Темная незаметно подкралась к частоколу, окружавшему деревню. Она медленно направилась вдоль него, отсчитывая шаги. Наконец, в нужном месте женщина нажала на одну из веток, и часть их отошла в сторону.
   Бесшумно проскользнув вовнутрь, она огляделась. Вождь в последнее время стал настолько подозрительным, что помимо основного дозора на воротах добавил несколько караульных в самой деревне. Ни души вокруг. Все заняты приготовлением к празднику. Еще раз нажав на нужный сучок, она вернула часть стены на место. А затем юркнула в ближайшую хижину. Еле заметный волос, натянутый у порога остался целым. "Отлично, значит никто не заходил, пока меня не было!"
   В углу, прикрытый одеялами, неподвижно лежал мальчик на вид не старше семи данов. Казалось, он крепко спал. Но если приглядеться повнимательней, то можно было понять, что он даже не дышит.
   Женщина заботливо поправила одеяло и уселась на свою кровать из овальной корзины, набитой сухой травой: "Ничего! Чиэнджа, потерпи еще немного! Твои муки не напрасны! Скоро мы поквитаемся с Накато! Он ответит за все. А ты займешь место, принадлежащее тебе по праву!"
   Тася подскочила в холодном поту, не проспав и часа. Она забыла положить ловца снов под подушку. И снова увидела ту жуткую пещеру во сне. Свисающие отовсюду лианы тянулись к ней и шипели как змеи: "отдайййй пппииииссссьмо".
   Тася встала и спустилась из хижины вниз. Шаманки нигде не было видно. Девочка, подумав, что она, скорее всего, в юрте для больных, отправилась туда. По пути ей никто не встретился.
   Наверно, все готовятся к празднику в честь "почетной гостьи"! - хмыкнула она.
   Торжества проводились на главной площади. А юрта больных была с противоположной стороны, на окраине лагеря Темных.
   В юрте слышались какие-то шорохи.
   - Имани! - позвала девочка,но никто не ответил, она позвала еще раз. - Имани, это я. Можно войти? - и отодвинула шкуру на входе.
   Раздался грохот, а затем треск, похожий на звук рвущейся ткани. Тася решительно шагнула внутрь.
   Все корзины перевернуты, баночки с лекарствами и мазями валяются в полном беспорядке. На противоположной стороне юрты зияет огромная дыра. Шкура, служащая стеной, разодрана снизу до половины.
   Решив срочно позвать кого-нибудь, она обернулась к выходу и увидела в углу на кровати... себя, лежащую без сознания.
   Тася истошно завопила. На крик примчались запыхавшиеся Адис и Баако. Они с удивлением переводили взгляд с Таси на "Тасю", лежащую без сознания.
   - Чиамака, - тихонько позвал Адис, девочка обернулась.
   Тут в юрту вошла Имани:
   - Что случилось, Болэйда? - спросила она и заметила фигуру в углу. - Болэйда?! - Тася обернулась на ее зов. - Эйо!!!
   Шаманка бросилась к распростертому телу. Пощупав пульс, она взяла какую-то баночку и поднесла ее к носу "двойника". Девочка чихнула и открыла глаза.
   - А ну объясни, почему ты в таком виде и что случилось?! - строго спросила Имани, глаза ее стали темно-синими.
   - Мам... Я хотела только попробовать... решила разыграть Адиса... - сбивчиво начала та. - Я знала, что вы с Атаро сейчас заняты. Поэтому была уверена, что она останется в твоей хижине. Здесь же нет никого... я пробралась сюда и намазалась метаморфозной мазью с ее волосом. - девочка указала на Тасю. - Тут кто-то на входе позвал Атаро... Ну вот я и решила выйти так, - она показала на себя руками, - чтобы быть уверенной, что Адис поверит. А он стукнул меня чем-то тяжелым по макушке... Больше я ничего не помню! - развела руками девочка, как бы говоря "я не виновата".
   - Похоже, ваш отец прав. В лагере действительно шпион. Он что-то искал... и я догадываюсь, что это! - задумчиво сказала Имани, а затем приказала. - Адис! Выйди, скажи, что Атаро просто приснился плохой сон, и она кричала во сне. Пусть все расходятся. И возвращайся. Баако! Пойди, позови отца в мою хижину так, чтобы никто не знал. А вы, - она посмотрела на девочек, - обе сидите здесь и не высовывайтесь, пока я не вернусь. Понятно?!
   Они кивнули. Эйо поджала губы, но не осмелилась спорить с матерью. Тася послушно села на ближайший "стул" из круглой корзины набитой сухим мхом.
   Яна Татиго, Ася Кашира "Тайна Шести Королевств"
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.86*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Нукланд "По дороге могущества. Книга первая: Возрождение." (ЛитРПГ) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек, или Дракон попал!" (Любовное фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! " (Любовное фэнтези) | | Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | П.Флер "Сердце василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"