Котляр Ася: другие произведения.

Искушение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждый человек хоть раз в жизни стоит перед выбором: пойти направо или налево, съесть мясо или рыбу, совершить подвиг и погибнуть или спасти свою жизнь, чтобы жить... Каждую секунду мы решаем для себя как поступать и не задумываемся, что всё в этой жизни так или иначе предопределено и выбор сделан задолго до того, как мы ещё только подумали его сделать... Героиня пьесы, незаметная и легко заменимая актриса маленького провинциального театра, стоит перед таким выбором: пойти на поводу у собственного тщеславия и предать или открыть для себя что-то очень важное в этой жизни, чтобы с чистой совестью предстать перед главным Судьёй, когда придёт её время...

  А. КОТЛЯР
  tamajka@mail.ru
  
  ИСКУШЕНИЕ
  
  Драма
  
  
  
  Действующие лица:
  
  Василиса Павловна Вилецкая - актриса, играющая роли второго плана, 60 лет, незаметная и легко заменимая.
  Николай Ефремович Василевский - главный режиссёр провинциального муниципального театра "Ностальджи", муж Фриды Львовны.
  Фрида Львовна - костюмер. Все называют её за глаза "Так скть".
  Раиса Викторовна Смирнова - актриса, играющая роли второго плана, 60-65 лет. Её держат в театре из жалости: сын - алкоголик и у неё больное сердце.
  Валентина Сергеевна Зорина (Валюша) - актриса, прима 35-40 лет.
  Игорь Александрович Васин (Гоша) - актёр, амплуа: герой-любовник.
  Светлана Борисова - 40 лет, весьма посредственная актриса.
  Джульета Петровна - 70 лет, актриса, которую в театре называют "Наше всё"
  Вероника - 25 лет, восходящая звезда.
  Илья - 25 лет, весьма посредственный, начинающий актёр.
  Марта - гримёр.
  Ляля - секретарша
  
  ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  КАРТИНА ПЕРВАЯ
  Сцена небольшого провинциального театра. Все члены этого коллектива, кроме Ляли, собрались в зале. Стол. За столом сидит главный режиссёр. В зале шум. Актёры разговаривают друг с другом. Николай Ефремович что-то пишет. На столе колокольчик, кувшин с водой и стакан. Режиссёр поднимает голову, смотрит на собравшихся в зале актёров.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Ну и ладненько. Ну и поговорили. У нас осталось на сегодня несколько вопросов, связанных с постановкой и, наконец, финансы. Всем слышно, или мне взять рупор? (Все собравшиеся резко замолчали.) Ну-с, давайте по порядку. Фрида Львовна, как с костюмом для Валюши?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Я подобрала несколько вариантов, и если наша, так скть, прима, не будет очень капризничать, то, я думаю, всё будет, так скть, окей!
  В а л ю ш а. Когда это я капризничала, многоуважаемая, так скть, Фрида Львовна? Просто то, что вы мне предлагаете, уже раз двести использовалось в других спектаклях. Примелькалось, понимаете?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Вы же знаете, дорогая Валентина Сергеевна, каков бюджет на этот спектакль, и если можно, обойтись малой, так скть, кровью, то...
  В а л ю ш а. Что значит малой кровью? Это моей, что ли, малой кровью? Нет, я не поняла, это вы на меня намекаете? У меня главная роль, между прочим! И уж будьте так любезны, экономьте на ком-нибудь другом... На Джульете Петровне, например!
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. Милочка! Я играла на этой сцене, когда Вас ещё на свете не было. Боже мой, какие это были премьеры... (С возмущением.) А Вы предлагаете на мне экономить? Не выйдет! На мне будут французские кружева и точка!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч (звоном колокольчика остановил надвигающийся скандал). Дорогие коллеги! Давайте прекратим ненужные споры и перейдём к следующему вопросу, который непосредственно вытекает из предыдущего. Денег, действительно, очень мало. Я бы сказал - катастрофически не хватает. (Вытирает платком пот, пьёт воду.) В спектакле, который мы сейчас ставим (Посмотрел в сценарий.) девять ролей. И, хоть мне очень неприятно об этом говорить, одну из ролей придётся сократить.
  В зале зашумели артисты.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Василиса Павловна! (Все безразлично посмотрели на Василису Павловну. Василиса Павловна опустила голову. Раиса Викторовна, сидящая рядом с Василисой Павловной и вяжущая носок, облегчённо вздохнула.) Я думаю, Вы не обидитесь, поскольку Ваша роль второго плана...
  И л ь я. Как впрочем и всегда...
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Попрошу не перебивать и не комментировать. Василиса Павловна, это необходимость и Вы, я думаю, войдёте в положение труппы, которая вынуждена, прямо скажем, выживать в это сложное для нашей страны время. Я надеюсь, что в следующей постановке, главная роль будет вашей.
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Николай Ефремович! Почему Василиса Павловна, а не Раиса Викторовна? Тоже не главная роль, так скть!
  Все загалдели.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч (вытер пот со лба). Ну, опять же, по семейным обстоятельствам. Василиса Павловна одинока, простите, а у Раисы Викторовны сын-алкоголик на шее сидит... Тоже простите. (Обе женщины покраснели и опустили глаза.) И давайте покончим с этим. Следующий вопрос, который я хотел бы поднять - это наша зарплата.
  С в е т л а н а. Повышается!
  Все зааплодировали.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Подождите... Прекратите! (Взял колокольчик.) Мне сегодня позвонил мэр нашего города, Вячеслав Трофимович. Он попросил объяснить вам, что денег нет и зарплата задерживается на неделю.
  В зале поднялся невообразимый шум.
  В а л ю ш а (громко кричит). Конечно! С нами можно! Нашли крайних!
  Г о ш а. На культуре не сэкономишь! Долой чиновников!
  И л ь я. А как же семьи кормить?
  М а р т а. Илюша, у тебя семьи пока нет, так что попробуй сформулировать вопрос по-другому...
  И л ь я. А я не о себе. У нашего горя-любовника, простите, героя, целая куча по городу бегает, алименты составляют три четверти его зарплаты.
  Г о ш а. Закрой рот, неудачник!
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Илюша, не считайте чужих денег. Это, так скть, неприлично и несимпатично...
  Г о ш а. И опасно! Правда, Фрида Львовна? (Фрида кивнула головой.) А почему мы, Николай Ефремович?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Просто пришла наша очередь. Завод ждал в прошлом месяце, школы ждут уже 3 месяца, и, потом, что мы можем сделать? Вы давно видели аншлаг в нашем театре? Зал, в лучшем случае, заполнен на треть. Туристов здесь нет, а культура, как считают наши власти, сейчас не самое главное.
  В е р о н и к а. А что самое главное в наше время, Николай Ефремович?
  Г о ш а (кокетничая). Самое главное - народ накормить, моя дорогая! Досыта. Доотвала. А если он, народ, жрать не захочет - заставить!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Вот, пожалуй, и всё. (Вытер пот со лба. Сделал глоток.) Завтра в девять утра, как обычно... Фрида Львовна, останьтесь, пожалуйста.
  Вбегает взбудораженная Ляля. В руке листок бумаги.
  Л я л я. Подождите! Не расходитесь! Николай Ефремович! Тут такое!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Ляля, деточка, успокойся! Чётко и вразумительно скажи, что случилось?
  Л я л я (выдохнула). Вот!
  Ляля положила перед главным режиссёром листок. Все замерли. Николай Ефремович пробежал глазами по листку, снял очки, вытер лоб платочком, посмотрел на труппу, которая с надеждой и трепетом следила за действиями начальства.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Товарищи! Дамы и господа! Я должен сообщить вам что-то очень важное для нашего театра... Кто бы мог подумать?! Это так неожиданно!
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Никуся, давай уже быстрее рожай! Ты что не видишь, что труппа почти в коме, так скть?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Да-да... Василиса Павловна! Можно вас на минуточку!
  Василиса Павловна оторвалась от книги, покраснела.
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Это вы мне?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Конечно Вам, дорогая Вы наша! Звёздочка Вы наша! А кому же? Подходите, моя дорогая! Слава Вы наша! Гордость Вы наша!
  Все молча уставились на растерявшуюся Василису Павловну. Василиса обречённо подошла к столу и покорно остановилась перед главрежем.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Вот, дамы и господа! Только что мы получили документ, в котором чёрным по белому написано, что наша многоуважаемая труженица Мельпомены, наша Василиса Павловна удостоена высокой чести: она только что, удостоена почётного звания "Заслуженный артист Российской Федерации"!
  Все сидят ошарашенные, не зная, как реагировать на услышанное. Фрида Львовна демонстративно встала и стала аплодировать, жестами и глазами призывая других присоединиться к ней. Актёры потихоньку начали вставать и. нехотя, с недоумением, аплодировать Василисе Павловне. Василиса Павловна удивлённо смотрит то на коллег, то на Николая Ефремовича. Потом вскрикнула, стала плакать и раскланиваться.
  Ф р и д а Л ь в о в н а (начала скандировать). Поз-драв-ля-ем! А ну-ка, так скть, все вместе! Поздравляем!
  Все актёры стали кричать " Поздравляем! Василиса Павловна!" Подбежали к Василисе, каждый пытался что-то сказать, пожать руку...
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Спасибо, спасибо, дорогие мои! Я право не понимаю... Это так неожиданно! Спасибо!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Прошу садиться, коллеги!
  Взял колокольчик, стал трясти его. Все потихоньку расселись на свои места, переговариваясь друг с другом
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Здесь так же сказано, что на вручение прибудет сам Павел Петрович и ещё одно из высокопоставленных лиц Союза театральных деятелей. Нам нужно создать комитет по подготовке к празднику. Марта, я попрошгу Вас заняться этим немедленно.
  М а р т а. А почему я?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Потому, что вы самая свободная на сегодняшний день. Премьера ещё не скоро, вы только пробуете грим, так что, кто кроме вас? Организуйте молодёжь и вперёд. Дата вручения указана. 23 апреля. У нас есть две недели "на всё про всё". Гоша готовит программу, капустник, приветствие гостей, Светочка - хлеб соль и всё что полагается, Валюша, с Вас песня, желательно патриотическая. Сцены из спектаклей, в которых задействована виновница, я беру на себя. Хотя с этим будет сложновато, пожалуй...
  В е р о н и к а. Николай Ефремович! А как быть с ролью, которую вы приказали убрать из нового спектакля? Ту, которую должна была играть Василиса Павловна?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Я приказал? Я просто изъял временно, для доработки... Там же всего два слова, а поскольку Василиса Павловна у нас заслуженная, текст нужно пересмотреть и я этим займусь сам, лично. Расходимся и за работу! За работу! Фрида Львовна! А вас я попрошу остаться.
  Все разошлись, окружив Василису Павловну плотным кольцом и произнося сумбурные речи, прославляющие её талант и терпение.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч (грозно). Фрида Львовна! А теперь по порядку: как в списке номинантов оказалась Василиса? Объясните мне, пожалуйста!
  Ф р и д а Л ь в о в н а (возмущённо). Никуся, а откуда мне знать, что почём? Я сижу себе в своей костюмерной, носа, так скть, не высовываю, и твои инсинуации в мой адрес совершенно неспра....
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Фрида! Не лги! Когда я подписывал список, там никакой Василисы не было! Ляля сама не могла пойти на такое преступление!
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Ах, это преступление? У бедной женщины юбилей! Ей между прочим, уже шестьдесят! Кто об этом помнит, а? За столько лет ни одной, так скть, приличной роли! Это справедливо? Ни семьи, ни детей, только театр! Кто это замечает? Ты? Ах ты, чёрствый! Права была моя мама, которая говорила, что я хлебну с тобой горя!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Дуся! Только не вспоминай маму всуе, я тебя прошу! И дай Бог, чтобы все так горе хлебали, как ты! Дуся, скажи мне честно, это твоих рук дело?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Да, моих! Это я приказала Лялечке, чтобы она вписала в список Василису Павловну! А ты думаешь, эта бездарь, Валька со смазливой рожей, достойна высочайшего звания? Тоже мне, прима! Ты присмотрись, как она целуется! Если бы я тебя так целовала в жизни, как она это делает на сцене, ты бы, Никуся, выгнал меня даже из моей костюмерной, я уже молчу про нашу постель! А вспомни, как Василиса Павловна произносила свою фразу в спектакле... "День и ночь"! Мурашки по коже бежал, когда она выходила на сцену из массовки, в третьем действии, вся такая бледная и возвышенная, и тихо так, еле слышно, почти одними губами произносила: "Ну вот и всё!"
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Да, да... Это единственное, что она произносила в этом спектакле...
  Фрида Львовна стала всхлипывать. Николай Ефремович подошёл к жене, обнял её за плечи...
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Ладно, будет тебе, Дусенька! Ну всё, всё... Может ты и права... Почему бы и нет? Таланта мало, зато послушания хоть отбавляй! И старания! Да и ее работоспособности можно только позавидовать. Пусть будет, как будет! Пошли домой, Дуся! Кушать хочется...
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Я так рада, что ты меня понял и простил, Никуся! Скажи честно, простил, да?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. А что, у меня есть выбор, Фрида Львовна?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Ах, как я была права, когда не послушалась таки свою маму...
  
  КАРТИНА ВТОРАЯ
  
  На сцену актёры выходят парами и, разговаривая беззвучно, ходят по кругу. Когда пара оказывается на авансцене, все замирают и слышен диалог только одной пары, которая высвечивается прожектором. Звучит музыка. Когда очередная пара говорит, музыка останавливается.
  1 пара
  В а л ю ш а. Нет, Вы представляете, Джульета Петровна, какое предательство?
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. И не говорите милочка! Я столько лет на этой сцене играю и уж как никто другой, заслужила, чтобы меня отметили... Ну, на худой конец Вас, Валечка, но уж никак ни Василису!
  В а л ю ш а. Почему это меня - на худой конец? Я так не согласна, Джульета Петровна.
  2 пара
  В е р о н и к а. Гоша! У тебя такой богатый сценичкский опыт! Скажи мне, может, мы чего-то не видим, может у неё, действительно, талант?
  Г о ш а. Какой талант, Вероничка? Нет, у неё, несомненно, есть один талант. Да чтго там талант - дар! Дар быть незаметной!
  В е р о н и к а. Это на самом деле дар, Гошенька! Ах, если бы ты знал, как тяжело быть заметной и яркой! Всякая нечисть стремиться тебя затмить и испачкать!
  3 пара
  С в е т л а н а. Я думаю, она спит с Никусей! Вот он её и представил!
  Р а и с а В и к т о р о в н а. Не смеши меня, Светочка! Наша Фрида, всё-таки, Львовна. Откусит по самое "не могу"... Тут что-то другое...
  С в е т л а н а. Ну, тогда это - провидение... А вообще, это, всё-таки, какая-никакая интрига в нашем захолустье...
  
  4 пара
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Лялечка, деточка, я теперь ваша должница. А вы, я думаю, знаете, что это такое! Мы с Вами одним только росчерком моего пера утёрли нос всем этим примам, так скть!
  Л я л я. Фридочка Львовна! Я так переживаю, так переживаю: что скажет Николай Ефремович! Он такой ужасный и великий в гневе! А вдруг он меня уволит?
  Ф р и д а Л ь в о в н а (громко рассмеялась). Да ну???
  Л я л я. Ну а если?
   Ф р и д а Л ь в о в н а. Не дрейфьте, Ляля. Уйдём обе!
  5 пара
  И л ь я. Жаль, Марта, гримёрам не светит получить "Заслуженного". Да и не звучит! Вот представь: "Заслуженный гримёр России"! А? (Смеётся.)
  М а р т а. И что? Я думаю тот гримёр, что в Мавзолее работает, имеет дважды народного! Так что, всё возможно!
  И л ь я. Марта, ты мне грим делала перед последним спектаклем, помнишь? Мне все говорили, что я был похож на суслика. Ты уж постарайся... А то где Иван, понимаешь, Грозный и где суслик?
   Музыка прерывается. Пары меняются и идут по кругу в другую сторону.
  1 пара
  В а л ю ш а. А вот я возьму и не приду на вручение. Пусть подумают!
  Г о ш а (сарказмом). И роль свою главную в следующем спектакле играть не будешь! Пусть подавятся. Я думаю, Светочка будет очень рада!
  2 пара
  С в е т л а н а. Нет, Илюша, ты не подумай, что я завидую. Было бы чему! Мне, слава Б-гу, ещё не сто лет, как некоторым! Вся жизнь впереди!
  И л ь я. Я вот что думаю. Давай капустник в стиле шестидесятых сделаем. Стилягами будем, а?
  С в е т а. Смеёшься? Ну-ну... Василиса и Раиса - стиляги! Ха-ха-ха!
  3 пара
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. Вы ещё совсем деточка, Вероника! Вы ещё всё получите, если лениться не будете... А у меня шансов уже не будет! Лучше бы Раисе дали. У неё сын - алкоголик!
  В е р о н и к а. За это заслуженного не дают!
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. А зря! Знали бы они, что чувствует мать, глядя на своего единственного сына, который не в состоянии думать, чувствовать, работать... Бедная она, эта мать!
  4 пара
  М а р т а. Ну ты, Лялька, партизанка! И ведь молчала же! Хоть бы пол слова! Хотя бы мне! Дружим же!
  Л я л я. Ты не представляешь себе, как это мучительно, знать и молчать! Это самое страшное в работе секретаря. И потом, в первоначальном списке её не было...
  М а р т а. Фрида?
  Ляля кивает, оглядываясь на всех.
  Л я л я. Только, Марта, я тебя прошу!
  М а р т а. Могила! Фридой клянусь.
  5 пара
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Дорогая Раечка! Я всей душой болела за то, чтобы заслуженного дали тебе. Ты, как никто другой, достойна этого звания, так скть! Но ты же знаешь Никусю! Он такой своенравный! И, что самое страшное, он скрыл от меня эту информацию! (Театрально всплакнула. Достала кружевной платочек, театрально утёрла глаза, потом высморкалась в него же громко.) Первый раз в жизни скрыл!
  Р а и с а В и к т о р о в н а. Всё бывает в первый раз, дорогая моя Фрида Львовна! Уж лучше ей... Да, так лучше для всех...
  
  КАРТИНА ТРЕТЬЯ
  
  Все потихоньку ушли со сцены. На сцене появляется Василиса Павловна. Она красиво одета. Вещи старые, но с налётом былого блеска..
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Господи! Как же мне себя вести? Как говорить? Что делать? Я и соображать-то не в состоянии... Я ведь думала, что так и умру незамеченной, слабой... Если бы ты знал, Господи, как я люблю сцену... Вся моя молодость, да что там молодость, вся моя жизнь прошла на этой сцене. Я никогда не изменяла ей с другими сценами. Только когда ездила на гастроли! Но это не в счёт. А как Ты думаешь, они искренне меня поздравляли ? Мне показалось, что да! Только вот за Фриду Львовну я не уверена. Как-то уж очень хитро она на меня смотрела. Если бы она знала, что Николай Ефремович представил меня к награде, то я думаю, она бы вычеркнула меня из списка... Награда нашла своего героя... Да уж. А чем я хуже их всех? Да, в моей жизни была одна главная роль. А как жить спектаклю без нас, актёров играющих "кушать подано"? Мы - украшение сцены! Мы, незаметные и незаменимые, маленькие и непризнанные... Да нет, признанные! И пусть все знают: Ты, Господи, есть! Ты решаешь по совести и справедливости ради! И кто, как не я, достоин этого звания? Жаль Раису. Перед ней, всё же, неловко. Вместе столько лет работали, да к тому же, она старше. Так... Мне шестьдесят, а ей?.. О Господи! Мне ШЕСТЬДЕСЯТ! Вот почему... Меня на пенсию отправляют, поэтому и представили! Как же я сразу не поняла? Николай Ефремович! Мне нужно к нему! Не допусти, Господи! Не позволь им сделать это... убегает.
  В театре идёт подготовка к празднику. Все с вёдрами, тряпками, щётками, горшками с цветами бегают по сцене. Валюша всё делает очень лениво с недовольным выражением на лице. Фрида Львовна всем распоряжается, раздавая указания с царственным видом. Вбегает Гоша с листками бумаги.
  Г о ш а. Марта, Вероника, Света Илья,и Джульета Петровна! Можно вас?
  Названные подходят к Гоше.
  Г о ш а. Я тут набросал капустник. Посмотрите. И давайте попробуем. Я и Света - ведущие.
  К ним подходит Валентина.
  В а л е н т и н а. Я что-то не понимаю, меня, что ли, здесь нет?
  С в е т а. Иди, Валюша, со своей шваброй. Тебя сцена зовёт! (Все рассмеялись.) Прима недоделанная!
  Валентина швырнула швабру и ушла со сцены.
  Г о ш а. Сначала выходим мы со Светкой. (Выходят с разных сторон сцены.) Улыбаемся! Дорогие наши гости, коллеги и виновница торжества!
  И л ь я. Виновницу первой назови.
  Г о ш а. Какая разница. Не для неё делаем.
  М а р т а. А для кого?
  Г о ш а. Да там гостей туча собирается. Сам Пал Петрович свою задницу притащит. И иже с ним... Так что в грязь лицом - ни-ни. Поехали! Дорогие наши гости, коллеги и виновница торжества!
  С в е т а. Сегодня у нас знаменательный день! В наш маленький театр пришла большая радость!
  Выходит Николай Ефремович. Торопливо осматривает всё. Проверяет, есть ли пыль. Рассматривает пол. Пальцпем трогает землю в вазонах с цветами.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Так, вы тут что?
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. Мы тут, Николай Ефремович, репетируем.
  Г о ш а. Может послушаете, Николай Ефремович?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Не сейчас. Вы Василису Павловну видели?
  М а р т а. Нет. Сегодня не видели. Но Ляля сказала, что она пришла.
  Выходит Василиса Павловна.
  М а р т а. А вот и она!
  В е р о н и к а. Боже мой! Как вы помолодели, Василиса Павловна!
  С в е т а. А какой костюмчик! Где вы его прятали?
  Г о ш а. Да Вы прям красавица, Василиса Вы наша, Павловна!
  С в е т а. Прям королевишна, да Гошик?
  Г о ш а. Прям Василиса Прекрасная!
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Спасибо, дорогие мои, за комплименты! Николай Ефремович! А я вас ищу!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. А я тут! (Обращаясь к актёрам). Идите в зал для конференций. Я подойду чуть позже.
  Все разочаровано вздохнули и пошли. На сцене осталась только Фрида Львовна, делающая вид, что протирает пыль и поливает цветы. Фрида подслушивает.
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Николай Ефремович!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Василиса Павловна! У меня тут предложение для Вас! Я пересмотрел пьесу, поработал над ней и вот, пожалуйста, посмотрите. Там ваша роль выписана заново. Теперь она почти главная. Читайте, готовьтесь, звезда Вы наша!
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Николай Ефремович! Я тут подумала, не на пенсию ли вы меня провожаете?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Что вы, дорогая моя Василиса Павловна! Какая пенсия! Вы у нас только блистать начинаете! "Заслуженных" на пенсию не провожают! Они умирают прямо на сцене! Иногда "Народными". Идите и работайте!
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Спасибо! Спасибо вам Николай Ефремович! Пойду я.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Идите.
  Василиса Павловна уходит. Фрида Львовна подходит к мужу.
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Ну?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч (вздрагивая от неожиданности). Что ну, Дуся?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Что?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Что что?
  Ф р и д а Л ь в о в н а: Николай Ефремович! Не делайте мне тут производственную тайну. Я всё знаю!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Ну пойдём, Дуся, мне расскажешь. Я ничего не знаю. Пойдём...
  Уходят.
  
  КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
  
  На сцене идёт репетиция спектакля. Режиссёр сидит в зрительном зале перед сценой. На сцене из актёров Гоша и Валентина. Играют любовную сцену. Одежда девятнадцатого века.
  И л ь я. Милая! Милая моя Наталья Владимировна! Я был беден. Я был несчастен. И я был очень одинок, пока не встретил вас. Моя мать бросила меня, когда я был ещё совсем ребёнком. Я вырос у чужих людей, не зная, что такое материнская любовь!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Стоп! Илья! Я же поменял текст! До каких пор это всё будет повторяться, я вас спрашиваю?
  И л ь я. Извините, Николай Ефремович. Забыл!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Вероника! Ты что стоишь, как поцелованная? Он к тебе ещё даже и не притрагивался! Тебе сейчас будут делать предложение, и ты предчувствуешь это! Ты должна трепетать, как горная лань! А у тебя на физиономии презрение, в лучшем случае!
  В е р о н и к а. Мне тридцать лет по сценарию. Я - перестарок, Николай Ефремович.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Ну и что?
  И л ь я. Она хочет сказать, что она уже далеко не горная лань. Она молодая вдова. Чего ей трепетать?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Сценарий читайте! Она полюбила. Впервые в жизни! Поэтому и трепещет. Ещё раз. И про маму не забудьте.
  И л ь я. Окей! Милая! Милая моя Наталья Владимировна! Я был беден. Я был очень несчастен. И я очень одинок. Моя мать бросила меня, когда я был ещё совсем ребёнком. Но, потом она нашла меня, когда я был на грани отчаяния. А вот и мама!
  Выходит Василиса Павловна. Это уже не та несчастная Василиса Павловна. Она изменилась. Всё другое: жесты, причёска, походка. Это уверенная в себе женщина.
  И л ь я. Мама! Чёрт, что я там должен говорить?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Стоп! Василиса Павловна! Не вбегайте так быстро. Вы - графиня! Царственной походкой, пожалуйста! Чёрт знает что творится. Три дня осталось! Неужели так сложно взять себя в руки! Давайте с этого места: "А вот и мама!"
  И л ь я: А вот и мама!
  Вбегает Раиса Викторовна.
  Р а и с а В и к т о р о в н а. Агафья Пантелеевна! К вам посыльный от Луки Кузьмича!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Какой Кузьмич, Раиса Викторовна! Вам когда выходить?
  В а с и л и с а П а в л о в н а (очень значимо). Вы опять текст поменяли, Николай Ефремович!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Так под вас, голубушка, и менял! Выйдите за кулисы, Раиса Викторовна и по новой с " А вот и мама".
  И л ь я. А вот и мама!
  В е р о н и к а. Здравствуйте, Агафья Пантелеевна!
  В а с и л и с а (грозно). Ну здравствуйте, коль пришли!
  И л ь я. Мама! Я имею честь просить руки...
  Вбегает Раиса Викторовна.
  Р а и с а В и к т о р о в н а (очень быстро, с одышкой). Агафья Пантелеевна! К вам посыльный от Луки Кузьмича!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч (разозлился.) Вы куда торопитесь? Вам неймётся? Займитесь чем-нибудь там, за кулисами! Повяжите, например, носки. Или текст почитайте. А вы что творите, Василиса Прекрасная! Зачем так грозно? В 19 веке барышня бы от такого приветствия в обморок грохнулась, тем более они там в корсетах ходили. Кстати, Вероника, корсет где?
  В е р о н и к а. У Фриды Львовны. Перешивает. Корсету лет двести. Его ещё Джульета Петровна надевала.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Так... Вышла Раиса, и ещё раз. Последний я надеюсь! Повыгоняю всех вон из театра! (Обращается к Василисе). Ну кроме вас, "Заслуженная" вы наша... Начали...
  Раиса тяжело вышла...
  И л ь я. Мама. Я имею честь просить Наталью Владимировну стать моей женой и прошу вас, матушка, благословить наш брак!
  В а с и л и с а П а в л о в н а (пафосно). Никогда! Ни за что я не дам своего согласия на этот брак! Ты, Андрюша, не всё знаешь... Дело в том, что Наталья Владимировна... Дочь твоего батюшки!
  В е р о н и к а. Как дочь? (Листает сценарий). Ну вы и завернули! Всё по-новому. Погодите! Если он мне брат, то как же мы... Мы вроде уже и переспали раньше... Без свидетелей...
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Да? А ну покажите? Где переспали?
  В е р о н и к а. Вот. На двадцать первой странице...
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Ну, значит, не брат он вам...
  В е р о н и к а. А кто?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Придумаем кто. Давайте продолжим.
  И л ь я. Я что-то не пойму: мне кого играть: брата или придумаем?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Давайте с этого места: "Мама! Я имею честь", а потом пусть Раиса Викторовна входит. Но не раньше!
  И л ь я. Мама. Я имею честь просить Наталью Владимировну стать моей женой и прошу вас, матушка, благословить наш брак!
  В а с и л и с а П а в л о в н а (пафосно). Никогда! Ни за что я не дам своего согласия на этот брак! Ты, Андрюша, не всё знаешь...Дело в том, что Наталья Владимировна... Она дочь твоего батюшки!
  Все ждут, когда появится Раиса Викторовна. Она не появляется
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Раиса Викторовна! Ау-у! Заканчивайте читать и бегом на сцену с известием от этого, как его...
  И л ь я. Кузьмы Лукича!
  В е р о н и к а. Илюша! От Луки Кузмича!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Да позовите вы Раису, наконец! Поувольняю всех к ...
  Вбегает Валентина. Она растеряна..
  В а л ю ш а (заикаясь и страшным голосом). Она... она... Умерла, кажется.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Ну и дура! Это я тебе! Ты когда должна войти? И разве это есть в тексте? Посмотрю-ка я... (Листает бумаги)
  В а л ю ш а (заплакала). Она умерла...
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Не переигрывайте, голубушка!
  В а л ю ш а. Раиса Викторовна... Там... Лежит...
  Все онемели...
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Какая Раиса Викторовна?
  В а л ю ш а. Наша. Лежит и не дышит... Скорую нужно....
  Вероника вскрикивает. Все бросаются за кулисы. За кулисами шум возня, крики "Скорую, она ещё дышит"...
  Занавес.
  
  ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
  КАРТИНА ПЕРВАЯ
  Звучит музыка. Весь коллектив сидит так же, как в начале спектакля. За столом Николай Ефремович. Все сидят молча. На столе портрет Раисы Викторовны, свеча.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Дамы и господа! Коллеги!.. Нет, не так... Друзья! Вчера в нашу семью пришло большое горе. Нет с нами нашей коллеги, актрисы, замечательной женщины, Раисы Викторовны Смирновой. Не мне рассказывать вам, какое это горе для её близких. Сын, как вы предполагаете, пьёт. Мама и сестра с семьёй приезжают завтра вечером. Так что, по их желанию, похороны назначены на 23 апреля. И как вы понимаете, мы должны достойно проводить нашу коллегу. Ляля займётся организацией похорон. (Обращается к Ляле). Привлеките кого считаете нужным. Чтоб поминки и всё как полагается.
  И л ь я. Николай Ефремович! А как же праздник?
  Василиса Павловна вздрогнула. Все посмотрели на Василису.
  С в е т л а н а. А во сколько похороны?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. А причём здесь "во сколько похороны"?
  С в е т л а н а (неуверенно). Может, успеем... Сам Пал Петрович приезжает...
  Все посмотрели на Фриду Львовну.
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Милочка, как вы себе это представляете? Мы будем стоять у гроба и поглядывать на часы? У нас, в нашей театральной семье, случилось горе. Большое горе. И, неужели, мы в такой час будем думать, как нам выпендриться перед этим так сказать, театральным деятелем?
  М а р т а. Ну мы же готовились - программа и всё такое. Илюша с Гошей уже и продукты некоторые закупили... Водку...
  В а л ю ш а. Пойдёт на поминки. Лично я против.
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. Вы против чего, милочка?
  В а л ю ш а. Я против праздника. Не до веселья.
  М а р т а. А я - за. Может, скромненько, без излишней помпезности, по-семейному, посидим после поминок. К тому же сам Пал Петрович!..
  Г о ш а. Я тоже - за. Жизнь есть жизнь. Тем более, всё успеваем.
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. Гоша, я понимаю молодёжь! Но мы-то с вами понимаем, что это - пир во время чумы.
  Г о ш а. А я, по-вашему, уже не молодёжь?
  В а л ю ш а: Ты, Гоша, не молодёжь. Ты, милый, сволочь! Как ты себе это представляешь? Поплакали и побежали смеяться? (Кривляется). Здравствуйте, гости дорогие и те, кому это надо! Только что мы закопали нашу коллегу, а сейчас, давайте-ка, пожрём-с! И попоём-с! И подрыгаемся!
  Г о ш а. Сама сволочь!
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Прекратите! Немедленно! Василиса Павловна! Вы понимаете, такая ситуация... "Заслуженного" вам уже дали. Вот только как быть? Да, действительно, приезжают гости. Да, готовимся уже две недели... Вы не думайте, мы все понимаем, как важен был для вас этот день... Что делать будем, Василиса Павловна? Раиса Викторовна была вашей подругой...
  Все посмотрели на Василису Павловну. Она вся сжалась. Встала. Села, потом опять встала.
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Я... Я не знаю... Вы все не хотели этого праздника. Я чувствовала. Насмехались надо мной. А я, может быть, впервые в жизни была по-настоящему счастлива... Я пойду, пожалуй... Не мне решать...
  Василиса Павловна встала и вышла.
  Ф р и д а Л ь в о в н а (многозначительно). Не ожидала... Вот уж, правильно моя мама говорила: во все века люди мечтают, чтоб было всё так, как не будет. Никуся, нужно что-то решать, времени нет!
  В е р о н и к а. Давайте проголосуем! Кто за, кто против...
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. Вот уж избавьте меня от этих советских примочек!
  И л ь я. Вы хотели сказать "заморочек"?
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. Я что хотела сказать, то и сказала. Не делайте из меня умалишённую старуху, Илюшенька! Насчёт праздника я вам всем так скажу: грех это. А в моём возрасте грешить уже поздно. Собираться нужно, готовиться.
  В е р о н и к а. К чему, Джульета Петровна?
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. К вечности, деточка. Раечка наша была святой, прямо скажем. Мученица. А мы тут спорим о чём-то. Стыдно!
  И л ь я. Подождите! Спектакли же мы не отменяем? Значит, лицедействовать, всё же, можно?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Это - другое, Илюша! Это - работа, так скть. А работа у нас такая: утром умер близкий родственник, а вечером мы играем комедию.
  В а л ю ш а. Вам легко говорить "играем". Вы же не на сцене. Так что, ваша душа может не волноваться: на вас греха нет!
  Ф р и д а. Грех - он на всех есть, деточка. Только понятие греха у каждого своё. И расплата за грехи своя. Один Б-г знает, кому что. А зрители не виноваты. Билеты проданы и выживать нам нужно. Это я вам, как костюмер, говорю.
  М а р т а. Так Василиса Павловна тоже не виновата в том, что так случилось! Её за что наказывать?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Да разве ж это наказание? Это обстоятельства. А они, порой, бывают непредвиденными. Ангела смерти не интересует, приготовлен ли мертвому гроб... Так что решенеие будет однозначным: праздника не будет. Василиса Павловна - добрая и мудрая женщина. Я думаю, она поймёт и простит. А Пал Петровичу я позвоню и объясню ситуацию. До завтра, коллеги. Нам предстоит ещё много чего сделать.
  Все расходятся. Фрида подходит к мужу, сидящему за столом. Склоняется. Целует его в голову.
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Я всегда говорила, что не обязательно быть высоким, чтобы быть великим. Ты великий, Никуся. Ты почти гений.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Почему почти, Дуся?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. В семье не может быть двух гениев. Это я тебе говорю. Бедная, бедная Раечка. Никуся, нужно дать им денег. Родственникам.
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Дуся, у Раи сестра - мильонщица, а мать с ней живёт. На серебряной посуде едят, на золотом унитазе... Хм...
  Ф р и д а Л ь в о в н а. А Рая почти голодала. Дай им денег, Никуся, бедные они...
  
  КАРТИНА ВТОРАЯ
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Это я, Господи! Научи и вразуми, как побороть в себе гордыню и тщеславие! Стыдно мне, Господи! Хочу я этого праздника, чего греха таить. И заслужила его, как никто другой. И, надо ж так, с Раечкой получилось... Не выдержала она. Душа её изболелась за сына, за работу. Она же, как и я - непризнанная. А я признанная, можно подумать. Я уж представила себе, как сижу я в кресле на сцене...
  Задумалась. Поставила стул в центре сцены. Садится. Высоко поднимает голову, улыбается.Потом быстро встаёт и выбегает за кулисы. Надевает шляпу и пиджак. Важно выходит, руки за спину.
  Здравствуйте, здравствуйте! Я - Сам Пал Петрович! Ну-ка, покажите-ка мне эту Василису Вилецкую. Ах, это вы? Но позвольте! Здесь написано - шестьдесят! Не может быть! Вам больше пятидесяти пяти... Нет, пятидесяти трёх и не дашь! Поздравляю, поздравляю, моя дорогая! А вы замужем, простите? Нет? Не может быть! Такая женщина и не замужем?
  Быстро снимает шляпу, садится на стул.
  Что вы, Сам Пал Петрович! Какой муж? Театр для меня и муж, и дети, и родители, и друзья... Я вся принадлежу сцене!
  Надевает шляпу, вскакивает:
  Похвально, Василиса Павловна! Весьма похвально! А много ли главных ролей вы сыграли, дорогая Василиса Павловна?
  Скидывает шляпу, садится.
  Не много, Сам Пал Петрович!
  Надевает шляпу, вскакивает:
  А что так? Таланту не хватает или главный режиссёр не ценит?
  Скидывает шляпу, садится.
  Таланту хватает, Сам Пал Петрович. Раскрыться не успела. Жизнь прошла...
  Раздаются аплодисменты. На сцене появляется Марта.
  М а р т а. Гениально, Василиса Павловна! Браво!
  Василиса теряется, сбрасывает шляпу, потом вспоминает, что на ней пиджак. Снимает пиджак.
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Марта, извините, я тут...
  М а р т а. Не оправдывайтесь, дорогая Василиса Павловна. Правы! Сто раз правы. Ей уже ничего не нужно. А нам, живым, жить. А давайте после поминок в ресторанчик? Все свои будут: Вероничка, Гоша, Лялька. Вальку и Светку уговорим. Посидим, выпьем по рюмашечке, обмоем, так сказать, как говорит наша многоуважаемая Дуся. Кстати, почему Дуся, вы не в курсе?
  В а с и л и с а П а в л о в н а. В курсе. Дуся - это производная от Фридуси. Фрида - Фридуся - Дуся. Я не знаю, что вам сказать, Марта! Мне очень приятно, что вы разделяете мою радость, но, может быть, это неправильно?
  М а р т а. Ещё как правильно! И так праздников в жизни не хватает, одни похороны. Старикам что, они привыкли хоронить, а нам, молодым жить нужно! А вы прям помолодели за последнее время! Ну, Василисочка Павловна! Никто и не узнает, я имею в виду Никусю.
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Спасибо, Марта!.. А давайте!
  М а р т а. Я заказываю столик на вечер, да?
  В а с и л и с а П а в л о в н а (подумала). Заказывайте.
  М а р т а. Я побежала. И тихо. Чтобы никому! По-умному сделаем. Мёртвым -мёртвое, а живым - живое!
  Марта убегает. Василиса опускается на стул. Думает. Собирает шляпу и пиджак и выходит.
  КАРТИНА ТРЕТЬЯ
  Заканчивается спектакль " Бесприданница". Валентина поёт романс.
  А напоследок я скажу...
  А напоследок я скажу:
  Прощай, любить не обязуйся.
  С ума схожу. Иль восхожу
  К высокой степени безумства.
  
  Как ты любил?
  Ты пригубил
  Погибели. Не в этом дело.
  Как ты любил? Ты погубил,
  Но погубил так неумело.
  
  И напоследок я скажу...
  Работу малую висок еще вершит.
  Но пали руки, и стайкою, наискосок,
  Уходят запахи и звуки.
  
  А напоследок я скажу:
  Прощай! Любить не обязуйся.
  С ума схожу. Иль восхожу
  К высокой степени безумства.
  
  Так напоследок я скажу...
   Потом подходит к авансцене
  Г о ш а (Карандышев). О, раскайтесь! (Кладет руку за борт сюртука.) Вы должны быть моей!
  В а л ю ш а (Лариса). Чьей ни быть, но не вашей.
  Г о ш а (Карандышев, запальчиво). Не моей?
  В а л ю ш а (Лариса). Никогда!
  Г о ш а (Карандышев). Так не доставайся ж ты никому! (Стреляет в нее из пистолета.)
  В а л ю ш а (Лариса, хватаясь за грудь). Ах! Благодарю вас! (Опускается на стул.)
  Г о ш а (Карандышев). Что я, что я... Ах, безумный! (Роняет пистолет.)
  В а л ю ш а (Лариса, нежно). Милый мой, какое благодеяние вы для меня сделали! Пистолет сюда, сюда, на стол! Это я сама... сама. Ах, какое благодеяние... Поднимает пистолет и кладет на стол. Падает. Умирает. Раздаются жидкие аплодисменты. Валюша с Гошей выходят на авансцену для поклона. Раздаются аплодисменты в зале и в записи. Крики "Браво" в записи. Актёры кланяются. Отходят. Ещё подходят и кланяются. Как бы закрывается занавес. Это видно потому, что улыбка резко спадает с лиц обоих актёров. Они устало опускаются на стулья.
  Г о ш а. Как тяжело, Валька. Её выставили, а мы и не побыли практически.
  В а л ю ш а. И не говори. Завтра попрощаемся. Красивая лежит. Умиротворённая. Красивей, чем в жизни... ( Шепотом.) Знаешь, когда я умирала на сцене, я её видела.
  Г о ш а. А я-то думаю, чего это ты так ещё никогда не умирала? Только рано. Выстрел позже прозвучал, чем ты легла.
  В а л ю ш а. Никуся убьёт.
  Г о ш а. Не убьёт. Двух похорон нам не пережить.
  В а л ю ш а. Чёрный юмор. И неуместный.
  Г о ш а. Валька, Я вот тебя спросить хочу...
  В а л ю ш а. Спрашивай.
  Г о ш а. Ты чего не спишь?
  В а л ю ш а. Почему это я не сплю? Я сплю.
  Г о ш а. Неправильно вопрос ставишь. Не "почему", а "с кем"? Со мной?
  В а л ю ш а. Гоша, мы это уже обсуждали. Ну, не нравишься ты мне. Давай, собирай быстрее вещи и иди уже. Поздно .
  Г о ш а. Вот так всегда. Эти слова мне говорят все мои любовницы : "Давай, собирай быстрее вещи и иди уже". Только говорят они это после того, в отличии от тебя. Ну что, идёшь завтра с нами после поминок?
  В а л ю ш а. Нет. Не могу.
  Г о ш а. Ну и фиг с тобой. Сиди со стариками.
  В а л ю ш а. И вам не советую.
  Г о ш а. Иди, праведница! Без твоих советов обойдёмся. Мы ж долг отдадим, как положено, и пойдём.
  Валюша с презрением посмотрела на Гошу и ушла.
  Г о ш а. А я что? Я как все.
  Уходит.
  
  КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
  
  Все выходят на сцену парами. Идут по кругу. Звучит грустная музыка. Каждая пара подходит к авансцене. Музыка прекращается и звучат диалоги.
  1 пара
  В а л ю ш а. Нет, вы представляете, Джульета Петровна, какое предательство? Пойти в кабак и праздновать там.
  Д ж у л ь е т а П е т р о в н а. И не говорите милочка! Раечка столько лет играла на этой сцене и уж как никто другой, заслужила, чтобы её похоронили с аплодисментами.
  2 пара
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Гоша! Скажи мне, может я чего-то не видел , может у неё и правда талант был?
  Г о ш а. У неё, несомненно, был талант, Николай Ефремович... Даже дар, я бы сказал. Редкий дар: быть незаметной!
  3 пара
  В е р о н и ч к а. Ты подумай! Всю жизнь без мужа! Никто и никогда не видел её с мужчиной. Даже намёка не было. (Шёпотом.) А может, сын Раисы от Никуси?
  С в е т л а н а. Не смеши меня, Вероничка! Наша Фрида, всё-таки, Львовна. Откусила бы по самое "не могу"! Тут кто-то другой...
  4 пара
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Лялечка, деточка, я теперь ваша должница. А вы, я думаю, знаете, что это такое! Мы с Вами одним только росчерком моего пера организовали похороны по высшему разряду, так сказать!
  Л я л я. Фридочка Львовна! Я так переживала, что скажет Николай Ефремович! Он такой ужасный и великий в гневе!
  Ф р и д а Л ь в о в н а (тихо рассмеялась). Да ну?
  5 пара
  И л ь я. Марта! А ведь Раисе уже не светит получить заслужененого.
  М а р т а. А ты думаешь там (Показывает пальчиком вверх.) регалий не существует? Я думаю, что какая-то лестница есть. Так что всё возможно!
   Музыка прерывается. На сцену выходит Василиса Павловна. Все замирают, не зная что ей сказать . Актёры пытаются потихоньку ускользнуть со сцены. Василиса Павловна заплакала.
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Подождите, милые мои. Мне нужно вам сказать что-то очень важное. Не уходите.
  Все останавливаются.
  В а с и л и с а П а в л о в н а. Я очень много думала о том что произошло со мной, с Раечкой... Её выносили под аплодисменты, как выносят великих. А она и была великая. Не дай Б-г никому прожить её жизнь. Я знала. Я всё знала. Я была её подругой и поддалась искушению. Кому нужна такая награда, если от меня отвернутся близкие мне люди: вы, Николай Ефремович, вы, Фрида Львовна, вы Джульета Петровна, да и вы все, молодые, которые не скоро поймёте, что предавать нельзя ни живых, ни мёртвых. Вы же знаете про ресторан, Николай Ефремович, в который мы сейчас собираемся идти? Лялечка рассказала Фриде Львовне, Фрида Львовна вам... (Николай Ефремович кивнул.) Дело не в том, что мне неловко перед вами. Мне за себя стыдно. Велико искушение, нечего казать. А дальше что? Вот у Раечки здесь нет уже никакого "дальше". Ничего. И сын её никому не нужен. Не её это сын, кстати. Я знала. Я всё знала. Сестра родила по молодости. В бедности они тогда жили. Мать, от позора её спасая, мальчонку в приют снесла. Раечка мальчика забрала, растила, да не уберегла от беды. Пить он стал. Гены проклятые. Отец его потомственным алкоголиком был, сестру Раечкину силой взял... Поэтому и не общалась она с семьёй, чтоб не скомпроментировать сестру перед её нынешним мужем... Святая она. Так что праздника не будет! Душа праздника не хочет! Плачет душа моя, а значит живая она ещё... Душа - то... Есть она значит!
  Звучит музыка.
  Все окружают Василису, искренне совершенно успокаивают, поддерживают, уводят. На сцене остаются Фрида Львовна и Николай Ефремович.
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Мне кажется Никуся, что это было сказано несколько пафосно?
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Ничуть... А ещё, Дуся, мне кажется, у неё всё-таки талант! Я, чуть было, не проглядел его...
  Ф р и д а Л ь в о в н а. Талант... Моя мама говорила, когда я поступала в театральное и провалилась с треском: "Талант - это как похоть. Его трудно утаить, но ещё труднее симулировать."
  Н и к о л а й Е ф р е м о в и ч. Дуся, не поминай маму всуе... У неё определённо талант. Есть тут у меня одна пьеска, лет десять лежала, ждала свою героиню... Дождалась, по-моему! Прямо под Василису писана. Это ж надо, а я чуть не забыл... А она - Человек, Дуся, Человек! Как думаешь, справится?
  Ф р и д а Л ь в о в н а. А то как же! Она теперь - "заслуженная". Ей по штату положено справляться... Я тебе сегодня говорила, Никуся, что ты у меня - просто гений?
  Фрида целует мужа, он заботливо берёт её под руку, уводит.
  ЗАНАВЕС!
  
  2010-03-26. Клайпеда.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"