Котляр Ася: другие произведения.

Альтернативное мышление или просто дурдом

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    10 женских ролей,2 мужских. Какой может быть обстановка в любой психиатрической лечебнице? Она либо напряженная, либо спокойная. Напряженная, потому что неизвестно что в любую секунду может выкинуть тот или иной пациент. Спокойная - потому, что после очередных доз препаратов от человека, как правило, остается лишь дышащая масса и эта масса сконцентрирована только на собственном ощущении спокойного блаженства. Пьеса про тех, кто живёт и работает в реабилитационном отделении небольшой психиатрической клиники. Больные здесь живут своей жизнью, пытаясь спрятать свою боль и разочарование от внешнего мира. Они умеют чувствовать вопреки желанию общества заставить их жить жизнью растений. И, конечно, врачи:любящие и сердечные, злые и равнодушные, коих великое множество в больницах и клиниках нашей страны. Предательство и солидарность, ненависть и любовь: всё как в нормальном обществе, но только забвение помогает людям, пытающимся сохранить человеческий облик в нечеловеческих, порой, условиях, забыть о пережитом горе, о предательстве, о разочаровании. Практически все герои истории - невымышленные персонажи.

  АСЯ КОТЛЯР
  
  tamajka@mail.ru
  
  АЛЬТЕРНАТИВНОЕ МЫШЛЕНИЕ, ИЛИ ПРОСТО - ДУРДОМ
  
  Драма
  
  Какой может быть обстановка в любой психиатрической лечебнице? Она либо напряженная, либо спокойная. Напряженная, потому что неизвестно что в любую секунду может выкинуть тот или иной пациент. Спокойная - потому, что после очередных доз препаратов от человека, как правило, остается лишь дышащая масса и эта масса сконцентрирована только на собственном ощущении спокойного блаженства. Пьеса про тех, кто живёт и работает в реабилитационном отделении небольшой психиатрической клиники. Больные здесь живут своей жизнью, пытаясь спрятать свою боль и разочарование от внешнего мира. Они умеют чувствовать вопреки желанию общества заставить их жить жизнью растений. И, конечно, врачи:любящие и сердечные, злые и равнодушные, коих великое множество в больницах и клиниках нашей страны. Предательство и солидарность, ненависть и любовь: всё как в нормальном обществе, но только забвение помогает людям, пытающимся сохранить человеческий облик в нечеловеческих, порой, условиях, забыть о пережитом горе, о предательстве, о разочаровании. Практически все герои истории - невымышленные персонажи.
  
  Действующие лица:
  
  Главврач, Полина Дмитриевна - женщина жёсткая, расчётливая.
  Борис Аркадьевич - молодой врач, недавно работающий в отделении.
  Медсестра Регина - злая, ненавидящая свою работу женщина.
  Медсестра Зоя - добрая, заботливая. На ней держится всё отделение.
  "Актриса" Ани Жерардо, Анечка - бывшая актриса небольшого
   провинциального театра, влюблённая в Алена Делона.
  "Здоровая" - Юля Шульгина.
  "Беременная" - Саша Ерохина.
  "Учительница" - Варвара Сергеевна.
  "Ребёнок" - Машенька.
  "Эстетка" - Филомна Ивановна.
  "Врачиха" - Людмила Николаевна.
  "Горе-любовник" - Ваня.
  "Две в одной" - Вероника.
  
  КАРТИНА ПЕРВАЯ
  ПАЛАТА Љ1
  Женское отделение реабилитационного отделения психиатрической клиники. Палата, две кровати, тумбочки, стол, стулья. Юлия Шульгина и "Эстетка" - Филомена спят. Входит медсестра Регина - женщина злая, неуравновешенная. Она совершенно не любит ни свою работу, ни пациентов.
  
  Р е г и н а. Подъём! Живо! Я повторять не буду! Беру чайник и считаю до трёх: раз!.. Два!..
  Юлия и "Эстетка" вскакивают, как по команде. Протирают глаза.
  Ю л и я (зевает). Который час?
  Р е г и н а. Тебе какая разница? Глазки продрали, на горшок сбегали, таблетки приняли! Ишь ты, который час!
  "Э с т е т к а". Простите, у меня вчера украли полотенце. Где я могу получить свежее?
  М е д с е с т р а (хохочет). Свежее тебе? Ща я те принесу свежее! (Уходит и бормочет на ходу.) Ишь ты, свежее им подавай, графья, тоже мне...
  "Э с т е т к а". Фи! Как она груба, эта Гертруда! Вы не находите?
  Юлия не обращает внимания на соседку по палате.
  "Э с т е т к а". Простите, Вы опять в дурном настроении. Опять меланхолия! И опять дЭпрЭссион!
  Ю л и я. А чему, собственно, радоваться?
  "Э с т е т к а". Как чему? Вы посмотрите, моя дорогая: Солнце светит!
  Ю л и я. Через решётку!
  "Э с т е т к а". Ну светит же! Птицы поют! (Раздаётся дикое пение.)
  Ю л и я. Во-во! Сейчас этим птичкам наваляют! (Пение прекращается.) Я же сказала!
  "Э с т е т к а". А давайте представим, что мы на курорте! (Вальяжно ложится на постель, раскрывает зонтик.) Ну, где-нибудь в Ницце... Или на Багамах! Лежим на пляже, под зонтиком, чтобы не обгореть! Вы знаете, там, на Багамах, такое солнце!
  Ю л и я. Так! Начинается...
  "Э с т е т к а". А вон, видите, на соседнем шезлонге лежит потрясающий мужчина!
  Ю л и я. Это в окне напротив, что ли? (Хохочет.) Больной из двенадцатой палаты, Ванька.
  Входит врач, Борис Аркадьевич. Он без халата и без стетоскопа.
  "Э с т е т к а" (с закрытыми глазами). Он подходит ко мне, садится рядом, кладёт руку на моё плечо и говорит удивительно приятным голосом...
  Врач тихо подходит к кровати, на которой вальяжно под зонтиком лежит "Эстетка"
  Б о р и с. Здравствуйте, милая!
  "Эстетка" вскрикивает. Юлия хохочет.
  Б о р и с. Ну, как спали, дорогие? Что снилось? (Осматривает бегло глаза, щупает пульс.)
  Ю л и я. Спали, спали - не скучали. Мужики не докучали.
  Б о р и с. Ну, я вижу, Вы сегодня не в духе... А зря!
  "Э с т е т к а" ( шёпотом). Да, доктор! Она всё время не в духе! Фи, как это не эстетично: встать утром в Ницце и увидеть эту кислую, простите, физиономию! Миленький, дорогой мой Борис Аркадьевич! Переведите меня в другую палату. Ну, например, к актрисе, как её... А! Вспомнила: Ани Жирардо! У неё такой прелестный прононс!
  Б о р и с (делая записи). Я подумаю, я подумаю... (Обращается к Юлии.) Через часик я пришлю за Вами медсестру.
  "Э с т е т к а". А за мной?
  Ю л и я (кидается к Филомене). Да заткнись ты уже! Быстренько собрала чемодан и на Багамы под зонтик!
  Б о р и с. Юля! Зачем Вы так?
  "Эстетка" вздыхает, кидается на кровать, у неё начинается истерика. Плачет горько и безудержно.
  Б о р и с. Зоя!
  Входит медсестра Зоя. Она добрая, мягкая и больные её любят.
  Б о р и с. Зоинька, разберитесь, пожалуйста! Тут девочки поспорили немного. Полина Дмитриевна у себя?
  З о я. Нет. Вышла. Будет минут через пятнадцать. Идите, Борис Аркадьевич! (Борис выходит.) Завтрак! Девочки! Все на завтрак!
  "Э с т е т к а" (тут же прекращает плакать). А что нам сегодня подадут? Я бы съела горячий круассан с шоколадом и запила чашечкой ароматного кофе!
  З о я. Ну, кру... кур., в общем, ещё не завезли, но скоро обещали доставить...
  А вкусный горячий кофе вас ждёт, солнышко!
  "Э с т е т к а" (обращается к Юлии). А Вы идёте, или я могу рассчитывать на Вашу порцию?
  Ю л и я (задумчиво). Можешь рассчитывать.
  "Э с т е т к а" (кинулась целовать Юлю). Спасибо, милочка! Вы сегодня так добры! Так добры!..
  Зоя и "Эстетка" выходят из палаты, разговаривая о горячем ароматном кофе и вкусных французских булочках.
  Ю л и я (задумчив, им вслед). Летите, милая, а я посторожу ваш лежак! Чтобы не заняли, не дай Бог... (Достаёт из холодильника бутерброд с красной рыбой и молча ест.)
  
  КАРТИНА ВТОРАЯ
  ПАЛАТА Љ2
  "А к т р и с а" (обращается к фотографии Алена Делона) Дорогой! Я уже пришла!.. А я знаю, что ты рад меня видеть. Что? Ты хочешь сказать, что Людмила Николаевна???.. Нет! Не может быть! Она опять рылась в моих вещах?! Как это низко! А почему ты ничего ей не сказал? Почему не защитил свою Анечку?!. Ты был на съёмках? Я тоже! Сегодня снимали сцену в столовой... Да! Я была неотразима, милый! Я играла сумасшедшую старуху, бывшую актрису, которая ела какую-то кашу... Но как я играла! Как играла! Ах, милый, они набрали таких неудачных статистов... Я читала им стихи... Тебе? Конечно, милый!
  (Задумывается, вспоминает, достаёт из-под матраца дневник.)
  Как близко от меня был образ твой!
  Воспоминанья жгут больную душу!
  Я в коридорах слышу дикий вой,
  Но твой покой, любимый, не нарушу...
  В палату входит "Врачиха". Она в белом халате, со стетоскопом. Это больная, но зрители не подозревают, что она не врач.
  "В р а ч и х а". Ани! Вы выпили свои лекарства, дорогая?
  "А к т р и с а" (встрепенулась, вышла из задумчивости). А я не больна!
  "В р а ч и х а". Милочка! Ваше состояние ухудшается изо дня в день! Вот Вы помните, какое сегодня число?
  "А к т р и с а". Конечно! Сегодня 15 апреля... 1961 года.
  "В р а ч и х а" (вздыхает). Дайте-ка я Вас послушаю! ("Актриса" послушно расстёгивает верхнюю пуговичку.) Так... Так... Ну, что я Вам скажу, моя дорогая! Тахикардия у Вас страшная!
  "А к т р и с а". Конечно! У меня всегда после съёмок сердцебиение!
  "В р а ч и х а" (щупает пульс. Заглядывает в рот, смотрит в глаза). Да... А с виду совершенно здоровый человек! Сейчас выпишу Вам рецепт. И...
  Входит Борис. "Врачиха" сначала прячется за актрису, потом залезает на кровать и с головой накрывается одеялом. Борис без халата и стетоскопа.
  Б о р и с. Людмила Николаевна! Я Вас вижу! Не подскажете ли Вы мне, куда случайно исчезли мой халат и стетоскоп, коллега? Я, понимаете ли, обыскался!
  "Врачиха" виновато выползает из-за спины "Актрисы". Покорно и виновато снимает халат, отдаёт стетоскоп.
  Б о р и с. Я Вас меняю! Отдыхайте, расслабляйтесь. А Вас, моя дорогая Ани, я хотел бы послушать!
  "А к т р и с а". Миленький мой, Борис Аркадьевич! Меня только что осмотрела Людмила Николаевна.
  Б о р и с. Я, конечно, понимаю, что Людмила Николаевна замечательный врач, так сказать, со стажем, но, дайте-ка и мне полюбопытствовать, что у Вас с сердечком? (Слушает "Актрису". Щупает пульс. Заглядывает в рот, смотрит в глаза. Делает всё в той же последовательности, в которой эти манипуляции проделывала "Врачиха".) Тахикардия у Вас сегодня... (Заполняет бумаги.)
  "В р а ч и х а" (Оживилась, подошла к врачу). Это у неё после съёмок! Играет сумасшедшую старуху, бывшую актрису... Ну, мы-то с Вами понимаем, что после съёмок это всегда бывает - пульс учащённый, глаза горят... (Обращаетсяь к Ани). А, кстати, где Ваш обожаемый Ален?
  "А к т р и с а". В костюмерной! Скоро будет!
  "В р а ч и х а" (наклоняется к врачу). Ну что, коллега, вы слышите? Это же диагноз!
  Б о р и с. А как у Вас дела, коллега?
  "В р а ч и х а". Столько вызовов! Осматривала беременную, потом "Эстетку" из первой палаты... В историю болезни записала, назначения сделала... Таблетки дала...
  Б о р и с (вскакивает). Что? Какие таблетки? (Кидается к тумбочке, обыскивает её.) Людмила Николаевна! Ах, Людмила Николаевна!.. (Выбегает из палаты.) Зоя! Какие таблетки?!!
  Входит Зоя.
  З о я. Борис Аркадьевич! Ну какие таблетки? Всё на месте! Всё в порядке. Людмила Николаевна! Зачем Вы так шутите? (Выходят.)
  "В р а ч и х а" (задумчиво). Или не накормила... Анечка, солнышко, почитай что-нибудь из своего. Меня так успокаивают твои стихи... Так успокаивают... (Ложится на кровать.)
  "А к т р и с а" (достаёт из-под матраса тетрадь, ищет, принимает позу).
  Мечтала я о дальних далях,
  Мечтала покорить планету!
  Я пьесу видела в деталях...
  Вот только текст забыла где-то!
  "В р а ч и х а". Браво! Браво! Браво!.. Если человек талантлив, он талантлив во всём! Вы гениальны, дорогая моя Ани Жерардо! Вы просто гениальны! Это - высокая поэзия! (Они уходят под ручку. Актриса возвращается.)
  "А к т р и с а". (обращается к фотографии А. Делона.) Я скоро буду! (Посылает воздушный поцелуй.) Не скучай, дорогой!
  
  КАРТИНА ТРЕТЬЯ
  
  КАБИНЕТ ЗАВЕДУЮЩЕЙ
  
  Главврач сидит за столом и пишет. Звонит телефон.
  
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. (жестко.) Да! Слушаю! (Улыбается.) Здравствуйте, Игорь Константинович. Да... Да... Ну, условия мы обговорим при личной встрече... Вы же понимаете, очень дорогостоящие лекарства, специальный уход, медперсонал, палата на двоих человек... Необходимо отдельную? Как скажете, Игорь Константинович! Ваша жена, Ваше право... Ну, конечно!.. Конечно, я Вас понимаю. Всё должно быть очень конфиденциально! Жду. В 15-30? (Посмотрела в блокнот.) Да-да, я буду у себя в кабинете. (Кладёт трубку. Продолжая писать.)Сволочь! (Набирает номер.) Борис Аркадьевич! Зайдите ко мне. Да. Сейчас. (Продолжает писать.)
  Входит Борис.
  Б о р и с. Я Вас слушаю, Полина Дмитриевна.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Как там у нас Шульгина?
  Б о р и с. Как обычно. Вот. (Кладёт папку на стол.)
  Полина просматривает, кивает головой.
  П о л и н а. Я назначаю ей вот это... (Пишет.)
  Б о р и с (читает.) Полина Дмитриевна! Шульгина абсолютно здоровый человек и Вам это известно не хуже, чем мне.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Ну, дорогой мой, она же здесь! И потом, девяносто девять процентов наших пациентов утверждают, что они абсолютно здоровы. Так что выполняйте, Борис Аркадьевич! Да, кстати, с кем она в палате? С Филоменой? Переведите её в третью палату, к Ерохиной. Отдельную ему подавай. Откуда я им возьму отдельные палаты. Чай, не гостиница. Да, когда Ерохину выпишем, к Шульгиной никого не подселяйте.
  Б о р и с. Насчёт Ерохиной у меня тоже вопрос.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. А вот вопросы здесь задаю я! А Вы, Борис Аркадьевич, хоть и прекрасный врач, но взгляды на жизнь у Вас весьма старомодны, я бы сказала...
  Б о р и с. Я не могу найти папку Ерохиной!
  П о л и н а Д м и т р и е в н а (излишне спокойно). Она у меня. Выполняйте, Борис Аркадьевич! (Звенит мобильный телефон.) Да! Иду! Начинайте вводить. (Уходит.)
  Борис задумчиво выходит из кабинета. Он взволнован. Навстречу ему идёт "Учительница".
   "У ч и т е л ь н и ц а". Борис Аркадьевич! Я Вам сегодня ставлю двойку!
  Б о р и с. За что, позвольте узнать, Варвара Сергеевна?
  В а р в а р а. А что, не за что? Я Вас всё утро ждала, а Вы совсем забросили нас... Не заходите, я бы сказала, игнорируете! А мы с Сашенькой ждём... Ждём... Вот зачем мы Вас ждём, я не помню!.. Да, у Сашеньки, по-моему, начинаются роды!
  Б о р и с. Этого мне ещё не хватало! (Быстро входит в палату Љ3.)
  
  КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
  ПАЛАТА Љ3
  Саша беременна неизвестно от кого. Мать упрятала её в клинику на 2 недели, чтобы ей выдали справку, что она не может рожать. Все документы Ерохиной Cаши будут уничтожены после выписки. Саша легкомысленная, абсолютно здоровая, наглая девица. Она совершенно спокойно идёт на умершвление ещё не родившегося ребёнка и пугает этим Варвару Сергеевну, рассказывая ужасы.
  Б о р и с.Что случилось, Александра?
  С а ш а. Ничего...
  В а р в а р а. Как это ничего? Борис Аркадьевич! Да она только что рожала... Пока я за Вами ходила, она родила и спрятала ребёнка... Я знаю...
  Б о р и с. Опять за своё, Саша?
  С а ш а. Да дура она - дура и есть! И, вообще, мне тут осталось дня три, по-моему?
  Варвара ищет ребёнка. Она очень взволнована. Борис вытаскивает телефон.
  Б о р и с (по телефону). Регина, зайдите, пожалуйста, в третью палату. Да, и возьмите с собой всё, что нужно. Варвара Сергеевна переволновалась...
  В а р в а р а (мечется по комнате) Миленький, не надо Регину! Я Вас очень прошу, только не Регину! У нас в школе был завуч. Правда, это был мужчина, но как две капли воды походил на Регину... (Входит Регина со шприцем. На лице вымученная улыбка. Борис пытается уговорить Варвару, но она забилась в угол и кричит.) Зоя! Зоя!
  В а р в а р а (с ужасом смотрит на Регину.) Я Вас знаю. Это Вы пол сменили! И пластику сделали... Уйдите от меня!.. (Припадок. Саша смеётся, заливается.)
  Б о р и с. Регина, уйдите, пожалуйста!
  Р е г и н а. Да пожалуйста! (Уходит.)
  Б о р и с. Саша, позовите Зою.
  Саша выходит, приходит с Зоей.
  З о я. Ну! Варенька, что же ты, моя хорошая, в углу сидишь? Это я, Зоя! (Поднимает, успокаивает, подводит к кровати, укладывает на кровать. Садится рядом. ) Ну, милая моя, успокойся! Я с тобой посижу, сказку тебе расскажу... Добрую, с хорошим концом.
  В а р в а р а. Сказку? Про школу?
  З о я. Про школу, Варенька. (И привычно начинает рассказывать сказку.) Жила-была Девочка. Звали её...
  С а ш а. Варенька.
  В а р в а р а. Её звали Варвара.
  З о я (прикрикнула на Сашу). А ну, цыц! Это наша сказка! Выросла девочка и пошла учиться.
  С а ш а. В институт благородных девиц!
  З о я. Саш, поди погуляй!
  С а ш а. Ещё чего! Моё место, моя кровать. (Смеётся.) И я тоже хочу сказку послушать...
  З о я. Выучилась Варвара и стала учительницей. Да такой расчудесной, да такой распрекрасной, что дети со всего города хотели попасть к ней учиться. И школа ей досталась самая наилучшая, самая наикрасивейшая! И ходила Варвара в школу, как на праздник! И замуж Варвара собралась...
  С а ш а. За прынца!
  З о я. Посватался к ней красавец-раскрасавец!
  С а ш а. И бросил Варьку прямо после свадьбы!
  В а р в а р а. Неправда! Зоя, скажи ей, что это неправда!
  З о я. А ты не бери в голову, родная. Девка она беспутная, что с неё взять...
  В а р в а р а (шёпотом). Она ребёнка спрятала... Родила и спрятала... Рассказывай!
  З о я. А свадьба у них была шикарная, весь город гулял на свадьбе у Варвары! А после свадьбы загрустила Варвара. Муж и спрашивает у неё: "Что, мол, тебе неймётся, что не живётся? И любовь про меж нас есть, и полное взаимопонимание..."
  С а ш а. Ужасы на ночь! Любовь, взаимопонимание! Что ты ей голову морочишь? Все знают: бросил он её, ушёл к подруге, а та в школу анонимку написала, что Варька ваша ребёнка родила и убила его!..
  З о я (кинулась к Саше, выкинула её из комнаты.) Не плачь, Варенька! Сказка-то со счастливым концом! Давай я тебе, детка, укольчик сделаю, чтоб поспала ты... А я тебе сказку дорасскажу... (Делает укол, садится и горько-горько продолжает.) И всё было у Варвары-красавицы: и муж, и ребёночек... (Варвара засыпает.) Только вот счастья не было... Спи, бедная моя... спи...
  Тихонько выходит. Варвара открывает глаза, задумчиво и медленно встаёт. Звучит вальс и Варвара, сделав себе фату из покрывала , кружась выходит из палаты.
  
  КАРТИНА ПЯТАЯ
  ПАЛАТА Љ4
  Борис идёт и прислушивается к крику, который раздаётся в палате Љ 4. Кричит "Ребёнок" (Маша). Возле палаты топчется Иван. Он нервничает. В руке у него цветок.
  Р е г и н а. Ах ты, гадина! Я тебя приучу к чистоте! Смотри на воду! Смотри, я тебе сказала! Повторяй за мной: "Я воды не боюсь... Если нужно - утоплюсь!" (Маша повторяет, слышны всхлипы.)
  М а ш а. Не надо, прошу, не надо! Я не буду мыться!..
  Борис решительно заходит в палату. За ним заходит Иван.
  Б о р и с. Немедленно прекратите!
  В а н я (заикаясь). Это В-вам, В-вам говорят!
  Р е г и н а. Борис Аркадьевич, да она не моется уже год, наверное! В палату войти невозможно! (Обращается к Ивану) А ты что тут делаешь? Марш к себе в отделение.
  М а ш а. Пожалуйста, не прогоняйте Ваню! Пожалуйста, не прогоняйте Ваню...
  Слышен шум льющейся воды. Маша держит медведя - старую игрушку.
  Б о р и с (Регине). Выйдите отсюда! Вас вообще нужно гнать поганой метлой из этого заведения! Вы что, не понимаете, с кем работаете?
  Р е г и н а. Ну и пожалуйста! За такую зарплату сами и работайте. (Уходит.)
  Ваня осмеливается, подходит к Борису:
  В а н я. А м-можно я т-тут нем-много... Я не п-п-п-омешаю...
  Борис машет рукой, разрешая остаться. Подходит к Маше.
  Б о р и с. Маша! Я выключаю воду. Смотри. Я её выключил...
  М а ш а. Дядя Боря! Вы только маме не говорите, что я плакала... И ты, Ваня, не говори.
  Б о р и с. Не скажу. А зачем ты плакала, Машенька? Ты же уже большая девочка?
  М а ш а. Только ей не говорите: мой Мишка тоже плакал. А у Вас есть девочка?
  Б о р и с. Нет, пока нет!
  М а ш а. А когда будет, Вы её в ванной не закрывайте, ладно?
  Б о р и с. Не закрою.
  М а ш а. А если Вы её закроете, так воду выключите... Она спать будет... Когда вода - страшно... Я спала, когда вода... Я всегда сплю, когда вода...
  Б о р и с. Маша, знаешь, что мы с тобой сделаем? У меня есть салфетки. Они влажные. Я сейчас позову Зою, и она тебя вымоет салфетками...
  М а ш а. А воду не включите?
  Б о р и с. Нет, не включу!
  Выглядывает в коридор. Зовёт Зою. Зоя приходит, берёт Машу за руку и ведёт в процедурную. Ваня идёт за ними с цветком. Борис подходит к кровати, на которой лежит Вероника. Она сама в себе. Всё время была безучастна. У Вероники раздвоение личности: она то Вера, то Ника.
  Б о р и с. Ну, а у нас как дела? (садится рядом с кроватью Вероники.)
  В е р а (флиртует). Вау, какой Вы сегодня прикольный!
  Н и к а. Нашла приколиста! Я вааще не понимаю, чо ты от него тащишься?
  В е р а. Ничего я не тащусь... Но мне так нравится его прикид... Белый халат... Трубочка... Это так сексуально! Ника, ты не находишь?
  Н и к а. Дура! Толку-то? Вон там, напротив, мужики в полосатых пижамах - вот это сексуально! Вот скажите нам, доктор, чо это нас к мужикам не пускают? Решётки понаставили, охрану понавезли... Да если женщина захочет ласки и понимания, она ж как вода, в замочную скважину просочится!
  В е р а (с ужасом смотрит на свои ногти). Сволочь, ты что с моими ногтями сделала? Ты зачеим их погрызла?
  Н и к а. Да нервничала я, вот и грызла.
  Б о р и с. Ну, кто из вас мне сегодня анекдот расскажет?
  В е р а. Сегодня я! Фея (это такая колдунья с палочкой) сказала супругам: "Вы были прекрасной парой в течение 25 лет, и я хочу исполнить одно желание для каждого из вас". Сказала жена: "Я хочу путешествовать по всему миру со своим любимым мужем". Взмахнула фея палочкой, и в руке женщины оказались билеты по всему миру. И тут сказал 50-летний муж: "Конечно, это очень романтично, но такая возможность выпадает раз в жизни. Сожалею, моя дорогая жена, но я хочу женщину моложе меня на 30 лет. Взмахнула фея своей волшебной палочкой, и... Превратился муж в 80-летнего старика".
  Н и к а. Правильно! Мужчины, может, и сволочи, но ведь феи - женщины... Ванька, и тот влюблённый ходит. Тоже мне, жених!
  В е р а. Да он не опасный. После аварии, рассказывали, пол головы ему снесло. А он знаешь, какой умный был! Рассказывали, он учился отлично и в универ в пятнадцать лет поступил...
  Н и к а. И семья приличная: маманя с папаней приходят, всякой разности дорогущей нанесут, пирует всё отделение... Вера, дура, сладкое любит, а я тостею!
  Борис смеётся. Входят Зоя с Машей и Ваней.
  З о я. Борис Аркадьевич! Вы бы хоть поели! Скоро обед, а Вы и не присели. Пойдёмте, кофейку сделаю!
  Б о р и с. Пожалуй, да! Сейчас приду...
  Зоя выходит. Входит Полина.
  П о л и н а. Борис Аркадьевич, Вы дали распоряжение насчёт Шульгиной?
  Б о р и с. (выходит с Полиной.) Пока нет, Полина Дмитриевна. Я не считаю нужным назначать здоровому человеку такие препараты...
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Борис Аркадьевич! Вы у нас совсем недавно работаете и у Вас замечательные рекомендации с прежнего места работы. Но, позвольте Вам заметить, что если мы с Вами не найдём общего языка... Я не хочу Вас пугать, ни в коем случае... Но нам будет трудно работать вместе... Так что ещё раз Вас прошу... Выполняйте мои указания начсчёт Шульгиной и переведите её к Ерохиной. Через 3 дня я выписываю Ерохину и у Шульгиной будут свои, так сказать, аппартаменты, по личной просьбе её мужа. А Вы знаете, кто у неё муж? ШУЛЬГИН! А кто спонсирует нашу больницу, знаете? Шульгин! А в городе кто больше него что-либо делает? Продолжать список заслуг этого замечательного гражданина нашего города? Не нам с ним тягаться, милый мой Борис Аркадьевич!
  
  КАРТИНА ШЕСТАЯ
  КАБИНЕТ ВРАЧА
  Борис садится за стол, долго изучает карточку. Входит Шульгина.
  Ю л и я. Борис Аркадьевич, можно с Вами поговорить?
  Б о р и с. Да, конечно, присаживайтесь, Юлия Сергеевна. Я Вас слушаю.
  Ю л и я. Я очень прошу Вас перевести меня в одноместную палату. Дело в том, что мой муж...
  Б о р и с. Вас уже переводят. Полина Дмитриевна дала распоряжение. Переселяйтесь к Ерохиной. Дня через три больная Ерохина выпишется и вы останетесь одна.
  Ю л и я. Это беременная, что-ли? Да она такая же больная, как и я. Скажите, доктор, к Вам приходил мой муж?
  Б о р и с. Нет. Но он встречался с Полиной Дмитриевной.
  Ю л и я. Можно я позвоню?
  Б о р и с (задумался на секунду). Звоните.
  Юля набирает номер. Трубку никто не берёт. Она нервно набирает другой номер. Наконец трубку взяли.
  Ю л и я. Игорь! Это я! Я не понимаю, что происходит? Ты когда заберёшь меня отсюда? Нет, блин, курорт! Что мне передать? Ну, я не знаю... Придумай что-нибудь... А ты где? А, на совещании... Игорь... Мне тут очень плохо! Свяжись с адвокатом как можно быстрее... Да... И что он сказал?.. Как это не страшно? Это ему не страшно! Старый козёл! Возьми другого... Заплати, дорогой... Это ведь не ты тут сидишь... Нет, в тюрьму я не хочу. Буду ждать... Целую... Да... Пока...
  Шульгина села на стул и задумчиво уставилась в точку.
  Б о р и с. Юля, Вам плохо?
  Ю л и я. (зло посмотрела на Бориса) Мне хорошо. Я в раю... Вот только не понимаю, почему он тянет? Сказал ненадолго, так надо... Доктор, сколько Вам платят?
  Б о р и с. Мне хватает, а что?
  Ю л и я (быстро, почти скороговоркой). Послушайте. Я очень богатая женщина. Я заплачу. И много. Помогите мне! Каждый день пребывания с этими психами...
  Б о р и с. Я бы попросил Вас не называть больных психами.
  Ю л и я. Простите. Я просто не выдержу. Нужно что-то делать, а у меня складывается такое впечатление, что я отсюда никогда не выйду... Вы, наверное, знаете, что я нахожусь под следствием?
  Б о р и с. Да, знаю.
  Ю л и я. У мужа были какие-то финансовые проблемы и он уговорил меня взять на себя это дело, поскольку я - женщина, немного не в своём уме... Там была целая комбинация... Несколько раз вызывал скорую. Ну, специально, якобы у меня припадок... А, самое главное, Игорь сказал, что если он будет на свободе, то легко меня вытащит. И сразу. Мне пришлось лечь в эту психушку, чтобы на суде смогли доказать, что я неадекватна, что у меня проблемы с психикой... Но прошёл уже месяц, и он там, а я тут с психами. Простите ещё раз. И ни разу не пришёл адвокат, и никто со мной не связывается. Да и он сам приходил всего пару раз. Еду и одежду мне его шофёр возит... Я чувствую, что Вы порядочный человек, Борис Аркадьевич. Я уже не знаю, кому верить, и что вообще происходит. Вам верю... Вы больных любите... Помогите мне, пожалуйста...
  Б о р и с (Борис задумывается). Но Вы понимаете, что если в суде будет доказана Ваша неадекватность, то Вам придётся остаться здесь надолго?!
  Ю л и я. Отсюда он меня вытащит! Мы очень богаты, поверьте.
  Б о р и с. Так в том-то и дело, что не отсюда. После суда Вас переведут в другое отделение закрытого типа и выбраться оттуда, даже при связях Вашего мужа и при его деньгах, будет практически невозможно!
  Ю л и я. Я Вам не верю!
  Б о р и с. Я Вас не обманываю.
  Ю л и я. А что мне теперь делать?
  Б о р и с. Ну, пока идите переселяйтесь, а там посмотрим....
  Шульгина молча выходит из кабинета. В кабинет с воплями врывается "Актриса".
  "А к т р и с а" (кричит). Ограбили! Обокрали! Боже мой! Единственное, что у меня было! Помогите! Родненький, у меня скоро съёмки, а там все мои тексты, мои стихи!..
  Б о р и с. Пойдёмте в палату, госпожа Жирардо! Там и разберёмся.
  
  КАРТИНА СЕДЬМАЯ
  Коридор. Все больные собрались вместе. Там и медсёстры, и Полина Дмитриевна.
  П о л и н а. Так вот, мои дорогие! Сейчас тот, кто украл дневник нашей Анечки, немедленно принесёт его в мой кабинет! А если через 10 минут этого не случится - Регина и Зоя обыщут комнаты. И тот, кто это сделал, понесёт серьёзное наказание. Уходит.
  "Э с т е т к а". Простите мне моё невежество, а "серьёзное наказание" - это как?
  М а ш а. Запрут в ванной и включат воду... Это страшно...
  В а н я. В-в-оровать - это плохо... (Посмотрел на Регину.) А я знаю, кто украл...
  "В р а ч и х а". Бог ты мой! В медицине есть такой диагноз: клептомания. К сожалению, это неизлечимо! Это я вам как врач говорю.
  В а н я. А я знаю, кто украл... (На него никто не обращает внимания.)
  "А к т р и с а". Отдайте! Ну, пожалуйста! Мне же на съёмки, а там расписание, там всё, там моя жизнь!
  "Э с т е т к а". И, что самое главное, там стихи! Ах, какие стихи у нашей Ани! Ну, что за прелесть!
  С а ш а. Пушкин отдыхает!
  "Э с т е т к а" (обращается к "Учительнице"). А почему это Вы молчите, милочка? Не Ваших ли ручек это дело?
  В а р в а р а. Да что Вы такое несёте, Филомена Ивановна! Да я в жизни ничего чужого не брала!
  "А к т р и с а" (кричит). А вчера кто это, интересно, моё боа примерял? Мне Ален подарил его в 1960 году, во время съёмок нашумевшего тогда фильма "Рокко и его братья"! Боже мой, как он был хорош! Как буд-то вчера было... (Кричит.) Отдайте дневник!
  С а ш а. Ну всё. Сейчас начнётся. Да отдайте Вы ей дневник её, скоро обед, а нас не пустят, пока не вернём. А я лично есть хочу. Так что вперёд!
  М а ш а. А давайте поиграем! Мы сейчас разойдёмся по своим комнатам, а тот, кто взял дневник, тихонько положит его на этот стол! А потом опять соберёмся... И будем угадывать, кто принёс дневник! А Ани почитает нам стихи из своего дневника...
  В а н я. А я знаю, кто украл...
  "В р а ч и х а". Машенька, а Вы почему ко мне на приём не приходите? Ваша карточка у меня, мне нужно Вас осмотреть! Что-то Вы бледненькая сегодня! Как-то Вы осунулись...
  М а ш а. Приду, Людмила Николаевна! Мы с Ваней придём.
  Все делают вид, что расходятся. "Актриса" подглядывает. Шульгина переселяется в палату к Ерохиной Саше. Несёт Сумку.
  "А к т р и с а" (кричит так громко, что Шульгина подпрыгивает от неожиданности.) Это Вы! Это Вы украли мой дневник! Верните!
  Все сбегаются. Возгласы: Кто?! Она?!
  Ю л и я. Отстаньте от меня, ничего я не крала. Сумасшедшая старуха! Бегите быстрее, а то и фотографию унесут! Такой красавчик это ваш Делон! Пропустите меня!
  "В р а ч и х а". Ну, во-первых, она не сумасшедшая! А, во-вторых, мне придётся Вас обыскать!
  Ю л и я. Да ты кто такая, чтобы меня обыскивать? (Зоя подходит к Шульгиной.)
  З о я. Не переживайте, покажите им сумку, они увидят, что там нет дневника, и успокоятся.
  Ю л и я. Я должна этим психам показывать свою сумку?
  З о я (зло). Именно психам, как Вы совершенно верно заметили, Юлия Сергеевна. (Шульгина открыла сумку. Зоя улыбнулась.) Ну вот, тут ничего нет... (Вытаскивает дневник.) А это что?
  Шульгина растерянно смотрит на дневник Актрисы.
  Ю л и я. Это не я. Не смешите меня. Кому нужны стихи этой... Я не понимаю, кому нужен был этот спектакль, но я не брала... Да я даже в комнату к ним не входила, Филомена может подтвердить. Филомена!
  Ф и л о м е н а. Я ничего не видела! Я ничего не слышала!
  Ю л и я. Ну и дура!
  В а н я. Это не она украла... Я знаю, кто украл...
  "Актриса" прижимает дневник к груди, плачет. Появляется Полина Дмитриевна.
  П о л и н а. Ну, что, нашли? И кто же это у нас провинился? (Наигранно.) Юлия? Да не может этого быть! Ай-яй-яй, как не хорошо воровать чужие вещи!
  Ю л и я. Да за кого Вы меня принимаете? Вы что себе позволяете? Вы знаете, кто я и кто мой муж? Да он тут вашу богодельню в один миг разнесёт!
  П о л и н а. А я только что встречалась с Вашим мужем, дорогая моя. Пройдёмте ко мне. Все остальные на полдник!
  Все больные уходят. На сцене Шульгина и Полина Дмитриевна.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а (жёстко). Садитесь. Только что приходил Ваш муж с адвокатом, который просил передать, что Ваши мучения заканчиваются. Через неделю суд и, я думаю, скоро Вы оставите это заведение!
  Ю л и я. Слава Б-гу. Вы же понимаете, что я абсолютно здоровый человек.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Но в Ваших интересах, моя милая, не быть абсолютно здоровым человекам. Вам грозит от восьми... До десяти лет за особо крупные размеры.
  Ю л и я. Какие особо крупные? Это он, я имею в виду, мой муж Вам сказал?
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Ну, следствие ещё не окончено. У Вас два варианта. Первый - Вы подписываете чистосердечное признание и адвокат постарается скостить Вам срок ну, скажем, до трёх лет. И второй вариант: в суде доказывается Ваша недееспособность и Вы в учреждении закрытого типа остаётесь надолго... Лет, скажем, на десять.
  Ю л и я. Как это? Объясните!
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Вас признают недееспособной. Мало того - буйнопомешаной, и запрут в психушку на всю оставшуюся жизнь.
  Ю л и я. Но мой муж... Он же... Он обещал... Я же совершенно ни причём, и Вам это известно не хуже, чем мне... Я хочу с ним поговорить. Полина Дмитриевна, разрешите мне позвонить.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а (жёстко). Никаких звонков не будет, Юлия. Вы же знаете, что мы не разрешаем больным пользоваться телефонами: разговоры с внешним миром очень плохо влияют на настроеное больных, может подняться давление, начнётся учащенное сердцебиение... (Подходит к Юлии, берёт её руку, нащупывает пульс, смотрит неа часы. Юлия с ужасом смотрит на Полину. Полина смотрит зрачки Юлии.) Ну вот, что и требовалось доказать: пульс учащён, зрачки расширены...
  Ю л и я (кидается к телефону). Вы не имеете права! Вы ответите за это беззаконие!
  Полина преграждает ей дорогу.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а (кричит). Регина! Быстро сюда!
  Регина находилась за дверью, подслушивала. Она быстро вбежала в кабинет. Полина с Региной заваливают Юлию на пол и Регина вводит ей лекарство. Шульгина обессиленно лежит на полу... Регина взваливает на себя безучастную Шульгину и уводит её. Полина одёргивает халат, поправляет причёску, садится за стол. Достаёт конверт, пересчитывает деньги, разочарованно кивает головой, прячет их в сумочку, включает релаксационную музыку и начинает писать.
  КАРТИНА ВОСЬМАЯ
  Шульгина безучастно лежит. Саша ходит взад-вперёд, заметно нервничая. Шульгина с трудом поднимается с кровати. Осматривает палату. Актриса подсматривает и подслушивает.
  Ю л и я (заплетающимся языком). Что случилось? Ничего не помню... Я была в кабинете у главной, хотела позвонить... Адвокат... Муж приходил... О Боже! Что они со мной сделали? Укол... (Обессилено опускается на кровать. С ужасом смотрит на дрожащие руки.) Он меня подставил и предал!
  С а ш а. Ну, это бывает... Меня вот тоже подставили (Показывает на живот.). И предали... Ну и что? Сдохнуть, что ли, мне теперь?
  Ю л и я. А я бы лучше сдохла... (Раскачиваясь на кровати) Дурдом! Какой дурдом! Это же мои деньги! Это моё наследство... Дрянь! (Ложится.)
  С а ш а. Не, ну, прям, смотреть больно! Чо случилось-то, рассказывай...
  Ю л и я. Дай мне умереть спокойно.
  С а ш а. Дудки! Вставай! Ну, чо я, тебя на себе тащить буду, что ли? Всю ночь провалялась...
  Ю л и я. Ты Ерохина? Как тебя зовут?
  С а ш а. Саша, а тебя?
  Ю л и я. Юлия Сер... Просто Юля.
  С а ш а. Не, я не смогу, вы старая...
  Ю л и я. Ты давно здесь?
  С а ш а. Не-а. Две недели. Скоро выпишут.
  Ю л и я. Везёт тебе...
  С а ш а. Конечно везёт! Мамусик всё устроила. Я ж скрывала, что... Ну... Залетела... Всё думала - либо рассосётся, либо он, ну, отец ребёнка, чо предложит. Замуж, например... А он как узнал - сама понимаешь. А тут мамусик замечать стала, а избавляться поздно - срок немалый. Пять месяцев. Скандал! Даже прибила чуть, потом связи свои напрягла, проплатила Полине... Она меня сюда на три недели засунула, к тихопомешаным, а потом сразу в роддом.
  Ю л и я. Так тебе ж рано ещё, вроде...
  С а ш а. Так я рожать и не собираюсь. Они сначала его там лекарствами какими-то потравят, а потом вымут! И хоть на дискотеку!
  Ю л и я. Ужас какой! Так твоё ж дитя там! Как же ты можешь спокойно говорить об убийстве собственного ребёнка?
  С а ш а. Слушайте! Вы и впрямь больная? Я ж молодая ещё! На фига мне ребёнок без отца?! Тысячи мамаш это делают - и ничего! Живут!
  Ю л и я. Саша! Не делай этого. Сейчас шесть уже, небось? Он же живой. Сердце-то с восемнадцатого дня биться начинает. А у него уже ручки, ножки... Таких даже выхаживают, если преждевременные...
  С а ш а (зло). Вы в мою жизнь не лезьте! И я в Вашу не буду. Не нужен мне он. И никому в этом мире не нужен!..
  Ю л и я. Мне нужен! Сашенька... Я всё равно отсюда выберусь. Рано или поздно, но выберусь. Роди его мне, пожалуйста... (На коленях ползёт к Саше. Та забирается на кровать и вжимается в стенку.) Я не хотела раньше, тоже аборт сделала. Потом муж запретил, потом поздно стало. Мне ведь уже сорок пять... Я его любить буду, я тебе заплачу! Саш, я очень богата. И ты будешь богата. Роди мне его!
  С а ш а (кричит). Отстаньте от меня! Я уже всё решила! Не буду рожать!
  На крик вбежала Регина.
  Р е г и н а. Так? Что тут у вас творится? (Саше.) Ах ты дрянь! Ишь, чего удумала: орать тут! Кто тебе позволил? Думаешь - ты здоровая? (Грозно надвигается на Сашу. В это время Шульгина берёт полотенце и сзади накидывает на шею Регине.)
  Ю л и я. Молчи, тварь, или задушу! Мне терять нечего. А ну, давай рассказывай, что Полина удумала со мной сделать.
  Р е г и н а (сдавленным голосом). Я ничего не знаю, я маленький человек, что прикажут, то и делаю. (Пытается сопротивляться.)
  Саша помогает Шульгиной удержать Регину.
  Ю л и я. Давай, гадина, по порядку. Теперь я считаю до трёх: Раз... Два...
  Р е г и н а (задыхается.) Расскажу... Всё расскажу... Ослабь, сдохну ведь!
  Саша и Юля держат Регину обе и привязывают к стулу.
  Р е г и н а. Муж твой заплатил Полине, чтоб она из тебя сумасшедшую сделала. Там завещание какое-то, ему разводиться нельзя, иначе потеряет всё. Вот он и придумал этот ход с дурдомом. А ты и впрямь дура, если ему поверила, что вытащит он тебя... И дела-то никакого нет. Финансового. Всё продумано! Баба у него есть какая-то. Пока ты тут загораешь и лежаки стережёшь, он на Канары, небось, собрался задницу греть! Вроде бы и не в разводе, однако и не женат!
  Ю л и я. Ужас какой! Я же...
  В палату вбегает Борис.
  Б о р и с (напуган. Наиграно-веселоговорит). Ай-яй яй, Региночка, во что это Вы тут играете? Сейчас я Вас развяжу и Вы никому ничего не скажете, верно, Региночка? Да и больные молчать будут! Юля, Саша, быстро по кроватям!
  Женщины молча разбредаются по койкам.
  Р е г и н а. Ну, вы ещё все у меня поплачете!
  Юлия растеряна. Она начинает тихо плакать. Борис садится к ней на кровать и пытается успокоить, обнять. Юля цепляется за него, как за соломинку. Саша тоже всхлипывает. Борис набирает номер телефона и выходит.
  С а ш а. Ладно, кончай убиваться. Ну хочешь, я тебя на "ты" называть буду! И правда, тебе ж всего сорок пять - молодая ещё...
  Ю л и я (рыдает). Сашенька, не делай грех, не убивай! Грех это, девочка! Я куплю у тебя малыша твоего, только не убивай его... Гад какой! Баба у него!.. Задницу греть будет... Что делать? Саша! Заповедь есть: не убий! Я нарушила - теперь расплачиваюсь...
  С а ш а. Тише ты, чо орёшь? Хочешь, чтоб опять дрянь вкололи? Айда концерт смотреть. Поржём! Эти чокнутые такие выкрутасы показывать будут - в цирк не ходи!
   Юлия ложится и складывает на груди руки. Плачет, потом успокаивается, засыпает. Саша смотрит на Юлию, потом на свой живот. Прислушивается, трогает живот, задумывается, накрывает Юлю пледом и тихонько уходит. В коридоре все больные. Сидят на ковре. Впереди - Актриса!
  
  КАРТИНА ДЕВЯТАЯ
  ФОЙЕ
  "А к т р и с а". Дорогие мои! Сегодня в концерте вы увидите: дрессированный Мишка (Маша делает реверанс с медведем.) Ваня покажет фокусы. С деньгами! Ну, и стихи собственного сочинения. Чтение с листа. Ваша покорная слуга.
  Все кричат "Браво", "бис"! Аплодисменты. Тут же и медсестра Зоя. Выходит Маша. На руках медведь. Под музыку она делает фигуры и все бурно аплодируют. Смех и аплодисменты.
  В а н я. Это п-п-ринесла мне м-м-ама. Я с-сначала подумал, з-зачем мне деньги?
  Ваня показывает всем денежную купюру и съедает её. Актриса пытается вырвать у него вторую, потом пробует на вкус и тоже съедает... Купюры съедобные. Все аплодируют, кричат "дай мне".
  В а н я. А это М-м-аше. (Ваня дарит Маше Купюры и садится у её ног.)
  "Актриса" (открывает дневник, листает пафосно). Ну, пожалуй, это:
  Мы разминулись с ним опять.
  Я наяву смотрела сон.
  И время повернулось вспять!
  Он предо мной! Он мой! Делон!
  
  Крики "браво"! Появляется Шульгина. Она, словно тень, бредёт к кабинету врача. Все кидаются за ней, подслушивают.
  Ю л и я. Доктор, мне нужно с Вами поговорить.
  Б о р и с. Проходите, Юля, садитесь... Я в курсе. И хочу, чтобы Вы знали, что я не назначал Вам эти препараты.
  Ю л и я (торопливо и тихо). Я знаю. Я не за этим сюда пришла. Просто мне некуда идти... И не к кому... Мой муж... Он предал меня... Завещание моего отца действительно до тех пор, пока он со мной... Поверенный в делах моего покойного отца погиб при странных обстоятельствах. Причина смерти не установлена, но, я думаю, что его отравили... Господи, я ничего не знаю... Мне бы поговорить с Игорем. Ну не может же он так со мной поступить! Лекарства мешают думать... Доктор, Вы единственный человек, к которому я могу обратиться...
  Б о р и с. Юля, скажите, у Вас есть родные?
  Ю л и я. Нет. Мама умерла, когда мне было восемь... Папа никогда больше не женился - очень меня любил. Он был против моей свадьбы с Игорем... Ни сестёр, ни братьев, ни детей, ни мужа... Я Вас умоляю, скажите Полине, чтобы не колола мне эту гадость... Мысли разбегаются...
  Б о р и с. Пойдёмте, я провожу Вас в палату. Я подумаю, что можно сделать и попытаюсь связаться с Вашим мужем.
  Провожает в палату Шульгину. Шульгина еле идёт. Актриса бежит к больным.
  "А к т р и с а": Я всё слышала! Это тебе не дневники воровать!
  Все обступают "Актрису". Она жестикулирую, передаё1т разговор Юли и Бориса.
  
  КАРТИНА ДЕСЯТАЯ
  Кабинет главврача. Актриса и все остальные подслушивают.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Я Вас слушаю, Борис Аркадьевич!
  Б о р и с. Полина Дмитриевна! Объясните мне, наконец, что с Шульгиной?
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Вы так и не прислушались к моему совету... Ну, что ж, Вам же хуже. У меня тут лежит жалоба медсестры Регины Голубевой. Вот, читайте. Это копия.
  Б о р и с (бегло читает). Чушь собачья. Никаких отношений с пациентами у меня нет и быть не может. И ни в каких насильственных действиях я не участвовал. Так что насчёт Шульгиной?
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Всё нормально, принимает препараты, успокоилась, готовится к суду. Да, кстати, в её интересах и в Ваших, чтобы её признали недееспособной. Она хоть живой до старости доживёт. Так что готовьте комиссию, акты, анализы... Через неделю слушание дела.
  Б о р и с. Вы что, разыгрываете меня? Вы что мне предлагаете? Полина Дмитриевна, Вы не последняя инстанция. Я ведь это так не оставлю!
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Борис! Я уже начинаю подозревать, что у Вас с Шульгиной... Ну кто она Вам? Совершенно чужой человек! Да и не человек, в общем-то, уже почти. Зачем она Вам нужна? Не молода, не так уж хороша собой, хотя... Зачем Вам её проблемы? У Вас своих полно! (Тычет в жалобу.)
  Б о р и с (подходит близко-близко к Полине.) Кто она мне? Она мне Ч Е Л О В Е К! Понимаете? Она здоровый, нормальный человек. Пока. Пока живой человек. Но если Вы не прекратите давать ей этот препарат, она скоро станет растением. А Вы кто? Значит, Вы имеете право на существование, а она нет? И только потому, что у неё муж подонок? И не вздумайте предлагать мне уход по собственному желанию. Не выйдет!
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. У-у-у, как всё запущено! Вы уволены, Борис Аркадьевич. А жаль. Мне было приятно с Вами работать. Жаль, очень жаль. Две недели можете не отрабатывать...
  Б о р и с. А на каком основании, не могу сказать "уважаемая", Полина Дмитриевна?
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. А на основании нескольких жалоб от персонала и пациентов. Вот, полюбуйтесь: заигрывал, приставал, даже бил...
  Б о р и с. Полина Дмитриевна. И всё-таки я остаюсь. Я не все вопросы закрыл, не передал дела, так что 2 недели у меня есть. По закону.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. От Шульгиной держитесь подальше. Она уже не Ваша пациентка.
  
  КАРТИНА ОДИННАДЦАТАЯ
  На сцене все больные.
  "В р а ч и х а". Нужно что-то делать! Нужно что-то делать! Вот только я забыла, что нужно делать?..
  "Э с т е т к а". Дорогая Анни! Повторите. Пожалуйста, всё, что Вы слышали!
  "А к т р и с а". Как в Кино! Ну прям, как в Кино! Она ему: "Вы уволены...". А он ей... подождите, у меня всё записано... (Листает дневник.) Вот. Он. Как в кино! "Нет! У меня есть ещё две недели! По Закону!"
  "У ч и т е л ь н и ц а". Я думаю, эта сказка тоже будет с хорошим концом. Юлечка, голубушка, Вы тут у нас самая умненькая. Это я Вам как учитель говорю. Ну, придумайте же что-нибудь. Юля, напичканная лекарствами, сидит отрешённая.
  М а ш а. А давайте поиграем. Мы пойдём к ней в кабинет и покажем концерт. И попросим оставить доктора.
  В а н я. Я могу деньгами зап-п-латить, у меня ещё есть. Я ещё не в-в-се съел...
  "В р а ч и х а". Вообще-то 2 врача на такое маленькое отделение многовато, но мне приятно было с ним работать!
   "У ч и т е л ь н и ц а". Я за концерт! Ани Жирардо почитает стихи, споём, всё, как в школе...
  "А к т р и с а". Да, я могу.
  С а ш а. Не поможет! Слышите, вы? С кем вы собираетесь говорить? Посмотрите, что она с Юлей сделала!
  Входит Борис. Он без халата. Видит Шульгину. Подходит к ней, поднимает, уводит. Все мочат и с жалостью смотрят на Бориса.
  "У ч и т е л ь н и ц а". Построились парами и пошли. Песню запевай! (И каждая поёт что-то своё. Песня похожа на вой.)
  
  КАРТИНА ДВЕНАДЦАТАЯ
  КАБИНЕТ ГЛАВВРАЧА
  "У ч и т е л ь н и ц а". Дорогая Полина... Дмитриевна... Ой, я забыла, мы зачем пришли?
  М а ш а. Мы пришли показать Вам, какие мы хорошие. И показать, что мы умеем. А научил нас всему-всему дядя Боря!
  В а н я. А ещё мы принесли В-Вам деньги... Вы же любите деньги? П-п-правда?
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. А я и так вижу, какие вы хорошие! А сейчас быстренько расходимся по палатам.
  "А к т р и с а". Я Вам прочту стихи!
  (Встаёт в позу. Пафосно читает.)
  Он как кумир - то есть, то нет.
  Он всем на свете дарит свет!
  И он почти Ален Делон.
  Не прогоняйте его вон!
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Браво! Браво-браво! Я учту все ваши пожелания...
  М а ш а. А ещё мой мишка умеет танцевать. Ляляляляляляляляля, Макарена...
  Все начинают танцевать кто как может, сужая круг. В середине Полина. Вдруг откуда ни возьмись, появляется "Врачиха". Она в белом халате и со стетоскопом. В руке у неё шприц, наполненный жидкостью. Полина откровенно обеспокоена.
  Н и к а. Хотите, анекдот расскажу?
  В е р а. Заткнись, ты не умеешь! Это я анекдот расскажу!
  "Э с т е т к а" (кричит). Обе заткнитесь! Удивлённо Ой, что это я? Простите, ради Бога...
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Дорогие мои! Быстренько по палатам. Иначе я... Учительница выдёргивает шнур телефона.
   "В р а ч и х а". Подержите-ка больную, сестрички. Видите, бегающие зрачки, страшная одышка. Это серьёзнейшее заболевание нервной системы. Я бы даже сказала - тяжёлая форма невроза. Я тут прописала вам укольчик. Это не больно, милочка! (Полина пытается вырваться, но руки больных не пускают её. Все поют Макарену.) Ляляляляляляляляля, Макарена...
  П о л и н а Д м и т р и е в н а (испуганно). Что вы хотите от меня?
  М а ш а. Полина Дмитриевна, не забирайте дядю Борю! Он добрый!
  В а н я. А я знаю, Вы деньги любите... А нас нет... Давайте мы вам денег дадим? Вы же любите деньги?
  "В р а ч и х а". Ну вот, прогресс на лицо! Ванечка, вы не разу не заикнулись!
  Полина в страхе.
  П о л и н а Д м и т р и е в н а. Я согласна! Оставьте меня!
  "У ч и т е л ь н и ц а". Бумагу дайте. У нас в школе всегда требовали бумагу.
  Об увольнении.
  Полина протягивает ей приказ. Учительница кивает, рвёт приказ. "Врачиха" делает ей укол. Все разбегаются кто куда. Полина сначала лежит неподвижно, потом тихо встаёт, поднимает шприц, нюхает, пробует на язык. Плюёт. Вбегает Регина.
  Р е г и н а. Полина Дмитриевна, миленькая, ну вставайте же. Что это? Чем это они вас?
  П о л и н а Д м и т р и в н а. Да ничего страшного. Физраствор... А ты где была? Почему процедурная открыта?
  Р е г и н а. Так они ключ спёрли... Я и не заметила. "Врачиха" эта ненормальная.
  П о л и н а Д м и т р и в н а. И ведь что самое главное, никакого отношения к медицине эта гадина не имеет. Вахтёрша бывшая... Энциклопедий начиталась...
  Приводят в порядок кабинет.
  
  КАРТИНА ТРИНАДЦАТАЯ
  На кровати сидит Борис. Юля сидит рядом, положив ему голову на колени.
  Б о р и с. Что Вы решили, Юля? Я принёс Вам одежду. Вас ждут. Я обо всём договорился....
  Ю л и я. А я никуда не собираюсь... Мне так хорошо тут... Так спокойно... Впервые за столько лет я ощущаю себя почти счастливой.
  Б о р и с. Юля, это место не для Вас. Ну, встряхнитесь же Вы, наконец!
  Ю л и я. Зачем? Тут тоже светит солнце. Тут тоже люди... Смешные...
  Б о р и с. Солнце в полосочку. Разве это жизнь? Вы же совершенно здоровы! Вы красивы, молоды! Пойдемте же...
  Ю л и я. Решётки... Солнце в полосочку... Это не мы за решёткой, милый, дорогой мой человек! Это они за решёткой! Это там дурдом! А здесь... вот она, свобода! Я могу петь, смеяться и даже орать, если хотите! И никто не посчитает меня сумасшедшей, потому, что здесь все такие! И они куда чище, куда более приспособлены жить здесь, чем остальные там, за решёткой... Здесь нет фальши! Вы посмотрите, какие они настоящие! А Солнце, оно и есть солнце - в клеточку, в полосочку, в цветочек... А греет всех одинаково... Не бросайте меня только... Вы - Солнце... Я для всех буду настоящей сумасшедшей. И только Вы будете знать, какая я настоящая. Отныне только Вы будете меня видеть Шульгиной Юлей, такой, какая я стала сейчас. Прежней Юли больше нет. И прежней жизни больше нет... Заполните им все бумаги, сделайте из меня умалишённую... Защитите меня этим. Вы можете, я знаю... Милый мой Борис Аркадьевич... Я так хочу жить!..
  Все больные наблюдают эту сцену , выходят на цыпочках на авансцену, держась за руки. Подходят к окну, тянут руки к солнцу, замирают. Лампа качается. Музыка.
  КОНЕЦ!
  
  Клайпеда, 2008
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"