Котляр Ася: другие произведения.

За стеклом (история одной семьи)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1 мужская, 1 женская роль. Брак, так же как человек или машина, со временем стареет, как бы, изнашивается. Особенно, если у супругов не хватает мудрости, терпения, такта или просто исчезают чувства, что и происходит с героями пьесы "За стеклом". Чувства прошли, наступило страшное состояние, которое можно назвать "одиночество вдвоём". И вот тогда появляется та самая перегородка. Сначала она невидима. Потом становится стеклянной. И это- тоже не конец отношений между двумя, когда-то любящими друг друга людьми. И если не разбить её сейчас, пока все ещё можно начать заново, она становится железобетонной и тогда противостоять критическому периоду в отношениях будет уже невозможно.

  АСЯ КОТЛЯР
  tamajka@mail.ru
  
  ЗА СТЕКЛОМ
  
  (История одной семьи.)
  
  Драма.
  
  Брак, так же как человек или машина, со временем стареет, как бы "изнашивается". Особенно, если у супругов не хватает мудрости, терпения, такта или просто исчезают чувства, что и происходит с героями пьесы "За стеклом". Чувства прошли, наступило страшное состояние, которое можно назвать "одиночество вдвоём". И вот тогда появляется та самая перегородка. Сначала она невидима. Потом становится стеклянной. И это- тоже не конец отношений между двумя, когда-то любящими друг друга людьми. И если не разбить её сейчас, пока все ещё можно начать заново, она становится железобетонной и тогда противостоять "критическому" периоду в отношениях бужет уже невозможно.
  
  Действующие лица:
  
  Лиза - жена, 45-50 лет, домохозяйка.
  Артём - муж 45-50 лет, писатель.
  
  КАРТИНА ПЕРВАЯ
  
  Действие происходит в квартире, которая разделена на две части стекляной прегородкой (органическое стекло). В оной части сцены кухня, в другой части - комната. В комнате стол с лэптопом, телевизор, кресло, камод или секция. Цветок в горшке. Окно на заднике. На кухне телевизор, стол, плита, кастрюли и прочая кухонная утварь. Одновременно выходят каждый на свою половину Лиза и Артём. Лиза разговаривает по телефону, ставя на стол прибор, чашку, тарелку. Ставит автоматически, как вот уже делает всё это много лет. Артём, разговаривая по телефону на своей половине, в комнате, подходит к компьютеру, включает его. Ждёт. Оба начинают говорить громче.
  
  А р т ё м (по телефону). Извини. (Кричит.) Лиза, говори тише, я ничего не слышу.
  Л и з а. Выключи телевизор - услышишь. (Продолжает разговаривать.)
  Артём подходит к стеклу-перегородке..
  А р т ё м. У меня важный разговор, понимаешь? (Лиза начинает разговаривать беззвучно, жеастикулируя). Прости... Да... И так каждый вечер: новостей столько нет, сколько она их рассказывает. Кому? Всем! Ты представляешь, у меня такое чувство, что у нас прозрачные стены! И в спальне тоже. И на кухне... Все её подруги знают, когда и что мы едим на завтрак, обед и ужин, когда я прихожу, с каким настроением... Иногда мне кажется, что я женат на всех её подругах одновременно... Тебе смешно, а я вот точно знаю... Прислушивается... Что у Марины сегодня критические дни, а у Ленки... У Ленки очередной любовник не дотягивает до мужчины как минимум сантиметров на 10... Ну, считай что рост...
  Артём разговаривает беззвучно.
  Л и з а. Вот так всегда. Я постоянно ему мешаю. Я действую на него, как красная тряпка на быка... Да нет, это не телефонный разговор... Нельзя столько лет жить с одним мужчиной... Нет, как Ленка я не хочу. Ну, так, чтоб адреналинчик поднять, раз в 10 лет... Нет, раз в пять лет, можно... Хотя бы для того, чтобы сравнить... Почему? Очень даже хороший... Неприхотливый, кушает немного, всё больше спит... Особенно последнее время. Мне говорит, что придумывает сюжет очередного романа. А сам храпит. Я даже на мобильный записала. (Обращается к Артёму, прикрывая телефон рукой.) Иди кушать, дорогой!
  А р т ё м. Ладно, Вить, до встречи. Ужин готов. Ну конечно с этой стороны вроде бы и неплохо - ужин готов... В субботу? Давай поиграем! Кий всегда готов, в отличии от меня... Ну ладно. Созвонимся в пятницу вечерком.
  Артём и Лиза перемещаются в другое помещение, обходя стекло с разных сторон. Артём оказывается на кухне, Лиза в комнате. Лиза подходит к включённому компьютеру. Смотрит, читает, презрительно хмыкает.
  Л и з а (продолжая разговаривать по телефону). Нет, Верочка! Не слышит. Он на кухне, а я вышла, чтоб не мешать ему обдумывать фигню, над которой он сейчас работает. Вот слушая, я тебе почитаю. (Садится за стол к компьютеру, читает с сарказмом в голосе.) "Лика подошла к окну и посмотрела вниз. "Высоко", - подумала Лика. " Зато наверняка", - прошептал ей внутренний голос и, прежде чем сделать этот последний роковой шаг, она ... " Ты подумай только! Я, кажется, догадываюсь, о чём это он. Всё. Целую! Перезвоню. (Кричит.) Артём!
  Артём давится глотком воды.
  А р т ё м. Что, дорогая?
  Л и з а. Это ты, случайно, не про меня ли пишешь такие гадости?
  А р т ё м (раздражённо ставит чашку на стол). Сколько раз просил тебя не читать то, что не дописано! Не вырывай фразы из контекста, Лиза!
  Л и з а. Я и не вырываю! Это ты вырвал. Вернее сменил одну букву на другую, из Лизы сделал Лику и теперь намеренно толкаешь меня на суицид! Не выйдет!
  А р т ё м. Да кому ты нужна! Ты считаешь, что мне писать не о ком больше? Тоже мне, муза... У Лики нет прототипа. (Тихо.) К сожалению. Это выдуманный персонаж, понимаешь? Н е п р о т е б я! Ясно?
  Л и з а. Ясно! Только ничего у тебя не выйдет. С первого этажа "наверняка" быть не может!
  А р т ё м. А кто тебе сказал, что с первого? С восьмого, например! Пораскинь своими куриными мозгами: если она подумала "высоко", значит, как минимум, пятый!
  Л и з а. Я с тобой спорить не буду, но, если в конце концов она это сделает, я сожгу твои рукописи!
  А р т ё м. Рукописи не горят, особенно в компьютерном варианте.
  Л и з а. Тёма, я тебя предупредила. Поел? Помой посуду.
  А р т ё м. Так ты же ещё не кушала? Вот поешь, потом всё и помоем!
  Л и з а. Я не буду ужинать. У меня диета.
  А р т ём (рассмеялся). Сегодня какая? Японо - кремлёвская? Или Долино - Пугачёвская?
  Л и з а. Даже не вздумай шутить по этому поводу! Другие мужья верят в своих жён и поддерживают их в желании сделать себя привлекательной...
  А р т ё м. Для кого?
  Л и з а. Для всех!
  А р т ё м (разочарованно). А... А в писани сказано, что жена должна быть привлекательной только для своего мужа, которого, к тому же, "да убоится его"!
  Л и з а. Господи, с кем я разговариваю? С мебелью! Со стеной! Собака, и та поняла бы!
  А р т ё м. Давай заведём собаку!
  Артём заканчивает трапезу и они опять перемещаются по сцене, обходя стекло с разных сторон. Лиза оказывается на кухне, Артём в комнате. Лиза сокрушённо смотрит на стол с неубранной посудой.
  Л и з а. Что ты сказал?
  А р т ё м (садится за компьютер, начигает печатать). Я сказал: давай заведём собаку!
  Л и з а (рассмеялась). А я кто в этом доме? Сейчас встану на четвереньки, слижу с тарелок остатки пищи и начну скулить.
  А р т ё м. А хочешь, я тебя гулять выведу?
  Л и з а. Себя выведи! (Собирает со стола, вытирает стол, обречённо садится на стул, уставившись в одну точку в зрительном зале.) Чужой. Нет не чужой - враг! И что главное, упрекнуть его не в чем: не пьёт, деньги приносит, кажется, не изменяет... Не слышит... Он меня вообще не слышит. Давно.
  А р т ё м. Чужая! Никакого желания подойти и обнять, я уже не думаю о большем! И что главное, упрекнуть её не в чем: готовит, стирает, убирает, кажется не изменяет... Не слышит... Она меня вообще не слышит. Причём, давно...
  Одновременно зазвонили мобильные телефоны разными звонками , Артём и Лиза с телефонами уходят в разные стороны. Гаснет свет.
  
  
  КАРТИНА ВТОРАЯ
  
  
  Та же комната, но столы придвинуты вплотную к стеклу так, что если смотреть из зрительного зала, то получается один стол. Лиза и Артём сидят с разных сторон друг напротив друга. Они устали. Был день рожденья. Вокруг столов стоят стулья.
  А р т ё м. Слава Богу, всё закончилось!
  Л и з а. Это для тебя всё закончилось, а для меня всё только начинается. Ещё часа на два. И что важно, у тебя даже мысли не возникло, что мне можно было бы и помочь!
  А р т ё м. Не возникло. Мне не нужен был этот праздник. Ты затеяла, тебе и убирать.
  Л и з а. Это, на минуточку, был твой день рожденья.
  А р т ё м. Лизок, сделай мне подарок: не нуди! Я ужасно устал.
  Л и з а. Я просила, не называть меня этим противным именем "Лизок". Заметь, устаёшь всегда только ты! А я - некое бестелесное и бесполое существо, которому вообще не понятно даже, что значит уставать!
  А р т ё м. Ты намекаешь на то, что ты Ангел?
  Л и з а. Конечно, я Ангел. У меня ангельское терпение. Я столько лет терплю тебя в своей квартире. Я - Ангел!
  А р т ё м. Если там все Ангелы такие, я жить хочу вечно!
  Л и з а. Прекрати ёрничать. Вставай и начинай уборку, милый!
  А р т ём. И что интересно: кто из моих друзей был приглашён? Лиза, а ведь у нас все друзья только твои, заметь! Со своим единственным другом я в последнее время встречаюсь только в бильярдной!
  Л и з а. По-моему достаточно, для того, чтобы пожаловаться, что жизнь не удалась!
  А р т ё м. Мы там в бильярд играем!Я бы не получил удовольствия от бильярда, если бы и там про тебя рассказывал, понимаешь? Какое там рассказывал... Думал бы только о тебе - игра была бы испорченной!
  Л и з а. Не удивительно! Ты и это делаешь весьма посредственно!
  А р т ё м. Что "И это"?
  Л и з а. Играешь в бильярд.
  Артём встал, подошёл к стеклу.
  А р т ё м. А что я ещё делаю посредственно?
  Лиза тоже подошла близко к стеклу.
  Л и з а. Всё. Пишешь посредственно, муж посредственный, отец вообще никакой...
  Артём замахивается и даёт пощёчину в воздухе. Лиза отдёргивает лицо, как буд-то бы её получила, хватается за щёку.
  Л и з а. Бьёшь, кстати, тоже посредственно! Слушай, ты же никогда не поднимал руку на женщину! Что случилось с нашими принципами?
  А р т ё м. А где ты видишь здесь женщину? Ау-у! Женщина! Ты где? Нет её! (Ищет, заглядывая под стол, за штору.) Женщина, ау! Вылазь, я тебе говорю! (подходит к стеклу). Не нашёл! Нет здесь женщины и никогда не было!
  Лиза даёт пощёчину в воздухе, Артём отдёргивает голову и хватается за щёку. С ненавистью смотрит на жену. Разворачивается и уходит. Лиза берёт зеркальце, рассматривает щёку.
  Л и з а (своему отражению). Он меня ударил. Он ударил меня. Меня ударил он. Муж. Отец моей дочери. Почему это меня не трогает? Почему, Господи? Ответь! Почему всё так ? Двое любящих людей женятся, рожают дочь, а потом с ними вдруг что-то происходит и они перестают видеть друг друга, слышать, замечать. Полное равнодушие. Меня впервые ударили по лицу. Близкий, казалось бы, человек. Родной! Муж! И что? Почему я ничего не чувствую, Господи? А... Молчишь...Тебе сказать нечего, потому, что ты мужчина... Мужская солидарность, я понимаю. Ведь, в сущности, мы оба неплохие люди. Да нет, мы очень хорошие люди! Тогда почему ты допустил это, Господи? Молчишь... Господи! Я не люблю его? Что за чушь, после стольких лет совместной жизни разве кто-то кого-то любит? Я поняла... Он - привычка. Он - моя привычка. Моя привычка ударила меня. Нет, что-то не то. Значит не привычка. Но и не половинка. И не друг. И не... Враг. Он - мой враг. Я сплю в одной постели с врагом. О ужас... Пойду, постелю себе на диване. Нет, пойду, постелю врагу на диване...
  Лиза уходит. Гаснет свет.
  
  
  КАРТИНА ТРЕТЬЯ
  
  
  В комнате всё то же, но столы стоят по разные стороны стекла, прижатые к нему, но один стол у авансцены, другой - ближе к заднику. В комнату вваливается пьяный Артём.
  А р т ё м (кричит). Лиза! Лизка, ты дома? Чо молчишь? Не видишь, муж пришёл? Выпил... Сердишься? Да не сердись ты! (Заглядывает на кухню.) Ку-ку! Лизундра, я тебе цветочек принёс... (С трудом передвигая ноги, идет на кухню, бросает на стол поломанный цветок. Берёт чайник, пьёт из носика, поливает голову. Лиза! Выходи! Заглядывает под стол. Я тебя не вижу... Кушать хочу. (Важно.) Обмыли мою новую книгу... Да! Владимир Ос... Оспи... Не, как его там... Владимир Оспипович сказал... Хрен с ним... Лиза, я что, сам с собой разговаривать буду?
  В комнату входит Лиза. Презрительно смотрит на пьяного мужа через стекло.
  Л и з а. Что у нас за праздник? Книжульку обмывали?
  А р т ё м. А почему это ты так уничинижи... Унижи... Уничижительно отзываешься о моей книге? Стерва ты, Лизка! Я, можно сказать, в поте лица создаю шедевр за шедевром, которые кормят тебя, дуру, а ты без этого, как его... Уважения! Тебе не стыдно?
  Л и з а. Не стыдно! Ты чего это попрекать меня вздумал? Да, я не работала, дома сидела, дочь тебе растила, работала домработницей, кухаркой, проституткой, комбайном, посудомоечной и стиральной машиной...
  А р т ё м (пьяно хохочет).Это как? Лизок! Да ты универсальный комбайн, оказывается! Завтра пойду в магазин, поменяю тебя на новый...
  Л и з а. Завтра не пойдёшь!
  А р т ё м. Это ещё почему?
  Л и з а. Потому, что я тебе сегодня ноги вырву и спички вставлю! Пьянь!
  У Артёма рвотные позывы. Лиза перебегает на кухню, Артём с другой стороны оказывается в комнате.
  Л и з а. Скотина, не вздумай даже! Сам убирать будешь!
  А р т ё м. Лизка, дай тазик. Видишь, плохо мне! Ой, как мне плохо... Мама! Где ты?
  Л и з а. Покурить вышла. Мамочку свою вспомнил... Как на могилку сходить - так Лизка, съезди... Ты же даже пить не можешь, как все нормальные мужики!
  А р т ё м. Я пытаюсь!
  Л и з а. Иди в ванную, я тебя как человека прошу!
  А р т ё м (жалобно). Лизка, я не дойду. Дай тазик, и я тебя как человека прошу! Как женщину... И эту таблеточку, не помню, как она называется...
  Л и з а. Она называется "Ненадопить"!
  А р т ё м. Да? Опять ты врёшь. "Алкозельцер" она называется. А ещё лучше, налей мне чашечку кофе и влей туда ложечку коньяка...
  Л и з а. Дохтор, хорош мне рецепты диктовать!
  А р т ё м. Я не дохтор, я - писатель!
  Лиза достаёт таблетку кидает её в стакан, наливает воду и, дотягиваясь до стола, ставит на стол в комнате. Артём жадно пьёт воду.
  А р т ё м. Елизавета! Ты - человек! Ты друг, Лиза! (Подходит к стеклу, прижимается щекой.) Лиза, подойди ко мне...
  Лиза подходит к стеклу.
  А р т ё м. Лизка... Какая ты стала... Старая... А была... Ты помнишь какая ты была, Лизка? Сейчас покажу. Достаёт из комода альбом с фотографиями, листает и прижимает к стеклу фотокарточку. Это ты, Лизка. Я любил тебя, Лизка, ты помнишь? Боже мой, как же я тебя любил! Я когда видел тебя у меня аж дыхание перехватывало и подымалась как это... Ну... А, вот. Вспомнил... Грудь у меня подымалась, потому, что дыхание перехватывало... Я это уже говорил, кажется. И вдох... Вдох... А вот, вдохновение накатывало волнами... Я писал!
  Л и з а. А сейчас не накатывает?
  А р т ё м. А сейчас, Лизка, ты моя привычка. Старая ты привычка, Лизка. Привык я к тебе за эти годы, прямо прирос! Достала ты меня Лизка, правильностью своей достала... Хоть бы изменила ты мне что ли, чтобы меня не тошнило от твоей порядочности... Тошнит меня, Лизок, не от выпитого, вишь как получается...
  Л и з а. С кем, не подскажешь?
  А р т ё м. Что с кем?
  Л и з а: С кем бы я тебе изменила?
  А р т ё м. С этим, как его, критиком... Владимиром Осиповичем...
  Л и з а. Тоже мне, нашёл героя-любовничка. А почему именно с ним?
  А р т ё м. А я бы тебя к нему бы не ревновал, а даже бы пожалел тебя, Лизка... А во вторых, я бы себя за ту пощёчину хоть как-то оправдал...
  Л и з а. Я подумаю. Иди-ка ты спать.
  А р т ём. Ага! Я на диване не лягу! Я сейчас пойду спать, а ты к Осимповичу сразу...
  Л и з а. Дурак ты, Тёма. Иди спать. Идём я тебя положу. (Лиза идёт в комнату.)
  А р т ё м. (Бежит на кухню с другой стороны стекла, цепляя и роняя какие-то веши, стул по ходу передвижения.) Фиг тебе. Я ещё не инвалид, к твоему сведению. Меня ещё Земля наша крепко держит! (Падает, встаёт на четвереньки, снова падает.) Сам доползу... (Встаёт, шатаясь уходит. Лиза обречённо собирает вещи. Поправляет столы. Оглядывает комнату, заходит в кухню. Там тоже наводит порядок. Уходит.
  
  КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ
  
  Лиза входит в комнату с телефоном в руке.
  Л и з а. Да, мамочка, не волнуйся! Всё в порядке. Танюшка скоро приедет, и Сашеньку привезёт.... Не оставит... А что Артём? Артём пишет. Да у нас всё нормально... (Раздражённо). Какой сон, мама! Нет он не гуляет! Как это "гони подруг"? Куда это я их погоню? Никто из них не зарится на Артёма... Я их тысячу лет знаю! Давно бы уже увели, но кому такой подарок нужен? Книги его покупаются хорошо... А вот приезжать пока не нужно... Мне не нужна помощь.... Мало ли что ты чувствуешь! Всё, мамулечка! Целую тебя крепко! Не болей. Я позвоню...
  Лиза кладёт телефон на стол. Ставит стул на авансцену там, где заканчивается стекло. Придвигает его к кухне. Садится.
  Л и з а: Боже мой! Как мне хорошо одной, кто бы знал... А кому я могу об этом сказать? С одной стороны мама права: это пока он со мной, на него никто особо не зарится. А вот если мы расстанемся, та же Маринка кинется на него, как изголодавшаяся пантера. А Ленка? Ленка будет караулить его уже возле входной двери, если я только намекну на то, что всё подходит к совершенно логическому завершению. А я останусь одна. Нет, так далеко я ещё не думала. Как же хорошо мне одной. Захотела - легла, захотела - поела, посмотрела телевизор, послушала музыку... Как я давно не пела! Господи, да я тысячу лет не пела! Почему всё так... Он, он, он,... (Берёт в руки зеркальце, разглядывает себя.) Морщиночки - вон их сколько... Ну так и он не Апполон! Долг супружеский исполнять не хочет, гад... Может со мной что-то не так? Не так. Я петь перестала. Я вот сейчас спою. Себе!
  Лиза откашливается, встаёт, пытается спеть.
  Л и з а: Что бы спеть такое, для души? А вот..
  Как прекрасен этот мир! Посмотри...
  Тьфу, старьё.
  Может вот эту:
   Ты целовал мои губы
   За тех, кто меня любил,
   Но танцевала румбу
   Я в этот раз с другим.
   Когда ты меня увидел,
   Ты изменился в лице.
   Луис, к кому ты ревнуешь,
   Это твой друг Хосе.
  
   Акапулько, ай-яй-яй-яй, - 3 раза
   Ай-яй-яй-яй, ай-яй-яй-яй.
  Лиза, продолжая петь, начинает танцевать танго
  В краю заходящего солнца
  Ты сразу отбросил тень.
  Ночь, как подбитая птица,
  Падала в синий рассвет.
   "Ты пальцем его не тронешь, -
   Сказала я в тишине, -
   Нет в Акапулько мужчины,
   Что может меня приручить!"
  Акапулько, ай-яй-яй-яй, - 3 раза
  На кухне появляется Артём . Прислушивается. Видит носящуюся по комнате Лизу. Застывает. Смотрит. Начинает громко аплодировать. Лиза останавливается, замечает Артёма.
  А р т ё м: Браво! Браво! Бра-во! Бурные и проджолжительные аплодисменты , певица кланяется и уходит со сцены! Потом ещё раз выходит! Зал встречает её авацией, скандируя: Ли - за! Ли - за!
  Л и з а (растерянно). Этот концерт был не для тебя, милый!
  А р т ё м. Лиз, ну почему, даже когда ты произносишь "милый", мне всё время слышатся нотки сарказма? Ну ка, скажи ещё раз!
  Л и з а. Милый!
  А р т ё м. Ну точно! Раньше у тебя это получалось как - то нежно и таинственно. Мило!
  Л и з а. Кушать будешь?
  А р т ё м. Я ел.
  Л и з а. Я могу поинтересоваться где?
  А р т ё м. Не можешь!
  Л и з а: Врёшь ты всё! Нигде ты не ел. Иначе чего бы это тебя на кухню занесло?
  А р т ё м. Привычка.
  Лиза подходит к стеклу. Принюхивается.
  Л и з а. От тебя пахнет духами или мне показалось?
  А р т ё м. Пахнет.
  Лиза смотрит на него с удивлением.
  Л и з а. Ты сейчас хочешь мне сказать, что ты кушал с женщиной?
  А р т ё м. А если и так, что это меняет в наших с тобой отношениях?
  Лиза начинает смеяться. Сначала тионько хихикает, потом смех усиливается и превращается в хохот. Артём удивлённо смотрит на Лизу.
  Л и з а (хохочет). Ой я сейчас умру! Ой, помогите мне! (Резко прекращает смех.) Не верю! Хочешь заставить меня ревновать? Не выйдет! Я тебе не верю! И я, к твоему сведению, не ревнива. " Я знаю когда ты мне изменил, я знаю где ты мне изменил и я знаю с кем ты мне изменил. Я только не пойму, чем ты мне изменил!"
  А р т ё м ( с ужасом смотрит на Лизу). Что?
  Л и з а (смеётся) Это анекдот, милый. А чего это ты так переполошился? Неужели и вправду изменил? (Артём кивает.) Не верю.
  А р т ё м (спокойно). Не верь.
  Л и з а (внимательно рассматривая мужа). То есть, ты хочешь сказать, что у тебя появилась ... (С удивлением.) Женщина?
  А р т ё м. Да.
  Л и з а. И что?
  А р т ё м. А что?
  Л и з а. И что ты намерен делать? Ты... Уходишь от меня?
  А р т ё м. Нет.
  Л и з а. И ты полагаешь, что мы сможем находиться с тобой под одной крышей, после того, что я о тебе узнала?
  А р т ё м. Ну, во-первых, не ты обо мне узнала, а я сам тебе рассказал. Во-вторых, я, видишь ли, здоровый, нормальный мужик и в третьих: а почему бы и нет? Тысячи семей так живут и ничего? А что собственно изменилось, кроме того, что у меня теперь будет секс?
  Л и з а. Ты в своём уме? Я тебя спрашиваю, ты соображаешь, что ты говоришь?
  А р т ё м. Да, и отдаю себе полный отчёт. Я только не понимаю твоего отношения к тому, что произошло. Насколько я понимаю, ты должна биться в истерике или дать мне по морде. Ты не делаешь ни того, ни другого.
  Л и з а. Не дождёшься.
  А р т ё м. А... Может быть ты хочешь узнать кто она?
  Л и з а. Не хочу. А вот насчёт того, чтобы дать тебе по морде, я подумаю... (С ужасом.) У нас же дочь! И Сашенька... Как же они? Ты что, Тёма, ты мне изменил, что ли?
  А р т ё м. Ну наконец-то до тебя дошло. Лиза! Я. Тебе. Изменил. Впервые. В жизни.
  Л и з а (с ужасом) И ты вот прямо так, с другой женщиной, абсолютно голый ?
  А р т ё м. Тебе хочется узнать подробности???
  Л и з а. Упаси Боже! Подожди... А я как же?
  А р т ё м. Елизавета, ты становишься не вполне адекватной. Я никуда не собираюсь уходить. И от Тани с Сашенькой я не собираюсь отказываться, понимаешь? Я отец и дед. А мужем я давно перестал быть... С сегодняшнего дня начинаем новую жизнь. Будем квартирантами.
  Лиза растерянно садится на стул.
  Л и з а. А что мне теперь делать?
  А р т ё м. Жить, Лиза! Делать всё то, что ты делала до сих пор: ходить по магазинам, в СПА-салоны, трепаться с подругами по телефоны, устраивать званные обеды и ужины и делать вид, что ничего страшного не произошло.
  Л и з а (вскочила, заметалась). Я не буду тебе готовить еду. Я не буду стирать твои тряпки. Я не буду выслушивать твои бредни. Я больше не буду спать с тобой в одной кровати никогда.
  А р т ё м. Будешь. Насчёт спать - как хочешь, а остальное будешь. Чем будет наполнена твоя жизнь, если ты не будешь делать всё то, что делала вот уже двадцать пять лет? Пустотой!
  Л и з а. Я сейчас соберу вещи и уеду к Тане.
  А р т ё м. Ты никогда не жила с дочерью. Не думай, что всё так просто! У неё своя жизнь, своя семья. И я не думаю, что Игорь очень обрадуется твоему приезду.
  Л и з а. Господи! Я никому не нужна! Никому. (Горько заплакала. Артём хочет подойти к Лизе, но мешает стекло.)
  Л и з а (замечая, что Артём прижался к стеклу). Не подходи ко мне! Ты предатель! Ты дождался, пока я состарюсь и нанёс мне удар в спину!
  А р т ё м. Прости. Лиза, я не думал, что это так тебя расстроит.
  Л и з а (рыдает, резко прекращает плакать). Расстроит? Ты, придурок, считаешь, что это подходящее слово в данной ситуации?
  А р т ё м. Ну, прости. Не расстроит. Обескуражит...
  Л и з а (кричит). Раздавит, уничтожит. И не подумаю тебя прощать! Ходи не прощённый. Сволочь!
  А р т ё м. Лиза... Я не совсем сволочь... Мне просто было очень одиноко. У меня есть только мои книги. Посмотри, до чего мы докатились! Мне сейчас хочется подойти к тебе, прижать к себе, как раньше, почувствовать тепло твоего тела, посмотреть в когда-то такие родные и любимые глаза и я не могу! Как буд-то бы что-то мешает мне.
  Л и з а. Мне это совершенно не нужно.
  А р т ё м. Это мне нужно. Я в последнее время ищу тебя прежнюю. Везде ищу: на улице, в метро, в офисе, дома... Что-то такое невидимое и осязаемое осталось... Запах? Мне показалось, что я нашёл тебя... Я ошибся. Это была не ты...
  Л и з а (села на стул, устало уставилась в одну точку). Не там искал.
  А р т ё м. А где нужно было? Лиза, помоги мне! Я хочу тебя найти, Лиза...
  Л и з а. Уйди. Мне нужно побыть одной. Пожалуйста, уйди сейчас!
  А р т ё м. Да-да. Конечно. Прости меня. (Уходит.)
  Л и з а. Стой! (Артём останавливается.) Зачем ты мне всё это рассказал? Кто тебя просил? Миллионы мужей изменяют своим жёнам до самой старости и молчат об этом. И ты бы молчал! Тёма, скажи мне, ты дурак?
  А р т ё м. Может и дурак. Только я врать не хочу. Зачем? Ты, насколько я понимаю, была не против.
  Л и з а. Я против того, чтобы на меня пальцем показывали .
  А р т ё м. Неужели тебя волнуют такие мелочи, как общественное мнение?
  Л и з а. Всё. Это пустой разговор. Ты мне изменил и я тебя не прощаю. И никогда не будет тебе моего прощения.
  Лиза встаёт. Подходит к стеклу. Смотрит на Артёма. Разворачивается и уходит. Артём садится к компьютеру. Начинает стучать по клавишам.
  
  КАРТИНА ПЯТАЯ
  
  Артём нежрвно ходит по комнате, смотрит на часы. Прислушивается. Телефонный звонок. Артём перестаёт печатать,берёт телефон, встаёт, выходит на авансцену.
  А р т ё м. Да... Да... Нет... Нет... Ты же умная женщина, сама всё понимаешь... Это была ошибка. Я думал смогу, но оказался слаб... Я не люблю Лизу? Люблю... Зачем? Сам не знаю. Нет... Немногословен, потому, что мне нечего тебе сказать. И предложить мне тебе нечего. Я не хочу тебя обидеть, просто стараюсь быть с тобой честен. Не могу говорить, идёт Лиза... Я не боюсь её. Просто не хочу, чтобы она слышала этот никому не нужный и бессмысленный разговор... Пока.
  Артём кладёт телефон в карман брюк. Смотрит за стекло. Лиза появляется в плаще, на каблуках. Она делает вид, что не замечает Артёма.
  А р т ё м. Лиза. Ты на часы смотрела?
  Л и з а (наигранно). Ой! А что, нужно было посмотреть?
  А р т ё м. Не ёрничай. Я волновался. Всё - таки полночь. Ты где была?
  Л и з а. Опаньки! И ты ещё смеешь задавать мне этот дурацкий вопрос? После того, что ты сделал? Ты не забыл ли, случайно? Если да, забыл, то я тебе напомню: ТЫ МНЕ ИЗМЕНИЛ С ДРУГОЙ ЖЕНЩИНОЙ.
  А р т ё м. Я же извинился. Нам нужно поговорить. Прошёл месяц, я больше так не могу. (Закричал.) Прекрати ходить! Нам нужно поговорить!
  Л и з а (села). Говори!
  А р т ё м. Нам нужно поговорить. А не мне выговориться. Слышишь?
  Л и з а (кричит). С трудом!
  А р т ё м. Так дальше продолжаться не может. Я пока ещё твой муж! И я голоден.
  Л и з а. Кто тебя гулял, пусть тот тебя и кормит! А так же стирает, моет, спать кладёт и сказки на ночь рассказывает. Я с себя эти обязанности сняла. Всё!
  А р т ё м (садится, бхватывает голову руками. Поднимает глаза) Ты хочешь, чтобы я ушёл? Только подумай, прежде, чем мне ответить, потому, что если ты мне сейчас скажешь "да", я уйду.
  Л и з а. Не пугай! Я пуганая. И не шантажируй!
  А р т ё м. Лиза. Мне уйти?
  Л и з а. К ней?
  А р т ё м. Нет. Не к ней. У меня есть друг.
  Л и з а. Кий не забудь прихватить.
  А р т ё м. Ты, кажется, жаловалась на то, что я долг супружеский не выполняю? Так вот, я решил его исполнить, чтобы с чистой совестью уйти из этого дома! (Артём решительно двинулся по направлению к кухне.) Чтобы тебе было, что вспоминать всю оставшуюся жизнь!
  Л и з а. Даже не думай! (Пошла к комнате с другой стороны стекла. Артём побежал за Лизой, она от него. Они бегают вокруг стекла.)
  А р т ё м. Я докажу тебе, что я мужчина, хоть ты и не веришь в это!
  Л и з а. Не верю! ЭТО ничего не доказывает и ничего не опровергает. Это всего навсего секс! А я не хочу секса с тобой!
  А р т ё м. А когда - то хотела! Стоять!
  Лиза остановилась как вкопаная.
  Л и з а. Ты чего орёшь? Соседей разбудишь! (С сарказмом) Что, милый, плохо тебе?
  А р т ё м. Плохо.
  Л и з а. Мне тебя не жалко! Ты мужик, хоть и завалящийся, а мужик! Тебя подберут! А я? Я кому нужна в свои пятьдесят?
  А р т ё м. Не добавляй себе лет. Я не хочу от тебя уходить.
  Л и з а. Привык? А я хочу, чтобы ты ушёл. Хочу! Прямо сейчас! Собирай свои манатки и мотай отсюда!
  А р т ё м. Лизка, ты - упрямая старая дура! Ты же в глубине души уже давно меня простила! Знаешь, эта ситуация с изменой... Мне кажется, она пошла тебе на пользу. Ты какая-то другая стала. Похорошела как-то...
  Л и з а. Ах, подумайте только! Горе, Тёмочка, оказывается красит женщину! Зато ты подурнел! Хоть бы побрился! Ты ж у нас жених! Тебе форму держать нужно!
  А р т ё м. Лиза, я не жених.
  Л и з а. Правильно. Ты не жених! Ты - свинья!
  А р т ё м. Лиза, пошли спать!
  Л и з а. С тобой? Ни за что!
  А р т ё м. Мне уйти? Да или нет?
  Л и з а: Как хочешь. Ты мне не мешаешь. (Грозно.) Отойди от двери.
  Артём отходит от двери, Лиза важно идёт с другой стороны в комнату. Артём параллельно перемещается на кухню. Лиза уходит. Артём смотрит ей вслед.
  
  КАРТИНА ШЕСТАЯ
  
  Лиза входит на кухню в халате. Трёт виски. У неё больт голова. Выпивает лекарство. Медленно бредёт в комнату. Её взгляд падает на включённый компьютер. Лиза подходит, садится за стол. Открывает что-то, читает, кривится, встаёт, отходит. Стоит задумавшись. Потом быстро подходит к компьютеру и начинает что-то стирать. Оглядывается и бежит на кухню. Там наливает себе кофе, мурлычит под нос и начинает читать газету или журнал. В комнату входит Артём.
  А р т ё м. Доброе утро!
  Л и з а. И тебе не болеть.
  А р т ё м. Налей кофе, пожалуйста!
  Л и з а. Руки, ноги есть - пойди и налей.
  А р т ё м (вздыхает). Тебе не надоело это осадное положение? Давай акт перемирия заключим, хотя бы на время завтрака!
  Л и з а. Я с тобой не сорилась. Мне просто плевать на тебя. Ты мне изменил. Ты спал с другой, совершенно чужой женщиной.
  А р т ё м. А если бы я спал с очень знакомой женщиной, тебе было бы легче меня простить?
  Л и з а. Остри, остряк!
  А р т ё м. Ты, я надеюсь, Татьяне ничего не рассказала?
  Л и з а. Приедет - расскажу, что у её обожаемого папочка бес в ребро...
  А р т ё м. Не нужно, Лиза. Это наши дела. Не впутывай дочь. Прошу тебя!
  Л и з а. Боишься, что нимб свалится? Не бойся. Она вполне взрослая девочка. Она меня поймёт. Как же. Папочка у нас золото! Папочка - всем пример! Она всегда тебя больше любила чем меня. Вот пусть теперь посмотрит, в кого ты превратился!
  А р т ё м. Ну и в кого?
  Л и з а. В предателя. Расскажу Таньке!
  А р т ё м. Делай, как знаешь. (Садится за компьютер. Начинает искать. Ещё и ещё раз.) Лиза. Ты сюда не заглядывала?
  Л и з а. Больно нужно. (Уткнулась в журнал. Потёрла виски.)
  А р т ё м. Ну как же это? Ну где же он? Лиза, может ты пыль вытирала, случайно тронула...
  Л и з а (встаёт, подходит к стеклу. Говорит очень жёстко). Тёмочка! Я не случайно. Я намеренно. Да, это я! Я сожгла твой последний роман! Мне не понравился финал! Рукописи горят, оказываются.
  Артём в ужасе хватается за голову, начинает метаться по комнате.
  А р т ё м (кричит). Ты что наделала? Я тебя спрашиваю? Лиза! Ты не могла это сделать! Он же был почти написан! (Остановился.) Ты не могла.
  Л и з а. Ещё как могла! Чтобы ты почувтвовал, что значит терять то, что тебе когда-то было так дорого! Недописанный роман - это фигня, по сравнению с моей разрушенной жизнью, понимаешь? Это акт отчаяния, протест!
  А р т ё м. Ты умасшедшая? Тебе нужно показаться психологу! Нет, психиатору! Это же деньги, дура! Это то, что позволяет тебе безбедно жить, неужели и это до тебя не доходит?
  Л и з а (потирает голову). Не жить. Существовать. То что у нас с тобой происходит, жизнью не назовёшь. Мы сосуществуем! Мы не люди. Люди слышат и понимают друг друга. Мы - существа. Из параллельных миров. Наши миры не пересекаются, поэтому мы не слышим и не видим друг друга! А ты плачешь по какому-то недописанному роману! Тёма! У нас жизнь рушится!
  А р т ё м (подходит к стеклу). Это ты не понимаешь! Мои романы, как мои дети! Они рождаются и живут! А ты взяла и убила! Ребёнка!
  Л и з а. Я сделала аборт. А ты возьми и забеременей новым ребёнком! Слабо? Потому, что для этого нужно как минимум, вдохновение. А откуда у тебя может быть вдохновение, если у тебя нет музы? Твори, если получится! Только я очень сомневаюсь, что это будет творчество! Твой ребёнок был нездоров. Он был серьёзно болен и я решила, чтобы он не мучался, его уничтожить!
  А р т ё м (долго смотрит на Лизу). Да, возможно он бы не здоров и не так уж красив. Но он был мой, понимаешь! Да что ты вообще понимаешь? Ты безмозглая и бесчувственная ...
  Л и з а. Произнеси это вслух! Ну? Стерва? Дрянь? Сволочь? А может опять ударишь?
  А р т ё м. (Отчётливо. Зло.) Я тебя ненавижу! Я... Тебя... Ненавижу! Слышишь? Сдохни!
  Лиза падает как подкошенная. Артём отходит от стекла, садится за комп. Начинает писать. Бросает. Думает. Смотрит на лежащую на полу Лизу. Подходит к стеклу.
  А р т ё м (аплодирует). Браво! Брависсимо! Какая сцена! Какой театр! Не пройдёт! Не верю! Я тебе не верю! Не разжалобишь! (Собирается уйти, но в последний миг, его что-то обеспокоило. Лиза не шевелилась и Артём подошёл к стеклу. Всмотрелся в лежащую неподвижно жену. Тихо.) Лиза... (Громче.) Лиза, вставай. Хватит. Я погорячился, но и ты пойми меня правильно. Два месяца работы коту под хвост... (Прижимается к стеклу.) Лиза! Слышишь меня? (Кричит.) Лизка, вставай, я тебе говорю. Ну, если хочешь, я прошу прощения! (Стал биться в стекло.) Лиза, прости меня, только встань, пожалуйста! Я очень тебя прошу! Да что же это? Где телефон? (Ищет телефон, находит его. Звонит.) Алё, скорая? Да, тут женщине плохо. Жене. Не дышит... Пульс? Прислушивается, прижавшись к стеклу Пульс есть, но слабый! Быстрее. Улица Мира, 189 - 17. Елизавета Светлова. 47 лет... Телефон? Сейчас... не помню... Да, этот номер Жду. (Прижавшись к стеклу.) Лизонька, родненькая, потерпи, я тебе скорую вызвал, только не умирай, пожалуйста. Танечка приедет с Сашенькой! Только не умирай... Лиза, ты слышишь меня? Слышишь, я знаю! Ты помнишь, как мы познакомились? Ты пришла в первый класс с опозданием. Тебя привела директор и сказала, что тебя зовут Лиза и что ты болела долго. Но ты занималась с учителем и будешь учиться с нами. Тебя посадили за мою парту, а я боялся до тебя дотронуться. Ты была прзрачная, как стёклышко. Я влюбился в тебя спазу же. Как увидел, так и влюбился. А потом пришёл домой, посадил маму за стол и сказал ей: "Мама, я должен сообщить тебе важную новость. Я женюсь." "На ком?", - спросила меня моя мама. "На Лизе", - ответил я. "А кто она, Тёма",- спросила мама. "Прозрачная девочка". Девочка моя! Прости меня. Лиза! Прислушался. Дыши! Только не умирай. Пожалуйста. А потом мы поцеловались. В пятом классе.Я подговорил Ваньку и мы сбежали с последнего урока. Побежали к тебе в подъезд. (Подбежал к окну, посмотрел на часы.) Да что ж они не едут-то? (Прижался к стеклу.) Дыши, Лизка. Дыши. А ты с подружкой вошла в подъезд. Ванька выключил свет, а я бросился к тебе и поцеловал. А это оказалась Ирка. Ванька свет включил и ты увидела, как я целую Ирку. Подошла и стукнула меня портфелем по башке. Помнишь? А в девятом мы поцеловались серьёзно. Я до сих пор помню вкус твоих губ. Была зима и ты намазалась каким-то вазелином, чтоб губы не трескались. Я поцеловал тебя и не понял, почему запах клубники? Потом вытер губы, на них был вазелин. Ты обиделась. Не умирай, Лизка. А свадьбу помнишь? Ты уже была беременной. Два месяца. Мы, когда заявление в загс подавали, нас спросили, как быстро мы хотели бы росписаться. Мы оба, в один голос закричали "Завтра". А твоя мама, которая, почему-то увязалась за нами, аж подпрыгнула и подозрительно посмотрела на нас. Поняла, что к чему. Я ей не нравился. Она считала, что я - недостойная партия для её умненькой девочки из интеллегентной семьи. Лиза, а потом у нас родилась Танька. Ты чуть не умерла при родах. Потеряла много крови. Я плакал, Лиза! Я не знал как буду жить без тебя! Я и сейчас не знаю. (Звонок в дверь.) Слава Б-гу! Лиза! Быстрее, она не дышит!
  Гаснет свет.
  
  КАРТИНА ШЕСТАЯ.
  
  Артём бродит по пустой квартире. Заходит на кухню. Рассматривает чашки, нюхает полотенце. Телефонный звонок. Артём кидается к телефону. Выходит на Авансцену.
  А р т ё м. Алё? Танюша? Да... Нет, ещё не выписали. Завтра забираю. Успели, к счастью. Давление, сердце... Да, волновалась... Из-за чего? Да так, разное тут... Конечно мы тебя ждём. Очень ждём. Поцелуй Сашеньку и Игоря. Очень ждём. Мама очень тебя ждёт. Я встречу! Целую, дорогая! Пока...
  Артём кладёт трубку, подходит к стеклу и начинает его ощупывать. Он движется руками вверх и вниз, вбок...
  А р т ё м. Нет ничего. Пустота. Почему тогда всё так печально? Лизка говорила что - то про параллельные миры? А может они пересекаются где-то там, в пространстве? Лобачевский утверждал, что пересекаются. Почему я должен верит Евклиду? Только нужно как-то найти границу пересечения этимх миров... А вдруг она где-то там, в бесконечности? Нет. Не может быть. Я люблю Лизу. Значит она, граница где-то здесь. Я чувствую. Я завтра привезу Лизу и мы будем искать её вместе. Мы обязаны её найти. Ради Тани и Сашеньки... Ради себя... Не могу писать. Её нет и я не могу писать. Она придёт, и я предложу ей свою руку. Пять пальцев. И она протянет свою. Вместе у нас десять пальцев. Это - рукопожатие. Я не помню, какая у неё рука. Никто из нас не завершён. То, чего не хватает одному из нас, дополняет другой. Я забыл это. И она забыла. Нужно вспомнить, какая у неё рука... И протянуть свою... Всё так просто!
  
   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.
  
  Столы вплотную придвинуты к стеклу у авансцены. В комнату устало входит Лиза. Она снимает плащ, осматривает всё. Идёт на кухню. Садится за стол. На столе в кухне стоит букет цветов и свеча. На столе в комнате свеча, 2 бокала и бутылка вина. Лиза садится за стол. Она плачет. В комнату быстрыми шагами входит Артём. Он останавливается перед стеклом, смотрит на плачущую Лизу. Делает шаг. Упирается в стекло. Долго смотрит на жену.
  А р т ё м. Лиза, тебе плохо?
  Лиза отрицательно кивает головой.
  А р т ё м. Давай выпьем. Я купил хорошее вино, как ты любишь. Полусладкое.
  Л и з а. Ты не любишь.
  А р т ё м. Почему не люблю? Люблю! Теперь люблю.
  Лиза утвердительно кивает головой. Артём садится за стол в комнате. Наливает вино в бокалы и передаёт один бокал Лизе. Лиза молча берёт бокал в руку.
  А р т ё м (чувствует себя очень неловко). Нужно что-то сказать, наверное... Лиза! Я рад, что ты наконец дома. Я рад, что всё обошлось. Я не дам тебе обещание, что всё будет гладко и спокойно, но я постараюсь исправить то, что можно. Я постараюсь. Я хочу, чтобы ты знала: я раскаиваюсь в том, что вёл себя, как последняя скотина. Ты прости меня, Лиза.
  Лиза кивнула.
  А р т ё м. Нет, нет. Ты права... Знаешь, пока тебя не было дома, я понял, что и уменя не было дома. Дом - это семья. Я чуть не потерял всё. Я больше не могу писать. Но может быть это не так уж и важно. Может быть Господь закрыл во мне этот дар, чтобы открыть что-то другое?
  Л и з а. Может быть...
  А р т ё м. Лиза, это не потому, что ты стёрла недописанную мной очередную дешёвую мелодрамму. Я сейчас даже рад этому. Лиза... Что мне сделать, чтобы ты меня простила? Почему ты молчишь? За всю дорогу ты не проронила ни одного слова.
  Л и з а. Я ухожу от тебя, Тёма.
  А р т ё м. Куда? Уже поздно?
  Л и з а. Я ухожу от тебя, слышишь меня?
  А р т ё м. И потом дождь собирается! Сегодня погоду смотрел на неделю вперёд: дожди и грозы. Давай выпьем, Лиз?
  Л и з а. Ты что, не слышишь меня? (Кричит) Я ухожу от тебя!
  А р т ё м (не слышит, наливает вино в бокалы). Вино замечательное, испанское, 2000 года, выбирал специально для тебя.
  Л и з а (тихо). Я ухожу от тебя.
  А р т ё м (ставит бокал на стол Лизы) Ну вот и славненько! За что пьём, Лизавета? Давай за нас!
  Л и з а (совсем тихо) Я ухожу от тебя.
  А р т ё м. Таня звонила. Завтра еду её встречать. Поедешь со мной? Или нет, лучше побудь дома. Я их сам привезу. Давай ещё по одной!
  Лиза встала, подошла к стеклу, прижалась.
  Л и з а. Ты меня не слышишь, Артём?
  А р т ё м. Слышу...
  Встал, подошёл к стеклу. Прижался. Артём и Лиза смотрят друг на друга. Пытаются прикоснуться руками, но мешает стекло. Начинают одновременно говорить. Артём шевелит губами, отчаянно жестикулируя. Зрители слышат только Лизу.
  Л и з а: Двадцать пять лет. И что? Что у меня есть, кроме этой квартиры? Дочь далеко, внука рядом нет. Я бы родила ребёнка тогда, пятнадцать лет назад, но уменя ты был ребёнком: вечно чего-то ищущий, вечно чего-то пишуший. Я не могла позволить себе такую радость как дети! А ты всё больше уходил в свои книги и в конце-концов стал жить в каком-то придуманном тобой мире. Ты даже изменить мне не смог, как самый обычный мужик, потому, что в этом твоём мире существуют твои же законы чести и совести. Только жаль, что никто кроме тебя их не читал и никто о них ничего не слышал. Ты отдалился от меня, Тёма, но, мало того, ты сделал так, что мой мир, моё личное пространство сузилось до размеров этой самой кухни. Нет, даже не кухни: стола. Здесь всё твоё! Посмотри внимательно! Моим был ты, но и это в прошлом. Мне нет ещё пятидесяти лет, Тёма, а я стала старухой, понимаешь? Что нас объединяет? Что у нас с тобой есть такого, чтобы мы оба чувствовали, что у нас семья? Слышишь меня? Дай мне ответ хотябы на один мой вопрос, чтобы я могла остаться и начать, нет, попробовать всё сначала... Услышь меня пожалуйста! Дай мне жить, Тёма! Услышь меня, Артём! Пожалуйста!..
  Лиза шевелит губами. Зрители слышат Артёма
  А р т ё м. Лиза! Я получил хорошие деньги за предпоследнюю книгу и мы сразу же, после Танечкиного приезда, поедем в круиз! Когда мы выезжали в последний раз? Не помню! И мне и тебе нужно сменить обстановку, и может быть тогда мы опять начнём что-то чувствовать. Или ты выберешь страну и мы полетим на самолёте. Ничего, что ты боишься летать, Лиза! Я же буду рядом! И потом тебе нужно привыкать летать, потому, что мы часто будем летать. Мы облетим весь мир, Лиза! Ты помнишь, как нам хорошо было в Париже? Это было не так уж давно, каких-то десять лет назад! Всего десять лет, Лиза! В мировом летоисчеслении это даже не секунда! Ты только не верь тем своим подругам, которые говорят, что чувства не возвращаются! Я докажу тебе, Лиза, что их можно вернуть! Только ты не уходи сейчас, слышишь меня! Не уходи! Услышь меня, Лиза! Я не хочу тебя терять! Услышь меня ! Пожалуйста...
  Артём и Лиза хаотично повторяют "Услышь меня, я же рядом, я близко, только услышь!...
  
  КОНЕЦ.
  
  Клайпеда.
  2014-01-23.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"